Лузгин Владимир Николаевич: другие произведения.

Славяне Германии

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Оценка: 7.44*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Популярный очерк о южнобалтийских корнях русских



Владимир Николаевич Лузгин



СЛАВЯНЕ   ГЕРМАНИИ


Популярная лекция для чайников


"Поскреби немца - найдёшь славянина."


Исследования происхождения моей фамилии неожиданно привели меня в Германию. Заинтересовавшись этим вопросом и копаясь в Интернете, я узнал для себя нечто новое: нашу историю следует начинать не с Киевской и Новгородской Руси, a с южнобалтийских государств вендов и ободритов, существовавших в I и начале II тысячелетия н.э. Именно там, в Северной Германии, на южном побережье Балтики, покоятся останки наших далёких предков, и именно там следует искать истоки многих русских фамилий. Теснимые наступающими германскими племенами, часть южнобалтийских славян переместилась на восток. На территорию нынешней России они пришли уже как колонизаторы, ставившие свои города-крепости. А вокруг по деревням жило местное угро-финнское население. Оставшиеся в Германии славяне были онемечены, а ушедшие на восток славянизировали угро-финнов и смешались с ними генетически. Появились русские - по культуре и языку - славяне, генетически - в значительной степени угро-финны.
Многими любопытными фактами, которые мне удалось узнать из Интернета о славянах Германии, я решил поделиться с тобой, дорогой читатель.
  
  
  
  
1.1.   Мазуры Luzga
  
"Мужик повел корову продавать в город.
  Ведет и увидал: десять мазуров стоит..."

     "Как мужик корову продавал".
      Сказки Вологодского края.
  
Занимаясь поисками истоков своей фамилии Лузгин, я постепенно и неумолимо приходил к выводу, что их следует искать в Северо-Западной Руси: в Карелии, на побережьях Белого и Баренцева морей, и в Полоцком княжестве, где проживала западная ветвь большого славянского племени кривичей - полочане. Сомнений практически не оставалось: мы, Лузгины, - кривичи. Было также ясно, что фамилия Лузгин - это русифицированный вариант фамильной клички Лузга, произошедшей от мирского имени Лузга, означавшего сначала "одноглазый".
И тут, вдруг, - удивлению моему не было предела - я обнаруживаю пруссов с фамилией Luzga. Если точнее - то мазурoв - народ, проживавший в междуречье Вислы и Немана в Мазурском Озёрном крае Пруссии и говоривший, как пишут историки, "на испорченном польском языке". В церковных книгах п. Romanowen округа Lyck Восточной Пруссии [г. Эльк (Elk), п. Романово (Romanowо), Варминско-Мазурское воеводство современной Польши], размещённых в Интернете, я нашёл информацию, относящуюся к XVIII и XIX векам, о рождении, смерти и регистрации брака жителей с фамилией Luzga и даже Luzgin. Первая запись датирована 1741 годом и сообщает о рождении Jendrzej Luzga, родители Christoph и Eva Luzga из Romanowen. Упоминается также N.N. Luzga, родившийся около 1640 года и являющийся, по-видимому, одним из основателей рода мазурских Luzga. При регистрации брака в 1805 году в качестве свидетеля упоминается некто Fr. Luzgin. Полный список всех записей с фамилией Luzga округа Lyck приведён мною в приложении к очерку "Лузгины", размещённому в Самиздате в библиотеке Мошкова. В этом списке мы встречаем людей со странными для русского уха именами: Jendrzej, Albrecht, Wojtek, Adam, Christoph, Christian, Jan, Jacob, Daniel, но с такой до боли знакомой каждому Лузгину фамильной кличкой - Лузга.

*

Размышляя об обнаруженной мной прусской ветви фамилии Luzga и о появлении на Руси фамилии Лузгин, я вспомил, что несколько сотен русских дворянских фамилий имеют предания о родоначальниках-основателях, "выезжих из Прус" или "из Немец". Скорее всего, речь здесь идёт о русских родах, вынужденных покидать родные земли вследствие постепенного немецкого наступления на Прибалтику. Историк В.И. Меркулов сообщает:
"Массовое переселение с южного и юго-восточного берегов Балтийского моря в Новгород и Псков пришлось на XIII в., когда крестоносцы полностью захватили Поморье и Пруссию. Выходцы оттуда получали прозвище "из Немец", указывавшее на выселение из земель, захваченных "немцами", или "из Прус" по названию области, которое сохранилось даже после немецкого завоевания. Поток переселения шёл из южной Прибалтики в Новгород и Псков, и дальше в другие города".
В Новгородской области и сейчас есть деревня Мазуры, а в Белоруссии фамилия Мазуров - не такая уж редкость. Но, в таком случае, может быть, Лузгины - не кривичи, а пруссы? Ответ на этот вопрос даёт историк Константин Воротный из г. Костромы:
"... пруссы - не просто славянское племя (некоторые учёные считают их летто-литовцами), а самая западная ветвь большого племени кривичей, которое стало основой формирования русских Смоленской, Брянской, частью Новгородской и Псковской областей, а также белорусов и, частично, литовцев и латышей < ... >.
...пруссы - это летописное славянское племя кривичей (странно, что историки до сих пор этого не заметили!) < ... >.
...мы можем с полным основанием говорить, что пруссы-кривичи, наряду с вятичами, тверичами, древлянами, словенами, северянами стали тем самым ядром, на основе которого сформировался самый свободолюбивый народ в мире - русские."
Не знаю, как насчёт "свободолюбивого народа", но во всём остальном Константин Воротный абсолютно прав. Пруссы - это западная ветвь кривичей, и действительно странно, что историки до сих пор этого не заметили. Кривичи Лузгины - ещё одно тому подтверждение. Отметим также, что верховный жрец пруссов имел титул Криве. Отсюда и название племени - кривичи. Языковые заимствования свидетельствуют о тесном взаимодействии между прусским и литовским языками, а последние генетические исследования показали близкое родство литовцев и белорусов.

*

Между тем, согласно генеалогическим преданиям, о которых сообщает П.Н. Петров в двухтомнике "История родов русского дворянства", царствовавшая в России династия Романовых вела свое происхождение как раз из таких выходцев. В главе XVIII "Родословной книги" XVI в. о предке Романовых Андрее Кобыле сообщается:
"Род Андрея Ивановича Кобылы, выехал из Прусские земли по Немец, а от него пошли Лодыгины, Захарьевы, Шереметевы, Колычевы, Беззубцовы".
Считается, что Андрей Иванович Кобыла был сыном знатного прусского владетеля князя Гланда Камбила Дивоновича, в крещении Ивана, который приехал в Россию вместе с сыном в последней четверти XIII века из Литвы или "из Прусс".
Н.Н. Селиванов в книге "Сборник материалов по истории предков царя М.Ф. Романова" рассказывает:
"Прусский король Прутено [Брутено] в 373 году по Рождеству Христову отдал в вечное владение своё Прусское королевство брату своему Ведевуту, а сам определился в идолослужение первым жрецом в городе Романове, где ныне находится немецкое местечкo Хайлигенбайль, как раз неподалёку от Кёнигсберга. Романов, Ромов - буквальный перевод с латыни на русский названия "Рим" (по-итальянски - Рома). Именно этот Ромов-Рим, скорее всего, упоминается в рассказе о путешествии апостола Андрея по Руси в "Повести временных лет"."
Согласно исследованиям барона Кампегаузена, опубликованнным в книге Н.Н. Селиванова, где-то неподалёку от Кёнигсберга стоял когда-то город Романов - столица Прусско-Самогитского княжества, которым в течение долгого времени владели предки бояр Романовых.
В сочинении Т.С. Мальгина "Зерцало Русских Государей", изданного в 1794 году, о предках Романовых говорится:
"Прапредки Романовых происходят от самого первого Прусского и Самогитского князя Вейдевуда, который жил, точнее правил, в 305 - 379 годах. Потомство его разрослось до 9-ти колен, вплоть до князя Гланды, которого признают братом прусского князя и который на исходе XIII века прибыл в Россию, крестился в 1287 году и наречён именем Иоанн".
K. Воротный рассказывает:
"...в 305 году Прутено, король пруссов, уступил свой престол брату Вейдевуду, а сам удалился в древнюю столицу пруссов - город Романов, где сделался верховным жрецом при священном дубе, изображение которого находится в гербе рода Романовых. Один из потомков четвёртого сына Вейдевуда - Недро - владетель Судавии, Самоготии, Литвы, князь Гланда Камбила Дивонович, обессиленный борьбой с крестоносцами, удалился с сыном своим и многими вассалами к великому князю Александру Ярославичу Невскому."

*

В этом сообщении историка K. Воротного есть любопытная деталь: священный дуб. Хорошо известно, что дуб считался сященным деревом у кельтов. Кельтские жрецы - друиды - почитали дуб, потому что он был священным деревом Богини Даны. Историками высказывалось даже предположение, что само слово "друид", возможно, происходит от корня "дру", что означает "дуб". Друиды превращали дубовые рощи в святилища и культовые центры, а дубовые ветви использовали в различных ритуальных обрядах. Дуб почитали за его особую прочность и долговечность; в нем видели земное воплощение всемирного Древа Жизни, связующего мир смертных с Потусторонним миром. Кельтские статуи, найденные при археологических раскопках, сделаны из древесины дуба. Кельтские корабли также делались из дуба, благодаря чему они отличались особой долговечностью. В эпоху христианизации кельтов многие церкви и монастыри в Ирландии часто возводились неподалеку от дубрав или отдельных дубов.
В моих статьях, размещенных в этом разделе, читатель встретит много других фактов, которые свидетельствуют: фамильная кличка Лузга, как и само слово "лузга", - кельтиберского происхождения. Одним из значений слова "луска" в кельтском языке было "одноглазый".
Да, пруссы-кривичи и лужицкие сербы, скорее всего, - кельтиберы, а верховый кельтский бог Луг есть легендарный Луз - родоначальник кельтиберского племени лузов или лузитан, предков современных португальцев. Именно поэтому фамилию Luzga, как и имя Luzga, и сейчас можно встретить в Испании. Вспомним также, что в старом русском языке вместо "в лугах" говорили "в лузях", и слово "луг", как это указано в словаре Фасмера, первоначально имело значение "роща" - вероятно, так называлась священная роща бога Луга.

*

Один из сыновей Андрея Кобылы звался Александр Елка. Хвойное растение ёлка здесь, конечно, ни при чём. Елк по-кельтски - это лось (англ. elk). Мирские имена часто давались по названию животных. Отметим совпадения: Александр Елка Кобылин и г. Элк (Elk), a рядом - деревня Romanowеn, где я обнаружил прусский род Luzga. Может быть, фамилия Романовы связана не только с Романом Захарьиным-Кошкиным, но и с этой деревней Romanowеn? Кроме того, в Полоцке, откуда происходят Лузгины, Романовы имели свой удел. Что-то уж больно много совпадений... Да и местоположение города Ромова до сих пор точно не установлено. Ясно, что он не мог быть большим городом, поскольку упоминается Ромов только один раз в "Хронике" Петра из Дусбурга и ни разу ни в одном письменном источнике времени завоевания Пруссии Тевтонским орденом. Во всяком случае, историкам, занимающимся изучением происхождения царской династии Романовых, я бы рекомендовал по-внимательней присмотреться к этому месту в Мазурском Озёрном крае Пруссии: город Elk, посёлок Romanowеn.

*

Kакова судьба потомков мазурского рода Luzga? После II Мировой войны мазуры, считая себя немцами, а не поляками, покинули Мазурский Озёрный край, отошедший к Польше, и переселились в Германию. Людей с фамилией Лузга в Интернете я не обнаружил ни в Польше, ни в Германии. Зато в Германии есть люди с фамилией Lusga.

 []

Horst Lusga

Я нашёл в Интернете емейлы нескольких немцев Lusga и написал им письма. От некой Карин Лусга (Karin Lusga) получил ответ:
"My surname is the surname of my husband. His father is from Kaliningrad - in German Konigsberg".
Ситуация стала абсолютно ясной. Мазуры Luzga превратились в немцев Lusga. Ведь от Калининграда, бывшей столицы Восточной Пруссии, до посёлка Romanowеn - рукой подать. Таким образом, некогда единый род кривичей-пруссов Лузга разделился. Поселившиеся на Востоке стали белорусами и русскими Лузгиными, а оставшиеся в Мазурском Озёрном крае, а затем иммигрировавшие в Германию, стали немцами Lusga.
В связи с этим вспоминается, что мой дед, родившийся в 1873 году в Казанской губернии, записан при рождении в метрических книгах как Лузгин Павел Александрович. А вот прадед Александр (1844 г. р.), и его братья Андрей и Михаил записаны при рождении их детей почему-то как Александр Степанович Лусгин, Андрей Степанович Лусгин и Михаил Степанович Лусгин. И ещё остались смутные воспиманания детства о когда-то вскользь брошенной фразе отца, что переселённые в Казанскую губернию государственные крестьяне Лузгины имели белорусские корни.

*

Вы можете меня спросить: каким образом пруссы-кривичи и в их числе предки Лузгиных оказались в междуречье Вислы и Немана?
Историки пишут, что мазуры пришли на территорию Восточной Пруссии из восточной Мазовии, где проживало польское племя мазовшан, вслед за завоеванием старых прусских земель тевтонскими рыцарями. Однако, ведь и до этого на территории Мазурского Озёрного края кто-то жил. Мазуры этнически и по исходному языку, видимо, были ближе к пруссам, лужицким сербам и белорусам, то есть к кривичам, а не к полякам. Вспомним, например, белорусскую фамилию Мазуров. Кроме того, в польском языке слово "лузга" практически не употребляется и вместо него используется слово "луска".
Артём Деникин из аналитической газеты "Секретные исследования" сообщает:
"Исследования российских и белорусских ученых показали, что белорусы и русские - совершенно разные генетически и антропологически этносы. И ближайшей родней белорусам являются вовсе не русские и украинцы, а мазуры и лужицкие сербы."
Как и большинсво другого населения Прусского герцогства, мазуры стали лютеранскими протестантами, в то время как жители Мазовии и другие поляки остались римскими католиками. Во всяком случае, на плебесците 1920 года 98% мазуров проголосовало за присоединение к Германии, а не к Польше, а в 1945 году большинство мазуров покинуло Мазурский Озёрный край, отошедший к Польше, и уехало в Западную Германию.
По мнению историка К. Воротного пруссы пришли в междуречье Вислы и Одера из Малой Азии, с берегов Босфора. В "Географии" антиохийского географа и историка Страбона есть такие строки:
"К Халкедонскому берегу [на Чёрном море в Малой Азии] примыкает Астаканский залив, а к нему ещё один залив: в нём находится Прусиада, прежде носившая имя Киос. Прусий, сын Зелы, назвал город Киос от своего имени Прусиадой. Сюда Прусий пришёл из Фригии [внутренняя область на западе Малой Азии]. Пруса расположена на Мисийском Олимпе. Он был основан Прусием, воевавшим с Крезом, царём финикийским."
Обратим внимание, что по сообщениям историков, "город Пруса, на побережье Босфора, был основан около 600 года до нашей эры". Так что не исключено, что переселение пруссов состоялось где-то на рубеже старой и новой эр. Скорее всего, происходило оно под воительством знаменитого легендарного вождя, ставшего скандинавским богом - одноглазого Одина, который увёл свой народ из Скифии (Причерноморья, Приазовья и Страны Турков) в Скандинавию. Об этом событии мы знаем в основном из двух выдающихся произведений исландской литературы - "Младшей Эдды", которая считается ценнейшим культурно-историческим и художественным памятнком скандинавских народов, и "Круга Земного" - исторической хроники Норвегии с древнейших времён до 1177 г., написанных на рубеже XII и XIII веков Снорри Стурлусоном (1179 - 1241), исландским историографом, поэтом и государственным деятелем.
Из "Круга Земного" мы узнаём, что на юге России, за Доном - в Приазовье, Причерноморье и в предгорьях Кавказа - располагалась Страна Асов, жителями которой были, по-видимому, аланы и кимвры. Столицей этой страны был город Асгард - вероятно, Азов - и правил в нём Один, который также "имел обширные владения в Стране Турков". Однажды, эти народы, теснимые неприятелем, под воительством своего одноглазого вождя Одина, начали движение на север - в Скандинавию. В этом походе Один прошёл через всю территорию нынешней России и дошёл до Страны Саксов - земли лужицких сербов - и поставил там правителями своих ближайших родственников:
"Он [Один] отправился сначала на запад в Гардарики ["странa городов" - древнее скандинавское название, под которым викинги, вероятно, подразумевали Северо-Западную Русь], а затем на юг в Страну Саксов [Страна Саксов располагалась там, где сейчас в Германии федеральная земля Саксония - исторические земли лужицких сербов]. У него было много сыновей. Он завладел землями по всей Стране Саксов и поставил там своих сыновей правителями. Затем он отправился на север, к морю, и поселился на одном острове. Это там, где теперь называется Остров Одина на Фьоне [по-видимому, имеется в виду датский остров Фиония]. Затем он послал Гевьюн на север через пролив на поиски земель [в Данию и Норвегию]."
В "Младшей Эдде" Снорри Стурлусон дополняет приведённую информацию:
"Одину и его жене было пророчество < ... > что его имя превознесут в северной части света. < ... > Поэтому он вознамерился отправиться в путь, оставив Страну Турков. Он взял с собою множество людей, молодых и старых, мужчин и женщин и много драгоценных вещей. По какой бы стране не лежал их путь, всюду их всячески прославляли и принимали скорее за богов, чем за людей. И они не останавливались, пока не пришли на север в страну, что зовется Страною Саксов. Там  Один остался  надолго,  подчинив себе всю страну < ... >. Потом Один отправился еще дальше на север, в страну, что зовется теперь Швецией."
В.Н.Татищев в главе XXIV "О кимбрах, или цимбрах, и киммерах" "Истории Российской" сообщает:
"Помпоний Меля, кн. I, гл. 19, рассказывает о граде Киммере у Восфора Киммерийского < ... > по Геродоту бесспорно, что они [кимбры] в тех местах около Меотиса [Азовского моря] обитали, а после нашествия скифов часть их, к Волге и Балтийскому морю перейдя, вселились".
Kимвры первоначально заселили север Ютландского полуострова [Дания]. Историки полагают, что часть кимвров из Ютландии направилась вдоль побережья Балтийского моря на восток - в район, который позднее стал называться Пруссией.
В главе XXIII "О Гетах, Готах и Гепидах" В.Н. Татищев пишет:
"... Бельский равно Стрыковскому рассказывает, что они [готы] вышли из Скандинавии, что ныне Швеция, и < ... > поселились по реке Висле, где их Птоломей географ, именуя гитоны, указывает. С ними же пришли и епиды, единородные им, и поселились в Пруссии у Улмигоров. Стрыковский в гл. 2 части первой гепидов народ указывает с кимбрами единородных и основой литовского народа."
Поэтому, вполне возможно, что одноглазый Один, легендарный родоначальник кривичей одноглазый князь Крива и первый прусский первосвященник Криве - одно и то же историческое лицо.

