Лузгин Владимир Николаевич: другие произведения.

О происхождении русских фамилий

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 5.29*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Популярная лекция о происхождении русских фамилий




Владимир Николаевич Лузгин


О ПРОИСХОЖДЕНИИ РУССКИХ ФАМИЛИЙ

Популярная лекция для чайников

(По  материалам  работ   М. Горбаневского,  А.Г. Кузьмина,  М.Б. Оленева,
В.А. Никонова, Е.Н. Поляковой, П.В. Стецко, Л.В. Успенского и А.Т. Фоменко)




Часть I.   Вместо введения

Когда мне было лет девять или десять, не помню точно, я спросил у матери:
- Мама, а от чего это у нас фамилия такая - Лузгины? Что она значит?
- Не знаю, - отмахнулась занятая работой мать. - Иди у отца своего спроси. Наверное, его деревенские предки любили семечки лузгать на завалинке, да лясы точить.
К отцу я не пошёл, но сам факт, что моя фамилия деревенская и произошла от лузганья семечек, меня расстроил. Впоследствии, когда сверстники меня спрашивали, как моя фамилия, я очень сдержанно и настороженно отвечал: Лузгин, и внимательно следил за реакцией собеседника, не проскользнёт ли на его лице ехидная ухмылка - всё мол ясно, семечки лузгаешь! К моему счастью, большинству из них в их юном возрасте слово "лузга" не было знакомо и моя фамилия ни о чём не говорила. Тем не менее, Лузгой меня иногда называли - уважительно. Семечек же я прилюдно никогда не лузгал, даже в компании лузгавших друзей.

*
Среди людей действительно распространено мнение, что фамилия Лузгин происходит от слова лузга - "шелуха" - и от дурной привычки наших предков лузгать семечки на завалинке. Вот пример, который мне удалось найти в Интернете:
"У нас в училище были две подруги - Люда Семечкина и Марина Лузгалина. Кстати, обе до страсти любили семечки лузгать. Эту парочку мы дразнили "шелухой". Михаил З."
На том же сайте, где был размешён этот пример, даются и советы, что нужно делать в том случае, если ваша фамилия оказалась неблагозвучной, - такой, как Лузгалина:
"Шутки шутками, однако порой влияние фамилии на судьбу бывает слишком уж сильным, и избавиться от него не так просто. Хорошо, когда достоинства личности настолько выдающиеся, что с лихвой компенсируют неприглядность фамилии. А что делать простым смертным, которым она перешла по наследству? В любом случае, не стоит отчаиваться и переживать, если ваша фамилия не попала в разряд удачных. В крайнем случае ее можно поменять, выйдя замуж, или просто по заявлению в паспортном столе."

*
Известный ученый, один из крупнейших специалистов по ономастике - науке об именах, Владимир Андреевич Никонов (1904 - 1988) писал:
"Анализ каждой фамилии - научная задача, нелегкая, трудоемкая и, к сожалению, не всегда решаемая."
Однако, что же делать любителям, если профессионалы не могут дать правильного ответа? На всех сайтах профессионалов-генеалогов о происхождении фамилии Лузгин читаем:
"Лузга - прозвище из нелицеприятных, ведь это слово в разных говорах означает:
1) шелуха от гречихи, проса или подсолнуха;
2) рыбья чешуя;
3) стык глазных век у носа (В.И. Даль);
4) косоглазие.
В некоторых говорах лузгой называют докучливого человека, который клянчит, попрошайничает. В Ономастиконе Веселовского: Артемий Лузга, крестьянин, 1531 г., Переяславль; Никита Константинович, убит в казанском походе в 1549 г."
Поэтому-то многие Лузгины и считают ошибочно, что их фамилия произошла от традиционного деревенского занятия - лузгать семечки на завалинке. Но это не так. Семечки в России появились только в начале XVIII века. Завёз их в Россию из Голландии Пётр I. Фамильная же кличка Лузга существовала, по крайней мере, с первой половины XVI века.
Фамилия Лузгин происходит от славянского мирского имени-клички Лузга, означавшего, как утверждают историки и филологи, "никчёмный, никудышный человек". Однако, это приписываемое имени Лузга смысловое значение довольно позднего происхождения. Появилось оно в связи с принятием на Руси христианства и борьбой, которую вела церковь по искоренению мирских имён. В действительности, первоначальным смысловым значением имени Лузга, также как и самого слова "лузга", было "одноглазый".
   Ни любитель-филолог Даль, ни профессионал-филолог немец Фасмер о таком значении слова "лузга" в своих знаменитых словарях даже не упоминают. Бедная русская филология!

*
Потерял ли свой глаз мой одноглазый пращур Лузга на ратном поле или в "кабацкой пьяной драке" - не столь важно. Важно, что русские фамилии Лузгин, Лузин, Лускин, Лущин, Лустин, а также фамилии Luscus, Lusk, Luska, Lusco, Losco, Lusci, Luschi, Luschin, Luschus и многие другие, встречающиеся в славянских странах, в Германии, Австрии, Италии, Испании, Скандинавии и Англии - всюду, где побывали венды, - произошли от мирских имен-кличек, произведённых от физического недостатка основателя рода - одноглазия. Вернее - от диалектов одного и того же имени-клички, звучащего несколько по-разному у различных родственных народов.
Фамилии и фамильные клички, происходившие от одноглазия, носили не одни только простолюдины, но и люди знатных и благородных сословий. И они не только не думали их менять, но наоборот, гордились ими.
Основатель племени кривичей, из которого ведут свой род Лузгины, легендарный князь Крива, был одноглазым, то есть лузгой. Одноглазым был и легендарный Луз - родоначальник кельтиберского племени лузов, предков современных португальцев, в котором историки почему-то никак не в состоянии разглядеть кельтского бога Луга. А ведь в русском языке вместо "на лугах" раньше говорили "на лузях", а в некоторых местах белоруссии и России и сейчас вместо "лузгать" говорят "лузать". Само слово "луг" в старом русском языке означало рощу, по-видимому, священную рощу кельтского бога Луга, где совершелались ритуальные обряды. Такие рощи обычно располагались в низменных местах, близко от воды. Неудивительно, что во многих языках слово "луза" означает "ямка". Скорее всего, Луз и Крива были одним и тем же лицом, а кривичи были одной из ветвей племени лузов, ушедшей на восток. Недаром ладожское варяжское государство князя Олега в письме хазарского кагана Иосифа было названо Лузнией. Захоронения кривичей - длинные курганы - встречаются также и на Британских островах. По мнению английских историков, они принадлежат иберам, приплывшим на британские острова из Испании. А высадились иберы в Ирландии - как раз в том месте, где расположена ирландская деревушка Луск, котороая в старинных документах упоминается как Lusca и Lusga. Такое название своё деревушка получила потому, что раньше на этом месте располагались "сады бога Луга".

