Лыжина Светлана Сергеевна: другие произведения.

Вдова Дракулы... Приложение 3 - Дракула "свирепствует" в Сербии

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    В этой статье будет рассмотрено письмо от 7 марта 1476 года, написанное Габриэлем Рангони, итальянским клириком и дипломатом, который отстаивал интересы Рима в европейской политике. В письме от 7 марта Рангони рассказывает римскому папе о военных действиях в Сербии, которые вёл венгерский король зимой 1475/1476 годов. В сербской кампании участвовал и Дракула, взятый на войну ради устрашения турок...

  
   Несмотря на то, что это письмо упоминается во всех крупных исследованиях, посвящённых историческому Дракуле, оно нигде и никогда не приводится целиком - лишь пересказывается в самых общих чертах. Цитируются (да и то не всегда) лишь два отрывка. Первый отрывок - о 100 000 человек, которых Дракула "убил" в бытность правителем. Второй отрывок - о своеобразном поведении Дракулы во время заточения в венгерской тюрьме, когда Дракула, если верить слухам, сажал на колышки крыс или мышей.
  
   Провести критический анализ этого источника историки и исследователи не спешат. Есть отдельные попытки оценить реальное число казнённых Дракулой. Всем остальным деталям верят безоговорочно.
  
   Письмо от 7 марта 1476 года - единственный источник, рассказывающий об участии Дракулы в походе в Сербию, поэтому доверие к описанию боевых действий вполне объяснимо, но что касается остального... Нам есть, с чем сравнивать детали из биографии Дракулы, приведённые автором письма, и тогда становится очевидно, что Габриэль Рангони во многом опирается на слухи.
  
   "Свирепый" Дракула
  
   Вот так преподносится в письме краткая биография Дракулы (которого Рангони называет "Драгула", через "г", поскольку не знает историю происхождения прозвища): "Высшие сановники этого королевства, имея на то юридическое основание, заявляют, что он, когда руководил воеводством Трансальпийским (то есть Валахией), более ста тысяч человек через посажение на кол и другими вызывающими ужас смертными казнями умертвил. Из-за этого деяния Его Королевское Величество самого (Драгулу) в течение 15 лет в строжайшем заточении продержал, но и там он (Драгула), не забывая своей свирепости, ловил мышей или крыс и, расчленённых, мелкими деревянными штырями пронзал, как людей - кольями он привык".
  
   Однако не спешите ужасаться. Обратите внимание на факты.
  
   2 года сверху
  
   Мы совершенно точно знаем, что Дракула провёл в заточении вовсе не 15 лет, а не более тринадцати. С 1462 по 1475 год. У историков сильно расходятся версии о том, сколько времени Дракула провёл в тюрьме, а сколько - под домашним арестом или в ссылке, но факт остаётся фактом - не 15, а 13 лет.
  
   Для Рангони это не принципиально. Судя по всему, он вообще плохо представлял себе историю Венгрии до 1470 года, поскольку именно в 1470-м сделался советником венгерского короля Матьяша, а чуть позднее с помощью Матьяша стал епископом (сначала в Трансильвании, а затем - в Эгере).
  
   До 1470 года Габриэль Рангони был просто высокопоставленным представителем ордена монахов-францисканцев, ездившим по Европе и боровшимся с гуситской ересью, хотя, как истинный дипломат, временами стремился сделать врага союзником. Именно с подачи Габриэля Рангони чешский король-гусит Иржи Подебрад в 1459 году стал делать пожертвования ордену, однако в 1464 году всё это прекратилось, и борьба с ересью возобновилась.
  
   Рангони, увлечённый своими дипломатическими делами, мог и не придать особого значения нашествию турок на Валахию в 1462 году. Именно после этого нашествия венгерский король, не пожелавший прийти на помощь Дракуле и тем самым отказавшийся от участия в крестовом походе против турок, решил сделать Дракулу козлом отпущения, арестовал и обвинил во всех смертных грехах, в том числе в сговоре с турками.
  
   В своём письме от 7 марта 1476 года Габриэль Рангони говорит "всё же он (король) в прошлом году даровал (Драгуле) свободу", то есть Дракула по версии автора письма был арестован в 1460 году, а не в 1462-м, коль скоро провёл в заточении 15 лет. По поводу того, что Дракулу освободили в 1475 году ("в прошлом году"), Рангони говорит верно, поскольку это случилось уже при нём, а в 1460-х годах он в Венгрии ещё не поселился, и поэтому венгерская история этого периода для Рангони покрыта туманом.
  
