Лычёв Александр Павлович: другие произведения.

Щит Марса. Копьё Марса.

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Рассказ на Конкурс СССР-2061 В отредактированном и расширенном виде опубликован в сб. "Яблони на Марсе", 2012, Фантаверсум.


Щит Марса. Копьё Марса.

  
   - Нет, не может быть! - прошипела Зухра, впившись взглядом в экран сканера. Увы - ошибки не было: на поверхности Марса однозначно находились посторонние!
   - Зу, спокойно! Это наверняка не по нашей части! - хотелось бы мне самому в это верить. Потому как если нет - то проблемы у нас только начинаются. Хотя, конечно, что за проблемы? Есть ли в Солярии хоть один человек - от исследователей солнечной короны на Меркурии до членов экспедиции к Седне, который бы не знал, ЧТО сегодня планируется на Марсе? Нет, таковых людей не было - за исключением не способных осознавать происходящее по слишком юному возрасту или по наличию проблем психиатрического характера. Раз так, то любой, кто оказался сейчас на планете, попал туда добровольно - и сам должен нести за это ответственность. Об этом Маршал Егоров, ответственный за данную часть марсианского проекта, говорил много - МНОГО раз. Ему можно верить: в Войну он пообещал взять Альпийскую Цитадель - и взял, между прочим.
   Все колонисты тоже покинули поверхность. Копьё Марса - орбитальный лифт - уже отстыковано от основания - после завершения событий пристыкуется вновь. Если основание устоит, понятно. Ну, не устоит - новое простроим.
   Может, ну их к чёрту тогда? Некоторые группы протестующих - полоумные экологисты, какие-то религиозные фанатики - обещали сделать всё возможное, чтобы проект сорвался, и от них как раз можно было ожидать чего угодно, включая прорыва на планету, чтобы стать живым щитом... Но Егоров сказал, что плевать он хотел на эти щиты, его волнует только "Щит Марса": осознанное самоубийство - разрешено согласно закону 29-го года об эвтаназии. И как тут ему не поверить?
   А раз так, то это могут быть и не экстремисты. Это может быть какая-то нелепая случайность...
   Похоже, Зухра пришла к таким же выводам - и ответила на вызов.
  
   Не может быть, чтобы мы тоже были такими идиотами?!! - в который раз спрашивала Зу.
   Ну да. Мы, конечно, были ещё большими идиотами в их возрасте. Кроме неё одной, разумеется. Хотя...
  
   Последний день пребывания на Марсе в летней школе! Потом две недели пути домой - и каникулы кончились... Конечно, летняя школа - это не отдых, но кто из фанатов космоса упустит такую возможность? Между прочим, пришлось ещё и на всесоюзной олимпиаде в число призёров войти, чтобы попасть сюда!
   Было здорово. Всё поначалу вызывало восторг: и марсианское притяжение, и цвет неба - меняющийся от фиолетового до красного в зависимости от времени суток и погоды, и купола баз-городов... Но теперь - всё когда-то заканчивается, увы. Осталось только одно - Зарница. По сути - та же Олимпиада, но действовать надо не только мозгами. Тем лучше! Кто же в четырнадцать лет от такого откажется...
   Задание оказалось внешне простым: подсветить лазером (приборы выдали всем) Деймос. Всего-навсего. Казалось бы - чего сложного? Попасть в него - не намного сложнее, чем с Земли - в Луну. Но... Попасть надо прямо в него - снизу, когда Дейм практически в зените. И - выигрывает только тот, кто сделает это первым. А Деймос - вот именно сейчас - на обратной стороне планеты. И там - как назло - Великая Пылевая буря. Значит, светить надо из-за пределов атмосферы. Можно, конечно, и просто подождать - буря уляжется, а Деймос и сюда, в Богданов, придёт - никуда не денется. Но первым при таком подходе станешь вряд ли.
  
   Мы отстыковались от станции и сразу пошли на снижение - времени миндальничать не было. Какое счастье, что самая жёсткая посадка из всех, какие реально возможны на Марсе, не дотягивает и до пяти "же".
   - Так, значит, они решили в "блинчики" поиграться? - на выражение лица Зу было страшно смотреть.
   Угу. А чего это ты так нервничаешь, дорогая?..
   - Ну да. От атмосферы их аппарат должен был отскочить, как плоский камень от поверхности воды. Раньше такой метод использовали при посадке грузов из Пояса на Землю - пока в этом ещё была нужда... - Зу мрачно глянула на меня, и я замолчал: вообще-то, она это знала, мягко говоря, ничуть не хуже меня.
   - Но расчёт оказался неверным - шлёпнулись на поверхность. Родители на астероидах пашут, дети - сама понимаешь... - последовал ещё один мрачный взгляд.
  
