Лысак Сергей Васильевич: другие произведения.

Кортес. Одиссея адмирала (или когда приходит Большой Пушистый Полярный Лис)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
  • Аннотация:
    Бойтесь своих желаний, они могут исполниться... Капитан Леонид Кортнев получает довольно заманчивое предложение - должность капитана на "guard vessel" - сторожевом судне. Район работы - Гвинейский залив, воды Нигерии. Одно из самых "пиратоопасных" мест в наше время. Условия контракта очень заманчивы, но... Капитан не может понять, что же его настораживает... По договору с издательством часть текста убрана.


   Сергей Лысак
  
  
  
   ОДИССЕЯ АДМИРАЛА КОРТЕСА
  
   (Бойтесь своих желаний, они могут исполниться. Или когда приходит
   Большой Пушистый Полярный Лис)
  
  
   Все события вымышлены, совпадение имен персонажей с реальными лицами, а также названий судов и организаций случайное.
  
  
  
  
   Глава 1
  
   Странное предложение
  
  
   Капитан Леонид Кортнев сидел дома перед компьютером с открытой страницей электронной почты и пытался понять смысл полученного письма. Предложение, пришедшее от одного из многочисленных одесских крюинговых агентств, расплодившихся после развала Союза, как грибы после дождя, было одновременно и очень заманчивым, и в то же время настораживало. Битый жизнью, и прошедший школу выживания в лихие девяностые на Дальнем Востоке, Леонид чувствовал, что здесь что-то не то. Еще раз всмотревшись в строчки на экране, он пытался понять, что же именно его настораживает в таком заманчивом с виду предложении.
  
   "Уважаемый Леонид Петрович, открыта срочная вакансия капитана на guard vessel, район работы Нигерия. Дей рейт 400 USD on. Контракт 3 месяца. При благоприятном отзыве в дальнейшем возможен перманентный контракт 3 месяца on/off с оплатой дей рейт 400 USD on/ 200 USD off...
  
   Дальше шли основные тактико- технические данные судна и напоминание, что вакансия срочная. Если господин Кортнев согласен, то пусть срочно свяжется с крюинговым агентством "Си Игл", контактные телефоны и адреса электронной почты прилагаются...
  
   Леонид призадумался. Guard vessel... Дословно - сторожевое судно. Смущают только размеры парохода - валовая вместимость более трех тысяч трехсот регистровых тонн. Обычно гражданские суденышки, привлекаемые для сторожевой службы, имеют регистровую вместимость на порядок меньше. Что же там такое? Об этом "Си Игле" всплывают, время от времени, в интернете весьма нелицеприятные отзывы. Очень мутная конторка... Сами аферисты, и с такими же аферистами, как и они, связаны... Да и район предстоящей работы, конечно, веселый - Нигерия. Как говорили все, кто там побывал, и с чем Леонид был полностью согласен, - Африка - это одна Большая Жопа. А Нигерия - дырка в этой Большой Жопе. Пираты там пошаливают постоянно, а местные власти от пиратов мало чем отличаются. Причем, в отличие от своих "коллег" с восточного побережья Африки, действующих в северо-западной части Индийского океана с территории бандитского "государства" Сомали, не захватывают суда с целью получения выкупа, а занимаются самым обыкновенным грабежом на большой морской дороге. Тащат все ценное, что могут утащить, сливают топливо, но сами пароходы их не интересуют, так как держать их негде. В странах побережья Гвинейского залива - в Нигерии, Камеруне, Гане и других, в отличие от Сомали, власть все-таки есть. Хоть и насквозь коррумпированная, бандитская по своей сути, но все же власть. Которая быстро обломает рога всем, кто перейдет определенную черту и нарушит "правила игры". Значит, ему предлагают заняться охраной оффшорной зоны с буровыми вышками от пиратов? Или, охраной судов, идущих в порты Нигерии? Частных охранных контор уже тоже развелось, как собак нерезаных. Пиратский бизнес порождает спрос на охранные услуги, что в водах Индийского океана уже практикуется. И надо сказать, что эта мера на сегодняшний день самая эффективная. Находящиеся там военные корабли не могут охватить весь океан. Они даже безопасность в границах "коридора безопасности" не могут обеспечить. И бывали случаи, что пираты захватывали суда, идущие в конвоях с таким "эскортом"! А вот случаев захвата судов, имеющих на борту вооруженную охрану, до сих пор не было. Выяснив, что можно запросто нарваться на пулю при попытке абордажа, современные джентльмены удачи предпочитают не связываться и уходят. Исключения очень редки, когда пираты, не смотря на ответный огонь, все же пытаются захватить судно с каким-то ценным грузом. Ясно, что они работают по наводке. Вообще, пиратство в наше время стало очень прибыльным бизнесом, на котором наживаются все, кому не лень. Причем пираты - в последнюю очередь. Львиная доля прибыли в этом бизнесе идет именно от самой б о р ь б ы с пиратством. А если оно исчезнет, то с кем же тогда бороться? На чем делать деньги? Каким образом задирать страховые ставки до непомерных величин? Как отмывать огромные суммы денег и при этом успешно ловить рыбу в мутной воде? Единственно, кто страдает от пиратства - это экипажи судов. Но кому они нужны? Все застраховано! Но это все лирика... Как говорят, просто достало... А касательно этого предложения - значит, собираются начать наводить порядок (а точнее делать "бабки" на этом) и с другой стороны Африки - в Гвинейском заливе. Давно пора...
  
   И условия контракта очень "вкусные". Четыре сотни "зеленых" в день, это двенадцать "килобаксов" в месяц. А если придешься ко двору в этой конторе, так предлагают перманентный, то бишь постоянный контракт с оплатой не только двенадцать "килобаксов" в месяц в море, но и шесть при нахождении на берегу! И постоянная работа в режиме три месяца в море - три дома! И никакого оффшорного опыта с DP-сертификатом не требуют! Очень даже неплохо! Но это правда, если придешься ко двору... А то, может быть там такое, что сам этого "перманента" не захочешь... А-а-а, плевать... Тридцать шесть штук "зелени" за три месяца тоже на дороге не валяются. Сходит один контракт, посмотрит, а там видно будет. Тем более, если это guard vessel, сами пираты его будут стороной обходить. Одна единственная очередь, даже в воздух - очень убедительный аргумент. А оружие там будет обязательно. Иначе, какой же это guard vessel... А то, в связи с этим долбаным кризисом, искусственно созданным проклятым Пиндостаном (вот точное название кто-то придумал!), с работой стало худо. Много пароходов ставят в отстой до лучших времен, а когда эти времена наступят, никто не знает. И в самом Пиндостане в том числе. Там только демократию умеют во всем мире распространять. Либо добровольно, либо добровольно-принудительно. Саддам вон не захотел у себя в Ираке демократию установить. Так бравые американские парни пришли и установили. Берите, люди, пользуйтесь! Правда, сами иракцы теперь не знают, что с этой демократией делать... Ладно, это все лирика, к делу отношения не имеющая. Он искал работу в оффшорном флоте, дабы перейти туда, где денег побольше, и контракты покороче. Понимал, что без опыта работы на судах оффшорного флота, занятых обслуживанием нефтяных платформ в море, ничего серьезного ему не предложат, и дай бог, чтобы предложили вообще. Поэтому, был согласен пойти сначала даже со значительной потерей в зарплате ради получения этого самого пресловутого опыта. А тут - такая удача! Не оффшор, конечно, и до капитана с full-DP сертификатом и суточной зарплатой в 500-1000 "зеленых" на DP-судах далековато, но тоже ничего. В конце концов, всех денег не заработаешь... Хотя стремиться к этому надо...
  
   Эх, то ли дело было раньше!!! Леонид улыбнулся и вспомнил весьма насыщенные событиями девяностые годы. Когда после развала Союза он уехал из Керчи, где работал после окончания мореходного училища в "Югрыбпромразведке", на Дальний Восток. Поскольку очень самостийной и очень незалежной Украине, получившей независимость (от кого?!), собственный рыболовный флот оказался не нужен. Впрочем, торговый флот тоже. И они оба очень быстро исчезли, распроданные фактически по цене металлолома. А вот на Дальнем Востоке...Но, правы были те, кто говорил, что если занимаешься чем-то, не совсем согласующимся с уголовным кодексом, то будь готов к тому, что в любой момент тебе может нанести визит Большой Пушистый Полярный Лис...
  
   Черная точка в небе быстро приближалась со стороны берега, и вскоре уже можно было невооруженным глазом рассмотреть винтокрылую машину. Он знал, что от вертолета не убежишь. Но вертолет еще полбеды. Стрелять он вряд ли будет. Хотя, случаи бывали... Пограничный сторожевик, способный дать порядка тридцати узлов и нашпиговать его старое корыто снарядами, куда опаснее. Тоже случаи бывали...
  
   Ему пока что везло. Все рейсы с крабом на Вакканай и Пусан проходили успешно. Правда, "самураи" в последнее время заартачились. Приняли какие-то постановления, ограничивающие ввоз сырья, кричат об истреблении морской фауны... Не ново, это мы уже проходили. Хотят сбить цену, бизнесмены узкоглазые. Ну и что? Послали их ко всем японским чертям и стали работать исключительно на Пусан. А корейцы народ более покладистый, нос не задирают и политику выкручивания рук не проводят. Спрашивается, кто от этого выиграл, а кто потерял?
  
   Но сегодня, похоже, его везению пришел конец. Предчувствие беды не отпускало перед этим рейсом, и как оказалось, не обмануло... Вертолет ходит кругами, а на горизонте появилась еще одна цель, быстро идущая в его сторону. И как закономерный финал, вызов по УКВ на 16 канале.
  
   - "Туман" - "вельботу"!
   - Что делать будем, Леонид Петрович?
  
   Вахтенный второй помощник с тревогой смотрел на него и ждал дальнейших распоряжений. Пытаться уйти от "погранца" нечего и думать. У него ход намного больше, да в случае неповиновения еще и пальбу откроет.
  
   - Из рубки на крыло и на палубу не выходить. Быстро водяру на мостик!
  
   Когда второй помощник убежал с мостика вниз, вызвал машину. Вахтенный второй механик тут же ответил. Весь экипаж "Тумана" знал, что надо быть готовым к крайним мерам, поэтому расслабляться сейчас нельзя.
  
   - Машина слушает!
   - Геннадьич, готовь вариант "Варяг". Действовать только по моей команде.
   - Понял, Петрович! Жду команды.
  
   Пограничный сторожевик, тем временем, уже лег на параллельный курс неподалеку и продолжал надрываться, вызывая "Туман" на дежурном канале. Леонид не отвечал. Все равно, отвечать нечего. Внизу - полный трюм камчатского краба. Разумеется, выловленного незаконно, и незаконным образом вывозимого в Корею. Если раньше еще можно было решить вопрос на берегу с пограничным начальством за определенную мзду, то теперь стало гораздо хуже. Вот на этот случай и предусмотрен вариант "Варяг"...
  
   Взяв трубку спутникового телефона, набрал секретный номер, предназначенный для экстренных случаев и не засвечиваемый до этого во избежание установки на прослушку, моля бога, чтобы побыстрее ответили. Хозяин пошел на такие расходы, предупредив, чтобы использовали спутниковый телефон в самом крайнем случае. Уж больно дорогая связь. Стараться обойтись спутниковым буквопечатающим "инмарсатом", или мобильником, если берег рядом. Он тогда еще усмехнулся. Хозяин такое бабло на крабе имеет, по саунам с блядями сколько оставляет, а на оперативную связь жмется денег выделить. Впрочем, это отличительная черта подавляющего большинства "новых русских". Экономить копейки, чтобы потом терять тысячи. Но это, в конце концов, его хозяйское дело. А экипажу платит вовремя зарплату, и на том спасибо...
  
   Наконец, ответили. Хозяин был явно недоволен, что его оторвали от дел.
  
   - Да, Леонид Петрович, слушаю. Что там у тебя стряслось?
   - Здравствуйте, Андрей Владиславович. У меня справа по борту "погранец". Требует остановиться. И вертолет сверху крутится.
   - ... ... ...!!! Где вы сейчас находитесь?!
   - Пока еще в нашей экономической зоне.
   - Сбежать сможешь?
   - Андрей Владиславович, шутите? На траулере от "погранца"?
   - ... ... ...!!! Петрович, что хочешь, делай!!! Но в трюм они заглянуть не должны!!! Ты понял?!
   - Понял. Значит, вариант "Варяг"? Вы даете санкцию?
   - Хоть "Варяг", хоть "Аврора", хоть "Потемкин"!!! Что хочешь, делай!!!
   - Все понял, выполняю.
  
   Связь отключилась, и как раз на мостике появился второй помощник с бутылкой водки.
  
   - Вот, принес!!!
   - Молодец. Открывай и разливай. И запомни - мы с тобой были в дупель пьяные, поэтому никаких сигналов не видели и не слышали. А потом беги вниз и предупреди всех. Пусть оденутся потеплее, приготовят гидрокостюмы и не забудут документы. Лишнего барахла с собой не брать. У нас все же паника будет, как-никак. И чтобы каждый не меньше, чем по стакану водяры выдул!
  
   После срочного принятия по двести граммов водки, второй помощник снова убежал вниз, а Леонид взял бинокль и начал рассматривать сторожевик через боковой иллюминатор. Так и есть, на палубе полно народу в спасательных жилетах. Готовят шлюпку к спуску, а палубные артустановки уже смотрят на "Туман". Если пальнут, мало не покажется...
  
   С мостика сторожевика начинают стрелять из ракетницы в сторону "Тумана", надеясь привлечь внимание, поскольку на запрос по УКВ связи он отвечать не желает. Погодка все же не штиль, поэтому подходить вплотную к борту сторожевик не рискует, можно запросто дров наломать. Шлюпке на ходу тоже лучше не подходить, поэтому у пограничников задача - кровь из носу, но заставить "Туман" сбросить ход до минимального, или лечь в дрейф для принятия досмотровой группы. А группа уже готова, ждет на палубе...
  
   Так, похоже, командиру сторожевика эта игра надоела. Стрельба из ракетницы прекращается, и носовая артустановка изрыгает пламя. Грохот прокатывается над морем, а впереди по курсу "Тумана" встает цепочка фонтанов от падающих снарядов. Это уже серьезнее. По внутренней трансляции команду вниз - всем приготовиться. Сторожевик дает еще одну очередь, уже перед самым форштевнем траулера. Никакого эффекта. Проходит пара минут, еще одна очередь с тем же результатом. "Туман", как "летучий голландец", идет, не меняя курса полным ходом. Все, игры закончены. Следующая очередь проходит по корме "Тумана". Пограничники хорошо видят, что на палубе никого нет, и бьют на поражение. Небольшие зенитные снаряды кромсают фальшборт и рвут на куски палубные механизмы. Часть снарядов приходится на обшивку борта, разрывая и уродуя металл. Рано... Вторая очередь проходит по корме, сметая с палубы огнем то, что уцелело после первой. А вот теперь пора!!!
  
   Резким звуком взрывается звонок громкого боя. Шлюпочная тревога. Экипажу приготовиться к покиданию судна. Пока гремит сигнал тревоги, Леонид вызвал машинное отделение.
  
   - Машина!!!
   - Здесь машина!!!
   - Вариант "Варяг"!
   - Понял!
  
   Вот и все... Старому труженику моря, траулеру "Туман" осталось недолго... Сейчас стармех со вторым и третьим механиком срочно проводят действия, ведущие к затоплению машинного отделения и смежных с ним отсеков. Это гарантированно отправит пароход в последнее плавание - на дно Охотского моря. Меры предприняты заранее, все работы по "модернизации" трубопроводов и клинкетов систем осушения и охлаждения сделаны еще во время последнего ремонта. Да так, что с первого взгляда и не поймешь. Ну, а инспектор Регистра - свой человек. Вполне может и "не заметить" при осмотре трубопроводов то, чего нет на схемах систем. Не за спасибо, конечно... Всякий труд должен быть оплачен. А труд инспектора Регистра - тем более. Но и результат налицо. Работает все оборудование? Работает! Ни и ладно. Получите регистровые документы...
  
   "Туман" теряет ход, и на палубу выскакивает часть экипажа, усиленно изображая панику. Сторожевик больше не стреляет, а разворачивается, чтобы прикрыть от волны спускаемую шлюпку. Леонид смотрел в иллюминатор рубки и усмехался. Нет, служивые, не успеете! Это у вас только на учениях и парадах все красиво проходит. А сейчас - минут пять, как минимум, провозитесь. Покачивает-то нехило. Плюс пока сюда доберетесь. Да пока на палубу вскарабкаетесь. И встречать вас тут будет некому! А "Туман" максимум через двадцать минут должен быть под водой...
  
   Вот и все... Леонид вздохнул, и пошел в каюту за документами и гидрокостюмом, прихватив судовой журнал и путевую карту. Записи там, естественно, липовые, но прокуратура устанет это доказывать без отсутствия вещественных доказательств в виде груза краба.
  
   Пограничники наконец-то спустили шлюпку, и она рванулась к потерявшему ход траулеру, который уже развернуло бортом к волне. Бортовая качка сейчас ощутимая, поэтому забраться на палубу служивым будет не так-то просто. А на шлюпочной палубе "Тумана" уже полно народу. Спасательные плоты полетели за борт, и экипаж срочно покидает обреченное судно. Траулер значительно осел в воду, а на корме, куда попали снаряды, что-то горело. Черный дым стлался по ветру, придавая картине черты реальной катастрофы.
  
   Когда скоростная шлюпка с досмотровой группой подошла к остановившемуся судну, оно уже имело значительный крен и ушло в воду почти по самую палубу. Ярко-оранжевые надувные спасательные плоты относило ветром в сторону. Причем, на них из-под тента высовывались небритые рожи, крича морякам-пограничникам все, что о них думают. Цензурными там, по большей части, были только предлоги. Пограничники обошли тонущий траулер вокруг, и убедившись, что на палубе никого не осталось, а на палубу подниматься - себе дороже, плюнули и направились к дрейфующим плотам. Хочешь, не хочешь, а надо теперь оказывать помощь терпящим бедствие. А кто говорил, что будет легко?
  
   Между тем, "Туман" стал заваливаться на борт и вскоре скрылся под водой. Наверх вырывались пузыри воздуха, всплывал какой-то мусор. Леонид смотрел на место гибели своего судна со смешанными чувствами. С одной стороны, "Туман" сослужил своему экипажу последнюю службу. Дал возможность спастись и ушел под воду, унеся с собой все тайны, раскрытие которых грозило огромными неприятностями как самому экипажу, так и судовладельцу. А с другой стороны, это был его кормилец. Контора сейчас будет занята войной с пограничниками и прокуратурой. Те будут из штанов выпрыгивать, но стараться доказать, что огонь по траулеру открыт правомочно, так как на нем был незаконный груз и он пытался скрыться. Но вещественных доказательств-то нет. Одни домыслы. А судовой журнал - вот он! Пожалуйста, ознакомьтесь! Какой краб?! Вы что?! Не было никакого краба!!! Но пока будет вестись эта бюрократическая война, его будут постоянно дергать, как свидетеля. И очень хорошо, если в ходе следствия он так и останется свидетелем...
  
   Когда экипаж "Тумана" был поднят на борт пограничного корабля, первый вопрос был ожидаемый. Леонид смотрел на офицера с погонами капитана третьего ранга и понимал, что тот буквально исходит злобой, но ничего не может поделать. Скорее всего, их кто-то сдал. И "Туман" ждали, чтобы взять с поличным. А тут - такой облом...
  
   - Кто капитан?
   - Я капитан.
   - Почему вы пытались скрыться? Почему не реагировали на наши вызовы по радио и на сигналы?
   - Извиняюсь, командир. Газанули маленько... Вот и не заметили.
   - Что, всей командой газовали?
   - Ну, был грех... Что теперь скрывать...
   - А почему судно затопили? Что, краба в Пусан везли?
   - Командир, какой Пусан?! Какой краб?! Переходили в другой район промысла! И никого мы не топили. Сами же по нам пальбу открыли. А много ли нашему старичку надо?
   - Так ты что, хочешь сказать, что это мы ваше корыто утопили?!
   - Ну да! А кто же еще? Ведь больше тут никого нет. Только ваш "крейсер"!
  
   Капитану расстрелянного пограничным сторожевым кораблем траулера повезло только в одном - он действительно так и остался свидетелем. Как прокуратура не пыталась состряпать дело о незаконном вылове краба и попытке его контрабандного вывоза за границу, ничего не получилось. Юристы у хозяина даром свой хлеб не ели, и дело развалилось за недостатком улик, даже не дойдя до суда. Но все время, пока шло следствие, Леониду пришлось сидеть на берегу под подпиской о невыезде. Благо, средства имелись, да и хозяин был человеком слова - что обещал, то делал. И не смотря на проскакивающую иногда хамовитость, своих работников не обижал. В принципе, ничего страшного пока не случилось. Ну, утонул пароход, и утонул. Зато люди целы. Хозяин к экипажу претензий не имеет, у него еще четыре таких же старых рыболовных корыта есть, построенных во времена развитого социализма. А за погибший "Туман" он умудрился еще и страховку получить, поэтому приобретение нового (хотя, какого "нового"!!!) парохода уже обговорено и капитану Леониду Кортневу предложено в скором времени выехать в Японию для приемки японского траулера. Который, правда, тоже неизвестно при каком императоре построен, но судя по заверениям продавца, вроде ничего. Ладно, "японец", так "японец". Можно и на нем краба ловить и в Пусан возить...
  
   Но японская командировка Леонида не состоялась. Незадолго до окончания оформления сделки, японский джип "Ниссан" с правым рулем - обязательный атрибут новорусского бизнесмена во Владивостоке, взлетел на воздух вместе со своим владельцем - Горюновым Андреем Владиславовичем, генеральным директором и владельцем фирмы, его работодателем. Видно, попытка задержания "Тумана" была лишь первым звеном в цепочке событий. Кому-то Андрей Владиславович перешел дорогу, и решить все миром не получилось. Ситуация зависла в неопределенном положении. Вдова погибшего бизнесмена ничего не понимала в делах мужа и фирму начало лихорадить. Все быстро пришло к логическому завершению - люди стали разбегаться, фирма развалилась, а ее имущество, в том числе и четыре оставшихся траулера, было распродано наследницей. И Леонид пополнил ряды безработных, которых очень много появилось на просторах бывшего Союза.
  
   Сначала он подумал заняться собственным бизнесом - купить небольшой японский траулер (благо, их тут хватало - пограничники постоянно ловили японских браконьеров и суда конфисковывались) и попробовать работать на себя, а не на дядю. Но очень скоро понял, что в условиях Российской Федерации, с ее чиновничьим и ментовско-бандитским беспределом, очень быстро либо прогорит, либо закончит, как его бывший босс. Выходов на нужных людей в этой сфере у него нет, а превратиться в дойную корову для ментов, или бандитов, никакого желания не было. Оставалось опять искать работу в море, так как переходить на берег Леонид решительно не хотел. И вот тут-то начались сложности. Большой Пушистый Полярный Лис снова вильнул хвостом и показал ему свою хитрую морду...
  
   Пройдя по всем рыболовецким конторам Владивостока, он понял, что в хороших компаниях места давно заняты и народ там работает постоянный. В не очень же хороших, куда он был согласен пойти, его брать не торопились. Слава капитана утонувшего парохода бежала впереди него. Причем, дело было не в подозрении отсутствия профессионализма. С этим как раз таки все было в порядке - люди прекрасно понимали истинные причины гибели "Тумана" и в приватной беседе признавали действия Леонида единственно правильными. Но один из его прежних знакомых, который раньше тоже ходил в море, а теперь осел на берегу и перешел на работу в офис, сказал ему прямо.
  
   - Петрович, никто здесь тебя на работу не возьмет. Ты что, не понимаешь, что тебя пасут? Ты сорвался с крючка у прокуратуры. Но они уверены, что деловые связи у тебя остались, и ты обязательно на них выведешь. Поэтому везде, где ты появишься, от тебя будут шарахаться, как черт от ладана. Ищи работу не во Владике, а лучше вообще уезжай на историческую родину, в свой Ростов-папу. Сейчас уже не те времена, что раньше. Тяжело стало работать, везде кислород перекрывают. Не то, что в самом начале, при Бориске Первом. Я ведь в конторе сижу и постоянно держу руку на пульсе, в курсе всех новостей. Попомни мои слова - накроется скоро этот крабовый бизнес медным тазом. Во всяком случае, того, что было раньше при Борьке, уже не будет...
  
   Так закончился поход по конторам среднего пошиба. А уж туда, где ситуация была хуже некуда, он сам идти отказался. Поэтому, посоветовавшись с женой, и принял решение - вернуться домой. На свою родину, на берега тихого Дона. Тем более, он был не единственный в такой ситуации. Дела с левой рыбалкой с каждым годом шли все хуже и хуже. Требования ужесточались, пограничники и таможня перекрывали все лазейки, а попасться второй раз Леонид не хотел. Во второй раз так уже может и не повезти. А работать, чтобы было все "по закону", это можно и в трубу вылететь с нашими законами.
  
   Старый купеческий город на берегу Дона, Ростов-на-Дону, встретил Леонида без особого восторга. Здесь все теплые места уже давно были заняты по клановому принципу, и влезть новичку было не так-то просто. Деньги еще были, поэтому с покупкой квартиры проблем не возникло. Но все попытки найти работу по специальности за приемлемую зарплату заканчивались ничем. Нормальных судоходных компаний в Ростове просто не было. Те, что были, представляли из себя либо осколки старой "совдеповской" системы с совдеповскими порядками и совдеповским менталитетом, вроде Волго-Донского пароходства, либо очень подозрительные конторки с левой бухгалтерией и старыми "убитыми" пароходами, регистровые документы которых были просто куплены, и это даже особо не скрывалось. Немногочисленные крюинговые агентства, являвшиеся фактически "посредниками посредников", а не нормальными крюингами, действующими напрямую с судоходными компаниями, либо брезгливо воротили нос, узнавая о том, что он пришел с рыбного флота, либо предлагали такой "отстой" за мизерную зарплату, что он отказывался сам. И еще хорошо, что вовремя подсуетился обменять во Владивостоке свой старый "рыбный" капитанский рабочий диплом на "торговый" - Министерства транспорта РФ. Спасибо, добрые люди помогли. Правда, удалось получить диплом только с ограничением до трех тысяч регистровых тонн. Человек, который помогал в этом Леониду, сказал, что без вариантов. Либо такой диплом, либо вообще никакого. По стародавней привычке бывшее Министерство морского флота СССР, которое превратилось в один из департаментов Министерства транспорта Российской Федерации, рыбаков ни за людей, ни за специалистов не считало. Но Леонид был рад и этому. В конце концов, он и так последние годы на "малышах" меньше трех тысяч тонн работал. Поглядев на безрадостную картину в своем родном городе, из которого уехал на работу много лет назад, решил проехаться в Новороссийск. Может, там повезет.
  
   В Новороссийске картина не отличалась разнообразием. В бывшем Новороссийском морском пароходстве, превратившемся в ОАО "Новошип", с Леонидом даже не стали разговаривать, едва он заикнулся, что работал на рыбаках. В многочисленных крюинговых агентствах хоть и разговаривали, но без особого интереса. Всем были нужны специалисты с танкерным опытом. Причем, не менее пяти лет! Леонид решил пойти ва-банк, заявив с сарказмом одной девочке-"манагерше" в очередном агентстве (каком по счету, он уже и не помнил).
  
   - А можете меня взять третьим помощником? Или, четвертым?
   - Простите, Леонид Петрович, но я же Вам русским языком говорю - требуется стаж работы на танкерах не менее пяти лет.
   - Да откуда у "трехи", или "четвертака" этому стажу взяться?! Если он вчера только-только училище закончил?!
  
   Никакого вразумительного ответа Леонид не получил и взвинченный покинул очередную посредническую конторку, делающую деньги из ничего. Выйдя на улицу, в сердцах высказал все, что думает о системе российских крюинговых агентств вообще и о новороссийских агентствах в частности. Тут его и услышал случайно один такой же, как и он, посетитель, показавшийся в дверях.
  
   - Что шумишь, братан? Достало?
   - Не то слово...
   - Да ты не удивляйся. Мы все для них - рабочее быдло. Сейчас уже так нос не дерут, а что тут в начале девяностых творилось! Во всех конторах толпы стояли, чтобы на прием пред их светлые очи попасть и на учет стать. А во всех конторах на дверях аршинными буквами объявы висели: "Рыбакам, речникам, военным морякам и лицам, не работавшим более одного года, просьба не обращаться". Сейчас уже так не выёживаются, как раньше, да и в очереди народ к ним не стоит. Все сливки еще в начале девяностых сняли. Но понты все равно остались.
   - Так я тоже из рыбаков. Что же мне тут, вообще ничего не светит?
   - О-о-о, коллега?! Могу дать наколку на одну хитрую конторку. "Вэлма" называется. Там подход к людям творческий. И если согласен внести энную сумму на развитие компании, то что-нибудь найдут. Пароходы, конечно, туши свет! В основном - греки. Но с чего-то начинать надо. Я ведь тоже из рыбаков и сам с нее начинал. Думал сейчас что получше найти, да пока не выходит. Поэтому, придется опять в "Вэлму" на поклон идти.
   - А раньше где работал?
   - Да здесь же, в Новороссе. Была такая шарага - "Новороссийскрыбпром". Все, уже накрылась медным тазом...
  
   Случайная встреча с незнакомцем оказалась судьбоносной. В крюинговой компании "Вэлма", в отличие от тех, где он побывал до этого, нос задирать не стали, и прямо с порога Леонида не наладили. Неожиданным плюсом оказалось знание испанского языка, в котором он поднаторел во время жизни на Кубе, где несколько лет служил его отец, бывший военнослужащим. Дети язык учат быстро, поэтому очень скоро все местные мальчишки и девчонки общались с ним запросто, переделав его имя и фамилию с Леонида Кортнева на Леонардо Кортес. С годами язык не забылся, так как Леонид доставал и читал книги на испанском, чем удивлял всех окружающих. Но испанский испанским, а всем нужен английский. Вот с английским дела обстояли несколько хуже, так как нормальной языковой практики долго не было. Не считать же за таковую непродолжительные заходы в Пусан и Вакканай. Хоть он с грехом пополам и прошел собеседование на английском, но сам понимал - язык надо подтянуть. Прояснили вопрос об оплате "агентского вознаграждения" и о размере оного. Поскольку Леонид не возражал, сразу после этого пошел конструктивный разговор, без кормления "завтраками".
  
   - Леонид Петрович, Вы понимаете, что с Вашим опытом в хороших компаниях рассчитывать не на что? Везде нужны специалисты с опытом работы на конкретных типах судов. А у Вас последние годы - только рыбаки, да и те не очень большие. Плюс диплом капитана с ограничением до трех тысяч тонн. В тех компаниях, с которыми мы работаем, таких судов просто нет.
   - И что же мне делать?
   - Вы согласны пойти старшим помощником на один контракт? Для снятия ограничения в дипломе этого времени достаточно, а на работу в должности "чифа" у Вас ограничений нет. После контракта официально снимите ограничение по тоннажу. А дальше - как себя зарекомендуете. Откровенно скажу, что ваших коллег рыбаков все недолюбливают из-за пристрастия к "зеленому змию".
   - Не все такие. Я, например.
   - Речь не о Вас лично, а об общей массе. Так что, работаем?
   - Работаем.
   - Все, ждите звонка. Как что-то подходящее появится, мы Вам сообщим.
  