   Лишние жертвы
  
   Напомню, что после ареста Дракулы в 1462 году состоялся суд, но и на том суде Рангони не присутствовал, хотя сообщает о результатах расследования: "Высшие сановники этого королевства, имея на то юридическое основание, заявляют, что он, когда руководил воеводством Трансальпийским (то есть Валахией), более ста тысяч человек через посажение на кол и другими вызывающими ужас смертными казнями умертвил".
  
   При этом у нас есть свидетельство папского посла, Никколо Модруссы, который в это время находился в Венгрии и даже видел арестованного Дракулу собственными глазами. Модрусса сообщает, что по результатам разбирательства насчитали 40 000 жертв, а вовсе не 100 000... Вот так Дракула за 12 лет, находясь в венгерской тюрьме, умудрился уничтожить 60 000 человек. Вероятно, если бы он провёл там больше времени, 100 000 превратились бы в 200 000.
  
   Конечно, можно предположить, что число 40 000 называли в начале суда, а затем "в связи с вновь открывшимися обстоятельствами" число выросло. Это кажется вполне правдоподобным, однако такое предположение я вынуждена отмести. Модрусса сообщает о 40 000 в своей книге, которую опубликовал уже в 1470-е годы, то есть после окончания всех разбирательств и это финальная цифра. Коль скоро Модрусса интересовался судьбой Дракулы (и наверняка присутствовал на процессе вплоть до вынесения приговора), он бы знал, если бы число жертв уточнили.
  
   Получается, Рангони просто накинул Дракуле лишних 60 000 жертв точно так же, как накинул ему лишние 2 года заточения.
  
   Тюремные эпизоды
  
   Наконец, рассказ о казнях крыс и мышей, приводимый в письме от 7 марта 1476 года, нам тоже есть, с чем сравнить. Он перекликается с древнерусской "Повестью о Дракуле-воеводе".
  
   Фёдор Курицын, автор этой повести, сообщает следующее: "Говорят же о нём, как он, даже в темнице сидя, не оставлял своего злого обычая, но ловил мышей, и птиц на рынке покупал, и так же (как людей) казнил их. Одних на кол сажал, другим голову отрубал, а иных (птиц), перья ощипав, выпускал".
  
   А теперь ещё раз взглянем на латинский текст за авторством Рангони: "Его Королевское Величество самого (Драгулу) в течение 15 лет в строжайшем заточении продержал, но и там он (Драгула), не забывая своей свирепости, ловил мышей или крыс и, расчленённых, мелкими деревянными штырями пронзал, как людей - кольями он привык".
  
   Структура этих отрывков представляется схожей.
  
   И тот, и другой содержат фразу, которая повторяется практически слово в слово.
   Курицын: "он, даже в темнице сидя, не оставлял своего злого обычая, но ловил мышей".
   Рангони: "но и там (в заточении) он, не забывая своей свирепости, ловил мышей или крыс".
  
   Далее следует краткое описание казней, а в итоге подчёркивается явное сходство между казнями людей и казнями других живых существ.
  
   Такое детальное сходство заставляет усомниться в словах Курицына о том, что ему это "говорили", то есть сообщили устно. Более вероятно, что Рангони и Курицын пользовались одним и тем же письменным источником, который до нашего времени не сохранился.
  
   А иначе получается, что тот рассказчик, которого слушал Рангони, и тот, которого слушал Курицын почти десять лет спустя, повторял всё слово в слово одними и теми же словами, а Рангони и Курицын чуть ли не со стенографической точностью этот рассказ зафиксировали. Более вероятно, что Рангони и Курицын видели один и тот же текст, рассказывающий о жизни Дракулы в тюрьме, и частично переписали его.
  
   Конечно, можно предположить, что Курицыну случайно попалось письмо Рангони. Но письмо Рангони, написанное в 1476 году, ушло в Рим. Сам Рангони в 1480-х годах уже жил в Италии, а не в Венгрии... Кому и зачем понадобилось бы хранить в Венгрии черновик его письма 10 лет? А вот то, что в Венгрии мог гулять в списках некий памфлет о Дракуле или эпиграмма, вполне вероятно. Недаром Рангони говорит про "жестокость Драгулы, из-за которой он всему миру известнейший".
  
