Лысак Сергей Васильевич: другие произведения.

Иван Мореход

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Новинки на КНИГОМАН!


Peклaмa:


  • Аннотация:
    Дальнейшее развитие серии "Кортес". Жизнь и приключения донского казака Ивана Платова, оказавшегося в неподходящий момент в неподходящем месте. Обновление 21.09.2017


   Сергей Лысак
  
   Иван Мореход
  
  
  
   Пролог
  
   Степан прохаживался по двору и ждал. Из горницы, где рожала жена, бабы его выперли, а сидеть одному в четырех стенах особого желания не было. Вот и бродил по двору Степан, изредка перекидывась фразами со знакомыми по ту сторону плетня, а про себя возносил молитвы Господу, чтобы не оставил без внимания православную душу. И ожидал с нетерпением того мига, когда все решится...
  
   Честно говоря, к молитвам у Степана отношение было своеобразное. Он вспоминал о боге только тогда, когда припекало. Но припекало не так уж редко, походы к турецким и черкесским берегам весьма тому способствовали. И ведь помогал Господь! В скольких боях побывал казак Степан Платов, но всегда возвращался не только живым и здоровым (синяки и легкие поверхностные раны не в счет), но и с хорошей добычей. В другое же время религиозные чувства Степана пребывали в дремлющем состоянии, что ни его самого, ни его черноокую красавицу-жену Елизавету, совершенно не беспокоило. Но на то тоже были свои причины. Казачкой Елизаветой его жена стала, лишь пройдя обряд крещения. А прибыла на Дон, глядя на всех исподлобья, и готовая вцепиться в глотку любому чужаку, пленная турчанка Эмине. Четырнадцатилетняя девчонка, доставшаяся Степану после очередного похода. Хоть и посмеивались казаки над его выбором, предрекая полный провал в деле укрощения строптивицы, оказавшей бешеное сопротивление и даже умудрившейся поранить кинжалом Степана. Но он, едва глянув в горевшие яростью черные глаза на прекрасном лице, сразу сказал: "Моя!!!" Ну, раз твоя, значит твоя. Хочешь и дальше драться с этой дикой кошкой - забирай.
  
   Но до драк не дошло. Хоть Эмине и дичилась поначалу, поглядывая с опаской на недавних врагов, но к Степану привязалась быстро. Может быть потому, что не стал молодой казак вести себя, как дикий варвар (о чем она наслушалась в свое время), сходу овладев лакомой добычей, а повел себя с ней на первых порах, как любящий старший брат с малой сестренкой - ведь он был на тринадцать годков ее старше. И оттаяла басурманка, посмотрев совсем по-другому на своего пленителя. Тем более, что положение единственной жены вольного и богатого казака не шло ни в какое сравнение с тем, что ее - девушку из бедной семьи, ожидало на родине. Что ей сразу по прибытию и объяснили другие казачки - по большей части сами недавние турецкие и черкесские полонянки.
  
   Трудно на первых порах им пришлось, начиная от сложности в общении, и заканчивая непохожестью совершенно разных обычаев. Если Степан худо-бедно еще мог объясняться на турецком, то вот Эмине не знала русского вообще. Родители Степана поначалу были не в восторге от выбора сына, но перечить не стали. В конце концов, на Дону этим никого не удивишь. Многие казаки брали в жены пленных турчанок и черкешенок, и ничего, мир от этого не перевернулся. А поскольку до этого они Степана уже порядком достали своими планами с женитьбой, заявляя, что "давно пора", то он им и ответил в том же духе. Дескать, что хотели, то и получите. Чем вам невеста не по душе? Молода, красива, здорова, по хозяйству расторопна, будущего мужа любит и уважает. Вас, как моих родителей, тоже. Что вам еще надо? Ну а то, что приданого за ней нет, так ведь и тещи тоже нет! А то, что по-русски ни бельмеса, и не молитвы Господу возносит, а намаз совершает, так это не страшно. Приданое - дело наживное, язык выучит, перейдет в православную веру, а там и обвенчаются в церкви, как положено. Не они первые, не они и последние. Родители поохали, повздыхали, но смирились. В конце концов, раз Степан сам эту басурманку выбрал, то пусть сам с ней и возится. Действительно, не он первый, не он и последний. Так и начали жить поживать донской казак Степан Платов с турчанкой Эмине, вскоре ставшей казачкой Елизаветой.
  
   Неожиданно хлопнула входная дверь, и на крыльце появилась его сестра Мария.
  
   - Степка, у тебя сын родился!!! Только...
   - Что?!
   - Понимаешь... У него уже зубы есть...
  
   Степан метнулся в хату. Елизавета лежала уставшая, и приходила в себя после родов, а повитуха показала ему младенца.
  
   - Все хорошо прошло, Степан, дал Господь вам сына. Но вот такое я впервые вижу, хотя и слыхала, что бывает. Чтобы у новорожденного сразу зубки прорезались... А ну цыть, бабы!!! Никакого знака Антихриста здесь нет! Сердцем чую, добрый казак будет! Как сына-то назовешь?
   - Иваном!
  
   Прошло шесть лет...
  
   Иван возвращался домой с удочкой и куканом, на котором болталось несколько рыбешек, и думал, что сказать матери. Опять влип в неприятности. Снова подрались с Прошкой Рябовым, будь он неладен. Все бы ничего, если бы не "боевые потери" в виде разорванной рубахи у Ивана и разбитой морды у Прошки. Поэтому, скрыть не удастся. Прошка, конечно, сволочь еще та, за дело получил, но кто разбираться будет... Тем более, его мать опять жаловаться прибежит... Хорошо, хоть батька сейчас в отъезде, и вернется не раньше, чем через неделю. Мать, правда, все равно высечет, но хоть не так сильно...
  
   Подходя к дому, Иван услышал крики. Ругались его мать и мать Прошки. Ну, все... Вздохнув, и решив, чему быть - того не миновать, вошел во двор, как неожиданно дверь отворилась, и из нее пулей вылетела прошкина мать, изрыгая проклятия на голову "басурманки и ее выродка". Глянув с ненавистью на Ивана, плюнула и выбежала со двора. Иван очень удивился, такое было впервые. То, что их матери постоянно ругались после драк, к этому он уже привык. Но раньше Евдокия Рябова всегда степенно уходила с видом победителя, а здесь... Войдя в хату, Иван удивился еще больше. За столом сидели мать и незнакомый пожилой казак в богатой одежде, о чем-то разговаривая. Увидев Ивана, замолчали, и незнакомец уставился на него тяжелым внимательным взглядом, от которого у Ивана по спине побежали мурашки.
  
   Как положено, поздоровался, но незнакомец молчал, продолжая буравить его взглядом. Иван тоже молчал, стараясь не усугублять ситуацию, и состроив умильную физиономию. Как знать, а вдруг пронесет?! С чего бы это прошкина мать из хаты выскочила, как будто за ней черти гнались... Наконец, незнакомец нарушил молчание.
  
   - Так вот ты каков, Иван Платов... Наслышан о тебе. Ничего мне о своих подвигах рассказать не хочешь?
   - О чем дядько?
   - Меня Матвей Колюжный зовут.
   - О чем дядько Матвей?
   - Ну, например о том, как вы всей ватагой три дня назад сад у Игната Тимофеева обнесли?
   - Не было такого, дядько Матвей!!!
   - Ну как же не было? Когда Игнат двоих из вас поймал и хворостиной отходил?
   - Так меня там не было!
   - А пойманные сказывали, что был.
   - Врут!!!
   - Врут? А поклянешься, что врут?
   - Вот те истинный крест, дядько Матвей, что врут!!!
   - Ну-ну... Весь... в батьку. Такой же... Ладно, пусть врут. А сегодня что?
   - Так я не виноват, дядько Матвей! Прошка сам ко мне пристает, проходу не дает! Все басурманом обзывает. Не любо ему, что я его старшинство не признаю.
   - Про то знаю. И даже больше скажу - все ты правильно сделал. С гнильцой хлопец этот Прошка, ох, с гнильцой... Если так и дальше продолжит - плохо кончит. Но я тебя не об этом спросить хочу. Видел я вас на берегу Дона. И видел, как Прошка тебя сначала на землю повалил и рубаху порвал, а вот после ты его как будто мертвецки пьяного отмутузил, да так, что он даже не сопротивлялся толком. А ведь он на голову тебя выше, на три года старше, да и вширь раза в два побольше. Как ты это сделал?
   - Да я и сам толком не понял, дядько Матвей. Такое зло меня взяло, когда он не только про меня, но и про мою матушку худое говорить начал, так будто крылья за спиной выросли, и сила непонятная появилась. А потом все исчезло. И Прошка убежал, грозился только меня поймать.
   - М-м-да... Что же с тобой делать, Иван?
   - Матушка, дядько Матвей, я же не виноват!!!
   - Да я не про то... Знаю, что не виноват... Эх, попал бы ты ко мне хотя бы лет на пять раньше...
   - Ты про что, дядько Матвей?
   - Ладно, не буду темнить. Я как о тебе узнал, так сразу приехал. Редкий случай - новорожденный младенец с зубами, вот и появились у меня подозрения. Я, кроме тебя, только одного еще такого человека знаю. Запорожский кошевой атаман Иван Серко - слыхал?
   - Слыхал.
   - Так вот, я вместе с ним на турка да на ляхов ходил, и не раз. Добрый атаман, все казаки его уважают. И силу большую имеет. Но не ту силу, чтобы подковы гнуть... Ты, Иван, о характерниках слыхал?
   - Да, слыхал, дядько Матвей.
   - Так вот знай, что я - характерник. Стар я уже стал в походы ходить, да и знания мои достойному казаку передать надо. Успеть до того, как Господь меня призовет. И кроме, как тебе, некому.
   - Так ты же еще не старый, дядько Матвей!
   - Как думаешь, сколько мне лет?
   - Ну... За сорок?
   - Ишь ты!!! Не угадал. Семьдесят три прошлой осенью исполнилось.
   - Да ну?!
   - Вот тебе и "да ну"! В общем, Иван, есть у меня к тебе серьезный разговор. С матушкой твоей мы уже все обсудили, а батька еще раньше сразу согласился. Я ведь, почитай, уже две недели, как к тебе приглядываюсь... Пойдешь ко мне в ученики? Дело это добровольное, поскольку если заставлять учиться из-под палки, толку не будет.
   - А чему учиться, дядько Матвей?
   - Много чему. Ты ведь турецкий хорошо знаешь?
  
