Лысяк Юрий: другие произведения.

Степной клад: Глава 4

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
Уровень Шума. Интервью
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    В пути...


Глава 4

   - Хозяин! - в горницу вбежал запыхавшийся холоп. - Те хлопцы только что погрузились на перевоз через Днепр... Они при конях и с поклажей...
   - Та-ак, - Гурята бросил обратно на блюдо недоеденного перепела и вытер руки о скатерть. - Ну-ка, быстро кликни ко мне Захара и Волка.
   Холоп мигом исчез за дверью. Купец налил холодного квасу, залпом выпил, затем поднялся из-за стола и начал нетерпеливо прохаживаться взад-вперед. Наконец, послышались шаги, и в горницу вошел ключник, а следом за ним вой, который тогда встречал у ворот Данко с Дроздом.
   - Волк, - обратился Гурята к вою, - помнишь двух хлопцев, что намедни приходили ко мне?
   Тот молча кивнул.
   - Так вот, - продолжал купец, - они сейчас переправляются через Днепр. Подбери еще трех воев и немедля отправляйся за ними. Найдешь по какой дороге они поехали и иди следом, в поприще или в пол поприща позади.
   - А далеко ль они едут и куда? - спросил Волк.
   - Куда-то в степь. Далеко ль, не ведаю, но будь готов к долгому походу... Теперича самое главное, хлопцы те едут искать клад.
   - Злато-серебро? - заинтересовался воин.
   Гурята кивнул и продолжил:
   - Не выдавай себя, покуда они тот клад не сыщут, а потом... Делай что хошь, но скарб захвати и привези мне. В награду получишь две трети от всей добычи. Но вначале я хочу увидеть все, что в том скарбе будет. Ежели акромя злата, серебра и каменьев там будет еще что, не вздумай выбрасывать! Все привези мне. Понял?
   - Понял, Гурята! Из кожи вылезу, но скарб привезу! - в глазах Волка загорелся огонь готового к охоте хищника.
   - Гляди, дюже важное дело тебе поручаю! - Гурята строго посмотрел на стражника. - Я бы сам поехал, да только в Царьград плыть надо. Захар, - купец повернулся к ключнику, - выдашь ему серебра, не скупись, и немедля собери, что надо в дорогу. До полудня они должны выехать!
   - Сейчас накажу, и холопы мигом все сделают! - кивнул Захар и направился к выходу.
   - Коней я сам выберу, - сказал вой и двинулся следом.
   - И еще одно, Волк, - остановил его купец. - Думается мне, что за теми хлопцами окромя тебя может еще кто-то следить. В оба гляди! Ежели что, всех остальных руби.
   - Понял, - кивнул тот и вышел из горницы.
   В церковь святого Ильи, что стояла на Подоле недалеко от капища Волоса, вошел молодой монах.
   - Отец Михаил, трое росов, за которыми ты велел мне следить, сегодня утром выехали с Киева и уже переправились через Борисфен.
   Пожилой ромей в длинной рясе священника оторвался от чтения и закрыл книгу.
   - Ну что ж, пришло время действовать, - сказал он. - Собирайся в дорогу, и сейчас же отправляйся за этими росами следом. Возьми с собой еще двоих человек.
   - Хорошо, святой отец, - поклонился монах.
   - Ты знаешь, что надо делать. Помни, Святой церковью и Византийской империей тебе поручена важная миссия!
   - Я не подведу, отец Михаил.
   - Верю. И благословляю тебя, сын мой, на сие благое дело! Да пребудет с тобой Господь наш Иисус Христос! - взяв с алтаря большой золотой крест, священник перекрестил монаха. - А теперь, ступай, поспеши в дорогу.
   Монах поцеловал крест, низко поклонился и вышел. Священник посмотрел ему вслед и тихо промолвил:
   - А Гурята мне вестника так и не прислал. Ну что ж...
   В это же время на порог одного из домов в хазарском конце Подола вышел купец в длинном халате из поволоки, с пейсами и маленькой шапочкой на макушке.
   - Исхак! - громко позвал он.
   К купцу подошел темноволосый воин с саблей на поясе и поклонился:
   - Я здесь, достопочтенный.
   - Немедленно седлай коня, бери с собой еще двух заводных и скачи в Саркел. В пути не задерживайся, коней не жалей, ты должен попасть туда как можно быстрее. Беку Саркела, достопочтенному Песаху, передашь: трое русов выехали в степь, чтобы закончить хвалынское дело.