   Разумеется, об известном человеке сочиняют памфлеты и эпиграммы. Однако это не тот памфлет, который появился в начале 1460-х и послужил основой поэмы Михаэля Бехайма "О злодее", поскольку в этих произведениях всё заканчивается арестом Дракулы, а о пребывании в тюрьме не говорится ничего. Судя по всему, Рангони и Курицын читали некое другое произведение.
  
   Примечательно, что Рангони ничего не говорит о птицах, а только о грызунах, но мысль о том, что грызуны символизируют людей, у Рангони всячески подчёркивается. До того, как рассказать о казнях грызунов, он упоминает о казни пленных турецких воинов в Сербии, и это упоминание во многом похоже на тюремный эпизод: "Он (Дракула), собственными руками расчленяя пленных турок, на колья насаживал куски (тел), при этом приговаривая: "Когда этих увидят (новые) пришедшие турки, то покажут нам спины и убегут". Это тот самый (Драгула), который (в своё время) создал леса колов с насаженными людьми".
  
   В рассказе о казни грызунов, Дракула ловит и расчленяет этих грызунов точно так же, как ловил и расчленял турецких воинов, и точно так же по кусочкам насаживает на колышки. Даже лексика в описании этого процесса практически одинаковая.
  
   Сложно сказать, почему Рангони не упомянул о птицах. Возможно, тема показалась ему слишком щекотливой, поскольку ощипанные и обезглавленные птицы - прямой намёк на птицу-ворона в гербе короля Матьяша. Дракула, обиженный на короля, был бы только рад ощипать эту птицу или отрубить ей голову. И не только потому, что оказался в тюрьме, но и потому, что отец Матьяша, тоже носивший герб с вороном, в своё время отрубил голову отцу Дракулы.
  
   Судя по всему, Рангони, являясь советником короля Матьяша и благодаря королю занимая должность епископа Эгера, предпочёл в своей переписке не затрагивать тему, которая могла бы короля разозлить. А вдруг переписку читают третьи лица?
  
   Однако даже если памфлет или эпиграмма, посвящённая поведению Дракулы в тюрьме, существовали, это не означает, что рассказанное там - правда. Дракула, сидя в заточении, птиц мог бы и ощипывать. А вот казнить крыс - вряд ли. Ведь туркам, которых символизировали эти крысы, не было бы страшно, а вот король, узнав о птицах, мог почувствовать себя неуютно.
  
   Освобождение или грабёж и убийство?
  
   Вопреки распространённому убеждению те цитаты, которые касаются Дракулы, это вовсе не единственное, что способно вызвать оторопь у впечатлительного читателя.
  
   В статьях и книгах, посвящённых Дракуле, сербская кампания зимы 1475/1476 годов обычно подаётся как освободительная война, в которой христиан спасают от ужасных турок, но в действительности никто никого не спасал, и в письме это даже не скрывается. Там прямо говорится, что цель похода для войска короля Матьяша - разорение территории, убийство местного населения, сбор добычи.
  
   Наибольшая часть Сербии к тому времени уже четверть века считалась турецкой территорией, а в Средние века этого было достаточно, чтобы правители и воины соседних христианских государств перестали считать эту землю "братской", а жителей - "братьями". Именно поэтому в ходе зимней кампании в Сербии 1475/1476 годов христианские воины спокойно грабили и убивали местное население, даже если это сербы и единоверцы. Считалось, что все жители, которые хотят остаться для христиан братьями, должны переселиться с турецкой территории туда, куда эти завоеватели ещё не добрались. Все, кто остался, автоматически становятся врагами.
  
   В походе участвовал правитель (деспот) Сербии Вук Бранкович - хозяин сербских земель к северу от Дуная. Эти земли в отличие от южных областей не были завоёваны турками и являлись частью Венгерского королевства. Цель похода состояла в укреплении позиций на Дунае, завоевании турецких придунайских крепостей, дабы не потерять ещё и северные земли. Об освобождении Сербии речь не шла.
  
   В письме рассказывается, как Вук Бранкович вместе с Дракулой последовательно захватывают два города, а жители в итоге оказываются истреблены: "Трупы свезены в громадную кучу, и притом многие пронзены кольями, чтобы страшным зрелищем тех (убитых) турки были бы приведены в ужас, если когда-нибудь неожиданно появятся".
   И это в данном случае не Дракула придумал. Вук свирепствует наравне с ним, а у Рангони, который обо всём этом рассказывает, происходящее вызывает чуть ли не восторг: "Надеюсь, что с Божьей милостью наибольшую часть Сербии прежде, чем Турок (султан) сможет воспрепятствовать, (эта армия) разорит".
  