   Матвей неожиданно перешел на турецкий язык, и Иван стал отвечать, даже не сразу сообразив, что разговор идет на турецком. Его отец и мать хорошо понимали, что в жизни казака это очень важно, поэтому оба языка он стал постигать с самого раннего возраста, едва научившись говорить. И теперь это принесло свои плоды. Поговорив на самые разные темы, Матвей снова перешел на русский.
  
   - Турецкая речь у тебя очень хороша, Иван. От чистокровного турка не отличишь. Скажи спасибо своей матушке. Да и лицом ты на мать больше похож, что тоже пригодится. А я тебя много чему другому научу. Такому, чему далеко не всякого обучить можно. Есть в тебе божий дар, и грех его в землю зарывать. Эх, если бы я тебя с самого рождения знал... Стал бы ты великим характерником, а так... Слишком много времени потеряно, этому надо сызмальства учиться. Но кое что я все же сделать смогу. Дар твой раскрою, насколько получится, и если Господь мне на то время даст. Согласен учиться, Иван?
   - Согласен, дядько Матвей!
  
  
  
   Глава 1
  
  
   Неожиданное предложение
  
  
   Весна 7182 года (1674 от Рождества Христова) выдалась ранней. В Черкасске царило сильное оживление. В прошлом году прибыл большой караван на Дон, а теперь царь московский Алексей Михайлович прислал большой отряд служилых людей для совместного похода с казаками против турок и татар. Вовсю шла подготовка, и многие мальчишки с завистью смотрели на казаков, собирающихся в очередной поход. Здесь же сновали московские стрельцы в ярких кафтанах. Все говорило о том, что за турок собираются взяться всерьез. В прошлом году отряд казаков во главе с атаманом Михайло Самарениным прорыл засыпанный турками проход через Казачий Ерик, и вышел в Азовское море, но остановился на зимовку в устье Миуса. Собирались возвести там крепость, чтобы использовать ее, как базу для дальнейших походов. Небольшую крепость возвели, но... Увы, место выбрали неудачно, и в весеннее половодье ее затопило водой. Сейчас нужно было взять реванш, поэтому работа кипела.
  
   Не составлял исключения и Иван Платов, с завистью поглядывая на большие морские струги. Вскоре они уйдут к турецким и крымским берегам, а он снова останется здесь. Мал еще, не хотят его брать в поход, более опытных казаков хватает с избытком. По большому счету, Иван это и сам понимал. То, что он хорошо умеет стрелять из всего, что стреляет - от лука до винтовальной пищали, это еще не делает его хорошим бойцом. Выстрелить можно столько лишь раз, сколько у тебя в наличии заряженных стволов, после чего вся надежда только на добрый клинок. А все казаки уверены, что в бою на саблях ему долго не выстоять против взрослого и опытного янычара. Что годами мал, что молодецкой статью не вышел. Если только... А вот об этом его учитель, казак Матвей Колюжный, велел молчать, как рыба. Чем меньше про него знают, тем лучше...
  
   Иван и Матвей сидели в доме за большим столом, на котором была разложена турецкая карта Черного моря, и занимались изучением искусства мореплавания. Как управлять казацким стругом и большим турецким кораблем, если его удастся захватить в целости. Как определять свое место в море вдали от берегов по Солнцу и звездам, как предугадывать погоду и многое другое. Матвей Колюжный сам удивлялся успехам своего ученика. Хоть он и понимал, что потерянного времени не вернуть, поскольку начинать готовить сильного характерника надо с первых месяцев после рождения, но и то, чего удалось добиться, его поражало. На такой успех он поначалу даже не рассчитывал. Дар Ивана оказался не просто сильным, а о ч е н ь сильным. И в умелых руках старого казака-характерника раскрылся если и не в полной мере, то близко к этому. Поэтому Матвей решил несколько изменить направленность подготовки, сделав из Ивана в первую очередь не бойца для боя в строю, а лазутчика-одиночку. Когда Ивану исполнилось десять лет, и уже появились определенные успехи, он сказал ему без обиняков.
  
   - Ваня, рубиться на саблях на палубе турецкого корабля, или с янычарами на берегу - это не твое. Уже видно, что статью ты не в отца, а в мать пошел. Богатырской силы, чтобы подковы ломать и коня на плечи под брюхо поднимать, в тебе не будет. Да это и не нужно. Твоя сила в другом. Никто не ждет большой опасности от парня, не похожего на богатыря, у которого к тому же еще и не видно оружия. Владеть саблей, конечно, я тебя научу. И не только саблей. Но главное твое оружие - голова. И помни, что твоя сила не в руках и ногах, а внутри тебя. И умело пользуясь этой силой, ты любого врага одолеешь. Ты - прирожденный лазутчик, Иван. Из тех, кто один в поле воин.
   - Но как это, дядько Матвей?! Как это - одному турок бить?!
   - Не совсем одному, но казакам от тебя в походе великая польза будет. Сможешь пройти мимо вражеских постов, и никто тебя не заметит. Даже в ясный погожий день. Сможешь одолеть с ножом, на саблях, или даже голыми руками любого турка, или крымчака. Пусть он даже будет намного сильнее тебя, вооруженный до зубов и в доспехах. Сможешь к страже незаметно подойти и всех вырезать. Хоть в поле, хоть в городе. Сможешь на всех, кто рядом находится, морок навести, и тебя за другого человека примут. А поскольку ты турецкий хорошо знаешь, и лицом в мать пошел, то тебя и за турка примут. Сможешь целый отряд врага заставить видеть то, чего нет, а то, что есть, они не заметят, и пройдут мимо. Как, достаточно?
   - Ух ты!!! Неужели, так можно?!
   - Можно, Ваня. Если только хорошо будешь мою науку учить, и крепко язык за зубами держать. Хоть мастерству характерника далеко не всякого обучить можно, но помни, что такие люди могут не только среди казаков, но и среди турок, и среди татар, и среди черкесов найтись. Не нужно, чтобы наши секреты врагам достались...
  
   Сегодня они занимались делом, к мастерству характерников не относящемуся, но, тем не менее, очень нужному. Матвей был хорошим моряком, изучавшим в свое время искусство навигации у генуэзцев и франков, освобожденных из турецкого плена, и сохранивший различные книги по навигации и астрономии. Хоть книги были на французском, но Иван к этому времени уже освоил и его. За урожденного француза, конечно, он бы выдать себя вряд ли смог, но вот за турка, знающего французский, вполне. И теперь старательно изучал искусство водить корабли, удивляясь, как люди смогли додуматься до такого. Плохо было лишь то, что за все эти годы им так и не удалось выйти в море - турки стерегли выход из Дона. А брать с собой малолетнего хлопца в поход, прорывась с боем мимо Азова, ни один бы атаман не стал.
  
   Неожиданно раздался стук в дверь, и в хату вошел отец Ивана. Поздоровавшись и обняв сына, поинтересовался, как идут успехи в изучении наук, и лишь потом сказал, зачем пришел.
  
   - Матвей, нам хороший кормчий нужен. Собираемся идти на турка, а знающих людей не хватает. Тех, кто может лишь саблей махать, хоть отбавляй, а вот тех, кто сможет не только со стругом, но и с большой турецкой галерой управиться, да привести ее, куда надо, маловато. Из московских служилых людей так вообще никого нет, кто с морем знаком. Ты бы как, пошел?
   - Эх, Степан, Степан... И где ты раньше был? Пошел бы, да годы уже свое берут... А Ивана возьмешь?
   - Ваньку?! Да ему ведь только пятнадцать лет недавно исполнилось! Какой из него боец?! Я сына на верную смерть не пошлю.
   - Так я и не говорю, что он будет саблей махать. Ты ведь о кормчем спрашивал?
   - Ваньку - кормчим?!
   - Не кормчим, а помощником кормчего. Тем, кто в навигацких науках силен, и сможет самую большую турецкую галеру от Босфора к Дону привести.
   - Ванька, ты что, и взаправду сможешь?!
   - Смотря что, батя. Смогу ли управлять большой галерой, нефом, или галеоном - не знаю, никогда не пробовал. Хотя дядько Матвей меня этому учил. А вот определять место в море, когда берегов не видно, и какой именно курс держать надо, смогу. И приведу турецкий корабль, куда скажут. А еще я по-турецки и по-французски не только хорошо говорю, но и грамоту ихнюю знаю. И если какие бумаги надо будет прочесть, или написать чего на турецком, или на французском, тоже смогу. Итальянский тоже знаю, но похуже.
   - Ну, Ванька... Ладно, поговорю с атаманом.
   - Это не все, Степан. Твой сын - уже хорошо подготовленный лазутчик, который легко сможет выдать себя за турка. Вплоть до того, что сможет незамеченным во вражеский стан проникнуть, все, что надо, узнать, и также незамеченным уйти. Либо один, либо с небольшим отрядом казаков, который он прикроет.
   - Матвей, неужто получилось?! Иван - характерник?!
   - Получилось, Степан. Господь смилостивился, и помог мне, хотя я поначалу такого успеха и не ожидал. Ты, как отец, это знать должен. Но жене лишнего не говори. Сам знаешь, бабий язык - что помело. Выучился хорошо сын наукам, и слава Господу. Подробности ей знать не надо. А вот другим - вообще никому и ничего. Чем меньше про Ваню будут знать, тем лучше. Для всех он - помощник кормчего, в европейских навигацких науках сведущий, а также писарь и толмач с турецкого и французского. Остальное - только для атамана. А там уже атаман решит, кого в это дело посвятить, и кто с Ваней к туркам в гости ходить будет. Но об этом я еще сам с ним поговорю.
   - Добре, Степан. Я молчать буду, ты меня знаешь...
  
   Когда отец ушел, Иван с удивлением посмотрел на своего наставника.
  
