Лузгин Владимир Николаевич: другие произведения.

Лузгины. Исторический очерк.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    В очерке рассказывается об истории Лузгиных: когда и в каких документах впервые упоминается эта фамилия, где жили Лузгины и чем они занимались.


Владимир Николаевич Лузгин


ЛУЗГИНЫ


Исторический очерк



Моему брату, Лузгину Сергею Николаевичу.
"Это есть смысл нашего пребывания на Земле: мыслить, и искать, и вслушиваться в дальние исчезнувшие звуки, так как за ними лежит наша истинная родина".

   Герман Гессе

"История предков всегда любопытна для того, кто достоин иметь Отечество".

   Н.М. Карамзин



В этом небольшом очерке я расскажу об истории Лузгиных: когда и в каких документах впервые упоминается наша фамилия, где жили Лузгины и чем они занимались.

*

Oб авторе. На фотографии я - справа. Слева - мой старший брат Серёжа. У нас у обоих на подбордке ямочка, как и у нашего отца. Если у Вас тоже на подбородке ямочка и Вы - Лузгин, то Вы - наш.

 []

Серёжа и Вова Лузгины, Георгиевск, конец 50-х

Это мы в саду на Кавказе, в Георгиевске, что рядом с Пятигорском. Там у наших родителей был свой домик с большим садом. В саду отец выращивал виноград - разные экзотические сорта. Выращивал для нас, но мы тогда этого не понимали.
Виноград требовал большого ухода. Поздней осенью он обрезался, лозы каждого куста связывались вместе, укутывались в тряпьё, пригибались к земле и засыпались сверху землёй. Зимой наш сад представлял собой длинные параллельные ряды насыпей, что-то вроде длинных курганов кривичей, тянувшиеся почти что от самого дома до конца сада. Ранней весной курганы раскапывались, лоза очищалась от земли и тщательно привязывалась к проволоке, закреплённой на столбиках и тянувшейся параллельно вдоль рядов. Поздней весной и летом виноград опрыскивался медным купоросом.
Всю это работу делал наш папа. Один. Папа у нас был старый. Когда я родился, ему было шестьдесят лет.
Потом, ещё при Хрущёве, сады обрезали, а виноградник вырубили. А ещё позже, в конце семидесятых, когда уже мы с братом учились в Московском университете, наш папа умер. Серёжа стал физиком, а я - математиком.

*

Внешние признаки человека бывают доминантными и рецессивными. Если человек обладает каким-либо доминантным внешним признаком, то этим же внешним признаком должен обладать и один из его родителей. Именно благодаря доминантным внешним признакам дети бывают похожи на родителей. Одним из таких доминантных внешних признаков, не частым, но и не очень редким, является ямочка на подбородке. Так вот, если у Вас есть ямочка на подбородке, то такая же ямочка должна быть у одного из Ваших родителей.
Я просмотрел фотографии Лузгиных и обнаружил, что у многих из них такая ямочка имеется. Она есть у многих рязанских, пермских, казанских, тульских, мордовских, тамбовских, липецких, а также у части башкирских и уральских Лузгиных. Это означает, что ямочка в роду Лузгиных передавалась от отца к сыну. Таким образом, похоже, что все Лузгины из средней полосы России происходят от одного корня.



Часть I. В Миру

"Жизнь - такая сложная штука, Лузга ... "



1. Первые упоминания

"Кaзак - не без доли, мир - не без лузги"



В "Ономастиконе" академика С.Б. Веселовского (1876 - 1952), труда, посвященного полузабытой науке - ономастике, или антропонимике, изучающей происхождение имен, прозвищ и фамилий, находим:
"Артемий Лузга, крестьянин, 1531 г., Переяславль, Никита Константинович, убит в казанском походе в 1549 г."
Это самый древний из известных нам документов, в котором упоминается профамилия Лузга. Переяславль - старое название Рязани, древнерусского города, основанного, по мнению историков, в 1095 г. князем Ярославом Святославичем. Город первоначально назывался Переяславль-Рязанский. Название Рязань и значение главного города Рязанского княжества перешло к нему от более древней столицы - Старой Рязани, располагавшейся в 60 км. юго-восточнее, ниже по течению реки Оки, и, как считаетет историческая наука, уничтоженной в 1237 г. полчищами Батыя. Официально Переяславль-Рязанский был переименован в Рязань в 1778 г.
По всей видимости, в середине XVI века фамилия Лузгин ещё не была распространена, и многие наши далёкие предки имели фамильную кличку Лузга. Не следует удивляться, что крестьянин Лузга имел два имени - Артемий и Никита Константинович. В те времена это было обычным делом. Первое имя давалось человеку при крещении и было официальным. Вторым именем его называли в миру. В документах часто упоминались оба имени.
Очень важно, что фамильная кличка Лузга встречается в документах, относящихся к рязанской земле, до 1552 года, когда Иваном Грозным была взята Казань. Ведь только после этого началось заселение русским населением земель, подвластных казанскому хану, и "Дикого поля" - слабозаселенных степей к югу и юго-востоку от верхней Оки. Заселялись эти земли преимущественно рязанцами. Поэтому весьма вероятно, что пензенские, мордовские, тамбовские, липецкие, курские и орловские Лузгины имеют рязанские корни.

*

В Писцовой книги Епифани и Епифанского уезда (Тульская область), которая велась с 1572 по 1585 годы, среди фамилий епифанских казаков находим: "Лузгин Наум Андреев сын". Видимо, это самый древний из известных документов, в котором упоминается фамилия Лузгин в "чистом виде". Епифань - небольшой старинный городок в Тульской области, основанный в 1566 году. Расположен он неподалёку от границы с Рязанской областью, километрах в пятидесяти на юго-запад от рязанских городков Михайлова, Ряжска и Пронска, где в настояшщее время находится один из самых крупных очагов нашей фамилии. Вне всякого сомнения, рязанские и тульские Лузгины происходят от одного и того же корня.
Города Михайлов, Епифань, Пронск и Ряжск расположены в верховьях Дона. Местные краеведы считают, что "рязанские" казаки относились к донским казакам, проживавшим на землях среднего и нижнего течения Дона, и являли собою единый этнос, с обособленным статусом. Однако, у меня есть большие сомнения, что епифанский казак Наум Андреевич Лузгин был выходцем из донских казаков, поскольку никаких старинных очагов нашей фамилии в Ростовской области я не обнаружил.
В Интернете в библиотеке "Воточная литература. Средневековые исторические источники Востока и Запада" есть документ, озаглавленный "Десятни XVI века. N 5. Епифань. 1591 г." Десятня - перечень уездных служилых людей Московского государства, главным образом дворян и детей боярских, составлявшийся в военно-финансовых целях по тем уездам, где они были землевладельцами. Составлялись десятни в основном "при разборе лиц, служивших старо, верстанье новиков и раздаче денежного жалованья". Так вот, в этом документе сообщается:
"Лета 7100 октября в 30 день по государеву цареву и великого князя Федора Ивановича всеа Русии наказу воевода князь Петр Иванович Буйносовъ, да думной дворянин Роман Михайлович Пивов, да дьяк Яков Витофтов давали государево денежное жалованье епифанцом, выбрав лутчих и выпрося окладчиков, сту человеком по 5 руб. человеку, а затем всем епифанцом дано государева жалованья по 4 руб. человеку. А даваны деньги все с поруками, что им государева служба служити, на срок на службу приезжати и до роспуску с службы не съезжати. А хто по ком в государеве службе и в деньгах порука, и то писано подо всяким имянно".
Далее в документе приводится список епифанцев, в котором среди лиц с поместным окладом "по 30 чети", получающих жалованья "по 4 руб. человеку", за номером 211 мы находим:
"Наумко Ондреев сын Лузгин, порука по нем в службе и в деньгах Богдан Ишутин, Никон Власов, Митроха Кошкаров, Борис Вологдин".
Четь или четверть - старинная русская мера площади, равная примерно половине гектара. Фамилии поручителей, Богдана Ишутина и Бориса Вологодина, красноречиво свидетельствует откуда прибыли епифанские казаки - с Русского Севера. Фамилия Вологодин говорит сама за себя. Фамилия Ишутин произошла от имени Ишута - новгородкого диалекта имени Иван. Так, в "Ономастиконе" С.Б. Веселовского читаем:
"Ишута Шишмарев, помещик, вторая половина XV в., Новгород; Ишута, крестьянин, 1545 г., Новгород."
Кроме того, следует иметь в виду, что большинство крестьянского населения России оставалось бесфамильным вплоть до второй половины XIX столетия. Фамилии в XVI веке имели исключительно выходцы из новгородских земель.

*

В XVI веке Московскому государству необходимо было быть в постоянной боевой готовности для отражения неприятеля на своих границах. Набеги крымских татар и ногайских орд на южные границы требовали быстрой мобилизации людских ресурсов. А южная граница Московии в то время проходила по территории Тульской области. Южнее было "Дикое поле" - неразграниченные и слабозаселенные степи, которые стихийно осваивалось беглыми крестьянами и холопами. Для охраны южных границ было решено создать из землевладельцев живую изгородь против степных набегов. С этой целью московское правительство стало расселять служилых людей по окрайным областям, обеспечивая их землёй. Для этого пригодились обширные земельные пространства, приобретенные Московским государством в середине XVI века после падения Казанского ханства. Земля сделалась средством хозяйственного обеспечения ратной службы.
Служилое землевладение стало основой системы народной обороны. В результате выработалась так называемая поместная система - порядок служилого землевладения, который стал складываться в Московском государстве уже в XV веке. В основании этого порядка лежало поместье - участок казенной земли, данный государем в личное владение служилому человеку как вознаграждение за службу и вместе с тем как средство для службы. Это владение было временным, но обыкновенно пожизненным. Условным, личным и временным характером владения поместное владение отличалось от вотчины, составлявшей полную наследственную земельную собственность своего владельца. Вскоре после завоевания Казани правительство упорядочило поместное владение и поземельную службу, составив списки служилых людей с разделением их на статьи по размерам поместного владения и по окладам денежного жалованья, которое с того же времени было приведено в правильное соотношение с размером ратной службы.
Поместный оклад "по 30 чети" и жалованье "по 4 руб. человеку", которыми был пожалован за службу казак Наум Андреевич Лузгин, считались маленькими. Однако, сам факт, что Лузгины были служилыми людьми, объясняет, почему они в большинстве своём были государственными крестьянами, людьми лично свободными.
На границе с Диким полем строились засечные линии - оборонительные сооружения, состоявшие из засек в лесах и земляных валов на открытых местах с острожками и крепостями. Эти линии оборонялись земским ополчением, получившим название засечной стражи. Наиболее мощной фортификационной линией являлась "Большая засечная черта", называемая также "поясом Пресвятой Богородицы". Она состояла из около сорока укреплённых городов-крепостей, собственно засечной черты в полосе между Мещёрскими и Брянскими лесами, тыловой линии по течению реки Оки и поселений сторожевой казачьей службы. Строительство "Большой засечной черты" было закончено в 1566 году. В районе засечной черты располагалась и постоянная подвижная армия, размещавшаяся в Переяславле-Рязанском, Михайлове, Ряжске, Пронске и других городках. Город Михайлов в то время располагал значительным гарнизоном, во главе которого стоял воевода, назначавшийся Московским правительством. Особенностью Епифани являлось то, что она была вынесена вперед от засечной черты в Дикое поле.

 []

Епифань

Население городков состояло из служилых людей "по прибору": пушкарей, стрельцов, плотников, кузнецов, казаков, воротников, ямщиков для провоза послов, гонцов, должностных лиц и ратных людей. Они несли караульную службу и поддерживали в порядке укрепления. В то же самое время они занимались сельским хозяйством и торговым промыслом. Вокруг городков-крепостей располагались посады, где жили посадские люди. Проживали в этих городках и окружавших их посадах и служилые люди Лузгины. Посадское население было лично свободным, но обязано было "нести тягло", то есть платить денежные и натуральные подати, а также выполнять многочисленные повинности. После смутного времени посадские общины начали разрушаться. Посадские люди начали записываться в крестьяне и в холопы, т.е. становились несвободными. С конца XVIII века посадские люди начали называться мещанами, хотя иногда употреблялось название посадские.

*

Времена же те действительно были героическими. К сожалению, их герои и полководцы, также как их подвиги и победы, остались незаслуженно забытыми неблагодарными потомками и лживой официальной историей государства Российского. Много служилых людей Лузгиных сложили тогда свою головушку, защищая южные рубежи Московского царства....
В 1552 году русское войско взяло Казань, а четыре года спустя пало Астраханское ханство. Для Московского государства открылись новые просторы экспансии на юг и на восток, а кольцо враждебно настроенных мусульманских ханств, окружавших Русь несколько столетий, было разорвано. Московскими подданными стали черкесские князья, а Сибирское ханство признало себя данником Москвы. Такое развитие событий весьма обеспокоило Османскую империю и Крымское ханство. Целью османской и крымской политики стало возвращение Поволжья в орбиту османских интересов и восстановление былого кольца вокруг Московской Руси.
В мае 1571 года 40-тысячная армия крымского хана Девлет Гирея совершила опустошительный поход на русские земли. Обойдя засечные линии на южных окраинах Русского царства, хан дошёл до Москвы и подпалил её пригороды. Построенный из дерева город почти полностью сгорел, за исключением каменного кремля. Количество жертв и уведённых в плен исчислялось десятками тысяч. Положение Московского царства было критическим. Иван IV предложил хану вернуть Астраханское ханство и был готов начать переговоры о возврате Казани, а также срыл укрепления на Северном Кавказе.
Однако, Девлет Гирей был уверен, что Русь уже не оправится от нанесённого удара, и осталось лишь завершить начатое дело. Он занялся формированием новой, гораздо более крупной армии. Османская империя дала ему 40 тысяч воинов, в том числе 7 тысяч отборных янычар. Крымских татар и ногайцев собралось около 80 тысяч человек. С войском в 120 тысяч человек Девлет Гирей на следующий год двинулся на Москву. Крымский хан объявил, что "едет в Москву на царство" и заранее поделил московские земли между крымскими мурзами. Встал вопрос о самом существовании независимого Московского государства.
Главой пограничной 20-тысячной стражи в Коломне и Серпухове был князь Михаил Иванович Воротынский. Под его началом были объединены опричные и земские войска. Кроме них к силам Воротынского примкнул посланный царём отряд из 7 тысяч немецких наёмников, а также донские казаки. Прибыл нанятый отряд из тысячи украинских казаков.
В конце июля 1572 г. крымско-турецкое войско под командованием Теребердей-мурзы переправилось через Оку, сметя небольшой сторожевой полк "детей боярских" под командованием Ивана Шуйского, и достигло окрестностей современного Подольска у реки Пахры. Оно перерезало все дороги, ведущие в Москву, и остановилось в ожидании главных сил.
Девлет Гирей переправился через Оку у села Дракино, разгромив полк воеводы Никиты Романовича Одоевского, и устремился на беззащитную Москву. Основные силы русских войск под командованием Воротынского, усиленные гуляй-городом, находились у Серпухова. Гуляй-город представлял собой щиты в полбревна размером со стену сруба, укреплённые на телегах, с бойницами для стрельбы и составленные кругом или в линию. Русские воины были вооружены пищалями и пушками. Воротынский снял войска с береговых позиций и двинулся вдогонку. Надежда возлагалась на то, чтобы "вцепившись в хвост" крымской армии, заставить хана развернуться для сражения и не идти на Москву.
Крымское войско изрядно растянулось. В то время как его передовые части достигли реки Пахры, арьергард лишь подходил к селу Молоди, расположенному в 15 километрах от неё. Здесь он был настигнут передовым отрядом русских войск под командованием воеводы князя Дмитрия Хворостинина. Вспыхнул яростный бой, в результате которого крымский арьергард был уничтожен.
Узнав о разгроме арьергарда и опасаясь за тыл, Девлет Гирей развернул своё войско. Русские же расположились с гуляй-городом вблизи села Молоди на холме, прикрытом рекой Рожаей. Воевода Хворостинин с передовым отрядом начал отступление к гуляй-городу, заманивая врага под убийственный артиллерийско-пищальный огонь полка Воротынского. Подоспели казаки атамана Черкашина. Началась затяжная битва, к которой крымское войско было не готово. В одной из безуспешных атак на гуляй-город был убит Теребердей-мурза.
После ряда стычек 31 июля Девлет Гирей начал решающий штурм гуляй-города, но он был отбит. Войско Девлет Гирея понесло большие потери, а советник хана Дивей-мурза был взят в плен. Однако, положение осаждённых было критическим - в укреплении находилось огромное число раненых и кончалась вода.
2 августа Девлет Гирей вновь послал своё войско на штурм. Погибли около трёх тысяч русских стрельцов, защищавших подножие холма у Рожайки. Серьёзные потери понесла и русская конница, оборонявшая фланги, но приступ был отбит. В бою был убит ногайский хан и погибли трое мурз. Тогда крымский хан принял роковое для себя и своего войска решение - он приказал коннице спешиться и атаковать гуляй-город в пешем строю совместно с янычарами. Лезущие крымцы и османцы устилали холм трупами, а хан бросал всё новые силы. Подступив к дощатым стенам гуляй-города, нападавшие рубили их саблями, расшатывали руками, силясь перелезть или повалить, "и тут много татар побили и руки поотсекли бесчисленно много".
Под вечер Воротынский предпринял смелый манёвр. Дождавшись, когда главные силы крымцев и янычар втянутся в кровавую схватку за гуляй-город, он незаметно вывел большой полк из укрепления, провёл его лощиной и ударил в тыл крымцам. Одновременно, сопровождаемые мощными залпами пушек, из-за стен гуляй-города сделали вылазку воины Хворостинина. Не выдержав двойного удара, крымцы и турки побежали, бросая оружие, обозы и имущество. Погибли все семь тысяч янычар, большинство крымских мурз, а также сын, внук и зять самого Девлета Гирея. Множество высших крымских сановников попало в плен. Во время преследования пеших крымцев до переправы через Оку было перебито большинство бежавших, а также пятитысячный крымский арьергард, оставленный на охрану переправы. В Крым возвратилось не более 10 тысяч воинов.
В результате похода против Московского царства, Крым лишился почти всего боеспособного мужского населения, так как по татарским обычаям почти все боеспособные мужчины были обязаны участвовать в походах хана. Сражение при селе Молоди стало поворотной точкой в противостоянии Московской Руси и Крымского ханства и последней крупной битвой Руси со Степью. Была подорвана военная мощь Крымского ханства, а Османская империя была вынуждена отказаться от планов вернуть среднее и нижнее Поволжье в сферу своего влияния. Разорённое предыдущими крымскими набегами, Московское царство смогло выстоять и сохранить свою независимость в критической ситуации.
На Дону и Десне пограничные укрепления были отодвинуты на юг на 300 километров. Были заложены Воронеж и новая крепость в Ельце. Началось освоение богатых чернозёмных земель, ранее принадлежавших к Дикому полю. С расширением Московских владений и перемещением границ вглубь Дикого поля происходило переселение служивых людей и свободных крестьян на новые земли. Так Лузгины оказались в мордовском посёлке Торбеево, в Казани, Башкирии, на Южном Урале, в Башмаковском районе Пензенской области, в тамбовской Недобровке, в липецком Измалково, а затем и в воронежском Танцырее и на территории Волгоградской области.
Через 10 месяцев после сражения при Молодях воевода из княжеского рода Воротынских, составитель первого русского устава сторожевой и пограничной службы, выдающийся русский полководец Михаил Иванович Воротынский умер после пыток, в которых принимал участие царь Иван Грозный.
Серьёзные исторические исследования битвы при Молодях начали предприниматься учёными историками только в конце XX века.

*

По-видимому, большинство рязанских и тульских Лузгиных изначально принадлежало к казачьему, служилому сословию. Со временем кое-кто из них выбился в дворянское сословие. В "Списке дворян, внесённых в Родословную книгу Дворянского Депутатского собрания Московской губернии" фамилия Лузгин упоминается трижды. Часть Лузгиных занялась торговлей и вошла в купеческое сословие. Так, в XVIII веке в г. Муроме жила семья купца Якова Васильева Лузгина. Mуромских Лузгиных следует относить к рязанским. Муром с 1097 года был столицей Муромо-Рязанской земли. В самостоятельное княжество Муромско-Рязанская земля выделилась из состава Черниговского княжества в 1127 году при князе Ярославе Святославиче. При его внуке Ростиславе в 1145 году Муромо-Рязанская земля распалась на Муромское и Рязанское княжества. Не исключено, что муромские Лузгины являются предшественниками рязанских, поскольку наиболее естественный водный путь в рязанские земли из Северо-Западной Руси проходил вниз по Волге от её верховьев, а затем вверх по Оке через Муром.
Большая часть Лузгиных пополнила крестьянское сословие, став государственными крестьянами, людьми лично свободными. С установлением крепостничества в XVI - ХVII веках некоторые из Лузгиных попали в крепостную зависимость.
В писцовых книгах Рязанского края 1628/29 года упоминается "Лузгин Васка, дер. Рупосово на р. Оке, детеныш монастырский". (Писцовые книги Рязанского края. Под ред. В. Сторожева. Рязань, 1997. T.1., вып. 1-й и 2-й. "Рязанский ономастикон XIV-XVII вв." М.Б.Оленев)
На сайте "История, культура и традиция Рязанского края" опубликован документ "Перепись города Ряжска, 1719-1724 гг." В разделе "Фофоновская солдатская слобода" читаем:
"Оной же Григорей Белоусов в доношении своем каково он подал управителю Ондрею Карпову объявил у него племянник Козма Иванов сын Сидоров 30 лет <...>. Он же Григорий Белоусов в скаске своей объявил тож 719 года Петр Григорьев сын Лузгин 30 лет. У него брат Василий 20 лет (умер в 722 году) <...>. 722 июля 20 день. Оной Петр Лузгин в доношении своем каково он подал управителю Ондрею Карпову объявил у него племянник Иван Антонов 3 лет (в окладе числить не велено) Да зять Дмитрея Михайлова сын Незнанова 55 лет (той же слободы солдацкой службы). 722 октября в 23. Оной же Петр Лузгин в скаске объявил у него зятя его Дмитрея пасынок Яков Панфилов сын 5 лет (умер в 722). Да новорожденный сын Никита 10 недель (умер в 722 в оклад не числить. <...> Яков Панфилов сын Булгаков 5 лет (а за прописку оного Федора и Якова штраф наложен по указу. Оный Яков явился дважды понеже писан выше во дворе Петра Лузгина) 722 октября 23."
B "Переписи города Ряжска, 1719-1724 гг." в разделе "Ямская слобода" читаем:
"Петр Андреев сын Бобровников 40 лет. У него зять Андрей Автомонов сын Лугин 20 лет (уроженец той же слободы) 722 года".
Там же в другом месте читаем:
"Козма Иванов сын Козаринов 60 лет. У него дети Григорий 30 лет, Семен 13 лет. У Григория дети Василий 5 лет, Аввакум 2 недель. Зять Юда Автомонов сын Лузгин 25 (уроженец той же слободы)".
В "Именном указателе" к "Переписи города Ряжска", составленном современным исследователем, значится:
"Лузгины, Фофоновской слободы солдаты и однодворцы",
"Лузгины, ямщики Ямской слободы".
Мы видим, таким образом, что Лузгины проживали на рязанской земле с очень давних времён, по крайней мере с начала XVI столетия. И всё-таки рязанская земля вряд ли может считаться прародиной фамилии Лузгин. Все следы ведут к полоцким кривичам и беломорским поморам. Чтобы разобраться в этом вопросе, нам придётся совершить небольшой экскурс в историю.

*

В Волжско-Окском междуречье, которое впоследствии стало ядром историко-этнической территории русских, в конце I тысячелетия нашей эры проживали преимущественно финно-угорские племена - весь, мурома, мещёра, меря и балто-язычное племя голядь. Славяне изначально проживали на территории современной Польши и Германии. Особенно много их было на южном побережье Балтийского моря и в бассейне реки Лабы, где они были известны как венды.
В конце I и начале II тысячелетия в Волжско-Окское междуречье устремилось несколько потоков славянских переселенцев. Причиной движения славян на восток было усиливающееся давление со стороны германских племён, а также потребность в землях, благоприятных для земледелия.
Один такой поток исходил с северо-запада, со стороны новгородских земель, которые были связаны с Волжско-Окским междуречьем через верховья Волги. Из Верхнего Поволжья переселенцы проникли в бассейны рек Москвы и Клязьмы. По левому притоку Волги реке Шексне они устремились на север и дошли до озера Белое на западе Вологодской области. Важно подчеркнуть, что из славянских племён именно новгородцы первыми заселили Русский Север - карельские, архангельские, вологоцкие и вятские земли. Казалпсь бы, само название города Вятки свидетельствует о том, что его основали вятичи. Ничего подобного. Присутствие вятичей на вятской земле история не фиксирует, а город Вятка назывался раньше Хлыновым и основали его новгородские ушкуйники.
С запада шёл колонизационный поток кривичей, продвигавшихся через верхнюю Волгу и с верховий Днепра вдоль реки Москвы. Следует отметить, что поселения кривичей существовали и на Русском Севере. В IX - X веках более поздний поток переселенцев-вятичей направился с юга, с верхней Десны, вдоль долин реки Оки, а затем Москвы, на северо-восток. Об этом свидетельствуют погребальные курганы с типичными для вятичей семилопастными височными кольцами. Наибольшее число таких захоронений обнаружено в бассейне реки Москвы. Считается, что движение вятичей было вызвано давлением половцев.
Все эти колонизационные потоки встретились и смешались в Волжско-Окском междуречье с местными, преимущественно финно-угорскими племенами, сформировав население, которое впоследствии стало с гордостью называть себя русским. Возникли первые древнерусские города - Белоозеро, Ростов, Суздаль, Рязань, Муром, которые основывались славянскими поселенцами.
Процесс ассимиляции местных племён переселенцами-славянами объясняется как малочисленностью и разбросанностью на огромной территории угро-финских племён, так и более высоким уровнем развития переселенцев. Ассимилируясь, финно-угорские народы оставили в наследство славянским поселенцам отдельные антропологические черты, топонимику (названия рек, озёр, селений и местностей), а также элементы местных языческих верований.