   Ждать пришлось недолго. Через две недели Леониду позвонили из "Вэлмы" и предложили вакансию старпома на сухогруз - "дженерал карго", двенадцать тысяч тонн. Хозяева - греки. Судно - немногим моложе его самого. Зарплата - соответствующая "для начинающих". Но выбирать особо не приходилось. Тем более, биографию с требуемым опытом работы на судах данного типа в "Вэлме" ему уже "создали". Чему Леонид был очень удивлен. Оказывается, в стране победившей демократии и такое возможно...
  
   После шестимесячного контракта, растянувшегося на восемь месяцев, Леонид узнал много нового как о себе самом, так и об окружающем его мире. Работая ранее только в русскоязычных экипажах со своими соотечественниками, он впервые столкнулся с "миксом". И с соответствующим менталитетом разных этнических групп, населяющих нашу планету. В частности, он узнал, что в подавляющем большинстве хорошие греки - это мертвые греки. А живые отличаются редкостным "гадством", если ты на них работаешь. Исключения очень редки. Филиппинцы, которые заполонили весь мировой торговый флот, довольно своеобразны. Они исполнительны, не будут "качать права", но только в пределах оговоренного контрактом. В случае нарушения их прав профсоюз поднимает такой вой, что себе дороже. По части профессионализма - будут делать стандартные операции, но если неожиданно работа окажется нестандартной и потребует наличия мыслительной деятельности, то абсолютное большинство филиппинцев впадает в ступор. Бирманцы, индусы, пакистанцы, индонезийцы и всякие разные зулусы из Африки и Кабо Верде - те же филиппинцы, но со значительно меньшей зарплатой и отсутствием воя со стороны профсоюза, если что-то случится. Поляки хороши, когда они в единственном числе. Если их много - ничего хорошего. Румыны и хорваты - то же самое. Хотя, бывают исключения. Выходцы из СНГ и Прибалтики - сложный вопрос с огромным разбросом по категориям. От нормальных людей, и хороших специалистов, до клинических идиотов с купленными документами и прирожденной склонностью к стукачеству и склочничеству, любителей "качать права". Взращенных советской системой с руководящей ролью партии в лице помполита на борту в бывших советских пароходствах. С немцами, французами, голландцами и всякими прочими шведами на этом контракте поработать не удалось, так как лица данной категории граждан Евросоюза обходили данную греческую контору десятой дорогой. О себе Леонид тоже узнал много нового. Что он "крэзи рашен" и нисколько не соответствует высоким греческим стандартам, которые самые высокие в мире. И вообще, эллины - это настоящие моряки. А все прочие - никакие. Разумеется, подобное позволял себе говорить только капитан грек, да и то не прямо в глаза. Но Леонид молчал и тупо делал свою работу, понимая, что грек отчасти прав - специфика работы с грузом для него была новой и кое-какие огрехи он допускал. Не фатальные, но все же. Хорошо, что заранее почитал нужные материалы и поговорил с грамотными людьми. Да и чиф-одессит, которого он менял, оказался нормальным мужиком и оставил ему нужные наработки в виде самостоятельных записей и схем расчетов, собранных за несколько лет, сбросив на "флешку" и посоветовав распечатать на всякий случай на бумаге. Как позже выяснилось, неприязнь греческого капитана распространялась не на Леонида лично, а на всех "не эллинов" вообще. И его работой, в общем и целом, грек был доволен, так как иначе давно бы списал. Зато прибывший в один далеко не прекрасный день второй механик, умудрившийся угробить все топливные насосы на одном из дизель-генераторов, оказался соответствующим высоким греческим стандартам, поскольку был греком. Пришлось движок ремонтировать. А кто ремонтировал? Старший механик из Мариуполя. Как не соответствующий высоким греческим стандартам. А "соответсвующий" вместе с мотористом-филиппинцем и вайпером-пакистанцем ему только ключи подавали. Но подобный экстрим продолжался сранительно недолго - чуть больше трех месяцев. Потом на смену "истинному эллину" приехал нормальный и адекватный капитан из Таллинна. Настоящий профессионал своего дела, работавший еще в Эстонском морском пароходстве во времена СССР. В связи с преклонным возрастом в нормальные европейские компании его уже брать не хотели, ну а греки (особенно эта компания) брали всех подряд, так как желающих работать в соответствии с высокими греческими стандартами на "убитых" судах было немного. И эта встреча все кардинально изменила. Антс Пихл, полностью опровергающий анекдоты об эстонцах, как о "тормозах", оказался невосприимчив к заражению бациллой национализма, "оккупантом" Леонида не считал и русский язык не "забыл". Это был настоящий Моряк и Капитан с большой буквы. У него Леонид научился многому. Узнав, что старпом из рыбаков и работает всего первый контракт на "торгаше" (врать капитану о фальшивом опыте, состряпанным "Вэлмой", лучше не стоило), велел обращаться к нему за помощью в любое время, если возникнет какая-то неясность. Такой резкий контраст по сравнению с "эллином" с его "крэзи рашен" Леонида поначалу даже смутил. Но два капитана быстро нашли общий язык. С этого момента началась новая жизнь. После завершения контракта Леонид вернулся в Ростов, и через три месяца снова в доме прозвучал телефонный звонок из "Вэлмы".
  
   - Леонид Петрович, Вы готовы к работе? Есть вакансия капитана в той же компании, где Вы работали. Они прислали на Вас запрос...
  
   С тех пор прошел не один год. Менялись суда, флаги, судоходные компании, рос тоннаж судов вместе с зарплатой, и тут грянул кризис. Не смертельно, конечно, но неприятно. Да и все равно он хотел перейти в оффшорный флот, дабы работать по четкому графику два месяца в море - два дома. Годы-то бегут, "полтинник" скоро... Рассылал анкеты, обзванивал компании, но дело с места пока не двигалось. И тут неожиданно - такое предложение! Но... Леонид и сам не мог понять, что же его настораживает. Ладно, в конце концов, можно позвонить и поинтересоваться. А отказаться никогда не поздно. И он начал набирать номер. Ответили очень быстро приятным женским голосом.
  
   - Компания "Си Игл", добрый день!
   - Здравствуйте, девушка. Мне пришло письмо от вашей компании с предложением вакансии капитана на "гард вессел" в Нигерии.
   - Минутку, сейчас посмотрю... Да, Леонид Петрович, это Вы? Вас интересует это предложение?
   - Да, интересует, но хотелось бы узнать подробности.
   - Судно - бывший рыболовный траулер, сейчас переоборудуется в "гард вессел". Будет работать в районе Гвинейского залива, обеспечивать безопасность грузовых судов от пиратов. Судовладелец - компания, специализирующаяся на оказании услуг в сфере морской безопасности, по примеру тех, что уже работают в районе Сомали. Но Вам нужно будет пройти собеседование с представителем судовладельца по "скайпу".
   - Не проблема, я готов.
   - Хорошо, я представлю Вашу кандидатуру судовладельцу и сообщу, когда будет интервью...
  
   Ждать пришлось недолго. Уже к вечеру того же дня снова по электронке пришло письмо от "Си Игл", что господина Кортнева просят находиться дома завтра в десять часов по московскому времени. С ним проведут интервью по "скайпу" и после этого вынесут окончательное решение. Прочитав письмо, Леонид усмехнулся. Видно, здорово вас приперло, господа хорошие. А здесь одно из двух, если учесть, что вакансия срочная. Либо о нем уже заранее навели справки, еще до отправления первого письма, и интервью - простая формальность, либо все предыдущие кандидаты отказались, не смотря на такие заманчивые условия. Вот теперь и хватаются впопыхах за любого, более менее подходящего претендента, так как время поджимает. Впрочем, завтра многое выяснится. И очень может быть, что ни на какой guard vessel в Нигерию он сам идти не захочет.
  
  
   Глава 2
  
  
   Поле чудес в стране дураков, или на что способен административный ресурс
  
  
   На следующий день, заранее до условленного времени, Леонид уже занял место перед включенным компьютером, приведя себя в божеский вид. Не будешь же перед потенциальным работодателем в футболке сидеть. Вскоре раздался звонок на мобильник, звонили из "Си Игл". И выяснив, что господин Кортнев готов, предупредили, что сейчас с ним свяжутся. Когда пришел сигнал вызова "скайпа", Леонид ответил и увидел двоих - мужчину и женщину. Мужчина сразу перешел к делу.
  
   - Доброе утро, Леонид Петрович. Я - Владимир Анатольевич Соболев, начальник департамента по персоналу. Вы дали согласие работы капитаном на нашем судне, занятого обеспечением безопасности. Не передумали?
   - Доброе утро, Владимир Анатольевич, не передумал.
   - Очень хорошо. В анкете Вы указали, что владеете испанским языком, поэтому мне хотелось бы сначала выяснить Ваш уровень, так как для нашей компании желательно, чтобы капитан знал не только английский, но и испанский. По части английского у меня сомнений нет, крюинг это подтвердил. А вот относительно испанского хотелось бы прояснить ситуацию. Вы не против?
   - Конечно нет, я готов.
   - Тогда, будьте знакомы - Тамара Федоровна, преподаватель испанского. Тамара Федоровна, прошу.
  
   Собеседник повернулся к сидящей рядом женщине. Она кивнула, и поздоровалась. После этого разговор пошел на испанском и продолжался минут сорок. Леонид рассказал о своей богатой на события морской жизни, о странах, где побывал, и о многом другом. Особо интересовали Тамару Федоровну годы, проведенные на Кубе, благодаря которым он и выучил испанский. Наконец, она поблагодарила его за столь содержательную беседу и снова перешла на русский, обратившись к своему внимательно слушавшему соседу.
  
   - Владимир Анатольевич, мы закончили. Откровенно говоря, я не ожидала такого высокого уровня владения языком у Леонида Петровича. Это лишний раз подтверждает, что в детском возрасте освоить второй язык гораздо легче.
   - Благодарю Вас, Тамара Федоровна. Все, не смею Вас больше задерживать.
  
   Проводив женщину, собеседник вернулся к компьютеру и снова посмотрел в камеру.
  
   - Ну, а теперь поговорим тет-а-тет, Леонид Петрович. Вас удивило такое предложение?
   - Откровенно говоря - да. И мне бы хотелось узнать подробности.
   - Из подробностей пока могу сказать следующее. Наша компания стала работать в сфере обеспечения морской безопасности сравнительно недавно. Но у нас серьезная команда настоящих профессионалов. Касательно Вашей работы. Судно, на котором Вам предстоит работать, не новое, построено в конце восьмидесятых в Николаеве. Вам знаком траулер типа "Пулковский меридиан"?
   - Да, знаком.
   - Вот на таком судне Вам и предстоит трудиться. Сейчас оно находится на переоборудовании в Николаеве. До окончания работ осталось не очень много, и желательно, чтобы Вы выехали туда как можно скорее. В процессе работы Вам не придется заниматься тем, что далекие от этого дела люди называют "игрой в войнушку". То есть - гоняться за пиратами с пулеметом наперевес, вести абордажные бои и прочей ахинеей, заполонившей голливудские боевики. Ваша задача - обеспечение работы судна, как базы для находящихся на нем сотрудников, в задачу которых и будут входить действия по силовому обеспечению безопасности. На борту старший - начальник экспедиции, у которого Вы будете в оперативном подчинении. Именно он и будет решать все вопросы, связанные с профессиональной деятельностью нашей компании. А Ваша задача - только обеспечение надлежащей работы самого судна, как базы. В управление судном начальник экспедиции вмешиваться не будет, а будет давать только общие указания о маршруте следования и предстоящих задачах. Остальные подробности - на борту. Сами понимаете, что раз мы работаем в сфере морской безопасности, то многие вещи носят сугубо конфиденциальный характер. Устраивают Вас такие условия? Сразу скажу, что мы заинтересованы в постоянных сотрудниках. И если в процессе работы нас обоих устроит положение вещей, то мы будем готовы предложить Вам постоянный контракт с пересмотром зарплаты в сторону увеличения.
   - Хорошо, я согласен с Вашими условиями.
   - Договорились. Жду Вас в Николаеве. Судно "Тезей", стоит в данный момент на заводе "Океан". Там поговорим более подробно...
  
   Сборы и оформление бумаг не заняли много времени, и через три дня, рано утром, Леонид стоял со своим чемоданом типа "мечта колонизатора" возле проходной судостроительного завода "Океан" в Николаеве. Он созвонился заранее с агентирующей фирмой, и его попросили ехать сразу на завод. Пообещали, что все формальности, связанные с допуском на территорию завода, будут выполнены. Однако Леонид, не понаслышке знакомый с российско-украинскими порядками, на это особо не надеялся. И оказался прав. Охрана на проходной его не пропустила, сообщив, что никаких бумаг у них нет и ни о каком Леониде Кортневе они слыхом не слыхивали. Достав мобильник, Леонид с утра пораньше начал названивать по указанным номерам. Наконец, ответили. Объяснив ситуацию, он услышал вполне ожидаемое.
  
   - Леонид Петрович, извините, но вчера некому было подписать судовую роль.
   - И сколько мне тут стоять?
   - Не волнуйтесь, через час-полтора все будет готово...
  
   Леонид отключил связь и выругался. За столько лет после развала Союза ничего не изменилось. Выйдя на улицу, увидел такого же моряка, как он, направляющегося с большой сумкой к проходной. То, что это моряк, он не сомневался. Своих коллег научился различать безошибочно. Прибывший все понял правильно, задержавшись на секунду.
  
   - Что, как всегда? Приехал, а роли на проходной нет?
   - Нет.
   - Вот уроды. А ну-ка, я попробую...
  
   Моряк зашел в дверь проходной, и вышел обратно через пару минут, названивая кому-то по мобильнику и высказывая свое мнение о местных порядках.
  
   - Что, тоже облом?
   - Тоже... Сказали - ждать. Скоро привезут.
   - А на какой пароход?
   - На "Тезей". Здесь на ремонте стоит...
  
   Разговорились, коллега оказался старшим механиком. Причем, тоже принятым по срочной заявке. Такая "срочность" начинала уже настораживать. Но никакой конкретной информации у прибывшего "деда" не было. Решили, что на борту все прояснится. В конце концов, действительно, если контора занимается тем, что называется "борьба с пиратством" (а точнее - делание денег на пиратстве), то большая часть информации может быть исключительно для служебного пользования и по телефону о ней трындеть не будут.
  
   Когда они все же дождались агента, подрулившего к проходной, рабочий день уже давно начался. Ничуть не смущаясь, молодой человек проинтересовался, они ли капитан и стармех с "Тезея", и попросил следовать за ним. Вся его работа свелась к вручению одного листа бумаги охране. Раньше этого сделать, очевидно, было нельзя. Но и Леонид и "дед" уже настолько привыкли к царящему бардаку на постсоветском пространстве, что восприняли это, как должное и наконец-то попали на территорию огромного завода, где их ждал "Тезей".
  
   Завернув за угол одного из цехов, Леонид увидел знакомый силуэт траулера. Впрочем, ошибиться было невозможно - на всей причальной стенке в этом месте больше никого не было. Завод дышал на ладан, заказов на постройку новых судов не поступало и он кое-как перебивался судоремонтом. Или, как вошло в обиход выражение, "шабашками". Корпус "Тезея" и надстройки сверкали свежей краской, а на корме развевался флаг Белиза - небольшого государства в Латинской Америке. Что поделаешь, не хотят российские бизнесмены регистрировать свои суда под российский флаг - проблемы, создаваемые из ничего на пустом месте, будут обеспечены. Вот и идут в ход так называемые удобные, или, как их называют моряки - "банановые" и "обезьяньи" флаги различных слаборазвитых государств, предоставляющих свой флаг за небольшие деньги и не создающих никаких проблем судовладельцу по части уплаты налогов и прочих неприятностей. Прием не новый, но хорошо себя зарекомендовавший и очень популярный.
  
   На борту, как и всегда на ремонте, царил шум и гам. Большое количество людей перемещались в разных направлениях, вокруг сверкали огни сварки, шипела газорезка и пробираться приходилось через многочисленные кабеля и шланги. Вахтенный матрос у трапа сообщил, что на борту из помощников только третий. Старпом с самого утра ушел к заводскому начальству и еще не вернулся, а второй вчера сбежал, послав всех подальше. Вызванный матросом третий помощник проводил Леонида до его каюты, вручил ключ и сказал, что старпом скоро должен быть.
  
   Дальнейшее было привычным. Обход судна и знакомство с экипажем. Начальства пока не было и получить интересующую инормацию не от кого. Наконец, вернулся старший помощник. Как оказалось, тоже Петрович, только Георгий. Он то и рассказал кое-что интересное.
  
   - Странные дела тут творятся, Леонид Петрович. Вы за два месяца уже четвертый капитан. Все предыдущие ушли. Кто раньше, кто позже.
   - А что же такое, Георгий Петрович?
   - Мутная какая-то контора. Наводят тень на плетень, толком ничего не говорят. Здесь с самого начала ремонта сидит один кадр, называет себя суперинтендантом. Хотя суперинтендант из него никакой - элементарных вещей не знает. Но ведет себя по хамски. Скорее всего, родственник хозяина, или какой-то крупной шишки. Ясно, что приставлен присматривать за экипажем.
   - А где же он сейчас?
   - Еще не проснулся после вчерашней гулянки. Он в гостинице живет, но после обеда должен пожаловать. Опять ценных указаний надает, нахамит и до следующего обеда исчезнет. В общем, непонятки здесь какие-то. Все знают, что пароход должен идти в Гвинейский залив в качестве базы для охранников. Но зачем ради этого делать дополнительные топливные танки, если там топливом не торгует только ленивый и забункероваться не проблема? И зачем выбрасывать все оборудование из рыбцеха и превращать его в подобие трюма? Причем, монтировать в нем грузовой лифт с палубы? Разве морозильных трюмов мало для груза, если он будет? В машине и в служебных помещениях какое-то странное оборудование устанавливают и толстенные кабеля тянут по всему пароходу, сверля переборки. Не знаю, Леонид Петрович, но мне это очень не нравится. Плюс еще "супер" чудит. Вот и разбегается народ. Сам бы ушел, да очень деньги нужны.
   - Хм-м... Не знаю, никаких подробностей мне не сказали. А когда начальство появится?
   - Обещали на днях. Сама контора в Москве, поэтому тут кроме "супера" никого нет...
  
   Информация наводила на размышления. Решив пройтись по пароходу еще раз, Леонид стал обращать внимание на непривычные детали. Рубка обшивается листами железа по самые иллюминаторы. В общем-то, нормально. Если дадут очередь из автомата по рубке, то дополнительный стальной лист задержит пули. И бронированные огневые точки на крыльях мостика и на палубе с уже установленными турелями для пулеметов удивления не вызывают. "Гард вессел" есть "гард вессел"... Но вот зачем убирать с промысловой палубы ваерные и грузовые лебедки, траловую лебедку, порталы с грузовыми стрелами, а также срезать с кормы все, что выше фальшборта, непонятно. И устанавливать два довольно мощных крана по бортам позади надстройки. И два крана поменьше на шлюпочной палубе. А носовой портал со стрелами почему-то оставили. Лишняя работа, которая стоит денег, и немалых. Если только... Если только это не обеспечение удобного и широкого сектора обстрела с кормовых курсовых углов с расчисткой промысловой палубы от всего лишнего... Господи, какой сектор обстрела?! Траулер превращать в подобие вспомогательного крейсера? Или, замаскированного рейдера, как у немцев во время обеих мировых войн? С его парадным ходом в четырнадцать узлов, и то в молодости и по паспортным данным? А сейчас, дай бог, если двенадцать выжмет? Нет, что-то тут определенно нечисто. Надо срочно переговорить с начальством и прояснить ситуацию. А то, пускай Владимир Анатольевич сам идет воевать на этом "рейдере". Вместе с суперинтендантом...
  
   - Ага, это ты, типа, новый капитан?
   - Да, я. А Вы кто, молодой человек?
  
   Леонид с интересом смотрел на стоявшую перед ним личность лет двадцати пяти, или около того, явно еще не пришедшую в себя после вчерашнего.
  
   - Я суперинтендант, Немчинов Валерий Игоревич, твой начальник. Почему у тебя бардак творится на пароходе? Люди заняты хрен знает чем, только не работой? Уволю нахрен!
  
   Леонид усмехнулся. Что же это за чудо и чей он родственник? И это вся работа впереди будет такая? Нет уж, спасибо. На этой компашке свет клином не сошелся. Недаром, душа не лежала сюда идти... Валерий Игоревич говорил что-то еще, но Леонид его игнорировал, чем привел своего непосредственного начальника в состояние праведного гнева.
  
   - Ты что, со мной говорить не желаешь?! Я тебя спрашиваю!!!
  
   Вместо ответа Леонид достал мобильник и набрал московский номер Владимира Анатольевича, который ему дали при подписании контракта. Ответили быстро.
  
   - Здравствуйте, Владимир Анатольевич, это Кортнев Леонид беспокоит, я уже на борту "Тезея".
   - Здравствуйте, Леонид Петрович, как добрались, нормально? Как пароход?
   - Пароход в порядке, но я наверное сейчас вернусь в Ростов.
   - А что случилось?
   - С вашим суперинтендантом, господином Немчиновым, мы вряд ли сработаемся. Поэтому, давайте прервем наши деловые отношения, пока они еще толком не начались.
   - Он рядом?
   - Да.
   - Дайте ему телефон.
  
   Леонид молча протянул телефон "суперу", который при упоминании имени абонента сразу прикусил язык. Тон его резко изменился.
  
   - Да, Владимир Анатольевич?
  
   По мере разговора лицо начальника становилось все более пунцовым. Телефон Леонид поставил на максимальную громкость, а поскольку был уже обеденный перерыв и на палубе стояла тишина, разговор был хорошо слышен.
  
   - Ты, чмо черкизоновское!!! Ты понимаешь, кретин, что мы из-за твоих вые...нов убытки несем?! Где я тебе сейчас за оставшееся время подходящего капитана найду?! Если и этот из-за тебя сбежит, пойдешь опять на свой "черкизон"!!! И все расходы, гнида, возместишь!!! Тебя туда для чего послали?! Я уже жалею, что твоего отца послушал и взял тебя на работу!!! Чтобы я о тебе больше ничего не слышал!!! Сидишь там в Николаеве, ни хрена не делаешь, только бумажки подписываешь, да местных баб трахаешь и бухаешь!!! Вот и занимайся этим!!! Не мешай людям работать!!! Начальник х...ев!!! Тебе до начальника, как до луны раком!!! Понял?!
   - Понял...
   - Все, дай трубу капитану!
  
   Суперинтендант, очевидно, не ожидал подобного разговора и растерянно протянул телефон Леониду.
  
   - Да, слушаю, Владимир Анатольевич.
   - Леонид Петрович, извините за это недоразумение, больше господин Немчинов не будет вмешиваться в вашу работу. Я его проинструктировал. Скоро я приеду в Николаев и тогда поговорим более подробно и не по телефону. Не волнуйтесь, никто мешать Вам не будет. Если возникнут какие-то вопросы, звоните в любое время...
  
   Выяснив еще ряд вопросов, абонент отключился, а Леонид насмешливо глянул на своего начальника и вежливо поинтересовался.
  
   - Я Вам еще нужен, Валерий Игоревич? А то, меня работа ждет.
   - Да, то есть нет... Ну все, типа, работай...
   - Хорошо, тогда я пойду.
  
   Развернувшись, Леонид направился внутрь надстройки, оставив за спиной суперинтенданта переваривать полученную информацию. Самому, кстати, тоже надо как следует подумать. То, что дело нечисто, это уже ясно. Вместо настоящего "супера" на виду у всех маячит какой-то "зиц-председатель Фунт" с московского "черкизона". Который, в случае чего, и будет крайним. Это уже понятно. А вот ему, балбесу, похоже ни хрена не понятно. Но это уже его проблемы. Что там чиф насчет странного оборудования сказал? Надо бы посмотреть, а потом с механоидами поговорить. Может, они что знают?
  
   Леонид прошел по всему судну от носа до кормы. Заглянул во все открытые помещения. И обратил внимание на довольно крупные электронные блоки непонятного назначения. Было видно, что к ним подходит питание в 380 вольт от бортовой сети, и они все соединены друг с другом кабелями, опутывающими судно по периметру, и проходящими через все переборки. Часть блоков стояла в машинном отделении, часть в бывшем рыбцехе. Остальные были разбросаны по всему судну в разных помещениях, а некоторые прямо в коридорах. Как раз закончился обеденный перерыв, но пришедшие заводские работяги ничего не знали. Им сказали установить эти ящики и протянуть кабеля, вот они и тянут. А что это за хрень - вопрос к начальству. Найденный прораб тоже особо не добавил ясности. Заказчик велел установить дополнительное электронное оборудование, но только монтаж и ничего более. Подключение и настройку аппаратуры будет проводить сам ее разработчик. Сплошные тайны московского двора, понимаешь...
  
   Уже вечером, когда первый суматошный день закончился, Леонид сидел в каюте и читал все имеющиеся материалы по судну. Пароходик не новый, построен в конце восьмидесятых, аккурат перед развалом Союза. После обретения Украиной долгожданной независимости, практически новый пароход был продан грекам. Скорее всего, по цене металлолома. И очень может быть, что за "черный нал". Греки на нем рыбу ловить не собирались, а эксплуатировали, как рефрижератор, благополучно приведя новый пароход за несколько лет в аварийное состояние. После этого проводилась стандартная процедура - с парохода снимались все "эллины" с филиппинцами (бирманцами, индонезами, папуасами и прочая), и сажался русскоязычный экипаж (Россия, Украина, Прибалтика, в общем, из бывшей "семьи народов" СССР). Новый экипаж восстанавливал пароход из руин и все повторялось заново. После ряда таких "производственных циклов" восстанавливать пароход силами экипажа становилось все труднее и труднее, и пришел момент, когда "Тезей" оказался снова продан по цене металлолома. Но на этот раз его купила компания "Марин секьюрити менеджмент", зарегистрированная на Каймановых островах и имеющая свой брэнч-офис в Москве, в Российской Федерации. Умные поймут. И глупых вопросов задавать не будут. С появлением нового владельца "Тезей" вернулся в порт, который покинул много лет назад. Доковылял до причала завода "Океан" и встал на переоборудование. Направлять старое судно на построивший его когда-то Черноморский судостроительный завод в Николаеве не было смысла. Завод существовал только на бумаге, а "Океан" оказался единственным судостроительным заводом в Николаеве, худо-бедно удержавшемся на плаву в разгар самостийно-незалежной эйфории. Когда стало очень много самостийности, но исчезли все заказы, обеспечиваемые сверху Госпланом из Москвы и гарантирующие бесперебойную работу судостроительных гигантов. А теперь пришло время не выполнять план, спускаемый сверху, а зарабатывать деньги самостоятельно. Увы, многие прежние руководители советской формации не увидели в этом разницы. Итог известен...
  
   Как бы то ни было, "Тезей" подняли в док и начали делать то, что и положено делать при нормальном ремонте, а не при "предпродажной подготовке", чему и рабочие завода и инженерный состав очень удивлялись. Нечасто в наше время попадается заказчик, которому нужно именно качество, а не набившее оскомину "цена-качество". Поэтому работа на старом траулере, которому толком и не довелось половить рыбу, закипела. Но список работ на переоборудование удивил даже заводских "зубров", съевших не одну собаку в судостроении. Из траулера делали непонятно что. Но глупых вопросов никто не задавал. В конце концов, заказчик платит деньги, а задача завода - воплотить его требования в металле. Хоть авианосец из этого корыта сделать. Как говорится, за ваши деньги - любой каприз...
  
   - Леонид Петрович, не помешаю?
  
   В дверях появился стармех. За целый день им толком так и не удалось поговорить, и по виду "деда" было ясно, что у него накопилась масса вопросов.
  
   - Заходите, Иван Константинович, присаживайтесь. Заодно и чаю выпьем, а то у меня уже голова кругом идет от этих бумажек...
  
   Леонид встал и включил чайник, а стармех сел за стол и молча уставился на капитана. Выдержав паузу, все же спросил.
  
   - Леонид Петрович, я так до сих пор и не понял. Из нас что, рейдер делают? Как у немцев были во время войны?
   - А с чего Вы взяли?
   - Посудите сами - почти все механизмы с промысловой палубы убирают, портал на корме срезали, все, что выше фальшборта на корме, тоже срезали. Под конец рабочего дня два каких-то навороченных радара привезли. Чиф сказал, что будут устанавливать вместо нашего старья. Рубка закрывается железом. На крыльях мостика и на палубе - самые настоящие ДОТы для пулеметов. И плюс какое-то оборудование непонятное. Мы что, всерьез на войну собрались? А когда же шестидюймовки будут устанавливать? Насколько помню из истории, на немецких рейдерах это был самый популярный калибр. Что, подойдем прямо к берегу и начнем наводить порядок, если сами черножопые его наводить не хотят?
   - Не знаю, Иван Константинович... Сам хочу это выяснить. В разговоре с московским начальством мне прямо сказали - подробности только при личной встрече. По телефону никакой конкретики. Недолго ждать осталось, скоро появятся. А там посмотрим. В конце концов, до дому, до хаты отсюда недалеко. Не из Папуасии же какой-нибудь выбираться. Если тут уж вообще что-то запредельное замышляется...
  
   Три дня прошли относительно спокойно. Леонид уже познакомился со всем экипажем и заводским начальством, а также как следует осмотрел судно, не переставая удивляться. Откровенно говоря, такого серьезного подхода к делу он не видел давно, что не могло не радовать. В принципе, если исключить непонятную аппаратуру, все остальное особых вопросов не вызывало. Сторожевому судну не нужен ни рыбцех, ни промысловое оборудование на палубе. Тем более, если оно не собирается гонять пиратов самостоятельно, а будет выполнять функции судна-базы. А вот хорошие радары и средства самообороны с бронированием жизненно важных мест действительно необходимы. И суперинтендант больше не мотал нервы. За все время он больше так и не появился. Был, правда, еще один интересный момент. Кают на пароходе, в общем-то, хватало, так как по проекту изначально экипаж составлял более девяноста человек. В транспортном варианте у греков экипаж был гораздо меньше и многие каюты пустовали. Поэтому, их пришлось спешно приводилить в божеский вид, так как за время работы у "эллинов" состояние всех помещений стало плачевным. Естественно, будут еще бойцы охраны, но сколько? А две каюты соединяют в одну и делают там то, что на берегу называют евроремонтом. Помимо этого устанавливая солидный сейф, спутниковый телефон и серьезную оргтехнику. Очевидно, для начальника экспедиции. На вопрос Леонида о назаначении этих аппартаментов прораб толком ответить ничего не смог. Сказали делать именно так. Вот они и делают.
  
   По вечерам, после рабочего дня, вместе с "дедом" навещали небольшой уютный кабачок на Жовтневом проспекте, который когда-то назывался Октябрьским. Благо, от завода недалеко. Полчаса пешком, или пять минут на маршрутке - и все блага цивилизации! В общем, обычный ремонт, которых в долгой морской жизни Леонида набралось уже порядком. И вот в один из таких вечеров, когда они уже возвращались на пароход, у него зазвонил мобильник. Звонило московское начальство. Предупредили, что завтра с утра прибудут на завод. Переговорив, Леонид глянул на стармеха.
  
