Магазинников Иван Владимирович: другие произведения.

Танцующий в нагуалях (Реликт 0,999)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 7.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Рассказ написан специально для конкурса "Мир Хроник Реликта" по книгам Головачева.
    Жизнь в общине, отгороженной от остального мира целыи лесом смертоносных нагуалей, во многом зависит от умения и удачливости Искателя, который занимается поисками полезных для жителей поселка вещей за пределами Леса... И там, за стеною нагуалей, есть существа намного опаснее свирепых мутантов - люди.
    Вышел 7 апреля в сборнике "Реликт 0,999" изд. ЭКСМО, тираж 8 000.


Танцующий в нагуалях

  
   Глава 1. Искатель
   ...Иван карабкался по отвесному склону, ловко цепляясь за кусты и выступающие камни. Вот он нащупал ногою удобный выступ, осторожно наступил на него и перенес на ногу часть своего веса, проверяя надежность опоры.
   - Годится! - юноша покрепче ухватился за лиану руками и перенес на выступ вторую ногу...
   И только первоклассная реакция мастера ратного боя - эрма - помогла ему не рухнуть вниз, когда обманчиво прочный камень, оказавшийся на самом деле куском глины, осыпался вниз.
   - Проклятье! - Иван судорожно вцепился в корни, повиснув над бездной. Ноги заскребли по склону, пытаясь нащупать новую точку опоры, но безуспешно. Он поднял голову: примерно на полтора метра выше прямо над его головою свисала целая гроздь лиан, таких удобных, таких прочных и... таких недостижимых! Вернуться назад, не имя надежной опоры, он тоже не мог.
   - Кто не рискует, тот живет долго, счастливо и невыносимо скучно, - пошутил он и приготовился к рывку. Перегруппировал мышцы, правильно распределил вес своего тела и сжался, словно тугая пружина - казалось, что тело его звенит от напряжения, как гудит натянутая струна от легкого дуновения ветра. А когда судорога начала сводить перенапряженные мышцы, прыгнул вверх. Подтянувшись, силою одних только рук он бросил свое тело, одним рывком преодолев полтора метра, и буквально вонзился в лианы, судорожно хватаясь за спасительные побеги.
   - Уф. Три часа пополудни, полет нормальный, - прокомментировал Иван. Привычка разговаривать самому с собой у него выработалась во время многочисленных походов за территорию Леса. Юноша являлся единственным Искателем общины и занимался поисками оружия, инструментов, продовольствия и всевозможных технических приборов, которые могли бы пригодиться жителям поселения. Порою его вылазки длились неделями, и вынужденное одиночество стало причиною некоторых не совсем обычных привычек.
   Хорошенько укрепившись на лианах, юноша перевел дух и даже съел пару яблок, вытащив их рюкзака, закрепленного на спине. Но задерживаться здесь он не стал - до цели, вершины горы, оставалось совсем немного, а дожидаться темноты подвешенным над пропастью - было бы не самым лучшим решением.
   Вздохнув, Иван проверил, надежно ли закреплены рюкзак и карабин на спине, и снова отправился в путь по почти вертикальной стене. Он хотел еще до темноты добраться до цели - полуразрушенного строения, замеченного им вчера в подзорную трубу. Так далеко от селения искатель еще ни разу не забирался, и хотел закончить разведку как можно быстрее.
   - Если б эрмы были гармами, то они бы ни почем, никогда б и не подумали, так высоко строить дом... - задавая себе ритм шутками и поговорками собственного сочинения, Иван довольно быстро поднимался по склону, цепляясь за лианы. К счастью, почти вся вершина горы была густо опутана ими. Он уже начал уставать, когда до вершины остались жалкие четыре метра, а правая рука, которой он попытался ухватиться за лиану, вдруг провалилась в дыру.
   - Не понял... - озадаченно вытащил из провала руку юноша. Он, как мог, закрепился в лианах и осторожно раздвинул листья, за которыми скрывалась сама настоящая пещера. Иван снял с пояса фонарь и включил его, высветив в темноте... покрытую черной шерстью морду скалящегося гориллоида!
   - Понял... - вырвалось у юноши, когда мощные руки схватили его за куртку и втащили в пещеру. Последнее, что он запомнил перед тем, как потерять сознание, это был огромный, покрытый короткой шерстью и жутко смердящий узловатый кулак, приближающийся к его лицу...
   Очнулся Иван три часа спустя, если верить его внутренним часам. Нос, судя по всему, сломан, а ребра изрядно помяты. Правое бедро горело огнем. Связан он не был, и вообще ничто не стесняло движений юноши, поэтому, изогнувшись и стиснув зубы от боли в избитом теле, он ощупал бедро. Глубокую рану на ноге он, скорее всего, получил, напоровшись на какой-нибудь обломок, когда его волокли по пещере гориллоиды.
   Зрение юноши уже перестроилось под недостаточное освещение, и он огляделся, одновременно пытаясь нащупать хотя бы что-нибудь из своего снаряжения. Увы, положение безрадостное - ничего, обезьянолюди нашли и отобрали даже лезвие, скрытое в подошве ботинка. Точнее, они забрали сами ботинки, и даже поясной ремень - хорошо хоть, что одежду оставили! И бросили его в какой-то каменный колодец, шириною в пять шагов. Высота? Иван поднял голову и присвистнул:
   - Ого! Вижу свет в конце туннеля. Длинноват, туннельчик-то!
   Колодец был глубиною не меньше шести-семи метров. Будь он поуже, или стенки его не такие гладкие, и Иван с легкостью выбрался бы, но, увы, гориллоиды понимали, что в руки им попал не совсем обычный человек. Может, потому и не связали его - не существовало таких веревок или наручников, из которых не смог бы выбраться эрм.
   Поняв, что ничего для своего спасения в данный момент он сделать не может, юноша решил заняться своими ранами. Для начала он усилием воли погасил боль в израненном теле. Потом резким движением ладоней вправил сломанный - уже в который раз? - нос и занялся ногой. Заражение ему не грозило, а вот истечь кровью юноша мог запросто, будь он хоть трижды эрм. К счастью, рана только на вид и на ощупь оказалась неприятной - царапина не слишком глубока и регенерация тканей уже началась. Зашить рану не представлялось возможным, поэтому Иван просто аккуратно перевязал ногу обрывком рукава рубахи и решил, что теперь можно подумать и о том, как выбираться. Для этого нужно сначала выяснить, что происходит снаружи...
  
