Лурье Александр: другие произведения.

Интервью

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Текст интервью, данного М. Гаврилову в рамках акции "Актуальное интервью - 2004". Публикуется с незначительными сокращениями.


Это интервью было опубликовано на СИ в разделе актуальное интервью в июне 2004 г.

Текст приводится с незначительными сокращениями.

""Жизнь подобна игрищам: иные приходят на них состязаться, иные торговать, а самые счастливые - смотреть." Пифагор

   Здравствуйте! Первый вопрос - всегда самый сложный. Что спросить? "Расскажите о себе"? Довольно банально и нечетко. Как вас зовут? Еще более глупо. Поэтому начнем так: представьтесь, пожалуйста. Буквально пара-тройка предложений.
   В свое время меня назвали Александром. После переезда в Израиль мне предлагали поменять имя на ивритское, и я было выбрал Гад (в переводе - счастье), как наиболее подходящее по духу, но потом передумал 8-). Фамилия древняя, уважаемая, впервые упоминается еще при Октавиане Августе, а первые достоверно известные предки - среди них крупнейший каббалист Ицхак Лурия (Аризаль) - с середины 16-го века.
   По старой, доброй традиции, вторым в АИ следует вопрос про город. Где живете? Чем вам нравится этот город?
   Уже 14 лет живу в Иерусалиме. Очень привык к нему, город мозаичный, закрытый, обособленный - тем, вероятно, и нравится.
   Не расскажете ли немного о себе? Когда родились? Где? Какие-то, возможно, интересные моменты биографии?
   С облегчением пережил 37-летие в прошлом году - раз не угробили, то, по крайней мере, стало ясно, что не гений. А родился в Одессе, к которой теперь не испытываю даже ностальгии.
   Расскажите о своем семейном положении - в самом широком смысле этого слова.
   Несколько лет назад очень удачно развелся. Теперь пребываю в поисках квадратуры круга, философского камня, вечного двигателя - короче, Настоящей Женщины. Надежды не теряю.
   Где вы работаете в настоящее время, чем занимаетесь? Нравится ли вам это занятие? Какие перспективы?
   Последние пять лет работаю в отделе информации и публикаций министерства абсорбции - написание информационных брошюр, редактура, переводы. При всем неизбежном канцелярском идиотизме и головотяпстве работа нравится своей небесполезностью. Перспективы же зависят не от меня, да я и не карьерист.
   Есть ли факты в вашей биографии, которыми вы можете гордиться, о которых хотелось бы поведать читателям?
   Могу гордиться тем, что стал таким, какой есть. Интересно ли это читателям - навряд ли. Около года назад очень уважаемые мной люди предложили мне вступить в Союз писателей Москвы - это, вероятно, читателям интересно, но нужно ли этим мне гордиться? Навряд ли. Скорее, могу гордиться дружбой с вышеперечисленными (и не только ими) людьми, но это уже достаточно интимная вещь.
   Какие у вас существуют положительные и отрицательные черты характера? Как они проявляются в жизни? Например: вы считаете себя общительным человеком? Вам это помогает или мешает? Вы считаете себя экстравертом, интровертом? То есть, вопрос в целом звучит так - расскажите о своем характере, о его чертах - через какие-то случаи и примеры.
   Всегда считал себя интровертом, хотя, судя по результатам тестирования - чистый экстраверт. Но общаться при этом люблю умеренно. Не люблю большие скопления людей, тусовки, массовые празднества и гуляния, метро. Не переношу глупость во всех видах и проявлениях, и считаю ее матерью всех остальных пороков - лжи, подлости и предательства. Не люблю одиночество, при этом еще меньше люблю одиночество вдвоем. Люблю - ночь, полумрак, прохладу, дождь, тишину, хорошую книгу, беседу и музыку. Стараюсь быть снисходительным и не пасти народы. Независим, мало интересуюсь мнением окружающих о себе, тем более, что сам с собой примирился.
   Ощущаете ли вы себя писателем?
   Скорее, литератором - человеком, который высказывает свои мысли в письменной форме.
   Что побудило заняться писательством? Что это для вас - средство самовыражения, самореализация, ремесло, увлечение, потребность, способ привлечь к себе внимание или что-то еще? Может быть, есть какие-нибудь другие, более верные определения?
   В самый первый раз - несчастная любовь. Потом последовательно сменяли друг друга "способ привлечь к себе внимание", "средство самовыражения", "увлечение", "потребность" и, наконец, "самореализация". Последние два мотива, вероятно, существуют и по сей день.
   Когда вы начали писать, с чем это связано?
   См. выше. Было это - страшно подумать - 18 лет тому. Никто из участников той истории не пострадал, если не считать того, что каждый стал совершенно иным человеком.
   Как долго этим занимаетесь? Чувствуете ли творческий рост или вас коробит от подобных штампов?
   Опять же - см. выше. Безусловно, считаю, что стал более опытным, искушенным, умудренным. Если литератор не учится, то и не растет, если не растет - то умирает - профессионально, духовно, а потом и физически.
   Хорошо бы вы представили свои сочинения читателям. Вам слово!
   Я всегда писал то, что мне было интересно. Будет приятно, если это окажется интересно и читателю, но и в противоположном случае это не изменит моего и так вполне критического отношения к сделанному.
   Вы могли бы охарактеризовать свой стиль письма? Не расскажите об этом подробней?
   Стараюсь писать коротко, предельно концентрированно (пусть тот, кому необходимо, разбавит по своему вкусу), хлестко - без соплей и жалости, что к себе самому, что к остальным. Б-г не пожалел никого из нас настолько, насколько нам жаль себя самих. Нужно быть горячим или холодным, но не чуть теплым, как ангел церкви Лаодикийской...
   Вы задумываетесь о своем авторском имидже? Интересовала ли вас эта тема?
   Когда-то многочисленные доброжелатели долго разъясняли мне, кто я есть и что со мной надо сделать. С тех пор мне плевать и на свой имидж, (догадываюсь, что нечто вроде кровожадного маньяка), и на них. Каждый вправе думать обо мне то, что считает нужным и возможным, со своей стороны и я резервирую за собой такое право.
   Все ли из написанного представлено на СИ, где еще можно прочесть ваши работы?
   Некоторые статьи, написанные для периодики, я не счел возможным выставлять на СИ - в силу их сиюминутности.
   Что бы вы порекомендовали читателям, впервые зашедшим в ваш СИ-раздел? Есть ли вещи, которые, на ваш взгляд, заслуживают немедленной публикации на бумаге?
   В разделе есть на этот счет указания, хотя и не царское это дело: говорить кому что читать. Большая часть из опубликованного уже увидела свет в периодике. Вопрос же книжной публикации должен решать не я, а заинтересованный издатель. Моя роль - писать тексты, его же - решать: стоят ли они издания.
   Когда вы впервые вышли в Интернет и как опубликовали свои работы?
   Впервые в интернет я вышел в 99-м, тексты же там публиковались едва ли не с 97-го, а то и раньше - в фидо-конференциях, иногда и без моего ведома.