   - Дядько Матвей, а почему ты ничего не сказал о том, что я в душу человеческую заглянуть могу? И все, что там скрыто, узнать? Лучше, чем любой кат?
   - А об этом, Ваня, никому знать не следует. Иначе, очень многие паны и цари захотят тебя либо своим цепным псом сделать, либо извести по-тихому. Слишком опасен ты будешь для них. Запомни, как Отче Наш - об этом н и к о м у! Про то только мне, да Господу ведомо. Используй свой дар, но так, чтобы никто ничего понять не мог. Ежели с умом к делу подойти, то это не так уж и трудно. И казакам польза будет, и ты себя для дела казацкого сбережешь.
   - И батьке ничего не говорить?
   - Батьке - в первую очередь.
   - Но почему?!
   - Есть на то причины, Ваня. Батька ведь есаулом в поход идет, и если о твоем даре узнает, то постарается с твоей помощью из пленных турок все вытягивать. Да и не только из турок. А скрыть это уже не получится. Были бы в походе одни казаки, еще куда ни шло. Но ведь там и московские стрельцы будут. А среди них, как пить дать, и подсылы царя московского. Не может такого быть, чтобы их там не было. И если только прознают что про тебя, обязательно сообщат. А после этого можешь забыть о вольной жизни. Тебя постараются либо купить, либо убить, поскольку выкрасть и силком заставить на царя работать не получится. Так что, Ваня, ни-ко-му!!! Ты для всех в походе толмач и писарь. Чернильная душа, одним словом. Ежели удастся большой турецкий корабль захватить в целости и с хорошим грузом, что можно будет его сюда привести, станешь еще и навигатором, как франки и генуэзцы это называют. Про дела лазутчика кроме атамана, твоего батьки, и тех казаков, что с тобой пойдут, другим казакам знать не надобно. А уж царевым людям - тем более.
   - Но ведь все будут знать, что я с казаками в разведку пошел!
   - Как толмач. А от толмача большого умения владеть саблей не требуется. Ежели никто из вас не проболтается, то никто ничего и не узнает. Лихие времена наступают, Ванюша. До чего дошло - даже от своего брата казака таиться приходится. Опасаюсь я, что конец скоро придет нашей вольной казацкой жизни. Неспроста здесь эти гости московские появились, и уже кое кого на свою сторону перетянули. Ежели только Господь за казаков не вступится...
  
  
   В тот же день Матвей Колюжный, приодевшись и нацепив богато украшенную польскую саблю, отправился к атаману. Иван был одет поскромнее, сабли при себе не имел, и старался наиболее достоверно соответствовать образу "чернильной души". На вопрос - а зачем понадобилось брать эту усыпанную каменьями "висюльку", от которой мало толку в бою - ведь есть у Матвея прекрасные черкесские, турецкие и венгерские клинки, наставник лишь хитро усмехнулся.
  
   - Умело пустить пыль в глаза - это тоже своего рода наука, Ваня. Запомни, что встречают по одежке. Мы ведь не только с казаками разговаривать будем, но и с людьми служилыми. А они это до своего начальства обязательно донесут. Ты пока еще годами мал, поэтому на тебя особо и не посмотрят, а вот мне надо соответствовать. Ибо через меня и к тебе уважение появится, как к моему ученику. Ничего не поделаешь, жизнь так устроена!
  
   Казачий городок Черкасск, раскинувшийся на правом берегу Дона, и уже давно ставший своеобразной столицей донского казачества, давно не видел такого столпотворения. Даже в буйные времена Стеньки Разина, не к ночи будь помянут. Сейчас же на улицах было не протолкнуться как от прибывших из других городков казаков, так и государевых людей. На базарной площади стоял привычный шум и гам, сновали вездесущие мальчишки, кто-то торговался, кто-то выяснял отношения, кто-то спешил по своим делам. Матвей и Иван, не обращая внимания на это вавилонское столпотворение, прошли к дому атамана, где Матвей доложил, что прибыл по важному делу. На слова, что атаман занят, и попытки выяснить "какого...", так глянул на вопрошавшего, что того как ветром сдуло. Однако, гостей здесь повидимому ждали, поскольку поступил приказ пропустить незамедлительно.
  
   Войсковой атаман Корнилий Яковлев действительно был занят - что-то обсуждал с атаманом Михайло Самарениным, совсем недавно вернувшимся из Азовского моря. Попытка закрепиться на берегу Миуса не удалась, и теперь надо было решать, что делать дальше. Однако, увидев Матвея, атаман прервал разговор и и встал, поздоровавшись со старым казаком. После положенных вопросов о здоровье и прочем, кивнул на Ивана.
  
   - Так значит это и есть тот хлопец, о котором ты говорил, Матвей? Такой малый, и уже характерник?
   - Истинно так, Корнилий. Ты меня не первый год знаешь, и знаешь, что я за свои слова ручаюсь. Есть божий дар у хлопца. Было бы время, еще бы его малость подучил, да видно не судьба. Основное он знает, а то, что осталось, своим умом дойдет. Как на духу тебе говорю - добрый казак-характерник будет. Славу казацкую и дело не посрамит, и даром своим много казацких жизней спасет. Но только у меня серьезный разговор к вам, господа атаманы. Хорошо, что вы оба здесь. И то, что я скажу, никому другому знать не положено. Окромя есаула Степана Платова - его батьки, и тех казаков, что с Иваном пойдут...
  
   Пока Матвей говорил, Иван помалкивал и с интересом осматривался. Все же, в атаманском доме он был впервые. Враждебности от присутствующих здесь людей он не ощущал, только обычное любопытство. Когда Матвей закончил, оба атамана с интересом уставились на стоявшего перед ними подростка.
  
   - Ай да Иван Платов, Степанов сын! Если бы кто другой про тебя такое рассказал, то я бы не поверил. Но Матвея я давно знаю, и если уж ему не верить... Как, пойдешь в поход на турок?
   - Пойду, атаман!
   - Добре. Значит так, Иван. Про то, о чем мы здесь говорили, никто знать не будет. Подберем тебе с десяток казаков, которые не только саблей махать, но и язык за зубами держать умеют. В воинских делах ты еще мало сведущ, поскольку в бою не бывал, поэтому командовать во время вылазки будет кто-то из бывалых казаков, а ты ему поможешь тем, что умеешь. Если нужда появится одному к туркам идти, не побоишься?
   - Не побоюсь!
   - И корабль турецкий через море приведешь, когда берегов не видно?
   - Приведу!
   - Ладно. Для всех в походе ты будешь толмачом и писарем. Плохо то, что там не только казаки, но и московские служилые люди будут, а командовать всем царев человек поставлен.
   - Царев?!
   - Да. Полковник Григорий Косагов - прибыл в прошлом году на Дон с двумя полками солдат и с восемью стрелецкими приказами. Ходили на Азов, пытались его взять, да только ушли не солоно хлебавши. И отказать я не могу. Слишком сильно этот вор Стенька Разин все испоганил, что теперь казакам в Москве веры нет. Но ничего лишнего никто из государевых людей знать не будет.
   - Но как же тогда я буду с казаками к туркам ходить? Вдруг, он кого-то из своих вместе с нами послать захочет?
   - Не захочет, если ему толком объяснить. Ну, а ежели вожжа под хвост попадет, то... Мало ли, что во время вылазки может случиться. На засаду напороться можно, или шею свернуть ненароком... Всяко бывает.
   - Так ведь бывает, что и полковники могут на засаду напороться.
   - Ишь ты, какой шустрый! Иван, будем считать, что я твоих слов не слышал. Не все так просто, поверь. Нельзя нам сейчас с московским царем в открытую ссориться. Ну, а если сей царский полковник себя паном почувствует, и казаков за своих холопов считать станет... В бою ведь стреляют, а пуля не разбирает, кто перед ней - простой стрелец, или полковник. Что делать, все под богом ходим.
   - А что так? Почему с царем ссориться нельзя?
   - Вот любопытный! Ежели на пальцах объяснять, то царь уже давно нас под себя подмять хочет, своими холопами сделать, и земли наши к рукам прибрать. Да только, выходит не очень. Вот и заигрывает с нами. Припасы каждый год присылает, и людей служилых. Но и нам от его помощи отказываться тоже невыгодно. Вот так и живем. Поэтому, Иван, мой тебе наказ - с московскими служилыми людьми свар не затевать, и все, что говорит этот полковник царский, выполнять. Ясное дело, если только он против казаков чего не умыслит. Ну, а ежели умыслит, то тут уже Михайло решать будет, что делать. А ты ему поможешь, коли он попросит сделать все тихо. Уразумел?
   - Уразумел, атаман!
   - Вот и ладно. А теперь слушайте, казаки. Есть еще кое-что очень важное. Пока об этом мало кто знает, но скоро по всем городкам такое рассказывать начнут, что на сказки будет похоже. Слыхали, что в индейских землях за Атлантическим окияном какие-то тринидадцы появились? Будто бы, Господь их сюда отправил из другого мира?
   - Слыхали. Врут, поди. Сплошные чудеса рассказывают.
   - Может, что-то и врут. А только прошлой весной эти тринидадцы в Архангельске объявились. Пришли на шести огромных кораблях, никто таких еще не видел.
   - Ну?! А откуда про то прознали?
   - Гонцы вчера из Москвы прибыли. И сказывают, что действительно те корабли без парусов и без весел ходить могут, причем очень быстро. А сами тринидадцы есть как на нас похожие, так и дикари настоящие. Но все крещеные, нехристей среди них нет. Говорят, что они русские, державу свою называют Русская Америка, и речь их на нашу очень похожа. Причем три корабля назывались - никогда не угадаете. "Дмитрий Донской", "Владимир Мономах" и "Пересвет"!
   - Неужто, православные?! Ведь схизматики свои корабли так никогда бы не назвали! Но... А не врут?
   - В том то и дело, что не врут. Весь Архангельск их видел, они там долго простояли. Ясное дело, что-то приврали, но основное правда. Но это не главное. А главное то, что эти русские тринидадцы, или как их там называть, предложили царю не только торговлю наладить, но и с крымчаками все порешать. Чтобы извести это змеиное гнездо раз и навсегда.
   - А им с того какая выгода, если они аж за окияном живут? И как они это сделают?
   - Того не знаю. Но раз предложили такое... Три их корабля в позапрошлом году весь аглицкий флот в Немецком море разнесли в пух и прах, ничего не оставили. Причем один из них - фрегат "Дмитрий Донской". Тот самый, что в Архангельск приходил. Это уже верные сведения. Так что, думаю, и на крымчаков у них сил хватит.
   - А турки?
   - Вот про турок не ведаю. Поэтому. казаки, если встретите их корабли, не вздумайте нападать. И сами ни за понюх табаку пропадете, и казаков с этими русскими немцами рассорите. Негоже нам от такого союзника отказываться. Ежели они действительно крымчаков изведут, то уже за одно это с ними дружить стоит. Отличить их в море легко - таких громадных кораблей ни у кого нет. Мачты с парусами хотя и имеют, но могут и без парусов ходить, причем дым при этом из высоких труб между мачтами идет. А флаг у них белый с косым крестом синего цвета, не спутаете. Коли повстречаете, попробуйте дружбу с казаками предложить. Ежели сладится, то тогда и царь московский притихнет. Давно ли его послы перед казаками шапку ломали...
  