   - Исполню, достопочтенный, - воин снова поклонился, развернулся и поспешил к конюшне.
  
   ***
   Переправившись через Днепр, Данко, Дрозд и Дубыня вскоре выехали к развилке. Одна дорога уходила на полудень к Переяславлю, а другая на полуночь к Чернигову. Дубыня остановил коня и спросил у Данко:
   - Говоришь, клад зарыт где-то полуночнее Саркела?
   Тот утвердительно кивнул.
   - Значится, так... - Дубыня задумался, что-то вспоминая, посмотрел направо, налево, затем сказал: - Отсель, ежели ехать прямоезжей дорогой через Переяславль, до Саркела без малого шесть поприщ будет. Однако ж мы поедем Черниговским шляхом до Остера, тама свернем и двинем вдоль него, потом вдоль Сулы и Прута, покуда не выйдем к Осколу. По-над ним спустимся полуденнее, там переправимся на другой берег и тогда уже прямиком на восход к Дону.
   - Ого, это ж какой круг делать надо! - удивился Данко. - А чего не прямиком через Переяславль?
   - За Переяславлем вскоре леса кончаются, и нам почитай весь путь степью ехать придется, - объяснил Дубыня. - А ежели мы полуночной дорогой отправимся, то половина пути по лесам, по нашим землям пойдем и только у Оскола в степь выйдем. У тя хоть и есть Игорев перстень, но все одно, нам лучше со степняками не встречаться. Да и не на много длиннее сей путь, может на день аль два, зато схороннее.
   Убедив Данко с Дроздом, Дубыня повернул коня, и они двинули по широкому Черниговскому шляху. Погода была солнечной, хотя молодой волхв, понюхав воздух и поглядев на небо, пообещал к вечеру дождь. Дорога была наезженной, и по ней обе стороны двигалось много обозов, конных и пеших путников. Друзья особо не гнали, чтобы без надобности не перетруждать лошадей. Еще утром, когда грузили забитые до отказа переметные сумки, Дубыня посетовал, что у них нет серебра купить заводных для поклажи. Ехали по шляху довольно долго, только около полудня свернули с него на более узкую дорогу. Здесь сделали привал, подкрепились и всю вторую половину дня двигались на восход вдоль Остера. Часто встречались деревни, большие и малые, но друзья, не останавливаясь, проезжали мимо, и только когда солнце начало прятаться за верхушки деревьев встали на ночевку. Обещанного Дроздом дождя так и не было, и первый день путешествия прошел без каких-либо приключений.
   Дубыня растолкал хлопцев с первыми лучами солнца. Пока Данко зевал и ежился от утренней прохлады, Дрозд вскочил и принялся махать руками и ногами как тогда, в первый день их знакомства.
   - Дубыня, ты не ведаешь, чего он каждое утро скачет как ужаленный? - спросил Данко.
   - То его Ворчун научил. Волхвам не положено мечи с собой таскать, вот они и придумали, как без оружия драться, - объяснил тот и кивнул на Дрозда: - Ежели вот так засветит тебе пяткой в лоб, мало не покажется.
   - Чего ж он тогда саблю взял?
   - Так Дрозд же ученик только, в волхвы не посвящен покуда, - пояснил здоровяк.
   Данко еще раз с любопытством посмотрел на прыгающего волхва, пожал плечами и пошел следом за Дубыней собирать хворост для костра.
   За речкой, у которой ночевали путники, дорога пошла вверх по склону холма. Вскоре влажный осинник сменился густой дубравой, и друзья несколько перестрелов ехали по возвышенности, затем снова начался спуск в лощину. День выдался пасмурный, но тучи плыли высоко, и дождя можно было пока не опасаться. Мошкара, оводы, слепни и другая кусачая погань попряталась, легкий ветерок шелестел листвой и навивал прохладу. В общем, ехать было одно удовольствие. Перевалили еще через два холма, дубрава кончилась, и ее сменил сосновый бор.
   Здесь узкую дорогу покрывал толстый слой опавшей хвои, по которой бесшумно ступали лошадиные копыта. Из лесу раздавался перестук дятлов, да где-то вверху шелестел ветер.
   - Ну-ка, стойте, - ехавший впереди Дубыня придержал коня. - Слышите?
