Лычёв Александр Павлович: другие произведения.

Вычислить путь звезды...

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:

  Вычислить путь звезды...
  
  
   Проснувшись, Анатолий, не поднимая головы, попытался понять, где он и как здесь оказался. В движущейся машине - это ясно. Он огляделся из-под полуопущенных век.. Судя по размерам кабины - грузовик. Едет по шоссе за городом. Быстро.
   Толик поднял голову. Время - послеполуденное, но до темноты еще далеко. Он недоуменно перевел взгляд на водителя... и вспомнил.
   Неудивительно, что память отказывается ему служить: теперь ему есть, что забывать.
   Сегодня он стал убийцей нескольких человек. Не то, чтобы они не заслуживали своей участи - но все же...
   Водитель, жизнерадостный бородатый толстяк, кивнул ему. Портос. Учитывая рост, весил водила, наверное, килограмм эдак сто тридцать. Однако какой-то подозрительной мягкостью манер он напоминал не Портоса, а скорее Арамиса.
   Странный попутчик приветливо улыбнулся:
   - Выглядишь намного лучше, Толь. Пока не напрягайся - рано. Как, Достоевский не достает?
   Андрей все готов обратить в шутку. Толя поморщился, вспомнив его утренние наставления:
   - Психология убийства (не будем играть словами типа "ликвидация" и "устранение" - убийство есть убийство) описана еще Федор Михалычем. Помнишь, в чем суть?
   - Э-э-э... - Толя попытался вспомнить, как звали его учительницу литературы. Они ехали к месту проведения первой акции, и тогда именно он был за рулем. Это дало возможность сделать вид, что он слишком занят.
   Не дождавшийся ответа Андрей продолжил:
   - Достоевский всю жизнь пытался понять, что есть добро. Он оказался перед сложным противоречием. С одной стороны, добро - это отсутствие греха, следование Божьим заповедям, что есть долг каждого человека. Но, с другой стороны, если человек за всю жизнь ни разу от заповедей не отклонится - то обладает ли он свободой воли? Если он следует им лишь потому, что не способен принимать самостоятельные решения - грош цена такому добру. Лишь свободный человек живет по-настоящему, и может быть добрым или злым, грешником или праведником. Человек должен сам, добровольно, выбрать следование Божьим заповедям и все такое прочее. Но, чтобы обрести свободу, необходимую для принятия по-настоящему добровольного решения, не должен ли человек хотя бы один раз от заповедей отступить - то есть, совершить грех?
   Анатолий подозрительно нахмурился - в школе, кажется, про Достоевского говорили что-то другое.
   - Типа, как в пословице? "Не согрешишь - не покаешься, не покаешься - Богу не угодишь"?
   Андрей рассмеялся:
   - Почти так. Но классик прав. В человеке заложен инстинктивный запрет на убийство существа своего вида. Убийца переступает через этот запрет - и сходит с ума. Не в смысле, что лишается рассудка, нет. Но его психика необратимо меняется, ломается. Он уже никогда не станет прежним. Достоевский этот процесс - схождения с ума - описал на примере Раскольникова.
   Анатолий пожал плечами:
   - Ну и к чему ты все это?
   Андрей вздохнул и - уже без улыбки - ответил:
   - Но дело в том, что, переступая эту черту, человек действительно становится свободнее. Количество степеней свободы повышается: раньше он не мог совершать определенных действий - а теперь может. В своей диалектике свободы и преступления Федор Михайлович, в сущности, прав. Конечно, при этом ты меняешься и, в известном смысле, вместо тебя дальше живет уже другой человек. И сделать уже ничего нельзя - никаким раскаянием ты покойника не воскресишь. Убийство - и твоя трансформация - необратимы. Этот другой , живущий вместо тебя, может стать злодеем - а может и героем, в зависимости от того, как перенесет психическое заболевание, вызванное нарушением природного запрета на убийство. Но - это будешь уже не совсем ты. Ты готов к этому?
   Звучало все это довольно бредово, но к словам Андрея - Анатолий уже убедился в этом - всегда следовало относиться предельно серьезно. Перед глазами встало заплаканное лицо Алеси... Толик встряхнул головой:
   - Я готов заплатить любую цену, - он и сам не знал, почему именно так сформулировал ответ.
  
   - То-лик! Ты как? - нараспев протянул Андрей.
   Анатолий отвлекся от воспоминаний:
   - Нормально все. Устал. А еще самое главное впереди.
   Андрей понимающе - в своем стиле - улыбнулся:
   - Все будет нормально.
   Голос его тоже был какой-то странный, "портосо-арамисовский". Он звучал очень искренне... Слишком искренне. Но его носитель не лгал. Конечно. Зачем ему это?
   Помолчав с полминуты, Толик спросил:
   - Как там эти?
   Водитель пожал плечами:
   - Двое холодных - сам и шофер, один тяжелораненый - телохранитель. Второй телохранитель почти не пострадал.
  
   ...Перед глазами встало сегодняшнее утро.
   Как ни странно, "достать" Аркашу-Людоеда, "крестного отца" Заречья, оказалось намного проще, чем он думал. То ли, все-таки, босс мафии - это тебе не президент, то ли привык Аркаша уже к собственной неприкосновенности, - но теперь Толя даже удивлялся, как этот лох, при такой-то профессии, умудрился прожить так долго. Конечно, многое можно списать на колдовскую поддержку Андрея (ах да, не колдовскую - магическую), но все равно...
   Толя просто-напросто стоял рядом со своим мотоциклом (ну, не своим, конечно - угнанным сегодня утром), и ждал. Людоед жил в собственном доме, в пригороде, и приезжал в город всегда по этой дороге - любой другой маршрут был гораздо длиннее. Его фирменный черный "шестисотый" Толя заметил издали. Черный "мерс" без номеров - он такой один. Интересно, хоть раз его ГАИ тормознуло? Нет, ну, может, из молодых кто попался, не в курсе был?..
   Машин - довольно много, поэтому поток двигался не то, чтобы медленно, но с предсказуемой скоростью.
   ...Мерс должен был оказаться на расстоянии броска секунд через десять. Толя запалил разом две бутылки с коктейлем Молотова и спокойно, как на тренировке, впечатал одну из них в лобовое стекло "шестисотого". Бог знает, чего туда намешал Андрей, но бронированное стекло прожгло за пару секунд. "Мерин" занесло, он столкнулся с "жигуленком" из соседнего ряда и остановился. Сзади на него налетел еще один "мерс" - охраны, но это уже было неважно: вторая бутылка, кажется, взорвалась прямо у Аркаши на коленях - он всегда почему-то садился рядом с шофером. Бандит не успел даже закричать.
   ...А может быть, и успел - но Толя его уже не слышал: бросив вторую бутылку, он вскочил на мотоцикл - и рванул вперед. На ближайшем перекрестке - направо, потом - налево, снова направо... После четвертого поворота Толя заехал в подворотню - там его ждали. Закрытый грузовик легко вместил в себя мотоцикл. Через минуту Толя, избавившийся от шлема и байкерской куртки, за рулем грузовика выехал из подворотни и взял курс обратно - на шоссе.
   Стоя в пробке, Анатолий, вместе с другими водителями, с интересом разглядывал обгоревший остов "мерса" и на чем свет стоит ругал ГАИ, милицию, взрывающих друг друга бандитов, правительство, американцев и свою горькую судьбу. Впрочем, когда оцепление сняли, пробка быстро рассосалась.
  
