Злобин Володя: другие произведения.

Голос

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
Конкурсы романов на Author.Today
Оценка: 10.00*3  Ваша оценка:

Володя Злобин

Голос

  
   В пустой белой комнате был человек. Люди давно жили по сто сорок и больше лет, но мужчина, полулежавший в медицинском кресле, постарел раньше времени. Длинная седая борода, тлеющий под мохнатыми бровями взгляд. Ему бы в прошлые века, в пещеру или нору, а он - космонавт, элита человеческой породы. Тем более Иона Брихничев был самым известным человеком на Земле. Он первым из людей установил контакт с инопланетной цивилизацией и даже сумел вернуться обратно.
   Удивляло другое. Иона не проявлял интереса к изменениям, произошедшим дома. Молчал старец и о своём путешествии. Он отказывался отвечать на вопросы и ещё в полёте уничтожил весь массив накопленных данных. Правда, Иона не без некоторого сомнения заявил, что если он поведает всю правду, то, ни много ни мало, Земля тут же погибнет.
   Обосновано предположили психическую травму, но Брихничев не был сумасшедшим. Не был он и до аномальности нормальным - это как раз было бы странно. Брихничев был слегка возбуждён, демонстрировал учащённый пульс и постоянную работу мысли. Ещё бы - столько всего пережил. Но никакой серьёзной поломки в организме космонавта так и не нашли.
   Иону держали на карантине: боялись неизвестных вирусов, бактерий, паразитов, даже гипноза или подлой технической наживки, которую могли внедрить в человека, чтобы уничтожить потенциально враждебный мир. Именно так учёные и военные истолковали слова Брихничева, что из-за него Земля может погибнуть. Но тесты с опытами ничего не выявили. По всем параметрам Иона Брихничев был и оставался человеком с человеческой же микрофлорой кишечника.
   - Иона, здравствуйте, - мягко сказал голос из репродуктора.
   - Здравствуйте, - кивнул Иона.
   - Полагаю, - также мягко продолжил голос, - что с момента последнего разговора ваша позиция не изменилась? Вам по-прежнему не хочется узнать, что происходит на Земле и нечего рассказать о том, что... происходит вне Земли?
   - Совершенно верно.
   Внешне ничего не изменилось. Белая комната, белое кресло и белая борода Ионы. Подумав, голос вновь заговорил:
   - Иона, вы первый человек, который осуществил контакт с инопланетной цивилизацией. Вы обладаете уникальными знаниями. Вы самый важный человек на Земле. Вы, в конце концов, потратили на это всю свою сознательную жизнь. Вы живая история! И вы по-прежнему утверждаете, что всё это чепуха и не имеет никакого значения?
   Иона хмыкнул. То, что ему только что сказали, было чистейшей правдой. Но то, что знал Брихничев, побивало эту правду, как козырной туз побивает шестёрку пик. И то, что этой шестёркой было знание, что он, Иона, совершил самую важную миссию в истории человечества, как раз и рассмешило Брихничева.
   - Совершенно верно, - повторил космонавт, - это полная чепуха.
   Неожиданно голос сменил интонацию.
   - Вы не имеете на это никакого права, Брихничев! Если бы дело обстояло в эпоху первых астронавтов, Армстронга или Льюиса, вам бы вкололи...
   Иона хотел что-то возразить, но не стал.
   - ...если вы сами всё не расскажете, для чёткости картинки мы вскроем вам череп! Вы слышите, Брихничев!? Череп! - голос зашкворчал и сменил гнев на милость, - Простите, Иона. Как видите, не все разделяют мягкость в общении с вами. Тем более в нынешних, прямо скажем, непростых условиях. Вы точно не хотите знать, что творится на Земле?
   - Это не имеет никакого значения, - ответил Иона.
   - Уверены?
   - Более чем. Ни-ка-ко-го. Вообще. И то, что происходит вне Земли - тоже. Пусть хоть тысяча таких же миров. Миллионы. Это несущественно. Я уже устал это повторять.