*
В древнем Риме Луск (Luscus) было когноменом (фамильной кличкой) знатных римских родов Анний, Ауфидиа и Фуриа (the Annia, Aufidia, Furia), произведённой от одноглазия основателя рода. Представители этих родов были трибунами, квесторами, сенаторами и даже консулами Рима. Род Фабрициев (the Fabricia Gens) имел сходный когномен Лускин (Luscinus). Участник крестовых походов французский рыцарь Гвидо де Лузиньян, ставший королём Иерусалима, происходил из французского графства Пуату и принадлежал к аристократическому роду сеньоров де Лузиньян. Один из представителей этого рода, Роберт де Лузиньян, упоминается в источниках и как Роберто де Луза, английский рыцарь. Одноглазым был и ирландский король Cairbre Lusc.
Не стеснялись своих фамилий, произведённых от одноглазия, ни флорентийские графы de Peverelli Luschi of Florence, ни утративший княжеский титул русский род Лузиных, происходивший от князей Черниговских, ни архиепископ и князь Священной Римской Империи, родившийся в Германии, Франческо Саверио Лущин (Franz Xavier Luschin, 1781 - 1854), ни живший в первой половине XIX века епископ Пармы Vitale Loschi, ни ректор Московской, а затем Киевской Духовной Академии епископ Михаил (в миру Матвей Иванович Лузин, 1830 - 1887), ни личный секретарь герцога Милана, а затем и самого Папы Римского, знаменитый гуманист Antonius Luscus (Luschi) (1346 - 1442), ни даже вот эта симпатичная девушка из Livorno - потомок древних этрусков (и не говорите мне после этого, что этруски - не русы!).

 []
Francesca Luschi
Отметим, что Фамилия Лущин, не такая уж распространённая в России, входит в список наиболее распространённых австрийских фамилий.
*
Теперь я хочу предложить вашему вниманию небольшой отрывок из рассказа "Странный сон" Г.Е. Лущаева, который хорошо характеризует, как основная масса людей понимает происхождение собственных фамилий.
"... я помню старца, который жил несколько веков тому назад. У него я спрашивал о слове, от которого произошла моя фамилия. < ... > Насколько я его понял, луща - забытое древнее слово, означающее древко копья. Этот сон, так бы и остался странным сном, если бы не имел продолжение.
< ...> раньше мою фамилию связывали с глаголом лущить < ... > луща - это твердая оболочка семени и происходит от слова луска, действительно связанного с лущением. < ... >
Однажды, зайдя в книжный магазин < ... > мое внимание привлекла небольшая книжка Ковтунa Л.С. с названием "Азбуковники. Старшая разновидность". < ... > оказалось, что в ХVI веке действительно было слово (отсутствующее в словаре XVIII века) церковно греческого происхождения, которое правильно пишется люща, и означало оно копие."

*
Ну что сказать по этому поводу? Хитер господин Лущаев! Не хочется ему производить свою фамилию от лущи - шелухи, лузги. Лучше уж от древка копья. А oписал все верно. И копьё называлось луща, поскольку его надо было вылущить - заострить, и на связь между словами "луща" и "луска" указал правильно (английское слово "lush" читается с "ш" на конце, но по-буквам "sh" будет "сх" или "ск"). Вот только фамилия господина Лущаева никакого отношения к "копию" не имеет. Все гораздо проще: какой-то из его предков был одноглазым. Вылущили ему один глаз - то ли на ратном поле, то ли в драке, по пьянке.

*
Господину Лущаеву вторит другой автор - Юрий Васильевич Сальников (Документальная повесть "Мои милые предки". Глава "Лощиловы"):
"Лощилова - фамилия мамина, девичья. О чём она говорит? Раскроем толковый словарь Даля на слове "лощило". Нас отсылают к слову "лоск". Лоск, лощение - гладь, блеск, глянец; читаем:
"Лощить - наводить блеск, лоснить, полировать, лощить бельё, лощило - валёк для катанья белья. Лощить - кого? - бить, колотить. Лощить, лущить орехи. Лощёный холст. Лощёная крашенина. Налощить пол. Отлощить начисто. Птица лощит - плавно плывёт, не маша крыльями".
Видите, сколько самых разных значений. Выбирай любое! Не знаю на чём и остановить глаз. Есть ещё и такое слово: "лощилка" - железная лопатка для отделки опоковой изложницы при чугунном литье. Если учесть, что корни Лощиловых уводят из Сибири куда-то на Урал, то вполне допустимо, что кто-то из Лощиловых изначально мог быть связан и с чугунолитейным делом. Однако и это тоже только догадки, потому что точные сведения так далеко вглубь не уходят, и происхождение фамилии остается, по существу, непонятным".
Ясно, что фамилия Лощилин происходит от древнеславянского имени Лощила, точно так же, как, скажем, фамилия Ломакин происходит от древнеславянского имени Ломака. От чего же произошло само имя Лощила, сказать определенно действительно трудно. Может быть, от одноглазия, чрезмерной полноты ("в экипажах лощился за жирным атлетом атлет"), болтливости ("и шьет, и порет, и лощит и плющит языком"), привычки прихарашиваться ("начнут они лощиться, начнут они сурмиться, себя жеманить, щеголить"), или от професии (лощение - выделка кож). Любимое занятие лощить орешки и сорить шелуху на пол, скорее всего, здесь ни при чём.
В заключение приоведем одну цитату из книги писателя Льва Успенского "Слово о словах":
"Археологи, например, постоянно находят при раскопках стоянок каменного века маленькие костяные пластинки особой формы: ими наши далекие предки заглаживали, "лощили" швы на грубых одеждах из звериных шкур. Как они сами именовали свои несложные инструментики, нам, конечно, неизвестно. Но современные ученые без труда придумали им новое имя: лощило".
Так что лощило, чугунное дело, и железные лопатки отношения к делу не имеют.

*
О том, что думают современные Лущины не россияне (Luschins) о происхождении своей фамилии, можно судить из следующего отрывка, размещенного на сайте www.luschin.com:
"A long time ago, our ancestors left the Island of Lošinj for mainland Croatia. They took the name of their ancestral island as their surname. From there, they eventually made it to Austria. Hanno and Julie met in Salzburg, and the rest is, as they say, history..."
Перевод: "Много лет назад наши предки покинули остров Lošinj и обосновались на материке в Хорватии. Они приняли фамилию по названию своего родного острова. Оттуда они в конечном итоге перебрались в Австрию. Hanno и Julie встретились в Зальцбурге, а остальное, как они говорят, история..."
Красивая легенда, ничего не скажешь... И похожа на правду: Lošinj (произносится "лощин": loh-sheen; Italian: Lussino, Latin: Apsorrus) есть хорватский остров в северной части Адриатического моря. Но фамилия Luschin произошла все-же не от названия острава, а от физического недостатка родоначальника - одноглазия.

*
Подобную картину мы видим и в Америке, где многие представители разветвлённой ирландской фамилии Lusk думают, что их фамилия произошла от названия ирландской деревни Луск, а та, в свою очередь, - от кельтского слова lusca ("пещера"). Об одноглазом ирландском короле Cairbre Lusc никто даже и не вспомнил. Реальность не важна. Нужна "сладенькая сказочка", состряпанная местными экскурсоводами из провинциального музея ирландской деревушки Луск.
Интересно бы узнать, как они (ирланцы и американцы ирландского происхождения) объясняют происхождение ирландских фамилий Luskin, Rusk, Ruskin и Шотландского королевства Росс? Лично для меня всё ясно: "Здесь Русский дух, здесь Русью пахнет..." Но это уже тема для другого разговора.

*
Как видим, большинство людей имеют очень смутное представление о происхождении своей фамилии. Чтобы ликвидировать этот пробел, я предлагаю ниже вашему вниманию выборки из интересного материала, который я нашёл в Интернете, занимаясь изучением вопроса о происхождении моей фамилии.
  