*

Ведущий антрополог России академик РАН Татьяна Алексеева, отмечая, что среди первых жителей Рязани и Москвы преобладали вятичи, рассказывает:
"Я проанализировала каждую восточнославянскую группу по ряду очень важных расово-диагностических признаков. Выяснилось, что антропологический тип меняется при движении с запада на восток. По мере продвижения на восток в славянском населении проявляется все больше черт, присущих финно-угорскому населению, и все меньше - западноевропейскому. Когда я впервые увидела краниологические серии, то есть коллекции черепов вятичей, мне сразу бросилось в глаза, что они, в сущности, не отличаются от финно-угорского населения, скажем, из древне-мордовских могильников. По антропологическим признакам - это одно и то же население. И все-таки это уже славяне. Потому что их погребальный обряд, их женские украшения, которые в основном и являются для ученых этническими определителями, - вятические, а не финно-угорские".
Антропологи также отмечают, что у вятичей менее выступающий, чем у других славянских племен, нос, и более узкое и плоское лицо. На черепе хорошо просматривается зубной прогнатизм - выступающая верхняя губа. Исследователи считают, что это - явный показатель проникновения на земли вятичей на очень ранних стадиях их заселения какой-то негроидной крови.

*

Таким образом, по реке Оке и в бассейне реки Москвы поселились преимущественно вятичи. Вятичи осели на территориях, занимаемых ныне Черниговской, Рязанской, Тульской, Калужской и Орловской областью, а также южной частью Московской области. Обнаружены отдельные археологические памятники вятичей на верхнем Дону и на территории Липецкой области. Вятичи положили начало Муромскому и Рязанскому княжествам. Поэтому основными предками рязанцев историки считают вятичей.
Согласно "Повести временных лет", вятичи происходили от западных славян:
"Были ведь два брата у ляхов - Радим, а другой - Вятко.... Вятко сел с родом своим по Оке, от него получили свое название вятичи".
Вятичи считаются наименее культурным из славянских племён. Летописец Нестор, описывая нравы вятичей, называет их зверьми, живущими в лесах, употреблявшими без разбора всякую пищу, бесстыдными наглецами, погаными, незнающими закона Божия:
"Живяху, яко же всяки зверь, ядуще все нечисто, срамословье в них пред отцы и пред снохи, браци же не бываху в них, но игрища между селы: схождахуся на игрища, на плясанья и на все бесовские игрища, и ту умыкаху жены собой с нею же кто совещашеся, имяху же по две и по три жены. Аще кто умряше, творяху тризны (помины) над ними, и по сем творяху кладку велику, и возложут на кладку мертвеца, сожьжах и по сем собравшее кости, вложыху в судину малу, и поставляху на столпе на путех; еже творят вятичи и ныне".
По религии вятичи долгое время оставались язычниками. В XII веке ими был убит христианский миссионер Кукша Печерский. Святитель Симон, епископ Владимирский, рассказывая о Киево-Печерских иноках, в начале XIII века написал:
"Могу ли умолчать и о сем священномученике, черноризце того же Печерского монастыря, Кукше, о котором все ведают, как он бесов прогнал, вятичей крестил, дождь свёл с неба, озеро иссушил и многие чудеса сотворил, и после многих мук, усечен был с учеником своим Никоном".
Просвещение вятичей христианской верой шло очень медленно, и упорствующие язычники среди них оставались вплоть до XV века. Так, в 1415 году, в княжение великого князя Василия Дмитриевича, сына Дмитрия Донского, митрополитом Фотием были посланы священники с множеством войск для приведения жителей г. Мценска (Орловская губерния) в истинную веру.

*

Итак, мы видим, что первое упоминание фамильной клички Лузга встречается на рязанской земле, где преобладающим населением были вятичи. Из рязанской земли фамилия Лузгин распространилась в соседние земли - мордовскую, пензенскую, тульскую, тамбовскую, липецкую, а также, возможно, на казанскую, пермскую, башкирскую земли и на Южный Урал. Казалось бы, всё это говорит, что появление фамилии Лузгин на Руси связано с древним славянским племенем вятичей.
Однако, как тогда объяснить, что наша фамилия распространена также в Витебской области Белоруссии, в Карелии, среди поморов Белого и Баренцева морей, в Архангельской области, а также в Пруссии - в Мазурском озёрном крае, где вятичей, как известно, не было? Как объяснить, что Лузгиных нет в Полтавской и Черниговской областях, где жили вятичи? Почему "лузгать" говорят именно в Северо-Западной Руси, тогда как, например, на Украине, говорят "лускать"? Почему, наконец, в литовском языке есть слово lùzgana - "шелуха, кожура, рыбья чешуя"? Если предположить, что фамилия Лузгин - рязанского, вятического происхождения, то мы неизбежно должны заключить, что потомки вятичей заселили Русский Север, стали поморами, и даже проникли в Полоцк. Верится в это с трудом.
Естественно, возникает предположение о северо-западном происхождении нашей фамилии. Особенно много Лузгиных живёт в Витебской области Белоруссии, в районе древнего русского города Полоцка. Жители Полоцка, полочане, считаются западной ветвью кривичей. Оказывается, кривичи действительно селились и на рязанской земле, и на территории Московской области, правда, не в таком большом количестве, как вятичи. Историки сообщают:
"Миграционные потоки в сторону Рязани двигались из разных славянских земель - об этом свидетельствует набор украшений в женских погребениях, в частности височные кольца, формы которых специфичны для каждого славянского "племени" < ...> В Рязани оседали переселенцы со смоленского запада (смоленско-полоцкие кривичи), для которых типичны браслетообразные завязанные височные кольца".
"Археологические раскопки свидетельствуют о том, что первыми поселенцами Старой Рязани были дреговичи, смоленские кривичи, обитатели Волго-Окского междуречья, радимичи и полочане".
Из истории г. Касимова находящегося в 156 км от Разани, читаем:
"На переломе первого и второго тысячелетий нашей истории на мещёрскую землю пришли славянские племена. Это были кривичи и явились они в Мещеру со стороны Мурома".
В Муроме, как известно, жило угро-финское племя мурома. Но и кривичи, как мы видим, жили тоже. В списке купеческих фамилий Мурома встречается фамилия Лузгин. Вероятно, муромские Лузгины были потомками западных кривичей - полочан, традиционным занятием которых как раз и была торговля.

*

С учётом того, что много Лузгиных живёт в районе города Полоцка Витебской области, мы видим, что гипотеза о полоцком происхождении Лузгиных имеет под собой основание. Вообще, роль Северо-Западной Руси, в частности кривичей, в формировании Московского государства была, видимо, недооценена историками. Она значительно больше, чем роль, скажем, Киевской Руси. Не случайно, латыши называют русских кривичами (krievi), а Россию - Криевией (Krievija). Известную фразу летописца "Руськая земля словёт Полочьская" историки почему-то трактуют в том смысле, что, мол, полоцкая земля тоже русская, хотя Нестор недвусмысленно говорит обратное - полочане осваивали и заселяли русские земли. Историк И. А. Тихомиров по этому поводу написал замечательные слова, отражающие всю спорность данной проблемы:
"Итак, кривичи, кривичи, кривичи - одни и всюду. Они наполняют и свою собственную землю. Они же заселяют и всю средину России. Удивительная плодовитость! Но куда же делись остальные - словене новгородские, чудь, весь, меря и другие?"
Вопрос о роли кривичей в колонизации северо-восточной Руси в исторической науке является спорным. В противоположность В.О. Ключевскому, стороннику теории заселения этого края с юга, историки и филологи А.А. Шахматов, Е.Ф. Будде, А.А. Спицын значительнейшую роль в этом процессе отводили племени кривичей, внеся в исследование вопроса данные языка и археологии.

*

В соответствии с одной из основных точек зрения на происхождение кривичей, их прародиной является территория северной Польши. Примерно в этом районе, а вернее, на территории Восточной Пруссии в Мазурском Озёрном крае мы находим следы проживания людей с фамилией Luzga. Некоторые историки утверждают, что пруссов следует рассматривать как западную ветвь кривичей, указывая при этом, что верховный жрец пруссов имел титул Криве. На славянском происхождении пруссов настаивал и наш великий соотечественник Михайло Ломоносов, доказывавший "единство с пруссами россов". Интересно также отметить, что у пруссов, также как и у кельтов, дуб считался священным деревом, и культовые обряды производились в дубовых рощах. А на воротах старинного города кривичей Изборска почему-то выложен сохранившийся до наших дней крест с характерным для кельтских крестов кругом.... Историки на такие мелочи обычно внимания не обращают. Действительно, какие могут быть кельты во II тысячелетии н.э., когда последнее о них упоминание в источниках относится к I веку до н.э.? Правда, в начале XXI века вышла книга историка С.В. Цветкова "Кельты и Славяне". В рецензии на эту книгу один из рецензентов пишет:
"... описанный Цветковым материал ставит жирный крест на многих традиционных исторических мифах. Например, на том, согласно которому славян и кельтов в истории разделяет практически тысячелетие. В книге сравниваются погребения различных славянских и кельтских племён, приводятся многочисленные "античные" и средневековые источники, в которых, по сути, описываются одни и те же племена, но у кого-то они называются славянскими (скифскими, сарматскими), а у кого-то - кельтскими. Приводятся десятки фотографий практически идентичных крестов, бус, видов резьбы, фибул, музыкальных инструментов и т.д. и т.п., найденных на территории кельтского и славянского ареалов расселения".

*

Отличительной чертой погребений кривичей являются длинные курганы - валообразные земляные насыпи. Длинные курганы содержат захоронения по обряду трупосожжения. Кривическая курганная культура отличается от синхронных славянских культур, для которых характерна культура круглых курганов. "Длинные курганы" кривичей встречаются на Волге и Волго-Окском междуречье вплоть до реки Клязьмы. Но именно длинные курганы встречаются и на Британских островах. По мнению британских учёных, они принадлежат переселившимся на острова из Испании кельтиберам. Остаётся добавить, что именно испанские переселенцы - гойделы - основали деревеньку Lusk на восточном побережье Ирландии. В старинных документах она упоминается под столь созвучным нашей фамилии именем Lusga. По мнению британских историков, названа она так потому, что раньше там находились "сады бога Луга". Вероятно, так называлась священная роща бога Луга, в которой совершались ритуальные языческие обряды, посвящённые культу главного кельтского языческого божества.

*

Вполне вероятно, что Лузгины переселились на рязанские земли из полоцкой земли во времена наибольшего расцвета и могущества Великого княжества Литовского, Русского и Жомойтского, включавшего полоцкие, смоленские и другие земли кривичей. Большинство из нас термин "Русь" связывает почему-то с Киевской Русью и Московским государством, забывая, что помимо Руси Московской и Руси Киевской существовала ещё Русь Литовская. Две трети её населения было славянским, исповедовавшим православие, и официальным был славянский язык, близкий к русскому. Древнерусские города - Киев, Полоцк, Смоленск, Чернигов и многие другие - входили в состав Литовской Руси во время её наибольшего расцвета. В конце XIV века Великий князь Литовский и Русский Витовт даже присоединил к княжеству огромные территории Дикого Поля. При Ольгерде земли княжества Литовского простирались от Балтики до Причерноморских степей. Восточная граница проходила примерно по нынешней границе Смоленской и Московской, Орловской и Липецкой, Курской и Воронежской областей. В состав государства входили современная Литва, вся территория Беларуси, Смоленская область и часть Украины. Границы Руси Литовской доходили до реки Оки, а некоторые историки даже полагают, что Москва была основана как крепость на её границах с Владимиро-Суздальским княжеством. Это косвенно подтверждает академик Татьяна Алексеева, рассказывая о первых жителях Москвы. Она подчеркнула, что среди первых жителей Москвы преобладали рязанские вятичи и полоцко-смоленские кривичи, и практически не было выходцев из Владимиро-Суздальского княжества.
Экспансия Литвы на восток была вызвана германским давлением с запада. Конец этому давлению был положен в 1410 году. В Грюнвальдской битве соединённые войска Польши и Великого княжества Литовского разгромили Тевтонский орден.

*

В XIV веке образовалось Московское княжество, и в конце XV века началась серия войн между ним и Великим Княжеством Литовским за Северские земли и Смоленск. В результате этих войн, особенно Ливонской войны, которую вёл с Литвой в середине XIV века за овладение побережьем Балтийского моря Иван IV, Литва стала восприниматься уже не как прародитель Московского государства, а как иноземный враг. В 1563 году войска Ивана Грозного взяли штурмом прародину Лузгиных - Полоцк - и подвергли город жестокому разграблению. "Бог несказанную милость излиял на нас недостойных, вотчину нашу, город Полоцк, в наши руки нам дал", - писал царь.

*

Историки пишут, что кривичи - это группа племён, обитавших в VIII-XII веках на территориях Витебской, Могилёвской, Псковской, Брянской и Смоленской областей, а также восточной Латвии, которые сформировались на основе пришлого славянского и местного балтского населения. Обращает на себя внимание, что вятичи пришли в междуречье Оки и Волги тоже не на пустое место. Оказывается, в этих местах обитало балтоязычное племя голядь. Историки пишут:
"Предшественниками славянского населения в бассейне верхней Оки были представители мощинской культуры. Такие особенности как домостроительство, обрядность, керамический материал и украшения, позволяют отнести её носителей к балтоязычному населению. С VIII века начинается заселение верховьев Оки славянским населением. Считается, что при этом балты не покинули прежних мест расселения, а вступили в культурное взаимодействие с пришедшими славянами".
Так может быть, секрет появления Лузгиных на Руси следует искать в этих балтских племенах? Следует отметить, что в литовском языке есть слово lùzgana - "шелуха, кожура, рыбья чешуя".
В самом начале начале I тысячелетия на Ладоге существовало варяжское государство, основанное Рюриком. В письме хазарского кагана Иосифа оно называлось Лузнией. Иисторик Лев Гумилёв почему-то разъясняют этот термин следующим образом: "ладожяне, т.е. варяжская дружина Олега". Поскольку в Полоцке правили назначенные Рюриком князья, нельзя исключать и такой возможности, что первые люди с фамильной кличкой Лузга были варягами, пришедшими с Рюриком на Ладогу. Во всяком случае, ирландские Луски считают своих предков варягами.

*

Так чьи же мы, Лузгины, потомки - кривичей, пруссов, кельтов или варягов? Ясно одно, что истоки нашей фамилии находятся на побережье Балтики, а нашими предками были венды, которых одни историки относят к славянам, другие - к германцам, а третьи - к балтоязычным народам. Возможно, что все эти историки правы, каждый по-своему...



*

Фамилия Лузгин произошла от мирского имени Лузга, которое также как и диалекты этого имени Луска и Луза означалo "кривой, одноглазый". В материалах "Города России XVI века. Материалы писцовых описаний" (М., Древлехранилище, 2002 г.) среди прозвищ посадских людей находим:
"Чиркин Лузга, Холм, 1575 г."
Это единственный случай, который мне удалось найти в Интернете, когда "Лузга" употребляется в качестве мирского имени. Холм - город в Новгородской земле, которая с 1478 года была подчинена Московскому княжеству. Тот факт, что упоминание мирского имени Лузга мы встречаем на новгородской земле, не является случайным. В дальнейшем мы увидим, что истоки нашей фамилии находились в Северо-Западной Руси - на новгородских и полоцких землях.

*

В апреле 1632 г. в Польше умер король Сигизмунд III. Престол перешел к его сыну, Владиславу IV. Новый монарх был человеком высокообразованным и отличался веротерпимостью. Православные жители страны получили право проводить богослужения по собственным канонам, стали создаваться новые православные епархии, разрешили переход из униатства в православие и обратно. Подобная уступчивость принесла Польше большие выгоды. Летом 1632 г., когда вспыхнула русско-польская война, православные "литовские люди" и украинские казаки выступили на стороне короля.
В декабре 1632 г. армия московского воеводы М.Б. Шеина подошла к Смоленску, занятому польско-литовскими войсками под командованием польного гетмана Александра Госевского, и начала блокаду города. В письме воеводы М. Б. Шеина в Москву упоминаются "дорогобужские сидельцы, литовские люди, капитан Ульф, да ротмистр Лузгиня". Сиделец - лицо, несшее службу в крепости, охранявшее или защищавшее ее. Дорогобуж - город в Смоленской области. Однако, когда войска воеводы М.Б. Шеина подошли к Дорогобужу, капитан Ульф и ротмистр Лузгиня воевать против войск московского государя не стали и решили удалиться в Литву. В письме сообщается, что когда "Дорогобужские сидельцы, литовские и немецкие люди, шли из Дорогобужа в Литву", то из Смоленска "Александр Госевской посылал к ним ратных людей и велел тех Дорогобужских сидельцев поворотить к себе в Смоленеск сильно, и Дорогобужские сидельцы, литовские люди, капитан Ульф, да ротмистр Лузгиня в Смоленеск не пошли, а говорили: на том они крест целовали, что им в Смоленску не сидеть и против государевых людей не стоять; а пехоты де Дорогобужских сидельцев поворотили в Смоленеск сильно 200 человек".
Предпринятая царскими войсками осада Смоленска успехом не увенчалась. В начале 1634 г. поляки окружили стоявшие под крепостью силы воеводы М. Б. Шеина и заставили его капитулировать. Многие люди из русского войска перешли на службу к полякам. М. Б. Шеин был обвинен в измене и по приговору Боярской думы казнен.
Что же касается ротмистра Лузгини, то, несмотря на целование креста, он стал полковником на службе у польского короля. Хроники сообщают: "... в январе 1634 г. под Себеж пришли полковники Лузгиня и Муравицкий, имевшие под своей командой 2300 гусар и черкас". В начале весны 1634 г. их отряды пришли под Великие Луки. 29 марта русские войска атаковали неприятеля. Бой продолжался "с утра до раннего вечера". Потерпев поражение, "польские и литовские люди бежали".
Это был локальный успех московских войск, не менявший общей картины боевых действий. Вскоре царь Михаил Федорович Романов был вынужден начать с поляками переговоры, которые завершились подписанием Поляновского мирного соглашения. Смоленские земли остались в руках Речи Посполитой.
Понятно, что православный (крест целовал!) "литовский человек" (т.е. белорус) и "Дорогобужский сиделец" (на исторической смоленской земле кривичей) Лузгиня, был полочанин Лузгин, фамилию которого слегка подправили на польско-литовслий лад.

*

В архиве рода Нагириных сохранилась расписка, данная 12 января 1685 г. Саввой Кондратьевым сыном, "казанским гулящим человеком", о найме в работники к "казанцу" И. Г. Нагирину. В конце записи в качестве свидетелей приводится список "казанской площади поддьячих", среди которых упоминается и некто Тимофей Лузгин:
"А на то послуси: казанской площади подьячие Дмитреи Ситников, Тимофеи Лузгин, Федор Андреев, Артемеи Иванов, Осип Щекин. Запись писал тое ж площади подьячеи Ивашко Попов. Лета 7193-го году генваря в 12 день."
На обороте приписано:
"К сей записе вместо наемщика Савы Кондратьева по его веленью казанской площади подьячий Ерошка Андронников руку приложил. Послух Митка руку приложил. Послух Тимошка руку приложил. Послух Федка руку приложил. Послух Артюшка руку приложил. Послух Оска Щекин руку приложил."
Подьячий - низший административный чин в Московском государстве в XVI - начале XVIII века. Под руководством дьяков подьячие выполняли основную делопроизводственную работу в приказах и местных учреждениях. Они составляли особую группу служилого неподатного населения. Делились на старших, средней статьи и младших. Получали денежное, хлебное, а иногда и поместное жалованье.
Послух - свидетель сделки, договора, подтверждавший существование письменных юридических актов. Послухами могли быть, как правило, только свободные люди.
Таким образом, Лузгины проживали в Татарстане ещё со второй половины XVII века и были людьми служилыми, лично свободными.

*

На севере Кировской области близ границы с Республикой Коми, неподалёку от посёлка Опарино, берёт своё начало речка Луза - правый приток реки Юг, которая сливаясь с рекой Сухоной у города Великий Устюг, образует Северную Двину. Луза сначала течёт на север, потом делает резкий поворот на восток и пересекает границу с Республикой Коми. Образую огромную дугу, Луза меняет своё направление на север, затем на восток, и возвращается на территорию Кировской области, протекая через посёлок Лальск и город Лузу. В дальнейшем Луза выдерживает общее направление на запад, пересекает чраницу Вологодской области и впадает в реку Юг в 30 км от её устья. Течение Лузы извилистое, дугообразное, что вероятно, и послужило причиной её названия: Луза - значит "кривая", "дугообразная".

 []

В давние времена на этих землях обитали финно-угорские племена. Русские переселенцы, пришедшие из земель Великого Новгорода, называли их "чудь" или "чудские люди". Пришельцы постепенно частично вытеснили коренное население и частично смешались с ним. Сохранились легенды о древней чуди, которая ушла под землю чтобы не жить среди русских и не принимать крещения.
Влияние Новгорода утверждалось в северных землях несколько столетий. Начало новгородской колонизации Севера учёные относят к X - XI векам, а систематическое заселение - к XIII веку. На основных путях новгородцев появились их поселения: Великий Устюг (1147 г.), Чернигов (на реке Чёрной, в трех километрах выше по Вычегде от нынешнего Сольвычегодска). В XIV веке часть жителей из г. Чернигова поселилась у Соляного озера, основав поселение, которое в XV веке называлось "посад Усолье" - будущий город Сольвычегодск.
В 1570 г. из Новгорода бежала группа Новгородской знати. Часть беженцев остановилась у места впадения реки Лалы в реку Лузу, основав посёлок Лальск. В Нижнелальском сельсовете была д. Новородово. Любопытно, что в документах XVII - XIX веков она именуется Наугородок, Наугородова, Наугородская. Замена "нау" на "нов" наводит на определённые размышления oб этнических, а именно, кельтских корнях новгородских пришельцев: новый по-английски - new ("нью"), а основанная шотландскими переселенцами Канадская провинция называется Nova Scotia.
К началу XVII в. рядом с Лальской округой оставалась только небольшая территория, заселенная чудью, упоминаемая в документах как волость "Луская Пермца" или "Лузкая Пермца". В уставной грамоте, выданной Лузской Пермце в 1615 г. в подтверждение ранних жалованных грамот, сообщается: "И города Устюга и Соли-Вычегодские и иных городов Луские пермцы крестьяне не делают, а делают они в Лузкой Пермце свои городки".
По-видимому, среди новгородских переселенцев в эти северные земли были и Лузгины. В Интернете я нашёл следующее упоминание:
"Лузгин Анцифор Петрович (15/16), кретьянин Вилегодской волости Сольвычегодского уезда".
Не совсем, правда, ясно, в каком веке жил Анцифор Петрович. Зато Лузгины упоминаются неоднократно в "Переписной книге города Соливычегодска [архангельского городка на стыке Архангельской, Вологодской и Кировской областей] переписи стольника Ивана Романовича Цымерманова" за 1710 год (РГАДА. Ф.1209. Оп.1. Д.1082. Л. 1-32). В этой книге читаем:
"Лета 1710-го маия в __ день по указу великого государя царя и великого князя Петра Алексеевича всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержца и по наказу Архангелогородской губернии ис канцелярии от ближнего стольника князя Петра Алексеевича Голицына за приписью дьяка Федора Зуева стольник Иван Романов сын Цымерманов у Соли Вычегодцкой на посаде и в Усольском уезде в станах и волостях переписывали церкви Божии и монастыри и церковных причетников и посадцкие и крестьянские и бобыльские и половничьи и вдовьи и монастырские и всяких чинов владельцов жылые и пустые дворы и в них людей по имяном обоих полов как мужеск пол так и женской в возрасте и в лета от мала до велика ... и то писано в сих переписных книгах имянно ниже сего статьями".
Среди большого числа других записей, в переписной книге есть и такие:
"Деревня Лаврово евож половник Лузгиных".
"Дворы половничьи Лальской Архангельской пустыни Деревня Коншево половник Плюсниных Лузгиных Пластинин".
"Деревня Еловка. Двор пуст крестьянина Захара Аникиева сына Лузгиных запустел в 700-м году а он Захар и з детьми живут в Лальской Архангельской пустыни в половниках пашня и сенные покосы впусте никто не владеет".
"Двор пуст крестьянина Федора Аникиева сына Лузгиных запустел в 700-м году а он Федор помре в том же году а жена и сын ево Максим живут в Лальской волосте по половьям пашня и сенные покосы впусте никто не владеет".
"Деревня что был починок Воробин на речке Емской. Двор пуст крестьянина Афонасья Иванова сына Лузгиных запустел в 702-м году а он Афонасей помре на работе на Таганроге в кузнецах а жена ево Иван живут в Яренском уезде в Чакульской волости пашня и сенные покосы впусте нихто не владеет".
"Деревня что был починок Юрьевской. Двор пуст крестьянина Лузгиных запустел в 707-м году а он Иван з женою и с сыном своим Васильем померли в прошлых годех".
Обращает на себя внимание, что все крестьяне упоминаются в "Переписной книге" с фамилиями, которые уже оформились в том виде, в каком они дошли практически без изменений до наших дней. И это в самом начале XVIII века, в то время как большинство крестьян Российской империи оставалось бесфамильным ещё более полутора сотни лет - вплоть до отмены крепостного права. Ничего удивительного в этом нет, если принять во внимание, что эти крестьяне были потомками новгородских переселенцев. Граждане Великого Новгорода и Великого Княжества Литовского имели фамилии уже в XIII веке.
Поражает большое число пустых дворов, упоминаемых в "Переписной книге". При этом указывается, куда делись их жители - они уехали в Сибирь:
"Двор пуст Якима да Ондрона Трофимовых запустел в 703-м году а они Яким и Андрон з женами и з детьми съехали в Сибирские городы"
"Двор пуст Сидора Нефедьева запустел в 708-м году а он Сидор умре а дети ево сошли в Сибирские городы"
"Двор пуст Якова Алексеева запустел в 702-м году а он Яков помре а жены не осталось а дети ево сошли в Сибирские городы"
Становится понятно, почему Лузгиных на Урале и в Сибири проживает большее число, чем в европейской части России. В распространении фамилии Лузгин на необъятных просторах Российской империи, в особенности в Сибири, Русский Север сыграл исключительную роль. Большинство пермских, свердловских, курганских, красноярских, иркутских, тобольских, омских и других сибирских Лузгиных - потомки переселенцев из Русского Севера. К началу XVIII века - времени составления "Переписной книги" - это переселение уже практически было завершено. Конечно, переселялись Лузгины не только в Сибирь, но и в Волжско-Окское междуречье, о чём свидетельствуют названия северных деревень: "Деревня Кондратьевская а Рязань тож".

