Луночкин Сергей: другие произведения.

Глава 3

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:

  — Не думал я, что сюда вернусь.
  — Навевает воспоминания, правда? — улыбнулась мне Криста.
   Воспоминания, да? Мой взгляд обежал потертые, кое-где побитые стены ближайших лачуг, которые даже домами язык не поворачивался назвать. У некоторых отсутствовали двери, не говоря уж о окнах, на которых не было даже все еще использующего в некоторых деревнях бычьего пузыря, а иногда и части крыш. Бедная часть города, где гниют его отбросы, на которые более удачливые люди предпочитают не обращать внимания… Когда-то, когда мы только познакомились с Кристой, нам пришлось несколько месяцев провести в таком вот месте. Зимой. Без нормальной еды и денег, пока я боролся с наседающей на меня Скверной. Я никогда не забуду те дни, когда просыпался лишь на несколько часов в день и видел лишь сидящую рядом девушку, которая откуда-то все же доставала какую-никакую еду, черствую и воняющую гнилью. Я кое-как ел, правда лишь затем, чтобы через несколько минут меня вывернуло на изнанку, а затем опять забывался кошмарами, в которых Скверна пыталась сломить меня. Да, прямо-таки радужные воспоминания. Меня аж передернуло от ностальгии, а во рту появился привкус горечи. И вот я вновь оказался в таком месте, иду по одной из улочек, где под ногами не камень мостовой, а грязь и провожаемый настороженными взглядами из каждой щели. И чем дальше мы погружались в переплетение улочек здешней Грязи, как совсем недавно называл ее один паренек, тем более запущенным становились дома. И тем меньше попалось здешних обитателей на пути. С другой стороны, все ближе и ближе была наша цель. Проклятие, а ведь ничего не предвещало этой прогулки к самому сердцу Грязи…
  — Демонова кровь! — прошептала Криста, отступая от незнакомки и продолжая крепко держать ее за руку.
   Я же просто молча смотреть на уши полукровки. Демонова кровь, отпрыски Мрака, полукровки, мутанты… Как их только не называли. Дети тех, кто сумел некогда пережить Тьму, часто рождались вот такими, полулюдьми-полузверями. В светлых королевствах, куда не докатилась волна Мрака, их были единицы, жизнь которых зачастую обрывали сами родители, которые не могли вынести ужаса понимая, что их ребенок иной. Однако, когда армии Света продвинулись на север, то они увидели, что полукровок там куда больше. Поначалу, ведомые ненавистью к Тьме, люди предавали их огню и мечу, однако, чем дальше армии продвигались дальше, тем отчетливые вставал вопрос, кому следить за захваченной землей? И тогда светлые королевства решились на милосердный жест. Они даровали полукровками жизнь в обмен на верную службу. Можно сказать, что тем, кто согласился служить некогда бывшим убийцам, даровали гражданство… Однако дитя Мрака так и осталось им. Большая часть осталась на своих землях, под чутким присмотром людей-смотрителей возводить крепости и лагеря. Тех же, кто бежал на юг, спасаясь от войны, нехотя принимали в городах, где они занимали ступень чуть выше, нежели нищих. Их принимали как рабов и те не могли ответить своим «спасителям», ведь расплата была скора и жестока. У них почти не было прав, а жили в резервация, специально созданных для них. У них была только их жизнь. За все время нашего путешествия, я только слышал о полукровка, но так ни одного и не встретил. И вот одна из них, носящих в себе демонову кровь, стояла сейчас передо мной и пыталась вырвать руку из железной хватки Кристы.
  — П… пусти! — злой кошкой прошипела она.
   Удивительным были не только её ушки, глаза полукровки были разного цвета — один ярко-синий, а второй тускло-золотистый, словно и не видящий. Еще одно проявление Скверны.
  — Тейн… — начала было Криста, но я перебил ее:
  — Отпусти ее. Мы уходим, — мой голос прозвучал устало и я развернулся, чтобы направиться прочь.
   И это тот, кто послал письмо? Позади послышался шум, но я знал, что моя спутница подчинится. Проклятие, мы только потеряли время.
  — Стойте! — вдруг окликнула меня полукровка и я невольно оглянулся.
   Криста стояла между мной и девушкой, спиной ко мне, не давая той пройти, но полукровка не двигалась с места. Она смотрела на меня своими странными глазами и я, уже собираясь шагнуть прочь, почему-то замешкался.