   ...Он услышал свой голос:
   - Тяжелораненый выживет?
   Андрей покачал головой:
   - Нет.
   - Пусть выживет...
   Андрей пожал плечами:
   - Ладно, но только если он дотянет до вечера. Пока я не могу на это тратиться.
  
   Еще помолчали с минуту.
   - Как она там?
   Андрей на секунду застыл, черты его лица исказились - будто маг на миг надел чью-то маску - и сразу же сорвал ее:
   - Жива, но стоит поторопиться. В рядах аркашиной братвы - раскол. Наряду с теми, кто по-прежнему хочет взять выкуп с ее отца, есть те, кто предпочитает просто смыться, избавившись предварительно от свидетельницы.
   - Их там немного, - упредил он следующий вопрос Анатолия. - В пределах десятка.
   Тот хмыкнул:
   - Ага - "немного"... Ты уверен, что твое колдовство поможет?
   Андрей вздохнул и вкрадчиво осведомился:
   - Я, кажется, объяснял тебе разницу между колдовством и магией?
   Угу. Объяснял. Только тогда мне было не до этих тонкостей...
   - Напомни, плз.
   Андрей вздохнул:
   - Колдун пользуется чьей-то силой. Он, как правило, призывает кого-то, и просит сделать то-то и то-то. Маг же использует свою силу - собственную, им самим выработанную или собранную - полученную от людей, которым она все равно не нужна. Поэтому для любого колдуна - непроходима защита, основанная на религиозной вере...
   Толик удивился:
   - А для мага - проходима?..
   Андрей ответил:
   - Конечно. Конфессиональная "крыша" отразит атаку "наемника", но не влияние мага.
   - Почему?
   - Потому, что человек - образ и подобие Бога. Поэтому у людей есть способности к магии. Сотворить мир с нуля человек не может, а вот "внести поправки" в уже существующий - почему бы и нет...
   Андрей вдруг замолчал.
   Анатолию показалось, что тот что-то скрывает.
   ...Как сказала Муму Герасиму, отправляясь с ним кататься на лодке: " - Что-то ты не договариваешь..."
   Маг усмехнулся и поморщился:
   - Ладно, признаюсь. Я чувствую противника. - Он вздохнул. - Настоящего противника. Мага.
   Толик не поверил своим ушам:
   - На их стороне?
   - Да.
   Толик попытался собрать мысли в кучу:
   - Но, если Людоед нанимал мага - как же нам удалось?..
   Андрей перебил его:
   - Никого он не нанимал. Маг сам, по каким-то своим причинам, мешает нам. Выживет или нет Аркаша - ей было все равно. Тем не менее, прикрыт он был хорошо. Я вчера вечером смотрел, как пройдет ликвидация. Прогноз был очень плохой. Пришлось вмешаться.
   Толя уже знал, что большая часть магического влияния со стороны выглядит, как управление случайностью, и понимающе кивнул. Акция, несмотря на всю свою простоту, легко могла сорваться. Его могла настичь шальная пуля, под колеса ему могла случайно броситься собака, ГАИ могло проверить номера мотоцикла...
   ... - Она? Ты можешь определить пол противника?
   Маг покачал головой:
   - Да нет. Просто догадываюсь, кто это может быть.
   Не дожидаясь следующего вопроса, он начал рассказывать.
   - Ее зовут Натали. Она - моя очень дальняя родственница. У нас были общие предки - где-то в середине девятнадцатого века. Вернее - один общий предок. А его сыновья - братья - стали врагами. Вражда между их потомками продолжается до сих пор. - Андрей скривил губы. - Так-то вот.
   Толя пожал плечами:
   - Не понял. То есть, ты не можешь спокойно жить, зная, что по земле где-то ходит твоя семи- - или сколько там - -юродная сестра? А ей - не будет покоя, пока твой род не прервется? Так, что ли? Что за бред...
   Андрей неопределенно покачал головой:
   - Ну, в данном-то случае инициатива исходит от нее... - он помолчал минуту, потом продолжил:
   - Никакой специальной вендетты нет. Хотя, подозреваю, если ее род прервется, я стану гораздо сильнее. Но дело не в этом - силу я могу получить и по-другому. Просто, тут действует старое проклятие. Среди магов - тоже есть свои группировки, союзы по интересам... В общем, как-то так получается, что представители наших родов всегда оказываются в составе противоположных, антагонистических партий. Мы обречены вести войну. Сама логика событий нас постоянно сталкивает друг с другом. Так выражается ненависть наших предков. Сейчас - то же самое.
   Анатолий задумался:
   - Группировки - это как "темные" и "светлые", что ли?
   Андрей рассмеялся:
   - Лукьяненко перечитался? Нет, все гораздо прозаичнее. У него не вполне четко все продумано. Его Темные - просто эгоисты, как правило - вполне разумные эгоисты, живущие для себя и, в общем-то, никого без нужды не трогающие. А вот у Светлых - всегда есть некая Идея, всегда - очень благородная... А так как идеи-то у всех разные - то основным противником для Светлых станут вовсе не Темные, а другие Светлые, с другими идеями...
   Маг прикусил губу, похоже, погрузившись в свои мысли:
   - Знаешь, в чем состоит основной этический вызов, Толь? Не в выборе между добром и злом - покажи мне дурака, который сознательно выберет зло... Основная трудность состоит в выборе между разными вариантами добра...
   Андрей встряхнул головой и снова улыбнулся:
   - А группировки среди магов формируются по тем же критериям, что и среди людей. Мы, знаешь ли, не на другой планете живем. В свое время, были те, кто - за большевиков, и те, кто против. Троцкисты и сталинисты, да еще и эмигранты воду мутили... Все как у людей.
   Вот значит как...
   - И ты хочешь ее убить?
   Андрей ответил:
   - Нет, если она не вынудит.
   - Но почему? Зачем вести многолетнюю войну, если можно закончить все одним ударом...
   - Это не очень поможет. В этом - сама суть магии.
   - Ну, и в чем же ее суть?
   Андрей помолчал, видимо, подбирая слова:
   - Сила магов - в вере. Не в религиозном смысле, конечно. Так, ты, например, веришь в существование континента Антарктида, хотя никогда его не видел. Веришь не как в Бога - а как в нечто реально существующее. Тебе и в голову не приходит усомниться в его существовании. Ты так же уверен в реальном бытии множества вещей, которых лично не видел: статуи Свободы, города Рио-де-Жанейро, планеты Нептун. Почему? Видел по телевизору? Город Минас-Тирит и планету Татуин ты тоже видел по телевизору - но в них ты не веришь. У каждого человека есть некий глубинный набор представлений о мире, принимаемых как само собой разумеющееся. Маги считают, что совокупность этих представлений и формирует в конечном счете реальность.
   - Угу. Я что-то такое где-то слышал.
   - Не все так просто, конечно. Представления людей могут содержать внутренние противоречия. Но - где-то так. В конечном счете. Сила магов - контроль над верой. Чем больше людей - в чем большей степени - позволяют тебе контролировать свою веру - тем больше у тебя силы. При этом - не все люди одинаковы. Небольшое влияние на полумага может дать больше силы, чем полный контроль над сотней людей с улицы.
   Анатолий задумался. Что-то во всей этой концепции было не так. Он "ухватил мысль за хвост":
   - И почему тогда Земля - круглая? Ведь было время, когда абсолютно все были уверены в том, что она - плоская?
   Андрей рассмеялся - его борода затряслась - и повернулся к Толику:
   - А знаешь, кто первый решил, что Земля - шар? Пифагорейцы. И знаешь, почему они так решили?..
   - Ну, они рассматривали земную тень на Луне во время затмения...
   - Нет. Они считали, что шар - самая совершенная из фигур, и потому Земля иную форму иметь просто не может.
   - И из-за этого Земля изменила форму?
   - Нет. Просто, как оно всегда и бывает, оказалось, что она всегда была шаром.
   Оригинальная теория...
   - И что? Почему мага бесполезно убивать?
   - Его сила от этого не исчезнет. Она все равно окажет влияние на совокупные представления всех людей о мире. Как бы тебе это объяснить... Вот, Анну Франк - убили. Она должна была стать волшебницей, но умерла. И что? Помешало ей это? Ничуть. Случайно так получилось, что ее подростковый дневник оказал то влияние на мир, которое она оказала бы сама, если бы осталась жива.
   - А если бы - ну, теоретически - она умерла бы в младенчестве?
   - Все равно. Она попалась бы на глаза какому-нибудь художнику, который изобразил бы ее на какой-нибудь гениальной картине. Неожиданный талант проснулся бы у ее родственников, и т. п. Правда, определить, что это именно ее воздействие, уже было бы сложнее.
   Андрей вздохнул и продолжил:
   - В случае гибели мага остается его "тень", модифицирующая случайности таким образом, чтобы скомпенсировать эффект от его смерти. Так что, если Натали погибнет, нам это не очень поможет: нашим врагам вдруг начнет жутко, просто феноменально везти - как если бы волшебница была жива и помогала им. В общем, ее смерть нам ничего не даст.
  