*

Из сольвычегодских земель были и именитые люди Строгановы. В "Переписной книге" читаем:
"Деревня Сведомково. Двор на приезд именитого человека Григорья Димитриевича Строганова а в нем живет прикащик ево Иван Максимов сын Белоногов 31 лета".
"Деревня Горка. Двор на приезд именитого человека Григорья Димитриевича Строганова а в нем живет прикащик ево Козма Козмин сын Хохлов 41 лета у него жена ... скотник Фалев".
После падения Казани в 1552 году началось интенсивное расширение границ Московского государства. В 1558 году сын крупного промышленника из Соль-Вчегодска Григорий Строганов получил от Ивана IV жалованную грамоту на обширные земли в Пермском крае по обоим берегам Камы в районе Соликамска. Строгановы брали на себя обязательство строить укрепленные городки, содержать ратных людей, искать руду, плавить для казны металл, развивать ремесла, солеварение и сельское хозяйство. Для осуществления этих задач они были освобождены от государственных налогов и повинностей на 20 лет. На их землях разрешалась свободная беспошлинная торговля. Для охраны своих земель Строгановы наняли в 1579 году на службу волжских казаков во главе с Ермаком.
Привлечённые новыми открывшимися возможностями на пермские земли хлынули переселенцы с Русского Севера - с территорий современных Архангельской, Вологодский и Кировской областей. Были среди них и Лузгины, чьи потомки и сейчас живут на юго-востоке Пермской области в Суксунском районе и в соседней Свердловской области. Вероятно, что, как и Строгановы, Лузгины-переселенцы были из окрестностей Соль-Вычегодска, поскольку Лузгины, как мы видим, также там жили.
В центральной части Верхнекамской возвышенности из четырёх ключей у села Кулига Кезского района Удмуртской Республики берёт начало река Кама. Река течёт сначала на север, затем поворачивает на восток и на юг, протекая по территории Пермского края через города Соликамск, Березники и Пермь. Южнее Березников, там где камское водохранилище, в неё впадает река Иньва, образуя Иньвенский залив. В 1608 году дьяк Сарыч Шестаков в этих местах межевал земли. Сохранилась "Межевая книга Чердынского и Усольского уезда Сарыча Шестакова, 1608 г.", в которой читаем:
"По гдря црва и великого кнзя Василья Ивановича всея Русии грамоте писцы дьяк Сарыч Шестаков да подъячей Второй Ильин межевали гдря Пермскаго Чердынскаго и Усольсково уезда деревень с Максимовыми Яковлева сына и с Никитиными Григорьева сына деревнями Строгановых".
Среди прочих деревень, упоминаемых в межевой книге, есть и такая:
"Деревня Кудымкар на речке на Инве
двор Ивашка Лузга да сын ево Парше(?)
двор Рака да Чаз Дмитреевы
двор Илейко О[...]аев да Нырсимко Данилов
двор Петрушка Филипьев
двор Бориско Гилев
двор Иванко Утка
двор вдова Онсоица Базова да сын ее Степанко
Пашни дватцать восемь чети да перелогу три чети в поле а в дву по тому же, земля середняя, сена на реке на Инве сорок копен, да у них же рыбная ловля в речке в Инве, а оброку с тое речки давати гривна да пошлин денга".
Возможно, что переселение какой-то части Лузгиных было связано с началом солеварения на пермской земле в Соликамске. Обращает на себя внимание, что Лузгины жили в Карелии на берегу Белого моря в Сумском Посаде, где, как и в Соль-Вычегодске и в Соликамске, было развито солеварение. Да и в Иркутской области Лузгины тоже поселились в Усолье Сибирском. Возникает предположение, что Лузгины были каким-то образом связаны с этим исключительно важным для того времени производством.
В 1598 году пало Сибирское ханство, а годом раньше крестьянином Артемием Бабиновым была открыта дорога от пермского города Соликамска до верховьев реки Туры, притока Тобола, прозванная в народе Бабиновской. По ней, а затем по заменившему её Сибирскому тракту, поток переселенцев с Русского Севера и Прикамья хлынул через пермскую землю в Сибирь. [Сибирский тракт шёл из Москвы через Муром, Казань, Осу, Кунгур, Екатеринбург, Тюмень, Тобольск, Томск, Енисейск, Иркутск и далее.] Так Лузгины поселились сначала в Курганской и Тюменской областях, а затем и в других сибирских регионах. Любопытно отметить, что в Курганской области Лузгины и сейчас живут в Каргопольском районе, что указывает на их вероятное происхождение из архангельского Каргополя, где до начала XX века жила купеческая династия Лузгиных.
По Бабиновской дороге в начале XVIII века по приказу Петра I на Дальний Восток отправились Иван Евреинов и Фёдор Лузгин, которые в 1720 - 1721 годах провели первые геодезические съёмки Западной Камчатки и центральной группы Курильских островов. По этой же дороге прошла и Камчатская экспедиция Витуса Беринга и Алексея Чирикова, которая в 1733 году останавливалась в пермском городке Осе, основанном в 1591 году.
Похоже, что часть башкир, татар и русских из Осинского уезда Пермского края переселилась в Сибирь, основав в Усть-Ордынском Бурятском автономном округе Иркутской области село Оса. В Осинском районе Иркутской области есть и село Лузгино, основанное, как говорят, ссыльным казаком-бунтарём Иваном Лузгой.

*

Таким образом, можно смело утверждать, что относительной распространённостью фамилии Лузгин в Сибири и на Дальнем Востоке мы обязаны в значительной степени Русскому Северу. Роль Русского Севера и Литвы в нашей официальной отечественной истории искуственно занижена, в то время как роль Киевской Руси незаслуженно раздута. Большинство русских городов, таких как Муром, Рязань, Тула и Курск основывались и заселялись выходцами из Литвы и из новгородских земель - Русского Севера. Сама Москва была, по всей вероятности, основана как пограничный городок на окраинных землях Великого княжества Литовского и Русского. А рязанские и тульские Лузгины - это осевшие на этих окраинных землях служилые люди, литвины, кривичи, то есть, белорусы.
Вы слышали когда-нибудь, чтобы в Москве, в Рязани или в Сибири говорили "лускать"? Конечно же, нет. Вся Сибирь, Рязань и Москва исключительно "лузгает" - вслед за Вологдой, Новгородом, Архангельском и Полоцком. А "лускают" на Украине и в Польше....

*

Переселение людей из Русского Севера в Волжско-Окское междуречье и в Сибирь вряд ли можно объяснить одним завоеванием Казани и укреплением Москвы. По всей видимости, причины исхода были более глобальные. Русский Север в начале II тысячелетия был довольно густо населён, и климат там был значительно более мягкий, чем в наше время. Учёные сообщают о "малом климатическом оптимуме" в X-XIII веках - периодe сравнительно теплой и ровной погоды, мягких зим и отсутствия сильных засух. Возможно, именно в это время и был заселён Русский Север и скандинавские страны, а исландский викинг норвежского происхождения Эрик Рыжий даже добрался до "Зелёной земли" - Гринландии.
В XIV веке начался так называемый "Малый ледниковый период" - период глобального относительного похолодания. Исследователи полагают, что наступление малого ледникового периода было связано с замедлением течения Гольфстрима около 1300 года. В Гренландии стали наступать ледники, летнее оттаивание грунтов становилось все более кратковременным, и к концу века здесь прочно установилась вечная мерзлота. Возросла ледовитость северных морей, и предпринимавшиеся в последующие века попытки достигнуть Гренландии обычно заканчивались неудачей. С конца XV века началось наступание ледников во многих горных странах и полярных районах. В 1310-х годах Западная Европа, судя по хроникам, пережила настоящую экологическую катастрофу. Дождливые лета и необыкновенно суровые зимы привели к гибели нескольких урожаев и вымерзанию фруктовых садов в Англии, Шотландии, северной Франции и Германии. В Шотландии и северной Германии прекратилось виноградарство и производство вин. Зимние заморозки стали поражать даже северную Италию. Ф. Петрарка и Дж. Бокаччо фиксировали, что в XIV в. снег нередко выпадал в Италии. Прямым последствием первой фазы Малого ледникового периода стал массовый голод первой половины XIV века.
Начался массовый отток населения и из Русского Севера. Переселенцы устремились в Волжско-Окское междуречье, в пермскую землю и оттуда в Сибирь. Вероятно, благодаря прибытию большого количества переселенцев в Московкие земли объясняется возрастание роли Москвы.

*

Поскольку, как мы видели, начало Московского государства следует искать на русских северных землях и в Литве, то возникает естественный вопрос когда, откуда и кем заселялся Русский Север? Современная историческая наука даёт на этот вопрос довольно чёткий ответ, в справедливости которого вряд ли можно сомневаться: Русский Север заселялся и осваивался новгородцами. Однако, кто же тогда сами эти новгородцы?
В летописях Новгород упоминается впервые под 859 год. К середине X века относится упоминание Новгорода Константином Багрянородным. 953-м годом датируется самая древняя из построек, исследованная археологами. Когда говорят о новгородцах, то, прежде всего, вспоминают новгородских словен, упуская из вида, что Новгород с самого своего основания представлял собой федерацию разноэтничных племен. Рассказывая о приглашении Рюрика на княжение в Новгород, летописец инициаторами этого приглашения называет не просто новгородцев, а словен, кривичей и мерю. Исходной основой Новгорода послужил союз трех древних, соседствующих друг с другом самоуправляемых поселков. Один из этих поселков находился на правом берегу Волхова и назывался Славенским (Славно). Другие два посёлка Неревский и Людин располагались на левом берегу.
Историки сообщают, что жителями Славно, который в летописях также имел другое название - Холм, были пришедшие сюда со Среднего Днепра славянские колонисты. Славяне, придя на Волхов и попав в инородное окружение, "прозвались своим именем", т. е. общеславянским именем - словене. Славяне в процессе расселения на севере обычно выбирали правые, высокие берега рек, изобилующие естественно защищенными мысами и холмами. Свои поселения они иногда называли просто - Холм. На Руси известно несколько городов, именуемых Холмами: Холм на Ловати (в пределах Новгородской земли, южнее Новгорода, т. е. на пути днепровских славян к Ильменю), Холм в Смоленской земле, Холм в Галицкой земле, Холм в Белоруссии. В районе интенсивной новгородской колонизации Русского Севера хорошо известно поселение Холмогоры.
Стоит отметить, что Лузгины в Белоруссии проживали в деревне Холмы, что в Шумилинском (Сиротинском) районе Витебской области, неподалёку от Оболи. Так что не исключено, что Лузгины происходили из новгородских словен. Однако, есть и другая, на мой взгляд, более вероятная версия.
Я не буду подробно останавливаться на жителях посёлка Неревский. Отмечу только, что при обычной взаимозамене "м" и "н" его название включает в свое наименование этноним "меря". Угро-финская племенная знать с самого начала была компонентом новгородской аристократии. Копорские князья и карельские валиты принадлежали к сословию новгородских великих бояр и избирались на высшие магистратские должности в Новгороде. Однако, в угро-финских языках слова "лузга" и "луска" отсутствуют. Поэтому истоки Лузгиных вряд ли следует искать среди жителей посёлка Неревский.
Нас больше будут интересовать жители посёлка Людино, которыми, по мнению академика В.Л. Янина, были кривичи. Об этническом происхождении кривичей в учёном мире нет единого мнения. Дело в том, что свои захоронения кривичи производили не в круглых сопках, как другие славяне, а в длинных курганах. Длинные курганы встречаются в Новгородской земле, есть они и в нескольких десятках километров от Новгорода. Да и этноним "кривичи" происходит от имени литовского и прусского бога Криве. А главная улица древнего Людина называлась Прусской. Любопытно, что позднейшая новгородская традиция сохранила воспоминание об одной из прародин новгородцев, когда в легенде о призвании князя устами новгородского старейшины Гостомысла отправляла послов за князем "з Прусскую землю, в город Малборк".
Вo второй половине XX столетия российскими учёными был накоплен массовый археологический, антропологический и нумизматический материал, который свидетельствует о самом широком присутствии в пределах Северо-Западной Руси южнобалтийских славян. Заключения археологов подтверждаются выводами антропологов. Академик антрополог Т.И. Алексеева констатировала, что краниологические серии с территории Северо-Запада "тяготеют к балтийскому ареалу форм в славянском населении". Чуть позже В.В. Седов отмечал: "Ближайшие аналогии раннесредневековым черепам новгородцев обнаруживаются среди краниологических серий, происходящих из славянских могильников Нижней Вислы и Одера. Таковы, в частности, славянские черепа из могильников Мекленбурга, принадлежащих ободритам". С выводами археологов и антропологов о теснейшей связи Южной Балтики и Северо-Западной Руси и о переселении на территорию последней какой-то части южнобалтийского населения полностью согласовываются заключения лингвистов. Н.М. Петровский, проанализировав новгородские памятники, указал на наличие в них бесспорно западнославянских особенностей. Д.К. Зеленин, в свою очередь, обратил внимание на балтославянские элементы в говорах и этнографии новгородцев. Исходя из этих фактов, оба исследователя пришли к выводу, что близость в языке и чертах народного быта новгородцев и балтийских славян можно объяснить лишь фактом переселения последних на озеро Ильмень. Все эти факты свидетельствуют о балтийско-славянской колонизации Северной Руси. Поэтому не удивительно, что людей с фамилией Лузгин проживают в большом количестве в окрестностях города Полоцка, а люди с фамилией Luzga упоминаются в церковных книгах XVII - XIX веков среди жителей Мазурского Озёрного края, что в Восточной Пруссии.

*

С Русским Севером связана легенда о загадочной исчезнувшей прародине человечества - Гиперборее, остатки цивилизации которой некоторые учёные находят на Кольском полуострове. Древнеримский учёный Плиний Старший в своей "Естественной истории" писал о гипербореях следующее: "За этими [Рифейскими (предположительно - Уральскими)] горами, по ту сторону Аквилона [древнеримское название северного ветера, соответствующее древнегреческому Борею], счастливый народ (если можно этому верить), который называется гиперборейцами, достигает весьма преклонных лет и прославлен чудесными легендами. Верят, что там находятся петли мира и крайние пределы обращения светил. Солнце светит там в течение полугода, и это только один день, когда солнце не скрывается (как о том думали бы несведущие) от весеннего равноденствия до осеннего, светила там восходят только однажды в год при летнем солнцестоянии, а заходят только при зимнем. Страна эта находится вся на солнце, с благодатным климатом и лишена всякого вредного ветра. Домами для этих жителей являются рощи, леса; культ Богов справляется отдельными людьми и всем обществом; там неизвестны раздоры и всякие болезни. Смерть приходит там только от пресыщения жизнью <...> Нельзя сомневаться в существовании этого народа".
Куда же делись гиперборейцы и почему они исчезли? В памяти народной сохранились воспоминания о климатическом катаклизме, принудившем наших пращуров покинуть северную прародину. Доктор философии В.Н. Демин, посвятивший последние годы разысканию легендарной Гипербореи, приводит следующие строки, записанные на Русском Севере:

Постигла нас тьма несветимая,
Солнце угаси светлая,
Свет свой не яви
На лицы земли;
Прежде вечера в часы дневные
Наступила нощь зело темная;
Луча измени естество свое,
Светлая луна во тьму преломися;
Звезды на небеси
Свет свой угаси...
Земля и воды свой плод сократи;
Паде с небес сап горящий,
Пшеницу сломи несозрелую...
Перемени море естество свое...
Наступи зима зело лютая,
Уби виноград зеленый...

Бурцев А.Е. "Обзор русского народного
быта Северного края", т. 2., СПб., 1902.

Описание климатической катастрофы можно найти и в древнекитайском трактате "Хуайнаньцзы": "Небесный свод разломился, земные веси оборвались. Небо накренилось на северо-запад. Солнце и луна и звезды переместились. Земля на юго-востоке оказалась неполной, и поэтому воды и ил устремились туда... В те далекие времена четыре полюса разрушились, девять материков раскололись, небо не могло все покрывать, земля не могла все поддержать, огонь полыхал не утихая, воды бушевали не иссякая".
Потомки спасшихся гиперборейцев, по мнению В.Н. Демина, и составили население Кольского полуострова и Русского Севера.

*

Самое удивительное состоит в том, что не только Московское государство обязано своим происхождением Литве и Русскому Северу. Выдающийся индийский санскритолог и историк Бал Гангадхар Тилак в 1903 году опубликовал своё исследование "Арктическая родина в Ведах". Исследуя тексты Ригведы, первой и главной из четырех Вед, Тилак обнаружил, что в них описаны реалии и явления природы, соответствующие лишь одной зоне нашей планеты, а именно - приполярным областям, далеким северным землям. Ригведа содержит описания "вечной" ночи и "вечного" дня, многодневных зорь и сумерек, Полярной звезды, созвездия Большой Медведицы и других явлений, которые можно наблюдать лишь на Русском Севере. Вывод, к которому он приходит, сводится к тому, что создатели Вед хорошо знали и отразили в своих гимнах особенности природы Приполярья, а значит - и сами Веды слагались первоначально в этих далеких от Индии областях.
Исследовательница С.В Жарникова обнаружила поразительное сходство гидронимов (названий рек, озёр) на севере европейской России с индийскими. Оказывается, что названия многих рек - "священных криниц", встречающиеся в древнеиндийском эпосе "Махабхарата", есть и у нас на русском Севере. Вот тольло лишь некоторые, которые совпадают дословно: Алака, Анга, Кая, Куижа, Кушеванда, Кайласа, Сарага. А ведь есть ещё Ганга - река в Архангельской области и Ганга - главная река Индии и многие, многие другие.
В Волго-Окском междуречье также есть множество рек, названия которых сходны с названиями "священных криниц" Махабхараты, точнее, той ее части, которая известна как "Ходение по криницам". Именно в ней дано описание более 200 священных водоемов древнеарийской земли Бхараты в бассейнах Ганги и Ямуны. Вот только малая часть этих совпадений, начинающихся на букву "а": Агастья - Агашка, Акша - Акша, Апага - Апака, Арчика - Арчиков, Асита - Асата, Ахалья - Ахаленка....
Удивительно, что мы имеем дело не только с почти буквальным совпадением названий священных криниц Махабхараты и рек Средней России, но даже с их взаимным расположением. Так, в санскрите и в русском языке слова с начальной "Ф" чрезвычайно редки: из списка рек Махабхараты только одна имеет "Ф" в начале названия - Фальгуна, впадающая в Сарасвати. Но, согласно древнеарийским текстам, Сарасвати - единственная большая река, текущая к северу от Ямуны и к югу от Ганги и впадающая в Ямуну у ее устья. Ей соответствует только находящаяся к северу от Оки и к югу от Волги река Клязьма. И что же? Среди сотен ее притоков только один носит название, начинающееся на "Ф" - Фалюгин!
Другой пример. Согласно Махабхарате, к югу от священного леса Камьяка текла река Правени (то есть Пра-река), впадающая в Ямуну, и находилпсь озеро Годавари (где "вара" - круг на санскрите). А что же сегодня? По прежнему к югу от Владимирских лесов впадает в Оку река Пра и лежит озеро Годь. Или еще пример. Махабхарата рассказывает, как мудрец Каушика во время засухи обводнил реку Пару, переименованную за это в его честь. Но далее эпос сообщает, что неблагодарные местные жители все равно называют реку Парой и впадает она с юга в реку Ямуну (Оку).
Учёными установлено поразительное сходство вышевок вологодских крестьянок XIX века с индийскими вышивками того же времени в Ориссе, Раджастхане, Бихаре, Гуджерате и Бенгалии.

 []
Стилизованные женские вологодские вышивки XIX века (слева) и индийские вышивки того же времени (справа)

Однако, самым удивительмым является сходство русского языка и санскрита. Профессор Н.Р. Гусева провела детальный сравнительный анализ двух языков. Оказалось, что в русском языке насчитывается более двухсот корней, имеющих соответствия в санскрите. Совпадений столь много, что их здесь не перечислишь. Вот лишь некоторые примеры, выбранные мною наугад из огромного списка: праматерь - праматрь, свекор - свакар, этот - этат, который - катара, первый - пурва, простор - прастара, чашка - чашака....
Н.Р.Гусева пишет:
"Если же мы обратимся к процессам словообразования, то найдем здесь тоже множество убедительных примеров сходства, не встречающихся больше нигде, кроме славянских языков. Со школьных лет каждому из нас известна та ведущая роль, которую играют в этом процессе такие элементы, как суффиксы и приставки. Здесь соотнесения между русским языком и санскритом не могут не поражать".
Но если сохранились названия рек, сохранился язык, то, наверное, должны сохранится и сами народы? В Махабхарате говорится, что к северу от страны Пандьи, лежащей на берегах Варуны, находится страна Мартьев. Но именно к северу от Панды и Вороны по берегам Мокши и Суры лежит земля Мордвы (Мортвы средневековья). Страна между Ямуной, Синдхом, Упаджалой и Парой назывлась А-Ванти. Именно так - Вантит (А-Вантит) называли землю Вятичей между Окой, Доном, Упой и Парой арабские путешественники и византийские хроники. Махабхарата и Ригведа упоминают народ Куру и Курукшетру. Курукшетра - дословно "Курское поле", и именно в центре его стоит город Курск, куда "Слово о полку Игореве" помещает курян. Ригведа сообщает о воинственном народе Криви. Но латыши и литовцы так и сейчас называют всех русских - "криви", по имени соседнего с ними русского этноса кривичей, чьими городами были Смоленск, Полоцк и Псков.

*

Похолодание заставило значительную часть племен, живших на севере, искать себе новые, более благоприятные для жизни территории на западе и юге. Ушли в Центральную Европу с реки Печоры племена дейчев, с реки Сухоны - суехане, а с Ваги - вагане. Все они считаются предками германцев. Другие племена обжили средиземноморское побережье Европы, достигли Атлантического океана, ушли на Кавказ и еще дальше на юг.
Историки датируют эти события, также как и события, описанные в Махабхарате, по-разному: кто XI веком до н.э., а кто и концом IV тысячелетия до н.э. Однако, в этом случае следует признать, что все приведённые совпадения являются случайными. Поверить в это трудно - слишком много этих совпадений. Поэтому, я в это и не верю, и вслед за А.Т. Фоменко считаю, что современная история искусственно удревлена, а всё описанное выше было сравнительно недавно - в конце I и в начале II тысячелетия нашей эры, т.е. тогда, когда началось заселение Волго-Окского междуречья племенами вятичей и кривичей.

*

С конца XVIII века и до конца XIX века приток переселенцев в Сибирь был уже слабым. Русский Север, интенсивно питавший сибирские земли в XV - XVIII веках переселенцами, с начала XIX века обезлюдел и прекратил всякое участие в освоении Сибири. Лузгиных в Архангельской, Вологодской, Мурманской и Кировской областях, увы, практически не осталось. Зато Лузгиных много в Карелии в городе Петрозаводске и его окрестностях, в частности, в Кижах. Правда, с их происхождением не всё до конца ясно.

*

В ноябре 1710 года по указу великого государя Петра Алексеевича и по грамоте воеводы Ивана Фомича Бабикова в Тобольский уезд был послан произвести перепись населения дворянин Андрей Иванов сын Парфентьев. В составленной им "Переписной книге" Тобольского уезда Сибирской губернии за 1710 год на листе за номером 447 перечислены жители слободы Красномышской:
"А в ней крестьян ведает судом и росправою по грамоте великого государя Василей Лукьянов сын Валков.
Двор а в нем живет церкви Вознесения Христова поп Тарасей Марков сын... .
Двор а в нем живет безместной поп Леонтей Иванов сын... .
Двор а в нем живет той же церкви пономарь Ондроновых пришлой человек бобыль Кольцов.
Двор а в нем живет той же церкви Лузгин у него мати Каптелина 100 лет".
Недалеко от Каргаполья, что в Курганской области, есть село Усть-Миасс, расположенное на красивом месте рядом с озером и известное своим белоснежным храмом в честь Богоявленья Господня. В "Переписной книге" Тобольского уезда переписи тобольского "по выбору" дворянина Василия Савича Турского читаем:
"Слобода Усть Мияская в ней крестьян ведает судом и росправою по грамоте Великого Государя московитин Иван Симонов. <...>
Двор крестьянина Григория Васильева. Сказался 35 лет, у него жена Устинья 38 лет, сын Анисим 3 лет, дочь Ирина 16 лет. У него на подворье воротник Дмитрей Лузгин 35 лет, жена у него Лукерья 25 лет, сын Филипп 3 лет. [Воротник (обратите внимание на ударение): в старой Руси - привратник, сторож у ворот]".
Возможно, что в обоих случаях речь идёт об одном и том же. Слобода Красномышская, по-видимому, граничила со слободой Шадринской. Каргаполье лежит в 30 километрах от Шадринска.

