Лукьянов Александр Николаевич: другие произведения.

Чёрная Пешка

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Оценка: 3.69*40  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    "Чёрная пешка" - повесть в жанре научной фантастики|, описывающая устройство Островной империи планеты Саракш. Служит апокрифом к роману Стругацких "Обитаемый Остров", вариантом развития событий, предложенным взамен обещанного А. и Б. Стругацкими, но так и ненаписанного романа "Белый Ферзь". Автор: А. Лукьянов. Вместо привычного читателям Стругацких Максима Каммерера на сцену выходит новый (неизвестный по романам Стругацких) герой, "чёрный" прогрессор Всеслав Лунин, резко контрастирующий с "белым" (т.е. деструктивным, согласно символике повести) Каммерером. Имевший некоторый опыт работы на Саракше, но впоследствии отошедший от дел, герой внезапно разрабатывает собственную программу внедрения в Островную империю и заставляет КОМКОН её принять. Лунин первоначально действует в паре со Львом Абалкиным (деятельность которого в Островной империи упоминается в повести Стругацких Жук в муравейнике), однако после натурализации на Архипелаге пути двух прогрессоров расходятся навсегда. Погружённый в изучение кастово-фашистского режима империи, герой выявляет его эффективность по сравнению с опустошённым войнами Материком. Выгодное впечатление на Лунина производит отсутствие в империи знакомого по фашистским режимам Земли расизма (из-за антропологической однородности Саракша). Невзирая на очевидное нервное истощение и предостережения из КОМКОНа, Лунин упорно продолжает свои исследования и эксперименты на туземной цивилизации, постепенно превращаясь из агента Земли в гражданина Островной империи. В финале повести прогрессор передаёт в КОМКОН собранные материалы, возвращается на Архипелаг и пресекает попытки вмешательства Земли в его дальнейшую судьбу. Повесть, снабжённая цифровыми иллюстрациями и претендующая на гипертекстовость, изобилует реминисценциями и цитатами из творчества Стругацких. Некоторые эпизоды представляют очевидные аллюзии и политическую сатиру по поводу постсоветской действительности, параллелью к которому изображается распад "страны Отцов" на Саракше. В дополнительных материалах к повести содержится "Энциклопедия Саракша" - попытка описания реалий планеты, оставленных "за бортом" произведений Стругацких. Над энциклопедией также работали В. Баканов, Ю. Долотов, П. Дронов, Р. Ибатуллин, С. Казаков, С. Осокин, В. Стоякин, Т. Усеинов и др. ВНИМАНИЕ! ЭТО ВСЕГО ЛИШЬ ТЕКСТ! ПОЛНАЯ ВЕРСИЯ МУЛЬТИМЕДИА-РОМАНА С ИЛЛЮСТРАЦИЯМИ,ВИДЕО- И АУДИОВСТАВКАМИ РАЗМЕЩЕНА ПО АДРЕСУ: http://www.univer.omsk.su/foreign/lukianov/3/3.html


ЧЁРНАЯ ПЕШКА

(утопия)

  
  
  
  
  
  
  
  
   В современном мире написание утопии всегда сопряжено с ответственностью и с неспокойной совестью. Создавая лучший мир, невозможно не держать в голове, что перед лицом подлинной реальности утопия выглядит хрупкой и неправдоподобной, что лишь фантазия освобождает нас от пут царящего в мире зла, что нет сил -- кроме литературы, -- которые действительно сейчас и немедленно воплотили бы эти мечты в жизнь.

Фрумкин Константин

  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   В А Ж Н О !
  
   Об авторстве фрагментов текста и иллюстраций
  
   В тексте использованы мотивы и фрагменты из произведений:
  
   -Бруно Беттельгейма "Просвещенное Сердце"
  
   -Михаила Валерьевича Савеличева "Черный Ферзь. Глава 7"
  
   При этом форма изложения исключала возможность непосредственно указать авторство или оформить текст в виде цитаты. Прошу ни в коем случае не считать это попыткой плагиата.
  
   -А. и Б.Стругацких. Главы, где рассказывается о приключениях подводников Островной Империи и признании в любви главному герою девушки-аборигенки, являются нарочитой переделкой и в какой-то степени аллюзией на рассказы из сборника "Полдень 22 век". Они намеренно изобилуют стилистическими фигурами, содержащими явное указание на литературные фрагменты из творчества бр.Стругацких.
  
   -Роберта Ибатуллина, (которому я приношу свои искренние благодарности) подлинного создателя плане-тографии Тристара - спутника Саракша и творца одного из вариантов карты Саракша). А его сайт можно рекомендовать в качестве блистательной жемчужины в огромной интернетовской куче.
  
   Особую признательность хочется выразить Юрию Аркадьевичу Долотову за создание географически достоверного мира Саракша (он, собственно, и является "отцом" саракшианской планетографии!).
   Соавтором его назвать нельзя потому, что он является полноправным АВТОРОМ необычайно интересных идей и разработок.
   Именно Юрий Аркадьевич провёл на основании немногочисленных (и не в обиду братьям Стругацким!) неточных данных "Обитаемого Острова" произвёл подсчёты расстояний между географическими объектами Саракша и создал карты Континента и Архипелагов.
   Не могу выразить, насколько ценными были его многочисленные замечания, сделанные по существу, и, конечно же, указания на недостатки текста и иллюстраций. В целом ряде случаев эти указания позволили удалить из "Пешки" огромные "ляпы".
   Только благодаря ему началась работа целой группы студентов ОмГУ над интересной темой "Особенности мировой войны на планете с предельно замкнутой системой мировоззрения населения". Только благодаря ему в "Энциклопедии Саракша" возникли разделы о саракшианском Солнце. СПАСИБО!.
   Сайт Юрия Аркадьевича очень увлекателен, как и его интересы и занятия. Во всяком случае я "по-белому" позавидовал. Здорово! Заглядывайте, рекомендую, по адресу: http:\\dolotov.narod.ru
   Или вот сюда:
   http://uzm.spb.ru/archive/rosi1.htm
   http://spelestology.narod.ru/spelesto/articles/dol.html
  
   Павла Сергеевича Дронова (номер ICQ: 333303023) благодарить трудно, потому что всё равно любая благодарность окажется недостаточной. За детальное исследование многих сторон лингвистики Саракша, за выявление допущенных огрехов в тексте. Да и за многое иное - отдельное и ОЧЕНЬ БОЛЬШОЕ спасибо! В частности, благодаря ему главный герой "Пешки" грамотно заговорил по-сербски, Максим Каммерер стал мыслить как двуязычный немец...
   Павел Сергеевич разработал много статей для "Энциклопедии Саракша", подал целый ряд блестящих идей по историческому развитию замкнутого мира Саракша. Эти идеи оказались мощным катализатором для последующих задумок. причём не только связанных с лингвистикой, но также с социологией, политологией, историей.
   Прояснилась ситуация с хонтийским языком и островным диалектом эм-до, так что хонтологи и пандееведы наконец-то смогут выйти из тупика! Павел Сергеевич создал потрясающие по реалистичности характеристики языков. При их чтении совершенно забываешь, что эти языки - вымышленные, на самом деле не существующие.
   Кроме того Павел Сергеевич выстроил логически безукоризненную теорию складывания языка островитян в условиях полной географической изоляции на протяжении нескольких веков, что позволило приступить к реконструированию истории Архипелагов. В частности - предложить схему заселения островов.
  
   В книге использованы иллюстрации:
  
   -Stephen Bradburry
   -Jim Todd
   а также бесподобные рисунки талантливых и к моему жгучему сожалению неизвестных авторов с сайта http://chess.hofarts.com/Wchess36.htm. Отзовитесь!
  
   В электронном варианте книги использованы музыка и мелодии:
  
   Из игр DOOM и DOOM2 - Plutonia
   Из кинофильма "Цыган" (Дорожная мелодия)
   Из кинофильма "Кин-дза-дза" (Тема)
   Из кинофильма "Белое солнце пустыни" ("Госпожа разлука")
   Автор неизвестен ("Два призрака")
  
  
   Кроме того, я очень благодарен:
   -В.Баканову за плодотворные идеи, замечания, за указание на ошибки,
   -Василию Стоякину за предложение ряда идей и указание на ошибки,
   -Тимуру Усеинову за предложение ряда идей и фрагментов, за создание "писем Льва Абалкина
   -Сергею Осокину за правку текста и замечания о допущенных "ляпах"
   -Сергею Алексеевичу Казакову за правку текста и замечания о допущенных ошибках и опечатках.
   Ивану Брегвадзе за разработку атрибутики саракшианских служивых: погоны армии и Гвардии Отчизны, петлицы матросов Островной империи. А также мундиры, вензели, шевроны и прочее.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   "...Об этом ненаписанном романе среди фэнов ходят легенды, мне приходилось слышать рассказы людей, которые точно знают, что роман этот был по крайней мере наполовину написан, пущен авторами "в народ", и кое-кто даже лично держал в руках подлинную рукопись... Увы."

Цит. по: Ю.Шафранский "Островная Империя, какой она могла бы быть"

  
  
  
  
  
  
   "...Так вот в этом романе авторов соблазняли главным образом две своих выдумки. Во-первых, им нравился (казался оригинальным и нетривиальным) мир Островной Империи, построенный с безжалостной рациональностью Демиурга, отчаявшегося искоренить зло. В три круга, грубо говоря, укладывался этот мир.
   Внешний круг был клоакой, стоком, адом этого мира - все подонки общества стекались туда, вся пьянь, рвань, дрянь, все садисты и прирожденные убийцы, насильники, агрессивные хамы, извращенцы, зверье, нравственные уроды - гной, шлаки, фекалии социума. Тут было ИХ царствие, тут не знали наказаний, тут жили по законам силы, подлости и ненависти. Этим кругом Империя ощетинивалась против всей прочей ойкумены, держала оборону и наносила удары.
   Средний круг населялся людьми обыкновенными, ни в чем не чрезмерными, такими же, как мы с вами - чуть похуже, чуть получше, еще далеко не ангелами, но уже и не бесами.
   А в центре царил Мир Справедливости"Полдень, XXII век". Теплый, приветливый, безопасный мир духа, творчества и свободы, населенный исключительно людьми талантливыми, славными, дружелюбными, свято следующими заповедям самой высокой нравственности.
   Каждый рожденный в Империи неизбежно оказывался в"своем" круге, общество деликатно (а если надо - то и грубо) вытесняло его туда, где ему было место - в соответствии с талантами его, темпераментом и нравственной потенцией. Это вытеснение происходило и автоматически, и с помощью соответствующего социального механизма (что-то вроде полиции нравов). Это был мир, где торжествовал принцип "каждому - свое" в самом широком его толковании. Ад, чистилище и рай. Классика.
   А во-вторых, авторам нравилась придуманная ими концовка. Там у них Максим Каммерер, пройдя сквозь все круги и добравшись до центра, ошарашенно наблюдает эту райскую жизнь, ничем не уступающую земной, и общаясь с высокопоставленным и высоколобым аборигеном, и узнавая у него все детали устройства Империи, и пытаясь примирить непримиримое, состыковать нестыкуемое, слышит вдруг вежливый вопрос: "А что, разве у вас мир устроен иначе?"

Б.Стругацкий, "Комментарии к пройденному". 199... г.

  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   ...Если на пути движения фигуры стоит пешка... противника, она может быть взята - снята с доски, а фигура, к-рую берут поставлена на ее место... Пешка, продвинутая на последнюю горизонталь, заменяется по желанию играющего любой фигурой, кроме короля.

(Из краткого свода правил игры в шахматы. Большая Всемирная энциклопедия)

  
  
   Как один на подбор, ровный пешечный строй.
   Предрассветный туман - не сражения дым.
   Улыбается ласковый белый король
   Одинаково, впрочем, и тем и другим.
   Как и в жизни, так и на пространстве доски
   Красота и порядок превыше всего.
   Он приветствует всех легким взмахом руки,
   Подчиненных желанью его одного.
   Этот ласковый белый король -
   Он не сделает первый ход.
   Этот ласковый белый король -
   При опасности в тень уйдет,
   Где на клетчатом поле доски
   Всяк свою выбирает роль.
   Обстоятельствам вопреки
   Он - король.
   Эта черная пешка стремится вперед
   В окруженьи подобных ей черных друзей.
   Эта черная пешка никак не поймет,
   Что не может на поле быть столько ферзей.
   Есть у каждой фигуры особая стать,
   Каждый в сложной игре сам себе господин.
   Черной пешке не терпится кем-нибудь стать,
   Только много таких, а король-то один.
   Этот ласковый белый король -
   Он не сделает первый ход...
   Но меняется соотношение сил,
   Кто бы ни был соперник - игра есть игра.
   Властно требует тот, кто недавно просил:
   "Где ты, белый король? Посчитаться пора".
   Был ты волен идти в направленьи любом,
   Только путь к отступлению все же один.
   Край доски, как стена, не пробьешь ее лбом.
   Черный ферзь - на доске он теперь господин.
  

Е.Романов

  
   Два ответа, данных на два не заданных вопроса
   или
   Вместо предисловия
  
   Что?
  
   Отлично понимаю, что написанная мною книга останется практически невостребованной по двум причинам.
   Во-первых, из-за содержания. Ну, кому, скажите на милость, интересно, что происходило много лет назад на Саракше? Двум-трем десяткам историков-параллелистов? Десятку заслуженных ветеранов-прогрессоров, из коих один, быть может, даже бывал там? "Да и вообще, - спросит рядовой обыватель, - что такое Саракш и где, собственно, это?" И будет, разумеется, абсолютно прав со своей точки зрения.
   Во-вторых, из-за формы и стиля изложения. Мне очень не хотелось бы, чтобы вы приняли "Чёрную Пешку" как высокохудожественное литературное сочинение о прогрессорах или прогрессорстве... и разочаровались. Я просто не смогла бы этого сделать, поскольку не обладаю ни малейшими писательскими способностями и ясно осознаю это. В "Пешке" нет закрученного сюжета и драматических коллизий, контрастных персонажей и прочего - забавлять скучающих развлекательным чтивом, спекулируя на скандальной теме, я не хотела изначально. Но это и не публицистика - сколько уж пафосных филиппик понаписано за последние полвека на столь благодатную тему.
   Тогда что же перед вами? Трудно сказать. Возможно, полудокументальное произведение, поскольку все основано на подлинных материалах. При этом я старалась подвергать их минимальной обработке и лишь в тех случаях, когда иначе было никак нельзя. Здесь вы встретите цитаты из документов, сохранившихся в электронных архивах Большого Всепланетного Информатории и в уникальных (даже бумажных или дисковых!) формах. На основе ментограмм составлены текстовые реконструкции событий, причем я сохраняла за собою право на собственное восприятие и истолкование увиденного. Из ментограмм также взяты почти все изображения. Карты и схемы частично составлены мной, частью - заимствованы из раз-личных источников. К сожалению, не всегда удавалось точно определить их авторство. Я была бы очень благодарна специалистам, которые помогли бы в поиске авторов.
   И вот - "Пешка" написана... Цитирую: "И наконец, "тройное правило", о котором все знают и которое всегда - в бесплодных поисках Mensura Zoili - забывают. НАДО БЫТЬ ОПТИМИСТОМ. Как бы плохо ни написали вы свою повесть, у нее обязательно найдутся читатели -- многие тысячи читателей, которые сочтут эту повесть без малого шедевром. В то же время НАДО БЫТЬ СКЕПТИКОМ. Как бы хорошо вы ни написали свою повесть, обязательно найдутся читатели, многие тысячи читателей, которые будут искренне полагать, что у вас получилось сущее барахло. И, наконец, НАДО БЫТЬ ПРОСТО РЕАЛИСТОМ. Как бы хорошо, как бы плохо ни написали вы вашу повесть, всегда обнаружатся миллионы людей, которые останутся к ней совершенно равнодушны, им будет попросту безразлично - написали вы ее или даже не начинали вовсе. Dixi et animam levavi."
   Людей, о которых я пишу, большей частью уже нет в живых. Если их потомки посчитают, что, высказывая в резкой форме личные мнения и впечатления, я чем-то оскорбила память ушедших - что ж, заранее прошу меня извинить, но иначе не смогла...
  
   Как?
  
   В начальной школе я одинаково относилась ко всем учебным дисциплинам, никакую из них особенно не выделяя. И, разумеется, как и большинство ребят, совершенно не представляла, чем буду заниматься, когда стану взрослой. Все началось с того, что в третьем классе Учительница поручила мне составить генеалогическое древо семьи. Домашнее задание было встречено мною, помнится, без особенного энтузиазма. Я при подготовке расчертила экран таблицей и поплелась собирать данные о предках. То, что мой папа, Сяо По, встретился с мамой, Анной Всеславовной Луниной, когда они были еще студентами Целиноградского института наномедицины, я знала. Они многое рассказывали о своей молодости. А вот сведения уже о дедушках-бабушках по маминой и папиной линии ограничивались лишь вполне логичными предположениями, что те существовали. Мама выдала всю необходимую информацию и тогда я даже не обратила внимание на то, что о родителях отца она поведала куда подробнее, чем о своих. Особенно лаконичными были сведения об ее отце, моём дедушке, Всеславе Лунине. Мама даже не сообщила, какой была его профессия. Так что первым прикосновением к семейной Тайне это назвать нельзя. Учительница заметила, что ожидала от меня большего, но родословие приняла.
   В восьмом классе я долго не могла определиться между биопрограммированием и ксенобиологией. Судьбе, однако, оказалось угодным, чтобы интересы ученицы нанкинской школы изменились самым коренным образом. Когда отмечали мое пятнадцатилетие, один из одноклассников сделал оригинальный подарок. Писатели-историки Аркадий и Борис Стругацкие в ту пору оставались кумирами старшего поколения, но их творчеством интересовались и некоторые мои сверстники. В день рождения я стала обладателем роскошного пятнадцатитомника сочинений Стругацких, изданного на настоящей бумаге в стиле конца 20 - начала 21 века!
   Стыдно признаться, но меня поначалу привлек именно внешний вид собрания сочинений. К содержанию же я отнеслась предубежденно скептически. Однако, уже после прочтения "Страны багровых туч" стало ясно: оторваться от книг невозможно. Исторический жанр сделался для меня любимым. Тогда же я заинтересовалась вопросом, насколько достоверно братья Стругацкие описали эпизоды недавнего прошлого планеты. Сочинение В.Цимбалюк было предназначено для узких специалистов и скорее добавило школьнице новые вопросы к уже имеющимся, чем дало ответы. Я поделилась с Учительницей своими сомнениями.
   -Попробуй одной фразой определить, о чем писали Стругацкие в своих произведениях. - сказала она.
   -О непонимании. - тут же выпалила я.
   -О чем? -удивилась Учительница.
   -О непонимании. Или даже о невозможности понимания. Куда бы ни пришли земляне, везде, судя по произведениям братьев, они хотели принести добро и справедливость. Но при этом даже не поинтересовались узнать, каковы представления о добре и справедливости в тех мирах, куда они попали. И не спросили, нуждаются ли аборигены в наших земных справедливости и добре. А когда земляне сталкивались с посредниками, "переводчиками", способными согласовать наши взгляды с мировоззрением местных жителей, какую же слепоту и глухоту землян мы видим! А то и брезгливое презрение: ну и слизняки, дескать, они. И в лучшем случае - снисходительная жалость - "эх, вы, человечки"...
   -Постой, постой... - оторопела Учительница, - Это о ком?
   -Да обо всех героях Стругацких! Румата Эсторский и дон Рэба, Максим Каммерер и прокурор Страны Отцов, Майя Глумова и Малыш, наконец. Но если бы только земляне и иномиряне! А ведь мы даже и на Земле друг друга не понимаем...
   -Стоп, стоп. Давай-ка немного погодим с глобальными философскими обобщениями. Не обижайся, но в тебе сейчас говорят экстремизм и горячность, свойственные возрасту. И это здорово, великолепно, чудесно. Когда они со временем соединятся со знанием и рассудительностью, можно будет ожидать хорошего результата. Ты никогда не задумывалась о феномене прогрессорства?
   -Н-ну, мы же изучали... Кризис прогрессорства, затухание, исчерпывание потенциала...
   -Да в том, что учебный материал ты знаешь отлично, я никогда и не сомневалась. А вот то, что для наших родителей проблема прогрессорства была одной из самых острых, тебе известно? Да и на долю моих сверстников по инерции досталось кое-что. Не хотела бы ты высказаться по этому поводу? Видишь ли, сейчас тобою почти слово в слово повторено мнение одного из авторитетнейших критиков прогрессорства. Однако мало создать собственное мнение, или соглашаться с мнением другого. Нужно уметь его доказать, опираясь на веские аргументы, зная исторические факты, истолковывая их. А попробуй-ка написать реферат, скажем, по теме ... ммм... "Истолкование фактов, лежащих в основе произведений А. и Б.Стругацких другими писателями, историками-параллелистами и прогрессорами".
   Папа и мама всегда живо интересовались моими школьными делами. Часто за обедом у нас разгорались целые диспуты, когда каждый из нас отстаивал свою точку зрения. Но здесь все было иначе. Меня не могло не удивить их крайне сдержанное отношение к разговору.
   -Инопланетная история, параллельная история... - поморщилась мама. - А как же ксенобиология?
   -Ну да, все решено, хочу быть ксенобиологом. Но почему бы не поработать над предложенной Учительницей темой?
   -Какой?
   Я назвала и заметила, как родители обменялись быстрыми взглядами.
   -Прогрессоры, опять прогрессоры,- вяло проговорил папа, -как не надоест... Ну, а конкретно, что там может тебя заинтересовать?
   -По-моему, самая увлекательная часть цикла Стругацких - трилогия о Максиме Каммерере.
   И тут я впервые в жизни заметила, как мамино лицо словно бы оледенело.
   -Разумеется. - быстро справившись с собой, произнесла она. -Саракш... В конце концов, почему бы и нет.
   Это непонятное высказывание завершило беседу. Подготовка, поиск и сбор сведений для написания реферата поначалу шли рутинно. Я внимательно прочла комментарии Сергея Переслегина к подаренному собранию сочинений, отыскала общеэнциклопедические статьи, наметила места для дальнейшего углубленного поиска, составила библиографию... Потом начала накапливать данные. Естественно, до специализированных архивов дело не доходило, в ход шла, в основном, публицистика.
   Зимним вечером 2201 г. (помню, шли новогодние каникулы) я сидела перед экраном терминала и просматривала высланные по запросу БВИ тексты. Вводишь персональные данные в информаторий и (как там у Стругацких?) "спустя... Раз-и-два-и-три-и... Четыре секунды" узнаешь все, что требуется. Пока что шло поверхностное ознакомление с материалами. Одна из публикаций принадлежала последователю Исаака Бромберга, того самого легендарного апостола гласности и титанического борца с тайнами. Последователь, кстати, как ни парадоксально, последовал примеру легендарного царя Итаки и укрылся под псевдонимом I.Am.Nobody. Он с трагическим пафосом обрушивался на КОМКОН-2 и перечислял "жертв прогрессорской деятельности" на Саракше, обвиняя в гибели землян КОМКОНовских руководителей рангом ну никак не ниже заведующих отделами. Имена Курта Лоффенфельда, Льва Абалкина (при чем тут Саракш?!), Христиана ван Тоха мне уже были известны, еще полдюжины незнакомых фамилий я собралась принять к сведению...
   Предпоследним в списке стояло имя Всеслава Лунина...
  
   Сяо Жень,
   кафедра параллельной истории Нанкинского университета,
   июль 2222
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

ЧАСТЬ 1 ГАМБИТ

  
   ХОД 1
  
   В созвездии Часы находится звезда HD 26864[1] одна из более чем 100 миллиардов звезд нашей Галактики, не видимая с Земли невооруженным глазом. Эта звезда рекордно солнцеподобна - почти абсолютный двойник нашего Солнца![2] Вокруг неё вращаются семь планет: Хирон, Деянира (спутник Ожерелье), Саракш (спутник Тристар), Геракл (спутники Номеродин, Номердва и Номертри[3], Атлас (спутники Оса и Пчела), Лань (спутник Оленёнок) и Бос.
   Вызывает недоумение утверждение Сергея Переслегина о том, что "планета Саракш была открыта в 2148 г. экспедицией А.Й.Бадера. Выяснив, что она населена гуманоидами на стадии ярко выраженной машинной цивилизации, Бадер счел за благо немедленно уйти в подпространство и сообщить о случившемся в Совет галактической безопасности[4]". В данной планетной системе впервые появился в мае 2147 г. Саид бен Хаули, сотрудник Группы Свободного Поиска. Он, обнаружил мощный радиофон Саракша, свидетельствующий о наличии высокоразвитой технологической цивилизации, дисциплинированно сообщил в Комитет по контактам координаты планеты и тут же покинул район[5]. Но обилие информации подобного рода, которую в КОМКОНе-1 никто, похоже, и не собирался упорядочивать, вкупе с почти полной бесконтрольностью рейдеров из Группы Свободного Поиска привели к тому, что запрет на приближение к Саракшу остался незамеченным. Тем не менее, запрет всё-таки был и это также находится в противоречии с заявлением С.Переслегина о том, что "КОМКОН-1 никто так и не информировал и, как следствие, система HD 26864 не была "закрыта" для ГСП[6]".
   Не совсем точен уважаемый С.Переслегин также, вручая А.Й.Бадеру лавры первоисследователя Саракша. Действительно, Августом Йоганном Бадером была через год снаряжена экспедиция к звезде HD 26864 под руководством Хираки Камадзавы и Лесли Вильсона. Однако сам Бадер в ней участия не принимал, находясь в это время на исследовании орбитального спутника Странников N 415.
   Все было сделано в строгом соответствии со сводом правил. Десантники провели общие исследования, предусмотренные реестром. За исключением Саракша ни на одной из семи планет не была обнаружена разумная жизнь. Следов посещения другими цивилизациями также не было выявлено, хотя Вильсон настаивал на том, что около 200 000 лет назад имело место глобальное вмешательство Странников в природу приполярной поверхности Деяниры - второй от солнца планеты. Однако не слишком хорошо подготовленные и поверхностные поиски следов деятельности Странников, предпринятые Л.Вильсоном, не дали никаких результатов. Впоследствии Лесли Вильсон пытался организовать на Деяниру полномасштабную экспедицию, но никто из Десантников больше не выразил желания участвовать в его проекте. А.Й.Бадеру идеи его ученика Л.Вильсона не показались перспективными. Средств выделено не было, мэтры КОМКОНа-1 ответили Вильсону безукоризненно вежливыми отказами. Строго говоря, мэтры были правы - с космологической точки зрения планета особого интереса не представляла, жизни на ней обнаружено не было.
   Зато к звезде перебросили новенький автоматический строительный комплекс "Демиург". Уже в 2148 г. на орбите Саракша "Демиург" смонтировал автоматическую базу-спутник с мощным энергоблоком. С базы "Саракш-1" роботы провели первое интенсивное исследование поверхности планеты с целью картографирования. При этом, кстати, допустили грубейшую ошибку, которая при других обстоятельствах привела бы к раскрытию присутствия землян. Поскольку из космоса планета выглядит светло-серым шаром[7], на котором нет ни малейшего просвета, бесхитростные роботы, не подозревавшие о режиме секретности, произвели радиолокационное сканирование. Аборигены Саракша, обладавшие неплохим радиооснащением, с изумлением отметили странную активность небес, хотя, к счастью, так и не смогли объяснить ее. Подобных "проколов" больше не допускали и перешли к изучению планеты при помощи гравитаторов, гипотанктеров и прочей аппаратуры, деятельность которой не могла быть замечена саракшианцами. База-спутник "Саракш-1" долго служила технической станцией для осмотра, заправки и ремонта транспортных кораблей, опускающихся на Саракш, особенно в экстренном режиме. Станция была ликвидирована лишь с введением в строй межзвездных кораблей класса "призрак" в 2170-е годы.
   С.Переслегин утверждает: "Дальнейшие исследования проводились в 149-150 гг. М.Сидоровым и Р.Сикорски"[8]. Это верно лишь в том смысле, в каком можно говорить, что Санкт-Петербург выстроен русским царем Петром Великим. Да, в самом деле, М.Сидоров (Атос) курировал работы по созданию баз "Саракш-1" и "Саракш-2", как ещё двух с половиной сотен им подобных. Но он никогда не посещал звездной системы HD 26864! А имена реальных строителей и исполнителей проектов - кибертехников, эмбриомехаников, технометристов и т.д. - разумеется, сейчас невозможно установить. Рудольф же Сикорски в 2150 г. действительно активно интересовался Саракшем и готовил программу внедрения, но находился на Земле.
   Вокруг Саракша обращается единственная луна, упоминаемая в описаниях под двумя названиями (Тристар - у М.Харриса и Сю-линь у Чжао Хэ-юаня)[10]. Спутник обладает тонкой, но плотной и подвижной углекислотной атмосферой, небольшими ядовитыми для земных форм жизни водоемами, имеются довольно многообразные эндемичные микрофауна и микрофлора, грибы. Высокоразвитая жизнь практически отсутствует, исключая примитивные формы наподобие земных червей и членистоногих. На поверхности у Северного полюса была расположена большая база "Саракш-2". Сейчас на месте демонтированной базы находится только спящий бакен космонавигации.
   Саракш - планета земного типа. Масса Саракша - 1,015 земной. Сутки содержат 26,38 земных часа, скорость же движения планеты по орбите, поразительно напоминающей земную, практически равна скорости движения Земли, вследствие чего продолжительность года на Саракше - 335,52 саракшианских суток или 365,264 земных суток.
   Атмосфера Саракша подобна земной, но содержит меньше углекислоты, зато несколько большее количество кислорода и инертных газов. Этим объясняется то, что голоса землян звучат на Саракше несколько звонче, чем на нашей планете Атмосферная рефракция чрезвычайно высока. В сочетании с никогда не исчезающей сплошной многослойной облачностью, когда небо постоянно затянуто сплошной пеленой, это создает потрясающую по реалистичности картину не выпуклости, а вогнутости поверхности планеты. Небо с точки зрения наблюдателя, находящегося на поверхности планеты, серо-голубое, абсолютно ровное по цвету. Звезд и луны ночью совершенно не видно. "Необычайно сильная рефракция непомерно задирала горизонт и спокон века внушала аборигенам, что их земля не плоская и уж во всяком случае не выпуклая - она вогнутая. "Встаньте на морском берегу, - рекомендовали школьные учебники, - и проследите за движением корабля, отошедшего от пристани. Сначала он будет двигаться как бы по плоскости, но чем дальше он будет уходить, тем выше он будет подниматься, пока не скроется в атмосферной дымке, заслоняющей остальную часть Мира". Во-вторых, атмосфера эта была весьма плотна и фосфоресцировала днем и ночью, так что никто никогда здесь не видел звездного неба, а случаи наблюдения Солнца были записаны в хрониках и служили основой для бесчисленных попыток создать теорию Мирового Света""[11]
   "Современная планетографические теории не позволяют объяснить формирование уникальной стратиграфии атмосферы Саракша внутрипланетными причинами. Горячие головы объявляют ее следствием терраформирующей деятельности Странников (конечно же! чьей же еще?), забывая, что, по общепринятому мнению, небо Саракша видится с поверхности таким уже на протяжении последних 150 миллионов лет его истории. Некоторые планетологи склонны объяснять это столкновением с ядром кометы, коренным образом изменившим природу планеты." (С.Ласман. Землеподобные миры. Саракш: опыт обобщенного структурологического анализа. Харьков, 2159). Следует обратить внимание на ряд сходных черт структуры атмосфер Саракша и Венеры, испытавшей удар Голкондского метеорита"[12].
   Большая часть суши на Саракше собрана в единый массив Материка, подобного существовавшему на Земле материку Пангее. Он расположен в полушарии, условно названным Восточным и занимает практически все его пространство.
   В Западном полушарии, занятом Великим Океаном, располагаются Архипелаги, состоящие из островов самой различной площади. Фактически Архипелаги, имеющие гранитный базис, представляют собой второй континент планеты, полупогруженный под уровень Океана. Как Материк, так и Архипелаги расположены в зонах сжатия саракшианской коры, что обуславливает их высокую тектоническую активность.
   Соотношение поверхности океанов и суши, соответственно, 3:2. Полярные океаны (Холодные Воды и Лиловые волны - на севере, Ледовые просторы - на юге) зимой частично покрыты полями льда, летом тающего. Самое обширное водное пространство с наибольшими глубинами (возле Архипелагов) - Великий Океан. Циркумполярные холодные течения оказывают серьезное воздействие на климат планеты, затрудняя доступ теплых вод в полярные зоны и делая возможным возникновение ледяных шапок. Северное Кольцевое течение обращается вокруг полюса против часовой стрелки, Южное Кольцевое течение движется в противоположном направлении. Теплые же течения "прижаты" к побережьям Материка и южному краю Архипелага[13].
   Из внутренних водоемов наиболее примечательны (в порядке убывания): Темное море, Стеклянное море, озеро Сушти, озерная система Кекосуль[14]. Море-озеро Сушти представляет мелкий соленый водоем, отделенный от океана узкой косой. Удивительно то, что по единогласному решению наших гидрологов, полностью совпадающему с мнением ученых Саракша, коса должна разрушиться в течение пары десятилетий, однако она без изменений существует вот уже около 1,5 млн. лет!
   Главные реки Материка (в порядке убывания бассейнов): Замудрамештисайишурчаха, У-Му, Голубая Змея, Спокойная, Солобайя, Рыбья Дорога, Ик. Земные гидрологи не нашли при изучении бассейнов саракшианских рек каких-либо отличительных особенностей в сравнении с земными, за исключением Голубой Змеи. Эта река берет начало в горном кольце Непроходимых стен, при слиянии Левой Змейки и Правой Змейки[15]. Вырвавшись через Черные Ворота, Голубая Змея плавно и медленно течет на северо-запад, приобретая облик крупной равнинной реки. Крупных притоков на поверхности у Голубой Змеи нет, она пополняется за счет огромных запасов подземных речушек, впадающих в нее. При впадении в Лазурную Дугу Голубая Змея образует большую заболоченную дельту.
   Примечательнейшие горные массивы: Непроходимые Стены, Алебастровый Хребет и плато Цзахоайя-Зи, Драгоценный Пояс, Рудные Кряжи, Чезгани, Хайли-Цумское Нагорье, горы Зартак.
   Ресурсы полезных ископаемых по объему и составу практически тождественны земным. Существенно больше месторождения угля, нефти, железа, урана. Более "распылены" по сравнению с нашей планетой залежи цветных металлов.
   Флора суши Саракша до мировой войны была поразительно однотипна с земной. Северные области материка заняты лишенными растительности зонами, рассеченными горными хребтами. Изредка встречаются незначительные по площади ледники. Последствия мировой ядерной войны проявились в усиленном проникновении кустарников и карликовых форм хвойных (стланика) в ранее бесплодные зоны. Южнее простирается аналог земной тайги. Хвойные и лиственные леса и сейчас поражают сходством форм растительности с адекватными им земными. (Из серии курьезов: С.Софианиди даже предположила для таежной флоры Саракша и Земли общее происхождение, объясняя это вмешательством сверхцивилизации Странников[16]). Степи черноземной полосы маловыразительны. Многовековая земледельческая активность саракшианцев привела к оскудению исконной степной флоры. Применение химического оружия в экваториальном поясе в кратчайшие сроки привело к гибели степной растительности на огромных пространствах и их опустыниванию. Пустынная растительность и на Земле отличается феноменальной живучестью, однако растения саракшианских пустынь просто потрясают биологов воистину сверхъестественной способностью выживать в, казалось бы, совершенно невозможных условиях. Достаточно упомянуть знаменитые кактусы кхешходашхохаи, достигающие 8 м. в высоту и зарывающиеся корнями в каменистый грунт на глубину до 5 м.! Воздействие химического оружия и радиации на растительность тропиков и экваториальной зоны стимулировало в послевоенное время стремительное разраста-ние джунглей, растительность которых непрерывно обога-щается мутировавшими вида-ми.
  
   Загадкой для биологов является существенное отличие саракшианской морской флоры от земной. Видов водорослей значительно меньше, зато объем зеленой массы в несколько раз превышает земные показатели. Растения водоемов следует считать основными поставщиками кислорода в атмосферу Саракша.
   Саракшианская фауна во многом адекватна земной за некоторыми исключениями. Широко распространены псовые хищники. К ним относятся волки тундр и лесов, шакалы степной полосы, гиены джунглей и гор Повсеместно распространены домашние собаки. Следует упомянуть также завезенных на Архипелаги и впоследствии одичавших там (подобно австралийским динго) енотов. Собакоподобных животных (голованов) прежде приручали, заставляли артикулировать отдельные слова и фразы, развивали их экстрасенсорные способности. Голованы в результате вызванных ядерной войной мутаций приобрели разум и создали свою "цивилизацию". Встречаются на Материке светлые полярные, бурые лесные, черные горные и гигантские желтые тропические медведи. Полностью отсутствуют крупные кошачьи хищники, хоботные. Видов копытных гораздо больше, чем на Земле. В послевоенное время возросла численность диких лошадей, ослов и, особенно, верблюдов, появились их новые разновидности. Последствия ядерной и химической войн серьезно сказались на животном мире степей и джунглей - в кратчайшие сроки возникло множество видов рептилий, птиц, грызунов, рукокрылых и др.[17].
   Аквафауна Саракша поразительно многообразна и богата: огромное количество видов рыб, моллюсков, членистоногих и рептилий. После мировой войны увеличилось количество кишечнополостных, амфибий и рептилий, что, вероятно, объясняется воздействием попавших в океан компонент химического и биологического оружия массового поражения. Заражение океанов, а также конкуренция со стороны удачно мутировавших низкоорганизованных животных нанесли существенный урон водным млекопитающим. Их осталось мало и некоторые виды (напоминающие наших китообразных) даже находились одно время на грани вымирания. В настоящее время популяции кашалотов и хищных дельфинокитов вне угрозы исчезновения.
   Описание геологической предыстории никак не входит в круг наших интересов, поэтому начать в данном случае целесообразно с проблемы появления людей на Саракше[18].
   Мы открыли в известной нам части Вселенной ничтожно мало землеподобных миров. И только на 1-1,5 %% из них возникли белковые формы жизни. Всего лишь на 8-10 планетах нашей Галактики эволюция привела не только к возникновению приматов, но и к и выделению из них форм, ведущих к человечеству. Саракш - в их числе.
   В общих чертах жизнь развивалась на Саракше теми же путями, что и на Земле, хотя "одноматериковость" планеты не могла не оказать серьезного влияния на эволюционные процессы. Так, саракшианская фауна в древности дала огромное количество ныне вымерших рыб и амфибий. Мир рептилий оказался менее богат и выразителен, он не породил ничего подобного блистательному царству динозавров на Земле, хотя создал предков птиц, впоследствии уверенно освоивших всю планету.
   Первые млекопитающие отличались многообразием и неустойчивостью форм, их виды возникали и исчезали сотнями. Однако среди млекопитающих Саракша не было достаточно высокоразвитых и перспективных существ. Впрочем, их не было нигде, за исключением Земли и планеты Гиганда, обращавшейся вокруг звезды HD 14000 созвездия Кита.
   По мнению исследователей группы Жана Ленуара (Лионский центр космоантропологии) около 1,5-2 млн. лет назад внимание галактической сверхцивилизации Странников[19], привлекли землеподобные миры с развивающимися на них белковыми формами жизни.
   Мотивы деятельности этой сверхцивилизации для нас, землян, естественно остаются (и останутся!) совершенно непостижимыми. Всякая попытка досужего гадания на тему: "А чего им, Странникам, надобно?" изначально обречена на полный провал.
   Но то, что Странники вели весьма пристальное наблюдение за планетами с белковой жизнью, не подлежит никакому сомнению. Некоторые астроархеологи предполагают, что именно с целью передачи в Дальний Космос информации о развитии земных приматов был сооружен искусственный спутник Марса Фобос, который после выполнения своей функции отключился и частично саморазрушился. Скорее всего, для этого же предназначались сооружения на марсианской поверхности, открытые Следопытами в 20 веке и получившие название "Старой базы Рыбкина".
   Кроме пассивного наблюдения Странники производили перемещение животных с одних планет на другие пл, пригодные для обитания. Возможно, сверхцивилизация каким-то образом угадывает скрытые в биологическом виде возможности дальнейшей качественной эволюции (в данном случае - сапиентизации, то есть перехода в к виду людей разумных разумных, Homo Sapiens Sapiens), кто знает...
   Остроумные построения Янины Старжиковой, ученицы блистательного Г.Комова, сводятся к тому, что Странники действовали так же, как действуют земные биологи, расселяя животных, обитающих на маленьких изолированных островках или рыб из замкнутых небольших водоемов. Это обеспечивает выживание вида в целом, даже в случае исчезновения одной или нескольких переселенных групп. Я.Старжикова полагает, что "Старая база Рыбкина" на Марсе, постройки на Фобосе, "янтариновые лабиринты" на полюсе Авроры служили для Странников чем-то вроде биостанций и лабораторий, из которых они осуществляли наблюдения и корректировку эксперимента. Возражения против теории Я.Старжиковой сводятся, в основном, к эмоциональным взрывам возмущения малокомпетентной общественности: дескать, унизительно землянам выступать в роли карпов, переносимых из пруда в пруд! [20]
   На планете Гиганде развитие приматов шло очень бурно, интенсивно протекала дифференциация видов. Тропические леса этой планеты - просто рай для биологов. Одних только разновидностей обезьян, напоминающих наших шимпанзе можно насчитать около десятка. Не менее пяти видов крупных гориллообразных животных! На роль кандидатов в люди на Гиганде претендовали, как минимум, представители четырех видов. Но из всей этой толпы претендентов на очеловечение ни один не пришел к финишу.
   На планете Аврора ситуация повторяла то, что имело место на Гиганде. Видов обезьян было, правда, поменьше, зато они заполонили почти всю планету, адаптировавшись вплоть до лесотундровой зоны.
   На планете Саракш приматов так и не возникло. Они были перемещены туда Странниками, испытали неизбежные адаптационные изменения, но эволюция резко замедлилась, почти остановилась. Многие виды вымерли. Уцелевшие жили замкнутыми популяциями, не демонстрируя никаких тенденций к разрастанию. Предковых форм человечества не появилось.
   На планете Надежда произошло почти то же, что и на Саракше. Отличительной особенностью немногочисленных надеждинских мартышкообразных обезьян является их поразительная адаптивная способность. Они впоследствии неплохо пережили страшную экологическую катастрофу, погубившую людей.
   На планете Саула положение было тем же, что на Надежде и Саракше. Здесь уцелели только хищный вид Gigantopithecus Saulensis и павианоподобный вид Purinopithecus Microcephalis.
   На планете Тагора эволюция приняла регрессивный характер: переселенные туда приматы практически все вымерли. Уцелел и развивался лишь один вид ("псевдохомо тагорензис"), внешне очень напоминавший предчеловека, но ни в коей мере им не являвшийся.
   Зато на Земле Странники заметили весьма перспективную разновидность приматов, содержавшую мощные потенции дальнейшего развития. Как доказал Сархаджама Шастрани[21] ей являлись австралопитеки, промежуточное звено эволюции - уже не животные, но еще не люди.
   Может ли на разных планетах параллельно и независимо произойти сапиентизация обезьяноподобных существ? Вероятность этого близка к нулю (точнее 7х10-96). Могли ли Странники не знать этого?! Следовательно, легко объясним интерес, с которым они следили за превращением крохотной части популяции земных австралопитеков в людей умелых, предков нас, людей разумных.
   Около 250 тыс. лет назад Странники решили, что пора вмешаться в биологический эксперимент. Какое-то количество людей прямоходящих было взято с Земли и переброшено на Гиганду, Надежду, Саулу и Саракш. По непонятным причинам Аврора была проигнорирована, а эксперименты на Тагоре остановлены вовсе[22]. На перечисленных планетах произошла уверенная трансформация людей умелых в более развитой вид людей прямоходящих.
   Но не все планеты оказались пригодными для перспективного развития пралюдей. На Саракше возможности развития прачеловечества исчерпали себя. Развитие прекратилось, вид людей прямоходящих зашел в тупик. Они в лучшем случае с трудом сохраняли свой облик и уровень развития на крупных островах. На мелких же они деградировали и вымерли. Возможно, это объясняется ошибкой Странников, поместивших пралюдей на острова Архипелагов, вместо того, чтобы заселить Материк. Хотя, заметим в скобках, кто знает, каковы на этот счет соображения Странников? На Гиганде люди прямоходящие стали влачить жалкое существование, едва выдерживая конкуренцию с полчищами низших приматов. На Земле развитие людей прямоходящих привело к превращению одной из их локальных групп в людей разумных неандертальских. Но это оказалось предельной планкой, которую развитие человечества на нашей планете преодолеть не смогло. Неандертальское человечество зашло в тупик. То же произошло на Сауле с последующим полным вымиранием местных неандертальцев при широкомасштабном оледенении.
   И лишь на планете Надежда (HD 9175, созвездия Кита) около 45-40 тыс. лет назад часть поздних людей прямоходящих взрывообразно преобразилась в вид современных людей разумных разумных, то есть в нас, Homo Sapiens Sapiens.
   Численность удачно мутировавших была крайне мала, и Странники вновь осуществляют грандиозные по масштабам операции. Странники приняли решение расселить с Надежды наш, показавшийся им достойным внимания, вид на Землю, Саракш, Аврору, Гиганду и Саулу[23].
   Размеры расселяемых популяций были невелики (50-100 человек) и остается поражаться тому, что эти ничтожные кучки людей выжили и положили начало современному населению перечисленных планет. Впрочем наше удивление будет исчезнет, если мы вспомним, какими мощными средствами Странники обеспечивали выживание расселяемых ими немногочисленных людей разумных разумных.
   Странники быстро создают "эмбриональные сейфы совершенно фантастической конструкции. В сейфах содержатся оплодотворенные яйцеклетки вида хомо сапиенс, причем все они - вполне жизнеспособны, хотя и пребывают в латентном состоянии"[24]. Эти сейфы размещают как на тех планетах, где прачеловечество, зашедшее в тупик, еще существовало, так и там, где оно вымерло. На Земле местом размещения эмбрионального сейфа становится недавно обнаруженный археологами "Иорданский роддом", на Саракше - Хохайская впадина, на Сауле - Радужные Равнины, на Гиганде -"рай на озере Заггута" и др. Сейфы поддерживались воздействием "обширной, охватывающей всю поверхность планеты системы, предназначенной для поглощения и трансформации всех видов даровой энергии, как планетарной, так и космической (сейсмика, флюктуации магнитного поля, метеоявления, излучение центрального светила, космические лучи и так далее)."[25]
   Для того, чтобы исключить более чем вероятное исчезновение столь малой популяции, каждая закладка в сейф была снабжена набором дистанционных энергетических трансляторов - серых дисков до сих пор невыясненного строения и принципов действия, содержавшихся в контейнерах из янтарина. Впоследствии, в "деле Абалкина"[26] они получили зловещее прозвание "детонаторов". Никакими детонаторами они, конечно, не являлись, а должны были обеспечить физическое и интеллектуальное превосходство первого поколения адамов и ев над любыми конкурирующими с ними обитателями планеты. При исчерпании физических и психических сил своего хозяина энергетические трансляторы осуществляли "подпитку" его организма и помогали справиться с чрезвычайными ситуациями.
   Все сейфы сработали, как следовало ожидать: в назначенное время появились на свет и начали своё успешное развитие представители нового вида - люди разумные разумные. Они быстро размножались, оказались весьма перспективной биосоциальной системой и вскоре заняли всю пригодную для их проживания поверхность планет, удаляя предшественников-"неудачников".
  
   На Земле вселение наших родоначальников выпало на конец ледникового периода и последовавший затем теплый межледниковый период. Они быстро вытеснили и истребили неандертальцев. Саула встретила колонистов вида Homo Sapiens Sapiens пиком оледенения, конца которому не видно и поныне. Но и там человечество разумное разумное прижилось успешно.А на Саракше люди разумные разумные, уже в средневековье добравшись до Архипелага, попросту перебили остатки тамошних людей прямоходящих, охотясь на них и поедая, как дичь.
   Особо следует отметить несчастную судьбу эмбрионального сейфа планеты в системе ЕН9173. Передадим слово А. и Б. Стругацким: "21 декабря 37 года отряд следопытов под командой Бориса Фокина высадился на каменистом плато безымянной планетки в системе ЕН9173, имея задачей обследовать обнаруженные здесь еще в прошлом веке развалины каких-то сооружений, приписываемых Странникам. 24 декабря интравизорная съемка зафиксировала под развалинами наличие обширного помещения в толще скальных пород на глубине более трех метров. 25 декабря Борис Фокин с первой же попытки и без всяких неожиданностей проник в это помещение. Оно было выполнено в форме полусферы радиусом в десять метров. Полусфера эта была облицована янтарином, материалом весьма характерным для цивилизации Странников, и содержала весьма громоздкое устройство, которое с легкой руки одного из следопытов стали называть саркофагом. 26 декабря Борис Фокин запросил и получил из соответствующего отдела КОМКОНА разрешение на обследование саркофага своими силами. Действуя по своему обыкновению изнуряюще методично и осторожно, он провозился с саркофагом трое суток. За это время удалось определить возраст находки (40-45 тысяч лет), обнаружить, что саркофаг потребляет энергию, и даже установить несомненную связь между саркофагом и расположенными над ним развалинами"[27].
   А дальше последовало совершенно необъяснимое. Эмбриональный сейф, который был запрограммирован на появление первых тринадцати людей на планете в наиболее оптимальное время, воспринял вторжение лихих следопытов как сигнал к немедленной инициализации. Спящие яйцеклетки совершили деление. Остается только молча развести руками, читая отчеты о дальнейших действиях группы Фокина. Вместо того, чтобы быстро удалиться, и наладить пристальнейшее наблюдение с орбиты за уникальным явлением - начавшимся заселением планеты ЕН9173 - бравые следопыты и не менее бравые гуманисты-исследователи доставили сейф на Землю (зачем?!!!), вывели здесь 13 "кроманьонцев", что привело впоследствии к трагическим событиям, описанным А. и Б. Стругацкими в повести "Жук в муравейнике". Заметим в скобках, что за это никто и никак не был наказан!
   Однако вернёмся к истории Саракша.
   Саракш не знал ледникового периода. Никакого жесткого давления со стороны окружающей среды переселенцы на этой планете не испытали. Родовым общинам охотников и собирателей не пришлось столкнуться с экстремальными условиями существования.
   Можно предположить, что первичным очагом их проживания стали субтропические области южнее Голубой Змеи, Алебастровый Хребет и области за ним. Уже оттуда произошло расселение по всему Континенту. Поскольку, в отличие от Земли, саракшианский Континент - единственная крупная часть суши (Архипелаги пока в расчет не берутся), ни одна первобытная общность не могла оказаться в изоляции. Миграциям, переселениям, ассимиляции населения почти ничто не мешало. Расселение быстро размножавшихся людей разумных разумных происходило довольно гладко и без глобальных конфликтов.
   Все это вместе взятое привело к тому, что деление саракшианцев на расы не состоялось. Уже в конце древнекаменного века сложился практически единый антропологический облик саракшианцев. Конечно, имеются локальные различия, отмечаемые специалистами, однако они ни в какое сравнение не идут с расовыми отличиями, имеющими место на Земле или (еще более!) на Сауле. Так, жители Архипелага чуть более смуглокожи и среди них больше темноволосых, население северной половины Материка в большинстве сероглазо и русоволосо, южане - кареглазы и невысоки. Эти различия замечаются лишь при специальных антропологических обследованиях.
   Впоследствии это позволило избежать многих бедствий. Так, планета, население которой не расколото по расовому признаку, никогда не знала дискриминации, сегрегации, апартеида и прочих печально известных на Земле явлений. Обращение одного саракшианца к другому: "Эй ты, зеленоглазый!" и сейчас может нести в себе какой угодно подтекст, кроме указания на редкий цвет глаз, как признак неполноценности.
   В процессе быстрого освоения материка первые разумные разумные жители планеты прошли через неизбежную стадию дифференциации языков. Почти повсеместно в самых древних слоях фольклора встречаются указания на то, что пять племен прародителей саракшианцев разговаривали на пяти первоначальных языках. Это вполне согласуется с современной этнолингвистической картой Саракша: оба международных и семь основных языков, около пятисот сорока наречий и диалектов без каких-либо оговорок причисляются к одной из пяти крупных языковых семей: фиолетовой, розовой, голубой, желтой и зеленой[28].
   Родоплеменные структуры первобытного человечества на Саракше довольно трудно реконструируются. К сожалению, из земных историков-параллелистов к данной проблеме обращался только Марк Шнобельфиш, да и то мимоходом. Можно предположить, что общинные отношения были однотипны с теми, что неплохо изучены на Земле, Авроре, Гиганде. М. Шнобельфиш указвал, что "...первобытнообщинный строй на Саракше не имел каких-либо ярко-выраженных специфических черт, которые стоят нашего пристального внимания"[29]. В общих чертах биография саракшианского человечества сходна с судьбой землян. Думаю, что вполне можно было в любом земном школьном учебнике по первобытной истории заменить название "Земля" на "Саракш" и учить по нему саракшианских мальчишек и девчонок. Отличия - не принципиальны.
   В ходе своих экспериментов по разведению Homo Sapiens Sapiens на различных планетах Странники использовали десятки многочисленных устройств. Назначение считанных единиц из них мы понимаем крайне смутно. Другие вообще остаются полной загадкой. Известно лишь, что устройства, условно названные "агрегатами-излучателями" предназначались для волновой психотехники. Эти циклопические излучатели были должны каким-то образом влиять на деятельность человечества разумного разумного и направлять развитие человеческого общества в русло, считаемое Странниками правильным. На Земле остатков подобного агрегата не обнаружено, что вовсе не означает его отсутствия. Так, А.П.Кондратьев полагает, что агрегат был размещен на Луне, а "слезы Селены", полностью вывезенные с Луны и использованные в 21 веке при строительстве самодвижущихся дорог на Земле, были основными деталями агрегата[30].
   Одно из подобных устройств Странники установили на Саракше около 40 000 лет назад. Оно находилось в Ущелье Ужаса на Алебастровом Хребте. Устройство работало в полном режиме около 28 тысяч лет, влияя на ход истории Материка. Разумеется, гадать, в какой степени специфичность саракшианское истории обязана данному влиянию - вещь совершенно неблагодарная.
   В связи с этим мне хотелось бы еще раз обратиться к тем соображениям, которые неоднократно высказывались мною по поводу работы агрегатов-излучателей. Я настаивала и настаиваю на том, что на всех известных нам планетах, где Странники расселили популяции людей разумных разумных и где смонтировали агрегаты-излучатели, корректирующие развитие человечества, активность излучения падает по мере приближения общества к состоянию цивилизации. Первые заметные снижения интенсивности излучения приходятся на начало новокаменного века. Следующий спад совпадает с переходом в стадию медного века. Бронзовый век знаменуется плавным сокращением излучения чуть ли не вдвое. Когда в некоторых областях планет наступает железный век, процесс складывания классов и государств завершается, излучатели полностью прекращают работу и переходят в режим ожидания. Быть может, Странники полагали, что теперь опекаемые ими общества уже перешли к саморегулированию и саморазвитию? И в то же время Странники считали возможным новое включение агрегатов-излучателей в том случае, если контролируемое общество свернет на путь развития, которое ими, Странниками, рассматривается как регресс? Впрочем, это гипотезы, пока лишенные доказательств...
   Новокаменный век оказался несколько интенсивнее и потому короче земного. Переход к земледелию и скотоводству, изготовлению керамики, тканой одежды и основам архитектурного мастерства был более сжатым. Но зато медный и бронзовый века оказались куда более затянутыми в сравнении с земной историей, они на Саракше длились на полторы тысячи лет дольше.
   С переходом к эпохе металла на Материке появились, достигли невиданного расцвета и исчезли несколько блистательных и обширных по площади археологических культур, десятки менее выразительных.
   Переход от первобытного строя к цивилизации произошел несколько иными путями, чем на Земле. На Саракше зародились не три типа цивилизации, как на нашей планете, а два. Вначале цивилизация, подобная нашей восточной, образовалась на юго-востоке Материка, стремительно распространилась вширь, достигла величия и блеска, сопоставимых с теми, что были присущи земным Индии и Китаю, а затем рухнула под ударами северных варваров. Затем последовала вторая попытка, на этот раз удачная. В варварских королевствах возникли общественные структуры, сходные с земным феодализмом.
   Еще одной, достойной зависти, особенностью Саракша является его религиозная история. При переходе на стадию цивилизационного развития Саракш счастливо избежал такой земной беды, как возникновение единобожия, проникнутого изуверско-мракобесной нетерпимостью к инакомыслию, вроде земных иудаизма, христианства, ислама и иже с ними... В большинстве обществ на первое место в пантеоне местных богов в качестве прародителей и покровителей выдвигались один из них или супружеская пара, но остальные божества сохранялись в качестве "вспомогательных". Благодаря этому Саракш не знал религиозного фанатизма, изуверской нетерпимости к инакомыслию, разгула мракобесия и межконфессиональной вражды, столь печально известных по истории Земли и Гиганды.
   Это легко объясняется особенностями мировоззрения саракшианцев. Они мыслили свою планету единственной Вселенной. В таком случае единого всемогущего и вездесущего бога просто невозможно выдумать, потому, что впоследствии его некуда поселить. На вопрос, отчего бог не являет себя верующим, саракшианцы не могли дать столь излюбленный земными попами ответ: он, дескать далеко... Куда же ему деться из Вселенной, имеющей конечный объем?! Вялые попытки отождествить Мировой Свет с единым божеством потерпели полное фиаско по той очевидной причине, что никто и никогда солнца не видел и не мог даже вразумительно (равно, как и метафорично) описать. Иное дело многочисленные сказания о Человеке-Который-Стал-Мировым-Светом, но это уже скорее относится к сфере мистико-поэтической, нежели религиозной.
   Поэтому все религии Саракша остались на уровне проникнутого терпимостью слабо структурированного многобожия. Могучие, но не всемогущие, быстрые, но не вездесущие, мудрые, но не всезнающие боги и духи стали персонажами многочисленных пантеонов. Сверхъестественная сила мыслилась саракшианцами как нечто присутствующее "здесь и сейчас". Нужды в профессиональных служителях культа, посредниках между людьми и далеким богом, живущих на содержании государства или прихожан, не было. Любой верующий мог в любом месте принести жертву и обратиться с произвольной по форме молитвой к любому божеству, душе предка, незримому покровителю. Чаще всего в сверхъестественную оболочку заключали некие морально-этические ценности: родительскую любовь воплощала Богиня-мать, жажду знания - Великий Буквотворец и т.п.
   Саракш не знал ни религиозных войн, ни выслеживания инакомыслящих для изуверской расправы, поскольку замкнутость планеты порождала абсолютно монолитное единство космогонической, религиозной, философской и личностно-мировоззренческой картины Вселенной. Не оставалось ни малейшего зазора для ереси и диссидентства. Если кто-то сомневался в правильности этой картины, сомневающегося не преследовали. В глазах окружающих таковой выглядел несчастным безумцем, достойным сострадания и нуждающимся в бережном психиатрическом вмешательстве, а не в силовом вразумлении и наказании.
   Трудно сказать, чего больше во взаимоотношениях саракшианской науки и религий - плюсов или минусов. С одной стороны, на пути научного развития никогда не вставали непрошибаемой стеною злобные жирные бородачи в рясах и с кадилами. С другой же стороны монолитность религиозной картины мироздания не давала возможности науке совершить скачок, осуществить прорыв. Шансов на научную революцию не было, оставался только относительно медленный и растянутый эволюционный путь.
   Эпоха древности на Саракше - эпоха континентальной истории. В бронзовом и раннежелезном веке не существовали технологии, позволявшие жителям Континента достигнуть другого полушария, то есть побережий Архипелагов. Парусно-гребные суда, напоминавшие ладьи викингов или корабли греков гомеровских времен могли совершать исключительно каботажные плавания вдоль побережья в дневное время суток и с непременным вытаскиванием их для ночлега на берег. Малые запасы продуктов и пресной воды на борту просто не позволяли преодолеть значительных расстояний в открытом море.
   С появлением устойчивых держав, ярко выраженных цивилизационных лидеров, стремившихся к мировому господству, возникли и новые традиции мореплавания. Корабли стали больше и надежнее. Но для западного побережья Континента Архипелаги по-прежнему оставались недосягаемы. Ведь могучее холодное течение двигалось от островов к Материку. Так что любому кораблю, капитан которого пожелал бы плыть "на край Вселенной" пришлось бы преодолевать его сопротивление. Несколько иначе обстоятельства складывались на востоке материкового пространства. Здесь теплое течение устремлялось от Континента к Архипелагам, так что отдельные корабли могло заносить на острова. Саракшианские историки вполне допускают вероятность таких случайных одиночных эпизодов, но единодушны в мнении: даже если какое-то древнее судно чудом заносило с востока Континента к западному краю Архипелагов, возвращение удачливых мореплавателей с докладом о совершенном географическом открытии полностью исключалось.
   О существовании островов в противоположном полушарии жители Континента даже не подозревали.
   В средневековую эпоху - особенно в период феодальной раздробленности - сформировались основы будущих наций. Образовались несколько крупных культурных очагов. Главными из них были три. Центром первого стали Изумрудная Держава в долине Голубой Змеи. Отсюда волны культурных воздействий распространялись, в основном по северному полушарию материка. По многим показателям этот культурный тип близок земному средневеково-западноевропейскому. Его характернейшими особенностями считают склонность к экспансии, логическое мироощущение, тягу к техногенным самопреобразованиям и алфавитную письменность. Второй очаг сформировался в Златостепье (бассейн р.Спокойной). Данный культурный комплекс отличался замкнутостью, стремлением к самосовершенствованию в нравственно-этической сфере и некоторые исследователи склонны видеть в нем своего рода параллели нашему японо-китайскому культурному феномену. Исследователи считают его спецификой мистико-образный тип мировоззрения и доведенную до верха совершенства иероглифическую письменность. Под его воздействием возникли десятки дочерних культур южного полушария Материка. Третий очаг сформировался на западном побережье Континента. Он некоторыми чертами напоминал мезоамериканские культурные образования Земли (цивилизации майя, ацтеков и - менее - инков). Ему свойственны в первую очередь пластичность и открытость, склонность к образному восприятию мира и социальным экспериментам (порою весьма рискованным), а также слоговая письменность (впрочем, замененная в новое время буквенной, заимствованной из первого культурного очага).
   Практически на всем Саракше рано начали развиваться математика и языкознание. Неоднократно предпринимались попытки сделать математику своего рода самостоятельным религиозно-магическим культом или слить ее с существующей религией. У народа зхорка жрецов называли словом "мьяо-у", что значит "считающий все". Жители Архипелага иносказательно именовали жреческую касту "черными, преображающими искусством вычислений". Заурядным явлением для целых племен было двуязычие или многоязычие.
   Саракшианцы добились очень больших успехов в развитии гуманитарной сферы. Приятно поражает заботливое отношение к памятникам литературы. Одним из гнуснейших преступлений во время войны считалось уничтожение библиотек и в некоторых странах уличенных в "буквоубийстве" даже отлучали от церкви с весьма неприятными последствиями. Захват победителями книг и перемещение их в свои хранилища был обычным делом, а редкая рукопись ценилась наряду с золотом и самоцветами. Очень ярки и самобытны архитектурные памятники, интересна скульптура. Театральное же мастерство не достигло достаточно высокого уровня.
   Любопытно и то, что саракшианцы видели грань между элитарным искусством и народным творчеством. Эта грань раздражала и беспокоила, в ней усматривали фактор, могущий углубить социальную рознь, дополнив ее культурными различиями. Поэтому с глубокой древности вплоть до новейших времен все правительства всячески поощряли приобщение масс к произведениям элитной культуры, а также усвоение достижений народного творчества мастерами искусств.
   Обществоведческая область представлена, в основном, солидной базой исторических исследований. Саракшианцы уважительно относились к прошлому. Завоеватели никогда не трогали архивов завоеванных, даже если там хранились материалы, компрометировавшие победителей. Достаточно рано на Саракше распространилось явление, аналогичное земному гуманизму и историческое познание вышло из-под жреческого контроля, который, впрочем, никогда не был обременительным. Философских знаний саракшианцы не преследовали, однако и не жаловали, считая их занятиями бесполезными, хотя и не приносящими вреда. Поскольку политеистические религии никогда не совершали агрессивных поползновений по отношению к сфере познания, не было и ответной реакции обществоведения. Так, жанр социальной утопии на средневековом Саракше почти отсутствовал, философы не выдвигали проектов насильственного переустройства общества, улучшения человеческой природы и ускоренного достижения "золотого века".
   Естественнонаучная сфера познания считалась на Саракше основной. Из естественных наук на первое место выдвинулась география, при полном отсутствии - по очевидным причинам - астрономии. "В свое время активно обсуждался вопрос об особенностях развития "объективно изолированной цивилизации. Рассматривался, в частности, гипотетический случай появления разума в звездной системе, находящейся во внегалактическом пространстве. При характерных расстояния порядка миллиона парсек ни о каком развитии космонавтики не может идти и речи: цивилизация изначально обречена на одиночество. Саракш, находящийся в окружении десятков звездных систем, оказался предельным случаем изолированной цивилизации! Высокая рефракция привела обитателей планеты к космогонии, согласно которой они живут на внутренней поверхности гигантской сферы. Вселенная сжимается до размеров планеты: собственно "Саракш" на местном языке и обозначает Universum"[31]. По незыблемым представлениям саракшианцев, "под ногами аборигенов была твердая поверхность сферы мира. Над головами аборигенов имел место гигантский, но конечного объема газовый шар неизвестного пока состава и обладающий не вполне ясными пока свойствами. Существовала теория о том, что плотность газа быстро растет к центру газового пузыря, и там происходят какие-то таинственные процессы, вызывающие регулярные изменения так называемого мирового света, обуславливающие смену дня и ночи. Кроме короткопериодических, суточных, изменений состояния мирового света, существовали долгопериодические, порождающие сезонные колебания температуры и смену времен года. Сила тяжести была направлена от центра сферы мира перпендикулярно ее поверхности. Короче говоря, обитаемый остров существовал на внутренней поверхности огромного пузыря в бесконечной тверди, заполнявшей вселенную"32].
   Завидных высот достигла биология. К примеру, первичные основы генетики и теория эволюции были сформулированы уже в позднефеодальную эпоху.
   Столкновения науки с ортодоксальными монотеистическими религиями не было по причине отсутствия последних. Так что на Саракше факторов, тормозящих и без того небыстрый научный прогресс, было куда меньше, чем, скажем, на Земле, Гиганде, Сауле или Авроре!
  
  
   [1] См. приложение N1 в конце книги
   [2] См.С.Ласман. Землеподобные миры.Саракш: опыт обобщенного структурологического анализа. Харьков, 2159
   [3] Разумеется, неизвестно, кто из КОМКОНовцев наградил спутники столь "оригинальными" названиями.
   [4] С.Переслегин. Последние корабли свободного поиска. Предисловие к 6 тому Полного Собрания Сочинений А. И Б. Стругацких, Претория, 2201, с.4
   [5] БВИ. Архив документации ГСП (GPI:\\GFI-Archiv documentation\volume109\file1476\p44)
   [6] С.Переслегин. Последние корабли свободного поиска. Предисловие к 6 тому Полного Собрания Сочинений А. И Б. Стругацких, Претория, 2201, с.5
   [7] Отчего и нет никакого смысла размещать здесь фотографии Саракша из космоса.
   [8] С.Переслегин. Последние корабли свободного поиска. Предисловие к 6 тому Полного Собрания Сочинений А. и Б. Стругацких, Претория, 2201, с.5
   [9] Р.Ибатуллин. Тристар - спутник Саракша. Новгород, 2219
   [10] См. приложение N2 в конце книги
   [11]БВИ. А. и Б. Стругацкие. Обитаемый остров (GPI:\\S15-Literature-Нistorical\S\Strugacky\53\ p47)
   [12] Долотов Ю.А. Сравнительная планетография землеподобных миров. Протвино, 2176
   [13] Долотов Ю.А. Сравнительная планетография землеподобных миров. Протвино, 2176, с.44
   [14] См. В.Бринза. Саракш. Малий планетографiчний опис. Полтава, 2156
   [15] См.М.Monita. Wadeers ova Saraxha. Petrozavodsk, 2155
   [16] БВИ. S.Sofianidi. Sopos a gumistratii pu ulnana ha Saraaksa. (GPI:\\D-5624-Nature-S\S\ Sofianidi-77\78\p22)
   [17]????????δ?? ????σ ? γ???σ?ρ???? ?? ?????? ?? ??ρ???σ?? (?????????????????ρ?????? ???????δ?????
   [18] К сожалению, основная работа, которую можно рекомендовать всем интересующимся историей Саракша, до сих пор не переведена ни на один язык Земли, хотя ее сканированные страницы и находятся в БВИ. Я имею в виду изданную на Саракше (Великое Княжество Ондол) "Большую Академическую Историю" в 188 томах.
   [19] См. Сборник "Эволюция, биология, люди, Космос", Севастополь, 2100 г. (Сяо Жень)
   [20] А, собственно, почему? (Сяо Жень)
   [21] Sarkhajama Schastrany, Sundal Oijrotu fu'Vass vij Primatii, Colombo, 2109
   [22] Надо полагать, Странники заметили, что на Тагоре зародилась и стремительно развивается собственная негуманоидная форма разумной жизни. (Сяо Жень)
   [23] Именно этим объясняется полная генетическая идентичность землян, гигандцев, саракшианцев, саульцев, жителей Авроры и Надежды. Именно этим объясняется мгновенное по историческим меркам распространение Homo Sapiens Sapiens на Земле с вытеснением и истреблением ими земных неандертальцев.
   [24]БВИ. А. и Б. Стругацкие. Жук в муравейнике (GPI:\\S15-Literature-Historical\S\Strugacky \55\p44)
   [25]БВИ. А. и Б. Стругацкие. Жук в муравейнике (GPI:\\S15-Literature-Historical\S\Strugacky \55\p44) Цитата изменена
   [26]БВИ. См.А. и Б. Стругацкие. Жук в муравейнике (GPI:\\S15-Literature-Historical\S\Strugacky \55\p44)
   [27]БВИ. А. и Б. Стругацкие. Жук в муравейнике (GPI:\\S15-Literature-Historical\S\Strugacky\55 \p44)
   [28] П.Дронов. Еще к вопросу генезиса языков Материка (планета Саракш), "Языки Внеземелья", 2216, N5, май, с.101
   [29] БВИ. (GPI:\\H-3308-ParHist - Geo-1-Saraksh\F\Schnobelfisch111\Archiv\3\p142)
   [30]БВИ. А.П.Кондратьев. "Слезы Селены" - мифы и реальность. (GPI:\\W-024-Publicistic-Sy-Quer\K\ Kondratiev881\3\p12)
   [31] С.Переслегин. Последние корабли свободного поиска. Предисловие к 6 тому Полного Собрания Сочинений А. и Б. Стругацких, Претория, 2211, с.6
   [32]БВИ. А. и Б. Стругацкие. Обитаемый остров (GPI:\\S15-Literature-Historical\S\Strugacky \53\p18)
  
  
   ХОД 2
  
   В раннефеодальную пору произошло событие, приведшее к заселению саракшианцами островов другого полушария.
   В 473 г.н.э.[1] в Грахацукском деспотате завершилась короткая, но чрезвычайно кровопролитная гражданская война. Претендент на грахацукский престол принц Хаг отступал с остатками своих сторонников к морю. Его более везучий старший брат клятвенно пообещал посадить на еловый кол всякого пленённого воина Хага. Такая перспектива не вселяла оптимизма в мятежников. Они захватили в одном из портов эскадру деспотата, погрузились с женами и детьми на корабли и отправились по Лиловым Волнам на восток, дабы, обогнув Вселенную, добраться до противоположного края Континента или, по крайней мере, погибнуть достойной смертью. Своему предводителю они дали прозвище "Обреченный". Припасы уже заканчивались, а плаванию не предвиделось конца. Беглецы решили продолжать путешествие, перенося тех, кто умрет от голода, на опустевшие суда и поджигая плавучие гробницы. Но, по счастью, этого не произошло. Крик впередсмотрящего: "Земля" возвестил начало новой жизни[2].
   Три с половиной тысячи первопоселенцев во главе с Хагом, тут же переименованным в Удачливого, закрепились на новооткрытой земле. Здесь им пришлось встретиться с печальными следами неудачного эксперимента Странников. На Архипелагах прозябали остатки "людей прямоходящих". Поселенцы, ничтоже сумняшеся, сочли несчастных "обезьянами, умеющими пользоваться огнем" и принялись методично истреблять. Кстати, в условиях хронической нехватки белковой пищи, новоселы не брезговали поедать убитых "обезьян". Homo Sapiens Homini Erecti lupus est![3]
   Еще три века никто на материке не знал о существовании Архипелагов. За это время размножившиеся потомки первопоселенцев перебрались на все острова, протянувшиеся от северной умеренной зоны до экватора и по общей площади немногим уступающие нашей Южной Америке[4].
   Через два века на Островах располагалось несколько десятков мелких царств и княжеств, возглавляемых Хагидами[5]. Политический строй общества островитян во многом напоминал феодализм Континента, но немалым и отличался. На Архипелагах исчезли закостеневшие сословные предрассудки, размылась социальная иерархия. Всё это переселенцы оставили там, в Старом Свете, в покинутом Грахацукском деспотате. Отметим, что длившееся триста лет освоение островов не позволяло феодалам ставить в жёсткую зависимость основную массу населения, подвижного и активного. На островах отважный феодал-землевладелец, предприимчивый торговец-мореплаватель, толковый книгочей, умелый ремесленник, свободный хозяин-пахарь и скотовод были равно важными фигурами. Выдвижению во власть, приобретению значимости способствовало не столько происхождение, сколько личные достоинства и заслуги.
   Во главе мелких княжеств, образовывавшихся на Архипелагах, стояли представители династии Хагидов. Они опирались на феодалов, верхушка коих постоянно заседала в Сребровельможных Палатах. Традиционными были Соборы Чёрной Мудрости[6], регулярно собиравшиеся при каждом князе из числа жрецов и преподавателей университетов. Гораздо реже созывали Совещания Златоруких - выборных представителей трудящихся, но бывало и такое.
   Некоторые земные историки были склонны проводить параллели между земной средневековой Японией и островными княжествами на Саракше. Но, пожалуй, нет весомых оснований для сопоставления за исключением, пожалуй, некоторых черт в военном деле.
   В 7 в.[7] на Архипелагах произошли важные события. После ряда междоусобных войн владения мелких князей были объединены более удачливыми Хагидами в устойчивые сословно-представительные монархии. Абсолютизм нигде не сформировался. А на одном из островов вообще была свергнута власть местного князя и провозглашена дворянско-купеческая республика - Достославное Народоправие.
   В середине века к берегам Архипелагов начали приближаться отдельные суда континенталов. Но вторичного "открытия" островов не последовало. Эскадры островитян беспощадно уничтожали всех пришельцев, сохраняя в тайне само существование своей родины в просторах мирового океана.
   Лишь в 855 г. три царствующих Хагида договорились о совместной постройке Великой Флотилии. Более трехсот огромных прекрасно вооруженных и оснащенных судов, влекомых холодным течением и подгоняемых попутными ветрами, устремились к Лазурной Дуге. Ошеломленные континенталы узнали о существовании целого заокеанского мира, у которого нет совершенно никаких оснований для братской любви к ним. Продемонстрировав в кругосветном путешествии силу военно-морских мускулов и готовность в любой момент оную силу применить, островитяне возвратились. Сразу после этого союз царей распался, они поделили Великую Флотилию и сцепились в большой морской междоусобице. "Раздробленность и резня" - вот что можно было бы выбрать эпиграфом для любой летописной хроники той поры. Впрочем, разве не то же самое было и в славном феодально-рыцарском прошлом матушки-Земли? Но великое дело было сделано, прорыв свершен, края вселенной сомкнулись[8].
   Как и все средневековые микромонархи, прапраправнуки Хага Удачливого воевали за земли. Но вести-то боевые действия по явным причинам им приходилось на море! Понятно, что обладание большим военным флотом автоматически обеспечивало большие преимущества в соперничестве. Шла беспрестанная гонка морских вооружений. На постройку флотов беспощадно сводили великолепные леса, нанося экологии невосполнимый ущерб. Сотни тысяч тружеников исключались из производства материальных благ, строя на верфях многочисленные галеры и парусники, которым предстояло сгореть или затонуть от таранного удара. Повинности ремесленников росли, крестьян закрепощали, взвинчивали размеры барщины и оброка. По островам прокатывались волны восстаний. Для их подавления феодалы временно забывали о междоусобицах, объединялись, с беспримерной жестокостью казнили недовольных, после чего вновь набрасывались друг на друга. В 16 веке по земному летосчислению население Архипелагов заметно сократилось и безмерно устало от кровавой круговерти. Желающих добровольно служить на флоте становилось все меньше. Островные князья и царьки вводили принудительные рекрутские наборы. От "людоедов" (так называли поставщиков пушечного мяса) зажиточные островитяне откупались взятками, но подавляющее большинство семей просто не имело для этого средств. Беднота бежала в горы, укрывалась в последних клочках лесов, однако и там не находила спасения.
   Выход, меж тем, оказался гениально простым. Не спасла земля - приютит океан. В середине 16 в.[9] начались массовые мятежи матросов в эскадрах и рабочих на верфях. Мятежники захватывали корабли и поднимали белые флаги с двумя иероглифами, которые в силу игры слов означали одновременно "Нечего терять" и "Нет возврата". Бритолобые пираты объединяли свои силы, захватывали маленькие островки, строили неприступные форты и устраивали настоящие корсарские республики[10]. Отношение к спокойной семейной жизни и материальному благополучию было самым презрительным: "Настоящего моряка съедают рыбы, а не черви!", "Старики - не моряки!". Неописуемое издевательство и живодерство по отношению к "чужим" соседствовало с казнями за мелкую обиду нанесенную "своему". Беспросветное пьянство и безделье на берегу сочеталось с нерушимой дисциплиной и разумной инициативой во время похода. Пиратская вольница на береговых сходках сама выбирала, критиковала и смещала капитана, зато в море он имел право скормить акулам любого нарушителя его приказа.
   К концу 16 в. "белые" пиратские флотилии разнесли в щепки флоты всех островных правителей. Некоторые Хагиды сложили свои венценосные, но не очень умные головы в безнадежной борьбе с корсарами. Выиграть войну с морскими разбойниками оказалось невозможно. Те оказались сообразительными и старались не обижать простолюдинов. Более того, небольшую часть добычи, награбленной у князей и прибрежных феодалов, они раздавали наиболее неимущим крестьянам и ремесленникам. Самой собой, "робингудовские" наклонности саракшианского "морского казачества" определялись отнюдь не их приверженностью идее имущественного равенства! Имел место точный расчёт: высадившись в любой точке побережья, пираты могли рассчитывать на самую горячую поддержку населения, тогда как князья в борьбе с белыми корсарами никакого содействия от собственных подданных вообще не получали.
   Казалось, лучшего расклада для себя "морские казаки" не могли придумать. Но все изменилось, когда разгромленные князья притихли на своих островах, отказавшись от борьбы за моря и усердно сооружая береговые крепости. Дальние броски к Континенту с отрывом от баз снабжения и ремонта на практике оказались невозможными для каравелл и галеонов белых пиратов.
   "Кого и где грабить-то будем, братья?!" -этот исполненный трагического недоумения вопль все чаще раздавался на сходках разбойничьих экипажей, измотанных бездельем, безденежьем и, как следствие, изнуряющей трезвостью.
   В 1553-1600 гг. в государстве Дзагга правил царь Зуцихаг XV[11]. Как и прочие Хагиды, он не имел никаких шансов силой истребить разбойничью вольницу. Но он и не ставил перед собой подобной задачи. Зуцихаг XV отменил крепостное право, предоставил вольности мелким землевладельцам и крестьянству, чем заслужил славу благодетеля и "отца народного". Затем предложил нескольким талантливым адмиралам корсарского флота наняться к нему на службу. После разгрома сопредельного владетеля царь щедро оплатил услуги "белых", отдав тем всю взятую в бою добычу, а себе оставив всего-навсего (нет, каково бескорыстие!) завоеванное княжество. Это привлекло к нему толпы других пиратов. Когда до других Хагидов дошло, что творится, и они сами попытались перетянуть на свою сторону "морских казаков", было уже поздно. Под властью державы Дзагга находились стратегически важные острова с главными базами корсаров.
   Феодальная раздробленность завершилась уже после смерти Зуцихага XV с образованием на Архипелагах семи крупных царств, четырех княжеств и одной республики. По причине сложившегося равновесия сил междоусобные войны между ними сами собою прекратились, а прирученные монархами бывшие пиратские флотилии перешли к постоянному служению в какой-либо державе. Боевые суда стояли теперь в портах не только под белыми флагами, но и с вымпелами хозяина. Рядовые корсары сохраняли привычные вольности, а их капитаны и лейтенанты получали теперь жалование из государевой казны, обрастали семьями, заводили дома, где надеялись спокойно и обеспеченно встретить старость.
   Однако, "морское казачество" не было просто укрощено, подобно дикому хищнику. Оно всасывалось в государственные военно-морские структуры, ворча и порою огрызаясь, медленно и мучительно теряя одни традиции и настойчиво перетягивая другие в заново рождающиеся государственные флоты островных держав.
   Укрупнение государств и их хозяйственное, общественное и политическое развитие, а также восстановление связей с Континентом привели к расцвету духовной культуры Архипелагов. И вот что интересно: появился и окреп жанр социально-прогностичекой утопии. Среди философов и литераторов этого направления следует выделить Зуицахи Ца Велемудрого (1622-1704 гг.), саракшианского двойника Платона и Томаса Мора.
   Через 12 веков после образования феодальных монархий в северной части Континента сложились раннебуржуазные отношения. Устойчиво росло мануфактурное производство, трансформировалось в фабричное. Происходила общественная реструктуризация. Складывались классы капиталистов и наемных рабочих.
   Двести лет ушло на борьбу новых капиталистических традиций с уходящим феодализмом. Буржуазные революции на Саракше протекали по содержанию необычайно успешно, а по форме - скромно и скоротечно. Процесс не сопровождался массовыми кровопролитиями и казнями монархов, как это было на Земле, не выдвигались палачествующие лидеры, подобные земным Кромвелю, Робеспьеру или Вашингтону. Социалисты-утописты этого периода проповедовали достижение обществом справедливости и общественной гармонии исключительно мирным путем.
   К 18 в. по земному календарю в некоторых островных государствах сформировались основы капиталистических отношений[12]. Ещё около полутора столетий ушло на их укрепление, а в начале 19 в. буржуазия "стеснительно улыбаясь и делая реверансы" Хагидам, начала приближаться к государственной власти. Архипелаги знали лишь одну весьма вялую буржуазную революцию, приведшую к благопристойной и очень ограниченной конституционной монархии. В прочих же царствах и княжествах процесс шел путем реформ и вообще без каких-либо социальных потрясений.
   В новое время Острова не были для Континента Terra Incognita, но оставались Terra Transcendenta. Их существование было принято континенталами к сведению, их очертания нанесли на карты, причем вопиюще неточно, и... И все! Никому из материковых правителей даже в голову не приходила мысль ни о завоевании далеких заокеанских территорий, ни даже о налаживании интенсивной торговли с ними. И то и другое оставалось до изобретения развитого парового флота абсолютно нерентабельными предприятиями.
   Но вот запыхтели первые паровички, протянулись блестящие ниточки железных дорог, вспенили воду лопасти пароходных винтов. Тут же Континент пожелал установить устойчивые связи с архипелагами. Островитяне, в течение многих веков привыкшие к изолированному самодостаточному существованию, поначалу встретили это с прохладным равнодушием. Тем более прохладным, что веками жители Архипелага передавали подраставшим поколениям не только пламенную любовь к островам, приютившим их предков, но и откровенную неприязнь к Континенту, некогда этих предков изгнавшему.
   Капиталистическая эволюция островных монархий отразилась на составе чиновничества, прежде всего - в ведомствах, связанных с экономикой. В своей деятельности бюрократия вынуждена была всё больше считаться с интересами крепнувшей буржуазии Архипелагов. Тем не менее важнейшей опорой Хагидов, наиболее социально близкими князьям и царям силами по-прежнему являлось дворянство и армия. Владельцы земельной собственности и офицеры преобладали в высших эшелонах власти, хотя их число, по мере оскудения дворянства, уменьшалось.
   Возникали буржуазные партии либеральной ориентации (Фабрично-коммерческая партия, Партия ограниченного прогресса в рамках законности и пр.), оказывавшиеся, впрочем, бабочками-однодневками.
   Ситуация изменилась в начале 20 в. На Континенте, обгонявшем острова по темпам развития, в группе стран разразился первый системный кризис капитализма. Он сопровождался пышным букетом непременных признаков: спадом производства и массовой безработицей. Затем в некоторых материковых государствах последовали так называемые "запоздалые" буржуазно-демократические революции, по формам и характеру напоминающие Первую Русскую.
   Несколько отстававшие в развитии и потому пока что спокойные Архипелаги тогда находились на гребне экономического взлёта. Тамошние капиталисты остро нуждались в рабочих руках. Миллионы иммигрантов хлынули через океан с охваченного кризисом севера Материка на фабрики и верфи Архипелагов, увеличив население островных государств почти на треть... и дополнив островной либерализм революционными потенциями.
   Конечно же, все хорошее, как и следует ожидать, заканчивается. Маятник развития капитализма и здесь с роковой неизбежностью качнулся от подъема к кризису. Это произошло в середине 20 в. Многие представители правящих кругов Архипелагов осознали взрывоопасность ситуации. Часть высшей бюрократии видела выход в укреплении парламентаризма и полном переходе к буржуазной парламентской республике. Консерваторы же всеми силами стремились сохранить неизменными существующие порядки. Острые конфликты в верхах были показателями упадка власти. Предотвращением революционного взрыва не озаботились. Политика "полицейско-профсоюзного социализма", призванная направить рабочее движение в желательное власти русло, предотвратить распространение революционных идей, в конечном счете провалилась.
   Общество островитян отреагировало на кризис такими же, как и на Материке, "запоздалыми" демократическими революциями на острове Цай (1959-1960 гг.) и в царстве Дзагга (1961 г.). В других государствах начались забастовки, В стачках участвовало примерно 888 тыс. человек. Резко возросло число забастовок с политическими лозунгами. На острове Ядзайка начались рыбацкие бунты. С большой силой они развернулись также на западных островах. В порту Дзагга произошло восстание на броненосце "Боцойги". После его подавления волнения в войсках стали повсеместными. Благодаря тому, что дзаггайские армия и флот перешли на сторону революционеров, царь Зуцихаг XХ Дзаггайский отрекся от престола, а в 1962 г. там провозгласили республику[13]. Эти и другие революции явились закономерным итогом развития Архипелагов, породившего десятилетиями не решавшиеся проблемы.
   Островитяне-либералы были крайне встревожены революционными событиями и боялись их дальнейшего развития. Это подтолкнуло их к объединению.
   Около семи десятилетий (прибл. 1980-2050 гг.) на Архипелагах западного полушария ушло на медленное слияние островных держав в Конфедерацию. Этот процесс облегчало наличие единого языка, хотя и разделенного на диалекты, географическое положение, единство экономики. Трудности, стоявшие на пути объединения заключались в различиях социально-политического устройства государств. Главным, что требовалось как можно безболезненнее преодолеть, было сопротивление различных ветвей рода Хагидов - княжеских и царских. Следует отдать должное островитянам: они оказались осторожными и терпеливыми. Путем выкупа привилегий, бережного изъятия полномочий у монархов, строго выверенных реформ политической системы парламентам удалось, наконец, превратить власть царей и князей в сугубо декоративную[14.
   В 2050 -2075 гг. все государства Архипелага подписали договоры о вхождении в Островную Конфедерацию.
   На Съезде Межгосударственного Совета Конфедерации в 2075 г. непрочное конфедеративное объединение было преобразовано в Островную Федерацию. Это был достаточно крепкий государственный союз с общей законодательной, исполнительной и судебной властью, с едиными армией и флотом, с обеспеченной золотом денежной единицей. Федеральное правительство опиралось на разветвленный бюрократический аппарат. С переходом от Конфедерации к Федерации общая численность чиновников различных рангов увеличилась примерно в 7 раз и составляла уже примерно 285 тыс. человек, а вместе с канцелярскими служителями в аппарате управления было занято около 400 тыс. человек. Это была по тем временам значительная цифра, хотя, впрочем, отнюдь не уникальная, если сравнивать ситуацию, складывавшуюся в данном отношении на Архипелагах с ситуацией в других странах. Так, в Великой (Континентальной) империи в ту пору в государственном аппарате служило 968 тыс. человек.
   Конституция ОФ провозгласила, что основной целью общества является укрепление либерализма и демократии, ликвидация острых классовых противоречий и - в далекой перспективе - построение общества, которое мы могли бы (с существенными оговорками) назвать земным термином "социал-демократическое".
   На рубеже 20 и 21 веков по земному летосчислению островитяне создали большой торговый, транспортный и пассажирский флот, по тоннажу превосходивший все флоты континенталов вместе взятые. Соблазн протянуть руки к сокровищам недотеп с материка был слишком силен. Федерация направляла в разные страны (в основном лежащие к югу от экватора) экономических и политических разведчиков с удостоверениями археологов, этнографов и собирателей фольклора, вяло изображавших научно-экспедиционную деятельность. Но островитян манили не только южные регионы Континента, занятые отсталыми полуфеодальными монархиями, крупнейшими из которых были Дунд и Хутхо. Перспективными для проникновения казались также юго-восточные области Великой Империи, теперь часто именуемой Континентальной или Старой. К югу от Алебастрового хребта проживало около пятой части имперского населения, и островитяне мечтали вложить капиталы в сельское хозяйство, текстильную и пищеперерабатывающую промышленность а также в нефте- и угледобычу.
   В 2107 г. по земному календарю ученые Республики Дзагга, доминировавшей в Островной Федерации, изобрели детекторы биосоциальной принадлежности. В 2108 г. образовалась Партия Биосоциалистов-революционеров (ПБСР).
   ПБСР как использовала легальные формы борьбы против существовавшего политического режима Островной Федерации, так и прибегала к незаконным средствам. Партия была малочисленной, но (для Саракша это совершенно нетипично!) настроенной радикально, даже экстремистски. Ее воздействие на массы оказалось буквально гипнотическим. Бээсеры призывали к решительному преобразованию общества на принципах тотальной справедливости и разума. Буржуазно-помещичью частную собственность партия решительно отрицала, призывая сменить капиталистическую экономику многоукладной, основанной на сочетании лично-семейной, общественно-коллективной и государственной собственности. Самой саркастической критике ПБСР подвергала "гнилой либерализм интеллигентских прихвостней буржуазии" и "маразматическую федеральную государственно-бюрократическую машину".
   Обещание правительства Федерации созвать Народное Представительство для обсуждения перспектив развития бесспорно было уступкой, но уступкой скромной и запоздалой. Дальнейшие события сорвали все планы федерального руководства. Разразилась Большая политическая стачка, в которой участвовало около 8 млн. человек. В рядах за бастовщиков оказались не только рабочие, но и служащие, интеллигенты. Вся жизнь Архипелагов была парализована. Репрессивные меры правительства не давали эффекта Не имевшая в своем распоряжении достаточного количества надежных войск либеральная верхушка потеряла контроль над ситуацией. В правящих кругах усиливались колебания.
   Руководство ПБСР, считая созыв Народного Представительства обманным маневром, призывали народ к вооруженному восстанию. Повсюду начали появляться Коммуны трудящихся, которые весной 2109 г. существовали более чем в 50 городах. Федеральная администрация вынуждена была мириться с появлением зачатков новой власти в лице Коммун. Летом 2109 г. достигло апогея крестьянско-рыбацкое движение. Крестьянами было захвачено до 2 тыс. помещичьих усадеб. В рыбацких районах шла настоящая партизанская война против рыбопромышленников. Крестьяне и рыбаки создавали свои органы власти, контролировавшие целые округи.
   Наряду с революционными выступлениями, конечно имели место и вспышки откровенного бандитизма. При этом уголовников было немало как среди боевиков ПБСР, так и среди карателей в правительственных отрядах. Бандиты охотно использовали "политические" лозунги для придания разбоям идейной окраски или просто "ловили рыбку в мутной воде".
   Развитие революции и разгул бандитизма подтолкнуло ультраконсервативные, охранительные силы к ответным мерам. Возникла контрреволюционная карательная Армия Спасения. В ответ ПБСР объявила призыв в Войско Освобождения. Началась гражданская война.
   Она длилась всего год, но оказала чрезвычайно сильное влияние на экономическое развитие Архипелагов. Расчеты на бескровную победу оказались несостоятельными. И на островах, контролируемых ПБСР, и на территориях, находившихся под властью либеральной контрреволюции царил хаос. Он усугублялся слухами о готовящейся агрессии с материка и официальными декларациями о вражеских шпионах и вредителях, не дающих возможности восстановить порядок. Повсюду установилась атмосфера всеобщей подозрительности, страха и доносительства. Обе враждующих стороны судили подозреваемых в измене судом скорым и неправым, вывозили в море и со связанными руками сбрасывали за борт.
   Размах боевых действий, потребность Войска Освобождения и Армии Спасения в военном снаряжении превзошли любые прогнозы. Для удовлетворения нужд фронта обеим сторонам в этих условиях требовалось мобилизовать весь экономический потенциал своих островов, перевести все народное хозяйство на военные рельсы и добиться бесперебойного снабжения армий. А сделать это было невероятно трудно. Торговли с материком, естественно, не было, воюющие стороны растратили небогатые резервы продовольствия, голодный мор и эпидемии выкосили до десяти миллионов человек.
   ПБСР оказалась в гораздо худшем положении, чем ее контрреволюционные противники, поскольку под ее контролем оказались в основном не промышленные, а аграрные острова. Войско Освобождения ощутило нехватку вооружения уже в первые месяцы войны. Мобилизационный запас снарядов израсходовали за 2 недели, а для его восстановления (при существовавших темпах производства) требовался год. Фронты получили лишь треть необходимого количества снарядов и винтовок, флоту дали 80% требуемого угля. Надежды решить проблему снабжения Войска, опираясь на энтузиазм и поддержку населения, не оправдались. Руководство ПБСР издало декреты о национализации промышленности, транспорта, оптовой торговли и финансов. Сопротивление прежних собственников безжалостно подавили, а противников сослали на экваториальный остров Казхук.
   В целом меры ПБСР по переводу народного хозяйства на военные рельсы дали ощутимые результаты. Производство вооружений росло очень высокими темпами. Снабжение фронта существенно улучшилось. Но положение революционных сил оставалось тяжелым. Преимущество Армии Спасения в артиллерии, особенно тяжелой, сохранялось, что оборачивалось для Войска Освобождения большими потерями в живой силе. Так, на тысячу человек Армия Спасения потеряла в войну 260, а Войско Освобождения - 485 человек.
   С первых дней войны Армия Спасения развернула стремительное и успешное наступление. В результате возникла реальная угроза захвата ими главных островов. Контрреволюционеры не без оснований надеялись разрезать мятежные регионы и разбить "бунтовщиков" по частям. Тем не менее, неприятности начались уже при попытке захватить плацдарм на одном из второстепенных островков. Десант столкнулся с Белыми Смертниками из Войска Освобождения плохо вооруженными, босыми и голодными, но фанатичными, дисциплинированными, дравшимися отчаянно и остервенело. К ярости защитников острова прибавился огонь батарей береговой обороны. Нападающих это потрясло, так как они знали совершенно точно, что пушек у Смертников нет. Где им было догадаться, что защитники острова накануне нападения выточили из стволов местного дуба пятьдесят деревянных орудий, выдерживавших, до того как лопнут, два десятка выстрелов! В итоге силы Армии Спасения были разбиты. Около 3 тыс. попало в плен. Из десанта не вернулся почти никто.
   Руководство Войском и Флотом Освобождения осуществлял главнокомандующий военно-революционного комитета ПБСР адмирал Зохак Зэ, талантливый военачальник и флотоводец, обладавший помимо прочего огромной работоспособностью. Он по "тактике удава" организовал наступление сразу в нескольких направлениях, стягивая кольца окружения на изнемогающем противнике. На острове Бацуза осенью 2109 г. развернулось кровопролитное генеральное сражение ("Бацузская мясорубка"). Армия Спасения проиграла его, уступив революционным силам промышленно развитые зоны. Это было катастрофой контрреволюционных сил. Остатки Армии Спасения попытались спастись на Материке. Адмирал Зохак настаивал на недопущении их эвакуации, но у революционеров не было возможности помешать бегству. Однако при отплытии Армии по странному, буквально мистическому, стечению обстоятельств в Мировом океане произошло сильное землетрясение. Огромная волна накрыла порт Зайгой, круша и корёжа пароходы, битком набитые людьми. Катастрофа стала последней наиболее трагичной страницей гражданской войны.
   ПБСР победила. Власть по всем Архипелагам перешла к Коммунам. Однако, партия не праздновала победу, она оценила войну как несчастье, которой можно было избежать.
   К счастью для островитян страны Континента, куда более занятые своими делами, равнодушно отнеслись к событиям на Архипелагах.
   Старый социально-политический строй был сокрушен. Пора было подумать о строительстве нового. Представители всех Коммун съехались в самом начале 2110 г. в небольшом курортном городке на о.Бацуза и вынесли решения:
   -о лишении всех Хагидов исключительных прав и привилегий;
   -об объединении Архипелагов в унитарную Островную Империю с республиканской формой правления;
   -о начале "коренного переустройства".
   Съезд Коммун объявил императорское звание не более чем почетным символом, лишенным всяких признаков реальной власти. Император считался таким же атрибутом государственности, как флаг, герб и гимн. Звание в знак признательности пожизненно даровалось человеку, принесшему наибольшие блага народу и государству. Первым императором съезд объявил Байгахи Цо, признанного лидера ПБСР, сына эмигрантов из Дунда. Зохак Зэ стал адмиралиссимусом.
   После тяжелейших лет революции и гражданской войны наступила стабилизация. Поредевшее население вернулось к мирным занятиям. Академия Управления, совмещающая хозяйственное регулирование с научными исследованиями, сумела разработать модель функционирования экономики, основанную на позитивном мотивировании к труду руководителей предприятий и согласовании интересов руководства и трудящихся. Начали осуществлять первый шестилетний план развития народного хозяйства. Был блистательно реализован "зелёный проект", продовольственную проблему ликвидировали, население начало понемногу прирастать. Устранили послевоенную разруху, вышли на довоенные уровни производства. Одновременно ликвидировали последние остатки прежних и без того не великих либеральных вольностей - юная система не могла терпеть губительного политического разброда и шатания.
   "Коренное Переустройство" подразумевало главным образом:
   1) организацию всеобщего сканирования населения на детекторах биосоциальной принадлежности;
   2) разделение Империи на Черный, Желтый и Белый административный Пояса.
   Последующие две шестилетки прошли в напряженной работе: введение всеобщего среднего образования, восстановление вооруженных сил, "энергетический переворот", создание бесплатного здравоохранения и др., и пр.
   Любопытно, что сразу же после революции островитян перевели с иероглифической письменности на алфавитно-рунную. В основу нового имперского алфавита легло то же начертание букв, что и в Великой (Континентальной) Империи. Это было не пустым капризом революционных радикалов: "Менять, так уж всё!", а снайперски точно рассчитанным переворотом в мировоззрении. Старых книг никто не запрещал - руководство прекрасно понимало, что это невозможно. Старых книг никто не уничтожал - на Саракше это вообще не поощрялось. Но переход на иную систему письменности как бы усыпил былую культуру и со всем почтением бережно отправил усопшую в пышную гробницу. На руны перекладывали далеко не все, что издавалось в прежние времена, так что уже следующее поколение едва разбиралось, что там понаписано в книгах отцов и дедов.
   К 2126 г. земной эры Островная империя нагнала континенталов и поднялась на ступень развития, почти не уступающую уровню тогдашних передовых держав материка - Великой империи и Улумбера. Партия Биосоциалистов-революционеров заявила о своем самороспуске ввиду выполнения всех стоявших перед нею задач. На последнем съезде ПБСР ее руководители с гордостью заявили, что оставляют страну с удвоившимся населением и утроенным хозяйственным потенциалом.
   Кто мог предположить, что в этом же году Саракш сотрясет общепланетная бойня, перед масштабами, продолжительностью и кровопролитностью которой меркнут две земных мировых войны!
   Вынуждена вновь процитировать С.Переслегина: "Технический уровень цивилизации соответствовал Земле сороковых-пятидесятых годов XX века - то есть, времени перехода на коммунистическую ветвь исторической последовательности. Наблюдающиеся отклонения от "контрольных показателей": ускоренное развитие исследований психодинамических полей мозга и вычислительной техники при чрезвычайно медленном прогрессе в авиации - укладывались в рамки "стандартного разброса параметров[15]". Боюсь, что и здесь уважаемый комментатор Стругацких не прав. Я отношусь к профессиональной деятельности С.Переслегина с глубочайшим уважением и считаю его одним из замечательнейших прогрессоров. Однако, углубляясь в исторический и социологический анализ реалий Саракша, он склонен к излишней категоричности суждений и некоторому упрощению. Между тем все гораздо сложнее.
   K началу нашего века уровень цивилизации на Саракше действительно приблизительно соответствовал 20 земному веку. Причем весьма приблизительно. В реалиях Саракша причудливо перемешались черты, присущие земным 19, 20 и 21 столетиям. Приведу лишь несколько примеров, которые дилетантов, быть может, и не поразят, зато немало развлекут тех, кто хотя бы чуть знаком с историей.
   Транспортное машиностроение на Саракше развивалось весьма неплохо. Железные дороги оплели всю планету. Имелись все возможности для их перевода на тепловозную и электровозную тягу: саракшианцы добывали и перерабатывали большие объемы нефти, умели строить мощнейшие электродвигатели, получали баснословно дешевую электроэнергию на гидро-, тепло- и атомных станциях. Но конструкторы-виртуозы с невиданным упорством изощрялись в совершенствовании паровозов. Саракшианские локомотивы уникальны! Это непревзойденный уровень паровозостроения! В лабораториях по соседству рождались образцы радиотехнических изделий, поражающие эффективностью, простотой конструкции и надежностью. По сравнению с землянами саракшианцы раньше разгадали тайны атома и, в упрек нашим предкам-землянам будь сказано, вначале применили атомную энергию в мирных целях и только потом - для создания оружия. И как следствие - парадоксы: во время мировой войны на Саракше паровозы тащили платформы, на которых стояли танки-автоматы, по конструкции очень близкие к советским танкам 1930-1940 годов, причем некоторые - с атомными двигателями и электронным управлением!
   Великолепно развитая радиотехника и электроника сосуществовали с ужасающе низким применением химии в быту, так что писари обычными чернильными ручками заносили на бумагу данные, полученные с прекрасных электронно-счетных машин. Одна такая машина без особого труда управляла целой киностудией, загроможденной архаическими съемочными аппаратами, горами коробок с токсичной целлулоидной кинопленкой. Пластмассы использовались в технике и быту слабо, зато их заменяли древесина, великолепная керамика, алюминий и сплавы цветных металлов, производимые местной промышленностью в заслуживающих уважение масштабах. При постройке высотных домов невозмутимо сочетались кирпич, бетон и сверхпрочные титановые перекрытия.
   Великолепные тактические и стратегические ракеты с ядерными боеголовками уживались с совершенно неразвитым воздухоплаванием. С трудом поднимавшиеся на высоту 100-150 м. ненадежные самолеты воспринимались как сверхчудеса техники, их производили в единичных экземплярах. А примитивнейшие вертолеты и летающие платформы иначе как "самопадами" не называли..[16]
   "Маятниковость" земного буржуазного строя являет нам увеличивающуюся амплитуду колебаний: периодические взлеты производства становятся все мощнее, но они перемежаются кризисами, каждый из которых тяжелее предыдущего. Саракшианские ученые довольно рано создали политэкономию, в университетах стало обязательным изучение теории производства и распределения. Управление экономикой и регулирование хозяйства проводились весьма успешно. В силу этой и многих других причин капитализм на Саракше развивался куда более спокойно, равномерно и менее "маятниково", чем на Земле. Классовая борьба нечасто перерастала в формы непримиримого противостояния или кровопролитных столкновений. В итоге, социальные учения, критикующие пороки капитализма (социализм и коммунизм, фашизм разных толков), находили весьма небольшое число приверженцев и, в основном, среди интеллигенции.
   Самым обширным государством развитой буржуазной стадии являлась Великая (Континентальная) империя, возникшая еще в позднефеодальную эпоху. Она являлась многонациональной конституционной монархией, охватывала значительную часть Материка и ее население достигало 200 000 000 подданных. Кроме нее на Материке располагались еще около полутора сотен государств - от весьма крупных до карликовых. В них проживали еще около 4 млрд. человек, причем основная часть населения сосредотачивалась в экваториальной зоне и к югу от нее[17].
   Поговорка "в тихом омуте черти водятся" оказалась для Саракша как нельзя более справедливой. Критическая масса подспудно накапливавшихся противоречий, присущих капитализму, привела к мировой войне. "Теория исторических последовательностей считала вероятность такой войны исчезающе малой (из общесистемных соображений). Комконовцы, обязанные по долгу службы рассматривать все мыслимые варианты, придерживались более мрачных взглядов. Анализируя сценарии развития политических кризисов "карибского типа", они пришли к выводу, что ядерный конфликт вполне возможен, и что вне зависимости от начальных условий он приводит к уничтожению основных организующих структур данной цивилизации (Теорема Кроссера-мл. [4].) [18]"
   Формальные поводы бойни, равно как и ее зачинщики совершенно не важны[19]. Реальными же причинами были споры из-за сырьевых ресурсов, рынков сбыта и сфер политического влияния. Против Континентальной империи выступило в первую очередь Улумберское королевство, ее главный соперник. Обе стороны рассчитывали на блицкриг. Но, обменявшись несколькими сокрушительными ударами, противники перешли к позиционной войне. Они начали лихорадочно втягивать в войну все новых и новых союзников. Линии фронтов, протянувшиеся в общей сложности более чем на две с половиной тысячи километров, почти совпадали с довоенными границами, изредка отодвигаясь на 20-50 км. то в одну, то в другую сторону. Война превратилась в бессмысленную и безрезультатную мясорубку, в которую стремительно вовлекались густонаселенные, но хозяйственно слабо развитые страны юго-запада. Оттуда Улумбер черпал неистощимые человеческие ресурсы, поскольку жестоко голодавшие народности Хутхо и Дунда с восторгом восприняли обещание переселения после победы на завоеванные земли империи. Так сложился Освободительный Блок, провозгласивший своей задачей "свержение ига Континентальной деспотии".
   Воюющие стороны вступили в конфликт с оружием, приблизительно соответствующим тому, что пустили в ход земляне в Первую Мировую. Стремительное качественное перевооружение, произведенное в ходе войны, привело к созданию химических снарядов, бактериологических мин, танков. Наконец, уже агонизирующие противники изобрели ядерное оружие и ракетные носители.
   И начался Апокалипсис!
   Убедившись, что обстоятельства складываются не в их пользу, правите-льство Великой империи в 2129 г. приняло решение применить ядерное оружие. На Улумбер только в первой волне налетов упало около пятидесяти ракет! Освободительный Блок в отчаянии ускорил разработку собственного атомного "оружия возмездия", а в ожидании его обрушил на противника свои запасы бактериологических и химических арсеналов. Великоимперские войска ответили тем же, затем территория империи сама в скором времени стала мишенью для новорожденного атомного оружия Освободительного блока.
   Почти весь грузовой, рыболовный и пассажирский надводный флот Островной империи к началу войны находился в территориальных водах материковых государств, выполняя многочисленные услуги континенталов по фрахту. Имперские суда давали, занимаясь международным извозом, львиную долю бюджетных доходов. Понятно, что корабли островитян плавали под флагами всех цветов и оттенков. И, как следствие "попали под раздачу" в самом начале войны. Их топили все! Уже через пару месяцев тоннаж имперского гражданского флота стеснительно жался у нулевой черты. Островитяне истошно провозглашали нейтралитет, но на это никто не обращал внимания. Уцелевшие экипажи, случайно сумевшие вернуться на родину, с обидой и возмущением рассказывали о поведении "этих материковых сволочей". Империя испытала всплеск патриотизма, стремительно переросшего в шовинизм. "А чего, собственно, церемониться с континентальными крысами? -рассуждали имперские обыватели, -Они нас много жалели? Если континенталы жгут хижины друг друга, значит, погреть руки на их пожарах - не только не грех, но наше святое право!"
   Обида оказалась настолько сильной, что островные обыватели стали охотно считать жителей Материка ущербными в культурном и социальном смысле. Мировая война, якобы, доказала, неспособность континенталов к созданию хоть сколь-нибудь разумного общества Это была невообразимая псевдонаучная чушь, но те, кто мог в этом разобраться, предпочитали молчать.
   Островная Империя не влезала в самую гущу кровавой бойни, формально оставаясь нейтральной. Она выжидала. Почти столетний адмиралиссимус Зохак Зэ незадолго до своей смерти предложил программу построения неуязвимого для любого оружия подводного флота, а теперь ее принялись активно осуществлять. Со стапелей в волны начали соскальзывать хищные силуэты вначале дизельных, а затем еще и атомных субмарин. В цехах судостроительных заводов - черным по желтому - висели лозунги: "Больше, больше, еще больше!"
   В 20 веке на Земле американский экономист Кейнс сформулировал свою теорию "строительства пирамид", которая предназначалась для выведения из кризиса замкнутой автаркичной экономики. В Островной империи Саракша в роли таких "пирамид" выступили подводные крейсеры и линкоры.
   С началом войны в хозяйстве Островной империи упал общий покупательский спрос, сократилось производство товаров и услуг. Сокращение производства привело к разорению мелких товаропроизводителей, к увольнениям работников большими предприятиями, и крупномасштабной безработице. Безработица повлекла снижение доходов населения, то есть покупателей. А это, в свою очередь, форсировало дальнейшее падение покупательского спроса на товары и услуги. Возник замкнутый круг, удерживающий экономику островитян в состоянии хронической депрессии. Но! Правительство решило: если массовый потребитель не способен оживить совокупный спрос в масштабах национальной экономики, это должно сделать государство. Если Империя предъявит (и оплатит) предприятиям некий крупный заказ, это приведет к дополнительному найму рабочей силы со стороны этих фирм. Получая заработную плату, бывшие безработные увеличат свои расходы на потребительские товары, и, соответственно, повысят совокупный экономический спрос. Это, в свою очередь, повлечет рост совокупного предложения товаров и услуг, и общее оздоровление экономики. При этом начальный государственный заказ, предъявленный предприятиям, может быть грандиозным и в той или иной степени даже малополезным, вроде армад подводных лодок. Это сработало!
   На Материке "...погибли миллионы и миллионы, были разрушены тысячи городов, десятки малых государств оказались сметены с лица земли, в мире... воцарился хаос. Наступили дни жестокого голода и эпидемий. Попытки народных восстаний кучка эксплуататоров подавляла ядерными снарядами "[20]. Когда силы обеих сторон были совершенно истощены, "война утихла как-то сама собой, хотя мира никто ни с кем не заключал [21".
   Целые страны Материка превращались в радиоактивные пустыни, а уцелевшие народы вели отчаянную борьбу уже не за призрачное мировое господство, а за простое выживание. И вот произошел, наконец, неизбежный психологический надлом у обеих воюющих сторон. Обовшивевший и очумевший от лучевых язв пехотинец на фронте, голодная и озверевшая от сверхурочных работ штамповщица на патронной фабрике решали: "Всё! Пришел он, конец света!" Солдаты, не сговариваясь, бросали окопы и, подняв на штыки единичных патриотов-офицеров, батальонами разбегались по домам. Фермеры скручивали черные узловатые пальцы в кукиш и злорадно совали под нос сборщикам продовольственной разверстки. Полицейские прятали мундиры подальше и начинали спекулировать на черных рынках. Все до одного, все как один, переставали воевать, пахать и плавить сталь, а начинали воровать все, что попадалось под руку - от армейской тушенки до бронетранспортеров, от заспиртованных экспонатов зоологических музеев до паровозов.
   Островитяне, счастливо избежавшие непосредственных ужасов войны, тем временем упорно боролись с последствиями химических и радиоактивных заражений и строили, строили, строили подводные лодки. Ждали. Если бы им была ведома древнекитайская присказка о мудрой обезьяне, сидящей на горе и наблюдающей за схваткой тигров, наверняка они бы ее с удовольствием повторяли.
   Победителей в мировой войне на Континенте не было. Улумбер сотрясла революция, сменившаяся гражданской войной. Монархию там сменила дюжина генеральско-диктаторских режимов, свирепо оспаривавших власть друг у друга. Провинции Великой (Континентальной) империи, официально даже не провозглашая суверенитета, превращались в независимые государства, такие, к примеру, как Хонти и Пандея.
   Распад империи, в общем, почти завершился, когда в культурном и хозяйственно-географическом сердце бывшей империи - Метрополии - "анонимная группа молодых офицеров генерального штаба, которые в один прекрасный день, располагая всего двумя дивизиями, очень недовольными тем, что их направляют в атомную мясорубку, организовали путч и захватили власть [22]". Образовалась Отчизна - государство, территориально приблизительно совпадавшее с бывшей северо-западной частью Метрополии и объединявшее около 40 миллионов населения. Главный город Отчизны получил название Столичного.
   Еще в 2127 г. группа флотов "А" Островной империи начало патрулирование северо-западного побережья Материка. Активных действий она не предпринимала, массовых ударов не наносила. В 2130 г. группа флотов "Б" атаковала прибрежные зоны Континента. А в 2143 г. впервые и невиданной прежде силой навалилась на "сухопутных крыс" самая многочисленная группа флотов "Ц".
   Вот тогда-то оцепеневшие от ужаса континенталы увидели, как из морских волн поднимаются сотни белых подводных чудовищ, изрыгающих из себя на берег стаи беспощадных бритолобых дьяволов, которые истребляют все и вся.
   На Саракше начиналась эпоха островитян.
   Именно в это время на Саракше появились земляне.
  
  
   [1] Разумеется, по нашему, земному летосчислению! (Сяо Жень)
   [2] См. "История вселенной", учебник для третьего года обучения в средних школах всех типов, Черный пояс, Цабу, 9588 г.от Озарения, ї5.
   [3] Человек разумный человеку прямоходящему - волк!
   [4] "В условиях изоляции сложились "темные" (хо, за, ди) и "светлые" (эм-до, дзэ-гэ) диалекты Архипелагов, причисляемые лингвистами к западной ("лиловой") ветви "фиолетовых" языков. Диалекты, слабо различаются между собой наличием или отсутствием системы тонов. Фонологические особенности языка: 36 согласных фонем и 16 гласных фонем, различающихся тремя ступенями подъема и тремя тембровыми классами противопоставлены по принципу огубленности. Тоны имеют функциональную значимость. Язык Архипелагов - изолирующего типа с агглютинативно-флективной морфологией, полисиллабичный, с совпадением слога и морфемы. Для языка Архипелагов характерны категории числа для существительных и местоимений, лица, наклонения вида и времени для глаголов. Словообразование - агглютинативная аффиксация, словосложение и повторы. Особенностью языка следует считать наличие форм вежливости в лексике и грамматике. В основе алфавита лежит то же начертание букв, что в большинстве стран на территории бывшей Континентальной Империи, в частности, - в Отчизне ". П.С.Дронов. Языковая карта Архипелагов, планета Саракш. Языки Внеземелья: энциклопедия, т.6, с 117.
   [5] См. "История вселенной", учебник для третьего года обучения в средних школах всех типов, Черный пояс, Цабу, 9588 г.от Озарения, ї44.
   [6] Хочется предостеречь против предубежденного восприятия термина "черный". Многих землян это прилагательное настраивает на отрицательный лад и подсказывает синонимы "мрачный", "беспросветный", "грязный". Для саракшианца-континентала это совсем не так, а для островитянина - тем более. (Сяо Жень)
   [7] Напомню, для удобства читателей датировка производится по земному календарю! (Сяо Жень)
   [8] См. "История вселенной", учебник для третьего года обучения в средних школах всех типов, Черный пояс, Цабу, 9588 г.от Озарения, ї32.
   [9] Напоминаю: для удобства все даты здесь приведены по земному календарю (Сяо Жень)
   [10] Тому, кто заинтересуется порядками, царившими в них, следовало бы прочесть описания европейских путешественников, побывавших в землях донских и запорожских казаков. Потрясающее сходство! (Сяо Жень)
   [11] См. "История вселенной", учебник для четвертого года обучения в средних школах всех типов, Черный пояс, Цабу, 9589 г.от Озарения, ї28.
   [12] С появлением раннебуржуазной индустрии излучатель Странников в Ущелье Ужаса на Алебастровом Хребте произвёл свою деинсталляцию. Сработали устройства саморазрушения и большая часть агрегата превратилась в невосстановимые обломки. Примечательно, что это не сопровождалось экологическим ущербом для планеты. Думаю, что самоуничтожение объясняется элементарными расчетами Странников: цивилизация достигшая индустриального уровня и обнаружившая агрегат-излучатель уже не будет поклоняться ему и, превратив в идола, обожествлять. Теперь последует (пусть даже безуспешная) попытка изучения объекта, а раскрываться, как мы знаем, Странники упорно не желают. Неясно лишь, отчего нигде деинсталляция не была полной. На Луне в кратере Тихо остались камеры со "слезами Селены", на Гиганде уцелели "золотые шары". На Саракше в руинах Смертоносных пещер в Ущелье Ужаса сохранились "батарейки заводного чертика".
   [13] См. "История вселенной", учебник для шестого года обучения в средних школах всех типов, Черный пояс, Цабу, 9587 г.от Озарения, ї27.
   [14] См. "История вселенной", учебник для седьмого года обучения в средних школах всех типов, Черный пояс, Цабу, 9589 г.от Озарения, ї5.
   [15] С.Переслегин. Последние корабли свободного поиска. Предисловие к 6 тому Полного Собрания Сочинений А. и Б. Стругацких, Претория, 2201, с.5
   [16] Плачевное состояние воздухоплавания и авиации на Саракше, разумеется, особенностями саракшианской науки. "Приходится читать много ерунды о развитии физики на Саракше. Многие убеждены, что там не известен закон всемирного тяготения, а траектории ракет рассчитываются через теорию импетуса. На самом деле законы механики, оптики и электромагнетизма для миров, связанных конформным отображением, совпадают. (При таком отображении прямые переходят в дуги окружностей: жители Саракша считают, что свет распространяется по дуге. Бесконечно удаленная область попадает в центр окружности, который, следовательно принципиально недостижим. Поэтому мысль отправить самолет или ракету "напрямик" через центр мира является для жителя Саракша абсурдной - по мере приближения к центру ракета за одинаковые промежутки времени будет преодолевать все меньшее и меньшее расстояние, так что в рамках физики Саракша такое путешествие займет бесконечное время.) Принцип эквивалентности гравитации и инерции известен на Саракше, соответственно, известна и теория гравитации Эйнштейна. Ньютоновское квазиклассическое приближение нормально выполняется. Противоречие с теоремой Гаусса (согласно которой гравитационное поле в замкнутой полости строго равно нулю) снимается введением исчезающе малой добавки к закону всемирного тяготения" С.Переслегин. Последние корабли свободного поиска. Предисловие к 6 тому Полного Собрания Сочинений А. и Б. Стругацких, Претория, 2211, с. 2
   [17] По миллиарду человек проживало в Хутхо и Дунде (Сяо Жень)
   [18] С.Переслегин. Последние корабли свободного поиска. Предисловие к 6 тому Полного Собрания Сочинений А. и Б. Стругацких, Претория, 2211, с.5
   [19]"-Убили, значит, Фердинанда-то нашего, -сказала Швейку его служанка". Я.Гашек. Похождения бравого солдата Швейка, Кишинев, Картя Молдавэняскэ, 1972, с.26
   [20] БВИ. А. и Б. Стругацкие. Обитаемый остров (GPI:\\S15-Literature-Historical\S\Strugacky\53\ p34)
   [21] там же
   [22] там же
  
  
   ХОД 3
  

Новая Зеландия,

Окленд, Фиш-Стрит 5,

кабинет председателя пятого отделения

Комитета галактической безопасности при Всемирном Совете

16 апреля 2151 г.

6.30 час.

  
   -Доброе утро, пан шеф!
   -Здравствуйте, здравствуйте... Только с чего Вы, Анджей, взяли, что оно доброе? Работы то густо, то пусто. Вот сейчас, да будет вам известно, невпроворот "густо", лопата ломается. Я вчера лег спать в половине второго. А сегодня с пяти - на ногах, это я-то, ярко выраженная "сова"! И так уже четвертый день.
   -Вашу шпильку, пан шеф, насчет "да будет известно", позвольте пропустить мимо ушей. Хотелось бы мне не знать об этом! Кто же все четверо суток обеспечивает вас материалами для ночных бдений, осмелюсь спросить?
   -Ладно, ладно, Анджей, уж побрюзжать вволю и то мне нельзя. Последнюю радость у начальника отнимаете. Да что Вы возвышаетесь башней, садитесь. Какие неприятности у нас на сегодня?
   -Ну, почему обязательно неприятности, пан шеф? Разрешите начать с конца. Данные с базы "Саракш-1": детальное сканирование, радиоперехваты, данные лингвоанализа и прочая рутина.
   -Правильно, рутину на конец дня и, надеюсь, никаких сюрпризов, как позавчера, не обнаружится?
   -Обижаете, пан шеф, то была досадная случайность. Далее: доклады реконструкторов, обсуждение мест блиц-высадки, оснащение многотоннажных транспортников.
   -К 19.00 пригласите Ван Юаня, Мак-Кинли и Линду. Да, пусть Линда обязательно захватит свои предложения по многотоннажкам. У нее голова светлая, наверняка что-нибудь придумала.
   -Так... Команда "Саракша-2" возмущается: опять им доставили не те контейнеры для собранных материалов и продолжают игнорировать их просьбы о посылке крупногабаритного консерватора.
   -Стоп! А какое мы-то к этому имеем отношение? Все претензии - к ведомству Комова! Кто там у них занимается снабжением?
   -Во-первых, они туда уже обращались, но результата пока нет. Им ответили в том смысле, что желающих много, а кораблей для перевозки крупногабаритных объектов не хватает. Эрго: ждите терпеливо, дойдет и до вас очередь. А, во-вторых, пан шеф, "Саракш-2", как ни крути - наша епархия, а не Комова.
   -Ну что ж, тогда придется Вам лично решить их проблемы, Анджей.
   -Как всегда... Далее, самое большое на сегодня - закрытое совещание в 15.00 по делу неких "подкидышей". Скорее всего, будет присутствовать представитель из Всемирного Совета. Кто именно - мне, разумеется, неизвестно, но лицо, очевидно, ответственное. Вот, персонально для Вас, кристалл с записями для подготовки. Будьте осторожны с введением пароля и с расшифровкой, пан шеф, после ознакомления с информацией списать ее с кристалла будет невозможно, последует автостирание.
   -Ясно.
   -И, думаю, самое важное. Дальше вариться в собственном соку мы не можем, нужны новые сотрудники. Вот почему, к примеру, произошел позавчерашний казус, о котором Вы изволили упомянуть? Страшно не хватает рук и, самое главное, голов. Так что, разрешите поднять мятеж и категорически потребовать подкреплений. Здесь предложения по комплектованию отделения: четыре личных дела, материалы предварительных наблюдений и всё такое прочее. Надеюсь, какие-то кандидатуры Вас заинтересуют, и Вы их утвердите.
   -Давайте сюда, Анджей. Займусь этим прямо сейчас. Собственные рекомендации приложили?
   -Разумеется. Кажется, у меня всё, пан шеф...
   -Спасибо. Ваши заунывные стоны, Анджей, произвели глубокое впечатление. Считайте, что тиран-начальник разрыдался от жалости и подарил всей секции три дня разгульного отдыха с... Ну, скажем, с завтрашнего утра.
   -О, благодарим, шеф! Тем более что до нас дошли слухи, будто вы как раз на три дня уезжаете...
   -Хм, естественно. А вы думали, что иначе я позволил бы бездельничать?
  

