Магазинников Иван Владимирович: другие произведения.

Печатник. Печать Тьмы

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Оценка: 6.36*36  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Мой дебютный роман. Финальная вычитанная версия.
    Весьма талантливый и столь же невезучий вор Айвен случайно становится обладателем магической татуировки, пропавшей из Королевства Тьмы. И жизнь его превращается в бесконечную череду погонь и сражений. Новые земли, новые друзья и новые проблемы бешено сменяют друг друга, а тут еще и скрытый магический дар Айвена вздумал проснуться, разбуженный злосчастным символом... Сможет ли невезучий вор в компании новообретенных друзей - педантичного мага-геометра и ушлого гоблина, жреца троебожца, - избежать когтей Даркилона и избавиться от так называемой Печати? Это ведомо лишь хихикающему богу Нефарту, покровителю неудачников и калек.


Печатник. Печать Тьмы

   Пролог

"И каждому слуге короны должно воздать по заслугам его, дабы

никто не усомнился в мудрости нашего Величества..."

из королевского указа "О воздаянии и наказании...", 2 432 г.в.р

   Облезлый старый пес неторопливо брел по дороге, свесив язык почти до земли. Животное еле переставляло лапы, не разбирая пути и совершенно одурев от жары и голода. Вокруг не было ни единой живой души, не считая стайки воробьев, играющих в дорожной пыли.
   Кобель проводил печальным взглядом резвящиеся комочки перьев, под которыми наверняка пряталось аппетитное мясо и хрустящие нежные воробьиные косточки, и вздохнул. Увы, пес прекрасно понимал, что ему не угнаться за птицами, ведь сил не оставалось даже на то, чтобы пугануть их звонким лаем. Поэтому он лишь щелкнул клыками и сердито забурчал животом. Впрочем, ни желтые стертые клыки, ни гудящее брюхо не произвели на воробьев никакого впечатления.
   Близился полдень, и от жары псу уже начали мерещиться человеческие голоса:
   - Подвинься, Бритва, чай, не у тещи на поминках расселся, - прохрипел кто-то.
   - Ага, дождешься от нее такой радости, как же. Я скорее на своих поминках погуляю, чем на ейных, хвала некротам, ... - ответил ему низкий голос с присвистом.
   Пес от удивления так и уселся на дороге. Вскинув уши, кобель прислушался к звукам, доносящимся из его тощего брюха, но бурчание было самым обычным. Голоса зазвучали снова, и шли они со стороны широкого поля, тянувшегося вдоль дороги:
   - Проклятье! Хорт, какого мреля мы разлеглись на самом солнцепеке, если до хорошей густой тени - рукой подать? С меня уже семь потов сошло, а лысину так пропекает, что мысли из ушей жареными вылазят, - раздался голос несчастного обладателя тещи-долгожительницы.
   - Зная, о чем ты обычно думаешь, могу предположить, что сейчас у тебя из уха вылезет жареная галисийская танцовщица или бутылочка жареного красного вина...
   - А если ты не заткнешься, то следом вылезет крепкая жареная оплеуха!
   Пес юлой завертелся на месте, пытаясь отыскать источник голосов, но безуспешно - разве что воробьи вдруг научились человеческой речи? Тогда он закрыл глаза, которые, видать, на старости лет начали подводить, и шумно вдохнул воздух.
   ...Нос его долгое время по праву считался одним из сокровищ арланийской короны, и десять лет пес верой и правдой служил при королевской кухне стравником, оберегая его величество от предумышленных ядов и случайной тухлятины. Получил он на старости лет за службу свою верную лишь пинок под зад от самого принца Гельмута, "жестяной" желудок да потертый кожаный ошейник с тисненым гербом. А король помер ровнехонько через месяц после изгнания пса-стравника - отравился свежими булочками, которые, поговаривают, взошедший после смерти короля на трон принц Гельмут лично для любимого папеньки и замешивал. Такая вот политическая кухня...
   И нюх не подвел: в нос псу ударили вдруг многообразные запахи, быть которых здесь просто не могло. Густо пахло горячей кожей и металлом, человеческим потом и кровью, но более всего радовал кислый аромат нагретого вина и жареной курочки - верный признак близкой трапезы, ругани и побоев. Не открывая глаз, он пошел на запах, доверяя лишь своему чутью. И, не пройдя и пяти шагов, уткнулся носом во что-то... в кого-то! Кобель открыл глаза - вокруг него оказались люди, которые лежали и сидели на поляне, бывшей только что безлюдной. Все они были до зубов вооружены, небриты и чрезвычайно угрюмы. Впрочем, пса больше интересовало содержимое валяющихся на земле сумок, чем внешность и настроение их хозяев.
   - Ишь, унюхала таки, шавка облезлая, - с досадой произнес один из людей, - а ну пшел отсюда!
   Пес быстро оглянулся по сторонам. Естественно, взгляды всех присутствующих были устремлены к нему и не сулили ничего вкусного. Однако, четвероногому бродяге было не привыкать ни к таким взглядам, ни к побоям, которые вот-вот должны были на него посыпаться. И считанные мгновения остались, чтобы принять решение - попробовать сыграть на жалости и выпросить хотя бы косточку, или просто хватать то, что лежит поближе да пахнет повкуснее, и бежать со всех ног.
   Но люди не оставили ему выбора. Один, выделявшийся сверкающей лысиной, поднялся с земли и шагнул навстречу.
   - Нужно с ним что-то делать, а то ведь выдаст, - произнес он.
   - Смотри, Бритва, чтобы эта шавка тебя в бараний рог не скрутила, - хихикнул болезненно худощавый человек, лежавший рядом, но тут же осекся, пораженный увиденным.
   Лысый подошел к замешкавшемуся псу.
   Зверь прижал уши к голове и попятился назад, жалобно поскуливая.
   Огромная ладонь, украшенная татуировками и шрамами, потянулась к собаке.
   Ошейник заискрился голубоватым светом.
   Короткая молния сорвалась с ошейника и устремилась к протянутой руке.
   Человек вскрикнул, и рухнул на землю.
   Люди замерли, онемев и не сводя глаз со своего товарища, с воем катающегося по земле.
   Пес же не мешкал -подскочил к одной из раскрытых сумок вытащил из нее половинку жареной курицы и рванул прочь, стараясь как можно быстрее покинуть негостеприимных двуногих. Источающая пряный аромат добыча и грозные окрики удвоили его силы, и вскоре преследователи остались далеко позади. Отбежав на безопасное расстояние, четвероногий воришка сбавил ход и оглянулся. От изумления зубы его разжались, и курица упала в дорожную пыль: поляна была пуста! Ни людей, ни сумок - все исчезло без следа, словно наваждение.
   Осторожно потрогав лапой свою добычу, пес жадно впился в нее зубами, стараясь поскорее набить желудок. Вдруг и она тоже исчезнет, как те люди? Насытившись, повеселевший бродяга снова отправился в путь. Он знал, что рано или поздно ему встретится какое-нибудь поселение - все дороги начинаются и заканчиваются там, где есть хотя бы одна человеческая конура. Эту простую истину бывший придворный стравник, а ныне бездомный старый кобель усвоил уже в первый год своих скитаний...
   Глава 1. Засада.

"Внезапность, решительность, стремительность и напор!

Вот те качества, что помогут тебе избежать цепких лап

стражи и сохранить свободу, а может и саму жизнь..."

записано со слов Крута Быстроногого, главы

воровской Гильдии города Кияжа с 2422 по 2422 г.в.р.

   Вся ватага Хорта столпилась вокруг лежащего на земле головореза. Тот уже перестал кататься по земле и лишь вздрагивал, скорчившись, словно младенец в утробе матери.
   - Глянь-ка, и впрямь в бараний рог скрутило! - выдохнул разбойник с ярко-рыжей шевелюрой и с опаской посмотрел на своего тощего соседа. Того самого, который про рог и пошутил.
   - Эй, Бритва, ты как? - Хорт, главарь шайки, подошел к лежащему и ткнул его ногою в бок. - Живой?
   - Вроде да, - простонал тот и попытался встать, - Какого мреля со мною случилось?
   - А ты что, ничего не помнишь?
   - Э... Ну, я лежал... Ты лежал... Все лежали! А потом каким-то мрелем сюда собаку занесло. Я встал, чтобы пугануть ее... А потом меня... Молнией шибануло?
   Лысый выпрямился во весь свой немалый рост и уставился на сгорбленного старика, опирающегося на кривую палку - колдуна по прозвищу Белый Клык. Этого мерзкого и сварливого деда в шайке никто не любил, но именно благодаря его колдовству Хорт со своими ребятами уже третий год хозяйничали на дороге, оставаясь безнаказанными.
   - Эй, мрель горбатый, твоих рук дело?
   - Больно нужно, стану я еще ману тратить на всякое отребье, - оскалился колдун, продемонстрировав на удивление здоровые белые зубы, которым позавидовал бы и придворный вельможа, днями просиживающий в маникюриях да стригарнях.
   Собственно, из-за зубов он и получил свое прозвище. Настоящее имя его было Инош, и в свободное от неправедных трудов время Белый Клык принимал посетителей в собственном доме на площади Ремесленников. Был он единственным и весьма уважаемым в городе шептуном-зубодером. Работал, разумеется, без цеховой лицензии, но городские власти закрывали на это глаза, зато с гордостью при любом удобном случае открывали свои рты, демонстрируя отменные зубы работы Иноша-зубодера. Да и в шайке Хорта благодаря искусству колдуна никто зубами не маялся, да в дырки зубовные не посвистывал.
   - Тогда какого мреля меня так шибануло, а, колдун зубатый? Ты мне зубы не заговаривай, чай, не болят! Не Костлявый же меня сглазил, в самом деле!
   - Эй, Бритва, смотри, будешь ругаться по-эльфийски, ухи вырастут. - ухмыльнулся Хорт, - А ну завяли оба, пока своими криками всю округу не переполошили.
   - У меня все силы на морок уходят, чтобы нас от чужих глаз спрятать, - пояснил колдун, - А что до молнии, так нечего было на собаку кидаться, которая в зачарованном ошейнике ходит. Непростая, видать, псина была.
   - Клык, как думаешь, уж не на разведку ли эту зверюгу послал кто-то? Дорогу проверить... - спросил осторожный Хорт.
   - Нет. Видно же, что пес бездомный - некормленый, неухоженный. Бродяга, одним словом. Не боись, атаман, стража за ним следом не придет.
   - Ладно. Значит так, други, живо все пузом в траву попадали и затаились. Устроили тут балаган с песнями и плясками... И если хоть один рот откроется, или чье-то брюхо буркнет - живо Белому Клыку работы прибавлю, - Хорт показал свой весьма внушительный кулак, - вы меня знаете!
   Да, разбойники хорошо знали и суровый нрав своего атамана, и твердость его кулака. Равно как и добрая половина пьяниц славного города Кияжа, имевших привычку захаживать в трактир "Угрюмый булочник", где Хорт работал вышибалой. Поэтому без лишних слов попадали, где стояли, и умолкли. Однако, долго лежать не шевелясь и молча, не так-то просто, да еще и на самом солнцепеке. И вскоре снова среди головорезов понеслись шепотки, сдавленные смешки и тихие ругательства. Кто-то забулькал, приложившись к фляге, а Костлявый так и вовсе захрапел, наполнив поляну и окрестности равномерным гулом.
   - Не понял! Это еще что за спящий красавец в моей шайке завелся? - привстал Хорт. - Эй, кто там поближе... Бритва, поцелуй-ка его сапогом промеж глаз, а не то проспит и обоз торговый, и своего принца прекрасного...
   - Жарко, атаман, вот и сморило его, - промямлил разбойник, стаскивая с ноги внушительный сапожище, - На моей башке уже можно крыс жарить.
   - Ну, тогда хоть какая-то польза от тебя и твой лысой макушки будет. Ладно, - сжалился атаман, - вертай сапог на место и толкни его в бок. Только смотри, чтобы не заорал спросонья. Ишь, разлегся на солнышке, кости погреть... Еще б свистульку в нос вставил, дурыня деревенская!
   Хорт вытер пот со лба, повернулся в сторону плоского камня, на котором сидел Белый Клык и нахмурился. Тот словно и не чувствовал сокрушающей жары - кутался в свой овечий тулуп и спокойно перебирал бусинки на ожерелье, сделанном из зубов. Разумеется, из человеческих. Ну ничего не берет проклятого - ни летняя жара, ни зимняя ревматизма! Куда уж им, простым людям, до потомственного колдуна? Вот и мучаются под беспощадными лучами солнца, изнывая от духоты и жажды.
   Идея расположиться не в уютной тени какого-нибудь дубка или оврага, а на открытом и солнцу и взглядам месте принадлежала самому атаману, но он уже десять раз успел пожалеть об этом решении. С одной стороны, охрана обозов очень уж напряженной и нервной становится, проезжая мимо возможного укрытия подорожных грабителей, а широкое чистое поле никаких подозрений не вызывает. С другой стороны, после семи часов, проведенных на самом солнцепеке, у его ребят азарту сильно поубавилось. Если в ближайшие пару часов на дороге никто не появится, то можно считать, что зря землю потом поливали и брюхом давили - улова не будет.
   Хорт повернулся к колдуну:
   - Эй, Белый, ну что там на дороге? У нас уже ножи в ножнах затупились, животы в траве отлежались от безделья. Что твоя крыса говорит?
   - Он не разговаривает, чай, не перепугай заморский, - отмахнулся тот, - картинки немые кажет, и то ладно. И не крыса, а крыс...
   - Да пусть хоть частушки похабные поет, лишь бы толк был!
   - Обожди немного, сейчас узнаем, что к чему.
   Колдун сунул пальцы в рот и свистнул по-особому - совершенно беззвучно. Кому нужно, тот услышит. И верно - не прошло и минуты, как в траве раздалось шуршание, и на камень взобрался жирный рыжий крыс.
   Крыс этот был фамилиаром Белого Клыка. Что такое этот "фамилий", колдун не объяснял своим подельникам - похоже, и сам не знал толком. Но без своей хвостатой твари зубодер и шагу не ступал - кормил из своей миски, с собою спать укладывал, всячески оберегал от разных напастей. Некоторые разбойники называли крыса рыжим братом колдуна, раз за разом выдумывая истории одна другой страшнее, как и почему Белый Клык родного брата в крысу превратил. Ведь и впрямь грызун на колдуна был похож. Толстый, рыжий, драный и с ослепительно белыми острыми зубками. Такой же злобный и тоже большой не дурак выпить, как и его хозяин. Рыжий Брат не только служил глазами колдуна, бегая в разведку, но и каким-то образом помогал ему творить особо сложную и опасную для рассудка волшбу - общаться с духами умерших или смотреть вперед-назад во времени.
   - Ну, не томи, колдун, спрашивай скорее свою животную, - Хорт стиснул кулаки.
   Белый Клык взял крыса в руки и поднес его острую морду к лицу, вглядываясь в блестящие глаза-бусинки. Водянисто-серые глаза старого чародея начали наливаться колдовской чернотой, и рыжий грызун неподвижно затих, показывая своему хозяину немые картинки.
   Долго ждать не пришлось. Клык вдруг дернул головой, замотал, стряхивая наваждение, и бесцеремонно отшвырнул крыса. Впрочем, Рыжему Брату было не привыкать. Шлепнувшись на землю, он лишь отряхнулся и уселся вылизывать лапки, сердито попискивая.
   - Радуйся, атаман, обещанная духами добыча скоро будет здесь. Добыча хорошая и легкая, - колдун вытянул вперед руку и посмотрел на свои заметно дрожащие пальцы, - две телеги и никакой охраны. Будут через два-десять минут.
   - Две телеги - да без охраны? Может, чародейство какое?
   - Не думаю, - усмехнулся старик, - да ты и сам все увидишь.
   Он снял с пояса флягу и с видимым удовольствием приложился к горлышку. С каждым глотком колдовская чернота уходила из его глаз, сменяясь хмельным блеском. Хорт нахмурился, но не сказал ни слова. Колдун был единственным членом шайки, которому дозволялось пить перед налетом - любая волшба отзывалась Белому Клыку такой головной болью, что одно вино и спасало. За остальными атаман смотрел строго, и стоило ему увидеть или унюхать лишнее, и провинившийся смело мог идти обучаться художественному свисту через новообретенные щели во рту - бил трактирный вышибала точно и сильно.
   - Два-десять, говоришь? - Хорт сплюнул сквозь зубы, - Тогда давай, готовь свои чары, а уж мы с ребятками подхватим. Кстати, а где твой пузырь?
   - Хм, да еще недавно здесь был! - нахмурился Инош, - Ничего, сейчас найдется как миленький...
   Чародей положил на ладонь свои жуткие бусы и начал перебирать нанизанные на нитку зубы. Наконец, отыскав нужный, он крепко сжал его пальцами и начал аккуратно катать между ними, одновременно проговаривая непонятные слова на колдовском языке. На кончиках его пальцев заплясали голубоватые искорки. Колдун тотчас сунул зачарованный зуб в рот и закричал:
   - А ну живо ко мне, каббров сын!
  
   Айвен шел по тенистому лесу, наслаждаясь ароматом перегретой хвои и прохладой. Валяться в траве, подставляя спину под палящие лучи солнца? Нет уж, пусть другие на солнце спины жарят, а он предпочитает отдыхать в тенечке и слушать щебет птиц. Осторожно ступая по ковру из опавших иголок, юноша внимательно вслушивался в птичьи переливы и свисты. Конечно, романтик из Айвена был такой же, как из деревенского кузнеца придворная швея-кружевница, да и слухом боги его обделили. Просто прислушивался он исключительно в гастрономических целях - очень уж хотелось отведать свежего мясца, и совсем замечательно было бы наткнуться на гнездо желтокрылой веретейки, чьи крохотные яйца считались деликатесом и подавались ко столу в лучших столичных ресторациях.
   Зазевавшись, юноша не успел пригнуться и со всего маху приложился о низко висящий сук. В глазах потемнело и перед взором Айвена закружились-завертелись звезды, упорно не желая складываться в знакомые созвездия. Раскалываясь от боли, голова гудела не хуже храмового колокола в поминальный день.
   - Хватит! - простонал юноша, крепко зажмуриваясь и прикрывая уши ладонями. Обиженные звездочки мигнули и погасли, а вот странный гул в ушах не пропал, а наоборот - стал еще более раздражающим, напоминая жужжание рассерженных ос.
   Айвен открыл глаза. Темнота со звездами окончательно пропала, но зрение решило выкинуть новый фокус, размывая очертания окружающих предметов и иногда раздваивая их. Впрочем, после такого удара и не удивительно - юноше разом расхотелось и кушать, и птичек слушать. Зато ему удалось выяснить источник шума, которым оказалось то самое дерево, о ветку которого он ударился.
   Жуткая боль в голове притупляла остроту мыслей, но он постарался быть последовательным в рассуждениях:
   - Хм. Жужжит снаружи, а не внутри. - Айвен постучал костяшками пальцев себя по лбу, но острая вспышка боли тут же заставила его пожалеть об этом. - Снаружи головы, но внутри дерева, - постучал он по стволу. - Само по себе дерево жужжать не может, а значит, кто-то жужжит вместо него. По-моему так!
   Юноша радостно улыбнулся. Потихоньку зрение начало приходить в норму, и он задрал голову.
   - Тысяча каббров, это же пчелиный улей! Где есть улей, там есть и пчелы. Где есть пчелы, там есть и мед. А где есть мед, там есть и...э... - мысли его всё еще путались - ...там есть я!
   Сладкое Айвен любил. Вообще-то, он много чего любил, впрочем, как и любой другой нормальный человек, гном, эльф и, может быть даже урлак. Хотя, как раз насчет урлаков он не был уверен - кроме как спать, убивать и жрать, урлаки больше ничем не занимались, и обычные человеческие (а также гномьи и эльфийские) радости были им чужды.
   Юноша сбросил сумку на землю, проверил, хорошо ли ходит в ножнах кинжал, и подошел к дереву. Но тут же застыл на месте: к жужжанию пчел добавились еще звуки, и Айвену они не понравились. По ту сторону толстого ствола кто-то сопел и хрипел, пытаясь взобраться на дерево.
   - Эй, между прочим, я этот улей первым нашел! -- предупредил юноша незваного охотника за сладким. В том, что неизвестный тоже решил полакомиться медом, он даже не сомневался.
   Царапание стихло, а вот хрипы стали громче и больше похожими на рычание. Из-за ствола показалась косматая черная голова медведя. Точнее, медведицы, судя по светлому треугольнику шерсти на груди.
   -- М-мама... -- только и смог прошептать юноша, ноги которого стали ватными, а в горле мигом пересохло.
   Но медведица сыночка не признала и заревела громче, пытаясь напугать человека. Медленно пятясь спиной вперед, Айвен начал отступать, а зверь также медленно шел на него. Сделав так шагов пять, юноша ударился спиною о шершавый ствол дерева. И, словно только этого и ждала, медведица тут же перешла с неторопливого шага на рысь, стремительно сокращая расстояние между собою и жертвой.
   Айвен задрал голову и увидел прямо над собою толстую ветку, до которой было рукой достать, что он и сделал. Подпрыгнув, ухватился за нее и полез наверх, стараясь забраться повыше. Снизу раздался жалобный рев, и дерево ощутимо вздрогнуло от сильного удара, когда зверь врезался в него, не успев остановиться. Юноша знал, что медведи вполне неплохо умеют лазать по деревьям, чем сам он, увы, похвастать не мог.
   -- Эй ты, мохнатая, -- крикнул он вниз, поудобнее устроившись на ветке, -- ну зачем тебе сырой, невкусный и неделю не мывшийся вор, а? Посмотри туда. Огромное дупло, до краев наполненное душистым медом и кусачими пчелами. Лично я на твоем месте не раздумывая выбрал бы мед.
   Медведица вовсе не собиралась лезть за ним наверх, но и так просто отпускать -- тоже. Она улеглась прямо под деревом, неотрывно глядя на укрывшегося среди ветвей человека. При звуках человечьего голоса самка мотнула головой и глухо зарычала.
   -- Вот у тебя есть дети? -- в минуту опасности язык у Айвена начинал жить самостоятельной жизнью, с переменным успехом то выпутывая его из неприятностей, то наоборот, вовлекая в еще большие. -- Будь у меня пара мохнатых толстозадых детишек, я бы предпочел притащить им немного свежего меда, а не кровоточащий кусок дурно пахнущей человечины.
   На эту тираду медведица никак не отреагировала. Разве что из ее открытой пасти начала обильнее капать слюна. И Айвен надеялся, что этот эффект был вызван упоминанием меда, а не человечины. Он уже был готов разразиться новой речью, но сделать это ему не дали. Один из зубов вдруг пронзила острая боль, и в голове громом зазвучал голос Иноша:
   - А ну живо ко мне, каббров сын!..
   От неожиданности юноша резко дернулся, и ветка, казавшаяся такой надежной опорой, выскользнула из-под него. Айвен ухватился за свисающую прямо перед ним лиану, но та предательски зазвенела и порвалась, не выдержав тяжести.
   Жизнь вовсе не пронеслась перед его глазами: так, вспомнил пару старых ругательств, и только. Упал Айвен на мягкое и... недоуменно ревущее! Медведица, прямо на которую он свалился, ошалело мотнула головой а потом и вовсе с жалобным ревом скрылась в кустах, решив не связываться с этим странным человеком. Не веря в свою удачу, юноша бегом бросился к дороге, постоянно оглядываясь: не передумала ли зверюга?
  
   - Эй, атаман, - раздался снизу тихий голос, - глянь, уж не колдуний ли это пузырь бежит из лесу?
   Хорт посмотрел в указанную сторону. И впрямь, кто-то бежал по полю, напрямую к устроенной разбойниками засаде. Было слишком далеко, чтобы рассмотреть лицо или детали одежды бегущего, но колдун уверенно заявил:
   - Он и есть, каббров выкормыш. Ишь, удумал, по лесу прогуляться. Давненько, видать, зубами не маялся, нужно будет ему напомнить вечерком, что значит язвенный пульпит и глубокий кариес передних резцов...
   - Не жалей малого. Помучается пару ночей без сна - живо вспомнит, что значит приказов атамана не слушаться, - кивнул Хорт.
   Айвен остановился рядом с ними, тяжело дыша. Глаза главаря гневно сверкали, не суля ему ничего хорошего.
   - Сиди здесь. Двинешься с места - прибью! Хоть один звук издашь - прибью! И в любом случае после того как с обозом разберемся, я тебя прибью! - шипел Хорт, ухватив за шиворот несчастного юношу. Тот испуганно смотрел на него, и боялся лишний раз моргнуть
   - Понял меня, гнида кабброва?
   Айвен кивнул. Хорт с легкостью швырнул его под ноги колдуну и скомандовал уже совершенно спокойным голосом:
   - Всем сидеть тихо и не шевелиться, обоз вот-вот будет. Кому что делать - знаете, не впервой на дорогу выходим. Колдун, надеюсь, что я не слишком придавил твоего пузыря, и он не лопнул, как мое терпение? Лошади на тебе, не забывай!
   Дождавшись знака зубодера, атаман опустился на землю и замер в ожидании. Остальные последовали его примеру. И едва последний из грабителей неподвижно замер в траве, как на горизонте показалось облако пыли. Укрытые мороком от чужих глаз, разбойники приготовились к нападению...
  
   Айвен лежал на земле, боясь лишний раз пошевелиться. Бежал сюда он не разбирая дороги, и ухитрился наткнуться за густые заросли жгучей крапивы. И теперь открытые части его тела горели, словно в огне. Наверное, примерно так чувствуют себя грешники-изиты, которых, согласно их вере, в Подземном Царстве жарят на сковородках бесы, вытапливая из них грехи и пороки - чем больше успел нагрешить несчастный, тем дольше времени проведет он на сковородке, обильно поливаемый кипящим маслом.
   Колдун склонился над ним и начал водить пальцем по лбу, вырисовывая магические знаки. Нет, он не пытался облегчить страдания несчастного юноши и даже более того - боль, не позволяющая Айвену потерять сознание, была только на руку. Ему сейчас просто нужен был "пузырь", чтобы пополнить растраченные запасы маны и подготовить пару-тройку заклинаний до появления обоза.
   Юноша не был полноправным членом шайки Хорта, хотя уже год без его участия не обходилось ни одно дело. Не был он и помощником колдуна, хотя и принимал участие во многих его колдовских ритуалах. Айвен был просто "пузырь", которым пользовались по мере необходимости и всегда старались держать его под рукой. Так уж получилось, что родился он с редчайшим магическим даром - или с проклятьем, это уж кому как - который заключался в его... абсолютной неспособности к магии.
   Что в этом необычного, ведь полным-полно людей, которые не имеют чародейского дара? И уж тем более, что в этом магического? Дело в том, что он был из тех, кого называли "пузырями", а если выражаться по мудреному, то "субъектом с открытой на поглощение и замкнутой на испускание мана-системой". Накапливал ману в огромных количествах с такой легкостью, которая доступна далеко не каждому обученному чародею, но при этом не мог использовать свои огромные запасы магической энергии. Вообще. Ни напитать силой магическую руну, ни зажечь пучок сухой соломы заклинанием - ничего этого Айвен не смог бы проделать даже спустя десять лет обучения у лучших магов королевства. Он знал пару рун, зазубрил наизусть несколько заклинаний, но в его исполнении это были просто значки и просто звуки, лишенные какой бы то ни было силы. Казалось бы, вот она, кипит-бурлит внутри, бери да пользуйся! Но, не тут-то было. Ни единой капли маны, ни единой искорки силы не мог он влить в творимую волшбу - таким уж уродился.
   Зато, "пузырь" может служить источником маны для другого чародея! Это как таскать с собою флягу свежей прохладной воды, которую ты сам и открыть-то не можешь, зато любой другой может из нее напиться вдоволь. Конечно, против воли самого мана-накопителя воспользоваться его магическими резервами было невозможно, но это ограничение обходилось очень и очень просто, в чем юноша лично убедился в первый же день своего знакомства с белозубым колдуном. "Пузырь", он ведь самый обычный человек, который испытывает самые обычные эмоции - радость, страх, боль... И особенно хорошо, как оказалось, Айвен чувствовал зубную боль.
   ...До знакомства с Хортом и его ребятами, юноша промышлял карманником - срезал кошельки у зевак, да сверлил дыры в набитых карманах у торговцев. Вор он был не то чтобы плохой, и смекалкой и ловкостью его боги наградили щедро, да вот только богиня Удача, похоже, повернулась к нему известным местом, а проклятый божок неудачников Нефарт напротив, словно в отцы-покровители навязался. А если к этому прибавить болезненное любопытство Айвена да его неуемную страсть к авантюрам и веселым шалостям, то и вовсе удивительно становится, как он исхитрился к своим двадцати четырем годам воровского клейма не получить.
   Тот день, когда Айвен попытался подрезать кошелек у пьяного деда в "Угрюмом булочнике", стал для него судьбоносным. Пьяный дед оказался ни кем иным, как Белозубым Иношем, колдуном-зубодером. Необычную ауру воришки, которая плыла и переливалась всеми цветами радуги, словно поверхность мыльного пузыря, чародей заметил сразу и сильно обрадовался - способности колдуна были весьма средними, и он давно мечтал заполучить себе какого-нибудь "пузыря", чтобы пополнять от него растраченную ману. А тут, смотри-ка, сам в руки пришел, да еще какой! Если бы мана-система трактирного карманника не была замкнутой на себя, то быть бы ему среди первых чародеев королевства. Конечно, при должной подготовке.
   В общем, Инош сделал юноше предложение, от которого тот не смог отказаться - трудно сказать "нет", когда в каждом твоем зубе поселилось по дятлу, а позади многозначительно ухмыляется трактирный вышибала, лениво отгоняя мух пудовой дубинкой из железного дуба. Так и стал мелкий карманник дорожным грабителем, влившись в небольшую банду Хорта. Правда, в драку его не пускали и под стрелы-мечи не подставляли. Во-первых, толку в настоящем бою от карманного искателя мало - только мешаться под ногами будет. Ну и во-вторых, хорошего "пузыря" найти много труднее, чем умелого головореза. Люди с такой особенностью рождались крайне редко, да и чародеи Академии тщательно выискивали их, и всех найденных "пузырей" брали под свою опеку, используя для своих опытов или как живые мана-накопители. Так Айвен стал для колдуна-разбойника дополнительным источником маны на те случаи, когда Клыку не хватало собственных магических сил...
  
   ...Кончики пальцев юноши похолодели и окончательно потеряли чувствительность. Так всегда происходило, когда колдун выкачивал из него накопленную ману. Айвену как-то довелось услышать, что полностью опустошенный "пузырь" угасает - сначала просто теряет способность накапливать магическую энергию, а потом начинает чахнуть и теряет всяческий интерес к жизни и ее радостям. Впрочем, ему это не грозило - колдун не отличался особым могуществом, и запасов маны хватило бы на нескольких таких Иношей.
   Наконец, чародей довольно крякнул и отшатнулся от юноши, обрывая канал силы. "Пузырь" устало распластался по земле, а старик же напротив, выпрямился во весь свой рост и перестал зябко кутаться в драный тулуп. Ни на кого не обращая внимания, колдун уселся на камень и принялся рисовать пальцем в воздухе невидимые знаки да что-то приговаривать. Айвену был уже хорошо знаком этот наговор, гордость Белого Клыка и его собственная придумка - правда, это было единственное созданное им заклинание, причем совершенно случайно - заклятие, которое колдун назвал "коновалом". Невидимость невидимостью, но остановить лошадей нужно было быстро и надежно, чтобы не вздумали понести, и чтобы обозники не смогли ими управлять. Для этого и предназначался "коновал".
   ...Год назад, нечаянно создав в состоянии изрядного опьянения новое заклинание, Инош сразу вообразил себя магом-конструктором. А для закрепления успеха попробовал сотворить еще пару новых проклятий и наговоров... Когда остатки старой зубодерни догорели, а колдуна привели в сознание сбежавшиеся на пожар люди, старик в пьяном бреду и дымовом угаре поклялся навсегда завязать и с волшбой, и с выпивкой. Впрочем, как и всегда в подобных случаях, уже через семерик смертная клятва утратила свою силу, и колдун попробовал повторить свой эксперимент. Только на этот раз он провел опыт в чистом поле и со всеми предосторожностями. А для наибольшего соответствия, перво-наперво довел себя до нужной кондиции двумя кувшинами "бургийского мельника", белого вина, которое он пил и в тот памятный день, когда сгорела зубодерня.
   Может вино оказалось не той выдержки, а может рисунки звезд на небе и коровьих лепешек на дороге оказались неблагоприятными, но и на этот раз кроме вспыхнувшего факелом стога сена у Белого Клыка ничего не вышло. Трижды пытался он освоить профессию конструктора заклинаний, но безуспешно и весьма для себя травматично. В общем, махнул он на все это левой, наименее обожженной, рукой и снова вернулся к дырявым зубам обывателей да к разбойным деяниям...
  
   Бесшумно подойдя к самому краю дороги, Белый Клык вытянул руку в сторону обоза, который был уже в двух сотнях шагов от места засады. Вот подъедет он на десять шагов, и тогда взведенное заклятие сорвется с пальцев и поразит свои цели.
   А тем временем разбойники с недоумением и растерянностью смотрели на то, что должно было стать жертвой налета. Две старые клячи, впряженные в простую телегу, да малая тележка позади прицеплена. И правит этим всем одинокий тощий старик, задремавший на жаре. Ни тебе каравана телег, ни охраны, ни толстых купцов в расшитых кафтанах - как и обещал колдун. Предоставленные сами себе лошади еле-еле переставляли ноги, скорее делая вид, что тащат телегу, а катилась она не иначе как сама - с горки. Единственное, что хоть как-то могло порадовать приунывших грабителей, так это обилие всевозможных свертков, сундуков и коробов на обеих телегах. Впрочем, потертый наряд возницы ясно давал понять: самое ценное, что есть в этих сундуках - это сами сундуки.
   - Или колдун наш таким образом подшутить удумал, или этот мрель на телеге специально охрану не брал, рванину на себя напялил да сундуки взял поплоше - чтобы никто не позарился на товар-то, - еле слышно прошептал Бритва.
   - Ага, и лежат у него в свертках золотые гномьи слитки и хеонские зачарованные доспехи, - так же тихо хмыкнул Хорт.
   - А может это столичный Архимаг, укрывшись под стариковской личной, везет боевые артефакты? - опасливо предположил Рыжий.
   - Ты б еще сказал, что это сам Холодный Старик подарки везет на Новый Год! Не боись, Белый Клык никакой волшбы не учуял. Ладно, други, на третий палец начинаем...
   Атаман поднял вверх кулак и начал медленно отжимать пальцы, по одному. И когда третий палец указал в небо, началось веселье.
   Колдун стряхнул с пальцев "коновала" и одновременно снял морок, укрывавший шайку от чужих глаз.
   С криками разбойники вскочили на ноги и окружили телегу. Рубаки-бойцы в первых рядах, стрелки и метатели - в десяти шагах позади, все насторожены и с оружием наготове.
   Лошади, потерявшие зрение, слух и обоняние, стали как вкопанные, тревожно фыркая и прядя ушами.
   Дремавший возница широко зевнул и... лег на край телеги, поджав ноги к груди, словно малое дитя - только пальца во рту не хватает. До ошеломленных и разом умолкших от такого зрелища разбойников донесся его тихий храп...
  
   Глава 2. Культурные ценности.

"История - это наука, которая позволяет изучая ошибки

прошлого - попытаться избежать ошибок в будущем..."

Надпись на двери кафедры гадания и

ясновидения Ригской Академии Магии.

   - Не понял! Вы что это - все надо мною издеваетесь? Сначала Костлявый храпа давит, а теперь еще и этот обношенный? Эй, Бритва! - Хорт с силой вогнал в ножны меч и жестом подозвал лысого громилу. Тот со вздохом начал стаскивать с ноги сапог...
   - Погоди, я сам, - раздвинув разбойников, к телеге вышел Белый Клык.
   Колдун вытащил щепотку сероватого порошка и швырнул ее в лицо спящему. Тот поморщился, перевернулся на другой бок и оглушительно чихнул, тут же проснувшись.
   Возница оказался болезненно худощавым стариком, впрочем, весьма неплохо сохранившимся - на его морщинистом лице играл здоровый румянец, а седые длинные волосы были на удивление густыми. На узкие плечи был накинут цветастый тканый халат, одетый шиворот навыворот прямо на голое тело, а на ногах красовались холщевые штаны невероятных размеров и домашние пушистые тапочки с мохнатыми шарами на носах. Казалось, что без пяти минут жертва дорожного ограбления собрался в путь то ли в кромешной темноте, то ли спасаясь от пожара и хватая, что под руку подвернётся.
   Окончательно проснувшись и протерев глаза, возница сел и принялся рассматривать окружающих его людей. Правой рукой вцепившись в телегу, а левой рассеяно теребя свою жиденькую козлиную бороденку, он бегал глазами по сторонам, ни на ком не задерживаясь больше пары мгновений. Порою и вовсе создавалось впечатление, что возница никого не замечает.
   - Ну? - атаман нетерпеливо хлопнул себя ладонью по бедру.
   - Что? - переспросил старик.
   - Все!
   - Что "все"?
   - Совсем все!
   - Я уже приехал? - дед вдруг обеспокоено завозился на своей телеге и начал неуклюже шарить руками под ворохом скинутого кучей тряпья, пытаясь что-то отыскать. Разбойники напряглись. Вооруженные луками и арбалетами стрелки тут же вскинули оружие, направляя его на возницу - мало ли, что там у него спрятано?
   Но тот вытащил самое обычное яблоко и уставился на него с непониманием, словно видел впервые в жизни.
   - Можно и так сказать. Приехал, - хмыкнул Хорт, давая знак опустить оружие.
   - Странно, - старик осмотрелся, - я думал, что в Кияже несколько больше народу. И немного больше этих... как их... домов! Да, намного больше.
   - Так до Кияжа еще два часа ехать. И если ты сейчас будешь себя хорошо вести, то вскоре продолжишь свой путь. Да еще и доберешься быстрее - на разгруженной телеге-то.
   - Ага! Так значит вы эти... как их... - возница нахмурился, пытаясь вспомнить позабытое слово. Машинально он откусил кусок яблока, скривился и отшвырнул его в строну. Недоеденный плод, вращаясь, подкатился к самым ногам Хорта и замер.
   - Разбойники мы, - тяжело вздохнул Бритва и развел руками: "извини, мол, так уж вышло, мы не виноваты"...
   - Это те самые, которые на дорогах людей грабят и убивают? - недоверчиво переспросил дед, почему-то косясь на Айвена. "Пузырь" уже успел не только пробраться в первые ряды окружавших телегу людей, но и вытащить из кучи тряпья, лежащего на дне телеги, какую-то книжку.
   - Простите, но вы держите ее вверх ногами, - любезно подсказал старик, когда Айвен раскрыл книгу.
   - Дед, а какая мне разница-то? - ухмыльнулся юноша и принялся обмахиваться книгой, словно веером. По его красному от жары лицу расплылась блаженная улыбка.
   - Действительно, никакой, - вздохнул возница и, неуклюже взмахнув руками, попытался встать.
   - Но-но! Без резких движений, старый мрель, а не то живо железом нафаршируем! - лысый разбойник опустил руку ему на плечо и ловко крутанул кинжал между пальцами.
   Старик снова сел. Пытаясь за что-нибудь ухватиться, он едва не опрокинул плохо закрепленные на телеге коробки, которые тут же опасно накренились, удерживаемые от падения только веревкой. Вытащил непонятно откуда курительную трубку, положил ее рядом с собою, сунул задумчиво палец в рот, а в правой руке его появилось второе яблоко.
   Хорт заскрипел зубами от злости на это неуклюжее недоразумение в халате. Возница съежился и робко отодвинул от себя трубку.
   - Будет лучше, если ты сам скажешь, что везешь, и отдашь все ценное. В противном случае придется все хорошенько осмотреть, а кое-что и поломать... - с любезной улыбкой вкрадчиво объяснил атаман, и тут же скривился, от внезапной зубной боли.
   - Отвечай, мрель, когда тебя атаман спрашивает! - попытался снова схватить деда Бритва, но, неловко повернувшись, ткнулся коленом в край телеги и взвыл от боли.
   - Любопытно, а вы знаете, молодой человек, что означает упомянутое вами... и вот сейчас еще раз, слово? - ни к кому не обращаясь, пробормотал старик себе под нос, с любопытством рассматривая прыгающего на одной ноге и матерящегося Бритву.
   - Хватит любезничать! Ты, хруст старый, живо гони золото и драгоценности! Рыжий, Маркуш, Хабар и Комар, пошарьте по сундукам. Остальным с него глаз не спускать!
   Старик сокрушенно покачал головой и вытащил из-за пазухи позвякивающий мешочек. Хорт нетерпеливо выхватил его и дернул шнурок.
   - Атаман, нет! - завопил колдун, и снова зуб главного пронзила острая боль.
   Мешочек развязался, и на дорогу посыпались круглые разноцветные камушки, поднимая облачка пыли.
   Вожак отскочил в сторону, укрываясь за спиной Бритвы.
   Сразу три разбойника вскинули арбалеты, положив пальцы на спусковые скобы.
   Старик вскрикнул, и закрыл лицо ладонями.
   Кто-то из разбойников шумно испугался и густо покраснел.
   Белый Клык в два росчерка нарисовал в воздухе светящийся символ, который тут же погас.
   Все замерли, не издавая ни звука и боясь лишний раз пошевелиться.
   Наконец, зубодер с ухмылкой подобрал один из рассыпавшихся камней и пару раз подбросил его на ладони:
   - Эй, босота придорожная, чего перепугались-то? Камни как камни. Никаких чар или рун на них нет.
   - Простите, господа, я просто перепутал кошели. Эти камни... Понимаете, я историк, везу с собой книги и культурные ценности. Например вот эти камни... Некогда на территории современного Хеона жили дикие племена хионитов, которые в качестве письменных знаков использовали вот такие камни, выкладывая их на...
   - Ты лучше золото мне в руку выкладывай, а не свои камни, - ухмыльнулся Хорт. - Ценности, это очень хорошо.
   - Культурные, простите, ценности.
   - Ну так а я о чем? Мы тут тоже люди культурные. Костлявый, вон, читать умеет, Гнебек - писать, а Айвен даже в сколярии учился. Ума, правда, так и не нажил, зато морду на сколярных харчах отрастил - ого-го!
   - Чистили мы как-то дом одного историка, - хмыкнул Рыжий, - столько оружия, доспехов и золотых побрякушек оттуда вынесли, что еще три дня спинами маялись, надорвавшись.
   - Золото, дед! - требовательно протянул руку Хорт.
   Зуб его снова заныл. Старик, с извинениями, запустил руку под халат и вытащил еще один мешочек, на этот раз отозвавшийся звоном золота.
   - Да поживее ты! - атаман нетерпеливо выхватил кошель из дрожащей руки, но, не удержав, выронил.
   Осыпая неуклюжего деда, палящее солнце и всех богов проклятиями, атаман наклонился за выпавшим мешочком. Нащупав его под телегой, он резко выпрямился и, со всей силы, приложился головой о выпирающий кусок доски.
   - Кабброво семя! - в глазах потемнело, и атаман начал заваливаться набок.
   К нему на помощь шагнул было один из разбойников, но наступил на яблоко и рухнул как подкошенный. Он попытался ухватиться за стоящего впереди Костлявого, но лишь сильно толкнул того под правый локоть, вынудив полоснуть Бритву саблей по бедру.
   - Какого мреля? - взревел раненый, разворачиваясь к обидчику и перебрасывая кинжал из руки в руку с такой скоростью, что между его ладонями словно выросла стальная лента.
   - Я... Я не хотел... - попятился Костлявый, наступая на руку пытающегося встать на ноги атамана.
   - Думаешь, я хочу это делать? - прошипел Бритва, поудобнее перехватывая кинжал.
   - Господа, господа хорошие, прошу вас, не нужно смертоубийства! - вскочил на телеге старик. - Такой чудесный сегодня день, солнышко, опять же, светит... Не нужно омрачать его пролитой кровью!
  
   Неизвестно, чем бы все это закончилось, если бы не вмешался колдун:
   - А ну все замерли, а не то нашлю разом зубного сверлильщика с челюстной ломотой! Бритва, убирай свою зубочистку и живо ко мне, рану твою почищу. Ты и ты, - выбрал он двоих, - помогите атаману подняться, не видите, худо ему?
   - Эй, здесь и впрямь книги! А еще черепки какие-то, в тряпки завернутые, - раздался голос Айвена, который уже успел вскрыть одну из коробок, стоявших на телеге.
   - А что в других коробках? - пришедший в себя Хорт вытащил из ножен мечи приставил его к стариковской шее.
   - Вон в тех и тех - книги, на том краю всякие образцы...
   - Айвен и Хабар - проверить, - коротко скомандовал атаман. - Что за образцы?
   - Разное. Глиняная посуда, древние медные украшения, холстяная одежда хионитов и рурариев... Только умоляю, поосторожнее с ними! Это все очень древние и очень хрупкие вещи!
   С громким треском сорвав крышку, Айвен сунул голову в коробку.
   - А... а... апчхи! Дед правду говорит, тут тряпки пыльные и железки какие-то.
   - Золото? Оружие?
   - Нет, какие-то клещи, пара гвоздей гнутых, гребень бабский и просто куски. Наверное, обломки. Каббров мусор, в общем.
   - Это не мусор! Это уникальные находки большой культурной ценности! - воскликнул историк.
   - Хабар, что там у тебя?
   - Книги, атаман. Как дед и сказал, во всех коробках книги и какие-то свитки.
   - Магические? Переплеты золотом тисненые?
   - Старые книги, языка этого я не знаю.
   Хорт повернулся к Белому Клыку, но колдун лишь мотнул головой: следов магии нету.
   - А в том сундуке что? - кивнул атаман в сторону второй телеги, на которой стоял один лишь сундук, примотанный тонкой цепью.
   - Э... Там... Там тоже книги, - почему-то замялся дед.
   - Да? Эй, Бритва, пока Ловкач Гарри в холодной яме сидит на крысиной диете, ты у нас за замочного мастера. Ну-ка, поковыряй замок и проверь, что там за книги такие.
   - Я... Простите, может лучше не надо? - попытался было возразить историк, но было уже поздно.
   Бритва вытащил из кармана увесистую связку отмычек всевозможных форм и размеров. Внимательно осмотрел замок и выбрал среди отмычек что-то, больше напоминавшее кривой штопор, чем ключ. Поплевав на кончики пальцев, взломщик взялся за дело.
   - Мне кажется, лучше этого не делать, дело в том, что этот сундук является собственностью Ригийской Академии Магии, и вполне возможно, что... - снова заговорил старик, но закончить свою мысль не успел.
   Позади обоза раздался громкий треск, и в спертом от жары воздухе запахло весенней грозой. Пораженный ударом молнии, ударившей из замка, Бритва отлетел в придорожную траву и катался по ней, корчась от боли.
   - Да что ж это за день сегодня такой каббров!? - отчаянно воскликнул Хорт. - А ты за каким каббром молчал?
   - Но позвольте! Я-то как раз и пытался предупредить, но вы даже слушать не стали!
   - Что ты там насчет магов шептал?
   - Этот сундук и его содержимое принадлежат Ригийским архимагам. Наверняка на нем есть защитные чары.
   - И что в нем такого важного?
   - Я не знаю. Мне его передали уже в запечатанном виде и сказали, что внутри находятся ценные книги.
   - Эй, Малыш, ну-ка... - дал знак атаман одному из разбойников - широкоплечему детине, на добрых полголовы выше самого Хорта, которого можно было с легкостью принять за подмастерье кузнеца.
   Громила подошел к массивному на вид сундуку и с легкостью приподнял его над телегой.
   - Легкий, атаман. Точно не золото.
   - Ладно, проверьте, как там наш цирюльник, не помер еще?
   - Жив я, жив, - раздался стон Бритвы. - Я уже привыкший. Руки только трясутся, так что не скоро я за ножницы да бритву возьмусь.
   Глядя на этого лысого, как колено, увальня было сложно поверить, что он когда-то считался одним из лучших цирюльников Кияжа. Если бы не его страсть к спиртному да хорошей драке, то был бы сейчас он не Бритвою, разбойником с большой дороги, а хозяином какой-нибудь стригарни в столице. Но после того, как цирюльник едва насмерть не прирезал сына одного дворянчика, осмелившегося насмехаться над лысиной Бритвы, дорога в большие люди ему была заказана. Хорошо еще, если удавалось хотя бы на малый сезон наняться в какую-нибудь цирюльню подмастерьем. К счастью, встреча с Хортом стала для него той самой соломинкой для утопающего, а виртуозное владение холодным оружием не раз и не два спасало жизнь как самому Бритве, так его собратьям по придорожному ремеслу.
   - Может, кувалдой его? - хмуро предположил Бритва, со злобою косясь на сундук. - Хороший удар любую волшбу сплющит-покорежит.
   - Если господа позволят то у меня будет другое предложение, - робко вмешался историк.
   - Выкладывай.
   - Вот здесь... Где-то здесь у меня были ключи, - завозился старик, извлекая из груды тряпья и укладывая рядом с собою совершенно невообразимые вещи: стеклянную чернильницу, крохотный череп какой-то птицы, изящный женский сапожок, деревянную дудочку...
   Откуда и, главное, зачем старик взял эти вещи, было решительно непонятно. Хорт хотел было уже одернуть горе-ученого, но тот с победным возгласом вытащил, наконец, связку с ключами.
   - Вот! Вот они, проклятущие! Только не нужно его кувалдой, умоляю вас! - историк протянул атаману ключи, одновременно укладывая рядом с собою обломок ржавой сабли.
   Хорт потянулся было к ключам, но вдруг резко отдернул руку и скривился, едва слышно застонав.
   - Что случилось, господин хороший? Неужто зубы прихватило? - участливо заглянул ему в лицо возница, нервно теребя свою бородку.
   - Не твоего ума дело! Ключи давай!
   Старик часто закивал головою и снова протянул связку. Левая рука его рассеяно шарила по барахлу, извлеченному только что со дна телеги. Зацепив невзначай саблю, дед испуганно вскрикнул и сунул в рот порезанный палец.
   - Тысяча похотливых кабрров, - выхватив ключи, провыл атаман. От острой боли его аж перекосило.
   - Ой-ой, совсем, видать, худо вам, господин разбойник. Вам бы к зубодеру хорошему обратиться. Слыхал я, что в Кияже как раз есть знатный шептун, зубных дел мастер. Не то Инок, не то Инош его кличут... - залебезил историк.
   Белый Клык и атаман переглянулись. Разумеется, держа в подчинении лучшего зубного колдуна, Хорт в первую очередь озаботился зубами своими и своих людей. И тот зуб, что сейчас заставлял его морщиться от боли, болел не просто так. По просьбе вожака, Инош вставил ему заговоренный золотой зуб, зачарованный на беду хитрым способом. Когда какая-то напасть начинала угрожать Хорту, зуб этот начинал побаливать. Чем ближе опасность, и чем большую угрозу она в себе таит - тем сильнее будет болеть зуб.
   "Бедовый" зуб неоднократно уберегал атамана и его людей от несчастий, вовремя их предостерегая. И, судя по всему, сейчас опасность была нешуточной. Клык что-то пробормотал себе под нос и зашевелил пальцами, сплетая чары. Закончив, он обеспокоено взглянул на Хорта и покачал головой: никаких следов чужой магии окрест не было. И на дороге крыс-наблюдатель тоже никого не углядел.
   - Так, слушать меня, други. Малыш с Бритвою хватают магов сундук. Хабар, Рыжий, Весел и Маркуш берут по коробке из тех, что потяжелее, да звенят пошибче - может книги какие ценные сыщем, или в тряпках да черепках золото укрытое. Комар и Костлявый с арбалетами встанут на дорогу, да будут смотреть в оба. Остальным перерыть телегу да всякие интересные мешки-сумки с собою взять. Потом разберемся, культурные там ценности или матерьяльные.
   Старый историк с ужасом и недоверием уставился на атамана, даже пропустив мимо ушей вырвавшееся из его уст мудреное слово.
   - Вы не имеете права! Это все является культурным достоянием королевства! - попытался возразить он, но Рыжий его резко оборвал тычком в бок:
   - Слышь, дедуля, ты бы лучше помог да вещи из телеги выкинул. Может и сжалится атаман, оставит тебе пару книжонок да горшков битых. Или ты и впрямь где-то золотишко припрятал, а то и вовсе "пыльцу фей"?
   - Да как вы смеете! Я уважаемый в столице человек, профессор кафедры...
   - Эй, Айвен, - вмешался Хорт, - что-то наш прохвостор от жары уж больно разговорился. Заткни-ка ему рот.
   "Пузырь", шаривший по телеге, ухмыльнулся и подскочил к возмущающемуся историку. Тот вскинул было руки, пытаясь защититься, но юноша оказался проворнее. Он выхватил из кармана кусок войлочной обмотки и сунул его в рот деду:
   - Пчелы побрезговали, так хотя бы тебе пригодится. Ты, главное, особенно не принюхивайся, - дал он добрый совет старику.
   - Малыш, не поднимай сундук слишком высоко, а то нашему цирюльнику неудобно. Хабар, ну что ты копаешься? Живо, живо кабрровы дети, пока нам хвосты не подпалили.
   - Атаман, мне кажется, что наш профессор больше не будет шуметь. Ты ведь не будешь больше шуметь? - любезно поинтересовался Айвен, присев рядом со стариком на телегу. Тот утвердительно кивнул.
   - Брось его, и займись сумками, - отмахнулся Хорт, - но посматривай, чтобы не задохнулся. Нам лишний покойник не нужен, а уж тем более - неупокойник. Кто их, профессоров этих, знает?
   - Я вытащу кляп, а ты пообещаешь себя тихо вести. На вот, дедуля, яблочком угостись. У меня их много! - доверительно произнес "пузырь" и указал на сумку, набитую яблоками, собранными со дна телеги.
   Дождавшись кивка, он вытащил кляп и сунул на его место огрызок. Ласково потрепав старика по щеке, он выпрямился и, осторожно ступая среди разбросанного по дну телеги мусора, двинулся к сумкам.
   Выплюнув яблоко, историк тяжело вздохнул и бессильно уронил руки. Халат на нем распахнулся, обнажив бледную старческую грудь, покрытую длинными шрамами. Судорожно подхватив полы своего одеяния, возница неуклюже закутался в него, нечаянно сбросив локтем с телеги пару черепков. Снизу раздались сухие щелчки - разбросанные по дороге цветные камни пришли в движение, потревоженные упавшими обломками, и покатились, сталкиваясь друг с другом.
   Хорт, погрузившийся в раздумья, услыхав этот стук вдруг встрепенулся и осмотрелся по сторонам, но вокруг, как и прежде, не было ни души.
   - Все, отходим! Что не успели собрать ...
   Но договориться он не успел - раздавшийся со стороны телеги оглушительный треск, сопровождаемый отчаянным воплем, заглушил его голос. Кричал Айвен. К нему уже сбегались остальные, пытаясь выяснить, в чем дело.
   Как оказалось, одна из досок, видимо совсем прогнившая, проломилась, и левая нога юноши провалилась по самое бедро. Общими усилиями удалось успокоить орущего "пузыря" и высвободить ногу. Выглядела та просто ужасно: острые щепки изорвали в клочья штаны и исполосовали ногу. Зуб атамана снова начал покалывать.
   - Эй, чего уставились, кабрровы дети? Ну-ка, живо, вернулись к работе! Здесь и без вас есть кому разбираться! - пинками да затрещинами разогнал Хорт разбойников и подозвал колдуна:
   - Останови ему кровь и очисти от заразы. Боль можешь не снимать - будет ему наука. Сможешь все это сделать на ходу? - дождавшись ответного кивка, атаман скомандовал: - Все. Двигаем отсюда, да копытами пошевеливаем. Рыжий, передай свой сверток Комару, а сам помоги Айвену.
   Отходил Хорт последним, внимательно наблюдая, чтобы его люди не оставили после себя ничего такого, что могло бы помочь чародеям-ищейкам их отыскать. Один за другим исчезали груженые награбленным добром фигуры под восстановленным Иношем мороком, чтобы никто не мог проследить, куда они направились. Посмотрел на жертву ограбления: старик все так же сидел на краю телеги, подтянув колени к груди, обхватив их руками и опустив голову вниз. Лица его не было видно из-за длинных волос, но плечи историка мелко сотрясались от рыданий. На какое-то мгновение Хорту даже стало жаль бедолагу, но он быстро выбросил эти мысли из головы - на большой дороге жалости и состраданию не место!
   Атаман развернулся и зашагал в сторону леса, куда отправились остальные разбойники. Оказавшись под пологом, он увидел сидящего на корточках зубодера и стоящего рядом бледного Айвена.
   - Давай, колдун, делай свое дело. Да только смотри, не перестарайся.
   Тот лишь хмыкнул в ответ. Ухватив "пузыря" за руку, старый чародей полоснул его острым ногтем по запястью, а когда показалась капелька крови, начал тянуть из юноши ману. Выкачанную ранее магическую силу колдун потратил на создание заклятия невидимости и на исцеление его разодранной ноги. А предстоящая волшба требовала огромных расходов маны - почти на пределах возможностей Иноша.
   Все компоненты заклятия были уже готовы, и едва первые слова сорвались с губ, над головою все еще неподвижно сидящего историка тускло засветился магический символ и тут же растаял. Все. Фамильное заклинание, которое передавалось в семье колдунов-зубодеров от отца к сыну, одурманило разум несчастной жертвы, путая и стирая из его памяти события последних минут. Ограбление, лица и голоса разбойников - все это перемешалось, стерлось, растаяло вместе со знаком над головою старика.
   ...Пациенты Иноша-зубодера никогда не жаловались на болезненность лечения, хотя иногда обычные заклинания обезболивания оказывались бессильны. В таких случаях в ход шел "мыслекрут", как называл семейное заклинание сам колдун. Как оно работало, зубодер представлял смутно, но после него последние воспоминания у жертвы путались, детали терялись, а ощущения - в том числе боль, страх или голод - и вовсе пропадали. Что было, что не было - словно плохо запомнившийся сон.
   Благодаря Иношу банда Хорта вот уже три года безнаказанно хозяйничала на дорогах Кияжа. Несчастные жертвы не запоминали ни лиц, ни голосов, ни даже количества грабителей - никаких примет. Тот же историк уже завтра мог стричься у Бритвы или чинить башмаки у Рыжего, не узнавая ни того, ни другого. Конечно, иногда жертва не поддавалась действию чар, но в таких случаях атаман не церемонился - Люркерское болото не даром считается бездонным, схоронит и еще одну тайну...
   Солнце уже клонилось к горизонту. Посреди дороги стояла телега, в которую были впряжены две старые клячи. К лошадям снова вернулись слух и зрение, они беспокойно оглядывались по сторонам, прядали ушами и негромко фыркали, пытаясь привлечь внимание хозяина, сидевшего среди разбросанных грабителями вещей. Старик по-прежнему сидел, обхватив колени руками и опустив голову, а плечи его вздрагивали.
   Тихий звук, издаваемый возницей и так беспокоящий лошадей, начал усиливаться. Сухие, покрытые густой сетью морщин, руки разжались. Легким движением головы историк отбросил назад длинные седые волосы, подставляя лицо ласковым лучам вечернего солнца. И по окрестностям разнесся его веселый и искренний смех...
  
   Глава 3. От сумы да от тюрьмы - не зарекайся.
  

"Сижу за решеткой в темнице сырой,

В тюремных застенках - орел молодой..."

из письма тюремного стражника своей невесте...

  
   Старый пес в последний момент увернулся от брошенного камня и сердито клацнул зубами в сторону обидчика, босоногого мальчонки лет десяти. Кияж встретил уставшего бродягу неласково. Сначала стражники у ворот, смеясь, швыряли в него огрызками на спор. Потом дородная дама плеснула кипятком, отгоняя собаку от детской коляски. И, в довершение ко всему, пес ухитрился забраться в жилище уличного фокусника, соблазнившись исходящими из-за двери ароматами. Некстати вернувшийся иллюзион совсем не обрадовался незваному визитеру, и наградил его колдовской чесоткой - нечего нос совать, куда не следует! Добрых два часа обтирался пес о каждый встречный угол расчесывая бока в кровь, пока действие заклинания не ослабло.
   А теперь еще и этот привязался. Сорванец не отставал от собаки уже два квартала, преследуя в толпе и метко швыряясь в него камнями. Причину такой привязанности пес объяснить не мог - скорее всего, сорванцу просто было скучно, вот он и придумал себе такое нехитрое развлечение.
   Замерев на перекрестке, бывший королевский стравник принюхался: налево пахло выделанной кожей, свежей краской и кислыми растворами; из правого же переулка доносился аромат теплой пищи и прокисшего вина. Оросив угол соседнего дома - чем мудрый пес занимался от самых городских ворот, помечая обратный путь - он свернул направо. Мальчишка же, помявшись немного, махнул рукой и отправился восвояси, не желая испытывать свою удачу в так называемом Пьяном Переулке...
  
   В отсутствие суровых и скорых на расправу Клыка с Хортом, Айвен разительно менялся. Сейчас он спокойно брел среди торговых палаток, жуя яблоко, и никто не узнал бы в нём затравленного "пузыря". Цепкий взгляд, упругая походка, уверенная улыбка на губах - не уличный воришка, а княжеский сын инкогнито, не иначе! Добыча была надежно укрыта по тайным схронам - негоже светить награбленное добро сразу же после налета. Хорт попросил юношу отыскать оценщика, который мог бы дать цену этим черепкам да книгам. Обычно обращались к Трехглазому, но тот ухитрился угодить в холодную вместе с Ловкачом, лучшим взломщиком банды Хорта.
   ...И ведь так глупо вышло - отмечая именины скупщика, они взяли крохотный кувшинчик галюновки у хешемского заезжего наемника, напились до зеленых бесов и начали их гонять по всему Рыбному кварталу саблями. Видения видениями, да вот только один из них как раз и оказался самым настоящим - фамилиаром хеонского демонолога. Хорошо еще, что стража гналась за приятелями аж от самого трактира, а не то чародей устроил бы самосуд: отдал их какому-нибудь демону, или вовсе превратил бы в бесов и сделал своими фамилиарами. Всю жизнь колдуну тапочки приносить да смертельно опасные зелья смешивать - то еще занятие. В общем, отделались они малым: заплатили демонологу по три сотни серебра с брата и сели в холодную яму на добрые две седьмицы...
   Юноша убрался в сторону, от греха подальше: мимо несколько стражей вели какого-то оборванца, который тщетно пытался вырваться из их цепких рук, оглашая окрестности проклятьями. Айвен успел наткнуться на взгляд незнакомца: цепкий, пронзительный и насмешливый. От этого взгляда по спине вора побежали мурашки и сразу стало зябко.
   - Смотри перед собой, руки на виду держи, - прикрикнул стражник на задержанного, и процессия прошла мимо.
   Дожевав яблоко, юноша сунул руку в сумку за следующим, но яблока там не нашел. Зато нашел там еще одну руку. Чужую. Схватив воришку покрепче, Айвен обернулся. Позади него приплясывал от боли рыночный щупач по прозвищу Хорек - вор не только наглый, но и весьма неумелый, от чего часто бывал угрюм и бит. В том числе и своими коллегами по ремеслу - чтобы не позорил профессию.
   - Эй, друг, да ты никак мне долг решил вернуть? - с деланной радостью воскликнул Айвен. Лицо Хорька же сразу осунулось и помрачнело:
   - Это какой еще такой долг? Ничего я тебе не должен.
   - Как это не должен? Две минуты назад ты мне задолжал шесть спелых сладких яблок и новую сумку.
   - Пять яблок, кислых и червивых, - машинально поправил его воришка и погрустнел еще больше поняв, что выдал себя с потрохами.
   - Ну вот видишь! - начал медленно, но неотвратимо выламывать ему указательный палец Айвен. - Я так понимаю, ты решил меня по такому пустяку не беспокоить и тихонечко положить в сумку двадцать серебряных полушек? Верно?
   - Двадцать серебра?! Да я за такие деньги себе бочку золотых эрийских яблок куплю! - возмутился было Хорек, но тут же завыл от боли в выворачиваемом пальце.- Отдам десять!
   - А пальцы новые ты себе за сколько монет пришьешь, а?
   - Аааа... Пятнадцать полушек. Больше у меня нету.
   - Ладно, давай пятнадцать, - сжалился юноша, отпуская руку незадачливого вора.
   Монеты с тихим звоном перекочевали из одного кошеля в другой, и Айвен дружелюбно улыбнулся:
   - Ты это, не злись на меня. А если еще яблок захочешь - приходи, не стесняйся - у меня их много! Да и расценки мои уже знаешь...
   Пробурчав что-то непонятное но, несомненно, очень обидное, Хорек скрылся среди палаток, баюкая пострадавшую руку.
   - А я уж думал, что это я самый невезучий вор в этом кабрровом городишке, - усмехнулся Айвен и схватил следующее яблоко. Машинально. С торгового лотка. Подняв голову, он увидел дородную торговку, с подозрением рассматривавшую его. Поросячьи глазки ее, едва выглядывавшие из складок жира, так и сверлили незадачливого вора.
   - Семь медяков! - заявила она.
   - Эй-эй, имей совесть, красавица! Несомненно, любой плод из твоих ласковых рук будет стократ слаще и нежнее, но не на семь же медяков!
   Услыхав такое количество комплиментов, "красавица" весьма натурально хрюкнула от удивления. Взгляд ее стал еще более подозрительным, а в рыхлой огромной ручище появился крохотный серебряный колокольчик со знаком пчелы - магический "гудок", вызывающий городскую стражу.
   - Ненавижу пчел! - простонал юноша, кладя яблоко на место, - Ладно, успокойся, о прекраснейшая, ведь печать злобы усыпает морщинами твое дивное лицо. К тому же, я и не собирался ничего покупать...
   - Тогда зачем ты яблоко взял? - пробасил кто-то сзади.
   Вор оглянулся: судя по всему, сегодня на какой-то ферме, где разводят свиней, был день открытых ворот. Стоявший позади громила был на голову выше Айвена, а в обхвате и вовсе втрое. Скорее всего, это был брат жирной торговки.
   - Я просто... Просто я искал способ начать разговор с этой прекраснейшей леди! Когда я шел мимо, то не смог не заметить - ее вообще трудно просмотреть - столь утолщенной... То есть, конечно же, я хотел сказать утонченной! Столь утонченной особы, чьи глаза прожгли меня до самого сердца, породив настоящий пожар любви!.. Как-то вот примерно так, - выдохнул юноша остатки воздуха из легких.
   - Э... А... - "утонченная особа" словно рыба открывала рот, не издавая не звука. Похоже, столько комплиментов, как сейчас, она не получала за всю свою жизнь.
   Айвен бросил быстрый взгляд на левую руку торговки и с удовлетворением отметил, что на безымянном пальце ее блестит обручальное кольцо. Точнее, обручальный браслет, если судить по толщине этого самого пальца.
   - Увы и ах, но что я вижу! На хрупкой ручке сверкает серебро! Ты отдана другому, любовь моя? Мое сердце разбито! Я унижен, я в отчаянии, я погибаю от неразделенной любви! Пойду, повешусь и напьюсь...
   Закончив свою тираду, он резко развернулся на каблуках и зашагал прочь отсюда. Но с удивлением заметил, что сдвинулся с места всего лишь на фут, да и то - не в перёд, а вверх. Обхватив его своими ручищами, громила приподнял юношу над землей, не позволяя ни уйти, ни вытащить оружие.
   - Ты трогал его, сопляк! Ты обтискал яблоко, и теперь его никто не купит даже за полцены, - человек-боров развернул Айвена к себе лицом и поставил на землю, крепко придерживая при этом за плечо.
   - Можно подумать, я первый! Да за семь медяков я себе несколько золотых эрийских яблок куплю! А на этом яблоке рота мух именины справляла, вон, засиженное какое!
   - Плати! - сжал его посильнее громила, и ребра начали легонько потрескивать.
   - Сколько? - обреченно вздохнул вор, понимая, что избежать платы не удастся.
   - Четыре медяка.
   - Я правильно расслышал? Потрогать вот это гнилое яблоко стоит четыре медяка?
   - Мало? Могу накинуть, - ухмыльнулся гигант, демонстрируя дыру на месте двух передних резцов.
   - Эх, Иноша на тебя нет. Ладно, вот твои деньги, - юноша повернулся к торговке, - Наше счастье было таким недолгим, таким скоротечным, любимая. Я ухожу, оставив с тобою свое сердце и эти четыре монеты. Не забывай меня, о прекраснейшая!
   Громила отпустил его, и Айвен припустил восвояси, стараясь как можно быстрее покинуть свою "возлюбленную".
   Отдышавшись, он снова неспешно двинулся между палаток, вскользь осматривая лотки, заваленные товарами, и вслушиваясь в столь привычный и ласкающий слух базарный гул.
   - Сладости! Хешемские сладости! Такие сладкие, что сами к рукам липнут! Раз укусишь - целую седьмицу рта не раскроешь!
   - А кому хлопушки-веселушки? Есть простые, есть заморские гномьи-алхимические, а есть и настоящие хеонские, волшебные!
   - Череп люркера! Настоящий череп болотного люркера! Толченый исцелит от мужского бессилия, а заваренный - от женских дней!
   - Дурак ты, Серемин, от мужского бессилия не череп, а рога люркерские нужны!
   - Толочь, или заваривать?
   - Приматывать, балда деревенская!
   - Снимаю сглаз и порчу, гадаю по руке, по деньгам и потрохам. Потроха и деньги - ваши, предсказание - мое!
   "Райское место и целая куча нереализованных возможностей!" - мысленно улыбнулся Айвен.
   "Только не для такого неудачника, как ты!" - услышал он вдруг чей-то голос.
   - Ой, приятель, зря ты меня обидеть пытаешься, - злобно прошипел юноша и резко обернулся, выхватывая нож.
   Но позади никого не было. Лишь в пяти шагах о чем-то спорили две молодухи, не обращая на него никакого внимания. Айвен осмотрелся в поисках наглеца, но он стоял совершенно один у высокой стены, ограждающей рынок.
   "Не там ищешь... Неудачник", - хихикнул голос.
   - А ведь когда найду, хихикалку вырву, - пригрозил вор и посмотрел сперва вверх, а потом вниз. Прямо у его ног лениво копался в останках рыбы голубь.
   - Попался! Сейчас я тебе перышки-то по одному и повыдергиваю, - обрадовано воскликнул юноша и спрятал нож.
   "Дурак ты, Айвен", - снова услышал он.
   - Эй! Ты чего обзываешься? Я, между прочим, в самом настоящем сколярии учился!
   "А разве это что-то меняет? Нормальные люди, они с птицами не разговаривают..."
   - Так ведь больше и не с кем. Ладно, сдаюсь, вылезай. Небось, опять Инош свои шутки шутит? Неужели все еще злится, что я из его жаб суп сварил? Супчик-то отменный вышел, зубодер сам за обе щеки уплетал да нахваливал! Между прочим, деликатесное заморское блюдо! Ну, где ты?
   "Вопрос неверный. Лучше спроси, кто я!"
   - Хорошо. Итак: кто ты?
   "Я - это ты. Твое второе Я, твой внутренний голос..."
   - Вон оно как... - задумался Айвен. - Нет. Не можешь ты быть моим вторым Я, - уверенно заявил он.
   "Почему это?"
   - Ну во-первых, у меня голос не такой противный. И вообще я даже в менестрели хотел однажды податься, правда, меня тогда с краденой мандолиной на месте и повязали... И, во-вторых, я бы сам себя не обзывал, а вовсе даже наоборот, всеми силами стремился бы поднять самооценку.
   "Мда. Всего два года в сколярии провел, а уже каких слов успел нахвататься. Не хочешь, не верь, но я и в самом деле твой внутренний голос".
   - Ладно. Допустим, я тебе поверил. Зачем пожаловал-то?
   "Ну, вообще-то я всегда был рядом. Точнее, внутри тебя. Просто как-то поводов для беседы не было".
   - Ага. А сейчас, значит, повод появился?
   "Больно стало смотреть, как ты таланты свои на ветер пускаешь. Какой знатный вор мог бы из тебя выйти, если бы за ум взялся! А ты? Несчастное яблоко стащить не смог!"
   - Да если бы этот боров-переросток не появился, то я бы корзинку яблок задаром уволок. Видал, как эта толстуха на меня смотрела? Еще немного, и я бы покорил ее огромное, но хрупкое сердце.
   "Я просто смотрю на факты. Яблоко осталось, где и было, а ты еще и четыре медяка заплатил. И кто ты после этого? Неудачник и есть..."
   - Так. Мне все это надоело. Не хочу тебя больше слушать. И вообще, тебя нет, ты мне просто кажешься. Наверное, у того историка яблоки гнилые были, вот я и отравился.
   "Тем не менее, я здесь, а ты и деньги заплатил, и без яблока остался".
   - Сто кувшинов эля стояли на столе. Один кувшин упал, разбился, и осталось их девяносто девять! Девяносто девять кувшинов эля, стояли на столе!.. - начал орать Айвен, одновременно прикрыв уши ладонями.
   "Извини, но я не снаружи, а внутри. Так что не поможет. Хотя, должен признать, песенка забавная. Хочешь, я буду тебе напевать ее ночами? И, кстати, голос у тебя действительно противный".
   - Чего тебе нужно от меня! - заорал взбешенный юноша. Проходивший мимо старик отшатнулся, осенил себя знаком Чистого Ио и быстро поковылял прочь.
   "Хочу, чтобы ты показал, чего стоишь!"
   - Показать тебе, значит? Да проще простого! - Айвен зашагал в сторону ближайшего торгового ряда, где продавались фрукты.
   Особо не присматриваясь, он выбрал самый крайний навес. На лотке стояли корзины со всевозможными спелыми фруктами: груши, яблоки, виноград, крупные дыни и даже редкие в этот сезон фарюки источали просто невероятный аромат.
   - Смотри и учись! - сам себе фыркнул юноша и выхватил яблоко прямо из рук зазевавшейся торговки. В последний миг, рука вора вдруг сама собою дернулась, и вместе со спелым плодом стащила одно из колец, во множестве украшавших изящную дамскую ручку.
   - Ой, мамочки, меня кажется грабят! - в приятном женском голосе слышались нотки страха.
   - Я не граблю, я обворовываю, поправил ее Айвен, поднял голову и... просто утонул в омуте прекрасных зеленых глаз.
   Девушка была невероятно красива. Про таких слагают баллады, из-за таких начинаются и прекращаются войны, и из-за таких Айвен теряет дар речи. Правда, совсем ненадолго. Мысли проносились в его голове с безумной скоростью: "А она хороша. Очень хороша, а значит устала от банальных комплиментов", - прикидывал он, - "Значит, обычный вариант не годится..."
   - Госпожа! Я больше не могу таить этого в себе, слова и чувства мои рвутся наружу! Признаюсь, что я вами просто покорен. Покорен вашим умом и безграничной мудростью, которую я вижу в ваших прекрасных глазах! Что значит красивая оболочка, если она пуста? Но вы - во совсем другое дело, о несравненная. Свет ваших глаз, это свет мудрости, свет тайных знаний. Мне не доводилось беседовать с вами, но я уверен, что ум ваш столь же гибок, сколь гибок и этот дивный стан...
   - Госпожа Урс, что случилось? - двое запыхавшихся стражников выросли возле палатки.
   - Ничего особого, - ослепительно улыбнулась девушка, - просто вот этот молодой господин имел наглость вырвать из моих рук яблоко и украсть кольцо!
   - А ты украла мое сердце, - прошептал юноша.
   - Понятно, - усатый стражник бережно вынул из руки вора яблоко и украшение, и передал их красавице. Схватив юношу за воротник, он подтащил вора поближе и злорадно прошептал: - Ну и влип же ты, приятель. Это надо же, попытаться ограбить единственную дочь начальника городской стражи!
   - Ну, и что делать будем? - обратился Айвен к своему внутреннему голосу, но тот молчал, словно его никогда и не было.
   - Известно что, - усмехнулся усатый, - в холодную тебя бросим, за кражу. Извините за беспокойство, госпожа Урс.
   Раскланявшись, стражники крепко ухватили юношу под руки и потащили к выходу. Бросив прощальный взгляд на роковую красотку, Айвен увидел сияющие в прекрасных глазах озорные огоньки и печально вздохнул. Он начал оглядываться по сторонам, надеясь отыскать лазейку и вырваться из рук стражи, но тут вдруг его запястье словно огнем обожгло. Юноша окончательно поник: стражник поставил ему "клеймо арестанта" - особую магическую метку, увидев которую любой стражник знал, что перед ним преступник, который должен находиться в тюрьме. Теперь бежать было бесполезно, потому что обладателя такой метки отыщут, где бы он ни находился. До сих пор колдуны воровской Гильдии бились над этой меткой, но управы на нее не нашли.
  
   Доставили на дознание и оформили его быстро: по факту задержания на месте преступления при свидетелях и с усугубляющими обстоятельствами. Эти самые "усугубляющие обстоятельства" в образе прекрасной дочери главы городской стражи настолько заняли мысли юноши, что он словно в тумане наблюдал за суетою вокруг своей персоны и утвердительно отвечал на любые поставленные вопросы, даже толком не вникая в них. Приговор - штраф в сто серебряных монет и полгода холодной ямы. Срок, конечно, немалый, но хорошо хоть, без воровского клейма отделался, с такими-то "усугубляющими обстоятельствами".
   Глядя на не совсем нормальное состояние пойманного вора, приговорщик и вовсе хотел решить дело одним штрафом, сославшись на действие пыльцы фей или камня-дурманита, но простейший служебный артефакт-анализатор показал, что юноша чист. Но, пошептавшись со стражниками, со вздохом шлепнул печатью по арестной бумаге.
   Наконец, все формальности были улажены, и строгий конвой повел юношу в городскую тюрьму. Собственно, Айвен здесь бывал уже не раз, но как и всегда, при виде этого мрачного сооружения у него сжалось сердце. Не от внешнего вида тюрьмы, а при воспоминаниях о ее мрачной истории и дурной славе.
   ...Для такого небольшого и малозначительного городка, как Кияж, местная тюрьма была слишком хороша. Впрочем, это и не удивительно - триста лет назад она за три месяца целиком и полностью была возведена здесь по указу короля Маркуса для того, чтобы содержать одного единственного заключенного. Имя его, согласно тому же указу, было предано забвению, равно как и деяния, за которые негодяй удостоился такой чести. Опасный государственный преступник - вот и все, что было о нем известно. Все остальное было лишь домыслами да слухами, Если верить самым популярным из них, то в тюрьме более двухсот лет содержался закованный в адамантовые цепи внебрачный сын самого короля, рожденный от безумной суккубы. На завтраки он жрал исключительно невинных младенцев и пил свежую кровь праведников, доставляемых ему под видом преступников.
   Как бы то ни было, но одна из самых надёжных тюрем королевства находилась именно в Кияже. Шестигранное каменное здание высотой всего в два этажа, она могла содержать до двух тысяч преступников. В этом не было никакой магии, просто большая часть Боргарда, так называлась тюрьма, находилась под землей. Разветвленная сеть казематов больше походила на самый настоящий лабиринт, в котором немудрено было запутаться даже держа в руках карту. А вот в этом уже была виновата именно магия. Боргард был построен при непосредственном участии Карема Архитектора и его лучших учеников. Прославленный архимаг потратил немало сил при строительстве, и тюрьма почти не уступала Торнгарду, тюрьме-крепости имени Семи мятежных королей, расположенной в столице Арлании.
   Многорукий Гаррет, наставник Айвена и вот уже более десяти лет бессменный глава Гильдии Воров Кияжа, утверждал, что каждую ночь расположение камер в Лабиринте Боргарда менялось непостижимым образом, и любая сколь угодно точная карта оставалась правдивой в течение одного лишь дня. А еще, пройдя не одну тысячу шагов по прямой и прокопав подземный ход, ты мог запросто оказаться всего в двух шагах от тюремных стен. Обладатель же "метки узника" и вовсе не способен покинуть стены Лабиринта, снова и снова возвращаясь к своей камере. Зачарована тюрьма была на совесть и на Гексакулум Запрета, а это значит, что любое заклинание в ее стенах теряло свою силу, делая Боргард отличной тюрьмой и для чародеев.
   Старый вор, проведший две трети своей жизни за стенами Боргарда, прославился еще и тем, что стал одним из немногих, кому удавалось оттуда сбежать. И был единственным, кому удавалось проделать это трижды. Как ему удалось выбраться из камеры, пройти Лабиринт, минуя стражей - в том числе и далеко не человеческого происхождения - и многочисленные ловушки, избавившись при этом от "метки узника"? Эту тайну Гаррет хранил и по сей день...
   Как бы то ни было, но Айвен точно знал две вещи. Первое: из Боргарда ему самому не выбраться. Второе: сидеть в тесной камере с каким-нибудь убийцей или безумцем следующие полгода ему не хочется. А поэтому он предпринял последнюю попытку избежать тюремного заключения и воспользовался своим правом на вестника свободы.
   ...Каждый преступник после подписания обвинительного приговора имел право тут же отправить письмо в любое место страны. Особый королевский указ предписывал тюремному начальнику во что бы то ни стало доставить письмо по назначению в течение двадцати четырех часов и не более. Любые расходы на доставку "вестников свободы" брала на себя королевская казна, и заключенному гарантировали сохранность послания и его непременную доставку адресату. И было совершенно не важно, посылалось ли письмо с конным гонцом, голубиною почтой или с помощью магии. Писались такие письма на специальной бумаге с помощью артефакта-дальнописца, тут же тайно отправлявшего копию текста прямиком в Тайную Канцелярию, но за изменение, перехват или подделку "вестника свободы" полагалась суровая кара вне зависимости от имевшихся на то причин и личности злоумышленника.
   Айвен отписал своего "вестника" Хорту. Как и положено, в распоряжении воровской Гильдии всегда было несколько лучших языкарей, которые как раз и занимались тем, что вызволяли из тюрьмы угодивших туда воров. Конечно, хлопотали они не за каждого неудачника или неумеху, а только за видных специалистов, имеющих большой вес в Гильдии. Правда, Айвен не был ни видным вором, ни членом Гильдии, но зато их атаман исправно платил ворам десятину с каждого налета, получая за это доступ к услугам гильдейских скупщиков и языкарей, а заодно и какую-никакую защиту своих людей от других мастеров дубины и топора, хозяйничающих на близлежащих трактах. Если все пойдет, как положено, то не пройдет и двух дней, как он снова окажется на свободе - почти всегда так оно и случалось. Каждый из членов шайки хотя бы раз оказывался в Боргарде: за драку, за кражу, за непотребный вид или даже просто за плохое настроение некстати подвернувшегося стражника. Вот тогда-то гильдийская десятина и давала о себе знать, позволяя вытащить бедолагу из холодной ямы, если Хорт считал, что ему там не место. О том, что атаман может решить попридержать своевольного "пузыря" какое-то время на казенных харчах и подальше от жаркого солнца, юноша предпочитал не думать...
  
   Одевая в отправной комнате тюремную робу, Айвен насвистывал незатейливую мелодию из какой-то фривольной песенки. Разумеется, приподнятое настроение преступника, отправляющегося в холодную на добрых полгода не укрылось от стражи:
   - Эй, Барт, ты погляди-ка, какой веселый. Небось, первый раз у нас гостит, хе-хе. Песенки поет. Слышишь, музыкант, тебя как звать-то?
   - А зови ты меня вольным ветром, пес казенный, - отозвался юноша. - День-два, и я снова буду там, где поют птицы, а ты как и прежде будешь слушать лишь скрип решеток да проклятья узников.
   - Ишь ты! Без пяти минут в кандалах, а ведет себя словно начальник Боргарда, - удивился второй стражник, - На дворянчика вроде не похож. Может, он блаженный или ученый какой...
   - А в чем разница-то? - рассмеялся его приятель. - Так как твое имя, вольный ветер?
   - Да ты в бумагах глянь, если читать умеешь, конечно.
   - Мне по чину читать не положено! Ишь, развелось тут умников... В какого вора не плюнь, так каждый на двух языках говорит, на трех читает, да на четырех пишет.
   - Ай... Ве... Н. - по слогам прочитал второй стражник, взяв со стола бумаги.
   - Айвен? Слушай, а ты не тот ли самый Айвен, а? Который по первому сроку нашего Редика аж три раза обворовал? Просил воды напиться и каждый раз у него для верности по два ключа со связки снимал, чтобы уж точно не ошибиться. Шесть штук спер!
   - Да вот только своего ключа так и не вытащил? Как же, помню - такое не забудешь. Вот уж точно, вор, каких мало... - со смехом подхватил второй охранник.
   - А нечего ему было шляться, где не положено! Кто ж знал, что он случайно забрел? Тоже мне, святой Аннис выискался, заключенным напиться подносит... Чего он мне воду таскал, если вообще должен был на другом этаже быть? - вспыхнул юноша.
   - Трудно вытащить из связки ключ от своей камеры, особенно если там его нет, - философски заметил умеющий читать стражник и снова рассмеялся.
   - Это оно верно, - согласился второй. - Жалко, что ему быстро разъяснили, что бежать отсюда не удастся даже с верным ключом. А то мы бы еще повеселились.
   - Ему-то может и разъяснили, а вот подруге его... Слыхал эту историю? Как к нему девка бегала, такая чернявая и глазастая.
   Зубовный скрежет, который при этих словах издал Айвен, показал, что Инош не зря считается лучшим зубодером. Вор прекрасно помнил этот эпизод.
   - И принесла эта девка нашему вольному ветру очень интересную торбу со снедью. Видать, совсем плохая она повариха была, потому что медовуху настаивала на ржавой пилке. Я даже сначала подумал, что надо бы глаза у казарменного лекаря проверить, а потом смотрю - так оно и есть, плавает в бутыли самая настоящая пилка. Хоть и ржавая, но острая. Такой и решетку перепилить можно, ежели умеючи ...
   - Инициативные нынче девки пошли. Да и кто ж знал, что эта простушка возьмет бутылку из чистого стекла?! - больше Айвен сдерживаться уже не мог, - Вымя отрастила на две ладони, а ума так и не нажила к двадцати годам!
   - Это да, ухватиться там было за что, и с заду, и с переду, - мечтательно причмокнул рассказчик.
   - Ты лучше хватайся за нашего мальца покрепче, да смотри, чтобы он вольного ветру от страху не пустил, - оборвал его второй стражник и взял цепь от кандалов, сковывавших ноги юноши. - Ну, Айвен, ты у нас в гостях не впервой, так что куда идти знаешь. И в ближайшие полгода ты будешь зваться у нас не иначе, как тюремным сквозняком...
  
   Осторожно протиснувшись в неплотно прикрытую дверь, пес огляделся и принюхался. Трактиров, подобных этому, он за свои годы странствий повидал немало и прекрасно знал, чего здесь можно ожидать. Помимо вполне ожидаемых запахов множества незнакомцев и всевозможной пищи, он уловил и кое-что смутно узнавамое. Впрочем, собственное бурчащее брюхо было куда как важнее непонятного странного запаха, и поэтому пес осторожно, вдоль стены, начал пробираться в сторону кухни.
   Он продолжал принюхиваться, стараясь выделять не только запахи, но и их хозяев. Как показывал его немалый опыт, люди, сулящие неприятности, пахли весьма схоже вне зависимости от того, где и в какой ситуации они встречались - табаком, кислым дешевым вином или кровью. Кстати, и добрые люди тоже зачастую имели немало общих друг с другом ароматов, и чаще всего это был запах молока, теплого хлеба или жаркого пламени. Увы, если первые в этой таверне были в достатке и даже излишке, то пахнущих приятно людей псу обнаружить не удалось.
   Один из двоих сидящих в тени за самым дальним столиком, вдруг ткнул своего лысого товарища в бок:
   - Эй, Бритва, ну-ка глянь вон туда.
   - Ну и что? Фарг опять нажрался и сейчас начнет приставать к девкам. Ну, получит по лбу кувшином, так ему не впервой...
   - Да ты не туда, ты левее смотри! Возле вон той лавки.
   - Кабрров мрель! Атаман, да это же та самая шавка!
   - Хе, узнал?
   - Да я эту мрелеву морду из тысячи таких же плешивых морд узнаю. Ну счас я его...
   - Эй, эй, погоди, у меня тут одна мыслишка созрела... - Хорт нагнулся к цирюльнику и что-то зашептал ему на ухо. Бритва молча слушал его, и с каждой фразой улыбка на его лице становилась шире.
   Наконец, двое закончили шептаться. Все это время пес неподвижно просидел под лавкой в ожидании момента, когда кто-нибудь уронит на пол хотя бы кусочек съестного.
   Хорт подошел ко второму вышибале "Угрюмого булочника", который о чем-то беседовал с разносчицей, и, изобразив на лице возмущение, хлопнул его по плечу:
   - Эй, я не понял, это что у тебя здесь творится? Стоило мне только отойти с приятелем парой слов перекинуться, как у тебя уже всякое зверье по трактиру шастает?
   - Где? - удивленно обернулся тот.
   - Да вон он сидит, кобель блохастый. В общем так, я разбираться не стану, чья это псина, но или ты сейчас же выкидываешь его, или я вышвырну отсюда тебя. Понял?
   - Считай что его здесь уже нет, Хорт.
   Вышибала поднялся со своего места и направился к собаке. В то же самое время Бритва подошел к группе подозрительных личностей, сидевших за одним из столов. Конечно, в этом заведении таковым был каждый посетитель, но в исключительной подозрительности именно этой троицы не засомневался бы даже единственный действительно слепой попрошайка с площади Пяти Храмов. О чем-то быстро переговорив, сначала лысый грабитель, а потом и его собеседники выложили на стол несколько монет и уставились на разворачивающуюся посреди трактира сцену.
   Громила как раз подошел к псу и грозно уставился на него. В ответ животное лишь вопросительно склонило голову и отчаянно завиляло хвостом, выпрашивая что-нибудь вкусное, или не очень вкусное, но питательное. К огорчению пса, ни кормить, ни терпеть его присутствия здесь не желали. Огромная ручища потянулась к шее собаки, намереваясь ухватиться за ошейник.
   Хорт широко улыбнулся.
   Бритва едва смог сохранить невозмутимый вид и не рассмеяться.
   Три его новых собеседника напротив, снисходительно улыбались.
   Рука сомкнулась на узкой полоске выделанной кожи с тисненым гербом, и приподняла собаку.
   Пес жалобно скулил, но не сопротивлялся, когда вышибала вышвыривал его из таверны. Улыбки мигом сдуло с лиц Хорта и Бритвы.
   - Мрелев пес! Да как же это... Да я же... - только и смог произнести лысый наблюдая, как один из подозрительной троицы сгребает его деньги со стола, - Ну, шавка облезлая, сейчас мы с тобой потолкуем...
   Позабыв про свои вещи, цирюльник кинулся к выходу. Хорт попытался было его остановить, но лишь махнул рукой и вернулся доедать остывающий завтрак. Даже брань за окном не отвлекла его от аппетитного омлета. Кричал Бритва:
   - А ну иди сюда, мрель блохастый! Ты что это мне там устроил в трактире, а, шапка с хвостом? Я же своими глазами видел... Да что видел - я на своей шкуре все почу...
   Голос вдруг оборвался. Раздался хорошо знакомый треск, а потом в стену трактиру бухнуло что-то большое и мягкое. И в спертом воздухе трактира, наполненном всевозможными и не совсем возможными ароматами, запахло отбушевавшей грозою.
  
  
   Глава 4. Воины Тьмы.
  

"Здес сидел Гари Кьюзак па прозвещу Храмой.

Года 2424-27, 2427-28, 2431-35, 2436"

Надпись, выцарапанная на кирпичной

стене в камере 48 тюрьмы Брогард...

  
   Спуск в подземелье Лабиринта на подъемнике отозвался в желудке Айвена маленькой бурей из сегодняшнего обеда и пары яблок - поужинать ему так и не довелось. Считалось, что этот эффект вызывает паутина заклинаний, плотно окутывающих катакомбы тюрьмы. Якобы сторожевая магия изучает каждого пришельца, и если тот оказывается узником, то его аура вплетается в сети сторожевых заклятий, настраивая против него тысячи ловушек и множество ужасных созданий, стерегущих преступников. И лишь когда он официально получит статус свободного человека или взойдет на эшафот, Боргард выпустит преступника из своих цепких лап. А однажды юноше даже довелось слышать версию о том, что подземелья тюрьмы находятся вовсе не в этом времени, и совсем в другом мире...
   Разумеется, он во всю эту чушь не верил, но приятнее от этого ощущения не становились. Побледнев, Айвен вцепился руками в перила и старался думать о чем-нибудь хорошем, приятном. Например, о вкусе спелых дынь, которые он просто обожал. Нет! Не о еде, только не о еде! Лучше уж думать о женщинах. От женщин желудок не выворачивает наизнанку. Хотя, они тоже разные бывают - некоторые действительно, без пары стаканов крепкого вина выглядят довольно жутковато... Но только не она. "Госпожа Урс" - так назвал ее стражник. Прекрасная, как мечта, рыночная торговка и дочь начальника городской стражи... Проклятая зазнавшаяся гордячка, из-за которой он оказался в этой тюрьме!
   Тысяча волосатых каббров, ну неужели больше нет никаких по-настоящему светлых воспоминаний, не связанных с едой, выпивкой и его нынешним положением, на которые можно отвлечься? Что он любит? Деньги? Сотня серебряных монет штрафа за какое-то жалкое яблоко и кольцо наверняка с поддельным сапфиром! Не то... Поцелуй матери? Умерла, пытаясь родить его на свет... Улыбка отца? Этого старого пьянчуги, который своего малолетнего сына трижды ухитрялся продавать в услужение таким же никчемным неудачникам? Да в его улыбке дырок больше, чем зубов! Гррр! Думай, голова, бутылку красного куплю... Ласковое солнце? Угу, без малого семь часов на пузе, на самом солнцепеке провалялись - вся спина пузырями пошла! Радостный смех? Ага, вон те два стражника так и вовсе за животы схватились глядя на то, как он мучается. Все хихоньки да хаханьки им, кабрровым детям. Что б вас пчелы перекусали, да в такие места, чтобы ваши жены глядя на все это в полумраке не знали, радоваться им или грустить!
   Живо нарисовав в воображении картину пчелиной расправы над стражниками, Айвен повеселел, и живот действительно отпустило. А едва пропала дурнота, как снова проснулся внутренний голос:
   "Эй, художник-пчеловод-любитель, тебя хоть в какую камеру сажают? С кем вместе на койке прохлаждаться будешь?"
   Юноша зябко поежился. "Прохлаждаться" ему предстояло в самом прямом смысле. Камеры в катакомбах Боргарда не зря называли холодными ямами - в них действительно было довольно прохладно. Какой там побег? Все мысли были заняты придумыванием способов согреться. Приходилось или много двигаться, чтобы размять скованные холодом конечности, или наоборот поменьше шевелиться и тщательнее кутаться, чтобы беречь драгоценное тепло. Тут и никакой Гексакулум против магов не нужен - итак зуб на зуб с трудом попадает, куда уж тут заклинания читать? А это ведь дело такое - на один звук да на полтона ошибешься, и таких чудес натворить можно, что и сам рад не будешь. Впрочем, доводилось ему как-то вместе с магом прохлаждаться в одной яме. Так тот ходил в одних штанах да шапочке, и от него только что пар не шел, хотя никакой волшбы чародей не творил, и амулетов быть у него с собой не могло - все вещи отбирала стража и выдавала снова только при освобождении заключенного. Хотя, от магов всего можно было ожидать - на то они и маги.
   Все от того же Гаррета Многорукого Айвен слыхал, что в столичном Торнгарде совсем наоборот, довольно таки жарко и даже душно. Там у заключенных мысли от жары путаются, осужденные становятся донельзя вялыми и ленивыми. И если в Боргарде преступники "прохлаждались", то в Торнгарде они "парились".
   "Эй, яблококрад, я к тебе обращаюсь, или ты уже своих не узнаешь?"
   - Когда это ты успел своим стать, а? Я вообще тебя второй раз в жизни слышу! - возмутился Айвен.
   Стражники переглянулись. Весь спуск занимал каких-то десять минут, и половину пути они уже преодолели, но проводить оставшиеся пять минут наедине с сумасшедшим им вовсе не хотелось.
   "Можешь проговаривать слова про себя, чтобы не привлекать внимания. Я услышу".
   - Еще чего! Мне таиться не от кого! И ты тоже не шепчи, говори громче. Здесь все свои, - юноша демонстративно подмигнул стражникам, с удовольствием наблюдая, как те схватились за дубинки. Немного припугнуть их не помешает. Впрочем, с "меткой узника" да еще и в катакомбах, даже десять вооруженных мастеров боя не представляли бы для стражи никакой опасности, так что надобности в оружии не было. Но одно дело понимать это умом, и совсем другое - принимать сердцем, да еще и в присутствии преступника, разговаривающего с самим собой.
   "Выясни у них, в какую камеру тебя определили. Номер".
   - Странный ты, - почесал вор затылок, но просьбу своего второго Я выполнил, - Эй, ребята. А вы в какую камеру меня на этот раз усадить решили?
   - На пятый уровень, камера пятьсот четыре. Не царские апартаменты, конечно, господин вольный ветер, но сходить до ветру будет совсем близко, все удобства рядом, только руку протяни да смотри, чтоб не вляпаться, хе-хе...
   "Плохо. В общем так, любой ценой попытайся попасть в четыреста одиннадцатую, на четвертый уровень."
   - Зачем это?
   "Доверься мне. Просто там твой сосед очень быстро освободит свое место, и тебе не нужно будет с кем-то делить камеру. Будешь сам себе хозяин, один в двойной яме".
   - Хм, а ты-то оттуда об этом знаешь?
   "У меня свои источники. Пошептался тут с твоей интуицией... Ты бы почаще ее слушался, кстати, она плохого не посоветует."
   - Звучит как полный бред! Нет, ну вы его слышали? - повернулся Айвен к стражникам. Те отрицательно замотали головами, а пальцы на дубинках вмиг побелели от напряжения. Еще немного, и дерево захрустит.
   - Вот и славно, значит спать будете крепче. В общем так, ребята, тут такое дело, что мне в камеру пятьсот четвертую ну просто никак нельзя.
   - Не понял! Это что тут творится? - наконец, вспомнив о своем долге, охранники взяли себя в руки. К тому же, ну что им бояться какого-то воришку, да еще и на своей территории? - Каждая крыса будет нам указывать, в какую яму ее сажать, что ли? А может, тебе еще и бочку вина там поставить и девок срамных привести?
   - Было бы неплохо, - оценил щедрое предложение Айвен, - Но дело в том, что я - служитель культа Мристого Иггра, Бесконечно Падающего в Бездну Творца и Отца Сущего.
   - Какого-какого отца? - переспросил старший по званию стражник, тот самый, которому по чину читать было не положено.
   - Сущего.
   - Куда?
   - В Бездну, ты разве не слышал? - пояснил ему младший, едва сдерживая смех.
   - Эй-эй! Да я за Мристого Иггра тебе глотку ногтями перегрызу! - яростно вскинулся юноша. - У нас свободное для всех религий королевство, и нечего потешаться над моими богами! Игрр, сотворивший наш мир и всех его тварей - даже таких тварей, как вы оба - вечно будет падать в Бездну, и пока длится его полет, наш мир будет существовать!
   - А какое отношение он имеет к камере пятьсот четыре?
   - Пять-ноль-четыре. Цифры, обозначающие это число. Согласно нашей вере, цифра ноль является символом той самой Бездны, знаком множества бед и смерти, знаком конца света. Я не могу находиться в камере, в номере которой есть символ Бездны.
   - Бред какой-то, - выдохнул старший охранник.
   - Как и большая часть религий, - философски пожал плечами второй.
   - Ладно. Тогда какой номер тебя устроит, о служитель странного культа?
   - Да любой! Например, четыреста одиннадцатый. Сразу два символа Опоры и Надежды - хороший знак! - Айвен вытянул вперед кулак, оттопырив указательный палец и мизинец, демонстрируя те самые две Опоры.
   - Хватит пальцы нам здесь гнуть. Боюсь только, что эта камера может быть занята.
   - Проверь. Уверен, что в ней найдется место для верховного жреца Мристого Иггра!
   - Ишь ты, какая важная птица к нам залетела. Сам верховный! - усмехнулся стражник, но потом согласно кивнул, - ладно, спускаемся на четвертый уровень. Если камера свободна, то определим тебя туда и бумаги выправим, а не то еще кляузу напишешь, что мы королевский указ о соблюдении боговерия нарушаем.
   - Благодарю за заботу, о достойнейший слуга закона. Мристый Игрр будет помнить о тебе, несясь сквозь бесконечность ко Дну Миров, - с напускной важностью кивнул юноша.
   "Лихо ты их!" - внутренний голос был явно впечатлен, - "И что это за культ такой? Я о нем впервые слышу. Давно существует, много ли его адептов в мире?"
   "Существует культ Иггра уже целых две минуты - с того самого момента, как я его придумал. И последователь у Падающего в Бездну пока что всего один. Но я могу сделать тебя помощником верховного жреца, и нас будет двое!"
   "Опоры... Символ Бездны... Отец Сущего... Похоже, ты не так безнадежен, как я думал..." - задумчиво пробормотал внутренний голос и умолк.
  
   Как и утверждал голос, в двухместной камере четыреста одиннадцать содержался всего один заключенный, который не проснулся даже от жуткого скрежета открываемой двери. Скрежет она издавала качественный и хорошо поставленный - Айвен знал, что заставить дверь так скрипеть намного сложнее, чем открываться совершенно беззвучно. Охранники сняли с него кандалы, и старший постучал по двери дубинкой:
   - Эй, заключенный номер... номер... - эй, а какой у него номер? - повернулся он к своему приятелю.
   - Нечетный.
   - Хм, логично. В общем ты, в камере, принимай соседа. И не просто вора-неудачника, а самого верховного жреца какого-то то там Сующего в Бездну!
   - Иггра! Мристого Иггра, Бесконечно Падающего в Бездну! - поправил его юноша.
   - А ты заткнись и живо падай на свою койку. Надеюсь, вы поладите.
   Дверь в камеру захлопнулась, и заключенные остались вдвоем. "Нечетный" был невысок и не отличался излишней упитанностью, но и худым назвать его было сложно. Определить возраст мешал изможденный вид и клочковатая бородка, но было ему не больше тридцати, и не меньше двадцати двух лет. В общем, самый обычный человек, который с равным успехом мог быть и искусным убийцей, и простым ювелиром, и земельным дворянином. Не неженка, но и тяжелой работой не закален. Причем, лицо его показалось юноше смутно знакомым.
   - Привет! Меня зовут Айвен, - первым поздоровался новоприбывший.
   - Жрец, значит?
   - А, не обращай внимания, просто навешал им вьюнка на уши. А на самом деле я обычный вор и попался по глупости на горячем. А ты?
   - Меня зовут Риул.
   - Нездешний? Имя у тебя странное...
   - Сам я с Островов, но на родине уже давно не был. Я... путешественник, изучаю древние места и ищу потерянные следы ушедших народов.
   - Контрабанда артефактами?
   - Нет, я вообще не из вашей среды. Я действительно ищу и изучаю древние места, но не ради наживы, а ради знаний.
   - Ищешь ценности культурные, а не материальные? Ну-ну. Знания, они ведь дорогого стоят. Например, свитки с утерянными могущественными заклинаниями, или карта с указанием местоположения древнего магического арсенала. А впрочем, это дело твое. За что оказался в Боргарде?
   - Так вот значит, как это место называется?
   - Чудак человек! Ты что, даже не выяснил, где очутился?
   - Я здесь всего второй день. Меня задержали вчера утром, на площади Разногласия...
   - На площади Разноглазия, - поправил его Айвен.
   - Не понял.
   - Площадь так названа из-за храма Мерхерера Разноглазого. Древнего бога, который левым глазом пронзает мглу, а правым наблюдает за слепящим светом звезд. Храму больше семиста лет, и, хотя самого культа этого бога уже три века как не существует, но снести здание до сих пор не удалось даже с помощью магии. Поэтому однажды было решено просто немного сместить саму площадь, чтобы храм оказался не в ее центре, а на самом краю. Стоит там себе - ну и пусть стоит, лишь бы не мешал.
   - А в центре площади?
   - Ой, чего там только не было за эти сотни лет: и статуи, и фонтаны, и храмы, и даже Университет однажды отстроили. Каждый раз площадь меняла свой облик и название, и только храм Мерхерера стоял неразрушимым памятником исчезнувшему богу. В конце-концов, очередной правитель Кияжа оказался достаточно умен, чтобы дать площади название в честь единственного неизменного ее элемента. За что тебя сюда упекли?
   - Удивительная история! Меня арестовали за драку.
   - Что-то не сильно ты похож на любителя кулаки почесать, - скептически осмотрел вор своего нового знакомого.
   - Я защищал свою жизнь. Перешел дорогу кое-кому из тех, кто не любит прощать обиды. Подался в бега, но, видимо, не смог замести следов...
   - В таком случае можешь быть спокоен. В Боргарде он тебя не достанет. Надолго тебя на койку прохлаждаться отправили?
   - Мерзавцев, напавших на меня, так и не смогли найти - они забрали своих раненых, а свидетельских показаний хватило на сорок неполных седьмиц.
   - Хороши свидетели! - присвистнул юноша, - Столько даже за трактирную драку с вредительством здоровью и спокойствию трезвых граждан не дают.
   - Ну, мечом я вроде неплохо владею, да и пару магических амулетов пришлось использовать. Так что потасовка вышла шумной и приметной. А ты сам как, надолго?
   - Если повезет, то на пару дней. А если как обычно, то полгода придется тут с тобою куковать. Еще и штраф уплатил в сотню серебра... А я еще жаловался, что у той жирной коровы яблоки дорогие, по семь-то медяков!
   - У какой еще коровы? - заинтересовался Риул.
   - Долгая история. Может, потом расскажу. Да и хвастать там особо нечего.
   - Отбой! Отбой по камерам! - раздался вдруг зычный голос обходного стражника, усиленный магией и эхом.
   - Мрель! - припомнил в сердцах излюбленное ругательство Бритвы юноша.
   - Чего-чего?
   - Не обращай внимания. Просто, поужинать сегодня не довелось, да и, похоже, уже и не удастся. Это эльфийское ругательство. Правда, эльфийского языка я не знаю...
   - Ну, это я и сам понял, - хмыкнул путешественник и чему-то улыбнулся.
   - Ладно, ты давай, укладывайся, а я пока посмотрю, какими удобствами меня на этот раз порадует Боргард. Раньше мне выше шестого уровня бывать не пориходилось, а там камеры хуже.
   Риул хотел было что-то еще сказать, но махнул рукой и лег на свою койку, стараясь уснуть и не обращать внимание на копошение своего сокамерника у противоположной стены. И вскоре свет, который давал серебристый мох, покрывающий потолок густым ковром, стал совсем-совсем слабым.
  