   Переговорив с атаманами, Матвей отправился домой, а Иван решил зайти на базар прикупить письменных принадлежностей. Он ведь теперь идет в поход и утвержден самим войсковым атаманом в должности толмача и писаря. Поэтому, лучше запастись всем необходимым заранее. Побродив по базару, и сделав покупки, а заодно послушав последние сплетни, собрался уже возвращаться, как неожиданно столкнулся нос к носу со своим старым врагом - Прохором Рябовым. Причем не одним, а с двумя дружками. Надо же, давно не виделись... Прохор тоже был удивлен встречей, и тут же принялся за старое.
  
   - А это еще что за чудо?! Ежели платье надеть - ну чисто девка будет! Постой постой... Не уж-то ты, Ванька?
   - И тебе здравствовать, Прохор.
   - А что это ты тут крутишься, Ванька?
   - Да вот, зашел бумаги, перьев да чернил прикупить. В поход иду...
   - Ты - в поход?!
  
   Слова Ивана были прерваны хохотом всей троицы. Сам же Иван молчал и ждал. Он прекрасно понимал, что разойтись миром не получится. Прохор сам ищет ссоры. Надеется на свою силу, просто не воспринимая его, как противника. Ну что же, устроим потеху...
  
   Между тем, смех пошел на убыль.
  
   - И что же ты в походе делать будешь, чернильная душа? Письма писать? А кому они там нужны? Или может кашеваром? С поварешкой на турка ходить?
   - Могу писарем, могу кашеваром. А могу и катом. Я ведь, Проша, хороший кат. И многое могу.
  
   Смех сразу стих. Два незнакомых парня глянули на Ивана с нескрываемым интересом, а Прохор со злобой.
  
   - Так уж и многое? А вот если я тебя сейчас нагайкой перетяну, что делать будешь?
   - Отберу нагайку, и ей же тебя отхожу, чтобы хоть немного дурь выбить.
  
   Повисла тишина. На них уже обратили внимание, и вокруг начала собираться толпа. Один пожилой казак попытался урезонить наглеца.
  
   - Уймись, Прохор. Имей совесть, не задевай хлопца...
  
   Но Рябов не внял совету. Выругавшись, он замахнулся нагайкой и ударил Вернее, попытался ударить. Иван внимательно наблюдал за противником, движения которого стали для него замедленными и легко предсказуемыми. Он быстро сместился в сторону, из-за чего летящая вниз нагайка прошла мимо, одновременно рванувшись вперед и перехватив руку противника, лишая его оружия. Незаметный удар в нужную точку, и Прохор валяется на земле, скривившись от боли. Для окружающих это заняло одно мгновение, и все удивленно ахнули. Иван же, как ни в чем не бывало, снял с плеча короб с письменными принадлежностями, поставил его на землю, и осмотрел нагайку.
  
   - Хороша... Прошка, тебе разве не говорили, что нагайка - не игрушка? И давать ее в руки неразумным детям нельзя? Запомни это, как следует, и без нужды ей не размахивай.
  
   И с этими словами стал охаживать Прохора, приговаривая отеческим голосом о недопустимости подобного поведения, только пыль заклубилась. В толпе раздался хохот. Друзья Прохора может и хотели бы вмешаться, да не рискнули. Вокруг собралось уже много народа, причем все были на стороне Ивана. Иван же, вдоволь помахав нагайкой, засунул ее себе в сапог и плюнул на старого врага.
  
   - Прошка, как был ты дураком, так и остался. Думаешь, если ряху наел и нагайку в руки взял, то настоящим казаком стал? Тебе до казака еще расти и расти. А то, что я хороший кат, сущая правда. И не приведи Господь тебе в мои руки попасть. Соловьем заливаться будешь...
  
   Подхватив короб и закинув ремень на плечо, Иван зашагал к дому, ощущая на себе множество взглядов. Большей частью одобрительных. Он понимал, что нажил смертельного врага, который приложит все силы, чтобы расквитаться. Такого унижения Прохор не простит. Самому затеять драку, в результате которой тебя отлупили собственной нагайкой, да такого никто не припомнит! Он станет посмешищем для всех казаков. Иван же, наоборот, был доволен сложившейся ситуацией. Хорошо зная мерзопакостную и несдержанную натуру Рябова, специально постарался спровоцировать его на ссору при большом количестве свидетелей. Потому, что иметь в походе за спиной такого "товарища" - и турок с татарами не надо. Зато теперь дальнейшие действия Прошки легко предсказуемы. Он из кожи вон вылезет, но постарается исподтишка убить Ивана, и взять его с поличным будет несложно. И тогда уже разговор пойдет совсем другой. А вообще, черт с ним, с этим Прошкой! Других дел перед походом что ли нет?
  
  
  
  
   Глава 2
  
  
   На взморье
  
  
   Отряд из двадцати пяти больших морских стругов быстро двигался вниз по Дону. Скрыть такое невозможно, и турецкие разъезды обнаружили отряд задолго до Азова, но вот о дальнейших планах незваных гостей турки могли только гадать. Пойдут ли казаки на Азов, или попытаются прорваться в море - это пока неизвестно. То, что турецкие подсылы смогли узнать в Черкасске (а такие наверняка есть, всех не выловишь) и сообщить в Азов, не обязательно соответсвует истине. Хоть и были пущены самые противоречивые слухи, в том числе и то, что ожидается очередной штурм Азова, но ни атаман Михайло Самаренин, ни полковник Григорий Косагов, командующий сводным отрядом из почти полутора тысяч стрельцов и казаков, на это особо не надеялись. Незадолго до выхода удалось узнать, что во всех местах, более-менее подходящих для прохода больших стругов, турки выставили засаду, задача которой - вовремя сообщить о появлении казаков, и сразу же уходить. Поэтому все понимали - в Азовское море придется прорываться с боем. Вопрос лишь в том, где именно. Идти через самое широкое и глубоководное гирло Песчаное, где стоит Азов, то есть прямо под турецкие пушки, смысла нет. Можно пройти через мелководный Казачий Ерик, где прошли в прошлый раз, или через Каланчу, Свиное гирло, Мертвый Донец, но турки это тоже хорошо понимают, и именно там и ждут. Если подует "низовка" - сильный западный ветер, то уровень воды в нижнем течении Дона заметно поднимется, и даже самые мелководные протоки, скрытые зарослями камыша, станут доступны для прохода казачьей флотилии. Но уповать на "низовку" не стоит. Ее можно прождать не одну неделю, а время уходит.
   Перед отходом состоялся совет, на котором Самаренин предложил подойти ночью к Казачьему Ерику, выслать вперед разведку на легком быстроходном челне, и если там ждет засада, то по-тихому ее вырезать, чтобы турки не успели поднять шум. На удивленный вопрос полковника Косагова, а каким образом турки могут помешать выходу, находясь в Азове, ему доходчиво объяснили, что если под Азовом стоит сильная эскадра военных галер, то получив сигнал тревоги, они окажутся в море довольно быстро. И тогда надо будет либо вступать с ними в бой, либо сразу уходить назад в гирла Дона. Если вступать в бой с большими силами турок, это может привести к большим потерям при весьма и весьма скромных возможных трофеях. Что ценного можно взять с военной галеры? Разве что пушки и огневой припас, да денег по мелочи. Но тут, как повезет. Спрашивается - зачем выходили? Возразить было нечего, поэтому Косагов согласился. Усомнился лишь в возможности устранить засаду без лишнего шума, на что Самаренин заверил его, что казаки справятся. Привлекать стрельцов к этому делу не стоит, против чего полковник нисколько не возражал.
  
   Решив вопрос с разведкой, атаман сразу же после совета вызвал десятника Петра Трегубова - матерого казака, побывавшего во многих делах, и привыкшего наведываться "в гости" к туркам и татарам, когда его не ждали. Человека храброго и умелого. Но была у Петра еще одна черта, которая решила выбор в его пользу. Он умел держать язык за зубами в любой ситуации. И даже во хмелю соблюдал меру, хорошо помня, что у трезвого на уме - то у пьяного на языке. А уж секретов в его голове, о которых лучше не болтать во избежание потери этой самой головы, было немало. Правда, казак очень удивился, когда ему представили Ивана, и объяснили его роль в предстоящем деле.
  