   В 1480-1481 годах, когда сербские земли к югу от Дуная вновь оказались разорены войсками короля Матьяша, с местным населением поступили более гуманно. В 1480 году в Венгрию ушло 60 000 человек. В 1481 году - 50 000. Но, судя по всему, эти десятки тысяч переселенцев решили сняться с места вовсе не потому, что боялись турок, а потому, что не хотели быть ограбленными и убитыми, раз уж султан не может защитить своих новых подданных.
  
   Что делал Дракула в Сербии
  
   Увы, современные исследователи не очень дружат с латынью и зачастую не могут самостоятельно прочитать то, что не было переведено до них, а поскольку письмо Габриэля Рангони от 7 марта 1476 года никогда целиком не переводилось, даже в пересказах можно встретить грубые фактические ошибки.
  
   Несуществующие подвиги
  
   Историк М.Казаку пишет, что Дракула во время похода в Сербии захватил город Сребреницу, хотя в письме прямо сказано, что это было сделано без участия Дракулы. В той же монографии написано, что Дракула захватил город Зворник, и что массовая казнь пленных турок, рассмотренная нами ранее, произошла после взятия этого города, однако в действительности Зворник вообще не упоминается в письме.
  
   Исследователь М.Михай в своей статье "Самая дурная репутация на свете" заявляет, что Дракула возглавил командование осадой крепости Савач, но это источниками не подтверждается. А ещё Михай подобно историку Казаку приписывает Дракуле взятие Сребреницы.
  
   На самом же деле Сребреницу, известную своими серебряными рудниками, взял король Матьяш лично, чтобы не пришлось делиться богатой добычей с другими участниками похода.
  
   Переодевание в турецкую одежду
  
   В пересказах письма часто упоминают такую военную хитрость как переодевание в турецкую одежду, и пусть в сербской кампании зимой 1475/1476 годов эта хитрость действительно использовалась, нет оснований утверждать, что здесь виден "почерк" Дракулы. Из контекста видно, что это довольно распространённый приём, не только Дракуле известный.
  
   Трюк с переодеванием был применён при взятии некоего города, который в письме назван как Саво. Очевидно, располагался на реке Сава так же, как и крепость Савач, но из письма видно, что город и крепость - разные объекты.
  
   В город Саво ворвались полтораста всадников в одежде турок, а стража, введённая в заблуждение видом этих воинов, не попыталась их остановить, пока не стало слишком поздно.
  
   Увы, в письме говорится, что переодетые воины подчинялись прежде всего Вуку Бранковичу, а не Дракуле, и что операцию подготовил и провёл именно Вук. Дракула просто поддерживал его. Пехотинцы Дракулы вместе с пехотинцами Вука стояли неподалёку от города, наблюдая, как всадники, переодетые турками, врываются в город через ворота, открытые для рыночных торговцев.
  
   Ни Дракула, ни Вук при этом сами в турецкую одежду не переодевались, хотя нельзя сказать, что они никак не принимали участие в захвате города.
  
   "Когда пришли сами государи (то есть Вук и Дракула) со своей пехотой, вблизи упомянутого города никаких поместий или городков на пути разграблено не было. И притом ночью в населённую землю через горы и леса прошли высланные вперёд пятьдесят и ещё сто всадников - отборные воины в одежде турок. Они (эти 150 воинов) по приказанию государей незадолго до рассвета никак не показывали враждебных устремлений пригородам, (то есть поселениям, расположенным) с внешней стороны городских стен. Уже давно наступило время открытия городского рынка, когда каждый из людей, собравшихся из окрестных областей, по обыкновению красиво выставил вещи для продажи. И вот воины, высланные вперёд и имеющие вид турок, соединяются без прочих (войск) и не дают никакого повода для подозрений. Посредством тщательной подготовки нападения деспот (Вук) с другими врываются в город, берут в плен более пятисот человек, а остальных бьют вплоть до полного истребления".
  