   Конечно, у него не было способностей интраморфа - и вообще, в поселении у Леса нет ни одного паранорма, но, тем не менее, кое-что он тоже умел. Юноша лег на холодный пол колодца поудобнее и расслабился, выпуская свои чувства на волю.
   - Я - вода. Я спокойная, чистая вода, и моя поверхность словно зеркало, отражает... отражает... Спокойная зеркальная гладь воды... - бубнил он себе под нос слова, придуманные им же самим в качестве психотренинга. - Вкусная, прохладная... И очень грязная! Тьфу! - вдруг подкатившее чувство жажды юноша отогнал неимоверным усилием воли и снова "поплыл", превращаясь в один огромный орган восприятия, улавливающий слышимые вдалеке звуки, едва ощутимые запахи и даже перепады тепла на окружающих стенах.
   Наверху никого не было, но по сводам пещеры - над колодцем нависали гранитные глыбы - гуляло эхо... Не голосов, а отголосков, в которых юноша узнал гортанную речь гориллоидов. Запахи немытых тел, острого мускуса и подгнившего мяса тоже явно говорили о том, что колодец находится в самом центре жилища зверолюдей.
   Иван снова вошел в привычный ритм и принялся размышлять, одновременно разминая затекшие мышцы - эрм готовился к бою. Судя по всему, мутанты его просто приберегают до поры до времени для каких-то своих нужд. Каких? Юноша не тешил себя иллюзорными надеждами, ведь он как никто другой прекрасно знал, что гориллоиды - людоеды. Уже не единожды он сталкивался с ними в своих походах, и успел хорошо изучить повадки приматов. Быть ему сегодня ужином, причем очень скоро.
  
   Наверху раздались голоса и шлепанье босых ног по полу. Четверо или пятеро гориллоидов шли по коридору, приближаясь к колодцу.
   - Даже если я вас сейчас и не перебью, то во время ужина уж точно костью в горле застряну, - злобно пообещал юноша, укладываясь на полу в ту же позу, в которой очнулся. Пусть думают, что он еще не пришел в себя.
   Мутанты остановились у самого края, и свет тусклых факелов, принесенных ими, проник в колодец. Гориллоиды начали негромко переговариваться, споря, кому спускаться вниз. Иван не понимал слов, но интонации и общий эмоциональный фон улавливал довольно неплохо. Удивительно, но мутировавшие гориллы - а именно они являлись предками гориллоидов - были менее разумны чем, к примеру, тюлениды. Люди-тюлени уверенно пользовались техникой, вполне сносно разговаривали и даже вели с людьми торговые отношения.
   Размышления прервал шелест брошенной веревки, и один из человекообезьян начал спускать вниз. Юноша быстро прикинул свои шансы: ударом ноги сбить мутанта с ног, быстро взлететь по веревке наверх и напасть на остальных, пользуясь фактором внезапности... Что такое четыре примитивных гориллоида для мастера боя? Досадная помеха, не более. К тому же, искатель уже неоднократно сражался с ними во время своих вылазок, и знал, что и как нужно делать, чтобы справиться с четырьмя обезьянолюдьми
   Все эти размышления длились не больше секунды - мутант успел сделать лишь один шаг в направлении лежащего Ивана, а юноша уже крутанулся, одновременно вскидывая ноги и "выбрасывая" их в направлении разумного примата. Удар пришелся прямо в подбородок и шейные позвонки мутанта хрустнули. Смерть наступила мгновенно, и грузное тело медленно начало заваливаться. А Иван уже ловко карабкался вверх по канату, сжимая в зубах костяной нож, которым был вооружен спустившийся в колодец гориллоид.
   Над колодцем склонился один из мутантов, стараясь разглядеть, то полз по веревке. Он держал перед собою факел, пытаясь осветить шахту, но тем самым мешал и себе - свет от факела слепил, а едкий дым заставлял глаза слезиться крохотные свинячьи глазки зверочеловека.
   Иван резко выбросил вперед руку, нанося удар прямо в пламя факела. Сноп искр осыпал эрма и мутанта, которому горящий факел ударил прямо в лицо. Запахло паленой шерстью, и по пещере разнесся раскатистый рык обожженного гориллоида, который отпрянул от колодца и схватился за свою морду. Иван успел ухватиться рукою за мощную волосатую руку мутанта, и тот, сам того не ожидая, вытащил эрма из колодца.
   Едва опустившись на каменный пол, юноша снова взвился в воздух, перепрыгивая через кого-то. Его тоже ослепил свет факела, поэтому постарался сразу же увеличить расстояние между собой и обезьянолюдьми, пока зрение не придет в норму. Но вместо ожидаемой тверди каменного пола, юноша сильно ударился о что-то упругое. Чутье и резкий мускусный запах подсказали ему, что это один из гориллоидов - похоже, их больше, чем он рассчитывал!
   - Директиву "нападение" заменить на директиву "бегство". Выполнять! - сам себе скомандовал юноша. Он не трус, но и не безумец. Без оружия и в тесной пещере справиться с двумя десятками свирепых гориллоидов ему не по силам. Зрение уже вернулось к нему, и он успел трезво оценить ситуацию.
   Врагов слишком много. И все они стояли между юношей и единственным выходом из пещеры. Который наверняка вел в следующую пещеру, кишевшую мутантами. Так что, даже пробившись через заслон, Иван вряд ли сразу оказался бы на свободе - судя по совершенно неподвижному и затхлому воздуху пещеры, колодец находился очень далеко от выхода, возможно даже, что в самом конце целого лабиринта пещер, которые облюбовали под свое жилье обезьянолюди.
   Приматы тоже поняли, что деваться юноше некуда. Они оскалились, и начали выкрикивать какие-то - судя по интонации - оскорбления в адрес человека. Один из них даже приподнял кожаную юбку и показал юноше свой черный зад, шерсти на котором совершенно не было. Прочие мутанты сочли этот жест весьма остроумным и захрипели-зарычали - смеяться они еще не умели, хотя своеобразное чувство юмора у них уже выработалось.
   - Ах ты! - юноша вскипел. Не раздумывая, он швырнул свое тело к стене и взбежал по ней. Используя скорость и силу инерции, эрм прямо по стене пробежал над головами первого ряда мутантов, и, со всех сил оттолкнувшись, перепрыгнул через пятиметровый провал колодца.
   В полете, он успел перегруппироваться и обеими ногами ударил в грудь опешившего от неожиданности гориллоида. Мощный удар отбросил коренастого мутанта, и его тело сбило на пол еще двоих зверолюдей. Увернувшись от чьих-то мощных лап, юноша подсек еще одного мутанта и, тем же движением, ударил в шею весельчака, недавно демонстрировавшего ему свой зад.
   - Попа у макаки должна быть красной! - прошипел эрм и, заломив руку гориллоида, разверну его к себе спиной. С огромным наслаждением Иван совершил акт возмездия, что было сил пнув мутанта пониже спины. Он замахнулся для второго удара, но не успел - мощные лапы обхватили его, прижимая руки к телу, и сразу несколько мохнатых тел навалились на несчастного юношу, сбивая его с ног и прижимая к земле. Иван успел еще сломать ударом ноги чью-то руку и укусить одного из мутантов за руку, прежде чем снова потерять сознание...
  