  — Если вы уйдете, то я донесу в храм, — твердо и тихо произнесла полукровка.
   В храм? Обо мне? Я усмехнулся, еще раз окидывая взглядом ее кошачьи ушки, сейчас направленные в мою сторону. Как кошка на охоте.
  — В храм? Не смеши меня. Они тебя даже на порог не пустят, — все еще усмехаясь произнес я.
  — Пустят, — все так же тихо и уверенно парировала полукровка. — Может они и не любят нас…
  — Это еще мягко сказано, — проворчала Криста, бросив взгляд на меня через плечо.
  — … но обязаны выслушать, если речь зайдет о Скверне. Это их долг.
   И верно. Моя усмешка увяла и я нахмурился. Долг храма был и в том, что бы уничтожать любую возможность возникновения гнезда Скверны. И если при нем будет Герой-дознаватель. Сумеет ли он указать на то, что слова полукровки являются правдой? И она знает где мы остановились. Нет, даже если мы укроемся в другом месте, городская стража будет поднята на ноги и Рудольф может встревожиться. Мои поиски усложнятся и… Я ощутил как внутри пробуждается раздражение, а в виске начинает пульсировать болью. О чем я вообще думаю?! Да, мы могли бы избавиться от этой полукровки…
  — Е… если я не вернусь до вечера, мой друг отнесет письмо в храм, — словно прочитав мои мысли, произнесла девушка, слегка прижав к голове кошачьи ушки.
   Ее сжатые кулачки слегка подрагивали, а лицо побелело, она боялась, но стойко выдержала мой взгляд. Она подготовилась? И письмо? Явно речь шла о письме с показаниями обо мне. Было ли там мое описание? Хотя кому оно нужно, если улицы города наводнят Герои? Проклятие!
  — Какие у тебя доказательства, что во мне есть Скверна, — тихо, сам сжимая кулаки, спросил я, ощущая как мигрень только усиливается.
  — Я… Я вижу ее, — девушка-полукровка подняла руку и коснулась кожи под правым глазом, который был тускло-золотистым. — Я вижу Скверну.
   А это уже удивило меня. Неприятно удивило. Так вот значит как. Она ее видит? Как такое возможно? Хотя, не следовало забывать, что она являлась ребенком человека и демона Мрака. Кто знает на что они могли быть способны. Я перехватил еще один мельком брошенный на меня взгляд Кристы. Девушка словно спрашивала нападать ей или нет, и, пусть ее поза была расслабленной, я знал, что моя спутница мигом окажется рядом с полукровкой и свернет ей шею голыми руками. Но письмо… Переведя взгляд на полукровку, я заметил как та сглотнула и слегка вздрогнула под моим взглядом — сейчас речь шла о ее жизни.
  — Я могу попросту достать воспоминание о твоем друге у тебя из милой головки и прикончить тебя прямо тут, а его позже, — тихо, с угрозой в голосе прошипел я, сжимая и разжимая кулаки.
   Между нами повисло молчание, как натянутая струна. Я смотрел в ее странные глаза, а полукровка не отводила взгляда. Что ты теперь скажешь на это?
  — Храм, — едва слышно произнесла девушка-кошка. Ее взгляд скользнул мне за плечо и, сглотнув, она заговорила более уверенно: — Храм рядом. Жрецы могут ощутить силу… — ее странные глаза вновь обратились ко мне, а сам я выругался про себя.
   Храм и впрямь все портил. Если я исполню угрозу, а мне этого хотелось все сильнее и сильнее, то служители Света могут ощутить Скверну. А если неподалёку ошибается Герой…
  — Проклятие… И что ты хочешь от меня? — понимая, что выбора у меня и нет, раздраженно спросил я.
   Какое-то мгновение полукровка молчала, сверля меня своими разноцветными глазами. К ней вернулся привычный цвет лица и от меня не укрылось то, что она испытала облегчение от моих слов. С другой стороны, когда я вновь перехватил взгляд Кристы, то понял, что моей спутнице решение не понравилось. Впрочем, как и мне.
  — Я хочу, чтобы вы кое-что для меня сделали, — наконец тихо прошипела девушка-кошка.
  — Как будто мы какие-то наемники, — тихо проворчал я, возвращаясь из своих мыслей к реальности, где мы шли в тени, по унылым улочкам Грязи.
  — Ты что-то сказал? — спросила Криста, возвращая меня к реальности.
  — Ничего, — я качнул головой.