   Анатолий проглотил холодный ком в горле. Если Андрей и Натали займутся выяснением отношений, с десятком бандитов ему придется справляться в одиночку...
   - Из-за чего поссорились ваши предки?
   Андрей криво усмехнулся:
   - Они были единокровными братьями, сыновьями одного отца, но разных матерей. И жили - в одной деревне.
   - Поди, еще и по соседству?
   - Не совсем. Предок Натали был дворянином - помещиком. А мой - увы - обычным крестьянином.
   Толик стал что-то понимать:
   - Э-э-э... Значит, их отец-помещик увел мать твоего предка из семьи?
   Что поделаешь - крепостное право... По тем временам случалось и не такое.
   Андрей усмехнулся:
   - Почти. Только наоборот: их общий отец - деревенский колдун - соблазнил жену своего барина. Когда сын барыни понял, что он - незаконнорожденный, то очень расстроился. Ведь, помимо всего прочего, умирая, отец-колдун в качестве преемника выбрал своего сына-крестьянина, а не дворянина. Но тут уже шестьдесят первый год настал - крепостное право отменили, так что ничего серьезного против своего брата - превосходящего его в магической силе - предок Натали сделать не смог. Вот с тех пор так все и пошло.
   Андрей замолчал.
   Анатолий сочувственно кивнул. У всех есть свои проблемы...
  