   - Все, Константиныч, завтра начальство пожалует и многое тайное должно стать явным. Допускаю, что далеко не все. Но полностью держать в неведении относительно предстоящей работы "мастера" и "деда" - самая настоящая глупость.
   - Петрович, а разве ты видел в поведении наших новорусских бизнесменов мало глупости?
   И не боишься, что теперь нам не дадут соскочить, даже если и захотим?
   - А куда деваться? У тебя есть предложение получше?
   - Нет.
   - Вот и у меня нет. Поэтому, поглядим, что из нашего "рыболова" делают. Либо рейдер, либо вооруженную яхту для толстосумов - любителей экстрима. Читал в интернете, что и такие есть. Потому, как в нашу работу в качестве судна-базы, я с каждым днем верю все меньше и меньше...
  
   На следующее утро к трапу "Тезея" подкатил минивэн, из которого вместе с агентом выбрались четыре человека. Леонид, предупрежденный по телефону, встречал гостей у трапа. Из прибывших знаком был только один - Владимир Анатольевич Соболев, с которым он общался по "скайпу". Трое других были непохожи друг на друга, как медведь не похож на верблюда, а верблюд - на страуса. В одном явно проглядывал либо "комитетчик", либо бывший партаппаратчик (поскольку "комитетчик" бывшим не бывает). Второй - явно из силовых структур, причем из того департамента, который непосредственно и действует силовыми методами. А третий - пресловутый интеллигент - инженер, являющийся предметом многочисленных анекдотов про интеллигенцию. Если бы у него были очки - вылитый Шурик из ставших классикой кинолент, только постарше. Поздоровавшись, прошли в каюту капитана и Соболев представил прибывших спутников.
  
   - Знакомьтесь, Леонид Петрович. Начальник экспедиции Березин Владимир Евгеньевич, Ваш "адмирал", если можно так сказать. Карпов Андрей Михайлович - ваш помощник по экипажу. Нет нет, Вы неправильно подумали. К надоевшим Вам в свое время помполитам эта должность не имеет никакого отношения. Андрей Михайлович - командир группы бойцов охраны, которая прибудет на борт после окончания ремонта перед самым выходом. Грубо говоря - он командир военизированной части команды, которая и будет осуществлять все функции, связанные с обеспечением безопасности наших клиентов. Ну и наконец, Прохоров Александр Александрович, ведущий инженер. Будет заниматься настройкой электронной аппаратуры после монтажа и ее осблуживанием в рейсе. В связи с этим я хочу сказать следующее. Леонид Петрович, я не сомневаюсь, что у Вас возникло очень много вопросов. Поэтому, давайте сейчас выясним все непонятные моменты. Вам, как сотруднику нашей компании, будет предоставлена конфиденциальная информация, не подлежащая разглашению. По телефону мы это обсуждать не стали. Ваше судно будет работать в пиратоопасных районах, обеспечивая физическую безопасность наших клиентов путем высадки вооруженной охраны на борт и эскортирования судов в определенных случаях, если возникнет надобность. Предположительный район работы - Гвинейский залив, но он может быть изменен. Неспокойная обстановка также в районе Африканского Рога, в Юго-Восточной Азии и районе стран Латинской Америки. Да Вы и сами это знаете.
   - А не возникнет проблем с местными властями? Египет не пропускает через Суэцкий канал гражданские суда с оружием на борту. Да и в другой "папуасии" дело не лучше.
   - Не волнуйтесь, Суэцким каналом вы не пойдете в любом случае, а касательно местных властей - мы играем по их правилам. То есть, официально открываем представительства нашей компании в странах того региона, где планируется работа наших судов, а неофициально - просто прикармливаем взятками местных чиновников, от которых реально что-то зависит. Так что никаких проблем с заходом в порт у вас не будет. Так же, как и с сопровождением судов в территориальных водах до самых ворот порта, если это потребуется.
   - Понятно. А зачем надо убирать почти все оборудование с промысловой палубы, срезать с кормы все, что выше фальшборта? И что это за оборудование с толстенными кабелями по всему пароходу?
   - Заметили? Объясняю. Для работы нам нужна чистая палуба. Поскольку вы, в какой-то степени, военный корабль, то должны иметь хоть какое-то вооружение. Иначе, сами превратитесь в мишень для пиратов. Вооружить вас легально палубной артиллерией - это такая проблема, что лучше даже и не начинать. Турки встанут на дыбы и не пропустят такое судно через проливы. Да и здесь придется кормить целую свору чиновников. Но есть юридическая лазейка, позволяющая обойти все эти препоны. К вам на палубу будут погружены несколько БМП, то есть боевых машин пехоты. Они имеют тридцатимиллиметровые автоматические пушки и пулеметы. Сами понимаете, что в случае нападения пиратов, БМП разделаются с ними еще на дальних подступах, вот поэтому ничто на палубе не должно мешать их работе. Плюс крупнокалиберные пулеметы КОРД, для которых сделаны бронированные огневые точки. Это помимо легкого стрелкового оружия, находящегося в распоряжении бойцов охраны, и боеприпасов. И весь фокус в том, что оружие будет находиться на "Тезее" не как штатное вооружение, а как груз! То есть, с официально оформленными грузовыми документами, в которых в качестве получателя фигурирует одна из нигерийских фирм, представляющая интересы Министерства обороны Нигерии. Все легально, никакого обмана. А после прохода Гибралтара нигерийцы просто откажутся от сделки.
   - Хитро, ничего не скажешь... А что это за электронные блоки и кабеля по всему пароходу?
   - А вот это, Леонид Петрович, и есть ноу-хау в нашем деле. Подробностей рассказывать не буду, так как аппаратура секретная да и вряд ли Вы что поймете. Если в двух словах и максимально просто - Вы слышали об оружии нелетального действия? То есть, которое не убивает человека, а выводит его из строя на определенное время, не нанося непоправимого вреда здоровью? Вот это из той же области. Аппаратура экспериментальная, проверить ее в полевых условиях в России не представляется возможным, ну а африканские пираты - сами понимаете. Думаю, Вас особо не расстроит, если кто-то из них отправится на тот свет не от пули нашего бойца, а от не до конца учтенных факторов нашей установки.
   - А мы сами тут не загнемся?!
   - Не волнуйтесь, действие установки направленное, и в "тыл" она не может сработать даже теоретически. Так же, как и ружье, которое назад не стреляет. Увы, это все, что могу о ней рассказать. И я бы попросил Вас, Леонид Петрович, не распространять даже эти сведения. Для всего экипажа это экспериментальная аппаратура для сильного уменьшения радиолокационной отражательной способности судна. Своего рода система "Стелс", ничего более. Мы все же "гард вессел", как никак. Вот Александр Александрович и будет этим самым "Стелсом" заниматься. Как настройкой после монтажа, так и обслуживанием в море...
  
   Выяснив еще ряд принципиальных вопросов, Леонид решил не отвергать это неожиданное предложение. Некоторые старые сомнения у него не исчезли, да и новые появились, но меркантильный интерес все же перевесил. Как ни пытались партийные функционеры в СССР вывести новый вид человека (злые языки даже название придумали - гомо советикус), для которого "сегодня не личное главное, а сводки рабочего дня", ничего не получилось. Советский человек отказался мутировать в этом противном для законов природы направлении. Жизненные блага, в том числе деньги, которые могут эти блага обеспечить, оказались важны для него гораздо больше, чем "сводки рабочего дня". Тем более, в условиях прогрессирующего с годами дефицита, когда к началу приснопамятной перестройки, жизнь в стране стала напоминать выживание в условиях, максимально приближенных к боевым. Поэтому, преуспели партийные пропагандисты как раз в обратную сторону. В СССР действительно появился новый вид человека. Гомо сапиенс (человек разумный) развился в гораздо более жизнестойкий и агрессивный вид - "гомо хапиенс". Название, как нельзя лучше характеризующее сущность нового биологического вида, внешне ничем не отличающегося от человека разумного, но ушедшего далеко вперед в области борьбы за выживание в условиях крайне агрессивной окружающей среды и способного вполне комфортно существовать там, где все прочие европейские и американские гомо-сапиенсы быстро протянут ноги. Поэтому, взвесив все за и против, Леонид решил остаться на "Тезее". Такой зарплатой не бросаются. Тем более, возможно ее повышение с постоянным контрактом. В том, что господин Соболев не говорит всего, а местами откровенно врет, он не сомневался. Но это, в конце концов, не его дело. Пусть даже контора и будет что-то химичить, проворачивая какой-то левый бизнес с "папуасами" в Нигерии, или еще где. После "крабовых" рейсов на Пусан и Вакканай говорить о недопустимости чего-то "левого" просто глупо. Нет никаких сомнений, что Владимир Анатольевич прекрасно осведомлен о "крабовом" прошлом Леонида, хоть это и не афиширует. И знает, что если пахнет хорошими деньгами, то господин Кортнев не будет возражать против не совсем законного гешефта. Разумеется, при соблюдении всех мер безопасности. А это значит, что он - подходящая кандидатура на должность капитана "Тезея". Будет старательно делать свою работу, и не задавать глупых вопросов. А если что-то ненароком узнает, то сделает вид, что ничего не понял и тут же забыл. И уж тем более языком трепать не будет. История с "Туманом" - лучшее тому подтверждение.
  
   Неделя после приезда высокого начальства из Москвы прошла в обычном рабочем режиме. Соболев надолго не задержался в Николаеве и через пару дней уехал, а начальник экспедиции Березин Леонида не донимал, сразу сказав, что в морских делах он толком ничего не смыслит, поэтому и в его работу вмешиваться не будет. Его задача - выходить на сцену тогда, когда потребуется решить какие-то неразрешимые проблемы, которые в чиновничьем государстве возникают с регулярным постоянством. Двое других прибывших, Карпов и Прохоров, занимались своими делами и никому не мешали. Первый самым внимательным образом изучил систему расположения бронированных огневых точек, и внес некоторые улучшения, которые (к немалому удивлению всех) были сразу же выполнены заводом. А второй начал копаться в своих электронных железяках, особо не распространяясь о характере работ. И вот, через неделю на причал, где стоял "Тезей", неожиданно прикатил тягач с трейлером, на котором стояла свежевыкрашенная БМП. Зрелище для судостроительного завода необычное, поэтому поглазеть на удивительное зрелище сбежались очень многие. Правда, долго "бэ-эм-пэшка" на причале не простояла. Кран был уже готов, и вскоре она взмыла в воздух, плавно опустившись на промысловую палубу "Тезея" почти сразу же позади надстройки. Рымы для ее крепления были приварены к палубе заранее, поэтому ломать голову над тем, как закрепить столь необычный "груз", не пришлось. Леонид тоже смотрел на это действо с огромным интересом. Возить подобные вещи ему раньше не приходилось. Тут же суетился Карпов, принимавший непосредственное участие как в погрузке, так и в крепеже машины, тщательно проверяя каждый найтов, талрепы и скобы. Леонид прикинул, что на промысловую палубу можно впихнуть еще довольно много такого "груза", какие же аппетиты у хозяев? Поэтому решил поинтересоваться, отведя Карпова в сторонку, подальше от посторонних ушей.
  
   - Андрей Михайлович, а сколько у нас такого "груза" наберется? По палубе хоть пройти можно будет?
   - Не волнуйтесь, Леонид Петрович, всего три штуки. Эта машина - резервная. Одновременно оборудована, как запасной пункт связи. А то, вдруг на мостике антенны из автоматов повредят. А здесь вся аппаратура надежно защищена. Как броней самой машины, так судовыми конструкциями и надстройкой. Именно поэтому ее сюда и ставят - в мертвую зону, принимать участие в отражении атак пиратов для нее не планируется. А две других - обычные боевые лошадки. Будут стоять позади труб поближе к бортам. Таким образом мы сможем обеспечить сектор обстрела порядка трехсот - трехсот двадцати градусов. Но пока погрузим поближе к этой, чтобы глупых вопросов поменьше задавали. А в море они сами займут штатное место, где мы их и закрепим.
   - А машины что, новые?
   - Да что Вы, какие новые! Краска на них новая, а все остальное после капремонта, но для наших целей сгодятся. Атаковать противника в поле им все равно не придется...
  
   Вскоре привезли еще две машины, и когда на палубу грузили последнюю, неожиданно пожаловали двое представителей украинской мытницы, то есть таможни. На их физиономиях разве что не написано было желание погреть руки на столь неожиданном случае. Первый вопрос был вполне ожидаемый.
  
   - Господин капитан, а что это Вы грузите? Боевая техника? Покажите таможенное поручение на погрузку.
  
   Поручение у Леонида, разумеется, было, как и все остальные документы от нужных инстанций на погрузку боевой техники, но представителей доблестной мытницы это не удовлетворило, и у него стали требовать какие-то разрешения, о которых он раньше слыхом не слыхивал. Прекрасно понимая, что из него банально вымогают деньги, Леонид взял мобильник и позвонил Березину.
  
   - Владимир Евгеньевич, Вы не сильно заняты? Пожалуйста, зайдите ко мне в каюту. У меня представители украинской таможни, требуют какие-то непонятные разрешения из Киева.
   - Леонид Петрович, можете послать их сами. Или, мне подойти?
   - Лучше подойдите.
  
   Оба таможенника хоть и прислушивались к разговору, но надежды не теряли, уверенные в своей неуязвимости и безнаказанности. Вскоре появился Березин.
  
   - Здравствуйте господа. Я - начальник экспедиции, Березин Владимир Евгеньевич. Какие у вас вопросы?
  
   Когда визитеры продолжили свою "песню пахаря", начальник экспедиции даже не стал отвечать. Просто достал мобильник и позвонил.
  
   - Алло, Гена, привет! У меня тут проблемка небольшая - два сотрудника вашей мытницы появились и внаглую пытаются поиметь с нас деньги. Требуют какие-то бумаги из Киева на погрузку груза, которых и в природе не существует... Все понял, спасибо.
  
   Атмосфера в каюте накалилась до предела. Никто - ни Леонид, ни таможенники, подобного не ожидали. Березин убрал в карман телефон и усмехнулся.
  
   - Господа, если не уберетесь по хорошему, то завтра будете иметь большие проблемы.
   - Вы что себе позволяете?! Это вы будете иметь очень большие проблемы!
  
   Глаза Березина хищно блеснули, и он снова взялся за телефон.
  
   - Гена, это опять я. У них с логическим мышлением очень туго, меня пугать начали какими-то проблемами... Все понял, даю...
  
   Молча протянув телефон таможеннику, начальник экспедиции сел в кресло. Таможенник начал было разговор в прежнем тоне, но тут же осекся, и очень скоро стал оправдываться, покраснев и покрывшись потом. Наконец, отдал телефон Березину.
  
   - Ну что, Гена? ... Как в следующий раз придут, прямо на трапе посылать на х...?... Все, понял, так и будем делать. Спасибо!
  
   Отключив связь, начальник экспедиции глянул на разом притихших визитеров.
  
   - Что, панове, облом? Пришли грошей снять, а вместо этого рискуете с работы вылететь? Передайте всем своим коллегам - мздоимцам. Если кто захочет поменять работу в таможне морского порта Николаев на таможенный пост на границе с братской Молдовой - милости просим на "Тезей".
   - Но простите, мы же не знали...
   - Не знали чего? Что требуемые вами документы - исключительно плод вашей богатой фантазии? И ваши действия нельзя квалифицировать иначе, как злоупотребление служебным положением и вымогательство взятки? Пошли вон. И скажите спасибо, что на вас не станут заводить уголовное дело.
  
   Когда несостоявшиеся взятковымогатели исчезли, Леонид удивленно развел руками.
  
   - Ну, Владимир Евгеньевич, не ожидал! Такого за свою практику ни разу не видел!
   - А что Вы хотите, Леонид Петрович? Подобная публика, к сожалению, присутствует во многих странах бывшего Союза. Где в большей степени, где в меньшей. Если не брать Среднюю Азию, где бакшиш - понятие святое и само собой разумеющееся, то украинские порты, пожалуй, обогнали всех. Такого размаха коррупции нет даже в России. И таких аппетитов. Недаром многие иностранцы называют украинские порты Белая Африка. Особо отличается в этом плане Южный. Поборы, чинимые тамошними портовыми властями, просто запредельны. Но у этой отлаженной системы чиновничьего произвола есть одно очень уязвимое место. Нечистый на руку чиновник смертельно боится гнева вышестоящего начальства, которое просто сотрет его в порошок, если этот чиновник вдруг начнет создавать проблемы начальству. Система не нова и досталась нам в наследство от похожей системы, существовавшей при Союзе. Просто с развалом Союза она приобрела еще более вычурные формы. И если у вас есть очень хорошее прикрытие сверху, то всех этих чиновников-мздоимцев, ментов-беспредельщиков и продажных прокуроров можно строить по струнке. Что Вы сами только что видели. Не волнуйтесь, больше ни однин "мытарь" здесь не появится. Эта парочка расскажет остальным, что "Тезей" надо обходить стороной.
   - Иными словами - административный ресурс?
   - Вроде того. Неважно, как это называть. Важно то, что на любого чиновника-мздоимца, какую бы высокую должность он не занимал, есть управа. Вопрос только в величине этого самого "ресурса". Ну а эти два бобика - просто мелкие шавки, стоящие в самом низу чиновничьей пирамиды и промышляющие по мелочи, пока им это позволяют. На них много и не надо...
  
   Работы по превращению "Тезея" из рыболовного траулера в подобие рейдера заканчивались, и вскоре появилась первая партия бойцов охраны - двадцать пять человек, а за следующие несколько дней и все остальные. Молодежи было мало, в основном мужики в возрасте. Всего набралось семьдесят три человека. Многие с приличным боевым опытом за плечами в горячих точках. Причем, не только на территории бывшего Союза, но также и на территории бывшей Югославии. Они умели хорошо воевать, иначе бы не выжили на войне, но в мирной жизни с таким умением можно устроиться далеко не всем. Здесь были как бывшие военнослужащие, офицеры и прапорщики, оказавшиеся в один прекрасный день ненужными своей армии, так и самые настоящие наемники, воевавшие до этого непонятно где и непонятно на чьей стороне. Во всяком случае, многословностью и стремлением к эпическому описанию своих ратных подвигов они не страдали. Все эти люди получили предложение применить на практике свое умение обращаться с оружием за хорошие (по российским меркам) деньги, поэтому никто из них долго не колебался. Было также несколько человек, явно набранных не со стороны, а являющихся сотрудниками конторы, и хорошо знающих Карпова. Бывших морских пехотинцев, знакомых с устройством военных кораблей и гражданских судов, а также с самой спецификой морской службы, было сравнительно немного - не более двадцати процентов, поэтому им пришлось в спешном порядке оказывать помощь в постижении морских наук остальным. Эксцессов, которых опасался Леонид, на борту не возникло. Его "помощник по экипажу" Карпов быстро "построил" вверенный ему личный состав и предупредил, что дисциплина на "Тезее" среди бойцов охраны ничем не будет отличаться от воинской. Отличаться будет только жалованье, причем очень сильно. И если кто начнет бузить, то поедет домой за свой счет независимо от ближайшего порта захода. Хоть из Украины, хоть из Нигерии. А может из Гондураса, или Папуа - Новой Гвинеи. В зависимости от места на нашей планете, куда судьба забросит "Тезей". Прибыли также два военных медика, прошедшие обе чеченские войны, а медблок стали оборудовать по последнему слову медицинской техники. К самому концу ремонта на борт доставили оставшееся оружие и боеприпасы, упакованное в ящики, которое сразу же стали складировать в бывшем рыбцехе. Благо, места там хватало. Доставили также какие-то закрытые опломбированные ящики и бочки с бензином и маслом. Все, согласно грузовым документам, предназначено для нигерийских военных. Причем количество оружия и боеприпасов было таким, что в официальную версию защиты судов от пиратов Леонид верил все меньше и меньше. Но это, в общем-то, не его дело. Будут платить хорошие деньги - можно старательно работать и держать язык за зубами. Это ценится очень высоко в конторах, занимающихся не совсем законным, или совсем незаконным бизнесом. В конце концов, работа вооруженного судна в Гвинейском заливе гораздо безопаснее "крабовых" рейсов на Пусан и Вакканай.
  
   Но вот и настал этот день. Накануне Леонид пообщался с семьей по "скайпу", все текущие вопросы решены, ремонт закончен, и "Тезей" стоял у причала, готовый к выходу. Провизии погрузили очень много, так как экипаж "рейдера" получился почти под сотню человек. В основном, конечно, за счет охранников. Чисто морская часть экипажа была сокращена до минимума, лишних денег хозяева платить не хотели. Но это никого и не удивило. Времена с экипажами на грузовых судах в тридцать - сорок человек (а на промысловых судах и того больше), как было принято в СССР, уже давно прошли.
  
   Однако, почти перед самым моментом оформления отхода, произошло еще одно незначительное событие, которое поначалу испортило настороение не только Леониду, но и всему экипажу. На борт прибыл сам "суперинтендант", господин Немчинов собственной персоной, с большим баулом барахла. Правда, вел он себя уже гораздо скромнее и строить из себя большого и грозного начальника не пытался. Леонид сразу же захотел выяснить причину повления на борту столь странного "специалиста", нужного здесь, как пятое колесо в телеге, едва он только ввалился к нему в каюту и озвучил свои намерения.
  
   - Валерий Игоревич, но ведь мы уйдем не менее, чем на три месяца, а суперинтенданту нет смысла задерживаться в море на такой срок - его основная работа на берегу. Лететь же самолетом из Нигерии я бы, честно говоря, не хотел. Тем более, Вам надо будет сначала высадиться на берег, а если мы не станем заходить в Лагос, или Порт-Харкорт, то добираться туда "на перекладных" в том районе не хотел бы тем более. Окружающая обстановка не располагает.
   - Так меня, типа того, из офиса к вам сюда и направили. Сказали - будешь помощником у начальника экспедиции.
   - Ну, если так, то добро пожаловать на борт. Раз Вас направили в распоряжение начальника экспедиции, то дальнейшие вопросы надо решать с ним.
  
   Вызвав старпома и попросив его определить неожиданно свалившееся на голову "счастье" на место жительства в одну из свободных кают, позвонил Березину и предупредил о появлении у него "помощника". Как оказалось, Березин сам узнал об этом недавно и особого восторга по этому поводу не испытал. Но Леонида все же успокоил.
  
   - Леонид Петрович, не волнуйтесь. Никому этот мажор мешать не будет. Если только начнет хамить и корчить из себя начальника - скажите мне. Я его из Стамбула за свой счет отправлю. Либо после Стамбула из любого другого порта, который будет по пути. Мне самому на борту такой подарок не нужен. Но что поделаешь, иногда приходится идти на компромиссы. Инструктаж я ему, конечно, проведу. Чтобы знал свое место. И предупрежу о последствиях. Будем надеяться, что этого хватит. Ну, а не хватит, его проблемы.
   - Понятно. А на отходе проблем не возникнет, Владимир Евгеньевич? С погранцами и с таможней? Ведь у него ничего, кроме загранпаспорта нет.
   - Не волнуйтесь, Леонид Петрович. Вы уже имели случай убедиться, что все постсоветское пространство - это огромное поле чудес в стране дураков. И на нем иногда вырастают такие культуры, какие даже и не снились коту Базилио и лисе Алисе. И своих Буратин с папами Карло на нем тоже хватает...
  
  
   Переговорив с Березиным, Леонид призадумался. Непонятки накапливались. Казалось бы, ничем не примечательный факт появления на борту перед самым отходом такого "специалиста", в лучшем случае бесполезного, а зачастую создающего проблемы, вряд ли кого насторожит. Но Леонид, может быть благодаря мерзопакостнейшей привычке не доверять никому, выработавшейся за время работы "на крабе", а может из-за своей природной подозрительности, насторожился. Наилучший вариант (из возможных), если великовозрастный балбес решил сам устроить себе бесплатный морской круиз и приложил все силы для его претворения в жизнь, надавив на своего папашу, и всячески обосновывая перед руководством в Москве необходимость своего присутсвия на борту "Тезея". А там, возможно, этому были только рады, сбагрив подобный раздражающий фактор хотя бы на три месяца с глаз долой. Но может быть и другой вариант. Господина суперинтенданта сплавили сюда специально с одной целью - чтобы он не вернулся. Уж очень много он знает. Все бумаги прошли через его руки. А если учесть особенности личности господина Немчинова, его уровень интеллекта и пристрастие к алкоголю, то возникает опасность утечки информации. Что главным боссам совсем не нужно. А тут - такой хороший способ все уладить и соблюсти приличия. Ведь пираты иногда стреляют. И даже иногда попадают. И очень может быть, что именно господину суперинтенданту "не повезет"... Но это так - размышления на заданную тему. А может быть и еще какая-то скрытая цель...
  
   Леонид поежился. Знакомое чувство... Как не хотел он выходить в последний рейс на "Тумане"... И сейчас - то же самое... Ему показалось, что из этого дела все явственнее и явственнее торчат уши Большого Пушистого Полярного Лиса. Но игра сделана, ставок больше нет. Соскакивать поздно, он уже и сам - носитель секретной информации. Остается одно - доказать боссам свою полезность и лояльность. Чтобы у них не возникло желания избавиться от носителя информации. Потому, как пообщавшись со своим помощником по экипажу Карповым и начальником экспедиции Березиным, Леонид понял, что все люди для них делятся на три категории - полезных, бесполезных и потенциально опасных. И по поводу отношения к потенциально опасным не обольщался.
  
   Отход прошел на удивление быстро. Прибывшая на борт комиссия в лице таможенников и пограничников отработала за двадцать минут, не выходя из кают-компании. И даже не стала обшаривать пароход в целях что - нибудь "обнаружить" и "предотвратить". Что для украинского порта было удивительным само по себе. Очевидно, сработал "административный ресурс". Неизвестный Гена так накрутил хвоста "мытарям" из мытницы, что они молили бога о скорейшем уходе "Тезея" и не пытались чинить ему в этом препятствий.
  
   Но вот, все формальности позади. Комиссия сошла на причал, трап убран, а возле борта уже дежурят два буксира. Поднявшийся на мостик лоцман здоровается со всеми, и наступает тот миг, с которого начинается любой рейс. Команда отдать щвартовы, и буксиры начинают отводить "Тезей" от причала, разворачивая затем носом на выход. Все. Буксирные концы отданы, и "Тезей" дает ход, устремляясь вниз по Южному Бугу на выход в Днепро-Бугский лиман, а оттуда в Черное море. За кормой остался Николаев. Порт, который он покинул более двадцати лет назад. Он вернулся сюда, чтобы спустя какое-то время снова выйти на морские просторы, ибо именно там его стихия. Там, где форштевень разрезает волны, и соленые брызги летают в воздухе. Там, где солнечный диск касается горизонта, окрашивая небо в багровые тона, на котором вскоре вспыхивают звезды, накрывая сверкающим куполом все, что находится вокруг. Старый морской странник "Тезей", прошедший за свою долгую жизнь многие тысячи миль, составивших бы не одну кругосветку, снова уходил навстречу Неизвестности.
  
  
  
  
   Глава 3
  
  
   Один раз - случайность. Два раза - закономерность.
  
  
   "Тезей" вышел из Днепро-Бугского лимана уже поздно вечером и взял курс на Босфор. Леонид окинул взглядом окружающий пейзаж. Справа по борту остался остров Березань, слева - Кинбурнская коса. Впереди расстилалось притихшее Черное море. Убедившись, что обстановка спокойная, решил спуститься в каюту, оставив на мостике третьего помощника одного. Пусть пацан привыкает к самостоятельности. А то, если на мостике все время будет торчать капитан, это исподволь будет его расхолаживать, никоим образом не способствуя научиться принимать самостоятельные решения. И когда станет вторым, и ему придется стоять самостоятельную вахту с нуля часов, то учиться уже можно только путем набития шишек. Тем более, третий молодой, в должности еще не работал, а работал только матросом после училища на "жабодавах", как насмешливо называли сами моряки суда типа река-море. А тут для него - целый лайнер! Осмотрев горизонт еще раз в бинокль и глянув на экран радара, Леонид подбодрил штурмана.
  
   - Ну все, Иваныч. Кто идет на Южный и на Одессу, следуют западнее, впереди никого. Я пошел, командуй здесь сам. Если что - сразу вызывай меня на мостик. Где Босфор - знаешь?
   - Знаю, Леонид Петрович!
   - Вот туда и иди! Все, спокойной вахты!
  
   Оставив "треху" одного, Леонид покинул мостик. Естественно, пускать дело на самотек он не собирался. Через лобовые иллюминаторы капитанской каюты прекрасный обзор вперед и можно наблюдать оттуда, попивая кофе сидя в кресле, и одновременно подстраховывая неопытного штурмана, но знать ему об этом совершенно не обязательно. Обстановка вокруг спокойная, погода тихая, вот пусть и учится самостоятельности.
  
   Проходя мимо двери каюты Березина, Леонид был привлечен неожиданно громким разговором. Очевидно, начальник экспедиции говорил с кем-то по телефону на повышенных тонах. Он уже собирался пройти мимо, как неожиданно услышал странные вещи.
  
   - ...куда я там "корды" воткну?! Разве только вам в задницы!!! Я говорил - мне нужен надежный прочный катер, а не позолоченная игрушка для хлыщей с Рублевки!!! С ходом не менее двадцати пяти узлов и весом не более двадцати тонн!!! С хорошей мореходностью!!! А вы что купили, идиоты?!... Да мне плевать, сколько он соляры жрет!!! Вот теперь делайте с этим корытом, что хотите!!! А мне обеспечьте именно те требования, какие я вам говорил! Вес до двадцати тонн, не более. Корпус с хорошей прочностью и мореходностью, с закрытой рубкой, и возможностью установки двух "кордов". Ход не менее двадцати пяти узлов. Всякие яхтенные прибамбасы и электронные игрушки вроде компьютеров для толстосумов-дилетантов сто лет не нужны. Нужен только хороший корпус и хороший надежный дизельный двигатель, все! На расход топлива и цену внимание не обращать. Из обязательного оборудования - хороший яхтенный радар, гирокомпас, магнитный компас и две мощных УКВ-станции. Остальное - не критично. После прохода Дарданелл катер должен быть готов, задерживаться мы не будем. Чертежи для изготовления кильблоков передадите мне по интернету. Все понял?... Выполняй!... Идиоты... Вот идиоты... С кем только работать приходится...
  