Часть II.   О происхождении имён

Сначала на Руси были только клички и прозвища. Они давались по внешнему виду, по какому-то значительному жизненному случаю или по характеру человека. Эти прозвища были неблагозвучными: Брюшина (из за большого живота), Бузга (болтун), Базан (крикун), Реут (басистый), Искарь (вырванное с корнями дерево), Короста (трудный, необщительный). Они также происходили от названий животных и растений, отражали порядок появления новых членов семьи и отношения к ним - Косой, Рябой, Бел, Мал, Буян, Молчан, Любим, Козел, Комар, Ждан, Волк, Заяц, Первуша, Третьяк и т.д. Со временем эти прозвища стали восприниматься как имена.
Почему наши предки давали такие неблагозвучные имена? Зачем они им понадобились? Ответ на эти вопросы даёт писатель Л. В. Успенский, написавший книгу "Ты и твое имя":
"... Родилось дитя. Никто не удивится, если отец и мать захотят выбрать ему такое имя, в котором бы отразились их радость, нежность, любовь. Но ведь дети, являясь на свет, доставляют не одну только радость. Появилось этакое сокровище, и юные родители вдруг замечают, что хлопот и забот оно принесло куда больше, чем забавы. При его "наречении" на ум приходят не совсем благодушные имена. В древних грамотах поминутно встречаются и Неупокой, и Шумило, и Томило, и даже Крик и Бессон. Эти имена выражают не злобу, не досаду, не неприязнь, - скорее смесь нежности и отчаяния. Конечно, их давали детям любящие, но трудно живущие матери.
А как же быть с теми именами, которые как будто прямо выражают дурное отношение к ребенку: Нелюб, Ненаш, Нехорошей, Болван, Кручина? Что думать о родителях, которые способны так называть свое дитя? Нечего греха таить, были в старину семьи, для которых каждый новый их член, по горькой нищете, по голодной жизни, и на самом деле оказывался Нежданом и Нечаем, сущей Докукой, настоящей Бедой. Может быть, иногда поэтому его так и называли. Но чаще причины были совсем другими.
Наши предки были суеверны. Они очень боялись "глаза", вредоносного действия чужих или своих похвал. Им казалось, назвать ребенка красивым, нежным или горделивым именем, - это значит привлечь к нему гибельное внимание целой армии подстерегающих человека врагов - злых духов. Назовут мальчишку Красавчиком, а бес тут как тут: разве ему не лестно завладеть таким прелестным ребенком?! Услыхав же про маленького Хворощу, Опухлого или Гнилозуба, кто на них польстится? И под прикрытием обманного имени-оберега дитя будет спокойно расти и процветать.
Этот обычай очень древен, и свойствен он был далеко не только нашему народу. Ведь имя Аполлон некогда значило "погубитель", Архип - "начальник коней"; редкое имя Коприй переводится как "навозный жук". Словом, надо иметь в виду: очень многие неблагозвучные, сердитые и обидные имена на самом деле были словесными талисманами: они защищали своего носителя от враждебных таинственных сил.
Надо принять в расчет и другое: с того мгновения, как слово становится именем, оно в какой-то мере перестает значить что-либо. Имя вашего сына Слава, но это совсем еще не значит, что им обязательно можно гордиться.
Теперь очень большие семьи - сравнительная редкость; несколько столетий назад они были правилом. В доме, где рождается десятый или одиннадцатый сын, не так-то легко выбрать для него удачное и подходящее имя. Вероятно, поэтому так много нам известно людей с именами-номерками: Первуша, то есть "первый сын", Вторак, или Второй, Третьяк, Четвертой, Пятой и так далее, до Десятого включительно. Этим фактом объясняется, что у нас сейчас так распространены фамилии вроде Первушины, Второвы, Третьяковы, Девятовы.
Каждый, изучавший римскую историю, вспомнит знаменитых Квинтов, Секстов, Септимиев и Октавиев. Ведь это все такие же имена-числительные. Квинт Курции, например, можно перевести, как "Пятый из рода Коротковых"; Септимий Север значит: "Семеркин из Суровых". (Сравните названия интервалов музыкальной гаммы: секунда, терция, квинта, секста, септима, октава.)".

*
С принятием на Руси христианства ситуация изменилась. Теперь при крещении людям стали давать так называемые "крестильные" имена. Эти имена давались из строго определенного списка имён святых, помещенного в святцах - церковном календаре. Поэтому крестильные имена принято принято было также называть "календарными".
На Руси был принят календарь восточнохристианской (византийской) церкви, которая впоследствии стала называться православной. Поэтому календарные имена называли греческими, хотя значительная их часть была древнееврейского происхождения. Большинство календарных имен быстро адаптировались к русскому произношению. Иоанн превратился в Ивана, Георгий - в Юрия и Егора, Иаков - в Якова, и т.д. Позже в святцы вошли и некоторые дохристианские имена, принадлежавшие русским князьям, причисленным церковью "к лику святых": Владимир, Борис, Глеб, Всеволод, Игорь, Святополк.
Календарные имена были необычны и непривычны для населения и распространялись с большим трудом. Народ не видел в них никаких преимуществ. Поэтому в миру использовались старые некалендарные имена, которые, в противоположность имени, полученному при крещении, назывались "мирским именем" или "прозвищем".
Л. В. Успенский пишет:
"Горностай и Грязка, и даже Износок или Опухлой, были ничуть не кличками, не прозвищами, не "дразнилками", а самыми настоящими именами. Их признавал тогда за имена весь народ, возражала одна только церковь. Но так как церковь все время продолжала яростно бороться против последних, то мало-помалу на них лег запрет. Их действительно начали рассматривать как что-то незаконное, как насмешливые клички. В XVII веке мирские имена попали в окончательную немилость."
Так и имя Лузга из "одноглазого" превратилось в "никчёмного, никудышного".
Однако, до XVII века, и даже позже, люди часто имели по два разных имени: одно было христианским, а другое - мирским. В приписке к Евангелие, переписанном в 1056 - 1057 гг. для новгородского посадника, сохранилось его имя: "в крьщении Иосиф, а мирьскы Остромиръ." Среди русских дворян в XV - XVI вв. были широко распространены некалендарные имена: Меньшик, Третьяк, Истома, Замятня, Нечай, Шарап, Постник и т.п. Низший класс до второй половины XV века употреблял в основном только одно мирское имя: "Kривой, новгородский черный человек, 1478".
Языковед XIX века Н.М. Тупиков писал:
"Русские имена всегда имели все права законного имени и могли выступать без сопровождения имен христианских".
Христианские календарные имена, полученные при крещении, употреблялось преимущественно в официальных документах и при кончине. Они порой даже сохранялись в тайне, чтобы избежать сглаза. Известен случай , когда в XVII веке после смерти одного из любимцев Царя Алексея Михайловича оружничего Богдана Матвеевича Хитрово выяснилось его крестное имя - Иов.
Нехристианские мирские имена часто упоминались в документах наряду с календарными:
"1507, Отрохим Семенов, прозвище Курвель, крестьянин";
"Сын мой Остафий [то есть Евстафий], который был прозван Михаил";
"Карпуша Ларионов, а прозвище Ивашко" [1600 г.];
"Ивашко, прозвище - Агафонко" [XVII в.]
"Артемий Лузга, крестьянин, 1531 г., Переяславль, Никита Константинович, убит в казанском походе в 1549 г.",
В тех случаях, когда в документе записывались оба имени, первым всегда писалось крестильное. Так что в последнем примере, по-видимому, Артемий - крестильное имя, а Никита - мирское.
Н.М. Тупиков в работе "Заметки о древнерусских личных собственных именах" [1892] отмечал, что "признание русского имени равноправным с христианским, или же имеющим значение только прозвища, зависело от воли отдельных лиц, носивших это имя или писавших документ, куда заносился владелец имени".