*

Владимир Георгиевич Лузгин (1950 г.р.), уроженец села Малый Буртас Пензенской области, проживающий в настоящее время в Нью-Йорке, провел исследование своей родословной в областном пензенском архиве. Человек очень непростой и яркой биографии, В.Г. Лузгин написал интересные записки о своей жизни, которые можно найти в Библиотеке Мошкова, Самиздат. Полученные им сведения о пензенских Лузгиных взяты из метрических книг церкви Знамения Пресвятой Богородицы села Салтыково и церкви Михаила Архангела села Пятницкое, хранящихся в архивном фонде Пензенской духовной консистории, и из так называемых ревизских сказок - именных списков крестьян, составленных во время ревизий (переписей) податного населения России в XVIII и XIX веках.
Всего было проведено десять таких ревизий. В Пензенском архиве хранятся ревизские сказки, начиная с третьей ревизии (1762 - 1763 гг.)
С середины XVIII века и в первой половине XIX века Лузгины проживали в деревне Пятницкое. С 1850-х гг. Лузгины такжи жили и во вновь образованной деревне Софиевке (Софьевке), которая с середины 1870-х годов получила статус села.
Самым ранним документом, в котором упоминаются пензенские Лузгины, является ревизская сказка третьей ревизии, поданная 24 июня 1762 года. Заголовок ее гласит:
"1762 года, июня (день не указан) дня, вотчины < ... > вдовствующей госпожи генеральши Марии Михайловны Наумовой Керенского уезда Подлесного стана села Архангельского, Буртас тож, выборный из крестьян Иван Денисов < ... > с ведома госпожи своей дал сию сказку о положенных в оном госпожи моей селе с деревнями по последней 1747 года ревизии в подушном окладе, из того числа разными случаями убылых и после того вновь рoжденных < ... > ".
В этой ревизской сказке значатся "доставшиеся по купчей в 1754 году лейб-гвардии Семеновского полка от прапорщика Александра Васильевича сына Салтыкова и написанные в последней ревизии за отцом его, господином генерал-аншефом Василием Федоровичем Салтыковым < ... > крестьяне":
Мартын Леонтьев Лузгин (1692 - 1774) и его дети:
Oнисим Мартынов Лузгин (1719 - 1756).
Логин Мартынов Лузгин (1733 - 1783).
Ирина (1734 - ?).
Ульяна (1724 - ?).
Дети Онисима:
Иван Онисимов Лузгин (1743 - 1795).
Андрей Онисимов Лузгин (1749 - 1807).
Иван Онисимов Лузгин (1751 - ?) (отдан в рекруты в 1771 году).
Федор Онисимов Лузгин (1756 - 1836), жена Дарья Гавриловна (1755 - ?).

* * *

В церковных книгах п. Romanowen округа Lyck Восточной Пруссии [г.Эльк (Ełk), п. Романово (Romanowо), Варминско-Мазурское воеводство современной Польши] содержится обширная информация, относящася к XVIII и XIX векам, о рождении, смерти и регистрации брака жителей с фамилией Лузга и даже Лузгин. Пeрвая запись датирована 1741 годом и сообщает о рождении Jendrzej Luzga, родители Christoph и Eva Luzga из Romanowen. В Интернете упоминается также N.N. Luzga, родившийся около 1640 года и являющийся, по-видимому, одним из основателей рода мазурских Luzga. Интересно отметитить, что мужское имя на "N" больше в этом роду не встречается. Это может говорить в пользу того, что род Luzga в этих местах был не коренной, а пришлый.
При регистрации брака в 1805 году в качестве свидетеля упоминается Fr. Luzgin. Скорее всего, "Fr." - это Fritz. Но возможно, что это и женщина, поскольку женские фамилии в Германии иногда образовывались из мужских добавлением суффиксов "in" или "en" к окончанию фамилии. Например, наряду с фамилией Lusch, в Германии встречаются фамилии Luschin (Лущин) и Luschen, причем про то, что они были когда-то женскими фамилиями, все давно благополучно забыли, и их теперь носят и мужчины. Так что не исключено, что наша фамилия обрзовалась как женская форма фамилий Луск и Лузг, но скорее всего, как родительный падеж от родового имени Лузга женского рода.

 []

г. Элк, Восточная Пруссия, Мазурский озерный край - прародина Лузгиных?

Полный список всех записей с фамилией Luzga округа Lyck приведен ниже в приложении. В этом списке мы встречаем людей со странными для русского уха именами: Jendrzej, Albrecht, Wojtek, Adam, Christoph, Christian, Jan, Jacob, Daniel.

*

Размышляя об обнаруженной мной прусской ветви фамилии Luzga и о появлении на Руси фамилии Лузгин, невольно вспоминаешь, что несколько сотен русских дворянских фамилий имеют легенды о родоначальниках-основателях, "выезжих из Прус" или "из Немец". Скорее всего, речь здесь идёт о русских родах, вынужденных покидать родные земли вследствие постепенного немецкого наступления на Прибалтику. Историк В.И. Меркулов сообщает:
"Массовое переселение с южного и юго-восточного берегов Балтийского моря в Новгород и Псков пришлось на XIII в., когда крестоносцы полностью захватили Поморье и Пруссию. Выходцы оттуда получали прозвище "из Немец", указывавшее на выселение из земель, захваченных "немцами", или "из Прус" по названию области, которое сохранилось даже после немецкого завоевания. Поток переселения шёл из южной Прибалтики в Новгород и Псков, и дальше в другие города."
Но, в таком случае, может быть, Лузгины - не кривичи, а пруссы? Ответ на этот вопрос даёт историк Константин Воротный из г. Костромы:
"... пруссы - не просто славянское племя (некоторые учёные считают их летто-литовцами), а самая западная ветвь большого племени кривичей, которое стало основой формирования русских Смоленской, Брянской, частью Новгородской и Псковской областей, а также белорусов и, частично, литовцев и латышей < ... >.
...пруссы - это летописное славянское племя кривичей (странно, что историки до сих пор этого не заметили!) < ... >.
...мы можем с полным основанием говорить, что пруссы-кривичи, наряду с вятичами, тверичами, древлянами, словенами, северянами стали тем самым ядром, на основе которого сформировался самый свободолюбивый народ в мире - русские."

*

Не знаю, как насчёт "свободолюбивого народа", но во всём остальном Константин Воротный абсолютно прав. Пруссы - это западная ветвь кривичей, и действительно странно, что историки до сих пор этого не заметили. Кривичи Лузгины, - ещё одно тому подтверждение. Отметим также, что верховный жрец пруссов имел титул Криве. Отсюда и название племени - кривичи. Языковые заимствования свидетельствуют о тесном взаимодействии между прусским и литовским языками, а последние генетические исследования показали близкое родство литовцев и белорусов.
Интересно отметить, что в Курской области, и особенно в Алексинском районе соседней с ней Тульской области, фамилия Лузгин встречается довольно часто. Кривичи Лузгины проживали здесь с очень давних времён. Я уже упоминал,что в Писцовой книги Епифани и Епифанского уезда (Тульская область), которая велась с 1572 по 1585 годы, среди фамилий епифанских казаков есть и фамилия Лузгина Наума Андреева сына. По всей видимости, тульские и курские Лузгины (также, впрочем, как рязанские и пензенские Лузгины) - потомки переселенцев из Пруссии, которые, возможно, сначала поселились в Белоруссии. Об этом свидетельствует и само название города Курска, в котором нетрудно усмотреть название прусского племени куров (вспомним Курский залив на Балтике и землю куров - Курляндию). Исследователи Ю.Ю. Моргунова и С.П. Щавелева выступили с гипотезой о северном происхождении названия города Курска, основанного выходцами из северо-западной Руси, кривичами Лузгиными в их числе.
Глубокие корни племени куров, вероятно, следует искать в Приазовье и на Кавказе, "там, где, сливаяся, шумят, oбнявшись, будто две сестры, струи Арагвы и Куры", и откуда, видимо, в числе прочих племён, предводительствуемых легендарным вождём Одином, ставшим скандинавским богом, куры переселились на север - в Скандинавию и на побережье Балтики. Об этом свидетельствуют и названия других топонимов, таких как, например, река Лаба на Кавказе и река Эльба в Германии (старое название - Лаба), в бассейне которой проживали полабские сербы.

*

Между тем, согласно генеалогическим преданиям, о которых пишет П.Н. Петров в двухтомнике "История родов русского дворянства", царствовавшая в России династия Романовых вела свое происхождение как раз из таких выходцев. В главе XVIII Родословной книги XVI в. о предке Романовых Андрее Кобыле сообщается: "Род Андрея Ивановича Кобылы, выехал из Прусские земли по Немец, а от него пошли Лодыгины, Захарьевы, Шереметевы, Колычевы, Беззубцовы".
Считается, что Андрей Иванович Кобыла был сыном знатного прусского владетеля князя Гланда Камбила Дивоновича, в крещении Ивана, который приехал в Россию вместе с сыном в последней четверти XIII века из Литвы или "из Прусс".
Н.Н. Селиванов в книге "Сборник материалов по истории предков царя М.Ф. Романова" рассказывает:
"Прусский король Прутено в 373 году по Рождеству Христову отдал в вечное владение своё Прусское королевство брату своему Ведевуту, а сам определился в идолослужение первым жрецом в городе Романове, где ныне находится немецкое местечко Хайлигенбайль, как раз неподалёку от Кёнигсберга. Романов, Ромов - буквальный перевод с латыни на русский названия "Рим" (по-итальянски - Рома). Именно этот Ромов-Рим, скорее всего, упоминается в рассказе о путешествии апостола Андрея по Руси в "Повести временных лет"."
Согласно исследованиям барона Кампегаузена, опубликованнным в книге Н.Н. Селиванова, где-то неподалёку от Кёнигсберга стоял когда-то город Романов - столица Прусско-Самогитского княжества, которым в течение долгого времени владели предки бояр Романовых.
В сочинении Т.С. Мальгина "Зерцало Русских Государей", изданного в 1794 году, о предках Романовых говорится:
"Прапредки Романовых происходят от самого первого Прусского и Самогитского князя Вейдевуда, который жил, точнее правил, в 305 - 379 годах. Потомство его разрослось до 9-ти колен, вплоть до князя Гланды, которого признают братом прусского князя и который на исходе 13 века прибыл в Россию, крестился в 1287 году и наречён именем Иоанн".
K. Воротный рассказывает:
"...в 305 году Прутено, король пруссов, уступил свой престол брату Вейдевуду, а сам удалился в древнюю столицу пруссов - город Романов, где сделался верховным жрецом при священном дубе, изображение которого находится в гербе рода Романовых. Один из потомков четвёртого сына Вейдевуда - Недро - владетель Судавии, Самоготии, Литвы, князь Гланда Камбила Дивонович, обессиленный борьбой с крестоносцами, удалился с сыном своим и многими вассалами к великому князю Александру Ярославичу Невскому."

*

Один из сыновей Андрея Кобылы звался Александр Ёлка. Хвойное растение ёлка здесь, конечно, ни при чём. Елк (англ. elk) - это лось. Мирские имена часто совпадали с названиями животных. Обратим внимание на странные совпадения: Александр Елка Кобылa - и г. Elk, a рядом деревня Romanowеn, где я обнаружил прусский род Luzga. Может быть, фамилилия Романовых связана не только с Романом Захарьиным-Кошкиным, но и с этой деревней Romanowеn? Кроме того, г. Полоцк, откуда происходят Лузгины - вотчина Романовых. Да и не одни только полоцкие Лузгины, по-видимому, являются выходцами из Мазурского Озёрного края. Вспомним, например, распространённую в Белоруссии фамилию Мазуров.
Что-то уж больно много совпадений... Во всяком случае, историкам, занимающимся изучением происхождения царской династии Романовых, я бы порекомендовал по-внимательней присмотреться к этому месту в Мазурском Озёрном крае Пруссии: город Elk, посёлок Romanowеn.

*

Kакова же судьба потомков мазурского рода Luzga - людей, чьи предки "говорили на испорченном польском языке"? После II Мировой войны мазуры, считая себя немцами, покинули Мазурский Озёрный край, отошедший к Польше, и переселились в Германию. Людей с фамилией Лузга из Германии в Интернете я не обнаружил. Зато в Германии есть жители с фамилией Lusga. По-видимому, мазуры Luzga превратились в немцев Lusga.
Я нашёл в Интернете емейлы нескольких немцев Lusga и написал им письма. От некой Карин Лусга (Karin Lusga) получил ответ:
"My surname is the surname of my husband. His father is from Kaliningrad - in German Königsberg".
Ситуация стала абсолютно ясной. Ведь от Калининграда, бывшей столицы Восточной Пруссии, до посёлка Romanowеn - рукой подать. Таким образом, некогда единый род Лузга разделился. Поселившиеся на Востоке стали белорусами и русскими Лузгиными, а оставшиеся в Мазурском Озёрном крае, а затем иммигрировавшие в Германию, стали немцами Lusga.
В связи с этим, вспоминается, что мой дед, родившийся в 1873 году в Казанской губернии, записан при рождении в метрических книгах как Лузгин Павел Александрович. А вот прадед Александр (1844 г. р.) и его братья Андрей и Михаил записаны при рождении их детей почему-то как Александр Степанович Лусгин, Андрей Степанович Лусгин и Михаил Степанович Лусгин...

* * *

В электронной базе данных "Материалы для изучения купеческих родов г. Мурома" находим:
"1769 г. августа 3 дня <... > учинена мера лавке г. Мурома подле большой торговой площади, которая во владении состоит купца Якова Васильева Лузгина <...>." [МИХМ. М-13223/38]
"Лета 1813 г. декабря 3 дня муромского купца Степана Семенова Мошенцева жена Марфа Никитина продала муромскому купцу Ивану Михайлову Гладкову крепостную свою землю, доставшуюся по купчей 1785 г. декабря 15 числа <...> бывшего муромского купца Якова Васильева Лузгина жены Прасковьи Михайловой < ...> состоящую на Торговой площади, шед от большого моста на левой стороне в корпусе, что близ большого постоялого двора, под угольную лавку <...> мерой в длину и ширину 5 на 10 аршин... 100 рублей ассигнациями." [ГАВО ф.1О1, оп.1, д.3О а, л.41 об.]



2. Лузгины в XVIII - начале XX-го века

"Фъдор Ив. Лузгинъ стоялъ шоль в русь 1869 год 29 июня"



В 3 томе "Материалов по истории Башкирской АССР" под номером 368 содержится документ Уфимской провинциальной канцелярии (д. N 113, Записные книги г. Уфы 1731 г., лл. 26 об. - 29), датированный 11 июня 1731 г., "Запись башкир Уфинского уезду Казанской дороги Каршинской волости Мамяка Катикова с товарищами ясачным татарам Уфинского уезду Осинской дороги Халилу Тлеумбетеву с товарищами о припуске их для поселения на своей вотчинной земле". В конце документа имеется подпись: "Свидетельствовали Уфинской правинцыальной канцелярии подканцелярист Василей Никифоров, канцелярист Дмитрей Наливаев, Федор Ершов, подканцелярист Емельян Лузгин".

* * *

Наша фамилия стоит у истоков отечественной стоматологии. Появление профессиональных дантистов датируется серединой XVIII века. Связано это в первую очередь с деятельностью личного лекаря короля Луи XV Пьера Фошара - основоположника научной стоматологии. Благодаря ему эта дисциплина была возведена в ранг ученых званий, что по тем временам приравнивалось к титулу. Такое положение требовало специального образования, обязательного прохождения стажировки и сдачи своего рода экзамена. В России дипломированных специалистов, имеющих разрешение заниматься зубоврачеванием, было не так уж и много. Так, в 1809 г. согласно "Российскому медицинскому списку", содержащему сведения о специалистах в области медицины, в России числилось всего лишь 18 зубных врачей; большинство из них были иностранцами, часто не имевшими ни общемедицинского, ни зубоврачебного образования. Первым в этом списке значился Илья Лузгин, который считается первым российским зубным врачем из числа прирожденных россиян.
Илья Лузгин упоминается как зубной лекарь в списке личного состава служащих при Санкт-Петербургском коммерческом училище в начале 1804 г. Указан размер его денежного вознаграждения - 200 р. Это сравнительно невысокий оклад. Учителя и курсовые надзиратели получали по 500 р.

*

В апреле 1835 года в Архангельской губернии был создан губернский статистический Комитет под председательством гражданского губернатора Ильи Ивановича Огарева. В его состав вошли ректор архангельской семинарии архимандрит Августин, вице-губернатор Е. Тукалевский, губернский прокурор Г. Криденер, инспектор врачебной управы П. Клионовский, исполняющий дела управляющего удельной конторой Короздин, уездный судья Колчин и директор народных училищ И. Скрыдлов. Предписывалось, что "каждый из членов, содействуя достижению предназначенной Комитетом цели, обязан доставлять точные сведения о состоянии частей им вверенных". Сообщая членам Комитета об их назначении, губернатор Огарёв писал, что "такое звание могут заслужить только лица, пользующиеся особым уважением в губернии, поэтому, я надеюсь, что своим посредничеством или собственными трудами будете стараться способствовать Комитету".
В мае этого же года было проведено второе заседание созданного губернского статистического Комитета, на котором избраны члены - корреспонденты. Ими стали управляющий таможенным округом Гакнель, управляющий портовой таможней Дидлов, управляющий IХ округом путей сообщения подполковник Стенглер, инженер-подполковник Апаев, обер-провиантмейстер при Архангельском адмиралтействе Лузгин, мезенский уездный исправник Попов, управляющий лесопильными заводами в г. Онеге Лауниц, кольский штабс-лекарь Алексеев.
Таким образом, к осени 1835 года губернский статистический Комитет в Архангельске был сформирован в полном составе из лиц "по просвещенности, образованности и благонадежности своей к пользам службы Его Императорского Величества, готовых сообщать плоды своих наблюдений". Добровольно принимая на себя новые обязанности, они понимали, что работать должны в свободное от своей основной работы время, не получая к тому же за это никакого вознаграждения. Основной задачей, поставленной перед ними на первое время, был сбор и первичная обработка статистической информации. Что ж, не последними людьми, видимо, были Лузгины в Архангельском крае.

*

В справочнике "История Государственного Совета Российской Империи, 1829 - 1844 гг." (фонды Российского Государственного Архива), Москва, 2009 г., приводится состав и содержание документов по истории Государственного Совета Российской империи, хранящихся в Российском государственном историческом архиве - главном историческом архиве страны. Среди перечня документов за 1839 г. под номером 104 упоминается документ с названием "О возведении рода Лузгиных в дворянское достоинство" (23 лл.). "В Списке дворян, внесённых в Родословную книгу Дворянского Депутатского собрания Московской губернии" фамилия Лузгин упоминается трижды.

*

На юго-западе Псковской области,в 180 км к югу от Пскова, расположен небольшой городок Себеж, население которого в 2010 году составляло немногим более 6 тысяч человек. Впервые он упоминается в летописи под 1414 годом как город в Псковской феодальной республике Себеж, разорённый литовским князем Витовтом. В энциклопедии "Наш Себеж" в разделе "Промышленность Себежа в XIX веке" сообщается, что в 1866 году в этом городе владельцем небольшего кожевенного производства с двумя рабочими и годовым оборотом в 600 рублей был мещанин Афанасий Лузгин.

*

Оренбургские епархиальные Ведомости за 1869 год, N 21, мая 24 дня, рассказывая об училище в Слободе Таловской (село Таловка Юргамышского района Курганской области), между прочим сообщают о посещении училища "мая 10 дня 1854 года г. помощником Окружного Начальника Лузгиным и штатным смотрителем Прохоровым", оставившим в книге замечаний похвальный отзыв.

*

В "Памятной книжке Курской губернии" за 1883 год в списке прокурорского надзора округа Курского окружного суда из 11 человек значатся 5 кавалеров, удостоенных орденов Российской империи. Среди них прокурор окружного суда выпускник Императорского Александровского лицея надворный советник (7-й чин из 14-ти в табели о рангах Российской Империи) Степан Львович Лузгин - награжден орденами Св. Станислава 2-й степени и Св. Владимира 4-й степени.
В справочнике Москвы за 1901 год упоминается Лузгин Степан Львович, товарищ прокурора Московской судебной палаты.
В Интернете упоминается книга "Русские судебные ораторы в известных уголовных процессах: Обвинительные речи прокуроров: Кони, Лузгина, Курлова, Шадурского и др. Речи гражданских истцов: Лохвицкого, Урусова и Пржевальского. Защитительные речи: Спасовича, Плевако, Арсеньева, Шубинского, Рейнбота, Тесленко, Харитонова 2-го и др., т. 6". Вероятно, речь идет об одном и том же прокуроре Лузгине. Думаю, не нужно разъяснять, кто такие были Плевако и Кони, и насколько велика честь стоять с ним в одном ряду.
Любопытен ещё один факт. В адрес-календаре Бессарабской губернии за 1910 год упоминается некто Лузгин С.Л. Что это - случайное совпадение инициалов? Неужели товарищ прокурора Московской судебной палаты Лузгин Степан Львович в конце своей жизни решил перебраться из Москвы в Кишинёв? Однако, похоже, что Лузгины-адвокаты в Кишинёве всё же жили. В 1982 г. в издателстве "Молодая гвардия" в серии ЖЗЛ вышла книга Г. Ананьева "Котовский". Книга документальная, основанная на фактическом материале, и все имена и фамилии в ней не вымышленные. В книге рассказывается, что 25 июня 1916 г. полицмейстеру Кишинёва Хаджи-Коли удалось задержать "беглого каторжника Григория Ивановича Котовского" на вотчине Кайнары Бендерского уезда. О дальнейших действиях Котовского, которому грозили суд и смертная казнь, в книге рассказывается так:
"Написал письма адвокатам В.В. Шишко и В.С. Лузгину с просьбой взять на себя его защиту. На просьбу откликнулся Лузгин. Приехав в тюрьму, долго беседовал с Григорием Ивановичем, после чего дал официальное согласие защищать Котовского. Это несколько ободрило Григория Ивановича, но мысль о побеге он не оставил".
Судя по всему, защита адвокатом Лузгиным разбойника Котовского была малоуспешной. Приговор военно-окружного суда был неумолим: "подсудимого Григория Котовского, уже лишенного всех прав состояния, подвергнуть смертной казни через повешение". Лишь заступничество Н.В. Брусиловой, жены командующего Юго-Западным фронтом А.А. Брусилова, который, обладая таким правом по законам военного времени, не утвердил приговор суда, спасло Котовскому жизнь.

*

В "Кубанских областных ведомостях" за 1880 г. в разделе Уголовные дела упоминается Лузгин Емельян Пимонов, крестьянин. В другом номере за тот же год в том же разделе упоминается крестьянин Емельян Лузкин. По-видимому, речь идёт об одном и том же человеке, просто правильному написанию фамилий крестьян в то время не придавали большого значения - писали как слышали и в меру своей грамотности. Фамилия Лузкин очень редкая, но тем не менее несколько человек с такой фамилией в Интернете я всё же нашёл. Таким образом, фамилия Лузкин - это искажённая при написании фамилия Лузгин. А от фамилии Лузкин уже совсем рядом до фамилии Лускин...

*

В "Сведениях о Народных училищах на 1882 год" сообщается, что Гультяевское народное училище Невельского уезда Витебской губернии "... основано в 1844 году, помещение в общественном доме. На содержание училища отпускается 181 руб. из сбора с государственных крестьян. Учащихся 75 мальчиков. Учитель Андрей Федорович Лузгин. Окончил курс в Полоцкой духовной семинарии, жалованья 150 руб. и квартира. Законоучитель протеерей Яков Петрович Купалов, окончил курс в Полоцкой духовной семинарии. Жалованье 25 руб."

*

В справочнике Москвы за 1901 год упоминаются:
Лузгин Виктор Иванович, Панфилофский, д. Волкова. Московское городское общество взаимопомощи от огня, страховщик.
Лузгин Николай Дементьевич, Краснопрудная, д. Андреева.
Лузгин Сергей Иванович, учитель рисования, свободный художник, мещанин, Старослободский, д. Егорова.
В справочниках Петербурга за 1901 и 1909 годы упоминаются:
Лузгина Мария Михайловна, Фонтанка 36, училище ордена Святой Екатерины в Петербурге.
Лузгина Ульяна Ивановна, село Михаила Архангела, Чугунная 7. [Село Михаила Архангела - историческое название местности на территории Невской заставы. До 1930-х гг. - неблагоустроенная рабочая окраина].
Лузгина Мария Степановна, Михайловская, 12.
Лузгин Евгений Дмитриевич, Офицерская, 21.