   Дача, на которой содержали Алесю, была не очень велика. Участок - огорожен двойным бетонным забором, с колючей проволокой поверх. Рядом с двухэтажным домом стояла наблюдательная вышка. Андрей сказал, что на ней установлен пулемет. Задача, собственно, была простая. Сначала - отвлечь внимание охраны. Потом - снести пулеметную вышку. Алеся содержалась в подвале, так что по дому стрелять можно смело. Потом, когда большая часть бандитов выйдет из строя - атаковать...
   Они притормозили совсем на секунду: Толик выбросил из кабины на обочину дороги мешок со взрывчаткой. На детонатор Андрей пожертвовал только вчера купленный мобильник (с каким-то наркоманом сторговались за пятьсот рублей).
   Не останавливаясь, они рванули дальше, обходя дачу по большому кругу. С той стороны заброшенная дорога подходила к внешнему забору почти вплотную.
   Они остановились, развернулись кузовом к даче. В принципе, их уже должны были заметить. Особенно подозрительно они не выглядели: подумаешь, шофер свернул не туда, и пытается вырулить назад. Но сейчас, после убийства шефа, братки наверняка готовы ко всему...
   Анатолий нажал на кнопку.
   Долбануло действительно здорово!.. Во дворе заверещала автосигнализация. Теперь про них наверняка забыли - хотя бы на несколько минут. А больше им и не нужно. Андрей и Толик выскочили из кабины и бросились в кузов.
   Ну, миномет, конечно, подошел бы больше, но, в конечном счете, "старые средства - самые лучшие". В кузове грузовика была... Кажется, это называется "аркбаллиста". В общем - огромный лук (скорее, арбалет) - такие часто изображают на картинках, рассказывающих о войнах древности. Толику такие в учебнике истории попадались.
   Стреляло чудо средневековой техники, конечно, не камнями и не стрелами, а небольшими самодельными снарядами. Примерно - по полкило в тротиловом эквиваленте.
   ...Самым сложным, конечно, было прицеливание. Механизм прицела получился весьма грубым. Но... Андрей сказал, что об этом можно не беспокоиться.
   Не меньше двух минут ушло на подготовку. С одной стороны, Толик каждый момент ожидал выстрела в спину, с другой же... он вообще не был уверен, что на вышке кто-нибудь есть. Но - исходить-то надо из худшего.
   ...Разумеется, они попали с первого раза. По вышке они пальнули какой-то странной штукой - типа боло: две бомбы, связанные между собой веревкой. Летел этот снаряд, вращаясь, поэтому зацепить вышку у него шансов было много.
   Взрыв оказался куда слабее, чем первый, отвлекающий, но площадку наблюдателя-пулеметчика снесло за милую душу.
   На перезарядку ушло всего полминуты: натягивалась тетива каким-то устройством, сделанным, кажется, из запчастей для грузовика - этим занимался Андрей. Маг вытащил откуда-то армейский вещмешок и достал оттуда...
   - Светошумовая граната. Алеся в подвале, так что ее не достанет.
   Целиться - не было нужды: достаточно было, чтобы снаряд просто попал во двор.
   Андрей подмигнул:
   - Отвернись и заткни уши...
   ...Теперь можно было уже спокойно, не спеша, долбить дом обычными снарядами.
   Бородатый маг довольно улыбнулся:
   - Вот тебе зримое доказательство преимущества навесной стрельбы перед настильной. Им довольно трудно открыть ответный огонь, а мы рано или поздно их накроем.
   ...Четвертый выстрел, похоже, подорвал автомобиль во дворе.
   После шестого здание частично обрушилось...
   - Хватит! - приказал маг. - Иди. Там шестеро живых, из них трое, даже четверо - еще боеспособны, но ждать больше нельзя. Кто-то из тюремщиков пошел за Алесей, чтобы прикрыться ей. Не мешай ему - а то дверь в подвал самим вскрывать придется. Натали где-то там, но вмешиваться не станет - я проконтролирую. Вперед!
   Толик бросился бежать. У него было две мины с часовым механизмом - по одной для внешних и внутренних ворот. Первые он вынес легко - одна из створок сразу же слетела с петель, а вот внутренние оказались покрепче. И... Черт! Между внутренней и внешней стеной, оказывается, были выпущены собаки!
   Он использовал последний резерв. Андрей отдал ему вторую и последнюю светошумовую гранату. Толик перебросил ее через внутренние ворота - наверняка там его уже ждали - и упал на землю, зажав глаза и уши...
   ...Вскочил - собаки только жалобно повизгивали - легко перелез через искореженную створку ворот, одновременно выхватывая пистолет. На министоянке перед домом горели две машины. Еще одна - обычная "Волга" - не пострадала. Его действительно ждали. Двое - автоматчики - за левым углом дома и за машиной. Вот только сейчас они оказались ослеплены и оглушены... Не повезло им...
  
   Со стороны дома доносились спорадические выстрелы. Андрей вошел в ворота. Единственная пришедшая в себя собака - доберман, что ли? - зарычала... Поймав его взгляд, пес мелко задрожал и, заскулив, отскочил за угол. Перелазить через внутренние ворота магу не пришлось: искореженная створка вдруг с грохотом обрушилась на землю.
   Несмотря ни на что, Андрей волновался: он, конечно, накачал Толика удачливостью по самые уши, но против Натали это не поможет. Убивать его она не собиралась, но... Кто знает, что ей придет в голову. Проклятие-то действует - могла и передумать.
   Среди боевиков особо опасных противников Андрей не чувствовал - кроме командира, кажется, корейца по национальности - прекрасного рукопашника. Но, едва Толя побежал к дому, он накинул на всех, кто был на даче, Сеть Времени.
   Чудесная это штука - Андрей ей часто пользовался. Каждый человек, кто-то в большей степени, кто-то - в меньшей, умеет влиять на течение времени, ускорять его или замедлять. Особенно - в состоянии стресса. Квалифицированные бойцы - не важно, громилы или стрелки - делают это особенно хорошо. Они создают вокруг своего тела зону ускорения времени. Для противника прошла одна секунда, а для тебя - полторы... Удобно!.. Только вот - к хорошему быстро привыкаешь. А Сеть - заставляет время течь так, как положено. Она выравнивает скорость временного потока рядом с телом бойца и вдалеке от него. Субъективно, это воспринимается человеком как внезапный, необъяснимый и полный распад его боевых возможностей.
   Андрей посмотрел на горящее здание и вздохнул. Все эти разборки его уже изрядно вымотали. Снятие защиты, которую Натали возвела вокруг Людоеда, несколько подряд воздействий на удачливость, теперь вот - Сеть... Его силы таяли. А хуже всего - Натали почти не пыталась ему противодействовать. Она-то силы берегла. О-хо-хо-нюшки...
   Андрей завернул за угол - как раз вовремя для того, чтобы стать свидетелем окончания боя.
   Толик целился из пистолета в азиата, держащего пистолет у виска Алеси. Сзади, из-за угла, выглянул еще один боевик - кажется, последний. Его ствол был направлен в спину Анатолию... но неожиданно Алеся вцепилась в держащую пистолет руку корейца и прокричала:
   - Сзади!..
   Толик мгновенно повернулся и выстрелил в того, кто выглянул из-за угла. Боевику нужно было лишь нажать на курок... но он, тем не менее, опоздал: на его светлой майке расплылось алое пятно, и он грузно осел на землю. А если бы не Сеть - успел бы выстрелить... Анатолий сразу же развернулся к азиату, но тот ударом ноги - Андрей запамятовал название приема - выбил у него оружие. Толик бросился врукопашную. Его противник отшвырнул, наконец, Алесю - потеряв, правда, и пистолет - и нанес сокрушительный удар ногой с разворота... Вернее - попытался нанести. Толик каким-то чудом успел ударить первым - и некрупный азиат отлетел в сторону. Алеся, успевшая подобрать пистолет корейца, бросила его своему герою - и четыре выстрела почти в упор закончили схватку.
   Анатолий обнял Алесю... Андрей дал им несколько секунд.
   - Уходим. Быстрее! - маг кивнул в сторону последней оставшейся целой машины. Уже, впрочем, понимая, что просто так уйти им не позволят.
   Толик, по-прежнему обнимая подругу, двинулся в сторону машины, но как только он вышел из-за угла...
   Слишком поздно Андрей понял, что сейчас произойдет. Остатки своих сил он вложил в один короткий импульс неудачливости. Его было бы достаточно, чтобы заставить проиграться в пух и прах всех наперсточников Москвы...
   И Натали промазала. Удар ее кастета не оглушил Анатолия, хотя и заставил упасть и выронить оружие. Алесю же отбросило на несколько метров, хотя она была явно выше и тяжелее Натали.
  