   - Этот хлопчик - характерник?!
   - Да, Петро, характерник. Причем не из последних. Сам Матвей Колюжный его учил, и слово дал. А слово Матвея ты знаешь.
   - Чудеса, да и только!!! Тогда другое дело, атаман. От меня чего-нибудь надобно?
   - Ты будешь старшим в отряде разведки. Подбери с десяток казаков - больше не надо, чтобы не только саблей, ружьем и пистолем хорошо владели, но и язык за зубами держать умели. Что в трезком виде, что в пьяном. Для всех Иван идет с вами, как толмач. Про остальное - никому не слова. Все делаете, как обычно, но если потребуется мимо стражи незаметно пройти, или незаметно к ней подобраться, или от погони спрятаться, тут он вас и прикроет - всем ворогам глаза отведет. А надо будет, и за турка себя выдаст. Ну и как толмач с турецкого и французского тоже вам пригодится. Уразумел, Петро?
   - Уразумел, атаман. Только десяток казаков, чтобы молчали, как рыба, я вряд ли найду. Во хмелю кто-то все равно проболтается.
   - А за скольких поручиться сможешь?
   - Пожалуй... за пятерых. Загоруйко Федор, Потапов Григорий, Рогозин Игнат, Шпак Дмитро и Коваль Семен. Эти точно молчать будут.
   - А не мало?
   - Хватит. Если и взаправду хлопец умеет глаза отводить, то больше и не надо. Управимся.
   - Добре, Петро. Пойдете все на моем струге, чтобы под рукой были, и подальше от этого московского полковника. А там - как бог даст...
  
   Теперь Иван вспоминал этот разговор и думал о предстоящей в ближайшую ночь своей первой вылазке. Хоть атаман и велел ему спать, но разве сейчас уснешь. Мимо проплывали берега Дона, кое-где поросшие камышом, кружили в воздухе чайки, и только мерный плеск весел нарушал тишину. Здесь уже не было ни одного казачьего городка, и на берегу легко можно было напороться на турецкий конный разъезд. Но берега были пустынны, и казачья флотилия шла вниз по Дону, не привлекая внимания. Далеко позади остались многолюдный Черкасск, мать, братья и сестренки. В этот поход отправились только они с батькой, остальные казаки в семье Степана Платова еще до походов не доросли. Иван хорошо помнил, как мать перекрестила его на виду у всех и обняла, пустив слезу. Но обняв, шепнула по-турецки.
  
   - Да хранит тебя Аллах, сынок. Не удивляйся, Господь един, только имена у него разные. Ежели вдруг к туркам попадешь, и надо будет за турка себя выдать, не забывай в нужное время намаз совершать, а то сразу заподозрят. Возвращайся скорее...
  
   Впрочем, Иван и сам это понимал. Если он окажется среди турок и будет выдавать себя за турка, то надо ничем не отличаться от них. Все ритуалы и нормы поведения, присущие подданным султана Османской империи, он знал. Но одно дело знать, и совсем другое применять в жизни, выдавая себя за другого. Что ни говори, а поджилки все же тряслись. Правда, до этого пока далеко, и еще неизвестно, понадобится ли. А вот расклад на ближайшую ночь уже известен. Флотилия после захода солнца остановится у правого берега, немного не доходя до Казачьего Ерика, а разведчики - он и еще шестеро казаков, на легком быстроходном челне, специально взятом для этой цели, отправятся в протоку узнать обстановку. Если никакой засады нет, либо удастся по-тихому ее убрать, то возвращаются к своим, и отряд как можно скорее выходит в море, чтобы не переполошить турок. Разведочный челн придется оставить, притопив его в надежном месте, поскольку в море от него толку нет. Ничего, на обратном пути заберут, а если времени забирать не будет, то невелика потеря. Если же не удастся обойтись без шума, то тут уже придется смотреть, как дело пойдет. Может быть у турок поблизости ничего серьезного и нет. Одна-две галеры - не тот противник, чтобы помешать казакам. Сам же Азов - не помеха. Он далеко, и его пушки сюда не добьют. А если какие и добьют, то только при стрельбе навесом. Даже днем точность такой стрельбы крайне низкая, если не сказать - никакая, а уж стрелять в ночной темноте по донским гирлам, заросшим камышом, это вообще впустую переводить порох и ядра. Но вот если галер будет десяток и больше...
  
  
   Когда скрылось солнце, и темнота окутала близкие берега, казаки какое-то время еще продолжали двигаться вниз по Дону. Наконец, достигнуто облюбованное заранее место стоянки, и струги подошли к берегу. Вокруг - ни огонька. Ветра почти нет, плещет вода возле борта, и многочисленные лягушки уже начали свое "хоровое пение". Иван внимательно вглядывался в темноту, но присутствия людей поблизости не обнаружил. Так, одно лишь зверье вокруг. Это днем донские степи выглядят пустыми, а ночью тут довольно оживленно. Иван переглянулся с атаманом и молча кивнул - все спокойно. Пора начинать.
  
   Легкий низкобортный челн бесшумно скользит по воде. Иван занял место на носу и вошел в состояние "хара", когда чувства обостряются до предела. Справа и слева стоит темная стена камышей, иногда прерывающаяся прогалинами, через которые виден берег бесчисленных островков, заполняющих гирла Дона. Небо ясное и усыпанное звездами. Луна уже взошла, отсвечивая на воде, что вызывает недовольство казаков. Но Иван спокоен, лунный свет ему не помеха. Наоборот, усыпит бдительность врага. Местное зверье давно проснулось, и вовсю занято своими делами. Но только зверье, больше поблизости никого нет. Челн скользит дальше. Узкий Казачий Ерик пройден, и челн выходит в широкую и более глубоководную протоку, идущую до самого моря. Казаки гребут, стараясь создавать как можно меньше шума. Очередной поворот, и стало ощущаться присутствие людей. Вскоре потянуло дымком. Все ясно, засада есть. И причем довольно безалаберная, если палят костер. Огня хоть и не видно, но дым чувствуется очень далеко. Эх вы, горе-сторожа...
  
   Иван поднял руку, предупреждая об опасности. Одновременно два казака перестали грести, и приготовили луки. Ни ружья, ни пистоли применять сейчас нельзя. Челн медленно и совершенно бесшумно движется вперед. Вот очередная прогалина в камышах, и в глаза бросаются две лодки. На берегу кучка людей - не меньше десятка. Горит небольшой костерок, тщательно укрытый чем-то с боков, чтобы не видно было пламя, возле которого сидят трое. Судя по одежде - турки. Остальные, похоже, спят. Сидящие у костра время от времени поглядывают на протоку и прислушиваются, но опасности не замечают.
  
   Челн медленно приближался к месту стоянки, пока не уткнулся носом в берег, и казаки стали осторожно выбираться на сушу. Что командир отряда разведчиков Петр Трегубов, что остальные казаки, не верили своим глазам. Буквально в нескольких шагах от них сидели вооруженные турки, иногда даже смотрели в их сторону, и н е в и д е л и!!! Еще мгновение, и они застыли, глядя на огонь. Петр дал знак, и первыми в ножи взяли сидевших у костра. Никто даже не пикнул. Затем настала очередь спящих. Это не заняло много времени. Когда все кончилось, Петр перевел дух и глянул на Ивана.
  
   - Ну, Ваня, земной поклон тебе от всех нас! Никогда такого не видели, а уж чего только не повидали... Теперь верю, что ты настоящий характерник! Правда, казаки?
   - Правда, Петро!
  
   Но Иван тяжело вздохнул и сел на землю.
  
   - Устал я, казаки. Передохнуть бы мне чуток. Никогда ведь еще душегубством не занимался.
   - То ничего, Ваня, не удивляйся. В первый раз завсегда так бывает, привыкнешь. Хоть не блюешь, и то дело. А некоторых так вообще наизнанку выворачивает. Больше тут никого нет?
   - Никого не чувствую. Но до моря дойти все равно надобно, чтобы проверить.
   - Дойдем. Ты как, не мутит?
   - Вроде нет.
   - Отдыхай пока, а мы раков покормим. Негоже турок здесь оставлять, найдут еще. А так могут подумать, что сбежали...
  
   Казаки начали стаскивать трупы к воде, а Иван сидел возле костра, смотрел на огонь и думал. Все, что было раньше, было учебой. Сейчас началась взрослая жизнь. Он впервые ощутил, что находится на войне. Войне, которая будет продолжаться всю его жизнь. Долгую ли, короткую ли, это ведомо только Всевышнему. Но уж неспокойную, и богатую на события, это точно. Такова судьба всех казаков, и не ему ее менять...
  
   Наконец, казаки закончили "уборку", и сели в челн, с интересом и опаской поглядывая на Ивана, все также молча сидевшего у костра, чье лицо казалось застывшей маской, временами озаряемой вспышками пламени.
  
   - Ваня, ты как? Нам пора.
  
   Старший из казаков окликнул Ивана, на что тот поднял голову и глянул на своих товарищей. Уж на что Петро Трегубов был лихой рубака, не боявшийся ни турок, ни татар, ни черта, ни дьявола, но от взгляда пятнадцатилетнего хлопца у него мурашки по спине побежали. Впрочем, наваждение тут же исчезло, и Иван вскочил, как ни в чем не бывало.
  
   - Все в порядке, Петро, задумался я что-то. Сейчас до выхода дойдем, но вряд ли там кто-то еще будет. И сразу назад. Надо как можно скорее в море выходить и успеть подальше уйти, пока не рассвело. А то, неровен час, если у Таганьего Рога турки стоят, то обязательно нас заметят, когда рассветет. А все двадцать пять стругов от их взгляда я укрыть не смогу.
   - Струги... укрыть?! Ты и это можешь?!
   - Могу, но только тот, на котором сам находиться буду. Или если еще кто-то рядом борт к борту будет идти. Но ведь так грести не получится, да и под парусом идти неудобно. Только ни слова об этом, казаки!
  
   Что Петр, что остальные казаки только крестились, и с удивлением смотрели на Ивана. С т а к и м они еще не сталкивались. Но недавнее бесшумное снятие засады было фактом, с которым не поспоришь. Если бы их не предупредили заранее о том, что этого хлопца долгие годы учил известный характерник Матвей Колюжный, то впору было поверить в происки Нечистого.
  
   - Про то можешь не напоминать, Ваня. Будем молчать, как рыбы.
   - Все, казаки, пошли дальше. Не волнуйтесь, не подведу...
  
   Челн с разведчиками снова бесшумно заскользил вниз по Дону. Сверху светили луна и звезды, а вокруг стояла тишина, нарушаемая только шелестом зарослей камыша и "пением" лягушек. Оставшийся путь до моря прошел без приключений, засада после Казачьего Ерика оказалась единственной. В других протоках, доступных для больших морских стругов, она скорее всего тоже есть, но обнаружить тихо крадущуюся казачью флотилию не сможет. Перекрыть же все мелкие протоки - для этого не хватит никаких сил, чем казаки всегда успешно пользовались. А турецкий гарнизон пусть сидит в Азове, и носа за крепостные стены ночью не высовывает. Целее будет.
  