   Глава 2. Король Крыс.
   ...Сначала вернулась боль, и только потом - все остальные чувства и ощущения. Но лучше бы они не возвращались - запах был просто ужасен, а все тело ломило. Похоже, разъяренные гориллоиды хорошенько его попинали. Больше всего досталось раненой ноге. Нескоро ему теперь доведется бегать по стенам и ползать по отвесным скалам. Конечно, если вообще удастся пережить это веселое приключение.
   Звон в ушах пропал, и Иван услышал над собою гортанные выкрики гориллоидов. Во рту он ощутил привкус крови и языком нащупал пару обломанных зубов. "Зато теперь свистеть буду, как соловей", - мысленно усмехнулся он. "Вон, и публика уже собралась..." Юноша открыл глаза и осмотрелся. Он лежал на дне каменной ямы глубиною в два человеческих роста, а ширина колодца не меньше двадцати шагов. Все дно ямы усыпано костями и острыми осколками камней. На некоторых костях эрм рассмотрел останки плоти, а пара черепов принадлежала явно людям.
   Наверху, по периметру "арены", как окрестил про себя эту яму юноша, сидели, стояли и даже лежали гориллоиды. Не меньше сотни особей всех возрастов и обеих полов. Дети жались к своим мохнатым мамашам, а взрослые самцы сжимали в руках разнообразное оружие и сети, не спуская глаз с Ивана и ожидая с его стороны какой-нибудь выходки.
   Юноша попытался встать, опершись на руки, и только теперь заметил, что руки его крепко связаны. Тонкая веревка сильно впилась в запястья, мешая притоку крови, и каждое движение рук отзывалось уколами боли. Похоже, зверолюди учли свои ошибки и больше не собирались рисковать.
   - Крекс, пэкс, фэкс! Показываю первый и последний раз... - юноша принял сидячее положение и попробовал вывернуть кисти особым образом. Но затекшие руки плохо слушались, и удалось ему это не сразу. Одновременно он напрягал и снова расслаблял мышцы, разминая их и пытаясь следовать ритму биения сердца. Наконец, ему это удалось, и усиленный общим резонансом рывок в сочетании с правильным упором кистей освободили его от пут. Когда веревка лопнула и с тихим шелестом упала на пол "арены", гориллоиды умолкли, а державшие в руках оружие сделали шаг к яме, закрывая собою женщин и детей. Самый крупный самец, покрытый густой седеющей шерстью встал со своего места и уставился на человека, спокойно сидящего на дне ямы. Ноздри мутанта широко раздувались, а красные глазки внимательно изучали человека. Иван спокойно встретил взгляд вожака - а он был уверен, что этот самец и есть предводитель стаи - и даже улыбнулся.
   Наконец, удовлетворенный результатом осмотра, гориллоид сел на свое место. Воины отступили назад и опустили свое оружие, но по-прежнему не сводили цепких взглядов с юноши. Вождь что-то выкрикнул, и наверху раздался странный скрежет, сопровождаемый скрипом несмазанного колеса. Воины гориллоиды снова подняли оружие и шагнули к краю "арены". Но Иван даже не пошевелился. Если бы он хотел, то давно бы покинул яму - четырехметровая высота не препятствие для эрма.
   Его заинтересовал источник странных звуков - судя по всему, это был какой-то механизм или даже транспортное средство. Вдруг что-то зашелестело у юноши за спиной. Он резко вскочил на ноги и отпрыгнул в противоположную сторону, одновременно разворачиваясь в полете лицом к возможной опасности и приземляясь в боевую стойку. Часть зеленых лиан, густо покрывавших основание стены ямы, поднималась вверх, и именно шелест листьев слышал Иван. Он присмотрелся - лианы обвивали деревянную решетку, которая и поднималась, а наверху, скорее всего, находился подъемный механизм.
   За решеткою виднелся темный лаз, шириною не больше метра. Вряд ли гориллоиды открыли для него выход наружу, а значит, от этой дыры следовало ожидать только неприятностей. Юноша прислушался: в дыре послышались какие-то звуки. Источник звуков приближался, и вскоре он довольно ясно услышал топот множества лапок и пронзительный писк. Крысы! Скальные крысы, стремительные и беспощадные хищники, охотившиеся огромными стаями по ночам. Скальными их называли, потому что жили крысы в туннелях, которые сами же и копали в скалах, разгрызая и разрывая своими мощными лапами даже самые прочные породы. Некоторые охотники называли их кротокрысами и утверждали, что произошли эти мутанты от землероек и обычных полевых мышей.
   - Вот и скушала мышка кошку, - обреченно выдохнул юноша. Он прекрасно понимал, что справиться с крысами будет еще сложнее, чем с гориллоидами. Иван даже бросил взгляд наверх, прикидывая, сможет ли он прорваться через кольцо мутантов, но тут же оставил эту безнадежную затею.
   Тем временем крысы уже начали выбегать из лаза. Огромные, размером с небольшую собаку, они одна за другой выскакивали из темного прохода и устремлялись к стенам, окружая свою жертву. Нападать они не спешили, и эрм от скуки принялся их считать, но сбился уже на тридцатой...
   Вскоре его уже окружал густой серый ковер шевелящихся и попискивающих тел. Свободным оставалась лишь небольшая область вокруг самого Ивана, около двух шагов диаметром, Он уже давно смирился со своей судьбою и лишь безучастно наблюдал за серыми хищниками. Вот серая масса зашевелилась, забурлила и расступилась, открывая проход к лазу. Во тьме зажглась пара красных глаз и медленно, осторожно ступая, вышла на свет ее обладательница: крупная крыса, покрытая белой шерстью.
   - А вот и наш вожак-альбинос появился. - Пробормотал юноша, уже ничему не удивляясь. Ему уже приходилось наблюдать за разумными колониями насекомых, а однажды его трое суток преследовала стая параволков, мозг которых развит примерно как у пятилетнего ребенка. Так почему бы не существовать и разумным крысам?
  