   Дальше Леонид слушать не стал, а постарался тихонько удалиться. Благо, в коридоре никто так и не появился и не стал свидетелем столь странной беседы. Зайдя в свою каюту, заварил кофе и сел в кресло, поставив его так, чтобы можно было смотреть вперед через иллюминатор. Прихлебывая ароматный напиток, погрузился в раздумья. Что же тут затевается? Уже ясно, что защита торговых судов от пиратов - красивая легенда. Незачем "гард весселу"-базе иметь быстроходный мореходный катер с радаром, гирокомпасом, радиостанциями и с возможностью установки двух крупнокалиберных пулеметов КОРД. И надо думать, будет что-то еще помимо пулеметов. Гранатометы, например. Или переносные зенитные комплексы. А что, раз пошла такая пьянка, то можно ждать, чего угодно. Уж очень много странных запломбированных ящиков сейчас лежит в бывшем рыбцехе, превращенном в трюм. Может быть, контора под шумок хочет заняться не защитой от пиратов, а охотой на пиратов? Так сказать, перейти к наступательным действиям? И устроить настоящее мочилово в Гвинейском заливе, раз военные не чешутся? Использовать "Тезей", как приманку, и топить без разговоров всех, кто проявит к нему криминальный интерес. Заодно и свою секретную установку испытать на черномазых "кроликах". Так сказать, соблюсти чистоту эксперимента. А кто попытается удрать, для тех двадцатитонный катер припасен. С его двадцатью пятью узлами и двумя КОРДами. А что, очень похоже! Так как сил на проведение небольшой победоносной революции в одной отдельно взятой африканской стране у "Тезея" все же маловато. Тут надо бы что-нибудь посерьезнее. Линкор "Айова", или "Миссури" например. Что там сейчас в Пиндостане на консервации стоит? Как раз самое то, чтобы с папуасами воевать. Смести главным калибром все нахрен с побережья Нигерии в пределах дальности полета снаряда, и все сразу станет тихо. Никакого пиратства. Но... Низ-з-зя-я! Права человека и политкорректность, понимаешь... Это у моряков, которых грабят, никаких прав нет. А у пиратов их - выше крыши. Получается так. Господи, как раньше было просто. Поймал пирата - и на рею мерзавца. Без всяких судов, адвокатов, прав человека и политкорректности. А сейчас поймаешь черномазую обезьяну с автоматом, а обезьяна автомат за борт выбросит и заявит, что она никакой не пират, а несчастный мирный рыбак, которому кушать нечего. И тебя же еще могут обвинить в нападении на мирного рыбака... Давил бы гадов...
  
   На следующее утро, когда "Тезей" был уже вдали от берега, и Леонид поднялся на мостик узнать обстановку, сдающий вахту старпом огорошил его новостью. Впрочем, вполне ожидаемой.
  
   - Леонид Петрович, у нас тут ЧП ночью произошло. Четыре кадра из охранников нажрались до посинения и передрались. Всю каюту разгромили.
   - Вот так... А что же мне раньше не сказали?
   - Так их сразу же Карпов со своими знакомыми "утихомирили". Буквально по переборке размазали.
   - Веселое начало рейса. Березин знает?
   - Знает, ему Карпов сразу сказал. Вас велели не беспокоить.
   - Ясно. Подождем оргвыводов, что начальство решит...
  
   Ждать пришлось недолго. Оргвыводы, оказывается, были готовы еще ночью. В рубке появился Березин, и пожелав всем доброго утра, подошел к карте.
  
   - И где же мы сейчас есть, Леонид Петрович?
  
   Леонид показал точку на карте и поинтересовался дальнейшими действиями. Березин был совершенно спокоен, как будто ничего и не произошло.
  
   - Не волнуйтесь, Леонид Петрович, это обычное явление в нашей работе. К сожалению, далеко не весь личный состав полностью соответствует предъявляемым требованиям, вот и приходится брать тех, кто не полностью соответствует. Народа с нужной подготовкой не хватает. В воспитательных целях для остальных высадим сейчас этих алкашей в Стамбуле и пусть летят самолетом в Москву. Разумеется, рейдовый катер, билеты на самолет, иммиграционные формальности и прочие расходы - все за их счет. Они еще и должны останутся. И пусть попробуют не возместить убытки.
   - Чтобы другим неповадно было?
   - Леонид Петрович, как приятно иметь дело с умным человеком. Вы все прекрасно понимаете с полуслова. Вот именно, чтобы другим неповадно было. В контракте четко оговорено - никаких пьянок на борту. Они решили, что их это не касается. Теперь пусть пеняют на себя. А остальные десять раз подумают, прежде чем нос в стакан сунуть...
  
   Когда Березин ушел, Леонид переглянулся со старпомом и пришедшим на вахту третьим помощником.
  
   - Круто... Уж чего только в жизни не насмотрелся. А тут - одним махом. За шкварник - и на берег. Ай да Березин... Молодец мужик, уважаю...
   - Наши тоже притихнут. А то, за свой счет из какой-нибудь "папуасии" добираться...
   - И слава богу. Может, хоть так до алкашей дойдет...
  
   Оставшийся путь до Босфора обошелся без эксцессов. "Тезей" не торопясь следовал экономическим ходом по спокойному Черному морю, экипаж был занят своим делом, а охрана бездельничала, загорая на палубе. Березин предупредил, что пока не покинут турецкие воды и не удалятся от Дарданелл, с "грузом" ничего не делать. Груз есть груз, поэтому пусть так и остается в запломбированных ящиках. Три БМП были надежно закреплены стальными найтовами и зачехлены. Иными словами, обычное гражданское судно под "банановым" флагом, такое же, как и многие тысячи других, бороздящих моря и океаны, вышло в самый обычный рейс из украинского порта к берегам далекой Нигерии.
  
   На подходе к Босфору все было, как обычно. На экране радара - большое количество судов, ожидающих своей очереди на проход проливом. Леонид знал, что с наскока попасть в Босфор удается крайне редко. Иногда приходится ждать сутки и больше. Особенно, если накрывает туман и движение в проливе прекращается. А за это время подходят все новые и новые желающие попасть из Черного моря в Мраморное, или наоборот. Ничего не поделаешь - единственный выход из Черного моря. Турция вцепилась в проливы мертвой хваткой и придумывает все новые и новые ограничения на проход. Толку с того, что существует Конвенция по черноморским проливам. Турки творчески подходят к ее выполнению, всячески подчеркивая свою юрисдикцию над этими международными морскими путями. Леонид, глядя на скопление судов на подходе к проливу, усмехнулся. А ведь была возможность прибрать к рукам если не оба пролива, то хотя бы Босфор. Он читал о том, что в Первую мировую войну у командующего Черноморским флотом адмирала Колчака был план взятия Босфора и Константинополя. Увы... Известные события 1917 года не дали осуществиться этим планам. А если бы получилось, то о Турции сейчас бы никто и не вспоминал. А так, имеем то, что имеем. Доклад службе управления движением, и стандартное распоряжение - ждать дальнейших инструкций. Время входа в пролив будет передано по УКВ-связи заранее. И извольте, господа хорошие, быть в нужном месте без опозданий. А то, можете из очереди вылететь.
  
   "Тезей" лег в дрейф, и Леонид покинул мостик. Больше тут пока ему делать нечего. Но буквально на выходе его перехватил Березин.
  
   - Леонид Петрович, Вы не заняты?
   - Да, в общем-то, нет. В Босфор пока все равно не пускают. Ждем, когда сообщат время прохода.
   - Зайдите тогда ко мне. Есть разговор.
  
   Заинтригованный, Леонид зашел в каюту начальника экспедиции. Да-а, это было нечто среднее между номером люкс в хорошем отеле и хорошо оборудованным офисом. Количество различной электроники на единицу площади в рабочем кабинете поражало. Березин предложил гостю сесть, и положил перед ним на стол несколько листов бумаги с чертежами и фотографиями довольно крупного катера.
  
   - Леонид Петрович, сможем мы установить на промысловой палубе этот катер? Максимальный вес - двадцать тонн. Наши краны выдержат. Размеры там указаны.
   - Сможем, конечно. Кильблоки из дерева можно сделать. Только надо проверить, есть ли у нас брусья нужных размеров. А зачем он нам? Ведь шлюпки у нас есть, в случае чего.
   - Шлюпки очень тихоходны. Леонид Петрович, не буду лукавить. Мы не собираемся спокойно сидеть и ждать, когда местные борцы за освобождение дельты Нигера, или им подобные отморозки, соизволят на нас напасть. Информация о "Тезее" разлетится очень быстро и пираты будут обходить нас стороной. Вот для повышения эффективности наших действий их и надо перевести в активную фазу. Чтобы мы искали пиратов, а не они нас.
   - Хм-м... Но ведь это обычный катер. Ход, правда, хороший, до тридцати узлов. Но у него нет никакого вооружения и брони. Что он сделает?
   - Вооружение будет. Так же, как и средства наблюдения и связи.
   - А с властями проблем не будет? Если он в нигерийских водах охоту начнет? Так еще и нас самих пиратами объявят.
   - Не волнуйтесь, не объявят. Тамошние власти сами практически ничем не отличаются от пиратов. Единственное, что их интересует - это деньги. И те, кому положено, будут деньги получать регулярно. Поэтому для нас не будет никаких проблем с официальными властями. Мало того, могу сказать Вам еще одну вещь. Раньше не мог, так как мы стояли в украинском порту и надо было соблюдать хотя бы видимость приличий. Именно поэтому абсолютно все оружие и боеприпасы оформлены, как груз. На глупые вопросы некоторых - а как же мы собираемся осуществлять защиту от пиратов, если сами оружия не имеем, приходилось говорить, что часть груза нам будет передана обратно нигерийской армией во время выгрузки. В количестве, достаточном для выполнения функций охраны. Сами понимаете, что это просто уловка, но для соблюдения приличий сойдет. Теперь могу сказать - наше вооружение тем, что у нас есть, исчерпываться не будет. После прихода в нигерийские воды нам будет доставлено два палубных орудия и запас снарядов к ним. По примеру тех, что стояли на транспортах второй мировой войны. Орудия, конечно, не новые, но в удовлетворительном состоянии. Именно поэтому оставлен носовой портал с грузовыми стрелами. Необходимые фундаменты были сделаны еще на заводе, и их замаскировали дополнительными вьюшками для швартовных концов.
   - Ну и дела... Так может быть, в этой папуасии и что-нибудь посерьезнее купить можно?
   Вертолет, например? Или, хотя бы беспилотник для воздушной разведки? Нам бы здорово пригодились.
   - Леонид Петрович, я рад, что мы мыслим одинаково. И Вы не возмущаетесь и не кричите во всеуслышание, что это незаконно. Думаю, Вы прекрасно понимаете, что получили это предложение не просто так. Мы навели справки и хорошо знаем о вашей "крабовой" эпопее. Также знаем о "Тумане", и об истинных причинах его гибели. Поэтому, надеемся на плодотворное сотрудничество. Вы умный человек и хорошо понимаете, что с трудов праведных не построишь палат каменных, как говорили наши предки. И я ни за что не поверю, что Вы ни о чем таком не догадывались. Я прав?
   - Правы. Просто, конкретной информации у меня нет, а глупых вопросов я никогда не задаю. Помню, что молчание - золото.
   - Золотые слова, Леонид Петрович. Думаю, мы сработаемся. Вся необходимая информация будет Вам предоставлена в нужное время. Понимаю, что держать капитана в неведении по ключевым вопросам глупо. Но пока храните молчание. Не надо людям знать лишнего.
   - Согласен. Но какие же цели могут быть для этих пушек в нашем случае? Ведь у пиратов только небольшие скоростные катера. Зачастую - надувные "скифы". Палить по ним из пушки? Попасть практически невозможно. Или будет что-то более крупное и гораздо менее быстроходное?
   - У пиратов есть и сравнительно крупные суда-базы, не отличаюшиеся быстроходностью. Артиллерия БМП против них не эффективна. А вот морская палубная артиллерия подходит идеально.
   - Неужели, дождались? Как говорил наш президент, будем мочить в сортире всех пиратов?
   - Вот именно. То, что не хотят делать военные, будем делать мы.
   - А нас самих пиратами не объявят?
   - Кто? Прогнившая политкорректная Европа со Штатами помешаны на своей политкорректности, закононности, и стремлении нажить капитал на всем. В том числе и на пиратах. Их медом не корми, дай организовать какой-нибудь громкий процесс. Особенно, если будет возможность при этом облить грязью нас. Вспомните историю с освобождением танкера "Московский университет". Сколько помоев на нас тогда вылили. Какие мы плохие - не передали пиратов в руки сомалийского правосудия, а грубо нарушив их права, просто перебили. И если военные корабли связаны глупыми ограничениями, то для нас таких ограничений нет. Раньше пойманных пиратов вешали. Мы же будем пускать их на дно, не оставляя свидетелей. И ни одна политическая проститутка в Европах не сможет ничего нам предъявить. Виду отсутствия несчастных потерпевших негров, пострадавших от наших действий.
   - А после рейса никто не проболтается?
   - Вот именно - проболтается. В пивнушке за кружкой пива. Там можно и не такое услышать. Кого в нашей стране волнуют бедные несчастные угнетаемые негры? Наши люди, слава богу, уже прекрасно знают, что это за публика. Поэтому никто возмущаться даже не подумает. А по части вертолета и беспилотника - купить можно, просто в данный момент нам это пока не нужно. Имеющегося на борту оружия, вкупе с морскими орудиями, вполне хватит для решения поставленных задач.
   - А заход в порт? Проблем не будет из-за этих пушек?
   - Не будет. Во первых, они не будут стоять открыто. Немцы во время войны творили настоящие чудеса в области маскировки на своих рейдерах, переоборудованных из грузовых судов. А во вторых, ни в какие цивилизованные страны "Тезей" заходить не будет. Только туда, в чьих водах мы будем работать, и где есть наши представители, проводящие плановое "окучивание" местных чиновников. А они с радостью обеспечат нам режим наибольшего благоприятствования. А если уж очень припрет, демонтировать недолго.
   - Да уж, Владимир Евгеньевич... Командиром рейдера я еще не был... С интересом читал о рейдах "Вольфа", "Пингвина", "Атлантиса" и других. Хоть это и были наши враги, но это были профессионалы высшего класса. Особенно моряки "Вольфа". Они поставили на уши весь английский флот, и оставили его с носом, прорвавшись сквозь блокаду в Германию. Прикидывал, смог бы я быть на месте его командира, если бы судьба так сложилась.
   - Так у Вас есть прекрасная возможность попробовать, Леонид Петрович! "Вольф" прошел через три океана и вернулся с победой, достигнув поразительных успехов в крейсерской войне. А что мешает сделать это "Тезею"?
  
   Когда разговор закончился и Леонид оказался в своей каюте, то постарался в спокойной обстановке осмыслить то, что узнал. Да уж, информация наводит на размышления... И очень точно выбран момент частичного ввода капитана в курс дела. Соскакивать поздно, но есть время заменить его, если вдруг в господине Кортневе взыграет благородное негодование по поводу не совсем законного гешефта. Впрочем, организаторы этого мероприятия все хорошо рассчитали. Они были почти на сто процентов уверены, что господин Кортнев не откажется. И он не обманул их ожиданий... Да только на душе очень пакостно... Совсем, как тогда - на "Тумане"...
  
   Вскоре служба управления движением сообщила время входа в Босфор и поскольку "Тезей" считался судном с опасным грузом, проход был назначен на светлое время суток с обязательной лоцманской проводкой. Березин поворчал, но деваться некуда - таковы правила. Пролежав ночь в дрейфе, рано утром "Тезей" подходил ко входу в пролив. Справа мигал огонь маяка Туркели, стоящего на самом входе, на западном берегу Босфора и много лет служившего верой и правдой всем морякам. Следуя за идущим впереди судном, держали безопасную дистанцию. Вдали появился быстроходный катер - карантинные власти. Обязательная процедура, хотя по своей сути - обычная формальность. Катер подруливает к борту, и старпом перебирается на него с документами и судовой печатью. Несколько минут, и формальности закончены. Старпом возвращается, а катер дает ход и направляется к следующему судну, входящему в пролив. Все четко и быстро, без волокиты и суеты. Следующим подходит катер с лоцманом. Турок поднимается на мостик, здоровается и после стандартных вопросов об исправности аппаратуры, максимальной маневренной скорости, наибольшей длине и осадке, задает неожиданный вопрос.
  
   - Господин капитан, так вы что, идете в Нигерию пиратов бить?
   - Да, в Нигерию, но не бить пиратов, а обеспечивать безопасность грузовых судов от пиратов.
   - Да, ловко придумано! Полное судно оружия и три танка на палубе. И все оформлено, как груз! Топите их всех, господин капитан! А то, эти мерзавцы вконец обнаглели. Вояки не хотят ничего делать, так может у вас что-то получится...
  
   Леонид постарался уйти от этого скользкого вопроса, переведя разговор на другую тему, тем более и Березин был на мостике, с интересом рассматривая красоты Босфора. Но то, что вся секретность их миссии шита белыми нитками - это уже ясно. Грамотные люди все понимают. Поэтому, как бы не было проблем в дальнейшем. Кое кому из сильных мира сего может не понравиться, что в одном из районов океана, где крутятся огромные деньги вокруг нефтедобычи, какая-то частная конторка хочет нарушить статус-кво. Причем нарушить очень серьезно, вплоть до сильных изменений в составе участников и перераспределении прибыли. А такое нарушение может привести к серьезным финансовым потерям и утрате влияния, что недопустимо. Хотя, кто ее знает, эту конторку... То, что Березин и Соболев - обычные исполнители, это понятно. Боссы находятся в тени и светиться не желают. Так просто купить пароход и переоборудовать его в подобие рейдера, напичкав оружием, и причем оформить все на законном основании... Можно только представить, какой "административный ресурс" тут задействован. И очень может быть, что за этой частной конторой стоят люди из государственной к о н т о р ы. Той, которая "глубинного бурения". Не в названии дело, она его меняла уже много раз, оставляя неизменной суть. И все делается с их ведома и одобрения. Недаром Березин и Карпов со своими подручными - явно не из ментов, или бандитов. А прочие исполнители со стороны так - для отвода глаз. Является ли это мероприятие частной инициативой группы высокопоставленных "конторских" начальников, или они выполняют официальный приказ сверху, этого он все равно не узнает. Ох и вляпался... Ладно, поздно пить боржоми...
  
   "Тезей" следовал по проливу и думать о посторонних вещах было некогда. Но вот последний поворот, справа остается бухта Золотой Рог со старым Стамбулом и впереди открывается Мраморное море, Босфор пройден. Лоцман покидает судно, желая счастливого плавания. Леонид окинул взглядом панораму стамбульского рейда. Судов очень много, но "Тезей" не будет здесь задерживаться. От берега быстро приближается катер, уравнивает скорость и подходит к правому борту. Вскоре на палубе оказывается человек в штатском, представившийся агентом, и четверо полицейских. Агент с Березиным сразу же уходят в его каюту, но надолго там не задерживаются. Четверо дебоширов под присмотром полиции спускаются на катер, и он уходит в сторону берега. Все, больше "Тезей" ничто не задерживает. Ближайшая бункеровка топливом и получение продуктов будет в Лас-Пальмасе, на Канарских островах. В Африке лучше ничего не брать, себе дороже...
  
   Переход через Мраморное море и Дарданеллы прошел без происшествий, только всю дорогу "Тезей" сопровождал катер турецкой береговой охраны. Близко не приближался, но и не выпускал из поля зрения. Видно, турки все же подстраховались. Груз оружия есть груз оружия, а у них своих сепаратистов хватает. И только когда Дарданеллы остались за кормой и впереди раскинулось Эгейское море, катер развернулся и пошел обратно. Глядя ему вслед, Леонид облегченно вздохнул. Все, больше впереди таких "капканов", как Мраморное море, не предвидится. Гибралтарский пролив открыт для плавания всех гражданских судов и военных кораблей без ограничений.
  
   Впрочем, до Гибралтара надо еще добраться. И в самое ближайшее время предстояло еще одно мероприятие. "Тезей" шел, покачиваясь на небольшой волне и уже преодолел примерно половину расстояния от Дарданелл до пролива Кафирефс между греческими островами, как Леониду в каюту позвонил Березин.
  
   - Леонид Петрович, сможем мы поднять на борт катер при такой погоде? Или, поискать место потише, под прикрытием островов?
   - Должны, прикроем катер бортом от волны. Но надо, чтобы на нем ребята действовали очень оперативно.
   - На этот счет можете не волноваться. Хорошо, я даю им отмашку, скоро катер должен быть здесь. Пусть готовят кран.
  
   Распорядившись, чтобы подготовили кран, Леонид поднялся на мостик. На вахту как раз заступил старпом, и Леонид подменил его, отправив на палубу заниматься подготовкой к погрузке. Сам же стал следить за окружающей обстановкой, оглядывая в бинокль горизонт и контролируя ситуацию по радару. Хоть греческая береговая охрана и не трогает никого вдали от побережья, но бдит хорошо, отлавливая контрабандистов с сигаретами. Правда, отлавливает выборочно. Коррупция в верхнем эшелоне греческой полиции и береговой охраны не уступает российско-украинской. Очень многие греческие чиновники имеют доход от контрабанды сигарет, и никто не режет курицу, несущую золотые яйца. Но "Тезей" ничем таким заниматься не собирается. У него свой бизнес и спокойствие Греции он не затрагивает никоим образом.
  
   Между тем, вдали показалась точка, идущая в сторону "Тезея". Вскоре в бинокль уже можно было разобрать довольно крупный закрытый катер, несущийся по волнам. По мере приближения Леонид понял, что это действительно настоящий мореход, а не дорогая игрушка для богачей-дилетантов, способная ходить только в тихую погоду и недалеко от берега. Корпус уверенно резал волну и Леонид определил его скорость по радару - двадцать семь узлов. Волнение все же сказывается. Как раз на мостик поднялся Березин.
  
   - Вот и наши катерники пожаловали. Леонид Петрович, ситуация изменилась. Надо взять на борт еще трех человек.
   - Документы у них в порядке? А то, чтоб с властями проблем не было. Сейчас с "зайцами" никто связываться не хочет.
   - Не волнуйтесь, в порядке. Все, Леонид Петрович, не мешаю. Катер уже подходит.
  
   Катер сбросил скорость и стал подходить к борту. "Тезей" уже развернулся таким образом, чтобы прикрыть его от волны. Леонид старался удержать судно на курсе, уменьшив ход до самого малого. Кран был готов и стрела вынесена за борт. Но те, кто находился на катере, работали филигранно. Один управлял, а двое других четко и быстро соединили гаки траверсы с рымами на носу и на корме катера, дав команду "вира". Не стали даже выбираться на палубу. Кран подхватил суденышко из воды, и оно взмыло в воздух, вскоре зависнув над палубой "Тезея". Самая сложная часть операции была сделана. Леонид развернул судно носом против волны, чтобы свести до минимума бортовую качку, и вскоре катер замер на деревянных кильблоках, заранее собранных на промысловой палубе. Ради этого даже пришлось передвинуть две БМП дальше в корму.
   Березин ушел на палубу, а через несколько минут на мостик поднялся старпом и с ним три незнакомца.
  
   - У нас пополнение, Леонид Петрович. Сказали, что получили распоряжение остаться на борту.
  
   Леонид поздоровался было по-английски и произнес традиционное "добро пожаловать на борт", как один из гостей улыбнулся и ответил на чистом русском.
  
   - Здравствуйте, Леонид Петрович. Мы - экипаж катера. Я - Николай, а это мои коллеги Петр и Владислав. Владимир Евгеньевич в курсе.
   - Да, я знаю. Ну что, ребята, с прибытием! Располагайтесь.
  
   Старпом ушел с вновь прибывшими расселить их по каютам, а Леонид задумался. На туристов эта троица походила меньше всего. Значит, здесь собирается команда п р о ф е с с и о н а л о в... Ну-ну...
  
   Когда старпом закончил "расселение" и вернулся на мостик, Леонид не удержался от вопроса.
   - Георгий Петрович, ну как гости?
   - Голливудские боевики про "морских котиков" смотрели, Леонид Петрович? По-моему, как раз наш случай...
  
   Спустившись на палубу, Леонид внимательно осмотрел катер. Да-а, сразу видно, что это машина не для увеселительных прогулок. Комфорта минимум, никакой дорогой отделки. Дизель большой мощности, объемистые баки для топлива. Корпус с глубоким развалом бортов, дающий возможность иметь хорошую скорость при умеренном волнении. Имеется запасной подвесной мотор на транце, в обычном режиме не работающий. В рубке небольшой, но довольно серьезный радар и гирокомпас яхтенного типа. Даже авторулевой есть. Две мощных УКВ-радиостанции, два приемоиндикатора GPS, компьютер с электронной картой, переносные радиостанции. Настоящим архаизмом выглядит среди всего этого "хай-тека" большой судовой магнитный компас. Именно стандартный судовой, а не небольшой яхтенный. И две сварных турели - одна в носовой части, выходит через люк и может в него убираться, а вторая в корме, тоже съемная. Явно предназначены для установки тяжелых пулеметов. А судя по свободному объему внутри корпуса, сюда можно напихать еще очень много всякого стреляющего железа. Вместе с теми, кто из этого железа будет стрелять. Да уж, ребята подготовились серьезно...
  
   Вернувшись в каюту, Леонид попытался проанализировать все, что ему известно. Если до разговора с Березиным можно было списывать непонятки на случайности, то теперь случайности переросли в закономерность. Экипаж катера и сам катер убедили его окончательно - статус сторожевого судна-базы "Тезей" имеет чисто номинально. Но вот до рейдера уровня "Вольфа" явно не дотягивает, и в случае серьезного боя с большими силами пиратов, задавшихся целью его уничтожить и применяющих что-то посерьезнее автоматов, пулеметов и "скифов", ему придется жарко. И обещанные два орудия до уровня "Вольфа" его все равно не поднимут. Правда, еще неясно, - какие именно орудия? Возможно, хлам полувековой давности, завалявшийся на складе? И снаряды к этому хламу соответствующие? Современную башню с автоматической пушкой, нашпигованную электроникой, на "Тезей" не воткнешь, это серьезная работа в условиях завода. Тогда что? Если судить по подготовленным фундаментам в носовой части палубы, - что-то древнее, с ручным наведением и ручной подачей снарядов. Вроде того, что ставили на транспортах во время второй мировой войны. Когда стрельба велась прямой наводкой для защиты от подводных лодок и самолетов, и надо было даже не уничтожить, а хотя бы отогнать противника, большего от тех орудий и не требовали. Что же кроется за всем этим?
  
  
  
  
   Глава 4
  
  
   К чему приводит экономия, или бизнес по-африкански
  
  
   Солнце нещадно палило над головой, проходя почти в зените, поскольку экватор был недалеко. Вокруг до самого горизонта расстилалась голубая гладь Гвинейского залива, только слегка потревоженная небольшой зыбью. Одно из самых спокойных мест в Атлантике. Но только в отношении погоды. Во всем остальном - здесь кипят такие нешуточные страсти, что те, кто идут мимо и не заходят в порты Гвинейского залива, стараются обойти его на большом расстоянии. "Тезей" лежал в дрейфе, слегка покачиваясь на зыби, в гордом одиночестве. Океан вокруг был пустынен. Только иногда кое-где рыба плеснет хвостом, да треугольный плавник акулы время от времени приподнимется над водой. На палубе тоже никого, жара загнала всех внутрь надстройки, в спасительную прохладу кондиционера.
  
   Леонид стоял в рубке и оглядывал обстановку вокруг с помощью радара. Что ни говори, а радары установили хорошие, из последних дорогих моделей. До берега почти пятьдесят миль, но все равно четко рисует картинку. "Тезей" уже двое суток лежит в дрейфе в условленной точке, иногда подрабатывая машиной, чтобы не удаляться далеко. По информации Березина, еще вчера должны были доставить орудия со снарядами, но что-то негры не торопятся. Место выбрано в стороне от расположения нефтяных платформ и районов ожидания судов во избежание лишних свидетелей. Суда обычно уходят еще дальше от берега, чтобы уменьшить риск пиратского нападения, но Березин приказал ждать именно здесь. Ладно, как пел Владимир Высоцкий, - "жираф большой, ему видней". Тем более, после выхода с рейда Лас-Пальмаса наконец-то распаковали то, что лежало в бывшем рыбцехе, превращенном в трюм. И у Леонида появились сомнения относительно невозможности организации военного переворота в одной из близлежащих африканских стран силами "Тезея". Помимо старых и хорошо знакомых ему автоматов АКМС на свет божий извлекалось что-то вообще невиданное. Знающие люди объяснили, что здесь присутствуют пулеметы КОРД калибра 12,7 миллиметра, пулеметы ПКМ калибра 7,62 миллиметра, снайперские винтовки СВД и "Винторез" (правда, в небольшом количестве), пистолеты СР-1М "Гюрза" для пробивания бронежилетов, а также приборы ночного видения, ночные прицелы, радиостанции, бронежилеты, каски, боеприпасы разных видов и прочая и прочая и прочая. От всего этого стреляюще-взрывающегося изобилия у Леонида голова пошла кругом. В принципе, состав вооружения был ясен. Не ясен был только один момент - зачем здесь пистолеты "Гюрза" и снайперские винтовки "Винторез"? Оружие спецподразделений. Что, пиратские суда-базы на абордаж брать? Так не лучше ли утопить их огнем артиллерии (которую, правда, еще не получили)? Да и не слышал он, чтобы пираты ходили "на дело" в бронежилетах. Штука тяжелая, под воду утянет сразу. И зачем бесшумные "Винторезы", когда старая снайперка СВД бьет гораздо дальше? Правда, делает это с большим шумом. Также прояснилось назначение бочек с бензином, погруженных в Николаеве. В трюме оказались надувные лодки вроде "скифов" с подвесными моторами. Неужели, крупного мореходного катера с его тридцатью узлами и двумя КОРДами мало?!
  
   Среди военизированной части экипажа сразу же после выхода из Дарданелл произошло деление по специализации. Появились "канониры", как стали называть тех, кому предстояло работать на БМП и палубных орудиях, пулеметчики КОРДов, установленных на "Тезее", а также "абордажники", то есть оперативные группы с легким стрелковым оружием. А после бункеровки и получения продуктов и воды в Лас-Пальмасе наконец-то вскрыли свои "закрома" с "грузом". Как оказалось, БМП - не старый хлам со свалки. Да, машины были выпущены в конце восьмидесятых годов, как раз перед развалом страны, но прошли капитальный ремонт с модернизацией всего оборудования. На машинах стояли новые орудия и пулеметы с какими-то навороченными прицелами и приборами последнего поколения, позволяющие вести точную стрельбу как днем, так и ночью. После ухода с рейда Лас-Пальмаса две БМП заняли свои штатные места - позади труб на корме, недалеко от фальшборта. Рымы для крепления были приварены еще в Николаеве, поэтому с крепежом проблем не возникло. Одновременно подали кабели с электропитанием от судовой сети, дабы не гонять впустую двигатели машин и не разряжать аккумуляторы. В положении по походному они по прежнему стояли в зачехленном виде, чтобы не привлекать внимания, но чехлы были сделаны разрезными и в случае необходимости можно было быстро обнажить башни с орудиями и открыть огонь. Провели даже учебные стрельбы БМП по пустым бочкам, выброшенным за борт, когда вокруг никого не было. Сразу стало ясно - "канониры" дело знают. Не смотря на небольшую зыбь и качку, все бочки поражались быстро. Как днем, так и ночью. Правда, бочки были неподвижны, но "канониры" заверили, что и быстроходный "скиф" поразят ничуть не хуже. Третья, а вернее первая БМП так и осталась стоять возле надстройки, скрытая от посторонних глаз. Березин с Карповым и Прохоровым тестировали на ней аппаратуру связи, но в стрельбах машина участия не принимала. Опробовали также катер на воде, тренируясь быстро его спускать и поднимать обратно. Учебные тревоги устраивались каждый день. Экипаж сначала хоть и ворчал, но Леонид и Березин были непреклонны - они идут не в круиз по тропическим морям. И от слаженной работы всего экипажа зависят, в конечном итоге, их собственные жизни. В общем, в воды Гвинейского залива "Тезей" пришел практически готовым к выполнению своей задачи, как guard vessel.
  