*

В Баренцевом море есть небольшой каменный остров Аникиев у полуострова Рыбачий и в непосредственной близости от известного всем полярным гидрографам и мореплавателям маяка Цып-Наволок. Русские и норвежские поморы с давних времен оставляли на его каменных плитах свои автографы. По одним сведениям, есть там и автограф "В. Лузгин" моряка из Сумского Посада, старого русского поморского поселения в Карелии, расположенного на берегах реки Сумы в 2 км от Онежской губы Белого моря. Жители Сумского Посада занимались рыболовством, изготовкой судов, солеварением. Сумской Посад основан в XV веке новгородскими переселенцами. Поселение принадлежало знаменитой новгородской боярыне Марфе Борецкой (Марфе-посаднице). Марфа и её сын, новгородский степенный посадник Дмитрий, в 1471 году возглавили борьбу Новгорода за свободу и независимость от Москвы, которая закончилась для них трагически.
По другим сведениям, среди имен русских поморов на плитах острова Аникиева высечены имена мезенских, пинежских, двинских и онежских промышленников Савина, Гуляева, Лузгина и других. Еще один автор пишет o высеченном полууставом и взятом в рамку тексте: "Фъдор Ив. Лузгинъ стоялъ шоль в русь 1869 год 29 июня". Эта надпись сделана Федором Лузгиным, помором - коляниным, промышленником, торговавшим с Норвегией. Он принимал участие в защите города Колы от англичан при бомбардировке города с тяжелого военного судна "Миранда" во время Крымской войн и был занесен в списки защитников Колы. Город Кола находится в Мурманской области и расположен при слиянии рек Кола и Тулома, близ их впадения в Кольский залив Баренцева моря, в 12 км от центра города Мурманска. По всей видимости, речь идёт о двух разных надписях, сделанных двумя разными Лузгиными на острове Аникиеве.

 []  []

Мурманская область, полуостров Рыбачий.          Карелия, Сумской Пасад

*

Гущин Б.А. из Петрозаводска в работе "Крестьянство и земство (Заонежье 1867-1917 гг.)" сообщает: "В 1888 г. во время разъездов по Великогубской волости фельдшером Лузгиным было принято 1576 человек".

*

Большинство Лузгиных относились к крестьянскому сословию. Многие из них, выходцы из Северо-Западной Руси, где крепостное право не было так сильно распространено, как в центральной полосе России, были государственными крестьянами - людьми лично свободными. Для того, чтобы читатель лучше представлял себе различные крестьянские сословия России в XIV - XIX веках, приведу краткую справку.
Государственными крестьянами в XVIII и в первой половине XIX века называли крестьянское сословие России, которое жило на казенных землях и несло повинности в пользу государства. Это сословие было образовано из бывших черносошных крестьян, половников, однодворцев и других крестьян. Государственные крестьяне считались людьми лично свободными. В 1886 г. они получили право полной собственности на землю за выкуп.
Черносошными в XIV - XVII веках называли крестьян, живших на государственных землях, и со второй половины XVI века полностью прикрепленных к земельному участку. Помимо уплаты податей и оброков, они должны были отбывать тяжелые натуральные повинности: пахать десятинную пашню (государственная баршина), исполнять дорожные работы, доставлять подводы, рубить леса. В XVIII веке черносошных крестьян в качестве чернорабочих целыми селами и волостями приписывали к заводам - как к казенным, так и к частным. По мере раздачи "черных земель" правительством в вотчины и поместья число черносошных крестьян постепенно сокращалось, и в середине XVIII века они окончательно вошли в состав государственных крестьян.
Половниками называли крестьян, которые шли в кабалу к феодалам, уплачивая им долю урожая. В XIV - XVI веках в северной и частично в средней полосе России половничество, как особый вид аренды пахотных земель и угодий, было весьма распространенным явлением. С конца XVI столетия половники встречаются только на территории будущих Архангельской, Олонецкой, Вологодской, Вятской и Пермской губерний.
Половники большей частью заключали договоры с "подмогою", которая выдавалась им от землевладельца хлебом и деньгами. К выходному сроку подмога эта подлежала возврату, а при несостоятельности заключался новый договор на новый срок. Такая отсрочка еще более связывала половника с хозяином и делала для него выход все более и более трудным. К концу XVII в. в поморских уездах была подготовлена почва для введения крепостного права. Препятствием явились петровские меры против закрепощения крестьян, принятые в связи с тем, что владельцы поморских уездов не могли быть приравнены к помещикам. Громадное большинство поморских владельцев, на землях которых сидели половники, состояло из посадских, приказных, и даже черносошных крестьян-мироедов, которые овладевали черносошными землями обезземеленных крестьян.
Однодворцы представляли собой промежуточную между государственными крестьянами и дворянами сословную прослойку земледельцев, образованную из бывших служилых людей (стрельцов, пушкарей, городовых казаков и проч.), поселившихся в XVII веке на старой южной границе Руси. Их земля была собственностью государства, но передавалась по наследству. До 1840 г. они имели право владеть крепостными. В дальнейшем однодворцы были превращены в податное сословие наряду с крестьянами и посадскими людьми.

*

В Национальном Архиве Республики Татарстан есть следующие сведения о государственных крестьянах Лузгиных, моих предках, проживавших в селе Покровское (бывшие Пеньки) Мамадышского района:
15 апреля 1874 г. родилась Наталья, дочь Андрея Степановича Лусгина (так в метрической книге). Мать Федосья Ефремовна. Крестным был Иван Андреевич Лусгин.
20 декабря 1874 г. родился Петр, сын Михаила Степановича Лусгина, мать Ксения Ивановна.
7 февраля 1894 г. в с. Покровское (Пеньки) вступили в брак сын Александра Степановича Лузгина Павел Александрович 21 года и дочь Михаила Григорьевича Панина Марфа Михайловна 20 лет. 14 октября 1894 г. у них родился сын Андрей.
16 июля 1895 г. умер Александр Степанович Лузгин, 51 года.
21 декабря 1895 г. в с. Покровское (Пеньки) родился Николай Павлович Лузгин, мой отец. Родители: отец - Павел Александрович Лузгин; мать - Марфа Михайловна Лузгина. Николай Павлович был крещен 24 декабря 1895 г. священником Петром Матвеевичем Матвеевским. Крестными были: Дмитрий Яковлевич Фионин и Анастасия Александровна Ермилова, жена служащего солдата Ивана Ермилова из деревни Толкиш Чистопольского уезда (большое русское село на другом берегу Камы напротив Покровского).
В июне - августе 1920 года 421 стрелковым полком на советско-польском фронте командовал мой отец - уроженец деревни Покровское Мамадышского уезда Омарской волости Казанской губернии, участник I Mировой войны, бывший прапорщик Лейб-Гвардии Петроградского полка Лузгин Николай Павлович, впоследствии занимавший должность полевого инспектора пехоты РККА, а во второй половине своей жизни работавшиий скромным учителем математики. Я родился, когда моему отцу было 60 лет.

 []

Лузгин Николай Павлович


 []

Лейб-Гвардейский Петроградский полк


 []

Удостоверение Полевого Инспектора тов. Лузгина, командированного в г. Баку в качестве председателя Армейской Комиссии по инспектированию частей Азербайджанской стрелковой дивизии

*

В Карелии на берегу озера Пряжинское в 49 км к юго-западу от Петрозаводска есть посёлок городского типа Пряжа. Старинное село Пряжа основано в первой половине XVII века. 28 ноября 1876 г. в нём открылась церковно-приходская школа. Об этом известно из уведомления священника Николая Лебедева инспектору народных училищ Олонецкой губернии Николаю Емельяновичу Артеманову.
"28 ноября 1876 г. в воскресный день в Пряжинском приходе Петрозаводского уезда, открыта мною, после молебствия перед началом учения отроков, церковно-приходская школа и помещена в занимаемом доме Ефима Петровича Кочкина, крестьянина деревни Средняя Пряжа. Мальчиков в первый раз явилось 10 человек, девочек - три. О чем честь имею почтительнейше уведомить Ваше Высокородие. К сему нелишне считаю присовокупить и покорнейше просить Вас снабдить школу учебными пособиями и необходимыми классными принадлежностями. Священник Пряжинского прихода Николай Лебедев".
Спустя годы у школы появилось своё здание. Школа разместилась в доме, построенный в 1894 году лесопромышленником Киккиевым. Он платил жалование уборщице школы - 5 рублей в месяц. Училось в I классе - 20 человек, во II классе - 10, в III классе - 8, в IV классе - 5. Учителями были Лузгина Анна Константиновна и сестры Сухановы - Мария и Александра Константиновны.

*

В Петрозаводске сохранился жилой дом Лузгина, который, как образец застройки Петрозаводска конца XIX века, принят на государственную охрану Постановлением Совета Министров КАССР N 199 от 21 апреля 1971 года.

 []

Дом жилой Лузгина (1890 г.) ул.Шуйская, 12

Вот фотография еще одного деревянного дома начала XX века, который стоял в Петрозаводске на углу наб. Ла-Рошель (ранее Лососинской набережной) и ул. Мерецкова (ранее ул. Каменистая) и принадлежал извозчику Лузгину. В 1906 - 1910 годах дом был местом явки для петрозаводских членов РСДРП.

 []

Дом Лузгина на углу наб. Ла-Рошель и ул. Мерецкова

*

Первые в истории России выборы в I Государственную думу проводились в феврале-марте 1906 года. Несмотря на призывы общероссийских левых сил к их бойкоту, они вызвали у жителей Карелии большой интерес. На предвыборных собраниях обсуждались многие злободневные вопросы развития страны и края, что способствовало вовлечению в орбиту политической жизни значительных слоев населения. Заключительным этапом выборов было губернское избирательное собрание, на котором выборщики от всех курий избирали из своей среды депутатов Государственной думы.
Острый характер приобрела избирательная кампания в Петрозаводске, где противостояли партийные группировки кадетов и октябристов. Победу одержали кадеты, привлекшие к себе симпатии не только средних слоев, но и рабочих Александровского завода. В числе пяти выборщиков от Петрозаводска оказались члены кадетской группы: инженер А. В. Африкантов, служащий губернского присутствия А. Ф. Кожевников, учитель гимназии М. М. Кузнецов и сочувствующие кадетам рабочие В. Лузгин и А. Федоров.

*

Борис Лузгин из Петрозаводска рассказывает:
"Мои предки жили в Петрозаводске с самого основания города. По рассказам бабушки, приехали они из Липецкой области. У большинства из них жизнь была связана с Петровскими заводами".
Начало Петрозаводску положил Петр Великий, приказавший в 1703 г. построить медеплавильный завод, названный Петровским. С 1874 г. завод стал называться Александровским, а с 1918 г. - Онежским металлургическим заводом. В 1930-е годы студенты Ленинградского университета записывали заводской фольклор. Хранятся их записи в архиве Институтата языка, литературы и истории Карельского научного центра РАН. Среди них есть записанный в 1937 г. следующий рассказ рабочего Онежского завода Лузгина, 1880 г.р. (инициалов собиратели не записали):
"В девяностых годах у нас на заводе уже проглядывало среди молодежи неверование в бога. Нас таких старики рабочие ненавидели и старались всеми силами тормозить в работе и не передавать свой опыт, обзывали нехристями. А нас был кружок человек до десятка, которые занимались перефразировкой служения обедни. Хорошо припоминаю один куплет из чтения апостола Павла:

Некто сын пришел к матери
В чистый понедельник молока хлебать
Мать его давай голиком хлыстать,
Он от матери бежать, бежать.

На третий день в лес дремучий прибежал,
Стал он древо рубить,
День рубил, два рубил,
На третий день дерево срубил.
Дерево упало и его убило.

Летели комар и муха - птицы поднебесные.
Летят и говорят:
- Сей сын - человек божий,
Поднимем его на небо."

[ Лузгин, 1880 г.р., списано собирателем с автографа 1937 г., архив ИЯЛИ КНЦ N 354].

*

В "Указателе имён владельцев г. Орла" за 1870 г. упоминается Лузгина Анисья Мартиновна, мещанка.

*

В списке церковноприходских школ Лепельского уезда Витебской губернии за 1910 г. упоминаются наставница Каменской церковноприходской школы "Нина Николаевна Лузгина, закончила гимназию" и учительница "рускай мовы і малявання" Лепельского четырёхклассного Мариинского женского училища "Алёна Николаевна Лузгина, православная, окончила Витебскую Мариинскую женскую гимназию, имела звание домашней наставницы, на службе с 11.01.1907 г."

*

Начало омскому купечеству и промышленному производству в городе положили отставные солдаты омского гарнизона: Айзин, Вагин, Варламов, Галкин, Карпов, Липатников, Лузгин, Мариупольский, Сажин, Суханов, Часовитин и Яцкин.
В 1857 году унтер-офицер Омского гарнизона Назарий Иванович Лузгин, отслужив срок, уволился из армии. Вскоре бессрочно отпущенный унтер-офицер православного вероисповедания женился. В 1958 году у него и его жены Любови Алексеевны родился первенец - сын Александр, которого нарекли в честь императора Александра Второго - Царя-Освободителя. 9 марта 1858 года в Соборно-Воскресенской церкви состоялось его крещение. Встал житейский вопрос: как обеспечить семью и чем заниматься дальше? Служа в армии, Назарий Иванович обучился грамоте, а при поголовной неграмотности населения образование было серьезным и ощутимым капиталом. Унтер-офицер решил заняться торговлей, и со временем в этом деле очень преуспел. А жeна Любовь Алексеевна дарила Назарию новых детей. В той же Соборно-Воскресенской церкви 28 мая 1866 года состоялось крещение дочери Анны. Воспреемником от купели был отставной унтер-офицер Иван Александрович Колесников - предок Александра Дмитриевича Колесникова, доктора истории и профессора. В 1885 году появился на свет Михаил Назарьевич Лузгин, который продолжил дело отца.
Когда упразднил эспланаду Омской крепости и образовалась Базарная площадь (площадь Победы), то многие купеческие семьи построили свои дома на границе Базарной площади. На площади выросли лавки и торговые ряды, а вокруг нее рядом с Интендантским управлением Западно-Сибирского военного округа возвели добротные каменные дома купцы Иван Зайцев, Павел Липатников и Назарий Лузгин. Рядом встали деревянные особняки Петра Зайцева и Сирена Рандрупа. В Больничном переулке на солнечной стороне Назарий Иванович поставил четыре дома под номерами 3, 5, 7 и 9. К сожалению, этот уголок старого Омска порушен при расширении Городской управы. Если дома 5, 7 и 9 были деревянными на кирпичном фундаменте, то дом N 3 был каменным с полуподвалом. В этих добротных домах и проживали дети Назария Ивановича и Любови Алексеевны: Михаил Назарьевич с женой и детьми Ольгой Михайловной и Василием Михайловичем. В списке личного состава Омской городской думы в четырехлетие с 1893 по 1897 гг. упоминается купец М.Н. Лузгин. У Лузгиных был доходный дом (Больничный переулок N 4), позже купленный Павлом Липатниковым.

 []

Дом семьи Лузгиных в Больничном переулке N 3.

 []

Городская управа - расширение. На этом месте стоял дом семьи Лузгиных в Больничном переулке N 3

 []

Доходный дом Лузгиных в Больничном переулке N 4.

Внук Назария Лузгина Василий Михайлович Лузгин с женой Марией Михайловной имели дочь Ольгу Васильевну и сына Николая Васильевича (21.04.1892 - 1941), погибшего на фронте, и внука Василия Николаевича, родившегося в 1923 году.
Бывшие солдаты, а теперь омские купцы, не только обменивались товарами, но и роднились. Выходец из крепостных крестьян Степан Зайцев был главным мукомолом и мясником града Омска. Он торговал не только в Сибири, но и поставлял свой 'продукт' даже в Петербург. В 1885 году его меньшой сын Иван женился на Марии Назарьевне Лузгиной. Их первенц сын Костя родился 8 марта 1886 года. И по сей день в Омске живут несколько потомков этого знатного рода. Семейство Лузгиных породнилось с казачьим родом Карбышевых. В семье военного чиновника Интендантского управления Омского военного округа, служившего помощником бухгалтера, надворного советника (7-й чиновничий ранг, соответствующий воинскому званию "подполковник") Михаила Ильича Карбышева и его жены Александры Ефимовны Лузгиной (1848 - 1905) родился Дмитрий Михайлович Карбышев - генерал-лейтенант, Герой Советского Союза, зверски замученный немецкими захватчиками. Александра Ефимовна была дочерью коллежского советника из купеческого рода Лузгиных. В Омске в 2005 году, несмотря на протесты членов "Общества охраны памятников истории и культуры", снесли четыре дома дяди Д.М. Карбышева - купца Акима Лузгина, в одном из которых, как предполагают, жил легендарный генерал. Карбышевы жили по месту работы - в казенном доме Интендантства, построенного на восточной стороне эспланады (с 1874 года - Базарной площади). Названий улиц тогда в Омске еще не было, а применялась квартальная нумерация. Интендантство находилось в квартале ? 119. Этот адрес и указан в документах Карбышева (современный адрес - Гагарина, 38). В семье Михаила Ильича было пять детей: Софья (родилась в 1872 году), Михаил (родился в 1874 году), Евгения (родилась в 1875 году), Сергей (родился в 1879 году, окончил Сибирский кадетский корпус) и младший - Дмитрий (14.10.1880 - 18.02.1945, окончил Сибирский кадетский корпус).
В Иркутской епархии в 1953 году служил протоиерей Никанор Лузгин - потомок купеческого рода Лузгиных.
Александр Лузгин из Омска сообщает, что его предки Лузгины были омскими купцами второй гильдии.

 []  []

Купеческая семья Лузгиных, г. Омск

*

В архиве известного археографа и историка древнерусской литературы И. А. Шляпкина в Пушкинском Доме (Институте русской литературы Российской академии наук в Санкт-Петербурге) находится много студенческих работ, которые писались учениками Шляпкина по Петроградскому университету. В их числе есть студенческое зачетное сочинение, посвященное изучению жизни и литературной деятельности протопопа Аввакума:
Д. М. Лузгин. Язык и стиль "Жития протопопа Аввакума", 92 л. Зачетное сочинение студента, 1915 г.
В конце работы приложен словарь народных и характерных для XVII века слов, составленный на основании "Жития" Аввакума. Оценка А. К. Бороздина - "удовлетворительно".

*

В размещённом в Интернете историком-генеалогом М.Б. Оленевым "Алфавитном списоке нижних чинов полков, дислоцированных на территории Рязанской губернии, пожалованных Знаком Отличия Военного Ордена Святого Георгия за русско-японскую войну 1904-1905 годов" упоминаются награждённые Георгиевским крестом IV степени для лиц христианского вероисповедания военнослужащие 138 пехотного Болховского полка ефрейтор Лузгин Петр и фельдфебель Лузгин Федор.
В "Именном списке убитых, раненых и без вести пропавших нижних чинов" по Рязанской губернии от 14.11.1914 г., составленном по сведениям Главного Штаба, сообщается, что гренадёр Лузгин Евдоким Фёдорович, православный, женатый, д. Телятники Прудской волости Михайловского уезда, пропал без вести 14 августа 1914 г.

*

В Приказе по Войску Донскому N 762 от 12.12 1906 г., которым казак Недорезов по окончании предварительного следствия отдавался под суд, упоминается гостиница Лузгина в станице Каменской (г. Каменск-Шахтинский, в 125 км к северо-востоку от Ростова-на-Дону на правом берегу Северского Донца, правого притока Дона, до 1927 г. - станица Каменская):
"Казак 41 Д.к.п. Алексей Михайлович Недорезов 06.02.1906, находясь в гостинице Лузгина в ст-це Каменской, будучи недоволен тем, что накануне, т.е. 5 февраля был призван со льготы на действительную службу в 41 Д.к.п . 3-й очереди, вышел на эстраду и обратился к публике, среди которой, заведомо для него, находились воинские чины, состоящие на действительной службе, со словами: "Казаки, казаки, вы продажные души, вы продали себя за 207 рублей, за эти деньги правительство купило вас защищать помещиков; братцы <... > куда и зачем мы идём, бить родных братьев <... >". "

*

В списке "Офицеров, военных чиновников, военных священников и нижних чинов гарнизонов Саратовской губернии, военнослужащих саратовского происхождения и личного состава воинских частей, формировавшихся в регионе на основе местного призывного контингента второй половины XIX в." (1858 1900 гг.) упоминается Лузгин Николай Петрович.

*

Среди выпускников Тверского кавалерийского училища за 1908 г. упоминается Лузгин Василий Васильевич (1-й разряд, в 3-й уланский Смоленский полк). В "Общевойсковом списке офицеров за 1909 год" упоминаeтся Лузгин Василий Васильевич упоминается уже как корнет кавалерии 3-го уланского Смоленского Императора Александра III полка.

*

В "Общевойсковом списке офицеров за 1909 год" упоминается Лузгин Викентий Викторович, прапорщик местной военной команды округа [какого округа - не ясно]. В "Памятной книжке Акмолинской области на 1913 г." упоминается "Вик. Викт. Лузгин. Подпоручик. 43-й Сибирский Стрелковый полк". Полк был расквартирован в Акмолинской крепости. Командир полка - полк. Пав. Ант. Марсов-Тишевский. Акмолинск - прежнее название современной столицы Казахстана Астаны с 1830 по 1961 годы.

 []

Остатки Акмолинской крепости

*

В "Спискe лиц, входящих в состав 4-го очередного Земского Собрания 1914 г." г. Себежа Псковской области под номером 8 упоминается Себежский городской староста Дмитрий Афанасьевич Лузгин.

*

27-го мая 1916 года за подписью командующего войсками Омского военного округа генерала от кавалерии Сухомлинова был издан приказ за номером 296:
"Приказ войскам Омского военного округа. г. Омск. На основании ст. 19 "Положения об ускоренной подготовке офицеров в военное время в школах подготовки прапорщиков пехоты", юнкера, поименованные в прилагаемом списке успешно окончившие курс 2-й Омской школы прапорщиков, производятся в прапорщики с зачисление по армейской пехоте. Подписал: Командующий войсками округа, генерал от кавалерии Сухомлинов (По строевому отделению)".
К приказу прилагался список юнкеров, успешно окончивших курс 2-й Омской школы прапорщиков и произведенных в прапорщики 27 мая 1916 г. Среди унтер-офицеров 20 Сибирского стрелкового запасного полка за номером 141 упоминается Николай Лузгин.

*

В биографии К.Е. Ворошилова, написанной Акшинским Василием Семеновичем, упоминается, что в Луганске "За невыполнение указаний депутатского собрания о прекращении торговли во время первомайской демонстрации 1906 года были оштрафованы на крупную сумму купцы Лузгин, Николаев и Грудинин, а когда Грудинин отказался платить штраф, его магазин был подвергнут рабочему бойкоту".

*

Большое влияние на судьбы Лузгиных оказали события начала XX века - революция и гражданская война. Как и всё остальное население бывшей Российской империи они оказались по разные стороны баррикад. Поэт Александр Тихомиров в поэме "Полугород" писал:

Уж был ноябрь семнадцатого года -
И на телеге, середь всех, один, -
С Путиловского присланный завода, -
Стоял рабочий - большевик Лузгин.

Конец поэмы типичен:
Всем городом и в ноябре, и в мае
Колоннами шагаем к Лузгину -
А там уж на могиле белый камень
Длиной два метра, метр в ширину.

И выбиты на камне серп и молот,
И надпись - "Комиссар Лузгин Сергей
врагами революции заколот...".
Да, уж теперь-то камень стал серей...

Именем одного из таких пламенных революционеров из Новониколаевска - Лузгина - названа улица в Новосибирске. К сожалению, информацией об этом революционере я не располагаю.

*

Отмена Временным правительством 3 марта 1917 г. национальных, сословных и религиозных ограничений дала возможность организоваться белорусским партиям, различным по своей социально-классовой сущности и политической ориентации. Возобновила свою деятельность Белорусская социалистическая громада. Ее политический курс отражал интересы средних слоев общества, которые были заинтересованы в проведении демократических преобразований. В президиум ЦК партии вошли Д. Жилунович (председатель), П. Бодунова, К. Душевский, А. Борисенок, В. Лузгин.

*

8 июня 1920 года была создана Карельская Трудовая Коммуна (КТК) в составе РСФСР, при этом Олонецкая губерния не была упразднена. Оба образования продолжали свою работу с центром в Петрозаводске. С созданием КТК последняя формирует свой орган безопасности - Карельскую ЧК, позже Карельский областной отдел ГПУ. Первым его председателем был Петр Николаевич Лузгин (бывший начальник секретно-оперативного отдела Олонецкой ГЧК). Дальнейшая судьба Петра Николаевича мне не известна.

*

В Интернете упоминается председатель коллектива ВКП(б) Красной Гвардии и Красной Армии 1-го ком. Полка Д.И.Лузгин, который оставил воспоминания "Красная Гвардия в Петрозаводске", хранящиеся в Карельском государственнм архиве новейшей истории.

 []

Д.И. Лузгин. Январь 1918 г.

*

В личном деле бывшего уполномоченного экономического отдела Тюменского оперсектора ОГПУ Максима Лукича Зуева имеется объяснительная записка от 10 октября 1933 года "по вопросу добровольного поступления в Красную армию в 1919 году". В ней он рассказывает:
"В первых числах декабря 1919 года после отступления колчаковцев и взятия Тюмени и ее окрестностей красными войсками губчека и губвоенкомат приступили к организации отряда для ликвидации колчаковцев на севере: в Самарово-Березове. Я изъявил желание, и меня записали. Из однодеревенцев со мной записался только один Лузгин Григорий - он и сейчас живет в д. Черная Речка [в 30 км. от Тюмени]. Из добровольцев было создано три взвода и пулеметная команда. Отряду было присвоено название "1-й Северный экспедиционный отряд"."

*

В списке Российскиих социалистов и анархистов после Октября 1917 года есть Лузгин Иван Иванович. Никакой другой информацией о нём я не располагаю.