В Комитет Галактической безопасности..[1]

Председателю пятого отделения

Рудольфу Карлу Людвигу Сикорски.

Секция "Саракш"

Уровень конфиденциальности - средний.

Дата: 15 апреля 2151 года.

Автор: Анджей Барвиньский, старший эксперт секции "Саракш".

Тема: "Поддержка".

Содержание: кандидатуры сотрудников секции "Саракш".

  
  
   Личное дело N3
  
   Имя: Всеслав Глебович Лунин
   Кодовый номер: В-60938-1258409.
   Генетический код - см. приложение N1.
   Медицинские параметры - см. приложение N2.
   Физиологические параметры - средние, см. приложение N3.
   Психотип -1, ярко выраженный. Устойчивый уровень психики. Флегматик. Интраверт.
   Профессиональные склонности: история, философия, литература.
   Профессиональные показания: преподавание, популяризация, см. приложение N4.
   Родился: 5.30 час. 8 июля 2127 г. в Белграде. Мать - Ольга Ивановна Лунина, биолог-генетик, смотритель историко-природного заповедника "Железные Ворота". Об отце данных нет.
   Процедура начальной медицинской интериоризации - стандартная. Внимание: процедура биоблокады (фукамизации) прошла с осложнениями! Поэтому повышение естественного уровня приспособляемости организма В.Лунина к внешним условиям (биоадаптацию) было поставлено лечащими врачами под сомнение. Введение сыворотки унблаф (культуры "бактерии жизни") не привело, как это ожидалось к увеличению на несколько порядков сопротивляемости организма ко всем известным инфекциям, вирусным, бактериальным и споровым, а также ко всем органическим ядам. Последующее растормаживание гипоталамуса В.Лунина микроволновыми излучениями гораздо менее ожидаемого повысило способность организма адаптироваться к таким физическим агентам внешней среды, как жесткая радиация, неблагоприятный газовый состав атмосферы, высокая температура. Слабо возрос диапазон спектра, воспринимаемого сетчаткой, незначительно выросла способность к психотерапии и т. д. Кроме того (и это вызвало наибольшую озабоченность медиков), практически не повысилась способность организма В.Лунина к регенерации поврежденных внутренних органов.
   Двуязычен (русский, сербохорватский). Читает на обоих языках с 4-летнего возраста. Посещал детский сад "Звездочка". До шести лет воспитывался бабушкой, Евдокией Николаевной Луниной (умерла в 2133 г.) и матерью. Мать вообще занимает в жизни Всеслава уникальное место. Он считал и считает ее непререкаемым авторитетом во всех сферах, относится к ней с глубокой нежностью. Пожалуй, единственным способом вывести Всеслава из себя и спровоцировать на агрессивность является проявление недостаточного по его мнению уважения к О.И.Луниной.
   С 2133 г. - В.Лунин ученик Белградской школы М.Зорича. Учитель - Ливиу Паулиан, Психолог - Эмма Хёринг.
   Увлечения: 1-3 класс - зоология, обществоведение, литература, рисование. Мальчик неоднократно награждался грамотами и похвальными листами различных библиотек, а также дипломом БВИ за активное пользование фондами, см. приложение N5.
   С 4 класса проявил устойчивый интерес к истории.
   Интересы Всеслава тогда сосредотачивались, главным образом на проблемах первобытной и античной истории Карпато-Балканского региона. Лето 2138 г. мальчик провел на раскопках объекта новокаменного века на р.Сава. В 2139-2140 гг. вместе с группой школьников помогал в восстановлении памятника среднекаменного века Лепенски Вар и сооружении копии древнего поселка в одноименном туристическом комплексе. Принял участие в ролевой игре "Индоевропейцы-40". Мальчик запомнился и сверстникам, и взрослым тем, что воспринимал развернувшиеся события не как имитацию, а как реальность. При "обороне селения", нарушая условия игры, он попытался даже взять командование дружинниками, когда вождь был "убит вражеской стрелой".
  
   Психолог обращал внимание педагогического коллектива на относительное равнодушие Всеслава к жизни школы. Проблемы одноклассников, по выражению Э.Хёринг, вызывали у мальчика "вежливое понимание". Учитель как-то заметил, что Всеслав, не задумываясь, переложит на свои плечи пуд беды ближнего, но вряд ли примет грамм радости соседа. При всем том неверно было бы считать склонности и поведение мальчика каким-либо отклонением от нормы. Он всегда абсолютно адекватно оценивал окружающую его действительность, имел собственный рациональный взгляд на происходящее. Однако и Учитель, и Психолог согласны в одном: история стала для Всеслава средством "быть в другом, более интересном мире".
   Как-то, в минуту откровенности, он признался Ливиу Паулиану, что "опоздал с рождением века на два". Думается, с этим высказыванием можно связать то, что в 2141 г. Всеслав резко изменил объект интересов и начал серьезно интересоваться периодом европейской истории, охватывающим 30-60 гг. ХХ века. Он усердно занимался на факультативах по параллельной, реконструктивной и экспериментальной истории. Юноша увлекся изготовлением плоских изображений в стиле старинных фотографий 20 века. Всеслав разыскал и восстановил около десятка фотокамер двухвековой давности, подарив их впоследствии различным музеям. Системный блок личного вычислителя он вмонтировал в корпус, представляющий точную копию раритетного радиоприемника 1939 г. выпуска, а монитор Всеслава выглядит как советский телевизор "Рекорд" образца 1961 г. [2]
   Летом 2141 г., собрав небольшую группу сверстников, совершил краткое путешествие по местам боев югославских партизан во время второй мировой войны.
   Зимой 2141-2142 гг. принял активное участие в научной ученической конференции, посвященной двухсотлетию Московской битвы. Из 158 ее участников, он оказался единственным, кто не ограничился просмотром старинной немецкой и советской кинохроники, но буквально потребовал разрешить ему просмотр видеофрагментов из собрания Коллектора Рассеянной Информации, относящихся к сражению за Москву. Категорический отказ организаторов конференции, опасавшихся за юношескую психику, сменился их неуверенным согласием при условии строжайшего контроля со стороны специалистов-психологов. Опасения оказались напрасными. Всеслав просмотрел необычайно тягостные кадры КРИ, изобиловавшие ужасами и смертями, но не испытал шока. Выключив стереовизор, юноша спокойно и сдержанно отказался от беседы на тему увиденного. На следующий день он попросил разрешения остаться одному. Как удалось установить, он отправился на то место, где в ноябре 1941 г. горстка молодых курсантов военного училища, практически безоружных, преградила путь нацистским танкам и, задержав врага, полегла до последнего человека. Всеслав долго молча бродил по промерзшему полю. "Это были Люди с огромной буквы" - сказал он Учителю по возвращении домой.
   Успехи Всеслава в учебе были весьма неплохи, но мотивация при получении отличных оценок по разным предметам весьма отличалась (см. приложение N6). Так, дисциплинам обществоведческой образовательной области он уделял основное внимание. А высшие баллы по матанализу и физике он, по его собственному выражению, "набирал", чтобы доставить приятное матери, которая искренне радовалась успехам сына. В сочинении на тему "Что я могу и чего не могу" Всеслав искренне сожалел, что ему трудно даются языки. В это время уже было разрешено применение школьниками мнемокристаллов, однако В.Лунин наотрез отказывался пользоваться ими, заявляя, что предпочитает изучать английский, латинский и японский языки "естественным путем". Впрочем, на "естественном пути" его продвижение осталось скромным.
   Темой выпускной работы Всеслав избрал "Прогноз возможных типологических соответствий между инопланетными индустриальными цивилизациями и цивилизацией Земли ХХ века"[3].
   В сентябре 2142 г. последовал переезд Ольги и Всеслава Луниных в Новосибирск. Это было связано с решением В.Лунина поступать на исторический факультет Новосибирского академического комплекса. Выбор был не случаен, поскольку именно в новосибирском Академгородке тогда работали такие корифеи параллельной и компаративистской истории, как Ли Сянь-ю, Пак Чэ, Соломон Цукерман и Жанна л'Оссэ.
   Вступительные экзамены были сданы только на отличные оценки.
   В 2143-2148 гг. В.Лунин - студент исторического факультета НАК.
   Отзывы преподавателей об успехах В.Лунина в учебе - самые положительные (см. приложение N7).
   Он получал во время сессий только высший балл (за все время обучения - единственное "хорошо" - по основам общей лингвистики; (см. приложение N4.) Участвовал в раскопках укреплений Линии Мажино во Франции (2143 г.), подземной крепости "Раменки-3" и чешского форта в Судетах (2144 г.). Участник многочисленных студенческих конференций и семинаров. Научным руководителем В.Лунина стал Джулио Балачини, ученик Жанны Оссэ и сотрудник ее лаборатории.
   Всеслав с первого курса вплотную занялся проблемами системного подхода в компаративистской истории. Из близких его интересам внеземных цивилизаций, находящихся на индустриальной стадии развития тогда были известны лишь миры Надежды и Гиганды. Но получить оттуда надлежащего материала не представлялось возможным.
   Планета Надежда с самого момента обнаружения в 2145 г. была строго закрытой для посещения. Более того, даже информация о ней до 2164 г. оставалась недоступной для широких масс любопытствующих непрофессионалов, пока не было выяснено, "что за свое последнее столетие обитатели Надежды потеряли контроль над развитием технологии и практически необратимо нарушили экологическое равновесие. Природа была уничтожена. Отходы промышленности, отходы безумных и отчаянных экспериментов в попытках исправить положение загадили планету до такой степени, что местное человечество, пораженное целым комплексом генетических заболеваний, обречено было на полное одичание и неизбежное вымирание. Генные структуры взбесились на Надежде. Собственно ... до сих пор никто у нас так и не понял механику этого бешенства. Во всяком случае, модель этого процесса до сих пор не удалось воспроизвести ни одному нашему биологу. Бешенство генных структур. Внешне это выглядело как стремительное, нелинейное по времени ускорение темпов развития всякого мало-мальски сложного организма. Если говорить о человеке, то до двенадцати лет он развивался в общем нормально, а затем начинал стремительно взрослеть и еще более стремительно стареть. В шестнадцать лет он выглядел тридцатипятилетним, а в девятнадцать, как правило, умирал от старости. Разумеется, такая цивилизация не имела никакой исторической перспективы"[4].
   История же Гиганды же рассматривается многими учеными как своего рода шарж на прошлое Земли. То, что в биографии земного человечества следует рассматривать как значительные, но все же локальные эпизоды, на Гиганде приобретало утрированно всепланетные формы. Имперские традиции на этой планете традиционно увязывались со стремлением к глобальному, мировому господству. Конфликты между представителями различных этнических и религиозных групп только в исключительных случаях не выливались в чудовищный геноцид. Монархии Гиганды практически всегда становились деспотиями, а республики - отвратительнейшей охлократией. Революции совершенно незаметно трансформировались в невообразимо мракобесную реакцию. Преклонение перед ценностью человеческой личности, исповедующей те же религиозные, моральные и идеологические принципы, преспокойно совмещалось с категорическим непризнанием людьми и хладнокровным истреблением тех, кто эти принципы не исповедовал. Религиозные войны, выливавшиеся в подобия наших крестовых походов, перекатывались с континента на континент. До сих пор нигде во Вселенной не обнаружено ничего подобного маниакальному стремлению гигандцев воплощать в жизнь заведомо обреченные на провал утопии, что уживается со скептическим отношением к вполне реальным социальным проектам. При всем том (а быть может, именно благодаря тому?) общества планеты представляли собою поразительно гибкие и открытые социальные системы, всегда нацеленные на поливариантное развитие.
   Понятно, что в условиях, во-первых, нехватки фактического материала, и, во-вторых, его нетипичности, Всеславу пришлось заняться построением гипотетических моделей. В 2146 г. он опубликовал первую статью, в которой предсказал возможные формы развития военных конфликтов на Гиганде[5].
   С 2147 г. В.Лунин активно искал подтверждений об обнаружении планеты с индустриальной цивилизацией, соответствующей уровню земного ХХ века. Скорее всего, до него дошло сообщение об экспедиции С. бен Хаули и смутные намеки на последующие действия, предпринятые по отношению к Саракшу.
   Начиная с марта 2148 г. из секции "Саракш" пятого отделения Комитета Галактической безопасности на личный вычислитель В.Лунина начинают приходить сведения, которые наше отделение сочло целесообразным рассекретить. Всему, что транслировалось, был придан вид заурядных рассылочных ответов на запросы, сделанные В.Луниным в БВИ. Судя по всему, Всеслав не заподозрил источника информации, равно как её целевого характера.
   Думается, вследствие нашего информационного толчка в 2148 г. В.Луниным были опубликованы статьи:
   1."Принципы компаративизма при теоретическом изучении внеземных цивилизаций индустриального уровня".
   2."Общее и особенное в структурах вторичной буржуазной формации Земли и возможных аналогичных внеземных формаций"
   3."Какими могут быть цивилизации Саракша?" [6].
   У сокурсников, в отличие от преподавателей, сложилось сдержанное отношение к Всеславу. Свободного от учебы времени у него почти не оставалось. Обычные студенческие развлекательные "междусобойчики" совершенно не привлекали В.Лунина, отчего девушки за глаза звали его "книжным червем". Этому немало способствовало своеобразное, возможно, несколько академичное чувство юмора Всеслава.
   Увлечение В.Лунина квазифотографией "под старину" не только сохранилось в студенческие годы, но и было подкреплено изготовлением подобия кинофильмов ХХ века, как черно-белых, так и цветных. Один из таких фильмов ("Свинотавр") даже получил поощрительную премию на фестивале "Nostalgie-47" в Генуе.
   В 2148 г. В.Лунин окончил НАК. Создается впечатление, что ему очень хотелось продолжить работу в лаборатории Ж.л'Оссэ, однако, по неизвестным причинам Дж. Балачини не предложил кандидатуру своего подопечного, хотя и ни в коей мере не отводил ее.
   Всеслав получил рекомендацию на должность Учителя в одной из новосибирских школ, но работал там лишь полтора месяца. В середине октября 2148 г. он получил извещение из только что открытого Института экспериментальной истории об организации стажировок для выпускников факультетов основной, параллельной и компаративистской истории[7]. Стажировка, конечно, никак не могла рассматриваться как нечто принудительно-обязательное, вроде воинской повинности в столь любимом В.Луниным ХХ веке, но он, кажется, расценил приглашение именно как повестку из военного комиссариата. И тут же принял к исполнению.
   ИЭИ развернул на полигоне "Кентавр" (Северный Сахалин) сразу две площадки. На одной - "поздний феодализм" - работали будущие разведчики, которым предстояло внедриться в государства планеты Авроры: Арканарское королевство, Республику Соан и даже в Святой орден. Другая - "эпоха империализма" - предназначалась для подготовки к внедрению на Гиганду (в герцогство Алайское, в республику Гнигга, в Северную империю). Однако, как известно, условия на Гиганде были сочтены слишком опасными для действий специалистов Института, подготовку признали неадекватной и площадку свернули буквально через месяц. У Комитета Галактической безопасности тогда не имелось условий, чтобы принять площадку в свое ведение, хотя Гигандой Комитет уже занимался всерьез. В.Лунин, начавший там стажировку, выразил неудовольствие сворачиванием работы по Гиганде, но тут же перешел на программу "поздний феодализм". Наставник отметил, что Всеслав по всем показателям достиг высочайших результатов. Незаурядная работоспособность сочеталась с высокой интуицией, дар имперсонификации - с навыками быстрого и детального анализа ситуации. Уже через полгода Всеслав абсолютно вжился в образ соанского патриция Пиуфа, предприимчивого мануфактуриста и ироничного политика. Тестовые проверки и ситуационные испытания были выдержаны с блеском[7], но о перспективах дальнейшей работы на Авроре В.Лунин просто не думал. Можно предположить, что здесь сыграло роль нежелание Всеслава надолго оставлять мать. Он постоянно нуждался в общении с ней, и все отлучки с полигона происходили только домой.
   В феврале 2151 г. В.Лунин возвращается в Новосибирск.
  
   Место постоянного проживания В.Лунина:
   Новосибирск, 5-й округ, ул.Свободы 19
   0-ст.N 3812-644-062
   адр.выч. Vglunin@dic.sib

конец документа

В Комитет Галактической безопасности[9].

Председателю пятого отделения

Рудольфу Карлу Людвигу Сикорски.

Уровень конфиденциальности - низкий.

Дата: 15 апреля 2151 года.

Автор: Ван Юань, психолог пятого отделения.

Тема: "Поддержка".

Содержание: рекомендация кандидатур сотрудников.

  
   Дорогой Руди!
  
   Старательно просмотрел все, что подготовили твои молодцы. (К слову, прошу больше не направлять мне документы на французском! Что за Бальзак у вас там развлекается?!) Секция "Саракш" - и, увы, не одна она - который раз подбрасывает мне совершенно стереотипные дела, так что я уже подумываю о том, чтобы раз навсегда составить какой-то шаблон для ответа и не тратить каждый раз время на составление отзывов.
   Кандидатуры за NN 1,3,4 кажутся мне великолепно подходящими для общей аналитической работы в КГБ в качестве "кабинетчиков". Молодцы, что отыскали их. Уговаривайте, приглашайте, заманивайте. Конкретные же рекомендации по прикреплению к секциям как всегда окажутся бессмысленными - вам виднее. Как я понял, на этих ребят положил глаз Анджей из "Саракша"? Что ж, можно и туда. Если все сложится, как надо, получите в группе трех крепких аналитиков. Но работать им можно только на матушке Земле! В который раз самым категорическим образом настаиваю: даже не пытайтесь направлять на агентурную работу лиц, принадлежащих к первому психотипу!!! А ведь NN 1,3,4 относятся именно к первой группе: психограммы четкие, недвусмысленные.
   Неофициально: Руди, мы знакомы давным-давно... Ну нельзя же так... Даже не узнаю тебя... Мало нам чрезвычайных ситуаций на Авроре?! С. Орловский, Дж. Тафнат, К.Розенблюм[10] -- все ярко выраженные "первотипники", направленные туда Институтом экспериментальной истории, без согласования с нами, психологами - чем они закончили? Так нет же, забросили на Аврору еще и Антона Саенко[11], а я был и остаюсь яростно настроен против этого!!! Хватит, полагаю, кошмарных срывов и провалов, за которые нас критикуют все эти многочисленные поборники "гласности" и "прозрачности" из Red Peace. (Кстати, что ты слышал об их новом пророке - Исааке Бромберге? Если узнаешь что-либо, сообщи мне - не в службу, а в дружбу...)
   Зато кандидатуры за NN 2 и 5 - вот вам практически готовые будущие резиденты. Психограммы как из бронзы отлиты. Третий психотип чистейшей воды. Умницы. Бойцы. Навершия античных таранов. Вот их и шлите на Саракш. Благословляю!
   P.S. Как ты насчет конференции на Луне? Знаю, что не любишь тамошних условий, но ведь дело намечается интересное. Будешь ли? Я собираюсь непременно.
  
   Ван Юань

конец документа

  

Рабочая фонограмма[12]

Дата: 16 апреля 2151 г. 8.22 час.

Собеседники: 1)Р. Сикорски, председатель пятого отделения Комитета галактической безопасности при Всемирном Совете; 2)неизвестная сотрудница КГБ

Тема: "Поддержка".

Содержание: рекомендация кандидатур сотрудников секции "Саракш".

  
  
   Р. Сикорски: - Рената, я ознакомился со всем, что мне предоставил Анджей. Возражений нет. Постарайтесь организовать собеседование с этими людьми сразу после моего возвращения. Все они здесь, на Планете и даже живут по указанным адресам. Так что связаться с ними будет не просто, а очень просто. Процедура приглашения - стандартная, не мне Вас учить.
   Сотрудник КГБ: - Готовить ли им для предварительного ознакомления что-нибудь особенное?
   Р. Сикорски: - Всех хочет забрать к себе Анджей, так что пусть он и составит подборки по Саракшу. Вы же позаботьтесь, чтобы кандидаты не общались между собой до официального принятия в состав группы. Я вернусь через три дня.
   Сотрудник КГБ: - Вы будете на Земле?
   Р. Сикорски: - В Лунном Центре.
  

конец документа

  

Электронная копия письма[13]

Дата: 17 апреля 2151 г. 12.00 час.

Куда: Vglunin@dic.sib

Кому: Всеславу Глебовичу Лунину (Новосибирск, 5-й округ, ул.Свободы 19)

Тема: "Поддержка".

Содержание: рекомендация кандидатур сотрудников секции "Саракш".

  
   Уважаемый Всеслав Глебович!
   К Вам обращается руководство секции "Саракш" пятого отделения Комитета Галактической безопасности при Всемирном Совете.
   Не могли бы Вы уделить нам время для встречи и беседы? Предмет следующий: нам очень хотелось бы обсудить возможность Вашей работы в секции.
   Вы известны в КГБ, как многообещающий молодой исследователь-историк, занимающийся и проблемами прошлого Земли (20 век), и вопросами параллельной истории. Думается, материал о развитии индустриальных цивилизаций планеты Саракш, имеющийся в нашем распоряжении и стремительно прирастающий с каждым днем, покажется Вам небезынтересным.
   Если по каким-либо причинам Вы отклоните наше предложение (что нас искренне огорчит), просим сообщить по адресу вычислителя KGB-5-dep@wc.cap. При согласии или в случае возникновения каких-либо вопросов просим известить по этому же адресу. Будем очень рады встретить Вас в течение недели по адресу:
   Новая Зеландия,
   Окленд, Фиш-Стрит 5, каб. 5.
   0-ст.N 5571 - 300-101а
  

конец документа

Электронная копия письма[14]

Дата: 17 апреля 2151 г. 22.00 час.

Куда: KGB-5-dep@wc.cap

Кому: Окленд, Фиш-Стрит 5, каб. 5, руководству секции "Саракш" пятого отделения Комитета Галактической безопасности при Всемирном Совете

Тема: "Поддержка".

Содержание: рекомендация кандидатур сотрудников секции "Саракш".

  
  
   Здравствуйте!
   Очень рад приглашению. Разумеется, прибуду. Устроит ли Вас четверг с 11.00 по 13.00 по новозеландскому времени?
  
   В.Лунин
  

конец документа

  
   Комментарий Сяо Жень:
   Разумеется, никаких материалов о появлении моего деда в секции "Саракш" нет и быть не может. Кому бы пришло в голову фиксировать столь "историческое событие"? Поэтому можно лишь предполагать, как все происходило.
   Вероятно, 18-21 апреля все кандидаты - Лю Ши (дело N1), Хайнрих Даубб (дело N2), Всеслав Лунин (дело N3), Сузуки Канимура (дело N4) и Мурад Аширбай (дело N5) - не только изъявили согласие работать в КГБ, но и лично прибыли в Окленд. Тогда секцию составляла "семерка пик" (происхождение коллективного прозвища осталось неизвестным): Анджей Барвиньский, Марианна Кюхер, Ухум Бухей, Джеральд Ли, Цу Ся-чао, Рикарду Сантуш и Антаримаву Бенкурибаике. В то время Р.Сантуш настоятельно просил направить его для разведывательной работы на Саракш и рассматривал приход новичков, как возможность переложить на кого-то из них свои обязанности. Приблизительно через месяц после начала работы все так и произошло. Р.Сантуш, Х.Даубб и М.Аширбай уехали на полигон "Кобра" в южную Монголию, где и приступили к подготовительным занятиям. В.Лунин, к тому времени введенный Р.Сантушем в курс "канцелярии" секции "Саракш", заменил выбывшего.
   По очень скудным и отрывочным сведениям, В.Лунин произвел самое благоприятное впечатление и на непосредственного начальника А.Барвиньского, и - более того! - на самого ледяного Р.Сикорски. Руководитель пятого отделения однажды даже устроил личный выговор Всеславу за ежедневную работу по 12-14 часов и запретил появляться в КГБ в течение недели. Впрочем, полученная от Сикорски выволочка скорее польстила молодому специалисту, чем заставила изменить режим дня: Всеслав обожал то, чем занимался. От лавины саракшианской информации его отвлекали только регулярные визиты в Новосибирск[15]. Но вскоре О.И.Лунина переселилась в Окленд, так что теперь его мог заставить оторваться от дела только запах маминых блинов[16], который, по его уверениям, он чуял с противоположной окраины города.
   Не могу не выразить глубочайшего недоумения по поводу утверждения уважаемого С.Переслегина, которое осмелюсь процитировать вторично: "Выяснилось, что жители Саракша ... генетически неразличимы с людьми. Технический уровень цивилизации соответствовал Земле сороковых-пятидесятых годов XX века - то есть, времени перехода на коммунистическую ветвь исторической последовательности. Наблюдающиеся отклонения от "контрольных показателей": ускоренное развитие исследований психодинамических полей мозга и вычислительной техники при чрезвычайно медленном прогрессе в авиации - укладывались в рамки "стандартного разброса параметров". Не укладывалось другое. Саракш представлял собой пример цивилизации, пережившей ядерную войну".[17].
   Как раз наоборот.
  
   Действительно, в декабре секция "Саракш" пережила кризис. Практически завершился сбор первичной информации по общему состоянию цивилизаций планеты методами внешних наблюдений. Все, что можно было выжать из непрестанной работы гравитаторов, локаторов, гипотанктеров и прочей техники, было выжато.
   Несколько тысяч кристаллов с записями нашли свои места в архивах секции. Стало очевидным: завершился этап накопления и начался период осмысления и обобщения.
   Группа наблюдателей с базы "Саракш-2" поработала на славу. География Саракша стала доступной. Секция теперь располагала подробнейшими картами планеты, на которых был нанесен рельеф, намечены приблизительные границы природных зон. Удалось расшифровать значение большинства мелких объектов (железные дороги, шахты, станции и пр.), не говоря уж о крупных (города, поселки, военные базы и т.п.)
   Однако даже у узких специалистов по обслуживанию наблюдательной техники "Саракша-2" вызвали большое недоумение некоторые - неоднократно проверенные и подтвердившиеся - данные.
   Во-первых, не выявилось абсолютно никаких признаков исследования саракшианцами космоса, что для промышленной цивилизации данного уровня, мягко говоря, непонятно.
   Во-вторых, опасения кибертехников и операторов "Саракша-2", что их зонды, погружающиеся в атмосферу планеты, вызовут любопытство пилотов саракшианской авиации, оказались совершенно беспочвенными. Самолетов также не было! Индустриальная эпоха без воздухоплавания?!
   Вот что в первую очередь "не укладывалось "в сознание сотрудников секции "Саракш"", вот что озадачило подчиненных Анджея Барвиньского!
   И только потом Антаримаву Бенкурибаике и Всеслав Лунин обработали сведения, поступившие с зондов, сброшенных в море. Цифры свидетельствовали о повышенном радиоактивном фоне и наличии в океанской воде токсичных веществ явно промышленного производства. На суше также были отмечены очаги радиоактивного заражения. В некоторых случаях рядом с ними находились объекты, напоминавшие руины заброшенных населенных пунктов. На побочные итоги развития индустрии (принимая во внимание ее оценочный уровень) и на результаты крупномасштабных промышленных аварий это никак не походило. Истолковать данные не смогли, но никакого особенного удивления секция не испытала. А уже 12 декабря А.Бенкурибаике сделала на заседании секции доклад, из которого следовало, что мировая война, приобретшая ядерный характер, сотрясла Саракш за пару десятилетий до открытия планеты. В докладе содержались впоследствии полностью подтвердившиеся гипотезы В.Лунина об особенностях общества, пережившего такую катастрофу.
   Так что это не только "улеглось в рамки "стандартного разброса параметров"", но и было воспринято специалистами секции (смею надеяться, что моего деда уже можно было можно называть таковым), как явление не вполне ясное, но объяснимое.
   Первым разведчиком, ступившим на поверхность Саракша стал Х.Даубб. Это была кратковременная разведка без контакта с аборигенами. Затем последовали четыре высадки М.Аширбая в разных районах планеты с более продолжительными исследованиями. И, наконец, Р.Сантуш, используя опыт, полученный на полигоне "Кобра", выступил в роли внедренного наблюдателя. Он совершил путешествие по Южной Пандее, проник в Отчизну и закрепился в Столице. Совершать какие либо активные действия ему было поначалу строго запрещено, но ситуация сложилась так, что опустившимся бродягой, жившим в окраинных трущобах заинтересовались спецслужбы Отчизны. Р.Сикорски рискнул разрешить Р.Сантушу активный контакт. Тот мастерски сымитировал спившегося радиоэлектронщика, этакого гения-самоучку. Контрразведчики Столицы подобрали Р.Сантуша в его грязном подвальном гнезде, придирчиво проверили на предмет возможного шпионажа, убедились, что тот "чист" и отправили на лечение. Затем, "исцелив от пристрастия к спиртному", устроили на работу техником в столичный телерадиоцентр. Там он мгновенно получил прозвище "бриллиантовые мозги".
   Деятельность Рикарду Сантуша дала воистину бесценные результаты. Еще до этого радиоперехваты дали огромное количество сведений о культурной и социальной жизни планеты. Сразу же началось изучение местных языков. Структуральные лингвисты в сотрудничестве с кибернетиками КГБ в кратчайшие сроки создали программы машинного перевода. Но с внедрением Сантуша материалы стали приходить, так сказать, "из первоисточника". Вся секция включилась в обработку и осмысление записей телерадиопрограмм.
   В то время Всеслав и Джеральд Ли если и не стали друзьями, то во всяком случае, весьма сблизились на почве общих интересов: и тот и другой оказались "ностальгистами ХХ века". Проведение системно-исторических параллелей между историей Земли и Саракша казалось им необычайно увлекательным и перспективным делом. И они были буквально шокированы, когда, изучая телепередачу "Волшебное путешествие" Специальной студии при Управлении телевидения и радиовещания из Столицы Отчизны, обнаружили пресловутое "ускоренное развитие исследований психодинамических полей мозга", а именно - записи ментограмм саракшианских аборигенов. Вначале этому просто не поверили - ментоскопирование никак не могло появиться на данном уровне развития саракшианской технологии. Но оно существовало! А вот это уж точно никак не "укладывались в рамки "стандартного разброса параметров""!
   И тогда Дж.Ли и В.Лунин обратили внимание на сеть трансляционных башен непонятного назначения, с потрясающей быстротой покрывавшую Отчизну. "Система башен работала уже не менее десятка лет, у абсолютного большинства жителей страны успело развиться что-то вроде наркотической зависимости от излучения" [18]. Излучение башен совершенно очевидно выполняло какие-то функции волновой психотехники. Но какие?! Дж.Ли посетил Ханой и загадочным образом смог уговорить дьявольски занятую Вьен Тянь уделить время исследованию природы воздействия излучения башен на психику саракшианцев. Выяснилось, что излучение "действовало на нервную систему каждого человеческого существа этой планеты. Физиологический механизм воздействия известен не был, но суть его сводилась к тому, что мозг облучаемого терял способность к критическому анализу окружающей действительности. Человек мыслящий превращался в человека верующего, причем верующего исступленно, фанатически, вопреки бьющей в глаза реальности. Человеку, находящемуся в поле излучения, можно было внушить все, что угодно, и он принимал внушаемое как светлую и единственную истину и готов был жить для нее, страдать за нее, умирать во имя ее. А поле было всегда. Незаметное, вездесущее, всепроникающее. Его непрерывно излучала гигантская сеть башен, опутывающая страну. Гигантским пылесосом оно вытягивало из миллионов душ всякое сомнение... направляло волю и энергию миллионных масс куда заблагорассудится.... могло бросить миллионы под пушки и пулеметы; ...могло заставить эти миллионы убивать друг друга во имя чего угодно; оно могло бы... вызвать массовую эпидемию самоубийств. Оно могло все. А дважды в сутки, в десять часов утра и в десять часов вечера, гигантский пылесос запускали на полную мощность, и на полчаса люди вообще переставали быть людьми. Все подспудные напряжения, накопившиеся в подсознании из-за несоответствия между внушенным и реальным, высвобождались в пароксизме горячечного энтузиазма, в восторженном экстазе раболепия. Такие лучевые удары полностью подавляли инстинкты и рефлексы и замещали их чудовищным комплексом преклонения и долга... В этом состоянии облучаемый полностью терял способность рассуждать и действовал как робот, получивший приказ"[19] Вьен Тянь категорически отказалась даже предположить, при помощи какой технологии возможно подобное воздействие. На осторожный вопрос Дж.Ли, возможно ли осуществить такое воздействие при помощи средств, аналогичных тем, что были на Земле в 20 веке, Вьен Тянь рассмеялась.
   Открытие Дж.Ли и В.Лунина легло на стол Р.Сикорски в виде официально оформленного доклада, которого мне так и не удалось отыскать в архивах. Предполагаю, что руководитель пятого отделения впоследствии просто уничтожил документ. Почему? Дело, вероятно, в том, что в тот же день поступило сообщение о том, что "...некий трижды проверенный и, безусловно, лояльный техник (он же - сотрудник Галактической Безопасности[20]) был, наконец, в виде особого доверия допущен в святая святых - к профилактическому ремонту сменных генераторов поля ...оказалось, что некоторые основные части генераторов заведомо не могли быть изготовлены на Саракше ни по материалу своему, ни по свойствам (например, способности к регенерации). Между тем вся периферия системы и передвижные излучатели не содержали в себе ничего необычного, оставаясь произведением сугубо местной технической мысли".[21]
  

Электронная копия письма[22]

Во Всемирный Совет.

Срочно.

Рамачандре Бхи.

Пятое отделение Комитета Галактической безопасности

Уровень конфиденциальности - сверхвысокий.

Дата: 28 декабря 2151 года.

Автор: Рудольф Карл Людвиг Сикорски, начальник пятого отделения.

Тема: "Странники".

Содержание: Странники. Новые данные по планете Саракш.

  
  
   Уважаемый уполномоченный!
   Осмелюсь напомнить основные позиции своего выступления на закрытом заседании Совета от 1.02.49.
   Двадцать лет назад заниматься вопросами, связанными с цивилизацией Странников, считалось для серьезного ученого весьма дурным тоном. Исключение составляли, пожалуй, астроархеологи. Исследователи полагали, что до сих пор не выявленные нами Странники оставили нашу Галактику несколько сот тысяч лет назад, забыв убрать после себя впечатляющее количество остатков их деятельности. То, что попадало в поле нашего внимания, по мере возможностей изучалось, описывалось и сдавалось в Музей Внеземных Культур в отдел предметов невыясненного назначения23. Вот, собственно и все. И внимание к Странникам стало уделом школьников среднего возраста - искателей загадок и тайн.
   Однако:
   1.В 2122 г. ученые из Института Физики Пространств начали работу в области Теории Взаимопроникающих Пространств. В 2130 г. они случайно наткнулись в архиве на старую гипотезу о "поле связи", гласящую, что в указанном поле одна из ее составляющих - искусственного происхождения. Эта составляющая по мнению неизвестных авторов гипотезы была активизирована нечеловеческим разумом (Странниками) и была ориентирована на воздействие на разум гуманоидов, в первую очередь - Ноmo Sapiens. Неожиданно для физиков-экспериментаторов гипотеза по ходу опытов начала обрастать подтверждениями. Обеспокоенные "пространственники", к счастью, тут же обратились в КГБ и приостановили исследования. Из этого следует, что человечество в любой момент, который покажется Странникам удобным, может оказаться под воздействием компонент "поля связи".
   Как следствие этого Советом было принято решение провести широкомасштабные строжайше засекреченные маневры по отражению возможного вторжения нечеловеческого разума (Странников). Операция получила кодовое название "Зеркало".
   2.В ноябре 2132 года В.Дуров, руководитель миссии землян на Тагоре представил Совету "Записку о Странниках", сразу же после ознакомления с которой, Совет засекретил ее содержание. Основной мыслю "Записки" является мнение об опасности для землян не прекратившейся (!) деятельности Странников. По мнению Дурова отнюдь не следует возможное вмешательство Странников в дела Земли представлять как агрессию из фантастических романов ХХ и ХХI веков (нашествия марсиан, порабощение и пожирание жителей Земли и пр.) Речь идет о другом. Такие понятия как "добро" и "зло" в нашем понимании абсолютно невозможны в сознании Странников. А отсутствие у Странников чего-то сколь-нибудь напоминающего нашу мораль и этику в сочетании с их чудовищной мощью, дает основания предполагать, что Странники всегда способны произвести над нами некий эксперимент, даже не задумываясь о том, как мы к этому отнесемся24. Напомню, что именно после "Записки о Странниках" был заключен первый (и единственный) в истории договор Земли и Тагоры о совместной деятельности по защите планет от насильственного вмешательства в их дела извне.
   3. В подготовке операции "Зеркало" принимали участие около 3 млн. человек, не представлявших истинных целей выполняемых ими операций. Обеспечение режима безопасности и секретности производил КГБ. Но оказалось, что принятых мер было недостаточно. В орбитальной лаборатории Института Физики Пространств у Юпитера произошла катастрофа. Автоматы продолжали безукоризненно выходить на связь, тогда как никто из сотрудников не отзывался. Высланная для выяснения обстоятельств экспедиция выяснила, что вся научная группа в полном составе, а также руководители - академик Ян Корнеевич Hевструев и его жена Хельга Яшмаа пропали без вести. Поскольку все транспортные средства, равно как и скафандры, оказались на месте, люки не открывались, объяснения исчезновению ученых нет. Специальное оборудование было невосстановимо выведено из строя целенаправленным воздействием высоких температур. Однако при этом ни малейших следов повреждений на станции обнаружено не было. Не пострадала даже пластиковая облицовка отсеков, где стояло оборудование! Один из экспертов успел зафиксировать следы остаточного деритринитационного возмущения в непосредственной близости от орбитальной лаборатории. Причин возмущения никто не отметил.
   Тогда же составляющая искусственного происхождения исчезла из "поля связи".
   А ровно через два года последовал провал операции "Зеркало".
   4. В мае 2136 г. во время трагических событий на Радуге Черные Волны, двигавшиеся от полюсов к экватору планеты остановились и исчезли. Навигационные приборы звездолета "Тариэль", поднявшегося с Радуги также отметили вблизи планеты остатки беспорядочного деритринитационного завихрения, источник которого отсутствовал!
   5.2137 год отмечен важнейшими событиями. Я считаю таковыми открытие на планете Саула движущихся объектов Странников и нелепейшее дело "подкидышей" из системы ЕН9173. Последствия указанных событий еще не сказались, но я уверен, скажутся раньше или позже и существеннейшим образом затронут интересы Земли. Все в том же 2137 году на Пандоре обнаружили известного биолога Михаила Сидорова. Он исчез в тамошних джунглях за 35 месяцев до этого. Сидоров страдал провалами памяти и психическим истощением и с большим трудом удалось восстановить его здоровье. После этого М.Сидоров сообщил, что среди аборигенов Пандоры идет биологическая война, причем геноцидного характера, а наблюдатели-земляне этих событий даже не замечают. Коренная цивилизация Пандоры была, следовательно, обречена[25]. Однако, все эти кошмарные и необычайно запутанные процессы не были внутренними, их с легкостью инспирировала необычайно мощная внешняя сила (Странники).
   Вывод моего выступления заключался в том, что Странники всегда пытаются активно вмешиваться в развитие цивилизаций. Предположительно, вмешиваясь в эволюцию гуманоидов (а, скорее всего, и негуманоидов) они намереваются разделить любое разумное цивилизованное общество, с которым так или иначе соприкасаются, на несколько частей. Деление осуществляется по принципу, которого мы не смогли, и, думаю, никогда не сможем понять и с неясными же целями. Процентное же соотношение частей, как представляется, зависит не от этого принципа Странников, а от исходных биолого-генетических свойств каждого конкретного делимого человечества. Опасность этого подхода для Земли, когда Странники проявят к нам интерес, очевидна и, думаю, в доказательствах не нуждается.
   Теперь мы сталкиваемся с очередным подтверждением этого тезиса. На планете Саракш отмечено действие аппаратуры, элементы которой, по многим признакам принадлежат именно Странникам. (См. приложения 1-19). Об изначальных целях техники можно догадаться: проведение селекции населения, чему уже появились подтверждения. Недавно аборигены в одной из стран Саракша (Государство Неизвестных Отцов) при обстоятельствах, еще не проясненных до конца, и с пока неизвестными намерениями использовали обнаруженные и частично реконструированные ими элементы этой техники. Их активация не может не привлечь внимания создателей аппаратуры. Полагаю, именно на Саракше мы имеем реальную возможность в ближайшее время встретиться со Странниками в открытую.
   Поэтому прошу разрешить мне деятельность в качестве резидента на Саракше в непосредственном центре активности аппаратуры Странников.
  
   Р.Сикорски
  

конец документа

В пятое отделение Комитета Галактической безопасности[26]

Срочно.

Рудольфу Карлу Людвигу Сикорски, начальнику пятого отделения.

Уровень конфиденциальности - сверхвысокий.

Дата: 29 декабря 2151 года.

Автор: Рамачандра Бхи, член Всемирного Совета.

Тема: "Странники".

Содержание: Ответ на сообщение "Странники. Новые данные по планете Саракш".

  
   Здравствуйте, уважаемый Сикорски!
   С наступающим Новым годом! Примите поздравления и искренние пожелания всего самого наилучшего!
   Прочел письмо. Но вы совершенно напрасно утруждали себя напоминанием основных тезисов доклада - я его отлично помню. Более того, полностью разделяю Ваши взгляды и окажу им в Совете всемерную поддержку. Считаю, что мы непозволительно халатно и легкомысленно относимся к проблеме Странников. Все, что мы делаем, носит характер какой-то вопиющей незавершенности и неопределенности. Одна операция "Зеркало" чего стоит!
   Пора решительно менять подходы. Давайте совместно наступать, убеждать, доказывать! Но не могу избавиться от ОЧЕНЬ больших сомнений относительно личного присутствия Вас на Саракше... Если не запамятовал - ведь там уже имеется довольно прочная резидентура? Они что, сами не справятся?
   Тем более, вместе с коллегами по Совету мы планировали предложить Вам заведование КГБ в целом. Наверное, эпоха независимости отделов уже пройдена и Комитету следует объединяться под общим (Вашим) руководством. И, как заведующего объединённым КГБ, Вас следует ввести во Всемирный Совет, а это, как минимум, требует Вашего присутствия на Земле.
  
   С уважением - Рамачандра Бхи
  

конец документа

   Комментарий Сяо Жень:
   Ответа Рудольфа Сикорски уполномоченному члену Всемирного Совета в архивах нет. Но он, несомненно, последовал, вероятно, в устной форме и во время личной встречи. С большой долей вероятности можно предположить, что Сикорски настойчиво обратил внимание Р.Бхи на записку Л.А.Горбовского, приложение N7 к своему письму:
  

В пятое отделение Комитета Галактической безопасности[27]

Текущее

Рудольфу Карлу Людвигу Сикорски, начальнику пятого отделения.

Уровень конфиденциальности - отсутствует.

Дата: 14 мая 2151 года.

Автор: Леонид Андреевич Горбовский, член Всемирного Совета.

Тема: "Странники".

Содержание: Ответ на обращение.

  
   Здравствуйте, Руди!
   Рад, что обратились ко мне. Кстати, мы давно не виделись, интересно было бы встретиться и поговорить.
   По поводу Ваших соображений... Ну зачем же так категорично? Я не отрицаю важности поставленных вопросов, но, право, трепет забот ваших видится несколько преувеличенным что ли... Странники, Странники... Нет, конечно, Ваше почтенное учреждение просто обязано рассматривать все происходящее в мире под этаким ракурсом, однако... Не кажется ли Вам, что все это имеет, скорее, философское, нежели практическое значение?
   Быть может, нет смысла пока форсировать события? Вот в тридцать восьмом попытались, напрягли все силы, люди погибли... Возможно, все-таки по-другому надо? Как? Ну, давайте подумаем.
   Буду рад личной встрече.
  
   Горбовский
  

конец документа

  
   Комментарий Сяо Жень:
   Надо было знать Сикорски, чтобы понять, как он должен был отреагировать на кроткий тон записки (скорее - отписки) плюшевого Леонида Андреича. Любой другой человек просто взорвался бы. Лавина негодования, водопад изумления, смерч возмущения. Но для Сикорски четкость работы плюс железная дисциплина плюс субординация были нерушимыми правилами. Он, скорее всего, загнал распиравшие его эмоции вглубь и начал действовать, соблюдая все установленные правила.
   Предложение Р.Бхи возглавить объединенный КГБ было принято. Однако, при непременном условии: только после прибытия с Саракша, где Р.Сикорски лично прояснит обстановку.
   Итак, Сикорски сдал дела и улетел на полигон "Кобра". Он стал одним из первых, кто прошел интенсивное биопсихологическое кондиционирование (тогда это считалось вредным для здоровья, но начальник пятого отделения КГБ умел настоять). Марианна Кюхер ежедневно направляла ему информационные сводки по Саракшу, подготовленные Дж.Ли и В.Луниным. На их основе Сикорски отработал роль беспринципного и властолюбивого многостороннего интеллектуала - физика и экономиста, психолога и химика. После ряда контрольных замеров и проверок 19(?) ноября 2152 г. Р.Сикорски отбыл на базу "Саракш-2". Для внедрения, разумеется, было выбрано государство, название которого переводится как "Отчизна". Именно там развернулось интенсивное строительство сети башен излучения. "Сначала он всего лишь хотел разобраться в ситуации на месте, однако разбирательство это затянулось на добрый десяток лет. Прогрессоры действительно мало чем могли помочь пережившей ядерную войну планете, здесь требовались соединенные усилия многих ведомств Земли при одновременном сохранении режима секретности. Сикорски взял на себя работу по координации этих усилий. Он боролся с надвигающимся голодом, помогал отражать десанты подводных флотов обнаглевшей сверх меры Островной Империи, делал еще тысячу дел - и ждал. Он ждал, что может быть когда- нибудь некто попытается пробраться к генераторам и вернуть их к первоначальному режиму. И вот тогда...
   Ловушку надлежало разместить как можно ближе к генераторам - значит, следовало войти в ближайшее окружение властителей страны, а в идеале взять под контроль все разработки, связанные с излучением. Сикорски смог - не без труда и не вдруг - решить эту задачу... (У него вообще было много имен - и до, и после этих событий. Hо неожиданной и мрачной издевкой казалось ему, наверное, то, что в сложившейся при Hеизвестных Отцах "табели о рангах" посту Сикорски в тамошней иерархии соответствовала не какая-нибудь иная кличка, но Странник. Именно СТРАHHИК.)[28]"
  
  
   [1] Архив N5 КГБ (GPI:\\ World Council\KGI \Archiv N5 KGI \volume18\file33\p4)
   [2] По отзывам очевидцев, это производит впечатление, особенно когда периферия вычислителя работает с применением самых современных видеозвуковых эффектов. (А. Барвиньский)
   [3] Обращаю внимание на то, что 16-летний школьник в своей работе выступил с возражениями против входящей тогда в моду теории исторических последовательностей и предположил существование общества, очень сходного по многим параметром с тогда еще неизвестным саракшианским! (А. Барвиньский)
   [4]БВИ. А. и Б. Стругацкие. Жук в муравейнике (GPI:\\S15-Literature-Historical\S\Strugacky \55\p44)
   [5]Хотелось бы напомнить, что именно эта статья - БВИ. В.Лунин "Прогноз возможных форм развития военных конфликтов на Гиганде" Архив N4 КГБ (GPI:\\ World Council\KGI \Archiv N4 KGI \volume229\file333\p84) - в какой-то степени позволила нам организовать резидентуру в герцогстве Алайском и Республике Гнигга. (А. Барвиньский)
   [6] (GPI:\\ World Council\KGI \Archiv N4 KGI \volume229\file334, p1-335, р56\)
   [7] "Именно в ту пору развернул свою работу на отсталых гуманоидных планетах Институт Экспериментальной Истории, именно тогда стали формироваться основы Прогрессорства. В общественном же сознании сотрудники Галактической Безопасности и экспериментальные историки быстро слились в нечто неразличимо-родственное, а названия этих организаций несведущие люди искренне считали синонимами" В.Казаков Полет над гнездом лягушки (рецензия на книгу: Вандерер Т. Всплеск в тишине). - Ольденбург: Сирена, 2221. - 222 с. (Вставка Сяо Жень).
   [8] Напарником В.Лунина был Павел Шпортько (образ дона Гуга), впоследствии великолепно внедрившийся в герцогство Ируканское и ставший постельничим и хранителем покоев его светлости герцога Всеируканского. (А. Барвиньский)
   [9] Архив N5 КГБ (GPI:\\ World Council\KGI \Archiv N5 KGI \volume28\file3\p14)
   [10] Комментарий Сяо Жень: Цитирую бр. Стругацких. В 2146 "Стефан Орловский, он же дон Капада, командир роты арбалетчиков его императорского величества, во время публичной пытки восемнадцати эсторских ведьм приказал своим солдатам открыть огонь по палачам, зарубил имперского судью и двух судебных приставов и был поднят на копья дворцовой охраной. Корчась в предсмертной муке, он кричал: "Вы же люди! Бейте их, бейте!" - но мало кто слышал его за ревом толпы: "Огня! Еще огня!.." Примерно в то же время в другом полушарии Карл Розенблюм, один из крупнейших знатоков крестьянских войн в Германии и Франции, он же торговец шерстью Пани-Па, поднял восстание мурисских крестьян, штурмом взял два города и был убит стрелой в затылок, пытаясь прекратить грабежи. Он был еще жив, когда за ним прилетели на вертолете, но говорить не мог и только смотрел виновато и недоуменно большими голубыми глазами, из которых непрерывно текли слезы... Великолепно законспирированный друг-конфидент кайсанского тирана (Джереми Тафнат, специалист по истории земельных реформ) вдруг ни с того ни с сего произвел дворцовый переворот, узурпировал власть, в течение двух месяцев пытался внедрить Золотой Век, упорно не отвечая на яростные запросы соседей и Земли, заслужил славу сумасшедшего, счастливо избежал восьми покушений, был, наконец, похищен аварийной командой сотрудников Института и на подводной лодке переправлен на островную базу у Южного полюса"... БВИ. А. и Б. Стругацкие. Трудно быть богом (GPI:\\S15-Literature-Historical\S\ Strugacky\51\p111)
   [11] Комментарий Сяо Жень: и впоследствии получили Арканарскую резню, предыстория которой описана также бр. Стругацкими в повести "Трудно быть богом".
   [12] Архив N5 КГБ (GPI:\\ World Council\KGI \Archiv N5 KGI \volume48\file22\p144)
   [13] БВИ. Архив документации КГБ (GPI:\\CGU-Archiv files\volume1204\file3561\p1)
   [14] БВИ. Архив документации КГБ (GPI:\\CGU-Archiv files\volume1204\file3561\p2)
   [15] Замечу, что у деда было странное предубеждение против кабин нуль-Т, которые в течение десятилетия (41-51 гг.) покрыли густой сетью всю планету. В этом он был солидарен с пожилыми людьми, предпочитавшими полет в стратоплане мгновенному нуль-перемещению. Возможно, на него повлияли слышанные в детстве рассказы о катастрофе на Радуге, кто знает... (Сяо Жень)
   [16] У прабабушки был, как мне кажется, удивительный кулинарный дар. Как не верить тому, что таланты передаются через поколение: моя мама великолепно готовит, а мы с мужем всецело полагаемся на Линию доставки и киберкухню. (Сяо Жень)
   [17] С.Переслегин. Последние корабли свободного поиска. Предисловие к 6 тому Полного Собрания Сочинений А. И Б. Стругацких, Претория, 2211, с.5
   [18] В.Казаков Полет над гнездом лягушки (рецензия на книгу: Вандерер Т. Всплеск в тишине). - Ольденбург: Сирена, 2221. - 240 с.
   [19] БВИ. А. и Б. Стругацкие. Обитаемый остров (GPI:\\S15-Literature-Historical\S\Strugacky\53\ p.98) (Цитата изменена, Сяо Жень)
   [20] Р.Сантуш
   [21] В.Казаков Полет над гнездом лягушки (рецензия на книгу: Вандерер Т. Всплеск в тишине). - Ольденбург: Сирена, 2221. - 211 с.
   [22] БВИ. Архив документации КГБ (GPI:\\CGU-Archiv files\volume1207\file211\p1) (кодировано)
   [23] "Многочисленные неудачи в работе с предметами материальной культуры Странников (достаточно напомнить, что в начале 30х годов более 60% фондов Музея Внеземных Культур составляли предметы материальной культуры невыясненного назначения) вызывали сомнения в способности землян понять логику негуманоидов". Из рецензии Е. Абдурахмании на книгу И.А. Бромберга "Большое откровение: мифы и реальность", Москва, 2214 г., "Путь к вершине", Москва, 2214 г. - 2 с. (прим. Сяо Жень).
   [24] "В нашумевшей монографии В. Кларионни "Загадка Странников", увидевшей свет в 2129 г., есть такие слова: "Странники чужды землянам, они мыслят другими категориями. Даже вступив в контакт, мы не смогли бы понять друг друга." Из рецензии Е. Абдурахмании на книгу А.А. Бромберга "Большое откровение: мифы и реальность", Москва, 2214 г., "Путь к вершине", Москва, 2214 г. - 2 с. (прим. Сяо Жень).
   [25] "Меры, принятые Галактической Безопасностью на Пандоре, почти ничего не дали. По целому ряду причин осуществить полный карантин планеты было невозможно, оставались паллиативы в виде попыток закрыть знаменитый заповедник или хотя бы существенно ограничить территорию охотничьих угодий. Безуспешными были и попытки спасти остатки коренного населения ". В.Казаков Полет над гнездом лягушки (рецензия на книгу: Вандерер Т. Всплеск в тишине). - Ольденбург: Сирена, 2221. - 211 с. (прим. Сяо Жень).
   [26] БВИ. Архив документации КГБ (GPI:\\CGU-Archiv files\volume144\file61\p19) (кодировано)
   [27] БВИ. Архив документации КГБ (GPI:\\CGU-Archiv files\volume218\file31\p111)
   [28] В.Казаков Полет над гнездом лягушки (рецензия на книгу: Вандерер Т. Всплеск в тишине). - Ольденбург: Сирена, 2221. - 240 с.
  
  
   ХОД 4
  
   Комментарий Сяо Жень:
   26 февраля 2153 (Всеславу было тогда 26 лет) умерла моя прабабушка - Ольга Ивановна Лунина. Рассказывать в подробностях об этом не нужно. Для деда это стало таким ударом, который вообще невозможно описать. А для читателя это неинтересно и не существенно.
   У Всеслава было некоторое число знакомых, с которыми он поддерживал ровные и очень приязненные отношения и, пожалуй, ни одного настоящего друга. Так вот, те немногие люди, с которыми с 2152 года был знаком дед, почти единодушно считали его смелым и умным человеком. Не помню, где именно, но у кого-то из древних я вычитала: "Часто за отвагу мы принимаем безучастие к себе, за доброту - равнодушие к другим, а за мудрость - апатию к миру". Мне же кажется, что это был как раз тот случай, о котором писал античный мудрец. Для Всеслава с уходом из жизни матери исчезло слово "завтра". Работа была "сегодня" всё остальное осталось там, в безвозвратно исчезнувшем "вчера". Бояться теперь было нечего, беречь себя - незачем, жить и добиваться успехов - не для кого.
   Гораздо позже, при подготовке В.Лунина к внедрению на Саракш было проведено глубокое ментоскопирование. Вот отрывок из отчета:
  

И.о. председателя пятого отделения [1]

Комитета по контролю при Всемирном Совете

Тайка Сумбхаи.

Уровень конфиденциальности - средний.[2].

Дата: 18 сентября 2169.

Автор: Ван Юань, главный психолог КОМКОНа-2.

Тема: "Отбор кандидатур для операции "штаб"".

Содержание: данные ментоскопирования и подготовки к кондиционированию.

  
   ...Вызывает настороженность и беспокойство тот отдел памяти, где содержатся воспоминания, связанные со смертью матери. Совершенно очевидно, что для обследуемого это не просто потрясение. Это коренной перелом в его психике. Обследуемый стоял на грани потери рассудка, и совершенно непроизвольно включились защитные механизмы психики. Это и спасло сознание. Никаких четких образов и воспоминаний, относящихся к тому периоду не выявлено. Похоже, чтобы уцелеть, психика перешла в режим оцепенения, уровень восприятия снизился до минимального, механизмы запоминания практически не действовали. Это подтверждается и показаниями коллег. Они рассказывают, что В.Лунин вел себя в те дни, словно автомат. Внешне был спокоен, на вопросы отвечал точно, но как-то механически, причем изменился тембр голоса, стал высоким и, как выразился Дж.Ли, "дребезжащим". После смерти матери он больше месяца не показывался в Комитете, что было для него, не знающего отдыха, совершенно невероятным. Коллеги знали, что он отключил всю связь и практически не выходит из дома. Обследуемый почувствовал сильную душевную боль через месяц-полтора, когда по его выражению "всё оттаяло". Но к тому времени В.Лунин уже вновь приступил к выполнению своих обязанностей и последствия "оттаивания" были смягчены полным погружением в работу...
   ...Полагаю, данные обстоятельства делают просто неизбежным установку "альфа-выключателя" в сознание обследуемого. При наличии у саракшианцев техники, допускающей глубокое ментоскопирование и воздействие на психику, просто невозможно предсказать, к каким губительным последствиям могла бы привести активная стимуляция аборигенами (равно как направленная, так и просто случайная, неумелая) данного отдела памяти, если его сейчас не блокировать самым надежным образом...
   ...Хотя, впрочем, все выше отмеченное, вообще не имеет никакого значения. Обследуемый принадлежит к первому психотипу, совершенно исключающему возможность агентурной работы! Я категорически протестую против даже отвлеченного предположения, будто он может быть внедрен в общество аборигенов Саракша! Этого никоим образом нельзя допустить.
  

конец документа

  
   Комментарий Сяо Жень:
   В июле 2154 В.Лунин вступил в брак с Ирен Э.Шурер, моей бабушкой. С ней он встретился после ежегодной театральной постановки в Хоббитоне. В Новую Зеландию по весне, как всегда, съехались толпы поклонников творчества Дж.Р.Р.Толкиена. У работников развлекательного центра "Средиземье" - а И.Шурер руководила информационным узлом - совершенно не было времени. Повсюду шныряли орки, эльфы, гномы, летали драконы и разыгрывались битвы за овладение Кольцом Всевластья. И только когда схлынули костюмированные орды толкиенистов, утомленные "средиземцы" позволили себе отдохнуть. Вместе с подругами Ирен сидела в кафе на склоне "загримированной" под вулкан горы, а за соседним столиком оказался В.Лунин. Мне кажется, что, скорее Ирен первой заметила Всеслава и обратила на себя его внимание, чем наоборот.
   Взаимоотношения супругов оказались сложными. Как и в большинстве семей, муж и жена оказались необходимы друг другу, но это не исключало ссор и размолвок. Моя бабушка была женщиной довольно властной и капризной. Для нее семья (в виде абсолютной монархии) стояла на первом месте, а в семье, по ее мнению, главенствовала жена (просвещенная и гуманная монархиня). Для Всеслава же сама постановка вопроса о приоритете в семье была бессмысленной. На вопрос: "Кто в семье хозяин?" ответ казался ему очевидным: - "Кот!" Порой, совершенно не осознавая того, мой дед ставил рядом жену и мать и понятно, что Ирен безнадежно проигрывала при сопоставлении с обожествленной О.Луниной. Так что время от времени столкновения между женой и мужем были вполне серьезными.
   Работа в Комитете по-прежнему была для Всеслава главным. После отъезда Р.Сикорски секция "Саракш" не то, чтобы снизила темпы работы, нет... Но Занге Мутабве, сменивший Рудольфа Сикорски, - будем объективны - не обладал тем набором организаторских качеств, какие наличествовали у резидентствующего в Отчизне Странника. В значительной степени сотрудники секции оказались предоставленными сами себе. Часть "саракшеведов" включилась в постройку тренировочного комплекса на монгольском полигоне. А Дж.Ли и В.Лунин весь 2155 г. были заняты составлением сводного обзора состояния хозяйства и общества Отчизны. Свод составил более 30 объемных томов. В ходе этой воистину титанической работы встала необходимость сделать такую же сводку по отношению к Хонти, затем - к Пандее.
   Все эти проблемы Дж.Ли и В.Лунин относили к разряду решаемых, тем более, что имелась устойчивая связь с Р.Сикорски. Да какая связь! Став резидентом, он добился невероятного. Ему удалось проникнуть в ряды Неизвестных Отцов (Огненосных Творцов), то есть в анонимную верхушку правящего режима Отчизны. Мнение других Отцов о Страннике было необычайно высоким: "Формально - один из нас, фактически - кабинетная фигура, не имеющая ни влияния на политику, ни своего места в политике, ни своих целей в политике. Однако... он успел многое. Общегосударственного масштаба операция по изъятию иностранных шпионов - это его акция. Прокурор сам вел эти процессы и был тогда потрясен, поняв, что имеет дело не с обычными липовыми шпионами-выродками, а с настоящими матерыми разведчиками, заброшенными Островной Империей для сбора научной и экономической информации. Странник выудил их всех, всех до единого, и с тех пор стал неизменным шефом особой контрразведки. Далее, именно Странник раскрыл заговор лысого Волдыря, фигуры жуткой, сидевшей очень прочно, сильно и опасно копавшей под шефство Странника над контрразведкой. И сам же его шлепнул, никому не доверил. Он всегда поступал открыто, никогда не маскировался и действовал только в одиночку - никаких коалиций, никаких уний, никаких временных союзов. Так он свалил одного за другим трех начальников Военного департамента, - те даже пикнуть не успевали, а их уже вызвали наверх, - пока не добился, чтобы поставили Дергунчика, панически боящегося войны... Это он... зарубил проект "Золото", представленный наверх Патриотическим Союзом Промышленности и Финансов... Тогда казалось, что Странник вот-вот слетит, потому что проект вызвал восторг у самого Папы, но Странник ему как-то доказал, что все выгоды проекта - сугубо временные, а через десять лет начнется повальная эпидемия сумасшествия и полная разруха... Он все время как-то ухитрялся им доказывать, никто никогда ничего не мог им доказать, только Странник мог. И, в общем-то, понятно, почему. Он никогда ничего не боялся. Да, он долго сидел у себя в кабинете, но в конце концов понял свою истинную цену. Понял, что он нужен всем нам, кто бы мы ни были и как бы ни дрались между собой "[3].
   Нерешаемой стала другая проблема. От Сикорски-Странника приходили сведения чрезвычайной ценности. Но даже он не мог прояснить вопросов, которые постоянно вставали перед В.Луниным и Дж.Ли, едва речь заходила об Островной империи, "босновавшейся на двух мощных архипелагах другого полушария. Мировой Океан принадлежал ей. Радиоактивные воды бороздил огромный флот подводных лодок, вызывающе окрашенных в снежно-белый цвет, оснащенных по последнему слову истребительной техники, с бандами специально выдрессированных головорезов на борту. Жуткие, как призраки, белые субмарины держали под страшным напряжением прибрежные районы, производя неспровоцированные обстрелы и высаживая пиратские десанты[4]". Все попытки прояснить, что представляет собою это государство, заканчивались неизменным провалом. Нет, известно было не меньше, чем, скажем, знали о Хаззалге или Ондоле, Дунде или Хутхо. Сканирование поверхности островов и глубин океанов позволяло отследить движение каждого автомобиля и суденышка, постройку любого здания. Однако было невозможно истолковать происходившие перемены. Радио и телеперехваты сразу же переводили, записей накапливалось все больше, содержание каждого документа в отдельности было совершенно понятно. Но, вместе взятые сведения упорно не желали складываться в нечто целостное и понятное. Сикорски-Странник сообщал о более чем сотне безуспешных операций разведчиков Отчизны по проникновению в Островную империю - лучшие агенты из числа аборигенов бесследно исчезали на дальних подступах. Трагически закончилась попытка внедрения землянина, предпринятая в 2155 г.: имя Мурада Аширбая возглавляет список землян, погибших на Саракше.
   Известие о гибели коллеги было воспринято сотрудниками отдела не просто как горестная новость. Дж.Ли посчитал это вызовом, брошенным островитянами ему лично. Он решил отыскать брешь в непроницаемой информационной броне, облекавшей Империю. Личное присутствие на Саракше ему было категорически запрещено комиссией по кондиционированию, приговор исключал возможность апелляции: "Агентурная деятельность в ближайшее время безусловно запрещается". Тогда летом 2155 г. Джеральд улетел на базу "Саракш-2", где и провел год в непосредственной близости от объекта его интересов. На базе происходили его регулярные встречи с Р.Сикорски. Но никаких подвижек не происходило.
   Поначалу и В.Лунин на Земле добился не многого. Однако все переменилось в феврале 2156 г. Исследуя статистику перемещения подводных флотов Островной империи, он сделал, как ему показалось, достойные внимания выводы. Эти выводы были оформлены в виде доклада и поданы Анджею Барвиньскому. Тот перенаправил доклад Занги Мутабве, который фактически положил документ под сукно. Подождав немного, Всеслав попросил шефа высказать его мнение. З.Мутабве выразился в том смысле, что, конечно, имеют место успехи, достохвальное рвение, определенный вклад и пр., и т.д., и т.п. И тут произошло то, чему непросто найти объяснение. В.Лунин был неизменно корректен, ровен в общении и неукоснительно соблюдал служебную субординацию. Трудно представить себе моего флегматичного деда, вышедшим из равновесия. Возможно, именно сходством характеров следует объяснить то трепетное уважение, которое В.Лунин испытывал к Р.Сикорски, "этой ледяной глыбе, этому покрытому изморозью гранитному монументу хладнокровию и выдержке, этому безотказному механизму для выкачивания информации"[5]. Сикорски стал для Всеслава образцом для подражания. Но, как уже указывалось, по деловым качествам З.Мутабве было далеко до Странника. И произошло столкновение. Рядовой консультант-аналитик в секции "Саракш" пятого отделения Комитета Галактической безопасности Всеслав Лунин официально просит председателя того же отделения Занги Мутабве дать формальный отзыв на проделанную работу. Недоумевающий по поводу официальности Мутабве указывает в письменном отзыве на то, что ничего особенного в докладе он не увидел. Тем самым начальник фактически снимает гриф секретности! После чего, не ставя Мутабве в известность, В.Лунин тут же публикует свое аналитическое исследование и размещает его в БВИ. (Подозреваю, что дед даже использовал особые средства, чтобы привлечь внимание к публикации падкую на скандалы и сенсации разудалую компанию Исаака Бромберга из Red Peace).
  

В.Лунин

"Некоторые выводы из особенностей перемещения подводных флотов Островной империи

(планета Саракш)"

Статья из сборника "Проблемы исторической компаративистики",

вып.96, Белгород-Днестровский, 2156[6]

  
   Если бы мне предложили коротко сформулировать две проблемы Саракша, представляющие наибольшую трудность для понимания (проще говоря, абсолютно непонятые нами), то я бы расположил их следующим образом:
   1) необъяснимо высокий уровень развития психотехники; наличие в Отчизне сети излучающих башен, несомненно, построенных аборигенами с применением современных местных технологий, но содержащей в своей основе компонент, который ни при каких обстоятельствах не мог быть создан в рамках данных технологий;
   2)геополитические принципы активности Островной империи, напрямую вытекающие из совершенно неясного внутреннего общественно-политического строя;
   В данной статье мне хотелось бы остановиться на второй проблеме, оттолкнувшись от военных аспектов: тактических и стратегических.
   Для написания статьи существует несколько причин и один случайный повод. Причинами является появление большого числа публикаций, от первой до последней строки являющихся абсолютным вымыслом, не основывающимся даже на общеизвестных фактах. Поводом служит, то, что недавно мне довелось натолкнуться в БВИ на пассаж, в котором Островную империю называют одним из активнейших(!) зачинщиков(!!) мировой войны[7].
   Надеюсь, совершенно очевидно, что нет никакой необходимости в критике подобного рода "исследований". В них лишь одно заслуживает внимания: удивительно, что все это - вымысел от первого слова до последнего!
   Нам известно очень мало о прошлом Архипелагов, однако то, что мы знаем, позволяет решительно утверждать, что а) предковые государственные образования империи не имели никакого экзотического прошлого, б) Островная империя как единое государство очень молода, в)только в исторически недавний период, а именно за годы, прошедшие с окончания ядерной мировой войны Империя установила полное господство в Мировом океане Саракша, сведя на нет морскую активность почти всех государств Материка.
   Империей были созданы группы флотов: А, Б, Ц, Д, Е, активность которых в последние годы очень возросла.
   Группы флотов Д и Е охватывают патрулированием и боевыми операциями около 75% Мирового океана планеты. Базой этих групп флотов служат Три Острова в Великом Океане. Там находятся центры технического обслуживания, арсеналы, госпитали и пр. Естественно, что приполярная акватория, а также области, где не отмечено появление судов других государств, практически не вызывают интереса у военно-морских сил Империи. В исключительных случаях вспомогательные боевые корабли малого водоизмещения производят вялое патрулирование или (далеко не всегда) сопровождают научные или промысловые (рыболовецкие, водорослесборочные, нефтедобывающие и пр.) флотилии. Впрочем, за все годы наблюдений не было отмечено ни одного случая столкновения патрулей Империи с враждебными им судами, равно как нападения какого-либо чужого корабля на имперские промысловые группы.
   Казалось бы, следовало ожидать, что для господства над тремя четвертями Мирового океана Островная империя должна выделить силы, хотя бы в приблизительной пропорции. Но этого мы не видим! На группы флотов Д и Е приходится всего лишь около 10% всех военно-морских сил империи. Это количественный показатель, но не менее удивляет и анализ качественного состояния эскадр, входящих в объединения Д и Е. Обе группы флотов укомплектованы далеко не самыми современными субмаринами - дизельными и, как правило, не оснащенными ракетным оружием. Пополнение групп флотов Д и Е происходит за счет перевода в них из групп А, Б и Ц тех кораблей, которые сочтены там устаревшими, заменены более современными и отправлены "дослуживать" на юг. Именно так произошла переброска пяти субмарин с атомными двигателями, "ветеранов", которые, судя по всему, самыми первыми сошли со стапелей Островной империи.
   Обычно в рейдах групп флотов Д и Е каждую эскадру сопровождают баржи (для перевозки трофеев?), также за субмаринами следуют подводные вспомогательные суда: танкеры с горючим, ремонтные мастерские, носители батискафов и пр. Думается, это объясняется достаточно просто: вероятность аварий изношенной техники достаточно велика. Обращает на себя внимание совершенно не меняющийся сценарий рейдов групп флотов Д и Е. Путь на восток великолепно разведан, размечен прекрасно действующей линией подводных радиобуев и маяков. От Трех Островов островитяне совершают походы до Тёплых Вод, оттуда передвигаются в Желтоводье и Зеленоводье. Там следует разворот и эскадры возвращаются.
   Вдоль южного побережья Материка аборигенами налажены грузопассажирские перевозки, пусть и нерегулярные, небольшие пароходы осуществляют каботажные плавания. Мелкие суденышки занимаются ловлей рыбы и ракообразных. Однако, создается впечатление, что это абсолютно не интересует островитян. Зато, по крайней мере, трижды отмечены попытки материковых стран выстроить верфи и корабельные мастерские для создания боевых судов. Во всех трех случаях островитяне выжидали, когда строительство почти завершалось, сосредотачивали субмарины, наносили мощные торпедные и артиллерийские удары и полностью уничтожали постройки. Четыре-пять раз эскадры империи разгромили отряды военных строителей, намеревавшихся соорудить прибрежные крепости. При этом никогда (!) не было даже попытки высадить десант. Радиоперехватов, которые можно было бы истолковать, как "наводку" разведчиками Островной империи своих кораблей на объекты неприятеля, в нашем распоряжении также не имеется. Так чем же объяснить равнодушие Островной империи, традиционно изображаемой нами агрессивным и алчным государством, к возможностям пиратства на каботажных трассах и грабежа практически незащищенных побережий на юге Материка?
   Осмелимся допустить: империя вообще не ставит перед собой задачи захвата каких-либо территорий или материальных ценностей. Отчего? Потому ли, что не может этого сделать? Вряд ли, иначе последовали бы хоть какие-то осторожные пробы в этом направлении. Потому ли, что не хочет делать это? А такая гипотеза объясняет многое, если не все. Почему бы не предположить, что имперцы действуют по принципу: "Наш океан - ваша суша" и неумолимо пресекают любые попытки континенталов "ногою твердой стать у моря", с совершеннейшим безразличием относясь ко всему остальному, что творится внутри Материка? При этом юг, технологически отсталый и традиционно слабый на море, совершенно справедливо рассматривается островитянами как безопасный регион, требующий только постоянного надзора и профилактического "вразумления" тех, кто не понимает, как себя следует вести.
   Совершенно иная ситуация - на относительно развитом северо-западе. Группы флотов А, Б, Ц контролируют 25% акватории мирового Океана, но включают в себя 9/10 кораблей военно-морских сил Островной империи, 83% ударных формирований морской пехоты, почти все запасы ядерного оружия. Указанные три группы флотов укомплектованы самыми современными судами. Главной силой являются большие и быстроходные субмарины-крейсеры с атомными двигателями. И, разумеется, отличительной особенностью некоторых является пресловутая белая окраска. В состав эскадр включены также подводные ремонтные платформы и арсеналы, плавающие "крепости" и "батареи", штабные суда и др. Любопытно наличие большого числа особых атомных транспортных субмарин-барж, приспособленных для перевозки трофеев(?) на Архипелаги.
   Мы не можем объяснить столь гипертрофированную военно-морскую мускулатуру одной лишь непосредственной географической близостью Материка к империи в этом месте.
   Обращает на себя внимание также бурная активность групп флотов А, Б, Ц. Их удары по побережью Материка представляют собой великолепно подготовленные операции по никогда не повторяющимся тактическим планам. Думается, причины, благодаря которым островитяне появляются всегда там, где их менее всего ожидают, объясняются достаточно просто. Нами зафиксировано не менее четырех сотен направленных радиопередач, которые могут быть истолкованы, как сообщения агентов Островной Империи в штабы групп флотов, прежде всего в штаб группы Ц. И это лишь данные случайных перехватов! Совершенно очевидно, что имперская разведка в данном регионе поставлена блестяще, адмиралы островитян получают от высококвалифицированных осведомителей своевременную, полную и достоверную информацию.
   Нападениям имперских сил подвергаются побережья страны мутантов, Отчизны, Хонти, Пандеи, Ген-Гая, Уаля, Хэнфи и Айдуни. В отличие от рейдов на юге, здесь боевые действия носят характер настоящей войны, не прекращающейся ни на день. Можно подразделить акции островитян на:
   -Внезапные пиратские налеты на побережье. Они подразумевают высадку десанта, грабеж и разорение близлежащего района и уход с захваченной добычей до того, как подоспеют мотострелковые и бронетанковые подразделения континенталов. Экономическая целесообразность пиратства в крайне редких случаях мизерна, либо в большинстве случаев отсутствует вообще. Чаще всего затраты материальных ресурсов и человеческие потери имперцев превышают ценность захваченного (оставим в стороне вопрос об увозе пленных). Вопрос: тогда зачем это практикуется?
   -Своего рода вызовы на "дуэль". При этом имперские десантники, высадившись, укрепляются и поджидают противника, субмарины всплывают и прикрывают их с тыла ракетно-артиллерийским огнем совместно с плавающими "крепостями" и "батареями". Нанеся врагу значительный ущерб, эскадра забирает десант и организованно отходит. Вопрос: чем объяснить действия, до странности напоминающие ритуалы средневековых рыцарских турниров, приводящие к широкомасштабным конфликтам с потерями у островитян куда меньшими, чем у континенталов, но все же значительными?
   -Целенаправленное устранение объектов, сочтенных потенциально опасными. Отмечены случаи уничтожения стартовых площадок тактических ракет Отчизны ракетным оружием субмарин, броски отрядов специального назначения вглубь Материка для разрушения укрепленных точек. Вопрос: почему при получении от разведки исчерпывающей информации о локализации главных сил противника флот империи не накроет их, скажем, одним массированным ядерным ударом, решив тем самым проблемы раз и навсегда?
   -Демонстрации силы и безнаказанности. Можно привести пример, когда полсотни катеров островитян проникли в Голубую Змею и "шумно" прошли по рукавам ее обширной дельты. Еще факт: пущенная с подводной лодки "Адмиралиссимус Зохак" баллистическая ракета разбросала над столицей Хонти груз листовок с лаконичной надписью: "Хонтийцы, это мог быть атомный заряд. Привет от островитян!". Эффекты в обоих случаях были потрясающими: дикая паника среди населения и полная растерянность правительства. Вопрос: отчего при этом была проигнорирована масса возможностей нанести реальный ущерб, вместо дорогостоящих шумихи и психологического шока?
   Группы флотов А, Б, Ц помимо регулярных нападений выделяют дежурные подразделения субмарин, которые постоянно несут дежурство вблизи берегов страны мутантов, Отчизны, Хонти, Ген-Гая, Уаля, Хэнфи и Айдуни. Они без всякой пощады истребляют все (!) искусственные объекты, что замечают в море: от крохотного рыбацкого баркаса, до случайно вынесенного рекой в море пустого ржавого понтона. Причем командиры субмарины не могут не осознавать, что стоимость охоты на утлый баркас и выпущенной по цели торпеды очень велики, а результат равен нулю.
   Ситуаций для развития достигнутого тактического успеха у имперских вооруженных сил было предостаточно. Однако, как и на юге, не отмечено никаких попыток островитян занять плацдармы на побережье, а потом, методично расширяя их, добиться стратегического господства на Материке. Допустим, отчего бы для начала не овладеть медными рудниками Хонти или нефтяными месторождениями Отчизны? Почему бы не основать крупную военно-морскую базу, например, на месте руин столицы бывшей Великой империи и не начать оттуда продвижение по всем азимутам?
   В заключение рискну высказать субъективное суждение. По моему мнению, "странности" в геополитическом поведении Островной империи кажутся таковыми только нам, земным наблюдателям. Для того, чтобы быть "странностями в себе", они слишком систематичны, регулярны и, безусловно, отлично спланированы. Сами имперцы, несомненно, оценивают свои действия по отношению к остальному миру, как, пусть не лишенные частных ошибок и просчетов, тем не менее, вполне логичные следствия, обусловленные внутренними причинами.
   Напомню очевиднейшую истину - любая государственность выполняет триединую задачу:
   -управляет хозяйством и обществом;
   -защищает власть класса эксплуататоров и подавляет сопротивление эксплуатируемых;
   -обороняет собственную территорию и (если имеет возможность) грабит чужую.
   На первое место, отнюдь не исключая остальных двух, всегда выдвигается одна из перечисленных задач. Поверхностное знакомство с геополитической активностью Островной империи может создать иллюзию, что в этом государстве милитаристские функции, вне сомнений, доминируют над общественно-хозяйственными и классовыми, социально-координационными. Но более глубокий анализ заставляет думать, что военно-морская активность (внешне очень эффектная, не лишенная даже известного романтического флёра: пиратство, флаг с черепом, "йо-хо-хо и бутылка рому" и пр.) является лишь побочным следствием выполнения некой глубокой, пока совершенно непонятной, социоконструктивистской программы. Разумеется, функция защиты своих территорий и акваторий совершенно очевидна. Эта защита облечена в чрезвычайно острые формы: скрупулезное отслеживание очагов потенциальной опасности и устранение их жесткими превентивными мерами. "Нападение - лучшая форма обороны!" - вот земной лозунг, который империя с полным основанием могла бы разместить на штандартах своих субмарин. Тем не менее, даже будучи облеченной в форму сокрушительных предупреждающих ударов, оборона все же остается обороной.
   Это как-то можно понять и истолковать. Загадочно другое.
   1.По каким-то неясным причинам, проистекающим именно из особенностей внутренней политики, империя никогда не использует превосходства в силах для захвата материковых территорий даже в тех случаях, когда успех кажется гарантированным. Объяснить это следованием принципам гуманизма и нестяжательства, памятуя о разорении имперскими десантниками побережий Материка и о систематической резне, учиняемой ими, никак нельзя. Тогда в чем же дело?
   2.Кроме того, вступая в единоборство с соперниками-континенталами (или теми, кого империя считает соперниками), имперские подразделения словно бы изначально планируют определенный процент потерь среди личного состава. А когда этот процент оказывается ниже запланированного, предпринимают дополнительные меры по выполнению "плана потерь". Но отчего имперцы всегда стремятся заплатить за победу установленную ими же цену, даже если победа может достаться даром?!
   По древней поговорке один глупец может задать такой вопрос, на который не ответят и сотни мудрецов. Но мне бы хотелось, задав эти вопросы, заставить совершенно некомпетентных людей задуматься, прежде чем поспешно измышлять на них мнимые ответы, а людей, принимающих решения, хорошо поразмыслить, прежде, чем действовать.
  
   В.Лунин

конец документа

  
   Комментарий Сяо Жень:
   В Занги Мутабве шефе взыграли гены предков, пробудившие неукротимый гнев повелителей джунглей. Шеф вызвал своевольного молокососа-подчиненного "на ковер". Но В.Лунин не проявил ни малейшего пиетета, ни грана того трепета, который испытывал, общаясь с Сикорски. Он дерзкими движениями тореадора помахал перед налитыми кровью очами Мутабве его же отзывом-индульгенцией и заявил, что не нарушал режима служебной засекреченности, поскольку режима-то и не было. Хе!
   Секция разделилась. Одни осуждали дерзеца, другие соглашались с ним. Но все были единодушны: не стоило действовать столь демонстративно. Исключением оказался Дж.Ли, изъявивший в письме с Тристара бурный восторг и восхищение по поводу выходки друга.
   Неожиданно для себя Всеслав получил удар в тыл. Ирен и ее мать Магдалена Шурер, относились к его работе в КГБ с одобрением. Магдалена при каждой возможности многозначительно сообщала бесчисленным знакомым и полузнакомым людям, что ее зять - сотрудник той самой таинственной и романтичной организации. На обывателей это действовало, создавая ореол мнимой престижности. Всеслав сначала смеялся над болтливостью тещи, затем терпеливо объяснял, что никакой таинственности и романтики, а уж, тем более, престижности в его работе нет, потом просто махнул рукой на пожилую даму. И вот теперь, с подачи матери, Ирен обрушилась на Всеслава с самым резким осуждением его образа действий. По ее мнению поведение мужа могло привести к его отставке, что было бы крайне нежелательно. Всеслав же искренне недоумевал, чем вызвано вмешательство жены в ту сферу, где она была абсолютно некомпетентна. Тем более, что ни о какой отставке не могло быть и речи.
   Взаимоотношения Всеслава и Занги Мутабве ничуть не пострадали и последний, как и прежде, считал Лунина очень ценным сотрудником. Как говорили в старину американцы - ничего личного. Расхождения во взглядах носили исключительно профессиональный характер.
  

Личный архив семьи З.Мутабве.

Фрагмент ментограммы Занги Мутабве.

Дата: 30 декабря 2156 года. 20.30 час.

Персонажи: 1)ЗМутабве, председатель пятого отделения Комитета по контролю при Всемирном Совете; 2)В.Лунин, консультант-аналитик пятого отделения.

Тема: "Новый год"

Формат: видео

  
   -Как с ёлкой?
   -Вчера вечером установили. - ответил Всеслав. Он с нескрываемым удовольствием наблюдал за действиями начальника. Тот уже четверть часа тщетно пытался прикрепить окладистую белоснежную бороду поверх своей курчавой ухоженной бородки.
   -Вам бы прежде побриться, сир. - посоветовал Всеслав, с трудом сдерживая смех.
   -Черта с два! - возгласил Мутабве. - В инструкции четко написано, что борода, усы и брови крепятся поверх естественных без всяких проблем, а тут... О, всюду коварство и гнусная, низкая ложь! Ой! Ну, наконец-то.
   Он надул щеки перед зеркалом и выпятил грудь: - Ну, что?
   -Вылитый Дед Мороз, он же - Санта Клаус, он же - Папа Ноэль! - восхитился Лунин. - Особенно брови удались, просто жуть.
   Два косматых белых пучка пошевелились на черном, центральноафриканского типа, лице.
   -Сойдет. - внушительно сказал Мутабве.- Усы-то как?
   -А вот об усах - ничего плохого. Словно всю жизнь растили, сир. - объективно признал Всеслав. - Двинемся?
   -Пора. Где подарки?
   -Вот, мешок в углу.
   Всеслав ковыляющей походкой прошелся по комнате.
   -А сама-то, сама-то... - мстительно сказал Мутабве, - Ходить не умеет, Снег-гурочка...
   -У меня веские причины. Я первый раз в женской обуви.
   Придерживая болтающуюся косу, Всеслав помог Мутабве взвалить мешок на спину.
   -У меня что-то в позвоночнике хрустнуло. - тревожно объявил тот. - Дедушка старенький. Могла бы и сама тюк взять, внученька, ты помоложе будешь.
   -Это подарок хрустнул. А мне по девичьему статусу вообще тягать мешки не положено. И потом, я же предлагал... ла... под мешок определить еще пару этих, как их... эльфов... из нашей секции.
   -Ага, а то еще на оленьей упряжке проехаться по конторе было бы славно. Ну, вперед и с песней, сынок, в смысле - дочурка!
   Залитый матовым светом стенных панелей коридор здания КГБ в Окленде огласился чудовищно немузыкальным исполнением "Ёлочки". Поздравление началось.

конец фрагмента

  
   Комментарий Сяо Жень:
   Как, видно, служебные разногласия совершенно не влияли на взаимоотношения внутри сложившейся команды пятого отделения. Принцип "служба - службой, а дружба - дружбой" был нерушим. Более того, мы никоим образом не можем отказать З.Мутабве в здравомыслии. Новый председатель пятого отделения полагал, что неизбежные "соударения идей - при условии, что они не перерастают в столкновения личностей - высекают искры разума". Статья Всеслава привела З.Мутабве к пересмотру многих позиций по Саракшу, за что он впоследствии выразил В.Лунину искреннюю благодарность.
   А вот февральская размолвка между Ирен и Всеславом была настолько же серьезной, насколько короткой. К несчастью, дед никогда не вспоминал, и ничего не забывал...
   Летом 2156 г. - произошли печально известные события в Арканарском королевстве (планета Аврора). Уже упомянутый нами Антон Саенко (образ дона Руматы Эсторского) не выдержал психического напряжения, и после убийства его любимой девушки слугами боевого епископа Святого ордена дона Рэбы совершил чудовищный по последствиям бросок к епископскому дворцу. Усеяв трупами все улицы, по которым он продвигался, А.Саенко поголовно истребил личную охрану Рэбы и расправился с ним[9]. Но самое страшное произошло потом. Легендарный народный вожак Арата поднял столичную голытьбу против орденских братьев и началось одно из самых жутких и кровопролитных восстаний в истории планеты. Секция "Аврора" пятого отделения КГБ, будучи не в силах сделать чего-либо для ликвидации тяжелейшего кризиса, взмолилась о поддержке. "Саракшианцы", естественно, пришли на выручку коллегам. Дел, причем самой трудных и сложных, оказалось необычайно много. Достаточно упомянуть, что В.Лунин провел в разъездах не менее трех недель (в чем его постоянно упрекала теща - Ирен ждала ребенка). Он помогал формировать на орбите чрезвычайную экспедицию на Аврору, в спешном порядке переоборудовал кондиционные площадки на монгольском полигоне. К сентябрю, когда напряжение было несколько снято и секции вернулись к нормальному режиму работы, З.Мутабве потребовал произвести детальный анализ инцидента.
   Ван Юань, маститый психолог пятого отделения, выступил с резкой критикой допущенных Институтом экспериментальной истории ошибок. С бешеной и кипящей вежливостью Ван Юань указывал, что его худшие прогнозы сбылись. Однако просто нелепо в чем-то обвинять А.Саенко. Разведчик сам оказался жертвой преступной халатности руководителей ИЭИ. Он, Ван Юань, всегда требовал ни в коем случае не направлять людей, первого психотипа на другие планеты для внедрения в среду аборигенов. Если Р.Сикорски внимательно прислушивался к его мнениям, то вошедшее в азарт и ободренное незначительными успехами руководство Института экспериментальной истории полностью игнорировало его, Ван Юаня, замечания. По меньшей мере, за то, что произошло, следует после тщательного расследования приостановить деятельность Института, а лучше - вообще расформировать его.
   Вероятно, не зная об этом, Всеслав пришел к сходным выводам. Всеслав, поддержал Ван Юаня с других позиций, оценив роль Антона Саенко в Арканарском королевстве как эпизодичную, а деятельность - как абсолютно непрофессиональную. Действительно, с трудом овладевший азами средневекового образования и поднаторевший в искусстве феодальной интриги дон Рэба уверенно опознал в Румате чужака. Тогда как А.Саенко, специально подготовленный Институтом экспериментальной истории по современнейшим программам, так и не понял сущности Рэбы. Всеслав заметил, что ликвидация дона Рэбы до переворота ничего не дала бы для дела землян, поскольку у Святого Ордена хватало в Арканаре ставленников и без Рэбы. А уж тем более бессмысленным было устранение Рэбы после переворота. А вот предлагаемое орлом нашим доном Рэбой сотрудничество[10] было для землян ценнейшей находкой! Фактически, ситуация была уникальной - появился посредник между двумя мирами: коммунистической Землей и позднефеодальной Авророй. Однако, изволите ли видеть, недостаточно сияющий моральный облик посредника вызвал у Антона-Руматы извержение однообразных эмоций (отвращение, презрение, брезгливость, гадливость) и не породил ни одной сколько-нибудь конструктивной и логичной идеи!
   Так что же делать? Расформировать Институт, как предлагает Ван Юань? "Незамедлительно!"- считал Всеслав. Передать всю деятельность землян на планетах с гуманоидными цивилизациями в ведение КГБ? "Безотлагательно!" - полагал Лунин. И вообще - преобразовать КГБ в некий комитет по строжайшему контролю за контактами с сообществами разумных инопланетян, придав оному комитету большие полномочия.
   С.Переслегин утверждает, что "резня в Арканарском королевстве поставила под сомнение концепцию прогрессорства[11]". Все было "с точностью до наоборот". Именно с этого момента выкристаллизовалась идея создания в составе разворачивающегося КОМКОНА-2, прогрессорской организации, которой следовало профессионально заниматься тем, что так дилетантски делали разведчики и наблюдатели ИЭИ. Естественно, я отнюдь не пытаюсь представить моего деда "изобретателем" спецслужб внутри КОМКОНА-2! Он только выразил вместе с коллегами носившееся в воздухе мнение подавляющего большинства сотрудников КГБ, причем его голос в общем хоре уж никак не мог быть самым басовитым.
   З.Мутабве подвел итоги обсуждения Арканарской трагедии и в меморандуме на имя Р.Бхи выразил полнейшее согласие с мнением подчиненных. Аналогичные документы поступили от председателей 1, 2, 3, 4, 6, и 7 отделений КГБ.
   Рамачандра Бхи горячо поддержал предложение по реорганизации КГБ и отстоял его во Всемирном Совете[12].
   Так в ноябре родилось подразделение Комиссии по Контролю (КОМКОН-2), впоследствии ставшее вотчиной блистательного Рудольфа Карла-Людвига Сикорски. Сотрудники КГБ автоматически приобрели новый статус.
   Новорожденный оказался не единственным: 15 ноября 2156 на свет появилась Анна Лунина, моя мама. Всеслав и Ирен провели с Аней декабрь-январь на североавстралийском побережье. Потом они вернулись в Окленд, где их уже ждала Магдалена Шурер - мать Ирен.
   М.Шурер была талантливейшей мифотворительницей. Практически не прикасаясь к первой внучке Ане (второй внучкой была дочь Хелен Шурер, младшей сестры Ирен), Магдалена создала себе среди многочисленных подруг ореол хлопотливой бабушки, обихаживавшей Анечку (это делала Ирен), игравшей с ней (занятие Всеслава), воспитывавшей (удел Ирен), учившей ходить и читать (что делал Всеслав). На самом же деле моя прабабка была личностью весьма самодовольной и эгоцентричной, заботившейся только о себе. Мало того, даже отношения между ней и её дочерями особой теплотой и доверительностью не отличались. (Как, впрочем, ей впоследствии не удалось найти общего языка и с обеими внучками). Но при всем том Ирен, легко поддававшаяся чужому влиянию, хотя и не особенно любила мать, тем не менее, была под ее абсолютным влиянием.
   Всеслав стал проводить на работе куда меньше времени. Но, приходя домой, он умело избегал общения с тещей, старательно уходил от конфликтов с женой (чаще всего спровоцированных Магдаленой), а все внимание уделял маленькой Ане. Думается, эпиграфом к его состоянию можно было бы взять название старинной американской кинокомедии (конец ХХ века, если не ошибаюсь) - "Один дома". Всеслав, действительно, все более ощущал себя в семье одиноким. Его радовала только малышка. Всеслав подолгу гулял с ней, возил на регулярные медобследования, затевал различные игры. Отец, много и охотно снимавший Анечку на стар-видео, особенно гордился записью первого слова, произнесенного дочерью. И, кажется, впервые, Всеславу изменила его флегматичная сдержанность, когда, созвав знакомых на широкомасштабный юбилей (Магдалене стукнуло 60), теща во всеуслышание объявила: "Я счастлива! Внуча моя заговорила и сказала: "Бабушка!"" Всеслав, сияя улыбкой, подтвердил: "О, да, я даже заснял это." Он включил вычислитель, направил проектор на экран, сконфуженные гости увидели и услышали, как Анечка четко произнесла: "Пап-па!"
   Полагаю, Всеслав совершенно перестал рассказывать дома о том, что происходит в КОМКОНе-2, дабы не слушать тёщиных советов и комментариев "по существу дела". А между тем Лунин был уже на равных с заслуженными сотрудниками Комиссии. Его ценили в своей секции и приглашали в другие.
  

Архив КОМКОНа-2[13].

Фрагмент ментограммы Анджея Барвиньского.

Дата: 1 июня 2157 года.

Персонажи: 1)А.Барвиньский, старший эксперт секции "Саракш" пятого отделения Комитета по контролю при Всемирном Совете; 2)Чу Ци-линь, старший эксперт секции "Саула" четвертого отделения Комитета по контролю при Всемирном Совете; 2)В.Лунин, консультант-аналитик пятого отделения.

Тема: "В.Лунин".

Формат: аудио.

  
   Чу Ци-линь: ...лагаю, небезынтересно. Я бы хотел, чтобы при нашем разговоре присутствовал и Анджей, поскольку речь пойдет о тебе, Всеслав. В свое время ты интересовался древней историей и, кажется, добился некоторых успехов. Потом неплохо показал себя, помогая "аврорцам" в разгребании их проблем. То есть и со средневековьем у тебя неплохо. Вот я и предлагаю перейти к нам в секцию "Саула", чтобы всерьез заняться положением в Пацакском Всевладычестве. Слышал о таком?
   А.Барвиньский: О, какая чудовищная интрига! Похищение моих рабов? Угон крепостных? Сманивание батраков? Разбой среди бела дня! Где моя сабля? Не дозволям, пся крев! Ну, а если серьезно, что скажешь, Слава? Предложение, само собой, перспективное, работа вкусная... Если согласишься, все у нас в секции поймут правильно, но будут скорбеть по тебе...
   Чу Ци-линь: Не дави на переманиваемого, Анджи. Ну, Слава, время на размышление нужно?
   В.Лунин: Нет, не нужно. Я немного знаю о Пацаке. Это теократическая монархия на Третьем материке Саулы, что-то вроде нашего Папского государства в Риме в веках так, примерно, одиннадцатом-четырнадцатом, да?
  
   Чу Ци-линь: В точку! Только огромнейшая по территории. А цивилизация-то какая, мммм! Блеск!
   В.Лунин: Заманчиво, конечно... Спасибо...
   Чу Ци-линь: "Спасибо, да" или "спасибо, нет"?
   В.Лунин: "Спасибо, нет".
   А.Барвиньский: Хвала творцу! Так что...
  

конец документа

  
   Комментарий Сяо Жень:
   В 2157 г. Всеслав продолжил разработку тем, связанных с Отчизной и Островной империей. Сикорски-Странник просил обработать всю переданную им информацию о сети излучающих башен. "Тщательное расследование ... так и не выявило, кто же персонально осчастливил когда-то Саракш прототипом нынешних генераторов. Зато удалось установить, что теперешняя функция установок (создание поля Белого, Черного и прочих излучений) возникла после переделки уже имевшихся генераторов. Имена "рационализаторов", создавших, кстати, и передвижные излучатели, были выяснены, но людей этих, конечно, давно уже не было в живых"[14]. Таким образом, гипотеза об инопланетном происхождении узла Центра излучения в Столице была доказана Марианной Кюхер, Цу Ся-чао и В.Луниным. Все выводы тут же сообщили Сикорски, чем подтвердили его худшие опасения. "Кажется, впервые у Рудольфа Сикорски появился реальный шанс встретиться с противником лицом к лицу... Было предположение, что Странники могут еще вернуться и возобновить работу... Здесь, увы, не обошлось без накладок: сведения о планете, например, были засекречены непоследовательно, что и привело в конце концов к утечке информации - молодой сотрудник ГСП Максим Каммерер не обнаружил в каталоге планет запретительного знака, посчитал этот мир необитаемым и надумал его посетить... " [15]
  
  
   [1] БВИ. Архив документации КОМКОНа-2 (GPI:\\СС2-Archiv files\volume555\file48\p88)
   [2] В то время Р.Сикорски уже был начальником объединенных в составе КОМКОНа-2 служб.
   [3] БВИ. А. и Б. Стругацкие. Обитаемый остров (GPI:\\S15-Literature-Historical\S\Strugacky\53\ p44)
   [4]БВИ. А. и Б. Стругацкие. Обитаемый остров (GPI:\\S15-Literature-Historical\S\Strugacky\53\ p49)
   [5] БВИ. А. и Б. Стругацкие. Жук в муравейнике (GPI:\\S15-Literature-Historical\S\Strugacky\ 55\p169)
   [6] В.Лунин "Некоторые вопросы особенностей перемещения подводных флотов Островной империи (планета Саракш)" Статья из сборника "Проблемы исторической компаративистики" (GPI:\\Z404-History\Reprint\F55\B-Dn\p311)
   [7] БВИ. Диалоги и дискуссии (GPI:\\GFI\09\D&D\primaryactions\file812\N24\p367, автор неизвестен)
   [8] См. приложение
   [9] См. роман А. и Б.Стругацких "Трудно быть богом".
   [10] "Дон Рэба ... приятно улыбнулся. - Я ценю ваше упорство, - сказал он. - В конце концов, вы тоже стремитесь к каким-то идеалам. И я уважаю эти идеалы, хотя и не понимаю их. Я очень рад, что мы объяснились. Возможно, вы когда-нибудь изложите мне свои взгляды, и совершенно не исключено, что вы заставите меня пересмотреть мои. Люди склонны совершать ошибки. Может быть, я ошибаюсь и стремлюсь не к той цели, ради которой стоило бы работать так усердно и бескорыстно, как работаю я. Я человек широких взглядов, я вполне могу представить себе, что когда-нибудь стану работать с вами плечом к плечу... - Там видно будет, - сказал Румата и пошел к двери. -Ну и слизняк! - подумал он. Тоже мне сотрудничек. Плечом к плечу"... БВИ. А.и Б. Стругацкие. Трудно быть богом (GPI:\\S15-Literature-Historical\S\Strugacky\50\p222)
   [11]С.Переслегин. Бриллиантовые дороги. Предисловие к 1 тому Полного Собрания Сочинений А. и Б. Стругацких, Претория, 2211, с.3
   [12] Удивительно, но Л.А.Горбовский голосовал "за"! (Сяо Жень)
   [13] БВИ. Архив документации КГБ (GPI:\\CGU-Archiv files\volume1707\file411\p61)
   [14] В.Казаков Полет над гнездом лягушки (рецензия на книгу: Вандерер Т. Всплеск в тишине). - Ольденбург: Сирена, 2221. - 240 с.
   [15] В.Казаков Полет над гнездом лягушки (рецензия на книгу: Вандерер Т. Всплеск в тишине). - Ольденбург: Сирена, 2221. - 240 с.
  
   ХОД 5
  
   Комментарий Сяо Жень:
   "Взрослые солидные люди в Группу Свободного Поиска не идут. У них свои взрослые солидные дела, и они знают, что эти чужие планеты в сущности своей достаточно однообразны и утомительны. Однообразно-утомительны. Утомительно-однообразны... Конечно, если тебе двадцать лет, если ты ничего толком не умеешь, если ты толком не знаешь, что тебе хотелось бы уметь, если ты не научился еще ценить свое главное достояние - время, если у тебя нет и не предвидится никаких особенных талантов, если доминантой твоего существа в двадцать лет, как и десять лет назад, остаются не голова, а руки да ноги, если ты настолько примитивен, что воображаешь, будто на неизвестных планетах можно отыскать некую драгоценность, невозможную на Земле, если, если, если... то тогда, конечно. Тогда бери каталог, раскрывай его на любой странице, ткни пальцем в любую строчку и лети себе. Открывай планету, называй ее собственным именем, определяй физические характеристики, сражайся с чудовищами, буде таковые найдутся, вступай в контакты, буде найдется с кем, робинзонь помаленьку, буде никого не обнаружишь... И не то чтобы все это напрасно. Тебя поблагодарят, тебе скажут, что ты внес посильный вклад, тебя вызовет для подробного разговора какой-нибудь видный специалист... Школьники, особенно отстающие и непременно младших классов, будут взирать на тебя с почтительностью, но учитель при встрече спросит только: "Ты все еще в ГСП?" - и переведет разговор на другую тему, и лицо у него будет виноватым и печальным, потому что ответственность за то, что ты все еще в ГСП, он берет на себя. А отец скажет: "Гм..." - и неуверенно предложит тебе место лаборанта; а мама скажет: "Максик, но ведь ты неплохо рисовал в детстве..." а Дженни скажет: "Познакомься, это мой муж". И все будут правы, все, кроме тебя. И ты вернешься в Управление ГСП и, стараясь не глядеть на двух таких же остолопов, роющихся в каталогах у соседнего стеллажа, возьмешь очередной том, откроешь наугад страницу и ткнешь пальцем..."[1]
   Так устами Максима Каммерера, героя романа "Обитаемый остров"[2], братья Стругацкие характеризуют обстановку в ГСП в середине прошлого века. Блистательный талант писателей-историков не оставляет места для комментариев и дополнений. Сказано всё. Десятки тысяч неплохо рисовавших в детстве остолопов и несостоявшихся лаборантов, оказались в открытом Космосе и на далеких планетах.
   Процесс был донельзя прост. Выращивание из эмбриомеханических зародышей малых Д-кораблей класса "Пеликан" в ту пору было поставлено на орбите Марса на поток. Корабли отличались только уровнем удобств и количеством мест (от 1 до 10). После проверки и приемки тысячные стаи законсервированных "Пеликанов" перебрасывали к Луне, где "ставили на якорь". Остолопам следовало только подать заявление о зачислении в Группу Свободного Поиска, получить через несколько часов удостоверение сотрудника ГСП и выбрать корабль. По прошествии еще суток избранный корабль регистрировали, он оказывался заправленным, снаряженным всем необходимым и готовым к прыжку через подпространство. Вероятность влипнуть при Д-скачке в аварийную ситуацию по подсчетам всезнающих специалистов составляла для остолопа 0,00001%. Но и при этом шансы на получение помощи составляли пятьдесят на пятьдесят.
   Безусловно, нет никаких данных о том, как Максим Отто Каммерер осуществлял сборы к роковому путешествию. Но не может быть и тени сомнения, что все происходило именно так.
   Либерализм и открытость КОМКОНа-2, переживающего младенческую пору, привели к тому, что запрет на посещение звездной системы Саракша дошёл до ГСП, но был воспринят всего лишь как рекомендация. М.Каммерер решил посетить планетную систему звезды HD 26864 из созвездия Часы. Молодой пилот Группы Свободного Поиска вышел из подпространства, совершил попытку высадки на Саракш, его одноместный "Пеликан" был подбит ракетой противобаллистической защиты над южной Отчизной, что и стало началом робинзонады. Результатом же его похождений стало уничтожение Центра гипноизлучения в Столице, предупредить которое Р.Сикорски оказался не в силах. Таково краткое изложение событий, впоследствии лёгших в основу исторического романа братьев Стругацких "Обитаемый Остров".
   Через месяц после катастрофы на Землю поступило от Странника-Сикорски подробное сообщение о произошедшем. Секция "Саракш" была буквально раздавлена новостями: кропотливая работа нескольких лет действиями Каммерера была пущена под откос.
   1 декабря 2157 В.Лунин представил руководству несколько копий своего "Чрезвычайного доклада по проблеме Саракша".
  

В Комитет по контролю за деятельностью во Внеземелье (КОМКОН-2) [3]

Заместителю председателя Комитета по контролю Гао Шу

Председателю пятого отделения Занги Мутабве

Анджею Барвиньскому, старшему эксперту секции "Саракш".

Уровень конфиденциальности - средний.

Дата: 1 декабря 2157 года.

Автор: Всеслав Лунин, эксперт секции "Саракш".

Тема: "Экстремальная ситуация в Государстве Неизвестных Отцов".

Содержание: последствия действий сотрудника ГСП Максима Каммерера на Саракше

Чрезвычайный доклад по проблеме Саракша[4]

  
  
   Убедительно прошу всех лиц, кому адресован настоящий доклад, считать его официальным обращением, отнестись к нему с максимально возможным вниманием и отреагировать исходя из полномочий и ответственности, которыми общество облекло данных лиц.
   Полагаю, что событие, фактически выведшее из строя на какое-то (думаю, достаточно долгое) время секцию "Саракш" пятого отделения КОМКОНа-2 не может рассматриваться, как некий неприятный, но частный эпизод.
   Напомню содержание инцидента: сотрудником Группы Свободного Поиска Максимом Каммерером уничтожен центр гипноизлучения в государстве Государства Неизвестных Отцов (Огненосных Творцов) на планете Саракш.
   Разумеется, наказание Каммерера за все, что им совершено на Саракше, лишено всяческого смысла.
   Во-первых, это ничего не исправит.
   Во-вторых, сам Каммерер, боюсь, просто не поймет, за что был наказан.
   В-третьих, человечество за последние сто лет просто разучилось наказывать.
   Но соответствующие организации просто обязаны произвести тщательнейшее расследование. Хотя бы для того, чтобы категорически исключить подобное в будущем.
   Действия М.Каммерера могут быть оценены не просто как возмутительно некомпетентные по сути и катастрофические по последствиям. В некоторых случаях они просто необъяснимы с точки зрения элементарного здравого смысла, производят впечатление немотивированных выходок капризного инфантильного подростка. Вся цепочка известных нам фактов кажется невозможной фантасмагорией, "Алисой в стране чудес". Возможно, следовало бы немедленно возвратить упомянутого сотрудника ГСП на Землю и препоручить его заботам специальной комиссии, в которой психологи играли бы не последнюю роль...
   По порядку:
   Пусть в звездной системе Саракша корабль ГСП, пилотируемый М.Каммерером действительно оказался по нелепому недоразумению. Но как можно было не заметить цепочки земных сигнальных бакенов от Деяниры до Саракша и счесть систему неисследованной? Предположим исчезающе малую вероятность того, что в силу каких-либо технических неполадок каммереровского "Пеликана" бакены не были замечены. Но не обнаружить на высокой орбите планеты огромный автоматический спутник "Саракш-1"?! Не услышать в эфире практически непрекращающиеся переговоры работников базы "Саракш-2" на Тристаре?!! Однако, все недоумения меркнут перед вопросом: каким образом пилот "Пеликана" из ГСП умудрился не выявить плотнейшего радиофона, создаваемого сотнями радио- и телестанций Саракша различной мощности, длины волн и интенсивности передач?!!! Аппаратура космического корабля никак не могла не предупредить М.Каммерера показаниями, как минимум, двадцати одного датчика о таком фоне, а, следовательно о наличии: а)не просто жизни, но человечества, б)не просто человечества, но цивилизованного, в)не просто цивилизованного человечества, но находящегося на среднеиндустриальной стадии. Не достаточно ли одной загадки "слепоты и глухоты" каммереровского корабля для начала работы комиссии по "творчеству" сотрудников ГСП вообще и по деяниям Каммерера, в частности?
   Допустим, тем не менее, что корабль Каммерера был абсолютно слеп и глух, словно бревно (чего категорически не может быть - такого состояния корабль не достигает, даже терпя полную катастрофу). Допустим. Но зачем при полном отсутствии информации о Саракше Каммереру понадобилось входить в непроглядную атмосферу планеты? Однако, судя по отчетам самого Максима, сразу же после Д-скачка его "Пеликан" оказался в непосредственной близости от Тристара, облетел его, перешел на орбиту Саракша, совершил быстрый маневр и буквально врезался в воздушную оболочку планеты. Причем, не было произведено никакого, даже первичного экспресс-анализа, что следовало сделать незамедлительно!
   Пара противобаллистических ракет, выпущенных с одной из баз прикрытия границ Государства Неизвестных Отцов (Огненосных Творцов), необычайно эффектно и снайперски точно встретила земной корабль в стратосфере. Как и положено, боеголовки разорвались в 200-300 метрах от цели, обдав "Пеликан" осколками. Смерч осколков ударил снизу и пришелся по индикаторному кольцу и правому наблюдательному блоку. Удар, нанесенный от поверхности планеты, бравый пилот ГСП принял, как он объясняет (очевидно, перепутав низ и верх?), за метеоритную атаку! Мало того, почти сразу он определил вероятность такой атаки как 0,000001% и... успокоился. Можно ли считать серьезными такие объяснения? Создается впечатление лепета нашкодившего ребенка, осознающего неправильность своих действий и жаждущего путем отчаянной, жалкой и совершенно неправдоподобной лжи уйти от разбирательства.
   Оказавшись на поверхности Саракша, М.Каммерер практически сразу отметил наличие культуры, созданной гуманоидами. Причем даже он, абсолютно несведущий в подобных вопросах, сразу определил индустриальный уровень развития общества. Более того, сотрудник ГСП даже интуитивно ощутил неблагополучность ситуации[5].. Любому нормальному человеку, хотя бы поверхностно знакомому с инструкциями ГСП, следовало, не покидая корабль, незамедлительно включить "жемчужное" защитное поле, не дожидаясь появления аборигенов, активировать авторемонтные службы и стартовать сразу же, как только появится возможность. И - НИКАКИХ контактов! Изумленным аборигенам, в случае их появления на месте инцидента, оставалось бы только в течение получаса наблюдать дымчато-перламутровый яйцеобразный феномен, в природе которого им не было бы дано разобраться. Проникнуть за завесу поля или повредить его они также не смогли бы никоим образом. По окончании авторемонта окутанный защитным полем "Пеликан" взлетел бы (хотя и медленнее, чем обычно) и уже через 3-4 часа совершил Д-скачок к ближайшей базе Группы Свободного Поиска. В крайнем случае, на поданный сигнал SOS откликнулись бы службы "Саракша-2".
   Вместо этого М.Каммерер, искал "приключений духа", которых ему, изволите видеть, в ГСП недоставало![6] Он покинул корабль и отправился на прогулку, философствуя о смысле своей юной жизни. Чем фактически спровоцировал то, что случилось дальше - аборигены приняли его оставленный без защиты "Пеликан" за неопознанный военный объект и взорвали.
   Мне неизвестно, каким был юный Каммерер на Земле, еще до Саракша. И зная о нём совсем немного, главное назвать все же могу: самостоятельное принятие решений и осуществление их любой ценой. При всей любви к родителям, при привязанности к друзьям, при явном умении и желании быть душой компании. Не говоря уж о популярности у девушек... Пусть ценой будет одиночество, но - свобода действий должна быть близка к абсолюту! Мечта мальчишки, мечтающего вырваться из-под родительско-учительской опеки и привела его, как многих подобных недорослей, в Группу Свободного Поиска.
   М.Каммерер, судя по его ментограммам, оказавшимся в нашем распоряжении, испытывал радость от того, что удалось, наконец, потеряться, когда его вез из телецентра агент Рудольфа Сикорски (!!!), наконец отыскавший молодого Робинзона: приключения продолжаются. А потом началась длинная череда подобных же уходов в "одиночное плавание". Чрезвычайные обстоятельства, в которых он впоследствии оказался, воспринимались им как увлекательное испытание, через которое надо пройти с честью[7]. Причем, что самое ужасное, кодекс этой чести Максим сам сочинял и модифицировал по ходу дела. А все, что этому кодексу не соответствовало, подлежало устранению. Молодой сотрудник ГСП первым делом принялся развешивать на действительности Отчизны черно-белые ярлыки: "хорошо - плохо", "благо - зло", "прогресс - враги прогресса". А общий ярлык: "Да это же мир навыворот, массаракш!" Надо же, глупые аборигены: у них тут вместо бескрайнего Космоса - серая твердь небесная, безысходность какая-то. Вместо доброго и светлого земного коммунизма - ядерная война, и вроде бы даже этот... как его там... фашизм, кажется.
   Ну что ж, надо воевать на стороне добра против зла. А Каммерер оказался не просто готовым воевать и убивать[8]. Он очень быстро овладел технологией войны и подсознательно желал нести смерть. И это даже доставляло М.Каммереру некоторое удовольствие.
   Перед Максимом был выбор. На этот выбор указал ему в свое время единственный саракшианец, заподозривший его инопланетное происхождение - мутант из южных джунглей по прозвищу Колдун. Альтернативой избранному Каммерером образу действий Колдун противопоставил мудрый принцип: "Не навреди", который пилотом Робинзоном из ГСП тут же был с негодованием отметен. Поначалу Максим лицемерил и совершал некий ритуал самооправдания, извинения перед собой, ханжески убеждая коммунарскую оболочку своей психики, что ему отнюдь не нравится это делать, что он не убивает людей, а всего лишь (!) вынужденно устраняет врагов прогресса. Но впоследствии, когда удается подвести под дела моральную базу (что оказалось не так уж сложно), война "за правое дело" и убийство "врагов прогресса" не вызывали более потребности даже в таком казенном ритуале.
   Для нас, людей коммунистической Земли нет запрета убивать и даже убивать с наслаждением. Подразумевается, что мы настолько возвышенны и благородны, что просто биологически неспособны на этакое извращение человеческой природы и запрет просто излишен. И на Земле мы полностью добились в социальном поведении такой неспособности. Но вот на Саракше оказался землянин-коммунар, который нашел смысл жизни в смертельной схватке, в убийстве - будь то умерщвление ни в чем не повинной дичи на спортивной охоте или хищников для спасения жизни. Отчизна стала всего-навсего идеальным местом, где раскрылась загнанная в подсознание часть личности М.Каммерера. Мак Сим, как прозвали его саракшианцы, становится легионером, "солдатом удачи", космополитом, который нигде не дома. Точнее, дом его - там, где враги. В том мире, где востребованы его способности геройски побеждать. Характерно, что Мак побывал и в рядах жандармской Боевой Гвардии (Легиона), и среди повстанцев, и даже собирался попасть в Островную Империю. Можно быть уверенным - попади он туда, там повторилось бы то же, что и на материке.
   Так "мир навыворот" становится для молодого Робинзона реальным и родным, а Земля - местом, куда вернуться теперь не так уж хочется, ведь там нечего взрывать, рушить и истреблять, бороться во имя и преодолевать, невзирая... Единственное, что беспокоит Мака Сима - поиск статуса "хорошего парня" у которого есть моральное право убивать "плохих парней". Но вот довольно скоро статус найден[9]. Максим перестаёт быть землянином-коммунаром, он присваивает себе звание борца за светлое будущее коммунистического Саракша. Героя. А борцу и герою единственно пристойно свершать подвиги. Забыв отца своего и матерь свою...
   Ужасает база, на основе которой М.Каммерер дерзнул разделить мир аборигенов на "плохое", с чем он вступил в борьбу (насколько героическую, настолько же глупую) и "хорошее", за торжество чего он бьется. Чему объявлена война? "Это фашизм!" - определяет Каммерер, даже понятия не имея, какой смысл вкладывают историки в этот термин[10].
   Основанием для скоропа-лительных выводов стало крайне поверхностное знакомство с саракшианской действительностью. Язык Западной Метрополии (Отчизны) не был родным для Максима Каммерера, поэтому он изучал его "напрямую" от носителей. Интенсивно слушал собеседников, радио- и телепередачи. Быстро научился читать. Лингвистические способности молодого ГСП-эшника - единственное, о чем можно отозваться с большой похвалой. Но его восприятие было во многом ограничено картиной мира землянина-билингва (носителя русского и немецкого языков). При этом он делал далеко ведущие и не всегда верные выводы о мире вокруг него и государственном устройстве Отчизны .Это типичные ошибки человека, изучающего иностранный язык. Так, общеупотребительное "Отчизна (Vaterland)" он посчитал официальным названием Государства Неизвестных Отцов[11]. Постоянно повторявшееся слово "Столица" он счел элементом саракшианской топонимики. Слово, весьма приблизительно толкуемое и имеющее значение "генетически измененный субъект", М.Каммерер переводит для себя эмоционально негативно окрашенным термином "выродок". Причем языковое ощущение нового мира сформировалось у Каммерера за 10 дней! Тогда как сотрудники секции "Саракш" входят в языковую среду на протяжении не менее чем двух месяцев и в условиях специального режима. Никто, само собою, не собирается обвинять и упрекать молодого Робинзона в слабой теоретической подготовке. В конце концов, он и не обязан досконально разбираться в проблемах исторической компаративистики. Но как смел он, во-первых, сознавая свою некомпетентность и, во-вторых, ощущая собственную колоссальную (в сравнении с окружающими его аборигенами) мощь, слить их во всеуничтожающем действии?! Борьба Невежества против Несправедливости...
   Само собой, какое либо морализаторство при разборе данной ситуации было бы просто глупым. Саракш, это мир, где люди не цель, а средство. Жить в таком Universum'e, не запачкав рук в крови, - невозможно.
   И никоим образом не в упрек М.Каммереру утверждается, что он реализует свои, казалось бы, надежно подавленные земным воспитанием задатки бойца и убийцы. Беда в другом: эти задатки оказались поставленными на службу не холодной логике и трезвому расчету, а капризу инфантильного двадцатилетнего недоросля...
   Выше уже говорилось, что он великолепно прижился в мире, где востребованы его способности геройски побеждать. И востребуются эти способности всеми с восторгом. А Мак этого таинственным способом "не замечает". За его необычную силу, ловкость и отвагу тут же цепляется Гвардия и Мака без сколь-нибудь серьезной проверки зачисляют в ряды этого элитного "саракшианского корпуса СС". Когда после расстрела он чудом остается жив и оказывается среди террористов, те столь же жадно принимают его к себе. И абсолютно никто не рассматривают феноменального Мака Сима как личность, как человека, но лишь как ценнейшее средство сокрушения противника, уникальное оружие победы. Эдакий живой сверхтанк, у которого только надо нащупать рычаги управления... Лишь единожды простодушный подпольщик Лесник мимоходом пожалел Мака, сравнив его с погибшим сыном. Других исключений нет, каждый встречный желал, чтобы Мак служил лично ему, для достижения неких целей: эгоистических, патриотических, националистических. А не пытался ли в свое время Колдун раскрыть Маку Симу глаза, не говорил ли об этом? Отчего же непревзойденный Мак не внял предупреждениям Колдуна? Не понял их? Э, нет - М.Каммерер отнюдь не глуп! Не услышал? Тоже нет. Не захотел слышать, вот что! Дело в том, что одно из главных правил "вселенной навыворот" - люди не цель, а средство - его вполне устраивает! Потому что правило это уже встроено в мировоззрение землянина Каммерера. Мак Сим полагает, что рискуя собственной единственной жизнью за то, что определено им как благо Саракша, он приобретает право жертвовать во имя тех же целей сотнями и тысячами судеб жизней аборигенов. Что ж, на войне, как на войне, лес рубят - щепки летят! Не пушечным ли мясом он считал несчастных мутантов-лесовиков, которых собирался бросить на штурм границ Отчизны? А в какой роли он намеревался использовать неведомых островитян? Да чего стоит хотя бы снисходительно-покровительственно-хозяйское отношение к мальчишке Гаю Гаалу, прирученному им и фактически применявшемуся в качестве "друга человека". К слову, замечу, беззаветная, собачья преданность Гая хозяину привела несчастного парня к трагической гибели.
   "Хождения по мукам" М.Каммерера сталкивали его с многими людьми, чем далее, тем более влиятельными. Наконец - с огромным трудом и потерями - агентам Р.Сикорски удалось не только выявить, но и выловить неугомонного героя. Сикорски-Странник распорядился поместить борца-одиночку до своего приезда в один из институтов знаменитого Академгородка в Столице. Таким образом, даже не догадываясь о том, что легендарный Странник, глава всех тайных служб Государства Неизвестных Отцов, на самом деле - землянин, резидент КГБ и КОМКОНа-2, М.Каммерер должен был отдавать себе отчет, что он вышел на уровень верхов политической элиты Отчизны. А это требовало максимальной осторожности в поступках, которые отныне могли оказаться чудовищными и необратимыми. Мало того. В Академгородке судьба свела Мака Сима с Государственным прокурором Отчизны, пусть и не столь влиятельным политическим персонажем, как Папа, Шурин или Деверь, однако все же весьма весомой фигурой Отчизны. Именно Государственный прокурор сыграл роль черепахи Тортилы, открыв Маку Симу величайшую тайну: местонахождение Центра гипноизлучения. Прокурор предложил захват Центра и, как следствие приход к верховной абсолютной власти в стране. Таким образом, перед молодым сотрудником Группы Свободного Поиска внезапно открылись ошеломляющие перспективы естественного социально-политического макровоздействия на общество, к которым Странник-Сикорски мучительно и медленно продирался несколько лет сквозь неимоверные трудности. Но как же воспользовался золотым ключиком ослепительный Мак?
   Последующие действия М.Каммерера до боли напоминают то, что произошло на планете Аврора во время Арканарской резни. Государственный прокурор оказался таким же невольным посредником между цивилизациями Саракша и Земли, каким выступил в свое время дон Рэба в Арканаре. И точно так же, как А.Саенко, землянин Каммерер с омерзением оттолкнул сотрудничество, предложенное морально низким типом. Прокурор показался пилоту ГСП совершенно не соответствующим фасаду тех бриллиантовых идеалов, во имя которых готов убивать и разрушать он, Мак Сим Великолепный. Вместо того, чтобы в течение хотя бы пары суток, имевшихся в его распоряжении, скрупулезно проанализировать уникальную ситуацию Мак тут же раздобыл полуцентнерный термический заряд, прорвался в телерадиоцентр, в подвале которого находился Центр сети гипноизлучения, и уничтожил самое сердце сети.
   Что должно было измениться к лучшему после сокрушения неприемлемого для героя общества? Никаких представлений на этот счёт у максима Каммерера не было.[12]
   Каковы же выводы и прогнозы на будущее?
   Выводы.
   В лексиконе землян практически исчезло слово "преступление". Оно прочно заняло место в одном ряду с такими мерзкими архаизмами, как "пытка", "каторга", "наркомания", "православие". Мы теперь говорим об ошибках, совершенных тем или иным гражданином Земли. Ошибках порою серьезных, порою - трагических. Но не о преступлениях... Однако дела М.Каммерера на Саракше следует квалифицировать именно как преступление. Да, нечаянное. Да, совершенное по невежеству и неведению. Да, совершенное из благих побуждений (коими, как известно, мощен путь в ад). Но - преступление. Оно ненаказуемо, о чем уже говорилось в начале, ибо нет ни возможностей наказания, ни смысла в нем, ни механизма. тем не менее, незамедлительно отозвав М.Каммерера с Саракша, следует сделать все, чтобы исключить возможность подобных преступных деяний.
  