   Дракула в этом походе вообще не проявлял инициативы. Он был по большей части наблюдателем... и пугалом для турок. Сам Рангони прямо говорит, что король Матьяш освободил узника с определённой целью - "для военного похода к туркам, для которых он (Дракула) стал бы предметом особенного страха".
  
   Думаю, вы сами всё поймёте, когда прочтёте письмо целиком.
  
   * * *
  
   Доклад Габриэля Рангони, епископа Эгера, отправленный из Буды (венгерской столицы) папе римскому и рассказывающий о военной кампании венгерского короля в Сербии зимой 1475/1476 года
  
   (Слова в скобках отсутствуют в самом тексте и добавлены для лучшего понимания смысла.)
  
   Блаженнейший отец и добрейший господин. Припав поцелуем к вашим благословенным стопам, (сообщаю).
  
   В счастливо занятой неприступнейшей крепости Савач я указывал Вашему Святейшеству, что Его Королевское Величество постановил отправляться (в путь), дабы разорить город Сребреницу, знаменитый благодаря серебряной шахте, и всяческую прилегающую территорию. И это без государей: сиятельного Вука, деспота Рацкого1, благородного Ладислауса, Драгулой2 именуемого, и некоторых других капитанов он исполнил.
  
   Ведь эти (господа), как я подозреваю, тайно посредством одной лишь внезапной атаки заняли (город) Саво согласно желаниям и распоряжениям Королевского Величества, и это вчера днём из сообщения упомянутого деспота (Вука) мы узнали, почувствовав непривычную радость в душах, и добавлю вскользь, что даже Господь той атаке посодействовал ради Вашего Святейшества.
  
   Ранее, когда пришли сами государи (то есть Вук и Драгула) со своей пехотой, вблизи упомянутого города никаких поместий или городков на пути разграблено не было. И притом ночью в населённую землю через горы и леса прошли высланные вперёд пятьдесят и ещё сто всадников - отборные воины в одежде турок. Они (эти 150 воинов) по приказанию государей незадолго до рассвета никак не показывали враждебных устремлений пригородам, (то есть поселениям, расположенным) с внешней стороны городских стен.
  
   Уже давно наступило время открытия городского рынка3, когда каждый из людей, собравшихся из окрестных областей, по обыкновению красиво выставил вещи для продажи. И вот воины, высланные вперёд и имеющие вид турок, соединяются без прочих (войск) и не дают никакого повода для подозрений. Посредством тщательной подготовки нападения деспот с другими врываются в город, берут в плен более пятисот человек, а остальных бьют вплоть до полного истребления.
  
   В городе же было семь сотен домов, и добыча там набралась большая: сто двадцать семь тысяч аспр4, пять салм5 серебра - это предназначили цесарю, - (также) удалось заполучить многие товары, отрезы шёлковой материи и всякого рода (ткани), поскольку это торговый город всей области. И как только гонец доставил слитки серебра, которые в жилищах граждан они находили, воины с помощью топоров распределяли (слитки) между собой.
  
   Только когда добыча была собрана, и после освобождения пленных город (Саво) предан огню. Потом против ранее упомянутого города Скелани, от которого он (город Саво) находился в некотором отдалении, отряды венгерских воинов, разделённые на три ряда, рывком ускоренно выступили. Они насчитывали только пять тысяч человек и, как бы то ни было, к некоему лесу, близкому к тому месту (городу Скелани), они дошли, и вот тогда граждане те, (жившие) вблизи разорённого места (и) устрашённые, оказали сопротивление. И деревьями загромоздили дороги, чтобы не проходили всадники, а останавливались бы, и этой одной уловкой они (всадники) обмануты.
  
   Оставленные (перед преградой) насчитывают четыреста (человек), которые после атаки сцепляют или, лучше сказать, сковывают ноги и руки у тех (сопротивляющихся). Было тех (сопротивляющихся) две тысячи. А между тем государи (то есть Вук и Драгула) с пехотой торопятся и через более отдалённые места лес обходят, подходят к неприятелю с тыла, и все (враги) погибают, так что никто не спасся. Трупы свезены в громадную кучу, и притом многие пронзены кольями, чтобы страшным зрелищем тех (убитых) турки были бы приведены в ужас, если когда-нибудь неожиданно появятся. Этими (людьми государей) прогнанные (враги) в свою очередь торопят Саво.
  