   После столкновения Земли с нагуалями, погибло около 90% всего живого на планете. А выжившие, в том числе и люди, и звери, начали приспосабливаться к новым условиям существования на новой Земле. Планета приняла свой библейский облик, превратившись в выпуклую "линзу", но вместо трех китов или черепахи, он покоилась на густом скоплении нагуалей, пронизывающих этот сектор Солнечной системы. Впрочем, от самой системы не осталось даже названия, не говоря уже о других планетах, разбившихся о нити чужих Законов. На "библейской" планете в условиях сурового климата и борьбы за существование нет места обычным животным, и лишь серия мутаций позволяла выживать целым видам. Многие животные так и вовсе обзавелись разумом и даже речью, подобно обитателям Райского Сада, описанного во многих религиозных книгах. Вот только нрав у них совсем не ангельский и даже наоборот - обретя разум, они стали более озлобленными и изобретательными в поисках способов истребления друг друга.
   Некогда являвшийся венцом творения человек тоже не остался в стороне, и был втянут в борьбу за выживание. Землю покинули далеко не все, и на остатки человечества опустилась тьма беззакония и упадка, как технологического, так и социального. Люди не жили, а выживали, а бок о бок с ними пытались выжить десятки, если не сотни, видов разумных существ, порожденных не естественной эволюцией, а мутациями. И далеко не всегда победителями в этой борьбе становились люди...
  
   Иван напрягся, в ожидании. Сражаться было бессмысленно, но и сдаваться так просто он не собирался. В конце-концов, у него еще оставался запасной путь к отступлению, хоть и пролегал он через добрую сотню гориллоидов, с интересом уставившихся на дно ямы в ожидании забавного зрелища.
   "Ожидание. Единство Ярость. Вкус крови. Черные тела..."
   Получив пси-слоган, Иван даже не сразу понял, что именно произошло. Быть может, сказалось отсутствие опыта - мысленными образами-слоганами ему приходилось общаться лишь однажды, когда в селении гостил Русем. Он был Искателем одной из общин и интраморфом. Русем прилетел на флайте, и лишь благодаря своим сверхвозможностям смог преодолеть плотный лабиринт нагуалей, надежно укрывавших селение и делавший невозможными воздушные полеты в этом секторе. А может, слишком невероятным казалось присутствие интраморфа поблизости и именно сейчас. Юноша скорее готов поверить во внезапно появившиеся галлюцинации, чем в присутствие паранорма поблизости.
   "Где ты? Какие будут руководства к действию? Я всего лишь эрм, и не смогу оказать тебе достойную поддержку..." - мысленный посыл искатель направил в широком диапазоне, чтобы неизвестный наверняка услышал его.
   "Ты. Мы. Одна стая. Ищи внизу."
   Юноша удивился такому странному приказу, но послушно опустил голову вниз. Он и сам не знал, на что надеялся: увидеть внизу потайной люк и человеческое лицо в нем, или брошенное загадочным паранормом оружие, но... Он не увидел там ничего особенного, не считая по-прежнему выжидающих крыс и их белого главаря-альбиноса.
   "Я и моя стая. Ты. Скорость. Атака. Кровь и насыщение."
   Крыса-мутант встала на задние лапки. И в разум Ивана вдруг начали вливаться картинки-образы. Белая крыса, словно древний полководец, взмахивает жезлом, и потоки серых воинов устремляются вперед. Гигантская фигура Ивана хватается за края ямы, и, словно по мосту, полчища крыс выбираются по нему из колодца. Гориллоиды, почему-то не черного, а сине-серого цвета, испуганно кричат и падают на колени перед беспощадными грызунами...
   Видения исчезли так же внезапно, как и нахлынули. Осознание пришло не сразу, до последнего мгновения юноша не хотел верить в происходящее, его разум протестовал против этого.
   - Ты? - вырвалось у него, и эрм с недоверием уставился на огромную крысу. Остатки надежды на то, что неизвестный интраморф просто управлял крысами, развеял новый мыслеобраз: Иван стоит на горном склоне, а рядом с ним, приобняв юношу за плечи, стоит на задних лапах двухметровая белая крыса и скалит клыки в жутком подобии улыбки.
   "Вместе. Атакуем. Убиваем и насыщаемся."
   - Ладно, жду сигнала... Э-э-э, дружище.
   "Пора!"
   Приказ застал эрма врасплох, но тело среагировало мгновенно.
   Юноша с места взвился в воздух, одним прыжком преодолев расстояние до края ямы...
   Воины гориллоидов выхватили оружие и шагнули вперед...
   Крысы заверещали и серой волной накатились на отвесные стены ямы, карабкаясь друг по другу...
   Началась бойня...
  