  — Эй, кошка, далеко нам еще?
   Криста бросила взгляд через плечо на идущую позади нас фигуру в плаще. Капюшон она натянула так низко, что видны были лишь кончик носа, подбородок да плотно сжатые губы. Почти всю дорогу сюда полукровка молчала, изредка подавая голос когда надо было свернуть в ту или иную сторону.
  — Почти на месте. Вон то здание, — как и прежде, я едва расслышал ее голос.
   Казалось, произошедшее в переулке на площади вытянуло из нее все силы. Или дало пищи для размышлений. Не совершила ли она ошибку связавшись со мной?
   Я посмотрел вдоль улицы и увидел небольшое, двухэтажное здание, явно бывшее в этом районе таверной, где можно было за пару дем выпить или снять комнату, выделяющееся на фоне заброшенных лачуг чистыми стенами и стеклом в окнах. Я бы принял это место за настоящий трактир, но головорез у входа портил всю картину, да тишина повисшая над этим местом.
  — Я подожду здесь, — донесся до нас с Кристой голос нашей провожатой и, оглянувшись, я увидел как она скрывается за углом одного из домов.
   Что ж, хорошо, тем более она могла начать путаться под ногами. К тому же, головорез у входа уже заметил нас и теперь настороженно разглядывал странную парочку явно не из обитателей Грязи.
  — Может все-таки… — начала было тихо Криста, пока мы подходили к таверне, но я не дал ей договорить:
  — Нет.
   Мы пересекли границу тени и тут пока еще жаркое осеннее солнце обрушились на меня с новой силой. Вмиг мне стало душно, а висок пронзила боль, от которой я поморщился. Как полукровка терпела в свое плаще мне было непонятно, мне уже хотелось сбросить свой. При нашем приближении, головорез у входа сдвинулся так, чтобы перекрыть подход к двери, а его рука легла на рукоять длинного ножа, больше похожего на короткий меч. Сквозь стекло окон первого этажа я мог видеть погруженный в сумрак зал, но был ли кто там мешали разглядеть блики солнца, светившего нам в спины. Но вряд ли охранник был один.
  — Мы пришли за товаром, — сказал я головорезу, когда мы с Кристой подошли ближе.
   Тот молча окинул нас взглядом, но оружия при нас никакого не было. Да и зачем, если Криста могла уложить его голыми руками, а я уничтожить силой Скверны? Возможно, в нас ощущалось нечто такое, некая опасность, потому что ни одна из уличных банд Грязи, к сожалению Кристы, не попыталась ограбить нас по дороге сюда.
  — Деньги? — после недолгого молчания спросил головорез.
   В ответ я лишь звякнул поясным кошелем, в котором находились все наши деньги и камни, для придания тому необходимого объема, но головорезу этого хватило и он, приоткрыв дверь, бросил явно не нам:
  — Покупатели.
   Я лишь успел разглядеть как в зале мелькнула фигура. Вскоре дверь вновь приоткрылась, кто-то что-то шепнул головорезу и нам позволили войти в погруженный в сумрак зал таверны. Нас тут же окутала прохлада и боль в виске пошла на убыль. В свете косых лучей солнца, которые проникали сквозь окна в помещение, были видны столы и табуреты, доставшиеся этому месту от прежнего владельца, а так же тройка бандитов, сидящих в тени у дальней стены. Вот их то с улицы видно не было.
  — Мило, — тихо произнесла Криста, все еще держа меня под руку и с улыбкой окидывая взглядом зал.
  — Благодарю, — раздался голос и под скрип ступенек лестницы в зал спустился невысокий, с небольшим животиком мужчина, одетый не в пример лучше сидящих здесь головорезов. — Мне стоило многих усилий придать этому месту нормальный вид. — окинув нас взглядом темных глаз, он посмотрел куда-то мне за спину, словно ожидал увидеть кого-то еще. — Господин…?
   Пауза явно давала мне шанса назвать свое имя, но я им не воспользовался, лишь чуть качнув головой, и мужчина понимающе улыбнулся мне. Затем, под очередные стоны лестницы, в зал спустился здоровяк, больше похожий на гориллу, явный телохранитель главаря, и я ощутил как начинают впиваться мне в кожу ноготки Кристы. Со стороны этого видно не было, но я слишком хорошо знал Кристу, чтобы ощутить как девушку начинает едва заметно трясти. Так же мне не стоило даже смотреть на ее лицо, чтобы увидеть как ее губы растягиваются в сладкой улыбке.
