Лукьянов Олег Валерьевич: другие произведения.

Мир обреченных

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 4.89*6  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    В недалеком будущем наша цивилизация находится в кризисе из-за нашествия необъяснимой, мистической, враждебной людям силы. Никто не знает, что произошло с нашей страной, однако отдаленные города и населенные пункты лишились связи с внешним миром и один за другим создавали автономные города-государства. Однажды загадочный человек появляется на границе одного из таких городов, но вместо того, чтобы приспособиться к вновь созданному миру, начинает переделывать его под себя. Эта книга является прологом к основной сюжетной линии. Она дописана до логической паузы и будет продолжена только после завершения цикла "Хроник конца времен"


   Предисловие
   Искушенный читатель знакомый с моим творчеством, должно быть заметил, что мои произведения не только не похожи одно на другое, но не очень похожи на те, которые ему доводились читать ранее. Представленный цикл не является исключением: возможно, какие-то повороты сюжета, образы, или идеи покажутся вторичными или даже избитыми, но дело в том, что мы не живем в вакууме - очень часто бывало так, что, казалось бы, придуманное мною, уже где-то существуют. Тем не менее, все изображенные мною миры, системы и их законы, являются оригинальными и уникальными.
   Возможно, некоторым они не нравятся в связи с их перенасыщенностью: "Чем дальше, тем крупнее мамонты; какой-то винегрет" - так, кажется, они говорят. Для других что-то кажется нелогичным - но тут только моя вина - не сумел выделить, не смог переложить связи и законы мира в отведенный формат, оставил что-то за скобками на домысливание читателей, или же просто преподал так, что понятно не каждому.
   Как бы там ни было, пишу это предисловие, чтобы предупредить: если Вы один из тех, для кого затруднительно уследить за несколькими слоями начинки, или тот кто, закрыв книгу, не потрудится уделить и десяти секунд на ее переосмысление, если Вы склоны ограничивать полет собственной фантазии - прошу Вас, не читайте.
   Остальным же, желаю насладиться новым мирами в цикле романов "Хроники конца времен".
   "Мир обреченных" - лишь предисловие основной сюжетной линии.
  
   Хроники конца времен
   Книга Мир обреченных
  
   Пролог
  
   Молодой мужчина, в кожаной куртке и черной вязаной шапке, уверено сжимая в руках дробовик, прижался к высокому кирпичному забору. Заглянув через настежь распахнутые ковано-металлические ворота в просторный двор старого двухэтажного особняка, он поднял сжатый кулак.
   У забора рядом с ним возникли две перемазанные девушки с большими рюкзаками на плечах. Правда, девушкой лет восемнадцати-двадцати была лишь одна, вторая - скорее десятилетняя девочка, которая, не смотря на холодную в этих краях весну, и обилие еще не таящего снега, была в колготках и тонком платье.
   Переглянувшись со старшей девушкой так, словно обменявшись полноценным диалогом, мужчина быстро и почти бесшумно пробежался к крыльцу особняка. Убедившись, что в двух ближайших окнах не мелькали никакие тени, ударил вычурные двери плечом.
   Дубовые створки с треском раздались в стороны. Держа на изготовке дробовик, мужчина осторожно вошел в полумрак. Доски пола скрипели, а ровный слой пыли указывал на то, что он был первым человеком, ступившим на них за очень долгое время.
   Углубившись внутрь дома, бегло обследовав одно за другим все помещения на обоих этажах, он вернулся в холл и махнул в распахнутые двери. Не прошло и пятнадцати секунд, как в дом вошли девушки.
   Вероника, которую держала за руку Кэт, вздрогнула, когда увидела в холле распростертое тело человека в деловом костюме, а потом девочка и вовсе зажала рот рукой.
   Не обращая внимания на растерянность спутниц, Виктор вытащил из мертвых пальцев пистолет: не смотря на то, что тело бедолаги пролежало тут по меньшей мере пару месяцев, оно не носило и следов разложения - заполярная зима сохранила его лучше морозильной камеры в морге.
   Вытащив из трофейного оружия магазин, Виктор разочаровано пожал плечами. Похоже, у охранника помещения закончились патроны - последний, судя по черному пятну вокруг головы, он потратил на себя.
   Тем временем девушки начали хозяйничать в доме. Кэт - угрюмая черноволосая девушка, носила грязный, рваный ватник. Однако едва сбросив его с себя вместе с тяжелым рюкзаком, она самым волшебным образом преобразилась в гордую и ослепительную красотку, которой даже в какой-то степени шли грязные разводы на лице.
   Девочка в школьной форме, принесшая в это время с улицы ведро со снегом, была похожа на Кэт, словно младшая сестра - она была милой, но до женственной красоты ей недоставало как минимум нескольких лет.
   Вероника свалила снег в котел, под которым Кэт уже развела костер: пробковое дерево на кухонном полу никто из них не жалел - хозяевам особняка до него все равно не было никакого дела. Пока они разогревали воду, Виктор нашел в хлебнице давно зачерствелый, немного покрытый плесенью каравай - приятное дополнение, а может даже основное блюдо намечающегося ужина.
   Он передал его засиявшей Кэт, которая быстро стала соскабливать с него плесень, а сам принялся за дальнейшие поиски съестного - к сожалению, тщетно. Хозяева, а может иные проходимцы вычистили все, что не до конца сгнило. А может быть, это дело рук того бедолаги с пистолетом: оставшись без еды и патрон он принял волевое решение... Что же - не Виктору его судить.
   Вернувшись на кухню, он увидел, что Кэт подготовила что-то похожее на торжественный ужин: извлекла на свет припрятанные в рюкзаке рождественские свечи, с большим трудом вставила их в каравай и, поставив на его стол, зажгла.
   Вероника смотрела на них широко распахнутыми глазами. Виктор улыбнулся, видя как Кэт подбадривающие кивает.
   Вероника задула разом одиннадцать свечей, потом кинулась с ножом на каравай, но не тут-то было - зачерствелый хлеб не желал подаваться. Счастливая Кэт отобрала его у готовой не то смеяться, не то плакать Вероники, и бросила в закипающую воду целиком. Затем, расконсервировав баночку шпрот, она вылила содержимое в котел - знатная выйдет каша.
   Виктор прислонился к стене и, поставив ружье рядом, на секунду закрыл глаза...
  
   Вскочил он от грохота падающей кастрюли, спросонья попытался вскинуть дробовик, но на нем повисла вошедшая на кухню секундой раньше Кэт. Опасности не было, однако вся приготовленная каша разлетелась по полу, а ошеломленная Вероника смотрела на деяния своих рук большими круглыми глазами. Должно быть, увидев, что Виктор заснул, а Кэт пошла на обход, она не устояла перед соблазном первой отведать немного кашицы, но вместо этого лишила всех шикарного ужина.
   Несколько секунд она держалась, затем из глаз хлынули слезы, она открыла рот и зарыдала.
   Кэт бросилась к ней, пытаясь не то унять, не то зажать рот, но остановить плач не получалось - обида ребенка прорывалась наружу.
   Прислушивающийся к чему-то Виктор, вдруг ожил. Схватив Кэт за руку, он потянул ее из кухни. Глаза девушки наполнились ужасом. Она протягивала руки к плачущей над разбрызганной кашей девочке, но Виктор неодолимо тянул её прочь. Она сопротивлялась. Попыталась разжать сильные пальцы, сбросить с себя крепкие руки, ударить его локтем и достать ногой - но Виктор не обращал на это внимания.
   Подобно человеку, спасающемуся от урагана, она вцепилась пальцами в дверной косяк - но Виктор дернул её изо всех сил и продолжил уносить её всё дальше от Вероники.
   Она извернулась в его руках, и, не видя ничего перед собой из-за слез застилающих глаза, пустила в ход ногти. Едва не ослепнув на один глаз, Виктор оглушил её ударом кулака, и, забросив на спину, как мешок, выбежал из дома.
   В этот момент, неумолимо усиливающийся свист достиг кульминации: раздался оглушительный хлопок и треск - несущие балки дома сломались, как тростинки - оттуда донесся и сразу затих последний крик Вероники. А выбежавший на улицу и спрятавшийся за колодцем вместе с бесчувственным грузом, Виктор, беспомощно вслушивался в чавкающие звуки, доносившиеся из разнесенного на куски дома...
  
   Глава 1 Все было не так!
  
   Виктор вскочил, отбрасывая одеяло. Какое-то время он не понимал где находится, только слушал во мраке, как в груди бьется сердце и из горла вырываются судорожные хрипы. Липкий и до омерзенья холодный пот струился по спине, вискам и едва не заливал глаза.
   Одежда, в которой он спал, вся пропиталась потом.
   Комната.
   Он находится в маленькой комнате с двумя железными кроватями, на которых в беспорядке навалены одеяла и всякое тряпье. За окном бушевала метель, а у окна стояла буржуйка - бочка с вырезанным боком, в которой потрескивали уголья и мелькали всполохи пламени.
   Любой бы в таких обстоятельствах воскликнул "Что за...", но только не он - отучившийся разговаривать два месяца назад.
   Дверь в комнату открылась, и из кромешной тьмы на свет пламени вышла девочка... Виктор заледенел. Эта девочка - Вероника!... Он попал в ад?!
   - Ой, Виктор, уже пришел в себя?
   Виктор захлопал глазами, а призрак Вероники всплеснул руками:
   - Успокойся, Снежный король мертв. Ты потерял сознание - помнишь? Недалеко от особняка я повстречала патруль из города, и мы все вместе привезли тебя в эту гостиницу.
   - В гостиницу? - хрипло выдавил он. - Где Кэт?
   Не то чтобы он верил призраку погибшей девочки, но ее голос уже должен был привлечь Снежного короля, так что какая разница произнесет он что-нибудь или нет.
   - Кэт? - переспросил призрак, нахмурившись. - Да ты ведь не видел... Кэт мертва.
   - Что?! Ты лжешь! Я вытащил ее из дома!
   - Нет, ты вытащил меня! А Кэт... она пожертвовала собой и остановила Снежного короля. Король мертв. На руинах особняка нас нашел патруль и вот мы здесь - в гостинице!
   - Ложь... Всё это ложь.
   Виктор оскалился, показывая девочке стиснутые зубы:
   - Ты лжешь, призрак!
   - Вик... Я не призрак - я Ника. Ты меня спас. Помнишь?
   Комната перед его глазами начала расплываться, он зашатался, но подбежавшая девочка не дала ему упасть. Аккуратно посадив его на кровать, она надавила на его грудь маленькими ручонками.
   - Отдохни, Виктор. Завтра у нас тяжелый день. Я узнала, что в этом городе нам никто не поможет, а это значит, что нам нужны деньги на еду и на эту комнату. Завтра мы должны будем найти работу... Так что спи. До утра еще несколько часов.
   Слыша вой вьюги за окном, Виктор обессиленно упал на кровать и почти мгновенно заснул - все это лишь дурной сон. Когда он проснется, Кэт будет с ним.
  