*

Неужели аланы - предки современных осетин и других кавказских народов - и есть те загадочные кельты, которые, непонятно откуда взявишись, появились в Альпах (как утверждают историки, в первой половине I тысячелетия до н.э.) и своими набегами стали тревожить римлян?
Совершенно верно. Имеется большое число косвенных тому свидетельств. Например, верховным богом древних лезгов (лезгин) был Алпан, по имени которого названы Альпы. Имя Алпан - диалект имени бога Луга (сравните: лупить семечки - значит лузать или лузгать семечки).
А вот что пишет об именах Аллан и Алдан историк профессор А.Г. Кузьмин:
"Очень интересно имя Алдан, дважды названное в договоре и известное позднее в Новгородской земле. Прямой параллелью ему является имя знаменитого ирландского короля и поэта VIII века Аеда Алдана. Имя в конечном счете восходит к племенному названию аланов, оставивших заметный след на территории от Бретани до Бельгии. Само имя Аллан обычно считается кельтским. Это неточно: так назывались первоначально выходцы из рассеявшегося по северо-западу Европы племени алан. Специфически же кельтское заключено как раз в чередовании "лл" и "лд" (то же чередование наблюдалось в компонентах "олл" - "олд", "хилда" - "гилла"). В Шотландии это имя встречалось и в форме Аллан, и в форме Алдан. На Русь имя попало в специфической кельтской огласовке."
Конечно, профессор А.Г. Кузьмин ошибался. Имя Аллан является и кельтским, и аланским, ибо аланы и кельты - названия одной и той же "близкой по языку и материальной культуре" группы племен, пришедшей в Европу из Приазовья и предгорий Кавказа. Многочисленные топонимы Кавказа, такие как реки Лаба и Кура, имеют своих двойников на территории Европы (сраните: река Эльба- старое название Лаба, Курский залив на Балтике). Старое навание Шотландии - Албания - недвусмысленно указыает на происхождение кельтов-шотландцев от горцев Кавказской Албании - государства, существовавшего в I тысячелетии на территории восточного Закавказья, населённого разноплеменными народами, в том числе албанцами (на побережье Каспийского моря и в нижнем течении pек Арака и Куры).

*

Вообще-то, правильнее было бы называть кавказские народы кельтиберами, поскольку очень трудно отделить кельтов и иберов, находившихся в тесном союзе и кровном родстве с древнейших времен. Уже в знаменитой битве при Каннах на левом фланге против римской конницы Ганнибал ставил объединенную конницу иберов и кельтов. Объеднение кельтов и иберов произошло, по-видимому, еще раньше, во время совместного проживания на Кавказе. Напомню, что древним названием Грузии было Иверия, а наличие кровной связи между иверами Грузии и иберами Испании подтверждено многими историческими документами и является общепризнанным фактом. Название одного из грузинских народов - лазы, по-видимому, всего лишь диалект названия славного племени лузов - предов современных португальцев (сравните: лаз, лазить и лузга, луска - "трещина, пещера", луза - "ямка, ложбина").

*

Один привел аланов-асов и в Страну Саксов - на исторические земли лужицких сербов:
"У него [Одина] было много сыновей. Он завладел землями по всей Стране Саксов и поставил там своих сыновей правителями."
Хорошо известно, что лужицкие сербы - славяне. Означает ли это, что и алан-асов, и скандинавские народы, и ирландцев с шотландцами следует отнести к славянским народам?
Моя точка зрения по этому вопросу такова. Все перечисленные народы следует считать русами. Историки находят русов и на побережье Каспия, и в Причерноморье, и в Крыму, и в Скандинавских странах, и даже в Ирландии и Шотландии. Хорошо известно, например, что в Шотландии существовало королевство Росс. Не удивительно, поэтому, что и в Ирландии, и в Шотландии распространены фамилии Lusk и Rusk. Русы-аланы участвовали в этногенезе многих европейских народов, в том числе и славянских.

*

Академик А.Т. Фоменко рассказывает любопытный факт. В опубликованных в редком каталоге материалах выставки "Орел и Лев. Россия и Швеция в XVII веке", которая прошла в Москве в 2001 году, имеется официальная надгробная речь, произнесенная на похоронах шведского короля Карла XI 24 ноября 1697 года. Она была зачитана при стечении всего шведского двора придворным церемониймейстером шведским языковедом и собирателем книг Юханом Габриэлем Спарвенфельдом (1655 - 1727), три года прожившим в Москве. Поразительно, но надгробная речь была написана и прочитана по-русски. Печатный текст на русском языке, транскрибированный латинскими буквами, сохранился в библиотеке Уппсальского университета и занимает восемь страниц. Известен еще один экземпляр, хранящийся в Королевской библиотеке Стокгольма. На титульном листе написано:
"Placzewnaja recz na pogrebenie togho prez segho welemozneiszago i wysokorozdennagho knjazja i ghossudarja Karolusa odinatsetogho swidskich, gothskich i wandalskich (i proczaja) korola, slavnagho, blaghogowennagho i milostiwagho naszego ghossudaja (!), nynjeze u bogha spasennagho. Kogda jegho korolewskogo weliczestwa ot duszi ostawlennoe tjelo, s podobajuszczjusae korolewskoju scestju, i serserdecznym wsich poddannych rydaniem byst pogrebenno w Stokolnje dwatset-scetwertago nowemrja ljeta ot woploszczenia bogha slowa 1697".
Затем следуют шесть страниц речи - тоже по-русски. А завершается речь хвалебным стихотворением на русском языке об умершем короле. Приведем название шведской речи, написанной по-русски, заменив латинские буквы русскими:
"Плачевная речь на погребение того преж сего вельможнейшаго и высокорожденнаго князя и государя Каролуса одиннадцатого шведских, готских и вандальских (и прочая) короля, славнаго, благословеннаго и милостиваго нашего государя , ныне же у бога спасеннаго. Когда его королевского величества от души оставленное тело, с подобающей королевской честью, и сердечным всех подданных рыданием бысть погребено в Стекольне [так, оказывается, именовали Стокгольм в XVII веке; вероятно, там в то время было развито стекольное производство - А.Т. Фоменко] двадцать-четвертого ноября лета от воплощения бога слова 1697".
А.Т. Фоменко пишет:
"Сегодня этот факт в рамках скалигеровской версии истории выглядит абсолютно дико. Иначе не скажешь. Ведь нас уверяют, будто "ничего русского", в заметных масштабах, за пределами романовской России в XVII веке не было. А уж тем более в Швеции, с которой Россия часто воевала. Отношения со Швецией были в ту эпоху сложными, иногда враждебными. Дескать, Швеция - чуждое государство, далекая от нас культура и история, совсем иной "древний" язык и т.п. "Ничего русского", а тем более на высшем официальном уровне. Однако, как неожиданно выясняется, подлинная картина XVII века была другой. Причем существенно другой.
Шокирующий - но лишь с современной точки зрения - факт произнесения по-русски надгробной речи на официальной торжественной церемонии похорон шведского короля в шведской столице, в присутствии шведского двора, сегодня нуждается в немедленном объяснении. Современные историки, конечно, это прекрасно понимают. Именно поэтому, надо полагать, они стараются не привлекать внимания к этому удивительному обстоятельству. <...> Пишут так:
"Причина, по которой речь была написана по-русски, вероятно, заключается в желании сделать ее понятной для русских подданных шведского короля".
Прямо скажем, такое толкование вызывает массу вопросов. Выходит, что в XVII веке русских подданных в Швеции было настолько много, что ради них правящая верхушка была вынуждена произносить надгробную речь в память короля по-русски! Так может быть, и сама эта верхушка шведского общества, знать, королевский двор, состояли в то время еще в значительной мере из потомков славян, живших и правивших не так давно на территории всей Великой = "Монгольской" Империи XIV-XVI веков. В том числе и на территории современной Швеции.
В рамках нашей реконструкции картина становится простой и понятной. Вплоть до конца XVII века на территории Швеции еще сохранялись многие традиции Великой = "Монгольской" Империи. Оставалось еще очень много людей, говоривших по-русски. В первую очередь среди правящей в Швеции русско-ордынской знати. Скорее всего, таких людей было много и в самом шведском дворе, в непосредственном, ближайшем окружении шведских королей XVII века. Может быть, некоторые из шведских правителей той эпохи сами еще продолжали говорить по-русски."

*

Не могу удержаться от того, чтобы не уйти несколько в сторону от основной темы этого очерка. Что означает имя Один? На этот вопрос у меня есть ответ.
Известно, что Один был одноглазым, а одинами на Руси как раз и называли одноглазых. Я уже писал, что мирское имя Лузга означало одноглазый. Так вот, мой однофамилeц, уроженец Пензенской области В.Г. Лузгин, сделал в Пензенском областрном архиве запрос о своих предкaх. В полученном им шестнадцатистраничном ответе есть интересный aбзац, из которого явствует, что у Лузгиных была уличная фамилия - Одиновы. Цитирую:

"В 1848 г. Россию охватила эпидемия холеры, она дошла и до Пензенской губернии. В селе Салтыково Керенского уезда и близлежащих к ней деревнях, в том числе и Пятницкой, умерло 212 человек (ф.182, оп. 2, д. 78, л. 504). Среди умерших от холеры крестьян этой деревни значится названный отец Вашего пращура - Ермолай Фёдоров(ич) Лузгин. В части тртьей "О умерших" метрической книги Знаменской церкви села Салтыково записано:
Счёт умерших муж.: 52
Месяц и день смерти: июль, 19
Месяц и день погребения: июль, 20
Звание, имя, отчество и фамилия умершего: госпожи Астафьевой деревни Пятницкой крестьянин Ермолай Фёдоров Одинов
     (так в документе)*
Лета умершего муж.: 81 (так в документе)
От чего умер: от холеры
* Примечание. Очевидно, что и в этом случае, указанная в записи фамилия умершего - Одинов, является так называемoй "уличной" фамилией."

Действительно, а какая разница? И "лузга", и "один" означают одно и то же - "кривой", "одноглазый", а фамилии у крестьян в то время ещё не были жёстко закреплены. Таким образом, в середине XIX века в глухой Пензенской глуши ещё хорошо помнили, что мирские имена Лузга и Один означали одно и то же - "одноглазый", и не видели в них большой разницы. Увы, живший примерно в то же время В.И. Даль этого почему-то не знал. Видимо, нельзя обьять необьятное...
Оказывается, что со словом "лузга" самым теснейшим образом связаны и имена двух других языческих богов - Луга и Волоса, а также имя легендарного вождя кельтиберского племени лузов или лузитан - Луза, по имени которого Португалия когда-то называлась Лузитанией. Однако, углубление в этот вопрос уведёт нас слишком далеко в сторону. Поэтому, я отложу его до следующего моего очерка.




1.2.   М.В. Ломоносов: "О варягах-россах"

О том, что в крови многих пруссов есть большой процент славянской примеси, известно давно. Русская императрица Елизавета Петровна, войска которой более четырех лет стояли в Пруссии, захваченной в ходе Семилетней войны (1756 - 1763), утверждала, что "вернула России исконно славянские земли". А ведь предмет, о котором она писала, Екатерина знала не по наслышке. Софья Фредерика Ангальт Цербстская была родом из города лужицких сербов Сербска - Цербстa.
Иосиф Сталин в 1945 году также настаивал на том, что до XIV века прусские земли были заселены славянами. И это утверждение соответствует действительности. На славянском происхождении пруссов и литовцев настаивал и наш великий соотечественник Михайо Ломоносов. Давайте познакомимся с выдержками из его труда "Древняя Российская История".

*

"Приступая к показанию варягов-россов, кто они и какого народу были, прежде должно утвердить, что они с древними пруссами произошли от одного поколения. Сие разумеется не о крыжаках или нынешних бранденбургцах, но о старожилах прусских, которые еще и поныне живут рассеяны по некоторым селам в Пруссии и тем же языком говорят, который употребляют литва, жмудь, курландцы, ибо в городах живущие дворяне и мещане суть приезжие немцы, которые теми землями около тринадцатого столетия завладели по неправедному папскому благословению.
Западные христианские народы возбуждением римския церкви предпринимали неоднократно походы, чтоб отнять у магометанцев Иерусалим и прочие святые места на востоке. < ... > возвратясь к папе, просили у него за потерянные старые жилища в Европе места для поселения, из которых многим даны с землями и доходами замки в Германии, называемые немецкие домы. Немалую часть благословил папа своею мнимою над всем светом властию итти в полночь к неверным народам и обращать их к католицкому закону. Итак, дошед до Пруссии, < ... > себе оную покорили и, достигнув до ливонской чуди, взяли во владение, о которой российские князи не пеклись, будучи тогда в разделении и межусобии.
Что ж вышепоказанные пруссы были с варягами-россами одноплеменны, из следующих явствует. < ... > Нестор предал на память, что Рурик призван на владение к славянам из варягов-россов. Новгородский летописец производит его от пруссов, в чем многие степенные книги согласуются. И, таким образом, россы и, пруссы уже оказываются единым народом.
Из внешних авторов Преторий довольно знать дает свое мнение, совокупляя руссов и пруссов в одно племя. Положение места тому соответствует. То ж подтверждает древнее тесное прусское соседство с Россиею, в которой Подляхия и великая часть Литвы заключалась, от чего и поныне Литва древние российские законы содержит. Восточное плечо реки Немени, впадающее в Курской залив, называется Руса, которое имя, конечно, носит на себе по варягам-россам. Сие все еще подкрепляется обычаями древних пруссов, коими сходствуют с варягами, призванными к нам на владение.
Кромер о древних пруссах пишет, как они любили в банях париться и в холодной воде после того купаться, что и поныне российский народ охотно употребляет. То ж гласят обряды, которые как у старых пруссов, так и ныне в некоторых пограничных российских провинциях употребляются. Больше всех утверждает единство древних пруссов с варягами-россами почтение одного главного идола по имени, по знаменованию и по обрядам. Перкун прусский был то же, что у россов Перун, которым Ольг клялся грекам при заключении мирного договора и которого почитал еще в неверии Владимир. У обоих народов значил Перун бога грому и молнии; у обоих жрецы приносили ему в жертву огонь неугасимый и казнены были смертию, когда угасал их небрежением. Но сии доводы еще сильнее будут, когда покажем, что варяги-россы был главный народ и знатнее, нежели пруссы, которые от них имя себе получили.
Знатные некоторые берлинские ученые люди по справедливости рассуждают, когда, исследуя о происхождении имени пруссов, пишут, что к желаемому своему исканию те ближе всех подходят, которые имя Пруссии из славенского языка производят, то есть из имени Русь и предлога по...
Литва, Жмудь и Подляхия исстари звались Русью, и сие имя не должно производить и начинать от времени пришествия Рурикова к новгородцам, ибо оно широко по восточно-южным берегам Варяжского моря простиралось от лет давных. < ... >
Показав единство с пруссами россов и сих перед оными преимущество, должно исследовать поколение, от какого народа обои происходят, о чем наперед мое мнение объявляю, что оба славенского племени и язык их славенский же, токмо чрез смешение с другими немало отдалился от своего корени. Хотя ж сего мнения имею сообщников Претория и Гельмолда, из которых первый почитает прусский и литовский язык за отрасль славенского, другой пруссов прямо славянами называет, однако действительные примеры сходства их языка со славенским дают их и моему мнению большую вероятность. Летский язык, от славенского происшедший, один почти с теми диалектами, которыми ныне говорят в Жмуди, в северной Литве и в некоторых деревнях оставшиеся старые пруссы.
Явные свидетельства о сходстве древнего прусского языка найдет, кто, кроме идолов, имена жрецов, волхвов и слова, что в обрядах употреблялись, рассмотрит и грамматическое их происхождение. Прочие помянутого языка отмены извиняются подобием вендского наречия, которое, столько ж от коренного славенского языка по соседству с немцами, как летский по близости с чудским, испортясь, отдалилось.
Итак, когда древний язык варягов-россов один с прусским, литовским, курландским или летским, то, конечно, происшествие и начало свое имел от славенского как его отрасль."

*

Еще М.В. Ломоносов отмечал в "Возражениях на диссертацию Миллера":
"...варяги и Рурик с родом своим, пришедшие в Новгород, были колена славенского, говорили языком славенским, происходили из древних россов и были отнюдь не из Скандинавии, но жили на восточно-южных берегах Варяжского моря, между реками Вислою и Двиною. < ... > имени Русь в Скандинавии и на северных берегах Варяжского моря нигде не слыхано. < ... > В наших летописцах упоминается, что Рурик с Родом своим пришел из Немец, а инде пишется, что из Пруссии < ...>. Между реками Вислою и Двиною впадает в Варяжское море от восточно-южной стороны река, которая вверху, около города Гродна, называется Немень, а к устью своему слывет Руса. Здесь явствует, что варяги-русь жили в восточно-южном берегу Варяжского моря, при реке Русе < ... >. И само название пруссы или поруссы показывает, что пруссы жили по руссах или подле руссов."




1.3.  Краткая история Пруссии

Чтобы читататель лучше представлял себе кто такие пруссы, приведу краткую историю этого государства, составленную мною на основании различных источников из Интернета.