   Обратно прошли быстрее - таиться уже не было смысла. Трегубов доложил атаману результаты вылазки, особо подчеркнув роль Ивана. Атаман аж крякнул от удовольствия. С такой разведкой можно большие дела творить! Хотели сразу же выступить, но не тут-то было. Казаки быстро подготовились, а вот у московских стрельцов, непривычных к такому роду действий, возникла заминка. Как ни выходил из себя командующий всем отрядом полковник Косагов, но быстрее от этого дело не двигалось. В конце концов, с грехом пополам, флотилия отошла от берега и направилась ко входу в Казачий Ерик. Впереди шел атаманский струг, на носу которого расположился Иван, и снова проверял обстановку. Но все было тихо, и казачьи струги бестелесыми тенями скользили между стен камышей, иногда лишь появляясь на лунной дорожке на воде. Но со стен Азова заметить это было невозможно, и казачья флотилия беспрепятственно шла вперед.
  
   Камышовые заросли редеют, а впереди открывается широкая водная гладь. Струги выходят из гирла Дона, и ставят паруса, пользуясь легким попутным ветром. Настроение у всех сразу же улучшилось, раздались шутки и смех. Атаман разрешил отдыхать, а сам прошел на нос, где по-прежнему сидел Иван и внимательно вглядывался в ночную темноту. Которая, впрочем, уже потихоньку отступала - небо на востоке начало светлеть.
  
   - Ваня, что-то не так?
   - Возле Таганьего Рога какие-то корабли стоят. А скоро рассвет. Ветер слабый, далеко уйти не успеем, все равно заметят.
   - Турки?
   - Больше некому. Причем не купцы, купцам там делать нечего.
  
   Атаман недовольно фыркнул, и стал говорить вполголоса, чтобы никто не слышал.
  
   - Эх, если бы не эти стрельцы московские... Сколько времени из-за них потеряли... Ладно, ты пока подремай, по сторонам сейчас есть кому смотреть. Ну, а ежели там действительно турки, и нас заметят... Петро говорил, что ты и со стругом можешь то же проделать, как там - в ерике?
   - Могу.
   - И турки наш струг вообще не увидят?!
   - Могу сделать, чтобы вообще не увидели. Могу сделать, чтобы за корягу на воде приняли. А могу сделать так, что увидят струг, да не в том месте, где мы находимся на самом деле. Морок наведу на пушкарей, и они будут палить туда, где ничего нет.
   - Ну, Иван!!! Ежели это правда, то... Ладно, отдыхай пока. Рассветет, тогда и будет ясно, что дальше делать...
  
   Иван устроился поудобнее, и вскоре уснул, но спать пришлось недолго. Разбудили его крики и шум гребцов, рассаживающихся по местам. Проснувшись окончательно и оглядевшись, он все понял. Уже окончательно рассвело, и под северным берегом залива - возле мыса Таганий Рог были хорошо видны турецкие боевые галеры. Иван насчитал семь штук, но кто-то мог быть скрыт за корпусами ближайших кораблей. Турки тоже заметили казачью флотилию, спешно снимались с якоря и разворачивались в погоню. Ветер, как назло, еще больше стих, и вся надежда была теперь только на весла. Но бежать казаки не собирались. Флотилия из двадцати пяти стругов развернулась, выстроилась полумесяцем, и пошла на сближение с противником. Вскоре турки тоже снялись с якорей и стали выстраиваться для боя.
  
   Иван внимательно рассматривал разворачивающуюся перед ним картину. Девять крупных галер - серьезный противник. Связываться с таким опасно, если там не струсят при виде казаков. Похоже, не струсили...
  
   Противники быстро сближались, идя навстречу друг другу. Более легкие и маневренные струги начали было охватывать турецкую эскадру с двух сторон, но тут ситуация неожиданно изменилась. Восемь стругов, в которых находились московские стрельцы, резко повернули и направились к берегу - в сторону донских гирл, откуда вышли совсем недавно. Тут же посыпались ругань и проклятия на головы беглецов. Флотилия казаков уменьшилась на треть, и остановилась. Струги сблизились, чтобы решить, что делать дальше. Следовало хорошо подумать - а стоит ли в такой ситуации вообще связываться с турками. Атаман думал недолго, и принял решение.
  
   - Трем стругам отвлекать со стороны берега, но близко не подходить. Остальные заходят со стороны моря. Берем сначала крайнюю галеру, а потом, если все хорошо пойдет, - адмиральскую. Ко мне близко не подходить, пока не схвачусь с турком. А как схвачусь, сразу ко мне. Все понятно, казаки?
   - Понятно, атаман! Не впервой!
   - Ну, с богом!
  
   Атаман Михайло Самаренин снял шапку и перекрестился. Его примеру последовали все остальные. Снова весла ударили по воде, и легкие казачьи суденышки стали быстро набирать ход, охватывая турок с двух сторон. Адмиральская галера была уже опознана благодаря флагу, но не она была первоочередной целью, поскольку находилась в глубине строя. Дело оставалось за малым - сойтись вплотную, и забраться по высокому борту на палубу турецкого корабля. Правда, сначала надо преодолеть плотный артиллерийский и ружейный огонь со стороны турок, которых перспектива абордажного боя совершенно не устраивает. Но избежать боя уже не удастся. Противники неслись навстечу друг другу, налегая на весла. И вскоре первыми заговорили турецкие пушки. Со вполне предсказуемым результатом - ни одно ядро не попало в цель. Очевидно, турки на это и не расчитывали, а хотели напугать казаков. Со стругов огня не открывали, так как это было бессмысленно.
  
   Строй турецких кораблей приближался, и тут струги разделились. Три ушли на фланг, обращенный к берегу, ведя беспокоящий огонь из фальконетов, а остальные повернули в сторону моря, и довольно быстро оказались в мертвой зоне для кораблей противника, находящихся в центре. Теперь по ним могли беспрепятственно вести огонь только две крайних галеры, но казаки не собирались играть роль мишеней, и близко не приближались.
  
   Для наблюдающего бой со стороны ситуация могла показаться тупиковой. Тяжелые турецкие галеры удерживали казачьи струги на расстоянии огнем своей артиллерии, пытаясь занять более удобную позицию для стрельбы, а казаки не позволяли им это сделать, используя свое преимущество в скорости и маневренности. Почему-то они не шли на привычный им абордаж. Но вот один струг отделился от своих товарищей, и помчался к корме галеры, находящейся с краю. Прямо под огонь ее кормовых пушек. Расстояние быстро сокращалось, и казалось, что безрассудных смельчаков может спасти только чудо...
  
   И чудо произошло. С кормы турецкого корабля грянул залп почти в упор, и она окуталась дымом. Но... Картечь вспенила воду в стороне от струга! Струг же продолжал рваться вперед, перезарядить орудия турецкие канониры не успеют. В ответ затрещали выстрелы казачьих ружей и фальконетов, сметая всех, кто рисковал высунуться. Еще немного, и струг оказывается прямо под кормой галеры, в мертвой зоне для ее пушек. А в следующее мгновение абордажные крючья взлетели в воздух, намертво впившись в фальшборт. Тут же раздался леденящий душу, и страшный для всех турок крик.
  
   - Сарынь на кичку!!!
  
   Казаки ринулись на вражеский корабль, быстро захватив кормовую часть палубы, и сделав невозможной стрельбу кормовых пушек. Остальные казачьи струги тут же воспользовались благоприятной ситуацией, устремившись к корме галеры, на палубе которой кипел бой. Задействовать носовые орудия турки не могли, поскольку атакующие струги находились для них в мертвой зоне. Неожиданная помощь пришла со стороны гребцов-невольников, которые отказались грести. Вскоре уже семь стругов стояли под кормой у турецкого корабля, и перевес казаков в абордажном бою стал подавляющим. Турки сопротивлялись отчаянно, но силы были слишком неравны. Остальные турецкие корабли ничем не могли помочь, поскольку пришлось бы стрелять по своим. Взять на абордаж практически захваченную галеру тоже не было возможности - казаков на ней уже было в несколько раз больше, чем на любом из турецких кораблей. Кроме этого, нельзя было забывать о возможном бунте среди гребцов, если что-то пойдет не так. Ведь они сразу поддержат казаков, если только поймут, что их поработители проигрывают.
  
   Вскоре бой на палубе затих, поскольку турки были перебиты почти полностью. Оставили в живых только четверых пленных в богатой одежде. Сама галера повреждений практически не имела. Атаман окинул взглядом то, что творилось вокруг. Три струга продолжали отвлекать противника со стороны донских гирл, постреливая с дальней дистанции, но не приближаясь близко. Другие семь делали то же самое, но со стороны моря, угрожая возможным абордажем крайних кораблей, чем заставили турок сломать строй. Была хорошая возможность постараться захватить еще кого-нибудь, пока турки не бросятся удирать в сторону Азова. В данных условиях почти полного безветрия преимущество в скорости и маневренности было на стороне казаков, и турецкий командующий не может этого не понимать. Но пока еще у него боевой задор не прошел, можно увеличить количество трофеев...
  
   - Будем брать следующего, казаки. Точно так же, как и этот. Сначала я подхожу с кормы, потом все ко мне. Понятно?
   - Понятно, атаман!
   - Ну, с богом!
  
   Оказавшись на своем струге, Самаренин сразу же обратился к Ивану, которому строго настрого запретил принимать участие в абордаже, и оставил его с тремя казаками сторожить суденышко. От случайной пули никто не застрахован. Тем более, толмачу в абордажной схватке на палубе вражеского корабля делать нечего. Он позже потребуется.
  
   - Ну, Ваня, не ожидал такого!!! Все истинная правда. До последнего сомневался, но как увидел, что турецкие пушкари в сторону картечью пальнули... А ты всегда так делать сможешь?
   - Всегда, атаман! Когда надо, тогда и сделаю.
   - Добре! Значит, за дело, казаки!
  
