Лычёв Александр Павлович: другие произведения.

Здесь был Вася

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Альтернативная история. Пролет на Грелке-10. Понимаю, почему: слишком перенасыщено фактами. Будет время - разверну до крупной формы.

  Здесь был Вася
  
  
   Земля дрожит
   От мощности такой -
   Вот так он бьет рукой,
   Наш Вася...
  
  
  Иван подошел к окну: за стеклом повисла пелена не по-осеннему сильного дождя. Он вздохнул: погодные катаклизмы - не к добру. Что-то не так... Плохое предчувствие.
  Мир среагировал на его беспокойство: дождь был уже не таким сильным, как только что. В сплошной пелене туч появились просветы. Стоявшая под окном на светофоре красная "десятка" превратилась в зеленую "пятнадцатую", а на заднем стекле "фольксвагена" появилась наклейка: "Хочу домой, в Германию".
  Иван погасил порожденный им "всплеск": не хватало еще, чтобы неприятности начались из-за его несдержанности.
  Нет, правда: он чувствовал надвигающийся "шторм". Не грядущую мелкую флуктуацию, а полноценный хроноклазм, глобальное изменение временной линии.
  Ой. Небо снова затянуло облаками, а дорога расширилась на пару метров. Машин стало заметно больше. Но это уже не он: подобные природные волны изменений приходят несколько раз в неделю, Бог с ними. Иногда происходят и глобальные изменения - вплоть до изменения очертаний континентов и появления/исчезновения некрупных стран.
  Ага, как в известном анекдоте: - А где Бельгия, твою мать?!!
  Да, с прошлой недели вот Лихтенштейн какой-то появился, Бутан... Люксембург зато втрое уменьшился...
  Но хуже всего - направленные изменения: вся тщательно выверенная временная линия запросто может пойти псу под хвост из-за чьей-то - ладно еще "злой воли" - а то ведь - просто глупости.
  Шеф усмехнулся про себя, вспомнив, как летом неделю искали ключ от спецхрана, потерянный Антоном...
  Иван вздохнул: в последнее время он начал испытывать стойкую неприязнь к всевозможным "школам (а также колледжам и т. п. заведениям) для одаренных детей" и к их воспитанникам, которые успешно сочетают в себе интеллект взрослых, упертость подростков и здравомыслие дошкольников...
  
  ***
  
  - Нет, ну, покажи... Давай-давай. "Знания должны применяться..." - Сонька насмешливо улыбалась.
  "- А желания - исполняться", - мысленно закончил я известное высказывание Гете, бросив взгляд на ее роскошную темно-русую гриву.
  Константин вступил в разговор:
  - Бог наказывает людей, исполняя их желания... Ты уверена, что действительно хочешь этого?
  Но Софью Алексеевну (какое имя, а?) нелегко было сбить с толку:
  - Очень хочу. Всю жизнь, можно сказать, мечтала... Подумать только: оказывается, я все это время общалась с великим волшебником...
  - Магом... - поправил я (опять же мысленно).
  - ...и даже не воспользовалась своими связями. Даже никакого, самого завалящего миллиона долларов не выпросила. Или хоть пятерку в семестре по древнегреческому... - Она отхлебнула лимонад из фужера (ага, мы - аристократы; пить "из горла" не станем)...
  Костик продолжал меня прикрывать:
  - Ты же рассказывала, что всегда отказывалась, чтобы тебе гадали, и все такое прочее... - ох, "иногда лучше жевать, чем говорить"...
  Сонечка скривила губы:
  - Если ты собирался взять меня "на слабо", то поздравляю: тебе это отлично удалось, - воспользовалась она его оплошностью. - И, вообще-то, сегодня у меня день рождения. Мне теперь пятнадцать, и я старше вас на год. Так что - ну, устройте мне подарок. В виде интересного зрелища хотя бы.
  Я вступил в разговор.
  - Не все так просто. И вообще - почему ты думаешь, что еще не видела, как я это делаю?
  Сонька нахмурилась:
  - Поясни... - Костя тоже посмотрел на меня достаточно заинтересованно.
  Я пояснил:
  - Ну, маг, вообще-то, ничего не меняет и не создает. Теория магии - близка к теории параллельных миров. Если нужно, например, чтобы ты получила пятерку по древнегреческому, то мы как бы "переходим в параллельный мир", где ожидается именно этот результат. Но в этом - и сложность: ты-то при этом забудешь о прежнем "состоянии реальности": для тебя - "всегда так было", так что мне ты даже спасибо не скажешь. А скорее всего - и забудешь, что меня об этом просила.
  На секунду повисло молчание.
  - Ага, - Соня схватывала все налету. - Значит, если ты наколдуешь для меня миллион баксов, я буду считать, что всегда была миллионеркой, так?
  Константин тоже поймал идею:
  - И не только ты, но и все окружающие будут так думать. Просто в этом "другом" мире у тебя окажется какой-нибудь богатый дальний родственник, неожиданно отдавший концы. Или ты выиграешь в лотерею, или еще что-нибудь...
  Соня опять помолчала. Потом спросила:
  - Так. Скажи, а воздействие со стороны другого мага маг может обнаружить?
  Я ответил:
  - Да, конечно. Я периодически замечаю, что, вот, деревья откуда-то новые появляются. Вот как-то тополь во дворе в клен превратился. Рекламные щиты тоже... - Такая вот "дежа-вю наоборот" - кажется не "то, что это уже когда-то было", а "то, что было иначе".
  Сонька хрустнула костяшками пальцев, потянулась (очертания того, что скрыто под блузкой, на миг проступили весьма отчетливо - лифчики она, похоже, не признает). Потом - победно улыбнулась:
  - Ну, тогда я знаю, как ты можешь показать нам с Костиком, - она кокетливо улыбнулась ему - я сглотнул слюну, - то, что видишь сам...
  - Ну?..
  - Преврати нас в магов - таких же, как ты. В смысле, создай мир, где мы ими уже являемся. И тогда мы все сами увидим. И мне, опять же, подарок...
  Я воскликнул:
  - Но это невозможно!
  Она спросила:
  - Ты пробовал?
  - Ну... Вообще-то нет.
  Она улыбнулась:
  - Нам выйти? Или - необязательно?
  