   Прогнозы.
   После взрыва Центра прошел месяц. Новых сообщений от Р.Сикорски пока не поступало. Но можно быть уверенными, что оцепенение правящих верхов прошло в течение ближайших трех-четырех дней. Среди Неизвестных Отцов (Огненосных Творцов) никогда не было единства. Они заключали более или менее прочные блоки, долговечность которых определялась лишь взаимной заинтересованностью. Но договоренности незамедлительно нарушали, а союзы распадались при малейшем изменении ситуации. Катастрофу в Столице уж никак не назовешь "малейшим изменением ситуации"! Почти несомненно, что противостояние генералитета с Департаментом общественного здоровья перерастёт в открытые столкновения с применением оружия. При этом трудно сказать, чью сторону примет Боевая Гвардия: с одной стороны действует механизм многолетнего внушения (гвардейцы и армейцы - родные братья), с другой - стальная дисциплина и беспрекословное подчинение Отцам требует нейтралитета, с третьей - снисходительное отношение к "черной кости", "младшему брату", "армейщине-деревенщине" может перерасти в желание поучить неразумных солдат и генералов. Именно такая неопределенность как раз является худшим из вариантов.
   Предполагаю, что возможны два пути дальнейшего развития событий.
   Первый путь - оцениваемый оптимистически - крайне маловероятен, практически неправдоподобен. По прошествии начального психологического шока Отцы объединятся для того, чтобы хотя бы уцелеть физически, сконцентрируют вокруг себя все силы, которые возможно собрать и предпримут отчаянные, обреченные на неудачу попытки устранить последствия катастрофы. Шансов у них ничтожно мало. Восстановить агрегат Центра невозможно, поскольку основной узел был изготовлен не на Саракше и никто, включая нас, землян не имеет ни малейшего представления о его природе. Заменить воздействие излучения каким-то суррогатом нельзя. Следовательно - остается лишь введение жесточайшего репрессивного диктаторского режима, удерживающего массовыми расправами в рамках порядка обезумевшую в буквальном смысле массу населения. Очевидно, в этом случае Отцам придется пойти на активное сотрудничество с "выродками", поскольку эта часть населения будет наиболее дееспособна. Возможно даже компромиссное примирение Отцов с подпольем. Через два-три десятилетия разрухи, голода и эпидемий (при условии, что Отчизна не подвергнется нашествию извне и завоеванию, а это сомнительно, Хонти, как минимум, уж точно постарается сквитаться за нанесенную обиду) сильно сократившееся в численности население вернется к некоему подобию неустойчивой стабильности. Разумеется, ни о каком хозяйственном и социальном развитии не может быть и речи, счастьем будет уже то, что Отчизна сохранится как государство, а ее народ - как общность.
   Второй путь - оцениваемый пессимистически - увы, многократно вероятнее[13]. Неизвестные Отцы (Огненосные Творцы) оценят обстановку за пару дней. Единицы из них окажутся настолько глупы, что во главе преданных лично им подразделений вступят в кровавую междоусобную борьбу за нереальный призрак власти. Они начнут переманивать на свою сторону части Гвардии и армии, некоторые фракции подполья, агитировать за себя население. Фактически начнется гражданская война между добрым десятком группировок. Большинство же Отцов (полагаю, что среди них окажутся такие гиганты как Папа, Шурин, Деверь, Свекор, Тесть, Кузен, и другие) достаточно умны, чтобы не лезть в заваривающуюся кровавую кашу. Они постараются в кратчайшие сроки мобилизовать все, какие возможно, материальные ресурсы и эвакуироваться с ними в заранее заготовленные личные укрепленные базы в среднем течении Голубой Змеи или рядом с Изумрудной Страной. В этих подобиях средневековых замков, защищенных по последнему слову саракшианской военно-технической мысли у Отцов появится хотя бы возможность уцелеть. Их поддержат кланы родственников, приближенных, а также тех смышленых личностей, которые сообразят, что только в "замках" и возможно выжить, пусть даже в качестве прислуги и новых крепостных у новых квазифеодалов. Неплохо организованное бегство крыс с корабля будет сопровождаться вооруженными столкновениями с пытающимся их остановить населением. Народ будет полностью дезорганизован царящими настроениями: "Каждый сам за себя", "Спасайся, кто может" и пр. Обстановка совершенно дестабилизируется. Передвижные излучатели, работающие на остаточных ресурсах, прекратят функционирование через 75 часов. Примерно 10-15 процентов подверженного гипновоздействию населения из-за лучевого голодания станут душевнобольными, что составляет от 2,8 до 4,2 млн. чел.. Поскольку лечение сумасшедших в создавшихся условиях - абсолютная фантастика, изоляция и уход за ними исключены (нет ни врачей, ни лекарств, ни помещений для больных), надо ожидать, что все сцепившиеся в гражданской войне группировки будут солидарны в одном: в политике тотальных "санитарных чисток" населения.
   Экономику Отчизны следует считать благополучно перелегшей с больничного ложа в гроб. Достаточно только перечислить вставшие проблемы, чтобы стали ненужными их конкретизация и аргументация.
   А.Трудовые ресурсы понесли ужасные потери, которые будут стремительно множиться в геометрической прогрессии. Включение М.Каммерером депрессионного поля всего на четверть часа уже тогда привело к многочисленным катастрофам и заторам на железной дороге (кстати, следует учесть не только материальный ущерб, но и многотысячные человеческие жертвы). Серьезные аварии произошли на электростанциях. Тогдашний депрессионный удар, а также ожидаемое лучевое голодание, когда рабочие просто окажутся не в состоянии трудиться, приведут к краху предприятий непрерывного цикла производства (металлургия, химические отрасли, энергетика и пр.). Массовые сумасшествия также выведут из строя не самую худшую часть тружеников.
   Б.Риторический вопрос - что произойдет с промышленностью Отчизны, с нечеловеческим напряжением сил восстановленной после мировой войны, сейчас, когда начнется война гражданская, ведущаяся дюжиной враждебных группировок?
   В.Надо отдать Отцам должное: они все-таки много успели сделать для спасения сельского хозяйства, остановили его упадок и даже добились хотя и небольшого прироста производства. Во всяком случае, пусть с заметным напряжением сил, но стране все-таки удавалось самообеспечиваться пищевыми продуктами и сельхозсырьем. Шла медленная регенерация 111 млн. гектаров пахотной земли, пострадавшей от радиации и химического оружия и на очереди стояли еще 240 млн.га. Мутировали на послевоенном Саракше не только люди, но и домашний скот, сильно сократившийся в численности. Зоотехникам не без опоры на тайно доставленные Р.Сикорски лекарственные средства удалось остановить вырождение, однако процесс оздоровления ни в коем случае не подлежит прерыванию... Теперь уже - "не подлежал"...
   Г.В немалой степени заслугой Странника-Сикорски надо считать введение в Государстве Неизвестных Отцов твердой валюты, обеспеченной запасами драгоценных металлов. Финансовая система практически оздоровилась и начала оказывать весьма благотворное влияние на развитие хозяйства. Частные банки жестко контролировались Госбанком, ведомством Тестя. После краха государственного регулирования финансов речь должна идти уже не о росте инфляционных процессов, не о скачке гиперинфляции, а о полном исчезновении денежного обращения как такового и переходе к примитивно-натуральному обмену.
   События в социальной сфере будут разворачиваться по худшему из возможных сценариев. Как ни парадоксально это звучит, но устойчивость Государства Неизвестных Отцов в значительной мере обуславливалась равновесием правительства и подполья. Более того, подполье было как бы зеркальным отражением, негативом правительства: та же анонимность, то же отсутствие единства, те же противоречия. Подполье не обладало чертами структурированной политической организации, не было нелегальной партией или блоком партий. У подполья не имелось какой-либо целостной программы, единых стратегии и тактики, общего руководства (хотя имелся штаб).
   Судя по информации Странника-Сикорски, подпольщики делились на два крыла.
   В одно входили абсолютные противники сети гипноизлучения (ок. 40% от общей численности подполья). Во-первых, следует отметить среди них так называемых "естественников" или биологистов", которых было больше всего. Они не ставили никаких политических целей, им были безразличны социально-классовый строй и особенности государственного аппарата, они стремились лишь к демонтажу сети проклятых башен-излучателей, из-за которых они жестоко страдали. Их лозунг был прост и ясен: "Жить по-старому, жить естественно". Во-вторых, надо упомянуть тех, кто входил в довоенные организации социалистического и коммунистического направления. Саракшианские социал-демократы и коммунисты были почти повсеместно зверски истреблены в конце мировой войны. К настоящему времени их настолько мало, что существенного влияния на подполье они не оказывают. Эти подпольщики считали, что демонтаж сети гипноизлучения вернет историю Отчизны на нормальный путь перехода к справедливо устроенному обществу без эксплуатации. В-третьих, к указанному крылу подполья примыкают анархисты. Их еще меньше и они полагают, что гипнополе, как и всякая затея по укреплению государственного механизма, - отвратительное насилие над свободой личности, а посему недопустимо. В-четвертых, совсем незначительную долю составляют монархисты, баюкающие надежды на воцарение законного наследника императорского престола. По их мнению, воцарение было сорвано предателями-изобретателями, изменившими присяге покойному государю и выдумавшими башни, которые не позволяют народу предаться своей любви к монархии.
   Другое крыло (ок.60% от всего числа подпольщиков) настаивало на сохранении гипнополя. Во-первых, к ним относились либерал-демократы. Эта группировка, наиболее серьезная и организованная считала, что внезапное уничтожение поля недопустимо, поскольку повлечет развал не только производства, но, самое главное, - общественного сознания, мировоззрения нации. Либерал-демократы считали, что следует захватить управление системой излучающих башен, использовать их для перехода к парламентским формам правления, и только потом постепенно демонтировать. Во-вторых, к крылу сторонников башен принадлежали просветители. Их было меньше, они практически неорганизованы, зато объединяли практически всю интеллектуальную элиту подполья. Неизвестные Отцы, по их мнению, пользуются полем в преступных целях, тогда как гипноизлучатели должны стать беспримерным средством перевоспитания человечества в духе гуманизма и взаимопонимания. В-третьих, за сохранение и даже расширение гипноизлучающей системы стояли вождисты. Они состояли в подполье и бешено, насмерть дрались с правительством только потому, что не имели возможности проникнуть в правительство. Время от времени Неизвестные Отцы пополняли себя выходцами из вождистов, которые тут же превращались из бешеных волков в преданнейших цепных собак режима. Вождистов было совсем немного, но именно они были наиболее активной частью подполья.
   Полагаю после ликви-дации Центра гипноизлучения параллельно с развалом правительства произойдут одновременные самолегализация и самораспад подполья. "Естественники", проникнутые радостью от того, что их мечты сбылись, просто рассеются и попытаются "жить по-старому, жить естественно", не понимая, что весь ужас еще впереди. Либерал-демократы и просветители также разбредутся, не зная, что делать дальше. О монархистах даже перестанут рассказывать анекдоты - будет не до них. Определенную структуру могут сохранить и укрепить лишь социалисты-коммунисты, вождисты и анархисты. Социалистическая и коммунистическая прослойка виду слабости и малочисленности не сможет влиять на ход событий. Анархисты этого неспособны сделать по определению. Вождистская "боёвка", спаянная железной дисциплиной, скорее всего, примет участие в междоусобицах, на стороне различных претендентов на власть. Возможно, они станут ударной силой этих претендентов. Возможно также, что "боёвку" возглавит кто-либо из проигравшего войну, репрессированного Отцами, но не "съеденного" до конца генералитета. Возможно, в ближайшее время последует быстрый рост популярности генералов Оду и Шекагу, "брошенных в узилище кровавым режимом деспотов-Отцов, но освобожденных революционным народом".
   Хотелось бы обратить внимание на еще одну проблему, которая, с моей точки зрения может стать одной из основных.
   Уровень уголовной преступности в Государстве Неизвестных Отцов был гораздо ниже, чем можно было бы ожидать, принимая во внимание бедственное положение хозяйства и общества после мировой войны. Но теперь положение должно резко ухудшиться. Полиция и Гвардия окажутся неспособными контролировать ситуацию. Преступники-"выродки" обязательно используют свое превосходство над страдающими от лучевого голодания добропорядочными обывателями. Преступность возрастет количественно и изменится качественно, возможно станет организованной и профессиональной, то есть мафией[14]. Нельзя исключить возможности того, что именно мафиозные кланы умело выждут, пока соперничающие военно-политические группировки взаимно обескровят друг друга, а затем добьют их и поделят территорию бывшей Отчизны на сферы влияния[15].
   В области внешней политики (а для Саракша термин "внешняя политика" едва ли не совпадает с понятием "военное искусство") ничего хорошего ожидать не приходится. Р.Сикорски полагает, что следует ожидать мощного удара со стороны Островной империи. Осмелюсь в этом единственном случае не согласиться с мнением Странника, даже гораздо лучше осведомленного и находящегося в центре событий. Полагаю, что события в Государстве Неизвестных Отцов (наверняка, теперь уже бывшем) встречены островитянами с огромным любопытством, но не сверх того. Определенное оживление, возможно, следует ожидать от группы флотов Ц. Вероятны небольшие разведывательные десанты, оживление заброски наблюдателей.
   Куда более вероятными и опасными мне представляются:
   -устремление хонтийцев на юг и овладение пограничными горными хребтами с богатейшими рудными месторождениями;
   -попытка пандейцев вторгнуться в области по среднему течению Голубой Змеи с целью закрепиться там;
   -начало грабительских набегов горцев на востоке;
   -вторжение пустынных варваров в страну мутантов и поиски ими путей проникновения в низовья Голубой Змеи.
   Какие меры может предпринять КОМКОН-2?
   Сотворенное Каммерером - необратимо. Ничего в направлении восстановления прежней ситуации и не следует пытаться предпринимать. Всей мощности ресурсов КОМКОНа-2 не хватит для выполнения даже подготовительных операций к такой в целом неосуществимой акции. Можно говорить лишь о некотором смягчении последствий катастрофы. Предлагается:
   1.Увеличить нашу агентуру в Хонти и Пандее. Приложить все возможные усилия для того, чтобы отвлечь правящие режимы этих стран от агрессии против Отчизны - от стимулирования в Хонти и Пандее отраслей экономики, настоятельно требующих мирной обстановки, до устранения "ястребов" в правительственных кругах. Поощрять взаимное уничтожение диверсионными группами указанных государств военных объектов на территории друг друга (в первую очередь - баз, где содержится оружие массового уничтожения).
   2.Устранить верхушку криминальных группировок, рвущегося к власти генералитета, остатков правительства Неизвестных Отцов. Нейтрализовать (в идеале - расформировать) Гвардию. Поддержать в междоусобицах внутри Отчизны левые организации социалистического и коммунистического толка. Предоставить социалистам и коммунистам информацию об арсеналах и складах продовольствия на территории Отчизны, которой мы располагаем. Помочь в овладении этими запасами и в формировании боевых дружин. Передать левым все, что мы сможем перебросить с Земли и произвести на Тристаре: медикаменты, средства дезактивации и др. Организовать ускоренные курсы подготовки врачей из представителей левых организаций. Взять под контроль средства массовой информации и переориентировать их на поддержку социалистов и коммунистов, лишив всякой поддержки мафию, милитаристов и политиканов.
   3.Попытаться выяснить, при каких обстоятельствах был создан Центр гипноизлучения в Столице, каково происхождение его основного узла. Мобилизовать все силы на поиск средств для преодоления последствий "лучевого голодания".
   Все это не терпит ни малейшего промедления.
  

конец документа

  
  
   [1] БВИ. А.и Б. Стругацкие. Обитаемый остров (GPI:\\S15-Literature-Historical\S\Strugacky\53\p9)
   [2] "Обитаемый остров" многие рассматривают, как "литературное приложение" к истории "Подкидышей" и "Большого откровения". "Растянутый рассказ о молодости Максима Каммерера и Рудольфа Сикорски", "содержит необоснованную романтизацию прогрессорской деятельности", "этически небезупречен", "очередная спекуляция вокруг проблемы Саракша" - примерно так выглядят отзывы "официальной" критики на один из самых читаемых исторических романов. (С.Б.Переслегин. Последние корабли свободного поиска. Предисловие к 6 тому Полного Собрания Сочинений А. и Б. Стругацких, Претория, 2211, с.5).
   [3] БВИ. Архив документации КГБ (GPI:\\CGU-Archiv files\volume311\file98\p555)
   [4] К докладу деда мне хотелось бы добавить свои комментарии, совместив их с цитатами из "Обитаемого острова" и из предисловий к нему, которые осмелюсь приводить в данном случае без повторяющихся однообразных сносок на страницы романа. - Сяо Жень
   [5] А.и Б. Стругацкие: "Цивилизация" - подумал Максим без особого азарта. Вокруг чувствовалось много железа, и еще что-то чувствовалось, неприятное, душное, и когда Максим зачерпнул горстью воду, он понял, что это радиация, довольно сильная и зловредная. Река несла с востока радиоактивные вещества, и Максиму стало ясно, что проку от этой цивилизации будет немного, что это опять не то ". - Сяо Жень
   [6] А.и Б. Стругацкие: "Максим просунулся в кабину, переключил управление на авторемонт, задействовал экспресс-лабораторию и направился к реке. Приключение, конечно, но все равно рутина. Скука. У нас в ГСП даже приключения рутинные. Метеоритная атака, лучевая атака... Приключения тела ". - Сяо Жень
   [7] С.Б.Переслегин: "Он, конечно, не был прогрессором в сто пятьдесят седьмом: лишенный надежды вернуться домой, измученный увиденным и очень испуганный человек. Он просто пытался жить - в соответствии со своими - земными - представлениями о добре и зле". Безусловно! В том-то весь ужас! Придя, по старинной пословице, в чужой монастырь со своим уставом, он даже не потрудился оглядеться, а сразу начал громить и корежить "монастырь", подгоняя его под свой устав! - Сяо Жень
   [8] А.и Б. Стругацкие: "Максим чувствовал, что здесь вокруг очень много живого мяса, что с голоду здесь не пропадешь, что все это вряд ли будет вкусно, но зато интересно будет поохотиться, и он стал вспоминать, как они охотились с Олегом и с егерем Адольфом - голыми руками, хитрость против хитрости, разум против инстинкта, сила против силы, трое суток не останавливаясь гнать оленя через бурелом, настигнуть и повалить на землю, схватив за рога..." И еще: "...он вспомнил, как однажды подстрелил тахорга и как это огромное, грозное на вид и беспощадное, по слухам, животное, провалившись с перебитым позвоночником в огромную яму, тихо, жалобно плакало и что-то бормотало в смертной тоске, почти членораздельно..."
   [9] А.и Б. Стругацкие: "...Он знал, что поступил так, как должен был поступить, и сделал то, что должен был сделать, - ни каплей больше, ни каплей меньше... И от этого ему было немножко горько, и это будило в нем какую-то незнакомую гордость" - Сяо Жень
   [10] А.и Б. Стругацкие: "Это же было давно, в средние века... Впрочем... фашизм... Да, помнится, не только в средние. Может быть, это фашистское государство? Массаракш, что такое фашизм? Агрессия, расовая теория... Гилтер... нет, Гилмер... Да-да - теория расового превосходства, массовые уничтожения, геноцид, захват мира... ложь, возведенная в принцип политики, государственная ложь - это я хорошо помню, это меня больше всего поразило. Но по-моему, здесь этого нет" - Сяо Жень
   [11] Кстати, возникла двусмыслица и с восприятием игры слов: на базовом языке словосочетание "Неизвестные Отцы" звучит почти так же, как "Огненосные Творцы", но на письме не имеет ничего общего.
   [12] А.и Б. Стругацкие: "Он более или менее представлял себе, что такое демократическое правительство и даже отдавал себе отчет в том, что республика будет поначалу буржуазно-демократическая - это не решит всех проблем, но по крайней мере позволит прекратить беззаконие. Впрочем, он честно признал, что ясно представляет себе только первый пункт своей программы: свержение тирании. Что будет дальше, он представлял себе довольно смутно. Более того, он даже не был уверен, что широкие народные массы поддержат его идею свержения." - Сяо Жень
   [13] А.и Б. Стругацкие: "- Ты многое забыл, - проворчал Странник. - Ты забыл про экономику... Тебе известно, что в стране инфляция?.. Тебе вообще известно, что такое инфляция? Тебе известно, что надвигается голод, что земля не родит?.. Тебе известно, что мы не успели создать здесь ни запасов хлеба, ни запасов медикаментов? Ты знаешь, что это твое лучевое голодание в двадцати процентах случаев приводит к шизофрении? А? - Он вытер ладонью могучий залысый лоб. - Нам нужны врачи... двенадцать тысяч врачей. Нам нужны белковые синтезаторы. Нам необходимо дезактивировать сто миллионов гектаров зараженной почвы - для начала. Нам нужно остановить вырождение биосферы..." - Сяо Жень
   [14] "Каммерер, пример того, как человек, воспитанный по коммунистической методике, становится бандитом и убийцей." "Как помнят Каммерера на Саракше? Только как пособника Сикорски" Это - из очередной дискуссии о прогрессорах и прогрессорстве. Что можно на это возразить? Только то, что Мак Сима, ставшего любимым героем фольклора Страны Отцов, на Саракше неплохо помнят". (С.Б.Переслегин. Последние корабли свободного поиска. Предисловие к 6 тому Полного Собрания Сочинений А. и Б. Стругацких, Претория, 2211, с.7). Ну, что тут скажешь? Ведь верно, помнят до сих пор. Махх Сим - Ножик Съел - мифологический персонаж номер один в бандитской, уголовной субкультуре бывшей Отчизны, кумир, ниспровергатель закона и икона для местных мафиози, с любовью воспетый в блатных шансонах. Парадокс? Нет, закономерное выражение признательности. - Сяо Жень.
   [15] Увы, именно так и произошло. Как мне не гордиться своим дедом! Потрясающий образец аналитической прогностики!- Сяо Жень.
  
   ХОД 6
  

В Комитет Галактической безопасности[1]

Текущее

Председателю пятого отделения З.Мутабве

А.Барвиньскому, старшему эксперту секции "Саракш".

Уровень конфиденциальности - без.

Дата: 5 января 2158 года.

Автор: Всеслав Лунин, эксперт секции "Саракш".

Тема: "Командировка на базу "Саракш-2".

Содержание: необходимость прямого наблюдения за событиями на Саракше

  
   Уважаемые руководители секции и отделения!
   Обращаюсь с настоятельной просьбой разрешить мне лично присутствовать на базе "Саракш-2" для непосредственного участия в ликвидации кризиса в Государстве Неизвестных Отцов. Основания для пребывания на Тристаре неоднократно обосновывались мною в устных беседах.
   Всеслав Лунин, эксперт секции "Саракш".
   Виза А.Барвиньского: Что?! А здесь кто останется?! Возражаю категорически!
   Виза З.Мутабве: А я - "за"! Действуйте, Лунин.
  

конец документа

  
  
  

Электронная копия письма[2]

Дата: 6 января 2158 года, 21.07 час.

Куда: GKomov@vss.wea

Кому: Геннадию Комову (Камчатка, 3-й округ, "Усадьба Комова")

Тема: "Экспедиция на Саракш".

Содержание: Экспедиция на Саракш.

  
   Джордж Раулингсон приветствует Геннадия Комова!
   My captain, я сейчас на Марсе. Решил черкнуть записочку электронной почтой по поводу состава экспедиции на Саракш. Помнишь, мы вчерне намечали план действий? Вне сомнений, я согласен. Уверен, что будет интересно. Уже пригласил, конечно, Марту Сведенберг. Думаю, как всегда, поработаем неплохо.
   Можно прекрасно добраться на транспортнике. Туда периодически летают "Ромул" и "Эней". Вчерне я уже договорился о перевозке.
   Как понимаю - ты начальник, мы - твоя верная опора. А вот остальные... Нужны хорошие исполнители, квалифицированная рабочая сила. И вот тут начинаются сложности. "Мальков" намечается шестеро. От конторы Сидорова предлагают Хирото Микудзаву, Педро Зуммагареца, Мохаммеда аль-Тарази. Тут все ясно, наши знакомцы, уже стажировались в разных проектах. А вот от КОМКОНа-2 отправятся Марко Луччатти и Всеслав Лунин. Этих я не знаю вовсе - раз. Причем неясно: то ли им надо только до Тристара (что меня категорически не устраивает), то ли хотят высаживаться на поверхность - два. Едут со своими собственными программами - три. Так что крепостные из них в лучшем случае - сомнительные. А то и вообще никакие. И еще одно: вместе с ними КОМКОНовцы буквально навязали мне практиканта - некоего Льва Абалкина. Как они промямлили, парня, весьма многообещающего в сфере зоопсихологии. А потом за него вдруг похлопотали члены Совета!!! Просили заняться лично. Не могу понять: сколь бы ни были велики многообещания Абалкина, отчего в нем проявляют заинтересованность мэтры такого уровня?! Создается впечатление, что они просто взашей выпихивают мальчишку в экспедицию... И потом, раз зоопсихология, то какое отношение Абалкин имеет к КОМКОНу-2? Какая связь? Темна вода во облацех!
   Шестеро... Из них трое КОМКОНовцев наверняка будут работать по собственной программе. Captain, ужасающе мало! Как минимум, нужны еще четверо "мальков"! Причем, желательны крепкие и головастые парни! Может быть, у Сидорова найдутся практиканты? Ты его друг, так нажми на Михаила, а? Только пусть не пытается навязывать сентиментальных девиц, как в позапрошлом году.
  
   Джордж
  

конец документа

  
  
  

В Комитет по контролю за деятельностью во Внеземелье (КОМКОН-2))[3].

Срочное!

Заместителю председателя Комитета по контролю Гао Шу

Для передачи председателю Комитета по контролю Рудольфу Карлу-Людвигу Сикорски

Уровень конфиденциальности - сверхсекретно, двойное шифрование по форме N 5,

предусматривается прочтение единственно и исключительно адресатом.

Дата: 6 января 2158 года.

Автор: Геннадий Комов, председатель КОМКОН-1.

Тема: "Подкидыши".

Содержание: Командировка 07-го на Саракш.

  
   Здравствуйте, уважаемый Рудольф!
   Прошу извинить за беспокойство. Но дело не терпит отлагательств. Один из наших "подкидышей" (надеюсь, не забыли о них?), а именно N07, как и было запланировано, удаляется с Земли. Это Лев Вячеславович Абалкин. Все нормально, как намечалось, осложнений нет. Вы, если захотите, можете с ним встретиться, поскольку он в качестве практиканта сразу от обоих КОМКОНов отбывает к вам на Саракш. Чтобы не было никаких возражений от неосведомленных посторонних инстанций по поводу "белой вороны" (несмотря на все наши с вами усилия именно таковой вороной видится глазами специалистов Абалкин в наших рядах), я на свой страх и риск использовал в качестве прикрытия еще кое-кого, а именно: В.Лунина и М.Луччатти. Они сопроводят Льва, поработают и вернутся, а его мы закрепим во Внеземелье.
   Надеюсь, скоро увидимся, потому что экспедицию на Саракш возглавляю лично я. Уверен, что операция внедрения и проникновения в Крепость уже продумана. Вы всегда приятно изумляли меня скрупулезностью и ответственностью в отработке подобных процедур.
  
   С почтением - Комов
  

конец документа

  
  
  

В Комитет по контролю за деятельностью во Внеземелье (КОМКОН-2)[4]

Заместителю председателя Комитета по контролю Гао Шу

Председателю пятого отделения Занги Мутабве

Анджею Барвиньскому, старшему эксперту секции "Саракш".

Уровень конфиденциальности - низкий.

Дата: 8 января 2158 года.

Автор: Ван Юань, психолог Комитета по контролю.

Тема: "Просьба об отставке".

Содержание: предвидение плачевных последствий действий КОМКОНа-2

  
   Прошу с 1 февраля сего года не рассматривать меня в качестве психолога Комитета по контролю за деятельностью во Внеземелье. До указанной даты я произведу передачу дел преемнику, которого назначит руководство КОМКОНа-2. Если возникнут затруднения в подборе кандидатуры преемника, осмелюсь рекомендовать Жана-Огюста Лесинье, моего помощника.
   Мотивация отставки, полагаю, более чем ясна. За последние три года мною неоднократно указывалось на несомненную связь провалов среди наших агентов на других планетах с принадлежностью упомянутых агентов к первой психогруппе. Личностям, относящимся по своим психометрическим параметрам к "группе 1" категорически противопоказана деятельность в качестве разведчиков или (как сейчас начинают говорить) прогрессоров. И профессиональные склонности, и профессиональные показания у них совершенно противоположны тем, что требуются самим родом деятельности разведчиков и прогрессоров. Даже неспециалист может предсказать высокую вероятность психических спазмов и коллапсов, нервных истощений и пр. и пр. О последствиях, полагаю, говорить излишне. Рекомендую ищущим доказательств моим словам заглянуть в архивы и убедиться, что ужасных прецедентов на сей день более, чем достаточно.
   Однако, вчера, 7 января, ко мне на осмотр прибыл эксперт секции "Саракш" пятого отделения Всеслав Глебович Лунин. Сегодня, 8 января, я осматривал практиканта того же отделения Льва Абалкина. Как я понял, их отправка на Саракш уже решена В.Г.Лунин (что всем прекрасно известно из его личного дела!) ярко выраженный "первогруппник". Как это объяснить? Мне абсолютно непонятны причины, по которым мои предупреждения подчеркнуто игнорируют!
   В создавшихся условиях полагаю свою отставку единственным выходом из сложившейся ситуации.
  
   Ван Юань.
  

конец документа

  

Электронная копия письма[5]

Дата: 8 января 2158 года, 21.11 час.

Куда: VanYuan459-1@KK2.oss

Кому: Ван Юаню (Окленд, Фиш-Стрит 5, каб. 3-а")

Тема: "Отставка".

Содержание: Сложение полномочий

  
   Дорогой Ван!
   К сожалению, мы не встречались, хотя я о вас наслышан. Думаю, надо исправить ошибку. Причем срочно. Не могли бы Вы встретиться со мной завтра до 13.00 по токийскому времени?
   Махиро Синода, член Всемирного Совета.
  

конец документа

  

Рабочая фонограмма[6]

Дата: 9 января. 10.21 час.

Собеседники: 1) М.Синода, член Всемирного Совета; 2) Ван Юань, психолог Комитета по контролю за деятельностью во Внеземелье (КОМКОН-2).

Уровень конфиденциальности - строго секретно,

Тема: "Информация о "подкидышах".

Содержание: раскрытие тайны личности "подкидышей"

  
   М.Синода: ...изумительно ароматный. Наши древние предки знали толк в чае! Согласитесь, многовековые традиции прекрасны.
   Ван Юань: Мда, пожалуй... Впрочем, если честно, вкуса я просто не ощутил, не до того было... Вы меня огорошили... Неужели все то, что мне сейчас дали прочесть - правда? Хотя... глупый вопрос... Но ведь это страшно!ъ
   М.Синода: Еще бы.
   Ван Юань: И что же теперь делать?
   М.Синода: Прежде всего - никаких отставок. Без Вас КОМКОНу-2 не обойтись. Особенно, теперь, когда Вы все узнали. Надеюсь, теперь Вы поняли, уважаемый Ван, что никто не собирался игнорировать ваши предупреждения. Напротив, к ним внимательнейшим образом прислушались и учли. И уж никак нельзя говорить о том, что кто-то собирался третировать Вас, высококлассного специалиста и знатока психологии. Что за чушь!
   Поскольку мне пришлось только что раскрыть тайну личностей "подкидышей", надеюсь на Вашу бесценную помощь. Нам предстоит отправить на постоянное жительство и работу во Внеземелье Льва Абалкина, а за ним и остальных питомцев "инкубатора". Да-да, отныне не "мне", а именно "нам", при Вашем, уважаемый Ван, деятельнейшем участии.
   Ван Юань: Да, конечно...
   М.Синода: Абалкин будет отправлен на Саракш не один, а в компании во многом похожих на него людей. Они будут, работая и выполняя свои функции, играть роль своеобразного сопровождения, прикрытия Абалкина, если хотите. Этот... ммм... Лунин, если не ошибаюсь, одиннадцатью годами старше Льва, Луччатти - шестью. Но уверен - они сойдутся характерами, познакомятся и отправка произойдет без осложнений. Я принимаю все Ваши скверные прогнозы относительно Лунина. Но именно в том и заключается задача, чтобы ничего из этих прогнозов не осуществилось, уважаемый Ван. Предвидишь - значит избегаешь.
   Ван Юань: То есть, как я понимаю, предстоит разработать особые меры воздействия на личности "подкидышей", а также на личности людей из их "прикрытий", дабы обеспечить им максимальную безопасность, а нас, насколько возможно, гарантировать от провала?
   М.Синода: Совершенно верно, Ван, совершенно верно. Причем в кратчайшие сроки. Абалкин - первый. Уже через несколько месяцев на подходе "подкидыш N4" - Мария Роблес. А там - N11 - Корней Яшмаа, N2 - Томас Нильсон. Ну, и так далее. Осознаю, насколько эта работа велика и срочна. И помощников, которых мы могли бы посвятить в тайну, у вас не будет. Нельзя допускать бесконтрольного расползания этой информации.
   Ван Юань: Что ж, придется работать... Но шок от всего этого...
   М.Синода: Еще и еще прошу извинить меня, Ван. Если бы удалось избежать посвящения вас в тайну "подкидышей", поверьте, я бы его избежал.
   Ван Юань: Понимаю... Что касается деталей, то...
  

конец документа

  
   Комментарий Сяо Жень:
   В нашей семье не сохранилось почти ничего, что помогло бы мне подробнее узнать о деде. Конечно же, остается неизвестным, как он принял решение о первом посещении Саракша. Скорее всего, к зиме 2158 г. В.Лунин, оставаясь по-прежнему горячо привязанным к дочери, чувствовал, что больше его ничто не привязывает к семье и к дому. Собственно, в том понимании, какое он вкладывал в слова "семья" и "дом", ни того, ни другого у него не появилось. Полагаю, что Всеслав просто кратко поставил жену и тещу в известность о командировке и отбыл, не вступая в дальнейшие прения...
   Тогда кабины нуль-транспортировки еще не стояли на любом углу городских улиц и в каждом буераке заповедника. В Окленде имелась единственная общегородская 0-Т станция. Но, как уже упоминалось, дед чувствовал к 0-Т непреодолимое отвращение и, практически налегке, без багажа, поехал ранним летним утром 11 января на оклендский аэропорт. Стратопланы на Пекин и Харбин отправлялись ежедневно, и в полдень Всеслав был в Харбине, где пересел на маршрут до Улан-Батора. Оттуда, взяв напрокат глайдер, он вылетел в тренировочную вотчину КОМКОНа-2.
  

Полигон "Кобра", Южная Монголия

Комплекс "Саракш"

11 января 2158 года, 19.21

  
   Всеслав шел к угрюмоватому деревянному зданию. Все выглядело аккуратно и аскетично. По обе стороны мерзлой бетонной дорожки щетинились ровно подстриженные кусты. Кирпичный бордюр дорожки сиял побелкой.
   -Дежа вю... - пробормотал Всеслав. - Где-то я уже это видел... Наш двадцатый век, что ли? Гиганда? Или Саракш, Отчизна? В любом случае - молодцы. Аккуратно сработано.
   Он остановился на крыльце, с одобрением вслушиваясь в отдаленный рык дизельного двигателя: -Танк?
   Всеслав толкнул дверь и оказался в длинном и каком-то безликом коридоре, теплом и скупо освещенном старинными электрическими лампами под зелеными металлическими колпаками. Некрашеный пол старательно выскоблен, вымыт и, кажется, натерт мастикой. У входа стояла тумбочка с черным телефоном и графином. Над тумбочкой висела табличка с надписью руническим алфавитом: "Дневальный". Слева и справа вдоль коридора тянулись ряды деревянных дверей с простыми ручками-скобами и маленькими застекленными окошечками. Каждую дверь также украшала табличка.
   -Это по-каковски? Ну, да, понятно... "Оружейная" никак? Первая, третья, а вот и пятая.
   Лунин вошел в небольшую комнату, не отличавшуюся изысканностью обстановки. Три тесно стоящих железных койки, между которыми втиснуты два отабличенных шкафчика-близнеца. На третьем таблички не было. Простой стол, на нем - брат-близнец графина, дежурящего в коридоре. Три табурета у кроватей. Кровати идеально ровно заправлены серо-синими одеялами, на спинках в ногах безукоризненной белизны вафельные полотенца.
   -Очевидно, мое. - Всеслав открыл неподписанный шкаф, - Точно, пусто.
   Когда он раскладывал немногочисленные вещи по полочкам, в коридоре хлопнула дверь, послышались шаги и оживленные голоса.
   -А, новобранец! - раздалось за спиной. - Здравия желаем! Ба, это же команда Анджея!
   Всеслав обернулся. В комнату ввалились двое в камуфляжных комбинезонах. Первый, угловатый и оживленный, был высоким, смуглым брюнетом с легкомысленными усиками. Он, сияя ослепительной улыбкой, протягивал Всеславу руку:
   -Восьмой технический отдел, Марко Луччатти, рекомендуется называть Циркулем. А это наш практикант, Лев Абалкин, можно - Левушка-ревушка или просто Ревушка.
   Бледное лицо Абалкина, с намечающимися складками от крыльев носа к подбородку, было непроницаемым, словно у индейского вождя. Впечатление усиливали длинные темные волосы до плеч, низкий широкий лоб, глубоко запавшие большие глаза[7].
   -Привет. - сказал он. Голос у него был зычный, взревывающий, как у тахорга[8]. "Ага, - подумалось Лунину, - вот почему - Ревушка".
   -Здравствуйте. Всеслав Лунин. Пока без прозвища.
   -Придумаем!- пообещал Луччатти. - Мы здесь, независимо от возраста, все на "ты" и по прозвищам. Что ж, судя по всему, с местом определился? Да, это тебе. Униформу уже получил? Вижу, выдали. Ну, так надевай и пошли в столовую. Здесь темнеет рано, а фонари в комплексе, знаешь ли... Все натуралистично, включая недостаточное освещение. Мы сейчас приведем себя в порядок и зайдем за тобой. Ревушка, марш в душ!
   Всеслав бросил на кровать зеленоватый сверток. Внутри было что-то крепкое, тугое. После того, как он выдернул шнур, из тут же испарившейся упаковки вывалились комбинезон, пилотка и рубашка цвета хаки. Под кроватью оказались сапоги. Когда Абалкин и Луччатти через несколько минут заглянули в комнату, Лунин оправлял складки под широким ремнем с латунной пряжкой.
   -Лихо! - с уважением признал Луччатти. - Идем поглощать калории. Не знаем, как ты, а у нас сегодня весь день прошел в поле. Танки, транспортеры... Проголодались, словно местные шакалы. Куртку можешь не надевать - холодно, но здесь недалеко.
   Снаружи было уже темно. Фонари бросали желтые конусы света на дорожки. Начала сеяться жесткая снежная крупка.
   -Вот столовая. Осторожно, не споткнись о рельсы... Справа - спортивные площадки, слева - штаб, в смысле - управление. Сейчас, конечно, ничего не видно, завтра рассмотришь.
   За длинным крашеным столом на двух простых лавках сидели шесть человек разного возраста. Двое - в комбинезонах, четверо - в разной форме. Лунин узнал обмундирование хонтийского егерь-снайпера, капрала Гвардии Страны Неизвестных Отцов, пандейского артиллерийского сотника, а пожилой со шрамом от подбородка до виска был в облачении оберпанцеркомандора бронетанковых сил Войска Хутхойского.
   Ужинавшие негромко переговаривались. Обменявшись с ними кивками, Луччатти, Абалкин и Лунин подошли к окну доставки. Без всякого любопытства проводив взглядами новичка, сидящие вернулись к беседе.
   -Вначале хотели устроить здесь самую настоящую столовую. - пояснил Луччатти. - Чтобы все готовилось вручную и из тех же продуктов, что на Саракше. Собирались даже ввести для стажеров дежурство по кухне по полной программе - с варкой-жаркой и мытьем посуды. Но оказалось, что для этого просто не хватает ни народа, ни времени. Вот и оставили заурядного киберповара. Зато меню стопроцентно саракшианское. Тебе кстати, уже ввели все гастроадаптеры?
   -Сразу же после приезда. - ответил Всеслав. - И еще какую-то гадость впрыснули, едва из глайдера выбрался.
   -Ну да, врачи тут - самые бдительные из всех, мимо них никому не проскочить. Да и не надо проскакивать. Вот сейчас мы закажем кое-что, и сам поймешь, что без гастроадаптеров это может съесть только бо-ольшой любитель.
   -Чем будем угощать? - с ноткой коварства спросил Абалкин, нависший над клавиатурой пульта заказов.
   -Мы, гуманисты, внезапно не живодерствуем. Для начала накормим чем-нибудь съедобным. Давай гвардейский офицерский ужин.
   -Слушаю и повинуюсь, о повелитель демонов! - рявкнул Лев, быстро набирая названия блюд. Заслонка с шорохом отползла, и Абалкин извлек из озаренного багровой подсветкой чрева окна доставки три алюминиевых подноса с тарелками и стаканами, один за другим.
   -А ну-ка, экзамен. - потребовал Луччатти. - Что едим?
   Всеслав пожал плечами и по очереди стал пробовать пищу из своих тарелок:
   -Первое, конечно вермишелевый суп с курятиной, это ясно. Второе - каша с котлетой. В двадцатом веке кашу называли перловой, а котлета... Говядина плюс свинина, нет? Ну, салат простой: капуста, зеленый лук, специи. Самое сложное - напиток... Ага, компот из сушеных фруктов и ягод: слива, яблоки и, зачем-то малина.
   -Все точно, армейское меню. Да у вас там, в пятом отделе, асы!- восхитился Марко, а Абалкин подтвердил кивком.- Тогда - приятного аппетита!
   Лунин быстро покончил с ужином.
   -Ну, как? - осведомился Марко.
   -Более чем. - лаконично ответил Всеслав.
   В столовой оставались только Абалкин, Луччатти и Лунин. Посуду отправили в утилизатор. Оживился дремавший в углу киберуборщик.
   -По домам! - скомандовал Марко.
   Обратный путь пришлось проделать бегом, поскольку начиналась метель.
   На столе в их комнате уже лежали квадратики голубоватой бумаги.
   -Расписание на завтра. Вот твое. - вздохнул Абалкин. - Ознакомься.
   На листке значилось:
  
   "Комплекс "Саракш"
   Процедуры кондиционной подготовки Всеслава Глебовича Лунина,
   12 января 2158 года:
  
   6.00 - подъем;
   7.00 - завтрак;
   8.00 - 12.00 - медицинское кондиционирование;
   13.00 - обед;
   14.00 - 17.00 - лингвистическая адаптация;
   17.00 - полдник;
   17.30 - 19.00 - информационная подготовка;
   19.30 - ужин;
   22.00 - 6.00 - сон".
  
   -О, стандарт. - Луччатти заглянул через плечо Всеслава. - С этого начинается. Чуть позже добавят тренировки на полигоне, имперсонификацию и прочее. Ты когда-нибудь проходил процедуры?
   -С октября сорок восьмого по февраль пятьдесят первого. - ответил Лунин, с одобрением разглядывая снятые сапоги, - Институт экспериментальной истории тогда развернул на полигоне "Кентавр" - это Северный Сахалин - две площадки. Я начал было подготовку для Гиганды, да программу прикрыли. Пришлось перейти на поздний феодализм, планета Аврора.
   -Солидно! У нас с Ревушкой такого опыта нет, мы - впервые. Теперь понятно, почему мы тут уже месяц, а тебя только сейчас направили. Ты внедрялся?
   -Пока не приходилось.
   -Собираешься?
   -Хорошо бы попробовать. Если разрешат.
   -Не знаю уж отчего, но у меня ощущение, что разрешат. - задумчиво сказал Марко, - Совершенно внезапно, причем буквально считанные дни назад, на начальство накатил странный приступ либерализма в прослойку с благодушием. У Льва были какие-то там проблемы с психологами, а затем внезапно шефы решили ускоренно-усиленно поработать над психопластикой и допустить его к практике...
   -Либерализм - это хорошо. - заметил Всеслав, - Великолепная работа - я про обувь.
   -Да, реквизит-техники стараются в поте лица... Как считаешь, какие трудности у тебя будут?
   -Языки. - без колебаний ответил Всеслав.
   -Это как раз не сложно. - пробурчал Абалкин, - У лингвистов тут какие-то особо мощные кристаллы. Разговорный хонтийский мы одолели в два сеанса. А у тебя, Кот, какие предпочтения?
   -Кот! - заорал в восхищении Луччатти, - Ну да, Кот - прямо в точку, молодец, Ревушка. Похоже. Властию, данною нам в пределах сей казармы нарекаем тебя, Всеслав Лунин, отныне и присно и во веки веков Котом! А-а-аминь!
   -Кот? - Всеслав размышлял, барабаня пальцами по столу, - А что... Мне нравится... Пусть будет так. Мяу. А предпочел бы я, в первую очередь, диалекты эм-до и хо. Желательно в литературном варианте. Ну и базовый язык Отчизны.
   Абалкин присвистнул и покачал головой. Луччатти посерьезнел:
   -Вон куда нацеливаешься! Брось, для островитян мы еще не созрели. Рудольф зарубит подобные посягательства на корню. Ты что, не знаешь, чем заканчивались все попытки проникновения в Империю? Сикорски потерял кучу шпионов-аборигенов, ни один не дошел даже до Архипелагов. А ведь туземцам все карты в руки: на Саракше родились, там и жили. Кому, как не им знать обстановку.
   -Мне кажется, Циркуль, -сказал Всеслав, -здесь была изначально допущена крупная ошибка. Как все происходило? Сикорски брал опытнейшего туземного разведчика. Сверхпрофессиональнейшего и наиталантливейшего супермена. Из него архитщательно лепили образ островитянина и забрасывали на Архипелаги. Но каким бы даровитым имперсонификатором тот ни был, полностью перевоплотиться необычайно трудно. Ведь всех тонкостей жизни на островах мы все равно не понимаем. Материковая прослойка всегда просвечивает, опознать ее опытному имперскому контрразведчику ничего не стоит. Так что возможностей для разоблачения - уйма. А что будет делать островная контрразведка при провале вражеского агента? Перевербовывать? Да на кой черт - у островитян своих соглядатаев на Материке полным-полно. Значит - уничтожить на корню, что и происходит. Не так следует делать. Не так.
   -А как? - полюбопытствовал развалившийся на постели Абалкин.
   -Н-ну, примерно следующим образом. Островитяне же берут пленных. Вот в их числе и следует подсунуть разведчика и сделать так, чтобы им заинтересовались, а не повесили на ближайшем дереве и не сунули рабом в радиоактивную шахту. Агент должен быть не туземцем, а землянином и обладать букетом таких качеств, которые имперцам покажутся привлекательными. Конечно, его будут обращать в свою веру и жестко проверять на лояльность. Но при этом всегда будут помнить, что он чужак, и так или иначе спишут все возможные проколы на его иноземное происхождение. Сути же проколов просто не поймут, поскольку просвечивать будет инопланетная составляющая, а у имперцев на корню отсутствует любое представление о существовании иных планет. А?
   -Пожалуй. Это идея.
   -Дарю. - пожал плечами Всеслав.
   -Раз уж между нами, девушками, зашел разговор об идеях, - осторожно сказал Луччатти, - говорят, что ты за что-то обрушился на Каммерера. Нет, я никак его не одобряю, но, по слухам, ты чуть ли не меморандумы и чуть ли не во Всемирный Совет направлял. Правда?
   -?а сматрам Максима Камерера за паметнога али каприциозног човека ко?и чини све више због ?ефа него због неопходности.- ответил Всеслав и, не удержавшись, ухмыльнулся, глядя на вытянувшееся лицо Луччатти.
  

Полигон "Кобра", Южная Монголия

Комплекс "Саракш", медицинский бокс

13 января 2158 года, 12.44

  
   -Ну-с, как мы себя чувствуем?
   -Искренне надеюсь, что хотя бы вы чувствуете себя неплохо. - проворчал Лунин. Он уже не полулежал в жуткого вида кондиционном кресле, сверкавшем золочеными деталями и опутанном неимоверным количеством проводов. Всеслав с чмоканьем отдирал от груди и рук зловещие коробочки с присосками и складывал их в приемник услужливого киберсанитара, - А вот у меня правую кисть судорогой сводит. Гадость какая. И голова кружится, хотя и не сильно. И вас плохо вижу. И...
   -Это пройдет минут через пять. - успокоил врач, - К сожалению, возможны мелкие побочные эффекты при кондиционировании. Но Вы платите ими за полное безразличие нервной системы к обычному саракшианскому уровню загрязненности окружающей среды. Отныне для Вас почти безвредны и обычный уровень тамошней радиации, и - до определенной планки, разумеется. - химическое заражение вкупе с бактериологическим. Кстати, теперь для того, чтобы Вы опьянели, понадобится доза алкоголя раз в тридцать больше, чем для самого закаленного в пьянстве аборигена. Так-так-так... Значит с желудочно-кишечным мы поработали вчера, кровь у нас - завтра, дыхание - послезавтра. Не опаздывайте.
   Всеслав содрогнулся.
   -Что вы, доктор, - заверил он с неискренним энтузиазмом, - Как можно!
  

Полигон "Кобра", Южная Монголия

Комплекс "Саракш", бокс лингвоадаптации

13 января 2158 года, 15.09

   Приставка-анализатор только называлась приставкой. Она была в рост человека и с четырьмя экранами разных размеров. Виски Всеслава украшали могучие желтые рога необычно крупных мнемокристаллов и Кот напоминал древнюю статую Моисея.
   -Вы можете перевести стихотворение? - стеснительно поинтересовалась молоденькая лаборантка, когда по левому верхнему экрану поползли строки.
   -На какой язык, о прелестный цветок утренней свежести? - спросил с некоторой запинкой Всеслав на эм-до. Лаборантка смутилась еще больше:
   -На эм-до.
   -Обуревает ужас меня, что потребной красою речи не обладаю. - усомнился Всеслав. - Однако не пытающийся свершить - не свершит. Итак:
  
   Олег-провидец строит теперь намерение на будущее
   Свести счеты с плохо мыслящими хазарами.
   На принадлежащие им деревни и пашенные просторы
   Вследствие их необузданной агрессии
   Он воздействовал силой двуотточенного лезвия и пламени...
  
   Лаборантка хихикала.
   -Всенеобходимо многоупражняться преимущественно ... изустно. - Лунин тщательно подбирал слова на щелкающем инопланетном наречии. - Больше тщательного опыта - лучше благое последствие. Включайте ваш... устройственный изменятель... чтимая девица. Следуем далее.
  

Полигон "Кобра", Южная Монголия

Комплекс "Саракш", мультидром

14 января 2158 года, 15.09

  
   -Внимание! - инструктор был воплощением свирепой строгости. - Сейчас на расстоянии тридцати-пятидести метров от Вас будут проходить танки. Разумеется, это голограммы. Но не беспокойтесь за качество - все на высшем уровне. Ваша задача: не более чем за 10 секунд определить их тактико-технические данные и государственную принадлежность. Все понятно?
   -Так точно!
   -Готовсь! Начали!
   Взметнулась пыль, пахнуло дизельным выхлопом, рев и рычание двигателя заложили уши. Из-за бугра, взрывая широкими гусеницами дерн, вынеслось пятнистое бронированное чудовище. Резко остановилось, повернулось вокруг оси на триста шестьдесят градусов, повертело плоской башней и вдруг последовал гулкий орудийный удар. После чего машина исчезла.
   -"Вепрь". Государство Неизвестных Отцов. - незамедлительно определил Лунин. - Основной средний танк времен мировой войны на Саракше и первых послевоенных лет. Считается устаревшим. Снят с производства, но кое-где в захолустье все еще состоит на вооружении. Отдаленно напоминает германский T-III 1940 года. Боевая масса - 28 тонн. Экипаж - 6 человек. Вооружение - одна пушка 2,49 дюйма. Боекомплект - 70 снарядов. Четыре стандартных пулемета и к ним 7938 патронов. Броня - лобовая и корпуса - 1,18 дюйма, борт и башня - 0,78 дюйма. Мощность двигателя - 500 лошадиных сил. Максимальная скорость - 22,99 мили в час. Запас хода по шоссе - 136,7 мили.
   -Дальше. - инструктор быстро перебрал кнопки пульта дистанционного управления. Еще один танк проделал те же самые маневры.
   -Тяжелый танк "Вампир". Это уже наши дни. Также Государство Неизвестных Отцов. Изготовитель - машиностроительные заводы Нилу Барабаша. Боевая масса 43 тонны. Экипаж - пять человек. Вооружение: две 2,9-дюймовых спаренных пушки, многоствольный малокалиберный автоматический миномет и два пулемета "мельница-34". Возможна установка огнемета. Боекомплект - 79 выстрелов, 32 мины и 5100 патронов. Габариты: 29 футов, 11 футов, 9 футов, клиренс 1,8 фута. Максимальная скорость по шоссе 28,5 миль в час, по местности 14 миль в час. Запас хода по шоссе 124,27 мили. Двигатель: Нилу Барабаш - М700, мощность 700 лошадиных сил. Толщина брони от 0,6 - до 4 дюймов.
   -Отлично. - инструктор коварно поводил бровью. - Ну, а это?
   Многобашенный монстр впечатлял размерами и первобытной мощью. В нем было что-то от панцирного динозавра - самодовольство, невозмутимость, полное презрение ко всему, что может попасться на пути.
   -Какой красавец! - в восторге прошептал Лунин. - У вас даже он есть!
   -У нас есть все. - веско ответил инструктор. - Так что скажете?
   -Это наш земной Т-35, советского производства, эпоха начала Великой Отечественной, к Саракшу не имеет никакого отношения. Можно остановить изображение, хочется полюбоваться?
   -Разумеется. - Инструктор нажал кнопку "пауза". Танк эффектно замер. Падающая фонтанчиками пыль неподвижно зависла. - Его тактико-технические данные тоже знаете?
   -Несомненно. Масса...
   -Достаточно. Зачетная оценка - "отлично". Кстати, не хотели бы Вы поработать со мной здесь, на полигоне?
   -Спасибо за предложение, было бы интересно, но...
   -Жаль.
  
   Комментарий Сяо Жень:
   21 января прибыла свежая почта от Странника-Сикорски. Все занятия для курсантов в тот день были отменены. Тройку обитателей комнаты N5 буквально силой отрывали от вычислителей и приводили на обед и ужин. Циркуль, Ревушка и Кот лихорадочно читали, смотрели, слушали, изредка перебрасываясь скупыми комментариями.
   В общем, события развернулись по сценарию, практически не отличавшемуся от самых мрачных предсказаний в чрезвычайном докладе моего деда. Если и были отличия, то в худшую сторону. Кое-чего даже В.Лунин предвидеть не сумел.
   Так, известие о начале распада Государства Неизвестных Отцов вызвало в Пандее оживление реакционных сил. Фанатики-фундаменталисты, к которым пандейцы прежде особенно не прислушивались, теперь закричали о провидении, отдающем богоизбранной Пандее охваченные беспорядками земли бывшей Метрополии. Дервиши с бритыми головами, пятнистыми лицами, в лохматых безрукавках и широких желтых штанах заунывно голосили всюду: "Во славу Человека - Мирового Света! За Святое Величие! Славна смерть за веру!" Стихийно происходили митинги, во время которых экзальтированные толпы требовали войну во имя религии. Правительство попыталось подавить беспорядки полицейской и военной силой. И тогда полыхнуло. Взбунтовавшиеся пандейские фундаменталисты сформировали правительство из религиозных лидеров, поспешно вооружились, захватили весь юг страны и горы Зартак, осадили столицу. Бои между повстанцами и карательными подразделениями приобрели характер взаимного геноцида.
   Гражданская война в Хонти закончилась. Но как! В ночь Тузла Блаженного было перебито множество как унионистов, так и патриотов. Обессилевшая в результате междоусобиц, недавней атомной войны с Отчизной и Тузлинской резни страна замерла в коматозном состоянии. Голод сопровождался эпидемиями прежде неведомых болезней - микробы тоже мутировали.
   Так что для распавшегося Государства Неизвестных Отцов угрозы со стороны северных соседей не существовало. Но это слабо утешало, поскольку Островная империя с лихвой компенсировала снижение напряженности на севере. Островитяне превратили фарватеры у берегов Отчизны в оживленные подводные магистрали. Состоялся первый по настоящему массовый десант группы флотов "Ц" Островной Империи. Ураганные ракетные удары смели с лица земли укрепленные точки Гвардии. Хотя в этом, собственно, не было необходимости: гвардейцы, как и прочие лояльные граждане, жестоко страдали от лучевого голодания и в лучшем случае могли лишь героически погибнуть - об эффективном сопротивлении и речи не было. Последовавшему вслед за обстрелом нашествию подверглось все побережье бывшего Государства Неизвестных Отцов. В нем приняли участие до 10 000 островитян. Морские пехотинцы разорили все, что смогли, на 6-8 миль вглубь территории. Побережье было превращено в сплошную минную полосу. Дороги буквально вымостили противотанковыми фугасами, бездорожье усеяли противопехотными осколочными и зажигательными зарядами. И без того малочисленное население прибрежной зоны в ужасе бросилось на восток, усугубляя беспорядки.
   В Отчизне начался лавинообразный рост численности умственных расстройств. Причем заболевания были трудно диагностируемы. У сошедших с ума, как правило, соседствовали мания преследования и безудержная агрессивность по отношению к мнимым преследователям. Переходы от почти адекватного поведения к аномальному были резкими и беспричинными. Вдобавок, спектр сумасшествий неуклонно ширился. Поведение больных было чрезвычайно опасным для окружающих. Непредсказуемость действий душевнобольных в сочетании с их дьявольской изобретательностью превратилась в гремучую смесь. Гвардейцы быстро уничтожили сумасшедших в своих рядах, однако для армии захват и применение оружия умалишенными стали истинным бичом.
   Р.Сикорски просил помощи. Блистательный Странник, до сих пор виртуозно распутывавший самые умопомрачительные клубки сложнейших противоречий, впервые признался, что в одиночку ему не справиться с проблемами. Максим Каммерер, вошедший во вкус и наотрез отказавшийся покинуть Саракш, не мог помочь ему ничем существенным. В этой связи хотелось бы опять обратиться к неоднократно цитируемым мною комментариям прогрессора Сергея Переслегина: "Следует подчеркнуть, что двадцатилетний Максим не имел абсолютно никакой подготовки в области прогрессорской или хотя бы контактерской деятельности. Его "работа" на Саракше привела к уничтожению Центра системы гипноизлучателей. Последствия, о которых доныне с удовольствием пишут в антипрогрессорских книжках, действительно были очень тяжелыми. Правда, авторы почему-то забывают добавить, что кризис удалось преодолеть в основном усилиями прогрессора Максима Каммерера"[9]. Мне совершенно ясны мотивы, побуждающие С.Переслегина именно так оценивать телодвижения Мака Сима. Корпоративная солидарность. Пункт первый Кодекса прогрессоров: "Прогрессор безгрешен". Пункт второй Кодекса прогрессоров: "Если прогрессор согрешил, смотри пункт первый". Но С.Переслегин намеренно и грубо искажает истину. Во-первых, кризис в распавшейся Отчизне не удалось преодолеть. Во-вторых, что же это за усилия такие? Р.Сикорски, убедившись, что неугомонного Мака не удается отправить домой, действительно давал ему определенные поручения. Список этих поручений оставляет тягостное впечатление: выследить, изловить, ликвидировать. М.Каммерер выполнял функции бульдога, костолома, вышибалы, но не прогрессора в полном смысле слова. Взять, хотя бы, операцию, которой Максим гордился больше всего. В конце февраля 2158 года ему удалось обезвредить короля спекулянтов Прешта-Тихоню. Но при этом Каммерер абсолютно не осознавал целей акции, ее значимости и результатов, что для блистательного Странника было яснее ясного[10]. Мне встречались статьи, в которых М.Каммерера называли "правой рукой Сикорски на Саракше""[11]. Пожалуй, вернее - надежным и безотказным кулаком. И интеллекта в нем было столько же, сколько в любом крепко сжатом кулаке. А Страннику срочно требовались не столько умелые руки, сколько светлые, холодные головы...
  

Полигон "Кобра", Южная Монголия

Комплекс "Саракш", комната N5 общежития

7 марта 2158 года, 21.44

  
   -Слушай, Кот, да что ты так взъелся на Каммерера? Ты его даже не видел.
   -А тебе непонятно?
   -Нет! - веско заявил Луччатти. - Человек делает все, что может, и даже больше.
   -Если человек не хочет делать того, что надо, пусть он лучше не делает, того, что может.
   -Афоризм. - сказал Абалкин. - Чеканно. Бронзой по граниту. Замечу, что я уже лег и наполовину сплю, а вы всё афоризмируете. Замечу также, что выключателей у нас нет, свет погаснет автоматически через четверть часа и паре старых афоризматиков, придется укладываться при тусклом синем ночнике. Ха-ха.
  
  

Полигон "Кобра", Южная Монголия

Комплекс "Саракш", комната N5 общежития

1 апреля 2158 года, 6.30

  
   Луччатти с изумлением разглядывал свой комбинезон, который переливался всеми цветами радуги, притом до ряби в глазах мерцал и источал густой аромат лилий.
   -С днем смеха, шуток и розыгрышей!- жизнерадостно поздравил его Всеслав. -Как тебе камуфляж?
   Из коридора донесся могучий рык Абалкина. Через считанные секунды он возник на пороге, мокрый и в надетых наизнанку трусах. Его длинные волосы не топорщились, нет, они тянулись стрункой строго вверх.
   -Я хочу знать, - взревел Лев, - кто скрутил регулировку ионного душа?!
   -Он! - хором сказали Луччатти и Лунин, тыкая друг в друга пальцами.
   Лунин, оправив складки новенького черного мундира гвардейца, принялся натягивать сапоги. Обувь сыграла бравурный марш и принялась деловито распадаться на шестиугольные фрагментики. Всеслав перестал улыбаться и озадаченно замер. Луччатти и Абалкин загоготали.
  

Полигон "Кобра", Южная Монголия

Комплекс "Саракш", бокс имперсонификации

30 мая 2158 года, 12.01

  
   -Всеслав, Лев, на сегодня все занятия для вас отменены. Нагрузки оказались слишком велики. Зайдите к медикам, потом - в столовую. На этот раз откажитесь от саракшианских казарменных деликатесов, закажите что-нибудь земное, лучше овощи и фрукты. А после обеда - прогулки в оранжерее, бассейн, какая-нибудь бессодержательная комедия. Никакого чтения, никакой работы. Перед сном - стакан теплого молока.
   -Да, пожалуй, - устало согласился Лунин, - что-то я сегодня не в форме.
   -Вы здесь не при чем. Сам характер имперсонификации подразумевал углубленное воздействие. Что ж тут удивляться реакции организма. Так что отдых, отдых и отдых.
  

Полигон "Кобра", Южная Монголия

Комплекс "Саракш", комната N5 общежития

30 мая 2158 года, 21.50

  
   Лунин убрал стереографию с тумбочки.
   -Всеслав, - Абалкин окликнул не по прозвищу, значит, хотел спросить о чем-то личном, - это кто?
   -Мама. Ее уже нет. Сегодня её день рождения.
   -Понятно. Твоя мама была доброй?
   -А как иначе?! Очень!
   -Завидую... А вот я своих биологических родителей вообще не знаю. Они ушли на звездолете в черную дыру, и я... В общем, родился без них.[12]
  

Полигон "Кобра", Южная Монголия

Комплекс "Саракш", комната N5 общежития

1 июня 2158 года, 20.34

  
   -Орлы! Соколы! Грифы! -торжественно возгласил Лунин. - Угадайте, где я сейчас был?
   -Пил чай с медсестрой Алисой? - тут же спросил Луччатти.
   -Голодной куме все хлеб на уме. - вздохнул Всеслав. - В штаб я заходил, Циркулище ты наш неугомонный. В шта-аб! Так вот: всё!
   -Что "всё"-то? - буркнул Лев.
   -А то, что завтра в Улан-Батор прибывает "челнок". Летим!
  
  
   [1] БВИ. Архив документации КОМКОНа-2 (GPI:\\СС2-Archiv files\volume0009\file37\p71)
   [2] БВИ. Архив документации КОМКОНа-2 (GPI:\\СС2-Archiv files\volume0008\file456\p1)
   [3] БВИ. Архив документации КГБ (GPI:\\CGU-Archiv files\volume304\file81\p36) (кодировано)
   [4] БВИ. Архив документации КОМКОНа-2 (GPI:\\СС2-Archiv files\volume0009\file7\p1)
   [5] БВИ. Архив документации КОМКОНа-2 (GPI:\\СС2-Archiv files\volume0009\file7\p22)
   [6] БВИ. Архив документации КОМКОНа-2 (GPI:\\СС2-Archiv files\volume0009\file7\p88) (кодировано)
   [7] См. БВИ. А. и Б. Стругацкие. Жук в муравейнике (GPI:\\S15-Literature-Historical\S\Strugacky\55\p.144)
   [8] См. БВИ. А. и Б. Стругацкие. Жук в муравейнике (GPI:\\S15-Literature-Historical\S\Strugacky\55\p. 32)
   [9] С.Б.Переслегин. Последние корабли свободного поиска. Предисловие к 6 тому Полного Собрания Сочинений А. и Б. Стругацких, Претория, 2211, с.6
   [10] "...я, молодой, веселый, запыхавшийся, доложил ему, что Тихоня-Прешт взят наконец с поличным и сидит внизу в машине с кляпом во рту, совершенно готовый к употреблению. Это я взял Тихоню, но мне тогда было еще невдомек то, что прекрасно понимал Странник: саботажу теперь конец, и эшелоны с зерном уже завтра двинутся в Столицу..." БВИ. А. и Б. Стругацкие. Жук в муравейнике (GPI:\\S15-Literature-Historical\S\Strugacky\ 55\p102)
   [11] Прошу извинить за возможную бестактность, но мне встречалось также выражение "ротвейлер Экселенца" - Сяо Жень
   [12] "Родители Льва Абалкина не существовали - по крайней мере, в обычном смысле этого слова. Возможно, они не существовали вообще. Дело в том, что Стелла Владимировна и Вячеслав Борисович в составе группы "Йормала" на уникальном звездолете "Тьма" совершили погружение в черную дыру ЕН-200056. Связи с ними не было, да и не могло быть по современным представлениям. Лев Абалкин, оказывается, был их посмертным ребенком. Конечно, слово "посмертный" в этом контексте не совсем точно: вполне можно было допустить, что родители его еще живы и будут жить еще миллионы лет в нашем времяисчислении, но, с точки землянина, они, конечно, все равно что мертвы. У них не было детей, и, уходя навсегда из нашей вселенной, они, как и многие супружеские пары до них и после них в подобной ситуации, оставили в институте жизни материнскую яйцеклетку, оплодотворенную отцовским семенем. Когда стало ясно, что погружение удалось, что они более не вернутся, клетку активировали, и вот на свет появился Лев Абалкин - посмертный сын живых родителей ". БВИ. А. и Б. Стругацкие. Жук в муравейнике (GPI:\\S15-Literature-Historical\ S\Strugacky\55\p22). Такова официальная версия происхождения "подкидыша N7"- Сяо Жень
  
  
   ХОД 7
  

Улан-Батор

аэрокосмовокзал

2 июня 2158 года, 19.10

  
   В 24 километрах севернее Улан-Батора находилась посадочная площадка автоматических "челноков" класса "альфа". Таких площадок на Земле, наверное, оставалось всего-то одна-две. Ее поддерживали в великолепнейшем техническом состоянии, но морально она абсолютно устарела еще полвека назад. Это было углубление в каменистой почве идеально цилиндрической формы, диаметром в 150 метров и глубиной около 20 метров. Стены, выложенные плитами термофага ядовито-оранжевых тонов, неприятно поблескивали. Там уже находился "челнок". К входным люкам на его куполообразной макушке вели серые матовые трап-переходы. "Челнок" выглядел солидно и деловито, словно заслуженный специалист среднего возраста, знающий себе цену. Его темно-зеленый глянцевый корпус внизу был покрыт серебристым инеем, чуть выше - крупной росой, а скругленный верх совершенно просох на нестерпимой жаре. На дне же стартовой шахты вообще все было белым-бело от снега. Именно сильное вымораживание "альфами" округи при посадке и старте заставило сооружать подобные шахты, а впоследствии - вообще отказаться от использования этих "челноков". Заправка, техобслуживание и прием груза уже завершились, объявили посадку немногочисленных пассажиров.
   -А где Циркуль? - спросил Лунин.
   -Звонит родным на Сардинию. С терминала. Там чудесный голограммный видеофон. - ответил Абалкин, - Дистанционные приветы, поцелуи в объектив, прощальная тарантелла и все такое. Да вот и он бежит.
   -Тогда по местам. Наши контейнеры, надеюсь, уже в багажном отсеке.
   И Лунин шагнул в прохладный и темный входной овал трап-перехода.
   -Да на кого ж вы меня покидаете, сердешные! - заголосил сзади Луччатти, нагоняя товарищей. - Стойте, я все прощу!
   Они прошли серым тоннелем до лифта и опустились в недра "альфы".
   Корабль являлся воплощением удобства и аккуратной практичности. Он предназначался для бережного подъема на орбиту 220 тонн груза и перемещения тридцати шести человек, которых по каким-то причинам считалось невозможным доставить другим способом. Узкий коридор был стерильно чист и свеж. По правую сторону - несколько крупных информационных экранов в кремовой стене, по левую - двери в каюты.
   -Вагон Восточного Экспресса. - пробормотал Лунин.
   -Что? - не понял Абалкин.
   -Ходил двести лет назад такой поезд в Европе. Если не ошибаюсь, до Константинополя. - пояснил Луччатти. - Считался символом роскошного и комфортабельного путешествия.
   -А-а... Ну и где наше место в символе?
   -Согласно купленным билетам. В смысле: там, где свободно. - мудро рассудил Луччатти. - А свободно, кажется, здесь. Во всяком случае, голосов не слышно. Да, пусто...
   В серо-голубой каюте сработали индикаторы присутствия, напротив двери засветился большой экран сетевого вычислителя. Под экраном размещался небольшой столик. У обеих боковых стенок попарно находились места пассажиров: глубокие кресла-трансформеры.
   -Странно, отчего "альфы" не состоялись, как транспорт? - спросил Абалкин, плюхаясь в кресло, которое принялось хлопотливо адаптироваться под его телосложение. - Более чем хорошо...
   -Многих не устраивает скорость. - пояснил Всеслав. - У нас ведь все спешат. Пулей на Таймыр, оттуда стрелой на Огненную Землю, оттуда - на Луну. Из-за этого скоро, очевидно, на каждом углу будут торчать нуль-будки. А "альфочка" ползает себе неспешно туда-сюда. Но что удобно - то удобно. Вот мы плавненько воспарим на орбиту и даже ничего не заметим. Там наверху "альфа" по очереди состыкуется со всеми поджидающими её кораблями, пассажиры чинно перейдут с борта на борт. Кстати, мы переходим первыми, я уже посмотрел на расписание. Стыковка с "Ромулом" через четыре часа с минутами. А Д-прыжок почти сразу после этого. Так что на весь путь до Саракша, вернее до Тристара, у нас уйдут приблизительно сутки.
   -Что есть "Ромул"? -шепеляво поинтересовался Абалкин по-хонтийски. Его кресло угомонилось и Ревушка удобно полулежал в нем.
   -Крейсерский звездолет, - противным менторским тоном начал вещать Луччатти, - с повышенной многослойной защитой. Экипаж - около десятка человек. Предназначен для форсированных рейдов в загрязненных звездных системах.
   -Странный выбор у Комова. - пробормотал Абалкин. - Зачем?
   -Отнюдь не странно. Геннадий Мудрый собирался подбросить на Тристар тысячи две тонн груза, а у "Ромула" сверхсильные форсажные двигатели плюс мощные захваты для контейнеров под брюхом. И потом - крейсер только внешне выглядит неуклюжим, вроде средневекового рыцаря в панцире. На деле он очень маневренный. Зависнет над полюсом и резво перекидает на платформах груз к базе "Саракш-2".
   "Альфа" едва заметно колыхнулась. Луччатти пошевелил манипулятором и синее программное меню на экране вычислителя сменилось видеопанорамным обзором. Серо-желтая земля плавно уходила вниз, небо медленно темнело. "Челнок", управляемый киберштурманом с Земли, поднимался по плавной кривой. Под ворсистым покрытием пола что-то тихо и ровно загудело.
   -Включили. - сказал Луччатти. - А вот представляете романтику двадцатого века: наверх на ракете с жидкотопливным агрегатом. Перегрузка, невесомость, скафандры...
   -Получишь, Циркулек, романтику. - пообещал Лунин. Он тоже покоился в шевелящемся кресле и чистил апельсин. - Сам говоришь, на Тристар нас будут опускать на платформах, а значит - впихнут в сьютелуны или в скафандры. Что же до невесомости... Нет её - и хвала богам, кости не растворятся. На Луне был? Не понравилось? Мне тоже. А там хоть какая-то тяжесть.
   "Альфа" вошла в непроглядно-темную синь стратосферы. Редкие перышки облаков виднелись глубоко внизу. Земля казалась серой и однообразной. Небо продолжало чернеть и на нем загорались звезды.
   -Затворите окошко. - попросил Всеслав. - Больше смотреть не на что. Теперь зависнем во мраке до самой стыковки с "Ромулом"...
   Видеопанорамный обзор отключили и вывели на экран какой-то развлекательный канал. Громкость, впрочем, убрали совсем.
   -Подремлю. - сообщил Всеслав, устраиваясь удобнее и закрывая глаза. Спать совершенно не хотелось. Но еще меньше было желания разговаривать.
   Кресло оказалось предельно коварным. Перед глазами поплыли разноцветные полосы, замелькало нечто непонятное, а потом проявился Город...
  
   Небо над Городом было темно-синим и совершенно ровным, так что не оставалось никаких сомнений в его твердости. Слева небо было подперто бесконечной по высоте темно-желтой стеной, а справа - загибалось в бездонную пропасть. Многоэтажные дома на пустынных улицах смотрелись вполне нормально, но было совершенно очевидно, что в них никак не попасть: ни через наглухо запертые двери, ни через окна с небьющимися черными стеклами. Каждый шаг по мостовой из гранитного бруса звучал как-то глухо, а разносился, тем не менее, наверное, на два квартала. Шафранный свет фонарей заливал главную улицу, зато переулки тонули в неприятном сумраке.
   Маленький Всеслав стоял на площади, держа в руках друга - старого плюшевого медведя. По рассказам мамы до его рождения в доме появились две игрушки: Мишка и кукла Пуська. Медведь ожидал будущего хозяина, а кукла предназначалась на случай, если родится хозяйка. Куклу все же оставили, когда наблюдающий врач сообщил: ожидается мальчик. Отношение маленького Всеслава к набитой электроникой Пуське оказалось пренебрежительно мужским: она была тут же разобрана на пищалки, моргалки и прочие интересные детали. А Мишка, изготовленный подругой Ольги Луниной, страстно увлеченной созданием игрушек по старинным образцам, был прост и бесхитростен. Сшитый из изготовленного по заказу бурого плюша, набитый настоящими кедровыми опилками, добродушно улыбающийся, он всегда оказывался рядом. Всеслав играл с ним, а медвежонку доводилось исполнять в играх самые разнообразные роли. Мишка навеивал интересные сны, лежа рядом в постели. Позже он сидел рядом с вычислителем и помогал выполнять домашние задания. Вытирался плюш, начала покачиваться голова, но стеклянные глазки смотрели по-прежнему преданно и доверчиво...
   Они были вдвоем во всем Городе: Всеслав и Мишка. Но кто-то пристально наблюдал за ними и чего-то ждал. И что бы они ни сделали, все было предвидено и просчитано. От этого мальчишке Всеславу становилось горько и обидно до слез. Он покрепче прижал к груди медвежонка и решительно двинулся вперед...
  
   Комментарий Сяо Жень:
   Мне бы очень не хотелось, чтобы рассказанное мною воспринималось читателями в качестве некоего скандального довеска к сенсационной истории "подкидышей": "Надо же, её дед был знаком с "тем самым" Львом Абалкиным!" Действительно, Всеславу Лунину некоторое время довелось провести рядом с N07 из пресловутого списка "подкидышей". Так что из того? Всеслав не имел никакого понятия, кто его младший коллега. Он не представлял себе, что его участие в экспедиции на Саракш, равно как участие Луччатти, мэтры разыграли лишь в качестве прикрытия отправки Ревушки с Земли. Дед относился к Л.В.Абалкину и М.К.-Ф.Луччатти абсолютно так же, как к подавляющему большинству людей, с которыми ему доводилось встречаться. То есть по-товарищески, очень доброжелательно, с полной готовностью незамедлительно помочь в случае необходимости всеми силами. Но даже если бы тайна личности Л.Абалкина стала известной Всеславу, сомневаюсь, что это как-либо изменило их взаимоотношения в лучшую или худшую сторону. Друзьями они не стали, да - в силу особенностей характеров как Льва, так и Всеслава - стать не могли.
   Кроме того, я вовсе не собираюсь выдумывать, что дед, дескать, был на короткой ноге с корифеями: Геннадием Комовым, Рудольфом Сикорски. О близком знакомстве Всеслава с ними и говорить не приходится, эпизодические встречи и только. Сомневаюсь, что Г.Ю.Комов вообще запомнил В.Лунина, а для Сикорски дед был одним из пары сотен подчиненных сотрудников, одним из подающих надежды, но не более.
   Я рассказываю совсем не об этом...
  

Орбита Земли

3 июня 2158 года, 09.10

  
   -Тираннозавр, вцепившийся в добычу... - пробормотал Марко, разглядывая "Ромула". Сравнение было удачным.
   Звездолет смотрелся одновременно и мощно-угловатым и хищно-обтекаемым. В контурах тяжелого "Ромула", не приспособленного к посадкам на планеты, напрочь отсутствовала балетная легкомысленность пассажирских и туристических рейсовиков, одутловатость контейнеровозов или серийная безликость разведчиков ГСП. Три огромных противометеоритных пушки находились впереди, по три (меньшего калибра) - сверху и снизу. Несколько постановщиков полей защиты серебрилось на переднем кольце. Массивные броневые плиты покрывали почти всю поверхность. Было заметно, что металлокерамитовая облицовка испещрена пятнами и разводами: невзирая на защиту силовых полей, газ, плазма и излучение делали свое дело. В ячейках для дочерних кораблей покоились четыре усиленных десантных бота. Под вогнутым брюхом крейсера огромным яйцеобразным коконом блестели контейнеры с грузом. Мощные лапы-охваты накрепко прижимали их к брюху корабля.
   Совершенно неожиданно изображение запрокинулось и быстро ушло за пределы экрана. "Альфа" совершала предстыковочный маневр. Приблизительно через полчаса легкий толчок и поскрипывание возвестили о начале соединения. Над дверью каюты высветилось небольшое табло: "Багаж перегружен, пересадка разрешена. Выход в правый шлюз. Счастливого пути!".
   -Помните, где лево, где право? - осведомился Лунин. - Тогда пойдем. Разбейтесь на пары. Девочки, держите мальчиков за руку.
   В коридоре никого не было. Дверь шлюзового тамбура бесшумно раскрылась. Легкое шипение, и зеленый наружный люк поплыл вниз. За ним оказалась коричневая входная диафрагма с выпуклой надписью "ROMULUS. МОС 1701Е". Буквы, исчезая, поплыли по спирали против часовой стрелки. Диафрагма с неожиданной легкостью разошлась. На пересечении силовых полей "альфы" и звездолета комконовцам пришлось испытать слабое головокружение. Диафрагма за спиной вновь сомкнулась. Почти незаметное покачивание известило о начале отстыковки "альфы".
   -Мы в Д-звездолете! - провозгласил Луччатти.
   -Ах, сударыня, да может ли такое быть? - вяло удивился Абалкин.
   -Во всяком случае, тут точно нет сходства с Восточным Экспрессом. - заметил Лунин. - "Мой девиз: Безотказность и Прочность, Долговечность, Разумность и Точность!"
   Уместность цитаты становилась очевидной с первого взгляда. "Ромул" не имел ничего общего, скажем, с туристическими лайнерами, следующими до курортов Яйлы. Стены довольно узкого центрального прохода представляли сплошной ряд металлических дверей, ячеек с аппаратурой, экранов вычислителей, индикаторных панелей. Световые панели размещались внизу, у пола. Крышка одной из ячеек была снята, а из ниши торчала задняя часть ремонтного кибера.
   Тускло светящийся стакан лифта с шелестом раскрылся, из него вышел рослый бородач в темно-синей "штурманке", усеянной блестящими контактными гнездами, разъемами, сенсорными панелями и прочей романтической атрибутикой. Обмениваясь рукопожатиями с комконовцами, представился:
   -Рауль Ферри, навигатор "Ромула". Рад видеть вас на борту. Прошу в кают-компанию. К сожалению, на экскурсии по кораблю времени у нас не остается, прыжок состоится в самое ближайшее время. Но поговорить с Комовым вы, разумеется, успеете.
   В лифте поместились с некоторым трудом.
   -Тесновато у нас, конечно, - извиняющимся тоном сказал Ферри, - Крейсер проектировали и строили по индивидуальному проекту для исследовательских штурмов и прорывов, так что особых удобств не запланировали. Зато все очень целесообразно и необычайно надежно... Нам сюда. Да-да, пожалуйста, а я, с вашего разрешении, в рубку. Пора!
   В овальной кают-компании, склонившись к экрану вычислителя, о чем-то оживленно спорили трое. Всеслав сразу узнал Комова, известного ему по фотографии. Молодая привлекательная женщина и румяный полный блондин были Всеславу совершенно неизвестны.
   -А? - сказал Комов с неудовольствием и повернулся к двери.
   Любимый ученик доктора Мбога, успешно и прочно утверждающийся на научном Олимпе, Комов с первого взгляда не понравился В.Лунину. Начинающий небожитель вел себя соответственно. Знакомые отмечали, что "вечно он высматривает что-то за далекими горизонтами и думает о чем-то своем, дьявольски возвышенном. На землю он спускается в тех случаях, когда кто-то или что-то, случайно или с умыслом, становится препятствием для его изысканий. Тогда он недрогнувшей рукой, зачастую совершенно беспощадно, устраняет препятствие и вновь взмывает к себе на Олимп. ...И, в общем-то, ничего такого-этакого тут нет. Когда человек занимается проблемой инопланетных психологий, причем занимается успешно, дерется на самом переднем крае и себя совершенно не жалеет; когда при этом он, как говорят, является одним из выдающихся "футурмастеров" планеты, тогда ему можно многое простить и относиться к его манерам с определенным снисхождением"[1]. Только как раз подобного Всеслав категорически не желал прощать. Его идеалом навсегда остался Р.Сикорски, которого он ставил гораздо выше Комова и Горбовского, вместе взятых, уже за то, что руководитель КОМКОНа-2 оставался для общающихся с ним не отстраненным божеством, а живым человеком, пусть даже превосходящим собеседника во многих отношениях.
   -Здравствуйте, здравствуйте... С прибытием... Вы - Абалкин, практикант КОМКОНа? (Ревушка кивнул. Всеслав отметил выражение интереса в глазах Комова, тут же исчезнувшее, когда тот перевел взгляд на Луччатти) Вы - если не ошибаюсь - Луччатти из... ммм... технического отдела?
   -Совершенно верно.
   -И... эээ?...
   -Всеслав Глебович Лунин. Консультант-аналитик секции "Саракш" Комитета по Контролю. - Всеслав щелкнул каблуками и церемонно склонил голову, - А мы честь имеем отрекомендоваться, как мне кажется, Геннадию... эээ... Юрьевичу Комову, директору Института ксенологии, профессору, консультанту Всемирного Совета, доктору философии, доктору ксенологии, магистру социоконструктивистики, члену-корреспонденту Австралийской Академии, лауреату семи премий Общества футурмастеров, действительному члену Большого Лицея Евразии, заочному соприсяжному Большого Лабораториума Наук Великой Тагоры?
   Геннадия Комова его немногочисленные друзья называли просто "капитаном" или "Генкой". Милостиво допущенные к особе именовали его "my captain", соединяя уважение и пиетет с известной долей фамильярности. Для прочих оставались официальные имя-отчество и титулование по должностям, коих у Г.Ю.Комова был приличный букет. Всеслав не преминул воспользоваться ситуацией и, продемонстрировал, что почтительную дистанцию между собой и Комовым устанавливает все-таки он, а не мэтр.
   Комов понял шпильку и пренебрежительно усмехнулся. Впрочем, он мгновенно сравнял счет:
   -Верно. А, вдобавок, и руководителю данной экспедиции, под началом которого всем предстоит работать. - бросил он. - Позвольте в свою очередь познакомить вас с Джорджем Раулингсоном и Мартой Сведенберг - моими прямыми заместителями, а вашими непосредственными кураторами. Присаживайтесь. Давайте скоординируем наши планы. Лев?
   -Насколько мне известно, -начал Абалкин, -на Саракше в подземной Крепости на юге Отчизны Максимом Отто Каммерером обнаружен объект, представляющий большой интерес с точки зрения зоопсихологии. Это вид животных-киноидов с крупными головами, обладающих поразительными способностями к самоорганизации и обмену информацией. Полагаю, их изучение могло бы дать ответ на многие вопросы...
   -Да, я внимательно прочел вашу программу действий в этом направлении. - прервал Комов, - и согласен практически со всем. Хочется внести только одну поправку. С существами должен иметь дело не зоопсихолог, а, как это сейчас модно говорить, прогрессор. В каковой роли вам и предстоит выступить. Во всяком случае, подход к ним, только как к животным, пусть даже не совсем обычным, мне представляется неверным.
   Ревушка озадаченно молчал.
   -Все необходимое для исследований оборудование, как заказанное вами, так и то, что может впоследствии понадобиться, уже на борту. Прикрепляю вас к Джорджу. Что ж, займитесь киноидами, тогда как контакты с аборигенами для вас должны быть сведены к необходимому минимуму. Не скрою, объект вашего, Лёва, любопытства привлекателен и для меня. Так, что не сочтите за бестактность, если я довольно часто буду лезть через плечо с вопросами, а то и с советами. Так, хорошо. Далее... У... эээ... Марко пристрастия за последний месяц не изменились? По-прежнему хочется порыться в Крепости на предмет уточнения аспектов материальной культуры Саракша?
   -Безусловно!
   -Отлично. Возникающие вопросы в дальнейшем согласовывайте с Мартой, для меня, честно говоря, это куда менее интересно. А вы?
   Вряд ли Комов нарочно избирал манеру, "когда с человеком разговаривают, а сами смотрят куда угодно, только не на человека"[2]. . Но так уж получилось. За Ревушкой он во время беседы внимательнейшим образом наблюдал, Циркулю соизволил уделить некоторое внимание, а, обращаясь к Коту, разглядывал что-то на экране. Всеслав пару секунд помедлил, шлифуя форму ответа. До зуда хотелось провозгласить своеобразную декларацию независимости от Геннадия Мудрого.
   -Лечу на Саракш для личной встречи со Странником и обсуждения на месте деталей некоторых операций.
   -Не секрет, каких именно?
   -Не секрет.
   (Пауза)
   -Хм... Ну-ну... Сикорски согласился вас выслушать?
   -Согласится.
   -Высадка на поверхность Саракша разрешена?
   -Формальных запретов нет.
   -Кондиционирование?
   -Пройдено.
   -Ладно, быть по сему. Считаю обмен верительными грамотами законченным, и никого не задерживаю. Давайте готовиться к Д-прыжку.
  
   Комментарий Сяо Жень:
  
   У читателя может сложиться впечатление, что дед был конфликтным и сверхсклочным скандалистом, ни с кем не находящим общего языка. Ну, нет же, нет! Как раз наоборот. Он всегда чувствовал себя в полном вакууме. После смерти матери так и не нашлось человека, с которым Всеславу удалось бы добиться близости. Ему очень хотелось быть рядом с тем, "с кем можно молчать". Он необычайно нуждался в понимании без слов и дружеском участии, он мучительно искал того, кто примет его со всеми недостатками и кому он сам за это простит все минусы. Однако, быть может, был при том чрезмерно требователен? Трудно сказать... Ясно одно: чем менее тактичным и уважительным было движение партнера по общению навстречу Всеславу, тем более (в квадрате! в кубе!) резкой могла стать ответная реакция В.Лунина. При этом очень важную роль играло общественное положение. Если деду был антипатичен рядовой обыватель, все сводилось к деликатному уклонению Всеслава от сближения - зачем обижать человека? Но в ситуации, подобной описанной, когда неприятные эмоции вызывало высокопоставленное лицо, дед не считал нужным сдерживаться: "Eminence obliges"[3] Не внучке и не деда осуждать за это.
   Итак, блистательное равнодушие Комова ко всему, что его не интересовало, на этот раз отразилось от зеркальной поверхности. Жаль, оч-чень жаль, что Геннадий Юрьевич в этом случае (как, впрочем, и всегда) не соблаговолил снизойти до реакции собеседника.
  

Орбита Земли

борт крейсера "Ромул"

2 июня 2158 года, 14.10

  
   В круглое помещение с алюминиевыми стенами и сводчатым потолком выходили люки тридцати восьми безынерционных камер, посередине находился лифт к нижнему этажу, где имели место склады, кухни-синтезатор, души и прочее.
   -Занимайте камеры. - чарующим девичьим голосом предложил кибер. - Прошу поторопиться.
   -"Камеры". - с сомнением сказал по-хонтийски Луччатти.
   -"Лагери", "тюрьмы" - быстро подхватил на базовом наречии Лунин. - "перевоспитание", "зоны труда", "шоковая терапия", "силовая демократизация", "эффект устрашения"...
   Они щелкнули тумблерами, бесшумно открылись овальные люки. Лунин проводил взглядами Ревушку и Зайца и вошел в свою камеру. Люк закрылся. Над головой желтым сияла световая панель. Пневматические держатели ожили, бережно и быстро охватили тело. На голову опустился шлем, запахло озоном.
   -Будьте добры, закройте глаза, дышите ровно и глубоко. Постарайтесь не волноваться, если ощущения будут неприятными. - любезно попросил кибер.
   -Не "если", а "когда", - нравоучительно поправил Лунин, - и не "неприятными", а "мерзопакостнейшими".
   Кибер проигнорировал нравоучение и начал обратный отсчет.
   Всеслав знал, что в это время главный бортовой вычислитель "Ромула" послал на контрольную станцию запрос на разрешение предстоящего нуль-перехода. Вместе с разрешением должны быть получены семь тождественных программ перехода и возвращения. Вычислитель сверит их и, если не найдет противоречий, начнет подготовку к скачку через подпространство. "Уже начал". - понял Лунин, когда почувствовал едва ощутимое головокружение. "Ромул" находился на одной из высотных орбит вместе с прочими звездолетами различных размеров и конструкций, также ожидающими очереди на старт.
   -...Три. Два. Один. Внимание, - послышалось в камере, - старт.
   Всеславу показалось, что он вместе с пневмодержателями медленно и плавно вращается внутри камеры. Сквозь закрытые веки полезли суетливые искорки. Пришли легкая тошнота и головная боль. Потом ощущения стали противоречивыми: по телу одновременно покатились волны печного жара и подвального холода. Спина неприятно вспотела, ноги ослабли. Держатели с противной услужливостью подхватили под колени.
   Чтобы отвлечься Всеслав принялся вспоминать кадры, увиденные еще в школе на уроках физики. Кривизна пространства вокруг стартующего звездолета увеличивается, деритринитационное возмущение непрерывно растет: сто риманов в секунду, восемьсот, две тысячи... Пространство вокруг звездолета сворачивается туже, туже. Угловатые контуры космического корабля начинают колыхаться и приобретают зыбкую прозрачность. Потом звездолет исчезает вовсе, а на его месте голубовато полыхает в солнечном свете облачко твердого водорода. Температура в сфере радиусом на добрую сотню километров падает на 5-10 градусов. Три тысячи риманов в секунду. Эпсилон-деритринитация завершается и звездолет ныряет в подпространство. Этого Всеслав никак не мог представить себе наглядно. Учитель объяснял: "Представь себе, что космический корабль как бы "растянут" на протяжении всего своего пути от места старта, до места назначения. На выходе из подпространственного прохода чисто теоретически, можно оказаться, например, в центре звезды или планеты. Вероятность этого составляет одну стомиллиардную долю процента, и никто всерьез такую опасность не рассматривал". Несмотря на усилия учителя, воображение все равно отказывалось понимать сущность Д- скачка. Зато зрительно Всеслав представлял себе все очень ярко. В точке финиша вспыхивает облако раскаленной плазмы, разлетается во все стороны гаснущими языками, из огненной хризантемы вываливается полупрозрачный звездолет, быстро превращающийся в реальный объект.
   "Что сейчас и произошло" - подумал Всеслав, когда в горле пропал тугой клубок, а световые пятна растаяли в глазах. Шлем соскользнул с головы и ушел в гнездо, держатели ослабили хватку.
   -Поздравляем, мы на орбите Тристара, спутника планеты Саракш.
   Всеславу не хотелось кулем вываливаться из камеры.
   -Кислорода...- попросил он и сделал несколько глубоких вдохов. Вроде бы стало легче. Держатели ушли в гнезда, люк, шурша, открылся. Бледный до синевы и судорожно сглатывающий Лунин вышел, стараясь подавить дрожь в ногах и изобразить небрежную рассеянность. А Луччатти, как ни чем не бывало, уже сиял ему навстречу ослепительной улыбкой.
  
   -М-м-молодцом! - с завистью выговорил Всеслав.
  
   Комментарий Сяо Жень:
   Разумеется, восстановление событий, имевших место во время первой командировки В.Лунина на Саракш, произведено достаточно приблизительно. Подлинных документальных материалов, освещающих путешествие, конечно, ничтожно мало. Ну, например... Архив ментограмм Г.Ю.Комова достаточно велик, только, во-первых, допуска к нему у меня, разумеется, нет, а, во-вторых, не думаю, что Геннадий Мудрый помнил какого-то там эпизодического Лунина. Собственный же личный архив дед уничтожил перед вторым посещением Саракша. Никаких других сведений о лете пятьдесят восьмого обнаружить не удалось. Но отчего-то меня не оставляет глубочайшее убеждение, что все было именно так, а не иначе. Странная вещь - психология потомков...
  

Орбита Тристара - база "Саракш-2"

3 июня 2158 года, 15.10 (время земное)

  
   -Кот, которая по счету твоя платформа? -раздался в наушниках голос Луччатти.
   -Забыл, что ли? Девятая, предпоследняя. У тебя - завершающая. - ответил Всеслав. Он стоял на узком мостике платформы, облаченный в громоздкий сьютелун серебристо-серого цвета с маркировкой "Ромула" на шлеме. Сверху брызнули колючие солнечные лучи, бронированное брюхо крейсера ушло назад и вверх. Отделившаяся транспортная платформа с грузовым контейнером начала планирование к поверхности Тристара.
   Разгрузка была почти полностью завершена. Почти все члены экспедиции Комова уже благополучно спустились на спутник Саракша в качестве сопровождающих с предыдущими платформами. Непосредственно перед Всеславом сошел Ревушка, Циркуль еще ждал своей очереди.
   -Да не забыл я ничего. - досадливо сказал Луччатти. - Просто торчать тут в одиночестве скучно. Поболтать охота, а не о чем.
   -Ну, мне-то не скучно и даже нравится! - честно признался Лунин. - Замечательно красиво. Вот вижу: снизу пустая платформа возвращается к "Ромулу".
   -И я заметил. Как себя чувствуешь, падая с высоты двухсот километров?
   -Здорово! Внизу виден Большой Полярный Кратер. Два ущелья ведут в него с противоположных сторон... Наверное, скоро можно будет различить базу. Капитан все ворчит?
   -А то! Представь - десять носителей с грузом скинуть не куда-нибудь, а к полюсу!
   Платформу ощутимо качнуло: первый привет от углекислотной атмосферы Тристара. Оранжевый горизонт затягивался дымкой.
   Спуск продолжался. Снаружи по сьютелуну заскользили воздушные струи. Поверхность планеты приближалась. У внутренней кромки кратера уже было можно различить постройки базы. Оттуда, заложив вираж, взмывала по направлению к "Ромулу" очередная разгруженная платформа. Она вобрала паучьи лапы опор и, описывая сужающуюся спираль, устремилась к кораблю.
   Все произошло на последних минутах приземления. Из-за зубчатой кромки гор выскочило крупное блестящее сигарообразное тело. Оставив за собой сиреневый шлейф светящегося газа, оно метнулось вниз и с леденящим воем пронеслось в полусотне метров над платформой, которая дернулась и резко нырнула. Всеслав торопливо хлопнул перчаткой по большой клавише связи:
   -"Саракш -2"? Что случилось?
   - This is trafic control, over. Don't worry. Not a problem. - бодро ответил кто-то. - That's our scout landing.[4]
   -Ну, ничего себе! С пеленок мечтал! Это ж просто наслаждение быть угробленным вашим разведчиком! Ай, спасибочки! Что, на Тристаре уже автоматы-убийцы завелись?
   - Why, that's not a drone, just a manned scout craft[5].
   -Час от часу не легче... Да кто ж меня так ненавидит? Откройтесь, скаут, не томите!
   -Светлана Белова, разведбот "Стриж", просит извинить! - весело откликнулся молодой женский голос. - Не хотела напугать.
   -Ну, насчет "напугать" не обольщайтесь- не вышло, извиняться не стоит. А вот, если в контейнере что разбилось...
   -Not a single thing has been broken, I can assure you[6]. - заверил диспетчер-оптимист.
   Платформа выпустила коленчатые опоры, оперлась о бурую почву и мягко осела.
   -Процесс завершен ус-успешно. - сообщил автомат. - Готов к-к разгру-узке. Ке. Ке.
   -Разгрузку разрешаю. Бедняжка, заикаться начал, напугали тебя.- жалостливо ответил Всеслав (в наушниках прыснули) и принялся отключать контакты сьютелуна от панели управления. Потом, грузно переваливаясь, сошел с широких ступеней. Глянцевые щупальца кибергрузчиков, блестя чудовищными буграми рабочих мышц, уже полезли под контейнер.
   Лунин чуть помедлил, оглядываясь. Он впервые был на другой планете (если не считать Луны, посещение которой с туристической группой не доставило ему никаких положительных эмоций). Первое впечатление от Тристара было очень сильным и захватывающим. Темно-фиолетовое небо с почти невидимыми редкими и прозрачными облаками, белое солнце над зубчатой стеной кратера и серо-пурпурный диск Саракша с противоположной стороны, россыпи звезд в незнакомых созвездиях, едва заметные сквозь атмосферную пыль. Внутри кратера господствовали все оттенки коричневого, с теневой стороны наблюдалось движение, туда вели колеи, проложенные киберами, тянулись кабели и трубы.
   Кар, потешно загребая песок и гальку толстыми полыми колесами, подкатил к Лунину, но тот прошел еще с десяток метров, рассматривая все вокруг. Транспорт услужливо двигался с левой стороны. Всеслав взобрался на площадку и ухватился за поручень. Плавно набирая скорость, кар устремился к входам в базу.
   "Саракш-2" был построен в необычайно удачном месте. Планетологи обнаружили в южной стене кратера пещеры, обширнейший лабиринт которых уходил вглубь скал почти на километр. Расширив полости и приспособив для размещения жилых куполов, строители базы надежно защитили её от любых возможных неприятностей.
   Кар въехал в третьи слева распахнутые ворота и оказался во въездном боксе. Как и полагалось, там властвовали киберы: грузчики, транспортники, рабочие. Они укладывали в штабели, перемещали емкости, тянули кабели и вообще занимались делом. Людей не было видно.
   В боксе стоял на ремонтных стапелях разведывательный бот, вокруг которого суетились роботы-монтажники. Толстенная обтекаемая сигара длиной в полсотни метров занимала почти все место в центре и Всеславу в своем неуклюжем сьютелуне пришлось, огибая ее, пробираться по хромированному настилу. Под маленькой кабиной пилота было написано желтыми буквами кириллицы "Саракш-2", а ниже - "Ласточка". "Ага, ясно. - подумал Лунин. - Учтем. Стало быть, "Стриж" выглядит точно так же".
   За боксом находился кессон, откуда со зловещим завыванием была отсосана атмосферная углекислота и закачан воздух. Мелкие и шустрые киберы стремительно произвели внешнюю санитарную обработку сьютелуна. Движущаяся дорожка ввезла Всеслава в шлюз. По нагрудной панели сьютелуна пробежала разноцветная рябь, он стал, жужжа, расстегиваться.
   Перепонка, закрывавшая вход в жилые помещения, чавкнула и исчезла. Всеслав неторопливо проследовал на следующую процедуру. После традиционного душа, переодетый в темно-фиолетовый костюм инженера с множеством карманов и надписью "Тристар\Саракш-2" на спине, он спустился на этаж ниже. В центре просторного купольного зала находился пост дежурного диспетчера. Веснушчатый юноша важно восседал в чудовищно большом кресле за пультом не менее впечатляющих размеров.
   -Greetings! You're Lunin, right? Platform 19?[7]
   -А что, возможны варианты? - удивился Всеслав, приглаживая влажные волосы.
   -It's only a rite. A figure of speech, you know.[8]
   -Ну, тогда понятно... Лунины, Лунины мы.
   -I am Patrick O'Hara, the space traffic controller of the day. What language do you prefer? Russian, I guess?[9]
   -Russian.
   -Чудесно. Сейчас посажу "двадцатку" и вся группа будет дома. А кто здесь - те уже завершают приемку груза... Можете присоединиться, если желаете. Это в пятнадцатом модуле.
   -Но как...
   -Не заблyдитесь. - почему-то вздохнул диспетчер. - Всё в указателях. А хотите - кибер проводит?
   -Нет, спасибо. - отказался Всеслав. Он уже заметил табло над одной из дверных диафрагм: "Модули 10-15". - Кажется, у вас и впрямь трудно попасть не туда.
   -При желании - ничего невозможного нет. - послышалось у него за спиной. Лунин обернулся и увидел темнокожую девушку в оранжевом пилотском комбинезоне с громоздким многофункциональным шлемом в руках. Заметив мелькнувшие на секунду желтые буквы "Стр..." на шлеме, он среагировал мгновенно:
   -О, здравствуйте, Света! Рад видеть вас. А еще больше рад, что есть чем видеть. Возьми вы при посадке чуть ниже, и лишился бы глаз вместе с отростком, где они закреплены.
   -А откуда меня ... В смысле, как вы догадались, что я... Ах, да, вы же из...
   -Белова, - безнадежно сказал диспетчер, - ну почему, почему твои бандитские вылеты и разбойничьи прилеты постоянно выпадают на дежурства бедного О'Хары?! Большим Привидением базы клянусь - пойду к директору и просто откажусь дежурить в те дни, когда ты пиратствуешь. Сил моих нет! Кончились! Всё! По буквам: в-с-ё!
   -Больше не буду, Патричка, миленький, только не говори директору! Пожалуйста!
   Диспетчер застонал и отвернулся к главному экрану.
   -Давайте, искуплю вину. - предложила девушка, подходя к Всеславу и забавно заглядывая ему в глаза (она была на полголовы ниже), - Слышала, как Патрик навязывал робота в провожатые, но я ведь лучше, правда?
   Она была очень симпатична, поэтому Всеслав не удержался. Он нарочито внимательно осмотрел Светлану с ног до головы и признал с отлично поставленным сомнением в голосе:
   -Н-ну, в общем... наверное... лучше. Провожайте. Пятнадцатый модуль.
  

Тристар

Большой Полярный Кратер, болота в 22 км. к югу от базы "Саракш-2"

9 июня 2158 года, 17.00 (время земное)

  
   -Догадайтесь, кто вообще первый человек на "Саракше-2"? - спросила Светлана.
   -Вы!- мгновенно ответил Лунин.
   -Э! Банально! Не ожидала.
   -Директор?
   -Э-э! Несерьезно! Где и когда такое было?
   -Сдаюсь.
   -Кибертехник внутреннего обслуживания. И да будет Вам известно, что на первом месте у него стоит вентиляция. Хорошо на безатмосферных планетах - заботься о том, чтобы утечки не было, следи за давлением. Всего-то! А у нас кругом углекислота с крохотной примесью аммиака. Представьте, раз в квартал требуется полная смена фильтров - внешних станционных, внутренних в каждом помещении и во всех кессонах и личных - во всех скафандрах и сьютелунах. Раз в неделю - контроль упомянутых фильтров. Добавьте организацию вокруг базы зоны абсолютной биологической безопасности. А есть еще программирование, запуск и ежесуточная проверка киберсторожа, который призван обезопасить станцию от проникновения из под почвы и из атмосферы. Вспомните про строительство могильника для захоронения всех отходов (гадость какая!). Ежедневная стерилизация станции в целом. Дегазация, дезактивация кибермеханизмов и работников станции после каждого выхода наружу. Управление киберсанитарами и роботами медслужбы. Ну и всякие мелочи: метеозонды, отслеживание ураганов и торнадо. Раз база спрятана в пещеры, добавляется сейсмическая разведка и контроль за спелеоопасностью, предсказание обрушений, размытий, карстовых сбросов, вулканических извержений...
   -Достаточно, Света. - угрюмо сказал Всеслав,- А нашествий гоблинов верхом на огнедышащих драконах тут не бывает? Я уже готов Вас спасать.
   В шлеме послышалось сопение: Светлана подавила смешок.
   -Опять не напугала? - спросила она. - Что-то никак не удается... Можно возьму вас под руку? Вы не представляете, как это забавно: пара в ярко-синих скафандрах, на рыжих лишайниках. Вся местная фауна вымрет со смеху.
   -Под руку? С удовольствием. Кстати, большое спасибо, Света, что вывели на прогулку. Тут просто замечательно.
   -Правда? Не притворяетесь?
   -С чего бы притворяться? - удивился Всеслав. - Мне здесь действительно хорошо.
   -Большинство гостей смотрит на Тристар просто как на транзитный пункт и перевалочный склад рядом с Саракшем. А ведь это целый самостоятельный мир со своей жизнью. Роберт Ибатуллин, наш штатный планетограф, вообще без ума от здешней природы. Он даже целый альбом по природе Тристара собирается выпустить. Вот, к примеру, вам нравится кто-нибудь из здешних животных?
   -Боюсь, не одобрите выбора. - осторожно сказал Всеслав. - Улитки.
   -Правда? - восхитилась Светлана. - Вот здорово, мне тоже! А почему?
   Всеслав наклонился и со словами: "Позвольте побеспокоить, сударыня" бережно снял улитку с округлого валуна.
   -Грациозная. -сказал он, держа моллюска перед стеклом шлема. - Но держится с мудрым достоинством. Чистая и глянцевая. Прелесть! Ну, прыгай к деткам.
   И осторожно вернул улитку на место.
   -Не прыгает. - огорченно заметил он. - Эгоистка.
   -Знаете, чем вы отличаетесь от других приезжих? - внезапно спросила девушка.
   -Естественно. Я не спросил, откуда у вас такие... светлые... имя и фамилия. А прочие спрашивают.
   -Это в КОМКОНе учат такой сверхъестественной проницательности?! Пообщаешься с вами, и становится страшновато... Вы не ридер?
   -Ужас, о чем спрашиваете... Еще не хватало - чужие мысли читать... Просто представил себе, как могут надоесть подобные вопросы и прикусил язык.
   -А хотите, расскажу?
   -Разумеется.
   -Лет двести назад пра-, пра- и еще сколько-то там раз "пра" бабушка вышла замуж за русского инженера. И вот поколение за поколением в нашем нигерийском роду нарекают детей славянскими именами. Традиция святая и нерушимая.
   -Занятно.
   Некоторое время они молча шли по берегу мутноватого ручья, поросшему буро-зелеными лишайниками и толстыми низкими стеблями местных растений. Туман сгущался и киберводитель вездехода озабоченно мигал вслед изумрудным глазом.
   -Так когда же высадка на Саракш?
   -Завтра. Грузы уже рассортированы и то, что подлежит отправке в первую очередь - лекарства, приборы, биопрепараты - уже на "Саракше-1". Их как раз сейчас сбрасывают на планету.
   -Знаю. Сама их сопровождала. Значит, завтра... Жаль...
   Киберводитель запустил двигатель. Время прогулки подошло к концу.
   Когда они уже сидели в кабине и машина плавно набирала скорость, Светлана неожиданно сказала:
   -Не знаю отчего, только мне неприятны ваши спутники!
   -Вот так-так! -удивился Всеслав. - Кого вы имеете в виду?
   -Всех. В первую очередь - Комова.
   -Н-ну... Геннадий Юрьич, конечно, человек сложный, но чтобы так категорично...
   -Марту.
   -Света, да что с вами?
   -Раулингсона.
   -Света!
   -А больше всего не нравятся те, с кем вы будете работать на Саракше бок о бок... Как-то само повелось у нас: улетают экспедиционные "Фламинго", и все, кто свободен, кому по инструкции не положено молчать, разговаривают в момент отлета. Безразлично, о чем, но лучше - о ничего не значащих пустяках. Считается, что из-за этого с уходящими ничего не произойдет... Ведь они так рискуют! Были же случаи, пусть редкие, пусть на других станциях, когда не возвращались. Болтовня при старте - смешная традиция, чуть ли не суеверие, но, конечно, я, как все, ее поддерживала. И волновалась за уходивших, и радовалась их благополучному возвращению. Только отчего-то никогда не было так тревожно, как сейчас. Не проходит чувство, будто вы уходите навсегда - совершенно один, без всякой поддержки, без связи. Нет, я знаю, что все продумано очень тщательно, обеспечение безопасности, как всегда, на высоте... И все же... Скажите, вы будете постоянно действующим резидентом? Вас готовили долго? Тщательно?
   -Да что вы, Света, какой из меня резидент! Туда - обратно... А для прогулки я подготовлен более, чем достаточно. Не волнуйтесь, ладно?
   -Не могу.
   -Я очень благодарен вам, Света. - тихо сказал Лунин. - Вы правы - все сделано для того, чтобы экспедиция прошла успешно. Только все это совершено неважно. Самое главное - то, что я сейчас услышал. Не думал, что есть человек, который мне скажет такие слова... И теперь знаю - все будет совершенно замечательно, без малейшей заминки. Была в двадцатом веке замечательная русская песня. В ней говорится о солдате, уходящем в бой Он знает, что его ждут, и поэтому с ним ничего не случится. Я, разумеется, не солдат и в бой не иду, но... Спасибо, Света, вы - милая, чудесная девушка!
  

Орбита Саракша

борт корабля "Фламинго" базы "Саракш-2"

10 июня 2158 года, 14.00 (время земное)

  
   -Ох, и дурак же ты, Кот! - с наслаждением произнес Луччатти. - Как приятно сказать это человеку, который старше на сколько-то там лет.
   -Ты о чем?
   Адаптационные капсулы размещались парами, так что никто не мог слышать диалога Марко и Всеслава. Вдобавок "Фламинго" совершал предпосадочный маневр и вот-вот должен был войти в верхние слои саракшианской атмосферы, так что все были поглощены только собственными ощущениями.
   -Не "о чем", а "о ком". О лучшем пилоте "Саракша-2". Светлана - центр внимания базы, она совершенно изумительна во всех отношениях. Как мне удалось выяснить, именно ты оказался единственным, на кого славная умница обратила внимание. Причем сразу после нашего прибытия. И как ее, несчастную, угораздило?.. А ты ничего и не заметил. Не-ет, неудачное мы придумали прозвище. Не кот ты, а вылитый слепой крот.
   Всеслав совершенно не был склонен развивать тему.
   -Циркуль, сделай огромное одолжение. - отчетливо произнес он, - Помолчи, а?
   "Фламинго" начало методически раскачивать. Противоестественно равномерно. Корабль вошел в спокойную серую атмосферу, в верхних слоях которой были совершенно бесполезны приборы прямого наблюдения. Включились всевозможные локаторы, а на большом экране в кабине развернулась карта Материка. Карта укрупнялась и разворачивалась.
   В капсуле зашелестел голос Комова:
   -Цитирую: "сли у нас существует единственный континент..., это означает, что конвекционные токи в мантии планеты формируют единую ячейку, т.е. вся "легкая" континентальная кора собрана над единым полюсом опускания мантийного вещества, вроде как мыльная пена - над воронкой водослива. (На Земле мантийный цикл переходил в такую одноячейковую фазу минимум дважды - в середине протерозоя и в позднем палеозое; как раз тогда и возникали единые суперконтиненты - Мегагея и Пангея.) При столкновении микроконтинентов они "слипаются" и "мнутся в складки" (Гималаи, поднявшиеся по линии столкновения плывшего на север Индостана с Евразией). Так что в центральной части единого континента ... обязательно должно существовать... нагорье - масштабов Тибета"[10]. Обратите внимание, коллеги! Должно, но не существует! Вместо этого - окруженный среднемасштабными горными цепями разлом, в котором красуются замкнутые озера-моря вроде земных Байкала и Каспия. Ещё одна пока не разгаданная загадка этого мира!
   Всеслав сморщился и отключил звук, что, вообще говоря, инструкцией воспрещалось. Он, не отрываясь, смотрел на экран. Сплошной облачный покров Саракша был "снят" с экрана и по нему проплывали пепельно-голубые моря, жёлто-зеленые равнины, бурые хребты и массивы невысоких гор.
   Вот она - планета, на которой произошло то, чего так счастливо избежала коммунистическая матушка-Земля. Мир, позабывший, что такое мир. Планета, где за несколько секунд уничтожали атомными бомбардировками огромные города. Планета, на просторах которой тысячи танков и миллионы солдат сходились в адском хаосе скрежещущей стали и воющего пламени, напролом лезли на кинжальный огонь пулеметов, пока холмы мёртвых тел не заваливали огневые точки, лишая врага возможности стрелять, или пока неприятельские пулемётчики не сходили с ума. Планета, где огромные концентрационные лагери работали, как заводы промышленно организованного массового убийства - в них сотнями тысяч истребляли людей голодом, изматывающей работой, особыми способами массового умерщвления.
   Вот она - планета, на которой стали радиоактивными плодородные почвы, мутировали животные и растения, изменились русла рек, загнили морские заливы и бухты. Планета переполненных больниц и психиатрических клиник, где не лечили, а истребляли калек и идиотов. Планета недужных, жалких, недоразвитых детей, превращающихся в зомбированных взрослых; спешащих к преждевременной смерти.
   Да, это так.
   -"И всё-таки озлобленная гримаса на больном лице лучше радостной ухмылки на сытой физиономии румяного покойника!" - почему-то подумал Всеслав...
  
  
   [1] БВИ. А. и Б. Стругацкие. Малыш (GPI:\\S15-Literature-Historical\S\Strugacky\58\p94)
   [2] БВИ. А. и Б. Стругацкие. Малыш (GPI:\\S15-Literature-Historical\S\Strugacky\58\p116)
   [3] Знатность обязывает
   [4] Диспетчер на связи. Не беспокойтесь. Без проблем. Наш разведчик приземляется.
   [5] Что вы, не автомат. Это пилотируемый разведчик.
   [6] Ничего не разбилось, я вас уверяю.
   [7] Приветствую! Вы - Лунин, так? Платформа номер девятнадцать?
   [8] Это всего лишь ритуал. Формула.
   [9] Я - Патрик О'Хара, дежурный диспетчер. Какой язык вы предпочитаете? Русский, я полагаю?
   [10] Еськов К. Как и зачем я писал апокриф к "Властелину колец" (GPI:\\E111-Literature-Fantasy\Е\Esikoff\73\ p48)
  
  
   ХОД 8
  

Саракш,

бывшее Государство Неизвестных Отцов

запретная зона N 30-0529

2-й час, 6 дня месяца Яблок, 9578 год от Озарения

  
   ...Дык сволочи они все, вот что вам скажу. Говорят, от Неизвестных Отцов ничего уж не осталось, а они как были цепными собаками, так и есть. Добро бы за похлебку служили, так нет же - вот уж сколько недель им продовольствие не подвозят. У крестьян хлеб отбирают, а службу свою цепную не бросают. Все в караулы ходят. И стрелять стали даже как-то злее, метче, с голодухи, что ли, гады. Солдатушки - бравы ребятушки, массаракш... Впрочем, и наши в долгу не остаются. Вон, позавчера, Чирей из простого охотничьего ружья заряд резаных ржавых гвоздей влепил ихнему капралу прямо в каску, аж звон пошёл...
   Ух ты, опять прут. Так, стало быть, утрешний патруль... Курят. А сигареты у них хорошие, видать с прежних запасов. И бубнят тихо. Сейчас завернут за кусты, тут и надо б ускориться... Ну, айда со святыми угодниками!
   Муреш на четвереньках, чтоб не заметили за высоким сухим бурьяном, бросился через проселок, проворно перекатился в канаву (хорошо хоть - сухо), ужом юркнул в бетонную трубу и, лихорадочно двигая локтями, пополз. Где-то над ним сейчас встретились патрульные и их сменщики и даже не подозревают, как он их провел. Труба закончилась, теперь наверх, к колючей проволоке. Вот и заветная дыра, для вида замаскированная сухим кустиком. Веточки отодвинуть и все - в Зоне.
   Солдаты - они ж дисциплинированные. Им приказано в Зону не ходить, и других не пускать, так они не пускают, но и сами - ни ногой. Они, к примеру, к ржавой "колючке" ближе чем на десять шагов не подходят. И даже не стреляют, когда кого в Зоне увидят, чтоб автоматные пули туда не полетели. А, коли подумать, какая разница, полетят - не полетят... Зона, она что - живая? Почему ее ввели, Зону-то? Еще во время войны, как объясняли, сбили над уездом чью-то ракету, не то вражью, не то - нашу. Ракета, ясное дело, лопнула, боеголовки сбросила в лощину между Каменистыми холмами. А они, боеголовки эти, чего-то, хвала Мировому Свету, не повзрывались. Расплющились только от удара и теперь там заразное все. Ну, радиоактивное, в смысле. Понаехали доктора в халатах, огородили все, плакатов черно-оранжевых навешали, запрещено мол... Хорошие были плакаты, на жести, вся деревня воровала, курятники крыть. Потом солдатня колючкой лощину обмотала, вышек с пулеметами натыкали.
   Муреш прополз до окраины леса, там с облегчением поднялся, отряхиваясь и сопя. В лесу сыро, дождь аккурат два дня назад прошел, холодно. Он осторожно отвел еловую ветку, покрутил головой, прислушиваясь. Где-то праворучь, не шибко близко, но и недалёко, что-то было. Там поскрипывало и вроде бы с тихим стуком ритмично падало в траву грузное и жесткое. Муреш беззвучно, по-волчьи приник к сырой траве подождал минутку-другую, нащупал в кармане алюминиевую армейскую флягу, вынул ее, глотнул. Хррр! Массаракш, ну и самогон у Зявки, слеза божья, а не выпивка и ведь никому секрет не раскрывает, зараза, чтоб ее...
   Заполошно сквозь сон забормотали птицы, ночной мрак уже начал слегка сереть, и потянуло прохладной прелью и сыростью. Муреш, светя тусклым фонариком, осмотрел опушку. Незаметно, чтобы здесь кто был. Примята высокая густая трава, но мало ли кто мог примять. Хотелось курить, так ведь на махорку ни гроша не было вторую неделю. Вот наберу сегодня грибов, подумал он, засолю и выменяю у городских в первую очередь сигарет. А грибы... "Радиоактивные", "не радиоактивные", кто их там, массаракш, нынче в таком-то раздрае проверяет. Сожрут, как миленькие...
   Он достал картонку, расправил ее и превратил в коробку, высокую, в человеческий рост, но узкую, такую, чтоб прошла сквозь трубу на обратном пути. Светало. Муреш дошел до бурелома, пробрался к ручью. Начинались самые что ни на есть заветные и секретные грибные места - лощина. Из-за голенища он вытащил нож и принялся за работу.
   Когда картонка была уже на четверть полна, он и услышал то самое хриплое подвывание, о каком рассказывал давеча Псих-Пер: юуумью-юуумью-юуумью. Ну, Психа все обсмеяли, кто слушал... Он, Муреш, тоже ржал, словно жеребец. А вот теперь и сам сподобился... Оборони, Мировой Свет, от беды! Похоже Пер вой изображал, ой, похоже. Да что ж это такое, в самом деле, зверь-мутант какой, а? Дык нет, не родятся звери с такими голосами, даже четырежды мутанты... С гору он будет, что ли?
   Муреш рухнул плашмя, как стоял, не забыв, впрочем, уберечь коробку при падении, разгреб папоротник трясущимися руками. В перекошенное лицо из чащи пахнуло неожиданно теплым и незнакомо сиплым ветром. Вот оно! Только что ж это за "оно" такое? Над ровной и большой, что твоя площадка для хороводов, круглой поляной, правей корявых сосен, зажглось в синюшном густом тумане искристое пятнышко. И заструилось от него книзу и в стороны словно бы жидкое сиреневое свечение, прозрачное само из себя, стволы и травку через него увидеть можно... Так оно все струится и струится, не переставая, и вот уже заполнило здоровенное пространство вроде копны формой, футов в тридцать пять высотой, а то и больше. А как заполнило, так давай застывать, леденеть, гаснуть. И вот стоит уж на поляне непонятно что, но явно твердое. И - безмолвие. Звенящее. Полное. До боли в ушах. Птичка не чирикнет, мышка не прошуршит. Над поляной - рассветное переливчато-серое небушко, вкруг поляны - знакомые матерые папоротники, осины вперемешку с соснами. Все бы как всегда, да только посередь поляны - эта лиловая ... лиловое... то ли живое, то ли машина какая...
   Муреш оцепенел от страха и не мог оторвать взгляда от происходившего. Он услышал слабые щелчки, в лиловой копне разинулось освещенное изнутри хайло. Там тренькнуло, всхлипнуло и поперли оттуда люди. В смысле, сначала они людьми не были. По две руки и две ноги с одной головой, это да, имелось у каждого. Но руки с ногами - толстенные, на спине - горб, а вместо головы - черно-зеркальный шар. Туловища вообще светились огненно-багровыми сполохами. Неужто из преисподней!?
   И вся эта компания, не обращая ни на что внимания, вышла вон и начала превращаться в обычных людей в привычной одежке, с чемоданчиками в руках и армейскими рюкзаками за спиной. Все огненное облачение просто в дым растаяло, с ума спятить! Сколько их появилось, Муреш подсчитать не успел, да он о том и не думал, просто глядел широко распахнутыми. Так и проводил ошарашенным взглядом группу, подавшуюся прочь. Хвала Мировому Свету, что хоть в противоположную сторону направились, не то по его спине прогулялись бы, а он даже и сдвинуться б не смог.
   Потом лиловая махина начала таять, исчезла. И опять - ничего. Муреш, озираясь и приседая, выбрался на поляну. Там все было будничным, повседневным. Сон кошмарный! Он сорвал пук росистой травы и вытер лицо. Не-а, не сон. Его пробрала волна крупного озноба - не то от сырого утреннего холода, не то от пережитого. Еще светлее стало. Птахи зашевелились, кузнечик заверещал.
   Муреш схватил в охапку коробку с грибами и понесся прочь. По дороге он твердо решил в деревне ни о чем не рассказывать. Пусть уж дальше над сумасшедшим Пером смеются, а не над ним.
  