   - Нет.
   ...Толик поднял голову: Андрей, напряженно улыбаясь, стоял напротив незнакомой женщины. Ее внешность казалось какой-то уж очень неопределенной, размытой. Однако, когда Толя попытался сосредоточить внимание на ней, морок исчез. Правда, теперь искаженными и размытыми стали казаться очертания всех остальных предметов.
   Натали оказалась блондинкой, не очень высокой и довольно худой. Едва ли ее можно было назвать красивой. Впрочем, Анатолий никогда не считал, что женщины делятся только на красивых и некрасивых. Ему казалось, что, за вычетом небольшого числа феноменальных красавиц и редкостных страшилищ, большая часть женщин - как и мужчин, собственно, - обычные, не красивые и не страшные. Вернее - в зависимости от ситуации: одна и та же женщина, накрашенная и наряженная, может выглядеть просто потрясающе, а, разбуженная среди ночи, растрепанная и без макияжа - совсем даже наоборот.
   Натали не была красавицей. Но никто не смог бы назвать ее "обычной". В ней чувствовалась порода.
   На ее костистом, но не худом лице, с высоким лбом и спокойными голубыми глазами, выделялись губы, неожиданно полные и чувственные. Но при этом - странное дело - чужеродным элементом на лице они не выглядели. Лицо Натали было если не красивым, то вполне гармоничным.
   Толик перевел взгляд на своего товарища. Вот он - был полной противоположностью дальней родственнице. На добродушном, улыбчивом и широком лице Портоса выделялись прозрачные серые глаза и тонкие губы властолюбца. Тем не менее, и его облик был вполне гармоничен.
   В своей противоположности, маги казались удивительно похожими.
  
   Губы Натали пошевелились - звук доходил до Анатолия как будто с опозданием.
   - Ну и зачем ты это делаешь? - волшебница была не в духе.
   - А ты?..
   Натали вздохнула:
   - Ну, ты ведь этим занялся не потому, что я этим занялась, правда же?
   Андрей грустно улыбнулся:
   - Перестань. Ты отлично знаешь, что нет.
   Его противница скривила губы:
   - Наши предшественники за всю жизнь схлестнулись четыре раза. Ты попадаешься мне четвертый раз только за последние два года...
   Теперь Андрей улыбнулся уже по-настоящему:
   - Ну извини. Издержки прогресса. Предки, всю жизнь проводившие в одной деревушке, с такими проблемами не сталкивались. Тогда бы мы могли разъехаться подальше - да и все.
   Натали тоже улыбнулась - криво, но искренне:
   - Всю жизнь проводить среди навоза и сена, влияя только на людей в сфере слышимости? Нет, лучше уж с тобой периодически пересекаться. Не для того предки работали как проклятые...
   Ага. Почему - "как"?..
   - Положим, большую часть работы произвели как раз мои предки.
   Натали чуть не подавилась от возмущения.
   - Да неужели? Твои безвылазно сидели в Советском Союзе. Именно мы заблокировали прогресс всех иных направлений науки и техники, чтобы сосредоточить усилия цивилизации на развитии компьютерно-коммуникационных технологий. Или ты девяносто процентов своей силы ты собираешь не через Интернет? И девяносто процентов влияния оказываешь также! Забыл, насколько мы сильнее наших предшественников?
   Андрей усмехнулся:
   - Да, и именно по причине этой высокой информационной прозрачности мира мы постоянно мозолим друг другу глаза. Перестань, сестричка. Ваши ничего не сделали бы, если бы война закончилась так, как и должна была. Подчини СССР весь Старый Свет - и сверхдержавы разделял бы океан. Противостояние между ними сразу же приняло бы сугубо ракетно-космический характер. Все силы ушли бы на космическую экспансию, а в нужном нам направлении никакого прогресса не было бы.
   - О да! Огромный вклад в наше общее дело... Брось, Андрей. Сорвать советскую лунную программу - совсем не тоже самое, что с нуля вырастить "Гринпис", знаешь ли. Ломать - не строить...
   Андрей примирительно вскинул руки:
   - Ладно, ладно, согласен. Мы одержали эту победу вместе. Люди больше не являются угрозой для нас. Но государство людей терпело поражения от нас многократно. В семнадцатом году. И в пятьдесят третьем. И в пятьдесят седьмом. И каждый раз, через четыре года - или через сорок лет - все приходилось начинать сначала. Но теперь - наша власть. Теперь мы возьмем его государственную власть под постоянный контроль. Не мешай мне, Натали.
   Натали иронично покачала головой:
   - То, что творится сегодня, по-твоему, лучше, чем Советский Союз?..
   - Мне много чего тут пока не нравится, - Андрей кивнул на пылающее позади него здание, - но другой своей страны у магов пока нет...
   - Угу. "Раньше у пролетариата не было отечества, а теперь есть - Советская Россия..."
   - Да. Именно так. В течение десяти лет кризис будет преодолен. Лет за двадцать - устоится новая государственная система. Вот тогда придет черед Китая и Европы. Сейчас - нужна мирная передышка. Да и Китай - как раз дозреет.
   - И ты считаешь, что европейцы, американцы и японцы станут ждать? - Натали покачала головой. - И мы, ты думаешь, станем ждать? - голос ее зазвенел от гнева.
   Андрей раздраженно ответил:
   - Если они все так хотят захватить власть в своих странах - флаг им в руки, барабан на шею! Я могу только пожелать им удачи. Но мы-то тут причем? Россия обязана, что ли, плоды своей заслуженной и с таким трудом доставшейся победы принести в жертву их амбициям? Да, конечно, мы выиграли в значительной степени потому, что появилась техническая возможность контролировать большие массы людей через СМИ и И-нет. За все это - спасибо им большое. Но наш вклад в развитие этих технологий - не менее велик, так что мы никому ничего не должны. Мы не отказываемся от оказания помощи, но нам нужно время. Китайцы - ждут. Пусть и остальные подождут немного.
   Он обворожительно улыбнулся:
   - Но ты-то, Натали... Если тебе не нравится там - возвращайся домой...
   Видимо, волшебница рассердилась - ее губы, побелели от гнева:
   - Спасибо, я подумаю над твоим предложением, - буквально прошипела она.
   Андрей улыбнулся еще шире:
   - Подумай. Мы не даем напрасных советов. Твой прадед ведь уехал из страны в шестнадцатом году, правда же? Именно мой прадед, если помнишь, уже в то время - член большевистской партии, посоветовал ему это. Со страной ваши, правда, не угадали. Ну, выбрали бы Америку, а не Германию... Кажется, твоим предкам принадлежит всероссийский рекорд по присоединению к проигравшей стороне во всех заварухах последнего столетия...
   Если маг надеялся вывести противницу из себя, то ему это прекрасно удалось. Она ударила: внезапно Толик обратил внимание, что Андрей ведь - альбинос... Нет, не может быть, у него же серые глаза... Нет, просто очень светлый блондин. Нет, было иначе... Андрей оказался прежним русобородым толстяком - правда, с белой прядью... Нет, седым... Снова прежним...
  