   Иван подсек одного из зверолюдей, сбрасывая его вниз, и тут же перекатился, уходя от ударов копий. Не вставая с пола пещеры, схватил чью-то ногу и дернул - еще один гориллоид, размахивая руками, рухнул в кучу крыс, тут же набросившихся на него. Снова перекат. Эрм вскинул ноги, сбивая на пол мутанта и врубаясь в толпу покрытых черной шерстью тел. В правой руке он сжимал обломок копья, а в левой костяной нож с широким лезвием. Обычно Иван старался не убивать без необходимости, но крайняя ситуация требовала крайних мер. К тому же, он не знал, какую помощь могут оказать хвостатые союзники.
   А крысы, тем временем, используя рухнувшие сверху тела в качестве лестницы, непрерывным потоком выбирались из ямы и набрасывались на гориллоидов. Не знающие страха обезьянолюди разили грызунов, не отступая ни на шаг, но участь их была предрешена - крыс слишком много, и действовали они слаженно. Звери перегрызали сухожилия на ногах, вцеплялись в лицо приматов когтями и десятками набрасывались на одну жертву, не оставляя ей ни единого шанса.
   И там, среди серых юрких и черных массивных тел зверей и зверолюдей, сражался единственный человек, демонстрируя самые эффектные и сокрушительные приемы из арсенала эрма. И ему было жаль, что нет ни единого свидетеля, который мог бы восхититься его мужеством и воинским мастерством. Вот очередной противник заносит свою узловатую дубину. Иван с легкостью перехватил его руку и ударил ладонью в локоть противника, выламывая сустав в противоположную сгибу локтя сторону. Гориллоид завопил от боли, но крик его оборвал точный удар ребром ладони в гортань.
   Юноша периферийным зрением заметил мелькнувший среди серых и черных тел белоснежный бок Короля Крыс - так он про себя назвал крысу-альбиноса, вожака стаи - и отправил ему мысленный посыл-одобрение. Ответ пришел незамедлительно:
   - Иван, проснись, проснись! Лесник звонит, говорит, что это срочно!...
  
   Голос брата вырвал юного эрма из сонного забытья. С трудом отходил он ото сна. Со времени той памятной битвы и знакомства с Королем Крыс прошло три года, но память то и дело возвращала его в пещеру, наполненную предсмертными хрипами гориллоидов. В тот день удача улыбнулась эрму и его странным союзникам. В пещере искатель обнаружил несколько нераспечатанных контейнеров с промышленным оборудованием и успешно доставил их в селение, под охраной более сотни хвостатых хищников, выделенных ему мутантом-альбиносом в сопровождение. Еще трижды во время своих походов эрм сталкивался с Королем Крыс, и они оказывали помощь друг другу. Например, во время последнего похода Иван остановил лесной пожар, двигавшийся в сторону крысиных нор, а во время последней их встречи, крысы помогли юноше справиться с вооруженным отрядом сектантов, проповедовавших неизбежный конец света и приносивших пленников в жертву своему божеству - Чужому Закону.
   Во время мысленных бесед с Королем искателю удалось выяснить причины столь необычной симпатии мутанта. Как оказалось, прадед Короля был одной из лабораторных крыс, на которых военные ученые ставили свои эксперименты. Во время катастрофы часть подопытных животных погибла, а остальные оказались на свободе. Родовая память, передававшаяся по наследству, делала людей в глазах разумных грызунов некими сверхсуществами, творцами, подарившими им разум и свободу.
   "Интересно, какое количество разумных тварей, бродящих по многострадальной матушке-Земле, на самом деле созданы в экспериментальных лабораториях?" - уже в сотый раз мысленно задал себе вопрос Иван, а вслух переспросил:
   - Ну что там еще случилось?
   - Человек. Человек в лесу, в самой чаще!
  
   Глава 3. Человек из Леса.
   "Лесом" жители общины называли густое скопление нагуалей, отделявшее их поселение от остальной части суши. Пятьдесят лет назад, спасаясь от проснувшегося вулкана на борту чудом еще функционирующего транспортного парома, три сотни жителей уже погибшего острова Русского высадились здесь, в надежде обрести новый дом. Увы, новое место их обитания оказалось не менее изолированным, чем остров. Но если раньше от материка их отделяли воды бушующего океана и опасные снежные торосы, непрестанно перемещающиеся с места на место, то теперь путь преграждали смертоносные "заросли" нагуалей шириною в шесть километров. Невидимый лес непроходимой стеною встал на пути трех сотен человек и навсегда отделил их от остатков человеческой цивилизации, отчаянно сражающейся за свое выживание в этом ставшем вдруг враждебным мире.
   Корабль не удалось сберечь - во время отлива судно оказалось насаженным на шип нагуаля, и снять его оттуда не представлялось возможным, поэтому паром разобрали на части и превратился в жилища для скитальцев. Единственное имевшееся у них тогда летающее транспортное средство они тоже потеряли. Пассажирский двуместный птеран пострадал при попытке перелететь стену нагуалей. Огоньки, отмечавшие нагуали на высоте около двух километров, оказались обманчивым ориентиром, и крылатая машина влетела прямо в колючие невидимые заросли, набрав, как тогда казалось, безопасную высоту в два с половиной километра... Тогда и погиб дед Ивана, пилотировавший летуна.
   Сам Иван родился уже здесь, а не на острове, и здесь же прошел боевую подготовку эрма. Учителем его был тот, кого позже стали называть Лесником. И сейчас учитель нуждался в помощи своего ученика...
  