  ***
  
  - И что изменилось? - Соня скептически осмотрела комнату. Все то же самое: накрытый стол у окна (бутылка "кока-колы" и недоеденный кекс), письменный стол с тетрадкой и ручкой, телевизор и видик, диван...
  Я пожал плечами:
  - Это у тебя надо спросить.
  Костик подошел к окну и стал рассматривать деревья во дворе.
  - Значит, покуда не произойдут какие-нибудь изменения, мы так и не заметим ничего?
  Я ответил:
  - Ну, вообще-то бывает еще "откат". Ну, два мира - прежний и новый - могут, помимо "заказанных" различий, иметь и еще какие-то. Побочный эффект, так сказать...
  Некоторое время все пристально разглядывали комнату...
  Я подошел к письменному столу и спросил:
  - Здесь лежит ручка. Какого она цвета?
  Соня без запинки ответила:
  - Паста - фиолетовая. Корпус - темно-бордовый...
  Костик подтвердил:
  - Очень темного красного цвета... - я поднял ручку и показал им: она была черной. Чисто черной, без малейших признаков бордовости.
  Сонечка сразу же потеряла всю свою самоуверенность:
  - Не может быть. Наверное, освещение изменилось... - я отдал ручку ей, пусть посмотрит сама.
  
  Костя коротко рассмеялся:
  - Давайте попробуем еще раз. Ну, чтобы у нас не только по греческому, а по всем языкам в семестре вышли хорошие оценки... Как это делается?
  - Да очень просто. Нужно всего-навсего абсолютно точно знать, что то. Что ты хочешь воплотить - уже существует. Только и всего.
  Костик аж крякнул.
  
  Ну хорошо, пусть будут семестровые пятерки. Соня сразу же кинулась к столу и схватила злополучную ручку. Корпус ее был... темно-синим.
  Костя резонно заметил:
  - Из-за изменения освещения можно перепутать бордовый цвет с черным, но не с синим же? - Похоже, работает...
  
  Сонька пристально смотрела на ручку. Положила ее, подошла к столу, взяла фужер с кока-колой, отхлебнула:
  - Ванильная... Была - обычная!
  Ничего не могу сказать: я - не настолько большой специалист. Но - почему бы и нет?
  Костик неуверенно начал:
  - Я не могу точно сказать...
  И тут нас "накрыло": на моей памяти так было лишь однажды. Телевизор - Panasonic... Sony... вдруг - старенький Orion... включенный - снова выключенный... Опять Panasonic. Люстра - две лампочки... три... - снова две...
  И все закончилось.
  Я взглянул на остальных. Соня с Костиком озадаченно смотрели то на меня, то - друг на друга: они явно уловили меньше меня, но, тем не менее, что-то почуствовали.
  - Деревья... На улице: раньше загораживали окно полностью, а теперь - появился просвет. - Сонька прикоснулась пальцами к стеклу. Ну, может быть - ей виднее, это же ее дом. А вот... да. Раньше на соседнем доме была одна антенна, а теперь - две.
  - Мне казалось, что раньше скатерть была другая, с голубыми цветами, а не с фиолетовыми, - Костя поскрябал ногтем стол.
  
  ***
  
  Иван чувствовал, что не успевает: он примерно уже определил, где сидит маг: западнее Урала, но определенно восточнее Подмосковья. К сожалению, чтобы вступить в контакт с возмутителем спокойствия, этого явно недостаточно. Что ж - придется ждать, пока он/она/они не начнут действовать.
  
  ***
  
  - Так что мы теперь можем? - Соня облизнула губу и усмехнулась: - Все? Или - не совсем?
  - А ты что-то предлагаешь? - осторожно спросил я вслух.
  Она рассмеялась:
  - Ты недооцениваешь перспективы. Скатерть действительно раньше была с голубыми цветами. Я даже помню, что, когда я ее в магазине выбирала, то задумалась: брать с синим узором или с фиолетовым. И тогда я выбрала голубой. Похоже, что в этом мире я поступила иначе...
  Я молчал. Соня продолжила:
  - Раз мы можем воздействовать на прошлое, а не только на настоящее и будущее... То...
  - Ой, Сонь, только не надо про гражданский долг и все такое прочее, - скривился Костик. Наша дама не удостоила его ответом. Я только сейчас заметил, что глаза у нее стали чуть-чуть - самую капельку - скошены внутрь. По слухам - первейший признак ведьмы.
  - Васенька, да ты теперь - и вправду Базилевс, - достали они меня с этим приколом, черт бы побрал греческий язык. - Не ты ли позавчера сожалел о том, что Аляску в свое время продали американцам? - в упор не помню, чтобы позавчера мы говорили о чем-либо подобном... но, в принципе, зайди об этом речь, нечто такое я мог бы сказать. - Может быть, исправим историческую несправедливость?
  Однако... Масштаб серьезный... Но, с другой стороны, нас ведь теперь трое. Я проглотил уже крутившиеся на языке возражения, и спросил:
  - И что ты предлагаешь?
  Соня ответила сразу:
  - Стереть из истории Сталина. Без него советская власть не стала бы такой, какой стала. История СССР вполне обойдется без ГУЛага, коллективизации, депортаций и "закона о трех колосках", по которому едва не замели моего деда.
  Костик заметил:
  - Но в мире с настолько иной историей мы все вполне могли бы и не родиться вовсе...
  Соня отмахнулась:
  - Ну, так пожелаем, чтобы лично мы при этом все-таки существовали. Причем - в свое время встретились бы. Ну, чтобы изменения именно в нашей личной истории были бы минимальны. Вряд ли такое условие сделает устранение Сталина невозможным. Вот, например, удобный случай, - она подошла к книжной полке и достала книгу (я даже прочел название: "Измена Родине"). - Ага, вот: "Вырвавшийся Охотников подбежал к Сталину... и кулаком ударил его по затылку". Дело было седьмого ноября двадцать седьмого года. Что, если бы Усатый тогда "сыграл в ящик"? Ведь могло такое быть...
  - И кто же стал бы тогда вместо него? - Костя скептически хмыкнул.
  Соня пожала плечами:
  - Любой из тогдашнего Политбюро. Или - из военных...
  