   Раздался неприятный шум. В комнате, откуда в сотый раз допрашивался помещённый на карантин путешественник, шла возня. Наконец голос вернулся. Было ясно, что с Ионой общается другой человек:
   - Брихничев, вы - подлец. На эту экспедицию Земля горбатилась десятки лет. Вы сожгли в космосе триллионы. Триллионы! Кто знает, быть может из-за того, что наши отцы так безрассудно вложились в этот фарс, сегодня всё и пошло к чёртям. И вы... вы... сознательно уничтожили все документальные записи, изображения, которые имели для человечества хоть какую-то ценность! Вы даже свою память подтёрли! Мы довольствуемся крохами! Мы вам этого не простим! Никогда! Единственный источник знаний - это ваш мозг. И мы вас вскроем, Брихничев! Вскроем!
   Впервые Иона выказал что-то, похожее на интерес:
   - Вы до сих пор пользуетесь допотопным хирургическим вмешательством? Я думал технологии ушли вперёд. Вроде бы я улетал из светлого будущего. Рай повсюду, экология! Или что там вас тогда волновало?
   - С тех пор многое изменилось, - оправдался мягкий голос.
   - Ничего никогда не меняется.
   - Иона, послушайте! Единого человечества больше нет. Мы раздираемы войной. Войной не только за ресурсы, а от скуки, желаний... даже стыда! Все против всех при куче безразличных. Никакого качественного технологического скачка не произошло. В лучшем случае мы топчемся на месте. Единственная скрепляющая нас идея - это вы, Иона. Для этого вас когда-то и послали... туда
   - Я это понимаю, - вздохнул старик, - но, поверьте, отныне всё это не имеет никакого значения.
   - Брихничев! - голос потяжелел.
   - Да?
   - Если вы ещё раз скажете... нечто подобное, то всю нужную информацию мы добудем из вас через жопу!
   - Тогда вы все погибнете.
   - Да скажите уже почему! Вы же можете просто сказать? Объяснить? Что может случиться из-за обыкновенных слов? Эта ваша шарманка хуже смерти!
   Иона покачал седой головой:
   - Как только вы узнаете то, что знаю я, для людей всё будет кончено. Я просто не могу этого допустить.
   - Почему тогда вы не убили себя? - съехидничал требовательный голос, - Кишка тонка?
   - Нет, не кишка, - серьёзно ответил космонавт и закрыл глаза.
   - Иона, милый! Вы лучше нас знаете, что человек в космосе - это романтическая глупость. В сотню раз проще и быстрее послать машину. Но это было бы абсурдно. Первым открыть чужую расу должен был человек. Это... это как если бы вместо Гагарина в космос запустили манекен! В чём тогда смысл? Вы - символ. Вы - воплощение человеческого гения и труда. Но вы... зачем-то закрылись от нас. А ведь ваши знания обнадёжили бы планету, дали бы людям смысл, цель! Вернуло бы им надежду! В нашем распоряжении лишь крохи, которые вы отослали в самом начале. Затем вы как будто отрубились. Почему?
   - Была причина, - уклончиво ответил Иона.
   - Ты что творишь!? - рявкнул голос, - ты подтёрся... ты всеми нами подтёрся, да мы тебя...! - но затем голос потеплел, - вы же знаете, что эта цивилизация отстаёт от нас примерно на пару сотен лет. Мы до сих пор не понимаем, как так вышло! Невероятная удача! Увы, они пока не могут построить достойную аппаратуру. Мы не можем общаться с ними напрямую. Поэтому нам нужны вы.
   - Пошлите к ним корабль с пергаментом и чернилами. Устроим почтовое сообщение.
   - Не паясничайте, Брихничев! - снова взорвался голос, - мы вскроем ваши мозги и сами всё узнаем.
   - Тогда вы погибните, - пожал плечами космонавт, - более того, погибнет вся Земля. Может быть, даже весь мир. И вы доверяете моим словам! Иначе бы давно усыпили и проделали то, что хотели.