   - Старосту предупредили? - на всякий случай уточнил Иван, хотя и прекрасно понимал, что терафим Вереса, старосты поселения, отслеживал все поступающие сигналы, и он наверняка первым получил сообщение от Лесника.
   - Да, он уже отправился на край Леса, вместе с Ларой и Игорем.
   Искатель довольно кивнул. Все правильно. Если человек ухитрился каким-то образом проникнуть на территорию Леса и выжить среди нагуалей, то он или будет нуждаться в медицинской помощи - и тогда Лара с ее целительскими навыками будет весьма кстати, или является врагом - и тогда в дело вступит лучший стрелок селения, Игорь, брат Лары. Конечно, Лесник и сам наверняка справился бы с любым одиноким противником, но полагаться на спятившего эрма все же не стоило - мало ли, что взбредет в его больное воображение?
   - Хорошо, передай нашим, что я уже иду.
   Иван вскочил с кровати и в два шага подошел к шкафу, где висел его походный "костюм". Это был самый обычный кожаный комплект одежды, сшитый матерью Ивана, но для юноши он дороже и удобнее любых спецкостюмов. Каждый стежок, каждая заплатка на нем нанесены заботливыми руками матери, встречавшей своего безрассудного сына из каждого похода.
   - Мам, я иду к Леснику, там что-то случилось, - крикнул он. Не дождавшись ответа, юноша открыл дверь и нырнул в туманную дымку, окутавшую поселение этим прохладным утром.
  
   До края Леса он добрался быстро, опередив даже старосту и его спутников. В отличие от остальных людей, эрм вполне комфортно чувствовал себя в этом тумане и до места добрался бегом, потратив на дорогу всего полчаса. Брать транспорт он не стал, доверяя своим чувствам и ногам больше, чем приборам и колесам машины.
   Лесник ждал его на крыльце своей "избушки" - современного укомплектованного наблюдательного пункта из прочного и легкого металлопластика. Как всегда безмятежный, он жевал стебель травинки. Издалека заметив бегущего Ивана, он лишь выплюнул травинку, и только когда юноша остановился рядом с ним, поднялся на ноги.
   - Привет! - два эрма пожали друг другу руки, и замерли прислушиваясь. Примерно в километре от них раздался шум мотора транспортника - это приближался староста и его спутники.
   - Давай дождемся их, чтобы по два раза не повторять, - бесстрастно произнес Лесник и вошел в свою хижину, дав юноше знак следовать за ним.
  
   Лесник был немолод, но шаг его по-прежнему уверенный и пружинистый. Но прежний огонь потух в его серых глазах, ушел вместе с любыми проявлениями эмоций около пяти лет назад. В день, когда он нашел свою единственную дочь, двенадцатилетнюю сероглазую Маринку-егозу, в Лесу, неподвижно застывшую на невидимых и смертоносных шипах нагуалей.
   В тот день на глазах у жителей селения веселый балагур и затейник Федор Рощин, бывший даль-разведчик, а ныне искатель общины и техник-ремонтник, превратился в... Нет, не угрюмого, а скорее в совершенно равнодушного и безразличного ко всему происходящему Лесника. Он ушел из селения, перебравшись жить в сторожевой пункт на краю Леса, и все свое свободное время он блуждал среди нагуалей, изучая эти смертоносные воплощения Закона иной реальности. Закона, уничтожившего самого дорого ему человека. Быть может, он искал способ уничтожить нагуали, а может, просто искал свою дочь не веря, что она погибла - как сказал психолог общины после долгого наблюдения за изменившимся Федором, события того дня стерлись из его памяти, а еще его начали посещать странные голоса и видения.
   Как бы то ни было, но, не смотря на все свои чудачества, на протяжении всех этих лет Лесник исправно нес службу, оберегая поселок как от созданий, которые могли пройти через Лес, так и от самого Леса. Бывший даль-разведчик обходил границу Леса, наблюдая и занося в специальный журнал все происходящие с ним изменения, и вычерчивал с помощью специального голографического состава Периметр - границу безопасности, за которой и простирался смертоносный и Лес, тянущий свои невидимые ветви и шипы к небу.
  
   Через пару минут подъехал староста в сопровождении еще четырех человек, и Лесник начал свой рассказ:
   - Я, как всегда, проверял Каньон, отмечая новые изменения. Кстати, Иван, пометь - теперь после третьего поворота на пятом метре торчит шип на высоте примерно полуметра, он перекрывает весь проход. А после кривой сосны примерно на сто метров проход сузился, так что старайся держаться его середины.
   Искатель кивнул и отметил изменения Каньона в своем блокноте. Так жители селения называли относительно безопасный проход - единственный путь через Лес, найденный ими за все эти годы. Безопасность пути была относительной, ведь конфигурация нагуалей постоянно менялась, но, тем не менее, это единственная связующая нить между общиной и остальным миром. Слишком тонкая, чтобы использовать ее для эвакуации поселения, но человек и вьючная лошадь могли преодолеть восьмикилометровую дорогу с минимальным риском. Раз в неделю Лесник проходил Каньон, изучая и отмечая произошедшие с ним изменения, и обо всем предупреждал Ивана и нескольких охотников селения. Как ему самому удавалось не только пройти через Лес, но и проследить возникшие со времени последнего визита опасности - оставалось тайной. Одни считали Лесника мутантом, другие говорили, что после смерти дочери у него открылось седьмое или восьмое чувство, позволяющее определять положение невидимых нагуалей... Впрочем, у Ивана была на этот счет своя версия - Леснику помогали максимальная осторожность, немного смекалки и обостренная интуиция эрма. И ничего сверхъестественного.
   - Так вот, примерно на четвертом километре я вдруг заметил, как что-то шевелится метрах в ста от Каньона. Посмотрел через визор - никаких сомнений, это человек. Лежал прямо на земле, и едва-едва заметно шевелился. Сам я к нему пробраться и не пытался, сотня метров по нагуалям, это вам не шутка, поэтому, как можно скорее добрался до своей базы и отправил вам сигнал.
   - Оружие, одежда? Он точно один? - вопросы посыпались на лесника со всех сторон. Он так же бесстрастно и по порядку отвечал на них:
   - Оружия на нем я не нашел, специально проверил сканером. И вообще ничего металлического. Одежда... обычная, серая. Был он один, по крайней мере, я больше никого не видел. В Каньоне никаких следов я тоже не нашел, так что он туда пробрался другой дорогой. Лица не видел, он спиной ко мне лежал. Крови тоже не видно, хотя это ни о чем не говорит.
   Воцарилась тишина. Люди обдумывали услышанное, и разные гаммы эмоций пробегали по их лицам. По всем, кроме похожего на неуклюжую маску лица Лесника, которое давно уже ничего не выражало.
   - Ну, что делать будем? - разорвав тишину, просто и даже как-то буднично спросил Игорь. Он сидел на лавке, сжимая в руках своего неизменного спутника - штурмовой карабин.
   - Спасать! - не терпящим возражений тоном заявила Лара, и мужчины молча согласились с девушкой.
  