   Вы пытались печататься? Вообще имели дело с редакторской братией?
   Общий список публикаций в периодике достаточно велик, а с редакторами у меня проблем не было. М.б., потому, что я и сам редактор 8-), хотя и весьма снисходительный. Впрочем, настоящих, квалифицированных редакторов в России, увы, очень мало - если судить по качеству выходящих книг. Издателей, впрочем, еще меньше.
   Встречались ли вам сетевые (интернетовские) писатели, которых имеют бешеную посещаемость, гениальные тексты и яркий имидж? Можете привести примеры? Существуют ли творческие личности, к которым вы испытываете чувство белой (или, допустим, черной) зависти?
   Относится ли к этой категории скрывающийся за псевдонимом О Санчес? Если да, то "Кромешник" мне в свое время весьма понравился, хотя и не без замечаний. Остальные его тексты, увы, существенно хуже. Забавные тексты проскальзвали у Джаббы (Бурносова), но тоже достаточно давно. Больше как-то никто на ум не приходит. Если уж я интересуюсь популярностью, то своих друзей, а среди них сетевые писатели пока в меньшинстве.
   Я никому не завидую и ни с кем не хотел бы поменяться. Зависть - чувство совершенно бессмысленное, завидуют, как правило тому, чего у себя самого нет, не было и никогда не будет. Есть много других увлекательных способов испортить себе жизнь.
   Безусловно, есть люди и их не так уж мало, творчеством которых я восхищаюсь.
   Да и вообще: что делать молодому писателю, который считает себя талантливым, чтобы его заметили, есть ли какие-то общеприменимые рекомендации?
   Писать и учиться, учиться и писать, и помнить, что в первую очередь делаешь это ради себя. Прежде всего пишущий старается удовлетворить собственную потребность. Потом стоит подумать над тем, как заинтересовать своим творчеством читателей. Вот тут и пригождается - писать и учиться, учиться и писать. Тем, кому это не помогает, не поможет уже вообще ничего.
   Есть ли у вас творческие планы? Почему-то этот вопрос частенько ставит авторов СИ в тупик, хотя, на мой взгляд, иметь творческие планы - вполне естественно. Что вы думаете об этом и о своих творческих планах?
   Планы, конечно же, есть - повесть и роман. Это даже, скорее, обещания. Возможно, когда-нибудь и запишу их. В первую очередь для себя и тех, кому обещал. М.б., еще кому-нибудь будет интересно, а мне просто хочется наконец избавиться от обдуманного материала.
   Есть ли какая нибудь мечта? К чему вы стремитесь в творчестве?
   Стремления и мечты не имеют отношения к творчеству - я не честолюбив и считаю то, что делаю, скорее функцией организма, чем чем-то сверхценным. Стремлюсь быть самим собой и это, кажется, получается. Мечта же одна, едва ли не с позднего детства, хотя и не совсем творческая - заснуть и не проснуться.
   Ответьте на вопрос, который задают многим авторам, но редко получают ответ: "Зачем вы пишете"?
   Считайте, что это - мое хобби: резьба по слову.
   Что думаете в целом о сайте?
   Я очень признателен за возможность разместить тексты. Кое-что, возможно, и не идеально, но ведь у всех есть свои недостатки. И кто я такой, чтобы судить?
   В одном справочнике "Интернет-ресурсы" я прочел, что "Проза.ру - сайт графоманов". Очевидно, автор написал бы также и про СИ, но не знал о существовании сайта. Многим авторам "Самиздата" подобное отношение не дает покоя. Периодически на гостевых форумах звучит призывный клич: "Изгнать графоманов"! Как следствие, вспыхивает многословная и бестолковая дискуссия, участники которой не приходят ни к каким выводам. А что вы думаете по поводу сложившейся ситуации?
   Ничего плохого в графомании нет, из всех социальных бедствий это - наиболее милое. Само определение графомана - внешнее, тут иногда даже специалисты не могут дать окончательного заключения. Все решает только время. "Изгнать графоманов" - очередная модификация "Бей дураков" или "евреев и велосипедистов" и т.д. Просто кто-то наслаждается процессом борьбы неважно с чем/кем. А русский спор, он вообще такой - бессмысленный и беспощадный. И бесконечный.
   Я считаю, что каждый может иметь свое мнение относительно того, кто является графоманом и высказываться соответственно и аргументированно. Поименованный может сесть за клавиатуру и попытаться доказать обратное.
   Как давно вы "живете" на Самиздате? Изменилось ли ваше отношение к сайту за это время? Было ли когда-нибудь восхищение Самиздатом или такого никогда не наблюдалось?
   Уже несколько лет. Даже привел на сайт несколько своих друзей, которые создали свои странички и тоже очень довольны. Восхищение же для меня вообще весьма редкая эмоция.
   "Актуальное интервью" планируется для новых авторов Самиздата, тех, кто совсем недавно пришел на сайт. Некоторое время назад я был одним из них и хорошо помню свои метания по чужим авторским страничкам, удивление от обнаружения форумов и прочие "открытия". А что бы вы посоветовали новым авторам?
   "Жилец" я тихий, поэтому отрыл себе норку и никуда не хожу, практически ни с кем не знаком, так что посоветовать вряд ли что смогу.
   Как вы осуществляете на СИ поиск литературы, достойной, по вашему мнению, прочтения? Если есть какие-то рекомендации?
   В тех редких случаях, когда читал, ориентировался на рекомендации знакомых.
   Как быть, допустим, с откровенными графоманами? Или с людьми, которые критикуют любого автора только чтобы побольше помелькать в комментариях? Или автора, который написал 1 стих на 1 КБт и сделал себе три раздела? Вам попадались такие? Или, возможно, я слишком скептически смотрю на http://zhurnal.lib.ru/?
   "- Как! Жив еще Курилка журналист? - Живехонек! Все так же сух и скучен, И груб, и глуп, и завистью размучен, Всё тискает свой непотребный лист, И старый вздор, и вздорную новинку. - Фу! Надоел Курилка журналист! Как погасить вонючую лучинку? Как уморить курилку моего? Дай мне совет. - Да... плюнуть на него." (А. С. Пушкин)
   Как вы относитесь к своей популярности на СИ - рейтингу посещаемости, оценкам? Мне все-таки кажется, что любой автор неизбежно просматривает статистику своего раздела (хоть может утверждать и обратное) и внимательно следит за цифрами.
   Отслеживаю, но спокойно. Много званых, мало избранных. Меня бы скорее начало беспокоить, если бы я был в лидерах рейтинга - нет ничего хуже, чем совпадать с большинством, разве что - возглавлять его. Моих читателей не может быть много.
   Итак, вы создали свой раздел на Самиздате. Нашли на СИ единомышленников?
   Я их и в жизни не слишком ищу - не перевариваю никакие организационные формы. Кустарь-одиночка. Моей целью было дать читателю материал к размышлению, заставить задуматься.
   С кем из интересных людей вам удалось встретиться на СИ?