  
   Конечно, это был дурной сон. Ника действительно была жива, а Кэт погибла. Виктор не видел ее смерть, не видел он и гибель Снежного короля. От голода и измождения, он потерял сознание у ворот особняка. Потом очнулся в гостинице рядом с Никой... Было лишь это: все остальное - кошмарный сон.
   По крайней мере, такова была версия Вероники.
   Сейчас он вместе с ней выходил из города. Без оружия, без еды, без подготовки. Они могли бы остаться в гостинице, устроиться на самую черную работу и немного пожить в безопасности.
   Вот только Виктор видел, как живут те, кто не хотел рисковать своей шкурой - даже на день он не собирался влачить подобное существование.
   К тому же Вероника горячо поддержала его начинание - даже участь мусорщиков живущих за счет поиска ценностей в более-менее безопасных местах, была гораздо предпочтительней долей. Однако Вероника была совсем соплячкой, а выход из обжитых мест представлял нешуточную угрозу...
   Впрочем, было несколько причин заставивших его взять с собой эту девчонку.
   - Не бойся, я защищу тебя, - прервала Ника его раздумья.
   В ответ Виктор покачал головой. Ненормальность девочки зашкаливала - конечно, все пережитое, включая скитания по подвалам и двухмесячные прятки от адской твари, завершившейся смертью заменившей ей сестру Кэт, для кого угодно было бы шоком. Тем не менее, это не было поводом полностью терять страх и трезвость мысли.
   Впрочем, это и было одной из причин из-за которой она сейчас была здесь с ним: Виктор надеялся, что если она вновь увидит нечто страшное, к ней вновь вернется адекватность и вместо сказки, она, наконец, расскажет правду о том, что произошло в том доме.
   Однако основной причиной было то, что оставить ее было негде и не с кем. Из гостиницы их выселили с утра, а проведенную ночь записали в кредит. Знакомых же ни у кого из них в городе не было.
   Десятилетнего ребенка нельзя было оставить без присмотра в подобном месте...
   Ах, да, ей же одиннадцать: вчера они праздновали День рождения.
   Он оглядел ее критическим взглядом: в висящих на ней лохмотья едва можно было узнать джинсовую курточку и школьную юбку; в руке она держала обычный хозяйственный топорик, это выглядело немного странным - но, вообразившая себя Зеной - королевой воинов, девчонка наотрез отказалась с ним расставаться. Где она его нашла - Виктор не мог приложить ума.
   Впрочем, вид Виктора был не менее удручающ: еще полгода назад, его бы приняли за обычного бомжа, но учитывая нетривиальные времена, верно воспринимали мусорщиком - настолько грязной и ветхой была куртка и вязаная шапочка защищающая голову от злого весеннего ветра.
   Ночью прошла пурга, и теперь казалось, что вновь наступил февраль.
   - Тебе не холодно, Зая? - спросил он, бросив взгляд на трепещущую ветром юбку девчонки.
   - Не называя меня так! - откликнулась она тут же. - Терпеть больше не могу!
   Последнее было не жалобой на паскудную погоду, которую она старательно не замечала, а про издевательское обращение к ней Виктора. Правда, эта напускная ярость его лишь веселила.
   Они шли по запорошенному снежком асфальту. От белой пустоши глаза отвлекали только горные склоны вдали и металлический лес, тянувший до самого горизонта. Сотни железных столбов ЛЭП сверкали инеем словно елки, провода кое-где были оборваны зимними ураганами, гирлянды изоляторов разбиты - никто даже не пытался их восстанавливать. Не так давно эти исполинские конструкции служили делу распространения могущества цивилизации - передаче электроэнергии на огромные расстояния. Однако сейчас они были лишь жалким напоминанием о неуемной человеческой гордыне. Печальное зрелище.
   Первая опасность появился из ниоткуда. Шоссе сворачивало в сторону, путники, греясь в лучах поднимающегося солнца, пребывали в расслабленном и отчасти благодушном настроении. Все изменилось, когда по спине Виктора пробежал предупреждающий холодок. Он оглянулся и увидел, как только что казавшаяся мирной снежно-ледяная насыпь у дороги пришла в движение: испустив во все стороны снопы снега и осколки подтаявшего льда, изрыгнула из себя некое существо...
   Это был некто с настолько искаженными чертами, что в нем с трудом можно было узнать человека. Очень худой и неестественно длинной шеей, человек поначалу распрямился, а потом словно медведь упал в снег на четыре лапы. Похожее на маску из сувенирного магазина лицо было еще более обезображено яростью и голодом. Яркие желтые глаза взирали на них пару секунд. Тонкие губы разъехались в стороны, обнажив длинные желтые клыки.
   Должно быть, эти несколько секунд существо оценивало двух почти безоружных путников, а когда пришло к выводу, что перед ним была добыча, взревело и атаковало...
   Издав жадный рык, оно на всех лапах неслось на представляющего наибольшую угрозу Виктора. Рука Виктора метнулась в карман, в поисках рукоятки складного ножа, но Вероника оказалась быстрее.
   Бесстрашно заступив путь монстру, девочка сгруппировалась... и прежде чем вмешался завороженный этим Виктор, она поднырнула под взмахнувшую лапу и коротко рубанула топориком.
   Лезвие хозяйственного топора с глухим звуком вонзилось в макушку. Монстр замер, по слипшимся волосам заструилась черная кровь.
   Миновало несколько, казавшихся вечностью секунд и монстр упал в таявший снег. Девочка, для удобства наступив на его шею, выдернула топор и обратилась к застывшему Виктору:
   - И что ты собирался сделать этой зубочисткой?
   Опомнившись, Виктор бросил взгляд на старый нож в руке, и, сложив его, поспешно вернул в карман.
   - Значит, ты не врала?
   - О чем? - с подозрением сощурилась она.
   - О том, что можешь за себя постоять.
   - Сам видишь, - безапелляционно бросила она, не убирая ноги с поверженного врага. - Как уже сказала, я смогу тебя защитить...
   Виктор был в замешательстве. Но еще большее его ошарашило, когда девчонка, распрямив мертвой твари пальцы, замахнулась топором...
   - Что ты делаешь?!
   - А на что по-твоему это похоже? - спросила она, опуская топор.
   Большой палец отлетел, будто щепка.
   - Ты забыл о награде, за большие пальцы правой руки? - спросила она распрямившись.
   Виктор не нашелся с ответом. Хозяйка гостиницы говорила им в дорогу, что за истребленных монстров объявлена награда, однако он и не думал, что Ника обратила на это внимание... Черт возьми, она же маленькая девочка!
   - И даже не начинай, - вновь сказала она, вероятно считая, что Виктор предложит выбросить трофей.
   Достав платок, она спрятала отрубленную плоть так, будто делала это уже бесчисленное количество раз.
   - Вик, у меня в животе урчит... да и у тебя тоже. Мы не в том положении чтобы выбирать.
   Виктор смотрел на это какое-то время, потом процедил сквозь сжатые зубы:
   - Вероника которую я знал, обделалась бы от одного взгляда этой твари и ни за что бы не стала никому рубить пальцы...
   - Вик, мое детство уже давно закончилось... Идем, нам надо найти что-нибудь ценное - этого пальца не хватит даже на сытный обед.
  