*

В книге В.С. Возовикова, В.Г. Крохмалюка "Сиреневые ивы" (Докум. Повести, очерки. - М.: ДОСААФ, 1983) приводится воспоминание командирa корпуса во время ВОВ генерала Скворцова: "Вы знаете, в гражданскую войну я начинал службу станковым пулеметчиком. На курсах нас обучал пулеметному делу бывший унтер-офицер, Георгиевский кавалер Иван Панфилович Лузгин. На выпускном экзамене задал он мне вопрос: для чего служит спусковая тяга?... Мне было тогда семнадцать".

*

Журналистка Вита Лемех рассказывает о своём прадеде офицерe Георгии Лузгине, награжденном во время Первой мировой войны Георгиевскими крестами за храбрость:
"Прадед категорически отказался вступать в колхоз. И призвал других поступить так же. Его арестовали, раскулачили, сослали на Дальний Восток, где он умер от тоски, голода и непосильной работы".

*

Большевики, захватив власть в 1917 г., стали печатать ни чем не обеспеченные "лёгкие" деньги. Надежды на государственные ассигнации не было никакой - они мгновенно обесценивались, потому приходилось рассчитывать на свои местные кредитки. Были города, где начальство находило остроумный выход из положения. В Семиречье в 1918 г. первый управляющий народным банком города Верного (Алма-Аты) Александр Лузгин выпустил самые необычные деньги - опиумные. Он напечатал банкноты с убедительной надписью: "Кредитные билеты обеспечиваются опием, хранящимся в Государственном банке, и всем достоянием области Семиречья". Пикантность ситуации придавал тот факт, что гражданин, сомневающийся в надёжности денег, был вправе потребовать, чтобы кредитные билеты ему обменяли на банковское обеспечение. И в Семиречье твёрдо держали слово. Здесь, с утра пораньше, у банковского окошка выстраивалась очередь из желающих обменять "опиумные червонцы" на их банковское обеспечение, т.е. опий, которого местные власти имели в своем распоряжении 275 пудов. В 1920 году Народный банк выпустил Семиреченские боны - дензнаки 15-, 30- и 60-рублевого достоинства за подписью комиссара А. В. Лузгина.

 []

*

Участник четырех войн, один из самых выдающихся моряков современности, адмирал флота Советского Союза, Герой Советского Союза Иван Степанович Исаков (1894-1967) во время гражданской войны с английскими интервентами и белогвардейцами на Каспии командовал одним из миноносцев знаменитой Волжско-Каспийской флотилии - эсминцем "Деятельный" (комфлота - Фёдор Раскольников). И.С. Исаков вёл дневниковые записи, на основе которых он впоследствии написал книгу "Каспий, 1920 год". В предисловии к книге автор пишет:
"Все факты и события, так же как и фамилии, являются реальными и вполне достоверными, так как в тот период автор не задавался другой целью, кроме желания сохранить для себя важнейшие события, свидетелем которых он был в исключительно напряженный этап истории нашей социалистической родины".
В этой книге И.С. Исаков неоднократно упоминает своего заместителя по эсминцу "Деятельный" Снежинского и механика Лузгина и даёт им следующую характеристику:
"Конечно, командир - главная фигура, и главное зависит от него. Но успех общий. От слаженности в работе всех специалистов зависит этот общий успех. А разве я обучал их? Тренировал, слаживал? Нет. Это многолетняя служба, война, и их сознательность. Все это накапливалось без меня и до меня. Это работа партии, комиссаров, таких командиров, как Снежинский и Лузгин, и самой жизни - опыта, практики."
Вот ещё две цитаты из книги:
"Механик Лузгин сияет. Так и должно быть. Золотые руки! Ему больше всех миноносец обязан, в том числе и сменой винтов".
"Подсчитал в уме, оказалось, что "Деятельный" - мой пятый корабль, с тех пор как вышел в офицеры, и второй, которым командую. <...> И должен признаться, что не видел более изношенного корабля и в то же время более надежную и опытную команду. Конечно, в первую очередь это Лузгин, который живет только кораблем, работает буквально круглые сутки и без воскресений. При этом без шума и крика; никакой позы или желания выслужиться; даже старается скрывать, если устает. Редкая самоотверженность и сознание долга. Возможно, его следует упрекнуть только в одном - что много работает сам, даже в случаях, когда следует поручать другим. Но поскольку все машинисты, кочегары и трюмные охотно делают что требуется и слушают его беспрекословно, вряд ли надо "перевоспитывать" старика. Очевидно, механик принадлежит к натурам, которые не могут сидеть без дела ни одной минуты. Старпом рассказывал, что когда на Волге миноносец вмерзал в лед и оставалось свободное время после ремонта и школ (по повышению квалификации), Лузгин тачал сапоги или варил мыло, так как вторую его профессию - агронома - использовать не представлялось возможности".
Ветеран Волжско-Каспийской флотилии В.А. Снежинский впоследствии сам командовал "Деятельным", стал профессором, инженер-контр-адмиралом и начальником кафедры Военно-морской академии имени Крылова. О судьбе же другого помошника И.С. Исакова, механика Лузгина, ничего не известно. К сожалению, Иван Степанович не приводит даже его инициалов, и мы можем только гадать, кто был этот, в то время уже немолодой человек, служивший под началом выдающегося моряка и бывший его ближайшим помошником.

*

В Карагополье (Архангельская область) есть деревня Малая Шалга. Дорога в эту деревню в начале XX века была вымощена булыжником купцом Лузгиным Николаем Леонтьевичем. При его участии сделана и ограда вокруг церкви Святой Одигитрии, которая сейчас находится в плачевном состоянии. Церковь стоит на кладбище, вход на которое сохранился - это деревянные арочные ворота. Вверху над воротами со стороны дороги написано: "Владычица Одигитрия, сопровождай нас в путях наших и храни нас", а с другой стороны: "Сия ограда сооружена в 1911 году при священнике Ювиналии: (далее неразборчиво) псаломщик Иван Васильевский: сия обитель построена при участии Лузгина Николая Леонтьевича".
Хотел Николай Леонтьевич для жителей деревни приятное сделать. Когда же началась коллективизация, Лузгину пришлось убегать из деревни в скирде сена.

 []

Булыжная дорога в Малую Шалгу к бывшему погосту

Каргаполье (Каргополь) - один из самых старых городов Русского Севера. Известно, что на Куликовом поле в 1380 году было и войско каргопольского князя Глеба. В 1588 году посол английской королевы Джильс Флетчер упоминал его среди 16 главных городов Русского государства. На первой русской карте 1497 года были отмечены обширные каргопольские владения, простиравшиеся до Белого моря. Необыкновенно расцвел город в XVI веке. Каргополь владел монополией на торговлю рыбой и солью с Белого моря. Эта привилегия была дарована городу Иваном Грозным. Купцы из других городов не имели права покупать соль на Белом море, только в Каргополе. Здесь пересекались главные торговые пути севера.
Относительно даты возникновения Каргаполья у историков до сих пор нет единого мнения. "О начале сего старинного города нет достоверных сведений" - так написали о Каргополье еще в прошлом столетии. По одной из версий Каргополь был основан в 1146 г. как поселение-фактория в период колонизации края новгородцами. По-видимому, именно в это время вместе с первыми колонизаторами, новгородцкими словенами, прибыли сюда и первые переселенцы-кривичи из ладожской Лузнии или из торгового города Полоцка с фамильной кличкой Лузга.
Историки отмечают, что среди первых поселенцев Русского Севера были не только новгородские словене, но и кривичи. Название реки - Северная Двина - могло быть занесено сюда переселенцами с Двины Западной, в частности, из города Полоцка, "где Двина с Полотую сливается". Лузгиных в Новгороде и сейчас практически единицы. А вот в столице западных кривичей городе купцов Полоцке, в Карелии, на Кольском полуострове и в районе Архангельска их довольно значительное количество. Не удивительно, поэтому, что потомок полочан Николай Леонтьевич Лузгин был именно купцом.
По крайней мере, Лузгины жили в Каргаполье с очень давних времён. С настолько давних, что уже в начале XVII века им там стало тесно и они начали осваивать новые территории - переселяться в Сибирь. В Курганской области есть Каргапольский район и посёлок Каргаполье, основанные переселенцами из Архангельской области. Среди жителей курганского Каргаполья есть и Лузгины, а Лузгина Екатерина Михайловна даже возглавляет координационный совет профорганизаций Каргапольского района Курганской области.

 []

Вячеслав и Екатерина Лузгины и их дети Лена и Аня, Каргаполье, начало 90-х.

На реке Миасс в 1670 году была основана деревня Каргаполова, получившая имя от первого поселенца Никифора Каргаполова, уроженца города Каргополя Олонецкой губернии. От первого десятка семей, срубивших первые избушки, пошла и начала расти деревня Каргаполова Усть-Миасской слободы Оренбургской губернии. В переписи 1710 года упомянуты жители всех 60 каргапольских дворов.
Каргапольские краеведы пишут, что уже в 1594 году первые поселенцы из олонецкого Каргополя появились в городке Пелым по собственной воле - обживать вольные сибирские земли. В то же время в Пелым прибыли и первые ссыльные. Это были противники Годунова, которых по доносу обвинили в убийстве царевича Дмитрия в Угличе, а также в сочувствии Романовым - противникам Годунова. Их в 1586 году выслали в Каргополь, а оттуда в 1693 году - в Пелым. В 1635 году набрано из Нижнего Новгорода, Вологды, Холмогор, Каргополя и Устюга и отправлено в Сибирь 910 стрельцов. Так здесь появились служилые люди - стрельцы, крестьяне и первые ссыльные. С 1593 по 1645 годы было сослано полторы тысячи человек. В. Максимов писал:
"С легкой руки Ивана Грозного, разорившего Новгород и переселившего из него лучших горожан, Борис Годунов из угличских горожан основал в Сибири Пелым-город, а за покровительство ссыльным Романовым опустошил для той же цели Каргополь".
Покровительство, оказанное Романовым каргапольцами, не удивительно. Романовы имели в полоцких землях обширные владения, и каргапольцы - потомки полочан - оказали покровительство своим именитым землякам, попавшим в опалу.
В 1730 году деревенька Каргаполова стала селом Каргапольским, здесь открылась церковь, на звоннице которой зазвонил колокол, привезенный каргопольскими переселенцами.

*

В конце 1919 года тревожное положение создалось в Красноуфимском уезде Екатеринбургской губернии, где значительную прослойку среди населения составляли кулаки и торговцы. На границах с Осинским уездом у села Богородского в декабре скопилось около 6 тыс. дезертиров, они имели оружие и три пулемета. Подстрекаемые белогвардейцами, 10 декабря они подняли восстание. 22 декабря восстание было подавлено. В подавлении восстания принимал учасие милиционер Г.Ф. Лузгин. В конце 1919 или в начале 1920 года во время конвоирования задержанного дезертира он был зарублен шашкой.

*

В Интернете есть следующие данные о Лузгиных конца XIX - начала XX веков.

Ф.И.О. Источник Год
Лузгин Г. Н. Памятная книга Витебской губернии 1890
Лузгин А. Ф. Памятная книга Витебской губернии 1890
Лузгин П. Ф. Памятная книга Витебской губернии 1890
Лузгин П. И. Памятная книга Витебской губернии 1890
Лузгин С. Ф. Памятная книга Витебской губернии 1890
Лузгин Н. Я. Памятная книга Витебской губернии 1890
Лузгин Ф. Я. Памятная книга Витебской губернии 1890
Лузгин В. Л. Памятная книга Витебской губернии 1890
Лузгин С. Л. Памятная книга Курской губернии 1894
Лузгин В. И. Адрес-календарь Забайкальской губернии 1908
Лузгин В. В. Памятная книга Сувалкской губернии 1910
Лузгин С. Л. Адрес-календарь Бессарабской губернии 1910
Лузгинa С. И. Адрес-календарь Бессарабской губернии 1910
Лузгин В. В. Памятная книга Тобольской губернии 1911
Лузгин С. В. Памятная книга Варшавской губернии 1913
Лузгин A. В. Памятная книга Области войска Донского 1915
Лузгин Н. И. Памятная книга Киевской губернии 1915
Лузгин Ф. П. Памятная книга Иркутской губернии 1915

*

Выпускники Псковской гимназии 1838 - 1883 гг.

Источник: Говорливый П.А. Историческая записка пятидесятилетия Псковской
губернской гимназии и состоящего при ней пансиона. СПб., 1884.

Фамилия Имя Номер выпуска Год выпуска
Лузгин Василий Выпуск 19 1856 год
Лузгин Степан Выпуск 39 1876 год



Часть II.  В служеньи Богу

"Царю Небесный, Утешителю, Душе истины, Иже везде сый и вся исполняяй, Сокровище благих и жизни Подателю, прииди и вселися в ны, и очисти ны от всякия скверны, и спаси, Блаже, души наша".



3. Бурсаки

"Бурсак м. казеннокоштный семинарист."

В.И. Даль



По-видимому, род Лузгиных был очень религиозным. Во всяком случе, в конце XIX - начале XX векa непропорциально большое количество белорусских Лузгиных хотели связать свою жизнь с церковью. Революция сломала их планы. Расскажу об этих Лузгиных, которые посвятили или планировали посвятить свою жизнь служению Богу. Вероятно, большинство из них были связаны кровными узами, и становиться священнослужителями было их семейной традицией.

*

На замечательном сайте Александра Александровича Бовкало, члена Совета Русского генеалогического общества, я нашёл следующие данные.

Выпускники Полоцкого духовного училища 1881 - 1915 гг.

Фамилия Имя Выпуск Разряд
Лузгин Александр Выпуск 1881 года Разряд 3
Лузгин Николай Выпуск 1883 года Разряд 1
Лузгин Павел Выпуск 1884 года Разряд 2
Лузгин Николай Выпуск 1904 года Разряд 2
Лузгин Михаил Выпуск 1908 года Разряд 1

Выбыли в 1892 году: из III класса для поступления в Витебское ДУ по прошению - Лузгин Григорий.
Выбыли в 1894 году: увольняется по малоуспешности Лузгин Евстафий.

Для сравнения приведем количество выпускников духовного училища за те же годы.

Год Разряд 1 Разряд 2 Разряд 3
Кол-во вып-ков Кол-во Лузгиных Кол-во вып-ков Кол-во Лузгиных Кол-во вып-ков Кол-во Лузгиных
1881706031
18834116050
18845010160
19045018130
19089113010

Выпускники Витебского духовного училища 1874 - 1915 гг.

Фамилия Имя Выпуск Разряд
Лузгин Петр Выпуск 1879 года Разряд 3
Лузгин Николай Выпуск 1880 года Разряд 1
Лузгин Евгений Выпуск 1906 года Разряд 2

Выпуск 1905 года. Назначены экзамены после каникул по русскому устно и письменно и церковно-славянскому языку: Лузгин Василий.
Выбыли в 1880 году: Увольняется из I класса по безнадежности к продолжению учения Лузгин Александр.

Выпускники Великолуцкого духовного училища 1904 - 1917 гг.

Фамилия Имя Выпуск Разряд
Лузгин Павел Выпуск 1909 года Разряд 2


Выпускники Полоцкого женского училища духовного ведомства 1874 - 1900 гг.

(Основано 18 ноября 1863 года)

Фамилия Имя Выпуск
Лузгинa Мария Выпуск 1878 года (V выпуск)


*

Духовное училище в Российской империи - низшее духовно-учебное заведение. Духовные училища существовали во всех епархиях. Они предназначались "для первоначального образования и подготовления детей к служению православной церкви". Как учреждения подготовительные для поступления в семинарии, училища находились "в живой и нераздельной связи с семинариями". Обучаться в них обязаны были все дети духовенства "в надежду священства".
Многие выпускники духовных училищ продолжали обучение в духовных семинариях. Семинарии представляли собою "учебно-воспитательные заведения для приготовления юношества к служению православной церкви". В духовные семинарии принимались молодые люди православного исповедания из всех сословий. Однако, на практике семинарии преимущественно были сословными учебными заведениями для сыновей духовенства. Преобладающее значение в их учебном курсе занимали богословские науки, но в значительном объёме преподавались и науки общеобразовательные, входящие в курс классических гимназий. Обучение в семинариях было бесплатным, причём сироты и дети бедных родителей принимались на казённое содержание. Большая часть воспитанников определялась епархиальным начальством на места священнослужителей либо на должности учителей и надзирателей в духовно-учебные заведения. Лучшие воспитанники по окончании курса поступали в духовные академии.

Выпускники Витебской духовной семинарии 1874 - 1917 гг.

Фамилия Имя Выпуск Разряд
Лузгин Сергей Выпуск 1874 года Разряд 2
Лузгин Филипп Выпуск 1880 года Разряд 2
Лузгин Павел Выпуск 1881 года Разряд 1
Лузгин Николай Выпуск 1886 года Разряд 1
Лузгин Николай Выпуск 1889 года Разряд 2
Лузгин Иван Выпуск 1890 года Разряд 2
Лузгин Никанор Выпуск 1901 года Разряд 2
Лузгин Василий Выпуск 1912 года Разряд 1
Лузгин Евгений Выпуск 1013 года Разряд 1
Лузгин Михаил Выпуск 1915 года Разряд 2
Лузгин Андрей Выпуск 1917 года Разряд 2

Выбыли в 1879 году: из I класса увольняется по прошению: Сергей Лузгин.
Выбыли в 1908 году: из III класса по малоуспешности со свидетельством об окончании 2 классов: Лузгин Николай.

Интересно отметить, что Павел, второй Николай, и Евгений Лузгины, по-видимому, священниками так и не стали, так как в Интернете о них нет никакой информации, в то время как биографии и судьбы остальных выпускников Витебской духовной семинарии довольно чётко прослеживаются вплоть до момента их ареста органами НКВД.
Поражает большой процент Лузгиных среди выпускников семинарии. Для сравнения приведем количество выпускников духовной семинарии за те же годы.

Год Разряд 1 Разряд 2
Кол-во вып-ков Кол-во Лузгиных Кол-во вып-ков Кол-во Лузгиных
1874 6 0 7 1
1880 4 0 8 1
1881 10 1 11 0
1886 12 1 13 0
1889 12 0 26 1
1890 15 0 19 1
1901 12 0 13 1
1912 14 1 9 0
1913 11 1 12 0
1915 12 0 8 1
1917 6 0 12 1

Отметим, что в пропущенные годы выпуски в семинарии были, но выпускников с фамилией Лузгин не было.

*

Высшими учебными заведениями Московского патриархата были духовные академии. Они были крупными центрами богословия, русской религиозной философии и церковной истории. Студенты академии распределялись по богословскому, церковно-историческому и церковно-практическому отделениям. Обучение велось в течение 3 лет. Для лучших был предусмотрен четвертый год для подготовки кандидатской или магистерской диссертации.
Лишь один из Лузгиных смог поступить и успешно окончить духовную академию. Не удивительно, что впоследствии он занимал в церковной иерархии видные посты, но революция и последующая гражданская война сломала и его карьеру, и его судьбу. Имя этого человека - Николай Иванович Лузгин.

Выпускники Санкт-Петербургской Духовной Академии 1814 - 1919 гг.

Выпуск 1890 года, курс XLVII. Удостаивается степени кандидата богословия с правом соискания степени магистра богословия без нового устного испытания Лузгин Николай Иванович (Витебская).
Очевидно, этот тот самый Николай Лузгин, который в 1886 г. окончил Витебскую духовную семинарию по 1 разряду, а в 1883 г окончил по 1 разряду Полоцкое духовное училище.

*

Интересно отметить, что в списках остальных 3 духовных академий, 55 духовных семинарий и 182 духовных училищ фамилия Лузгин больше не встретилась ни разу!
Мы наблюдаем, таким образом, явную склонность витебских Лузгиных к получению духовного звания и их стремление посвятить свою жизнь служению Богу. Но, видимо, далеко не все Лузгины из выпускников духовных училищ и семинарий пошли по духовной стезе. Помешала революция и Гражданская война. Некоторые из них закончили свою жизнь на чужбине.



4. Священники

"Яко Мати Святая Пресвятаго Бога, Владычице, Марие Богородице, со всеми Святыми Сего моли покоити в небесных селениях души раб Твоих, новых мучеников и исповедников Раифских: Архимандрита Феодосия (Лузгина)... "

Молитва иконе Божией Матери Грузинская. Издано Раифским Богородицким монастырем по благословению Архиепископа Казанского и Татарстанского Анастасия.



В Интернете есть следующая информация о Лузгиных-священнослужителях.