  - Ну, Сонь... Я не уверен... - Софьюшка встретилась со мной глазами и улыбнулась. Она уже знала, что я соглашусь.
  
  ***
  
  Началось, когда Иван гулял по тенистой аллее сквера. Это был уже пятый поволжский город, который он исследовал... Иван сел на скамейку и приготовился.
  Е-мое! Хроноклазм оказался весьма мощным и на удивление "чистым". Такое возможно только в том случае, если маг, во-первых, полностью осознает то, что делает, а во-вторых, пользуется мощным артефактом... Но артефакты такой силы - все наперечет. И все - давно под контролем. Появился еще один? Однако...
  Мага он заметил. Да не одного, а целых трех. Подростки, как он и думал. Из соседнего областного центра. Все предсказуемо. Но где же они взяли артефакт?..
  Иван поднял взгляд. Н-да. Изменения оказались весьма наглядными. Раньше напротив скамейки стоял какой-то обелиск в память "жертв сталинских репрессий". Теперь же - памятник самому Сталину. "Шеф" подошел поближе и прочитал надпись:
  "Иосифу Виссарионовичу Сталину и всем жертвам диктатуры от скорбящих соотечественников. 7 ноября 1997 года."
  
  ***
  
  Что-то изменилось... Что-то неуловимое. Нет-нет, количество антенн, лампочек и тому подобное осталось прежним. Марка телевизора... Черт. Не помню, какая была раньше.
  Скатерть, сакраментальная ручка, деревья за окном - все, как было. Но, как будто воздух стал более прозрачным... Или - наоборот, менее. Небо... не то, чтобы другого цвета... но оттенок - определенно отличается от прежнего. Наверное, это то, что Лев Гумилев называет "цветом времени".
  Сонька, сидевшая будто в ступоре, с трудом подняла руку и попыталась что-то найти рядом с собой...
  - Черт... Она была здесь!
  - Кто? - не понял я. Разве с нами был кто-то четвертый?
  - Книга, которую я вам цитировала.
  Костя тоже пришел в себя:
  - Похоже, ей нет места в этом мире. Но посмотри, у тебя наверняка должны быть... ну, хотя бы учебники истории. Пока нам и этого хватит.
  - Ни фига себе - "нет места в этом мире"... - проворчала Сонька, - между прочим, денег стоила.
  А похоже было, что в этом мире наша Софья Алексеевна не особенно интересуется историей - все больше химией и биологией.
  
  После получасовых поисков мы все-таки нашли пару книг: "Москва в годы Второй Мировой войны" и странное произведение под названием "Мировые войны в творчестве великих мистиков середины века".
  Я схватил книжку о Москве... Так, содержание. Черт... Все - о "трудовых достижениях" и тому подобном. Что-то друзья мои притихли:
  - Эй, ребята, что-то не так? Вы чего? - В ответ Костик ткнул пальцем в первую фразу аннотации: "Вторая Мировая война 1929-1933 гг. стала тяжелым испытанием для советского народа..."
  Ой.
  К сожалению, ничего более осмысленного из книжки вытянуть не удалось: все - голая пропаганда и славословия Политбюро (упоминались и Зиновьев, и Каменев, и Бухарин - даже Троцкий мелькнул пару раз...).
  Я открыл "мистиков" - и сразу же наткнулся на то, что искал - отрывки из Даниила Андреева:
  Что все былые казни и плахи,
  Войны и самые лютые сны?
  Даже Гагтунгр отступает в страхе
  Перед зияньем Четвертой войны.
  
  Так. Это - уже интереснее. Я зачитал Соне и Костику четверостишье и пояснил:
  - В концепции Андреева, Гагтунгр - дьявол. В нашем мире этот стих звучит иначе:
  Что... наши самые лютые сны
  Перед зиянием Третьей войны...
  Похоже, после Второй Мировой войны начала тридцатых, здесь успела пройти еще одна.
  Мы просмотрели всю книгу, но никого знакомого, помимо Андреева, там не оказалось. Все какие-то иностранцы, вещавшие нечто совершенно неудобоваримое.
  - А, вот еще:
  "Цикл завершен, истощился, прожит -
  Стынь, всероссийская полночь, стынь.
  Город гортанные говоры множит -
  В залах - французский, в храмах - латынь..."
  Сонька поморщилась:
  - Опять он? И что не так?
  Я пояснил:
  - В нашем варианте было: "в залах - английский"... Ну, он назвал язык наиболее вероятного противника. И здесь это явно были не США...
  - Хватит. Так мы много не накопаем, - Костик стукнул кулаком по подлокотнику кресла. - Жалко, что модем у тебя тут не работает, как и в прежнем мире, но можно найти Интернет-кафе какое-нибудь...
  Я перебил его:
  - Тогда уж, лучше в Областную библиотеку зайти. Она рядом. Ну, по крайней мере, была.
  Сонька щелкнула пальцами:
  - Точно. Там - и Интернет есть. Пойдемте!
  