   Хотя он и сказал Веронике, что они вышли из города на поиски ценностей, в действительности Виктор лишь хотел разобраться в произошедших вчера событиях. Вика сказала, что Кэт похоронили у особняка - если это действительно так, то он желал увидеть ее могилу. И еще он хотел увидеть труп терроризирующего их столько времени монстра - Снежного короля.
   С самого начала он выбрал путь на восток - туда, где подконтрольная людям территория граничила с бескрайними и практически необжитыми полями, испещренными линиями электропередач и давно заброшенными техническими постройками. Там вряд ли можно было найти что-нибудь ценное, однако этот факт компенсировался почти полным отсутствием опасности - "твари" - как их называли местные, в основном толпились на западе от Крепости. В общем, для всех жителей города выбор этого пути был очевидным - идеальное место для команды неопытных мусорщиков, таких, как девочка с безоружным парнем.
   Но именно здесь тянулась дорога на Талнах - именно оттуда они бежали, спасаясь от Снежного короля. И теперь, по словам Ники, ужасный Снежный король, в свое время разгромивший роту солдат и уничтоживший большинство жителей района, отрезанного от основного города, был мертв - поверить в это невозможно.
   ...Не прошло и получаса, как они свернули в сторону от трасы, на грунтовую дорогу, и вскоре увидели особняк, возвышающийся у крохотного озерца. Впрочем, все было, как и помнил Виктор - от особняка мало что осталось. Снежный король разрушил его до основания.
   - Зачем ты притащил нас сюда? - спросила Ника, и, не обращая внимания на тень, мелькнувшую на лице Виктора, продолжила:
   - Я думаю, в этих руинах не осталось ничего ценного... Постой, ты ведь пришел сюда не для того чтобы найти ценности... Ты хотел увидеть тело Снежного короля? Значит, ты мне не веришь?!
   По мере того, как шло время, Виктор отмирал. Если Снежный король был рядом, своего присутствия выдавать он не пожелал.
   - Ты права, я хочу увидеть его труп... А еще хочу увидеть могилу Кэт.
   - Угу, - произнесла она. - Тогда вперед.
   Небрежно держа топор, словно ногу надоевшей куклы, она миновала распахнутые настежь ворота и, не скрываясь, бросилась к руинам особняка.
   - Здесь его нет! - воскликнула она почти сразу. - Кажется, его отсюда выволокли!
   Подбежав к ней, Виктор вынуждено констатировал, что обломки здания, которые по версии Ники служили надгробными камнями для Снежного короля, были кем-то расчищены на большом пространстве. Приглядевшись, он заметил рядом с домом свежие следы автомобильных шин и брошенную кем-то сломавшуюся лебедку.
   - Тем не менее, у меня по-прежнему нет доказательств, что Снежный король мертв.
   - Мертв-мертв! Я сама видела, мертвее некуда!..
   - Хорошо, где могила Кэт?
   - Вон там, - махнула она, даже не посмотрев. - Иди если хочешь.
   Пока изумленный Виктор шел к озеру, Ника принялась задумчиво осматриваться. Впрочем, здесь она не соврала - у берега действительно простиралась сложенная из камней могила и наспех связанный крест, сделанный из черенка лопаты.
   - Говоришь это могила Кэт? - шепнул он. - Посмотрим.
   Погрузив пальцы в рыхлую хотя и промороженную землю, Виктор принялся за раскопки...
   Он вернулся к Веронике через пятнадцать минут и сразу услышал безапелляционное заявление:
   - Нужно найти тех, кто спер нашу добычу, пока еще не слишком поздно!
   - Что ты имеешь ввиду?
   - Вик, если Крепость платит за пальцы задрыпанных монстров, представь, сколько нам отвалят за Снежного короля? Надо найти тех, кто его у нас украл!
   - И как ты предлагаешь это сделать? - спросил Виктор без особого интереса.
   - Вот смотри, тут свежие следы покрышек! Заметь, по пути сюда мы не видели ни одной проезжающей машины - значит, они либо направились дальше в Талнах, что не имеет никакого смысла, либо свернули куда-то в проселок... Пошли!
   - Куда?
   - Не тупи, Вик! Искать грабителей, конечно же!
   - Хорошо, а что ты будешь делать, когда мы найдем, этих твоих "грабителей"?
   - Если не отдадут Короля по-хорошему, поговорю с ними по-плохому.
   С этими словами она взглянула на свой топорик. Виктор, принявший было ее слова за шутку, вдруг вспомнил, как лихо она расправилась с монстром:
   - Ника, убить тварь это одно, но убить человека...
   - Вик, - остановила она, - я понимаю, что ты взрослый и уверен, что все знаешь, а еще думаешь, что я ребенок, но прошу ради нас обоих, не будь нюней. Мир, где все должны быть добряками и говорить красивые слова давно исчез. Сейчас либо мы их, либо они нас и этим все сказано!
   Он не ответил ей по двум причинам. Во-первых, она указала на следы автомобиля, съехавшего с дороги сразу за сопкой, а во-вторых, из-за этой полностью занесенной снегом сопки раздался нечеловеческий крик.
   Не сговариваясь, они вбежали на возвышенность, а потом замерли, не сразу уложив в голове открывшееся.
   Четверо хорошо вооруженных людей пытали женщину, привязанную к столбу ЛЭП ... Нож ударил ее в живот - она закричала, лицо исказилось гримасой страдания. Когда первая волна боли сошла, она оскалилась, обнажив волчьи клыки, и зарычала.
   - Тварь! - воскликнул самый крупный мужчина и ударил ее в лицо своим тяжелым кулаком.
   - Смотри! Снежный король!
   Будто ничего и не происходило, Ника указала на джип, оставленный с распахнутыми дверями. На открытом кузове джипа распростерлась обвязанная веревками, огромная грушеобразная куча плоти с хитиновым панцирем и десятком жгутов-отростков у отвратительной пасти. Не было сомнений, это - Снежный король.
   Однако хозяева джипа услышали восклицание Ники:
   - Эй, кто вы? Подойдите сюда!
   Три мужчины, и одна женщина. Смотрят цепко, в движениях нет ни суеты, ни расслабленности: даже если не принимать в расчет их прекрасные щиты и мечи, сделанные из рессор автомобилей, сразу было видно, что они бойцы, прошедшие хорошую школу.
   Лидером отряда оказался самый крупный мужчина, в руках он небрежно держал двуглавый топор, словно какой-то викинг, однако остальные отдали предпочтение защите, вооружившись стальными щитами и мечами. Только на поясе женщины Виктор заметил кобуру с пистолетом.
   - Мусорщики? - презрительно скривился лидер, как только они приблизились. - Тут для вас нет ничего ценного, убирайтесь!
   - Погоди Дима, - остановил его другой мужчина, - это те самые с Талнаха...
   - А... да точно. Эй, девочка, ты как? Ты нас узнаешь? Мы из патруля, который вытащил вас вчера из руин особняка...
   Виктор казалось их не слышал: он разглядывал тварь, красота которой когда-то учащала сердцебиение мужчин. Теперь она висит на веревках, избита и изъедена порчей.
   - Вы пытаете ее, чтобы получить информацию? - спросил Виктор. - Из этого ничего не выйдет - она безумнее бешенного пса.
   Глава патруля усмехнулся, видимо хотел съязвить, но его опередила женщина, вонзившая свой меч в снег:
   - Мы об этом знаем и ничего от нее не хотим... Разве только помучить ее как следует, прежде чем сжечь заживо...
   С этими словами она схватила тварь за волосы и отрезала ножом её ухо. Тварь закричала, извиваясь у столба, но жилы на руках вздувались безрезультатно - веревки были достаточно прочными.
   На лицах патрульных промелькнули ухмылки, в глазах разгорелись огоньки удовлетворения.
   Виктор вздохнул и полез в карман. Рукав куртки оттянулся, открыв мазнувшим взорам татуировку на запястье, размером со спичечный коробок. Однако в отличие от обычных татуировок эта была огненно-красной и если бы они вгляделись чуть лучше, увидели бы в ее узоре пляшущие языки пламени и тлеющие уголья...
   Виктор вытащил нож, одновременно делая свободной рукой несколько коротких взмахов, будто рисуя что-то в воздухе. Впрочем, секундой позже в том месте вспыхнули огненные росчерки, изобразив на несколько мгновений загадочную фигуру. Вместе с тем, татуировка на запястье полыхнула и исчезла.
   Патрульные вскидывали щиты, командир поднимал топор, а женщина тянулась к вонзенному в снег мечу, но никто не завершил начатого. Воздух вокруг Виктора казалось застыл и русло по которому проходила река времени сковало льдом. Виктор же, был рыбой обитавшей глубоко под ледяным панцирем: в момент, когда нож касался кожи очередного человека, лед трескался и Виктор видел наполненный ужасом взгляд своей жертвы.
   ...Ход времени был восстановлен резко и без предупреждения. Все четверо патрульных вокруг Виктора падали на колени и, тщетно унимая бьющие из горла кровавые фонтаны, валились ничком в грязь. С ног до головы покрытый кровью Виктор печально смотрел в квадратные глаза Вероники. С лезвия старого складного ножа срывались алые капли.
   - Пи-пец, как круто! - воскликнула девчонка. - Ты меня просто уделал! Да что там, не уделал - уел! Уел, так уел! Извини за то, что я там тебе наговорила про нюни...
   Облегчение на душе Виктора вдруг сменило кольнувшее раздражение, но, не обратив на него внимания, Виктор перевел взгляд на лицо привязанной твари.
   В нечеловеческих глазах промелькнул интерес и отголосок благодарности, но когда нож Виктора метнулся к сердцу, там возникли страх и ярость... Впрочем, вскоре в этом взгляде не осталось ничего...
   - Ты просто охренено крут! - вновь заверещала девочка. - Даже я как-то застремалась на них нападать... Подумала, да хрен с ним, с Королем! А ты... да я почти ничего не смогла увидеть - ты двигался как тень! А что теперь... А ты умеешь водить машину?
   Виктор мотнул головой, но прежде чем успел что-то сказать, вновь взяла слово Ника:
   - Жаль! Но что же делать? Не тащить же Короля на себе? Может мне попробовать сесть за руль? Это должно быть не так уж и трудно...
   - Ты не поняла, Ника. Я только что вырезал городской патруль. Мы не станем тут ничего трогать и брать с собой тоже ничего не будем. И вообще, пора отсюда убираться.
   - Что?! - опешила девочка. - Но хотя бы топор-то можно взять?!
   - Не глупи Ника.
   - Ты такой зануда, Вик, - вполголоса произнесла она с задумчивым выражением на мордашке. - Но я все равно буду тебя защищать!
  
   Глава 2 Приглашение
  
   Магистр пил чай в кабинете главы академии и изо всех сил старался унять дрожь в руках. Несколько капель упали в пышную бороду и на совершенно новый, надетый по такому случаю черный жакет - магистр надеялся, что хозяйка кабинета этого не заметила.
   Напротив него в кресле непринужденно расположилась леди Тираэль дэ Аэлонсе - молодая, ослепительная девушка, в вычурных и отливающих серебром латах. Ее внешность была необычна не столько из-за доспехов, сколько из-за неуловимого отличия от прочих дев ее возраста. В чем оно заключалось: в оттенке кожи, форме губ или разрезе глаз - магистр не мог понять. Ему трудно было даже предположить откуда она была родом - расспрашивать ее он даже не пытался. Все что он мог про нее рассказать, умещалось в нескольких словах: сталь, красота, легкий акцент.
   Изящная статуя из плоти в железной оболочке пошевелилась, привлекая внимание магистра. От этого движения кресло жалобно скрипнуло, но дева в доспехах не обратила на это внимания.
   Ее взор был ясен и пронизывающ. Светло-синие глаза буквально пригвоздили магистра к стулу. Хотя возможно дело было не в сумасшедшей харизме, а в том, что она была первым Заклинателем. Именно она изобрела метод, который спас тысячи жизней - возможно, спас человечество от полного истребления. Ее открытие стало основой Академии, которая в свою очередь была фундаментом только сформировывающегося государства, так называемого Королевства севера.
   Несмотря на то, что она входила в круг двенадцати королевских рыцарей, поговаривали, что во всем королевстве ей не было равных в силе. Магистр этому верил: он своими глазами видел, как она в одиночку уничтожила группу бессмертных, как-то прорвавшихся в Крепость. Кстати, кроме того что она была главой Академии, она также была генерал-губернатором Крепости и управляла всеми военными силами и экономическими ресурсами.
   - Из вашего доклада я поняла, что до недавнего времени в Талнахе оставались люди?
   - Именно так, госпожа, - энергично кивнул магистр. - Двое из них смогли добраться до территорий, граничащих с крепостью. Пограничный патруль обнаружил их недалеко от особняка у озера. Кстати, это особняк до катаклизма служил гостевым домом для приезжих шишек, которым не по статусу было селиться в Талнахе, а до центра было далеко... Патруль привлек огненный всполох в небе, похожий на метеорит, поспешив на место, он обнаружил этих двоих, а еще руины, оставшиеся от особняка. В руинах был огромный демон - девочка назвала его Снежным королем - но он был мертв и мы пока не знаем, что именно его убило.
   - И, по словам девочки, этот демон специализировался на охоте за человеческими голосами? - подытожила леди Тираэль, и ее ангельский голос эхом отразился от сводов просторного кабинета. - Некий Снежный король, который не может принадлежать ни звериному, ни человеческому виду...
   - Именно так, госпожа, - утвердительно кивнул магистр, - посмотрите, вот зарисовка, сделанная со слов патрульных...
   Он протянул лист, на котором карандашом был изображен демон грушевидной формы.
   - Для придания рисунку масштаба, рядом нарисована человеческая фигура, как видите не достигающая демону и до половины тела - действительно огромен, - прокомментировал он. - Весь верх представляет собой ротовую полость с несколькими рядами зубов, однако непонятно для чего они нужны - по словам девчонки, эти бесчисленные жгуты у рта ловят и забрасывают людей в зев твари не прожевывая. Мешок-отверстие снизу, своего рода газовое сопло, якобы позволяющее демону извергать из себя реактивную струю, с тягой достаточной для воздушного перемещения на большие расстояния. По земле он не передвигается, однако устойчивость ему придают четыре крупные конечности, которые, по-видимому, он использует и для смягчения падения, или как таран для пробития крыш домов...
   Леди Тираэль рассматривала рисунок хмурясь.
   - Понимаю, - продолжил магистр после паузы, - все это звучит бредово, однако если бы мне кто-нибудь еще полгода назад сказал, что я стану магистром академии Заклинателей, я бы покрутил пальцем у виска, так что...
   Леди Тираэль грубо оборвала:
   - Я не о том. Мне интересно, что говорит мужчина.
   - Мужчина до ночи был без сознания, а утром мой агент никого не застал - хозяйка сказала, что они стали мусорщиками...
   - Мусорщиками? Неужели? И в какую сторону они направились?
   - На северо-восток от Крепости. Полагаю, что решили начать со знакомых мест.
   Девушка в доспехах улыбнулась, но вместо обычного тепла улыбка источала холод.
   - Полчаса назад мне сообщили что патруль, который, кстати, был участником событий, о которых мы ведем речь, не вышел на связь. Их миссия заключалась в том, чтобы доставить тело этого демона в Крепость. Вот только посланная за ними поисковая команда нашла четыре трупа с перерезанным горлом. Говорят, патруль не сопротивлялся - не успел. Их вещи и тело нашего Снежного короля остались нетронутыми. А еще, поблизости обнаружили следы мужчины и ребенка... Как думаете, что это могло бы значить?
   - Аа...эээ...
   - Не знаю как вы, - продолжила леди Тираэль, - но я считаю, что наши гости в этом определенно замешены. Их надо найти и... допросить.
   - Но...
   - Говорите прямо.
   - Мы не можем утверждать, что они виновны, а допрос окажет на них сильное влияние...
   - Что вы имеет ввиду?
   - Они на грани... Вчера этот мужчина был без сознания от изнеможения, а девочка пояснила, что она разговаривала впервые за несколько месяцев.
   - Поясните.
   - Все время с момента катаклизма они выживали в изолированном районе. В Талнахе ведь не было заклинателей, но эти люди умудрялись находить пищу, прятаться и даже отбиваться от демонов. Однако месяца три назад, вместе со снежной бурей в городе объявился могущественный демон, которого не брали ни пули, ни самодельные гранаты - они назвали его Снежным королем. Хуже всего, что существо хоть и абсолютно слепо, но спрятаться от него было почти невозможно - оно выискивало людей по голосам, и пробивалось даже в подвалы, спешно прорытые в вечной мерзлоте...
   Я веду к тому, что у них оставался единственный шанс спастись: перестать разговаривать. Они не издавали ртом ни звука, зато бродили по городу не таясь, прямо у логова твари... Вот только три месяца молчания выдержала только наша парочка... Они дождались схода снега и пробились к нам...
   Светлое лицо леди Тираэль на мгновенье омрачилось:
   - Знаете, магистр, вы сейчас похожи на какого-то печального щеночка. Поймите меня верно, я не забыла что такое сострадание, но времена когда можно было проявлять заботу о ком-то в ущерб себе и своему делу остались в прошлом. Мы не станем рисковать и не пустим все на самотек.
   - Прошу меня простить, леди Тираэль. Вы совершено правы.
   Тонкие брови устремились друг к другу, но тут же разъехались в стороны, однако карие не сводили с магистра пронзительного взгляда:
   - Совсем не уверена в этом, мой друг... Совсем не уверена...
   Решив пригубить чай, чтобы скрыть смущение, магистр от этих слов поперхнулся. Тем временем леди Тираэль продолжала развивать свою мысль:
   - Дело в том, что мне известен этот вид тварей, и я совсем не уверена, что была бы в силах с ней справиться. Скорее всего, на данный момент я лучший воин человечества. Но если эту тварь, этого Снежного короля, убил парень, что гуляет по крепости безнадзорно, то все гораздо запутанней чем кажется. Его нельзя просто взять и допросить... здесь надо действовать тоньше.
   - Не... не этого может быть.
   Магистр сказал это вслух, имея ввиду, что не может быть, что первый воин королевства людей не могла справиться с одной тварью. Но леди Тираэль поняла его по-своему:
   -Тем не менее ничего нельзя исключать... Найдите их, и во что бы то ни стало заманите в абитуриенты. Мы должны проверить на что они способны.
   - Но... выпускные экзамены для первого курса уже завтра, а следующий набор будет только через две недели!
   - Тем лучше. Это шанс проверить их безотлагательно.
   - Хорошо, допустим, они не умрут и пройдут испытание без всякой подготовки, но что дальше?
   - Не извольте беспокоиться - об остальном я позабочусь лично.
  