   А вот про Анатолия волшебница на секунду забыла. Он пошевелился... но внезапно из-за его головы грянул выстрел. Алеся!..
   На груди Натали возникло алое пятно... но Толя понял, что на самом деле волшебница стоит вовсе не там, а чуть в стороне, и, конечно же, Алеся в нее не попала.
   Анатолий вскочил, прикрыл собой любимую, и тут...
   ...Сзади к его виску приложил ствол какой-то чудом не замеченный раньше громила... Нет, это Алесина заколка в волосах - а ему уже мерещится невесть что. Со стороны машины, к которой они потихоньку отступали, вдруг полыхнуло пламенем - взорвалась! - Нет, опять показалось. Со всех сторон мелькали тени неслучившихся событий. Превозмогая парализующий ужас, почти неся Алесю, Толя бросился к машине. На пути неожиданно возник спецназовец с автоматом... мгновение спустя ставший полуголой девицей, с визгом отскочившей в сторону. Анатолий распахнул дверцу - она оказалась незапертой... и обнаружил на сидении живого и здорового Людоеда... мертвого Людоеда - из-под ключицы торчал нож с фигурной ручкой... мертвого и полуобгорелого... Полуобгорелого - но еще живого...
   ...Наконец, салон оказался пустым, хотя и с запахом паленого. Толик буквально закинул в него почти бесчувственную Алесю, прыгнул на водительское сидение - и уже не удивился оказавшемуся на месте ключу зажигания. Он оглянулся в сторону дома. Натали было видно хорошо, а вот вокруг Андрея крутился вихрь каких-то странных форм...
   - Валите отсюда! Обо мне не беспокойтесь, я справлюсь... - неожиданно вспомнил Анатолий последнюю реплику мага. Он рванул с места...
   ...и внезапно обнаружил себя уже едущим по шоссе. Алеся - рядом, но в отключке. На максимальной скорости он понесся в сторону города. Первые пять минут движения показались ему часами. Но магического удара не последовало. Победил Андрей или нет - но они, кажется, вырвались. Жаль, но мы ему ничем не поможем...
   ...Перед самым въездом в город Толик осмелел настолько, что остановился в придорожном кафе, чтобы купить чего-нибудь съестного Алесе. Кормили ее не то, чтобы плохо, но уж больно однообразно. Уже возвращаясь к машине, краем глаза он заметил знакомое лицо. Обернулся - сердце застучало: Лена, в компании с высоким парнем в очках, тоже несла пакет с едой к красной "десятке". Судя по тому, как они держались за руки - про "своего прежнего" она даже не вспоминала.
   Когда-то за один ее взгляд он был готов устроить побоище, не уступающее сегодняшнему. Но сейчас... Он перевел взгляд на машину, в которой его ждала Алеся. Маг был прав. После всего, что случилось, вся прежняя жизнь теперь казалась Анатолию далекой и призрачной. Казалось, что все эти события происходили вовсе не с ним... Толя пожал плечами.
   - Ну, желаю счастья, ребята, - проговорил он вслед уже садящимся в машину Лене и ее парню, и пошел к ожидавшей его Алесе.
  