   В который раз разговор зашёл в тупик. Все попытки докопаться до истины пресекались упёртым стариком. Иона спокойно глядел в одну точку. Белые ремешки приковывали старику к медицинскому креслу. Допрашивающий голос не решался пустить его в дело. Вместо этого он взмолился.
   - Иона, мы просто хотим узнать! Не требуем, а... просим. Ведь людей делает людьми любопытство. В вас оно тоже есть. Иначе вы бы не отправились в полёт, иначе вы бы правда убили себя. На самом деле вам хочется всё проверить. Вам любопытно, Иона. Признайтесь в этом.
   - Это так, - нехотя согласился старец.
   - Значит, мы с вами похожи. Нам тоже любопытно. Иона, давайте поможем друг другу и удовлетворим наше любопытство. Ведь мы всё ещё люди.
   Иона колебался. Он напряг ещё сильное тело, растягивая сковывающие его ремни. Кресло зажужжало, ослабляя хватку. Космонавт размял затёкшее тело и вздохнул:
   - Хорошо... В конце концов, с любопытства всё когда-то и началось.
   - Отлично, Иона! Мы слушаем, - голос не смог скрыть ликования.
   Космонавт огладил бороду и начал говорить:
   - Они похожи на нас и относительно развитые. По крайней мере, имели представление о том, что вне их планеты могут жить разумные существа. Это как начало нашего ХХ века. Может быть, середина. Или нет, конец XIX-го - у вас ещё изучают XIX век? Мы, люди, тогда что-то предчувствовали и особенно напирали на культуру, будто она могла это "что-то" предотвратить. Вот и они бросились впечатлять меня театрами, архитектурой... Музыка у них очень красивая. Я её много записал. Больше всего они любят духовые, а народных инструментов вообще не счесть - сотни разных свистелок и трубочек. Поначалу меня всё поражало, но я быстро привык. В принципе, это как переезд в другой город. Те же дома, жесты, цвета. Есть, конечно, особенности - на некоторых континентах они живут в огромных грибах, что-то вроде наших деревьев. Есть ещё забавные соревнования: лазание по гигантским хвощам. Это почти у всех там традиция. Раньше, как мне объяснили, так проходили инициации - юноши, залезшие на самый верх, становились мужчинами. Проблема в том, что долезали не все - твари всякие, яд. Но сейчас лазание по хвощам просто декорация. Одна из тамошних церквей объявила сие пережитком природы и запретила. Там вообще роль религии велика. Во что только не верят! Какие-то фанатики пытались из меня гуру сделать, так что пришлось в тему вникнуть... Тем более пророков там тоже любят только после смерти. Вот ту церковь, что по хвощам лазить запрещает, её такой зазубренный шпиль венчает. Потому что их пророка когда-то привязали к хвощу, который любят особо страшные твари. Когда они его заживо пожирали, пророк плакал над тем, что твари не ведают о своих поступках, и просил смеющуюся толпу не ожесточаться на чужаков. Красивая история, не правда ли? Может поэтому меня так радушно приняли? Могли бы попытаться убить... Армия у них интересная. Только-только химию освоили. Сейчас, наверное, уже атом расщепили и думают о своём могуществе. А когда я там был, они грохотали из пушек и со свирепым видом скакали на шестилапых созданиях, что-то вроде наших альпак или лам. Лапы, видимо, для того чтобы по грибам забираться... Они так миролюбиво выглядят, аж смех берёт - сидит меж мохнатых горбов существо, размахивает саблей, а ниже - нежные чёрные глаза в белом пушке. Поэтому они надевают на морды животным маски с клыками или тряпичные шлема, изображающие черепа, местную нечистую силу, что-то ещё... Такие милые животные, мохнатые, добрые, а они на них в бой... впрочем, кони ведь тоже милые? Понимаете... у них всё "что-то вроде". Почти всему я могу найти сравнение в нашем мире, но при этом чувствуется, что они - другие. У них иная судьба. При всей похожести мы разные и разные абсолютно. Знаете, как бывают непохожи родные братья? Вот и мы так.