   Они вернулись в город в полдень, зашли на рынок, где торговец велел бросить отрубленный палец в доверху заполненный полиэтиленовый мешок и отсчитал им с десяток распечатанных на принтере бумажек с подписью некоего короля, правящего Королевством севера.
   Этого хватило расплатиться за комнату гостиницы на день вперед, а также купить миску прилично подгнившей картошки. Неунывающая Ника, пообещав приготовить "настоящий обед", скрылась на гостиной кухне, тогда как Виктор, зайдя в комнату, подбросил полено в едва тлеющие угли и принялся обновлять заклинание.
   Ника вернулась не вовремя.
  -- Что ты делаешь? - спросила она у Виктора, бубнящего что-то, при этом неотрывно глядя на свое запястье.
   Вместо ответа он, не прекращая читать речитатив с таинственным смыслом, зло на нее и глянул и бешено замотал головой.
   Ника внимательно смотрела на сосредоточенного бубнящего Виктора. Ее лицо не выражало даже малейшей скуки примерно пять минут, после чего Виктор резко замолк. На запястье, ровно в той части на которую он пялился все это время, выступила огненно-красная вязь татуировки. При взгляде на нее хотелось отвести глаза: шестое чувство Ники подсказало, что татуировка была противоестественна этому миру...
   - Почему я раньше не видела, что ты колдуешь? - спросила она.
  -- Потому, что за три месяца, которые я тебя знаю, мы не перемолвились и словом, - вымолвил Виктор. - И по понятным причинам, колдовать вслух я также не мог...
  -- И что это за тату такое?
  -- Это заклинание в полном смысле слова. Я подготавливаю чары и заклинаю свою душу на то, чтобы она их удерживала.
  -- Душа удерживала чары? Для чего?
  -- Для того чтобы использовать, как только в этом появится необходимость. Знаешь, глупо в бою читать заклинания, по пятнадцать-тридцать минут.
   - Хм, все равно не поняла, как это действует...
   - Как только чары будут востребованы, я произнесу относительно короткое ключ-заклинание и тогда душа отпустит удерживаемые чары и магия начнет действовать в тот же миг...
  -- Значит твоя душа как аккумулятор - ты заранее ее заряжаешь, а когда приходит время - мгновенно разряжаешь.
  -- ...Наверно можно сказать и так. Хотя устройство, которое ты описала больше похож на конденсатор.
  -- Однако судя по твоему лицу, это больно...
   - Больно...
   - А нельзя обойтись без татуировки? В смысле зарядить душу чарами без этой хрени?
   Виктор помотал головой:
   - Это магия демонов. А эта магия целиком завязана на страдания и человеческие души. Для того, чтобы душа удерживала чары, я ее искажаю, перекручиваю, выворачиваю наизнанку что ли... Это... неописуемо. Это не больно в том плане, каком ты смотришь на боль, но когда душа испытывает муки это в сотню раз хуже самой ужасной пытки придуманной человеком. Отвечая на твой вопрос, без этого клейма, или тату, как ты говоришь, теоретически колдовать можно. Но боюсь, что даже если моя душа и переживет подобное, мой разум этого точно не вынесет. Это клеймо помогает. Оно разделяет муки между душой и телом.
   - М-да... - изрекла она, подумав. - За все приходится платить.
   - Верно... Остается надеяться, что расплатиться за все мне когда-нибудь удастся.
  
   В дверь постучали. Виктор спрятал новоявленную татуировку под рукавом старого свитера и как бы невзначай засунул руку в карман со складным ножом, а Ника отправилась открывать.
   Гостей было двое. Вальяжный пухлый мужчина, в атласной рубашке и черном жилете, наброшенном поверх выпирающего живота, был лыс, но носил большую пышную бороду. Во вторую очередь в глаза Виктора бросились узкие, не по размеру джинсы и папиллома на носу.
   Второй мужчина был будто его антиподом. Подтянут, поджар и одет как работник в ночном клубе для дамочек за тридцать. На голом теле только кожаный нагрудник с наплечниками, усеянными стальными шипами, на запястьях металлические браслеты - всем напоказ выставлялись железные бицепсы, для пущего эффекта смазанные маслом.
   Если бы ни шрам во всю щеку и взгляд убийцы, Виктор бы принял его за ничтожество и обращал бы внимание не более чем на мебель.
  -- Вы что-то хотели? - спросила Ника, приторно улыбаясь.
  -- Маленькая леди весьма догадливы, - чуть поклонившись, ответил вальяжный толстяк. - Разрешите пройти?
   Ника, бросив короткий взгляд на Виктора, посторонилась, и гости без всякого выражения вошли в их непрезентабельное жилище.
  -- Вижу вы люди занятые, поэтому перейду сразу к делу, - начал бородач, поморщившись от увиденного. - Меня как магистра Академии заклинателей весьма заинтриговал слух о том, что в крепость вошли двое выживших жителей Талнаха. Знаете ли, моей академии нужны лучшие из лучших: именно из таких как вы, людей с закаленным характером, получаются лучшие заклинатели... Вы знаете кто такие заклинатели?
   Под острым взглядом Ника кивнула, а Виктор напротив, мотнул головой.
  -- Заклинатели это стражи королевства. Это люди, на равных противостоящие демоническим отродьям! В конце концов, это они спасли человечество!
   Видя что пламенная речь не возымела должного эффекта, он обратился к человеку со шрамом:
   - Шериф, покажи им.
   Шериф, который больше походил на работника стриптиз-клуба, сверкнув шипами на наплечниках, подошел к буржуйке и, засунув руку в огонь, вытащил две полыхающие оранжевым головешки. Он держал их в кулаке с десяток секунд, затем кинул обратно в огонь. Пристально посмотрев в глаза Виктора, он вытянул к нему ладонь, словно Терминатор со своим идиотским "следи за рукой". Впрочем, Виктор понял, что мужик с блистающими бицепсами всего лишь демонстрирует неповрежденную ладонь.
   Вероятно подумав, что хозяева комнаты от увиденного потеряли дар речи, глава академии сообщил ровным тоном:
  -- В общем, завтра с рассветом жду вас обоих у ворот академии...
   Не увидев на лицах собеседников участия, он повернулся в направлении к двери, а потом остановившись, сообщил:
  -- Хотел бы предложить вам цивилизованный выбор: быть захудалыми мусорщиками, и жить в грязи как черви, либо стать заклинателями и охотиться на тварей, получая за свой труд баснословную награду, но знаете... Вы ребятки слишком талантливы, чтобы этот талант можно было зарыть, поэтому я поставлю этот вопрос ребром: либо вы завтра приходите в академию, либо вас гонят из королевства взашей - ваш выбор будет таким. Ну... до завтра.
   Дверь за ними уже давно закрылась, а Ника ожила только после того, как закончила разглядывать каждую щербинку на полу под ногами.
  -- Вот козел! - наконец заключила она. - Что будем делать?
  -- Обедать, а завтра поступать в академию.
  -- Твою мать! Я забыла о картошке!
   Она выметнулась из комнаты, но Виктор знал, что было слишком поздно: он словно наяву видел, как в кастрюле с давно выпарившейся водой подгорает картофель. На этаже не было других жильцов и на общей кухне некому было последить за их обедом.
   В животе Виктора заурчало: впрочем, он согласен есть даже угли.
   Вероятно, академия лучший способ поправить материальное положение, и получить информацию о происходящих в мире событиях. Однако не стоит демонстрировать там свою силу...
   С этими мыслями, Виктор повернулся к окну и резкими движениями ладони нарисовал в воздухе полыхающую руну. Огонь в буржуйке застыл, желто-зеленые языки замерли ошарашено. На запястье Виктора полыхнуло и исчезло клеймо размером со спичечный коробок... Но больше ничего не произошло.
   Вскоре в окно застучал ветер, и пламя в буржуйке заплясало с новой силой.
  