   Группа "спасателей" достигла места через несколько часов. Проводником, разумеется, стал Лесник, но и с его помощью продвигались они очень медленно - дорога была не из простых, и, следуя приказам лесника, они то прыгали, то ползли, то прижимались почти вплотную к невидимой стене смертоносных шипов. Немного помогал цветной порошок, который путники бросали, чтобы по его полету хоть как-то отмечать положение нагуалей, но и от него толку было немного - ни одна пылинка даже не цеплялась за поверхность нагуалей.
   К счастью, прямо напротив неизвестного, застрявшего в нагуалях, Каньон расширялся, и безопасное место образовывало небольшую полянку, на которой люди смогли безопасно разместиться и снять с себя рюкзаки. Не нужно никаких приборов, чтобы понять - в сотне метрах от Каньона в самой гуще Леса действительно лежит человек.
   - Я пойду! - Иван шагнул вперед, - у меня больше опыта, к тому же я эрм. Еще неизвестно, что это за человек, и человек ли вообще.
   - Плохая идея. - Староста умолк, словно прислушиваясь к чему-то. Впрочем, так оно и было - сейчас Верес слушал своего инка - квазиживую полуразумную информационно-кибернетическую систему, выполнявшую роль персонального советника и наблюдателя. - Ты наш единственный искатель, да и опыта хождения в нагуалях у тебя поменьше, чем у нашего Лесника, - староста мотнул головой в сторону неподвижной фигуры, равнодушно наблюдавшей за происходящим. - К тому же, он тоже эрм и сумеет дать отпор в случае необходимости. А ты вместе с Ильей прикроешь его.
   Иван хотел возразить, но, обдумав слова старика, понял его правоту и согласно кивнул. Верес вопросительно взглянул на Лесника.
   - Хорошо, я достану его. Если, конечно, это вообще возможно. - Лесник поправил на поясе сумку с порошком и проверил, хорошо ли ходит в ножнах кинжал - нагуали нагуалями, но среди смертоносных зарослей также росли и обычные растения, а иногда в Лесу можно обнаружить и хищных насекомых или червей, которые забирались сюда в поисках пищи.
  
   На то, чтобы добраться до лежащего на земле незнакомца, Леснику понадобилось около часа. Он горстями сыпал порошок, махал перед собою гибким прутом-щупом, осторожно прощупывал путь ногою и был предельно осторожен, но все равно ему не удалось избежать ошибки - оступившись, эрм споткнулся о невидимый шип и едва не рухнул в самую гущу нагуалей. Его спасла только отменная физическая подготовка. Изогнувшись немыслимым образом, Лесник, рискуя напороться на один из нагуалей, ухватился за свисающую над головою ветвь засохшего дуба и удержал таки равновесие
   Обратная дорога отняла у него почти два часа. Хотя путь уже несколько знаком и отмечен лежащим на земле порошком, но двигаться сквозь заросли нагуалей, неся на спине неподвижное тело - не самая легкая задача. К счастью, вернулся Лесник без происшествий. Он, со вздохом облегчения и по-прежнему бесстрастным лицом, ступил на безопасную поверхность Каньона и бережно опустил тело незнакомца в подставленные руки Ильи и Ивана. Лара уже распаковала переносной мед-комплекс, и сразу же приступила к диагностике. По ее несмелой улыбке люди поняли, что риск не был напрасным - незнакомец оказался жив. Они успели хорошо рассмотреть его: мужчина лет тридцати, с белой кожей и совершенно лысым черепом, одетый в мешковатую одежду серо-коричневого цвета. Ран или синяков на теле при беглом осмотре не заметно, и это вселяло определенную надежду...
  
   Вернувшись в поселок, Верес отдал распоряжение поместить раненого в лазарет и обеспечить рядом круглосуточное дежурство двух вооруженных бойцов по три смены за сутки. Люди вверили ему свою судьбу, и рисковать понапрасну старик не хотел.
   Глаза незнакомец открыл лишь на третий день. Все это время он находился в странном забытьи и лежал совершенно неподвижно, лишь грудь его вздымалась и опадала - дашал раненый спокойно и размеренно, а диагностика не обнаружила никаких внешних и внутренних повреждений. Едва получив сообщение о том, что незнакомец пришел сюда, староста явился в лазарет, не забыв сообщить о произошедшем Леснику и Ивану. Верес считал, что они вправе присутствовать при допросе, да и присутствие рядом двух эрмов вселяло в него спокойную уверенность.
   К сожалению, допроса так и не получилось. Подобранный в "зарослях" нагуалей человек оказался нем. Воспользоваться письменной речью так же не удалось - неизвестный то ли писал на каком-то совершенно чужом языке, то ли просто еще не мог нормально управлять своим пальцами. Разобрать смысл выводимых им закорючек было совершенно невозможно.
   Тем не менее, он пытался общаться жестами и вполне понимал все, что ему говорили. Но и это мало могло помочь - судя по всему, незнакомец совершенно ничего не помнил. Ни кто он такой, ни как он оказался в зарослях нагуалей - ничего. Оставив незнакомца в лазарете до полного выздоровления, староста приказал удвоить охрану и не спускать с него глаз.
  