   Конечно, мы все были победителями профильных олимпиад и конкурсов, зачастую - международных. Но среди любых звёзд найдутся и свои сверхновые. Голубоглазая темноволосая Зухра, нахальством способная посрамить мальчишек на пару лет старше, а умом - чего уж тут кокетничать - и кое-кого из преподавателей - не могла не оказаться в центре внимания. Вот просто - никак не могла! И эта копна волос, и полуулыбка, которой позавидовала бы Джоконда, и - главное - эти глаза, в которых легко читались одновременно бездонная самоуверенность и снисходительность к окружающим, и при том - искренняя весёлость и доброжелательность... До сих пор не понимаю, как это всё может сочетаться в одном человеке! В общем, вся мальчишечья часть летней школы даже не знала, чего ей хочется больше: то ли победить, чтобы заслужить заинтересованный взгляд леди Зу, то ли одолеть, наконец, её саму - в других-то конкурсах именно она с унылым постоянством побеждала...
   Всему персоналу всех марсианских баз было, конечно, дано распоряжение оказывать школьникам всемерное содействие - в разумных пределах, понятно (впрочем, у них такое повторяется каждый год - привыкли уже). В течение ближайших нескольких часов нам было разрешено практически что угодно. Можно сесть на любой челнок или грузовик, самолёт, наземный транспортёр, орбитальный лифт... Вот именно Копьём и пожелала воспользоваться Зухра.
  
   Сели мы в пяти километрах от ребят. Их трое. Значит, взлететь вместе с ними уже не сможем: топлива на разгон не хватит. А чтобы упасть сюда за ними - и нами - с более высокой орбиты - не хватило бы уже времени. Ладно, придумаем что-нибудь... Уж Зу - точно придумает! Я знаю...
  
   Логично: орбитальный лифт, радикально перестроенный всего год назад, позволял подняться на стационарную орбиту за несколько часов. Вот на космовокзал мы все и пришли. Вернее, пришла Зухра, а остальные - как бы просто так, случайно двинулись в том же направлении. Я? Ну да, и я тоже - как все (ну, не все, но третья часть мальчишек точно была тут). Что я - железный, что ли?
   Вот было бы смешно, если б Зу вовсе отказалась бы от соревнования - просто чтобы натянуть нос тем, кто в наглую топал за ней. С неё сталось бы...
   В принципе, по моим расчётам тоже выходило, что самая выгодная стратегия - подняться по Копью повыше - в район стационарной орбиты, где спутники можно "брать руками", и просто шагнуть в скафе за борт: уйти в самостоятельный полёт, да ещё придать себе некую, пусть небольшую, дополнительную скорость. Даже небольшой импульс, направленный против орбитального движения, снизил бы орбиту, автоматически увеличив скорость. Тогда ты слегка - самую малость - но обгонишь тех, кто с лифта спрыгивать не станет, и просто дождётся, пока Копьё относительно Деймоса займёт нужное положение.
  
   Мы встретили банду малолетних правонарушителей на полдороги к месту их посадки - или падения. Парень, похоже, сломал ногу, и теперь две спутницы попеременно волокли его - благо, марсианская гравитация это вполне позволяла... Да, скорее из взглядов, чем из разговоров, ситуация проясняется - шерше ля фам наоборот - не силён я во французском. Сажала их кораблик, собственно, одна из девиц...
  
   Кажется, Зу готовилась сделать именно это! Она - и все сопровождающие, понятно, куда ж без нас - расселись в креслах на платформе. Это была прогулочная кабина: останавливалась через каждые сто - пятьсот километров, а при желании можно было выйти и наружу - постоять, на космос полюбоваться. Уже за пределами атмосферы, разумеется.
   Зухра со своей спокойной иронией посматривала на нас, но ничего не говорила. Потом вышла на внешнюю площадку - и позвала нас за собой. Типа, раз уж всё равно вы здесь, будем знакомы. Зрелище рыжеватой громады Марса, как раз только что переставшей восприниматься, как однозначный "низ", могло заворожить кого угодно... Кроме нас: у нас была своя Венера. Как Зу мне потом объяснила, её имя на арабском обозначает как раз Венеру - планету, Утреннюю Звезд...
  