   Глава 3 Академия
  
   Даже в лучшие времена этот город был отрезан от мира: непроходимыми болотами летом, и снежными барханами зимой - сюда не вели дороги, а до ближайшего другого крупного населенного пункта расстояние превышало тысячу километров. Теперь же после случившегося катаклизма, корабли и вовсе перестали заходить в порты, а в здании аэровокзала твердо обосновались новые хозяева. В лучшие времена этот город можно было проехать из конца в конец за десять минут - теперь, из-за перегородивших улицы бесчисленных баррикад и наводнивших его опасных тварей, на автомобиле и вовсе невозможно было передвигаться.
   Этот город почти полностью был занят зараженными - на этой мертвой плоти серых застроек и выгоревших дотла пятиэтажных домов, было лишь несколько здоровых пятен, которыми владели люди. Эти территории, объединенные редкими и хорошо охраняемыми караванами, и были тем, что гордо именовалось "Северным королевством".
   Одно из них было расположено на юго-восточной окраине. Некогда эта область города относилась к промышленной части, и поэтому здесь было много простора: вдоль проходящих здесь дорог практически не было жилых домов. Зато было в избытке протянутых по верхам линий трубопроводов, кабелей и всему тому, чему в любом городе не задетым вечной мерзлотой полагалось быть зарытым в землю.
   Посреди множества хозяйственных сооружений, как бастион выделялось здание, из которого брали начало возвышающиеся над городом две кирпичные трубы-близнецы. Из них уже давно не валили дымные облачка. В этих зданиях уже давно перестали жечь газ и дизель, но люди их не забросили. С десяток связанных между собой хозяйственных зданий были дополнительно обнесены высоким забором из подручных материалов.
   Все это напоминало зубчатые стены замка, а центральное здание в потемках походило на цитадель с двумя дозорными башнями. Именно этот вид и дал название району - Крепость.
  
   Этот город был мрачен и днем, ночью же он был просто черен. Давно не включавшиеся уличные фонари безмолвно взирали на тонкие лучики света, прорывающиеся из щелей железных ставень и заколоченных окон.
   Правда двум чужестранцам, вдруг вышедшим из черного здания, распахнувшего на секунду свой красный зёв, должно быть, хватало призрачного света звезд и красной кометы на небосводе. Еще два дня назад, комета была горошиной, едва видимой на фоне звезд, сегодня она стала походить на крупную монету.
   Вышедшие в этот глухой час из дома, оглянулись по сторонам и молча направились к возвышающейся цитадели. Их шаги гулко разносились в мертвенной тишине улиц, однако они не были одиноки - рядом был тот, кто в этот час также не засиживался дома.
   Фигура в плаще и капюшоне двигалась по их следам, будто бесшумный призрак. Перебегая от дома к дому, от угла к углу, в поисках более мрачной тени, закутанный в плащ миниатюрный человек точно боялся попасть под свет звезд и кровавой кометы.
   Но что бы он не задумал, его намерения были изменены. Наперерез двум людям, которых он преследовал из подворотни бесшумно вышли трое. Все трое были здоровяками, в сравнении с которыми остановившиеся чужестранцы казались детьми. Впрочем, отчасти это было верным - один из чужестранцев был девочкой лет десяти-двенадцати на вид.
   Прижавшаяся к углу дома фигура в капюшоне внимательно вглядывалась в происходящее на улице. И поглядеть было на что.
   Вооруженные секирами и алебардами ночные разбойники, считали ранних прохожих легкой добычей. Это так же должно было быть верным - все трое были заклинателями, окончившими академию месяц назад, но не желавшими рисковать в сражениях с тварями. Они выбрали более безопасный путь заработка... По крайней мере, они так считали.
   Разговор не состоялся. Совершенно.
   Чужестранец метнулся к ближайшему разбойнику. Раздался оглушительный хлопок и улица на секунду озарилась ослепительно белым светом. Разбойник, даром что на голову выше чужестранца, закачался и упал на колени. Казалось, что он смотрел на своего противника с великим изумлением: не мог понять, почему его горло было перерезано.
   Двое его дружков пришли в себя: один размахнулся алебардой, другой взмахнул секирой. Оставшаяся без всякого внимания девочка бесстрашно бросилась на алебардиста. Чужестранец же выбросил левую руку к лицу замахивающегося секирой разбойника и секундой позже в голову полуночного грабителя с силой ударил сноп света и шума.
  -- Хлопушка?.. - полувопросительно произнес наблюдатель, глубже натягивая на лицо капюшон.
   Однако тот час его мысли унеслись к девчонке, которая оказалась настолько проворней алебардщика, что ударила его топориком в лоб, прежде чем он успел вложить силу в свое медлительное оружие.
   Оба чужестранца синхронно распрямились. Разбойник с секирой так же упал, истекая кровью: оглушенный хитроумной хлопушкой, видимо спрятанной в рукаве, он не смог оказать ловкому чужестранцу никакого сопротивления.
  -- Быстро... - шепнул наблюдатель и замер, вслушиваясь в диалог победителей.
  -- Конечно, прошлый раз было эффектней, - звеняще говорила девочка, - но ты вновь меня удивил. И много у тебя еще фокусов в рукаве?
  -- Достаточно...
  -- Слушай, я все хотела спросить. Ты говорил, что заклинания и прочая хрень - это магия демонов. А разве бывает другая магия?
  -- Раньше была.
  -- А сейчас?
  -- А сейчас осталась только магия демонов. Ника, это не очень удачное место для разговоров.
  -- ...Ну ладно. Тогда давай обыщем тела?
  -- Нет, Ника. Ты ничего у них не возьмешь.
  -- Опять?! - воскликнула девочка.
  -- Это слишком опасно. Извини.
   Что-то недовольно пробурчав, девочка настороженно всмотрелась в покрытые мраком улицы и заспешила следом за своим спутником.
  -- Какого хрена они на нас напали?
  -- Хороший вопрос, Зая, - отстраненным тоном произнес он. - Думаю, что решение главы академии назначить нам встречу в столь ранее время, и появление этих бедолаг, отнюдь неслучайно. Нам надо быть внимательней...
  -- Куда уж внимательней... - было последним, что разобрал затаившийся наблюдатель.
   Застывшая фигура, убедившись в том, что объекты слежки направлялись к воротам академии, вышла из тени и сбросила с себя капюшон. Холодный свет звезд очертил миловидное лицо молодой девушки, с зачесанными на один глаз волосами.
   Эти ребята были слишком опасны, чтобы продолжать за ними слежку.
  -- Леди Тираэль была права, - вполголоса сказала она самой себе. - Вне всяких сомнений, это они убили патрульных... Однако что это за устройство у него в рукаве? И магия демонов, про которую он говорил... Надо проверить.
   Еще немного поразмыслив, девушка в плаще, словно очнувшись, скользнула во мрак - на противоположную улицу, подальше от трех тел лежащих на асфальте в луже собственной крови.
  