   Когда дыхание Айвена стало совсем ровным, Риул вдруг резко поднялся на своей кровати. Осторожно слез, на цыпочках подкрался к спящему юноше и присел рядом с ним. Вытянул вперед руки открытыми ладонями вниз, почти касаясь ими груди вора и начал ими водить из стороны в строну. Охранные заклятия Боргарда, которые должны были уловить малейшую попытку волшбы, на его действия не реагировали...
  
   Выспался Айвен на новом месте отменно, а вот пробуждение нельзя было назвать приятным. Дверь камеры резко распахнулась, надрывно проскрипев, и в нее вошли две высокие фигуры, закутанные в темные плащи.
   Однако, на этот раз воровские рефлексы не подвели юношу, и тот проснулся, едва ключ вошел в замочную скважину. В отличие от "клеток", в которых ему доводилось сидеть раньше, в так называемых "ямах" не было стены-решетки, отделяющей камеру от общего коридора - только глухая стена и железная дверь. Поэтому рассмотреть, остался ли кто-то еще снаружи не удалось. На всякий случай юноша решил притвориться спящим, но, похоже, странным визитерам был нужен совсем не он.
   - Вот он. Ну что, добегался? От нас не спрячешься, Риуллан тор'Дин! - произнес один из незнакомцев странным рокочущим голосом.
   Айвен прислушался: за дверью кто-то негромко переговаривался, и один из голосов явно принадлежал вчерашнему стражнику - тому, что старше по званию. Значит, охрана в курсе происходящего и помощи от них ждать не стоит. А нужно ли вообще вмешиваться? Риула он практически не знает, правду ли тот рассказывал о себе. Разум, интуиция и инстинкты самосохранения дружным хором советовали ему ни во что не вмешиваться и вообще притвориться слепым, глухим, немым и, на всякий случай, безруким. Молчал только внутренний голос, хотя с его стороны юноша совета и не ждал - ведь именно по его указке он оказался в этой каббровой четыреста одиннадцатой!
   Сокамерник тоже проснулся, едва начала открываться дверь, и сейчас он спокойно сидел на койке, по очереди рассматривая врагов. В том, что это были именно его враги, сомневаться не приходилось - в руках их тускло блестели обнаженные клинки.
   - Достали таки? - голос Риула был спокойным и... печальным? - Я уже говорил раньше и повторю снова, что никакой печати у меня нет. Какие вам нужны доказательства? - он рванул на себе тюремную робу, обнажая загорелую грудь.
   - Нам не нужны доказательства. Нам нужна печать, - пророкотал незнакомец и шагнул к путешественнику, но тот не стал сидеть на месте и дожидаться.
   Айвен от удивления даже забыл дышать. Это была не драка, это был самый настоящий бой! Двое против одного, вооруженные против безоружного в тесной камере - они сражались яростно и движения их были так быстры, что юноша едва успевал понять, кто есть кто, и что вообще происходит. Одно он понял сразу: Риул сражался за свою жизнь, стараясь убить противников, а те же совсем наоборот - пытались взять его живым.
   Путешественник не стал уворачиваться или убегать - он встал на кровати в полный рост, и, когда к нему потянулась рука, просто высоко прыгнул, пригибаясь и перелетая через противника. Риул приземлился у кровати Айвена и пригнулся, пропуская над своей головою короткий клинок. Казалось, что еще немного, и летящее по инерции лезвие поразит второго чужака, но тот тоже пригнулся, одновременно в глубоком выпаде пытаясь дотянуться кинжалом до проворной жертвы.
   Но участь насаженной на вертел утки почему-то не привлекла Риула. Коротким ударом в предплечье нападающего, он отклонил клинок в сторону и наотмашь ударил той же рукой, целя в голову. Раздался звон, и только сейчас Айвен обратил внимание, что вторгнувшиеся чужаки были одеты в глухие шлемы с узкими обзорными щелями. Снова сверкнул клинок второго убийцы, и путешественнику опять пришлось уклоняться, уходя вниз. И лишь каким-то невероятным образом изогнувшись, ему удалось избежать колена, летящего навстречу - похоже, враг предугадал его маневр.
   Клубок тел распался. Две высокие фигуры неподвижно стояли у двери, а изрядно запыхавшийся Риул - напротив них, в нескольких шагах. Убийцы переглянулись и одновременно шагнули вперед, на что путешественник отреагировал совсем уж странным образом: шагнув им навстречу, он поднес руки к лицу, плотно прикрывая ладонями глаза. На внешней стороне его кистей вдруг что-то ярко вспыхнуло, и два бледно-желтых луча ударили вперед, прямо в закутанные в плащ фигуры. Плащеносцы вскинули свои клинки, принимая на них магический удар. Лезвия вдруг потемнели и окутались темной дымкой, поглощая враждебную магию.
   - Нет! - отчаянно вскрикнул Риул и снова бросился на врагов.
   Айвен сжался в своем углу, стараясь не привлекать внимания сражающихся. Он отчаянно соображал, что ему делать. Кто такой Риул? Что за печать нужна этим двоим, и почему они думают, что она у путешественника? И, самое главное, что будет с ним самим, когда кто-то победит? Впрочем, убийцы были явно в сговоре со стражей, что сильно снижало шансы Риула пережить следующую ночь даже в том случае, если ему удастся одержать верх сейчас. Может, он и был магом, но в катакомбах Боргарда магия бесполезна. Удивительно еще, что он смог создать те лучи! Нет, отсюда ему точно не выбраться, даже если он и способен выкинуть еще пару фокусов, то этого все равно будет недостаточно против сотен тварей и ловушек, таящихся в Лабиринте. Многие как раз и рассчитаны на чародеев...
   От мыслей его отвлекла новая перестановка сил. Один из убийц явно был ранен - правая рука его повисла безжизненной плетью, а кинжал теперь он держал в левой руке. Но и у Риула, стоящего возле кровати Айвена спиною к нему, дела шли не лучше - левое бедро его было залито кровью, а в боку торчал метательный нож.
   Окончательное решение помог юноше принять взгляд, брошенный им на плащеносцев. Глаза! В узких щелях шлемов вместо глаз горело темно-красное пламя!
   "Дарки! Тысяча кабрровых каббров, мрель вам всем в глотку, это же дарки, воины Тьмы!" - подумал он, хватая стоящий неподалеку стул и со всей силы обрушивая его на голову ни о чем не подозревающего Риула.
   Тот рухнул, как подкошенный. Один из темных воинов одобрительно кивнул:
   - Надо же, какой умный юноша. Умный - и живой. И будет жить еще долго, если и впредь будет таким же сообразительным. Осмотри Риуллана, а я побеседую с этим мальчиком, - приказал он своему напарнику. Тот послушно начал срывать одежду с бесчувственного путешественника и тщательно осматривать его тело, заглянув даже в рот.
   - Ну, а мы с тобой побеседуем, - судя по всему, говоривший был главным. Он присел на койку рядом с Айвеном. - Ты ведь не откажешься ответить на пару вопросов, я прав?
   - Д-да. Конечно отвечу.
   - Вот и славно. Я вижу, ты знаешь, кто я, - дождавшись утвердительного кивка, воин Тьмы вытянул вперед руку. На его раскрытой ладони сидел огромный, в пол пальца, комар, выточенный из хрусталя. - Тогда, быть может, ты знаешь и что это такое?
   - Нет, - голос юноши сильно дрожал, и было похоже, что он вот-вот сорвется на визг.
   - Он поможет понять, говоришь ли ты правду. Если солжешь, то жало вонзится в твое сердце. Наверное, это будет очень больно, - с этими словами дарк молниеносным движением рванул на Айвене рубаху и прилепил хрустальную фигурку ему на грудь, прямо напротив сердца. Юноша сглотнул внезапно подступивший к горлу ком.
   - Итак, вопрос первый: как давно ты знаешь нашего друга Риуллана?
   - Меня вчера вечером подсадили к нему. Тогда и познакомились.
   - О чем вы беседовали?
   - Э-э-э, - Айвен покосился на хрустального комара, готового вонзить жало ему в сердце. - Ну, я ему сказал: "Привет, меня зовут Айвен". А он такой говорит: "Привет. Ты что, жрец что ли?". Ну а я ему отвечаю...
   - Хватит! Избавь меня от лишних подробностей! - воин Тьмы повысил голос, но говорил по прежнему совершенно бесстрастно, - Отвечай на вопрос: что тебе рассказал Риуаллан тор'Дин?
   - Сказал, что он путешественник. Изучает древние развалины и легенды. И что сюда его упекли за драку с применением магии, на девять месяцев. Больше ничего, а потом объявили отбой и мы легли спать. А утром сразу вы пришли нас зачем-то будить...
   - Второй вопрос. Он тебе передавал что-нибудь? Предмет, записку или на словах?
   - Нет. Ничего такого. Да и стража отбирает все перед тем, как пленника в яму бросить...
   - В какую еще яму?
   - Это следующий вопрос, да? Так мы зовем камеры, где нет окон и решеток. На воровском жаргоне, между своими.
   - Ты видел, как он что-нибудь прятал здесь?
   - Нет. Ничего такого я не заметил. Хотя, признаться честно, поначалу и не особо-то смотрел за ним. Ну а потом уже и свет притушили.
   - И последний вопрос: есть что-нибудь такое, что мне нужно бы знать, но ты это от меня скрываешь?
   - Э-э-э... Ну...
   - Не забывай про наш с тобой маленький хрустальный секрет, - напомнил ему дарк.
   - Я стащил один из ваших ножей! - отчаянно выкрикнул юноша, разжимая кулак. Небольшой метательный нож выпал из ладони и с тихим звоном ударился о каменный пол.
   - Ты что, никогда не слышал про селерит? Ты же мог умереть в жутких муках, едва лишь порезавшись! - удивился плащеносец.
   - Конечно, я слышал про этот удивительный металл. Потому нож и стащил - он, наверное, больших денег стоит, - уже не сдерживая слез, пролепетал вор. - Я это... Я осторожно очень его держал. Вы меня теперь убьете?
   - Сегодня нет, - успокоил его дарк. - Эй, Гесс, что там у тебя? - повернулся он к своему напарнику.
   - Он чист. Печати нет.
   - Проверь его вещи, а я осмотрю этого щенка. Раздевайся, - снова уставившись на Айвена, скомандовал воин Тьмы.
   - Но, но вы же обещали!
   - Будешь выполнять приказы - останешься жить.
   С трудом сдерживая рвущиеся из груди всхлипы, юноша начал раздеваться. Мельком взглянул он на второго дарка - тот уже закончил осматривать вещи Риула и теперь скрупулезно изучал стены и пол, пытаясь отыскать тайник. Особенно осторожно Айвен снимал робу, стараясь не потревожить присосавшегося к груди хрустального комара. Дарк брал у него одежду, и тщательно ее осматривал.
   - Повернись кругом. Встань боком. Подними руки. Правую ногу согни в колене, подними. Теперь подними левую, - командовал воин Тьмы.
   - Я так упаду. Можно мне сначала правую ногу опустить? - дословно выполнявший приказы юноша теперь стоял в позе "атакующего спьяну и совсем не боевого журавля".
   - Идиот. Опусти, конечно. Все, можешь одеваться. Гесс, ты закончил?
   - Совсем все? - недоверчиво переспросил вор, который уже основательно закоченел.
   - Да. И еще - вздумаешь кому-нибудь сболтнуть лишнего, мы тебя где угодно достанем. Понял?
   - П-понял, как не понять, - с трудом ответил юноша, у которого зуб на зуб перестал попадать, - Я вас не видел, вы меня не видели. Если спросят про мальчика, то не было никакого мальчика.
   - Молодец. Сиди, отдыхай, - одобрил его рвение дарк и кликнул своего приятеля, - Все. Здесь делать больше нечего. Бери нашего друга и уходим. Побеседуем с ним в более удобной обстановке.
   Гесс молча кивнул и совершенно без усилий взвалил на плечо бесчувственного Риула. Айвен робко потянул командира дарков за рукав:
   - Господин, господин!
   - Ты еще что-то вспомнил?
   - Нет, это вы забыли. Ваше украшение, - кивнул воришка на комара, все еще сидящего у него на груди.
   - Ах, это. Могу оставить тебе на память, если хочешь.
   - П-пожалуй не нужно. Я вас и так теперь не забуду.
   - Ну, как знаешь, - воин Тьмы щелкнул пальцами, и прозрачная фигурка насекомого вдруг рассыпалась серебристой пылью, которая быстро растаяла, даже не успев опуститься на пол. Дарк развернулся и вышел из камеры.
   - Надеюсь, вы отыщите, что вам нужно, господин! - успел крикнуть в закрывающуюся дверь юноша.
   Какое-то время он сидел неподвижно, прислушиваясь к затихающим вдали шагам. Наконец, когда даже эхо стихло, Айвен с удовольствием потянулся, разминая суставы:
   - Даже выспаться не дали, уроды кабрровы, - ругнулся он, - Разденься, повернись, почеши мне ушко... Ишь ты, раскомандовался! Командовать в своем Даркилоне будешь, чудовище. А вот путешественника жалко. Хороший, должно быть, парень был, раз самим хозяевам Даркилона дорогу перешел. Надо же, даже в Боргард своих псов прислать не побоялись, отродья Тьмы. Ну-ка, что там у нас...
   С этими словами юноша встал и рывком сдернул с кровати тонкое одеяло, на котором только что сидел. Под ним, прямо на дырявом матрасе, лежал еще один метательный нож из странного металла темно-серого цвета.
   - А вообще, спасибо, что зашли, - подытожил Айвен и, спрятав нож под матрас, улегся в койку - досматривать сон. Тщательно укутавшись в одеяло, он снова широко зевнул и вскоре заснул сном младенца. Между прочим, очень полезное для человека его профессии умение - быстро засыпать и просыпаться в любой ситуации.
   Обхватив подушку руками, он и не заметил, как на его запястье сверкнул сложный рисунок нежного розового цвета, словно вытатуированный искусным мастером. А когда юноша спросонья вытащил руку из-под подушки, то никакой татуировки там уже не было.
  
  
   Глава 5. Язык до свободы доведет.

"Слово - это главное оружие в борьбе с любой системой!

Герим Охолост по прозвищу Вьюн, взломщик-заклинатель

  
   Проснулся Айвен ближе к обеду. Спал бы и дольше, да вот только лишившийся и завтрака и ужина живот протестующе бурчал, наполняя мерным рокотом камеру. Зевнув, юноша резко принял сидячее положение и сразу же соскочил с кровати, чтобы не дать своей лени ни единого шанса. Иначе сомнет, скрутит и заставит ничего не делать до самого вечера.
   Быстро соорудив из второго одеяла некое подобие плаща и укутавшись в него - находясь в Боргарде нужно использовать любые доступные способы сохранить тепло - он осмотрелся. Вчера ему не удалось оценить размеров своего временного обиталища. Камера оказалась невелика, но в ней вполне хватило места для двух раздельных коек, почему-то всего одного трехногого табурета и опять же одной тумбы, которая и вовсе выглядела насмешкой, потому что никакого имущества заключенным иметь не полагалось. Впрочем, судя по многочисленным царапинам и пятнам, тумбу давно и успешно использовали в качестве обеденного стола. Табурет же, судя по его виду, чаще использовался в качестве метательного снаряда и дубинки, чем по назначению. Впрочем, его эффективность при таком применении пару часов назад оценил и сам Айвен.
   Одежду Риула, а точнее то, что от нее осталось, дарки забрали с собой. Зато они оставили подушку и одеяло, которые юноша тут же переложил на свою кровать: пригодятся. Осматривать тумбу не было смысла, поэтому Айвен сперва решил изучить койку, а потом заняться поиском тайников.
   Одеяло, подушка, матрас. Сначала осмотр внешний, тщательный, со всех сторон - в тени и на свету, ловя взглядом малейший отблеск, подозрительную выпуклость или уплотнение в материале. Ничего...
   Оставались тайники. Простучав стены и осторожно заглянув под ковер тускло светящегося мха, густо покрывавший потолок, юноша лишь развел руками: пусто, если не считать заточенной ложки, куска сухаря и мотка бечевки. Вспомнив, что он не ужинал, да и с завтраком как-то не сложилось, он безуспешно попытался погрызть окаменевший сухарь. Отшвырнув его в сторону, отщипнул немного серебристых нитей мха, которые служили единственным источником освещения камеры. С любопытством положил их в рот и пожевал. Тьфу! Горький... Хотя, если совсем уж прижмет, то есть можно.
   Старый приятель Айвена, взломщик по прозвищу Вьюн, как-то хвастался, что целую неделю продержался в Боргарде без еды, на одном только этом мхе и паре крыс. Глядя на упитанного Вьюна, верилось в это с трудом - такое брюхо на горькой травке и пары дней не выдержит. Собственно, для человека постороннего тот и на вора-домушника ничуть не был не похож - неповоротливый, тяжелый и постоянно страдающий одышкой взломщик попался бы на первой же вылазке. И то, если бы сразу не застрял в окне или дымоходе. Такому ни от собак не уйти, ни с ловушками не разобраться. Но те, кто видели его в деле, только посмеивались - Вьюн был чародеем. Он лучше всего управлялся с растениями, за что и получил свое прозвище. Такому лианы сами просятся под руку, шипы роз осыпаются от одного прикосновения, а горький мох, наверняка, становится сладким, словно восточная халва, и питательным, как хорошо прожаренная отбивная.
   Усилием воли, Айвен отогнал от себя мысли о восточных сладостях, которые очень уж любил. Еще раз осмотрел места, в которых обычно устраивались тайники, и снова безуспешно. Ощутив некое смутное беспокойство, юноша быстро привел все в порядок и успел как раз вовремя. Едва он уселся на своей кровати, как окошко в двери у самого пола открылось. На краткий миг свет заслонила чья-то рука и поставила на пол поднос с едой. Окошко снова закрылось, но ни звука из-за двери так и не донеслось, словно это был призрак. Еду в Боргарде приносили всегда в разное время - были просто утренний прием пищи, дневной и вечерний. Охранная магия на время кормежки глушила все звуки, поэтому ни по каким признакам нельзя было точно предугадать, когда именно откроется окошко и появится еда.
   - Ну-ка, посмотрим, чем на четвертом уровне преступников морят, - хмыкнул юноша, забирая поднос.
   На нем стояла глубокая миска с ячменной похлебкой, тарелка с неравномерно размазанной по ней тонким слоем ячменной каши, небольшой кусок ячменного хлеба и глиняная чашка с водой.
   - Хвала Мристому Иггру, что не с ячменным компотом! А то я уж было подумал... - настроение у вора резко упало, - С одной стороны, выбор блюд конечно больше, чем на нижних уровнях. А с другой стороны, выбора тут совсем нет - один ячмень. Надеюсь, что сегодня какой-нибудь специальный ячменный день, а это - не обычное меню.
   Вздохнув, юноша взял деревянную ложку. Осмотрел поднос в поисках ножа, но ничего похожего на него не обнаружил. Впрочем, оно и не удивительно - в тюрьме ни вилок ни ножей заключенным не давали, во избежание всякого... Хмыкнув, Айвен сунул руку под матрас и вытащил украденный метательный нож. Хотел было проверить остроту кромки, но вовремя опомнился - малейшая царапина привела бы к мучительной смерти! Да что там царапина, лизать его тоже было бы несколько... опрометчиво. Все оружие воинов Тьмы, дарков, было изготовлено из селерита - сероватого и прочного как сталь металла, который помимо того, что прекрасно поглощал магию, был еще и сам по себе смертельно ядовит. Да уж, нарезать хлебушек таким вот ножичком - мысль глупее ему в голову придти не могла!
   Кривясь и морщась, Айвен быстро проглотил уже остывшую еду, так и не почувствовав вкуса. Он уже и позабыл, как кормят в тюрьмах, и обновлять свои воспоминания очень уж не хотелось. Вся надежа была на Хорта и нанятого им языкаря. Поскорей бы уже, а не то через полгода на такой диете он действительно на мох перейдет...
   Вскоре после того, как юноша расправился со своим обедом, за дверью послышались шаги. Судя по звуку, в сторону камеры шло не меньше трех человек. "Проклятье! Только бы не кабрровы дарки!" - молнией мелькнула мысль у него в голове юноши, - "Ножичек было бы неплохо припрятать..."
   Недолго думая, он просто швырнул его под койку Риула, в самый темный угол: мол, во время драки обронили, а потом никто и не заметил. Шаги стихли возле двери его камеры, и кто-то завозился с замком. Зазвенели ключи, упав на пол, и Айвен вздрогнул.
   - Эй, в четыреста одиннадцатой, к тебе гости! - заорал вдруг за дверью стражник.
   Дверь с уже привычным скрежетом открылась, и в камеру не вошел, а словно просочился щуплый низенький человечек с огромным носом и бегающими крысиными глазками. Следом вошел один из стражников, и еще по меньшей мере один остался караулить за дверью.
   - Тебя Хорт прислал? - спросил Айвен не дожидаясь, пока крысолицый заговорит.
   - Меня зовут Питер Поцук, и я буду защищать ваши интересы на протестном заседании, - голос этого странного человечка оказался на удивление сочным и приятным, и скорее подошел бы артисту певчего театра. Он, казалось, проникал в любую щель и обволакивал каждый предмет, наполняя все свободное пространство.
   - Ты знаешь, за что меня упекли в холодную?
   - Разумеется! Перво-наперво я со всем тщанием и дотошностью изучил ваше дело и показания свидетелей.
   - И что скажешь?
   - Завтра вечером, крайний срок послезавтра, вы будете уже на воле, наслаждаться э-э-э, - Поцук бросил взгляд на тарелки, - домашней ячменной кашей.
   - Так быстро? Не слишком ли ты самоуверен?
   - Я дважды вытаскивал отсюда самого господина Многорукого! Но дело даже не в моих возможностях, просто ваш приговор и впрямь слишком строг. Хватило бы и штрафа в полсотни серебра.
   - Увы, было там одно обстоятельство... - сердце юноши вдруг защемило.
   - Согласен, - вздохнул языкарь, - обокрасть госпожу Урс было не самой лучшей идеей. Но я уверен, что это обстоятельство мне удастся использовать в нашу пользу. То есть в вашу пользу. Уж поверьте, господин Айвен, я на таких делах не одну кошку съел!
   "Собаку!" - хотел было поправить его юноша, но, взглянув в бегающие крысиные глазки, почему-то передумал. Кошку так кошку, этом типу лучше знать, чего он там ест.
   - Вот и отлично! - уверенность языкаря была заразительной, и настроение у вора начало улучшаться. - Так значит, до завтра? Признаюсь, вы сняли с моего сердца камень размером с замок Монтомари!
   - Боюсь, что по камням сердечным, равно как и почечным, я совсем не мастер, - развел руками Поцук, - для начала я вас вытащу отсюда, а там уж сами разбирайтесь со своими амурными делами. А уж если разбирательства эти снова приведут вас к делам судебным, то языкарь Питер Поцук всегда к вашим услугам, господин!
   Он раскланялся, и Айвен, поддавшись магии этого чарующего голоса и всепоглощающей уверенности, тоже поклонился в ответ, но тут же спохватился.
   "Ай а шельма, ай да талант!" - восхитился юноша, - "Впрочем, это и есть его работа - языком чесать, да голову судьям дурить. И свой хлеб с маслом, похоже, он ест не зря..."
   Тем временем Поцук и охранник покинули камеру, оставив заключенного одного и в приподнятом настроении. Словно чаши Весов Вселенского Равновесия качнулся вдруг внутри его желудка недавно проглоченный ком, вызывая сильные рвотные позывы. Все его воодушевление и оптимизм словно ветром сдуло.
  
   Весь вечер Айвен потратил на поиски тайников, которые мог пропустить во время прошлого осмотра, но с тем же результатом. А на ужин снова был ячмень. Все та же каша, в которой лежал крохотный кусочек мяса непонятного происхождения, настолько пропитавшийся ячменным соком, что почти не отличался по вкусу от каши. Кусок ячменного же хлеба и обычный тюремный чай, который должен был успокаивать и укреплять сон заключенных. Кое-как умяв это вкусовое извращение, юноша совсем сник. Вера в скорое избавление куда-то улетучилась вместе с остатками настроения. Лежа в кровати, он смотрел на заросли мха и думал, что на такой диете он и впрямь скоро начнет потолок обдирать, не приведи Мристый Иггр. К несчастью, вскоре его сморил сон, и ячменная каша показалась сущей безделицей в сравнении с поджидавшими Айвена видениями...
   Ночь выдалась на редкость беспокойной. Мучаемый кошмарами юноша совсем издергался, хотя раньше ничего подобного с ним не случалось. Снова и снова просыпался он с криком, и снова проваливался в один и тот же кошмар: за огромным дубовым столом он сидел напротив Риула, а по сторонам стояли два воина Тьмы. Путешественник выглядел неважно, словно давно уже помер: бледное снинюшное лицо, черные провалы глаз и рот, больше похожий на рваную и плохо зажившую рану. Он пристально смотрел на Айвена и с его губ срывались всего два слова:
   - Отыщи Первопечатника!
   Причем, слова эти срывались и падали в самом прямом смысле, превращаясь в написанные на кусочке ткани буквы. Клочок падал в стоящую на столе тарелку, а юноша стремительно хватал его и пихал в рот, чтобы дарк не успел прочитать послание. Он жевал, жевал и жевал плохо поддающуюся ткань, запивая ее овсяным вином из бездонного кувшина, стоящего на столе, и заедая овсяной кашей. Но едва ему удавалось, наконец, справиться с кабрровой запиской, как Риул снова говорил:
   - Отыщи Первопечатника!
   И новый клочок ткани падал на блюдо, и вор снова хватал его и съедал. И с каждым разом Риул выплевывал слова все быстрее, а клочки ткани увеличивались в размере, и стали уже с ладонь, когда, наконец один из дарков сжалился над Айвеном:
   - Эй, великий шаман Сущего в Бездну, тебе пора на протестное заседание...
   - Ч-чего? - не понял юноша.
   - Я говорю, хорош дрыхнуть, просыпайся...
   И тут юноша действительно проснулся. В двери стоял стражник с кандалами в руках и снисходительно улыбался:
   - Все вы, жрецы, одинаковы. Только и горазды, что бока мять на перинах, да жрать. Может, потому вас и называют "жрецами", а? Правда, ты что-то недостаточно упитанный, для служителя культа.
   - Просто я дни и ночи провожу в молитвах да раздумьях: все прошу великодушного Иггра, чтобы он дал каждому стражнику по капельке мозгов... Чтоб ваши крохотные головы разорвало! - огрызнулся Айвен.
   - Ну и остер ты на язык, вольный ветер. Посмотрим, как ты будешь языком чесать в зале Откровения. Кстати, у тебя есть еще немного времени, чтобы перекусить. Приказать принести тебе завтрак, или сразу пойдешь?
   При одной только мысли о еде у Айвена свело и живот и челюсти.
   - Ну уж нет. Меня уже тошнит от вашего ячменя, на всю жизнь вперед наелся! Давай сюда свои браслеты и веди, куда положено.
   - Странно, - почесал затылок стражник, - ты ж всего один день как на испытании ячменем сидишь, да и то, мы всего две смены блюд подали. Когда ты его наесться успел?
   - Мне хватило, - отрезал юноша, протягивая запястья для кандалов. Воспоминания о ночном кошмаре были еще свежи, и во рту стоял привкус ячменя и мокрых тряпок.
  
   ...Войдя в зал Откровений, где проходили все судебные заседания и слушания, Айвен огляделся. Среди судей, клеветников и охраны знакомых лиц не было, а вот среди свидетелей... Юноша помахал рукой и послал воздушный поцелуй прекрасной госпоже Урс. Показал язык двум увальням из рыночной стражи, тем самым, которые его повязали. Вздрогнул и едва не упал на ровном месте, завидев дальнем угла зала необъятных размеров тушу - даже две знакомые ему туши - торговки со своим братцем! И даже ободряющее подмигивание господина Питера Поцука не помогло ему избавиться от страха. Сейчас языкарь казался ему самым обычным маленьким человечком с крысиными глазками и повадками карманника - двигался вдоль стеночки, постоянно обтирал ладони о свой наряд и кончиком языка облизывал пересохшие губы. От вчерашней уверенности защитника, предоставленного воровской Гильдией, не осталось и следа - создавалось даже впечатление, что он не совсем уверен, стоит ли вообще защищать пойманного воришку.
   А когда Поцук заговорил, Айвен и вовсе пал духом - голос защитника дрожал и то и дело срывался на пронзительный визг. И куда только подевался тот сочный баритон и вкрадчивая манера говорить, донося до слушателя малейшие интонации? Юноша даже глаза протер - тот ли перед ним человек вообще?
   - Итак, господа судьи, господа клеветники, господа свидетели и вы, о прекрасная госпожа пострадавшая. Меня зовут, с вашего позволения, Питер Поцук, и я представляю интересы вот этого, так сказать, молодого человека. Мои верительные грамоты и прочие документы лежат перед господами судьями, и ежели у кого-то возникнут какие-то сомнения, то...
   - Не беспокойтесь, господин Поцук, мы не первый раз сталкиваемся с вами в этом зале, - прервал его речь один из судей, на мантии которого красовался золотой грифон - знак главного судьи, - Давайте начнем заседание, пока не сошла утренняя прохлада.
   - Благодарю вас, господин Орис, - поклонился языкарь, - Тогда, с вашего позволения, я прошу клеветников сказать свое слово и выдвинуть обвинение.
   Один из трех клеветников, как называли законников-обвинителей, вышел вперед и откашлялся:
   - Перед нами сидит молодой преступник, Айвен Меллис, двадцати четырех лет отроду, который обвиняется в краже имущества с отягощающими обстоятельствами. Потерпевшая, госпожа Фелина Урс, находится здесь вместе с двумя свидетелями...
   - Достаточно. Мы все здесь знаем детали этого дела, так что давайте приступим непосредственно к обвинению, - снова подал голос главный судья.
   - Слушаюсь, ваша честь. Итак, я обвиняю Айвена в краже и в преступных мыслях в отношении самой госпожи потерпевшей.
   - Э, простите, у вас есть заключение практикующего чародея-ментала или лицензированного храмового служителя с телепатическим даром? - подал голос Поцук.
   - Нет, такого заключения у меня нет, - мотнул головой клеветник.
   - Замечание принято. Обвинение в преступных мыслях снимается, - один из судей положил на чашу стоящих перед ним весов крупный черный камень. Камень поменьше он отложил в сторону.
   - Прошу учесть тот факт, господа судьи, что обвиняемый неоднократно попадал в Боргард по схожим обвинениям, он является злостным преступником и карманным вором по своей профессии!
   - Возражаю, ваша честь! Согласно данным судейского Информатория, обвиняемый не является членом воровской Гильдии, равно как и лицензированным карманником.
   - Возражения приняты. Обвиняемый имел судимости, но согласно официальной информации, вором не является.
   На чашу весов рядом с уже лежащим на ней черным камнем лег еще один, примерно такой же величины, а на пустую - маленький белый камень.
   - Итак, господа судьи, господа клеветники, мой клиент - молодой, прошу особо это отметить - человек, который в жаркий день шел по своим делам по рынку... - взял слово языкарь, заложив руки за спину и расхаживая вдоль судейского стола. Голос его выровнялся и начал набирать силу.
   - По своим воровским делам, конечно, - криво усмехнулся один из клеветников.
   - Протестую, ваша честь! - вскинулся Поцук.
   - Протест принят. Обвиняемый не является вором, это мы уже выяснили.
   - Так вот значит шел он, мучаемый нестерпимой жаждой, и тут взгляд его упал на... - театральным жестом вытянул руки в строну красотки Фелины языкарь.
   Девушка гордо выпрямилась, отчего высокая грудь ее еще сильнее натянула тонкую ткань и без того довольно таки обтягивающего платья. Взгляды всех без исключения присутствующих мужчин устремились к двум соблазнительным холмам, мерно вздымающимся в такт ее дыхания.
   - На несколько сочных, спелых и ароматных яблок, которые так манят взор, и наверняка замечательно утоляют жажду, - продолжал Поцук.
   - Эх, хороши яблочки... - мечтательно вздохнул один из стражей.
   - Кстати, насколько я понимаю, среди свидетелей есть и те, кто задерживал обвиняемого? Господа, попрошу вас вспомнить - были ли у моего подзащитного при себе деньги, чтобы расплатиться за пару яблок?
   - А то как же! Сорок три серебра и десять медяков, - отозвался стражник, который обыскивал Айвена при аресте.
   - Вот! Прошу отметить тот факт, что у обвиняемого было вполне достаточно средств, чтобы купить эти дивные, - снова повел рукою в стороны госпожи Урс языкарь, - и манящие плоды. Что он и решил сделать, ведь так, господин обвиняемый?
   Юноша утвердительно кивнул, не совсем понимая, что от него хотят. Как и в тот злосчастный день, он глаз не сводил с прекрасной Фелины, упиваясь ее красотой, и мыслями своими был далеко-далеко от зала Откровений.
   - Как и любой честный житель или гость нашего славного города! Разумеется, сначала он должен был выбрать яблоко повкуснее. И я ума не приложу, почему безмерно мною уважаемая не только за свою красоту, но и за свой гибкий ум госпожа Урс приняла этот невинный жест за попытку ее обокрасть. - вот теперь-то Питер Поцук пустил в ход очарование своего голоса, снова ставшего бархатистым и обволакивающим! И судьи, и клеветники, и даже сама потерпевшая согласно кивали в такт его словам, а к белому камню на чашу весов лег еще один. Впрочем, как оказалось, чтобы околдовать красавицу, нужно было что-нибудь посильнее, чем вкрадчивый голос языкаря.
   - Тогда зачем он стащил мое кольцо? - выкрикнула вдруг она, ткнув пальцем в сторону юноши. Лицо того болезненно скривилось, словно этот палец пронзил ему сердце.
   - Да! Зачем он украл кольцо? - почувствовав слабину противника, снова вскинулся главный клеветник.
   - Идиот, ты зачем кольцо стащил? - тихо прошептал-прошипел юноше Поцук, подойдя к нему вплотную.
   - Я нечаянно, это все рефлексы, наверное... Как-то само получилось, - с трудом вернулся в реальность Айвен.
   - А вы посмотрите на него, посмотрите на обвиняемого, господа судьи! - уже громко произнес языкарь, - Куда устремлен его помутневший взор?
   - Э-э-э... На яблоки? - предположил кто-то из судей.
   - На прекрасную госпожу Урс! Забудьте о том, что она дочь всеми нами любимого господина Рабена, забудьте о том, что она племянница всем нам известной госпожи Ульрины Урс... - Айвену показалось, или при упоминании тетушки потерпевшей испуганно вздрогнул даже сам судья Оррис? - В первую очередь перед нами невероятно обворожительная девушка, чей взгляд подобен свету звезд!
   - Звезды, они ведь крохотные? - вслух размышлял Айвен, - А у нее вон какие глазищи!
   - Вы, господа судьи, разве вы не видите, что наш молодой - очень молодой - человек просто-напросто влюбился, влюбился по уши, как это часто бывает в его годы? Вспомните себя в юности, господа клеветники, и представьте, что вам небеса даровали счастье повстречать на своем пути такую прекрасную девушку? Разве вы устояли бы? Вы называете моего обвиняемого вором, но взгляните на него, ведь на самом деле он самая настоящая жертва! Он украл кольцо, но его потеря неизмеримо больше, ведь у него похитили само сердце!
   Айвен с недоумением уставился на свою грудь и задумчиво почесал затылок. Приложив руку к сердцу, он убедился, что оно по-прежнему на месте, и успокоился.
   - Будем ли мы губить столь юную душу, бросая ее в безжалостное горнило тюремных печей из-за какого-то кольца?
   - Э-э-э... Вообще-то, в Боргарде несколько... прохладно, - заметил клеветник.
   - Взгляните в эти честные и полные раскаяния глаза, господа судьи - разве вправе мы обвинять подсудимого в том, в чем любой из нас однажды, а то и не раз, был виновен? В том, что он влюбился без памяти? И разве можем мы его судить за это, и сажать в тюрьму, вместе с кровавыми убийцами и неумолимыми проповедниками?
   С тихим стуком на чашу весов упал еще один белый камень.
   - Между прочим, оно было с сапфиром! Подарок папеньки... - робко прошептала девушка, но ее услышал один из клеветников и вскочил с места:
   - Вы слышали? - радостно завопил он, - Украл подарок любимого папеньки. Который, как мы все прекрасно помним, начальник городской стражи!
   - Не украл, а решил взять на память с дозволения самой госпожи! - выкрикнул Поцук, и в его голосе утонул стук черного камня, брошенного судьей на "чашу грехов".
   - Как это, с дозволения? - удивленно повернулись в сторону языкаря судьи.
   - Как это, с разрешения? - одновременно в ту же сторону повернулись клеветники.
   - Как это, с дозволения госпожи? - не остался в стороне и сам Айвен.
   - А вот так! Ты где стоял, когда крал... то есть брал яблоко и кольцо? - ткнул юноше пальцем в грудь господин Поцук.
   - Э-э-э. Прямо перед ней и стоял, у лотка с фруктами
   - Вот видите! Он не прятался, не подкрался со спины и не скрывался в тенях! Разве так ведут себя настоящие воры?
   - Прошу заметить, господа судьи, что обвиняемый не является настоящим вором, - ловко ввернул краснолицый клеветник, до этого момента хранивший молчание.
   - Замечание принято, - кивнул главный судья. На чашу весов упал крохотный черный камень.
   - И куда же смотрел наш обвиняемый? Эй, ты куда смотрел? - снова ткнул Айвена пальцем языкарь.
   - В глаза конечно! В ее прекрасные зеленые глаза.
   - И что у нас получается? Вор стоит во весь рост перед жертвой, смотрит ей в глаза и ворует у нее кольцо?
   - Между прочим, опытные воры так и поступают, - заметил один из стражников.
   - Возражаю! Обвиняемый не вор, да и вы, господин, тоже не обладаете должной воровской квалификацией, чтобы быть уверенным в описанном вами методе воровства. Или все-таки обладаете, а? - обрушился на стражника Поцук.
   Тот смутился и отрицательно покачал головой.
   - Вот видите! Обвиняемый просто не успел попросить у прекрасной госпожи Урс это кольцо на память. А быть может он и вовсе потерял дар речи. Знаете, у влюбленных такое иногда случается от близости объекта воздыхания.
   - Я не объект! - обиженно надула губки красавица, - И ничего он не терял. Он разговаривал.
   - И что же именно он говорил, - вмешался вкрадчивый голос клеветника.
   - Он... Он сказал, что не грабит меня... - тихо произнесла девушка.
   - Ага! - торжествующе выпрямился Поцук.
   - ...а обворовывает, - совсем уж шепотом закончила она и... разрыдалась!
   - Все! Вот оно! Вор сознался в содеянном, а несчастная жертва рыдает, понеся невосполнимую утрату. Ваша честь, прошу считать дело закрытым и предлагаю ужесточить наказание для виновного, - клеветник стащил со своей головы парик и начал им обмахиваться. В зале действительно стало жарковато.
   - Но... но ей же вернули кольцо, какая еще невосполнимая утрата? - недоуменно уставился на обвинителя языкарь.
   - Она утратила веру в человеческую доброту, что же еще? - ловко выкрутился тот.
   - Да заткнитесь вы все, она же плачет! - закричал вдруг Айвен, - Дайте девушке кто-нибудь платок и принесите настойки успокойника. И разойдитесь, ей нужно больше свежего воздуха.
   - Вы только посмотрите, какая забота, - притворно умилился Поцук, - его не волнует суровый приговор, он больше обеспокоен самочувствием своей любимой! - языкарь откровенно любовался юношей, который хлопотал вокруг рыдающей Фелины, отдавая приказы и отгоняя от нее назойливых стражников. Те возмущались, но уступали его напору, опасаясь применять силу в зале Откровения.
   Наконец, девушка успокоилась.
   - Господин судья, - вдруг сказала она, - Могу я сказать?
   - Разумеется! Вы вспомнили что-то еще?
   - Да, ваша честь. Я вспомнила, как обвиняемый прошептал, что я похитила его сердце. И я не думаю, что он хотел красть кольцо, - девушка виновато улыбнулась Айвену.
   - Мы примем ваши слова к сведению, - кивнул главный судья, и на чашу весов лег еще один белый камень.
   - Ваша честь! - подала вдруг голос вторая из присутствовавших в зале дам - та самая толстая торговка, у которой был еще и не менее крупный братец. Который, кстати, тоже находился здесь.
   - Да, госпожа Милана?
   - Он врет! И она, эта девка, тоже врет! Не мог он ей в любви признаваться.
   - Это почему еще? - удивился судья. Клеветники и языкарь молча поддержали вопрос.
   - Потому что он влюблен в меня! - томно выдохнула толстушка и прижала руки к своей необъятной груди, ласково улыбаясь Айвену.
   Вор чуть не проглотил собственный язык от такого поворота событий:
   - Да я ее вижу второй раз в жизни!
   - Ты мне сам говорил! У меня и свидетель есть, брат мой! Марек, скажи!
   - Возражаю, ваша честь, в данном случае родственник выступает как лицо заинтересованное.
   - Возражение принято, - на удивление быстро согласился судья Орис.
   - Я просто яблоко хотел у нее купить. Только она продает свое гнилье по семь медяков за штуку! Мне пришлось четыре медных монеты выложить только за то, что я подержал яблоко в руке, - вспылил юноша. И больше всего ему хотелось обелить себя в глазах прекрасной Фелины, взирающей на происходящее со странной смесью ужаса и недоумения.
   - Милый, но как же все эти твои слова про мои нежные руки, про мою утонченность и про любовный жар?
   - Вы слышите? Да у нее просто жар и она бредит! Воды, принесите кто-нибудь холодной воды, и выведите ее из зала! - перебил торговку языкарь. Сразу трое помчались выполнять его приказ. Кажется, симпатии всех присутствующих теперь были на стороне несчастного вора.
   - А еще она замужем! Вон и кольцо на пальце, - внес свою лепту Айвен.
   - Ваша честь! Нужно еще разобраться, настоящая ли у нее торговая лицензия, и что это за странные яблочки такие, по семь медяков за штуку! Да на такие деньги можно купить настоящее золотое эрийское яблоко! - подлил масла в огонь Поцук.
   - Два эрийских, - поддержал его юноша.
   - Возражения принимаются. Госпожа Фелина Урс, вы хотите что-то еще добавить к своим словам? - судья Орис вытащил платок и обтер вспотевшее лицо.
   - Да, - вышла вперед девушка, - Я отказываюсь от своих обвинений. Этот молодой человек не желал мне зла, просто я его неверно поняла. Не надо его в тюрьму. Пожалуйста... - Фелина подняла голову и посмотрела прямо в глаза главному судье. Казалось, что еще немного, и она снова разрыдается.
   - Я правильно вас расслышал? Вы снимаете свои обвинения, госпожа Урс?
   - Да! - уже твердым голосом громко заявила девушка, - Я снимаю свои обвинения.
   - Я же говорил, что она умница, - облегченно выдохнул языкарь и ободряюще улыбнулся девушке.
   - На этом слушание объявляю закрытым, как и дело о краже драгоценностей. Господин Айвен Меллис, вы чисты перед законом нашего королевства и свободны. Можете забрать свои вещи из камеры и покинуть Боргард, - устало объявил судья и с облегчением положил на "чашу добродетелей" огромный белый камень...
  
   Зал Откровений быстро опустел. Последним из него вышел главный судья, легким движением руки погасив факелы и не заметив, как одна из теней отделилась от стены и быстро проскользнула под дверь...
  
  
   Глава 6. Неприятности начинаются.

"Отыщи зеркало побольше, в свой полный рост.

Ровно в полночь зажги семь свечей из красного

воска и жди, смотри в оба! Посмотри на свое

отражение, внимательно вглядись в эти черты.

Вот он, твой самый тайный, и самый главный враг!"

Описание старинного поискового

ритуала, указывающего на врага.

  
   Пес брел по темному переулку, сжимая в зубах с трудом раздобытый кусок мяса. Мясо было несвежим и основательно попахивало. Впрочем, память услужливо подсказала ему пару-тройку просто божественных ароматов изысканнейших блюд, которые дворцовый повар готовил именно из такого вот протухшего мяса. Защищаясь ароматом воспоминаний от вони трущоб и своего завтрака, пес искал местечко поукромнее.
   Поиски привели его к стенам не то что богами, но даже и бесами-святотатцами забытого монастыря, отстроенного то ли в честь Угрюмого Странника, то ли в честь Странного Угрюмца. В общем, когда-то в нем служили молебны некой высшей сущности, которая не отличалась веселостью нрава и вниманием к своим почитателем. И то и другое явно не лучшим образом сказалось на монастыре. Он пришел в состояние полнейшего запустения, и стены его держались лишь благодаря молитвам и обильной растительности.
   Увы, укромное место уже было занято - в спасительной тени переговаривались несколько человек. Пахли они настороженностью и опасностью, поэтому животное решило не показываться людям на глаза и выждать, притаившись за густым кустарником - вдруг люди здесь задержались ненадолго, и скоро уйдут?
   Тем временем незнакомцы, похоже, пришли к какому-то решению. Двое встали в центре небольшой полянки друг напротив друга и выжидающе замерли, не сводя взгляда друг с друга. То, что это они не союзники, а враги, животное поняло сразу. Уж чего-чего, а дуэлей за свои годы службы при дворе бывший королевский стравник перевидал достаточно. К дуэлянтам подошли секунданты, и протянули дуэльные рапиры, аккуратно уложенные на бархатные подушечки. Пес тяжело вздохнул. Дуэли на шпагах длились намного дольше, чем на пистолях, поэтому ждал он напрасно - покинут поляну люди ой как не скоро.
   Вдруг порыв ветра донес до чувствительного носа собаки подозрительно знакомый, едва уловимый запах. Пес чихнул и сердито заурчал - он вспомнил, что это был за запах! Так пахла медленная смерть, и не единожды вынюхивал он ее сладковатый аромат в блюдах, предназначенных для короля!
   Он с сожалением выронил мясо на землю, и со звонким лаем выскочил из кустов...
  
   - Мартис, откуда взялось это мерзкое животное? - испуганно взвизгнул виконт Марсильяк, отступая за спину своего секунданта. Известный задира и заправский дуэлянт, испытывал панический страх перед собаками еще с малых лет, и до сих пор так и не смог его перебороть.
   - Эй, лэр Марсильяк, только не говорите, что вы испугались измученного и ослабевшего от голода пса? Да посмотрите вы на него! Я отсюда вижу, как у него бьется сердце... - насмешливо бросил его противник, молодой человек в военной форме.
   - Лейт Беример, вы забываетесь! И если вы сейчас же не заберете свои слова назад, то я буду вынужден...
   - Что? Вызвать меня на дуэль? Так мы еще эту даже не начали! Впрочем, я могу пойти вам навстречу и перенести наш поединок в силу форс-мажорных обстоятельств.
   Тем временем, "форс-мажорное обстоятельство" подбежало к секунданту дворянина, припав к земле, глухо зарычало.
   - Кажется, ему не нравится ваш приятель, - улыбнулся юноша в форме, - или наоборот, мудрый пес сразу понял, кто здесь кто, и выбрал себе мясо понежнее да поблагороднее.
   - Мартис, убери его отсюда, у него наверняка блохи! - Марсильяк демонстративно поднес к лицу надушенный платок, - Раньше здесь смердело солдафонами, а теперь еще и блохастой псиной. Впрочем, особой разницы я не заметил.
   - Надеюсь, лэры, вам не понадобится помощь, и вы сможете вдвоем справиться с бродячей собакой? Хотелось бы побыстрее закончить поединок, пока от ваших духов цветы в округе не завяли.
   Мартис послушно попытался отогнать пса, неуклюже размахивая свободной рукой и стараясь не уронить дуэльное оружие. Но животное ловко скакало вокруг него, заливаясь звонким лаем. Наконец, улучив удобный момент, зверь бросился человеку в ноги, и тот, зацепившись ногой за торчащую из земли корягу, упал на землю, выронив подушку с лежащей на ней рапирой. Пес тут же с лаем набросился на оружие, то подскакивая к нему и облаивая, то снова отпрыгивая подальше.
   - Вот видите, лэр Марсильяк, собаке не понравилась ваша фамильная дуэльная шпага. Интересно, с чего бы это вдруг?
   - Мысли обезумевшего зверя мне неведомы, - сухо процедил дворянин, все так же держась позади своего товарища.
   - Эй, Рик, ну-ка, притащи мне сюда эту шпагу. Хочу взглянуть на нее поближе, - коротко бросил военный своему секунданту, и тот послушно шагнул к псу. Сразу стало ясно, кто из этих двоих привык командовать, а кто - подчиняться.
   Позабыв о своем страхе перед собаками, виконт попытался помешать Рику, но пес тут же подскочил к нему и чуть было не цапнул за ногу. По-бабьи взвизгнув, лэр снова отпрыгнул назад, за спину своего товарища. Осторожно подняв рапиру, секундант принес ее своему командиру:
   - Держи, лейт.
   - Хм, - Беример задумчиво повертел рапиру в руках, ловя лезвием солнечные блики. - Что-то мне не нравятся эти липкие пятна. Если бы не мое уважение к вам и вашему древнему роду, лэр Марсильяк, то я бы мог подумать, что клинок отравлен.
   - Да как вы смеете! - дворянин побледнел от возмущения.
   - По всякому смею, я вообще большой затейник и выдумщик. Предлагаю вам простой выбор: или мы меняемся рапирами и продолжаем поединок, или будем считать, что дуэль закончилась в ничью. Убивать вас мне не хотелось бы - очень уж папенька ваш злопамятный. А так вы сможете сохранить и свое лицо, и свою жизнь.
   Лэр ненадолго задумался. Конечно, он был одним из лучших фехтовальщиков не только в Кияже, но и во всей провинции, но и о дуэльных подвигах Беримера слышать ему доводилось немало. В конце концов, страх за жизнь и благоразумие одержали верх над юношеской горячностью и недавней обидой:
   - Быть по сему. Я согласен на ничью в поединке, - сухо процедил он, - А теперь верните мне клинок!
   - Конечно-конечно. Рик, отдай благородному лэру его тыкалку. Ну а тебя, дружище, я даже и не знаю, как благодарить, - юноша присел на корточки и ласково потрепал пса по загривку. Тот довольно замотал хвостом и ткнулся носом в сапог лейта.
   - Командир, я думаю, что миска каши да пара костей сделают твоего спасителя самой счастливой псиной в этом треклятом королевстве.
   - Это точно, вид у тебя, прямо скажем, неважный. Может, ты дух-хранитель этого места? - Беример указал рукой на ветхий монастырь. - Ладно, Рик, прихвати нашего хвостатого приятеля с собой и отведи на полковую кухню. Пусть сам выберет, что ему по вкусу. А я еще маленько подышу свежим воздухом, пока жара не взяла свое.
   - Слушаюсь, командир! - козырнул вояка и подозвал к себе пса, - Эй ты, волосатый. Дуй за мной, накормим тебя до отвала да еще и рюмку медовухи нальем за спасение нашего славного лейта.
   Пес мотнул хвостом и послушно зашагал вслед за солдатом...
  
   Сперва Айвен хотел направиться прямиком к Хорту, чтобы поблагодарить его за языкаря, отменно выполнившего свою работу. А заодно и выяснить, что за дело такое намечается, раз его так быстро вызволили. Однако, смутное беспокойство, не покидавшее юношу от самого здания тюрьмы, погнало его в противоположную от трактира сторону - к ремесленным кварталам. Заодно там можно было и разжиться одеждой поприличнее той, которую ему выдали в Боргарде, выпуская на волю.
   Увы, зачарованная тюрьма обладала еще одной особенность, которая в официальном списке неприятных свойств этой крепости числилось под номером сорок четвертым: порою там пропадали вещи арестантов, отданные ими на сохранение стражникам. В неофициальном же, воровском, реестре неприятных и опасных свойств Боргарда, который был вдвое толще, это свойство тюрьмы было помечено так: "Стража тюремная сильно вороватая и до добра заключенных охочая". В общем, разведя руками и сославшись на всем известный пункт сорок четыре, стражники выдали ему какое-то невнятное тряпье и пару медяков взамен того добра, которое "проклятая тюрьма себе прибрала".
   Последний факт ненадолго расстроил Айвена - примерно на то время, которое ушло у него на дружеское похлопывание по плечам и быстрый обыск карманов стражников. Улов оказался небогат, а юноша в очередной раз порадовался, что верно выбрал себе профессию. Хотел ведь в детстве стать стражником! Правда, еще он хотел стать великим архимагом, прославленным капитаном пиратского брига и одним из владык Хешемского Халифата, но и с этим как-то не сложилось.
   Преследователей он выявил довольно быстро, хотя это как раз и было несложно, потому что они шли следом, почти не таясь. Двое. Среднего роста, одетые в грязные поношенные одежды, они были похожи на бродяг, невесть как очутившихся в приличных кварталах. Не то, чтобы публика здесь была сплошь и рядом благородная да в шелка разодетая - просто эти двое выглядели действительно неопрятно и помято. И двигались они странно, короткими рывками, словно преодолевая какое-то усилие.
   Сбежать от них было проще простого, однако, сначала нужно было узнать, кто они такие и что им нужно. Ущипнув за зад проходившую мимо девицу, вор заставил ее вскрикнуть, привлекая к ней внимание окружающих людей. Сам же под шумок стащил у кого-то яркий красный платок. Повязав свой трофей на шею, юноша несколько раз мелькнул перед самым носом преследователей, чтобы они хорошенько запомнили примету и теперь уж точно не упустили его. Рыбка клюнула на яркую приманку, и вскоре Айвен уже беззаботно брел по пустынному узкому переулку, а позади него мерно топали эти двое, старательно делая вид, что им просто нужно в ту же сторону. Получалось неубедительно, да и лица их были больше похожи на застывшие маски, чем на живые - бледные и не выражавшие никаких эмоций.
   Убедившись, что преследователям никуда не деться, вор вскочил на стоящую рядом бочку, с нее перепрыгнул на балкончик второго этажа соседнего дома и, сорвав с шеи краденый платок, помахал им на прощание. В мгновение ока вскрыв запертую дверь балкона, он скрылся внутри дома.
   Странная парочка замерла на месте, открыв рты и уставившись на дверь, за которой скрылась их предполагаемая жертва. Постояв так немного, преследователи отошли в тень и замерли по обе стороны от выхода, дожидаясь вора.
   Вдруг дверь с грохотом распахнулась. Встрепенувшиеся было оборванцы снова успокоились: это была всего лишь чужачка из Хешема, по обычаям своей страны с ног до головы завернутая в белые ткани так, что видны оставались только ее глаза. На голове женщина несла большую плетеную корзину с виноградом. Заметив сидевших в засаде незнакомцев, она вздрогнула и шагнула назад. Однако, понаблюдав за ними через щели в двери, женщина осмелела и снова вышла, направившись в сторону рынка.
   - Махиб-бахара, аль хешем халаш, - бормотала девушка себе под нос, удаляясь от подозрительных типов, - Глази ухмана вылезлита, савсем слепой, да? Меня смотри и не замечай быхмала? Куда смотри кто видит, стоило только намотать побольше тряпок! Да этим идиотам нельзя доверить даже снежного мамонта пасти, и того потеряют! - заговорила она уже громче голосом Айвена, - И для кого я, спрашивается, на пояс красный платок цепляла? Тьфу ты, то есть цеплял!
   Вор остановился в пятидесяти шагах от своих преследователей и повернулся к ним. Снял демонстративно платок, повязанный на пояс поверх белых одежд, и помахал им, привлекая внимание снова встрепенувшейся парочки. Странная двоица вышла из тени и быстрым шагом направилась к нему. Убедившись, что "хвост" прицепился надежно, Айвен свернул в узкий проулок по правую руку.
   Вскоре один из бледнолицых оборванцев тоже свернул следом, а второй остался наблюдать, не появится ли откуда-нибудь их прыткая жертва.
   - Н-на! - выдохнул юноша, одновременно опуская доску на голову преследователю.
   Часть тряпок, использованных для маскировки, он обмотал вокруг доски, так что не боялся проломить голову чужаку. Бледный незнакомец рухнул как подкошенный, распугав греющихся на солнышке уличных котов. Айвен тут же подскочил к лежащему, намереваясь его обыскать, но, едва коснувшись руки, тут же с воплем отскочил:
   - Мрель твою медь! Да ты же холодный, как лед! - внимательно глядя на повернутое в его сторону бледное лицо, вор размышлял, - Для голема плоти или гомункулуса слишком тонкая работа. Мертвяк? Который спокойно расхаживает на солнышке и валится от одного несильного удара доской по башке? Мда...
   Юноша вытащил из кармана полушку серебра и, бесшумно подойдя к лежащему, сунул монету ему в рот и отпрыгнул в сторону.
   - Не нежить, - вынес он вердикт, понаблюдав несколько секунд за результатами своих действий. - А если так?..
   Со вздохом Айвен вытащил из кармана золотой динар. Три быстрых шага, и вот уже вор брезгливо обтирает серебряную монету о край рубахи, а ее место во рту незнакомца занял золотой.
   - И не слуга Тьмы. Может, я просто тебя приложил слишком сильно, вот ты и окочурился? И остыл... очень быстро остыл...
   Но тут вдруг тело стало корчиться, a изо рта его показалась тонкая струйка черного маслянистого дыма. Золото сжигало плоть неведомого создания. Айвен испуганно вздрогнул и отошел еще на несколько шагов. Вытащил из складок одежды кинжал, "позаимствованный" у одного из тюремных стражников, и что было сил метнул его в извивающуюся цель. Попал!
   Лезвие располосовало бок бледнолицего, нанеся глубокую рану длиной в ладонь. Но вместо крови из пореза вдруг повалил все тот же черный дым, и на миг юноше показалось, что у тела выросло черное щупальце, которое извивается и ощупывает все вокруг в поисках его, Айвена.
   - Вот свезло так свезло. Это надо же, сразу двух уморышей ко мне приставили! Интересно, и чем это я так господам из Даркилона не угодил? Неужели все из-за того паренька, путешественника? Хорошо хоть, что не дарков отправили по мою душу...
   Размышления его прервали шаги, раздавшиеся за поворотом. Ждать появления второго уморыша вор не стал, и бросился бежать, забыв и про золотой, и про кинжал. Впрочем, и оглушенное порождение Тьмы зашевелилось, поднимаясь на ноги...
  
   - Два уморыша, говоришь? - Хорт недоверчиво уставился на "пузыря", - А не брешешь?
   - Вот тебе круг - чистую правду говорю! - осенил себя Айвен кругом Чистого Ио.
   - Мда... Ты когда это успел темным дорогу-то перейти?
   - Да это не я, - отмахнулся Айвен, - это сокамерник мой. За ним прямо в холодную яму два дарка заявились в первый же день - искали что-то.
   - Нашли?
   - Если бы, - развел руками юноша.
   - Значит, они думают, что оно у тебя. Они правы?
   - Каббр его знает. Когда его уволокли, я все в камере перетряс, да без толку, - про свой странный сон воришка решил не рассказывать. Еще решит атаман, что он свихнулся.
   - Понятно, - атаман отечески похлопал юношу по плечу, - Ты там, небось, изголодался-то за два дня, на тюремных харчах -то? Сейчас я кликну повара нашего, пусть тебе состряпает что-нибудь горяченького.
   - Мяса! Мяса хочу!
   - Будет тебе мясо, - усмехнулся Хорт, - а к мясу чего заказать? Как насчет каши? Ирген вчера как раз в меню добавил ячменную кашу с фруктами и изюмом. Такая вкуснотища - пальчики оближешь! ...Эй, что с тобой? - осекся вдруг вышибала, глядя на резко побледневшее лицо Айвена.
   - Н-не надо каши. Никакой каши не надо! - живот юноши ностальгически забурчал.
   - Небось, это уморыши на тебя такое впечатление произвели. Понимаю... Мы как-то с тремя этими выползнями Тьмы схлестнулись на Мургарском тракте. У самой дороги кладбище было заброшенное, вот они на нем и вызрели, сразу трое. Насилу тогда ноги унесли! Сам знаешь, для чего мы им были нужны, диким-то... - атамана аж передернуло.
   Айвен показал неприличный жест и сдавленно хихикнул...
  
   "Дубль-гомункул естественный тьморожденный, он же ложный упырь, он же уморыш. Это порождение Тьмы часто путают с некро-гомункулами или обычными неупокоенными (поднятыми), хотя между ними нет ничего общего. В отличии от живых мертвецов, тварей противоестественных, уморыши являются самыми обыкновенными условно живыми и условно разумными существами.
   Рождается дубль-гомункул из Зерна Тьмы, заразившего мертвое тело* и вызревшее в нем в течение трех лет. Хотя внешне уморыш полностью копирует покойника, на котором вызревает, однако является он полностью самостоятельным существом и кроме внешности не наследует никаких отличительных черт оригинала. При рождении темнобестия съедает тело-оригинал, утоляя свой голод.
   Дубль-гомункулы отличаются скованностью движений и медлительностью как физической, так и умственной. Разум их подобен разуму шестилетнего ребенка, но с нулевым эмоциональным потенциалом и неразвитым воображением. Твари эти неутомимы и упорны в выполнении приказов своих хозяев, коими считают любое разумное порождение Тьмы. Свободные, не нашедшие хозяев, уморыши будут вести образ жизни, подобный обычным лесным не стайным хищникам.
   Твари эти в несколько раз сильнее и выносливее обычного человека, в состояние леммы** входят раз в три месяца. Питаются плотью, отдавая предпочтение гниющей человеческой, добываемой ими на кладбищах и в могильниках. Как и прочие порождения Тьмы, уморыши неуязвимы для ядов и некоторых магических воздействий, а в жилах их течет так называемая "кровь Тьмы". В отличии от живых мертвецов, с которыми часто путают дубль-гомункулов, уморыши не боятся серебра, равно как и не поддаются воздействию изгоняющих, развоплощающих и упокаивающих заклятий и ритуалов.
   Как и все темнобестии, они чрезвычайно уязвимы к огню и воздействию солнечного металла - благородного золота. Отличительной особенностью их является полная нечувствительность к прямому солнечному свету, что делает уморышей идеальными слугами-разведчиками своих хозяев в дневное время.
   На людей дубль-гомункулы нападают только по приказу или ведомые инстинктом размножения - свежую плоть употребляют в пищу крайне редко и неохотно. Убивая человека, уморыш прячет тело в надежный тайник и заражает его Зерном Тьмы, из которого через несколько лет появится новая тварь.
  
   * Для вызревания годится только хорошо сохранившееся и не имеющее ран и увечий тело, пролежавшее в приемлемых условиях (не поврежденный гроб, склеп, мавзолей или лаборатория) не более двух месяцев. Тело при этом прекращает разлагаться на весь срок созревания, сохраняясь в изначальном виде. Зерно Тьмы не может прорасти в теле того, кто при жизни был посвящен светлым сущностям или после смерти был освящен одним из ритуалов, перечисленных в "Малом справочнике посмертных ритуалов" в разделе "Обряды очищения и светлого причастия"...
   ** Лемма, - от лемматориус дарколахус (сон, объединяющий с тьмой). Особое состояние, в котором порождения Тьмы сливаются в единое целое с Тьмой Изначальной, передавая ей информацию и восстанавливая свои силы. Находящееся в лемме существо совершенно неподвижно и полностью неуязвимо для ментальных и магических воздействий, находясь под защитой Тьмы. Однако, огонь и солнечный свет становятся для них особенно губительными. Подробнее о состоянии леммы рассказано в "Инструктарии для тьмоборцев и боевых магов" за авторством архимага Марлениуса..."

"Энциклопедия Темных тварей и сущностей, населяющих земли Даркилона"

Сост. на кафедре Неестествознания и Бестиалогии

Ригской Академии Магии в 2110 г.в.р

  
   - Схорониться тебе нужно, - немного поразмыслив, сказал Хорт, - А еще лучше уехать куда-нибудь подальше. Если уж темные на след встали, то я за твою жизнь и пряника жеванного не дам. Могу похлопотать среди своих знакомцев, чтобы приютили тебя на время, пока все не уляжется...
   Беседовали они в одной из комнат таверны "Угрюмый булочник", отведенной специально для таких вот разговоров. Едва завидев запыхавшегося и испуганного до мучной бледности лица "пузыря", вбежавшего в таверну, атаман сразу понял, что тот снова влип в какие-то неприятности. Конечно, это было естественное для Айвена состояние, но чутье подсказало бывалому разбойнику, что на этот раз дело совсем худо. Поэтому он и кликнул Комара с Бритвой постоять на страже, а сам потащил перепуганного вора в специальную комнату для "серьезных разговоров между серьезными людьми".
   - Сам знаю. Да вот только куда я подамся?
   - Друг мой, Арлания велика, да и на одном нашем королевстве свет клином не сошелся. Дарион, Хеон, Муркор... Да отправляйся ты хоть в Хешем или к эльфам!
   - Ты бы мне еще в Даркилоне укрыться предложил, - хмыкнул Айвен.
   - Между прочим, здравая мысль - там тебя точно искать не станут. Я бы на твоем месте двинул в Хеон, с тамошними чародеями темные связываться точно не станут. А оттуда можно уже и на Острова отправляться... Нашего брата там всегда приветливо встретят, напоят-накормят...
   - Спать уложат, от ценных вещей избавят, кровью умоют и свежей землицей могилку присыплют, - уныло подхватил юноша. - Поможешь?
   - Стал бы я с тобой разговаривать, если бы мне плевать было, - обиделся Хорт, - Ты уже не малый срок под моей рукою. Знаешь ведь, что я своих людей в обиду не даю. Из холодной ямы тебя кто вытащил? То-то же!..
   - Значит, на пару дней заляжешь на дно, а я тебе подыщу попутный обоз в сторону границы. Деньги есть?
   - Обижаешь, атаман.
   - Скорее, пытаюсь прикинуть, сколько еще неприятностей ты собираешься навешать на свою задницу, - усмехнулся громила, - Ты бы за руками своими следил, друг мой любезный, пока есть за чем следить-то. Забыл, что ли, из-за чего в Боргарде очутился? В Хеоне, между прочим, разговор с ворами короткий, и еще короче после такой беседы у тебя станут руки. А то и вовсе - обернут жабой, и будешь до конца дней в болотах на судьбу свою тяжелую лягухам квакаться, да мух сушеных из паучьих сетей красть.
   - Да я просто...
   Что именно и насколько просто, Айвен договорить не успел. Запястье левой руки его вдруг словно огнем обожгло, и дверь широко распахнулась. Порыв сквозняка одним махом раздул пламя масляных светильников почти вдвое, заставив их отчаянно трепетать. В комнате стало светлее, и по стенам забегали-заплясали разбуженные тени.
   - Это еще что такое? - вскрикнул Хорт, указывая в дальний угол, - У нашего хозяина отродясь в трактире крыс не водилось! Да и как она сюда попала, здесь же ни единой щели нет?
   Вор пристально всмотрелся в колеблющиеся тени, и заметил среди них огромную крысу, серая шерсть которой почти сливалась с тенями.
   - Может, это нашего зубодера крыса?
   - У Иноша крыс рыжий, а эта... А ну, брысь отсюда! - вышибала схватил со стола миску и швырнул ее в грызуна. Крыса стремительно бросилась в ближайшую тень и словно растворилась в ней, пропав из виду.
   - Забудь ты про эту крысу. Подумаешь, забрела с улицы на запах съестного... - вор почесал запястье, которое припекало, словно от укусов крапивы.
   - Нужно будет сказать хозяину, чтобы проверил амулеты, что трактир от грызунов да насекомышей оберегают, - проворчал Хорт и участливо посмотрел на юношу, - Что, сильно болит? Нужно было ее у Аликса-рисовальщика набивать, тот свое дело знает - ты и не почувствовал бы даже.
   - Кого набивать? - не понял Айвен.
   - Татуировку. И не чеши ее, а то только хуже будет.
   Юноша уставился на свою руку. Все запястье с внутренней стороны было им расчесано почти до крови, но никаких татуировок там не было и быть не могло.
   - Ты про какую татуировку говоришь?
   - Ну вот же, на руке у тебя... - атаман схватил его за руку и уставился на запястье, - Да как же так, я же только что своими глазами ее видел!
   - Померещилось. Я свое тело особыми приметами ни в жизнь не портил, и впредь не собираюсь, - Айвен вырвался и одернул рукав, пряча расчесанную руку.
   - Ладно, ты давай ночлег себе подыскивай, а я пока разузнаю насчет обоза. Завтра с утра сразу дуй ко мне в трактир, понял? Только сперва иди пообедай, с голодухи ты начинаешь не головой думать, а пустым брюхом.
  
   Основательно подкрепившись, Айвен поблагодарил Хорта за помощь и направился к выходу. У самых дверей его нагнал Комар:
   - Эй, "пузырь", меня атаман попросил за тобою присмотреть. Прогуляемся вместе в город, а я заодно попрошу мастера самострел мой посмотреть, а что-то уж больно туго он взводиться стал.
   Но юноша его не слушал. Превратившись в сосредоточение слуха, зрения и глупости, он во все глаза пялился на крысу. Громадную серую крысу, сидевшую в тени дома напротив и смотревшую ему прямо в глаза.
   - Метатель у тебя хоть с собой? - почему-то вдруг спросил Айвен приятеля.
   - Я без него даже ванну не принимаю, - усмехнулся длинноносый грабитель.
   - Крысу видишь? Вон она, в тени прячется. Подстрели-ка ее.
   Комар бросил быстрый взгляд по сторонам: нет ли лишних свидетелей? Убедившись, что вокруг нет ни единой души, он вскинул руку в направлении грызуна. Звонко щелкнула пружина, и железный болт, пробив рукав рубахи, устремился точно в цель. Точнее туда, где она только что была. За мгновение до того, как снаряд угодил в нее, крыса вдруг раздулась и... лопнула, разлетевшись во все стороны клочками серого дыма, которые тут же втянулись в тень.
   - Вторую тоже подстрелить? - деловито поинтересовался Комар, вскинув левую руку, на предплечье которой был закреплен еще один самострел.
   - Какую еще вторую? - переспросил Айвен, но уже и сам заметил еще одного грызуна, точную копию первой крысы. Она укрывалась в тени поленницы дров, стоявшей у стены дома чуть дальше по улице. Справа, шагах в десяти, раздался пронзительный писк, резанувший по ушам, и появилась третья крыса. Юноша готов был поклясться в том, что тварь именно появилась, словно соткавшись из тени, а не вылезла из какой-нибудь дыры.
   - Всех бей. Справа еще одна, не упусти...
   Трижды щелкнули наручные метатели, выпуская смерть из своих зажимов. Третья мишень, не замеченная вором, пряталась за бочкой. Пружины натужно заскрипели, когда Комар, засучив рукава, взвел спусковой механизм обоих самострелов и начал укладывать вытащенные из кармана болты в гнезда своего необычного оружия.
   Айвен внимательно наблюдал за ближайшей крысой и отчетливо увидел, как она мгновенно выросла почти в полтора раза, потом тело ее покрылось трещинами, и вот уже на месте необычного грызуна клубится лишь темное облачко дыма. Повисев немного в тени, облако вдруг вытянулось темной лентой и перелетело через дорогу, исчезнув под дверью дома напротив.
   - Какого мреля здесь происходит, - выдохнул позади приятелей Бритва, закрывая дверь трактира. - Вам что, заняться больше нечем, как по крысам среди бела дня стрелять?
   - Даю десять золотых за труп каждой найденной тобой твари, - хмыкнул Айвен. - Вот только сдается мне, что останешься ты без денег.
   - Значит, ты тоже это видел? - Комар уже перезарядил самострелы и снова выпрямился, - а я то уж было решил, что меня глаза подводить начали. Четыре болта отправил точно в цель и ни разу не попал.
   Цирюльник нахмурился. Длинноносый разбойник был лучшим стрелком из механических метателей, которых он знал, и даже дважды брал призы на состязаниях Золотого Ворота, где соревновались арбалетчики, баллистеры и самострельщики. За все годы знакомства Бритва лишь однажды видел, как промахнулся Комар: стрелял он спьяну, в кромешной темноте, падая с кровати на пол, да еще и Хорт ударом кулака в глаз немного подпортил стрелку прицел прямо в момент выстрела. Если бы не вмешавшийся тогда атаман, быть бы Айвену "пузырем" самым что ни на есть дырявым и весьма убедительно дохлым.
   - Ладно, с крысами своими позже разберетесь. Меня Хорт за вами вдогонку послал, хочет показать кое-что.
   Внимательно осмотрев улицу, Айвен проследовал за Бритвой в таверну. Внутри лысый преградил ему рукою путь и указал на один из столиков:
   - Посмотри, может, узнаешь вон там кого-нибудь?
   Юноша послушно посмотрел в ту сторону. Сперва взгляд его упал на мощную фигуру Хорта. Он и еще один вышибала о чем-то перешептывались, стоя позади двоих посетителей, сидевших за указанным столиком. Атаман нетерпеливо поглаживал рукою внушительную дубинку, висящую у него на поясе и бросал быстрые взгляды в сторону входа. Заметив Бритву и Айвена, он приветственно вскинул руку и указал пальцем перед собой.
   Вор послушно опустил голову, переводя взгляд ниже. Там за столом, почти не двигаясь, сидели двое недавних его знакомых. Бледные лица их выглядели изрядно помятыми, а голова одного из уморышей была замотана в белые тряпки. Держалась вся эта невообразимая конструкция лишь потому что была прикручена к голове ярко красным платком.
   Юноша побледнел, белизною своего лица превзойдя даже тварей Тьмы. Похоже, Хорт заметил этот необычный цветовой сигнал и дал знак своему напарнику. Две тяжелые дубинки одновременно обрушились на головы ничего не подозревающих уморышей, и те плавно сползли под стол, даже не пикнув. Атаман махнул рукой, и Айвен стрелой вылетел из трактира, не обращая никакого внимания на бегущего следом Комара и желая только одного - оказаться как можно дальше от этих ужасных созданий, каким-то непостижимым образом выследивших его. Ни он, ни Комар не заметили огромной серой крысы, наблюдающей за ними из густой тени. Коротко пискнув, грызун вильнул хвостом и превратился в облако серого дыма, растворившегося через пару мгновений...
  
   - Эй, стряпчий, принимай гостя! - заорал Рик, со всей дури барабаня в крепкую дверь, из-за которой доносились такие ароматы, что у голодного пса закружилась голова, а живот принялся набуркивать незатейливую мелодию.
   - Чего приперся? - заворчал кто-то за дверью, и раздался лязг отпираемого замка, - Не жду я никаких гостей. А если кушать захотелось, так иди в казарму, может и осталось еще что-то после обеденной трапезы.
   - Гость у тебя сегодня особый, и обслужить его нужно по высшему разряду! - загадочно улыбнулся сержант, осторожно придерживая собаку за ошейник.
   - Ну-ну, и где же эта особо важная персона? - дверь с противным скрежетом распахнулась, и в проходе показалась тощая долговязая фигура в белом переднике и с поварешкой в руках. Последняя была таких внушительных размеров, что вполне могла использоваться в качестве оружия даже против воина в доспехах.
   - Вот, забирай. Этот герой только что спас жизнь нашего командира. Унюхал яд на клинке этого хлыща Марсильяка, представляешь? Так что уж будь добр, накорми его как следует. Можешь считать это прямым приказом лейта Беримера.
   - Давай сюда свою шавку, разберусь уж как-нибудь, - сварливо отозвался ротный стряпчий и открыл дверь пошире, - Надеюсь, блох у него нету? Ишь, ты, унюхал он...
   - Если найдутся, то и их тоже покормишь, - хохотнул Рик и мягко подтолкнул пса, - Давай, дружок, иди. Этот дядя тебя накормит. Ты, главное, будь с ним построже и не смотри, что он такой тощий - зато нам еды больше достается.
   Бывший королевский стравник смело вошел на кухню и вздрогнул, когда дверь позади него со стуком закрылась. Он остался наедине с человеком, который начал звенеть крышками котлов и кастрюль в поисках чего-нибудь вкусного.
   - Вот! Это тебе будет в самый раз! - стряпчий схватил небольшую кастрюлю и поставил ее перед псом, - Давай, побыстрее жри и выметайся отсюда. Делать мне больше нечего, как всяких собак бездомных прикармливать...
   Кобель тоскливо повел носом, но лишь еще раз убедился, что первое впечатление его не обмануло - в кастрюле были самые настоящие помои из остатков несвежей пищи. Вздохнув, пес с сожалением вспомнил о протухшем куске мяса, брошенном им возле монастыря.
   - Ишь ты, нос воротит... Может, тебе еще и мяса белого подать и чарку вина налить, а, блохастый? Давай-давай, жри, пока я добрый.
   Повар нагнулся и схватил пса за ошейник. Подтащив свободной рукой кастрюлю поближе, он попытался ткнуть собаку в нее носом. Раздался сухой треск, и яркая вспышка осветила кухню. Запахло паленым мясом и вареными помоями. Кобель поморщился и чихнул. Отойдя от лежащего в луже отбросов человека, он принюхался, стараясь выделить из богатого букета ароматов кухни что-нибудь особенно вкусное и сытное.
   - Эй, смотри, здесь какая-то собака! - раздался вдруг тонкий мальчишеский голос у двери, которая вела в соседнее помещение кухни. - Откуда она здесь?
   - А кто это там рядом лежит? Уж не наш ли это... Проклятье! - второй голос оказался постарше и погрубее.
   Животное повернулось в сторону говоривших - у двери стояли два поваренка в заляпанных передниках. Пес тяжело вздохнул и, поджав хвост, бросился в противоположную от людей сторону, к выходу из кухни. Обед снова откладывался...
  

   Глава 7. Встреча со старым знакомым.

"Случайности - не случайны, а очень даже

преднамеренны, злокозненны и неприятны..."

Третья аксиома Книги Судеб,

написанной жрецами Нефарта.

  
   Для того, чтобы затаиться, Айвен решил присмотреть приличную гостиницу у южных городских ворот: и место здесь людное, и из города легко выбраться в случае чего. А еще, вряд ли кто-то станет искать простого вора там, где обычный обед стоит пару серебряных монет - люди его профессии в таких местах появляются ненадолго, темными ночами и с пустым мешком для краденого добра. Уже начало темнеть, когда он отыскал подходящее место с настраивающим на игривый лад названием "Три холостяка". К сожалению, в его планы хоть пару дней пожить с шиком и комфортом, ни в чем себе не отказывая и наслаждаясь маленькими радостями жизни, вмешались определенные обстоятельства.
   - Как это нет? Я плачу тебе полновесным золотом и требую предоставить мне отдельную комнату! - бушевал юноша, размахивая позвякивающим кошелем перед лицом толстенького гостинца - управляющего постоялого двора.
   - Прошу прощения э-э-э... - управляющий внимательно рассматривал визитера, пытаясь понять, как к нему нужно обращаться. Внешний вид молодого человека несколько не вязался с золотым динаром, которым тот оплатил свое проживание. Впрочем, за годы работы он перевидал всякое, - ...господин, но свободных отдельных комнат не осталось. Конечно, вы можете попытать удачи в других гостиницах, но я вас уверяю, что такого соотношения цены и качества вам больше не сыскать.
   - Это уж точно, - хмыкнул Айвен. - Где еще я отыщу за такие деньжищи одну комнату на двоих? Разве что только купить ее и нанять себе второго жильца.
   - Уверяю, что второй постоялец не причинит вам никаких хлопот! Он спокойный и весьма интересный собеседник. Впрочем, в его возрасте это и не удивительно. Правда, профессор несколько... чудаковат, но ничуть не опасен.
   - Чудаковат? Профессор? А, может быть, есть другие варианты?
   - Я бы мог вас подселить к госпоже Бернан, но, боюсь, такое соседство будет вам не в радость...
   - Тоже старуха?
   - Примерно ваших лет.
   - Уродина?
   - Да нет же, вполне мила.
   - Характером не вышла?
   - Она монашка. Стогреховница... - поставил точку в расспросах управляющий.
   - Так в какой ты говоришь комнате мой славный сосед-старикашка живет?
   - Я вас провожу, - понимающе улыбнулся гостинец, - Кстати, меня зовут Рикаром. Рикар Буриньяк, если вам будет угодно. И, должен сказать, ваш выбор мне понятен.
   Айвен улыбнулся в ответ. Однажды ему уже приходилось коротать время с одним из служителей Церкви Ста Грехов, и те краткие часы показались ему настоящей вечностью. Еще целых две седмицы юноше снились кающиеся монахи, которые пытались и его наставить на путь истинный. Уж лучше провести эти пару дней с десятком безумных стариков, чем с одной миловидной монашкой-стогреховницей.
  
   "Церковь Искреннего Раскаяния, иначе называемая "церковью ста грехов", была основана в 1230 г.в.р. неким безвестным молельщиком, который после обряда самопосвящения принял имя Иепохондрий. В основе этой религии лежит самопокаяние и полное очищение от всех грехов через молитву. Церковь Раскаяния прославилась своими неистовыми фанатами, называемыми монахами-стогреховниками, и их скрупулезным отношением к совершению ритуалов.
   Главная книга, содержащая все законы и заповеди этой религии, называется Ветхий Талмуд и содержит описание пятидесяти смертных и около шестисот малых грехов. Церковь Раскаяния является одной из тех трех светлых религий, в которых нет догмата "не согреши". Во главу всех законов стогреховники ставят принцип "покайся", и для каждого из грехов у них существует своя молитва отпущения. Большую часть свободного времени адепты этой религии проводят в очистительных молитвах, которых они должны прочесть не менее ста за день. Оставшееся время они проводят, совершая эти самые грехи, как требует их религия. Согласно учения Иепохондрия, каждый истово верующий должен в день покаяться в десяти совершенных грехах и прочесть сто молитв - по десять на каждый замаливаемый грех. Если же на душе у него грехов было меньше десяти, то монах должен был добрать нужное количество, совершив их немедля.
   В 1714 г.в.р. очередным Иепохондрием* церкви был объявлен великий поход, целью которого стало полное очищение адептов веры ото всех пятидесяти смертных и шести сотен малых грехов. Несколько тысяч неистовых фанатиков принялись грешить налево и направо, вредя и себе и окружающим. Когда монахами было сожжено два села, против них были посланы королевские войска. Стогреховники были взяты в оцепление и объявлены мятежниками, после чего их принудили к сдаче. И вскоре деятельность церкви ста грехов была приостановлена с разрушением храмов и конфискацией имущества в пользу казны.
   В 1764 г.в.р. Церковь была возрождена согласно указу короля Иорама Третьего, однако Ветхий Талмуд переписали, уменьшив число замаливаемых грехов вдвое - в первую очередь из списка были убраны подстрекательство к мятежу и бунт против власти. И хотя, как и прежде, монахи-стогреховники должны были совершать по сто молебнов в день, но совершать новых грехов им было дозволено не более трех в сутки и только из списка малых прегрешений. Новая книга заветов была названа Новописным Талмудом и до сих пор является единственным писанием Церкви Искреннего Раскаяния...
   * С 1340 г.в.р. имя первооснователя, Иепохондрия, стало официальным титулом главы Церкви Раскаяния, и, принимая сан архиепископа, очередной руководитель также менял свое имя, называясь отныне и до самой смерти Иепохондрием..."

"Тысяча и одна религия земель наших.

Описание, толкование и оправдание"

Толковальный справочник

   Комната его, а точнее их, если не забывать о вынужденном соседе, находилась в самом конце коридора на втором этаже. Айвен наметанным взглядом сразу оценил удобство расположения своего временного пристанища - всего одна смежная комната, окна выходят на задний двор, причем прямо на яблоневый сад. Да еще и этаж второй - просто мечта вора, выползающего по ночам из гостиничной комнаты на промысел! Или убийцы, который вползает ночью в ту же гостиницу за головою невезучего вора... Вспомнив об уморышах, юноша несколько погрустнел.
   - Вот ваша комната, - любезно распахнул перед ним двери гостинец, - А вот и ваш сосед, господин Ройбуш, - указал он в сторону сидящего на стуле старика, который что-то записывал в пухлую тетрадь при тусклом свете свечного огарка.
   Пожилой постоялец повернулся, и Айвен погрустнел еще больше. Быстро шагнув назад, он рывком захлопнул дверь в комнату и схватил управляющего за ворот:
   - Веди меня к монашке!
   - Но... вы же сами только что...
   - Я передумал. Иногда с людьми это случается. Шел-шел по коридору, и вдруг бац!..
   - Открывшаяся дверь бьет по лбу? - нахмурился Рикар.
   - ...внезапно передумалось! Я согласен на монашку.
   - Стогреховницу?
   - Да хоть тысячи! К тому же, насколько я помню, она миловидна, а прелюбодеяние у них относится к грехам малым. А помощь ближнему своему - есть добродетель!
   - Хорошо, хорошо. Будет вам и монашка и грехи. К тому же, вон ее комната - всего через три двери от вашей... Точнее, от комнаты господина Ройбуша.
   Управляющий зашагал к указанной двери, а следом, оглядываясь, шел Айвен.
   - Госпожа Бернан, я привел вам сосе... - начал было гостинец, открыв дверь и шагнув в комнату, но тут же умолк и стремительно вышел, захлопнув за собою дверь.
   - Не понял? - нахмурился вор.
   - Э... Боюсь, что придется вам таки подселиться к господину Ройбушу.
   - Какого каббра? - юноша прислонил ухо к двери, прислушиваясь. Вскоре по его лицу расплылась понимающая улыбка. Он повернулся к Рикару.
   - Увы, господин. Там уже грешат, - развел тот руками.
   - И еще как грешат, - юноша оторвался от своего увлекательного занятия. Женские стоны и скрип кровати были слышны даже через закрытую дверь, - Надо же, какая неистовая монахиня. Думаю, ее новый сосед по комнате вскоре будет весьма удивлен.
   Айвен представил себе ловеласа, который наверняка был уверен, что лишь благодаря своим чарам смог соблазнить такую красотку и уложить ее в постель. Интересно, какое у него будет лицо, когда удовлетворенная девушка у него на глазах вытащит свой молельный коврик и начнет десятикратно в голос замаливать свежесовершенный грех. Улыбка юноши стала еще шире.
   - Ладно, веди меня к своему чудаковатому старикану, - смирился он с судьбой и послал десяток проклятий в адрес Нефарта, почему-то проявляющего к его скромной персоне повышенное внимание.
   Весь обратный путь до юноша в алфавитном порядке молился известным ему богам и пытался пробудить в себе отсутствующие магические способности. Увы, ни боги ни магия так и не проснулись, поэтому ему оставалось лишь склонить пониже голову и надеяться на спасительный полумрак.
   - А это снова я, господин Ройбуш, и ваш новый сосед. Уверен, вы друг с другом поладите, - с этими словами Рикар распахнул двери в комнату и подтолкнул вора в спину. Раскланявшись, он вышел и прикрыл за собою дверь.
   - Очень рад знакомству, - хрипло буркнул юноша. Старик поднял голову, подслеповато щурясь, и "пузырь" вдруг вспомнил пару заковыристых ругательств и придумал одно новое: глаза действительно не подвели его. Господин Ройбуш оказался тем самым стариком, историком и профессором неизвестной кафедры, которого на днях ограбила банда Хорта при его, Айвена, непосредственном участии...
  
   - Проходите, молодой человек... вы ведь молоды, да? Я слышу это по вашему голосу, - засуетился старик и вскочил со стула, зацепив при этом рукавом чернильницу и едва не опрокинув ее со стола.
   - Вы не беспокойтесь - сидите, пишите, - снова прохрипел юноша, стараясь придать своему голосу нотки грубости и сделать его более суровым.
   - Да-да, конечно, спасибо, - улыбнулся его новоявленный сосед и попытался сесть на выскальзывающий стул. Удалось ему это только с третьей попытки. - Кстати, я забыл представиться. Меня зовут Лейцер Ройбуш, но вы можете звать меня просто Ройбушем. Я историк, преподаю в Сорманнском Университе...
   - Профессор? - сорвалось с языка Айвена, и он тут же поклялся натереть его горьким корнем, чтобы не распускался и не болтал, перед кем ни попадя.
   - Да-да, вы совершенно правы... Простите, я не расслышал вашего имени.
   - Айве... Айвенир. Меня зовут Айвенир, да, - после короткого раздумья представился юноша. - Но все зовут меня просто Ниром.
   - Хм... - старик нахмурился, - определенно, ваше имя мне что-то напоминает.
   - Вполне возможно. В переводе со старо-арланийского "айвен" означает "везунчик", и многие так называют своих детей надеясь, что Госпожа Удача возьмет их под свое покровительство. Кстати, могу вас заверить, что это не работает - сужу по личному опыту.
   - Айвен. Везунчик. Баловень Судьбы. Если вы не будете против, молодой человек, то буду вас называть сокращенным вариантом. Так мне будет проще запомнить.
   - Постараюсь привыкнуть... Простите, но мне нужно разложить свои вещи.
   - Конечно-конечно! Вот ваша кровать и тумба, а вон стоит шкаф. Вещей у меня немного... осталось... Так что места вам хватит. А я, с вашего позволения, еще немного поработаю. Мне нужно закончить этот список, чтобы уже завтра утром отнести его в приемную городской стражи.
   - Городской стражи? Это донос?
   - В некотором роде, молодой человек. Это список отнятого у меня разбойниками имущества.
   - Разбойниками? Какой ужас! А я всегда говорил, что с таким начальником стражи, как наш славный господин Урс, разбойники начнут не то что на дорогах - прямо на улицах города людей грабить... Вот у меня, например, недавно стащили из сумки кошелек и пять... нет - шесть яблок! Прямо на рынке, среди белого дня. Кстати, яблочко не хотите?
   Не дожидаясь ответа, Айвен вытащил из сумки яблоко и ловко катнул его по столу прямо в руки своего соседа по комнате. Господин Ройбуш попытался было ухватить спелый плод, но промахнулся, и яблоко закатилось в его широкий рукав.
   - Благодарю вас, юноша. Поужинать я забыл, так что ваше угощение будет весьма кстати, - старик вытащил яблоко из рукава и с хрустом откусил кусочек. Лицо его удивленно вытянулось, и он задумчиво посмотрел сперва на яблоко, а потом на Айвена.
   - Вкусно? - хрипло спросил тот, внутренне холодея от ужаса. Яблоко ему попалось из числа тех, что он "позаимствовал" вот у этого самого деда, во время налета. - Сам я яблоки, если честно, с детства ненавижу, но одна сердобольная старушка угостила меня ими за то, что я помог ей дотащить с рынка тележку до дома. Вот и раздаю их теперь.
   - Да, вкусно, еще раз благодарю вас, - откусил еще один кусочек историк и вернулся к своему списку, совсем позабыв про нежданного соседа.
   Облегченно вздохнув, юноша начал раскладывать свои нехитрые пожитки. Время было уже за полночь, и поэтому единственное, чего ему сейчас хотелось, это была мягкая и прохладная кровать. Увы, комната находилась на солнечной стороне, и основательно прогретый за жаркий день дырявый матрас встретил его натужным скрипом, жалуясь на нелегкую судьбу и на излишки веса одного молодого вора.
   Уже сквозь накатывающую дремоту Айвен услышал тихое бормотание старика:
   - Айвен... Определенно, я уже слышал когда-то это имя... А на чем же я остановился-то? Ах да! - снова заскрипело перо, - Набор глиняной посуды племени хуманитов... или херовитов? Проклятая память!
   - Хеонитов, - сонно побормотал юноша.
   - Простите, что вы сказали? - встрепенулся старик.
   - Племя хеонитов, - повторил вор и провалился в мир сновидений.
  
   Увы, толком насладиться сном ему не удалось. Часа через два его разбудил какой-то громкий посторонний звук, вырвав из сладких объятий мира грез.
   - Вот уж повезло так повезло, - с кислым выражением лица Айвен смотрел на своего храпящего соседа, - Даром, что старик, а легкие вон какие мощные - целый трубный оркестр перехрапит и даже не покраснеет с натуги. Ладно, еще посмотрим, кто кого.
   Юноша откинул тонкое одеяло и начал легонько посвистывать - верное средство заставить храпуна умолкнуть. Правда, похоже, Ройбуш то ли не знал, какое это хорошее средство, то ли напротив, но храпеть он не перестал и даже наоборот - стал делать это громче, заглушая свист. Вор не сдался и поднажал. Просто так свистеть было не интересно, и поэтому он принялся высвистывать незатейливый мотивчик "Мельника и Доярки". Старик подхватил мелодию, и вскоре у них образовался довольно слаженный дуэт из храпуна и свистуна.
   - Да что же это такое! - не выдержал Айвен поняв, что профессор истории и не думает умолкать, - я сюда на ночлег пришел, или на репетицию хорового свиста? Эй! Господин Ройбуш! Проснитесь, у нас тут пожар намечается!
   Храп прервался, и старик заворочался на кровати. Тетрадь, лежавшая у него на груди, упала на пол, а одеяло он подмял под себя, ухитрившись закрутить его штопором. Храп раздался снова, но теперь он усиливался, отражаясь от стены.
   - Ты издеваешься надо мною? Или мстишь за свое треклятое барахло? - юноша протянул руку и схватил свою сумку, лежащую на тумбе. - Что ж, господин Ройбуш, вы так любите глиняные миски и ложки? К сожалению, глиняных у меня нет, зато есть медные. - С этими словами он вытащил из сумки тарелку и ложку. - Храпите-храпите, а я вам пока ритм настучу...
   Айвен сел на кровати и принялся старательно колотить ложкой по дну миски, сопровождая свои музыкальные упражнения выкриками:
   - Пожар! Ай-я-яй, мы горим. Рукописи не горят, а вот мы горим!.. Потоп! Наводнение, караул, я не умею плавать - спасите меня, господин Ройбуш!.. О нет! Кто это там лезет в окно? О ужас, это же сам ... Э-э-э... - фантазия его истощилась, и юноша задумался. - Да! Это же свирепый мурлопотамский историкоед! Да проснись же ты, каббров старик!!!
   Храп оборвался. Господин Ройбуш дернул рукою, смахнув на пол подушку и лежащий под нею мешочек с уже знакомыми вору цветными камушками. С громким стуком камни посыпались на пол. Старик широко зевнул, перевернулся на другой бок и... захрапел с удвоенной энергией! Да еще выхрапывал при этом какой-то хитрый мотив, приноровиться к которому не представлялось возможным - это тебе не монотонный гул.
   В конце-концов, под утро Айвена таки сморил сон. Так и уснул, сидя на кровати и удерживая руками подушку на голове - с ее помощью он пытался изолировать себя от храпа. Проснулся же он от того что кто-то заехал ему локтем в шею. С трудом разлепив тяжелые веки, юноша сфокусировал взгляд на своем соседе. Тот неуклюже прыгал по комнате и пытался натянуть на себя мятую рубаху, задевая все на своем пути. Заметив, что Айвен уже проснулся, он приветливо помахал рукой, зацепив и скинув с подоконника цветочный горшок. Кажется, в нем росла прямолистая мухоедка.
   - А, мой юный друг... Доброе утро! Как вам спалось? Лично я выспался просто чудесно. Надеюсь, что и вы тоже? - улыбнулся профессор. И пока опешивший вор собирался с мыслями, продолжил, - Сам я сплю очень чутко, возраст, понимаете ли. Поэтому перед сном всегда закладываю в уши немного воска, чтобы не просыпаться от каждого шороха...
   Заготовленные слова застряли у Айвена в горле. Он стиснул зубы и потянулся за селеритовым ножом. Не подозревающий о своей возможной кончине господин Ройбуш успел не только одеться, но и навести весьма творческий беспорядок: рассыпавшиеся камни, листки бумаги, куски каких-то тряпок и прочий непонятный мусор - все это валялось по всей комнате, даже на шкафу и в сумке Айвена, которую он точно помнил, как закрывал вчера вечером.
   - Я тут насорил немного... - извиняясь пробормотал старик, - Искал свой второй носок
   - Нашли? - угрюмо поинтересовался невыспавшийся вор.
   - Увы, нет. - тяжело вздохнул историк и развел руками.
   - В нашем безумном мире есть немного вещей, который никогда не меняются. И одна из них - это постоянно неизвестно куда девающийся второй носок.
   - Юноша, вы несомненно правы! Ученые нашего Университета даже проводили специальные эксперименты и исследования этого феномена.
   - И как успехи? - Айвен заинтересованно подался вперед и убрал нож подальше. Неуклюжий старик невольно вызывал у него что-то вроде симпатии. Ну как можно всерьез сердиться на это добродушное недоразумение?
   - Шесть сотен вторых носков сгинули, словно их и не было. Несколько штук пропали даже из закрытой комнаты, в которой кроме стула да кровати и не было ничего!
   - Лично меня в данный момент больше волнует то, что ничего нет в моем брюхе, - прислушался вор к сердитому бурчанию своего живота. Не знаю, как вы, а вот я пожалуй немного прогуляюсь и поищу чего-нибудь перекусить.
   Пока господин Ройбуш болтал, юноша успел одеться и собрать разбросанные вещи. Извинившись, он вышел из комнаты. Проходя мимо двери страстной монашки, вор прислушался, но оттуда не доносилось ни единого звука.
   - Небось, новые грехи собирает по городу, - усмехнулся он.
  
   Позавтракать юноша решил в "Угрюмом булочнике". Во-первых, его желудок уже был привычен к тамошней кухне и знал, чего от нее ожидать, а во-вторых, Хорт просил его зайти. Айвен шел не спеша и наслаждаясь утренней прохладой. Добравшись до трактира, он успел обзавестись парой тощих кошельков, горячим пирожком, дамской перчаткой и тремя связками ключей от кандалов - стражи на улицах в это время было уже немало.
   А у "Булочника" его ждал сюрприз. Едва юноша свернул на улицу, ведущую прямо к трактиру, как из-за груженой мешками телеги появилась уже слишком хорошо ему знакомая пара уморышей.
   - Ну привет, отродья Тьмы, давненько не виделись, - поприветствовал их вор, - Знаете, а я уже даже соскучился немного по вашим бледным рожам.
   Гомункулы переглянулись и сделали пару шагов к юноше. Тот одновременно с ними дважды шагнул назад.
   - Уверен, что именно меня вы искали. Наверное, поиздержались в дороге-то, вот и решили занять немного денег у своего приятеля Айвена? Так я с радостью с вами поделюсь! Для дорогих друзей ничего не жаль! Даже золота... Вон и черногубый подтвердит, - наметанным глазом вор сразу выделил из двоих того уморыша, у которого прикосновением золотой монеты была сожжена кожа вокруг рта и располосован бок.
   - Не зо-ло-то... - с трудом выдавил из себя покаченный.
   - Кабброво семя! Они говорящие!
   - От-дай Пе-чать. Она на-ша.
   - Стоп-стоп. Нет у меня никакой печати. Работаю я неофициально, в гильдиях и цехах не состою, так что обхожусь безо всяких там бумаг, печатей и лицензий. Мне они без надобности. Да вы сами посмотрите!
   С этими словами он начал выкидывать прямо на землю содержимое своих карманов, почему-то непосредственно перед этой процедурой вдвое потерявших в объеме.
   - Вот ключи - сразу предупреждаю, они не мои. Вот перчатка, женская. Веер, рыбий хвост, кошелек... И откуда это все здесь взялось? Штаны вроде мои, а в карманах ерунда всякая... Так. Обложка от книги, купчая на имя некоего Питера Поцука - кстати, надо бы вернуть ее... Яблоко. Не хотите яблочком угоститься? Извиняюсь, гнилой человечины раздобыть еще не успел, только в город вышел... Платок красный... Это не ваш, случайно?
   Заговаривая уморышам зубы, вор то и дело бросал взгляды в сторону трактира: не покажется ли кто из своих? Наконец, его старания были вознаграждены, и в дверях "Угрюмого Булочника" появился Бритва.
   - Приятно было поболтать, но мне пора, - Айвен рванулся влево, но, едва сделав шаг, тут же изменил направление и вскочил на телегу. Пробежав по ней, он оказался позади уморышей и бросился к трактиру, размахивая руками.
   Цирюльник уже заметил и юношу, и преследовавших его тварей, а потому ни слова не говоря распахнул пошире дверь и втащил приятеля вовнутрь.
   - Они здесь со вчерашнего дня ошиваются. Мы тела выволокли в Рыбацкий квартал, а они часа через два снова заявились и все возле трактира шастали. Хорт приказал собрать наших, кто покрепче да в драке подурнее, и тебя дожидаться, - пояснил Бритва.
   - Может, мне проще уйти через задний выход?
   - Там тоже засада. И в переулках Гнебек видел еще одного, когда к трактиру добирался. Обложили тебя знатно.
   - Меня? Может у них на Комара зуб? Или клык - я к уморышам в рот не лазил и зубоустройства ихнего не знаю.
   - На Комара, говоришь? А вот Хорт считает, что ты кое-что забыл рассказать... Жаль, что Белого Клыка отыскать не удалось, колдун бы нам точно не помешал.
   Внутри не было ни посетителей, ни обслуги - только хмурые головорезы из банды. Хорт мерил шагами малый зал таверны и, завидев Айвена, широко осклабился:
   - Ну что, гроза чужих карманов и свирепых уморышей - давай, признавайся, что ты такого у темных стащил, что за тобою столько тварей бегает, как привязанных? Только не нужно мне зубы заговаривать про сокамерника. Для зубных заговоров у меня целый специальный колдун есть.
   - Э-э-э, - честно попытался вспомнить юноша, - Может быть им нужно вот это? Во время драки один из воинов обронил...
   Юноша вытащил метательный нож и протянул его атаману. Тот хмыкнул, но в руки оружие дарков не взял.
   - Не думаю. Селерит, конечно, металл дорогой и редкий, но не настолько, чтобы из-за ножичка такую травлю устраивать. Значит, остается самый печальный вариант.
   - Это какой?
   - Свидетель. Им не нужен свидетель. Мало ли, что тебе успел выболтать твой сосед?
   - Но...
   - А вот свои "но" будешь им объяснять, - указал Хорт в сторону двери.
   - Выдашь меня?
   - Стал бы я собирать людей, если бы собирался тебя тварям Тьмы отдавать? Драться будем. Этих перебьем, а ты под шумок исчезнешь и больше в этом городе не появишься. Надеюсь, укромное место ты нашел?
   Вор утвердительно кивнул. Остальные разбойники слушали молча и с нескрываемым интересом. И никто из них не возразил и не попытался уйти - атаман знал, что делает, и ему привыкли доверять.
   - Значит так, други, дело ждет нас не простое. Но нашего "пузыря" я никому обижать не позволю, равно как и любого из вас. Поэтому сейчас мы выходим из трактира и превращаем эти жалкие пародии на умертвия - в умертвия самые что ни на есть настоящие. Это не трудно, если умеючи. Уморыши неуклюжие и медленные, но уж больно сильные, так что в лапы им не попадаться. Мечами их не убить, разве что шкуру попортить да чего-нибудь отрубить из выступающего. Без ноги они бегают не так шибко, без руки хватают не так ловко, а без головы сами от голода сдохнут, потому что им жрать будет не во что.
   Разбойники заулыбались шутке своего атамана, и напряжение спало, сменившись задором предстоящей битвы. Гнебек осмотрел тетиву своего лука, Комар взвел пружины метателей, а прочие проверили, легко ли ходят в ножнах мечи да кинжалы, удобно ли лежит в руке кистень. Все это проделывалось молча, а атаман продолжал расписывать слабые и сильные места темных гомункулов и отдавать приказы:
   - Света бледнолицые не боятся, но и в тень их лучше не пускать. Чем ближе уморыш к темноте, тем больше от него неприятностей. Лучшее средство против этих тварей - огонь и золото. Так что во вторую руку всем взять по факелу, а болты и стрелы обвяжите смоляными нитями. Один на один с уморышем на бой не выходить и друг друга в обиду не давать.
  