   И вот шли уже третьи сутки безрезультатного ожидания. Березин заранее связался со своими людьми в Нигерии, но видно, что-то пошло не так. Впрочем, никто из моряков этому не удивлялся. Африка - она и есть Африка. А вот Березин нервничал, постоянно куда-то названивая по спутниковому телефону. Предыдущие ночи прошли на удивление спокойно. То ли пираты уже пронюхали о "Тезее" и обходили его стороной, то ли просто еще не обнаружили. Но, как бы то ни было, вахта неслась как положенно, и в помощь вахтенному помощнику на мостике дежурили охранники с приборами ночного видения, ведущие наблюдение за морем. Здесь же, на крыльях мостика, стояли приготовленные к стрельбе два КОРДа. В случае тревоги остальной экипаж быстро займет свои места, а эти два пулемета задержат нападающих.
  
   Леонид поднялся в рубку и осматривал окружающую обстановку с помощью радара, чтобы заранее обнаружить цель, направляющуюся их сторону, а вахтенный третий помощник и двое охранников, приданных в качестве наблюдателей, осматривали горизонт в бинокли. И вскоре цель была обнаружена на радаре. Что-то неторопливо двигалось в направлении "Тезея" от африканского берега со скоростью восьми узлов и находилось в девятнадцати милях. Значит, через пару часов он должен быть здесь, если только это тот, кого они ждут. В рубку зашел Березин.
  
   - Ну как тут дела, Леонид Петрович? По телефону клялись и божились, что скоро должны подойти.
   - Есть какая-то тихоходная сравнительно крупная цель в девятнадцати милях, идет к нам со стороны берега. На рыбацкую мелочь не похоже. Кого именно мы ждем, не известно?
   - Должно быть небольшое грузовое судно из местных. На нем будут представители нигерийской стороны. Извинились за задержку и заверили, что скоро доставят груз. Мы готовы?
   - Мы-то давно готовы. Стрелы на носовом портале настроены, пусть подходит к правому борту, кранцы уже на воде. На вьюшках оставили по четыре болта, снять их с фундаментов недолго. А в папуасах дурь не взыграет? Не попытаются нас кинуть? Я этой публике не доверяю, хорошо их знаю.
   - Я тоже... К сожалению, не все зависит от меня. Будем надеяться на лучшее...
  
   Время шло, неизвестное судно приближалось и вскоре его уже можно было наблюдать визуально в бинокль. Небольшой сухогруз (coaster, как называют такой класс судов в мировой практике судоходства) тысячи на полторы грузоподъемности, курсирующий на местных перевозках. На крышках трюма стояло что-то под чехлами, но издалека разглядеть подробности не удавалось. На связь по радио он не выходил, но явно направлялся в сторону "Тезея". На мостике снова появился Березин.
  
   - Да, это они. Только что подтвердили. Судно "Салем". В бинокль еще названия не видно?
   - Ракурс неудобный, пока не разобрать. Но направляется прямиком к нам. Может, от греха тревогу сыграем?
   - Давайте, не помешает. Не доверяю я этим обезьянам...
  
   Резкий звонок громкого боя прогремел по всем помещениям "Тезея". По трансляции объявили общесудовую тревогу, не применяя обыного в таких случая слова "учебная". Значит, все по настоящему. Экипаж быстро разбегался по своим постам. "Канониры" нырнули внутрь башен БМП, а пулеметчики заняли позиции в бронированных огневых точках. Остальные охранники находились в резерве со своим штатным стрелковым оружием. Все делалось быстро, четко и без лишней суеты. Сказались регулярные тренировки на переходе от Дарданелл. Причем, со стороны это было практически незаметно. Но приближающийся "Салем" вел себя мирно и пиратствовать не собирался.
  
   Пароходик немного изменил курс и Леонид смог прочитать название на борту. Связались по УКВ-связи и предупредили гостя, чтобы подходил к правому борту. Большие пневматические кранцы "йокогама", оставшиеся как память о рыболовном прошлом "Тезея", уже колыхались на воде возле борта и к швартовке все было готово. "Салем" острожно подошел и погасил инерцию, работаяя задним ходом. Благо, четыре массивных "йокогамы" надежно защищали от навала и обеспечивали безопасную стоянку двух ошвартованных бортами судов в море. Летят выброски с носа и кормы, подаются швартовы и "Салем" замирает возле высокого борта "Тезея".
  
   Пока Березин с Карповым ушли на палубу разговаривать с гостями, Леонид с интересом рассматривал визитера. "Салем", порт приписки Лагос, флаг Нигерия. Старый ободранный coaster, совершающий рейсы между портами африканского побережья. На палубе суетятся полуголые негритосы, снимая чехлы с палубного груза, а на крыле мостика стоит какой-то важный негр и разговаривает с Березиным. Между тем, чехлы сняты, и на свет божий появляются две пушки. Видно, что орудия морского исполнения, хоть и очень старые, таких уже давно нет на военных кораблях. Калибр около сотни миллиметров, но отсюда не разобрать, да и большим специалистом в артиллерии Леонид никогда не был. Правда, орудия сверкают свежей шаровой краской и имеют товарный вид. Негр на мостике "Салема" и Березин жестикулируют и ясно, что Березин чем-то недоволен. Неожиданно он прекращает разговор и направляется в рубку. Леонид непонятно каким чувством определил - что-то не то. И как оказалось, не ошибся. Вскоре в рубку зашел Березин, с ходу огорошив.
  
   - Леонид Петрович, погрузка пока отменяется. Экипажу отбой тревоги, пусть готовят кран правого борта и беседку, будем пересаживаться на "Салем". Охрана остается на местах.
   - А что случилось, Владимир Евгеньевич?
   - Юлят черномазые. Требуют, чтобы мы срочно забирали груз, так как видите ли они очень торопятся. А когда мы отказались, начали пугать проблемами с береговой охраной. Хотя сначала была договоренность об осмотре груза.
   - Думаете, хотят нас кинуть? Подсунуть какой-нибудь хлам?
   - Не исключаю подобного варианта. Поэтому сказал им, что либо мы проводим проверку груза, либо пусть убираются ко всем чертям и разговор будет идти уже не с ними.
   - Согласились?
   - А куда они денутся...
  
   Беседка была уже готова и вскоре кран перенес ее на палубу "Салема". В гости к неграм отправились Карпов и четверо "канониров". Они осмотрели пушки, и крикнули на "Тезей" подать им ветошь. Леонид с интересом наблюдал с мостика, чем же все это закончится. А на "Салеме" начиналось твориться что-то, явно не вписывающееся в нигерийский сценарий. Трое негров учинили скандал, крича и жестикулируя, видя, что прибывшее с "Тезея" настроены на длительную и серьезную проверку. Им на подмогу выскочили еще трое. Шум стоял неимоверный, но никто на них внимания не обращал. И только когда негры попытались начать драку, терпение Карпова и остальных закончилось. В считанные секунды все шестеро распростерлись на палубе. А Карпов, оставив одного сторожить негров, с остальными бойцами направился внутрь надстройки, обнажив пистолеты. И очень скоро приволокли еще двоих. Березин наблюдал за всем с мостика и тут же направил подкрепление на "Салем". В итоге, всех негров уложили мордой в палубу и сторожили, а "канониры" стали спокойно заниматься своим делом. Когда они закончили, Карпов махнул рукой. Леонид и Березин вышли на крыло мостика.
  
   - Ну что, Андрей Михайлович?
   - Плохо дело, Владимир Евгеньевич. Орудия - хлам. Коррозионный износ такой, что можно подумать, их со дна морского подняли. Попытались создать видимость консервации, покрасив и набив стволы смазкой. Вердикт однозначный - к стрельбе не пригодны. Годятся только либо в музей, либо в металлолом.
   - Понятно... Снаряды и смотреть нечего. Думаю, из той же оперы. Что это значит, мистер Тила? Эти орудия лежали на морском дне с прошлой войны? И вы сняли их с затонувшего корабля? У нас это имеет название "кидалово". Можете объяснить?
  
   Последнюю часть фразы Березин произнес на английском, но негр, которого Карпов рывком поднял с палубы, его прекрасно понял, и затараторил, что он привез то, что ему дали. А если товар не соответствует заявленной кондиции, то он не причем. Но Березин, очевидно, и сам это понимал. Какие претензии предъявлять к простым исполнителям? Дав команду Карпову и бойцам возвращаться на "Тезей", раздраженный ушел с мостика, бросив на ходу.
  
   - Пусть отдают швартовы и уходят. Ничего мы грузить не будем.
  
   Ну и дела... Чем дальше, тем веселее... Карпов и бойцы, тем временем, уже вернулись на борт "Тезея". Негры бурно возмущались, но дальше шума дело уже не шло. Тут как раз на мостик поднялся Карпов.
  
   - Все, Леонид Петрович, закончили. Пусть уматывают.
   - Попытались нас кинуть?
   - Не то слово. Привезли какой-то крашеный металлолом. А их главный пытался мне еще и взятку сунуть, чтобы мы на все глаза закрыли. Обезьяны х...ы.
   - И что теперь?
   - Не знаю, босс свяжется с кем надо и доложит. Это уже не наш уровень...
  
   Отдав швартовы, "Салем" отвалил от борта пошел к берегу. Гешефта не получилось. Глядя ему вслед, Леонид думал, что здесь ничего не меняется. Нигерия остается Нигерией. Как только она получила независимость, это сразу привело к невиданному росту коррупции, попыток действовать абсолютно во всем бандитскими методами, и искреннему убеждению в том, что ей все должны. Причем все это замешано на махровом расизме. Идеологи от КПСС сильно ошибались, называя белых в ЮАР и США расистами. Черные - расисты еще похлеще белых. Но это к делу не относится. И сейчас неизвестно, чем все закончится. Карпов ушел, а Леонид осмотрев еще раз горизонт, тоже решил уйти в каюту. На мостике пока делать нечего. Проходя мимо двери каюты Березина, был поражен экспрессии, с какой начальник экспедиции разговаривал с кем-то по телефону.
  
   - ... а я тебя предупреждал, дуболома.....!!! Не х... связываться с обезьянами!!! Были хорошие пушки в Севастополе, за каким х... ты с этими макаками связался?! Сэкономить захотел?! ... Вот теперь жри свою экономию!!! Что мне прикажешь делать?! С одними "бе-эм-пешками" работать?!... А это не твоего ума дела, придурок!!! Мне нужны нормальные морские орудия!!! Под те фундаменты, что уже сделаны!!! И где ты их достанешь, меня не волнует!!! ... Не знаю!!! А чтобы максимум через двое суток орудия и снаряды были у меня на борту!!! Иначе сам будешь с шефом объясняться!!! Я тебя, идиота, покрывать не буду!!! ...
  
   Решив не задерживаться долго в коридоре, Леонид прошел в свою каюту. Говорят, что подслушивать нехорошо. Но зато, как интересно! Какой-то шеф появился. Впрочем, как же без шефа? Он обязан быть. А вот зачем нужны пушки, все равно непонятно. На пиратские "надувашки" и пулеметов хватит. Ну, пусть пушек БМП, если надо стрелять на более дальнюю дистанцию. Но пиратские суда-базы... Это несерьезно. В Гвинейском заливе их просто нет, так как пираты действуют относительно недалеко от берега и сразу же скрываются на побережье во многочисленных рукавах речной дельты. Ох, темнит что-то начальник экспедиции. Но... Есть хорошее правило. Слово - серебро, а молчание - золото. Поэтому, глупых вопросов лучше не задавать...
  
   Остаток дня прошел тихо. Никто к "Тезею" не подходил и никакой информации не поступало. Березин нервничал и на вопрос Леонида о том, как прокомментировали этот инцидент представители нигерийской стороны, ответил без обиняков.
  
   - Никак. Либо не отвечают на звонки, либо отвечает какая-то мадам и несет ахинею, что босса нет в офисе, а она не в курсе.
   - Владимир Евгеньевич, а негры "административный ресурс" не подключат?
   - "Административный" нет. Слишком многим они рискуют. Это самодеятельность начальников среднего звена, и если боссы узнают об их попытке кидалова, то это для них плохо кончится. А вот решить проблему радикальным образом, по принципу нет "Тезея" - нет проблемы, вполне могут попытаться.
   - Это как? Нам предстоит морской бой с нигерийским пиратским флотом?
   - Возможно. Если они вообще потеряют чувство реальности. Поэтому, сегодня ночью спать нам вряд ли придется. Во всяком случае, мой Вам совет, - в эту ночь ложитесь спать не раздеваясь. И предупредите машину, чтобы после захода солнца были готовы в любой момент дать ход...
  
   И вот теперь Леонид стоял на мостике и вглядывался в экран радара. Солнце уже скрылось за горизонтом и весь небосвод был усыпан звездами. В сочетании с тихой погодой и теплом тропической ночи картина была просто идиллическая. "Тезей" лежал в дрейфе, тихо плескалась вода за бортом и казалось, что вокруг царит полнейшая безмятежность. Но все знали, что это далеко не так. В дополнение к радару четверо наблюдателей из бойцов оглядывали горизонт в приборы ночного видения. Неожиданно на мостике оказался Карпов.
  
   - Ну как тут у вас дела, Леонид Петрович? Не обнаружили еще супостатов?
   - Есть ряд целей, но все далеко. Ближе двадцати миль никого нет.
   - Могу Вас обрадовать, наш старый знакомый "Салем" снова направляется к нам. Правда, еще далеко, в двадцати двух милях.
   - Но откуда Вы знаете? На АИС его нет.
   - А когда всех ниггеров мордой в палубу уложили, я им радиомаяк установил. Вот он сейчас и показывает, что наши гости скоро должны быть здесь.
   - Интересно... Но что "Салему" здесь делать? И почему они не сообщили, что возвращаются?
   - На этот счет у меня только одна версия. "Салем" будет использоваться, как база для "скифов". Подойдет как можно ближе, и лодки попытаются внезапно атаковать.
   - Но что они могут сделать? Ведь негры прекрасно знают, что у нас есть оружие. И из пулемета и гранатомета пароход не потопишь, а больше у них ничего нет.
   - Поскольку захватить "Тезей" не реально, и они об этом знают, а орудий и торпедных аппаратов на "скифах" и на "Салеме" нет, я бы на их месте сделал из нескольких "скифов" подобие брандеров со взрывчаткой и атаковал с отвлечением огня по другим целям, если "Тезей" будет двигаться. Или выпустил со "скифов" пловцов с аквалангами и кустарными магнитными минами, если мы будем беспечно дрыхнуть и лежать в дрейфе. И то и другое технически вполне осуществимо даже на местном уровне.
   - И Вы так спокойно об этом говорите, Андрей Михайлович?!
   - Это моя работа, Леонид Петрович. Не волнуйтесь, ближе двухсот метров к борту "Тезея" никто не приблизится. Все, что мне от Вас нужно, это чтобы "Тезей" дал в нужный момент полный ход и маневрировал, выполняя мои команды. А также погасил все огни, чтобы затруднить определение ракурса судна тем, кто будет находиться в лодках.
   - Надо же, никогда в морском бою не участвовал...
   - Зато "погранца" на открытие огня очень грамотно спровоцировали. Не волнуйтесь, здесь риска не будет практически никакого. А пока дайте распоряжение спустить на воду катер и четыре "скифа". Их мои хлопцы сейчас подготовят.
   - Но зачем?!
   - Поломаем папуасам игру. Они думают, что это они охотники, а мы дичь. Идиоты...
  
   Карпов ушел на палубу, а Леонид переглянулся с третьим помощником.
  
   - Леонид Петрович, так что же сейчас будет?
   - Думаю, открытие охотничьего сезона на пиратов. Другого ничего в голову не приходит...
  
   Катер и четыре надувных "скифа" вскоре оказались на воде под бортом. Большая группа "абордажников" с оружием выстроилась на промысловой палубе и Карпов проводил инструктаж. Все это действо Леонид наблюдал из рубки. Пулеметчики, снайперы и "канониры" заняли свои места, "Тезей" был готов отразить нападение. Вскоре "абордажники" спустились на катер и "скифы", и они исчезли в ночной темноте. Леонид пока что ничего не понимал. Но тут снова в рубке появился Карпов.
  
   - Андрей Михайлович, а что сейчас будет?
   - Перехват инициативы. Эти обезьяны настолько уверовали в свою безнаказанность и вседозволенность, что даже не допускают мысли о возможности нападения на них самих в море. Вот на этом мы сейчас и сыграем. Захватим, кого сможем и потрясем. Возможно, что-нибудь интересное выяснится.
   - А они скажут?
   - Конечно скажут. Куда они денутся.
   - Я так понимаю, что жаловаться они никому не будут?
   - Леонид Петрович, иметь с Вами дело - одно удовольствие. Вы все прекрасно понимаете с полуслова и не возмущаетесь, как наши народные избранники и правозащитники.
   - А сам пароход? В смысле - "Салем"?
   - Да мало ли судов исчезает в океане? А тут такой опасный район. Может, на него пираты напали и утопили?
   - Скорее всего... Мы с Сергеем Ивановичем ничего не видели и не слышали, я правильно понял?
   - Конечно правильно! Мы всю ночь лежали в дрейфе и мирно спали. Я, во всяком случае. А "Салем"? Какой "Салем"? Не видели мы никакого "Салема"! В общем, пусть механики будут готовы в любой момент дать ход. А я здесь, на связи побуду. Скоро начнем.
   - Так может, лучше заранее погасить ходовые огни с палубным освещением, выключить АИС и при приближении "Салема" развернуться к нему кормой? Это сведет к минимуму площадь нашего корпуса, подверженную обстрелу, затруднит атаку "скифам" и одновременно даст возможность вести огонь обеим БМП.
   - Леонид Петрович, Вы мыслите в верном направлении. Но так надо делать при атаке на сам "Тезей". Сейчас же "Салем" до нас просто не дойдет, его перехватят по дороге. Поэтому, ведем себя так, как будто мы уверены в своей безопасности и не опасаемся нападения местных гопников. Ходовые огни и часть палубного освещения горят, АИС включена и мы спокойно лежим в дрейфе. Мы охренеть какие крутые, никого не боимся и на местную гопоту плевать хотели. Не будем настораживать папуасов раньше времени. Нет никаких сомнений, что они за нами наблюдают. Радар там не ахти какой, поэтому нашу "москитную флотилию" если и обнаружат, то в последний момент, а вот сам "Тезей" видят. АИС они выключили, но поскольку наше место знают, сюда и идут. И нет никаких сомнений, что контролируют наше положение по радару. А позже будут контролировать и визуально, когда подойдут поближе. И если мы начнем соблюдать светомаскировку с отключением АИС, то это их сразу насторожит. Думаю, "модернизированный" комплект АИС у них есть. Который не работает на излучение, а только принимает сигналы от других станций, показывая их местонахождение. Технически тут ничего сложного нет...
  
   Проводя экскурс в теорию делания пакостей ближнему своему, Карпов не отвлекался от выполнения основной задачи - наблюдал за действиями своей "москитной флотилии". Втроем они подошли к радару и внимательно наблюдали за перемещениями "Салема". Как оказалось, радар имел встроенную функцию, позволяющую отслеживать установленный радиомаяк после подключения к нему небольшого электронного блока. Видно, эти два экземпляра были несерийные, над ними поработали дополнительно. И сейчас Леонид вместе со своим третьим помощником и "помощником по абордажу", как все за глаза стали называть Карпова, хорошо видели, как "Салем" спокойно двигается в их сторону, и если не изменит курс, то должен пройти мимо "Тезея" в одной миле. "Москитная флотилия" легла в дрейф и что-то выжидала. Так в напряженном ожидании прошло больше часа. И когда расстояние между "Салемом" и "Тезеем" сократилось до восьми миль, две из лодок "москитной флотилии" пошли медленно наперерез судну, остановившись чуть в стороне от его курса. Из всей "флотилии" один лишь катер давал четко видимый сигнал, надувные лодки же давали едва заметные засветки на экране радара на таком расстоянии. Какое-то время ничего не происходило. "Салем" шел, не меняя курса, вокруг больше никого не было. И вдруг вся "флотилия" рванулась к нему. Засветки на радаре слились и больше ничего понять было нельзя. "Салем" как шел, так и продолжал идти, не меняя курса и скорости хода. Спустя какое-то время Карпов, очевидно, получил условный сигнал по радио, поэтому отдал команду.
  
   - Все, давайте назад. Вариант один. Вот и все, Леонид Петрович. Первая часть операции закончена.
   - А дальше что?
   - "Скифы" сейчас вернутся, а катер продолжит сопровождать "Салем". Пусть он уйдет подальше в океан, а там погибнет от взрыва боеприпасов, которые мы отказались забирать.
   - Но как же удалось его захватить?!
   - Очень просто. Сняли из бесшумных "винторезов" с ночными прицелами всех, кто был на виду, а затем быстрый абордаж и жесткое подавление любого сопротивления. Подробности скоро узнаем. Все, Леонид Петрович, Сергей Иванович, спокойной вахты, не буду вам больше мешать. Отбой тревоги, продолжаем наблюдение.
  
   Когда Карпов ушел, третий помощник растерянно посмотрел на Леонида.
  
   - Леонид Петрович, так чем же мы от пиратов отличаемся?!
   - Иваныч, держи язык за зубами и не задавай глупых вопросов, если не хочешь нажить неприятностей. Поздно соскакивать, теперь мы все в одной лодке. В буквальном смысле...
  
   Между тем, вокруг пока ничего настораживающего и выбивающегося из общей картины не происходило. "Салем" несколько изменил курс, чтобы пройти подальше от "Тезея", и сбросил ход до трех узлов. Леонид и третий помощник внимательно наблюдали в радар за обстановкой, но больше ни одной цели рядом не было. Катер и "скифы", очевидно, были под бортом у судна и радар воспринимал их всех, как одну цель. "Салем" прошел мимо "Тезея" в четырех милях и начал удаляться, держа курс в океан. От него отделились несколько точек. Одна, более яркая, осталась поблизости, а другие понеслись на большой скорости в сторону "Тезея". Причем, целей было восемь! На подходе с одной из них несколько раз мигнул фонарь, подав условный сигнал, и вскоре восемь "скифов" вынырнули из темноты, подходя к борту. Леонид решил пойти на палубу посмотреть результат первой боевой операции. Нервы взвинчены и заснуть все равно сейчас не удастся. Да и обыкновенное человеческое любопытство разбирало. Впервые он находился в море в качестве о х о т н и к а, а не о б ъ е к т а охоты.
  
   На палубе распоряжался Карпов. Кран был уже готов, и к нему прицепили большой ящик. На удивленный вопрос Леонида - зачем, и откуда взялись еще четыре "скифа" был получен ответ, что ящик для погрузки трофеев, а лодки тоже трофейные. Не пропадать же добру. Стрела крана с ящиком ушла за борт, и вскоре вернулась, нагруженная оружием. Чего тут только не было. Автоматы Калашникова, гранатометы, американские винтовки М-16 и еще какие-то стволы, которых Леонид не знал. Ящик оказался почти полным.
  
   - Ну, ни хрена себе!!! Андрей Михайлович, откуда этот арсенал?!
   - Все с нашего старого знакомого "Салема". И все было для нас предназначено. Брали оптом, потом проведем дефектацию и выбраковку. А то не хотелось бы, чтобы это дерьмо при выстреле разорвало.
   - У нас потерь нет?
   - Двоих слегка зацепило, но ничего серьезного. Царапины. Сначала "черное дерево" выгрузим, потом их.
   - Простите, не понял?
   - "Черное дерево". Так работорговцы называли всех ниггеров. Наши хлопцы кого-то приволокли...
  
   Между тем, ящик с оружием был уже снят с гака, и его место заняла беседка, которая тут же ушла за борт. Все делалось четко и быстро, сказались тренировки. Вскоре стрела крана пошла обратно. В беседке находились двое бойцов с оружием, сторожившие двух связанных негров. Пленных тут же уложили мордой в палубу, и следующим "рейсом" доставили еще двоих. Затем настал черед двух раненых бойцов, остальные поднялись сами по шторм-трапу. На палубе показался Березин. Очевидно, не торопился и ждал финального аккорда пьесы.
  
   - А ну ка, ребята, покажите мне эти рожи. Знакомых нет? О-о-о, мистер Тила, какая встреча! Думали решить с нами вопрос радикально? Сейчас мы с Вами побеседуем более обстоятельно. Нам торопиться некуда, да и вам тоже...
  
   По знаку Карпова бойцы подхватили пленных и потащили внутрь надстройки, а Березин задержался на палубе.
  
   - С боевым крещением Вас и весь экипаж, Леонид Петрович! Первая операция в этих водах, и блестящий результат!
   - Так наша заслуга-то в чем, Владимир Евгеньевич? Ведь все бойцы из охраны делали, а мы тут прохлаждались.
   - Вы мыслите неправильно, Леонид Петрович. А в чем была заслуга экипажей японских авианосцев, самолеты которых совершили налет на Пёрл-Харбор? Именно экипажей самих кораблей, а не летчиков? Без грамотной и четкой работы всех остальных этот налет был бы невозможен. Вот и вы у нас, в какой-то степени, экипаж авианосца. Обеспечиваете работу мобильных групп и в случае чего, оказываете огневую поддержку. Сегодня до этого не дошло, но я не исключаю подобного в дальнейшем.
   - А сейчас что делать будем?
   - Пока ждать в этом районе. "Салем" уйдет подальше от этого места, а там на нем произойдет взрыв боеприпасов, для нас предназначенных. Скорее всего, от неосторожного обращения. Естественно все, кто был на борту, погибнут при взрыве. Свидетелей не останется.
   - А наш катер не пострадает?
   - Не волнуйтесь, не пострадает. Там работают п р о ф е с с и о н а л ы. После выполнения акции катер вернется быстро. С его скоростью это не проблема. И когда настанет утро, здесь все будет тихо и спокойно. Никакого "Салема" мы не видели, и что там далеко бабахнуло, сами бы хотели узнать.
  
   Вскоре промысловая палуба "Тезея" опустела. Все трофеи убрали с глаз долой, свои "скифы" оставили на палубе в готовности к спуску, люди разошлись по каютам. Леонид снова поднялся на мостик и стал наблюдать за "Салемом". Уже сменилась вахта, и вот наконец, когда между "Салемом" и "Тезеем" дистанция увеличилась до десяти миль, в том направлении сверкнула вспышка, и вскоре донесся рокот взрыва. Сигнал на радаре очень быстро исчез. Задолго до этого исчез также сигнал радиомаяка. Очевидно, экипаж катера выключил его и забрал с собой. Не пропадать же добру, в самом деле...
   Ярко сияли звезды, и луна прочертила светящуюся дорожку до самого горизонта. Над Гвинейским заливом снова разлилась удивительная тишина...
  
  
  
   Глава 5
  
  
   Переговоры на высшем уровне, или за базар надо отвечать
  
  
   Утро следующего дня не принесло никаких новостей. "Тезей" все также лежал в дрейфе, вдалеке проходили суда, но к нему никто не приближался. Расстояние до берега превышало шестьдесят миль, поэтому наглых "наездов" со стороны нигерийской береговой охраны, если таковые будут иметь место, можно не опасаться. По опыту Леонид знал, что негры храбрые только тогда, когда знают, что не получат реального сопротивления. И если все это - проделки начальников местного масштаба, то и наезды будут соответствующего уровня. "Салем" - яркий тому пример. А как только дело дойдет до боссов, если уже не дошло, то там быстро полетят головы. В том, что касалось упущенной выгоды, нигерийские власти были беспощадны к "нарушителям трудовой дисциплины". Карпов и бойцы еще отсыпались после ночной операции. Провозились неожиданно долго, так как посовещавшись с Березиным, решили прихватить с "Салема" часть боеприпасов. Зачем - Леонид спрашивать не стал. Поэтому, взорвав "Салем", катер вернулся порядком нагруженный ящиками со снарядами. Перегрузка такого груза требовала очень бережного обращения, поэтому заняла гораздо дольше времени, чем выгрузка предыдущих трофеев. Четырех пленных негров "разговорили" очень быстро, но за исключением мистера Тилы это были рядовые пираты, которые практически ничего не знали. Мистер Тила тоже знал немногим больше. Карпов предугадал довольно точно тактику действий противника. "Тезей" должны были атаковать шесть "скифов", два из которых представляли из себя брандеры с тремя сотнями килограммов взрывчатки каждый, а четыре других должны были отвлечь на себя внимание "Тезея", атаковав с носовых курсвых углов, в мертвой зоне стрельбы для БМП. Весь расчет делался на внезапность нападения и на самоуспокоенность экипажа "Тезея". Поэтому ворвавшиеся на борт "Салема" белые абордажники в бронежилетах и с оружием стали для всех полной неожиданностью. Никто толком не сумел оказать сопротивления, хотя на "Салеме" была довольно большая группа - пятьдесят три человека вместе с экипажем. Сначала пираты даже восприняли это за атаку французского военного корабля, патрулирующего Гвинейский залив, и особо не волновались. Так как хорошо знали, что французская законность и политкорректность не позволит нападавшим сделать ничего серьезного. Так, изъять оружие, может быть задержать на какое-то время, но не более того. Ведь факта пиратства нет! А наличие оружия на борту - этого маловато для обвинения в пиратстве по французским законам. Когда истина открылась, было уже поздно. Хоть некоторые пираты и попытались оказать сопротивление, но абордажная команда "Тезея" уничтожила почти всех, забрав с собой только четверых, хорошо знающих английский. "Исповедовавшись" во всех грехах, пираты быстро отправились в гости к Нептуну. Карпов при этом пошутил, что раньше пиратов вешали, но реи "Тезея" на такой вес на рассчитаны. Если вешать, то разве что на стреле крана. Она больше двадцати тонн выдерживает.
  
   Леонид ходил по рубке, глядя по сторонам, совершая обязательный утренний моцион, как его побеспокоил Березин. Он, в отличие от остальных, не спал, а с самого утра "висел" на спутниковом телефоне. И видно дело сдвинулось с места, так как пригласил Леонида к себе в каюту.
  
   - Леонид Петрович, я с самого утра начал доставать звонками всех, кого надо, и кое что все же выяснил. Мои предположения оказались верны - это самодеятельность людей далеко не из верхнего эшелона руководства. Скоро должны прибыть представители нигерийской стороны и уладить все вопросы. Сейчас там принимают меры, но проблема в том, что тех орудий, на которые мы рассчитывали, у них просто нет. Как оказалось, они надеялись втюхать нам этот металлолом, а высшее руководство просто не проконтролировало действия своих излишне деловых подчиненных. Они извиняются и предлагают в качестве замены два других орудия большего калибра. Орудия не новые, но негры клянутся, что их состояние вполне удовлетворительное.
   - Что же там такое?
   - Старые морские четырехдюймовки. Где негры их достали, не знаю. Видно, как запахло жареным, извернулись и все же где-то нашли. И боеприпасы для них есть. Вот я и спрашиваю - сможем мы установить эти орудия?
   - Даже не знаю... Грузовые стрелы-то выдержат, но вот выдержит ли палуба при выстреле?
   - Палуба выдержит, ее серьезно укрепили в Николаеве. И фундаменты сделаны с запасом прочности, с возможностью установки более тяжелых орудий. Как в воду глядел, когда настоял на этом. Вопрос в другом. Сможем ли мы сами установить эти орудия без помощи завода? Поскольку, придется кое-что переделывать.
   - Пусть сбросят чертежи по интернету, поговорю с механиками. Пока что-то гарантировать не могу.
   - Что ж, разумно. Сейчас я их озадачу.
   - Кстати, Владимир Евгеньевич. Извините, если лезу не в свое дело, но когда мы нашу установку испытаем? Этой ночью, вроде бы, ситуация была подходящая.
   - Не волнуйтесь, Леонид Петрович, обязательно испытаем, но всему свое время. Этой ночью нам обязательно надо было взять "языка", и желательно не одного. А после воздействия нашей установки "языки" из негров были бы уже никакие. Кстати, у меня тоже вопрос. Мой помощник из скороспелых суперинтендантов вас не достает?
   - Нет, ведет себя тихо. Как будто ничего и не было.
   - Его счастье. А то, я бы его сейчас с оказией в Лагос отправил...
  