  — Хорошо, господин… Стоун, — произнес обращаясь ко мне глава банды продолжая улыбаться, — может стоит нам подняться ко мне в кабинет и…
  — Я хочу увидеть товар, — я перебил его и заметил как во взгляде мужчины скользнуло раздражение, а потому поспешил добавить: — Хотелось бы знать, что мой источник информации говорил правду.
   И если кошка привела нас в эту дыру просто так, то я сам спущу с нее шкуру. Я мельком бросил взгляд по сторонам и увидел как головорезы, сидящие за столиками, как бы невзначай держат руки у рукоятей ножей и скалят зубы, а тот, что нас впустил, и вовсе привалился к закрытой двери спиной. Проклятие, если бы не угроза этой полукровки, то ноги моей бы здесь не было! Я, ощущая раздражение, невольно стиснул зубы и посмотрел на главаря банды, ощущая как по спине пробегает холодок страха, а боль в виске набирает новую силу.
   Мужчина встретил мой взгляд все с той же улыбкой, но его глаза были холодны. Думаю, он сейчас взвешивал наши с Кристой жизни на чашах весов, против обычной осторожности, ведь мы могли быть с ней и представителями кого-то из богачей. Как я знал от кошки, его товар пользовался спросом у аристократов. Те редко брезговали рабами. Так что же он сделает с нами? Спустит своих головорезов или же будет осторожничать и далее? Мой план строился на втором, хотя я и не надеялся, что нам позволят войти в логово просто так. И если бы не жесткое условие, что мы должны сделать все до захода солнца, то я бы предпочел забраться сюда ночью. Проклятая кошка…
  — Хорошо, мистер Стоун, — вдруг сказал главарь, явно что-то решив. — Если вам так угодно, господин, то прошу следовать за мной, — он отвесил нам небольшой поклон, указывая рукой на неприметную дверцу у лестницы, ведущую в погреб, но когда я и Криста сделали шаг, вдруг вскинул руку. — Но я боюсь, что госпоже придется ожидать тут. Ммм… я не думаю, что зрелище ей будет приятно.
   Ага, теперь понятно, значит наша судьба решена и вряд ли мы выйдем отсюда живыми. Думаю, мне была уготована смерть от переизбытка железа в организме, а Кристе рабский ошейник. Как бы ни так! Я бросил на Кристу наигранно неуверенный взгляд и девушка, поймав его, успокаивающе улыбнулась мне.
  — Иди, дорогой, — ее рука мягко коснулась моей щеки, а ногти на миг посильнее вонзились в локоть, но затем разжали стальной захват. — Я подожду тебя тут.
   Со всех сторон послышались смешки, но мы сделали вид, что не заметили их.
  — Мои ребята будут вести себя прилично, пока мы отсутствуем, — согласился с ней главарь банды, хотя по усмешкам на мордах головорезов на уме у них было нечто совсем иное.
   И словно дразня их еще больше, Криста, в последний раз улыбнувшись мне, отошла к ближайшему столику, села на его край, закинув ногу на ногу и слегка откинувшись назад, опираясь на руки. Полы ее плаща распахнулись, открывая взгляду узкие, облегающие бедра штаны и рубашку с тугим жилетом. Проклятие… Даже мой взгляд с трудом оторвался от девушки и мне невольно вспомнилась предыдущая ночь, когда… Нет, стоп. Я моргнул и окинул оглядел зал. Обо мне словно все позабыли.
   Отлично, теперь все взгляды в зале были прикованы к ней. Даже главарь банды смотрел на нее с ухмылкой, словно прикидывая сколько звонких монет сможет за нее получить. Или же он рассчитывал оставить ее себе? Ладно, неважно, я осторожно, шагнул в сторону двери в подвал и тут работорговец моргнул и посмотрел на меня. Проклятие! В миг его ухмылка и сальный взгляд сменились, как по мановению руки фокусника, услужливой улыбкой.
  — Сюда, господин, — и он первым шагнул к двери.
   Я ответил ему кивком и двинулся следом. За дверью оказалась, как я и думал, лестница уходящая вниз и освещенная несколькими лампами со свечами в них. Тут же потянуло землей и прохладой.
  — Осторожно, ступени здесь крутые, господин, — произнес мужчина, беря лампу из крепления прямо около двери. — Смотрите под ноги.