   Данко с дроздом остановились и прислушались. Откуда-то спереди доносился странный звук, похожий на плач.
   - Давайте-ка поспешим, может, кто в беду попал, - Дубыня ткнул пятками своего жеребца, и тот двинулся вперед быстрой рысью.
   Данко с Дроздом поспешили следом. Друзья проскакали не более двух перестрелов и снова придержали лошадей. Звук стал слышен отчетливее и теперь доносился откуда-то справа из леса. Это была странная смесь плача со звериными подвываниями.
   - Постойте-ка здесь, я пойду гляну, - Дубыня соскочил с коня и, прихватив саблю, углубился в лес.
   Данко с Дроздом спешились, взволнованно переглянулись и начали всматриваться в заросли и прислушиваться, но, кроме странного плача, больше ничего слышно не было, видать здоровяк умел передвигаться по лесу бесшумно. Его не было довольно долго, и Данко с Дроздом уже собирались идти следом, но вот, наконец, невдалеке раздвинулись кусты, и на дороге появился Дубыня.
   - Идемте, кой-чо покажу, - поманил он хлопцев, - только оружие возьмите и ступайте тихо.
   Вслед за здоровяком Данко с Дроздом двинулись в лес. Шли след в след, стараясь не наступить на сухую ветку или зацепиться за торчащие со всех сторон сучки. Дубыня привел их к небольшой полянке, поперек которой лежала старая поваленная ветром сосна. У толстого ствола сидел большой покрытый длинной бурой шерстью зверь.
   - Медведь? - еле слышно спросил Данко.
   - Не-е, - помотал головой Дрозд. - Чугайстр.
   - Детеныш, - уточнил Дубыня.
   Данко со страхом и любопытством уставился на лесного жителя. Он слышал много страшных историй о чугайстрах, но никогда раньше их не видел. Это же какие огромные должны быть взрослые, ежели детеныш размером с медведя!
   - А чего он здесь сидит и ревет? - спросил Дрозд.
   - Вишь, вон, рука у него в трещине застряла, - показал пальцем Дубыня. - Видать засунул, хотел проверить, есть ли там мед, а обратно вытащить не может...
   - И чо теперь?..
   - Помочь ему надо.
   - А он нас не порвет? - испуганно спросил Данко.
   - Он и сам сейчас напуган... Только не дергайтесь и не шумите, - ответил Дубыня.
   В это время чугайстренок повернул голову, и Данко увидел его лицо. Выдающиеся вперед скулы, большой рот, нос с широкими ноздрями и темные глубоко сидящие глаза наполненные слезами. Взгляд этих глаз был настолько человеческим, что Данко аж передернуло.
   - Идем, медленно и оружие спрячьте, - прошептал Дубыня и двинулся вперед.
   Данко с Дроздом вслед за здоровяком вышли на поляну. Остановились в нескольких шагах от чугайстренка, а Дубыня подошел совсем близко.
   - Ну что, лохматый, застрял? - ласково сказал он. - Сейчас пособим...
   Дубыня перелез через ствол упавшего дерева и медленно вытащил из-за пояса небольшой топорик-чекан. Чугайстренок дернулся и угрожающе зарычал, показав большие желтые клыки.
   - Ну-ну, ты токмо сиди спокойно, - промолвил здоровяк и начал осторожно тюкать чеканом, расширяя трещину, в которой застряла рука чугайстренка.
   При каждом ударе тот вздрагивал, вторая его рука время от времени сжималась в кулак. Чугайстреноку видать было ужасно страшно. Наконец, Дубыне удалось отколоть большой кусок дерева.
   - Ну вот и все, а ты боялся. Теперь можешь вытаскивать, - сказал здоровяк, засовывая чекан обратно за пояс.
   Чугайстренок дернул руку, и та высвободилась из расщелины. Его лицо тут же расплылось в счастливой улыбке, и мохнатый "малыш" поднялся на ноги. Ростом он был не ниже Дубыни, хоть и сильно сутулился. Данко удивили его руки, длинные, свисающие до самых колен. Чугайстренок что-то довольно проугукал и вдруг, подняв руку, погладил Дубыню по голове. От такой ласки здоровяк не удержался на ногах и плюхнулся на задницу.
   - Все, паря, мы пойдем, а ты ступай, ищи тятьку с мамкой, - промолвил, поднимаясь с земли, Дубыня.