   Неизвестно, на какие рычаги надавил Березин, но очевидно ночное происшествие вызвало сильный резонанс. Когда серьезного делового партнера какие-то шестерки хотят нагло кинуть в обход своего босса, а когда не получилось - просто ликвидировать, за такое можно огрести очень большие неприятности. Войну, конечно, никто не начнет, это никому не выгодно, но вот вероятность лишиться постоянного источника финансирования близка к ста процентам. Поэтому вскоре на горизонте появилась небольшая быстроходная цель, идущая в сторону "Тезея". Вахтенные предупредили о появлении визитеров, и Леонид с Березиным, срочно вызванные на мостик, смотрели в бинокли на быстро приближающийся катер военного типа. Леонида все же грызли сомнения.
  
   - Владимир Евгеньевич, а в ниггерах снова дурь не взыграет? Может, им пострелять захотелось? Ответить за "Салем"?
   - Так вот они сейчас и отвечают, Леонид Петрович. Как говорят в некоторых кругах? За базар отвечать надо! Влетели они на очень хорошие деньги. Я узнавал - орудия, какие они предлагают нам взамен того металлолома, что пытались подсунуть, стоят гораздо дороже. И никто им разницу платить не будет. А терять деловые контакты с нами они не хотят ни при каких обстоятельствах. Поэтому и извернулись так быстро, поставили на уши всю Нигерию и окрестности, но нашли достойную замену товару. Через два - три дня орудия должны быть здесь. А сегодня просто встреча с боссом. Лично хочет извиниться и уладить это недоразумение. Вот чем иногда заканчивается попытка кидалова.
   - А Вы уверены, что босс не причем?
   - Уверен. Ради грошовой по его меркам прибыли рисковать потерять постоянный источник доходов? Он на это никогда не пойдет, я его хорошо знаю. Это самодеятельность его подчиненных, решивших, что они умнее всех и белые лохи им ничего сделать не смогут. Вот к чему приводит европейская политкорректная политика заигрывания с черномазыми. Если с ними начинают разговаривать по-хорошему, они сразу воспринимают это как признак слабости и садятся на шею. Порядок в Африке был только тогда, когда над неграми стоял белый надсмотрщик и держал в одной руке кнут, а в другой револьвер. И пускал их в ход по мере надобности. А когда белые ушли, все рухнуло. Понятие свободы в умах негров отождествляется с тем, что работать не надо, белые и так все дадут, поскольку обязаны их содержать. К сожалению, политика Советского Союза тоже дала свои плоды. Во многих странах Африки, с которыми мы заигрывали, отовсюду неслось - "советика поможет". А когда "советика" перестала помогать, это вызвало бурю благородного негодования. Негры искренне считали, что так должно было быть всегда. И теперь мы имеем то, что имеем. В странах, где мы не имели сильного влияния, ситуация в принципе не отличается.
   - А как думаете, информация об исчезновении "Салема" уже разлетелась? И все пираты в курсе?
   - Может еще и не все, но многие. И теперь они будут обходить нас десятой дорогой. Пират - это бандит, а не террорист, действующий зачастую из идейных соображений. Его интересует только нажива и положить свою жизнь на алтарь победы над "Тезеем" ему нисколько не хочется.
   - Но ведь так мы многим из них перекроем кислород. И они начнут искать способы избавиться от нас.
   - Пусть ищут. Найдут - встретим. Леонид Петрович, весь фокус в том, что здесь у нас тоже есть очень неплохой административный ресурс. И высокопоставленные чиновники сразу дадут по рукам тем, кто попытается натравить на нас военный флот Нигерии, или полицию. Не нужно покупать абсолютно всех мздоимцев. Это нереально в условиях Африки, да и не нужно. Достаточно купить одного-двух, прикормив, как следует. Но таких, которые обладают р е а л ь н о й властью. А не портовую шелупонь, которая собирает дань с приходящих судов под надуманными предлогами. На эту вечно голодную ораву никаких денег не напасешься. Там сколько ни дай, все равно будет мало.
   - Да уж, знаю на собственном опыте...
  
   Пока шел разговор, катер приблизился и стал сбрасывать ход. Сомнений не осталось - катер военный. Характерная окраска, зенитный автомат на носу и экипаж в военной форме на палубе. В ожидании высокого гостя на "Тезее" даже оборудовали парадный трап с правого борта. Не карабкаться же боссу по шторм-трапу, в самом деле.
  
   Катер осторожно подошел к борту под трап и подал концы. На его палубе уже стояла делегация. Один негр в деловом костюме с кейсом и два в военной форме. Причем, по знакам отличия было ясно, что это далеко не сержанты. Леонид остался на мостике, а Березин пошел встречать гостей. Делегация поднялась на борт "Тезея", и на промысловой палубе произошла "встеча на Эльбе". Березин поздоровался с прибывшими и они направились в его каюту. Причем было ясно, что по крайней мере со штатским он хорошо знаком. Катер остался стоять под бортом и никаких агрессивных намерений не проявлял. Очевидно, в Лагосе хорошо "накрутили хвоста" виновным.
  
   Переговоры шли довольно долго, причем по тому, что в каюте Березина начали сервировать стол было ясно, что все спорные моменты уже решены и гости просто отмечают успешное решение проблемы. Доотмечались до такого состояния, что когда все закончилось, на катер они перебирались с трудом. Но все же, хоть и с большими трудностями, и эта проблема была решена. Катер отдал швартовы, развернулся и на большой скорости понесся к берегу. Березин хоть и "отмечал" вместе с гостями, но по нему было не заметно.
  
   - Вот и все, Леонид Петрович. Вопрос закрыт, орудия и снаряды будут через пару дней. Попытка левого гешефта за спиной у начальства закончилась плачевно.
   - А претензии за "Салем" нам не предъявляли?
   - Нет, только пожалели, что мы не передали им задержанных исполнителей. К ним было бы много вопросов.
   - А чертежей до сих пор нет?
   - Привезли и в бумажном и в электронном виде. Заверили, что больших переделок не потребуется. Даже пришлют своих специалистов с верфи в Лагосе с соответствующим оборудованием. Наша задача - только обеспечить перегрузку орудий на нашу палубу своими средствами и подойти поближе к берегу - миль до пятнадцати. А то, мы находимся очень далеко.
   - Надо же, как забегали.
   - А что Вы хотите, Леонид Петрович? Когда тебе говорят, что за подобные вещи больше не получишь ни гроша, это очень сильно стимулирует мозговую деятельность. Особенно, когда привык получать деньги фактически ни за что, регулярно и в довольно таки больших для Африки размерах. Они всех на уши поставили в поисках достойной замены товара. И даже свою помощь в монтаже предложили. Они сейчас пойдут на все, только бы замять этот инцидент. Халява - великая вещь. К ней легко привыкаешь, но отвыкать очень трудно...
  
   За двое суток, прошедших с момента визита высоких гостей и подхода "Тезея" к нигерийскому берегу на дистанцию в пятнадцать миль, абсолютно ничего не произошло. Новостей не было, а местные лодки, шныряющие во всех направлениях, обходили его на огромном расстоянии. Очевидно, информация об инциденте уже разошлась. Гости не соврали и действительно через два дня подошел шельфовый буксир-снабженец, принадлежащий французской компании "Бурбон". Один из тех, что работают в оффшорной зоне добычи нефти на шельфе Нигерии. По сравнению с "Салемом" контраст был очень разительный. Хоть на палубе и работали негры, но капитан, старпом и механики оказались из города-героя Одессы. Буксир доставил орудия и небольшой запас снарядов для испытаний после монтажа. Остальные снаряды должны были привезти несколько позже. Причем, все уже было поставлено на должный уровень - груз сопровождала вооруженная охрана от ВМФ Нигерии. Партизанщина закончилась. Сразу же завязались знакомства, и капитан буксира высказался без обиняков.
  
   - Мужики, молодцы!!! Мочите и дальше этих козлов! Вконец задолбали!
  
   Как оказалось, история с "Салемом" уже стала сенсацией номер один в местных кругах. Каким-то образом информация все же просочилась, хотя официальные власти все отрицали и "Салем" считался погибшим от взрыва груза боеприпасов - в море нашли ряд обломков и спасательные круги, принадлежавшие "Салему". В рассказах инцидент обрастал все новыми подробностями и вылился, в конечном итоге, в настоящее морское сражение "Тезея" с пиратским флотом, закончившемся полным разгромом пиратов. На буксир сразу же перебрались "канониры" во главе с Карповым и начали осмотр орудий, причем теперь им препятствий никто не чинил. После осмотра вынесли вердикт - не новье, но в удовлетворительном состоянии. Сразу же приступили к перегрузке. И очень скоро на носу "Тезея" красовались два свежевыкрашенных в шаровый цвет орудия, что придавало ему сходство с транспортом времен войны. Правда, до уровня рейдера, какие были у немцев в обеих мировых войнах, этого все равно было маловато.
  
   После перегрузки орудий приступили к монтажу, и вот тут не все пошло гладко. На буксире прибыла бригада белых специалистов, работающих по контракту на верфи в Лагосе. Причем, прибыла с кучей разных технических приспособлений и инструментов, но поскольку изначально фундаменты делались под другие орудия, пришлось кое-что переделывать. Благо в носовом трюме, переоборудованном в бомбовый погреб еще в Николаеве, особо ничего переделывать не пришлось. Провозились довольно долго, но к концу дня работы были закончены. Березин и Карпов заранее настояли на немедленных испытаниях, потребовав сделать из каждого орудия не менее двадцати выстрелов, после чего проверить крепеж орудий. Буксир отошел, оставив специалистов верфи на борту "Тезея" и лег в дрейф, а "Тезей" дал ход и стал удаляться. Благо, было еще светло. Отойдя на пару миль, сбросил на воду две пустых бочки в качестве мишеней и удалившись еще на милю в сторону, остановился. "Канониры", назначеннные в расчеты носовых орудий, заняли свои места и доложили о готовности.
  
   И вот, грянул первый выстрел. Грохот был такой, что заложило уши. Снаряд упал неподалеку от бочки. Второй выстрел - снаряд зацепил бочку. Третий - попал точно в цель. Затем огонь открыло другое орудие. Вторым выстрелом бочка была уничтожена. После этого открыли огонь с максимально возможной скорострельностью для проверки прочности крепежа. Очень скоро сорок снарядов, предназначенных для испытаний, вылетели в море. После этого тщательно проверили места крепления орудий, но нареканий не возникло. Все было сделано на совесть. Карпов поинтересовался у артиллеристов их мнением, и получил, в общем-то, ожидаемый ответ.
  
   - Для стрельбы прямой наводкой по достаточно крупным целям сойдут. Для стрельбы на дальние дистанции малопригодны. Таблиц для стрельбы нет, стабилизации стволов нет. Будет большое рассеивание, даже если точно определять радаром дистанцию.
  
   В связи с успешным результатом испытаний выдали представителям верфи по блоку сигарет и распрощались. Буксир забрал их и ушел в Лагос, а "Тезей" снова остался в одиночестве. По телефону сообщили, что снаряды привезут только завтра, чтобы провести перегрузку в светлое время суток. А пока пусть "Тезей" патрулирует район. Глядишь, какой пират сдуру на него и полезет. Но поскольку ходить туда-сюда смысла не было, остались в дрейфе напротив Лагоса, за пределами территориальных вод Нигерии.
  
   Леонид пришел на палубу бака и смотрел на установленные орудия, решая в уме логическую задачу. Орудия старые. Подобные им стояли на транспортах во время войны. По каким целям сейчас из них можно стрелять? Тем более, только прямой наводкой? По пиратским "скифам"? Смешно. По пиратским судам-базам, если таковые здесь все же появятся? Но это могут быть только небольшие суда, вроде "Салема". А на такую мелочь и орудий БМП хватит, чтобы сделать из них решето. Или хотят бабахнуть так, чтобы хватило двух - трех снарядов? Чтобы сразу и наверняка? Возможно... Но... Все равно не стыкуется. Орудия не имеют броневых щитов. А если пираты стрелять начнут? Ведь им терять будет нечего. Или рассчитывают вести стрельбу с такой дистанции, что ответный огонь из стрелкового оружия будет неэффективен? Или сначала подавить огнем БМП все очаги сопротивления на палубе пиратского судна, а потом пустить в ход носовые четырехдюймовки? Слишком много вопросов... А задавать их - себе дороже. Начальство в лице господина Березина уже привыкло, что капитан "Тезея" не задает г л у п ы х вопросов. Даже если их количество в его голове уже превосходит все допустимые величины.
  
   Утром следующего дня со стороны Лагоса показалось небольшое судно, сопровождаемое военным катером. Как оказалось, привезли обещанные снаряды. Катер лег в дрейф неподалеку, а пароходик подошел к борту "Тезея". Он, очевидно, тоже принадлежал ВМФ Нигерии, судя по шаровой окраске, номеру на борту и экипажу в военной форме. Во всяком случае, на "Салем" это было совершенно не похоже. Грузовые стрелы на "Тезее" приготовили заранее и сразу же началась погрузка. Вели ее осторожно, укладывая ящики со снарядами на поддон небольшими партиями. Матросов из экипажа к укладке снарядов в трюме, превращенном в бомбовый погреб, Карпов не допустил. Там работали только бойцы-"абордажники" под руководством "канониров". Матросы работали на грузовых лебедках на палубе, обеспечивая саму перегрузку. Дело двигалось, хоть и не очень быстро. Понаблюдав за погрузкой и дав указания вахтенному помощнику бдить в оба, Леонид уже собрался уйти с мостика, как появился Березин.
  
   - Леонид Петрович, важные новости. Нам поменяли район работы, после погрузки снарядов будем уходить.
   - И куда?
   - В Карибское море, будем работать там. Только что получил распоряжение из компании. Готовьте прокладку на переход.
   - Ничего себе... Далеко, через всю Атлантику. И до какой точки делать прокладку?
   - До Кюрасао. А там получим дальнейшие указания.
  
   Березин ушел, а Леонид, дав указание третьему помощнику подобрать карты на переход, тоже спустился в каюту. Захотел сам набросать маршрут на электронной карте в собственном ноутбуке, "треха" потом перенесет точки на карты. Включив ноут и выведя на экран карту, автоматически водил курсером и ставил точки, а сам думал. То, что вся эта махинация имеет совсем другую цель, сегодня стало окончательно ясно. Нигерия здесь не причем. Получается, что они появились здесь исключительно ради того, чтобы установить палубную артиллерию. Уж очень вовремя пришел приказ из конторы о новом месте назначения. Как раз, когда уже доставлены снаряды и "Тезей" в этих водах больше ничто не держит. Но что же "Тезею" делать в Кюрасао? Пираты сейчас в тех местах хоть и пошаливают, но в несколько меньшем масштабе, чем в Гвинейском заливе. И уж тем более не нужны для борьбы с ними четырехюймовки, так как кроме небольших быстроходных катеров у них ничего нет. Скорострельные зенитные автоматы вроде "Бофорс", или "Вулкан-Фаланкс", подошли бы гораздо лучше... На худой конец, можно было бы взять еще в Николаеве старую "Шилку" и установить ее на носу. Как раз для стрельбы по малоразмерным быстроходным целям. Но старые четырехдюймовки... Если вчера у него появилась мысль спросить у Березина о порядке маневрирования в условиях предстоящего морского боя, в надежде все же исподволь выяснить, по каким целям придется стрелять четырехдюймовкам, то теперь такое желание напрочь исчезло. Совершенно ясно, что здесь намечена какая-то афера. Причем очень крупная, за которой стоят очень влиятельные люди. И которые не остановятся ни перед чем, чтобы обеспечить секретность и успех мероприятия. Плюс эта непонятная установка... Где, как не в этих водах, ее испытывать? На нигерийских пиратах? Если только обойти всю Африку и не испытать на сомалийских пиратах... А вместо этого - Кюрасао... Там район гораздо более цивилизованный и шум может возникнуть очень большой. Тем более, пираты там не бегают косяками, как в Гвинейском заливе. То есть, когда будет возможность испытать эту установку, неизвестно. Если будет вообще. Пираты тоже не дураки и довольно быстро узнают, что в Карибском море появился "Тезей", пришедший по их души. Силуэт у него очень специфический, ни с чем не спутаешь. Да и информация о "Салеме" туда тоже дойдет. И пираты будут просто обходить "Тезей" стороной. А если учесть, что в тех водах в море они нападают нечасто, а основной процент нападений происходит на суда, стоящие на рейдах, то вообще непонятно, как же "Тезей" сможет выполнять свои функции сторожевого судна. Охранять какой-нибудь рейд? И в случае чего, палить из четырехдюймовок по пиратским катерам? Нет, что-то тут не то...
  
   - Петрович, не занят?
  
   В каюту, постучав, зашел стармех.
  
   - Заходи, Константиныч, садись. Что там у тебя стряслось?
   - Петрович, это правда, что мы после погрузки в Карибское море идем?
   - Правда.
   - И тебе это не кажется странным?
   - Кажется. Но мой тебе совет - помалкивай и не задавай нашему начальству глупых вопросов. Ты что, до сих пор не понял, с кем мы связались? Надеюсь, ты понимаешь, что какой-нибудь частной охранной конторке вроде тех, что охраняют базары, магазины и банки, такое не под силу?
   - Понимаю...
   - Вот и помалкивай. Иначе - сам знаешь, что будет.
   - Петрович, но ведь можно в такое влипнуть...
   - Нельзя. Потому, что мы у ж е влипли. И сейчас единственный выход - доказать нашим работодателям свою полезность и лояльность. А также то, что с нами можно иметь дело в дальнейшем. Найти людей для таких скользких операций непросто. И если контора будет у в е р е н а в нашей полезности и лояльности, то ей не будет смысла избавляться от нас. Все же, не думаю, что весь экипаж посчитают нежелательными свидетелями. Ты обратил внимание, что фактически никакой информации нам не дают? Выдают строго дозированно то, что необходимо для работы в конкретный момент. Предполагаю, что все мы сейчас на испытательном сроке. И серьезный разговор начнется только тогда, когда господин начальник экспедиции сочтет возможным открыть нам правду. А такой момент наступит, когда мы придем в Карибское море. Что-то там замышляется. Не погонят же нас после этого в Аденский залив охотиться на пиратов. Или - в воды Индонезии. Иначе, это будет полный абсурд.
   - Но что мне людям говорить? Меня уже и так вся машина донимает.
   - А вот то и говори - вам деньги платят? Платят. Вам не один хрен, где пароход находится, раз платят? Вот получайте и помалкивайте. А то, "помощник по абордажу" быстро с вами разъяснительную работу проведет...
  
   Когда стармех ушел, Леонид продолжил работу с электронной картой. Интересно, как остальной экипаж отреагирует на эту новость? Ведь люди не дураки и прекрасно все понимают. Пока все тихо, но если станет проявляться какой-то явный криминал... Тут уже нельзя дать никаких гарантий. А если дойдет до открытого выступления и при этом кто-то пострадает... Вот тогда дело будет плохо... У организаторов этого мероприятия огромные возможности. И они вполне могут позволить себе такую роскошь, как избавление от ненужных свидетелей. Без каких-либо количественных ограничений...
  
   Леонид отложил работу с картой и включил чайник, чтобы заварить кофе. Под чашечку хорошего кофе ему всегда лучше думалось. И вот теперь, сидя на диване и потягивая ароматный напиток, он анализировал ситуацию со всех сторон. И все больше понимал, что влез туда, куда есть только вход. Выхода обратно нет. Если только как не для тех пиратов, которых выкинули за борт. Большой Пушистый Полярный Лис хоть пока еще и не появился перед ним во всей красе, но его близкое присутствие ощущалось очень явно...
  
   Через несколько часов погрузка была закончена. Нигерийский военный транспорт отошел от борта и взял курс на Лагос, а за ним последовал сторожевой катер. "Тезей" снова остался один. Но это уже не имело никакого значения. Доклад вахтенного механика о готовности машины, и вот винт вспенивает голубую гладь Гвинейского залива. "Тезей" дал ход и начал разворачиваться, ложась на курс. Больше ему здесь нечего делать. Впереди - Атлантика. Что его ждет у американских берегов? Леонид вышел на крыло мостика и посмотрел на африканский берег. За кормой оставалась Нигерия. Насквозь коррумпированная, бандитская, но понятная и предсказуемая Нигерия. А впереди - полная неизвестность.
  
  
  
  
   Глава 6
  
  
   Не ходите, дети, в Африку гулять. В Южную Америку тоже...
  
  
   Когда Африканский берег остался за кормой, все восприняли это, как своеобразный отдых. Впереди длительный переход через океан, где нет никаких нигерийских пиратов. Да и в погодном отношении неплохо - тропические широты, это не северная и не южная Атлантика, где можно и летом нарваться на неприятности. Курорт, одним словом! Березин с Карповым никому расслабляться особо не давали. Конечно, тренировки не доводились до изнеможения, но следовали регулярно. Что такое переход через океан в тропических водах? Когда выходишь рано утром на крыло мостика, или на палубу и видишь, как рассвет постепенно окрашивает небо в яркие тона. На востоке становится все светлее и светлее, и вот золотистый край солнечного диска показывается над горизонтом. Наступает новый день. Поверхность океана имеет удивительный голубой цвет, и если нет ветра, то напоминает гладкое зеркало. Только местами его покой нарушается какой-нибудь рыбой, плеснувшей хвостом, или плавником акулы, рассекающим голубую гладь. Жары пока нет. Но по мере приближения солнца к зениту она дает о себе знать. Палуба - как раскаленная сковородка. Единственное спасение от жары - внутренний контур судна с его системой кондиционирования воздуха. К вечеру жара спадает, и когда солнце снова скрывается за горизонтом, а на небе вспыхивают россыпи звезд, создается впечатление, как будто находишься в центре Вселенной. Вокруг только океан и звездное небо над головой. Иногда мелькнут вдали огни другого судна, и снова ты как будто один в этом мире. А когда появляется луна, ее свет придает всему окружающему совершенно иной вид. Кажется, что попадаешь на грань реальности, за которой совсем другой мир. И лунная дорожка на поверхности, уходящая от борта до самого горизонта и переливающаяся серебром, как будто и есть грань между двумя мирами.
  
   Вот в один из таких вечеров посреди Атлантики, когда Леонид стоял на крыле мостика, созерцал звездное небо и думал о тайнах Вселенной, его побеспокоил Березин, попросив зайти в каюту. Видно, что-то срочное, если он не стал ждать утра. Леонид подумал, что начинаются неприятности, и не ошибся. Предложив ему сесть, Березин подошел к столу с компьютером и вывел что-то на экран.
  
   - Леонид Петрович, у меня не очень хорошие новости. Наши действия стали кое-кому поперек горла. Уж очень многие зарабатывают на пиратстве. И появление такого конкурента, как мы, не может быть воспринято безболезненно.
   - Так чего нам ждать? К чему готовиться? Военный флот на нас натравят?
   - Нет, до этого вряд ли дойдет. Административный ресурс не позволит. Но вот встреча с какими-нибудь отморозками в Карибском море, которые никаких официальных "ресурсов" не признают, весьма возможна. И будет у них уже что-то посерьезнее, чем "скифы" со старыми "калашами". Постараются убрать нас чужими руками.
   - А что именно будет, не известно?
   - Военных кораблей не будет, это точно. Но вот подобие "Тезея" вполне может быть.
   - Так может, устроим бой двух рейдеров? Не думаю, что у него вооружение будет сильно отличаться от нашего. А наши "канониры", вроде бы, стреляют неплохо.
   - Я рад, что Вы так восприняли эту новость и не стали кричать, что "я на войну не нанимался", как некоторые. Лишний раз убеждаюсь, что мы в Вас не ошиблись. По поводу стрельбы спешить не будем. Может и обойдется. Но надо быть готовым ко всему.
   - Подставу могут нам сделать, Владимир Евгеньевич. Чтобы потом обвинить во всех смертных грехах. Какие нибудь гопники с рыбацкой фелюги нас обстреляют, мы их потопим, а потом поднимется вой о расстреле мирных рыбаков.
   - Могут. И при первом же подобном случае мы сделаем так, что не останется никаких следов. Ни от гопников, ни от фелюги. И обвинять нас будет не в чем.
   - Это как? Если всадить в нее снаряд, то какие-то обломки на воде все равно останутся. Или, мы все подберем?
   - Нет, в этом нет необходимости. Леонид Петрович, извините, что в Николаеве ввели Вас в заблуждение, но у нас не было выбора. Надо было присмотреться к Вам и решить, можно ли доверять Вам секретную информацию. Теперь я считаю, что можно. Разговор идет о нашей экспериментальной установке. Она не имеет ничего общего с нелетальным оружием. Наоборот - это смертоносное оружие, воздействующее как на человека, так и на неживые материальные объекты. Приницип действия рассказывать не буду, это секрет. Но в результате воздействия происходит разрушение структуры вещества и предметы просто распадаются. Правда, требуется мощный источник энергии. На "Тезее" это его генераторы. Которые, как принято у вас моряков говорить, придется вводить в параллель. Мощности одного генератора не хватит для работы установки.
   - Вон оно что... Так получается, что никакая мы не частная фирма? Разве частникам такое под силу? А зачем же тогда вся эта маскировка с частным охранным бизнесом?
   - Почему не частная? Самая что ни на есть частная, все официально. У нашего государства после известных событий, которыми закончилась перестройка, нет ни денег, ни специалистов для таких разработок. Большинство нужных специалистов разбежалось к середине девяностых, чтобы не протянуть ноги от избытка демократии и суверенности. Держать Вас и дальше в неведении нет смысла, так как при первом же запуске установки Вы все равно увидите результат своими глазами.
   - Ясно... С зарплатой нас хоть не кинут?
   - Не только не кинут, но таким, как Вы, и еще некоторым членам экипажа, сделают предложение, от которого трудно будет отказаться. Фирма продолжит работать и дальше, поэтому нам нужны постоянные проверенные сотрудники, которым можно доверять. Зарплата значительно увеличится. Единственное условие - сохранение секретности и готовность выйти в рейс тогда, когда позовут. Бегать с автоматом и стрелять Вам не придется. Ваша задача - исключительно судовождение. Вспомните наш разговор об экипаже авианосца.
   - В принципе, понятно. Так а сейчас что? Когда мы этот "транклюкатор" испытаем? И кого "транклютируем"? Может, надо приманку подбросить? А то, как бы все местные гопники не стали шарахаться от нас, как от чумы.
   - На этот счет можете не волноваться. Те, кто нам нужен, сами нас найдут. Разумется, информация будет "слита" где надо, и кому надо. А наша задача - обеспечить достойный прием "гостей".
   - А если американцы захотят нас досмотреть и задержать? Даже не смотря на то, что мы находимся далеко за пределами территориальных вод Штатов? Ведь могла какая-то информация просочиться, а я эту наглую публику хорошо знаю. Точное название для них придумали - Пиндостан.
   - Леонид Петрович, Вам никогда не хотелось взять хорошую дубину и заехать по наглой черной роже представителя штатовской "кост гард", когда стояли в американских портах?
   - Еще как хотелось. Причем каждый раз, когда они поднимались на борт.
   - Возможно, Ваше желание исполнится. Если американцы первыми попытаются задержать нас в международных водах, на них первых и испытаем "транклюкатор". И никто не сможет понять, куда же они подевались.
   - Но ведь они наверняка сразу же сообщат о встрече с нами. И если пойдут на перехват целенаправленно, то их начальство будет в курсе. И если пропадет связь, могут послать целую группу на помощь.
   - Согласен. Для нейтрализации этих моментов есть еще кое-что, о чем я пока умолчу. Может и не понадобится, а Вам лишнее все же лучше не знать. В конце концов, Бермудский треугольник рядом. И что за чертовщина там творится, в самом Пиндостане, как Вы совершенно справедливо его назвали, до сих пор понять не могут...
  
   И вот теперь Леонид вспоминал этот разговор, стоя на мостике и разглядывая в бинокль побережье острова Кюрасао. "Тезей" лежал в дрейфе за пределами территориальных вод и ждал прихода танкера-бункеровщика. Соответствующая информация пришла три дня назад. Ничего, что могло бы хоть как-то пролить свет на дальнейшие действия, не было. Просто - следовать к Кюрасао, в территориальные воды не входить, ждать бункеровщик, который доставит топливо и продовольствие.
  
   Переход через Атлантику прошел тихо. Никто "Тезеем" не интересовался и никаких попыток задержания не предпринимал. Впрочем, если бы он направлялся к берегам США, то возможно и последовала бы какая-то реакция. Но в данном случае странный пароход непонятного назначения и со статусом частного сторожевого судна совершенно беспрепятственно проскользнул в Карибское море. Кюрасао находится не так уж и далеко от берега Венесуэлы. А вот там представителям страны-распространителя демократии по всему миру не очень рады. Правда, поведение властей Венесуэлы тоже мало отличается от поведения властей Нигерии. Но... Политику компании определяют не на борту "Тезея". Берзин сам находится в роли исполнителя. Сказали идти сюда - значит сюда. Возможно, придется работать в водах Венесуэлы. Во всяком случае, это наиболее разумное объяснение столь дальнего вояжа. Здесь ведется итенсивная добыча нефти, которая составляет значительную долю экспорта этой латино-американской страны. И в водах Карибского моря до сих пор неспокойно. Конечно, до эпохи Моргана далеко, но все таки. По мере приближения к Антильским островам встречные суда попадались все чаще и чаще. Что и говорить, место тут оживленное. Но когда "Тезей" вошел в Карибское море, сразу же появился какой-то соглядатай. Довольно крупный военный корабль неотступно следовал параллельным курсом, но близко не приближался. Карпов и Березин, едва глянув на него в бинокли, сразу определили.
  
   - Американцы пожаловали... Фрегат типа "Оливер Перри", теперь не отвяжется. Будет за нами следом таскаться.
   - Что-то пронюхали?
   - Не исключено. Думаю, информация о "сражении в Гвинейском заливе" дошла сюда гораздо быстрее нас. Вот они и подсуетились.
   - А наглость не взыграет? Не захотят нас задержать?
   - Как? Открыть огонь на поражение и утопить "Тезей"? Громкий скандал обеспечен, что нас тоже устраивает. Мы в международных водах и оружие на борту имеем совершенно легально. Высадят досмотровую группу человек в двадцать? Так мы их на палубе встретим и дружескую встречу организуем. И мордой в палубу уложим и официальный протест заявим, если начнут плохо себя вести. Они только с безоружными моряками храбрые. Знаю я эту публику...
  
   Но фрегат вел себя вполне благопристойно и никаких попыток задержания "Тезея" не предпринимал, а только следовал чуть позади параллельным курсом, выдерживая дистанцию, и не выпуская своего подопечного из поля зрения. Таким образом дошли до Кюрасао, где "Тезей" лег в дрейф в ожидании подхода танкера. Фрегат это сразу обнаружил, но из района не ушел, а стал кружить неподалеку.
  
   Леонид оглядывал море в бинокль в надежде обнаружить давно ожидаемый танкер. Время подхода и точку встречи сообщили заранее, прошло уже более суток, но видно что-то было не готово. Рядом стоял Березин, тоже осматривая море в бинокль, но ничего, хотя бы отдаленно напоминающее танкер-бункеровщик, в пределах видимости не было. Пара крупных грузовых судов, проходящих мимо, рыбацкая мелочь, несколько парусных яхт да американский фрегат, маячивший в отдалении.
  