   Саво со своей стороны, охваченный яростью, сумел, как и Скелани, лес, находящийся между ним и неприятелями, частично срубить и загромоздить дороги. Однако неожиданно появившейся пехотой (жители Саво) обращены в бегство и до безопасного места добежали, а там деспот (Вук) был ранен стрелой в ногу, но его здоровье позволяет надеяться на лучшее.
  
   Лишь тогда направленные наши (люди) добрались (до места нового сражения) и ничего из поместий, ничего из домов не оставили нетронутым. Всех железом и огнём уничтожили. Они утверждают, блаженнейший отец, что узнали положение дел на границе, и если в количестве ста воинов по направлению к Турции они ранее ринулись бы, не смогли бы туркам большего урона причинить.
  
   Однако я не обойду упоминанием жестокость Драгулы, из-за которой он всему миру известнейший. Ведь он, собственными руками расчленяя пленных турок, на колья насаживал куски (тел), при этом приговаривая: "Когда этих увидят (новые) пришедшие турки, то покажут нам спины и убегут". Это тот самый (Драгула), который (в своё время) создал леса колов с насаженными людьми.
  
   Высшие (сановники) этого королевства, имея на то юридическое основание, заявляют6, что он, когда руководил воеводством Трансальпийским (то есть Валахией), более ста тысяч человек через посажение на кол и другими вызывающими ужас смертными казнями умертвил. Из-за этого деяния Его Королевское Величество самого (Драгулу) в течение 15 лет в строжайшем7 заточении продержал, но и там он (Драгула), не забывая своей свирепости, ловил мышей или крыс и, расчленённых, мелкими деревянными штырями пронзал, как людей - кольями он привык.
  
   Наконец всё же он (король) в прошлом году даровал (Драгуле) свободу, предназначив для военного похода к туркам, для которых он (Драгула) стал бы предметом особенного страха. Он сделал более весомой весть (об этом) посредством повеления паше Алибеку оставаться в Чёрных горах8. Сам же (Алибек) позже, после того как прийти на подмогу (крепости) Савач не смог, вернулся назад, чтобы посовещаться с цесарем (турецким(?)).
  
   Из-за этих (действий) ясно видно, какое преимущество уже достигнуто оккупацией Савача, благодаря которой не только набеги турок отражаются, но и на тех (турок) нападения подготовлены, и притом для политического положения христиан она (оккупация) должна принести пользу, в то время как благодаря такой военной позиции можно в королевстве Босния и во всех соседних областях, которыми Турок (султан) владеет, производить больше всего беспорядков.
  
   Однако же я то, что следует принимать во внимание, обдумываю: каким образом Турок, проявляя суровый характер, эти (земли) намеревается заполучить и как готовился к отмщению, лишь ради того избегая своего противника. Королевское Величество уже запланировал для себя, на какие средства Савач они должны восстановить, и, в большей степени, которую (часть) сначала они должны укрепить, и сколько мостов над Саво и Дунаем они должны строить. Когда же была дана некоторая передышка воинам, которые близ Саво находились, сюда (в Буду) скорейшим образом он (король) уехал, потому что стало известно о смерти управителя королевской резиденции в Буде, в чьих руках находилась вся королевская сокровищница. И (тот) хранитель казны, человек важный и могущественный, вчера с участием большой похоронной процессии, с пышностью и почётом, в присутствии королевской семьи (вар.: королевского двора) был погребён.
  
   Когда эти (дела) были улажены, появились некоторые другие трудности для снабжения (строительства и армии), с которыми он (король) совладал, (а) несколькими днями позже он быстро, как на крыльях, вернётся. Ведь и сами мосты уже наводиться начали. Также армия недалеко от Белграда оказалась. Надеюсь, что с Божьей милостью наибольшую часть Сербии прежде, чем Турок сможет воспрепятствовать, (эта армия) разорит.
  
   Наконец, когда воды поднялись9, он велел объединиться войскам, которые ранее собрал (для похода) в государство Трансальпийское (Валашское) вместе с молдаванами и старшими (чинами) самой Валахии. Если же такие расходы (на войну) он может выдерживать в течение долгого времени, это не нужно. Вот, о чём я хочу побольше поразмышлять: если есть намеревающиеся начинать что-то, которых он (король) удерживает, ему следует исключить задержки, так как ранее он постоянно препятствовал отъезду подготовленных (воинов).
  