*

До прихода крестоносцев на побережье Балтийского моря между нижним течением рек Вислы и Немана жило языческое племя пруссов. Споры историков и политиков о происхождении и национальной принадлежности пруссов не прекращаются до сих пор. Отечественная историческая школа настаивает на том, что пруссы были этнически близки к славянам. На Западе эта точка зрения активно оспаривается.
Пруссы долго оставались язычниками и поэтому первоначально их главным врагом была Польша, принявшая христианство в 966 году. С 992 года начинаются польские походы в землю Пруссов, одной из целей которых была попытка христианизации прусского населения. В 997 г. в кашубский город Гданьск прибыл монах бенедиктинец епископ пражский Адальберт. Взяв там в попутчики двоих монахов, он отправился на лодке в Пруссию и высадился на берег на Самбийском полуострове недалеко от нынешнего города Калининграда. Пруссы сначала посоветовали Адальберту "убираться туда, откуда пришёл", a после того, как монах забрёл в священную рощу пруссов, что было воспринято как богохульство, его закололи копьём.
В 1010 г. польский король Болеслав I Храбрый совершил поход в Пруссию и уничтожил святилища пруссов в Натангии в г. Ромове. Через сто лет в 1110 г. поход на прусские земли Натангию и Самбию совершил Болеслав III. Около 1165 г. поход в Пруссию короля Болеслава IV закончился гибелью его войска в Мазурских болотах. Совершали набеги на прусские земли и датчане. Однако, эти войны, хоть и наносили пруссам значительный ущерб, не имели для них фатальных последствий.
Ситуация коренным образом изменилась в XIII веке. В 1189 г. папой Иннокентием III был учреждён Тевтонский орден, а в 1206 г. издана булла о христианизации пруссов. С 1215 г. германские феодалы начинают проникновение на восточное побережье Балтийского моря под предлогом христианизации местных языческих племён. Развернулись кровавые операции по обращению в христианство племён куров, пруссов, ливов и эстов.
В 1222 г. начались крестовые походы польских князей на Пруссию. Пруссы в ответ не остаются в долгу: в 1224 г. они переходят р. Вислу и сжигают польские селения Оливу и Древеницу. В 1226 году польский удельный князь Конрад Мазовецкий заключает с гроссмейстером Тевтонского ордена Германом фон Зальце договор "для защиты Мазовии от пруссов и литовцев". По этому договору орден получил Хелминьскую землю сроком на 20 лет и, перенеся свою деятельность в Восточную Европу, начал покорение пруссов.
В 1230 г. папа Григорий IX издаёт буллу, дающую Тевтонскому Ордену право крещения пруссов. Начались первые военные действия немецких рыцарей против пруссов у замка Фогельзанг. Первое серьёзное столкновение - битва при Сиргуне в Помезании в 1233 г. - завершилось победой крестоносцев. В стратегически важных пунктах на побережье Помезании и Натангии крестоносцы закладывают замки Эльбинг (1237 г.) и Бальгу (1239 г.). Пруссы организовали осаду и блокаду Бальги. Однако, несмотря на применение ими осадных сооружений, победа здесь осталась за Орденом.
В 1241 г. произошло событие, имевшее для русской истории огромные последствия. В Новгород прибыл прусский князь Гландо Камбило, сын Дивона и перешёл в православие, приняв крёстное имя Иоанна. Началась история фамилии Романовых.
Вступив в союз со шведскими феодалами, Тевтонский орден стал угрожать Пскову и Новгороду. "Укорим словеньский язык" - таков, по словам летописца, был лозунг тевтонцев. Римские папы давно стремились к мировому господству, и особенно манила их Русь с ее неисчислимыми богатствами. Поработив ливов, эстов и пруссов руками тевтонцев, католическая церковь протянула свои щупальца и к Руси.
В 1242 году произошла историческая битва против тевтонцев на Чудском озере: "И бысть та сече зла и велика, и треск от копий ломления и звук от мечного сечения < ... > и не бе видети льду, покрыто бо все есть кровию". Победой над тевтонцами на Чудском озере был положен предел их продвижению на Восток.
В 1242 году началось также активное сопротивление пруссов, обозначенное в историографии как "первое восстание пруссов". Его возглавил князь Польского Поморья Святополк, женатый на сестре галицко-волынского князя Даниила Романовича. Он порвал соглашение с крестоносцами и вторгся в их владения. Войска Святополка опустошили Хельминскую землю и нанесли рыцарям поражение у Рейзенского озера. Однако, силы были неравны, и в 1249 г. в Христбурге (Помезания) был заключен мирный договор, закреплявший власть Ордена над западными землями пруссов.
Зимой 1254 г. из Эльбинга и Бальги орденские войска под началом чешского короля Оттокара II Пшемысла, вступившего в ряды крестоносцев, переправились по льду Вислинского залива на юго-западную оконечность Самбии. Устроенные пруссами в северной части Балтийской косы оборонительные валы не остановили продвижения неприятеля. Крестоносцы, подобно чудовищному поршню, выталкивали прусское ополчение с запада на восток.
1260 год знаменует собой начало последней, решающей фазы борьбы пруссов за свою независимость. Брьба велась не только против крестоносцев, но и против перешедших на их сторону представителей местной знати - нобилей. Именно они, заинтересованные в перспективе упрочения прав на свои владения под орденской властью, переходили на сторону крестоносцев, готовили базы для их войск и предательски раскалывали ряды пруссов.
Во главе прусского сопротивления стал представитель прусской знати Геркус Манто. 22 января 1261 г. его войско окружило крестоносцев с рыцарем де Рейдером во главе в укреплении Покарвис. Из расположенного в 2 км к северу от него замка Бранденбург на помощь окруженным двинулось подкрепление. Однако пруссы не дали возможности крестоносцам соединиться. Оставшиеся в Покарвисе рыцари, отступая из лагеря на восток, были загнаны пруссами в болото и там перебиты. После завершения битвы пруссы, по своему обычаю, выбрали по жребию трех пленных рыцарей и принесли их в жертву своим богам. Рыцари были в конном строю сожжены на ритуальном костре.
Тогда же пруссы начали двухлетнюю осаду замка Кенигсберг, применяя осадные башни и перегородив р. Преголю. Лишь в 1262 г. подоспевшие орденские подкрепления прорвали осаду замка.
У пруссов были ещё и другие победы. Так, в 1271 г. прусское войско одержало победу у Сиргуны. Однако, это не могло уже изменить общей ситуации, и в 1275 г. после взятия крестоносцами прусского укрепления Камменисвике сопротивление практически прекратилось.
За неполные 50 лет Тевтонский орден в ходе истребительных войн покорил все прусские земли. Постоянными объектами экспансии тевтонцев стали Добжинская земля и даже Куявия (раннефеодальное государственное образование восточнославянских племен Среднего Приднепровья). Крестоносцы представляли также большую угрозу для Литвы и северо-западных русских земель. Под постоянным натиском ордена была и западная часть литовской Жемайтии (Жмуди).
Чтобы удержать господство над Прибалтикой, тевтонцы беспощадно истребляли всех, кто пытался оказать им сопротивление. Вот, например, как описывает Генрих Латвийский в "Хронике Ливонии" поход крестоносных завоевателей:
"И разделилось войско по всем дорогам и деревням, и перебили они повсюду много народа, и преследовали врагов по соседним областям, и захватили из них женщин и детей в плен, и, наконец, сошлись вместе у замка. На следующий и на третий день, обходя все кругом, разоряли и сжигали, что находили, а коней и бесчисленное множество скота угнали с собой. < ... > Многие язычники, спасшиеся бегством в леса или на морской лед, погибли, замерзши от холода."

*

В 1409 году между Тевтонским орденом, с одной стороны, и Польшей и Литвой - с другой, вновь вспыхнула война, получившая название Великой. Решающая битва между армией Тевтонского ордена и польско-литовско-русскими войсками произошла 15 июля 1410 года под Грюнвальдом. Под предводительством великого князя Литовского Витаутаса были разгромлены основные силы тевтонцев. Эпохальное значение битвы, в которой погибли гроссмейстер Ульрих фон Юнгинген и почти все члены военного руководства ордена, состоит в том, что была сломлена военная и политическая мощь тевтонцев, развеяны их планы господства в Восточной Европе. Тевтонский орден не смог больше оправиться от нанесенного ему поражения. По Торунскому миру 1466 года Польша получила обратно поморские земли с Гданьском, Кульмскую землю и часть Пруссии. Остальные земли, оставшиеся за орденом, стали вассальными владениями Польши. Гроссмейстер тевтонцев обязался приносить присягу польскому королю и лишался права самостоятельно заключать союзы и объявлять войну.
В 1525 году гроссмейстер Тевтонского ордена курфюрст Бранденбургский Альбрехт Гогенцоллерн принял решение о преобразовании ордена крестоносцев в светское герцогство, вассально зависимое от Польши. 2 апреля 1525 года он въехал в Краков - столицу Польши в белом плаще "священного воинства", украшенном черным орденским крестом, а уже 8 апреля подписал с Польшей мир не как гроссмейстер Тевтонского ордена, а как герцог Пруссии, находившейся в вассальной зависимости от польского короля Сигизмунда. А еще через день на старом рынке Кракова коленопреклоненный Альбрехт принес присягу на верность королю польскому. Таким образом, 10 апреля 1525 года родилось новое государство. Тевтонский орден был ликвидирован ради того, чтобы существовала Пруссия.
Прусское герцогство обладало очень высокой степенью автономии: здесь чеканилась своя монета, города и области имели право самостоятельно вступать в торговые и политические союзы. Пруссия даже сохранила лютеранство в качестве официальной религии, с чем пришлось смириться польским королям-католикам.

*

В XVII веке, когда в Европе разразилась Тридцатилетняя война между католиками и протестантами, прусские курфюрсты оказались перед серьезным выбором: им нужно было решить, чью сторону принять, и вообще определиться, имеет ли смысл сохранять вассальные отношения с польским королем. В 1657 году началась история Пруссии как самостоятельного государства: курфюрст Фридрих Вильгельм объявил о выходе Пруссии из состава Польши и о создании независимого Прусско-Бранденбургского княжества со столицей в Берлине. Поляки восприняли это как предательство и хотели объявить войну сепаратисту, но Польша была ослаблена войной, а инициативу Фридриха Вильгельма поддержали большинство королевских домов Европы, которые хотели лишить поляков контроля над балтийской торговлей.
Прусское княжество состояло из двух частей, разделенных территорией враждебной Польши, которая вредила своему бывшему вассалу, установив очень высокие торговые пошлины. Кроме того, польские пограничники получили инструкции затруднять пруссакам транзит через Польшу.
В 1701 году Пруссия приобрела статус королевства, причем помог ей в этом русский царь Петр I. Во время одного из путешествий по Европе Петр инкогнито посетил Кенигсберг, где встретился с курфюрстом Фридрихом Бранденбургским, будущим королем Фридрихом I. Между ними был заключен политический союз, что позволило Петру I объявить войну Швеции, а Фридриху I - поднять международный престиж собственной короны. Русская эскадра теперь могла ремонтироваться и пополнять запасы в незамерзающем кёнигсбергском порту, нанося отсюда удары по шведским кораблям и прибрежным городам. Петр помог Фридриху добиться признания его королевства со стороны Польши и других недоброжелателей и преподнес ему в подарок бриллиантовый скипетр. Россия и Пруссия сотрудничали не только в сфере политики - были также заключены и торговые соглашения. Помимо этого профессора из кенигсбергского университета Альбертины возглавили только что открытые в Петербурге Академию наук и университет, многие пруссаки получили должности в российской армии и государственном аппарате.
Уже в первые годы правления императрицы Елизаветы Петровны отношения России и Пруссии стали более прохладными: немцев, которые при императрице Анне Иоанновне захватили ключевые посты во власти, науке и экономике Российской империи, в 40-е годы XVIII века потихоньку начали вытеснять. Возникли разногласия и в сфере внешней политики, завершившиеся противостоянием России и Пруссии в Семилетней войне. На стороне России сражались Австрия, Франция, Испания и Швеция, а на стороне Пруссии - Великобритания и Португалия. Несмотря на неоспоримый военный гений прусского короля Фридриха II Великого, русские войска оккупировали Восточную Пруссию. Тогда-то Россия впервые заявила о своем праве на "исконные славянские земли, отвоеванные, наконец, у тевтонов".
Елизавета не торопилась выводить войска из Кенигсберга. Восточная Пруссия стала анклавом России на правах губернии, а всех ее жителей, включая современника этих событий приват-доцента Кенигсбергского университета Альбертины Иммануила Канта (1724 - 1804) заставили присягнуть на верность российской короне. Фридриху удалось вернуть эту территорию лишь после смерти Елизаветы, когда российский трон занял поклонник его военного таланта юный голштинский герцог Карл Петер Ульрих, вошедший в историю как император Петр III.
Возвращение Кенигсберга Пруссии принято расценивать как факт предательства Петром III интересов России, однако есть и другая точка зрения, которая состоит в том, что Петр более взвешенно, нежели его предшественница, оценил возможности удержать анклав, отделенный от России Курляндией и Литвой. Большинство европейских монархов этот захват не признали, а не считаться с мнением Европы Россия не могла, так что Кенигсберг пришлось вернуть.
Пруссия вновь состояла из двух частей, и в ней продолжали крепнуть воинственные настроения и неприязнь к Польше, сделавшей "коридор", разделявший страну, практически непроницаемым. До 80-х годов XVIII века Фридрих II вел непрерывные войны, целью которых было объединение Восточной и Западной Пруссии. Избавиться от "польского коридора" Пруссии удалось лишь благодаря известному трехстороннему соглашению Пруссии, Австрии и России о разделе Польши (первый раздел имел место в 1772 году, затем в 1793-м и в 1795-м было еще два передела). В результате этих разделов Восточная и Западная Пруссия соединились. В таком виде карта Восточной Европы просуществовала до наполеоновских войн. Наполеон создал так называемое Варшавское княжество, но после Венского конгресса 1815 года Польша была еще раз поделена между Россией, Пруссией и Австрией. Такой территориально-политический расклад сохранялся целое столетие.




1.4.  Славянские фамилии в Германии

Не одна только славянская фамилия Lusga, происходящая от одноглазия, есть в Германии. У немцев встречаются и фамилии Lusk, Luska, Luschin, Lusch, Lusche, Luschen, Luschen и Leuschen, родственные славянским фамилиям Лущ, Луска, Лущин, Лускин и Лузгин. Все они, вне всякого сомнения, имеют славянские, вендские корни. Однако, сами немцы об этом предпочитают не вспоминать, хотя в отличие от нас, русских, они интересуются своими фамилиями. В следующей таблице я привёл частоты, с которыми встречаются эти фамилии из немецкого телефонного справочника, который оказался доступен в Интернете.

Частоты "лусковых" фамилий в телефонном справочнике Германии

Фамилия Частота
Lusga 13
Lusk 8
Luska 9
Lusch 10
Lusche 10
Luschen 1
Luschi 2
Luschin 10
Louschen 1
Losch 9
Losche 9
Loschen 9
Luskin 1
Luzgin 1

Фамилия Luschin (Лущин), распространённая в Германии, входит в список наиболее распространённых австрийских фамилий. Наиболее известный её представитель - монсеньёр Франческо Саверио Лущин (Franz Xavier Luschin), архиепископ Львовский (Украина), впоследствии архиепископ Gorizia e Gradisca (Italy), князь Священной Римской Империи, родившийся в Германии.

 []

Monsignor Francesco Saverio Luschin (1781 - 1854)

   Хорошо известен также профессор-историк и нумизмат Арнольд Лущин-Эбенгреус, профессор университета Граза.

 []

Arnold Luschin-Ebengreuth (1841 - 1932)

Ничего удивительного во всём этом нет. Пруссия была не единственной областью Германии со славянским населением. Значительная часть населения Австрии и Германии имеет славянские корни. На южно-балтийском берегу в I тысячелетии нашей эры существовали государства южно-балтийских славян, которые упоминаются и в наших, и в немецких летописях, и в скандинавских хрониках. Они вели борьбу за свою независимость и просуществовали несколько сотен лет, пока не были поглощены германским нашествием. Так, в районе Гамбурга и Любека жили полабские сербы, которые полностью растворились в германском населении, а в федеральных землях Саксония и Мекленбург до сих пор живут последние из магикан - лужицкие сербы.
Полабские или прибалтийские славяне - обобщённое название различных славянских племен, живших на южном побережье Балтийского моря и в бассейне реки Лабы (Эльбы). Это бодричи (ободриты, рароги) на северо-западе, лютичи (вильцы, велеты) в центральных областях, и лужицкие сербы (сербы, лужичане) на юге. Лужичане, соседствовавшие с чехами, долгое время имели с ними общую историю. Земли полабских славян охватывали не менее трети современного немецкого государства.
Начиная с конца VIII века н. э. жизнь полабских славян протекла в упорной борьбе с постоянными попытками немецкого вторжения. Начало этим бесконечным попыткам завоевания положил Карл Великий, который пытался объединить под своей властью все соседние племена, как немецкие так и славянские. После покорения и христианизации немецких племён, земли полабских славян стали подвергаться систематическому и хорошо организованному германскому вторжению, поощряемому Римской католической церковью. В X - XIII веках шли частые и кровопролитные войны между полабскими славянами и наступающими германцами и датчанами. Эти войны сопровождались насильственной христианизацией славян. Земли полабских славян на некоторое время подпадали под власть немцев, затем освобождались от немецкого владычества и существали какое-то время независимо, затем все повторяется снова. В немецких летописях зафиксированы ответные походы славян на земли немцев, в ходе которых они разоряли немецкие поселения, жгли города и монастыри, грабили и убивали жителей, уводили пленных. Дания долгое время, до короля Вальдемара I, платила дань городу Аркона - столице племени руян, входившего в состав союза ободритов (бодричей или рарогов). В конце-концов датский король Вальдемар I Великий уничтожил Аркону. Ирония заключается в том, что Вальдемар по матери был правнуком Владимира Мономаха, в честь которого и получил своё имя.
Полабские славяне имели собственные независимые государственные образования, однако они не создали единого сильного централизованного государства. Это стало одной из главных причин их поражения в борьбе с наступавшими германцами. В XII - XIII веках все славянские земли Полабья включаются в немецкие государства, входящие в состав Священной Римской империи, а их жители обращаются в католичество.
Начался постепенный процесс онемечивания местного населения, который продлился несколько веков. На земли полабских славян потёк поток немецких переселенцев, на славянских землях законодательно закрепили немецкий язык, славянские имена и фамилии стали переделывать на немецкий лад, а межэтнические браки способствовали ассимиляции славян в германской среде. Процесс онемечивания длился несколько столетий и имел как насильственные формы (например, в средневековье издавались многочисленные законы в различных городах Германии, запрещающие выступать в суде на славянском языке, и т. д.), так и "естественные" формы (например, человек, перемещаясь по стране, переселяясь куда-то, приобретая новую профессию, попадая в армию, торгуя, так или иначе участвуя в жизни государства, официальным языком которого был немецкий, был вынужден учить этот язык и обучать ему своих детей).
Известно, что к Мартину Лютеру, сделавшему перевод Библии на немецкий язык, приходили послы от лужицких сербов с просьбой, чтобы он перевёл Библию и на сербский язык. Значит, Мартин Лютер владел сербским языком. Существует предположение, что его настоящее имя было Мартын Лютарь. Российская императрица Екатерина II, до принятия православия именовавшаяся Софья Фредерика Ангальт Цербстская, была родом из города лужицких сербов Сербска - Цербстa. Бабка канцлера Бисмарка, как сообщал сам Бисмарк в своих письмах, не знала ни одного слова по-немецки, и говорила только "по-вендски". Вендами немцы называют до сих пор коренное славянское население Германии.
Единственной частью современного немецкого населения, которая все ещё сохранила свой славянский язык и культуру являются лужичане или лужицкие сербы. Остальные полабские славяне хотя и онемечились, но не бесследно. От них в современной Германии осталось огромное количество славянских топографических названий и славянских фамилий. Фамилии Lusga и Luschin - в их числе.
Около трети населения Германии носит славянскую или имеющую славянские корни фамилию. Историки указывают, что к таковым относятся почти все немецкие фамилии, заканчивающиея на "иц", такие как Дёниц, Штирлиц, и т.д. Славянскими являются немецкие фамилии, оканчивающиеся на "ов": Бюлов, Вирхов, Дмитров, Грабов, Гамов. Славянское окончание "ек" имеется в фамилиях Войчек, Войтек, Врацек. Славянские корни имеют фамилии, окончивающиеся на "ке", такие как Ханке, Любке и т.д. На "ски" кончаются обычно фамилии польского происхождения: Орловски, Шимански, Ковальски, Подольски и т. д. Около 13 % населения Германии сегодня имеет польскую фамилию. Многие (но не все) фамилии, заканчивающиеся на "ер", образовались путем замены славянского окончания "яр" на немецкое "ер". Например, славянская фамилия Смоляр превратилась в Смолер.