   С создателем неофициального сайта Юлии Латыниной. Преклоняюсь перед подвижниками.
   В каких СИ-мероприятиях вы участвовали?
   Не участвовал и не привлекался.
   Может быть, порекомендуете какие-нибудь сочинения СИ-авторов читателям интервью?
   Разве что своих друзей - Инары Озерской и Льва Вершинина, хотя это, скорее, публикации на СИ.
   А как насчет недостатков Самиздата?
   М.б., не очень понятная и прозрачная система классификации текстов по жанрам.
   На сайте, бывает, случаются ссоры "эмигрантов" и "патриотов". Первые называют вторых "красно-коричневыми", "коммуняками", "совками", вторые - первых "отщепенцами", "продажными" и т.п. Каково ваше отношение к этим перепалкам? Чем они (перепалки), по вашему, обусловлены?
   Сам я эмигрант и продажный отщепенец, так что мое отношение к оппонентам ясно. Но для участия в перепалках жизнь слишком коротка. Единственное средство от выяснения отношений - надо чаще встречаться.
   Чем вы объясните большое количество взаимной критики на Самиздате? Есть ли из этого положения какой-либо выход? Или это - нормальный процесс?
   Война всех против всех - нормальное состояние общества. Пусть лучше идет бескровно.
   Согласны вы ли с формулировкой Сергея Серегина - "Самиздат - это протоплазма" или более оптимистично (пессимистично) смотрите на сайт?
   Вполне. И это неплохо. "Я люблю живую протоплазму". Литературе нужен культурный слой, гумус, перегной, удобрение. В конце концов, никто никому не обещал Нобелевку по литературе. Пусть цветут 100 цветов, но выживает - лучший.
   Лично меня, допустим, удручает на СИ бодрое пинание авторами друг друга в центральных форумах, и стойкая убежденность, что любой скандал приносит увеличение посещаемости раздела. А вы что думаете по этому поводу?
   Насчет скандала Вы правы. Я и сам не брезгую этим средством. Просто увеличение, вызванное скандалом - кратковременное, значит, нужно что-то еще, например, талант.
   Какими вы видите перспективы в целом сетевой литературы?
   Она исчезнет теперь только с исчезновением сети. Заменит ли бумажную? Не знаю. Во всяком случае, не для меня.
   Если бы вам дали 1000000 долларов и сказали: "Потратьте с пользой дела на сетевую русскоязычную литературу" - как бы вы распорядились этой суммой?
   Вероятнее всего, создал бы свой библиотечно-публикационный ресурс и учредил бы персональную ежегодную премию. Не уверен, правда, что польза от этого была бы ощутима.
   Все-таки, хотелось бы больше о вас узнать, просто как о человеке - со своими интересами, увлечениями, образом мыслей. Какие у вас литературные пристрастия? Не назовете любимых писателей, произведения? Что читаете? Как много, как часто? Кто и почему нравится?
   Книга должна быть хорошо и нескучно написана. Любимые современные писатели: российские - Е. Витковский, Е. Лукин, Ю. Латынина. Зарубежные - Маркес, Павич и Лем. Классика - Набоков, Платонов, Сигизмунд Кржижановский. Увы, художественную литературу в последнее время читаю редко - российские издатели перешли на издание одноразового продукта, нечто вроде колбасы вместе с туалетной бумагой, если кто помнит старый анекдот. Это общий культурный тренд, но Киркоров со товарищи меня в этом плане мало беспокоят. Куда более печально то, что 90% книжного рынка занято одноразовой литературой, в т.ч. и переводной. Именно поэтому в последнее время переключился на историческую литературу, но из-за общего недостатка времени читаю, к сожалению, меньше, чем раньше.
   В настоящее время видите ли вы ваших ровесников, писателей, с которых стоило бы брать пример, на которых следовало бы равняться? На мой взгляд, сложилась весьма неприятная ситуация, когда, вроде бы, с одной стороны, "все ворота открыты" - выходит много различной литературы на любой вкус, а с другой стороны, ярких имен почти не появляется. Если автор, то сразу - Акунин, Донцова, Сорокин - общеизвестные, или - вообще никого. Как-то лично я не замечаю никакой прослойки. Может, я просто мало читаю или захожу не в те книжные магазины? Мои примеры: Цунский, Баян Ширянов, Шелли, Вербицкий - их вообще никто не читал. А вы знаете современников - талантливых и самобытных писателей?
   Про ту литературу, которая сейчас выходит, я уже высказался выше. Ситуация, на мой взгляд и согласно президенту Кучме, постпредкризисная. Рынок заполнен быстро и легко окупаемым трэшем. На Западе трэшлитература тоже существует, но занимает вполне определенный сегмент рынка и далеко не его главную часть. В России - ситуация обратная. Последствия будут катастрофическими - в первую очередь, для самих издателей. Но пусть мертвые хоронят своих мертвецов.
   Из перечисленных Вами я читал Шелли (Андреева) и Вербицкого (если не ошибаюсь - псевдоним Вячеслава Рыбакова). Шелли местами был неплох, но как-то очень быстро захотел и рыбку съесть, и все остальное. О творчестве же Вячеслава Михайловича у меня есть собственное мнение, которое было высказано неоднократно. В т.ч. и в личной переписке, так что повторяться не буду.
   Могу без труда назвать имена тех, за чьим творчеством слежу не без интереса. Из печатающихся это К. Еськов, О. Дивов, О. Брилева. Из тех, кто по вышеуказанным причинам не дошел до издателя (думаю, что именно в силу явного более высокого уровня) могу назвать Александра Борянского, Анатолия Гланца, Александра Бирюка, Василия Щепетнева, которые по моему мнению, дают две форы всем перечисленным Вами литераторам - как именитым, так и неизвестным.
   Какие писатели на вас оказали наибольшее влияние? Из классиков, из современных?
   Из классики - Гоголь, Достоевский, Салтыков-Щедрин, Рабле, Вийон, Мандельштам. Из современных - Борхес, Шаламов, Солженицын, Довлатов. Вероятно, самое большое профессиональное влияние оказали работы Аркадия Белинкова.
   Читаете ли вы журналы и газеты? Если читаете - то какие? Почему именно эти?
   Стараюсь не читать - по совету проф. Преображенского. Просматриваю интернет-издания - Газету.ру, Русский Журнал, Комсомолку, Известия и т.п., в основном, аналитические статьи, но достаточно безинициативно.
   О книгах мы уже вроде поговорили, а вот такой вопрос: любите ли вы путешествовать, отправляться в новые места? Или вы дальше своего города не выбираетесь?
   Забавно, что мне легче съездить за границу, чем, например, в Тель-Авив. На самом деле не люблю перемену мест, "комфорт" для меня ключевое слово. От новых мест я ничего не жду, географическое любопытство у меня пониженное, да и ездить одному скучно. Самая лучшая поездка - в Москву на книжную ярмарку, так как посещение книжных для меня тот самый горбачевский "пир духа".