  ***
  
  Библиотека внутри оказалась такой же, как "наша родная"... Да и вообще, чем больше времени мы в этом мире проводили, тем менее странным казалось мне происходящее. У меня возникло стойкое ощущение, что, если так дело пойдет и дальше, через пару дней мы забудем, что когда-то было иначе. Теперь уже и то, что прошли именно три мировые войны, а не две, казалось вполне логичным - Бог-то, как известно, троицу любит...
  - Вот, - Соня пододвинула к нам том "Большой Советской энциклопедии".
  Ага, и карты есть... Тем лучше.
  - В общем... - стала рассказывать наша подруга, - если выбросить лирику и восстановить то, о чем умалчивается, то выходит, что причиной Второй Мировой войны стали англо-американские противоречия. Основные события, собственно, развернулись на море. Численность флотов после Вашингтонской конференции 1922-го года была равна, однако США экономически были намного мощнее Британии. Но, при этом, британский Королевский Флот обладал гораздо большим боевым опытом, традициями и всем таким прочим. Для англичан война стала "фолом последней надежды"... Без нее, они экономически очень быстро проигрывали Штатам. А так - могли попробовать подорвать их экономическую мощь за счет морской блокады и т. п.
  Я пояснил:
  - Ну, в конце двадцатых вероятность англо-американской войны и впрямь была высока. В нашей прежней истории напряженность была разряжена "Великой депрессией". А здесь...
  Сонечка пихнула меня в бок. Ладно, ладно, не буду перебивать...
  Она продолжила:
  - Англия и Франция выступили против США. Германия - против победителей в Первой Мировой. Польша - против Германии. СССР вступил в войну на стороне США и Германии против англо-франко-польского союза...
  Я не поверил своим ушам:
  - Чего?.. Они что, с дуба рухнули? До начала индустриализации Советский Союз, мягко говоря, не превосходил по силам даже Российскую Империю начала века... Я бы понял, если бы на него напали, но, раз пишут "вступил в войну" - значит...
  - Значит, что именно Москва объявила войну Варшаве, Парижу и Лондону, а не наоборот, - подтвердил Костик. Он как раз изучал местную историю СССР. - Красная интервенция, экспорт революции и все такое прочее. Все просто: после переворота, последовавшего за смертью Сталина, в начале 1928-го года был введен пост Президента СССР. И занял его - кто бы вы думали? - Маршал Тухачевский. Даже здесь, - Костик ткнул пальцем в свой двадцать четвертый том БСЭ, - пишут, что отчасти решение вступить в войну было вызвано желанием "Красного Бонапарта" поквитаться за двадцатый год, когда поляки приложили его "мордой об стол".
  - Ну, и каковы же были успехи? - я снова повернулся к Соне.
  Та пожала плечами:
  - Да именно таковы, как и следовало ожидать. Пока немцы пытались спешно увеличить армию от разрешенных ста тысяч до пристойной численности, французы оккупировали пол-Германии. Зато, после убийства польского диктатора Юзефа Пилсудского, дела у его преемников пошли не особенно хорошо, и Тухачевский Польшу все-таки захватил. Англичане и их союзники-японцы в нескольких морских сражениях разгромили США.
  Красная Армия, вступив в Германию, поддержала местное партизанское движение, и французов, в итоге, выдавили на исходные позиции. Англичане попытались прорваться к Питеру, но идти в лобовую атаку на прекрасно подготовленную береговую оборону не решились. А вот внезапное наступление румын и чехов на Украину оказалось весьма неприятным. Прорыв был ликвидирован, хотя и не сразу...
  - Да уж, конечно - наверняка Тухачевский, по своему обыкновению, в резерве ничего не оставил... - пробормотал я вполголоса.
  - ...но несколько лет ушло на то, чтобы подавить порожденные этим вторжением мятежи. В общем, в тридцать третьем был подписан мир, так как боевые действия затихли сами собой, - Соня закончила рассказ.
  - Ну, и где логика? Прежде, чем СССР вступил в войну, она ведь уже началась, причем - без всякого его участия, - Костя пожал плечами. - Где логика? Как устранение Сталина могло так сильно повлиять на ход событий?
  Тут до меня дошло:
  - Помню, в конце двадцатых Тухачевского обвиняли в "красном милитаризме": он требовал бросить те средства, на которые собирались проводить индустриализацию, на производство и закупку вооружений... Теперь я понимаю, зачем: похоже, с ним кто-то вышел на контакт: то ли американцы, то ли немцы... Ведь выстраивание блоков на случай войны наверняка уже шло. Но Сталин вовсе не хотел ввязываться в конфликт. А так как Тухачевский был всего лишь начальником Генштаба - даже не наркомом обороны - то его и осадили, чтоб не лез куда не надо. А здесь - некому было это сделать... Он согласился вступить в войну. А такое увеличение силы одной из сторон вывело ситуацию из равновесия: скорее всего, англичане просто испугались, и решили ударить сейчас, а не тогда, когда СССР и США еще больше усилятся.
  Соня и Костя молчали, выжидательно глядя на меня. Моя очередь: я читал про Третью Мировую. Вряд ли им понравится то, что я им сообщу... Ну, да "из песни слова не выкинешь"...
  