   Тем временем два уморыша медленно прохаживались туда назад у трактира, делая вид, что просто гуляют. Но так как кроме них на улице больше не было - об этом побеспокоился хозяин "Угрюмого Булочника" - то выглядели они как на крысе дамское седло.
   ...Первыми вступили стрелки. Высунувшись из окон, они сигналу Хорта подожгли стрелы и начали прицельно бить по тварям. Уморыши разом повернулись в сторону трактира и неподвижно замерли, не сводя глаз с трактира.
   - Каббровы твари! Они от огня заговоренные! - выругался атаман.
   Действительно, огонь оказался бессилен - вместо того, чтобы вспыхивать и выжигать глубокие раны в телах, пламя с сухим треском гасло, словно стрелы били не в уязвимую плоть, а в мокрое дерево.
   - Значит придется по старинке, мечами да дубинками. Рубите им руки-ноги, цельте в глаза и по шее. Ну, други, живо помолились своим богам, кто в кого верит, и вперед!
   Атаковали разбойники молча, зная, что врага на испуг не взять, а вот дыхание поберечь стоило, сражаясь с неутомимыми порождениями Тьмы. Рубились они осторожно, не теряя головы и стараясь вывести врага из строя, перебив конечности или ослепив уморышей. Пятеро в рукопашную против двоих тварей, силою превосходящих обычного человека вчетверо. Комар с Гнебеком продолжали обстреливать монстров, стараясь попасть в глаза или перебить им колени - больше они ничем помочь не могли, неизвестно было даже, есть ли у уморышей сердце и прочие уязвимые места.
   Твари оказались намного опаснее, чем ожидалось. Они сражались, как обученные воины. Неизвестно было, кто-то командовал ими, или бледнолицые и сами неплохо соображали, но действовали они на удивление разумно: под стрелы не лезли, от мечей уклонялись или закрывались руками и старались ухватить кого-нибудь из нападающих, и подтащить к себе поближе. Недостаток скорости и ловкости компенсировала их огромная сила, полная нечувствительность к боли и отсутствие страха.
   Вот один из уморышей опустил руки, открываясь, и тут же получил укол кинжалом в правую сторону груди. Молниеносно вскинув руки, он правой ухватился за лезвие, а левой перехватил руку Бритвы, который решил использовать оплошность твари. Рванул на себя, и лысый громила влетел в объятья монстра, словно весил не больше ребенка. Уморыш обхватил человека руками и хорошенько сдавил, пытаясь сломать ему ребра. Лицо Бритвы мигом покраснело от напряжения - из последних сил сдерживал он чудовищный натиск, но стоило ему это огромных усилий. Еще немного, и ребра затрещат, сминаемые как тонкие прутья.
   Хорт выругался, выхватил у опешившего Рорка топор и бросился на помощь. Он подскочил к уморышу и что было сил рубанул сверху и наискосок, как это делают дровосеки, отделяя крупные сучья от ствола. Но плоть монстра оказалась не мягче дерева, и лезвие топора прорубило плечо едва ли до середины, увязнув в нем. Тварь зашипела, но жертву свою не выпустила.
   - Бритва, пригнись! - Комар выскочил из трактира и подбежал к сражающимся. Вытянув вперед обе руки, он с хэканьем спустил рычаги метателей, - Н-на, тварь, получай!
   Оба болта угодили точно в цель, и глаза уморыша лопнули, словно перезрелые виноградины. Тварь взревела, потеряв зрение, и на краткий миг ослабила хватку. Этого хватило Бритве, чтобы выскользнуть из объятий монстра, пожертвовав своим жилетом. Отбежав в сторону, здоровяк вырвал из поленницы дров ствол длиной в почти в три руки и снова ринулся к твари.
   - Поберегись, здесь злые цирюльники бошки сшибают! - орал он, замахиваясь.
   Хорт пригнулся, пропуская бревно над головою. Мощный удар буквально вмял височную кость уморыша в голову, а шея его с противным хрустом вывернулась под неестественным углом.
   - Взгляни на мир под другим углом, мрель! - мстительно выкрикнул громила, снова замахиваясь.
   Айвен недоуменно уставился на порождение Тьмы: интересно, как он смотреть-то будет, без глаз? Но, похоже, их отсутствие не слишком мешало монстру. Он сжал свою голову между ладоней и одним рывком вправил себе шею. Потом гомункул вырвал топор из своего плеча и довольно точно швырнул его в Бритву. Лысый отмахнулся от летящего оружия своей оглоблей и тут же перешел в наступление, что было сил ударив тварь в солнечное сплетение концом палки и сбив его на землю.
   - Бей гада! Руби ему руки-ноги! - скомандовал Хорт и сам бросился к поверженному чудовищу. Комар подхватил топор, покрытый густой черной жидкостью, заменявшей уморышу кровь, и шагнул следом за атаманом.
   Айвен, Рорк и Рыжий тем временем пытались одолеть вторую тварь. Вся правая половина лица Рыжего уже превратилась в сплошной синяк от мощного удара локтем, а Айвен припадал на левую ногу. Правда это было не боевое ранение - он просто споткнулся, увертываясь от лап неуклюжего уморыша. Монстр же был цел и невредим, если не считать пары мелких порезов и выбитого зуба, и даже не вспотел. Впрочем, как и все прочие порождения Тьмы, он никогда не потел. И не уставал. А вот разбойники уже начали тяжело дышать, и долго продолжаться эта игра в кошки-мышки не могла - все это прекрасно понимали, в том числе и гомункул. Заметив, что движения людей становятся скованнее, он удвоил усилия и смог дотянуться до замешкавшегося "пузыря". Со стороны казалось, что он лишь легонько ткнул юношу в бок, но на самом деле удар был невероятно силен. Легкие Айвена разом покинул воздух, а сам он покинул бренную землю, отправившись в полет к стене "Угрюмого булочника". Бах! Основательно приложившись спиной о бревна, вор клацнул зубами так, что аж в ушах зазвенело. Похоже, со дня их прошлого столкновения, трактирная стена не стала мягче.
   Рорк вдруг зажал кинжал между зубов и упал на землю. Быстро перебирая руками, он прополз под телегою и оказался за спиной твари. Заметив его маневр, Рыжий усилил натиск, отвлекая на себя внимание и одновременно стараясь не попадаться под удар, наученный печальным опытом своего менее удачливого приятеля, познавшего прелесть свободного полета.
   - Эй, вот он я ну, давай же! - крикнул Рыжий, опуская свою дубинку.
   Утробно заурчав, уморыш шагнул вперед. И в этот же момент позади него вдруг выросла фигура Рорка.
   - Отведай-ка геферской стали, тварь! - закричал он, вонзая кинжал монстру в левый бок, между ребер. - Получай... - башмачник рванул оружие, буквально разрывая плоть существа и кроша ребра. Стальной клинок, купленный у хешемского торговца за целый кошель серебра, оправдал свою цену, без особых усилий распоров бок гомункула.
   - Может, моя дубинка и медяка не стоит, зато бьет на целый золотой динар, - развернувшись на пятке, Рыжий со всей дури врезал в тот же бок. Остатки ребер хрустнули, и из нанесенной раны выплеснулся целый ком черной жидкости. Липкая масса вытянулась толстой струной в направлении Рорка.
   - Осторожнее! - воскликнул Айвен, но опоздал. Конец "струны" ударил в разбойника и вонзился ему в живот. Черное щупальце, торчащее между ребер уморыша, зашевелилось, запульсировало и начало сокращаться, подтягивая к себе нанизанного человека. Лицо Рорка безумно исказилось, он с остервенением бил кинжалом по кошмарному отростку, но лезвие без сопротивления проходило через сгусток Тьмы, не причиняя ему вреда. Он был обречен, но еще не понимал этого, как и Рыжий, обрушивший на монстра шквал ударов, пытаясь отвлечь его на себя.
   "Пузырь" с трудом поднялся, опираясь на стену. В голове звенело от удара, а при каждом вдохе грудь пронзала острая боль. Взгляд юноши упал на второго уморыша. Ослепленная тварь извивалась на земле под ударам меча и длинной оглобли, а неподалеку стоял Комар и методично всаживал в нее болт за болтом из своего метателя. Вся земля была залита черной кровью. Тьмой, что текла по жилам темнобестий, и которая сейчас сминала внутренности умирающего Рорка.
   - Хорт, Бритва - назад! Гнебек, на помощь! - закричал юноша и бросился на помощь, не обращая внимания на резанувшую ребра боль. Но он снова опоздал с предупреждением.
   Десятки черных щупалец вдруг ударили во все стороны от лежащего монстра. Одно из них вонзилось в бревно, разбивая его в щепки, а второе обмоталось вокруг запястья лысого разбойника и дернуло, пытаясь переломать ему кости. Атаман пригнулся, уходя от смертоносного жгута Тьмы, а еще один он отразил в сторону плоской стороной своего заговоренного меча.
   Айвен был уже в нескольких шагах от них, когда израненный уморыш медленно поднялся на ноги. Он безошибочно повернулся в сторону вора, ориентируясь то ли на слух, то ли на запах, то ли на голод. Черные щупальца, торчащие из множества ран на теле твари, застыли в воздухи словно змеи, повернувшись своими концами-головами в ту же сторону, что и хозяин. Впрочем, неясно было, кто здесь главнее - примитивное существо, похожее на некогда умершего человека, или бурлящая в его венах Тьма. Пока тварь раздумывала, Бритва с Хортом ушли за пределы ее досягаемости, держа оружие наготове. Лысый цирюльник отбросил в сторону бесполезные обломки, и теперь между его рук порхали "бабочки" - небольшие полукруглые ножи-лезвия для бритья, которыми он управлялся лучше всего, за что и получил свое прозвище.
   Юноша замер в ожидании. Побелевшие пальцы его стискивали бесполезный кинжал, а во второй руке тускло светилось серое лезвие ворованного ножа. Вот щупальца одновременно вздрогнули и устремились к нему, вытянувшись острыми иглами, и вор зажмурил глаза, выставив вперед руки с оружием. Правое запястье его вдруг обожгло. Айвен от боли выронил кинжал и открыл глаза. Прямо перед ним, едва-едва не дотягиваясь до руки, трепетали черные щупальца-плети. Три из них изогнулись назад, словно кобра перед броском, и стремительно ударили, но словно наткнувшись на невидимую стену. Казалось, еще немного, и юноша услышит их рассерженное шипение.
   Он словно завороженный смотрел на танец нитей Тьмы, не в силах отвести взгляд. Скосив глаза на свою руку, "пузырь" увидел отчетливый узор розового цвета, нарисованный на внутренней стороне запястья. Еще одно черное щупальце предприняло попытку пробиться через незримую защиту, но тоже потерпело неудачу. И в тот же миг, когда оно было смято и отброшено, загадочный рисунок налился кровавым цветом и немного увеличился. Вор моргнул - нет, показалось, рисунок оставался неизменным. Комар и Хорт с Бритвою замерли за его спиною, не зная что делать.
   - Помогите! - раздался вдруг крик слева. Второй уморыш уже отбросил в сторону высушенное тело Рорка и сейчас наступал на жмущегося к стене Рыжего.
   - Смотрите, еще один, - испуганно прошептал лысый, указывая в начало переулка. Прямо к ним неторопливо шел третий уморыш.
   - Да провалитесь вы назад в свою кабброву дыру, из которой выползли, - завизжал Айвен, нервы которого не выдержали. Наотмашь ударил он ножом по висящим в воздухе черным лентам. Щупальца отпрянули, но удалось уйти от удара не всем - две из них вдруг набухли и лопнули, разлетевшись в стороны чернильными каплями. Ободренный успехом, юноша врубился в сплетение щупалец, разя их налево и направо. С каждым ударом боль в его руке усиливалась, но он не обращал на это внимания в пылу боя. И вот он оказался на расстоянии вытянутой руки от порождения Тьмы. Морда твари была повернута прямо к нему, и вор заехал по этой бледной роже кулаком, вложив в этот удар все свои страхи, свой гнев, свою боль и страдания. Рука его вспыхнула розовым светом, и кулак свободно вошел в плоть, смяв голову уморыша как перезрелую мягкую грушу.
   Тварь покачнулась и рухнула, поняв в воздух облако пыли. Едва существо коснулось земли, черные нити вздрогнули и втянулись в тело, которое пару раз дернулось и затихло, иссыхая прямо на глазах.
   - Айвен, помоги Рыжему, а свеженьким мы сами займемся, - бросил ему Хорт. Он кивнул Бритве в сторону приближающегося монстра, - Ранить его нельзя, нужно сразу голову рубить или конечности. Возьми-ка ты топор у Гнебека, а он пусть тварюке зенки повышибает.
   Стрелок отдал топор, а сам вскинул лук, накладывая стрелу. Тетива тренькнула, и между глаз наступающего уморыша вырос странный цветок из перьев.
   - Пристреливаюсь, - пояснил Комар, снова натягивая лук.
   "Пузырь" посмотрел на свою руку. На запястье его пульсировал розовый рисунок в виде круга, выписанного непонятными символами, внутри которого красовался какой-то сложный орнамент.
   - Не знаю, что за художник меня разрисовал, но свечку я ему точно должен в храме Ио поставить. Вот еще только не пойму - во славу и долголетие, или за скорейший упокой его каббром проклятой души, - пробормотал юноша, подбирая выроненный кинжал и направляясь на выручку башмачнику.
   Он подскочил к твари, наседающей на Рыжего, и одним махом отсек извивающееся щупальце Тьмы. Черная лента тут же набухла и лопнула. Воодушевленный успехом Айвен изо всех сил пнул уморыша сапогом промеж ног. Тварь даже не дернулась, увлеченная попытками ухватить разбойника, укрывшегося в узкой щели между поленниц с дровами.
   - Тест на мальчика не прошел, - почесал затылок юноша, - А с виду вроде похож.
   Одновременно он вонзил кинжал прямо в основание черепа монстра, перебивая шейные позвонки. Лезвие тускло засветилось розовым, и гомункул застыл, словно парализованный. Кожа его посерела и потрескалась, а сам он начал уменьшаться, словно высыхая. Юноша обернулся: не нужна ли помощь атаману? Но там, похоже, уже и без него справлялись. Хорт упал в ноги уморыша, подрубая мечом колено, а над его головой пролетел Комар, ударяя существо обеими ногами в грудь. Сильный удар швырнул тварь на землю, и подскочивший Бритва одним ударом отсек ему голову. Уморыш пару раз дернулся и затих, иссыхая на солнце. Все случилось так быстро, что щупальца Тьмы не успели даже появиться из ран твари.
   - Как там у тебя? - повернулся атаман к вору.
   - Сухо, - усмехнулся Айвен. - Как и у вас.
   Он направился было к Хорту, но тот вскинул руку:
   - Стой где стоишь, и не вздумай приближаться.
   - Но это же я! Айвен!
   - Может и так, а может и нет. В любом случае, они пришли именно за тобой.
   - Откуда ты знаешь? Может они...
   - Занятная у тебя татуировка, - перебил его атаман, - Вот только смысл ее от меня ускользает. Значит, не нашенская она, не воровского колера. И когда же это ты успел красотищу-то такую себе набить, а?
   - Не знаю. Раньше ее не было, вот только сейчас вдруг появилась.
   - Думаю, что ты ее в камере получил. И именно она была нужна уморышам или их хозяевам. А мне не нужны неприятности и ссориться с Даркилоном до животных коликов не хочется. Понял, к чему я клоню?
   - Понял, - утвердительно кивнул вор.
   - Здесь больше не появляйся. И вообще обходи нас стороною - за тобой следует смерть, и терять своих людей я больше не хочу. Хватит с нас Рорка. Увижу тебя поблизости - искалечу так, что ни одно зеркало не узнает и отражать побоится.
   - Ты обещал помочь с обозом до Хеона...
   - Обоза не будет. Зато будет тебе добрый совет. Последний атаманский, каббров ты сын. Отыщи своего учителя. Он тебя и укроет до поры до времени, и обоз найдет. Заодно и человека укажет, который татуировку твою посмотрит. На твоем месте я бы поскорее узнал что это такое, и как от нее избавиться. Не нравится мне эта картинка.
   - Дай я его избавлю, в два удара управлюсь! - вскинул топор цирюльник, недружелюбно сощурившись.
   - Эй-эй, мы же не звери, да и Айвен нам вроде не чужой. - Хорт сплюнул под ноги, - Уходи, и постарайся побыстрее покинуть город. На защиту банды больше не надейся и нас не ищи. И это... удачи. Думаю, она тебе ой как пригодится.
   Развернувшись на каблуках, атаман направился к телу Рорка. Комар пошел за ним, не отставая.
   - На глаза мне не попадайся. Убью, - прошипел Бритва и бросился догонять Хорта. С Рорком они были давние приятели и когда-то вместе пришли к Хорту.
   - Спасибо, что выручил. Но и атамана понять можно - твари по твою душу пришли и не успокоятся, пока ее не получат. Так что извини... - развел руками Рыжий.
   - Без вас обойдусь, трусы каббровы! - крикнул им в спины Айвен и пошел прочь.
  
   А на месте сражения, скрываясь в тени телеги, сидела дымчато-серая крыса. Ее крохотные глаза-бусинки сверлили спину удаляющегося юноши...
  
  
   Глава 8. Сжигая мосты и таверны.
  

"Можно убежать от врага, можно убежать от друзей и родных,

можно убежать даже от себя - но нельзя убежать от смерти!"

Книга неизбежных пророчеств о смерти.

Автор: предположительно сама Смерть.

   Айвен сидел в низком кресле, неторопливо поднося к губам чашку с ароматным черничным чаем. Внешне спокойный, внутри он весь кипел и бурлил, готовый вскочить и бежать. Неважно куда, лишь бы не сидеть на одном месте, а делать хоть что-нибудь. Увы, чай в чашке был слишком горячий, чтобы его быстро пить, а стоящие позади охранники были слишком горячи и подозрительны, чтобы позволить ему сделать лишнее движение. Единственный, кто здесь был совершенно спокоен и сосредоточен, так это Гаррет Многорукий, король воров города Кияжа и глава воровской Гильдии вот уже десять лет.
   - Ты уверен, что эти двое ничего не слышат? - кивнул юноша в сторону телохранителей.
   - В самой комнате и в потайных нишах семеро. Но ты не беспокойся - заклинание никому не позволит подслушать нашу беседу. К тому же, их уши залиты воском, - старый вор кинул на стол восковую спираль.
   - То есть эти мордатые идиоты, родившиеся на свет от бешеного быка и слабоумной макаки, не слышат ни единого слова? И этот усатый не услышит сейчас о том, что я стащил у него кошелек и поясной ремень?
   - Совершенно верно. Но я потом могу передать им твои слова.
   - Э-э-э... Ну так что ты скажешь насчет моей проблемы?
   - Скажу, что влип ты хуже некуда. И даже твоя задница, с детства привыкшая принимать на себя последствия твоих безумных выходок и шалостей, может не выдержать такого пинка судьбы.
   Гаррет прекрасно знал, о чем говорил, ведь это именно он растил Айвена, подобрав его шестилетним мальчонкой на улице. Отдал сорванца в сколярий, да и сам учил уму-разуму и хитрой воровской науке, став не только наставником мальчишки, но и заменив ему отца. Немало сил и золота потратил вор, который тогда еще не был главою Гильдии, чтобы отыскать папашу своего ученика, но не преуспел в этом. А потом и вовсе бросил поиски и вплотную занялся обучением Айвена.
   Вор из мальчонки получился умелый и неглупый. А в день шестнадцатилетия получил он среди прочих подарков гнутый медяк - приглашение от воровской Гильдии вступить в ее ряды. По молодости да по глупости, взял да и отказался, гордо задрав нас - не пристало такому таланту делиться с какими-то проходимцами своим честно награбленным добром. И если бы не покровительство самого Многорукого, к тому времени уже ставшего главою Гильдии, то нашли бы гордеца в сточной канаве с перерезанным горлом и гнутым медяком в зубах. Выскочек воры не любили.
   Почти полтора года и так и эдак подкатывали гильдейские к юному вору, стараясь посулами или угрозами влить его в свои нестройные ряды лицензированных чистильщиков чужих карманов и домов, но все безуспешно. Помог им случай. Во время очередной вылазки юноша нечаянно наступил на спящего пса, и был облаян, укушен, а потом и вовсе пойман хозяином дома и под стражей водворен в Боргард. Это был первый визит Айвена в холодные ямы, но далеко не последний. Приговоренный к трем годам заключения, он уже сидя в "клетке" получил очередной гнутый медяк вместе с обещанием скорого освобождения. Сначала вор спустил послание в отхожую дыру. Второе послание отправил туда же, а третье подсунул в карман тому, кто его же и принес. А потом монеты перестали появляться в его камере. И спустя три месяца юноша сдался, сам затребовав позвать к нему "любимого дядюшку для родственного покаяния". Гаррет к ученику не пришел, отправив поверенного, а вместе с ним лучшего языкаря Гильдии. Спустя два дня Айвен был свободен от тюремных решеток, но зато скован по рукам и ногам обязательствами с воровской Гильдией.
   О чем последняя вскоре очень сильно пожалела. Так же рьяно, как воры старались заполучить в свои ряды ученика Многорукого, теперь они пытались от него избавиться. Выискивали любые причины для того, чтобы выставить новичка из Гильдии, а то и сами подстраивали ему всякие пакости. Дело в том, что удача отвернулась от молодого вора. Нет, он по-прежнему был хитер, ловок и изворотлив, только не сильно выручали его теперь эти таланты. Нелепые ошибки, досадные случайности и прочие неприятности обрушились на его голову в таких количествах, словно сам Нефарт уселся юноше на левое плечо. Айвен стал таким частым "гостем" в доме стражи и в Боргарде, что репутация Гильдии могла оказаться сильно подмоченной.
   На очередном заседании Круг Старших решил лишить юношу воровской лицензии, а вместе с нею и статуса члена Гильдии, причем в одностороннем порядке и без права восстановления. Гаррет молчаливо кивал, слушая приговор, и лишь попросил оградить юношу от преследований и гонений. За это он внес такое количество золота в воровской общак, что даже самые лютые ненавистники Айвена признали юношу едва ли не любимым племянником и лучшим другом, пусть и без лицензии...
  
   - Все так плохо?
   - Конечно нет! Все намного хуже. Сначала ты видел, как дарки уволокли несчастного юношу, а потом за тобою вдруг начали бегать уморыши, словно ты гнилым мясом намазан. А в довершение ты устроил драку с темнобестиями и приперся ко мне за советом. Я ничего не забыл? Ах да! Ты стащил нож у дарков и утверждаешь, что на руке у тебя появилась какая-то татуировка, которой я там не вижу.
   - Потому что она снова пропала, - пояснил Ай вен, потирая запястье. Рисунок действительно исчез, оставив после себя лишь небольшой шрам, как после ожога.
   - Если ты мне не соврал - а цвет вот этого растения на столе говорит, что ты не лжешь, то даю твою руку на отсечение, что охота идет именно за ней. Я говорю про руку с татуировкой.
   - А мой сон? Что скажешь?
   - Похоже на магическое послание, но я бы ему не доверял.
   - И что мне делать?
   - Хорт был прав. Тебе нужно податься в бега. И картинку свою покажи кому-нибудь знающему. Есть у меня тут один мастер по нательным рисункам. Слыхал про Михаса-Кожереза? Заглянешь к нему в переулок Кожевников, пусть посмотрит. Скажешь, что тебя Многорукий прислал.
   - Поможешь выбраться из города?
   - Я потолкую с ребятами, чтобы подыскали обоз в сторону границы. Но прятать тебя не стану, уж извини.
   - Думаю, некоторые здесь с радостью отдали бы меня даркам, да еще и сами приплатили бы, - усмехнулся юноша.
   - Не стану больше отнимать у меня мое драгоценное время, так что ты свободен. Тебя проводят.
   Айвен встал. Телохранители бережно, но крепко взяли его под руки и направились к выходу. Точнее, хотели направиться. У одного из громил вдруг до колен сползли штаны, и он едва не рухнул на пол, запутавшись в них и ухватившись за своего приятеля.
   - Хей, а ведь и впрямь, ничего не слышали, - с этими словами воришка протянул охраннику его ремень, - ты его выронил у входа, а я подобрал. Пытался тебе сказать об этом, но ты и ухом не повел, словно воск в уши засунул...
  
   ...Указанный наставником дом в переулке Кожевников он отыскал быстро, по особым приметам. Широко шагая по переулку, он замечал то тут то там едва заметно нацарапанные на углах хижин знаки, которыми воры метили дома. Вот кукиш, говорящий о том, что хозяин дома беден, и трогать его не стоит. Вот два треугольника: во дворе злая собака. Три круга говорили о том, что хозяин богат, но нацарапанный рядом знак ладони предупреждал, что этот дом находится под охраной Гильдии. Два круга и сломанная ветвь, лежащая на крыше, - дом не беден, но недавно его уже грабили. Один треугольник: охраняется собакой, но она прикормлена. Глаз: охранные заклятия. Слеза: в доме живет вдова или у хозяев есть маленькие дети.
   На доме Михаса-Кожереза была нацарапана ладонь с кругом внутри, которая говорила о том, что живущий здесь важен для Гильдии и поддерживает с ней связь. Впрочем, была и еще одна важная примета - это была единственная хижина на всей улице, в которой жил не мастер-кожевник. А значит, возле нее не висели сохнущие шкуры, от нее не пахло краской или "дубильником", да и обязательного склада или навеса рядом не было. Михас работал с кожей не так, как его соседи по улице - он был художником, мастером кожевенной росписи и засечи, рисовал по живым людям татуировки со смыслом или просто для красы. К нему-то и направил Гаррет своего любимчика. Лучшего специалиста по нательным рисункам в Кияже было не сыскать.
   Айвен постучал колотушкой в ворота и едва выше головы своей не подпрыгнул, когда сзади раздалось негромкое покашливание:
   - Кхе-кхе. Уж не меня ли ты ищешь, дружок?
   Юноша обернулся. Сперва он решил, что перед ним стоит мунганский шаман - татуировки и насечки так густо покрывали тело незнакомца, что различить цвет его кожи было крайне затруднительно. Чего там только не было! И целомудренные русалки, и распутные асфинктии, и единороги с драконами, и корабли с храмами, и якоря с перстнями...
   - Вы... Вы наверное и есть Михас-Кожерез?
   - А что, у меня это на лбу написано? - беззлобно поинтересовался татуированный.
   - Н-нет, конечно!.. То есть... Да, написано... - ошарашенный вор только сейчас рассмотрел затейливую буквенную вязь на лбу у незнакомца, которая складывалась в имя: "Михас".
   - А я смотрю, ты чистенький, дружок. Что, только недавно к ворам мыкнулся и хочешь свою скуру забиндюжить размалевками со смыслом? Или вы, молодой господин, решили себе картину нарисовать, чтобы смущать и завлекать быстроглазых красоток?
   - Да я уже не первый год в ворах кентуюсь, - перешел Айвен на "хипу", воровской жаргон, - Да вот только скуру свою кирдыкать не хочу всякими размалевками да прочими приметами. Я к тебе побалякать зашел - есть у меня один задвиг, как раз для мастера твоего колера. Мне Многорукий тебя указал, как толкового...
   - Тогда проходи в дом, дружок, нечего людей смущать, на виду маячить, кхе. Извини, что не на хипе с тобой балякаю, но у меня от нее голова гудит, как с похмелюги.
   Михас отвел юношу в маленькую каморку, в которой пахло какими-то травами и дурманами, и усадил за столик.
   - Это не мастерская, здесь я просто отдыхаю, спасаясь от вони и шума.
   - Мела, душистень, мятный корень, хешемская корица и... И золотистый дурманник? - попытался Айвен определить травы, которыми пахло в комнате.
   - Серый дурманник. Золотистый нынче слишком уж в цене вырос. Ну, так что у тебя за задвиг ко мне был? Только учти, я своих клиентов не выдаю.
   - Вот, - вместо ответа юноша закатал рукав и протянул руку мастеру, запястьем вверх.
   - Хм. Ты же говорил, что ничего набивать не хочешь?
   - Верно. Я хочу чтобы ты мне рассказал, что это такое.
   - Кхе-кхе, - закашлялся Михас, - Ну, дружок, так сразу, конечно, я не скажу, тут мне инструмент нужен... Но могу предположить, что это рука. Левая. Одна штука. Кажется, человеческая, хотя может и эльфийская.
   - Смешно. Нет, честно, очень смешно. Вернусь домой - под стол заползу от смеху. Что ты скажешь про татуировку.
   - Какую?
   - Вот эту. На запястье.
   - Э-э-э. Ты хочешь сюда размалевку?
   - У меня вот в этом месте есть какой-то рисунок. Появляется, а потом исчезает. Я его видел пару раз. Круг из каких-то символов, а в центре сложный рисунок.
   - Цвета какого?
   - Розового. А иногда цвета запекшейся крови. И чешется, зараза.
   - Хм. Кхе-кхе. Любопытно, очень любопытно. Такое можно сделать. Сам я ни разу не сталкивался с этим, но точно знаю. Невидимые метки есть у некоторых королевских служб, вроде Канцелярии или Экзекутории. Воры иногда особыми чернилами на спинах шестерок-побегушек пишут тайные послания. Если это не магия, то...
   - То что?
   - То я ее найду.
   - А искать долго?
   - Как получится. Думаю, за пару часов управимся. Можешь и отказаться - кое-какие способы будут немного... неприятными...
   - Потерплю, - мотнул головой вор и поудобнее уселся на стуле, - тащи сюда инструменты. В твою пыточную идти у меня нет никакого желания.
  
   Возвращаясь в гостиницу, Айвен кривился и непрерывно чесал свою руку. Дело шло уже к полуночи - Михас провозился почти четыре часа, пытаясь проявить загадочную татуировку. Чего он только не проделывал с несчастным юношей! Мазал руку краской и разными жидкостями сомнительного цвета, запаха и состава. Заставлял вора пить всяческие снадобья и жевать какие-то коренья. Прокалывал запястье кривой иглой, прикладывал лед и прижигал углем. Вымачивал в растворах и высекал крапивой. Смотрел через увеличительный кристалл и светил на руку гнилушкой, испускавшей мертвенно-голубой свет. Мазал птичьим пометом и гусиным жиром. Но все безуспешно - злосчастный рисунок так и не появился.
   Намазывая руку снадобьями от ожогов, от обморожения, от ядов и очищающими от краски растворами, мастер-художник вынес вердикт:
   - Или ты соврал, или картинка твоя самая что ни на есть магическая. И в этом случае я тебе помочь не могу.
   - А кто сможет?
   - Не знаю. Какой-нибудь чародей. Спроси у ваших гильдейских колдунов.
   - А Первопечатник поможет? - вспомнил вдруг свой сон юноша.
   - Какой еще такой первопечатник? Впервые слышу такое прозвище.
   - Я тоже, - вздохнул Айвен. - Ну, и на том спасибо...
   И теперь, после всех этих издевательств, именуемых мастером "процедурами", рука его одновременно мерзла, горела огнем, нестерпимо чесалась, немела и просто болела тремя разными способами. Не говоря уже о жутком запахе и странной серо-красно-желто-сине-белой ее расцветке.
   Любезнейший господин Буриньяк самолично распахнул перед ним двери и поинтересовался, не нужен ли ему лекарь.
   - Что, так плохо выгляжу? - ухмыльнулся юноша. Принюхался и добавил, - И пахну?
   - Что-то вы лицом бледны и духом унылы, господин. Вот я и обеспокоился...
   - В таком случае побеспокойся лучше о прожаренной бараньей лопатке, кислых огурчиках с петрушкой, о рассыпчатой рисовой каше и горячем вине. Сразу увидишь, какой я могу быть румяный, веселый и щедрый.
   - Намек понял! Сейчас же подам все в комнату. Или господин изволит отужинать внизу, в столовой зале?
   - Накрой мне столик в углу. Не хочу беспокоить своего славного соседа. Старческий сон, он ведь такой чуткий - я боюсь его бурчанием живота разбудить.
   - В таком случае я прикажу сей же миг подать свежие хлебцы с тмином и маком, чтобы ожидание ужина не было таким томительным. Повар только-только вынул их из печи. С чем прикажете подавать? Квас, молоко, шипучий хмель, свежий сок или, быть может, циньский чай?
   - Давай теплое молоко. Спать буду, как младенец.
   - В таком случае, я вместо кислых огурчиков велю подать свежей капусточки. А то ведь с младенцами оно всякое случается, после молока-то с кислятиной.
   ...Слуг Рикар уже отправил спать, а потому подавал на стол лично. Жевал Айвен без аппетита, погрузившись в свои мысли. Впрочем, ушлый гостинец и сам понял состояние своего клиента, а потому, принеся кувшин вина, извинился и куда-то исчез. Наскоро поужинав, юноша поднялся на свой этаж и осторожно открыл дверь. Она была заперта изнутри, но разве остановит какой-то жалкий двухязычковый с косым зацепом и упор-пружиной замок вора его квалификации?
   О том, что господин Ройбуш спит, Айвен узнал едва подошел к двери: рокочущий храп был слышен даже сквозь стены.
   - Ага. "Стенания веселой прихожанки", - опознал юноша мелодию некогда популярной песенки, - Репертуар у вас, господин Ройбуш, прямо скажем, староват, но зато весьма фриволен для профессора истории, - вслух размышлял он, одновременно раздеваясь и укладываясь спать. - Ну что ж, и вам спокойной ночи, господин профессор! - с этими словами Айвен вытащил "позаимствованную" у Гаррета Многорукого восковую спираль и, отщипнув от нее немного, затолкал воск в уши. Заснул вор быстро, но, похоже, лишившись возможности донимать его своим храпом наяву, старый историк решил добраться до Айвена во сне. Пол ночи преследовал он юношу, сжимая в руках огромную медную трубу, которая храпела на все лады мелодии непристойных частушек.
  
   Проснулся Айвен оттого, что кто-то тряс его за плечо. Открыв глаза, юноша уставился на господина Ройбуша. Тот открывал рот, не издавая ни единого звука, а взгляд его был испуганным.
   - Что случилось? - поинтересовался он, оглядываясь. В комнате все было как обычно, только вот необычайно тихо... Слишком тихо! - Кто-то украл все звуки? И мой голос тоже? - говорил он, не слыша сам себя. Профессор снова что-то сказал, указав сначала на свой рот, потом на уши и на столик, заставленный всевозможными кушаньями.
   - Тысяча каббров! - рассмеялся юноша и вытащил из ушей воск, - А я уже и забыл про эти штуки. Кстати, спасибо вам за совет, господин Ройбуш, я действительно чудесно выспался сегодня.
   - Уф и испугали же вы меня, молодой человек. Я проснулся раньше вас, и решил озаботиться нашим пропитанием. Любезнейший господин Буриньяк подал нам чудесный завтрак! Посмотрите, я специально для вас попросил свежих яблок, ведь вы их так любите.
   - Да-да, спасибо вам за заботу, - Айвен схватил со стола яблоко. С хрустом откусив сразу добрую половину, он уставился на чему-то улыбающегося историка. Как и всегда, одет тот был весьма небрежно и безвкусно. - Что-то случилось? Стража поймала воров и отыскала ваши вещи?
   - Не совсем так, господин.... Э-э-э... Айвен, да? Впрочем, вы почти угадали. Не воров, а одного вора. И не стража, а я сам - по чистой случайности. Вещи правда, еще не найдены, но теперь это лишь вопрос времени. Кстати, а ведь вчера вы утверждали, что яблок не едите...
   - Разве? - едва не поперхнулся юноша, - Ах, вы про вчерашнее яблоко... Все дело исключительно в кислых сортах, от которых у меня начинает живот крутить и во рту делается горько. - Юноша демонстративно взял второе яблоко, но до рта его так и не донес. Живот вдруг действительно скрутило, и во рту появилась горечь.
   - Примерно вот как сейчас, да? - заботливо поинтересовался старик, склонив голову набок. Он пристально смотрел на молодого человека и улыбался, - А еще у вас сейчас начнут неметь кончики пальцев, и к вечеру отнимутся ноги. Разумеется, это произойдет только в том случае, если вы не вернете мои вещи и не получите вовремя противоядие, господин Айвен.
   - Какое еще противоядие?
   - От яда, разумеется! Который был в яблоке. А я ведь вас сразу не узнал, молодой человек. Прятали лицо в тени, изменили голос - неужели вы думаете, что это помогло бы вас остаться неузнанным? Зачем вы нашли меня? Решили, что еще не все забрали?
   - Я... Я не понимаю, о чем вы говорите!
   - Ну как же... На днях вы и ваши друзья... Дайте-ка припомню. Вот: Бритва, Костлявый, Рыжий и Гнебек. И этот, главный... Хохот? Или Хунт? Впрочем, это не важно.
   - Но... Но как?
   - Вы говорите о заклинании вашего колдуна? О, здесь все очень просто. Ригийские чародеи позаботились о том, чтобы меня никто не мог одурманить.
   - И что теперь?
   - Признаюсь честно, мне бы не хотелось портить жизнь ни вам, ни вашим друзьям.
   - Это я уже заметил, - кивком указал Айвен на отравленное яблоко.
   - О, это просто мера предосторожности. Я предлагаю вам заключить сделку, - старик шагнул к столу, но зацепился за стул и едва не упал, ухватившись за спинку кровати вора.
   - Я слушаю.
   - Вы приняли яд. Действует он медленно, но верно. Разумеется, от него есть противоядие, но дам я его вам лишь тогда, когда получу назад все свои вещи в целости и сохранности. И я обещаю, что не стану вас преследовать или доносить страже.
   - А почему вы уверены, что я не попытаюсь сам найти противоядие?
   - Для этого нужно знать, чем я вас отравил. К тому же, я больше полагаюсь не на яд, а на вашу доброту и сострадание. Понимаете, вам ведь все эти черепки ни к чему, да и продать вы их не сможете. А вот для Ригийского музея прехистории они бесценны! Ну так что, мы договорились?
   - Нет.
   - Почему это? - с недоумением вскинул брови старик. - Вам не нужно противоядие?
   - Оно у меня уже есть, - с этими словами Айвен разжал кулак, в котором лежал крошечный пузырек. Усмехнувшись, он открыл его и осушил до последней капли.
   - Боюсь, что теперь вы не успеете позавтракать, - обеспокоено покачал головой дед.
   - И как это понимать?
   - Вы стащили у меня и допили остатки яда. И теперь у вас есть шесть... Нет, даже меньше - около пяти часов, чтобы вернуть мне вещи и получит противоядие. А пока вы будете уговаривать своих друзей, я постараюсь вспомнить, куда запрятал лекарство. Что-то я стал такой забывчивый...
   - Каббров старик, да чтоб ты сдох! - вскочил на ноги юноша и бросился к двери чувствуя, как начинают неметь кончики пальцев на руках.
   - И я тоже рад нашему знакомству, - улыбнулся старик в сторону захлопнувшейся двери и рассеяно откусил кусочек от недоеденного Айвеном яблока...
  
   Юноша спешил к "Угрюмому булочнику". Старику нужны были его каббровы вещи. А значит, нужно было отыскать Хорта и каким-то образом убедить вернуть их законному владельцу. И управиться нужно было быстро. Конечно, можно было попробовать отыскать противоядие, но времени на это совершенно не было, тем более, что у него не осталось даже капли яда, чтобы изучить его.
   Об осторожности Айвен не забывал: петлял по узким улочкам, нырял в толпу, стряхивая возможных преследователей, и постоянно оглядывался в поисках "хвоста". Он был чист, но интуиция подсказывала, что неприятности просто выжидают удобного момента, чтобы обрушиться на него с удвоенной силой. Увы, он даже и предположить не мог, насколько она - интуиция - была права.
   Трактира больше не было. Две обгоревшие стены - вот и все, что осталось от "Угрюмого булочника", еще вчера полного выпивох и просто отдыхающих людей. Вокруг пепелища уже собралась внушительная толпа зевак, и то тут то там сновали стражники, выхватывая из людского месива то одного, то другого потенциального свидетеля. Возле остатков задней стены вор заметил огромный дубовый стол, во главе которого восседал грузный усатый господин. Одет тот был не по форме, но за одно только презрительно-надменное выражение лица Айвен дал бы ему четыре золотых грифона на плечо, что соответствовало чину верх-капитана. Вокруг толстяка услужливо сновали стражники, а рядом стоял невозмутимый писарь, готовый по первому слову записывать показания и шлепать печати.
   Юноша всматривался в толпу, надеясь увидеть знакомые лица. И поиски его увенчались успехом - у самого стола выстроилась небольшая очередь примерно из десяти человек, задержанных для допроса, среди которых Айвен заметил Томаса, бывшего хозяина сгоревшего трактира. Внешне Томас и впрямь был похож на булочника. Такой же круглый, румяный и постоянно улыбающийся полный человечек невысокого роста, какими обычно изображают пекарей на картинках и вывесках. Правда, сейчас он не улыбался, а совсем даже наоборот, был чрезвычайно угрюм, словно позировал для вывески своего заведения. Айвен нахмурился - до трактирщика ем было не добраться из-за стражи, бдительно стерегущей задержанных, а больше никого из знающих Хорта он не приметил. Разве что они лежали среди тел, сваленных на покойницкую телегу, укрытую куском черной ткани.
   - Приперся таки, - прошипел кто-то сзади, и в бок ему уткнулось нечто острое, холодное и смертельно опасное.
   - Рыжий? - с трудом узнал он голос.
   - Уже нет. Не вздумай оборачиваться. И глупость какую-нибудь выкинуть тоже.
   - Слава богу, что я тебя нашел! Просто шел мимо и подумал: "А почему бы мне не попрощаться с Хортом перед отъездом из города?" Смотрю - а здесь такое творится!
   - Хватит мне уши заговаривать! Атаман же сказал тебе больше здесь не появляться!
   - Кстати, а где он сам?
   - Нету больше его. И Гнебека. И Мражика тоже.
   - Как это нет? Не успели выбраться? - сглотнув внезапно подступивший ком, Айвен пристально посмотрел на телегу, словно пытаясь проникнуть взором под тяжелую ткань.
   - "Булочника" они подожгли уже потом, после того, как разделались с атаманом и ребятами. Мы с Комаром не успели помочь...
   - Кто "они"?
   - А ведь это все из-за тебя... - башмачник словно и не слышал его, - И вот теперь я думаю, что с тобой делать. Прирезать самому прямо здесь, затащить тебя в темный угол и хорошенько помучить, прежде чем дать сдохнуть, сдать страже или вон тем мраяным ребятам, что я вились по твою душу, а?
   Айвен повернулся в ту сторону, куда указал Рыжий, и тут же отпряну, едва сам не нанизавшись на кинжал, упершийся ему в бок.
   - Дарки! Это же каббровы дарки!
   - Наверное, твои приятели? А ведь они пришли сюда именно за тобой, "пузырь"... Это все произошло из-за тебя!
   Вор ловко выскользнул из захвата и отскочил в сторону. Обернулся и посмотрел на Рыжего. Вот только тот действительно, был уже не рыжий, а совершенно седой.
   - Что с тобой случилось?.. - выдохнул юноша изумленно.
   - Страх. Это сделал страх. Я видел, как воины Тьмы убивали людей, а потом подожгли таверну. Тела Хорта и остальных они погрузили в свою карету и куда-то увезли. Два этих проклятых ублюдка перебили всех, кто оказался в трактире! Из-за тебя!
   - Но... я... - попытался было оправдаться Айвен. Но, взглянув в глаза Рыжего, он понял, что никакие слова не помогут: там плескались лишь боль и ярость. А еще зарождающееся безумие. - Смотри, гарпии голые летят! - ткнул юноша пальцем куда-то за спину уже бывшего приятеля. Башмачник обернулся, а когда повернулся снова, поняв, то его одурачили, то вора уже и след простыл.
   "Ловко ты его, с гарпиями-то", - зазвучал в голове голос.
   - Надо же, какие голоса я слышу! А я-то уж думал, что уже ты того...
   - "Чего "того"?
   - Ну, вылечился уже. Раздвоение личности и внутренние голоса, это ведь излечимо? А насчет гарпий, так это так меня приемный отец кормил, когда я есть отказывался.
   "Гарпиями кормил?" - не поняло второе Я.
   - Отвлекал. Скажет про гарпию, а я рот и открываю от любопытства. Он мне в рот открытый ложку с кашей и совал... Слушай, раз уж ты объявился, может посоветуешь, что делать? Я тут немного умирать собрался, и мне совет нужен...
   "Если плавать умеешь, то не забудь камень на шею нацепить. Вены резать нужно вдоль, а не поперек. Яды лучше глотать на голодный желудок и ничем не запивать, не заедать. А вообще проще всего сигануть с высокого обрыва или обозвать вон того усатого жирной свиньей."
   - А я думал, что ты знаешь о том, что со мной творится. Яд убьет меня - и тебя заодно - через несколько часов. Можно попробовать найти противоядие, а можно его как-нибудь выпросить у Ройбуша.
   "Ага. Будешь искать какое-то противоядие от какого-то яда, и поможет оно тебе кое-как. Старик-то добрый? Слепой? На голову слаб? За вещами не смотрит?"
   - Уже и не знаю.
   "Голосую за старика. А так как я - это ты, то решение принято единогласно. Ты, главное, слезу пусти. Вон, видишь бабка луком торгует? Стащи пару луковиц..."
   - Ну уж нет! Мне твое яблочко до сих пор во сне снится и в каждом втором блюде его вкус мерещится! Стащу одну, а то на каждого старика слез не напасешься.
  
   Всю оставшуюся дорогу юноша думал, что скажет Ройбушу. На худой конец, можно просто приставить ему нож к горлу, тогда уж точно не выкрутится. Забежав в гостиницу, он уже хотел было попросить управляющего накрыть ему обеденный стол, но тут живот снова скрутило, а левая рука начала отниматься. Взлетев по лестнице на второй этаж, Айвен задержался перед дверью в свою комнату, чтобы намазать под глазами луковым соком и напустить на лицо скорбную мину. Постучал и широко распахнул дверь.
   Старика он заметил не сразу и уже решил было, что тот вышел. Но тут вдруг груда тряпья на полу зашевелилась и издала стон. Юноша бросился к лежащему Ройбушу, хватая его под руки и затаскивая его на кровать.
   - Что случилось? Кто это сделал?
   - Я... я... Яблоко, - еле слышно прохрипел старик, - Оно отравлено!
   - Ух ты! Да что вы говорите? А как догадались? - не сдержался вор.
   - Я откусил кусок... Ноги отнялись... Руки не слушаются...
   - Проблема серьезная, но вполне решаемая. Я думаю, в свете новых обстоятельств, вам все же придется сказать мне, где спрятано противоядие. И без возврата вещей.
   - Увы, но я действительно не помню, куда положил его, - профессор закашлялся и попытался ухватить Айвена непослушной рукой, - Пока тебя не было, перерыл все свои вещи, но... Отыщи его, умоляю! Лекарство спрятано в золотом медальоне в виде геометрических фигур... Там достаточно для двоих...
   Широко улыбаясь, Айвен засунул руку в карман и вытащил из него медальон на длинной цепочке. Соединенные вместе полусфера и треугольник, оплетенные спиралью и украшенные затейливой резьбой в виде геометрических узоров. Он раскрыл украшение, вытащил из него три розовые пилюли и одну из них сразу же проглотил.
   - Я ее на полу в коридоре нашел, еще вчера утром, - пояснил юноша старику, но по лицу господина Ройбуша было видно, что он не верит в случайную находку. - И вот теперь у меня есть только один вопрос: жить или не жить? Дать или не дать противоядие зловредному старикану, который пытался убить меня, подсунув отравленное яблоко.
   - Умоляю... Я не так молод, как вы, и яд убьет меня быстрее.
   - Пожалуй, я мог продать вам противоядие! Вот только что вы можете предложить мне взамен, а, любезный господин профессор? Черепки и ржавые железки мне не нужны...
   - Я могу спасти вас от преследования тварей Тьмы, - едва слышно прохрипел старик и, закатив глаза, обмяк на кровати.
   Ухмылка мгновенно сошла с лица Айвена, и он бросился к потерявшему сознание.
   - Дедушка, дедушка, не умирайте пожалуйста! Вы мне еще нужны, - юноша пару раз несильно ударил профессора по щекам, потом оттянул его веко и заглянул под него, - И что я там хотел увидеть, интересно бы знать? Я же в этом ничего не понимаю, - бормотал он, пытаясь засунуть палец в рот умирающего.
   Наконец, ему удалось это сделать. Приоткрыв рот Ройбуша, вор засунул ему в рот пилюлю и затолкал ее подальше, под язык.
   - Хорошо, что ты без сознания и не видишь, что у меня грязные руки. Да глотай же ты, каббров старик!
   Юноша надавил ему на горло, чтобы заставить сглотнуть. Потом схватил с тумбы чашку с недопитым чаем и опрокинул ее в рот историку. Тот начал жадно глотать, запивая противоядие.
   Когда профессор Ройбуш пришел в себя и смог нормально разговаривать, Айвен первым делом спросил:
   - Как вы узнали? Ну, про тварей...
   - Все очень просто, молодой человек. Я их видел.
   - Уморышей? Или дарков?
   - Надо же, не думал, что все так серьезно. Нет, я говорю о теневых крысах. Эти создания скрываются в тенях и служат ушами и глазами Даркилонских колдунов. Пару штук я видел возле гостиницы, а вчера ночью одна пыталась пробраться в комнату.
   - И?..
   - Я ее спугнул. Точнее, ее спугнули охранные заклятия ригийских магов.
   - Вы сказали, что можете мне помочь?
   - Да. Я предлагаю вам отправиться со мною, сначала в Наречь, а оттуда в Ригию.
   - То есть в столицу Хеона через западную границу...
   - Именно! Пока вы со мною рядом, ни теневые крысы, ни даже уморыши вам не страшны. Не знаю, кто именно из Даркилона устроил за вами слежку, но уверен, что никакая магия не поможет ему взять ваш след. А по приезду на место я позабочусь о том, чтобы вам помогли. У меня, знаете ли, есть немало влиятельных друзей среди хеонских чародеев. В крайнем случае, вы сможете переправиться на Острова и там укрыться. Да и мне не помешает охрана. В этом я, к сожалению, уже убедился.
   Айвен задумался. Предложение старика подходило для него просто идеально - он ведь и сам искал себе обоз до Хеона, а тут ему и спутник, и магическая защита от слежки. А если профессор не врет и действительно у него есть друзья среди магов, то...Размышления его прервал господин Ройбуш, поставив окончательную точку:
   - К тому же, противоядие только отсрочило ваш конец, а не исцелило полностью. Но в Наречи живет мой племянник, а его лучший друг держит три аптеки...
   - Я все понял, вы просто не оставляете мне иного выбора, кроме как согласиться. А есть еще что-нибудь, что мне следует знать? Например, не едите ли вы младенцев в полнолуние, или не вырастут ли у меня после ваших яблочек ослиные уши, как у Крохотного Мумука?
   - Ну... Э... Кажется, я храплю по ночам, - смущенно пробормотал историк.
   - Это уже не новость.
   - И у меня есть некоторые проблемы с координацией. Но вряд ли это именно то, что вы хотели бы узнать.
   - Моей ловкости хватит на двоих, - успокоил его вор, жонглируя двумя недоеденными яблоками и чашкой. - Так, когда мы отправляемся?
   - Хотелось бы сначала вернуть экспонаты...
   - Это исключено. Единственный человек, который знал об их местонахождении, был сегодня убит воинами Тьмы. Профессоров истории нынче, случайно, некромантии или духоловству не обучают?
   - Увы, - развел руками старик, - значит нужно поскорее добраться до Ригии. Уверен, что чародеи смогут отыскать свой сундук. Да и вы, я думаю, не особо хотите здесь задерживаться. Так что я предлагаю отправиться через час. Что вы скажете?
   - Я прикажу гостинцу, чтобы он подготовил вашу кобылу к дороге и собрал провизию. А вы пока соберите свои вещи.
   Юноша машинально сунул яблоки и чашку в карман, и вышел из комнаты. Господин Ройбуш со вздохом поднялся и, прихрамывая, подошел к шкафу. Открыв скрипучую дверцу, он достал с верхней полки плотно закупоренную бутыль. Внутри ее клубился темный туман, в котором сверкали кроваво-красные глаза-бусинки...
  
   Глава 9. Начало долгого пути.

"Исходил он семь дорог,

Истоптав семь пар сапог...

Может, было их и больше,

Да вот только Эрик Ольше

Научился в двадцать пять

Только до семи считать"

Из сказаний о веселом страннике Эрике Ольшемире.

  
   Собрались они на удивление быстро и уже через три часа выехали за городские ворота. Айвен решил не прощаться со своим наставником - в последнее время смерть и неприятности слишком уж упорно шли за ним по пятам, и подвергать близких ему людей опасности больше не хотелось. Старая кобыла лишь печально вздохнула поняв, что людей в телеге теперь будет двое, а быстротечный отдых закончился.
   Поначалу юноша с опаской посматривал на лошадь, уныло волочащую повозку, а потом и вовсе начал убеждать господина Ройбуша оставить бедолагу в ближайшем поселении, и сменить ее на молодого и сильного коня.
   - Ну вы сами подумайте - а вдруг она околеет на полпути? Да и быстрее доберемся... - лошадь при этих словах прянула ушами и крутанула хвостом, забросав вора грязью.
   - Вы недооцениваете ее, - руки старика не лежали на месте, постоянно копошась в соломе и перекладывая туда-сюда вещи. - К тому же я привык к ней. Мы уже много лет путешествуем вместе и стали друзьями.
   - Тем более, - хмыкнул Айвен, - пожалейте подругу-то! Смотрите, она же еле ноги переставляет! Не хотел бы я стать вашим другом... - кобыла фыркнула, и телега наехала на камень. От удара юноша едва не прикусил себе язык.
   - А по-моему, едем мы довольно резво, - лошадь действительно заметно ускорила шаг, - к тому же, это не простая лошадь, а дубль-марран. Двужильная. Сила и выносливость у нее вдвое выше, чем у обычной.
   - Ой-ой, в таком случае она вдвое старше, чем я думал, - покачал головою воришка и тут же пригнулся, увертываясь от нависающей ветки - телега вывернула прямо под придорожное дерево. - Вон, смотрите, как ноги заплетаются.
   - А по-моему, моя Росинона просто решила ехать в тени, спасая нас от жары.
   - Росинона?
   - Да. Хорошее имя для боевой обученной лошади. Хоть она и стара, но ее не тронет ни один волк! - при этих словах кобыла довольно фыркнула и припустила едва ли не рысью, опрокинув юношу на дно телеги.
   - Угу... Волки просто боятся костями подавиться, - пробормотал Айвен и умолк.
   К вечеру они уже миновали Королевскую Ирею, небольшой скромный городишко, которому кроме названия и гордиться-то нечем было. Путники решили здесь не задерживаться и переночевать в пути, свернув для этого в удобный лесочек.
   Когда начало темнеть, историк вывернул на достаточно широкую лесную тропу и бросил поводья, доверив лошади выбирать дорогу. Вскоре они выехали к небольшой поляне, окруженной молодым ельником, на которой весело журчал ручей.
   - Вот видите, какая она у меня умница? Чудесное место для ночлега отыскала! - победно заявил господин Ройбуш, вытаскивая припасы.
   - Ага, вижу... - юноша наклонился, что-то поднимая с земли. Это был небольшой круглый камень ярко-красного цвета, - Вот возьмите. Он наверняка выпал из вашего мешочка во время прошлого привала. А вон там еще не успела вырасти трава, объеденная Росиноной пару дней назад. По крайней мере, память ей еще не отказывает.
   Айвен вытащил из соломы на телеге небольшой пучок и принялся разжигать костер. Старик же начал раскладывать собранную им гостинцем в дорогу провизию: пол головки зеленого сыра, пахнущий молоком хлеб, длинные тонкие ломтики жареной телятины, несколько соленых огурчиков, четыре стрелы зеленого лука и еще теплый горшочек с куриным супом.
   - Э-э-э... Уставился на все это богатство юноша, - Мы что, ждем гостей? Или Росинана еще и кушает по-человечьи?
   - Просто я сегодня забыл пообедать, - смущенно улыбнулся профессор.
   - Ага. И позавтракать, судя по всему, тоже.
   - Верно... А как вы догадались?
   - Тогда вы наберите воды, а я прогуляюсь и соберу дров. Если вдруг что случится - свистите дятлом...
   - Хорошо, - кивнул согласно историк и задумался. - Простите, но ведь дятлы не свистят! Они стучат, - сообразил наконец он, но юноша уже скрылся среди бурых елочек.
  
   Айвен за три приема натаскал вполне приличное количество дров, чтобы хватило на всю ночь, а профессор Ройбуш к тому времени подогрел на огне суп и мясо, и накрыл на поляне что-то вроде импровизированного стола из трех камней и обломка доски. Юноша скептически осмотрел эту шаткую конструкцию, но, к его удивлению, стол стоял вполне надежно. Оглядевшись, он убедился, что историк каким-то невероятным - для него, разумеется, - образом ухитрился приготовить ужин и при этом ничего не уронить, не разлить и не сломать.
   - Прошу вас к столу, молодой человек. Еды нам хватит до завтрашнего вечера, а к тому времени мы уже доберемся до Скворушки - так называется деревушка на берегу реки Ворчуньи. Я бывал там лет пять назад...
   Поужинали они молча, если не считать хруста размалываемых на зубах костей и редких проклятий, издаваемых неуклюжим историком: то руку на уголек положит, то наколет свой палец вместо кусочка мяса, то кружку приложит мимо рта и опрокинет за ворот... Глядя на все это, Айвен лишь грустно улыбался. Он еще не успел осознать, что буквально седьмицу назад все эти ужимки смешили бы его до коликов в животе, тогда как сейчас ему было почти искренне почти жаль этого добродушного неловкого старикана. И это несмотря на его выходку с ядом и противоядием.
   - Ну что, как установим смену дежурства? - поинтересовался профессор, вытирая руки влажной тряпкой, когда трапеза была закончена.
   - Даже и не знаю. У волков воска нет, чтобы уши закладывать, так что ваш храп распугает всю живность в округе. А с другой стороны, все окрестная придорожная братия сюда на него же и соберется.
   - А разве здесь еще кто-то на дорогах хозяйничает?
   - Хотите сказать, кроме банды Хорта? - усмехнулся юноша. - Здесь полно широкоплечих лентяев да неучей, которым проще махать дубинкой, чем нормальным рабочим инструментом. Да и среди молодежи популярно удирать в разбойники: работа на свежем воздухе, придорожная романтика, стабильный неплохой доход...
   - Давайте просто ляжем спать. А в случае чего - Росинона поднимет шум. Я брошу в огонь зачарованный на походный костер перегар-камень, так что о нем можно не думать.
   - А толку-то? Извините, но без восковых пробок рядом с вами засыпать опасно. И в первую очередь - для вас самого. Шум услышим, когда волки уже нам по полноги сжуют.
   - Ну тогда я не знаю, - развел руками старик. Судя по вялости движений и его то и дело закрывающимся глазам, он уже засыпал.
   Айвен вызвался дежурить первым. Уселся возле костра и уставился на огонь. Позади заворочался профессор Ройбуш, но вскоре затих. Лошадь уснула одновременно со своим хозяином. Тишину нарушали лишь шум ветра в листве, звонкий стрекот сверчков-любовников, тихое сопение старой кобылы и редкие выкрики лесных птиц. Птицы... Кобыла... Сверчки... Ветер...
   - Не понял, - нахмурился юноша - Кажется, что-то звучит не так. Или не звучит...
   Он посмотрел на спящего профессора. Тот скрутился калачиком под тонкой накидкой, по-детски положив обе ладошки себе под щеку. Губы старика едва заметно шевелились - то ли разговаривал с кем-то, то ли доедал остатки ужина. Но и только. Вместо мерзкого многоголосого и сложноритмичного громкого храпа - лишь тихое спокойное дыхание.
   - Так какого каббра ты мне голову морочил и все уши выхрапывал! Ну дед, теперь моя очередь неприличные песни петь и военные марши высвистывать...
   Вор уже было собрался заорать дурным голосом начало "Веселой башмачницы и грустного башмачника", но что-то остановило его в последнюю минуту. Тяжело вздохнув, он посмотрел на сопящую сторожевую кобылу, потом на ее хозяина и, махнув рукой, завалился спать, прижавшись спиною к спине старика. Лег он с восточной стороны, заслоняя собою профессора от ветра...
  
   Проснулся Айвен, сквозь сон уловив дивный аромат, от которого брюхо его сначала скрутило, потом развернуло, а потом оно и вовсе начало умоляюще бурчать, перебивая всякий сон.
   - Доброе утро, мой юный друг! - профессор стоял у костра и что-то помешивал в котелке. - Давайте, умывайтесь, скоро наш завтрак будет готов.
   - М-м-м... Как вкусно пахнет! А что это?
   - Уже не знаю, - развел руками старик. При этом рукав его зацепил один из корешков, лежащих на досточке над котелком, и тот упал прямо в варево. - Хотел было приготовить ячменную похлебку с сыром и листьями ежевики, но нечаянно перепутал крупу, уронил туда яйцо и пару каких-то травок. Вот опять, - вздохнул он, демонстрируя несколько ягод черники, прилипших к низу поварешки, которой историк мешал свою "ячменную похлебку", - Надо же, а я-то думаю, куда это собранные мною ягоды делись?
   - Смею вас заверить, господин Ройбуш, что у вас получается изумительная ячменная похлебка! - шумно вдохнул воздух юноша. - А я, после определенных событий, прекрасно разбираюсь в блюдах из ячменя. Так что давайте мою большую ложку...
   Он вскочил на ноги, сбегал к ручью умыться и, вернувшись, нетерпеливо схватив свою тарелку. Ложку он, словно уличный иллюзион, вытащил из-за уха профессора.
   - Приятного аппетита, - пожелал тот, накладывая ароматную массу в свою тарелку.
   - М гхм тгф смфм, прхр... - не остался в долгу вор, уплетая кашу за обе щеки.
   Наконец, насытившись, Айвен довольно улегся на землю, подложив руки под голову и уставившись в небо.
   - Эх, господин Ройбуш. Вам бы в Боргарде поваром работать. Кто бы мог подумать, что самая вкусная в мире ячменная похлебка - это рисовая каша с яйцом, черникой и корнем белой душицы!
   - Моя жена говорит, что иногда мои блюда можно не просто есть, но даже и с удовольствием, - смущенно покраснел старик.
   - У вас есть жена? Должно быть, она очень добрая и терпеливая. И она позволяет вам готовить, и потом даже ест это? Надо же, какая смелая женщина! Повезло вам...
   - Росинона говорит, что ночью будет дождь, так что нам нужно поскорее добраться до поселка и остановиться там на ночь. Давайте поспешим.
   - Тогда позвольте мне вымыть посуду и прибраться здесь. Это самое малое, чем я могу отблагодарить вас за чудесный завтрак.
   - Только сперва верните мою ложку, юноша. Вы ее нечаянно сунули в свой карман...
  
   Сначала они ехали молча, но потом непоседливый вор начал приставать к профессору с расспросами. О себе старик говорил крайне неохотно, поэтому Айвен быстро сменил тему, спросив о том, чем же он занимается. И водопад информации, хлынувший из уст господина Ройбуша, вскоре залил его до краев.
   Сам историк был родом из Арлании, но уже более десяти лет работал в Свиржском Университете, по приглашению лично ректора, магистра Олелеуса. Там он изучал фольклор и историю самой древней и загадочной страны континента - королевства Хеон, от начала своего сотворения и по сей день бывшего единственным в мире магократическим государством.
   Айвен за всю свою жизнь дальше пары соседних с Кияжем деревушек ни разу не был, поэтому открыв рот слушал невероятные истории из прошлой жизни двух стран. Профессор оказался хорошим рассказчиком. Удивительно, но когда он говорил о мистических ритуалах древних хеонитов, положивших начало магическому искусству, или о великих героях минувших лет, речь его становилась гладкой, а движения более собранными и уверенными.
   - Вы только представьте себе! Шесть княжеств, постоянно враждующих друг с другом, объединились против общего врага - и это был всего один человек! Один из величайших магов в истории, разработавший теорию манокрута и заложивший основы современной ксеногипнологии, был самым обычным разбойником! Можно даже сказать, вашим коллегой. Вы ведь наверняка слыхали о Маркуше-Крысолове? Пять лет хозяйничал он со своей бандой на дорогах, пока не попался на сердечную приманку. Быстроглазая швейка очаровала его, а пока утомленный ненасытными ласками и подмешанным в питье дурманом атаман нежился в объятьях возлюбленной, королевские войска окружили дом и вежливо попросили атамана сдаться. Разумеется, сперва перебив почти всех его людей.
   - А он?
   - К счастью, о себе в тот миг он не думал, и решил спасти девушку, сдавшись. Его арестовали и клеветники с легкостью выиграли суд, усадив разбойника в тюрьму сроком на восемьдесят лет без права помилования.
   - К счастью?
   - Несомненно! Не угоди он в тюрьму, мир не получил бы Крысолова! Сначала атаман просто от скуки принялся учить пойманную крысу ходить на задних лапках. А потом он понял, что обладает особой властью над ней и всеми прочими грызунами. Вскоре целый десяток крыс маршировал по его камере строем, и каждый их крохотный шаг - был огромным шагом для современной ксеногипнологии, которая в тот миг и зародилась. С помощью зачарованных крыс, Маркуш бежал из тюрьмы и первым делом навестил свою возлюбленную.
   - ...Которая как раз утешалась от долгой разлуки с помощью старого вина и молодого кавалера, - закончил за него Айвен.
   - Верно, только вино было молодым, а ухажор - вполне преклонных лет. Наутро помощница швейки не нашла ни свою хозяйку, ни ее воздыхателя. Который, между прочим, и был тем самым Канцеляром, что придумал коварный план поимки разбойника "на дамские глазки".
   - Я кое-что слыхал об этом. Правда, в той версии истории не было никакой магии. Но крысы были, и волшебная дудочка, которая ими управляла - тоже.
   - Дудочка появилась уже позже. Между прочим, этот гипно-сонарный модулятор до сих пор существует, и хранится в Ерихонском сонарии в качестве учебного пособия. С ее помощью Маркуш вывел всех крыс из Войтуша, Пьяри и Ремзы.
   - А из Гоммеля всех детей. И утопил их в Мурлокских болотах.
   - Так считается, но на самом деле... Вы ведь наверняка слышали о крыслингах?
   - Огромные человекообразные крысы, который обитают в Топях? Бррр...
   - C той лишь разницей, что это не крысы, а крысо-человеки. Которых, согласно моим исследованиям, не существовало до появления в болотах нашего ксеногипнота. Зато там жил сумасшедший колдун-отшельник, известный как Морис Вивисектор.
   - Впервые о таком слышу.
   - А вы слыхали о приват-целителе Морриусе? Который был осужден Тайной Канцелярией за эксперименты над людьми? Маг пересадил мозг собственного сына в тело обезьяны, спасая его от редкой болезни. Увы, мальчик протянул недолго: проголодавшись, он полез на дерево за спелыми плодами, повинуясь инстинктам нового тела. И сердце его разорвалось от страха, ведь сын целителя всегда боялся высоты. Морриус сошел с ума и начал похищать детей, в надежде использовать их тела в качестве пристанища для неприкаянной души своего сына. К счастью, некромант, к которому целитель обратился за помощью, отправил послание в Тайную Канцелярию, и вскоре безумец был пойман и водворен в Торнгард, тюрьму для магов.
   - При чем здесь этот нечастный, потерявший сына?
   - Существо, оказавшееся в тюрьме, лишь телом было Морриусом. Как потом выяснили, внутри тела находился мозг риммейской говорящей обезьяны. Сам же чародей исчез, и одновременно в Мурлокских топях объявился тот, кого мы знаем под именем Мориса Вивисектора. Ну что, вы уже догадались, что произошло потом?
   - Не очень, - честно признался юноша.
   - Гипнот-самоучка, пылающий жаждой мести. Полчище крыс. Сумасшедший маг-вивисектор. Дети, похищенные из Гоммеля и пропавшие без следа. И вдруг откуда-то появляется новый вид существ - крыслинги, полулюди, полукрысы...
   - Драть вас каббром, профессор! - едва не свалился с телеги Айвен. - Не завидую тем вашим студиозам, которые выслушивают подобные истории на ночь глядя...
   - Кстати, а мы уже и почти приехали. Вон за тем пригорком стоят Скворушки, - профессор хлестнул Росинону, подгоняя ее, - Как раз к ужину успеваем.
   - Надеюсь, что там есть приличный постоялый двор. Или приветливая крутобедрая вдовушка, которой нужно натаскать воды или дров нарубить. Вы как - дрова-то рубить умеете, а, господин профессор?
   - М-м-м. Боюсь, что для физического труда я уже несколько староват.
   - Значит, будете ей голову своими сказками историческими дурить.
   - Простите, юноша, но все мои истории правдивы, и основаны на фактах!
   - Вот именно так всем и говорите. Простой люд любит правдивые сказки.
   Уже через двадцать минут телега катилась по широкой дороге, разрезающей селение надвое. Людей на улице было мало - в такую жару лишний раз свою голову под солнечные лучи подставлять дураков нет. Пара соседок-болтушек у колодца, одноглазый дед, стругающий ложки на лавочке, да стайка детишек, бегающих в "стражники-разбойники" с деревянными мечами и веревочными кандалами - вот и все.
   - Эй, смотрите-ка, у них стражников втрое меньше, да и то - через одного или пугливая девчонка, или соплюш малолетний, в силу малолетства своего храбрый да глупый, - ухмыльнулся вор, - Все прямо как в жизни. Эй, мелочь голопузая! Ты по почкам его бей, чтобы не убег! - крикнул он, когда двое стражников ухитрились таки повалить "разбойника", который был на голову их выше и на пару лет старше.
   - Это же дети! Чему вы их учите!
   - Жизни учу. Вот отобьют ему сейчас всю воровскую романтику вместе с почками, а потом, глядишь, хорошим человеком вырастет. Семью заведет, дом купит, дело свое начнет. И будет честно заработанное в трактире спускать, прятаться за кружкою пива от толстой сварливой жены да семи орущих спиногрызов... Приехали! Вон постоялый двор.
   - А как же вдовушка?
   - Да ну ее. Знаю я этих вдовушек. Сначала ей воды натаскай, дров наруби, баньку истопи, веничком по румяному задку отхлещи, а потом бац - жрец, венец и свободе конец.
   - Значит, постоялый двор, - согласно кивнул старик, неуклюже вываливаясь из телеги. Привязав лошадь, спутники вошли в лачугу, украшенную выцветшей вывеской с изображением грустной коровы оранжевого цвета. Судя по названию заведения, неизвестный художник пытался нарисовать на вывеске красного быка.
   - Эй, уважаемый! Изобразите нам пожалуйста что-нибудь сытное, горячее и вкусное! - с порога рявкнул Айвен. - И комнату на двоих.
   Вошедший следом профессор Ройбуш зацепился за порог и споткнулся, рухнув прямо на руки едва подоспевшего юноши.
   - Я смотрю, твой друг в койке и утренней чашке рассола нуждается больше, чем в ужине, - хмыкнул стоящий за стойкой долговязый детина в засаленном переднике. Он протирал засиженную мухами кружку, но делал это с таким видом, словно в его руках огромный алмаз, а сам он - принц Берибейский. И мухи вокруг него кружили, судя по их размеру, не простые, а императорские.
   - Он просто устал с дороги.
   - Деньги у вас есть? - с сомнением осмотрел их долговязый.
   - Да, есть, у меня есть, - выхватил из-за пазухи кошель старик, но не смог удержать его в руках. Кожаный мешочек упал на пол и раскрылся. Медные, золотые и серебряные монеты выкатились из него и попытались зазвенеть по полу, но тот был настолько грязен, что они просто прилипли.
   Айвен упал на колени, торопливо собирая деньги и стараясь прикрыть их от посторонних взглядов, но не успел. К нему подскочил мальчишка лет восьми. Он схватил серебряную монетку, укатившуюся под стол, и, радостно засмеявшись, выбежал из трактира.
   - Эй, а ну вернись! - вскочил на ноги юноша, - Помогите, нас обокрали!
   - Надо же, какая ирония судьбы. Обворованный вор. Да ладно, молодой человек, пусть себе бежит. От меня не убудет, а малышу радость.
   - Думаю, что скоро как раз убудет. Этот щенок видел, что у вас полно денег. А на шее у него татуировка рыбки-удильщика. Мальчишка - подмастерье у вора-карманника, и сейчас побежит рассказывать, что в селении объявился чудак, который в самом прямом смысле сорит деньгами. И нас обворуют.
   - Давайте сперва решим те проблемы, которые у нас есть. Ужин и ночлег.
   Так и сделали. Дождались ужина, молча подчистили его до последней крошки - торопясь до темноты доехать до селения, путники даже не обедали - и отправились в свою комнату. Второго этажа у постоялого двора не было, а ночлежные комнаты находились в невысоких гостевых пристройках, причем каждая такая комната имела свой выход на улицу, отчего в каждой гостевой было по четыре двери, а вот окон был явный недобор. Оставив Росинону в конюшне, они пошли устраиваться на ночлег.
   - Да... У Бритвы пес есть, так вот у него конура просторнее, - вздохнул Айвен, грустно обводя взглядом свое временное пристанище.
   - А вот мне как-то на раскопках одного мавзолеума приходилось в склепе ночевать. Слева кости, справа прах в урнах постанывает, а подо мною саркофаг...
   - Хватит с меня уже ваших сказок страшильных, тем более на сон грядущий. Да и лениво мне болтать на полное брюхо. Давайте просто спать укладываться.
   Юноша скинул на пол сумки с их нехитрым добром. Историк взял свою сумку и начал доставать спальные вещи, разбрасывая их по комнате и постоянно цепляясь то за мебель, то за Айвена, а то и вовсе за ровное место. Вскоре по комнате и шагу было нельзя ступить, чтобы ни обо что не удариться и не споткнуться. Махнув на беспорядок рукой, вор сунул в уши воск и улегся на кровать, предварительно сбросив на пол постельное белье сомнительной свежести и покрытый странными пятнами матрас. Уснул он, едва коснувшись головой подушки.
   Профессор же еще некоторое время копался среди своих вещей, доводя царящий в комнате хаос до совершенства. При этом он что-то бормотал себе под нос, а руки его словно жили своей жизнью, постоянно что-то перекладывая или отбрасывая в сторону. Наконец, на самом дне сумки он нашел искомое - свои восковые затычки. Поднялся на ноги, отряхиваясь, и тут взгляд историка упал на столик. Там лежала мятая восковая спираль. Вздохнув, господин Ройбуш начал укладываться, и вскоре комната наполнилась мерным храпом, который словно ввинчивался в многочисленные щели, пробираясь на улицу и заставляя мамаш в соседних домах вздрагивать, и покрепче прижимать к себе сопящих малышей...
  
   Через час после того, как уставших путников сморил сон, тени возле их двери ожили и зашевелились, превратившись в людей, с ног до головы укутанных в темные одежды. Один из них на краткий миг припал к замку и тот щелкнул. Дверь со скрипом открылась, впуская незваных гостей в комнату.
   Их оказалось трое, все разного роста и телосложения. Самый маленький ужом проскользнул за дверь и вскоре изнутри раздался его тихий шепот:
   - Спят... Оба... Сизый на восточном скрипяке, а второй насупротив. Это сизый баруголит во все горло, задави его храпун.
   - Ты баульники шукай и кошели позыркай. Только не шургаши. Сейчас и мы к тебе пришкандыбаем.
   Вдруг за дверью что-то грохнуло и раздался сдавленный крик.
   - Хей, Хорек, ты живой? - обеспокоено поинтересовался один из грабителей. Услыхав ответный стон, он распахнул пошире дверь и шагнул в дом.
   Что-то обвилось вокруг его ноги и дернуло, опрокидывая на пол. Сверкнула сталь. Рубанув наотмашь выхваченным кинжалом, грабитель освободил ногу из плена и вскочил на ноги. Тысячи ярких звезд зажглись у него в глазах, когда с полки прямо на голову упал сначала кувшин, а потом и сама полка.
   - Лис, осторожнее. Тут фуфло по полу раскирдыкано. Смотри куда шкандыбаешь, - донесся шепот Хорька откуда-то снизу.
   Проклиная все и всех на свете грабитель, названный Лисом, парой сильных пинков расчистил место перед собою, отшвырнув вещи к стене. Сразу стало легче двигаться, и окрыленный успехом вор что было сил пнул кучу тряпья, лежащую рядом. И едва не заорал, успев обеими руками зажать себе рот: нога угодила во что-то твердое, и пара пальцев наверняка была сломана. Прыгая на одной ноге он пытался удержать равновесие, но тут сбоку поднялась, стряхивая с себя разбросанные вещи как пес воду после купания, гибкая фигура Хорька. Легкого толчка оказалось достаточно, чтобы грабитель рухнул... прямо на спящего в кровати юношу!
   В последний миг Лис успел упереться руками в стену и так и замер, зависнув над кроватью под весьма опасным углом. Попытался было для надежности упереться раненой ногой, но боль оказалась слишком сильна.
   - Эй, Хорек! Шкандыбай сюда, мне подмога нужна, - прошипел он чувствуя, как пол уходит из-под ноги. Руки начали соскальзывать.
   - Сейчас, старшой.
   Второй вор шагнул было в сторону попавшего в беду приятеля, но под ногу ему подвернулась кожура какого-то фрукта, и Хорек едва не совершил полный оборот в воздухе, вскинув ноги выше головы. Эта занимательная акробатика ему не пришлась по вкусу, и грабитель на пару минут потерял сознание, приложившись головой о табурет. В чувство его привел короткий вопль Лиса.
   - Что случилось? - перешел на нормальный язык воришка. Глаза его уже привыкли к темноте, и Хорек видел силуэт своего приятеля, зависшего над кроватью.
   - Этот фуфырыш на меня смотрит! Зенки вылупил и пырится, демон.
   - Тогда какого каббра он шухер не вострячит и кричальник свой не открывает?
   - Может, сковырнулся уже, фуфырыш-то? Хотя нет, вроде дышит...
   Вдруг у двери кто-то завозился, и в проеме показалась коренастая фигура.
   - Эй, щупари, чего вы там столько хамзаетесь? Может, вам подмогнуть?
   - Бобер, нет, не входи сюда! - шепот Хорька звучал громче крика, но он не успел. Широкоплечий грабитель шагнул в комнату. Нога его встала на что-то мягкое и, утратив твердость опоры, Бобер всплеснул руками, пытаясь ухватиться за что-нибудь. Правой рукой ухватился за дверной косяк. Дверь зловеще заскрипела и... захлопнулась, сминая пальцы. Нужно отдать должное несчастному вору - он даже не вскрикнул, лишь мертвенно побледнел, потом покраснел, затем посинел. Решив остановиться на этом оттенке, он с шипением вытащил раздавленные пальцы и осторожно на них подул.
   - Шкандыбать отсюда надо. Место здесь напрокляченое, носом чую, - простонал Хорек, хватая старшего грабителя за пояс и помогая ему выпрямиться.
   Новоприбывший непонимающе уставился на своих товарищей. Пожав плечами, он подтащил табурет и сел на него. Но тут же вскочил, на этот раз уже не сдержав вопля. Одной рукой он ухватился за зад, а во второй сжимал оторванную башмачную подметку, в которой торчала сапожная игла длиной в палец. На нее-то он и уселся.
   Покинули незадачливые грабители проклятую комнату лишь полчаса спустя...
  
   Айвен проснулся оттого, что его кто-то тряс за плечо. Разумеется, это был профессор.
   - Надеюсь, вы не хотите мне сообщить, что мы снова объелись какой-нибудь отравы? - потянулся юноша, разминая спину.
   - Нет, разумеется нет. Просто нас ограбили. Точнее, пытались ограбить.
   - Ну, так я же предупреждал. Мать моя пресвятая Фригида! Что здесь случилось?
   Юноша осмотрелся. В комнате царил такой бардак, словно Тролляльи войны и Эмирская сеча произошли именно здесь, причем неоднократно.
   - Да уж, на поиски пропавшего второго носка не похоже. С чего вы взяли, что это были именно грабители? Может, это домовик свадьбу гулял или подпольная шурша вредничает? Мало ли какая нечисть могла такое натворить? Их тут, наверное, полно.
   Вместо ответа историк протянул ему башмак. Огромный башмак грубой работы и с деревянной подошвой, на которую был примотан кусок мягкого войлока.
   - Мда. Не мой размерчик. И фасон тоже. Может, вы случайно прихватили где-нибудь? Надо же, и "тихоню" подвязали. Действительно, здесь побывали ночные несуны. Что-нибудь пропало?
   - Нет. Наверное, воры решили не рыться в устроенном мною беспорядке. Да и шуму поднялось бы, вздумай они здесь обыск устраивать.
   - А мне почему-то кажется, что шумно как раз было, - хмыкнул вор, - Вон, полка оторвалась, и вся посуда на полу лежит. Табурет сломан. Косяк дверной ободран весь. Рубашка, что на вас одета - у нее рукав отрезан. Судя по всему, острым кинжалом. Небось, вы ее из вот этого хлама и вытащили, я прав? А на спинке моей кровати следы от чьих-то зубов. И кровь. И зубы на полу, - юноша нагнулся и что-то поднял. Раскрыл ладонь и продемонстрировал господину Ройбушу пару выломанных зубов.
   - Значит, мы можем найти вора?
   - Эй-эй, это же зубы, а не хрустальная туфелька! Не будем же мы их каждому встречному в рот пихать? К тому же у нас ничего не пропало.
   - Ну, может и не туфелька, но один башмак у нас точно имеется. Хотя вообще-то я имел в виду "путеводную нить", - пояснил старик.
   - Вы умеете брать ауральный след по манаскопическому слепку? Я вот почему-то нет. И не думаю, что в этом поселке отыщется маг, способный это сделать. И нечего на меня так смотреть. Просто мне пришлось как-то сидеть вместе с одним чародеем, вот он меня и просветил насчет этой вашей "нити". И как ее с себя сбросить - тоже объяснил. Так что нам остается только смотреть в оба и искать кого-то без зубов и в одном башмаке. И кстати, я кушать хочу. Вредно много думать на пустой желудок.
   Наскоро распихав вещи по сумкам, они сначала навестили Росинону на конюшне, а потом зашли в трактир постоялого двора, позавтракать. Едва переступив за порог, Айвен ткнул старика в бок и кивнул в сторону хозяина. Тот все так же стоял за своей стойкой вот только... Голова у него была перевязана грязной тряпицей, а идя вдоль стойки, он заметно прихрамывал.
   - Уверен, что улыбаться он нам не станет. И вон, еще один ночной гость, - указал он в сторону приземистого и широкоплечего вышибалы.
   Он стоял у стены и болезненно морщился каждый раз, когда ненароком опирался о нее задом. У бедолаги была перевязана рука, а на щеке красовался свежий шрам.
   - Кажется, я знаю, что именно погнуло вашу иголку. И сидеть этот бычок еще не скоро сможет. А третий вон в том углу, в тени прячется. Половина лица у него синяя от ушиба, а вторая половина - от ваших разлитых чернил.
   - Думаю, что они и так получили то, чего заслуживали. Давайте просто позавтракаем и отправимся в путь, - попросил старик, хватая юношу за рукав и оттаскивая его к ближайшему столу. - Я сам все закажу...
   Он схватил за руку пробегавшую мимо служанку и зашептал ей на ухо. Вскоре стол был накрыт, и два путника набросились на еду. Наскоро перекусив и купив немного снеди в дорогу, они снова отправились в путь. Лошадка бодро бежала по дороге, вздымая клубы пыли и наслаждаясь уже спадающей утренней прохладой, а сидящие на телеге люди негромко обсуждали недавние события.
   - Зря все таки мы их просто так отпустили, - Айвен ловко пускал между пальцами кинжал, гоняя отраженные лезвием солнечные зайчики по крупу кобылы.
   - Вы же их видели. Они и так получили сполна, тем более, что кроме сломанной иглы да разлитых чернил мы не понесли никакого ущерба.
   - Да у меня, может быть, теперь на всю жизнь психическая травма! Я же теперь вообще уснуть не смогу спокойно и в темноте буду ощущать беспокойство и хроническую нервозму!
   - Нервоз, - поправил его господин Ройбуш, - Что-то мне подсказывает, что вам не только с магами и ворами сидеть приходилось, но и как минимум с медикусом-невритом. Не волнуйтесь, зато вам наверняка понравится в Тихих Луках. К обеду мы до них доберемся. Очень спокойная деревушка, я там дважды ночевал и был премного доволен...
  
   - Что-то уж слишком она спокойная, эта ваша луковица, - прошептал Айвен, рассматривая пустынные улочки крохотной деревушки. Как и говорил профессор, добрались они до нее к обеду. - Даже живности нет никакой. Ни курятины, ни свинины по дворам не бегает.
   - Кажется, кто-то тут сильно проголодался, - усмехнулся профессор и попытался слезть с телеги, но зацепился штаниной за торчащий гвоздь. Если бы не юноша, вовремя его ухвативший, то мог бы и шею свернуть. - Эй, смотрите, там кто-то шевельнулся!
   - Это не кто-то. Это что-то, - угрюмо поправил его вор, уже заметивший надвигающуюся опасность. - Уморыши. Думаю, что пора переименовывать Тихие Луки в Мертвые. А нам с вами пора бежать...
   На дороге, преграждая путь, стояли два порождения Тьмы. Еще трое или четверо гомункулов выходили из-за домов, утробно рыча.
   - Как вы думаете, они голодны, или уже насытились жителями деревни? - спокойно и даже с любопытством поинтересовался старик.
   - Скорее всего, несчастные селяне сейчас лежат в каком-нибудь погребке, зараженные Зернами Тьмы. Да и есть они нас не станут. Им нужен только я. Живым. Так что, спасибо вам за кампанию и за ваши удивительные истории, господин Ройбуш, но здесь наши пути расходятся. Очень жаль, что мы познакомились с вами при таких неприятных обстоятельствах...
   С этими словами Айвен сунул профессору в руки вожжи и что было сил стеганул Росинону хворостиной.
   - Н-но, залетная! - рявкнул он, и кобыла быстрой рысью рванула в сторону надвигающихся тварей. Когда до уморышей оставалось шагов пять, вор вытащил кинжал и спрыгнул с телеги, сшибая с ног одного из монстров.
   - За Хорта! За Рыжего! За Гнебека! За Риула! - выкрикивал он, снова и снова вонзая клинок. Брызги сгустков Тьмы залепили одежду юноши, но он не обращал никакого внимания ни на начинающие формироваться щупальца, ни на приближающихся чудовищ.
   - Скольких я зарезал, скольких перерезал, сколько я цыплят передушил! - рука снова горела холодным пламенем, а лезвие кинжала тускло светилось. Айвен бросил быстрый взгляд на свое запястье - так и есть, проклятый рисунок снова появился.
   - Айвен, сзади! - раздался неподалеку голос историка и загремела телега.
   Юноша резко обернулся. Четверо тварей неторопливо приближалось к нему со спины. Медленно, но неотвратимо. Бросив беглый взгляд по сторонам он понял, что окружен. Вряд ли полтора десятка уморышей оказались на их пути совершенно случайно - это была засада.
   - Пошли прочь, - взмахнул рукой юноша, - Кыш, богомерзкие создания!
   И словно гигантская метла самого божественного Эразира-Чистильщика прошла по улице! Первых двух уморышей какая-то неведомая сила смяла, будто они были слеплены из хлебного мякиша. Остальных же просто отбросило прочь на несколько шагов.
   - Какое интересное и необычное заклинание, - пробормотал профессор, вытаскивая несколько цветных камней из своего мешочка. - И такое эффективное...
   - Кыш, твари! - снова повторил свой жест вор, но на этот раз ничего с уморышами не случилось. - А, плевать, у меня ведь есть кинжал, - буднично заявил он, одним даром отсекая руку подобравшемуся слишком близко монстру.
   Рванувшееся к его лицу черное щупальце, мгновенно выросшее из обрубка, юноша спокойно отбил в сторону рукой, украшенной загадочным рисунком. Едва коснувшись его, щупальце вздулось и лопнуло, разлетевшись крошечными черными каплями. Айвен рубил и кромсал тварей, до которых мог дотянуться, и чувствовал себя при этом так, словно это были не смертельно опасные порождения Тьмы, а обычные сорняки на огороде. И ребра их хрустели так же, попадая под удары кинжала.
   - Молодой человек. Не хотелось бы прерывать ваше увлекательное занятие, - голос профессора звучал настолько жутко и непривычно, что вор тут же замер, - Но у вас есть дела более важные, чем изничтожать этих неразумных чудовищ.
   - И какие же это? - прохрипел Айвен, пронзая сердце очередной твари и отталкивая ее подальше сильным ударом ноги.
   - Я так думаю, что старикашка говорит обо мне, - раздался сзади знакомый бесстрастный голос.
   - Только не это, - прошептал юноша оборачиваясь. Позади него стояли два воина Тьмы с обнаженными мечами.
   - Увы. Твое время вышло. Нам нужна Печать...
   Последнее, что видел Айвен, это был тускло мерцающее серое лезвие меча, входящее ему под ребра. Хотя нет, это было предпоследнее. Последним он увидел, как что-то касается головы второго дарка, и та разлетается, словно лопнувшая виноградина. Пронзенный мечом вор и безголовый воин упали одновременно.
   А потом наступила тьма. Нет, не зловещая сущность, называемая Тьмой, а просто стало вдруг очень темно, и мир под ногами закружился, пытаясь стряхнуть его с себя...
  
   Глава 10. Основы практической геомантии
  

"Когда-то хитрый бог Сунай Двуликий был известен как

Сунай Семь Масок. Но пять своих лиц он ухитрился потерять,

скитаясь среди людей в изгнании. Пришлось менять и имя..."

Большой справочник Малых богов и высших сущностей.

  
   Сначала была тьма. И потом тоже была тьма. Тьма была так долго, что ему это надоело. И тогда сказал он:
   - Эй, кто-нибудь! Какого каббра здесь так темно?
   Стало немного светлее. Достаточно светло, чтобы можно было осмотреться, что Айвен и сделал первым делом. Итак, он лежал на кровати, укрытый белоснежным одеялом. Комната, в которой он находился, была невелика, и здесь был кто-то еще.
   - Как себя чувствуете? Жар? Холод? Тошнит? А кончики пальцев немеют? - раздалось у изголовья кровати.
   - А-а-а, профессор... Вас они тоже достали... А я-то думал, что вам удастся уйти, - собственный голос показался ему чужим и незнакомым.
   - Наверное, вы считаете что мы с вами находимся в каких-нибудь райских кущах или на берегу озера Отдохновения?
   - Увы. Если бы это было райское местечко, то вместо вас меня пробудила бы какая-нибудь знойная красотка. Так что я склоняюсь к противоположному варианту. Ну, где ваши раскаленные гвозди или расстроенная мандолина? Когда начнете экзекуцию? - Айвен попытался приподняться, но силы покинули его.
   - Лежите-лежите. Рад, что чувство юмора вас не покинуло. Увы, вместо раскаленных гвоздей придется выпить пару чашек куриного бульона.
   - Как долго я провалялся без памяти и где мы? И, главное, какого каббра я жив?
   - Сначала вы опишите, что чувствуете, а уже потом я отвечу на ваши вопросы.
   - Так. Гхм. Зверский голод. Пить хочется. И от горячей галисийской красотки я бы тоже не отказался.
   - Озноб? А руки трясутся?
   - Можно подумать, красивыми девушками только греться можно, - хмыкнул вор. - Хотя вы правы, я немного мерзну. А вот в груди наоборот, огонь горит. Справа, возле сердца. Хотя, сердце ведь слева, да? И... Ноги! Мои ноги! Я их не чувствую!
   - Онемение пройдет. Мне пришлось перекрыть некоторые ваши жизненные потоки, чтобы справиться с инфекцией. К сожалению, яд селеритового лезвия вывести мне не по силам, так что пришлось просто изолировать его в области ранения. Поэтому там и жжет.
   - Погодите-погодите... Получается, что вы или быстренько освоили искусство врачевания специально чтобы меня на ноги поднять, или я о вас кое-чего не знаю. Так?
   - На самом деле все очень просто. Разрешите представиться. Магистр Лейцер Ройбуш, выпускник Ружского Университета Магии по классу геометрической мантики и некогда ведущий куратор арланийской школы фун-шу.
   - Маг? То есть вы дипломированный чародей?
   - Это было давно и я был молод. Да и насчет геомантии споры не утихают до сих пор - стоит ли считать это искусство магией.
   - Геомантии?
   - Геометрическая мантика. Основы ее зародились в восточной Империи Цинь, и там ее называют "фун-шу", "порядок вещей".
   - То есть, вы маг! И при этом позволили себя обокрасть и даже пальцем не пошевелили, чтобы помешать нам? Не верю!
   - Во-первых, геомантию сложно использовать в качестве оружия или для защиты. Во-вторых, я рассчитывал в ближайшее время вернуть вещи назад. Увы, вмешались неучтенные мною факторы...
   - Интересно, как бы вам удалось вернуть украденное?
   - То есть вы считаете, что совершенно случайно забрели в ту же гостиницу, что и я? И даже более того - поселились именно в моей комнате, а у меня случайно оказался под рукою яд и противоядие? Конечно, я не был уверен, что это будете именно вы - чароплетение было массового действия...
   - Значит, не было никаких охранных заклинаний ригийских магов? - Айвен снова попытался подняться, и ему таки удалось принять сидячее положение. Старик утвердительно кивнул в ответ. - А голос в моей голове и арест - тоже ваша работа?
   - Голос? Вы слышите голоса? Хм... Похоже, вам досталось сильнее, чем я думал.
   - Не нужно притворяться! Если из-за ваших чар я попал в тюрьму, значит, и все остальное - тоже ваша вина! Дарки, нападение уморышей, гибель Хорта! И вы сами сказали, что Тьма идет по моим пятам!
   - Молодой человек, вы бредите. Я просто связал наши пути простейшим приват-компасным заклинанием и все. Не проклинал вас и не натравливал полчища тварей. Не стягивал судьбоносные узлы и не подсаживал вам аурального несвезлоха. Разве похож я на даркилонского колдуна?
   - Вам могли заплатить!
   - Чтобы я вывез вас из города, защитил от дарков и пять дней выхаживал после удара селеритового клинка, расходуя свою ману на столь неблагодарного юношу?
   - Мою ману. Я был "пузырем" у нашего колдуна и мне знакомо ощущение мана-истощения. Своей-то, небось, пожалели, а?
   - Моя мана быстро вышла. Собственно, я геомантом стал потому что мои резервы маны более чем скромны. Я вижу, что беседа слишком утомляет вас. Поэтому остаток пути вам придется проделать тоже во сне.
   - Куда мы едем? И зачем вы взяли подсвечник?
   - Туда же, куда и раньше. И простите меня, мой юный друг...
   - За что именно? Поводов у меня накопилось...
   - Вот за это! - прервав его, господин Ройбуш обрушил подсвечник на голову Айвена, - Все равно голова у вас уже болит...
   Убедившись, что юноша без сознания, профессор тяжело опустился на стул и вытер пот со лба. Рука его заметно дрожала, выдавая сильнейшее напряжение и усталость. Передохнув пару минут, он снова поднялся и подошел к кровати с бесчувственным вором. В руке его был мешочек с цветными камушками, которые историк, а еще точнее - маг-геомант, начал выкладывать хитрым рисунком на груди раненого.
   Закончив с камнями, он взял в руку нож. Нанес пару неглубоких разрезов на груди и правой руке юноши, окропил его кровью изголовье кровати. Завершив кровавый ритуал, старик подтянул к себе поближе небольшой столик и начал с видимым наслаждением... обедать! Весь столик был уставлен разнообразными кушаньями, от грубой вареной картошки до изысканных вареных в ананасовом соке лападорских мидий. И вскоре на груди юноши и рядом с ним лежали объедки фруктов и обглоданные кости. Белоснежное одеяло, укрывавшее раненого, стало похожа на холст безумного Эль Адора Али, писавшего свои картины не красками, а соками растений и животными жидкостями.
   Наконец, насытившись, господин Ройбуш просто смел остатки еды со стола в мешок и начал складывать вещи в дорожную сумку. Позади вдруг раздался писк. Он обернулся, снова схватив подсвечник. Солнечный луч высветил умывающуюся маленькую мышку возле кровати, и старик, облегченно вздохнув, вышел из комнаты...
  
   ...Два уморыша преградили ему путь. Одеты они были в балахоны магов - видать, вызрели на телах каких-нибудь чародеев. А вот лица их больше подошли бы какому-нибудь грабителю или вышибале - например, тому же Хорту...
   "Хорт!" - только теперь Айвен понял, что его насторожило. Порождения Тьмы были как две капли воды похожи на покойного атамана. Созреть за такое короткое время они не смогли бы, а значит, или у него галлюцинации, или неведомый враг из Даркилона умышленно придал своим посланникам такой вид, насмехаясь над ним.
   "Плевать! Да будь вы хоть с профилем короля или формами прекрасной госпожи Урс! Моей татуировке плевать, Тьма в любом облике остается Тьмой. Верно?" - юноша посмотрел на запястье, ожидая увидеть вновь проявившийся рисунок, и не ошибся - он был там. Вот только вместо знакомого круга с символами, теперь там красовался рот. И губы его шевелились, словно пытались что-то сказать. Вор поднес руку к уху:
   "Да проснитесь же вы наконец!" - сказал он почему-то голосом профессора.
   - Что? - Айвен не сразу сообразил, что уже проснулся.
   - Я говорю, просыпайтесь.
   - Что-то случилось? - обеспокоено сел на кровати юноша.
   - Вы уже вполне оправились, так что я решил привести вас в чувство.
   - На место? Где мы? - вор застонал и поднес руку к голове, ощупывая затылок.
   - Похоже, я немного не рассчитал сил, - глядя на него, засуетился господин Ройбуш.
   - А я-то думал, что вы меня магией усыпите или, на худой конец, подмешаете сонное зелье в питье. Совет вам на будущее - впредь обматывайте ударный конец тяжелого тупого предмета чем-нибудь мягким. Говорю вам это как специалист по принудительному усыплению. Могу даже показать, как именно нужно бить. Ну-ка, дайте что-нибудь тяжелое и повернитесь спиною.
   - Э-э-э... Давайте обойдемся без демонстрации. Как себя чувствуете?
   - Голова болит, грудь болит, изо рта воняет, хочу жрать, пить, драться и до ветру. Причем, последовательность значения не имеет.
   - Жар? Озноб? Тошнота?
   - Спасибо, не нужно. Лучше жареного мяса, рассыпчатой сладкой каши и грибного супчика. Хотя, можно и просто жареного быка. А еще лучше двух. На худой конец, сойдет и жареный профессор гидромагии...
   - Геомантии. Я обучался геометрической мантике.
   - Да хоть по руке или кишкам гадайте! Только не по моим.
   - Могу снять вашу головную боль.
   - А это не будет больно?
   - Молодой человек, вы хоть сами поняли, что сказали?
   - А что? Пастор Пэйн уверял, что любые душевные муки можно заглушить болью телесной и наоборот. А еще он прятал одну боль под другой. Например, ушибив колено, тут же протыкал палец тупой иглой.
   - Любопытная теория. Но у меня иные методы, - с этими словами старик вытащил из кармана горсть какого-то мусора рассыпал его на пол у кровати. Он несильно хлопнул юношу ладонью по шее в основании черепа, потом загнул угол одеяла, укрывавшего ноги юноши и, наконец, выдрал волос у него из головы.
   - Эй! Вы что творите!
   - Магию. Всего лишь магию.
   - Какая, к пьяным каббрам, это магия?
   - Я оптимизирую в пространстве мантические потоки, влияющие на ваши болевые ощущения, - с этими словами профессор намочил слюною палец и мазанул им под носом у раненого. - Все! Ну как, лучше?
   - Мне только что какой-то старик нос послюнявил! Как вы думаете, станет мне от этого лу... лучше... - Айвен умолк, удивленно глядя на улыбающегося господина Ройбуша. - Погодите-ка! Боль прошла! Как вам это удалось?
   - Я же сказал. Я просто ослабил потоки ваших болевых ощущений. Разве вы не слышали об искусстве фун-шу?
   - Нет.
   - Время у нас еще есть, так что я могу объяснить. Встаньте! - голос мага прозвучал так жестко, что юноша сразу вскочил с кровати, радостно отметив, что от былой усталости не осталось и следа. - Подойдите к окну.
   Ничего не понимая, раненый, тем не менее, подчинился.
   - И что теперь?
   - В комнате не хватает света. Вы можете это исправить?
   Вместо ответа, Айвен рывком отдернул штору, залив комнату солнечным светом.
   - Благодарю вас, молодой человек. Итак, только что вы продемонстрировали самое простейшую манипуляцию состоянием окружающего мира - в данном случае, освещенностью комнаты - через элементарное геометрическое воздействие. - Этот тон юноша узнал сразу. Именно с таким выражением лица старик рассказывал ему свои истории, словно увлеченно читал лекцию студиозу-первогодке.
   - Я всего лишь открыл штору.
   - Именно! Изменив геометрическое положение одного предмета в пространстве, вы увеличили количество света, проникающего через окно в комнату. Таким образом, вы можете наполнить ее свежим воздухом, погрузить во тьму, залить дымом от горящей соломы, заполнить скрипом половиц... Это и есть базовая геометрическая мантика.
   - Значит, вы просто двигаете предметы? Это и есть вся ваша магия?
   - То, что проделали вы и может проделать любой человек - это простейшие, базовые манипуляции. Мы называем их прямыми. Вы непосредственно изменили количество лучей, попадающих в комнату. Мы же, геоманты, влияем на мантические потоки, а они в свою очередь, влияют на свет.
   - Это как?
   - Давайте, я вам проиллюзирую, как это происходит. Смотрите!
   Он театрально взмахнул рукой, и в солнечные лучи, падающие из окна, вплелись десятки лучей голубого цвета.
   - Это - мантические потоки солнечного света. Видите? Часть из них более тусклая. Это те потоки, которые вы не открыли, отодвинув штору. Какие-то из них можно открыть, сдвинув еще штору, но не все. Но и на них тоже можно повлиять. Вон, смотрите, возле шкафа, еще один поток, который упирается в табурет. Отодвиньте его...
   - Поток? Но как?
   - Я имел в виду табурет.
   Айвен послушно переставил табурет. Голубоватый луч тут же налился цветом, а в комнате стало ощутимо светлее.
   - Но... Но почему? Здесь же нет солнечных лучей, он вообще идет из стены!
   - Тем не менее, он влияет на свет. Потоки можно перекрывать или освобождать. А еще их можно усиливать или ослаблять. Разные предметы, разные материалы и разное их положение в пространстве. Свет от свечи с правильно оптимизированными потоками не заменит солнца, но с факелом вполне может потягаться. А еще, его можно сделать холодным, если правильно пригасить тепловые потоки.
   - Зачем все это?
   - Понимаете, молодой человек, таких потоков существует тысячи тысяч, и каждый из них отвечает за что-то. Вы можете положить гнилой помидор в надежде, что на него кто-то наступит. А если его положу я, то сделаю этот так, что на него наступят непременно. И я даже смогу сказать, в какую сторону человек упадет.
   - Например он упадет на Костлявого, и тот ткнет Бритву саблей в бок, - прошептал юноша, осененный догадкой.
   - Верно. Я вижу, вы уловили мою мысль.
   - Так значит, все эти ваши перекладывания барахла по телеге, выпадающие из рук яблоки, устроенный в комнате беспорядок - все это была ваша мантия?
   - Геомантия. Оптимизация мантических потоков. Не то, чтобы совсем уж нарочно, я и впрямь довольно неловок, но в целом вы правы. Я выстраивал некоторые потоки нужным мне образом. Смотрите!
   Снова взмахнув рукой, маг изменил комнату до неузнаваемости. Всю ее пересекали прямые, изогнутые и изломанные линии, пятна и точки всевозможных цветов и расцветок. Какие-то были тонкие, какие-то - тусклые.
   - Это все мантические потоки комнаты и нас с вами. Вернее, малая часть их. Свет, запах, громкость звуков, температура, сила сквозняка. Вон та, красная, это ваш ночной кошмар, а вот это пятно - такой стала ваша головная боль после моих манипуляций. Если вы расправите одеяло и разбросаете мусор, то боль усилится, а поток распрямится. Хотите, я сниму ваше чувство голода, или заставлю видеть все в синем цвете?
   - Просто двигая табуретки по комнате и разбрасывая мусор?
   - Разумеется нет! Это всего лишь первая ступень геометрической мантики, "видение" - искусство видеть, а значит, и воздействовать на мантические потоки. Есть и более тонкие способы воздействия. Например, с помощью особых катализаторов. Каждый такой катализатор оказывает определенное воздействие на один или несколько видов потоков. Вот это - гелиотроп, - старик вытащил из своей сумки круглый цветной камушек и подбросил его на ладони.
   - Солнечный камень...
   - Верно. Он может усиливать или искривлять световые потоки. А еще делать вашу кожу темнее или быстрее кислить молоко. И это уже второй уровень манипуляции - "знание". Подбор и оптимальное использование катализаторов, основываясь на накопленном многими поколениями опыте.
   - Еще есть уровни?
   - Да. Третий уровень - "чувство". Это прямое влияние на поток, через вливание в него маны. Лучше всего подходит для этого сырая мана родственной стихии. Воздействие это очень и очень тонкое, и требует мизерных расходов маны. Впрочем, все зависит от потока и манипуляций с ним. Настоящее искусство! Искусный каменотес знает, как и где нужно легонько ударить гранитную глыбу, чтобы расколоть ее надвое одним ударом. Так и чувствующий геомант - подбирает время, место, направление и силу своего воздействия. Ну и высший класс геомантии - это "озарение". Зная, как устроены мантические потоки, ты можешь создавать новые или преобразовывать одни потоки в другие. Эти манипуляции требуют огромных запасов маны, настолько огромных, что не хватит и нескольких архимагов. Я не могу одной лишь манипуляцией потоков создать свет из тьмы, как не могу и боль превратить в наслаждение.
   - Тем не менее, вам удалось удержать меня от падения в Серые Пустоши и защитить от яда клинков воина Тьмы. И я бескрайне вам за это благодарен.
   - Это не только моя заслуга, но и ваша. Должен признать, что не обладай вы такими большими запасами маны, и не будь вы, с вашего позволения, "пузырем", и я не смог бы ничем помочь! Разве что закрыть раны и унять боль, но и только. Ну так что, вы по-прежнему считаете, что это я натравил на вас уморышей?
   - Я прошу прощения за свою излишнюю подозрительность и глупые обвинения.
   - Вот и славно. Думаю, вы больше поверили бы мне, если бы застали гибель дарков.
   - Как это произошло? Вы же сами говорили, что для прямого сражения ваше фун-шу не годится.
   - Осмелюсь заметить, что общий курс стихийной магии, равно как и основы алхимии, исцеления и боевого чароплетства входит в обязательную программу обучения любого магического учебного заведения. Но вы несомненно правы. Я просто использовал компакт-руническое заклятие Вакуумного Разрыва.
   С этими словами показал обычный кусочек кварца с начертанной на нем руной.
   - Это оно и есть? Можно? - не дожидаясь разрешения, юноша взял камень и пару раз подбросил его на ладони.
   - Это компакт-руна, в которую упаковывается заклинание и некоторое количество маны. Когда руна разрушается, например от удара, она высвобождает заключенное в ней заклинание. У вас в руках, например, самый обычный Огненный Шар.
   - Огненный... что?! - от неожиданности Айвен выпустил камень из рук. Блестящая руна вращаясь полетела на пол, ловя солнечные лучи своими гранями. Юноша в отчаянии вскинул руки, прикрывая лицо от пламени, которое вот-вот должно было выплеснуться.
   - Шар, - голос старика ничуть не изменился, и вор осторожно убрал руки. Опустив взгляд, он увидел компакт-руну висящей в воздухе у самого пола.
   - Не беспокойтесь, юноша. Мантическая манипуляция объектами была бы весьма затруднительна без использования телекинеза. - Повинуясь едва заметному движению головы профессора Ройбуша, камень прыгнул прямо в ладонь вора. - Можете взять его на память. Вы, кажется, говорили, что голодны? - сменил он вдруг тему.
   - Перекусить бы не отказался. Желательно дважды.
   - Сейчас вам принесут поесть, а я распоряжусь чтобы оседлали Росинону. Через час мы выезжаем, чтобы завтра к утру уже быть в Наречи. Надеюсь, вы уже достаточно оправились, чтобы выдержать день пути?
   Айвен утвердительно кивнул, и профессор вышел из комнаты, оставив его одного. Юноша уставился на камень, лежащий у него на ладони, и задумчиво почесал затылок:
   - Вот жизнь пошла. Куда ни плюнь - или маг, или порождение Тьмы. Даже в зеркале, - вспомнил он свое эпическое сражение с уморышами. Повернул руку внутренней стороной запястья к себе, но ничего там не обнаружил. Впрочем, ничего другого он и не ожидал. Похоже, что странный рисунок проявлялся только в присутствии тварей Тьмы. Раздался стук в дверь, и он пошел открывать слуге, принесшему завтрак.
  