*
Рассказывает историк-генеалог М.Б. Оленев:
"В одной из своих статей, изучая старославянские имена/прозвища в сельце Муромино Старорязанского стана Переяславль-Рязанского уезда, я пришел к любопытному выводу. В 1646 г. всего 5 человек по этому сельцу и находящейся рядом деревне Семкино писались в официальном документе не с христианским, каноническим именем, а под старославянским! При этом, в селе Казари, куда жители Муромино и Семкино ходили в церковь, в переписи, составленной на 17 лет раньше (1629 г.) уже не было зафиксировано ни одного носителя старорусского имени. Да, почти все жители писались трехчленной формой (с дедичеством), но все были записаны под христианскими именами.
А между тем "Словарь" Тупикова и "Ономастикон" Веселовского пестрят примерами массового использования этих [мирских] имен всего лишь во 2-й половине XVI века. О чем говорят вышеприведенные факты? Почему к середине XVII столетия в вышеупомянутых селениях практически все нехристианские имена/прозвища были практически полностью вытравлены из употребления без исключения? Что произошло за вторую половину XVI и начало XVII веков?"

*
Рассказывает академик А.Т.Фоменко:
"До XVII века на Руси кроме крестных имен у людей были и другие имена, и именно они использовались в быту и в официальных документах. Оказывается, что многие из этих имен-прозвищ были татарскими. Точнее, для уха современного человека они звучат как татарские в современном понимании этого термина. Однако в средние века эти татрские имена носили русские люди.
Открываем известное исследование Е.П. Карновича "Родовые прозвания и титулы в России". Он пишет:
"Крестные имена в Москве [речь идет о XV - XVII веках - A.T. Фоменко] очень часто заменялись не только другими христианскими, но и татарскими, например, Булат, Мурат, Ахмат, так что и от таких подставных имен производились полуотчества, обращавшиеся потом в родовые прозвания людей, чисто русских по происхождению. Отметим, что не только "татарские", но и несколько "христианских" имен могли относиться к одному и тому же человеку. Более того, "из боязни чар и волхований, при которых нужно было знать крестное имя того, на которого они направлялись, русские люди старались скрывать это последнее < ... >."
Белоэмигрантский историк казачества А. А. Гордеев в своем труде "История казаков" сообщает: "Среди донских казаков была сильная прослойка населения татарского происхождения. Во время княжения Василия III среди их атаманов были известны многие с монголо-татарскими именами. По сведениям историка С. Соловьева, число атаманов с татарскими именами в большем количестве было среди верховых казаков < ... >. Ко времени начала царствования Иоанна Васильевича во главе донских казаков, как верховых, так и низовых, становятся известными атаманы исключительно с русскими именами, как, например, Федоров, Заболоцкий, Янов, Черкашин, Ермак Тимофеевич и другие".
Конечно, среди казаков могли быть (и были) татары. Но "татарские имена", как мы видим, носили и чисто русские люди. Если так было в Москве, то почему не могло быть и среди донских атаманов? К концу XVI века татарские имена в Москве в основном пропадают. На Дону, как мы видим, происходит то же самое. По-видимому, распространяется обычай использовать не прозвища, а крестные имена.
Например, имя-прозвище "Ермак", которое считалось русским (см. выше), вполне можно принять и за татарское. Тем не менее, оно, очевидно, происходит от крестного имени Ермака, которое было Герман. Ясно, что это имя могло иметь вариации: Герман - Ерман - Ермак. Граница между татарскими и русскими прозвищами размыта. На это обстоятельство обратил внимание еще Н.А. Морозов. Он писал:
"Интересны выписки из брошюры Чечулина. Это все взято из разных архивных записей. Из современных исторических имен мы видим тут только имя Ярослава, а из других исторических имен только Мамая да Ермака. А остальные старорусские имена все: или названия животных: Кобыла, Кошка, Кот, Лисица, Муха, или имена рек (Волга, Дунай, Печора), или нумерация рождения (Первый, Второй, Десятый). Из церковных же только Дьяк, Крестина и Папа, а из греческих - ни одного имени!"
Добавим, что среди этих имен-прозвищ встречается много имен, звучащих чисто по-татарски. Они перемешаны со славянскими именами. Например, Мурза, Салтанко, Татаринко, Суторьма, Епанча, Вандыш, Смога, Сугоняй, Салтырь, Сулейша, Сумгур, Сунбул, Сурьян, Ташлык, Темир, Тенбяк, Турсулок, Шабан, Кудияр, Мурад, Неврюй и т.д. Напомним еще раз, что Батый - это, вероятно, просто одна из форм "батя" = "отец", "батька" (у казаков), а Мамай - одна из форм слова "мамин", т.е. "сын мамы".
Итак, мы видим, что в то время "татарское имя" еще не означало, что его носитель - татарин. Более того, многие русские люди в средние века могли носить татарские прозвища. В современном татарском языке многие из этих прозвищ не имеют смысла (т.е. не имеют осмысленного перевода), так же, как и в русском. Вопрос о происхождении и смысле татарских и русских имен, конечно, очень сложен и мы не собираемся здесь предлагать какой-либо однозначный ответ. Мы хотим только подчеркнуть, что известно много случаев, когда русские люди носили прозвища, звучащие по-татарски. Хорошо известно, что в русском языке есть примесь тюркского.
Современные историки скажут: эта примесь - результат монгольского завоевания. Наша гипотеза другая: тюркское влияние на русский язык объясняется тем, что в состав Великой (т.е. Монгольской) империи входили и русские, и тюркские народы. Они, естественно, были перемешаны и много столетий жили бок и бок. Это имеет место и сегодня. Поэтому взаимное влияние языков друг на друга более чем естественно. В то же время отметим, что дошедшие до нас государственные акты написаны исключительно на русском или славянском."



Часть III.   О происхождении фамилий

В России, как рассказывает Владимир Андреевич Никонов, становление фамилий началось в конце XIV векa. Княжеские титулы и родовые имена бояр в первой половине XIV века еще не были фамилиями. Например, боярин Андрей Кобыла, живший в первой половине XIV века, имел трех сыновей: Семена Жеребеца, родоначальника Жеребцовых; Александра Елка Кобылина - родоначальника Кобылиных; и Федора Кошку, родоначальника Кошкиных, от которых произошла императорская династия Романовых.
Фамилии в первую очередь стали получать бояре и дворяне в связи с установлением обязательной для них государственной службы и составлением списков служилых людей. Большинство дворянских фамилий образовывались из отчеств и дедичеств, реже - от названий владений, как это было принято у бояр и польской шляхты. Процесс формирования фамилий у дворянства завершился в XVII веке.
У купцов фамилии начали появляться в XVI веке, сначала у наиболее крупных - "именитого купечества", к которым относились, например, Строгановы. Значительная же часть купечества оставалась бесфамильной вплоть до XIX века. По переписи всего податного населения 1816 г. почти 25% купеческих семей была записана без фамилий. В документах переписи часто встречаются записи типа: "фамилиею Серебряков позволено именоваться 1814 года генваря 17 дня", "получил фамилию Шапошников 1816 года июля 10 дня", и т. д.
В XVIII веке стали давать фамилии духовенству. Перед выпуском в духовную семинарию приезжал епархиальный архиерей и раздавал фамилии, чаще всего - по названию церкви, в которой служил отец семинариста. Объясняя происхождение получаемых ими фамилий, семинаристы шутили:
По церквам, по цветам,
По камням, по скотам,
И яко восхощет его преосвященство.

К фамилиям церковного происхождения относятся: Архангельский, Троицкий, Вознесенский, Рождественский, Благовещенский и т.д.
С середины XVI века стали появляться фамилии у ремесленников и городского населения. Однако, даже в середине XIX века было ещё немало бесфамильных горожан.
В XVI - XVII вeках мирские имена у крестьянства стали стали переходить от отца к сыну, т.е. стали становиться фамильными прозвищами (уличными фамилиями), например:
"Иван Демидов сын Опара, да сын его Сергей Опарин, крестьянин, 1643"
Уличные фамилии существовали у многих крестьян, но они нигде не записывались и поэтому часто изменялись. Нередко семья имела несколько разных уличных фамилий.