   - Зачем ты разлучил их? - в голосе Натали не было никаких признаков гнева. Похоже, схватка никак на ней не сказалась. Она стояла спиной ко все еще дымящимся развалинам, и смотрела в сторону заходящего Солнца. Тучи, мешавшие любоваться закатом, бесследно исчезли. Да и забор, кажется, стал гораздо ниже.
   Андрей, стирая платком холодный пот со лба, ответил:
   - Ты знаешь, зачем. Время еще не пришло. Их родовые линии должны пересечься в следующем поколении, а не в текущем. - Маг сидел на Бог знает как здесь оказавшемся (случайно, конечно) пластмассовом кафешном стуле. Ему пришлось тяжелее - не зря Натали берегла силы напоследок. Но, даже если ты убьешь меня сейчас - уже не сможешь изменить ничего...
   Натали повернулась к нему:
   - А этот-то, - она кивнула в сторону развалин дачи и по совместительству личной тюрьмы Аркаши-Людоеда, - чем перед тобой провинился?
   Андрей пожал плечами:
   - Его все равно пришлось бы пустить в расход. Он стал бы мешать моим планам примерно через два месяца. Пусть хоть не напрасно...
   Она покачала головой:
   - Вы всегда были циниками...
   - А вы - романтиками... Похоже, ваше семейное развлечение - "придумай себе врага и в борьбе с ним сложи голову".
   Натали сделала неопределенный жест:
   - Ты - не враг. Просто другой. У вас все происходит иначе. Тебя когда инициировали?
   Андрей ответил:
   - Мне было четырнадцать. Мы с отцом гостили у его тети - незадолго до ее смерти.
   Его собеседница кивнула.
   - Я так и думала. К ней тогда приехали ты, твой отец, твой троюродный брат и его сын. Она выбрала тебя. Это - все младшее поколение семьи. Сейчас из всех ты единственный остался в живых. А у твоей прабабки было пятнадцать детей. Вскоре после того, как твоя тетя получила инициацию, остались трое, а позже - и двое.
   Андрей улыбнулся:
   - Однако второй из этих двоих, мой дед, находящийся в весьма преклонном возрасте, жив и здоров. И - поверь мне - останется жив и здоров еще много лет.
   Она резко повернулась:
   - Возможно, я чего-то не понимаю. Неважно. Но вы слишком много себе позволяете. Зачем было разрушать СССР? И не пытайся отрицать - я лучший ясновидящий в роду за последние сто лет.
   Это была не похвальба, а констатация факта.
   Андрей вспомнил разговор с дедом где-то год назад.
  
   - Да, не везет мне, Андрюш, на регалии. В пятидесятых меня ведь как раз на Сталинскую Премию выдвинули. Но, вот поди ж ты! Сначала Сталин умер, потом - Двадцатый съезд... Так ничего и не вышло.
   - Ну, дед, а что - с тех пор - так ни разу и не выдвигали больше?
   - Да вот, знаешь, как-то... Было дело. На Государственную Премию СССР решили. Да ты уж и сам помнить должен. А, нет, - вы как раз тогда к моей сестре уехали. Какой тогда год был? Девяностый, что ли?
   - Да нет, вроде бы, девяносто первый...
   - Да, что-то в этом роде. Не везет мне, видишь как... - улыбка старика стала жесткой: - Опять случай помешал. Распался ведь СССР-то.
   - Ну, деда, так ведь еще не поздно. Я вот слышал - при Ельцине тоже какую-то премию по твоей тематике организовали...
  
   - Это было глупо, Натали. Или ты не знаешь, что они планировали? - Андрей покачал головой. - После замирения СССР и США должна была появиться единая мировая цивилизация. "Кольцо великих демократий". "Северная корона". "Золотой миллиард". Как ее еще тогда называли? Общее юридическое пространство, безвизовая зона "внутри" - и диктатура для всего остального мира "снаружи"... Ваш "Гринпис" с его экологическим бредом должен был стать основным инструментом для остановки развития всех остальных стран. Мир на столетие был бы законсервирован на уровне начала восьмидесятых!.. Рост информационной прозрачности прекратился бы...
   Натали раздраженно перебила:
   - Нам ничего не помешало бы развалить "мировую империю" изнутри, как это неоднократно делалось в России!..
   - Так то - в России. У нас маги всегда были куда сильнее, чем на Западе. "Поэт в России больше чем поэт", "интеллигенция - совесть нации" и все такое прочее. Нельзя было рисковать. Сначала надо создать очаг магического общества хотя бы где-нибудь. Здесь. А потом уже, отсюда - подтянуть остальных.
   - Ты хотя бы представляешь себе, какой Силы потребовало изменение физики земной атмосферы - чтобы сделать ядерную войну невозможной? "Ядерная зима" стала основным аргументом в пользу примирения для обеих сторон. Если вы уже тогда собирались избавиться от Союза - зачем все это делалось? Вы специально ждали, пока все прочие растратят силы, и не смогут вам помешать?
   - Мы вложили в "ядерную зиму" не меньше американцев и европейцев. И это было не бессмысленно: стране магов потребуется гарантия от ядерного нападения...
   - Говоришь, потом - подтянуть всех остальных? Да неужели? А чего ж ради ты развел Толю с Леной? Это ведь ты подвел к нему Алесю? Полагаю, что и Лену с ее нынешним Максимом - тоже ты свел?..
   - Я говорю - потом... В двадцатых годах. Дети Толи и Лены станут ровесниками века. Сойдутся - в районе две тысячи двадцатого года... Малыш появится тогда же. К середине тридцатых как раз сложатся все предпосылки... Без войн и суматохи...
   Натали глубоко вздохнула, снова посмотрела на развалины дачи.
   - А идея интересная. Убийство как замена влюбленности, в качестве приворота. Теперь, после разрушения старой личности Анатолия и формирования новой, в нее изначально будет вплавлена Алеся. Очень оригинально.
  
   Ну да. Это общеизвестно: острая влюбленность - период "плавки" личности, соединения двух человек в единое целое. Если этот период проходит успешно, двое уже не могут расстаться без очень сильных психологических травм, иногда - несовместимых с жизнью. Моя инновация - использование для "нагрева" посттравматического шока, вызванного убийствами. Всего лишь...
  