   Иона замолчал, переводя дух.
   - Первоначальные сведения мы получили, - миролюбиво согласился голос, - но почему вы перестали выходить с нами на связь?
   Старец вздрогнул. Ему стоило больших сил произнести:
   - Потому что мне принеси одну книгу.
   - И там, очевидно, вы прочли то, что вас так поразило?
   - Верно.
   - И что же вы там вычитали, Брихничев? - немножко насмешливо спросил голос.
   Иона Брихничев тоже усмехнулся:
   - Самое поразительное, что я не прочитал ничего нового.
   - Поясните?
   - Книга была древняя. По нашим, да, в общем-то, и по их меркам - орбиты ведь близкие, книге пара тысяч лет. Не сказать, что книга имела значение для всех инопланетян - там они до сих пор поделены на разные группировки, кланы, страны, но всё же она была важна. Как и то, что там было записано.
   - Так делитесь уже скорее, Брихничев! Что там?
   Старик опять посмотрел в одну точку. Он боялся продолжать.
   - Говорите, Иона. Нам любопытно, - попросил голос.
   Иона, проверяя, не дрогнет ли от сказанного земная твердь, заговорил:
   - В книге было написано: "Вначале было слово". А ещё: "Аз есть Альфа и Омега". И "Не мир я вам принёс, но меч". И: "Ибо все из Него, Им и к Нему". "Ад, где твое жало? Смерть, где твоя погибель?". И это: "Если свет, который в тебе, тьма, то какова же тьма?". И существо было, умывающее руки, и местной рыбой, забыл название, накормили пять тысяч таких же существ. И вообще - всё было. Понимаете? В точности - всё.
   Космонавта никто не прерывал. Давая волю мыслям, Иона сбивчиво заговорил:
   - Хуже всего не это. Хуже всего, что я не знаю, зачем мне дали убедиться в правильности... опытным путём. Я не могу этого объяснить. Я боюсь. Я нахожу только одно объяснение. Я думал над ним всё время, когда плыл обратно на корабле. Я, знаете ли, в неком роде...
   - Да, это очень интересно, - голос уже получил нужную справочную информацию, - но, Иона, простите, вы никогда не слышали про сравнительное религиоведение? Про мономиф, про то, что структура переживания религиозного опыта, в сущности, одинакова для всех людей, ну... и им подобных? Тем более, вам переводили с инопланетного языка, переводили впопыхах и наверняка наши нейросистемы, которые делали это, использовали для этого наш же человеческий оригинал? Поэтому что же вас, собственно, так поразило? Почему что-то подобное не могло возникнуть у похожего на нас вида? Вы же сами сказали: "Что-то вроде".
   - Вы не понимаете. Там не нечто похожее. Там - то же самое! Естественно, что вместо пальм и пшеницы другие растения, но суть, мысль, действия, гм... сюжет - тот же самый. Хотя нет, не просто тот же самый. А единственный. Тот же, что и здесь. Более того, тот же, что и везде! Там ВСЁ то же самое. Всё. Особенно - конец.
   Иона Брихничев рассмеялся.
   - Когда я это понял, то чуть не умер. У меня остановилось сердце. А может и вправду остановилось. А потом... пошло. Знаете, я бы не так испугался, если бы грохнулся в первобытный океан, где обитают многокилометровые чудища. Я не испугался бы, если бы это был сверхразум, сотворивший нас для того, чтобы мы попробовали помыслить своего создателя. Да сами читали фантастику... С моим прилётом, её там, кстати, писать начали. Но этого я не ожидал. Я вообще не думал о подобном! Я сразу понял, отчего стал возможен наш полёт. Сразу понял, почему они оказались так близко от нас. Я всё понял. Кроме последнего. Зачем мне это открылось.
   Иона заплакал. Густая борода намокла и прильнула к груди. Это не были слёзы отчаявшегося человека. Так плачут, когда не могут вместить.