   Друзья начали медленно пятиться к краю поляны. Чугастренок продолжал стоять на месте и с любопытством разглядывать своих спасителей. Зайдя за деревья, путники развернулись и быстро зашагали к дороге.
   - Фу-ух, - Дубыня облегченно вздохнул и вытер со лба пот. - Ну и перетрухал я, братцы! Думал он мне голову оторвет этой своей лапищей!
   - Да, погладил он тебя от души, - нервно хохотнул Дрозд.
   Вышли на дорогу, забрались в седла и пустили коней рысью, желая поскорее убраться подальше от чугайстренка, покуда он не придумал, как еще отблагодарить своих спасителей. Проскакали несколько перестрелов, только потом придержали лошадей и дальше уже поехали шагом. Но вскоре лошади начали почему-то беспокоиться, закусывать удила и норовили снова кинуться вскачь.
   Ехавший последним Дрозд обернулся и воскликнул:
   - Вот леший хвост! Он идет за нами!
   Данко с Дубыней тоже посмотрели назад, в двух десятках шагов позади, сутулясь и размахивая длинными руками, по краю дороги шел чугайстренок.
   - Вот увязался а! - Дубыня от досады хлопнул себя по колену.
   - Как он смог нас догнать? Ведь мы шли рысью! - удивился Данко.
   - Ты не смотри, что он с виду неуклюжий. Чугайстры могут бегать очень быстро, - ответил Дубыня. - Давайте-ка галопом, может, отстанет...
   И друзья погнали лошадей со всей возможной для извилистой лесной дороги скоростью. Мчались довольно долго, пока кони не начали уставать. Перешли на рысь, а затем и на шаг. Путники постоянно оглядывались, но лохматого преследователя не было видно и слышно. Сосняк давно кончился, и дорога шла через довольно редкий, но заросший между деревьями кустарником, осиновый лес, в котором кое-где встречались стоящие небольшими ватажками березы. Время шло к полудню и в животах у путников начало бурчать, требуя привала и обеда. Но Дубыня продолжал ехать до тех пор, пока справа за деревьями не показалась река. Только тогда свернули к берегу и, найдя удобную поляну, остановились, наконец, на привал.
   - Ну вот, кажись, убегли от нашего приятеля, теперь можно и поснедать спокойно, - сказал Дубыня, слезая со своего гнедого жеребца.
   - А что это за река? - спросил Данко.
   - Сула. Далее вдоль нее пойдем. К вечеру должны к Пселу выйти. Там, помнится мне, деревенька должна быть, в ней и заночуем.
   Данко накосил небольшим походным серпом травы, благо на берегу она росла густо, затем напоил в реке лошадей. Дрозд с Дубыней тем временем развели костер и принялись варить кашу. Покончив со своей работой, Данко уселся возле костра, жадно принюхиваясь к булькающему в котелке вареву.
   - Слушайте, а откуда вы столько знаете про чугайстров? - спросил он приятелей.
   - Ну, я, покуда бродил по свету, встречался с ними несколько раз, - Дубыня зачерпнул ложкой немного каши, подул, попробовал, скривился. Взял из холстяного мешочка щепотку соли, посолил кашу, добавил туда еще один кусочек сала, после чего старательно помешал. - А Дрозду, как будущему волхву, про все на свете знать положено. Я, покуда у них на капище околачивался, видал, как Ворчун отроков гоняет. Похлестче, чем в княжьей дружине. Чему он их только не учит!
   - Ворчун рассказывал...
   - Кажись, готово, хлопцы, - прервал молодого волхва Дубыня, снимая с треноги котелок и ставя его рядом с костром на землю.
   Разговоры тут же умолкли, все трое достали ложки, отломили по хорошему куску хлеба и с жадностью накинулись на кашу.
   - Да, так вот, - продолжил Дрозд, когда первый голод был утолен, - Ворчун сказывал, что раньше чугайстров в наших местах много было. Потом, пришли люди, стали вырубать леса под пашни, и чугайстры начали уходить на полуночь в дремучие леса, где живут Вятичи. Сейчас их тута очень мало осталось, а ближе к Киеву и вовсе ни одного не сыщешь.
   - Так все ж, они люди аль звери? - допытывался Данко.
   - Лесные люди они, древние. Разумные, токмо мыслят по-другому, не так как мы. Живут семьями - родители и один-два детенка. Мяса не едят совсем, только могут яйца с гнезд таскать да иногда рыбу ловят, как медведи, а чаще едят орехи, ягоды, грибы, корешки всякие, ну и мед, конечно.