   Как вы проводите отпуск, бывает ли он у вас? Если бывает, то что делаете: отправляетесь на юг, загорать или садитесь за комп и начинаете ваять очередную нетленку?
   Вот отпуск и проходит в таких вылазках - последние два года я регулярно отправлялся на ММКВЯ, это для меня лучший, хотя и весьма напряженный отдых. Загорать и купаться в море, несмотря на происхождение, не люблю. Краткосрочный отдых - могу посмотреть фильм, пробежать по интернету. Чтение - самое увлекательное занятие, но это работа. Нетленка же ваяется в одном единственном случае: si natura negat, facit indignatio versum (коль вдохновения нет, рождается стих возмущеньем). Раздражение на жизнь и себя в первую очередь являются для меня лучшим вдохновением.
   Много ли вы путешествуете по стране, миру?
   Иногда кажется, что более, чем достаточно. В советские годы бывал в Закавказье, Прибалтике, Москве. За время жизни в Израиле ездил в США, несколько раз был в Германии, неоднократно бывал в Одессе (до полного изничтожения ностальгии) и, как уже писал выше, на ММКВЯ.
   Смотрите ли телевизор, какие передачи? (Есть кстати, принципиальные противники ТВ). Что наиболее интересно: новости, триллеры, фильмы с Аленом Делоном, советские фильмы или современные американские? Можете ли назвать любимые передачи?
   Практически не смотрю ничего, кроме новостей раз в день. Фильмы по телевизору смотрю достаточно редко. Старые советские фильмы в большинстве своем вызывают отвращение своей беспардонной лакированностью, хотя люблю фильмы М. Захарова, "Интервенцию" Полоки, некоторые комедии. Люблю американские комедии - как великолепное средство для бездумного расслабления. Иногда бывают интересные документально-хроникальные фильмы по историческому каналу.
   А современное кино, в первую очередь, французское, вас интересует? Или вы считаете, что американское лучше?
   За последние полгода просмотрел приблизительно 250-300 фильмов. 90%, разумеется, тот же трэш. Среди понравившихся есть несколько французских - например, "Необратимость", "Читай по губам". Французы умеют делать тонкое и малобюджетное кино, но это общеевропейская тенденция. У американцев есть гениальные режиссеры и гениальные фильмы, такие как мой любимый "Весь этот джаз" Боба Фосса. Раньше нравился Кустурица, но, боюсь, он весь вышел. Не люблю экспериментальное кино, многозначительную пустоту, Тарковского и в еще большей степени его эпигонов, вроде Сокурова. Это все, на мой взгляд, имитация мыслительного процесса, типа последнего фильма С. Кубрика. Лучше уж эпатировать "Черным квадратом", чем всерьез писать про него многостраничное философское исследование.
   Что из музыки наиболее интересует?
   Классика (до Шостаковича), в последнее время - опера и джаз. Из бардов - сначала Высоцкий, потом - Окуджава, теперь, безусловно, Галич.
   Сколько времени в день вы проводите в Интернете?
   12-14 часов (включая рабочее время)
   Авторы СИ, обычно, весьма разноплановые личности - кто в походы ходит, кто театральную студию ведет, кто - в самодеятельности, а кто - и театром руководит. А у вас - есть хобби (два, три)? Или времени на это совершенно не хватает?
   Хобби - книги и все с ними связанное: покупка, поиск в интернете, чтение, рецензирование, писание.
   Многие (например, я) все болтают заунывно о преимуществах и недостатках бумажной и сетевой литературы. А вас этот вопрос интересует?
   У меня двоичный подход - литература либо есть, либо ее нет, вне зависимости от формы представления. Бумага не облагородит графомана, интернет не убьет гения.
   Когда в последний раз были в кино? В театре? Как вообще проводите свободное время?
   Много лет тому - не люблю массовые мероприятия. Театр кажется вовсе умирающим учреждением (я немного знаю его механику изнутри), эдаким напыщенным гибридом борделя и сумасшедшего дома. Свободное время выдается редко, мне не хватает 24 часов, чтобы успеть сделать все, что хочется.
   Вы общительный человек в жизни (не в Самиздате)?
   Только с близкими друзьями, да и то не всегда. Я уже давно не ищу друзей - они находятся сами в процессе жизни, как бы в компенсацию за юность, когда их у меня вовсе не было.
   Как вам удается сочетать работу и активную литературно-сетевую деятельность?
   Такая вот работа 8-) - помните НИИЧАВО. Работа иногда мешает, но, как-то справляюсь 8-).
   Ну, а в итоге, из чего состоит ваша повседневная жизнь? Как ощущаете течение жизни?
   Из множества бессмысленных мелочей, частых огорчений тела и редких радостей духа и мысли. Общее ощущение - быстротекущая, почти молниеподобная, рутина.
   Расскажите подробней про Союз писателей Москвы? Есть ли там авторы СИ и вообще, что это за организация? Она, я так понимаю, международная? (если, конечно, есть желание отвечать)
      Честно говоря, рассказать могу мало что, все мои знания о творческих союзах относятся к эпохе застоя, когда членство давало существенные льготы в обществе. Сейчас это - в моем личном представлении и для меня лично - свидетельство признания, нечто вроде французского Почетного легиона, хотя, скорее всего, я романтизирую профсоюз J.
      Есть ли среди членов СП Москвы авторы СИ, я не знаю, но меня заверили, что большинство членов - очень приличные люди J. Для меня это на самом деле важно, так как я человек не тусовочный и даже антитусовочный, и в целом придерживаюсь мнения: 'Блажен муж, иже не иде на совет нечестивых'.
      Международен ли СП? Вопрос, скорее, к секретариату. С радостью могу отметить факт, что в мире наконец складывается общность русскоговоряще-пишущих - как уже много лет есть разнообразные сообщества франкофонов, англо- и испаноязычных или стран немецкого языка. Наличие диаспоры для меня крайне положительное явление. Она, по-моему мнению, является гарантией восстановления национальной (не народной) культуры в случае катастрофы в очаге, укоренения и популяризации этой культуры в остальном мире и демонстрацией резервного варианта развития.
Почему вы думаете (предполагаете), что вас имидж для многих - кровожадный маньяк? Не расскажите подробней?
      У меня была возможность отследить реакцию многих - и не только фигурантов моих статей - на то, что я пишу. Из тех словесных помоев, которые на меня вылили за все время, выражение 'кровожадный маньяк' - одно из самых и безобидных, и цензурных. Думаю, что если бы находился в России, то со мной попытались бы поступить как с Сергеем Костиным, которого убили - во всяком случае, я не раз читал предложения скинуться на билеты, приехать в Израиль и замочить меня, или хотя бы устроить мордобой. Не то, чтобы это пугало, но весьма позабавило.
      Куда более грустно то, что я готов был бы стерпеть любую критику, если бы она была аргументированной и доказательной, если бы ХОТЬ КТО-НИБУДЬ ХОТЯ БЫ РАЗ ОПРОВЕРГ МОИ ВЫВОДЫ. Увы, я был лишен этой невинной радости, и с печалью обнаружил, что спорю с обыкновенными недоучившимися подонками, ибо единственный и постоянный аргумент моих оппонентов - площадная брань.