   Как и планировал господин Ройбуш, уже через час они были в пути. Боли в груди Айвена возобновились, мешая связно думать и получать удовольствие от поездки, поэтому он обратился к историку с просьбой унять боль. Тот внимательно осмотрел рану и юношу, и лишь печально покачал головой - то ли боль была слишком сильна, то ли не было возможности влиять на ее мантические потоки. Поэтому, выпив несколько капель настойки дурманника, остаток пути вор провел во сне. Кошмары сжалились над ним, решив на время оставить в покое, но их нелегкую миссию по ухудшению сна юноши прекрасно выполнила дорога, ощетинившись многочисленными ямами, кочками и колдобинами. В общем, выспаться так и не удалось.
   Разбудил его шум голосов, бурлящих вокруг. Юноша проснулся и с удивлением огляделся по сторонам. Пешие и конные люди, многочисленные повозки и даже кареты окружали их телегу плотным потоком со всех сторон.
   - Мы уже приехали? Это Наречь? - спросил он у своего спутника, и тот кивнул, - а почему все стоят?
   - Боюсь, что у нас проблемы. Смотрите, - старик указал в сторону городских ворот.
   Там два стража неторопливо досматривали телеги и ручную кладь желающих попасть в город. А еще один - осматривал людей. Точнее, их руки - стражник брал подозреваемого за кисти и переворачивал их внутренней стороной запястья на свет, показывая их еще одному стражнику. Стражнику ли? Только сейчас Айвен рассмотрел высокую, закутанную, несмотря на жару, в темный плащ фигуру. Дарк!
   - Если я не ошибаюсь, то это по вашу душу... Точнее, по вашу руку, - смущенно улыбнулся историк-геомант. - Эта татуировка, она ведь проявляется в присутствии созданий Тьмы, верно?
   - Д-да... - вор закатал рукав и продемонстрировал руку. Она была чиста. - Не понял.
   - Может, слишком далеко? В любом случае, мы теперь знаем, что ваше лицо им не знакомо и они ищут не именно вас, а носителя этой татуировки.
   - А вы уверены, что нам так уж нужно в город?
   - Увы. Я лишь отсрочил неизбежное для вас. А там мы отыщем специалиста, способного исцелить ваш рану. Так что у вас... у нас нет выбора.
   - Вы можете спрятать рисунок? - юноша смотрел на мага с надеждой.
   - Боюсь, что простой иллюзией их не обмануть.
   Айвен привстал, оглядываясь. Улыбка озарила его лицо, и он повернулся к Ройбушу:
   - Спорим, что я их обману?
   Он соскочил с телеги и исчез в толпе. Вернулся довольно быстро, сжимая в руках какую-то коробку.
   - Надеюсь, вы заплатили за это, молодой человек? - нахмурился старик.
   - Воры! Меня обокрали! Люди добрые, да что ж это... - донеслось из толпы.
   - Вижу, что нет, - вздохнул профессор.
   - Да ладно вам. Если вас это успокоит, то у этих актеров под двойным дном спрятана фейская пыльца. Была... - юноша вытащил из коробки какие-то тюбики и краски.
   - Если я не ошибаюсь, то это грим?
   - Верно! Сейчас я сотворю иллюзию, которую сама Тьма не распознает!.. Кстати, если направить телегу вон в тот просвет, то мы быстро доберемся до ворот.
   - В какой еще просвет? - прищурился маг, безуспешно пытаясь отыскать достаточно широкий проезд среди людских тел и лошадей.
   Вместо ответа вор сорвал жгут крапивы и снова соскользнул с телеги, растворившись в толпе. Не прошло и минуты, как ближайшая к Росиноне лошадь вдруг взвилась на дыбы и понеслась прямо к воротам, не разбирая дороги.
   - Взбесилась! Она взбесилась!!! Расступись! - отчаянно вопил возница, безуспешно пытаясь остановить несущееся животное.
   - Ну, чего ждете? Н-но! - вскочил на телегу Айвен.
   Как юноша и говорил, до ворот они добрались быстро. Завидев обезумевшую лошадь, один из стражников вскинул арбалет, и животное пало замертво у самых его ног.
   - А вот и мы! - радостно заявил вор, хватая профессора за руки и демонстрируя его запястья стражнику, - давай, щупай нас поскорее, но только чур без шалостей! А то видел я, как ты того смазливого юношу...
   Стражник густо покраснел и шагнул в сторону, пропуская вперед дарка. Ледяные пальцы словно тиски сжали руки Айвена, и правую сторону его груди пронзила боль.
   - Что ты прячешь? - пророкотал воин Тьмы.
   - Где? - испуганно обернулся юноша, - Я? Ничего... Может, это Росинона что-то прячет? - повернулся он к кобыле, - Эй, красавица, небось, опять друманит за щекою жуешь?
   - Рука. Она у тебя в гриме.
   - Да уж, художник из меня, как из свиньи воротный стражник. Хотя... - Айвен задумчиво посмотрел на самого толстого из стражей.
   Черная перчатка безжалостно стерла грим с руки, расцарапав запястье. Рисунка там не было.
   - Ну, мы пойдем, господин нехороший? Хорошим выходцев из Даркилона не назовешь, Тьма-Повелительница, жертвы, все дела...
   - Стой! Покажи вторую руку.
   - Зачем? Там же ничего... Ай! - вскрикнув, юноша с ужасом наблюдал, как рука дарка стирает мастерски нанесенный грим со второго запястья.
   Рисунка и там не оказалось. Лицо вора заметно вытянулось, но он сумел выдавить из себя подобие улыбки:
   - Вам копыта лошади подержать? Осматривать будете? Мы бродячие актеры. Я - балагур-плясун, а мой друг виртуозно притворяется то дурачком, то самим императором -- там и не разберешь кто есть кто...
   - Проходи. Не задерживайся.
   - Может, устроить для вас представление? Хотите, мой друг прикинется...
   - Убирайтесь. Оба, - шелест вынимаемого из ножен меча прозвучал зловеще. Больше говаривать юношу не пришлось. Откланявшись, он вскочил на телегу, и старик щелкнул кнутом, подгоняя лошадь.
  
   - И как это понимать? - попросив остановиться в узком переулке, юноша закатал рукава и внимательно осмотре оба запястья. - Но я готов был поклясться, что руку обожгло, как и в прошлые разы!
   - Вы уверены? Боюсь показаться навязчивым, но вы уверены, что именно руку? - старик задумчиво смотрел на Айвена. На его шею.
   - Ну... Может... - тот задумался, машинально почесывая сзади шею. Пальцы его вдруг нащупали какие-то рубцы, которых там раньше не было. И шли они по кругу, внутри которого шрамы образовывали... - Она там?
   Господин Ройбуш кивнул, и бросил юноше платок. Повязав его на шею, тот поморщился:
   - И что теперь?
   - Нам нужно отыскать гостиницу под названием "Журчащий ручей". Там у меня назначена встреча. А еще - там отменное пиво.
   - Ну, про пиво оно и из названия понятно. Ваш друг - маг?
   Вместо ответа старый геомант лишь улыбнулся и хлестнул лошадь. Правил он уверенно, словно отлично знал дорогу. Впрочем, так оно и было - уже через двадцать минут перед ними возвышалось трехэтажное здание, фасад которого был оформлен самым обычным камнем. Он выполнял роль скалистого уступа, по которому стекал ручей. Вода с мелодичным журчанием стекала с крыши и впадала в идеально круглый пруд. Вход, изображавший из себя распахнутый зев пещеры, юноша заметил не сразу.
   - Невероятно! - восторженно выдохнул он. - Как им удалось такое проделать? Магия? Вы видите следы заклинаний?
   - Мне это не нужно. Я прекрасно знаю, как они это сделали. Как я это сделал.
   - Вы? Вся эта красота создана вами?
   - Нет, конечно же нет. Я оптимизировал потоки для создания мелодично журчащего ручья и непересыхающего пруда.
   - Хм. А еще что-нибудь? Я имею в виду, помимо этой гостиницы?
   - Будучи еще студиозом, я вместе с одним талантливым сокурсником настраивал мантические потоки в паре игорных домов. Вы знаете, что в них невозможно выиграть в понедельник, если играть одетым? А на стоящих в южной части столах карточный расклад всегда будет в пользу казино, если сдавать карты с запада на восток? И вход расположен так, чтобы сбивать любую наведенную удачу и закручивать винтом оптимизированные на выигрыш мантические потоки входящих?
   - Да вы просто находка, господин Ройбуш! Теперь я точно знаю, как мы развеем с вами вечернюю скуку...
   - Это вряд ли. Во-первых, геомантов, как и жрецов-фортунитов, не впускают в подобные заведения. А во-вторых, нам сначала нужно избавиться от хвоста. От хвостов.
   - Каких еще хвостов?
   - Крысиных, разумеется. Две штуки идут за нами по теням от самых ворот. Давайте проедем мимо и свернем в какое-нибудь место. Ищите по сторонам узкую улицу. Она должна идти с запада, быть полна теней и мне нужна красная крыша.
   Нужная улочка нашлась минут через десять плутания. Свернув в нее, старик резво спрыгнул с телеги, снова зацепившись за злополучный гвоздь и попрощавшись с куском левой штанины.
   - О! У нашего скрипучего судна теперь свой флаг есть, - хмыкнул Айвен. - Эй, что вы делаете?
   Профессор метался по переулку, словно на пожаре. Он не жалея лил на песок воду из фляги и разбрасывал в одному лишь ему известном беспорядке цветные камни - юноша узнал гелиотропы, пару желтых хризолитов и кусочки янтаря. Затем, определив, где именно за крышами скрывается солнце, схватил камень и начал выбивать кирпич из противоположной стены.
   - Да не стойте же! Помогите, быстрее - эти твари перемещаются в тенях мгновенно!
   Вор выхватил краденый нож, и начал помогать. Селерит с легкостью крошил раствор, скрепляющий кирпичи, и вдвоем они управились быстро.
   - Возьмите кирпич, встаньте вот сюда... Да... А когда я скажу - роняйте его вниз.
   Едва он договорил, как одна из теней в начале переулочка словно вспучилась и выплюнула из себя огромную дымчато-серую крысу. Тварь уставилась на путников и заверещала. От этого странного звука зубы у юноши заныли. Он вопросительно посмотрел на геоманта, но тот отрицательно мотнул головой. И тут Айвен заметил вторую крысу. Она сидела в тени, отбрасываемой дырявым ведром.
   - Боюсь ошибиться, но вроде бы как сейчас самое время, - раздался шепот Ройбуша.
   - Агаааааааа!!! - ответил юноша, прыгая на одной ноге. Как и было условлено, он по приказу уронил кирпич, но совсем некстати внизу оказалась его левая нога.
   Непонятно откуда взявшийся солнечный луч вонзился в одну из крыс, развеивая ее по ветру. В бок второй ударила какая-то компакт-руна, и крысу окутало голубоватое пламя. Отчаянно заверещав, та бросилась в тень, но огонь, охвативший ее, давал достаточно света, чтобы разгонять тени и не давая крысе вернуться в свою стихию. Вскоре с ней было покончено.
   - Жуткие твари. Пожалуй, я теперь не скоро смогу заснуть, - пожаловался вор.
   - Нам пора в гостиницу. Помогите мне забраться в телегу...
   Вернувшись к "Журчащему ручью", они пару минут полюбовались необычным видом, открывшимся перед ними, и вошли во внутрь.
   Улыбчивый гостинец "выплыл" им навстречу с сияющим лицом:
   - Вы и есть господин Ройбуш, если я не ошибаюсь? Ваша комната готова, прошу пожаловать на второй этаж, зеленая дверь. - При этом он смотрел на старика с явным обожанием. - А это с вами... - служка перевел взгляд на Айвена и брезгливо сморщился.
   - Сын моего лучшего друга, и мой, соответственно, тоже друг, - пояснил профессор.
   Вор застыл соляным столбом, открыв рот от возмущения. Он стоит здесь во вполне приличном наряде, чисто вымыт, почти не мят и почти брит, а на него смотрят как на последнего бродягу! Тогда как историк словно с храмового крыльца только что слез: весь перепачканный, рукава рубахи разодраны, а одна штанина так и вовсе до колена оторвана, но встречают его, словно принца! Встряхнувшись, он ухватил своего спутника за руку и потащил в сторону лестницы.
   - Вы что, знакомы с этим хлыщом? - прошептал он на ухо профессору.
   - Впервые вижу, - так же тихо отозвался тот, - несколько дней назад я написал Мэту письмо и попросил снять для нас комнату в "Ручье". Наверное, он не поскупился и хорошо описал меня.
   - Мэт? А кто это? - спросил вор, по привычке вскрывая замок гнутым гвоздем.
   - Ключ, у меня же есть ключ - запоздало спохватился геомант, хлопая себя по карманам.
   - Поздно, - дверь беззвучно раскрылась, и юноша шагнул во внутрь. - Так кто такой, этот ваш Мэт?
   - Это я, - раздался впереди приятный глубокий голос, который вполне мог принадлежать менестрелю, - тень внутри кресла зашевелилась и оказалась молодым человеком в темных одеждах, - А вы, как я понимаю, и есть тот несчастный бедолага, который ухитрился поссориться с Даркилоном, схлопотать селеритовый клинок в живот и заполучить столь важную для Тьмы магическую Печать на руку?
  
   Глава 11. Печать.

"Был он умерен в еде и в питье. Умерен в одеяниях

и в своих страстях. И в делах политических был крайне

умерен. Оттого и прозвали его - Керим II Глупый..."

"Короли, князья и герцоги", малый справочник

правителей земель Амальгарских.

  
   Айвен с нескрываемым интересом уставился на говорившего, изучая его с головы до ног. Мэт оказался несколько старше его самого. Примерно того же роста, черноволосый юноша с пронзительными черными глазами и тонкими напомаженными усиками, один из которых был заметно длиннее другого и топорщился вверх - увидав это, юноша сдавленно хихикнул. Одет он был в строгую "ученическую" куртку с нагрудным отворотом, которая была темно-синего цвета и с золотым шитьем в виде каких-то мистических символов. Белоснежная рубаха с кружевным воротничком, длинные рукава которой выглядывали из-под куртки, синие, опять же, брюки, на полтона темнее куртки и без шитья.
   Несмотря на жару, куртка была плотно застегнута на все пуговицы, а на ногах Мэта красовались длинные мягкие сапожки, плотно обхватывающие его икры. Вор снова хихикнул - сапоги эти были белого цвета. Но не обнаружив на них ни единого пятнышка грязи, Айвен озадаченно нахмурился. И вообще, выглядел этот франт так, словно только что вышел из стригарни или модного салона - белоснежные сапоги и рубаха, нигде нет ни единой складочки, усы и брови аккуратно причесаны и блестят, словно смазанные гусиным жиром, да еще и пахнет от него как от цветочного сада зимой!
   - Разрешите представиться, - коротко склонил голову щеголь, - Меня зовут Маттиуш дин'Ройбуш. Почетный член городской архитектурной коллегии, дипломант Имирского Магистериума и практик-геометр с перламутровым отличием.
   - Ройбуш? Ты сказал Ройбуш? - Айвен уставился сначала на него, а потом на профессора, открыв в изумлении рот.
   Словно кто-то в насмешку поставил перед ними лживое зеркало Локки. Старый и неопрятный, в своей изодранной одежде и перепачканный грязью господин Ройбуш, руки которого постоянно двигаются, а сам он и шагу не ступит, чтобы за что-нибудь не зацепиться и не удариться. Совершенно равнодушный не только к своему внешнему виду, но даже и к содержимому своей тарелки! Забывающий некоторые слова и постоянно за что-то извиняющийся.
   А напротив - его полная противоположность. До рези в глазах аккуратный и подтянутый молодой человек лет двадцати восьми, не более. На одежде которого нет ни единого пятнышка или случайной складки - и это в белой-то рубахе и сапогах, да еще в такую жару! Который представился так, словно страницу из канцелярской книги прочел, а вставая из кресла сделал это исключительно быстро и ловко, даже не шевельнув шелковых кисточек, украшавших его подлокотники.
   - Да-да, так и есть. Мэт - мой племянник. Собственно, с вашего позволения, единственный сын моего самого что ни на есть родного брата. Весьма перспективный и одаренный юноша, между прочим.
   - Строитель, значит? - хмыкнул вор, протягивая руку. - А с виду и не скажешь.
   - Э-э-э... С чего это вдруг? - открыв рот удивленно захлопал длинными ресницами молодой человек, став вдруг на один краткий миг похожим на своего дядюшку. Но фамильное сходство тут же улетучилось.
   - Ну, архитектура там, геометрия...
   - Ах вот в чем дело! Нет, я не строитель и даже не архитектор.
   - Маттиуш - мой коллега. Геометр, это то же самое, что и геомант. Только вместо чувственной мантики, геометры предпочитают опираться на точные математические расчеты и выверенные формулы. То ли им таланта не хватает, то ли не доверяют своей интуиции, - по тону профессору казалось, что ему искренне жаль своего племянника.
   - Послушайте, господин Ройбуш... Ну, в смысле, я к старому обращаюсь... То есть который постарше... Что он здесь делает?
   - Дядюшка попросил меня с тобой поговорить и посмотреть на твою Печать, - отозвался Мэт.
   - Ты про татуировку что ли? Так это и есть Печать, которая нужна даркам?
   - Думаю, что так. Правда, непонятно, как и где ты ухитрился ее получить... Ну-ка, дай свою руку...
   Айвен послушно протянул руку, закатывая рукав.
   - Только ты ее сейчас не увидишь. Она появляется только тогда...
   - Умоляю, не шуми, - перебил его молодой геомант. - Ты мне мешаешь.
   Он сильно стиснул запястье вора и легонько царапнул ногтем. Ногти, кстати, у щеголя были длинные, слегка заостренные на кончиках и покрыты белым лаком. Когда капелька крови выступила из царапины, Мэт начал шептать какое-то заклинание и одним движением пальца размазал каплю крови по запястью, вычертив аккуратный круг.
   И в этом кругу начал проявляться рисунок. Только сейчас Айвен наконец-то смог рассмотреть его во всех подробностях. Внешний контур сплетался из множества рунных символов. Внутри него шел еще один круг, но уже представлявший собою цепь, сплетенную из двух чередующихся знаков. А в центре круга был изображен какой-то неимоверно сложный рисунок из переплетающихся между собою контуров. Юноша попытался выделить хотя бы один из них, но у него закружилась голова.
   - Никогда раньше не видел такого! - восхищенно выдохнул геометр.
   - А ты что, раньше видел эти Печати? Сможешь избавить меня от нее?
   - Видел, видел. А вот насчет избавиться... С этим сложнее. Обычно Печать исчезает сама через какое-то время или после того, как разрядится. В крайнем случае Печатник может сам же ее и вывести со своего тела. Вот только проблема в том, что ты не Печатник. Откуда она у тебя?! Кто нарисовал ее тебе? Зачем?
   - Эй-эй, придержи лошадей! Это я должен был задать тебе эти вопросы! Сижу себе в тюрьме, никого не трогаю. Вдруг заваливаются два пьяных дарка, и начинают убивать моего соседа. А потом у меня на руке обнаруживается эта дрянь, и целая толпа порождений Тьмы на шее, которые так смешно лопаются, когда я до них дотрагиваюсь этой каббрами трижды проклятой Печатью! Больше я ничего не знаю.
   - Сосед по камере?
   - Он назвался Риулом. Сказал, что путешествует и собирает всякие редкости...
   - Риуаллан тор'Дин. Печатник серебряного ранга. Пропал без вести три месяца назад, на связь не выходил все это время...
   - Ага. Так его дарк и называл. Но то было пару недель назад. Значит, это он мне нарисовал татуировку? А почему она не появилась там, в камере?
   - Не знаю, - задумчиво пробормотал маг, - ничего не знаю. Печатник не может сам нанести себе Печать. По крайней мере, раньше это никому не удавалось. И вообще странно то, что в одной камере с Риулом оказался человек, способный носить Печати.
   - То есть? Я, получается, какой-то особенный?
   - Ты "Пузырь". Твоя мана-система замкнута на себя, и при этом ты являешься мощным мана-накопителем. Потенциально, ты можешь стать очень сильным Печатником.
   - И что это значит?
   - Нанесенные на твое тело специальные Печати сделают тебя магом. Разумеется, не полноценным, но тут уж все зависит от твоих ресурсов маны и самих Печатей.
   - Что же ты такое? - едва слышно прошептал Айвен, рассматривая рисунок на своей руке. - Благо, или проклятье?
   - Это всего лишь мантический контур заклинания, через который ты можешь высвобождать свою магическую энергию, а он ее преобразует. Образно говоря, это дыра в оболочке твоей мана-системы, через которую выходит мана. А от формы такой дырки зависит получаемый эффект.
   - И какими заклинаниями может плеваться моя дырка?
   - Думаю, что ты об этом знаешь больше моего, - развел руками Мэт.
   - И как ты меня избавишь от этой Печати?
   - Я же тебе сказал. Она или должна отработать свое, или ты сам...
   - А другой Печатник? Смог бы он мне помочь? - перебил его вор.
   - О таких случаях мне неизвестно. Может, кто-то и может, но...
   - Как насчет Первопечатника? - выложил Айвен свой последний козырь. - Он смог бы помочь?
   - Откуда ты знаешь о Первопечатнике?
   - Мне сказал об этом Риул. В моем сне.
   - Я не знаю... Он живет отшельником более полусотни лет. Быть может, его даже уже нет в живых! Послушай, я понимаю, что ты в отчаянии, но если поедешь со мною, и дашь возможность нашим специалистам изучит эту Печать, то я уверен, что они помогут.
   - Нет! Хватит уже с меня экспериментов, - юноша поморщился, вспоминая свой визит к Кожерезу, - Так ведь и без руки остаться недолго. Знаешь, я же как-то привык к ней за два десятка лет. Можешь скопировать рисунок, если он тебе так уж приглянулся.
   - Увы, - развел руками маг, - даже обычную Печать невозможно просто взять и скопировать. А уж эту - и подавно.
   - Не понял. А что такого особенного в этой картинке? Не считая того, что она находится на моей руке и за нею гоняется половина тварей Даркилона.
   - Ну, во-первых, я никогда не видел таких сложных Печатей. Во-вторых, есть незыблемое правило - одна Печать, это одно заклинание. Позволяет она тебе метать Огненные Шары или дышать под водой - это не имеет значения. Ты же вытворяешь фокусы, которых хватит на добрые полдесятка обычных мантических контуров.
   Губы Айвена зашевелились, и он принялся загибать пальцы, подсчитывая.
   - Допустим. Но ты же сам говорил, что она очень сложная!
   - Мэт, не томи юношу, - вмешался молчавший до этого профессор, - Ты же видишь, что ему не по себе.
   - Хорошо. Но больше всего меня... Нас, - молодой маг бросил быстрый взгляд на своего дядю, - беспокоят происходящие с тобой изменения. Думаю, что они вызваны именно этой Печатью.
   - Изменения? Какие еще изменения? Я ничего не чувствую...
   - Например то, как быстро ты оправился от раны. Впрочем, Печать могла среагировать на ранение и активизировать исцеляющие процессы твоего организма. Но... Как давно ты начал видеть в темноте?
   - Не понял, - вор нахмурился.
   - Здесь нет света. Но я не заметил, чтобы тебя это смутило, - пояснил геометр.
   И только сейчас Айвен заметил, что окна комнаты плотно занавешены и ни один лучик света не проходит сквозь плотную ткань. Быстро осмотревшись он понял, что в комнате нет ни единого источника света. Об этом говорило и полное отсутствие теней. Но ему это ничуть не мешало прекрасно видеть своих собеседников и обстановку комнаты.
   - Я... я...
   - Я убрал свет и наполнил эту комнату темнотой.
   - А еще ты слышишь голоса. И в бреду разговаривал на эль'тори, - добавил Ройбуш-старший, - на лирейском наречии.
   - Но голос я слышал до того, как попал в тюрьму. Погодите-ка! Я что, знаю эльфийский язык? Но я и эльфа-то живого никого не видел!
   - Уже видел. Ты видел Риула, а он на четверть эльф.
   - Ребята. Мне нужно присесть, - Айвен внезапно побледнел. Ноги его подкосились, и он уселся на пол. - А еще лучше - прилечь, - прошептал он и потерял сознание.
   - Маттиуш, боюсь, что ты слишком много пытаешься взвалить на несчастного юношу, - укоризненно покачал головой историк, наклоняясь над бесчувственным вором.
   - Ничего, потерпит, если не хочет оказаться в пыточных камерах Даркилона с содранной шкурой. И что теперь с ним делать, а? Я-то думал, что просто покажу его нашим специалистам, но проклятая Печать не дает на него воздействовать!
   - Может быть, удастся его как-нибудь уговорить?
   - А вы меня снова отравите, любезнейший старикан, может это поможет, - приоткрыл один глаз "бесчувственный" Айвен. - Я тут немного поразмышлял, и нашел решение, которое устроит всех. - Он устало поднялся с пола и опустился на подставленный Мэтом стул.
   - И какое же?
   - Я согласен пойти с тобой, к вашим, как ты выразился, специалистам. Но у меня есть два условия.
   - Говори, - голос щеголя был все так же спокоен.
   - Я хочу знать, кто ты такой. Откуда ты столько знаешь про Печати? И кто эти самые "специалисты", которым я так нужен?
   На несколько минут воцарилась тишина, нарушаемая лишь дыханием людей и биением их сердец. Юноша понял, что маг изолировал комнату и для звуков.
   - Не думаю, что ты хочешь знать ответ на этот вопрос, - наконец ответил Мэт.
   - Ну, тогда очень приятно было познакомиться и все такое, но мне уже пора, - с этими словами он направился к двери. Но едва он коснулся ручки, как дверной замок щелкнул, отсекая путь к отступлению.
   - Так быстро уходишь? И даже чаю не попьешь? - голос мага звучал насмешливо.
   - Фокус-покус! - вор вытащил отмычки и сунул их в замок. Несколько раз повернул, зацепил, потянул, нажал, и замок снова щелкнул, открывая ему путь к свободе.
   - Упс. Надо же, как неловко вышло, - геометр шагнул назад, слегка передвинул стул и, сняв одну из булавок, закрепленных на отвороте куртки, ловким движением согнул ее и воткнул в спинку стула.
   Отмычка заскрежетала и обломилась прямо в замке. Несчастный механизм снова щелкнул.
   - Ты же прекрасно понимаешь, во что может превратить жизнь вора искусный геомант. А уж я, поверь, весьма хорош. К тому же, что ты будешь делать с дарками и прочими тварями? Рано или поздно, они пустят по твоему следу кибралиска или Ловца Теней. Думаешь, ты сможешь отмахаться от них своей картинкой? А чтобы тебе легче думалось, так уж и быть, я удовлетворю твое любопытство насчет себя.
   - Я жду. Но не думай, что твой ответ меня остановит.
   - О, напротив, я совершенно уверен, что ты наоборот трусливо засверкаешь пятками нам в лицо. Я - Геометр. Так называется должность, занимаемая мною в Тайной Канцелярии. И никто иной, кроме Писарей Канцелярии, которым я хотел тебя показать, не способен наносить Печати. Риул был одним из нас, занимался поиском и обезвреживанием опасных артефактов. Он был Печатник с особыми полномочиями.
   - И как давно Канцелярия заинтересовалась мною? - голос юноши был бесстрастен, но стоило ему это огромных усилий. Еще бы! Перед ним стоял представитель самой таинственной, могущественной и опасной организации в королевстве!
  
   "Когда именно и почему была создана Тайная Канцелярия, не известно никому - на то она и тайная. Некоторые считают, что она существовала всегда, и ее Великий Канцеляр с самого возникновения королевства незримо дергал за ниточки, находясь в тени трона. Впрочем, это всего лишь домыслы - уж что-что, а политика никогда не интересовала Канцелярию, если только в ней не была замешана магия. Зловредная магия, которая может повредить благополучию страны или ее жителям. Ведь именно для этого и создавалась Канцелярия - оберегать Арланию от магии и магов.
   Канцеляры и многочисленные службы этой организации внимательно следят за любыми проявлениями магии, которые могут привести к нежелательным последствиям: могущественные древние артефакты или заклинания, нелицензированные колдуны с активным третьим глазом или масс-гипноты, без явных причин саморазупокоившиеся мертвецы или спятившие чародеи - все это сразу же попадало в поле зрения Канцелярии, и принимались соответствующие меры. Артефакты забирали у владельцев и обезвреживали, или прятали в специальных хранилищах. Колдунов лицензировали или лишали проклинающего глаза, если их удавалось взять живьем. Неупокоенных - упокаивали, а безумных магов вразумляли или приводили в "состояние, неопасное для окружающих" - что бы это ни значило...
   На любое действие у исполнителей Канцелярии есть королевское разрешение, без оглядки на чины и связи. Глаза, уши, руки и молнии этой организации вездесущи и безжалостны. Впрочем, это все тоже лишь домыслы, построенные на слухах, добрую часть которых распространяет сама Тайная Канцелярия. А те, кому известна правда, вряд ли смогут ее кому-нибудь рассказать..."

"Слухи и домыслы о тайных обществах и организациях",

Симус Хват,

1312 г.в.р.

  
   - В Тайной Канцелярии никто даже не подозревает о твоем существовании. И никто не узнает, если ты сам этого не пожелаешь.
   - Но... - Айвен был бы меньше удивлен, проснись он однажды утром русалкой.
   - Я здесь нахожусь исключительно как частное лицо, по приглашению моего дяди, который решил тебе помочь по доброте своей душевной. И вожусь я с тобою только ради него. Ну так что, я удовлетворил твое любопытство?
   - Более чем.
   - Тогда я жду твоего решения. Ты согласен отдать себя в руки Тайной Канцелярии? Не бойся, там тебе не причинят вреда. Нигде больше ничего не знают о Печатях, да и защитить от даркилонцев мы сумеем.
   - Не спеши. Я ведь говорил о двух условиях. Итак, вторая моя просьба. Прежде чем я отдам свою руку на растерзание вашим умникам, я хочу поговорить с одним человеком. И именно ты мне в этом поможешь...
   - О нет, только не это, - наконец-то на бесстрастном лице молодого геоманта отразились какие-то эмоции...
   - Первопечатник. Ты отведешь меня к нему. А потом делайте что хотите, хоть в банку со спиртом засовывайте.
   - Но... это невозможно! Он ушел неизвестно куда, может, он уже давно спятил или помер? Соглашайся, у тебя нет другого выхода!
   - Ну почему же? Я могу бежать в Хеон или на Острова. Или попытаться найти Первопечатника сам. В конце концов, яд или петля избавят меня от всех этих мучений!
   - Ненадолго, - Мэт усмехнулся, - лишь до тех пор, пока тебя не коснется Тьма. Так что лично я тебе посоветую костер. Или позаботься о том, чтобы твое тело захоронили в каком-нибудь светлом храме.
   - Я все сказал. Теперь дело за тобой.
   - Мне нужно подумать. Так что я попрощаюсь с тобою до утра. Мой дядя присмотрит, чтобы с тобой ничего за это время не случилось.
   - Интересно, а кто присмотрит за твоим дядей? - пробормотал юноша, но щеголь уже вышел за дверь...
  
   Остаток дня Айвен и Ройбуш-старший провели как обычно: поужинали, перекинулись парой ничего не значащих слов перед сном и улеглись, предварительно обезопасив свои нервы и слух с помощью воска. По молчаливому и обоюдному согласию, никаких разговоров о Печати или о племяннике профессора они не вели, словно и не было ничего и никого.
   А утром юношу разбудил чей-то шепот, чего в принципе не могло быть учитывая, сколько воску он затолкал себе в уши:
   "Эй, лежебока, пора просыпаться! Только не шевелись, не открывай глаза и не разговаривай. Можешь обращаться ко мысленно. Точнее, к себе самому..."
   "Кыш, галлюцинация, дай поспать перед смертью", - отмахнулся вор от второго Я.
   "Ты даже не подозреваешь, насколько она близка, - хмыкнул внутренний голос, - Ну-ка, приоткрой левый глаз."
   Юноша послушно открыл глаз и едва не завопил. Прямо у него на груди сидела крыса. Разумеется, это был не обычный грызун, а создание Тьмы. Внезапно появившееся ночное зрение позволило ему рассмотреть тварь во всех подробностях.
   "И что мне делать?" - поинтересовался Айвен у незримого собеседника.
   "Я откуда знаю? Это же не мне сейчас будут горло грызть..."
   "Между прочим, это и твое тело тоже!"
   "Увы, это так, и я не могу не считаться с этим прискорбным фактом, - согласился голос, - Но ты не волнуйся, сейчас явится принц на белоснежном коне, и спасет тебя."
   "Принц? На белом коне?"
   "Ну, не принц, а геомант, или геометр. И не на белом коне, а в белой рубахе..."
   Внутренний диалог юноши прервал треск распахнувшейся от сильного удара двери. В дверном проеме стоял Матиуш Ройбуш, сжимая жезл золотого цвета. Он вытянул вперед руку, и из жезла ударил узкий луч, похожий на солнечный. Едва тонкая игла луча коснулась крысы, как та вспыхнула и истаяла облачком сизого дыма.
   - Уф, спасибо. А то я уже... - Айвен открыл глаза и вытащил воск из ушей.
   Но маг его не слушал. Еще дважды сверкнули магические лучи, сжигая притаившихся в тенях крыс, и лишь потом молодой геомант снизошел до спасенного:
   - Я принял решение. Путь до Хеона неблизкий, так что советую уже собирать вещи.
   - Значит, ты мне не поможешь? Укажи хотя бы, где искать Первопечатника...
   - Разве я сказал, что не стану помогать? Я помогу тебе отыскать Первопечатника или то, что от него осталось. Но после этого доложу в Канцелярию по всей форме и с предъявлением улик. Не зря ведь за этой Печатью охотится Даркилон.
   - Мэт? Что-то случилось? - завозился на своей кровати профессор.
   - Да. Мы с Айвеном решили дальше отправиться вместе. Так что я избавлю вас от этой обузы.
   - Прошу прощения, но мне было совсем не в тягость! К тому же, втроем нам будет веселее.
   - Нет. Я не хочу больше подвергать вас опасности. Так что, здесь наши дороги расходятся. Но обещаю, что расскажу потом, чем все закончилось.
   Старик попытался было что-то сказать, но умолк на полуслове и лишь кивнул, соглашаясь.
   - Так будет лучше для нас всех. Значит, Хеон? Там укрылся ваш Первопечатник? - юноша повернулся к геометру.
   - Если бы все было так просто, - вздохнул тот. - Ты слышал что-нибудь о Мурлокских Лесах?
   - Мрель! - выругался юноша.
   - Э-э-э... Что ты сказал?
   - Это эльфийское ругательство.
   - Ругательство? - хмыкнул геомант. - Уверен? Ты же теперь знаешь язык.
   - Ну... Э... Сейчас попробую... Оно означает...
   Оба чародея выжидающе смотрели на вора, и на их губах играла усмешка.
   - Это значит "в моем супе муха"! Каббров Бритва наверняка просто подслушал его в каком-нибудь трактире и решил, что это эльфийское ругательство!
   - Я тоже так думаю, - согласился Мэт, - Давай-ка спустимся вниз, и за завтраком я тебе все расскажу, - Мэт едва заметно кивнул в сторону своего дяди и покачал головой.
   - Так и сделаем. Господин Ройбуш, я пришлю к вам слугу.
   - Это было бы очень любезно с вашей стороны, юноша. Премного благодарен.
   Айвен быстро натянул одежду и вскочил с кровати.
   - Ну, я готов. Пошли.
   Спустившись вниз, два молодых человека выбрали себе небольшой стол у стены. Точнее, его выбрал Мэт, и вору было решительно непонятно, какими соображениями тот при этом руководствовался - за каждым из соседних столов кто-нибудь сидел, и для секретной беседы это место решительно не подходило.
   - Ты чего не присаживаешься? - слегка выгнул бровь щеголь. Сегодня он был в шелковой рубахе кремового цвета с кружевным воротником и в свободных штанах небесно-голубого цвета. На ногах модника красовались ажурно плетеные сандалии с позолоченными бубенцами. Слева на поясе висел уже знакомый светоносный жезл, а справа - небольшой кожаный мешочек.
   - Если я не ошибаюсь, то мы с тобой собрались в долгое путешествие, так?
   - Верно.
   - В таком случае меня несколько смущает твой походный наряд. Или мы поедем в королевской карете на пуховых подушках?
   - Это не походная одежда. Я ее одел специально, чтобы побеседовать с тобой. Сочетание материалов и цвета рубашки не дает постороннему человеку сосредоточиться на нашей внешности и том, что мы говорим. Правда лишь в том случае, если наблюдатель находится к западу от нас. Штаны же, в сочетании с этими сандалиями и пунктурным положением серебряных приборов на столе, убережет нас от сознательного прослушивания. Ну и кое-какие другие меры я тоже принял.
   - Ага. Это и есть твоя геометрия, да? Твой дядюшка действовал несколько... иначе.
   - Он просто неуклюжий старик, который больше полагается на свою интуицию. Да и что взять с выходца из Ружского Университета? Там и геометрическую мантику-то читают факультативно, - говоря все это, он переставлял на столе приборы, упорядочивая их по лишь ему известным правилам и законам. Обычные деревянные ложки и вилки маг заменил на серебряные, вытащив их из своей сумки.
   - Угу. Значит он - рассеянный неуклюжий старикан, а ты здесь весь в белом лапаешь мои ложки грязными руками, да? Между прочим, он мне жизнь спас, и он твой дядя!
   - Я в кремовом и голубом, - спокойно поправил его Мэт, - Зато теперь ты не сможешь отравиться чем-нибудь вроде несвежей рыбы или случайно попавшей в приправы скрут-травы. И, между прочим, я вымыл руки родниковой проточной водой, потом очистил их розовым маслом и второй выжимкой свежего чистотела. А вот чтобы ты мыл свои руки, я что-то не видел.
   - Но... Э-э-э... Я же... - замялся Айвен, украдкой пряча руки под стол. - Слышь ты, каббров умник, тебя в школе сверстники, случайно, не лупили?
   - Пытались, - спокойно встретил его взгляд геометр.
   - Ой, смотри, еще одна теневая крыса! - юноша ткнул пальцем в дальней угол, и Мэт повернулся в ту сторону, схватившись за жезл.
   Пока маг всматривался в тени, вор быстро вытащил ладони из-под стола, поплевал на них и тщательно вытер о скатерть. Грязные разводы, тут же украсившие ее, привели юношу в уныние.
   - Тебе просто показалось. Что с тобой? - обеспокоено посмотрел Ройбуш на своего спутника. - Тебе плохо?
   - Грудь. Огнем горит, - едва смог выдавить из себя Айвен. Лицо его было напряжено, а по лбу катились капельки пота, - Больно-то как!
   - Дарки рядом. И они знают, что ты ранен, - геомант сунул руку в свой мешочек, висящий на поясе, и вытащил из него горсть разноцветных камней. Высыпав их на стол, он начал выкладывать сложный узор.
   Вор стиснул зубы, наблюдая за руками чародея. Даже ему, опытному вору и ученику Многорукого было сложно уследить за пальцами Мэта, так быстро они двигались!
   - Если бы ты вышел на Хитрую улицу с наперстками или шапками, добрый десяток крутил остался бы без работы, - процедил юноша сквозь зубы. С каждым уложенным камнем боль в груди слегка отступала.
   - Бывало и такое, - хмыкнул Мэт, ни на миг не останавливаясь. Наконец, он закончил. - Полностью боль не уйдет, но я не могу использовать магию - дарки ее чувствуют. И надень-ка вот это, - он вытащил из кармана белоснежный платок и повязал его на шею Айвену, - так твои волосы будут казаться темнее, я яркое пятно отвлечет на себя внимание, не позволяя рассмотреть лицо, - пояснил геомант.
   Дверь гостиницы широко распахнулась, и в зал вошли две высокие фигуры, закутанные в черные плащи. На головах их красовались шлемы с узкими щелями для глаз.
   - Что будет угодно уважаемым господам? - подкатился к ним гостинец.
   Пока один из воинов Тьмы разговаривал с хозяином, второй внимательно рассматривал завтракающих людей. Айвен, казалось, кожей почувствовал его взгляд, скользящий по нему. Пульсирующая боль в груди на краткий миг усилилась, а потом снова откатилась.
   Мэт спокойно что-то ему говорил, словно поддерживая беседу, а юноша ему кивал в ответ. Слов он не слышал, в ушах звучал лишь звон, как после ныряния на большую глубину. Наконец, дарки поднялись наверх, обыскивать комнаты.
   - Там же профессор! - дернулся было вор, но маг положил ему руку на плечо и усадил на место. Хватка у него была стальной.
   - Сиди спокойно. Дяди там уже нет. Он покинул гостиницу сразу после нашего ухода.
   - Небось, у тебя там розовые подштанники, увеличивающие силу? - указал под стол Айвен. - Плечо отпусти, а то покалечишь.
   - Извини. Просто не делай глупостей.
   - А что там с Первопечатником? Нам действительно придется ехать в Мурлок?
   - Увы, - развел руками Мэт, - это самое популярное место среди отшельников, и в этом наш друг Печатник решил не оригинальничать.
   - Кто он? Расскажи мне про него.
   - Собственно, лично я с ним не был знаком. Аркус-Первопечатник покинул Арланию задолго до моего появления в Канцелярии. Легендарная личность, он, как и ты, когда-то был самым простым "пузырем" и помогал жрецу храма Сабкуса исцелять страждущих. Подпитывал его маной во время священного транса. Как правило, у неистового жреца во время этих обрядов появлялись по всему телу стигматы, весьма болезненные и обильно кровоточащие, но мгновенно проходили, когда больной прихожанин был исцелен. И вот однажды, во время служения, из-за этих стигматов жизнь жреца оказалась под угрозой. Он лишился сознания от большой потери крови и не смог правильно закончить ритуал. Раны его не закрылись. К счастью, в то время в храме находился один из Каллиграфов, мастер-копир Тайной Канцелярии. Он нарисовал Аркусу точные копии стигмат на тело, и, используя принцип подобия, смог спасти жреца. Его боль разделил вместе с ним "пузырь". Приступ прошел, раны затянулись, и все остались живы.
   Геометр взял чашку с квасом и промочил горло. Внимательно Айвен слушал его, запоминая каждую мелочь, пытаясь одновременно позавтракать.
   - Ты бы все таки кашу в рот пихал, а не в нос. Разумеется, если у тебя в носу зубы еще не выросли, - улыбнулся ему Мэт.
   Юноша смутился. Увлеченный рассказом, он и впрямь поднес ложку не совсем туда, куда следовало бы.
   - Придя домой, Аркус вдруг понял, что его запасы маны полностью исчерпаны. Но ведь жрец так и не закончил свой ритуал, и не мог высосать из него столько силы! Поразмыслив, он пришел к выводу, что нанесенные неизвестным спасителем рисунки каким-то образом разомкнули его мана-контур, и позволили магической энергии свободно "вытекать". И тогда он провел эксперимент. Восстановив силы, Аркус с предельной точностью очертил один из не успевших сойти рисунков, и начал наблюдать за своим состоянием. Интуиция не подвела его - мана словно в дыру ушла. Тогда он взялся за эксперименты. Сделал на бумаге точные копии уцелевших рисунков-стигматов и принялся разрисовывать себя на разные лады. Сперва отобрал те рисунки, которые приводили к утечкам магической силы. Их оказалось всего три. А потом начал рисовать их в других местах, слегка изменять очертания, пытался комбинировать и при этом внимательно наблюдал за происходящими изменениями.
   Маг умолк, а следом и все прочие посетители гостиницы. В наступившей тишине шаги спускавшихся по лестнице дарков звучали особенно зловеще. Неторопливо они прошли к двери, еще раз внимательно осмотрев всех присутствующих. Единый вздох облегчения, вырвавшийся из двух десятков посетителей, когда за двумя мрачными фигурами захлопнулась дверь, погасил несколько свечей.
   - К счастью, Аркус догадался установить в комнате следящий за магическими всплесками прибор, причем весьма не дешевый. И когда стены дома начали дымиться, он сразу связал это со своими экспериментами. Так были открыты две первые в истории Печати: Гведо - знак прояснения разума, и Ферро - Печать, воспламеняющая легко горючие материалы. Впрочем, степень их горючести определяется количеством высвобожденной через Печать маны. Если не ошибаюсь, во время третьей попытки выделить Ферро наш Первопечатник дотла сжег собственный дом.
   - И? Как он оказался связан с Канцелярией? - стиснув от боли зубы процедил вор.
   - Каллиграф, который нанес на нем рисунки стигматов, заподозрил что-то неладное еще там, в храме. И решил проследить за "пузырем". Когда Аркус взялся за свои эксперименты, служебный амулет, как и положено, выявил использование магии. Спонтанные всплески чистой силы, причем огромной мощности. К юноше приставили соглядатаев, и именно они и вытащили его из горящего дома несколько недель спустя.
   - И что они сделали с ним?
   - Как что? Первопечатника. Выделили ему лабораторию, лучших Каллиграфов, знатоков теории рун и ритуальных символов. Отыскали еще несколько "пузырей" для опытов... Эй, с тобой все в порядке? Как себя чувствуешь? Ты бледный, как поганка!
   - Болит. Зверски болит... Ты там пошевели свои камушки, кажется, они больше не работают...
   - Похоже, все хуже, чем я думал, - Мэт выглядел обеспокоенным, - Крысы и дарки буквально дышат тебе в спину, не отстают ни на шаг, а теперь еще и боли усилились. Наверное, мне все-таки придется тебя убить...
  
   Глава 12. Всадник поневоле.

"- Погляди-ка что за диво!

Эти патлы - разве грива?

А метелка - это хвост?

Ну-ка брысь отсель, прохвост!

Не пристало Ольшемиру

Разъезжать по целу миру

На такой убогой кляче,

Чтоб потом народ судачил... -

Говорил он, но в глазах

У него плескался страх.

Потому что Эрик Ольше

Лошадей боялся больше

Чем чего бы то ни было -

В детстве лягнутый кобылой..."

Из сказаний о веселом страннике Эрике Ольшемире.

  
   Старый пес обнажил клыки и глухо зарычал, припав к земле. Вообще-то, обычно так делают только охотничьи или специально натасканные бойцовые собаки - он же не относился ни к тем, ни к другим. Зато он достаточно повидал за свою жизнь, чтобы понимать, как можно произвести впечатление на зарвавшегося щенка.
   Вот только щенка перед ним не было. Зато был огромный рыседав, покрытый густой жесткой шерстью, которую даже клыки горной рыси не сразу прокусят. Он лишь фыркнул, даже не отрывая головы от своей миски. Его подруга - тоже из породы рыседавов, но немного помельче и с более светлой шерстью - лишь звонко тявкнула на непрошеного гостя и игриво потерлась о бок своего самца. Она ждала, когда тот наестся и оставит ей немного мяса.
   Увы, куда уж ему тягаться с натасканным на рысей убийцей? Старому, плешивому кобелю, который и видит-то уже с трудом? Но из миски пало так соблазнительно, что пес решил рискнуть. Подойдя еще ближе, он снова припал к земле и угрожающе зарычал. Горловое рычание, непрерывно издаваемое на одной низкой ноте, отвлекало огромного пса от трапезы. Нет, он не боялся, просто неестественно долго рычала эта наглая облезлая собака. С неохотой оторвавшись от миски, он повернулся в сторону зарвавшегося пса.
   Но пса там не оказалось. На его месте стоял и угрожающе рычал большой... нет, скорее даже громадный, зверь, подобных которому рыседав не видал никогда в жизни! Вдвое крупнее самой черной рыси, покрытый иссиня черной шерстью и... С тремя головами! Самец оторопел. Нет, разумеется, он не боялся, просто глупо было связываться с этой странной тварью из-за какого-то жалкого куска недоваренного мяса. Или из-за трусливой самки, которая забилась под телегу, и тихонько там повизгивает.
   Приняв решение, охотник высоко задрал хвост и, коротко тявкнув, мол: "Сам доедай эту тухлятину", - гордо удалился со двора на плохо гнущихся лапах. Следом за ним, двигаясь вдоль забора, выскочила и самка.
   Довольный собой, старый пес подошел к трофейной миске и с огромным наслаждением вдохнул аромат мяса. Пусть даже немного недоваренного, тем более, что именно из такого мяса придворные повара нарезали палочки для изысканного трюхенорского салата, который ныне покойный король просто обожал. Так что перед ним, считай, с королевского стола блюдо. С довольным урчанием пес вгрызся в мясо, и укрывавшая его иллюзия медленно растаяла...
  
   ...Айвен замер, так и не донеся ложку до рта. То есть до носа.
   - То есть как это? Или у вас это семейное, отраву в еду подсыпать?
   - Да ты не волнуйся, я образно выразился. Убивать мы будем твоего мантического приват-двойника. Слыхал когда-нибудь о колдовских ритуалах племен Черного Континента? Так вот, они способны превратить человека в послушное животное или поднять зомби, используя глиняных или восковых кукол. Правда, там есть еще множество связанных с этим ритуалов, обращающихся к потусторонним силам, но мы с тобой жрать ядовитые грибы и приносить кровавые жертвы не станем. Хватит и обычного гомункула.
   - И?
   - Скопирую на него твою мантическую структуру, свяжу нитью Судьбы, накачаю маной и оживлю. А потом мы его убьем.
   - Зачем?
   - Попробуем сбить темных со следа. Увидев и почувствовав твою смерть, они вполне могут и прекратить тебя преследовать.
   - Угу. И первый же дарк, который попытается своим мечом отковырять гомункулу руку поймет, что его обманули.
   - Обычно после смерти носителя Печати разрушаются, так что причин терзать твое бездыханное тело у них не будет. - пояснил чародей, - К тому же... Ты как предпочитаешь погибнуть - сгореть в пожаре, или утонуть в глубоком озере? А может, ты хочешь, чтобы тебя растерзали голодные крысы?
   - Лично я бы хотел погибнуть в бою, сражаясь с очередным героем-выскочкой за принадлежащий мне трон всего мира. В день своего двухсотлетия, - пробурчал юноша.
   - Значит звери, - согласно кивнул Мэт и пододвинул к нему тарелку с вареными раками, - На вот, попробуй. По-моему, они просто восхитительны!
   - Что-то мне кусок в горло не лезет. Я, конечно понимаю - гомункул, подобие, все дела... Вот только про шаманские куклы я тоже кое-чего слышал. И знаю, что случается в таких случаях с оригиналом. Учитывая, что оригиналом придется стать мне, то...
   - Расслабься. Я же не буду сам проводить обряд, а специалиста раньше Хеона нам не встретится. Так что поживи еще маленько.
   - Спасибо за ваше великодушие, лэр! - в шутливом поклоне склонился Айвен.
   - Между прочим, согласно этикета, перед графом нужно кланяться на полпальца ниже.
   - Кабброво семя, ты что - граф? Настоящий живой граф?
   - Можешь меня даже ущипнуть, только сперва руки вымой.
   - Да ладно, что я, графов никогда не щипал, что ли? Можно подумать, что у графьев ни карманов ни денег не водится. Правда, прямо перед собой, да еще и живьем - впервые вижу.
   - Любопытно, а когда это ты успел насмотреться на неживых графов?
   - Пиявку тебе под язык! На фамильных портретах видел, которыми стены украшают.
   - Разумеется, в домах с картинами, на которых графья нарисованы, ты бывал только ночами или в отсутствие оригинала дома? Я прав?
   - Догадаться несложно.
   - Ладно уж. Иди, собирай свои вещи и спускайся к конюшне. Надеюсь, ты умеешь ездить верхом?
   - Тебя какой ответ больше устроит: честный, или что умею?
   - Значит, научишься. Уверен, что во время нашего путешествия ты приобретешь немало полезных навыков. И отучишься от дурных привычек. Например, шарить по карманам своего собеседника.
   - Все равно у тебя там ничего нет. Так даже не интересно.
   - Просто я знал, к кому шел. И вообще, из-за этой дурацкой привычки тащить все, что плохо лежит или не слишком крепко хозяин держит, ты и оказался в тюрьме...
   - Эй! Погоди-ка, разве я тебе рассказывал, из-за чего очутился в Боргарде?
   - Нет, но догадаться не так уж и трудно.
   - Надеюсь, ты мне коня подобрал поспокойнее?
   - Увидишь, - уклончиво ответил Мэт, - хороший конь. Уверен, что вы подружитесь.
  
   Собрался Айвен быстро и вскоре же стоял возле конюшни, со своими нехитрыми пожитками: парой сумок да небольшой коробкой. Настроение у него, не взирая на утихнувшую боль, было прекрасным.
   А потом геомант вывел из конюшни лошадей.
   - Тысяча совокупляющихся каббров, только не это!
   На первый взгляд, в лошадях не было ничего не обычного. Впрочем, и на второй тоже, но юноша не зря столько лет провел в воровской среде. Конокрадов воры недолюбливали, но иногда приходилось и с ними иметь дело. Так что волей-неволей, но в дорогих породах лошадей разбираться ему пришлось научиться.
   - Это же!..
   "Хрум", - раздался сухой хруст, когда одна из лошадей вытянула шею в сторону стоящей неподалеку телеги и без усилий откусила от нее солидный кусок. От деревянной телеги...
   - ...хрум-скакун, - убитым голосом закончил вор.
  
   "Хрум-скакун, он же лошадь прожевальская, он же конь-проглот, он же харук. Это особая порода лошадей, возникшая вследствие неестественной (то есть ритуальной) связи от обычной скаковой лошади гиремской породы и от призрачного жеребца. Естественным путем не размножается, и в силу своей чрезвычайной редкости стоит баснословных денег.
   От своей матери полукровка унаследовал скорость и выносливость, а от отца - ночное зрение, абсолютное бесстрашие и неистовую похотливость. К сожалению, свирепый нрав и отчаянное любопытство ему тоже достались от отца.
   Призрачный жеребец, обладает развитым разумом четырехлетнего ребенка. Он способен понимать человеческую речь и даже общаться. Разумеется, по-своему, но, обладая соответствующими навыками, их вполне можно понимать. К сожалению, конь-проглот по уму удался в свою мать, хотя некоторые - очень немногие, нужно заметить - утверждают, что харук намного умнее своего папаши. Впрочем, умственные способности этих людей тоже ставились под сомнения.
   Что же касается прозвища, то его причиной стала невероятная способность харуков пожирать что угодно. Мощные клыки этого животного способны разгрызть практически все, что попадает в его пасть. Хрум-скакун всеяден в самом прямом смысле этого слова и может питаться мхом, корой деревьев, старыми тряпками, сырым мясом и даже ржавыми кольчугами. Замечательно? Не нужно запасать сено на зиму или искать свежую траву во время похода по выжженной степи?.. Как бы не так! Харук сам решает, когда и что съесть. Как правило, "когда" - означало "всегда", а "что" - все, до чего конь-проглот в тот момент может дотянуться. И выбирая между корой деревьев и новой хозяйской курткой, он в девяти случаев из десяти оставит хозяина без обновки. Поднять руку на такую лошадь, да еще и стоящую целое состояние, не каждый решится. Перевешивают достоинства или недостатки этого великолепного неутомимого скакуна, способного в одиночку отбиться от отряда гоблинов или стаи волков - каждый владелец решает для себя сам..."

"Монография о редких скаковых животных и бестиях.

Лошадь прожевальская"

Автор Андриуш Прожевалец

  
   - Вот уж не думал, что ты боишься лошадей, - ухмыльнулся Мэт.
   - Это не лошадь! Это чудовище!
   - А по-моему, они вполне милы. Твой вон тот, который слева. Кстати, это действительно не лошади, а кони. Хрум-кобылы слишком глупы для наших целей.
   - По-твоему, вот эта тварь, жующая полено, прямо таки воплощение интеллекта?
   - Уверен, что вскоре ты изменишь свое мнение о них. А несомненные достоинства харуков будут нам на руку. Твоего я зову его Рыжиком, правда он, почему-то, на это имя не откликается...
   - Наверное, это потому что он черный? - Айвен внимательно рассматривал своего коня. - Я не хочу этого! Давай меняться...
   - Почему это?
   - У него взгляд хитрый! А твой выглядит как обычный глупый конь.
   - Это он так ловко притворяется. Я зову его Хитрец.
   - Наверное, это потому что он рыжий?
   - Хватит болтать, давай, цепляй свои сумки и поехали.
   Юноша вздохнул и направился к своему коню, флегматично дожевывающему щепки. Харук лишь тихо фыркнул, когда вор начал закреплять на нем сумки, и даже ухом не повел.
   - Вот видишь. Он очень спокойный. К тому же, эти кони привыкли ходить под седлом. А это огромный плюс, когда имеешь дело с подобными созданиями.
   - Уговорил, - сдался Айвен, и ловко взвился в седло.
   Только этого скакун и ждал! Не успел юноша усесться, как конь поднялся на дыбы и радостно заржал.
   - Эй-эй, ты что делаешь?!
   Наездник изогнулся в седле таким образом, чтобы дотянуться до головы лошади. Он что было сил обхватил шею в самом ее тонком месте и стиснул. Почувствовав неладное, конь начал крутиться то в одну, то в другую сторону, стараясь сбросить седока, но юноша оказался готов к этому, и держался цепко.
   - Эй, Рыжий... Да стой же ты! Тпр-ру! Черныш... Хитрец... Да как же тебя там? Кабброва скотина!!!
   Конь встал как вкопанный, и юноша, словно пущенный из пращи снаряд вылетел из седла и упал прямо на недоеденную харуком телегу.
   - Ну вот, кажется ты придумал имя своему скакуну, - довольно улыбнулся маг, - Между прочим, ты продержался на нем дольше всех, кого я знал.
   - Ты... Ты знал? Так значит, ты все это подстроил! Ты наглый, выхолощенный, прилизанный напарфюмированный мерзавец!
   - Ну, наверняка, я конечно же, ничего не знал. Но очень надеялся на забавное представление.
   - По-твоему, это забавно?
   - Если бы здесь лежала шляпа, я бы бросил тебе три серебряных монеты. А коню - целый золотой.
   - Даже и не представляю, как ты теперь после этого сможешь спокойно спать ночами.
   - Не волнуйся, угрызения совести меня не будут мучить, - заверил Мэт.
   - Разве кто-то говорил о совести? Зачем нам совесть, если есть я? - юноша выбрался из телеги и начал вытаскивать солому из волос.
   - Не волнуйся, твой конь скидывал всех, кому хватало смелости на него усесться. Это он так характер демонстрирует. Но если ты ему понравишься, а я вижу, что ты ему нравишься, то лучшего скакуна тебе не сыскать.
   - Кабброва скотина! - Айвен обернулся и врезал кулаком по лошадиной морде, - Выплюнь это, выплюнь немедленно! А мне кажется, что ему понравилась моя рубашка!
   - Ну, по крайней мере, в одежде у вас одинаковый вкус. Вы точно подружитесь.
   - Кстати, насчет одежды. Я вижу, ты успел переодеться? Должен признать, что ждал чего-то более... многоцветного и разнообразного.
   Действительно. Сейчас геомант был одет в плотную черную рубашку с длинными рукавами, в черные узкие брюки, черные остроносые башмаки и даже ремень его - был черным. Ни узоров, ни кружевных воротничков, ни сверкающей мишуры или бантов.
   - К твоему сведению, мое одеяние содержит в себе двенадцать разных оттенков.
   - Ты одет во все черное.
   - Хорошо. Двенадцать оттенков черного цвета. А это полная цветовая гармоника, которая позволит мне быстрее восстановить запасы маны. И, кстати, ногти у меня темно-синие... - одетый в разноцвето-черное геомант усмехнулся.
   - Тебе виднее, - пожал плечами юноша и повернулся к своему коню, - Так, вечно голодное создание, выплюнь немедленно эту тряпку и слушай своего нового хозяина. То есть меня. С этого дня тебя зовут Каббр, а меня - владелец самого большого четырехногого недоразумения в этом королевстве... - с этими словами он взобрался в седло. Конь флегматично дожевывал оторванный рукав его рубашки, никак не реагируя ни на смену имени, ни на смену хозяина.
   Тем временем маг уже закрепил сумки и, забравшись на Хитреца, повернулся к вору:
   - Ну что, готов? Следующая остановка - застава у Боровинки. Будем там к вечеру.
   - В Боровинках? Но это же несколько сот миль!
   - А это - ездовые хрум-скакуны, - усмехнулся Мэт и пришпорил своего коня...
  
   ...Солнце нещадно палило, а геомант, после стольки часов скачки под его палящими лучами, даже и не вспотел, несмотря на свою черную одежду. Скачущий же рядом Айвен взмок так, словно все это время ехал под дождем. Он бросал на мага завистливые взгляды и тихонечко бормотал себе под нос:
   - Хорошо ему, колдуну-то. Наколдовал, небось, себе какое-нибудь непотеющее заклинание, и сидит довольный, улыбается. А мне, простому человеку, мучайся...
   - Никакой магии. Просто сила воли, сбалансированный обмен веществ и правильно подобранная одежда, - Мэт приблизил своего скакуна, - Если хочешь, я могу тебя научить кое-каким приемам. Это несложно, задатки у тебя хорошие.
   - Я не маг, - отрезал юноша.
   - Твоя мана заперта внутри твоего тела, но это вовсе не означает, что ты лишен дара. Даже без помощи Печатей - своими внутренними мантическими потоками ты управлять можешь. Наверное...
   - Может, давай просто рубашками махнемся? - Айвен пригнулся под нависающей над дорогой веткой, но неудачно. Лицо его украсилось еще одной свежей царапиной.
   - Так. Все, хватит, мне это надоело. Привал... - маг осадил своего скакуна и свернул в сторону. Ничего не понимающий юноша свернул за ним.
   - Что с тобой случилось?
   - Со мной случился ты! Давай, слезай. Давно это с тобой происходит?
   - Ничего не понимаю. О чем ты, каббр тебя побери!
   Услыхав свое новое имя, хрум-скакун ткнулся мордой в плечо Айвена.
   - Да отстань ты, безмозглое животное. Ну, я жду объяснений.
   - Признаться, я не сразу понял, что к чему, но неладное заподозрил еще при отъезде из Наречи. А ты сам хоть понимаешь, что с тобой творится?
   - Ты о чем это?
   - За время нашей поездки ты трижды получил веткой по лицу, хотя и каждый раз замечал их вовремя. Какая-то птица ухитрилась тебя изгадить на полном скаку. У Каббра отломился кусок новой подковы, и лопнула подпруга. А из дыры в твоем кармане выпало несколько серебряных монет.
   - У меня нет никакой дыры... в...кармане... - вор запустил руку в карман и изумленно уставился на собственный палец, торчащий из дырки.
   - Значит, теперь есть. Ты трижды спешивался, и при этом два раза угодил в коровью лепешку ногой. А мошки? Сколько раз они попадали тебе в глаза?
   - М-м-м... Дважды?
   - Трижды! Для ловкого и наблюдательного вора, который ухитрился стащить у геоманта моей квалификации магический жезл так, что я этого даже не заметил, ты слишком уж неуклюж. Но я в это не верю, а это значит...
   - Бить будешь, или заколдуешь? - хмуро поинтересовался Айвен, возвращая испускающий световые лучи жезл магу.
   - Наоборот. Расколдую. Мне вот только интересно, кто тебе так качественно завязал узел удачи? Несвезлоха рядом с тобою нет, так что это или нефартовый наговор, или сглаз "на коровью кучу".
   - И что это значит?
   - Не везет тебе. Как правило, в каких-то мелочах, но иногда этот узел может цепляться и за линии судьбы, а это уже чревато последствиями посерьезнее. Вроде как оказаться не в то время не в той камере... Уверен, что тебе не всегда ветки в лицо лезли да мышеловки в обворовываемых карманах попадались.
   - Ты откуда про мышеловку знаешь? - изумленно выпучил глаза вор.
   - Я это образно сказал. А что - и впрямь было? Попробуй вспомнить, когда у тебя началась нескончаемая полоса неудач. Может, тебя перед этим кто-то проклинал, или ты перешел кому-то дорожку? Кто мог заставить тебя притягивать неудачу?
   - Вспоминать всех, кто мне зла желает, это никаких пальцев на руках-ногах не хватит. Кажется, мне лет восемнадцать тогда было, я только-только воровскую лицензию получил, вступив в Гильдию. Словно Нефарт собственной персоной на плечо уселся.
   - Никаких богов на твоих плечах не сидит, а вот удача твоя в узел скручена знатно. Видать, искусный вредитель поработал и славную порчу навел. Ты, случаем, колдуна-глазуна или чародея-малефика не обижал по молодости и глупости своей?
   - Ты бы еще спросил, что я ел неделю назад, - фыркнул юноша.
   - Вишневый пирог. Вон у тебя на рубашке пятно осталось от вишни, ему как раз неделя сроку.
   - Послушай, - Айвен вдруг стал предельно серьезен, - а этот узел. Фартовый который. Его можно развязать? - в глазах его было столько мольбы и надежды, что геомант решил не издеваться и сказать правду.
   - Я же сказал - расколдую. На это, правда, не один день уйдет, работа очень тонкая и кропотливая, но я уверен, что справлюсь.
   - Спасибо.
   - За что? Я же еще ничего не сделал?
   - За то, что ты хочешь помочь. Знаешь, а ведь я раньше никогда не встречал таких людей, как вы с дядей. Которые готовы просто так помогать незнакомому человеку, да еще и зная, что он вор. И ничего не просить взамен.
   - А с чего ты взял, что я ничего не прошу?
   - И что же это будет? Какова цена твоей доброты? - юноша заметно напрягся.
   - Ты позволишь мне осмотреть свою Печать. Хочу выяснить о ней как можно больше. Не исключено, что твоей жизни угрожает опасность.
   - Надо же, какая проницательность! У меня в груди сидит осколок смертоносного селерита, а попятам идут уморыши с дарками, надеясь отпилить мне руку.
   - Я имел в виду совсем не это. Твоя Печать. Такой просто не может существовать. Ни один Писарь не смог бы нанести ее на тело, не сойдя с ума и не сгорев от такой силы. Слишком сложный рисунок, и он слишком переплетен с твоими мантическими потоками. А это может быть очень опасно...
   - Что ты, что дядя - любите вы страшилки рассказывать, - "пузырь" вздрогнул и машинально ухватился за запястье, - Хорошо. Я разрешу ее посмотреть, но не более! Ты же сам сказал, что она слишком связана со мной.
   - Этого мне будет достаточно, - подозрительно быстро согласился Мэт, - А теперь давай пообедаем и снова в путь...
  
   Как и говорил маг, затемно они добрались до границы и остаток пути проделали, ориентируясь на огни города. Боровинки были небольшим городком у самой границы, и через нее пролегал один из двух торговых путей, соединяющих Хеон и Арланию. Разумеется, это был не прославленный Малахитовый тракт, но место было оживленным даже в это время суток.
   Прямо у тракта торговцы разбили несколько лагерей. Огни стояночных костров змейкой вытянулись в сторону Хеона - древнейшего королевства континента, "страны безбородых чародеев и летающих ковров", как его называли. Путники же с другой стороны заставы предпочитали открытому воздуху, свирепым комарам и костровой еде селиться в гостиницах, коих в крошечных Боровинках было даже слишком много. Правда, замена была сомнительной: душные тесные комнатушки, кишащие клопами постели и сомнительного качества стряпня были обычными 6атрибутами местных постоялых дворов.
   Впрочем, надолго путники здесь задерживаться не собирались - одну ночь переждать, а уже завтра, благодаря канцелярской татуировке Мэта, они будут по ту сторону границы, без лишней бумажной волокиты и ожидания своей очереди. Поэтому Айвен отправился снимать комнату в ближайшей гостинице, а маг оформлять проездные документы на двоих.
   К сожалению, как и всегда, жизнь внесла свои коррективы.
   - Тебя здесь уже ждут. Двое дарков и целый жрец Тьмы круглосуточно дежурят на заставе, проверяя всех выезжающих, - с порога ошарашил Айвена новостями геомант.
   - Настоящий жрец? А куда смотрит стража? - не поверил юноша.
   - Нет, дарки с собой куклу притащили, чтобы тебя попугать. Разумеется, настоящий. И стража с ними заодно. А еще по всем городу шныряют и вынюхивают теневые крысы. Не понимаю, что здесь вообще творится. Словно возвращаются Смутные Времена...
   Мэт снял с пояса сумку и вытащил из нее жезл и несколько крохотных зеркал.
   - Помоги мне! Нужно немного передвинуть шкаф вон в ту сторону, и переставить табуреты к западной стене. Ты будешь спать на этой кровати, но сперва разверни ее изголовьем к двери, - скомандовал он, и вор, тяжело вздохнув, начал двигать табуреты.
   Сам же чародей принялся расставлять по комнате зеркальца и раскладывать уже знакомые юноше камни. Затем он занавесил окно куском плотной ткани, прочертил несколько меловых полос вдоль стен и закрепил светоносный жезл прямо на двери.
   - Что ты делаешь? - поинтересовался Айвен.
   - Уничтожаю тени. Крысы перемещаются проникая в любое место, где есть достаточно густая тень, - геомант коснулся жезла, и из него ударили три тончайших луча, вонзившись прямо в зеркала, поставленные у стен. Отразившиеся лучи, в свою очередь, тоже раздвоились и отразились от других зеркал. Не прошло и мгновения, как комната оказалась исчерчена лучами, и все тени действительно рассеялись.
   "Пузырь" мысленно прикинул, есть ли где-нибудь место, где может быть тень. Как оказалось, таких мест осталось немало, просто там не было предметов, которые могли бы отбрасывать тень.
   - А ходить мы теперь по линиям будем? - хмыкнул он.
   - Зачем это?
   - Чтобы тень не создавать. Вот, смотри, в этом углу все лучи находятся с запада и юга, а значит встав вот сюда... - юноша поднялся с кровати и встал в названное место. Посмотрел на пол. Тени не было. - Ладно, твоя взяла. Это все?
   - Пожалуй, передвинь еще раз шкаф. Вон туда. Да, именно так. А теперь немного левее... Попробуй его повернуть вот так... С тобой приятно иметь дело - понимаешь все с полслова! И немного сдвинь его к стене. Вот! Идеально...
   - Вообще-то, он здесь стоял с самого начала, - недовольно пробурчал Айвен, порядком уставший от всех этих упражнений по перетаскиванию шкафа куда-нибудь.
   - Да? Значит, спать ты сегодня будешь крепко.
   - Опять твоя геометрическая мантика?
   - Нет. Банальная усталость, - Мэт улыбнулся. - А завтра с утра я займусь твоим узлом удачи. Мне и самому не терпится попробовать его распутать.
   - Ты раньше этим когда-нибудь занимался?
   - Проклятиями на неудачу? Нет. Но все когда-нибудь бывает впервые...
   - С дарками-то что будем делать? И с этим каббровым жрецом?
   - Ты задаешь слишком много вопросов. Давай о проблемах завтрашнего дня будем думать уже завтра, хорошо? - отмахнулся маг и принялся разбирать свою постель.
   - Надеюсь, храп это у вас не семейное? - поинтересовался Айвен.
   - Скоро узнаешь, - загадочно улыбнулся Мэт и принялся забирать свою постель.
   Юноша вытащил из кармана восковую спираль и задумчиво посмотрел сначала на нее, а потом на своего спутника...
  
   Утром их разбудил рев какого-то животного. Создавалось впечатление, что под окнами расположился целый звериный оркестр, и именно сейчас его участником вздумалось устроить репетицию. Судя по нестройности рева и воплей, музыканты этого "оркестра" сегодня не только впервые друг друга увидали, но и поют впервые в жизни.
   - Клянусь Мристым Иггром, похоже, целая стая проклятых каббров сегодня решила устроить нам расчудесное утро! - не открывая глаз процедил вор. - Эй, Мэт, ты у нас по чародейской части. Ну-ка, кинь за окно пару Огненных Шаров, или как там у вас это заклинание называется?
   - Ты меня с кем-то путаешь. Шары - это по части стихийников.
   - Странно. А я почем-то был уверен, что общий курс боевой магии вам читали.
   - А я много прогуливал, - хмыкнул геомант, но к окну все же подошел. Закрыл его, потом снова его немного приоткрыл. Перевесил занавеску, защемив один из ее углов. Хлопнул ладонью по подоконнику, подняв в воздух облако пыли, и, наконец, положил на него несколько своих камней.
   Звуки стали заметно тише, но полностью не умолкли.
   - А вот с запахом подобный фокус вряд ли удастся, - с сожалением произнес он.
   - С каким еще запахом? - переспросил Айвен, но тут порыв ветра, протиснувшийся в окно, донес до него... Нечто. Сложно было назвать это вонью, потому что запах был настолько силен и плотен, что его было впору выбрасывать за окно лопатой.
   - Там цирк приехал. Акробаты, укротители гармов, бородатая женщина, пожиратели огня и змей... - перечислял Мэт увиденное. - Каббров нет, кто бы это ни был...
   - Жареную змею я сейчас и сам проглочу! А у моей приемной тетки Брузильды были такие усищи, что из них можно было и косу, и бороду заплести. Так что предлагаю спуститься вниз и поесть, - юноша ловко вскочил с кровати, но ноги его подкосились, и он покатился по полу, держась за живот и почему-то смеясь.
   - С тобой все в порядке?
   - Со мной - да. А вот с тобой, - отсмеялся наконец-то Айвен. - Ты себя видел?
   - А что не так? - удивленно осмотрел себя маг.
   - Ты в сорочке.
   - Я всегда сплю так.
   - В розовой.
   - Розовый цвет навевает спокойные сны.
   - С длинными кружевными рукавами.
   - Отличная ловушка для кошмаров. Кстати, поэтому они синего цвета с серебром.
   - А еще она... женская! И рукава у нее белые, а не синие.
   - Э-э-э... не нашелся что ответить его собеседник. - Действительно. Хм. То-то мне сегодня снился... Впрочем, это неважно.
   - Хочешь сказать, что это не твоя?
   - Она не моя! Ты же видишь, кружева белые. Ни один нормальный геомант на ночь не оденет такое!
   - То есть, ты хочешь сказать, что женскую сорочку с синими рукавами нормальный геомант на ночь оденет? - выдавил из себя юноша, снова давясь от смеха.
   - У меня есть две версии случившегося, - не слушая его, продолжил Мэт. - Или госпожа Мурелье сегодня и вчера выспалась просто чудесно. Или один наглый и вороватый э-э-э... вор, который сейчас смотрит на меня невинным взглядом, неудачно пошутил и очень хочет, чтобы вино у него во рту превращалось в уксус, а мясо - в ячменную кашу.
   Смех резко оборвался.
   - Не надо в ячменную. Это действительно сделал не я.
   - Рассеянность, это не фамильная наша черта. Профессор Ройбуш серьезно пострадал во время осады Ризвеня. Помогал жителям замка удерживать стены, понесло же его туда на старости лет. Боевое заклятие ударило в стену прямо под ним, удалив целый кусок из-под ног и лишь чудом не зацепив его. Иначе было бы у меня пол дядюшки.
   - Извини. Я не знал... - веселость его как рукой смахнуло.
   - Да ладно, можешь не извиняться. Все равно тебе еще чесоткой до обеда маяться.
   - Какой еще чесоткой? - Айвен почесал колено и с удивлением уставился на свою руку. Второе колено тоже отчаянно зачесалось.
   - Ты чеши, чеши, это действительно помогает, - щеголь начал одеваться. На этот раз он выбрал одежду пастельных тонов, украшенную вышивкой. - И одевайся, нам пора.
   - Куда?
   - В цирк. Я знаю, как тебя переправить через границу, - Мэт застегнул камзол и вышел.
  
   Глава 13. Преодолевая границы.

"- Ой, пап, смотри, какая смешная обезьянка!

Только почему она такая зеленая и не в клетке?

- Это потому что я не обезьянка, а гоблин!

И отойди в сторону, я под тобой пол помою..."

Подслушано в цирке

  
   Вор и чародей стояли перед клетками с разнообразным зверьем. Кого здесь только не было! Айвен то и дело порывался посмотреть то на пятнистых медведей из империи Цинь, то на длинношеих руссохов, привезенных с Черного Континента, то во всю глазел на волшебных гиппогрифов - крылатых лошадей с птичьими головами. Но Мэт цепко ухватил его за руку и не отпускал ни на шаг, к большому неудовольствию юноши.
   Геомант остановился перед клеткой с гармами. Огромные, ростом по грудь человеку, черные псы не спускали с него глаз, а по мощным клыкам обильно стекала слюна. Боевые хелицеры то и дело выдвигались из их нижней челюсти, выдавая крайнюю степень ярости этих животных. Считалось, что гармы -- это дальние родственники маргармов, Пылающих Псов, охраняющих огненные врата Нижнего Мира в некоторых религиях. Почему-то, чем ближе к людям и чем свирепее были какие-нибудь твари, тем больше адептов привлекали к себе храмы, частью религии которых эти чудовища являлись.
  
   "...Взять, к примеру, жрецов-тарзанитов. Их божество Тар Заон, один из владык джунглей и водопадов Черного Континента, мало популярен среди жителей Амальгара. Точнее, в него здесь вообще никто не верит. Зато на Обезьяньем острове, расположенном всего в дне пути от южных берегов Арлании, ему поклоняются все без исключения. Еще бы - воплощением Тар Заона считается большая черная горилла, которых на острове живет огромное количество. Свирепые обезьяны часто похищают жителей деревень и держат несчастных в страхе - как тут не броситься в ноги ухмыляющемуся богу в львиной шкуре?
   Вот и бросаются, и бросают ему под ноги щедрые дары, пытаясь экспериментально выяснить предпочтения повелителя лесов и свирепых горилл. Как выяснилось, ничто человеческое богам не чуждо, а Тар Заон оказался большим любителем большегрудых молоденьких островитянок, спелых бананов и совсем не дурак выпить. Только ради него пришлось жителям Обезьяньего острова освоить разнообразные методы выгонки и перегонки винограда, бананов, манго, кокосового молока и прочих фруктов.
   Когда после очередного обильного жертвоприношения, добрую половину которого составляют всевозможные вина, по всему острову разносится божественное "А-а а-а-а-а а-а-а, а!!!", местные жители радостно улыбаются: их подношение пришлось по душе богу. Правда, на следующий день даже самые злобные гориллы стараются забиться под какой-нибудь камень и не высовываться оттуда: мучаемый воистину божественным похмельем владыка джунглей непредсказуем и беспощаден. Зная это, поселенцы загодя прикатывают к жертвенному алтарю бочки с кислым виноградным соком и маринованными фарюками..."

"Тысяча и одна религия земель наших.

Описание, толкование и оправдание"

Толковальный справочник

  
   - Послушай, ты разве гармов никогда не видел? - попытался оттащить своего спутника от клетки Айвен.
   - А ты что, видел? - удивленно приподнял бровь Мэт.
   - Нет, но лично я бы предпочел посмотреть на женщину-змею.
   - Хозяину цирка удалось раздобыть медузу? Где ты ее видел?! Какой породы?
   - Ничего не знаю ни про каких медуз. Там одна циркачка... Она гнется, как свежий ивовый прут! И ее костюм, он словно нарисован прямо на теле! Ух, какие у нее яблочки...
   - Рисунок в виде яблок на сценическом костюме женщины-змеи? Странно...
   - Разве я что-то сказал про рисунок? - юноша хмыкнул. - Ну так что, пошли, посмотрим?
   - Мне это не интересно.
   - Знаешь, друг, я начинаю опасаться ночевать с тобою в одной комнате, - он с подозрением посмотрел на желтый камзол и светло-оранжевые обтягивающие штаны геоманта, - А что же тебе интересно?
   - Медведи. Здесь должны быть медведи.
   - Вот теперь я только боюсь с тобой оставаться наедине. Если ты имеешь в виду пятнистых циньских, то нам нужно возвращаться, а если про обычных, то поверни голову.
   - Отлично! - Кстати, тебе кто больше нравится, медведи или гармы?
   - Первых я ненавижу, а вторых боюсь. А тебе-то что?
   - Мне? Ничего. А вот тебе с ними в одной клетке сидеть.
   - Не понял.
   - Я, если честно, тоже еще не совсем разобрался, как это провернуть. Если тебя интересует краткая версия моего плана, то я собираюсь провезти тебя через границу в клетке с животными. Такими, которых лишний раз дарки проверять не захотят.
   - Скунсы? Ядовитые спиношипы? Старые девы?
   - Смешно. Честно, очень смешно. Напомни после обеда, чтобы я посмеялся. Нет. Нужен зверь опасный и достаточно крупный, чтобы тебя спрятать.
   - От воинов Тьмы - да. Но от жреца...
   - Я уверен, что Печать им не по зубам, и по ней тебя не отыщут. А вот твоя рана... - Мэт ткнул пальцем в правую сторону груди юноши. Тот вскрикнул от боли и отшатнулся. - Яд в твоей крови, вот то, что тебя может выдать.
   - Но мы не можем его вывести!
   - И не будем. Я хочу заразить одного из медведей. Жрец или дарки почувствуют отравленную кровь и найдут раненого медведя. Думаю, что проверять всю клетку они не станут. Правда, нужно будет им еще как-то объяснить, откуда у циркового медведя взялась рана от селеритового клинка...
   - То есть, откуда в клетке с медведями взялся бледный и трясущийся от страха вор, мы объяснять не будем?
   - Не волнуйся. Магию жрец Тьмы почувствует, но ведь не зря фун-шу многие и за магию-то не считают. Думаю, что я смогу тебя скрыть от чужого взора, не вложив в это ни крупицы маны и не создавая сложных плетений. Вряд ли посланники Тьмы рассчитывают столкнуться с практикующим геомантом моего класса.
   - От взгляда? Ты сказал от взгляда? А как насчет запаха? Я слышал, что медведи не очень хорошо видят и ориентируются с помощью тонкого нюха.
   - Обмажешься медвежьим дерьмом, всего-то и делов. Ладно, нам нужно еще поговорить с хозяином цирка. Попробую что-нибудь выяснить о наших мишках. Или тебе больше нравятся гармы?
   - Давай лучше к медведям, раз уж иначе нельзя.
   - Кстати, мне понадобится твоя отравленная кровь. Для медведя.
   - Хочешь заразить его моей кровью?
   - А ты можешь предложить другой способ подсунуть даркам раненого зверя?
   - Такой вариант тебя устроит? - с этими словами Айвен протянул ему метательный нож. Селеритовый нож, украденный у дарков.
   - Друг мой. Ты когда-нибудь с лошади головой не падал? Или с дерева? - осторожно поинтересовался Мэт.
   - Ну-у-у...
   - А тебе не казалось удивительным и странным, что слуги Тьмы идут за тобой по пятам, словно в кармане у тебя лежит пахучая приманка или следящий артефакт?
   - То есть ты хочешь сказать, что нож... Ой! - вор отшвырнул оружие в сторону, словно клинок жег ему пальцы.
   - А вот разбрасываться таким добром не стоит, он нам еще пригодится, - маг бережно подобрал нож, - я попробую его экранировать. Пошли, кажется, я видел одного циркача, который весьма уверенно раздавал приказы и пинки другим артистам. Думаю, это и есть тот, кто нам нужен...
   Геомант пригласил хозяина цирка в трактир, чтобы "выразить ему свое восхищение и признательность за вклад в культурное развитие королевства". Тот оказался коренастым силачом ростом едва ли ему до груди, весьма свирепого вида и добродушного нрава. Айвен готов был поклясться, что в жилах циркача течет добрая треть крови подгорного народа, если бы не знал наверняка, что у людей и гномов не бывает потомства.
   Маг осторожно выведывал о цирке, об артистах, о животных, ненавязчиво подводя карлика к разговору о медведях. При этом он словно невзначай двигал и перекладывал на столе предметы, часть из которых вообще непонятно как оказавшихся здесь, вроде фигурки медной жабы или глаза саламандры на хрустальной тарелочке. Затуманивая разум циркача, Мэт был предельно осторожен, стараясь не оставить никаких следов постороннего вмешательства. Выведав все, что было нужно, он извинился и оставил хозяина цирка одного, сославшись на неотложные дела.
   - Ну? Што ты ужнал? Мы шможем ошущештвич твой план? - Айвен поджидал приятеля на соседней улице. В кулаке и за щекою он держал по крупному гелиотропу - их ему дал чародей уверяя, что это поможет избежать взглядов теневых крыс.
   - Выплюнь ты этот камень. Все равно ни одной крысы поблизости нет. Отправляйся в гостиницу, а я еще раз наведаюсь в цирк, подыщу тебе замену для дарков. Заодно и ножичек твой покажу кой-кому. Только чур по городу не шататься и по чужим карманам не шарить! Из тюрьмы я тебя высвобождать не собираюсь, да и дарки наверняка рыщут по городу. Так что лучше затаись.
   - Конечно-конечно! - с удивительной легкостью согласился юноша, - Из комнаты - ни на шаг!
   Мэт с подозрением посмотрел на него, но ничего не сказал...
  
   ...Чародей вернулся затемно. Войдя в комнату, он вдруг замер и шумно втянул воздух. Чему-то улыбнувшись, повернулся к развалившемуся на кровати Айвену:
   - Я правильно понял, что вот этот украшенный экзотическими фруктами, морскими деликатесами и кувшином болерейского вина стол ты приготовил специально для меня?
   - Эй-эй! Ты за кого меня принимаешь? Вообще-то, это ты у нас расхаживаешь в нарядах сомнительных расцветок и фасонов!
   - И давно она ушла?
   - Кто она?
   - Девушка, которая здесь была.
   - Ну, если уж быть совсем честным, то девушки здесь как бы не было... Частично.
   - Да ну? И этот аромат духов, который я уловил едва зайдя сюда, и следы женских зубок на недоеденном манго - это все мне просто мерещится?
   - Э-э-э... - юноша опустил взгляд, - тебе правду сказать, или просто попросить погулять еще немного?
   - Неужели ты думаешь, что от меня можно что-то спрятать? - маг усмехнулся.
   Он сделал два коротких шага в сторону, расстегнул две позолоченные пуговицы на камзоле и, вывернув ладони особым образом, посмотрел сквозь пальцы сначала на кровати, потом на тумбу и, наконец, на шкаф. Удивленно хмыкнул.
   - На верхней полке? Что ты сделал с несчастной девочкой? Ты же ее наверняка сломал в трех местах?
   - Это не я. Он сама...
   - А-а-ап-чхи!!! - раздался из шкафа женский голосок.
   - Она же еще живая!
   - Мальчики, да помогите же мне кто-нибудь! - завозилась в шкафу гостья.
   - Помоги ей, - вор потянулся к кувшину и налил себе немного вина.
   Геомант подошел к шкафу и рывком распахнул дверь. С нескрываемым любопытством, он уставился на девушку, немыслимо изогнувшуюся на верхней полке.
   - Надо же, какая у вас удобная профессия! - узнал он гостью. - Надеюсь, госпожа, вы одеты, и это не рисунок на вашей коже?
   - Знакомьтесь. Это Эрина, девушка-змея, артистка бродячего цирка. А это - Мэт, мой вроде бы друг, отчаянный зануда, и просто весьма самоуверенный тип безо всяких на то оснований. И он всегда так одевается.
   - Очень приятно, - девушка ухватилась за протянутую магом руку, и тот одним рывком буквально выдернул ее из шкафа, ловко подхватив на руки. - Ой! А ты сильный... Мэт, - она на краткий миг прижалась к груди молодого человека и тут же выскользнула из его объятий.
   - Простите, мальчики, но мне пора на репетицию, иначе Ингвар меня с чешуей сожрет, - бросив теплый и игривый взгляд сначала на Айвена, а потом не менее теплый - на геоманта, - девушка выскользнула за дверь.
   - Да-а-а. А ты, друг мой, времени не теряешь. Я так понимаю, пропавшая из моего кошелька золотая монета, тебе понадобилась чтобы устроить это пиршество?
   - Спасибо тебе, дружище, что не оставил меня в беде. Было так любезно с твоей стороны, одолжить мне этот кусочек презренного металла с портретом бородатого лэра в короне, чтобы устроить романтический вечер для одной прекрасной девушки... - юноша широко улыбнулся и отчаянно почесал уже начинающее распухать колено, - Может, все же, снимешь с меня эту проклятую чесотку?
   - Ну и как она? Стоила того?
   - М-м-м... Друг мой, ты даже представить себе не можешь, на что способна такая девушка! Любая змея сама на себе удавится от зависти! Кстати, ты ей, похоже, очень понравился. Могу вас познакомить.
   - Ты бы осторожнее был, со своими амурными похождениями, а не то в другом месте зачешется. Кстати, с хозяином я все уладил, и у нас есть еще почти немного времени в запасе. Предлагаю провести его, занимаясь твоим проклятьем...
   - Прекрасная мысль! Кстати, ты кости вправлять умеешь? А то у меня тут пару раз хрустнуло в некоторых местах, пока мы с ней... ну...
   - Ничего, пускай поболит. Боль, она от дурной головы полезна, - ухмыльнулся Мэт, бесцеремонно усаживаясь на кровать рядом с юношей, - Ну-ка, посмотрим, чем нынче воры змеиных девок угощают...
  
   Оставшееся у них время вор и чародей провели за дегустацией самых диковинных блюд, которые подавались в гостинице, и за праздным обсуждением дальнейших планов. Как рассказал геомант, хозяин цирка решил дать представление в столице Хеона, и со дня на день ждал разрешительных документов от Цеха уличных артистов и иллюзионов. Карлик оказался владельцем одного из двух цирков в стране, удостоенных Королевского Шнурка Восхищения, так что никаких проблем с выездом через заставу у них не должно было возникнуть.
   Это вполне совпадало с планами Мэта: примерно сутки были нужны, чтобы заражение крови у медведя выглядело правдоподобным. Айвену тоже досталась пара приятных новостей. Гастрольная жизнь открывала перед циркачами определенные... возможности, и, как и предполагал маг, в некоторых клетках с животными было двойное дно для перевозки контрабанды. В том числе и в клетке с медведями. Так что путешествие через границу юноше предстояло вполне комфортное и безопасное.
   Разумеется, так называемый "узел удачи" тоже не оставили без внимания. Много часов Айвен провел на полу комнаты в полной неподвижности, в окружении различных предметов. Со стороны, наверняка, это все напоминало какой-то особой жестокий ритуал жертвоприношения. Дырявое ведро, стоявшее у ног, наверняка было предназначено для крови, а воткнутые прямо в пол иглы несомненно служили орудием ритуальных пыток. Разбросанные кусочки цветной ткани, перевернутый табурет, полусгнившая груша и свежеощипанная черная курица тоже наверняка имели какой-то смысл в этом обряде. Или не имели. Или это был вовсе не обряд, а попытка с помощью геомантии воздействовать на злосчастное проклятье.
   Насколько были успешными попытки, судить было рано, но одно Айвен мог сказать точно: после всех этих ритуалов у него жутко болела спина и хотелось чихать.
   В урочный день, еще затемно, они выбрались за городские стены, к лагерю циркачей. Ради такого случая, геомант одолжил юноше один из своих "ночных" нарядов, немного мешковатый, с похожими на кляксы нашивками из телячьей кожи, выкрашенный в "три из двенадцати оттенков черного цвета". Двигаться в таком костюме было не совсем удобно, зато, как объяснил Мэт, он позволял сливаться с темнотой и перебивал запах человека, который мог потревожить животных. "И лучше тебе не спрашивать у меня, что именно вшито под эти заплатки", - сразу предупредил Геометр. Естественно, после таких слов этот вопрос вору едва язык не прожег, и лишь огромным усилием воли ему удалось сдержаться. Но перспективы использования геометрической мантики в воровском деле он оценил в полной мере.
   Когда чародей открыл клетку, в которой сидели медведи, сердце Айвена ухнуло куда-то в пятки, а потом и вовсе зарылось в землю. Он ткнул своего спутника в бок:
   - Эй, тут особо ничего и не подвигаешь. Как ты собираешься производить впечатление на этих монстров? Нужно было хотя бы в какую-нибудь шкуру нарядиться, а не в эти балахоны.
   - Была у меня такая мысль, но я боялся, что на тебя клюнет какая-нибудь самка. Не волнуйся, я кое-что припас специально для наших мохнатых друзей.
   Тем временем медведи уже заметили людей. Самый крупный самец неторопливо подошел к выходу из клетки и замер всего в каком-то полушаге от незваного гостя. Шумно вдохнув воздух, вожак утробно зарычал. Звери в соседних клетках тоже заволновались.
   - Вдохните глубже, сегодня я буду феей ваших снов! - с этими словами Мэт швырнул горсть золотистой пыли прямо в морду зверя. Тот чихнул и рухнул, словно подкошенный.
   - Эй, ты что с ним сделал?
   - Это пыльца из феи сонной лощины. Мгновенно усыпляет любого зверя.
   - Погоди-ка... Ты сказал "из феи"?
   - Ну да! Фей высушивают в тени векового дуба в течение трех лун и толкут в ступке из лунного камня, одновременно накладывая наговор быстрого сна. Это рецепт друидов.
   - А разве друиды способны убить живое существо? Я слышал, что...
   - И ты веришь всему, что слышишь? - ухмыльнулся геомант
   - Нет конечно! И в данный момент я не верю тебе. Наверняка это просто пыльца какого-нибудь растения, вроде лотоса или дурманника.
   - Ну, если так ты спокойнее уснешь, то можешь придерживаться этой версии, - согласился Мэт и вошел в клетку, - Иди лучше ко мне, тебе пора превращаться в контрабанду.
   - Вот сейчас и проверим, со мною моя удача, или твои усилия будут напрасны, - бормотал себе под нос юноша, осторожно переставляя ноги между спящими медведями и подозрительными кучами, состав и происхождение которых ему проверять не хотелось.
   - Залезай. Там лежит подстилка и даже что-то вроде подушки, ты ведь не первый, кто пользуется этим способом доставки.
   - Там это... Там пахнет? - осторожно наклонился над дырой в полу вор.
   - Пахнет? Да там воняет! На, вдохни это, - маг протянул ему что-то на ладони, Айвен послушно втянул ноздрями воздух.
   - Ну как? Теперь легче?
   - Я же дышать не могу! Что ты со мной сделал?
   - Спас тебя от смерти, разумеется. Дыши ртом.
   - Нежели мы не могли просто проехать в сторону пару десятков миль и перебраться через границу в каком-нибудь лесочке или по болоту? Где нет ни застав, ни стражи...
   - Зато есть пограничная магия, специально вот на таких умников и чистюль рассчитанная. Ты же вор! Неужели не приходилось общаться с контрабандистами, которые возят товары между Хеоном и Арланией? Тем более, на тебе даркилонская метка.
   - Общался, - обреченно вздохнул юноша, - Помечтать уже нельзя, что ли?
   - Приходилось мне пару раз видеть таких вот мечтателей. Один теперь через слово квакает и телячьи отбивные посыпает мухами, второй передвигается исключительно по кустам и целым букетом лопухов в руках, ну а третий и вовсе был сахарной статуей...
   - Был? А что с ним случилось?
   - Дождь, - коротко ответил Мэт и толкнул вора в спину. Тот отчаянно взмахнул руками, но удержаться от падения в тайник не смог. - Ты цел? - наклонился маг.
   В ответ раздалось сначала неразборчивое бормотание, а потом вполне четкие и конкретно адресованные проклятия.
   - Это ты коня своего зовешь, или меня ругаешь? - хмыкнул геомант, - Знаешь, а я ведь сейчас очень рад тому, что твоя мана заперта, и ты в свои теплые пожелания не можешь вложить ни капли магической силы, - с этими словами он закрыл крышку тайника и засунул в узкую щель кусочек зеленого камня с нанесенной на него руной...
  