   - А зимой же как? В спячку ложатся?
   - Да нет, зимой их тоже встречают, хотя реже. Может, запасы делают какие... И еще, на зиму они бурую шерсть на белую меняют, как зайцы...
   Неожиданно кусты на краю поляны затрещали, и из лесу вышел спасенный друзьями чугайстренок.
   - Ну вот, легок на помине! - воскликнул Дубыня. - И как только нашел!
   Чугайстренок подошел ближе, плюхнулся на землю в нескольких шагах от костра и уставился на путников.
   - И что ему от нас надо! - здоровяк беспомощно закатил глаза.
   - Он, наверно, голодный, - предположил волхв. - Слышь, Дубыня, отнеси ему котелок, туту каши немного осталось.
   - Сам неси, ежели хочешь, - буркнул тот. - Может он и тебя по головке погладит.
   Дрозд с опаской посмотрел на чугайстренка, но потом все же взял котелок, поставил перед непрошеным гостем и быстренько отошел назад к костру. Тот принюхался, ковырнул кашу пальцем, облизал и, распробовав, запустил в котелок всю свою огромную пятерню. Друзья с интересом смотрели, как чугайстренок уплетает одну пригоршню каши за другой.
   - Да ему той каши на один зуб! - хмыкнул Дубыня.
   В самом деле, котелок очень быстро опустел и сейчас гость, сопя от усердия, тщательно вымазывал пальцем остатки.
   Мирную картину нарушил хруст ветвей и громкий рык. Друзья посмотрели в ту сторону и замерли на месте - из лесу вышли два взрослых чугайстра. Они были огромные, чуть ли не в два раза выше любого человека, а в плечах вдвое шире Дубыни. Тот, что повыше и с длинной шерстью, заревел и забарабанил себя кулаками в широченную грудь, которая загудела словно вечевое било. Второй, пониже, судя по отвислым грудям, самка, молчал.
   - Не шевелитесь, - одними губами прошептал Дубыня, медленно передвигая руку к лежащей неподалеку сабле.
   Чугайстренок, увидев своих родичей, вскочил и, не выпуская из рук котелка, побежал к ним. Остановился перед родителями и начал что-то радостно угукать. Самец в ответ грозно рыкнул, выхватил котелок и, отбросив его в сторону, отвесил малышу самый настоящий подзатыльник. Да такой, что не поймай его мамаша, он улетел бы далеко в кусты. Прижав малыша к себе и гладя его по голове, она что-то укоризненно промычала отцу. Тот в ответ недовольно рыкнул, затем вся троица развернулась и исчезла в лесу.
   - Ушли? - прошептал Данко, сердце у него все еще бешено колотилось, а по спине стекали капельки холодного пота.
   - Кажись, - неуверенно ответил дрозд.
   Оба продолжали сидеть бледные и не шевелились.
   - Да-а, напугали вас чугайстры, однако, - покачал головой Дубыня. - Да и у меня, по правде, душа ушла в пятки... Ладно, давайте-ка собираться, да двинем отсель побыстрее.
   Здоровяк встал и направился к кустам искать котелок. Очнувшиеся, наконец, от столбняка Данко и Дрозд загасили костер и принялись собирать пожитки.
   Вскоре друзья снова ехали по лесной дороге. Стараясь поскорее забыть свой недавний страх, Данко с Дроздом громко обсуждали встречу с чугайстрами, Дубыня молча ехал впереди. Небо как начало с утра, так до сих пор хмурилось, чувствовалось, что таки к вечеру разродится дождем. Лошади шли легкой рысью, по сторонам дороги все также проплывал осиновый вперемешку с березами лес. Справа журчала довольно мелкая в этих местах Сула, и, казалось, сегодня больше приключений не будет, но... Лошади вдруг заржали, беспокойно закрутились под седоками, закусывая удила и выпячивая глаза.
   - Что еще за...
   Дубыня не успел договорить, как шагах в десяти перед ним из лесу вышел давешний чугайстр-самец. В своих огромных ручищах он держал увесистую колоду.
   - Хлопцы, готовьтесь развернуть коней и давать деру, - не оборачиваясь, предупредил Дубыня.