      Раньше мне доставляло наслаждение спровоцировать такое отребье, чтобы потом одним залпом разнести его на клочки - и только слабый дымок над водой свидетельствовал о том, что имел место инцидент.
      Потом я понял, что тратить время на подобную нечисть - лишено всякого смысла, вместо каждого раздавленного клопа появляются три мельче - еще более развязных, тупых и гнусных. В конце концов, не мне же исправлять генетический и педагогический брак...
      ...Все началось с того, что в середине 90-х я обнаружил, что реальность российской фантастической прозы существенно опережает ее отображение. Критических статей, которые пытались бы осмыслить феномен, было крайне мало и, к сожалению, большей частью - бездарно-комплиментарные, насквозь пронизанные лизоблюдным советским литературоведением. Очень хороши были статьи А. Балабухи и С. Переслегина (творчество последнего было своего рода профессиональным вызовом для меня), но, увы, их было явно недостаточно.
      Для меня было ясно, что на известное нужно просто посмотреть по-новому, а положение аутсайдера давало прекрасную возможность доказательно заявить: 'А король-то голый!' и при этом избежать претензий в ангажированности.
      К моему удивлению выяснилось, что, кроме советских пережитков в виде до сих пор прозябающего культа Огненных Творцов, появились и новорусские особенности - на скорую руку слепить из наличествующего в изобилии дерьма конфетку и объявить ее высочайшим литературным достижением.
      По большому счету, я ничего не имею против графоманов - пусть лучше пишут и издаются, чем подыхают от голода в канаве, ширяются в подворотне или грабят на большой дороге. У ЛЮБОЙ литературы есть свои читатели, следовательно, ее можно издавать и писать. Но я КАТЕГОРИЧЕСКИ ПРОТИВ того, чтобы осетрину третьей свежести публично выдавали за деликатес, безграмотность - за новаторство, а невежество - за оригинальность. Я против недоношенных кумиров и убежден, что для того, чтобы тень знала свое место, ей надо его указать - в полный голос. И в силу своеобразности контингента это не всегда получается щадяще и деликатно...
Для каких периодических изданий вы пишите? С чего это началось?
      В основном я пишу для израильской прессы - газеты 'Вести', 'Время', также одесская газета 'Время 'Ч', в Филадельфии - местная русская газета и литературный альманах 'Побережье' http://www.coastmagazine.org/ . Сначала, в году 94-м, помогло знакомство с людьми редактировавшими, эти издания, но, как и в любом деле, мало иметь связи, нужно кое-что доказывать и умением. Теперь мне иногда заказывают статьи, и, как правило, охотно их берут, но я знаю за собой неспособность к постоянной и планомерной журналистской работе (к писанию она имеет такое же отношение, как проститутка к любительнице секса) и стараюсь не брать избыточные обязательства.
Раз вы редактор, то расскажите об этом как можно более подробно. Большинству читателей (авторов СИ) это было бы чрезвычайно интересно.
      Я считаю себя редактором крайне снисходительным и солидарен с Петром Первым, требовавшим от сенаторов не говорить по бумажке, чтобы 'дурость каждого была видна'. Впрочем, большей частью я редактирую информационные издания. Правка, на мой взгляд, должна быть минимальна - логика, стилистика, вкус, фактология; к тексту нужно относиться бережно - в конце концов, обрезают ведь только крайнюю плоть. Редактор должен любить и понимать литературу, и относиться к чужому детищу с не меньшими пониманием, любовью и уважением, чем к своему собсвтенному. Все остальное называется переписывание и, в конце концов, читатель покупает книгу не для того, чтобы насладиться работой редактора... Увы, судя по современным российским книгам, многие обошлись и без такой элементарной редактуры. При этом в России есть Редакторы высочайшего профессионального уровня, как, скажем, Ольга Кольцова. Хочется надеяться, что эти традиции не умрут, ибо их гибель будет по своим последствиям настоящей катастрофой для литературы - особенно в совокупности с крепнущим в широкой графоманской массе убеждению, что писатель может быть невежествен и безграмотен, что не боги горшки обжигают, и все удастся запузырить слегонца и быренько...
Цитата из интервью: "Насчет скандала вы правы. Я и сам не брезгую этими средствами" - можете высказаться подробней?
      В принципе, я уже писал об этом в ответе на второй вопрос. Ставить тень на место надо в полный голос и, если она не понимает, не стесняться в выражениях; надо не бояться называть вещи своими именами, пусть это даже малопристойные имена. 'Осторожно, бездарь' - не шепчут, но кричат.
      Забавно - то, что люди, гневно обвинявшие меня в покушении на священных коров в середине и конце 90-х, теперь, ничтоже сумняшеся, повторяют те же самые слова, как давно известные аксиомы, временами даже приписывая авторство себе...
      Теперь я несколько изменил свое мнение о полезности скандала - не обязательно расшвыривать коровью лепешку по округе, невольно создавая ей тем самым рекламу, достаточно поставить предупреждающий знак.
Про ММКВЯ расскажите более детально, я вообще об этом явлении ничего не знаю.
      Московская международная книжная выставка-ярмарка - рай для безумного библиоманьяка, которым являюсь я; в последний раз я увез приблизительно 60 кг книг. Каждую осень в начале сентября два больших павильона на ВДНХ (сейчас ВВЦ) в течение нескольких дней буквально забиты самой разнообразной литературой, которую представляют практически все издательства России. По сравнению с Израилем, и даже с нежно любимым мной Озоном (www.ozon.ru) - изобилие райское, хотя кое-какие издательства и не принимают участия. Кроме того, ярмарка - это общение с друзьями, которые по такому случаю съезжаются в Москву. При том, что посещение главных московских книжных магазинов для меня само по себе праздник, то ярмарка - праздник в квадрате.
Цитата: "Раздражение на жизнь и себя в первую очередь являются для меня лучшим вдохновением". И в то же время: "сам с собой примирился". В то же время - "Мечта же одна, едва ли не с позднего детства, хотя и не совсем творческая - заснуть и не проснуться". Снимите эти, возможно, надуманные мной противоречия - чем подробней, тем лучше.
      На самом деле - противоречие кажущееся. Примирение с собой означает то, что я стал принимать себя таким, каков есть - без восторгов, но и без отвращения - как данность, как погоду. Перестал добиваться ненужных и вредных для самого себя вещей. Я понял, что состоялся, что, скорее всего, хотел быть именно таким, каким стал, и не хочу, да и не могу меняться. Буду доживать с собой - какой уж ни есть.
      Примирение с собой не противоречит тому, что временами жизнь, а особенно ее несовершенство, несправедливость, глупость и подлость вызывают гнев и необходимость ответить, заявить: 'Я есть, я не могу и не буду молчать, я попытаюсь изменить ситуацию, я докажу'. Доказывается, как правило, не самому себе ('я себе уже все доказал' - В. Высоцкий), а окружающим. Правда, с каждым годом все меньше тех, кому хочется доказывать что бы то ни было.