   - Стой! - Закутанный в черный плащ воин вдруг схватил карлика за руку и выхватил из ножен меч. Хозяин цирка испуганно вжал голову в плечи бросил испуганный взгляд на свою труппу. - Что в той клетке?
   - М-медведи, господин. Цирковые медведи, - голос Ингвара заметно дрожал. Взгляд дарка, казалось, проникал в самую душу, запускал в нее зловещие щупальца Тьмы. - На задних лапах ходят, шары ловят, с акробатами вместе номера показывают.
   - Почему клетка накрыта?
   - Простите, господин, - коренастый циркач нервно сглотнул, - просто один из медведей нездоров. Мы купили его совсем недавно, взамен околевшего Савраса, но проклятый торговец подсунул нам больного медведя, чтоб черви сожрали его печень...
   - Покажи, - потребовал воин Тьмы, не убирая меч, а напротив, перетекая в боевую стойку. Его напарник тоже вытащил меч и обернулся в сторону жреца.
   Сутулая фигура в черном как ночь балахоне стояла поодаль. Широкий капюшон низко нависал, скрывая лицо жреца в тени, а затянутые в тончайшие перчатки пальцы непрерывно перебирали четки. Зловещую силу, исходящую от него, ощущали даже звери в клетках, которые забились в самые дальние углы и лишь тихо скулили.
   Мэт, ожидавший своей очереди, беспокойно поглядывал то на жреца, то на Ингвара, низкорослого хозяина цирка. Вряд ли темный сумеет распознать остаточные следы воздействия на разум карлика, но ожидать можно было что угодно.
   Ингвар одним рывком сорвал с клетки часть укрывавшей ее ткани, и медведи начали шумно сопеть, свирепо поглядывая на незнакомцев в черных одеждах. Они бегали из одного угла клетки в другой, то скрываясь из виду, то снова выбегая на солнечный свет. И лишь один из них лежал на месте, с трудом ворочая голову и злобно поглядывая на людей.
   - Открывай клетку.
   - Но господин! Это же медведи, лютые звери! И дорогие...
   - Открывай!
   Тяжело вздохнув, карлик открыл замок и распахнул ворота клетки. Немного, ровно настолько, чтобы в них мог протиснуться человек. Он взялся руками за прутья, готовясь в любой момент захлопнуть клетку.
   Дарк без страха вошел в клетку, по-прежнему сжимая клинок в руке. Звери отпрянули в стороны, словно перед ними стоял не человек, а ужасный монстр, и одна из самок испуганно застонала. Воин подошел к лежащему медведю и поводил мечом над ним, склонив голову и словно прислушиваясь к чему-то.
   - Как давно у тебя этот зверь?
   - Двое суток. Мы успели с ним всего одно представление дать, а потом он слег, господин.
   Дарк повернулся к жрецу, и тот утвердительно кивнул, подтверждая слова циркача.
   - Зверь сдохнет через два дня, - обратился воин к Ингвару. - Торговец что-нибудь рассказывал тебе об этом медведе? Как выглядел человек, продавший тебе его?
   - Он ничего не сказал мне об этом, темный господин. Обычный торговец. Смуглый, черноволосый такой, нос с горбинкой...
   - Хеонец?! - резко перебил его дарк.
   - Да, господин. Но он не колдун, это точно.
   - Откуда тебе это знать?
   - Я увидел это по товару, господин. Его звери были самые обычные. Будь тот торговец магом, то привез бы не медведей с гармами, а что-нибудь более диковинное.
   Со стороны жреца раздался тихий скрипучий смех, который сразу же оборвался.
   - Ты что-нибудь знаешь о пыльце сонной феи, смертный? - спросил вдруг он. Голос его был дрожащий и хриплый.
   - Конечно, господин. Вчера, когда больной медведь вдруг набросился на нашего Маркуша, самого умного из медведей, мне пришлось усыпить всех зверей, чтобы не было беды. Я держу с собой немного сонной пыльцы специально для таких случаев.
   Жрец Тьмы потерял всякий интерес к циркачу и его животным, и махнул рукой. Дарк сделал короткий шаг назад и одним ударом меча снес голову умирающему медведю. Вытерев лезвие о его шкуру, воин вложил меч в ножны и вышел из клетки.
   - Проезжай. В твоем звере был яд от клинка Тьмы.
   - Спасибо, господин, - карлик выглядел удивленным. Страха в его глазах не было - всякое доводилось повидать на своем веку. - Лайон, Эрина, давайте, проезжайте! - отдал он приказ своим людям и забрался в телегу. Цирковые повозки тронулись с место, и толпа ожидающих своей очереди людей вздохнула с облегчением.
   И лишь одному человеку в этот миг стало плохо, очень плохо. Разумеется, это был Айвен. Во-первых, при приближении дарка к тайнику, где он скрывался, боль в ране стала просто чудовищной. Лишь благодаря полученным от предусмотрительного геоманта семенам розового лотоса удалось ему вынести эту боль. Забросив в рот сразу несколько штук, юноша жевал и жевал, растворяя в наркотическом дурмане свои чувства и реальность окружающего мира.
   К сожалению, одно из побочных действий этих семян - утрата значимости. Вещи важные, вроде разрывающей грудь боли или сильной вони, становятся незначительными и отступают на задний план, а вот какие-нибудь совершенно мелкие проблемы приобретают воистину вселенские масштабы.
   И именно поэтому вор вспомнил одну ма-аленькую деталь плана, совершенно упущенную ими из виду. Осознание всего ужаса своего положения настолько затмило рассудок несчастного узника медвежьей клетки, что он едва не выскочил из своего убежища с диким воплем. Они забыли обсудить когда и, главное, каким образом Айвен выберется из тайника! Такая вот крохотная деталь, которая грозила вполне серьезными последствиями. Разумеется, неприятными, как же иначе?
   - Как думаешь, он сделал это специально?
   "Разумеется. И везет тебя или в Даркилон, или на рынок рабов. Иначе с чего бы это ему с тобой возиться и рисковать своей шкурой?"
   - Проклятье! Ты-то откуда здесь взялся?
   "Странный вопрос. Во-первых, я никуда и не пропадал, а во-вторых, я берусь из твоей собственной головы. Мог бы уже и привыкнуть... И разве ты не рад меня слышать?"
   - Рынок рабов, говоришь? Почему ты так думаешь?
   "Вопрос неверный. Почему ТЫ так думаешь. Не забывай, что я - это ты..."
   - Да уж, об этом вряд ли забудешь. От тебя не убежишь и уши не заткнешь.
   "Ты можешь меня отрезать. Способ несколько болезненный, но ты и так головой крайне редко пользуешься."
   - Я ей смотрю, ем и бьюсь в стену, когда жизнь становится совсем паршивой! - огрызнулся сам себе юноша, - вот как сейчас, например.
   "Да не волнуйся ты так. Уверен, что этой ночью Мэт тебя вытащит. Или следующей. А я скрашу твое одиночество, как смогу..."
   - Только не это! Уж лучше туда, к медведям. И вообще ты кто такой, чтобы вторгаться в мое личное пространство?
   "Мы же уже выяснили этот момент. Оно такое же мое, как и твое... И с этим ты ничего поделать не можешь."
   - Ну почему же. Могу вылечиться. Я слышал, что это лечится. А прямо сейчас я собираюсь немного вздремнуть!
   "Хочешь оставить меня одного в темноте и в унынии?"
   - Ага. Именно так.
   "И как же ты это собираешься сделать? Кстати, оказывается, мы знаем такие любопытные песенки... Хочешь послушать?"
   - Извини, но это уж как-нибудь без меня, - ухмыльнулся Айвен и шумно втянул в ноздрю немного пыльцы, "позаимствованной" у Мэта. - Второе Я, можешь пожелать своему первому спокойной ночи!
   "Каббров хитрец! Ладно, попробую покопаться в твоем подсознании. Может, удастся отыскать парочку страхов для чудесного ночного кошмара!"
   - Пошел вон... - юноша сладко зевнул и улегся поудобнее...
  
   ...Остро и неприятно запахло паленым. Айвен непроизвольно глубоко вдохнул и закашлялся.
   - Какого каббра... - он проснулся и открыл глаза. Новоприобретенное ночное зрение не подвело, и лицо криво ухмыляющегося Мэта выступило из предрассветных сумерек.
   - Ну, как спалось? Не надумал в циркачи податься?
   - Не дождешься. Все спят, или ты угнал повозку с медведями? Сколько я спал?
   - Почти сутки. Давай выбирайся, пока звери не подняли шум.
   - Хоть бы руку подал, нахал, - подражая женскому голосу пропищал вор.
   Выбравшись из тайника, юноша осмотрелся. Циркачи разбили лагерь на поляне у дороги. Повозки с животными выставили кольцом, а внутрь загнали остальные телеги. Вполне разумно - если вдруг появится злоумышленник или хищник, то звери сразу поднимут шум.
   - Где наши лошади? Надеюсь, ты их продал, или волки по дороге задрали?
   - Кони, - поправил его геомант. - Я оставил их чуть западнее, в лесу. Ну что ж, добро пожаловать в Хеон, королевство магов и колдунов! Надолго мы здесь не задержимся, но массу впечатлений я тебе гарантирую.
   - Да уж. А то в последние дни жизнь моя стала вдруг слишком пресной и скучной - скривился Айвен и зашагал в сторону дороги.
   Поправив на лбу повязку, позволяющую ему видеть в темноте, Мэт загадочно улыбнулся и пошел следом...
  
  
   Глава 14. Страна чародеев.

"Наступи ему на ногу, что есть силы, и перечисли имена

трех последних королей. Если вместо слов ты начнешь

квакать, то это трансформаг. Если ты заорешь от

страха, увидав демона - демонолог. А если завопишь от

боли после удара Искры, Огненной Стрелы или Ледяного

Шипа, то перед тобой обычный стихийный чародей..."

"Сорок два способа отличить мага от обычного человека",

Способ двадцать шестой.

Автор неизвестен.

  
   Собственно, никакой особой разницы не ощущалось - словно они по-прежнему были дома. Те же деревья, та же трава и пыльная дорога, те же огромные жужи, увязавшиеся за бодро скачущими харуками.
   - Эй, Мэт, а мы точно находимся в Хеоне? - Айвен поравнял своего скакуна с конем чародея.
   - А ты думаешь, застава просто так там стояла?
   - Что-то я не вижу ничего необычного. Ни ковров-самолетов над головой, ни единорогов, пасущихся на опушке.
   - Друг мой, это страна чародеев, а не сказок! Летающие ковры плетут и зачаровывают исключительно в Хешемском Халифате, и здесь они тоже большая редкость. Как, впрочем, и единороги. Которые давно уже все находятся или в специальных заповедных лесах, или в закрытых питомниках. Они слишком редки и слишком ценны, чтобы быть свободными.
   - Я себе как-то все совершенно иначе представлял.
   - Ну если уж тебе необычного захотелось, то как насчет фей? Они уже добрые десять миль на круп твоего Каббра облизываются.
   - Где?! - юноша испуганно обернулся.
   - Да вот же, следом летят четыре штуки.
   - Не вижу никаких фей, только жужи и... - вор умолк на полуслове.
   Только сейчас он рассмотрел, кто же на самом деле летел за ними, и кого он ошибочно принял за слепней - так называли кровососущих жуж крестьяне. На фей, которых юноша несколько раз видел на картинках, эти крылатые существа и близко не были похожи. Конечно, они действительно выглядели словно крохотные человечки, но до точеных женских фигурок, нарисованных в книгах, им было очень далеко. Широкие бедра, плоская грудь и огромный, раздувшийся живот вызывали какое угодно чувство, но только не симпатию и не умиление, как должны были делать феи, согласно убеждениям Айвена. И это даже если не принимать во внимание их широкие бугристые лица, больше похожие на обезьяньи мордочки. Зато крылья, фигурные и полупрозрачные, полностью соответствовали всем канонам изображения фей.
   - Ты хочешь сказать, что вот ЭТО и есть феи? Но они же страшные! Какие-то толстопузые тети с обезьяньими мордами и крыльями фей!
   - Это потницы, или потные феи. Они питаются потом крупного скота. Выглядят действительно несколько неприятно, но уж поверь мне на слово - есть и пострашнее. Впрочем, красотки среди них тоже встречаются. На данный момент известно около семи десятков различных видов этих созданий. Самая крохотная из них - муравьиная фея. Она больше смахивает на насекомое и настолько мала, что с легкостью притворяется муравьиной королевой и таким образом, убивая настоящую, занимает ее место и зимует в муравейнике. Ну, а самая крупная, это ухожорка. Она ростом примерно по колено человеку и крылья у нее почти не развиты. Передвигается огромными прыжками.
   - И за кем она ухаживает?
   - Ни за кем. Просто эти феи питаются хрящами и разлагающимися костями. Могут даже спящему человеку уши обглодать, а он и не почувствует.
   - Бррр, мерзость какая... У меня прямо мурашки по коже, - вздрогнул вор.
   - Между прочим то, что ты принял за живот, на самом деле воздушный мешок. Крылья потниц слишком слабы и не могут удерживать их в воздухе. А летают они благодаря этой брюшной полости, наполненной летучими газами. Свое второе прозвище - фея-вонючка - они получили именно из-за этих газов. Пугаясь, потница начинает выпускать этот газ через специальные отверстия, чтобы лететь быстрее благодаря реактивной тяге, как это делают драконы на взлете. Вонь при этом стоит такая, что закачаешься. А некоторые так и вовсе сознание теряют.
   - То есть мое намерение прихлопнуть парочку-другую...
   - ...Настоятельно рекомендую даже не думать об этом. Да и что тебе - лошадиного пота жалко?
   - Лошадиного - нет. А вот как представлю, что эти крылатые толстухи будут по мне ползать и облизывать, так аж передергивает всего.
   - Не бойся, ты им не по вкусу. Кстати, насчет завтрака. Часа через два будет стоять кормильный дом. Не бог весть что, но подкрепиться вполне хватит. Я выбрал не слишком людный путь, так что до ближайшего поселения мы доберемся лишь завтра к обеду.
   - Кормильный дом? А что это?
   - Вряд ли ты мне поверишь. Это нужно видеть самому.
   - Я так понимаю, что в Хеоне ты не впервые. Это так?
   - Разумеется. Не забывай, что я маг.
   - А еще ты служишь в Тайной Канцелярии. Любопытно, и в каком качестве тебе приходилось здесь бывать чаще: как чародею, или как Геометру?
   - Увы, это служебная тайна, - ухмыльнулся Мэт и пришпорил своего скакуна.
  
   Вскоре геомант остановился, и дал Айвену знак слезать с лошади.
   - Ну и где этот твой трактир? - поинтересовался юноша, оглядываясь по сторонам.
   - Не трактир, а кормильный дом. Это специальное место, где любой путник может перекусить с дороги. Между прочим, совершенно бесплатно.
   - Бесплатно? Хм, а мне уже начинает здесь нравиться! А как насчет ночлега?
   - В принципе, там можно и переночевать, но почему-то мало кто на это отваживается. И я тоже предпочитаю спать на улице, если честно. Ты его уже заметил?
   - Если честно, то нет.
   - Ты не по сторонам смотри, а наверх, балда!
   Вор послушно задрал голову и сразу же увидел дом, возвышавшийся на высоте двух человеческих ростов. Он стоял на четырех сваях, которые можно было легко принять за обычные стволы деревьев, если не смотреть вверх.
   - Ну и как мы туда заберемся? И вообще, зачем было устраивать трактир на такой верхотуре?
   - Как зачем? Чтобы звери и случайные люди туда не забрались. Чтобы дом тебя накормил, нужно обладать магическим даром.
   - Кормим даром тех кто с даром! - пропел Айвен и рассмеялся. - Ну тогда чего же мы ждем? Ты ведь сам говорил, что я почти маг, да и ты у нас не просто погулять вышел.
   Мэт встал перед домом, вскинул вверх руки и размеренно произнес:
   - Кормушка-кормушка, повернись к лесу задом, а ко мне передом!
   - Чего? Ты это с кем разговариваешь? - начал озираться по сторонам юноша.
   - Не с кем, а с чем. Это формула активации кормильного дома. Смотри!
   А посмотреть было на что. Столбы на самом деле оказались ногами, или даже скорее, птичьими лапами, на которых стоял дом. Переваливаясь с лапы на лапу, строение вдруг начало медленно разворачиваться. Когда дом повернулся крыльцом к путникам, дверь его распахнулась и оттуда прямо к их ногам выползла длинная лестница.
   - Залезай. Еда вот-вот разогреется, а если будем мешкать, то все остынет, и второй раз уже греть нам никто не будет
   - Подумаешь. Скомандуешь своей кормушке еще раз лицом к гостям повернуться, всего-то и делов.
   - Хм, действительно! - повеселел Мэт, - Мне это и в голову не приходило. Давай, лезь уже.
   Внутри оказалось довольно просторно, что было вполне понятно: всего-то одна огромная комната и практически без мебели. Вдоль стен стояли длинные узкие столы, обильно уставленные всевозможными кушаньями, а в самом центре комнаты небольшой стол и пара лавок.
   - Вот еда, вот стол. Удобства во дворе. Выбирай, присаживайся... - сделал приглашающий жест рукой маг.
   - А прислуга?
   - Какая еще прислуга?
   - Кто-то же здесь готовит, убирается, подает на стол.
   - Магия. Еду возьмешь сам, а об остальном позаботятся здешние чары.
   - А с запахом сделать что-нибудь можно? Если честно, то аппетита он явно не прибавляет. Здесь же пахнет всем на свете одновременно!
   - Увы. Это побочный эффект, неприятный, но вполне терпимый. И здесь бессильна не только геометрическая мантика, но даже и аромагия.
   - Ладно. Дареному коню в зубы не смотрят. Кстати о лошадках. Может и для своих скакунов что-нибудь прихватим?
   - Зачем? Они же жрут все, что попало.
   - Именно. Как насчет этой дубовой лавки или пары черепков от разбитого горшка?
   - Не хотелось бы здесь задерживаться, так что выбирай поскорее, пока не остыло.
   - Даже и не знаю. Здесь столько всего разного, чего я никогда не пробовал.
   - Всего-то сорок два блюда.
   - Можно подумать, что ты годами по эти кормушкам питаешься. Не знаю как ты, а я попробую вот того ягненка с виноградом, салатик из бериколлей и какого-нибудь вина. Что скажешь насчет вон того зеленого? Такой странный цвет...
   - Полыновка. Это не совсем вино, но, думаю, разочарован ты не будешь.
   - Угхум мням гнум хым, - согласно отозвался Айвен, целиком засунув за щеку незнакомый ему красный плод.
   - Ух ты! Биремский острый перец - и целиком? Уважаю! Если вдруг выживешь, то советую подналечь на жирную пищу, это притупит горечь во рту. Где-то вон там я видел кусочек масла. Только не вздумай пить!
  
   После того, как путники выбрались из волшебного дома, юноша еще пару часов не разговаривал с геомантом. Не потому что обиделся, а потому что ему было просто больно лишний раз пошевелить языком. Когда же ему стало полегче, то первой фразой стала:
   - Ты все знал и нарочно заманил меня в этот домик на деревьях.
   - И откуда такие умозаключения?
   - Ты видел, что я хватаю этот каббров перец, но дождался, когда начну его есть. А еще я видел, как ты переставлял тарелки по столу.
   - Ага. И с помощью геомантии вынудил тебя взять именно этот плод, да?
   - Нет. Ты просто пододвинул ко мне ту тарелку и убрал другое блюдо с фруктами.
   - Почему-то мне кажется, что ни в одном суде тебе никто не поверит.
   - Еще бы! Ты же Геометр, и служишь в Тайной Канцелярии! Если захочешь, то и родная мать меня признает приемной дочерью!
   - Может я, конечно, и не особо силен в анатомии, но по-моему ты сын.
   - Вот именно! И вообще, я не понял - а куда все маги подевались? Мы с тобой едем по этому кабброву королевству чародеев уже пол дня, а до сих пор я ни одного не увидел. Крестьяне? Пожалуйста. Торговцы? Их привалы на каждом втором перекрестке! Грабители? Да хоть вон за тем кустом! И ни одного захудалого колдунишки.
   - Успокойся. На самом деле магов в Хеоне немногим больше, чем в той же Арлании. Еда ли одна двадцатая от всего населения страны. И это не смотря на специальные указы привлечения одаренных детей в школы и многочисленные преимущества для членов магических Гильдий. Просто королевство всегда управлялось не королем или императором, а Советом Магов, в который традиционно входит двенадцать сильнейших чародеев страны. Собственно Хеон вовсе и не королевство, раз здесь система правления не монархическая, а магократическая.
   - Значит, здесь всем заправляет Совет? Но это же бессмыслица! Они давно должны были перегрызть друг другу глотки за власть и развалить страну!
   - Тем не менее, Хеон - это самое древнее государство на нашем континенте, и он всегда управлялся Советом. Как им при этом удается сохранять целостность страны? Лично для меня это является загадкой и какой-то непостижимой дипломатической магией.
   - Уже весь трепещу и благоговею перед величием хеонских магов...
   - Кстати, насчет кустов ты оказался прав.
   - Каких еще кустов?
   - Вон тех. Там действительно нас поджидает засада. Заодно и на магов насмотришься. В кустах сидит целых два колдуна, хоть и слабых.
   - Справишься?
   - Ты шутишь? С хеонскими чародеями, промышляющими на дорогах?
   - Может, обойдется, и нас не станут грабить, из боязни наткнуться на магов?
   - Увы, но аура геоманта настолько слаба, что ей можно и пренебречь. А ты у нас "пузырь", и это сразу видно. Мана так и прет, да вот только не выпирает.
   - И что будем делать?
   - Вспомним, что под нами не обычные лошади, а харуки. Проскачем мимо, они и опомниться не успеют. Так что давай, гони своего Каббра!
   Одновременно всадили они шпоры в бока своим скакунам и помчались быстрее ветра. Опомнившиеся разбойники появились из-за кустов когда было уже слишком поздно. Проезжая мимо засады, Айвен слегка привстал на стременах и, широко размахнувшись, бросил что-то в кусты. Оттуда полыхнуло, и на дорогу выскочили люди, размахивая руками и пытаясь сбить с себя пламя.
   - Что это было? - поинтересовался Мэт, поравнявшись с юношей.
   - Огненный Шар. Компакт-руна.
   - Которую ты, разумеется, стащил у моего дядюшки...
   - Еще чего! - возмутился вор, - Та руна, которую я стащил, у меня в кармане лежит. А эту мне господин профессор лично выдал, как наглядное пособие. Зато им теперь какое-то время будет не до нас.
   - В таком случае я предлагаю не снижать темпа, и тогда к обеду будем уже в Рионе. Этот город славится своими целителями, и я хочу показать кому-нибудь твою рану. А потом уже поскачем до самой границы. Пересечем северо-западную часть страны по самому короткому пути и выедем прямо к Мурлоку.
   - А дальше? - дыхание юноши уже начало сбиваться, а маг же словно выехал на утреннюю прогулку - даже не вспотел, лишь сильнее стал аромат жасмина и корицы, исходящий от него.
   - В пограничном Ереме наймем проводника, который проведет нас через Мурлок. Есть там у меня один знакомый, приходилось с ним как-то... работать...
   - Ну-ну, работать, как же, - ухмыльнулся Айвен и пришпорил коня, и без того способного обогнать геприна - самого быстрого из известных ему животных.
  
   Когда путники, по заверению Мэта, были уже недалеко от Риона, они осадили коней и пустили их быстрым шагом, чтобы дать скакунам отдышаться и не привлекать лишнего внимания - всадники на харуках большая редкость в любых землях.
   - Слушай, так кто готовит всю эту еду там, в доме? И моет потом посуду...
   - Магия, - геомант пожал плечами, - Когда кормушка активируется, заклятия создают еду, а когда путники покидают дом, остатки еды вместе с посудой превращаются в то, чем они были до этого.
   - Не понял. Это как? Я думал, что еду доставляют с кухни магическим способом...
   - Это не выгодно и слишком маназатратно. А самый дешевый способ магической транспортировки переносит только однородные по составу вещи. Или тарелку, или кашу, но уж никак не вместе.
   - То есть можно переносить еду по частям?
   - Ага. Там четыре десятка блюд, некоторые из которых состоят из огромного числа компонентов. Теперь представь, сколько нужно порталов, чтобы доставить сюда эти компоненты?
   - Тогда как же...
   - Уверен, что хочешь это знать?
   - Если честно, то уже не очень, - погладил Айвен свое раздувшееся брюхо.
   - Ну, тогда я тебе расскажу. Дом почти полностью автономен. Мана восполняется естественным путем: крыша отлично впитывает ману воздушной и водной стихий. Раз в несколько дней или даже месяцев - это зависит от того, как часто дом посещают - в "кормушку" отправляется свежая порция исходной массы. Однородной пасты, из которой потом заклинания воссоздают различные блюда и напитки. Сорок два заклинания и столько же блюд. Естественно, ассортимент изредка полностью меняют, но происходит это раз в несколько лет. Во всех кормильных домах меню одинаковое, так что постоянно в них питаться быстро надоест.
   - А посуда? Откуда берется она и куда девается?
   - Точно так же. Это такая же часть воссоздаваемого заклинанием блюда.
   - Гхм. Однородная паста, из которой можно создать салат из креветок, картофельный суп с грибами-той, ананасовый мусс, острый биремский перец и хешемский щербет? И все это разложить по тарелкам и разлить по бокалам?
   - Именно.
   - Кажется, я начинаю понимать, откуда берется тот запах. И меня сейчас вывернет тоже весьма однородной массой. Я ведь побледнел, да?
   Маг утвердительно кивнул в ответ, и вор, осадив коня и свесившись из седла, исполнил свою угрозу. Дважды.
   - Все равно скоро будем обедать. Только уже в нормальном трактире и нормальной едой! - заявил он, нагнав своего спутника.
   Каббр всхрапнул, словно соглашаясь со своим хозяином. Вытянув вверх шею, он откусил кусок ветки, свисавшей над дорогой и довольно ею захрустел. Перекусил он ее примерно посередине, и оставшаяся часть, естественно, упала на всадника, больно хлестнув его по лицу.
   - У тебя что, шея раздвижная, что ли, кабброва скотина? - ругнулся на коня Айвен, сбрасывая с себя ветку.
   - В Рионе советую быть поосторожнее, - Мэт повел своего скакуна бок о бок с Каббром, - Это город целителей, и туда съезжаются больные, страждущие и просто глупцы со всего континента. Естественно, что такое количество простаков, жаждущих исцеления, привлекает шарлатанов и обычное ворье.
   - Ну, я-то в нашей кампании как раз вор, а значит, тебе достается роль шарлатана, - хмыкнул юноша.
   - Что бы тебе не говорили уличные знахари и прорицатели - не обращай внимания. Дипломированные чародеи или лицензированные целители до уличных гаданий и диагностики по ладони в темной подворотне не опустятся, а к прочим лучше и не соваться. Главное, на кликушу не наткнуться.
   - Кликушу?
   - Маг-реализатор, малефик, колдун-вредитель - кликуши разные бывают. Когда они предсказывают беду, видят в тебе порчу или проклинают, то, как правило, не ошибаются. Потому что сами же все эти беды и наводят. Вольно или не вольно - это уже не имеет значения, когда на тебя подвесили хронический недоступ или заворот кишок с прокрутом.
   - А как я узнаю, кликуша это был или нет?
   - Ну-у-у... Вот когда кишки свернутся или не сможешь ходить по прямой - значит это как раз кликуша и был.
   - О! А мы же приехали, вон въездные ворота и стража. Дарков, кстати, нет - хоть какое-то разнообразие.
   - С Тьмой здесь поддерживают нейтральные отношения. Ссоры не хотят, но и шалить не позволят. К тому же, маги Тьмы и ее жрецы преподают в Академии. А в Дерьене даже храм Тьмы имеется. Но я думаю, что какое-то время в Хеоне тебя искать не будут. Ни один вор в здравом уме не станет скрываться от Госпожи в королевстве магов.
   - Вот как раз со здравомыслием у меня как-то не очень в последнее время.
   - Но они же этого не знают? На въезде в город тебя магически просканируют. Пол, возраст, чародейский потенциал и возможные хвори...
   - Без этого они что, мой пол определить не смогут?
   - А кто сказал, что в Рион приезжают только люди или гуманоиды?
   - Как думаешь, они донесут о том, что в город въехал некто с раной от селеритового клинка?
   - Не имеют права. Сюда приезжают больные и страждущие, и на территории города некоторые законы теряют свою силу. Ты - больной, которому нужно исцеление, и не важно, кто ты и что совершил.
   - Что-то вроде тайны исповеди?
   - Можно сказать и так. Впрочем, не удивляйся, если прямо за воротами тебя встретит какой-нибудь колдун или целитель, который точно знает что с тобой, и как это исцелить. Просто у некоторых из них есть договоренность со стражей, и те сообщают лекарям о потенциальных клиентах - разумеется, не бесплатно.
   - В наше просвещенное время информация стала весьма ценным товаром, -- хмыкнул юноша и, повинуясь жесту одного из стражей, свернул в сторону и осадил своего скакуна.
   -- Эй-эй! -- На дорогу перед Рыжим выскочил тучный торговец, преграждая путь, -- А ну сдай назад. Я здесь уже три часа на жаре торчу, и нечего лезть без очереди. Я ждал, и ты подожди. Все ждут.
   "Хрум!" - и в пасти Каббра исчез кусок бочки со стоящей рядом телеги. Красное вино тут же полилось через дыру, наполнив воздух терпким ароматом.
   -- Конечно мы постоим, -- ухмыльнулся Айвен, -- лошадям как раз есть чем заняться. Это, случайно, не твои бочки такие вкусные?
   - О, боги Ишерских Садов, это проклятое животное испортило мой товар! - схватился за голову торговец, оказавшийся хозяином телеги. Он подбежал к одному из стражников и, схватив его за бока кольчужной рубахи, с усилием оторвал воина от земли и начал трясти, причитая:
   - Три часа стою я на самой жаре. За это время у меня стащили табакерку с уххуррским табаком, халат из золотой паутины и говорящую шкатулку для драгоценностей! А теперь еще и это животное решило выпить весь мой нектар! Кто заплатит мне за убытки?
   - Нужно лучше следить за своим товаром, уважаемый, - отмахнулся от него стражник, - Некоторые из больных повреждены умом и не ведают, что творят. Нельзя их винить за то, что сделала с ними болезнь.
   - Тогда, пусть хозяин этого животного заплатит за мое вино!
   - Да сколько там того вина вытекло! - возмутился Айвен.
   "Хрум", - согласно кивнул его конь и откусил еще один кусок от злосчастной бочки. Запах вина усилился.
   - Нет, все, я быстро иду убивать это наглое животное! -- торговец отпустил воротного и схватился за кинжал, но стражник перехватил его руку и сильно сдавил. Купец неохотно выпустил оружие и уставился на разоряемое имущество.
   - Уважаемый, - вступился Айвен за скакуна, - мой конь тяжело болен. Точнее, он смертельно болен, и вы не смеете винить его за этот крохотный проступок.
   - Конь?... Болен?...
   "Хрум. Хрум..." Сразу два куска телеги исчезли в бездонной утробе Каббра.
   - А вы считаете, что здоровая лошадь так себя ведет? - удивленно приподнял бровь юноша. Мэт тихо хихикал в кулак, наблюдая за происходящим. - Я привез его на лечение. И будет просто чудесно, если вы нас пропустите вперед, пока он не съел все товары.
   - А как же мои деньги... - тучный торговец утер рукавом халата пот со лба и обеспокоено посмотрел на стражников, но те сохраняли невозмутимое выражение лиц.
   - Дорогой, - перебил его вор, - Быть может, глоток твоего чудесного вина подарил скакуну лишние пару часов жизни. Не откажешь же ты умирающему в этой маленькой радости?
   - Но это же конь! Просто конь.
   "Хрясь!" - на этот раз коню чем-то приглянулся сундук, стоящий возле истекающей нектаром бочки, и он спокойно оторвал от него замок.
   - Ага. Самый обычный конь, - согласно кивнул Айвен. - Так нам еще в очереди постоять, или можно проезжать?
   Торговец лишь тяжело вздохнул и махнул рукой стражнику: "пусть себе едут".
   - Хорошо, проезжайте, - усатый стражник протянул юноше бумаги, - и это, поосторожнее со своим обычным конем. Люди ведь всякие бывают, - глаза усача смеялись, да и по другим стражникам было видно, что представление пришлось им по вкусу. Видать, торговец и их успел уже достать за это время.
   - Спасибо, что так быстро пропустили нас, - поблагодарил его геомант, который уже успел сообщить писарю, кто они такие, откуда и зачем приехали. Естественно, и о харуках он тоже упомянул. Лгать на заставе города магов было бы несколько опрометчиво.
   - Хромой Харрус, ищите его в начале Кривого переулка, - стражник преклонных лет, чье лицо было украшено густой сеткой морщин и боевых шрамов, приподнялся со скамьи и подошел поближе к приятелям, - Думаю, если кто и сможет помочь тебе, мальчик, так это он. Старый коновал лечил воинов во время Осветительного похода в Даркилон. Был одним из немногих, кому удалось вернуться оттуда в здравом уме и почти полностью.
   - Спасибо вам за совет, - учтиво поклонился Мэт и направил своего коня в открывшиеся ворота.
   - ...а главное, я же только на миг отвернулся! - не унимался позади толстый торговец, размахивавший какими-то списками перед носом стражников, - И на тебе! Четыре табакерки позолоченных, четыре халата из редчайшей паутины и четыре говорящие шкатулки с драгоценностями словно лошадь языком слизала!..
   - Послушай, Айвен, - маг придержал своего коня, дожидаясь юношу, - мне показалось, или правый карман еще совсем недавно у тебя вот так не топорщился? Опять что-то стащил?
   - Не стащил, а взял в возмещение морального ущерба, - вздернув кверху палец, назидательным тоном отозвался юноша.
   - И чем же ты решил возместить свой... ущерб?
   - Ты не поверишь, но это табакерка с уххуррским табаком. Валялась под телегой. Похоже, она у него просто из кармана выпала или в мешке каком-нибудь дырка.
   - А-а-а... Тогда понятно.
   - Ты не волнуйся, я урок хорошо усвоил, и не собираюсь тащить из чужих карманов что попало. Уже по горло сыт сопутствующими приключениями и неприятностями.
   - Да верю я, верю, - отмахнулся чародей, но тут же пристально уставился на своего приятеля, - Погоди-ка! Но ты ведь даже с коня не слезал! Как тогда...
   Вместо ответа, Айвен лишь загадочно улыбнулся и пришпорил коня. Проехав узкую "осадную" улочку, они оказались в кипящем водовороте людей.
   - Ничего себе, небольшой городок! - присвистнул юноша. - Да здесь же работы - непочатый карман!
   - И каждый второй карман зачарован или охраняется каким-нибудь магическим стражем, - ухмыльнулся Мэт.
   - Ничего. Твой внешний вид отвлечет любого из них.
   - А что не так с моей внешностью? - удивился геомант, - Между прочим, как раз меня ворье будет обходить за десять шагов. Розовая прошивка вдоль рукавов рубашки, символ Экеро, вплетенный в пятнистую расцветку брюк, серповидная выемка на ногтях больших пальцев - все это отпугивает карманников и шарлатанов.
   - А еще больше их отпугивают зашитые карманы и твои роскошные усы темно-синего цвета.
   - Темно-синие усы и ногти на четырех пальцах не позволят мне заразиться через воздух или прикосновение. Не забывай что здесь три четверти народу - больные.
   - Угу. И сколько из них - на голову? А почему эти твои серпы в ногтях и пятна грязи на желтых брюках не работают, и возле тебя постоянно ошивается один воришка?
   - Где? - Мэт обеспокоено завертелся в седле.
   - Вообще-то, я имел в виду себя.
   - Боюсь, что от тебя помогут только четыре стены и амбарный замок, - вздохнул маг.
   - Амбарный - точно не поможет. Ладно, веди нас к какому-нибудь постоялому двору. Оставим там лошадей, и попробуем найти этого самого Хромого.
   Геомант согласно кивнул и направил своего коня прямо в людской поток...
  
   - Ой, мама, смотри - там собачка! - звонкий детский голосок разорвал тишину переулка, мгновенно наполнив его чем-то неуловимым, напоминающим одновременно весенний щебет птиц, нежное дыхание прохлады в полуденный зной и завораживающий танец солнечных зайчиков на стене.
   Старый кобель лениво поднял голову. Он забрался в этот узкий переулочек в поисках уединения и покоя, и чужаки ему здесь не были нужны. Тем более - такие.
   В пяти шагах от него остановилась запряженная парой породистых лошадей карета. Из открытой двери выглядывала молодая человеческая самка и детеныш лет семи, а возле кареты с невозмутимым видом замерли два стража-истукана. Суетливый сгорбившийся человек хлопотал возле одного из колес, что-то подкручивая и смазывая. Резкий запах оружейного масла вынудил пса чихнуть.
   - Мама, собачка с нами здоровается! - закричал человеческий детеныш.
   - Нет же, Эмилио, она просто зевает.
   - А может, собачка проголодалась и просит покушать? Можно я ее покормлю?
   Кобель тут же поднялся и завилял хвостом, выражая согласие с этим мудрым решением.
   - Не вздумай подходить к этому грязному животному! У него наверняка блохи! Если хочешь, то я куплю тебе красивую белую собачку с отличной родословной. Немедленно закрой дверцу, пока эта псина не набросилась на тебя! - самка что-то сказала сидящему напротив человку, и тот захлопнул дверцу кареты.
   Старый пес обнажил клыки и сердито заурчал. Ну вот почему эти взрослые человеки постоянно во все вмешиваются? Нет у него никаких блох! Он перегнулся почти пополам и пару рас клацнул зубами возле хвоста. Теперь нету.
   - Ой, мамочка, я хочу кушать, - снова раздался детский голос из окна кареты.
   - Никакого сладкого, пока не доберемся до дома, Эмилио! - строгая мама была непреклонна.
   - А я и не хочу сладкого. Дай мне булочку с молоком.
   - Хорошо, но только не вздумай кушать на ходу. Скоро карету починят и мы поедем.
   - Спасибо, мамочка, ты у меня лучше всех на свете!
   Пес завистливо заурчал, и тут вдруг что-то вылетело из окна кареты и ударило его в бок. От неожиданности, он отпрыгнул в сторону и недоуменно тявкнул. Потом принюхался. Неизвестный снаряд пах корицей и свежей сдобой. Булочка!
   Недоверчиво потыкав подношение носом, пес решительно откусил от нее кусочек. Сладкая. С изюмом и орехами, и легкой примесью марципана. На кобеля накатили воспоминания. Королевская кухня, розовощекие поварята, замешивающие тесто и вымачивающие изюм... Надо же! Казалось бы, столица находится в сотнях миль отсюда, а аромат булочек здесь точно такой же, как и в его юности.
   - Эмилио, ты уже все съел? Так быстро?
   - Да мамочка. Просто она была очень вкусная.
   Тем временем, карету починили. Мальчик попросил маму открыть шторку, чтобы помахать рукой собачке. Хитро улыбающаяся детская рожица высунулась из окошка, но там уже не были никакой собаки, и лишь пара воробьев доклевывала разбросанные по камням крошки...
  
   Глава 15. Дар пробуждается.

"Прикладывание льда к больному месту.

Кровопускание слабое или обильное.

Усекновение пораженных частей тела.

Погребальный молебен и отпускание грехов..."

Список бесплатных услуг целителя при Храме Спасения

   Стоило им въехать в этот водоворот людских и нелюдских тел, как тут же множество рук начали хватать приятелей за рукава, за ноги и даже коней за хвосты. Со всех сторон сыпались просьбы, предложения, угрозы и проклятья. Иногда над головой вспыхивали необычные разноцветные узоры, заставляющие коней испуганно шарахаться.
   - Что это? - с любопытством уставился Айвен на новую вспышку.
   - В людных местах работают сторожевые заклинания, оберегающие гостей города от проклятий и наговоров. Не каждому, приехавшему лечить обычный насморк, захочется покинуть город косоглазым, заикающимся и с голодным несвезлохом в придачу.
   - И что это сейчас было?
   - Не знаю. Проклятья - это не мой профиль.
   - Ага. Твой профиль - табуреты по комнатам двигать, да одеваться в такое несуразное тряпье, что нормальный человек на себя и напялить-то постесняется.
   - На себя посмотри. Когда стирался последний раз?
   - Я при смерти, мне можно, - отрезал юноша и попытался оторвать от своего коня какого-то старикашку, - Ты посмотри. Маленький, а цепкий, что твоя блоха.
   - Меня зовут доктор Вшивс! - пропищал старичок, - И я именно тот, кто вам нужен.
   - Да. Пожалуй, сейчас я об тебя грязь со своих сапог буду сбивать. Отпусти несчастное животное, коновал!
   - С вашего позволения, вот уже четыре года я практикую исключительно на людях и анатомически сходных с ними гуманоидах, - задыхаясь, просипел доктор.
   - А до этого? Неужели на несчастных зверушках тренировался? Предупреждаю, я сейчас пущу коня вскачь, - пытаясь дотянуться до него сапогом, предупредил вор.
   - В вашем положении, юноша, лично я бы поостерегся пинать возможно единственного человека, способного спасти вашу жизнь, - простонал старичок и, разжав пальцы, рухнул в дорожную пыль.
   - А как же уважение к старшим? - ухмыльнулся Мэт, - Теперь будешь своего спасителя искать под ногами прохожих.
   - Не люблю шарлатанов.
   - С чего ты взял, что он врет? Он же сказал, что ты смертельно болен.
   - Наверное, подслушал наш разговор, - пожал юноша плечами, - Или просто предположил.
   - Тем не менее, я снова осмелюсь предложить вам свои услуги! - снова появился старичок, вынырнув из-под брюха коня Мэта, - Не стоит полагаться на магию там, где помочь вам сможет лишь наука и истинное лекарское искусство!
   - Ты еще здесь? - удивился юноша, - Тебе что, мало досталось? Так я добавлю.
   - Подожди! - геомант положил руку на плечо вора, - Эй, ты, доктор. Если скажешь, что с моим другом, то мы пойдем с тобой.
   - Нет ничего проще! Только, молодой человек, для постановки диагноза, вам придется проехать вот сюда, где посвободнее и спуститься с лошади.
   Бросив испепеляющий взгляд в сторону мага, Айвен направил коня к ближайшему навесу и спешился.
   Сухонький дедок просеменил к нему и начал осмотр. Сначала ощупал руки юноши, потом лоб, заглянул в уши и попросил его открыть пошире рот. Показал два пальца и зачем-то попросил их сосчитать, а потом долго изучал глаза вора, оттянув ему веко.
   - Ты руки-то мыл? - хмуро поинтересовался тот, когда доктор попытался засунуть ему пальцы в рот.
   - А как же! - возмущенно отпрянул старичок, - Гигиена является одним из основных принципов здорового образа жизни!
   - Это еще что за зверь? Впервые слышу.
   - Собственно, это и не удивительно. Медицина еще только зарождается как полноценная наука, но я уверен, что будущее именно за ней, а не за магами-шарлатанами или жрецами, вымаливающими у богов очередное чудо.
   - Ты все еще не сказал, что со мной, - напомнил ему юноша.
   - Ах да. Собственно, здесь все просто. Повышенная температура, бледное лицо и раздражительность говорят о том, что у вас или инфекция, или лихорадка.
   - А эта твоя фикция - она лечится?
   - Правильно говорить "инфекция". Это значит, что организм отравлен, и нужно всего лишь очистить его от яда.
   Маг с вором переглянулись. Мэт отрицательно покачал головой, давая понять, что доктор не пользовался магией при осмотре.
   - Вы очень осторожно дышите, не делая глубоких вдохов. А это значит, что вам больно дышать, - продолжил Вшивс, - Это могло бы быть воспаление легких, но я не слышу никаких хрипов, - он прижал ухо к груди Айвена с правой стороны.
   С диким воплем, мгновенно побледневший юноша рухнул на землю.
   - А это значит, что мы имеем дело с локальным заражением крови, - задумчиво пробормотал старичок, глядя на потерявшего сознание пациента.
   - Сможете вылечить его, господин Вшивс? - Мэт ловко спрыгнул с коня и попытался поднять бесчувственного вора.
   - Несомненно! Мне постоянно приходится иметь дело с сепсисом. И еще никто из пациентов не жаловался.
   - Хорошо. Сейчас я посажу его в седло и иду за вами...
  
   Лачуга, в которую привел чародея доктор Вшивс, оказалась крохотной и весьма скромно обставленной. Для доктора, успешно практикующего несколько лет, это было слишком подозрительно. Впрочем, идеальная чистота, царящая в комнате, несколько успокоила Геометра.
   - Сейчас-сейчас. Вот здесь у меня горячая вода и все необходимые инструменты. Кладите больного вот сюда, на белое покрывало. И, умоляю, осторожнее, чтобы он не пришел в сознание. Это намного упростит мою задачу.
   С этими словами старичок пододвинул к скрипучей кровати, на которой лежал бесчувственный юноша, невысокий столик и начал раскладывать на нем свои "инструменты".
   Остро отточенный кухонный нож. Кусок изогнутой медной проволоки. Огромных размеров рыболовный крючок. Коробку с иглами и нитками, которыми обычно пользуются сапожники. Несколько кусочков смолы. Обычную восковую свечу. Бутылку дешевого кислого вина.
   - Эй, уважаемый, а вы точно уверены в том, что собираетесь делать? - забеспокоился Мэт, с сомнением глядя на все эти приготовления.
   - Не беспокойтесь. Все инструменты совершенно стерильны. Я лично их прокипятил.
   - А как насчет целебных настоек? Наговоров? Болеутоляющих рунных знаков?
   - Забудьте про традиционное лечение с помощью этих ваших заклятий и чудес, - отмахнулся доктор, - В данном случае это бесполезно. А вот медицина нетрадиционная быстро поднимет вашего друга на ноги.
   - И что именно вы собираетесь делать?
   - Выпустить отравленную кровь, разумеется! Сепсис весьма удачно локализован и простейшего хирургического вмешательства будет достаточно, чтобы облегчить страдания пациента. А потом я дам вам список лекарств, которые помогут вытянуть остатки яда и поспособствуют процессу заживления и восстановления поврежденных органов. Надеюсь, что заражение не проникло слишком глубоко, и мне не придется вырезать у пациента легкое или что-нибудь еще, - доктор хищно улыбнулся и с такой жадностью посмотрел на Айвена, словно собирался его прямо здесь разделать и съесть.
   - Мы уходим, - коротко бросил Мэт.
   - Но почему? Я обещаю, что не пройдет и недели, как ваш друг встанет на ноги!
   - Если бы я хотел, чтобы ему просто пустили кровь, я бы обратился к любому армейскому коновалу или в Храм Спасения. Там мясники будут поопытнее вас.
   - И будут резать несчастного на куче грязной соломы грязным кухонным ножом своими грязными неуклюжими руками?
   - Но у вас тоже кухонный нож.
   - Поверьте, это временное неудобство. Да и оглянитесь! В моей операционной царит идеальный порядок! А хирургии я обучался у лучших медикусов Фармского Медикария!
   - Так вы один из этих странных чудаков, потрошащих трупы, чтобы научиться исцелять живых? Придумавших кучу странных и непонятных слов, вроде этой вашей гигиены и хирургии, и ежегодно выпрашивающих у Совета кучу средств на свои "изыскания"? Я слышал, что некроманты в очереди стоят у дверей Медикария, в ожидании свежих тел, ваших бывших пациентов. И только благодаря их заступничеству, вашу лавочку еще не прикрыли.
   - Вы не имеете права!
   - Надеюсь, привести его в чувство вы сможете? Только без иголок, а то знаю я вас!
   - Как вам будет угодно, - вздохнул доктор Вшивс и поднес к носу Айвена какой-то пузырек. Вдохнув, юноша закашлялся и открыл глаза.
   - Где я? - был его первый вопрос.
   - В моей операционной. И вот этот суровый господин с синими усами не хочет, чтобы я вас исцелил.
   - Если ты собирался лечить меня вот этими вот орудиями пыток, разложенными на столике, то я только что задолжал ему пару кувшинов самого дорогого вина.
   - Я напишу вам названия лекарств, которые можно купить у любого аптекаря, - усевшись на лежанку, доктор вытащил мятый листок бумаги и графитовое писало. - Вот эти нужно пить, эти - втирать, а вот эти сжигать и вдыхать дым.
   - И это должно мне помочь?
   - Несомненно! Думаю, что уже через три месяца после начала курса лечения вам станет заметно лучше.
   - Три месяца я должен втирать в себя этот, - вор выхватил листок из рук доктора, - цин... шианк... целковый... А здесь что написано? И вообще - кто все эти буквы? Я едва ли половину могу разобрать из того, что здесь написано!
   - Это шелкопрядная мазь. Втирать трижды в день.
   - Ну-ка, погодите. Господин доктор, вы дали рецепт правой рукой? - вмешался Мэт.
   - Разумеется. Я же правша, и все делаю правой рукой.
   - Вот только писали вы левой. Неудивительно, что мой друг не смог ничего прочесть.
   - Так нас учили в Медикарии. Для того, чтобы...
   - Оставьте свои объяснения для убитых горем родственников ваших будущих пациентов, - усмехнулся геомант и вышел...
  
   - И что будем делать? Искать Хромого? - Айвен уже сидел в седле своего Каббра.
   - Других вариантов у нас пока нет. А таскаться по всем лекарям и колдунам, так это никакого здоровья не хватит.
   - Ума не приложу - неужели подобные этому Вшивсу действительно считают, что они способны лечить людей? По-моему, вреда от них намного больше, чем пользы.
   - Ну, иногда даже их пациентам везет, - пожал плечами геомант, - нужно отыскать какой-нибудь информаторий, чтобы узнать, где находится Кривой переулок.
   - Информаторий? А что это такое?
   - Проще показать. Поехали, кажется, я видел вон там что-то похожее...
   Информаторием оказалась массивная тумба высотою примерно по грудь, а на ней было закреплено три фонаря таким образом, чтобы ночью освещать бока тумбы. На всех четырех ее сторонах, как оказалось, была изображена схема города. В картах Айвен разбирался неплохо и довольно быстро нашел ворота, через которые они въехали.
   - Смотри! - указал Мэт на тускло светящееся пятнышко на карте, - Вот здесь мы с тобой сейчас находимся. А нам нужен... - он вытащил медную монету и положил ее на тумбу, - Кривой переулок, - четко и внятно произнес маг.
   - Спасибо за использование нашего информатория, - раздался вдруг приятный женский голос, и вор был готов поклясться, что он исходил со стороны тумбы.
   Монетка с тихим шипением пропала, а на карте вспыхнуло еще одно световое пятно. Помигав примерно с минуту, оно исчезло.
   - Ты запомнил? - геомант повернулся к своему приятелю.
   - Что это было? И куда делись деньги? - юноша подошел к тумбе и начал осматривать ее, пытаясь отыскать щель, в которую могла провалиться монета.
   - Это и есть информаторий. За медяк ты можешь увидеть любое место в пределах городских стен, которое тебе нужно.
   - Хм. А если я хочу найти богатый дом с плохой охраной?
   - Нет. Только улицу, название которой тебе известно. Или дом человека, если ты назовешь его имя.
   - Дай-ка монету! - требовательно потянул руку Айвен.
   - Зачем? Ты же здесь ничего и никого не знаешь?
   - Спасибо.
   Выхватив у Мэта медяк, юноша подошел к тумбе и положил на нее монету.
   - Улица Кожевников, - уверенно произнес он.
   - Спасибо за использование нашего информатория, - снова произнес приятный женский голос, и на карте замигал огонек. Монета пропала.
   - Я всегда был уверен, что улица Кожевников есть в каждом городе. Дай еще монету.
   - А мне казалось, что мы спешим спасти твою жизнь, - напомнил ему маг.
   - Я знал, что ты не откажешь другу, - помахал у него перед носом кошельком вор.
   - Эй, верни мне его! Невероятно. Ты стащил у меня кошелек. Опять!
   - Да мне и нужна-то была всего одна монетка. Так-так... Мне нужна... Мне нужен... Переулок деревянноногого толстопуза! - четко произнес Айвен, наклонившись к тумбе.
   - Недостаточно информации, - отозвался голос.
   - Ты монету положи, - напомнил Мэт.
   - Ах да, и вправду. Вот, держи. Итак, где находится переулок деревянноногого толстопуза?
   - Спасибо за использование нашего информатория.
   Монетка с тихим шипением исчезла, но на карте ничего не зажглось.
   - Что, сломалась что ли? Эй, показывай мне переулок толстопуза! - постучал ладонью по тумбе вор.
   - В Рионе нет такой улицы, - пояснил маг, - Он не показывает то, чего нет.
   - Тогда пусть вернет мои деньги! Эй, Мэт, эта кабброва тумба стащила твою монету!
   - Вообще-то, ее стащил ты. В любом случае, деньги назад нам уже не получить. Кстати, ты мне должен два медяка.
   - Сдачи с золотого найдешь?
   - Держи. Кстати, а откуда у тебя золотой? Эй, а ну-ка вернись! Ты же сказал, что возьмешь только одну монету!.. - завопил маг, и пришпорил своего харука.
   Когда геомант нагнал Айвена, тот рассматривал какую-то вывеску, с изображением толстого выпивохи, держащего в руках огромную кружку, украшенную пенной шапкой.
   - Если ты мне сейчас скажешь, что вот за этой дверью скрывается мастерская пивных кружек или Цех веселых толстяков, то сделаешь меня самым несчастным вором на свете! - повернулся юноша к Мэту.
   - Проголодался? Между прочим, до Кривого переулка осталось совсем немного. Потом пообедаем.
   - Послушай, а вдруг я не перенесу лечения? Ты хочешь отправить меня на смерть голодным?
   - Ладно, уговорил. Только недолго. И смотри - по чужим карманам не шарить и ни с кем не задираться. Здесь все через одного колдуны или чародеи, хлопот не оберешься.
   - Я уже не маленький, - отозвался юноша и направил коня в сторону стойла. К нему тут же подскочил юркий мальчишка, и ухватился за стремя.
   - Чем прикажите накормить коня, господин?
   - Поставь ему морковку, овес и свежей травы, пусть сам выбирает. И близко к нему не подходи, у тебя волосы цвета спелой пшеницы, а мой Каббр плохо видит.
   Айвен дождался своего спутника, и вместе они зашли в трактир под странным названием "Трезвый пьянчуга"...
  
   Вышли они из этого заведения довольно быстро, причем красный от гнева вор сыпал проклятьями направо и налево, а геомант улыбался, с трудом сдерживая смех.
   - Кабброва страна, каббровы толстяки и трижды проклятые трактирщики! Это надо же такое было удумать, а? И за что я, спрашивается, две полновесных серебряных монет отдал? - возмущался юноша.
   - Между прочим, за обед заплатил я.
   - Тем более! Мне ведь не за себя, мне за тебя - моего друга обидно! Это же настоящий обман! Разве можно нормальному человеку, который забежал перекусить в тишине и прохладе, подсовывать вместо славного наваристого эля эту... этот... такое... - Айвен захлебнулся словами, пытаясь подобрать нужное определение.
   - Я раньше слышал про подобные заведения, но думал, что все это слухи.
   - Это какому кабброву умнику пришла в его крохотную голову такая идея - подавать в трактире пиво, в котором нет хмеля? А вино? Разве это вино? Это же просто издевательство какое-то! Я от этого вина раньше лопну, чем опьянею!
   - Поэтому трактир и называется "Трезвый пьянчуга". В нем подают вина и эль, в которых нет хмеля. Ноги и язык не заплетаются, кулаки не чешутся, а наутро голова не болит. Красота!
   - Красота? Я четыре кружки пива выдул, прежде чем заподозрил неладное. И ты меня не предупредил.
   Вяло переругиваясь, они забрали своих скакунов и отправились искать Кривой переулок, до которого оставалось всего пара кварталов. Но спокойно доехать до места им не дали.
   - Берегись! - геомант дернул поводья, направляя коня в сторону Айвена. Чтобы избежать столкновения, вору пришлось развернуть своего Каббра.
   - Ты что, спятил? - возмутился, было, юноша. Но тут вдруг что-то горячее и ослепляющее яркое пронеслось рядом с его головой, гудя, словно рассерженный шмель. Ударившись в стену дома, странный снаряд рассыпался снопом искр.
   - Ой, кажется, я промазал, - раздался насмешливый голос за их спинами.
   Друзья обернулись. Позади них стоял самый обычный уличный грабитель, которых и тот и другой уже успели насмотреться за свой недолгий век. Грязная рубаха, кривая ухмылка, рыжая борода и зловещий огонь в глазах. Правда, этот грабитель умел швыряться сгустками пламени.
   - Ничего, зато я не промахнусь, - еще один разбойник появился в десяти шагах впереди них прямо из воздуха. Этот был еще моложе Айвена - почти мальчишка! - и двигался с изяществом не то танцора, не то искусного фехтовальщика.
   Он сделал несколько быстрых пассов и выбросил вперед правую руку, открытой ладонью вверх. С нее сорвалось несколько темных игл и устремились к Мэту, увеличиваясь на лету и превращаясь в полупрозрачные лезвия кинжалов.
   Геомант нахмурился. Айвен успел насчитать семь призрачных клинков и уже мысленно попрощался со своим приятелем, но тот вдруг сплел кисти рук в замысловатую фигуру и словно что-то швырнул навстречу вражескому заклинанию. Даже вор смог почувствовать огромный выброс маны, а противники так и вовсе остолбенели, когда лезвия вдруг истаяли в воздухе, всего пару каких-то шагов не долетев до цели.
   - Надо же. Развеять уже запущенное заклинание далеко не каждому по силам. Ты хорош, определенно хорош, - третий грабитель спрыгнул с крыши и плавно, несмотря на свою тучность, опустился на землю рядом с метателем магических клинков.
   - Тебе не выстоять против нас троих, - спокойно заметил он.
   Вор мысленно окрестил эту троицу Рыжим, Толстяком и Танцором, и обиженно заметил:
   - Между прочим, я тоже здесь!
   - Ты бы еще коней посчитал, - звонко рассмеялся Танцор. - Ты же пустышка, "пузырь", - презрительно добавил он.
   Тем временем Мэт успел выхватить свой мешочек с камнями и щедро сыпанул горсть на землю перед лошадьми. Напряжение покинуло его лицо и на губах заиграла усмешка.
   - Хватит болтать! Убьем их поскорее, пока местные чародеи не поняли, что им подсунули обманку! - рявкнул Рыжий и один за другим выпустил сразу три пылающих сгустка.
   Вор быстро скользнул под брюхо Каббра, увертываясь от снарядов. Геомант же широко развел руки, словно для объятий. В воздухе сверкнул иссиня-черный кусок мрамора, и чародей с невероятной скоростью увернулся от новой порции волшебных лезвий, на мгновение превратившись в размытый силуэт.
   - А ты шустрый. Но я могу играть в эту игру очень долго. А ты? - на ладони Танцора снова появились черные иглы, и он небрежно стряхнул их в сторону всадников. Однако, камни из-под его ног вдруг выскользнули, и колдун, пытаясь удержать равновесие, всплеснул руками. Магические лезвия, повинуясь его взмаху, улетели в небо.
   - Разумеется, это была не случайность, да? Больно уж вы проворные, нужно это исправить, - заявил толстяк, выкидывая вперед руку с открытой ладонью. Воздух перед ним странным образом "поплыл", искажаясь едва различимыми волнами и преломляя очертания предметов.
   Геомант лихорадочно пытался нашарить что-то в своем мешочке. От крыши вдруг отразился солнечный луч, ослепляя Толстяка, но на действии воздушного заклинания это никак не сказалось. Колеблющийся воздух накрыл двух всадников, и они словно угодили в вязкий кисель. Движения сразу стали замедленными, как в каком-нибудь кошмарном сне.
   - Ну, посмотрим, какой ты сейчас будешь быстрый, - широко улыбнулся Танцор, любуясь мерцающими на своей ладони иглами.
   Мэт выхватил острый осколок прозрачного камня, плавно двигая рукой.
   Айвен закричал и бросил что-то в сторону Толстяка и Танцора.
   Каббр медленно вскинул передние копыта, вздымаясь на дыбы. Даже у коня движения были вязкие и неестественные.
   Геомант стиснул камень, и струйка крови вытекла из его кулака.
   Медленно вращаясь в воздухе, руна Огненного Шара устремилась к двум чародеям-грабителям. Каждая черточка вырезанного на ней символа была хорошо видна вору, живущему в замедленном мире.
   - Н-на! - движения противника казались теперь не по-человечески стремительными, и смертоносные клинки летели с совершенно безумной скоростью в Мэта, даже войдя в зачарованную область.
   Геометр снова попытался уклониться, однако теперь двигался он недостаточно быстро. Несколько призрачных лезвий ударили геоманта в грудь. На его белоснежной рубахе проступили пятна крови, отмечая места порезов.
   - Не шали, мальчик, - погрозил Айвену пальцем Рыжий и хлопнул в ладоши. Руна взорвалась в воздухе, не долетев до цели и на краткий миг ослепив всех присутствующих.
   Раздался громкий треск, и один из балконов, угрожающе висящих над головами сражающихся, вдруг обрушился прямо на Толстяка. Тот вскинул руки, перед которыми замерцало что-то вроде прозрачного щита, но это не помогло. С отчаянным вскриком грабитель рухнул на землю, а сверху его прикрыли обломки, подняв облако пыли.
   Бородатый широко замахнулся, и в ладони его сформировался новый огненный снаряд, который он тут же швырнул в спину вора. Удар оказался таким мощным, что юношу вышибло из седла, и тот медленно полетел в сторону соседнего дома.
   Кирпичная стена неотвратимо приближалась. Айвен попытался смягчить удар, развернувшись плечом в сторону преграды, но вся правая сторона груди словно взорвалась нестерпимой болью, и он потерял сознание. Второй раз за день...
  
   В чувство его привел знакомый голос, зазвучавший в голове:
   "Ты что это, никак, помереть собрался? Извини, но придется тебе еще помучаться. Вставай, пока тебя заживо не зажарили!"
   И словно жидкий огонь начал растекаться из раны по всему телу, отозвавшись пульсирующей болью в правой ладони. Юноша открыл глаза, чтобы проверить, что происходит с его рукой. Печать. Она была там. Айвен оглянулся, но в глазах все поплыло и начало двоиться. Застонав, он попытался встать, опираясь спиной о стену.
   - Эй, смотри - я думал, что этот щенок уже сдох! - раздался удивленный голос Толстяка. Похоже, упавшего на голову балкона для него оказалось недостаточно.
   - Наверное, из-за твоего замедляющего заклинания удар получился слишком слабым, - отозвался Рыжий, - сейчас я его добью.
   - Только лошадок не попортьте, больно уж они ценные.
   Яркий свет ударил Айвена по глазам, и он вскинул руку, прикрываясь раскрытой ладонью. Снаряд бессильно осыпался искрами, даже не долетев до него, лишь в лицо ударил горячий порыв ветра - и только. Зрение начало восстанавливаться, и Айвен осмотрелся. Судя по всему, без сознания он провел не больше пары минут.
   Мэт по-прежнему сидел на своем скакуне. Его и харука окружал полупрозрачный магический купол. Судя по напряженному бледному лицу геоманта, защиту он удерживал из последних сил, а рубашка его была уже вся в крови.
   Толстяк стоял в тени дома, скрестив руки на груди и настороженно озираясь по сторонам: похоже, боялся появления стражи. Рыжий и Танцор торопливо выпускали в защитный купол геоманта различные атакующие заклинания, пробуя его на прочность. Похоже, метатель огня даже не удосужился проверить, достигло ли его заклинание цели.
   Неосторожно пошевелившись, юноша ударился плечом о выступающий камень, и с его губ сорвался протяжный стон, который был услышан врагом.
   - Живучий, посмотрите-ка на него! - удивился здоровяк, - Ладно, вы развлекайтесь дальше, а этим недобитком я сам займусь, - на губах колдуна-разбойника заиграла усмешка, и он направился к Айвену, жонглируя чем-то невидимым.
   Но дожидаться его юноша не стал. До крови закусив губу, он оттолкнулся от стены и встал на ноги, с трудом удерживая равновесие. В глазах снова все поплыло, но это уже была не слабость, а действие замедляющего заклинания. Воздух стал вязким, и любое движение давалось с трудом.
   - Надоело! Хватит! Куда ни плюнь - сплошь да рядом колдуны и чародеи, - вспылил вдруг Айвен, - Сейчас я вам такого "пузыря" покажу, что на всю жизнь запомните!
   Он решительно вытянул вперед обе руки, вонзая их в сопротивляющийся воздух, а потом развел в стороны, словно разрывая невидимую ткань. И враждебная магия сдалась. Раздался оглушительный звон, и Толстяк вдруг замер на месте, схватившись за грудь. Лицо его разом побледнело, а из носа и ушей шла кровь - похоже, все это время он поддерживал свои чары, и "разорванное" Айвеном заклинание ударило по нему, словно лопнувшая струна по пальцам музыканта.
   Рыжий и Танцор одновременно опустили руки, изумленно глядя на вора. Самым удивительным было то, что магический потенциал юноши оставался на прежнем уровне - мана его по-прежнему была заперта. Это было им непонятно, а оттого еще страшнее.
   - А теперь ты, бородатый. Ну-ка, подбрось огоньку! Давай-давай, я знаю, что ты это любишь, - нагло ткнул пальцем в Рыжего Айвен. Движения снова стали легкими, и свойственная ему жизнерадостность начала понемногу возвращаться.
   - Щенок! - выкрикнул маг и швырнул в наглеца сразу три огненных сгустка, не столько, чтобы навредить, сколько для отвлечения внимания: третий грабитель ужом скользнул к стене и словно стал полупрозрачным, сливаясь с каменной кладкой. Вдоль стены он двинулся за спину Айвену, который выпустил его из виду.
   По какому-то наитию, юноша резко свел ладони друг к другу, словно зажимая между ними что-то невидимое и достаточно хрупкое. Магические снаряды замерли на полпути, зависнув в воздухе и тихо гудя.
   - Хм, интересно. А если вот так попробовать? - с этими словами Айвен резко выбросил ладони вперед, отталкивая от себя воздух. А заодно и висевшие в воздухе сгустки пламени.
   Этого Рыжий никак не жидал и замер, открыв рот. Слишком поздно сообразил он, что заклинание теперь обернулось против своего же создателя, и все три шара ударили грабителя прямо в грудь, отбросив его на несколько шагов.
   - Следующий! - азартно воскликнул юноша и начал искать взглядом третьего.
   -- Сзади! Он прикрылся иллюзией, ползет вдоль стены! -- хрипло выкрикнул Мэт.
   Раскрытый маг уже не таился, снова приняв нормальный облик. Он вытянул перед собою руку с раскрытой вверх ладонью, и над ней начали формироваться призрачные лезвия. Айвен прищурился. Вытянул руку, повторяя жест противника. Зловеще мерцающая в самом центре ладони розовым светом Печать вдруг набухла и словно лопнула, выпуская из себя небольшой шар, словно сотканный из дыма, который повис над ладонью.
   Метнули они свои магические снаряды одновременно. Созданный Печатью шар тоже увеличивался, приближаясь к цели, и его полет сопровождался ревом. Два заклинания столкнулись в воздухе, и от волшебных клинков мага-разбойника не осталось и следа, а магический шар развеялся, как самый обычный дым.
   Дожидаться, что будет дальше, Танцор не стал и бросился бежать прочь.
   - А ну стой! - раздался голос Мэта. Геомант уже убрал свою защиту и соскочил с коня. Присев на корточки, он положил ладонь на землю и закрыл глаза.
   На этот раз Айвен не просто почувствовал, но и увидел, как на короткий миг под ладонью геоманта зажглась тусклая мантическая линия, которая быстро начала наливаться светом. Юноша посмотрел на бегущего. Земля под ногою разбойника вдруг разверзлась и он по колено провалился во внезапно появившуюся яму.
   Тяжело дыша, геометр сел на землю и закрыл глаза.
   "Отдал последние запасы маны", - догадался Айвен. Магическое истощение было ему хорошо знакомо, ведь в прежние времена Инош не сильно-то его и жалел, вытягивая всю ману, без остатка. Казалось, что с той поры прошла уйма времени, хотя на самом деле всего несколько недель.
   - Чего медлишь? - прохрипел Мэт, открывая глаза.
   Вор посмотрел на Танцора, с проклятьями пытающегося вытащить застрявшую в проломе ногу, а потом направил на него ладонь. Вырвавшийся из нее розовый луч оборвал жизнь и крики последнего из грабителей.
   - Какого каббра? Я же не просил его убивать! - вскинул бровь геомант.
   - Я и не хотел? Оно как-то само получилось, - потупился вор.
   - Надеюсь, ты хоть кого-нибудь из них оставил в живых для допроса?
   - Как ты?
   - Паршиво. Пустой, как твои карманы. И вдобавок у меня начался "голод".
   - Чего?
   - Полное опустошение. Ощущаю себя пересохшим колодцем, которому безумно хочется пить. Воды вокруг полно, но вот только дотянуться до нее я не могу.
   - Почему?
   - Ах да, ты же у нас Печатник, тебе это не знакомо. Обычному магу чтобы впитывать внешнюю ману, нужны небольшие запасы собственной. Которая в таком истощенном состоянии восстанавливается крайне медленно. Иногда на это могут уйти месяцы.
   - Я могу тебе помочь?
   - Вряд ли. На это мне тоже нужны силы, а их нет.
   - Похоже, придется мне какое-то время вместо тебя побыть магом, - широко ухмыльнулся вор.
   - Понравилось быть всемогущим? Ничего, скоро это ощущение пройдет. Вот только какого каббра ты, господин свежеиспеченный маг, никого в живых не оставил?
   - Зачем нам живой грабитель?
   - Узнать, что забыли три арланийских охотника за головами в Хеоне. И почему напали на нас, скрыв факт использования магии от местных чародеев, -- с этими словами геомант показал амулет, висящий на шее у неподвижно лежащего Толстяка.
   Айвен обернулся. Рыжий так и лежал там, куда его отбросило собственное заклинание. Танцор тоже неподавал признаков жизни.
   - Точно мертвы?
   - Сходи, проверь, - скривился маг.
   - А с мертвыми разговаривать ты умеешь?
   - Нет. А ты?
   - Ты сам-то понял, что и у кого спросил? - улыбнулся Айвен.
   Мэт не ответил. Он перевел взгляд на ладонь юноши, где все еще была видна Печать. Правда, она уже не светилась и не пульсировала, но сила по-прежнему была в ней.
   - Ты думаешь, что... - начал было вор, и геомант лишь пожал плечами.
   - Начни с Толстяка. Ему меньше всего досталось. Но сначала принеси мою сумку, нужно раны смазать. Конечно, это всего лишь неглубокие порезы, хвала Рунной Кольчуге, но истечь кровью не хотелось бы, слишком уж их много.
  
   Выполнив просьбу друга, Айвен подошел к толстяку, лежащему на спине. Лицо его было залито кровью, а левая нога неестественно подвернута. Задумавшись на мгновенье, юноша ухватил труп за вторую ногу и потащил его к Мэту.
   - Эй, ты чего делаешь? - удивился тот.
   - Не собираюсь в одиночку с мертвецами разговаривать. Вдруг он меня укусит?
   - Укусишь его в ответ, всего-то и делов.
   - Уф, тяжелый, гадина. А с крыши падал, будто легче перышка. Не мог перед смертью на себя это заклинание наложить, а? Я же так и надорваться могу!
   - Я вижу, что тебе уже значительно лучше, - усмехнулся маг, - Ты хоть знаешь, что с ним делать?
   - Нет. Наверное, нужно принести кровавую жертву? Зажечь ритуальные огни...
   - Доверься интуиции. Пока что она тебя не подводила.
   Вор послушно закрыл глаза и положил руки на тело. Расслабившись, он попытался отыскать в себе то чувство, которое обычно зовут интуицией.
   "Раздави ему сердце!" - отозвалось второе Я.
   - Чего-чего? - переспросил юноша, но ему никто не ответил.
   - Ты с кем там разговариваешь? - Мэт перестал смазывать свои раны и уставился на Айвена.
   - С интуицией. Говорит, что нужно что-то сделать с сердцем.
   - Ну так делай.
   Юноша послушно положил руку на грудь с правой стороны. Разумеется, сердце покойника не билось.
   "Давай! Смелее!" - подбодрил внутренний голос, и вор, стиснув зубы, погрузил пальцы прямо в мертвую плоть, пытаясь достать до сердца.
   К его удивлению, это удалось сделать довольно легко, и он почти не встретил сопротивления, словно перед ним был чан с густым медом, а не мертвый разбойник. Пальцы легонько сжались вокруг сердца и оно вздрогнуло.
   - Уф, почудится же, - не открывая глаз, он вытер пот со лба второй рукой. Пальцы правой непроизвольно сжались, и сердце покойника снова вздрогнуло.
   - Он дернулся, - спокойно заметил Мэт.
   - Да? Ну-ка... - теперь уже целенаправленно юноша начал сдавливать и отпускать сердце. Погруженная в грудь Толстяка рука налилась розовым светом.
   - Переливай в него силу!
   - Я не знаю, как! - в голосе Айвена был страх. Потому что он вдруг почувствовал, как мана сама начинает уходить из него и вливаться в покойника. Не останавливаясь, юноша продолжал массировать сердце.
   И мертвец ожил.
   - Ты! - Толстяк вздрогнул, и глаза его открылись, - Что ты сделал со мною, щенок!
   - Прикончил, разумеется, - вор тоже открыл глаза и посмотрел на лежащего. Потом на свою руку, кисть которой полностью находилась в теле разбойника.
   - Да я тебя! - здоровяк попытался встать, но Айвен стиснул сердце, и тот обмяк.
   - Не советую угрожать тому, в чьих руках твое сердце.
   Толстяк опустил взгляд на свою грудь и вздрогнул. Зрелище действительно было жутким.
   - За... Зачем? - прохрипел несчастный.
   - Заткнись. Жить тебе осталось пара минут, так постарайся провести их толково, - вмешался геомант. - Мы хотим знать, кто вас послал. Кто хочет нашей смерти?
   - Ни... Никто. Мы сами... Хотели поживиться... Ваши лошади...
   - Врешь, - в голосе мага звучал металл. - Вы ждали именно нас, и вовсе не для того, чтобы ограбить. И у тебя на шее цеховый знак... Давно охотишься на людей за деньги?
   - Эй, дорогой. Не стоит никого выгораживать. Ты все равно сейчас сдохнешь. Не упускай шанс отомстить тому, кто тебя отправил на смерть, - перебил ожившего громилу Айвен. - Не мести же тебе бояться, в самом деле. Тебе уже все равно, ну так помоги хорошим людям!
   - Вам... Не уйти... За ваши тела объявлена награда... Большая награда...
   - За тела? Может, за наши головы?
   - Им... Нужны тела... Целыми... Головы - не нужны... Много золота... Лучше живыми, но... Можно и мертвыми... Но целыми...
   - Им? Кому им? На кого ты работаешь?
   - Не мы... Все наемники... Убийцы и охотники идут за вами... Жирный кусок...
   - Подавятся, - нахмурился вор. - Кто назначил за нас награду?
   - Его... Величество... Ривин Третий... Король Арлании... Утром третьего дня... Особым указом... за измену короне... - прохрипел несчастный и умоляюще посмотрел в глаза юноше.
   - Покойся с миром, охотник, - отозвался тот на его невысказанную просьбу и, вытащив руку из груди здоровяка, оборвал поток магической энергии, удерживавший дух в мертвом теле...
  
   Глава 16. Враги короны.

"Высокая политика, она не для низких умов!

А посему повелеваю мастерам создать для

Нашего Величества трон, выше которого

не было и не будет на всем белом свете!"

Из указа короля Ирония II, 1210 г.э.в.р.

  
   Карета въехала в открывшиеся прямо перед нею ворота с изображением королевского герба и остановилась. Двое слуг тут же бросились к лошадям, хватая их за поводья, а третий любезно распахнул двери кареты. Однако, его грубо оттолкнул подошедший молодой человек в форме капитана королевской гвардии.
   - Вы позволите, прекрасная лаура? - склонился он в поклоне, протягивая руку.
   Изящная дамская ладошка утонула в его ладони, и юная госпожа выбралась из кареты. Следом за нею, тяжело пыхтя, вылез сынишка.
   - Надеюсь, дорога не доставила вам никаких хлопот? - при этих словах капитан почему-то посмотрел на возницу, и тот ему едва заметно кивнул.
   - Лэр Пэтрин? Вы здесь что делаете, да еще и в этом наряде? - удивилась красавица, - разве вас не выгнали из гвардии год назад?
   - Это было давно, - напряженно улыбнулся дворянин в форме, - Как видите, мне удалось восстановить свое доброе имя и вернуться в гвардию. Между прочим, я здесь вас встречаю по приказу короля.
   - Как, разве Его Величество еще не здесь? Я думала, что Гельмут приедет в свою летнюю резиденцию раньше, чем я. Тем более, что мы подзадержались в пути из-за проклятого колеса...
   - Увы, мы ждали его еще вчера, но вы сами видите, - указал он на пустующий двор.
   Никто из людей не заметил, как из открытого багажного "кармана" выбрался старый облезлый пес. Прячась в тени кареты, он добежал до стены какого-то деревянного сооружения и укрылся за бочкой.
   Это место бывшему королевскому стравнику решительно не нравилось. Раньше он никогда не был в городе Кияже, но летних королевских дворцов насмотрелся предостаточно, чтобы чувствовать себя здесь не уютно. Пес и сам не знал, что заставило его забраться в карету. И, похоже, его угораздило прокатиться вместе с королевской фавориткой, которою как раз собирался навестить Его Величество. Брюхо кобеля заныло - воспоминание о прощальном пинке принца, а ныне короля, не покидало его все эти годы.
  
   - Лэр Пэтрин, а где Риннел? И Айрам? Кто все эти люди? - забеспокоилась вдруг женщина, присмотревшись к слугам и не увидев ни одного знакомого лица. - Эмилио, иди сюда, немедленно, - окликнула она своего сына.
   - О, это очень неприятная история, госпожа Феррен. К сожалению, половина слуг вчера вечером заболели, отравившись чем-то на кухне. Господин управляющий приказал высечь повара, но ситуацию этим не исправишь, - тяжело вздохнул капитан, - Так что пришлось спешно набирать новую прислугу. Такая беда - и перед самым приездом Его Величества!
   - А почему я не вижу охраны? У ворот никого нет, - продолжала расспрашивать его фаворитка короля. - Только не говорите, что они ели вместе со слугами.
   - Разве я не сказал? Я лично распорядился отправить небольшой отряд навстречу королевскому кортежу.
   - Сняв для этого стражу с ворот? - засомневалась лаура.
   Тем временем мальчик подошел к матери и, схватив ее за руку, куда-то потащил.
   - Эмилио, чего тебе? - уперлась та.
   - Там кровь! На земле кровь, мамочка! - испуганно затараторил ребенок.
   Женщина резко повернулась к капитану, намереваясь его что-то спросить, но так и не произнесла ни слова. Она неотрывно смотрела куда-то за спину молодого дворянина. Тот недоуменно обернулся и посмотрел в ту же сторону.
   Там находились приоткрытые ворота в конюшню, за которыми отчетливо виднелась роскошная карета, украшенная гербом одного из герцогов. Но внимание красавицы привлекла даже не она, а то, что происходило рядом. Запоздало вскрикнув, госпожа Феррен прикрыла глаза ребенку, чтобы он не видел жуткого зрелища. Там, за воротами, два человека в одежде слуг тащили окровавленное тело - в такой же, как и у них, ливрее.
   - Ты не должна была этого видеть, королевская подстилка! - прошипел капитан, хватая девушку за руку и рывком разворачивая ее лицом к себе.
   - Тащи ее во дворец, - бесшумно подошедший человек был одет во все черное, несмотря на жару, а на его голове был глухой шлем.
   - Да как вы смеете! Да вы знаете, кто я такая? - возмутилась она и попыталась вырвать руку, но Пэтрин держал ее крепко.
   - Как только что было сказано, ты королевская подстилка. Впрочем, сейчас твоему королю совсем не до тебя, женщина, - заявил воин в черном и схватил за шиворот ребенка, который попытался проскользнуть мимо него.
   - Не троньте моего сына! - закричала лаура, рванувшись к незнакомцу.
   - Успокой ее, - сухо произнес тот, обращаясь к предателю.
   Капитан тяжело вздохнул и виновато развел руками. Последнее, что увидела красавица, это был летящий ей в лицо кулак...
  
   Пес жалобно заскулил, сидя в укрытии. Тварей Тьмы, которые пахли пустотой, он недолюбливал, да и появление дарка не сулило ничего хорошего. Поэтому кобель не покидал своего убежища, пока жуткое создание не исчезло во дворце. Выждав еще некоторое время, он, все так же придерживаясь тени от всеми позабытой кареты, пополз к тому месту, где упала девушка. Там лежало что-то привлекшее его внимание.
   На земле сверкнуло нечто металлическое, отразив случайный солнечный луч. Подобравшись поближе, старый пес рассмотрел серебряный медальон, судя по всему, сорвавшийся с шеи королевской любовницы. Украшение пахло кровью и ароматом каких-то полевых цветов с легкой примесью корицы и шалфея Осторожно ухватив эту безделушку зубами, он стремглав бросился к воротам, где стояли двое "слуг". Заметив пса, охранники выхватили короткие мечи из ножен и бросились наперерез. Совершенно неожиданно для них раздался негромкий треск, и бежавший первым рухнул на землю, пораженный ударом молнии. Увернувшись от меча второго человека, зверь на брюхе проскользнул в щель под воротами и во весь опор помчался по мостовой прочь от королевской резиденции. Оставшийся на ногах стражник протер глаза: ему показалось, что пес сжимал в зубах какое-то украшение...
  
   - Ну, что скажешь? - посмотрел Айвен на своего друга.
   - Я тебя боюсь, - честно признался геомант.
   - Тоже мне, новость... Да я после такого сам с собой в одной кровати засыпать боюсь! Но я имел в виду королевский указ. Ты в это веришь?
   Юноша посмотрел на свою правую руку. Контур Печати был уже едва заметен, и не было никаких признаков того, что ладонь только что была в мертвом теле и сжимала сердце покойника, даря ему мгновения жизни. Брезгливо вытерев руку о штаны, юноша уставился на мага.
   - Наверное, я тебя сейчас покину...
   - Не понял?
   - Дурно мне. Я только что оживил мертвеца, сунув ему руку в грудь и ухватив за сердце. Не будешь возражать, если я ненадолго потеряю сознание?
   - Еще чего! Давай чуть попозже, ладно? Странно все это. Допустим, покойный говорил правду. И лично я не припомню за собою каких-либо грехов, достойных королевского указа. Ты, случайно, казну не грабил?
   - Я?! Нет, конечно! Хотя, идея интересная.
   - Если нужно задержать преступника - на это есть стража или королевские ловчие. Для особых преступников или беглецов существует Тайная Канцелярия... В крайнем случае действительно можно обратиться к кому-то из охотников. Но бросать за нами в погоню всех сразу? О таком я впервые слышу!
   - Доставить живыми или мертвыми, но неповрежденными. Ты думаешь о том же?
   - Очень похоже, что за ниточки дергает Даркилон. Тогда это требование вполне понятно, - Мэт кивнул в сторону Печати, - им нужна она.
   - Заметь, Толстяк говорил не обо мне, а о нас. Им известно, что нас двое.
   - Крыса нашептала, или жители одного из селений, где мы с тобою появлялись.
   - Послушай... А твоя эта Канцелярия. Неужели они ничего не понимают? В жизни не поверю, что ты вызвался сопроводить меня из вежливости!
   - Что-то тихо кругом, - невпопад сказал вдруг геомант.
   - Еще бы! Мы такое представление устроили, что все попрятались!
   - Забыл, где мы находимся? Укрывающий это место от наблюдения магов амулет должен был снять покровы после смерти своего хозяина. Здесь давно уже должны были появиться...
   Воздух вдруг вокруг них замерцал, складываясь в какие-то знаки. Раздался тихий хлопок, и рядом с юношей появилась сияющая линия, висящая в воздухе. Еще две таких же зажглись позади геоманта.
   - ...маги-обережники, - закончил тот.
   Две руки высунулись из сияния и, словно ухватившись за края магического прохода, раскрыли "разрыв" до размеров обычной двери, из которой вышел высокий незнакомец в странной одежде. Еще двое таким же образом появились из двух других магических проходов.
   - Сожмите кулаки и вытяните руки перед собой! Вы находитесь в зоне магической блокады, и любое ваше движение или слово будет считаться попыткой колдовать! - разнесся по окрестностям зычный голос, явно усиленный каким-то заклинанием.
   Айвен послушно протянул руки и с интересом уставился на незнакомца. Тот был молод, вряд ли старше самого юноши. Одет обережник был в странное сочетание чародейской мантии и воинского доспеха. Красного цвета мантия ниже пояса свисала длинными лентами, словно кто-то старательно изрезал ее, а высокий ворот поднимался едва ли не выше головы и был сделан из какого-то золотистого металла. Из такого же материала были и доспехи - нагрудник с рельефным изображением глаза, два наплечника и закрывавшие все предплечье наручи вместо привычных широких рукавов мантии. Довершали картину два меча, висящие за спиною чародея и широкий золотой пояс почти в две ладони.
   Лицо его было гладко выбритым. Тонкие губы плотно сжаты, а на лбу красовалась татуировка с тем же глазом, что был изображен и на нагруднике. Только сейчас вор заметил, что у этого глаза было два зрачка.
   Пока Айвен рассматривал обережника, два других мага деловито обыскали его и Мэта, изъяв кошельки, жезл, мешочек с камнями и целую уйму предметов, ничего не упустив и не оставив. Все отобранное они аккуратно сложили на кусок шелка, бережно расстеленный одним из них прямо на земле. Легкий щелчок пальцами, и некоторые из конфискованных предметов засветились мягким светом. Даже высохший огрызок от яблока, обнаруженный в карманах у вора.
   Закончив с приятелями, один из магов начал обыскивать лежащие тела, а второй внимательно осматривал место сражения, сжимая в руках большой хрустальный шар.
   - Итак, господа, кто вы и что здесь произошло?
   - А разве ваш обсервер не восстанавливает сейчас картину произошедшего? - спокойно ответил вопросом на вопрос Мэт.
   - Мне интересна ваша версия. Учтите, что каждое ваше слово записывается.
   - Можете снять блокаду, мы не представляем угрозы. Я - Маттиуш Ройбуш, Геометр. А это мой коллега, Айвен Меллис - Печатник. Находимся в Хеоне с частным визитом, ищем целителя для моего приятеля. Он ранен селеритовым клинком.
   - Так значит, два сотрудника Тайной Канцелярии едва успели въехать в город, как устроили настоящее побоище? Одному мне это кажется странным, а?
   Маг поднес ко рту самую обычную морскую раковину и произнес в нее:
   - Снимай блокаду. Здесь три некропассивных трупа и два мага - "пустой" геомант и "пузырь". Слепок мы сняли, все подозрительное изъяли. Будем в крепости через пару минут. Рилам. - закончив разговор, он повернулся почему-то к вору, - Надеюсь, служащим Тайной Канцелярии мне не нужно объяснять, что в ваших же интересах не лгать дознавателям и не делать никаких глупостей? Следуйте за мной!
   Обережник ткнул указательным пальцем в воздух на уровне своей головы и провел им вниз. Палец оставлял в воздухе уже знакомый светящийся след. Раскрыв руками проход до нормальных размеров, маг жестом приказал приятелям войти в него.
   - Только после вас! - вскинул руки Айвен, но сильный порыв ветра ударил его в спину, бросая в проем портала...
  
   Где они оказались - юноша понятия не имел. Какие-то комнаты, коридоры, незнакомые люди. Сначала ими занялся целитель. Седой длинноволосый чародей подошел к Мэту, осмотрел его окровавленную рубаху и, пошамкав неодобрительно губами, начертил на его груди какой-то символ. Магический знак вспыхнул и вошел в тело геоманта, вызвав у того стон.
   - И все? - разочарованно спросил Айвен, не заметивший никаких изменений.
   - Раны затянулись, а исцелять грязные рубашки я не умею, - голос старика был хриплый, дрожащий, - С вас полсеребра.
   - А я? А меня исцелить?
   Старый целитель подошел к нему, положил руку юноше на лоб и покачал головой:
   - Легкое сотрясение исцелить можно. А вот яд в твоей крови на магию отреагирует не лучшим для тебя образом. Здесь нужно особое лечение и никакой магии.
   - Насколько легкое сотрясение?
   - На пятнадцать медяков...
   Расплатившись с целителем, приятели поступили в распоряжение к дознавателям. И на них посыпались вопросы. Множество разных вопросов, на которые так хотелось ответить! И он пытался - честно пытался, но это было очень нелегко. Язык вдруг стал чужим, а мысли путались, цепляясь одна за другую. К счастью, рядом был Мэт, который охотно отвечал за двоих. Кто они такие. Откуда. Зачем.
   Ответы геоманта были выверены до последнего слова, до последнего кивка и вздоха. Ни слова лжи, но и ни одного лишнего звука. Молодой Печатник, столкнувшись со стаей уморышей и парой дарков, получил смертельную рану. Его отправляют вместе с раненым в Хеон, на поиски целителя. Приезд в Рион и поиски. Неожиданное нападение грабителей. Точнее, убийц - Мэт не стал скрывать причин, которые толкнули трех отчаянных охотников за головами на это. Правда, он не упомянул, при каких именно обстоятельствах им удалось об этом узнать.
   Особенность заклинания, вынуждающего правдиво отвечать на вопросы была в том, что нельзя было солгать лишь на конкретные задаваемые вопросы. Ну, а если дознаватель не догадался о чем-то спросить - значит, об этом можно и не рассказывать!
   Разумеется, как служащий Тайной Канцелярии, маг прекрасно знал об этой особенности и не собирался говорить того, чего не следовало знать хеонским чародеям. Услышав о том, что в их руки попали двое преступников, за которыми по королевскому указу была объявлена охота, дознаватели лишь усмехнулись. То ли понимали, что Тайная Канцелярия не даст в обиду своих, то ли были рады утереть нос соседям. В любом случае, их отпустили уже на следующий день, даже не потребовав подписать никаких бумаг.
   - Но знайте, что вы теперь у нас на особом счету, - напутствовал приятелей маг-обережник, который их и арестовал.
   - Теперь я буду чувствовать себя спокойно, - любезно склонил голову геомант.
   По просьбе Мэта, их перенесли прямо в начало Кривого Переулка. Чародей к тому времени уже успел переодеться в шелковую рубаху ярко-лимонного цвета, а усы его сменили цвет с синего на седой с прозеленью - для ускоренного восстановления запасов маны, как объяснил он. Дом Хромого они тоже нашли довольно быстро, отдав пару медяков босоногому сорванцу. Вот только встреча с ветераном особой радости им не доставила.
   Хозяин дома сидел на крыльце в окружении стайки ребятишек. Кто-то сидел на коленях у ветерана, кто-то уселся прямо на крыльцо или даже на землю, а пара самых ловких мальчишек забралась на ближайшее дерево, чтобы послушать рассказы старого вояки. Как оказалось, был тот не только хромым, но еще и слепым. Лишенные зрачков глаза, обрубок вместо левой ноги - верный знак того, что воин прошел через горнило войны с магами и ухитрился выжить.
   Рассказывал он, естественно, о войне. Но в речах ветерана не было крови и грязи, в его устах поле боя было не местом боли, а местом славы и доблести. Умирали исключительно враги, а доблестные герои неизменно праздновали победу, удостаиваясь почестей и всяческих благ. На губах старика при этом играла загадочная усмешка.
   - Он не помнит! - с изумлением выдохнул Мэт, прослушав пару историй.
   - Ты о чем? Просто это дети. Не будет же он им рассказывать про горы трупов и оторванных конечностей?
   - Посмотри на него. Он рассказывает про войну, и он счастлив -- этот безногий слепой калека! Ты понимаешь? Думаю, что он убежал от ужасов войны в свои выдуманные для детишек истории забыв, что пережил на самом деле.
   - Надеюсь, что ты не прав, - оборвал его Айвен и шагнул вперед, - Уважаемый! Эй...
   Дети повернулись к незнакомцу и недовольно осмотрели его с головы до ног.
   - Мы искали вас, господин Харрус. Стражник у ворот сказал...
   - Не знаю, как ты выглядишь, но голос твой звучит слишком молодо, чтобы ты успел побывать там, где я оставил свои глаза и ногу. Но ты пришел ко мне и принес свою боль. Откуда она в тебе?
   - Но...Как вы узнали?
   - По запаху... Селеритовый клинок - верно, мой мальчик? - старик повернулся к детям, - Расходитесь по домам, ребятишки, на сегодня истории закончились. А завтра я расскажу вам про битву на реке Теней.
   - И про героя с золотым щитом? - поинтересовалась маленькая девочка, сидевшая у ветерана на коленях.
   - И про него тоже, - согласился Харрус. Дети радостно загалдели и, сорвавшись со своих мест, разбежались кто куда.
   Когда они остались втроем, старик пригласил приятелей войти в дом. Двигался он довольно уверенно нащупывая путь одним из костылей и не прося о помощи. Даже Айвен проникся невольным уважением перед этим человеком. До сих пор весь его опыт общения с калеками заключался в сборе дани у членов Гильдии Попрошаек.
   - Присаживайтесь, - указал им костылем в сторону невысокой лавки старик, - кажется, там должна быть лавка, если ее не стащил кто-нибудь. В моем доме нечего красть, но иногда сюда забредают воришки, которые не знают, кто здесь живет. К сожалению, у меня здесь темновато, но зачем нужен свет слепому?
   - Думаю, вы поняли, почему я пришел к вам? - сразу перешел к делу юноша.
   - Иногда я лечу тех, кто ко мне приходит. Я не целитель, но когда каждый воин на счету, те, кто еще способен передвигаться и перевязывать раны, помогают своим менее удачливым товарищам по оружию. Так что кое-чему мне пришлось научиться.
   - Вы... Вы поможете мне?
   - Увы. Та война, которую я помню, сделала меня героем. Но та война, на которой я когда-то побывал, превратила меня в калеку. Это разные войны, и моя память спит, любезно оберегая мои сны от ужасных кошмаров. Я не смогу тебе ничем помочь.
   - Я... Мы могли бы помочь вам вспомнить! - вор вскочил с места, - Назовите цену!
   - Думаешь, мне нужны эти воспоминания? Мне стоило огромных усилий избавиться от них, и я не хочу, чтобы они снова ожили. Я понимаю, что ты умираешь и ничего с этим не можешь поделать, но увы. Ты пришел не к тому человеку.
   - Тогда я заставлю тебя вспомнить, ты, жалкий слепой...
   - А ну сядь! - вмешался Мэт, - Уважаемый Харрус, простите моего друга.
   - Я понимаю его чувства. Но помочь не могу. Если бы ты пришел несколько лет назад, мой мальчик, то я бы исцелил тебя.
   - Вы уже проделывали это с кем-то? Лечили раны от селеритового клинка?
   - Дважды. Две жизни мне удалось вырвать из лап Тьмы.
   - Тогда, быть может, они смогут вспомнить, как вам это удалось? - продолжал его расспрашивать геомант.
   - Увы, я не знаю их имен. А если бы и знал, то не стал бы называть тому, за кем по пятам идет Тьма. Тебе придется отыскать другой способ. Уверен, что он есть.
   Юноша стиснул кулаки и сделал шаг вперед, едва не сбив старика, опирающегося на стену. Однако, в последний миг он остановился. Ноздри вора широко раздувались, а лицо стало пунцовым от бушующего внутри пожара эмоций.
   - Айвен, нет! - встрепенулся Мэт заметив, что тот сунул руку за пояс. Чародей положил руку на дверной косяк, и "пузырю" перехватило дыхание.
   - Не нужно, - успокоил его юноша, - Я лишь хотел отблагодарить этого человека за потраченное на нас время, - вор положил на край стола несколько монет.
   - А вот это лишнее, - услыхав звон, Харрус неодобрительно покачал головой, - я не заслужил этих денег, и не возьму их.
   - Еще раз извините нас за беспокойство, - юноша сгреб деньги и вышел из хижины.
   - Эй! Погоди. Ты что - вот так вот просто уйдешь? - нагнал его Мэт, - в этом доме сидит человек, который может тебя спасти! И ты уходишь?
   - Он не хочет вспоминать, - вор остановился возле ворот и вытащил кинжал. - Если я заставлю его сделать это, он может просто обмануть и отравить меня в отместку.
   - И что ты будешь делать? У тебя осталось мало времени...
   - Знаю, - Айвен поднял голову, и в глазах его была мука, - Маги мне не помогут. Целители - тоже. Похоже, пора мне выстригать круг на макушке и облачаться в жреческую рясу. Может, боги снизойдут до моих молитв? Хе-хе... Ты, случайно, не знаешь, кто тут у нас из богов на чудесных исцелениях специализируется и не при этом не глух к мольбам простых смертных? Точнее, даже, простых умирающих.
   - Дружище! Ты гений! - геомант широко улыбнулся, словно осененный какой-то внезапной идеей.
   - Я знаю, - осторожно согласился вор, - Ты чему так радуешься?
   - Есть у меня один знакомый жрец. Уж если кто и разбирается в богах, так это он!
   - Думаешь, я выдержу обратную дорогу в Арланию? Тут бы до вечера дотянуть!
   - К счастью, от нашего прежнего плана отклоняться не придется, это по пути. Вот только времени все равно не достаточно, - Мэт ненадолго задумался, - Эх, не хотелось этого делать, но, видимо, придется. Потратим часть золота на портал в Ерем, сократим путь на неделю времени. Оттуда я заодно сообщу в Канцелярию о том, что здесь творится. Пусть выяснят, что там с эти указам, а и деньжат подкинут.
   - Ерем? Мы ведь собирались туда за проводником. А как насчет твоего друга-жреца?
   - Не волнуйся, с ним ты тоже встретишься. Можно тебе задать вопрос?
   - Спрашивай.
   - Что ты такое нацарапал на воротах?
   Все это время, пока они беседовали, юноша старательно вырезал что-то кончиком кинжала прямо на воротном столбе. Он сдул стружку, и отошел в сторону, любуясь своим рисунком. Это была ладонь, знак того, что дом находится под охраной Гильдии Воров.
   - Мой подарок старику, - ответил он. - Ладно, пошли тратить твое золото на портальных магов...
  
   Отсчитывая деньги за перемещение, Мэт морщился, словно у него заболели все зубы разом. Айвен же напротив, был в приподнятом настроении, что еще больше вгоняло геоманта в тоску: чем лучше настроение у вора, тем больше неприятностей он притягивал.
   - То есть как это за лошадь по три монеты? Это же втрое больше, чем за человека! - возмущался геометр. - Да я в Арлании за три монеты могу целый полк переправить!
   - Лошадь она ведь потяжелее будет, - спокойно прогудел маг, занимавшийся порталами. Сам он больше походил на портового грузчика или кузнеца, чем на чародея. - А в твоей Арлании не по весу, а по расстоянию маги меряют. От Риона до Ерема, это пятнадцать золотых получается, если по-вашему. К тому же ты платишь за комфорт и качество. За надежность переноски.
   - Какая там надежность? - решил помочь другу Айвен, - Пробормотал свое заклинание - раз и готово!
   - Пробормотал? Да что ты знаешь о заклинаниях? О ритмике и ударной слогистике? К тому же не забывай про правильное проведение ритуала. Точность наведения. Компенсацию структурного разрыва пространства. Опять же, маятниковый эффект погасить нужно, чтобы вас не разорвало на выходе. А мана и ритуальные компоненты? Они у меня не казенные!
   - Хорошо-хорошо, - пошел на попятную юноша, но тучный маг его уже не слушал.
   - Да если я бормотать стану, так вас же потом может кусками по всему Хеону раскидать! Или, еще хуже, войдете вдвоем, а выйдете уже втроем или вдесятером. Как потом имущество делить станете?
   - А что, и такое случалось? - оживился Мэт.
   - Ну... Про такое-то я не слыхал, - замялся чародей, - но на уроках по теории полей нам рассказывали, что въехал однажды в портал всадник на коне, а маг возьми да и ошибись в компонентах. Так и появились кентавры...
   Айвен нервно сглотнул. Геомант тоже озадаченно открыл рот - судя по всему, ему никакую теорию поля не читали и историю происхождения кентавров не рассказывали.
   - Эх вы, неучи. Шучу я! Ошибка при переносе исключена. Но, на всякий случай, лучше в портал входите пешими. Мало ли что, - маг швырнул на жаровню горсть каких-то листьев и начал нараспев читать заклинание.
   - Ты это, подальше от жаровни отойди. А то мало ли, дым в нос попадет и тебе чихнуть на середине заклинания вздумается, - забеспокоился юноша, но чародей лишь отмахнулся от него, продолжая четко проговаривать слова. В центре круга, образованного жаровнями, появилась светящаяся полоса и раскрылась в некое подобие врат.
   - Смотри мне. Если стану кентавром, то вернусь и покатаю, - угрюмо пообещал вор, входя в магический переход. Мэт проследовал за ним, ведя за собою упирающихся харуков. Сверкнула вспышка, и они оказались уже в другом месте...
  
   - Добро пожаловать в славный город Ерем, в западную заставу. Именно здесь заканчивается Хеон и начинается Мурлок, известный своими дремучими лесами, ядовитыми болотами и весьма недружелюбными обитателями. И вот туда-то мы и направляемся... - назидательным тоном произнес Мэт, указывая рукой на раскинувшиеся вокруг домишки. Приятели шли по широкой улице, ведя коней под уздцы, а геомант указывал путь.
   На первый взгляд это был самый обычный провинциальный городок. Невысокие дома, пыльные улицы, неторопливо прогуливающиеся люди, которые никуда не спешат. А потом Айвен начал подмечать различия. Виднеющиеся среди домов сторожевые башни. Охранные руны, украшающие стены и окна каждого дома. Вооруженные до зубов стражники, в том числе и магическим оружием. То тут то там мелькали алые балахоны и золотистые доспехи магов-обережников. Да и простые жители, похоже, не расставались с оружием, а над городскими стенами юноша заметил странное колебание воздуха, словно над горячим котлом.
   - Послушай, - задумчиво произнес он, глядя в спину проходящего мимо обережника. - Они ведь чародеи?
   - Самые настоящее боевые маги, - подтвердил геомант.
   - Тогда почему они таскают с собою мечи, а не магические посохи?
   - Посохи? Ты что - детских сказок про волшебников начитался? Ты в Хеоне встречал хотя бы одного мага с посохом?
   - Н-нет, - честно постарался вспомнить Айвен.
   - Посох является либо признаком высочайшего сана, уровня не ниже архимага, или просто служит в качестве опоры старым чародеям, которым уже тяжело ходить из-за возраста. Разумеется, никто не запрещает ими пользоваться и зачаровывать, как душе угодно, вот только несколько колец или небольших жезлов будут куда как удобнее длинной и тяжелой палки. А что до обережников, так уж будь спокоен - мечами и рукопашным боем они владеют мастерски.
   - Но зачем им это?
   - А ты вспомни, как нас арестовывали. Обычно они имеют дело с магами и колдунами, поэтому в первую очередь блокируют любое использование магии, делая чародеев беспомощными - во время блокады даже артефакты не работают. В том числе заклинания и почти все снаряжение самих магов-хранителей.
   - Да уж, в такой ситуации хороший меч и умение им владеть будут кстати, -согласился вор, - А если вместо зловредного малефика этот твой маг наткнется на десяток опытных вояк, вздумавших покуражиться под хмельное дело?
   - Откуражит их так, что надолго дорогу к трактиру забудут. Мало того, что они знатные рубаки, так перед арестом еще и эликсирами повышают свои бойцовские качества до недосягаемых высот. Кстати, а мы уже пришли.
   Мэт остановился и указал рукою на здание, возвышающееся перед ними. Айвен тоже с удивлением уставился на него. Это был Храм. Очень древний и очень мрачный, посвященный одной из темных сил - Спящему Змею Моако. Огромная змеиная голова из зеленого камня венчала крышу храма, нависая над лестницей. Вместо глаз у статуи зловеще сверкали громадные рубины, которые, вор был готов поклясться здоровьем Мэта, были настоящими. Правда, даже он не рискнул бы на них покуситься - вдруг этот спящий змей не выдержит святотатства, и проснется?
   - Ты ничего не путаешь? Нам точно сюда? - забеспокоился вор, - Вот уж не думал, что ты веришь во всю эту сверхъестественную чушь с божественными чудесами.
   - Не волнуйся, долго мы здесь не задержимся. Мы лишь заберем своего проводника.
   - Проводника? Не очень-то это похоже на место, где можно нанять проводника. А я-то уж думал, что мы пришли к твоему приятелю жрецу.
   - Сейчас сам все поймешь, - хмыкнул чародей и ударил в гонг.
   На крыльце появилась фигура в черном балахоне. Низко надвинутый капюшон скрывал лицо жреца, а руки он засунул в рукава.
   - Что привело вас к стенам нашего Храма? - голос жреца оказался неожиданно тонким, словно тот еще не вышел из мальчишеского возраста. А может, так оно и было.
   - Мне нужен один из вас, один из шипящих. Его имя - Хныга.
   - Ну и имечко, - улыбнулся Айвен, - с таким действительно, только в свистящие и идти, бить поклоны чешуйчатому богу вдали от цивилизации.
   - Среди шипящих нет собрата с таким именем, - отозвался жрец, пропустив мимо ушей язвительное замечание вора. - Но его носит один из жалящих. Я позову его.
   - Надо же, - Мэт дождался, когда жрец исчезнет за дверью, и повернулся к своему спутнику, - а мой маленький друг времени зря не теряет. Еще и года не прошло, как мы виделись в последний раз, а смотри-ка - уже выбился в стражи Храма.
   Ворота скрипнули, и в них проскользнула невысокая сгорбившаяся фигурка в жреческом одеянии. Как показалось Айвену, в тени капюшона желтым светом блеснули глаза незнакомца, когда он повернулся к геоманту.
   - Ты?! Колдун, у который тысяча одежек и усы-хамелеоны, это твоя стоит тут, или это винные духи шутят-обманывают глаза Хныги?
   Вор едва не расхохотался, услыхав на удивление точное определение Мэта всего в одной короткой фразе. Это выражение так ему понравилось, что он даже не обратил внимания на странную манеру речи жреца.
   - Я это, я. Хочешь, докажу? - схватился за левый кончик своего уса маг.
   - Эй-эй! Не надо доказать. Твоя там стой и совсем не двигайся, - отскочил в сторону служитель Змея. Правая рука его исчезла в складках одеяния и появилась снова, сжимая длинный хлыст.
   - А я, смотрю, ты уже получил плеть. Это будет очень кстати там, в Мурлоке.
   - Мурлок? Человеческий колдун пришел искать проводника в плохой земля?
   - Верно, Хныга, мне нужна твоя помощь. И я хорошо тебе заплачу.
   - Золото? Хныга любит золото, - странный жрец повернулся к Айвену, - А кто этот человек? Твоя тоже колдун? А где у твоя цветные усы?
   - Он не маг, точнее, не совсем маг, успокойся. Это мой друг, и я должен доставить его в Мурлок. Для этого ты мне и понадобился.
   - Эй, человек. Твоя зачем хихикает? Ай-ай, такой большой голова на шее вырос, а думать совсем не хочет. Если твоя будет смеяться над Хныгой, то Хныга попросит Змея наслать на тебя страшное колдунство!
   - Прости, жрец, - попытался взять себя в руки юноша, - Просто ты разговариваешь совсем как... - он осекся на полуслове, потому что служитель Змея, наконец-то, снял свой капюшон, и Айвен смог увидеть, с кем он разговаривает.
   Сморщенное зеленое лицо, длинные заостренные уши на лысой круглой голове. Острые хищные зубки и длинный мясистый нос - увидеть такое вор явно не ожидал.
   - ...как гоблин, - закончил он, поняв, что же за существо стоит перед ним.
  