1.5. О немцах Лущиных

В немецком языке есть слово-сленг lusche, связанное с фамилией Luschin. Оно имеет следующие значения:
1. Игральная карта с низкой игровой ценностью: "шестерка".
2. Игрок в карты, который подглядывает ваши карты, "скосив глаза" [Сравните: lusche = luscus = "кривой", "одноглазый". В словаре указывается на происхождение этого значения от французского слова loucher - "косой", "кривой", "одноглазый". Появление буквы "o" перед буквой "u" во французском слове не должно нас смущать. Например, фамилия Лузгин пишется по-английски как Luzgin, а по- французски - Louzguine.]
3. Незначительный человек, мнение которого можно не принимать во внимание; лузер, причем не только в жизни, но особенно в спорте.
4. Приятель-неудачник - в смысле, соответствующем английскому слову dud.
5. Нищий, попрошайка. [Одно из значений слова "лузга" - "попрошайка", "нищий", а имя Лузг означало "никчёмный"; lusk по-английски - "бездельник", "ленивый".]
6. Развратница, женщина легкого поведения. [Наверное, поэтому некоторые массажные салоны в Северной Америке и порносайты в Интернете носят привлекательное название "Luska". Напомним аналогию: louche (French): of questionable taste or morality: "a louche nightclub", "a louche painting".]
Нетрудно догагаться, что немецкое, а точнее вендское, слово lusche родственно русским словам "лущить" и "лузга".

*

Приведем интересный диалог из Интернета с нашими комментариями, характеризующий то, как сами современные онемеченные потомки полабских и лужицких сербов воспринимают свои славянские фамилии.

Meaning of the surname Luschen       Значение фамилии Luschen

"Please give me the origins/meaning of the German surname Luschen. I was told that "lusche" means a low card, i.e. one that you would discard on a winning hand. Apparently this is now slang, like a "loser" or "slacker", but with a fairly good connotation - more like "dude". Is this the meaning of the name Luschen? I was told growing up that it meant "sleepy person". My ancestors are from Hamburg if that is any help."

Перевод: "Пожалуйста, сообщите мне истоки или значение немецкой фамилии Luschen. Мне сказали, что "lusche" означает слабую катру, которую сбрасывает заходящий игрок. По-видимому, это сленг, также как слова "лузер" или "шалопай", но с достаточно добродушным оттенком - приятельским. Это действительно является значением фамилии Luschen? Когда я был подростком, мне сказали, что моя фамиля означает "засоня". Мои предки из Гамбурга - может быть это что-то подскажет."
Комментарий: Похоже, что спрашивающий понятия не имеет о своих славянских корнях и о том что район города Гамбурга - это историческое место проживания полабских славян. Не знает он и того, что его славянская фамилия Luschen произошла от мирского имени, которое в свою очередь произошло от физического недостатка основателя рода - одноглазия, а в связи с борьбой, которую повела церковь с мирскими именами, получило негативное значение, что-то типа "никчёмный", "лузер". Но не хочется ему, по-видимому, быть лузером.

"I think it is a fairly rare name - there are only a few hundred Luschens in the US, but my father saw several in the Hamburg phone book when he visited 10 or 15 years ago."

Перевод: "Я думаю, что это достаточно редкое имя, - в Соединенных Штатах только несколько сотен людей с фамилией Luschen, но мой отец видел несколько в телефонной книге Гамбурга во время поездки 10 или 15 лет назад."
Комментарий: Ничего удивительного: Luschen - старинная вендская фамилия, имеющая древние прославянские корни. Но она не такя уж редкая. Правда, чаще она пишется как Luschin.

Немецкий "специалист", которому был адресован вопрос, "разобрался" и уверенно докладывает:

"I consulted various books dealing with the etymology of German family names, and the result is surprising, at least to me. The North German name Luschen is related to the similar Luschen, Luscher and Lusch. All these names derive from the Low German term Lusch, which means "Riedgras" (= "sedge")."

Перевод: "Я проконсультировался со многоми книгами по этимологии немецких фамилий и результат оказался удивительным, по крайней мере для меня. Северная немецкая фамилия Luschen родственна сходным фамилиям Luschen, Luscher and Lusch. Все эти фамилии происходят от Нижне-немецкого термина Lusch, что означает "осока" ("камыш)"."
Комментарий: To, что указанные фамилии происходят с севера Германии, то есть с южного побережья Балтики, - вполне понятно. Именно там существовали в конце I тысячелетия славянские государства вендов и ободритов. Происхождение же перечисленных выше фамилий от заначения "осока" слова "lusch", весьма сомнительно. Одним из значений кельтского слово "lusca" также является "растительность", однако ирландский король Cairbre Lusc получил своё имя от другого значения этого слова - "одноглазый". Скорее всего, немецкие "специалисты" не смогли найти другого разумного объяснения, вот и привязали эти фамилии к "осоке", точно также как мы, русские, с подачи В.И. Даля, привязали фамилию Лузгин к лузганью семечек. А между прочим, одним из значений слова "лузга", сохранившимся, например, в марийском языке, является "мохнатый", "косматый", "ворсистый", что тоже в некотором смысле связано с растительностью. Но это же не значит, что мирское имя Лузга означало "волосатый". "Осока" - это уже более позднее значение слова "lusch", точно также как значения "сочный", "зеленый", "луг" и "дебри" являются вторичными для родственного английского слова "lush". И немецкое слово "lusch", и английское слово "lush", и латинское слово "lucus" ("роща", "лес", "свет") происходят, в конечном итоге, от протокельтской, если хотите, - от протоиндоевропейской основы "leuk" (или латинского слова "lux") - "свет". Так что перечисленные немецкие (а вернее - вендские, славянские) фамилии ведут своё происхождение от "света" и, скорее всего, они просто означают "одноглазый". Точно так же и русская фамилия Лущин происходит не от "лущи" - растительности, нарезанной травы, шелухи и т.д., а от физического недостатка основателя рода - одноглазия.

" "Lush" is defined as meager, worthless grass that was only in times of need used as fodder; normally, it was just good for covering floors or filling mattresses. It is a very old term that can be traced back to old Middle High German "liesche", and to "lesch", an old Middle Low German vernacular variant from the North German cities of Hamburg and Rostock. In the latter regions, the modern Low German form of the word is "leesch". In Dutch, which is closely related to Low German, the modern word for sedge is "lisch"."

Перевод: " "Lush" означает скудную, бесполезную траву, которая только во время нужды используется как корм, в нормальных же условиях ею просто покрывают пол или наполняют матрасы. Это очень старый термин, который восходит к средневековому верхне-германскому "liesche", и к "lesch", старому средне-нижне-германскому туземному варианту из северных германских городов Гамбург и Росток. В этих регионах современная нижне-германская форма слова есть "leesch". В датском языке, который тесно связан с нижне-германским, современное слово для осоки будет "lisch"."
Комментарий: Видимо, автор имеет в виду солому или сухую траву. Всё, о чём пишет автор (города Гамбург и Росток, Дания) явно свидетельствует о вендских, славянских корнях слова "lusch" и связанных с ним фамилиях. Отметим, что в славянских языках слово "луща" тоже сначала означало "лес", "роща", "нарезанная трава", а теперь оно означает различные очистки, кожуру, шелуху. Происходит слово "луща" от индоевропейской основы "leuk" ("свет"), и оно родственно слово "луч". Аналогично, родственное латинское слово "lucus" ("роща", "свет") происходит от латинского слова "lux" - "свет". Более того, кельтское слово "lusca", означающее "одноглазый", имеет и другие значения, и среди них есть значение "растительность", "скошенная трава".

" "Liesch" was also the term for a wettish site, covered with sedge. Accordingly, a Luschen was either a person dwelling near such a site, or someone who cut and gathered sedge. So that is what your family name means!"

Перевод: " "Liesch" есть также термин для обозначения болотистого участка, покрытого осокой [вспомним русскую лужайку]. Соответственно, именем Luschen называли человека, проживащего рядом с таким местом, или собирающего осоку. Таким образом, вот что означает ваша фамилия."
Комментарий: У немецкого "специалиста" очень богатое воображение, но предмета, о котором пишет, он явно не знает. Фамилия Luschen никак не связана ни с болотом, ни с осокой, а произошла от физического недостатка - одноглазия. Некоторые русские "специалисты", например, также считают, что предки Лужиных жили у озера, которое в старославянском языке называлось лужей. А ведь "лужа" - всего лишь диалект слова "луза" и означает "впадина", "ямка". Так что, скорее всего, Лужины - это те же самые Лузины, т.е. "одноглазые".

"Now, what about the modern use of "Lusche" as a (rather humorous) name for "duffer", "slowpoke", "bungler"? Actually, it has nothing to do with the grass mentioned above. It has a completely different etymology. Its origins can be traced back to a Slavonic word in the East German Lausitz (Lusatia) region. Originally standing for "she-dog in heat", it later changed its meaning to "bitch", or "cooch", with a growing emphasis on worthlessness."

Перевод: "Теперь, как же быть с современным толкованием "Lusche" как (довольно юмористичным) имененем для "тупицы", "копуши", "лентяя"? В действительности, это не имеет ничего общего с травой, упомянутой выше. Этимология этого полностью другая. Её корни можно проследить в прошлое к славянскому слову из района Восточно-Германской Лужицы. Изначально использовавшееся для "she-dog in heat", оно позднее изменило своё значениое на "суку", "путану" с усиливающимся ударением на бесполезность."
Комментарий: Ничего подобного. Этимология одна. От корня leuk - "свет". В русском языке слово "лузга" тоже означает "никчёмный человек", имя Луша - "замарашка", "грязнуля". Женщину с сомнительной репутацией иногда называют Луской, а слово "луща" означало траву, рощу. Однако, они происходят от одной основы - "leuk". Ссылка на Лужицу дана абсолютно верно в том смысле, что это исконно славянские земли, на которых проживали и проживают в настоящее время лужицкие сербы.

"Finally, the word found its way into the card-game Skat, where a worthless card that does not count for points is called "Lusche" (plural: "Luschen"). Now, a "Lusche" is not only a lame card, but also a lame person. However, it is not the origin of the family name "Luschen". I hope this answers your question!"

Перевод: В конечном итоге, слово нашло себе дорогу в карточную игру "Скат", в которой бесполезная карта, не несущая очков, называется "Lusche" (множестрвенное число: "Luschen"). Теперь, "Lusche" есть не только ущербная карта, но также и ущербная личность. Однако, это не является основой происхождения фамилии "Luschen". Я надеюсь, что ответил на ваш вопрос."
Комментарий: "Луза" - это "ямка", а в болгарском языке "luza" - это "скат". Эти слова родственны слову "лузга", ибо "лузга", а значит, и "луща" - это уменьшительное от "луза". Поэтому не удивительно, что в карточной игре "Скат" бесполезная карта, не несущая очков, называется "lusche". Разумеется, прямого отношения к фамилии "Luschen", происходящей от одноглазия, это не имеет.

"Sources:
1. Hans Bahlow: Deutsches Namenslexikon. Keysersche Verlagsbuchhandlung, 1967.
2. Prof. Josef Karlmann Brechenmacher: Etymologisches Worterbuch derdeutschen Familiennamen, Band 2. C.A. Starke Verlag, 1957.
Regards, Scriptor"

"Great answer - thanks for the quick response. I'll have to share your findings with all the other losers, ...err Luschens!"

Перевод: Превосходный ответ - спасибо за быстрый отклик. Я поделюсь вашими изысканиями со всеми другими лузерами, ...err Luschens!
Комментарий: как Вы, наверное, уже догагались, теперь все немцы Лущины будут убеждены, что их фамилия произошла от того, что их предки жили неподалёку от болота и собирали осоку.




1.6.   Корни славян

Фамильная кличка Лузга, видимо, пришла в Россию с побережья Балтики, где в I тысячелетии и в начале II тысячелетия нашей эры существовали славянские государства вендов с процветавшими городами. Об этом свидетельствует распространенность нашей фамилии среди поморов Баренцева и Белого морей, куда наши предки могли прийти как сушей, так и морем, среди жителей Витебской области Белоруссии, Карелии и Ленинградской области, а также следы проживания фамилии Лузга в Восточной Пруссии в XVII - XIX веках.
Вытесненные германскими племенами, славяне-венды частично ассимилировали, а частично переместились на Восток - в Белоруссию и на территорию нынешней России. Следы славян есть также в Скандинавии, Италии (особенно в городах Флоренция и Венеция), на Балканах, во Франции и Англии (Ирландии и Шотландии). Об этом есть многочисленные свидетельства, о которых я расскажу в других статьях. Об этом также свидетельствуют и фамилии европейских народов, происшедшие от слов "луска", "луща", "лоща" и "луста". Интересно отметить, что мало кто из носителей этих фамилий подозревает о своих славянских корнях.
Для широкой публики всё это может быть откровением, но специалистам историкам и археологам это известно давно. На южном побережье Балтийского моря в I тысячелетии нашей эры и в начале II тысячелетия проживали венды или венеты, которых многие историки отождествляют со славянами. Эстонцы и финны, например, до сих пор называют русских венетами. Предполагается также, что в жилах вендов текла и кельтская кровь.
Русский историк Н.М. Карамзин сообщает:
"Готфский историк VI века Иорнанд пишет, что Эрманарих в числе многих иных народов победил и венедов, которые, обитая в соседстве с эстами и герулами, жителями берегов Балтийских, славились более своею многочисленностию, нежели искусством воинским. Сие известие для нас любопытно и важно, ибо венеды, по сказанию Иорнанда, были единоплеменники славян, предков народа российского.
Еще в самой глубокой древности, лет за 450 до Рождества Христова, было известно в Греции, что янтарь находится в отдаленных странах Европы, где река Эридан впадает в Северный океан и где живут венеды. Вероятно, что финикияне, смелые мореходцы, которые открыли Европу для образованных народов древности, не имевших о ней сведения, доплывали до самых берегов нынешней Пруссии, богатых янтарем, и там покупали его у венедов. Во время Плиния и Тацита, или в первом столетии, венеды жили близ Вислы и граничили к югу с Дакиею. Птолемей, астроном и географ второго столетия, полагает их на восточных берегах моря Балтийского, сказывая, что оно издревле называлось Венедским.
Следственно, ежели славяне и венеды составляли один народ, то предки наши были известны и грекам, и римлянам, обитая на юге от моря Балтийского. Из Азии ли они пришли туда и в какое время, не знаем. Мнение, что сию часть мира должно признавать колыбелию всех народов, кажется вероятным, ибо, согласно с преданиями священными, и все языки европейские, несмотря на их разные изменения, сохраняют в себе некоторое сходство с древними азиатскими; однако ж мы не можем утвердить сей вероятности никакими действительно историческими свидетельствами и считаем венедов европейцами, когда история находит их в Европе. Сверх того, они самыми обыкновениями и нравами отличались от азиатских народов, которые, приходя в нашу часть мира, не знали домов, жили в шатрах или колесницах и только на конях сражались. Тацитовы же венеды имели домы, любили ратоборствовать пешие и славились быстротою своего бега.
< ... > Фиофилат Симоката, византийский историк начала VII в., описывает интересную встречу послов западных славян с византийским императором:
"Греки взяли в плен трех чужеземцев, имевших, вместо оружия, кифары, или гусли. Император спросил, кто они? Мы - славяне, ответствовали чужеземцы, и живем на отдаленнейшем конце Западного океана (моря Балтийского). Хан аварский, прислав дары к нашим старейшинам, требовал войска, чтобы действовать против греков. Старейшины взяли дары, но отправили нас к хану с извинением, что не могут за великою отдаленностию дать ему помощи. Мы сами были 15 месяцев в дороге. Хан, невзирая на святость посольского звания, не отпускал нас в отечество. Слыша о богатстве и дружелюбии греков, мы воспользовались случаем уйти во Фракию. С оружием обходиться не умеем и только играем на гуслях. Нет железа в стране нашей: не зная войны и любя музыку, мы ведем жизнь мирную и спокойную. Император дивился тихому нраву сих людей, великому росту и крепости их: угостил послов и доставил им способ возвратиться в отечество".
Такое миролюбивое свойство балтийских славян, во времена ужасов варварства, представляет мыслям картину счастия, которого мы обыкли искать единственно в воображении. Согласие византийских историков в описании сего происшествия доказывает, кажется, его истину, утверждаемую и самыми тогдашними обстоятельствами севера, где славяне могли наслаждаться тишиною, когда германские народы удалились к югу и когда разрушилось владычество гуннов.
Может быть, еще за несколько веков до Рождества Христова под именем венедов известные на восточных берегах моря Балтийского, славяне в то же время обитали и внутри России ..."
Отметим, что Н.М. Карамзин чрезмерно подчеркивает миролюбие славян, что весьма сомнительно. Имеются и прямо противоположные сведения. Впрочем, за 5 - 6 веков всё могло десять раз измениться.