   Он бросил взгляд через плечо и пошел вперед первым, а я ощутил как по моей спине пробегают мурашки. За мной кто-то стоял и, обернувшись, я увидел одного из телохранителей работорговца. Здоровяк усмехнулся мне, скрестив руки на груди, и кивнул, будто говоря: «Двигайся». А я то надеялся, что Криста отвлечет на себя всех остальных и его горилла к нам не присоединится. Ладно, упрашивать или же ждать пока меня попросту не спустят по лестнице, я не стал и двинулся следом за главарем банды. И чем ниже мы спускались тем отчетливее я ощущал запах немытых тел, страха, отчаяния и нечистот.
   На каждом шагу я ожидал удара в спину, клинком ли или ногой, а потом держал силу Скверны на готове, ощущая как она жаждет вырваться на волю — чувство безнадежности, царившее тут внизу, пьянило и кружило голову -, но я крепко держа ее под контролем. Но никто не трогал меня и мы благополучно достигли большого зала, некогда бывшего погребом. Вот только его размеры явно не устраивали работорговца и он расширил помещение в несколько раз, так что оно теперь утопало в сумерках. У края лестницы висели несколько ламп, но даже они не давали увидеть того, что крылось в темноте дальше. Тут же, на свету, стоял простой стул, на котором сидел и явно спал до этого еще один головорез.
  — Босс… — вскочил он как только работорговец ступил на земляной пол, но мужчина махнул ему рукой и тот сел обратно.
   Мы прошли мимо стула и стража, вглубь зала, и в свете лампы из темноты стали проступать вкопанные в пол и потолок прутья. Земля за ними была вытоптана множество мог до такого состояния, что могла сойти и за камень. А может это камень и был. Вонь немытых тел усилилась и на границе света лампы в руках работорговца, внутри клеток, показались смутные фигуры.
  — Как вы и хотели, господин, — произнес мужчина, подступая к прутьям ближе, — товар.
   Свет вместе с ним подступил еще ближе к сжавшимся во тьме фигурам и стали видны подробности.
  — Дети…? — невольно вырвалось у меня, когда я осознал, кого же держат за решетками.
  — Полукровки, — работорговец фыркнул, словно говорил о чем-то мерзком. — А теперь, мне интересно узнать имя того, кто…
   Но я не слушал его. Кошка говорила о полукровках, ради которых решилась связаться с нами, таких же как она, но не упоминала о том, что это были дети. Это осознание поразило меня молнией, вогнав в ступор. За решеткой я видел одетых в простые дерюги детей, сбившихся в кучку и со страхом глядящих на нас. Их глазки как маленькие драгоценные камни блестели в свете лампы. Грязные, тощие, в синяках от побоев — это были дети, не старше десяти или четырнадцати лет. И только затем мой взгляд наткнулся на скалящиеся острые клыки, которые нам показывала одна из девочек. Затем я увидел прижатые к голове ушки одной малышки, а так же начавшие расти рога у парня, прижимающего ее к себе, словно в попытке защитить. Все больше и больше деталей появлялось из мрака: у кого-то был хвост, кто-то был покрыт шерстью, у кого-то копыта вместо ног или когти на руках. Но это все же были дети…
  — Эй! — чья-то рука схватила меня за плечо, вырывая из ступора. — Босс задал тебе вопрос!
  — Я сказал, что хочу знать… — я увидел недовольное лицо работорговца перед собой.
  — Дети… — едва смог выдохнуть я.
  — Да, дети, — губы мужчины скривились в жесткой усмешке, — за которых неплохо платят и которые даже ничего сказать в ответ не могут! Идеальный товар, — он сплюнул на пол и, посмотрев на сбившихся за решеткой полукровок, вдруг усмехнулся. — К тому же среди них есть интересные экземпляры. Жаль мои ребята слегка попортили ее.
  — Она оказалась слишком строптивой, — раздался позади меня насмешливый голос телохранителя, чья лапа сжимала мое плечо. — Пришлось показать ей, что случается с плохими девочками.
   Он было оглушительно заржал, но вдруг осекся, покачнулся и отступил от меня на шаг. В неверном свете огонька лампы поднял культю, некогда оканчивающейся рукой, словно не веря, что теперь ничего чуть выше запястья не сушествовало. Я опустил руку и что-то упало с моего плеча на земляной пол, издав глухой стук. Разом стало как-то… тихо. Или же я оглох. Воцарилась звенящая тишина и в темном зале подвала стало значительно светлее. Миг растянулся на удар сердца, а затем произошли две вещи: завизжал громила с отрезанной рукой и я отпустил Скверну.