  - Ну, Третья Мировая война - это попытка США взять реванш. Англичане воевали против американцев, французы, как раньше - против немцев и русских. С Германии по условиям Амстердамского мира все ограничения по численности армии и флота были сняты. К власти в стране пришла Объединенная рабочая партия. Адольф Гитлер за два года выбился в ее лидеры - и канцлеры. Вообще, даже после всего произошедшего Тухачевский и его генералы так и не озаботились промышленным развитием. Вернее, новые предприятия, конечно, создавались, но в значительно меньшем количестве, и производили они в основном оружие.
  При этом, основной акцент был сделан на развитие принципиально новых типов вооружения: прыгающие танки и тому подобное. Зато, например, "катюши", как я понял, вошли в употребление только после окончания войны. В общем, не сказал бы, что это, в чисто военном отношении, принесло много пользы. Что же касается экономики - социалистическая Германия в тот период явно возобладала над СССР.
  Война началась в 1940-м с попытки Германии и СССР захватить под свой контроль источники нефти в Восточной Европе. Франция и Англия в ответ объявили войну обеим социалистическим странам, а США - самим Англии и Франции...
  - А как же "в залах - французский"?.. - Перебил меня Костик. - Получается, что Франция устояла под натиском Германии и Советского Союза одновременно, при том, что в прежней истории с ней справилась одна только Германия?
  - Вот именно. Не забудь о дате. Война началась в сороковом. До вторжения на территорию Франции дело могло дойти не раньше весны - лета сорок первого. А эта отсрочка оказалась роковой. В середине 1941-го года Франция создала ядерное оружие.
  Воцарилась тишина.
  Наконец, Соня спросила:
  - Но почему?
  - Да просто потому, что французская "школа Кюри" в исследованиях атома шла на первом месте, на год примерно обгоняя Германию. А в нашем мире немцы не создали бомбу в сорок втором только из-за глупейшей ошибки с определением коэффициента поглощения нейтронов графитом - это стоило им трех лет... Французы же ошибки и у нас не допустили... но им не хватило времени - Париж капитулировал в сороковом.
  Соня процитировала:
  "- Мир рвался в опытах Кюри
  Атомной лопнувшею бомбой,
  А электронные струи -
  Невоплощенной гекатомбой..."
  
  Костик пожал плечами:
  - Но ведь в первый год у них появились от силы одна-две боеголовки, не больше... Разве это могло изменить ход событий?
  - Это помогло им выиграть время. А потом... бомб стало больше, - я пододвинул им том БСЭ. - Это города, подвергшиеся ядерным ударам.
  Соня судорожно вздохнула. Костик бормотал:
  - Дрезден, Гамбург, Берлин, Варшава, Братислава, Харьков, Сталинград, Ленинград, Севастополь... Сталинград? В этом мире?
  Я пожал плечами:
  - После разоблачения военных диктатур Тухачевского и Жукова в шестидесятых годах многие города были переименованы в память жертв репрессий. Я вот не пойму, как французы до него дотянулись: неужто "ранцевую" бомбу сделали? Да, так вот. Применив ядерное оружие, Франция сумела оккупировать часть территории Германии - и снова столкнулась с партизанской войной. Советские войска, в союзе с остатками немцев, пытались держать базы французских ВВС подальше от границ СССР, но бомбардировщики стартовали с авианосцев, в том числе - предоставленных союзниками-англичанами. В ответ СССР атаковал британские колонии на Ближнем и Среднем Востоке, в том числе - Индию и страны Персидского залива. Одновременно проходила массовая эвакуация промышленности подальше от западных границ. Кроме того, именно в этих-то тяжелейших условиях стала проводиться и индустриализация: большую помощь, конечно, оказали США и эвакуированные немцы.
  В сорок четвертом СССР и США совместными усилиями создали собственное ядерное оружие. Мир был заключен в мае сорок пятого. По итогам войны, Германия, не поверите, была разделена на Западную (профранцузскую) и Восточную (просоветскую) части.
  - Ага. И что дальше?
  - Ну, Британская Империя распалась: Ближний и Средний Восток получил независимость из рук СССР, Австралия и Канада - США. Потеря Персидского залива породила мощнейший кризис, от которого Британия уже не оправилась, легко уступив океаны американцам. Японию США, как и у нас, задавили числом. Французы пережили несколько колониальных войн... но ядерное оружие в них не поможет, так что они ушли сначала из Вьетнам, потом - и из Алжира.
  В конечном счете, США и СССР возобладали над Англией и Францией чисто экономически. После чего начали соперничать друг с другом. После революции во Франции в 1968-м (так называемая "Парижская весна"), англо-французский блок в "Холодной войне" выступил на стороне Америки... в итоге, ситуация, практически, стала полностью аналогичной нашему миру.
  Мы помолчали. Наконец, Костик сказал:
  - Кому как, народ, а мне здесь как-то не нравится. Радионуклиды, и вообще...
  Молчание прервал телефонный звонок.
  
  ***
  
  Только тут мы обратили внимание, что на столе, за которым мы сидели, чуть в сторонке, лежал, видимо, забытый кем-то сотовый. (Впрочем, я-то точно знал, что еще десять минут назад его там не было.)
  Повинуясь внезапному импульсу, я ответил на вызов.
  У собеседника оказался приятный баритон:
  - Привет, Базилевс. Наконец-то.
  Я сглотнул слюну и спросил:
  - Кто это?
  Незнакомец ответил:
  - Ну, допустим, Иван Петрович.
  Тоже мне, "Иванов - Петров". Я спросил:
  - А фамилия, часом, не Сидоров?
  В трубке рассмеялись:
  - Угадал. Именно что Сидоров. Ну, Васенька, можно поздравить вас троих с новосельем?
  - Нет... Пожалуй, пока что рано...
  - Неужто не нравится? - притворно удивился собеседник. - Собираетесь еще один хроноклазм устроить?
  Я не нашелся, что ответить.
  - Васенька, я понимаю, что вы действуете из лучших побуждений. Но, поверь мне, история идет вовсе не так случайно и глупо, как кажется на первый взгляд. В той или иной степени магическими способностями обладает каждый человек. Телеология истории - существует. История "сворачивает" туда, куда желает большинство. Можешь удивляться, но это почти всегда - и наиболее гуманный вариант. В конечном счете.
  - Вот как? А как же вышло так, что мы трое, лишь недавно ставшие магами, смогли завернуть хваленую премудрую историю куда захотели?
  "Иванов - Петров" ответил сразу же:
  - Артефакт. У вас - конкретно - у тебя, Василий, есть некий чрезвычайно мощный артефакт. Видимо, универсального спектра действия. Я прав?
  - Чего?.. Нет у нас никакого артефакта, - я пожал плечами, как будто собеседник мог меня видеть.
  Сидоров хмыкнул:
  - Так-таки и никакого?
  - Увы. И что это такое, вообще-то?
  В трубке задумались.
  - Ну, в нашем случае, артефакт - это предмет, нагруженный большим символическим значением. Некий предмет, который в общественном подсознании связан с определенными событиями и/или людьми прошлого. Ну, например, знамя Победы - то, которое было водружено над Рейхстагом тридцатого апреля сорок пятого года. Оно - очень прочно связано с ходом и исходом Великой Отечественной войны. Через него на ход войны можно и воздействовать. У вас есть нечто такое, что позволило вам воздействовать на прошлое с огромной силой. Не знаю, что, но есть.
  - Но у нас ничего нет! Ни трубки Сталина, ни шашки Тухачевского, ни пуговицы Пушкина, е-мое!
  - Тихо, Базилевс, не горячись. Расскажи мне, как все произошло. Когда ты вообще заметил в себе способности?
  Я вопросительно посмотрел на Соню, на Костю (они тоже прислушивались к разговору), и начал рассказывать.
  