   Для того, о ком мне следует (всячески) заботиться. Смиренно (остаюсь ниц) у благословенных ног Вашего Святейшества, хранимого Всевышним (Господом), и да удостоитесь вы жизни вечной в награду за счастливое управление своей святой Церковью.
  
   Из Буды 7 марта 1476 года.
  
   Вашего Святейшества
   ничтожнейший слуга
   Г(абриэль) епископ Эгера
  
   _________________________________
  
   1 Рацы (ратцы) - так в Венгрии называли сербов.
  
   2 В письме он назван именно через "г", Dragula, а не Dracula.
  
   3 Вар.: "время открытия городских ворот". То есть утром городские ворота открылись, и жители окрестностей получили возможность попасть в город, чтобы выставить свои товары на городском рынке (традиционно располагавшемся на центральной площади).
  
   4 Аспра - мелкая серебряная монета.
  
   5 Салма (сома, сомма) - мера жидкостей и сыпучих тел в итальянских государствах и колониях. Значение различалось в зависимости от региона. Поскольку автор письма происходит из Верхней Италии, то одна салма в данном случае - около 160 литров.
  
   6 В письме нет оборота "имея на то юридическое основание", но сам глагол asserere, используемый в тексте, - это юридический термин, который подразумевает не просто заявление, а юридическое заявление. То есть это слово означает, что в своё время над Дракулой был суд, и то, что сейчас заявляют высшие сановники, было установлено в результате судебного разбирательства.
  
   7 В письме это слово довольно многозначно, и означает не только строгость содержания, но также физическую тесноту и темноту, то есть получается, что Дракулу могли посадить в небольшое тёмное помещение.
  
   8 Чёрные горы (Монтенегро) - Черногория.
  
   9 Наступило весеннее половодье (письмо написано в начале марта).
  
   * * *
  
   Оригинальный латинский текст письма:
  
   Beatissime pater et clementissime domine. Post pedum oscula beatorum.
  
   Obtenta feliciter munitissima arce Sabacz significaveram sanctitati vestrae regiam majestatem decrevisse mittere ad devastandam civitatem Sebernicze, argentifodinis famosam, et omnem circumcirca regionem, quod sine ducibus illustri Boch despoto Rascie, magnifico Ladislao Dragula dicto et quibusdam aliis capitaneis effecit.
  
   Hi nanque trajecto clam Savo subito incursu omnia juxta vota et mandata regia complevere, quemadmodum hesterno die a nunctio dicti despoti non vulgari laetissimis animis accepimus; qoumodo vero Deus illi incursioni faverit vestrae sanctitati perstringam.
  
   Cum pervenissent ipsi duces cum exercitu suo prope dictam civitatem nihil villarum aut oppidorum in via vastantes noctuque habitatam terram per montes et silvas transeuntes, praemissi sunt quinquaginta et centum equites viri delecti in habitu Turchorum qui jussu ducum paulo ante diluculum exteriora civitatis suburbia nihil hostilitatis intentantes ingressi sunt.
  
   Erat ille dies fori multusque hominum vicinorum locorum conventus, dum vero quisque, ut moris est, rebus venalibus intendit, praemissique milites veluti Turci se se ceteris commiscent, et nihil suspicionis habetur, impetu facto despotus cum aliis in oppidum irruunt, supra quingentos capiunt, reliquos usque ad internicionem occidunt.
  
   Erat enim oppidum VII centum domorum, ubi praeda magna facta est: centum viginti septem milia asperorum, quinque salmae argenti (haec caesaris erant), merces multae, panni serici et omnis generis, cum esset emporium Regionis, reperta sunt, et ut ille nuntius rettulit argenti massas, quas in civium domibus inveniebant, milites securibus inter sese dividebant.
  
   Demum facta praeda et cum capturis remissa, oppidum igne consumunt. Inde autem eodem animo contra oppidum Cuzelath dictum quod tribus miliaribus hungaricis distabat festinantes tripartitis aciebus incedebant; habuerunt hominum tantum quinque millia; cumque ad silvam quandam vicinam loco pervenissent, jamque cives illi vicine vastationis territi occurrissent, et arbores pro obstruendis viis, ne equites pertransirent starent, hoc singulari dolo circumventi sunt.
  