   Так называемая Цитадель была ничем иным, как главным зданием теплоэлектроцентрали. Огромное в своих размерах для пущего эффекта и для лучшей защиты оно было обнесено дополнительным ограждением, сваренным из длинных металлических прутьев. У ворот из таких же прутьев, путников поджидали двое: бородатый толстяк в жакете и экстравагантный охранник со взглядом убийцы.
  -- Рад, что вы, наконец, явились, - раздраженно сообщил магистр. - Что же, идемте.
   Ворота, издав душераздирающих скрип, открыли проход ровно настолько, чтобы хватило пройти Виктору. Несколькими мгновениями позже следом за ним, на территорию академии прошмыгнула Вероника.
  -- Итак, - знаменательно провозгласил магистр, - позвольте поздравить вас с зачислением в ряды студентов академии! И позвольте добавить...
   На последних словах он начал сдуваться как проколотый мяч, тогда как стоявший за его спиной словно тень, мужчина в коже с шипами на плечах, бросил на Виктора не сулящий ничего хорошего взгляд.
  -- Так вот, позвольте добавить, - продолжил магистр, - что этот день может стать для вас и последним.
   Окинув недрогнувшие лица девчонки и молодого человека долгим взглядом, магистр вздохнул и пояснил:
  -- Дело в том, что у первого курса, куда вы оба зачислены, сегодня экзаменационный день. Но вините за это лишь себя - вы слишком поздно появились в Крепости. Следующий набор на первый курс будет только через две недели.
   Виктор не замечал ранее за Викой подобной привычки, однако девочка громко всхрапнула и смачно плюнула немного в сторону от ног магистра.
  -- Закончим первый курс академии за один день, - уведомила она. - А завалим экзамен, так придем через пару недель. Делов-то.
  -- Маленькая леди, боюсь, что вы не понимаете всю серьезность ситуации. У вас не будет второго шанса. Провал экзамена означает смерть.
  -- Что?! - в голос воскликнула Ника - всю ее безучастность как рукой сняло.
  -- Пожалуйста пройдемте за мной, - ровным тоном произнес магистр и повел их ко входу в здание.
   Холл цитадели встретил их в лучших традициях средневековых замков: трепещущим пламенем настенных факелов, запахом горящей смолы и прохладной сыростью.
   Магистр в сопровождении играющего бицепсами стриптизера провел их по длинному коридору к большой металлической двери. Взявшись за ручку принялся ее открывать, но затем остановился и вновь окинул оценивающим взором новоиспеченных учеников.
  -- У вас лишь один день на подготовку, - сказал он. - Прошу вас, сделайте все возможное.
   Дверь, наконец, распахнулась во всю ширь, и из просторного кабинета на входящих уставилось два десятка сосредоточенных глаз...
  -- Доброе утро студенты! - воскликнул магистр, следуя к доске перед собравшейся аудиторией. - Рад, что вы все собрались здесь в такую рань. Что же, позвольте первым поздравить вас с этим знаменательным днем - ведь по его окончанию вы по праву будете носить гордое звание Заклинатель.
  -- Если переживем, конечно, - шепнул совсем юный и донельзя худой парень своему хмурому, на вид пятидесятилетнему соседу по парте. Парта этой парочки располагалась как раз перед той, за которой устроились Виктор с Никой.
  -- Итак, - с важным видом продолжал распинаться магистр, - сегодня заключительное занятие. После него, вы с успехом пройдете экзамен, вы получите звание Ученика первого курса! Две недели в стенах академии мы вместе с Шерифом дарили вам знания по крупицам собранные человеческой кровью. Так давайте же подведем итог наших занятий: о чем самом главном вы узнали?... Кто ответит на этот вопрос?... Пожалуйста, Екатерина!
   Тянувшая руку короткостриженая девушка вскочила с места, и, выпрямившись как струна, стала отвечать, чеканя каждое слово:
  -- Мы узнали три главных правила! Первое: демоническим отродьям способны противостоять только заклинатели демонов! Доказательство: умозрительное, разбитая армия, разрушенное государство! Второе: заклинатели используют силу демонов против их самих! Доказательство: наблюдение, что чем сильнее порабощенный демон, тем сильнее заклинатель! Третье: заклинателем может стать любой, однако большие шансы у сильных духом! Доказательство: эээ...кхм...
  -- Очень хорошо, Екатерина! Очень хорошо, садись, - похвалил магистр, не обратив внимания на заминку в конце ответа. - А теперь давайте вспомним частности...
  -- Это наша Джейн! - прошептал Виктору повернувшийся к ним юнец с передней парты. - Помните был такой америкосовский фильм про женщину-солдата? Копия, да?...
  -- Шшшш! - шикнула на него Ника. - Ни черта не слышно!
   Обиженный юнец повернулся к своей парте и Виктор с Вероникой вновь принялись слушать лектора. Правда в этот момент его остановила неуверенного вида девушка лет двадцати. Когда она, колеблясь до последнего, подняла руку чтобы задать вопрос, Виктор заметил, что половину симпатичного лица полностью закрывали смоляные волосы. Вряд ли она видела что-либо левым глазом, и потому, ношение такой прически должна быть причина помимо необыкновенного эффекта. Возможно, левая часть ее лица обезображена шрамом - в нынешние времена немногие люди могли похвастаться отсутствием на теле следов встречи с потусторонним миром.
   - Я... Я хотела спросить... Если позволите...
   - Говори, Мари, - вновь кивнул лектор. - Не стесняйся... Хотя подожди.
   Громко и несколько театрально кашлянув, магистр повысил голос, так что высокие нотки зазвенели под потолком:
   - Мои ученики, совсем забыл представить вам трех новых студентов. Несмотря на то, что сегодня их первый день обучения, они вызвались пройти испытание вместе с вами, без пяти минут выпускниками первого курса. Что же, пожелаем им удачи... Эту страстно желающую задать вопрос хорошенькую леди зовут Мари. Имя того немногословного юноши - Виктор, а юную леди зовут Вероника. Итак, Мари. Я весь внимание.
   На симпатичную в принципе девушку было трудно смотреть - настолько она закомплексована.
   - Ааа... Магистр, я считала, что в академии учат драться с тварями... Но... Я хотела только сказать, что слышала за две недели... за весь первый курс студентов этому не обучали!
   - Спасибо Мари. Садись и позволь прояснить этот вопрос. Как верно заметила до тебя Екатерина, третье правило академии гласит, что Заклинателем может стать любой. Вместе с тем, наибольшие шансы не умереть в процессе есть только у людей сильных духом. Именно воспитанию духа, а еще теоретическим занятиям и посвящают время студенты первого курса.
   Из страха или просто тактичности Мари кивнула словам магистра, а тот уже приступил ко второй части пояснений:
   - Кроме того, учить студентов боевым навыкам сейчас абсолютно бессмысленно, ибо только войдя в Башню испытаний мы узнаем какой тип демона достанется именно вам. Я напомню, что демоны делятся на три типа: воины - каких большинство; колдуны - которых к счастью значительно меньше; и целители - кого, к сожалению ничтожно мало. Так что, согласно правилу академии номер два, ваши способности как Заклинателей будут целиком зависеть от плененного демона - и дальнейшее обучение будет соответствующим. Студенты старших курсов будут разделены на группы, согласно классу их демонов. Все заклинатели-воины будут обучаться у господина Шерифа...
   Все это время подпиравший плечом дверь стриптизер при упоминании своего прозвища ожил и разом кивнул всем собравшимся.
   - Но если вам настолько не повезет, и вы станете Заклинателями-колдунами, - тише произнес магистр, - весь следующий курс будете проходить обучение под мом надзором...
   - Что не так с колдунами?! - с места воскликнула Ника.
   Магистр впервые за все время выказал негативное чувство, а точнее изобразил на лице кислую мину.
   - Дело в том, что колдуны самый бестолковый класс заклинателей. Возьмите к примеру меня: я сильнейший магический заклинатель в королевстве, но в случае если выхожу из стен академии, меня всегда сопровождает шериф... Полагаю в дальнейших пояснениях смысла нет? Тогда за дело. До экзаменационных испытаний вам необходимо пройти инструктаж по технике безопасности! Его проведет Шериф. А я с вами попрощаюсь до вечера - увидимся на экзамене!
   С этими словами он покинул зал, а на кафедру взошел стриптизер с глазами убийцы. Немногочисленные девушки сразу же замлели...
  
   Глава 4 Мари
  
   Не замечая влюбленных взглядов, Шериф источал к классу ледяное презрение.
   - В эти времена, - начал он, - люди делятся на бойцов и ничтожеств.
   Зал замер. Эти слова для собравшихся здесь студентов были как удар под дых. Все прекрасно поняли, к какой из этих двух категорий причислил их этот холодный человек.
   - С началом апокалипсиса, видя, как люди сотнями обращаются в демонов, а наши лучшие солдаты не могут взять ситуацию под контроль, я посчитал, что человечество обречено. Не могу сказать, что беда обрушившаяся на погибель человечества незаслуженна, однако, Бог не оставил нас. Он дал нам новый выбор.
   Он замолчал. И молчал до тех пор, пока не набравшаяся смелости девушка с челкой закрывающей левую сторону лица, подняла руку:
   - Мм... мастер, какой это... был выбор?
   Шериф, он же мастер академии, с презрением глянул на вставшую с места девушку, и процедил сквозь зубы:
   - Он позволил нам сделать выбор: бежать или сражаться! И каждый тогда сделал этот выбор! Многие решили сражаться с демонами и стать заклинателями, но большинство решили бежать и спрятали свою душу, как жалкие трусы!
   - Мари! - воскликнул он с безумием в глазах. - Почему ты не сражалась?! Почему выбрала побег?! Почему ты позволила умереть своей матери?!
   Девушка со смоляными волосами задрожала всем телом. Ее видимый окружающим глаз заблестел - она едва сдерживала слезы.
   - Да, Мари. Ты закрыла свою душу от посягательств демонов, однако, вместе с тем, ты не получила силу которую могла бы получить, если бы предпочла сразиться!
   Теперь и без того закомплексованная девушка тряслась всем телом - окружающие смотрели на нее с жалостью. Вряд ли ее психическое состояние от этого улучшится.
   - Я... я... хотела... я хочу... сделать иной выбор!
   - И поэтому ты пришла в академию?!
   Глаза Шерифа светились от гремучей смеси яростных чувств: но Виктор мог разобрать там только гнев и презрение.
   - ...Да, - произнесла Мари склоняя голову.
   - Дура! - воскликнул Шериф, полностью потеряв контроль. - Тупая дура! Да, Академия создана для того чтобы дать неверно выбравшим людям второй шанс! Но как, скажи, как, ты собираешься одолеть и подчинить демона, обладая таким ничтожным боевым духом?! Ты трусиха! Ничтожество!!!
   Никто в классе не понимал почему мастер академии с такой яростью орет на девчонку, которая казалось вот-вот потеряет сознание. Некоторые сделали вывод, что они хорошо знали друг друга и что таким способом Шериф просто хотел отговорить слабохарактерную девочку проходить смертельный экзамен, но следующая сцена заставила их исключить это предположение.
   Когда склонившаяся над партой девушка усиленно затрясла головой, разбрызгивая повсюду слезы, со словами "нет, я не ничтожество", Шериф, раскинув парты, в одну секунду оказался подле нее.
   Класс охнул. Студенты, конечно, знали, что заклинатель не ровня обычному человеку, но не думали, что кто-то способен пронестись половину класса за одну секунду. Когда же мастер схватил девушку за горло и поднял ее лишь одной рукой без всякого выражения на лице, все были потрясены. Возможно в других подобных обстоятельствах в их головах и промелькнула мысль помочь беззащитной девушке, однако продемонстрированная человеком в кожаной броне свирепая мощь, начисто отбила способность мыслить.
   Виктор напрягся желая встать, но в его руку вцепилась Ника. Увидев просительное выражение в ее глазах, Виктор передумал вмешиваться.
   - Ты ничто, - сказал Шериф, повисшей на его руке, с ужасом глядящей в его лицо девушке. - Ты ничтожество, которое прячется как черепаха в панцире. И главная проблема в том, что ты слишком труслива для того чтобы когда-либо суметь отказаться от дарованной тебе защиты. Ты никогда не сможешь стать заклинателем.
   Побледневшая от страха и не поступавшей крови, висевшая над полом девушка сопротивлялась изо-всех сил. Сначала она вцепилась в его запястье, потом пыталась разжать пальцы и даже дотянуться до его лица, но с каждой секундой она слабела все больше. Ее глаза покраснели, а из горла раздавались невнятные звуки. Ноги дергались в воздухе, стремясь найти точку опоры. Между тем, Шериф как будто и вовсе не собирался ее отпускать. Девушка вот-вот умрет, но никто в зале не собирался этому препятствовать.
   - Может уже хватит продолжать этот фарс? - в повисшей тишине, раздался властный голос.
   Ледяные глаза холодного мужчины и заплаканный глаз висевшей на его руке девушке обратились в сторону говорившего. Студенты словно выходя из гипнотического состояния также повернули головы к источнику голоса и с удивлением обнаружили Виктора, подпершего рукой подбородок.
   - Я чувствую фальшь в ваших чувствах, мастер, - сказал он, как ни в чем не бывало. - Ваша ненависть притворна. Вы просто выбрали самого бесперспективного студента, для того чтобы продемонстрировать остальным силу заклинателей. Считаете, что студентам будет легче побороть страх перед потерей души, если они увидят все преимущества заклинателей? Знаете, мастер, я считаю, что ваш так называемый Бог дал людям свободу выбора не для того чтобы кто-то манипулировал их выбором с помощью кнута и пряника. Отпустите уже девушку. Мне неприятно.
   Шериф разжал пальцы и, не обращая внимания на упавшую на колени девушку, посмотрел в глаза студента. Обычно простые люди и даже опытные заклинатели едва встретив этот взгляд, тут же прятали глаза, но ничего подобного на этот раз не случилось.
   - Пошел вон из класса, - процедил он. - Все выметайтесь. Идите собирать свое мужество - оно пригодиться вам вечером.
  