*

А вот что сообщает нам Густинская летопись - источник довольно поздний, относящийся к XVII веку. Согласно этой летописи, первоначальное заселение после Потопа Причерноморья, юга России и Украины, т.е. Сарматии, а также Европы, происходило именно с территории Малой Азии. Звался пришедший народ венетами:
"Те, что от Рифата, сына Гомерового, пошли [Гомер - сын Иафета], сидели сперва в той стороне, которая Пафлагоний называется [горная область в северной части Малой Азии на территории современной Турции], и нареклись венетами. Через некоторое же время, расплодившись, разошлись они по Азии и Европе и разными именами нареклись. < ... > Птоломей, давний географ, так о них говорит: "венеты, или генети, из Азии Меньшей вышли и пришли к Сарматии [позднеантичное название Украины и Кубани] и сарматами нареклись. Жили они сперва над морем Черным вместе с пафлагонами, и были с ними одного рода и одного языка". А потому думает кое-кто, что и мосхины с венетами одним народом были, так как того же с ними языка были и с ними рядом жили, от Каппадокии [местность на востоке Малой Азии на территории современной Турции] и вплоть до Черного моря. Веросий же говорит, что мосхины пошли от Мосоха, сына Афетового [Иафета], и осели в Азии и Европе в 131-м году после потопа. Венетов же выводит от Рифата, брата Асканового, с Пафлагонии. От него же и горы Рифайские в Сарматии именовались. Тем не менее, насколько сие нам известно, все народы славянские единого суть отца сыны, так как единоязычие их показывает, что они есть единым народом.
Про венетов, что с Пафлагонии пришли, поминает Гомер, знаменитый поэт и писатель о Троянской войне, он так говорит: "Пришли пафлагони троянам на помощь с князем своим Филименесом, т.е. Филимоном, который от тех венетов походил, у которых были добрые кони". Венети в Иллирике осели. < ... > А как плененная была Троя (что произошло в год от сотворения мира 4556- й, а перед рождеством Христовым 551- й), тогда венеты, в битве князя своего под Троей потеряв, пошли с Антенором, князем троянским, где одни в Иллирике осели [Балканский полуостров, побережье Адриатического моря], другие же с Антенором к Италии пошли, как Плиний говорит, и, пришли над море Венедское, осели там, и соорудили город большой на горe, и нарекли его от своего имени Венециею. И по тому, в год от рождества Христового 458-й, венеты, боясь Атиллы, прозванного Бичом Божьим, который пленил тогда западные стороны, перенесли город свой на море, где и по сей день есть знаменитый город Венеция. О сих венетов все старые и новые хронографы гласят.
Венеты к Сарматии пришли. О том, как венеты к Сарматии пришли, говорит Страбон. Дважды венеты из мест своих переходили. Впервые, как уже говорил я, с Антенором из-под Трои, второй раз через Черное море. Причиной перехода их были цымбри, или киммерийцы, которые через море от них тогда жилы, в тесном месте, напротив Таврики (т.е. Крыма), над озером, прозванным Меотийским болотом, знаемые как киммерийцы босфорские. Когда же пошли оттуда цимбри, начали там на их местах жить венеты. Венеты сарматами назвались. Черкассы. Пятигорцы. Но со временем, расплодившись, венеты вышли оттуда и наполнили всю ту сторону, т.е. Сарматию. От нее же и сами нареклись сарматами. А на их местах, над озером Меотийским, ныне живут черкассы и пятигорцы, мужи сильные и храбрые на войне, и нашим таки языком говорят. < ... > Диодор Сикуль свидетельствует, что пафлагонские народы (т.е. венеты) в северных сторонах широко распространились и сарматами нареклись. Согласен с ним и Д. Тетиман Стелао, который о начале народов так говорит: "и разошлись венеты от Черного моря, и заполнили многие стороны севера Европы. И ныне там живут Русь и прочие < ... >".
Там же и в других местах венетами называет всех, кто славянский язык употребляют. Поминают и Страбон и Птоломей в "Географиях" своих, описывая всю поднебесную, о сих венетов, или славян, которые в Сарматии и при Черном море живут, круг, озера Меотийского, называя их роксоланами. < ... > Граматик же и Войцех Краний и Ян Готовит Магнус рассказывают, что сии роксоланы еще за много лет до рождества Христового войну имели со свеонами, т.е. шведами; с ними же и границу имели, которая и ныне есть. Имели также войну и с Митридатом, царем понтским и партским, с теми государствами, которые ныне царь турецкий держит. Согласен с этим и Трогус Помпеюс, когда их силу поминает, говоря: "Роксоланы - храбрые воины; делают они себе доспехи из твердых шкур воловьих, теми же шкурами и щиты свои обтягивают, на войну же по-конно или в пешем порядке выбираются. Оружие же их - сабля, лук и дреколь". Такое оружие и до сих пор Русь имеет. Подобное сему и Павсаний о сарматах говорит, что также подтвержается и в летописях думских и шведских - и у Яна Магнуса Готуеа, и у Грамматика, и в Войцеха Кранеуса: что Эрик, воевода короля Дунайского (который по тому был королем шведским) войну имел со славянами и разбил их на море, где и Струмийка, князя их, убил. Сей Эрик жил во время рождества Христового.
Венеты иллирийские македонян победили. Те же венеты, или славяне, которые в Иллирике осели, размножились и тогда Истрию, Далмацию, Мизию с обеих сторон Дуная племенами своим наполнили, и одни иллирийцами, вторые истрами, третьи далматами нареклись, т.е. тех земель именами и распространились они вплоть до Македонии и Албании. Македонянины Филиппа дань славянам давали. А что славяне силу имели над македонянинами, то Филипп, отец Александра, еще ребенком бывший и язык их знал, да и по тому чтил их. Также и Александр Великий, Македонский чтил их. По тому же и грамоту на владение земли северной дал им.
Те же венети, т.е. славяне, которые в Иллирике жили, подолгу с римлянами войны имели, как о том греческие и римские летописцы пишут, более всего же Апиний Александриец, - до тех пор, пока не были побеждены и изгнаны. Тогда как и царя их Генозия римляне взяли и в Рим с победными знамениями повезли, и насилие над их землями учинили."

Академик Б.А.Рыбаков также считал, что приблизительным геометрическим центром первоначального "индоевропейского массива" была северо-восточная часть Балканского полуострова и Малая Азия.

*

Иордан, живший, как считается, в VI в. н.э. и впервые отождествивший венетов и славян, вот как описывает области их расселения:
"... от истока реки Вистулы [река в Польше; возможно, имеется в виду Висла] на огромных пространствах обитает многочисленное племя венетов. Хотя теперь их названия меняются в зависимости от различных родов и мест обитания, преимущественно они всё же называются славянами и антами.
Славяне живут от города Новиетуна и озера, которое называют Мурсианским [возможно, имеется в виду территория современной Венгрии], вплоть до Данастра [Днестрa] и на севере до Висклы; болота и леса заменяют им города. Анты же, самые могущественные из них, там, где Понтийское море делает дугу, простираются от Данастра вплоть до Данапра [Днепра]. Эти реки удалены друг от друга на много переходов".
Историки пишут, что в конце VI века славяне начали наступление на Византию, которое было невозможно без хорошо организованного парусного флота, о наличии которого у славян говорят многочисленные византийские источники. Во время правления императора Ираклия (610 - 641 гг.) уже вся Греция была оккупирована славянами, в том числе и многие греческие острова Средиземного моря - Крит, Эвбею, Фасос, Корфу, Самос, Эгину, Тенос, Ловкое. К середине и концу VI в. славяне заселяют междуречья нижних течений Одера и Эльбы и Польское Поморье, устанавливая контроль над южным побережьем Балтики. В VI - VIII веках они, в союзе с кочевыми племенами, заняли все ключевые места, связывающие водные торговые пути по Балтике, Висле, Дунаю, Днестру, Днепру, Дону, а впоследствии - и по Волге. Славяне закрепились и в Средиземноморье, завоевав и колонизировав огромные территории Иллирии, Греции и Малой Азии. На западе их естественными союзниками и партнёрами были кельтские государства севера Франции и Британских островов.




1.7.  Южнобалтикие славяне

Итак, в I тысячелетии и в начале II тысячелетия н.э. на южном побережье Балтики жили племена индоевропейского происхождения, которых немцы, скандинавы и англо-саксы именовали вендами или виндами. Историки говорят, что еще раньше на южнобалтийских земелях и в северной Италии жили венеты - народ, который прежде неоднократно отождествлялся с иллирийцами и славянами. Под именем вендов славяне были зафиксированы античными и византийскими авторами (Плинием, Тацитом, Птолемеем, Иорданом). Североиталийских венетов, основавших Венецию, римский историк Тит Ливий (59 до н. э. - 17 н. э.) отождествлял с беглецами из Трои.
Расскажем о южнобалтийских славянах, следуя книге В.И. Меркулова "Откуда родом варяжские гости?" и очерку В.В. Фомина "Летописные варяги - выходцы с берегов Южной Балтики". Обратим внимание, что в очерке В.В. Фомина уделяется большое внимание существованию тесных торговых и политических связей южнобалтийских славян с северо-западной новгородской Русью. Надеюсь, что прочтя компиляцию из работ этих двух замечательных историков, у Лузгиных больше не возникнут вопросы, каким образом их фамилия появились в Ленинградской области, Карелии и на побережье Баренцева и Белого морей. Возможности было две: или напрямую с Южного побережья по Балтике, или транзитом через Полоцкое княжество.

*

По историческим источникам известны несколько географических центров славян на южном и юго-восточном побережье Балтики.
Во-первых, самый западный центр, располагавшийся в федеральной земле Мекленбург на северо-востоке Германии (там, где сейчас города Щецин, Росток), - так называемая варяжская Русь или Варгия, откуда по летописной легенде были призваны Рюрик и его варяжские братья-князья Синеус и Трувор (Сивар и Триар). Это были земли бодричей или ободритов, куда входили также вагры, полабы, древане, глиняне, смоляне, рароги-рериги, варны и в которых правила "русская" династия. Себастьян Мюнстер в своей "Космографии" 1588 года говорил, что население Мекленбургского герцогства составляли венды, вандалы, герулы и ободриты. Королём вандалов на Балтике был Вислав, который считался прямым предком Радегаста, последнего короля вандалов и основателя династии королей вендов и ободритов.

 []

Карта Вагрии - Варяжской земли в окрестностях Ростока

Во-вторых, славянским традиционно считается остров Рюген, жители кoторого именуются западноевропейскими источниками ругами, т.е. русскими, а также примыкающее к нему побережье Балтики на востоке и к юго-востоке до р. Одры, где жили лютичи. Южнее лютичей проживало еще одно крупное объединение полабских славян - сербы-лужичане.
В-третьих, район между Одрой, Вислой, Вартой и Нотецею, где жили поморяне, из которых особо выделяют кашубов и словинцев.
В-четвёртых, сущствовала "Русь" в устье Немана и Западной Двины. Некоторые авторы также выводили отсюда Рюрика.
В-пятых, западноэстонские провинции Роталия и Вик с островами Эзель и Даго были "русскими". Профессор А.Г. Кузьмин указывал, что в некоторых средневековых источниках эти провинции назывались Рутенией. Он же писал и о "русских селах" в Вике и Латгалии, содержащих в своих названиях компонент "венд". А.Г. Кузьмин обращал также внимание на то, что древнерусский Полоцк в сагах называется Палтиской. Город с таким названием существует до наших дней и в эстонской Роталии.

*

Северогерманский хронист Адам Бременский, живший в XI веке, в сочинении "Деяния архиепископов Гамбургской церкви" писал о ваграх и русах, причисляя их к "славянским народам". "Ваграми" в немецких источниках называли племeна с южного побережья Балтики, т.е. варягов. Они были прекрасными мореходами, совершавшими набеги на Англию в VIII - IX столетиях. Происхождение термина "варяги" совершенно ясно: это "поморяне", "люди, живущие у моря" (от индоевропейского корня "вар" - "вода", "море"). Немецкий священник и миссионер XII века Гельмольд фон Бозау в "Славянских хрониках" сообщает:
"Перейдя реку Травну, мы попадаем в землю вагров. Городом этой земли был некогда приморский город Альденбург. < ... > Альденбург, тот, что на славянском языке зовётся Старигард, то есть "старый город", расположен в земле вагров, на западной стороне Балтийского моря, и является пределом Славии. Город же этот < ... > некогда населяли храбрейшие мужи, так как находясь на переднем крае всей Славии, они имели соседями датчан и саксов и все военные столкновения или сами первыми начинали, или, если нападали другие, то принимали удар на себя".
По свидетельствам Адама Бременского и Гельмольда, датчане называли Русь Острагардом, что говорит о её восточном по отношению к Дании расположении. Датский хронист конца XII века Саксон Грамматик в хронике "Деяния данов" (Gesta Danorum), написанных на средневековой латыни, сообщает, что в начале I века н.э. король данов Фротон I вёл войны на море с королём рутенов Транноном и даже захватил столицу русов Роталу.
Географические границы варяжской Руси описал в XVIII веке Самуэль Бухгольц в сочинении "Опыт по истории герцогства Мекленбург":
"Земли, которые составляют эту страну, следует перечислять друг за другом в герцогских титулах: герцогство Мекленбург, княжества Венден и Ратцебург, графство Шверин и владения Росток и Старгард".
Ссылаясь на Г. Клювера, Бухгольц, отождествляет город Старгард, располагавшисяся в марке Померания близ города Рерик, с Ольденбургом.
Посол Священной Римской империи Сигизмунд Герберштейн (1486 - 1566), посетивший Россию в 1517 и 1526 годах, в своих воспоминаниях "Записки о Московии" утверждал, что родиной варягов могла быть только Южно-Балтийская Вагрия, заселенная славянами-вандалами, которые "были могущественны, употребляли, наконец, русский язык и имели русские обычаи и религию". "На основании всего этого, - писал Герберштейн, - мне представляется, что русские вызвали своих князей скорее из вагрийцев, или варягов, чем вручили власть иностранцам, разнящимся с ними верою, обычаями и языком".
Проректор гюстровской гимназии Фридрих Томас в 1716 г. издал труд, посвящённый свадьбе мекленбургского герцога Карла Леопольда и Екатерины, дочери царя Ивана V. Книга затрагивала вопросы генеалогического родства двух династий. Ссылаясь на манускрипт 1687 года, автором которого был уже умерший нотариус мекленбургского придворного суда Иоганн Фридрих фон Хемниц (1611 - 1687), Томас писал, что в соответствии с этим документом Рюрик был сыном ободритского князя Годлиба, убитого в 808 году данами.
Француз Ксавье Мармье, побывававший во время своего путешествия в Мекленбурге, расположенном на бывших землях славян-ободритов, записал местную легенду о том, что у короля ободритов-реригов Годлава было три сына: Рюрик Миролюбивый, Сивар Победоносный и Трувор Верный, которые, идя на восток, освободили от тирании народ Русии и сели княжить соответственно в Новгороде, Пскове и на Белоозере. Эту легенгу Мармье изложил в своих "Северных письмах" которые были изданы в 1840 г. в Париже.
В 1613 году в Кёльне был издан "Всеобщий исторический словарь", автором которого был французский учёный Клод Дюре. Он полагал, что варяжский князь Рюрик происходил из Вандалии и отождествлял варягов с вандалам, которых также называли вендами. Ф.Я. Спенер называет правителей Мекленбурга до XIII века "королями вандалов". Одним из самых известных вандалских вождей прошлого был король Гензерих. Под его предводительством вандалы завоевали Северную Африку.

 []

Король вандалов Гензерих

По свидетельству Прокопия Кесарийского, в своём завещании Гензерих установил систему наследования королевской власти, при которой престол всегда доставался старшему представителю королевского дома, независимо от степени родства с предшественником. Традиция вандальской "очередности" преемственности власти существовала и на Руси.
Существуют веские основания связывать варяго-русов с южного побережья Балтики с предшествующим вендо-вандальским населением. Немецкие письменные источники называют древнее население южной Балтики вандалами или венедами (вендами); варяги и русы происходили от этой группы племён или были ей родственны. На той территории, где создавались немецкие источники и проживали их авторы, вплоть до конца XVIII века автохтонное "вендское" население сохраняло национальную самобытность и отличалось от пришлого немецкого. Однако, с XII века в связи с онемечиванием населения южно-балтийского побережья "варягов" стали относить к западно-европейцам. В XV веке уже русские летописи писали, что Рюрик пришёл "от немцев".

*

В связи с приведённым рассказом В.И. Меркулова о вандалах и их короле Гензерихе сделаю одно маленькое дополнение, касающееся нас, Лузгиных. В польском языке слово "лузга" отсутствует, но есть слово "луска", которое имеет много различных значений, по существу совпадающих с русскими значениями этого слова. И всё же в Интернете я нашёл несколько текстов на польском языке, в которых содержалось слово "лузга". Все они, за исключением одного, использовали это слово, когда речь шла об иконах. Ясно, что в этих случаях значеним слова "лузга" был скос в иконной доске между полем и ковчегом. А вот с одним текстом я сам разобраться никак не смог. Пришлось спросить у знакомого поляка. Он сказал, что в польском языке такого слова нет, но в тексте речь идёт о путешествии польских моряков по Средиземному морю на яхте, и слово "лузга" по контексту означает что-то типа ветра. Каково же было моё удивление, когда в каком-то заброшенном уголке Интернета я нашёл небольшой словарик уже давно не существующего языка вандалов, и в этом словаре было слово "лузга", означающее "ветер". Каким-то чудом в жаргоне польских моряков сохранилось это вандальское значение слова "лузга".
Что же касается завоевания вандалами Африки, то подозрения вызывают названия родственных африканских языков Lusoga (?LuSoga или Soga - language of the people of Busoga), Luganda и Lugwere, на которых говорят аборигены Уганды, и название столицы Замбии Лусака. Эти названия что-то уж больно сильно напоминают о кельтском боге Луге, с именем которого связано и само слово "лузга" (об этом я расскажу в другой раз).

*

Кем были "варяги" в этническом отношении? Несмотря на то, что некоторые древние источники отождествляют славян и вендов, многие историки тем не менее считают, что ни венды, ни вандалы изначально не были "славянского" происхождения. Они входили в группу "ингевонов" - племен с сильной примесью уральских элементов, которые не были ни германцами, ни славянами. Антропологически установлена их близость к северной расовой группе. Западные "славяне" обнаруживают значительно меньше славянского культурного компонента, нежели восточные и, тем более, южные славяне.
Историки пишут, что на рубеже VIII и IX веков венды-варяги еще не были ассимилированы славянами. Начиная с середины IX века, они постепенно ассимилируются с пришедшими на Южную Балтику славянами и перенимают от них славянский язык. Объединение вендов и славян, возможно, произошло в связи с их совместным сопротивлением наступлению франков и саксов. Правда, чёткого ответа на вопрос кто такие славяне и откуда они пришли историки не дают. Не очень понятно также, как такая точка зрения согласуется со свидетельствами первоисточников, например, с приведённым выше свидетельством византийского историка начала VII в. Фиофилата Симоката, рассказавшего о встрече византийского императора и славянских послов с берегов Балтики.
Основным направлением переселений вендов-варягов, теснимых германскими племенами, стало восточное побережье Балтики. В "Повести временных лет" даётся двойное именование переселенцев - варяги-русь: "И пошли за море к варягам, к руси, ибо так звались те варяги - русь". При этом, "Повесть временных лет" специально оговаривает, что русь - это не шведы, не норвежцы и не датчане.
В Восточной Европе варяги появляются в середине IX века. Варяги-русь приходят сначала в северо-западные земли к ильменским словенам, а затем спускаются к Среднему Поднепровью. Близость языка поморского славянства и нашего новгородского (северо-западного говора) и ряд других данных указывают на то, что связи между южно-балтийскими и восточными славянами были крепкими и постоянными.