   Глава 17. Что снится спящему богу?

"Гоблины трусливы, глупы и зелены..."

Самое краткое описание гоблинов.

   - Значит, наш проводник - это гоблин? - задумчиво произнес Айвен.
   - Верно подмечено.
   - При этом он еще и жрец? Уж не тот ли самый, о котором ты говорил?
   - Именно, - согласно кивнул Мэт.
   - И, к тому же, жрец Спящего Змея, одного из темных богов?
   - Хныга думает, что раз Большой Змея спит, то ему все равно, будет для него резать жертвенный баран человек, или красивый гоблин. Поэтому Хныга стал жрец Моако, - справедливо заметил гоблин.
   - Тысяча каббров, он еще себя и красавцем считает! - простонал юноша.
   - Хныга очень красивый гоблин, и очень умный! - с важным видом заявил жрец. Он спустился с лестницы и подошел к приятелям, оказавшись ростом едва ли по грудь вору.
   - И кто тебе это сказал?
   - Так говорит мамунга.
   - Мамунга? Это ваш вождь?
   - Так они называют своих матерей, - пояснил геомант.
   - У Хныги мамунга тоже очень красивый и умный. Хныга достойный сын! - гордо ударил себя в грудь гоблин.
   - Не волнуйся, он не подведет. Я уже дважды ходил с Хныгой в Мурлок и оба раза выбирался оттуда живым лишь благодаря своему проводнику.
   - Человеки все сильно глупый, сильно неуклюжий. Один в Мурлок ходить - быстро-быстро помирай. Проводник очень нужен. Сильный, умный и красивый. Как Хныга, - важно надулся гоблин.
   - Хорошо-хорошо, я уже понял, что лучшего проводника нам не найти. Тем более, такого красивого. Мэт, командуй, что дальше.
   - Неужели ты решил признать мое первенство? - удивился чародей.
   - Конечно нет! Просто у тебя есть деньги, а у меня в карманах так же пусто, как и в брюхе. Намек понятен?
   - Эх, жаль, что у тебя в роду призрачных жеребцов не было, - притворно вздохнул геомант, - Попробуй тебя прокорми... Вон с кого пример брать нужно! - он указал на коней, которые обгладывали ветви дерева возле статуи какого-то многорукого существа.
   - А это что за бог? Неужто нашего, воровского колеру? Больно рук много...
   - Нет, это статуя глухого бога Попсейона, который, согласно легендам, умеет играть на всех видах музыкальных инструментов и покровительствует бродячим музыкантам, - пояснил маг.
   - Глухой? А как же он тогда играет?
   - Сам я не слышал, но один из Канцеляров рассказывал, что паршиво. Но разве кто-нибудь решится сказать об этом богу? А если и находится такой смельчак, то Попсейон все равно его не услышит. Он же глухой. В общем так. Хныге нужно закончить свои дела в храме и заодно узнать насчет твоего исцеления. Ну а я попробую воспользоваться одним из каналов связи с Тайной Канцелярией, чтобы прояснить ситуацию. Так что придется тебе какое-то время прогуляться в одиночестве. Возьми несколько монет и поищи трактир.
   - Обойдусь, - презрительно взглянул вор на протянутый серебряный, - Мне твои подачки не нужны.
   - Как знаешь. Только не вздумай взяться за старое. Здесь полно сторожевых заклятий, а без оружия даже дети не выходят на улицу. Не забывай - за стенами начинаются Мурлокские леса.
  
   Оставшись один, Айвен направил своего харука на север, в сторону городской стены. Сперва он приглядывался к прохожим, пытаясь отыскать кого-нибудь обремененного излишками золота, но обделенного наблюдательностью. Увы, все встречные держали руки поближе к оружию, а на всадника поглядывали с опаской.
   - Это они тебя боятся, - уверенно заявил юноша Каббру и потрепал его по холке.
   Он уже трижды успел пожалеть о том, что отказался от предложенных геомантом денег. Но воровская гордость неизменно брала верх, и Айвен снова начинал искать какого-нибудь зазевавшегося горожанина или прилично одетого дворянина, перебравшего крепкого вина, но безуспешно.
   - Да что ж это за город такой неправильный?! Даже обокрасть некого!
   - Помогите! Воры!- раздался вдруг неподалеку женский крик.
   - Ну вот, меня уже опередили, - расстроено вздохнул он и направил коня в сторону криков. Он и сам не понимал, зачем это сделал - воровская этика не позволяла вмешиваться в чужую "работу", но что-то тянуло его в ту сторону.
   В узком переулке одинокая девичья фигурка вжалась в стену, пытаясь отбиться корзинкой от наседавшего на нее... нечто! Подобное существо Айвен видел впервые в жизни. Низкорослое и коренастое, с длинными руками до самой земли, оно отдаленно напоминало человека и даже было одето в подобие тулупа. Однако, вместо волос и бороды у него росли самые настоящие листья, а прямо из головы торчало несколько сучков. Еще пара сучьев выглядывали сквозь дыры в тулупе - похоже, они росли прямо из тела этого существа.
   - Да кто-нибудь! Спасите!!! - отчаянно воскликнула девушка. Ноги ее подломились и она осела на землю.
   И это спасло ей жизнь. Длинная ручища с невероятной скоростью ударила в стену туда, где еще мгновение назад была голова несчастной жертвы. Брызнули осколки камня, и несколько кирпичей сильнейшим ударом выбило из стены.
   - Каббр тебя побери, - ошарашено выдохнул юноша, - Ну и силен же ты, чучело.
   Услыхав свое имя, харук, похоже, принял слова хозяина за приказ и пошел прямо на жуткое создание, которое тут же повернулось на стук копыт.
   Юноша готов был поклясться, что на морщинистом лице монстра мелькнула довольная усмешка. Существо запустило руку себе под бороду и вытащило оттуда самую обычную шишку.
   - Эй! Тпррру! Кабброва скотина, да стой же ты! - изо всех сил натягивая поводья, вор пытался остановить коня, но безуспешно.
   "Бум!" - промелькнуло что-то рядом с головой Айвена и ударило в опору кральца стоящего позади дома. Та не выдержала удара и с треском переломилась. Крыша крыльца, лишившись одной из опор, опасно накренилась.
   - Ого! Синяками тут не отделаешься! - юноша увернулся от второго снаряда, который был брошен уже точнее. Расстояние между ними стремительно сокращалось: харук и не думал останавливаться, а неизвестное существо стояло на месте, доставая и метая новые шишки из-под бороды.
   Один из снарядов угодил прямо в грудь Каббру, и тот оступился, едва не сбросив седока. Айвен обеими руками обхватил шею коня, прячась от шишек - только это и спасло его от падения. Тварь широко улыбнулась, и ее беззубый рот оказался больше похож на трещину в старом пне. Вокруг по-прежнему не было ни души, да и девушка уже перестала кричать. Она сидела на земле, испуганно наблюдая за схваткой. Схваткой разозлившегося коня и странного создания, потому что всадник особого рвения не проявлял, укрывшись за широкой шеей животного.
   Еще одна шишка ударила коня в голову, лишь чудом не угодив в глаз. Каббр замер на месте, широко раздувая ноздри и исподлобья глядя на врага. Правая нога его рыла землю копытом, а бока затрепетали.
   - Эй-эй! Ты чего это вздумал? Не смей! Фу, плохая лошадка! - завопил, почуяв неладное, юноша и еще сильнее вцепился в шею харука.
   Тварь метнула еще одну шишку, но конь резко мотнул шеей и буквально выхватил зубами снаряд из воздуха.
   "Хрум-хрум", - захрустел он ею, оправдывая свое прозвище. А потом хрум-скакун сорвался с места, за пару мгновений преодолев расстояние, разделявшее его и монстра.
   Конь врезался в странное существо грудью, сбивая его с ног и отбрасывая на несколько шагов назад. Нелепое создание с глухим стуком покатилось по земле, но тут же вскочило на ноги. Еще две шишки исчезли в пасти животного, приловчившегося их хватать прямо на лету. Каббр снова бросился вперед и мощным ударом копыта отправил противника на землю, но на этот раз не дал ему подняться - поставив ногу ему на спину, харук вытянул шею и... начал обгладывать голову твари! Листья быстро исчезли в пасти ненасытного животного, обнажив круглую, похожую на сучковатый пенек макушку.
   - Выплюнь! Выплюнь это немедленно! - Айвен ловко соскочил с коня и принялся отталкивать его в строну.
   Но тут странное существо вытянуло в стороны юноши руку и ухватило его за ногу, сжав так, что захрустели кости.
   - А!!! Каббр, выручай, дружище!
   Конь неохотно оторвался от недоеденной бороды твари и, немыслимо изогнув шею, перекусил руку, сжимающую хозяина. Раздался странный звук, словно то была не рука живого создания, а трухлявый сук, и пальцы существа разжались. Вор резво отскочил в сторону и, ткнув указательным пальцем в монстра и приказал:
   - Съешь его! Он плохой.
   Повинуясь словам хозяина, конь повернулся и одним махом откусил половину головы твари. Та неистово задергалась, пытаясь вырваться из-под копыта, но безуспешно.
   - Эй! Сюда, здесь шишак на людей напал! - раздался вдруг голос в начале переулка.
   Айвен повернулся. Там стояли два стражника с обнаженными мечами. Еще несколько бежали к ним, вытаскивая из чехлов изогнутые спиралью жезлы.
   - Эй там, убери своего коня! Сейчас мы огонь пустим! - крикнул бежавший первым воин. Меч в его руке вдруг окутался голубоватым пламенем.
   - Каббр, тьфу, выплюнь! - юноша ухватил коня за гриву и попытался оттащить в сторону.
   Тот неохотно повиновался, и тут же стражник подскочил к поверженному монстру и, не давая ему подняться, рубанул сплеча. В стороны полетели самые настоящие щепки, и запахло горелой древесиной. Подбежали остальные воины, и на отчаянно извивающегося монстра обрушился град огненных стрел из магических жезлов. Вскоре с ним было покончено.
   - Простите, - кто-то тронул юношу за руку. Тот оторвался от жуткого зрелища и повернулся. Перед ним стояла спасенная девушка.
   - Да? Ох, совсем забыл о правилах приличия в этой суматохе. Вы в порядке, прекрасная леди? Чудовище не ранило вас?
   Теперь он смог рассмотреть ее поближе. Она оказалась молода и действительно красива: тонкие черты лица, полные губы цвета спелой вишни и длинные черные волосы, которые слегка вились. Одета красавица была просто, и пахло от нее топленым молоком и медом.
   - Нет, - отрицательно мотнула она головой, - Вы успели как раз вовремя. Э...
   - Айвен. Меня зовут Айвен. А вот это чудовище в обличии коня я называю Каббром. И вполне заслуженно, как вы уж могли убедиться.
   - Я хотела узнать, не пострадали ли вы. А еще, чем я смогу отблагодарить своего спасителя.
   Юноша облизнулся и окинул быстрым взглядом ладную фигурки девушки. Женщины у него не было давно, и он мгновенно представил себе около трех десятков различных способов "благодарности", но все они были связаны с кроватью, полным отсутствием одежды на них обоих, и прикушенными до крови алыми губами.
   Но всю его страсть как лошадь языком слизало, когда явственно и громко забурчал живот.
   - Это не я! Это у него! - густо покраснев, Айвен ткнул кулаком в бок коня. В ответ Каббр легонько прикусил ему плечо.
   - Кажется, теперь я знаю, чего больше всего хочется моим спасителям. Тебя, лошадка, я тоже имею в виду. Между прочим, прямо сейчас моя мама готовит обед, и мы как раз подоспеем к накрытому столу!
   - А вот он обойдется. Во-первых, он и так половину шишака сожрал, а во-вторых, не умеет себя за столом вести, - усмехнулся вор.
   - Ничего. Мы непременно что-нибудь придумаем! - заговорщицки подмигнула девушка Айвену, и перед мысленным взором того снова возникла огромная кровать...
  
   Увы, мечтам было не суждено сбыться - дома, помимо матери, оказались еще суровый отец, дядька с крюком вместо руки, постоянно рассказывавший о дальних странах, слепая на один глаз бабка и трое ребятишек от семи до двенадцати лет. Ни о каком уединении не могло быть и речи, тем более, что противная старушенция глаза с него не спускала: провожала, как в последний путь, каждый кусок в рот юноши, и любое движение рук не ускользало от ее взора.
   В сердцах, Айвен рассыпал на пол чашку спелой черники для отвлечения внимания и все-таки ухитрился стащить одну ложку. Но потом, посмотрев на спасенную Каббром красавицу - уж себя-то героем юноша точно не считал - со вздохом выложил ложку на стол. Злобная старуха улыбнулась беззубо и - вор был готов поклясться в этом! - подмигнула ему. Впрочем, поди разбери, у одноглазой-то, моргает она или тебе подмигивает.
   Зато накормили его на славу! В пол-уха слушал он рассказ девушки о появлении неожиданного спасителя на боевом скакуне, который в один миг одолел шишака. И как только тварь пробралась за городские стены? Изредка кивая в такт рассказу, вор за обе щеки уплетал все, до чего мог дотянуться. Он даже простил девушке то, что она выставила его в образе настоящего героя, взвалив добытую копытами харука славу на юношу. От Каббра не убудет, а Айвену приятно хоть на краткий миг понежиться в лучах славы.
   Прощались они долго. Каждый из ребятишек считал своим долгом прокатиться на плече у настоящего героя, и под восхищенным взглядом красавицы юноша не смог отказать детишкам в такой радости. Укатала его малышня так, что правую руку долго он еще не мог поднять из-за боли в груди. Хрум-скакун тоже остался доволен: перед ним поставили ведро с морковкой, ведро со свежим овсом и с пареной картошкой - пусть боевой конь сам выбирает, что ему по нраву. Выбирать Каббр не стал, он просто перевернул три ведра и копытами перемешал угощение в однообразную массу, сожрав почти все. Старуха лишь головой покачала глядя на его тощее брюхо - и куда все делось?
   Ловко вскочив на нетерпеливо гарцующего коня, юноша повернулся помахать на прощание. И едва не свалился с коня: на правом углу дома было небрежно выцарапано ухо и сломанная ветвь: знак члена воровского совета, ушедшего на покой. Одноглазая карга усмехнулась и шутливо погрозила ему пальцем. От этого нехитрого жеста юношу всего пробрала дрожь.
  
   Местом встречи назначили обгрызенную Каббром статую перед Храмом Змея. Еще на подъезде вор заметил стоящую в тени фигуру, облаченную в жреческий балахон. Судя по росту и осанке, это был гоблин, а вот Мэта что-то он не заметил.
   - Эй, жрец, я смотрю, ты уже пообедал! - проорал юноша, соскакивая с коня возле Хныги.
   - Человек очень умный, человек много видит, - согласился гоблин, поглаживая раздувшееся под рясой брюхо.
   - Паршиво вас там кормят, в храме-то.
   - Друг цветноусого был в Храме Спящего? Откуда человек знает про плохую еду?
   - Да вон ты аж позеленел весь, ха-ха-ха, - вор примирительно хлопнул гоблина по плечу. - Не обращай внимания. Просто я люблю подшутить, смех мне заменяет выпивку.
   - Хныга тоже любит шутка. Хныга очень зеленый и очень веселый гоблин. Человек скоро увидит, - угрожающим тоном пообещал жрец.
   - А где Мэт? - попытался сменить тему вор.
   - Хныга не видел шамана в странной одежде. Хныга давно здесь стоит.
   - Значит наш друг задерживается. А ты давно с ним знаком?
   - Хныга знает усатого шамана много лет. Хныга тогда был проводник и водил любопытных человеков в Мурлок. Человек со смешными усами хотел найти черный череп-цветок. Хныга умный гоблин и знает, что если кто-то хочет сдохнуть, то не нужно ему мешать. Гоблин отвел шамана на поляну черепов. Но человек не умер. Он забрал с собой один череп-цветок и опять не умер. Упрямый человек. Пришлось вести человека назад. Тяжело было. Хныга потерял глаз в болотах Мурлока.
   - Глаз? Но у тебя же их два!
   - Однажды Хныга вел через болота сильно больного человека. У человека не было чем платить. Но он был жрец Спящего Змея. Он просил своего бога, и бог вернул глаз Хныге вместо платы.
   - А если бы он тебя обманул?
   - Хныга гоблин, Хныга не дурак. Золото всегда берет наперед. Вдруг человек утонет в болоте или покормит собой пупырчатого хлизня?
   - И что - неужели платят? С таким же успехом ты и сам можешь притопить его в первой же луже, забрав остальное золото и не рискуя своей зеленой шкурой.
   - Зачем человек обижает Хныгу? Хныга - хороший проводник! Никто не остался в Мурлоке, если его вел Хныга! У Хныга есть ре-пу-та-ци-я, - медленно, по слогам произнес гоблин сложное для себя слово.
   - Подтверждаю, - геомант подошел незаметно, - Поэтому когда я снова отправился в Мурлокские топи, то искал именно нашего зеленого друга в проводники. И не ошибся. Если бы не он...
   - Все это, конечно, очень интересно, - перебил мага Айвен, - но меня сейчас намного больше интересуют новости из Арлании и мое здоровье. А ваши сказки я послушаю в пути, у походного костра в окружении комаров и тварей. Кстати, с одним из них я уже познакомился. Вон, Каббр подтвердит.
   - Надо же. Но я тоже времени зря не терял, и кое-что выясил. Если коротко, то дела наши плохи.
   - Насколько?
   - Ну вот как раз на королевский указ о поимке и казни двух государственных преступников, которые вроде как собирались устроить покушение на нашего дражайшего монарха, чтоб ему три раза в час икалось.
   - Как он вообще узнал о нашем существовании?
   - А вот это и есть самое интересное. С некоторых пор при короле неотлучно находятся два советника из дружественного Даркилона, якобы посланные для урегулирования спорных территориальных вопросов.
   - Ух ты, какое длинное и непонятное заклинание! - восхитился гоблин, - Наверное, это очень сильное человеческое колдунство?
   - Помолчи, - маг поморщился, -- Тайная Канцелярия выяснила, что у Даркилона есть на руках расчудесный козырь в виде нескольких сотен заложников. Среди которых нашлись даже несколько весьма влиятельных дворян, давно считавшихся погибшими. В том числе и фаворитка самого короля с сыном. Догадываешься, чей это сын?
   - Тысяча облезлых каббров! - выдохнул юноша. Услыхав свое имя, хрум-скакун ткнулся мордой в ладонь хозяина, выпрашивая угощение.
   - Так что, сам понимаешь, ситуация не из приятных, - развел руками Мэт.
   - И? - Айвен сделал шаг назад и напрягся, внимательно наблюдая за руками мага.
   Юноша ожидал нападения и был готов мгновенно выхватить кинжал или серелитовый нож. Правое запястье начало покалывать - похоже, Печать тоже была настороже, чем бы она не являлась. Хотя служитель Тайной Канцелярии и был магически истощен, но боевые артефакты и талант геоманта тоже нужно учитывать.
   - Ситуация деликатная, сам понимаешь. Так что помощи ждать нам не стоит, но и мешать Канцелярия не станет.
   - Сразу предупреждаю - живым я не... Что? Что ты сказал?
   - Сказал, что пока что нам придется рассчитывать только на себя.
   - И ты не станешь меня хватать или подсыпать сонное зелье в еду, чтобы доставить назад и бросить виновника всех этих событий к ногам своего Верховного или, еще лучше, к ногам самого короля?
   - Боишься удара в спину? Хм... Я не могу дать тебе никаких гарантий кроме своего слова. Даже клятву не смогу дать, пока не восстановлю свои силы. Так что придется тебе поверить мне на слово. Или не поверить.
   - Почему я должен верить слову канцелярского цепного пса?
   - Тогда уж, скорее, ищейки, - усмехнулся геомант. - Понимаешь... То, что ты несешь с собой... в себе... Один уже факт существования этой штуки заставил Даркилон забегать, засуетиться, как муравьев перед грозой. А еще я видел тебя в деле, и твою Печать тоже. Не знаю, что она из себя представляет, но когда мы с этим разберемся, уже Даркилон будет плясать под нашу дудку... И это не только мое мнение - это официальная позиция Канцелярии. Мне приказано любой ценой доставить тебя к Первопечатнику живым и по возможности невредимым.
   - А заложники? Сын короля?
   - Совет Канцеляров считает, что возможность навсегда избавиться от опасного соседства Тьмы с нашими границами стоит того. А что касается любовницы короля и незаконнорожденного принца - они просто стали пешками в чужой игре. Разумеется, Канцелярия приложит все силы, чтобы эти фигуры не стали разменными, но...
   - Благополучие страны выше благополучия ее отдельных граждан, -- Айвен оскалился. -- Грязное дело, эта ваша политика. И кровавое.
   - Радоваться должен, дуралей, что твоя жизнь для Арлании стоит дороже сотен других жизней.
   - Сомнительный повод для радости, - вздохнул юноша.
   - Значит, у тебя появился весомый повод поскорее добраться до Первопечатника. Эй, Хныга, жрецы смогут исцелить моего друга от раны, нанесенной селеритом?
   - Ай-ай. Серый меч - это совсем плохо. Твоя станет сначала желтым и большим, а потом станет синим и маленьким. И сдохнет, корча забавные рожи, - бодро заявил зеленолицый жрец и захихикал.
   - Не вижу ничего смешного! - сорвался на крик Айвен.
   - О! Это очень, очень смешно! Хныга сам видел, как раненый и синий воин корчит рожи. Было очень весело. Все смеялись, и Хныга тоже смеялся.
   - Значит, слуги Моако уже исцеляли подобные ранения? - перебил его Мэт.
   - Ай-ай. Для шамана ты слишком глупый! Разве жрецы могут лечить? Жрецы могут просить бога Змея исцелить больного. Но Моако очень капризный бог. Древний бог, старый. Совсем глухой стал.
   - Может, он просто слишком крепко спит?
   - Сильно-сильно спит, - с легкостью согласился жрец. - Давно спит. Хныга слово знает, который много-много. "Тысяча" называется. Много-много тысяча лет спит старый Моако. Когда проснется - будет совсем конец света. Всех сожрет!
   - Он такой жестокий бог?
   - Как человеки смогли гром-пушку и огненную воду придумать, если такие глупые? Моако не злой бог. Моако сильно голодный бог - много-много тысяча лет спать и не жрать никого. Тут любой станет голодный, даже бог!
   - И жрецы не боятся разбудить бога своими молитвами?
   Айвена не на шутку увлекся беседой с коротышкой. Тот рассказывал совершенно удивительные вещи. Раньше юноше если и доводилось беседовать с каким-нибудь жрецом, то только чтобы заговорить ему зубы и обчистить карманы. К богам и их служителям он относился с легким презрением: богов много, а жрецов еще больше - поди-ка разбери, кто из них имеет реальную силу, а кто просто брюхо набивает за счет наивных верующих. Правда, изредка он все же отдавал часть добычи Нефарту, пытаясь задобрить бога-шутника, но не потому что в него верил, а потому что Гаррет так советовал.
   - Жрецы не будят Великого Змея. Жрецы разговаривают с ним во сне.
   - Они... они что? Они снятся богу и просят его о помощи?
   - Видишь, человек, как твоя полезно говорить с Хныгой? Человек становится умный, - довольно кивнул гоблин.
   Мэта почти скрутило пополам от смеха. Гоблин и вор удивленно переглянулись и уставились на него. Похоже, ни тот ни другой никогда не видели сдержанного и педантичного геоманта в таком состоянии.
   - Эй, что с тобой? - чародей закашлялся, и юноша похлопал его по спине.
   - Ты... Ха-ха-ха... Ты только представь себе... Ой не могу... Ты древний и могучий бог, спящий тысячи лет... Ха-ха-ха... Какие сны ты видишь все эти годы? Падающие к твоим ногам покоренные народы и миры? Пламя очистительных войн в свою честь? Открытие вселенской сути и прочую божественную муть? И тут вдруг в твоем сне появляется жрец в драной расе и начинает просить о чуде! Ха-ха-ха... нет, ты представляешь себе такое? Ты в каком-нибудь Небесном Дворце принимаешь дары от покоренного народа небожителей, и тут вдруг появляется вот такое недоразумение в рясе... "О, Всемогущий! На тебя одного надежда! Коровы не дают молока, вода в колодце протухла! Сделай чудо, умоляю..." - и окровавленную тушу жертвенного барана под ноги швыряет. Ха-ха-ха... Этому вашему Моако не позавидуешь!
   Геомант осекся, увидав серьезное лицо Айвена.
   - А ты почему не смеешься? Разве это не смешно?
   - Если для того, чтобы избавиться от яда, мне нужно присниться спящему тысячи лет богу, то я это сделаю. И лично брошу ему под ноги окровавленного барана.
   Юноша посмотрел в глаза гоблину. И было в его взгляде столько мольбы и боли, что жрец не выдержал и отвернулся.
   - Хныга договорился. Жрецы помогут.
   - Но... У меня нет денег, - вор оглянулся в строну Мэта, - но я достану! Столько, сколько скажешь.
   - Ну уж нет, знаю я твои способы! - отозвался геомант, - Канцелярия все оплатит, раз уж ты им так нужен.
   - Спящий Змей сильный бог. Много может, - подтвердил жрец. - Но можно только один раз просить. Одна услуга.
   - Когда жрецы смогут меня принять?
   - Твоя тут стоять, Хныгу ждать и никуда не ходить, - заявил жрец и направился к зловещему храму древнего бога...
  
   Спустя пару часов гоблин вышел из ворот и жестом пригласил Айвена следовать за ним. Мэт ободряюще похлопал юношу по плечу, и он вошел в ворота, украшенные ликом Змея со сверкающими глазами-рубинами.
   - Здрасьте, - смущенно поздоровался юноша.
   Высокая фигура в рясае шагнула к нему.
   - Следуй за нами, - прошипел жрец и подтолкнул Айвена в сторону одного из проходов. Ни факелов ни магических источников освещения в коридоре не было, но дарованное Печатью ночное зрение позволило ему рассмотреть украшенные барельефами с изображением змея стены. Разумеется, жрецам он об этом не стал говорить.
   Они молча шли по коридору. Тишина начала угнетать, и юноша попытался разговорить служителей Моако:
   - А ритуал - это не слишком больно? Долго нам еще идти?
   Жестом жрец приказал ему соблюдать тишину, и они продолжили путь. Коридор уже начал казаться ему бесконечным, когда впереди показались клубы не то дыма, не то тумана, который стелился вдоль пола. Не снижая скорости, мрачные фигуры вошли в этот туман, поднимавшийся им примерно по пояс.
   Три сотни шагов спустя, когда туман наполнил собою уже весь коридор, мешая рассмотреть даже стены, Айвен вдруг понял, что не слышит рядом с собою шагов. Когда и куда исчез жрец, он даже заметил.
   - Эй! Вы где? Мы уже пришли? - юноша остановился и начал вертеться, всматриваясь в белесую мглу. Заметив, что с одной стороны вроде как туман не такой густой, он пошел туда, вытянув на всякий случай руки вперед. С каждым шагом туман становился все реже и реже, и вор шагал все увереннее, стараясь поскорее выбраться из этого жуткого места. Он уже успел основательно разозлиться на жрецов, которые бросили его здесь, а то и вовсе просто разыграли.
   Выросшую впереди фигуру в темном балахоне он заметил, когда до нее уже оставалось всего несколько шагов. Юноша ухмыльнулся, и улыбка эта не сулила ничего жрецу хорошего.
   - Ну наконец-то, хоть одна живая душа. Эй, уважаемый... Не подскажешь, где здесь ритуальная комната?
   Человек повернулся. То, что Айвен ошибочно принял за жреческое одеяние, оказалось на самом деле длинным шелковым плащом темно-зеленого цвета. Незнакомец был молод, а тонкие черты лица и надменный взгляд выдавали в нем аристократа. Цвета свежей весенней травы рубаха, украшенная тончайшей вышивкой с неразборчивым мелким узором. Болотного цвета брюки, богато расшитые желтыми и изумрудного цвета камушками. Высокие облегающие сапоги из змеиной кожи - в общем, одним своим видом он вызывал неприязнь у жителя грязных городских улиц.
   - Простите, это вы мне? - удивленно вскинул бровь мужчина.
   - Ну, кроме тебя я больше никого не вижу. А ты, наверное, тоже пришел просить у этого дрыхнущего червяка какой-то милости?
   - Хм. Интересная постановка вопроса. Дрыхнущий червяк, да? А вы не боитесь так называть одного из древнейших богов?
   - Так он же все равно спит и ничего не слышит, - резонно заметил Айвен.
   - Верно. Спит и не слышит. Но ведь я вас сейчас слышу? И вы меня...
   - А что в этом странного?
   - Ну например то, что я твердо уверен в том, что сплю, - незнакомец в плаще демонстративно вытянул руку и сильно ущипнул себя. - И ничуточки не больно. Получается, что вы мне снитесь, и я вам тоже. Мы с вами спим, как и Великий Моако.
   Машинально, повторяя жест аристократа, юноша тоже вытянул руку и ущипнул ее.
   - Каббровы жрецы! Они усыпили меня! - выругался он, не ощутив боли. Вообще ничего не почувствовав.
   - Вообще-то, это были жрецы Спящего Змея, а не этого твоего Каббра, кто бы он ни был. Зачем ты пришел к Моако? - незнакомец тоже перешел на "ты".
   - Так уж вышло, что я доживаю свои последние деньки, а чародеи не смогли мне помочь. Если и этот Змей окажется бессилен, то... - Айвен резко провел ладонью у горла.
   - Хочешь избавиться от этой штуки? - холодные пальцы сильно стиснули руку юноши, а второй рукой незнакомец обнажил запястье вора. Разумеется, Печать была там.
   - Н-нет. Хныга сказал, что я могу попросить лишь об одной услуге. Я хочу избавиться от яда, который убивает меня А ты? Почему ты здесь?
   - Потому что у меня нет выбора.
   - Да уж. Если бы у меня был другой способ, я бы точно не совался в сон древнего бога. А что тебе нужно от Спящего Змея?
   - Что мне нужно? - аристократ задумался. Пальцы его еще сильнее стиснули руку юноши, а карие с желтыми прожилками глаза широко раскрылись, - Пожалуй, я хотел бы получить ответ на один вопрос.
   - Всего на один? - Айвен попытался вырвать руку, но чудак в плаще оказался необычайно силен. К тому же, второй рукой он ухватил вора за шиворот и приподнял его над каменным полом.
   - Это очень важный вопрос, - глаза незнакомца, казалось, стали еще больше, - Очень уж хочется мне знать, сколько еще веков эти проклятые жрецы будут забрасывать в мои сны всяких неудачников, которым постоянно от меня что-то нужно! Сплошные просьбы, вопросы, мольбы и угрозы!
   - Так значит ты...
   - Меня зовут Альмоакай, Великий Змей. И ты, глупый смертный, находишься в моем сне! - тонкий раздвоенный язык облизнул губы, а веки аристократа медленно закрылись и так же медленно открылись, но вместо карих человеческих глаз на юношу теперь глядели желтые глаза змеи. И только сейчас смог Айвен рассмотреть вышивку на его рубашке - это были тщательно подогнанные друг к другу чешуйки!
   - Э-э-э... - только и смог выдавить из себя вор.
   - Странное начало молитвы. А где же твои дары? Что ты приволок мне в качестве подношения? Золото, драгоценные камни или молоденьких девственниц? А может, собственную душу? Тысячи быков или баранов, храм из чистого золота в мою честь - все это просители предлагают в уплату за чудо. А что предложишь мне ты, смертный? Чем ты хочешь выкупить свою жизнь у смерти? Попробуй удивить меня, жалкий червяк, и, быть может, я не стану ввергать твой разум в пучину безумия сроком в пол вечности! - последние слова разгневанное божество уже не проговорило, а прошипело.
   - Я... У меня... Я ничего не могу тебе предложить. У меня ничего нет, - развел руки юноша и вжал голову в плечи, готовясь к самому худшему.
   Пальцы Моако разжались, роняя человека на пол. Спящий Змей зашипел и увеличился вдвое, нависнув над ним, но сохраняя при этом человеческий облик...
  
   Ворота Храма с противным скрежетом открылись, и из них вышли двое. Сгорбившийся гоблин поддерживал Айвена, перебросив его руку через плечо. Юноша был смертельно бледен, а глаза его были закрыты.
   - Эй, что с ним?! - Мэт подскочил к ним и подставил плечо под вторую руку друга.
   - Человек говорил с богом! - многозначительно пояснил зеленокожий жрец.
   - Да уж, по нему заметно, - неодобрительно проворчал геомант, помогая Айвену спуститься по лестнице, - помоги мне его положить на лавку.
   Уложив теряющего сознание вора, чародей принялся раскладывать свои камни в форме ромба прямо у него на груди. Дыхание юноши стало ровнее, и он открыл глаза.
   - Ну? Ты в порядке? Такое ощущение, что тебя выкачали досуха. В тебе маны не больше, чем во мне. Это Моако сделал, да?
   - Да... У нас с ним состоялась весьма содержательная беседа.
   - Ты жив, и это главное. Хныга не стал тебе рассказывать, но далеко не каждому из просителей Спящий Змей сохраняет жизнь.
   - Я знаю... Уже знаю, - голос Айвена дрожал и говорил он едва слышно, почти шепотом.
   - Он... Он помог тебе?
   - Я назвал его дрыхнущим червяком... Правда, тогда я еще не знал, что это он...
   - Ты... Ты что сделал?!! - Мэт отпрянул назад, словно юноша признал себя больным чумой. Гоблин так тот и вовсе сел на землю от удивления.
   - Назвал его червяком. Это было... глупо...
   - И он тебя не убил на месте? Не превратил в червяка?
   - Н-нет. Он вообще оказался очень славным и бесконечно уставшим богом. Моако избавил меня от яда, дал один совет и даже сделал подарок.
   - Невероятно!
   - Сам в это с трудом верю, но посмотри сюда, - с этими словами Айвен рванул рубаху у себя на груди и показал то место, куда угодил клинок воина Тьмы. Кожа там была чистой, а безобразный незаживающий рубец куда-то исчез. Да и припухлость пропала, словно и не было никакой раны. Лишь четыре аккуратных небольших отверстия.
   - Он высосал яд, - пояснил юноша, заметив недоумевающие взгляды приятелей. - Правда, теперь я его должник, и даже не знаю, радоваться мне, или копать себе могилу.
   - И что же ты ему задолжал?
   - А, - махнул Айвен рукой, - Я всего лишь должен оказать богу одну услугу. Любую услугу по первому требованию Спящего Змея, в чем бы его просьба не заключалась...
  
   Глава 18. Тьма подступает.

"Старый враг - лучше молодого..."

Народная мудрость.

   - Хм... Ты задолжал услугу богу? - переспросил Мэт, словно не веря услышанному.
   - Ну, как-то так.
   - Похоже, что ты серьезно влип. Сделает тебя героем какого-нибудь пророчества, и отправит на поиски чего-нибудь огромной магической силы на другой конец света... Этих богов жертвами не корми, дай только на наших спинах взобраться на Трон Вселенной.
   - А ты откуда знаешь?
   - Вообще-то я тебе кратко пересказал сюжет любой баллады или легенды, в которой одновременно упоминаются боги и герои. Там еще обязательно будет любовь и самопожертвование во имя какой-нибудь из высших ценностей.
   - А может, обойдется? Он забудет про меня и проспит себе спокойно еще несколько тысяч лет, - с надеждой посмотрел на своего приятеля Айвен.
   - Бывает и такое, - согласился геомант, - Проснется через сотню веков, переродит тебя в теле какого-нибудь Избранного - и вперед, вершить божественную волю! Надеюсь, ты с него достаточно содрал? Что за совет он тебе дал?
   - Э-э-э... Да так, глупость какую-то. Посоветовал мне умереть.
   - Оригинальный способ исцеления. Кстати, это действительно сработало бы. Нежити яд не страшен, и ману ожившие мертвецы не способны удерживать - так что ты бы и от Печати заодно избавился. А подарок-то хоть стоящий?
   - Еще не знаю. Моако не сказал, что это такое.
   - Спящий Змей мудрый бог, - встрял гоблин, - Значит, твоя сейчас не нужен этот подарок. Когда будет нужен - твоя узнает все про него.
   - Зато, ты наконец-то здоров, у нас есть проводник, и до Мурлока с его жуткими тварями - рукой подать, - жизнерадостно подытожил чародей.
   - Вообще-то, я сначала хотел заглянуть в гости к одной красотке.
   -- Ого, быстро ты. Уверен, что не наткнулся на какую-нибудь мымру-вертихвостку или суккуба? Возле Мурлока нужно быть начеку. Далеко не все есть то, чем оно кажется.
   - Ее родители - милейшие люди, - начал оправдываться Айвен, но вспомнил про одноглазую старуху и символ на стене, - Хотя, зайду на обатном пути. Идем!
  
   ...На закупку снаряжения ушли остатки дня и золота. В первую очередь геомант запасся компакт-рунами, которые у него закончились. Отыскав с помощью Хныги более менее приличный постоялый двор, друзья остановились там на ночлег. Гоблина там знали, а потому отнеслись к странному постояльцу терпимо и даже в какой-то степени приветливо - стоило лишь Мэту позвенеть золотыми монетами.
   Переночевав, вор, маг и жрец собрали вещи, уложили их на лошадей и отправились к западным воротам. Специально для гоблина геомант купил детскую плетеную люльку, и приторочил ее справа к своему седлу, уравновесив с другой стороны дорожными сумками.
   Хныга ловко вскарабкался по седлу в это импровизированное сиденье и, подстелив шерстяную накидку, с блаженной улыбкой улегся. Из люльки торчала только голова гоблина, которой он старательно крутил по сторонам. Судя по всему, к этому способу перевозки маленького проводника они с Мэтом прибегали не впервые.
   Первые неприятности поджидали путников на выезде из города. Какое-то новое особое распоряжение требовало, чтобы каждый покидающий город предъявлял бумагу, подписанную кем-то из офицеров городской стражи, и даже знак проводника, предъявленный жрецом Змея, не произвел никакого впечатления на угрюмого стражника.
   - Послушай, Хныга, я же тебя не первый год знаю, не один кувшин вина вместе пропустили, - воротный оказался давним знакомцем ушастого гоблина, - но не могу. Даже тебя одного, лучшего проводника по Топям, не смогу выпустить без этой треклятой бумаги. У меня вон десяток охотников уже двое суток безвылазно по домам сидит.
   - Погоди-ка, служивый. Это как так? Неужели бумагу эту никто не подписывает? Даже охотникам? - вмешался Мэт.
   - То-то и оно, - еще больше помрачнел стражник, - Если по уму, то любой из наших лейтов смог бы свою подпись поставить. Вот только Хенек - как раз приболел, Мартишик - уехал к жене и детям в отгульные, а пьянчуга Рисквин уже пять дней как из дому не выходит и не впускает никого, кроме доносчиков еды. Говорят, сидит бледный, в окна не показывается и огнестрела из рук не выпускает. Хотели, было, уже лекаря-мозгоправа к нему вызывать, да вот только пока он приедет... Эх...
   - А большой капитана? Почему он в бумага закорючка-подпись не ставит? - гоблин высунулся из своей люльки по пояс, чтобы было удобнее общаться.
   - Огрим? Вот он-то как раз и ставит, но не за красивые глаза. Смекаешь? К нему особый подход нужен. От силы пять человек я по его бумаге за стены выпустил. У казармы и сейчас, уверен, целая толпа желающих.
   - А если мы... того? Как-нибудь без твоего капитана? - вмешался Айвен. - Ты чихнешь, ворота скрипнут, а как глаза откроешь - так уже и нет никого.
   - Ты ведь не местный, да? - ухмыльнулся стражник, - Пошли, покажу тебе ворота.
   Недоуменно пожав плечами, юноша пошел следом за ним, к малым воротам, предназначенным для одиноких пеших или конных путников без большой поклажи.
   - Смотри! Обычно мурлокские твари к стенам стараются не приближаться, но пару-тройку раз ворота пробует на крепость, а стены на высоту какая-нибудь зараза. Тяжелее всего приходится с летунами или с землеройками. А от прочих, хвала нашим чародеям, стены уберегают.
   Айвен посмотрел туда, куда указывал стражник. Обычные небольшие ворота рядом с главными, высотою как раз, чтобы конный проехал. Вот только они были испещрены множеством магических символов, а в самом центре их был закреплен так называемый "тигровый глаз" - магический камень, обычно используемый для дальней связи или наблюдения за важными объектами.
   - Видишь? Это защитная сеть. Выдержит удар стихийника уровня Архимага. Разумеется, только в том случае, если створки закрыты, чтобы замкнуть контур заклинания. Каждый раз, когда ворота открываются, идет сбой в работе защитной сети и звучит тревога. Если у тебя есть требуемое разрешение, то тревога не звучит. Ты по-прежнему хочешь, чтобы я чихнул, ворота скрипнули, и сюда сбежались стражники со всего Ерема? По ту сторону "глаза" круглосуточно дежурит чародей, который отмечает каждый сбой в работе контура и его причины. Наш городок стоит здесь уже сорок лет. Мы трижды восстанавливали его из руин, и усвоили уроки, преподнесенные Мурлоком.
   Юноша подошел поближе. Сейчас, опустошенный ритуалом в Храме Спящего Змея, он почти физически ощущал, как пульсирует питающая заклинание мана. Интересно, а мог бы геомант что-нибудь проделать со всем этим? Состроив забавную рожицу в "тигровый глаз", вор повернулся к стражнику:
   - Это единственный выход из города?
   - Единственный, который ведет в Мурлокский Лес. Границей между Мурлоком и Хеоном служит река Огненная. Ее чародеи так закляли, что ни одна тварь не переберется даже по воздуху. Ерем как раз на этой реке и стоит.
   - Так где, ты говоришь, живет твой капитан, который подписи ставит?
   - Тебе и твоим друзьям нужно ехать прямо вон по той улице, и она выведет вас на площадь. За нею сворачивайте на юг, и прямо-прямо, пока не упретесь в каменный одноэтажный дом. Это наша Южная казарма. Спросишь на входе капитана Огрима и объяснишь, что тебе от него нужно.
   Пока воротный объяснял, как добраться до казармы, они вернулись к Мэту и Хныге.
   - Я выяснил дорогу, так что скоро разрешение будет у нас, - уверенно заявил Айвен своим приятелям и вскочил в седло, - За мной!
   - Ну и как ты собрался уговорить этого капитана выпустить нас из города? - поинтересовался геомант, нагнав юношу.
   - С помощью своего обаяния и твоего золота, конечно же!
   - Я тут немного поспрашивал, пока тебя не было. Этот капитан Огрим не берет взяток. Точнее, у кого-то берет, а у кого-то нет. И далеко не всегда это деньги.
   - Ты меня плохо слышал? Я же сказал "обаяние". Не волнуйся, уж на чем-чем, а на подкупах стражи я давно кошку съел.
   - Собаку, - поправил его Мэт.
   - Да хоть медведя, лишь бы с мясом. Придумаем что-нибудь. В крайнем случае наведешь у него в комнате порядок.
   - Предлагаешь мне отработать это треклятое разрешение, нанявшись в уборщики?
   - Предлагаю тебе вспомнить что-нибудь из этой твоей геометрической мантики и помочь капитану принять верное решение.
   - Вот с этим могут быть проблемы, - вздохнул маг, - Я только-только начал восстанавливаться.
   - Пару стульев подвинешь, не надорвешься, - заявил юноша и остановил коня. - Приехали.
   - Хныга пойдет с человеками. Хныга проводник, Хныгу все знают.
   Вопреки рассказам стражника, никакой очереди из желающих получить разрешение на вход в Мурлок не оказалось. Как и кого-нибудь из стражников - улица словно вымерла, вокруг не было ни единой живой души.
   Гоблин выбрался из своей люльки и первым вошел в дверь.
   - Эй, человеки, ваша не отставай от Хныги! - скомандовал он и забавно запрыгал по лестнице на второй этаж. Спящий на стуле охранник не проснулся даже от грохота хлопнувшей двери. Зеленолицый жрец уверенно ориентировался в казарме, и сразу же направился в самый конец длинного коридора. Там, возле двери, сидели два угрюмых посетителя, наверняка ожидавших, когда их позовут.
   - У нас срочное дело! Вопрос жизни и смерти, - на ходу бросил Айвен и первым вошел в дверь. За ним проследовали и геомант с гоблином. Кабинет оказался просто огромным. Несколько шкафов с книгами, два стола, небольшой лежак, камин с головою какого-то диковинного мурлокского зверя над ним, и самое настоящее чучело хамелеопарда с комфортом разместились в комнате, оставив еще достаточно место для доброго десятка посетителей. Пушистый ковер ручной работы халифатских мастериц покрывал добрую половину кабинета.
   - Так-так, а вот и долгожданные гости!
   Говоривший сидел за массивным дубовым столом, стоявшим в дальнем углу. Судя по всему, он и был тем самым капитаном Огримом. По крайней мере, на нем красовался офицерский нагрудник. На столе были разбросаны бумаги, среди который вор наметанным взглядом выделил пару столь желанных пропусков.
   - Вы нас ни с кем не путаете? - Мэт с Айвеном переглянулись.
   - Господа, они в полном вашем распоряжении, - не обращая внимания на его слова, произнес хозяин кабинета, обращаясь непонятно к кому, - Только, умоляю, не попортите ковер.
   Тени в углах комнаты на краткий миг сгустились, и из них вышли две высокие фигуры в черных плащах и шлемах.
   - Опять вы? Это не честно! Я вас уже убивал! Или вы все там ходите парами? - отчаянно воскликнул юноша.
   - Я их проверил. Не волнуйтесь, маны и у этого говорливого и у его приятелей едва хватит, чтобы свечу зажечь, - заверил дарков капитан Огрим и направился к открывшейся позади его кресла потайной двери, - И поосторожнее с моим ковром.
   Предатель исчез, а дарки все так же молчаливо смотрели на троих приятелей. Наконец, тот из них, что был крупнее, заговорил:
   - А я смотрю, вас стало больше. Вор, геомант и... гоблин? Айвен, ты всегда был крайне неразборчив в выборе друзей! Разве можно иметь дело с мерзкими гоблинами?
   - Хныга не мерзкий гоблин! Хныга самый умный и самый красивый гоблин в племени, - заявил коротышка.
   - Разве мы знакомы? - юноша попытался вспомнить, где он мог слышать этот голос, но память решила поиграть с ним в молчанку.
   - Эх, Айвен, Айвен... А я ведь столько раз твою задницу вытаскивал из всяких переделок, что и сам уже со счету сбился, - с этими словами воин Тьмы стащил с себя шлем.
   - Атаман?
   - Он самый.
   - Я не понял, ты что - знаешь этого дарка? - Мэт с удивлением переводил взгляд с воина на вора и обратно.
   - Меня зовут Хорт, и когда-то этот ловкач был в моей шайке. Мы грабили путников на дорогах. Правда, тогда я еще не служил Госпоже.
   - Но... Но тебя ведь убили? Мне Рыжий сказал, что сам видел, как твое тело грузили в телегу...
   - Верно. Какое-то время я находился за Гранью. Но Госпожа дала мне второй шанс и, вытащив с того света, сделала меня своим кавалером. Признаться честно, процедура трансформации была несколько... неприятной. Но зато я познал то, что недоступно простым смертным!
   - Ты продался Тьме!
   - Щенок! Ты даже понятия не имеешь, о чем говоришь. Тьма коснулась меня, и теперь она во мне. Теперь я - ее часть, ее верный слуга. Нет, не слуга... Тебе не понять, пока не пройдешь через это сам. Я не собираюсь убивать тебя или везти в Даркилон силой, нет. Я предлагаю тебя стать одним из нас. Познать истинное могущество и истинную красоту. После посвящения Тьме изменился не только я - изменился весь мир вокруг!
   - Ты всего лишь одна из ее марионеток. Кукла! - вмешался геомант. - Мы уходим.
   - Айвен, подумай. Такой шанс выпадает лишь единожды. Мне повезло, и сейчас я предлагаю такую возможность тебе. Пойдем вместе со мной! Познай Тьму и позволь ей познать тебя! - голос Хорта звенел, а глаза заволокла чернильная чернота, превратив их в бездонные ямы. Эти глаза завораживали, манили и окутывали сознание юноши туманом.
   - Очнись, болван! Не видишь, что он ломает твою волю? Не знаю, кем он был для тебя раньше, но сейчас это враг, - голос Мэта ворвался в сознание вора, разрывая наваждение и приводя его в чувство.
   - Я не хочу убивать тебя! Вам не устоять, лучше покорись воле Госпожи и ты будешь жить еще долго и счастливо. Так долго, что ты и представить не можешь.
   - Ай-ай, какой нехороший у тебя глаза, - покачал головой гоблин, о котором уже все и забыли, - Твоя совсем плохой человек.
   - Хватит возиться с ними, Хорт. Натрави тварей, и пусть они разбираются с этими жалкими смертными, - вмешался второй дарк.
   - Они ведь нарочно прислали именно тебя, да? - задал вопрос юноша.
   - Зачем задавать вопросы, ответы на которые тебе и так известны? - отозвался бывший атаман, а ныне верный слуга сущности, называемой Тьмой.
   - Мне придется убить тебя, - на всякий случай напомнил ему Айвен.
   - Надеешься на украденную Печать? - усмехнулся второй воин, - Зря. У тебя недостаточно сил, чтобы призвать ее могущество. Ты выдохся, смертный. И ты не достоин обладать Печатью! - с этими словами дарк вытащил ножен серый клинок.
   - Да когда же это все кончится? - простонал вор, вытаскивая кинжал.
   В руках чародея сверкнул золотом его светоносный жезл.
   - Посмотрим, как отреагируют слуги Тьмы на это! - воскликнул он и выбросил вперед руку с магическим оружием.
   Дарк лишь отрицательно покачал головой, когда ослепительно белая нить вонзилась ему в грудь.
   - Эти доспехи защищают нас от солнечного света, - презрительно бросил он, - и их закаляли в дыхании самой Тьмы.
   Луч изменил свое направление и ударил в незащищенную голову Хорта, но тот неуловимым движением выхватил меч из ножен и отразил луч серым лезвием.
   "Раньше так быстро атаман двигаться не мог", - отметил про себя Айвен.
   Он посмотрел на свою руку, но кожа на запястье была чиста. Похоже, дарк не лгал насчет Печати и его истощения. Шансы на их спасение упали практически до нуля: два выдохшихся мага, лишившиеся своих козырей, и бесполезный в бою жрец не устояли бы против двух воинов Тьмы. Впрочем, а бесполезный ли?
   Все это время гоблин спокойно стоял в стороне, наблюдая за происходящим. Но увидев, что его друзья ничего не могут противопоставить врагу, он выпрямился во весь свой невысокий рост и распахнул полы черной рясы. Зеленокожий ушастый карлик в волочащемся по земле балахоне выглядел жалким и смешным, но ведь не зря он был "жалящим" - одним из стражей Храма?
   Хныга взмахнул рукой, и из рукава показалась какая-то веревка. Гоблин поятнул за нее, вытаскивая, и в его руке оказался длинный гибкий кнут. Он свисал до самого пола и сворачивался на нем кольцами, словно змея.
   - Наш зеленый коротышка драться! - рассмеялся воин.
   - Не драться. Хныга будет убивать, - серьезно ответил гоблин и взмахнул кнутом.
   Дарк вскинул меч, чтобы принять на него удар плети, но та не дотянулась до воина. Кнут струною вытянулся в воздухе параллельно полу, немного не доставая до него.
   - Познай силу Спящего Змея! - выкрикнул жрец.
   И плеть отозвалась на его слова! Утолщение на ее конце раскололось пополам и раскрылось. Из него высунулся длинный раздвоенный язык и раздалось грозное шипение.
   - Это же... Это же змея... - едва слышно выдохнул Айвен.
   Гоблин больше не махал своим необычным оружием. Ожившая плеть сама атаковала противника, сжимаясь, словно пружина, и снова распрямляясь. Она извивалась в воздухе, уворачиваясь от острых клинков и, подныривая под удары, старалась ужалить дарков в те места, которые не были защищены черной броней. Хныга двумя руками удерживал норовящее вот-вот вырваться оружие, а по его лицу катились капли пота.
   Вор не понимал, какую опасность мог представлять для воинов Тьмы укус этой... плети, но они явно опасались зачарованного оружия, которое держал жрец. Вот Хорт пропустил очередной удар, и змеиная пасть сомкнулась на его плече.
   - Арем к'а схаддис'э! - выкрикнул гоблин, и плеть резко натянулась, едва не бросив пойманного воина на пол. Тот отчаянно пытался перерубить живой кнут, но клинок бессильно отскакивал от необычного оружия.
   - Черный человек, твоя пожалуйста не портить мой к'хасс, - заявил Хныга, и дернул кнут на себя. Пасть на его конце разжалась, и волшебное оружие улеглось в подставленную зеленую ладошку, свернувшись аккуратными кольцами.
   - Что ты сделал со мной, каббров карлик? - завопил Хорт.
   - Мой к'хасс ужалил твоя, человек. Ничто не может выдержать яд к'хасса.
   Бывший атаман схватился за руку и дико закричал. Ноги его подломились, и он рухнул на колени, захлебнувшись собственным криком.
   Вор хотел было задать вопрос, где же хваленая нечувствительность к боли, но второй дарк не дал времени. Он проскользнул вдоль стены и напал, стараясь поразить своим смертоносным клинком гоблина. Воин правильно понял, что он здесь самый опасный противник.
   Свернутая кольцами и безвольно висящая плеть вдруг снова ожила. Она бросилась наперерез и обвилась вокруг руки воина отводя удар в сторону. Опомнившийся Айвен поднырнул под левую руку воина и вонзил ему между ребер кинжал, стараясь пронзить сердце. Впрочем, никакого видимого эффекта его удар не произвел.
   - Сними с него шлем! - скомандовал геомант и вскинул свой жезл.
   Ожившая плеть резко дернулась в сторону, вырывая клинок из руки воина. Обхватившая лезвие петля разжалась, и голова змеи ударила дарка прямо в голову, срывая с его головы шлем. Но поразить его солнечным лучом Мэт не успел. Длинная черная лента ударила его в грудь, отбрасывая на несколько шагов назад. Она была похожа на те щупальца Тьмы, что появлялись из ран уморышей.
   - Надеюсь, я не опоздал? - закутанная в черный балахон тощая фигура вышла из тени за камином. Прямо из его открытой ладони и торчала лента, поразившая геоманта, а сейчас вяло трепыхающаяся в воздухе рядом с новоприбывшим порождением Тьмы, - А ну-ка подними руки вверх и не делай лишних движений. И тебя, мерзкий гоблин, это тоже касается.
   Оставшийся без шлема дарк бросился к своему мечу и, подняв его подошел к новоприбывшему жрецу. Тот кивком головы указал ему место за своей спиной, и воин послушно встал там.
   - Жрец Тьмы, - простонал маг, опираясь на стену и поднимаясь на ноги, - Только тебя нам здесь не хватало.
   - Предпочитаю называть себя Восхваляющим Госпожу, - отозвался Темный, - Как я вижу, у вас здесь тоже свой жрец имеется. Забавная у тебя плеть, зеленокожий выродок. Хочешь проверить, чья окажется быстрее и смертоноснее?
   Повинуясь движению ладони черного жреца, висящее в воздухе щупальце Тьмы начало расправляться. Он вскинул левую руку, и из ее ладони появился темный лепесток еще одного щупальца.
   - Твоя сильно злой и сильно нечестный, человек, - угрюмо пробормотал гоблин, плеть которого снова кольцами свернулась в ладони, но конец ее, увенчанный змеиной головой, лежал на плече жреца Моако и едва слышно шипел на врага.
   - Жрец Тьмы против жреца Спящего Змея. Силы зла против сил зла... Забавная и очень неожиданная картина, - задумчиво прошептал вор, помогая Мэту встать.
   - Некогда любоваться, уходим! - с этими словами геомант хлопнул в ладоши, выпуская заклинание, которое готовил все это время. Дернул Айвена за руку, и вдвоем они бросились прочь из комнаты. Хныга остался один против двоих.
   Позади громыхнуло. Сначала в спины беглецам ударила волна жара, потом раздался пронзительный свист, отозвавшийся болью в ушах, а потом сверкнуло, да так, что юноша на несколько мгновений ослеп, и дверь открывал на ощупь.
   По лестнице вор и маг скатились комом. Выскочив на улицу, они бросились к стене казармы, прижавшись к ней по обе стороны от двери.
   - Что... что это было? - спросил, отдышавшись, юноша у своего приятеля. В ушах шумело так, что он едва услышал собственный голос.
   - Заклятие Подавления. Их использовали лет сто назад для усмирения бунтов и мятежей. Ослепляет, оглушает и, главное, перекручивает мана-потоки такими петлями, что ни одно заклинание не будет работать как положено. Очень полезно против магов, но подготавливать нужно очень долго, десять раз убить успеют.
   - А как же Хныга?
   - Справится. Заклинание вреда не наносит, к тому же, наш жрец знал что я его применю, а вот темный - нет.
   Словно в подтверждение его слов дверь казармы с противным скрежетом открылась, и из нее шатаясь вышел гоблин. Взгляд у него был ошалелый, а черный балахон покрыт какими-то светлыми пятнами, но в целом выглядел он здоровым.
   - Где этот проклятый колдун с цветными усами? Сейчас Хныга будет его бить-колотить, совсем мудрым делать. Зачем гром-заклиание говорить и ничего Хныге не сказать?
   -- Или наш тоже не знал, -- сильнее вжался в стену геомант.
   Повернув голову, разъяренный гоблин наткнулся на испуганный взгляд Айвена. Несмотря на свой нелепый внешний вид, выглядел он вполне грозно, и юноша пальцем указал на Мэта, вжавшегося в стену по другую сторону от выхода из казармы.
   - Десять серебра сверху, - вместо оправданий заявил тот.
   - Твоя хочет купить Хныгу, человек? Твоя плохо знает Хныгу! - гордо задрав свой длинный нос, заявил жрец Моако.
   - Пятнадцать, - не стал спорить геомант.
   - Хм. Твоя хорошо знает Хныгу, - поразмыслив всего пару мгновений, согласился гоблин. - Надо быстро-быстро бежать, пока злой колдун не очнулся.
   Друзья бросились бежать к лошадям, привязанным неподалеку.
   - Я так понимаю, капитан отказался подписать нам разрешение, - вскочив на своего Каббра, подытожил вор.
   - Твоя не бояться, человек, потому что теперь рядом Хныга, - гоблин уже устроился в своей люльке, и вытащил из рукава какую-то бумагу.
   - Ах ты маленький паршивец! Неужели ты стащил со стола этого подонка подписанный пропуск? - усмехнулся Мэт, - Иди-ка сюда, я тебя расцелую.
   - Хныга не хочет целовать усатый человеческий колдун. Хныга хочет целовать глупый зеленый гоблинский самка. Твоя давай к воротам быстро-быстро скачи, если не хочет в лапы плохим человекам попасть...
  
   Уже знакомый стражник у ворот встретил их с немым вопросом в глазах.
   - Все в порядке! Капитан Огрим оказался весьма любезен, и с удовольствием подписал пропуск, - помахал бумагой геомант.
   Стражник недоверчиво нахмурился, но ничего не сказал. Он лишь долго вглядывался в разрешение, стараясь отыскать какой-нибудь подвох.
   - А почему нет имен? В бумаге должны быть указаны имена тех, на кого она выписана. С указанием чинов и намерений.
   Айвен закусил губу. Они специально задержались по пути, чтобы вписать свои имена, вот только, как справедливо заметил геомант, стражники наверняка знали почерк своего капитана и заподозрили бы неладное. Поэтому они ограничились минимальным количеством символов, по которому вряд ли можно было разобрать почерк писавшего.
   - Семь листков испортил, пока мое имя писал, - пожаловался юноша, - Матушка очень любила эльфийские баллады, и сдуру решила назвать меня Айвенилернлье. В честь имен героев сразу четырех старинных легенд. А бумага-то она не простая, а казенная, хитрым узором тесненная. Вот господин капитан и решил обойтись без имен, чтобы напрасно не переводить столь ценную бумагу. Мудрейший, должен заметить, человек, этот ваш капитан Огрим!
   - Ну, и что здесь написано? "3 чел." Это что значит?
   - Как что? Три человека, разумеется! Вот, нас как раз трое.
   - Эй, Хныга, ты это с каких пор в люди затесался, а? - хихикнул один из стражников.
   - Моя мамунга была пополам человека, - угрюмо отозвался жрец Спящего Змея.
   - Лошади ведь тоже с вами? А почему они в бумагах не указаны?
   - Послушай, служивый, ну ты же видишь, что бумага настоящая? Если уж тебе так не верится, то посмотри, признает ее ваше защитное заклятие, или тревогу поднимет.
   - Заклинание не обманешь, и гоблина с человеком оно ни в жизнь не спутает, - предупредил стражник, и положил бумагу на специальный столик.
   Символы, нанесенные на его поверхность, тускло засветились. Воин поднял голову и пристально уставился на ворота. Путники и остальные стражники тоже смотрели на магический рисунок и ждали, что произойдет. Лица у всех были напряжены, особенно у геоманта. К счастью, никто не заметил, что одна рука его шевелится внутри мешочка, из которого доносился шорох камней. Он то и дело бросал быстрые взгляды в сторону неприметного стражника с выгравированным символом глаза на доспехе, который старался держать в тени поодаль: это был специально приставленный к воротам чародей. И сейчас тот внимательно следил, не балуется ли кто-нибудь из присутствующих магией.
   Наконец, символы погасли, и створки ворот вздрогнули, любезно распахиваясь. "Глаз тигра" на краткий миг окрасился в зеленый цвет: подлинность документа была подтверждена. Айвен высокомерно смерил подозрительного стражника взглядом с ног до головы, и первым ударил пятками в бока Каббра, подгоняя его. Мэт и гоблин, сидевший в своей люльке, проследовали за ним в ворота.
   Перед ними раскинулся Мурлок. Место, в которое не отважился бы сунуться без крайней в том необходимости даже хорошо снаряженный полк боевых чародеев ...
  
   - Эй, лейт, глянь-ка, уж не тот ли это самый кобель, который твою шкуру спас? - Рик ткнул своего командира в бок и указал на группу воинов, окруживших несчастное животное.
   Пес, поджав хвост, юлой вертелся в кругу смеющихся людей и лишь глухо рычал на них, не разжимая зубов. Воины изнывали от жары и скуки, поэтому появление ободранной собаки, с завидным упорством стремившейся попасть к командирской палатке, отнеслись как к развлечению.
   - Слушай, и впрямь, он и есть. Мне показалось, или у него что-то в зубах?
   - Наверное, стащил что-нибудь с кухни, - пожал плечами Рик.
   - Ну-ка, отгони ребят и отведи спасителя к повару, пусть его накормит, - распорядился лейт.
   Денщик соскочил с телеги, на которой они сидели, однако не успел сделать и шага: пес, то ли унюхав, то ли заметив командира, совершил отчаянную попытку прорваться через окруживших его людей, и ему это удалось! Животное устремилось прямиком к лейту Беримеру и ловко вскочило на телегу. Лишившиеся забавы воины с интересом наблюдали за происходящим, тихо переговариваясь.
   - Ишь ты, соображает, у кого защиты искать, - усмехнулся Рик.
   - Не уверен, - пробормотал лейт, присматриваясь к тому, что сжимал в зубах пес. - Ну-ка, дружище, показывай, чего приволок.
   Кобель разжал зубы, и в ладонь Беримера упал женский медальон покрытый слюной. И не только ей.
   - Любопытно. На нем кровь. Эй, глянь-ка, - лейт протянул украшение приятелю.
   - Знатная безделушка, простые люди такое не носят. Ну, и кого ты сожрал, блохастый?
   Пес помотал головой, словно отряхиваясь, и жалобно заскулил, повернувшись носом к выходу из военного лагеря. Медальон щелкнул и раскрылся. На каждой из половинок украшения находился портрет, сделанный цветной эмалью.
   - Ого! - присвистнул Рик, - А ведь я эту красотку знаю. Да и ты тоже. Кажись, наш кобель ограбил любовницу самого короля.
   Пес чихнул и сердито зарычал на помощника лейта.
   - И впрямь, она. И сынишка ее, - присмотрелся Беример.
   Кобель дважды гавкнул и жалобно заскулил.
   - Может, это ихний пес и он потерялся? Вон как изводится.
   Зверь соскочил с телеги. Отбежал немного в сторону выхода и, обернувшись, залаял. Потом вернулся к телеге, ухватил лейта, свесившего ноги, за штанину и потянул.
   - Ты думаешь о том же, о чем и я? - переглянулся командир с Риком.
   - Это ты у нас главный, ты и должен думать, а я только приказы выполнять.
   - Амулет в крови и пес явно пытается меня куда-то позвать. Кликни-ка пару ребят посмышленее да порасторопнее, сходим, проверим. И пусть оружие возьмут... Ну что, хвостатый, покажешь дорогу? - потрепал он своего четвероного спасителя по голове.
  
   Небольшой отряд из семи человек притаился в яблоневом саду у самых стен, окружающих летнюю резиденцию короля. Разумеется, по своим размерам и роскоши Кияжский дворец уступал любому другому "летнему домику" Его Величества, зато в нем король Гельмут появлялся чаще, чем в любом другом. И на это была вполне определенная причина. Сейчас эта причина с голубыми, как весеннее небо глазами, смотрела на лейта Беримера с портрета на медальоне.
   Где-то в стороне раздался шум ветвей, и на землю спрыгнул восьмой воин, направившийся к своему командиру.
   - Ну, что там?
   - Во дворе стоит карета с гербом, вокруг никого. Несколько стражников на воротах, но не похожи они на королевскую гвардию. И кровь. В паре мест на земле следы борьбы и пятна крови.
   - Что думаешь?
   - Нечисто дело, вот что я думаю.
   - Лейт, - подошел к ним Рик, - я тут с ребятами поговорил, так вот Ланек утверждает, что вчера видел, как к этим воротам подъезжали три господские кареты, а вокруг суетились слуги с охраной.
   - Но во дворе нет ни карет, ни слуг с охраной... Что скажешь по этому поводу?
   - Или все сдохнем, или станем героями, - пожал плечами воин.
   - Может, они внутри? А кареты с лошадьми в конюшне.
   Пес потерся о ногу командира и жалобно заскулил.
   - Ты сам-то своим словам веришь, лейт? Зови второго наблюдателя, и будем думать.
   Весь десяток лейта Беримера собрался под раскидистой яблоней, обсуждать новости. А они были не слишком радужными - второй наблюдатель, около часа просидевший на дереве с другой стороны королевский резиденции, заметил нескольких людей, видеть которых здесь не хотелось никому. Да и людьми-то они не были: два жреца Тьмы и дарк. Теперь стало понятно, почему во дворе нет охраны - любая из этих тварей в одиночку расправился бы с отрядом Беримера без особых усилий.
   - Думаю, что темные колдуны наверняка навострили сторожевые заклинания, так что обычные входы нам не подходят. У кого-нибудь есть соображения? - начал командир.
   - Я так понимаю, ты собрался проникнуть во дворец? А вдруг это просто послы Даркилона, приехавшие навстречу с Его Величеством? - подал голос денщик.
   - Рик, ты сам-то своим словам веришь?
   - Хотелось бы, - вздохнул ветеран. - В любом случае, нашими силами дворец не взять. Тем более, что там темные. И еще неизвестно, сколько их.
   - Да, людей маловато, - согласился командир, - пара магов нам бы не помешала. Или кто-нибудь, кто знаком с тайными ходами во дворце.
   - Десять самоубийц против тварей Тьмы и неизвестно скольких предателей? А что? Мне нравится! Осталось только найти того, кто в этом дворце частенько бывает...
   Пес звонко залаял и ткнул Рика носом в ногу.
   - Чего это он?
   - Хм. Знающего человека нет, а вот знающая собака, похоже, имеется. Я верно тебя понял, дружок?
   Пес пролаял дважды.
   - Ну, тогда веди, блохастый, - широко ухмыльнулся денщик проверяя, как ходит в ножнах меч.
  
   Глава 19. Мурлокский Лес.

"Но не послушалась Красная Шапочка маму,

и пошла через Мурлокский Лес. Устала девочка,

присела на пенек отдохнуть - тот ее и сожрал!"

Народная страшилка на ночь.

   Опушка была скорее похожа на чей-то оживший ночной кошмар. Невероятного вида перекрученные спиралью деревья; растущие не вверх, а вдоль земли кусты, увешанные шипастыми плодами. Вся земля была выжжена, и на ней не росло ни единой травинки. И все это было черного цвета.
   - Жуть! - передернул плечами Айвен.
   - Это всего лишь Граница. Выглядит она действительно устрашающе, но через пару миль начинается почти обычный лес - разумеется, в сравнении с этим выползком из страны кошмаров, - пояснил Мэт.
   - А что это такое?
   - Много сильного колдунства, - ответил вместо геоманта Хныга. - Человеки попортили страшный лес и сделали его совсем страшным.
   - Верно. Это все работа боевых заклятий. Защитные чары стен, уничтожение подступающего к городу Леса, охота на особо опасных тварей, чтобы обезопасить Ерем - мало ли существует поводов, чтобы бросить в этот котел еще пару десятков заклинаний особо разрушительного действия? Созданий Леса здесь можно не опасаться, они стараются держать подальше от опасных для них стен, но зато и сам лес несколько... изменился от всей этой волшбы. Нам нужно преодолеть этот участок как можно быстрее.
   - Ты же говорил, что здесь безопасно?
   - В данный момент я больше опасаюсь наших преследователей, чем тварей Мурлока. Не думаю, что мы по чистой случайности появились здесь именно после того, как выезд из города был закрыт. Нас ждали...
   - Думаешь, что маги Хеона помогают даркам?
   - Уверен, что нет. А вот с отдельно взятыми городскими владетелями договориться намного проще, чем с десятком спятивших от осознания собственного всемогущества стариков, называющих себя Советом. Попасть в Мурлок можно через три города: Ерем, Ксен и Полужье. Подкуп, шантаж, запугивание или магический контроль - я могу назвать немало способов убедить городские власти закрыть город и без распоряжения Совета.
   - Но это значит, что им известна цель нашего путешествия?
   - Верно. На самом деле это вполне логично было предположить - ты носишь на себе Печать, от которой наверняка хотел бы избавиться. Кто тебе может в этом помочь? Слуги Тьмы, но ты почему-то не горишь желанием обращаться к ним за помощью. Тайная Канцелярия, но они знают обо мне и, скорее всего, и о том, кто я такой. Остается последний вариант...
   - Первопечатник... Но откуда они вообще знают про него?
   - Не хотел тебе об этом говорить, но... В общем, четыре Печатника были убиты за последнюю неделю. Тела двоих удалось отыскать и осмотреть. Обнаружили следы пыток и магического воздействия. В том числе и на разум.
   - Ты это узнал, когда связывался с Канцелярией?
   - Да. Мне предложили дать защитников, но я решил их не дожидаться - прямых порталов в Ерем из Арлании нет, а чем скорее мы с тобою окажемся в Мурлоке, тем лучше. Так что придется рассчитывать только на самих себя.
   - Хныга тоже будет драться с вами, - гоблин привстал в своей люльке и гордо выпятил грудь, - Хныга больно дерется.
   - Кстати, мы тебя так и не поблагодарили за помощь, друг. Если бы не ты...
   - Не надо благодарить Хныгу!
   - Ну почему же? Ты заслужил похвалу...
   - Твоя не благодари, твоя золото давай. Пять золотых сверху. Хныга не знал, что надо будет драться со злыми и черными человеками.
   - Я же тебе уже дал пятнадцать серебра?
   - Это за то что твоя бросил гром-камень и бросил Хныгу драться с черный человек-колдун. А теперь Хныга узнал, что будут еще много черных человеков. Если твоя хочет, чтобы Хныга еще дрался, то давай золото.
   - Я тоже по тебе соскучился, - улыбнулся геомант. - Кстати, очень вовремя ты заслужил право носить змеебич, он нам еще не раз пригодится.
   - Сила к'хасса - это сила Спящего Змея.
   - Помощь этого твоего Змея нам бы тоже пригодилась, - согласился с ним Мэт, а Айвен скривился при упоминании о Моако. Знакомство с богом не пришлось ему по душе.
   - Кстати, а куда ты дел этот свой змеиный бич? И раньше я его у тебя не видел, - поинтересовался вор у жреца.
   Вместо ответа тот вытянул руку и закатал рукав по локоть. Там, на его бледно-зеленой коже, красовалась татуировка: до мельчайших подробностей вырисованная змея тремя кольцами обвивала тонкую руку гоблина.
   - Мой к'хасс, - в голосе Хныги слышалась гордость и... забота? Словно он говорил о живом существе, а не о магической татуировке.
   - Надо же. Я раньше только слышал про такое, но никогда не видел, - маг тоже с интересом рассматривал рисунок. - Мне говорили, что такой рисунок наносит сам Моако, отмечая избранных в Стражи жрецов. Так что у вас с этим зеленым коротышкой много общего, мой невезучий друг.
   - Не понял. О чем это ты? - Айвен недоуменно уставился на чародея.
   - Ну как? Вы оба видели самого Спящего Змея, у вас обоих на руке магическая татуировка. И, кстати, до того как стать проводником, наш славный гоблин тоже срезал кошельки у зевак на Харрском рынке. Я прав, о мой набожный друг?
   - Хныга не вор! Хныга должен был купить цветки красный лотос для нового страшного колдунства. Хныга был ученик великого шамана племени!
   - Ты был учеником шамана? А почему сам не стал колдуном своего племени?
   - Старый Урзук-Тан прогнал Хныгу большой палкой. Тан испугался, что Хныга станет сильный-сильный шаман и побьет Урзук-Тана, и сам станет Таном. Заберет жену шамана, заберет козу шамана, заберет хигвал шамана. Глупый гоблин - зачем Хныге некрасивый беззубый жена Урзук-Тана?
   - Он стащил у своего учителя жабу. Вот старик и разозлился. Избил малыша так, что тот едва выжил.
   - Жабу?
   - Это была жаба, слизь со спины которой вызывает галлюцинации. С помощью них шаманы гоблинов приобщаются к миру духов. Сильная, между прочим, штука. Правда, быстро вызывает привыкание. Ты спроси, зачем ему была нужна жаба, - Мэт захихикал.
   - Эй, Хныга, ты зачем жабу стащил? Хотел с духами про погоду поговорить?
   - Хныга хотел себе красивый жена, а не такой страшный, как у Урзук-Тана.
   - Не понял, - юноша удивленно нахмурился, - А жаба здесь при чем?
   - Ты что - сказок не читал? Про принцессу-лягушку? - вмешался чародей. - Этот длинноухий жабу до смерти зацеловал.
   - Хныга думал, что жаба станет ему красивый жена, - начал оправдываться гоблин. - Как в человечий книжка-сказка.
   - Кстати, а почему сказка? Я всегда считал, что эта история правдива.
   - Про лягушку и превращение в человека - чистая правда, а вот про принцессу - это все сказки. Я тебе потом как-нибудь расскажу, когда Хныги рядом не будет. А то вернется еще к своим любовным экспериментам над животными, и женится на каком-нибудь маге-трансформаторе...
  
   До конца выжженной заклинаниями части Мурлокского Леса оставалось уже совсем немного, когда вор привлек внимание своих спутников криком:
   - Эй, Мэт, вот объясни, если здесь все такие опасные, то что со мною может сделать вот этот чудесный цветок? Съесть? - с этими словами он остановил своего скакуна и свесился из седла, чтобы что-то подобрать с земли.
   - Нет! - одновременно заорали Мэт и Хныга, но было уже поздно.
   - Красивый, - юноша выпрямился и помахал ярко-красным бутоном размером примерно с кулак. - Наверное, и пахнет тоже чудесно.
   В руках гоблина непонятно откуда появился кнут.
   Мэт вскинул руку и выпрямил пальцы в сторону вора, словно прицеливаясь.
   Айвен поднес цветок к носу, чтобы понюхать его.
   Алый бутон раскрылся, и на вора уставился огромный желтый глаз, который прятался в глубине цветочной чашечки.
   Геомант выкрикнул заклинание, и с его пальцев сорвалось несколько огненных стрел, устремившихся к цветку. Когда Айвен шевельнул рукой, магические снаряды изменили направление полета, следуя за намеченной чародеем целью. Но летели они медленно, слишком медленно!..
   Из чашечки растения вдруг вырвалось длиной гибкое щупальце, и обвилось вокруг головы юноши. Оно тут же начало сокращаться, подтягивая бутон, который раскрылся еще больше, к голове. Глаз моргнул, и из крохотного отверстия возле него выдвинулось что-то похожее на иглу.
   Вор задергался и попытался оторвать от себя хищный цветок, но ему это не удалось. И тогда он заорал так, как не кричал никогда в жизни.
   Хрум-скакун коротко всхрапнул, повернулся к своему хозяину и одним движением откусил красный бутон. Похоже, цветок пришелся Каббру по вкусу, и он начал обкусывать щупальца-усики, которые безжизненно обмякли, по-прежнему обвивая голову Айвена. При всем при этом, конь даже не снизил шага, хоть и глядел в противоположную своему движению сторону.
   Мэт щелкнул пальцами, и его огненные стрелы рассыпались искрами, всего чуть-чуть не долетев до лошадиной головы.
   - Эй, ты в порядке? - участливо поинтересовался геомант.
   - Хныга удивленный. Хныга не видел такой шея у лошадей раньше, - ответил гоблин. Кнута в его руке уже не было.
   - Да я не тебя спрашиваю... Айвен, ты цел?
   - Жив я, жив. Живой, напуганный и мокрый, - вяло отозвался юноша.
   - Мокрый?
   - Этот каббров Каббр мне всю голову слюнями обмазал, когда тварь жрал. Проклятье! Я-то думал, что здесь всяко не хуже, чем в трущобах Кривого переулка...
   - Ничего, привыкай. Моргалик - он еще вполне безобидный, встречаются и похуже.
   - Как ты его назвал?
   - Моргалис флороканнис - цветок хищный моргающий. Это его так обозвали умники, изучающие живность Мурлока. А если по-простому, то моргалик.
   - Бррр... Мерзость какая...
   - Быстро же он тебе разонравился, - усмехнулся Мэт. - Запомни одно простое правило, которое следует неукоснительно соблюдать в Мурлоке. Если что-то красиво выглядит, хорошо пахнет или приятно звучит - держись от этого подальше. Здесь нет ничего из того, что может быть тебе известно и при этом безопасно. Даже обычный клен или одуванчик.
   - То есть, все что отвратительно на вид или на вкус я могу держать в руках или есть?
   - Без моего на то разрешения - а еще лучше, без разрешения Хныги - я бы тебе этого делать не советовал. И вообще не отходи от нас ни на шаг. Здесь и боевыми заклинаниями далеко не всегда отмашешься, чего уж тогда говорить о геомантии?
   - Кстати насчет магии. Мне показалось, или здесь только что кто-то швырялся огненными стрелами?
   - Я приготовил это заклинание заранее, на всякий случай. Самонаводящееся, между прочим. Маны в него вложил немало, а пришлось просто развеять...
   - Теперь расскажи с этого места поподробнее. Еще час назад ты и свечу зажечь не смог бы, а теперь боевыми заклятиями разбрасываешься.
   - Точно, ты же наверняка не знаешь про фазариты! - с досадой хлопнул себя по лбу Мэт, - Вот, держи. Пустому магу в Мурлоке делать нечего, уж лучше сразу даркам сдаться. Причем в гробу, перевязанном шелковой лентой.
   С этими словами геомант приблизил своего коня к скакуну юноши и что-то вложил Айвену в руку. Тот разжал ладонь. На ней лежал и тускло светился драгоценный камень размером с яйцо малиновки.
   - Что это?
   - Фазарит. Или, как его называют алхимики, фаза-кристалл. Камень, который способен накапливать огромное количество маны.
   - И что мне с ним делать?
   - Как что? Разумеется, выкачать из него ману! Грани кристалла любую ману превращают в эфирную -- универсальную магическую энергию, которая одинаково сгодится и некроманту, и стихийнику, и даже укротителю духов. Восстановишь силы, глядишь, и Печать твоя вернется. Ее свойства нам очень пригодятся в Мурлоке.
   - Выкачать, говоришь? Хорошо... - вор повертел полупрозрачный камень в руках, попробовал посмотреть сквозь него на небо и, наконец, сунул кристалл в рот.
   - Эй! Ты что делаешь? Выплюнь его немедленно! - закричал Мэт.
   - Но ты же сам сказал...
   - Жрать заполненный маной фазарит я тебе точно не говорил. Спрячь камень, а когда разместимся на ночлег, я тебя научу, как нужно выкачивать из него ману.
   - И много у тебя таких камушков?
   - Мало. Поэтому каждую каплю маны нужно беречь.
   - Если бы я еще умел ее тратить, - хмыкнул юноша и пришпорил коня.
  
   Первые часы своего пребывания в Мурлоке Айвен озирался на каждый шорох. На самом деле лес этот не сильно отличался от самого обычного, но запуганный жуткими рассказами и своим небольшим опытом общения с шишаком и моргаликом, он на всякий случай боялся всего на свете. Впрочем, глядя на своих спутников, которые выглядели вполне беспечными, юноша тоже немного расслабился.
   Разумеется, здесь росли не только уже привычные глазу жителя Арлании деревья и кустарники: попадались иногда и совсем уж диковинные растения самых невообразимых форм и цветов. В щебет знакомых птиц то и дело вклинивались не то всхлипы, не то стоны, а то и вовсе напоминавшие детские крики звуки, но на вопрос Айвена гоблин ответил коротко: "Птица. Громкий птица..."
   Ехали они петляя, стараясь запутать возможных преследователей. В том, что твари Тьмы отправятся за ними, Мэт даже не сомневался: не знающим страха и усталости уморышам было все равно, где преследовать жертву, указанную хозяином - на улицах большого города или в Мурлокском лесу. Кроме того, то и дело гоблин приказывал свернуть, хотя дорога была свободной и казалась совершенно безопасной. Тем не менее, по указке зеленокожего жреца однажды путникам пришлось даже продираться через колючий кустарник, вместо того, чтобы ехать и дальше по широкой тропе. Тем не менее, маг неукоснительно следовал указаниям проводника, хотя, когда очередная колючка впивалась ему в шею, он шепотом поминал нехорошими словами всяческих богов и ближайших родственников Хныги - колена этак до седьмого.
   Наконец, гоблин сжалился над путниками. Он приказал Мэту остановиться и ловко выпрыгнул из своей люльки, направившись к весьма уютной на вид полянке. И снова Айвен не успел заметить, откуда в руках жреца появился змеебич. Хныга вытянул вперед руку с хлыстом, и тот свесился до самой земли, водя своей змеиной головой над травой, словно высматривая или вынюхивая. Спугнув стаю ослепительно-белых бабочек, которых гоблин приказал магу сжечь заклинанием, проводник успокоился и скомандовал привал.
   - Спать тут будем мало-мало. Потом опять дорога ехать, - волнуясь, гоблин начинал больше путаться в окончаниях и глотать слова, отчего понять его становилось сложнее.
   - Слушай, Хныга. А где здесь можно того... И чтобы мне при этом ничего не откусили... В общем, кустики какие-нибудь, - смущаясь поинтересовался юноша.
   - Вон там растет чагра. Хороший куст, густой. И не кусает.
   - Спасибо! - вор направился, было, к указанному гоблину кусту, но его остановили слова жреца:
   - Только чагра плохой воздух пускает. Сонный воздух, от который все сразу спят. Дикий зверь - спит. Дикий человек - спит. И не дикий человек тоже спит. А пока добыча спит, чагра корни в жертва тыкай, и сок из него пей.
   - Каббров гоблин! Тогда зачем ты меня туда отправил?
   - Человек просил куст, который не кусает. Чагра не кусает, - логично заметил Хныга.
   - Эх ты, зеленая башка и два уха. Отвернитесь все, а то я стесняюсь! Каббр, ты тоже не подсматривай...
   Пока Мэт раскладывал походные лежаки, притороченные к его седлу, и выкладывал на скатерть нехитрую снедь, прихваченную в дорогу, гоблин обошел по кругу лагерь, сжимая в руках чашку с тлеющими листьями, из которой валил густой желтый дым.
   - Хныга злой дух и кусачий комар пугай, - объяснил он Айвену.
   Но этим защита их импровизированного лагеря не ограничилась. Геомант очертил вокруг него охранный круг, усилив его своими камушками, и передвинул несколько веток и камней на поляне. Жрец же снова выхватил свой кнут и пару раз самым его кончиком ударил березу, что росла возле костра, и дуб неподалеку от охранного круга. Листья на "березе" после этого сразу же начали сохнуть, а "дуб" вдруг мелко затрясся, а из раны нанесенной кнутом медленно полился тягучий кроваво-красный сок. Юноша готов был поклясться, что он даже слышал стон!
   На ужин он быстро проглотил свою долю, постоянно оглядываясь по сторонам. Еще не совсем стемнело, и в каждой тени ему мерещилась ужасная тварь, у которой тоже настало время поужинать. Становиться чьим-то ужином, так и не успев расправится со своим, вору не хотелось, поэтому трапезу он закончил первым.
   - В общем так. Чтобы не происходило за пределами охранного круга - даже и не думай из него выходить. Если что, буди меня или Хныгу, понятно? - напутствовал Мэт.
   - Двухголовый детина с огромной дубиной в руке подходит под это твое "если что"?
   - Хм... Вряд ли бы ты смог так точно описать Боба-и-Роба, если бы никогда его не видел, да? Значит, ты его... - геомант обернулся и едва не выронил ложку в котел, - Проклятье! Он же нам сейчас уснуть не даст, клянчить будет!
   За его спиною в пяти шагах стоял тот самый "двухголовый детина" - огромный, на две головы выше Мэта. Из одежды на гиганте была лишь набедренная повязка из травы. Голова его была гладко выбрита - по крайней мере та, что была справа. Левая же, напротив, могла похвастаться такими длинными волосами, что любая красавица обзавидуется. Лица же этого странного существа, были совершенно одинаковы: узкий нависающий лоб, острые скулы, выпирающий подбородок и крупные белые зубы.
   - Да-а-ай денюжку-у-у... - провыл-простонал вдруг Боб-и-Роб.
   - Нет у меня денег, - тут же отозвался вор.
   - Да не нужны ему наши деньги, - отмахнулся геомант, - оно даже не знает что это такое. Хоть голов и вдвое больше, да вот только ума у него вчетверо меньше. Всего два этих слова и знает. Оно жрать хочет.
   - Ну и что? Знавал я одного юродивого нищего, что сидел у храма Хугарда-Извозчика, так тот тоже только и знал, что "дай денюжку" да "Пшел прочь". И ничего, хватает - живет получше многих.
   - Да-а-ай деню-у-ужку! - снова провыло существо и, шагнув к самому охранному кругу, вытянуло вперед руку, в которой лежал кочан капусты.
   - Это оно что, меняться предлагает? - повернулся вор к Мэту.
   - Кто? Роб-то? Нет, это он тебе пытается Боба подсунуть. Боб у них голова, думает за всех троих... Хотя, что ему еще остается-то?
   Айвен присмотрелся к этому "кочану" и едва не избавился от только что съеденного ужина -- это действительно была голова! Лысая и бугристая, с беззубым ртом и глазами-щелочками, а вместо носа лишь две дырочки. Поняв, что его раскусили, Боб ухмыльнулся и подмигнул юноше.
   - Пугануть бы его. Так-то они безобидные, если не подходить близко, но сон и настроение подпортить могут. Эта вот голова с голодухи петь начинает. И, прямо скажем, приятного в этих песнях мало.
   - Может, огнем его? - кивнул юноша в сторону костра.
   Рядом с Айвеном что-то свистнуло, и кнут, вытянувшись до немыслимых размеров, хлестнул прямо по голове, которую держало в руках существо, называемое Робом. Когда кончик плети едва-едва коснулся бугристого затылка, Хныга рванул плеть на себя, и голова, вырвавшись из огромных ладоней, полетела прямо в центр охранного круга.
   - Сейчас Хныга все сделать, - заверил жрец. Он поднялся с корточек, подошел к отчаянно верещащей голове и изо всех сил ударил по ней ногой, отправив в полет за пределы круга. Боб заорал еще сильнее, а Роб, жалобно провыв свое неизменное "да-а-ай денюжку" бросился за своим другом в темноту.
   - Думаю, больше он к нам не сунется. Эй, Печатник недоученный, иди-ка сюда. Буду тебя учить с фазаритом обращаться, - позвал Мэт.
   Айвен послушно подошел к геоманту и уселся рядом с ним.
   - В общем так. Знаешь ты или нет, но так называемая мана - магическая энергия, пронизывает все вокруг. Стихия огня или воды, эманации смерти или радости, даже просто жизненная сила растений и существ - все это может стать источником силы для мага. Более того, ты сам, да и любой человек тоже, генерируете ману со временем и даже впитываете ее из окружающей среды. В первом случае это будет энергия естественная, а во втором - связанная, или стихийная. Но естественный способ восстановления растраченных запасов магической энергии слишком медленный, и нам сейчас не годится.
   - Я слышал, что маги могут забирать силу... Да что там слышал! Я и сам был источником маны для колдуна! Он просто тянул ее из меня и из своих амулетов.
   - Для быстрого восстановления магической энергии есть разные методы. В том числе можно использовать живых существ или накопители, вроде фазарита. Теоретически, ты можешь позаимствовать силу почти отовсюду, но на практике все очень сложно. Чтобы вытянуть ману из готового заклинания или артефакта, нужно затратить ее в десятки раз больше. Проще использовать рассеянные эманации чем структурированные. Пламя костра, бегущая вода, последний вздох умирающего существа - вот они, источники! Одни будут отдавать тебе силу охотно, а другие потребуют определенных усилий.
   - Это как разные кошельки и карманы, - хмыкнул вор.
   - Сравнение любопытное, но я бы скорее в пример привел рыбалку. Берешь наживку, забрасываешь удочку и вытаскиваешь рыбу. Если рыба тяжелая или ты слабак - останешься ни с чем, а то еще и снасти потеряешь. А если ты рыбак осторожный и место выбрал правильно, то будешь при хорошем улове.
   - Я не люблю рыбалку. А на кошельках не получится объяснить?
   - Придется довольствоваться рыбой, - отрезал геомант. - Давай, возьми в руки фазарит. Тесный контакт не обязателен, но тебе так будет проще. Итак, ты - голодный вор, а это - полный золотых монет кошелек. Чужой, разумеется.
   - А где рыба?
   - Съели! Ты же сам просил на карманах и кошельках объяснять?
   - Давай лучше на рыбе. А то мысли о золоте мне не дают сосредоточиться.
   - О Тысячеликий, за что ты ниспослал мне наказание в лице этого... этого... такого. Слушай сюда. Представь что ты - пустая фляга. А в руках у тебя, соответственно, полная вина. И ни слова мне не говори сейчас ни про рыбу, ни про карманы!
   - Хорошо-хорошо, - испуганно зачастил Айвен, - Как скажешь. Пусть будет фляга.
   - Помнишь, как ты переливал силу в тот труп? Сможешь сделать то же самое с этой флягой? Тьфу, то есть с кристаллом! Протяни тонкий поток к фазариту, попробуй коснуться накопленной в нем энергии. Как почувствуешь его силу - зацепи ее, словно крючком, и тяни. Твой поток должен стать трубкой, которая соединяет две фляги, и по нему вино потечет из полной в пустую. Чем полнее чужая фляга и чем больше ты истощен, тем проще пойдет процесс. Но если ты совсем пуст, то тебе просто нечем будет ухватиться за источник силы. Попытайся, работа с фазаритом доступна даже "пузырям".
   - Сейчас попробую, - юноша нахмурился, воскрешая в памяти свой недавний трюк с оживлением трупа. - Кажется, я тогда делал вот так...
   В прошлый раз сила исходила из него через Печать, но теперь ему помогал сам камень. Он отчетливо ощутил, как направленный им в кристалл магический поток наткнулся на другой источник силы. Попробовал "потянуть" и... почти физически ощутил, как мощный поток маны вливается в него! Больше всего это было похоже на детскую возню с весенними ручейками: вот маленький Айвен чертит палкой на земле русло будущего ручья, вот он пробивает хрупкую плотину, а вот по начерченному руслу устремляется мутный неудержимый поток...
   Тело его стало легче перышка, а голова вдруг стала ясной-ясной, каждая мысль была отчетлива и стремительна. Ничего подобного юноша не ощущал ранее, и ему хотелось удержать этот состояние как можно дольше, но, увы, живительный поток силы внезапно закончился, и окружающий мир снова поблек.
   - Что, и это все? - разочарованно протянул вор.
   - Мда... Сожрал целый фаза-кристалл и даже не поморщился. Думаю, еще парочка в тебя точно влезет.
   - И что это значит?
   - Ну, например меня один такой фазарит может запросто выжечь. А для геоманта я довольно силен. С учетом того, что ты "дикий", никогда не обучавшийся, потенциально ты мог бы стать сильнейшим Печатником за последние несколько веков.
   - Ого! Все, сейчас возьму и зазнаюсь...
   - Ты лучше возьми и проверь, как там твоя Печать поживает. Раз уж ты частично восстановил свои запасы маны, то и она могла проснуться.
   - А я уже и забыл про нее... Проклятье! Чешется!
   - Что?
   - Да эта кабброва Печать! Вон она, нарисовалась.
   - Ну-ка, припомни - этот рисунок хотя бы раз появлялся без видимой на то причины? Или только в минуту опасности?
   - Да не помню я! Вроде как всегда потом начинались неприятности.
   - Эй, Хныга, слыхал?
   - Усталый зеленый жрец уже спит и не слышит человеков, - сонно пробормотал проводник, который уже успел снять с коня свою люльку и улегся в нее, укрывшись курткой вызывающего розового цвета. Разумеется, это была куртка геоманта.
   - Будешь много спать - быстрее состаришься! - выкрикнул Айвен, - А то и вовсе приснишься этому своему Спящему Змею.
   - Духи говорят, что рядом нет беды, - успокоил его Хныга.
   - И на том спасибо.
   - Странно, - тихонько пробормотал чародей, - вроде бы жрецы Змея не общаются с духами и призраками, - но вслух он ничего не сказал, а начал укладываться спать.
   - Эй-эй, - забеспокоился вор, - А кто дежурить будет?
   - Кони. Если что, они поднимут шум. Или сожрут того, кто проникнет в охранный круг, - Мэт улегся головою строго на север, а в ногах разложил белые и бледно-зеленые куски ткани. - Могу помочь тебе заснуть, если хочешь. Вон там очень хорошее место.
   - Спасибо. Я как-то до этого без помощи геомантов обходился и ничего, живой, - пробурчал в ответ юноша. Чтобы позлить мага, он улегся головою на запад, а у изголовья разбросал тряпок погрязнее и потемнее. - Еще посмотрим, чье колдунство сильнее...
  
   "Привет", - внутренний голос выплыл из тумана сновидения. Почему-то он не имел ни четких очертаний, ни цвета, кроме темно-серого. И вообще его второе Я было похоже на тень, каким-то образом ухитрившуюся стать объемной и оторвавшейся от поверхности.
   - Ага, давно не слышались. А видимся так и вовсе впервые.
   "Я тут порылся у нас в памяти. Помойка еще та, должен сказать..."
   - А вот это не твоего ума дело! Моя голова, что хочу, то и делаю.
   "Вообще-то я здесь живу. И мне хотелось бы находиться в комфортных условиях".
   - Ну вот и наводи порядок, если тебе больше всех нужно.
   "Вообще-то, это нужно в первую очередь тебе. Удобно ведь, когда нужное воспоминание всегда оказывается под рукой, если в нем есть необходимость? Ты бы очень удивился узнав, какие вещи запали тебе в память..."
   - Наверное. Я не знаю.
   "Точнее, не помнишь, - в голосе второго Я послышалась усмешка, - И вообще, я же тебе просто снюсь. Так что, не придавай моим словам слишком большого значения. Кстати, тебя там зовут. Но лично я бы не советовал просыпаться".
   - Не хочешь лишаться собеседника? Извини, но на этот раз я тебя слушать не стану. Каждый раз, когда я делаю что-то по твоей просьбе, то получаю одни неприятности на свою голову. Если бы тебе не вздумалось стащить то кабброво яблоко, то я бы сидел сейчас дома и пил подогретое вино в компании какой-нибудь красотки!
   "Тебе не вздумалось. Я ведь просто твое подсознание. Ты сам хотел его украсть, и нечего сваливать вину на других. К тому же, вспомни охотников за головами. Ведь тогда я спас тебе жизнь, не дав потерять сознание!"
   - Ты спас жизнь нам обоим. Не забывай, что ты находишься внутри меня.
   "Вот тебе как раз и стоило бы помнить, где ты находишься, а не бросаться, сломя голову, на зов первой встречной красотки..."
   - Красотка? Где?! - резко проснувшись, Айвен сел и осмотрелся. Его спутники спали, в том числе и харуки. - Ну и кто тут меня звал?
   - Помоги-и-ите-е... - раздался вдруг женский голос неподалеку.
   Юноша огляделся.
   - Кто здесь? - спросил он в темноту.
   - Помогите! Я зде-есь! - снова раздался голос, где-то прямо перед ним. К сожалению, ночное зрение, дарованное Печатью, не позволяло ему видеть дальше десятка шагов. Впрочем, что-то похожее на очертания девичьей фигурки он смог различить.
   - Иди на свет! Здесь наш лагерь.
   - Помогите! Оно держит меня... Больно!
   - Проклятье! - Айвен оглянулся и посмотрел на безмятежно спящего мага. Наверное, за самовольную отлучку геомант его по головке не погладит, но и бросить попавшего в беду он не мог. Тем более девушку. Если верить внутреннему голосу, то даже красивую. - Держись, я сейчас! - с этими словами он подскочил к спящему и осторожно вытащил из-под него светоносный жезл. Как им пользоваться, воришка не имел не малейшего понятия, но уже сам факт обладания оружием успокаивал.
   Решительно сжав в левой руке жезл, а в правой - кинжал, он смело шагнул за черту охранного круга. Печать была на своем месте и отзывалась сладкой болью, и это придавало ему уверенности больше, чем любое магическое или холодное оружие.
   Пройдя шагов десять, юноша замер, потеряв направление. Попавшая в беду девушка тоже молчала, не было слышно даже ее дыхания.
   - Эй! Ты жива?! Где ты?
   - Помогите! Я здесь! - тут же откликнулась несчастная жертва. В голосе ее слышались нотки страха и боли. Судя по всему, она была совсем близко.
   Наконец, через несколько шагов Айвен ее увидел. Незнакомка действительно была хороша, по крайней мере, насколько он мог разобрать. Она стояла на высоком пне, испуганно глядя вниз на окруживших ее тварей, которых юноша сначала принял за небольших собак или крупных крыс.
   - Помогите! - красавица подняла голову и посмотрела ему прямо в глаза. Лицо ее было перепачкано, а чувственные губы изогнулись, словно она вот-вот разревется. Одежда ее была так изодрана, что больше походила на лохмотья.
   - Уф, сейчас я их прогоню, не бойся, - приободрил ее юноша и вскинул жезл.
   Позади хрустнула ветка. Что-то свистнуло, и вокруг его пояса обвилось гибкое шершавое тело змеи.
   - Твоя стой, человек, и никуда не ходи, - тон гоблина не подразумевал возражений.
   К'хасс, опутавший Айвена, поднял свою змеиную голову на уровень лица юноши и угрожающе зашипел.
   - Что это значит?
   - Что твоя видит, человек?
   - Ей нужна помощь, ты, мерзкий зеленый...
   - Твоя видит красивый человеческий самка, который звать на помощь? А Хныга видит там красивый гоблинский самка, у который есть красивые кривые ноги...
   - Но... - вор осекся. Только сейчас он вспомнил, где находится.
   - Самка присниться человеку и звать на помощь? Самка и сейчас кричит. Смотри на свой самка. Смотри на рот, который кричит молча.
   Вор уставился на прекрасное лицо незнакомки. Та молча смотрела на него.
   - Как тебя зовут? - охрипшим голосом спросил он.
   - Помогите, - тихо прошептала она. Или оно. Потому что лицо девушки не изменило своего выражения, а губы оставались сомкнуты.
   - Моя звать ее Королева снов. По земля ползай ее слуги.
   - Уф... Словно наваждение нашло, как мальчишка побежал на крик. Хныга, спасибо, что пошел за мной и остановил. Похоже, я снова обязан тебе жизнью.
   - Глупый гоблин не спас человека. Хныга сунул свой глупый башка в западня, и теперь подохнет вместе с человек.
   - Эй, держи свой длинный нос выше, дружище! Сейчас вернемся в лагерь и забудем про эту кабброву королеву. Мэт, наверное, уже проснулся...
   Айвен повернулся, указывая в сторону тропы, по которой сюда пришел. Лагерь был всего в тридцати шагах, и свет костра был виден даже отсюда.
   Должен был быть виден, но его там не было. Как не было и тропы, и даже деревьев. Их окружала непроницаемая мгла, против которой было беспомощно даже ночное зрение.
   - Какого каббра!? Что происходит?
   - Королева забрать нас в свой подземный мир. Теперь наша совсем помирать.
   Гоблин поднял голову. В его желтых глазах светились тоска и отчаяние...
  
   Глава 20. Знакомство с Вивисектором.

"Даже у самого мелкого и слабого бога есть свои

адепты. Просто они тоже - маленькие и слабые..."

Идригон Глиссеро

Жрец-архипул при Храме Мокруса-Водонизвержителя.