Саракш

бывшее Государство Неизвестных Отцов

запретная зона N 30-0529

10 июня 2158 года, 15.33 (время земное)

  
   Всеслав вышел наружу вслед за ... за кем? Все одинаковы в багровых, словно вулканическая лава, адаптационных капсулах... "Фламинго" стоял на лесной опушке, каковая в свою очередь находилась в центре очень большой впадины правильно круглой формы и с аккуратными пологими склонами.
   Рдеющий ботинок ступил на низкую, мокрую от росы лесную траву. Капсула с легким шипением растворилась, исчезли последние рубиновые искорки, и Лунин осторожно вдохнул воздух Саракша. Воздух показался самым обычным: прохладным и легким, пахло сыростью и прелью, листвой и хвоей, сырой землей. Что-то неземное, совсем чужое тоже чувствовалось, только непонятно было - что именно. Трава достигала щиколотки; вокруг опушки темнели разной высоты деревья, кустарник и, кажется, необычайно ядреный папоротник. Густая и почти непроглядная темень сменялась непривычным рассветом без восхода. Становилось равномерно светло, как в пасмурный день на Земле. Точно так же не было теней и контрастов. Все казалось блеклым, полупрозрачным, двухмерным. Окрестности зримо вздымались к размытому, затянутому дымкой горизонту. Струйки тумана, вяло уползали вверх по склону. Некоторое время это неприятно раздражало взгляд, но очень быстро переставало замечаться.
   Комов оглядел группу.
   -Хочу напомнить, - с обычными снисходительными интонациями заговорил он, - что мы находимся в так называемой закрытой зоне севернее Голубой Змеи. Зона выделена нашим резидентом Странником специально для высадок. Район объявлен радиоактивно зараженным, его посещение считается смертельно опасным и строжайше запрещено. Разумеется, никакого заражения нет, но аборигенов это отпугивает. Кроме того, территорию по периметру охраняют войска, не пропускающие любопытствующих. Так что высадки землян здесь не должны беспокоить никого, кроме представителей местной фауны.
   Легенда нашего появления уже отработана. Мы идем через западные ворота зоны. Тамошний гарнизон уведомлен Странником, что на днях из зоны выйдет экспедиция Департамента научных исследований, проникшая туда через восточный вход и пересекшая район по диаметру. Военнослужащим предписано встретить нас, оказать всемерную помощь, но общаться как можно меньше... во избежание ущерба для здоровья... их здоровья, конечно...
   Комов едва заметно улыбнулся.
   -Напомню также,- продолжал он, - что начальником экспедиции по бумагам, полученным от Сикорски, числится Марко Луччатти. Его помощники - Раулингсон и Лунин. Марта и я - всего лишь старшие лаборанты. Остальные вообще - рядовые рабочие. Все это вам известно, постарайтесь обойтись без "проколов". Лиц, не прошедших специального кондиционирования, прошу сократить общение с аборигенами до крайнего минимума. Разговаривать с этого момента разрешается только на местном языке.
   До западного выхода из зоны - часа три пути. Впереди пойду я. Луччатти и Абалкин - следующие. Раулингсон, Лунин - замыкающие. Остальные - между нами. В путь!
   За обещанные Капитаном часы стало совершенно светло (по саракшианским стандартам, разумеется). Группа миновала узкую и сырую впадину, пересекла довольно гадкий бурелом, продралась сквозь высокий упругий лозняк и очутилась на древней, потрескавшейся асфальтной дороге. Дорога выходила из ниоткуда: из травы, камыша и кустарника. Дорога вела вдоль глубокого оврага. Дорога выглядела безнадежно и уныло. Всеслав, осторожно ступая по выкрошенному асфальту, приблизился к краю обрыва и увидел на дне оврага рыжие от ржавчины, поросшие мхом цистерны, обломки какого-то транспортного механизма, разбросавшего бурые ленты гусениц. В густой траве журчало, оттуда торчали сваи, полупогруженные в воду, а на той стороне оврага свисали на искореженной арматуре куски битого бетона.
   -Цивилизация. - воздел указующий перст Раулингсон. - Не отставайте, Кот. Теперь я выдвигаюсь в голову колонны. По праву заместителя начальника, так сказать.
   Минут через двадцать они увидели контрольно-пропускной пункт. Лес метров на сто пятьдесят был вырублен. На очищенном месте кое-где вяло двигались люди в серо-зеленой униформе. ("Не Гвардия, армейцы!" - отметил Всеслав.) В ограде из колючей проволоки между двумя вышками находились легкие двустворчатые ворота, рядом серел большой дощатый дом с блестящей цинковой крышей, очевидно, казарма. На вышках наличествовало по часовому в плащах и глубоких касках, там же были установлены пулеметы на треногах. У казармы под навесом дымила полевая кухня. У кухни солдаты пилили, кололи и укладывали дрова. Под навесом большего размера стояли две боевых машины пехоты, грузовик и тягач, желтели деревянные ящики. Левее находились гараж, хозпостройки, невысокий искусственный холм, на нем - сплюснутый бетонный капонир с броневой дверью и темными прорезями амбразур. Над капониром возвышалась коническая башня из металлических конструкций.
   "Вот она какая!" - подумал Всеслав. На Земле он пересмотрел сотни изображений башен гипноизлучения, узнал сооружение сразу, но ему казалось, что видит башню впервые.
   Часовой на вышке увидел приближавшуюся к воротам группу и навел пулемет.
   -Стоять! - прокричал он и опустил вниз рычаг рубильника, укрепленного на столбе. Завыла сирена, из казармы вышли еще трое в мундирах с офицерскими шнурами. Ворота распахнулись, один из офицеров с золотой повязкой на рукаве направился к остановившейся группе.
   -Луччатти, Лунин - вперед! - вполголоса скомандовал Комов. - Начали!
   -Поручик Япети! - устало козырнул офицер с золотой повязкой. - Здравия желаю. Прошу объяснить, как вы оказались в запретной зоне и предъявить документы, дающие право там находиться.
   -Здравствуйте, поручик. - Циркуль просто фонтанировал любезностью. - Прошу, пожалуйста.
   Он добыл из раздутого старого рюкзака пластиковый футляр, извлек оттуда документы и притянул офицеру. Тот углубился в чтение, время от времени кивая головой.
   -Угу... Экспедиция Департамента научных исследований в составе тринадцати человек, один заболел в начале, был возвращен и госпитализирован... Двенадцать... Одиннадцать мужчин, одна женщина.- поручик поднял глаза, быстро подсчитал прибывших и вновь уткнулся в бумаги, - Цель экспедиции: изучение влияния повышенной радиации на дисперсионную... массаракш, тарабарщина какая! Ладно, господа, все в порядке, проходите. Позавчера звонили, просили вас встретить. Машины должны были подоспеть вчера к ночи, однако, вероятно, что-то стряслось по дороге. Сами знаете, каково сейчас добираться от самой столицы. Но, надеюсь, долго ждать не придется. Позвольте помочь даме.
   Офицер с алюминиевым медицинским чемоданчиком Марты и ее вещмешком за спиной, не оглядываясь, зашагал к воротам. Часовые равнодушно наблюдали с вышек, хоботы пулеметов они теперь задрали в серое небо.
   -Вот и сдан зачет на знание базового языка. - шепнул Лунин на ухо Луччатти. - Поздравляю!
   -Скоро твоя очередь. - отозвался тот.
  

Саракш,

бывшее Государство Неизвестных Отцов

Столица, Академгородок

Департамент научных исследований, административный корпус

Кабинет управляющего

8-й час, 6 дня месяца Яблок, 9578 год от Озарения

  
   -Мак, где тебя носит?! Едва отыскали. Садись и слушай внимательно. Полагаю, с бандой Пэрвану Косого ты управился?
   -С помощью людей Вепря.
   -Ну, хорошо. Тогда под чьим же контролем товарные станции?
   -Их заняли поддерживающие нас армейцы, а Гвардия ушла на второй день, выразив признательность за разгром Косого.
   -Массаракш, наконец-то одна добрая весть... Но развивать успех на железной дороге Вепрь будет самостоятельно. Тебе же придется, переключиться на другое дело. Домой по-прежнему не желаешь? Ладно, ладно... Так вот, с Земли прибудет экспедиция, которой руководит сам Геннадий Комов. Надеюсь, хоть эта фамилия орлам из ГСП знакома? Отлично. Как обычно гости выйдут утром из так называемой запретной зоны N 30-0529, о ней я тебе недавно рассказывал.
   -На юге, у старицы Голубой Змеи?
   -Да, одна из наших постоянных посадочных площадок. Пару дней назад я уже отправил к ней твоего рыжего Зефа. Все потоки беженцев устремились на восток, южные направления относительно свободны и спокойны. Хотя "спокойствие" - сейчас категория весьма условная, все-таки предполагаю, что командировка для Зефа пройдет благополучно. В его колонне - четыре грузовика со снабжением для местного гарнизона, а чтобы у местных крестьян не возникло соблазна поозорничать на трассе, две боевых машины пехоты и тяжелый гвардейский бронетранспортер охраняют все богатство. А вот у нас с тобой нет времени для перемещений на туземном автотранспорте, поэтому отправляешься сегодня же, пользуясь моими собственными средствами.
   -Экселенц, а надо ли? И без того о вашем вертолёте вырастает целый эпос.
   -На вертолёте, Мак, и только на нем. У нас нет ни одной лишней минуты для захватывающих приключений на дорогах. Кстати, полетишь один. Ночью, в полной темноте быстро поднимешься до облачного слоя, по наводке со спутника "Саракш-1" на полной скорости долетишь до запретной зоны, аккуратно сядешь рядом, потом встретишься с Зефом. Вертолет вернется назад автопилотом также по спутниковой наводке. И не забудь включить режим абсолютной радионевидимости! Иначе опять получишь в зад зенитной ракетой. Хобби у тебя, видимо, такое: ежемесячно получать ракетой в зад... Все понятно?
   -Экселенц, уточните задачи.
   -Читай.
   -Это? "Приказ по департаменту..." Ага... "Настоящим предписывается... комплексное исследование подземного комплекса оборонительных сооружений, известных под названием Крепости... Руководителем назначается начальник лаборатории N52 профессор Аллу Зеф..." Так, понятно... "Перед экспедицией стоят следующие задачи:
   1) Выяснить, сохранилось ли управление механизмами и вооружением и возможно ли восстановление и использование их в интересах Департамента научных исследований.
   2) Выяснить, какова степень возможного контроля из Крепости за прилегающими районами.
   3) Выяснить, какие неизвестные существа населяют крепость. Произвести их экспресс-изучение.
  
   Подпись. Дата. Печать."
  
   Насколько понимаю, Экселенц, группа Комова будет действовать именно под легендой экспедиции Департамента?
   -Правильно понимаешь. Они уже снабжены соответствующими документами. Вы с Зефом оставите груз для гарнизона, охраняющего зону, возьмете людей Комова и на тех же автомобилях отправитесь к Крепости. Ну, а я после получения от тебя известий также на вертолете вырвусь на денек прямо в Крепость. Надеюсь, обстоятельства позволят. А оттуда вдвоем вернемся в столицу. Еще вопросы?
   -Пока нет.
   -Тогда - час на сборы и еще час - на подготовку к вылету. Действуй.
  

Саракш

бывшее Государство Неизвестных Отцов

запретная зона N 30-0529

10 июня 2158 года, 17.00 (время земное)

  
   -Прошу извинить, но продуктов у нас практически нет. - сказал Япети. - Едва обеспечиваем солдат. Поэтому к столу пригласить не могу.
   -О, не беспокойтесь, поручик. Тут у нас все в порядке.
   Япети только что сдал дежурство и сидел вместе с Котом под навесом. Он выглядел плохо: землистое лицо, усталый взгляд, замедленная речь, вялые движения. "Лучевое голодание" - определил Кот.
   -Искренне рад за вас. - сказал Япети. - Приятно слышать, что хотя бы у кого-то и в чем-то все в порядке. О нас подобного не скажешь. Господин ученый, быть может вы объясните провинциальным солдафонам, что творится в столице? Вы же знаете, о трудностях в правительстве прежде сообщали в прошедшем времени и в невразумительно-бодрой форме... Ну, а теперь вообще никакой информации у нас нет: газеты давным-давно перестали доставлять, радио-станции дают противоречивые сведения, да и батареи приёмников мы экономим. Беженцев, которых можно было бы расспросить, тоже нет: какой идиот побежит сюда, на юг?! Правда ли, что страна - на грани гражданской войны? И если это так, то по какой причине? Что же произошло?
   Кот был озадачен. Перед ним был один из тех рядовых граждан Государства Неизвестных Отцов, которые были подвержены влиянию гипноизлучения, искренне верили руководству и ревностно выполняли долг перед Отчизной. Что теперь отвечать измученному и чудом избежавшему эпидемии сумасшествия человеку? Поведать подробную историю создания и уничтожения сети излучающих башен? Сказать, что гражданская война уже вовсю кипит? Сплести немыслимую басню?
   -Видите ли, - осторожно начал Кот, - мы ведь давно из столицы. Так что мои сведения вряд ли покажутся вам свежими. Могу лишь сообщить, что на момент отъезда положение было сложным. Неизвестные Отцы, как вам, должно быть известно, уже... В общем, правительства не стало... В городе беспорядки... Будем надеяться, что все образуется.
   -Значит, и вы не все понимаете... А где уж нам, провинциальным армейцам! Когда начался весь этот необъяснимый кавардак, наши соседи - гвардейский танковый батальон - тут же снялись и ушли в неизвестном направлении. Приказы от непосредственного командира, генерала Оду, перестали поступать. Фактически нас бросили и забыли. Прекратился подвоз продовольствия. Потом заболели солдаты. Полагаю, что-то прорвалось из Зоны, возможно, имел место мощный выброс радиоактивных веществ и мы были облучены. Во всяком случае, симптомы были очень сходными. Все до одного испытывали сильнейший упадок сил и не могли нести службу. Врач сам едва держался на ногах. Спасло лишь то, что окрестные жители были в таком же состоянии и не пытались проникнуть в зону, как порой это делают. Дальше началась какая-то фантасмагория... Семь случаев безумия в роте. Семь! Мы изолировали больных, но дальше-то что делать? Один старший рядовой сошел с ума прямо на посту, за пулеметом! Пришлось применить снайперскую винтовку. Роту удалось сохранить и предотвратить массовое дезертирство только благодаря вашему руководителю, его превосходительству управляющему Департаментом научных исследований. Он направлял грузовики с мукой, овощами и консервами, снабжал кое-какими лекарствами, горючим, прислал новый электрогенератор и пару мотоциклов. Так что при случае прошу передать господину Страннику заверения в нашей искренней преданности.
   -Спасибо, благодарю. Мне хотелось бы, чтобы вы правильно поняли меня, поручик и не обиделись. Не собираюсь лезть не в свои дела, но ваш вид...
   -Знаю, отвратительный. - хмыкнул Япети. - За что обижаться, это же комплимент. На самом-то деле я чувствую себя ужаснее, чем выгляжу.
   -Видите ли, у нас осталось несколько доз экспериментального лекарства, которые мы опробовали в зоне. Эффект - необычайный. Если не возражаете, мы сделаем инъекции хотя бы господам офицерам. Считайте это еще одним скромным подарком Странника. По возвращении постараемся наладить производство лекарства в массовом масштабе и обязательно в первую очередь направить сюда, в роту.
   -Буду обязан, если поможет. Хотя... - поручик пожал плечами. - Ни во что не верится, если откровенно.
  

Саракш,

бывшее Государство Неизвестных Отцов

шоссе на подъезде к запретной зоне N 30-0529

19-й час, 6 дня месяца Яблок, 9578 год от Озарения

  
   Винты замерли и мягкий, ровный шорох стих. В кабине приятно - совсем по-земному - пахло озоном, металлом и пластиком, теплыми сенсорными кнопками. Даже выходить не хотелось. Максим вздохнул, произвел настройку аппаратуры на возвращение в режиме автопилота и выскочил из кабины. В свете галогенного прожектора вертолета заросли матерого папоротника и корявые стволы деревьев смотрелись мрачно и жутко. Каммерер захлопнул дверцу и отошел на надлежащее расстояние. Вертолет выключил прожектор, ожил, лопасти пришли в движение. Потом машина качнулась и стремительно взмыла вверх. Менее чем через полминуты она исчезла в чугунном непроглядном одеяле ночных облаков над Южным шоссе.
   И вовремя: у завернутого рефракцией горизонта заблестели искорки автомобильных фар. Максим уселся на обочине и принялся ждать. Когда рычание двигателей приблизилось, а желтые полосы света заметались на растрескавшемся асфальте, он поднялся и неспешным размеренным шагом пошел навстречу, держа руки за головой.
   Автоколонна остановилась и от темного силуэта бронетранспортера отделилась фигура с автоматом наперевес:
   -Кто таков? Чего надо?
   -Передайте профессору Зефу, что его хочет видеть Мак Сим.
   -Рук не опускать и не двигаться!
   Фигура скользнула к фыркающему грузовику, там завозились, и уже двое двинулись навстречу Каммереру. Знакомый гудящий голос изумленно вострубил:
   -Что за фокусы? Мак! Здесь? Но как? Откуда?!
   -Привет, Зеф! Долго объяснять, обогнал и все тут. Странник распорядился действовать совместно.
   -Это, конечно, замечательно, только как-то неожиданно...
   -Странник есть Странник. Пора бы привыкнуть.
   -Так что же - ты на все время с нами, Мак?
   -Да, сначала к зоне, потом в Крепость.
   -Умгу... Ну, давай, садись во второй грузовик. Кстати, до места, кажется, совсем недалеко?
   -Рукой подать - миль семь.
  

Саракш,

бывшее Государство Неизвестных Отцов

гарнизон охраны запретной зоны N 30-0529

9-й час, 7 дня месяца Яблок, 9578 год от Озарения

  
   -Господа, машины разгружены, осмотрены, вымыты, заправлены, словом готовы к дальнейшему движению. - доложил Япети. - Ваши вещи уже уложены.
   -Спасибо, поручик. - кивнул Циркуль.
   -Это мне с прочими офицерами следует благодарить. - вздохнул Япети. - Вы просто волшебники. Один укол и... Никогда не чувствовал себя так хорошо. Что это за средство?
   -Название еще не придумано. Но ведь "сущность - не в звуках имени", так у Верблибена, да? Думаю, на днях лекарство будет пущено в массовое производство.
   -Будем с нетерпением ждать! Надеюсь, вы еще заглянете к нам, приграничным служакам? Не забудете?
   -Никоим образом не забудем! - обнадежил Кот.
   -Позвольте проводить. - поручик предупредительно распахнул дверь и они вышли на плац. Грузовики-фургоны под серым брезентом и закамуфлированная бронетехника уже стояли в походном строю. Моторы приглушенно фыркали на холостом ходу. У одной из машин Комов о чем-то беседовал с плечистым парнем.
   -О, ваш заочный друг, маэстро, - Циркуль ткнул Кота локтем в бок. - Не кто иной, как Максим Каммерер. Любопытно, известно ли Каммереру твое мнение о его робинзонаде?
   -Не думаю. - холодно отозвался Кот, - Но если да, что из того?
   -А что там за восхитительно рыжая борода? Ка-акой колорит, однако!
   -Аллу Зеф, в прошлом - лауреат императорской премии, ныне - сотрудник Департамента научных исследований, крупнейший медик-психиатр. Товарищ легендарного Мака Сима, а ныне наш куратор от аборигенов. Вчера познакомились. Ну что ж, "к машинам", так, по-моему, двести лет назад распоряжались командиры Красной Армии.
  

Рабочая. Нуль-связь[1]..

Центр, комиссия по контактам

Копия - В Комитет по контролю.

Уровень конфиденциальности - нет.

Дата: 19 июня 2158 г.

  
  
   Процедура внедрения прошла успешно. Группа переместилась в Крепость. Туда же (через орбитальную базу "Саракш-1") переброшено необходимое исследовательское оборудование. Местным командованием для оказания помощи экспедиции придан полувзвод внутренних войск.
   Группа приступила к выполнению программы исследований. Однако, возможны некоторые непредвиденные осложнения.
   В районе Крепости действуют банды бывших каторжников "выродков"-уголовников, терроризирующих местное население. Основной их задачей является возвращение на север, но таковой возможности для них пока нет. Возможно, что некоторые попытаются использовать Крепость в качестве укрытия. Здесь же встречаются многочисленные дезертиры-одиночки а также целые мелкие армейские подразделения, брошенные на произвол судьбы после распада Государства Неизвестных Отцов. Они также стремятся покинуть регион и не имеют для этого возможностей, что может толкнуть их к поиску в Крепости продовольствия и транспортных средств. Кроме того, ключевые точки продолжают удерживаться отрядами Гвардии, провозгласившими "верность долгу" и отчаянно пытающимися навести порядок (в их понимании) в бывшей каторжной зоне. Есть вероятность того, что гвардейцы придут к мысли об использовании реконструированной Крепости как неуязвимой (в их представлении) военной базы. И, наконец, усилилась агрессивность киноидов (условное название - "голованы"), являющихся основным объектом предстоящей научной работы. Очевидно, они воспринимают возрастающую "суету" людей на поверхности как угрозу их логову.
   В связи с этим вынужден прибегнуть к режиму повышенных мер безопасности в полном объеме.
  
   Комов
  

конец документа

  

Саракш

бывшее Государство Неизвестных Отцов

Крепость

22 июня 2158 года, 14.00 (время земное)

  
   -Циркуль! - окликнул Кот. - Где ты?
   Он стоял, светя по сторонам фонариком, на скрещении двух узких коридоров с бетонными стенами и полом. Сырой сквозняк вел себя необъяснимо: на уровне сапог ощутимо тянуло, а под арочным сводом воздух был затхл и невкусен, пахло пылью и плесенью одновременно. Кот попытался сглотнуть шершавый клубок, вставший в горле. Не получилось, только закашлялся. Скрежетнула железная дверь.
   -Да тут я, тут. - сварливо отозвался Циркуль. - План составляю. А, ч-чёрт, фонарь повесить некуда. Вдобавок, еще любимый мягкий карандаш потерялся, царапаю жестким. Что у них за манера была: нигде в невообразимом подземном лабиринте ни единого указателя, никаких надписей. На могучую солдатскую память, что ли, полагались?
   -А почему один? - требовательно спросил Кот, протискиваясь в полуоткрытую дверь. - Где солдаты? Комов, кстати, совершенно прав, запрещая бродить поодиночке.
   -Да на кой черт такое сопровождение! - возмутился Циркуль. - Самому служивых приходится защищать. Едва не падали от лучевого голодания и авитаминоза, пока их не подлечил. По сей день ходят, спотыкаясь. А уж оружие им точно доверять опасно. И друг друга в темноте от испуга перестреляют, и меня сослепу хлопнут, охраннички...
   -Все равно. - неумолимо стоял на своем Кот, - В драке, возможно, помощники никакие, но лишних пять-шесть пар глаз и ушей не помешают. Чтобы больше такого не было. И автомат изволь не через плечо таскать, а носить на шее, наперевес. Тем более, что ты по легенде - начальник экспедиции и обязан подавать пример.
   -Ладно... А, к слову, позволь как начальнику спросить, где твой эскорт?
   Кот осекся.
   -Да, - признал он, - оба хороши, массаракш.
   Они помолчали, шаря лучами фонарей по сторонам.
   -Кажется, здесь был склад заурядных боеприпасов - ящики, упаковочная бумага. Не наступить бы на мину какую-нибудь.
   -Угу, хранилище... А помнишь, в первый же день чуть сгоряча не вломились в арсенал бактериологических снарядов?
   -Опять собаки. - Циркуль присел у стены и осветил пыль на полу под малым углом. Кот заметил цепочку следов в пыли под стеной.
   -Голован, - согласился он.
   -Да. - сказал Циркуль, оглядываясь. - И крупнейший экземпляр. Верно, самец какой-нибудь, вожак или еще кто... Надо Ревушке доложить. Тот от восторга совсем спятил, когда свиделся с мохнолапыми. Вот ты на меня набросился сейчас, а он уже второй раз в лагере не ночует, всё с ненаглядными псами-сапиенсами. Один-одинешенек. И Комов, между прочим, не возражает против нарушений режима, а только поглядывает на сие безобразие с неподдельным интересом...
   -Нет. - Кот с сомнением покачал головой. - Это все-таки не сапиенсы. Звери. Сверхорганизованные - да, обладающие речью - возможно. Но все равно - животные. Собаки, которым не обойтись без хозяина. А Ревушка, думается, сможет отлично сыграть роль хозяина.
   -Тссс! - насторожился Циркуль и поднял палец. В подземелье стояла сырая тестообразная тишина.
   -Догоняют. - сказал Кот. Он выглянул за дверь и посветил вглубь коридора. Там появились два желтых луча.
   -Эге-гей! - Голос капрала Череша гулко отдался под высоким сводом. Кот трижды мигнул фонарем. В ответ один из лучей описал круг. За полминуты, потребовавшиеся, чтобы капрал с двумя солдатами и Раулингсон оказались рядом, Циркуль успел перевесить автомат на шею и придать лицу выражение зверской бдительности. Но избежать выволочки от Череша за "отрыв от коллектива" не удалось.
   -Жаль, что для вас, господа ученые, не предусмотрены карцер, гауптвахта и наряды на работы... - с мечтательной грустью вздохнул капрал. - А для вас, господин начальник - трибунал. Еще бы телесные наказания ввести хорошо... Продолжим?
   -Конечно. Сегодня мы своего плана еще не выполнили, возвращаемся не раньше чем через час.
   Слева и впереди что-то едва заметно отсвечивало голубоватым и мерцало.
   -Сходим, посмотрим. - решил Раулингсон.
   Череш снял автомат с предохранителя, взял его навскидку и осторожно двинулся вперед, светя фонариком, подсунутым под правый погон. Остальные молча шли следом. Навстречу тянуло сквознячком. Несколько минут они молча брели по коридору, затем уткнулись в стену и свернули влево. Новооткрытый проход был гораздо шире и выше - футов пятнадцать до потолка - не меньше. По правой стороне виднелись большие железные двери, запертые на странные искривленные засовы.
   -Только что Циркуль жаловался, что никаких надписей нет. Нате вам! - пробормотал Кот.
   Он поводил лучом по серому с небольшими пятнами ржавчины металлу:
   -"Батальон железнодорожников Его Императорского величества войск специального предназначения. Отдельная штурмовая танковая рота Его Императорского величества войск специального предназначения". При чем тут железная дорога и, тем более, танки? Так... Опломбировано. Номера, индексы какие-то... Боюсь, не понять... А вот это уже серьезно: "Внимание: вход исключительно по паролю и предъявлению удостоверения. При попытке неразрешенного доступа охрана без предупреждения открывает огонь по нарушителю!" Настаиваю на попытке неразрешенного доступа.
   -Давайте. - важно кивнул Циркуль. - При соблюдении всех предосторожностей.
   -Каким образом, вы собираетесь проникнуть туда? - озадаченно спросил Раулингсон, - Быть может, стоит вызвать... как их... газорезчиков? Не сбивать же замки вручную.
   -Нет никаких замков. - сообщил Череш, ощупывая массивные металлические пластины. - И газорезчики не нужны. Имеется пластическая взрывчатка.
   -Эй, эй! - встревожился Раулингсон. - А не обрушится тут все?
   -Если делать по-глупому, тогда непременно обрушится. - успокоил капрал. - Посветите-ка лучше.
   Он виртуозно облепил стальной брус замысловатыми узорами из раскатанной в жгут взрывчатки и укрепил взрыватель.
   -Не вздумайте чихать. -ухмыльнулся капрал и у Раулингсона тут же мучительно засвербило в носу. -Шнур горит полминуты. За это время вполне можно без лишней спешки укрыться за поворотом. Внимание, поджигаю!
   Зашипел огонек. Все шестеро забежали за угол и прижались к стене. Глухо и коротко бабахнуло. Посыпалось что-то влажное, мелкое.
   -Готово! - гордо сказал Череш. - Кушать подано.
   -Ррррг-аппчхым! - сладострастно ответил Раулингсон.
   Они вернулись к двери, от которой отползали сизые струйки едкого дыма.
   -Ну и что? - озадаченно спросил Раулингсон. - Всё как было.
   -Берегите ноги. - пренебрежительно ухмыльнулся капрал. - Вот нажму одним пальцем и...
   Многокилограммовый засов лязгнул о бетонные плиты пола. Все навалились плечами на клепаную сталь. Холодная створка с трудом поддалась усилиям и стала едва заметно отклоняться.
   -Нажми-нажми...- покряхтывал капрал.- И-раз, и-два...
   Открылось большое помещение. Настолько большое, что лучи фонарей не справлялись с разгоном темноты. Таких обширных сооружений под землей они еще не видели. Кот почти ничего не различал. Он только чуял, что здесь было много смазанного и крашеного металла, попахивало дегтем, и чуть-чуть отдавало пригорелой изоляцией.
   -Рубильник.- заметил Циркуль. - Испытаем судьбу? Закройте глаза.
   Он набросил на рукоять выключателя какую-то тряпку и потянул вниз. Как ни странно, сработало. Зажглись яркие лампы под потолком, но старая сеть не выдержала, тут же где-то фыркнули и сгорели предохранители. Лампы погасли, зато включилось тускло-красное аварийное освещение. Циркуль скептически разглядывал ручку рубильника, оставшуюся в его руке.
   -Сойдет. - проворчал Кот. Он стоял у входа, водя лучом по полу, штабелям ящиков, укутанных брезентом и обвязанных веревками огромных тюков странных очертаний, по рядам циферблатов на пультах и распределительных щитах.
   -Рельсы! - поражался капрал. - Платформы, штабной вагон! Ну, надо же! Вот это богатство!
   Череш покрутил ручку телефона, висящего на стене, и снял наушник: - Не отвечает, конечно, но сигнал есть!
   Кот пошел вдоль стены. Солдаты с автоматами наперевес сопровождали его. Кота поразило то, что здесь не было разорения, столь обычного для других сооружений Крепости. Он в общих чертах знал, что во время мировой войны гарнизон этого чудовищного подземного укрепрайона восстал и отказался подчиняться приказам имперского командования. Офицеры были перебиты мятежниками. Однако, то ли по недосмотру, то ли вследствие офицерской диверсии взорвались арсеналы химического и бактериологического оружия. Вымирающие и обезумевшие от ужаса солдаты метались по Крепости, бессмысленно портя механизмы и оснащение, запирались в казармах и лазаретах, надеясь отсидеться. Наружу вышло меньше четверти. За несколько дней группа Комова привыкла к хрусту ржавых гильз под ногами, к грудам разбитых ящиков, к скелетам на истлевшем тряпье поверх казарменных коек, к битому стеклу. Но здесь все выглядело совершенно иначе. В двух шкафчиках у стены выстроились автоматы и десантные винтовки, в промасленной бумаге и в идеальном состоянии. Нетронутые ящики с разнообразными патронами стояли в аккуратных штабелях. В запаянных черных бочках, как поясняли надписи, содержалось горючее, в красных - смесь для огнеметов, в синих - обычная питьевая вода. Консервные банки, разумеется, вздулись, шоколад - сгнил, и, тем не менее, упаковки с продовольствием никто не вскрывал.
   Вдоль помещения тянулись рельсы. Они упирались в массивные ворота. Судя по тому, что рельсы под заметным углом поднимались к выходу, путь вел на поверхность.
   На рельсах стоял короткий трехсекционный состав. Первое и последнее места занимали массивные платформы-тяжеловозы, на которых находились опутанные веревками чудовищные тюки. Между ними имел место серый броневагон с двумя маленькими пулеметными башенками на крыше.
   Циркуль попытался открыть вагонную дверь, но у него ничего не получилось.
   -Да помоги же, что копаешься! - сердито сказал он Коту. Тот внимательно разглядывал сквозь запыленное стекло содержимое запломбированного и опечатанного плоского настенного шкафчика.
   -Сейчас. - лаконично ответил Кот. Он ударил прикладом автомата по стеклу, снял с гвоздя ключ и раскрутил на пальце: - Лови. Входи, как культурный человек, а не взломщик.
   Череш хмыкнул с глубоким сомнением.
   В вагоне, вопреки ожиданиям, не было пыльно, но затхлым воздухом дышалось с некоторым трудом.
   -Не меньше, чем передвижной штаб фронта. Дом на колесах. Да какой дом!- завистливо бормотал капрал. - Неплохо жили имперские генералы, а?
   Он сел на откидную полку у стены, покачался из стороны в сторону, повалился на бок: - Мягко, массаракш! Эх, наплевать на упырей, да остаться ночевать, что ли?
   -Ну, Кот, скажи веское слово специалиста. - Циркуль выжидающе взглянул на напарника. Тот пожал плечами:
   -Интересно. Очевидно, это и в самом деле передвижной командный пункт очень высокого уровня. Капрал прав: как минимум - фронтового. Смотри, как все оборудовано: пуленепробиваемые стекла, столы, спальные места, аптечка, кухонная секция... О, санузел тоже в наличии. А здесь приборные щитки, электрооборудование, рации, сейфы, вычислители с печатающими устройствами. Вот и маленькая фотолаборатория. Все, по-моему, в полном порядке. Расконсервируй и пользуйся.
   Где-то далеко, за поворотами и переходами внезапно заухал и загудел настоящий хор из низких и хриплых подвываний и взревываний. Эхо множило жуткие звуки, мешало сообразить, где находится их источник. Какофония была совершенно чудовищной, но внимательное ухо могло выделить в воплях не только интонацию (вызов, торжество, насмешку), но и определенный смысл.
   Капрал облизал пересохшие губы и осторожно отвел предохранитель автомата: -Упыри, храни нас Мировой Свет... И как много...
   Шум стих столь же неожиданно, как разразился. Кот поежился.
   -По-моему, этой стае голованов Ревушка о нас еще не рассказывал. - сказал он.
   -По-моему, тоже. - пробурчал Циркуль. - Выходим.
   Они покинули вагон. Кот старательно запер дверь, положил ключи в свою сумку и прошелся вдоль состава.
   -Мы молодцы! Гении!- объявил он. - Теперь давайте посмотрим, что на платформах и по домам.
   -Дык, пора бы. - отозвался один из солдат. - Живот подвело.
   Капрал пристально глянул в его сторону и конопатый солдатик осекся.
   -Рядовой, - бесцветно изрек Череш. - заберитесь на правую платформу, разрежьте веревки, снимите брезент и покажите господину профессору, что там находится.
   Солдат, обречённо вздохнув, покарабкался по узенькой лесенке наверх.
   -Хотя я и без этого знаю. - снисходительно продолжил капрал. Солдат замер в неудобной позе.
   -И что там? - жадно осведомился Циркуль.
   -Так вот же гусеница проглядывает.
   -Танк?
   Солдат усердно заработал ножом, веревки падали, толстая зеленоватая ткань, затвердевшая за четверть века, со стуком отваливалась на бетон неуклюжими пластами.
   -Не может быть! - забывшись, по-русски прошептал Кот, однако, никто не обратил на это внимания. Все молча замерли перед бронированным пятибашенным гигантом, возвышавшимся на специально оборудованной платформе.
  

Отчет по объекту исследования[2]

Саракш, Крепость.

Дата: 24 июня 2158 г.

  
   Автор: В.Лунин
  
   ...удалось установить, тяжелые танки "Государь" создавали в Континентальной империи как боевые машины резерва Верховного Командования. После постройки деревянной модели танка закончили сборку первого прототипа. На ЕИВ комиссию по вооружениям произвело потрясающее впечатление сочетание атомного двигателя и пяти башен.
   Изготовление танка поручили паровозостроительному заводу имени Его Императорского Высочества принца Кирну. К началу мировой войны было изготовлено 55 машин.
   Технические данные танка таковы. Боевая масса 110 200 имперских фунтов (49,48 т.). Экипаж - 10 человек: три человека в центральной башне, в пушечных боковых башнях - по два, в пулеметных башнях - по одному, а в отделении управления - механик-водитель. Пушка - 29,9 имперских дюймов. Начальная скорость снаряда - 2 542,65 фута в секунду. Две пушки - 1,7 имперских дюймов. Четыре 0.3-дюймовых. пулемета. Один 0,5-дюймовый пулемет. Атомный двигатель "Мощь-2" (9500 л.с.) Скорость по шоссе - 18,64 мили в час., по бездорожью - 6,21 мили в час.
   Боекомплект на танке составлял 96 выстрелов для 29,9-дюймовой пушки, 220 выстрелов для 1,7 -дюймовых пушек и 11486 патронов для пулеметов.
   Радиостанцию устанавливали в центральной башне, а поручневую антенну укрепляли на башне.
   Для управления использовалась гидравлическая система, что делало процесс вождения машины чрезвычайно легким.
   Судьбу всех танков установить не удалось, и, видимо, не удастся. Маловероятно, чтобы они погибли в обычных боях. Скорее всего, машины предназначались для выполнения особых операций, в которых и были потеряны, причем эффективность их применения оказалась обескураживающе низкой. Это может быть подтверждено двумя соображениями.
   Во-первых, слишком велика стоимость подобных танков для их, так сказать, "обыденного" боевого применения. "Государи" - дорогостоящая штучная продукция. Так, закаленный и особо прочный броневой сплав имеет мало общего с броней обычных машин, серийно выпускавшихся в годы Мировой войны. То же относится и к металлу траков, колес и катков. Уровень обработки и тщательность подгонки узлов атомного двигателя очень высоки. Рация, внутренняя связь, оптика, прицельные механизмы и пр. также оставляют самое благоприятное впечатление.
   Во-вторых, сама конструкция танков не позволяет применять их в обычных условиях.
   Гусеницы отлично приспособлены для коротких скоростных бросков даже по пересеченной местности, но длительных маршей не вынесут и по ровной степи. Высота танка, кроме увеличения уязвимости на поле боя, создает проблемы при эксплуатации. Например, надгусеничные полки - на высоте роста человека. Взобраться на танк, иначе как по лесенкам у борта, трудно. Можно представить, каково экипажу занимать по тревоге свои места! Внешне "Государь" ошеломляет размерами, но внутренний объем великана невелик. Боевые отделения плохо сообщаются между собой, проникнуть из одного в другое без выхода из танка трудно. Но самой большой проблемой я считаю эвакуацию из подбитой машины. Если выход производится через верхние люки, экипаж главной башни окажется на трехметровой высоте под огнем противника. Люк же механика-водителя не открыть без поворота влево пулеметной башни, заклинивание которой будет стоить ему жизни. Выход из задних башен несколько затруднен нависающей над ними нишей главной башни и поручневой антенной.
   Осознавали ли конструкторы недостатки танка, делающие его малопригодным для фронтовых реалий? Уверен, не могли не осознавать. И, при всем том, "Государей" строили, предназначая для нестандартных ситуаций, когда указанные недочеты не будут проявляться. Примером могут служить две машины, которые были подвергнуты тщательной консервации и размещены в бастионе N4 Крепости. Для каких же целей?
   Обследование выявило, что на днищах танков под машинным отделением имеются большие круглые герметично задраенные люки. "Государи", обнаруженные в Крепости, установлены на специально изготовленных железнодорожных платформах. В обеих платформах также имеются круглые отверстия как раз под указанными люками. Колесные же пары каждой платформы снабжены устройствами, позволяющими соединить их передачей с двигателем танка. Это объясняет, почему состав, найденный нами, не был снабжен локомотивом. Приводить его в движение были должны "Государи"! Их атомные котлы позволяли развивать большую скорость по железной дороге. Но это еще не все! Вообразим ситуацию, когда враг, стремящийся уничтожить или захватить штаб, повреждает рельсовый путь. В таком случае бронепоезд мог быть трансформирован: танки съезжают с платформ, штабной броневагон перемещают на обычное многоколесное шасси и "Государи", играя роль сверхмощных тягачей, транспортируют его по шоссе или даже по достаточно крепкому проселку. Неприятель высаживает десант? Можно пожертвовать одной из машин, которая вступает в бой, прикрывая отход другого танка, эвакуирующего вагон.
   Вот для чего предназначался уникальный имперский супертанк! Это идеальное для своего времени средство охраны и выполнения нестандартных боевых операций. Хочется отметить, что на Земле в 20-м веке также создавали похожие по конструкции танки (британский Independent, советский Т-35), но без атомных котлов и не рассчитанные на подобное применение...
  

конец документа

  

Рабочая. Локальная связь[3]

"Саракш-2"

Для ретрансляции группе Г.Ю.Комова

Уровень конфиденциальности - нет.

Дата: 26 июня 2158 г.

  
   Уважаемый Геннадий!
   Буду очень рад возможности побеседовать с Вами лично и поглядеть на Ваших подопечных (знаете, кого имею в виду). Прилечу послезавтра около полуночи (вечно летаю во тьме, скоро совсем стану ведьмой, только вертолет вместо метлы...). Будьте добры, передайте Каммереру, чтобы со всевозможной тщательностью была подготовлена площадка. Режим секретности как всегда - максимальный.
  
   С уважением - Сикорски
  

конец документа

  
  
   Комментарий Сяо Жень:
   О том, как происходила встреча Рудольфа Сикорски, к которому уже начинало прочно приклеиваться очередное прозвище - "Экселенц", с Г.Комовым мы, разумеется, никогда не узнаем. Но с очень большой долей вероятности можно предположить, что ночной разговор 28 июня был посвящен, прежде всего, общим целям экспедиции, связанным с изучением голованов и с тем, как в этом изучении проявил себя Лев Абалкин. Причем, думается, что о голованах говорил Комов, а об Абалкине - Странник. Ревушка, увлеченный начавшимся контактом с голованами и не вылезавший из подземелья, не только не виделся с Экселенцем, но, похоже, вообще не заметил его визита. Однако визитер и не стремился "засвечиваться" перед "подкидышем".
   Луччатти позже предстал пред холодные зеленые очи Сикорски. Всеслав также удостоился блиц-беседы с шефом. В чудом сохранившихся ничтожных остатках архивов моего деда уцелело краткое содержание диалога. Попробую приблизительно реконструировать и развернуть его в своем воображении.
   Было бы ошибкой считать, что Р.Сикорски зачислил Всеслава в ряды своей отборной гвардии. Для Странника, отлично информированного обо всем, что происходило в его ведомстве, В.Лунин оставался одним из рядовых сотрудников, хотя и не лишенным способностей. Экселенц-Странник с одобрением отозвался о деятельности В.Лунина в качестве консультанта-аналитика в секции Саракша КОМКОНа-2. Он сразу после опубликования получил статью о перемещения подводных флотов Островной империи и теперь - как обычно сдержанно - выразил свое удовлетворение направлениями работы В.Лунина. Кроме того, легендарному шефу КОМКОНа-2 переправили нуль-связью "Чрезвычайный доклад по проблеме Саракша", который заинтересовал его еще больше. Как отметил в беседе Сикорски, Всеслав предугадал почти все, что должно было произойти в Отчизне. "Кстати, Максиму доклада я не показывал, - пробурчал Сикорски, - и постараюсь сделать все, чтобы он вообще с Вашими выводами не ознакомился. Хотя, полагаю, этого не получится. Раньше ли, позже ли - все станет ему известно... И вообще, поскольку Вы и он совершенно разные люди, противоречия между вами вполне возможны, однако, поскольку и он и Вы делаете одно дело, противоречий быть не должно. Это не пожелание, это приказ". Дед не преминул заметить, что в его отношении к Каммереру отсутствуют какие-либо личные мотивы, с Максимом он мельком виделся лишь здесь, на Саракше. Речь идет не о человеке, а о тенденции, которая в человеке воплотилась необычайно ярко. "Я-то Вас понял, - кивнул Экселенц, - и, кажется, понял правильно. А вот за Мака поручиться не могу. Повторяю: "без антагонизмов" - не пожелание, а приказ. Выполнить его будет тем легче, что Максим вернется в Столицу сегодня же вместе со мной, поскольку все, что нужно, он здесь уже сделал.
   Теперь о планах будущей работы... Приручение этих... как их... собак - дело не наше, а КОМКОНа-1. Поэтому группу Геннадия мы делим. Ему для возни с псами остаются десятеро, вы же и Луччатти переходите от Комова в мое прямое и полное подчинение. Несмотря на всю занятость, я пролистал кое-какие ваши, Всеслав, секционные материалы. Так вот: обращает на себя внимание их незавершенность. Анализ есть. Логика присутствует. Убедительно, доказательно, крепко. И?.."
   -"Простите, что "и", Экселенц?" - осторожно спросил Всеслав.
   -""И" означает: где практически применимые выводы? Что дальше? Как, по Вашему мнению, нам работать в Столице? Что сами намереваетесь делать сейчас, кроме романтичного рыскания в подземельях Крепости?"
   И вот здесь В.Лунин выложил свою главную козырную карту. Он деликатно напомнил, что именно Дж.Ли и он впервые заподозрили необычную природу башен гипноизлучения. После чего, стараясь не замечать нетерпеливого постукивания пальцев Сикорски по столу, перешел к открытию Рикарду Сантушем инопланетной природы некоторых основные узлов генераторов излучения. Эти узлы ("батарейки заводного чертика") никоим образом не могли быть изготовлены на Саракше. Более того, заметил В.Лунин, можно предполагать, что указанные детали произведены цивилизацией Странников. Заветное слово было произнесено, в глазах Экселенца загорелись изумрудные огоньки, он перестал барабанить пальцами. Всеслав продолжал:
   -"Причастность Странников к проблеме доказывается документально. Я постарался как можно внимательнее ознакомиться с архивными документами, копии которых Вы, шеф, перебросили на Землю. Удалось обнаружить цветную фотографию, на которой изображен футляр, где хранилась так называемая "лампа демона". Как установлено, именно её конструкторы Отчизны превратили в сердце генератора гипноизлучения. Качество фотографии неважное, однако, абсолютно ясно, что футляр "лампы"- из янтарина. Нужно ли большее доказательство? Никому кроме Странников, этот материал более не присущ.
   Но откуда взялся артефакт, вот в чем вопрос!
   Я сумел выяснить, что еще до начала мировой войны произошла какая-то непонятная история на Алебастровом хребте. Не то геологи, не то географы Континентальной империи обнаружили, что ученые Архипелага вовсю орудуют на имперской территории. Последовал взрыв патриотического негодования в Его Императорского величества Академии наук: "Долой чужаков! Мы и сами с усами!". Островитян вытурили (причем те все-таки успели что-то стянуть) и начали обследование Ущелья Ужаса. Как видно даже из названия, места пользовались весьма дурной репутацией. Особенный трепет аборигенов вызывали Пещеры Смерти. Именно те места и привлекли академиков. Очень скоро исследования получили статус сверхзасекреченнных и совершенно понятно, что мне не удалось ничего установить относительно совершенных в пещерах открытий. Тем не менее, необъяснимым образом сохранились описи и накладные на отправку грузов железной дорогой. В них значилось только "Ящик N такой-то - вес столько-то пудов, габариты - столько-то футов". Просчитав приблизительную плотность содержимого, можно сделать вывод о наличии в упаковках также янтариновых объектов.
   Итак, логическая цепочка установлена: основной узел генератора - янтариновая упаковка - грузы, доставленные из Ущелья Ужаса - загадка Пещер Смерти.
   Полагаю, обстановка в бывшем Государстве Неизвестных Отцов в значительной степени вышла из-под контроля. Среди дестабилизирующих факторов первое место делят такие печальные последствия разрушения гипноизлучающей сети, как повальное сумасшествие и лучевое голодание. Возможно, экспедиция в Пещеры Смерти помогла бы разъяснить устройство излучателей, а значит - природу излучения и, как следствие, способствовала бы выведению бывшей Отчизны из жестокого кризиса".
   Вне всяких сомнений, Сикорски понравилась идея Лунина. Она как нельзя лучше встраивалась в его убеждения, лишний раз подкрепляя их. Но руководитель КОМКОНа-2 видел два существенных препятствия на пути ее осуществления.
   Во-первых, заметил Экселенц, рядом с Алебастровым хребтом нет мест для высадки землян. Эта слабо заселенная зона не изучена и, скорее всего, опасна. Обосноваться там в ближайшие месяцы вообще не представляется возможным. Следовательно, пришлось бы воспользоваться саракшианскими транспортными средствами, каковые также отсутствуют. Во-вторых, как именно и кто именно организует рейд к Ущельям Ужаса? Отправлять туда, к примеру, самого Лунина ("любая инициатива наказывается ее исполнением") Сикорски не собирается из-за недостаточной подготовки Всеслава.
   Мой дед возразил, что, само собой, не полагает собственную подготовку достаточной для длительной работы на Саракше резидентом и в условиях постоянного контроля. Но опыт работы в Крепости показал, что для броска к Алебастровому хребту В.Лунин и М.Луччатти вполне пригодны. Если им будет придана команда из 15-20 солдат местного гарнизона, этого окажется вполне достаточно.
   А транспорт... Скромно улыбаясь, Лунин разложил на столе самодельный план местности. Применение картографических гипотанктеров, расположенных на орбитальной станции "Саракш-1", продолжал Всеслав, позволило установить, что к Ущельям Ужаса ведет заброшенная и давно не использовавшаяся железная дорога. Предположительно, ее построили накануне мировой войны для вывоза обнаруженных в пещерах крупногабаритных объектов. Так вот, из Крепости также выходит забытая всеми железнодорожная ветка, обнаруженная буквально на днях. Она явно ведет на юг, а значит, не может не соединяться с вышеупомянутым путем.
   -"Ну и что? - возразил Экселенц. - Обрывки этих путей изолированы от основной железнодорожной сети страны. Каким образом вы перетащите на рельсы паровоз и вагоны, ну, скажем, из Столицы?"
   Улыбка Всеслава стала совершенно стеснительной, он потупил взор, заложил руки за спину и чуть ли не ковырял носком сапога земляной пол палатки.
   -"Ладно, ладно, не набивайте цену, Кот, - фыркнул Экселенц, - Я уже понял, что у Вас есть что-то в рукаве. Не томите!"
   Тогда Лунин протянул ему планшет со снимками поезда специального назначения.
  
  
   [1] БВИ. Архив документации КОМКОНа-2 (GPI:\\СС2-Archiv files\volume0009\file951\p121)
   [2] Фрагмент. Полностью см. БВИ. Архив документации КГБ (GPI:\\CGU-Archiv files\volume2905\file9406\p438)
   [3] БВИ. Архив документации КГБ (GPI:\\CGU-Archiv files\volume2905\file9519\p1)
  
  
   ХОД 9
  

Саракш

Отчизна, южная окраина Столицы,

Подвал полуразрушенного дома в Сыпном тупике

3-й час, 11 дня месяца Яблок, 9578 год от Озарения

  
   Умник сидел на ящике и выскребал из банки остатки тушенки. Керосиновая лампа попалась на редкость хорошая, светила ярко и ровно, к тому же совершенно не воняла, все-таки армейцы - молодцы, умеют смягчить такими мелочами невыносимые условия, ну и говяжьи консервы из запаса личной охраны генерала Шекагу тоже на высоте, не портятся и сытные, хорошо, что не забыл о них в спешке, да и оружие тоже прихватил приличное, а ведь мог бы потерять голову от ужаса и растерянности, пришлось стремительно драпать после катастрофы, даже с женой не увиделся, как она там: жива-здорова ли, неизвестно, такой кавардак в Столице и вообще в стране, массаракш, с каким наслаждением я бы своими руками разрезал эту сволочь Мака на мельчайшие кусочки, причем медленно, тупым кухонным ножом, за то, что так неосмотрительно ему доверился, а ведь мог бы предвидеть, Умник называется, какой из меня Умник, тьфу...
   Послышался скрип подошв по крышке люка. Кто-то разгребал битый кирпич. Банда накурившихся подростков? Нет, одиночка. Кох? Наверное, он... Кому еще придет в голову забрести в руины, где все разграблено мародерами еще полвека назад? Хотя всё может быть, лучше поостеречься. Умник отставил консервную жестянку, прикрутил фитиль, поставил лампу так, чтобы свет падал на лестницу, оставляя весь подвал в тени, прокрался на цыпочках в дальний угол и навел на люк толстый рубчатый ствол новенького пулемета.
   Лично смазанные Умником петли уже не скрипели так душераздирающе, как в первый раз. Створки распахнулись, пропуская пронзительно серое сияние летнего вечера, и тут же захлопнулись. Вошедший замер было, затем, осторожно ощупывая неструганые перила, стал спускаться. Но уберечь ладонь от занозы все же не удалось и он фыркнул. Умник, наблюдавший за этим сквозь прицельную планку, успокоенно опустил приклад и защелкнул предохранитель.
   -Осторожнее, Кох! Проходите к ящикам.
   -Ничего не вижу, ваше превосходительство,- пожаловался вошедший, - глаза привыкают медленно...
   Умник прибавил свет.
   -Кох, - терпеливо сказал он, - сколько раз мне повторять: нет больше "превосходительств". Народная революция, как известно, их упразднила. Господином Государственным прокурором тоже меня не называйте, это звучит, по меньшей мере, издевательством. "Господин бывший Государственный прокурор" - как на кладбище... Для вас теперь я просто Умник. А вы, ныне, к прискорбию, не референт прокуратуры Фиу Кох., а простой мещанин... все время забываю, как там вас по новым документам... Проходите. Садитесь... нет, лучше сюда, тут без заноз... Голодны?
   -Не то слово. Как бродячий пес. Ни росинки во рту с утра.
   -Открывайте консервы, берите сухари. Чайник только что вскипел.
   -Благодарю.
   Кох ел быстро и жадно, но очень ловко и аккуратно. "Школа!"- отметил про себя Умник, размешивая драгоценный сахар и подавая алюминиевую кружку.
   -Просто чудесно. - вздохнул Кох, допивая чай. - Собственно, как мало нужно для счастья: чувство сытости, тишина, возможность уснуть спокойно, зная, что завтра проснешься ...
   -Не философствуйте, это не ко времени, не к месту и, главное, не к лицу.
   -Слушаюсь. Разрешите доложить? Сначала о вашей супруге. Как удалось установить, события уголовного погрома ее не коснулись. Скорее всего, жива и уехала к сестре. Драгоценности, как кажется, успела захватить. Прикажете продолжить розыски?
   -Не надо. Искренне рад что она невредима и обеспечена. Чем еще был занят ваш день?
   Кох помолчал, встал, прошелся по подвалу, взял кружку и тщательно вымыл ее под тоненькой струйкой воды, лившейся из трещины в водопроводной трубе. Он как-то сразу изменился. Умник просто не узнавал его.
   -Ваше превосходительство, господин Государственный прокурор, - сказал он, тщательно подчеркивая каждое слово, - прежде чем ответить на ваш вопрос, позвольте поговорить откровенно.
   -Ого! - произнес неприятно удивленный Умник, - Попросите разрешения сдать меня?
   -Вы как всегда остроумны. Но давайте сейчас не будем шутить. Если бы я захотел вас сдать, сделал бы это без разрешения и раньше, например, сразу в начале погрома. Тогда за голову Умника дали бы достаточно много. Хотя бы желающие просто отомстить. Однако я не сделал этого. Не делаю и сейчас, когда ценность вашей головы стремительно упала практически до нуля. Вы забыты всеми и не нужны никому.
   Само собой, пылкая любовь референта к начальнику - бывшему! - места не имеет. Тогда в чем дело? Зачем я еще здесь? Безусловно, налицо тот самый расчет, который крепче любой симпатии. Вот об этом и пойдет речь.
   Осмелюсь напомнить недавние события.
   Когда был взорван Центр телерадиовещания Отчизны, сразу же предположили, что к этому приложили свои грязные лапы выродки, хонтийские наемники. Но некоторые свидетели утверждали, что непосредственно перед взрывом видели в фойе некоего Мака Сима, сотрудника департамента специальных исследований. Недавние же данные, поступившие к Отцам, свидетельствовали о странном сближении Мака Сима с Государственным прокурором. И вы приняли единственно мудрое решение... скрыться. Референт Фиу Кох, если помните, организовал техническую сторону бегства. Нет, я отнюдь не собираюсь подчеркивать свои заслуги и напрашиваться на благодарность, тем более, что меня отблагодарить вам просто нечем.
   В Столице началась неописуемая грызня между военными, Неизвестными Отцами, департаментом общественного здоровья, путающимся у всех под ногами подпольщиками и крепнущими уголовниками. Передвижные излучатели к этому времени вышли из строя. Примерно 15-20 процентов населения стали сходить с ума из за лучевого голодания. Все это не могло не сказаться как на положении в Столице, так и на обстановке в неконтролируемой провинции. На данный момент почти прекращена выдача денежного и пайкового довольствий. В периферийных гарнизонах установился полный кавардак. Казалось бы, непоколебимые никакими потрясениями фигуры, вроде генерала Шекагу, стали исчезать. Вкупе с произошедшим это создало настолько жуткую ситуацию, что даже Папа не мог чувствовать себя в безопасности. Но Неизвестные Отцы быстро сообразили, что произошло, и наутек бросились в заранее приготовленные укрепленные убежища. Им следовало спастись в самые кратчайшие сроки, пока еще не издохли передвижные излучатели. С момента взрыва прошло два месяца. Я никому не мог быть полезен и необходим. Зачем новым властным фигурам в их укрепленных вотчинах экс-референт экс-госпрокурора? Мне было нельзя сделать ставку ни на кого. Кроме как на вас, битую карту.
   Мы - я и вы - являем любопытнейшее нарушение арифметического закона. Представляя в отдельности полные нули, при сложении мы способны дать крупную величину. Сразу предупреждаю ваш возможный вопрос: как и в арифметике, при перестановке мест слагаемых сумма не изменится, так что незачем выяснять, какое из слагаемых стоит на первом месте, какое - на втором. Вы ...Умник ... нуждаетесь во мне ровно в такой же степени, как и я - в вас.
   -Это справедливо. - медленно выговорил Умник. - Я в вас нуждаюсь. Но почему вы-то заинтересованы во мне, в битой, как было сказано, карте? Не могу понять, в чем суть предлагаемого партнёрства... Переоденетесь дамочкой легкого поведения и, когда съедим последнее из нашей полутонны продуктов, будете заманивать в подвал прохожих, а я буду их тушить в соусе?
   -Смешно. Но давайте все-таки оставим черные шутки. Согласитесь ли выслушать предложения по существу?
   -Еще бы!
   -Приступаю. Если помните, сразу после того, как мы переселились в это надежное убежище и целую неделю не казали носа на поверхность, я просил у вас объяснений произошедшему. И вы мне их дали, едва пришли в себя.
   Как следовало из рассказанного, вы опрометчиво доверились Маку Симу и проиграли. Вместо захвата источника власти, Мак его уничтожил. Радиотелевизионный центр, а вместе с ним и маскируемый им центр излучающей сети, были ликвидированы Маком Симом со сверхъестественной эффективностью.
   -Ублюдок! Лучше бы его тогда препарировали! - прошипел Умник.
   -Возможно. Но, быть может, все складывается даже к лучшему. Как стало понятно из вашего маловразумительного объяснения разработка идеи гипнотического излучения началась давно, около тридцати лет назад. Потом был сконструирован центральный генератор, затем начали строить башни-ретрансляторы, еще позднее выпустили те же ретрансляторы малой мощности на автомобильном, танковом шасси и на базе речных катеров. Правильно?
   Вы, Умник, не получили технического образования и потому вполне понятно, отчего не задумались над вопросом, который мне сразу же пришел в голову (худо-бедно, а мой второй диплом честно заработан на факультете радиоэлектроники и вычислительной техники): "А почему, собственно, центральный генератор существовал в единственном экземпляре?"
   Предположение первое и очевидное: Неизвестным Отцам было выгодно контролировать его совместно, тем самым не давая усиливаться кому-либо одному и так сохраняя политический паритет. У каждого из высшей пятерки был свой ключ от генераторной и проникнуть туда они могли только вместе. Правдоподобно. На первый взгляд. Только на первый. Ведь чертежи генератора не были сверхзасекречены. Их можно было (пусть даже с огромными трудностями) выкрасть людям одного из Отцов. А затем данный Отец мог построить личный генератор где-нибудь в Дальнем Усть-Замухрыжинске, накрыть прилегающую округу колпаком собственного поля и править там всласть удельным князьком. Однако, почему, скажем, "Волдырь с личной охраной, с этой бандой своих родных и двоюродных братьев, племянников, побратимов, выкормышей, с этими жуткими подонками"1 кинулся штурмовать Центр, вместо того, чтобы организовать тихое и умелое изъятие чертежей? Более того, чертежи могли похитить, ну, скажем, хонтийцы... Теоретически и это можно допустить. Тогда отчего же Отцы не боялись утери чертежей? По какой причине каждый из Отцов или генералов сейчас даже не пытается восстановить по тем же чертежам для себя центр излучения? Технически непреодолимые трудности? Да не сложнее, чем выстроить и оснастить обычный телецентр! Накладно, но осуществимо. Значит, тиражировать или восстановить генератор по какой-то причине невозможно? Даже Страннику с его монструозным Департаментом научных исследований и Академгородком - не под силу! Какое же обстоятельство мешает?!
   И вот тогда приходит предположение второе и куда менее очевидное, почти сказочное, зато объясняющее буквально все: уничтожен уникальный и невоспроизводимый элемент, без которого немыслимо возникновение гипнополя как такового. Без этой единичной и абсолютно неповторимой детали генераторы были, скажем, ммм... спичкой без головки...
   Как этот элемент мог появиться в нашем мире, не собираюсь гадать, это вопрос для философа. Важен факт - такой узел был! Вот чем объясняется процедура ремонта и профилактики генераторов, так бездарно с технической точки зрения (извините!) описанная вами: поэтапное переключение мощностей с осматриваемого генератора на резервный и назад.
   -Вы великолепны, Кох.
   -Благодарю вас. Продолжаю. И теперь отвечу на вопрос, чем был занят днем. Собственно, сегодня завершена долгая и трудная работа. Позвольте по порядку.
   Я начал действовать в первый же день, когда оказалось возможным выйти из укрытия. С невероятными усилиями, но все же удалось установить контакт кое с кем из подпольщиков. То есть теперь они уже, конечно, не подпольщики и действуют легально. Если вы не забыли, по делу все того же Мака Сима и Генерала (Дэка Потты) проходил наш человек, осведомитель. На него я и вышел.
   -Ну, да, провокатор. Имени не помню. Кличка какая-то смешная... Рогатый Убийца? Погибель-с-Клешней?
   -Хм, Копыто Смерти. Подпольщики ему доверяли целиком и полностью. Теперь он один из видных. Так вот именно с ним я и встретился. Беседа началась с его попытки пристрелить меня, но я убедил Копыто не делать роковой ошибки. А когда сообщил, что в архивах покоится его личное дело, которое может попасть в руки руководителей штаба и его сотоварищей, он стал необычайно предупредителен. Мы договорились, что он направит меня вместе с боевиками подполья на захват здания архива, отрекомендовав как опытного и проверенного подпольщика. По обоюдному соглашению я должен был отыскать и передать Копыту компрометирующие его материалы, а с собой унести то, что сочту нужным. Трое суток, когда я отсутствовал, вызвав у вас серьезное беспокойство, были проведены именно в хранилище документов контрразведки и прокуратуры. Я почти не спал, а когда смыкал глаза, устраивался прямо на папках с документами. Досье на Мемо Грамену (он же Копыто Смерти, он же - Хряк, он же - Толстяк, он же - Пулемётчик) нашлось почти сразу. Но меня, ясно, интересовало не это. Я влез в разделы, оставшиеся еще с имперских времен, оттуда перекочевал в секции с бумагами Отцов... Копыто постоянно запрашивал, как идут поиски. Его намерения были ясны как стеклышко - когда я передам папку из рук в руки, он уничтожит досье и разделается со мною. Поэтому я снабжал его материалами личного дела не сразу, а по частям. А когда отправил с курьером последний лист, скрылся, не прощаясь. Но, боюсь, мои девичьи забывчивость и рассеянность сыграли дурную шутку с Копытом! Видите ли, все эти материалы хранились не только в архивах. Второй экземпляр находится в Департаменте общественного здоровья и скоро выплывет на свет. Так что у Мемо Грамену все же будут определенные неприятности. Впрочем, это его проблемы и пусть он занимается ими, а не разыскивает меня, не так ли?
   -Святая истина. Только, если не ошибаюсь, вы никогда не приносили никаких бумаг. Спрятали, а?
   -Никак нет. Господин Государственный прокурор в свое время изволил восхищаться моей тренированной памятью, которая и была одной из причин назначения меня референтом, не так ли? Все, что узнал - тут.
   Кох прикоснулся к виску и с чуть заметной улыбкой продолжал:
   -Как удалось выяснить, еще до начала мировой войны островитяне просили разрешения у тогда еще имперского, правительства исследовать наш Алебастровый хребет. То ли географы туда собирались, то ли вообще ботаники - не суть важно. Имеет значение то, что они наткнулись на странные пещеры в Ущелье Ужаса и начали оттуда что-то резво утягивать. Но с транспортом у них было из рук вон плохо, поэтому развернуться как следует они не успели. Его Императорского величества Академия наук пожаловалась премьер-министру, тот дал пинка островитянам и послал в Ущелье наших высоколобых гениев вкупе с охраняющими их доблестными армейцами. Впоследствии выяснилось: в ущелье обнаружено нечто настолько важное и не поддающееся объяснению, что для вывоза всей этой тяжести потребуется не менее чем постройка железнодорожной ветки к Алебастровому хребту. Все исследования проводили в обстановке жесточайшей секретности, а строительство дороги объясняли необходимостью освоения мощных залежей никеля, которых, кстати в Алебастровом хребте не могло быть по определению. Путь проложили в самые короткие сроки и несколько эшелонов с наиболее яркими находками сразу же ушли на запад, к океану, в тогдашнюю столицу Империи. Там, во время войны большая часть обнаруженного, вероятно, погибла после ядерных ударов. Но горевать по этому поводу не стоит. Видите ли, в этих поездах находилось то, что я назвал бы красивой упаковкой, ящиком, коробкой для хранения чего-то куда более важного. Ящик был красив и цветаст, но, согласитесь, содержимое большей частью ценнее оболочки. Так вот, это содержимое выглядело невзрачно, мелковато и серовато, оттого его собрали в конце исследований и отправили в самую распоследнюю очередь. Причем кружным путем, через территорию нашей страны. Здесь грузы застряли, когда началась война.
   После прихода к власти Неизвестных Отцов запломбированный состав был обнаружен в тупике. Груз вызвал недоуменное раздражение у наших бравых генералов, которые могут из всех открытий оценить только открытие бутылки с коньяком. Опять призвали ученых. Вот те-то и придумали, как применить находку - в качестве главной детали генератора гипноизлучения! Все остальные "навороты" - черное и белое поля, депрессионное излучение - были додуманы уже в процессе конструирования генераторов. Ну, как?
   -Восхищен. Не могу, однако, не заметить, что знание секретов такого уровня чревато...
   -Да полноте! Еще год назад меня бы ликвидировали через четверть часа после нечаянного ознакомления с секретными материалами, но теперь... Кому я нужен и кто, скажите на милость, будет этим заниматься? Вдобавок, стрелять в голову, набитую такой информацией - полный идиотизм, разве нет? Вот вы, к примеру, Умник, теперь будете меня оберегать больше, чем себя.
   -Верно. - признал Умник. - Но вряд ли - больше. Скажем, так же, как себя.
   -Уже колоссально много. Так вот, внимание! Повторяю главное: вывезти успели не всё! С очень большой долей вероятности можно предположить, что в пещерах было несколько объектов, подобных использованному при постройке генераторов. На это указывает целый ряд документов. Понимаете?
   -Начинаю понимать... Продолжайте.
   -Представьте себе ситуацию. Некто получает в свое распоряжение главный узел генератора и пусть кустарным образом, пусть из подручных примитивных средств, пусть в подвале, вроде нашего, что называется "на колене" собирает устройство. Чисто технически это возможно. Агрегат включается. Допустим, что самоделка сможет работать не во всех режимах, но на первых порах достаточно только белого излучения. Захватить несколько передвижных ретрансляторов ничего не стоит, они просто брошены за ненадобностью. Полудюжины колесных или пары гусеничных машин, непрерывно двигающихся и излучающих, хватит, чтобы установить контроль над таким городом, как Столица. А там можно подумать и о постройке мощного стационарного центра.
   -Эпидемия сумасшествия прекращается, восторженное население тут же переходит на сторону обладателей поля, смуте - конец, все как прежде. Всеобщий триумф. Апофеоз.
   -Триумф не состоится. Апофеоз - тоже вряд ли. А вот шансы прорваться к власти для конкурентов обладателей излучения станут равны нулю и им не поможет ничто - ни войска, ни раздача продуктов населению, ни пропаганда.
   -То есть, как понимаю, вы предлагаете совместно...
   -Именно.
   -В вашем плане, Кох, всего одно уязвимое место, зато какое!
   -Слушаю.
   -Если вы приведете хотя бы одно настоящее доказательство в пользу того, что можно найти главный узел генератора, можете считать меня надежнейшим из партнеров.
   -Оно имеется. Я бы провел в архиве еще пару дней, но был вынужден внезапно исчезнуть не только из-за переживаний Мемо Грамену. Туда заявились люди Странника, который недавно опять куда-то исчезал.
   -Что?!
   -Именно так, визитеры из Департамента научных исследований. И они попросту изъяли как раз те самые документы, над которыми я успел поработать. А также именно те, над которыми собирался посидеть. Вы лучше меня знаете Странника. Он реалист и прагматик от лысины до пяток и ничего никогда не делает просто так, из непонятного каприза. Странник мыслит в том же направлении, что и я. Вам нужно более убедительное доказательство?
   -О, теперь - нет! Но почему вы не уничтожили изученные материалы там же, в архиве, чтобы никому не достались? Не было возможности?
   -И это тоже. - пожал плечами Кох.- Все же главное в другом. Я нарочно допустил утечку информации к противнику. У нас нет средств для самостоятельного путешествия на юг: ни транспорта и горючего, ни людей и продовольствия. А у Странника, думаю, всё это есть. Получив документы, он начнет действовать. И, думаю, в ближайшее же время примет решение об экспедиции к Алебастровому хребту. Вот эта-то экспедиция проверит нашу гипотезу, в случае успеха раздобудет бесценный узел гипноизлучателя и повезет его Страннику. Именно тут проявится наше преимущество перед хрящеухим. Он уверен, что никто, кроме него не владеет этой тайной. Нам следует позаботиться о том, чтобы в составе группы оказались наши глаза и уши. А к их возвращению мы организуем достойную встречу, допустим, под самой Столицей. Не думаю, что его людей будет охранять целый армейский корпус. Представляете, Странник все сделает за нас и для нас...
   -...а мы воспользуемся его любезностью и получим приз. До чего было бы славно. - задумчиво согласился Умник. - Неописуемо славно. Теперь, кажется, приходит ответ на вопрос, который мучил все время, пока вы говорили. Начинаю понимать, зачем я вам нужен.
   -Это же очевидно!- вежливо улыбнулся Кох и потянулся к чайнику. - К успеху могут привести только мои действия в сочетании с вашими связями. Пора бы нам собрать прежних личных агентов Государственного прокурора, вспомнить о его осведомителях в окружении Странника и активизировать их.
   -Личная просьба, Кох...
   -Да?
   -Помогите перекраситься.
   -?!
   -Начинаем действовать. Завтра выйду с вами в город. С отросшей бородой и в потрепанной одежде меня мало кто узнает, а вот сменить масть - следует. Стану блондином.
  
   Комментарий Сяо Жень:
  
   Первые дни июля утомили Кота и Циркуля сверх всякой меры. Подготовка броска на юго-запад шла бешеными темпами. Рудольф Сикорски, лично опекавший будущую экспедицию, проявил чудеса дерзкой изобретательности. Один из только что начинавших появляться на межзвездных трассах "призраков" был затребован и незамедлительно получен Экселенцем для выполнения спецоперации. "Призрак" за номером 005 совершил посадку в лесу рядом с Крепостью на площадке, где накануне Аллу Зеф умело сымитировал взрыв склада бактериологического оружия. Банды беглых каторжников, дезертиры и гвардейцы, яростно охотившиеся там друг за другом, в панике покинули район "заражения", так что появления звездолета нового поколения никто из аборигенов не аметил. "Призрак" доставил то, что просили Лунин и Луччатти, и скрылся так же стремительно, как появился[2].
   "Посылку" успешно доставили в лагерь Комова, где она была распакована. В объемистом ящике с устрашающими надписями "Смертельно опасно!", "Вскрывать только в специальном защитном снаряжении" (также предназначенными для отпугивания любопытствующих) находились два больших полотнища тончайшей силикетовой пленки, покрытой абсолютным отражателем[3]. Кот, Циркуль и Зеф тщательнейшим образом отделали этим материалом двигательные отсеки танков "Государь", что свело к нулю возможность облучения экипажей в случае протечки котлов. В качестве курьеза стоит упомянуть, что Зефу пояснили, будто этот материал - не более чем просвинцованный пластик, а выдающийся психиатр Отчизны в это поверил.
   Атомное топливо, также присланное на "призраке", было помещено в котлы танков и Всеслав лично запустил расконсервированные двигатели. Думаю дед, обожавший технику прошлого, испытал колоссальное наслаждение, когда увидел, как засветились индикаторы, стрелки ожили и отклонились от нулевой метки, на которой покоились двадцать с лишним лет. В порядке эксперимента Кот слегка отвел рычаги назад, под платформой загудело, последовал легкий толчок и состав медленно продвинулся вперед на пару метров.
   В главных башнях обоих танков тоже произвели изменения. Часть обычных снарядов для 2,99-дюймовой пушки была заменена внешне совершенно неотличимыми (за исключением узкой зеленой полоски вокруг гильзы) боеприпасами, начиненными эксплозитом. "Государей" оснастили приборами ночного видения, а штабной вагон - мощной системой радиолокационного наблюдения.
   Около двух тонн прекрасного провианта, сначала складированного в хозяйственной палатке, а потом перемещенного в "метро" вызвали в гарнизоне живой и искренний интерес к происходящему. И когда Кот с Циркулем, вербуя добровольцев в экспедицию, огласили нормы пищевого довольствия и медицинского обеспечения, претендентов оказалось много. Под завистливые вздохи отобрали двадцать наиболее подходящих во главе с капралом Черешем.
   В трех тяжеленных силикетовых сейфах, никак не вскрываемых при помощи туземной техники, содержалось оборудование для связи и исследования. М.Луччатти в своем дневнике впоследствии отмечал, что невероятно обогатил свой словарь ненормативной лексики базового языка, слушая солдат, тащивших сейфы по подземным коридорам крепости. Сейфы установили в броневагоне, предварительно обеспечив полную невозможность попадания предметов земного производства в руки аборигенов.
   И всего лишь несколько граммов из этого груза составлял маленький пакетик, вскрыв который Кот обнаружил письмо, начинавшееся словами: "Здравствуйте, Всеслав. Вам пишет некая назойливая Светлана Белова, о существовании которой Вы, разумеется, давно забыли. Иначе нечем объяснить молчание человека, обещавшего хотя бы изредка сообщать о себе..."
  

Саракш

бывшее Государство Неизвестных Отцов

лагерь Комова у Крепости

8 июля 2158 года, 17.20 (время земное)

  
   Кот придирчиво осмотрел большую палатку. Пол был подметен, скамьи и стол вымыты, спальные мешки, скрученные в тугие рулеты, аккуратно лежали в углу. Кот включил неяркую электрическую лампочку, питавшуюся от видавшего виды аккумулятора, подкрутил регулятор бензиновой печки до максимума, прошел в угол напротив входа и некоторое время присматривался. Вроде бы все выглядело как надо: по-походному, но очень пристойно. На одноразовых пластмассовых тарелочках - хлеб, зелень, салат, соленья. Во вскрытых баночках - рыба и мясо. В большой алюминиевой кастрюле - тушеный с грибами картофель. А главное - посередине стола поблескивали глянцевыми черно-золотыми этикетками две бутылки и стояла фляга пива (Комова ведь не звали![4])
   Полог палатки колыхнулся и внутрь просунулась голова в мокрой капральской фуражке.
   -Разрешите? - спросил Череш и, увидев накрытый стол, застыл в немом восхищении. -О! О!
   -Входите, капрал, давно жду! - приветливо ответил Кот. -Проходите, снимайте плащ, пусть просушится у печи. Садитесь, сейчас подойдут еще двое.
   -Один. Ревушки, увы, не будет. - послышался за спиной Череша голос Циркуля, -Он просил многократно и коленопреклоненно извиниться, но что-то у него там стряслось с голованами. Не то чумка, не то отравы какой-то налопались до жуткого поноса, так он в их логове целительствует щенков. Скорее всего, даже завтра проводить нас не сможет. Бррр, проклятый дождь!
   Циркуль шумно отряхнулся и вошел в палатку.
   -Жаль. - равнодушно пожал плечами Кот. -Ну что ж, раз все в сборе, приступим. Прошу!
   Он несколько неумело извлек пробку и плеснул фруктовой водки в обычные армейские кружки.
   -Слово! - потребовал Циркуль и торжественно поднялся. -Мы сегодня собрались здесь по двум причинам. Во-вторых, завтра начинается экспедиция, что и следует отметить. Это не секрет. Но, во-первых, сегодня у нашего обожаемого Кота день рождения. Это тоже не тайна. Вот, сколько лет ему стукнуло, пусть останется засекреченным.
   -Чего там, не дама. - возразил капрал.- Много?
   Кот довольно ухмыльнулся, поняв, что Циркуль никак не может с ходу пересчитать его возраст по саракшианскому календарю.
   -Не важно. Сколько бы лет ни осталось позади, пусть впереди всегда будет больше! И да будут годы эти полны счастьем и удачей! Пьем за тебя, именинник!
   Встретившиеся кружки произвели жестяной лязг. С фляги скрутили пробку.
   -Ммм! - капрал блаженствовал, вслушиваясь в легкое шипение пива. -Но, господа, позвольте и мне поздравить! Жаль, что в проклятых лесах не достать не только приличного подарка, но и вообще никакого. Поэтому прошу извинить, если презент не понравится. Однако в наших местах без этого трудно обойтись.
   Череш протянул через стол новенькую, с иголочки, портупею и большую лакированную кобуру. Кот с трепетом извлек из кобуры мечту каждого офицера Страны Отцов - гвардейский автоматический "герцог", калибра 26,2 с тремя запасными обоймами.
   -Спасибо! - растроганно пробормотал он и от души пожал руку капралу. -Большое спасибо!
  

Саракш

Отчизна, южная окраина Столицы,

Подвал полуразрушенного дома в Сыпном тупике

8-й час, 19 дня месяца Яблок, 9578 год от Озарения

  
   -Вчера я встретился с Вашим агентом "четырнадцать", Умник. С тем самым, кого Вы так умело внедрили в окружение Странника накануне катастрофы. Это действительно бесценный человек. Отказа от сотрудничества, разумеется, не последовало. "Четырнадцатый" сообразил, что, коль Вы не ушли из Столицы и ведете собственную игру, значит имеются шансы на успех. У агента оказались немалые возможности, поскольку он допущен к канцелярии Департамента. Конечно, Странник ему не исповедуется по вечерам перед сном, однако "четырнадцатый" вполне способен добыть очень ценную информацию. Посему разрешите поздравить наше общее предприятие с первым успехом... насколько крупным, настолько и неожиданным, если откровенно. "Четырнадцатый" сообщил, что недавно Странник покидал Департамент. Как всегда: без предупреждения и без огласки цели поездки. Именно после данного двухдневного отсутствия он и отправил подчиненных для изъятия документов из архива, о чем я Вам имел честь докладывать. Затем им были затребованы во всех инстанциях, какие только сейчас остались, сведения об обстановке в джунглях за Голубой Змеей, в пустыне и в отрогах Алебастрового хребта.
   -Что?!
   -Ошибка исключена! Кроме того, настораживает, что он после отлучки возвратился вместе с несколько ранее отбывшим в неизвестном направлении Маком Симом. А это, согласитесь, также косвенно подкрепляет наши надежды.
   -Да, да...
   -И, наконец, последнее. Начальник одного из отделов, профессор Аллу Зеф отправлен в командировку в приграничные южные леса, туда где он в свое время отбывал перевоспитание и где, по слухам была обнаружена одна из имперских подземных Крепостей. Обращаю ваше внимание на то, что Зеф получил очень большие полномочия - раз, и на то, что от тех мест, до Алебастровых гор рукой подать - два.
   -Неужели сработало, Кох? Неужели?!
   -Полагаю - да.
   -И что дальше?
  

Саракш

бывшее Государство Неизвестных Отцов

лагерь Комова у Крепости

8 июля 2158 года, 18.40 (время земное)

  
   -Лампочка под брезентовым потолком мало того, что была усердной и работящей, она еще жила какой-то непонятной собственной жизнью: внезапно тускнела и столь же неожиданно начинала светиться ярче. Кот посмотрел на благородное собрание. Все шло, как следовало. Слева на скамье имел место, слегка покачиваясь, и в то же время, не теряя уставной осанки, Череш. В углу рта капрала дотлевала сигарета из его неприкосновенного запаса, в правой руке он держал кружку с шапкой из пивной пены, пальцами левой совершал в воздухе некие движения, долженствующие подкреплять его слова. По правую руку сидел Циркуль, откинувшийся спиной на ящик. Он с аппетитом закусывал картошкой и мясом и внимательно слушал Череша.
   -Когда боевая машина вражеской пехоты прошла через первую линию окопов и оказалась рядом, - рассказывал капрал, прихлебывая пиво, - мои мальчишки забросали ее слабенькими "зажигалками". Никто из желторотиков, понятно, не уцелел: ведь в четыре ствола по ним ударили. Весь взвод полег. Я подобрался совсем близко, швырнул последнюю гранату в люк бээмпешки. А потом долго сидел среди убитых ребят, целый и невредимый, без единой царапинки. Просто сидел, сложив руки на коленях, пока из тыла не прибыло треклятое подкрепление. Тогда нам казалось, что все плохо, тяжело, зато совершенно понятно. Вот - свои, вот - чужие. Отличаются формой. Своих - выручай, в чужих - стреляй.
   А теперь, массаракш, куда хуже, чем прежде да, вдобавок, ничего нельзя понять. Вроде бы после мировой войны всё начало налаживаться и вдруг - рухнуло. Никто оказался никому не нужным - это как объяснить? Исчезли Отцы, опоры и надежды нации.... Гвардейцы принялись целыми толпами расстреливать воспитуемых, затем внезапно снялись и куда-то скрылись. Воспитуемые разбежались. Наш батальон нес пограничную службу на сорок третьем участке против мутантов и пустынных варваров. С началом беспорядков дезертировали все, у кого есть семьи в Столице, и в провинции. Ну, их можно понять - надо спасать родных в этом кавардаке. Осталась едва десятая часть солдат, унтеров и только единицы - офицеров. А почему? Да потому что там никому такие, как я, к примеру, не нужны. Все тут - бобыли без кола и двора, без отца-матери, сына-дочери. Казарма для нас - дом родной, а ротная кухня - нежная кормилица. Э-эх, служи по уставу, заслужишь честь и славу!
   Капрал опустил голову, несколько секунд помолчал, а затем парой глотков опустошил кружку.
   -Да чего там... - вздохнул он, - Ладно. Вот съездим на юг, развлечемся, господа ученые. А развлечений, похоже, хватит. И еще вот что сказать хочу: не обижайтесь, что я порой с вами так... попросту. Опыта выживания у меня все же немножко побольше. Так что слушайтесь, ребята, капрала Череша и на рожон не лезьте. Тем более, что я к вам как-то привязываться стал, что ли...
   По брезенту поскребли.
   -Ага! - внушительным басом сказал Циркуль. Мокрый брезентовый полог колыхнулся и в палатку заглянул давешний веснушчатый солдатик.
   -Позвольте обратиться! - сказал он, шмыгнув носом и плотоядно косясь на стол. - Тут господам ученым просили передать пакет.
   -Передайте.
   Солдатик козырнул, отдал влажный конверт с сургучными печатями и исчез.
   Кот распечатал конверт, извлек лист плотной голубой бумаги, на котором значилось:
  
   477-561[5]
   Jhvdgbysdrn viudsti oidrgyu vxcnudi x,vcbsi xkcbnui jdvfnurg kxcjn iduf xcbn iu
   Xmcnb iuyi v bnud xckgufhg kcuhvbuds kxfuaiolvh ldiogvvxcnudi x,vcbsi xkcbnui
   jdvfnurg kxcjn iduf xcbn iu Xmcnb iuyi v bnud xckgufhg kcuhvbu bnud xckgufhg
   kcuhvbuds kxfuaiolvh ldiogvvxcnudi x,vcbsi xkcbnui jdvfnurg kxcjn iduf xcbn
   iu Xmcnb iuyi v bnud viudsti oidrgyu vxcnudi x,vcbsi xkcbnui jdvfnurg kxcjn
   iduf xcbn iu Xmcnb iuyi v bnud xckgufhg kcuhvbuds kxfuaiolvh ldiogvvxcnudi
   x,vcbsi xkcbnui jdvfnurg kxcjn iduf xcbn iu Xmcnb iuyi v bnud xckgufhg oidrgyu
   vxcnudi x,vcbsi xkcbnui jdvfnurg kxcjn iduf xcbn iu Xmcnb iuyi v bnud xckgu
   fhgbnud xckgufhg kcuhvbu bnud xckgufhg kcuhvbuds kxfuaiolvh ldiogvvxcnudi
   x,vcbsi xkcbnui jdvfnurg kxcjn i kcuhvbuds kxfuaiolvh ldiogvvxcnudi x,vcbsi
   xkcbnui jdvfnurg kxcjn iduf xcbn iu Xmcnb iuyi v bnud viudsti oidrgyu vxcnudi
   x,vcbsi xkcbnui jdvfnurg kxcjn iduf xcbn iu Xmcnb iuyi v bnud xckgufhg kcuhv
   buds kxfuaiolvh ldiogvvxcnudi x,vcbsi xkcbnui jdvfnurg kxfuaiolvh ldiogvvxc
   nudi x,vcbsi xkcbnui jdvfnurg kxcjn iduf xcbn iu Xmcnb iuyi v bnud viudsti
   oidrgyu vxcnudi x,vcbsi xkcbnui jdvfnurg kxcjn iduf xcbn iu Xmcnb iuyi
   v bnud xckgufhg kcuhvbuds kxfuaiolvh ldiogvvxcnudi x,vcbsi xkcbnui jdvfnurg
   kxcjn iduf xcbn iu Xmcnb iuyi v bnud xckgufhg oidrgyu vxcnudi x,vcbsi xkcbnui
   jdvfnurg v bnud xckgufhg
  
   Пробежав глазами по строчкам, Кот протянул шифровку Циркулю, тот, также прочел, кивая и хмыкая, потом старательно зевнул и небрежно передал ее Черешу:
   -Ничего серьезного. Желают счастливого пути. Стоило же курьера загружать ради этого! Посмотрите, да бросьте в печку, капрал.
   Совершенно обалдевший унтер-офицер рассматривал депешу, держа ее вверх ногами. Потом объявил: - Спятить можно. - и отправил листок в огнедышащую щель.
  
   Комментарий Сяо Жень:
  
   Вот одна из многих загадок, с которыми мне довелось столкнуться: отчего Р.Сикорски вел себя в эти дни совершенно не похоже на себя? Создается впечатление, что легендарный, несокрушимый Экселенц в те дни не смог контролировать события и обстоятельства на какое-то время оказались сильнее его. Кажется, Сикорски разрывался между осознанием необходимости экспедиции на юг и желанием опереться на надежного помощника в Столице. А раздраженно процеженная сквозь зубы формулировка "совершенно неожиданно началась операция "Вирус"" лишь в малой степени выражает его отношение к еще одной импровизации Максима Каммерера по авантюрному внедрению в Островную империю, пресечь которую он вновь оказался не в состоянии.
   И еще одно... Сентиментальность никогда не была характерна для Экселенца. Он со всей возможностью оберегал сотрудников и подчиненных, но крайне редко переступал границы делового общения. Мне довелось просмотреть пару сотен рабочих документов руководителя КОМКОНа-2, однако лишь в трех-четырех обнаружила строки подобные тем, что содержались в процитированной шифровке: "Будьте осторожны и не рискуйте понапрасну!" Совсем непохоже на ледяного Экселенца...
  

Саракш

бывшее Государство Неизвестных Отцов

лагерь Комова у Крепости

8 июля 2158 года, 21.35 (время земное)

  
   Капрал спал на лавке, причем выглядел для человека в военной форме до комичного трогательно и беззащитно. Он отключился как-то внезапно: пообещал, что "вот сейчас по-покажет, как чистить "герцог", а потом, несмотря на легкое головокружение отшибет двумя выстрелами оба горлышка, не разбив сами бутылки. Циркуль забеспокоился было, но Череш тут же забыл об обещании. "Только надо снач-чала все вы-пить, - озабоченно сказал он, -нель-зя, чтоб пропада-ло. Что - осталось совсем чуть-чуть? Тог-да п-по последней". Глотки, действительно, оказалась на сегодня последними. Капрал закрыл глаза и тихо лег на бок.
   -Придется ему тут ночевать.- рассмеялся в нос Циркуль, -нельзя подчиненным видеть командира в расслабленности.
   -Да чего там, - махнул рукой Кот, -видеть не видели, так слышали. Знаешь, есть "эффект брезентовых стен": сидя внутри поддаешься иллюзии, что снаружи ничего не слышно. Укладывай, благо спальных мешков сколько угодно.
   Он отогнул угол входного клапана палатки, выглянул наружу:
   -Все льет и льет. Наверное, скоро грибы-мутанты полезут. Говорят, они здесь красивые. Юг...
   Помолчал немного и пробормотал на эм-до:
  
   -Мой дядя по наиболее справедливым правилам,
   Когда, не желая забавляться,
   Впал в заболевание, то, непомерно относиться к нему с почтением
   Всех вынудил и лучше не мог изобрести ничего.
   Так думал молодой взвешиватель...
  
   -О, силы небесные! - ужаснулся Циркуль, заботливо укрывавший Череша серым казенным одеялом. - Это еще что?!
   -Стихи старинного русского поэта. Перевод - мой.
   -Насчет последнего я так и подумал. Печь оставить на ночь?
   -Ни в коем случае! Дождь промочит крышу, от жара она будет тут же высыхать и пар наполнит палатку. Тебе нужна баня? Нет - значит выключай подачу бензина. И вообще - возьмем-ка пример с нашего боевого командира с его безошибочными инстинктами. Смотри, как могуче и целеустремленно спит!
  
   ...Черное матовое небо, словно низкий потолок. Сырая брусчатка под ногами. Они были вдвоем во всем Городе: Всеслав и Мишка. Но кто-то пристально наблюдал за ними и чего-то ждал. И что бы они ни сделали, все было предвидено и просчитано. От этого мальчишке Всеславу становилось горько и обидно до слез. Он покрепче прижал к груди медвежонка и решительно двинулся вперед по некрутому подъему. По обе стороны улицы тянулись все те же здания со слепыми окнами, в которые невозможно заглянуть и в которых нельзя увидеть отражения, с неоткрывающимися дверями. "Наверное, это вообще не дома, а сплошные каменные кубы и только выглядят домами" - подумал Всеслав. Слева оказались распахнутые ажурные металлические ворота. За ними - небольшой дворик. Трехэтажное старинное кирпичное строение. "Школа." - узнал он - Не хочу". Из ворот тянуло тем, чего там никак не должно бы быть: пылью, мелкими страхами и волнениями, ничего не значащими неуверенностью и надеждами. Почему это здесь? Ну, и пусть остается! Всеслав прошел мимо и не стал оглядываться, хотя сзади зашумело что-то, причем звук был похож на включившийся вентилятор.
   А вот у Дерева он остановился на несколько минут. Оно росло на этой улице с незапамятных времен. Всеслав дважды в день проходил мимо него: торопясь в школу и возвращаясь домой. Как-то третьеклассники решили обхватить его ствол. Всеслав прижался к стволу, растопырил руки и позвал Юргена. Ничего не получилось. Окликнули пробегавшего мимо Сержа. Только тогда с трудом удалось соприкоснуться кончиками пальцев. "Вот это называется - в три обхвата!" - тяжело дыша сказал Юрген. Дерево осталось прежним - невозмутимым и очень большим. Оно много знало и наверняка много передумало за свою долгую-предолгую жизнь. И всегда молчало. Всеслав постучал по серой коре и неспешно пошел дальше.
   За перекрестком оказалась стоянка глайдеров. Бело-синих, желто-красных, сиреневых и оранжевых. Одно- и двухместных. Высотных и обычных. Как и везде, на стоянке совершенно никого не было. Одни аппараты стояли с открытыми колпаками, другие были закрыты. "Можно слетать к морю. Это рукой подать - двадцать минут. Жалко, что мама всегда так занята, и мы редко вместе бываем на Белом пляже. Только когда тетя Элли приезжает. Да, Мишка, та самая, что тебя сделала...." Всеслав прошел между рядами машин, наклонился в кабину ярко-красного глайдера и нажал кнопку включения. Глайдер зашипел, старательно расправил крылья. Медвежонок шевельнулся на руках. "Нет, не полетим, - успокоил его Всеслав, - не сейчас, во всяком случае".
  
   Зато библиотеки здесь не должно быть, это точно. Она стоит в совсем другом месте. Но сейчас - отчего-то здесь. И дверь, как принято, открыта. А вот здесь на серой каменной ступеньке любили сидеть девчонки. Вечно шептались о чем-то. А Юрген возмущался, что они путаются под ногами. Девчонки галдели в ответ. Окна в библиотеке не такие, как везде... За ними что-то виднеется. Войти, как полагаешь, Мишка?

Саракш

бывшее Государство Неизвестных Отцов

Крепость

9 июля 2158 года, 08.15 (время земное)

  
   В коридоре чадил, тарахтел и фыркал маленький потрёпанный дизель-генератор. От него в "подземный вокзал" тянулись кабели, питающие два прожектора. Их лучи заливали готовый к отправке поезд неестественно белым светом. Длинные черные тени, фантастически переплетаясь, метались по бетонным стенам и полу. Все засовы с мощной броневой двери были уже сбиты и срезаны, тяжелые створки распахнуты настежь. Из непроглядной темноты, куда уводили рельсы, тянуло мертвым тяжелым воздухом. "Не задохнулись бы служивые." - озабоченно подумал Кот.
   Перед поездом выстроилось отделение сопровождения, и Череш придирчиво проверял экипировку каждого солдата. Капрал в очередной раз поразил Кота и Циркуля. Он сумел раздобыть всем гвардейские комбинезоны, новые глубокие каски и высокие шнурованные ботинки, а также выдал солдатам лучшие автоматы, десантные и снайперские винтовки. Проверенные занимали места либо в броневагоне, либо на одной из платформ с танками.
   -Послушайте, Кот. - неуверенно сказал Раулингсон, - может все-таки капрал сядет за рычаги?
   -Договорились же, что поведу я. - досадливо ответил Кот. -Еще все успеют наездиться, а тут участок сложный.
   -Разрешите доложить, господа, проверка и размещение личного состава завершены.
   -Спасибо, капрал. Отправляемся.
   Череш козырнул и вскочил на подножку вагона.
   -Удачи вам. - Раулингсон по очереди обнял Кота и Циркуля. - О связи не забывайте. Каждый день - в условленное время. Будем с нетерпением ждать, когда вернетесь. До свидания.
   Кот направился к головной платформе, ловко вскарабкался наверх, по лесенке взобрался на броню "государя", помахал рукой. Из-под железных подковок его сапог летели искорки, хорошо заметные в полумраке и это отчего-то врезалось в память Раулингсона. "А ведь Лунин здесь совсем свой!" - подумал он и махнул в ответ.
   Пружины мягко отвели люк наверх, Кот втиснулся в отсек механика-водителя.
   -Але й тiсно ж y хатi! Дзай-хэ удай бу бхаза!- нарочито брюзгливым тоном сказал он, усаживаясь на узкое алюминиевое сидение. В наушниках шлема что-то зашебуршило. Кот торопливо надел его: -Да! На связи!
   -Плохо слышу! - кричал Циркуль, -Что у тебя?
   -Да ничего особенного. Сам с собой беседую. Поехали!
   "Ага, вот он, тумблер. Фары танка включены. Вполне приличная мощность. До чего же угрюмый туннель в этаком освещении! Теперь левая панель, крупный черный регулятор. Против часовой стрелки его, достаточно на два деления, не гонки устраиваем. (Послышалось усиливающееся рокотание двигателя). Ровно урчит, замечательно. Прогрев - с полминуты. Датчики горят бодрым желтым цветом, значит, все идеально. Рычаги чуть-чуть на себя, педаль слегка вжать. О, да мы колыхнулись. Сцепления лязгнули. Что, уже едем тихонечко? Да, поползли. Так и не надо торопиться, не надо".
   Поезд медленно втянулся в туннель, ведущий к поверхности. Дышать стало заметно труднее. Кот закрыл люк и включил дегазационную защиту. Прошло десять минут, пятнадцать. Вдруг что-то запестрело в свете фар на ржавых рельсах. Кот остановил поезд.
   -Алло! - тут же среагировал Циркуль.
   -Порядок. -ответил Кот, -Полный.
   В обрывках черного мундира, нелепо раскинув руки и ноги, на пути лежал скелет. "Убрать бы... Для этого надо выйти. Если со мной что-то произойдет, застрянем здесь, или, что совсем плохо, ускоряясь, покатимся назад под горку. Нет, нельзя. Уж, извини, гвардеец, нам надо дальше."
  
   Комментарий Сяо Жень (совсем короткий):
   Геннадий Юрьевич Комов не пришел проводить двух землян, отправлявшихся в рискованную экспедицию. Он в это время вместе с Л.Абалкиным решал куда более насущные проблемы контакта человечества и голованов.
  

Саракш

бывшее Государство Неизвестных Отцов

Крепость

9 июля 2158 года, 08.45 (время земное)

  
   -Выход. - констатировал Череш.
   Они стояли втроем перед освещенной танковыми фарами точной копией выломанных в начале пути ворот.
   -Рванем? - деловито предложил Циркуль.
   -Это зачем же? - удивился капрал. - С нашей-то железной зверюгой! Калитка открывается сюда, внутрь туннеля. Подцепим ее к передней платформе стальными тросами, поезд сдаст назад, распахнем за милую душу.
   -Зовите солдат. -согласился Кот. Он, сбив шлем на затылок, выглядывал из водительского люка.
   Тросы были закреплены, все вновь заняли свои места, состав медленно пополз назад. Толстые стальные струны натянулись, раздался душераздирающий скрежет и ослепительно-серый свет хлынул в расширяющуюся щель.
   "Еще немного... еще... ага, пожалуй, достаточно. Массаракш, у нас с вами, "государь" мой, пока все получается!". Кот довольно улыбнулся и одобрительно похлопал по броне.
   Отворачивающиеся от слепящего проема солдаты проворно убирали на места тяжелые металлические канаты. Было тепло и моросило. Впереди виднелся прозрачный лесок. Чахлые деревца проросли как по бокам железнодорожной ветки (кажется, совершенно неповрежденной, хотя рельсы были ужасающе ржавыми), так и на самом пути.
   -Ничего, проедем! - сказал Кот.
  
  
   [1] БВИ. А.и Б. Стругацкие. Обитаемый остров (GPI:\\S15-Literature-Historical\S\Strugacky\53\p211)
   [2] Эксперимент прошёл настолько успешно, что имел далеко идущие последствия. Сразу же возникла идея осуществлять все перемещения людей и грузов на "призраках" непосредственно с Земли в точку назначения. Это делало абсолютно ненужными промежуточные базы, такие, как, прежде всего, "Саракш-2" на Тристаре. Да и функции "Саракша-1" свелись бы к исполнению роли примитивного маяка и пункта подстраховки. КОМКОНовцы в самые сжатые сроки (август-сентябрь пятьдесят восьмого) разработали соответствующие проекты и предоставили их пред светлы очи начальников.
   [3] Выполнить этот заказ оказалось довольно затруднительно, поскольку отражатель на Земле вообще не производили уже лет пятьдесят, а из массового употребления он вышел сразу же после того, как фотонные звездолеты около века назад были отправлены на заслуженную пенсию.
   [4] Да мне кажется, подобное и в голову не могло придти ни Лунину, ни Луччатти! Сяо Жень
   [5] Радиограмма группе Г.Ю.Комова (персонально - В.Лунину, М.Луччатти)
   Уровень конфиденциальности - нет (шифрована)
   Дата: 8 июля 2158 г.
   Всеслав, Марко, здравствуйте! Всеслав, поздравляю с днем рождения! Дела в последние месяцы складываются так, что катастрофическая ситуация уже стала нормой вещей. Хонтийские и пандейские проблемы захлестнули Отчизну. Последствия Тузлинской резни, потоки беженцев, междоусобицы разбежавшихся Отцов и пр. отнимают у меня практически все время.
   Тем не менее, за вашей экспедицией буду следить со всем возможным вниманием, поскольку, в свете открывшихся обстоятельств, ее значение возрастает. Подробнейшим и регулярнейшим образом информируйте обо всем! Сообщайте незамедлительно по обычным каналам, пользуясь легендой. Лучше всего, если оба будете отправлять комплексные донесения: а)письменные отчеты или радиограммы (те и другие - шифрованные по наивысшему уровню защиты) б)ментограммы, в)фото- и видеоматериалы. В чрезвычайных обстоятельствах применяйте нуль-связь.
   Будьте осторожны и не рискуйте понапрасну! В критическом положении подавайте условленный сигнал тревоги и ждите помощи. Очень надеюсь и желаю от всей души, чтобы надобности в сигнале все-таки не возникло.
  
   P.S. Кот, поскольку Вы интересуетесь О.И. сообщаю, что совершенно неожиданно началась операция "Вирус". В подробностях - когда вернетесь. Не могу сказать, что мне это нравится. Если откровенно, то акции против островитян в настоящее время совершенно неуместны и несвоевременны, но так уж получилось. Очень хотелось бы, подключить Вас к операции по возвращении. Как вы настроены?
  

конец документа

  
  
   ХОД 10
  

Саракш

приграничный район на юге бывшего Государства Неизвестных Отцов

Чахлый Лес

12 июля 2158 года, 11.50 (время земное)

  
   Состав неспешно полз по мокрым рыжим рельсам. Колеса тихо, но необычайно противно скрипели по ржавчине. Спереди головной платформы, на которой стояла пятибашенная бронированная махина, был установлен острый буфер. Проросший между шпалами кустарник мгновенно выворачивало с корнем, тонкие деревья с треском ломало и отбрасывало под откос невысокой галечной насыпи. Большие и крепкие деревья на пути, по счастью, пока попались всего дважды. Оба раза капрал Череш расправлялся с ними шутя: облепляя стволы у самого корня ободком из пластической взрывчатки, подрывал так, что, шумя жирной темной листвой, деревья рушились набок. За поездом оставалась безобразная просека, усеянная искромсанными ветвями, ободранной корой и давленой зеленью. После того, как первый участок дороги от Крепости был пройден, Циркуль с высоты основной башни последнего танка обозрел учиненное позади разорение и возгласил с чувством:
   -Какая мерзость, однако!
   За рычагами головного "государя" сидел рядовой имярек. Капрал составил расписание, согласно которому солдаты были разбиты на двойки. Каждой паре вменялось в обязанность при обычных обстоятельствах, вести состав в течение полуторачасовой смены[1]. Водитель находился за рычагами, напарник подстраховывал. Управление "государем" было настолько простым, что обучение новичков "искусству вождения" заняло считанные минуты. Собственно, кроме педали скорости, ничего и не следовало использовать. Ведь танк применялся в качестве локомотива. Не требовалось уметь поворачивать машину, наблюдать за поведением атомных двигателей (панели которых Кот для пущей безопасности закрыл на ключ). В задачу водителя входило лишь одно - следить, чтобы скорость никоим образом не превышала 3,5 миль в час и тормозить при необходимости. По истечении полутора часов состав останавливался, капрал с соблюдением уставных предосторожностей производил замену водителей. При чрезвычайной же ситуации место за рычагами был обязан занять сам капрал, либо кто-то из "господ ученых".
   В основных башнях обоих танков иногда несли вахту наблюдатели. Время от времени башни медленно проворачивались, устрашающе всматриваясь в окрестности короткими толстыми пушечными стволами.
   Поезд выбирался из территории, лежавшей над Крепостью. Первые сутки прошли, в общем, без приключений. Правда, один раз слева проснулся замаскированный пулемет. Он выплюнул короткую очередь по колесам платформы, закашлялся и издох. Следующий мелкий инцидент был связан с переезжавшей железную дорогу блуждающей гусеничной зенитно-ракетной установкой. Ее пропустили и продолжили движение. Когда шумы и запахи Крепости уже остались позади, бдительный Череш обнаружил на железном полу хвостовой платформы и на броне "государя" грязные отпечатки лап голована и тут же лично оплел колючей проволокой все возможные лазейки.
   -Вот ведь прохвосты, а! И как только умудрились вскочить на ходу?! -поражался он, - А с дежурных ротозеев шкуру спущу!
   На второй день заросли как-то внезапно оборвались и сменились бурой пустошью. Совершенно неясно, по каким причинам она образовалась. На плешь, оставленную старым ядерным ударом, было абсолютно непохоже, замеры уровня радиоактивности и химической зараженности не давали никакого повода для беспокойства. Здесь несколько увеличили скорость, однако впереди вновь показалось редколесье.
   Состоялась очередная кратковременная остановка. Дождю, очевидно опротивело литься без перерыва и он затих. Царили тишина, сырость и густое тепло. Патруль обходил вокруг состава, солдаты осматривали и выстукивали колеса платформ и броневагона. Кот, Циркуль и Череш скучали на круглой малой орудийной башне головного "государя", ожидая, когда закончится смена водительского состава в танке.
   -Что ж, вот и Чахлый Лес, извольте видеть. - без особой радости констатировал капрал, опуская бинокль. -Перед ним стояли реденькие пограничные заставы, вроде той, где я служил. А в глухомань эту без крайней надобности никто не совался. Поговаривали, правда, что в Чахлый Лес порой убегали воспитуемые с каторги, но это, наверное, сумасшедшие, которые искали смерти помучительнее ... От голода, к примеру... В эти пропащие места даже охотники из мутантов не заглядывали, потому как искать нечего: ни дичи, ни съедобной зелени нет. Даже странно, если подумать: после густых джунглей - и такая местность...
   -Как раз ничего странного. - возразил Кот. - Чем ближе к Голубой Змее, тем почва лучше, а климат - прохладнее. А значит, леса должны быть гуще, листва деревьев - плотнее и зеленее. И напротив, чем ближе к Алебастровому хребту, тем хуже земли, сплошные каменистые равнины, а то и вовсе пески. Дождей много, но все без толку, вода впитывается, протекает в глубину и подземными потоками уходит к Голубой Змее. Какие уж тут заросли! Очевидно, дальше за Чахлым Лесом пойдет сплошная сухая степь. ("Сухая?" - оживился капрал, с отвращением взглянув на небо) А за хребтом вообще лежат песчаные и каменистые пустыни.
   -Господин капрал, смена произведена, осмотр закончен. Никаких происшествий и нарушений не отмечено. - доложил снизу разводящий, - Разрешите отдыхать?
   -Разрешаю.
   -Посидели, подышали, пора и домой? - спросил Кот. Череш длинно вздохнул. Удобства штаб-вагона, коими прежде так восхищался капрал, оказались относительными. Герметичность и газозащищенность обернулись вязкой духотой, сырость чувствовалась весьма ощутимо. Ложась спать, укрывались тщательно высушенными простынями, а просыпались под мокрыми, противно облеплявшими тело. Но выбора не было, приходилось терпеть, надеясь на улучшение погоды.
  

Саракш

Центральные районы Чахлого Леса

13 июля 2158 года, 7.10 (время земное)

  
   -Однажды морозной зимней стадией я от дома проследовал. Сильный мороз был... - раздавалось бормотание из-за полотнища топографической карты, словно занавеска отгородившей угол вагона.
   -Вы знаете иностранные языки? - поинтересовался кто-то из солдат.
   -Да, учил кое-что в детстве. - рассеянно ответил Кот, - Ну, и потом, в Департаменте много чужой научной литературы - и довоенной и современной. С языками у меня, если честно, не все гладко, вот время от времени и практикуюсь. Стихи перевожу. Хотя коллеге Циркулю, к примеру, это не нравится.
   Он снял испещренную пометками карту, аккуратно свернул ее, потянулся за следующей.
   Поезд замедлил ход. Послышалось комариное зудение телефона, связывавшего штаб-вагон с обоими танками. Капрал снял наушник:
   -Да, я. Ну, был такой приказ... Молодцы, что не забыли. С какой стороны заметили? Сейчас доложу, и, если потребуется, остановимся. Конец связи.
   -Господа ученые, - обратился Череш, - водитель заметил слева по ходу непонятный объект, спрашивает, следует ли останавливаться. Кстати, вот и сам объект. Вот в эти окошки отлично видно.
   У самой насыпи валялись останки громоздкого механизма. Тонкие светлые стволики деревьев окружали его, некоторые проросли сквозь большие шестерни и пазы.
   -Сложно определить, что это такое. - капрал находился в явном затруднении. - Котел, труба... Что-то вроде маховика... На маленький паровозик и похоже, и не похоже. Где колеса? Где тендер? Быть может - пароэлектрогенератор? Вон, смотрите, бело-синяя эмблема Департамента энергетики! Я ее вот уж сколько лет не видел, вроде бы даже позабыл, как выглядит.
   -Во всяком случае ясно, что до нас разведкой пути уже интересовались, притом, недавно. - веско сказал Циркуль.
   -Устройство в очень неплохом состоянии, даже защитная окраска не облезла. Сколько лет это здесь, как считаете, капрал?
   -Ммм... Год-два, не больше.
   Кот и Циркуль переглянулись.
   -Полагаю, нет нужды тратить драгоценное время на лишнюю остановку. - решил Кот. - Дальше, дальше! Но бдительности ослаблять не будем. Безлюдье - безлюдьем, а случиться может всякое.
   Череш с одобрением крякнул.
   Механизм остался позади, за толстыми пуленепробиваемыми стеклами опять монотонно замелькали тощенькие стволики, укутанные кружевной желтовато-зеленой листвой.
   -В сон клонит. - пожаловался Циркуль. - Все одно и то же, что слева, что справа.
   -Ложись да спи. - посоветовал Кот. - Но имеется и альтернатива: можешь поесть. Если желаешь - совмещай. А я пока в фотоотсеке посижу.
   Он приблизился к откатывающейся вбок металлической двери купе-лаборатории и стал возиться с ключами, которые были не более чем бутафорией. На самом деле еще за пару дней до отправки дверь оснастили присланным с Тристара сенсорным замком. Он открывался лишь после того, как опознавал папиллярные линии ладоней Кота или Циркуля. Никому другому, разумеется, законным способом войти в купе было невозможно. А при удачном взломе лаборатории злоумышленниками, ее содержимое мгновенно автоматически самоуничтожилось бы. Предосторожности никак нельзя было назвать излишними. В тесной клетушке, само собой, уже не имелось фотографического антиквариата местного имперского производства (отправили в земной музей), зато находилось достаточно устройств, которые могли бы повергнуть в шок аборигенов Саракша с мало-мальски развитым инженерным мышлением.
   В силикетовом сейфе покоился компактный "суперспасатель", который можно было включить лишь в самой тяжелой ситуации. Матовый цилиндр с ярко-алым навершием облекал включивших его землян пузырем защитного силового поля радиусом в полтора метра и посылал сигнал бедствия службам поддержки (в данном случае - на базы "Саракш-1" и "Саракш-2"). Там же лежал компактный передатчик на позитронных эмиттерах. Уже тогда многие брюзжали: "Устарел, маломощный...", но сотрудники КГБ очень ценили его за малые габариты и умопомрачительную надежность. Ходили легенды, что он способен некоторое время работать, даже будучи брошенным в поток вулканической лавы. Кроме того, передатчик бесконфликтно совмещался в великолепную рабочую пару с вычислителем "Баньши" и печатающим устройством, также помещенными в сейф. Белоснежный чемоданчик с жирным красным крестиком вмещал ПГД (переносной госпиталь Десантника). Нижний отсек занимал серебристый астроархеологический кибер-анализатор. Имелось и еще кое-что, не предназначенное для глаз саракшианцев.
   Кот оперся левой рукой на то место косяка, где были вмонтированы опознающие нанодатчики. Дверь тут же открылась, пропустила вошедшего и захлопнулась, имитировав щелчок замка.
   Автоматически включился плафон на стене, загудели вентиляторы. Кот набрал цифровой пароль на диске сейфа и распахнул силикетовые створки. Передатчик на верхней полке ожил, приветливо мигнул зеленым глазом. Проверка входящих сообщений показала, что прибыли два электронных письма. Кот, не печатая, прочел их прямо с экрана, озадаченно хмыкнул и поскреб не бритый три дня подбородок. Несколько минут у него заняла отправка ответных сообщений Страннику (дубликат - на "Саракш-2").
   После сеанса связи настала очередь малогабаритного полевого синтезатора. В багряном электрическом свете фотолаборатории синтезатор "Мидас" смотрелся весьма странно и даже зловеще. Кот открыл приемную камеру и аккуратно поместил туда принесенный сверток с тряпками, обрывками старой кожаной перчатки, смятой жестянкой, парой гильз и прочим хламом. Затем, подключив вычислитель к синтезатору, некоторое время что-то набирал на клавиатуре и чертил стилом на экране. Закончив работу, откинулся на спинку жесткого металлического стула и нажал кнопку выполнения. Синтезатор негромко заурчал, автоматически включилась индикаторная панель. Из выдающей камеры Кот извлек перевязанные красной ленточкой офицерские погоны, шнур и шеврон.
  
   Комментарий Сяо Жень:
   Из этого же тесного "жмущего в плечах" отсека осуществлялись ежевечерние сеансы связи. Надо отметить, что Сикорски с нетерпением ожидал каждого сообщения от В.Лунина. Начиная с открытия Рикарду Сантушем инопланетного происхождения основного узла Центра гипноизлучения, Экселенц жил в напряженном ожидании: когда, наконец, распутается гордиев узел саракшианских тайн. Секретные материалы, изъятые по приказу Экселенца из архивов и хранилищ Столицы, были скопированы и тут же отправлены на Землю. Там они попали к Джеральду Ли. Тот провел их быструю, но тщательную и всестороннюю обработку. Затем отчеты Дж.Ли переслали Р.Сикорски и тот получил новые основания для беспокойства.
   Стало очевидно, что предыстория недавних событий относится к временам, отдаленным на полвека в прошлое. Тогда на Саракше никто и не подозревал, что вскоре разразится мировая война. На Архипелагах западного полушария складывалась и укреплялась Островная Федерация, все более активно выходящая на геополитическую сцену. Островитяне проявляли живейший интерес к делам на Материке, рассчитывая в ближайшее время проникнуть туда. Академия Наук Федерации получила от Континентальной империи разрешение на заурядное географическое и биологическое обследование центральной части Алебастрового Хребта. Вне всяких сомнений, планировалась банальная разведывательная операция, прикрытая научными интересами. Вероятно, в январе 2103 г. липовые географы, ботаники и зоологи островитян, изображая вялый интерес к жутким легендам туземцев о долине Ужаса на Алебастровом хребте, проникли в долину. И вдруг рутинная и заурядная шпионская акция превратилась в дело первостепенной важности. В пещерных Храмах Смерти островитяне открыли остатки агрегата-излучателя Странников. Никаких гипотез об инопланетном происхождении агрегата у псевдогеологов и возникнуть не могло в силу абсолютного отсутствия представлений об иных планетах. Тем не менее, не будучи в силах разгадать природы найденного, они инстинктивно поняли его огромное значение. Островитяне постарались скрыть открытие и доставить артефакты на Архипелаги. Но не успели этого сделать. Ограничились вывозом тех единичных фрагментов загадочного устройства, которые второпях успели собрать и сумели транспортировать. Остальное (много больше!) было лет через двадцать собрано имперскими исследователями и впоследствии - уже после мировой войны - использовано для постройки гипноизлучающей сети в Отчизне.
   Можно предположить, что Р.Сикорски, ознакомившись с реферативными обзорами Дж.Ли, поразился как удачно совпали направления последних акций землян на Саракше. Он незамедлительно переправил отчеты Дж.Ли электронной почтой В.Лунину и поинтересовался мнением последнего, на что Всеслав осторожно ответил, что хотел бы высказать свои суждения по возвращении.
  

Саракш

Центральные районы Чахлого Леса

13 июля 2158 года, 10.30 (время земное)

  
   -Выспался?- полюбопытствовал Кот. - А что ночью будешь делать?
   -Спать! - пообещал Циркуль, потягиваясь и рычаще зевая.
   -Посмотрим. Ладно, приходи в себя и иди умойся. Дело есть.
   -Вечно, сударыня, заинтригуете...
   -А вы, Череш, постройте, пожалуйста, весь свободный личный состав. А, ну да, они же все тут не поместятся... Ну, пусть рассядутся, что ли: в тесноте, да не в обиде.
   Когда Циркуль с полотенцем на шее вышел из туалета, солдаты уже были собраны капралом, а сам он, несколько удивленный, ожидал дальнейших распоряжений.
   -Как вам известно, - торжественно начал Кот, - в Столице сложная обстановка. В государственном устройстве произошли огромные изменения. Армия переживает трудные дни. Но это не означает, что Отчизна может обойтись без вооруженных сил и отказывается от них. А раз сохраняется армия, значит, будут и офицеры. Командиром вашего маленького подразделения является капрал Череш. Бывший капрал.
   Череш вздрогнул.
   -"Бывший" потому, что теперь к нему надлежит обращаться "господин подпоручик"! К сожалению, по понятным причинам к нам сюда не могут прибыть высшие офицеры и вручить приказ о повышении в чине, подписанный генералами Балабачу и Га. Документ получен в виде фототелеграммы, вот она. Но, честно говоря, я этому даже рад, поскольку сам получаю возможность первым принести поздравления подпоручику Черешу и передать ему совокупно с приказом вот эти новенькие знаки офицерского отличия, которые лежали в сейфе и ждали своего часа. Конечно, дисциплина для солдата - превыше всего. Но давайте на минуту-другую выйдем за рамки устава, чтобы, не сдерживая чувств, от души и по-товарищески порадоваться за нашего славного командира. Ура!
   Кот торжественно передал смущенному Черешу офицерские регалии, а также лист матовой фотобумаги с машинописным текстом, печатями и подписями, под аплодисменты солдат сначала пожал ему руку, а затем обнял.
   -Ты что, разыграл человека?! - почти беззвучно прошипел Циркуль, когда солдаты окружили новопроизведенного офицера.
   -Не сходи с ума! - так же тихо огрызнулся Кот. - За кого ты меня принимаешь? Все официально, есть такой приказ. Это и еще кое-что другое устроил Экселенц по моей просьбе .
   ...Во время очередной остановки и развода смен Кот сообщил Черешу, что тому по возвращении из экспедиции предлагается должность командира взвода охраны Департамента научных исследований с соответствующим вещевым, пищевым и денежным довольствием, а также с выделением отдельной комнаты в офицерском общежитии столичного Академгородка.
   -Надеюсь, на недолгое время и вы вскоре смените это жилье на квартиру для семейных. - деликатно пожелал Кот. Подпоручик молчал. Он явно не умел быть растроганным, но теперь находился именно в таком непривычном для себя состоянии.
  