   - А они наше сообщение о подходе получили, Владимир Евгеньевич? Не связывались больше с ними?
   - Получили. И подтверждение прислали. Скорее всего, обычный латиноамериканский бардак, когда никто никуда не спешит и никому ничего не надо. Им бы только самбу с ламбадой плясать.
   - Так значит, бункеровщик не из Кюрасао?
   - Нет, из Венесуэлы. Небольшой танкер "Каталина". Именно поэтому ждем его за пределами территориальных вод. Из Кюрасао бы уже давно пришел...
  
   Тайн становилось все больше, и напрягало это Леонида все сильнее. Что же на очереди? Почему нельзя зайти на рейд Кюрасао и забункероваться там? Или, на худой конец, если бункеровщик из Венесуэлы, подойти поближе к одному из портов Венесээлы, чтобы не гонять танкер за тридевять земель? Так нет же, ждать именно здесь, в международных водах. Не приближаться ни к Кюрасао, ни к Венесуэле... Сплошные тайны... А тут еще и пиндосы на хвосте висят...
  
   - Ну, слава богу, наконец-то! Объявился, блудный сын! Или, блудная дочь. Где только эту "Каталину" черти носили...
  
   Березин стоял возле приемоиндикатора АИС и вглядывался в экран. Леонид тоже подошел к прибору и действительно, на дисплее высветилось название "Каталина".
  
   - Далеко еще, тридцать две мили. Идет курсом на нас, ход двенадцать узлов. Ему почти три часа понадобится с учетом швартовки.
   - Ничего, подождем, дольше ждали. Пусть сеньоры поторапливаются, им еще назад возвращаться.
   - Владимир Евгеньевич, не нравится мне присутствие америкосов. Как будто ждут повода, чтобы прицепиться.
   - Мне тоже не нравится. Даже более того, у меня есть вполне обоснованные подозрения, что после бункеровки и ухода танкера они попытаются нас задержать под каким-нибудь надуманным предлогом. Например, обвинить нас в перегрузке большой партии наркотиков с танкера для последующей доставки к побережью США. Или, в связях с "Аль-Каидой". Пугалом, которое они сами же и создали. Или, еще в чем-нибудь.
   - И что же нам делать? Вступать в бой с фрегатом? Так он из нас быстро сито сделает. Да и подмогу сразу вызовет. И если они такие правильные, то что же сразу танкер не досмотрят?
   - Леонид Петрович, кое-каких вещей Вы не понимаете. Даже если эта "Каталина" доверху нагружена кокаином, или еще какой гадостью, она американцев совершенно не интересует. С правящим режимом Венесуэлы у них и так натянутые отношения, обострять их еще больше нет смысла. Другой вопрос - мы. Это политика. И я с большой долей вероятности могу предсказать, что будет дальше. "Каталина" подойдет для передачи топлива и продуктов. Пока она будет рядом с нами, ничего не случится. Но едва танкер отойдет, а мы попытаемся дать ход, как американцы тут же потребуют от нас лечь в дрейф и принять досмотровую группу. А дальше все будет зависеть от их фантазии. Могут и сами наркоту подбросить.
   - Владимир Евгеньевич... Вы говорите так, как будто обладаете какой-то информацией?
   - Вот именно, Леонид Петрович, обладаю. Ситуация несколько изменилась по сравнению с той, какая была при нашем предыдущем разговоре. И сейчас я готовлю сюрприз этим распространителям демократии и борцам с мировым терроризмом там, где им это выгодно. Не волнуйтесь, ничего у них не получится. Может, и обойдется. Но думаю, все же сунутся. А если сунутся, то очень об этом пожалеют...
  
   Березин ушел с мостика, а Леонид снова погрузился в раздумья, разглядывая то приближающуюся точку на экране радара, являющуюся "Каталиной", то американский фрегат, который крутился в пяти милях и был прекрасно виден без всякого радара. Что же тут вскоре произойдет? Действительно, чем дальше в лес - тем толще партизаны...
  
   Вскоре "Каталина" вышла на связь по радио, и когда выяснилось, что с "Тезеем" можно свободно общаться на испанском, это вызвало бурю восторга, перемежаемую нелестными отзывами о "проклятых гринго". Видно, распространители демократии достали здесь всех конкретно. Быстро согласовали порядок и борт подхода, "Каталина" заверила, что все заказанное снабжение и топливо в наличии, бункеровка не займет много времени. Благо, погода благоприятствует. "Тезей" лежал в дрейфе, кранцы "йокогама" уже были спущены за борт и колыхались на воде, оставалось только дождаться подхода танкера.
  
   Между тем, "Каталина" приблизилась уже менее, чем на милю. "Тезей" дал самый малый ход и развернулся носом против ветра. Волнение хоть и было небольшим, но лучше максимально обезопасить швартовку в море. Танкер осторожно подошел под борт и уравнял скорости. Летят выброски с носа и кормы, подаются швартовы, и вот уже два судна следуют рядом друг с другом, разделенные только большими пневматическими кранцами. Леонид вышел на палубу, чтобы поговорить с капитаном танкера не через радиостанцию, а "живьем". Пока настраивали шланг для перекачки топлива и перегружали продукты, они весьма плодотворно пообщались с доном Антонио и обменялись новостями. Больше всего венесуэльца удивило, что здесь делают гринго? Узнав, что фрегат сопровождает "Тезей" от самого входа в Карибское море и уходить не собирается, насторожился.
  
   - Дон Леонардо, я бы не советовал вам и дальше оставаться в таком обществе. Ничего хорошего от гринго ждать не приходится. Может быть, после передачи топлива пойдете вместе с нами в территориальные воды Венесуэлы? Вряд ли они предпримут против вас что-либо в нашем присутствии, а там можно и береговую охрану вызвать. Уж тогда точно не полезут, им лишний скандал не нужен.
   - Благодарю, дон Антонио, но если бы гринго хотели что-то сделать, то уже давно бы сделали. А так просто наблюдают. Думаю, наше появление в этом районе нарушило стабильность существовавшей здесь криминогенной обстановки и в Вашингтоне это многим не понравилось. Там бы очень хотели, чтобы разное отребье и дальше отравляло жизнь нормальным людям в других странах. И появление "полицейского" вроде нас для них неприятная неожиданность.
   - Очень может быть, дон Леонардо. Но все равно, будьте острожны с гринго...
  
   Это Леонид знал и сам. Поговорив еще с венесуэльцем и выяснив последние местные новости, понял, что появление "Тезея" и здесь не прошло незамеченным. Информация о победителе "Гвинейского сражения" уже разлетелась по свету, обрастая по пути все новыми и новыми подробностями. Поэтому, удивляться такому эскорту не приходилось. И очень может быть, что Березин окажется прав. "Тезей" - возмутитель спокойствия, и мешает очень многим. Причем пиратам - в последнюю очередь.
  
   Когда бункеровка закончилась, "Каталина" отдала швартовы и отправилась обратно, пожелав всего хорошего. "Тезей" снова остался один в компании с американским фрегатом, который наблюдал, выдерживая дистанцию, но попыток вмешаться не предпринимал. Глядя вслед удаляющейся "Каталине", Леонид превел взгляд на фрегат и тут услышал голос Березина.
  
   - Все, Леонид Петрович, закончили. Идем в сторону Кубы. Нам надо выйти к Гаване, но не очень близко.
   - К Гаване?!... Хорошо, к Гаване, так к Гаване... Пойдем вокруг Кубы через Наветренный, или Юкатанский пролив?
   - Через Юкатанский.
  
   Переглянувшись со старпомом и удивившись еще больше, Леонид подошел к карте и определил нужный курс. Зачем идти через Юкатанский? Ведь так получается дальше... Врочем, это не его ума дело...
  
   Увеличив ход, "Тезей" лег на курс, ведущий в Юкатанский пролив. Предстоит пройти почти через все Карибское море. Американский фрегат двинулся следом, не приближаясь, но и не удаляясь. И только когда "Каталина" скрылась за горизонтом, неожиданно увеличил ход и пошел на сближение. Одновременно раздался вызов на 16 канале УКВ связи по-английски. Леонид ответил и получил недвусмысленный приказ - лечь в дрейф. Срочно вызванный в рубку Березин усмехнулся.
  
   - Какие вы, господа, легко предсказуемые! Аж не интересно... Леонид Петрович, ложимся в дрейф и объявляйте тревогу. Будем встречать гостей. Сделайте также объявление по трансляции - инженеру Прохорову подняться на мостик. И передайте в машинное отделение - срочно вводить генераторы в параллель. Нам потребуется большая мощность.
  
   Оп-па... Похоже, началось... Звонок громкого боя зазвучал по всем помещениям "Тезея". Заинтригованный Леонид объявил по трансляции тревогу, снова без добавления слова "учебная" и вызвал инженера на мостик. До сих пор он тут показывался крайне редко, пропадая в основном или в машинном отделении, или инспектируя свое многочисленное секретно-экспериментальное хозяйство, разбросанное по всему судну. Появился он в рубке почти одновременно с Карповым. Но если последний был спокоен, "как удав", то инженер явно мандражировал.
  
   - Что-то случилось, Владимир Евгеньевич?
   - Случилось, Александр Александрович. Готовьте свой агрегат к запуску. Напряженность поля - "зона два". Конфигурацию и глубину поля выберите сами, по показаниям радара. Цель - американский фрегат, прочие цели не трогать. Расчетная точка номер один.
   - Может, все же напряженность "зона четыре", Владимир Евгеньевич?
   - Александр Александрович, я кажется сказал по-русски - "зона два"! Вам очень хочется успеть получить пару десятков снарядов в борт "Тезея"?
   - Нет.
   - Или, хочется оказаться в американской тюрьме по надуманному обвинению в контрабанде наркотиков в особо крупных размерах, или в терроризме и получить несколько раз пожизненно?
   - Нет.
   - Тогда идите и действуйте, как договорились. Андрей Михайлович, проконтролируйте.
  
   Когда Карпов и Прохоров ушли, Леонид обрел дар речи. Сказанное было совершенно непонятным, но навевало на мысли, что американский фрегат недолго будет докучать им своим присутствием.
  
   - Владимир Евгеньевич, а...
   - Да, Леонид Петрович. Время пришло, и сейчас Вы сами во всем убедитесь. Мы не трогаем никого сами. Но если из нас пытаются искусственно сделать преступников, то спокойно взирать на это не будем. Вы не знаете всего, поэтому данная ситуация для Вас и экипажа непонятна. Теперь могу сказать - против нас подготовлена провокация, имеющая цель представить нас, как наркоторговцев, связанных с террористами, действующими против США. Фрегат выжидал подходящий момент - прибытие танкера из Венесуэлы. После этого планируется задержание "Тезея" и обнаружение у него на борту большой партии кокаина, якобы доставленного "Каталиной" и предназначенного для доставки в США. Уже есть и кокаин, и свидетели нашего преступления. Одновременно это позволит лишний раз облить грязью Венесуэлу.
   - Но где?! Ведь у нас никакого кокаина нет и быть не может!!!
   - П о к а нет. Он находится на фрегате. И будет доставлен сюда сразу же, как десант морской пехоты США захватит "Тезей". И его обнаружат при большом количестве свидетелей.
   - И что же нам делать?
   - Экипажу - только обеспечить работу генераторов в параллели для достижения нужной мощности. Остальное мы сделаем сами...
  
   Между тем, фрегат был уже в трех милях и уменьшил ход, двигаясь по дуге вокруг остановившегося судна. С его кормы взлетел вертолет, а на воду уже были спущены катер и два надувных "зодиака". В бинокль было хорошо видно, что катер и "зодиаки" полны вооруженных людей. Леонид получил доклад из машинного отделения, что генераторы в параллели. Карпов вышел на связь из "бункера", во что превратили одно из служебных помещений, сделав там пульт управления секретным "транклюкатором" и снабдив его всеми необходимыми средствами наблюдения и связи, и доложил, что все готово. Экипаж занял места согласно расписания по тревоге. "Тезей" был готов встретить незваных гостей.
  
   Вертолет завис над промысловой палубой, и с него по тросам начали спускаться вооруженные бойцы. Судя по тому, как они это делали, стало ясно, что подобная высадка для них не впервой, и никакого сопротивления они не ожидают. Группа из девяти человек быстро оказалась на палубе и бросилась к надстройке. Катер и "зодиаки" были уже совсем близко, как вдруг громыхнула очередь пушки БМП и разнесла катер в клочья. "Зодиаки" тут же шарахнулись в сторону. Вертолет, зависший несколько в стороне после высадки десанта, стал разворачиваться, но в него тут же впились пулеметные очереди нескольких КОРДов, кромсая фюзеляж. Машина рыскнула, задымила и рухнула в воду, подняв фонтан брызг. Оба "зодиака" попытались уйти обратно под прикрытие фрегата, но пули КОРДов оказались быстрее. Обе лодки потеряли ход и начали тонуть. Очевидно, пули повредили моторы. Леонид и вахтенные, находившиеся на мостике, смотрели на все это, открыв рот от изумления. Все продолжалось не более десяти секунд. Но не это было самым удивительным. Какой-то туман закрыл горизонт вокруг и силуэт фрегата стал расплываться в воздухе. А когда туман рассеялся, так же неожиданно, как и появился, фрегат представлял из себя фантастическое зрелище. Как будто он был сделан из пластилина, и по нему прошлись паяльной лампой. Металл свисал сосульками, и только общие контуры напоминали, что это некогда был военный корабль. Какое-то время было тихо, но потом донеслись звуки выстрелов. Затем снова наступила тишина, нарушаемая только тихим звуком работающих на мостике приборов. Березин молча смотрел в бинокль на медленно двигающийся фрегат и улыбался. И тут раздался доклад Карпова.
  
   - Мостик - "бункеру". Все, повязали голубчиков. С нашей стороны потерь нет. У противника четверо раненых.
   - Принято. Расчетам носовых орудий к бою. Добить цель. Леонид Петрович, давайте ход и подойдите поближе. Дистанция одна миля. Затем удерживайте судно против волны, чтобы наводчикам было легче стрелять.
   - Вы хотите добить фрегат артиллерией? Но ведь он наверняка сообщил о начале операции и скоро на на нас начнут охоту.
   - Тем более надо замести все следы. Но не волнуйтесь, не начнут. Некому начинать.
   - То есть как?! Ведь в штатах сейчас такой вой поднимут! И в Европе тоже! Связь с фрегатом пропала, но ведь что-то они успели передать! И их искать будут именно в этом месте! Не удивлюсь, если и со спутника за нами наблюдали!
   - Нет здесь ни штатов, ни спутников, Леонид Петрович. И искать нас здесь никто не будет.
   - Простите, не понимаю?
   - Вижу, у Вас возникло много вопросов, поговорим позже. А сейчас - давайте ход. Надо добить то, что осталось от фрегата. Тонуть он что-то не собирается, но в окружающий пейзаж совершенно не вписывается...
  
   Чисто автоматически Леонид сдвинул ручку дистанционного управления шагом винта на малый ход. В голове - полная мешанина мыслей. До сегодняшнего дня он был уверен, что подобного оружия не существует. Если бы не оплавленный американский фрегат, уже остановившийся и беспомощно покачивающийся на волнах. Вертолет и катер давно сгинули в морской пучине, спастись с них никто не смог. А вдалеке барахтались и махали руками те, кто уцелел после гибели двух "зодиаков". Увидев терпящих бедствие, Леонид подвернул в их сторону. От Березина это не укрылось и он одобрил такое решение.
  
   - Да, Леонид Петрович, подойдите поближе. Фрегат уже никуда не денется, а тут надо разобраться.
  
   Вот это влипли, так влипли... Что же будет дальше? Надо поговорить тет-а-тет с Березиным. В конце концов, глупо скрывать от капитана истинное положение вещей. "Тезей" приближался к группе американцев на воде, оставив их с правого борта и Леонид застопорил ход, отдав приказ приготовить шлюпку к спуску. Но его тут же оборвал Березин.
  
   - Не нужно, Леонид Петрович. Андрей Михайлович, дистанция удобная?
   - Вполне. Они Вам нужны?
   - Нет.
   - Тогда работаем.
  
   Через несколько секунд заработал пулемет БМП правого борта. Те, кто находились в воде, явно не ожидали подобного, так как видя, что "Тезей" остановился, стали махать руками и плыть в его сторону. Группа американцев держалась довольно компактно, что облегчило работу "канонирам", устроившим настоящую мясорубку. Через полминуты все было кончено. Крики на воде стихли, а на поверхности появились плавники акул, привлеченных запахом крови. Леонид смотрел на все это и не мог вымолвить ни слова...
  
   - Все, Леонид Петрович, идем дальше. Нас еще фрегат ждет. А потом с нашими дорогими гостями побеседуем. Что они нам споют...
  
   "Тезей" снова дал ход и стал приближаться к фрегату. Чем ближе он подходил, тем более четко была видна картина жутких разрушений. Как э т о продолжало оставаться на плаву, никто понять не мог. Ни одного человека на палубе не было видно. Сократив дистанцию до одной мили, "Тезей" занял позицию против волны, развернувшись носом на цель, чтобы ввести в действие оба носовых орудия. Тем более, остановившийся фрегат развернуло бортом к волне и он беспомощно дрейфовал по ветру. Четырехдюймовки уже расчехлили и возле них суетились "канониры". Грянул первый выстрел. С такой дистанции промахнуться трудно. Снаряды один за другим вонзались в борт фрегата. Правда, взрывались не все, но и этого было достаточно. Вскоре фрегат начал крениться и оседать в воду. Еще минута, и волны Карибского моря сомкнулись над ним. "Тезей" остался один. На западе пламенел закат, а небо на востоке уже покрылось синевой. Близкая ночь скроет место трагедии, неожиданно разыгравшейся здесь, а течение и ветер разнесут далеко уцелевшие обломки, скрыв все следы. Орудия замолчали, и после грохота канонады наступила удивительная тишина.
  
   - Леонид Петрович, сигналы от "джи пи эс" и "инмарсат" пропали!!!
   - То есть как - пропали? Оба?
   - Да, оба! Ничего не понимаю! Ведь недавно все работало!
  
   Возглас третьего помощника отвлек Леонида от мрачных мыслей. Подойдя к терминалу спутниковой связи INMARSAT-C, он с удивлением убедился, что оба сигнала действительно отсутствуют. Находящийся рядом приемоиндикатор спутниковой навигационной системы GPS также потерял сигнал. Сопоставив слова Березина с фактами, и боясь поверить в случившееся, он все же спросил.
  
   - Владимир Евгеньевич, потеря сигналов от спутников - это неучтенный фактор действия нашей установки?
   - Нет, Леонид Петрович. Не неучтенный, а запланированный. Господа, скажите честно, вы зачитывались в детстве книгами Сабатини и Стивенсона? Представляли себя на месте их героев? Капитана Блада, например? Хотели бы очутиться во времена расцвета пиратства в Карибском море? В эпоху флибустьеров, потрошивших испанский "Золотой" и "Серебряный" флот?
   - Ну... Был грех.
   - Считайте, что ваша детская мечта исполнилась. Если все прошло, как и было задумано, то сегодня должно быть двадцатое июля одна тысяча семьсот пятнадцатого года от Рождества Христова...
   - Что-о?! Вы серьезно?!
   - Абсолютно серьезно. То, что вы только что видели - работа секретной экспериментальной установки по перемещению во времени. Ее боевые возможности - уничтожение американского фрегата, лишь побочный эффект, обнаруженный во время лабораторных испытаний и с успехом использованный нами в практических целях.
   - Иными словами, Вы хотите сказать, что в результате работы этой установки "Тезей" преднамеренно отправлен в прошлое?
   - Именно!
   - Но зачем?!
   - Леонид Петрович, Вам деньги нужны? Нужны. И всем здесь присутствующим тоже нужны. И у нас есть возможность практически беспрепятственно взять их. Где именно?
   У тех же испанцев. Они несколько столетий грабили Америку, а их самих грабили англичане, французы, голландцы, и все, кому не лень. Так почемы бы к этому прибыльному делу не подключиться нам? С учетом всех достижений науки и техники? Совершить своеобразный "поход за зипунами", как говорили во времена Стеньки Разина? Как видите, это вполне реально. Скажу больше - весь экипаж получит свою долю добычи помимо основной зарплаты. Разумеется не золотом, а его стоимостью. Сами вы реализовать такие вещи в двадцать первом веке не сможете.
   - Так значит, вся эта нигерийская экспедиция с охранным бизнесом изначально была блефом?
   - А если бы Вам предложили контракт на судне, которое должно отправиться на три века назад корсарствовать в Карибском море, что бы Вы подумали о таком предложении? И о той персоне, которая такое предложение сделала? Не говоря о том, что эта информация сразу же была бы растрезвонена "желтой прессой"?
   - Пожалуй... Но что же мы будем делать дальше? И как обратно вернемся?
   - Вернемся точно так же, как и пришли. Запустим установку и вернемся в ту же точку времени, но в любом другом месте, в каком захотим. И не с пустыми руками. А пока займемся сбором испанских "зипунов". Не все же Моргану со товарищи этим заниматься. Сейчас направляемся в сторону Гаваны, стараясь не попасться никому на глаза. Ночью идем без огней, днем обходим всех как можно дальше, заранее обнаруживая радаром. Свидетели не желательны. Иначе, пойдет гулять молва о невиданном чуде, а нам это совершенно не надо.
   - А возле Гаваны?
   - Сегодня двадцатое июля. Двадцать четвертого из Гаваны выйдет эскадра из двенадцати кораблей, нагруженных золотом, серебром и прочими ценными грузами на Испанию. Двадцать девятого эскадра попадет в полосу штиля, а в ночь с двадцать девятого на тридцатое разразится сильный шторм, во время которого одиннадцать кораблей пойдут на дно у побережья Флориды вместе с золотом, серебром и большей частью экипажей. Лишь один корабль из состава эскадры - французский "Грифон" уцелеет и доберется до Европы. Как видите, эскадра обречена изначально. И пусть ее груз лучше попадет в трюма "Тезея", чем на дно Карибского моря. Таким образом мы даже не вмешаемся в развитие хода истории. Разве я не прав?
   - Спорить трудно... Но ведь сейчас возникнет масса сложностей чисто навигационного плана. Точного времени мы не знаем и получить его быстро нельзя, система GPS не работает, наши астрономические пособия тоже не годятся.
   - Леонид Петрович, все это предусмотрено. Географические координаты при переносе во времени сохранились. Доставайте секстан и обходитесь без GPS. Сам видел, как Вы им регулярно пользовались. Точное время по Гринвичу возьмете у Александра Александровича, установка сохраняет привязку по времени в точке перехода. В моем компьютере есть специальная программа, рассчитывающая параметры для астрономических вычислений на любую дату и в любом году, я ее Вам скину. Все эти часовые углы, склонения светил и прочее. Карты из двадцать первого века вполне можно использовать и в восемнадцатом, острова и материки с места не сдвинулись, а если подходить близко к берегу - эхолот никто не отменял. Радары и гирокомпас работают одинаково в любом веке. Так что никаких навигационных сложностей, за исключением отсутствия GPS, у нас не будет. Ваша задача прежняя - исключительно судовождение. Всеми вопросами, касающимися "зипунов", будем заниматься мы с Андреем Михайловичем. Все, Леонид Петрович, отбой тревоги, даем ход и идем к Гаване. Огни не включать, вести самое тщательное наблюдение как в радар, так и визуально. Вахта будет усилена наблюдателями из "абордажников", хорошо знакомых с аппаратурой ночного видения. При обнаружении любых целей уклоняться от встречи. А я пойду с нашими незваными гостями побеседую. Если интересно, пойдемте со мной. Посмотрите своими глазами на хваленую американскую морскую пехоту...
  
   Леонид сделал ряд распоряжений на мостике, и убедился, что все идет в штатном режиме. "Тезей" дал ход и лег на курс, ведущий в Юкатанский пролив, отделяющий Кубу от материка. Вокруг простиралось притихшее Карибское море, за кормой остался остров Кюрасао, а еще дальше слева - остров Аруба. Используя радар на больших шкалах дальности убедились, что Березин не соврал. Координаты при переносе во времени действительно остались прежние. Но как такое вообще могло получиться, ни у кого из присутствующих в рубке не было ни малейшего понятия. И если бы не метаморфоза, произошедшая с американским фрегатом, и исчезновение радиосигналов спутниковых систем, то поверить в это было бы решительно невозможно. Оставив своих помощников на мостике переваривать услышанное, Леонид отправился на палубу вслед за Березиным. В конце концов, надо максимально прояснить ситуацию и поговорить с начальником экспедиции в приватной обстановке, без свидетелей. Потому, что теперь игра пошла по правилам "пока смерть не разлучит нас". Капитан "Тезея" был умным человеком и прекрасно это понимал.
  
   А на промысловой палубе было целое столпотворение. После отбоя тревоги экипаж покинул посты и многие собрались посмотреть на пленных американцев. Пятеро сидели на палубе с надетыми наручниками, а четверо раненых лежали. Было видно, что всех старались взять живьем, так как стреляли по ногам. Шестеро "абордажников" с оружием сторожили пленников, остальные стояли вокруг и смотрели на разрекламированных всеми СМИ морских пехотинцев США. По их внешнему виду было ясно, что такого финала они совершенно не ожидали и не могли взять в толк, что случилось. Почему им не пришли на помощь, и что это была за стрельба? Грохот четырехдюймовок ни с чем спутать было невозможно. Получается, фрегат уничтожили, и он не смог оказать никакого сопротивления?! Это выходило за рамки возможного в их понимании. Увидев начальника экспедиции и капитана, люди расступились. Карпов был уже здесь. Березин сразу же взял быка за рога, обратившись к пленным на хорошем английском.
  
   - Добро пожаловать на борт, джентльмены. Хоть мы вас и не звали. Чем объясните столь бесцеремонное вторжение? Кто из вас командир группы?
   - Я, лейтенант морской пехоты США Джефферсон. Кто вы такие и что все это значит? Что вы сделали с остальными?
   - Слишком много вопросов, лейтенант. Но отвечу. Мы - сторожевое судно, занятое защитой торгового судоходства от пиратства. Я - начальник экспедиции Владимир Березин. Всех ваших людей вместе с кораблем, вертолетом и катерами мы уничтожили при попытке пиратского нападения на наше судно. Вас пока оставили, чтобы прояснить ситуацию.
   - Как уничтожили?!
   - Очень просто - артиллерией и стрелковым оружием. Современные боевые корабли уж очень напичканы всякой электроникой, а вот от старых добрых пушек практически беззащитны. За что ваш пиратский фрегат и поплатился. Но Вы не ответили на мой вопрос. Что вам от нас надо? Никаких ценностей у нас на борту нет.
   - Вы что, смеетесь, мистер Березин?! Какие пираты?! Это вы - пираты!!! Оказали вооруженное сопротивление военному кораблю Соединенных Штатов и как утверждаете, уничтожили его! Кто же вы есть после этого?!
   - А кто вы есть после этого? Кто вы такие, чтобы нападать на гражданское судно в международных водах? Заметьте, это не мы напали на вас. Мы лишь защищались от нападения.
   - Я требую встречи с американским консулом! И требую оказать медицинскую помощь моим раненым товарищам! Без этого я больше ни о чем говорить не буду!
   - Медицинскую помощь? Действительно, как я сразу не сообразил. Сейчас, один момент! Это - мистер Карпов, наш старший доктор. Мистер Карпов, окажите помощь!
  
   Карпов шагнул вперед, молча достал пистолет и сделал четыре выстрела, добив лежавших на палубе раненых. Глаза лейтенанта Джефферсона и остальных пленных округлились.
  
   - Все, лейтенант. Как видите, мистер Карпов - хороший доктор. Сразу же излечивает болезнь. Надеюсь, вам все понятно? А по поводу консула будем считать, что вы пошутили. Здесь я для вас и консул, и главнокомандующий и господь бог. И ваше будущее зависит исключительно от вас самих. Я не маньяк, лишние трупы мне не нужны. Советую ответить на все вопросы добровольно. Если откажетесь, у нас есть препараты, которые вывернут вас наизнанку, но сделают полными дебилами. Оставлять вас в живых после этого будет просто негуманно. Тем более, я не смогу предъявить вас в таком виде журналистам и береговым властям. Решение за вами. Либо будете говорить со мной, либо с доктором Карповым.
  
   Сказанное оказалось весьма доходчивым. В решительности действий "пиратов-наркоторговцев" пленные больше не сомневались. Березин вел допрос очень грамотно, спрашивая об одном и том же по разному, но получить ценную информацию не надеялся. Так оно и оказалось. Им было приказано задержать судно наркоторговцев "Тезей", направляющееся к Кюрасао для погрузки большой партии кокаина с венесуэльского танкера. До ухода танкера никаких действий не предпринимать, а только наблюдать. На ехидный вопрос Березина, не думали ли они, что постоянное присутствие военного корабля просто сорвет встречу с танкером, и никакой перегрузки наркотиков не состоится, американцы ответить не смогли. Их дело - выполнять приказ. А думает начальство. Поняв, что больше из пленных ничего не выжать, он махнул рукой и продолжил уже на русском.
  
   - Все, Андрей Михайлович. Мне они больше не нужны. То, что нам надо, они все равно знать не могут. А то, что знают, мы и без них знаем. Пойдемте побеседуем, Леонид Петрович. Вижу, что у Вас накопилось очень много вопросов...
  
   Когда Березин и Леонид вошли в каюту, начальник экспедиции снова предложил капитану сесть, а сам достал из бара коньяк и две рюмки.
  