   - Мне показалось, или ты уже себя к мертвым причислил?
   - Хныга совсем мертвый будет. И сожратый... - согласился гоблин.
   - Ты это брось! Я ей просто так в руки не дамся, будь она хоть трижды королева. Ты лучше держи наготове свой кнут, ну и я помогу, чем смогу, - юноша сжал покрепче жезл Мэта и прикрылся правой рукой, выставив Печать наружу.
   - Хныга мало знает. Только знает, что тут наша совсем кирдык хана будет.
   - Кажется, я теперь и по-гоблински немного понимаю. По крайней мере, вот этот твой "кирдык хана" я понял, можешь не переводить. Проклятье, ничего не видно!
   Юноша осмотрел световой жезл, но не нашел ничего, на что можно было бы нажимать - ни камушка, ни выступающего элемента узора.
   - Эй, ты, случайно, не знаешь, как этим пользоваться?
   - Луч-как-днем? Твоя должен сила дать. Мало-мало сила, будет много света.
   - Хм... в общем, в руках "пузыря", вроде меня, эта штука бесполезна.
   - Человек хочет свет? Хныга даст свет!
   Гоблин вытянул вперед левую руку и, зажмурив глаза, что-то зашептал. Через несколько мгновений прямо на зеленой ладони вспыхнуло пламя, осветив все вокруг на пару шагов. Впрочем, стены мрака, окружающие спутников, так и остались на месте.
   - А если вот так? - юноша поднял с земли камень покрупнее и бросил его в темноту. Раздался чавкающий звук, и камень исчез. - Не нравится мне это, - прошептал вор.
   "Между прочим, я тебя предупреждал", - раздалось в голове.
   - Ну конечно. Можно подумать, ты знал про эту кабброву королеву! Такой информации в моей голове точно никогда не было.
   "Верно. Зато я прекрасно знаю - и ты, кстати, тоже - что в колдовских местах в первую очередь следует держаться подальше от непонятно откуда взявшихся красавиц. Об этом говорят шесть легенд, три истории из уст очевидцев и две - "сам я не видел, но друг рассказывал", которые есть в твоей памяти..."
   - Странно. Я думал, что слышал намного больше таких историй.
   "Просто они повторяются. Разница лишь в некоторых деталях".
   - Не мешай мне думать. Итак, мы до сих пор живы. А это значит что?
   - Что? С кем твоя говорит, человек? - отозвался гоблин.
   - В данную минуту с тобой. Это значит, что ей от нас что-то нужно, так?
   - Королева нужно нас сожрать.
   - Да что ты заладил - сожрать, сожрать! Словно мы ни для чего другого не годимся!
   "А почему ты не спросишь у нее самой?" - вмешалось второе Я.
   - Как?
   "Языком. Можешь жестами, но не думаю, что она знает воровской жестик".
   - Хорошо, я попробую. Эй, уважаемая, зачем ты нас похитила?!
   - Твоя сейчас опять с Хныга говорит? - оглянулся по сторонам гоблин.
   - На этот раз с твоей королевой. Ну так что, ты снизойдешь до ответа? Зачем!?
   - А разве ты еще не догадался? - раздался вкрадчивый голос, который, казалось, доносился отовсюду.
   - Кто здесь?! - испуганно присел Айвен, выставив бесполезный жезл. Жрец удивленно уставился на него - похоже, он ничего не слышал.
   - Моя звать Хныга. Твоя разве не помнит свой зеленый друг? - спросил он.
   - Погоди, не мешай. Кажется, она ответила... Э-э-э... Госпожа ваше величество, уж простите, не знаю, как вас там по имени. Зачем вы пленили меня и моего друга?
   - Ты видел меня? Видел мое прекрасное тело? Ощущал его трепетную дрожь, когда мои руки касались тебя, Айвен?
   - Простите, но, кажется, я в тот момент был немного без сознания и пропустил все самое интересное. Хотя, тело я видел, да...
   - Ты хочешь меня?
   - Что?! - поперхнулся юноша.
   - Ты умен, ты красив. От тебя получится хорошее потомство, - в голосе появилась легкая хрипотца.
   - Погоди! Ты не хочешь меня съесть? И откуда ты знаешь мое имя?
   - Я многое знаю о тебе. Я знаю твои мысли. Знаю твои желания...
   - Как раз это сейчас очень легко узнать, - пробурчал юноша, смущенно прикрывая руками пах и отворачиваясь от гоблина.
   - Сильные, умные и здоровые детеныши. Ты хочешь завести со мной потомство, Айвен? Хочешь ощутить, как мое прекрасное тело трепещет в твоих руках? Наши тела сольются воедино здесь, и мы будем любить друг друга страстно... Долго...
   - Д-да... Хочу, - в горле совсем пересохло. Волна желания накатила на него.
   - Убей гоблина, Айвен.
   - Что? - на вора словно вылили ушат холодной воды. - Зачем?
   - Ты же не хочешь разделить меня с ним? Он здесь оказался случайно и будет нам мешать. К тому же, нашим детенышам понадобится свежая пища...
   - Погоди. Хныга говорил, что видел вместо тебя кривоногую девушку-гоблина!
   - Гоблина? - рассмеялся голос, - Нет. Сейчас ты увидишь меня настоящую, а не ту жалкую копию, что стала приманкой. Для тебя я стану такой, как ты захочешь. Совершенной. Желанной. Страстной и ненасытной. Смотри!
   Стена мрака перед юношей расступилась, и вышла она. Да, королева была похожа на ту девушку наверху. Но она была намного прекраснее, почти совершенство. Это Айвен смог хорошо рассмотреть потому что девушка была обнажена. Она облизала губы, тут же ставшие маняще влажными, и шагнула к нему. Краем глаза юноша заметил, что гоблин неподвижно застыл на месте с остекленевшим взглядом. Красавица обхватила ладонями свои полные груди и сжала их. Откинув голову назад, она томно застонала. В глазах у Айвена все поплыло, и он шагнул к соблазнительнице, забыв про жреца.
   Правую руку его вдруг обожгло, словно пламенем. Вор вскрикнул и поднял руку, чтобы осмотреть ее. Под его взглядом ладонь вдруг стала полупрозрачной, и лишь рубиново-красная Печать тускло мерцала в самом центре ее, перебравшись туда с запястья. Юноша прищурился и попытался рассмотреть, нет ли на коже ожогов или ран...
   ...И прямо сквозь свою руку, ставшую совсем прозрачной, он увидел настоящую королеву снов. Существо это не имело ничего общего не только с прекрасной девушкой, но даже и с кривоногой самкой гоблина. Перед ним стоял паук. Огромный многоногий хищник с человеческой головою без носа и с торчащими из широкого рта хелицерами.
   - Ну же! Иди ко мне, возьми меня! - пропела-простонала "красавица".
   "Кажется, пора звать Мэта, - разумно заметило второе Я, и начало, - Мэ-э-э-эт!!!"
   - Мэ-э-эт!!! - вторил ему Айвен, не отрываясь глядя на монстра через Печать. Тварь отпрянула назад, всматриваясь в орущую жертву.
   - Я сгораю от желания. Сожми меня в своих объятиях, дай мне почувствовать тебя! - продолжала увещевать она хриплым от страсти голосом. Поверх ладони вор видел прекрасное лицо, широко распахнутые глаза, в которых светилось неподдельное желание, трепещущие тонкие ноздри - он был даже готов поклясться, что ощущает аромат ее тела! Но стоило лишь опустить взгляд ниже...
   - Мэ-э-эт, на помощь! - снова заорал Айвен. И когда уже до монстра оставалось всего пару шагов, сверху посыпались камни и раздался знакомый голос:
   - Не знаю, как ты там оказался и чем занимаешься, но когда я до тебя доберусь, то такое устрою, что навсегда запомнишь, как влезать в сны уставшего геоманта!
  
   Появление друга придало юноше сил. Он сжал руку в кулак, прижав ее к груди. Бросив взгляд на совершенные формы фальшивой красавицы, он выбросил руку вперед, раскрыв ладонь Печатью в сторону чудовища.
   - Прости, но я не хочу, чтобы мои дети вылуплялись из яиц!
   Айвен нащупал внутри себя потоки маны и попытался выплеснуть эту силу наружу, пропустив ее через Печать, но... ничего не случилось.
   - А вот и я! - уже ближе раздался голос Мэта, и огромные комья земли упали между вором и королевой. А следом за ними мягко опустился на пол и сам геомант.
   Паук отпрянул назад, одновременно вставая на задние лапы и выгибая в сторону людей нижнюю часть брюха. На его кончике появился белый шар размером с кулак.
   - Мэт, осторожно! Эта тварь притворяется человеком, - предупредил юноша.
   - Вижу, - отозвался маг, и с его ладони сорвалось заклинание, повисшее между людьми и монстром в виде желтоватого облачка.
   Паук выбросил нить паутины, вонзившуюся прямо в облако и тут же ярко вспыхнувшую. Всего за два удара сердца она сгорела дотла. Маг потянул руку, и в ладонь ему прыгнул световой жезл, который Айвен и сам не заметил, когда выронил.
   Луч света ударил из жезла в паучиху. Тварь заверещала, и замотала головой. Некоторые из ее многочисленных глаз подернулись белесой пленкой, ослепнув. Но отступать паук не стал, а лишь припал к земле.
   - Хныга сейчас будет сильно бить поддельный красивый самка! - прозвучало где-то в стороне, и плеть с шипением перебила несколько паучьих лап.
   - Ну давай же! - крикнул юноша Печати, не желая оставаться в стороне.
   И она дала. Ладонь вора вспыхнула розовым светом, словно объятая пламенем, а рисунок начал пульсировать, вытягивая из Айвена ману.
   - И что мне с этим теперь делать? - задумался на руку вор.
   "Да бей же ты, тупица!"
   Подчиняясь внутреннему голосу, юноша подскочил к монстру и ударил его кулаком. Рука по самый локоть вошла в тело, почти не чувствуя сопротивления. Тварь резко развернулась, отбрасывая обидчика, и тот со всего маху ударился головой о твердую землю. Последнее, что он помнил, это была нависшая над ним аппетитная женская грудь...
  
   - Вставай, лежебока, - насмешливый голос Мэта вырвал его из забытья.
   - Ох, знал бы ты, какая дрянь мне снилась! - простонал Айвен, открывая глаза.
   Сначала он увидел геоманта. Тот стоял рядом, весь перепачканный землей и со свежей ссадиной на правой щеке. Позади мага сидел Хныга, свесив ноги в огромную дыру в земле. Рядом со жрецом свернувшись спиралью грелась на солнышке живая плеть, похожая на змею - к'хасс.
   - Не хотелось бы тебя огорчать, но, кажется, я помешал тебе спариться с одной весьма очаровательной паучихой, - ухмыльнулся Мэт, - Кстати, у тебя отличный вкус!
   - Да отстань ты, - отмахнулся вор и попытался встать.
   - Я серьезно. Эта тварь из твоих мыслей создала образ, который ты сам считал идеальным. Ко мне в голову она забраться не в силах, так что показала то же, что и тебе. Девушка была восхитительна. Жаль, что пришлось ее прикончить...
   - Если бы не Печать, которая показала мне ее настоящий облик, то я бы сейчас постанывал верхом на паучихе...
   - Не думаю. Как раз сейчас она бы отгрызала тебе голову.
   - Что?
   - А ты разве не знал? Как правило, после спаривания самки пауков и богомолов, съедают партнеров, чтобы восстановить силы. А некоторые - и во время. Эй! Только не вздумай сейчас опять потерять сознание!.. Проклятье. Хныга, притащи еще воды...
  
   Весь день юноша ехал молча. Айвен думал. Он настолько был погружен в свои мысли, что не замечал перешептываний и хитрых взглядов, которые бросали на него гоблин и маг. Несколько раз на них нападали различные твари, но дважды Хныге удавалось их отогнать с помощью своего необычного кнута. А когда за всадниками увязался рой громадных, с кулак размером, насекомых, на помощь жрецу пришел Мэт. Он создал большое облако вроде того, которое использовал в паучьей пещере, и влетевшие в него твари мгновенно сгорали, осыпаясь черным пеплом. Уцелевших добил гоблин, ловко сшибая их кнутом в полете.
   - Хороший день, - отметил Хныга, прикончив последнее насекомое.
   - Не разделяю твоего восторга, - ухмыльнулся Мэт.
   - Мало чудовищ. Мало крови. Все руки-ноги целый. Хороший день. Хныга думает, твари боятся драться.
   - Разве мы так страшно выглядим?
   - Наша страшно пахнет. Кровь королевы снов делает всем бояться.
   - Да, помыться от этой дряни не помешало бы. Воняет жутко.
   - Плохо думает человек-колдун. Пока наша страшно воняет, будет хороший день.
   Так они и ехали до самого вечера: ведя нехитрую беседу и искоса поглядывая на молчаливого Айвена, плетущегося позади. А когда начало смеркаться, гоблин обеспокоено принялся смотреть по сторонам, ища безопасное место для ночлега. Увы, ни уютная полянки в тени дубов, ни песчаный пляж на берегу реки не пришлись ему по вкусу.
   - Плохое место, - качал жрец головой, и геомант снова пускал своего Хитреца вскачь.
   Они проскакали еще миль десять, прежде чем Хныга, наконец, довольно кивнул:
   - Хорошее место.
   - Надеюсь, ты не имеешь в виду вот эти заросли терновника? - маг послушно остановил скакуна, повинуясь жесту карлика.
   - Сильно хорошее место. Ядовитый куст громко хрусти, когда зверь топай-иди, - довольно улыбнулся жрец и начал выбираться из своей люльки.
   - Ядовитый? - на лице чародея не дрогнул ни один мускул.
   - Твоя колдун ветка двигай, чтобы наша брюхо-ноги не колоть.
   - Надеюсь, что мне удастся не изорвать рубашку, - недовольно покачал головой Мэт.
   Хладнокровный геомант даже после драки с королевой и непрерывной скачки сидел в седле так, словно принимает участие в военном параде. Как и гоблин, он был испачкан пятнами крови паучихи, уже превратившимися в черные пятна, но на его светло-зеленой рубашке не было ни пятнышка, ни лишней складочки.
   - Не удивлюсь, если у этого франта в кармане сидят портной, сапожник, стригарий и еще десять щеточников и прачек в придачу, - под нос себе пробурчал Айвен, и это были единственные его слова после битвы в паучьей пещере.
   Первым по кустам шел маг, прокладывая дорогу своим приятелям. Повинуясь жесту его рук, усыпанные острыми шипами ветки сами раздвигались, уступая дорогу. Хрум-скакунов вели под уздцы. Похоже, ни шипы, ни ядовитые свойства кустарника ни мало не волновали животных, которые с удовольствием хрустели срываемыми ветками. Когда путники забрались в самый центр, в руках Хныги появился змеиный бич.
   - Хныга делает место спать! - заявил он и крутанул кнутом у самой земли.
   К'хасс с легкостью ломал и крошил ветки терновника, работая словно огромная коса. В несколько ударов гоблин расчистил неровный круг, в котором хватало места и для людей, и для коней. Сняв сумки, начали устраиваться на ночлег.
   - Эй! Человек, который любит чужой карман, твоя куда пошел? - закричал вдруг гоблин Айвену, который зачем-то подошел к терновой стене.
   - Ребята, вы уж извините, но я хочу немного побыть один. Разобраться в себе, покопаться в воспоминаниях, привести мысли в порядок. Мне это очень нужно, - извиняющимся тоном ответил юноша.
   Геомант хотел было предложить ему расчистить дорогу, но вор решительно зашагал вперед, вытянув перед собой правую руку открытой ладонью вниз. Ветви сами подминались и ложились перед ним на землю, когда он продвигался вперед. Отойдя шагов на пятьдесят, Айвен остановился и, подстелив что-то под себя, уселся на землю.
   - Оставим его в покое. Похоже, Мурлок произвел на бедолагу сильное впечатление. Вообще это я виноват. Должен был догадаться, что с проклятием невезения он станет основной мишенью для тварей Леса.
   - Хныга может послать свой к'хаcc сторожить человека.
   - И подслушивать? Не думаю, что ему это понравится.
   И они начали готовиться к ночлегу, изредка поглядывая в сторону юноши, о чем-то разговаривающего с самим собой...
  
   - Кто ты? Или что ты? Я хочу поговорить с тобой, - Айвен говорил тихо, чтобы его не подслушали друзья. - Можешь не прятаться, я знаю, что ты здесь. Ты всегда здесь. Выжидаешь, наблюдаешь...
   Он умолк и прислушался, дожидаясь ответа. Не оглядывался по сторонам, не искал собеседника взглядом. Когда кусты за его спиной зашуршали, юноша испуганно вскочил. Похоже, что появления этих существ он никак не ожидал.
   Их было трое. Айвен никогда в жизни не видел подобных созданий: невысокие, ростом с гоблина, покрытые короткой жесткой шерстью создания с вытянутыми мордами, крохотными глазками-бусинками и оттопыренными ушами. Они ходили и двигались как люди, но людьми не были.
   - Крыслинги! - догадался юноша, - Чудовищные творения Вивисектора.
   - Тс-с-селовек! Твоя с-стоять. С нами ходитс-сь, - прошипел один из незваных гостей, на голове которого красовалась треугольная шапочка. Похоже, он был главным.
   - Так я не понял - мне стоять или ходить?
   - Шибко умный, тс-селовек? - в горло вору уткнулся костяной наконечник короткого копья, которыми были вооружены крысолюди.
   - Твоя не ш-шуметь. Других человеков не с-свать.
   - Кстати о других человеках. Не советую причинять мне вреда, потому что мои друзья рядом. Один из них - могущественный маг, а второй - жрец великого бога.
   - Жрецс-с-с? - длинный нос крыслинга шумно втянул воздух, - Твоя иди туда. К человекам веди нас-с-с.
   - Предупреждаю - они очень не любят, когда мне угрожают. Недавно одну паучиху из-за меня в клочья порвали.
   - Твоя мало говори. Много ш-ш-шагай, - оскалился главный крыслинг.
   Пришлось подчиниться. Аргументы человекоподобных существ были не столько весомыми, сколько острыми - испытывать на себе остроту копий и меткость их хозяево не хотелось. И он пошел назад к лагерю по проложенной ранее тропе.
   Мэт грелся у костра, а Хныга что-то помешивал в бурлящем котелке. В животе у юноши забурчало, ведь он не ел с самого утра. Однако, ни этого бурчания, ни треска кустов его спутники не слышали. Или сделали вид, что не слышали.
   - Эй, ребята, смотрите, кого я вам привел! - выдавил из себя подобие улыбки Айвен. Копье командира крысолюдей упиралось ему чуть пониже левой лопатки.
   Геомант и жрец резко обернулись и от удивления раскрыли рты.
   - Тс-с-селовеки. С-сидеть тихо. Не шевелить ничего, - предупредил их предводитель.
   Кусты вокруг поляны захрустели, и из них начали выходить еще воины. Их было около десятка, и все вооружены короткими копьями или примитивными каменными топорами. Двигались они неуклюже, то и дело опускаясь на все четыре лапы и снова выпрямляясь.
   - Кто здес-с-сь ес-сть жрец? - прошипел крысочеловек. Остальные взяли сидящих на земле людей в кольцо и наставили на них копья.
   Мэт оставался внешне невозмутим, но правая рука его сместилась к мешочку с камнями. Айвен отчетливо почувствовал, как "вскипает" мана геоманта, готовящегося колдовать. Ощущение было для него совершенно новым и завораживающим. Но куда интереснее было происходящее с татуировкой Хныги, которая была хорошо видна, потому что гоблин закатал рукава приступая к готовке ужина.
   Рисунок ожил. Обвивающие руку кольца медленно разжимались, а сама змея словно вылезала из поверхности кожи, приобретая объем и характерный блеск чешуи.
   - Ас-с-с кабар! - завизжал главный крыслинг, тоже заметив творящееся с татуировкой. - Р-року, к'та кисле Моако горре!
   И крысолюди набросились на путников.
   Айвен бросился на землю, чтобы не попасть под удар.
   Змеебич описал в воздухе полукруг и отбросил назад сразу троих существ, рухнувших на землю сломанными куклами.
   Мэт быстро сунул руку в свой мешочек и вытащил из него что-то, зажав в кулаке. Присел, опершись на пальцы левой руки, а кулаком правой ударил в землю. Юноша увидел, как наливаются силой мантические линии под рукой мага.
   Сильнейший порыв ветра выпрямил примятый терновник, и усеянные ядовитыми шипами ветви ударили по задним рядам крыслингов.
   - С'кар! - выкрикнул командир и ударил копьем в плечо геоманта. В последний миг тот попытался уклониться, но не смог, и на идеально чистой рубашке начало расползаться кровавое пятно.
   С шипением над головой Айвена пронесся к'хасс, снося голову предводителя. Юноша закрыл глаза, чтобы в них не попала брызнувшая кровь. Его левую кисть придавило что-то тяжелое, волосатое и... вонючее!
   - Убери от меня свои лапы, тварь! - заорал вор и схватил ногу крыслинга второй рукой. Короткий выброс силы, выплеснувшейся через Печать - и рука снова свободна, а рядом с ним упало бездыханное тело. В широко открытых глазах убитого застыл нечеловеческий страх. Впрочем, как раз человеком он и не был.
   Вскоре все закончилось. Поле боя выглядело ужасно: всюду лежали изломанные и обгоревшие тела, выжженные проплешины тут и там покрывали поляну, а геомант со жрецом были покрыты кровью. В том числе и своей.
   - Славно повоевали, - усмехнулся Мэт, зажимая рукой рану.
   - С чего они это вдруг? - Айвен поднялся с земли и посмотрел на ладонь. Печать была там, и это говорило о том, что угроза не миновала.
   - Наш гоблин - жрец Спящего Змея. Змей крыслинги сильно недолюбливают, а последователей Моако так и вовсе ненавидят.
   - Весело.
   - Все веселье только впереди. Похоже, мы забрались в земли Вивисектора и наткнулись то ли на отряд охотников, то ли на разведчиков. В компании жреца Моако бродить по этим местам - чистое самоубийство.
   - Хорошо. Хныга больше не жрец Моако. Теперь Хныга другой жрец, другой бог, - с этими словами гоблин закатал разорванный рукав своего одеяния и опустил руку к земле. Что-то темное и гибкое соскользнуло с его запястья и исчезло в траве.
   - Что ты делаешь?
   - Хныга отпустил свой к'хасс, - пояснил гоблин, одновременно стаскивая изорванную робу. Он подошел к своей люльке и вытащил из нее какую-то одежду.
   - Ты думаешь, крыслинги не смогут разглядеть в тебе силу Спящего Змея? - Мэт с усмешкой посмотрел на переодевающегося жреца.
   - Никто не искать силу Моако там, где есть сила Мишру.
   Наконец, он переоделся. Это была тоже жреческая ряса, но уже темно-серого цвета с синим оттенком. Нижнюю ее часть и рукава украшал серебристый узор в виде паутины.
   - Хныга теперь не слуга Моако, - заявил гоблин.
   - Хм. Жрец богини Мишру, - на строгом лице мага отразилась тень удивления, - Разумный выбор, я слышал, что крысомордые твари почитают эту богиню судьбы. Но ты уверен, что сможешь их перехитрить и выдавать себя за жреца Паучихи?
   - Хныга не хитрить. Хныга есть жрец Мишру!
   Их проводник прикрыл лицо ладонями и что-то забормотал. Наконец, он убрал руки, и геомант восхищенно выдохнул:
   - Истинный ткач нитей Судьбы! Друг мой, а ты полон сюрпризов, как я погляжу!
   Айвен присмотрелся к лицу гоблина и заметил, что у него над переносицей появился символ: черный паук, ткущий паутину. Жрец вытянул вперед руку и пошевелил пальцами. Юноша был готов поклясться, что видел блеск серебряных нитей паутины, натянутой между ними, но наваждение тут же пропало.
   - Хм. Любопытно. Крыслинги не любят Змея, зато поклоняются этой Паучихе. Есть у меня подозрение, что Моако и эта Мишру - далеко не самые лучшие друзья, - вор обернулся к Мэту, и тот утвердительно кивнул, - А наш славный Хныга служит обоим богам. Разве такое возможно?
   - Теоретически да, - задумавшись, ответил геомант, - Змей спит вечным сном, а Паучиху не зря зовут Слепой Пряхой. Кстати, именно поэтому не рекомендую просить Хныгу сплести для тебя судьбу. Адепты слепой Мишру не те, кому я доверил бы нити своего будущего.
   - Главное, чтобы эти крысы вели себя поспокойнее.
   - Будут, - уверенно заявил маг. - Послушай, Хныга. А каким еще богам ты служишь?
   - Хныга хороший жрец. Служит Великий Змей. Служит мудрый Пряха. Служит вечный бог с трудный имя. Который много-много ходит.
   - Амангельер Вечный Странник? Который бродит непонятно где и непонятно зачем? Разумный выбор для проводника.
   - Хныга умный гоблин, - согласно кивнул жрец трех богов. - Много бог - много хорошо. Только нада много молитва знать, много жертва давать, - вздохнул он.
   - Ладно, нужно уже выдвигаться дальше. Уверен, что здесь полно патрулей крыслингов, и нам не удастся избежать встречи с ними.
  
   Быстро свернув уцелевшие в сражении остатки лагеря, они двинулись в путь. Далеко уйти от поляны путникам не удалось. Первая попытка задержать их выглядела не просто смешной, но даже и оскорбительной: лежащее на пути дерево харуки перепрыгнули даже не ускоряя темпа. Зато вторая... Прямо на тропе росли несколько огромных растений, похожих на куст помидоров, вот только плоды на них были мерзкого бурого цвета. О том, что они оказались здесь совсем недавно и не случайно, говорили носилки, наполненные землей и валяющиеся в кустах неподалеку, и свежая земля у корней.
   - Стоять наша! - закричал Хныга, - Это смерть!
   Мэт осадил своего коня и Айвен последовал его примеру.
   - А я думал, что пороховницы растут только на болотах, - заметил геомант.
   - Так есть. Надо нам другой дорога искать.
   - А почему мы не можем просто съехать с тропы и объехать их? - вмешался Айвен.
   - Разбуженные пороховницы чувствуют движение за десять шагов. Но мы и на меньшее расстояние не можем сойти с тропы. Здесь всюду растет кинжальная трава, по ней даже наши кони не пройдут. Можно подождать, пока они уснут или уничтожить их магией на расстоянии, но это потребует времени. У меня нет наготове таких заклинаний.
   Впрочем, как раз времени им и не дали. Слева и справа от тропы воздух вдруг пошел рябью и прямо из него начали выходить крыслинги.
   - А я-то думал, что только мы с Хортом так засады устраивали, - вздохнул вор.
   - Это с тем самым дарком, которого мы в Ереме встретили?
   Юноша посмотрел на мага и восхитился его выдержке - лицо геоманта было спокойно, а взгляд прямой и твердый.
   - Тогда он еще не принадлежал Тьме. Эй, что это с ними? - юноша уставился на зверолюдей, которые все, как один, окружили скакуна геоманта и опустились на колени.
   - Они приветствуют Ткача судеб, нашего гоблина. Эй, хвостатые и мордатые, чего вам от нас надо?
   Один из крыслингов поднялся с колен и смело уставился на людей.
   - Ваша идти с нами.
   - Куда? Зачем?
   - Владыка. Хотеть видеть тс-с-селовеков. Идти с-с-с нами... Твоя сильно ранен, - зверочеловек указал на плечо геоманта, - Хозяин поможет.
   - Надо же, какая неслыханная доброта, - скривился Мэт...
   Ехали они долго, и солнце уже начало клониться к горизонту. Сначала юноша пытался запоминать, сколько раз они сворачивали в какую сторону - так его учил Гаррет - но очень быстро сбился со счета. То ли путь и впрямь был так не прост, то ли им сознательно морочили голову. Вскоре привычные стройные деревья сменялись приземистыми разлапистыми толстяками, а землю густо покрывал серебристый мох.
   На протяжении всего пути никто не беспокоил их: звери, если так можно было назвать обитателей Муролокских лесов, боялись нападать на такой большой отряд, а чудовищ растительного происхождения крыслинги обходили стороной или пугали, зажигая обильно дымящиеся факелы. Однако, уже возле темного леса, к которому они направлялись, им встретился монстр, для которого не имело значение количество врагов.
   О приближении твари путники узнали по оглушительному треску ломающегося под тяжестью ее тела орешнику - зверь бежал, не разбирая дороги, прямо на них. Крысолюди рассыпались полукругом и выставили копья, уперев их в землю. Зверь с ревом выбежал на открытое место. Опустив к земле увенчанную десятком рогов голову, он начал рыть копытом землю, злобно сопя. Похожий на огромного, с лошадь размером, кабана, монстр был закован в некое подобие костяной брони. Кривые и острые рога торчали во все стороны, надежно защищая голову от врага. Глаз видно не было.
   - Предлагаю пустить коней вскачь, как только начнется заварушка, - шепотом предложил Айвен, - Им будет не до нас.
   - Не советую. Во-первых, битвы не будет. Копья крыслингов зачарованы, и с легкостью пробьют броню. Даже если им не удастся задеть жизненно важные органы, то зверь истечет кровью довольно быстро. Ну и во-вторых, мне нанесли рану таким же копьем, так что без помощи этого их хозяина, могу и подохнуть.
   - Ты же маг!
   - Как только я касаюсь запасов маны, рана начинает кровоточить еще больше.
   - А твоя геомантия?
   - Мне удалось переодеться в заживляющую рубашку, но толку от нее немного, - только сейчас вор заметил, что на его приятеле рубашка другого цвета, - Похоже, тот кто зачаровывал эти копья разбирался в нанесении ран больше, чем я в их исцелении. Даже боль не могу унять. И, кажется, я догадываюсь, кто этот чародей.
   - Бежать - плохо. Ждать будет хорошо, - подтвердил Хныга.
   - Ты-то откуда знаешь?
   - Хныга нюхал нити судьбы.
   - Нюхал?
   - Ты не забывай, что наш друг жрец слепой богини. Хотя лично я всегда думал, что пауки ориентируются на вибрацию паутины, а не на ее запах. Смотри, началось!
   Мэт оказался прав. Крыслинги судя по всему, обладали немалым опытом в бою с такими тварями. Когда зверь бросался на кого-то из них, тот стремительно отступал, тогда как остальные набрасывались на него, стараясь вонзить свои копья как можно глубже. Зверь разворачивался и бросался на обидчиков, но те убегали от него, и все повторялось снова. Довольно быстро одно из зачарованных копий пробило сердце невиданного зверя. Истекающий кровью исполин завалился на бок и, пару раз судорожно дернувшись, затих.
   Добыча не интересовала победителей, поэтому они дали знак ехать дальше. И вскоре их разношерстный отряд был уже возле лагеря. Оставив коней на попечение зверолюдей и позволив связать себе руки, путники вошли в некое подобие ворот на территорию лагеря.
   Такого огромного количества крыслингов Айвен и представить себе не мог. Тем не менее, лагерь этот был лишь временной стоянкой: жилищами здесь служили шалаши из веток и совсем недавно выкопанные землянки. Освещали лагерь многочисленные факелы и рыбьи пузыри, наполненные светляками. Повсюду сновали вооруженные крысолюди. Два десятка покрытых шерстью воинов окружили пленников и повели через поселок.
   - Похоже на подготовку ко вторжению. Вряд ли это все охотники, - шепнул вор Мэту.
   - Скоро узнаем. Если я не ошибаюсь, сейчас нас примет сам Вивисектор.
   - А разве он еще жив?
   - Он способен менять тела, как я рубашки - просто выбирая наиболее подходящее. Думаю, что проблема возраста перед ним не стоит. А вот в здравости его рассудка я сомневаюсь. Жить сотни лет в сотнях разных тел, да еще и в этом жутком месте - какой разум сможет выдержать это?
   Их привели к строению, которое при развитом воображении и большом желании можно было даже назвать домом. Правда, сложен он был из неотесанных бревен, а крышей ему служил самый настоящий плот, у которого даже не убрали рулевое весло и мачту. Правда, был он наполовину сгнившим и сильно зарос мхом. У входа стояли два странных существа, похожих на обритых двухметровых обезьян. В руках эти создания сжимали увесистые дубинки и подозрительно рассматривали всех проходящих мимо своим единственным глазом, расположенным на лбу.
   - Человеки. Заходите. Хос-сяин ждет, - сделал приглашающий жест предводитель и указал на вход в жилище. Мэту и Айвену пришлось пригнуться, тогда как гоблин вошел в дверь спокойно, посмеиваясь над ударившимся головой вором.
   Внутри оказалось на удивление светло. Мох, покрывавший потолок, светился зеленым светом, окрашивая помещение в жуткие цвета. В комнате находился всего один человек, и он сидел на жутковатом подобии трона, словно собранном из тел животных, с которых содрали шкуру.
   В том, что это именно человек, не было никаких сомнений. Юноша, обнаженный по пояс, был очень красив и сложен так, что сам бог Тарзун удавился бы от зависти на ближайшей лиане. Портили впечатление только его глаза, водянистые, светло-светло голубые и... совершенно безумные! Геомант оказался прав!
   - Надо же, какая интересная компания решила наведаться ко мне в гости, - первым начал разговор незнакомец. - Маг-геомант, жрец-гоблин и юноша с разомкнутым мана-контуром "пузыря". Какая интересная загадка. Я очень люблю загадки...
   - А вы, если я не ошибаюсь, тот самый чародей Морриус, автор трактата о насильственном переселении душ через эмоциональный канал пытаемой третьей жертвы? - подал голос Мэт.
   - Надо же. Вы знакомы с моими работами?
   - Только с этой рукописью. Читал ее на ночь, когда готовился к выпускному экзамену. Прекрасное средство, чтобы снять сонливость.
   - Чудесно! Значит, вы знаете, кто я такой и чего от меня можно ожидать. Кстати, можете называть меня просто Вивисектор. Мне это льстит. Итак, господа, ваша загадка лишила меня сна этой ночью, и поэтому я решил пригласить вас в гости.
   - Пригласить? - вскинул бровь геомант.
   - В некотором роде да, - кивнул сумасшедший чародей, - Я вижу, вам нездоровится?
   Вид у мага действительно был неважный. Лицо стало совершенно бледным, а рубашка насквозь пропиталась кровью.
   - Надо же, какая проницательность. Лично я уверен, что вы умеете смотреть во внешний мир через глаза своих собственных созданий и знаете, что с нами случилось, - по кривой усмешке Вивисектора стало ясно, что догадка Мэта верна.
   - Увы, - развел руками Морис, - Сейчас в окрестностях Ерема находится восемь фаланг наблюдателей и охотников. Не могу же я уследить за ними всеми, правда? - тон чародея был извиняющимся, однако глаза его смеялись, подтверждая слова геоманта.
   - Вы можете мне помочь? - прямо спросил тот, глядя в глаза безумца.
   - Разумеется, мой друг, для меня это сущий пустяк. Даже если бы вам оторвало обе ноги, я бы живо поставил вас на новые ноги, ха-ха-ха... Чудесный вышел каламбур, не правда ли? - Вивисектор весьма был словоохотлив. Похоже, не часто ему выпадала возможность пообщаться с людьми. - Но у меня есть одно условие.
   - Какое?
   - Вы - это чудесная загадка, ответ к которой мне не удалось отыскать. И я очень хотел бы получить этот ответ от вас. Добровольно, так сказать, хе-хе-хе.
   - Что именно вы хотите знать?
   - Хочу, да-да, очень хочу. А узнать я хотел бы, что такая странная группа людей и нелюдей забыла в Мурлоке? Куда вы направляетесь и зачем?
   Мэт повернулся к Айвену. Причина их похода, это была тайна вора, а не его, и сейчас на лице геоманта была написана немая мольба.
   - Мы пришли сюда, чтобы отыскать одного человека. Отшельника. Я хочу задать ему вопрос, а Мэт вызвался мне помочь. Гоблин - наш проводник, - подал голос юноша.
   - Хм... Загадка действительно оказалась очень интересной. В Мурлоке скрывается много отшельников. Я сам - один из них. Кого именно вы ищете?
   - Мой друг умирает. У нас был нелегкий день, и мы жутко устали. Пожалуйста, господин Вивисектор, станьте гостеприимным хозяином, а мы будем самыми замечательными гостями. Исцелите моего друга и дайте нам место для ночлега. А утром я отвечу на все ваши вопросы.
   - Ты наглый. Но вы мне интересны, признаюсь. Хорошо. Вы останетесь живы... по крайней мере сегодня. Зи! - крикнул архимаг, и в хижину вошел огромных - для этой расы - размеров крыслинг, - Отведи наших гостей в восточную хижину. Накорми их. Ты, - он ткнул пальцем в Мэта, - Останешься здесь. Я исцелю твою рану, а заодно это удержит твоих друзей от необдуманных поступков.
   - У меня есть еще одна маленькая просьба, - снова подал голос Айвен.
   - Да, мой наглый друг?
   - Я бы хотел помолиться. Мне нужно тихое место и острый нож. Очень острый.
   - Ты себя не перепутал, случайно, с одним гоблином в жреческой рясе? - рассмеялся старый маг в молодом теле. - Ты уверен, что хочешь этого?
   - Да. Не волнуйтксь, я не собираюсь причинять себе вреда.
   - Хорошо. Зи, дашь ему то, что он хочет. - Вивисектор слез с груды плоти, служившей ему троном и подошел к юноше, остановившись в шаге от него. Безумный маг пристально посмотрел в глаза Айвену и едва слышно произнес: - Ты понимаешь, что здесь никто не может умереть, если я этого не захочу?
   - Я это отлично понимаю, - кивнул вор и улыбнулся, - Здесь вы решаете, кому и как жить, а кому и как умереть.
   - Ты умный мальчик. Надеюсь, что завтра ты мне расскажешь очень интересную историю.
   - Не сомневайтесь, - ответил юноша и, развернувшись на каблуках, вышел вслед за громадным крыслингом. На прощание он обернулся и ободряюще улыбнулся Мэту, поймав его полный боли взгляд...
  
   ...Айвен был один в большой хижине на самом краю лагеря. Неподалеку находились охранники, но они не могли подслушать его. Факел освещал помещение, в котором не было ничего, кроме стола. Юноша тихо разговаривал. Разговаривал сам с собой.
   - Молчишь? Ты начинаешь говорить только тогда, когда тебе это нужно. Нужно спасти мою - а значит твою - шкуру, или нужно, чтобы я стащил это треклятое яблоко. Ну что же. Может, ты хочешь и дальше играть в эту игру, но я устал. Хочу предложить тебе другую игру, игру по моим правилам. - С этими словами юноша вытащил нож, который ему притащил крыслинг. - Если ты сейчас же не отзовешься, то я избавлюсь от этой каббровой Печати, пусть даже и вместе с рукой!
   Он закатал на правой руке рубаху по локоть и положил на стол ладонь, на которой весь день тускло светился розовый рисунок. Рядом положил палку, приготовленную, чтобы перетянуть рукав и сделать жгут. Левой перехватил нож и замахнулся.
   - Ну? Время выходит! - выкрикнул юноша, но ответом ему была тишина. - Не хочешь говорить со мной? Тогда прощай!
   Стиснув зубы и закрыв глаза, он со всей силы ударил кинжалом по руке, на два пальца выше запястья. Под углом, чтобы проще было ее отсечь. Острый клинок вонзился в плоть, войдя почти на всю ширину лезвия. Печать ярко вспыхнула и словно потекла, меняя рисунок. Нож звякнул, словно наткнувшись на что-то металлическое.
   "Хорошо. Давай поговорим", - внутренний голос звучал взволнованно.
   Вытащив нож, Айвен наблюдал, как края раны стягиваются, а кровь исчезает, словно ее и не было. Не прошло и минуты, как на месте страшного пореза не осталось ни следа. Руку сильно щипало, но юноша не обращал на это внимания. Он улыбался...
  
   Глава 21. Тайна Печати.

"У каждого есть свои тайны.

И у каждого есть хотя бы одна чужая..."

Неизвестный палач.

  
   "Ты идиот!" - крик внутреннего голоса, от которого нельзя закрыть уши, едва не оглушил Айвена.
   - Сам такой! У меня был план...
   "Лишиться руки? Нужно быть идиотом, чтобы рубить собственную руку ножом!"
   - Я хотел спровоцировать тебя на разговор. Ну или, в крайнем случае, избавиться от Печати. А заодно и от тебя, если мои догадки были верны.
   "И ты готов был лишиться руки? Ты же вор! А вора, как известно, руки кормят..."
   - Ненадолго. Слыхал, что сказал Вивисектор? Он вырастил бы мне новую руку...
   "Как ты догадался?" - теперь внутренний голос звучал нарочито равнодушно.
   - Что ты - это не я, или что ты связан с Печатью?
   "И то и другое".
   - Ну, твой голос совсем не похож на мой. Знаю, что это не доказательство, но... Ты знаешь и видишь то, чего не знаю и не могу видеть я. Характеры у нас похожи, но ты мыслишь иначе.
   "Когда ты это понял?"
   - Первые подозрения появились у меня в Риуле, во время стычки в переулке. Когда ты привел - или привела? - меня в сознание и спас мне жизнь. А окончательно понял это в пещере королевы. Ты мысленно позвал Мэта, причем в полной уверенности, что он услышит. Ворвался к нему в сон. Уж извини, но я на такие фокусы точно не способен.
   "А насчет Печати?"
   - Татуировка появлялась не всегда, а лишь в минуту опасности. Сначала я думал, что это только если рядом твари Тьмы, а потом понял, что всегда ты появлялся тогда, когда проявлялась Печать.
   "Ты слышал меня еще до того, как получил этот рисунок", - напомнил голос.
   - Верно. Долгое время это сбивало меня с толку. Но потом я задумался: как я получил это татуировку? Это наверняка произошло в Боргарде, в камере. Почему я вообще попал в тюрьму? Потому что внутренний голос толкнул меня на кражу. Как я оказался именно в той камере? Потому что все тот же голос мне указал именно ее но. И зачем ему это понадобилось, а?
   "Да уж, мне следовало быть осторожнее, - пробурчало второе Я. Или тот, кто выдавал себя за него, - Действовать хитрее".
   - Я ответил на твои вопросы, да? Тогда и ты ответь мне...
   "Спрашивай".
   - Кто ты или что ты такое, каббр тебя раздери?! Что за тварь сидит в моей голове - или на моей руке?
   "Ты прав. Печать позволяет мне существовать в твоем теле и в твоем разуме. Или что-то вроде того. Но на самом деле я всегда был с тобою, после того как ты получил татуировку. Даже если ты меня не слышал - или не видел. Просто не проявлял себя. Своих сил у меня очень мало, а тянуть постоянно из тебя ману было слишком рискованно. Приходилось прятаться и сидеть тихо..."
   - Это не тот ответ, которого я ждал.
   "Меня зовут Аннарен тор'Дин. Я - родной брат того юноши, с которым ты познакомился в тюрьме"...
   - Риул? Ты его брат? Значит, это тебя искали дарки! Та загадочная Печать, о которой они так настойчиво спрашивали.
   "Верно. Дарки искали меня".
   - Расскажи мне! - потребовал вор, - Я хочу знать все. Как такое возможно?
   "Мой рассказ будет долгим. Вместе с братом мы служили в Тайной Канцелярии. Он был Печатник, а я - Писарь".
   - То есть тот, кто умеет рисовать Печати?
   "Верно. Мы были уникальны в своем роде - всегда работаем... работали в паре. Обычно Писари сидят в четырех стенах, рисуя Печати и исследуя новые схемы, а к выездной работе нас не допускают - это дело для Печатников или Геометров. Но со мной все было иначе... Ты представляешь, насколько силен Печатник, за которым следует тот, кто в любой момент может нарисовать новую татуировку? Правда, Риулу приходилось постоянно оберегать меня - я ведь не проходил специальной подготовки. Но однажды брат не успел на помощь, и я получил смертельную рану"...
   - Дай угадаю: селерит?
   "Верно, меня зацепили селеритовым клинком... Риул был вне себя, считал, что это его вина: не уследил. И он поклялся, во чтобы то ни стало, помочь мне исцелиться. Мы искали помощи у целителей Канцелярии, потом у личного чародея Его Величества... Обращались к хеонским чародеям и к жрецам разных храмов, способных исцелять. Но никто не сумел помочь. В конце-концов, Риул решился отправиться в Даркилон, на поклон к его хозяевам".
   - И?
   "Нам предложили услугу за услугу. Мы с братом должны были отправиться в одно жуткое место, отыскать там древний храм и пробудить силы, дремлющие в нем. Понимаешь, что это значит?"
   - Нет, - честно признался вор.
   "Вот и мы не понимали. Это была ловушка. Правители Даркилона отправили нас в храм Тьмы, чтобы разбудить то, что там спало сотни веков. А на самом деле там нас уже ждали палачи и жрецы, чтобы принести в жертву своему божеству. Вот только они сильно недооценили Риула. Он убил всех..."
   - Силен! - уважительно присвистнул юноша. - Но ты так и не сказал, каким образом тебя угораздило сплющиться до рисунка на моей коже.
   "Один из жрецов, умирая, дотянулся таки до меня заклятием. И я увидел саму Смерть. Спас меня снова Риул. Я уже давно обдумывал возможность создания Печати, которая могла бы мыслить, изменяться и даже быть личностью - быть живой! Не один десяток лет потратил на расчеты и схемы. И пришел к выводу, что в такую татуировку как раз и нужно вложить жизнь. Человеческую жизнь. А еще для этого нужна была сила, очень много силы, сколько нет даже у десяти Печатников. Зато эта сила есть у богов, и Риул нашел способ ее получить".
   - Как?
   "Забрал ее у божества, которому был посвящен храм. Брат бродил среди тел в поисках раненых и отыскал больше десятка... И всех принес в жертву на алтаре. Мы с Риулом совершили невозможное, создав эту Печать. Я вложил в нее все свои знания, свою жизнь и высвободившуюся во время ритуала силу. Риул стал для меня холстом, и я воплотился в виде татуировки на его коже".
   - Выходит, Мэт был прав, что не бывает таких Печатей...
   "Я ведь Писарь. И могу менять узор, изменяя и свойства Печати. Часть этого рисунка может по моему желанию стать любой из Печатей, которые мне известны, не нарушая действия основного рисунка, дающего мне жизнь".
   - Как ты... как вы оказались в Боргарде?
   "Дарки сели нам на хвост почти сразу. Эти проклятые крысы, уморыши и прочие твари Тьмы шли по пятам, не давая отдышаться. Именно тогда я и научился противостоять ее порождениям. Создал и опробовал около десятка новых рисунков - как оказалось, это намного проще делать, когда ты сам и есть Печать. И дарки решили, что Риул заполучил в храме некое оружие, силу, которая должна была достаться им".
   - Прекрасно их понимаю!
   - Мы бежали, прятались, убивали... Риул надеялся получить помощь у Тайной Канцелярии, вот только добраться до кого-нибудь из агентов нам так и не удалось. Поняв, что вырваться из их лап не удастся, мы разработали план. Риул должен был спрятаться в надежном месте, а я - найти кого-нибудь из Канцелярии, используя другого носителя".
   - Я так понимаю, честь стать этим носителем выпала именно мне?
   "Мне был нужен сильный "пузырь", чистый, без единой Печати на теле. Помнишь конвой с арестованным, который тебе встретился на пути к рынку? Это был Риул. Тогда я тебя и присмотрел. Ну, а упечь вора в тюрьму - большого ума не надо. Я перекинулся с тобой парой слов, а Риул пометил, чтобы знать, когда окажешься в Боргарде. Ты вовремя подвернулся и показался мне идеальным носителем, хоть и глуповатым".
   - Эй-эй! Между прочим, этот носитель сейчас сидит с большим ножом и злобно усмехается! Нельзя ли повежливее? А как ты оказался на мне? Значит, я тоже могу от тебя избавиться подобным образом?
   "Соображаешь. Но для этого тебе нужна моя помощь и знания Рила. У тебя есть лишние лет сорок в запасе?"
   - Если честно, я не представляю, на что вы рассчитывали.
   "Я хотел незаметно навести тебя на Канцеляра или Печатника. Но мы не думали, что дарки объявятся в Боргарде так быстро. А когда Риуаллин погиб..."
   - Ты уверен, что твой брат мертв?
   "Да", - коротко отозвался Аннарен.
   - И что теперь? Какие у тебя планы и что мне с этого будет?
   "Брат даже не вышел из тюрьмы. Почувствовав его гибель, я передал тебе послание во сне. Так что ты со своими друзьями все делаешь верно. Если кто и сможет нам помочь, так это Первопечатник. Правда, Канцелярию он после своего ухода на дух не переносит, но, надеюсь, возможность узнать секрет многофункциональной Печати перевесит его ненависть. Ты избавишься от меня, а я получу шанс стать человеком..."
   - Разве это возможно? Звучит хорошо, - согласился вор, - Вот только пахнет скверно.
   "Что ты имеешь в виду?"
   - Дарки искали именно Печать, им не нужен был твой брат. Почему?
   "Благодаря ей... Благодаря мне, брат смог выбраться из храма, пройти через Виремские горы, уцелеть в Даркилоне, пересечь Хеон и добраться до Арлании. Как я уже говорил, дарки решили, что Риул стащил у них из-под носа Печать -- дар от божества, которому был посвящен Храм. Они не раз видели татуировку в деле, преследуя нас..."
   - Хм...
   "Хм - и все?" - возмутился голос.
   - А что еще я должен ответить? Я и верить-то тебе не обязан, после всего того, что произошло. Нужно было сразу во всем признаться.
   "И ты бы поверил?"
   - Разумеется нет! Я и сейчас тебе не особо верю, но другой версии у меня просто нет.
   "И что ты собираешься делать? Расскажешь друзьям?"
   - Пока что пусть все остается, как есть. Рассказывать не буду - ты этого не хочешь, а без твоей помощи я не смогу доказать, что это правда. Но у меня есть условие.
   "Я слушаю"...
   - Раз уж тебе не нужно от меня таиться, то я надеюсь получать реальную помощь. Советы, подсказки и, разумеется, силу Печати. Так, как ты делал это для Риула.
   "Он был специально обученным Печатником с большим опытом!"
   - Ну так у меня все впереди. Или ты хочешь оказаться в банке со спиртом, а?
   "Хорошо. Но я не волшебная палочка -- всего-то несколько десятков рисунков".
   - Вот и договорились. Ладно, пора возвращаться к нашим крысам.
  
   Вернувшись под конвоем в отведенную для них любезным хозяином хижину, юноша застал гоблина в разгар какого-то жреческого обряда. Закрыв глаза и что-то заунывно напевая, Хныга расхаживал по комнатушке и вычерчивал в воздухе невидимые символы.
   - Эй, ты что делаешь, троебожец?
   "Ткет паутину, разумеется", - отозвался Аннарен.
   - Пусть лучше мне дыру на штанах зашьет, портной-самоучка!
   "Он Ткач. Не мешай, пусть закончит работу. К тому же, он тебя сейчас не услышит".
   Вор послушно уселся в дальнем углу и уставился на гоблина, наблюдая за его завораживающим танцем. Прошло около получаса, когда тот, наконец, неподвижно замер посреди комнаты и вскинул голову к потолку.
   - А-а-а-а!!! - издал вдруг жрец истошный вопль.
   - А-а-а-а!!! - от неожиданности заорал Айвен, вторя жрецу. Зеленокожий проводник умолк и уставился на юношу:
   - Эй, твоя чего кричит, Хныгу пугает?
   - А твоя чего орет? Тьфу!.. То есть ты чего орешь, зеленая морда?
   - Хныга делает колдунство. Хочет читать будущее.
   - Ты не мог бы почитать его вслух? Жутко любопытно.
   - Твоя смотри сюда, - гоблин указал рукою куда-то в воздух, - Тут наша сильно-сильно бьют. Вчера бьют.
   - Ага. Помню.
   - Сюда смотри. Тут наша не сильно бьют. Это темный колдун быть, в Ереме.
   - Помню, - кивнул вор, - Странное у тебя вышло будущее. Совсем как прошлое.
   - Твоя совсем глупый, человек? Это прошлое есть. Будущее туда смотри.
   - И что я должен увидеть?
   - Тут нас опять сильно бьют.
   - Ты уверен, что не смотришь опять прошлое? - усмехнулся вор.
   - Хныга правильно смотреть! Вот тут. Хныга здоровый. Здоровый, но больной. Ранетый? Чихай-кашляй? Плохо кушай живот болей? Не понятно. Колдун, который в разный одежда, - тоже здоровый. Тоже больной. Твоя... Ой-ой!
   - Что ты видишь!
   - Твоя совсем не здоровый. Твоя голова совсем больной. А тут твоя совсем мертвый есть. Плохо твоя сильно. Давай сюда десять золотой, Хныга все расскажет, все поправит, новый паутина сделает, хороший паутина.
   - Имей совесть! Да у нас в Кияже от таких как ты "провидцев" не протолкнуться, и красная цена твоему гаданию - два серебряных!
   - Хныга хороший жрец. Хныга правда говорит, вот и дорого, - обиделся проводник.
   - Если ты от меня не отстанешь, то я тебе такое будущее нарисую, что будешь совсем больной и немного мертвый!
   "Если малыш и впрямь истинный Ткач Судьбы, то глупо не прислушаться к его словам", - вмешался Аннарен.
   - Твоя просто жадный, - решил, наконец, гоблин. - Тогда Хныга согласный на один золотой монета. А если дашь второй, то Хныга расскажет про твой красивый жена...
   - Мэт! Мне срочно нужны деньги! - заорал юноша и выскочил из хижины.
  
   Геоманта он не нашел - Вивисектор, как и обещал, оставил его у себя то ли для лечения, то ли просто в заложниках. Впрочем, юноша не унывал. С помощью Печати он отыскал тайник, принадлежавший, судя по его содержимому, одному из крыслингов. Кроме ржавого ножа, двух медных рыболовных крючков и жареной крысы там нашлось несколько монет, и настроение у вора сразу улучшилось.
   Назад в хижину он не вбежал, а почти влетел. Протянул два золотых гоблину:
   - Ну, давай, колдуй, жрец!
   Гоблин взял одну монету. Подул на нее и швырнул на пол. Закрыл глаза и принялся совершать руками загадочные пассы.
   - Ну, что там?
   - Трудный судьба, плохой нитка. Сильно-сильно тяжело. Одна монета мало будет.
   - Слышишь, ты, гадалка базарная...
   - Ай-ай. Зачем твоя Хныгу обидел и грустный сделал? Теперь Хныга стал плохой жрец. Нитка рваться будет - нельзя теперь трогать твоя судьба.
   - Значит, монету назад давай, - протянул руку вор, - Я ее, между прочим, честно нашел. И расскажи мне про мою жену. Когда это случится? А какого цвета у нее глаза? А у какие у нее... Ну, ты понял, да?
   - Хныга не видит твой жена, Хныга видит рядом с наша сильный колдун! Могучий колдун. Длинный судьба и толстый нитка. Странный нитка. Такой, что ее нету, но она есть. Плохо видно, сильно скользкий - палец Хныги не взять такой нитка.
   - Сильный колдун, говоришь? Интересно, а можно ли считать Писаря колдуном, а?
   "Своего запаса маны у Писарей едва хватит на пару-тройку простых заклинаний. Нанося Печать, мы пропускаем через себя магическую энергию "холста", то есть Печатника, вплетая рисунок в его мана-контур. Но управлять этой маной или даже Печатью мы не можем. Так что твой гоблин ошибся".
   - Или увидел кого-то другого. К тому же, я думаю, что твои и мои линии судьбы сейчас слишком тесно переплетены.
   "Верно. Может, это был Первопечатник?"
   - Эй, Хныга, неужели с нами сам Вивисектор отправится?
   - Хныга не знает.
   - Ладно, оставь деньги себе. Я еще найду. Давай-ка будем укладываться спать.
   - Кто рано встать - больше всех сожрать, - согласно кивнул гоблин...
  
   Всю ночь Айвена мучили жуткие кошмары, ничего из которых он потом так и не смог вспомнить. И после пробуждения лучше не стало, потому что разбудил его...
   - Эй, лежебоки, а ну подъем! - раздался громкий крик Мэта. Голос его звучал жизнерадостно.
   - Отстань, призрак нашего друга, до смерти замученного Вивисектором, - отмахнулся вор.
   Со стороны лежанки гоблина в мага прилетело что-то тяжелое и не очень метальное, но тот легким движением руки отбил снаряд в сторону.
   - Никаких призраков! Это я - живой и, хвала нашему гостеприимному хозяину, невредимый, - с этими словами Мэт чуть-чуть приоткрыл дверь, ногою поправил валяющуюся на полу плетеную циновку и уронил один из своих камней. Комната мигом наполнилась ароматом жареного мяса, вызвав слюноотделение у голодных друзей.
   - Приставучий двигатель мебели прав, - потянулся Айвен, - пора просыпаться и идти завтракать.
   - Сначала ты выполнишь свое обещание и расскажешь Моррису историю. И учти, что он умеет отличать ложь от правды.
   - Не учи ученого. Гильдейские мастера даже магов-дознавателей за нос водили, ну а я учился у самых лучших.
   - Ты как-то странно выглядишь, - геомант пристально посмотрел в глаза юноше, - С тобой все в порядке?
   - Просто кошмары. Не каждый день приходится ночевать в Мурлоке.
   - А может, пока я там валялся умирающий под ножом этого мясника, кое-кто развлекался с самками крыслингов, а? Я слышал, что они очень страстные и столь же неразборчивые.
   Айвен вспомнил, как выглядят эти мохнатые твари с длинными мордами и голыми хвостами и понял, что завтракать ему не так уж и хочется.
   - Ну и шутки у тебя. Может, ты сам с ними всю ночь кувыркался? Вон как вырядился, и усы зачем-то в желтый цвет выкрасил.
   - Я их не красил, это они от сока муанги такие. А чем тебе не нравится мой наряд?
   Сегодня чародей был одет в рубашку янтарного цвета и в коричневые кожаные штаны, заправленные в высокие сапоги. Сапоги были ярко-желтые, причем юноша был готов поклясться что уже видел их на геоманте, но тогда они были другого цвета. Как обычно, на одежде Мэта не было ни пятнышка грязи и ни единой складочки.
   - Ладно, - махнул рукой маг, - забудь. У меня есть кое-какие интересные новости для тебя. Расскажу после визита к повелителю крыс.
   В хижину вошли два крыслинга - присланная Вивисектором охрана. Под их конвоем друзья отправились в гости к безумному чародею.
  
   Тот ждал их на своем жутком троне, у подножия которого вертелись хвостатые самки крыслингов, и вся одежда их состояла из набедренной повязки, больше напоминающей шнурок. Вопреки ожиданиям Айвена, девушки почти не отличались от людей, и выдавали их разве что большие круглые уши, чуть длинноватый нос и голый крысиный хвост. А в остальном они были очень миловидны и даже соблазнительны: широкие бедра, плоский животик, чуть полноватые красивые ноги и небольшие упругие груди. Две пары грудей.
   - А ведь хороши крысовки, верно? Думаю, что Вивисектор специально создал их привлекательными. Для себя, - шепнул Мэт и ткнул юношу в бок локтем.
   - Ага, - кивнул тот, не отводя взгляда от девичьих прелестей.
   Девушка, на которую он смотрел, повернулась к нему лицом и улыбнулась. Вор отшатнулся: у нее были крысиные глаза, черные и выпуклые, но больше всего его напугали удлиненные передние резцы, почти касавшиеся подбородка.
   - Как спалось, дорогие гости? - приветливо оскалился Моррис. Он взмахнул рукой, и крысовки, весело попискивая, куда-то убежали, оставив их наедине.
   - Итак, предлагаю сразу приступить к делу, чтобы завтрак не успел остыть, - сразу заявил атлет с глазами старца, делая приглашающий жест рукой, - Как вы видите, я свою часть уговора выполнил, так что теперь твой черед, мой мальчик. Рассказывай! - Вивисектор выжидающе уставился в глаза Айвену.
   - А что тут рассказывать? - пожал плечами юноша. - Все очень просто...
   Пока он говорил, безумный чародей смотрел на него не мигая. Не нужно было быть большим специалистом в магии, чтобы понять - он пытается отыскать ложь в словах своего гостя. А вор тем временем рассказывал. Из его слов выходило, что во время одного из заданий он получил таинственную татуировку, которой почему-то очень заинтересовались слуги Тьмы. Они устроили настоящую охоту на несчастного юношу, ставшего жертвой стечения обстоятельств. На сам рисунок Вивисектор едва бросил взгляд - похоже, что Печать ему была малоинтересна.
   Не вдаваясь в подробности, Айвен рассказал, что с согласия Тайной Канцелярии он в сопровождении мага-геоманта и проводника - вот этого самого гоблина, который сейчас пытается прикинуться большой жабой и ловит муху языком - отправился в Мурлок, чтобы отыскать Первопечатника. Единственного человека, способного избавить его от злосчастного рисунка и преследования даркилонцев.
   Юноша умолк и вопросительно взглянул на колдуна. Тот молча откинулся на троне.
   - Так значит, ты Печатник и состоишь в Тайной Канцелярии? - лениво обронил Моррис. Он выглядел расслабленным, но друзья прекрасно понимали, что это впечатление обманчиво.
   - Да! - уверенно заявил вор, - И далеко не худший!
   Мэт едва слышно охнул за его спиной. Однако, Вивисектор не уловил в этих словах лжи - или просто не подал виду. Были еще вопросы, которые повелитель крыслингов задавал кому-нибудь из друзей или всем троим одновременно, но они были вполне безобидны, и лгать не приходилось.
   Похоже, ответы удовлетворили Вивисектора. Он полулежал на троне и уже не смотрел на своих гостей, лишь изредка кивая их ответом и задавая новые вопросы. Наконец, допрос прекратился, и колдун выпрямился:
   - Хорошо! Ваша загадка действительно оказалась интересной. Знаете, какая самая главная беда бессмертного властелина, именем которого пугают детей?
   - Э-э-э... Бесстрашные рыцари со специальными мечами против бессмертных властелинов, которые ищут новых подвигов и приключений? - предположил Айвен.
   - Глупец! Скука! Вот что терзает меня уже многие годы. Здесь не так много развлечений. Я пробовал пару раз наведаться в Хоен, но тамошние чародеи слишком уж местными тварями пуганые, чуть что -- кроют магией, не глядя. Слишком опасно. За вами было интересно наблюдать. Надеюсь, что вы доставите мне радость и продолжите свое путешествие дальше?
   - Разумеется. Менять планов мы не собираемся, - осторожно заявил Мэт.
   - Вот и славно! Я знаю, где найти Первопечатника, и укажу вам короткий путь. Но сначала он, - Моррис ткнул пальцем в Айвена, - докажет, что говорил правду!
   - Но как? Я не лгал, и вы это прекрасно знаете, - развел руками юноша.
   - Все очень просто. Покажи силу своей Печати, убей с ее помощью! Эй, Кресс!
   На зов повелителя в зал вбежал громадный крыслинг, вооруженный сразу двумя ржавыми мечами.
   - Вот твоя жертва. Убей его, - приказал Вивисектор вору, указывая пальцем на вошедшего. - Или он убьет тебя.
   - Но я не могу! Я не убийца! - юноша попятился назад, выставив перед собой руки.
   На правой его ладони, обращенной в сторону крыслинга, вдруг засиял магический рисунок. Из Печати вылетел розовый луч, ударив прямо в грудь хвостатой твари. Гигант противно завизжал и рухнул на пол, сотрясаясь в конвульсиях. Несколько минут он стошно вопил и корчился от боли, пока не затих. Навсегда.
   Все это время безумный чародей смотрел на несчастного слугу, облизываясь и сминая пальцами подлокотник трона. Судя по всему, он наслаждался, упивался болью несчастного. Когда все закончилось, маг с сожалением вздохнул.
   - Я верю тебе. Я верю вам. Вот карта, - небольшой свиток поднялся со столика в воздух и медленно подлетел к Айвену, - На ней отмечен путь к Гремящей Скале. К северу от нее, в получасе пути, течет река. И именно там вы отыщите Печатника. Будьте осторожны, когда станете пробираться через болота, - Вивисектор улыбнулся, и эта жуткая ухмылка заставила юношу вздрогнуть, - На улице уже ждет Мрасс, он выведет вас из лагеря и укажет направление. Запасы пищи уже приготовлены и уложены.
   - Мы... У нас нечем отблагодарить тебя, повелитель, - осторожно напомнил Мэт.
   - Не стоит. Я очень люблю загадки. Надеюсь, что в нашу следующую встречу вы найдете, чем еще порадовать старика...
  
   Как и сказал безумец, у хижины их ждал облезлый старый крыслинг, рядом с которым лежали их дорожные сумки и стояли хрум-скакуны, лениво обгладывающие крышу жилища Вивисектора.
   Выйдя за пределы лагеря, путники около часа скакали молча, стараясь как можно дальше оказаться от лагеря. Каждый думал о своем, и громче всех при этом думал Айвен, стараясь докричаться до своего внутреннего собеседника:
   "Какого каббра ты там устроил!? Что за представление?" - мысленно кричал он на Аннарена.
   "Тебе понравилось?"
   "Конечно нет! И мне не нравится, что в мое голове сидит кто-то, способный запросто проделать такое с живым существом, да еще и не спросив меня!"
   "Зато ты видел, какое впечатление произвел мой трюк на этого психа?"
   "Вы стоите друг друга..."
   "Ощущение силы, власти над чужой болью и жизнью... Разве это чувство не пьянит, не манит?"
   "Я избавлюсь от тебя. Чего бы это мне ни стоило", - злобно подумал юноша.
   "Уж поверь мне, в этом наши с тобой мысли полностью совпадают"...
   - Эй, Айвен. Ты не мог бы мне кое-что пояснить, - заговорил вдруг Мэт.
   - Да?
   - Там, у Вивисектора. Ты солгал. Но он этого даже и не заметил. Как тебе удалось провернуть это?
   "Кстати, я присоединяюсь к желтоусому. Мне это тоже интересно"...
   - Все очень просто. Нужно подавать ложь так, чтобы не лгать. Например, я съел за завтраком горсть малины. Ты меня спрашиваешь: "Эй, друг, ты сегодня ел клубнику?" А я отвечаю: "Я сегодня славно позавтракал этими красными ягодами". Понятно?
   - Не очень.
   - Я ответил, имея в виду малину, которая тоже красная - в этом я не солгал. Но ты спросил меня про красную клубнику и вполне логично предположил, что именно про нее я и говорил. О том, что это могли быть совсем другие красные ягоды, ты даже и не подумал.
   - Хм. Логично. Вот только ты не Печатник - это наглая ложь.
   - Нет. Если ты сам искренне веришь, что говоришь правду, то так оно и будет. Ты ведь сам на днях убеждал хеонских магов в том, что я из Канцелярии! На допросе!
   "Он маг, обученный держать свои мысли под контролем", - вмешался Аннарен.
   "А я думал, что ты читаешь мои мысли", - спросил его вор.
   "Только те, что обращены ко мне или сопровождаются сильнейшими эмоциями. Громкие мысли. Кстати, твоя теория про ягоды шита белыми нитками, сколочена ржавыми гвоздями, а сверху еще и обмотана гнилыми веревками".
   "Главное, чтобы это сработало", - усмехнулся Айвен.
   - Так, устроим небольшой привал и наконец-то позавтракаем, - заявил Мэт и повернулся к гоблину.
   Хныга посмотрел по сторонам, понюхал воздух, зачем-то подобрал палку и потыкал ею в землю. Наконец, он указал куда-то на запад:
   - Мало-мало идти. Хороший место для сидеть и кушать будет, - пояснил проводник.
   И действительно, там отыскалось несколько сухих бревен и старое кострище. А самое главное, поблизости не было ни опасных растений, ни зверей. С насекомыми же успешно справлялся геомант, раскладывая в хитрые фигуры кусочки малахита и вонючего камня ядовито-желтого цвета.
   - Хочу вам кое-что рассказать, - пояснил маг, - Пока вы здесь дрыхли без задних ног, мне удалось войти в транс и связаться с Канцелярией. Есть новости хорошие, а есть и плохие. С каких начать?
   - С тех, где меня объявляют королем Арлании и женят на гареме владыки Хешемского Халифата, - пробурчал юноша, пытаясь вытащить из сумки сверток.
   - Значит, с хороших. В общем так. Если раньше в Канцелярии очень интересовались твоей татуировкой, то теперь, как говорит наш славный гоблин, ей очень-очень заинтересовались.
   - С чего это вдруг?
   - Они выяснили, где ее раздобыл наш друг Риул. Как оказалось, находясь на задании, наш друг Печатник самовольно отлучился в некое место, где потом разведчиками Канцелярии был обнаружен древний храм Тьмы и множество трупов ее приспешников. Судя по состоянию изувеченных тел, без нашей Печати дело там не обошлось.
   - А тело брата Риула? Его нашли?
   - Брата? Хм. Вообще-то, брат Риула без вести пропал задолго до этого, и его не отыскали до сих пор. Один из лучших Писарей был, между прочим - Мэт подозрительно нахмурился, - а ты откуда узнал, что у него есть пропавший брат?
   - Еще в тюрьме, - с нарочитой небрежностью отмахнулся вор, - от самого Риула и узнал. Надо же... А мне представился обычным путешественником. Так вот, значит, по каким таким древним местам он путешествовал!
   - До сих пор не понятно, что искал там Риул и нашел ли, но Канцеляры решили выделить нам небольшой отряд охраны, чтобы ты и твоя Печать добрались до Первопечатника в целости и сохранности. Они выйдут к реке через несколько дней и установят с нами связь.
   - Прекрасная новость! А что там с королем?
   - Пока ничего. Канцеляры стараются действовать незаметно, чтобы ослабить влияние Тьмы на его величество. Лекторы потихоньку снимают с него паутину колдовского дурмана, но когда они закончат - неизвестно. Заложниками тоже занимаются.
   - Кстати о паутине. Эй, гоблин, ты чего там опять ткешь?
   - Хныга хочет смотреть судьбу. Не верит колдун у который много молодых тел и старый глаза. Твоя не смотри сюда, твоя слушай туда, - отозвался гоблин, снова колдующий над едва видимыми серебряными нитями.
   - Ну а теперь плохие новости. Сразу в нескольких местах границу с Хеоном пересекли отряды порождений Тьмы. И до нас они доберутся намного быстрее, чем посланники Канцелярии. Так что придется поторопиться.
   - У Хныга тоже есть плохой новость. Сильно-сильно плохой, - обеспокоено заявил жрец. - Сейчас нас будут бить-колотить и в плен брать. В плен брать - совсем убивать...
  
   Глава 22. Пленники Гоммельского крысолова.

"-Ты можешь заковать мое тело, но

не сможешь пленить мой разум.

-Тогда моя даст тебе палкой по башка!"

Плененный чародей и орк.

  
   - Может, он ошибается? - с надеждой спросил Айвен.
   - Не исключено, - согласился геомант, - жрецы слепой Паучихи часто видят совсем не то, что есть на самом деле. Но я все же подготовлю несколько боевых заклятий. Дать тебе пару рун?
   - Обойдусь. Кажется, я начал понимать, как управляться с этой штукой, - юноша раскрыл ладонь и показал Печать.
   - Да, я тоже заметил, - кивнул Мэт, - И это меня беспокоит. То, что ты сделал в доме Вивисектора. С тобой точно все в порядке?
   - Конечно нет! Я не хотел убивать того крыслинга и уж тем более причинять ему такую боль! Это вышло... случайно.
   - И все же, возьми руны. Это Огненный Шар и Призрачное Лезвие, заклинание-страж, - маг протянул ему несколько рун с компакт-заклинаниями. - Не нравится мне, что Вивисектор и его хвостатое племя объявились здесь. О нем давно уже не было слышно, и вдруг его лагерь обнаруживается почти у стен Ерема.
   - Думаешь, он готовит вторжение?
   - Вряд ли. Но мне это все не нравится.
   - А как быть с нашим ушастым прорицателем? Эй, Хныга, жрецы Мишру умеют драться так же хорошо, как жрецы Змея?
   - Хныга будет хорошо драться. Человеки увидят.
   - И как скоро нам ждать нападения?
   Гоблин встал в своей люльке и вытянул руку. Между его пальцами на мгновение сверкнули серебристые нити и пропали, но этого оказалось достаточно.
   - Хныга видит, как солнце засыпает.
   - Значит, вечером, - сделал выводы Мэт. - Ты уверен, что не ошибся?
   - Хныга хороший жрец, - обиделся гоблин.
   Дальнейший путь они проделали почти без происшествий. Лес уступил место густым зарослям кустарника и редким чахлым деревцам - верный признак близости болот. Ямки, оставляемые копытами скакунов в густом мху, быстро наполнялись водой, а комары тучами кружили вокруг путников.
   На тропе расселась громадная жаба, преграждая путь. Гоблин дернул геоманта за ногу, привлекая его внимание.
   - Эй, колдун. Твоя стоять.
   Мэт остановил коня и посмотрел туда, куда указывал проводник.
   - Проклятье! Хохотунцы!
   - Чего? Где? - переспросил юноша.
   - Вон, прямо на тропе сидит, на жабу похожий. Постарайся его не потревожить.
   - Да? Это же просто жаба-переросток. Сейчас я его... - с этими словами Айвен вскинул руку.
   - Нет! Он здесь не один! Если напугаешь их, тут такое начнется...
   - И что они нам сделают?
   - Засмеют, - коротко бросил маг, и голос его звучал более чем серьезно.
   Жаба приоткрыла один глаз. Бросила быстрый взгляд на замерших людей и коротко хохотнула. Точнее, этот звук был похож на что-то среднее между всхлипом, бульканьем, кваканьем и смехом. Вот только был он такой громкий и противный, что Айвен едва не оглох. В ушах зазвенело, а перед глазами все поплыло.
   - Это он еще тихий сейчас чего-то. А теперь представь, что целая стая вот таких "жаб" начнет хохотать в полный голос? - заметил Мэт.
   - Хныга уберет хихикающих жаб, - заверил из гоблин и вытянул руки вперед.
   Пальцы его замелькали с огромной скоростью, словно сплетая что-то. Прошло некоторое время, и хохотунец встревожено поднял голову. Со всех сторон зашевелились другие твари, которых Айвен ошибочно принял за кочки. С ужасом юноша понял, что здесь было около двух десятков этих болотных созданий.
   - Смешные жабы скоро уйти, - напряженно прошептал жрец, ни на мгновенье не прекращая совершать загадочные пассы.
   И действительно. Через несколько минут все хохотунцы с противным чавканьем вытащили свои шарообразные тела из влажного мха и ускакали, двигаясь неуклюжими прыжками строго на север.
   - Да уж. Очень смешные жабы. Им хоть в цирке выступай, - пробормотал Айвен, вытирая пот со лба. - До сих пор зубы ноют.
   Привал гоблин решил устроить примерно через час, присмотрев для этого относительно сухое местечко между тремя соснами. И здесь их поджидал еще один неприятный сюрприз: Вивисектор решил показать свое чувство юмора, засунув в корзинки вместо еды ободранные тушки крыс, а во фляги вместо вина - тухлую болотную воду.
   - Ах ты ж каббров крысиный папа с мозгами цыпленка! - выругался Мэт, и что было сил швырнул корзину со снедью в ближайшую лужу.
   Хныга встрепенулся и вытянул два пальца в сторону летящей корзины. Между пальцами сверкнула тонкая нить, и Айвен увидел, как прямо в полете этот набитый тухлятиной "снаряд" изменил направление падения и упал не в лужу, а совсем рядом.
   - Зачем твоя так делай? - набросился он на геоманта.
   - Я избавляюсь от той отравы, что нам подсунул любезный крысодав. А вот что ты делаешь?
   - Хныга спасай еду. Крыски сильно вкусный. Нужно жарить и есть.
   - Так, - маг посмотрел на Айвена, - Похоже, наш жрец называется жрецом, потому что готов жрать все подряд, эта ушастая помесь хрум-скакуна и зеленой макаки. А вот что мы с тобой будем делать? От остатков нашей провизии Вивисектор избавился.
   - Пусть вот этот гурман, - вор кивнул на гоблина, копающегося в спасенной им провизии, - приманит кого-нибудь вкусного. Раз отпугивать умеет, значит и приманить сможет.
   - Хныга надо зверь глазами смотреть, чтобы его нитка-судьба трогать, - оторвался от своего занятия гоблин. Но твоя стоять на буль-бай, водяной картошка. Буль-бай копай, вода вари, брюхо набивай...
   А что им оставалось делать? Выкопав плоды, действительно похожие на обычную картошку, но более водянистые на вкус, друзья сварили из них пустую похлебку и лениво заработали ложками, с завистью поглядывая на Хныгу. Гоблин нанизал на длинный прут несколько крысиных тушек и держал их над огнем, медленно поворачивая.
   - Эй, человеки! - махнул прутом жрец, - Ваша точно не будет вкусных крысок? - Не дождавшись ответа, он впился своими зубками в одну из тушек и довольно заурчал.
   Невозмутимый маг сжал губы, а вор побледнел и отложил в сторону ложку. Но хуже зрелища обедавшего гоблина был просто невообразимо аппетитный аромат жареного мяса и пряностей, разлившийся вокруг. Хитрец, конь Мэта, подошел к ушастому проводнику и ткнул его мордой в плечо. Тот обернулся, посмотрел на скакуна и протянул ему жареную ькрысу. Хрум-скакун обнюхал ее и целиком отправил в пасть. Айвена едва не вывернуло.
   Кое-как пообедав, они двинулись дальше.
  
   ...Ближе к вечеру начал капать небольшой дождик, и настроение у путников окончательно упало. Капли шлепали по земле, копыта коней чавкали, животы протестующе бурчали - в общем, веселого было мало.
   Несколько раз они останавливались, и гоблин, указывая на множество звериных следов, обещал поймать кого-нибудь вкусного. Он натягивал в этом месте что-то вроде силков из нитей судьбы, и друзья устраивали засаду. Прождав около часа, лежа брюхом на мокрой земле, Мэт с Айвеном начинали ругаться, а гоблин лишь разводил руками: видать, не судьба. И они ехали дальше. После третьего такого привала юноша начал спрашивать у Хныги, съедобны ли гоблины, а геомант предлагал ему переодеться в черную рясу, потому что жрец Змея кормил их лучше, чем жрец Слепой Паучихи.
   Чем ближе был вечер, тем больше они поглядывали по сторонам, вспоминая предсказание Хныги. Но к произошедшему они оказались совершенно не готовы...
  
   - Эй, смотри, кто это там? - указал куда-то в сторону вор.
   - Хм. Какая-то тварь, наверное, - привстал на стременах геомант.
   - Выглядит как... как ребенок?!
   - Наверное, маскируется. Самые опасные твари в Мурлоке выглядят самыми безобидными.
   - Ага. Десятилетний малыш, сидящий в одиночестве посреди Мурлокских Топей, выглядит очень безобидным, - согласился юноша. - Эй, Хныга, не знаешь, что за зверь?
   - Хныга знает. Это человеческий детеныш.
   - Ты думаешь, что это действительно ребенок?
   - Хныга так и сказать.
   Когда путники приблизились, мальчик встал и вытянул вперед руки, открытыми ладонями вверх.
   - Что он делает? - повернулся Айвен к геоманту.
   - Похоже, демонстрирует нам, что безоружен. Хныга, что говорят твои нити?
   Гоблин согнул крючком указательный палец и зацепил им что-то невидимое. Потянул. И тут же с воплем упал на дно колыбели. Ребенок нахмурился, став вдруг необычайно серьезным, и погрозил пальцем.
   - Ты думаешь то же, что и я? - едва слышно прошептал вор.
   - Я геомант, и мыслей читать не умею, - так же тихо отозвался Мэт.
   - Или это не совсем обычный ребенок, или здесь есть кто-то еще.
   - Здесь таких малышей два десятка. И какой-то сильный гипнот их прикрывает. Похоже, придется драться.
   - С детьми? Предлагаешь убивать детей?! - забывшись, повысил голос юноша.
   Все это время мальчик молча смотрел на них. Когда он подал голос, то говорил с трудом, тщательно и медленно проговаривая слова, словно разговаривал крайне редко:
   - Дяденьки. Вы должны идти со мной.
   - Надо же, какой серьезный. Хочешь конфетку? - Айвен сунул руку в карман. Никакой конфеты там не было, зато была руна Огненного Шара, которую вор и вытащил.
   Малыш посмотрел на "угощение" и задумался, ковыряясь в носу. Из подвешенной к седлу Мэта люльки раздался стон пришедшего в себя Хныги.
   - Бей-убивай детенышей! Это неправильные человеки! - отчаянно выкрикнул он.
   И началось...
   Мальчишка зажмурился, но на его лбу открылся еще один, третий глаз. Он пристально уставился Айвену в глаза и тот понял, что тело перестало ему повиноваться.
   Трое путников вдруг увидели до сих пор скрытое: они были окружены десятком таких же детей, у каждого из которых во лбу горел третий глаз.
   Правая рука Хныги оказалась опутана серебристыми нитями паутины, и гоблин, сжав ее в кулаке, дернул получившийся клубок на себя. Сразу трое "ребятишек" упали на землю, схватившись за грудь. Еще один оступился и нога его провалилась по колено под землю. Тут же рядом вылезли щупальца-стебли и начали опутывать свою жертву.
   Геомант заметил, что юноша обмяк в седле. Он вытащил из сумки небесно-голубой камень и точным броском отправил его прямо в лоб вору. Это привело того в чувство.
   - Ненавижу детей! - закричал Айвен и вскинул руку.
   Печать издала пронзительный свист, и из нее вырвались три розовых луча. Каждый из них устремился к своей цели, точно в голову. Двое нападавших рухнули замертво, а третий с криком схватился за лицо.
   Дети просто стояли и смотрели на убивающих их людей. Молча. Зрелище это было жутким и завораживающим. Завораживающим настолько, что каждое следующее действие давалось путникам все труднее и труднее, руки наливались свинцом, а веки закрывались сами собою.
   - Они пытаются нас усыпить! - догадался Мэт.
   Геомант выхватил светоносный жезл и выпустил луч прямо в глаз стоящему перед ним ребенку. На место упавшего тут же встал другой, и пальцы мага разжались. Он почти физически чувствовал, как незримые пальцы ощупывают его ментальную защиту, и было их очень много - слишком много. Похоже, именно его "детишки" сочли самым опасным. Разочаровывать их не хотелось, и поэтому чародей остатки своей воли потратил на то, чтобы с помощью телекинеза - руки его уже не слушались - вытащить и швырнуть в них руну Огненного Шара.
   Вспышка пламени ослепила всех и раскидала стоящих рядом мальчишек. Однако, зацепило всего троих, и Мэт с ужасом понял, что продержится от силы минуту.
   Остальным было не легче. Перед гоблином висело в воздухе несколько нитей, и он по очереди дергал их своими длинными ногтями, словно играя на каком-то музыкальном инструменте. Иногда "струны" от этого рвались, и со стороны нападающих слышался жалобный вскрик. Однако движения рук Хныги становились все медленнее и неувереннее, и струны рвались все реже и реже.
   Лучи отнимали у частично восстановившегося Айвена слишком много сил, и потому пришлось от них отказаться. Юноша перешел на классические столь любимые магами Огоньки - небольшие огненные шарики размером с орех, которые один за другим слетали с его пальцев и устремлялись к врагу. Серьезного вреда они причинить не могли, но Огоньков было много - достаточно, чтобы не дать малолетним гипнотизерам сосредоточиться.
   Слева от Каббра раздался стон, и Мэт бесформенной массой рухнул на землю. Хныга еще держался, но пальцы его уже почти не шевелились, и лишь глаза бешено вращались, оставаясь самой подвижной частью тела.
   "Что делать?" - в отчаянии обратился вор к Аннарену, но тот почему-то не отзывался. Швырнув еще два Огонька юноша понял, что больше не чувствует силы Печати. Маны было еще достаточно, но рисунок не отзывался.
   - Меня так просто не возьмете! - закричал он и наугад выхватил одну из рун, полученных накануне от геоманта.
   В это мгновение хрум-скакун под ним оступился, сделав шаг назад, и юноша затылком налетел на толстую ветку, свисавшую прямо на уровне головы. В глазах потемнело, и то ли земля стала стремительно увеличиваться, то ли он - быстро уменьшаться...
  
   Хныга очнулся раньше всех. Перед ним сидел "мальчик" и пристально смотрел на него своим третьим глазом. От этого взгляда гоблин никак не мог оторваться. Он не мог пошевелить даже пальцем и чувствовал, что виноват этот пронзительный и цепкий взгляд.
   Рядом застонал Айвен. Голова у юноши гудела, звенела, трещала и болела одновременно. Мысли разбегались в стороны и никак не хотели думаться, да еще, вдобавок, его подташнивало. В глазах плыло и двоилось, и поэтому перед собой он увидел обычного двуглазого ребенка.
   - Эй, малыш, хочешь конфетку? - спросил он у мальчишки. Напрягся, пытаясь сфокусировать мысли, - Подожди-ка... Кажется, я это уже говорил! А потом у тебя на лбу вырос глаз, - в этот момент и мысли и зрение юноши сфокусировались, - Проклятье! Так это был не сон!
   Вор попытался пошевелиться, но не смог. Немного крутить головой и - вот и все, что позволял ему сделать юный гипнот.
   "Сильный контроль, - напомнил о своем присутствии Писарь, - Кто или что бы это ни было, но гипнотизер он отменный".
   - Кстати, раз уж ты объявился. Как насчет парочки-другой чудес поубойнее? Розовые лучи мне очень понравились! Эффектно и эффективно.
   "Увы. Он каким-то образом закрыл твой мана-контур. Не могу взять ни крупицы силы. А моей едва хватает на изменение рисунка Печати. Думаю, что геомант тоже заблокирован".
   - Сейчас узнаем. Эй, Мэт, пора вставать! - крикнул он магу, который сидел справа. Разумеется, напротив него тоже стоял ребенок, во всю таращившийся на геоманта.
   - День, когда я от тебя избавлюсь, станет самым счастливым днем в моей жизни, - сонно пробормотал чародей.
   Однако, стоило ему открыть глаза, как всю сонливость словно рукой сняло. Какое-то время Мэт пытался играть с гипнотизером в гляделки, но не выдержал, и отвел взгляд.
   - Ну, что скажешь? - поинтересовался юноша.
   - Базового курса ментальной защиты и самоблокады против этого малыша явно недостаточно. К тому же, он лишил меня доступа к мане. Я так понимаю, что и тебя тоже?
   - Кхе-кхе, - раздалось вдруг покашливание в стороне, - я вижу, мои дорогие гости уже пришли в себя. Итак, господа шпионы, вы готовы ответить на мои вопросы?
   - Мы? Шпионы? Да никогда в жизни! - возмутился Айвен. - Я вор, но не шпион!
   - Хм. Чтобы вы понимали, что от меня все равно вам правды не скрыть, разрешите сперва представиться. Меня зовут Маркуш, Маркуш-Крысолов, если вам так будет угодно.
   - Надо же, какой удивительный день, - процедил сквозь зубы юноша, - Древние легенды не просто оживают прямо на глазах, но и непременно хотят пригласить нас в гости. Может, вы бы показались, любезнейший господин Маркуш?
   - Думаю, что в этом пока нет нужды, - отозвался Крысолов. - Значит, вы кое-что слышали обо мне. Что ж, тем проще будет наше общение. Для начала я хотел бы выяснить - это Вивисектор послал вас шпионить за мной?
   - Вот те раз. А я-то думал, что вы с ним давно подружились и вместе осваиваете Мурлокские трясины, - удивился Мэт. - С чего ты взял, что мы шпионы?
   - Вы пришли в мои владения со стороны лагеря этого мерзавца. А еще в ваших вещах обнаружили жареных крыс - любимое лакомство крыслингов.
   - А ведь я предупреждал - выбрасывайте эту дрянь, - перебил его вор, - Теперь он все это сожрет, наверняка отравится и скажет, что это мы хотели его убить.
   - Заткнись, или я заставлю тебя замолчать! - вспылил гипнот. И юноша вдруг понял, что не может произнести ни слова. - Посиди пока так. Не люблю, когда меня перебивают.
   - Мы не шпионы, и ты сам это прекрасно знаешь, наверняка давно уже прочитал в наших головах, - вмешался геомант. - На нас напали крыслинги, ранили меня и пленили моих друзей. Они и привели нас в лагерь по приказу Вивисектора. Его очень интересовали причины нашего появления в Мурлоке... - Голос чародея звучал все тише и монотоннее, а взгляд стал бессмысленным. Айвен понял, что он находится под гипнозом. Сам же он снова обрел дар речи, чем тут же воспользовался:
   - Эй, Маркуш. Мой друг Мэт, которого ты сейчас тянешь за язык, уверен, что Вивисектор неспроста объявился здесь с армией. Уж не по твою ли душу он явился?
   Геомант осекся и помотал головою, приходя в себя.
   - Да! Этот подлый обманщик сначала посмеялся надо мною, а теперь пришел с армией в мои земли! Он хочет крови? Он ее получит! - отозвался Крысолов.
   - Тише, тише. Я всегда считал, что маги, способные повелевать чужими мыслями, умеют держать в узде и свои эмоции.
   - Ничего, пусть идет, пусть ведет сюда своих хвостатых тварей. Мои дети любому дадут отпор, даже архимаг не устоит перед их взглядом!
   - Любопытно, что же за сила тянет всяких психов в Мурлок? - пробормотал юноша себе под нос.
   - Что ты там шепчешь? Никаких секретов от меня быть не должно!
   - Я спрашиваю, где ты взял этих одаренных детей?
   - В Гоммеле. В основном там. И еще по ближайшим деревням. Неужели ты не слышал легенду? - в голосе гипнота звучала усмешка. - Я привел их в Мурлок и сделал своими учениками. Всегда мечтал иметь много детей и много учеников. Или тебя смущает фокус-глаз? О! Это придумал мой друг - бывший друг! - известный вам, как Вивисектор. Не правда ли, впечатляющее зрелище?
   - Мы все так впечатлены, что даже пошевелиться не можем. Между прочим, невежливо разговаривать с гостями, прячась в темноте.
   Тени зашевелились, и из них вышел еще один ребенок. Точнее, так показалось на первый взгляд, но при ближайшем рассмотрении...
   Этот малыш был совершенно лыс. Лысина его была покрыта безобразными темными пятнами и каким-то сложным узором из шрамов, хорошо заметных на загоревшей коже. Многочисленные морщины и шрамы покрывали его лицо, ставшее от этого похожим на жуткую маску. А еще у него было несколько "третьих глаз", зато на месте двух обычных виднелись лишь рубцы.
   - Посмотрите на меня! Вот что сделал этот мясник, когда я в очередной раз доверил ему свое тело, свой разум и свою жизнь! Найдя его в Мурлоке сотню лет назад, я был рад. Великий ученый, научившийся менять тела, сохраняя свою молодость и силу! Разумеется, не было и тени сомнений, что он согласится мне помочь, хе-хе. Ему нужно было много тел для экспериментов, и я дал ему их. А потом добывал новые тела - любые, которые он просил. А взамен Моррис делал меня молодым и здоровым. Это он создал крыслингов и моих учеников. Я уже говорил, что всегда хотел иметь много детей? Хе-хе, теперь меня окружают одни лишь дети - мои дети, которые никогда не взрослеют и не старятся!
   - Да уж, в папочку пошли, - согласился Айвен.
   - Разве я велел тебе разговаривать? - прошипел Маркуш, и горло юноши стиснула невидимая рука, сминая хрящи. Длилось наказание недолго, но больно.
   - Я сам выбирал себе тела. Мне легко заманить сюда кого угодно, хоть искусного воина, хоть ловкого циркача. Но однажды этот мерзавец, притворявшийся другом, решил надо мною подшутить. Сказал, что создал для меня новое молодое тело, обладающее огромной ментальной мощью. Разумеется, я поддался искушению!
   - Похоже, наш мясник развлекается, как только может, - хмыкнул Мэт. Один из глаз гипнота повернулся в его сторону, но наказания не последовало.
   - Когда я очнулся вот в этом... О, как я был зол! Моррис благоразумно скрылся, и даже мои ученики не смогли его отыскать. Разумеется, нашей дружбе пришел конец, и я поклялся отомстить мерзавцу за его глупую шутку.
   - А что будет с нами? - подал голос геомант, - Ты убедился, что мы тебе не враги, так может, отпустишь нас?
   - Вы мне еще пригодитесь. Пожалуй, я отправлю вас назад, к Вивисектору. Он вас знает, и не заподозрит неладного, хе-хе.
   - И, разумеется, неладное будет, да? Что ты задумал?
   - Это будет сюрприз. Если я вам расскажу, то сюрприза уже не получится, верно ведь? - с этими словами Маркуш повернулся к тому из детей, который контролировал Хныгу. Они переглянулись, и "ребенок" утвердительно кивнул.
   - Сейчас вас отведут в вашу хижину. Я прощаюсь, но лишь до утра.
   Айвен почувствовал, как неведомая сила заставляет его тело встать со стула и шагать к двери. Мэт и Хныга тоже встали и направились к выходу, почти не сгибая колени и локти, но при этом активно вращая головой - гипноты контролировали тела не позволяя им разговаривать, но не мешали осматриваться по сторонам. Таким образом их и доставили в соседнюю хижину.
   Разумеется, трое мальчишек остались вместе с ними: усадив своих марионеток на грубо сколоченные стулья, сами уселись на землю напротив пленников.
   - Прошу прощения за некоторые неудобства, - сказал один из детей голосом своего учителя, - но осторожность превыше всего. Вы можете спокойно переговариваться, я обещаю, что мои ученики не услышат ни слова, сказанного вами.
   - Ну конечно. Зато сам будет подслушивать в три пары ушей и подсматривать в три глаза, - усмехнулся юноша.
   Некоторое время все молчали. Первым подал голос Айвен:
   - Ну и?
   И снова воцарилась тишина. Минут через пять Мэт переспросил:
   - Что "и"?
   - Так и будем молчать и ждать до утра?
   - А у нас есть выбор?
   - Можем спеть песню хором, а можем подумать, как выбраться отсюда. Или ты всю жизнь мечтал заполучить дырку во лбу и волшебный глаз в нее?
   - Мана ускользает, не дается мне. Похоже, эти ребятки как раз против магов натасканы. От тебя и твой Печати проку тоже не будет, верно?
   Юноша согласно кивнул и посмотрел на гоблина.
   - Хныга уже час читать молитва, - отозвался тот.
   - Думаешь, это нам поможет?
   - Хныга всегда так делать, когда ничего больше не может. Мишру молчит.
   - А ты попробуй молиться другому богу. Например, Змею своему, - посоветовал Мэт.
   - Хныга не может. Хныга нужно другой одежда одевать и к'хасс держать.
   - Можно подумать, что с плеткой в руках ты громче молиться станешь. Гаррет говорил, что сила молитвы зависит не от того, что у тебя в руках, а от того, кто за тобою гонится, - мудро изрек вор.
   В дальнем углу комнаты раздался тихий шелест, словно кто-то протянул веревку по песку. Айвен подумал было, что ему померещилось, но гоблин тоже начал всматриваться в тот угол. Шум усилился, и к нему добавилось шипение.
   - А вот и блудный к'хасс вернулся, - первым догадался чародей.
   Длинная черная змея медленно подползла к застывшим как истуканы юным гипнотам и ужалила в ногу того, который удерживал жреца. Мальчишка медленно завалился на бок, даже не моргнув и не шевельнув хотя бы пальцем.
   Обретя подвижность, жрец выхватил откуда-то кинжал и подскочил к одному из оставшихся учеников Крысолова. Одним ударом он перерезал ему горло, и уже спустя мгновение вор поднялся со стула, разминая руки:
   - Признавайся, ушастый, много жертв вот так прирезал во славу своих богов? - усмехнулся юноша и вскинул руку с Печатью. Розовый луч сверкнул в полумраке комнаты, и с жуткими творениями Вивисектора было покончено.
   - Надо же. Раньше я за тобою не замечал такой кровожадности, - заметил Мэт.
   - Ну так крови и нет. Просто не нравится, когда меня превращают в марионетку и собираются пытать изощренными способами.
   - Полностью с тобой согласен. Что будем делать дальше?
   - Разумеется, выбираться отсюда!
   - Как? Вивисектор уже наверняка отправил сюда своих гипнотов, любой из которых запросто скрутит архимага! Не забывай, что я не самый боевой маг на свете, а ты не обученный Печатник, чтобы ты там не заливал Вивисектору.
   "Я бы мог на пару минут замкнуть твой мана-контур на Печать. Если напитывать ее непрерывным и сильным потоком, то им будет тяжело остановить такой выброс даже взяв твое тело под контроль, - подал голос Аннарен.
   "Нам важно выиграть время. Ты можешь сделать нас быстрее, или их - медленнее?"
   - У кого-нибудь есть идеи, как можно отвлечь трехглазых? - вслух произнес вор.
   - Хныга может рвать паутину судьбы. Тогда мало-мало больные станут сильно-сильно больными.
   "Можно их ослепить. Против ишерских кукловодов это отлично работало"...
   - Можно их ослепить. Против ишерских кукловодов это отлично работало, - вслух повторил юноша слова Писаря.
   - Да, думаю, это может сработать, - немного поразмыслив, согласился Мэт, - Кстати, а когда ты успел побывать в Ишере, да еще и с местными кукловодами схлестнуться? Ты же говорил, что никогда не покидал Кияж.
   - Э-э-э... Вообще-то, я не говорил, что сам это делал. Я, между прочим, еще и читать умею. И даже запоминаю прочитанное, - выкрутился Айвен.
   - И как называлась эта книга? Хотелось бы ее полистать на досуге.
   - А я откуда знаю? Когда я ее украл, она без обложки была. Какой у нас план?
   - Я всех ослепляю, и мы выскакиваем. Хныга занимается своими нитями, и у меня еще есть с полдесятка упакованных Огненных Шаров... А ты?
   - Не волнуйся. Не подведу, - юноша зажег на ладони небольшой язык пламени и тут же его погасил.
   - Хм, я смотрю ты начинаешь осваиваться в роли Печатника.
   - Я быстро учусь. Ну что, доставай свои камушки, сейчас будет потеха...
  
   Дверь хижины открылась, и из нее раздался душераздирающий вопль, а потом вылетело тело "вечного ребенка", сбивая с ног толпящихся у двери детей -- их отправил гипнот посмотреть, что случилось со стражами. Остальные ученики Крысолова обернулись на крик, раскрывая свой фокус-глаз. А следом за телом из проема вылетел сверкающий сгусток, за которым дверь сразу захлопнулось.
   - Кажется, сработало, - довольно кивнул Айвен, с улыбкой слушая раздавшиеся после магического взрыва вопли и крики, - Вперед!
   И три приятеля выскочили на улицу. Хныга сжимал в руке что-то отдаленно похожее на арфу. Он внимательно глядел на корчащихся и суетящихся гипнотов сквозь сложный и постоянно меняющийся узор серебристой паутины своего инструмента. Иногда гоблин цеплял когтем одну из "струн" и что было сил ее дергал, разрывая. И попавший в прицел этой арфы малыш падал как подкошенный, хватался за живот, спотыкался а то просто начинал жутко кашлять или чесаться. Впрочем, и этого было достаточно, чтобы полуослепленный и оглушенный кукловод не смог взять под контроль чужаков.
   Мэт швырял по сторонам руны Огненного Шара, стараясь попасть в большие скопления карликов или в открытые двери тростниковых хижин. Иногда он припадал на одно колено, легонько касался земли, и бегущий к ним гипнот спотыкался на ровном месте или врезался в стоящее неподалеку дерево, будучи не в силах его обойти.
   Айвен же создавал между ладоней и выпускал большие темные шары, напоминавшие мохнатый клубок черных ниток, только в несколько раз больше. Эти шары летали невысоко над землей, довольно быстро гоняясь за совершенно ошалевшими "детьми". Догоняя жертву, такой шар выпускал короткое щупальце и легонько касался ее, отчего несчастный тут же валился на землю, задыхаясь.
   Геомант замер на месте, внимательно глядя куда-то в сторону. Наконец, довольно ухмыльнувшись, он повернулся к друзьям:
   - Похоже, они делят друг с другом свою боль и страдания, гипноты каббровы. Чувствуют эмоции друг друга. Так что давайте-ка быстрее отсюда выбираться, пока они не догадались закрыться от своих же собратьев и не сосредоточились на нас. Я чувствую свои сумки вон в той стороне, - махнул чародей рукой, - Думаю, что и наши кони тоже там.
   И он оказался прав. Огромная хижина оказалась стойлом, где помимо хрум-скакунов стояло несколько тощих лошадей, две костлявые коровы и на удивление упитанная коза с обломанным рогом. Вскочив на коней, путники пришпорили их и, не разбирая дороги и сбивая все и всех на своем пути, помчались в сторону спасительного леса. Вслед им летели проклятья и крики боли, но преследовать беглецов никто и не думал.
   Оказавшись в тени леса, всадники натянули поводья, снижая темп.
   "Мои дети! Вы ответите, за все ответите, мерзкие человечишки!" - раздался вдруг у Айвена прямо в голове голос Крысолова. Взглянув на побледневшие лица своих спутников, юноша понял, что они тоже получили послание разгневанного повелителя трехглазых гипнотов. Не сговариваясь, друзья снова пришпорили скакунов.
   Гоблин свесился из своей люльки и быстро двигал пальцами, вытянув руки по направлению движения коней, то ли проверяя безопасность дороги, то ли заметая следы. Безумная скачка продолжалась несколько часов и еще неизвестно, сколько бы времени Мэт с Айвеном боялись бы остановиться, если бы не гоблин. Тихо охнув, он пошатнулся, отчаянно цепляясь за крепления колыбели, но не удержался и выпал на землю.
   - Стой! Мы проводника потеряли! - заорал юноша, натягивая поводья.
   Услышав его крик, геомант тоже остановился и развернул коня, направляясь к неподвижно лежащему на земле Хныге. Подъехав, он соскочил с Хитреца и бросился к телу. Присел рядом с ним и склонил голову к груди, слушая биение сердца.
   - Что с ним? Он жив? - вор подошел и тоже уселся на землю.
   - Жив, - коротко бросил маг, - Но без сознания. А может и болен. Или ослеп. Или просто истощен.
   - Как такое может быть?
   - Он слишком много работал с нитями судьбы, да еще и с чужими. Это очень опасно. Как я слышал, паутина судьбы устроена так, что нельзя прикоснуться к чужой судьбе не затронув свою собственную. Нужна предельная осторожность и сосредоточенность, чтобы не навредит себе самому. А наш зеленый малыш там такое вытворял, что вообще непонятно, как жив остался. Хныга действительно великий жрец.
   Что-то твердое и влажное коснулось руки Айвена, и он ее испуганно отдернул. Черная змея заползла на лежащего без сознания гоблина и свернулась у него на груди, угрожающе подняв голову и зашипев.
   - Тихо, тихо ты, мы свои, - отшатнулся от нее Мэт.
   - Хм. Нельзя его так оставлять лежать, - заметил юноша, - Как думаешь, ушастый не будет возражать, если я ее немного... - указал он на Печать.
   - Даже и не думай. Я не знаю, на что способен к'хасс, так что лучше не рисковать. Кстати, первый раз вижу, чтобы с помощью Печати можно было создавать живых существ. Ты ведь их не призывал и не доставал из кармана, да?
   - Ты о чем это? - уставился на него вор.
   - Да вот про те самые проклятые огни, которыми ты швырялся в детишек.
   - Э-э-э... Если честно, то я и сам не знаю, что это было такое. А они что, живые?
   - Ну... Они охотятся, они питаются. Они даже размножаются, насколько я знаю.
   - Интересно, как же они это делают.
   - Примерно так же, как и уморыши - вызревают на свежих трупах. Так что у нашего друга Крысолова сейчас серьезные проблемы.
   - А ты откуда про них столько знаешь?
   - Приходилось как-то бывать в Даркилоне... Проездом, - усмехнулся геомант.
   - Погоди-ка! Так эти проклятые огни, они что - оттуда?
   - Именно. Такие же порождения Тьмы, как и уморыши или квирры, пожирательницы теней. Ты этого не знал?
   - Нет, не знал. Мэт, знаешь что. Давай-ка побыстрее доберемся до этого кабброва Первопечатника. Я за последние дни столько натерпелся, что у меня уже волосы поседели.
   - Это ты просто головой влез в паутину. Не волнуйся, я тоже хочу поскорее с этим всем разобраться. Надеюсь, что Аркус поможет мне связаться с Канцелярией. Уверен, что там у него даже свои шпионы есть.
   - А сам ты не можешь этого сделать?
   - Нет, я не настолько силен, а все амулеты из сумки вытащили то ли крысеныши, то ли трехглазые эти детишки. Хотя, я могу попробовать связаться с отрядом, который уже должен быть где-то в Мурлоке и двигаться нам наперерез.
   - Кстати, - вспомнил юноша, - дарки ведь тоже где-то здесь?
   - Спрячь лошадей и нашего жреца. Я буду неподалеку. Если что - кричи, но без необходимости лучше меня не беспокоить. И это, Айвен.
   - Что?
   - Все будет хорошо. Завтра к обеду мы будем на месте, и все твои мучения наконец-то закончатся.
   - Ты давай только поскорее. Мне кажется, что этот к'хасс меня не любит.
   Мэт серьезно кивнул ему и скрылся среди деревьев. Вздохнув, юноша взял поводья скакунов и увел их с тропы. Черная змея подняла голову вверх и угрожающие зашипела, глядя на что-то среди ветвей. Огромная серая крыса перебежала на другую сторону ствола, ловко цепляясь когтями за шершавую кору, и... исчезла, растворившись в тени.
  
   Глава 23. Враг внутри.

"У каждый сила темный сторона есть.

Поддашься ей - и звали как забудь твоя..."

Неизвестный гоблин-шаман.

  
   В этом дворце пес никогда не был, но все летние резиденции были построены по общему плану, так что если ты видел один из них, то видел и все остальные. По крайней мере, тайный ход, предназначенный для бегства из осажденного замка, неизменно выходил к какой-нибудь реке или в лес, и об этом пес знал по долгу службы. Каждый раз, перед въездом монарха в летний дворец, королевского стравника заставляли проверять не только всю воду и пищу, но и этот ход: не бродил ли по нему кто-нибудь накануне с тайным умыслом?
   И он не ошибся. Меньше десяти минут ушло у кобеля, чтобы отыскать тщательно замаскированную дверь прямо под обрывом, над рекою Киа, протекавшей в трех сотнях шагов от дворцовой стены. Тонкое чутье подсказывало, что петли двери тщательно смазаны, а странного "запаха без запаха", характерного для темных, там нет.
   - Ай да пес! Уж не знаю, кем ты был до того, как тебя превратили в зверя, но, видать, человек непростой, - потрепал его по загривку лейт.
   Пес вывернулся из-под руки и помотал головой.
   - Сташек, здесь для тебя работа, - кликнул Рик одного из солдат
   Вперед вышел довольно плечистый воин. Он по молодости как раз и занимался тем, что изготавливал хитрые замки и запоры. Разумеется, умел их не только делать, но и весьма ловко вскрывать. Это свое умения Сташек и продемонстрировал, вытащив из сумки несколько странных инструментов и довольно быстро управившись с дверью.
   - Ну что, друг, может, покажешь нам, как побыстрее добраться в королевские покои? - повернулся Беример к псу. И тот, кротко тявкнув, вошел в сырой тоннель тайного хода.
   Единственным живым существом, встретившимся им на пути, оказалась серая жирная крыса, таких невероятных размеров, что Рик даже присвистнул от удивления:
   - Ого! Да из нее можно две пары сапог сшить, да еще и на шапку останется!
   - Похоже, во дворце тяжело с котами, - заметил кто-то за его спиной.
   - Ага. И я даже догадываюсь, кто этих котов сожрал. Ты глянь на нее, еле брюхо волочет! - согласился Рик наблюдая, как хвостатая тварь едва протиснулась в щель между бочками. - Ну-ка, иди сюда, - бросился он к ней и в последний момент ухватил за хвост.
   - Что ты делаешь? - удивился командир.
   - Да вот, решил животную себе выдрессировать...
   Ветеран вытащил из кармана длинный кусок бечевки и примотал ее к крысиному хвосту. Оглушив крысу ударом о стену, он сунул ее в мешок и кивнул: "пошли дальше".
  