   Струги перегруппировались, и стали отслеживать очередную цель, а захваченная галера отошла в сторону. Турки пока что и не думали выходить из боя, всячески стараясь достать своих врагов артиллерией. Но поскольку казачьи струги на рожон не лезли, соблюдая дистанцию, ничего не получалось. Все это время Михайло Самаренин пытался подобраться к адмиральской галере, но она благоразумно держалась в глубине строя. Покружив какое-то время, атаман плюнул, и решил атаковать другую, более удобную цель - на фланге. Струги резко изменили курс, и бросились к новой жертве, что в какой-то мере застало турок врасплох. Они были уверены, что казаки обязательно постараются напасть на флагман, и выстроились соответсвенно. Неожиданный маневр спутал все карты, и галера на фланге оказалась фактически одна против половины казачьей флотилии. Вторая половина продолжала отвлекать турок угрозой абордажа, и не давала никакой возможности оказать помощь в отражении атаки.
  
   Атаманский струг снова отделился от основной группы, и бросился к турецкому кораблю. Впереди очень быстро приближается высокая корма галеры. Казаки гребут изо всех сил, стараясь как можно скорее проскочить опасную зону, где их уже не достанут вражеские пушки. Но опытный взгляд атамана, также следившего за приближением к цели, уловил, что турецкие орудия снова смотрят не туда, куда надо. Галера отчаянно пытается оторваться, но уйти от быстроходного струга в безветренную погоду невозможно. Корма все ближе и ближе. Вода вспенивается под лопастями весел, на палубе суетятся турки, готовясь к отражению абордажа, но канониры застыли у орудий, и ждут того мига, который может одним махом решить исход боя. Небольшому беспалубному стругу много не надо, - один удачный выстрел, и о нем, как о противнике, можно забыть. Но надо еще попасть, поскольку времени на перезарядку не будет. Вот и приходится ждать,чтобы бить наверняка.
  
   Иван внешне был спокоен, и тоже наблюдал за быстро приближающимся противником. Но он уже сделал свое дело - турецкие канониры и стрелки видят не то, что есть на самом деле, а то, что им кажется. Сильный грохот проносится над морем, и корма галеры исчезает в облаке дыма. И снова град картечи вспенивает воду несколько в стороне от струга. Облако дыма на некоторое время полностью скрывает казаков, но ненадолго. А когда оно рассеивается, опешившие турки снова видят своего врага целым и невредимым! Затрещали мушкетные выстрелы, но... Турецкие мушкетеры видят то же, что и канониры. Выстрелы направлены в .... воду! Уже хорошо видны искаженные недоумением и страхом лица турок. И тут гремит ответный залп казачьих фальконетов и ружей. Не более, чем с сорока шагов. На таком расстоянии промахнуться по толпе, сгрудившейся возле фальшборта, трудно. Свинцовый град буквально смел всех, стоящих на корме, и вскоре абордажные крючья полетели на палубу галеры.
  
   Казаки начали абордаж, быстро взбираясь на палубу. Вскоре подошли еще четыре струга, обеспечив подавляющий перевес в численности на стороне казаков. Помощь Ивана пока не требовалась, и он снова остался в струге, но на этот раз со всеми разведчиками во главе с Трегубовым. Атаман здраво рассудил, что нечего дергать судьбу за хвост. Первый раз удачно сошло. Но если, не приведи Господь, кто-то из этой пятерки казаков пострадает при абордаже, то это уменьшит группу разведки, так как подобрать быстро подходящего человека не получится. Поэтому, пусть лучше струг вместе с толмачом охраняют, да по сторонам смотрят. Казаки хоть сначала и поворчали, но в конце концов согласились, что требование атамана вполне разумно. Иван же решил и в этой ситуации оказать посильную помощь, не раскрывая своих возможностей. Любой турок, который показывался над фальшбортом, неожиданно становился каким-то заторможенным, и не мог адекватно оценивать обстановку. В результате чего тут же падал на палубу под ударом казацкой сабли. В пылу боя никто этого не замечал. Неладное заподозрили лишь сидевшие в струге разведчики. Когда корма галеры уже была полностью очищена от турок, и бой распространился по всей палубе, Трегубов с интересом посмотрел на Ивана.
  
   - Ваня, а чего это турки какие-то квелые были, что даже не сопротивлялись? Как те, что возле костра сидели? Неужто, снова твои проделки?
   - Мои, Петро. Только Христом Богом прошу, казаки, молчите. Не нужно об этом никому знать. Если другие узнают, то и турки со временем узнают. А так мы сможем где угодно и когда угодно к туркам ходить, и хоть во дворец к самому турецкому султану в гости наведаться, если про нас никто знать не будет.
   - Ишь ты!!! Ну, Ваня, удивил - так удивил! Не бойся, никто про то не прознает. Мы ничего не скажем, а казаки, что турок порубили, вряд ли что заподозрят. В крайнем случае подумают, что турки гашиша обкурились. А что? Бывает...
  
   Между тем, бой на палубе затих, но появилась новая опасность. Очевидно, до турецкого адмирала дошло, что если так пойдет и дальше, то его корабли будут захватывать один за другим. Турки прекратили свои бесплодные попытки "достать" верткие и быстроходные казачьи струги, и сделали отчаянную попытку отбить захваченный трофей. Две галеры пошли на сближение, а остальные их прикрывали и старались отогнать казаков артиллерией. Корабли быстро сближались, но тут произошло непредвиденное. Адмиральская галера неожиданно сбавила ход, а вскоре и вовсе остановилась. По панике турок на палубе стало ясно, что там что-то произошло. Иван внимательно прислушивался к своим ощущениям и понял, что скорее всего, гребцы взбунтовались. И тут же бросился на палубу галеры, искать атамана. Нашел его довольно быстро, чем очень удивил.
  
   - Иван, а ты что здесь забыл?! Тебе где сказано было быть?
   - Не гневайся, атаман, дело очень важное. На адмиральской галере гребцы взбунтовались, и если мы сейчас по ней ударим, то и православных спасем, и еще один корабль без особых хлопот захватим!
   - Ну?! Тогда другое дело! А ну, православные, поможем нашим братьям?
  
   Гребцов два раза просить не пришлось, и все дружно налегли на весла. Кое где помогали грести казаки. Трофейная галера довольно быстро развила большую скорость - гребцы старались на совесть. Самаренин хотел снова убрать Ивана куда подальше, но он шепнул ему на ухо.
  
   - Атаман, дозволь мне на носу галеры быть! Пока сближаться будем, ни одна турецкая пушка по нам оттуда не выстрелит!
   - Ну, давай, кудесник! Чудны дела твои, Господи!
  
   Иван быстро пробрался на самый нос, где стояли пять тяжелых пушек, возле которых уже вовсю хлопотали казаки. Впереди приближалась адмиральская галера, лежавшая в дрейфе. Даже отсюда было видно, что там идет настоящее побоище. Гребцы каким-то образом сумели освободиться, и напали на турок. Вторая галера, шедшая вместе с адмиральской, не рискнула оставить своего флагмана и бросилась ему на помощь, махнув рукой на захваченные казаками корабли. И этим тут же воспользовались три казачьих струга, отвлекавшие до этого противника. Они атаковали флагман с противоположного борта, резонно рассудив, что из пушек там сейчас стрелять особо некому и некогда. Рассчет оправдался. Быстро оказавшись под бортом неподвижной адмиральской галеры, с которой не прозвучало ни одного пушечного выстрела, казаки взяли ее на абордаж, сломив сопротивление турок. И когда галера, спешившая на помощь своему адмиралу, все же сошлась вплотную с флагманом и ее экипаж бросился в бой, ему противостояли не одни лишь вооруженные чем попало замордованные гребцы-невольники, а многочисленные хорошо вооруженные казаки.
  
   Связка из двух неподвижных кораблей быстро приближалась. Атаман вел галеру таким образом, чтобы атаковать флагмана, поскольку его артиллерия уже работать не могла. Расстояние между кораблями быстро сокращалось. Удар!!! Летят абордажные крючья, сцепляя два корабля. И в следующее мгновение на палубу турецкого флагмана, где вовсю кипит бой, врывается волна казаков, сметая все на своем пути. Очень скоро сопротивление турок на флагмане было полностью сломлено, и казаки принялись за вторую галеру. Но там никаких сложностей не возникло, поскольку ее экипаж был истреблен уже практически полностью. А те немногие, что сторожили гребцов, сами побросали оружие, видя полную безнадежность сопротивления. Оставшиеся турецкие корабли не рискнули продолжать бой, и развернувшись, быстро уходили в сторону Азова. Преследовать их не стали. Нужно было разобраться с уже захваченными трофеями, и как можно скорее вернуться в Черкасск. Обременять себя такой добычей, продолжая поход, было неразумно.
  
   Только теперь Иван перевел дух и осмотрелся. Картина была ужасной. Всюду кровь и трупы со страшными рублеными ранами . Но казаков это зрелище ничуть не смущало, и они начали сноровисто обыскивать корабли, попутно расковывая гребцов. Торопиться уже некуда. Пять уцелевших галер удирают в Азов под защиту его пушек, а больше здесь в ближайшее время никто не появится. Вот и можно поживиться тем, что Господь послал. К Ивану, осматривающему палубу турецкого флагмана, неожиданно подошел отец.
  
   - Что, Ваня, не весел? Ты только погляди, кого взяли!
   - Вижу, батя. Но пять из девяти удрали, и скоро в Азове все знать будут.
   - Ну и что?
   - Как ты не поймешь - ждали нас. Не просто так тут эти галеры появились.
   - Хм-м... Думаешь, турецкие подсылы постарались?
   - Не обязательно турецкие.
   - Вот даже как? Ты что-то знаешь?
   - Пока нет. Но не нравится мне это, батя.
   - Ладно, что голову ломать. Пошли к атаману.
  
   Михайло Самаренин был на корме, и с сожалением глядел на турецкого адмирала. Турок с искаженным болью лицом лежал на палубе и тяжело дышал, с ненавистью глядя на своих врагов, а из под его ладони, прижатой к животу, стекала кровь. Иван, едва глянув на пленника, сразу понял - не жилец. Того же мнения был и атаман.
  