   Комментарий Сяо Жень:
   Очевидно, уважаемым читателям порядком надоели заметки на полях, относящиеся к личностным свойствам моего деда. Но, полагаю, что для внучки это вполне извинительно. Ведь в процессе изучения материалов из электронных архивов КГБ-КОМКОНа-2 передо мной все отчетливее вырисовывался не абстрактный образ "рыцаря плаща и кинжала", каковыми многие считают прогрессоров, а живой человек с его предпочтениями и предубеждениями, предрассудками и предвидениями. С его недостатками, наконец.
   Сейчас мне хотелось бы провести параллель между взаимоотношениями М.Каммерера с аборигенами Саракша и тем, как подобные отношения складывались у В.Лунина.
   Гай Гаал - один из интереснейших героев исторической повести братьев Стругацких "Обитаемый остров". И очень непростой. Есть известный афоризм у кого-то из старинных и малоизвестных писателей, кажется, у американца Марка Твена: "Настоящий друг с тобою, когда ты не прав. Когда ты прав, всякий будет с тобою". Сказано отменно. Однако многие ли, почитающие себя друзьями, сумели бы пройти такой вот тест на истинность: остаться с другом, когда, по-твоему мнению, он абсолютно не прав?.. Капрал Гвардии Г.Гаал эту проверку прошел с блеском. А ведь он отнюдь не розовощекий младенец. Гай, между прочим, расстреливал приговоренных, и неоднократно[2]. Но что же делает Мак Сим с преданнейшим ему другом? Судьба Гая сломана, тот погибает, брошенный в топку благородной борьбы Мака Сима. Да, для Мака это потеря, но ведь идет же битва за, битва во имя, битва во благо. Что ж, тогда: а)лес рубят - щепки летят, б)святая цель оправдывает средства, в)прогресс требует жертв г)на войне, как на войне и т.д., и т.п., и пр. Для Гая Мак был всем: другом, повелителем, символом веры. Для Каммерера же Гай - не более чем "один из". Влюбившейся в него без памяти Раде Гаал - сестре Гая - он великодушно оказывает снисходительное покровительство супермена. "Будем друзьями", так сказать. Не удивлюсь, если подсознательно М.Каммерер ставил на один уровень и голованов, и людей Саракша...
   А вот Всеслав Лунин никогда не снисходил до саракшианцев. Одни вызывали у него ненависть и отвращение, другие - уважение, третьи - сочувствие и жалость. Но в любом случае он ставил аборигенов на один уровень с собою. Судя по всему, во время экспедиции Лунин и Луччатти перешли с Черешем "на ты". Армейский служака искренне привязался к "столичным ученым" и начал их заботливо опекать. Он пресекал поползновения Циркуля нарушить режим безопасности, присматривал за Котом. При этом Циркуль виделся ему неким непоседливым младшим братом, требующим постоянного внимания и надзора, а Кот - старшим, начитанным и авторитетным, но, тем не менее, несколько академичным, малопрактичным, в быту нуждающимся в опоре и поддержке.
   Содержание бесед Всеслава и подпоручика, конечно не сохранилось. Ни архива ментограмм, ни дневников деда - повторюсь - просто не существует. Но могу предположить, что беседы эти становились со стороны саракшианца куда более доверительными и частыми, чем разговоры с М.Луччатти.
  

Саракш

у Белого Холма

15 июля 2158 года, 18.11 (время земное)

  
   Поезд пересек Чахлый Лес. Колея плавной дугой, кривизна которой чуть просматривалась, вышла на слабо всхолмленную равнину, покрытую жесткой травой и редкими кустами. Растительность перемежались с голой бурой потрескавшейся почвой. Рельсы и бетонные шпалы здесь оказались в превосходном состоянии.
   Дожди не беспокоили вот уже второй день. Правда, вчера с утра опустился туман. А это саракшианское природное явление, наверное, самое потрясающее для землянина. Туман приобретает совершенно потусторонний, мистически-готический облик. От завернутого рефракцией вверх и тающего в дымке горизонта седые струи и хлопья зловеще стекают к наблюдателю, сливаются, окутывают и вот уже наступает непроглядная ватная тишина, в которой только и остается, что присесть, чтобы хотя бы видеть землю у ног. Естественно, что поезд пришлось остановить на целых полдня. Бдительный подпоручик тут же поднял по тревоге отдыхающих солдат, вооружил и расставил часовыми вдоль всего состава. Недовольное бормотание и зевки часовых, которым, к тому же запрещалось курить, стихли лишь, когда мгла рассеялась и можно было различить изъявлявших неудовольствие. Туман растворялся так же быстро, как пришел. По верху щебенчатой насыпи он почти исчез, а слева и справа сизая мгла задумчиво сворачивалась в сывороточные хлопья. Из-под них проявлялись пологие шершавые склоны холмов, меж холмов местами виднелись уже желтоватые ложбины, покрытые жиденьким лозняком.
   Зато сегодня по саракшианским понятиям установилась исключительно "ясная" погода. С утра на востоке призрачно-серыми стали вершины холмов, а небо над горами посветлело быстрее обычного. Череш выглянул в потолочный люк броневагона, одобрительно крякнул и выбрался наверх. Кот и Циркуль последовали его примеру. Ровное серое небо приобрело легкий голубоватый оттенок и там, где полагалось быть солнцу, просматривалось слабосветящаяся область (Мировой Свет). Потолочные люки броневагона открыли и подпоручик разрешил рядовым "подышать" на крыше. "Ученые" и офицер сидели на теплой крыше, свесив ноги в люк.
   -Славно, что местность хорошо видно. - одобрительно сказал Череш, - В лесу, если честно, я себя чувствовал не в своей тарелке. Мало ли что... А тут даже ночью к пути не так-то просто подобраться. Ровнехонько! Правда, вот тот холмище впереди и справа... Сияющий какой-то...
   -А он так и обозначен на картах - Белый Холм. - сообщил Циркуль. - По-моему, для геологов тут было бы раздолье. До Алебастровых гор еще ехать и ехать, а их отросток вот где выпирает, словно гриб во чистом поле.
   -Этот не то меловой, не то гипсовый прыщ - часть Хребта? - поразился подпоручик. - Надо же! Посмотрим-ка. Да куда ж треклятый бинокль вечно девается? Ага, вот он!
   -Странно... - пробормотал Череш. -Должно быть показалось... Хотя...
   -Глядите-ка! - воскликнул один из солдат, указывая рукой вперед и вниз. Цепляясь за подрагивающие поручни, все склонились с правой стороны вагона.
   В промоине рядом с насыпью торчал из глины объеденный коррозией остов машины, явно боевой. Мало того, она, судя по всему, была хорошо бронированной, но броню, вооружение и двигатель безжалостно сорвали, оставив раму с несколькими катками.
   Он долго вглядывался в поднимающийся горизонт, крутя регулировочные кольца объектива.
   -Имперский "Вепрь"! -ахнул Череш. -Кто ж его тут подбил? А главное, кто смог так ободрать? Что-то мне это не нравится. И холм этот... А ну, всем внутрь! Живо! Господ ученых в первую очередь убедительно прошу укрыться...
   -Нет. - отрицательно покачал головой Кот, - Пойдем в башню головного танка. А ты, Циркулек, прыгай вниз и включай внутреннюю связь.
   -Да что случилось-то? - обеспокоился Циркуль.
   -Видишь ли, на военном языке - и, думаю, подпоручик это подтвердит - такой холм называется "господствующей над местностью высотой". Так вот, на макушке этой высоты имело место подозрительное движение.
   -Ага, выходит, мне не почудилось... Ну и зрение у тебя! - проворчал подпоручик.
   Кот и Череш перемахнули через многоствольную ракетную установку, пробежали вперед по бронированной крыше и с лязгом спрыгнули на теплую корму "государя". Делом считанных секунд было взобраться на головную башню. Оба застыли в люках, прислушиваясь и вглядываясь в сторону Белого Холма. На его вершине распухало и вытягивалось желтое облачко, а в воздухе нарастал густой басовитый свист.
   -Захлопни дверь, не студи хату! -подпоручик толчком впихнул Кота внутрь и проворно скрылся сам. Упали люки, но сейчас свист был слышен даже в танке. Дойдя до высшей точки, он сменился чудовищным грохотом, ощутимый толчок слева колыхнул танк и по металлу застучало.
   -Перелет! - закричал Череш. - Сверхкрупный калибр! Кто это и что будем делать?
   -Разворачивай башню, наводи на холм.
   -Да много ты настреляешь нашей хлопушкой!
   -Наводи, говорят! - рявкнул Кот, схватил шлем и, не надевая, скомандовал в микрофон: - Водитель, остановка и полный назад до команды!
   -Навел! - доложил Череш.
   -Заряжай! Да не этим, другим, с зеленой полоской вокруг гильзы. Вот, хорошо... Проверь наводку. Тщательней!
   Вновь засвистело, второй мощный взрыв сотряс состав теперь уже с правой стороны.
   -Недолет. - констатировал подпоручик. Его лицо в электрическом свете казалось изжелта-белым, из под фуражки потекли струйки пота. - Всё, пристрелялись. Следующим накроют. Эх!
   -Огонь! - скомандовал Кот. Череш вдавил кнопку. Пушка коротко и гулко ударила, гильза выскочила, зазвенела по металлическому полу. От порохового дыма запершило в горле.
   -Заряжай вторым. - приказал Кот, прильнув к окулярам. Подпоручик торопливо выполнил распоряжение и тоже закрутил перископом.
   -С-святые заступники... - вдруг растерянно сказал он. - Трижды массаракш! Что там случилось?!
   Холм увенчался зеленоватым мерцающим ореолом. Свечение плавно усилилось, взвихрилось, фосфоресцирующие языки потянулись по белым склонам. Огромные клубы мутного дыма вспухли, заволокли "господствующую высоту", уплотнились, начали подниматься неровным травяного цвета кипящим столбом.
   -Куда мы им угодили? В склад боеприпасов, а? Что у них ахнуло?- поражался Череш. Вдруг он осекся и вместе с вращающимся сидением повернулся к Коту. - А может - не "у них"... Может быть это мы чем-то эдаким стреляли? Да, да, ведь не зря же ты именно "зеленый" снаряд... Новое атомное оружие, да?
   -Новое. Не атомное. Разряжай, второго выстрела не понадобится.
   -Кот, Кот! - надрывался в наушниках голос Циркуля. - Почему не отвечаешь? Эксплозит? Зачем?!
   -Потом поговорим. - раздельно ответил Кот и переключил связь: - Водитель, опять стоп и затем - вперед со скоростью вдвое больше обычной. Но не забывайте наблюдать за рельсами - впереди могут быть повреждения. Кстати, как настроение? Вот и славно...
   -А ну, как снова ударят? - осторожно спросил подпоручик, - Не лучше ли подождать?
   -Во-первых, не ударят. Полагаю - уже некому. Во-вторых, медлить никак нельзя, потому что скоро пылевые облака докатятся до колеи и неизвестно, сколько времени придется простоять в непроглядной тьме. Да сам посмотри.
   Кот откинул люк и по пояс выставился из башни.
   -Эй, эй! - обеспокоился Череш, - Что делаешь? Облучишься! Смотри, какой "гриб" вырос.
   -Выглядывай без опаски. Радиации нет вообще. А "гриб" тут ни при чем, он появляется при любом мощном взрыве, даже не ядерном.
   Поезд преодолел участок, к которому уже подкатывалась бугристая стена буро-зеленой пыли.
   -Вовремя успели отъехать. - заметил подпоручик. - А, все-таки, откуда взялись эти снаряды? Не лежали же они в танке с самого начала.
   -Безусловно, нет. Родной Департамент выделил нам несколько штук опытных образцов, как раз сейчас проходят испытания, на вооружение еще не поступили.
   -Тогда вот что. - твердо сказал Череш, - Рядовым, думаю, незачем объяснять. Меньше знаешь - крепче спишь. Давай придерживаться версии, которая мне сперва пришла на ум: метко выстрелили - снаряд попал в хранилище вражеских снарядов - там все сдетонировало.
   -Молодец! - одобрительно кивнул Кот. -Совершенно верно!
   -Подпоручик объяснил служивым, как условились, что взорвался склад боеприпасов на холме. Те восхитились и, безусловно, поверили. Все в полном порядке. Утечки информации нет. С чего ты взбеленился, Циркуль?
   -Издеваешься? Разве дело в одной секретности? Не понимаешь, что произошло? Че-Пе - чрезвычайное происшествие! На чужой планете применено эксплозитное оружие и..
   -А для чего же мы его получали?!
   -Не перебивай, Кот! Оно выдано для вынужденного применения в исключительно опасной, экстренной, из ряда вон выходящей ситуации, а не для пальбы при первой же возможности! Что, попрактиковаться в стрельбе по живым целям захотелось? Если не ошибаюсь, в свое время какой-то Лунин резко критиковал какого-то Каммерера за бессмысленное разрушательство!
   -Не ори, солдаты услышат. Тебя даже скрип колес не заглушает. И вообще успокойся и попробуй порассуждать. Кому и почему вообще надо доказывать, что именно такая ситуация и сложилась? Разве это не очевидно?
   Во-первых, совершенно неясно, что находилось на Белом Холме. В эти места, как мы были уверены, никто и никогда со времен падения Империи не стремился. Но вот по нашему поезду выпущены два сверхтяжелых снаряда. Вес каждого я оцениваю от полутонны до семисот килограммов. Руками их не бросишь. Следовательно на вершине Холма находилось орудие. Причем такую пушку так просто не поставить. Это стационарная установка, которые, как правило, размещают в особых сооружениях. Ну, там целый дорогостоящий комплекс бункеров, узкоколеечек для подвозки снарядов, укрытий, того да сего. Так вот, Циркуль, способен ли ты ответить на вопросы: а)для чего и б)когда это все было построено? Нет? Тогда продолжаю.
   Во-вторых, обслуживанием и поддержанием в боевой готовности едва не уничтожившей нас пушки должен был заниматься многочисленный гарнизон. Вопросы: а)кто его содержал? б)каким образом? Хотя бы какие-то соображения на сей счет имеются? Тоже нет?
   В-третьих (и главных), нам никто не предлагал остановиться и, скажем, предъявить документы. Вот что меня настораживает больше всего. Не было попыток запретить проезд или захватить эшелон. Сразу же был открыт огонь на поражение. Но не проще ли было бы разрушить пути и вообще обойтись без стрельбы? Может ли кто-то из присутствующих вразумительно пояснить, чем вызвана такая реакция неизвестных нападавших? Или присутствующие будут и далее слезливо морализировать на тему о том, что злодей Кот отдал людоедский приказ стрелять по "живым целям"?
  
   И, наконец, что вообще, по твоему мнению, следовало делать в ту минуту, которая у нас оставалась перед падением третьего снаряда, ставшего бы для нас последним? Молчишь, Циркулище? Как ты там выразился: "бессмысленное разрушательство"? Красивое слово, надо запомнить...
   -А все же, что по этому поводу скажет Комов? Что решат на Земле?
   -Собственно, при чем тут Геннадий Мудрый? Мы теперь в полном подчинении у Странника и его приговор по делу должен стать для Земли определяющим. Нет?
   -Но в таком случае Странник должен быть информирован немедленно и подробно!
   -А вот с этим я полностью согласен. Именно немедленно и непременно подробно. Ладно, Циркуль, давай прекратим диспут и вернемся в вагон. А то маячим тут верхом на танке, вон уже и Череш тревожится, выглядывает.
  
   Комментарий Сяо Жень:
  
   По причинам, которые позднее станут для вас совершенно ясны, дед не понес ответственности за применение эксплозитного заряда на Саракше.
   Между тем на Земле почти сразу же последовали несколько попыток создать компетентные комиссии, беспристрастно разобраться, адекватно отреагировать, строго взыскать и пр. и пр. Надо отдать должное Р.Сикорски. Он с полным пониманием отнесся к событиям у Белого Холма и расценил действия В.Лунина как совершенно правильные и соответствующие сложившейся ситуации:
  

Электронная копия письма[3]

Дата: 17 июля 2158 года г. 12.00 час.

Куда: WC-Chering@w.w.c

Кому: Эжени Пастер

Тема: "Прошу не мешать!".

Содержание: действия сотрудников КОМКОНа-2 на планете Саракш.

  
   ...Поражаюсь самоуверенности встревоженных активистов-общественников (прежде всего из пресловутого"Red Peacе"), не только никогда не бывавших на Саракше, но вообще не покидавших Землю! Они берут на себя смелость судить о целесообразности использования эксплозитного оружия. Работник КОМКОНа-2 получил его именно для того, чтобы применить при крайней необходимости, что и произошло. По нашей экспедиции неизвестными были выпущены два снаряда из артиллерийской установки сверхкрупного калибра. Тем, кому данное словосочетание ничего не говорит, рекомендую обратиться к данным БВИ и прочесть все, так или иначе относящееся к земной артиллерии 20 века. Отмечу лишь, что выстрелы из созданных и примененных на Земле легендарных пушек "Дора" и "Большая Берта" производились с очень (!) большими интервалами, а при атаке на наш поезд промежутки между падениями первого и второго снарядов составили приблизительно сорок-пятьдесят секунд (что, кстати, невероятно трудно объяснить!). Третий же взрыв оказался бы роковым. Поэтому я рекомендовал бы обсуждать не вопрос об оправданности применения эксплозитного оружия, а форму благодарности нашему сотруднику, который менее чем за минуту принял и осуществил единственно верное решение, спасшее чрезвычайно важную для нас экспедицию. И никоим образом не следовало бы даже упоминать о прекращении экспедиции и отзыве М.Луччатти и В.Лунина!
   А аргументы упомянутых болтунов-общественников и огульных критиков КОМКОНа-2 о якобы нанесенном ущербе экологии Саракша вообще не могут быть восприняты всерьез. Критики, видимо, просто не знают, что планета пережила мировую ядерную войну. О каком ущербе от "чистого" эксплозитного взрыва и о каком нарушении экологического баланса может идти речь на зараженной до предела (и за пределом!) планете?!
   ...В дальнейшем самым убедительным образом прошу не отвлекать меня по подобным поводам и вообще оградить от таких запросов. Пусть демагоги-общественники займутся чем-нибудь более полезным.
   Всё. Точка.
  
   Сикорски
  

конец документа

  
  
  

Саракш

Лощина.

17 июля 2158 года, 12.05 (время земное)

  
   Полотно железной дороги было проложено по галечной насыпи, достигавшей в высоту футов тридцати. По обе стороны насыпи лежала обширная Лощина - заболоченное пространство, заросшее тростником, кустарниками и редкими деревьями. Лощина оказалась обильной на живность: уйма мошкары, по счастью не поднимавшейся до уровня насыпи, масса толстых пиявок, мешавших набрать воды в алюминиевые фляги. Тысячеголосые хоры ядреных лягушек буквально оглушали по вечерам. И даже лозняк здесь стоял упитанный и свежий. Поезд двигался на очень малой скорости. Уже четырежды приходилось останавливать состав и соединять разошедшиеся на стыках рельсы. Еще одна остановка была вызвана несметным количеством упитанных амфибий, вздумавших зачем-то перебраться на другую сторону насыпи. Чтобы колеса не соскользнули с рельсов, Черешу пришлось нарядить пятерку рядовых с камышовыми метлами для расчистки пути от полчищ земноводных. Удивительно, но у солдат это вызвало куда больше обсуждений и комментариев, чем инцидент близ Белого Холма.
   В отношениях же двух КОМКОНовцев после этого инцидента пролегла медленно расширяющаяся трещина. Кот и Циркуль стали реже и как-то суше общаться. Зато в глазах подпоручика после тех же событий авторитет Кота поднялся до небывалой высоты. Он подолгу просиживал с Котом на крыше вагона или на башне "государя", превратив собеседника в живую энциклопедию. Телевизоров в казармах на Юге, разумеется, не было, о том, что изобретено цветное телевидение, он знал только понаслышке (да вряд ли можно было бы почерпнуть что-то познавательное из передач "Первого Канала" Отчизны). Все книги из убогой гарнизонной библиотеки были им прочитаны и Череш, как выяснилось, просто тосковал по новому знанию. Для него, получившего среднее образование в школе провинциального городка, и костеневшего в беспросветном однообразии службы, доступные и увлекательные рассказы Кота об основах структуральной лингвистики и физики поля, о теории исторических последовательностей и метапсихологии оказались форточкой, открытой в новый, загадочный мир. Честный и порядочный человек, немало испытавший и мало что знавший, он тем более жадно слушал Кота, что у последнего были немалые способности учителя и популяризатора. Кот заметил, что подпоручик после его импровизированных лекций, смущаясь, записывает их содержание. ("Ну вот, и апостолом обзавелся!" - мысленно ухмыльнулся Кот, но был польщен и тронут). После этого он подарил Черешу двухсотлистовую общую тетрадь и "вечный" карандаш.
   С гнилостными испарениями, поднимавшимися от болота, все уже свыклись. Но, когда Лощина осталась позади, дружно и с немалым облегчением вздохнули. Ржавая колея выбралась на жесткую и сухую поверхность. Здесь скорость увеличили. Проехали мимо карьера, где когда-то, видимо, добывали щебень, из которого и сооружали насыпь. Тут от пути к карьеру отходило ответвление. На нем когда-то стоял состав из дюжины высоких вагончиков-самосвалов, часть их упала и валялась на боку, галька под ними была покрыта бурыми потеками ржавчины. А дальше, в сторону карьера, воздух над рельсами мутно струился, и подрагивал...
  

Саракш

Мост.

18 июля 2158 года, 06.05 (время земное)

  
   -Мост. - Череш указал рукой впереди влево. - Зевают наши водители. Ничего не сообщили. Взыскать что ли?
   -Не надо. Им просто не видно. -заступился Кот. - Это отсюда все как на ладони... Да, действительно, фермы торчат.
   -Опять задержка. - вздохнул подпоручик. -Почему?
   -"Предлагается принять к неуклонному руководству следующие правила движения по мостам танков "Государь": 1.на однопролетных мостах - только один танк одновременно, 2.на многопролетных мостах может быть несколько машин, но не менее чем в 150 футов друг от друга. Движение по мосту во всех случаях должно производиться так чтобы ось танка строго совпадала с осью моста. Скорость на мосту - не более 10 миль в час". - монотонно процитировал офицер.
   -Что-что? -ошарашено спросил Кот.
   -Правила невнимательно читаешь. Мы же целую пачку нашли в Крепости.
   -Ага! Ну, да... Так это о движении танков своим ходом. А у нас хоть и маленький, но поезд. Все же сцеплено, какие могут быть интервалы? Поедем, как есть "одним куском".
   Все-таки по настоянию Череша состав остановился перед мостом. Провели разведку и экспресс-обследование опор и ферм. Мнения подпоручика, Кота и Циркуля совпали: железные конструкции сохранились просто великолепно, повреждений обнаружить не удалось. Но решили не рисковать. Вначале по мосту перешли вооруженные солдаты во главе с Черешем и Котом. Затем Циркуль сел за рычаги "государя" и лихо перевел пустой поезд на другую сторону.
   -А забавно будет, если мост сейчас возьмет и обрушится! - нервно хихикнул веснушчатый старший рядовой, когда переправа была завершена.
   -Ну и что? - осадил его Череш, - Танки-то при нас. Вернемся на них верхом. С меньшим комфортом, разумеется.
   Кот скептически фыркнул.
   За мостом остановились и устроили длительный привал. Подпоручик разбил рядовых на пятерки и разрешил по очереди искупаться в маленькой речушке, поскольку замеры показали, что она не заражена. Кот был причислен к второй пятерке. В воду он входил с некоторой опаской, ощупывая ступнями дно. Но никаких неприятных "сюрпризов" не оказалось, песок был мелким и чистым. У берега над овальными листьями поднимались розоватые цветки вроде земных кувшинок.
   После купания Кот вытерся жестким полотенцем и, уже одеваясь, вдруг замер. Он поймал себя на том, что подумал: "Нет, есть ведь у нас отличные места!" И это "у нас" промелькнуло совершенно естественно.
   Застегиваясь на ходу, Кот поднимался по берегу. Сзади плескалась следующая пятерка, парни, гогоча, ныряли с нависшего над водой ствола дерева. Завистливо ожидавшие своей очереди служивые тем временем закачали воду в баки под полом вагона, заполнили все переносные емкости. На стволах танковых пушек висело выстиранное солдатское белье, сушились на траве сапоги, распространялись запахи разогреваемых мясных консервов.
   -Идиллия! - констатировал Циркуль и, ухмыляясь, объявил об очередной витаминно-укрепляющей инъекции.
  

Саракш

Станция.

19 июля 2158 года, 08.05 (время земное)

  
   Короткий перрон перед полуразрушенным зданием выглядел безнадежно. Сквозь трещины в бетоне пробивались трава и маленькие кустики.
   -Даже странно, - пожал плечами подпоручик, - станция какая-то... Для чего, зачем, кому она здесь нужна. Посмотрим?
   -Туда и обратно. - решил Кот. - Собирайся и возьми двух бойцов.
   ...Сгоревшие пакгаузы ничего интересного не обещали. В складах с рухнувшей крышей виднелись останки металлических бочек и груды заросшего бурым мхом угля. Поэтому не сговариваясь, Череш, Кот и Циркуль направились к полуоткрытой двери станции. Распахнуть ее не удалось, и солдаты сшибли ее парой пинков. Гнилой пол предательски потрескивал при каждом шаге, от кирпичных стен с отпавшей штукатуркой противно пахло плесенью. В разбитые окна врывались сквозняки.
   Трухлявые столы и стулья, шкафы, рухнувшие после того как сгнили их ножки. Вороха серой пыли в ящиках, некогда бывшие бумагой.
   Тихий заунывный вой раздался впереди, метнулся из стороны в сторону и оборвался.
   Череш мгновенно выхватил пистолет из кобуры, луч его фонарика описал полукруг. Солдаты щелкнули затворами автоматов, уперли приклады в плечи. Кот повел стволом "герцога" влево-вправо.
   Дверной проем в одну из комнат был загорожен грубой металлической вешалкой. Ее оттащили в сторону, Череш вошел и тут же попятился:
   -Н-не стоит, пожалуй... сюда... -хрипло пробормотал он.
   -Что там? -заглянул через его плечо Циркуль. - Массаракш!
   На грубом подобии не то нар, не то лежанки в подрагивающем луче фонарика виднелась большая темная куча, достающая чуть ли не до просевшего потолка. Сквозь бурые лоскутья проглядывали кости, скалились черепа с остатками волос.
  
   -Человек двадцать-тридцать, никак не меньше. Что тут было?
   -Понятно, что. - тихо сказал подпоручик. -Смотрите, вот у одного пулевое отверстие, у другого. А это, кажется, была женщина и у нее - то же самое. Причем все происходило не здесь - под ногами нет ни одной гильзы. И дело, кажется, не в уголовщине: всех убивали одинаково аккуратно - пистолетным выстрелом в середину лба, никто не раздет, обувь не сняли, обратите внимание - золотые часы блестят у кого-то на руке.
   Солдат издал мычащий звук, сорвал фуражку и зажал ею рот и нос.
   -Казнь? - спросил Кот. -Гвардия?
   -Я бы не сказал. На приведение приговора в действие совсем не похоже. Нет, не почерк гвардейцев... Скорее - ликвидация. Думаю, давно было дело. Вероятнее всего, в конце Большой Войны. Наверное, спецслужбы империи приложили руку, но разве сейчас определишь. Возможно, избавлялись от нежелательных свидетелей или производили санитарную чистку, уничтожая неизлечимых и заразных больных. Пойдемте отсюда...
   -Да, действительно. -поддержал Циркуль.
   Кот не мог отвести взгляда от темной кучи. В этих людей не могли стрелять другие люди. Стреляли похожие на людей киберы. И вместо глаз у них были датчики, синие, с мёртвым глянцевым блеском. Киберы ждали, пока приговоренные встанут, автоматически поднимали оружие, стреляли, отступали назад, меняли расстрелянные обоймы на заряженные. Ждали, когда бросят в кучу трупы и приведут новые жертвы. И не было страха за промах, за ранение, убивали всегда наповал. И не визжали недобитые, не харкали кровью. И киберам не хотелось ни уйти, ни напиться до потери сознания. Программа заставляла стрелять и стрелять. Кот потряс головой, прогоняя наваждение.
   К броневагону возвращались с оглядкой, держа оружие наготове.
   -А ведь даже в Крепости мы ничего подобного не видели. -сказал Череш Коту, уже стоявшему на подножке.
  

Саракш

Пески. Алебастровый Хребет

20 июля 2158 года, 11.105 (время земное)

  
   Справа, милях в пяти, возвышались серые потрескавшиеся склоны Алебастровых Гор. От них до самой железнодорожной ветки и по левую руку до самого горизонта бугрилась мелкими барханчиками серая равнина.
   -Славно, что дорога на этом участке лучше, чем где-либо. -заметил подпоручик. -Едем-то с приличной скоростью.
   -С ней. - согласился Кот, -Только радуйся с оглядкой. Еще неизвестно, чем нас встретит туннель.
   -?
   -Впереди колея упирается в отрог хребта. За отрогом - продолжается. Значит, туннеля просто не может не быть. Остается надеяться, чтобы там не было завалов и обрушений.
   Когда морщинистые скалы нависли над головным танком, показался окаймленный темным бетоном зев туннеля. По обе стороны стояли покосившиеся деревянные будочки, некогда окрашенные в казенную черно-оранжевую сторожевую полосу.
   Ничем неприятным путь под горой, к счастью, не ознаменовался, не считая сильнейшего сквозняка. Когда поезд выполз на открытое пространство, Алебастровый хребет был уже, что называется, рукой подать. И через три часа Кот отдал распоряжение остановиться.
   -Мы на месте. -объявил он.
  

Саракш

Пески. Алебастровый Хребет

20 июля 2158 года, 14.25 (время земное)

  
   Они стояли втроем на корме головного "государя" и обозревали окрестности. Перед входом в Ущелье Ужаса поблескивало небольшое озерцо почти правильной круглой формы.
   -Воду отсюда пить строго воспрещаю. - сказал Циркуль. -И даже умываться не рекомендую - облезете. Я только что получил результаты замеров: серьезное химическое отравление водоема.
   -Насчет умывания - учтем. -кивнул Череш. - А сейчас надо обдумать, как добраться до пещерных храмов. Известно, сколько до них?
   -Около двух миль. В двуглавой горе, очевидно... Нет, пожалуй, в той, что левее...
   -На первый взгляд кажется, что совсем рядом, но все не так просто. -озабоченно покачал головой офицер. -Речь ведь идет не о прогулке в столичном дворцовом парке. Надеюсь, господа ученые, вы и в мыслях не допускаете, что я позволю вам отправиться туда без оружия? Между тем две мили тащить на себе все ваше оборудование плюс автоматы и, по крайней мере, один пулемет, знаете ли...
   -Зачем же ноги сбивать и спины горбить? -удивился Кот. -Давайте прямо сейчас отстегнём заднего "государя" от платформы. К вечеру управимся, а завтра поедем.
  

Рабочая. Локальная связь[4].

"Саракш-2"

Для ретрансляции Р.Сикорски

Уровень конфиденциальности - нет.

Дата: 24 июля 2158

  
   Экселенц!
   Все подробности, какие Вас заинтересуют - конечно, при личной встрече.
   Пока же - самый общий и лаконичный отчет об исследовании пещерных храмов бога Смерти в Ущелье Ужаса. Как следовало из тех материалов, которые вы нам предоставили, в пещерах можно было найти артефакты, оставленные Странниками (в том числе - так называемые "батарейки заводного чертика", использованные для постройки психоволнового генератора). Результаты поиска оказались отрицательными.
   Исследование пещерных храмов производилось в течение двух суток. В первый раз группа (В.Лунин и четыре солдата охраны с офицером[5] приблизились к объекту на танке, снятом с платформы. Вход в центральное святилище был блокирован при помощи искусственно организованного обвала теми, кто был там в последний раз. Однако применение нейтронного резака позволило проделать входное отверстие в завале менее чем за полчаса. После чего В.Лунин обнаружил в малом зале храма под трехтонной плитой алтаря центральную шахту, уходящую вглубь на 32 метра от поверхности.
   В первый же день при помощи кибер-анализатора было произведено общее обследование и определены количественные параметры объекта. Впоследствии М.Луччатти и В.Лунин попеременно осуществили еще три рейда по объекту.
   Комплекс сооружений представляет собой двенадцать радиально расходящихся от центральной шахты коридоров, круглых в сечении, диаметром в 545 см. Длина этих лучевых туннелей различна (от 55,6 м. до 117 м.). Направления коридоров по нашему предположению соответствует расположению геомагнитных узлов планеты. Все проходы, кроме двух заканчиваются сферическими камерами диаметром 1049 см. Два коридора ведут к цилиндрическим помещениям высотой по 917 см. и диаметром 911 см. Никаких других помещений не обнаружено.
   Материал облицовки всех помещений - янтарин средней яркости. Воздух в помещениях обладает повышенным содержанием кислорода, сухой; температура +25,3® С, давление несколько ниже, чем снаружи. Запыленность отсутствует. Предполагается, что такие условия создают кондиционеры - так называемые "жабры", обнаруженные в центральной шахте.
   Помещения неплохо освещены, но источников света определить не удалось. Как это характерно вообще для всех известных нам сооружений Странников, слабо светятся боковые и верхние поверхности помещений.
   Объект покинут давно. Общий возраст сооружений 39 500Ђ100 лет. Астроархеологический кибер-анализатор АСА-59, показал, что сразу после постройки и ввода в действие объект был оставлен строителями. Несколько (5-6?) веков назад произошло саморазрушение неких предметов, установленных в сферических помещениях. Мы склонны полагать, что мельчайшая тяжелая серая "пыль", в больших количествах обнаруженная на полу, является продуктом самоуничтожения артефактов. Состав "пыли" кибер-анализатор определить не смог, образцы были взяты в каждой из камер, хотя визуально они представляются абсолютно идентичными.
   Тем не менее, судя по увиденному, самораспад коснулся не всего. В семи сферических помещениях обнаружены в стенах треугольные и круглые ниши различной глубины (от 150 мм. до 923 мм.). Очевидно, там сохранилось нечто, извлеченное саракшианцами сравнительно недавно. На янтарине оставлены следы грубого взлома и термического воздействия, пыль хранит многочисленные отпечатки обуви. Судя по обнаруженной там форменной офицерской пуговице, изъятие уцелевших при самораспаде элементов системы было произведено военнослужащими Континентальной империи. Даты выпуска на найденных а)обломке расчески, б)сломанном карандаше и в)обрывке от упаковки сигарет указывают на то, что это произошло около 2124-2125 гг.
   Еще раз сообщаем, что никаких артефактов нами не было выявлено.
   Полагаем, экспедиция выполнила стоявшие перед ней задачи и может возвращаться.
  
   В.Лунин, М.Луччатти
  
   P.S. Особое мнение.
   Экселенц, полагаю, что сооружения должны быть уничтожены. Мотивы полагаю настолько очевидными, что даже не привожу их. Произведенные мною расчеты были отосланы на "Саракш-2" и там проверены на большом вычислителе. Все сходится - небольшие эксплозитные заряды, заложенные в указанных на схеме местах приведут к полному разрушению объекта не только без какого-либо урона окружающей среде, но и совершенно незаметно для аборигенов.
  
   В.Лунин
  
   P.P.S. Особое мнение.
   Экселенц, категорически протестую против вмешательства в судьбы целой планеты. Считаю уничтожение объекта необратимым действием, последствия которого, по меньшей мере, непредсказуемы!
  
   М.Луччатти
  

конец документа

  
  
  

Рабочая. Локальная связь. [6]

"Саракш-2"

Для ретрансляции В.Лунину, М.Луччатти

Уровень конфиденциальности - нет.

Дата: 24 июля 2158 г.

  
   Да что за молодежь пошла! С какой-то манией взрывать все, что ни попадется под руку! Один центры излучения сносит, другой - холмы с суперпушками, теперь вот до артефактов Странников добрались... Оставьте все, как есть, юные пиротехники, только опять надежнейшим образом завалите вход. Возвращайтесь. Но не к Крепости. Посмотрите на карту: на 486-й миле есть ответвление железной дороги, мы его вначале проглядели. По нему доберетесь до Южной Магистрали, а оттуда двигайтесь через плотину Бузурчанской ГЭС им. маршала И.Петроцу прямо к Столице. "Зеленый свет" обеспечу.
  
   Удачи!
  
   Сикорски
  

конец документа

  

Саракш

Отчизна, южная окраина Столицы,

Подвал полуразрушенного дома в Сыпном тупике

4-й час, 25 дня месяца Яблок, 9578 год от Озарения

  
   -Умник! Вот оно! Ваш человек из окружения Странника передал, что тот ждет необычный поезд с юга. Две платформы с какими-то ископаемыми танками и не менее антикварный вагон. Приказано взять под особый контроль его продвижение и дать "зеленый свет" по классу "правительственный-экстра".
   -Ого! Но вы убеждены?..
   -Вне сомнений! Вот схема железных дорог, извините, слегка испачкалась. Смотрите, ждут отсюда. А как вам понравится вот это местечко?
   -Вы правы, Кох. Как раз то, что нужно. Отправляйте туда ваших головорезов!
   -Обижаете, Умник. Хорошо, что вас не слышат. Они не бандиты, а убежденные борцы за светлые идеалы Отцов. Гвардия!
  

Саракш

Отчизна, Столица,

улица Шести Героев N24, кв. 33

6-й час, 25 дня месяца Яблок, 9578 год от Озарения

  
   -Господа, рад всех видеть в добром здравии! Садитесь, ротмистр, давайте без церемоний. Пришло время для крупной операции, о которой я неоднократно упоминал. Речь идет о деле, которое может полностью изменить судьбы Отчизны. Теперь - в деталях. Прошу внимания и требую абсолютной тайны.
   Изменники, подло вонзившие нож в спину Родине и Неизвестным Отцам, скоро расплатятся за все и сполна. С юга идет необычный железнодорожный состав. Он везет компоненты сверхсекретного оружия. Если его получат предатели, наше сопротивление станет бессмысленным и все патриоты будут обречены. Однако, обладая таким оружием, мы сами сможем в считанные недели стереть врага в пыль. Вы осознаете важность происходящего?
   -Излишне спрашивать, господин референт. Продолжайте. Что вы предлагаете?
   -Всем следует собрать свои группы с оружием не позже чем через три часа у погрузочного пункта N13 Зеленого вокзала. На дрезинах передвигаться способны?...
  
  
   [1] Саракшианский час приблизительно равен 2,6 земного часа (см. приложение)
   [2] "..Знакомый, очень знакомый проселок, ведущий к Розовым Пещерам... Но тогда почему он не стреляет? Может быть, он повел их дальше обычного места?.. На обычном - слишком сильно пахнет..." БВИ. А.и Б. Стругацкие. Обитаемый остров .(GPI:\\S15-Literature-Historical\S\Strugacky\53\p9)
   [3] БВИ. Архив документации КГБ (GPI:\\CGU-Archiv files\volume1314\file257\p2) Фрагмент
   [4] БВИ. Архив документации КОМКОНа-2 (GPI:\\СС2-Archiv files\volume1614\file0061\p1)
   [5] Впоследствии сопровождение было постоянным при каждом посещении пещер.
   [6] БВИ. Архив документации КОМКОНа-2 (GPI:\\СС2-Archiv files\volume1614\file0062\p1)
  
  
   ХОД 11
  

Саракш

В 62 милях от Столицы,

Разъезд N256

26 июля 2158 года, 7.10 (время земное)

  
   Да, библиотеки здесь не должно быть. Она стоит на Бухарестской, там, где большой двор, окруженный старинными домами из серого камня. А вот сейчас - почему-то тут, рядом со стоянкой глайдеров. Окна в библиотеке не слепые, как в прочих домах. Коричневая дверь, как обычно, открыта. За оконными стеклами - свет.
   Всеслав, держа Мишку на руках, поднялся по стертым ступеням и осмотрелся. Да, все как всегда: впереди зал для малышей. Смешные розовые вычислители и такого же цвета столы и кресла, большой стереоэкран, круглый "пятачок" для объемного видео, полки, плотно уставленные "настоящими" бумажными и силикопластиковыми книгами, ковер с потешными зверушками. Там маленький Всеслав брал сказки в ярких обложках и фильмы в леденцово-прозрачных коробочках. Слева - зал серьезного народа, то есть старшеклассников. Полки уже в полный рост и нет яркой пестроты. Столы с вычислителями и проекторами, как у взрослых, только поменьше. Разумеется, каждый вычислитель подключен к БВИ. В среднее окно, когда его открывали, всегда норовила просунуть ветку старая акация ... да, так оно и есть. А вот стоит в углу в синем горшке достопримечательность библиотеки - великан-кактус. Шипастый двухметровый столб всегда обладал своеобразным чувством юмора и умудрялся внезапно притронуться ко всем, кто ослаблял бдительность. Ой! Как обычно, к-колючка ты мексиканская! Так его, кажется, называла Фарида из пятого "в"...
   Всеслав поудобнее устроился с Мишкой на диване. В зале было тихо, но вот незаметно едва различимый шорох пополз со стороны полок. Он перешел в шепот, потом в бормотание. Стали понятны отдельные слова, они начали собираться во фразы.
   -...быть может, даже не приснится. Во всяком случае, неизвестно - что именно...
   -Думаю, вы не правы, сударь. Разве нет примеров обратного? Ну, вот увидите, будто...
   Всеслав с изумлением обнаружил, что голоса ему хорошо знакомы:
   Прохор Громов: -Бред. Например, будто медведь отгрыз мне голову, а у меня новая выросла, львиная. Я задрал медведя и достал свою голову, только уж с бородой и всю в слезах. Когда проснулся, я действительно заплакал...
   Кузнец Сидоров: -Снились Дусины клеенки цвета беж и коварные шпиёнки в Бангладеш!
   Федор Никитич Хворобьев: -Боже! Какой вы счастливый человек! Какой счастливый! Скажите, а вам никогда не снился какой-нибудь генерал-губернатор или... даже министр?
   Йозеф Швейк: -Кадету Биглеру приснился сон. Он - майор, на груди у него signum laudis и железный крест. Он едет инспектировать участок вверенной ему бригады. Но не может уяснить себе...
   Пан Паулюс(перебивает): -Сон, сударь мой, не только отдых для тела; сон - это вроде очищения и прощения за прошедший день. Сон - особая милость; и первые несколько минут после хорошего сна всякая душа чиста и невинна, как дитя.
   Гамлет: -Умереть... Уснуть и видеть сны...
   Врач с "Геи": -Однажды мне приснился сон, будто после долгого блуждания по тёмной, пустынной местности я встретил человека; он подошел ко мне и дружески подал руку. Вглядевшись поближе в его улыбавшееся, доброе лицо, я внезапно понял, что это не человек. Под искусно натянутой кожей скрывалось какое-то существо, которое двигало ее изнутри; оно растягивало губы в добрую улыбку и наблюдало за мной через глазные отверстия холодным, тупым и одновременно торжествующим взглядом.
   Сель (задумчиво): -...Какой я сегодня сон видела! Будто мою голубку схватил коршун и уносит. Я стала кричать, а голоса нет... Вдруг орел поднялся - и камнем на коршуна! И они задрались так, что летели перья. Но тут я проснулась. Какая досада!.. Я так и не узнала, спас ли орел голубку...
   Пан Паулюс: -А вот мне кажется, что сон - это как бы темная и глубокая вода. Она уносит все, о чем мы не знаем и не должны знать. Странный осадок печали, который образуется в нас, вымывается и уплывает в это безбрежное море подсознания. Наши дурные и трусливые поступки, все наши обыденные и постыдные грехи, унижающие нас глупости и неудачи, секунды лжи и нелюбви, все то, в чем провинились мы, и то, в чем другие виноваты перед нами, - все это тихонько утекает куда-то за пределы сознания. Сон безгранично милосерден: он прощает нас и виновных перед нами.
   -Ах, до чего же вы всегда много и, самое главное, убедительно говорите. И до чего же правильно поступаете. - негромко сказал Всеслав, глядя на переплеты. - И как безоглядно вам верят наивные мальчики и девочки и как хотят подражать.
   Голоса настороженно затихли.
   -А потом дети вырастают, и к некоторым приходит Большое Понимание. То самое, после которого жить не хочется. Только вот приходит Понимание, как это произошло со мной, не благодаря вашим словам и поступкам. И даже не вопреки. Скорее, помимо вас. Так что не обольщайтесь, нет у меня никаких злых или благодарных речей для вас - вольных, либо невольных лжецов. - Всеслав качнул головой, Мишка, пыхтя, тоже, - Точнее было бы сказать, что вы мне безразличны теперь. "А что нам его безразличие, его не будет, а мы останемся!" -подумали вы сейчас.
   Пан Паулюс собрался возмутиться, но Всеслав жестом попросил его помолчать:
   -Нет-нет, если и не высказались вслух, то, во всяком случае, внутренне глубоко убеждены в этом, о, бессмертные жители вечной страны. Я мог бы поспорить и доказать, что, когда не будет меня, не станет и вас, но только вот спорить нет никакого желания. Хотелось бы лишь, чтобы вы поняли - вас уже не стало, когда вы и ваши слова перестали отзываться во мне. Так-то вот... Пойдем, Миша?
   Медвежонок снова кивнул с готовностью. Они покинули сухо затихший читальный зал. На ступеньках остановились и невольно зажмурились от весело брызнувшего в глаза света чистого утреннего солнышка...
  
   -Ну видите же, что человек спит, нет, обязательно надо так лампу повернуть, чтобы в глаза сверкнуло. - простонал Кот, потягиваясь и зевая. -Изверги! Мучители! Палачи! Злодеи! Живодеры!
   -Дык ведь все рано пора вставать. - фыркнул дневальный солдат, драивший мыльной тряпкой серый пол. - Что- то заспались вы сегодня, господин Кот! Даже команды "подъема" не слыхали. На вас не похоже.
   Кот повозился на узкой откидной полке, подминая под щеку жесткую подушку: - Заспишься тут с вами, жди... Который час? У-у, всего-то... А что там снаружи? Почему стоим? Давно?
   -Только что остановились. Думаю, ненадолго. -отозвался Циркуль, выключая светильник.
   Лязгнула дверь, вошел Череш.
   -Как всегда, что-то стряслось с путями. -пояснил подпоручик. -Я, с вашего разрешения, поделился с ремонтниками остатками нашего продовольствия - все равно нам его некуда девать. Они пришли в неописуемый восторг и пообещали "сей момент" навести порядок. Так что, полагаю, скоро двинемся дальше. И вообще: до Столицы осталось часа четыре от силы, так что пора гладить и одеколонить портянки.
   Кот отбросил серое одеяло, потянулся и босыми ногами прошлепал к оконцу. Вращением рукояти отодвинул броневую заслонку. За толстым пуленепробиваемым стеклом блестели несколько рядов рельсов и бурел небольшой поселок из полутора десятков деревянных домиков с рубероидными крышами. За покосившимся некрашеным палисадником у домика с табличкой "Служба обхода. Разъезд N256 Южной Магистрали" собралась стайка бледнолицых худеньких мальчишек. Они тыкали пальцами в сторону состава и, судя по оживленной жестикуляции, обсуждали достоинства "государей". Потом сорвались с места, перепорхнули на вершину большой кучи угля и, сменив точку обзора, продолжили обсуждение. Кажется, они были в совершеннейшем восторге от танков. Через одну линию путей, пыхтя, лоснился серебристо-серый обтекаемый паровоз. Некоторое время Кот с интересом рассматривал образец саракшианских транспортных технологий, с одобрением хмыкнул и вернул заслонку в прежнее состояние.
   -Поваляюсь еще пару минут. -сообщил он, вернулся к полке, улегся на правый бок лицом к серой металлической стене, чуть слышно зудевшей от работы вентиляционной системы.
   Строго говоря, валяться бы не следовало. Скопилось великое множество неотложной работы. Ночью "Саракш-2" ретранслировал целый ворох сообщений с Земли, прежде всего относящихся к событиям у Белого Холма. Кот передал Циркулю для ответа ледяное послание Геннадия Комова. Тот требовал подробных разъяснений. На возмущение Циркуля: "Отчего мне?!", Кот иронично ответил: "Укрепляй свой статус свидетеля, а я уж, так и быть, стану обвиняемым." Шпилька, понятно, не улучшила их охлаждающихся взаимоотношений. Раулингсон живо интересовался итогами обследования сооружений Странников, как обычно фонтанировал фантастическими предположениями, с нетерпением ожидал встречи, восторженно описывал ход работ с голованами. Кажется, Абалкину удалось вступить в полный контакт с киноидами, которых классифицировали как разумных существ. Во всяком случае, Ревушка уже свободно общался с голованами как на базовом языке Отчизны, так и на линкосе. И, кажется, псы-сапиенсы признали Ревушку (за его заслуги?) членом стаи... Поступило также сдержанно-раздраженное письмо от Странника-Экселенца, которое Кот прочел прежде всего и сосредоточенно размышлял над ним. Р.Сикорски сообщал, что М.Каммерер готовится, форсируя возможности десантного бота, произвести со станции "Саракш-1" стремительную высадку на Дзасогу - самом восточном из островов Архипелагов. Дистанционное ознакомление с жизнью Островного государства привело наблюдателей и аналитиков КОМКОНа-2 к стойкому убеждению, что столицы как таковой у империи нет. Правительственные организации и политические структуры, очевидно, географически рассредоточены. Тем не менее, по мнению М.Каммерера постоянный заход подводных флагманских судов в порт города на южном побережье Дзасогу, наличие на этом острове более полусотни крупных военно-морских баз со значительными гарнизонами, отправка оттуда распоряжений с грифом Адмиралтейства и другие факты указывают на то, что именно там находится имперский административный и военный центр. Мак Сим намеревался осуществить внедрение теми же методами, какие были им использованы в Отчизне: Sturm und drang.
  
   Комментарий Сяо Жень:
  
   То, что изложу абзацем ниже - не более чем гипотеза, рискованное предположение, плод моей фантазии. Домысел. И, все-таки, не удержусь.
   Доказательств тому нет абсолютно никаких, но отчего-то я глубоко убеждена, что Странник-Экселенц, по свои знаменитые уши завязший в саракшианской "текучке", воспринял такое начало операции "Вирус" одновременно как с раздраженной обреченностью, так и с некоторой злорадной надеждой. А надеялся он на то, что неугомонный Мак схлопочет-таки у островитян очень крупные неприятности на свою буйную головушку, поскольку жесткие имперские реалии исключали возможность легкой прогулки с посвистыванием и обзором окрестностей. Предвижу взрыв негодования у части возможных читателей: "Как?! Вновь муссировать обывательские слухи (словно мало их!) о якобы имеющихся интригах в прогрессорской среде? Обвинять руководителя в том, что он желал провала миссии (а то и гибели?!) подчиненного?" В высшей мере глупо было бы искать в моих предположениях подобные обвинения! Ясно, что у Р.Сикорски в мыслях не было отправлять М.Каммерера в "командировку с билетом в один конец". Однако, кажется мне, Экселенц со всеми основаниями рассчитывал, что мероприятие будет носить "воспитательный" характер: Мак, само собою, останется цел и невредим, но получит на Архипелагах увесистую оплеуху от имперской госбезопасности и образумится, наконец.
   Забегая вперед, отмечу: обладай Сикорски даром предвидения, он, вне всяких сомнений, вместо акции "Вирус" организовал бы принудительный вывоз Мака Сима на Землю. Пусть даже с предварительным приведением Мака в бессознательное состояние, связыванием и заковыванием в кандалы. Но он и помыслить не мог, что через два года безуспешных попыток расхлебать деяния Каммерера - в том числе и операцию "Вирус" - самому Экселенцу придется покинуть Саракш, фактически признав провал прогрессорской деятельности землян на этой планете.
  

Саракш

В 62 милях от Столицы,

Разъезд N256

26 июля 2158 года, 8.15 (время земное)

  
   -Что намурлыкиваешь? -поинтересовался Кот. -Симпатичная мелодия.
   Темноволосый солдат - типичный горец по внешности - смутился: -Так, пустяки... Давным-давно выучил, еще до армии. А Вы разве не слышали?
   Кот отрицательно качнул головой.
   -Странно. У нас дома это все пели, даже по радио часто передавали.
   -Возможно, только я никогда особо не увлекался эстрадной музыкой. По-моему, большая часть в ней - жуткий хлам и никак не запоминается.
   -В общем верно. - согласился рядовой. - Но "Привидения" многим нравились.
   -А напеть можешь?
   -Без голоса и слуха?
   -Без. -согласился Кот.
   -Ладно, попробую. Эй, Рен, доставай губную гармошку.
   Гармоника Рена оказалась чуть ли не в локоть длиной, блистала никелем и перламутром. Однако, невзирая на устрашающую внешность, обладала замечательным звучанием. Солдат-горец тоже явно поскромничал: и голос, и слух у него оказались очень даже неплохими. Он откашлялся, кивнул Рену, пропустил вступление и запел:
  
   В саду, где стужей веет от земли,
   Два привиденья только что прошли
   Глаза мертвы, давно уста увяли,
   Расслышать шепот можно их едва ли.
   Двум призракам напомнил старый сад,
   О том, что было много лет назад.
   -"Ты помнишь наши прежние свиданья?"
   -"Помилуйте, к чему воспоминанья"
   -"Тебе я снюсь, трепещешь ты в ответ,
   Когда моё раздастся имя?" -"Нет..."
   -"Блаженство наше было столь безмерно
   Мы целовались. Помнишь?" -"Да, наверно"
   Надежда как лазурь была светла,
   Надежда в черном небе умерла
   В полях туманных призраки пропали
   Их слышал только мрак и то едва ли
   Двум призракам напомнил старый сад,
   О том, что было много лет назад.
   -"Ты помнишь наши прежние свиданья?"
   -"Помилуйте, к чему воспоминанья"
   -"Тебе я снюсь, трепещешь ты в ответ
   Когда моё раздастся имя?" -"Нет..." [1]
  
   Простенькая, незатейливая песня понравилась Коту. В ней не было ни изысканности большого вокала, ни жеманности и притворства эстрады. И, возможно, именно это очень выгодно отличало и слова, и музыку "Привидений" от подавляющего большинства популярных саракшианских песен.
   -Надо поискать запись. -искренне сказал Кот, - с удовольствием буду слушать.
   Циркуль недоумевающе поднял бровь.
  

Саракш

В 55 милях от Столицы,

Разъезд N254

8-й час, 1 дня месяца Пшеницы, 9578 год от Озарения

  
  
  
   -Массаракш, вахмистр, сейчас не удержусь и всажу вам пулю в затылок! Было приказано: "ни капли", а у вас руки трясутся! Осторожнее!! Взрывчатка ведь, а не бульонные кубики!
   -В самом деле? И точно - не кубики... Надо же! Только вот что, господин ротмистр, не лезли бы вы, ради всего святого, опытному минёру под руку.
   -"Опытному..." Не переусердствуйте, смотрите. Имейте в виду, вахмистр: состав надо не уничтожить, а только остановить, чтобы все осталось в полной целости и сохранности.
   -Сотый раз напоминаете, господин ротмистр, не надоело? Как требуется, так и сделаем. Кстати, подайте черный провод с запалами. Вот и все. Можно засыпать траншею щебнем.
   -Наконец-то!
  

Саракш

В 58 милях от Столицы,

Разъезд N255

26 июля 2158 года, 8.15 (время земное)

  
  
   -Все готово к разгрузке? - поинтересовался Циркуль.
   -Упаковано и опечатано. -кивнул Кот, -Кстати, Странник сообщает, что Изумрудный вокзал со вчерашнего дня контролирует банда Баску Клыкастого. Их, конечно, выбьют, но нас примут на Золотой.
   -Вот и славно. Красивое там здание, а купол какой, о-о! И вокзальная площадь с фонтаном - тоже замечательная. -вздохнул подпоручик. - Даже слегка волнуюсь. Тысячу лет не был в Столице. Знаете, что сделаю в первую очередь, когда получу обещанную неделю отпуска? Только не смейтесь... Схожу в Большой Зоопарк. Незадолго до нашего отъезда удалось поймать по радио интересную передачу о том, как Зоопарк оберегали во время войны, спасали при бунтах. Рассказывали также, что во время переворота зверей охранял ваш... наш Департамент вместе с рабочей дружиной машиностроительного завода. Сообщили, что животные целы, здоровы и даже накормлены по нормам.
   Скрежетнули колеса, вагон качнулся на стрелке.
   -А вы, господа ученые, наверное, сразу за дела? Или тоже дадут отдохнуть?
   -Ох, сомнительно. - пожал плечами Циркуль, -Скорее всего, начальник уже готовит новый хомут. Чего-чего, а работы предчувствую, больше чем достаточно.
  

Электронная копия письма[2]

Дата: 25 июля 2158 года г. 22.05 час.

Куда: КОМКОН-2, Комитет Галактической безопасности

Кому: Председателю пятого отделения Занги Мутабве

Тема: "Обновление резидентуры".

Содержание: необходимость изменения штата сотрудников КГБ на планете Саракш

  
   ...В продолжение темы о "живой силе" хотелось бы обсудить еще одну перспективу. Экспедиция Кота и Циркуля дала отрицательный ответ на беспокоившие меня вопросы. Но содержание ответа, безусловно, не влияет на оценку формы, в которой он был дан. А форма (бросок к Алебастровому хребту) оказалась безукоризненной! Считаю, что оба наши дебютанта зарекомендовали себя очень хорошо. Их появление здесь весьма порадовало меня.
   В связи с этим хотелось бы решить весьма важный вопрос. Упомянутая экспедиция внесла определенность и позволила решить, насколько целесообразно мое дальнейшее пребывание на этой планете. Полагаю, Занги, что мне придется задержаться на Саракше еще на восемь-десять земных месяцев. За это время я вполне успею подготовить себе преемника. К сожалению, никого из одиннадцати сотрудников КГБ, работающих на Саракше, не могу рекомендовать в таком качестве. Они все - опытные разведчики, но ведь в данном случае речь идет не о проведении отдельных операций, а о координации всей оперативной работы в целом[3].
   Вот тут (внимание!) я и хотел бы использовать дебютантов. Для меня самого это оказалось несколько неожиданным, но...
   Циркуль вполне может быть привлечен к дальнейшей работе на Саракше. Причем - после основательной дополнительной подготовки на Земле - даже в роли заместителя резидента.
   А резидентом в бывшем Государстве Неизвестных Отцов вижу исключительно Кота. Обращаю внимание: деятельность в указанном качестве, по моему глубокому убеждению, даже не требует от него дополнительной подготовки. Активная предыдущая деятельность Кота в секции "Саракш" вкупе с упомянутой выше экспедицией представили его в наиблагоприятнейшем свете. Я собираюсь предложить Коту остаться в Столице Отчизны в качестве своего помощника для своеобразной стажировки и поэтапной передачи ему дел. Хорошо, если бы ты со своей стороны как-нибудь повлиял на него и уговорил согласиться.
   Завтра уезжаю из Столицы, и дня два-три буду вне зоны связи. Постарайся за это время ответить по существу.
  
   Сикорски
  

конец документа

  

Саракш

В 55 милях от Столицы,

Разъезд N254

10-й час, 1 дня месяца Пшеницы, 9578 год от Озарения

  
  
   -Господин ротмистр, позвольте доложить: рельсы звенят! Надо полагать, тот самый состав, о котором сообщили.
   -Хорошо, тоже слышу. Все по местам! Вахмистр, приготовьте вашу "вертушку". Смотрите, не подорвите опять какой-нибудь товарняк с несчастными коровами. Ну-ка, повторите задание.
   -Слушаюсь. Заваливать следует поезд из трех частей: две платформы с танками довоенного образца, между ними бронированный вагон. Паровоза нет. А все-таки, господин ротмистр, как так - "паровоза нет", они что, педали крутят?
   -Откуда мне знать, вахмистр... Вот остановим, там все будет ясно. Как собираетесь действовать?
   -Безукоризненно, господин ротмистр. Едва вторая ось зависнет над зарядом, поверну ручку.
   -Ладно. А, вон, кажется и они... Массаракш! И впрямь - без паровоза! Что за чудовища?!
  

Саракш

В 55 милях от Столицы,

Разъезд N254

26 июля 2158 года, 11.00 (время земное)

  
   Перестук колес вдруг как-то сразу прекратился. Пол коротко и сильно ударил по пяткам, после чего покосился. Гулкий удар мгновенно перешел в серию скрежещущих толчков и покачиваний. Вагон накренился и замер. Спящие солдаты посыпались с полок, стоявшие падали, хватаясь за что придется.
   -К оружию! - взревел Череш. Он одним прыжком оказался у лесенки, ведущей в пулеметную башню, взлетел по ней, со скрипом провернул башню по полному кругу. Через пару секунд он обрушился вниз и заорал еще громче:
   -Всем покинуть вагон! Занять оборону согласно штатному расписанию!
   -Что там? - спросил Циркуль, - Если нападение, то зачем покидать? Отсидимся внутри, скоро придет помощь.
   -Не отсидимся! Нас ведь не под откос пустили, а остановили аккуратно и бережно. Значит, жди хорошо организованной атаки. Да сам взгляни: за водокачкой шевелятся, с той стороны, видно и ударят. А уж если у них слезоточивый газ есть... Выкурят отсюда всех, как миленьких. Так что, господа ученые, уничтожайте-ка, что требуется, эвакуируйте, что положено, и направо бегом в лесок. Вот там отобьемся, это точно. Я с солдатами прикрою отход.
   -А "государи"? - тревожно спросил Кот. - Давай обстреляем из всех башен.
   -Позиция у нас невыгодная. Да что там, вообще никакой позиции. Ведущий танк подбит, главную башню свернуло. Хвостовой - в "мертвой зоне", нападающие оттуда не будут видны. Да живее же, сорок раз массаракш!
   Кот, поскользнувшись, ринулся к фотоотсеку, ворвался внутрь и выкинул прямо в руки Циркуля белый чемоданчик с переносным госпиталем Десантника и чехол с "суперспасателем":
   -Быстро наружу с Черешем!
   -А ты?
   -И я, а как же. Сейчас включу самоликвидацию, а ч-черт...
  
   Циркуль исчез.
   Контрольный центр завалило упавшей аппаратурой. Кот, рыча, расшвырял ее, вытащил пульт и быстро набрал код. На счетчике замигали цифры: 100... 99...98... Оставалось полторы минуты.
   Кот выхватил из кобуры "герцог", добежал до распахнутой настежь двери, выпрыгнул наружу. Броневагон, накренившись, стоял не на развороченных взрывом рельсах, а прямо на шпалах и галечной насыпи. Головной танк, сброшенный с платформы выглядел сконфуженно и жалко. Казалось, боевая машина недоумевает: как это ее, такую большую и грозную, вывели из строя.
   Солдаты уже залегли под вагоном и вели огонь. Подпоручик тащил пулемет, снятый с башни хвостового танка.
   -Гвардейцы! В комбинезонах и касках. -бросил он, поравнявшись с Котом. - Причем, похоже, одни офицеры - четко работают, сволочи. И пулеметчики у них, и снайперы... В "клещи" взять собираются. У нас уже пяти... э, массаракш... семи человек нет, а сколько их - неизвестно.
   -Вытаскивай ребят из-под вагона и отводи, куда решил... В лес, так в лес. А тут сейчас все полыхнет.
   -Ясно. - кивнул подпоручик. -Давай беги за Циркулем, вон видишь, белый сундук сверкает. А мы - следом.
   Череш удобнее ухватил пулемет, перекинул серую коробку с лентой за спину.
   -Отходим! -зычно скомандовал он. -Перебежками, отстреливаясь, к лесу - марш!
   Уцелевшие солдаты полезли из-под вагона, пригнувшись, зигзагами побежали от насыпи. В броневагоне раздался хлопок, из-под башни на крыше повалил ядовито-зеленый дым. Дважды хлопнуло в основных башнях танков, они также окутались зелеными клубами. Это разлагался эксплозит, превращаясь из грозной взрывчатки в заурядный фтор.
   -Газ? Это славно! - кивнул подпоручик, - Пора и мне...
   И тут с полуразрушенной кирпичной водокачки донесся частый ровный стук. Струя трассирующих пуль взбила пыль у канавы, срезала пыльный кустик. Вторая ударила по броне "государя". Третья огненным серпом прошла по отступавшим солдатам. Взмахивая руками, роняя автоматы и винтовки, они тыкались лицами в траву и песок.
   Череш побелел.
   -Ж-жабы! -процедил он, упер сошки пулемета на сбитую танковую гусеницу, тщательно прицелился и выпустил по водокачке три коротких очереди. Оттуда прекратили стрелять, черная фигурка вместе с разбитой черепицей выпала из-под козырька крыши.
   -Приятного аппетита! -сплюнул Череш и оглянулся. Циркуль, очевидно, уже был в лесу, а Кот добегал до первых деревьев. И вдруг он запнулся, перешел с бега на неуверенный шаг, совсем остановился, опустился на колени, неловко повалился на бок.
   Подпоручик повернулся в сторону атакующих. Немигающими ртутными глазами, страшными на пергаментном лице, уставился на кустарник у подножья водонапорной вышки.
   Из-за кустов показались люди в гвардейском обмундировании с погонами и шнурами, в касках с черно-оранжевыми эмблемами. Вначале они двигались умело и осторожно, используя любое укрытие. Но, убедившись, что со стороны поезда огонь не ведется, выпрямились и цепью, с автоматами наперевес, направились к составу. Ветер гнал в их сторону едкий дым от горящих броневагона и танков. Тяжелые, густые зеленые волны и вихри перекатывались по земле и очень затрудняли нападавшим обзор.
   -Вот хорошо, вот чудесно. - жестяным голосом одобрил Череш, - Ну, ближе, еще, еще...
   До насыпи оставалось чуть более ста футов, когда цепь остановилась. Высокий худощавый офицер в берете, шедший на правом фланге с хлыстиком в руке, каркающе отдал какую -то команду.
   Череш, скрытый мутно-зелеными клубами, поднялся во весь рост, оперся на броневой лист танка и нажал спусковой крючок.
   -Жрите! -закричал он, когда высокий офицер задергался и упал плашмя, -Досыта трескайте, сволочи... за ребят, за всю мою жизнь искорёженную! Жабы! Жабы!
   Коробка с пулеметной лентой за спиной становилась все легче. Черные силуэты впереди метались, падали. Дважды бухнули взрывы ручных гранат. Тупое и тяжелое с хрустом ввернулось в плечо подпоручика. Боли не чувствовалось, было очень противно. Все стало нечетким и красным. Толкнуло в грудь, в живот. Исчезли звуки.
   -...Жа...
   Череш рухнул вперед, неуклюже навалившись на раскаленный ствол пулемета, из которого продолжала хлестать очередь, казавшаяся нескончаемой. Но вот вместо очередного выстрела прозвучал сухой щелчок. Кончилась лента.
  

Саракш

В 56 милях от Столицы,

Лес

26 июля 2158 года, 12.00 (время земное)

  
   Циркуль почти полмили нес на спине не подающего признаков жизни Кота, а на поясе болтались переносный госпиталь Десантника и старый армейский рюкзак с "суперспасателем". Руки онемели, губы и небо стали раскаленными и сухими. Дышалось прерывисто и хрипло. Череш был прав: лес оказался надежным убежищем. Много раз плотный колючий кустарник преграждал путь, трижды пришлось перебираться через овраги, дно которых было заболочено. Вряд ли у преследователей имелись собаки, да и тем теперь уже не под силу было бы взять след. Но отдыхать пока не следовало, никак не следовало. Таблетку спорамина в рот и - вперед, вперед, вперед...
   Только здесь, в непролазном подлеске за четвертым оврагом, глубоким и темным, когда не стало сил идти дальше, Циркуль решил остановиться. Он плашмя упал на что-то колючее. Тяжелое тело Кота придавило его и не виделось никакой возможности даже пошевелиться.
  
   Циркуль зашипел от злости на себя, сел, отстегнул чемоданчик ПГД, сорвал застежки и отбросил прочь белую крышку с красным крестиком. ПГД мгновенно ожил. Загорелись индикаторы, засветился экран. Взметнулась вверх дюжина разноцветных щупальцев-манипуляторов. Циркуль, бормоча по-итальянски, торопливо застучал пальцами по клавиатуре, вцепился в джойстик и стал им лихорадочно двигать. Фиолетовые манипуляторы тут же прильнули к ранам на груди и спине Кота и начали осторожное обследование. Красный манжет плотно обхватил руку у локтя и присосался к вене. Лимонно-желтый вырост расширился и слабосветящимся раструбом наполз на голову. Голубой шар быстро трансформировался в дыхательную маску и прильнул к лицу раненого.
   Переносный госпиталь Десантника не первого землянина спасал от неминуемой гибели на чужой планете. Он заменял отказавшиеся служить легкие, печень и почки, заставлял биться сердце, оберегал головной мозг и делал многое-многое другое. Даже оказавшийся в почти безнадежном состоянии человек, будучи подключенным, к системе ПГД, получал огромные шансы на выживание. Белый контейнер оказывал первую помощь в самом полном объеме, но, естественно, не мог излечить пострадавшего. Через определенное время ресурсы ПГД исчерпывались, и к тому времени раненый уже должен был находиться в оборудованной в соответствии со всеми требованиями больнице. Диагностический экран сообщал, что организм Кота получил серьезные повреждения, с которыми ПГД не в состоянии справиться самостоятельно и что госпиталь будет предотвращать необратимые процессы в тканях в течение сорока одного часа.
   Шаги и треск сухих веток заставили Циркуля насторожиться. Он вынул "герцог" из кобуры Кота, взвел курок, положил перед собой три гранаты. Шум приближался. Ветки раздвинулись, невозмутимая лосиная морда выглянула из темной листвы. Матерый, старый рогач флегматично пережевывал, оглядывая поляну. Присутствие людей скорее заинтересовало, чем обеспокоило его. "Надо же, дикий зверь под самой Столицей!" - машинально отметил Циркуль.
   -Тьфу на тебя, животное! -с облегчением пробормотал он. Лось не обиделся, спокойно проглотил жвачку и исчез. Циркуль потянулся к линялому рюкзаку, развязал тугой узел, вывалил на траву "суперспасатель". Увесистый матовый цилиндр казался совершенно монолитным, но после того, как ладонь Циркуля охватила красный верх устройства, послышалась звонкая трель, открылась маленькая клавиатура. Циркуль отказался от предложения включить защитное силовое поле: в полутораметровом коконе он и Кот просто не поместились бы. А вот сигнал бедствия службам на базах "Саракш-1" и "Саракш-2" был послан незамедлительно.
   "Саракш-2" откликнулся уже через минуту. Циркуль коротко описал ситуацию.
   -Ждите! - ответил дежурный.
  

База "Саракш-2"

26 июля 2158 года, 12.20 (время земное)

  
   -Коллеги, к порядку! Не шумите! - директор базы поднял ладонь. - Нам предстоит найти выход из более чем сложного положения. Поэтому я попросил экстренно собраться всех, кто свободен. Хао Ли-цзянь и Белова находятся на "Саракше-1" и тоже примут участие в обсуждении... Сейчас Патрик выйдет на связь, включит большие экраны... ага, включил...
   Итак, начнем. Суть в том, что произошло ЧП. Пострадали двое сотрудников КОМКОНа-2 из тех, что недавно отправились в командировку на планету. Подробности неизвестны, но кажется один в довольно тяжелом состоянии, второму повезло больше. Они подали сигнал бедствия через "суперспасатель" и это просто замечательно, поскольку его мощный и устойчивый пеленг может взять любой корабль. В нашем распоряжении не более тридцати часов, поскольку тяжело раненый подключен к переносному госпиталю Десантника, и вы все прекрасно понимаете, что чем раньше ему окажут медицинскую помощь, тем будет лучше. Однако на самом деле времени у нас гораздо меньше. Дело в том, что сотрудников КОМКОНа-2 преследуют вооруженные аборигены. Ну, а зачем - можно догадаться...
   -Кто ранен? - зазвенел динамик под экраном дальней связи, -Как имя?!
   -Патрик, уменьшите же громкость! - взмолился директор.
   -Не знаю, Света. Да какая, собственно разница? Надо быстро придумать способ сверхсрочной эвакуации пострадавших. Особого многообразия вариантов, строго говоря, я не вижу. Громоздкие "Фламинго" тут совершенно бесполезны. Правда, в нашем распоряжении все еще остается экспериментальный "призрак". Он ушел к Деянире, но мы можем его вызвать, пользуясь нуль-связью. Сколько времени займет маневр?
   -Час.
   -Другие предложения есть? Нет? Ладно, связист - немедленно за работу. Продолжаем. -директор устало тряхнул головой. -Оператор, подскажите, как скоро "призрак" будет у нас?
   -Н-ну, используя данные, заложенные в память... Трасса проложена, на этом можно сэкономить... Если сразу же после получения вызова, тогда - часов через шесть-восемь.
   -Но на расчет посадки "призрака" тоже понадобится время. Помните, сколько мы возились в прошлый раз, прежде чем все выполнили? Надо учесть, что такие корабли пока считаются опытными образцами и...
   -Можно мне?
   -Давайте, Света, слушаем.
   -Нужны ли сложные и долгие расчеты, чтобы вывести "призрак" на финишную точку рядом с "Саракшем-1" и состыковаться со станцией?
   -Безусловно, нет. Ведь это же не на поверхность садиться. Орбита есть орбита.
   -Ну, так и действуйте. К той поре комконовцы будут здесь.
   -Но каким образом?
   -Их подберет "Стриж".
   -Белова! - загремел директор, -Я даже не намерен указывать, насколько рискованна очередная авантюра, предлагаемая вами! Не собираюсь также уговаривать отказаться от этой затеи. Просто приказываю забыть о ней!
  
   -Я готова по всей строгости отвечать за нарушение приказа. Потом. -тихо ответила девушка. Она не смотрела в объектив, и на экране не были видны ее глаза. -А нарушу его обязательно. Сейчас.
   Экран погас.
   -Заблокировать стартовый комплекс на "Саракше-1"? - спросил старший кибернетик, не глядя на директора, - Тогда её бот не сможет покинуть станцию.
   -Не надо... - тоскливо ответил директор. -Ведь, по сути, сейчас это единственный шанс...
  
   Комментарий Сяо Жень:
   Странник ничего не знал о событиях у разъезда N254. Он вообще находился вне Департамента. В это время на нем "висели" сразу три проблемы.
   Вчера началась пресловутая операция "Вирус". Пилот Хао Ли-цзянь на боте "Ласточка" выполнил виртуозную операцию. Вначале он посадил аппарат в условленном месте, взял на борт М.Каммерера, затем поднялся, совершил молниеносный бросок с орбиты к острову Дзасогу и в полночь высадил Мака на шоссе в пяти милях от города. При этом пилот использовал режим радиолокационной невидимости. Странные помехи вызвали переполох у радистов-островитян и те с особой тщательностью приступили к поискам в эфире источников помех. Поэтому Каммерер был вынужден обходиться без связи как минимум сутки. Странник ждал.
   На западе Метрополии полыхнула кровавая междоусобица. Банды Тестя атаковали территорию, контролируемую отрядами Дяди. Обе стороны пустили в ход боевые машины пехоты, артиллерию и угрожали применить отравляющие вещества. Причины стычки были совершенно неясны. Следовало погасить конфликт, не дожидаясь втягивания в него других бывших Отцов.
   Поступила информация о том, что в Хутхо наконец закончились работы над созданием водородной бомбы. Сорвать проект землянам не удалось и теперь предстояло убедиться, действительно ли родилось Н-оружие, либо имеет место тщательно организованный блеф, на которые хутхойцы были непревзойденными мастерами.
   Странник вернулся в Столицу лишь через два дня...
  

Саракш

В 56 милях от Столицы,

Лес

26 июля 2158 года, 23.00 (время земное)

  
   -Вокруг царила непроглядная темень, а включать источник света на "суперспасателе" было опасно. Циркуль перебрал в уме все мыслимые проклятия на саракшианскую мошкару: комары очевидно, чувствовали радиоволны пеленга, непрерывно подаваемого устройством и атаковали по всем правилам хорошо организованной воздушной агрессии.
   -Вызывает "Стриж", вызывает "Стриж", прошу отозваться.
   -Слышу! - обрадовался Циркуль. - Где вы, "Стриж"?
   -Рядом. Пеленг взят, начинаю посадочный маневр. Постараюсь опуститься минут через сорок как можно ближе к вам, вероятно в полукилометре. Как просигналить?
   -Трижды мигнуть, скажем, "красный-зеленый-красный" сможете? -спросил Циркуль.
   -Будет сделано.
   -Спасибо!
   -Рано благодарить. Вас двое? И... кто вы?..
   -Я - Марко Луччатти, а раненый - Всеслав Лунин. А вы - Света Белова, верно?
   Пауза.
   -Поняла... Внимание, меняю условия посадки. Сяду через двадцать минут и в ста пятидесяти метрах. Конец связи, ожидайте светового сигнала.
  
   Комментарий Сяо Жень:
  
   Откровенно признаюсь: в старом техническом оснащении наших инопланетных баз разбираюсь весьма слабо. Но, прежде чем восстанавливать данный эпизод, я просила консультации у одного из ведущих специалистов по истории космических аппаратов Ахмада Сафранхани (Тегеранский музей космотехники). По его мнению, разведывательные боты того типа, к которому принадлежали "Стриж" С.Беловой и "Ласточка" Хао Ли-цзяня, никоим образом не были приспособлены для подобного маневра. Собственно, это было почти отвесное падение с резким торможением у самой поверхности. Нужно быть насколько дерзким, настолько же блестящим пилотом, чтобы отважиться на это. Система безопасности бота напрочь исключала такой вход в плотную атмосферу Саракша. Тогда Белова выключила часть предохранительных элементов, а другие вывела из строя, "чтобы не мешали".
   "Стриж" обрушился вниз.
  

Саракш

В 56 милях от Столицы,

Лес

26 июля 2158 года, 23.24 (время земное)

   Полнейшее безветрие и духота идеально дополняли абсолютную тьму. Циркуль расстегнул ворот комбинезона и комары радостно ринулись за шиворот. Вдруг они перестали зудеть и сгинули. Воздух стал еще гуще, уши слегка заложило. Послышался шелест, перешел в гудение. Листья дрогнули и затрепетали. Гудение завершилось басовитой руладой и мягким ухающим звуком. В черноте - казалось, совсем рядом, вспыхнул рубиновый свет, сменился изумрудным, загорелся вновь. Зашипело.
  
   Ненадолго наступила кисельная тишина. Потом яркий, но не слепящий луч пробежал по кустам и деревьям. "Спасатель" ответил синим свечением. Приближалось мерное похрустывание сушняка под чьими-то,, должно быть, невероятно сильными ногами. Черные, подсвеченные сзади, кусты раздвинулись и трехметровая глянцевая фигура с прожектором во лбу замерла на краю опушки. Разинув рот, Циркуль с изумлением оглядывал великана. Это был никогда не виданный им, но знакомый по иллюстрациям из "Истории техники" андроид DR из экспериментальной серии экспедиционных роботов полувековой давности.
   -Ну и древность! - вырвалось у Циркуля.
   -Вы ошиблись. -прогудел андроид из-под матовой решетки, прикрывавшей его "лицо". - Меня зовут не "Древность". Я - Друдда, нахожусь в распоряжении пилота "Стрижа" Светланы Беловой. Имею приказ забрать пострадавшего землянина и доставить на борт, а здорового - сопроводить туда же. Это вы?
   -Да. Бери раненого. - распорядился Циркуль. - Осторожнее, так, чтобы переносной госпиталь не отключился.
   -Выполняю.
   Робот опустился рядом с Котом и с противоестественной для таких огромных ладоней и мускулистых лапищ аккуратностью одновременно поднял человека и ПГД.
   -Следуйте за мной. - пригласил андроид и зашагал обратно.
   Серебристая сигарообразная туша "Стрижа" лежала в примятом и искрошенном при посадке кустарнике. Из кабины ловко выбиралась Светлана. Она спрыгнула на жухлую траву, побежала навстречу Друдде.
   -Сумасшедшая! - ахнул Циркуль. - Да разве можно пилоту покидать свое место!
   -Подожди! -велела девушка андроиду. Тот послушно замер. Светлана провела ладонью по горячему лбу Кота. Раненый вдруг напрягся и приглушенным маской незнакомым голосом сказал:
   -Мама...
   Голубые строки на экране ПГД мигнули, сменились красными: "Внимание! Ввиду скачкообразного ухудшения общего состояния организма включен режим усиленного воздействия. Общих ресурсов поддержки хватит на 6 часов. Чрезвычайный дополнительный ресурс составляет еще 0,5 часа".
   -Да скорее же! -взмолилась девушка, -Друдда, в транспортировочном отсеке будешь постоянно держать человека, оберегая от толчков.
   -Выполняю.
   Бот совершенно не был приспособлен для перевозки пассажиров. Транспортировочный отсек представлял собой цилиндрическое помещение с металлопластовой облицовкой и двумя световыми панелями на торцовых стенах. Друдда сел в совершенно невообразимой позе, уперся ногами, прочно зафиксировал свое положение, бережно уложил Кота, да еще и придерживал Циркуля за пояс.
   Створки люка бесшумно затворились. Зашипели герметизаторы.
   -Транслирую сообщения пилота. - сказал Друдда и тут же добавил голосом Светланы: - Стартуем!
   Циркуль почувствовал сильное головокружение. Он очень хотел закрыть глаза, но ему казалось, что если сделать это, показания на экране ПГД станут изменяться еще быстрее. А там и так алело: "Внимание!! Критическая ситуация! Основной ресурс исчерпан быстрее, чем рассчитывалось! Подключен чрезвычайный дополнительный ресурс!"
   Были перегрузки. Потом наступила невесомость. Подъем на орбиту был, наверное, выполнен безукоризненно и быстро, однако Циркулю показалось, что прошла вечность. Но и вечность заканчивается. Вечность в транспортировочном отсеке разведывательного бота "Стриж" оборвалась, когда ПГД издал тревожный гудок и сообщил: "Ресурс исчерпан! Приближается клиническая смерть!! Требуется немедленное оказание комплексной медицинской помощи!!!"
   Тело Кота обмякло, кулаки разжались.
   -Стыковка! -доложил Друдда, -"Саракш-1"
  
   [1] Автор слов и музыки неизвестен. Сяо Жень
   [2] БВИ. Архив документации КГБ (GPI:\\CGU-Archiv files\volume1344\file319\p1) Фрагмент.
   [3] По этому поводу, Занги, хочу заметить, что твою шутку: "Оставь вместо себя Каммерера" я оценил. Не смешно.
  
  
  
  

ЧАСТЬ 2 РОКИРОВКА

  
  
  
  
   ХОД 12
  

Стан Арья

В 155 км. от Омска,

Лес

26 сентября 2169 года, 12.00 (время местное)

  
   Снаружи золотился тихий и теплый сентябрьский полдень, а здесь было сумрачно и прохладно. Потрескивали масляные светильники. Щелкали дрова в очаге. Оранжевые блики прыгали по бревенчатым стенам башни, по струганым лавкам и большому столу, по бокам кувшинов на полке, по оружию и доспехам.
   Воробей шмыгнул в узкое окно-бойницу, шкодливо оглянулся и кинулся подбирать крошки на полу. Матерый полосатый котище, спавший на лавке, открыл один глаз, посмотрел на незваного гостя, зевнул, вновь задремал.
   За столом сидел русоволосый худощавый мужчина лет сорока. Он внимательно рассматривал прореху на левом рукаве серой льняной рубахи.
   -Эка, угораздило зацепиться! Менять теперь...- пробурчал он с досадой. Поднялся, провел, словно умываясь, ладонями по гладко выбритому лицу. Прошел к лестнице, ведущей на крышу. Перекладины заскрипели, со стуком отворился люк в потолке. Русоволосый, опершись на края люка, ловко выбрался на квадратную смотровую площадку. По всему периметру в стенах виднелись узкие бойницы, но через них, очевидно, было удобнее стрелять, чем наблюдать, потому что в центре площадки имелось что-то вроде высокой ступенчатой пирамидки для обзора. Именно с ее вершины русоволосый и оглядел окрестности, прикрывая глаза рукой.
   А посмотреть было на что! В воздухе неподвижно висели оперенные стрелы: около двух десятков. За несколькими тянулся замерший дымный след. С северной стороны, там, где башню прикрывали частокол по гребню вала и ров с оплывшими краями, виднелось десятка полтора всадников. Оцепеневшие кони совершенно не двигались, причем копыта некоторых вообще не касались земли. Скуластые лица верховых, застыли в немом вопле с открытыми ртами. Угрожающе поблескивали мечи в воздетых руках. И лошади и люди отбрасывали тени вовсе не туда, куда полагалось бы, если судить по расположению солнца.
   Русоволосый злобно сплюнул, оттянул рукав рубахи и нажал на звено грубого бронзового браслета. Раздалась тихая мелодичная трель.
   -Еще раз приветствую вас, дорогая Шолпан! - зловеще-ласково проворковал он в браслет. - Всегда безумно рад вас видеть и слышать. Приятно, что это взаимно. Вы также без ума от моих обращений и ждете их с нетерпением.
   В браслете робко пискнули, но говорящий не позволил себя перебить:
   -Иначе чем объяснить, что моя восьмая просьба починить эту проклятую голограмму так и не выполнена?! Только вашим желанием вновь и вновь наслаждаться беседами со мною, обаятельная Шолпан.
   Неуверенный писк повторился с тем же результатом.
   -Меж тем сейчас мне надо проводить урок по теме "Вавилон в 7 веке до нашей эры". А еще через час после этого сюда приедет экскурсия шестиклассников на лекцию о гуннах. И каковы будут их впечатления от ваших видеошедевров? Только не надо клясться, что проведете дистанционную регулировку. Вчера ее уже проводили. Результатов - целых два. Во-первых, в здешнем вычислителе куда-то сгинула половина экскурсионных программ. Не беда, разумеется, на кристаллах я храню копии и все будет восстановлено, но сам по себе факт интересен. Во-вторых, цветовая гамма программы "Гунны" стала совершенно неподражаемой. Вы когда-нибудь видели табуны оранжево-сиреневых лошадей, несравненная Шолпан? А я вот любуюсь с вчерашнего вечера. Так что не нужно мне дистанционного обслуживания, пришлите-ка до шестнадцати ноль-ноль хорошего видеопластика, пусть лично настроит. Спасибо.
   Еще раз с отвращением посмотрев на недвижные фигуры у башни, русоволосый спустился внутрь. Кот уже не спал. Он с выражением безмерного смирения на толстой физиономии сидел перед массивным дубовым сундуком.
   -Ну, несомненно. - сказал ему хозяин. - Проснулся - и сразу на боевой пост. Герой. Титан. Сейчас, сейчас...
   Под крышкой сундука оказался обычный пульт окна доставки. Несколько манипуляций с клавишами, короткое жужжание и керамическое блюдце, до краев наполненное густой сметаной, оказалось в полном распоряжении кота.
   -Василий, друг мой, должен заметить, что с возрастом вы утрачиваете творческий потенциал и становитесь трутнем и заурядным потребителем!
   Коту было некогда отвечать на критику. Он самозабвенно ел. Хозяин хмыкнул, пожал плечами и спустился в подвал башни.
   В подвальном этаже стилизация под первобытность отсутствовала напрочь. Просторное помещение с одной стороны было уставлено разнообразной видеопластической аппаратурой. Другая, со скругленными стенами, окрашенными в матово-серый цвет, была абсолютно пуста.
   Русоволосый переоделся в просторный синий балахон, подпоясался веревкой, перекинул через плечо холщовую сумку, прошел в "серую зону", встал в центре. Автоматически включились модуляторы и за его спиной плавно проявились, приобрели осязаемую яркость и контрастность ярко-бирюзовые ворота и зубчатые стены под горячим южным небом.
   -Фон задействован. - доложил кибероператор. - до начала передачи пятнадцать секунд, четырнадцать, тринадцать...
   Зазвучала музыкальная заставка. Посреди комнаты возникла надпись: "Всемирная история. История стран Востока. Тема N16: Вавилон в 6 в. до н.э.". Русоволосый движением руки отвел в сторону буквы, стилизованные под клинопись. Буквы заискрились и растаяли.
   -Здравствуйте, ребята! - сказал он. - Продолжаем изучение истории Междуречья. Как всегда урок веду я, Всеслав Глебович Лунин. Мы находимся в блистательнейшем из городов древнего мира...
  
   Комментарий Сяо Жень:
   Читателям, конечно же, надоели мои постоянные замечания по поводу отсутствия материалов, опираясь на которые, я могла бы с наибольшей достоверностью восстановить те или иные события, например, 2158-2169 гг. Но это действительно так! В октябре 2169 г. дед уничтожил все личные архивы. Никакого злого умысла или роковой тайны тут искать не следует. Просто В.Лунин искренне считал, что информация о его жизни никого заинтересовать не может и поступил с ней так, как при переезде человек поступает со старым домом, в котором заведомо никто более жить не пожелает. По вызову прибывают киберы-демонтажники, разбирают постройку, потом на очищенной площадке появляются роботы-биоконструкторы - и вот уже на этом месте живописная лужайка. Всеслав Глебович перед отъездом навел порядок в том единственном месте, где по его мнению мог оставить за собой ненужный мусор - в памяти вычислителя. Все кристаллонакопители оказались пусты. Ничего - ни текстов, ни видеозаписей, ни графики, ни ментограмм.
   Чтобы реконструировать последовательность фактов, мне пришлось воспользоваться различными источниками и, надеюсь, вы простите меня за то, что эта глава получилась еще более "лоскутной", чем все остальные...
   27 июля 2158 г. экипаж "призрака" N005, совершавшего облет Деяниры, получил от директора "Саракша-2" просьбу об экстренной помощи. Капитан Жан-Поль Фурье в течение получаса(!) выполнил расчет, корабль совершил предварительный маневр, последовал снайперски точный нуль-бросок на сверхкороткую дистанцию (кстати, корабль этого класса больше никто никогда и нигде так не использовал). "Призрак" вынырнул из подпространства рядом с орбитальной станцией "Саракш-1". Это произошло практически одновременно с причаливанием к станции разведывательного бота С.Беловой "Стриж". В считанные минуты М.Луччатти и В.Лунин были доставлены на борт "ноль-ноль-пятого". Стандартное медицинское оборудование "призрака" было немногим мощнее переносного госпиталя Десантника, однако смогло приостановить наступление клинической смерти В.Лунина. Ж.-П. Фурье ввел в вычислители разработанный лично им, еще не опробованный на практике алгоритм экстренного возвращения на Землю и стартовал. Еще через полтора часа хирурги лунного госпиталя им. Альфреда Шмидта начали борьбу за жизнь В.Лунина.
   Операция длилась сто семнадцать минут. Были ликвидированы семь тяжелейших пулевых ранений, регенерированы поврежденные ткани, восстановлены обмен веществ и (что оказалось наиболее сложным) нормальная деятельность нервных клеток. Врачи сочли необходимым глубокий послеоперационный сон в течение не менее чем сорока часов с последующим реабилитационным периодом. Пациента переместили во время сна в специализированный медицинский центр в Буэнос-Айресе.
  
   ...-Пойдем, Миша?
   Медвежонок снова кивнул с готовностью. Они покинули сухо затихший читальный зал. На ступеньках остановились и невольно зажмурились от весело брызнувшего в глаза света чистого утреннего солнышка.
   А когда осторожно приоткрыли веки, в черном матовом небе никакого солнышка не было. Возможно, обманул прожектор с полуразбитым стеклом вон у той пожарной лестницы. Совершенно неясно, что произошло за пару секунд! Город, оставаясь Городом, перестал быть собой. И даже в помине не стало никакого подобия зелени и цветов, кустов и деревьев, Только серый гранит и белые стены домов. На проезжей части и на тротуарах отчего-то валялись книги. Много книг. Всеслав торопливо шагал по сухой и прохладной гранитной брусчатке, тусклые кварталы-близнецы и одинаково правильные перекрестки оставались позади. Менялись только крупные черные надписи латиницей на стенах домов через каждые два квартала: "pars 17", "pars 18", "pars 19"...
   Всеслав ускорял шаг, даже пробежал один квартал. Навстречу начали попадаться люди. У подъездов возились в урнах дети. Медленно двигался, пошатываясь и держась за стену, горбоносый, кавказского вида верзила в трусах и шапке-ушанке. В его заду торчал старинный шприц - не то 19, не то 20 века. Вышла из-за угла непричесанная толстуха в длинной желтой ночной рубахе с истомленным помятым лицом. Всеслав хотел было узнать у нее, как выбраться отсюда, но она с глупой улыбкой посмотрела сквозь него (взгляд ее был невообразимо довольным и бессмысленным) и, по-утиному переваливаясь, пошла дальше. "Рars 24" подарил очередное представление театра абсурда. Привязанная лохматой веревкой поперек пояса к стропилам черепичной крыши, висела, медленно вращаясь, старуха с хитрым сморщенным лицом. Когда Всеслав поравнялся с ним, старуха неожиданно заморгала, чихнула и таинственно сообщила:
   -Вчера были по три, а сегодня - по пять. Но больши-ие! А вчера - ма-аленькие. Но - по три!
   Всеслав шел под низким черным небом, спотыкаясь о книги, разбросанные на булыжной мостовой, и вглядывался в слепые окна. На очередном стандартном перекрестке Город опять удивил. На гранитном бордюре сидели парень и девушка, симпатичные, босые, в обычнейших синих брюках и цветастых рубашках с короткими рукавами. Всеславу почудилось, будто девушка читает парню вслух, но Мишка протестующее завозился на руках и Всеслав сообразил, что ошибается. Зрачки их, расширенные до невозможности, были черны, пусты и бессмысленны, а рядом с ними, на брусчатке, лежали ножницы - большие портновские и маленькие маникюрные, прямые и кривые. Всеслав остановился, не веря глазам. Девушка повернулась, Всеслав узнал ее. Это была Натали, бывшая одноклассница. Она, глядя мимо, промямлила что-то неразборчивое. Типографская краска пачкала ее губы и подбородок, во рту парня шевелилась криво отхваченная ножницами бумага с буквами. Под стенами безмолвных чистых домов, сидели другие едоки страниц, лица их были безразличны и жутки. Еще один валялся ничком прямо посреди дороги и спал, счастливо улыбаясь грязным ртом непроницаемо-черному низкому небу. И имела место занятная и недвусмысленная надпись аккуратными крупными буквами на цоколе одного из зданий. Надпись лаконично выражала убеждения ее автора: "Все гады!".
   Из подъезда вышла девица. Что удивительно - совершенно нормальная. Что не удивляло - абсолютно голая. Она быстро приближалась, то и дело отбрасывая назад великолепные волосы, очень длинные, иссиня-вороные, пышным ореолом взлетавшие над плечами. Всеслав невольно остановился. Мишка сконфуженно фыркнул.
   -Привет! - помахала рукой девица. Очаровательно улыбнулась и удалилась, слегка покачивая великолепными бедрами, откидывая назад черную гриву и, по всем вероятиям, ничуть не сомневаясь в том, что именно так следует ходить по Городу. М-да...
  
   Всеслав проснулся в госпитальной палате.
  
   Комментарий Сяо Жень:
   Такова краткая хроника случившегося. Но за лаконичностью этого пассажа я могу угадать многое. Сухие глаза и закушенная губа Светланы Беловой, взгляд, которым она провожает белую капсулу с красным крестом, исчезающую за чмокающей перепонкой овального люка "призрака". Непроницаемое лицо Странника, когда он читает докладную записку, задумчиво сминает ее, сжигает в пепельнице, молча сидит в одиночестве за бескрайним столом в кабинете Департамента. Клепаные башни "государей", покрытые малахитово-зеленой, жирной, отвратительно пахнущей копотью. Шорох комьев земли, сыплющихся в братскую могилу, у края которой лежит оторванный новенький погон подпоручика...
   В происшествии у разъезда N256 есть и еще один аспект.
   Максим Каммерер во время его разудалой робинзонады на Саракше был расстрелян офицером Боевой Гвардии. Слово братьям Стругацким (исторический роман "Обитаемый остров"):
   -"...ротмистр расстрелял меня. Ночью я пришел в себя, выбрался из карьера и вскоре набрел на пастбище. Днем я прятался в кустах и спал, а ночью подбирался к коровам и пил молоко. Через несколько дней мне стало лучше. Я взял у пастухов какое-то тряпье, добрался до поселка Утки"[1]...
   По странному стечению обстоятельств, мой дед, как и Каммерер получил семь ранений. Правда, три из них были сквозными и их причиной была пулеметная очередь, но отнюдь не по этим причинам Всеслав находился при смерти, а Мак Сим ошарашил аборигенов сверхъестественной живучестью. Еще цитата:
   -"...Я хотел бы, чтобы мне объяснили другое. В молодом человеке семь дыр. И если эти дыры были действительно проделаны настоящими пистолетными пулями, то по крайней мере четыре из них - каждая в отдельности, заметьте! - были смертельными.
   -Какого черта? - сказал широкоплечий.
   -Нет уж, вы мне поверьте, - сказал Доктор. - Пуля в сердце, пуля в позвоночнике и две пули в печени. Плюс к этому - общая потеря крови. Плюс к этому - неизбежный сепсис. Плюс к этому - отсутствие каких бы то ни было следов квалифицированного врачебного вмешательства. Массаракш, хватило бы и одной пули в сердце!
   -Что вы на это скажете? - сказал широкоплечий Максиму.
   -Он ошибается, - сказал Максим. - Он все верно определил, но он ошибается. Для нас эти раны не смертельны. Вот если бы ротмистр попал мне в голову... но он не попал... Понимаете, Доктор, вы даже представить себе не можете, какие это жизнеспособные органы - сердце, печень - в них же полно крови...
   -Н-да, - сказал Доктор"[2].
   Мы не склонны повторять "н-да" вслед за саракшианцем. Все просто. Во-первых, процедура фукамизации не вызвала у младенца Максима совершенно никаких осложнений. Во-вторых, М.Каммерер, ученик циммеровской средней школы городка Цорндорф, с третьего по десятый класс занимался в секции физического развития, мультиспорта и телостроительства. В семнадцатилетнем возрасте он впервые прошел процедуру физической универсализации и супериоризации организма, а через год - повторно. Тогда это было модно, пляжи как нашей планеты, так и Внеземелья кишели бронзовокожими и бугристомускульными красавцами.
   Всеслав же, в младенчестве испытавший некоторые затруднения с фукамизацией, вдобавок был абсолютно равнодушен к "гераклизму" и считал бессмысленной трату времени на подобные эволюции. Кажется, он остался при своем мнении даже после воскресения.
   ...Итак, придя в себя в палате специализированного медицинского центра в Буэнос-Айресе, В.Лунин был спокоен. Совершенно равнодушно воспринял информацию врачей о полученных ранениях и состоянии организма после операции. Отвечал на все вопросы точно и исчерпывающе, но отстраненно и безразлично. Сам же никогда не начинал разговора, не считая мелких просьб (главным образом - включить пораньше аппаратуру сна). На предложение пригласить родственников ответил вежливым, но категорическим отказом, уклонился и от встречи с коллегами. Рекомендации лечащих врачей выполнял неукоснительно. Расписание соблюдал строжайшим образом. 1 августа 2158 г. поднялся с постели. 2 августа совершил первую прогулку. 3 августа приступил к комплексу реабилитационных упражнений. 8 августа, выразив глубокую признательность всему медперсоналу, отбыл в Окленд (Новая Зеландия).
   Нет никаких сомнений в том, что в те дни Всеславу больше всего на свете требовались поддержка, понимание и сочувствие. Причем, от самых близких людей, "не собеседников, но сомолчальников" (В.Верблибен). Будь жива Ольга Ивановна Лунина, все устроилось бы как нельзя лучше. Но в Окленде его встретили жена и теща. Ирен, легко поддающаяся влиянию матери, дошла до белого каления за время командировки мужа. Титаническая Магдалена Шурер ежедневно внушала дочери, что столь долгое отсутствие ее супруга невозможно объяснить ничем, кроме пренебрежения и невнимания к семье. В гневных филиппиках Магдалены Всеслав иначе, как "этот зятек" не именовался...
   Мне необычайно тяже-ло упрекать одну сторону в неправоте, во всем сочувствуя другой. Ведь В.Лунин - в такой же степени мой дед, как И.Шурер - бабушка, а Магдалена Шурер такая же прабабушка, как и Ольга Лунина. Но за то, что произошло, я вынуждена целиком и полностью возложить вину на Магдалену и Ирен.
   Первыми словами, услышанными Всеславом в ответ на свое приветствие, была хоровая реплика жены и тещи: "Соизволил явиться?". Короткая пауза. Ровный ответ Всеслава: "И вам доброго утра". А уже через полчаса В.Лунин входил в здание на Фиш-Стрит 5.
  

Личный архив семьи З.Мутабве.

Фрагмент ментограммы Занги Мутабве.

Дата: 8 августа 2158 года. 8.35 час.

Персонажи: 1)З.Мутабве, председатель пятого отделения Комитета по контролю при Всемирном Совете; 2)В.Лунин, консультант-аналитик пятого отделения.

Тема: "Встреча с В.Луниным".

Формат: видео.

  
   -В.Лунин: -Разрешите?
   З.Мутабве: -Силы небесные! Всеслав, дорогой ты наш, до чего же рад тебя видеть! Входи, входи! Обнять-то тебя можно? Садись. Как себя чувствуешь?
   В.Лунин: -Благодарствую, великолепно.
  
   З.Мутабве: -Ну, только вот насчет "великолепно" - не надо. Мы все тут переживали за тебя, когда получили сообщение о... Вдобавок, Луччатти сдает отчеты, так что мы осведомлены и наслышаны. Вы просто молодцы! Столько успели, так действовали! Вот только инцидент этот...
   В.Лунин: -Было и прошло. Все закончилось благополучно и мне, честно говоря, не хочется вспоминать.
   З.Мутабве: -Понимаю... Постой-постой, ты же вроде еще вчера вечером был в Аргентине?
   В.Лунин: -А сегодня утром - уже здесь.
   З.Мутабве: -М-гу... Ну, и... как дома?...
   В.Лунин: -Благополучно. Шеф, каковы теперешние планы по Саракшу? Надеюсь, наше приключение под Столицей существенно не повлияло на них.
   З.Мутабве: -Какое там "повлияло"! В Отчизне никто и ничего даже не заметил. Так, рядовое событие, не то стычка соперничающих группировок на железной дороге, не то вообще обыденный бандитизм. Как раз в смысле конспирации все в порядке. Но Странник, знаешь ли, здорово переживает за вас. Он же еще до инцидента отзывался о тебе и Луччатти с огромным одобрением и планировал лично для тебя сверхважную резидентуру. В.Лунин: -Спасибо. Когда начинать подготовку?
   З.Мутабве: -Что-о?! "Подготовка"? Шутить изволим? Да я тебя здесь, на Земле, даже к архивным сундукам и то близко не подпущу без особого разрешения наблюдающих врачей! Пять минут назад на ноги встал и - туда же, в резиденты метит! Нет, торопыга, так не пойдет, заращивай вначале дыры от пуль.
   В.Лунин: -О, шеф, не горячитесь, это я просто так... Но хоть в секции-то мое место не заняли? (Открывается дверь, кто-то заглядывает, замечает Лунина, озадаченно произносит: "Ой!", исчезает).
   З.Мутабве: - Ну вот, "на деревне не скрыться, не спрятаться". Сейчас всем будет известно о твоем появлении, сам увидишь, как тебя ждут.
   В.Лунин: -Тогда, быть может, я пойду? С ребятами встречусь.
   З.Мутабве: -Разумеется. Однако, что касается работы, здесь мое мнение не изменится: тебе надо хорошенько отдохнуть.
   В.Лунин: -Н-ну... Там посмотрим...
   (Встает, крепко жмет руку Мутабве, выходит. За дверью слышится чей-то радостный вопль: "Ура!". З.Мутабве ослепительно улыбается).
  

конец документа

  
  
   Комментарий Сяо Жень:
   В.Лунин тогда провел на работе целые сутки. Безвыходно.
  

Электронная копия письма[3]

Дата: 3О августа 2158 года г. 11.25 час.

Куда: КОМКОН-2, Комитет Галактической безопасности

Кому: Председателю пятого отделения Занги Мутабве

Тема: "отправка М.Каммерера на Землю ".

Содержание: оценка работы на планете Саракш.

  
   ...Так что можно считать операцию "Вирус" завершенной. Коротко подвожу итоги:
   -М.Каммерер (Белый Ферзь) возвратился, первое успешное проникновение не просто нашего агента, но землянина в пределы Островной империи произведено, что не может не радовать;
   -М.Каммерера я незамедлительно отправляю на Землю. Мне удалось убедить его в том, что это крайне необходимо в интересах дела. Прошу всячески поддерживать в нем эту убежденность. Изыщите в Комитете поле деятельности, на коем он мог бы развернуться (в качестве? решите сами!) и не думал более о возвращении на Саракш. При этом настоятельно требую учесть характеристики, которые в разное время давались мною Максиму. И, разумеется, учтите мнения сторонних аналитиков.
   Противодесантные укреп-ления на побережье бывшей Страны Неизвестных От-цов (Огненосных Творцов). Электронная съемка. Про-изведена роботом-развед-чиком осенью 2159 г.
   -Отчет и материалы по своей деятельности М.Каммерер передаст лично. У меня по этой документации сложилось двойственное впечатление. С одной стороны ее определенная ценность несомненна. Все-таки - первый взгляд "изнутри" на жизнь островитян. К тому же, собрано весьма много. С другой же стороны - не оставляет сильнейшее ощущение не то, чтобы ложности информации, нет, но какой-то ее... нереальности что ли! Такое чувство, что Максим описывает театральную постановку. Вроде бы перед нами люди и события, но в рамках странного сюжета и в окружении модернистских декораций. Полагаю, "папку Каммерера" должны обработать специалисты. Не забудьте потом меня ознакомить с результатами!
  
   Сикорски
  
   P.S.Как там Лунин и Луччатти?
  

конец фрагмента

   Комментарий Сяо Жень:
   Это же время ознаменовалось началом сворачивания базы "Саракш-2" на Тристаре. Успешно прослужив десять лет, база оказалась ненужной с появлением "призраков". Корабли этого класса, как известно, обладали невероятно мощной на то время системой навигации, могли стартовать и финишировать в любой точке с точностью плюс-минус четыре метра, позволяли установить на них сверхсовременные системы защиты и маскировки. Отпадала потребность в посреднике, каковым и являлся "Саракш-2". В течение месяца база была частично демонтирована, частью законсервирована и переведена в режим автоматического ожидания. Большинство сотрудников перевелось на другие базы Внеземелья, единицы вернулись на Землю.
  

В КОМКОН-2[4]

Пятое отделение

Секция "Саракш"

Всеславу Лунину, консультанту-аналитику.

Уровень конфиденциальности - без.

Дата: 17 октября 2158 года.

Автор: справочная служба КОМКОН-1

Тема: "пилот С.Белова".

Содержание: ответ на запрос

   В ответ на Ваш запрос, сообщаем, что пилот базы "Саракш-2" С.Белова после проведения вмененных ей в обязанность консервационных работ отправилась на планету Ружена, где пробыла с 4 по 11 октября сего года. После отбытия с Ружены нигде не регистрировалась, адрес проживания неизвестен, в БВИ сведений о пребывании С.Беловой нет.
  
   Оператор: С.Дж.Шпаковиц
  

конец документа

  
  
   Комментарий Сяо Жень:
   В середине сентября 2158 г. Максим Каммерер, он же легендарный Махх-сим "Съел ножик", он же "Белый Ферзь", он же Биг-Баг вернулся на Землю. Саракшианская робинзонада и непревзойденные подвиги были величественно оставлены им в прошлом: в скрижалях, летописях, эпосе... К слову, кажется, сам Максим ничтоже сумняшеся считал все, что имело место на Саракше воистину достославной эпопеей. Разумеется, на Земле на него набросились сердито урчащие медики и отпустили только после компенсационных процедур и поправки здоровья. В первых числах октября М.Каммерер появился в Окленде. Его, естественно, причислили к пятому отделению, занимавшемуся цивилизациями, находящимися на стадии машинного производства (планеты: Гиганда, Саракш, Надежда). Причем не к какой-то определенной секции, а к так называемому "общему технологическому сектору", опекавшему полигонную подготовку, обслуживающему технические средства и пр. Какое-то время новичок входил в курс дел, знакомился с коллегами. Затем произошло неизбежное. Максим пожелал ознакомиться с откликами специалистов и общественности на его саракшианскую деятельность. Обывательская общественность об эволюциях Мака Сима в Отчизне и Островной империи ничего знать не знала и знать не желала. А вот комментарии специалистов наличествовали, и пройти их дебрями, не заметив отзывов В.Лунина было невозможно. И Каммерер их заметил.
   Последовал неизбежный конфликт.
   Установлено, что 21 сентября 2158 г. Максим Отто Каммерер поджидал Всеслава Лунина на улице Оук-Роуд, по которой тот обычно возвращался домой. Каммерер предложил Лунину объясниться, и они два часа провели за вежливой беседой в маленьком кибер-кафе на углу. О предмете беседы не может быть сомнений, хотя абсолютно никаких упоминаний о конкретном содержании нет - архивы деда уничтожены им самим, а по своим архивам М.Каммерер, как говаривали в старину, "прошелся с резинкой", вычищая любое, даже самое косвенное, упоминание имени В.Лунина. Я убеждена в этом! В ходе разговора точки были расставлены, примирение сделалось невозможным. Мнения Всеслава и Максима о принципах и способах работы КОМКОНа-2 оказались диаметрально противоположными. Идеалы, исповедуемые Маком Симом и усиленно внедряемые тем в практику, отторгались моим дедом совершенно категорически. При этом Каммерер как человек не вызывал у Лунина ни одной отрицательной эмоции. Впрочем, как и положительной. "Ничего личного!". Напротив, для М.Каммерера и позиция В.Лунина, и его личность слились воедино в образе форта, занятого неприятелями, врагами прогресса и обскурантами. С врагом же не дискутируют, его вместе с фортом беспощадно устраняют интеллектуально а, если понадобится, то и... Могу предположить, что собеседники пришли к корректно сформулированному выводу о невозможности сосуществования в КОМКОНе. И, как следовало ожидать, последовали дальнейшие события.
   В ноябре 2158 г. в секции "Саракш" обсуждали два документа: доклад М.Каммерера о внедрении в Островную империю и аналитическую записку Всеслава Лунина по данному документу. Полагаю, совершенно незачем приводить здесь не только огромный по объему доклад[5], но и все сорок четыре с половиной страницы записки. Однако краткое резюме записки на русском языке, выполненное самим В.Луниным будет здесь уместным.
  

В Комитет по контролю за деятельностью во Внеземелье (КОМКОН-2)Х{6}

Анджею Барвиньскому, старшему эксперту секции "Саракш" пятого отделения

Уровень конфиденциальности - средний, для служебного пользования

Дата: 7 ноября 2158 года.

Автор: Всеслав Лунин, эксперт секции "Саракш".

Тема: "Анализ операции "Вирус" (внедрение в Островную империю)".

Содержание: действия агента "Белый Ферзь" (Максима Каммерера) на Саракше

   Анджей, как ты и просил, я сделал краткое изложение аналитической записки, зачитанной позавчера на заседании секции. Прошу:
   Анализ операции "Вирус" (внедрение в Островную Империю.
   25 июля - 25 августа 2158 имела место попытка посещения М.Каммерером Островной Империи. То, что проникновение агента- землянина не завершилось провалом, следует считать крупнейшим успехом. До сих пор на подобное мы не осмеливались и надеяться.
   Местом проведения операции "Вирус" был очень удачно выбран остров Дзасогу, в составе Северного Архипелага. Именно туда возвращаются корабли из групп флотов Островной Империи: "А", "Б", "Ц", совершающие самые продолжительные рейды. Можно было согласиться и с соображениями М.Каммерера о том, что пункт непосредственного руководства их действиями находится на Дзасогу. Хотя уже в начале операции никак не представлялось возможным принять предположение Каммерера о том, что именно на этом относительно небольшом острове расположена если не столица, то, по крайней мере, важнейший административный центр Островной Империи.
   Техническое обеспечение операции "Вирус" надо признать великолепно организованным. Прекрасно прошло обучение М.Каммерера основам языка эм-до, проведенное в "полевых" условиях. Выше всех похвал действовали пилоты, незаметно высадившие М.Каммерера в предгорье у населенного пункта Цицих. Объектом разведки стали вначале окраины, а затем и центр Цициха. Кульминацией деятельности М.Каммерера является проникновение под видом сварщика-сантехника в объект, условно названный "Адмиралтейством". Однако после этого завершение операции и эвакуация стали неизбежными. Агент был подобран пилотами с базы "Саракш-2" в том же месте, где осуществлялась высадка, и доставлен в условленную зону на территории Отчизны. Там его встретил Р.Сикорски. Очевидно, к тому времени имперские спецслужбы вышли на след М.Каммерера, и его захват был бы лишь вопросом времени. Сканирование со спутника "Саракш-1" показало, что приблизительно через три земных часа к месту отбытия М.Каммерера подоспели автомобили с солдатами, тщательно обыскавшими округу.
   Думается, работа М.Каммерера в подобных сверхтяжелых условиях заслуживает искреннего восхищения, а бесценный опыт перемещений и ухода от слежки в экстремальных ситуациях должен быть тщательно изучен, обобщен и взят на вооружение.
   Наблюдения агента изложены письменно и в виде звукозаписи (см. доклад М.Каммерера "О внедрении в Островную Империю"). К ним прилагаются многочисленные ментограммы в видеоформате (см. приложение к докладу М.Каммерера "О внедрении в Островную Империю").
   По содержанию информации могут быть высказаны следующие соображения:
   -Материал наблюдений как таковой невозможно недооценить, он уникален!
   -Однако, все, что оказалось в нашем распоряжении, должно быть подвергнуто тщательнейшему анализу и верному истолкованию Дело в том, что у агента еще до внедрения существовали мощные психологические стереотипы, сформированные частично на слухах и мифах об островитянах, почерпнутых в Отчизне, частично - на личных впечатлениях от посещения разбитой белой субмарины. Именно указанные стереотипы послужили линзой исказившей увиденное в Империи до полной неадекватности. М.Каммерера не удивили многие, с нашей точки зрения абсолютно необъяснимые факты.
   По порядку:
   А) Самое главное и самое полезное, что дала нам операция "Вирус", это некоторое объяснение причин предыдущих провалов туземной разведки, прежде всего - разведчиков Отчизны. Интуитивное и инстинктивное ощущение "чужих" у островитян поразительно! Безоружные патрули занимаются, скорее всего, пресечением достаточно невинных нарушений устава военнослужащими (несоблюдение формы одежды, самовольная отлучка из части, неразрешённое употребление спиртного и пр.). Ни разу не были зафиксированы какие-либо действия имперцев, которые можно было бы истолковать как контрразведывательные: облавы, проверки документов, поисковые операции и пр. Похоже, мысли о таких акциях вообще не приходит на ум островитянам. Вместе с тем, ни в какой ситуации М.Каммереру не удавалось оставаться "нерасшифрованным" в течение сколь-нибудь долгого времени. Так, ему повезло войти в Цицих исключительно в силу фантастически счастливого стечения обстоятельств. Он примкнул к рабочей команде, условно определенной как "штрафники", поскольку те трудились под конвоем и были одеты в старую униформу без опознавательных знаков. Далее, несмотря на блистательное внедрение в команду, его появление вызвало пристальное внимание, так что по проникновении в Цицих конвоируемую группу пришлось спешно покинуть. Через два часа, уже сменив одежду, М.Каммерер при движении по улице опять почувствовал наблюдение и был вынужден скрыться. В дальнейшем сбор информации происходил методом скоротечных "набегов-вылазок" из укрытий, которые, вдобавок, приходилось постоянно менять. Рекордно долгое время, проведенное М.Каммерером в одном убежище, составило всего лишь одни саракшианские сутки. Причем укрытиями могли служить только совершенно безлюдные места. Никаких (!) возможностей легализации, хотя бы на короткое время не было выявлено. Почти всегда М.Каммерер передвигался в режиме скрадывания. Редкие открытые появления агента в городе сопровождалось сменой внешности и одежды. Оказалось совершенно невозможным использование образов военнослужащих и кратковременные перемещения по улицам осуществлялись только в образе чернорабочего, уборщика, грузчика.
   Вопрос: чем объяснить сочетание почти полной пассивности контрразведывательных органов со сверхъестественным, мистическим чутьем рядовых островитян на "чужих"?
   Б)Вокзал и порт должны быть в любом нормальном обществе функционально однотипными объектами. Как следствие, отношение к ним также следует ожидать одинаковым. Между тем на вокзал, никак не охраняемый, М.Каммерер попал совершенно свободно. Более того, ему даже удалось провести на крыше пакгауза одну из самых спокойных ночей - его сон никем не был потревожен. Склады с горючим и боеприпасами, продовольствием и амуницией прикрыты обычными караулами, которые могут быть "сняты" опытным диверсантом без особых затруднений. Зато на ближних подступах к порту Каммерер понял абсолютную невозможность проникновения внутрь. Контроль производится на восьми линиях вплоть до применения электронных средств, не говоря уж об обилии многочисленных кордонов и постов.
   Вопрос: отчего?
   В)М.Каммерер прошел по Цициху и его окрестностям в общей сложности около 35 км. Планировка Цициха - классическая, гражданская с преобладанием типовых одно-, двух-, трехэтажных жилых домов и совершенно отсутствуют фортификационные сооружения. Это заурядный населенный пункт городского типа, а не укрепленная военная база, рассчитанная на отражение вражеского нападения.
   В городе Каммерером зафиксированы самые различные объекты: штабы, казармы, казино и публичные дома, бары для низших чинов и офицерские рестораны, клубы, гауптвахты, лазареты и бани, склады, магазины и пр., и т.п. При этом - полное отсутствие элементов относительно нормальной общественной системы: не замечены школы и детские сады, парикмахерские, парки, библиотеки, музеи, театры и кинозалы и пр. Всего лишь одна сберегательная касса, правда, очень большая. Два крупных почтамта.
   В Цицихе, насколько можно понять из отчета (и это подтверждается данными орбитального гипотанктерного наблюдения) совершенно отсутствует промышленность. Пекарни, ремонтные предприятия, автомастерские и инструментальный цех строительного батальона на окраине в расчет, естественно, не берутся. Мало того, кажется, можно определить приземистые здания южного предместья как овощехранилища, тогда как ни одной возделанной грядки на окраинах Цициха нет. Впрочем, это как раз объяснимо: наблюдения атмосферных роботов-разведчиков показали, что в порту постоянно происходит разгрузка больших барж, уходящих в обратные рейсы пустыми.
   На улицах совершенно отсутствует реклама, хотя нередко встречаются доски для объявлений. На одних расклеивается, как можно предположить, официальная информация, на других каждый желающий может разместить личное объявление.
   Любопытно, что имеются кассы для оплаты за товары и услуги (фотографии, магазины, бани, почты), пользование же другими благами - бесплатное (трамваи и автобусы, например). Некоторые предметы распространяются как за деньги, так и безвозмездно (книги, газеты и журналы, аудио- и видеозаписи).
   Вопрос: так что же из себя представляет Цицих с экономической точки зрения?
   Г) В городе точно определены здания штабов: Шестой надводной эскадры группы флотов "Ц", подразделений вспомогательных войск, 66-го полка береговой охраны. Возможно, есть и другие. Однако ни по данным гипотанктерного сканирования, ни по материалам снимков робота-разведчика, ни по наблюдениям М.Каммерера никак нельзя определить места нахождения учреждений гражданского (административного) руководства.
   Вопрос: каков Цицих с политико-управленческой точки зрения?
   Д)Поражает воображение возрастной состав жителей Цициха. Подавляющее большинство горожан - взрослые мужчины в возрасте, зрительно соответствующем земным 20-50 годам и женщины в возрасте, визуально определяемом в промежутке 20-40 лет. И что вообще непонятно - не замечено ни одного ребенка и подростка!
   Мужское население поголовно одето в униформу. Гражданская одежда отсутствует (рабочая спецодежда грузчиков-чернорабочих, солдат строительных батальонов и скромных героев гауптвахт в расчет не принимается)! Женщины в мундирах также встречаются, таковых приблизительно 20% от общего числа.
   Передвижение групп военнослужащих по улицам города осуществляется только строевым шагом. Одиночное же перемещение, похоже, никак не регламентируется. Уставные взаимоотношения тонко сплетены с межличностными и земному наблюдателю крайне трудно определить характер этого сплетения. К примеру, отмечены два типа приветствия: прижатие кулака правой руки к сердцу и четкий, отрывистый кивок. Определить правила выбора приветствия не представляется возможным, тогда как для островитян это, очевидно немаловажно. И подобных мелочей - масса. Думается, они призваны дифференцировать одетую в мундиры массу и распределить ее по куда более сложной иерархической лестнице, нежели подразумевает устав.
   Вопрос: что такое Цицих с точек зрения социальной и демографической?
   Е)Объект, условно определенный М.Каммерером как "Адмиралтейство" удостоился наиболее пристального внимания нашего агента[7].
   Обращаю внимание, насколько блистательно Каммерер внедрился на объект в образе сварщика-сантехника. Этот эпизод будущим прогрессорам следует обязательно изучать! Агент четко и эффективно действовал в помещении под видом поиска и устранения неисправности водопровода в течение почти 50 земных минут! Неподражаемо! Достойно восхищения - и восторг мой искренен, без малейшей тени иронии!
   Ментограммы М.Каммерера дали бесценный материал, относящийся к быту имперского офицерства. И это также будет иметь огромное значение при подготовке нашей агентуры на Саракше. Но никакого отношения к командным структурам военно-морских сил островитян это не имеет. Дело в том, что Максим осуществил проникновение не в "Адмиралтейство", хотя, действительно, лицезрел там достаточно большое число лиц высокого ранга. Сопоставление кадров ментограмм с земными аналогами ХХ века заставляет настаивать, что перед нами своего рода закрытый клуб для командирской элиты, место собраний некоего "офицерско-рыцарского ордена". Трудности, которые испытал Белый Ферзь в перемещениях по зданию, по моему мнению, являются не следствием режима штабной секретности, а замкнутостью клуба для непосвященных чужаков. То, что Каммерер не смог получить доступа ни к одному документу, объясняется не надежной охраной бумаг и карт, а простым отсутствием здесь таковых. Зато наш агент совершенно не обратил внимания на неуместное в штабном помещении обилие символики (знамен и вымпелов, штандартов и эмблем, особенно - бюстов и картин). К слову, стоящие у символов караульные одеты в архаически-парадную форму и вооружены, кажется, скорее бутафорским, чем боевым оружием. Их функция декоративная, а не реально-охранительная. Осталось незамеченным наличие в помещении не менее, чем двух конференц-залов и трех банкетных залов (последние содержат приличные штаты официантов), что для "Адмиралтейства" также - явный перебор.
   Вопрос: а надо ли здесь что-то спрашивать?
   Вывод:
   Увиденное М.Каммерером в Цицихе озадачивает, заставляет задуматься. Это никак не походит на то, сверхмилитаризованное сообщество маниакальных садистов и убежденных живодеров, которое Белый Ферзь вообразил во время скитаний по Отчизне и с образом которого упорно не желает расстаться. Это нечто более сложное...
   Главный вопрос к выводу: что именно?
   И на этот главный вопрос Белый Ферзь был просто запрограммирован дать искаженный ответ.
  