   - Давайте отметим успешное начало нашей операции, Леонид Петрович. А потом я расскажу Вам очень много интересного. Только сначала хотел бы услышать Ваши соображения. Как Вы представляете все это?
   - Пока слабо представляю. Из известных мне фактов напрашивается вывод, что какая-то организация, которую Вы представляете, владеет техникой перемещения во времени и старается использовать ее в своих целях, засекретив операцию насколько возможно. Для этого выбрано неприметное гражданское судно с ничего не подозревающим экипажем, так как если озвучат истинную цель, в это все равно никто не поверит. Цель экспедиции - грабеж испанских "золотых" конвоев с реализацией золота в двадцать первом веке. Экипаж подобран с таким расчетом, что здесь подавляющее большинство тех, кто не против некоторой не совсем законной негоции, если есть возможность провернуть ее безопасно. На этом факты заканчиваются и начинаются одни предположения.
   - И каковы предположения?
   - Трудно что-то прогнозировать, не зная возможностей установки. Как часто можно делать переходы во времени? Ограничено ли количество переходов? Как далеко и насколько точно можно "прыгнуть"? Перемещает ли установка только во времени, или может переместить и в пространстве? Иными словами - может ли она перебросить нас из Карибского моря в Черное, подальше от разгневанных американцев? Слишком много неизвестных составляющих.
   - Браво, Леонид Петрович! Теперь позвольте небольшую вводную лекцию. Возможно, Вы слышали об эксперименте "Радуга", проводимом американцами на эсминце "Элдридж" в сорок втором году? Был еще снят фантастический фильм "Эксперимент "Филадельфия" на эту тему.
   - Да, и читал, и фильм смотрел. Честно говоря, на сказку похоже. Как "Элдридж" исчез в Филадельфии и появился в Норфолке.
   - Так вот, Леонид Петрович, это не сказки. Американцы случайно столкнулись с этим эффектом, но не смогли его практически применить и всячески засекретили результаты эксперимента. Все рассказы очевидцев объявили вымыслом и все годы после этого всячески отрицали произошедшие события. Но сами понимаете, наша разведка не могла пройти мимо такого факта, и в Советском Союзе началось изучение этого явления. Долгое время ничего не получалось, успех был достигнут как раз перед развалом страны. А после этого стало не до исследований. Финансирование прекратили, люди разбежались. К счастью, не все. И нам удалось довести эксперимент до логического завершения. То, что Вы видите вокруг - это практический результат долгих лет упорного труда.
   - То есть, перемещения во времени были и раньше? Просто, чисто научные? Так сказать, лабораторные опыты без практической выгоды?
   - Именно так. Сначала отправляли небольших роботов с видеокамерой. Потом одного человека. Потом нескольких. Но это были именно лабораторные опыты, когда удавалось просто заглянуть в прошлое. Только в прошлое, проникнуть в будущее пока не удается. Конечно, путешественники во времени приносили ценную информацию, но это могло заинтересовать разве что историков. Опыты эти чрезвычайно сложны и дороги, поэтому позволить себе подобное чисто в научных целях может только богатое государство. Наше же государство, давайте смотреть правде в глаза, больше озабочено тем, как бы о нас не подумали плохо в очередной раз в Евросоюзе, или в Штатах, дабы не упали цены на нашу нефть. Вот мы и решили сохранить результаты этих уникальных разработок. Когда-нибудь они все же понадобятся России. Но работать на голом энтузиазме никто не будет, это Вы и сами понимаете. Вот и был предложен способ финансирования, скажем так, не совсем обычный. Сделать установку достаточно больших размеров, чтобы появилась возможность перемещать во времени предметы большой массы. Морское судно идеально подходит для этих целей. Оно полностью автономно, мобильно, и может вплотную подобраться к самому "источнику финансирования". То есть, может заняться экспроприацией ценностей у тех, кто несколько столетий грабил Америку. Ценности уже собраны в одном месте, не надо искать их по всему континенту. Достаточно просто изъять их с испанского галеона.
   - Но не приведет ли это к изменению истории? И мы вернемся совсем в другой мир? Не тот, который мы покинули?
   - Теоретическая возможность есть, но говорить о серьезных изменениях не приходится. Наши аналитики это напрочь отвергают. Мы не будем вмешиваться в ход войн, смещать королей, и прочее. Испанцы потеряли очень много золота и серебра в процессе транспортировки. Мы знаем даты выхода всех крупных конвоев с ценностями. Знаем также постигшую их участь. И для хода истории особой разницы нет - утонут ли они вместе с грузом золота, или золото перейдет на "Тезей", а галеоны пойдут на дно порожняком. Для истории ровным счетом ничего не изменится. А если при этом пострадают несколько десятков, или даже сотен искателей приключений, на ходе истории это тоже никак не отразится. Не эти искатели наживы - сброд из припортовых кабаков, нищие идальго и несколько более-менее высокородных донов вершили историю. Повторяю, радикально вмешиваться в ход истории мы не собираемся.
   - Интересно... Из Ваших слов можно сделать вывод, что переносы во времени не ограничены по количеству раз и какими-то временными рамками. И мы каждый раз будем совершать новый переход, чтобы достать очередной "золотой" конвой, а не искать его наудачу в одном времени. Я прав?
   - Да, правы, Леонид Петрович. Вы можете логически мыслить. И в связи с этим мне бы хотелось поговорить о том, как лучше использовать "Тезей" в качестве каперского корабля. Вы все же моряк, капитан. В отличие от меня и Андрея Михайловича. За наших "абордажников" и речи нет. Они годятся только для финальной части операции, когда придется действовать на палубах галеонов.
   - Я могу предложить следующее. Все конвои испанцев собирались в Гаване перед выходом в Атлантику. Из порта Веракрус на побережье Мексиканского залива приходили корабли с серебром, а из Пуэрто-Бельо, на территории нынешней Колумбии, с золотом и драгоценными камнями. Были также и другие ценные грузы, но они, я так думаю, нас мало интересуют. После этого оба конвоя соединялись в один и выходили в Атлантику либо через Флоридский, либо через Наветренный пролив. Если мы знаем точную дату выхода, то можем появляться неподалеку от Гаваны спустя пять - шесть часов после выхода и догонять конвой. Раньше появляться нецелесообразно, чтобы не спугнуть испанцев, а за это время они уйдут достаточно далеко от порта. Надо исключить возможность утечки информации. Конвои растягивались на большое расстояние, что делало их легкой мишенью для пиратов. Я так понял, пиратов нам придется отстреливать в первую очередь, чтобы не мешали?
   - Разумеется. Пока очень интересно, продолжайте.
   - Так вот. Догоняем конвой и действуем с наветренной стороны, чтобы затруднить маневрирование парусникам. Пушки БМП легко собьют весь рангоут, после чего галеон развернет бортом к волне и он не сможет изменить свое положение. А после этого можно спокойно подходить к нему с носа и брать на абордаж со "скифов" и катера. На носу галеона обычно всего два - четыре орудия, и их легко можно подавить. Более многочисленные бортовые пушки не смогут вести огонь по абордажной группе.
   - Так так... А почему не с кормы?
   - Во первых, корма очень высокая и на нее труднее забраться. Во вторых, если испанцы окажут сопротивление, а они окажут обязательно, то нам придется подавить огнем их кормовые орудия. А в корме - капитанская каюта, где может храниться много чего ценного. При абордаже с носа такой проблемы нет. Он гораздо ниже кормы и там вряд ли будет что ценное на уровне палубы. Только в трюме. Но тут встает очень важный вопрос, Владимир Евгеньевич. Как Вы собираетесь все добро с галеона на "Тезей" перегружать? Там десятки тонн ценностей. Особенно серебра.
   - Катером и шлюпками, у нас две есть. Испанцы не применяли тяжелые контейнеры для перевозки. Все перевозилось в небольших ящиках и бочонках, которые можно кантовать руками. Портовых кранов и погрузчиков тогда еще не было.
   - И сколько времени мы будем разгружать шлюпками хотя бы сто тонн груза в условиях зыби? И если в конвое десяток и больше кораблей? Остановить их не проблема - прошли вдоль строя ночью и посшибали всем рангоут огнем БМП. Остановиться-то они остановятся, не сбегут. А дальше? Если на разгрузку руками одного корабля у нас уйдет целый день, а то и больше? За это время конвой разнесет ветром и течением в разные стороны и испанцы постараются удрать любыми путями. И свидетели могут появиться. Будем гоняться за каждым парусом на горизонте?
   - Хм-м... А что Вы предлагаете?
   - После того, как абордаж будет закончен и галеон захвачен, мы подходим на "Тезее" вплотную и берем галеон под борт. Для удобства швартовки можно заводить швартовные концы катером, и мы сами брашпилем и шпилем подтянем галеон к борту, а после этого разворачиваемся против волны и двигаемся самым малым ходом. Во времена Союза так всегда перегружали рыбу в океане с траулеров на рефрижераторы. И мы сможем задействовать свои краны для перегрузки ценностей прямо из трюма галеона в наш трюм. Это резко увеличит скорость грузовых работ. За два - три часа реально разгрузить галеон и заняться следующим. Но здесь есть одно важное "но". Абордажникам придется зачистить как следует борта от обрывков снастей парусника, чтобы в воде не было ни одного конца. Если намотаем что-то на винт - будет очень весело. Тем более, у нас винт регулируемого шага, он крутится постоянно.
   - Да-а, Леонид Петрович, надо было бы поговорить с Вами раньше... Кто ж знал... Действительно, Ваши замечания весьма существенны. Пожалуй, так даже лучше, мы получаем большой выигрыш во времени.
   - Владимир Евгеньевич, у меня есть еще один вопрос. Если нам надо было оказаться возле Гаваны, причем мы знаем когда, то зачем было идти к Кюрасао? Забункеровались бы на рейде Гаваны. Да и этот соглядатай бы за нами в кубинские воды не полез. Ведь сейчас, как я понимаю, у нас просто не было выбора?
   - Да, выбора нам американцы не оставили. Вы просто не знаете всего, поэтому мы и не пошли сразу к Гаване. Им очень н а д о было захватить "Тезей". Причем не уничтожить, а именно захватить в целости и сохранности. Несомненно, они нас недооценили и не думали, что мы пойдем на крайние меры. Считали экипаж "Тезея" сбродом, набранным из неудачников, которых выгнали из армии. И слишком понадеялись на свой авторитет. Это губило их уже не раз. Если бы у них хватило выдержки, то мы бы просто дождались ночи и исчезли. Причем со спецэффектами - взяли бы пару пиратских "скифов", нагрузили взрывчаткой, канистрами с бензином и взорвали, а сами ушли в прошлое. Что бы наблюдали с фрегата? Был сигнал от "Тезея" на радаре и пропал. Был сигнал на АИС, и пропал. А вместо этого - взрыв и огонь на воде. В прибор ночного видения с дистанции в пять миль не особо много разглядишь, особенно при яркой вспышке от взрыва бензина. Какие выводы можно сделать? На "Тезее" произошел взрыв и он очень быстро пошел ко дну со всем экипажем. Но им захотелось обязательно сделать из нас наркоторговцев. За что и поплатились.
   - А как бы это выглядело со стороны? Если бы кто-то наблюдал за нами?
   - Слава богу, свидетелей поблизости не оказалось. "Каталина" уже ушла за горизонт, а остальные цели были еще дальше. Для них наши отметки на экранах радаров просто исчезли и все. Но мало ли, от чего это произошло. Если бы кто-то наблюдал с небольшого расстояния, но не оказался внутри поля установки, то видел бы, как два корабля неожиданно накрыл туман, затем резко рассеялся и оба корабля исчезли. Никакими звуковыми, или световыми явлениями переход не сопровождается. Поэтому переходы во времени ночью могут проходить незамеченными для всех, кто находится неподалеку. Для командования ВМФ США прервалась связь с фрегатом и исчез наш сигнал на АИС. Больше никакой информацией с места событий они не располагают. Даже если за нами наблюдали со спутника, то кроме внезапно накрывшего нас обоих тумана ничего не увидели. Бой мы вели уже в восемнадцатом веке. Поэтому, пусть американцы поломают головы, куда же мы делись.
   - А когда вернемся, нас там весь шестой, или какой там у них флот, ждать не будет? Его тоже "транклютируем" и в прошлое отправим?
   - Зачем? Установка, к сожалению, не может перемещать нас в пространстве. Но мы можем своим ходом дойти в нужное нам место по океану в семнадцатом, или восемнадцатом веке, а потом переместиться в двадцать первый. И там нас уже встретят свои. Которые отобьют охоту у кого бы то ни было связываться с нами. Ну, а сейчас? Сейчас возникнет еще одна легенда о Бермудском треугольнике. Американцы не будут афишировать свой провал и постараются все засекретить. Пропажа боевого корабля и нескольких сотен человек экипажа рядом с американским континентом - это будет страшный скандал в Конгрессе, если история с попыткой захвата "Тезея" выплывет наружу. Конгрессмены благосклонно относятся к влезанию в чужие дела, но только до тех пор, пока не начинают гибнуть бравые американские парни. Гибель же других их совершенно не волнует. Поэтому, американцам выгоднее придумать очередную тайну Бермудского треугольника, чем поднимать международный скандал, обвиняя "Тезей" во всех грехах. Да и что они могут предъявить? Если скажут, что мы устроили бой, как немецкий рейдер "Корморан" и австралийский крейсер "Сидней", уничтожив друг друга так, что не осталось свидетелей с обеих сторон, в этот бред никто не поверит. А больше ничего вразумительного они сказать и не смогут, если не захотят выглядеть посмешищем в глазах всего мира...
  
   Разговор продолжался долго. Леонид узнал удивительные вещи, в которые он раньше просто бы не поверил. Поднявшись после разговора с Березиным на мостик, он ознакомился с окружающей обстановкой и дал указания вахте - бдить в оба. От любых целей уклоняться, соблюдать полную светомаскировку, в случае появления каких-то непоняток немедленно вызывать его на мостик. Новость уже разлетелась по всему судну и экипаж не спал, обсуждая удивительное событие. Леонид сразу открестился от всех вопросов, заявив, что сам узнал обо всем только что. Кому интресно - обратиться за разъяснениями к начальнику экспедиции и "помощнику по абордажу". Таковых, естественно, не нашлось.
  
   "Тезей" шел по притихшему Карибскому морю, а вокруг была чернота южной тропической ночи. Ни одного огонька. Если бы кто-то его обнаружил, то наверняка посчитал демоном из преисподней, пришедшим в этот мир за грешными душами. Старый траулер, сменивший в очередной раз свою "профессию", стал пиратским кораблем. Что бы ни говорили некоторые. Пиратство, даже во времени, все равно остается пиратством...
  
   Леонид стоял на крыле мостика и думал об очередном фортеле, выкинутом судьбой. Нет, не зря он не хотел идти в этот рейс... Предчувствие не обмануло, Большой Пушистый Полярный Лис снова появился перед ним во всей красе. И что теперь будет, не знает никто. Разве только сам Большой Пушистый Полярный Лис...
  
   А в каюте начальника экспедиции Березин и "доктор" Карпов внимательно смотрели запись беседы с капитаном. Благо, "пациенты" "доктора" Карпова уже никому не мешали и пристального внимания не требовали.
  
   - Ну и что скажешь? Можно ему доверять? И какое мнение о нем сложилось с самого начала экспедиции?
   - Умен, решителен, смел, но не до безрассудства. Предпочитает действовать, оставив себе путь к оступлению. В общении очень скрытен и осторожен, жаден до денег. Если что само идет в руки, никогда не откажется, но рисковать по-глупому не будет, перестрахуется. Не отягощен моральными приципами, поэтому будет молчать и делать все, что ему говорят. Прекрасно понимает свою выгоду и свое положение, а также хорошо представляет возможные последствия неповиновения. Мой вывод - наш человек. Свою игру за нашими спинами он вести не будет.
   - Согласен. Я, в общем-то, пришел к такому же мнению. А остальные?
   - По разному. Есть те, кто рад до потери пульса. Особенно те, кто хочет поправить свое финансовое положение. Информация разлетелась мгновенно, скрывать это глупо. А вот выяснить настроения необходимо. Но есть и те, кто внушает опасения.
   - Таких на заметку. Мы ведь испанские галеоны на абордаж брать будем, а испанцы наверняка будут стрелять. Всякое может случиться...
  
   Вернувшись в каюту, и проклиная все на свете, а впервую очередь себя самого, Леонид уже собирался завалиться спать, пока все тихо и "золотых" конвоев поблизости не наблюдается. Но не тут-то было. Раздался стук в дверь и в каюте, как черт из преисподней, возник стармех.
  
   - Петрович, так это все правда?!
   - Что - правда?
   - То, что мы на триста лет назад провалились?!
   - Если наш босс с этим умником-Шуриком не врут, то правда. Сигналов от спутников нет, это все, что я пока знаю достоверно. У аборигенов уточним, куда мы попали.
   - Да это же пи...ц полный!!! Как мы назад вернемся?!
   - Шурик утверждает, что его бандура двустороннего действия. То есть, может вернуть нас в ту же точку времени, из какой мы ушли. Иными словами, когда мы вернемся в наше время, то там с момента нашего исчезновения не пройдет ни секунды. А что это ты так распсиховался?
   - Да ты что, ни хрена не понимаешь?! Мы пиндосов угробили вместе с их корытом!!! Нас там теперь, как бешеных псов, весь флот Пиндостана отлавливать будет!!!
   - Во первых, о том, что мы угробили фрегат со всем его населением, в нашем времени пока не знают. Для всех мы оба просто исчезли. Во вторых, если мы не будем орать об этом на каждом углу, то долго не узнают. А в третьих - что ты предлагаешь? Вернуться сейчас мы не можем. Контора затеяла эту операцию с размахом и наши сиюминутные желания учитывать не будет. Пока не насобираем золотишка с камушками в достаточном количестве, нам дорога назад закрыта. И тебе что, деньги не нужны?
   - Да в гробу я видал эти деньги, если я из-за них тут навсегда застряну!!! И пока мы тут корсарствовать будем, пиндосы всех на уши поставят!!! Пропажа военного корабля - это не хухры мухры!!!
   - Константиныч, чем ты слушаешь? Я же тебе сказал - мы здесь можем пробыть месяц, год, десять лет, но вернемся в ту же точку времени, из какой ушли. Правда, постаревшими на десять лет, наши биологические часы тикают независмо от прыжков во времени. Но для америкосов их фрегат исчезнет только в тот момент, когда мы вернемся! А поскольку вынырнуть мы можем где угодно - хоть возле входа в Кольский залив, то хрен они что поймут. Был "Тезей" с фрегатом в Карибском море - и нету! И вдруг - р-р-аз! "Тезей" в то же мгновение хрен знает где появляется! А фрегата пока нет. Но может, и он где появится? Бермудский треугольник, понимаешь!
   - Но потом-то все равно узнают! Обязательно кто-то проболтается!
   - А до "потом" ты сначала доживи!
   - Так вот и я о том же! Петрович, ты что, вообще безбашенный? Не понимаешь, что мы влезли туда, откуда выхода нет? И мы все по возвращению - нежелательные свидетели?
   - Константиныч, у тебя эмоции совсем зашкаливают. Давай рассуждать логически. Мы уже здесь и соскочить не можем при всем желании. Так? Так! Если начнем качать права, то добьемся только обострения отношений с нашей конторой в лице босса и "помощника по абордажу". Который с недавнего времени стал еще и "старшим доктором". Хочешь попасть к нему на прием? Я не хочу. Потому, что независимо от наших действий, мы не перестанем быть свидетелями. И в данный момент единственная возможность обеспечить себе хоть какую-то безопасность в будушем - это перейти из категории ненужных свидетелей в нужные свидетели. Контора на этом не остановится. Если первый рейс пройдет успешно и мы сможем умыкнуть у испанцев несколько сотен тонн золота, то очень велика вероятность следующих "походов за зипунами". И в них лучше посылать людей проверенных и хорошо себя зарекомендовавших, чем рисковать каждый раз и брать неизвестно кого. Согласен?
   - Согласен. Но где гарантия, что так будет?
   - Гарантии нет. Но я могу гарантировать, что будет сейчас, если начнется буза. "Старший доктор" со своими "ассистентами" проведут сеанс "интенсивной терапии" для самых недовольных "больных", а остальные недовольные "больные" заткнутся. Но доверия к ним уже не будет и по возвращению они гарантированно попадут в категорию нежелательных свидетелей. Тоже хочешь примкнуть к ним?
   - Но что же делать?!
   - Хорошо выполнять свою работу. И молить всех богов, чтобы контора не сочла нас н е н у ж н ы м и свидетелями. Потому, что если даже предположить невозможное - мы сейчас захватим пароход и вернемся в свое время, то мы все равно останемся свидетелями! Причем ненужными свидетелями, поскольку провалили задание. Делай выводы.
   - А если эта бандура не сработает, и мы не сможем вернуться?!
   - Тогда останемся здесь. В конце концов, не к динозаврам же в палеозой, или как он там назывался, мы попали. И останемся здесь не с пустыми руками! Это - чтобы тебе на душе спокойнее было. Может еще каким-нибудь здешним графом, или бароном станешь. Титулы во все времена покупались за золото. А уж с золотом, я так думаю, у нас проблем не будет...
  
   На утро Березин слушал запись этого разговора и посмеивался. Система прослушки помещений, оборудованная еще в Николаеве, работала прекрасно и обнаружить ее неспециалисту было практически невозможно. За все время после выхода из Николаева накопился достаточный материал, из которого уже можно было сделать выводы, кто чем дышит. Но капитан "Тезея" поражал даже видавшего виды генерала КГБ СССР.
  
   - Да-а-а, Леонид Петрович... Как говорится, в тихом болоте... И как же мы раньше тебя просмотрели? Одно слово - н а ш человек!
  
  
  
   Глава 7
  
  
   Экспроприация экспроприаторов, или поход за испанскими "зипунами"
  
   Солнце уже скрылось за горизонтом и на небе вспыхнули первые звезды. Очередной летний день, двадцать четвертое июля одна тысяча семьсот пятнадцатого года, заканчивался. "Тезей" лежал в дрейфе далеко от берега, так что заметить его оттуда было невозможно. Правда, за последние три дня пришлось шарахаться по морю, прячась днем от каждой обнаруженной радаром цели. И то, похоже, не всегда удавалось. Можно только представить себе, что подумали моряки на проходящих мимо парусниках, когда увидели мелькнувшее на горизонте непонятное чудище, абсолютно ни на что не похожее. Вот так и рождаются легенды о морских чудовищах и "летучих голландцах". Ночью было проще - достаточно идти, соблюдая полную светомаскировку и просто обходить стороной все обнаруженные цели. Но вот "Тезей", наконец-то, добрался до места засады, заняв позицию к северу от Гаваны. Если испанская эскадра выйдет, как она уже вышла однажды, то пройдет на некотором расстоянии восточнее и направится во Флоридский пролив. Радар постоянно обшаривал горизонт, вынуждая "Тезей" время от времени давать ход, чтобы уклониться от встречи с очередным "прохожим", и пока это удавалось. Выход конвоя из Гаваны удалось обнаружить сразу. Мощный радар давал четкую картинку даже на большом расстоянии, и на мостике "Тезея" внимательно наблюдали за перемещением небольших светящихся точек по экрану. Перед этим на "военном совете", состоящем из Березина, Карпова и Леонида, выработали предстоящую тактику. "Тезей" находится в засаде, сколько возможно, дав конвою удалиться как можно дальше от порта и от берега. Надо исключить возможные случайные встречи, а если абордаж с перегрузкой ценностей затянутся, то они весьма вероятны. Если атаковать днем, то это сразу же будет обнаружено всем конвоем. Атаковать всех одновременно невозможно, поэтому, пока "Тезей" будет заниматься кем-то одним, то другие попытаются удрать. И даже если сначала обездвижить корабли, снеся всем раногоут своей артиллерией, то не исключена возможность самозатопления галеонов. Испанские моряки народ храбрый и упертый, и если увидят, что остановленные корабли один за другим захватываются неизвестным противником, а их собственное оружие совершенно неэффективно, то вполне могут затопить галеоны и попытаться уйти на шлюпках, рванув в разные стороны, лишь бы золото не досталось врагу. Поэтому, есть смысл атаковать ночью. Начинать с последнего в ордере. Если все пройдет тихо, то на других кораблях ничего не заметят. И так дальше, до самого рассвета, сколько успеют. Потом снова спрятаться за горизонтом и вести тщательное наблюдение, как с помощью радара, так и визуально. Несомненно, утром уцелевшие испанцы обнаружат "недостачу", но поскольку конвои всегда растягивались на большое расстояние, могут счесть это обычным отставанием, или, на худой конец, нападением пиратов. Если же появятся пираты, идущие на перехват конвоя, разобраться с ними незамедлительно. Как пошутил Карпов, перефразировав изречение из известного фильма: "Это н а ш и коровы! И м ы их доим!". С чем никто и не спорил. На следующую ночь все повторить, пока от конвоя не останется ничего. Время - до ночи с двадцать девятого на тридцатое июля. На следующий день разразится ураган и впору будет искать укрытие самим. На вопрос Леонида о возможности "перепрыгнуть" после завершения акции в другое время с хорошей погодой, Березин и Прохоров ничего вразумительного не ответили, и это ему сразу не понравилось. То ли установка не имела возможности таких частых запусков, то ли произошла какая-то поломка и она в данный момент вообще неработоспособна. Ни то, ни другое ничего хорошего не сулило. Бороться с вест-индийским ураганом, когда скорость ветра порядка сотни узлов, удовольствие ниже среднего. Но до тридцатого июля еще уйма времени, вполне можно успеть "ощипать" все двенадцать кораблей, а потом уйти под прикрытие Багамских островов. Ну и пусть, если кто-то с берега увидит. Все равно, ничего не поймет. Возникнет еще одна легенда о всплывшем на поверхность моря чудовище, только и всего. Но это все рабочие моменты, решаемые по ходу дела. А вот если с "хроно - транклюкатором" что-то не так...
  
   Но предаваться самокопанию времени не было - конвой уже прошел мимо "Тезея", оставшегося за горизонтом, и начал удаляться в сторону Флоридского пролива. Капитан, начальник экспедиции и "помощник по абордажу" стояли на мостике у радара и наблюдали.
  
   - Все, надо давать ход. Уже практически стемнело, и испанцы не заметят катер и "скифы".
   - А если последним будет идти корабль охранения, а не галеон? И на нем толком ничего не будет? Ведь по радару не определить, кто из них кто.
   - Ну и хрен с ним. Будем считать это тренировкой перед выполнением основной задачи. В нашем распоряжении еще пять суток до начала урагана. Двенадцать целей. Насколько известно из истории, пираты их не потревожили. Думаю, дня за три управимся. Последнего можно будет потрошить уже и после рассвета, никуда не денется. А потом хотите уйти под прикрытие берега, Леонид Петрович?
   - Желательно. Ураган будет очень сильный и зачем рисковать понапрасну? Направление ветра мы знаем, и находясь возле цепи Багамских островов, всегда можем укрыться за каким-нибудь островом, подрабатывая машиной против волны и сохраняя безопасную дистанцию до берега. Точные карты у нас есть, радаром будем контролировать свое место. Близко к опасностям приближаться не будем.
   - Добро. Значит, начинаем. Спускаем на воду катер и шесть "скифов". Они уйдут вперед и атакуют последнюю цель в ордере. Постараются особо не шуметь. А мы даем полный ход и идем следом. Если что-то пойдет не так, поможем своей артиллерией. Но светиться нам раньше времени все же не желательно. Справятся наши абордажники, Андрей Михайлович?
   - Справятся, Владимир Евгеньевич. Думаю, начало операции вообще пройдет без шума. Если только испанцы усиленно не бдят всей толпой, ожидая нападения пиратов. Тогда кто-то все равно успеет поднять тревогу.
   - Будем надеяться, что на палубе обычная вахта. Все, господа, начинаем. И как говорили в старину, да поможет нам бог...
  
   Абордажные группы с оружием выстроились на палубе. Каждый боец уже знал свою задачу. Карпов провел последний инструктаж, и краны приступили к работе. Катер и шесть "скифов" быстро спустили на воду, абордажники заняли в них свои места, и "москитная флотилия", взревев двигателями, исчезла в ночной темноте. "Тезей" тоже дал полный ход и устремился вслед за конвоем.
  
   Леонид внимательно смотрел на экран радара, так как визуально ничего рассмотреть уже было нельзя. Темнота окутала "Тезей" и он, как огромный хищник, гнался за своей добычей. Впереди быстро удалялись семь точек с характерными сигналами на экране радара. И кактер, и "скифы" имели радиолокационные маяки-ответчики, позволяющие обнаружить их радаром на большом расстоянии. Мера предосторожности нелишняя. Вдруг, у кого-то откажет мотор, а обнаружить надувной "скиф" радаром в десятке миль практически невозможно, его отраженный сигнал очень слаб. Здесь же в рубке находились помимо вахтенных Березин и Карпов. Карпов поддерживал связь по радио с командиром абордажной команды, Березин просто наблюдал и ни во что не вмешивался. Собственные орудийные расчеты и пулеметчики пока еще не заняли боевые посты, но находились в состоянии готовности и ждали объявления боевой тревоги.
  
   На экране радара было хорошо видно, как "москитная флотилия" разделилась и стала обходить с двух сторон последнюю цель на большом расстоянии. Мера необходимая, так как иначе на палубе корабля услышат непонятный звук и насторожатся. Хоть ничего и не поймут, но элемент внезапности уже будет утрачен. Забежав вперед, уменьшили скорость и стали медленно подкрадываться с носовых курсовых углов. Расстояние было еще очень велико и рассмотреть что-либо визуально не представлялось возможным, но все, кто находился в рубке, представляли примерный план дальнейших действий. Более приземистые и незаметные "скифы" подойдут как можно ближе к последнему кораблю в ордере конвоя со стороны носа, и постараются из "винторезов" снять впередсмотрящих и всех, кто окажется на палубе. Если все пройдет тихо, подкрасться к борту с неработающими моторами на веслах. При этом два "скифа", находящихся ближе всех к линии курса цели, соединяются плавучим пропиленовым концом, как частенько поступают "свои" пираты из двадцать первого века в водах Юго-Восточной Азии. Корабль зацепит форштевнем трос, и "скифы" просто прижмет потоком воды к его бортам. Проблема только в том, что длина парусников восемнадцатого века не очень большая, и если трос сделать слишком длинным, то "скифы" имеют все шансы очутиться не возле борта, а за кормой галеона. Поэтому, придется становиться чуть ли не на пути у атакуемой цели и стараться "поймать" форштевень таким образом, чтобы он коснулся как можно ближе к середине троса, тогда "скифы" окажутся примерно напротив друг друга у бортов. Ну а дальше - как в старые времена. Абордажные кошки на фальшборт, быстрый и как можно более тихий подъем на палубу с убиранием всех, кто встретится на пути. Либо ножами, либо из пистолетов с глушителем. Все же, "винторезы" не совсем бесшумны. И если для стрельбы с сотни метров на их звук еще могут не обратить внимания, так как за шумом ветра в снастях и плеском воды за бортом не разобрать, что это такое, то вот на палубе такого уже не получится. После этого настанет черед остальных "скифов", а катер со своими двумя КОРДами будет на подстраховке. Но...
  
   Это в том случае, если все пройдет тихо. В чем, откровенно говоря, Леонид был не уверен. Уж очень много народу на парусниках того времени. И вполне можно пропустить кого-то на палубе , снимая вахтенных и впередсмотрящих из "винторезов". И этот кто-то хоть толком ничего и не поймет, но обязательно поднимет тревогу. После этого о беспрепятственной высадке можно забыть. Поднимется такой шум от стрельбы, что его услышат на всей эскадре. И тогда остается надежда лишь на превосходство в огневой мощи абордажной команды "Тезея". Да на пушки и пулеметы самого "Тезея". Ладно, что гадать... Скоро все станет ясно...
  
   Шесть точек на экране радара приближались к носу последнего корабля. Седьмая - катер, находилась чуть в стороне. В случае чего, тяжелые пулеметы катера быстро сметут все с палубы. Какое-то время было тихо, "скифы" подобрались почти вплотную. "Тезей" мчался по притихшему морю, выжимая все свои проектные четырнадцать узлов, между ним и испанским кораблем осталось всего пять миль, как вдруг впереди сверкнула вспышка и громыхнули пушечные выстрелы. Одновременно раздался вызов командира абордажной команды.
  
   - "Тезей" - "Ястребу - один". Тихо не получилось. Действуем по запасному варианту.
  
  


Популярное на LitNet.com А.Верт "Пекло 2"(Боевая фантастика) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) А.Лерой "Птица счастья завтрашнего дня"(Киберпанк) Д.Сугралинов "Дисгардиум 5. Священная война"(Боевое фэнтези) Е.Рэеллин "Конкордия"(Антиутопия) А.Климова "Заложники"(Боевик) А.Емельянов "Мир Карика 12. Осколки"(ЛитРПГ) С.Суббота "Шесть секретов мисс Недотроги ??????"(Любовное фэнтези) М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ) Э.Холгер "Чудовище в академии или Суженый из пророчества 2 часть"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"