   Dimissi namque sunt quadringenti qui pedes cum illis manus consererent et potius occuparent quam impugnarent; erant illi duo millia, interea festinant cum exercitu duces et remotioribus locis silvam pertranseunt, a tergo hostibus veniunt, omnes nullo evadente concidunt, cadavera in grandem acervum comportantes, multosque palis affigentes, ut eorum horrido spectaculo Turci si quando supervenirent in terrorem verterentur; his peractis contra Savonich properant.
  
   Savonite autem sicut et Cuzalite silvam intermediam hostium furore percepto succidere et vias obstruere ceperant. Sed superveniente exercitu in fugam conversi ad locum tutum confugerunt, ibi despotus sagitta est in pede vulneratus, de cujus tamen salute bene speratur.
  
   Tunc demum reverti nostri ceperunt nihil villarum, nihil domorum intactum relinquentes, omnia ferro et igne consumpserunt. Aiunt beatissime pater qui regionem noverunt si centum militaribus Turciam versus irruissent, non potuisse Turcis graviora damna intulisse.
  
   Sed Dragulae crudelitatem non pertransibo a qua toti orbi notissimus est. Nam manibus suis membratim captos Turcos dividens ad palos frusta figebat, inquiens: cum haec Turci venientes viderint, territi terga nobis dabunt et fugient; hic est ille qui silvas impalatorum hominum fecit.
  
   Asserunt primi hujus regni eum ultra centum millia hominum cum waivodatui Transalpino praeesset, palis et aliis horrendae mortis suppliciis occidisse, ob quam rem majestas regia ipsum XV annis in artissimo carcere tenuit, sed nec ibi feritatis oblitus mures capiebat, et membratim divisos parvis ligneis claviculis, prout homines palis consuevit, affigebat.
  
   Tandem vero superiori anno liberum fecit et ad expeditionem in Turcos destinavit, quibus singulari est terrori. Addit nuntius jussu bassae Alibek tenere se in Montibus Nigris. Ipsum vero post ubi subvenire Sabocz nequivit regressum ad consulendum caesarem.
  
   Ex his clare intelligitur quanti commodi obtentio Sabocz esse jam ceperit, ex qua non solum incursiones Turcorum prohibitae sunt, sed contra eos incursiones paratae, quantaeque utilitatis r[ei]p[ubli]cae Christianae sit allatura, cum ex illo loco quicquid in regno Bozne et vicinis regionibus Turcus possidet turbari maxime possit.
  
   Verum etiam considerandum puto quam gravi animo haec Turcus sit laturus, et quo apparatu in vindictam nisi ei potenter obviatum fuerit exiturus. Regia majestas dispositis qui Sabacz reaedificent, et magis quam prius muniant, quique pontes super Savo et Danubio componant. Data aliquali respiratione militibus qui sub Sabacz fuerunt, huc velocissime concessit percepto obitu regentis Castrum Budensem, in cujus manu omnis regius thesaurus erat; sed et thesaurarius vir magnus et potens hesterno die cum magna exequiarum pompa et honore praesentiae regiae sepultus est.
  
   His ordinatis et quibusdam aliis occurrentibus negotiis ad prosequendum quae cepit, paucis post diebus convolabit. Nam et pontes ipsi jam parari ceperunt, exercitus quoque non longe a Bello Grado existit. Spero in Dei bonitate quod Serviam maxima in parte prius quam Turchus occurrere possit devastabit.
  
   Tandem cum aquae excreverint quemadmodum prius conceperat in regnum Transalpinum cum Moldavis et ipsius Vualachiae majoris exercitu convenire intendit. Si autem has tantas impensas diu sufferre posit, non est opus, ut amplius replicem: si quid acturi sunt quibus attinet, moras tollant, quia nocuit semper differre paratis.
  
   Comendo me humiliter pedibus beatissimis vestrae sanctitatis quam Altissimus conservare dignetur in aevum pro felici regimine ecclesiae suae sanctae.
  
   Bude VIIa Martii MoCCCCLXXVI.
  
   Eiusdem vestrae sanctitatis
   humillima creatura
   G. episcopus Agriensis.
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Чернованова "Попала! или Жена для тирана"(Любовное фэнтези) А.Верт "Пекло 3"(Киберпанк) Д.Сугралинов "Дисгардиум 5. Священная война"(Боевое фэнтези) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) М.Юрий "Небесный Трон 4"(Уся (Wuxia)) М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia)) А.Светлый "Сфера: эпоха империй"(ЛитРПГ) Т.Мух "Падальщик"(Боевая фантастика) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"