   Когда мы пошли на старт, до начала катаклизма оставалось тринадцать с половиной минут. И никаких шансов дотянуть до орбитальной скорости у нас не было.
   Напуганные детишечки даже обратили на то наше внимание. Да что вы говорите, детишечки? А то, что сейчас - через тринадцать с половиной минут - всё северное полушарие Марса взлетит на воздух, вы тоже знаете, небось? Что десятки миллионов тонн сверхчистой термоядерной взрывчатки, заложенные в насыщенных льдом пластах почвы, вот прям почти сейчас сдетонируют - вам неужто не сказали? Что если кто окажется на поверхности, то, даже если серия чудовищных по силе тектонических толчков его не прикончит, то жуткая смесь воды, пара, атомарного кислорода и атомарного водорода, осколков льда и камня, накроет его через несколько минут - вы были не в курсе?
   А если знали это всё, то, может, не будете лезть с советами к Зухре Алексеевне Янсон, самому молодому действительному члену Академии Наук, одному из авторов проекта "Щит Марса"...
  
   ...но которая шкодничала почище вашего ещё тогда, когда вас на свете не было?
   Зу не стала долго мучить нас неловкостью. Она вообще-то любит быть в центре внимания. Скоро пошли шутки, анекдоты, споры... Спорила с нами Зухра обычно на тему истории. Мы-то как-то историю конца двадцатого - начала двадцать первого века воспринимали больше с позиции сегодняшнего дня. В учебниках, конечно, стараются поддерживать объективность, но их тоже пишут ведь уже наши современники. Да и - так ли уж интересуются историей юные фанаты космоса?
   Ну да, в конце восьмидесятых в Союзе начался кризис, связанный с некомпетентностью руководства, которое, не желая допускать до управления страной широкие массы, препятствовало нормальному переходу общества от развитого социализма у раннему коммунизму. Поэтому власти республик выступили против него, и произошла радикальная децентрализация: Союз стал Содружеством. Одновременно отказались и от старого, неполного варианта коммунистической теории. Но потом республики снова сблизились, на волне Великого Кризиса опять вместо Содружества появился Союз - ну, а потом была создана и обновлённая коммунистическая теория: "от пролетариата к когнитариату" и всё такое прочее. Ну, а потом была Великая Война - с которой для нас и началась наша история.
   А вот Зухра знала мир слегка с другой стороны. Её узбекский дед вместе с родителями бежал из Киргизии в Российскую Федерацию ещё в начале девяностых. Русская бабушка, его будущая жена - примерно тогда же, но из Таджикистана. Латышская бабушка, всегда остававшаяся убеждённой коммунисткой и интенационалисткой, подверглась остракизму со стороны соплеменников и в итоге общалась преимущественно с нелатышами. Русский дед получил инвалидность ещё во время второй чеченской войны. Сейчас, конечно, я куда лучше её понимаю - Зухру воспитывала именно латышская бабушка, единственная, пережившая Войну. А тогда... Ну - аберрация близости: людям современное положение вещей всегда кажется вечным и неизменным...
  
   Мы стремительно приближаемся к верхней точке нашей баллистической траектории. Детишечки позади только что не дрожат. Нет - хорохорятся, конечно: понимают, что мы сами - вряд ли самоубийцами решили заделаться...
  
   В общем, Зухра, одновременно рассказывая нам что-то - уже не помню, что это тогда было конкретно - незаметно отошла к краю платформ, и - подпрыгнула, перелетев через ограждение! Помахав нам напоследок ручкой и улыбнувшись - с вызовом таким. Позже я видел такую же улыбку - у Кристины Витольдовны, той самой латышской бабушки. Ничего хорошего она у неё не означала. Наверное, вот именно с такой улыбкой она смотрела, как ядерный взрыв размалывает в труху таллиннский порт - и половину всего транспортного флота агрессоров... Вот с этой-то специфической ухмылочкой Зухра, разведя руки в стороны, и ухнула с Копья в бездонную пропасть!
   Ну да - целых полминуты мне потребовалось для того, чтобы сообразить, что для того, чтоб выйти на околомарсианскую орбиту, совсем не обязательно доезжать до уровня стационара. Можно спрыгнуть и раньше - только орбита окажется ярко выражено эллиптической. И - быстрой. Апоарий орбиты Зухры теперь соответствует высоте, с которой она навернулась, периарий же - почти чиркает по атмосфере. Единственная проблема - к тому времени, как она завершит оборот, Копьё уже успеет, в соответствии с суточным вращением Марса, сместиться с того места, откуда Зу стартовала. Но я ни секунды не сомневался, что она хорошо продумала, что будет делать. Скорее всего, использует для коррекции орбиты запас кислорода в скафе: он ей в таком количестве всё равно не понадобится, за всё время она израсходует едва десятую его часть...
  