*

Южная Балтика в последние века I тысячелетия и в начале II тысячелетия экономически бурно развивалась. Славяне возделывали пшеницу, рожь и ячмень, разводили скот, занимались птицеводством и пчеловодством, солеварением, охотились на диких животных и ловили рыбу. Высокого уровня достигли плотническое дело, храмовое деревянное зодчество, судостроение, выделка кож, ткачество, гончарное производство, ювелирное дело, производство оружия, домашней утвари, предметов роскоши, шитье золотом, скульптурные и живописные работы, металлообработка, литье и ковка из благородных металлов.
Процветала торговля. М.В. Ломоносов, характеризуя балтийских славян, писал, что они "издревле к купечеству прилежали". Крупнейшим святилищем был храм бога торговли Радегаста в Ретре, изображение которого было отлито из золота, и который, по свидетельству западноевропейских хронистов Титмара Мерзебургского и Адама Бременского, "пользовался чрезвычайным уважением и почестями со стороны всех славян".
Центром балтийской торговли был город Волин, который Гельмольд вслед за Адамом Бременским называл "знаменитейшим", и писал, что "это действительно был самый большой город из всех имевшихся в Европе городов, населенный славянами вперемешку с другими народами". По размаху торговли Волин уступал только одному Константинополю. Другим крупным торговым центром был торговый порт бодричей Рарог (Рерик) на берегу Висмарского залива.
Торговлей занималось практически всё население южнобалтийских городов. Оттон Бамбергский, посетивший Поморье в 1124 - 1125 гг., крестил жителей ряда городов в два приема, так как многие из них во время первого крещения находились по торговым делам в чужих землях. Когда он явился первый раз в Колобрег, то город оказался практически пуст - его жители уплыли торговать на острова.
Уровень жизни балтийских славян был высок. О Поморье шла слава, что там не было нищих. Показательно сравнение уровня жизни датчан и южнобалтийских славян, сделанное спутниками Оттона Бамбергского во время его второй поездки с проповедью по Южной Балтике (1127 г.). Один из его приближенных побывал в Дании. Яркие краски, присущие в описании жизни и быта балтийских славян, исчезают в описании жизни датчан. Церкви и дома людей бедны и убоги на вид, в одежде нет ни роскоши, ни изящества. Земледелие развито слабо, а жители занимаются в основном скотоводством, рыболовством и охотой.
Балтийские славяне, особенно вагры и руяне, занимались не только торговлей, но и разбоем на море. Они "гнездились" по всему юго-западному побережью и имели убежища в Швеции. Располагая многочисленным флотом, южнобалтийские славяне, по мнению И.А. Лебедева, "властвовали на море безраздельно и были передовым народом в мореплавании. Они отличались искусством в построении судов. Первые большие корабли, которые могли вмещать лошадей, были построены ими". Погружая на корабли коней и посредством их совершая быстрые вторжения вглубь территории, они грабили берега Дании и ходили в Англию. Многие исследователи пишут о поселениях южнобалтийских славян в Нидерландах и Англии.

*

В чьих же руках была сосредоточена торговля в Балтийском регионе в начале II тысячелетия? Долгое время в исторической науке господствовала норманская теория, в соответствии с которой считалось, что лидирующие политические, военные и торговые позиции в это время занимали народы Скандинавского полуострова, выходцем из которых был легендарный Рюрик.
Однако, уже в 1845 г. известный историк Т.Н. Грановский отмечал, что Скандинавию в торговлю с Востоком втянули "поморяне и преимущественно волинцы". Справедливость слов Грановского подтверждают многочисленные факты. Так, шведский и другие скандинавские языки большинство слов, связанных с торговлей, заимствовали у славян, например, "lodhia" - "лодья" (грузовое судно), "torg" - "торг, рынок, торговая площадь", "besman" - "безмен", "tolk" - "объяснение, перевод, толковиние", "pitschaft" - "печать", "cona" - "монета" (слово "куна" в древнерусском языке означало "куница, куний мех, деньги"), "zobel" - "соболь" и другие. На основании этого известный учёный С.Н. Сыромятников резонно заключал: "мы должны признать, что люди, приходившие торговать в скандинавские страны и приносившие с собою арабские монеты, были славянами".
В 1903 г. историк В.И. Ламанский писал, что знаменитые восточноевропейские торговые пути были проложены словенами и кривичами, и именно "по их указанию и следам стали ходить затем и скандинавские торговцы".
Археологами давно установлено "безусловное родство" древнерусских и южнобалтийских кладов и вместе с тем их довольно "резкое" отличие от скандинавских, в том числе и от готландских кладов. В скандинавских кладах очень высокий процент составляли английские денарии, а в южнобалтийских и древнерусских кладах преобладали монеты германского чекана. По мнению В.М.Потина, это свидетельство того, что контрагентами восточных славян в балтийской торговле могли быть только южнобалтийские славяне. В 1956 г. В.Л. Янин пришел выводу, что торговые связи между восточными и южнобалтийскими славянами являлись "по существу внутриславянскими связями, развивавшимися без заметного участия скандинавов".

*

Теснейшие связи южнобалтийских и восточноевропейских славян не ограничивались торговлей. Герборд, оставивший жизнеописание Отгона Бамбергского, рассказывает, что польский король Болеслав Кривоустый (1102 - 1139), долго воюя с русскими, которых поддерживали половцы и поморяне, захватил в плен "короля русского" - перемышльского князя Володаря Ростиславича [Перемышль - город на юго-востоке Польши на границе с Украиной, в X веке входил в состав Киевской Руси]. Был заключен мир, по которому русские брали обязательство не оказывать помощь поморянам. Контакты русских земель с Поморьем, несмотря на потерю им самостоятельности во второй половине XII в., сохраняются в дальнейшем, что говорит о их давнем и устойчивом характере. По сообщению В.Н. Татищева и Н.М. Карамзина, в 1217 г. полоцкий князь Борис Давидович женился "вторым браком на Святохне, дочери померанского князя Казимира".

*

Тесные связи у балтийских славян были и с их соседями - датчанами. Их связывало многое: проживание по-соседству, боевая дружба и кровное родство. В начале XXI века на генетическом уровне было установлено близкое родство датчан с белорусами. Это, конечно, говорит в пользу гипотезы о славянских корнях датчан.
В знаменитой битве при Бравалле в 786 г. датчане и южнобалтийские славяне вместе сражались со шведами и норвежцами. Объединялись они и против агрессии немцев и их политики окатоличивания, вместе ходили в морские набеги. Например, около 940 г. они совместно напали на Норвегию.
Датчане признавали славянских богов. Так, Саксон Грамматик, говоря о боге Святовите, храм которого находился на о. Руяне (Рюгене) и который пользовался большим почетом у славянского населения Балтики, писал, что "даже соседние государи посылали ему подарки с благоговением: между прочими, король датский Свенон, для умилостивления его, принес в дар чашу искуснейшей отделки".
Датско-английский король Канут Великий (ум. 1035) был потомком ободритских князей по материнской линии. В Дании нашел себе приют будущий князь ободритов Готшалк, ставший затем родственником короля. С его именем связано возникновение славянского государства на Южной Балтике, опиравшегося на поддержку Дании.

*

Отношения южнобалтийских славян и датчан в начале II тысячелетия стали портиться. Причем исследователи констатируют, что по мере обострения отношений между Данией и Поморьем ухудшались отношения датчан и новгородцев. Новгородская летопись свидетельствует о противостоянии новгородцев и датчан, достигшем своего апогея в 1134 г.: "Том же лете рубоша новгородць за моремь в Дони". Подмечено, что этот конфликт совпадает по времени с вторжением датчан в земли южнобалтийских славян. Это, конечно, говорит о тесной не только торговой, но и кровной связи южнобалтийского Поморья с Русью.
Южнобалтийские славяне и их соседи датчане в конце I и начале II тысячелетий стали испытывать сильное давление со стороны германских племён. По-видимому, в Дании уже в первые века II тысячелетия влияние германского элемента стало преобладать над славянским. Во всяком случае, в противостоянии славян и германских племён они уже принимали сторону последних. В середине XII в. многовековое противостояние германцев и прибалтийских славян, по словам Видукинда Корвейского, первых - "ради славы, за великую и обширную державу", вторых - "за свободу, против угрозы величайшего рабства", вступило в свою финальную и трагическую для славян развязку, через несколько десятилетий завершившуюся окончательным покорением славян. Как повествует западноевропейский хронист Гельмольд, в 1147 г. крестоносцы по инициативе германского короля Конрада III предприняли поход против южнобалтийских славян. Этот, по словам К. Лампрехта, "безумный крестовый поход", благодаря действиям славянских мореходов с о. Рюген, разбивших датский флот у ободритского побережья, постигла полная неудача. Однако, вторгшиеся в Померанию и Пруссию войска Альбрехта Медведя, основателя бранденбургско-прусского государства, и саксонского герцога Генриха Льва, положили конец славянским государствам на берегах южной Балтики.

*

Массовый археологический, антропологический и нумизматический материал свидетельствует о самом широком присутствии в пределах Северо-Западной Руси южнобалтийских славян. Особенно впечатляют масштабы распространения южнобалтийской керамики. В Пскове, Изборске, Новгороде, Старой Ладоге, Великих Луках отложения, насыщенные южнобалтийскими формами Х - ХI веков, представлены, по оценке С.В.Белецкого, "мощным слоем". В 1950 г. Я.В.Станкевич отмечала, что "широко распространенные в древнейших жилых комплексах" Старой Ладоги сосуды имеют многочисленные аналогии в керамике южнобалтийских славян междуречья Вислы, Одера и Эльбы. Так, на селище Новые Дубовики, датируемом IX веком, в 9 км вверх по течению от Старой Ладоги археологи обнаружили многочисленную лепную керамическую посуду южнобалтийского типа. По сообщению Г.П. Смирновой в ранних археологических слоях Новгорода найдена керамика, которая "характерна только для поморских славян и может служить ориентиром для определения границ их обитания". Лепная керамика Рюрикова городища (IХ - Х вв.), куда, якобы, пришел из Ладоги Рюрик, абсолютно идентична древнейшей посуде Старой Ладоги и Новгорода, т. е. керамике южнобалтийского типа. В Изборске (Труворово городище) основу керамического набора лепных сосудов VIII - IХ вв. (более 60 %), подчеркивает С.В. Белецкий, "составляют сосуды, находящие себе соответствие в славянских древностях южного побережья Балтийского моря". В.В. Седов отмечал, что сосуды биоконических и реберчатых форм, найденных в новгородских сопках, являют собой характерную особенность славянской культуры междуречья нижней Вислы и Эльбы.
Своей массовостью керамический материал, по словам А.В. Арциховского, служит "надежнейшим этническим признаком", причем лепная керамика является одним из наиболее ярких этнических индикаторов. В 1960-х гг. В.Д. Белецкий объяснял широкое присутствие южнобалтийского керамического материала в раскопах Пскова тем, что сюда переселилось славянское население "из северных областей Германии". В 1970 г. В.В. Седов, основываясь на сосудах нижнего горизонта Ладоги и Псковского городища, ближайшие аналогии которым известны на южнобалтийском Поморье, пришел к выводу "о происхождении новгородских славян с запада, из Венедской земли". В 1971 г. В.Л. Янин и М.Х. Алешковский отметили среди новгородского населения наличие "балто-славянского контингента", пришедшего с запада. В 1974 г. Г.П. Смирнова, исходя из "сравнительного анализа керамики Новгорода и керамики поморских славян", поддержала мнение о заселении Новгородской земли выходцами из северных районов Висло-Эльбского междуречья. В 1982 г. В.М.Горюнова, характеризуя западнославянские формы раннекруговой керамики Новгорода и Городка на Ловати, указала, что "керамика этих форм < ... > скорее всего, принесена сюда выходцами с южного побережья Балтики".
В 1979 - 1980 гг. С.В. Белецкий связал появление керамики южнобалтийского типа в Изборске с его основанием (рубеж VIII - IХ вв.), а в конце IХ в. в Пскове - со временем кратковременного затухания Изборска. В новой группe населения в Пскове (вторая половина X в.) ученый также видит южнобалтийских славян. Причем он подчеркнул, что его территория увеличилась в 6 раз, и на поселении появились профессиональные ремесла и торговля (весы, разновес, монетные находки). В 1980 и 1982 гг. К.М. Плоткин, отметил, что "в генезисе древнерусского населения Псковщины участвовали западнославянские этнические элементы". В 1982 г. Й.Херрман высказался в пользу того, что южнобалтийские славяне могли "прибывать и в Новгород, и в Старую Ладогу, поселяясь в этих торгово-ремесленных центрах". В 1988 г. Е.Н. Носов, констатируя прибытие в VIII в. в центральное Приильменье новой группы славян с развитым земледельческим укладом хозяйства, значительно стимулировавшей социально-экономическую жизнь региона, предположил, что переселенцы могли придти с территории современного Польского Поморья. Через два года он отметил наличие "культурных связей поморских славян и населения истока р. Волхова". В 1990 г. С.В. Белецкий акцентировал внимание, что на Труворовом городище "в VIII - IХ вв. находился ремесленно-торговый протогородской центр, основанный славянскими переселенцами с территории междуречья нижней Эльбы и Одера".

*

Заключения археологов подтверждаются выводами антропологов. В 1969 г. В.П. Алексеев установил факт наличия среди населения Северо-Западной Руси выходцев с Балтийского Поморья. В 1974 г. Т.И. Алексеева констатировала, что краниологические серии с территории Северо-Запада "тяготеют к балтийскому ареалу форм в славянском населении". Чуть позже В.В.Седов отмечал: "Ближайшие аналогии раннесредневековым черепам новгородцев обнаруживаются среди краниологических серий, происходящих из славянских могильников Нижней Вислы и Одера. Таковы, в частности, славянские черепа из могильников Мекленбурга, принадлежащих ободритам". К тому же типу, добавляет ученый, относятся и черепа из курганов Ярославского и Костромского Поволжья, активно осваиваемого новгородцами. Более того, подчеркивает В.В. Седов, по эаниологическим материалам связь славян новгородских и славян поднепровских "невероятна". Антропологические исследования, проведенные в 1977 г. Ю.Д.Беневоленской и Г.М. Давыдовой среди населения псковского обозерья, показали, что оно относится к западнобалтийскому типу, который "наиболее распространен у населения южного побережья Балтийского моря". В 1995 г. антрополог Н.Н. Гончарова специальным исследованием доказала генетические связи новгородских словен с балтийскими славянами, а ее учитель Т.И. Алексеева сейчас видит в них исключительно "переселенцев с южного побережья Балтийского моря, в последствии смешавшиеся уже на новой территории их обитания с финно-угорским населением Приильменья".

*

С выводами археологов и антропологов о теснейшей связи Южной Балтики и Северо-Западной Руси и о переселении на территорию последней какой-то части южнобалтийского населения полностью согласовываются заключения лингвистов. Н.М. Петровский, проанализировав новгородские памятники, указал на наличие в них бесспорно западнославянских особенностей. Д.К. Зеленин, в свою очередь, обратил внимание на балтославянские элементы в говорах и этнографии новгородцев. Исходя из этих фактов, оба исследователя пришли к выводу, что близость в языке и чертах народного быта новгородцев и балтийских славян можно объяснить лишь фактом переселения последних на озеро Ильмень.
В середине 1980-х годов А.А.Зализняк, основываясь на данных берестяных грамот, запечатлевших разговорный язык новгородцев XI - XV вв., заключил, что древненовгородский диалект отличен от юго-западнорусских диалектов, но близок к западнославянскому, особенно севернолехитскому.
Академик В.Л.Янин также писал, что "поиски аналогов особенностям древнего новгородского диалекта привели к пониманию того, что импульс передвижения основной массы славян на земли русского Северо-Запада исходил с южного побережья Балтики, откуда славяне были потеснены немецкой экспансией". Ученый обращал внимание, что эти наблюдения "совпали с выводами, полученными разными исследователями на материале курганных древностей, антропологии, истории древнерусских денежно-весовых систем и т. д.".

*

Историк А.Г. Кузьмин отмечал, что часть южнобалтийских славян (включая часть фризов) в конце VIII века под давлением Франкского государства начала движение на восток. Они и были теми пересенцами-колонизаторами, которые основали первые города-крепости на землях Северо-Западной Руси. "Кончанская система Новгорода - писал А.Г. Кузьмин, - близка аналогичному территориальному делению Штеттина. Даже необычайно важную роль архиепископа Новгорода мы поймем лишь в сравнении стой ролью, которую играли жрецы в жизни балтийских славян, по крайней мере, некоторых из них".

*

Здесь я отвлекусь от рассказа В.В. Фомина о южнобалтийских славянах и позволю себе немного поразмышлять. Судя по приведённой выше информации, северо-западная Новгородская Русь, а также, по-видимому, и Полоцкое княжество были основаны колоноизаторами-переселенцами с берегов южной Балтики. Давайте посмотрим на карту. Недалеко от границы с Белоруссией и от восточного побережья Балтийского моря к юго-востоку от современного города Калининграда (бывшего прусского города Кёнигсберга) расположен Мазурский озёрный край, а в нём - польский город Элк (бывший прусский город Lyck). Именно здесь, вблизи торговых путей, связывающих Северо-Западную Русь и Полоцкое княжество с южнобалтийскими славянами, мы обнаруживаем в XVII веке жителей с фамильной кличкой Лузга. По всей видимости, это говорит о перемещении на северо-восток вместе с переселенцами с берегов южной Балтики фамильной клички Лузга.
Кстати, основным занятием древних жителей Полоцка, также как и южнобалтийских славян была торговля. Не случайно одна из ветвей знаменитого торгового пути из варяг в греки проходила через Полоцк. Полоцкие купцы вели обширную торговлю с народами, населявшими территорию современной России. Пселения полочан-кривичей постепенно всё дальше и дальше продвигались на восток, причём сами полочане смешишивались с местным преимущественно угро-финнским населением, славянизируя его. Так было в Муроме, где кривичи жили бок о бок с муромой, так было и в Рязани, где кривичи соседствовали с вятичами. Вместе с полочанами продвигалась на восток и фамильная кличка Лузга. Можно предположить, что муромской купеческий род Лузгиных имел полоцкие корни.
Известно, что основным населением Полоцка были кривичи, которых историки относят к славянскому племени. Однако, для захоронений кривичей на ранних этапах характерны не круглые курганы, как у остальных славян, а так называемые длинные курганы, характерные для испанских и португальских иберов, к которым относится и кельтоберийское племя лузитан (лузов). С другой стороны, этимологический анализ слова "лузга" явно указывает на его испанские корни - это одна из старинных форм испанского глагола "lucir" - "сиять мерцать", а имя легендатного вождя лузитан Луза, по-видимому, означает то же, что и имя легендарного родоначальника кривичей князя Крива - "одноглазый". Это, конечно же, наводит на подозрения о наличии кельтиберийских корней у племени кривичей. Тем более, что священные дубовые рощи пруссов подозрительно напоминают о культе кельтского бога Луга, к имени которого слово "лузга" имеет самое непосредственное отношение.
Некоторые учёные считают и евреев ближайшими родственниками иберов, т.е. ибров или ивров (отсюда и название языка - иврит). Н.А. Морозов, например, писал: "Само слово еврей, - по французски hebreu, по немецки hebraer, по английски hebrew, - есть ничто иное, как ибериец, то есть испанец." И надо же быть такому совпадению - некоторые полоцкие князья имели еврейские имена! Так, В.Н. Татищев и Н.М. Карамзин упоминают полоцкого князя Бориса Давидовича, женившегося в 1217 "вторым браком на Святохне, дочери померанского князя Казимира". Впрочем, здесь просматривается след Хазарского каганата. Конечно, всё это может быть и случайными совпадениями, но на определённые размышления всё же наводит.