*
Приведу пример. Мой однофамилeц, уроженец Пензенской области В.Г. Лузгин, проживающий в настоящее время в США, сделал в Пензенском областном архиве запрос o своих предках. В полученном им шестнадцатистраничном ответе есть интересный aбзац, из которого явствует, что у его предков Лузгиных была уличная фамилия - Одиновы. Цитирую:
"В 1848 г. Россию охватила эпидемия холеры, она дошла и до Пензенской губернии. В селе Салтыково Керенского уезда и близлежащих к ней деревнях, в том числе и Пятницкой, умерло 212 человек (ф.182, оп. 2, д. 78, л. 504). Среди умерших от холеры крестьян этой деревни значится названный отец Вашего пращура - Ермолай Фёдоров(ич) Лузгин. В части тртьей "О умерших" метрической книги Знаменской церкви села Салтыково записано:
Счёт умерших муж.: 52
Месяц и день смерти: июль, 19
Месяц и день погребения: июль, 20
Звание, имя, отчество и фамилия умершего: госпожи Астафьевой деревни Пятницкой крестьянин Ермолай Фёдоров Одинов (так в
   документе)*
Лета умершего муж.: 81 (так в документе)
От чего умер: от холеры
* Примечание. Очевидно, что и в этом случае, указанная в записи фамилия умершего - Одинов, является так называемий "уличной" фамилией."
Действительно, а какая разница: Лузгин или Одинов? И "лузга", и "один" означают одно и то же - "кривой", "одноглазый", а фамилии у крестьян в то время ещё не были жёстко закреплены. Обратим внимание, что в середине XIX века в Пензенской глуши хорошо помнили, что мирские имена Лузга и Один означали одно и то же - "одноглазый", и не видели в них большой разницы. Увы, живший примерно в то же время В.И. Даль этого почему-то не знал. Видимо, нельзя обьять необьятное...
Оказывается, этот наш пример имеет важное значение для прояснения одной из загадок истории. Становится понятно происхождение имени легендарного вождя Одина, правившего в Приазовье в "Стране Асов", под воительством которого произошло переселение племён в Скандинавию. Хорошо известно, что Один, ставший впоследствии скандинавским богом, был одноглазым. Отметим, что некоторые исследователи обращают внимание на многие параллели между Одином и Христом. Академик А.Т.Фоменко, например, считает, что Один и Христос - одно и то же историческое лицо.

*
У государственных крестьян, особенно на Севере, где не было крепостного права, фамилии стали появляться в XVII вeке как второе отчество (дедичество), причём не церковное, а мирское. По-видимому, к этому времени следует отнести и появление фамилии Лузгин, произошедшей от мирского имени Лузга. Фамилия Лузгин - северо-западного происхождения, поэтому предки многих современных Лузгиных были государственными крестьянами, людьми лично свободными. Крепостным крестьянам фамилия не полагалась.
Следует отметить, что вплоть до середины XIX века у многих крестьян ещё не было фамилии, а скользящее дедичество (второе отчество) часто ошибочно принималось исследователями за фамилию. Так, в 1834 г. в с. Троицкий Сунгур Сызранского уезда Симбирской губернии числится государственный крестьянин Иван Захаров Маркелов. Но в переписи 1897 г. его сын записан как Степан Иванов Захаров. Маркелов - это еще не фамилия, а скользящее дедичество.
Отмена в 1861 г. крепостного права вызвало поголовное офамиливание населения. Десяткам миллионов освобожденных крестьян раздавали фамилии. Превращали в фамилию отчество или дедичество, записывали фамилию бывшего владельца или одну из уличных фамилий.

*
В книге М. Горбаневского "В мире имен и названий" приводится пять основных путей образования русских фамилий:
1. Фамилии, образованные от крестильных христианских имен.
2. Фамилии, образованные от мирских имён, возникших как прозвища и пришедших к нам из дохристианских времён, когда церковных имен ещё не существовало. Такими именами (а точнее, диалектами одного и того же имени, означавшего "одноглазый"), были, в частности, мирские имена Луска, Луза и Лузга.
3. Фамилии, образованные от профессиональных прозвищ: Плотников, Гончаров, Бондарчук, Коваль и т.д.
4. Фамилии, образованные от географических названий (городов, деревень, рек, озер и т. д.), откуда родом был один из предков носителя фамилии: Мещеряков, Новгородцев, Москвитин и т. д.
5. Фамилии православного духовенства: Троицкий, Рождественский, Благовещенский и т. д.

*
Объяснить происхождение той или иной фамилии подчас бывает довольно непросто. В.А. Никонов рассказывает:
"Особенно коварна обманчивая простота. Как будто нет ничего проще, чем объяснить фамилию Волокитин, но она не связана ни с волокитой-ухажером, ни с канцелярской волокитой. В старину волокита - "работник, ведущий борону". Простой выглядит фамилия Дворников. Конечно, это "дворников сын", но фамилия возникла, когда дворник был не уборщиком двора, как сегодня, а арендатором хозяйства, двора. Так же и Заказчиков - не от современного слова заказчик. В прошлом глагол заказать означал "запретить", т. е. заказчик - это "надзиратель, надсмотрщик". Обманчива слышимая основа и в фамилии Бортников - она связана не с судоходством, а пчеловодством: борть - улей в дупле. Молодежь не угадает, что Бабкин значит, собственно, "акушеркин". Двое выпускников филологического факультета уверенно назвали основой фамилии Карпов рыбу карп. Имя Карп, не редкое еще в начале нашего столетия, вышло из употребления и забыто; не всякий знает, что фамилия Гуров происходит от краткой формы Гур канонического имени Гурий.
Подчас ошибаются даже профессионалы. Известная лингвистка М. А. Рыбникова объяснила фамилию Рыбников как название сына любителя пирога с рыбой, в действительности же рыбник - рыботорговец. Знаток северных говоров И. А. Елизаровский ошибочно связал фамилию Паршуков с болезнью паршой (на самом деле это отчество от народной формы имен Парфен и Порфирий - Паршук), Харин - с вульгарным синонимом слова лицо (оно произошло из краткой формы Харя - Харитон); Черепанов связан не с черепом (черепан означало "гончар", а также "житель города Череповца").
< ... > исследователям надо бы задуматься над вопросом К. С. Аксакова, заданным более ста лет назад в его "Опыте русской грамматики": от нарицательных телега, ворона нет и не может быть притяжательных прилагательных телегин, вороний. Откуда же взялись фамилии Телегин, Воронин? Ответить тогда не мог никто, даже автор. А суть в том, что Телегин, Воронин, безусловно, не от слов телега, ворона, а от отчеств телегин, воронин, образованных из личных мужских имен Телега, Ворона, отвечающих на вопрос "чей сын?" (т. е. как Ильин, Фомин). Так, Зайцев не от слова заяц, между ними целая цепочка звеньев. Первоначальное значение фамилии - "зайцев сын", не зайца, а Зайца. Имя Заяц было у русских частым до конца XVII в., десятки примеров приведены в словаре Н. М. Тупикова. Следовательно, Зайцев - зайцев - Заяц - заяц... и т. д. к старинному заяти, что значит "прыгать, скакать"."
Таким образом, многие старые русские фамилии действительно произошли от мирских имён-кличек, пришедших из дохристианских времён.