   Все студенты стали быстро покидать помещение, но в классе еще оставались несколько человек, в числе которых была обессилено стоящая на коленях, едва не задушенная, Мари, а также Виктор и сидящая рядом с ним девочка.
   Видя, что лицо студента не дрогнуло, Шериф решил его проигнорировать и размеренным шагом вышел из класса.
   Будучи все еще на коленях, держащая обеими руками свое горло Мари подняла взгляд на Виктора. Ее волосы растрепались по лицу равномерно, тем самым открыв Виктору, то, что она за ними прятала.
   Виктор ошибся, на симпатичном лице не было шрамов или других уродств, однако ее глаза были разноцветны: один - ярко голубой, другой - темно-зеленый.
   - Спасибо, - прошелестела она. - Спасибо, что спас меня...
   - Вряд ли он намеревался тебя убить, - ответил Виктор обыденным тоном.
   - Ты... ты так с ним разговаривал... а он ничего не сделал... Ты очень сильный... Но ты не заклинатель... Я ничего не понимаю.
   Поняв, что этот монолог был вопросом, Виктор пожал плечами.
   - Я вовсе не сильный. Вот только видел вещи, которые этому напыщенному индюку не могли присниться даже в кошмарах.
   Она вновь опустила голову:
   - Он не прав. Я не ничтожество. Я просто не хотела превращаться в одну из тварей - поэтому спрятала свою душу. Сейчас же я хочу защищать людей... Я хочу сражаться, но не могу заставить себя снять с души защиту... Мне слишком страшно!
   Не желая смотреть на девушку тихо рыдающую на полу, Виктор встал из-за парты и направился к выходу из класса. Лишь идущая за ним по пятам Вика оглянулась на мгновенье. На ее мордашке возникла сложная гримаса: эта девушка от чего-то ей сильно не нравилась.
  
   Примерно через час в кабинете главы академии расположились трое самых важных в ней персон: отвечающий за обучение заклинателей-колдунов - дородный магистр, а также холодный и дикий мастер, по прозвищу Шериф и сама глава академии, женщина-рыцарь - леди Тираэль дэ Алонсе.
   - Итак, - произнесла она без предисловий, - что мы имеем? Магистр.
   Услышав, что глава дала слово ему, магистр вздрогнул от неожиданности, однако тут же честно выдал свои умозаключения:
   - Леди Тираэль, при всем моем к вам уважении, я не считаю, что эти детишки являются для нас угрозой. Более того, я не понимаю вовсе, почему вы вообще обращаете на них столь пристальное внимание, не говоря уже о трате своего драгоценного времени...
   На гладкое и изящное, будто бы выточенное в мраморе, лицо леди-рыцаря на миг опустилась тень, однако, что бы она сейчас не думала о глупости человека перед ней, голос ее был ровен:
   - Друг мой, даже если не учитывать странные обстоятельства их появления и не принимать в расчет таинственную смерть взаимодействовавших с ними патрульных, природа их сил нам всем до сих пор непонятна. Надеюсь, не стоит объяснять, что непонимание - это основа чувства, с мерзким названием страх.
   - Вы... леди Тираэль, неужели вы боитесь? - удивленно спросил магистр.
   - Да. И я достаточно сильна, чтобы признать это самой себе.
   Ища моральной поддержки, Магистр глянул на Шерифа, однако гордый воин был неподвижен словно истукан.
   - Хорошо, леди Тираэль, - собираясь с мыслями, медленно проговорил магистр, - скажите, что вы подразумеваете под их силами? То, что они сумели уничтожить пару низкосортных заклинателей, еще не говорит об их могуществе. Уверен, что если бы вместо этого мусора нам удалось бы найти нормальную банду, то эти двое не смогли бы дойти до ворот академии.
   Леди усмехнулась:
   - Друг мой, кажется, вы сознательно кое-что упускаете. Во-первых, эти двое, или, по крайней мере, один из них, владеет магией, которая к слову, можно использовать в бою - что не удавалось ни одному заклинателю, включая вас, магистр.
   В глазах магистра зажглись огоньки праведного гнева, он встрепенулся, но Тираэль пресекла его замечание, несколько повысив тон:
   - Во-вторых, души их обоих укрыты саваном - ни один демон не может на них посягнуть. Вот только из этого следует, что и они не могут пленить демона. Значит, они оба не являются заклинателями.
   Когда леди Тираэль вот так просто разложила имеющуюся информацию, магистр застыл, поразившись своей глупости. И как он сам этого не увидел?
   Эти единственные уцелевшие из Талнаха люди действительно не были заклинателями, однако их сила превышала силу заклинателей - знания боевой магии, было тем, о чем грезили все без исключения заклинатели-колдуны...
   - Вы все еще считаете, что я зря трачу на них свое время, магистр? - спросила леди Тираэль, прекрасно видя ошеломленное выражение на его лице.
   Магистру ничего не оставалось кроме как признать свою ошибку:
   - Нет, вы абсолютно правы: они действительно уникумы...
   - А ты, что скажешь, мастер? - спросила Тираэль, повернувшись к Шерифу.
   - Я также с вами, - сообщил он ровным тоном. - Не более чем час назад, когда этот парень меня демонстративно ослушался, я намеревался поставить его на место... Но стоило мне лишь заглянуть ему в глаза... Полагаю, вы знаете о том, что я никогда еще не трусил даже глядя в глаза демонов, но сейчас я отступил... Я сам не понимаю почему. Должно быть, некое шестое чувство подсказало мне держаться от него подальше.
   - Так кто они такие, леди Тираэль? - сказал магистр, нарушая тишину, повисшую после исповеди Шерифа. - Неужели они демоны? Это некая новая разновидность?
   Тираэль дэ Алонсе глубоко вздохнула, от чего кольчуга под ее сверкающей броней издала легкий звон:
   - У меня нет ответов на ваши вопросы, магистр. Но что-то мне подсказывает, что мы их получим сегодня вечером.
   - Так вы все же намереваетесь допустить их к испытаниям?
   - Разумеется. Если они действительно те, за кого себя выдают, то после того как они станут заклинателями их сила удесятериться, что будет великим благом для всего королевства...
   - А если нет?...
   - Тогда их ожидает то же, что и всех, заваливших испытание.
   - Смерть? - уточнил магистр.
   - Смерть, - подтвердила она.
   - Что же, справедливо. Хотя и жаль, что в этом случае нам вряд ли удастся узнать их тайны...
  
   Глава 5 Испытание
  
   Как и было обещано, экзамен проходил в Башне испытаний. Эта башня представляла собой одну из двух труб ТЭЦ, и если раньше она предназначалась для выброса в атмосферу несожженного в котлах газа, то теперь каким-то образом она использовалась как ловушка для демонов.
   Виктор был единственным, кто видел затянутых в трубу и не могущих выбраться демонических сущностей. После того, как приманенные демоны понимали, что каменная труба представляла для них ловушку, они прикладывали яростные усилия для того чтобы выбраться из нее наружу. Но сотни начертанных на стенах пентаграмм, гектограмм и еще не пойми каких рун и символов, удерживали сущности с надежностью железной цепи.
   Если бы помимо Виктора в трубу заглянул кто-то еще, то увидел бы только мелькающие тени, или проносящиеся с бешеной скоростью вихри холодного воздуха.
   Правда, в эту трубу кроме Виктора никто не смотрел. Хотя бы потому, что испытания проходили в зале под самой трубой: испытуемым не было дела до любования столь очаровательным сводом, а испытующие следили совершенно за другим.
   Все сдающие экзамен участники в этот момент находились перед воротами в зал, тогда как экзаменаторы были внутри. Исключением был только Виктор.
   Поскольку студенты проходили на экзамен по одному, а очередь Виктора была в середине, он решил немного сжульничать и взглянуть на экзамен хотя бы одним глазком.
   Оставив Нику мозолить глаза стражам ворот, он вышел во двор, а затем запрыгнул на здание и, прислонившись к почти отвесной гигантской трубе, стал карабкаться по ней не хуже человека-паука. Впрочем, не смотря на кажущуюся трудность, с заклинанием делающим тело легким как подушка для сна, подобное мог совершить даже ребенок. Другое дело, если бы дул даже слабый ветер...
   И вот теперь Виктор стоял на самой кромке Башни испытаний, смотрел на копошащихся внизу солдат и изо-всех сил сдерживал желание поплевать на лысину магистра.
   Однако было кое-что, что нивелировало его хорошее настроение. Он не знал сколько человек уже прошло экзамен, но когда он оказался наверху, экзамен сдавала короткостриженая девушка, которую сокурсники называли "Солдат Джейн".
   Зайдя в центр пентаграммы, которая простерлась ровно под центром трубы, Джейн встала как вкопанная. На увещевания магистра, говорившего раскрыть душу и убрать защиту, никак не реагировала.
   И тогда магистр влил энергию вспомогательной пентаграммы, что прилегала к центральной. Виктор видел, как волна удушливого страха захлестнула Джейн с головой. Девушка закричала едва не сходя с ума от ужаса.
   Руна, защищающая ее душу от посягательств демонических сущностей, та, что здесь называют "саваном", дала временный сбой, и тут же на нее напала одна из сущностей мечущихся в трубе.
   Душа Джейн пыталась бороться, возможно, не будь той атаки ужаса, она бы справилась и перехватила над демоном контроль, но сейчас у нее практически не оставалось шансов. Ее тело стало сосудом для демона, она зарычала утробным голосом и медленно начала превращаться в нечто иное...
   Прозвучала отрывистая команда Шерифа. Два десятка королевских солдат одновременно набросились на порабощенную Джейн со всех сторон. Демон-Джейн не смог оказать никакого сопротивления: его тело было порублено на куски, и баграми оттащено к приготовленной на этот случай печи, точно в крематории.
   - Следующий! - прокричал магистр, убедившись, что все следы неудачного экзамена были сожжены.
   Виктор стиснул зубы, но затем увидел вошедшую в зал неуверенную в себе девушку.
   - Мари! - воскликнул он, и больше ни о чем не думая помчался вниз по почти отвесной трубе.
   К сожалению, он не мог прыгнуть в зал - даже под заклятьем легкости тела, падение с такой высоты означало лишь смерть. Но сбежать по стене наклонной трубы, а потом прыгнуть с крыши здания было совершенно другим делом.
   Оказавшись в гуще людей ожидающих своей очереди сдать экзамен, Виктор пробился к воротам, расталкивая всех, а затем, быстро сотворив заклинание, вырубил обоих стражников.
   - Ника, закрой за мной ворота и никого не впускай!
   - Поняла!
  