   Чугайстр какое-то время смотрел на путников, затем положил колоду на землю, стукнул себя по груди и удалился в лес.
   - Ч-чего это он? - заикаясь спросил волхв.
   - Ща глянем, - Дубыня спешился и, внимательно посматривая в лес, подошел к оставленной чугайстром на дороге колоде. - Э-э, хлопцы, да это же борть с медом диких пчел!
   - Мед?! - хором переспросили Данко с Дроздом.
   - Он самый! Подходи, не боись! Это нас чугайстр так за мальца отблагодарил.
   - Ага, - глупо улыбнувшись, выдавил бледный Данко.
   Они с Дроздом спешились, подошли к Дубыне и себе заглянули в колоду. Изнутри ее стены и в самом деле были покрыты сотами, из которых сочился мед.
   - Дрозд, ну-ка, принеси котелок, - приказал здоровяк. - Мы в него сложим соты, а уже на привале выдавим из них мед.
   С бортью провозились долго. Пока повытаскивали все соты, измазались медом по уши, пришлось идти к реке отмываться.
   - Чой-то у нас одни задержки сегодня. Ну-ка, давайте рысью! - приказал Дубыня когда они снова забрались в седла. - Поспеть бы до темна в деревню...
   Слава Богам, чугайстры больше на дорогу не выскакивали, и весь остаток дня друзья проехали без остановок. Небольшая деревенька, окруженная стеной из заостренных кольев, показалась уже в сумерках. И все же этот день подготовил друзьям еще одну неприятность. Когда они были в двух сотнях шагов от деревни, подул сильный ветер, а затем хлынул дождь, и наши путники успели вымокнуть до нитки, пока доскакали до ворот. Благо стоявший на страже мужик не стал ничего выспрашивать и даже указал, где стоит гостевая изба.
   Друзья завели лошадей под навес, наскоро расседлали и, подхватив сумки, побежали в дом. Гостевая изба была в одну клеть, зато с большим очагом. Путники сразу же развели огонь и принялись стаскивать промокшую одежду. В это время дверь открылась, и в дом вошел бородатый дедок в длинном сшитом из кусков кожи плаще, с которого ручьями стекала вода.
   - Эка Даждьбог-то пошутил под вечер, - промолвил он, отряхивая полы плаща. - Привет вам, добродии. Я за старшого тута. Вольгой кличут, а вы кто будете?
   - Дубыня я, - ответил здоровяк, - а это Данко и Дрозд. К Осколу мы едем.
   - Ага, ну-то грейтесь, обсыхайте, - кивнул старик. - Снедь-то какая-нибудь есть у вас?
   - Найдем, что на зуб положить... Вот только лошадей накормить да напоить не успели. Дождь этот не кстати случился...
   - Ты за коней не волновайся, - махнул рукой старик. - Я ща двух отроков пришлю, они их обходят как надо, и напоят и накормят.
   - Благодарствуем, - кивнул Дубыня.
   - Ну-то пойду я, косточки у печи греть, ломит их в ненастье-то... Утром свидимся, - старик запахнул тяжелый плащ и вышел из дома.
   Дождь лил пол ночи, но к утру небо все же очистилось. Однако выехать с рассветом не получилось, пришлось ждать, покуда солнышко хоть немного подсушит дорогу. Пока Данко с Трехпалым умывались в бочке, а Дрозд как всегда прыгал и размахивал руками-ногами, разбрызгивая лужи, явился вчерашний дедок с дородной бабой, которая принесла две крынки молока, каравай свежеиспеченного хлеба и творога.
   - Стало быть, к Осколу пробираетесь? - спросил дедок, когда друзья сели завтракать.
   - Туда, - кивнул Дубыня. - А как далее дорога? До Оскола деревни еще какие есть?
   - Есть одна. Почитай у самого истока Псела. Волчанкой зовется. До нее отсель меньше дня пути, аккурат к вечеру и доберетесь.

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Г.Елена "Душа в подарок"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Ефремов "История Бессмертного-4. Конец эпохи"(ЛитРПГ) Ю.Резник "Семь"(Киберпанк) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) М.Бюте "Другой мир 2 •белая ворона•"(Боевое фэнтези) Н.Пятая "Безмятежный лотос у подножия храма истины"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 6. Демонические игры"(ЛитРПГ) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана"(Любовное фэнтези) Т.Ильясов "Знамение. Начало"(Постапокалипсис)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"