*
Составитель сборника "Словарь современных русских фамилий" И.М. Ганжина пишет:
"Значительная часть современных русских фамилий образована от имен церковного календаря. Эти имена, иноязычные и чуждые русскому народу, только в XIX - XX веках стали активной базой для создания русских фамилий. Но в XVI - XVIII веках такие фамилии были немногочисленны и образовывались, как правило, от светских, бытовых вариантов канонических имен, обычно от полной формы (Борисов, Юрьев, Андреев, Нефедов, Исаев и т.п.). Основная масса фамилий, образованных от христианских имен, в том числе от уменьшительных и уничижительных форм (типа Ванюшечкин, Иванчиков, Васьков), возникла не ранее второй половине XIX века, в период массового "офамиливания" русских крестьян".
Между тем, многие русские фамилии возникли в XV - XVIII веках. Эти фамилии могут многое рассказать о наших предках. Профессор Пермского государственного университета Елена Николаевна Полякова много лет занимается историей пермских имен и фамилий. Она выяснила, что многие из них произошли из прозвищ.
"Многие фамилий произошло из прозвищ, отмечающих особенности внешности. Так, нынешние Кубасовы, Пузалихины, Пухиревы, Толстухины, Ширяевы могут с уверенностью полагать, что их далекие предки были весьма упитанными. Наоборот, Кострюковы, Тонковы, Узких, Худобины, Щепины - потомки тех, кто имел недобор веса. Возможно, и сегодня Долгановы, Долгих, Дылдины, Лызловы, Нагибины не утратили своего родового высокого роста. А Коротыгины, Коротких, Малыгины, Махонины, Шелопынины совершенно точно имели хотя бы одного низкорослого пра-пра-прадедушку.
Часть фамилий возникла из прозвищ, обозначающих манеру говорить: Базанов (базан - крикун), Балакшин, Бурмакин (балакша , бурмака - говорящий неразборчиво), Вараксин (варакса - пустомеля), Латышев (латышать - картавить), Реутов (реут - басистый).
Большое количество фамилий образовано из прозвищ, сравнивающих людей с птицами, рыбами, зверями и растениями. Происхождение таких фамилий обычно легко понять: Соколов, Воробьев, Щукин, Комаров, Грибов. Труднее расшифровать те, что произошли от прозвищ, обозначающих канувшие в прошлое предметы вооружения и быта: Кибирев (кибирь - наконечник стрелы), Макляков (макляк - место соединения лука с тетивой), Мисюрев (мисюрь - половник).
Есть в Пермской области группа фамилий, которая говорит о том, что в древности в особо почитали женщин, которые нередко становились главами семей. Все, чьи фамилии оканчиваются на "-ихин" - Воронихины, Шумихины, Щеголихины, Клочихины и т.п. - могут гордиться своими властными и умными пра-пра-прабабками. А тем, кто подписывается фамилией с отрицательным корнем, не стоит огорчаться. Дело в том, что в семьях детям часто давали прозвища: обереги, призванные защитить от болезней и злых духов. Так появлялись Грязные, Докуки, Злобы, Нелюбы и даже Смертки. Так что Злобиным, Нелюбиным, Смертиным, Грязновым или Докукиным не стоит сваливать свои грехи на недостатки предков. Возможно, те были людьми прекрасными во всех отношениях.
Были и другие источники формирования родовых названий. Например, в XVI - XVII веках происходило бурное заселение Урала людьми из самых разных уголков России. В это время формировались географические фамилии, указывавшие на место, где раньше жили предки. Так образовались фамилии Вычегжанин, Двинянинов, Кивокурцев, Белозеров, Колмогоров, Мезенцев, Пинегин. Обилие таких фамилий в Пермском крае свидетельствует о том, что пришлых людей здесь было великое множество. Их обладатели Рязанцевы, Вяткины, Калугины, Москвины, Тверетиновы, Углицкие и сегодня с уверенностью могут предполагать, откуда пришли их предки на Западный Урал. При расселении в Верхнем Прикамье русские часто оказывались соседями коми пермяков и коми зырян. Взаимодействие русских и коми говоров привело к возникновению фамилий, которые можно расшифровать, лишь зная коми пермяцкий язык. Например, Бурмотов (бурмот - хороший человек), Кычанов (кычан - щенок), Варышев (варыш - ястреб), Мошев ( мош - пчела), Зюлев (зюль - мизинец). Многие пермские фамилии произошли от дохристианских коми-пермяцких имен: Гачегов, Иртегов, Лунегов."

*
Нам, Лузгиным, повезло. Наша фамилия образовалась от старинного, достаточно редкого дохристианского мирского имени-клички Лузга, означавшего "одноглазый". А посему, наша фамилия многое может рассказать и об истории нашего рода.

*
Я уже писал о том, что фамилия Лузгин зародилась в Белоруссии. Павел Владимирович Стецко, профессор, заведующий кафедрой филологического факультета Гродненского госуниверситета имени Янки Купалы, рассказывает, что в Беларуси фамилии появились в XVIII веке на основе христианских имен и мирских имён - "мянушак", к которым относится, в частности, и мужское имя Луска. Прежде чести иметь фамилию удостаивалось лишь благородное сословие. Когда же стали выдавать паспорта и простому люду, тогдашним управленцам понадобилось в массовом порядке придумывать фамилии. Создавались они (на основе тех же "мянушак") с учётом этнического происхождения, профессии, особенностей характера. А также названий растений, животных, предметов быта.
Однако, Лузгин - типично русская, а не белорусская фамилия. Каким же образом русская фамилия появилась в Белоруссии? Почему белорусам дали русскую фамилию?
Разъяснения дает один из крупнейших белорусских лингвистов XIX врека, историк, педагог и политический деятель, доктор славянского языкознания Ян Станкевич, работавший в известной белорусской газете "Наша Нiва":
"Фамилии с окончаниями на "-ов", "-ев", "-ин" встречаются у белорусов на востоке и юге Витебщины, на востоке Могилевщины. <...> Кое-где могут встречаться и на западе Беларуси. Возникает вопрос, как эти фамилии, характерные для москалей и болгар, могли появиться у белорусов?
Прежде нужно обратить внимание на то, что эти белорусские земли долгое время (около 145 лет, а некоторые 300 - 400 лет) были под московской властью. И что будучи под Московщиной, они управлялись не автономно, а с московского центра. Уже в древние времена московской власти в этих белорусских землях московцы, не уважая особенностей белорусского народа, не уважали и особые белорусские фамилии, переиначивая их на свои привычные с окончаниями на "-ов", "-ев", "-ин".
Интересно, что когда наш книгопечатник Федорович приехал в Москву, то его назвали там "Федоров". Должен пояснить, что московский первопечатник Федоров - это наш шляхтич, литвин (белорус) из Барановичей Федорович. Как переиначена фамилия Федорович в Москве, так переиначивалась масса иных белорусских фамилий на белорусских землях, зависимых от Московщины. Поэтому Белорусы этих земель имели одновременно по две фамилии - одну свою, другую - какую знала власть. То есть, "звались" по одной, а "писались" по другой фамилии. Со временем, однако, эти последние письменные фамилии взяли верх. Так Боресевичи стали Борисовы, Трофимовичи - Трофимовы и т.д. Но там, где со старой родной фамилией была связана семейная традиция, ее сохраняли, и эти национальные белорусские фамилии сохранились даже до сего дня в самых удаленных уголках этнической территории Белорусов.
<...> Не стоит удивляться, что московцы омосковили часть белорусских фамилий, когда даже таких далеких для московцев по языку (не по крови) народам, как чуваши и казанские татары, они омосковили все фамилии. <...> Чуваши, недавно принявшие православную веру, имеют все фамилии московские из-за того, что крестились массами, и чаще им почему-то давали имя Василий или Максим - так что теперь большинство Чувашей имеют фамилии Васильев или Максимов.
<...> С расширением украинского движения украинские фамилии на "-енко" обрели себе право гражданства у российского начальства, в том числе и у белорусских царских волостных писарей, которые также стали их считать "правильными" (вслед за московскими фамилиями). Эти писари, меняя одни белорусские фамилии на московские с "-ов", "-ев", "-ин", одновременно другие меняли на "-ко", смотря к чему "было ближе". Так из сына Цярэшкi, Цярэшчанка (Цярэшчанок або Цярэшчонак) стал Терещенко; со Зьмiтронак - Зьмiтрэнко (или еще "правильнее" - Дмитриенко), с Жа?ток - Желтко. Все фамилии Белорусов на "-ко" переиначены с белорусских фамилий на "-онак", "-енак".
< ... > Подытоживая все, сказанное о фамилиях на "-ов", "-ев", "-ин", следует сказать кратко - эти фамилии стали:
1) результатом переделки или замены московскими писарями и начальниками белорусских фамилий;
2) некоторые белорусы в последнее время сами их переиначивали на модные московские;
3) они могли отчасти появиться в белорусской среде под московским влиянием.
Фамилии эти все новые и не являются характерными для белорусов. Этих фамилий у белорусов 15 - 20%. Фамилии на "-ов", "-ев", "-ин" являются национальными для болгар и москалей".