   - Опубликую в "Вестнике Гермес-центра". Как-нибудь потом...
   Вокруг Андрея замерцали цветовые пятна - Натали усилила нажим. Еще немного, и... Он дотянулся до Лизы, зачерпнул силы, но не очень много - просто, чтобы установить канал, а то противница почувствует. Но, если она попробует его "дожать" - он сумеет ударить в ответ. Правда, ее шансы все равно выглядят предпочтительнее, но и она рискует погибнуть.
   Натали чувствовала свое превосходство. Она смотрела на него, улыбаясь. Андрею пот уже заливал глаза - платок можно было выжимать... Наконец, когда она насладилась триумфом, ее улыбка смягчилась:
   - Ладно, братец. На этот раз разойдемся миром. Но - услуга за услугу...
   - Чего ты хочешь?
   - Ты как-то набираешь силу, но я этого не замечаю. Весной прошлого года. В начале лета. Осенью. В этом году. Ты оказываешь воздействие - очень тонкое, но сильное. Например, так ты добился устранения Минского. Последний раз, ты таким образом поправил свое здоровье, ведь так? У вас есть наследственное заболевание почек - след раны, нанесенной четвертому твоему предшественнику четвертым моим предшественником. У тебя оно обострилось после прошлой нашей встречи. А теперь - исчезло бесследно. Как ты это делаешь?
   Да ты же у нас, вроде как, лучшая ясновидящая?.. Впрочем, выхода все равно нет.
   Андрей усмехнулся:
   - У тебя есть... - в руках Натали оказался ноутбук.
   Андрей открыл его и включил.
   - Все просто. Вовсе не обязательно действовать силой. Можно - малую силу направить в нужном направлении... - он открыл страницу в Интернете. - Знаешь, что это?
   Натали, похоже, стала догадываться:
   - Сетевой литературный конкурс...
   - Именно. Несколько десятков авторов пишут один или несколько рассказов за установленный срок, потом - читают рассказы друг друга и выставляют оценки. В любом случае, твой рассказ прочитают по меньшей мере несколько десятков, а то и сотен человек. Причем - не рядовых людей с улицы. А тех, кто привык сам конструировать миры. Полумагов. Тех, чья вера - намного питательнее веры рядовых людей. Кто сам умеет воздействовать на других. Встречаются среди них и полноценные писатели. Даже самый ничтожный след, оставленный в их психике, опосредованно окажет мощное воздействие, ведь, так или иначе - он отразится в их творчестве. И при этом - найти концы очень трудно. Вот и все.
   Натали не выдала своих чувств, хотя он ощутил их: смесь досады, радости и восхищения...
   - Ладно, Андрей. Ну, до следующего раза.
   Ее силуэт растаял в воздухе. Лишь пару секунд спустя он ощутил на щеке терпкий след поцелуя. С запахом горького миндаля. Впрочем, цианид пахнет так же.
  
   Конечно, она ушла не просто так, а предварительно навешав на него уйму каких-то примочек. Ему не хватало сейчас сил определить, каких именно. Одна, самая простая, позволяла Натали узнать о любом его действии, связанном с Анатолием или Леной. Еще одна - передавала ей любую его мысль, направленную на нее или ее родственников. Еще какие-то, кажется, резко усиливали его сочувствие к зарубежным магам, особенно - магам русской диаспоры. Даже то, что многие из них (в том числе - один из предков Натали) приняли активное участие в провоцировании Рейха на нападение на Советский Союз, теперь, почему-то, почти не сердило его. И они еще будут читать нам мораль!..
   Все это не имело значения. Эти ловушки не помешают ему сегодня добраться до дома. А тогда это уже не будет иметь значения.
   И он добрался до дома. Правда, грузовика, на котором они приехали, уже не было - на его месте оказалась воронка от мощного взрыва. Пришлось ехать автостопом. Лишь в самом конце, когда Андрей хотел зачистить память водителю, он понял, что, собственно говоря, его способность воздействовать на людей резко ослабла - заблокирована. При этом, воздействовать на себя или на обстоятельства он мог так же, как всегда... Это могло сильно затруднить процесс сбора силы. Могло бы, если бы Андрей не был бы тем, кем был.
  
   ...Лиза ждала его, когда ее сморил сон. Она дремала на диване, с журналом в руках. Ее чуть рыжеватые волосы растрепались. Отопление еще не включили, и по вечерам бывало довольно прохладно. Он куталась в свой белый байковый халат. Андрей сел на диван рядом с ней.
   Снилось ей что-то, судя по всему, не слишком приятное - вероятно, сказывалось беспокойство за него. Еще бы: ушел рано утром, вернулся в одиннадцать вечера... Андрей дотронулся до лба жены и вошел в ее сон. То есть, не сон, конечно, а эмоциональную сферу. Эмпатические способности заблокировать невозможно. Он в этом много раз убеждался. Это благословение-проклятие было с ним всегда, даже - до инициации. С огромным трудом ему к двадцати годам удалось слегка ослабить этот свой дар, превратить эмпатию из аналога слуха в аналог зрения. Какое счастье! Теперь, если не хочешь что-то видеть - можешь просто закрыть глаза...
   И ты еще спрашиваешь, чем мне помешал Аркаша-Людоед? Благослови Созерцателя, сестра, что не слышала крика его жертв! Да, "закрыть глаза" можно всегда. Но если все время ходить зажмурившись, в конце концов, споткнешься и расшибешь себе лоб...
  
   ...Да. Это был тот самый сон. Главный ее кошмар.
   ...Лиза вдруг замечает, что люди, животные, все вещи вокруг - какие-то ненастоящие, фальшивые. Краски - блеклы. Движения людей - механические. Весь мир вокруг - не настоящий, а дешевая имитация. Ее охватывает ужас, она бежит прочь - но везде ее преследует та же фальшь.
   Но вот, наконец, она достигает границы этого фальшивого мира, вырывается из этого "ящика" и... оказывается, что настоящего мира - не существует. Вокруг простирается... пространство. Абсолютно пустое пространство - и бесконечное время. Само небытие...
   Звучит очень глупо. Для тех, кто не испытывал этого сам. Лиза заметалась во сне...
   Андрей смело шагнул в ее эмоциональную бурю. Он еще не встречал людей, которые испытывали бы столь яркие экзистенциальные переживания. Он застыл на границе Сущего и Небытия. Весь мир - иллюзия... Мой сон, в котором я - полный хозяин...
   Кипящий океан магической мощи захлестнул его. Цунами Силы мгновенно разметало все хлипкие постройки Натали, почти растворив в себе саму душу Андрея...
  
   Наконец, он выплыл. Открыл глаза. Успокоившаяся Лизонька просыпалась. У одной - Сила, у другого - способность ее осознавать и применять. Почему так?
   Небольшой части полученной силы хватило Андрею, чтобы стереть все, что направила против него сестра. И вылечить раненого телохранителя - он ведь обещал Толе.
   - Замуж тебе надо, Натали. Найдешь кого-нибудь себе подстать - глядишь, и сможешь сравниться со мной...
   На всякий случай, он посмотрел, что делают сейчас его протеже. Анатолий и Алеся... ну, отмечали победу. Лена и Максим готовились заняться тем же.
   Они - не были просто людьми. Людей с улицы в способностях они обгоняли примерно так же, как их самих превосходили маги уровня Андрея и Натали.
   Андрей мимолетно задумался о том, что, если есть в мире супермаги, превосходящие их с сестрой в такой же степени - сможет ли он отличить их от простых смертных?..
   ...Лиза открыла свои темно-зеленые глаза. Сейчас она спросит, где я был...
   Но Лиза улыбнулась - и ни о чем не спросила.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"