   Она рванула из меня огнем, опалившим вены, и меня всего начало трясти. Потрясение, до этого сковывающее меня, внезапно спало и на смену ему пришел гнев. Он обратился в изумрудный огонь, охвативший мою руку и твердеющий в виде когтей, которыми так легко рвать мягкую плоть. Мир вмиг стал светлее, когда сила заполнила меня, усиляя зрение и тело, и я с криком развернулся на месте, вонзая свои когти в живот визжащего головореза, ощущая как они рвут внутренности и обагряются кровью. Вмиг визг прекратился, а я сжав когти в кулак, уперся в здоровяка ногой и вырвал свою руку из него в брызгах крови. Тело грузно упало на пол и где-то кто-то закричал. Уж не знаю, были ли это дети полукровки, вскочивший с табурета страж или же работорговец, а может и они все разом, но для меня это было все равно что провести гвоздем по стеклу.
  — Люк! — крикнул из-за моей спины главарь банды тому, что стоял и дрожал у подъема лестницы.
   Но бандит лишь дрожа покачал головой и бросился прочь вверх по ступеням. Скверна хотела, желала, чтобы я ринуться в погоню, и ноги даже сделали пару шагов к лестнице, но я сумел себя сдержать и вновь вернуть контроль над телом. Нет, не сейчас, к тому же еще один был тут.
   Я обернулся к работорговцу и едва не упустил его, когда мужчина бросился мимо меня. Если бы мои чувства не были усилены Скверной, то я упустил его, но сейчас стоило лишь краем глаза заметить движение, как я вскинул руку и схватил того за горло.
  — Спешишь куда-то? — мой голос был больше похож на шипение, когда я развернул работорговца к себе лицом.
   Лампа в его руке покачнулась, неприятно резанув светом по глазам, и тени заплясали по его бледному, покрытому холодным потом, лицу, а в расширенных от страха глазах отразился огонек свечи. Он попытался что-то сказать и мне пришлось чуть ослабить хватку. За решеткой послышалось какое-то шевеление, но я не обратил на него внимания.
  — С… стой! — придушенно всхлипнул мужчина, хватаясь свободной рукой за мою руку и не замечая как по его коже начинают расползаться мелкие изумрудные трещины, как она начинает чернеть, словно обугливаясь. — По… погоди, мы можем договориться! Я… я дам тебе…
  — Ничего мне не нужно, — прошипел в ответ я.
  — Ты… — работорговец попытался ударить меня лампой, но я попросту выбил ее из его руки. Она глухо плюхнулась на землю и огонек свечи затрепетал внутри стекла. — П… послушай! Слышишь?
   Краем уха я уловил какой-то шум доносящийся с верха, из зала таверны. Как будто сломалось что-то деревянное.
  — Т… твоя подруга там… одна… — работорговец, стиснув зубы, схватился за мою руку обоими своими, пытаясь вырваться и не замечая как от одной из них уже начинают опадать почерневшие пальцы. — Одна… с моими парнями…
  — Тем хуже для них, — усмехнулся я, ощущая как Скверна обволакивает меня теплыми крыльями ярости. И тут свеча в лампе погасла, погружая меня и главу банды во мрак.
  
   Не знаю, сколько прошло времени, но когда дверь на лестнице вновь распахнулась и послышались приближающиеся шаги, я все еще дрожал. Меня бил озноб, волнами накатывал то жар, то холод, а зубы выстукивали чечётку друг о друга, а вокруг витало изумрудные искры. Множество изумрудных искорок, почти не дававших света. Сида Скверны была вновь загнана в глубины души и потому я не видел вокруг себя ни зала с земляными стенами, ни прутьев решетки с притихшими детьми-полукровками, ни своих липких от крови рук. Вокруг меня была кромешная тьма и меня это устраивало.
  — Тейн? — раздался с лестницы голос Кристы и на последние ступени упала ее тень.
   Я лишь слегка скосил в ту сторону взгляд и тут же свет от ламп со свечами резанул меня по глазам, заставив издать дрожащий стон. Я ощущал себя выжатым, полностью разбитым — на этот раз Скверна вышла победителем в нашей с ней борьбе. Какая часть меня умерла в этот день? Какая частичка моей души была пожрана ею? Ради детей. Ради детей-полукровок. Стоящий размен? Но я не смог сдержать себя, когда увидел… что? Я знал КАК обращаются с полукровками во всех светлых королевствах. Чего меня так ошарашило? Проклятие…
  — Тейн, — я услышал как Криста медленно подходит ко мне.