*
Я охотно верю, что книгопечатник Фёдоров был на самом деле белорусом Федоровичем, но очень сомневаниюсь, что Лузгин - это русифицированная белорусская фамилия Лузгинович или что-то в этом роде, поскольку ни одной подобной фамилии на "-ич" в Интернете мне найти не удалось. Скорее всего, предки Лузгиных носили когда-то фамильную кличку Лузга, которая и в наше время существует как фамилия. Ну а что касается белоросов-литовин и москалей, отмечу, что в основании Москвы эти белорусы-литовины-кривичи принимали самое непосредственное участие, и их потомками были те самые москали, о которых с такой неприязнью писал доктор славянского языкознания Ян Станкевич.

*
Русские фамилии при своем возникновении в подавляющем большинстве случаев имели формы притяжательных (т.е. давались по предкам, реже владельцам, и отвечали на вопрос "чей?"). Поэтому основная масса русских фамилий имеет окончания "-ов", "-ев" и "-ин". Иногда прибавлялось слово "сын": "Денис Супычев сын Дубровин".
Окончание "-ов" имеют фамилии, образованные от мирских имён, оканчивавшихся на твёрдую согласную, "-ой", или гласную "о": Кутуз - Кутузов, Игнат - Игнатов, Лузг - Лузгов, Смирной - Смирнов, Гаврило - Гаврилов.
Фамилии, оканчивающиеся на "-ев", обычно образовывались от мирских имён, оканчивавшихся на "-ь", "-ий", "-ей" и "-ч": Медведь - Медведев, Берсень - Берсенев, Скобель - Скобелев, Юрий - Юрьев, Аггей - Аггеев, Авдей - Авдеев, Бегич - Бегичев.
Окончание "-ин" имеют фамилии, образованные от имён, оканчивавшихся на гласные "а" или "я": Кирка - Киркин, Апухта - Апухтин, Лузга - Лузгин, Гаврила - Гаврилин, Илья - Ильин и т.д. По-видимому, это связано с тем, что все эти слова - женского рода.
Например, имя Лузг - мужского рода, поэтому родительный падеж образуется из него добавлением оканчания "-ов". A если слово женского рода, пусть даже и являющееся имемем мужчины, как например Лузга, то родительный падеж получается добавлением окончания "-ин".
Список известных древнеславянских имён содержит имя Лузг, имени Лузга в нём нет. Но всё-таки, такое имя, судя по нашей фамилии, всё же было. Фамилия Лузгов, в отличие от фамилии Лузгин, крайне редкая. В Интернете я нашёл лишь одну семью с такой фамилией. Известно также, что у белорусов было мужское мирское имя Луска, причём при крещении оно заменялось на календарное имя Власий.
Интересно отметить, что в Германии ряд фамилий славянского происхождения имели окончания "-in" или "-en". Не очень, правда, ясно, происходили ли эти фамилии от существительных женского рода, или же первоначально их носили только женщины. Некто Neal T. Lesh, на форуме американцев немецкого происхождения, имеющих фамилии славянского происхождения, родственные славянской фамилии Лущин, пишет(а в Германии около 30% фамилий имеют славянские корни: "поскреби немца - найдёшь славянина"):
"The female name in German is usually followed by "in", so that someone whose name is Loesch would show as Loeschen. How that would work as a male name, one can only guess. However, it won't hurt to use the male "Loesch" when you try to look up your roots. Good Luck."
И в другом месте снова:
"I don't know if this will help, but it is my understanding that the female gender name adds "in" to it, so that Losch, (female) would be Loschin or Loschen. Since you do refer to the Loesch family it appears that this may be the case, but one never knows."