   - Я и рассказываю это ради реакции. Любопытства, как вы выразились. Я полагаю, что как только расскажу вам то, что узнал, всё само собой разрешится. Пусть и за ваш счёт. Простите, что принёс домой дурную весть.
   - Ясно... - разочарованно протянул голос.
   - О, нет! Ничего не ясно! Просто... вы понимаете, что это... это такая штука, которая идёт от доверия. Её нельзя проверить. Как бы ни старались философы или машины, но это нельзя доказать! Вот закон всемирного тяготения - можно, а это - нельзя. Нельзя! На этом всё и покоилось. А я... проверил. То есть я узнал, что это объективная правда. И этим я тут же обесценил весь смысл, ведь если все будут знать, что... всё правда, то будут верить, будут хорошими... то есть развеется вообще всё. Верить нужно исходя из свободы воли, из тайны, из недоказанности. Верить на свой страх и риск. Вот в чём смысл. Вы это понимаете? Я понимаю. Полетев обратно, я отключил эту вашу капсулу, вышел из сна и стал молиться. Намалевал образа на экранах, с которых вы за мной подглядывали. Я нёс вам нечеловеческий страх. Ведь Он почему-то захотел, чтобы вы это узнали. Это ведь снимает все вопросы: что было первопричиной, что ждёт после смерти, как надо жить, что было вначале, как появились мы... Не нужно больше задавать никаких вопросов. Не нужно никуда летать. Всё теперь ясно. И это страшнее всего. Вы ведь понимаете, когда раскрываются все тайны?
   - Перед смертью? - бесстрастно спросил голос.
   - Да, на смертном одре, - кивнул Иона, - когда нет смысла ничего скрывать, потому что через пару мгновений всё закончится. И вот я жду, когда эти мгновения пройдут. Простите меня, пожалуйста. Больше мне нечего вам сказать.
   Иона замолчал. В голосе же наоборот появилась угроза:
   - Брихничев, твою мать! И это всё? Ты что, дурак? Что за дебил проводил отбор в лётный отряд? Да тут тысяча и одно объяснение может быть, и твоё - тысяче первое из них! Даю тебе последний час. Это не образное выражение! А то, я заметил, они на тебя сильное впечатление оказывают. Мы ждём всего один час! И не тебя, Брихничев, ждём. Мы ждём, когда нам подготовят операционную. Проверим твой бред, так сказать, эмпирическим путём! Отбой!
   Ремни взвизгнули, стянув тело. Рука почувствовала укол. Что же, слова не разошлись с делом. Старик безразлично повернул голову от одной белой стены к другой. Мир за ними не переставал существовать. Под полом чувствовалось лёгкое гудение. Оно напитывало медицинское кресло. Иона себя тоже чувствовал, но впрыснутое лекарство замывало ум. Думать не хотелось. Всё уже было обдумано. Причём обдумано не им. Слабеющий Брихничев заворочался. От ремней затекли ягодицы. В намеченную секунду тишину разъял белый звук.
   Голос сказал:
   - Приготовься, Иона.

Оценка: 10.00*3  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  А.Каменистый "Весна войны" (Боевая фантастика) | | LitaWolf "Королевский отбор" (Любовное фэнтези) | | А.Каменистый "Исчадия техно" (Боевая фантастика) | | Д.Хант "Русалка и дракон" (Любовное фэнтези) | | Н.Жарова "Выжить в Антарктиде" (Научная фантастика) | | П.Коршунов "Жестокая игра (книга 5) Древние боги" (ЛитРПГ) | | В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа" (Боевик) | | Д.Владимиров "Киллхантер" (Боевая фантастика) | | В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда" (Боевик) | | AlicKa "Алисандра" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
П.Керлис "Антилия.Охота за неприятностями" С.Лыжина "Время дракона" А.Вильгоцкий "Пастырь мертвецов" И.Шевченко "Демоны ее прошлого" Н.Капитонов "Шлак"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"