*

В.В. Фомин и другие авторы обращают внимание, что у южнобалтийских славян и кельтов было много общего. В.В. Фомин в упомянутой выше работе, например, пишет: "Общий вид храма балтийских славян под Шверином и его детали находят очень близкие аналогии в соответствующих сооружениях кельтов." В связи с этим, интересно отметить, что в кельтском языке есть слово lusca, имеющее различные значения, главным из которых является "одноглазый, косой, кривой". Кельтский язык как известно, послужил основой ирландского языка. И что же - в Ирландии есть фамилии Lusk и Rusk, и даже Luskin и Ruskin!
Таким образом, казалось бы чисто славянское слово "луска" (или "лузга") оказывается есть и в кельтском языке! Значения этого слова в кельтском языке отличаются от славянских, но они тесно связаны между собой, так что кельтская и славянская "луска", по-сущству, есть одно и то же слово. Эти и многие другие факты (например, кельтский крест на стенах Изборска), о которых я расскажу в другом очерке, говорят о том, что кельты и славяне были родственными народами, проживавшими совместно длительное время или по соседству, или на одной территории.
В.В. Фомин писал: "Изначальную этническую принадлежность варяжской Руси трудно определить, но языком ее общения был славянский язык." Может быть, южнобалтийские венды - славяне только по языку и культуре, а этнически - они русы или кельты? Однозначного ответа на эти вопросы мы не знаем, как, впрочем, не знают его и историки. У них нет единого мнения и о происхождении славян и русов, но большинство историков сходится во мнении, что они были различными народами. Тем не менее, имеется достаточное количество фактов, на основании которых можно уверенно утверждать, что в венах русских течёт в том числе и кельтская кровь.




1.8. Лужицкие сербы

(По материалам лужицкого сайта)


"Не делайте этого - Вы напрасно трудитесь. От вашего труда, кроме тоски и разочарования, ничего не получится. Я всю жизнь трудился для лужичан, но они изо дня в день исчезают все больше и больше."
     Лужичанин Андрей Любенский, 1830 г.

Лужицкие сербы, лужичане или сорбы - коренное славянское население, проживающее по верхнему и среднему течению реки Шпрее на территории Нижней и Верхней Лужицы - областей, расположенных на стыке трёх государств - Германии, Польши и Чехии - и входящих в состав федеральных земель Бранденбург и Саксония современной Германии. Они - потомки древнейшего славянского населения - лужицких сербов - одного из трёх главных племенных союзов полабских славян, которых древние авторы называли "венетами" и которые жили некогда на довольно обширной территории между реками Эльбой и Одером. Словарь Брокгауза и Евфрона дает определение: "Сорбы - название вендов и вообще полабских славян".

 []

Лужица на карте Европы

Лужицкая культура когда-то была распространена от среднего течения Одры до Днепра и от горных массивов Карпат до Балтийского побережья. Её отличает своеобразная керамика, изделия из бронзы и железа: топоры, ножи, копья, серпы. В настоящее время имеющими серболужицкие корни считают себя всего лишь около 60 тыс. немецких граждан, из которых 20 тыс. живет в Нижней Лужице (Бранденбург) и 40 тыс. - в Верхней Лужице (Саксония).

 []

Лужицкий национальный костюм (Нижняя Лужица)

Лужицкие сербы - одно из четырех официально признанных национальных меньшинств Германии (наряду с цыганами, фризами и датчанами). Они - последняя этническая общность славян Германии, представители которой сохранили свой язык. Современный лужицкий язык разделяют на верхнелужицкий и нижнелужицкий.

*

Петр Брезан, вице председатель "Домовины" - Союза Лужицких Сербов, говорит о главном лозунге лужичан на протяжении столетий: "Мы были, есть и будем!"
"Мы, лужичане, - соседи полякам. Наши дома лежат достаточно далеко друг от друга и в то же время рядом. Но даже поляки, не говоря уже о других славянских народах, спрашивают: "Kто вы, лужицкие сербы?"
Для многих поляков мы являемся загадкой - экзотической тайной. Потому что, если кого-то из них спросить, кто такие лужицкие сербы, то лишь немногие ответили бы, что мы, лужичане, - самый маленький славянский народ, который почти полторы тысячи лет проживает на этой земле и уже более тысячи лет не имеет своего государства. Большинство отнесло бы нас, лужичан, к сербам Югославии, спутав лужуцких сербов с балканскими. Это сходство названий объясняется произошедшим в VII веке н.э. разделением славянских народов, когда часть полабских сербов переселилась с севера на юг - на Балканы - в земли Византийской империи по приглашению византийского императора. Другая же часть полабских сербов осталась дома и сохранилась до наших дней на территории Лужицы.
Лужичане, сербы, серболужичане, лужицкие сербы. Как нас называть, чтобы не сделать ошибки? Мой народ называется по-разному. Мы, лужичане, говорим о себе: "Ja sym Syrb" - "я - Серб", "Serbja" - "Серб я". Сербы - так называлось славянское племя, которое поселилось на этих землях. В Польше и России употребляется три названия: серболужичане, лужичане или лужицкие сербы. А вот немцы называют нас Wenden - венды или Sorben - сорбы. А наши предки, которые переселились в Европу из Азии, назывались ариями.
Сколько нас, лужицких сербов? Около 60 тысяч. Наш славянский край Лужица разделен между двух федеральных Земель - Саксонией и Бранденбургом, и нам никогда не удавалось объединить нашу Лужицу в единую административно единицу, какой некогда была Лужицкая марка. У нас есть свои начальные серболужицкие школы. Есть несколько гимназий. В других школах есть смешанные классы.
Мы в течении многих веков не имеем собственного государства, поэтому наш язык - наше сокровище. Он сохранял нас как единый народ. Наши церковные песенники написаны чувствами, а немецкие - разумом. Мы хвалим Бога сердцем, а немцы - умом.
Трудно ли быть славянином в Германии? Германия - это страна, где политическая корректность доведена до совершенства, поэтому различные национальные меньшинства чувствуют себя здесь хорошо. Трудно быть славянином в Германии настолько, насколько трудно сохранить серболужицкий язык. Дело не в том, что кто-то препятствует нам в этом. Немецкий язык охватывает все сферы жизни: радио, телевидение, газеты, названия улиц, и он является основным языком, на котором общаются лужицкие дети. Необходимы огромная самоотверженность и большая забота о сохранении национальных традиций. Нужно иметь постоянное чувство принадлежности к собственному народу, чтобы не раствориться в немецком море.
Как жилось лужичанам в ГДР? Власть ГДР отличалась большим расхождением между декларациями и действиями. Под прикрытием защиты сербов как национального меньшинства проводилась политико-воспитательная работа. Мы могли быть лужичанами, но прежде всего должны были быть коммунистами. Нам дали возможность создавать объединения, выпускать газеты, создали Институт лужицких сербов, культурные ансамбли, но на переднем плане всегда стоял народный социализм. Кроме того, коммунисты открыли на наших территориях залежи угля, и чтобы добраться до этого угля, было выселено более 100 деревенек. Население - лужичане - рассеялись, устроились в новой среде и быстро онемечились. Нам не доверяли, потому что мы - христиане и очень привязанные к своей вере. Я два года не мог найти работу, потому что не скрывал свой католицизм и ходил в церковь.
Что позволило нам выжить, как славянский этнос? Привязанность к своему языку, и все, что за этим стоит: культура, искусство, литература. Наше народ богат поэтами, писателями, певцами, историками, исследователями и теоретиками литературы. В городе Бауцен, а по-нашему - Будышине, живет несколько очень известных в Германии и Европе писателей. У нас есть неплохие композиторы. Кроме того, наша вера была тем якорем, который удерживал нас во время исторических бурь. Наши церкви до сих пор полны народа. Кроме того, у нас большие семьи. У меня, например, 11 братьев и сестер, крепко друг к другу привязанных.
О нашем твердом намерении сохранить себя как славянский этнос указывают многочисленные придорожные каменные кресты, на которых мы выбили надпись на родном языке: 'Мы были, есть, и будем!'"

*

В очень давние времена обширные территории в центральной Европе занимал древнейший индоевропейский народ - венеты. Сохранились свидетельства о венетах тех времён - это город Венеция в Италии, Боденское озеро в Южной Германии, которое римляне называли Lacus Venetus, и Вендланд - земля полабских славян в Нижней Саксонии, утративших славянскую речь в конце XVIII вeка н.э. Некоторые историки причисляют венетов к кельтскому племени. Другие считают, что венеты смешались с пришедшими на южнобалтийское побережье славянскими племенами, и германцы стали считать их славянами, называя несколько изменённым именем - венды. Если заглянуть поглубже в историю, то выясняется, что территория Полабья ранее была полностью населна славянами, говорившими на понятном для русских языке. Город Лейпциг был славянским городом Липск, а название города Росток в комментариях не нуждается.
Многие русские, посещая Германию, обращали внимание на надписи на придорожных указателях городов и посёлков в районе реки Шпрее и на названия улиц, сделанные сразу на двух языках: на немецком и на каком-то славянском, то ли польском, то ли чешском, но более понятном для русских. Это их радовало, поскольку они думали, что немцы заботятся о туристах из соседних славянских стран. Но это была не забота об иностранных гостях, а отвоёванное право местного коренного славянского народа лужичан, которые называют себя сербами.

 []

Road sign in German and Sorbian

Остатки полабских сербов - мильчан в Горной Лужице и лужичан в Долинной Лужице, сохранившиеся на территории Восточной Германии по берегам реки Шпрее, немцы и сейчас называют вендами. А финны и эстонцы до сих пор называют Россию Венейей, а русских - венелайнен.
Российские историки недавно провели анализ берестяных грамот, обнаруженных в районе Пскова и Великого Новгорода. Они пришли к выводу, что заселение земель Северной Руси славянскими племенами шло не с нижнего Поднепровья, как думали раньше, а с западных славянских земель - южного берега Балтийского моря: земель поморян - Поморянии, земель ободритов - Вендланд (которые теперь называются Шлезвиг, Мекленбург и Люнебургская пустошь), и Полабской Сербии, осколком которой и является Лужица - родина лужицких сербов. Прослеживается культурное родство и преемственность новгородских славян и поморян. Как и у новгородцев, у поморян были демократические города-республики - Щецин и другие, где все определяло Народное Вече. Возможно также, что название города Серпухов корнями уходит к сербским переселенцам из Полабья, давшим название речке Серпейка, от которой пошло название города.
В названии города Курска также нетрудно усмотреть название прусского племени куров (вспомним Курский залив на Балтике и землю куров - Курляндию), глубокие корни которого, возможно, следует искать на Кавказе, "там, где, сливаяся, шумят, oбнявшись, будто две сестры, струи Арагвы и Куры", и, вероятно, откуда куры под воительством Одина переселились на север - в Скандинавию и на побережье Балтики. Исследователи Ю.Ю. Моргунова и С.П. Щавелева выступили с гипотезой о северном происхождении названия города Курска, основанного выходцами из северо-западной Руси, кривичами в их числе. Действительно, и в Курской области, и особенно в соседней с ней Тульской области фамилия Лузгин встречается довольно часто. Кривичи Лузгины проживали здесь с очень давних времён. В Писцовой книги Епифани и Епифанского уезда (Тульская область), которая велась с 1572 по 1585 годы, среди фамилий епифанских казаков упоминается Лузгин Наум Андреев сын.
Русский посол в Константинополе и в Вене Е.П. Новиков до дипломатической работы посвятил сербо-лужицким языкам магистерскую диссертацию, которая была опубликована типографией Московского университета в 1849 г. под названием "О важнейших особенностях лужицких наречий", где он отмечал, что русский человек воспринимает серболужицкий язык как переходный между западнославянскими языками (поляков и чехов) и восточнославянским русским языком. Этот же факт подчеркивал и И.И. Срезневский в 1840 г. Анализ серболужицкого языка, проведенный Е.П. Новиковым и И.И. Срезневским служит подтверждением гипотезы о заселении Северной Руси из Полабья вендами - полабскими сербами. Этим же объясняется и близость русского языка к языку серболужицкой сербстины.

*

Первые поселения лужицких сербов зафиксированы около VI века. Эти земли до славян населяли кельтские племена, поэтому некоторые авторы связывают происхождение лужицких сербов с кельтским племением лугиев, названного так по имени кельтского бога Луга.
Часть полабских сербов и ободритов в VII веке переселилась на Балканы, где основали Сербию. Они пришли на Далматинское побережье и поселились там по приглашению императора Ираклия как византийские союзники после аваро-византийской войны в 602 г.
Во втором тысячелетии Лужица практически не имела самостоятельности: она входила в различные государственные образования то совместно с поляками, то с чехми, то с немцами.
В XII веке началось массовое переселение франкских, фламанских, тюрингских и саксонских крестьян на славянские земли. Славянских князей истребляли и вместо них стал складываться правящий класс исключительно из числа немецких завоевателей. Один лишь князь ободритов, подчинившись франкам, смог сохранить свою династию, став маркграфом Мекленбурга. Начался процесс онемечивания славянского населения. В конце XIII и в начале XIV веков в городах Бернбурге, Липске (Лейпциге), Альтенбурге и Цвиккау местному населению было запрещено говорить на родном языке. В XV веке издаются постановления, исключающие славян из сферы городского права и из некоторых цехов.
В конце XV - начале XVI века в Лужицких горах были открыты залежи полезных ископаемых. Немецкие промышленники стали скупать эти славянские земли, изгоняя из них местное население и заселяя немецкоязычными горняками.
Во время Тридцатилетней войны (1618 - 1648) между протестантами и католиками на территории Полабской Сербии погибло половина славянского населения и значительно сократился ареал распространения славянского языка.
В 1651 г. по постановлению будышинского дворянского сейма лужицким сербам было запрещено носить длинные волосы, банты, перья на шляпах, сапоги на высоких каблуках, не разрешалось танцевать даже по праздникам и ходить с палками. В дальнейшем были запрещены народные праздники и посиделки, запрещено петь лужицкие песни.
В 1697 г. Императору России Петру I (1689 - 1725), проезжавшему через Полабскую Сербию во время "Великого посольства" в Западную Европу, в Дрездене лужицкий филолог священник Михаил Френцель (1628 - 1706) от имени лужичан подарил несколько своих книг на лужицком языке: перевод Eвангелие, послание св. Павла галатам и римлянам, в которой говорится о могуществе славянского племени. В 1670 г. М.Френцель составил серболужицкую азбуку и выработал правописание. Позднее он перёл Библию на серболужицкий язык. В проповедях Френцель говорил, что лужичане не одиноки, что славянское племя обширное и "даже в Китае говорят по вендски, по-славянски".
В 1714 г. было запрещено употребление серболужицкого языка в школах и церквах в новом Бранденбургско-Прусском королевстве. Король Фридрих Вильгельм I в 1731 г. даже запретил жениться серболужичанам, если они не овладели немецким языком. Были запрещены все контакты с лужицкими сербами в Саксонской части Лужицы.
21 апреля 1729 года в Полабской Сербии в славянском городе Сербске, который немецкоязычное население произносило как Цербст, родилась Софья Ангальт Цербстская - будущая Российская императрица Екатерина II.
В конце XVIII века окончательно утратило свой язык славянское население Вендланда и Люнебургской Пустоши (Луков) (современная Нижняя Саксония) - остатки полабских славян-бодричей. Полабские сербы исчезали в Германии, как островки талого снега.

*

В 1804 г. А.И. Тургенев и А.С. Кайсаров совершили путешествие по Славянским землям Полабъя и Поморянии. В письме к родителям 29 мая 1804 г. А.И. Тургенев писал:
"Для русского славянина Лужица и Поморяния должны быть интересней Италии: потому, что в Италии жил народ, для нас совершенно чуждый, здесь же в Лужице и Поморянии всё дышит славянизмом, здесь находим мы следы древних предков наших и в потомках их, лужицких сербах и кашубах-поморянах видим еще некоторые остатки древних славянских нравов и обычаев. Мы купили себе Библию и некоторые другие вендские - лужицкие книги, и будем стараться собирать Библии на всех славянских диалектах."
В октябре 1813 г. под Липском (Лейпцигом) в "битве народов" была окончательно разбита армия Наполеона. Именно тогда лужицкое население впервые познакомилось с простыми русскими людьми - солдатами. Встречали русских солдат, как освободителей, а те удивлялись сходству языков: дед = dzed - stary pan, девушка = holca - zowco; свадьба = kwas - swajzba; петух = kapon - kokot; стакан = sklenca - glazk; внук = wnuk - syna syn; счастье = zbozo - gluka. Радовали русских казаков и родные по звучанию названия серболужицких городов и деревень-местечек: Слюбице, Милораз, Емельница, Мост, Вербно, Буков, Русица, Каменица, Бела Вода, Горка, Лужница, Ровна, Липина, Липск (Лейпциг), Бранибор, Любнёв, Любий, Пнёв, Псовье, Прилук, Церквице, Дубрава, Дубо, Любин, Любораз, Гродк (городок), Речица, Низка, Краков, Польцница, Высока, Смердзаца, Злы Коморов.
Однако, разгром Наполеона имел для лужицких сербов и неприятные последствия: произошёл раздел Лужицы между Саксонией и Пруссией. Император Александр I не защитил интересы братьев-славян.

*

Первым русским исследователем, фактически открывшим лужичан для русских, был известный славист И.И.Срезневский, который в начале 40-х годов XIX века предпринял несколько поездок по славянским землям, в том числе и в Лужицу. И.И. Срезневский высказывал мысль об особой близости сербо-лужицких языков к русскому. В письме к матери от 26 сентября 1840 г. из Будышина (Баутцена) Срезневский писал:
"Лужицкие Сербы умный, добрый народ, не бедны, довольно образованы - по крайней мере, все умеют читать, и между тем сохранил много старых обычаев, обрядов, даже суеверий. Язык лужичан, занимая средину между польским и великорусским, очень приятен".
В письме от 1 октября 1840 г. Срезневский писал матери:
"Мне бы хотелось пешком пройти по всей Лужице, поближе познакомиться с этим серболужицким народом, сохранившем в себе так много старинного и в языке, и в жизни. Сегодня я уже не говорил почти ни слова по-немецки; на территории Лужицы хочу говорить не иначе, как по-сербски."
Срезневскому удалось познакомиться с жизнью и бытом сербо-лужичан из разных районов. Он много ходил пешком, делая иногда в день по 30 вёрст. Вернувшись в Харьков Срезневский написал статью "Исторический очерк сербо-лужицкой литературы".