      Узость круга близких и тщетность попыток доказать являются сильнейшими стимулами моей 'мечты'. С момента взросления одну вещь я делаю постоянно - 'memento more', просто для того, чтобы быть готовым к смерти в любой момент и встретить ее достойно, не теряя лица. Жизнь для меня не столько высшая ценность, сколько 'дар случайный' и преходящий. Не то, чтобы я не дорожил им, но и не особенно цепляюсь, м.б. еще и потому, что в полной мере разделяю идею Рабби Нахмана о том, что окружающий мир и есть Геенном, (или, по-русски, Ад) и мы УЖЕ в нем находимся. Поэтому не стоит бояться мира грядущего, он может быть страшным и непривычным, но хуже точно не будет...
      А смерть во сне - смерть праведника - еще называется поцелуем Б-га...
   Интересно было бы узнать о Сергее Костине, "которого убили" - какие-то подробности - когда, почему, кто? Эта история как-то прошла мимо меня.
      Этой истории уже лет пять. Сергей Костин был создателем сайта "Макроскоп", отличавшегося хорошей библиотекой НФ литературы. На свою беду он позволил себе высказать критику в адрес Сергея Лукьяненко, после чего его вычислили фанаты писателя и, если не ошибаюсь, несколько раз избили, а угроз устного характера и вовсе было полно. Дальнейшая история темна: сначала на сайте появилось объявление о том, что Сергея убили, а затем его старший брат несколько поспешно заявил, что это было самоубийство. Последнее маловероятно, т.к. за день до трагедии Сергей выступал на сайте и ничто не указывало на депрессию. "Меня тревожат смутные сомнения" что здесь не обошлось без вышеупомянутых отмороженных фанатов, но доказательств нет и остается надеяться, что Б-г да отомстит за его кровь. А с фанатами этими все ясно - каков приход, таков и поп.
Почему-то я не понял вашу фразу: "Все началось с того, что в середине 90-х я обнаружил, что реальность российской фантастической прозы существенно опережает ее отображение". До сих пор не могу понять, что значит "реальность фантастической прозы" (именно в контексте "реальность фантастической", проза ведь фантастическая, зачем ей иметь реалистические черты?) и что такое "ее отображение"? Может быть, имеется в виду, что фантастические сочинения того времени были менее фантастичны, чем само то время? Поясните, пожалуйста вашу фразу и простите за непонятливость.
      Это Вы меня простите, я просто привык сжимать фразы, чтобы не было лишних слов. Имеется в виду, что уровень(реальность), которого тогда достигла НФ литература был значительно выше уровня критики (отображения) этой литературы.
Ваша цитата: ":появились и новорусские особенности - на скорую руку слепить из наличествующего в изобилии дерьма конфетку и объявить ее высочайшим литературным достижением. По большому счету, я ничего не имею против графоманов - пусть лучше пишут и издаются, чем подыхают от голода в канаве, ширяются в подворотне или грабят на большой дороге. У Любой литературы есть свои читатели, следовательно, ее можно издавать и писать. Но я категорически против того, чтобы осетрину третьей свежести публично выдавали за деликатес, безграмотность - за новаторство, а невежество - за оригинальность. Я против недоношенных кумиров и убежден, что для того, чтобы тень знала свое место, ей надо его указать - в полный голос".
Хотелось бы знать, о каких сочинениях шла речь? Можно ли привести какие-то общеизвестные примеры?
      Честно говоря, я зарекся называть конкретные имена - получается, что я сам делаю им невольную рекламу, хотя в статьях они не только поименованы, но и проанализированы. Впрочем, если Вы будете настаивать, я сообщу имена, хотя и далеко не все - сегодня практически 90% новой российской НФ литературы, выпускаемой крупнейшими издательствами, иначе как графоманской и не назовешь. Относительно общеизвестности примеров хочу заметить, что высказываю сугубо ЛИЧНОЕ мнение. У нас нет графоманометра, чтобы подтвердить правильность или ложность моих высказываний, поэтому читатель вправе разделять мое мнение или не соглашаться с ним. Мой долг не заклеймить, но дать пищу для размышления.
Мне понравилась ваша цитата: "Ставить тень на место надо в полный голос и, если она не понимает, не стесняться в выражениях; надо не бояться называть вещи своими именами, пусть это даже малопристойные имена. 'Осторожно, бездарь' - не шепчут, но кричат". Интересно, по какому случаю стоит крикнуть "Осторожно, бездарь!", допустим, на сайте "Самиздат"? Или здесь подобные крики неуместны?
      Единственный случай, когда стоит кричать - это в момент, когда из каких бы то ни было побуждений коронуют осла. Благодаря развитию пи-ара в книжно-издательском деле это происходит едва ли не ежедневно. Корифеев на час развелось столько, что куда не плюнешь - попадешь в корифея. Все это не столько ради удовлетворения авторского тщеславия, сколько для обеспечения хороших продаж. Для того, чтобы издательства прекратили издавать графоманов, надо наказывать их покупательским рублем, авось опомнятся. Насколько реальна такая акция? Вопрос на самом деле в другом - насколько она необходима?
      На Самиздате, мне кажется, нет необходимости бороться с со всеми видами рекламы и саморекламы, сознательно вводящими читателя в заблуждение.
Спасибо за описание ММВЯ! А не расскажите, какие книги (не все 60 кг, а килограмм пять :-) ) вы с собой увезли. Нашли новых интересных авторов?
      Увы, практически никакой художественной литературы, в основном только историческую - прошлый год на нее был весьма урожаен 8-), и словари - новое издание этимологического словаря Фасмера и некоторые другие справочные издания..
Ну и задам еще вопрос об Израиле, совершенно общего плана. Просто приведу две цитаты интервьюируемых в АИ и попрошу вас каким-либо образом на это среагировать или, как сейчас модно говорить, "озвучить", "рефлексировать". То есть, вопрос мой общий звучит примерно так - расскажите об Израиле то, что захотите нужным. Слишком расплывчато? Верно. Ну, одним словом, по вашему ответу видно будет.
      >Итак, первая цитата Риты Бальминой:
      >"В 1990 году я уехала в Израиль и почти 10 лет жила в Тель-Авиве, который очень люблю. В Израиле 90-х годов была уникальная литературная ситуация. Нас, русскоговорящих писателей (и читателей) понаехало туда из развалившегося СССР - видимо-невидимо. Мы оказались в новой стране, в новой обстановке, новой языковой среде. Меня много публиковали. Я была в фаворе как у литературного истеблишмента, так и у литературного андеграунда. В Израиле за счет президентского фонда содействия культуре были изданы 3 мои книги стихов, и повесть. На протяжении семи лет в моей квартире, точнее на ее крыше по пятницам после заката собирались русско-пишущие поэты, прозаики, журналисты, а также художники, актеры".