   Глава 4. Танцор.
   Шло время. Немой - как с легкой руки Игоря окрестили спасенного из нагуалей незнакомца - оказался спокойным малым, и уже через три недели староста приказал снять с него наблюдение. Потихоньку новичок не только освоился в селении, но и перезнакомился почти со всеми жителями общины. Молчаливый и отзывчивый, он хватался за любую работу, помогая тем, кто в этом нуждался.
   Мужчины ценили его за немногословность и трудолюбие. Ловкий и выносливый, он за день успевал обойти все поселение и переделать десяток дел: нарубить дров, починить неисправленный насос общинного колодца, перетащить мешки с мукой подальше от сырости, помочь Ларе принять роды у кобылы, на спор слопать двадцать свежих булочек и многое другое. За своего его не приняли, нет, но и шпионом или беглым преступником уже не считали.
   Детей он покорил тем, что никогда не отмахивался от них и всегда мог уделить время разбившему коленку пацаненку или курносой девчушке, которая попросила сшить новое платье для куклы. А еще у Немого получались великолепные деревянные игрушки, и дети целыми стайками носились за ним с просьбой смастерить что-нибудь интересное. С одинаковой легкостью вырезал он свистульки и кукол, деревянные мечи и точные копии боевых излучателей. Поначалу жители селения с опасением поглядывали на чужака, когда вокруг него сновали дети, но потом, пообвыкнув, успокоились. А Лесник даже - с молчаливого одобрения старосты - подарил ему свой охотничий нож, с помощью которого Немой и строгал детишкам игрушки.
   Женщины же поначалу сторонились бессловесного чужака. Лысый, с блаженным выражением лица он далеко не был красавцем. Но и их удалось покорить Немому, причем самым неожиданным для всех способом.
   Произошла это в начале четвертой недели пребывания незнакомца в селении. Иван тогда вернулся из похода, первого с того дня, когда в зарослях нагуалей нашли Немого. Вернулся он с богатой добычей. Всего в двух днях пути от Леса, Искатель обнаружил разрушенное здание, которое когда-то служило, судя по всему, аванпостом или базой геологической разведки. От самого здания остался только фундамент, а вот в полуразрушенном потайном бункере нашлось немало ценного. Огромный запас консервов, целый ящик с оружием - даже один "универсал" нашелся! И множество приборов, с помощью которых можно искать воду, радиацию, металлы и даже источники энергии. К сожалению, он так и не нашел неповрежденных средств связи, но и без этого, находка оказалась бесценной.
   Иван недоумевал, как это он за несколько лет так и не смог обнаружить довольно приметного места, но ситуацию разъяснил ему Верес. Он опознал в одном из неработающих приборов генератор маскировочного поля. Судя по всему, совсем недавно его источник энергии истощился, и ранее надежно скрытый под сенсорно-голографическим полем бункер стал видимым. Потому-то Иван и смог его отыскать.
   Трудно недооценить важность находки. С помощью разведывательных приборов теперь можно было тщательно прочесать окрестности - наверняка этот бункер не единственный! И кто знает, быть может совсем рядом скрывается под маскировочным полем самый настоящий ангар с работающим воздушным транспортом или даже "метро"?
   В честь знаменательного события решили устроить праздник с гуляниями. Вот тогда-то Немой и получил свое второе прозвище, которым предпочитали называть его девушки селения - Танцор.
   Когда чужак вышел в круг танцующих и веселящихся людей, многие умолкли, а кружащиеся в танце пары и одинокие фигуры замерли не зная, чего можно ожидать от Немого. Он вышел в самый центр общинной площади, на которой устраивалось гуляние и... начал танцевать. Да так, что прекратили танцевать все остальные поселенцы, а зрители подались вперед, открыв рты. Казалось, что все тело вибрирует в такт музыке, что музыка сливается в тугие струны вокруг него и причудливо извивается, а он скользит по этим струнам, выписывая совершенно немыслимые па и пируэты, словно и не живой человек то вовсе. Руки и ноги его гнулись под совершенно невозможными углами. Немой двигался идеально повторяя ритмы мелодии, то замедляясь и почти превращаясь в неподвижную статую, то ускоряясь и размываясь в глазах зрителей в сплошное цветное пятно. Лишь два эрма - Иван и Лесник - да владевший инком Верес могли видеть движения танцующего в "темпе" чужака.
   Иван сглотнул внезапно подкативший к горлу ком. Он готов был поклясться, что Немой не являлся бойцом, но сойтись с ним в бою искатель не решился бы. Даже он со своей подготовкой не смог бы повторить многое из того, что на глазах у жителей общины демонстрировал Немой.
   - Дяденька, возьмите меня в балет, я тоже хочу так двигаться... - прошептал юноша, не сводя восхищенно-завистливого взгляда с танцующего чужака.
   А потом музыка умолкла, и Немой остановил свой танец. Ничуть не запыхавшийся, он выглядел так, словно только что пришел сюда, а не выделывал немыслимые кульбиты в течение пяти минут. Он с виноватым видом улыбнулся толпе и медленно вернулся в круг зрителей. Ошеломленные увиденным, жители молчали, а потом вдруг разразились бурными аплодисментами.
   Еще несколько раз выходил в круг Немой, но не по своей воле - его за руки вытаскивали весело хохочущие девушки, зазывая потанцевать с ними. Они только что в очередь не выстраивались, чтобы хотя бы один круг протанцевать вместе с чужаком. Юноши хмуро смотрели на все это и кривили губы, завидуя вдруг выросшей популярности Немого.
   - Ишь, танцор, охмурил девчат наших своими плясками чужанскими. Разве люди так танцуют? Не человек он, точно говорю! - злобно прокомментировал происходящее Илья, когда Немого уволокла под руку очередная быстроглазая девушка. Так и повелось с того дня - называли чужака кто Немым, кто Танцором.
  
   Глава 5. Чужаки.

--- фрагмент ---
подолжение и окончание ищите в сборнике "Реликт 0,999" издательства ЭКСМО, тираж 8 000, выход 22 марта 2010г.

Оценка: 7.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) В.Чернованова "Попала! или Жена для тирана"(Любовное фэнтези) В.Пек "Долина смертных теней"(Постапокалипсис) С.Панченко "Warm. Генезис"(Постапокалипсис) А.Григорьев "Проклятый.Начало пути"(Боевое фэнтези) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) М.Атаманов "Альянс Неудачников-2. На службе Фараона"(ЛитРПГ) Е.Кариди "Сопровождающий"(Антиутопия)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"