   - Вот же, не приведи Господи, угораздило... Под самый конец умудрился случайную пулю поймать, да еще так неудачно. Ни узнаешь теперь от него ничего, ни выкупа с турок не стребуешь...
   - Атаман, позволь мне?
  
   Все удивленно оглянулись. Иван же, протиснувшись вперед, встал перед Самарениным.
  
   - Чего тебе позволить, Ваня?
   - Позволь, я его посмотрю? Чем черт не шутит, может и поживет еще.
   - Ну, дела! Так ты еще и лекарь, Иван?
   - Настоящим лекарем себя назвать не могу, но кое-что умею.
   - Попробуй, хуже все равно не будет. Он скоро и так помрет. А кату его отдавать, так сразу окочурится.
  
   Иван опустился на колени перед раненым, и провел руками над его животом. Все ясно - надежды нет. Но избавить его от мучений можно, а заодно узнать все, что надо. Вспомнив, чему учил его Матвей, начал передавать свою жизненную силу, одновременно уводя боль, иначе смерть наступила бы очень быстро. Однако, перед этим разжал раненому зубы, и влил в рот немного травяной настойки из фляги. Вскоре турок с удивлением посмотрел на своего врага. Иван тут же глянул ему в глаза, и задал вопрос на турецком.
  
   - Как Вы себя чувствуете, бей-эфенди? Боль прошла?
   - Да, прошла... О Аллах!!! Кто ты, незнакомец? Ты осман? Что ты делаешь среди гяуров?
  
   Иван отрицательно покачал головой. Неудивительно, что из-за внешности и чистого турецкого произношения его приняли за турка.
  
   - Нет, бей-эфенди, я казак. Но моя матушка, Эмине-ханум, - чистокровная османка. Долго рассказывать, как она здесь оказалась. Не уверяю, что смогу Вас вылечить. Слишком опасна рана, и на все воля Аллаха, но от боли я Вас избавлю. Лежите спокойно.
  
   Иван ввел раненого в транс, из-за чего лицо турецкого адмирала расслабилось и стало безмятежным, а взгляд был устремлен в небо. Убедившись, что турок в его полной власти, продолжил.
  
   - Атаман, он не жилец. Но я унял его боль, дав возможность умереть без мучений, и сейчас он будет говорить. Спрашивай его, только быстро.
  
   Шум удивления пробежал по рядам казаков, наблюдавших за действиями Ивана. Атаман тоже удивился.
  
   - А ты уверен, что он врать не будет? С него станется!
   - А разве у нас есть выбор? Спрашивай, атаман. Его жизнь медленно уходит.
  
   Спорить было глупо, поэтому Самаренин сразу перешел на турецкий.
  
   - Как вы здесь оказались, уважаемый бей-эфенди?
   - Мы ждали вашего выхода...
   - Кто отдал Вам приказ об этом?
   - Комендант Азова, досточтимый Энвер-паша...
   - Откуда он получил сведения о нашем выходе?
   - Не знаю...
   - Что Вы должны были сделать, обнаружив нас?
   - Дать вам возможность уйти подальше от донских гирл, и лишь потом напасть, чтобы вы не смогли уйти обратно...
   - Засада возле Казачьего Ерика выставлена на нас? И где еще?
   - Да, на вас. Засады есть во всех крупных протоках...
   - Как они должны были вас известить о нашем появлении?
   - Пропустить вас, не поднимая шума, и лишь потом запалить большие костры...
   - От кого вы получаете сведения о том, что творится у нас?
   - Не знаю...
  
   Атаман задал еще много вопросов, но на большую часть из них получил ответ "не знаю". Впрочем, это было неудивительно, никто бы не стал посвящать исполнителя, пусть и далеко не простого, в тайные дела местного паши. Когда пленного турка уже выжали досуха, и ничего нового он сказать не мог, атаман махнул рукой.
  
   - Он больше ничего не знает. Что теперь?
   - Он уже отходит, атаман... Все...
   - Что ж... Так даже лучше... А ну-ка, пойдем, Ваня. Поговорить надобно...
  
   Пройдя по куршее (продольный помост над банками гребцов) на самый нос галеры, атаман спровадил оттуда всех казаков, чтобы поговорить без лишних ушей, и когда они остались вдвоем, спросил без обиняков.
  
   - Иван, я ведь понял, что ты его волю подавил и своей волей боль унял. И он, после этого, как болванчик отвечал, не смея соврать. Я прав?
   - Прав, атаман. Не буду отпираться.
   - Значит, ты и это можешь? И можешь так заставить любого заговорить?
   - Насчет любого - утверждать не буду, пока не увижу человека. Сила воли у всех разная. Но если человек ранен, или кат над ним потрудился, то любого. В этом случае его силы на другое уходят, и я его волю легко могу подмять.
   - А зелье тогда зачем давал? Что, кстати, за зелье?
   - Обычный травяной настой для заживления ран. Но и пить его можно, вреда не будет. А дал для того, чтобы все подумали, будто бы от зелья у него боль прошла, и он сам по себе говорить начал. Не нужно, чтобы многие о моем даре знали. Все, вроде, поверили. А вот тебя не смог провести, атаман, ты уж извини.
   - Ох, непростой ты человек, Ваня... Ладно, и вправду помалкивай об этом, так лучше будет. Для всех казаков, что рядом были, турок сам заговорил в благодарность за то, что ты его от мучений этим зельем избавил. Никто, вроде бы, ничего не заподозрил. Но слухи обязательно пойдут, тут уж никуда не денешься. И жди, что теперь к тебе, как к лекарю, народ обязательно потянется.
   - Да какой же из меня лекарь?!
   - Так ведь всем этого не объяснишь. Упирай на то, что это зелье такое хитрое, но сам ты его делать не можешь. Где взял? А где взял - там уже нет. В общем, придумаешь что-нибудь, чтобы отстали. И уж не взыщи, Ваня, но придется тебе теперь нашему кату Федьке Скуратову помогать, коли надобность возникнет. Грех такой дар в этом деле не использовать. Тем более, ты толмач, и никто ничего такого не подумает. А Федька язык за зубами держать умеет, от него ничего на сторону не уйдет. Согласен?
   - Согласен.
   - Ну и ладушки. А сейчас надо разобраться, что Господь послал...
  
   Господь послал не так, чтобы много, но не так уж и мало. Больших денег и ценностей на борту трофеев не нашлось. На адмиральской галере "улов" был гораздо больше за счет адмиральской казны, но назвать такую добычу по-настоящему богатой было нельзя. Единственно реальную ценность представляли пушки, многочисленное оружие, и огневой припас, что сразу же стали перегружать на казачьи струги. Вести сами галеры в Дон было невозможно. Мимо Азова не пройти - утопят из крепостных пушек, а через мелководные протоки не позволит пройти осадка кораблей. Мертвый Донец тоже охраняется небольшой турецкой крепостью Лютик, да еще и цепь через него натянута, поэтому соваться туда не стоит. После перегрузки в струги всего, что имеет хоть какую-то ценность, галеры просто подожгут. И надо как можно скорее возвращаться в Черкасск. Поход все равно сорван из-за сбежавших стрельцов, а идти на Кафу, или Темрюк оставшимися силами нет смысла.
  
   Все это объяснил Ивану отец, и теперь он тоже принимал деятельное участие в погрузке добычи на атаманский струг. Гребцов уже всех расковали, и они помогали казакам, еще не до конца осознавая, что получили долгожданную свободу, хоть и дорогой ценой. Многие из них, особенно на адмиральской галере, где начался бунт, погибли под турецкими саблями. Поэтому казакам стоило большого труда уберечь уцелевших пленников от расправы, которых оказалось не так уж мало. Впрочем, в большинстве своем это были обычные матросы, которые вовремя бросили оружие и сдались. Но были и фигуры покрупнее. Удалось взять в плен двух капитанов галер и пятерых офицеров, за которых предполагали получить хороший выкуп.
  
   В разговоре у всех казаков проскакивали нотки недовольства. Не ради такой добычи они выходили в поход. Надо готовиться к следующему, да поскорее, пока осень не наступила. Но теперь - никаких стрельцов. Иметь за своей спиной таких "союзников" - себе дороже. Когда перегрузка добычи была закончена, казачьи струги направилась обратно к донским гирлам, оставив за собой четыре больших костра на воде. Очередной бой казачьего флота со старым врагом закончился блестящей победой. Турецкому паше в Азове теперь будет над чем подумать. Тем более, команды удравших галер наверняка сгустят краски и начнут рассказывать разные небылицы, чтобы оправдать свое бегство. И можно будет надеяться на то, что в ближайшее время турки притихнут, отказавшись от наступательных действий, что казаков вполне устраивает. Пусть воины ислама сидят за стенами Азова, и нос оттуда не высовывают. Если сторожевой пес сидит на цепи, то он и не укусит, если к нему не подходить. А подходить к Азову для того, чтобы выйти из Дона в море, совершенно необязательно.


РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  С.(Юлия "Каркуша или Красная кепка для Волка" (Современный любовный роман) | | П.Коршунов "Жестокая игра (книга 2) Жизнь" (ЛитРПГ) | | С.Суббота "Свобода Зверя. Кн.3" (Любовное фэнтези) | | П.Эдуард "A.D. Сектор." (ЛитРПГ) | | Э.Тарс "Б.О.Г. 4. Истинный мир" (ЛитРПГ) | | В.Рута "Идеальный ген - 3" (Эротическая фантастика) | | Д.Чеболь "Меняю на нового ... или обмен по-русски" (Попаданцы в другие миры) | | М.Воронцова "Мартини для горничной" (Юмор) | | К.Юраш "Принц и Лишний" (Юмористическое фэнтези) | | М.Воронцова "Виски для пиарщицы" (Современный любовный роман) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Советница Его Темнейшества" С.Бакшеев "На линии огня" Г.Гончарова "Тайяна.Влюбиться в небо" Р.Шторм "Академия магических близнецов" В.Кучеренко "Синергия" Н.Нэльте "Слепая совесть" Т.Сотер "Факультет боевой магии.Сложные отношения"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"