   Вместе с ней двигался и свет, так что мне пришлось наклонить голову, чтобы не смотреть на него и только сейчас я заметил, что что-то держу в покрытой кровью руке. Кое-как разжав ладонь, я увидел ключ, впивающийся в мою ладонь зубцами. Когда успел…
   Послышался шорох и рядом со мной на колени опустилась Криста. Ее одежда была покрыта кровью, впрочем как и моя, в одной руке был чей-то длинный нож, больше похожий на короткий меч, а в другой одна из ламп, что висели на стене на лестнице. Значит и наверху тоже все закончилось. Я кое-как, морщась от света, посмотрел на свою спутницу, ощущая как ключ начинает мелко дрожать на моей ладони, и с облегчением понял, что на ней ни царапины.
  — Тейн, — Криста мягко улыбнулась мне и, поставив лампу на пол, подалась вперед, обнимая меня.
   Первым моим желанием было отшатнуться от нее, убраться вновь во тьму, но я был так слаб, что даже не смог бы толком сдвинуться, не говоря уже о том, чтобы вырваться из ее рук. Меня затрясло сильнее, а затем вдруг дрожь пошла на убыль, словно кто-то выдернул пробку, а на смену ей пришло облегчение. Сквозь одежду я ощущал тепло и мягкость тела девушки, единственного близкого мне человека, и больше ничего не хотел, кроме как чтобы этот миг длился вечность. Вечность спокойствия в ее объятии. Пальцы Кристы прошлись по моим волосам и меня вдруг потянуло в сон, голова закружилась и я уже хотел было закрыть глаза, когда услышал сдавленное:
  — Во имя…
   Уж не знаю как она узнала, или же ее позвала сюда Криста, но с лестницы в зал вошла девушка-кошка, полукровка и наша шантажистка. Ее лицо в свете ламп было бледным, кошачьи ушки прижаты к голове, а широко распахнутые разноцветные глаза смотрели в ту сторону, где я во тьме оставил тело работорговца. Да, даже я не хотел лишний раз переводить туда взгляд, пусть мое зрение больше и не усиливала Скверна. Думаю, сейчас кошка видела во тьме лучше меня. Затем ее взгляд, наконец оторвавшись от тела, нашел нас с Кристой. Полукровка сглотнула и сжала кулачки, чтобы не было видно как начали мелко дрожать ее руки. Думаю, будь у нее хвост, то он бы метался из стороны в сторону. Почему-то эта мысль вызвала у меня легкую усмешку.
   Послышался шорох и мы разом посмотрели в сторону клетки с детьми. Еле видимые в сумраке фигуры подходили к решетке и, взявшись за прутья, молча смотрели на нас. Затем девушка-кошка издала сдавленный всхлип, прижимая руку ко рту, и что-то сказала на непонятном мне языке. На миг слово повисло в воздухе, звеня тишиной, а затем как будто что-то переменилось. Из-за прутьев в сторону кошки потянулись руки, а дети робко, еле слышно, стали что-то отвечать.
  — Эй, кошка, — хрипло окинул я полукровку и, когда та обернулась, увидел как по ее щекам бегут слезы. — Лови.
   Я навесом кинул ей ключ от камеры, по крайней мере думаю это он и был, и поморщился от движения. Слабость то накатывала на меня, то отступала прочь, а тело начало «ломить» уже знакомой мне лихорадкой Скверны. Но пусть я и был слаб и сидел на земле, но бросок достиг цели. Полукровка поймала его, чуть пошатнувшись на неровном земляном полу, и, прижав к груди, бросилась к детям. А они все повторяли и повторяли непонятное мне слово на неизвестном языке. — Выведи меня отсюда, — морщась от света, попросил я Кристу.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Противостояние"(ЛитРПГ) Ю.Богута "Дышать"(Антиутопия) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) P.Ino "Война с разумом"(Киберпанк) Д.Деев "Я – другой"(ЛитРПГ) Р.Ехидна, "Жена проклятого некроманта"(Любовное фэнтези) М.Юрий "Небесный Трон 3"(Уся (Wuxia)) А.Кочеровский "Утопия 808"(Научная фантастика) А.Верт "Пекло"(Боевая фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"