   В.Лунин
  

конец документа

  
  
   Комментарий Сяо Жень:
   Обсуждение материалов, предоставленных М.Каммерером, вкупе с аналитической запиской В.Лунина заняло четыре дня и было весьма бурным. Большинство из принявших в нем участие не согласилось с мнением Всеслава и поддержали М.Каммерера, решительно и жестко отстаивавшего свое видение проблем, связанных с Островной Империей.
   В итоге возобладало мнение о признании однотипности имперских структур и фашистских режимов, имевших место в истории Земли. В то же время было признано, что Островная Империя отличается куда большей агрессивностью, жестокостью и склонностью к геноциду, нежели ее земные аналоги из прошлого. В качестве же практических рекомендаций был принят (с определенными поправками) план М.Каммерера по усмирению империи.
  

В Комитет по контролю за деятельностью во Внеземелье (КОМКОН-2) 8

З.Мутабве, председателю пятого отделения Комитета по контролю при Всемирном Совете;

Уровень конфиденциальности - нет

Дата: 13 ноября 2158 года.

Автор: Всеслав Лунин, эксперт секции "Саракш".

Тема: Кадровый состав секции "Саракш"

Содержание: Заявление об отставке

  
   Убедительно прошу принять мою отставку. Прошу также указать, кому передать дела. Полагаю, для этого будет достаточно двух-трех дней.
  
   В.Лунин
  

конец документа

  
  
   Комментарий Сяо Жень:
   Не ясно, как конкретно развернулись события середины ноября 2158 года. Возникает впечатление, что комконовцы расценили заявление Всеслава, как детский каприз, проявление ребячьей обиды. Именно с этих позиций они уговаривали (впрочем, совершенно искренне!) моего деда изменить решение. Это не могло не добавить масла в огонь. Всеслав увидев, что мотивы его действий остались непонятыми, не счел нужным разубеждать коллег. Он ускорил свой уход и уже 20 ноября вышел из состава КОМКОНа-2.
   Быть может, при другом раскладе Рудольф Сикорски и нашел бы способ остановить В.Лунина - к мнению шефа Всеслав прислушивался. Но Сикорски, очевидно, просто не обратил внимания на мелкие кадровые перестановки в подведомственном учреждении. Экселенц в ту пору был занят сворачиванием собственной деятельности на Саракше, которая потеряла для него всякий интерес после того, как экспедиция Лунина-Луччатти доказала: соприкосновения со Странниками не произойдёт.
   Всеслав не проронил дома ни слова о приключениях на Саракше. "Рядовая командировка" - вот всё, что услышали жена и теща. Столь же скупо он поставил их в известность об уходе из КОМКОНа-2. Магдалена Шурер вдохновенно спровоцировала по этому поводу несколько склок, а Ирен послушно претворила их в жизнь, но, в общем, все этим и ограничилось.
   Зиму 2158-2159 гг. и весну 2159 г. Всеслав, Ирен и трехлетняя Анечка провели на знаменитых Алмазных пляжах планеты Пандоры. В семейном видеоальбоме моей мамы сохранился любопытный сюжет.
   Маленькая Аня в полном восторге несется по мельчайшему песку, отпрыгивая от набегающих мелких волн и тут же бросаясь за ними вслед, шлепается, хохочет. Всеслав выходит из воды, отряхивает капли с рук и груди. Ирен лениво поворачивается на полосатом коврике и, прикрывая ладонью глаза от яркого света, говорит:
   -Ведь предупреждал наблюдающий врач - на здешнем солнце надо пользоваться особыми кремами для загара.
   -Я мазался. - отвечает Всеслав.
   -"Мазался"! Дурацкое слово! Плохо "мазался". Что за белые пятна проступили у тебя на спине? Раз, два, три... семь... Вылитая Большая Медведица и смотрится просто отвратительно. Гадость! Следить надо за собой... Крем - в сумочке.
   Всеслав со странной улыбкой отворачивается, становится на четвереньки и с грозным рычанием "Вот свир-р-репый медведь!" бросается за Анечкой. Та восхищенно взвизгивает и пускается наутек.
   19-21 августа 2159 г. произошел так называемый "путч Неизвестных Отцов" в Столице - великолепно спланированная разведками соседних держав. Шпионам удалось через многозвенную цепь посредников подтолкнуть к выступлению некоторых бывших Отцов, обосновавшихся в провинциях. Отряды Папы, Тестя, Шурина и Деверя тайно сконцентрировались в городе. Ранним утром на стенах появились расклеенные объявления о реставрации режима Отцов. Однако взрыва народного энтузиазма по поводу восстановления законной власти не произошло. "Да оставьте же нас, наконец, в покое!" - так можно выразить всеобщее настроение масс. Измученное население встретило августовский путч "со злобой в усталых глазах" (В.Верблибен). Естественно, у путчистов не могло быть ни единого шанса. Против них сложился умопомрачительный альянс "антиотцовских" сил. На улицы вышли патрули рабочих дружин, стремившихся защитить демократию от возрождения деспотии. Патрульным помогали боевики мафии, не без основания опасавшейся, что возвратившиеся Отцы всерьез возьмут к ногтю организованную преступность. Мстительные генералы, недорепрессированные Отцами за проигрыш в хонтийской войне (первым из них оказался Шекагу), также отдали остаткам армии приказ выступить против заговорщиков. Испуганные "выродки" потребовали выдать им оружие: "Лучше смерть в уличном бою, чем возвращение башен!" Но никаких боёв не произошло. Остерегаясь вступать в столкновение при таком раскладе сил, Папа, Тесть, Шурин и Деверь отозвали свои формирования из города. После чего Отцы объявили контролируемые ими провинции полностью независимыми от центра. Произошел раздел Отчизны на более чем дюжину мелких нежизнеспособных суверенных (или, как тоскливо шутили в народе, "сувенирных") государствишек.
   Островитяне наблюдали.
   1 сентября 2159 г. мой дед встретил в новом качестве. Он стал учителем в Новосибирске. Отношения с учениками у него были почти идеальными, работа нравилась. За пять лет он реализовал несколько крупных проектов. Была постепенно издана и введена в учебный процесс восьмитомная "Всемирная история для школьников". В 2162 г. Аня Лунина стала первоклассницей Оклендской школы Джонатана Фокса. Всеслав настаивал на том, чтобы дочь училась в Новосибирске, однако переубедить жену и тещу не смог.
   Кто-то из сотрудников секции "Саракш" (кто - установить не удалось) регулярно посылал на личный вычислитель моего деда информацию о событиях на планете. Очевидно, таким образом Всеслава пытались вновь привлечь к работе в КОМКОНе-2. Но, полагаю, достигнутый результат был совершенно противоположным. В.Лунин еще раз убедился в правоте собственных пророчеств и расценил августовские события как закономерные последствия уничтожения М.Каммерером гипноизлучающей сети. На получение информационных сводок Всеслав никак не реагировал.
   Марко Луччатти также отошел от работы в КОМКОНе-2 в 2160 г. и в дальнейшем никогда с организацией не соприкасался. Л.Абалкин остался на Саракше в одном лице и руководителем, и исполнителем операции "Человек и голованы". Он целиком ушел в работу, ставшую для него смыслом жизни, а о Всеславе, надо полагать, просто забыл.
   Сикорски воспринял августовские события 2159 г. в Столице как неминуемое и предвидимое поражение землян. Отныне деятельность прогрессоров в обломках Отчизны становилась совершенно бессмысленной. Ядро резидентуры следовало переводить в совершенно другую страну. Наиболее перспективной в данном аспекте, естественно казалась Островная Империя. Но дальнейшая деятельность на Саракше в любом мыслимом направлении уже совершенно не интересовала Экселенца. Оставив на планете наблюдателей, в марте 2160 г. Р.Сикорски возвратился на Землю[9].
   А 29 октября 2160 г. столицу бывшей Отчизны сотрясли "Кровавые пляски". Произошел криминальный переворот. Город захватили мафиозные шайки. Одна из таких шаек, предводительствуемая Барки Алькашу по кличке "Культяпка[10], расстреляла из танков здание парламента. В горящем дворце погибло около трех с половиной тысяч человек, тщетно пытавшихся остановить катастрофу, в том числе прогрессор Христиан ван Тох. Еще полторы тысячи "утилизировали" пулеметами на городском стадионе. Среди них были легендарные герои подполья Генерал и Вепрь. Власть перешла к спиртоносам, наркоторговцам, вымогателям и спекулянтам. Зимой 2160-2161 гг. боевики Алькашу- Культяпки начали выяснение отношений с горскими бандитами, быстро переросшее в настоящую войну.
   В 2164 г. по наущению пандейских религиозных фанатиков горцы Зартака осуществили нашествие на восточные провинции Отчизны. Назвать то, что там происходило геноцидом - значит сказать комплимент по адресу горских головорезов. Их стаи осуществляли не просто тотальное истребление населения в верховьях Голубой Змеи - от грудного младенца, до немощного старика. Это был разгул массового садизма. Излюбленными объектами невообразимого горского зверства стали больницы, детские сады, дома престарелых. Только за месяц было уничтожено 200 000 ни в чем не повинных мирных жителей бывшего государства Отцов. Причем, умерщвление путем привязывания к лошадям и разрывания на части считалось у горцев "милостью" и "легкой казнью"!
   В январе 2165 г. состоялись выборы в Совет Западной Сибири. Неожиданно не только для окружающих, но, кажется мне, и для самого себя, дед выставил собственную кандидатуру. И был избран. Началась его работа в составе комиссии по образованию и культуре. Магдалена Шурер несколько снизила темпы критики Всеслава и опять в кругу подруг сверстниц многозначительно замечала, что ее зять - в Совете!
   Каждое воскресенье Всеслав летал в Окленд. Там же он проводил каникулярное время. Летом 2165 г. семья Луниных посетила Планету Разбитых Сердец. Всеслав отыскал в БВИ сообщение об основании курортной зоны на южном полюсе, где расположены источники целебной воды, и уговорил провести там каникулы. По детским воспоминаниям моей мамы зловещее название планеты ни в коей мере не соответствовало ее природе. Отдых удался на славу: потрясающие местные фрукты, прозрачные соленые и теплые озера посреди густых лесов, темно-синее вечернее небо с Золотой и Серебряной лунами, причудливой формы облака, воздушные экскурсии над Опаловыми горами - все было замечательно. Когда глайдер снижался и медленно пролетал по каньонам, Анечка, раскрыв рот, слушала рассказы отца о местных диковинных животных и растениях. Под рассказы на заднем сидении дремала Ирен.
   2166 г. Под Омском построили учебно-экскурсионный центр "Стан Арья". Вначале В.Лунин читал там лекции в факультативной "Школе юного историка". Потом начал вести дистанционные занятия, аудитория которых постепенно расширялась. К 2167 г. "уроки Всеслава Глебовича" слушали около 150 000 учеников (в основном - в школах Евразии, но также - в Америке и Австралии). Педагогический Консилиум Сибири буквально вынудил деда защитить диссертацию, хотя тот вяло сопротивлялся и ныл: "Кто пояснит, зачем мне все эти формальности? Пустая же трата времени!" Консилиум предложил Лунину развернуть на базе "Стана Арья" Институт усовершенствования учительского мастерства. Но Всеслав заявил, что предпочитает работать один: "Шансы на выполнение работы обратно пропорциональны числу лиц, по долгу службы обязанных это сделать".
   Весной 2167 г. Льва Вячеславовича Абалкина сняли с работы над операцией "Человек и голованы". Он выразил вежливое недоумение. Руководство ответило классическим: "Есть такое суровое слово "надо", Лёва!". И Рёвушка, пожав плечами, вылетел на Пандору. База КОМКОНА-2. Курсы прогрессоров. Переподготовка по новой программе. Экзамены. Сентябрь 2167 г. - внедрение Л.Абалкина в республику Хонти в качестве униониста-подпольщика. В марте 2169 г. от Льва Абалкина (теперь - агента "Гурона") поступило донесение о том, что он вышел на связь с агентурой Островной Империи. Начался первый этап операции "Штаб".
   Жизнь шла своим чередом.
  
  
   1] БВИ. А.и Б. Стругацкие. Обитаемый остров (GPI:\\S15-Literature-Historical\S\Strugacky\53\p99)
   [2] БВИ. А.и Б. Стругацкие. Обитаемый остров (GPI:\\S15-Literature-Historical\S\Strugacky\53\p99)
   [3] БВИ. Архив документации КГБ (GPI:\\CGU-Archiv files\volume1394\file1111\p4) Фрагмент.
   [4] БВИ. Архив КОМКОНа-2 (GPI:\\ World Council\ComCon-2\KGI\Archiv N4 KGI \5 \Saraksh\volume602\file37, р.1)
   [5] БВИ. Архив КОМКОНа-2 (GPI:\\ World Council\ComCon-2\KGI\Archiv N4 KGI \5 \Saraksh\volume609\file159, р.1)
   [6] БВИ. Архив КОМКОНа-2 (GPI:\\ World Council\ComCon-2\KGI\Archiv N4 KGI \5 \Saraksh\volume609\file160, р.22)
   [7] А вот теперь я подхожу к одному из основных мифов, сложенных вокруг описываемых мною событий. Усеченная цитата из братьев Стругацких: "Как-никак, а его начальником был легендарный Мак Сим!.. Непревзойденный Белый Ферзь! Организатор операции "Вирус", после которой сам суперпрезидент дал ему прозвище Биг-баг!.. Биг-баг проник в Островную империю, в самую столицу... Первый из землян, да и последний, кстати.." (БВИ. А. и Б. Стругацкие. Волны гасят ветер (GPI:\\S15-Literature-Нistorical\S\Strugacky\55\ p187) Братья, конечно, тонко иронизируют над чудовищным самомнением Каммерера, но ведь неосведомленные именно так и воспринимают фигуру Мака Сима! Между тем, не проникал "легендарный Мак Сим", "непревзойденный Белый Ферзь" и Биг-Баг в столицу островитян, по причине простого ее отсутствия! (А уж будь у Империи столица, затрапезному Цициху на ее роль никак бы не претендовать!) Не был он "первым из землян, да и последним, кстати"! И то, что он описал как Адмиралтейство, таковым не являлось! Мой дед был абсолютно, безусловно, бесспорно прав! При всей неоспоримой ценности наблюдений Максима Каммерера их истолкование самим наблюдателем никоим образом не соответствовало реалиям Островной Империи. Истолкование превращало информацию в дезинформацию. Вот в чем смысл отчаянного вопля: "Коллеги, нельзя же так!", каковым по сути являлась аналитическая записка Всеслава Лунина.
   [8] GPI:\\ World Council\ComCon-2\KGI\Archiv N4 KGI \5 \Saraksh\volume609\file216
   [9] У В.Казакова - явная опечатка: "В 63 году Сикорски Вернулся на Землю". В.Казаков Полет над гнездом лягушки (рецензия на книгу: Вандерер Т. Всплеск в тишине). - Ольденбург: Сирена, 2221. - 225 с. Сяо Жень.
   [10] При Культяпке некоторое время в помощниках ходил под кличкой "Рыжее Тявкало" бывший референт государственного прокурора Фиу Кох. Судьба же самого прокурора - неизвестна. Вероятнее всего он сгинул вскоре после организации покушения на поезд.
  
  
   ХОД 13
  

Стан Арья

В 155 км. от Омска,

Лес

26 сентября 2169 года, 19.45 (время местное)

  
   -Благодарствую, Шолпан.- произнес Всеслав. -Ну, чё, таперича у нас тут, стал-быть, просто распрекрасно.
   Рядом с ним со свистом летели обычные и зажженные стрелы, со стуком впивались в бревна. Мимо частокола с воем и гиканьем проносился отряд кочевников. Взмыла вверх петля ременного аркана, упала на деревянный зубец. Подтягиваясь на ремне, на стену проворно взбирался лохматый молодец в овчинной безрукавке. Его потная смуглая физиономия с раскосыми глазами и ощеренными зубами выставилась над зубцом.
   -Брысь!- сказал ей Лунин и выключил видео. Степняки исчезли.
   -Вот что значит - живой и действующий специалист. Наладил в лучшем виде. За четверть часа. И впредь прошу: никаких дистанционных регулировок. Еще раз благодарю вас, Шолпан, всего доброго.
   -Всеслглебч! - завопил снизу мальчишечий голос, -Забыл спросить, нам во вторник прилетать?
   Лунин, неудобно навалившись животом на заостренные верхушки бревен, перегнулся через стену: -А что, тебе уже надоело, Рашид?
   -Не-е, что вы! На всякий случай спрашиваю!
   -Ну, если на всякий случай... Конечно, занятие состоится. Буду дальше рассказывать о кочевниках Центральной Азии.
   -Хорошо! До свидания, Всеслглебч!
   -Пока!
   Несколько разноцветных глайдеров взлетели один за другим. Лунин помахал им вслед, пару минут постоял на верхней площадке башни, потом, убедившись, что его не видят, с разбойничьим гиканьем прыгнул в квадратный люк. Когда он мягко упал на четвереньки и тут же, перекатившись, вскочил на ноги, полосатый кот смотрел на это безобразие с нескрываемым неодобрением. Казалось, Василий горько сожалеет, что кошачья физиология не позволяет выразительно пожимать плечами и вздыхать.
   -Понимаешь, Вася, -проникновенно сказал Лунин, -хочется порой... Ну, вот хочется... Мы ведь с тобой в одной близкой к пожилой возрастной категории, а ты сам вчера вон как по дереву-то... Словно котенок.
   Кот досадливо отвернулся.
   -Хотя, может быть ты и прав. Несолидно. Вот опять рубаху порвал. И табличка упала.
   Всеслав поднял свалившуюся со стены деревянную таблицу и повесил на гвоздь. По светлой сосновой текстуре было выжжено затейливой вязью:
  
   "Успехи истории обратно пропорциональны числу выходящих исторических журналов.
   Если вы историк и попали впросак, напускайте туману.
   Историки врут, но это не имеет значения, потому что их никто не слушает.
   История учит нас тому, что она нас ничему не учит.
   История человечества есть непрерывная борьба невежества против несправедливости.
   Развитие исторического познания состоит не в замене неправильной теории на правильную, а в замене неправильной теории на неправильную же, но уточненную и утонченную".
  
   Густо растекся удар медного гонга.
   -Да? -спросил Лунин.
   -О, владыка и батюшка! - голос кибера-домового был низок и хрипл, поскольку, программируя вычислитель, Всеслав намеренно придал тембру звукового общения "гоблинские" оттенки. -У входа визитёр объявился.
   -Кто?
   -В памяти моей его облик не содержится. Однако же посетитель о том, что он друг ваш поведал.
   -Хм, смелое заявление. Ладно, жду здесь, на втором этаже.
   Порванная рубаха исчезла в утилизаторе, обычная одежда сменила экзотический наряд. Всеслав причесывался у зеркала в грубой деревянной оправе, когда позади послышалось:
   -Привет. Это я.
   Лунин медленно повернулся. В двери, явно низкой для него, стоял долговязый нескладный мужчина средних лет. С чуть стеснительной улыбкой он смотрел на хозяина Стана Арья.
   -Привет. Вижу. - Всеслав оценивающе оглядел гостя с головы до ног, флегматично обошел стол, неторопливо приблизился к вошедшему. И крепко обнял его: -Да где ж ты пропадал все это время, негодяй!?
  
   Комментарий Сяо Жень:
   Разумеется, Джеральд Ли не был "негодяем". Мой дед не виделся с ним одиннадцать лет, но это происходило отнюдь не потому, что тот или другой не хотели и не искали встреч. Так сложились обстоятельства.
   Психологи категорически запрещали Дж.Ли любые формы агентурной деятельности на любой населенной разумными существами планете. Разве только при условии, что эти существа находятся на стадии первобытности, раннеродового строя... Тем не менее, Ли развил бурную активность, осаждал бесчисленными заявлениями, протестами и жалобами все инстанции, вплоть до Австрало-Океанийского и Мирового Советов. В конце концов, в виде исключения ему было разрешено пройти пробное глубокое кондиционирование. "Посмотрим, что получится..." - с многозначительным скепсисом пообещали медики. Но воистину "не воздвигнуто стен, которых желанию не превозмочь "[1]. Итоговые проверки заставили специалистов с изумлением признаться, что можно снять прежние ограничения.
   Ровно за месяц до ранения Всеслава Джеральду позволили выполнение кратковременной пробной миссии на планете Аврора. Правда, не в святом Ордене, куда неистово рвался Джеральд, а в относительно благополучной торговой республике Соан. Миссия прошла блестяще. Ли добился продолжения программы и вплоть до 2162 г. необычайно плодотворно работал на Авроре. Он получил широкую известность у меднокожих варваров под прозвищем "Божественного Исцелителя", инициировал возрождение искусств и наук при дворе герцога Ируканского, основал Светский университет и Академию наук и художеств в Эсторе. Наконец, осенью 2162 г. состоялось его знаменитое выступление с проповедью идей реформации в Арканарском епископстве Святого Ордена. Конклав епископов Ордена постановил расправиться с "отцом еретиков" и приговорил Ли к сожжению заживо. Руководство секции "Аврора" (четвертое отделение) решило незамедлительно отозвать Джеральда. Но тот разработал собственный план ухода, о котором среди КОМКОНовцев до сих пор ходят легенды, байки и анекдоты. Под кладкой из бревен и хвороста для костра поместили летающую платформу. Закованный в цепи и облеченный в позорный полосатый балахон "родитель ереси" был введен орденскими палачами на кладку, прикован к столбу. Ему предложили публично покаяться перед смертью. Ли во всеуслышанье проклял Орден, призвал продолжить борьбу с засильем церкви и взмолился, чтобы господь взял его на небо. На глазах у оцепеневшей толпы бревна раскатились, казнимый воспарил к облакам, за слоем которых его поджидал патрульный дирижабль. Весть о чуде вызвала массовые восстания, которые за месяц снесли Орден до основания. Реформация неодолимо растеклась по западному полушарию, открывая начало эпохе Просвещения.
   Но, несмотря на явные успехи прогрессорской деятельности, Джеральд был недоволен. Он хотел заниматься индустриальными цивилизациями. После блиц-отдыха и курсов переподготовки на Пандоре Дж.Ли принял участие в операции "Мёртвый мир". В июне 2163 года на планете Надежда высадились несколько экспедиций под общим руководством Геннадия Комова и Якоба Вандерхузе. Вначале была проведена детальная разведка. Более всего отличились две разведгруппы. В первую входили Лев Абалкин и голован Щекн, во вторую - Дж.Ли со своим напарником. Когда выяснилось, что вмешательство Странников в дела несчастной планеты завершилось после ликвидации ими населения Надежды, Г.Ю.Комов потерял интерес к дальнейшей деятельности и отбыл на Землю в сентябре 2163 г. Некоторое время после этого Дж.Ли продолжал работу на Надежде вместе с Я.Вандерхузе. В конце 2164 г. Джеральд направил в КОМКОН-2 объемные отчеты по теме "Мёртвый мир" и взялся за осуществление программ по планете Гиганда.
   Ему удалось обосноваться в Гангутской Конфедерации (одном из немногих невоюющих нейтральных государств), создать там солидный банк и возглавить влиятельную финансовую монополию. Именно благодаря его усилиям удалось погасить несколько назревавших крупных военных конфликтов. Апогеем же деятельности Дж.Ли следует считать операцию, проведенную в 2167 г. под руководством Корнея Яшмаа, резидента Земли в герцогстве Алайском. Там было сделано, казалось бы, совершенно невозможное: создано демократическое подполье, которое впоследствии совершило правительственный переворот, свергло герцога, провозгласило Первую Алайскую республику и вывело страну из войны[2]. Но и Дж.Ли, и (особенно!) К.Яшмаа чрезмерно увлеклись возможностями макроскопического воздействия на общество Гиганды. Конспирация в любой момент могла быть нарушена, поэтому оба прогрессора были выведены с планеты в июле 2169 г.
   Весь август 2169 г. по категорическому требованию наблюдающих врачей Джеральду Ли пришлось провести в специализированном Пандорском санатории прогрессоров и только 20 сентября он вернулся на Землю.
  

Стан Арья

В 155 км. от Омска,

Лес

26 сентября 2169 года, 23.55 (время местное)

  
   -Вот, вкратце, и всё. -подытожил Джеральд.
   Всеслав смотрел на друга с восторгом, переходящим в благоговение.
   -Да-а... -протянул он. -Даже не знаю, что сказать... Ты - Мастер!
   -Ха! - отмахнулся Ли. - Понимаешь, это просто техника, другой уровень работы. Выйдя на него, то же самое может делать каждый юный сопляк из теперешних курсантов.
   Всеслав протестующе повел ладонью:
   -Жертвоприношение богу скромности! Будем считать, что ритуал свершен и поговорим серьезно. Твоя работа беспримерна. Это же первые примеры крупномасштабного положительного воздействия прогрессора на развитие целой планеты! Это уникально!
   --О! Ты затронул самое главное, Слава, и самое больное. Возможно - первые, пусть так. Но не уникальные. Вот с чем не соглашусь никогда. Весь КОМКОН смотрит на наши аврорские и гигандские операции именно как на произведения прогрессорского искусства. Тогда как на самом деле это продукция прогрессорского ремесла, чуешь разницу? Быть может, Яшмаа и я впрямь стали первыми из ремесленников, но за нами должны были последовать десятки других. Не более талантливые, нет, талант здесь ни при чем. Более опытные, умелые, более производительные, если хочешь. Но - именно ремесленники!
   Однако, как раз тут мы и напарываемся на острый подводный камень: не последуют за нами десятки других. Боюсь, даже единиц не увидим.
   -О чем ты?
   Ли, заложив руки за спину начал размеренно прохаживаться от камина к столу. Кот с подозрением наблюдал за ним.
   -Мне кажется, концепция прогрессорства обречена. - внезапно заявил Джеральд.
   Всеслав присвистнул: -А как иначе? Все в нашем мире обречено. Что рождается, то должно умереть. Придет время - не будет и прогрессорства.
   -Давай без банальных сентенций. - фыркнул Ли. - Ты прекрасно понимаешь, о чем речь. Прогрессорство прямо сейчас явится на свет мертворожденным ребенком, если не будет его наступательной концепции, если не будет выработан общий алгоритм активной деятельности прогрессоров. А именно против этого настроено руководство КОМКОНа-2!
   -Спятил, Джерри? Как это? КОМКОН-2 -это Сикорски, Сикорски - это КОМКОН-2! Чтобы Экселенц был противником?.. Да что за чушь?!
   -Не чушь, дружище, вовсе не чушь. Видишь ли, Рудольф по своей направленности - не прогрессор, а, как бы точнее выразиться, контрпрогрессор, что ли... Тебе ведь лучше, чем кому-либо, известен его пунктик: любой ценой обеспечить максимальную безопасность Земли, защитить ее от любого вмешательства извне. Даже от того, которое производится высшими силами с самыми добрыми намерениями. Ибо "не ведем мы, что есть благо пред очами богов и будет ли оно благом в глазах человеческих "[3]. Сам характер деятельности Экселенца - оборона. Порою, оборона эта бывает очень активной. Ведь он даже на Саракш забрался в поисках орудующих там Странников. Нет, я не возражаю против подобного подхода, защита - дело совершенно необходимое. Но вот ведь в чем штука: как только Экселенц убеждается, что на разведанном направлении удара противника не ожидается, он тут же бросает это направление без сожаления, даже не подумав о том, что нам самим можно там наступать.
   -Полагаю, тут ты прав. -раздумчиво произнес Всеслав.
   -Хм, еще бы... Экселенц наряжает матушку-Землю в панцирь, дает ей крепкий щит. Не возражаю. Нахлобучивает шлем. Горячо одобряю. Только прогрессор-то по определению - меч Земли! Ежели мы не хотим наступать, дело другое, тогда давайте сворачивать лавочку и вообще прекращать болтовню о прогрессорстве. Но если же мы все-таки соглашаемся с необходимостью института прогрессорства, тогда всякая ориентация специалистов такого рода на охранительно-предотвратительные функции окажется безмерно вредной благоглупостью. Мы будем производить наступательные отряды, забрасывать их в иные миры Потом начнём запрещать им наступать. Обрекать на гоупые провалы и долго рассуждать о порочности самой идеи прогрессорства, о неэффективности акций[4]... А дальше налетят говоруны из "Red Peace" - кстати, что-то слышал об Исааке Бромберге? - и начнут рассусоливать об этической подоплеке, о кровожадных ассасинах из КОМКОНа, о беспринципных рыцарях плаща и кинжала...
   Всеслав кивнул: - Если вопит или дергается - это биоконструирование. Если дурно пахнет - эмбриомеханика. Если не работает - нуль-физика. Если каждый вопит и дергается, никто не работает, а от итогов работы дурно пахнет - прогрессорство.
   -Блестяще! - рассмеялся Джеральд, -Так вот, видишь ли, я собирался обо всем продуманном и выстраданном шепнуть на ушко руководству. Но сразу после возвращения с Гиганды, еще когда валялся на яйлинских пляжах и читал сводки нашего ведомства, смекнул, что шепот бессмыслен. Уже будучи на Земле, решил говорить вслух. Внятно. Многократно. Убедительно. Доказательно. Потолкался денек в коридорах нашей оклендской конторы, узнал об эпопее Всеслава Лунина и пришел к выводу: придется шуметь, орать, горланить.
   -После чего - сразу прилетел сюда? За пониманием и поддержкой? Логично. "Если вы помогли другу в беде, он не забудет о вас. Когда снова окажется в беде".- улыбаясь, процитировал Всеслав. При этом Ли отметил, что его друг улыбается по-новому - уголками губ. -Ну-ну... А заглянуть просто так, не по делам, нельзя было?
   -Во-первых, я здесь именно "просто так, не по делам". Хотелось тебя увидеть. Во-вторых, честно говоря, не верится, чтобы Лунин взял и отошел от КОМКОНовских проблем.
   -Отошел. Даже отпрыгнул. И - подчеркиваю! - вот уже десять лет не имею с конторой ничего общего.
   -Не помню, кто из известных сказал два века назад: "Разведчики в отставку не уходят"...
   -Ну, когда это было... Теперь - уходят.
   -Экселенц тебя не разыскивал?
   -Не знаю. -сухо ответил Всеслав.
   Пауза.
   -Каммерер все время находится при нем. Вот уже четвертый год руководит отделом индустриальных цивилизаций вместо Мутабве. Гиганда, Саракш, Надежда...
   Пауза.
   -Знаешь, - медленно сказал Ли, - будь это единичным явлением, мне не было бы так тревожно. Тогда это смотрелось бы совершенно естественно. Вероятно, всякая организация по мере развития становится похожей на отстойник - самые крупные куски стремятся подняться наверх. Другое неприятно и даже страшновато: КОМКОН-2 в целом все более приобретает каммереровские черты. Разумеется, не собираюсь объяснять это демоническим и гипнотическим влиянием Мака (а, кстати, он как сотрудник и как человек - вовсе не плох). Не в Максиме проблема. В прогрессорстве.
   Мак Сим не был прогрессором, когда попал на Саракш. - заметил Всеслав, - Он был ГСПшником - пилотом Группы Свободного Поиска.
   -Ага. Но недолго... Мак довольно быстро изменился, и Стpаннику понpавилось то, что получилось... И именно таких теперь принялись готовить... И нарекли пpогpессоpами. Каммереровщина, поразившая большинство КОМКОНовцев, распространяется сама собою, а Белый Ферзь стал всего-навсего ходячим воплощением эпидемии.
   -Эпидемии?
   -Именно! - воскликнул Джеральд. Он перестал размеренно расхаживать из угла в угол, остановился перед одной из висящих на стене дощечек с выжженными изречениями и внимательно прочел их.
   -О! - сказал он с почтением и постучал ногтем по древесине, - О! Как раз об этом я и думаю.
   На таблице значилось:
  
   "Основной закон Мэрфи:
   Все - к худшему. Наиболее вероятно наименее желательное.
   Следствия:
   Из всех неприятностей произойдёт именно та, ущерб от которой больше.
   Развитие есть цепь перемен от плохого к худшему.
   Если четыре причины возможных неприятностей заранее устранены, всегда найдётся пятая.
   Всё, что хорошо начинается, кончается плохо. Всё, что начинается плохо, кончается ещё хуже.
   Нет такой плохой ситуации, которая не могла бы стать еще хуже.
   Если неприятность невозможна, она произойдет.
   Если могут случиться несколько неприятностей, они происходят в самой неблагоприятной последовательности.
   Если одновременно могли произойти несколько неприятностей, но этого не случилось, в конечном счете лучше, если бы они все-таки произошли."
  
   -Подари. - попросил Ли.
   -Да пожалуйста. -согласился Лунин. -А зачем?
   -Передарю Экселенцу. Тут - слово в слово - изложен его собственный символ веры. Только Экселенц прикладывает все эти правила к внешнему миру и не понимает, что они в первую очередь должны быть отнесены к самому КОМКОНу. А потому не обращает внимание на каммереров, численность каковых за десять лет разрослось в геометрической прогрессии до предела. Когда-нибудь он об этом пожалеет, оставшись в критический момент в одиночестве, но будет поздно...
   Пауза.
   -Слава, а ты никогда не думал?.. Не хотел... ну, в общем...
   -В КОМКОН-2 не вернусь никогда, даже если будет такая возможность.
   -Разве я сказал: "возможность"?! Необходимость! Крайняя нужда!
   -Нам больше не о чем говорить? -улыбнулся Всеслав.
   Долгая пауза.
   -Помнишь, вместе смотрели старые фильмы? - спросил Ли. - У тебя была неплохая коллекция двадцатого - начала двадцать первого века.
   -Почему "была"? Она сохранилась и даже солидно пополнилась. Вот буквально вчера достал отреставрированных парнями из Пекина "Солдат свободы". Говорят, скоро восстановят "Веселых ребят".
   -Хорошую картину ты как-то показывал - жаль, название забылось - о приключениях красноармейца в среднеазиатских пустынях. Там еще бандит в чалме говорит: "Уютный тихий дом, хорошая жена - что еще надо человеку, чтобы спокойно встретить старость".
   Лунин посмеялся, качая головой. Ли опять заметил, что и смеется друг иначе - не разжимает губ.
   -"Белое солнце пустыни". - сказал Всеслав. - Вот как называется фильм. И один из главных героев, услышав это замечание в свой адрес, входит в раж, хватает пулемет, кидается в гущу событий, доказывая, что он еще не старик. И, кстати, в результате взрывается на корабле без всякой пользы для общества. Да-а... Видно, подзабыл ты повадки друга за десять-то лет. Иначе бы сообразил, что я на мальчишеские подначки не поддаюсь.
   Пауза.
   -Задержал я тебя... -извиняющимся тоном произнес Ли. -Засиделся за полночь. Пора и честь знать. Надеюсь, теперь будем видеться часто?
   -Вообще-то, - обличительно сказал Всеслав, - к сегодняшнему визиту я совершенно не был готов. И потому категорически требую, чтобы мы встретились завтра же. Ну, скажем, в десять по местному времени. Устрою себе выходной, выберемся в сосняк на берегу заветного озерца. Программа: уха, шашлык и все такое прочее по полной программе.
   Ли закатил глаза и демонстративно сглотнул.
   -Уха... - млея, прошептал он. - Шашлык... С дымком! И все на костре?..
   -Естественно! - оскорбился Лунин. - Не из Линии же доставки!
   -И сам будешь готовить?
   Всеслав хмыкнул.
   -Где встречаемся? - поспешно спросил Ли.
  
   Комментарий Сяо Жень:
   Утром 27 сентября Всеслав Лунин совершал жене дежурный звонок, но Ирен уже была на работе. Небольшой городок Хоббитон в Новой Зеландии готовился к важному мероприятию. В развлекательном центре "Средиземье" открывали для посетителей подземную столицу гномов Морию. Взмыленные сотрудники проводили последние репетиции. Как водится, только в последний момент выяснилось, что гостей будет в полтора раза больше ожидаемого. Руководитель "Средиземья" рвал и метал. Он отправил на подготовку церемонии открытия всех, включая экскурсоводов. Поговорить с женой не удалось, тогда Всеслав набрал номер мобильного видеофона дочери.
   Моя мама запомнила, как это было. Узнав, что я пишу эту книгу, она нехотя передала содержание разговора:
   - Я собиралась к подруге, когда раздался звонок. На экране появился отец:
   -"Здравствуй, Анечка!"
   -"Привет, па!"
   -"Ты так и не сменила свой видеофон?."
   -"Да ну, па, привыкла уже к нему."
   -"Тогда отрегулируй. Кстати, я тоже всю последнюю неделю воюю с техникой. Мистика какая-то. И рабочий комплекс голографической пластики недавно расстроился, и бытовые киберы странно себя ведут. Даже Линия доставки на завтрак Ваське вместо паштета выдала сухари."
   -"А, может, не Линия виновата? Сам же всегда торопишься и неправильно набираешь индексы. Хорошо хоть бедному коту тертую морковку не заказал. У тебя что-то срочное, па?"
   Глаза у отца были странные, ждущие какие-то, грустные.
   -"Наверное, не срочное... Просто поговорить хотелось, доченька. Очень. Да и вообще думал в Окленд прилететь, тебя увидеть."
   -"Ой, па, можно потом, а то у Алиски день рождения, её родители вывозят нашу компанию на три дня. Вот - собираюсь. Надо еще подарок срочно присмотреть."
   -"А, ну ладно, не стану задерживать, Анечка. Это - святое. Привет Алисе и поздравления".
   -"Спасибо, передам. Пока, па!"
   -"Целую, дочка."
   -Тебе тогда было тринадцать лет? -спросила я маму. Она поджала губы: -Да. Намекаешь на то, что мне пора было бы соображать, что к чему? Что тогда все могло бы сложиться иначе? Что мне следовало бы понять, как отец хотел почувствовать себя близким и необходимым? Что ему было плохо и одиноко, а я, эгоистичная дура, торопилась на этот глупый день рождения?
   -Да не хотела я этого сказать? - опешила я.
   -Значит подумала. -отрезала мама.
  

Озерцо Круглое

В 312 км. от Омска,

Лес

27 сентября 2169 года, 11.20 (время местное)

  
   -Погода сегодня будет замечательная. -сказал Всеслав. - Жаль сейчас не лето, для купания не сезон. Ну да ничего, и так отдохнем просто замечательно. Да куда ж в самый дым-то полез!
   -Комары кусаться не будут. - пробормотал Ли, вытирая заслезившиеся глаза.
   -Откуда им взяться, отпугиватель работает. Но это единственная техника. Все остальное - как у предков. Видел, как я костер зажег?
   -Угу, просто потрясен. Где настоящие спички раздобыл?
   -Места знать надо. -хвастливо заметил Лунин. Он помешал в котелке ложкой, зачерпнул огненную уху, подул, осторожно попробовал. -Готово! Р-разливаю! Сударь, готовы ли к таинству потребления?
   Некоторое время царила благоговейная тишина, нарушаемая только легким постукиванием ложек.
   -Силы небесные! - с чувством возгласил Джеральд, -Просто слов нет! Благодать!
   -Погоди! - многозначительно пообещал Всеслав, - Вон там - в желтой коробке - будущий шашлык. Через пару часиков будем жарить. А пока можно поваляться на бережке, переваривая.
   Ли тут же улегся на надувной матрасик, подложив руки под голову. Всеслав тщательно упаковал грязную посуду в пакет и забросил его в багажник глайдера.
   -Как-то раз был я здесь летом. - сказал он. - Вот так же посидел у костра. Потом, естественно, убрал за собой. Но тарелку с остатками малинового варенья сдуло ветром, и я ее не заметил. Потом, уже когда садился в глайдер, увидел, как ее утаскивает в кусты медведь.
   -Бедный мишка. - посочувствовал Ли. - Он же и тарелку, наверное, слопал?
   -В том-то и дело! Оно, конечно не смертельно, но желудок у косолапого точно расстроился. Так что теперь я очень внимателен. Все довожу до домашнего утилизатора.
   Всеслав бросил второй матрас на траву и тоже повалился, раскинув руки.
   -Удивительно синее сегодня небо. - лениво заметил он. - Здесь, в Сибири, оно чаще серое. Не такое, как на Саракше, конечно, но...
   Сонливое блаженство Джеральда словно ветром сдуло.
   -Угу... - осторожно сказал он, - Саракш есть Саракш...
   -Что-нибудь интересное там намечалось в последнее время?
   -Мне кажется - более чем.
  
   Комментарий Сяо Жень:
   Ли пока еще не знал, чем будет непосредственно заниматься в ведомстве Р.Сикорски, но то, что объектом его деятельности будут внеземные индустриальные цивилизации, было очевидно. И, естественно, Дж.Ли был неплохо осведомлен о состоянии дел на Саракше. Он поведал Всеславу, что в сентябре 2167 г. было тщательно спланировано и осуществлено внедрение Л.Абалкина в Республику Хонти в качестве униониста-подпольщика. "С курсов переподготовки в феврале и августе 67-го года он ...дважды пишет в КОМКОН (Бадеру, а потом и самому Горбовскому), указывая на нецелесообразность использования его, хорошего специалиста по голованам, в качестве резидента. Тон его писем становится все резче... И уже будучи резидентом в Хонти, в октябре 67-го года Абалкин посылает Комову свое последнее письмо: развернутый план форсирования контактов с голованами, включающий обмен постоянными миссиями, привлечение голованов к зоопсихологическим работам, проводящимся на Земле, и т.д. и т.п. ...такое впечатление, что этот план сейчас принят и осуществляется. А если это так, то положение парадоксальное: план осуществляется, а инициатор его торчит резидентом ...в Хонти... "[5]
   К тому времени обломки бывшей державы Неизвестных Отцов (Огненосных Творцов) утратили всякое геополитическое значение, поэтому земная резидентура в северном полушарии Саракша сместилась в Хонти, Пандею и Северный Улумбер. В Хонти (совершенно неожиданно для земных аналитиков, кстати!) начала стабилизироваться политическая обстановка. Хонтийская Патриотическая Лига (ХПЛ) предложила переговоры Хонтийской Унии Справедливости (ХУС). Унионисты тут же согласились. И Лига, и Уния пришли к выводу, о необходимости прекращения гражданской войны, формировании на паритетных началах коалиционного правительства и о начале экспансии на юг, на территорию бывшей Отчизны. После слияния "патриотов" с "унионистами" в 2168 г. образовался Хонтийский Патриотический Союз Справедливости (ХПСС). Лев Абалкин (теперь - агент Гурон) пробился на должность партийного функционера ХПСС в одной из западных губерний Хонти. Его информация была важной, действия безукоризненными, но... Он настойчиво и неоднократно просил перенаправить его на работу с голованами. "Так нет же, парню приходится работать с гуманоидами, работать резидентом, боевиком, хотя он пять лет кричит на весь КОМКОН: "Что вы со мной делаете?" Конечно, прогрессор - это такая профессия, где железная, я бы сказал, военная дисциплина совершенно неизбежна. Прогрессор сплошь и рядом вынужден делать не то, что ему хочется, а то, что приказывает КОМКОН. На то он и прогрессор. И, наверное, резидент Абалкин много ценнее для КОМКОНа, нежели зоопсихолог Абалкин. Но все-таки есть в этой истории какое-то нарушение меры..." [6]
   Хонти была буквально нашпигована разведчиками Островной Империи, как засланными, так и завербованными. Гурон-Абалкин, оставаясь в тени, помог хонтийской контрразведке зимой 2169 г. запустить в губернии "частый бредень с малыми ячейками". Практически вся мелкая сошка островных шпионов была выужена. А вот двух-трех крупных агентов-островитян Гурон не только не подставил контрразведчикам, но еще и спас от ареста. Причем так, что те узнали, кому обязаны спасением. Это и послужило началом операции "Штаб", которая должна была привести землян в структуры Островной империи.
   Более всего заинтересовала Гурона респектабельная пожилая дама, проживавшая в главном губернском городе. Она содержала салон гаданий и предсказаний. Клиентура предсказательницы отличалась изысканностью. В основном салон посещали жены партийно-государственных чиновников, офицеров армии и милиции, предпринимателей, а также художественная богема. Через шалеющих от безделья львиц провинциального света владелица салона усердно привлекала их супругов. Понятно, что сбор информации при умелой постановке дела был обильным. Внимание Гурона привлекло то, что кроме традиционных средств (стеклянная призма, зеркало, карты, благовония и т.п.) гадалка использовала что-то вроде ментоскопа. Именно "что-то вроде", поскольку, несомненно, осуществляя проникновение в психику, прибор явно не производил (как ментоскоп) простого линейного сканирования памяти. Выяснить, для чего конкретно применялся аппарат, не удавалось. Любопытным был и тот факт, что пятеро из прошедших обследование исчезли. Криминалом не пахло, никто никого не убивал, сначала трое, потом двое съехали в неизвестном направлении. Совершенно случайно Гурону удалось выяснить: каждый из них познакомился в салоне с периодически появлявшейся там личностью по прозвищу "Ходуля". Тот был несколько раз замечен на побережье, причем однажды - накануне имперского десанта. Гурон в отчете для КОМКОНа-2 высказал вполне логичное предположение: гадалка организует переправу в Островную империю для тех посетителей салона, которые по невыясненным причинам вызывают ее интерес. А Ходуля служит проводником. Абалкин категорически отрицал допущение, будто пророчица отбирает наиболее информированные личности, из которых можно выкачать ценные сведения. Во-первых, для подобной цели незачем вывозить жертву, процедуру можно провести прямо на месте. Во-вторых, пятерка уехавших состояла из: врача, учительницы, парикмахерши, владельца механического заводика и страхового агента, каковые ну никак не являлись носителями государственных тайн!
   Гурон указывал на возможность использовать этот канал для органичного внедрения землян в Островную империю[7]. Р.Сикорски, занятый более насущными и важными делами, конечно, не мог контролировать проведения операции "Штаб" и, мимоходом подписав разрешение на ее проведение, отдал всё на откуп секции "Саракш". Сотрудники секции Антаримаву Бенкурибаике и Чао Линь-Ю обеспечили все условия предполагаемого контакта Гурона с разведкой островитян. В марте 2169 г. Лев Абалкин снисходительно позволил одной из своих многочисленных поклонниц привести его в салон гаданий. Там он прошел через многочисленные мистические ритуалы и, как бы мимоходом, был подвергнут процедуре обследования пресловутым прибором. Очевидно, результаты показались пророчице достойными самого пристального внимания. Гурона настойчиво втягивали в число завсегдатаев салона. Через месяц его сочли созревшим для доверительного разговора и намекнули на возможность эмиграции в Империю. Для вида поколебавшись, Абалкин согласился. При этом он удивленно заметил, что знает нескольких человек, куда более достойных подобного предложения, нежели он. "О, - закатила глаза гадалка, - так приглашайте их, приглашайте!"
   Секция "Саракш" оживилась. А.Бенкурибаике предложила подготовить группу внедрения в составе 2-3 человек, считая Гурона. Началось обсуждение кандидатур.
  
   Озерцо Круглое
   В 312 км. от Омска,
   Лес
   27 сентября 2169 года, 13.45 (время местное)
  
   -Так что, принимая решение о начале операции "Штаб", вспомнили, что идею подал Лунин. Как видишь, никто не забыт, ничто не забыто. -ухмыльнулся Ли.
   -Вижу. - сухо отозвался Всеслав. - Дай-ка уксус. Куда, куда полез, вот же, в желтой бутылочке! Так, теперь подавай шампуры с шашлыком. Да осторожнее, прогрессор, это тебе не цивилизации спасать. Ну, так и знал, что хлеб уронишь... Кто пойдет в Империю?
   -Абалкин.
   -Это я сообразил при всей девичьей наивности. - фыркнул Всеслав. - А еще? Ты?
   -Нет! У меня, как обычно конфликты, с красным крестом. - раздраженно сказал Ли. -И на сей раз - антагонистические. Медики категорически перекрыли мне дорогу во Внеземелье: "Ах, мы вообще поражены тем, что вопреки нашим прогнозам, вы смогли реализовать себя в качестве прогрессора! Но больше рисковать, батенька, не позволим." Тьфу! Хотя... Если честно, быть может, сейчас они и правы...
   -Все-таки: кто же?
   -Кандидатуры до сих пор не утверждены.
   Лунин сосредоточенно обмахивал рдеющие угли под шампурами. Когда мясо тихо зашипело, Всеслав поднялся, прошел к глайдеру, склонился в кабину и включил проигрыватель. После короткого музыкального вступления глуховатый голос запел:
  
   -Ваше благородие, госпожа разлука! [8]
   Мы с тобой друзья давно, вот какая штука...
   Письмецо в конверте погоди, не рви.
   Не везёт мне в смерти - повезёт в любви.
  
   Лицо Джеральда вытянулось, он изумленно-радостно поднял брови.
   Всеслав вернулся к костру и повернул шампуры.
   -Считаем на пальцах... - задумчиво сказал он. -Так, сегодня двадцать седьмое... Мгм... Тридцатое... Четвертое октября... Одиннадцатое... До этого времени утвердят?
   -Полагаю, нет. - осторожно ответил Ли.
   -Застану ли тебя в конторе, ну, скажем, двенадцатого?
   Джеральд кивнул.
   -Отлично. Стало быть, встречаемся в Окленде!
  
   -... Ваше благородие, госпожа победа!
   Значит, моя песенка до конца не спета?
   Перестаньте, черти, клясться на крови!
   Не везёт мне в смерти - повезёт в любви.
  
   Комментарий Сяо Жень:
   Последующие два дня у деда оказались "горячими". Он заявил, что временно прекращает занятия по сложным личным обстоятельствам и закрывает Стан Арья для любых визитеров. Всеслав подключил вычислитель к сети КОМКОНа-2 и снял оттуда всю информацию, касающуюся положения на Саракше за десять лет. При этом он убедился, что код его доступа до сих пор действителен, ограничений не наложено! Это значило, что о нем помнили и надеялись на возвращение.
   Всеслав сделал заказ на комплекс самой современной и мощной мнемотехники. Сотрудник сервисного пункта изумился, но отправил глайдер с оборудованием и кибером-монтажником. В подвале башни появился "пыточный застенок". Каждое утро после плотного завтрака Всеслав усаживался в кресло, датчики опутывали тело, на голову опускался яйцевидный колпак и начинались сеансы. Дед умудрился убрать все предохранители с интеграторов, режим их работы был форсированным. Никакие нормы не соблюдались. В 13.30 совершенно измученный Всеслав принимал спорамин, обедал, недолго гулял в окрестностях Стана и вновь до 21-22 часов длилась "пытка". Лингвистическое кондиционирование сменялось просмотром ментограмм, мнемическая архивация - системным психоконструированием. Ужин, короткий сон, а назавтра - таблетка спорамина и все сначала. Специалисты, будь они рядом, просто ужаснулись бы и немедленно изъяли оборудование, однако Лунин сделал все, чтобы ему никто не мешал. Он обманул даже персонального кибердоктора, наблюдение которого за В.Луниным после саракшианского ранения проходило в режиме повышенного внимания. А надуть домашнего электронного лекаря - это, как всем известно, надо уметь сделать!
   Самоистязание не прошло даром. Всеслава начали мучить головные боли и желудочные спазмы, он чувствовал нарастающую слабость. Заныло в местах, пораженных пулями. Немела кисть правой руки. На лбу не проходили синяки от мнемокристаллов. 9 октября во время прогулки Всеслав потерял сознание. Очнувшись, он с трудом добрался до башни. Требовался отдых, вместо которого последовал прием лекарств и комплекс укрепляющих процедур.
   10 октября Всеслав демонтировал "застенок" и сообщил, что вынужден экстренно покинуть Стан Арья на неопределенное время, возможно - навсегда. Когда столбняк в методическом объединении историков Педагогического Консилиума Сибири прошел, методисты истошно взвыли: "Ни за что!" Но Лунин передал группе практиканток исторического факультета все права и обязанности хозяина Стана а также длинный список привычек и потребностей кота, придирчиво убедился, что Василий находится в заботливых девичьих руках и в ночь на 11 октября отбыл, не поставив никого в известность, куда и зачем уезжает.
   На следующий день он появился в Окленде. Дом Луниных пустовал. Всеслав не застал дочь дома, их класс вывезли на экскурсию. Ирен по-прежнему работала в столице гномов. С тещей же Всеслав и не искал встречи. Он принял ионную ванну, без помощи уборщика навел идеальный порядок в своей комнате. Некоторые вещи были упакованы в суперсейвер. Затем Всеслав засел за персональный вычислитель. Отключил машину от сети БВИ. В течение часа стирал с кристаллов машины то, что считал никому не интересным хламом: фото- и видеографику, звукозаписи, тексты, адреса электронной почты, программы. Некоторые деловые материалы отправлял коллегам и знакомым. В итоге память вычислителя оказалась практически пустой.
   В 11.30 по местному времени Всеслав Глебович Лунин позвонил в КОМКОН-2.
  

Рабочая фонограмма[9]

Дата: 12 октября 2169 г. 12.45 час.

Собеседники: 1) Тайка Сумбхаи, и.о председателя пятого отделения

Комитета по контролю при Всемирном Совете;

2) Всеслав Лунин, учитель

Уровень конфиденциальности - низкий,

Тема: Операция "Штаб".

Содержание: самовыдвижение В.Лунина

  
   В.Лунин: ...не менее считаю вполне возможным.
   Тайка Сумбхаи: Погодите, погодите не так сразу. Давайте, попробую сейчас вслух подытожить поступившие предложения. Они сводятся к включению вас в число участников операции "Штаб", так?
   В.Лунин: -Совершенно верно.
   Тайка Сумбхаи: -Не в качестве наблюдателя и не в группе поддержки и обеспечения, не как аналитика или координатора, но действующим лицом?
   В.Лунин: -Абсолютно точно.
   Тайка Сумбхаи: -С деятельным и глубоким внедрением в структуры Островной империи?
   В.Лунин: -Именно.
   Тайка Сумбхаи: -Тогда мне следовало бы сейчас же прекратить нашу беседу. Вежливо извинившись и заметив, что вы сами, как бывший прогрессор...
   В.Лунин: -Прошу прощения: не "бывший" и не "прогрессор".
   Тайка Сумбхаи: - Ну, как сотрудник нашей организации... Как - скажем так - работавший в КОМКОНе-2 специалист вы должны понимать причины отказа. Они настолько очевидны, что мне просто неловко их излагать. И, тем не менее, изложу, чтобы раз навсегда покончить с этим. Во-первых, имеет место целый ряд профессиональных противопоказаний, связанных с врожденными особенностями вашего организма (понимаете, о чем я говорю). Во-вторых, ранения, полученные во время неудачной операции на Саракше не могли не оставить нежелательных последствий. В-третьих, (и главных!) вы на целых десять лет отошли от комконовской работы и просто не имеете представления о теперешнем уровне обучения прогрессоров. Не собираюсь ни в коей мере обижать вас, но каков уровень вашего знакомства с экспозитивной тренировкой? Как обстоят дела с субаксом и мимикрийным скрадыванием? С элементарной физической и спортивной подготовкой, наконец?
   В.Лунин: -Святая правда, куда там на Саракш, раз голеностоп и бицепс развиты недостаточно. Да и в высоту прыгаю куда хуже молодежи. Э-эх, старость...Железный аргумент, чего уж!
   Тайка Сумбхаи: -Оценил иронию. Но зачем так резко? Ведь мы встретили вас с искренней радостью. Тем более, что Джеральд Ли уже намекнул, будто вы намерены вновь работать у нас.
   В.Лунин: -Извините, не хотел никого обидеть. Прошу прощения.
   Тайка Сумбхаи: -Не стоит, все в порядке. Если пожелаете, можете хоть сию минуту включаться в разработку операции "Штаб", сама идея которой, безусловно, принадлежит Вам. Но не в числе действующих прогрессоров.
   В.Лунин: -Прекрасно. Убедили. Подводим итоги: КОМКОН-2 категорически отказывает мне во внедрении в Островную империю?
   Тайка Сумбхаи: -И вместе с тем с нетерпением ждет Вашего возвращения в секцию, где Вас всегда помнят и ценят как незаменимого работника.
   В.Лунин: -Благодарю. Но поскольку "бумажная" работа на Земле меня никоим образом не привлекает, поскольку я твердо намерен выступить именно в качестве агента, отказ КОМКОНа-2 просто вынуждает меня действовать самостоятельно.
   Тайка Сумбхаи: - Э... Простите... Как?!
   В.Лунин: -В одиночку, на свой страх и риск, подготовить и осуществить высадку на Архипелагах и внедрение в Островную империю.
   Тайка Сумбхаи: -Это всерьез? Всеслав Глебович, вы вообще отдаете себе отчет в том, что говорите?! Или просто я чего-то не понял? Скорее всего - последнее. Вы же не можете...
   В.Лунин: -Массаракш, да собственно, почему же не могу? Что помешает? Подготовка, насколько это вообще было мыслимо сделать в "домашних условиях", проведена. Собрать все необходимое за день-другой - вполне возможно. Добраться на малотоннажном "призраке" до Саракша - не проблема. Высадиться, насколько понимаю, также не трудно. Помехи, которые вы можете создать на орбите, преодолимы. Другое дело, что кустарным образом подготовленная акция, которой вы будете чинить препятствия, да еще и проводимая параллельно с операцией "Штаб" имеет немного шансов на успех. Но тут уж поделать нечего. Ведь КОМКОН не желает идти навстречу...
   Тайка Сумбхаи: -Рад, что поставили в известность о своих намерениях. КОМКОН не позволит им осуществиться, смею заверить. "Предупреждены - значит вооружены".
   В.Лунин: -Полноте! Ну что такое... "КОМКОН не позволит"! Взрослый же человек... "Предупреждены - вооружены".Что в такой ситуации вам вообще возможно предпринять? Построите специально для Лунина тюрьму и прибегнете к превентивному заключению? И где мотивация для ограничения свободы упомянутого Лунина? "Как бы чего не натворил"? Даже не смешно. Приставите к Лунину дюжину неотлучных наблюдателей дабы следить за всеми его эволюциями? Чушь. Ну? Как конкретно намереваетесь испортить мою обедню? А никак, правильно?
   Тайка Сумбхаи: -Что-нибудь придумаем, будьте уверены.
   В.Лунин: -О, силы небесные! Да не над этим следует думать, коллеги мои дорогие, а над тем, как быстрее и эффективнее включить меня в операцию "Штаб".
   Тайка Сумбхаи: -Это ультиматум?
   В.Лунин: -А что мне ещё остаётся?
   Тайка Сумбхаи: -Тогда...
  

конец фрагмента

  
  

Руководителю отдела индустриальных цивилизаций[10]

Комитета по контролю при Всемирном Совете

Максиму Отто Каммереру

Уровень срочности - сверхсрочно

Дата: 12 октября 2169.

Автор: Тайка Сумбхаи, и.о. председателя пятого отделения

Тема: Отбор кандидатур для операции "Штаб".

Содержание: заявление и поведение В.Лунина.

  
   -Макс!
   Возможно, для тебя будет неожиданностью (хотя, быть может не такой ошеломляющей, как для меня) появление в конторе твоего древнего знакомца - Всеслава Лунина (Кота). Пересказывать содержание беседы решительно отказываюсь, лучше сам прослушай запись.
   Когда закончишь прослушивание, посоветуй по старой дружбе, что делать в этой отчаянной ситуации
  
   Слон (Т.Сумбхаи)
  

конец документа

  
  
  

И.о. председателя пятого отделения[11]

Комитета по контролю при Всемирном Совете

Слону (Тайка Сумбхаи)

Уровень конфиденциальности - высокий.

Дата: 12 октября 2169.

Автор: М.О.Каммерер, руководитель отдела индустриальных цивилизаций

Тема: Отбор кандидатур для операции "Штаб".

Содержание: заявление и поведение В.Лунина.

  
   Слон!
   Чуяла душа, что не зря минувшая декада был такой размеренной и удачной. Вот и компенсация за десять дней спокойной жизни. Как только, ознакомившись с присланной тобой аудиозаписью, я пришел в себя, сразу отыскал Лунина. Он сидел вместе с Дж.Ли на скамье в нашем парке. Честно говоря, я даже не представлял, о чем с ним говорить, и решил действовать по завету Бонапарта: "Влезь в бой, а там будет видно!" Подошел к скамье. Он с равнодушной вежливостью спросил:
   -Да?
   Я сел рядом.
   -Джерри, будьте добры, позвольте переговорить с Всеславом Глебовичем в течение десяти минут наедине.
   -У меня нет секретов от друга. -мгновенно возразил Лунин.
   -Слава, - мягко заметил Ли, -думаю, мне действительно лучше погулять четверть часа вон там у фонтана.
   Лунин пожал плечами. Когда белая рубашка Ли скрылась за каштанами, я повернулся к Лунину.
   -Всеслав Глебович, - сказал я. -очень прошу, откажитесь от безрассудных и бессмысленных замыслов.
   -Вот попытки остановить меня, действительно, бессмысленны. Смысл отсутствует и в целях ваших действий, и, тем более, в их форме.- ответил он с очень неприятной интонацией.
   -Вы не правы... Хорошо, пусть я не вижу, зачем вам нужно быть на Саракше. Пусть. Так поясните же!
   Лунин сорвал три травинки, старательно сплел из них косичку и посмотрел куда-то вверх, сквозь молодую листву каштана:
   -Хорошо, попробую.
   Он раздельно выговорил:
   -Я - должен - быть - там. Именно я, а не вы. Именно должен и выбора у меня нет. Именно там, а не где-то еще. Если поймете, все будет в полном порядке. Впрочем, как раз в том, что поймете, сомневаюсь больше всего....
   -Всеслав Глебович, - убедительно заметил я, -Саракш - закрытая страница. Мы оттуда уходим. Что там делать? Все же ясно.
   Лунин коротко и сухо рассмеялся.
   -Закрытая? А не оттого ли вы ее так поспешно закрываете, что перевернули на нее чернильницу, а? Полагаете, на Саракше были решены все проблемы? КОМКОН-2 отдыхает? Ну-ну... А что там делать... Для начала поучаствую в операции "Штаб". Может быть, хотя бы с Островной империей не все так уж ясно, а, Белый Ферзь?
   Явно кирпич был брошен в мой огород. "Полагаете, с разрушением Центра излучения там были решены все проблемы?" - вот что он хотел сказать. Я начал слегка злиться.
   -Ну ладно, допустим, что ваше место - в Островной империи. Но, сделайте милость, постарайтесь в этом убедить. Доказательно. Логично. Связно.
   -Да зачем же? -изумился Лунин, -Отчего бы мне убеждать в очевидном? Странновато, нет?
   -Всеслав Глебович, - сказал я, -в свое время вы выразили мнение, что поступки Максима Каммерера на Саракше обусловлены капризами его совести или что-то вроде того. А как оценить ваше теперешнее поведение?
   Лунин устало вздохнул.
   -Впустую тратим время на личные счеты, -объявил он. -А ведь и у меня и у... вас есть дела.
   Он бросил в урну травяную косичку и поднялся. Я тоже встал.
   -Всеслав Глебович, вам не дадут сделать этого, неужели не ясно?
   Он вновь засмеялся.
   В парке никого не было. Во всяком случае, на ближайшие сто шагов вокруг. На несокрушимого Стила Робократора с вольфрамовыми мускулами Лунин никак не тянул. Я решил, что лучше всего взять его за шиворот и доставить в лоно семьи. Домашних-то он вряд ли поставил в известность о своих планах, так что при них наш разговор будет протекать уже в совсем иной обстановке, с перевесом сил на моей стороне. В идеальном варианте Лунин вообще откажется от своих бредовых намерений. В худшем случае получит грандиозный семейный скандал и хотя бы отложит свой вздорный замысел, не поставив под удар операцию "Штаб".
   И тут обнаружилось, что я недооценил Лунина. Он в третий раз, не разжимая губ, издал короткий смешок, быстро сунул руку в карман (а у него там явно что-то лежало), отрицательно покачал головой и отступил так, что между нами оказались метра три, посреди которых, вдобавок, стояла скамья:
   -Даже и не думайте, Белый Ферзь! Зато што овде ни?е Саракш, ве? Зем?а.
   -Слава, вы закончили? -послышалось из-за деревьев.
   -Да, Джерри, иди сюда! Прощайте, Ферзь!
   ...Вот, собственно и все. Уверен, разглагольствования и увещевания в данном случае ни к чему не приведут. Бывший агент Кот ведет себя неадекватно. Его надо останавливать самыми крутыми мерами. Разумеется, заручившись всемерной поддержкой начальства. Предлагаю развязывать гордиев узел общими усилиями. Согласен?
  
   Белый Ферзь (М.Каммерер)
  

конец документа

  

Заместителю председателя[12]

Комитета по контролю при Всемирном Совете

Паку Хвану

Уровень конфиденциальности - средний.

Дата: 13 октября 2169.

Автор: Тайка Сумбхаи, и.о. председателя пятого отделения

Тема: Отбор кандидатур для операции "Штаб".

Содержание: заявление и поведение В.Лунина

  
   Уважаемый зампред!
  
   Отправляю полную запись беседы с В.Г.Луниным. Мне не хотелось бы обременять вас принятием решения, которое является, откровенно признаться, прерогативой Экселенца. Но шеф возвратится не ранее, как через десять дней, а уникальность и тревожность ситуации требуют незамедлительного ответного действия. Времени у нас, как кажется, совсем нет.
  
   Т.Сумбхаи
  

конец документа

  
  
  

И.о. председателя пятого отделения[13]

Комитета по контролю при Всемирном Совете

Тайка Сумбхаи

Уровень конфиденциальности - средний.

Дата: 13 октября 2169.

Автор: Пак Хван,

Тема: Отбор кандидатур для операции "Штаб".

Содержание: заявление и поведение В.Лунина.

  
  
   Тайка, ученик мой и воспитанник!
   С подобными делами мог бы зайти к старому Паку и лично, а? Но, поскольку ты воспользовался жанром канцелярского письма, вижу, что всю ответственность за принятые решения хочешь возложить на начальство (т.е. на меня), зафиксировав это документально. Что ж, разумно. Однако, сложив с себя право решать, ты тем самым взял на себя обязанность исполнять. Думаю, это справедливо.
   А раз так, то исполнять, ученик мой, тебе придется следующее.
   -Первое: прекрати препятствовать намерениям Лунина.
   -Второе: окажи содействие намерениям Лунина.
   (Надеюсь, ты не собираешься требовать со старого учителя и, одновременно, руководителя объяснения мотивов?)
   Отправляй Лунина в пасть медикам, психологам и прочим профессионалам. Если у тех будут какие-либо возражения против его будущей прогрессорской деятельности (а возражения, как предвижу, будут огромнейшими) - мягко но непреклонно убеждай, что специалисты КОМКОНа должны не перекрывать прогрессору дорогу на Саракш, а, напротив, убирать с оной дороги все преграды.
   После чего отряжай Лунина для ускоренного глубокого кондиционирования на какой-либо из полигонов, думаю, лучше - на "Кобру" или "Гюрзу".
   Все вышесказанное означает, что я, в силу своих полномочий, официально приказываю приступить с полудня сего числа к началу операции "Штаб" с двумя включенными в нее действующими лицами:
   а)Лев Вячеславович Абалкин (прогрессор "Гурон")
   б)Всеслав Глебович Лунин (прогрессор "Чёрная Пешка")
   и с группой организации и поддержки из трех человек здесь, на Земле:
   а)Джеральд Питер Ли (руководитель и координатор операции "Штаб")
   б)Ицхак Ривкинд (ассистент)
   в)Кшанти Равана Бхартримурти (ассистент).
   Действуй, ученик, и да пребудет с тобою удача. А старый Пак проконтролирует.
  
   Пак Хван
  

конец документа

  

Руководителю отдела индустриальных цивилизаций[14]

[14]

Комитета по контролю при Всемирном Совете

Максиму Отто Каммереру

Уровень срочности - сверхсрочно

Дата: 13 октября 2169.

Автор: Тайка Сумбхаи, и.о. председателя пятого отделения

Тема: Отбор кандидатур для операции "Штаб".

Содержание: заявление и поведение В.Лунина.

  
   Макс!
   Решительно отказываюсь что-либо понимать. Мой мудрый учитель Хван фактически приказал прикусить язык, врезал линейкой по шаловливым пальчикам ученика Тайка и, отказавшись объяснять что-либо мне, неразумному, распорядился: "To help and to not prevent". В смысле - не только не вводить Лунина в рамки, но еще и поощрять... Что же творится?! Впору кричать: "Караул!"
   Прекрасно зная Хвана, уверен, что он действует в полном согласии с планами и намерениями Сикорски. А, возможно, даже ухитрился связаться с Экселенцем и испросить у того консультации.
   Да, черт побери, какое нам дело, в конце-то концов, до тайн мадридского двора и интриг железных старцев? Мы с тобою сделали все, чтобы предотвратить очередной прокол в работе нашего учреждения. Пусть же шефы и отвечают за свои поступки-проступки... Лично я умываю руки и прямо сейчас передаю авантюриста Лунина нашим подготовителям. Все!
   И вообще, чёрт возьми, я давно не был в отпуске!
  

конец документа

  

И.о. председателя пятого отделения[15]

Комитета по контролю при Всемирном Совете

Тайка Сумбхаи.

Уровень конфиденциальности - средний.

Дата: 18 сентября 2169.

Автор: Ван Юань, главный психолог КОМКОНа-2.

Тема: "Отбор кандидатур для операции "штаб"".

Содержание: данные ментоскопирования и подготовки к кондиционированию.

  
   ...Крайне редко доводилось, работая в КОМКОНе, сталкиваться с подобными случаями. Обследуя В.Г.Лунина, я выявил чрезвычайную напряженность психики. Это вызвано, как полагаю, множеством обстоятельств. Перечислю их "по нарастающей":
   -Во-первых, срабатывают врожденные составляющие Ri-I, Ri-II, Ri-V и Ri-VIII (а для обследуемого они исключительно серьезны, полагаю их можно увязать с осложнениями, которые имели место у В.Г.Лунина в раннем детстве при фукамизации). На практике это проявляется в недостаточной психической пластичности, нонконформизме и прочих нежелательных для прогрессора явлениях. Вообще говоря, данное замечание не является существенным и не создает непреодолимых препятствий для использования В.Г.Лунина в качестве прогрессора на Саракше. Все это корректируемо и даже устранимо.
   -Во-вторых, и это куда более существенно, интеллектуальная составляющая La-IX оказалась многослойной, причем активность слоев во многом носит автономный характер. Для личности занимающейся научной или творческой деятельностью здесь, на Земле, лучшего и пожелать нельзя. Для прогрессора же, действующего в саракшианских реалиях, подобное свойство может оказаться роковым.
   -В-третьих, (что еще серьезнее) трудно предсказать в каких именно формах скажутся результаты "кондиционирования", которое В.Лунин недавно учинял над собой в протяжение целой недели "в домашних условиях" - варварского, кустарного, дикого! А они должны сказаться неизбежно. Да, Луниным усвоен колоссальный объем информации. Да, преодолены языковые барьеры. Да, произведена поведенческая перестройка. Да, следует признать, что, в конечном счете, обследуемый предельно приблизился к тому образу жителя Островной империи, который мы считаем наиболее точным. Достигнутый эффект вызывает глубокое и почтительное удивление. Но куда более глубокое возмущение вызывает то, что при этом психика подверглась грубейшему насилию и стала крайне уязвимой для воздействия извне! Я даже не знаю, в какие слова облечь это возмущение. Вопиющая первобытность! Полное пренебрежение к собственному здоровью! За подобное следует сечь розгами, притом публично, на площадях, дабы другим энтузиастам и фанатикам-трудоголикам было неповадно.
   ...-В-шестых, при осмотре карты памяти обследуемого были выявлены весьма чувствительные ее зоны. Особенную настороженность вызывает все, что связано с воспоминаниями 15-20-летней давности...
   ...Полагаю, данные обстоятельства делают просто неизбежным установку "альфа-выключателя" в сознание обследуемого. При наличии у саракшианцев техники, допускающей глубокое ментоскопирование и воздействие на психику, просто невозможно предсказать, к каким губительным последствиям могла бы привести активная стимуляция аборигенами (равно как направленная, так и просто случайная, неумелая) данного отдела памяти, если его сейчас не блокировать самым надежным образом...
   ...Однако все выше отмеченное, вообще говоря, не имеет никакого значения. Обследуемый принадлежит к первому психотипу, совершенно исключающему возможность агентурной работы! Я категорически протестую против даже отвлеченного предположения, будто он может быть внедрен в общество аборигенов Саракша! Этого никоим образом нельзя допустить.
  

конец документа

  

Электронная копия письма[16]

Дата: 16 октября 2169 г. 12.05 час.

Куда: VanYuan459-1@KK2.oss

Кому: Ван Юаню (Окленд, Фиш-Стрит 5, каб. 3-а")

Уровень конфиденциальности - высокий.

Отбор кандидатур для операции "Штаб".

Содержание: данные ментоскопирования и подготовки к кондиционированию.

  
   Дорогой Ван!
   Прошу Вас не просто пропустить на Саракш В.Лунина, но сделать все мыслимое и немыслимое для его тщательной подготовки.
   Предвидя Ваши возможные категорические возражения, хочу напомнить: Лунину опять предстоит действовать в паре с нашим "подкидышем 07" - помните Лёву Абалкина? Да-да, все та же многолетняя головная боль... Но куда от этого креста деваться? Так вот, именно исходя из понятных Вам соображений, Лунин будет очень полезен на Саракше как напарник "ноль-седьмого". Как-то давно он с такой ролью уже неплохо справился. Кстати, похоже, свою угрозу отправиться на Саракш он таки выполнит, так что лучше еще и по сей причине принять его предложения. Хотя бы какой-то контроль над ним...
   P.S. Что-то давно вы не навещали наши пенаты! Ждем в гости, будем рады.
  
   Махиро Синода
  

конец документа

  
   [1] Цурэн Стихотворец, Сонет 111
   [2] Эти события частично отражены в повести бр.Стругацких "Парень из преисподней"
   [3] Горан Ируканский "История Пришествия", 30\67
   [4] Любопытен эпиграф к одной из повестей "прогрессорского цикла" бр.Стругацких, происхождение которого не удалось выяснить: Должен вас предупредить вот о чем. Выполняя задание, вы будете при оружии для поднятия авторитета. Но пускать его в ход вам не разрешается ни при каких обстоятельствах. Ни при каких обстоятельствах. Вы меня поняли? (БВИ. А. и Б. Стругацкие. Трудно быть богом (GPI:\\S15-Literature-Historical\S\Strugacky \48\p01)
   [5] БВИ. А. и Б. Стругацкие. Жук в муравейнике (GPI:\\S15-Literature-Historical\S\Strugacky \55\p114)
   [6] БВИ. А. и Б. Стругацкие. Жук в муравейнике (GPI:\\S15-Literature-Historical\S\Strugacky \55\p114)
   [7] Здесь в отчете имелась сноска: "Что в свое время предлагал сотрудник 5-го отдела В.Лунин". (Сяо Жень)
   [8] Песня из кинофильма "Белое солнце пустыни", СССР, 70-е годы ХХ века.
   [9] БВИ. Архив документации КОМКОНа-2 (GPI:\\СС2-Archiv files\volume555\file46\p388)
   [10] БВИ. Архив документации КОМКОНа-2 (GPI:\\СС2-Archiv files\volume555\file46\p411)
   [11] БВИ. Архив документации КОМКОНа-2 (GPI:\\СС2-Archiv files\volume555\file46\p501)
   [12] БВИ. Архив документации КОМКОНа-2 (GPI:\\СС2-Archiv files\volume555\file46\p588)
   [13] БВИ. Архив документации КОМКОНа-2 (GPI:\\СС2-Archiv files\volume555\file47\p15)
   [14] БВИ. Архив документации КОМКОНа-2 (GPI:\\СС2-Archiv files\volume555\file47\p145)
   [15] БВИ. Архив документации КОМКОНа-2 (GPI:\\СС2-Archiv files\volume555\file48\p88)
   [16] БВИ. Архив документации КОМКОНа-2 (GPI:\\СС2-Archiv files\ volume555\file54\p53)
  
  
   ХОД 14
  

Полигон "Кобра", Южная Монголия

Комплекс "Саракш"

Тренажёр N 7-S

7 ноября 2169 года, 11.00

   -Пешка, Лимон, готовы? - раскатился по огромному ангару голос инструктора.
   -Да.
   -Начали!
   Впереди сочно лопнула дверная перепонка. Всеслав с громоздким хонтийским автоматом "Зурук" ринулся вперед. Толстенький коротышка Лимон с совершенно неожиданным проворством устремился следом. Огромное помещение было загромождено ящиками и контейнерами, баррикадами из мешков с песком, конструкциями из водопроводных труб, кирпичными перегородками. В самых неожиданных местах располагались бассейны. Вода в одних была подернута тончайшим ледком, от других поднимался легкий пар. Прожекторы и светильники слепили глаза. Кое-где пол был тщательно присыпан пылью, взметывавшейся вверх от малейшего движения. Местами на бетоне лежали слои жирной скользкой смазки.
   Всеслав перебежал по рельсу через траншею, на дне которой неприятно шевелилась смолисто-вязкая жижа и рухнул на груду старых автомобильных покрышек. Вовремя: в скачущего по рельсу Лимона уже целился гвардейский автоматчик. Всеслав одиночным выстрелом в голову поразил цель.
   -Прикрывай! -бросил он упавшему рядом напарнику и по-пластунски пополз между ящиками. В контейнере впереди и слева начала подозрительно медленно открываться дверь. Быть может - случайность, но, вероятно, также, что там сидит пандейский снайпер. Э, нет, рисковать незачем, в запасе целых пять "бабахалок". Всеслав быстро извлек черное рубчатое металлическое яйцо, выдернул чеку и аккуратно метнул гранату. Ухнуло. В контейнере мерзко завизжали, значит, перестраховка оказалась не напрасной.
   Тьфу, дрянь - два бассейна подряд. И без мостика. В первом, прямоугольном, - воняющая аммиаком черная, холодная и тихая вода. Кажется, неглубоко. Лунин стиснул зубы и прыгнул. От пяток и до пояса тело обожгло ледяной болью. Подняв над головой автомат, Всеслав добрался до металлической лесенки у противоположной стены. Сзади Лимон короткими очередями успешно сбивал тех, кто пытался поразить напарника. Второй, круглый, бассейн представлял сплошную воронку. Крутящаяся опаловая поверхность пенилась и парила. Закрыв глаза, Всеслав обрушился вниз. А, дьявольщина! Из-за контраста температур теплая водичка показалась кипятком. О рычаг на дне Лунин ударился плечом, успел рвануть рукоять и, нечаянно хватанув на прощание несколько глотков омерзительно-мыльной жидкости, вынырнул. Сверху спустилась цепь, за которую следовало ухватиться, что Всеслав и сделал. Цепь снова поползла вверх. Раскачавшись на ней, Всеслав перемахнул через бассейн в загончик, наполненный опилками и стружкой, где и получил пару минут отдыха. За это время Лимон преодолел водные препятствия и оказался рядом.
   -Нож оторвался. - злобно отплевываясь, сообщил Лунин. - А вчера тут граната потерялась. Дурацкое место.
   -Возьми мою финку. -предложил Лимон.
   -Вот только благородства не надо.
   -Да какое, к чертям, благородство! Тебе же по левой дорожке теперь идти, а мне - по правой. Усек? Держи.
   -А, ну да! Спасибо.
   Знакомо зашипело. Медлить не следовало, Всеслав торопливо сунул нож за голенище, перекатился налево, в лабиринт из мешков с песком, а Лимон исчез в нагромождении ящиков по правой стороне. Струя огнемета изогнулась плавной дугой и упала на то место, где они только что находились.
   -По правилу какой-то там руки... - пробормотал Всеслав и на четвереньках метнулся в проходы между мешками. Впереди послышались голоса, он проворно перевел предохранитель " автоматического огня. Так и есть: пулеметное гнездо. Пулемет на трассе - всегда подарок, если, конечно, сумеешь им овладеть. Он подпрыгнул и в движении очередью уложил всю четверку пулеметчиков. Это, разумеется, было просто чудесно, только вот падение оказалось куда менее успешным, больно хлопнулся все тем же плечом о бетон. "Массаракш-ш-ш-ш!" -прошипел Лунин, но драгоценных секунд терять никак не стоило. Он вцепился в замок крупнокалиберного монстра и повел вверх-вниз толстым стальным хоботом. Аг-га! Вот они где, голубчики, на вышках. А как насчет того, чтоб длинной очередью вас, благо тут патроны можно не экономить? Посыпались-то, посыпались! А вон те десантники Лимону не дают головы поднять. Примите и вы! Никого не обидел, всех оделил? Замечательно, так бы и просидел у пулемета весь срок, да дальше пора...
   Всеслав юркнул в широкую металлическую трубу, по которой тут же дробно загремело и которая мерзко пощипывала током, а когда выскочил с противоположной стороны, на него лениво надвигались густые желтоватые клубы. Внутри них прятались скользкие металлические шары, накрепко прикрученные к бетонному полу. Началось самое гадкое. Чтобы пройти полосу газового заражения требовалось воспользоваться субаксом, а это являлось в сверхускоренной прогрессорской подготовке Всеслава наиболее уязвимым местом.
   "Набрать как можно больше воздуха в легкие. Задержать дыхание. Растянуть время. Раз - и - два - и -три - вперед!" Он зигзагами рванулся в желтый туман. Шар, еще шар, мимо, перепрыгнул, шар, поскользнулся, упал, вскочил, дальше, шар, мимо, воздух заканчивается, шар, поскользнулся, кашлянул, взбежал на пандус, выше, выше, ух ты, сколько же вас, так получите же четыре гранаты веером в разные стороны, массаракш, прошел газ, хотя кашель все-таки прошиб, вот и закамуфлированный помост, хонтийский стражник стоит, весь напрягся, последний патрон в магазине автомата - ему в каску. Все, ускорение кончилось! Вместе с боеприпасами. Из желтого тумана послышалась пальба и взрывы. Оттуда кенгуриным прыжком вылетел Лимон, швырнул трофейную гранату назад через плечо и понесся по пандусу. Внезапно здоровенный громила в комбинезоне пандейского диверсанта сиганул откуда-то сверху и сшиб прогрессора с ног, тот покатился, повис, едва успев ухватиться за грай дорожки. Лунин отбросил бесполезный "Зурук", выхватил из-за голенища нож Лимона и метнул. Диверсант, раскинув руки, завалился за ржавые бочки.
   -Спасибо! -пропыхтел Лимон, взбираясь наверх, - Говорил же: тебе финка будет полезнее. Видишь, ты совсем пустой на финише, а у меня даже патроны остались. Целых три!
   -Застрелиться хватит. -фыркнул Всеслав, ощупывая плечо. -И еще один на инструктора оставим. В благодарность за мой синяк на плече.
   -Хорошо хоть тельца у нас тренированные...-плаксиво поддакнул Лимон.
   Клубы газа с сипением втягивались в воздухозаборники, трупы подстреленных противников по воле видеоинженеров бесследно исчезали один за другим.
   -Пешка, Лимон, дистанция пройдена. Десять секунд лишних. - подытожил равнодушный голос инструктора. -На подведение итогов - марш.
   -Слушаемся. - отозвался Лимон. -Пойдем получать выволочку за неуспеваемость, дружище.
  

Полигон "Кобра", Южная Монголия

Комплекс "Саракш"

комната N7 общежития

7 ноября 2169 года, 21.00

  
   Всеслав взглянул на часы. Убедившись, что настало время, когда казарменный устав разрешал "отдых лёжа", с наслаждением растянулся на койке. Усталое тело отозвалось восторженной истомой. Ступни босых ног приятно грела чугунная батарея - точная копия неуклюжих саракшианских радиаторов.
   Он находился в той же самой казарме, что и одиннадцать лет назад. Только комната была другой, а в той, где он жил с Луччатти и Абалкиным, теперь шумел какой-то молодняк. Кажется, будущие агенты-боевики, готовящиеся к заброски в Пандею и Хутхо.
   Лунин с хрустом потянулся, включил лампочку в изголовье и достал из ящика тумбочки листки бумаги, покрытые ровными строчками машинописи. Шрифт стандартный, буквы глубокие. Похоже на пишущие машинки производства Островной империи. Интересно, где раздобыли образец? На подбитой у побережья субмарине? А то, что курсантов заставляют осваивать канцелярию аборигенов - весьма достохвально, весьма!
   -Глянем... -пробурчал он. -Ого, на эм-до.
   Позавчера в коридоре учебного корпуса к нему подошёл Франсуа Шарпаль, читавший первокурсникам Школы прогрессоров курс общей географии Саракша: -Всеслав Глебович, прошу прощения, но не могли бы Вы проверить и оценить пару рефератов моих подопечных?
   -Но в каком качестве? Я ведь тут на общих правах - курсант.
   -Полноте, коллега! Вы еще себя на один уровень с мальками поставьте! Ну что, согласны?
   -Давайте.
   -Буду очень обязан!
  

Краткий обзор растительного и животного миров Архипелагов.

Реферат курсанта Жака-Амбруаза Дюружа

Группа "Саракш-1А"

3 ноября 2169 года

   Введение.
   При описании растительного покрова и животного мира Архипелагов, расположенных в западном полушарии планеты Саракш можно уделять основное внимание а)флоре и фауне, б)растительности и животным. Эти две пары понятий не равнозначны. Под флорой и фауной подразумевают описание родов и семейств растений и животных на определенных группах островов. Растительность и животный мир же рассматриваются независимо от принадлежности растений и животных к родам и семействам и характеризует общую массу живых организмов и их сосуществование. Поэтому совершенно нормально высказывание: "Остров Цаззалха обладает относительно бедной флорой и фауной, включающими в себя небольшое число видов, причём покрыт пышной растительностью и изобилует животными". И, наоборот, нет никаких противоречий во фразе: "Несмотря на то, что на острове Хабик обнаруживается множество видов очень богатых флоры и фауны, растения и животные на его пространстве располагаются разреженно, растительность и животный мир очень бедны".
  
   Геологическая предыстория Архипелагов и её влияние на становление флоры и фауны.
  
   Около 550 миллионов лет назад на планете Саракш существовали четыре материка. Саракшианские геологи традиционно обозначали их четырьмя первыми буквами своих алфавитов. По этой причине земные исследователи также присвоили им соответственно индексы А, Б, В и Г.
   Материки занимали приблизительно одинаковое положение. Поэтому неудивительно, что жизнь вышла из океана на сушу сразу на всех четырёх материках. Причём первоначальные формы этой жизни были весьма сходными между собой, а также походили на аналогичные земные. Однако на Земле долгое время существовал единый массив суши (Пангея), а когда он распался, образовавшиеся земные материки часто соединялись на какое-то время. Понятно, что в таких условиях земные флора и фауна были обречены становиться богаче, чем на почти всегда изолированных материках Саракша. Миграции животных и растений суши, а, следовательно, мутационные изменения и действие естественного отбора на Земле также происходили быстрее, чем на Саракше[1].
   Конечно же, древнесаракшианские материки с точки зрения эволюции их флоры и фауны оказались в очень неравных условиях. Наиболее выгодным оказалось положение материка А, протянувшегося в южном полушарии меридиональном направлении почти от полярных широт до субэкваториальных. Очевидно, что на нём эволюция происходила быстрее, чем на материках Б, В, Г и Д, а естественный отбор жестче и эффективнее формировал жизнеспособные виды. Кроме того, материки В, Г и Д сравнительно редко соединялись между собой, причём материки В и Д - вообще никогда. Зато материки В, Г и Д по нескольку раз на более или менее длительное время смыкались с материком А. При этом происходили настоящие "битвы за жизнь", когда навстречу устремлялись животные и растения каждого из сомкнувшихся материков и завоевывали открывшееся перед ними пространство. В этих "битвах" неконкурентоспособные виды беспощадно вытеснялись более приспособленными соперниками. По этой причине уже на стадии расцвета мира динозавров материк А, значительно отличался от трёх других закалёнными в борьбе за существование флорой и фауной.
   Около 55 000 000 лет назад в океан противоположного полушария упал огромный метеорит. Он прилетел из глубин космоса, в планетной системе, к которой принадлежит Саракш, нет пояса астероидов. Саракш содрогнулся от чудовищного взрыва, в атмосферу поднялось чудовищное количество пара. Воздух также насытился значительным количеством инертных газов, содержавшихся в составе метеорита в замёрзшем состоянии. В нашу задачу не входит подробное описание этой катастрофы, ограничимся лишь замечанием на то, что в результате её небо планеты приобрело пресловутую непрозрачность, а резкое усиление рефракции создало иллюзию вогнутости поверхности планеты.
   Наименьшие потери во время катастрофы понёс материк А. На нём, конечно же, исчезли многие виды растений и животных, резко сократился объем биомассы. Однако того вселенского мора, какой поразил остальные три материка, не произошло. Более того на наименее пострадавшей части материка А (получившей условное название Протоархипелага) даже сохранились остатки динозавровой фауны.
   После удара метеорита материки "поплыли" навстречу друг другу, чтобы слиться в ныне существующий единый Континент. Их движение было центростремительным, однако при этом от материка А отделился огромный массив Протоархипелаг и двинулся в противоположном направлении в океаническое полушарие.
   Постепенно материки сомкнулись в единый Континент. История развития растительного и животного мира, становление современных флоры и фауны Континента, разумеется, очень интересна, однако предметом нашего краткого обзора будет в данном случае служить Протоархипелаг.
   Геологов удивляет та скорость, с которой Протоархипелаг достиг противоположной по отношению к Континенту стороны планеты. Она составляла О,54 метров в год!
   По "пути следования" к теперешнему местоположению Протоархипелаг дробился на отдельные острова, они вновь смыкались и опять, уже по-другому распадались. При этом, очевидно, не только не произошло сокращения общей площади данной суши, но даже произошло едва заметное наращивание её.
   Очевидно, бесполезно бороться с тем расхожим представлением об Архипелагах, которое сложилось у большинства не очень осведомленных о географии Саракша землян. Они тут же представляют себе россыпь крохотных живописных коралловых атоллов, на которых растет пара-другая пальм. Разумеется,это совершенно не так! Саракшианские Архипелаги - совокупность весьма крупных островов (тамошних мадагаскаров, борнео, новых зеландий и японий с филиппинами), общая площадь которых превышает площадь нашей Бразилии! В центре некоторых островов жили и сейчас живут островитяне совершенно "сухопутного" образа жизни, которые видят море только во время отпуска после полусуточного путешествия к нему на поезде. Но, разумеется, в составе архипелагов есть и сотни карликовых островков.
   Проливы между большинством островов - узкие и мелководные. Это означает, что даже недавно по геологическим меркам характер местности вполне мог быть иным, и острова могли периодически соединяться, меняясь представителями растительного и животного миров. Так что эндемичных видов на каждом отдельно взятом острове не слишком много, фауна и флора Архипелагов сравнительно однородны, с разницей, максимум, на уровне родов и видов. Семейства же и более высокие систематические группы совпадают. Хотя... Для пресноводных рыб и лягушек морской пролив шириной в километр - это ещё более непреодолимая преграда, чем для птиц горная цепь высотой в семь километров.
  
   Инопланетные и антропогенные факторы эволюции флоры и фауны
  
   Однако на складывание природы Архипелагов оказывали влияние не только внутрисистемные факторы. Так, сверхцивилизация Странников около 10-9 миллионов лет назад переместила с другой планеты как на саракшианский Континент, так и на Архипелаги около двух десятков видов приматов. Однако эволюция обезьян на Саракше резко замедлилась, почти остановилась. Некоторые виды вымерли. Оставшиеся не проявляли никаких тенденций к очеловечиванию. Около 250 тыс. лет назад Странники переместили с Земли на Архипелаги Саракша людей прямоходящих. Но эксперимент не удался, популяция homo erectus зашла в эволюционный тупик. Очевидно по этой причине Странники потеряли всякий интерес к пепеселенцам. Около 45-40 тыс. лет назад на планете Надежда часть поздних людей прямоходящих взрывообразно преобразилась в вид современных людей разумных разумных, то есть в нас, Homo Sapiens Sapiens. Количество удачно мутировавших особей было крайне мало, и, когда оно чуть возросло, Странники решили расселить людей разумных разумных с Надежды по землеподобным мирам. В Хохайской впадине на западной окраине саракшианского Континента появились первые представители людей разумных разумных и заселили весь Континент.
   В конце 5 в.н.э. по земному летосчислению берегов Архипелагов достигли корабли первых переселенцев с Континента. Новые земли были открыты случайно, у переселенцев не было животных и растений, специально предназначенных для разведения на островах. Тем не менее, быстро размножились потомки сбежавших на волю кошек и священных енотов, прекрасно прижились одичавшие утки. К сожалению, кроме них на Архипелаги приплыли также корабельные крысы и мыши.
   Переселенцы очень бережно относились к природе новообретённой родины. Хотя не обошлось без прискорбного исключения. Они полностью истребили живших на островах людей прямоходящих, сочтя тех "обезьянами, пользующимися огнём".
   С налаживанием постоянных торговых связей с Континентом произошло искусственное заселение многих внутренних водоёмов Архипелагов промысловыми рыбами, появились нечаянно завезенные животные-паразиты, сорняковые растения.
   Авифауна Архипелагов очень долгое время была крайне слабо развита и представлена немногими видами морских водоплавающих птиц. Перелётных птиц там не было - "Редкая птица долетит до середины мирового океана". Но каким-то образом на острова попали и быстро размножились там неприхотливые воробьи, голуби и вороны.
   Во время Мировой войны обе стороны активно применяли ядерное и химическое оружие. Это вызвало целую волну мутаций в живой природе Континента. Природа архипелагов тоже отреагировала, хотя и не столь бурно.
   На острова не упал ни один ядерный заряд. Но после атомных ударов и применения химического оружия на Континенте огромные массы радиоактивной и ядовитой пыли были унесены ветром и опустились на океанскую поверхность. Тогда многие климатологи Островной Империи предсказывали наступление ядерной зимы на несколько лет и гибель всего живого от холода. По счастью этого не случилось. Однако аквафлоре поначалу пришлось туго. Одни виды погибли, другие возникли в самые короткие сроки. Третьи мутировали. Среди мутировавших была широколистая плавающая водоросль, которую в просторечье называли "морским салатом". Плети мутанта достигали тридцати футов в длину и фута в ширину. "Морской салат" стал быстро плодиться, его поляны занимали площади в сотни квадратных миль. Теплое Восточное течение сбивало эти поляны вместе и гнало к Архипелагам. Два с половиной месяца требовалось, чтобы они проходили путь от материка до островов. И за это время они не только сохраняли жизнь, но и непрерывно размножались. Прибой начал громоздить на пляжах целые холмы "салата". Фермеры едва успевали сгребать их и отвозить на поля, потому что водоросли оказались великолепным даровым удобрением. Во многих местах под сплошным ковром буро-зеленых водорослей поверхность океана стала неподвижной, словно стоячий пруд. Ни малейшей ряби, волнения, всплеска не было на странном, застывшем море. Акулы и морские ящеры не заплывали в этот густой овощной суп и мелкие травоядные рыбы в полной безопасности нагуливали там жир. По подсчетам биологов рядом с Архипелагами сформировалась особая природная зона. Масса заключенной в ней морской растительности превосходила общую массу лесов суши на планете. "Салат" выделял в атмосферу над островами раза в два больше кислорода, чем растительность всего Континента. Именно благодаря насыщенности воздуха кислородом дневное небо постепенно приобрело характерный розовато-оранжевый оттенок, исчезающий по мере удаления от островов.
   После Мировой войны в аквафауне увеличилось количество рыб, членистоногих, кишечнополостных, амфибий и рептилий. А вот водных млекопитающих осталось мало. Только в последние полвека начали быстро восстанавливаться популяции кашалотов, крупных и мелких дельфинокитов, тюленей-крабоедов и нелетающих плавающих птиц.
  
   На Архипелагах после Мировой войны возникли новые виды рептилий, птиц, грызунов, рукокрылых и др. Зато практически неизменной осталась неодинозавровая составляющая часть островной фауны, прекрасно сосуществующая с множеством видов вполне развитых млекопитающих и птиц.
  
   Неодинозавровая составляющая часть островной фауны
  
   При формировании Архипелагов их флора и фауна развивались изолированно от флоры и фауны Континента. Совершенно очевидно, что на островах не появились те виды растений и животных, которые образовались на Континенте.
   Зато часть не вымерших динозавров Протоархипелага успешно трансформировалась и заполнила пустующие экологические ниши, которые на Континенте занимают млекопитающие. Появились, к примеру, яйцекладущие "неодинозавровые заменители" крупных хищников: засадных кошачьих охотников (четвероногие прыгуны-хохаи, древолазающие цзунго и др.) и стайных псовых охотников-преследователей (двуногие дзу, гацэ и др.). Они, как и их родные "братья"-птицы стали теплокровными. Одни из них обросли перьями и подпёрным пухом, другие покрылись квазишерстью.
   Широко распространены на Архипелагах также разнообразные травоядные неодинозавры, как птицетазовые, так и ящеротазовые.
   Охота на хищных неодинозавров всегда была излюбленным развлечением островной аристократии. Простолюдинов обеспечивала мясом охота на крупных травоядных. К чести островитян следует заметить, что при этом ни один вид этих животных не был полностью истреблён. Разумеется, неодинозавровая фауна никак не могла быть подвергнута широкомасштабному одомашниванию. Однако мелкие птицетазовые неодинозавры были доместицированы островитянами и до сих пор успешно используются для получения мяса и жира, яиц, пера и пуха (гага, букадэ, цуха и др.).
  

конец документа

  
   Всеслав зевнул, бросил листки на тумбочку, ещё раз потянулся. Потом решительно встал и, взяв по дороге жесткое вафельное полотенце, направился в ионный душ.
  

Полигон "Кобра", Южная Монголия

Комплекс "Саракш"

11 ноября 2169 года

Краткое заключение об уровне подготовки курсантов группы "Сигма""[2]

(выдержки)

  
   Личное дело N8
   Курсант Всеслав Глебович Лунин, (Чёрная Пешка).
   Цель: Саракш, Островная империя
  
   1.Физическая и спортивная подготовка курсанта Черной Пешки оценивается в 2,81 балла. Его возраст исключает возможность заметно повысить показатели. Для кратковременного внедрения на Саракш с последующей работой, не требующей экстремальных нагрузок, этого, возможно, достаточно. Но совершенно исключается любое сколь-нибудь длительное использование на этой планете, тем более, в качестве прогрессора-боевика.
   2.Экспозитивная тренировка курсанта дала положительные результаты и оценивается в 3,55 балла. Скорость реакций повысилась, саморегуляция производится в общем весьма удовлетворительно. Каких-либо нареканий в адрес Чёрной Пешки не имеется, однако, хотелось бы обратить внимание на то, что желательного 5-балльного уровня курсант вряд ли когда-либо достигнет.
   3.Наименьшие успехи достигнуты курсантом Чёрной Пешкой в субаксе - 1,72 балла. абсолютно недостаточно даже для разведчика-наблюдателя, не принимающего участия в прогрессорских операциях. Это вызывает крайнюю озабоченность и даже сомнения в целесообразности направления Пешки на Саракш. Никаких обнадеживающих перспектив здесь также не видно.
   4.Приятно удивляют достижения курсанта в мимикрийном скрадывании- 4,91 балла. Для человека, никогда этим не занимавшегося всерьез, просто великолепно.
   5.Безукоризненна теоретическая подготовка курсанта Пешки: 5,00 баллов. Из всех, кто специализировался по Саракшу, преподаватели не смогли припомнить никого с подобным объемом знаний, как общих, так и специальных. Курсант прекрасно ориентируется в политической ситуации на Саракше, блестяще анализирует данные самого различного рода: хозяйственного, обществоведческого, военно-стратегического, историко-геополитического, культурного. Преодолен языковый барьер (что, кстати, вызывало серьёзные сомнения у самого курсанта), освоены в полном объеме диалекты эм-до и хо, разговорный хонтийский.
   Вывод:
   Средний коэффициент успешности подготовки Чёрной Пешки -3, 59 баллов или 73% по шкале Мордкевича. На первый взгляд - очень неплохой уровень. Для непрофессионала средней возрастной категории это действительно так. Однако, мы ведь не отправляем для работы на других планетах непрофессионалов его лет. Напомним, для того, чтобы получить разрешение на активное внедрение, молодому прогрессору требуется показатель не менее, чем 95%
   Для внедрения на Саракш и ведения там резидентской деятельности курсант Чёрная Пешка не рекомендуется.
  

конец документа

  

Электронная копия письма [3]

Дата: 13 ноября 2169 г. 12.05 час.

Куда: Jonson@Kobra-saraxh.sss

Кому: Г.Джонсону, Полигон "Кобра", комплекс "Саракш"

Уровень конфиденциальности - высокий.

Отбор кандидатур для операции "Штаб".

Содержание: личность В.Г.Лунина (Чёрная пешка".

  
   Генри, забывчивый мой!
   Еще раз напоминаю: независимо от результатов тиронута[4], с которыми Чёрная Пешка придет к финишу, он должен(!) быть командирован на Саракш обычным порядком. Это решено не нами, уровень компетентных лиц - самый высокий. Операцию "Штаб" не может отменить ничто.
  
   Х2[5]

конец документа

Парк Памяти

Новосибирск

14 ноября 2169 года, 12.00

  
  
   Мелкий сухой снежок принялся было сеяться с затянутого тучами неба, но перестал. Киберуборщик, окрашенный в темно-серый цвет, с широкой черной полосой по выпуклой спинке, проворно убрал с бордюра мокрую желтую листву и удалился, попутно вылизывая и без того идеально чистую гранитную дорожку. Крупная упитанная белка проводила его сварливым стрекотанием, перепрыгнула на другую ветку и уставилась вниз.
   На скамье у скромного белого надгробия молча сидел человек в коричневой куртке. Здесь он пребывал уже около получаса, совершенно неподвижно, с руками в карманах. Лица не было видно из-под низко надвинутого капюшона.
   Беличье терпение начинало истощаться, когда человек пошевелился. Он поправил стебли лилий в положенном им к надгробию букете. Потом наконец-то вынул увесистый пакет. Белка оживилась и поощрительно стрекотнула. Человек высыпал из пакета большую горку кедровых орехов, встал, провел ладонью по холодному белому мрамору, прикоснулся к нему губами и пошел по аллее прочь. Белка проворно сиганула вниз и принялась торопливо заталкивать орехи за щеки. Ее хвостик, подрагивая, касался букв на надгробии: Ольга Ивановна Лунина 30.05.2097-26.02.2153
  

Электронное письмо

Дата: 14 декабря 2169 года, 16.00

Куда: AALunina@hom.okl

Кому: Ане Луниной (Окленд-33, Оранжевый квартал, ул.Австралийская 13а)

  
   Привет, Анечка!
   Мне на какое-то время (не знаю насколько) придется по неотложным делам покинуть Землю. Если вдруг возникнет что-то срочное и неотложное, обратись к дяде Джеральду, он поможет связаться со мной. Не огорчай маму. Бабушку - тоже. Клеопатре не давай много шоколада, щенкам это вредно.
  
   Целую, доченька!
  
   Папа.
  

конец документа

  
  

Пандора

Санаторий прогрессоров "Алмазный пляж"

15 декабря 2169 года, 19.00

  
   С высоты этой чудовищной дюны был виден знаменитый Лес планеты Пандора. Сразу за поблескивающей мириадами искорок сиреневой линией силового поля вспучивалась зелено-пятнистая беспредельная рыхлая губка. Над Лесом, кажется, моросил дождь, там стоял туман. Оттуда тянуло сыростью и неземным запахом зелени, который обычно не поднимался на высоту дюн. Всеслав попрыгал, с наслаждением ощущая босыми ступнями плотный мелкий песок.
   -Муравей на хребте слона. -сказал он о себе.
   -Действительно, - согласились за спиной, -впечатляет. Масштабы тут - ого-го!
   Всеслав повернулся. Позади стоял, поправляя широкополую соломенную шляпу светловолосый крепыш, давешний сосед по столику в столовой.
   -Курт Лоффенфельд, -представился он, -Но можно просто - Тристан. Врач.
   -Всеслав Лунин. Если хотите, зовите Чёрной Пешкой. Что-то вроде прогрессора.
   -Знаю, вас только что заочно отрекомендовали. Дело в том, что именно мне предстоит курировать на Саракше не только Гурона, но и вас. Регулярные медосмотры и всё такое прочее.
   -Рад познакомиться. - вежливо сказал Всеслав.
   -Вам, вероятно, хотелось побыть здесь одному?
   -Нет, отчего же.
   -Впервые на Пандоре? -спросил Тристан.
   -Как-то раз был с семьей. Тоже здесь, на Дюнах.
   -А Лес не посещали? Не охотились?
  
   -К тому времени Лес уже закрыли и объявили зоной чрезвычайного положения. Вдобавок, вообще терпеть не могу охоту. -отрицательно покачал головой Всеслав. -Не понимаю, что хорошее можно найти в убийстве живого существа без необходимости, для развлечения. Даже такого непривычного и непривлекательного, как местное.
   -И я того же мнения. -согласился Тристан. -А Лес, кстати, ими просто кишит, всякими непривычными и непривлекательными существами. Представляете, всего в двух километрах отсюда - болотные прыгуны, кровососки, живохваты, волосатики, рукоеды, трахеодонты, орнитозавры Максвелла, орнитозавры Циммера, подобрахии, псевдоцефалы. Ну, и конечно, знаменитые тахорги. И от всего этого отделяет только ограда силового поля. Бр-р-р!
   - Представляю. -сказал Всеслав, -Очень отчетливо.
   - Правда? - разочарованно вздохнул Тристан. - Значит, зря надрывался, перечисляя. Ладно, пойду назад. Кстати, не пробовали экономить время на спуске с дюны? Вот, например, если сесть и съехать, подстраховываясь ногами?
   Лунин с неподдельным интересом посмотрел на шорты Тристана.
   -Отчего нет? -сказал он. -Получится гораздо быстрее. Вместо десяти минут - десять секунд. Но потом долго не сможете сидеть. И цвет транспортного средства будет, словно у павиана.
   -Тогда не поеду. -благоразумно решил Тристан. -Вы останетесь?
   -Нет, пойду вниз с вами. Хочу поплавать в заливчике.
   Они зашагали вниз.
   -Знаете, здесь был Горбовский. Тот самый. Только вчера улетел.
   -А...- равнодушно сказал Всеслав.
   -И зачем-то приезжал на целый день директор Базы, Поль Гнедых, тоже тот самый.
   -А...-сказал Всеслав.
   -Мне сообщили, - негромко проговорил Тристан-Лоффенфельд, - что вы с колоссальным трудом добились отправки на Саракш.
   Лунин молчал.
   -Я... э-э-э... уже донёс до шефов свое мнение. Видите ли, у меня до сих пор не было таких сложных наблюдаемых, как вы и Лев Абалкин... Вот если бы вы дали мне слово, что там, на Саракше, не будете провоцировать возникновение всяких там экстремальных ситуаций, было бы как-то спокойнее на душе.
   -Помилуйте, Тристан! -изумился Лунин, -Да вы меня за авантюриста какого-то принимаете? За пресыщенного искателя приключений? За охотничка на тахоргов? "Остренького мне, остренького"! Я же работать еду. Ра-бо-тать.
   -Послезавтра вечером мы отправляемся, - сказал Тристан. Он внимательно, без улыбки посмотрел на Лунина. -Похоже, вы - проблемная личность, Лунин.
   -По всем вероятиям. - согласился Всеслав. - А где-то есть беспроблемные?
   -Не встречал, -вздохнул Тристан, вытряхивая песок из сандалии. - Есть, должно быть. Но мне-то предстоит опекать как раз проблемных, двоих конкретных и отдельно взятых.
   -Даю слово. -серьезно сказал Всеслав. -Обещаю. Беру обязательство. И даже клянусь. Вы совершенно напрасно беспокоитесь по этому поводу.
   -Когда искупаетесь, заходите в шестой отсек медпункта. Обследую вас в первый раз, - пригласил Тристан. - Для почина, так сказать. Для получения исходного набора впечатлений.
   -Так сразу? - спросил Всеслав с сомнением.
   -Угу, - кивнул Лоффенфельд. - Кажется, я имею на вас некоторые права.
   Они достигли подножия дюны, Всеслав повернул к морю, а Тристан неторопливо направился к белому эскалатору санатория.
  

Пандора

Санаторий прогрессоров "Алмазный пляж"

15 декабря 2169 года, 22.00

  
   -Всеслав всегда ложился спать, опуская стену, которая вела к морю. Шум прибоя идеально убаюкивал, а темно-фиолетовое небо было просто неописуемо великолепным...
  
   Блистательная девица пересекла улицу и вошла в трехэтажное здание. Мишка пыхтел что-то недовольное в ее адрес. Всеслав увидел, что здание было университетом. Совсем любопытно! Откуда он в Городе?
   Университет оказался совершенно такой же постройкой, как и стоящие рядом. Обыкновенный подъезд с сине-белой вывеской, старомодная дверь "под лакированное дерево". За дверью, как выяснилось, тянулся узкий вестибюль, от него влево и вправо вели коридоры. В их серо-зеленых стенах также находились дюжины две одинаковых, с завитушками, массивных высоких дверей. Всеслав прошел влево, заглянул в большой пустынный зал с рядами кресел. Здесь явно была запретная зона для киберуборщиков. Пол захламлен пакетами, крошками, сухой грязью. Кое-где под креслами и на креслах валялись выдранные "с мясом" детали вычислителей и кристаллы. Мишка брезгливо фыркнул.
   Всеслав добросовестно по очереди открывал каждую дверь и раз за разом убеждался, что делает это совершенно напрасно. В просторных помещениях стояли широкие пластиковые столы и мягкие стулья, высокие стеллажи у стен, распахнутые шкафы с коробками и футлярами. В углах высились элегантные силикетовые белые сейфы, безукоризненно чистые урны-утилизаторы для мусора. На столах обитали стаи красных, белых и черных видеофонов, аккуратных письменных приборов, вычислителей, голографических фотографий неземных пейзажей.
   Людей не было. Пусто. Всеслав сел за один из кремовых столов и, держа Мишку на руках, принялся выводить на экран вычислителя различные текстовые документы. Потертая плюшевая лапка ткнулась в клавишу и на экран выскочила страница, озаглавленная "Острова". Ну-ка, ну-ка...
   "Остров Письмен. Некогда там стоял стольный град наиболее могущественного из Морских Королевств. О ней сложили легенды, будто город скрыт в недрах огромной одиноко стоящей горы. Остров далек от остальных, корабли заходили туда не настолько часто, чтобы мешать мудрецам и магам. Попасть туда было сложно, но куда труднее - вернуться оттуда. Многие храбрецы, ища сокровищ, приплывали на остров Письмен и больше никогда не возвращались оттуда. Остров покрыт лесами. В центре на высокой скале высится укрепленный Монастырь, где великие учителя учат послушников чародейству. Лишь немногие могут добраться сюда, и считанные единицы достойны того, чтобы надеть черный балахон Школы Волхвов и начать постигать смысл мира.
   Остров Полей. Обитатели его кормят себя и, пожалуй, даже все остальные острова, возделывая невообразимо плодородные склоны гор и небольшие ровные долины. Плодородие почв непреходяще, это самая большая из неразгаданных тайн острова. Ежедневно в разные стороны отплывают суда с зерном, сушеными овощами и фруктами, вяленым мясом, вином и маслом. Приволье бы для пиратов, да вот с дурными намерениями приближаться к острову, защищенному чаровниками, лучше не стоит. Маяк Колдунов, который, собственно, и защищает остров, стоит на прибрежном холме. Так что воды в районе Острова Полей безопасны.
   Остров Пламени неудобен для существования и там почти нет жителей. Ручьи расплавленной лавы стекают по склонам Великого вулкана. Единственный способ перемещаться по острову - замысловатая сеть мостов, воздвигнутая над лавовыми озерами и реками. Мосты вырублены из диковинного черного камня и не разъедаются лавой. В средине острова у Великого вулкана возвышается огромная Башня Мощи. Те, кто все же рискнул поселиться здесь, живут у Башни и занимаются изготовлением изделий из камня, ковкой великолепных мечей, секир, панцирей и кольчуг, лучших в мире защитных амулетов.
   Остров Злата - сплошной город . Вдоль порта тянутся богатейшие торговые ряды и ряды менял. Сердце города - Большая Ярмарочная площадь. На острове - мягкий и влажный субтропический климат. Жители здесь несколько странны, что не мешает им блестяще заниматься торговлей и посредничеством. Остров - родина не только купцов, но еще и шпионов, искателей приключений, просто бродяг.
   Остров Лезвия и Якоря славен Школой Войны. Вокруг нее стоят только казармы. Здесь царит суровая армейская дисциплина, запрещены вражда, распри и противостояние. Тут готовят воинов и моряков.
   Расположение малых островов неизвестно никому, за исключением нескольких отчаянных капитанов и самих жителей этих островов. База пиратов, Остров Смерти, Остров Драконов - все это расположенные где-то небольшие острова, не отмеченные на картах. Говорят, что есть, якобы, еще Подводный Город. Он расположен где-то между Островом Письмен и Островом Золота. Капитаны стараются избегать тех мест..."
   Мишка, пыхтя, читал, время от времени похохатывал баском: "Ну и университет!"
  
   Комментарий Сяо Жень:
   До 2166 г. безлюдные остатки базы "Саракш-2" на Тристаре пребывали в состоянии полной консервации. Затем кибертехника начала их методический демонтаж и утилизацию. К ноябрю 2169 г. в полярном кратере саракшианской луны уже не оставалось практически ничего за исключением аварийной станции, маяка и пункта дальней связи.
   Название "Саракш-2" перенесли на посадочную площадку, созданную на полярных льдах планеты. Площадка была мобильной. Субмарины Островной империи дважды совершали подледный поход к полюсу, причем второй раз - с проломом льда и всплытием. Оба раза площадка взмывала в стратосферу, пережидала там очередное эпохальное достижение имперского флота и затем благополучно опускалась назад, на макушку планеты. Именно площадка "Саракш-2" принимала "призраки" уже третьего поколения, стартовавшие с Земли.
   Судьба же комплекса "Саракш-1" была иной. Его модернизировали, укрупнили и перевели на более высокую орбиту. Он по-прежнему оставался полностью автоматическим. Основной его задачей стало обслуживание площадки "Саракш-2" и управление ею.
   17 ноября 2169 г. орбитальная станция "Саракш-1" вышла из спящего режима: поступил сигнал об отправлении к ней корабля с Пандоры.
  

Саракш

Северный полюс,

Посадочная площадка "Саракш-2"

17 декабря 2169 года, 23.55 (время земное)

  
   Каждому ясно, что полярная ночь продолжительностью в целую зиму - далеко не самое лучшее время и отнюдь не в самом лучшем месте планеты. А ночь на полюсе Саракша - не просто полугодовая темнота темнота. Это абсолютно неправдоподобный мрак. Такого не бывает, даже если с головой закутаться в брезент в подвале, где нет окон. Цифры термометра замерли на табло: 50® ниже нуля. И в адовой тьме изредка срываются чудовищной мощи снежные бури, причем ревут они так громко, что даже заглушают пушечное буханье время от времени ломающейся четырехметровой ледовой коры. Лед дрожит, стонет, огромные глыбы, срываются с вздыбленных торосов, рушатся к их подножиям в густых вихрях жесткой снежной пыли. Среди ужасного воя и свиста урагана в непроглядном мраке с треском катятся, ударяясь друг о друга, огромные глыбы. Плотные тучи снега поднимаются и кружатся, лед, визжа и скрежеща, приходит в движение. По нему пробегают, быстро расширяясь и удлиняясь, извилистые трещины и тут же смыкаются. Ничего живого в промерзшей преисподней нет и быть не может. Во тьме хозяйничает один лишь холодный грохочущий ураган.
   Но так бывает по счастью не чаще раза-другого в месяц. А вообще-то погода для этих широт стоит сейчас просто идеальная. Резко "потеплело" до -25® и наступило полное затишье, нарушаемое лишь потрескиванием льда. Очевидно, где-то высоко над непрозрачным одеялом саракшианской атмосферы полыхнуло полярное сияние, потому что все кругом осветилось тусклым зеленоватым светом. Ветер стих, в неестественной тишине медленно посыпался густой пушистый снег. Гряды торосов превращались в пологие снежные валы, отдельные ропаки чуть поднимались из высоких сугробов.
   В пяти метрах над поверхностью льда висело серое тарелкообразное сооружение стометрового диаметра. В синем и красном столбах света от мощных прожекторов на его краях снегопад выглядел фантастически. В холодном абсолютном мраке над "тарелкой" вспыхнуло ослепительное пятнышко. Сиреневая спираль пробилась вниз из пятна, расширяясь и вращаясь, начала оседать на сооружение. Лиловый световая спираль густела, ее витки сливались и образовывали большой конус. Чем быстрее он темнел, тем больше включалось прожекторов - уже белых - по периметру серого сооружения, освещая материализующийся корпус грузопассажирского "призрака-11". После глубокого басовитого уханья корабль опустился точно в центре "тарелки". Одновременно раскрылись донный и боковой люки. Из них вырвались облака пара. Из донного люка суетливые кибергрузчики выволокли какие-то цилиндры и кубы, из бокового показались две темные фигуры.
   -С прибытием!- произнесла первая.
   -Не разговаривайте на морозе, Пешка. -посоветовала вторая. - Здесь не Алмазный Пляж. О, нам сюда, кажется? Да входите же скорее!
   Хлюпнула, закрываясь, перепонка входного тамбура площадки. Вымощенный серой и голубой плиткой проход привел прибывших в круглую каюту с лестницами к пультам управления, шкафами для снаряжения и маленькой киберкухней. У боковых стен тянулись мягкие кресла, над ними, между экранами вычислителей, откидные кровати, вжатые сейчас в стены. Посреди каюты находился бежевый овальный стол.
  
   [1] Это, кстати, объясняет, отчего на теперешнем Саракше нет, например, слонов и крупных кошачьих. В романе писателей-историков А.и Б. Стругацких "Обитаемый Остров" есть характерный эпизод: случайно попавший на Саракш пилот Группы Свободного Поиска Максим Кмммерер рисует для тамошних военных слона и льва, чем повергает бравых офицеров в полное изумление. (Сяо Жень)
   [2] БВИ. Архив документации КОМКОНа-2 (GPI:\\СС2-Archiv files\ volume560\file1\p4)
   [3] БВИ. Архив документации КОМКОНа-2 (GPI:\\СС2-Archiv files\ volume585\file115\p343)
   [4] Тиронут (иврит) - курс молодого бойца
   [5] Мне не удалось, установить, кто скрывался под рабочим псевдонимом Х2. Полагаю, нет никаких оснований считать, что это был сам Р.Сикорски. Вряд ли бы он интересовался столь мелкими вопросами. Однако, это был человек отлично знающий о манере Странника вворачивать в речь словечки на иврите и подражающий в этом шефу (Сяо Жень)
  
   ХОД 15
  

"ХОНТИ"[1]

Статья из Новой Пандейской энциклопедии

  
   Хонти (полное государственное название - Достолавное Дело Хонтийского Народоправия) - ряд областей бывшей Континентальной империи, расположенных на побережье Лазурной Дуги. Представляет собой унитарную парламентскую республику, в состав которой входят 12 губерний и Столичный уезд. Столица - Зикку-Ирум ("Город света") Правящая партия - Хонтийский Патриотический Союз Справедливости (ХПСС), образовавшаяся в результате слияния прежде враждовавших Хонтийской Унии Справедливости (ХУС) и Хонтийской Патриотической Лиги (ХПЛ).
   По площади страна превышает размеры многих современных государств. Территория - 443,7 тыс. кв. верст. Население - 31 567 000 чел. Граничит: на востоке - с Пандеей, на юге - с территориями, недавно входившими в Государство Неизвестных Отцов. Протяженность границ - 5 104,56 верст. Протяженность границы Хонти и бывшей Отчизны - 1 196,64 верст. Протяженность сухопутного (речного, озерного) участка границы Хонти и Пандеи - 678 564, 3 версты.
   Денежная единица -лугль ("кусок", "обрубок"), соответствующая 0,0074 пандейской унции серебра.
   Хонти - историческое название страны, которое впервые встречается ок. 440 лет назад применительно к части земель Прилазурья. Исторический смысл и судьба Хонти отражены уже в ее названии - "Хонти" - "находящаяся у края", "территория на отшибе". За всю свою историю Хонти (точнее, территории, занимаемые ныне этим государством) находилась под чьим-либо военно-политическим влиянием, протекторатом. Эта страна никогда не была независимой и суверенной. Хонти испытала на себе влияние различных культур и цивилизаций: на нынешней ее территории около двух тысяч лет назад существовали Иккурское царство, древние города-государства приморья (Шамар, Нин-Нута и др.); позднее большая часть территории входила в состав царства Гур-Ур. После серии продолжительных войн Континентальная империя по частям присоединяла хонтийские земли, заселенные родственными по происхождению, языку и культуре народностями. Уже после присоединения сформировался литературный хонтийский язык (розовая языковая семья), близкий к базовому языку Отчизны. Хонтийский язык отличается высокой степенью диалектного членения. Существует несколько групп так называемых литературных диалектов, на которых ведется обучение в школах, издается литература. Литературный хонтийский (хонти-га чату, "единый хонтийский") создан в конце прошлого столетия и несет в себе черты основных диалектных групп. Для жителей различных регионов Достолавного Дела Хонтийского Народоправия он является "общим языком", или наддиалектным койне. Любопытно, что этот язык воспринимается носителями многочисленных локальных хонтийских диалектов как искусственное средство общения.
   До мировой войны губернии, входившие в состав теперешней Хонти обладали богатыми природными ресурсами, мощным промышленным потенциалом, солидной научно-технической базой. Структура национального дохода довоенной территории Хонти: промышленность - 50%, сельское хозяйство-26%, строительство-10%, транспорт и связь-6%.
   В настоящее время западные области страны представляют собой относительно стабильный индустриальный регион с машиностроительным и транспортным производством, цветной металлургией. На Запад приходится почти половина разведанных запасов угля, там сосредоточена значительная часть богатых месторождений меди. Центральный регион - житница Хонти, дающая 96% зерновых, 88% сахарной свеклы. Восточная часть страны - аграрный регион с преобладанием животноводства, там же находится главная база энергетики - почти все гидроэлектростанции, тепловые ЭС и 3 из 4 атомных электростанций. Побережье Лазурной Дуги, регулярно опустошаемое ударами островитян, в хозяйственном отношении абсолютно не развито. Большой урон экономике южных областей нанесла кратковременная, но опустошительная агрессия Государства Неизвестных Отцов, отражённая с использованием атомного оружия.
  