  Когда я закончил, "Иван Петрович" немного помолчал. Потом ответил:
  - Хм... Все это довольно понятно, Вась. Ты от природы имел магические способности. Рано или поздно, они должны были проявиться. Конечно, "превратить в магов" своих друзей ты не мог - но они тоже от природы достаточно талантливы в этом отношении, так что ты просто слегка подтолкнул их в нужную сторону. Но... слишком уж резко тебя "накрыло" после возвращения из Москвы. Я правильно понял, вы с классом ездили в Москву летом? Нет, говори, что хочешь, но ты прихватил там какой-то артефакт. Вспомни-ка получше...
  У меня мелькнула догадка... в тот самый момент, когда Костик внезапно щелкнул пальцами - и в трубке послышались короткие гудки. Он взял нас за руки:
  - Стоп, народ. У меня есть идея. "Иванов - Петров - Сидоров" подождет.
  Мы вопросительно посмотрели на него.
  - Вы - сделали, что хотели. Хотели СССР без Сталина - получили. Я высказывал сомнения, но - не возражения. Теперь - моя очередь. "Иван Петрович" - крутой, и если что - нас найдет. Предлагаю поступить более радикально: совсем отказаться от Советской власти. Соответственно, и отменять уже внесенные изменения не придется...
  - Думаешь, это поможет избавиться от жертв войны?
  - Почему бы и нет? Не распалась бы Российская Империя - и Центральная Европа не раскололась бы на множество мелких государств с незащитимыми границами и тупыми националистическими режимами. Практически безвизовый режим, существовавший до Первой Мировой, восстановился бы явно раньше, чем через полвека... А Россия плюс Западная Европа - это явный мировой лидер и в военном, и в экономическом отношении. Для серьезных войн - просто не останется ни повода, ни сил...
  Я хотел возразить... но внезапно понял, что не могу: Костик не был совсем уж не прав...
  
  ***
  
  Соня с усилием подняла голову: лицо ее было бледным до синевы, губы дрожали, она тяжело дышала, но явно была в сознании:
  - В следующий раз пожелаю, чтобы рядом оказался бы флакон с нашатырным спиртом... - она слабо улыбнулась.
  Костя запыхался так, будто только что пробежал стометровку за одиннадцать секунд, но тоже сделал знак, что с ним все в порядке.
  Я осмотрелся: ну, это определенно та же библиотека (я пожелал, чтобы это не изменилось - а то кто знает, как далеко нам бы пришлось плюхать за нужной информацией), но вот других посетителей что-то не видно. И библиотекарей - тоже. Такое впечатление, что здесь сегодня выходной. Ну, может быть и так. Так даже лучше: кто знает, как здесь одеваются, и ведут себя. Я перевел взгляд на стеллаж: да, все правильно - вместо "Большой Советской энциклопедии" на нем находилась "Большая Российская энциклопедия". Тем лучше: прибыли, можно сказать, с комфортом.
  Я взял первый попавшийся том и раскрыл его на первой попавшейся странице... Орфография - вполне современная, никаких "еров" и "ятей". О, уже интересно - что-то про Первую Марсианскую экспедицию. Похоже, здесь и вправду не тратили силы на войны...
  Я протянул том пришедшей в себя Соне, а сам потянулся за следующим. Где тут про историю России?
  
  ***
  
  Почему-то аборигены обожали фотографии. Вот - Николай II: в кругу семьи; на позициях; в почетной ссылке в Крыму. А вот - на позициях Михаил II Александрович. Вот он же - с Председателем Совета Министров А. Ф. Керенским. А вот - в обществе следующего премьера, В. И. Ульянова. И, наконец, первое цветное фото: весьма немолодой Император Михаил, возлагающий цветы на могилу своего племянника, цесаревича Алексея Николаевича, опирается на руку еще одного Председателя Совета Министров - Иосифа Виссарионовича Сталина.
  Соня и Костя искренне пытались мне помочь, но слишком уж выдохлись. Пришлось мне разбираться одному.
  