      >Вторая цитата Евгения Шляховера:
      >"Сейчас у нас вроде тихо. Конечно, время от времени бывает громко, но к этому все уже давно привыкли. Жить здесь можно. Любопытно, что в дорожных авариях погибает гораздо больше людей, чем в терактах.
      >На землю обетованную приехал 9 ноября 1995 года. Неделю после убийства Ицхака Рабина. 8 лет в Израиле - это, конечно, много, но как и любой временной срок, они прошли быстро и незаметно. Наверно потому, что я был все время занят: сначала - изучал иврит, потом - учился в школе. Когда я только приехал, мне было очень интересно (заграница как никак), но потом это все быстро приелось и наскучило. В целом, живется хорошо и весьма терпимо - наверное, как и везде.
      >Приятно, что из 5 миллионного населения, миллион наших. Русская речь слышна везде.
      >Израильтяне поначалу не очень хорошо относились к русским, но теперь относятся хорошо. Некоторые из них учат русский язык. (Надоело ждать, когда мы выучим их иврит. :) Так что в будущем Израиль станет субъектом РФ".
      Позволю себе на этот раз уйти от подробного ответа. Тема слишком велика для интервью, это все равно, что я попросил бы Вас сейчас в нескольких словах рассказать о России 8-). Ограничусь формулой вышеупоминавшегося Льва Вершинина: "Израиль - это СССР, в котором победила перестройка".
История с Сергеем Костиным, конечно, вызвала у меня массу эмоций. Но, положа руку на сердце, она кажется мне сомнительной. Тут уж попрошу не обижаться на меня, ведь я имею право на свое мнение и могу ошибаться. Просто, черный пиар - иногда полезен, и вряд ли Лукьяненко : впрочем, причем тут Лукьяненко?
      >А то, что у писателя - такие фанаты.. Ну, словом, верится мне в это с трудом, но ведь сам спросил.. Поэтому поверим на слово. Можно, конечно, спросить об этой истории Сергея Палия, который лично знаком с С.Лукьяненко , но боюсь, что .. Одним словом, пойдем дальше..
      Я, со своей стороны, тоже не буду комментировать эту историю, так как у меня есть вполне определенное мнение. Пусть она остается на совести у непосредственных участников. Да и не вижу тут никаких поводов для обид или раздражения, я пристрастен, как любой человек, вовлеченный в ситуацию, но совершенно не намерен переводить кого бы то ни было в свою веру.
Единственый случай, когда стоит кричать - это в момент, когда из каких бы то ни было побуждений коронуют осла. Благодаря развитию пи-ара в книжно-издательском деле это происходит едва ли не ежедневно. Корифеев на час развелось столько, что куда не плюнешь - попадешь в корифея. Все это не столько ради удовлетворения авторского тщеславия, сколько для обеспечения хороших продаж. Для того, чтобы издательства прекратили издавать графоманов, надо наказывать их покупательским рублем, авось опомнятся. Насколько реальна такая акция? Вопрос на самом деле в другом - насколько она необходима?
      >Вот, вы поставили вопрос, но на него не ответили. :-(
      >А хотелось бы услышать ответ.
      На мой взгляд, акция абсолютно необходима и нереальна. Не хочу показаться нескромным, но иногда важно не отвечать, а задавать риторические вопросы, как Сократ. Пусть каждый отвечает так, как считает нужным, и поступает так, как считает должным. Критик может только подавать сигналы читающей публике - будет ли она на них реагировать и как уже другой вопрос.
      Ну и задам еще доп. вопрос - а в советские времена ситуация была лучше? Или хуже?
      В советские времена ситуация была существенно хуже - глобально, но в частностях выходили талантливые книги, которые становились событием. Общеизвестно, что тоталитаризм куда лучше для литературы, чем демократия. Просто вместе с тоталитаризмом выплеснули очень многое ценное и с ним никак не связанное - культуру книгоиздания (начиная от редактуры и корректуры и до графического оформления), осознание автором ответственности за то, что он пишет (в том числе и того, для меня неоспоримого, факта, что литература - тяжелая, опасная и неблагодарная работа, куда более рискованная, чем пресловутая саперная, что платят за нее самым дорогим, и чаще всего здоровьем, счастьем и жизнью, и т.д.). В современной ситуации - книгоиздание еще один, не самый прибыльный, по сравнению с торговлей наркотиками, вид бизнеса, а занятия литературой - та же проституция, т.е. возможность срубить немного деньжат без особых усилий. При тоталитаризме такие сферы деятельности загнаны в глубокое маргинальное подполье.
      И какой должна быть, по вашему, нормальная (пусть не лучшее слово) ситуация? Что для этого нужно сделать, по вашему?
      Нормальный книжный рынок имеет место в любой нормальной западной стране. Существует литературный спектр, в котором у каждого жанра
      есть своя публика, конкуренция за читателя введена в разумные рамки и не превращается в пи-ар компанию по продвижению нового вида прокладок. Существуют литературные разделы практически во всех значительных изданиях, которые тщательно анализируют новинки, причем люди, занимающиеся такого рода обзорами, славятся своей неподкупностью. И нигде, ни в одной стране стране мира, не пытаются впарить залежалое, прогорклое, третьей свежести - под видом деликатеса. Особенность российского книгоиздания, книготорговли и писательства - непреодолимая страсть к превращению дерьма в конфетку, что было бы понятно и оправданно, если бы, во-первых, никто никогда ничего иного не пробовал, а, во-вторых, не было бы никакой иной альтернативы. Так как, и первое, и второе - ложно, то лично я усматриваю в нынешнем положении вещей лишь босяцкое желание нарубить побыстрее легких бабок. Рецептов против этого заболевания у меня нет. Если бы я был идеалистом, о призвал к мирному восстанию читателей, нечто вроде "Миллион против Киркорова".
У меня-то есть встречное подозрение, что атмосфера в книжно-издательском деле страдает всеми теми же пороками, что и атмосфера в военном, промышленном и любом другом деле. Но, прав ли я?
      На мой взгляд - безусловно. Для меня это концентрированное выражение системного кризиса, который никто не лечит потому, что кое-кто им наслаждается. И этих кое-кого очень немало - не только наверху, но и повсюду. Сравнение нынешней России с веймарской Германией для меня очевидно. Не стану развивать эту мысль дальше, отмечу лишь, что очень многое, ставшее обычным в западном обиходе, переносится на российскую почву механически и бездумно, как будто это компьютерная операция - Copy&Paste. В результате получается смешение французского с нижегородским. В Москве особенно заметна насколько тонко, искусственно и непрочно это модное покрытие. Цивилизационные навыки нуждаются в укоренении, в российских же традициях потемкинские деревни, с той разницей, что их теперь строят не только для начальства, но и для самих себя. У прекрасного писателя Евгения Лукина когда-то вырвалось: "Читать - читают, а живут как жили". Внешняя переимчивость слишком часто замещает работу души, осмысление происходящего. Поэтому, по моему мнению, не правы те, кто считает, что России не подходит западный путь - ей просто не подходит слепое копирование.