   - Что ты творишь?! - воскликнул магистр, когда раскрыв ворота, Виктор шагнул в зал. - Выйди и дождись когда тебя позовут!
   - Все в порядке, мой друг! - уняла его гнев женщина в серебряных латах. - Он может приступать.
   Магистр и напряженно подобравшийся Шериф успокоились, солдаты стоящие по кругу казалось и вовсе были восковыми скульптурами.
   Виктор прошел в центр зала, рыская всюду глазами. Его взгляд на несколько секунд остановился на валяющейся на полу рядом с печью одежду, похожую на одежду Мари.
   - Открой свою душу и попытайся убрать саван! - начал магистр наизусть затверженное наставление.
   Но Виктор даже не пытался реагировать на эти слова.
   - Где Мари? - спросил он.
   - Что?
   - Где девочка по имени Мари? - членораздельно повторил Виктор. - Я видел, как она сюда вошла.
   Магистр хлопал глазами несколько секунд, потом бросил быстрый взгляд на женщину в доспехах, и громко возвестил:
   - Она не сдала экзамен, демон захватил ее и ей была уготована смерть. Но не думай о ней, сейчас решается твоя судьба! Либо ты снимешь саван добровольно, либо я тебя заставлю это сделать!
   С этими словами магистр ввел энергию в пентаграмму на которой стоял. От нее, в пентаграмму под Виктором прокатилась волна силы, которая Виктору показалось удушливой. Обычно попав под такое заклинание, человек испытывает жгучий страх, но для Виктора эта энергия была ничем - ему не пришлось даже ставить ментальный щит.
   - Где Мари? - вновь спросил он.
   - Кто ты? - воскликнул магистр, широко распахивая глаза.
   - Я тот, кого вы назвали богом, даровавшим людям выбор. Я тот, кто подарил слабым "саван", а сильным дал крюки, которыми они стали ловить демонов. Но кто вы, что разрушаете мой дар? Кто позволил вам снимать "саван" насильно?
   - Что?! Ты... Ты врешь! Ты демон!...
   - Демон, человек или бог - это уже не важно. На ваших клинках кровь. Вы убиваете невинных. Вы убили Мари. Я больше не собираюсь с вами разговаривать.
   - Убить его! - приказал Шериф, и два десятка королевских солдат обнажив окровавленные мечи, бросились на Виктора со всех сторон...
  
   - На колени! - взревел Виктор, рисуя рукой в воздухе огненную руну.
   Большая часть солдат на мгновение замерла, а после бухнулась на колени. Не поддавшиеся же ментальной атаке солдаты на секунду замешкались, что дало Виктору время на активацию новой руны.
   Едва солдаты подбежали к нему на расстояние нескольких шагов, как раздался взрыв, и волна сжатого воздуха со страшной силой откинула от Виктора практически всех нападающих.
   Для всех это выглядело как невероятно могущественное заклинание, но для Виктора это было лишь проверкой вражеских сил, и что называется отделение зерна от плевел. В этой куче людей необходимо было определить предоставляющих наибольшую опасность.
   Если к ментальной атаке остались невосприимчиво чуть менее половины всех солдат, то перед взрывной волной устояли лишь трое. И ближайшим к Виктору был Шериф.
   Он уже был в трех шагах. Занесенная алебарда горела в свете факелов и в огне из печи.
   Виктор направил в его сторону левую руку, а правой выцарапал в воздухе короткий символ.
   - Виновен! - воскликнул он.
   "Копье драконоборца" было заклинанием не терпящим суеты, но Виктор, имеющий колоссальный опыт смертельных сражений даже и не думал куда-то спешить.
   Сужающийся от основания багряный луч первозданной энергии вырос из руки Виктора и коснулся груди Шерифа. Луч исчез так же стремительно, как и появился. Шериф споткнулся и упал, так и не выпустив из рук древко алебарды. Впрочем, в этом падении не было ничего удивительно: в том месте, куда коснулся багровый луч, в его груди зияла сквозная дыра величиной с хорошее яблоко.
   Бежавшие следом за ним двое оставшихся воинов едва не споткнулись о тело своего командира, но и без того Виктор вполне успевал их сразить.
   Он свел руки вместе, а потом резко развел их в стороны: из под них вырвались огненные сполохи, активирующие очередное убийственное заклятье.
   Изо всех сил бежавшие к нему воины подчиняясь движениям его рук замерли, будто наткнулись на стену, а потом бросили свое оружие и замахали по воздуху руками.
   Виктор медленно поднимал руки и невидимая сила, вторя его движениям, тянула людей вверх. Когда раздался хруст и Виктора с головы до ног оросил кровавый дождь, он опустил руки. Одновременно с этим на пол упало два кровоточащих тела с отделенными от них головами.
   Пользуясь возникшей передышкой, Виктор стянул с себя старый свитер. Его тело было сплошь покрыто татуировками, полыхающими мистическим огнем и источающими сильный жар. Это было похоже на то, как будто его только что заклеймили раскаленными печатями сотню раз. Даже если не вглядываться, в каждой руне можно было увидеть тлеющие уголья и края горящего мяса.
   - Что, что это?! - воскликнул магистр, стоящий в стороне от побоища.
   - Это моя расплата! - воскликнул Виктор.
   Некоторые воины, все еще поднимающиеся после взрыва, а также борющиеся с ментальным захватом, который принуждал их стоять на коленях, при этих словах решили, что Виктор был кем-то, кого таким образом наказали демоны из ада. Однако они ошибались.
   Виктор сам наносил на свое тело эти руны заклинаний, на протяжении всех трех месяцев пока находился в Талнахе. Таким образом, он подготавливался к сражению со Снежным королем и выбирал лишь удобное место и подходящий для боя момент.
   Однако судьба распорядилась так, что накопленные заклинания нещадно использовались в этом очищенном от оборудования старом цеху теплоэлектроцентрали.
   В этот момент развеялось заклинание заставляющее солдат исполнять первый приказ Виктора, и оставаться на коленях и даже солдаты получившие травмы от взрывной волны заклинания уже полностью оправились. Они были лучшими из лучших - элитой королевства. Но чтобы действовать против столь ужасающего врага, им была нужна чья-либо команда.
   И таковая последовала:
   - Убейте его скорее! - прозвучал в тишине голос магистра.
   Хором издав боевой клич, солдаты подняли мечи и всем скопом помчались на Виктора.
   Вот только было слишком поздно. Виктор закончил рисовать в воздухе сложную руну, и одна из самых больших печатей на его груди полыхнула и исчезла бесследно.
   Вокруг солдат лопнул, казалось сам воздух. Из трещин между мирами к людям устремились руки всевозможных форм и размеров: общее было лишь отвращение, возникающее у любого человека от одного лишь их вида.
   Хватая людей или же просто их касаясь, когти, ногти и даже скрюченные пальцы распарывали плоть людей будто стальные крючья. Солдаты кричали от ужаса, самые неудачливые вопили еще от нестерпимой боли, но некоторые боролись, сохранив дух. Однако когда заклинание развеялось, все оказались равны: никто из них не выжил.
   Столь мощное заклинание не было чем-то таким, что можно было использовать вот так просто. На самом деле Виктор незаметно активировал его сразу, как только вошел в этот зал и до последнего ожидал момента, когда оно закончит трансформировать пространство, и только потом его можно было завершить. Но магистр и женщина в латах не могли этого знать.
   Виктор для них и вправду был богом... Богом демонов.
   - Ты загубил столько невинных жизней, - сказал Виктор, приближаясь к магистру. - Ты убил Мари... Виновен!
   Голова магистра взорвалась с тихим хлопком. Виктор повернулся к неподвижно стоящей женщине, на которой красиво поблескивали латы.
   - Я слышал, что он звал вас леди Тираэль, это так?
   - Мое имя Тираэль дэ Алонсе, - ответила она с легким акцентом.
   Виктор был удивлен, она нисколько его не боялась.
   - Леди Тираэль дэ Алонсе, покажите мне лезвие своего клинка.
   Женщина в латах без слов вытянула меч из ножен и, удерживая его двумя руками, продемонстрировала его блеск.
   - Я не вижу на ней крови, - нейтральным тоном произнес Виктор. - Меня это радует.
   - Итак, - произнесла она глядя ему в глаза, - чего вы хотите?
   - Леди Тираэль, я хочу чтобы вы знали о том, что я живу ради спасения человечества, но не монстров, таких которых мне только что пришлось уничтожить.
   - Значит, по-вашему, эти солдаты были монстрами?
   - Они беспрекословно выполняли отвратительные приказы. Они запятнали свои руки кровью невинных. Они стояли у меня на пути, когда я вершил справедливость. Да - они были монстрами.
   - Вершить справедливость? Это все чего вы желаете?
   - Я вижу в ваших глазах, что вы готовитесь пустить свой меч в ход, однако искренне прошу не делать этого. Я не желаю вам смерти. Главным образом я хочу стать главой академии или же магистром и обучить людей сражаться. Сражаться так, чтобы загнать демонов обратно в ад.
   Женщина, держащая меч наготове, не шевелилась, поскольку старательно обдумывала услышанные слова, но позади Виктора раздался подозрительный звук.
   Спустя мгновение, он понял, что с этим звуком открываются ворота в зал.
   - Вик, все нормально? - прозвучал знакомый голос. - Ты долго не... Стой... Только не говори, что это ты их всех убил!
   Проигнорировав ее, Виктор продолжил глядя в глаза Тираэль:
   - Кстати, а вот и новый мастер академии: думаю, из нее выйдет прекрасный учитель мечемашеству.
   Тираэль опустила глаза, глубоко вздохнула и выдохнула несколько раз подряд:
   - Я не вправе решать такие вопросы. Сегодня же я доложу обо всем королю. Однако я сделаю все возможное для того, чтобы он удовлетворил... вашу просьбу. А пока можете считать себя исполняющим обязанности Магистра и Мастера академии.
  
   - Я снова недооценила тебя Виктор, - сказала Ника, когда за женщиной-рыцарем закрылись двери, - я считала, что ты слаб и нуждаешься в моей защите. Но ты ведь равен Богу? Раз такое дело... тогда прими мое оружие и клятву верности. Прошу, повелевай мной.
   Виктор кивнул коротко:
   - Принимаю.
   Ника убрала протянутый Виктору столярный топор, поднялась с колена, а затем вновь осмотрела полный трупов зал.
   - Имея такую силу... скажи, зачем тебе это? Зачем тебе академия? Ты планируешь обучать студентов магии и тем самым спасти мир?
   - Ника, - размеренным тоном произнес он, - этот мир будет уничтожен. Эти люди не понимают, что даже с моей помощью, даже заимствую силу у самих демонов, им не выстоять - они обречены.
   - Тогда что...?
   - Чтобы остановить лесной пожар, ему навстречу пускают пал. Ад может остановить лишь Бездна. А я превращу это королевство в первый ее оплот.
   Какое-то время Ника смотрела на выходящего из зала Виктора глазами полными шока, потом помотала головой и молча направилась следом. Лезвие столярного топора в ее руке поблескивало предвкушая кровавые реки, которые зальют в будущем весь этот мир.
   - Ну чего тут собрались? - воскликнула она. - Экзамен отменяется. Приходите завтра!

Оценка: 4.89*6  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Минаева "Академия Алой короны. Обучение"(Боевое фэнтези) А.Григорьев "Биомусор 2"(Боевая фантастика) А.Робский "Охотник: Новый мир"(Боевое фэнтези) LitaWolf "Любить нельзя забыть"(Любовное фэнтези) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) Б.Мелина "Пипец"(Постапокалипсис) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) В.Старский "Интеллектум"(ЛитРПГ) А.Кочеровский "Баланс Темного"(ЛитРПГ) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"