*
Историки утверждают, что в древние времена существовала практика называть пришельца по имени его племени, а внутри самого племени его членам имена вообще не давали. Такая точка зрения находится в явном противоречии с Библией, согласно которой первые люди Адам и Ева и все их потомки имели имена. Возможно, это является косвенным подтверждением гипотезы А.Т.Фоменко, в соответствии с которой написание Библии следует относить к сравнительно поздним временам - ко II-му тысячелетию нашей эры.
Известный историк профессор А.Г. Кузьмин в своей работе "Древнерусские имена и параллели" пишет:
"В родовом обществе имена не нужны: каждый носит родовое имя за пределами общины, a внутри их различали не по кличкам, a старшинству. По определению В. A. Никонова, "личное имя - пароль, обозначающий принадлежность носителя к тому или иному кругу".
<...> Активный процесс образования имен обычно приходится на время перехода к военной демократии и классового расслоения. Имя противопоставляет личность общине. Развитый именослов обычно свидетельствует о далеко зашедшем ее разложении, об изменении самой психологии общества, когда генеалогии племени противопоставляется родословная отдельных родов и родственных групп.
<...> Древнейшие имена обычно распадаются на два типа. Одни просто повторяют племенные или родовые наименования, другие означают какие-то воинские доблести или атрибуты власти: храбрый, смелый, быстрый, крепкий, сильный, великолепный, величественный, старейший и т. п.".
Имя человеку по его племенной принадлежности давалось, конечно, людям пришлым, ушедшим из своего племени. А.Г. Кузьмин разъясняет:
"Ряд имен находит соответствие в племенной номенклатуре и топонимике Подунавья и Иллирии. Так, имя Карн из договора Олега может означать просто принадлежность к племени парны, обитавшего по соседству с адриатическими венетами. Как и другие происходящие от этнонима имена, оно было широко распространено в Европе, в особенности у кельтов. Другое подобное имя Акун из договора Игоря, многократно повторяющееся позднее в форме Якун (особенно в Новгороде), тоже имеет многочисленные параллели в кельтском именослове. Но восходит оно, видимо, к обитавшему в Иллирии племени аконии. Имя из договора Игоря Тилен повторяет соответствующее кельтское племенное название. Это племя обитало в Подунавье, a затем переселилось в Малую Азию, где кельты (галаты) около тысячелетия сохраняли свою самобытность.
К кругу восточнобалтийских имен относится также Ятвяг из договора Игоря. Оно, очевидно, означает просто выходца из племени ятвятов. При этом надо иметь в виду, что непосредственно с племенем имя связывается только для кого-то, кто впервые с ним порывает. A далее оно уже может переходить и на лиц, никакого отношения к племени не имеющих (обычно через родственные связи или увлечение славой носителя имени).
<...> Значительное число имен имеет столь широкую область распространения, что делать какие-либо заключения об этнической принадлежности даже ближайших их предков невозможно. Так, имена Гуннарь и Гунастр в конечном счете восходят к имени фризского племени гуннов. Но усвоить его давно могли и русы, и славяне, и чудь, и скандинавы, и континентальные германцы.
<...> Как правило, те имена, которые находят аналогии в Скандинавии, имеются также в кельтских областях и из кельтского же языка и объясняются. Это указывает либо на наличие в Прибалтике древнейшей кельтической традиции, либо на переселение сюда более или менее значительных групп кельтов из Центральной Европы или из северных областей Франции и с Британских островов. Южный берег Балтики, как было отмечено И. Херрманном, в VIII-X веках сохранял явные следы кельтического влияния. Следует считаться и с еще одной возможностью: значительная часть имен, особенно имен фризского происхождения, указывает на обитание здесь этнических групп, восходящих к уральским племенам.
В древнерусском именослове имеется целый ряд имен, параллели которым отыскиваются только на кельтской почве. Таковыми являются неизвестные скандинавам Туад, Тудор, Тудко из договора Игоря. Первое из них широко распространено у ирландцев, второе - в кельтских областях Британии (знаменитая уэльсская династия Тюдоров в том числе). На Руси - это также одно из излюбленных имен. Известно оно также в Румынии, куда могло быть занесено карпатскими русинами или еще древними карпатскими галатами-кельтами. Третье имя, очевидно, славянизированная форма двух первых. Ближайшие параллели ему находятся в Бретани: Tudi, Tudes. Эти имена восходят к понятию "племя", "народ", видимо, с оттенком социального превосходства, a разночтения совпадают с разным написанием у отдельных кельтских племен.
Очень интересно имя Алдан, дважды названное в договоре и известное позднее в Новгородской земле. Прямой параллелью ему является имя знаменитого ирландского короля и поэта VIII века Аеда Алдана. Имя в конечном счете восходит к племенному названию аланов, оставивших заметный след на территории от Бретани до Бельгии. Само имя Аллан обычно считается кельтским. Это неточно: так назывались первоначально выходцы из рассеявшегося по северо-западу Европы племени алан. Специфически же кельтское заключено как раз в чередовании "лл" и "лд" (то же чередование наблюдалось в компонентах "олл" - "олд", "хилда" - "гилла"). В Шотландии это имя встречалось и в форме Аллан, и в форме Алдан. На Русь имя попало в специфической кельтской огласовке.
[В этом aбзаце профессор А.Г.Кузьмин, сам того не замечая, приводит аргумент в пользу одного из моих утверждений: народы Кавказа - аланы (осетины), лезгины, чеченцы и т.д. были прокельтами. Они участвовали в этногенезе русской нации и они были первым первыми христианами-арианцами, которых называли русами и о которых говорят древние источники. И именно им и христианам-арианцам остготам, основавшим Киев, мы обязаны названием нашего госудатства - Россия.]
Таким образом, кельтское влияние отражается в древнерусских именах самым непосредственным образом. Трудность заключается в том, что на Русь эти имена шли двумя каналами: из Подунавья и из Прибалтики. Но оба эти пути засвидетельствованы и исторически как направления миграции руго-русов.
Целый ряд имен тоже в конечном счете оказывается кельтическим, но имеет более широкую область распространения. Так, летопись упоминает во второй половине X века имена: Люд, Блуд, Вуды. Кельтская параллель для первого (значение "гневный") указывалась. Кельтские и французские параллели имеются и для двух других имен. Но может быть существенней, что все три имени были известны венетам. Последнее имя известно также поморским славянам и болгарам. Имя Лют в Поморье может связываться и с племенным названием лютичей, хотя само это название, возможно, дано было со стороны."

*
Почему я решил обратить внимание читателя на приведённый выше отрывок из работы профессора А.Г. Кузьмина? Я уже писал, что фамилия Лузгин произошла от мирского имени Лузга, означавшего "одноглазый". Однако, не исключено, что имя Лузга (и его диалект имя Луза) могли также первоначально обозначать выходца из кельтского племени лугиев или из кельтоберийского племени лузов, причём это не находится в противоречии с тем, что слово "лузга" означало "одноглазый". Названия этих племён этимологически связаны со словом "лузга", а также с именем кельтского бога Луга и с испанским, португальским, латинским и протокельтским/протоиндоевропейским словами "luz", "lux" и "leuk" - "свет".
Имя Луз легендарного основателя племени лузов, видимо, означало "одноглазый", а факты, свидетельствующие о наличии слова "luzga" в испанском языке ("luzga" - одна из старинных форм испанского глагола lucir - "сиять, сверкать, блестеть, мерцать"), наводят на мысль о существовании родственной связи между племенем кривичей, к которому принадлежали предки современных Лузгиных, и племенем лузов - предков современных португальцев. Это также подтверждается тем, что в Испании, а именно в Кастилии, встречается фамилия Luzga (и нигде более в мире, кроме Польши). Возникает естественное предположение, что мы имеем дело с представителями одного и того же племени, а основатель плени кривичей легендарный одноглазый князь Крива, возможно, и есть легендарный Луз. В пользу этой гипотезы говорит также и такой факт: захоронения в длинных курганах, характерные у славян только для кривичей (у остольных славян и у кельтов захоронения производились в круглых курганах), встречаются также на Британских островах, и, по мнению британских учёных, эти захоронения принадлежат иберам, переселившимся на острова из Испании.
Нас не должно смущать отсутствие буквы "г" в названии племени лузов. В диалектах русского и белорусского языков даже в наше время вместо "лузгать семечки" говорят "лузать семечки". В чешском и словацком языках есть слово "луза", означющее в точности то же самое, что и русское слово "лузга" - "никчёмные, никудышные люди, чернь, сброд".
Даже современные английские слова "loose" ("свободный") и "lose" ("терять"), звучащие по-русски как "луз", этимологически связаны со словом "лузга". "Лузгать" - значит "расщеплять, разделять". Но именно на происхождение слов "loose" и "lose" от протоиндоевропейского корня *lau/*leu - "освобождать, отделять, расщеплять" указывает этимологический словарь английского языка (Online Etymology Dictionary):
"Loose (adj.) - < ... > from PIE *lau-/*leu - "to loosen, divide, cut apart"."
"Lose - < ... > from PIE base *leu- "to loosen, divide, cut apart, untie, separate"."
Видимо, словa "loser" ("лузер"), "lose" ("терять") и "loose" ("свободный") связаны с кельтским словом "luska" - "одноглазый", т.е. "потерявший глаз". Я расскажу ещё об этом более подробно и аргументированно.
*
Надеюсь, что читатель получил из проведённых мною цитат достаточные представления о происхождении русских фамилий и сумеет сам с успехом разобраться с истоками своей фамилии. Желаю успехов!

Владимир Лузгин, Toronto, 29.07.2008.


Оценка: 5.29*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Платонов "Грассдольм. Стая"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) В.Бец "Забирая жизни"(Постапокалипсис) О.Валентеева "Проклятие лилий"(Боевое фэнтези) А.Светлый "Сфера: один в поле воин"(ЛитРПГ) А.Ефремов "Мертвые земли"(ЛитРПГ) М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей"(Уся (Wuxia)) Т.Ильясов "Знамение. Час Икс"(Постапокалипсис) Л.Светлая "Мурчание котят"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"