Ф.И.О. священника Место службы
Самуил Лузгин Настоятель Михаиловского прихода, с. Пудиново (Pudinava), Лудзенский район Латвии, 1798 - 1833 гг.
Афанасий Лузгин Настоятель Кульневской (Ильзенбергской) церкви, Илзескалнс (Кульнево), Резекненский район Латвии, 1832 - 1838 гг.
Георгий Лузгин
Родился в 1800 г., рукоположен в дьякона в 1821 г. С 1879 г. - дьякон на вакансии псаломщика в кладбищенской во имя иконы Божьей Матери церкви с. Борсучины Полоцкого уезда, жалов. 122 р. 40 к.
Иоанн Лузгин
Священник церкви во имя зачатия св. Анны с. Дубровки Лепельского уезда. "Родился в 1819 г., рукоположен в 1845 г., в настоящей должности с 1879 г., жалов. 408 р.".
Фёдор Лузгин
Священник церкви во имя святителя и чудотворца Николая с. Каратай Невельского уезда. "Родился в 1824 г. Рукоположен к сей церкви в 1849 г., состоит духовником округа, имеет камилавку*, жалов. 408 р.".
Лев Лузгин
Протоиерей Городокского собора, Городокский уезд. Прибыл из с. Клиовники Невельского уезда. "Родился в 1830 г. Рукоположен в 1853 г., им. наперстный крест."
Яков Лузгин
Исполняющий должность псаломщика в церкви во имя успения Пресвятой Богородицы с. Вировль Городокского уезда. "Родился в 1829 г., на службе с 1850 г., в настоящей должности с 1878 г., жалов. 122 р. 40 к."
Самуил Лузгин
Исполняющий должность псаломщика в церкви во имя св. мученицы Параскевы с. Поречье Невельского уезда. "Родился в 1836 г., на службе с 1855 г., в настоящей должности с 1881 г., жалов. 122 р. 40 к."
Яков Лузгин
Исполняющий должность псаломщика в церкви во имя Святой и Животворной Троицы с. Болоздынь Невельского уезда. "Родился в 1844 г., на службе с 1867 г., в настоящей должности с 1882 г., жалов. 122 р. 40 к."
Николай Лузгин
Исполняющий должность псаломщика в церкви во имя Успения Божьей Матери с. Кисели Себежского уезда. "Родился в 1844 г., в настоящей должности с 1879 г., жалов. 122 р. 40 к."
Сергей Фёдорович Лузгин
Родился в 1850 г. Священник успения Пресвятой Богородицы Чайкинского Собора (Вознесенская церковь), ст. Нащекино, с. Чайки. "Рукоположен к сей церкви в 1876 г. Имеет надбедренник**, жалов. 408 р." В "Духовенстве Витебской губернии на 1900 год" упоминается как благочинный 2-го благочиния. В "Духовенстве Витебской губернии на 1909 год" упоминается как протоиерей Витебского Успенского собора (придел трех святителей - Василия Великого, Григория Богослова и Иоанна Златоустого). Вероятно, это тот самый Сергей Лузгин, который в 1874 г. окончил Витебскую духовную семинарию по 2 разряду.
Арсений Феодорович Лузгин
В "Духовенстве Витебской губернии на 1909 год" упоминается как священник церкви с. Коротай Невельского уезда, благочинный второго благочиния.
Филипп Яковлевич Лузгин
Родился в 1857 году в с. Сенно Витебской губернии. По-видимому, он является сыном Якова Лузгина, псаломщика в церкви во имя Святой и Животворной Троицы с. Болоздынь Невельского уезда. 11 апреля 1882 года отец Филипп был рукоположен во священство в Витебском Кафедральном Соборе двумя епископами: Епископом Витебским и Полоцким Маркелом и Епископом Викторианом, и назначен настоятелем той же Свято-Николаевской церкви в с. Новый Двор Лепельского уезда, где прослужил более 5 лет. В книге "Статистические сведения о церквах и причтах Полоцкой епархии", изданной в 1884 г., упоминается помошник настоятеля церкви во имя святителя и чудотворца Николая Дзвонского прихода с. Новый-двор священник Филипп Лузгин, "родившийся в 1857 г., состоящий на службе с 1880 г., рукоположенный к сей церкви в 1882 г. с жалованием 408 р.". По всей видимости, это тот самый Филипп Лузгин, который окончил в 1880 г. Витебскую духовную семинарию по 2 разряду. В "Духовенстве Витебской губернии на 1900 год" упоминается как священник приписной церкови св. мученицы Параскевы, г. Лепель, благочинный первого благочиния. В "Духовенстве Витебской губернии на 1909 год" упоминается как священник Собора Преображения в г. Лепель, благочинный первого благочиния. В списке церковноприходских школ г. Лепеля под 1910 г. упоминается Лепельская мужская церковноприходская школа и "загадчык соборны" (заведующий собором, при котором была школа) протоиерей "Шліп Лузгін". Из записей о. Филиппа известно, что в 1918 году он был приговорен новой властью к расстрелу и вынужден был бежать в Западную Белоруссию, находившуюся после советско-польской войны, согласно Рижскому договору 1921 г., в составе Польши (до сентября 1939 года, когда Западная Белоруссия была присоединения к Белорусской ССР). С конца 1918 года по февраль 1920 года о. Филипп служил в храмах Глубокского благочиния (после подписания Рижского мирного договора в 1921 году, как центр Дисненского повета Виленского воеводства, город Глубокое отошёл к Польше). С марта 1920 года и до конца 1936 года протоиерей Лузгин - настоятель Спасо-Преображенской церкви села Язно Дисненского уезда Виленской губернии. Умер Филипп Яковлевич Лузгин в 1939 году, оставив о себе добрую память в сердцах прихожан. Согласно завещания, похоронен он в ограде Язненской церкви. Отец Филипп Лузгин оставил богатое поэтическое наследие - стихи, написанные им во время служения настоятелем Язненской Спасо-Преображенской церкви.
Георгий Николаевич Лузгин
Родился в 1832 г., был рукоположен в дьякона в 1855 г. и в священника в 1857 г. С 1872 г. - настоятель святых Петра и Павла приписной Михайловской церкови в д. Екатериново [ст. Клястицы Полоцкого (по другим сведениям Дриссенского) уезда Витебской губернии, в настоящее время Расонский район Витебской области]. С 1873 г. состоял благочинным благочиния 3-го округа Полоцкого уезда. Имел камилавку*, жалов. 408 р.
Иоанн Георгиевич Лузгин
В "Духовенстве Витебской губернии на 1900 год" упоминается как священник Свт. Николая приписных церквей: Ильинской церкви в д. Пользино и мученика Павла в имении Свольно, г. Дисна, благочинный второго благочиния. В "Духовенстве Витебской губернии на 1909 год" упоминается как священник св. Петра и Павла приписной Михайловской церкови в д. Екатериново, ст. Клястицы Дриссенского (Полоцкого) уезда, благочинный третьего благочиния, 1906 - 1909 гг.
Сергей Георгиевич Лузгин
Родился в 1862 г. С 1880 г. состоял на службе исполняющим обязанности должности псаломщика при кладбищенской во имя святого архистратига Михаила церкви д. Екатериноно, жалов. 122 р. 40 к. В 1906 - 1909 гг. упоминается как настоятель свт. Иоанна Златоуста приписной Петро-Павловской церкви, с. Артейковичи Полоцкого уезда, благочинный 1-го благочиния. В 20-е годы XX столетия жил с сыном Михаилом, служившим священником в Лакушинской церкви в с. Колпино Пустошкинской волости Псковской области.
Дмитрий Георгиевич Лузгин
Родился в 1867 г. в дер. Клястицы Дриссенского (ранее Полоцкого) уезда Витебской губернии. Белорус. Окончил Витебскую духовную семинарию. В 1904 - 1919 гг. служил псаломщиком в церкви с. Вировля Городокского уезда. С 1919 г. - диакон в церкви с. Вировля Городокского уезда. В 1920 г. служил настоятелем церкви св. Николая в с. Вышадцы (Вышедки) Городокского уезда (Межанского района) Витебской губернии. Арестован 5.12.1930 г. и 17.5.1931 г. постановлением тройки при ПП ОГПУ по БВО приговорен за антисоветскую агитацию к заключению в концлагерь сроком на 5 лет. Дальнейшая его судьба неизвестна.
Михаил Сергеевич Лузгин
Родился в 1892 г., в 1915 г. окончил Витебскую духовную семинарию по 2 разряду. В 1915 г. вступил в духовное звание по влечению сердца. Отличия: набедренник** в 1916 г. и скуфья* в 1921 г. Служил священником Лакушинской церкви в с. Колпино Пустошкинской волости Псковской области с начала 20-х по 1930 г. (ранее Себежский уезд Витебской губернии). Арестовали 8.06.1935 г. в Великих Луках и 17.10.1935 г. особым совещанием при НКВД осудили на 7 лет лишения свободы. Дальнейшая его судьба неизвестна.
Василий Сергеевич Лузгин
Новомученик и Исповедник Русской Православной Церкви XX века. Служил священником церкови святого Николая в с. Глазомичи (ст. Крест) Велижского уезда Витебской губернии по 1918 г., благочинный третьего благочиния. 28 ноября 1918 г. расстрелян большевиками.
Евстафий Сергеевич Лузгин
Священник, Новомученик и Исповедник Русской Православной Церкви XX века. Родился в 1880 г. в д. Чайки Идрицкого района Псковской губернии. 21.08.1937 года осуждён тройкой при УНКВД Калининской области по статье 58 - 10 ч. 1 УК РСФСР и расстрелян. Возможно, это тот самый Евстафий Лузгин, который был уволен в 1894 г. из Полоцкого духовного училища "по малоуспешности".
Александр Яковлевич Лузгин
Родился в 1668 г. В 1888 - 1924 гг. служил диаконом в церкви с. Завечелье. Затем крестьянствовал, имел единоличное хозяйство. Арестован в 1933 г. и 4.02.1933 г. Ушачским народным судом приговорен к 5 годам лишения свободы. После 5 месяцев заключения освобожден по старости лет. Арестован вторично 18.07.1937 г. и 12.08.1937 г. постановлением Тройки НКВД БССР приговорен к расстрелу. Расстрелян 6 сентября 1937 г.
Фёдор Акилович Лузгин
Новомученик и Исповедник Раифский, архимандрит Раифской пустыни (Раифского Богородицкого монастыря), благочинный всех монастырей Казанской епархии, 1919 - 1924 гг. Предположительно растрелян большевиками.
Никанор Яковлевич Лузгин
Родился 24 июня 1878 года в селе Болоздынь Невельского уезда, духовного происхождения, вероятно, сын Якова Лузгина, псаломщика в церкви во имя Святой и Животворной Троицы с. Болоздынь Невельского уезда и брат священника Филиппа Яковлевича Лузгина. Окончил Витебскую духовную семинарию в 1901 году по 2 разряду и Московский университет в 1912 году, историко-филологический факультет с дипломом 1-ой степени. Священником стал в 1937 году. Первое место служения - Цветинская церковь Дисненского уезда Виленской губернии. Деревня Цветино расположена в 7 км от д. Язно, где священником служил о. Филипп Лузгин. Иерей Фома Иванович Шаплыко в книге "Радошковичи", рассказывая о судьбе о. Владимира Сергеевича Голосова, сообщает:
"С 1939 г. до 1945 г. о. Владимир служил в м. Язно Полоцкой области. По благословлению о. Владимира верующими были собраны средства, которых хватило на строительство целого танка. Правительство выразило благодарность о. Владимиру за оказанную помощь, но это не спасло его от ареста в 1945 году. По ложному доносу некоего священника Никанора, о. Владимир был осуждён по 58 статье и сослан в Магадан, где нёс крест невинного страдальца до 1956 года."
Никанор Лузгин
Протоиерей, настоятель Михаило-Архангельской церкви в 1953 - 1954 годах, г. Иркутск. По информации омских краеведов Никанор Лузгин принадлежал к купеческому роду омских Лузгиных. Возможно, это Никанор Яковлевич Лузгин.

* Камилавка - головной убор в Православной церкви фиолетового или чёрного цвета в виде расширяющегося кверху цилиндра, является наградой для священников.

 []

Камилавка

** Набе́дренник - принадлежность богослужебного облачения священника Русской Православной Церкви. Имеет вид матерчатого продолговатого прямоугольника (плата), в центре которого изображён крест. Носится на длинной ленте у бедра справа, а при палице (у протоиерея и архимандрита) - слева. Набедренник появился в Русской Православной Церкви в XVI веке и является её уникальной иерархической наградой, которой нет в других православных Церквах. Набедренник даётся священнику (иерею и иеромонаху) за ревностное служение Церкви в качестве первой награды (обычно через 3 года после рукоположения).

 []

Набедренник

*

В Интернете также упоминается Лузгина Мария Павловна, 1894 г.р., дочь митрополита Павла (Гальковского Павла Михайловича), по-видимому, незаконнорождённая, т.к. по данным митрополита Мануила (Лемешевского), 15 августа 1888 г. Павел Гальковский был пострижен в монашество и 30 августа того же года возведён в сан иеромонаха. Можно предположить, что Лузгина была фамилия матери Марии Павловны. Однако, в официальной церковной биографии митрополита сообщается: "Состоял в браке, имел дочь". Кто же из Лузгиных, в таком случае, был зятем метрополита?
Мария Павловна родилась в местечке Гадулино Витебской губернии. До 1937 г. она проживала в г. Иваново (Ивано-Вознесенске) на ул. 10-го августа, д. 69. Ее отец, митрополит Иваново-Вознесенский Павел являлся основателем "Сестричества преп. Киприана", в которое входила Мария Павловна. В 1936 г. митрополит Павел был арестован и сослан в Казахстан. Мария Павловна посылала отцу в ссылку продукты и деньги, а в 1936 г. ездила к нему в г. Семипалатинск в ссылку.
В 1937 г. митрополит Павел был расстрелян, а 22.03.1937 г. была арестована Мария Павловна. 27.06.1937 г. она была приговорена Особым Совещанием при НКВД СССР к 5 годам исправительно-трудовых лагерей по обвинению в контр-революционной деятельности как участница контр-революционной группы монашества и церковников (статьи 58-10, 58-11 УК РСФСР) [Групповое дело "Сестричества прeп. Киприана", Ивановская область, 1937 г.]. Среди предьявленных ей обвинений были следующие: "Перепечатывала на машинке и распространяла среди молодежи "церковные стихи", посылала посылки ссыльному отцу митрополиту Павлу (Гальковскому)". Мария Павловна виновной признала себя частично. Во время предварительного следствия находилась во внутренней тюрьме НКВД Ивановской области. Дальнейшая её судьба неизвестна. Русская Православная церковь причислила Лузгину Марию Павловну и её отца митрополита Павла к "Новомученикам и Исповедникам Русской Православной Церкви XX века".


*

В Лудзенском районе Латвии неподалёку от Карсавы есть село Пудиново (Pudinava), которое раньше называлось Михайловским. Во второй половине XVIII века местный помещик Борх разрешил крестьянам селиться на своих землях и обрабатывать их. В 1778 году, когда в Михайловском насчитывалось 226 дворов с 2302 православными прихожанами, здесь был открыт Михайловский приход и построена церковь Покрова Пресвятой Богородицы. Первоначально церковь была одноглавая, из тёсаного бруса, в форме креста. Она была освящена 28 сентября 1778 года Себежским протоиереем Стефаном Лихиной. Для причта был выстроен за речкой Ритупе деревянный дом и отведено 90 гектаров земельных угодий. В 1862 году на правительственные средства была построена новая церковь, a в 1867 году старую церковь разобрали и на её месте на средства Красногородского мещанина Ивана Ярославцева построили каменную часовню.
С 1798 г. в продолжении 35 лет настоятелем Михайловского прихода состоял отец Самуил Лузгин.

*

В материалах переписи населения дворцовых волостей Себежского, Невельского и Суражского уездов Витебской губернии 1782 года имеется семейный список себежских священно-церковнослужителей:
"... в Непоротовском войтовстве погост Кицково в нем церковь во имя великомученика Георгия униацкая
1. настоятель священник Никифор Васильев сын Блюдуха 43, у него жена Авдотья Симионова 39, у них дети: сыновья Антон 20, Василей 8, дочь Марья 5 2. дьячёк Антон Михайлов сын Лузгин 32, у него жена Марья Васильева 30, у них дети, сыновья: Иван 12, Мартын 7, Семен 5, Николай 4.5 года, у Антона брат Герасим Михайлов 23 ...".
Это самые ранние упоминания о Лузгиных-священнослужителях в Витебской губернии, которые мне довелось найти. Они явно указывают, что Лузгины подвизались на поприще служения Богу по крайней мере уже с конца XVIII столетия.

*

Странное совпадение: привязанность Лузгиных к духовной карьере и наличие тесной связи мирского имени Лузга (Луска) с именами двух языческих богов - кельтского бога Луга и славянского "скотьего бога" Волоса, и даже, как это ни парадоксально, с именем самого Христа. Oбсуждение этого вопроса уведёт нас слишком далеко в сторону, поэтому я посвящу ему отдельный очерк. Здесь же только отмечу, что древнеславянское мирское имя Луска является прообразом христианского имени Власий, а святой великомученник Власий в христианской религии был призван вытеснить и заменить в сознании людей языческого бога Волоса. Власий стал выполнять в христианской религии важнейшую для крестьян функцию, которую раньше осуществлял Волос - покровительство домашнему скоту и всему животному миру.

*

В Латвии в посёлке Илзескалнс (Кульнево) Резекненского района есть Кульневская церковь, которая раньше называлась Ильзенбергской по имени селения в котором она находилась. Церковь построена в 1832 году Михаилом Петровичем Кульневым как семейная усыпальница рода Кульневых. М.П. Кульнев ходатайствовал перед царём Николаем I о перенесении праха геройски погибшего 20 июля 1812 г. в бою с французами своего брата генерал-майора Якова Петровича Кульнева и погребении его в родовой церкви. Первым настоятелем этой церкви в 1832 - 1838 годы был отец Афанасий Лузгин. Отметим, что генерал-майор Яков Петрович Кульнев был земляком Лузгиных. Он родился в городе Люцине Витебской губернии. Яков Петрович был героем Отечественной войны 1812 года. Сейчас уже мало кто помнит, что, напав на Россию, Наполеон планировал захватить не только Москву, но и Петербург. Тридцатитысячному корпусу маршала Удино, направившемуся по псковской дороге через Полоцк на Петербург, противостоял десятитысячный корпус графа Витгенштейна. У деревни Клястицы - той самой, где настоятелями местной церкви впоследствии служили Лузгины - 19 июля 1912 года противники встретились. Дерзкий рейд гусар под командованием Кульнева в тыл французов решил исход сражения - французы вынуждены были отступить и отказаться от похода на Петербург. Столица империи была спасена. В Клястицком бою Кульнев взял в плен 900 французов и захватил весь обоз маршала Удино. В тот же день - 20 июля - Яков Петрович был смертельно ранен. Узнав о его гибели, Наполеон писал Жозефине: "Вчера убит Кульнев, лучший русский офицер кавалерии".

 []

Атака гусар Кульнева у Клястиц 20 июля 1812 г.

*

Мы видим, таким образом, что Лузгины проживали в Латвии с достаточно давних времён. На Рижском Покровском кладбище есть две могилы: Лузгиной Надежды Николаевны ( 1880 - 1951) и Лузгиной Надежды Степановны - возможно, потомков этих Лузгиных.

*

15 ноября (28 ноября по старому стилю) 1918 г. расстрелян большевиками при подавлении крестьянского восстания священник церкви святого Николая села Глазомичи (ст. Крест) Велижского уезда Витебской губернии благочинный третьего благочиния Василий Сергеевич Лузгин (род. около 1890 г.) за то, что причащал Св. Таин и перевязывал раненых крестьян. (Новые мученики Российские. Сост. протопресвитер Польский М. Ч. 2. С. 238 - 239. М., 1994.) Архиерейским Собором РПЦЗ в 1981 г. Василий Лузгин был внесен в список Новомучеников и Исповедников Российских и 28 ноября русская православная церковь объявила днем памяти священномученника иерея Василия Лузгина.
Василий Лузгин закончил Витебскую духовную семинарию в 1912 году по первому разряду. Он происходил из семьи свяющеннослужителей. Его дед Георгий Николаевич Лузгин (род. в 1832 г.) был рукоположен в иерея в 1857 г. и с 1872 года служил настоятелем святых Петра и Павла приписной Михайловской церкови в д. Екатериново (ст. Клястицы Дриссенского уезда Витебской губернии, в настоящее время Расонский район Витебской области). У Георгия Николаевича Лузгина было три сына - Дмитрий, Сергей и Иван, которые пошли по его стопам и стали священнослужителями.
Отец Василия Лузгина - Сергей Георгиевич Лузгин (род. около 1870 г.) - с 1890 г. служил псаломщиком и дьяконом в с. Себежы Витебской губернии (теперь Псковская область). Рукоположен в иерея. В 1906 - 1907 годах он служил настоятелем Свято-Иоанновской церкви в с. Артейковичи Полоцкого уезда Витебской губернии. В 1893 г. у Сергея Лузгина родился сын Михаил, который в 1908 г. окончил Полоцкое духовное училище. В 1920 г. Сергей Георгиевич Лузгин присоединился к обновленческому расколу, признавшему Советскую власть.
Дядя Василия Сергеевича Лузгина, священник Лузгин Дмитрий Георгиевич, родился в 1867 г. в местечке Клясицы Полоцкого уезда Витебской губернии. Окончил Витебскую духовную семинарию. В 1904 - 1919 гг. служил псаломщиком в церкви с. Вировля Городокского уезда. С 1919 г. - диакон в церкви с. Вировля Городокского уезда. В 1920 г. служил настоятелем церкви св. Николая в с. Вышадцы Городотского уезда Витебской губернии. Арестован 5.12.1930 г. и 17.5.1931 г. постановлением Тройки при ПП ОГПУ по БВО приговорен за антисоветскую деятельность к заключению в концлагерь сроком на 5 лет. Дальнейшая его судьба неизвестна. Реабилитирован 27.11.1989 г.
Другой дядя Василия Сергеевича Лузгина, Лузгин Иоанн Георгиевич, рукоположен в иерея в 1890 г. Служил в Воскресенской или Николаевской церкви в с. Дзисна Виленской губернии (теперь Миёрский район Витебской области), а в 1906 - 1907 годах - в Клястицком храме. Благочинный церквей 3-й округи Полоцкого уезда.
Был у Василия Лузгина брат Михаил Сергеевич Лузгин, 1893 г.р. Его арестовали 8.06.1935 г. в Великих Луках и 17.10.1935 г. особым совещанием при НКВД осудили на 7 лет лишения свободы. Дальнейшая его судьба неизвестна. Реабилитирован 15.04.1999 г.
По-видимому, Михаил Сергеевич Лузгин также служил священником, как это видно из следующего рассказа Т. Яковлевой.

*

Т. Яковлева из г. Пустошка Псковской области рассказывает:
"Недавно мне попалась в руки папка с названием: "Анкеты по учету светского и монашеского духовенства по Себежскому уезду Витебской губернии за 1923 год". В то время Пустошка с частью волостей относилась к Себежскому уезду. В этих анкетах, написанных самими священнослужителями, сообщались основные сведения о себе, своей семье, доходах, отношении к Советской власти и пр. В конце анкеты крупным шрифтом были отпечатаны строки: За неправильный ответ будите отвечать перед судом "Революционного трибунала"."
Так вот, среди этих анкет Т. Яковлева нашла следующую:
"Михаил Сергеевич Лузгин, священник, с. Колпино Пустошкинской волости, 1892 г.р. Окончил Витебскую духовную семинарию. В 1915 г. вступил в духовное звание по влечению сердца. Отличия: набедренник в 1916 г. и скуфья в 1921 г. В другом месте не служил. Из духовного сословия. Семья состоит из жены, дочери, отца и двух сестер. Жалованье 360 руб., сборы-требы 200 руб. В данной церкви 6 лет. Отношение к Советской власти: сочувственное."
B документe "Сведения о доходах Тихомирова Федора Михайловича, священника Лакушинской церкви Колпинского сельсовета за 1931 - 1932 гг." читаем:
"Служивший в Колпине несколько лет в т. ч. в Лакушах по сентябрь 1930 года священник Михаил Лузгин неизвестно куда выбыл. Я, Тихомиров, вновь назначенный священником Колпинской церкви от 16 января, прибыл к месту службы 18 января 1931 года."
Куда выбыл Михаил Сергеевич Лузгин мы уже знаем - в Великие Луки, а затем - в лагеря, на погибель.

*

Василий Лузгин был не единственным, пострадавшим за свою веру. Священник Лузгин Евстафий Сергеевич, русский, родившийся в 1880 г. в д. Чайки Идрицкого района Псковской губернии, 06.08.1937 г. был арестован, а 21.08.1937 г. осуждён тройкой при УНКВД Калининской области по статье 58 - 10 ч. 1 УК РСФСР и расстрелян. 08.12.1989 г. Евстафий Сергеевич был реабилитирован (Источник: Книга памяти Псковской обл.). Возможно, это тот самый Евстафий Лузгин, который в 1894 г. был уволен из Полоцкого духовного училища "по малоуспешности".

*

Лузгин Александр Яковлевич (1868 - 1937) в 1888 - 1924 гг. служил диаконом в церкви с. Завечелье. В 1933 г. он был арестован, а 4.02.1933 г. Ушачским народным судом приговорён к 5 годам лишения свободы, но после 5 месяцев заключения освобожден по старости лет. 18.07.1937 г. его арестовали вторично и 12.08.1937 г. постановлением Тройки НКВД БССР приговорили к расстрелу. Приговор был приведён в исполнение 6 сентября 1937 г.

*

Неизвестно, где закончил свою жизнь настоятель Раифской пустыни архимандрит Феодосий, в миру Федор Акилович Лузгин. 21 августа 1924 года от протоиерея Феодоровской общины Аркадия Преображенского, перебежавшего к обновленцам, в живоцерковническое Управление было направлено следующее заявление:
"20 августа с.г. я был вызван к Игуменье Ангелине, где архимандрит Раифской пустыни Феодосий, считающий себя благочинным всех монастырей Казанской епархии, предложил мне отказаться от единения с Епархиальным Управлением и перейти на сторону ее тайных врагов, т.е. епископа Афанасия, архимандрита Феодосия и других лиц, явно имеющих общение с объявленными преступниками - патриархом Тихоном, епископом Иоасафом и др. Я от такого предложения отказался. В 10 часов вечера того же числа я был вызван на собрание приходского Совета, который предложил мне прекратить совершение богослужения в храме Феодоровского монастыря."
Того же числа обновленческое Казанское Епархиальное Управление доводило до сведения ТНКВД, что "архимандрит Феодосий вносит постоянную смуту в мирных граждан и переносит вопросы чисто религиозные на политическую почву, возбуждая верующих против обновленцев". Имя настоятеля Раифской пустыни неоднократно поминалось в обновленческих обращениях к власти и в обновленческом журнале "Православный Церковный Вестник", например, в связи с отказом Раифских иноков дать обновленцам чудотворную Грузинскую икону Божией Матери для ношения ее крестным ходом по городу Чистополь.
Где-то в промежутке времени между 1924 и 1928 годами архимандрита Феодосия арестовывают и о его судьбе больше ничего не известо.

 []

Раифский Богородицкий монастырь

Федор Акилович Лузгин был родом из крестьян Казанской губернии. Единственным местом, где проживали Лузгины в Казанской губернии были деревни Покровское и Михайловское Мамадышского уезда (кантона) Омарской волости. В 1895 году в селе Покровском родился и мой отец, Лузгин Николай Павлович, мобилизованный в 1915 г. на военную службу в Л.-Гв. Петроградский полк рядовым, участвовавший в I Мировой войне, и в сентябре 1917 года произведенный в прапорщики. Я родился в 1955 году, когда моему отцу, бывшему полевому инспектору РККА, а в то время скромному учителю математики, было 60 лет. Тогда меня не очень-то интересовала история и мои родственники, а отец, много повидавший в своей жизни, был человеком выдержанным, немногословным, и достаточно разумным, чтобы не давать своим детям ненужных сведений, которые могли бы им повредить. Да и ценности в те времена были совсем иными. Тем не менее, я отчетливо помню, как он упоминал какого-то своего родственника, известного священника. Наверное, им был Ф.А. Лузгин.
В молитве иконе Божией Матери Грузинская, изданой Раифским Богородицким монастырем по благословению Архиепископа Казанского и Татарстанского Анастасия, упоминается среди прочих новых мучеников и исповедников Раифских и архимандриит Феодосий (Лузгин).

*

В "Списке духовенства Олонецкой губернии на 1904 год (включая церковно-приходские школы и инославное духовенство)" упоминается учительница Юккогубской школы грамоты Повенецкого уезда Ольга Ильинична Лузгина (заведующий - священник Иоанн Вознесенский).

*

В "Списках духовенства Киева на 1914 год (всех исповеданий)" среди членов духовной консистории (церковно-административный и церковно-судебный орган при епархиальном архиерее) упоминается секретарь статский советник Лузгин Николай Иванович. Непростым человеком был Николай Иванович, и жил он в непростое время.
29 апреля 1918 г. на Украине произошёл переворот, в результате которого к власти пришёл гетман Скоропацкий. В это время в связи со смертью святителя Владимира Киевская кафедра была вакантной и на нее претрендовал архиепископ Харьковский Антоний Храповицкий (1863 - 1936). Новая власть считала Антония не самой подходящей кандидатурой на вакантную Киевскую кафедру. Предполагая, что Киевский святитель приобретёт статус митрополита Всея Украины, министерство исповеданий правительства гетмана Скоропадского предлагало отложить выборы до 2 й сессии Всеукраинского Собора. Но Киевский епархиальный Собор не согласился с этим предложением и проголосовал в пользу настоятельства владыки Антония.
С гетманом у владыки Антония не было каких-либо значительных противоречий, но с министерством исповеданий трения возникли самые серьезные. Неприязненные отношения сложились у митрополита как с профессором Василием Зеньковским - первым министром исповеданий, так и с его приемником Александром Лотоцким. Министерство исповеданий считало консисторию своим исполнительным органом, куда назначало и утверждало штат служащих. Новый Митрополит же хотел провести решение Всероссийского Поместного Собора и заменить консисторию епархиальным советом, зависимыми только от местного архиерея.
Назначенные митрополитом члены совета так и не смогли приступить к работе, т.к. этому воспротивилось министерство, поддержавшее старого секретаря Н.И. Лузгина и членов консистории. Проводя политику гетманского правительства и поддерживаемый непосредственно гетмановским министром исповеданий, секретарь Н.И. Лузгин так и не допустил к делам консистории назначенных митрополитом членов епархиального совета. Проблема так и не была окончательно решена, и консистория фактически осталась в двойном подчинении.
Все разрешилось само-собой с приходом к власти большевиков. Митрополит Антоний был активным сторонником движения по возрождению патриаршества и одним из кандидатов на кафедру первосвятителя. Эмигрировав в 1920 году, он оказался в среде монархистов-реставраторов. С 1921 и до конца жизни Антоний возглавлял "карловацкий раскол" - Русскую Синодальную Зарубежную Церковь. Умер он в Белграде в 1936 году.
Информацией о дальнейшей судьбе нашего упрямого однофамильца Николая Ивановича Лузгина мы не располагаем. Очень вероятно, что это был тот самый Николай Иванович Лузгин, который в 1890 году закончил Санкт-Петербургскую Духовную Академию и был удостоен степени кандидата богословия "с правом соискания степени магистра богословия без нового устного испытания". А прибыл в академию Николай Иванович из Витебскаой духовной семинарии, которую он окончил в 1886 г. по первому разряду. В 1910 г. он жил в Вильно и был редактором "Литовских епархиальных ведомостей". Упоминается Н.И. Лузгин и в списке литературных деятелей Киева и Симбирска. В какие годы он жил в Симбирске - не уточняется.
Юрий Константинович Мейер (1897-1994), корнет лейб-гвардии Кирасирского Его Величества полка, рассказывая о своей жизни в захваченном большевиками Киеве, в своих воспоминаниях упоминает некоего "управляющего делами собора" Лузгина. Вероятно, речь здесь идёт о Н.И. Лузгине:
"При большевиках мои родители и я переехали с Лютеранской (уж очень близко мы жили от ЧеКа) в церковный дом при Софийском соборе, в казенную квартиру управляющего делами собора Лузгина. Они сдали нам большую гостиную. Там я стал свидетелем того, что аппарат террора далеко еще не достиг своей зверской непреклонности. Обитатели квартиры были однажды разбужены налетом чекистов с ордером на обыск у Лузгина. Допрос происходил в столовой, рядом с нашей комнатой, и, конечно, мы оделись и тоже пришли в столовую. Я имел нахальство показать свои бумаги из Разведывательного отделения Штаба армии, что произвело на чекистов явное впечатление. При этом они, несомненно, проявили большую наивность, потому что даже поверхностное лицезрение моей семьи сразу же должно было убедить их, что перед ними стоят явно выраженные контрреволюционеры. Еще удивительнее было то, что, просмотрев бегло какие-то бумаги Лузгина, чекисты его с собой не увели и не арестовали".