*

В 1842 г. Андрей Зелер и Ян Арношт Смоляр основали газету лужичан "Tydzenska Nowina", которая издавалась до 1937 г. под названием "Serbske Nowiny". Лужицкая пресса оказала огромное влияние на формирование национального самосознания лужицких сербов. В 1847 г. Я.А. Смоляр основал также научное общество "Матица Сербская".
Еще в студенческие годы, используя свои каникулы, Я.А. Смоляр обошёл всю Лужицу и составил обстоятельную карту расселения лужичан. Пылкий юноша твердо верил в возможность возрождения своего народа и надеялся на помощь более сильных и многочисленных братских славянских народов. На пессимистические возражения своего учителя и наставника Андрея Любенского он отвечал:
"Вы правы, но вам не удалось потому, что вы были один, мы же, несколько человек, учимся вместе и хотим работать сообща. Мне сказал один чех, что чехи, поляки и русские вместе с лужичанами принадлежат к одному славянскому народу. Поляков довольно много, а русских еще больше: русские - самый большой славянский народ. Потомуя и полагаю, что другие славяне помогут лужичанам, когда это понадобится."
В 1859 г. Я.А. Смоляр предпринял поездку в Москву и Петербург для установления личного контакта со славянофильскими деятелями России. Вторично Смоляр посетил Россию в 1867 г. в качестве делегата "Съезда славян", состоявшегося в Москве. Ему удалось получить денежную помощь от славянофилов Москвы и Петербурга на постройку дома для "Матицы Сербской" и основания серболужицкого издательства. Кроме того, русские славянофилы прислали в подарок "Матице Сербской" несколько сотен русских книг. Третий раз Я.А. Смоляр посетил Россию в 1881 г.

*

2 июня 1848 г. в Чехии в Праге начал работу первый "Съезд славян". Россию на съезде представлял М.А. Бакунин. Лужичане были приглашены на съезд славян, а их представитель Пётр Иордан вошёл в его подготовительный комитет. Участники съезда поддержали идеи австро-славизма и приняли "Манифест к европейским народам", в котором призвали созвать конгресс народов Европы. Работа съезда была прервана начавшимся в Праге 12 июня 1848 г.
В 1848 г. в Германии вспыхнула революция. По решению "Матицы Сербской" была составлена петиция королю, в которой сербы Лужицы потребовали предоставления им национальных прав. Бежавший из Дрездена король и правительство пообещали удовлетворить требования лужичан.
В 1854 г. под руководством пастора и поэта Яна Калиана началась эммиграция лужичан в Техас и Австралию, где более 10 000 лужичан основали лужицкие поселения. В 1849 году началось переселение в южную Австралию в районы Аделаиды и Мельбурна из прусской части Лужицы.

*

В 1875 г. было запрещно преподавание серболужицкий язык в школах в школах прусской части Горной Лужицы. 6 августа 1875 лужицкая молодёжь в знак протеста собралась на первую скадованку, ставшей впоследствии ежегодным собранием лужицкой молодёжи и студентов, призванным способствовать сохранению лужицких национальных традиций и лужицких сербов как самобытного славянского народа. В последующие годы скадованки проводились дважды в год, весной в Будышине и осенью в местах, которым в наибольшей степени грозила германизация.
В апреле 1897 г. в Будышине был заложен, а в 1904 открыт, "Сербский Дом". Часть средств была собрана русским славянским обществом и пожертвована славянофилами России.
XX век стал тяжелым испытанием для сербов-лужичан. Две мировые войны, жесткая ассимиляторская политика Веймарской, а затем и нацистской Германии, крайне негативно повлияли на сам генофонд серболужицкого народа. В период нацизма под запретом находилась не только вся серболужицкая национальная жизнь, но и отрицалось само существование лужицкого народа, называвшегося при Гитлере "немцами, говорящими по-вендски".
В 1912 г. в Воёреце 31 серболужицких обществ основали объединение "Домовина" ("Domowina" - "Родина"). Ведущая роль в создании Домовины принадлежит Арношту Барту (1870 - 1956). Знаменем Домовины, как и всего лужицкого народа, стал трехцветный флаг: верхняя полоса голубая, средняя красная, а нижняя белая. Работа Домовины была прервана войной 1914 г.
В 1915 г. немецкие власти конфисковали лужицкий "Сборник песен" за напечатанный в нём гимн Андрея Зелера "Ещё Лужица не погибла", а также запретили скадованки и печатные издания лужичан.

*

В ноябре 1918 г. в Германии произошла революция. 6 ноября лужицкие депутаты в саксонском ландтаге А. Барт и М. Кокля потребовали обеспечить права лужичан пользоваться сербским языком, иметь лужицкие школы и культурные учреждения. 13 ноября 1918 г. множество лужицких сербов из всех краёв Лужицы прибыли к "Сербскому Дому" в Будышине, где избрали "Народный Совет Лужицких сербов". В Совете выступил А. Барт:
"Вставайте, сербы лужицкие. Заявляйте, что мы сами можем хранить "Божье Королевство" в Лужице, хранить свои дворы и поля, хранить нашу серболужицкую "сербстину" - речь. Все мы здесь едины - католики и евангелисты, лужичане Долинной Лужицы и мильчане Горной Лужицы."
В ноябре 1918 г. после окончания Первой Мировой Войны на Балканах образовалась Югославия, на Дунае возродилось чешское государство Чехословакия и снова возродилась Польша. Эти события дали надежду лужичанам на получение независимости. Повсеместно проходили собрания, на которых лужичане избирали местные "Национальные комитеты лужицких сербов" и принимали резолюции с требованием о самоопределении Лужицы - создании государства Лужица (Лаузиц). На состоявшемся 20 ноября 1918 г. собрании лужицких сербов в деревне Кростовице был избран "Сербский Союз" и была принята резолюция с требованием самоопределения для Лужицы, где говорилось:
"Собравшиеся 20 ноября в Кростовице лужицкие сербы на основе общепризнанного равноправия народов требуют обеспечения самостоятельного развития сербского народа в "Объединённой Горной и Долинной Лужице". Для достижения этих целей мы требуем допустить серболужицких представителей к работе предстоящей мирной конференции."
В январе 1919 г. в Париже министр иностранных дел Чехословакии Э. Бенеш спросил согласия лужичан на воссоединение Лужицы с Чехословакией. Председатель "Народного Совета Лужицких Сербов" А. Барт подтвердил желание лужичан воссоединиться с чехами. В марте 1919 г. лужичанами был предложен ещё один проект - создать "Объединённое Лужицкое Государство" в составе Германии под покровительством Лиги Наций.
Однако, ситуация разрешилась не в пользу лужичан. В Версальском мирном договоре Германия обязалась под гарантию Лиги Наций предоставить права нацменьшинствам. В результате было разрешено преподавание в школах на серболужицком языке, но права национального меньшинства лужичанам немецкие власти не дали, мотивируя это тем, что в отличие от поляков, датчан и литовцев, лужицкие сербы не имеют своего государственного образования. В июне 1919 г. в Будышине лужицкие активисты были арестованы, а 2 октября был арестован А. Барт и в январе 1920 г. приговорён к трём годам тюремного заключения.
Осенью 1920 г. была образована "Серболужицкая Народная Партия" (Serbska Ludowa Strona), а в конце 1920 г. организована молодёжная организация лужичан "Соколы", которая была тесно связана с чешской спортивной организацией "Соколы". "Вендским отделом немецких властей" было издано "строго секретное" предписание препятствовать основанию местных групп сербо-лужицкой молодёжной организации "Соколы" и не допускать проезд лужицких детей в летнее время на каникулы в Польшу и Чехословакию.
В годы Веймарской Республики (1919 - 1933) в Сербской Лужице выходило более 10 газет и журналов, в том числе литературный журнал "Лужица".
В мае 1922 г. крупные учёные-слависты Европы направили в Лигу Наций обращение:
"... Речь здесь идёт о существовании или исчезновении последних остатков некогда сильного народа балтийских и полабских славян, о жизни или смерти маленького лужицкого народа, насчитывающего примерно 200 000 человек, который сам себя называет "лужицкими сербами", а немцы - "вендaми", и который живёт на компактной территории Лужице в Саксонии и Пруссии. Несомненно, что исчезновение старого языка и остатков старой культуры, которые, однако, продолжают развиваться оригинальным образом, было бы потерей для научных исследований. Необходимо им иметь свои национальные школы, преподавательский состав должен быть по происхождению лужицкими сербами и священники в приходах лужичан тоже должны быть лужичанами."
Под Обращением поставили свои подписи 99 учёных, среди них И.А. Бодуэн де Куртенэ, Т. Грабовский, Т. Лер-Сплавинский, Л. Нидерле, И. Пата. В некоторых странах были созданы Общества Друзей Лужичан. В 1923 г. бельгийский историк А. Вирсе издал книгу о положении лужичан "Народ-мученик". За период с 1929 по 1936 г. в "Лигу Наций" поступило 852 жалобы от лужичан, но на рассмотрение Совета Лиги Наций дошло только 5 жалоб, которые были похоронены в процедурных спорах.
По требованию немецких властей в Праге в 1922 г. была закрыта лужицкая семинария, в которой два столетия выращивалась лужицкая интеллигенция. Лужичанам было запрещено даже приближаться к чехословацкой границе. Лужицким сербам нельзя было занимать никаких административных постов, особенно в органах юстиции.
В октябре 1925 г. "Народный Совет Лужицких Сербов" был принят в "Союз европейских национальных меньшинств" и участвовал в его Женевских конгрессах. В марте 1926 г. состоялся Берлинский конгресс "Союза национальных меньшинств Германии", в состав которого вошли "Польский союз", "Датское объединение Шлезвиг", "Объединение фризов", "Союз литовцев" и "Народный Совет Лужицких Сербов". Конгресс направил германскому правительству письмо с требованием принять закон об охране национальных меньшинств в Германии.

*

30 января 1933 г. в Германии установилась гитлеровская диктатура. В апреле 1933 г. последовало распоряжение закрыть газету лужичан "Сербске Новины". Многие лужицкие общественные деятели были вынуждены эмигрировать в Чехословакию, спасаясь от арестов. Была распущена молодёжная организация "Соколы". В 1937 г. была запрещена Домовина (Domowina) и конфискован Сербский Дом.
В мае 1937 г. в Праге состоялся митинг Общества Друзей Лужицы, на котором была принята резолюция протеста против уничтожения лужицких сербов. С захватом в марте 1939 года Чехословакии нацисты конфисковали лужицкую библиотеку им. Горника в Праге. Глава нацистов Германии провозгласил лужичан "сербоязычными немцами" и планировал их переселение в Эльзас-Лотарингию и в Польшу, а франкоязычных эльзасцев - в Лужицу. В документах "Вендского отдела" говорилось:
"Серболужичане не являются национальным меньшинством в собственном смысле этого слова и не имеют собственной народности. Они составляют особую часть немецкой народности < ... > Лужицкие Сербы являются немцами. Отношение к лужицким сербам составляет внутригерманский вопрос, который не должен беспокоить Лигу Наций."
В 1940 г. употребление серболужицкого языка было запрещено даже в деревнях. Нацистская диктатура пыталась физически и психологически уничтожить серболужицкий народ: изгонялись лужицкие учителя и лужицкое духовенство. Антифашисты, включая Алёшу Андрицкого (Alojs Andricki) и журналистку Марию Грольмузец (Marja Grolmusec), были убиты. Был наложен полный запрет на лужицкую прессу, общественные организации и национальные праздники. Начались аресты лужицкой интеллигенции. Были арестованы и заключены в концлагеря Дахау и Освенцим более 100 лужицких деятелей. Арестован был и председатель Домовины, талантливый учёный и публицист Павло Недо (1908 - 1984), освобождённый советскими войсками в 1945 г. и снова возглавивший Домовину после разгрома фашизма. Оставшиеся на свободе члены Домовины делали попытки организовать антифашистское сопротивление, в котором участвовали писатели (Юрий Брезан и др.).
К 1940 г. после семилетнего террора в Лужице нельзя было найти ничего серболужицкого. Не слышно было лужицких песен, не видно было игр и танцев. Были запрещены даже посиделки, где могли бы говорить на серболужицком языке. Почти все молодые мужчины лужичане были забраны на фронт. Многие лужичане вынуждены были скрывать свою принадлежность к лужицким сербам и изменить славянскую фамилию на немецкую.




1.9.   Современное состояние лужицкого вопроса

"Не забывайте Лужицу!"

16 апреля 1945 года армии 1-го Украинского фронта под командованием маршала И. С. Конева совместно с подразделениями 2-й армии Войска Польского вступили на земли, населенные лужицкими сербами. На стемах домов они увидили надписи на русском языке "В этом доме живут лужицкие сербы", которые были призваны обратить внимание наступавшей Красной Армии на славянскую принадлежность населения Лужицы.
С разгромом Германии возродилось серболужицкое национальное движение, которое сразу же поставило вопрос о будущем политическом устройстве Лужицы. Предлагалось отделить Лужицу от Германии и присоединить к соседней Чехословакии. Радикальные планы серболужицких политиков поддержaло возобновившее свою деятельность чешское "Общество друзей Лужицы" и некоторые высокопоставленные государственные деятели Чехословакии, которые считали, что "Лужица впервые в своей истории оказалась под охраной великого славянского союзника".
9 мая 1945 года в Праге был образован Серболужицкий Национальный Земельный комитет (СЗНК), во главе которого встал католический священник Ян Цыж, освобожденный из концлагеря Дахау. Он попросил чехословацкое руководство представлять интересы лужицких сербов на международной арене и изложить лужицкий вопрос на предстоящей мирной конференции.
10 мая в Будишине (Баутцене) возобновила свою деятельность главная национальная организация лужицких сербов "Домовина", запрещенная нацистами в 1937 году. Руководство "Домовины" опубликовало в газете "Правда" обращение к И. В. Сталину, в котором просилo "предоставить помощь и охрану самому малому славянскому народу и освободить его от рабства, в котором он находился столетия". Указав на постянную борьбу сербов-лужичан за свою независимость с немцами и на трехсотлетнее пребывание Лужицы в составе Чехии, руководители "Домовины" прoсили "вождя народов" "присоединить наши Лужицы к Чехословацкой республике в качестве национальной автономной единицы, поскольку они принадлежали к чешским землям столетиями и поскольку у чехов наши политические, культурные, экономические и социальные права были бы гарантированы лучше всего".
Серболужицких политиков поддержали некоторые представители чехословацкого руководства. Однако, практическая политика Праги, выселявшей судетских немцев на территорию Лужицы, объективно вела к ухудшению положения лужицких сербов. Возникло противостояние между немцами и лужицкими сербами, и в значительной степени это было вызвано тем, что на руководящие посты в Лужице назначались лояльные СССР немецкие коммунисты или социал-демократы.
Советская администрации на обращения лужичан сначала не реагировала и хранила молчание, а с осени 1945 года постепенно стала ограничивать их национальное движение.
Осознав это, руководители "Домовины" взяли курс на интеграцию в немецкую политическую систему. В отличие от "Домовины"", СЗНК категорически отказывался от какого-либо сотрудничества с немецкими политическими силами, считая это предательством, и в феврале 1948 года самораспустился.
Оставшись единственным выразителем национальных интересов лужицких сербов, "Домовина" пыталась добиться создания серболужицкой автономии. Однако, все обращения лужицких сербов были проигнорированы. Советские власти были заинтересованы в стабилизации положения в своей оккупационной зоне и в повышении роли и авторитета СЕПГ, а образование серболужицкой автономии могло создать дополнительные проблемы. Скептическое отношение советского руководства к планам независимости или автономии Лужицы усилилось после проведённой переписи серболужицкого населения в октябре 1946 года. Выяснилось, что общее число сербов-лужичан в Верхней и Нижней Лужице не превышает 150 тысяч человек, что явно противоречило меморандуму СЗНК от 1 июня 1945 года, где называлась цифра 500 тысяч.
С образованием ГДР в октябре 1949 года сотрудничество "Домовины" с властями ГДР стало более тесным. Лужицкие сербы получили большую поддержку, какой до этого они никогда не имели. Было созданы серболужицкое издательство, институт серболужицкого народоведения, серболужицкий народный театр и музей. Стали выходить газеты на верхне- и нижнелужицком языках, открылись национальные школы, появились двуязычные надписи в местах компактного проживания лужицких сербов.
В 1990 году при объединении двух Германий председатель "Домовины" Бьярнат Чиж потребовал, чтобы права лужичан были закреплены правовыми документами. Интересы сербов-лужичан были приняты во внимание. Одна из статей Договора об объединении между правительствами ГДР и ФРГ, подписанного в августе 1990 года, предусматривала свободное национально-культурное развитие сербов-лужичан и сохранение сети серболужицких национальных организаций, созданных во времена ГДР. Принятые в 1992 году конституции земель Саксония и Бранденбург содержат статьи, закрепляющие право лужицких сербов на сохранение своей национальной идентичности, поддержку языка и культуры, а также использование серболужицкого флага и герба.
Однако, ассимиляция лужицких сербов в немецкой среде идёт высокими темпами. В последние годы обозначилась тенденция к сокращению школ с преподаванием на серболужицким языке по причине отсутствия необходимого количества учеников. Специалисты полагают, что в 2010 году использование серболужицкого языка в Лужице может прекратиться.
С 23 сентября 1996 г. в России начало свою публичную деятельность "Общество дружбы россиян с лужичанами в ФРГ" (luzicane@mail.ru). Слишком поздно...

Владимир Лузгин, Toronto, 19.08.2008.


Оценка: 7.44*4  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Елка для принца" В.Медная "Принцесса в академии.Драконий клуб" Ю.Архарова "Без права на любовь" Е.Азарова "Институт неблагородных девиц.Глоток свободы" К.Полянская "Я стану твоим проклятием" Е.Никольская "Магическая академия.Достать василиска" Л.Каури "Золушки из трактира на площади" Е.Шепельский "Фаранг" М.Николаев "Закрытый сектор" Г.Гончарова "Азъ есмь Софья.Царевна" Д.Кузнецова "Слово императора" М.Эльденберт "Опасные иллюзии" Н.Жильцова "Глория.Пять сердец тьмы" Т.Богатырева, Е.Соловьева "Фейри с Арбата.Гамбит" О.Мигель "Принц на белом кальмаре" С.Бакшеев "Бумеранг мести" И.Эльба, Т.Осинская "Ежка против ректора" А.Джейн "Белые искры снега" И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Телохранительница Его Темнейшества" А.Черчень, О.Кандела "Колечко взбалмошной богини.Прыжок в неизвестность" Е.Флат "Двойники ветра"

Как попасть в этoт список

Сайт - "Художники"
Доска об'явлений "Книги"