   Несмотря на свою исторически сложившуюся политическую несамостоятельность, после войны с Государством Неизвестных Отцов (впоследствии распавшимся) в Хонти активизировались тенденции политического суверенитета. Тем не менее, в современных государственных рамках невозможно рассматривать Славное Дело Хонтийского Народоправия как государство, имеющее геополитический смысл: у Хонти нет ни глобальной мощной, единой для всего государства культурной идеи, ни этнической исключительности, ни географической уникальности.
  

Саракш, Хонти.

Просека в сосновом лесу в 35 верстах от города Ур-Иля,

8-й час, 1 дня месяца Желудей, 9589 год от Озарения

  
   Поздней осенью рано темнеет, только если погода ненастная. Но сейчас не сеялась холодная водяная пыль, не дул пронизывающий ветер и непроницаемое серое небо медленнее, чем обычно утрачивало свечение, затягиваясь ровной темной пеленой.
   Рыбак сидел на мостках, обхватив колени руками, равнодушно смотрел на полдюжины разноцветных поплавков. В зеленом жестяном ведре вяло агонизировала рыбья мелочь. В кармане брезентовой куртки с капюшоном глухо, но мелодично прозвенело. Рыболов вынул крупные серебряные часы, взглянул на циферблат и досадливо тряхнул головой. Не обращая внимания на то, что один из поплавков задрожал и принялся нырять, прошел по скрипучим мосткам на берег речушки и скрылся в ивняке.
   Местность не радовала глаз: густой безлистный и непролазный кустарник перемежался с черным плотным ельником. В ямах скопились глубокие лужи, под ногами хлюпала вода, выжимаясь из толстого слоя палой, насквозь мокрой листвы и хвои. Рыбак, тем не менее, шел споро и уверенно, умудряясь не оставлять клочьев одежды на колючках. Несколько раз он замирал, откидывая капюшон, и прислушивался. Но никаких признаков, что поблизости находится еще кто-то, не было.
   На большой поляне, куда, в конце концов, выбрался рыбак, сухие травинки начинали странно колыхаться, кланяясь в разные стороны. Сверху дуло все сильнее, усиливался ветер, устремлявшийся столбом сверху вниз. В нескольких десятках метров над верхушками деревьев на темно-сером фоне появилось продолговатое пятно. Оно быстро снижалось, приобретая очертания бесшумного скоростного глайдера "Лич", два года назад сконструированного по особому заказу КОМКОНа-2. Машина с негромким шелестом опустилась посередине поляны, вспугнув очумевшего зайца.
   Рыбак трижды мигнул фонариком. Черная дверца глайдера всползла наверх, из машины выбрались пассажиры. Лунин был одет подобно подавляющему большинству хонтийских граждан: старенькое пальто, полосатая вязаная шапочка, черные брюки, заправленные в высокие бурые ботинки армейского образца. На Лоффенфельде был серый комбинезон с желтыми буквами латиницы на спине: "SARAХH-2".
   -Приветствую, Тристан! - зычно произнес рыболов. - Здравствуй, Всеслав, рад снова встретиться!
   -Здравствуйте, Лев, здравствуйте! - хлопотливо ответил Лоффенфельд, - Как всегда у нас в запасе гораздо меньше времени, чем хотелось бы. С Пешкой еще успеете наговориться, а пока будьте любезны, быстро следуйте в кабину и облепляйтесь датчиками. Ежемесячный контроль, батенька...
   Всеслав остался один. Он покосился на глайдер, за стеклом которого виднелся профиль Абалкина-Гурона, уже опутанный проводами и контактными манипуляторами. Тристан прильнул к монитору и производил какие-то настройки.
   Лунин прислушался к своим ощущениям и хмыкнул. У него возникло такое чувство, будто он вернулся из долгого-предолгого отпуска, проведенного в великолепном санатории на океанском берегу, под лучами яркого и ласкового солнца. Все там было замечательно: комфортно и удобно. И был санаторий вежлив, приветлив и предупредителен ко всем гостям, не делая различия, в равной мере оделяя всех и не забывая никого. А тут лежат непиленые-неколотые дрова, дверь и крыша требуют починки, а пол - покраски. Нет линии доставки, так что придется дважды в день топить печь, готовить на ней супы и каши. Никто за тебя не вымоет посуду, не будут усердные киберуборщики наводить идеальную чистоту. Все это так. Только вот ждут здесь не любого встречного-поперечного гостя, а именно тебя, хозяина. Всеми трещинами и некрашеными половицами этот мир нетерпеливо желал его и ничьего более появления и вот теперь радуется. Неумело ластится, трется о ногу, рокочуще мурлычет, словно пожилой кот.
   -Вот даже как? Добро пожаловать, что ли? - озадаченно пробормотал Всеслав, -Ну-ну, тем лучше. Incipit vita nova[2].
   Он подтянул лямки рюкзака, подхватил его на левое плечо, повернулся к глайдеру. Гурон и врач уже стояли рядом с машиной. Гурон заталкивал во внутренний карман серебристый пакет.
   -Все в порядке. - удовлетворенно говорил Тристан. - Вы, Лёва, один из лучших подопечных, я вами доволен.
   -Мгум... -хмуро ответил Гурон, поддергивая замок-"молнию" куртки под самый подбородок.
   -Давайте прощаться на весь следующий месяц.
   -Опасаюсь, что на более длительный срок. - мотнул головой Гурон. - С прибытия Пешки начинается операция "Штаб" и кто знает, на какое время мы с ним останемся без связи.
   -Очень надеюсь, что ненадолго! - с несокрушимым оптимизмом возразил Тристан. Он крепко пожал руки Гурону и Чёрной Пешке, завалился в глубокое вишневое кресло в просторной кабине и включил автопилот. Машина грациозно оттолкнулась от земли и устремилась вверх. Прогрессоры помахали вслед.
   -Пойдём к речке. - предложил Гурон, - Заберём снасти, оттуда прогуляемся до шоссе, там должен ждать автомобиль.
  
   -Снасти? -удивился Всеслав.
   -Ну, как же! Всякому известно, что второй секретарь уездного комитета ХПСС любит изредка порыбачить, причем не на специальных прудах, а на лоне природы, в укромных местечках, где рыбка прикормлена и где никто не мешает.
   -Недурное прикрытие. -одобрил Лунин, - А госбезопасность ничего не подозревает?
   -Еще чего! Недотепы и мои должники, держу их на коротком поводке. Береги лицо, здесь колючки...
   Пешка с некоторой завистью отметил, что Абалкин за десять лет крайне изменился. Естественно, повзрослел, он стал выглядеть как-то крепче, основательнее. Однако, Лёвушка-Рёвушка превратился в Гурона не поэтому. Впереди Всеслава шел высококлассный прогрессор: ни единого лишнего движения, ловкость, собранность, сила. И необычайное чутье на постороннее внимание:
   -Что спину взглядом трешь? - не оборачиваясь, спросил он.
   -Оцениваю. - честно признался Лунин.
   -И как?
   -Великолепен. Без лести.
   Гурон раздраженно фыркнул.
   -Не влети с разгона в ручей, его под листвой в темноте не видно... -предупредил он. - Давай поговорим прямо сейчас. Позже в легковушке придется либо молчать, либо объясняться без слов. Семь подслушивающих "ушек" вляпано.
   -А говоришь - "не подозревают".
   -Так и есть, а "ушки" - казенная дань порядку. Каждый чиновник об этом прекрасно знает. Прослушивают всех. И количество устройств прослушивания определяется статусом должностного лица. Вроде ромбиков на погонах, хм... Я-то что - скромный бюрократ, а вот в служебном автомобиле моего начальника, первого секретаря, целая дюжина "ушек" под обивкой.
   -Значит, чем успешнее карьера...
   -Тем более тебя обихаживают контрразведчики. - подтвердил Гурон, -А теперь изложи-ка легенду, хочу проверить.
   -Мне сорок пять, - скучно начал Всеслав, - родился в Столице Государства Неизвестных Отцов, детство прошло в Северо-Восточном Пригороде. Отец - шофер, погиб в автокатастрофе, когда мне было три года, его совершенно не помню. Мать - зоотехник в государственном хозяйстве N67, умерла двадцать лет назад. Никаких родственников больше нет. Окончил сначала восьмилетнюю, затем среднюю школу, поступил на обществоведческо-педагогический факультет университета. Учился отлично, за что сначала был поощрен отменой оплаты за учебу - потом стипендией. Разведен. Не судим. Не...
  
   Комментарий Сяо Жень:
   Вот еще один "сучок в полу", о который мне пришлось споткнуться, исследуя эту тему. Почему-то в архивах секции "Саракш" среди огромной груды всякого рода материалов нашлось совсем мало того, что помогло бы понять, как именно происходила легализация моего деда в Хонти. Полагаю, это объясняется тем, что, благодаря умелой поддержке Абалкина-Гурона все произошло как нельзя лучше. То есть вообще без осложнений. Кроме того, хонтийский эпизод в операции "Штаб" рассматривался всего лишь как подножка для решающего прыжка в Империю и хранение малоинтересной информации в архивах просто сочли лишним.
   В.Лунин изобразил беженца из бывшей Отчизны, которые в то время тысячами пересекали границы Достолавного Дела Хонтийского Народоправия. Основную их массу хонтийцы отправляли в специально организованные "Поселки труда и жизни". Но по ходатайству Гурона, "случайно познакомившегося с незаурядным школьным преподава-телем-иммигрантом", для Лунина сделали исключение. Ему разрешили перебраться в уездный город, где секретарствовал Гурон, поселили в микроскопической комнатушке общежития и устроили канцеляристом-делопроизводителем в тамошнее отделение губернского института усовершенствования учителей.
   Несколько месяцев он старательно и пунктуально выполнял свои новые обязанности. Дисциплинированно отмечался в управлении надзора за иммигрантами. Усердно готовил необходимые бумаги для принятия хонтийского гражданства и процедуры натурализации. Абсолютно ни в чем предосудительном замечен не был. Работал за четверых, как в институте, так и - "в дни общенародного трудового энтузиазма" - на овощехранилищах и разборке развалин уничтоженных войной кваталов. Жил на более чем скромные жалование и продовольственный паек. Неудовольствия своим положением не изъявлял. Им были довольны.
   С Гуроном за это время он виделся мельком и всего дважды. Еще раз отмечу, что дружбы между прогрессорами не возникло. Прошлое знакомство они помнили, но не вспоминали. Действовали весьма слаженно, но их отношения не выходили за рамки тесного взаимодействия коллег, выполняющих общую задачу. При этом Всеслав сразу же согласился с ролью ведомого, охотно признав, что товарищ, хотя и младше, тем не менее, превосходит его и по оперативным качествам, и по практическим навыкам.
   В марте 2170 г. Гурон в очередной раз посетил салон гаданий и предсказаний. Гадалка сообщила, что его переброска в Империю подготовлена. Ее доверенное лицо, опытный проводник "Ходуля" ожидает распоряжений. Гурон напомнил, что хочет познакомить прорицательницу с человеком, который, по его мнению, вполне мог бы составить ему компанию. Пророчица тут же протянула Гурону пригласительный билет.
  

Саракш

Хонти. Город Ур-Иль,

Ул. им. градоначальника Пополь-Зюко N 13,

Салон "Озарение"

5-й час, 3 дня месяца Фиалок, 9590 год от Озарения

  
  
   Всеслав полулежал в удобном кресле белого дерева с мягкими плюшевыми подушками. Он без всякого труда подавил действие неизвестного снотворного, за полчаса до этого выпитого из хрустального кубка гадалки. Но сейчас притворялся засыпающим. На его голове красовалась нелепая позолоченная корона, в ободке которой Всеслав сразу же почувствовал встроенные мнемодатчики, очень похожие на сенсоры ментоскопа, однако все же другие.
   Кожей Всеслав ощутил, как рядом с ним бесшумно возникла хозяйка салона. Она вкрадчиво прошептала:
   -Как вы себя чувствуете, дорогой мой?
   Гость мерно сопел.
   Гадалка удовлетворенно кивнула и принялась проворно присоединять проводки к короне. Щелкнуло. Тихо загудело. Судя по звукам, в резном сундуке, украшенном мистическими изображениями были спрятаны ментоскоп и вычислитель. Всеслав расслабился и приступил к процедуре самогипноза. Началось состязание психики землянина и саракшианской техники.
  
   ...Мишка, пыхтя, читал, время от времени иронически хмыкал: "Ну и университет". Вдруг он насторожился и поднял потертый нос к потолку. В маленьких стеклянных глазках мелькнуло беспокойство:
   -Слава, осторожно!
   Всеслав поднял голову и вздрогнул. Световые панели колыхались, наливались тяжестью и металлическим блеском. Потом из них мягко вывалились ртутно переливающиеся щупальца. Они ожили, колыхнулись и потянулись, вслепую ощупывая пространство. Щупальца были незрячими и в то же время очень чуткими, неразумными и одновременно целеустремленными. Зеркальные отростки искали Всеслава и Мишку и стремились узнать о них как можно больше. Отталкивать их было нельзя, но и раскрываться полностью тоже никак не следовало. Мишка повел лапкой, комната тут же раскрасилась в три цвета. Щупальца следовало допустить в белые участки. Пусть там удовлетворяют свое любопытство. Их проникновение в лимонные секторы требовалось ограничить. А вот на темно-пепельных участках отросткам вообще было нечего делать ни под каким видом.
   Завязалась игра. Блестящее щупальце плавно изогнулось и устремилось к белому стулу.
   -Любишь сладкое? - спросило оно голосом, от которого во рту появился отвратительный вкус меди.
   -Нет! -тут же ответил Всеслав. Щупальце проглотило ответ, обволокло его и потянуло под потолок. Следующее свалилось на белую поверхность стола. Мишка одобрительно кивнул.
   -У тебя была мать? - тембр голоса был столь же мертвенным.
   -Да.
   Новый отросток достиг пола и зазмеился по направлению к желтому торшеру. Всеслав прижал его ногой.
   -Ты доверяешь нам?
   -Не знаю. -отрезал Всеслав.
   -Ты доверяешь нам? Ты доверяешь нам? Доверяешь нам? Доверяешшь? Доверяешшшшь?
   -Не знаю. Не знаю!
   Щупальце задрожало и медленно ушло вверх. Мишка встревожено завозился и указал на зеркальный сталактит, медленно сваливающийся на серый диванчик в углу.
   -Кто ты?- прозвучал вопрос.
   Одним прыжком Всеслав оказался рядом и молча пнул шевелящуюся сосульку, что было сил. Еще несколько сильных ударов. Щупальце разбилось на крупные ртутные капли, бессильно растекшиеся в разные стороны.
   Следующие сверкающие побеги. Очередные вопросы. Прямые ответы на одни из них, уклончивые отклики на другие и беспощадные удары по расплескивающейся ртути - при третьих. Совершенно неясно, сколько это длилось. Но вот металлический отблеск исчез, потолок вернул прежний вид.
   Мишка вздохнул, поудобнее устроился на руках и приготовился вздремнуть, сообщив напоследок:
   -Вроде бы все в порядке. Выходим? Неуютно тут...
  
   Всеслав тихо замычал, повертел головой, открыл глаза, старательно изображая трудное пробуждение.
   -Машшарахша!- пробормотал он, - Что это было?
   Ему было совершенно очевидно, что хозяйка салона была в полнейшем замешательстве. Результаты обследования психики Всеслава, проведенного под видом магического ритуала, повергли ее в шок. Но сказывалась великолепная школа имперской разведки. Гадалка чарующе улыбнулась и проворковала:
   -О, сударь мой! Волшебная корона - а она не ошибается! - указывает на вашу незаурядность и большие повороты к лучшему в судьбе. Не упустите же момента! Не хотели бы на днях еще раз осчастливить нас своим посещением?
   -Отчего нет... - по-жал плечами Всеслав, осто-рожно снимая корону, которую прорицательница тут же спрятала под замок в мозаичную шкатулку. - Только честно сознаюсь, что с деньгами у меня...
   -Ни слова больше! - возмутилась пророчица, - Ни о какой оплате не может быть речи! Это я окажусь перед вами в долгу, общаясь со столь интересным человеком!
  

Источник: Саракш, Хонти. Город Ур-Иль[3],,

1 мая 2170 г., 4 час.43 мин.(время земное, гринвичский стандарт)

Выполнен кибер-оператором ХР-144 базы "Саракш-2".

Расшифрован им же.

Тема: "Операция "Штаб".

Содержание: Сообщения имперской резидентуры

  
   Агент "Колдунья" - Центру
   Сообщаю о готовности к отправке очередной группы. В ее составе - упомянутый мной ранее "Чиновник", а также выявленный вчера "Школяр". Обращаю на последнего особое внимание - интереснейший экземпляр. Поражает крайней нестандартностью реакций на базисное обследование.
   Процедура переправки, пароли, место и срок встречи - обычные.
   Прошу также снабдить меня для дальнейшей деятельности средствами, список которых передаст сопровождающий "Чиновника" и "Школяра" проводник. Через него же прошу передать то, что было затребовано мною в прошлый раз.
  
   Колдунья
  

конец документа

  
   Комментарий Сяо Жень:
   15 мая 2170 г. второй секретарь комитета ХПСС Ур-Ильского уезда (он же прогрессор Гурон) опять решил провести выходной на страстно любимой рыбалке. Он оформил разрешение на пользование служебным автомобилем и утром выехал из Ур-Иля.
   В тот же день делопроизводитель губернского института усовершенствования учителей (он же прогрессор Чёрная Пешка) собрался на еженедельную ярмарку, чтобы купить рубашку и ботинки, а также запастись продуктами на будни. Об этом он сказал соседу по комнате, вздыхая, пересчитал немногие лугли в тощем кошельке и вышел из общежития.
   На третьей версте пригородного тракта машина секретаря остановилась, очевидно, ему понадобилось пройти до лесопосадки. Оттуда он вернулся вместе с поджидавшим его там делопроизводителем. Они сели в автомобиль и, не проронив ни слова, доехали до реки.
  

Саракш, Хонти.

Просека в сосновом лесу в 35 верстах от города Ур-Иля,

4-й час, 11 дня месяца Фиалок, 9590 год от Озарения

  
   Всеслав лежал на молодой травке и наблюдал за тем, как Гурон, чертыхаясь, распутывает леску:
   -Помочь?
   -Машшарахша! -рыкнул хонтийский партийный чиновник, - Лучше не лезь под руку. Пр-роклятые удочки!
   В конце концов, удилища нависли над водой, а Гурон со злобным урчанием уселся на перевернутое ведро рядом.
   -Вообще терпеть не могу рыбы. - проворчал он, - Зато окрестная кошачья общественность меня боготворит. Сегодня вечером опять будут ждать у крыльца. Всё им скармливаю .
   Всеслав хмыкнул.
   -Ну, кошки - кошками, однако, вернемся к делам. -сказал Гурон, -Времени у нас осталось - совсем ничего. Ходуля уже появился в городе, заходил к гадалке. Вскоре она пригласила меня в салон и устроила с ним встречу. Проводник предложил план перехода, который, как я понимаю, является для них стандартным и отлаженным чуть ли не до автоматизма. Ходуля доводит нас до приграничной полосы, там мы укрываемся в каких-то развалинах. В назначенный день и час прибывает имперская субмарина. Проводник передает нас с рук на руки островитянам и...
   Я выслушал и предложил поправку к плану. Тащиться с Ходулей к побережью через всю Хонти, как ты понимаешь, нам нет никакого смысла. Поэтому я сообщил гадалке, что могу оформить для себя служебную командировку, а тебя взять в качестве сопровождающего. Доедем на поезде до самой закрытой зоны, там встретимся с проводником, который будет поджидать в условленном месте. Остаток пути до моря проделаем вместе, а дальше все пойдет по их схеме. Они согласились с большим удовольствием. В тот же вечер Ходуля отправился на запад. Полагаю, что он уже там, где надо.
   Командировочные документы я выправил по всем правилам, но, разумеется, ни в каких поездах мы разъезжать не станем. Тем более, что у тебя от саракшианских железных дорог, вероятно, не лучшие воспоминания... Знаешь пустырь за мясокомбинатом?
   -Да.
   -Завтра ровно в полночь там опустится глайдер с базы "Саракш-2". На нем за час-полтора долетим до... Вот, посмотри по сканнер-карте... До этого перегона. Там должен ждать Ходуля. Потом - сюда пешком по диагонали, вот тут развязка, это - кладбище военной техники... Запомнил?
   Черная Пешка медленно кивнул. Гурон щелкнул зажигалкой под уголком карты, подождал, пока бумага разгорится, бросил ее на уложенную под ветками бересту. Костерок затрещал, синие струйки потянулись вверх.
   -Волнуешься?
   -Не могу понять. - ответил Всеслав, - Наверное, да. Но, вероятно, следовало бы переживать как-то по-другому... Сильнее, что ли... Не знаю... А ты, гляжу, совершенно спокоен.
   -Надоело. - неожиданно объявил Гурон, - Тошно. И все крепнет ощущение, что вся возня с проникновением в Империю никому по большому счету не нужна. Нашему руководству, имею в виду. Ты знаком с Сикорски?
   Всеслав сел по-турецки и внимательно посмотрел на Гурона сквозь дымок. Такого разговора он не ожидал:
   -Разумеется, о приятельстве речь не идет, но несколько раз виделись. Давно.
   -Можно ли считать, что Рудольф все годы после отъезда с Саракша в прежней мере интересуется делами на планете? Ашкара[4]...
   -Н-нет... Пожалуй, совершенно равнодушен. - признал Всеслав.
   -Можешь ли сказать, что КОМКОНу-2 в целом нужны какие-то акции на Саракше вообще и в Островной империи, в частности?
   -Думаю, наоборот, секция "Саракш" будет сокращаться, если вообще сохранится. Правда, Геннадий Юрьевич Комов, по слухам, намерен расширять программу исследования голованов. Но это проходит не по нашему ведомству, а по КОМКОНу-1...
   -Ах, вот даже как! Голованов? Сам Комов? Расширять? - недобро поразился Гурон. - Не знал. Надо запомнить...
   -Но, похоже, кроме собачьих изысканий ничего не предвидится.
   -Они не собаки. - поправил Гурон, -Значит, насколько я понял, Саракш нашим командирам прискучил? Прогулка Каммерера еще двенадцать лет назад внесла окончательную ясность, а? Тогда зачем же сейчас огород городить с операцией "Штаб" и выпихивать нас на Архипелаги?
   -Давай раз и навсегда определимся, - предложил Всеслав, - меня никто не "выпихивал". Можно сказать, это я вынудил себя "выпихнуть".
   -Да ну? - поразился Гурон, -Чего только во Вселенной не бывает... Но это все равно не снимает вопроса: нужна ли операция "Штаб"? Если необходима, то для чего? Кому? Двигают нас, Пешка, словно... хм... словно пешек, с клетки на клетку, а смысла партии не видно. Нет, пешка не намерена философствовать о смыслах и тайнах высоких материй, просто объясните ей, пешке, что будет, когда она дойдет до конца и сверху прозвучит слово "мат". Добились успеха? Хорошо, отлично, великолепно! В чем он, этот успех?
   -Боюсь, что обратился не по адресу. -флегматично ответил Всеслав, - Это тебе к самому Экселенцу на прием надо. А мною движут сугубо эгоистичные побуждения - хочу быть здесь.
   -Бог в помощь. А что касается аудиенции у Сикорски - следует, сле-дует поразмышлять.
   -"Должностная эти-ка КОМКОНа-2 действительно является подмножеством базовой этики социума - но подмножеством, в котором отсутствует, по крайней мере, одно положение - "я живу в обществе и должен руководствоваться всеми его этическими нормами". Оно заменено положением "я помогаю обществу жить нормальной жизнью, и ради этого могу пренебречь некоторыми его этическими нормами". Повторяю - это не этика социума, это этика в значительной степени внесоциальная в той - же степени, в какой внесоциальны контролирующие социум организации, то есть тот же КОМКОН-2"[5] . - задумчиво процитировал Лунин.
   -Понимаю, что ты хочешь сказать. Но принять не могу...
   -Не мое. - отрицательно покачал головой Всеслав. -Из статьи Исаака Бромберга, сборник "Red Peace and Global Truth", не то прошлого, не то позапрошлого года издания.
   -B БВИ?
   -Нет. Печатное издание.
   -Кстати о БВИ. Слушай, Пешка, ты никогда не задумывался, насколько реальна возможность ввода в БВИ заведомо ложной информации... Есть же в Большом Всепланетном Информатории система разных уровней допуска. Это вот - для избранных, это - для прочих, но всю картинку, наверное, не получает никто. Не зря ведь, по слухам, в архиве Странника лежат древние... ммм, как их... заккуpапии... - Гурон сморщился, пощелкал пальцами, вспоминая перевод хонтийского слова, -А, вспомнил, ну, папки же для бумаг! А сам он с музейным портфелем таскается - заккуpапия и портфель, они, того, понадежнее будут, чем электронная память БВИ: в той подправят и не узнаешь, как оно там на самом деле...
   -Пожалуй... - озадаченно ответил Лунин. - А что это вдруг тебя озаботило?
   -Не "вдруг". И не только это. Ладно, замнем проблему, все равно ни до чего доброго не договоримся. Есть хочешь?
   -С моими доходами бедного писаря - и не хотеть! - фыркнул Всеслав, - это у вас, партийных бюрократов разносолы на столах.
   -Бутерброды на заднем сиденье. Все - твои. Делюсь с трудящейся интеллигенцией. Лопай, не стесняясь, к завтрашней полуночи ты должен быть энергичен и силен.
  

Саракш, Хонти.

Пустырь на окраине Ур-Иля, борт глайдера "Лич"

00 часов, 13 дня месяца Фиалок, 9590 год от Озарения

  
   Лунин стоял с рюкзаком за спиной на разбитой бетонной плите и слушал, как опускается глайдер. За полгода глаза уже привыкли к непроглядности саракшианских ночей, но все равно было очень неприятно напрягать зрение, чтобы различить силуэт "Лича". Поэтому Всеслав даже не открывал глаз. На слух ему казалось, что глайдер садится чересчур неспешно, и он старался представить себе, как это происходило бы днем. Получалось очень неплохо. Тогда он безуспешно попытался вообразить, как "Лич" снижается на Земле. Шипение стало громче, глайдер развернулся бортом к пустырю, осел сразу сажени на две и замер на вершине мусорного холма. Двигатель стих, Гурон и Пешка стали вскарабкиваться вверх по склону. Дверца глайдера скользнула под крышу, в кабине загорелся свет.
   -Выключить! - мгновенно скомандовал Гурон и панель испуганно погасла.
   Прогрессоры устроились на задних креслах, кабина закрылась, глайдер выдвинул стреловидные крылья. Внезапно машина стремительно подскочила и понеслась круто вверх, так, что у Всеслава подкатил к горлу кислый жесткий комок, а тело стало тяжелым и недвижным.
   -Что за дела?! - возмутился он.
   -Очевидно, датчики засекли чье-то приближение, - с трудом пояснил Гурон, - вот и ускоряемся.
   -Ничего себе, ускореньице!
   "Лич" выровнялся, бесшумно устремился вперед. Засветились экраны панорамного обзора. На западе было совершенно темно, а на востоке проступила россыпь огоньков. Они вспыхивали вразброс, хаотично, но постепенно сливались в линии - улицы Ур-Иля. Город скрывался в чернильном мраке, огни уже не пробивались сквозь тьму. Вокруг пребывало чугунное небо. Без конца и края, без низа и верха, густо-серое, фосфоресцирующее. Потом началась сизо-фиолетовая стратосфера. А машина все летела вверх и вверх. Только когда смутный клубок света вверху начал напоминать диск Тристара, когда прямо по курсу робко блеснула первая звезда, глайдер прекратил маневры и понесся на запад. В это время окружающая мгла выпустила из себя оранжевую полную луну. Тристар казался таким близким, добродушным и солидным, так ясно вырисовывались все его "океаны" и "материки", что смотреть на саракшианскую луну казалось сущим наслаждением.
   Все было так иллюзорно и так необычно и в то же время безмятежно-спокойно, что уже не верилось, что глайдер стремительно несется, а не стоит на месте, что внизу лежит Саракш, и невообразимо далеко есть еще Земля, и что на обеих планетах есть города, леса, реки... Всеслав наслаждался комфортом, покоем и тишиной. Он невообразимо утомился за последние суматошные дни.
   -Соскучился по солнцу и луне. -внезапно сказал Гурон. - По звездам - тоже. Скоро забуду, как они выглядят.
   -А на Гиганде, на Надежде, что - солнца и звезд не видел?
   -Ты не понимаешь. Там - все чужое, не наше...
   Некоторое время они молчали.
   -Даже если все пройдет благополучно, - вновь заговорил Гурон, - мы окажемся без связи. Причем неизвестно, на какое время.
   "Да,- подумал Лунин,- без связи". Насколько все-таки проще было разведчикам, работавшим с доиндустриальными цивилизациями. Для них искусные мастера КОМКОНа-2 монтировали передатчики и приемники в браслеты и медальоны, диадемы и эфесы мечей. Хоть весь увешивайся, словно новогодняя елка игрушками. На Саракше же контрразведки аборигенов в два счета обнаружили бы любое устройство. Более того, медосмотр, произведенный саракшианскими врачами, при помощи зауряднейшей рентгеноскопии тут же выявил бы имплантат в теле обследуемого. Поэтому никаких (!) средств связи для Гурона и Пешки не предусматривалось. Орбитальным средствам инфракрасного сканирования сверхвысокой точности, сосредоточенным, прежде всего, на станции "Саракш-1", предстояло постоянно держать в поле зрения все острова и ожидать, спустя месяц после перемещения прогрессоров на Архипелаги, условленного визуального знака, означающего успех внедрения и готовность в данном районе принять связного. Для Пешки это был большой костер в форме пятилучевой звезды. Гурону же предстояло просигналить зажжением символа в виде квадрата, перечеркнутого диагоналями. Идея принадлежала Всеславу: "При всем хитроумии служб имперской госбезопасности им и в голову не придет, что НАВЕРХУ имеется нечто такое, чему можно сигнализировать, притом столь примитивным способом!"
   -А вот что будет, - неожиданно сказал Гурон, - если мы сейчас отключим автопилот, развернем глайдер, возьмем курс на северный полюс, долетим до "Саракша-2" и откажемся участвовать в операции "Штаб"?
   -Что случилось? - изумился Лунин.
   -Пока - ничего... -буркнул Гурон. - Капитана на рее не повесим и Веселого Роджера на мачте не поднимем. Мне чисто теоретически любопытно представить, как на это среагировало бы руководство.
   -Восприняло бы отказ с удивлением, пониманием и сочувствием, вернуло бы нас на Землю...
   -Полагаешь?
   -А какие могут быть варианты? - Всеслав подумал, пожал плечами, - Ну, может быть, перед тем подержало бы на Пандоре, напустило бы врачей с психологами. Осторожно и бережно выяснило причины срыва операции, в любом случае сочло бы их уважительными... Что еще? Не знаю...
   -Ну-ну...
   Разговор прервался и в течение всего полета больше не возобновлялся. Через полтора часа свист двигателей стал шепелявым, глайдер перешел на высотное барражирование над местом предполагаемой посадки. Бортовой вычислитель глайдера связался с "Саракшем-1" и запросил последнюю по времени информацию. На экране появилась карта, на которой присутствие людей в обследованном районе должно было обозначаться оранжевым цветом. Ни одна рыжая точка на карте не мерцала. Гурон удовлетворенно кивнул. Машина по спирали с сужающимися витками пошла на посадку. Окна вновь заволокло черно-серой пеленой. Нос глайдера чуть приподнялся, из днища выдвинулись опорные полозья и беззвучно ткнулись в песок.
   -Полiт закiнчено. -сообщил вычислитель. -Якi накази? [6]
   Помедлив несколько секунд, Гурон сказал:
   -После высадки пассажиров - автоматическое возвращение на базу. Режим - полная радионевидимость.
   -Гаразд.
  

Саракш, Хонти.

Пограничная зона

03 часа, 14 дня месяца Фиалок, 9590 год от Озарения

  
   Всеслав настраивал себя на двухчасовой сон, но с неудовольствием отметил, что проснулся раньше. Гурон, впрочем, не спал вообще. Он сидел, прислонившись к кирпичной стене и задумчиво вертел в руках маленький компас.
   Когда-то это было двуэтажное строение. Не жилой дом, а, скорее, какое-то служебное помещение. От него сохранились лишь бревенчатые стены и фрагменты крыши. Через гребенку обрушенных балок начинало по-утреннему сереть небо. Вдоль стен росли пучки слабоядовитых малиновых грибов. На гнилых досках пола, сохранившихся местами, чернели смердящие кучки.
   -Провоняем тут. - равнодушно сказал Всеслав. - Такое чувство, что в эти развалины сбегается гадить все Хонти. Что, не нашлось лучшего места, чтобы провести остаток ночи?
   -Не я выбирал. Здесь мы должны встретиться с Ходулей.
   -Ах, так это проводник развлекается? Ну, тогда ладно, потерпим, Должен же и он получить интеллектуальное и эмоциональное наслаждения от осознания того, что его подопечные сидят в смраде.
   -Кстати, он уже давно наслаждается. -заметил Гурон. -Сидит вон в том в кустарнике и размышляет, здесь ли мы.
   -С чего ты взял?
   -Около сорока минут назад в темноте что-то пошевелилось. На зверя не похоже. Потом, как начало светать, в нашу сторону поблескивали стеклышки бинокля. Дадим ему знак, пусть подходит.
   Не вставая, Гурон поднял сломанную доску и потыкал в пласт штукатурки, висящий на куске электропроводки. Тот мерно закачался в оконном проеме.
   -А вдруг это не Ходуля? Вдруг пограничники?
   -Он.- спокойно ответил Гурон и Лунин в который раз с уважением подумал, что бывший малёк Левушка-Ревушка очень изменился, став прогрессором высшей пробы.
   В дверном проеме бесшумно материализовался широкоплечий крепыш в видавшей виды рыжей кожаной куртке и старой кепке. Через плечо переброшен бурый вещмешок, в руке поблескивает автоматический пистолет. Грубое темное лицо с большим давно небритым квадратным подбородком, маленькими серыми глазками, смотрящими пристально и вместе с тем совершенно безразлично, словно на бродячего пса, влезшего куда не положено.
   -Доброе утро, Ходуля. -сказал Гурон.
   Глазки проводника прищурились.
   -Доехали поездом, значится? - прогудел он, -Не передумали дальше?
   -Здравствуйте, Ходуля. - жизнерадостно улыбнулся Лунин. Проводник перевел взгляд на него:
   -А, тот, второй, значится...
   -Ага, ага! - дурашливо закивал Всеслав, -Значится, я. Как хорошо, что мы такие пунктуальные! Присаживайтесь: посидим, подышим. Ароматно тут и, опять же, славное утро. Правда ведь?
   На кирпичном лице проводника не обозначилось ни одной эмоции.
   -Впереди - никого, - сказал он. - Можно от перегона до кладбища. Делать, что скажу, а если не так, жаловаться некому. Тут вам не там, тут вас рассуждать не будут.
   Всеслав с благоговением выслушал тираду и тайком показал зевающему Гурону поднятый вверх большой палец.
   Ходуля вышел из развалин, огляделся по сторонам и направился к лесопосадке.
   Прогрессоры подхватили рюкзаки и последовали за ним.
   За весеннюю ночь лесопосадка основательно отсырела, и скоро всем стало холодно. Особенно досаждала молодая травка, покрытая мелкой серебряной росой. Всеслав был в армейских сапогах, а вот сквозь шнуровку Гуроновых ботинок холодная сырость лезла совершенно беспрепятственно. Под ногами хлюпало, но уже не досаждали ни комары, ни мелкий гнус. Лесополоса осталась позади. Потом они пошли гуськом по сгнившим шпалам железнодорожной насыпи, с которой были содраны рельсы. Всеслав шел вторым и смотрел, как высыхают на кожаной куртке Ходули капельки сизого тумана. Проводник двигался легко, будто не было томительной ночи и беспокойного пережидания пограничных патрулей. Он был великолепно натасканным механизмом для выполнения своего нелегального дела, но было бы бессмысленно ожидать от него чего- либо другого, еще более нелепо, чем требовать от киберуборщика чтения Шекспира вслух. Ходуля механически посматривал по сторонам, но, судя по нему, все было вроде бы спокойно.
   Плотный туман сворачивался, словно кислое молоко в кипятке и скатывался по обе стороны насыпи. Но он не собирался так просто сдаваться и кое-где налезал на рельсы густыми струями, так что там приходилось идти по колено в неспешно шевелящейся мути. Пахло мокрой травой, гнилыми шпалами и дегтем, грибами, ржавчиной. Внизу мало что было видно, кроме тумана, но Лунин догадывался, что налево и направо тянется обычная для этих мест слабовсхолмленная равнина с галечными россыпями, и мелкими оврагами. А слева за равниной во мгле должны прятаться невысокие обрывистые сопки.
   Чуть дальше насыпь приметно шла вниз и полностью скрывалась в тумане. Они вошли в белые струи по пояс, потом с головой. И там, в мути, что-то было. Крупное. Недвижное. Не опасное. Действительно, Ходуля постучал подобранной палкой по чему-то металлическому, обошел его слева и вновь вернулся на дорожку из гнилых шпал. Перед Луниным сквозь белесую пелену проступил ряд пустых окон в остове ржавого автобуса. На проржавевшем боку смутно выделялась облупленная трехцветная эмблема хонтийских служб быта.
   Светало. Туман усердно оседал росой и исчезал. На насыпи его не стало совсем, а по краям сизая непроглядность истончалась, проявлялись округлые зеленые вершины холмов. Между холмами местами уже можно был пеструю поверхность болотец, окаймленных низеньким хилым камышом. На горизонте, за холмами, показались зализанные вершины гор, и небо над ними было по саракшианским меркам "ясное" - ярко-серое с перламутровым отливом.
   Ходуля резко изменил направление, свернув направо к унылому пространству, засыпанному кремневой щебенкой.
   -Вперед, - негромко хрипнул он и, не дожидаясь, пока Пешка и Гурон догонят его, сбежал с насыпи. Теперь они шли параллельно ей. С каждым шагом трава под ногами становилась гуще и ниже, так что через четверть часа тройка шагала уже по зеленому упругому ковру.
   -Тпру! - сказал Ходуля и сбросил вещмешок. - Короче, садитесь. Передышка всем. Можете курить.
   Всеслав полез в рюкзак, расстегнул пуговицы на кармане, добыл газетный сверток и старый термос.
   -Кто хочет хлеба с копченым салом?
   Ходуля дымил дешевой сигаретой и проигнорировал предложение. Гурон согласно кивнул, выбрал бутерброд и принялся жевать: -Вкусно.
   Всеслав протянул ему термосную крышку-стаканчик с горячим кофе.
  

Саракш, Хонти.

Пограничная зона

03 часа 30 минут, 15 дня месяца Фиалок, 9590 год от Озарения

  
   Ходуля: Не свезло с погодой им, двум этим. Дождь пошел. И вот чего непонятно-то: который помоложе и покрупней, говорит: "Сейчас дождь будет". Другой - старше и хилее - не верит: "Дождь?" Младший уточняет: "Через десять минут. Плюс-минус две". Ну, в натуре, и полило аккурат в назначенное время. Машшарахша, колдуны какие что ли, вроде моей хозяйки из Ур-Иля? Ну, ежели чародеи, тогда ясно, с чего она за их проводку цену назначила чуть не вдвое больше, чем за остальных платила. Только зря, по-моему, они в Империю-то наладились. Начнут их там вскрывать да смотреть, как внутри устроены и где их ведьмачества упрятаны. Да, впрочем, и пёс с ними, мне-то что, коли уплочено. Дело мое ходульное: туда-сюда...
   (Теплый весенний ливень. Гроза на Саракше с точки зрения землянина - странная. Из-за особенностей атмосферы гром не бухает и не грохочет, а басовито трещит и повизгивает. Молнии видны очень редко. Вода пропитала одежду, на обуви налипло по пуду грязищи. Дорог в приграничной зоне нет. Исчезли с началом набегов островитян. Есть расхлябанные колеи, заполненные то едкой пылью, то - как сейчас - жидкой грязью. Желтый камыш кругом. Вот в камыше открылось ровное овальное зеркало черной воды, посреди которого вонял ворох подозрительного тряпья. Опять камыш. Относительно сухой и чистый холмик с деревом посредине. Греющиеся ужи порскнули в воду. На холмике - разбитый миномет, завязший по самые ступицы.)
   Ходуля: Хы, остановились. Увидели, значится. Ну, висит на дереве голый жмурик со связанными руками. Ну, язык высунул. Ну, почернел. И чего? Бывает. Теперь реже, чем в гражданскую, однако бывает. Сказать им, что можно, мол, остановиться под деревом да перекусить? Шутка юмора. Ххы! Не, не остановились, мимо прошли. И пусть их, больно надо связываться. Младшему верзиле вон предложил вчера поразмяться малость, так тот сначала отнекивался-отнекивался, потом встал в боевую стойку, а дальше... дальше, машшарахша, ну, ничего не помню... Завертелось все перед глазами, искры посыпались, глядь - мордой в подорожнике валяюсь, млею. А с виду-то он вроде нескладный. Ну их...
   (Дождь прекратился. Скользкая тропинка вела вверх по склону, петляя меж кустов и деревьев. Впереди маячила черепичная крыша башнеобразной постройки. Последним испытанием оказались высокие, почти в рост человека, папоротники. Очевидно, они приняли на себя все мыслимые небесные осадки и с величайшим усилием сохраняли воду на резных листьях, чтобы дождаться путников и прицельно облить их. Каждую успешно попавшую за шиворот струйку Лунин встречал изысканным сквернословием на блатном жаргоне базового языка.)
   Ходуля: Ага, хижина сбоку. Известная донельзя. Сколько раз проходил - все удивляюсь, откуда такое. Дом круглый, стены - плетень, окошек нету. А у входа чего не понашвыряно - черепки, железки ржавые, гнилые деревянные лопаты и колья. Все травой заросло. Крыша когда-то соломенной была, потом истлела, ветром туда семян травяных нашвыряло, проросли. Так что вместо крыши - зеленая дерновая шапка. Внутрь я ни разу не заглядывал и не хочу. Даже если кто скажет, что там сокровища самого князя Гур-Шуша зарыты. Ну, все, за поворотом - ограда будет, дошли, значится.
   (На возвышенности стояла старинная постройка. Лет шестьсот назад здесь основали нечто среднее между монастырем и маяком. На верхнем этаже высокой башни горел огонь, видный издалека как с моря, так и со стороны суши. Этажом ниже гудел большой колокол. Башню обступали спальни "отцов-путеуказателей", пекарни и кузницы, прочие хозяйственные сооружения. Двор обнесен каменной оградой и даже рвом. Строили тогда на века, даже сейчас все было в весьма приличном состоянии.)
   Ходуля: У младшего, который насчет подраться не промах, нюх точно собачий. Учуял он чего-то. Даже раньше меня. Остановился, руку молча задрал. Классный бы из него проводник вышел, конкретный. Ну и мне тоже почудилось, что кто-то тут побывал. Чего там и где - не могу скумекать, а вот скребет на душе и все тут. Постолбели у ворот малость да и вперлись с бережением. "Пахнет морем". -сказал тот, что помладше и поздоровше. Другой кивнул в согласии. А чего бы не пахнуть? Море - вон оно, влезь на ту дурилу каменную да глазей на здоровье в бинокль на воду. Сподручно так, все видно, как у дервиша пандейского на лысине. Ихняя лодка имперская всплывает, ракеты выбрасывает, я ракетами отвечаю, баранов своих вывожу на берег. Мне офицеры пароль, я им пароль. "Конвой сдан!" - "Конвой принят!" И шабаш, в натуре, разбежались, подальше от этих головорезов подводных...
  

Саракш, Хонти.

Пограничная зона. Обитель "отцов-путеуказателей".

04 часа 00 минут, 15 дня месяца Фиалок, 9590 год от Озарения

  
   Ходуля, Пешка и Гурон стояли посреди угрюмого вида комнаты в цоколе маяка-колокольни.
   -Ждать станем. - объявил проводник и ткнул грязным пальцем вверх. Прогрессоры посмотрели. В потолке светлело квадратное отверстие.
   -Высокохонько. - с уважением сказал Гурон.
   -И лестницы нет. - добавил Всеслав.
   -На кой? - спросил Ходуля. Он прощупал каменную стену, пересчитал, трижды, ошибаясь, камни в ряду. Подцепив один из них, вывернул из гнезда. В тайнике оказались топорик, котелок, какие-то свертки и бухта капронового каната с четырехлапой "кошкой". Проводник раскрутил и метнул "кошку". С третьей попытки железные зубья зацепились за края отверстия.
   Проводник с неожиданным проворством взвился по канату.
   -Ну там? - послышался его голос сверху.
   -Нас приглашают. - вздохнул Лунин.
   Гурон последовал примеру Ходули.
   -А теперь обвяжись вокруг пояса. - приказал он, глядя вниз.
   Всеслав был втянут, канат тут же убрали. На втором этаже можно было разместиться с относительным удобством: там имели место деревянные лежанки, камин, внушительная поленница березовых дров. Темная лестница без перил вела на третий уровень.
   -Надежно тут. - заверил Ходуля. -Никто сроду не забирался. Вниз спускаться никогда не будем. Только сразу хворосту быстро насобираем на растопку, и все... А одному постоянно на чердаке надо дежурить, море обсматривать. Бинокля есть?
   Гурон протянул проводнику кожаный футляр.
   -Во вещь!- поразился тот. - Ух, ты! Как на пароход садиться станете, задари, а? Там все равно не пригодится, а если надо будет, даже получше надыбаешь.
   -Подарю. -пообещал Гурон.
   -Ништяк! Дуйте за хворостом.
  

Саракш, Хонти.

Пограничная зона. Обитель "отцов-путеуказателей".

04 часа 20 минут, 15 дня месяца Фиалок, 9590 год от Озарения

  
  
  
   У двери поварской Всеслав понял, что его беспокоит. К морскому бризу тут примешивался запах. Солоноватый, тяжелый, неприятный. И исходил он именно отсюда. Оставив вязанку сухих веток у входа и щелкнув предохранителем "Зурука", Лунин осторожно сошел по известняковым ступеням.
   -Ты там? - спросил снаружи Гурон. -Эй, Пешка, слышишь?
   За спиной послышались шаги. Впервые за все время Гурону изменила безукоризненная реакция и он ткнулся в спину окаменевшего Лунина.
   На каменном полу поварской растеклась огромная багровая лужа. Над ней, привязанное за ноги к потолочному крюку свисало человеческое тело. Без клочка кожи.
  
  
   [1] БВИ. (GPI:\\H-3308-ParHist - GeoPol-111-Saraksh\GP\NHE\Archiv\11\p555)
   [2] Начинается новая жизнь (латинск.).
   [3] БВИ. Архив документации КОМКОНа-2 (GPI:\\СС2-Archiv files\volume0655\file8365\p111) Расшифрован.
   [4] В натуре (иврит, сленг).
   [5] Isaac Bromberg, You and Me, "Red Peace and Global Truth", v.2, Ottawa, 2169, p.66
   [6] Полет завершен. Каковы распоряжения?
  
  
   ХОД 16
  

Саракш, Лазурная дуга

Борт субмарины "Подруга", Островная империя

02 часа 70 минут, 4-го дня 1-ой недели Синего месяца, 9590 года от Озарения

  
   Это была настоящая жизнь.
   Пиявец соглашался с тем, что после каждого рейда "Подруге" необходимо заходить в Хайцайскую базу на осмотр и ремонт, а команде и "змеям" приходится проводить время на берегу. Он жил, конечно, по правилам Белого Пояса, подчинялся требованиям Устава. Он никак не возражал против увольнительных, когда в Хайцае с приятностью тратится честно заслуженное жалование. Но все же настоящим своим местом в мире считал не тот берег, на который вразвалку выходит после похода, а тот, на который приходится выпрыгивать с карабином наперевес. Он признавал, что кровать в четырехместной комнате казармы удобнее жесткой полки в тесном отсеке субмарины, но полка была милее.
   Как обычно перед рейдом парни бросили жребий. Пиявцу на этот раз выпала третья полка под самым потолком. Выше - только пучки разноцветных кабелей и ряды труб. Что ж, не судьба, в прошлый раз попалось хорошее место. Тут тебе нет того простора, каким отличаются современные атомные субмарины. Полки в спальных отсеках "Подруги", как впрочем, и на остальных старых "дизелках" - узкие, на них ни тебе поворочаться, ни свернуться калачиком. Не-ет, голубчик-морпех, дрыхни исключительно в уставном положении "Смирно!" - на спине, руки по швам, пятки вместе, носки врозь. На полках "Подруги" спят в три смены, перестилая серое постельное белье. Когда приходил черед Пиявца, он тормошил за плечо густо похрапывающего веснушчатого рядового морпеха, а его самого будил угрюмый старший матрос с багровым шрамом на затылке. Невзирая на все жесткость и узость лежака, Пиявец моментально забывался в привычно-тягостном, клейком сне, который прозрачными клешнями сжимал бока, давил на солнечное сплетение, хватал за горло.
   И кошмарами приходили виденья доармейских лет. Детство всплывало в сновиденьях чёрно-белыми старыми кинолентами с мелькающими на экране царапинами и шипящей озвучкой.
   Трое детей в родительской семье: он, старший брат и младшая сестра. Отец и мать работали на бумажной фабрике в городе Буг (Южный округ острова Цагудак, Желтый Пояс). Батька помер, когда Пиявцу было двенадцать. Сейчас даже не припомнить, как тот выглядел. Большие руки, невысокий, седой. Глаза вроде темными были... Или нет? Семейных фотографий Пиявец, как и другие "змеи" сроду не держал. Чего на них пялиться попусту? Мать подняла всех троих, работая за себя и за мужа. Старший брат после окончания гимназии получил желтый паспорт, пошел учеником на ту же фабрику. Друзья отца помогли освоить профессию. Мать, помнится, заплакала, когда он отдал ей первую зарплату, поцеловала и сказала: "Спасибо, сынок!" Сейчас старший женат, ребенок у него, девочка, кажется... Год племяннице... Или полтора все-таки? А, неважно ... Технологом братан стал, зарабатывает неплохо, уважают его. Мать живет при нём, так что вроде все благополучно. Сеструха с черным паспортом уехала куда-то там поступать и, должно быть, сейчас учится в институте. Может, уже и замужем.
   А он стал Пиявцем еще в пятом классе в компании таких же, как сам. Тогда стало совершенно очевидно, что белые квадратики в его личном деле заполнят все оставшиеся ячейки на листах определения биосоциальной принадлежности. Мать, правда, надеялась, что он будет хорошо учиться и поступит в офицерское училище Белого Пояса. Но Пиявец наотрез отказывался сдавать гимназические экзамены и, с трудом набрав 26 баллов из 135 возможных, попросил направить его рядовым в морскую пехоту.
   Сны... Хотелось вынырнуть из них, обрушиться в проход направо, сесть там на резиновый коврик и шумно вдохнуть полной грудью. Но не получалось. Забытьё не давало свободы, мерзостно всасывая и медленно заглатывая Пиявца.
   Казармы из красного кирпича. Пирамидальные тополя, плющ на стенах, казенные клумбы с густым папоротником. Неровные ряды стриженых наголо юных оболтусов гражданского вида. Они неумело стоят навытяжку, носками ботинок на красной линии, идеально ровно проведенной на бетонном плацу. Это Белый Пояс, остров Ходзё, Цуки-ко - лагерь первичной трёхмесячной подготовки будущих рядовых морской пехоты Островной империи. Выглядит он стерильно чистым, безукоризненно симметричным и... безжиэненным, несмотря на многолюдство.
   Когда отряд стриженой наголо молодежи привели в казарму и построили, улыбающийся боцман раздал каждому по порции мороженого: "Ешьте, сынки!" Обалдевшие новички проглотили пломбир и глаза боцмана мгновенно изменились, зрачки превратились в пулеметные дула в прищуренных амбразурах. Широкая открытая улыбка исчезла, он уперся в бока пудовыми кулачищами, обвел пристальным взглядом строй и негромко, внятно сказал:
   -Это было последнее угощение в вашей дерьмовой соплячьей жизни, с которой вы сейчас простились. Вы сами захотели стать настоящими десантниками и я вам открою двери в морскую пехоту! Добро пожаловать во владения боцмана Акулы. Можете меня так называть за глаза, но обращаться только по уставу: "Брат боцман". А еще я - "океанский змей" и у меня ранг старшего вожака стаи. Но так говорить мне вы сможете только если сами станете "змеями". Всё ли ясно, сосунки?
   -Да... Ага... Ясно...
   -Что, девочки?
   -Так точно, брат боцман...
   -Не слышно, девицы. Это не ответ морпехов!
   -Так точно, брат боцман!!
   -Гм... Ну, уже на что-то похоже, хотя... Запомните, с первого раза, гниды, потому что дважды не повторяю: в моем учебном экипаже нарушителей не бывает. Просто-напросто никто не успевает нарушить Устав или мой приказ. Никто из моего учебного экипажа ни разу не попадал на Остров Правосудия. Кладбище ближе, подонки! Но дезертировать туда я вам не дам, клянусь потрохами адмиралиссимуса Зохака! Я мужик железный, и вам это очень не понравится.
   Боцман ухмылльнулся и впрямь стал похожим на акулу: -Если вы, доченьки, выдержите курс начальной подготовки до конца, то распределитесь с моего острова по экипажам как будущие морские пехотинцы великого Белого Флота, как грозные "океанские змеи". Но пока до этого далеко. Что с того, что у вас белые паспорта? Можете засунуть их друг другу в задницы. Вам, щенкам, будет не до хиханек и хаханек. От упражнений житья не будет, да и гаркать Акуле "Так точно, брат боцман!" - тоже радости мало.
   Пиявец оказался способным учеником, хотя физически слабоватым. Боцман щедро награждал его затрещинами во время кроссов, пинками при подтягивании на турнике. Сыпал нарядами на работы за неуспеваемость на уроках политподготовки. Зато не сделал ни одного замечания на стрельбах или отработке на рабах приемов рукопашного боя. А однажды Пиявец даже заслужил одобрение.
   Однажды, прохаживаясь вдоль строя, боцман говорил:
   -Я знаю, что вы меня ненавидите. И это правильно. Но чем сильнее будете меня ненавидеть, тем большему научитесь. Вы мечтаете меня прикончить. И это тоже правильно. Вот ты, например, мечтаешь?
   И он ткнул кулаком в живот Пиявца. Тот мгновенно напряг мышцы, выдержал тычок и громко, по-уставному, выкрикнул:
   -Никак нет, брат боцман!
   -Врешь, вице-матрос! Ты не можешь не мечтать об этом! Хочешь меня прикончить?
   -Нет, брат боцман!
   -Тогда объясни, отчего!
   -Нельзя. Если я прикончу вас, брат боцман, вы не обучите меня всему, что знаете. Я не стану "змеем" и боцманом, как вы.
   -Ах, вот чего ты желаешь, вице-матрос? -изумился Акула. - Похвально. И что дальше?
   -Тогда я вызову вас на дуэль. Прикончу вас по всем правилам, брат боцман!
   -Хм... что ж, из этого яйца, пожалуй, может вылупиться "змей". Ну-ну... Но надо еще поработать над тобой. Экипаж! Упор лежа - принять! Рухнули! Отжаться! Раз-два! Раз-два! Резче! Раз-два!
   Боцман прешагивал через дергающиеся тела, давил ногами пальцы, пинал по ребрам тяжёлым ботинком.
   -Глубинный бог! Что вы все стонете, словно профессиональные шлюхи?
   "Почему стонете"... Гад... Больно, вот почему! Все мышцы трясутся.
   -Встать!
   Огромный кулак боцмана с силой ткнул в солнечное сплетение Пиявца. Тот не успел привычно напрячься и оцепенел от боли.
   -Почему не уставная стойка? Смир-но!
  

Саракш, Лазурная дуга

Борт субмарины "Подруга", Островная империя

03 часа, 4-го дня 1-ой недели Синего месяца, 9590 года от Озарения

  
   Пиявец проснулся от хлопка по плечу жёсткой ладони старшего матроса. Он привычным движением соскочил с полки, сгрёб простыню, сложил её в снятую наволочку и аккуратно уложил под матрац. Сменщик постелил своё бельё, разделся, улёгся и мгновенно уснул. На верхней полке было жарко и Пиявец страшно потел. Синие сатиновые трусы до колен и тельняшка в бело-красную клетку промокали насквозь. Однако врывавшийся в вентиляционные окошки тугой поток горячего, пахнущего сталью и машинным маслом, воздуха тут же высушивал их. Естественно, белье покрывалось солевыми струпьями, крошилось, как кукурузные чипсы, кололо тело, натирало кожу. Доводилось стирать его чуть ли не ежеутренне, по каковой причине белье стремительно ветшало и превращалось в живописные лохмотья. Выданный интендантом набор трусов и тельняшек истощался с подлой стремительностью. Пиявец тоскливо поскрёб макушку, просчитывая, когда закончится резерв, вместе с предусмотрительно купленным перед походом в военторге дополнительным неприкосновенным запасом. Он зевнул. Сон не хотел уходить, вязко перетекая в непрошеные воспоминания.
   ...В одной с ним секции казармы жили Болт, Хрюк и Клешнявый. Прежде на месте Клешнявого обитал Цепень. Но отношения с ним не заладились. Цепень шагал в строю позади Пиявца и все целил поддать тому носком сапога в голень. "Нечаянно" закрывал мыльницу Пиявца, так что мокрое мыло закисало. Постоянно отпускал дурацкие шуточки, сочинял глупые анекдоты и байки про Пиявца. Сразу бы следовало поставить гада на место, но Пиявец ничуть не хотел попасть под жернова за неуставные отношения по месту прохождения службы. Но как-то им устроили учение со стрельбами на бегу в лабиринте подземных бункеров. Пиявец стрелял по мишеням одиночными, как положено. Цепень садил короткими очередями. В конце учения у Цепня не оставалось ни одного патрона, а в карабине Пиявца сидела целая дюжина. Он, оглянулся, убедился, что никого рядом нет, не глядя, влепил все пули в бетон у самых ног побледневшего Цепня, так что цементная пыль осела на его сапоги, плюнул на щербленный пол и сказал:
   -Не уймешься, гнида, так и знай: следующая обойма будет в твоей черепушке! Несчастный случай, бывает всякое...
   Цепень, кажется, понял и сделал выводы. После очередного вывода на стрельбище и пересчета оставшихся в оружейной комнате боеприпасов дежурный вице-матрос недосчитался двух обойм. Акула поставил всех на уши и заставил искать. Пиявцу потребовалось зайти в туалет. Облегченно сопя по окончании процесса, он застегивал бушлат и вдруг в кармане что-то звякнуло. Он тут же вспомнил поганую ухмылку Цепня и догадался - что. Был случай, когда боцман нашел в кармане какого-то вице-матроса один(!) случайно забытый(!!) холостой(!!!) патрон... Акула заставил бедолагу выкопать маленькой сапёрной лопатой в каменистом грунте полигона могилу в десять футов длиной и на десять же футов в глубину. Всему экипажу пришлось торчать в строю навытяжку на этих "похоронах" холостого патрона. А тут пара полных обойм боевых! Гацу ба-дацу! Цай-ду э бай-ду, захагу би дзимгэ!![1] Обшарят карманы, найдут "украденные" боеприпасы - трибунал. Если повезет, сгноят на гауптвахте, не пофартит - на горизонте маячит Остров Правосудия. И тут Пиявца осенило. Он выскользнул из туалета и за углом, пока не видел вахтенный, ударил обмотанным суконным шлемом кулаком по электрической пробке. Казарма погрузилась в темноту. Посыпались ядреные ругательства. Пиявец знал путь в свою комнату на ощупь. Тумбочку Цепня нашел сразу. Когда загорелся свет, Пиявец, жмурясь, стоял в гимнастическом углу как ни в чем ни бывало. Экипаж построили, тщательно обыскали. Личный досмотр не дал ничего. Пиявец перехватил недоуменный взор Цепня и нежно улыбнулся в ответ. Десятью минутами позже дежурный вице-матрос обнаружил боеприпасы в цепневых вещах среди сигарет. Что было с этим балбесом после его отправки в штрафную роту - неизвестно, да особо говоря, никто и не любопытствовал. Не только каждому - свое, но и каждый сам за себя, вот так то.
  

Саракш, Лазурная дуга

Борт субмарины "Подруга", Островная империя

03 часа 05 минут, 4-го дня 1-ой недели Синего месяца, 9590 года от Озарения

  
   После побудки зевающие морпехи и вахта набились в тесную душевую. Там хлещущие отовсюду ледяные крепкие струи забортной воды в один миг смыли сонливость. Потом вместо них брызнули тонюсенькие струйки горячей опреснённой воды. О, тут требовался колоссальный навык и ловкость! Ночные грязь и пот остались в неприкосновенности под мерзкой холодной солёной пленкой. Двадцать секунд на то, чтобы изощриться и как-то всё смыть. Полдела - поспешно намылиться во всех местах куском дегтярного мыла. Это всякий дурак сможет. А вот ты избавься-ка от хлопьев пены, больше похожих по виду и смраду на гнилых медуз! Впрочем, у Пиявца это получалось очень неплохо, зато голые новобранцы выскакивали из душевой в сизых потеках и перламутровых пятнах, чешась и ругаясь, чем вызывали смачное ржание опытных членов экипажа. Однако, постепенно опыт приходил и к "килькам", тогда утреннее мытьё личного состава превращалась в скучнейшую процедуру. Кто-то тщился позабавиться, подбрасывая обмылки в душевую, чтобы какой-нибудь бедолага поскользнулся и свалился в лужу. Но ничего такого не происходило: не то мыло каптёрщик взял не скользкое, не то просто не везло.
   Что сегодня с утра все лезут и лезут в голову какие-то дурацкие воспоминания... Болт вот, кажется снился... мало его наяву... или не он?
   ...Через неделю службы в Цуки-ко Болт начал едва заметно улыбаться с прищуром глаз. По-акульи показывая зубы. Первым из всех. Боцман Акула безжалостно отпускал по морде, по заднице, по любой части тела, чтобы не причинить увечий, но оставить на добрую память ноющие сине-зелёные пятна.
   Боцман поставил Болта навытяжку:
   -Веруешь ли ты в Человека, Который Стал Мировым Светом?
   -Никак нет, брат боцман!
   Тычок в солнечное сплетение.
   -Почеу? - вопросил Акула, и подкрепил вопрос затрещиной. -Ты ведь ошибся, вице-матрос, ты втихаря веруешь в Человека, Который Стал Мировым Светом. Ну? Отвечать!
   -Никак нет, брат боцман!
   -Что за кваканье, вице-матрос?
   -Никак нет, не верую, брат боцман!!
   И у Болта впервые вздрогнули уголки губ.
   Зверская массивная морда Акулы покраснела: -Кто мой заместитель?
   -Тот, кого укажете, брат боцман!
   -Ты!
   -Слушаюсь, брат боцман!
   Болт замер по стойке "смирно". Боцман вытер платком потную лысину и тяжело вздохнул:
   -Образцовый ответ. Никому не хочется командовать, щенок, но кто-то это делать должен. У тебя начинают становиться на место мозги. Вот я тебя и назначаю. Каждый десантник становится, когда нужно, командиром, даже если он - рядовой матрос. Иди, командуй "отбой", а я посмотрю.
   И Болт командовал под присмотром Акулы. Но это не означало, что он получал поблажки. Боцман прописывал вице-матросу Болту дополнительные отжимания, гусиный шаг и ползание, орал на него громче, чем на остальных. Но про остальных тем временем тоже, кстати, не забывал.
   Как-то Акула проводил учения "стенка на стенку". Он поделил учебный экипаж на две равных части и раздал патроны, в которых вместо пуль были ампулы с краской.
   -Двигаетесь навстречу друг другу с противоположных сторон полигона. Задача - уничтожить врага. Полностью "истреблённый" отряд всю неделю по вечерам будет драить до блеска полковые сортиры. Разумеется, настоящие морские пехотинцы - трудолюбивые ребята, но отхожих мест не чистят. Это дело рабов. Однако вам пока далеко до настоящих десантников. Вы всего лишь вице-матросы, девочки!
   После учений плотоядно улыбающийся боцман подсчитывал голубые кляксы на комбинезонах: -Ранен. Убит. Убит. Убит. Трижды убит, крысёныш. Ранен.
   Дойдя до Пиявца остановился: -Кру-гом! Где краска? Ты у нас химик? Умудрился стереть?
   -Никак нет, брат боцман!
   -За товарищей прятался?
   -Никак нет, брат боцман!
   -Тогда в чём дело?
   -Перемещался по-пластунски, стрелял из "положения лёжа", как вы учили, брат боцман.
   И Пиявец неожиданно для себя коротко, с прищуром, улыбнулся.
   -Хм... Вице-матрос Болт разжалован. Ты - мой заместитель.
   Когда наступало время обеда, боцман мерно расхаживал между столами и под тихий звяк ложек рассказывал о традициях "океанских змеев":
   -Убей врага, а сам выживи! Карабин "Гуцзи" - великая сила, но убивает не он, а закаленное сердце десантника. Ваши инстинкты убийц никогда не должны спать. Что написано в "Наставлении для "океанского змея""? Что вы должны заучить наизусть, сосунки и что давным-давно знаю наизусть я? А? "Инстинкт убийства делает нас неустрашимыми и агрессивными, словно... гм... настоящие подводные змеи. Если слабым и уготовлено когда-либо наследовать вселенную, то сильные отберут её. Предназначение слабых - быть сожранными сильными". Что будет, если мы не сможем убить врага? Он убьёт нас. И тогда вся цена нам - дерьмо. Ведь что морской пехоте не разрешается умирать без особого на то приказа. Мы государственное достояние, притом особо ценное.
  

Саракш, Лазурная дуга

Борт субмарины "Подруга", Островная империя

03 часа 15 минут, 4-го дня 1-ой недели Синего месяца, 9590 года от Озарения

  
   Одевшись в серые широкие походные штаны и куртки, морпехи приступили к завтраку. Получив по алюминиевой миске с жирной лапшой, рыбными консервами и мелко крошеным луком, десантники рассаживались за столами, жадно выпивали по трети стакана густого рома, и принимались за еду. Изредка заглядывала в столовую семья большеголовых цзеху. Их на лодке было пятеро. Унюхав лук, звери брезгливо скалились, бормотали ядрёные матросские ругательства, удалялись, стуча когтями по железному полу. Твари держались совершенно независимо и систематически демонстрировали независимость по отношению к "змеям", гадя в их спальном отсеке. Вступать же с ними в конфликт было крайне опасно: силой воли они лишали людей рассудка. Пиявец быстро очистил миску, запил кружкой компота из сухофруктов. Дежурный быстро убрал посуду, вымыл и насухо вытер столы. Пиявец отошел к серой металлической переборке.
   ...Акула не тренировках нападал палкой локтя в четыре длиной с тяжелыми мячами на концах. Мочалил беспощадно. Все должны были отбиваться карабинами с тренировочными пластмассовыми штыками. Затем боцман велел примкнуть настоящие штыки. Хрюк получил удар в лицо. Выплюнул зуб. И тут же доказал, что хорошо усвоил уроки Акулы: вонзил штык боцману в правую ягодицу. Боцман оглушил Хрюка ударом приклада и тут же на глазах у всех обработал свою рану и наложил повязку.
   -Запомнили, кильки? -прошипел он. -Вот так вы должны заклеивать дыры. Сами. В бою не будет смазливых санитарочек в голубеньких брючках. Но кальмар меня сожри! Отыскался же змеёныш, который понял, что такое штык! Он вырастет в крупного "змея". Быть ему боцманом! А пока - назначаю своим заместителем.
   Очнувшись, Хрюк едва приметно оскалился окровавленным щербатым ртом, глаз был прищурен.
   К концу второго месяца хищно ухмылялись с прищуром уже все. Всем было начхать на целость рыл, все были выдублены. И теперь, когда боцман Акула начинал выворачивать из вице-матросов душу, те лишь орали: "Я счастлив, брат боцман! Прошу добавки, брат боцман!" Когда Акула рычал: "Ну, теперь, доченьки, - пятьдесят хоровых подтягиваний на турнике. А потом - бегом марш!", по физиономиям пробегала мгновенная ухмылка и коротко суживались глаза.
   Акула довольно сопел - учебный экипаж становился независимым. "В морской пехоте великой Островной империи не служат бездушные механизмы. -учил боцман. -В нашей морской пехоте живут убийцы, которых самих не убить, бойцовые псы, не ведающие страха. Это в Чёрном или Жёлтом Поясах есть выбор: делать то - делать сё. Рад, что вы поняли: у нас всё иначе".
   Выходных в учебном экипаже не было. Два последних дня недели отличались лишь тем, что не было изматывающих тренировок, вице-матросов водили в баню, они замачивали свои камуфляжные комбинезоны в мыльном порошке, отстирывали и наглаживали. Боцман Акула, стараясь не прихрамывать, расхаживал в отсеке бытового самообслуживания вокруг стола и лениво рассказывал, что ему хочется сделать с вице-матросскими задницами и со щетками для стирки, которые попали в корявые ручонки, растущие из этих задниц. Только всем было на него начхать, все выдубились до хруста.
   -Десантник, -наставлял боцман, - это образец аккуратности. Из трупа морского пехотинца кровь должна стекать в маленькие опрятные аккуратные лужицы, чтобы не портить палубу. Вышибленные мозги обязаны оставаться в каске. Форма морпеха должна служить образцом для любого гражданского и даже военного. И еще - от "океанского змея" не должно отвратительно смердеть.
   -От "океанского змея" должно восхитительно смердеть. -тихо добавлял Клешнявый. Он пользовался неписаным матросским правом четырехсотлетней выдержки - во время постирушки матросские рты не заперты.
   Как раз таким днем большой постирухи был предпоследний день пребывания на острове Ходзе. в Цуки-ко, лагере двухмесячной подготовки будущих рядовых морской пехоты Островной империи...
   Акула скомандовал: "Завтра вы превратитесь в морских пехотинцев. Приготовиться к отбою... Отбой!"
  

Саракш, Лазурная дуга

Борт субмарины "Подруга", Островная империя

03 часа 50 минут, 4-го дня 1-ой недели Синего месяца, 9590 года от Озарения

  
   Столовая "Подруги" в промежутках между приёмами пищи служила, как водится, кают-компанией. Понятно, что стены были декорированы глянцевыми плакатами военно-патриотического содержания. Плакаты приходилось долго выдерживать, прежде чем вывесить здесь: едкий запах типографской краски не добавлял ничего приятного в спёртую атмосферу подводной лодки. С плакатов изливались обращения быть бдительным наяву и во сне, жестокосердным к врагам империи, истреблять и порабощать материковых недочеловеков и усердно соблюдать личную гигиену. Напротив места, занятого сейчас Пиявцем, висел самый большой плакат. На нём "...было синее море, из моря выходил, наступив одной ногой на черный берег, оранжевый красавец в незнакомой форме, очень мускулистый и с непропорционально маленькой головой, состоящей наполовину из мощной шеи. В одной руке богатырь сжимал свиток с непонятной надписью, а другой - вонзал в сушу пылающий факел. От пламени факела занимался пожаром какой-то город, в огне корчились гнусного вида уродцы, и еще дюжина уродцев окарачь разбегалась в стороны "[2]. Однако же, вместо того, чтобы посоветоваться с настоящими героями-белофлотцами, живописец, видимо, руководствовался своей фантазией. И в итоге наворотил такого... Особое недовольство у Пиявца вызывали субмарины, изображенные без торпедных люков - зрелище, взывающее к праведному гневу любого моряка. Тем не менее, несмотря на сомнительную достоверность в деталях, плакат продолжал висеть на стенке кают-компании, хоть как-то разнообразя унылую окраску стен.
   ...Похожие плакаты украшали плац в день выпуска. Тысяча сто семь будущих морских пехотинцев стояли навытяжку на бетонке, подтянутые и загорелые, в наглаженных комбинезонах, начищенных до бликов высоких шнурованных ботинках и новеньких касках. Автоматические карабины "Гуцзи" прижаты к груди.
   Они прогрохотали хором старательно выученные наизусть слова присяги и боцманы учебных экипажей, пожав каждому руку, со словами "Благодарю за службу" вручили матросские петлицы, которые предстояло пришить на воротниках вместо вице-матросских белых ленточек. Акула зачитал приказ, согласно которому пять человек из его экипажа (в том числе и Пиявец) награждались дополнительным комплектом парадного обмундирования. Кроме того, боцман приколол ему на грудь значок "Стрелок третьего класса" и объявил благодарность за лучший результат экипажа по стрельбе.
   Во время парадного прохождения, гордый и подтянутый Пиявец шёл правым направляющим, неся белый штандарт экипажа.
   Фрегат-лейтенант - начальник лагеря подготовки лично запел, а строй тут же подхватил:
  
   -Нам служить пришла охота - цухэй!
   И морская нам пехота - цухэй!
   Родная мать!
   Врагу станет не до смеха - цухэй!
   Как увидит он морпеха - цухэй!
   Так сразу удирать!..
  
   После выпускного церемониала новоиспечённые матросы получили конверты с первым жалованием и служебные предписания. Пиявец. Болт, Хрюк и Клешнявый были направлены в Хайцай для пополнения десантных подразделений Семнадцатой флотилии Группы флотов "Ц".
   Теперь все получили права военнослужащих: посещать магазины, ходить в увольнения, употреблять (когда разрешено!) спиртное. Особое оживление, кстати, вызвало сообщение Болта, что он видел, как в столовую привезли два дубовых бочонка. Вечером в столовой устроили праздничный ужин. Ели без команды "Приём пищи закончить!" до отвала и очень вкусно. Каждый получил большую кружку тёмного пива. Боцмана Акулу словно подменили. Стоя "вольно" во главе стола и держа покрытую пенной шапкой кружку, он задумчиво и доброжелательно говорил:
   -Вот и всё, парни. Вы больше не сопляки, не сосунки. С сегодняшнего дня вы пусть молодые и необстрелянные, но всё же действительные рядовые матросы Белого Флота. Вы - морпехи. Наследники славы древних "белых корсаров". Желаю, чтобы каждый из вас заслужил честь быть принятым в "морские змеи". Я три месяца, девяносто девять дней, втолковывал вам по сто раз на дню три главных правила службы. И, хвала Глубинному богу, вы их усвоили. Но сейчас хотел бы еще разок напоследок повторить их, ребята.
   Правило первое - мир принадлежит вам. Делайте с ним, что хотите! Наша империя разумна и справедлива. Наша империя велика и могуча. Она способна дать каждому человеку то, для чего он рожден, для чего он предназначен. Вы были рождены для свободы - империя даёт полную и неограниченную свободу. Когда ваши сапоги ступят на чужую землю Материка, вы перестанете быть просто людьми. Вы станете богами. Вам будет дозволено все. Вы были рождены для убийства - империя дарит это право. В вашей власти будет жизнь тысяч континенталов, распоряжайтесь ею, как пожелаете. Это величайшее наслаждение!
   Правило второе - вы принадлежите экипажу. Сама природа предназначила вас для службы в десантных войсках. А основой службы является чувство полного единства. Разве случайно имперские военнослужащие обращаются друг к другу "брат"? На политзанятиях вам приведут десятки примеров, когда "змей", не задумываясь, жертвовал своей жизнь для спасения жизни товарища, командира, отряда. Настоящий морпех всегда говорит "мы" и очень редко "я". За малейшие проступки, совершенные против братьев у "змеев" установлены самые беспощадные наказания. Тогда отчего же они не применяются? Да оттого что таких проступков нет и быть не может, братья матросы!
   Правило третье - экипаж принадлежит командиру. Его приказ - даже не закон, он гораздо выше. Офицеру, вожаку "змеев" подчиняются не рассуждая, беспрекословно, даже зная, что идут на верную смерть.
   Все слушали молча и очень серьёзно.
   Пиявцу выпало нести вахту в последнюю ночь перед отправкой в гарнизон Хайцая. Он стоял на посту в парадной форме и в глубокой каске "Дзука" с чехлом.
   Перед ним внезапно вырос Акула. Внимательно посмотрел в глаза и сунул в нагрудный карман Пиявца фонарик.
   -Это от меня на память, морпех.
   Пиявец смотрел в разбавленную тусклым синим цветом ночной лампочки темноту казармы и слушал, как на двухэтажных койках похрапывают во сне рядовые имперских десантных войск. Завтра на рассвете им предстояло отправиться морем по месту службы.
  

Саракш, Лазурная дуга

Борт субмарины "Подруга", Островная империя

04 часа, 4-го дня 1-ой недели Синего месяца, 9590 года от Озарения

  
   Из-за стекол стеллажей пустыми глазами взирали сушеные головы вражеских офицеров - трофеи минувших походов. У трапматроса Скальпеля, откровенно говоря, руки росли не из плеч. Головы были бугристые, кособокие, искореженные так, словно в каждую угодила пуля со смещенным центром тяжести, а потом Скальпель кое-как слепил куски черепа, неопрятно присобачив лоскуты кожи и скальпа и вместо вытекших глаз вставив вообще нечто непотребное. Тьфу! Дрянно выделанные, головы неспешно усыхали, отчего в кают-компании (столовой) постоянно стоял, невзирая на искренние усилия вентиляции, сладковатый запашок.
   ...Предыдущий рейд выдался скучным. Дизельные "Волкодав" и "Подруга" вначале получили приказ сопровождать три больших подводных баржи и один танкер к берегам княжества Ондол. Стрельбы и каких-либо других развлечений на сей раз не предвиделось. Княжество уже добрый десяток лет было разодрано на уделы тамошним дикарьем. Бородатые старейшины туземных кланов, щеголявшие в высоких папахах из рысьих шкурок и с кривыми ножами за поясом, начисто изничтожили остатки промышленности, уцелевшие после мировой войны, и вернули подвластные им орды в первобытное состояние. На небольшой глубине почти по всей площади Ондола природой были разбросаны богатейшие нефтяные месторождения. Туземцы ковыряли скважины, вёдрами и бурдюками собирали хлеставшую оттуда фонтанами бесценную черную жижу и верблюжьими упряжками свозили ее к побережью. Туда же сгоняли тысячи пленных, взятых на рядом расположенном островке Хаззалг. (Впрочем, назвать несчастных хаззалгайцев военнопленными язык не поворачивался: ондольское отребье угоняло в неволю беззащитное гражданское население.
   Корабли всплыли у острова в назначенное время. Субмарины на всякий случай навели пушки и пулеметы на толпу дикарей, уже собравшихся на берегу. Начался торг. С барж на берег потащили картонные и фанерные коробки с тряпьем, побрякушками, всяческим ширпотребом. В утробу танкера из невообразимо ржавого резервуара хлынула нефть. Потом насосавшийся танкер медленно отвалил от берега и в полупогруженном состоянии взял курс на северо-запад, к Архипелагам. А торг продолжался. Теперь на шмотки и барахло меняли рабов. Тут уж приходилось быть начеку. Ондольская сволочь не только горазда была резать и мародерствовать, но еще и норовила надуть при каждом удобном случае. Каждого хаззалгайца перед забивкой в трюмы барж приходилось наскоро осматривать, чтобы не подсунули, храни бог Глубин, какого-нибудь чумного. А что, был, ходят слухи, похожий случай, целая субмарина заразилась и вымерла... Женщин и детей эти материковые недочеловеки в кошачьих шапках вообще замордовывали до жуткого состояния, потом неумело придавали товарный вид и пытались сбагрить за полную цену.
   Пиявец с напарником Болтом как раз стояли на осмотре при погрузке. Голые хаззалгайцы с заложенными за голову руками трусцой подбегали по трапу, поворачивались и, подгоняемые прикладами "змеев", спускались в трюм.
   -Эту брать не будем. - невозмутимо говорил Болт. -Ты что, всем своим бабуинам по очереди её отдавал драть ? Она же еле дышит.
   Ондольский старейшина подпрыгивал, шипел, плевался, оглаживал костлявыми пальцами бороду и пытался божиться, но непреклонный Болт отпихивал истерзанную хаззалгайку в его сторону и покрикивал:
   -Быстрей, не задерживай, нам тут копаться мало охоты.
   Время от времени Пиявец выбирал женщину помоложе и покрасивее, хватал ее за руку и отводил направо. Эти предназначались для экипажа и десантников.
   -Ты глянь, Пиявец! -возмущался Болт, -Нас за совсем слепых дураков держат! Ты кого подсовываешь, обезьян старый?
   -Шишун! Моя не обезьян! -взвизгивал старый, сутулый ондолец, сверля Болта злобным взглядом из-под низко надвинутой лохматой шапки, -Твой мама - обезьян! Зачем твой недовольный, а? Шишун! Вот кто плохой баба, да? Вот кто нездоровый баба, да?
   -"Здоровый баба, здоровый", -передразнивал Болт, -А эти клячи откуда? Смотри, Пиявец, они тут друг дружку цапать будут и нам впаривать? Не ври, козел бородатый, какой тут может быть Хаззалг! Ну-ка, бакматрос Пиявец, кто это?
   -Ондольцы корявые. -без колебаний определил Пиявец, -Ясно, наскочили на соседний поселок, повязали родичей, чем-то тупым бороды им обскоблили, да сюда пригнали...Четыреста восемьдесят семь, четыреста восемьдесят восемь... Брать не будем.
   -Во! -поднял палец Болт, - Зачем нам спрашивается ваше ленивое ворье? Работать все равно не умеют, чего ж их за море тащить. В сторону!
   -Шишун! Какой "сторона"! Бери дешево! Что мой с ними делать?
   -Да хоть что пусть "твой" с ними делает! - обозлился Пиявец, -Не путайся под ногами, редька старая, погрузку не срывай! Отведи вон в сторонку да головы оторви, вы это здорово умеете, уроды.
   -Эй, эй, баб своих ондольских тоже забирай, нам скелеты ходячие не нужны. -добавил Болт. -Вы их не кормите, что ли? Вдобавок, страшные, как смерть. Одни носы торчат, даже глянуть не на что.
   Так и не кормят, -обличительно отозвался Пиявец, продолжая подгонять рабов, -Мужики сидят в кругу, собачину жрут и брагу хлещут, а жены за спиной крутятся, объедки подбирают...Четыреста девяносто девять, пятьсот... Стой, Болт, что там за визг в кустах?
   -Дык думать надо, что говоришь! Ты же сам велел старику оторвать "некондиционным" головы.
   -Тьфу! Гацу ба-дацу! Недоумки материковые! Пятьсот четыре, пятьсот пять...
  

Саракш, Лазурная дуга

Борт субмарины "Подруга", Островная империя

03 часа 50 минут, 4-го дня 1-ой недели Синего месяца, 9590 года от Озарения

  
   После завтрака наставало время чистки оружия, обслуживания техники, уборки. Собрать. Разобрать. Собрать. Разобрать. Это не надоедающая процедура. И не бессмысленный ритуал. Это еще одна форма бытия "морского змея". Руки Пиявца производят раз навсегда предписанные движения. Разбираешь, протираешь, собираешь карабин или автомат, а кажется не за оружием ухаживаешь, а самого себя раскладываешь на промасленном холсте.
   Это здорово, что пришли к Хонти, отметил Пиявец. Хорошо, что не к Ондолу, не в Дунд или Хутхо, где все одно и то же: сопроводили баржи, посторожили разгрузку товара, провели загрузку рабов и назад. Особенно нудно в Хутхо. Народ там размножается, словно кролики и радиация ему не помеха. А может, даже, наоборот, в помощь? У хутхойских правителей, видно, с юмором все в порядке, вот они и превратили проблему лишнего населения в доход. За малейшее нарушение судьи у них приговаривают виновного к "исправительной ссылке на побережье". Хутхойцы - люди послушные, смирные и трудолюбивые. Подгоняет их конвой колонну "ссыльных" к побережью, а там уж баржи островитян ждут. "Ссыльные" собственными руками разгружают товар, который назначен в уплату за их же головы, а потом грузчиков попросту не выпускают из трюмов барж. И везут к Архипелагам. Тоска...
   Другое дело - рейды на северо-восток, к бывшей Стране Отцов, к Улумберу, Пандее, Хонти. Там скучать не приходилось, особенно в Пандее. Оттуда рабов возят куда меньше, добычи - тоже, зато есть где развернуться и душу отвести. Туда не ходят караванами и не берут много барж, субмарины в режиме полного радиомолчания сосредотачиваются у побережья и начинают операцию.
   Субмарина уже на месте. "Приплыли и всплываем". - подумал Пиявец. "Подруга" мало-помалу наполнилась надтреснутым шумом, от него начали подрагивать и сползать по столу еще не установленные на свои места затвор, газоотводная трубка, кожух ствольной коробки. Блестящие, бессмысленные и бесполезные по отдельности детали... Их следует тщательно осмотреть: нет ли ржавчины, если надо - оттереть пятнышки паклей, смоченной в чистящем растворе. Потом еще раз навести маслянистый глянец для профилактики. Затем надо собрать оружие, с наслаждением чувствуя, как с каждой установленной на положенное место деталью возрождаешь собственную цельность.
   Вахта почти всё время липла к приборам и скверно охлаждаемым машинным отсекам. Вахтенные недовольно морщились, разглядывая бритолобых десантников, возящихся с оружием, то есть "бездельничающих". Ничего, скоро работы у "змеев" будет выше ушей.
   Было, к примеру, в Черном месяце такое дело. "Подруга" вынырнула и высадила десант на плавающих бронемашинах пехоты там, где по сведениям разведчиков пандейцы намеревались построить мощный узел обороны. Что они там собирались строить - вообще-то вопрос открытый. Бетономешалки, вроде, были, доски штабелями лежали вперемешку с кучами гальки, экскаваторы всякие стояли, вагончики строительные. Все это пустили дымом, метнули по железнодорожной станции ракеты с лодки. И рванули вглубь по шоссейке.
   -Давай! Давай! Поднажмите, ребята! -орал Хрюк от пулемета. Десантники тряслись в железном кузове каждый на своём месте. Гул моторов разбудил округу. Еще было время, еще даже дремалось с прикрытыми глазами. Все молчали, полагаясь на мастерство водителя. А ведь если пандейцы вырыли ловушку или успели уложить на дорогу мину - никто не заметит. Наскочили на полной скорости, и кранты, противокомариная броня не поможет.
   -Горит станция-то. -тихо сказал Скальпель. -Хорошо мы поработали.
   Все оглянулись. Позади дрожало красное сияние.
   -Приготовиться! -скомандовал корвет-лейтенант десантных войск Дададай Хо.
   У Пиявца по спине пробежались мурашки. Дело принимало серьезный оборот. Впереди заговорили пулеметы.
   Оружие на боевой взвод! -приказал корвет-лейтенант и включил дальний свет. Из сумрака выскочила полоса шоссе, почувствовался запах порохового дыма. Он тянулся низко над землей и образовывал белые полосы. Перед первой бронемашиной взлетел гейзер глины. Гранаты! Пошла гулянка!
   Морпехи начали обстреливать короткими очередями обочины дороги. О, вот и первые горящие здания... Обычные домишки рабочих пылали ярким белым пламенем. Болт включил сирену атаки. Жуткий вой сирены вызывал тоску. Очередь из пулемета проколотила по стальным бортам нашей бронемашины и та завибрировала. Пандейская пехота, очухавшись, пошла в контратаку. Дрались они неумело, но смертно, пощады не ждали и сами не давали. Винтовки хватали наперевес, не стреляя, пёрли в штыковую атаку. У офицеров сверкали в руках кривые ятаганы. Молча бежали, полусогнувшись, не обращая внимания на то, что пулеметы их укладывали, словно косы траву. А уж если добирались до рукопашной... Нет, лучше такого не допускать. Но самое дерьмовое, если до бронемашин успевали добежать их дервиши. На каждом из них - по два пуда взрывчатки, перемешанной с мелкими шурупами, а у пояса - противотанковая граната. Добежит, рванет кольцо, от себя только клуб дыма оставит, а вместе с ним поминай как звали десятка полтора братьев десантников. Ну, да морпехи тоже вам не медузьи дети, соображают, что к чему. В том бою корвет-лейтенант приказал всем пулеметчикам выждать, пока пандейцы не окажутся между бронемашинами. Открыли кинжальный огонь, положили всех. Нашли среди трупов дервишей, разминировали, стянули у них с груди шкуру с их религиозными татуировками. Переплести альбом десантника в такую выделанную кожу - лучше не придумаешь.
   Потом занялись пленными. Вот тут обычно самое интересное и начинается. Помнится, тогда еще Болт проиграл пари Хрюку, не поверив, что тот сможет голыми руками раздавить подряд пять черепов у пленных пандейцев. Пиявец в тот раз Скорняку помогал. У того дар божий - как раз выделка кожи, особенно татуированной, с дервишей. Он обещал за помощь обтянуть альбом фотографий Пиявца шкурой первого же хонтийца.
  

Саракш, Лазурная дуга

Борт субмарины "Подруга", Островная империя

03 часа 50 минут, 4-го дня 1-ой недели Синего месяца, 9590 года от Озарения

  
   Готовилась высадка. Десантники выстроились на развод. Пиявец занимал своё место на левом фланге среди кандидатов в "змеи", терпеливо и невозмутимо выслушивая одни и те же шуточки по поводу своего низкого роста и плюгавой комплекции. В воздухе постоянно чувствовался привкус дизельного топлива - сразу за кают-компанией располагался машинный отсек, да и топливные баки испускали душок, с которым не справлялись поглотители запахов.
   Через каждые две сажени коридор делили водонепроницаемые переборки с узкими овальными дверями. По обе стороны стены были отделаны дорогим лакированным деревом и тисненой кожей. Здесь же в рамках висели, как принято у "океанских змеев", "фотографии" командиров - рентгенограммы с оскаленными черепами в фас. На каждом снимке имелся автограф заснятого офицера. По потолку тянулись кабелепроводы, окрашенные в различные цвета. В полу местами встречались круглые люковые отверстия со спускающимися вниз алюминиевыми лестницами. Повсюду скрадывая шум шагов, лежали каучуковые коврики.
   Судовой фельдшер обходил строй, небрежно осмотрел личный состав и на глазок налил в подставленные алюминиевые кружки витаминно-травяной настой невообразимой горечи, который, к тому же, гарантировал не менее десяти минут зверской икоты. Под залповое икание пьющих настой морпехов из микроскопической каютки появился командующий "Подругой" корвет-лейтенант десантных войск Дададай Хо. Сквозь смотровые щели маски, в которую превратилось его обгоревшее пять лет назад при взрыве бака лицо, рассматривал строй. Десантники тут же замирали, почувствовав как буравят их полускрытые за тяжёлыми вишневыми веками серые льдистые глаза. Установилась раскатистая тишь, раздавалось только надрывное сипение корвет-лейтенанта втягивающего воздух сквозь вывернутые ноздри. Командир с неизменным молчанием выслушал доклад старшины смены, досадливо махнул пятнистой от ожогов ладонью, пресекая стремление морпехов, набрав полную грудь, взрявкнуть приветствие. Потом повернулся к микрофону и сообщил на центральный пост о процедуре высадки. А братья-морпехи, выкатив грудь, во все горло заорали "Марш десантников".
  

Саракш, Лазурная дуга

Борт субмарины "Подруга", Островная империя

06 часов 75 минут, 4-го дня 1-ой недели Синего месяца, 9590 года от Озарения

  
   Прочесывание местности, оно же "частый гребень", оно же "вошебойка". Этому морпехи тренировались еженедельно. С утра до вечера, целый день и снова до упаду. На ходу спрыгнуть с бронетранспортера и развернуться в цепь. Стрелять очередями веером, не целясь, загоняя врага в ловушку. Без устали бежать и гнать материковых уродов.
   -А ну, братишки, давай! - без устали горланил из открытого броневика яхт-лейтенант, командовавший операцией. -Не халтурьте, малыши, поднажмите!
   Задыхаясь, имперские десантники неслись в высокой колючей траве и стреляли короткими частыми очередями. Они загоняли в сторону каких-то средневековых развалин большую группу панически удирающих хонтийцев. Где-то справа от Пиявца пыхтели Болт и Клешнявый, слева - Скальпель и Хрюк. Но он их не видел. Хонтийская трава была высотой в человеческий рост, и только задранный вверх тонкий и длинный ствол огнемёта матроса Крысы колыхался перед нами, словно маяк. В глазах у Пиявца рябило, он взопрел, несмотря на осенний промозглый холод.
   Толпу удалось оттеснить в развалины. Там её взяла в оборот вторая группа, сидевшая в засаде. Пиявец вздохнул с облегчением: для них изматывающая беготня на этом заканчивалась.
   -На сегодня всё! - объявил яхт-лейтенант, командовавший операцией. -Можете возвращаться на "Подругу" и отдыхать. Добычу отсортируют без нас.
   Скорняк выразительно жестикулировал, тыкал пальцами в сторону тростника, выворачивал наизнанку что-то воображаемое и строил дикие рожи. Пиявец сообразил.
   -Брат яхт-лейтенант! -сказал он. -Разрешите нам с матросом Скорняком остаться. Вернёмся с той группой.
   -Зачем?
   -Да мы это... хотели кожицей разжиться... Он неплохую нашел.
   -Приспичило вам... Ладно. Доложите командиру второго отряда как полагается.
   -Слушаюсь! Спасибо, брат яхт-лейтенант!
   Скорняк, пыхтя вытаскивал из трещащих зарослей труп молодой хонтийки. Её простреленная голова моталась и стороны в сторону.
   -Вон там какие-то подвалы по-моему есть. -сказал Пиявец. -Там и выделать можно.
   -Поглядим. -ответил Скорняк, -Чего столбеешь, подхватывай за ноги. Спешить надо, не то потом плохо поддаваться будет. Тут свежатинка нужна.
  

Саракш

Хонти. Пограничная зона. Обитель "отцов-путеуказателей".

04 часа 30 минут, 15 дня месяца Фиалок, 9590 год от Озарения

  
   -Это было совсем недавно, судя по крови. Позавчера или вчера. -возбужденно говорил Гурон. - А значит, чужие могут быть рядом. Кто? Зачем это сделали?
   -"Кто" - вопрос риторический. -пробормотал Лунин. - А вот "зачем", это я тебе поясню, как человек, слегка знакомый с древней историей. Обратил внимание на детали?
   -Не присматривался!
   -Да не злись, мне не приятнее твоего. Так вот, с несчастного снимали кожу очень тщательно. И жерди рядом брошены не случайно: служили для подхвата и упора. Следовательно это не пытки, не издевательство над живым человеком, а скорее утилитарная разделка забитой особи. Добывание шкуры. С какими целями - также лучше не задумываться.
   Ходуля возился около камина.
   -Расскажу ему. - решил Гурон. Он подсел к проводнику и что-то ему старательно втолковывал. Тот некоторое время тупо внимал, потом обеспокоено завозился, с биноклем в руках поспешно полез под крышу.
   Прогрессоры переглянулись и последовали за ним. Ходуля уже лежал, раскинув ноги, на каменной площадке под дырявой черепичной крышей маяка-колокольни и рассматривал завернутый вверх горизонт.
   Заслышав шорох, он повернулся. Пешка с Гуроном поразились выражению дикого ужаса на его лице, ставшем землисто-серым.
   -Гасите огонь в камине! -приказал он без следа обычного косноязычия, - Что бы ни стряслось, сидите тихо, словно мыши. Ни звука, ни шороха! Приготовьте автоматы на всякий случай, но не вздумайте стрелять - только если скомандую. Ясно?
   -В чем дело?
   Вместо ответа Ходуля махнул рукой в направлении моря. Посреди залива и без бинокля было можно различить горбатый силуэт субмарины.
  
  
   [1] Нецензурное ругательство на диалекте эм-до (Сяо Жень)
   [2] БВИ. А.и Б. Стругацкие. Обитаемый остров (GPI:\\S15-Literature-Historical\S\Strugacky\53\p249)
  
  
   ХОД 17
  

Саракш

Островная империя. Белый пояс. Остров Хабик. База Хайцай

05 часов, 5-го дня 3-ей недели Фиолетового месяца, 9590 года от Озарения

  
   Хайцай - самая стандартная база имперских субмарин. Ничего примечательного. Утесы, подковой охватывающие небольшую долину и глубокую бухту. Серая бетонная дорога, казалось, упирается прямо в морщинистые каменные стены. На самом же деле в туннеле находился контрольно-пропускной пункт, а далее по дороге было можно выбраться в самый центр острова. Через пару часов езды на автомобиле (если, конечно, у дорожных патрулей хорошее настроение, и они не будут зверствовать, проверяя документы на каждом повороте) покажутся постройки городка Зи. В бурых скалах видны створки огромных ворот. За ними - доки, арсеналы, штабные помещения, вырубленные лет десять назад. Казармы, медпункт, столовая и офицерское общежитие, разумеется, находились не под холодной каменной толщей, а компактно размещались между небольшой сосновой рощицей и развалинами старинного поселка. Уставная чистота и образцовый порядок. Вон там плац с трехцветным полотнищем на флагштоке. А это пирсы. Стоят на приколе субмарины и корабли технического обслуживания. Под бетонным накатом в свете мощных фонарей идет рутинная работа. На пирсе накапливается холм картонных коробок и алюминиевых фляг, бумажных и полипропиленовых мешков, пакетов из фольги, которые матросы поспешно перетаскивают в люки лодок. Так что холм припасов быстро исчезает в недрах судов.
   Среди шести подводных лодок - две снежно-белых. У "Единорога", той, что слева, на мостике нарисован вздыбленный синий силуэт фантастического животного, в честь которого окрестили судно. Атомным кораблем с самого ввода в строй бессменно командует корвет-капитан Цазахи Бу. Ему пятьдесят один год, причем из них он уже двадцать пять лет как "морской рыцарь". Об этом сослуживцы говорили с завистью. Считали, что ему повезло. Не получишь рыцарского кортика, торпедируя случайно вынесенную в море ржавую рыбацкую лохань, высаживая десант на беззащитные побережье или выпуская ракету по ничего не подозревающему порту. Оружие с посеребренной рукоятью вручают только тому командиру, который неоднократно вступал в бой с равными или превосходящими силами противника, проявлял незаурядные способности командира и воина и добивался победы. Многие офицеры на базе мечтали об этом, но только Цазахи выпало счастье проявить себя.
   В первый раз это произошло еще в начале его службы, когда балбесы из очередного десанта опустошали прибрежный район Государства Неизвестных Отцов. Мускулистоголовые "океанские змеи" до того увлеклись, поливая из огнеметов связанных в кучу пленников, что не заметили, как подоспел береговой патруль. Танковая полубригада гвардейцев сноровисто расстреляла дизельную подлодку, развернулась веером, отрезала десантникам пути к отступлению и принялась методично истреблять пулеметным огнем гибнущую с тупым героизмом морскую пехоту. Честно говоря, тогдашний молодой барк-лейтенант Цазахи считал, что "змеи" расхлёбывают последствия собственной тактической тупости. Но долг есть долг, требовалось выручать "змеев". "Единорог" внезапно всплыл и, прикрываясь горящей лодкой морпехов, повел прицельный орудийный огонь по танкам. Через четверть часа почти все гвардейские машины пустили шлейфы жирного дыма, а уцелевший десант лихорадочно грузился в баржу, поначалу предназначавшуюся для пленных.
   Впоследствии еще раз представилась возможность отличиться. Разведчики сообщили, что Хонти готовится серьезно осложнить жизнь имперскому флоту. На хонтийских оборонных заводах было изготовлено несколько тысяч блуждающих подводных мин-"невидимок". Их планировали сложить на берегу во время большого отлива с тем, чтобы впоследствии прилив вынес заряды в открытое море. Случись это, группа флотов "Ц" понесла бы заметные потери. Агентам Империи в Хонти не удалось осуществить успешных диверсий по уничтожению мин прямо в заводских складах, а поэтому группа субмарин была направлена на предотвращение коварного замысла врага. Группа - группой, а вот честь блистательного выполнения операции досталась лично корвет-лейтенанту Цазахи. Пока эскадра двигалась к хонтийским берегам, офицер старательно изучал карты железных дорог Хонти. И неприятель просто не успел довезти смертоносный груз до места назначения: всплывший "Единорог" выпустил все тактические ракеты по малоизвестному полустанку, на котором застряли хонтийские эшелоны с минами. Расчет траектории полета для ракет выполнил лично Бу-Кашалот (так стали его звать за глаза матросы). Полустанок перестал существовать. Говорят, зарево было видно за двадцать верст. Именно после этой операции адмирал флотилии вручил ему серебряный рыцарский кортик и петлицы фрегат-лейтенанта. Офицеры шепотом поговаривают, что, несмотря на флегматичную сухость, Кашалот очень честолюбив и мечтает о кортике с позолоченной рукоятью. Только вот стать "князем моря" нынче не так-то просто. Континенталы отчаялись бороться с имперским подводным флотом и отсиживаются на материке. Где уж тут совершить подвиг, необходимый для обряда посвящения в "князья"!
   На борту "Единорога" как всегда царствовала стальная Ее Величество Дисциплина, и корвет-капитан сошел на берег. Он не обращал внимания на дождь - моросящий, теплый, на редких штрафников (хмурая команда гауптвахты занималась дезинфекцией), не поднимал глаз, даже когда приближался стук матросских сапог и чей-то кулак прижимался к сердцу, приветствуя его. Казалось, Цазахи был поглощен лишь соблюдением точности шага и созерцанием собственного зыбкого отражения в лужах на темно-сером бетоне. Он поднимался к военному городку.
   Десять дней назад закончился поход Холодными Водами. Испытать пришлось многое. Восьмибалльный шторм. Леденящий ветер. Лодка то грузно опускалась в ущелья между чудовищными волнами, то тяжело взваливалась на крутые гребни, с вершин которых ветер срывал пену, а стужа вмиг превращала ее в ледяные иглы. Лица вахтенных покрылись едкой соленой пленкой, а плащи - прозрачной хрустящей коркой. И спустя всего лишь час после приказа командования продвигаться в позиционном положении все выступающие над водой части атомной субмарины - мостик, обе рубки, палуба, орудие, провода антенны - обросли сотнями пудов льда. Цазахи Бу приказал растапливать лед струёй кипящей воды из охладителей реактора. Дикая качка, изматывающий ритм смен курса, а еще больше томительная непонятность приказа следовать в надводном положении изнуряли и нервировали команду. Моряки настолько измотались, что их даже не удивили увиденные однажды среди бушующих волн невозможные для этих мест предметы, печальные признаки бедствия: обломки досок, плетеные кресла и деревянные табуреты, ящики с клеймами компаний по производству овощных и фруктовых консервов, наполовину застекленная лакированная дверь, надувные матрацы, спасательный круг, пластиковые поплавки. Поход завершился, как и следовало ожидать, без единой выпущенной торпеды или ракеты, без орудийных залпов. Туда и обратно. Что ж, значит, так было надо командованию.
   Потом "Единорог" отдыхал на плановом техобслуживании в Желтом Поясе. Лодку осмотрели на судоремонтном заводе, произвели мелкий ремонт, отладку и тщательнейшую чистку. Команда отоспалась и согрелась в лучах обожания, исходящих от восторженных мирных обывателей. И субмарина вновь вернулась в Хайцай.
   А потом - новый рейд. Хорошо бы не на север. Корвет-капитану не нравятся серые валы приполярных широт. Куда красивее океан у экватора. Там длинные зеленые волны вздымаются округло, без острых гребней с грязными серыми хлопьями. Там они не беснуются, а величаво катятся вдаль. Там даже после самого дикого урагана укрывшаяся было в глубинах жизнь вновь выказывает себя на поверхности. Стайки летучих рыбок выпархивают из изумрудных вод. Расправив плавники, узкие и тонкие, словно ласточкины крылья, они мелькают с сухим шуршаньем над водою и вновь исчезают в хрустальной лазури океанских вод. Вслед за ними, словно торпеды, взлетали в воздух зелено-красные цузы, роскошные хайсы, то эмалево-зеленые, то темно-лиловые, но все с золотисто-желтыми плавниками. Громадины, саженные цхацацы в охотничьем азарте время от времени показывают жадно раскрытые круглые рты или широкие черно-синие спины над поверхностью. А, если повезет, то можно стать свидетелем охоты рыбоящера-бацеохадза. После неудачной атаки он с громким плеском падает обратно в воду, но тут же вновь устремляется за жертвой, все сильней и сильней разгоняется, скользя по поверхности, словно торпедный катер. А потом одним ударом хвоста вдруг отталкивается от волны, взлетает на несколько саженей вверх, наперерез рыбе, и в одно мгновение жертва исчезает в стозубой круглой пасти... Чудесны южные моря. И корвет-капитан Цазахи Бу считает их своим домом куда больше, чем поселок у бухты Хайцай.
   Когда-то из этой бухты воины легендарного князя Цуцукихага уходили на ладьях со змеиными головами искать новые земли и наживу. В ту пору здесь стоял поселок со ступенчатой пирамидой в центре. Погруженные в теплый сизый туман, со ступенями и пандусами, словно размытыми полумглой, с пышными рельефами, причудливыми статуями морских демонов и покровителей моряков, развалины словно возвращали Бу-Кашалота в столь же древний родной городок, так же уютно дремлющий в складках гор. На его родине тоже была пирамида Глубинного Божества, очень похожая на эту. Однако не ностальгия по родине, не сентиментальные воспоминания о далекой юности влекли его сюда. Почти все "морские рыцари" суеверны. У каждого имеется свой собственный, тщательно скрываемый от других, магический обряд, приносящий удачу, свои приметы, коими никогда не следует пренебрегать.
   Когда семнадцатилетний Бу закончил гимназию с золотым венком отличника, пришла пора уезжать из родного дома и выбирать место службы в предписанном ему Белом Поясе. Отец встретил желание сына поступить в элитное офицерское училище как должное, а мать сказала:
   -Знаю, сынок, мы с отцом будем тобой гордиться. Мы хорошо тебя воспитали. Ты у нас умница, честный и храбрый мальчик. Но ты не способен быть осторожным, потому что не можешь быть последним. В океане нельзя попасть в плен, нельзя пропасть без вести. Плохая весть о тебе может быть только одной. И я не хочу ее услышать. Помни, что твоя мама будет постоянно волноваться. И будет ходить в храм Глубинного Божества, хоть и не верующая. Я буду всегда рядом.
   Об этом курсант Бу помнил всегда. Он еженедельно писал маме из училища одно-два бодрых письма. Став офицером, продолжал писать, а каждый отпуск обязательно проводил дома. А когда матери (а потом и отца) не стало, начал часто подниматься по ступеням старой пирамиды Глубинного Божества на базе Хайцай. Там на верхней площадке он слушал голос мамы. Порой ее шепот звучал в ушах, заглушая и шум дождя, и стук матросских сапог внизу, и шорох жестких пальмовых веток.
   Корвет-капитан считал, что его хранит спасительная сила материнской любви. Беседа с матерью превратилась для него в частый обряд. Ритуал восхождения на пирамиду был всегда одинаков, как и получасовое сидение в одной из маленьких безоконных комнаток на верхней площадке. Бу входил смиренно и тихо в сумрачную тишину, прикасался ладонью к оплетенному рельефами алтарю, садился на каменную скамью и устремлял взгляд в серый прямоугольник двери, погружаясь в прошлое. Он вспоминал весь свой жизненный путь: версту за верстой в море, день за днем на суше. Службе он отдавал месяцы, а берегу - дни. Служба есть война. Война есть честь. Честь есть жизнь. Жизнь есть служба.
   Вот и сейчас командир "Единорога" вошел в знакомую тихую полутьму. В молитвенной комнатке, конечно, было пусто. Большинство бравых вояк Белого Флота редко вспоминало о богах. Он снял островерхий шлем, стряхнул с синей ткани капли воды, сел в угол. Сегодня Кашалот решил подольше побыть здесь. В пустую каюту командирского общежития идти не хотелось. Через сутки начнется очередной рейд. "Единорогу" предстоит выполнить рутинное задание разведки. В условленном месте на хонтийском побережье будут поджидать три группы - семь человек, двое и еще один. Следовало забрать их на борт, разместить и, не допуская никаких контактов с командой, доставить в лагерь-приемник. Особых шансов проявить себя не предвиделось, ну что же - жизнь есть служба.
  

Саракш

Хонти. Пограничная зона. Обитель "отцов-путеуказателей".

04 часа, 16 дня месяца Фиалок, 9590 год от Озарения

  
   Абалкин и Лунин быстро оценили обстановку. Подводная лодка, находившаяся в заливе, не имела к ним никакого отношения. Когда проводник пришел в себя и вновь заговорил на своем привычном чудовищном жаргоне, то шепотом пояснил, что это обычный корабль десанта. Морские пехотинцы, вероятно, совершают на побережье случайный пиратский набег. Эти головорезы - народ простой, слыхом не слыхивали ни о каких операциях имперской разведки так что, ежели Ходуля, Лев и Всеслав попадут в их лапы, то повешение на ближайшем дереве будет самым счастливым исходом. Но все может повернуться и хуже: вспомнить хотя бы находку в поварской. Прогрессоры переглянулись. А потому, продолжил проводник, надо подняться со второго этажа маяка-колокольни под самую крышу. Десантники туда, ясно, не полезут, а вот пару-тройку осколочных гранат кинуть с земли на второй уровень - с них станется. Просто так, на всякий случай...
   Перемещение осуществили быстро и бесшумно. Под полуобрушенной черепичной кровлей гуляли отвратительные сквозняки, каменный пол был холоден. Тревожный, вполуха, сон скорее утомил, чем освежил. Проснулись рано, когда было еще темно. Дождались рассвета, всухомятку позавтракали без всякого аппетита.
  

Саракш

Хонти. Пограничная зона. Обитель "отцов-путеуказателей".

04 часа, 16 дня месяца Фиалок, 9590 год от Озарения

  
   В подвале при рыбозасолочной жрец Озаренного, Ставшего Мировым Светом, поднимал амулет с вделанным в середину большим опалом. Багряная хламида с широкими рукавами, сползшее книзу брюхо, покрытая трехдневной щетиной бритая голова. Он торопливо встал в нишу. К нему, шепча, сползались черные тени. Со стонами тыкались лицами в холодный каменный пол.. В дальнем углу сипела девочка. Её душил своим ремнём отец, боявшийся надругательства десантников над ребенком. Отец спешил, опасался не успеть, загораживал происходящее широкой спиной. Для собственных вен у него был заготовлен осколок оконного стекла.
   Рука с амулетом трясущимся ужом-альбиносом вынырнула из широкого багрового рукава и начала описывать благословляющие круги. Иссиня-белые лица оторвались от пола. Темные глаза часто моргали, слёзы текли сами собою. Лишь немногие отчетливо видели амулет. Большинство различало лишь светло-серое пятнышко, а то и вообще ничего не виделось в темноте. Страх плотно насадил ржавые обручи на грудь, сдавил глотку. Пересохший язык жреца едва ворочался, тёрся о жесткие щёки:
   -Именем и славою Его, Человека, Ставшего Мировым Светом...
   Он говорил по-хонтийски с восточным акцентом, верно, был с пандейского пограничья и от страха беззвучно портил воздух. Строфы молитвы сыпались опадающими мокрыми осенними листьями. Люди тосковали. На древних известняковых стенах капли, словно пот. В углах - белые ажурные кружева плесени, зелень мха. Люди тряслись в том же холодном поту, что пропитал стены рыбозасолочной. Но стены, в отличие от людей, не дрожали, в них была неколебимая прочность древнего камня.
   Жрец Озаренного всё водил амулетом. Приговоренные стояли на коленях. Хотели молиться хором. Но каждый молился отдельно. Женские голоса звучали громче, мужских почти не было слышно. Раненый артиллерист у стены стал, отчётливо выговаривая каждое слово, богохульствовать.
   Совершенно бесшумно открылась дверь. Имперский десантник повёл влево-вправо стволом огнемета, перед которым метался красный огонёчек.
   -Твоим-вашим здесь жарить? -весело спросил он. -Или как - отпускаться сейчас? Кто отпускаться по домой - наверх надо. Пошла наперёд!
   Ему не поверили. Знали, что произойдёт. Тех, кого островитяне отобрали для угона в рабство, уже увели на субмарины. Те получили шанс уцелеть. А сидящих в подвале при рыбозасолочной оставлять в живых не станут. Здесь, в темноте, расправляться неудобно, кто-то может остаться в живых. Взорвать подвал тоже нельзя, его и атомным зарядом не обрушишь, раньше строили на совесть. Значит, кончат где-то во дворе.
   И не было сил сдвинуться. Воздух в подвале при трапезной стал как в заброшенной уборной. Островитянин-огнемётчик брезгливо зажал нос.
   Офицер в опаленной куртке помог раненому артиллеристу подняться, спокойно спросил:
   -Всем?
   Из-под жреца поползли по полу струйки. Офицер поднял голову, подставил артиллеристу плечо.
   -Пошли, боец. -твердо сказал он. -Нехорошо заставлять заморских гостей ждать.
   И они первыми двинулись к лестнице. Плечистый мужчина бережно сложил руки дочери, поправил на ней платьице, положил рядом осколок стекла, застыло улыбаясь, зашагал следом. Потянулись остальные.
   На выходе у двух несчастных перехватило дыхание, закружились головы, они упали. Еще трёх сбили с ног. Предстояло идти во двор обители, к фонтану у садика. Было тихо и туманно. Хотелось нырнуть в туман и спрятаться, юркнуть в щель, уцелеть. Но скрыться было негде. Стены известняковыми отвесными скалами сомкнулись вплотную, сплавились прямыми углами. Сверху навалилась пустобрюхая серость утреннего неба. Нет, не убежать. Не убежать... Да и конвоиры-островитяне повсюду: сзади, спереди, с боков. Винтовки, пулемет, огнемёт, гранаты. Много воронёной стали: оружия, кажется больше даже, чем самих морских пехотинцев.
  

Саракш

Хонти. Пограничная зона. Обитель "отцов-путеуказателей".

04 часа 30 минут, 16 дня месяца Фиалок, 9590 год от Озарения

  
   Гурон насторожился, приложил пальцы к губам и подполз к краю смотровой площадки. Всеслав устроился рядом, вынул бинокль.
   Внизу можно было различить легкое движение. К овальной растрескавшейся чаше фонтана подошел человек в форме командира имперского флота. Знаки на петлицах в тумане едва виднелись, но это явно был не унтер, а офицер средних чинов. Он огляделся, сладко потянулся, снял островерхий шлем и старательно счистил с него прилипшую мокрую паутинку. Потом обвел взглядом двор, медленно поднял голову, рассматривая башню. В какой-то миг Лунину показалось, что их взгляды встретились, что офицер увидел его, хотя такого быть не могло. Лицо островитянина было неприятным, пятнистым от ожогов. Но смотреть на него не хотелось не из-за этого. Отталкивали и рыжеватые бакенбарды, опущенные со щек почти на шею, и выбритые над лбом волосы, и выражение ледяного презрения во внимательных серых глазах.
   Корвет-лейтенант десантных войск Дададай Хо надел головной убор, вынул кортик, срезал с орехового куста ветку, счистил кору, превратив прут в гибкий хлыст. Посмотрел на часы. Прокричал команду в туман. Оттуда послышались невнятный шум, шарканье ног по траве и расплывчатой массой выдвинулась колонна людей, сопровождаемая десантниками с карабинами наперевес.
   На первом этаже послышались голоса. Десантники вошли в башню, но, разумеется, отказались от мысли вскарабкаться по отвесным стенам наверх. Им и в головы не пришло, что кто-то мог бы проделать подобное. Возможно поэтому и мысль о гранатах, которой так опасался проводник, у них не появилась.
   -Пусто, Пиявец! -гаркнул кто-то на эм-до. -Проверь дальше.
   Колонна подходила к овражку между холмами, находившемуся за оградой в полусотне шагов от башенки храма. Конвоиры в плащ-палатках подгоняли смертельно напуганных людей, плетущихся в сером тумане. В сыром полупрозрачном воздухе безмолвные фигуры несчастных, измученных людей казались призрачными, эфемерными. Всеслав различил бледные невыразительные лица, глаза, смотрящие в землю. Среди пленников были старики, дети, меньше мужчин и женщин среднего возраста. Большинство - в гражданской одежде, но на нескольких юношах со связанными руками серели разорванные мундиры ополченцев. В толпе мелькали пижамы пациентов больницы, двое из них ковыляли на костылях. Люди спотыкались, иногда падали под язвительные смешки имперских матросов, с трудом поднимались и шли дальше, молча и понуро, словно привидения. Матросский смех казался столь же неестественным в этом сизом тумане, как и унылое шарканье подошв хонтийцев и топот кованых ботинок конвоя по мокрой траве.
   Шелестящий шум замирал по мере того, как люди подходили и останавливались на краю промоины. Имперцы окружили пленников хотя никто из тех и не помышлял о сопротивлении или бегстве. Они бессильно опустились на росистую траву и притиснулись друг к другу, стараясь хоть чуть-чуть согреться.
   Отдохнуть не удалось. Островитяне принялись поднимать сидящих ударами прикладов и пинками. Толпу теснили к кромке оврага. Лунину вспомнились донесения в фондах секции "Саракш", свидетельства массовых расправ имперцев с местными жителями. Значит, здесь и сейчас? Десантники курили, переговаривались и беззлобно посмеивались. Всеславу казалось, что он отчетливо различает каждую нашивку, каждую пуговицу на мундирах десантников, слышит их ровное дыхание и ощущает запах сигаретного дыма. Трудно поверить, что островитяне совершенно спокойны, подготавливая истребление других людей...
   -Вперед.- не повышая голоса, отчетливо приказал по-хонтийски офицер с хлыстиком.
   Среди пленных наступила полная тишина, гнетущая и безысходная. Хонтийцы с ужасом смотрели друг на друга, на конвоиров. Затаенная надежда перешла в бездонное отчаяние.
   -Вперед! -громче повторил корвет-лейтенант. Без акцента.
   Приказание подействовало, словно удар. У хонтийцев в первом ряду дернулись и подогнулись колени. Морпех гонял из уголка рта в уголок сигарету, торопил. Мосластый высокий старик вдруг сел, тупо уставился на свои грязные босые ступни. К нему приблизился улыбающийся молодой морпех с карабином наперевес. Присел рядом и погладил по голове. Старик вздрогнул, удивленно раскрыл рот.
   -Думать? -ласково, нараспев, со странным произношением спросил островитянин. -Думать зачем, дедушка? Плохо. Не надо. Думать - голова болеть, лечиться. Не надо.
   Старик покорно, безвольно поднялся. По лицу у него ручьями текли слезы, однако он не замечал их. Глаза у матроса были приветливые, карие, лицо молодое и открытое.
   Лунин до острой боли в сердце чувствовал всю безвыходность положения хонтийцев. Ему показалось, что самое страшное было даже не в предстоящем убийстве, а в унизительной подготовке к нему и в жутком ожидании. Холодная земля, холодные стены.
   К краю оврага подошел невысокий толстячок в очках. Корвет-лейтенант указал хлыстиком ему на нос:
   -Снять очки.
   И внезапно толстячок усмехнулся:
   -Тогда я не увижу самого интересного.
   Лунину стало жутко. Офицер рассмеялся, повернулся к морпехам, перевёл. Те тоже захохотали.
   -Вы есть молодец, клянусь. Это есть хорошо, поверьте. Но очки надо снимать.
   Другой, с виду фермер, с черной шерстью на груди под разорванной рубахой, проблеял:
   -Я хочу рассказать!
   Корвет-лейтенант Дададай Хо удивлённо поднял уцелевшую бровь. А крестьянин понёс чушь:
   -Тут недалеко, между речкой и болотом, в кустах... Бандиты напали на машину министерства финансов. Охрана машины закопала много золота. Монеты...
   Офицер хлопнул фермера по плечу:
   -Это есть хорошо. Земля надо удобрять её. А ты к месту встань.
   Десантники, не спеша, прицелились. Остальные наблюдали, спокойно покуривая сигареты.
   -Делайте. -раздался приказ офицера. Рассыпался трескучий залп. Послышались предсмертные стоны, затем все стихло. Тела повалились в овраг.
   -Следующий десяток! Быстро!
   Посыпались удары прикладами автоматических карабинов, уколы штыками в ягодицы.
   Мрачный лохматый хонтиец с тупым, равнодушным лицом подошел к краю оврага. Расставил широко и основательно устойчиво кривые ноги с огромными плоскими ступнями. Офицер и артиллерист встали рядом, офицер крикнул:
   -Слава хонтийскому оружию! Мы победим!
   Улыбчивый морпех, щелкая затвором попросил:
   -Кричать нет, не надо.
   Залп ударил в уши, Лунин вздрогнул. Грузными сырыми тушами хонтийцы рухнули в овраг. У расстрелянных дергались в судорогах руки и ноги.
   Десантник, ворочая в углу рта тлеющую сигарету, ударами кулака по спинам пленников равнодушно отсчитывал очередной десяток. Хонтийцы выстроились на краю промоины. Некоторые из смертников смотрели на имперцев, другие поворачивались к палачам напряженными спинами в ожидании смерти. Где-то под стеной застрекотала кинокамера.
   -Восемь, девять, десять. Все. Готовсь! Огонь!- командовал офицер.
   На краю оврага остался лежать подросток в больничной в пижаме. Он был еще жив и царапал глину скрюченными пальцами.
   Десантник прицелился в голову.
   -Отставить!- скомандовал Дададай Хо. Офицер без спешки приблизился к раненому и столкнул его сапогом в могилу. Парень пытался ухватиться за осыпающийся край промоины, а потом исчез в глубине. Двое морпехов сапёрными лопатками споро копали землю, забрасывали дымящиеся лужицы крови на краю овражка.
   В следующей десятке оказался жрец. Он едва нёс своё грузное тело на трясущихся ножках и бормотал:
   -Благо Света Мирового, слава Света Мирового...
   У самого края жрец упал на колени:
   -Воины, не подымайте руки на слугу богов...
   -Дать ему сапогом в корму? -задумчиво спросил на эм-до кто-то из матросов.
   -Да пусть его. -ответил курящий сменщик. -Просто так шлёпни. Священник всё-таки...
   Юный хонтийский ополченец с забинтованной грудью (по бинту расплывалось красное пятно) с трудом сложил руки на груди, набычился и гордо бросил:
   -Не солдаты вы, а мразь, бандиты морские. Такое шлюхино отродье, когда утонет, даже рыбы жрать брезгуют. А тебя, морда горелая, радиоактивная, наши ребята в следующий раз ещё не так поджарят.
   Плюнул корвет-лейтенанту на сапог. Тот пожал плечами, ткнул в рот ополченцу пистолет и, дробя сжатые зубы, выстрелил снизу. Ополченец, коротко дернув головой, рухнул навзничь. Молодое тело задергалось крепкими мускулами. Дададай Хо старательно вытер сапог о чистую сторону бинта.
   После четвертого десятка корвет-лейтенант перестал смотреть в лица истребляемых, слушать их вскрики и стоны. Сигаретный и пороховой дым,сырой туман. Мелькали тела, дёргались в смертных судорогах. Раненые ползали, плакали. Корвет-лейтенант равнодушно молчал, смотрел, курил. Трупы с мотающимися руками и ногами скатывались вниз, исчезали. А к овражку гнали и гнали живых, от смертного ужаса испражняющихся в белье, потеющих ручьями.
   Калек с костылями и ополченцев скинули в овраг живыми. Мужчин больше не оставалось. Пришла очередь женщин.
   Работница средних лет прошла, прихрамывая, спокойно осенила себя и соседей благословляющим жестом и стала под прицел. Полногрудая круглозадая дама с высокой прической осторожно ступала по холодной липкой слизи. Сказала непонятно кому обиженным детским голосом:
   -Не хочу...
   Стало тихо. Лунину показалось, что сейчас засопевшие десантники отведут женщину в сторону, кинутся, схватят, сдавят. Но офицер спокойно выстрелил ей в висок, сорвав разрывной пулей верх черепа с пышной прической.
   Трупы в овражке громоздились друг на друга. От них ручейками текла кровь. А Лунин видел ярко-алую реку. Туман покраснел и пах кровью. Морпехи - тоже в красном. И орудуют топорами, а не винтовками. Рубят, рубят, рубят. Хряскают под железом мясо и кости... Всеслав закрыл глаза.
   Но в уши лезли треск выстрелов, вскрики и стоны, плач заживо погребаемых.
   -Следующие, выходи!
   Наконец кровавая работа завершилась. Стих стрёкот кинокамеры. Матросы забросили карабины за плечи, отошли в сторону, достали сигареты, флягу, колбасу. Они курили, разливали спиртное в пластиковые стаканчики, пили и закусывали.
   Не стрелявшие десантники приблизились было к оврагу, но по приказу офицера тут же поспешно отпрянули. Из кустов с хрустом выломился матрос с нелепыми пузатыми оранжевыми баллонами за спиной и черным шлангом в руках. Огнеметчик сердито рявкнул на замешкавшихся морпехов, пощелкал рычажками, направил сипло гудящую жирную струю пламени в овраг.
   Черный дым столбом поднялся вверх. Офицер помахал ладонью перед носом, приложил к лицу платок и поспешно удалился. Матросы построились, зашагали следом.
   Прогрессоры молча смотрели друг на друга.
  