*

В Интернете есть скупая информацию о писателе, литераторе и священнике Филиппе Лузгине, входившем в группу литераторов, выходцев из Белоруссии, которые, по словам историка Василия Тумиловича, "достигли значительных успехов на литературном поприще и внесли достойный вклад в развитие православной литературы для народа в межвоенной Польше", и благодаря деятельности которых "в 1918 - 1939 годах в Западной Белоруссии наблюдался Ренессанс православного литературного творчества". Протоиерей Филипп Лузгин (1857 - 1939) родился в с. Сенно Витебской губернии. Последнее место его службы - Язненская церковь Дисненского благочиния. Перу Филиппа Лузгина принадлежат следующие строки:

Господь - утешение в скорби

Иной раз мне грустно бывает,
Покоя нигде не найду,
Душа от тоски изнывает,
Тогда я с мольбою к Тебе припаду:
Господь мой, Создатель Превечный!
Ты душу мою освяти.
И вопль мой услышь Ты, сердечный,
Душе моей грусть прекрати.
Прости меня, Господи Боже,
Спасенье всего мне дороже,
И сам Ты меня укрепи.
Отрадно душе моей станет,
И горе, и грусть отойдут.
Мой дух оживет и воспрянет,
И светлые дни вновь придут.

Филипп Лузгин, 1926 г.

*

Сохранилось письмо заштатного протоиерея о. Филиппа Лузгина от 22 апреля 1939 г.
"Молитвенным предстательством о. Иоанна спасена была моя 9-летняя дочь от неминуемой смерти. Это было 40 тому назад. Дочь заболела дифтеритом. Врач, после долгих усилий спасти ее от смерти, уходя откровенно сказал: "Вряд ли дочь ваша перенесет эту болезнь, будьте готовы ко всему". Я тогда жил в г. Лепеле. Потеряв надежду на врачебную помощь, я поспешил на почту и дал телеграмму о. Иоанну Кронштадтскому, прося его молитв об исцелении болящей Пелагии. Когда утром пришел врач и осмотрел горло болящей, то с радостью сказал: "Дорогие батюшка и матушка, ваша дочь получила полное исцеление, но сознаюсь, что не через мою медицинскую помощь, а это она чудесно спасена от смерти. Скажите откровенно, что вы делали?" Я и сказал, что телеграммой просил молитвенной помощи о. Иоанна Кронштадтского. И врач сказал: "Да, он великий пред Богом угодник".
В 8-ми верстах от г. Лепель в деревне Лядно нужно было выстроить церковь. С верою в Божию помощь я и приступил к постройке. В одно лето была выстроена деревянная церковь. У меня не хватило средств для расчета с плотниками. Я написал о. Иоанну, прося помощи, и через неделю получил от него 100 рублей и еще от неизвестной особы 50 руб. с запиской: "Жертвую по указанию дорогого батюшки о. Иоанна Кронштадтского"."
В Интернете упоминается также Лузгин Филипп Яковлевич, г. Лепель, Преображенский собор, благочинный первого благочиния. Скорее всего, это одно и то же лицо. Во всяком случае, среди выпускников Витебской духовной семинарии упоминается только один Филипп Лузгин, выпускник 1880 года, закончивший семинарию по второму разряду.
В Интернете также упоминается Лузгин Сергей Филиппович, уроженец г. Лепель Белоруссии, из семьи священника, видимо, его сын. Отец в гражданскую войну эмигрировал в Польшу и имел с ним переписку. С 1916 г. по 1917 г. Сергей Филиппович Лузгин - прапорщик в царской армии. В 1919 - 1921 гг. член ВКП/б/, выбыл механически. В 1935 уволен со службы Днепропетровского управления госпароходства за к/р выступление на собрании. Экономист Енисейского госпароходства в г. Красноярске. Арестован 23.05.1937 г. С 23.05.1937 в Красноярской тюрьме. 30.11.1937 тройкой УНКВД КК осужден на 10 лет.

*

В "Спискe архиереев, священнослужителей и приходов Русской Зарубежной Церкви с их адресами" Православная жизнь. 1956. - Джорданвиль, 1955] упомянут за 1955 г. некто Лузгин В. В. как член ревизионной комиссии Восточно-Американской и Джерзейситской епархии Русской Православной Церкви за границей (РПЦЗ).

*

Не только к православной вере принадлежали Лузгины. В г. Черногорске Хакасской автономной области Красноярского края была община пятидесятников, возглавляемая пресвитером Романом Родом, активными членами которой были Александр и Тамара Лузгины. В середине 70-х годов члены общины неоднократно обращались к властям СССР с просьбой разрешить им эмигрировать. Они также обращались с просьбой помочь им эмигрировать в Комитет по правам человека при ООН и к президенту США Р. Рейгану. С начала 1978 г. власти г. Черногорска стали подвергать общину пятидесятников нажиму, пытаясь заставить их отказаться от желания покинуть СССР и понудить зарегистрировать общину. На богослужения стали являться работники исполкома, милиция, учителя, представители "общественности". Власти объявили собрания верующих незаконными и требовали регистрации общины, штрафовали её членов и угрожали привлечь их к уголовной ответственности. В 1989 семья Лузгиных приехала в Америку по израильским визам через Австрию и Италию и поселилась в г. Спрингфилде в штате Массачусетс. Семья многодетная, в ней 11 детей: Alice (11.11.1990 г.), Beatrice, Oksana, Helen (03.08.1985 г.), Nellie (11.08.1977 г.), Paul (06.07.1984 г.р.), Agnes, David, John, Edward, Daniel (20.11.1973 г.р.). Дети успешно закончили шлколу и American International College. За выдающиеся успехи в учёбе они награждались медалями и ежегодными академическими наградами. Большинство детей Александра и Тамары Лузгиных специализировались в биохимии. Дед Александра, Ксенафонт Лузгин, происходил из худородных дворян Пензенской губернии. Он был капитанм военного корабля, перешёл на сторону красных, попал в плен и был расстреляли белыми. Бабушка вышла замуж за другого. У отца Михаила Ксенафонтовича не сложились отношения с отчим и он сбежал из дома, попал в тюрьму и после амнистии оказался в Сибири.



Заключение



Владимир Лузгин. Торонто 26.07.2008 vluzgin@hotmail.com



Приложение

"Но разве объяснишь своему, погрязшему в суевериях народу, что Лузгень не может быть русским?"
Драгунов П. П. "Лузгень".



 []

г. Элк, Восточная Пруссия - прародина Лузгиных?


В приведенных ниже выдержках из старинных немецких документов (переснятых на микрофильмы), которые регулируют земельные отношения, регистрируют рождение, вступление в брак и смерть жителей поселка Romanowen (Heldenfelde) округ Lyck в Восточной Пруссии (ныне северо-восточная часть Польши пос. Romanowо близ города Elk), упоминаются фамилии Лузга и Лузгин.

*

Auszüge aus dem Grundbuch für die Ksp. Lyck, Borschimmen, Ebenfelde und Scharfenrade.
Justizamt Lyck 1820/36 (1836 ?). Von den Mormonen auf Mikrofilmen aufgenommen: Nr. 1188639/40.
Um 1836 erstellte Privilegienabschriften für die ursprünglichen Lehen und andere Dokumente. Index zum Grundbuch alphabetisch nach Orten. Der Film enthält auch die Grundbücher für die Ksp. Grabnik und Fließdorf.
Romanowen (Heldenfelde)
1764 Nr. 199. 1 1/2 Hufen. Albrecht Trentowski. Jetzige Besitzer: Stefan Zibulka (erkauft), Johann Michalczyk (ererbt) und Daniel Luzga (erheiratet).
1764 Nr. 201. 1 Hufe. Andreas Luzga . Jetziger Besitzer: Adam Luzga (ererbt).

*

Auszüge aus dem Kirchenbuch der Ev. Gemeinde Borschimmen (Церковные книги) Seit 1698. Von den Mormonen auf Mikrofilmen aufgenommen (микрофильмировано) Nr. 1194126 - Taufen (1706)1752 - 82 [1], Heiraten 1757 - 85; Tote 1698 (?)- 1747, 1764 - 68, 1774 - 76; Nr. 1194094 - Taufen 1781-86. Nr. 1194095 - Taufen 1787-1818. Nr. 1947440/1 - Taufen 1819 - 57. Nr. 1947442 - Taufen 1857 - 75; Taufen, Heiraten, Tote 1803 - 17 für Gegend Burnien, Petzkau, Reiffenrode.

Heiraten (Женитьба)
1756 Adam Luzga in Romanowen und Dorothea Kowalewscanka in Stosnen.
1766 Andrey Luzga und Eva Lojewscanka (falsch! Kb Dreimühlen: 14.6.1762).

Taufen (Рождение)
1741 Jendrzej Luzga . Vater: (отец) Christoph Luzga in Romanowen.
1745 Katharzyna Luzga . Eltern:(родители) Christoph Luzga und Eva in Romanowen.
1752 Anna Czybulka. Eltern: Paul Czybulka in Romanowen und Susanna. Taufzeugen: Jendrzej Czybulka, Adam Luzga .
1754 Mattheus Krzywienski. Eltern: Pawel Kryzwienski und Maria Jeschulewscanka in Romanowen. Dom 12 post Trin. Taufzeugen: Adam Luzga , Dorothea Krzywienska.
1754 Michael Jaka.Eltern: Wojtek Jaka und Dorothea Rondeusowna in Romanowen. Taufzeugen: Mattheus Buzio, Jorek Jaka, Wojtek Luzga .
1757 Anna Jaka. Eltern: Jorek Jaka und Maria Romancikowa in Romanowen. Dom 3 p Trin. Taufzeugen: Jendrzej Luzga , u.a.
1758 Maria Luzga . Eltern: Adam Luzga und Dorothea in Romanowen.
1760 09.01. Adam Rytello. Eltern: Grzes Rytello in Romanowen und Anna Buckowna. Taufzeugen: Jendrzej Luzga , u.a.
1760 24.09. Esthera Luzga . Eltern: Adam Luzga und Dorothea in Romanowen.
1763 Elisabeth Luzga . Eltern: Adam Luzga und Dorothea Kowalewscanka in Romanowen. Taufzeugen: Pawel Malon, Jendrzej Czybulka.
1765 22.11. Christian Luzga . Vater: Jendrzej Luzga , Bauer in Romanowen. Taufzeugen: Dorothea Luzdina, Marcin Malon.
1766 16.09. Mattheus Czybulka. Eltern: Pawel vorst Schulz (?) in Romanowen und Elisabeth Trentowscanka. Taufzeugen: Adam Luzga , u.a.
1767 10.01. Sophia Luzga . Eltern: Jendrzej Luzga in Romanowen und Eva Kowalewscanka.
1769 20.09. Euphrosine Grabowski. Eltern: Pawel Grabowski und Eva Michalczykowna in Romanowen. Taufzeugen: Adam Luzga .
1774 02.06. Esther Luzga . Eltern: Andrzej Luzga und Eva Lojewski. Loc ?
1783 29.01. Maciey Luzga . Eltern: Adam Luzga in Romanowen und Fuch Jaciaka (?).
   1783 02.07. Jacob Luzga . Eltern: Andrzej Luzga in Romanowen und Eva. Taufzeugen: Andrzej Czybulka, Matthes Czybulka, Sczepan Czybulka.
1790 30.11. Andrzej Budzko. Eltern: Marcin Budzko in Romanowen und Maria Luzdzanka.Taufzeugen: Andreas Luzga , u.a.
1799 18.11. Euphrosina Bucko. Eltern: Marcin Bucko in Romanowen und Maria Luzdzanka. Taufzeugen: Andreas Luzga , Maciey Luzga , Catharina Luzdzina.
1805 29.07. Tobias Buczylowski. Eltern: Jan Buczylowski, Ass. [4] in Romanowen und Sophia Grabowscanca. Taufzeugen: Matthes Krzywienski, Fr. Luzgin , Adam Luzga .
1808 18.12. Astera Buczkowna. Eltern: Mattheus Buczko, Br. [Bauer] in Romanowen und Frosina Grabowscanka. Taufzeugen: Christian Luzga , Anna Wawrin, Regina Wawrowna.
1821 24.04. August Nowakowski. Geburtsort: Romanowen, unehelich. Eltern: Matteusz Stanislaus Nowakowski und Eglna Semelawscanka (?). Taufzeugen: Adam Luzga , Sophia Buczilowski. Bemerkung: Der Vater ... hat sich vor dem ... selbst zur Vaterschaft bekannt.
1825 03.09. Maria Buczkowna. Eltern: Andreas Buczko, Schneider in Romanowen und Sofia Malisziewscanka Taufzeugen: Matteusz Buczko, Katarzyna Luzga .
1834 04.12. Gottlieb Buczylowski. Eltern: Tobias Buczylowski in Romanowen und Maria Nowakowscanka. Taufzeugen: Johann Luzga , Ewa Buczkowa, Jacob Luzga .
1835 27.11. Sophie Sobolowna. Eltern: Martin Sobol in Romanowen und Regina Luzga . Taufzeugen: Tobias Buczylowski, Marie Buczylowski, Catharina Paskowscanka.
1840 25.01. Johann Buczko. Eltern: Matthes Buczko, Losmann in Romanowen und Catharina Grudnio. Taufzeugen: Johann Luzga , Sophia Skorzynski, Anorthe Strzate.
1841 18.08. Marie Bucilowski. Eltern: Christian Bucilowski, Wirth in Romanowen und Marie Skorzynski. Taufzeugen: Adam Luzga , Ewa Buczko, Sophia Jalonowski.
1844 30.10. Ludwig Buczko. Eltern: Matthes Buczko, Jest(?)mann in Romanowen und Marie Kowalewska. Taufzeugen: Jacob Klekottka, Marie Luzga , Fr. Troll.
1849 02.04. Catharina Buczko. Eltern: Matthes Buczko in Romanowen und Marie Kowalewski. Taufzeugen: Johann Michalczek, Sophia Luzga , Maria Krzywiski.
1856 30.12. Charlotte Buczko. Geburtsort: Romanowen. Mutter: Charlotte Buczko aus Sawadden. Taufzeugen: Fritz Luzga , Sophie Michalczyk, Marie Michalczyk.
1860 23.02. Matthes Buczko. Mutter: Charlotte Buczko in Romanowen. Taufzeugen: Marie Jelinsky, Jan Luzga .
1861 31.10. Catarine Buczylowski. Eltern: Christian Buczylowski, Wirth in Romanowen und Marie Skorzynski. Taufzeugen: Wojtek Sonod, Sophie Luzga , Julie Koenitz.
1865 28.12. Auguste Buczko. Eltern: Jacob Buczko, Schumachermeister in Romanowen und Caroline Mozelewski. Taufzeugen: Wirth Fritz Luzga , Wirtsfrau Charlotte Мichalczyk, Jungfer Charlotte Luzga , alle in Romanowen.
1873 23.11. Gottlieb Buczko. Eltern: Jacob Buczko, Schumacher in Romanowen und Caroline Monzelewski. Taufzeugen: Wirt Ludwig Fuchs, Losfrau Marie Zelinski, Wirtssohn Johann Luzga , alle in Romanowen.

Beerdigungen (Смерть)
1708 Martin Luzga , des Albrecht Luzga in Romanowen Sohn.
1732 Wojtek Luzga zu Romanowen, des Christoph Luzga sein Vater.
29.10.1764 Christoph Luzga , Romanowen.
1766 Christian Luzga , des Andreas Luzga Sohn, ein Viertel Jahr.
1768 Jan Luzga , des Andres Luzga in Romanowen Sohn.
1770 Susanna Luzga , des Adam Luzga Tochter in Romanowen, 13 und ein halb Jahr (?).
Als Taufzeugen erwähnt:
Johann Buczylowski, Pate in Romanowen 1837 (für Luzga ), 1830
Christoph Luzga 1751

Auszüge aus dem Kirchenbuch der Ev. Gemeinde Dreimühlen (Kallinowen)
Heiraten (Наследование)
1762 14.06. Jendrzej Luzga , ein junger Wirt aus Romanowen und Jungfer Eva Lojewscanka von Kielen.

*

Список лиц с фамилией Luzga из округа Lyck, Borschimmen

1. Name: N.N. Luzga .
Sex: M.
Birth: about 1640
Marriage 1: about 1660, Eva, b: about 1640
Children: Albrecht Luzga b: about 1670

2. Name: Albrecht (Wojtek) Luzga
Sex: M.
Birth: about 1670.
Death: 1732 in Heldenfelde.
Note: alias Wojtek Luzga . Mutter ungesichert.
Father: N.N. Luzga , b: about 1640.
Mother: Eva b: about 1640.
Marriage 1: about 1690, Anna, b: about 1670.
Children:
Christoph Luzga , b: ca.1700.

3. Name: Christoph Luzga
Sex: M
Birth: ca.1700
Death: 29 Oct. 1764 in Heldenfelde
Note: Mutter ungesichert
Father: Albrecht Luzga b: about 1670
Mother: Anna, b: about 1670
Marriage 1: about 1725, Eva, b: 12.2.1701
Children:
Katarzyna Luzga b: 1745 in Heldenfelde
Jendrzej Luzga b: 1741 in Heldenfelde
Adam Luzga b: before 1736

4. Name: Adam Luzga
Sex: M
Birth: before 1736
Father: Christoph Luzga b: ca.1700
Mother: Eva b:12.2.1701
Marriage 1: 1756, in Borschimmen, Dorothea Kowalczyk, b: 1728/36 in Sprindenau.
Children:
Christian Luzga b: 6 Oct.1768 in Heldenfelde
Elisabeth Luzga b: 1763 in Heldenfelde
Maria Luzga b: 1758 in Heldenfelde
Esthera Luzga b: 24 Sept.1760 in Heldenfelde
Susanna Luzga b: 1756 in Heldenfelde

5. Name: Jendrzej Luzga
Sex: M
Birth: 1741 in Heldenfelde
Occupation: Freibauer
Note: Alias Andreas Luzga . Freibauer in Heldenfelde Nr. 201 (1767)
Father: Christoph Luzga , b: ca.1700
Mother: Eva, b: 12.2.1701
Marriage 1: 14 June1762 in Dreimühlen, Eva Lojewski b: about 1743 in Kielen
Children:
Christian Luzga b: 2 Nov. 1765 in Heldenfelde
Sophia Luzga b: 10 Jan. 1767 in Heldenfelde
Esther Luzga b: 2 June 1774 in Heldenfelde
Jacob Luzga b: 2 July 1783 in Heldenfelde
Jan Luzga b: 1765/68 in Heldenfelde

6. Name: Katarzyna Luzga
Sex: F
Birth: 1745 in Heldenfelde
Father: Christoph Luzga , b: ca.1700
Mother: Eva, b: 12.2.1701

7. Name: Andrey Luzga
Sex: M
Birth: about 1745
Married: 1764 Eva Lojewscanka

8. Name: Susanna Luzga
Sex: F
Birth: 1756 in Heldenfelde
Death: 1770 in Heldenfelde
Father: Adam Luzga b: before 1736
Mother: Dorothea Kowalczyk, b: 1728/36 in Sprindenau

9. Name: Maria Luzga
Sex: F
Birth: 1758 in Heldenfelde
Father: Adam Luzga b: before 1736
Mother: Dorothea Kowalczyk b: 1728/36 in Sprindenau
Marriage 1: about 1786, Marcin Budzko b: 27 Oct. 1762 in Wachteldorf, 6 children.

10. Name: Esthera Luzga
Sex: F
Birth: 24 Sept. 1760 in Heldenfelde
Father: Adam Luzga b: before 1736
Mother: Dorothea Kowalczyk b: 1728/36 in Sprindenau

11. Name: Elisabeth Luzga
Sex: F
Birth: 1763 in Heldenfelde
Father: Adam Luzga b: before 1736
Mother: Dorothea Kowalczyk, b: 1728/36 in Sprindenau

12. Name: Adam Luzga
Sex: M
Birth: before 1763
Married: before 1783, Fuch Jaciaka.
Children: Maciey Luzga b: 29 Jan. 1783 in Heldenfelde

13. Name: Christian Luzga
Sex: M
Birth: 2 Nov. 1765 in Heldenfelde
Death: 1766 in Heldenfelde
Father: Jendrzej Luzga , b: 1741 in Heldenfelde
Mother: Eva Lojewski b: about 1743 in Kielen

14. Name: Jan Luzga
Sex: M
Birth: 1765/68 in Heldenfelde
Death: 1768 in Heldenfelde
Father: Jendrzej Luzga b: 1741 in Heldenfelde
Mother: Eva Lojewski b: about 1743 in Kielen

15. Name: Christian Luzga
Sex: M
Birth: 6 OCT 1768 in Heldenfelde
Father: Adam Luzga b: before 1736
Mother: Dorothea Kowalczyk, b: 1728/36 in Sprindenau

16. Name: Sophia Luzga
Sex: F
Birth: 10 Jan. 1767 in Heldenfelde
Father: Jendrzej Luzga , b: 1741 in Heldenfelde
Mother: Eva Lojewski b: about 1743 in Kielen

17. Name: Esther Luzga
Sex: F
Birth: 2 June 1774 in Heldenfelde
Father: Jendrzej Luzga b: 1741 in Heldenfelde
Mother: Eva Lojewski b: about 1743 in Kielen

18. Name: Jacob Luzga
Sex: M
Birth: 2 JUL 1783 in Heldenfelde
Father: Jendrzej Luzga b: 1741 in Heldenfelde
Mother: Eva Lojewski b: about 1743 in Kielen

19. Name: Maciey Luzga
Sex: F
Birth: 29 Jan. 1783 in Heldenfelde
Father: Adam Luzga , b: before 1763
Mother: Fuch Jaciaka b: before 1763

20. Name: Adam Luzga
Sex: M
Birth: about 1790 in Heldenfelde
Occupation: Bauer in Heldenfelde
Note: Bauer in Heldenfelde Nr. 201 (ererbt), Grundbuch 1820/36

21. Name: Daniel Luzga
Sex: M
Birth: about 1790 in Heldenfelde
Occupation: Bauer in Heldenfelde
Note: Bauer in Heldenfelde Nr. 199 (erheiratet) Grundbuch 1820/36


Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Ю.Королёва "Эйдос непокорённый" (Научная фантастика) | | К.Вэй "По дорогам Империи" (Боевая фантастика) | | С.Панченко "Ветер" (Постапокалипсис) | | Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих" (ЛитРПГ) | | Е.Шторм "Плохая невеста" (Любовное фэнтези) | | Е.Сволота "Механическое Диво" (Киберпанк) | | Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 2" (Антиутопия) | | А.Михална "Путь домой" (Постапокалипсис) | | В.Кощеев "Тау Мара-02. Контролер" (Боевая фантастика) | | Е.Флат "Невеста на одну ночь 2" (Любовное фэнтези) | |

Хиты на ProdaMan.ru Перерождение. Чередий ГалинаПодари мне чешуйку. Гаврилова АннаТитул не помеха. Сезон 1. Olie-Букет счастья. Сезон 1. Коротаева ОльгаТону в тебе. Настасья Карпинская��Помощница верховной ведьмы��. Анетта ПолитоваМои двенадцать увольнений. K A AСнежный тайфун. Александр МихайловскийЯ хочу тебя трогать. Виолетта РоманЛюбовь по-драконьи. Вероника Ягушинская
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "То,что делает меня" И.Шевченко "Осторожно,женское фэнтези!" С.Лысак "Характерник" Д.Смекалин "Лишний на Земле лишних" С.Давыдов "Один из Рода" В.Неклюдов "Дорогами миров" С.Бакшеев "Формула убийства" Т.Сотер "Птица в клетке" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"