А как обстоит дело с фантастикой в Израиле? Лучше, чем в России? Можете высказаться более-менее развернуто?
      Дела обстоят не лучше, а по-другому. Разговор о фантастике Израиля - особая тема. Дело в том, что израильская литература как таковая, на мой взгляд, - младописьменная и еще не укоренившаяся. Она не созревала самостоятельно, а постоянно находилась под сильнейшим влиянием сначала традиции священных текстов и русской классической, потом французской экзистенциальной и, наконец, современной американской (с уклоном в битничество). В результате - нечто скороспело-перезрелое. Фантастика в ней не развита, возможно, в силу самого фантастического характера страны :). Другая часть проблема - в связи с малым книжным рынком - если кто не знает, по населению Израиль как треть Москвы :) - книгоиздание вообще весьма рискованно, максимальные тиражи для супербестселлеров - 30000 экз. и поэтому книги недешевы. При этом существует достаточно мощный клуб любителей фантастики (ивритоязычный), ориентирующийся на англо-американскую фантастику - в т.ч. и в связи с вышеупомянутой книгоиздательской проблемой (для большинства молодых израильтян английский является вторым языком).
      Вместе с тем существует израильская фантастическая литература на русском языке. Большая часть авторов достаточно хорошо и заслуженно известна на территории СНГ - П. Амнуэль, Л. Вершинин, Д. Клугер, Л. Резник, А. Рыбалко. В последнее время, что не может не радовать, на них обратили внимание и московские издательства - АСТ, Вагриус, Вече, ЭКСМО. Тут проблема в том, что культурную жизнь русскоязычной диаспоры продолжает определять Россия. Из-за этого в частности, книга одного и того же автора, изданная в Москве, продается куда лучше, чем его же книга, изданная в Израиле - и это несмотря на отсутствие разницы в цене.
      Я уже давно стараюсь, по возможности, не давать заключения вроде "лучше-хуже". Могу лишь повториться, что наличие культурной диаспоры представляется мне очень ценным и необходимым - даже не для нее самой, сколько для метрополии.
Мне было интересно услышать ваше мнение и о ситуации Советском Союзе, и про ситуацию в Израиле.
... прежде всего, СССР давно не существует и чувства у меня по этому поводу смешанные. Говорить о положении в СНГ в целом не приходится. Ситуация же в России мне напоминает, повторюсь, веймарскую Германию. Не стану разворачивать эту мысль здесь и сейчас, но всякий желающий может перелистать популярную историческую литературу и легко найти аналогии - что во внешней и внутренней политике, что в экономике, что в культуре. Перспективы грустны еще и потому, что мне кажется, что ситуация закономерна и, значит, необратима. Общество созрело для фашизма.
      Ситуация в Израиле не более радостная - идет такая борьба за мир, что не останется камня на камне. В принципе, все правительства вне зависимости от провозглашаемой программы, постепенно сворачивают государство, уничтожая его идеологическую подоплеку. При том, что лично мне эта идеология кажется глубоко порочной и зачастую преступной, все же лучше хоть какой-нибудь фундамент, чем полная подвешенность в воздухе. В конце концов, корни любого государства питаются пролитой кровью. Одна надежда на то, что нет ничего более постоянного, чем временное. На Ближнем Востоке принято не загадывать, а наоборот, жить сегодняшним днем, пока он есть.
      Еще раз прошу прощения за краткость.
Не понял я вот какого вашего утверждения:
      >>Тут проблема в том, что культурную жизнь русскоязычной диаспоры продолжает определять Россия. Из-за этого в частности, книга одного и того же автора, изданная в Москве, продается куда лучше, чем его же книга, изданная в Израиле - и это несмотря на отсутствие разницы в цене.
      >Вопрос - где продается? В Израиле или в Москве? Или и там, и там? Если так, то почему?
      >Или вы имеете в виду, что в России объемы продаж неизбежно выше, чем в Израиле в любом случае?
      Тут моя вина, я неточно сформулировал - книга писателя Х., изданная в Москве продается в Израиле лучше, чем его же книга, изданная в Израиле. Причиной этому, думаю, советская любовь к импорту :), и в куда больших размерах книжного рынка. Возможно, дело еще и в том, что для очень многих в Израиле книга перестала быть предметом первой необходимости. Не скажу за всю Россию, но в Москве таких людей явно больше.
А вообще, с очень многими вашими положениями я согласен. Тут и повторяться нечего.
      >Один маленький дополнительный вопросик.
      >Цитата: "Если бы я был идеалистом, то призвал к мирному восстанию читателей, нечто вроде "Миллион против Киркорова".
      >Какого Киркорова вы имеете в виду? Неужели Филиппа? А как он относится к книжной теме? Или есть другой, мне неизвестный Киркоров?
      Именно Ф. Б. Киркорова я имею в виду. Он не столько явление, сколько персонализация. По моему мнению, российская литература - и не только НФ - переполнена такими киркоровыми - сытыми, бездарными, наглыми, безнаказанными и раскрученными. Я не вижу другого метода борьбы с ними, кроме как массово голосовать рублем.
Ну и возник у меня вопрос по вашему СИ-разделу. Что-то новенького вы давно не выкладывали, как я понимаю. С чем это связано?
      Честно говоря, последние полгода я был настолько поглощен личными проблемами, что ни времени, ни сил, больше ни на что не оставалось. Хочется надеяться, что этот период когда-нибудь закончится и тогда, возможно, появятся новые тексты.
Напрашиваются у меня вопросы по Израилю, но какие-то больно общие. Вот, допустим, хотел спросить, "А как в Израиле относятся к Путину"?, но понял, что вопрос - некорректный - и ответ единственный "кто как".
      Вы совершенно правильно ответили на собственный вопрос. Впрочем, а почему в Израиле должны как-то относиться к Путину? Ну есть в Иерусалиме "Путин-бар", но мне почему-то кажется, что даже самые ярые местные сторонники российского президента предпочитают обожать его издалека.
      Лучше такой вопрос задам - каков процент русскоязычных граждан в Израиле на сегодняшний момент? Или, иными словами, сколько бывших граждан России, СНГ, бывшего СССР - ныне живет в Израиле? Есть такая статистика?
      Самая приблизительная статистика говорит - более миллиона, т.е 20-25% населения. Но она, как правило, не учитывает, с одной стороны - умерших и эмигрировавших из Израиля (последнее число не публикуется), а с другой - родившихся в русскоязычных семьях. При том, что это уже существенно изменило лицо страны (во всех смыслах), думаю, что отдаленные последствия будут еще менее предсказуемыми.
                 

13

  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 1"(Киберпанк) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) С.Елена "Первая ночь для дракона"(Любовное фэнтези) А.Кочеровский "Утопия 808"(Научная фантастика) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) С.Панченко "Ветер. За горизонт"(Постапокалипсис) Н.Екатерина "Амайя"(Любовное фэнтези) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) С.Панченко "Warm"(Постапокалипсис) Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Священная война. Том первый"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"