Саракш, Лазурная дуга

Борт субмарины "Единорог", Островная империя

05 часов 20 минут, 4-го дня 1-ой недели Синего месяца, 9590 года от Озарения

  
   Два офицера имперского флота стояли, не замечая легкой качки, на ровном овальном мостике башни, огороженной легкими металлическими перилами, У переднего конца площадки, почти у самых перил, белая башня круто уходила вниз, в воду. Легкие волны касались копыт вставшего на дыбы единорога, искусно выведенного синей краской. Позади площадки на протяжении двадцати пяти саженей башня полого спускалась к воде, подобно спине великана-кашалота. Там поднималась задняя (малая) башня. Сбегавшие волны порой открывали еще на несколько саженей пологую спину субмарины, показывая, что она тянется под водой и далее.
   Один из офицеров, одетый в ослепительно белый с золотыми пуговицами китель с золотыми шевронами на рукавах, молча осматривал завернутый вверх саракшианский горизонт при помощи инструмента, похожего на спаренные мощные подзорные трубы. Другой, низенький и склонный к полноте, сутулясь, стоял позади командира, привычно соблюдая нормы дисциплины и почтительности. На нем были белоснежная куртка и кожаный шлемофон. Он также, не отрываясь, смотрел вперед.
   -Ну и чем, штурман, обрадовали твои слухачи? - опустив подзорные стереотрубы, спросил первый.
   -Все тем же самым, брат корвет-капитан. Акустики трижды перепроверили все до последней мелочи. Кстати, не только они. Химики и пеленгаторщики - также. Перед нами прошло в надводном положении крупное подводное дизельное судно. Теперь оно находится в заливе на месте нашей предполагаемой остановки. Водоизмещение не установлено, но девять шансов из десяти, что это лодка десанта из нашего флота.
   -Еще не хватало! - глубоко вздохнул Цазахи Бу, -Занесло же морпехов именно сюда и сейчас. Охотники за головами нам все задание сорвут, если уже не сорвали. Спроси-ка у радистов, есть ли новости?
  
   Штурман сошел вниз, однако уже через пяток минут вновь был рядом с корвет-капитаном, протягивая голубой листок радиограммы.
   -"5-24-4-1С. Экстренная. Штаб - "Единорогу". В ответ на ваш запрос, -прочел вслух штурман, -сообщаем, что в указанном секторе может находиться отдельный десантный отряд "океанских змеев" под командованием корвет-лейтенанта Дададая Хо (дизель-электрическая субмарина "Подруга"). Режим их активности - вольная охота. Длина волны для связи - 106,5-У, позывные - "Беспощадность"".
   -Пусть радисты свяжутся.
   -Но режим радиомолчания...
   -Под мою ответственность. - мрачно сказал Цазахи Бу, -Полный вперед без погружения.
   -Слушаюсь, брат корвет-капитан!
  

Саракш, Лазурная дуга

Борт субмарины "Беспощадная", Островная империя

05 часов 35 минут, 4-го дня 1-ой недели Синего месяца, 9590 года от Озарения

  
   Корвет-лейтенант десантных войск Дададай Хо вышел из своего крохотного, зато отдельного капитанского отсека в узкий коридор и, минуя главный пост, каюту связистов и навигаторов, спальные отсеки командного состава и рядовых, прошёл к рубке.
   - Н-ну, зачем будили, подчиненные? - осведомился командир. -Ага, сообщение, давайте...
   Он углубился в чтение, хмыкая и потирая бритый лоб.
   -Надо же, гости. -сказал Дададай довольно равнодушно. - "Рыцари" пожаловали. И где они там?
   -Входят в залив! - отозвался вахтенный.
   -На борт приглашали?
   -Благодарят, но просят встретиться на берегу. - доложил вахтенный.
   -Готовьте шлюпку.
  

Саракш.

Хонти. Пограничная зона. Обитель "отцов-путеуказателей".

06 часов, 4-го дня 1-ой недели Синего месяца, 9590 года от Озарения

  
   В поведении "морских рыцарей", элитных командиров имперского флота на службе и вне ее каких-либо различий разницы не имелось. Не существовало одеревенелой вышколенности и официальности в строю, а тем паче за пределами его. "Морские рыцари" равного звания и на борту субмарины и вне службы обращались друг к другу на "ты", по имени. К высшим чинам, начиная с бриг-капитана, а порою и с корвет-лейтенанта, если он командовал атомным кораблем, обращались по званию, добавляя уставное "брат", а по делам службы - в третьем лице, в особенности, если разговор был сугубо служебным. Матросы отлично знали, что такое дисциплина и как жестко, даже жестоко карается малейшее отступление от нее, но в то же время искусно соединяли строевую субординацию с особой "неформальной" почтительностью по отношению к офицерам с серебряными кортиками. Знак приветствия был традиционным, военным - резко прикладывали кулак к сердцу, а не общеимперским, когда салютовали, вскидывая ладонь.
   Десантники же, "океанские змеи", как правило, бравировали грубоватой простотой суровых нравов. Их офицеры, носившие кортики с рукоятями из моржового бивня, к мелочной регламентации уставов относились избирательно. Чего нельзя нарушать, того нельзя, коль нарушил, так одна тебе дорога - через торпедный аппарат за борт. А мелочи, что ж, на то они и мелочи. К примеру, никакой настоящий "змей" не надевал значок, медаль или орден без аккуратной алой подкладочки. Терпеливо отбывал взыскание за нарушение формы одежды, потом изготавливал из красной ткани новые кружочки вместо изъятых патрульными. Салют отдавал небрежно, отмахивая согнутой в локте правой рукой. При разговоре с младшим по чину чаще всего разрешал обращаться к себе просто "брат", однако, не терпя и следа фамильярности при этом.
   Общаясь между собою, "рыцари" и "змеи" были очень предупредительны и сдержанны, старательно не замечая разницы в стиле поведения. Но все же, как правило, предпочитали внеслужебное общение с лицами своего круга...
   Надувная резиновая шлюпка с белыми хвостатыми буквами "Единорог" на боках, урча мотором, описала плавный полукруг и, теряя скорость, ткнулась в прибрежный песок. Там уже красовались две точно таких же лодки с "Подруги".
   Корвет-капитан Цазахи Бу ловко выпрыгнул на берег и четким движением стукнул кулаком в грудь. Тот отсалютовал корвет-лейтенанту Дададаю Хо. Формальности закончились. Офицеры протянули друг другу руки и уселись на нос вытащенной матросами на берег шлюпки.
   -Чем занимаетесь? - поинтересовался Бу.
   -Да как обычно. - ответил десантник. -Свободный поиск нам на этот раз не разрешили. Приказали совершить рейд к побережью в сопровождении баржи. Прогулялись, взяли четыре сотни пленных. Триста сорок штук - товарных, шестьдесят - вчера пришлось утилизировать в овраге. А вы тут зачем?
   -Боюсь, что теперь уже ни за чем. - кисло улыбнулся корвет-капитан. -По распоряжению адмиралтейской разведки нам следовало в этих местах подобрать десять человек. Но после "змеев", кажется, подбирать некого.
   -Да отчего же? Наверное, они уже на барже, проверяйте. Правда, если их там нет, тогда ищите в овраге, а оттуда, сами понимаете...
   -Что ж, для начала посмотрим в трюмах.
   Внезапно корвет-лейтенант насторожился и жестом прервал беседу. Бу-Кашалот также прислушался. Где-то вдали послышались пулеметные очереди, взрывы.
   -Что? Где? - рявкнул командир десанта.
   Матрос, крутивший ручку полевого телефона, насторожился, прижал наушник, потом доложил:
   -Брат корвет-лейтенант, охранение наткнулось в развалинах на каких-то хмырей. Те открыли с башни огонь, двоих ранили.
   -Отступить и обеспечить точную наводку для выстрела. - приказал десантник, - Носовое орудие - к бою!
   Из-за зубчатой стены деревьев с шипением вылетела белая ракета, зависла в небе, а вдогонку тут же взметнулась зеленая.
   -Мои! Целы, хвала Глубинному! -воскликнул Цазахи Бу, -Отставить обстрел! Отведи-ка, брат, всех от этих развалин, пока не поздно.
   Он подал знак ординарцу, тот поднял массивную ракетницу, хлопнул выстрел, потом второй.
  

Саракш.

Хонти. Пограничная зона. Обитель "отцов-путеуказателей".

06 часов 20 минут, 4-го дня 1-ой недели Синего месяца, 9590 года от Озарения

  
   С какой стати десантникам вздумалось карабкаться на верхние этажи башни, так и осталось невыясненным. Но они туда полезли. С невероятными усилиями четверка патрульных забралась на второй уровень и спустила веревочную лестницу для остальных, ожидавших внизу. Медлить было нельзя. Ходуля заметил в заливе вторую подводную лодку и эта субмарина с синим рисунком на мостике, кажется, была именно той, ожидаемой. Проводник с белым и зеленым стаканами сигнальных ракет выбрался на балкон, а Лунин и Абалкин приготовили автоматы. Первых десантников сбросили прикладами. Со двора послышались крики, застучал пулемет, грохнули гранаты.
   Ходуля по-пластунски сполз к прогрессорам.
   -Ответные ракеты! - сообщил он с облегчением. -Ждем. Этих отгонят, за нами придут.
   В самом деле, стрельба прекратилась. Через четверть часа над забором показалась тряпка на палке. Ей медленно помахали и во двор обители осторожно ступил островитянин в белой куртке и кожаном шлемофоне. Он, поднимая над головой и опуская скрещенные руки, направился к башне.
   -Пойду. Тут оставайтесь. - приказал проводник. - И, если чего не так, вон прорывайтесь туда, бежите, как сил хватит.
   Он спустился в цокольный этаж, вышел во двор и направился навстречу офицеру, отвечая теми же жестами. Они остановились посреди двора, переговорили, показали друг другу какие-то предметы, после чего Ходуля повернулся к башне:
   -Эй, все в порядке!
   -Пора. -сказал Гурон. -Только сначала...
   Он достал из рюкзака блестящий цилиндр, установил в проломе, выдвинул из него оптический прицел и навел на позже прибывшую субмарину. Коротко и тихо прожужжал Z-лазерный отметчик. После этого Гурон спрятал устройство в трещине между камнями, старательно засыпав щебнем.
   -Э, - обеспокоился Всеслав, -аборигены машинку не обнаружат?
   -Нет, сразу после отправки сообщения капсула распадется. - успокоил Гурон.
  

Автоматический прием сообщения[1]

Источник: Саракш, Хонти. Пограничная зона. Обитель "отцов-путеуказателей", киберпередатчик.

19 мая 2170 г., 0 час.03 мин.(время земное, гринвичский стандарт)

Выполнен кибер-оператором ХР-84 базы "Саракш-2".

Тема: "Операция "Штаб".

Содержание: Сообщение Гурона

   Контакт начат. Просим проследить за направлением движения атомной субмарины, где мы будем находиться. Она помечена Z-лазером. Полагаем, при отсутствии связи это позволит отследить наши перемещения в дальнейшем.
  
   Гурон, Чёрная Пешка.
  

конец документа

Саракш, Лазурная дуга

Борт субмарины "Единорог", Островная империя

09 часов, 6-го дня 1-ой недели Синего месяца, 9590 года от Озарения

  
   Всеслав неподвижно лежал с закрытыми глазами и перебирал в памяти события последних дней. С верхней полки слышалось ровное дыхание Гурона, но и он, очевидно, лишь притворялся спящим.
   ...Когда прогрессоры спустились с маяка-колокольни, их окружил конвой из матросов "Единорога", отстранивший озлобленных морпехов с "Подруги". Ходуля передал подопечных штурману "Единорога" и торопливо засобирался назад. Гурон отдал ему свой рюкзак и вещмешок Лунина, а бинокль повесил на шею. Проводник шмыгнул носом и, отвернувшись, буркнул:
   -Спасибо. Ну, того, значится, удачи, что ли ... Пусть все у вас там склеится, чтобы как нельзя лучше. Бывайте!
   Он мельком глянул в сторону поварской, хмыкнул и скрылся за углом башни.
   Всеслава и Льва доставили на берег, где раздели догола, остригли "под ноль", заставили вымыться холодной водой, смердящей хлорной известью. Потом провели медицинский экспресс-анализ на предмет зараженности эпидемическими болезнями, (каковые болезни могли заслать на Архипелаги через своих агентов злокозненные хонтийцы). Далее выдали поношенную, но чистую рабочую униформу со споротыми знаками различия. Пока шла их санитарная обработка, бриг-капитан Цазахи Бу выслушивал отчеты разведчиков. Оказалось, что вторая ожидаемая группа в окрестностях обители вообще не обнаружена. Очевидно, семерка просто не дошла до побережья. А несчастный, расстрелянный десантниками с "Подруги" среди прочих, был десятым. Судьба же его проводника вообще осталась неизвестной. После прояснения обстоятельств уже ничто не удерживало Бу-Кашалота и он отдал приказ о немедленном отплытии.
   Прогрессоров заперли в маленькой четырехместной каютке с металлическими стенами и полом, с узкими откидными полками и столиком. Развернуться там было негде, можно было только лежать или сидеть. Трижды в день вахтенный матрос приносил еду, молча ставил на стол и уходил. Через полчаса он возвращался, забирал посуду, менял пластиковую посудину с питьевой водой, стоявшую в ячейке над столиком, выводил Всеслава и Льва в туалет и сопровождал обратно. Редкие встреченные по пути матросы безмолвно сторонились, не проявляя никакого интереса к пассажирам. (-Лодка призраков, - буркнул Гурон, - "Летучий Голландец".) Над запертой дверью каютки горела лампа, которая (когда наступало время отбоя) гасла и в ее прозрачном овальном корпусе загорался синий ночник. Видеоаппаратуры нигде вмонтировано не было, но в стене над столиком совершенно открыто темнели забранные алюминиевой решеткой микрофон и телефон. Никто, разумеется, не реагировал на произнесенные в микрофон слова, но прослушивание было постоянным. Поэтому земляне почти все время молчали, лишь изредка обмениваясь незначащими фразами на хонтийском. Тем не менее, их общение было достаточно активным. Во время первого же ужина Гурон, привлекая внимание, слегка кашлянул и поднял обе руки. Его пальцы быстро зашевелились. Всеслав кивнул, ответил тем же.
   -"Хонтийский? Базовый?" - на языке жестов спросил Гурон.
   -"Русский." - возразил Всеслав.
   Прогрессоры догадались об отплытии по едва ощутимой дрожи, пробежавшей по корпусу субмарины, когда винты начали набирать обороты. Некоторое время ощущалось легкое покачивание, затем пол слабо наклонился, выровнялся и качка совершенно исчезла.
   -"Нырнули" - показал Всеслав.
   -"Зачем?- удивился Гурон. - Что мешает идти в надводном положении?"
   Они, разумеется, не могли знать о циклоне, пришедшем в эти широты. Над ними на высоте тридцати метров бушевал ураган. А еще двумя сотнями километров выше на орбите планеты станция "Саракш-1" безуспешно пыталась отыскать в циклопическом хаосе бурлящей воды крохотную Z-лазерную метку на боку "Единорога". Помеченная субмарина была потеряна.
  

Председателю[2]

Комитета по контролю при Всемирном Совете

Р.Сикорски

Уровень конфиденциальности - высокий.

Дата: 23 мая 2170.

Автор: Тайка Сумбхаи, председатель пятого отделения

Тема: Начало операции "Штаб".

Содержание: Внедрение

   Вы запросили материалы, касающиеся начала операции "Штаб". Переправляю их с приложением своего особого мнения по поводу включения в операцию Всеслава Лунина. Продолжаю настаивать на том, что само присутствие В.Лунина на Саракше ставит успех операции под угрозу.
  
   Слон (Т.Сумбхаи)
  

конец документа

  

Тайка Сумбхаи, председателю пятого отделения[3]

Уровень конфиденциальности - высокий.

Дата: 24 мая 2170.

Автор: Р.Сикорски, Председатель

Комитета по контролю при Всемирном Совете

Тема: Начало операции "Штаб".

Содержание: Внедрение

  
   Слон!
   Отныне и впредь настоятельно требую прекратить возню вокруг Лунина! Заканчивайте этот седер[4]! Человек а)хочет и, кажется, б)может прекрасно работать. Это плохо? У него есть собственное видение проблем. Это плохо? Он, при всех справедливо отмеченных вами слабостях и недостатках, саракшианец больше, чем все мы вместе взятые. Это плохо, черт возьми?! Оставьте его в покое, пусть все идет, как идет, под мою личную ответственность.
   В дальнейшем извольте сосредоточить всю вашу неугомонную компанию во главе с Ли прежде всего на поиске Абалкина и на установлении с ним связи. При обнаружении Гурона - докладывать мне в экстренном режиме в любое время.
   Вопросы есть? НЕТ у вас вопросов!
  
   Р.Сикорски
  

конец документа

   Комментарий Сяо Жень:
   Можно сколь угодно долго морализировать вокруг приведенных выше документов, спекулировать на них, брызгая маслом на давно затухшие угли дискуссии о прогрессорстве. Можно спекулировать на решениях, принятых руководством КОМКОНа-2 в то время. Тем более что у меня, как ни у кого иного, имеется на это право. Однако я не буду этого делать.
   Да, на первый взгляд может создаться впечатление, будто черствого сухаря Экселенца прежде всего заботил лишь бдительный надзор за надежно (как он надеялся) сосланным на Саракш Львом Абалкиным, а судьба Всеслава Лунина, выполняющего уже второй раз роль прикрытия и статиста, нимало не беспокоила. "Оставьте его в покое, пусть все идет, как идет". Но внимательно вчитайтесь в замечание Сикорски! Проницательность шефа прогрессорской организации была просто сверхъестественной. Уже тогда он осознал то, чего никак не могли сообразить его все более "каммереризирующиеся" подчиненные. "Оставьте его в покое, пусть уходит. - вот что хотел сказать Экселенц. -Он уйдет умело".
   Как всегда холодного и грустного умницу Экселенца не поняли.
   "Оставьте его в покое"...
   Руководителем отдела индустриальных цивилизаций КОМКОНа-2 - напомню - тогда был Максим Отто Каммерер. Мне трудно быть объективной по отношению к этому ныне здравствующему старцу, памятуя о той роли, которую он (пусть невольно) сыграл в судьбе КОМКОНа-2 в целом и моего деда, в частности. Но я искренне стараюсь сохранять непредвзятость. Так, обвинить Каммерера в мелочном злопамятстве нельзя ни в коем случае. В ту пору он был "сверх головы" занят многочисленными делами отдела, которые сводились, в основном, к аккуратному сворачиванию начатых прежде акций на промышленно развитых планетах. Полагаю, вскоре после высадки Всеслава Лунина на Саракше М.Каммерер попросту забыл о нем. И нет никаких оснований считать, что прозвище "Черная Пешка"[5], закрепившееся за Всеславом, пустил в обиход именно Максим Каммерер. Дескать, я - УЖЕ Белый Ферзь, а тот - всего лишь черная пешечка, которая только МОЖЕТ стать ферзем. Потом. Если повезет. Так вот, есть все основания допустить, что прозвище придумал и привил Джеральд Ли, руководитель и координатор операции "Штаб". Во всяком случае, в его письмах к помощникам - Ицхаку Ривкинду и Кшанти Бхартримурти - я впервые обнаружила эти слова и аббревиатуру ЧП, неприятно поразившую меня другой своей расшифровкой: "чрезвычайное происшествие". Дж.Ли был идеальным руководителем и лучшим координатором, великолепным знатоком и профессионалом. Кроме того, на Саракше находился его друг. Но даже Ли не вник в слова Экселенца...
   "Оставьте его в покое"... "Оставьте в покое"... "В покое"...
  
   [1] БВИ. Архив документации КОМКОНа-2 (GPI:\\СС2-Archiv files\volume0671\file123\p24)
   [2] БВИ. Архив документации КОМКОНа-2 (GPI:\\СС2-Archiv files\volume713\file99\p875)
   [3] БВИ. Архив документации КОМКОНа-2 (GPI:\\СС2-Archiv files\volume713\file99\p879)
   [4] Седер (иврит) - длинная и нудная пасхальная церемония
   [5] Вообще говоря, среди КОМКОНовцев стало традицией заимствовать прозвища из шахматной терминологии. Тот же Тайка Сумбхаи рядом со своей подписью часто рисовал уж никак не общеизвестное хоботное млекопитающее, а силуэт шахматной фигурки.
  
  
   ХОД 18
  

Борт субмарины "Единорог", Островная империя

10 часов, 1-го дня 2-ой недели Синего месяца, 9590 года от Озарения

  
   -Вот дрянь! - процедил сквозь зубы штурман. Корвет-капитан Цазахи Бу был с ним совершенно согласен. Гребенчатый ящер никогда и ни у кого из моряков не вызывал положительных эмоций. Еще в древности они наводили ужас на рыбаков, нападая на их лодки. Когда отвратительные головы с разинутыми клыкастыми пастями, вздымались на длинных покачивающихся шеях над поверхностью моря рядом с ладьей, это было предвестием скорой и лютой погибели. Удары огромных туш в днища раскачивали суденышки, чудовища хватали людей, рвали снасти. Потом раздавался треск проломленных бортов, злосчастное судно скрывалось в водовороте, тогда как охваченные ужасом экипажи других кораблей лишь молились за упокой душ несчастных, ибо спасать было некого.
   Естественно, на атомную субмарину гребенчатые ящеры не бросятся. Даже при том, что, в отличие от прочих рептилий, атакуют стаями. Эти безмозглые пожиратели все-таки имеют достаточно здравого смысла, чтобы не атаковать стальную громаду, которая несравненно крупнее и сильнее. Но омерзительных тварей с пилообразным гребнем по хребту становится в здешних водах все больше, они подходят к подводным лодкам все ближе и порой часами следуют параллельными курсами. Особенно их привлекают шумные и пузатые баржи десантников. Неимоверно чуткий слух рептилий улавливает совершенно неслышное человеческому уху гудение, которое издает баржа. Еще бы - подводный транспорт рассчитан на пятьсот пленников, а десантники "с учетом усушки и утряски" вколачивают в трюмы до восьмисот. Бывает, что у тихоходной баржи на путь от материка до пристани карантинного лагеря на Архипелагах уходит больше недели. В пути пленным, конечно, дают воду и пищу. Но все равно они изнывают от жажды, мучаются от голода, задыхаются от недостатка кислорода, особенно если баржа движется под водой и люки закупорены. Воздух, многократно побывавший в легких, перемешивается с удушливым зловонием, истекающим от больных, изможденных тел и испражнений. Разговоры, жалобы и стоны сливаются в сплошной гул и металлические стенки корпуса, понятное дело, резонируют. Говорят, умелый акустик засекает баржу с рабами на расстоянии до семидесяти миль, что уж говорить об обитателях морских глубин. Гребенчатые ящеры ждут заветного скрипа люков. Это означает, что завершилась предусмотренная расписанием поверка и морские пехотинцы, пересчитав "живую добычу", убедились, что часть ее перестала быть живой. Трупы будут выволочены из отсеков и вбиты в шлюзовые камеры. Потом наружные люки медленно распахнутся, и вожделенная человечина станет доступной драконьей пасти. Несколько портит вкус слабый запах дизельного топлива, но с этим можно смириться.
   Однако бывает и так, что идиллия пиршества ящеров нарушается. В океанских глубинах тоже идут войны. Одну из них сотни тысячелетий кряду ведут кашалоты с ящерами. Один из таких могучих витязей объявился рядом с "Единорогом", осторожно переваливавшим через подводный горный хребет, и с присоседившейся к подводной лодке стае пресмыкающихся. Это был превосходный матерый боец, не менее девяноста футов длиной. Его исполинскую, притупленную и в то же время идеально обтекаемую голову "украшал" добрый десяток шрамов. Черную, бархатно блестящую кожу спины также усеивали, крупные шрамы: следы от щупалец и клювов великанских головоногих. Едва заметно пошевеливалась крепкая челюсть, усеянная правильными рядами острых конических зубов. Маленькие глазки кашалота блеснули холодной, расчетливой злобой, когда он почуял извечных недругов, пиратов и убийц его детенышей, подло нападающих из засады вдесятером на одного.
   -Атака! -сказал штурман, -Сбросим скорость и посмотрим?
   Корвет-капитан согласно хмыкнул. Он с уважением наблюдал сквозь толстое бронестекло иллюминатора, как его тезка в свете прожектора субмарины совершает подготовительный маневр. Величественно развернувшись, кашалот замер, затем, набирая скорость, ринулся прямо в центр стаи ящеров. Те заметили угрозу. Шестерка рептилий с поразительной быстротой разошлась в разные стороны и с разных сторон бросилась на гиганта. Вокруг образовывались водовороты, где вращались медузы, обрывки водорослей и муть. Судьба нижней рептилии оказалась плачевной: его тело с откушенной головой, двигаясь по инерции, ушло в глубину. Но остальные вцепились в бока кашалота. Кровавая муть заволокла место сражения. Кашалот метнулся вертикально вверх, обрушился на ближайшего из неприятелей - тех осталось четверо. Потом наступила очередь еще одного из ящеров. Они не смогли умело использовать своего численного превосходства, так что теперь судьбу схватки можно было предсказать.
   На какое-то время побоище приостановилось: обеим сторонам потребовалось всплыть, чтобы вдохнуть воздуха. На поверхности пришел черед вожака стаи. Бойцы вновь погрузились, и кашалот пошел на таран. От страшного удара его головы предпоследний ящер, беспомощно шевеля ластами, стал погружаться. Уцелевший кинулся прочь. Впрочем, его судьбе не следовало завидовать: по едва заметному шлейфу крови устремились мелкие акулы.
   А торжествующий победитель снова неспешно взмыл за необходимым ему воздухом. Кажется, полученные в бою раны всё-таки не были серьезными.
   -Каков герой! -уважительно произнес штурман.
  

Председателю[1]

Комитета по контролю при Всемирном Совете

Р.Сикорски

Уровень конфиденциальности - нет.

Дата: 1 июня 2170.

Автор: Тайка Сумбхаи, председатель пятого отделения

Тема: Отчет по Саракшу

Содержание: Состояние агентуры

  
   Уважаемый Председатель!
   Ваши напоминания по поводу сроков предоставления отчета совершенно излишни. Все будет готово вовремя и в надлежащей форме, а именно - через три дня. Если коротко, то могу резюмировать уже сейчас.
   По истечении двух месяцев на Саракше будут свернуты все наши операции за исключением следующих:
   1) "Потоп в преисподней" - срыв программы создания нейтронного и кобальтового оружия в Дунде (Т.Рильницки, Х.Обермайер, К.Лемурье). Прогнозируемое окончание - через полгода.
   2) "Зеленая революция" - создание служб экологической реанимации в Хонти и Пандее (С.Кац, Ф.Муслими-хан, Г. ван Химмлеринк). Прогнозируемое окончание - через полтора года.
   3) "Штаб" - внедрение постоянно действующих агентов в Островную империю. (Л.Абалкин, В.Лунин). Прогнозируемое окончание - не предвидится.
   Секция "Саракш" перейдет к пассивному наблюдению и обработке материалов, поступающих с орбитальной станции "Саракш-1".
  
   Слон (Т.Сумбхаи)
  

конец документа

  
  
   Комментарий Сяо Жень:
   Без комментариев! Восемь на всю планету!
  

Саракш

Островная империя. Белый Пояс Близ островка Цузуй.

07 часов, 4-го дня 2-ой недели Синего месяца, 9590 года от Озарения

   -"Должно быть, мы на месте". - показал знаками Всеслав. Абалкин вопросительно дернул подбородком.
   -"Всплыли. Субмарина стоит довольно долго. - пояснил Всеслав. - С завтраком запоздали. Матросы зашевелились. Люк, кажется, открывают".
   Герметическая дверь в каютку открылась и подвахтенный поставил на столик алюминиевые тарелки с кашей и кружки с неизменным морсом.
   -Нужно быстреть. Пять минутов - сказал он по-хонтийски со странным звонким акцентом и скрылся. Это были первые слова, услышанные от островитян за все время подводного путешествия.
   Действительно, через пять минут матрос с карабином вывел прогрессоров наружу. Они с наслаждением вдохнули прохладный морской воздух и огляделись. Слышалось шипение насоса, надувавшего шлюпку. Над рубкой возвышалась выдвижная металлическая мачта и на ней слабо колыхалось на чуть заметном ветерке квадратное полотнище с вертикальными полосами: черной, желтой и белой. Долго не удавалось разобрать рисунка, красовавшегося на шелковом флаге, пока ветерок все же не развернул его. В центре была изображена молния, пронзавшая волны.
   "Единорог" стоял в полукилометре от плоского берега, на котором в дымке угадывались какие-то строения. Где-то вдали смутно виднелись высокие пологие холмы. Небо здесь было странным: с приятным сильным желтовато-розовым оттенком. Надувная лодка плюхнулась в воду, матрос стволом карабина указал на нее. Абалкин и Лунин и по мокрому трапу спустились вниз, сели на колышущееся резиновое дно. Через некоторое время бриг-капитан Цазахи Бу в белой штормовке поверх мундира и штурман с папкой для бумаг под мышкой показались на мостике. Они также проследовали к лодке, не обращая внимания на землян, заняли место у мотора. Взревел двигатель, лодка направилась к берегу. Сразу же прогрессоры поняли, отчего офицеры сели сзади. Хотя вода была гладкой, без каких либо признаков волнения, шлюпка издевательски подпрыгивала, хлопая плоским днищем по воде. Прогрессоры поспешно подтянули ноги под занывшие зады.
   Три длинных причала далеко вдавались в море. Левый был практически пуст и лодка "Единорога" направлялась именно к нему. К правому, где царила толчея, подходил от баржи, стоявшей на якоре, катер с большой группой людей на палубе. Там слышались крики, топот сапог, яростный, захлебывающийся собачий лай.
   Когда лодка погасила скорость и мягко прильнула боком к бетону, бриг-капитан и штурман ловко выпрыгнули на причал. К ним приближался подтянутый офицер с ярко-синими петлицами имперской разведывательной службы. Он четко приложил кулак к груди, протянул Цазахи Бу развернутое удостоверение и произнес:
   -Счастлив поздравить с возвращением, братья! Фрегат-лейтенант Хацуко Зо. Уполномочен принять пассажиров.
   Корвет-капитан флегматично покивал, штурман раскрыл папку и положил ее на массивную тумбу черного чугуна. Вместе с разведчиком они перелистали какие-то бумаги, обменялись росписями.
   -Ну вот, все формальности улажены! -бодро сказал разведчик. -Погостите?
   -Это в лагере-то? - рассмеялся Бу-Кашалот. -Благодарствую, брат, уж лучше вы у нас!
   -Да отчего же в лагере? В городке. - в свою очередь улыбнулся фрегат-лейтенант. -Тут за холмами та-акие места! За последний год развелась уйма ящеров, и недавно разрешили их выборочный отстрел. Охота - просто с ума сойти!
   -Нет, спасибо. Возвращаемся на базу, таков приказ.
   -Жаль! Что ж, спасибо за доставку кандидатов. Гладкого моря и быстрого пути!
   Шлюпка отчалила по направлению к субмарине. Прогрессоры проводили ее взглядами. Офицер жестом приказал следовать за ним. Они сошли с причала и обогнули высокий бетонный забор. У небольшой постройки с плоской крышей в строю стояло - по росту, отдельно мужчины и женщины - десятка три людей разного возраста, одетые, как и прогрессоры, в ношеную матросскую форму со споротыми знаками различия, со стрижеными под машинку головами.
   Фрегат-лейтенант вяло сказал на базовом языке:
   -Старший...
   -Я! -откликнулся правофланговый в мужской группе.
   -Принять этих, пометить и поставить в шеренгу.
   -Слушаюсь!
   Старший исчез, но тут же вернулся с клеенчатыми прямоугольниками. Крупные метки он прижал к спинам Всеслава и Льва и старательно разгладил. Маленькие нашлепнул на правую сторону груди. Клей противно мочил и холодил тело. На нашивках на фоне синего кольца была нарисована пузатая и хвостатая сиреневая руна, отдаленно напоминавшая латинскую букву b. Потом старший раздвинул строй справа и поставил там Абалкина. Лунину досталось место ближе к центру.
   -Осмелюсь сообщить, готово!
   -Отправляемся. -распорядился контрразведчик, - Напоминаю, если в строю есть самоубийцы, им разрешено перейти в ту, другую колонну. Есть таковые? Нет? Странно...
   "Другая колонна", сообразил Всеслав, это большая толпа в несколько сот человек, привезенных в баржах. Их пригнали с правого причала конвоиры, с трудом удерживающие на поводках злобно скалившихся рыжих приземистых и мускулистых собак. "Других" не переодевали и обращались с ними куда хуже, чем с той небольшой группой, куда причислили Лунина и Абалкина.
   От унтера в форме береговой охраны, прохаживавшегося с палкой перед "другой колонной" не укрылся молчаливый ужас выгруженных из барж людей:
   -Ну как, славные мои, -елейным голоском обратился он к оцепеневшим пленникам на диалекте эм-до, - любопытствуете, где находитесь? У входа в мир справедливости и разума, миленькие. Работящие получат возможность трудиться, а значит - жить. Лодыри удобрят собой поля и огороды. Ясненько, милые? Тогда вперед!! Беглым шагом! За неповиновение - виселица! Падающим симулянтам - расстрел! Да не ломать рядов, вы, слизни сухопутные! Переводчик, втолковать идиотам сказанное.
   Обе группы вначале двигались параллельно по асфальтированной дороге, затем свернули вправо. Теперь они шли по пути, покрытому галькой. Маленькую колонну, в которой находились Лунин и Абалкин никто не конвоировал. Слева, покуривая, беспечно шагал фрегат-лейтенант Хацуко Зо. Зато вдоль рядов большой группы с грубой руганью и окриками метались солдаты-береговики, штыками подгоняя отстающих. Псы рвались с поводков, рычали, обнажая клыки. Несколько раз в колонне "других" падали люди, их старались поднять его, но не всегда успевали. Наторелые собаки исступленным лаем указывали береговикам очередную жертву. Несчастных вышвыривали из рядов. Вот впереди пошатнулась, несколько раз взмахнула широко расставленными руками женщина, затем рухнула как подкошенная. Лай. Выстрел. Вскрик. Солдат дымящимся стволом карабина выцеливает следующую жертву, а рыжий пес, став передними лапами на труп, рычит ему в лицо.
   Сосед Лунина широко раскрытыми глазами смотрит на происходящее в соседней колонне и невольно вжимает голову в плечи, приноравливается к шагу окружающих. И, пусть никто из конвоиров-береговиков не обращает внимания на подопечных фрегат-лейтенанта, и даже собаки пробегают мимо них с полным равнодушием, тем все равно становится страшно. Хотя вовсе не жарко, лоб соседа Всеслава покрылся крупными каплями пота, он тяжело дышал.
   От пристани до лагеря было не более полутора миль, но не все истощенные из "других" одолели их. Марш большой колонны был отмечен трупами, словно вехами. Даже последние шаги стоили жизни нескольким. Когда стали слепить глаза яркие огни прожекторов у кирпичной арки лагерных ворот, в колонне не осталось ни одного человека без легких штыковых ран. На сторожевых вышках блестели стволы пулеметов. "Карантинный лагерь "ВОЗРОЖДЕНИЕ"".- шепотом перевел Всеслав надпись над воротами и переглянулся с соседом. Тот выглядел так, словно был на грани безумия.
  

Саракш

Островная империя. Белый пояс. Остров Цузуй.

Карантинный лагерь "Возрождение"

07 часов 80 минут, 4-го дня 3-ей недели Синего месяца, 9590 года от Озарения

  
   Спускались сумерки. Обе колонны вошли в лагерь. Там их ждали стражники с резиновыми хлыстами. Фрегат-лейтенант отвел свою группу к угловой сторожевой вышке, приказал сесть на землю, а сам куда-то ушел. Его проводили тоскливыми взглядами: всем он теперь казался ангелом-хранителем, без которого их растерзают береговики. Но те по-прежнему игнорировали заключенных с лиловыми рунами b на спинах. Береговая охрана отгоняла несколько сот "других" новичков вправо, туда, где, окруженные колючей проволокой, стояли большие навесы: двускатные шиферные крыши на оструганных столбах. Колонна "других" остановилась на плаце под слепящими лучами прожекторов, здоровенный детина с квадратным одутловатым лицом, толстыми губами и бычьим голосом уперся руками в бока, оглядел строй и хрипло хохотнул:
   -Познакомимся. Это я, ваш начальник, отделенный командир береговой охраны Зуцаду Ди. Не вздумайте обращаться мне "брат отделенный". Я вам не брат, а хозяин, король, бог и шуток не допущу! Так и обращаться ко мне, когда позволю: "хозяин". Опустив голову. Вы в карантинном лагере "Возрождение". Карантин предназначается для того, чтобы проверить, на что вы годны, достанет ли у вас силенок для дальнейшей карьеры. Переводчик!
   Здесь вам привьют навыки правильного поведения, после чего распределят по лагерям трудовой подготовки, а уже оттуда разошлют по местам работы. Не всех, ясно, а только живых, ха-ха! Перевести!
   Вы, бешеные материковые крысы, слушайте внимательно! Сейчас вам выту... вутыту... тьфу! вы-та-ту-и-ру-ют номера, и с этой минуты забудьте свои крысиные прозвания и, заодно, свои дурацкие языки! Ни к чему вам такой шик. Будете учить эм-до. Вы ничто - ходячая мускульная сила, усвоили?! Если не усвоили, медузы дохлые, то быстро раскаетесь! Несообразительным у нас неуютно! Так, дальше... Блох, верно, развели тьму, обовшивели? Ага, ну так снять штаны и в баню! Оглохли, скоты? Сказано - сбросить шмотки! После бани получите модную одежду и приклеите к ней зеленые метки! Увижу кого-то без метки - спущу шкуру, набью чучело. Переводчик!
   Заключенные-новички ошеломленно озирались. Здесь? Сейчас? Раздеваться?
   -Чего окаменели? Нечего стесняться, быстро, быстро! Я приказал сбросить всю эту грязь! Ах, у кого-то еще и уши ей забиты? Прочистим!
   Заключенные стали снимать одежду, оставаясь в белье, перепачканном в нечеловеческих условиях барж испражнениями.
   -Скоты. - скорбно заключил отделенный, -Ох, какие же вы навозные скоты. Никаких понятий о гигиене там на Континенте. Воспитывать мне вас и воспитывать...
   Заключенные покрылись "гусиной кожей", дрожали. Охранники похохатывали.
   -Теперь строем по четыре марш вон туда.
   Когда первая часть заключенных подошла к бетонной стене, включились пожарные брандспойты. Струи пенящейся жидкости сбивали людей с ног, колотили по поднятым рукам, головам. Завоняло хлоркой.
   -Дальше! Следующие! Не задерживаться.
   Воду выключили. Заключенные ждали.
   -Теперь - сушиться! Чего пялитесь? Поднять руки и стоять, пока не обсохнете!
   Голых людей подгоняли к столам, где их уже ожидали, судя по серым балахонам, заключенные-старожилы. На столах лежали конторские книги, стояли баночки с тушью и коробки с игольчатыми штампами. Удар смоченным в туши штампом - и на правой стороне шеи появлялся индекс, которому не исчезнуть до самой смерти. Затем каждому грубо втыкали в ягодицу шприц - ставили прививки.
   -Меченые и обеззараженные - к мастеру по "возрожденческой" стрижке. Бегом марш!
   До "цирюльни" было всего-то футов триста, однако двое до нее не дошли. Их голые трупы оттащили к проволочной ограде. Такие же серобалахонщики простейшими машинками остригали и мужчин и женщин "под ноль". Там же каждый получил грубую обувь, серую рубаху до колен с капюшоном и клеенчатые ярлыки: поверх синего кольца - раздутое подобие зеленой буквы ? с хвостами.
   Женщин, деля на "сотни", стали первыми загонять под навесы. Потом пришла очередь мужчин. Под каждым навесом тянулись ряды деревянных нар. Матрацев, подушек и одеял не было.
   На сторожевых вышках давно уже вовсю светили прожекторы. Спустилась ночь. Пешка подивился цвету неба. Над материком его серый цвет без всяких изысков переходил в беспросветную свинцовую темень, а здесь розоватые оттенки плавно сменялись вишневыми, фиолетовыми и преображались в бархатную черноту. Вернулся фрегат-лейтенант Хацуко Зо.
   -Как, вы еще здесь? - невинно удивился он. - Так и сидите? Дышите свежим воздухом? Обозреваете окрестности? И как оно?
   Все молчали, подавленные увиденным.
   -Ладно уж, - вздохнул офицер, закуривая, - Запомните, отныне ваш мужской отряд носит номер восемьдесят два, женский - семьдесят два. Это означает, что обитать будете, соответственно, в восьмой и седьмой секциях второго барака. Усвоили? Встать. За мной.
   Слово "бараки" прозвучало для испуганных людей райской музыкой. Они вскочили и быстро построились. Но сегодня им еще довелось увидеть напоследок то, что вогнало в озноб. Из-за кирпичной постройки без окон, согнувшись едва ли не до земли, заключенные в сером вывезли тяжелый автомобильный прицеп. Рядом с ними шел охранник, подгоняя несчастных гибким прутом. Но они не вздрагивали от на ударов, очевидно, сжившись с болью, стерпевшись с ней так же, как привыкли к повозке на массивных колесах. На прицепе аккуратным штабелем лежали трупы с открытыми глазами и исковерканными лицами, в растерзанном собачьими клыками и пулями, окровавленной тряпье. Скорее всего, никто кроме Пешки и Гурона не знал диалектов Архипелагов и не умел читать, иначе ужас был бы еще большим. Каллиграфическими рунами на борту тележки было выведено: "Очистка территории от мусора".
   Перед размещением в бараке семнадцать женщин и тринадцать мужчин одновременно приняли душ. Душевая с ее бетонными стенами, чуть теплой водой, бурыми брусками хозяйственного мыла и жесткими древними полотенцами была воспринята всеми с благоговейным трепетом и укрепила зародившиеся надежды.
   Барак N2 оказался серой деревянной постройкой с маленькими оконцами под самой крышей. Он был разбит на десять совершенно одинаковых пятидесятиместных секций с отдельными входами в каждую. Женщин завели в седьмую секцию, где имелись свободные места. Секция N8 пустовала. Она представляла собою небольшое помещение, уставленное трехъярусными деревянными кроватями-полками, аккуратно заправленными серыми одеялами с черной полосой поперек.
   Под потолком тускло светила лампочка под жестяным конусом. Заключенные выстроились под стеной, Хацуко Зо сидел перед ними на табурете.
   -Небольшая лекция перед сном. -все так же скучно сказал на базовом языке фрегат-лейтенант разведки. -Небольшая, оттого что мне самому невыносимо хочется спать. Это - во-первых. А, во-вторых, вы - народ неглупый и. надеюсь, сами уже смекнули: в лагере находятся две категории заключенных.
   Подавляющее большинство попало сюда против своей воли. Перспектив, когда они выберутся из карантина... если выберутся... у них всего две. Либо - на всю оставшуюся недолгую жизнь - работа по шесть часов в сутки без каких-либо намеков на отдых и вознаграждение, либо - печь крематория. Как вы догадались, это те, у кого на спине зеленая руна "Дзэ". Ее же выкололи на шее рядом с номером. Это не просто знак, а судьба, которой им не изменить никоим образом.
   Вы же, меньшинство, с сиреневой руной "Ха" на одежде, относитесь к иной категории, поскольку добровольно выбрали путь сюда. Это не означает, что испытаний у вас будет меньше, чем у "дзэ-зеленых" или они будут легче, нет, просто испытания эти будут другого сорта. Если вы не пройдете проверок и проб, ваша руна сменится на зеленую, а вы перейдете в большинство. Путь туда всегда широко открыт, но без возможности вернуться назад. Постоянно помните об этом. Ну, а в случае удачного прохождения испытаний - станете гражданами Островной империи, чего вам так хотелось.
   Фрегат-лейтенант отчаянно зевнул.
   -Глубинный бог! -проворчал он, глянув на часы. - Как вы меня задержали! Старший?
   -Я!
   -Через три минуты гашу свет, всем отбой. Проследить за порядком! Ах, ну да, насчет выхода из барака... Днем передвижение по территории лагеря осуществляется в одиночку только при выполнении работ. Все прочие перемещения производятся группами и строевым шагом. Если стража заметит какое-либо нарушение, мгновенно лишитесь фиолетовых нашивок. Смешно даже полагать, что я буду разыскивать нарушителей, угодивших в "зеленые" и возвращать их сюда. Ночью выход из барака не запрещен. Почему? Потому, что любой вышедший после отбоя хотя бы на крыльцо также будет взят стражниками и помещен под навесы "дзэ-зеленых". Можете проверить, если хотите. Что еще?.. А, впрочем... Все остальное узнаете уже завтра с утра.
  
   Комментарий Сяо Жень:
   После того, как "Черная пешка" в ее предварительном варианте была дописана и размещена в БВИ для прочтения и обсуждения всеми желающими, от немногочисленных читателей стали приходить совершенно неожиданные отклики на "Ход 16". Так, некоторые историки открыто обвиняли либо меня в плагиате, либо моего деда в фальсификации. По мнению одних, содержание "Хода" полностью списано с книги "Просвещенное сердце", созданной психологом середины 20-го века Бруно Беттельгеймом, австрийским евреем, попавшим в гитлеровский концентрационный лагерь и вырвавшимся оттуда. По убеждению вторых перед ними - слово в слово - был пересказ старинного сочинения другого психолога 20-го века Виктора Франкла "В борьбе за смысл". Был и такой комментатор, который заявил, будто весь эпизод мною от начала и до конца высосан из пальца, но на этом вздоре я даже не желаю останавливаться.
   Не собираясь оправдываться, хочу познакомить вас с записью одного разговора. Мне удалось добиться встречи с одним из выдающихся прогрессоров недавнего прошлого, эпизод деятельности которого отражен в повести А. и Б.Стругацких "Парень из преисподней"[2]. Корней Яшмаа согласился на встречу лишь после того, как узнал, что я - внучка пропавшего без вести прогрессора. Он жил в своей усадьбе "Лагерь Яна" близ Антонова, куда я и прибыла.
  
  

Рабочая фонограмма[3]

Дата: 22 апреля 2221 г. 11.20 час.

Собеседники: 1)Корней Янович Яшмаа, прогрессор в отставке; 2) Сяо Жень, старший преподаватель кафедры параллельной истории Нанкинского университета

Тема: "Прогрессорство".

Содержание: феномен концентрационных лагерей в индустриальных цивилизациях

  
   К.Яшмаа: -Что ж, посмотрим ваши материалы. И будьте любезны, передайте вон тот футляр с полки. Да-да, с очками. Не удивлены?
   Сяо Жень: -Нет. Знаю, что прогрессоры, работающие на планетах с индустриальными цивилизациями, не перестраивают глаз.
   К.Яшмаа: -Именно. Врачи аборигенов отменно определяют, что зрение изменено неизвестными в их мире средствами. А это - почти верный провал.
   Сяо Жень: -Друг моего деда, Джеральд Ли тоже носил очки.
   К.Яшмаа: - Да, помню, я был с ним немного знаком. А о Лунине не слышал.
   Сяо Жень: -Вот кристаллы с записями.
   Долгая пауза, прерываемая хмыканьем К.Яшмаа.
   К.Яшмаа: -Пролистал. Что же, все понятно. И вы переживаете по поводу обвинений вас в плагиате?
   Сяо Жень: -Ну, в общем... неприятно...
   К.Яшмаа: -Бросьте, дорогая моя. На вашем месте я бы просто не реагировал на подобные замечания. Какой там плагиат! Ну, если уж это вас так беспокоит, можете в своей повести сослаться на мое скромное мнение. А оно таково. На Гиганде мне также не раз доводилось наблюдать в действии концентрационные лагери, выстроенные... Хм, да мало ли где и кем выстроенные! Так вот, все эти объекты, на какой бы планете они не возникали, можно подразделить на три разновидности. Одни создаются как индустриально организованные фабрики убийства и даже с последующей "утилизацией" тел уничтоженных. Это ужасно в своей иррациональности. Другие возникают как рабовладельческие хозяйства с дармовой рабочей силой. Как догадываетесь, тоже явление не из приятных, хотя тут прослеживается хоть какая-то мотивация их существования, пусть бесчеловечная. Третьи я бы охарактеризовал как изощренные и довольно дорогостоящие инструменты для разрушения личности заключенного и его ресоциализации. Ваш дед прошел в Островную империю сквозь ворота лагеря именно третьего типа. И вот что скажу, вам, дорогая моя: лагери эти подобны близнецам. Что в Островной империи на Саракше, что в Алайском герцогстве и в республике Гнигга на Гиганде, что в гитлеровской Германии на нашей родной Земле. Посему (как там у вас написано в повести?) "за почти двести световых лет от Земли и на почти двести лет позже..." саракшианские надсмотрщики просто обречены делать то же самое, что описывали земляне двадцатого века Бруно Беттельгейм и Виктор Франкл. О-бре-че-ны, понимаете!
   Сяо Жень: -Спасибо, Корней Янович!
   К.Яшмаа: -Да не за что, девочка. А не могли бы вы уделить старику еще полчасика и поведать то, что вы разузнали о своем деде? Мне стало очень любопытно...
   Сяо Жень: -Да, естественно!
  

конец документа

  

Саракш

Островная империя. Белый пояс. Остров Цузуй.

Карантинный лагерь "Возрождение"

10 часов, 4-го дня 4-ой недели Синего месяца, 9590 года от Озарения

  
   С обычным мерзким дребезгом звонок над дверью возвестил об отбое. Почти сразу же вслед за этим погасли все лампочки, кроме тускло светящей над дверью. Заключенные восемьдесят второго отряда засыпали мгновенно. Как и сейчас. Всеслав, обычно спавший на боку или животе, приучился здесь погружаться в сон "по стойке смирно": лежа на спине, не ворочаясь, с руками вытянутыми вдоль тела. Так спали многие, поскольку одеяла были тонкими и плохо согревали сырыми приморскими ночами. Всеслав, подобно другим заключенным, складывал одеяло вдвое в длину, но тогда оно становилось и в два раза уже. Где уж под таким повернуться! Правда, матрацы и небольшие подушки, набитые еженедельно меняемыми сухими водорослями, были относительно неплохи.
   Прошла неделя карантинной жизни. Как это часто бывало, Всеслав перед сном пролистал в памяти основные события, анализируя их. Первые впечатления от "Возрождения" были шокирующими для него. Выяснилось, что в этой ситуации практически бесполезны обилие знаний по истории Земли ХХ века и сумма знаний о саракшианской действительности... Сразу же по прибытии в лагерь возникло множество вопросов.
   В карантине содержалось приблизительно шесть тысяч "дзэ-зеленых" плюс двести "ха-сиреневых". По прикидкам Пешки и Гурона в лагере всем успешно распоряжались всего-то начальник да сотня солдат береговой охраны. В шестьдесят два (!) раза меньше. В лагере же незыблемы учрежденные администрацией порядки. Крайне сомнительно, чтобы они держались только на насилии.
   Ну, ладно, "сиреневые" - это те, кто прибыл сюда, подобно Льву и Всеславу, по приглашению, добровольные мигранты. У них есть надежды на устройство в Островной империи. И во имя этих перспектив они готовы перетерпеть многое. Их стремление приспособиться к лагерным реалиям, выйти из "Возрождения" верноподданными гражданами Архипелагов вполне объяснимо.
  
   Однако отчего среди "зелёных" нет совершенно никакого сопротивления? Отрядом из трехсот человек с зелёными нашивками помыкает солдат-охранник с собакой. Почему им не приходит в голову мысль вцепиться палачу в горло, просто затоптать его вместе с псом? Безусловно, шансов на спасение нет. Заключенные за десятки тысяч миль от родной земли. Мысль о побеге - это даже не фантастика, это абсурд. Ведь захват судна - исключен, а если даже такое произойдет, корабль будет неминуемо потоплен. А вот овладеть лагерем, перебив немногочисленную охрану и завладев ее оружием, это вполне осуществимо. Именно отсутствие шансов на бегство, ощущение полной безысходности могло бы толкнуть людей к бунту обреченных: все равно погибать, так уж лучше пасть в бою с истязателями, утянув их как можно больше вместе с собою на тот свет. Но подобные мысли, похоже, "дзэ" даже не приходили на ум.
   По каким причинам и "сиреневым" и "зеленым" дают такую ужасную пищу? Нет, безусловно, лагерь есть лагерь, кондитерские изделия рационом вряд ли предусмотрены. Однако же сплошные тушеные и маринованные водоросли, рыба и черно-бурый хлеб на завтрак, обед, ужин ввергают в беспросветную тоску. Притом, если "ха-сиреневые" получают хотя бы приличные по весу порции этой гадости, то "зеленых" кормят по минимальным нормам: создается впечатление, ровно настолько, чтобы те не умерли от голода. Империя настолько бедна? Островитяне испытывают нехватку продовольствия? И по косвенным данным, имевшимся в КОМКОНе-2. и по первым впечатлениям Лунина от лагеря на Цузуе - вряд ли. Проблемы с подвозом? Совершенно несерьёзное предположение. Вдобавок, насколько явствует из высказываний стражи, "дзэ" - будущие рабы, мускулы, приставки к станкам и инструментам. Им предстоит влиться в хозяйственный механизм, реализовывать производственные программы. Ну, наконец, в какой то степени снабжать те же флот и армию! Казалось бы, островитянам следовало бы понимать, что хотя бы чуть лучше питаемые "дзэ-зелёные", впоследствии будут работать производительнее. Однако, такие соображения, похоже ничуть не волновали лагерную администрацию.
   Вчера "ха-сиреневым" приказали перетаскивать на носилках пиленую известняковую плитку от склада к строящемуся на берегу зданию, хотя гораздо быстрее было бы подвезти груз на одном из стоявших в гараже автомобилей. Экономия горючего здесь явно тоже была ни при чем. Тщедушный боец-береговик, невообразимо страдал от скуки, завывающе зевал, наблюдая за работой отряда. Вдруг стражник перестал с отчаянным воем разевать рот и принялся вглядываться в работавших. Потом внезапно заставил вернуть плитку на прежнее место, уложить в штабели и повторить всю работу сначала. Только теперь минующие его пары носильщиков должны были сворачивать на высокие кучи песка, переходить там на строевой шаг и делать "равнение налево". Для чего? Допустим, этот береговик - законченный садист, которому унижение узников доставляет наслаждение... Предположим, даже, что среди надсмотрщиков каждый второй таков. Но не может же быть отклоняющимся поведение у всех островитян поголовно![4]
   Не то, чтобы Всеслав был не готов к таким вопросам. Нет, чего-то подобного он и ожидал: бесчеловечности, принуждения, издевательств. Но карантин "Возрождение" озадачил его тем, что был идеальной иллюстрацией к выводам, сделанным в свое время Белым Ферзем: Островная империя - царствие не просто насилия, но насилия, лишенного логики, не просто садизма, но садизма бессмысленного, Островная империя - мир кровавых маньяков и спятивших убийц, эпицентр садистских импульсов, лишенных всякого смысла. Неужто Ферзь прав?! Нет и нет! Настолько безумный мир не может существовать и уж тем более не может быть государственно организован, полагал Лунин. В обществе Империи обязательно должен содержаться некий цементирующий смысл! Он должен лежать на поверхности, быть очевидным для аборигенов и в то же время быть абсолютно невидимым для чужаков. Именно этот смысл следовало отыскать.
   Первым слабым прикосновением к Смыслу был завтрак на следующее после прибытия утро. Сидевший рядом с Луниным пандеец брезгливо отодвинул от себя алюминиевую тарелку с тушеными водорослями и ломтем вареной рыбы.
   -Смердит? -ухмыльнулся раздатчик пищи с сиреневой нашивкой на спине. -Точно, подванивает солидно. Зато когда съешь - покажется мало. Что, вообще трескать не собираешься? Тогда, дурачок, запомни: хочешь сдохнуть, или попасть в "зеленые" (что одно и то же), тогда можешь не жрать. Отдай порцию умному, ему нужнее. Но если ты решил выйти отсюда островитянином, то вколоти в башку пару правил: раз - лопай все съедобное, даже через силу, два - обязательно учи эм-до и читай на нем, все, что можно прочесть.
   Раздатчик плюхнул каждому на тарелку по буро-зеленому кому, вернулся к хонтийцу и продолжил:
   -Жалеешь, что попал сюда? Думаешь, над тобой издеваются? Только я, худо-бедно - химик по образованию, вот что тебе скажу. В этой вонючей траве такой запас витаминов и микроэлементов, какой нам на Материке и не снился. Да еще, вдобавок, вещества, вымывающие из организмов всякую ядовитую и радиоактивную дрянь. А в рыбе белков, жиров и углеводов больше, чем тебе требуется по дневной норме. У них все просчитано! Так что порция кажется маленькой только с непривычки...
   Он заметил входящего в столовую офицера, тут же замолчал и принялся проворно раскладывать маленькие прямоугольнички черного липкого хлеба.
   Вот оно, понял Лунин. Первая разгадка! Тут можно подцепить ниточку, в плотной ткани Смысла. А ведь и впрямь - "Возрождение"! Тут не только обучают "ха-сиреневых" островным диалектам, тут еще прививают мышление островитянина! Естественно, чтобы записать на листе бумаги, надо сначала соскоблить уже написанное. Нужна tabula rasa. А что, к примеру, опустошает сознание эффективнее, чем чувство отвращения к плохой еде и неистовые мечты о "настоящей" пище? Всеслав едва заметно улыбнулся, глядя на содержимое тарелки. "С почином, прогрессор!" - иронически поздравил он себя и съел скользкую зелено-бурую массу до последней крошки.
   Карантинный лагерь "Возрождение" изобиловал орудиями унижений, пытки и смерти, погибнуть здесь легче легкого, но нелепо было бы представлять его примитивной фабрикой смерти. Привозить за тридевять морей тысячи пленных для умерщвления?! Нет, нет! Задачей "Возрождения" не могло быть физическое уничтожение ни потенциальных рабов, ни возможных граждан, хотя убийство в "воспитательных целях" допускалось и даже поощрялось. Но вот прератить разношерстную массу заключенных в нечто целостное и монолитное и притом действующее строго в рамках ожидаемого... Пожалуй, догадка правильна. Именно так и должен работать карантин.
   Всё начиналось уже в трюмах барж-субмарин. Вообще говоря, перевозка как будущих рабов, так и потенциальных граждан была бы более рентабельной, если бы использовали обычные надводные корабли. Но жуткая обстановка тёмных и душных трюмов была идеально приспособлена для того, чтобы сломить будущих заключенных. Пленники выходили из чрева подводной баржи физически истощенными от издевательств, голода, жажды, нехватки кислорода, бессонницы, психологически опустошенными чувством безысходности. Затем по сознанию заключенных наносился еще один удар: оказывалось, что среди узников лагеря нет равенства.
   "Дзэ-зеленые" круглые сутки, день за днем проводили вне помещений (крыша навеса не в счет). Условия жизни, пища и одежда ставили узников на грань выживания. Живя впроголодь, они были обязаны выполнять изнурительные трудовые задания. "Возрождение" было должно подготовить "зеленых" к новому отношению к труду. Им предстояло в дальнейшем стать рабами. Труд для них будет принудительным, бесцельным, надоедливым, однообразным, не вознаграждаемым. Но труд этот должен будет показаться райским наслаждением в сравнении днями, проведёнными в "Возрождении". Каждая секунда лагерного бытия была отслежена и регламентирована. "Возрождение" разрушало личность будущих рабов и обращало их в покорную, легко манипулируемую массу, неспособную ни на индивидуальное, ни на групповое сопротивление.
   Вдобавок, "Возрождение", используя "зеленых" как устрашающий пример, еще и терроризировало "ха-сиреневых". Именно поэтому "дзэ-зеленых" подвергали издевательствам на глазах "ха-сиреневых", часами заставляли маршировать или стоять на коленях. Стража заставляла "дзэ-зелёных" грязно ругать друг друга и плевать в лицо. За отказ подчиниться наказывали смертью на месте. Издевательства, не теряя своей унижающей силы, становились все менее и менее жестокими пропорционально тому, как "зеленые" теряли волю и безропотно подчинялись любому приказу стражи, даже самому нелепому. И ведь это действовало! Почти все "сиреневые" испытывали отвращение к "зеленым" и ужас перед перспективой превратиться во что-то подобное, опуститься до нечеловеческого состояния. Им делалось легче, если удавалось убедить, себя, что они - элита, ни в коем случае не имеющая права столь низко пасть. Перспектива стать гражданином Островной империи для них оказывалась в немалой степени зависящей от того, в какой степени они приобретут и сохранят бесчувственность. Мало того - "сиреневые" не только презирали "зеленых", но и скрыто ненавидели, поскольку боялись стать такими же. Правда тающие остатки абстрактного гуманизма продолжали сопротивляться, оттого-то "сиреневые" искали и находили "аргументированные" оправдания для того, чтобы отстраниться от "зеленых" и пояснить себе, что ни "не такие".
   На третий день пребывания в "Возрождении" Всеслав обратил внимание на еще одну ненормальность. Заключенных внезапно поражали необъяснимые приступы безудержной болтливости. Лунин заметил также, что неизменными темами разговоров старожилов - "сиреневых" были одни и те же: чем завтра будут кормить в столовой, что едят и пьют "океанские змеи" и каковы блюда кухни островитян, что вкусное можно было бы приготовить из тех же водорослей и прочее. (Для "зеленых" же механизм промывания мозгов был куда проще и мощнее: вместо кажущегося голода - реальный). "Сиреневые" обещали устроить роскошный обед, когда по получении гражданства один пригласит другого в гости. Кроме того, общее настроение после быстро вспыхивавших и так же резко обрывавшихся разговоров ухудшалось: ничего хорошего пока не произошло и не намечалось. "Сиреневые" оказывались в более подавленном состоянии, чем они были до этого. И вот "сиреневым" уже ничего не нужно кроме как наполнить желудок и урвать хотя бы десяток минут для дремоты. Всё свелось к одной мысли: пережить сегодняшний день. Им было уже не до друг друга. Каждый заключенный думал исключительно о себе и неистово мечтал о выходе из лагеря. Когда вечерами голодных, измученных и усталых "сиреневых", пригоняли с работ в барак, они, словно заведенные, бормотали: "Ну вот, еще день пережили". Как-то Всеслав, вступив в подобную беседу, иронически привел три "закона Мэрфи":
   -Когда дела идут хорошо, они пойдут плохо. Когда дела идут плохо, они пойдут ещё хуже. Если все хорошо и если ситуация улучшается, значит что-то не так и вы чего-то не заметили.
   В него уперлись бессмысленные взгляды и его не поняли.
   В "Возрождении" быстро исчезали закрепленные в этикете выражения вежливости и доброты, которые в прежней, "материковой" жизни смягчали конфликты. Редко звучало "спасибо", зато постоянно слышалось: "идиот", "пошел в зад", "заткнись, скотина!" Даже при ответе на самый нейтральный вопрос ответы часто облекали в наиболее грубую форму. "Сиреневые", происходившие, как правило, из интеллигентной среды, здесь не упускали случая выплеснуть друг на друга плохое настроение.
   Успехи в зачистке сознания будущих подданных Империи поражали. Всеслав заметил, что у "сиреневых", которых называли "выпускниками" и которые надеялись в ближайшие недели покинуть карантин, появилось нечто вроде частичной потери памяти. Для заключенных барака N2 с месячным стажем было реальным исключительно то, что творится внутри "Возрождения". Прежняя жизнь ими воспринималась как биография какого-то знакомого и вместе с тем совершенно постороннего человека. Вселенная за границами колючей проволоки становилась для "выпускников" мнимой, о ней знали, но ее не воспринимали. Все воспоминания о семье, близких, жизни на материке уходили. Узники забывали то, что не изглаживается из памяти - имена родителей, название родного города. Поначалу это вызывало у "сиреневых" беспокойство, боязнь полной амнезии и потери рассудка. Ужас усиливался, если оказывалось, что узники неспособны рассуждать объективно. Поэтому многие поначалу старались вспомнить школьные и институтские курсы. Любопытно, что лучше всего в подобных случаях вспоминалось нечто бесполезное, давно зазубренное: имена средневековых монархов, даты их правления и тому подобное. Подобные упражнения в итоге опять же способствовали впадению в детское состояние психики. Поэтому легко объяснить то, что произошло, когда заключённым разрешили пользоваться библиотечкой лагерных уставов и учебников для начальных школ Островной империи на языке эм-до. (Более того, даже определили один час в день на "адаптацию"!) Надо было видеть, с какой жадностью набросились на это несложное чтиво "сиреневые", демонстрируя поразительные успехи в усвоении чужого языка и совершенно незнакомой истории. Всеслав поражался сходству поведения взрослых людей с пове-дением первоклассников!
   ...-"Что ж, посмотрим, как оно сложится дальше. Спокойной ночи!". - мысленно пожелал себе Всеслав, поправил одеяло, беззвучно зевнул и заснул.
  
  
   [1] БВИ. Архив документации КОМКОНа-2 (GPI:\\СС2-Archiv files\volume713\file99\p875)
   [2]БВИ. А. и Б. Стругацкие. Парень из преисподней (GPI:\\S15-Literature-Historical\S\Strugacky\55\ p16)
   [3]Личный архив Корнея Яшмаа (GPI:\\K-J-Jashmaa \Privates-5 \Myones\volume448\file82\p346)
   [4] Цитата из упомянутого сочинения Бр.Беттельгейма:"...Эсэсовцы представлялись заключенным более жестокими, кровожадными и опасными, чем вообще может быть человек. На самом деле многие из них действительно были опасными, некоторые жестокими, но только очень немногие - извращенцами, тупицами, жаждущими крови, или убийцами-маньяками. В действительности они убивали или калечили только по приказу, либо когда считалось, что этого ждет начальство. Но только "вымышленный эсэсовец" жаждал убийства всегда и при всех обстоятельствах ". Спасибо за поддержку, Корней Янович! (Сяо Жень)
  
  
   ХОД 19
  

Саракш

Островная империя. Белый пояс. Остров Цузуй.

Карантинный лагерь "Возрождение"

2 часа 50 минут, 6-го дня 4-ой недели Синего месяца, 9590 года от Озарения

  
   2 часа 50 минут[1]. Задребезжал до омерзения громкий звонок.
   Если плохая пища делала людей апатичными, то недосыпание приводило их в возбуждение. Заключенного же следовало лишить малейших признаков раздражения. Но как? Идеальнейший способ - обратить его на себе подобных, а затем жестоко наказать за его внешнее проявление.
   Заключенные, разбуженные скрежещущими звуками, срывались с мест после короткого, тяжелого, лишенного сновидений отдыха. Они выпрыгивали из постелей, и спавшие на верхних полках, суетясь, начинали уборку. Им мешали соседи снизу, требуя не топтаться по их полкам, хотя избежать этого было невозможно. Они раздраженно подгоняли верхних, торопясь сделать то же самое. Соседи сбоку ругались не меньше, потому что при заправке одной из постелей часто сминалась другая. Таким образом, отчуждение от ближнего, такого же заключенного, формировалась очень успешно с самого утра. Всеслав оценил эффективность простого приема: "Каждый за себя".
   Сам он использовал навыки, полученные при подготовке на полигоне "Кобра", двигался быстро и расчётливо, доставляя соседям не так уж много неудобств. Поэтому стычек с ними не происходило. Абалкин-Гурон просто игнорировал попытки окружающих вступить с ним в пререкания, а его железные мускулы исключали всякую возможность сдвинуть прогрессора с занятой позиции до того, как он заправит свою постель.
   Лунин отошёл к стене, давая возможность остальным завершить уборку. Он оглядывал суетливо копошившихся "сиреневых" и размышлял. Все они были отобраны материковой агентурой Островной империи по особой программе. Совершенно очевидно, что островитян при этом совершенно не интересовали ни национальность, ни профессия, ни служебное положение будущих мигрантов. Похоже, что портативный прибор-"фильтратор", которым пользовалась гадалка позволял выявлять личности, чей уровень психической энергии был выше, чем у прочих, тех, чей мозг отличается повышенной способностью "переваривать" интеллектуальную пищу. Понятно, зачем нужна их социуму подпитка такими индивидами. Духовный вампиризм... Хотя-а-а... Лунин внутренне ухмыльнулся, вспомнив программу, согласно которой КОМКОН-2 "...перемещал с неблагополучных планет на Землю лиц с невостребованным аборигенным обществом высоким интеллектуальным потенциалом, если тем на их планетах угрожает опасность"[2]. А чем отличается, по большому счёту, Островная империя от землян? Спасает элиту Континента, перевозя её к себе. Благодетельствует, так сказать... А то, что при этом проводит спасаемых через "Возрождение", а не через санатории, как делают земляне, так ответ прост: "Не взыщите, коллеги - на двести лет отстаём!"
   "Возрождение" грубо, мясницким способом, но очень эффективно отсекало всё, что должно было остаться в прошлом, всё что мигрантам не понадобится в новой жизни. "Возрождение" безжалостно и жестоко адаптировало к новым условиям, за минимальное время очищало сознание под будущие социальные нормы[3].
   Отбираемые островитянами личности были на своей родине одиноки среди большинства соотечественников, их существование протекало по отличающимся от стандарта психофизиологическим принципам. Они были "чужими среди своих", что должно было облегчить им задачу стать "своими среди чужих". Но в то же время чудовищное давление лагеря ни в коем случае не должно было создавать приспособленца, лебезящего перед обществом, в которое он вливается. Прошедшую через "карантин" личность, не ломали, а "отстирывали". И потом выпускали в землю обетованную. И предоставляли там просторы для деятельности: производственной, исследовательской, художественной.
   ...-Становись! -скомандовал старший по бараку. -Равняйсь! Смирно!
   -Все должно быть вылизано до блеска. -скрипучим голосом в который раз занудливо вещал костлявый и белобрысый береговик-десятник, поигрывая резиновым хлыстом, -Одеяла и подушки - выравнены, чтобы поверхность постели была совершенно гладкой. Черные полосы были должны сливаться в одну линию на всех одеялах. Скамьи расставлены вот по этой доске пола так, чтобы они стояли строго по прямой линии. Когда захочу, буду проверять расстановку с помощью артиллерийского прицела. Устрою весёлое житьё, если вдруг замечу отклонение хотя бы на волосок! Видите носовой платок? Белый? Так вот, провожу им по стене, смотрю и... Так, ну ладно, все в порядке... белый... Но если увижу хотя бы пылинку - смотрите пункт о весёлом житье.
   Слова десятника не были пустым бахвальством. В лагере наказывали не только того, кем были недовольны. Экзекуции могли подвергнуть и весь отряд заключенных, где числился нарушитель. Иной раз наказывали даже заключенных целого барака. Был случай, когда и весь лагерь расплатился за проступок одного узника. Поэтому все пристально наблюдали друг за другом и, что называется, "в зародыше" подавляли всякие попытки нарушить режим. В лагере каждый второй становился даже не доносчиком, а, скорее, кем-то вроде ябедничающего малыша, хотя доносительство никак не вознаграждалось стражниками, не давало никаких привилегий и не спасало проштрафившегося.
   У "сиреневых" по-сле утреннего напутствия десятника было в распо-ряжении 15 минут для того, чтобы встать, навести порядок в бараке, посетить уборную и выстроиться на плацу. Всеслав быстро понял и то, почему для ночного отправления естественных нужд в бараке стоял оцинкованный бак с крышкой, а днем для этого предназначался туалет на двадцать мест. Утром к нему выстраивалась очередь. У всех заключенных были проблемы с желудком из-за непривычной пищи, привыкания к местной воде и постоянной нервной напряженности. В туалет следовало обязательно успеть утром. Ведь, если тебя прихватит в неурочное время, придется униженно выпрашивать у стражника разрешение сходить в туалет. Всласть поиздевавшись, он может позволить. А захочет - так и не позволит. И вот очередь к туалету так, чтобы не услышал охранник, шипит проклятия тем, кто задерживается. И здесь шла пропитка отчуждением, которой должно хватить на целый день. Крепнет мысль: "Здесь каждый сам за себя. Я должен любой ценой пройти через всё это и выйти гражданином империи".
   "Ловко!" - признал Всеслав.
   Той же цели служила искусственно созданная нехватка умывальников и толпы желающих попасть к трем усталым парикмахерам (бритв, конечно, в личном пользовании не было ни у кого), механически скоблившим щеки заключенных тупыми безопасными лезвиями в старых оправах. У узников постоянно придирчиво проверяли, вымыты ли руки перед входом в столовую, чисты ли ноги и шеи перед сном, нет ли щетины на подбородках. Проводили обследования обуви и постелей. Казалось бы, все правильно: необходима чистота в местах большого скопления людей. Да и особых наказаний для проштрафившихся, как будто, не предусматривалось: вымыться под холодным душем и просохнуть на крыльце, стоя голым навытяжку. Но в душе наказанного, низведенного до уровня ребенка, сгущались стыд и унижение. Tabula rasa.
   И в "Возрождении" самым действенным способом формирования чувства детской беззащитности были не столько расправы, сколько постоянные угрозы расправ. За проявление "ха-сиреневыми" неприязни друг к другу и мелкие конфликты стражники карали. Правда произошёл всего лишь один случай, но реакция последовала незамедлительно. Всех - и мужчин, и женщин выстроили, нарушителю приказали снять штаны и высекли перед строем. Все произошло как-то казенно и обыденно. Под розгами наказуемый не умер, пару десятков ударов выдержал бы каждый. Но после порки что-то исчезло в душе. В глазах наказанного появилось выражение нашкодившего ребенка, который осознал: все время есть за что, есть кому и есть как его наказать.
   За драку стражники без всяких разговоров сорвали бы сиреневую нашивку и перегнали виновника под навесы "зеленых". Поэтому узники вбивали отрицательные эмоции внутрь себя, замолкали, прекращали общаться с обидчиками. А так как в роли невольных обидчиков так или иначе оказывался каждый, очень скоро исчезли даже малейшие предпосылки для возникновения дружбы или хотя бы простой привязанности. Психика все более становилась "чистой таблицей", пригодной для последующего письма. Tabula rasa. Каждый за себя.
   Еще одним признаком десоциализации, возвращения заключенных к состоянию ребенка, стала полная потеря ими каких-либо половых интересов. Разговоры на сексуальные темы в среде "сиреневых" вообще никогда не велись, непристойные анекдоты не звучали. Среди рассуждений о том, какой будет жизнь после освобождения и получения гражданства, напрочь отсутствовала тема возможного брака. Без особых усилий "сиреневый" мог бы остаться до утра с женщиной в соседней седьмой секции, но этого никогда не происходило. Мужские загоны "зеленых" вообще смыкались с женскими, но и там ничего подобного не отмечалось. В то же время акты полового насилия охранников по отношению к узницам были массовыми, цинично открытыми и до омерзения грубыми.
   Внешний вид заключенных также играл немалую роль. Всех "сиреневых" одели в старые матросские формы без знаков различия с метками в виде лиловой руны "ха", номером группы и личной нумерацией на спине и груди. "Зеленые" носили одинаковые серые рубища. Таким образом, узники становились похожими друг на друга и, представляясь стражникам, называли свой номер и группу, но никогда не имя. И мужчины, и женщины были острижены наголо. У старожилов волосы уже отрастали, но расчесок было невозможно достать. Ведь это означало бы пусть скромные, но все же подчеркивающие индивидуальность различия в прическах. А это было бы недопустимым.
   Всеслав ни разу не видел часов в лагере. Естественно, у охраны они имелись, но узники даже уголком глаза не могли взглянуть на циферблат. И в этом был железный резон. Рассчитывая время до обеда или ужина, заключенный мог отвлечься. Это в "Возрождении" исключалось категорически. Никто не имел права на планирование жизни. Боле того! Всеслав стал свидетелем того, как у заключенного отобрали даже такое глубоко личное право, как право на смерть. Один из "дзэ-зеленых" ухитрился броситься на контакты высоковольтной сети. Хлопнули предохранители, пострадавшего в бессознательном состоянии отправили в... госпиталь для охранников! Там хирурги сутки боролись за его жизнь, не отходя от самоубийцы, применяли дорогостоящие лекарства и процедуры. И все для того, чтобы через три дня узник мог пройти через уставную процедуру повешения, которую заставили наблюдать остальных заключенных.
   Первую половину дня у заключенных занимала работа. Всеслав долго присматривался к работающим и установил, что она не была трудом на износ. Конечно, это объяснялось отнюдь не гуманизмом охранников: не следовало попусту "портить материал", будущих рабов или граждан. Лунин также осознал, что конечным результатом отнюдь не были штабели распиленных известняковых плиток или квадратные метры уложенного асфальта. Главной задачей оставалось всё то же выбивание из заключенных "старой закваски". Едва лишь охрана замечала, что "сиреневый" с головой уходил в дело, увлекался им, какой бы оно тяжелым ни было, его сразу же переводили на другую работу, например, на перетаскивание камня с одного места на другое, а затем обратно. Или на уборку водорослей на берегу, вывоз их в море и выбрасывание там. Идеальным вариантом считалось, если выполняемая узниками работа была бессмысленной. Цель такого труда очевидна - показать узнику, что от его умения и прилежания ровным счетом ничего не изменится: "Ты будешь делать то, что сказано и любой другой это сделает так же как ты. Незаменимых тут нет". узники привыкали чувствовать себя униженными, когда их вынуждали выполнять дурацкую работу, и часто даже стремились к более тяжелым заданиям, если там получалось что-то похожее на результат. Чего и требовалось добиться!
   В "Возрождении" требовали соблюдать немыслимое количество законов, предписаний, указаний, инструкций и правил. Их распечатывали и вывешивали на доске объявлений. Все они были на диалекте эм-до. Как ни старались заключенные освоить язык, но прочесть всего не могли. А, значит, находились в постоянном тревожном ожидании, что каждое их действие может быть истолковано, как нарушение правил. Сплошь и рядом случалось, что кто-то из береговиков, давал бессмысленное распоряжение и вскоре забывал о нем. Однако среди "сиреневых" постоянно находились такие, кто старательно его соблюдали и принуждали к этому других. Однажды, например, какой-то отделенный приказал мыть с хлорной известью деревянные ступени крыльца. После такой процедуры древесина стала скользкой. Стражник выпятил губу, поиграл резиновой палкой, озадаченно хмыкнул и удалился. Тем не менее, некоторые старожилы-"сиреневые" не только продолжали каждый день мыть ступени, но и ругали за нерадивость и грязь остальных, кто этого не делал. Такие заключенные уже были готовы к выписке из лагеря: они свято верили, что все правила, устанавливаемые охраной "Возрождения", являются стандартами единственно верного поведения. Обращение администрации и охраны с "ха-сиреневыми" в "Возрождении" выглядело в их глазах отношением сурового, но справедливого отца к своим несмышленым детям. Даже самый строгий отец грозит взысканием наказанием куда чаще, чем на деле применяет его. Всеслав с изумлением отметил, что буквально на второй день после вселения в барак у многих из "сиреневых" возникало искреннее убеждение, что хотя бы некоторые из офицеров-островитян праведны и добры. Да вот хотя бы взять фрегат-лейтенанта Хацуко Зо! Один из узников-пандейцев горячо убеждал остальных, что за равнодушием Хацуко кроется справедливость и порядочность, что он от всей души интересуются заключенными и даже протягивает им руку помощи. Настоящий миф сплели вокруг единичного случая, когда стражник бросил булку хлеба "зеленым". Скорее всего, он сделал это, забавляясь, но действие тут же истолковали как проблеск доброты.
   Наблюдая за отрядом N82, который за счет новичков быстро разросся до положенной полусотни, Всеслав поражался, с какой быстротой карантин изменял психику заключенных. Прошло десять дней. По левую сторону дорожки, близ столярной мастерской стражник заставлял "зеленого" до изнеможения прыгать на одной ноге. Восемьдесят второй отряд строем возвращался с работ. Футов за сто отряд, словно по команде, перешел на строевой шаг и сделал "равнение направо". "А ну-ка - стоп, машина! - приказал солдат, -Лево на борт. Глядите, как воспитывают тупую скотину. устраняют неповоротливость и несообразительность. Запомнили, вы, "фиалки"? Кому его жалко? Разрешаю встать рядом и присоединиться к зарядке". Железная логика, отметил Всеслав, всё правильно - заключенные отнюдь не демонстрировали солдату-береговику, что они "не заметили" истязания. Они действительно не замечали того, что им не приказали заметить. Зато дисциплинированно остановились и смотрели, получив приказ смотреть.
   Не замечать и не быть замеченным. Еще одно правило... Каждый раз заключенные, оставшиеся по каким-либо причинам в одиночестве, подсознательно стремились побыстрее присоединиться к своей группе. Быстрота была необходима, ибо одинокий "сиреневый" привлекал внимание, и его могли определить в "зеленые". Шансы избегнуть этого резко возрастали, если быстро затеряться в строю. Стать незаметным - верное средство быстрее и успешнее проскочить через лагерь. Но это средство также десоциализировало личность, превращало её в ребенка, который прячет свое лицо от испуга. Анонимность укрепляла относительную безопасность, но вела к исчезновению той личности, которая вошла в ворота "Возрождения". Но те, кто, несмотря на уплаченную огромную цену, жертвовал личностью ради самосохранения, получал возможность превратиться в гражданина Островной Империи.
   Еще одним наблюдением стала неожиданная классификация "зелёных". Среди них быстрее всего адаптировались к существованию в карантине бывшие бюрократы, чиновники всех типов и мастей. Основное достоинство чиновника - умение приспосабливаться и слушаться мгновенно вылепливало из них будущего раба. Такие заключенные всеми фибрами стремились в старшие, начальники рабочих команд. Потрясающе, удивлялся Всеслав, насколько быстро человек, вырвавшийся в старшие, забывал свои прежние страдания. Старший отряда послал на порку "зелёного", который нашел на берегу корягу, облепленную устрицами, и съел их. Это тот самый старший, который еще три дня назад, будучи простым узником, полжизни бы отдал за дюжину таких ракушек. А теперь он искренне не представляет, как возможно такое вопиющее нарушение! Именно радениями старших и начальников из числа заключенных в лагере царил порядок, установленный столь немногочисленной стражей. Сразу же за чиновниками Всеслав поставил в ряд конформистов верующих. Отправление и "сиреневыми" и "зелёными" религиозных обрядов в немногое свободное время стражниками не преследовалось, хотя и не одобрялось. В итоге довольно быстро верующие отказывались от ритуально-обрядовой стороны своих верований, однако характерная для них покорность судьбе и смирение разрастались в геометрической прогрессии. А еще появлялась страстная, неистовая, почти религиозная вера в то, что после выхода из лагеря будет лучше. Хоть в какой-то степени. Хоть в чём-то. "Вчера" исчезало, вытесняясь мимолетным "сегодня" и кажущимся таким желанным и долгим "завтра". Надежды на улучшение становились маниакальными, перерастали в грезы.
   Постепенно Всеслав перестал видеть в названии лагеря изощренную насмешку над узниками. Это была Система. Бездушная, но внутренне непротиворечивая. Кровавая, но целостная. Подавляющая, но рациональная. Система полной замены личности всякого проходящего сквозь нее.
   Чистилище.
   Но были единицы, подобные песчинкам, попадающим на шестерни великолепно отлаженного механизма. Судьба песчинок, само собою, оказывалась незавидной, они исчезали без следа. И машина даже на долю секунды не останавливала и не замедляла работы. Тем не менее душераздирающий скрип свидетельствовал о существовании такой песчинки.
   Всеслав запомнил своего соседа по колонне, когда они входили в лагерь. Это был средних лет улумберец, бывший декан закрытого властями за ненадобностью университета, профессор, кажется, математики. Позавчера отряд N 82 получил наряд на работы в камнерезный цех. Там уже трудились "зеленые". Произошло чрезвычайное происшествие, вопиющее нарушение устава лагеря. Стражник обнаружил, что "зеленый" номер такой-то ухитрился зайти за угол и с закрытыми глазами привалился к дощатой стене. Таких в лагере называли "тенями". Они теряли всякое желание жить, охрана легко это замечала и, поскольку раба из такого заключенного было невозможно сделать, "тени" подлежали ликвидации в назидание остальным.
   -Лодырь! - с безмерным удивлением заключил боец береговой охраны, - Значит, ты хочешь, чтобы за тебя работали другие? Но это же несправедливо! Нарушение главного закона империи! Или ты саботажник? Вредитель? Желаешь сорвать план распилки камня? Совсем плохо! Эй ты, зародыш, живо сюда!
   Он указал стволом автомата на Всеслава. Когда тот, подбежав, вытянулся "смирно" и открыл рот, чтобы представиться, как того требовали правила, береговик небрежно махнул рукой:
   -Хотя... Нет, отставить! Продолжать работу. Лучше ты подойди.
   И охранник вызвал бывшего профессора.
   -Видишь эту "зеленую" тварь? Сейчас я остановлю конвейер, по которому камень движется к пилам, а ты привяжешь тварь к ленте. Веревки возьми в подсобном помещении. Скажешь, что я велел.
   Улумберец вздрогнул и отрицательно покачал головой, чем вогнал бойца в глубокое изумление! Возможно, стражник, будь он один на один с математиком, не стал бы возиться с ним и просто пристрелил. Но совершенно неожиданно для Всеслава, исподтишка следившего за всем происходящим, береговик выказал тонкое понимание проблемы. Ведь заключенные видели этот уникальный для лагеря случай неповиновения. Боец вздохнул, приказал и "зеленым", и "сиреневым" прекратить работу и построиться в две шеренги друг против друга. Потом поставил профессора на колени, точным ударом приклада рассек ему кожу на лбу. Без малейшего гнева повторил приказ. Улумберец молча покачал залитой кровью головой.
   -Что ж, будь по-твоему. - пожал плечами боец, - Попробуем наоборот. А ну-ка, ты, тварь, привяжи слизня к конвейеру.
   Бледная до синевы "тень" умчалась за веревками, тут же вернулась и накрепко прикрутила математика к железным звеньям конвейера.
   -Поехали! -скомандовал стражник. Лязгнули колеса, конвейер повлек казнимого к восьми сверкающим параллельным полосам ленточных пил. Профессор зажмурился так, что исказилось лицо. Когда грубые ботинки улумберца находились футах в десяти от пил, береговик снова велел остановить устройство.
   -Отвяжите его. - сплюнув, сказал он. - Ползи ко мне, урод сиреневый. На коленях!
   Он поддел стволом карабина дрожащий подбородок математика.
   -Ну, а теперь, -сказал боец внятно, -выполни приказ.
   Перед объятым ужасом строем улумберец трясущимися руками привязал несчастного "зеленого" к конвейеру.
   -Опусти рубильник.
   Профессор, двигаясь, словно зомби, привел конвейер в движение. Раздался и тут же оборвался дикий нечеловеческий визг.
   Просто расстрелять улумберца было бы ошибкой. Он бы погиб, но последнее слово все-таки оставил за собой. Требовалось растереть в порошок принципы его прошлой жизни, что и было сделано. Включив рубильник, он стоял с лицом мертвеца. А "сиреневые" оцепенели от ужаса, мысленно благодаря богов, что не оказались на месте профессора.
   -Сними нашивку. -все так же бесстрастно распорядился стражник, - и встань в строй. Э нет, теперь иди туда!
   Он качнул карабином в направлении отряда "дзэ-зеленых". Шаркая подошвами и горбясь, профессор занял место казнённого в шеренге рабов. Он не просто наследовал уничтоженному узнику. Он сам стал "тенью". Сегодня, то есть два дня спустя, его мимоходом пристрелили за какое-то нарушение, причем никак не связанное с этим инцидентом.
   Всеслав поежился от этого воспоминания. "Ну, и как бы ты сам поступил, если бы охранник не передумал в последний момент и заставил тебя казнить ни в чём не повинного человека?" -спросил он себя. "А что, был выбор?" -мгновенно последовал холодный ответ. Впрочем, Пешке, как и Гурону, было проще - сказались результаты психокондиционирования. А вот саракшианцы тогда получили еще один сокрушительный удар по обломкам прежних норм сознания.
   Между тем, в жизни восемьдесят второго отряда произошли перемены. Вчера и позавчера дни прошли без вывода на работы, строевые упражнения на плацу были сокращены до получаса. Вместо этого проводили уроки разговорного эм-до. Заставляли читать вслух и пересказывать написанные на этом диалекте правила лагерного поведения, лагерные новости, или тексты из школьных учебников природознания.
   Сегодня фрегат-лейтенант Хацуко Зо вывел отряд к воротам лагеря, скомандовал "Вольно" и, медленно прохаживаясь вдоль строя, заговорил:
   -Карантинный лагерь расположен на небольшом островке и занимает почти пятую его часть. Не такая уж большая площадь, верно? Тогда зачем же целых двое ворот? В одни вы вошли. Там написано над аркой "Возрождение". Через другие - вот эти - у вас есть возможность покинуть карантин. А теперь я хочу, чтобы вы хором прочли надпись над выходом. Раз, два, три...
   -"Справедливость и Разум". - прогудел отряд. В общем хоре выделялся трубный рык Гурона.
   -Еще раз.
   -"Справедливость и Разум"!
   -Еще!
   -"Справедливость и Разум"!!
   -Теперь после завтрака вы будете строем приходить сюда и по десять раз вслух читать эти слова. Потому что те, кому суждено выйти через эти ворота, действительно попадут в мир справедливости и разума.
   Начиная с завтрашнего дня, распорядок изменяется. Вместо работ будете проходить ежедневное обследование на детекторах биосоциальной принадлежности. В рационе добавляется полдник. Далее - изучение языков углубляется. Вам предстоит освоить по выбору - обязательно эм-до и дополнительно либо хо, либо дзэ-гэ. Вводятся занятия по школьному курсу "Биополитика". Желающие сдать экзамены за курс начальной школы смогут это сделать. Запомните: от результатов обследования и успехов на занятиях во многом зависит ваше будущее. Так что написано на арке?
   -"Справедливость и Разум"!
  

Саракш

Островная империя. Белый пояс. Остров Цузуй.

Карантинный лагерь "Возрождение"

04 часа 10 минут, 3-го дня 1-ей недели Бирюзового месяца, 9590 года от Озарения

  
  
   Лев Абалкин (заключенный Ха-82\11) и Всеслав Лунин (заключенный Ха-82\17) сидели на скамье у аккуратного домика с жёлтыми стенами и высокой черепичной крышей. Домик прятался за деревьями с густой шаровидной кроной. Деревья цвели и в их жесткой темной листве слышался деловитый пчелиный гул.
   Заключенные "ха" жили достаточно обособленно и общались лишь с тремя-пятью знакомцами. Естественно, они становились не друзьями, а, скорее, компаньонами по заключению. Чтобы не разочароваться в самой идее товарищества, лучше было её не испытывать лишний раз. Абалкин и Лунин держались обособленно, как и все, но, понятно, не по этой причине. За всю пору пребывания в лагере Всеславу и Льву пришлось побеседовать всего дважды. Их кровати стояли в разных концах барака, за столом они сидели порознь. Язык жестов по очевидным причинам также был бесполезен. Ко всему прочему, демонстрировать кому-то знакомство (которого по легенде, кстати, и не подразумевалось) было бы непростительной глупостью. Вот и сейчас, прежде чем заговорить они тщательно убедились, что рядом никого нет, и никто не может подслушать их даже случайно.
   -Что думаешь об этих ежедневных процедурах? - по-русски спросил Гурон.
   -Детекторы? Для меня они - абсолютный сюрприз. -честно признался Всеслав и задумчиво потер лоб, -Совершенно очевидно, что аппаратура предназначается для просвечивания сознания. "Светят" нас неожиданно мощно и скрупулезно с настойчивыми попытками влезть в подсознательное. Я отметил два компонента в воздействии аппаратуры. Во-первых, это обычное ментоскопирование и снятие картинок с памяти, но оно детально и высокотехнологично. Кажется, они могут обшарить каждый уголок мозга. Во-вторых, явно присутствует и непонятное воздействие, родственное тому, что оказывали психоволновые излучатели в бывшей Стране Отцов. Только там излучение активно подавляло психику людей, а здесь этот фактор совершенно пассивен, предназначен не для воздействия, а для наблюдения. Нечто вроде многомерного сканирования сознания...
   И, самое главное, непонятна конечная цель систематических обследований. Ты обратил внимание, что лаборанты даже ничего не записывают по окончании процедуры?
   -Да, -сказал Гурон, - просто берут карточку и крест-накрест зачеркивают ячейку в одном из трех полей. У меня все кресты - справа, а у тебя?
   -Слева.
   -Возможно, это как-то связано с нашими ролями? - предположил Гурон, - я ведь, как-никак, неглупый усердный и опытный служака, опора державы и отец подчиненным. А ты у нас - тонкая творческая натура, многомудрый наставник и учитель.
   -Вероятно. -без особой уверенности согласился Всеслав.
   -А не смогут ли они убрать нашу психозащиту?
   -Исключено! - мгновенно и категорически ответил Всеслав. -Снять кодировку может только тот, кто установил. Но сейчас меня стало беспокоить другое. Если психозащита будет обнаружена, не сочтут ли ее бравые имперские контрразведчики ткознями материковых спецслужб? Дескать, злодеи-континенталы взяли, да и закодировали-запрограммировали засылаемых коварных шпионов... А ну, как примутся взламывать со всем усердием? Знаешь, мне что-то не хочется попасть после их экспериментов в местную лечебницу для умалишенных. Вряд ли она комфортнее карантина. Да, скорее всего, и нет вовсе никакой психиатрической клиники в радиусе пары тысяч миль.
   -Так что же?
   -Да ничего! Остается только надеяться на здравомыслие аборигенов.
   -Утешил. - ядовито сказал Гурон и вдруг, без всякого перехода сменив интонацию, громко сообщил на эм-до в сторону домика: - А вот с желудком у меня никаких проблем нет!
   Вышли три "ха" с синяками от резиновых присосок на лбах и висках. За ними на крыльце появилась пара санитаров в широких голубых штанах и рубахах со знаками имперской военно-медицинской службы на колпаках.
   -Да, - торжественно подтвердил Всеслав, -представь, мне тоже совсем хорошо!
   -Восемьдесят два дробь одиннадцать, восемьдесят два дробь семнадцать - к детектору на исповедь! - позвал санитар.
   В лагерном пункте детектирования биосоциальной принадлежности всё было выдержано в духе стандартного фельдшерского учреждения. Традиционный коридор с полочками для обуви у входа и с рядами жестких стульев вдоль стен. Плакаты о здоровом образе жизни на стенах. Деревца в керамических бочоночках. Идеально натертый паркет. Серые двери вели в три кабинета. Сквозь приоткрываемые створки Всеслав разглядел высокие и широкие металлические шкафы, перемигивающиеся разноцветными огоньками, а также кресла с абажуроподо-бными колпаками над спинками.
   -Стоп, объекты, пока не заходите! -в коридор вышел недовольный фельдшер.
   -Эй, дневальный, -крикнул он вглубь коридора, -позови техника! Кажется, снова сердечник на шестом приборе накрылся. Ну, сколько можно, в самом деле?! Второй раз за месяц!
   Техник не заставил себя ждать. Небритый сутулый брюнет семенил, прижимая к животу картонную коробку без крышки с какой-то деталью внутри, несомненно, довольно тяжелой. Заключенный Ха-82\11 поспешно встал, освобождая проход, прижался спиной к стене, мельком заглянул в картонку и рассеянно отвернулся, не увидев ничего интересного. Зато прогрессор Всеслав Лунин напрягся. В коробке находилась заурядная деталь, произведенная на рядовом имперском заводе оборонного профиля: серая массивная панель, из которой торчали радиолампы, конденсаторы, сопротивления. Но в самом центре типичного продукта туземной промышленности размещалось хромированное гнездо, а в нем глянцево блестел крупный цилиндр, желто-бурый и отлично знакомый!
  

А.П.Кондратьев

"Слезы Селены" мифы и реальность (выдержки из книги)

Красноводск, 2155[4]

  
   ...представляет собой квазиживой механизм, подобный тем, которые мы изготавливаем на Земле. В частности объект способен "размножаться": при аккуратном продольном делении на две равных части обе половины приблизительно за 18 часов превращаются в самостоятельные артефакты, идентичные первоначальному образцу. При незначительном повреждении артефакт регенерирует с различной при разных условиях скоростью.
   Артефакт имеет форму цилиндра высотой 28,89 сантиметров и диаметром - 5,55 сантиметров. Края цилиндра чуть скруглены. Вес объекта непостоянен, он изменяется в зависимости от пока невыясненных обстоятельств от 11,285 кг. до 11,596 г. В некоторых описаниях утверждается, что "слезы Селены" полупрозрачны. Разумеется, это ошибка. Ни одно известное нам изделие Странников не является прозрачным хоть в какой-то степени. Иллюзию вызывает особый маслянистый отблеск поверхности, переливающейся всеми оттенками желтого и коричневого цветов.
   Химический состав вещества, из которого состоят "слезы", определяется без всяких затруднений. Это элементы, прекрасно знакомые каждому школьнику по таблице Менделеева. Однако технологии создания этого объекта гораздо выше используемых нами. Сомневаюсь, что в ближайшее десятилетие земная техника достигнет аналогичного уровня. Совершенно очевидно, например, что при изготовлении артефакта Странники абсолютно неизвестными нам способами изменяли на субатомном уровне исходные материалы, а также подвергали их направленному воздействию полей неизвестных нам видов...
   ...реагирует на биополя людей - можно считать доказанным. При этом характер реакции, названной Си Чу-цаем "резонанасной", нам так и не стал понятен. Кто-то в разгар дискуссий высказал предположение, впоследствии подхваченное и развитое сотрудниками Браззавильской лаборатории. Гипотеза гласила, что несколько десятков тысяч лет назад Странники построили на Луне особый агрегат, который неким образом (через психоволновую коррекцию?) воздействовал на развитие земного человечества и корректировал развитие общества нашей планеты в направлении, которое Странники считали правильным. А "слезы Селены", открытые селенологами, вывезенные с Луны и использованные почти сто лет назад при строительстве самодвижущихся дорог на Земле, служили главными компонентами этого устройства.
   Отчего бы нет?..
  

конец документа

  
   Комментарий Сяо Жень:
   К сожалению, я не могу привести документа, на существование которого указывает очень многое. Я уверена, что такой документ был, он просто не мог не быть.
   В этом гипотетическом документе от ноября-декабря 2151 г. сотрудник ведомства Сикорски анализировал отчеты Р.Сантуша, который первым из землян ознакомился с устройством генераторов психоволнового воздействия в Стране Неизвестных Отцов. Напомню[5]: еще Рикарду Сантуш выяснил, что основной узел генераторов, производивший оба вида излучения ("черное" депрессионное и "белое" перманентное), изготовлен не на Саракше. Специалисты, назвавшие этот узел "лампой демона", пришли к почти единодушному выводу о том, что "лампа" произведена Странниками. В отличие от многих артефактов Странников она не "размножалась" и при повреждении не регенерировала. Что, заметим в скобках, и сделало невозможным восстановление Центра гипноизлучения в Стране Неизвестных Отцов после взрыва его Максимом Каммерером.
   В Ущелье Ужаса, где находились пещеры, прозванные аборигенами Храмом Смерти, находились остатки самоуничтожившегося столетия назад агрегата Странников. Кроме уникальной "лампы демона" саракшианцы вывезли оттуда еще кое-какие находки. В частности, среди них были "батарейки заводного чертика", примененные впоследствии в качестве вспомогательных деталей генератора психоволнового воздействия.
   Земные исследователи выяснили, что "батарейки" и ранее обнаруженные на Луне "слезы Селены" - один и тот же артефакт Странников!
   "Батарейки", будучи помещёнными в определенные условия "размножалась" делением и были использованы при создании ментоскопов в различных странах Континента, в том числе - в Отчизне. "Батарейки" еще до мировой войны попали в руки островитян, однако те проявили удивительное равнодушие к идее ментоскопирования, зато создали на основе этого узла детекторы биосоциальной принадлежности.
  

"Детекторы биосоциальной принадлежности""[6]

(ї60 из учебника

"Обществоведение"

для третьего класса начальных школ

под редакцией Цуку Ца

Островная империя, Жёлтый пояс. о.Цаззалха г.Зазой)

9545 года от Озарения

   Вопросы и задания:
  
   1. Что означают понятия "люди" и "особь"? Что означают понятия "личности" и "индивидуальность"?Письменно ответьте на эти вопросы в рабочей тетради.
   2. Объясните, отчего слова "люди" и "личности" в тексте учебника употребляются во множественном числе, а слова "особь" и "индивид" - в единственном.
   3.Расспросите дома родителей, что они знают о жизни и работе граждан империи в Белом. Жёлтом и Чёрном Поясах?
  
   1.Люди и особь. Личности и индивид.
  
   В одном с тобой классе учатся еще два десятка ребят - мальчиков и девочек. В чём-то они похожи, но чем-то и различаются. А задумывался[7] ли ты, что вас объединяет, а что различает?
   Каждый из вас появился на свет человеком. У всех людей -по две руки, две ноги, два глаза, есть волосы на голове. Такими мы созданы природой. Запомните, говоря "люди", мы имеем в виду под этим словом нашу врождённую похожесть. И в то же время кто-то родился мальчиком, а кто-то девочкой. У одного человека волосы светлее, а у другого - темнее. Один из вас - выше, другой - ниже. Чьи-то глаза - карие, чьи-то - серые. Узоры на радужной оболочке глаз и на коже ваших ладошек неповторимы. Значит, каждый из людей в то же время является особью. Запомните, говоря "особь", мы имеем в виду отличающие нас друг от друга особенности организма.
   Каждый из нас рождается человеком, каких сотни миллионов, и единственной и неповторимой особью. Но этого мало! Ведь и кошка, и собака точно также рождаются похожими на себе подобных и в то же время отличающимися от других кошек и собак. В чём же присущие только нам особенности?
   В том, что у животных нет общества, основанного на организованном труде, объединенного языком и культурой! А у нас есть. И мы в это общество мы входим не сразу, а постепенно, взрослея. Младенец учится ходить, разговаривать, подражает взрослым, усваивает правила поведения. Малышей воспитывают в семье и обучают в школе. При этом у всех без исключения детей появляются темперамент, характер, привычки. Запомните: это называется социализацией, то есть вхождением в общество.
   При социализации все воспитанные и обученные люди становится личностями. Запомните, говоря "личности", мы подразумеваем всё похожее в нашем поведении. Однако, хотя характер есть у всех, у каждого - он свой собственный. Привычки присущи всем, но у каждого они свои. Следовательно, каждая отдельно взятая личность единственна и неповторима? Так оно и есть и различия между личностями называются индивидуальностью. Запомните, говоря "индивидуальность", мы подразумеваем все те отличия, которые появились в результате воспитания и обучения.
  
   2.Каждому - свое. "Справедливость и Разум!"
  
   Перед вами, когда вы окончите школу и ваша социализация будет в основном завершена, откроются безбрежные возможности! Конечно, общество нашей могучей империи с радостью принимает повзрослевших юношей и девушек. Они становятся полноправными гражданами, крепящими могущество Родины: рабочими и фермерами, моряками и солдатами, изобретателями и учёными, учителями и врачами. Возможно, в вашем классе даже сидит будущий император!
   Однако не думайте, что это такое простое дело - понять, кто на что способен, предоставить каждому дело по вкусу и помочь строить свою судьбу наилучшим образом. Если верить легендам, почти десять тысяч лет весь мир пытался научиться этому. Однако только нашему народу и только после революции и "коренного переустройства" удалось это сделать. На гербе империи начертаны великие слова: "Справедливость и Разум!". Что же они означают?
   Некоторые из вас увлекаются собиранием мозаик. И вот родители подарили коробку, в которой находится тысяча маленьких картонных фигурок. Каждую из них следует уложить на своё место, так, чтобы изгибы на сторонах каждой фигурки полностью совпали с изгибами на сторонах соседних. Лишь так и никак иначе может образоваться цельное изображение. Но ведь, чтобы общество было целостным, каждый индивид точно так же должен занять то свободное место, для которого он предназначен. Но возможно ли отыскать это место? Может ли наше общество дать в руки оружие тому, кто будет лучшим защитником родины? Может ли наше общество дать место у станка отличному рабочему? Может ли наше общество привести в научную лабораторию талантливого учёного?
   Конечно!
  
   3.Детекторы биосоциальной принадлежности
  
   Великие инженеры и изобретатели нашей страны создали детекторы биосоциальной принадлежности. Эти устройства позволяют определить, какое положение в обществе является для индивида единственно подходящим.
   Что это такое, вы уже хорошо представляете. Уже с первого года учёбы в школе четырежды в год вас приводят на обследование. Там вам на головы надевают особые шлемы и включают детекторы. Каждый из вас при этом словно бы засыпает и видит сон, а приборы отмечают, как вы на этот сон отзываетесь.
   Но вот детектирование закончено и специалист ставит отметку в вашей карточке. Как вам известно, наша славная империя подразделяется на три Пояса. Те, у кого к окончанию гимназии окажется больше отметок в белой табличке, будут служить на Флоте, в Армии, либо в организациях Белого Пояса. Получившие большинство отметок на чёрной страничке, получат направление в Чёрный Пояс. А тех, у кого большая часть отметок окажется в жёлтой таблице - ждут интересная работу и счастливая жизнь в Жёлтом Поясе...
  

конец документа

  

Саракш

Островная империя. Белый пояс. Остров Цузуй.

Карантинный лагерь "Возрождение"

06 часов, 3-го дня 1-ей недели Бирюзового месяца, 9590 года от Озарения

   Всеслав тихо фыркнул и закрыл учебник обществоведения. Он сидел за последним столом в комнате самоподготовки, где отряд N82 усиленно овладевал сокровищами знания в объёме начальной школы Островной империи. Фрегат-лейтенант Хацуко Зо выдал перед началом занятий каждому бумагу казённого формата и предложил всем желающим написать просьбы о допуске к экзаменационным испытаниям. Сейчас офицер равнодушно собирал исписанные листы, бегло проверял их, кивая и позёвывая. Пробежав глазами прошение Всеслава, он так же машинально кивнул и сунул листок в пачку, однако тут же вытащил и ещё раз перечитал. Посмотрел на Лунина. Тот вскочил, вытянул руки по швам:
   -Заключенный Ха-82 дробь 11!
   -Я всё правильно понял? -удивленно заломил бровь офицер. -"Почтительнейше прошу принять у меня все экзаменационные испытания по всем дисциплинам начальной школы и гимназии"?
   -Так точно, многочтимый фрегат-лейтенант!
   -Все экзамены?! Больше сорока?
   Отряд N82 замер, боясь пошевелиться. Наступила гробовая тишина, слышался лишь шорох лапок случайно залетевшей мухи о страницу учебника.
   -Так точно, многочтимый фрегат-лейтенант!
   -А может быть всё-таки ограничиться курсом начальной школы? -придя в себя, ядовито поинтересовался контразведчик. -Как всем нормальным людям. Нет, я, само собой, запретить не могу... Вызовем преподавателей из кадетского училища, соберём комиссию. Только вот в случае провала впечатление от такой наглости останется... гм... самое неблагоприятное. Возможно, даже будет принято решение об оставлении кандидата Ха-82 дробь 11 в лагере на второй срок. Ну как, не отговорил?
   -Никак нет, многочтимый фрегат-лейтенант!
   -Ну-ну... -со странной интонацией произнес офицер. - Посмотрим.
  

Саракш

Островная империя. Белый пояс. Остров Цузуй.

Карантинный лагерь "Возрождение"

07 часов, 3-го дня 1-ей недели Бирюзового месяца, 9590 года от Озарения

  
   -Что-то ты совсем перестал заглядывать, братец мой! -упрекнул приятеля начальник медицинской службы. Он сосредоточенно разводил спирт в колбе вишнёвым сиропом. Фрегат-лейтенант разведки Хацуко Зо, развалившийся на смотровой кушетке вздохнул:
   -Притомился, видишь ли. Полгода жили мы, как люди, а тут вдруг, словно прорвало - субмарина за субмариной! Сам знаешь, бараки не пустуют. В положенный по уставу отпуск собираюсь. Слышал, рядом с нашим островком археологи нашли галеон, затонувший лет четыреста назад? Нырять будут. Вот, хочу к аспиранткам в гости наведаться... Да и по ящерам давно не стрелял.
   -Боюсь, Зо, что со стрельбой по рептилиям и с беготней за черными аспирантками придется подождать, пока мы совместно не уладим одно дело. - серьезно сказал врач. -Перестань валяться и возьми стакан. Твое здоровье!
   Звякнуло стекло, послышались два шумных глотка. Запахло копченой со специями свининой.
   -Ух! - одобрил разведчик. - А что за дело, знахарь?
   -Восемьдесят два дробь одиннадцатый - твой?
   -Ессес-но! Весь восьмой барак - мой.
   -Помнишь его?
   -С сегодняшнего дня запомнил. Удивил он меня. -хмыкнул фрегат-лейтенант. -А что?
   Военврач ухмыльнулся:
   -А вот я сейчас к твоему удивлению добавлю.
   Он включил телерадиопроигрыватель и стал устанавливать на видеомагнитофон бобину с широкой коричневой лентой.
   -Когда свое старье отправишь на свалку? - хохотнул Хацуко Зо.
   -Сразу после того, как скупердяи из управления выдадут мне вычислитель! -огрызнулся начмед. -два года прошу. Заявления устал писать. Слушай лекцию. Как известно каждому дураку, все "ха-сиреневые" не менее тридцати раз должны пройти через детекторы. В девяноста пяти процентах этого оказывается более, чем достаточно. Хватило бы и пятнадцати процедур. В пяти процентах возможны ошибки и тогда мы добавляем еще пяток обследований. Результаты записываем на видео, и храним до выпуска заключенного. Потом запись стираем.
   -Не всегда... -мечтательно зажмурился фрегат-лейтенант и вновь лег, -Вот, помнится, с год назад была у нас одна лиловенькая пандеечка... С виду невзрачная мышка, а как ты по закоулочкам ее подсознания прошелся, м-м-м! Такого поискать надо! Её кассету, надеюсь, не выбросил.
   -Не выбросил. Не отвлекайся! -требовательно сказал медик. -Так вот, мы выписываем "выпускникам" соответствующие документы. Кому - с белыми полями, кому - с желтыми, кому - с черными. Ставим соответствующий штамп подмышкой. И - до свидания, кандидат в граждане! Все идет как по маслу. Ничего интересного в записях, повторяю, нет и мы их сти-ра-ем! Иначе пленки не напасешься. Деваха из Пандеи, о которой ты вспомнил, была редчайшим исключением. Однако ментограммы восемьдесят два дробь одиннадцатого меня озадачили. Глянь-ка сам.
   Начальник медицинской службы щелкнул пожелтевшим тумблером, по экрану побежали полосы, сменились рябью, та в свою очередь превратилась в туманные струи и из них выплыло удивительно четкое цветное изображение.
   -Глубинный боже! - ахнул разведчик. Забыв о ленивой расслабленности, вскочил и уселся почти вплотную к телерадиопроигрывателю.
   -Вот-вот и я о том же!
   На экране появилась постройка -не то небольшой дворец, не то замок. Ее окружал ухоженный сад.
   -Ты когда-нибудь слышал, чтобы обследуемый при включении детектора облекал строение собственного сознания в такие образы?!
   -Я не специалист, -пораженно протянул Хацуко Зо, - но даже мне ясно, что это редкость.
   -Ах, "редкость"? -ядовито вопросил врач, - Так вот, я, как специалист, уточняю: не "редкость", а нечто фантастическое, уникальное, невозможное. Я никогда такого не наблюдал. В лучшем случае начальное прощупывание дает какие-то темные лабиринты с мутными пульсирующими стенами. Ощущаю себя ветеринаром, зондирующим кишечник обожравшегося кота. Тогда как здесь...
   Дворец приблизился. Бесшумно распахнулась дверь.
   -Эт-то еще кто?!
   За дверью стояла маленькая фигурка.
   -Даю увеличение.- пообещал начмед, - Вот. Гляди. По-моему, какая-то старая игрушка. Плюшевый зверек, что-то вроде горного енота, только бурый и хвоста не видно. Довольно симпатичный. А зал, где мы оказались - это образ сознания дробь семнадцатого. Потрясающе четко: лестницы, ковры, картины на стенах. Вот я приближаюсь к картине, смотри - женщина. Когда после сеанса я показал дробь семнадцатому этот кадр, он был явно взволнован и сказал, что это его мать. Как видишь, все демонстративно открыто. Но продолжаем дальше. Вот дверь, входим сюда. Это его память, видишь библиотека, лампы, полки, книги. Пожалуйста, смотри, если интересно. И здесь секретов нет. Испытуемый находился в состоянии гипноза и, тем не менее, совершенно определенно сотрудничал со мной, приоткрывая детектору свою психику! Каково, а?
   -Невероятно!
   -А я что говорю?
   -Но с чего ты взял, что дробь одиннадцать с тобой сотрудничал? - поинтересовался фрегат-лейтенант.
   -Он дал мне сопровождающего. Смотри сам! -врач со звоном ткнул краем стакана в экран. Камера плавно двигалась от стола к лестнице, оттуда к непонятного вида устройству, напоминавшему вычислитель. И все время, то попадая в кадр, то уходя за кромку, рядом семенил бурый плюшевый зверек. Наконец, камера остановилась перед запертой на массивный засов дверью.
   -Теперь - внимание! -воздел перст врач. - Обследуемый по-прежнему в гипнотическом сне. Данная часть его сознания плотно закрыта. Доступа туда нет, образ недвусмысленно говорит нам об этом. Так, смотри внимательно, я включил форсированный режим детектора, попробовал проникнуть и...
   Дверь вздрогнула от невидимого толчка, а камера тотчас отскочила, отброшенная плюшевыми лапками. Игрушечный зверек стоял перед дверью в предостерегающей позе.
   -Даю полную мощность.
   Камера поползла вперед, угрожая смять маленького защитника двери и протаранить ее. Зверек проворно выхватил из воздуха огромную бочку с надписью "Порох", вскочил на нее с факелом, замер в том же предупреждающем положении.
   -Дальше я не стал рисковать. Ты понял, что к чему?
   -Еще бы! Здесь и полному кретину все ясно. - ответил разведчик, - "Полезешь - взорву к демонам!"
   -Именно. А, переводя с языка образов, : "Попытаешься проникнуть в подсознание - получишь в кресле либо труп, либо сумасшедшего".
   Запись кончилась
   -Прочее в том же духе. -вздохнул врач. -Теперь практический вопрос - что с ним делать?
   Хацуко Зо в волнении расхаживал по смотровой.
   -У нас имеются три варианта. - наконец сказал он. -Первый - обеспечить себе дальнейшую безмятежную жизнь. Проще некуда. Заключенный Ха-82\11 умирает. Спятил там, или взбунтовался. Из списков вычеркнут, ментограммы стерты.
   -Допустим. - сказал медик, - Но санитарам-то все известно. С ними как быть? Себе дороже обойдется...
   -Отпадает. -согласился фрегат-лейтенант. -Второй вариант - раскручиваем его здесь подручными средствами на свой страх и риск. Если получится, получаем хо-орошие повышения по службе. Это шанс.
   -Угу. -сказал начмед. -Шанс. Причем равно как повыситься так и загреметь, если не удастся, под хо-орошее разжалование. А неудача при нашей-то раздолбанной аппаратуре вполне возможна. Тут, братец мой, половинка на половинку.
   -Тогда ничего, кроме третьего не остается. Давай действовать по инструкциям. Срочно составляем рапорт по полной форме и отправляем его за нашими подписями сразу по трем инстанциям, то есть в штаб группы флотов, в Поясное управление контрразведки и в Поясную же биосоциальную службу. Укажем, что только благодаря нашей бдительности, только благодаря нашей проницательности и только благодаря нашей смекалке... Ну, и тому подобное. Пойдет?
   -Считаю, это лучшее из всего, что мы можем сделать. -вздохнул врач и зазвенел ложечкой в колбе. -Правда здесь особых повышений нам не светит, но благодарность, надеюсь. последует. А риска куда меньше. Чую пахнет дело секретами имперского уровня, а нам, зауряд-офицерам от них лучше держаться подальше. Сплавим дело наверх, пусть там разбираются.
   -Золотые слова. Твое здоровье, знахарь!
  
  
   [1] Имперская система летосчисления, календарь и деление времени суток на десять часов довольно непривычны для землянина. Указанное время приблизительно соответствует 6 часам утра по земной шкале.
   [2] Архив N11 КОМКОНа-2 (СомCon-2:\\ World Council\СомCon-2\Archiv N11 СомCon-2\volume14\file323\p74)
   [3] Психолог Коэн, попавший в нацистский концлагерь, утверждает, что в этом "царстве смерти" можно было уцелеть только надеждой на будущее. Виктор Франкл, также прошедший через лагерный кошмар, вспоминал, что, в самые страшные часы, когда заключенных заставляли часами маршировать, разнашивая новые сапоги для солдат нацистской армии, и ноги становились сплошной кровавой мозолью, он мечтал, о выступлениях перед аудиторией студентов (Сяо Жень).
   [4]БВИ. А.П.Кондратьев. "Слезы Селены" - мифы и реальность. (GPI:\\W-024-Publicistic-Sy-Quer\K\ Kondratiev881\3\p12)
   [5] см. Ход 2 "Черной Пешки"
   [6] Перевод с эм-до по моей просьбе любезно выполнила аспирант О.А.Садчикова. (Сяо Жень)
   [7] На языке эм-до по глаголу невозможно определить, лицу какого пола адресован вопрос. Так что - никакой дискриминации! - ученица прочтёт: "А задумывалась ли ты?..." (О. Садчикова)
  
  
   ХОД 20
  

Секретно[1]

Шифровано

Откуда: Третий отдел Разведывательной службы Белого Пояса

Куда: Белый пояс. Остров Цузуй.

Карантинный лагерь "Возрождение"

Кому: Уполномоченному разведывательного отдела

при штабе группы флотов "Ц"

корвет-капитану Хацуко Зо

8-ой день 1-ей недели Бирюзового месяца, 9590 года от Озарения

  
   Докладная записка N 08-07\59 "Экстра", отправленная Вами и начальником медицинской службы карантинного лагеря "Возрождение", рассмотрена в подразделении "уку" имперской службы разведки и контрразведки Белого Пояса.
   Благодарим за проявленные бдительность и осмотрительность.
   Приказываем:
   1)Заключенного Ха-82\11 оставить в прежнем состоянии. Никаких действий по отношении к нему не предпринимать. Постарайтесь оградить его от возможных неприятностей, но при том он ни в коей мере не должен заподозрить особого к нему внимания.
   2)По окончании пребывания в лагере заключенного Ха-82\11 предписывается в полном объеме провести по отношению к нему стандартные выпускные процедуры. Все материалы, связанные с нахождением в лагере "Возрождение" заключенного Ха-82\11 передать уполномоченному подразделения "уку", который прибудет в лагерь.
   Поручаем Вам ознакомить с данным приказом начальника медицинской службы карантинного лагеря "Возрождение". В дальнейшем приказываем соблюдать режим абсолютной секретности и неразглашения, за нарушение которого предусмотрена высшая мера социальной защиты.
   Документ по прочтении - уничтожить.
  

конец документа

  

Саракш

Островная империя. Белый пояс. Остров Цузуй.

Карантинный лагерь "Возрождение"

06 часов 60 минут, 8-го дня 1-ей недели Бирюзового месяца, 9590 года от Озарения

   -Когда будете пришивать новые петлицы, брат корвет-капитан? - с притворной угодливостью спросил начмед. -Да и пирушка по поводу назначения комендантом лагеря с вас тоже причитается.
   Новоиспеченный корвет-капитан Хацуко Зо довольно ухмыльнулся:
   -Брось прибедняться. целитель! Можно подумать, тебя обидели. Перевод в штабной госпиталь на дол