   У нас ещё ничего не было заметно, но на передаче с орбиты (трансляция шла на всю Солярию) атмосфера планеты вдруг ощутимо "вспухла". Практически в тот же момент поверхность северного полушария Марса мгновенно - не как обычно в бурю, а именно что мгновенно - затянулась пылью. Южное полушарие затягивалось пылевым одеялом постепенно: там её поднимала сверхмощная адиабатическая волна. Для меня самым шокирующим во всей картине оказался вид южного полюса планеты. С него снесло снег и лёд ещё до того, как накрыло пылью. Вот только что они были - и нету. Мгновенное таяние и-или испарение. Да, мы ведь не просто взбаламутили поверхность. Марс получил столько же тепла, сколько в обычных условиях получает от Солнца за шесть лет! Именно столько нужно для того, чтобы создать ему атмосферный щит, хоть как-то сравнимый с земным.
   Я скосил глаза: слева от приборной доски к стенке кабины было приделано изображение преобразованного Марса: океан Бореалис, Элладское море... Ну - за почин, что называется!
  
   Всё-таки фанаты космоса - народ нервный. Пришлось кое-кого придержать даже силой - чтоб не ломанулись за Зухрой. Толку-то всё равно уже не было: она стартовала раньше, и она легче (девчонка, как-никак), значит маневрировать ей, при равном запасе кислорода, проще. Даже без расчётов - ничуть не сомневаюсь, что она стартовала так рано, как только возможно, так что попытка ускориться ещё больше за счёт снижения орбиты приведёт только к реальному риску сгореть в атмосфере Марса.
   Естественно, ребята проверили... Увы, Зухра не ошиблась. Она вообще довольно редко ошибалась: с чего бы на этот раз? Да и тревогу никто не поднимал: мы ведь были под наблюдением. Если преподаватели не поднимают шума - значит видят, что реальная опасность Зу не угрожает...
   Встречу-ка её, пожалуй что. Как раз и остановка сейчас. Сойду - и спущусь на локалке на уровень, с которого она стартовала.
  
   До орбиты мы, конечно, не дотянем. А вот сесть на болтающийся без опоры хвост Копья - вполне нам по силам. Правда, нужен точный расчёт скорости - но тут Зу можно доверять. Опыт есть, как-никак...
  
   Разумеется, никакой ошибки с маневрированием Зухра не допустила, и высадилась на Копьё практически там же, откуда спрыгнула. Увидав меня, она вздрогнула, и - впервые я увидел её почти плачущей: по крайней мере, губы её реально дрожали.
   - Ну?!! - почти прокричала она. И я понял, что она имеет в виду. Да, не такая уж ты и умная, как я погляжу.
   - Всё нормально, - я сделал успокаивающий жест руками. - Не волнуйся - никто не прыгнул следом. Удержал их кое-как, хотя и не без труда... А тебе бы стоило думать прежде, чем делать! Войди они в атмосферу под острым углом - и спасти их едва ли бы успели, - выговорил я ей, только сейчас поняв, что это всё - от первого до последнего слова - святая правда!
  
   Пристыковавшись к какой-то сотенной станции, мы с Зу вышли в зал - в общем-то, чтобы ребят не смущать. Кажется, им тоже надо повыяснять отношения...
   - Слушай, а зачем ты тогда меня встретил - когда я обратно на Копьё садилась?
   Я пожал плечами:
   - Ну, чтоб убедиться, что у тебя получится... Мало ли что.
   - А что с того, если б не получилось? Что-то изменилось бы, что ли? Я и так выиграла, а то, что меня пришлось бы спасателям выуживать с орбиты - так то был бы такой щелчок по носу, которых у меня тогда был явный дефицит. То есть я, конечно, на самом деле только и делала, что думала о мальчишках, которые могли погибнуть по моей дурости, но ты-то об этом не знал!
   Я усмехнулся:
   - Именно, что дефицит. Поэтому каждый был бы весьма болезненным. Не помочь тебе было бы... - я подирал слова, - какой-то мелкой мстительностью. Смысл?
   - В общем, ты меня пожалел. Потому на всякий случай был готов помочь. Доброта спасёт мир, Ванечка. Как уже спасала неоднократно...
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"