  - Ну, так. Отличия этого мира от нашего проявились в 1916-м году, когда наследник российского престола цесаревич Алексей Николаевич умер от обширной кровопотери, через несколько дней после убийства Григория Распутина. Императрица Александра Федоровна, потерявшая сразу двух близких людей, впала в состояние нервного расстройства и отошла от активной политической деятельности.
  В феврале 1917-го, когда генералитет потребовал его отречения, Николай Второй принял ультиматум военных. Ну, строго говоря, он принял его и в нашем мире. Но, видимо, под влиянием жены, Николай подписал отречение не только за себя, но и за сына - чего не имел права делать. Михаил Александрович, понимая, что, в случае чего, брат легко откажется от недействительного отречения, отказался принять власть (по крайней мере, до созыва Учредительного Собрания). В итоге, собственно, это все и назвали "Февральской революцией". Здесь же - ничего подобного не было: у Михаила Александровича не возникло никакого резона отказываться от власти. Мятежная столица была блокирована войсками, и, через несколько недель, капитулировала.
  После победного для России окончания Мировой войны Османская Империя (вернее, то, что от нее осталось - Турция и Междуречье), чтобы избежать окончательного распада, стала сателлитом Петрограда. Уже через месяц после окончания боевых действий между западными союзниками - Англией и Францией - и Россией началась вражда. Но, по причине усталости от войны, противостояние приняло "холодный" характер.
  На случай новой войны, Император решил провести давноназревшую индустриализацию. Введение конституционной монархии и всеобщего избирательного права привело к тому, что основными соперничающими партиями на думских выборах стали эсеры и РКП(б). Монарх оказывал неофициальную поддержку большевикам, так как именно они настаивали на индустриализации. Кроме того, большевики гораздо меньше эсеров были замешаны в терроризме и прочей уголовщине.
  Отношения между Россией и остальной Антантой все ухудшались. После "Великой депрессии" начала тридцатых Европу, как и в нашей истории, охватил националистический психоз. Ремилитаризация Германии была полностью поддержана Россией: Михаил и Сталин решили сделать из нее оружие против англо-французов. В итоге, тот союз, который у нас называли "Осью", сложился и здесь. Только вот Российская Империя, в отличие от СССР, не только не стала ему противостоять, а вообще вошла в его состав. Более того - стала его основой... - я замолчал.
  - И что? - слабым голосом спросил Костик (а я уж стал думать, что он вырубился).
  Я пожал плечами:
  - Сам понимаешь. "Ось" и так-то чуть не победила, а уж, имея в своем составе Россию (и Турцию с Персидским заливом)... Ты прав. Вторая Мировая война здесь хотя и была, но оказалась весьма короткой и малокровопролитной. В общем, Антанту "убрали на раз", что называется. То, что не аннексировали страны "Оси", проглотили Соединенные Штаты. США установили контроль над Новым Светом, "Ось" под эгидой России - над Старым. Эти два союза до сих пор соперничают - в основном, в космосе...
  - А Германия? - уточнила Соня.
  - Третий Рейх - верный союзник Империи. Идеология его здесь, видимо, несколько иная. По крайней мере, с господствующим в России неоевразийством местный нацизм как-то смог договориться...
  Соня усмехнулась:
  - Мир победившего фашизма... И ты, Костенька, еще меня критиковал за радионуклиды?
  
  ***
  Рядом раздалось интеллигентное покашливание. Я замер. Потом - медленно обернулся, уже зная, кого увижу сзади.
  - Ох, ребята, пора бы уж успокоиться. Вы посмотрите на себя - скоро развоплотитесь от усталости. - Иван Петрович шагнул к нам, но остановился, увидев, как я предупреждающе вскинул руку. Мужик среднего роста, довольно худой, с проседью, но без других признаков возраста.
  Он вздохнул:
  - Ну, вы разве не поняли, что, по сути, мало что меняете?
  Я кивнул:
  - В "мире Тухачевского" от ядерной бомбардировки в Европе пострадали именно те города, которые и в нашем мире были особенно сильно разрушены...
  Иван Петрович улыбнулся:
  - А "Великая депрессия" на Западе и коллективизация в СССР - "тень" Мировой войны на рубеже двадцатых и тридцатых. А культ Тухачевского и Жукова - "тени" их диктаторства... Что же касается этого, - он кивнул на мир за окном, - то ведь именно таков и есть магистральный путь исторического развития. Проигравший войну становится сателлитом одного из победителей - что может быть естественней? Наоборот, то, что Германия умудряется в кратчайшие сроки восстановить прежнее могущество... Вот этому следовало бы удивиться.
  Он уселся на стол:
  - Ну, ты нашел артефакт?
  Я показал ему руку. На среднем пальце - колечко. Простое-простое, от ключей похоже. Даже не знаю, зачем я, все на посмешище, стал его носить.
  - Это?
  Сидоров чуть нахмурился - глаза его будто провалились внутрь черепа, в белесую муть: в дело вступила магия. Очертания предметов вокруг вдруг стали размытыми... и снова проявились. Маг улыбнулся:
  - Базилевс, ты просто молодец. Знаешь, что у тебя на пальце?
  Я пожал плечами:
  - По виду - кольцо от ключей. Самое обычное.
  - Угадал. Где нашел?
  - Где-то в Москве, не помню точно. Как-то попало в руки... крутил его, крутил от нечего делать, надел на палец... Ну, и решил оставить, как безделушку.
  Иван Петрович восхищенно покачал головой:
  - Ну, у тебя и интуиция... Что было на кольце-то, помнишь?
  - Да ничего не было. Какой-то значок с буквами и цифрами... С. Х. - и цифры какие-то - я его выбросил.
  - Именно. Спецхран - и его номер. Особое помещение, где основной наш запас артефактов и хранится. Кольцо летом один наш... хм... сотрудник посеял вместе с ключом. Ключ мы нашли, а вот про колечко - забыли. Между тем, оно, обладая связью со спецхраном, связано и со всеми находящимися там артефактами.
  - И, таким образом, само является артефактом универсального действия.
  - Да. Конечно, чтобы активировать его, нужны несколько более глубокие способности, но... Ты справился. Поздравляю.
  Иван Петрович шагнул вперед:
  - Отдай. И я все исправлю.
  
  Я почувствовал, что кто-то взял меня за руку - Сонька оклемалась. Другой рукой она взяла за запястье Костика - тот что-то промычал...
  
  Ну, ребята, вы уже побывали в тех мирах, где хотели. А вот я - пока нет. Так что - теперь пусть будет по-моему.
  
  ***
  
  Этот мир явно намного сильнее отличался от нашего родного, нежели предыдущие два. Еще бы: я не стал вдаваться в детали. А просто пожелал оказаться в мире, где Россия добилась максимального исторического успеха. Без каких-либо ограничений и подробностей.
  Я обнаружил себя стоящим на земле. По виду - пустырь... Где-то метрах в пятистах, за деревьями, виднелись многоэтажки. Н-да. Непохоже как-то на центр города. Сонька и Костик оказались рядом, лежащими на земле. Явно - в отключке.
  
  Ну, ладно, оклемаются. Я вынул из-за пазухи предусмотрительно притыренный в библиотеке атлас мира и начал изучать: по идее, он должен трансформироваться в соответствии с местной географией.
  Правда, не сразу: изображение на страницах проступало как-то постепенно. Вот. Появилась Москва... возник Нижний Новгород... Тюмень... Самара... Омск...
  Я перевернул страницу. В Европе города были какие положено, но - в какой-то странной транскрипции: Парисо, Ромо, Крако... Интересно. Здесь что - по всей Западной Европе - один язык?
  Америка... Ну, с этим понятно. Чувствуется, Колумб здесь не побывал: Куско, Теночтитлан...
  
  Так, где же тут перечень обозначений? Ах, да, вот он.
  Так. Как странно... Выходит, что все население Южной Америки составляет... порядка двадцати миллионов человек? Но почему?
  
  - Я знал, что ты под конец рванешь сюда. - сказал проявившийся из ниоткуда Иван Петрович. - Не будем тратить времени. Этот мир не знал Христофора Колумба. Это имело достаточно далеко идущие последствия. - Сидоров щелкнул пальцами, и Соня с Костей пришли в себя.
  - Что, Америку так и не открыли? - не понял я.
  Маг улыбнулся:
  - Колумб отправился в Индию в 1492-м. А в 1498-м Васко да Гама открыл реальный морской путь в Индию - вокруг Африки. Если бы Колумб попытался найти спонсоров для своей экспедиции после триумфального возвращения да Гамы, то сами понимаете, куда бы его послали. Здесь - так и получилось. Путь в Индию открыли раньше, нежели маршрут за океан. А потом... Начались Континентальные войны. Они были и у нас - войны за европейскую гегемонию между Испанией и Францией, Францией и Австрией. Но у нас, по крайней мере, часть сил Испании поглощалась Америкой. Здесь же... Испания, после длительной войны, в XVI веке сокрушила сначала Францию, а потом - подчинила и всю остальную Европу: раздробленную Италию, Германию. Позже - и слабонаселенные Англию и Скандинавию. Речь Посполитая была разделена между Мадридской Империей и Московией. В свое время, нечто подобное произошло в Древнем Китае, когда Цинь Ши Хуанди подчинил себе сначала царство Чу, а потом - и все другие китайские государства.
  Испанская империя продержалась около ста лет, и пала в результате одновременного восстания покоренных народов. Но, за время ее существования, германцы, испанцы, итальянцы и славяне так перемешались, что, в итоге, сложились в единый народ, говорящий на одном языке (довольно-таки похожем на эсперанто). В общем, лет двести европейцам было не до экспансии.
  А потом - в Америке возникли собственные достаточно жизнеспособные государства. Кроме того, с конца XVII века, Россия, которая, избавленная от давления с запада, здесь развивалась быстрее, нежели у нас, вступила в Америку с северо-запада, через Чукотку и Аляску.
  В итоге, к концу XIX века в Америке оказалось всего два государственных образования: на юге - империя Кечуа, а на севере - Россия, поглотившая территорию нашей Канады и большей части США.
  Иван Петрович прекратил рассказ.
  - И что же случилось потом?
  - Потом - революция. Страна распалась на две части - евразийскую и американскую. Ну, и... Вы знаете наших соотечественников. Ангосаксов - можно запугать. Они будут угрожать, но на заведомо самоубийственный шаг не пойдут. Но мы-то, как известно, не отступаем и не сдаемся...
  - И что?
  Маг пожал плечами:
  - В местном 1962-м году здесь произошла ядерная война. Примерно треть населения обеих частей России погибла. А потом - началась ядерная зима, и, когда температура воздуха над континентами понизилась до минус тридцати, погибло больше девяноста процентов населения Африки, Азии и Южной Америки. И около половины населения Западной Европы.
  Как ты сформулировал заказ?
  - Максимальный исторический успех... - прошептал я.
  - Ну, ты добился цели... Примерно две трети населения современного мира считают русский язык родным... Примерно, миллиард из полутора миллиардов человек... Ты доволен, Базилевс?
  Я промолчал.
  - Ну, если нет, то, может быть, закончим с бегством и саботажем и отправимся домой?
  Я молча, рывком снял с пальца кольцо и швырнул его в мага. Тот, поймав кольцо, улыбнулся, и...
  
  ***
  Мы сидели на дне рождения Сонечки.
  Долго молчали.
  - Жалко, - в конце концов сказала именинница.
  Я усмехнулся:
  - Знаете, ребята, я все-таки не согласен с тем, что существующий вариант истории невозможно улучшить... Есть у меня тут еще одна идея.
  Сонька пожала плечами:
  - А толку-то?.. Ведь колечка-то нет...
  Я притворно вздохнул и сказал:
  - Да вот, понимаешь... Кольцо-то не само по себе важно... Через него просто ведь можно настроиться на артефакты в спецхране. Оно обладает с ними - как это называется - симпатической связью, да? А я вот, понимаешь ли, когда снимал колечко... - я показал ей рваную царапину на пальце, - ну, вот, такой я неловкий. Рана ведь обладает связью с тем, что ее нанесло?..
  
  ***
  
  Иван вздохнул. Именно, как он и думал: интеллект взрослых, настырность подростков и детское здравомыслие. Хорошо, что кризис миновал...
  Шеф подобрал лежащую рядом предусмотрительно забытую кем-то газету. Прочитал первую попавшуюся фразу: "Вчера Президент Российской Федерации Владимир Владимирович Путин..." ЧТО?!? Президент чего?..
  Иван резко повернулся в сторону Кремля.
  Судорожно вдохнул, мысленно досчитал до десяти и медленно, сквозь сжатые зубы, выдохнул: вместо советского красного знамени с серпом и молотом теперь над Кремлем развевался царский триколор.
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"