   Шагов через сорок пес вдруг встал на месте и угрожающе зарычал. Воины тут же бросились кто к стенам, кто на землю, вглядываясь в полумрак. Однако, впереди никого не было. Тем не менее, идти вперед никто не решался, а кобель все так же стоял и рычал.
   - Чего это с ним? - зашептались солдаты.
   - Сейчас проверим.
   Рик вышел вперед, вытаскивая крысу и вставая за спиною собаки. Он поставил грызуна на землю и топнул ногою, чтобы его спугнуть. Оказавшись на свободе, крыса тут же рванула вперед по проходу, но не по центру, а сначала добежав до правой стенки и не отходя от нее ни на шаг.
   - Нехорошо убегать от свого хозяина! - отойдя к левой стене, помощник лейта дернул за веревку, подтягивая крысу к себе.
   И едва отчаянно барахтающаяся крыса оказалась в центре прохода, как что-то сверкнуло и загрохотало. Своды туннеля заметно содрогнулись, и в руках Рика вместо крысы на веревочке оказалась жареная крыса на обгоревшей веревке.
   - Паршивый ты дрессировщик, - сплюнул один из воинов, поднимаясь на ноги.
   - И повар - тоже, - принюхавшись к запаху горелого мяса, заявил лейт Беример.
   - Зато живой! - резонно заметил воин, обрезая веревку и пряча в карман.
   Ловушку преодолевали ползком, прижимаясь к правой стене в точности там, где пробегал грызун. Вторую крысу ловили уже все вместе, и, едва пес снова встал как вкопанный, тоже пустили первой.
   До второй двери они шли, казалось, полдня, хотя на самом деле не прошло и часа. С замком так же ловко управился Сташек под смешки своих приятелей:
   - Ой смотри, ловкач, прознает Его Величество про твои фокусы с его замками, и будешь тогда в Боргарде на тюремных замках тренироваться.
   - Небось, сам эти замки и мастерил, да ключики припас. Знал, что пригодится...
   - Эй, Сташек, а ты и в королевской сокровищнице так же лихо замками щелкаешь?
   Но, едва дверь скрипнула, разговоры притихли. Где-то впереди был враг...
  
   Увы, на этом везение спасателей закончилось. У выхода дежурила охрана, причем, судя по всему, ожидая незваных гостей. Наверное, потревоженные ловушки подняли тревогу. Семеро вооруженных мятежников не представляли особой угрозы для отряда опытных воинов, чего нельзя было сказать о дарке. Едва завидев появившихся из потайной двери людей, воин Тьмы шагнул вперед, оттесняя других стражников и вытаскивая меч из ножен ближайшего к нему мятежника.
   - Хм. И вы действительно собирались такими силами штурмовать замок, - бесстрастно произнес он, и слова эти были скорее утверждением, чем вопросом.
   А потом началась битва, которая заключалась в попытке сразу десятка человек дотянуться своими клинками до одной единственной фигуры в черных одеяниях, мечущейся между ними. Казалось, что у него десять рук и десять клинков, которые ловко принимают на себя удары вражеских мечей. Изредка кому-нибудь из нападавших удавалось пробить защиту дарка, но лезвие лишь бессильно прорезало черную ткань плаща там, где еще мгновение назад находился воин Тьмы.
   Семеро людей в форме королевской гвардии с ужасом и восхищением наблюдали за этим невероятным танцем. Живой человек был неспособен так двигаться! Впрочем, дарк и не был человеком, давно не был, поэтому он изгибался самым невероятным образом и каждый раз на волосок опережал удар клинка. Который вряд ли был для него опасен - похоже, воин просто решил развлечься и показать свое мастерство.
   Первым упал ловкач Сташек с перерубленной почти до самого солнечного сплетения ключицей. Жить ему оставалось недолго, и последний свой вдох он потратил, чтобы дотянуться до врага. Мастер вонзил лезвие кинжала в бок темного воина, но тот лишь отмахнулся от него, как от надоедливой мухи, и даже движений не замедлил.
   Вторым с проклятьями ухромал за спины приятелей Рик, схлопотавший болезненный укол в бедро.
   Третьим разделил судьбу Сташека самый молодой член отряда, сражавшийся сразу двумя мечами. Мода на парные клинки появилась в Арлании совсем недавно, но юный Арт по праву считался одним из лучших "мельников" - так прозвали бойцов двумя мечами из-за характерного стиля боя, напоминающего движениями крылья мельницы - в стране. Наверное, дарк по достоинству оценил мастерство воина и постарался вывести его из строя максимально быстро и эффективно, мощным ударом пробив ему грудь насквозь. Ногою он оттолкнул мгновенно умершего бойца вместе с торчащим из его груди мечом, сбивая телом с ног еще двоих противников. Неуловимым движением воин тьмы вытащил из ножен собственный, селеритовый клинок.
   - Вы мне надоели. С вами скучно, - заявил он и вскинул смертоносное оружие.
   Нападающие попятились назад, не сводя взгляда с лезвия, мельчайшая царапина которым означала неминуемую смерть. Навалившись разом, они смогли бы опрокинуть даже такого искусного воина, как дарк, но быть первым не хотел никто.
   Но вдруг навстречу дарку бросилось какое-то невиданное животное, напоминающее громадного пса, но с тремя головами. Воин Тьмы даже не вздрогнул, лишь изменил направление своего клинка, обрушив его на центральную голову странного зверя. Однако, меч прошел через нее, не встретив никакого сопротивления, словно и не было там пары горящих огнем глаз и усеянной острыми клыками пасти.
   Дарк поздно понял, что его атаковала обычная иллюзия. Меч ушел слишком сильно вниз, и он не успел закрыться: сразу два клинка вонзились ему в то место, где у людей находится сердце, а третий ударил по глазам, рассекая черный шлем и голову твари... Воин Тьмы начал медленно заваливаться на спину, и одновременный удар еще двух клинков ускорил его падение.
   - Спасибо, дружище, выручил, - потрепал лейт по загривку пса, уже вернувшего себе нормальный облик. - Но в следующий раз лучше предупреждай, а то ведь так и заикой стать можно. Эй, Рик, ты как?
   - Живой, - отозвался денщик, - Всяко получше Сташека или Арта. Вы уж давайте поскорее вперед двигайте, пока другие не набежали, а я следом похромаю.
   Коротко кивнув, командир дал знак остальным и первый рванул дальше по коридору. Пес зарычал и бросился следом, а за ним и остальные члены поредевшего в первой же схватке отряда...
  
   Привязав коней, тут же с наслаждением захрустевших ветками какого-то шипастого и наверняка ядовитого кустарника, Айвен занялся бесчувственным гоблином. К'хасс угрожающе поднял голову, но и только -- видать, признал своего. С максимальной осторожностью вор за ноги оттащил жреца подальше от тропы и кое-как закидал листьями. Выбежал на дорогу и, убедившись, что гоблина и лошадей оттуда не заметить, снова вернулся.
   - Ты уж извини друг, но мне тоже придется тебя оставить. Накопилась тут пара вопросов к кое-кому. Надеюсь, что эти проглоты не успеют тебя сожрать, - склонившись к Хныге, прошептал юноша и кивнул в сторону коней.
   Он поднялся и отошел в сторону. Уселся прямо на землю, опершись спиною на сосну и заговорил:
   - Понимаю, что это звучит глупо и смешно, но позволь мне снова задать тебе вопрос: кто ты? И что тебе нужно от меня?
   "Хм. Я так понимаю, что это вопрос ко мне, а не вон к тому существу, похожему на белку?" - отозвался Аннарен.
   Айвен оглянулся по сторонам. И впрямь, в нескольких шагах от него похожее на белку создание с громким чавканьем что-то пожирало. Точнее, кого-то - юноша рассмотрел лежащую перед нею тушку кролика. От этого зрелища его передернуло.
   - Да, именно к тебе. Только на этот раз мне хотелось бы услышать правду.
   "А чем тебя не устроила предыдущая версия?"
   - Тем, что это ложь.
   "Неужели Крысолов прочитал тебе краткий курс лекций по мыслечтению? С чего ты так решил, мой юный друг".
   - Ну хотя бы потому что Аннарен пропал без вести задолго до описанных тобою событий, и его тело не было обнаружено в развалинах храма.
   "Ерунда. Я не пропал, а был на задании, о котором даже Риул не знал..."
   - Хватит. Я устал от лжи. Ты умеешь призывать Тварей тьмы и уничтожать их. Ты наслаждаешься чужой болью. Ты сражался с ишерскими кукловодами. И ты не Аннарен.
   "Тогда кто я, по-твоему? Или ты опять будешь руку резать?"
   - Та сила, которую вы разбудили в храме. Что это было? И куда она делась?
   "Надо же, какой умный мальчик. Догадался таки... И тем не менее, Аннарен действительно погиб там, среди развалин. Вот только не от руки дарков, да и ранен он никогда не был. Дражайший братец Риул собственноручно пронзил его сердце, принося в жертву на алтаре".
   - Каком алтаре?
   "На моем алтаре, разумеется. Более двух сотен лет я ждал этого часа. Знал, что рано или поздно кто-нибудь из моих приспешников отыщет способ, и не ошибся. Отец Риула, Виннеран тор'Дин, был моим верным слугой более двухсот лет, а его сын продолжил дело своего папочки, и смог создать эту Печать..."
   - Сколько-сколько? Разве это возможно?
   "Не забывай, что в крови рода тор'Дин - есть примесь эльфийской крови, так что долгожительство среди них нормальное явление. Например, твой друг Риул искал способ вернуть меня в этот мир почти семь десятков лет и не пожалел для этого даже собственного брата. Ритуалы, замешанные на родной крови, дают намного больше сил. А если она при этом еще и невинна... М-м-м, сколько силы можно из нее выжать - ты даже не представляешь!"
   - Ты чудовище! Бездушная тварь!
   "Твоя догадка верна. Но что поделать - таким меня создали, и не моя в этом вина".
   - Так кто ты, или что ты такое?
   "Ты слыхал когда-нибудь о Князе Тьмы? Не о жалких вампирах-выродках, возомнивших себя невесть кем, а об истинном эмиссаре самой Тьмы?"
   - Н-нет. Впервые слышу.
   "Тьма... Госпожа... Многоликая и непостижимая. Неосязаемая и такая материальная. Когда-то она была совсем другой. Бурной и непримиримой, беспощадной и неотвратимой. Она поглотила бы весь Амальгар, а не довольствовалась жалким огрызком в виде Даркилона. Но такая Тьма - идеальный враг для всех прочих и прекрасный повод объединить усилия перед лицом общей угрозы..."
   - Смутное время?
   "Тогда это называлось Темными временами, в честь Госпожи. Все страны объединились против Тьмы, и у нее был выбор: измениться и выжить, или развязать войну против всех и неизбежно погибнуть. Она выбрала первый путь и создала меня".
   - Зачем? Ты - оружие?
   "Гнев, зависть, мстительность, злоба - все свои неудержимые и саморазрушительные качества она отдала мне, став спокойнее, мудрее и терпимее. Сейчас она поддерживает отношения со всеми странами и не высовывается из Даркилона, никому не мешая и не оказывая помощь, сохраняя абсолютный нейтралитет по всем вопросам. Не Тьма, а прямо какая-то Полутень. Как же я возненавидел ее, будучи сам частью Тьмы!"
   - А она?
   "Оказалась слишком дальновидна и предусмотрительна. Уничтожить меня она не могла, поэтому не прошло и года, как я оказался в темнице. В особой темнице, скрытой в недрах храма, сила которого удерживала меня в заточении. Впрочем, не все слуги Тьмы смогли тогда принять новую суть своей Госпожи. И они стали моими, посвятили свою жизнь служению мне, Князю Тьмы, стали верными слугами и сохранили свою веру даже после моего заточения".
   - И много нашлось таких?
   "Увы, ничтожно мало. Во время леммы почти все они были обнаружены, не сумев скрыть от Тьмы своих взглядов на происходящее. Но тор'Дины были обычными людьми, которые служили ей. Аннарен и Риул в конце концов смогли создать эту Печать, чтобы вызволить меня из моей тюрьмы и сделать пленником человеческого тела. Временно, разумеется. Эта татуировка и стала причинною их гибели. Писарь пал на алтаре от руки своего же брата, ну а Печатник попался в лапы даркам, желавших вернуть меня на место".
   - Что тебе нужно от меня?
   "В этом я не солгал. Мне нужен Первопечатник. Попав в тюрьму я понял, что Риул неизбежно попадется в руки слугам Тьмы и погибнет. Вместе со мною. Поэтому мне пришлось искать другого носителя, и выбор пал на тебя".
   - Допустим, мы нашли Первопечатника. И что потом?
   "Я займу его тело, а ты будешь свободен. Таков и был первоначальный план Риула - он должен был временно предоставить мне свое тело и отыскать сильнейшего из всех Печатников. Того, чья сила позволила бы мне вернуть то, что по праву принадлежит мне. Трон Даркилона и всего мира!"
   - Да уж, по мелочам ты не размениваешься. Какие гарантии того, что получив тело Первопечатника ты оставишь в покое меня и моих друзей?
   "Разумеется, никаких! Не забывай о том, кто я есть. Но я могу обещать кое-что другое. Если ты хотя бы словом или хотя бы жестом намекнешь обо мне своим приятелям, то я их убью. Даже и не сомневайся, я смогу это сделать".
   - Охотно верю в это.
   "И если я заподозрю или увижу, что ты ведешь себя не так, как мне хотелось бы - я их тоже убью. И заставлю помучаться тебя, примерно вот так!"
   И в тот же миг виски юноши пронзила острейшая боль, такая сильная, что он даже не мог кричать. В глазах потемнело. Ноги сами собой подкосились, и Айвен упал.
   "Это лишь малая толика той боли, которую я могу тебе причинить. Не советую рисковать и пытаться хитрить. Ты усвоил урок?"
   Даже думать более-менее связно вор был не в состоянии, и потому он просто кивнул в надежде, что Князь верно истолкует этот жест. Боль тут же прекратилась.
   "Я умею наказывать, но умею и награждать. Делай то, что нужно, и ты убедишься в этом, человек. Ты хорошо справлялся до сих пор, и надеюсь, что ты и дальше не станешь меня разочаровывать".
   - Да. Не сомневайся. К тому же, у меня просто нет выбора.
   "Приятно видеть, что ты в полной мере осознаешь ситуацию. Между прочим, твой друг геомант возвращается. Боюсь, что ваш жрец вышел из строя надолго, так что не стоит рассчитывать на него. А вот посланники Тьмы уже слишком близко, и они не допустят, чтобы я добрался до Первопечатника".
   - Эй, Айвен, ты что здесь делаешь? - окликнул его уставший голос Мэта.
   - Пытаюсь понять, на что еще способна Печать. Изучаю ее.
   - И как успехи?
   - Выяснил, что нам на пятки наступают темные, два отряда идут параллельно и они подобрались очень близко. Похоже, она специально создавалась для того, чтобы противостоять созданиям Тьмы. А что узнал ты?
   - Возможно, что ты прав. Оказывается, что Риул с братом изучали феномен Тьмы и пару раз бывали в Даркилоне. А в последние пару лет они по всему Амальгару искали следы некоего Врага - так в некоторых архивных бумагах называют нечто, чего очень опасается Тьма.
   - Я так понимаю, тебе удалось связаться с Канцелярией?
   - Нет, с отрядом. Увы, здесь у меня плохие новости. Они движутся к жилищу отшельника с противоположной стороны, и подойдут туда одновременно с нами, если мы не станем задерживаться. Так что...
   Договорить он не успел. Пять огромных серых крыс появились из кустов и бросились к людям, не разбирая дороги. Их тела, словно слепленные из густого дыма, проходили сквозь кусты и камни, оставляя на них клочья серого тумана.
   - Огонь! Попробуй вызвать огонь и внимательно следи за тенями, не дай им коснуться себя! - закричал геомант, выхватывая жезл.
   Луч света ударил в одну из крыс, развеивая ее по ветру. Айвен сжал кулак, и в нем появилось трепыхающееся огненное лезвие. Он наотмашь рубанул крысу, которая бросилась ему в лицо, но промахнулся. Тварь пролетела мимо, и юноша резко обернулся, выставив вперед свое волшебное оружие, но там уже никого не было: лишь колыхнулась густая тень от дерева, пересекающая всю поляну.
   - Сзади! - чародей прочертил лучом света широкую дугу, отпугивая подбирающихся к нему крыс.
   Вор обернулся как раз вовремя, чтобы заметить падающую на него с ветвей дерева крысу, внезапно появившуюся из теней. На этот раз он не промахнулся, и еще одной теневой тварью стало меньше. Небо затянуло густыми черными тучами, и первые редкие капли дождя забарабанили по листьям.
   - Нужно отходить. Там дальше есть широкое ущелье, по которому течет река. Если нам удастся перебраться через нее, то выиграем время. И наши жизни, - Мэт добил последнюю тварь и бросился туда, где находились кони и лежал жрец.
   Айвен бросился за ним, погасив пламя, вытекающее из его ладони. Вдвоем бережно уложив бесчувственного гоблина в его люльку, они начали аккуратно закреплять его веревками.
   - А где его змея? - обратил внимание на пропажу к'хасса юноша.
   Вместо ответа чародей закатал рукав на руке Хныги. Его предплечье обвивала черная змея - нарисованная.
   - Кажется, наш ушастый друг снова сменил веру и адрес, куда направлять свои молитвы, - усмехнулся Мэт.
   - Мне никогда не нравились все эти заигрывания с судьбой, - заявил вор, в глазах его было сожаление. - Хотя, в игорный дом я в компании нашего маленького друга прогулялся бы. С парой больших мешков.
   - Да кто ж туда жреца Мишру пустит-то?
   Закончив с гоблином, они отвязали коней и вскочили в седла. Первым скакал геомант, указывая дорогу. Где-то вдалеке, позади них, раздался едва слышный треск и чьи-то голоса. Не сговариваясь, друзья умолкли и пришпорили скакунов.
   Безумная скачка продолжалась больше часа. Лес, если его так можно было назвать, давно закончился, и дальше путники скакали уже по каменистой равнине, покрытой пожухлой травой и редким кустарником. То тут то там плоскую равнину пересекали узкие трещины шириной от одного метра до нескольких десятков, и скачка напоминала петляние зайца, пытающегося запутать идущего по следу охотника. Разница была лишь в том, что "охотники" теперь были хорошо видны удирающим жертвам.
  
   Преследователи вытянулись длинной колонной, в голове которой были всадники на черных как смола лошадях. Неживотное происхождение этих скакунов выдавали горящие красным пламенем глаза и отчетливо заметный темный шлейф, тянущийся за ними.
   - Эти лошадки - близкие родственники призрачных жеребцов, тех самых, которые были папашами наших обжор, - похлопал своего коня по шее Мэт, - так что надеяться на выносливость и скорость наших харуков не стоит. Весьма предусмотрительно со стороны темных.
   За черными лошадьми скакали всадники на самых обычных, а рядом с ними бежали громадные псы, свесив длинные красные языки. Если и было в них что-то сверхъестественное, то Айвен этого не заметил.
   Самое большое впечатление на него произвело непонятное существо, похожее на изломанного человека. Спина его была изогнута дугой, а вывернутые в стороны конечности казались невероятно тонкими и хрупкими, но с громадными распухшими суставами. Тварь была обнажена; вся поверхность ее синеватой кожи была покрыта каким-то узором, а голова закрыта обычным рыцарским шлемом с забралом.
   Это существо не ехало верхом, а бежало, причем на всех четырех своих конечностях, которые выворачивались в стороны немыслимым для человека образом. Несмотря на неестественность такого бега и кажущуюся неуклюжесть движений, бежала эта тварь рядом с красноглазыми лошадьми, не уступая им в скорости.
   "Это аррум. Гончая Тьмы", - объяснил Аннарен. Или Князь Тьмы, как выяснилось.
   - Оно... Оно человек?
   "Никто этого не знает. Между прочим, он опаснее всех в этой компании. Не думал, что они еще существуют. Когда меня заточили, аррумов оставалось всего двое. Эти твари еще древнее, чем сама Тьма, и их обнаружили совершенно случайно в какой-то усыпальнице, запечатанной тысячи лет назад".
   - Неужели это и есть те самые Древние из легенд?
   "Это всего лишь их рабы. Стражи гробницы, которых там было найдено четыре. В меру разумны, в меру сильны... Но есть у них одно неприятное свойство. Аррумы бессмертны и неутомимы. Свою жертву они будут преследовать не зная усталости до тех пор, пока бьется ее сердце. Темных, вскрывших ту усыпальницу, они выловили и перебили за каких-то два года, одного жреца достав даже в Цитадели, во время аудиенции у Госпожи. Лучшие чародеи Даркилона искали к ним подход не один десяток лет".
   - Айвен, сворачивай к мосту! - окликнул задумавшегося юношу Мэт и указал рукою на восток.
   Путь всадникам преграждала расщелина, которой не было видно ни конца, ни края. Сотни шагов в ширину, а глубоко на дне ее бурлила стремительная река, до которой было падать и падать. Единственная переправа находилась там, куда указывал геомант: длинный каменный мост, висящий над пропастью.
   - Ну и какой у нас план? - поравнялся с магом Айвен.
   - Доверься мне. Нам нужно еще немного оторваться, чтобы проскочить мост до того, как они окажутся на нем. У твоей Печати есть что-нибудь на такой случай?
   - Вряд ли, но я попробую, - юноша понизил голос до шепота, - Эй, ты слышал?
   "Я же говорил, что ты можешь просто говорить мысленно, обращаясь ко мне. Кажется, у Аннарена было что-то в запасе как раз на такой случай..."
   - Когда за тобою гонятся твари Тьмы всех мастей?
   "Нет. Когда тебе нужно немного ускорить свою лошадь. Прицелься в коня Мэта. Не хочу тратить силы на перемещение Печати".
   Вор послушно вытянул руку и почувствовал, как что-то незримое соскользнуло с его ладони и полетело к Хитрецу. Скакун вдруг дико заржал и взвился на дыбы, бешено молотя воздух передними копытами. Снова опустившись на все четыре, он помчал так, словно у него разом открылось второе, третье и четвертое дыхание, а также родственные связи с летающими жеребцами богини Ветров.
   - Что это такое было?
   "Сейчас узнаешь. Теперь твоя очередь..."
   Странные ощущения повторились, только на этот раз юноша отчетливо услышал жужжание, словно совсем рядом пролетел сердитый шмель, и его скакун в точности повторил маневр коня Мэта.
   В таком темпе харуки продержались недолго, но чтобы перебраться через мост им как раз хватило. Преследователи остались далеко позади.
   - Предупреждать надо, - только и бросил ему Мэт, спешиваясь.
   - Что ты собираешься делать?
   - Обрушу мост, разумеется.
   - Как?!
   - С твоей помощью. Слезай.
   - Зачем? - юноша соскочил на землю рядом с геомантом. Тот уже успел разбросать вокруг себя камни и что-то вычерчивал на земле кончиком жезла.
   - Возьми меня за руку. Простыми камушками здесь не отделаться, так что придется менять сами потоки. Мне понадобится вся мана, которая есть, в том числе и твоя.
   С этими словами маг вытащил из сумки фазарит и стиснул его в кулаке. Айвен едва не отшатнулся, наткнувшись на взгляд геоманта - решительный почти до фанатизма.
   - Никаких проблем. У тебя ведь остались еще эти камушки, верно? Восстановимся.
   И Мэт начал тянуть из него силу, сам выступая в роли проводника. Благодаря помощи Князя, юноша видел мантические потоки, в один из которых геомант и вливал всю ману - и свою, и полученную от "пузыря". Этот поток темно-серого цвета проходил через весь мост. Словно ветви отходили от него сотни и сотни более мелких линий, которые вплетались в структуру моста. Кое-где так же на протяжении всего моста были вплетены ярко-голубые потоки: "Заклинания!" - догадался юноша.
   Сначала ничего не происходило, а потом Айвен заметил, что голубые потоки заклинаний заметно потускнели и истончились, а мантические линии самого моста стали более рваными и еще больше потемнели. А тем временем первые отродья Тьмы уже вступили на мост: три всадника на черных жеребцах, два пса и аррум. На то, чтобы преодолеть мост, у них ушло бы всего несколько мгновений, вот только как раз их у преследователей и не было.
   Юноша отдал уже всю свою ману, когда усилия геоманта увенчались успехом. Казавшийся несокрушимым мост вдруг заскрипел, затрещал и завибрировал. Скакавший первым всадник сначала натянул поводья, а потом пришпорил коня, стараясь поскорее покинуть трясущуюся опору.
   Они не успели, все произошло очень быстро. Вот мост надежно соединяет края пропасти, а вот уже он летит вниз, обгоняя несущихся следом в бурные объятия реки фигурки преследователей.
   - Ты все-таки сделал это! Воистину, ты величайший геомант из всех, кого я знал, - радостно завопил юноша.
   - Я так понимаю, что кроме меня и дядюшки ты никого и не знал, верно?
   - Вот видишь, я не солгал. Как думаешь, скоро вон те славные ребята в безвкусных черных одеждах смогут перебраться на эту сторону? - указал юноша на оставшихся приспешников Тьмы, которые сновали туда-сюда вдоль края обрыва.
   - Я не знаю, на что способны их жрецы. И узнавать, если честно, не особенно хочется. Эй, ты в порядке? Выглядишь неважно.
   - Сам-то как думаешь? Ты же из меня всю ману вытянул, а меня после этого всегда в сон клонит.
   - В общем тогда план такой. В получасе езды отсюда снова начинается лес. Доберемся до него, запутаем следы и будем устраиваться на ночлег. К тому же, уже начинает темнеть. Продержишься?
   - Постараюсь. Может, дашь мне пару своих кристаллов? Мне сразу станет лучше.
   - Сначала отдохни, тебе нужно восстановить немного маны, чтобы суметь создать канал. Пары часов будет вполне достаточно.
  
   Как и сказал геомант, менее чем через полчаса они достигли границы леса. К счастью, равнина была лишена тех опасностей, которыми обычно славится Мурлок, поэтому можно было скакать во весь опор, не думая об осторожности. Однако в лесу уже следовало обдумывать каждый шаг, что сильно замедляло темп. Впрочем, к темным это тоже относилось в полной мере.
   Отыскав вполне неплохое и, главное, безопасное место для ночлега, друзья спешились и бережно сняли с Хитреца люльку, в которой лежал без сознания гоблин. До сих пор он ни разу так и не приходил в себя, и, бросая на него взгляд, обычно невозмутимый Мэт хмурился и тяжело вздыхал.
   - В общем так. Ужин готовишь ты, а я пока что попытаюсь связаться с отрядом. Попробую их поторопить.
   - Готовить? Извини, но я не маг. Я могу превратить кусок сырого мяса в жаркое, но не могу сделать аппетитную кашу из пары веток и горсти листьев.
   - А ты прояви смекалку и воображение, - подбодрил его маг и исчез среди деревьев. - Ну конечно. Воображение. Да в этом каббровом Мурлоке под каждым кустом сидит что-нибудь зубастое и голодное, поджидая таких смекалистых воображал.
   В конце концов, он ничего не придумал и просто снял с себя все обязательства в готовке ужина, самым наглым образом уснув.
  
   Мэт же, тем временем, отошел достаточно далеко и уселся на поваленное дерево. Он достал из кармана крупный камень и протер его рукавом рубахи. Чище от этого не стал ни камень, ни, тем более, рубаха. Недовольно покачав головой, геомант вылил немного воды на камень и тщательно вытер. Удовлетворившись результатом, он положил его на раскрытую ладонь и закрыл глаза, погружаясь в транс.
   За его спиною вдруг зашуршали кусты. Чародей оглянулся, но там никого не было. Шорох раздался снова, но на этот раз уже с противоположной стороны.
   - Кто здесь? - негромко спросил он, впрочем, не ожидая услышать ответа.
   Едва заметная тень у самых его ног встрепенулась, и из нее вышла громадная серая крыса. Мэт слез с трухлявого ствола и присел на корточки прямо перед застывшей неподвижно тварью. Он протянул ей тот самый камень, лежащий на ладони, и довольно чему-то улыбнулся. Слева снова затрещали кусты...
  
   Глава 24. Смертельный поединок

"Перерождение, конец пути, дверь в лучший мир -

все это полная чушь! Смерть - это всего лишь

превращение живого человека в кусок дохлого мяса!"

Кривуш Исминоц, ректор кафедры Некромантии

Ригийского университета магии с 2105 г.в.р.

  
   - Эй, лежебока, вставай! Или ты решил взять пример с нашего ушастого? - голос Мэта был бодр, а вода, которую он лил на лицо Айвену, холодной и вонючей.
   - Тьфу! Эй, ты, каббров колдун, не мог дождь сотворить? Где ты взял эту гадость?
   - В болоте, конечно! - жизнерадостно заявил геомант. - Там еще много.
   Юноша лениво открыл правый глаз. Первое, что он увидел, это был большой водяной шар, висящий прямо перед его лицом. Вода в нем была мутной, а внутри кружился водоворот из тины и болотной ряски. В этом водовороте по кругу носилась огромная белая жаба, отчаянно раскрывавшая рот в немом крике.
   - Отпусти животное, изверг, - простонал вор.
   - Слушаю и повинуюсь, - дурашливо склонился маг, и весь водяной пузырь оказался на голове юноши, тут же лопнув и обдав его тухлой водой. Печальная жаба уселась на его голове и обиженно квакнула.
   - Мэт, я тебя убью...
   - Ух ты! Какое сильное колдунство! Квакающий шапка и говорящий человечий голова! - подражая манере Хныги восхитился геомант.
   - ...и съем. Если ты сейчас же не притащишь сюда жареного быка.
   - У меня здесь только сырой гоблин и свежая конина. Вон она, на тебя смотрит и скалится.
   - Какой-то ты подозрительно веселый. Неужели появились три Великих Канцеляра и всех нас спасли? Или ты пьян? - теперь юноша проснулся окончательно и соизволил взглянуть на этот несовершенный мир уже обоими глазами.
   - Преследователи встали лагерем на той стороне. Часть из них спустилась вниз, а остальные строят магический мост. За ночь наколдовали меньше половины, так что у нас есть приличная фора.
   - Кто ты такой и куда ты дел нашего Мэта? - встал вдруг Айвен.
   - А что со мной не так?
   - Усы. Они у тебя нормального цвета. Или сегодня какой-то особенный день? И рубашка такая же как у меня. Ни веселых расцветок, ни кружевов, ни вышитых картинок. И штаны самые обычные.
   Юноша опустил взгляд ниже и облегченно вздохнул - на ногах у Мэта были пушистые белые тапочки с нарисованными на носах красными маками и желтыми цветками дурманника.
   - Это чтобы лучше спать?
   - Нет, это чтобы по болоту ходить и в трясину не попасть, - маг посмотрел на приятеля. - Не веришь? Ну что ж, могу тебя поздравить - ты становишься великим геомантом, о мой юный и бестолковый ученик. Кстати, как себя чувствуешь?
   - Так, словно мне вчера исполнилось лет пятьдесят. И мы по этому поводу хорошенько погуляли.
   - Ты бы жабу с головы убрал. Или одна голова хорошо, а две лучше?
   - Башка трещит, а лягушка холодная, самое то. Мы точно вчера не пили?
   - Это последствия мана-истощения. Вот, держи, тебе сразу полегчает, - с этими словами маг протянул ему фазарит.
   - Вот это я понимаю - забота!
   Айвен сбросил лягушку с головы, схватил кристалл и начал выстраивать связующий канал. Удалось ему это не сразу, но по довольной улыбке, расплывшейся по лицу юноши, геомант понял, что тот начал восстанавливать растраченную магическую силу. Сам он давно уже успел и позавтракать, и восстановиться, и даже приготовить коней к дороге.
   - Ну что ж. У меня осталось всего два вопроса, и можно отправляться в путь.
   - Да?
   - Как там наш гоблин, и где мой завтрак?
   - Хныга в себя еще не приходил, и я думаю, что без посторонней помощи вряд ли удастся привести его в чувство.
   "Разумеется, - голос Князя звучал насмешливо, - маленький паршивец наверняка о чем-то догадался бы, увидев, как раздваиваются твои линии судьбы".
   - Это твоя работа?
   - Ты о чем? - Мэт обернулся и посмотрел на остатки своего завтрака, - Ах, об этом. Давай-ка поскорее ешь и нам пора в дорогу. Нужно по максимуму использовать с таким трудом полученное преимущество. В лесу так не разгонишься.
   - Верно, поем уже на ходу, - согласно кивнул Айвен, одновременно прислушиваясь к "внутреннему голосу".
   "Пришлось его обезвредить. Думаю, что ты не одобрил бы его смерть, верно? Между прочим, если бы я этого не сделал, то он бы наверняка умер из-за своих экспериментов с нитями судьбы. Так что я спас ему жизнь дважды".
   - В том числе и от самого себя.
   "Вот видишь. Я не так уж и страшен, как обо мне говорили тогда. Со мною всегда можно договориться. Кстати, ты это чувствуешь?"
   Юноша отошел подальше от геоманта и начал отвязывать своего скакуна. Сверток с завтраком он прихватил по пути.
   - Что я должен чувствовать?
   "Твоя мана. Она изменилась. Какие-то странные ощущения, словно она стала более "скользкой". Не могу объяснить, но я не смог с первого раза напитать Печать силой".
   - А зачем тебе это было нужно? Не волнуйся, я думаю, что это просто последствия истощения. Видал, сколько силищи мы угрохали на этот мост?
   "Я хотел убрать боль. Да, может ты и прав. В прошлый раз я тоже не сразу подключился к твоему мана-контуру".
   - Погоди-ка. Ты про какую боль говоришь? - юноша почесал грудь, - Я ничего не такого чувствую.
   "Разумеется. Я ее снял. Посмотри шрам, который ты получил от селеритового меча".
   Айвен послушно расстегнул рубашку на груди. Зажившая после вмешательства бога рана выглядела не лучшим образом. Ранее едва заметный рубец безобразно вздулся, а вокруг него было большое красное пятно неправильной формы, словно после ожога.
   - Что это?
   "Меня спрашиваешь? Вообще-то, меня здесь не было".
   - Мэ-э-эт! Иди сюда, скорее!
   - Что случилось? - геомант подбежал к юноше.
   - Вот, смотри, - тот распахнул рубаху на груди, демонстрируя странный след.
   - Ах, ты про это. Ты уснул прямо на каком-то кустарнике. Я тебя когда оттаскивал, все руки об него обжег. Гадость еще похуже крапивы. Жжет? Вроде бы не должно, я немного подправил мантические потоки, чтобы ты не испытывал боли.
   - Нет, не жжется, только чешется немного. Спасибо, Мэт.
   -- Кстати, я заодно изолировал твой "узел неудачи", как сумел... Надолго это тебе не поможет, но хотя бы даст время найти хорошего специалиста по сглазу.
   -- Все так плохо?
   - Давай сначала доберемся поскорее до Первопечатника и избавим тебя от этой дряни, - маг кивком указал на Печать, тускло прорисовавшуюся на ладони, - А потом уже будем решать другие проблемы. Или уже не хочешь?
   - Сам дурак, - беззлобно огрызнулся вор и вскочил в седло. - Догоняй!
  
   Впрочем, погони так и не получилось - лес за ущельем оказался хоть и не таким опасным, но зато густая растительность не позволяла ехать быстрее, чем осторожным шагом. Твари и хищные растения здесь встречались не так часто и были уже хорошо знакомы путникам - никаких новых сюрпризов Мурлокский лес им не подкинул, то ли решив оставить в покое, то ли задумав что-то невероятно коварное и смертельно опасное напоследок.
   Медленно продираясь через заросли, они старались оставлять как можно меньше следов, аккуратно раздвигая ветки и направляя коней туда, где меньше травы и цветов. Иногда они останавливались и Мэт, спешившись, клал руку на землю и закрывал глаза. Таким образом он пытался определить, как далеко находятся преследователи. И с каждым разом лицо его после этого становилось все мрачнее и мрачнее.
   - Долго нам еще? - уже в который раз спросил его Айвен.
   - Потерпи. Когда выедем из этого леса, останется не больше часа.
   - А ты бывал когда-нибудь у него?
   - Нет. Вообще-то, наши к нему стараются без крайней нужны не показываться. Он ушел из Канцелярии, громко хлопнув дверью, и не без причины.
   - И как ваша Канцелярия - не рухнула?
   - Подкова, висящая над входом, до сих пор каждый раз падает, когда дверь хлопает, - отозвался геомант.
   - Ты серьезно?
   - Разумеется. И до сих пор никто так и не разгадал ее секрета. Кое-как приспособили заклинание левитации, чтобы подкова входящим на голову не падала и на место возвращалась, но если кто в этот момент вверх посмотрит - может и заикой стать
   - Да уж, суровый, видать, колдун, - уважительно произнес юноша, - Мне он уже нравится. Расскажи мне еще о нем!
   - Я мало что знаю, в основном слухи. Даже из-за чего он поссорился с нашим Верховным - и то лишь шепотки. В день его ухода пропала часть бумаг из Архива. В том числе и вся информация о создателе первой Печати.
   - Думаешь, это его рук дело?
   - Это дело зубов той крысы, которую утром нашли среди полок Архива с огромным брюхом. А вот кто ее туда подбросил и на бумаги направил, выясняли наши Историки.
   - Историки?
   - Ну да. Не заметил, что все должности в Канцелярии носят такие названия? Канцеляры, Писари, Печатники, Лекторы... Историки - это наши стратеги-теоретики, которые занимаются расследованиями и планированием операций. Всю свою жизнь проводят либо за изучением книг, либо за их написанием. Я думаю, что они немного ненормальные.
   - Ага. Ты-то у нас образец нормальности. И когда только успел перекраситься?
   Мэт усмехнулся в свои густые усы, которые теперь были ярко-красного цвета, словно покрыты свежей кровью. Тапочки он тоже сменил, и теперь на его ногах были удобные облегающие сапоги из мягкой кожи. Нежно-розового цвета.
  
   Часа через три пути лес начал медленно меняться. Хищных лиан и цепких кустов, покрытых ядовитыми шипами, становилось все меньше, и даже непонятные хрипы, доносящиеся с верхушек деревьев, сменились обычным птичьим пением. Дорога стала посвободнее, и путники тут же подстегнули скакунов, стараясь сильнее оторваться от погони.
   Тем не менее, один раз они едва не угодили в желудок огромной подземной твари. Монстр притаился под звериной тропой, по которой ехали путники, прямо за перегородившим ее бревном. Любой, кто вздумал бы перескочит через неожиданное препятствие, приземлился бы прямо в раскрывшуюся пасть.
   И, разумеется, повезло как всегда Айвену. Задние копыта его Каббра вдруг провалились под землю, и жеребец истошно заржал от боли, когда острые зубы стиснули его ноги.
   Такого наглого покушения на свою хоть и временную, но собственность, юноша стерпеть не смог. Тем более, что от сильного рывка он вылетел из седла и, перелетев через голову скакуна, ударился о землю тем местом, которым обычно бьется о седло во время скачки. Хорошего настроения ему падение не прибавило, зато прибавило немого фантазии.
   - Отпусти его немедленно, тварь! - вор подскочил к беспомощно бьющемуся жеребцу и рубанул возникшим в руке огненным клинком прямо по земле, возле ног коня.
   Земля разверзлась, и харук, отчаянно рванувшись, высвободился и отскочил подальше от опасной дыры. На ногах Каббра была до мяса содрана кожа, и он колотился, словно от сильного холода. Спешившийся Мэт бросился к коню, на ходу бросая в рот и разжевывая пригоршню каких-то листьев. Часть их он сунул в пасть харуку.
   Тем временем Айвен подобрал несколько толстых веток и использовал их в качестве распорок, не позволяя пасти монстра закрыться. За пару минут он набросал туда сухих листьев и сучьев и встал на краю ямы, сжимая в руках кусок мха.
   - Эй, ты что задумал? - донесся до него голос геоманта.
   - Помогаю несчастной твари выжить. Хочу ей костер подарить, чтобы не ела всякую сырую дрянь, которая в нее сверху сыплется, а сначала ее поджаривала.
   - А-а-а, понятно.
   Айвен прибег к помощи Князя, и мох ярко запылал, падая в яму. Ветки разгорались медленно, и дожидаться, когда в пасти монстра запылает костер, путники не стали. Маг снял скакуну боль и остановил кровотечение, но больше ничего сделать для животного не мог. Задерживаться тоже было нельзя, поэтому юноша забрался в седло, стараясь делать это как можно аккуратнее.
   - Потерпи, потерпи еще немного, - шептал он коню, поглаживая его шею.
   И они продолжили эту безумную гонку, которая вот-вот должна была закончиться.
  
   ...Прошло еще несколько часов, прежде чем они добрались до реки, у которой и жил Первопечатник. По крайней мере, там он жил согласно записей из архивов Тайной Канцелярии. "Меж двух дубов, с видом на закат и на бушующие водопады, стоит одинокая хижина, ставшая убежищем величайшего Печатника всех времен", - процитировал геомант, указывая рукой в сторону реки.
   Дубы там действительно были, как и река, и далекий водопад чуть западнее по ее течению. Вот только хижины не было. Между двух деревьев стоял самый настоящий дворец, пусть и совсем крохотный, но зато с резными воротами, изящными башенками и узкими бойницами.
   - То ли у твоего Печатника отличное чувство юмора, то ли парад безумных отшельников продолжается, - прокомментировал увиденное вор.
   - Хозяин ждет вас! - раздался вдруг сиплый голос совсем рядом.
   - Эй, это ты что ли заговорил? - дернул своего коня за ухо юноша.
   - Оставь несчастное животное в покое, кони не разговаривают, - вмешался Мэт.
   - Тогда кто это? Может, это ты решил так подшутить?
   - Это не я. Это барсук.
   - Версия с говорящим конем была правдоподобнее. Такое я хотя бы в сказках читал.
   - Ты вниз посмотри.
   Айвен опустил голову. Прямо перед ними на высоком пне сидел барсук.
   - Хозяин ждет вас, - отчетливо произнесло животное и почесало брюхо.
   - Хм. Как думаешь, стоит принять предложение? - повернулся юноша к магу.
   - Пожалуй, ты сходи без меня. Печатник не любит людей из Канцелярии, может и прибить в сердцах. Я присмотрю за Хныгой и, в случае чего, дам тебе знать.
   - Если честно, то мне что-то боязно. А вдруг он...
   - Тебе же барсук человечьим языком сказал, что хозяин уже ждет. В любом случае, ты сюда ради этой встречи и приехал. Между прочим, через Мурлокский лес добирался, преследуемый тварями Тьмы. И теперь отступишься?
   "Если ты не пойдешь туда, то твои друзья умрут самой жуткой смертью, обещаю. И это будет только начало. Я чувствую огромную силу там, в доме. И я получу ее, чего бы это ни стоило!" - присоединился к Мэту внутренний голос.
   - Да, глупо было бы сейчас поворачивать назад. Да еще и в лапы темных, - поежившись, согласился юноша. - Просто... А если он не сможет мне помочь?
   - Тогда ты можешь отдаться в лапы Канцелярии и молиться, чтобы наши Писари нашли способ. Ну или, в крайнем случае, воспользоваться советом Спящего Змея.
   - Советом?
   - Ага. Покончить с собой.
   - Умеешь ты поддержать в трудную минуту, - пробурчал юноша.
   - Только смотри, не вздумай шарить у него по карманам! - напутствовал его геомант. Он улыбался, но в глазах его были страх и сомнение.
  
   - Есть кто живой? - Айвен вошел в дверь, изображавшую из себя ворота замка, - Э-эй, хозяин барсука?!!
   Но ответом ему была тишина. Внутри все выглядело намного проще, чем можно было ожидать от миниатюрного дворца. Самые обычные комнаты и обстановка, как в любом из десятков купеческих домов, в которых довелось побывать вору, так сказать, по своей основной специализации. Обычные ковры, обычная мебель, камин в самой большой комнате и неизменные головы животных над ним. Правда, головы эти принадлежали обитателям Мурлока, и выглядели как лучшее средство от ночных кошмаров - сложно увидеть страшный сон, если ты вообще боишься заснуть.
   - Каббров старик, я пересек несколько стран истекая кровью и преследуемый половиной Даркилонских тварей, в компании разноцветного мага и неизменно зеленого гоблина, да еще и с этой дрянью, которая умеет только убивать и чесаться! - потряс он рукою, на которой была Печать, - А ты решил в прятки со мной поиграть?
   "Он где-то здесь. Я чувствую. Но он слишком силен, его сила заливает все вокруг и я не могу точно сказать, где находится ее источник. Постарайся выманить его, и я сделаю все остальное!"
   - Там на улице меня ждут друзья. Великий жрец судьбы, который может заворот кишок устроить одним движением бровей, и чародей, способный взглядом обрушивать каменные мосты и дворцы. И ты думаешь, что мы тебя не найдем, а?
   - Хотел бы я посмотреть, как гоблин будет бровями плести паутину судьбы, - раздался насмешливый голос со всех сторон сразу, - Тем более, как он будет это делать, блуждая в мире потерянных душ.
   - Хм. Голос есть. А где все остальное? Выходи.
   - Твоя Печать. Она меняется. И она не похожа ни на что из того, что создавал я. Прекрати это немедленно!
   - Ты даже представить не можешь, как далеко продвинулись маги Канцелярии в искусстве создания Печатей.
   - Не могу? Неделю назад младший Писарь по имени Арой создал новую версию разработанной еще мною Печати Миражей. Его рисунок способен создавать не одну, а до трех иллюзий любого предмета, которого касается маг. Его схема великолепна, но если исправить в ней один крохотный изъян, то мы получим...
   Воздух вокруг юноши "поплыл", как над раскаленным песком пустыни. Длилось это всего пару мгновений, а потом вокруг юноши появилось несколько совершенно одинаковых ваз, высотою ему примерно по пояс. Их было шесть штук.
   - Хм. И что?
   - Как видишь, я не только в курсе о всех новых разработках Канцелярии, но и успешно их использую, совершенствую. Моя Печать Миражей делает шесть копий. Правда, живут они несколько меньше.
   "А он хорош! И он мне подходит. Глуповат, правда, и слишком зазнался, но мне это только на руку. Так что вскоре ты будешь свободен и совершенно беспомощен без меня. Кстати, не хочешь вступить в ряды моих приспешников? Сделаю тебя главою Гильдии Воров или своим Министром карманной экономики, хе-хе... Заставь его создать живую иллюзию. Скажи, что вазы ты и сам умеешь копировать."
   - Неплохо. Но я ожидал большего. А как насчет живых объектов?
   "Аннарен знал Печать Миражей. Сейчас у тебя будет сильно чесаться рука. Восемь вложенных Печатей - это немного болезненно, уж извини. Возьми вон тот сосуд!"
   Юноша послушно подошел к огромному столу, стоявшему посреди комнаты, и взял с него кувшин. Воздух вокруг него замерцал, и рядом с вазами появились точно такие же кувшины. Разумеется, это были тоже иллюзии. Чуть позже появилось еще два сосуда - на столе.
   - Надо же, какая любопытная у тебя татуировка. Ты ведь не Писарь, верно? Похож на
   Печатника, но я не вижу на твоем мана-контуре следов других Печатей. Или ты уже несколько месяцев ходишь только с одним рисунком, или это вообще твоя первая Печать.
   - Врать не стану. Я ее получил совсем неожиданно и до этого вообще ничего не знал об этих ваших Печатях. Собственно, именно из-за нее я к тебе и пришел.
   - А почему именно ко мне? Боишься Канцелярии?
   "Трезво оцениваю их и твои возможности. Я много слышал о тебе. Повтори!"
   - Я кое-что слышал о Первопечатнике. Вполне достаточно, чтобы понять -канцелярские Писари тебе и в подметки не годятся.
   "Эй, ты что, оглох на среднее ухо? Повторяй за мной слово в слово! Такие, как этот самодельный гений, очень падки на лесть."
   - Тут ты прав, мой мальчик! - в голосе звучало нескрываемое самодовольство.
   Вазы пошли рябью и исчезли. На их месте появилось шесть барсуков. Животные синхронно уселись на пол и почесали брюхо.
   "Отлично! Он спрятался сам, но не догадался скрыть свое животное. Еще немного потяни время, мне нужно изменить рисунок на Печать поиска жизни. Скажи, что хочешь избавиться от своей татуировки."
   - Послушай. Я через многое прошел для того, чтобы тебя увидеть. Этот рисунок... Он сделал меня сильнее, сделал свободнее. Ты - лучший из лучших, и я хочу стать твоим учеником, чтобы сполна вкусить этой силы!
   "Ты псих! Думаешь, он купится на это? Я же просил повторять за мной!"
   - Да, твоя Печать... Она очень сильна. Проклятье! Я вижу, как меняется ее рисунок. Но этого не может быть!
   "Этого не может быть!" - вторил ему Князь.
   - Что такое?
   - Не бывает Печатей, способных изменяться! Кто ты или что ты такое?! - почти сорвался на визг Первопечатник.
   "Быстро, вторая дверь на правой стене. Там коридор. Тебе нужна последняя дверь по левой стене. Бегом, он там, пока не ушел!"
   Айвен рванул с места без лишних слов. Упускать единственного человека, способного избавить его от назойливого присутствия Князя ему не хотелось. Вторая дверь, коридор, поворот направо - все было именно так, как и сказал Князь. И человек в комнате.
  
   Сперва юноша даже не смог понять, стар этот человек или молод, хотя и знал о его возрасте. Даже черты лица великого Первопечатника было сложно разобрать из-за обилия татуировок на его теле. На всем теле.
   Хозяин дома был одет в одну лишь набедренную повязку. На теле его не было ни одного клочка чистой кожи, не покрытой рубцами или рисунками - даже лицо и совершено лысая голова были разрисованы. Из рассказов геоманта да и по собственному опыту вор знал, что Печать может становиться незримой по желанию своего носителя, и появляться только тогда, когда ее напитывали маной, запуская "зашифрованное" в татуировке заклинание. Но, похоже, при таком количестве совершенно разнообразных рисунков, контролировать их было несколько затруднительно. Или Первопечатник умышленно не скрывал Печати, чтобы произвести впечатление.
   Нужно заметить, что своей цели он добился. Айвен, знакомый до этого лишь с одной своей Печатью и ее возможностями, был просто поражен, увидав их в таком количестве на теле одного человека. Разумеется, он знал, что его собственная татуировка объединяла в себе все знания Аннарена, далеко не последнего Писаря, о десятках разных Печатей, но сейчас это знание забилось куда-то в дальние уголки памяти.
   "Замри и улыбнись ему. Можешь продолжать настаивать на своей версии ученичества. Кажется, он ее проглотил", - отдал распоряжение внутренний голос.
   - Уф. Я уж думал, что мне придется обыскивать весь дом, - почтительно склонившись, неуверенно пробормотал юноша. Он робко поднял голову, смиренно глядя на татуированного старика - теперь, наконец-то, он смог рассмотреть черты его лица.
   "Хе. Похоже, в тебе умрет отличный актер!"
   - Что значит, "умрет"? - едва слышно пробормотал юноша. А вслух сказал: - Я хочу стать вашим учеником, Мастер.
   "Потому что я собираюсь использовать совсем другие твои таланты. Что, испугался? Не волнуйся, ты слишком ценен, чтобы тобою размениваться."
   - Ну уж нет, наши с тобой пути здесь...
   Договорить ему не дал Аркус. Он неуловимым движением подскочил к Айвену и, ухватив за подбородок, поднял ему голову и всмотрелся в глаза юноши.
   - Надо же, какое рвение. Я подумаю над твоими словами, но сначала я хотел бы взглянуть на твою татуировку. В жизни не видел ничего подобного!
   "Бей!" - скомандовал Князь, и вор послушно ударил старца в грудь раскрытой ладонью, так, чтобы Печать коснулась его тела.
   Сила выплеснулась в виде сильнейшего толчка, отбросившего Первопечатника к противоположной стене. Тот ударился о нее головой и обмяк.
   "Отлично! Он хорошо защитил себя, так что придется немного повозиться с его картинками. Коснись вон той, в виде ромба, вон того рисунка, похожего на жука и тех двух щитов. И еще вот этот глаз, мне он не нравится..."
   Юноша приложил ладонь к первому рисунку, указанному внутренним голосом, и тут же ее отдернул. Он словно прикоснулся к куску раскаленного металла и даже осмотрел руку в поисках следов ожога. Аркус застонал и попытался открыть глаза.
   "Оглуши его. Только бей сильнее. Одновременно работающие защитные Печати только мешают друг другу, так что у нас есть шанс", - снова подал голос Князь.
   Не придумав ничего лучше, Айвен положил ладонь на лицо приходящего в себя Первопечатника и изо всех сил толкнул его в сторону стены. Голова с глухим стуком ударилась, и разрисованный старик снова обмяк.
   "Так, жука можешь не трогать, эта Печать выключилась вместе с хозяином. И не забудь удалить "глаз", что-то он мне не нравится"...
   - Чего? - переспросил вор, но взглянув на рисунок, которого он только что касался, все понял. Печати в форме ромба там больше не было. Кожа на этом месте облезла и вздулась, словно ее обработали кислотой или ошпарили кипятком.
   "Нравится? Другого способа избавить Печатника от татуировок Аннарен с Риулом придумать не смогли. Так что придется тебе немного потерпеть..."
   Стиснув зубы, юноша "стер" остальные Печати, на которые ему было указано. По комнате разнесся запах разлагающейся плоти, и единственное, что утешало Айвена, так это то, что недолго ему осталось мучаться. Что станет с Аркусом после того, как тот получить татуировку с Князем Тьмы в придачу, его не интересовало.
   Разобравшись с защитными Печатями, он приложил ладонь к груди старика.
   - Ну же, давай! Убирайся прочь из моей головы, тварь! - со слезами на глазах закричал юноша.
   Розовый луч вырвался из его руки и пронзил Первопечатника насквозь. Судорожно дернувшись, тот затих. Похоже, что навсегда.
   "Уходим. Эту падаль больше не трогай", - голос Князя отдавал металлом.
   - Что это значит? Что ты сделал?
   "Разумеется, прикончил этого мерзкого старикашку".
   - Но ты же обещал оставить меня в покое, а не убивать его!
   "Я шел сюда, чтобы найти лучшего специалиста по созданию Печатей, обладающего огромной мощью. К сожалению, в моем нынешнем состоянии это единственный способ получить желаемую силу. И кого я здесь вижу? Дряхлую разрисованную макаку, которая без своих Печатей развалится на куски от старости. Сила? Ха! Он всех водил за нос, этот ваш Первопечатник. Поселился прямо на источнике сырой маны, чтобы скрыть собственную беспомощность, а сам даже не все свои Печати мог использовать, которые все эти годы успешно воровал у канцелярских Писарей. Быть может, во времена своей молодости он чего-то и стоил, но не сейчас..."
   - Но он же создал иллюзию! У тебя на это ушла половина моей Маны.
   "Посмотри направо, под столиком..."
   Айвен повернул голову, но ничего там не заметил.
   - Что я должен был увидеть?
   "Фазарит. Пустой фазарит. Этот ваш хваленый Первопечатник выдохся, активировав шесть обычных Миражей."
   - Шесть? Но он же сказал...
   "Он проделал тот же трюк, что и я. Ты посмотри на его спину и посчитай Печати, создающие иллюзии... Кстати, интересно, как это он сам себя так разрисовал? Впрочем, этого мы уже никогда не узнаем."
   - И что теперь? Я так понимаю, планы меняются?
   "Я всегда знал, что ты умный мальчик. Просто это займет несколько больше времени, но я тебе его дам, не волнуйся. Ты примешь предложение геоманта и станешь Печатником. Мне нужен доступ к ресурсам и знаниям Канцелярии. Продолжишь дело Аннарена, только в твоем распоряжении будут все его наработки и секреты Первопечатника, если они вообще существуют. А когда я почувствую в себе... то есть в тебе достаточную силу, то верну то, что должно быть моим! Трон Даркилона!"
   - Разумеется, о твоем существовании никто не должен знать?
   "Скажешь, что старик избавил тебя от Печати, но сам не выдержал напряжения и помер. Рисунок никто не сможет обнаружить, об этом я позабочусь. Ты только представь, какие возможности перед тобой откроются! К тому же, у тебя нет выбора..."
   - У меня голова болит. Представлю как-нибудь в другой раз.
   Айвен вдруг отчетливо вспомнил прощальное напутствие Мэта: "В крайнем случае, воспользуешься советом Спящего Змея..."
   "Нужно обыскать дом. Найти все, что касается Печатей, любую информацию... Эй, ты куда?" - Князь вдруг понял, что они уже вышли из дома и куда-то идут.
   Юноша направлялся к водопаду. Еще подходя к дому, он заметил очень длинный и узкий выступ наверняка искусственного происхождения, которые выдавался далеко вперед из края обрыва, нависая над самой пропастью. Мэта и Хныги не было видно, и оно к лучшему - друзьям на глаза показываться Айвену сейчас не хотелось.
   - Я хочу обдумать, как преподнести все это Мэту. Тебе не показалось, что он себя как-то странно вел в последнее время?
   "На себя посмотри, - усмехнулся Князь, - сам с собой разговариваешь. Неужели ты можешь о чем-то думать в этом жутком грохоте?"
   - Что, на такой случай тебя Аннарен Печатью не снабдил? Кстати, мы уже на месте.
   Вор посмотрел вниз. Он стоял на самом краю выступа, и далеко-далеко внизу под ним бурлила, кипела река.
   - Ну что, поговорим? Давно хотел тебя спросить. Я так понимаю, что уничтожить тебя несколько затруднительно. А как насчет меня? Что с тобой случится, если я погибну?
   "Мне не нравится твой вопрос. И не нравится место, где он был задан".
   - Зато мне здесь нравится, - юноша сел на край выступа, свесив ноги вниз. Он дышал полной грудью, наслаждаясь свежестью воздуха, наполненного водяной пылью.
   "Если поблизости есть чистый, без Печатей "пузырь", то он станет обладателем чудеснейшей татуировки, обладающей удивительными свойствами. Правда, на это мне нужно немного времени и маны."
   - А если нет "пузыря" или какого-нибудь Печатника? Или времени?
   "Тогда снова я вернусь в храм. Печать служит якорем, который меня удерживает в твоем теле. Но если ты надумал сделать шаг в пропасть, то не советую. Потому что у меня было время"...
   - Но у тебя нет запасного тела. Первопечатник мертв, а кроме нас здесь никого нет.
   "Ты ошибаешься. Вон в тех скалах. Ты чувствуешь его силу? Я даже и предположить не мог, что живое существо способно вместить в себя столько маны!"
   - Ты врешь! Там никого нет... Никого не может быть...
   "Зачем мне лгать? Я почувствовал его давно и даже решил, что это и есть хваленый Первопечатник. Он намного... во много раз сильнее тебя! Если бы я так не привык к тебе, то взял бы его тело не раздумывая!"
   - Знаешь, в чем разница между нами? - перебил Князя юноша.
   "Что ты имеешь в виду?"
   - В том, что ты сейчас блефуешь, а я нет! - и с этими словами он шагнул в пропасть, навстречу вечному покою...
  
   Глава 25. Печать Феникса

"Если тебе кажется, что ты спишь, и ты не чувствуешь

боли от щипков, то это не значит, что ты действительно

спишь. Может, тебя просто превратили в зомби?"

Кривуш Исминоц, ректор кафедры Некромантии

Ригийского университета магии с 2105 г.в.р.

  
   Старый пес уверенно бежал впереди, указывая дорогу. Он уловил едва ощутимый запах полевых цветов, смешанный с ароматом корицы и шалфея, и вел солдат к хозяйке амулета, висящего у него на шее. Люди, не догадывавшиеся о конечной цели, бежали следом, сжимая в руках обнаженные клинки.
   Дважды свернув, они увидели в конце длинного коридора крупный отряд стражников, судя по всему, идущих к тайному ходу на помощь своим приятелям. Не снижая скорости, старый пес бежал прямо на врагов, которые давно заметили воинов Беримера и готовились к атаке. Но сражению было не суждено случиться. Прямо в прыжке облезлый кобель вдруг начал меняться. Бока его раздулись, лапы налились силой, а свалявшаяся шерсть стала жесткой и иссиня-черной. Глаза вспыхнули потусторонним светом и рядом с головою выросли еще две. Все три пасти одновременно оскалились и по узкому коридору разнесся жуткий вой.
   - Демоны! - завопил кто-то в отряде врага, и все они бросились назад, не разбирая дороги, сбивая с ног товарищей и наступая на лежащие тела.
   Все, кроме одного. Худая фигура в черной жреческой рясе осталась спокойно стоять посреди коридора.
   - Проклятый жрец, - тихо выдохнул лейт.
   - Жалкая иллюзия, - раздался тихий голос из-под капюшона, низко надвинутого на голову служителя Тьмы.
   А тем временем "жалкая иллюзия" стремительно приближалась к одинокой фигуре. Жрец вытянул вперед руку и начал быстро что-то бормотать, но закончить не успел. Когда между ним и собакой осталось шагов десять, в сторону черного колдуна вдруг вытянулась тусклая молния и коснулась его руки. Тихое бормотание сменилось истошным воплем, и жрец рухнул на каменный пол, сотрясаясь в диких конвульсиях.
   Не сговариваясь, застывшие было на месте воины снова бросились бежать за псом, расчистившим им дорогу. Пробегая мимо дергающегося порождения Тьмы, один из солдат добил его, мощным ударом отделив голову от тела.
   За следующим поворотом оказалась лестница, и пес уверенно бросился по ней наверх, ведя за собою людей. Снова коридоры. Зверь бежал мимо открытых и запертых дверей, изредка шумно втягивая носом воздух: он шел по следу.
   И вот, за очередным поворотом, ведомая собакой группа воинов наткнулась на странный кортеж. Впереди уверенно шагал дарк, а сразу за ним - около двух десятков людей, закованных в кандалы. На лицах пленников светилось отчаяние. Справа и сзади от них шли два жреца Тьмы, а замыкали процессию четыре человека в форме королевской гвардии.
   - А вот и наша красавица. Мальчишку не вижу, - спокойно произнес лейт Беример, выхватив взглядом единственную женщину среди пленных -- именно ее портрет был изображен на медальоне.
   Враги и пленники тоже заметили вторгшихся в дворец воинов. На лицах людей мелькнул проблеск надежды, а рассмотреть выражение лиц слуг Тьмы мешали шлемы и капюшоны.
   - Дорогу, человеческое отребье, - прошипел воин Тьмы, вытаскивая из ножен клинок. - Или сдохнешь, как и остальные смельчаки.
   Старый пес припал к земле и зарычал на жуткое создание, которое пахло так, как не могло пахнуть ни одно живое существо. Воин Тьмы одним длинным прыжком преодолел немалое расстояние, разделявшее его и зверя, и взмахнул мечом. Однако, цели селеритовый клинок так и не достиг: столкнулся с подставленным лейтом мечом, выбив из него сноп искр.
   - Проваливай туда, откуда выползла, тварь! - выкрикнул воин, наваливаясь на дарка и пытаясь ударом плеча опрокинуть того на пол.
   Воин в черных доспехах с легкостью уклонился, и человек упал, не сумев удержаться на ногах. И следом за ним устремился серый меч, оставляя позади сверкающую дугу. Но сильнейший удар отбросил порождение Тьмы назад: это один из солдат в прыжке ударил дарка обеими ногами в грудь, спасая своего командира.
   - Бошки им руби! По-другому этих тварей не проймешь, - выкрикнул Рик. Он медленно шел по коридору, держась за стену и сильно припадая на раненую ногу. - Или руки-ноги, чтобы не такие шустрые были.
   Жрец, который шел справа от короля, шагнул вперед и вытянул перед собою руки. Прямо из его ладоней вытянулись две гибкие черные ленты, словно сотканные из самой Тьмы, и устремились к отряду нападающих. Люди тут же бросились к стенам или на пол, не желая с ними сталкиваться. Черная груда тряпья, на которую был похож упавший дарк, зашевелилась, и воин Тьмы ловко вскочил на ноги, как это обычно делают уличные циркачи. В руке его сверкнул меч.
   - За короля, за трон Арлании! - раздался вдруг хриплый голос позади пленников.
   Жмущийся к полу Беример, над головой которого, словно живая, извивалась черная лента, не поверил своим глазам: один из четырех "гвардейцев", идущих вслед за скованными людьми, выхватил свой меч и ловким ударом перерубил руку стоящего рядом жреца, в которой тот сжимал некий предмет, наверняка служивший ему оружием.
   И тут же их неожиданный союзник пригнулся, пропуская над собою клинок другого "гвардейца". Припал на одно колено и снизу ударил в ответ, распарывая живот предателю.
   С диким воплем второй жрец Тьмы повернулся к убийце, и к воину устремились колдовские ленты, словно огромные черные змеи извивающиеся в воздухе. Однако, они так и не сумели его коснуться. На щеке воина вдруг зажегся рисунок красноватого цвета, и вокруг человека выросла стена пламени, окружив его со всех сторон. Едва коснувшись огня, живые ленты превратились в тонкие струйки черного дыма и быстро развеялись.
   Колдун снова вскинул руки, вытянув их в сторону окруженного пламенем незнакомца, но больше не успел ничего сделать. Следуя наставлению Рика, лейт Беример как заправский дровосек одним ударом перерубил темному чародею ноги. Сзади бравого командира в воздух взвился дарк, метя клинком в лежащего воина, но раздался короткий треск, и ветвистая молния отшвырнула порождение Тьмы в стену. Пес подскочил к оглушенному дарку и вцепился ему в горло.
   - Отойди, песик, теперь мы сами с ним разберемся, - бережно ухватил его за загривок один из воинов, и хмурые солдаты с обнаженными мечами окружили воина Тьмы.
   Беример вскочил на ноги и набросился на безногого жреца, который снова пытался колдовать, лежа в луже густой черной крови. Однорукий слуга Тьмы швырнул в лейта темный сгусток, пытаясь отвлечь его от своего товарища, но тот ловко отвел магический снаряд в сторону лезвием меча. Темный воин и лежащий на полу жрец погибли одновременно.
   Оставшегося жреца добил воин - или маг? - с татуировкой на щеке. Темный выставил перед собою руки, сплетая пальцы в какой-то защитный знак, но "гвардеец" оказался быстрее, и лишил колдуна второй руки. Следующим ударом он его обезглавил.
   - Именем короля и по приказу Тайной Канцелярии, вы арестованы! - заявил маг и ткнул пальцем в "гвардейцев", - Лэр Орран, лэр Мерген и капитан Скард, вы обвиняетесь в государственной измене, в сговоре с тварями Тьмы и в захвате заложников. Господа солдаты, прошу вас взять изменников под стражу. И помогите мне освободить пленников.
   - Что... что здесь происходит? - подала голос женщина, - И где мой сын?
   - Господа, что-то вы не торопились с нашим освобождением, - подал голос один из пленников, разодетый роскошнее всех.
   - Господин Милош? - склонился в поклоне чародей, одетый в форму гвардейца.
   - Герцог Милош Кермский, с вашего позволения, - поправил его франт.
   - Ваше сиятельство, теперь вы в безопасности. Эти храбрые солдаты и этот отважный пес только что спасли вашу жизнь из лап предателей и Даркилонских тварей, которые взяли вас всех в заложники, чтобы шантажировать короля.
   - Гельмут? С ним все в порядке? - встрепенулась фаворитка.
   - Да. Его Величество скоро лично прибудет сюда, лаура Феррен.
   - Вас прислал король? - грубовато перебил его герцог, - Всего восемь человек? Не маловато ли для такой важной миссии, как наше спасение?
   - А вот это я и сам бы хотел узнать, - маг повернулся к Беримеру, безошибочно определив в нем командира, - Вы кто такие и как здесь оказались?
   - Сам-то кто такой? - не остался в долгу лейт.
   - Мое имя для вас не имеет значения. Я - Печатник, и был послан Тайной Канцелярией проследить, чтобы жизни заложников ничего не угрожало. Три дня назад Его Величество получил ультиматум от хозяев Даркилона вместе со списком заложников. Среди которых, как ни странно, числилась и лаура Феррен с сыном, хотя на тот момент, как я понимаю, они не были в плену. По приказу Верховного Канцеляра, я под чужой личиной внедрился в ряды заговорщиков, чтобы побольше разузнать об их планах и оберегать пленников от возможной угрозы до тех пор, пока они не будут так или иначе освобождены. И это все, что вам позволено знать.
   - Тайная Канцелярия? - начал было лейт, но Печатник перебил его:
   - Итак, господа, а как вы здесь очутились, и откуда узнали о том, что заложников перевезли в кияжскую резиденцию? Должен признать, что ваше появление оказалось весьма неожиданным и своевременным, потому что заложников собирались переправить в Даркилон сразу после захвата госпожи Феррен.
   - Ну, - лейтенант откашлялся и посмотрел на Рика, ища у него поддержки, - все началось с самой обычной дуэли, в которую неожиданно вмешался вот этот самый пес...
  
   ...Никакой темноты не было, зато был яркий, слепящий и даже почти обжигающий свет, от которого никак не удавалось укрыться. А еще был жар, от которого трещали волосы и начала обугливаться кожа. И это было очень больно. Так больно, что Айвен закричал...
   - Да заткните его уже кто-нибудь, он мешает мне сосредоточиться! - услышал он незнакомый голос.
   Две сильные руки прижали его плечи к земле и что-то холодное коснулось груди.
   "Сейчас мне вырежут сердце, - подумал юноша, - Проклятье! Попасть после смерти в руки некромантов - хуже не придумаешь! Ну уж нет, мертвым я вам не дамся, похитители трупов!"
   И он рванулся, одновременно извиваясь. Точнее, попытался это сделать, но силач, прижимавший руки к земле, предугадал его действия и придавил для верности еще и коленом.
   - Скользкий, гаденыш. Эй, Мэт, может, ты убедишь своего друга, что ему лучше лежать сейчас спокойно?
   "Мэт? Заодно с некромантами? Или это... Это не некроты, а жрецы Тьмы! А Мэт все это время был заодно с ними", - догадался вдруг юноша, и вспомнил свою последнюю встречу с Хортом. Точнее с тем существом, в которое превратили атамана. Похоже, его ожидает такая же участь.
   Незаметно вывернув ладонь в сторону, откуда шел голос, Айвен попытался активировать Печать, но татуировка не отозвалась. Запас маны был, но юноша не ощущал присутствия Печати. И это его обрадовало, несмотря на незавидное положение.
   Некромант - или жрец Тьмы? - что-то деловито начал писать у него на груди. Прикосновения были холодными и каждое движение отдавалось легким возмущением магической силы юноши, по его мана-контуру словно шла рябь. Однако, так просто лежать и ждать завершения обряда Айвен не собирался.
   - Предупреждаю, что я очень ленивый и кусачий. Из меня получится плохой зомби, - заявил он и открыл глаза.
   Первым вор увидел Мэта. Ухмыляющийся геомант сидя на камне обгладывал жареную какую-то кость. "Жрец" оказался гладко выбритым молодым человеком, который, сосредоточенно сжав губы, что-то выводил кисточкой на груди юноши. Третьим был одетый в легкий доспех громила, похожий на раздобревшего кузнеца.
   - Не слушайте его, - поднялся чародей, отбрасывая кость в сторону, - Идеальный работник выйдет. Послушный, инициативный. Только пальцы ему желательно укоротить, а то уж слишком часто их можно найти поблизости от чужих кошельков.
   По глазам мага Айвен не мог понять, шутит тот или нет.
   - Эй, Мэт, не мучай беднягу. Он, между прочим, не далее как час назад умер, - вмешался здоровяк, бережно усаживая очнувшегося вора.
   - Да-да. Почтите память усопшего, в смысле память меня, - согласился юноша. - И хватит пачкать меня этой дрянью!
   - Эта, с твоего позволения, дрянь, должна поднять тебя на ноги. Печать Мирукона - лучшее средство для этого. Сможешь ее наполнить силой?
   - Ты же говорил, что эти татуировки не держатся на покойниках?
   - Спешу тебя разочаровать, но если ты и числился в рядах мертвецов, то всего пару мгновений. Кстати, это были лучшие мгновения в моей жизни! Ну, и еще когда ты спал.
   - Ничего не хочешь мне объяснить, пока твой друг-художник творит свой шедевр?
   - Кстати, разреши тебе представить моих приятелей. Вот этот славный юноша, орудующий кистью - Альбер Киам, как ты уже догадался, он Писарь. Здоровяка зовут Карл, ну а вон там, под дубом, стоит Ир, весьма примечательный и необычный оперативник, с которым я тебя непременно познакомлю.
   Айвен посмотрел туда, куда указывал Геометр. Там, в тени раскидистого дуба, медленно расхаживал высокий воин в ярко сверкающих голубых доспехах.
   - Так я что, получается, жив?
   - Жив, жив. Уж извини, но так просто мы тебя не отпустим даже на тот свет. Между прочим, это обошлось Канцелярии совсем недешево. Единственную Печать Феникса, которая семь лет хранилась в запасниках на крайний случай, пришлось потратить на тебя.
   - Наверное, это чтобы я проникся чувством благодарности и воспылал искренней любовью к этой твоей Тайной Канцелярии? Я подумаю над этим, но не раньше, чем ты мне все расскажешь. Почему я жив? И куда делся Кн... Что случилось с моей Печатью?
   - Давай-давай, договаривай. Тебя интересует судьба Князя Тьмы?
   - Откуда ты...
   - Давай лучше я расскажу все с самого начала. Ты не против? - Айвен утвердительно кивнул, и геомант продолжил: - Я не обманывал тебя и действительно решил помочь из уважения к своему дяде. Ну и, разумеется, потому что мне настоятельно порекомендовали доставить тебя туда, куда ты так стремился и заодно присмотреться к одному весьма необычному рисунку. Могу с уверенностью заявить, что тогда Канцелярия понятия не имела, что из себя представляет твоя татуировка.
   - Но они ведь узнали? И ты, ты тоже знал?
   - Мы с тобою уже были у Вивисектора, когда мне сообщили о Князе Тьмы. И передали новые инструкции насчет тебя. И его тоже...
   - Как же они сами узнали?
   - А ты еще не догадался? Смотри. Тьма, в свое время создавшая и запершая Князя в том храме, всеми силами старалась тебя уничтожить, так? Ее приспешники устроили настоящую облаву, и даже рискнули взять заложников, чтобы диктовать королю свою волю! Почему?
   - Они испугались. Князь, как я успел понять, личность весьма неординарная и решительно настроенная.
   - Да. Освобожденный, он оказался для Даркилона страшнее, чем военный конфликт с Арланией. Но потом до них дошло, что лучше действовать сообща, и темные обратились к нам за помощью.
   - Погоди... Князья Даркилона? За помощью?
   - Верно. От лица самой Госпожи. Понимаешь, сейчас ситуация такова, что Тьма всех устраивает. Она сохраняет полный нейтралитет и практически не высовывается из своего Даркилона. Да, иногда случаются некоторые недоразумения, вроде той истории с Черным Потрошителем, но по сравнению с тем, что творили Князья три сотни лет назад с позволения своей Госпожи - сейчас прямо таки в золотое время. Мы с ними торгуем, обмениваемся учителями, дарки даже служат в армиях некоторых стран! А что случилось бы, приди к власти твой Князь Тьмы? Сохранилось бы то равновесие, которое было достигнуто с таким трудом и ценою огромных жертв? Однажды целых пять стран объединились, чтобы загнать приспешников Тьмы обратно в Даркилон. И ушло у них на это почти десять лет!
   - Значит, посланники Госпожи пришли к королю, извинились за то, что взяли в заложники его сына и кучу дворян, перебили целую деревню и сожгли таверну, а потом попросили у него помощи?
   - Примерно так, - кивнул маг, - Эй, Альбер, давай побыстрее. К тому же, наш друг почти в порядке.
   И действительно. Айвен уже мог говорить и двигаться, хотя все тело ныло, а сил не было даже чтобы поднять на ноги. Но в сравнении со смертью, это были сущие пустяки. Писарь сделал еще пару мазков и отошел в сторону.
   - Почему ты не уничтожил меня? Уверен, что именно такой приказ тебе и дали.
   - Увы, я слишком к тебе привязался, - развел руками Мэт, - да и Каббр скучал бы.
   Услыхав свое имя, жеребец, пасшийся неподалеку, вскинул голову и приветственно заржал. Насколько мог судить юноша, сейчас харуки обгладывали забор, окружавший дворец Первопечатника.
   - А если серьезно?
   - Если честно, то мы просто не знали, что случится после твоей смерти. Жрецы Тьмы уверяли, что дух Князя вернется назад, в храм, но мы хотели быть уверены в том, что он не вселится снова в кого-нибудь и останется на свободе. Разумеется, твоя смерть была лишь вопросом времени, но умереть ты должен был тогда, когда это было нужно нам.
   - Можно, я потом тебе в глаз дам? А то не хочу столь вульгарно и болезненно прерывать столь увлекательный рассказ.
   - Дарки создали видимость травли, чтобы Князь ничего не заподозрил, ну и заодно выяснить, на что способна твоя татуировка. Должен признать, что все Писари до сих пор ломают голову над секретами Аннарена. Похоже, он был настоящим гением, раз смог создать подобное! Жаль, что он погиб.
   - Некоторые из наших считают, - подал голос "художник" Альбер, - что именно благодаря этой жертве и живой душе, заключенной в Печати, стало возможно ее создание.
   - Я настоял на том, чтобы тебе сохранили жизнь. Впрочем, Канцеляры особо и не сопротивлялись, так что мне выделили вот этого балбеса-Писаря и свиток, с помощью которого он тебе нанес на грудь Печать Феникса. Татуировку, которая и возродила тебя после смерти, причем в естественном виде, а не как нежить.
   - Что-то я его не припомню. И когда же он ухитрился меня разрисовать? Даже если я спал - Князь бы заметил.
   - Верно. Как ты думаешь, сколько маны нужно потратить геоманту моего класса, чтобы обрушить древний и тяжеленный каменный мост?
   - Э-э-э...
   - Правильный ответ: ни капли!
   - Значит, ты просто хотел лишить меня магической силы?
   - И тем самым "усыпить" твоего попутчика. Ночью пришел Альбер и сделал свое дело. Помнишь, ты жаловался на зуд? Сложнее всего было скрыть Печать от Князя.
   - Ты мог прикончить меня тем же утром и сказать, что так и было. Даже и будить необязательно.
   - Увы, - развел руками Мэт, - мне нужно было дождаться Ира. Иначе неизвестно, в кого бы вселился этот твой Князь, и ищи его потом по всему Мурлоку.
   - Этот Ир. Он Печатник? Или "пузырь"?
   - Лучше, намного лучше. Присмотрись, его тело тебе ничего не напоминает?
   - Тело? Но я думал, что это доспехи!
   - Ир - голем. Между прочим, единственный и уникальный в своем роде. Что - никаких мыслей не появилось?
   Айвен до рези в глазах вглядывался вдаль, пытаясь рассмотреть тело голема, но даже приблизительно не мог определить материал, из которого оно было изготовлено.
   - Ладно, расслабься, а то голова разболится. Вот, держи подсказку, - с этими словами маг бросил юноше какой-то камень. Тот едва поймал его - руки все еще плохо слушались. Это оказался ярко-голубой фазарит.
   - М-м-м... Голем с телом из фазарита? Сколько же он способен накопить маны?!
   - Достаточно, чтобы Князь Тьмы выбрал именно его в качестве своего нового убежища.
   - Хм. Так значит, он не лгал... А разве можно нанести Печать на тело голема?
   - На любой предмет, способный накапливать ману. Правда, всего одну-две, и разрушается такой предмет довольно быстро. Поэтому, обычно для их зачарования используют более простые рунические символы или специальные заклинания.
   - И... Получилось? Он там?
   - Если честно, то мы и сами не верили, что все удастся. Сомневались, что сработает Печать Феникса, что твой Князь соблазнится громадным куском фазарита... Но, ты сидишь передо мною живой и невредимый, без своей татуировки, а вон там мило беседует с Князем его новый носитель.
   - Это не опасно?
   - Фазаритовое тело Ира было специально создано так, чтобы стать ловушкой для Князя. Не бойся, никуда он уже не денется. Вернемся назад, и Ир сдаст его кому положено, вместе с Печатью и ее пленником. Сдаст тело, я имею в виду.
   - Безумие какое-то.
   - Я же говорил, что наш голем - уникален. Он меняет тела, как я рубашки.
   - Розовое на голубое, а голубое на желтое? - криво усмехнулся юноша, - А кружевные тела у него есть? Или в горошек?
   - Вижу, к тебе возвращается чувство юмора. Давай, поднимайся. Нам еще нужно приготовиться к приезду основного отряда. И решить, что делать с телом Первопечатника.
   Вспомнив о татуированном старике, юноша сразу помрачнел.
   - А разве он... Это было по настоящему? Я убил его?
   - Не знаю, кто это с ним сделал, меня же там не было. Но дырка у него в груди приличная и не очень совместимая с жизнью.
   - И вы даже не пытались ему помочь? Он же столько сделал для Канцелярии!
   - У меня был приказ, и я действовал согласно его, - жестко заявил Мэт. - Сейчас у тебя есть дела поважнее. Например решить, что ты будешь делать дальше.
   - И какие у меня перспективы?
   - Собственно говоря, вариантов немного, - честно признался геомант. - Или вернуться к прежней жизни, или принять мое предложение. Точнее, предложение Верховного Канцеляра, и стать одним из нас. Печатником. Оперативником, занимающимся поиском и обезвреживанием источников магической угрозы. Думаю, твои таланты должны служить королевству, а не собственному карману. Ты можешь принести много пользы людям.
   - Единственный человек, которому я хочу приносить пользу, это я сам!
   - Твои слова расходятся с поступками, - улыбнулся Мэт. - Вот представь: встретишь ты удивительную девушку, влюбишься, захочешь на ней жениться. Кто ты такой? Что ты сможешь предложить ей, какую жизнь? Думаешь, каждая девушка мечтает стать женой вора, который будет пропадать ночами по чужим домам, а то и вовсе прохлаждаться в Боргарде месяцами?
   Айвен грустно усмехнулся. Перед его внутренним взором возникла прекрасная Фелина Урс. Ее зеленые глаза и чарующую улыбку он до сих пор видел в своих снах. Торговка и дочь начальница городской стражи - да, такая никогда не станет женой вора.
   - А я предлагаю тебе службу в самой могущественной организации королевства! Достойный заработок и такие полномочия, которые тебе и не снились. Купишь себе домик с цветущим садом и злой собакой, сам выберешь прикрытие. Хочешь, устроим в городскую стражу капитаном, а хочешь - получишь собственный трактир! Маленький...
   Юноша задумался. С одной стороны, прежняя жизнь ему была по душе, хотя и не все было так радужно. Тогда как за последние дни с ним что только не пытались сделать люди и нелюди! Помогать людям? Всю свою жизнь он помогал только одному человеку - самому себе. От размышлений на него накатила слабость и голова начала кружиться. Мэт подставил ему свое плечо, и Айвен благодарно кивнул, опершись на геоманта.
   Приступ напомнил ему о нарисованной Альбером Печати. Той самой, которая должна была улучшить его самочувствие. Он попытался отыскать ее и тут же почувствовал. Ощущения были несколько иными, чем от Печати Тьмы - словно какой-то невиданный цветок пустил корни в его мана-контур и замер в ожидании, когда хозяин напоит его этой силой. Айвен до сих пор не делал этого - обычно Печатью управлял Князь, распоряжаясь магическими силами юноши по своему усмотрению и изменяя рисунок так, как этого требовала ситуация.
   Вор "нащупал" Печать на своем теле и направил туда поток силы, напитывая этот необычный "цветок" маной. И он словно расцвел, наливаясь силой и оживая. А вместе с ним начал оживать и сам Айвен. Кровь его быстрее побежала по венам, разгоняя усталость и снимая боль. Живительная сила татуировки вливалась в него, и это ощущение одновременно пьянило и бодрило.
   - Ну как, лучше? - заметив, как повеселел юноша, догадался о причине его хорошего самочувствия маг. - Отличная штука, жаль, что она одноразовая. Как и любая достаточно мощная Печать, вроде Феникса.
   Поток исцеляющей силы начал таять, а потом и вовсе пропал. Вместе с ним исчезло и ощущение присутствия Печати.
   - Надеюсь, теперь ты сможешь дать мне ответ?
   - Да. Смогу.
   Внезапно накатившая уверенность была вызвана не только действием татуировки. Он вдруг вспомнил ощущение могущества, которое дарило ему использование Печати Тьмы. Вспомнил поверженных врагов и преодоленные опасности. Последние несколько недель были насыщены множеством невероятных приключений и событий. Он приобрел новых друзей и врагов. И впервые осознал, что способен добиться чего-то большего, чем просто прозябать в Кияже, водя за нос Гильдию и городскую стражу. Что он знал и видел раньше, чем жил? Юноша ощутил вкус жизни - другой, настоящей. И этот вкус ему понравился, хотя это и казалось невероятным!
   Похоже, все эти мысли отразились у Айвена на лице, и Мэт расслабился. Геомант протянул ему руку для пожатия и улыбнулся:
   - Добро пожаловать в наши тайные ряды, дружище.
   - Да уж. Я решил, что смерть и последующее воскрешение - достойный повод начать свою жизнь сначала, с чистого листа. Кстати, а как там наш зеленый жрец? - поздновато спохватился юноша.
   - Да вот он, рядом с тобой лежит и делает вид, что до сих пор без сознания. Пришел в себя, как только Князь покинул твое тело. Это ведь он отключил гоблина, верно?
   - Эй, Хныга, хорош дрыхнуть! - окликнул гоблина Айвен.
   - Моя совсем больше не спать! - встрепенулся тот и попытался встать. - Никогда больше!
   - Ты только посмотри на него, - геомант удивленно склонил голову, - Улыбается, словно познал смысл жизни или побывал в гареме хешемского халифа. Эй, зеленый, ты чего так скалишься? Хороший сон увидел?
   - Хныга видел шибко плохой сон, - довольно заявил гоблин.
   - Тогда почему так улыбаешься?
   - Хныга теперь тоже говорил с Великий Змей! Хныга играл с ним в карты!
   Айвен с Мэтом переглянулись, подмигнув друг другу. Вор покрутил пальцем у виска и поинтересовался:
   - Ну и как? Кто кого?
   - Кажется, Хныга выиграл... - с этими словами гоблин запустил руку под свою рясу и что-то вытащил из ее складок.
   На солнце сверкнули чешуйки: на ладони жреца лежала фигурка змеи, искусно выточенная из янтаря. Лицо проводника сначала потемнело, а потом побледнело. Он бессильно уронил руки и застонал:
   - Хныга совсем дурак! Зачем играл? Зачем выиграл?
   - Подумаешь, бога в карты выиграл, - пожал плечами Айвен. Гоблин еще громче застонал в ответ, - Эй! Погоди-ка. Ты что - жульничал, что ли?
   - Хныга думал, так честно будет, - пролепетал жрец, - Нечестно, когда великий бог против простой глупый гоблин играть. Надо, быть хитрый и ловкий гоблин, чтобы играть с Великий Змей честно.
   - И ты, хитрый и ловкий, обманул самого Моако и выиграл вот эту штуку? Ты очень смелый гоблин, - с уважением заявил юноша. - И не страшно тебе теперь засыпать будет?
   - Сильно-сильно страшно, - честно сознался тот, - Хныга теперь никогда спать не станет, чтобы Великий Моако не приснился Хныге.
   - Это правильно, - согласился юноша и повернулся к Мэту, - А как же Гаррет? Думаешь, Гильдия так просто отпустит меня?
   - Насколько я знаю, тебя из нее с треском вышибли. В любом случае, с твоим опекуном Канцелярия договорится, об этом не беспокойся. Это все, что тебя беспокоит?
   - Нет. Есть еще кое-что.
   - Да?
   - Каббр...
   - Что-то случилось? - забеспокоился маг, услыхав излюбленное ругательство вора.
   - Я имею в виду скакуна. Можно устроить так, чтобы он остался моим?
   - Даже и не знаю. Посмотрим, что тут можно сделать, - усмехнулся Мэт и положил руку на плечо юноши. - Если честно, то я даже рад, что ты теперь с нами. Правда, тебе придется избавить от некоторых твоих привычек. Например, нужно будет что-то сделать с твоей одеждой.
   - Эй-эй! Между прочим, я в ней час назад валялся, разбившийся о скалы! К тому же, на себя посмотри. Павлин удавился бы от зависти на собственном хвосте.
   - Хватит болтать. Пошли лучше посмотрим, что нам оставил в наследство покойниый Первопечатник. А заодно попросим Альбера нарисовать тебе несколько Печатей, чтобы ты с их помощью смог живым выбраться из Мурлока.
   И они вместе зашагали ко дворцу, улыбаясь каждый своим мыслям.
  
   А под раскидистым дубом продолжал размеренно маршировать голем, на кристальной груди которого тускло светился розовым светом вычурный рисунок...
  
   Эпилог

"Миром правит любовь - любовь к деньгам и власти!"

Неизвестный король.

  
   Старый пес давно учуял запах этого человека, запах, знакомый ему еще из той, прошлой жизни, но от своего занятия он и не думал отрываться. Бывший королевский стравник ел. Насыщался изысканнейшим куриным бульоном с косточкой, приготовленным королевским поваром специально для него.
   - Гхм, - кашлянул человек за его спиною, - Кэр, имей совесть. Я конечно, понимаю, что ты заслужил это угощение и множество прочих привилегий, но стоять, повернувшись задом к самому королю - это уже попахивает оскорблением Моего Величества.
   "Кэр", - он так давно не слышал этого имени! Своего имени. Сначала запах из прошлого, потом звуки... И этот человек... Подаренное угощение встало поперек горла, и пес неторопливо повернулся.
   - Надо же. Кто мог подумать, все так сложится, - король Гельмут подошел к кобелю и присел рядом с ним на корточки, - Ты столько раз спасал моего отца, и вот теперь я тоже перед тобою в долгу. Я был молод и глуп тогда... - он вздохнул и положил ладонь на спину пса.
   Животное вздрогнуло, но не отодвинулось. Пес даже не обнажил клыков - человек пах миролюбиво, и не желал зла. Человек из прошлого, которое давно уже начало казаться сном. Таким далеким и нереальным.
   - Знаешь, Кэр, а ведь у меня до сих пор нет друзей. Ни одного человека, кому я мог бы доверять. Никогда не думал, что корона окажется такой тяжелой ношей Даже просто поговорить по душам - и то не с кем.
   Пес чихнул и осторожно выбрался из-под руки человека.
   - Не знаю, сможешь ли ты простить меня... Ты можешь уйти в любой момент, и никто не станет держать тебя. И гнать тоже. Хочу предложить тебе снова стать королевским стравником и охранять мою жизнь от убийц. Уверен, что ты справишься с этим лучше, чем кто бы то ни было. Получишь собственную комнату, шелковую постель, любую еду на твой выбор, новый ошейник, - Гельмут потянулся к выцветшей синей ленте, плотно обхватившей шею пса, но животное вдруг зарычало, а по застежке ошейника пробежала искра.
   - Ваше Величество, нам нужно идти, - заглянул в дверь гвардеец.
   - Выйди вон. Не видишь, Наше Величество изволит благодарить героя!
   Стражник тут же исчез, а король снова повернулся к псу.
   - Ладно. Выбор остается за тобой. Ошейник, пожалуй, трогать не стану, ведь тебе его подарил мой отец верно? Сейчас я уйду и вернусь вечером. А пока что с тобою тоже кое-кто хочет побеседовать.
   Король встал и вышел из комнаты.
   - Только быстро, - раздался его голос, - у меня сейчас встреча с послами из Даркилона, и мне не хотелось бы проводить ее без моего телохранителя.
   Дверь снова скрипнула, и в нее вошел молодой человек в форме королевской охраны и с капитанскими знаками различия.
   - Привет, блохастый, - протиснулся между дверью и новоиспеченным капитаном неугомонный Рик. Он все еще прихрамывал, несмотря на усилия королевских целителей, - А мы тут с лейтом... то есть с капитаном решили тебя навестить.
   - У нас тут есть для тебя кое-что. Ребята собрали, всем отрядом, кто выжил. Ты ведь нас на своем хвосте из такой мясорубки вытащил, что... - Беример махнул рукой, словно отгоняя неприятные воспоминания. О том, что именно пес их в эту бойню и затащил, никто не упомянул.
   Рик, обзаведшийся нашивками лейта и занявший в отряде место своего командира, вышел вперед и положил на пол сверток, источавший воистину божественный аромат. Пес медленно подошел к подношению и ткнул его носом. Сверток развернулся, и из него вывалились свежие плохо обглоданные кости. Много костей.
   - Угощайся. Не королевские харчи, конечно, но зато от них и брюхо пучить не будет, - подмигнул собаке Рик.
   Кобель с урчанием набросился на угощение, уже не обращая внимания на воинов.
   - Кэр. По-эльфийски это значит "верный мне", - заметил Беример, и два приятеля, переглянувшись, тихо вышли из комнаты...
   Едва голоса в коридоре стихли, часть стены позади хрустящего костями пса отодвинулась в сторону, и из тайного хода вышел человек, очертания фигуры которого искажало магическое марево. Незнакомец подошел к стравнику, который с неохотой оторвался от угощения, и наклонился над животным:
   -- Прекрасная работа, славный пес. Свою роль ты сыграл блестяще! -- голос загадочного визитера тоже был искажен магией, -- Так что вот эту вещь я у тебя заберу, -- с этими словами он снял с шеи пса ошейник и нацепил вместо него точно такой же.
   Зверь снова вернулся к трапезе, а человек исчез в тайном проходе...
  
   ...Верховный Канцеляр спрятался за стопками бумаг, лежащих на его столе. Он шелестел свитком, изучая отчет сидевшего напротив него Историка и изредка издавал нечленораздельные звуки, означавшие восхищение, неодобрение или сожаление - в зависимости от того места в отчете, которое он изучал. Глава Тайной Канцелярии всегда был очень эмоционален, и даже сухие отчеты складских ревизоров изучал так, словно перед ним свежая баллада о похождении Артура-Драконоборца.
   Автор же этого документа тихо сидел в уютном кресле и потягивал густое вино из хрустального бокала. Этим он занимался уже около часа. Именно столько времени назад стратег предоставил доклад своему начальству. Стороннему наблюдателю показалось бы странным, что за все это время Историк даже не прикоснулся к кувшину с вином, стоявшему на столе, чтобы наполнить свой бокал. Те же, кто попадал в этот кабинет по долгу службы, знали о необычный свойствах бокала, вино в котором не исчезало, сколько его не выпей. Одни считали, что при этом почему-то пустели бочки в королевских винных погребах, а другие - что в вино превращается сам воздух. Были еще и третьи, но их версия звучала не только еще менее правдоподобно, но и слишком мерзко...
   - Итак, - произнес вдруг Верховный Канцеляр, закончив читать доклад, - я вижу, что ваш безумный план увенчался успехом.
   При этих словах хрустальный бокал, который сжимал в руке стратег, вдруг похолодел и стремительно опустел. Это был знак, что ожидание закончилось, и сейчас его ждут многочисленные вопросы, на которые лучше иметь ответы и, желательно, по нескольку на каждый.
   - Ну почему же, с вашего позволения, безумный? - вскинул бровь Историк.
   - Потому что никто в здравом уме и трезвой памяти не смог бы придумать этого и, тем более, претворить в жизнь, поставив под угрозу благополучие стран всего континента!
   Стратег улыбнулся и с сожалением посмотрел в пустой бокал. Перевернул его и потряс, но вино так и не появилось.
   - Впрочем, он безумен ровно настолько, насколько и все прочие ваши стратегемы, - примирительно заявил Верховный, - которые, как мы все знаем, тоже были успешны.
   Посетитель рассеянно кивнул и попытался пальцем дотянуться до дна бокала.
   - Итак. Теперь у нас есть секретное оружие, которого боится сама Тьма, и несколько созданных специально для борьбы с ее порождениями Печатей, - Канцеляр встал, сжимая в руке свиток с докладом и тряся им, - Мы заключили - первыми на всем Амальгаре! - с Госпожою не просто мирный договор, но и военный союз. Испытали в действии, и успешно, прошу заметить, одну из Великих Печатей. А еще чужими руками разделались с этим выскочкой Первопечатником и заполучили в свои ряды весьма перспективного молодого человека. Я ничего не упустил?
   - Э-э-э... С вашего позволения, мы предотвратили войну с Даркилоном и его новым хозяином, который наверняка занял бы Трон Теней.
   - Для этого было достаточно просто арестовать и казнить Аннарена в тот день, когда вы доложили мне о его тайном визите в Даркилон. Как давно это было?
   - Боюсь ошибиться, но, кажется, двадцать лет назад. Да, именно столько. Я думаю...
   - Двадцать лет! Ты ведь был тогда еще Геометром, верно? - стратег утвердительно кивнул, и Канцеляр продолжил, - Два десятка лет мы наблюдали, пытаясь понять, к чему все эти его исследования и постоянные поездки по всему Амальгару. Должен заметить, что в лице этого молодого человека мы потеряли великого Писаря. Да и его брат был отличным парнем.
   - С вашего позволения, оба брата были старше меня. А я ведь уже тогда был далеко не молод.
   - Эльфийская кровь, - с пониманием заметил Верховный. - Я помню, как удивился твоей настойчивой просьбе не арестовывать Аннарена, а проследить за ним. Уже тогда в тебе проснулся великий стратег...
   - Вы слишком высокого мнения обо мне, - склонился тот в почтительном поклоне.
   - Разве? Ты разработал великолепную стратегему. Искусно подобрал и привлек исполнителей. Кстати, объясни мне вот что. Допустим, с молодым Геометром все понятно. Но как ты убедил Гаррета подыскать для нас хорошего "пузыря"? Если я не ошибаюсь, он указал нам на своего протеже, приемного сына?
   - Верно. Просто во времена своей молодости некий юный вор по имени Гаррет очень любил играть в кости. И еще не знал, что нельзя садиться играть за один стол с геомантом, хе-хе. Кстати, старый вор не ошибся: юноша блестяще сыграл свою роль. Правда, он всего лишь пытался выжить, оказавшись жертвой случайных и весьма неприятных обстоятельств, хе-хе.
   - Не зря тебя прозвали Кукловодом, старик, ой не зря.
   - С вашего позволения, я не люблю это прозвище.
   - Но с завидным постоянством его оправдываешь! Ведь никто - никто, кроме нас с тобой - и не подозревает, что все давно было тобою расписано и расчерчено! Каждый шаг, каждый поступок всех участников этого спектакля! Нет, Кукловод, твоя стратегема еще войдет в учебники для наших Историков, попомни мое слово.
   - Это было бы огромной честью для меня.
   -- Кажется, ты что-то обронил...
   -- И впрямь, -- стратег склонился и подобрал валяющуюся возле кресла полоску выцветшей, но сохранившей синий цвет ткани, который тут же сунул в карман.
   -- Похоже на собачий ошейник, -- мимоходом отметил Канцеляр, - Как я и обещал, твой племянник получит повышение. Он его заслужил. Крысолов получит обещанные земли у Люркерских болот, и я лично подам королю ходатайство о присвоении крыслингам статуса условно разумных полуграждан королевства. Надеюсь, что и впредь наше сотрудничество с гипнотом будет столь же благотворным. Ну и ты, разумеется, тоже можешь просить что угодно.
   - Вы знаете, что я хочу попросить.
   С тяжелым вздохом Верховный Канцеляр выбрался из-за стола и подошел к сидящему в кресле Историку. Встал на колени и склонил голову.
   - Раз... Два... Три... Четыре... - начал вслух отсчитывать стратег, с видимым удовольствием отвешивая щелбаны своему начальству, - ...двадцать! Все, мы в расчете. Надо же, сколько лет и сил мне понадобилось, чтобы взыскать с тебя этот должок!
   - Уф, - Верховный встал и потер покрасневший лоб, - Нельзя садиться за один игральный стол вместе с геомантом, тут ты прав, мой старый друг.
   И они оба рассмеялись. Давние приятели: глава Тайной Канцелярии и лучший из его Историков-стратегов, профессор Лейцер Ройбуш. Прославившийся, помимо своих гениальных стратегем, еще и феноменальной неуклюжестью...
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Глоссарий

   2432 г.в.р. - "Год со дня Великого Разлома". Современное летоисчесление ведется со времени так называемого Разлома - катастрофы, в результате которой Центральный материк раскололся на две части - Гелион (Ригелион) и Амальгар. События в книге происходят в 2480 г.в.р.
   Амальгар - Западный котинент, образовавшийся после Великого Раскола.
   Аромагия - Школа магии, отвечающая за манипуляцию запахами.
   Берибея - Мелкое восточное княжество.
   Бирем - Небольшое княжество в Виремских горах. Национальная кухня там славится своими острыми блюдами и густым вином.
   Болерея - Южная провинция Фрагии, известная своими виноградниками и бескрайними пастбищами, где пасутся шерстяные овцы.
   Виремские горы - Горная гряда между Даркилоном и княжеством Бирем.
   Воротный - Так называют стражников, стоящих на посту у городских ворот.
   Вьюнок - Вьющееся полевое растение, способное плотным ковром оплетать целые поляны. "Навешать вьюнка на уши" - популярное выражение, означающее то же, что и "наврать с три короба".
   Галисия - Портовый город во Фрагии, известный обилием увеселительных заведений на любой вкус.
   Гарм - Зверь черного цвета, похожий на волка с приплюснутой мордой и с выдвижными ядовитыми хелицерами на нижней челюсти.
   Геомантия, Фун-шу - Геометрическая мантика - особый вид магии, основанный на воздействии предметов и маны на мантические потоки, отвечающие за свойства и состояния объектов окружающего мира.
   Геометр - Звание оперативного работника Тайной Канцелярии, специалиста в области геомантии или построения вероятностей.
   Гефер - Хешемский город, который славится искуссными мастерами-оружейниками, владеющими секретом "гибкой" стали.
   Гомункул - Человекоподобное существо, созданное искуственно или возникшее неестественно и не обладающее развитым интеллектом.
   Дарк - Воин Тьмы, человек, прошедший посмертное перерождение и посвящение Тьме. Благодаря Тьме внутри него, он частично обладает опытом и умениями прочих дарков, боится огня и света, но почти неуязвим для обычного оружия. Все дарки сильны, быстры и являются отличными воинами. Как правило, вооружены мечами из селерита.
   Даркилон - Раньше это было цветущее княжество у подножия Виремских гор, но однажды там поселилсь Тьма и поработила жителей княжества, изменив и их самих, и все вокруг до неузнаваемости... Даркилон - жуткое и чуждое место, где правит Тьма.
   Дубль-марран - Так называют лошадей, которым магически почти вдвое увеличена выносливость и продолжительность жизни.
   Дурманит - Сорняк, сок которого вызывает состояние легкой эйфории у лошадей и коров, а на человека нагоняет сонливость.
   Ерем - Северный Рубеж - граничащий с Муроком город на северной границе Хеона.
   Жалящий - Жрец-страж в храме Моако. Оружием жалящих служит к'хасс - змеебич, магическое полуживое оружие, связанное с хозяином.
   Жестик (вор.)- Воровской язык жестов.
   Жрецы-фортуниты - Адепты богини Удачи, получающие в обмен на свои молитвы исключительную везучесть. Правда, все материальные ценности, полученные благодаря этой удаче, они должны приносить в жертву богине или храму на содержание.
   Зерно Тьмы - Частичка Тьмы, которая предназначена для изменения, трансформации живой или умершей материи в нечно иное. Что именно при этом получится - зависит от множества условий. Например, дерево может засохнуть, а может стать хищным Боль-Древом.
   Золотистый дурманник - Довольно сильный наркотик, под воздействием которого люди не знают страха и боли, а эльфы впадают в яростное безумие.
   Зубодер - Зубных дел мастер. Лекарь с некоторыми магическими способностями в области лечения зубов и зубных болезней.
   Имир - Правитель оазиса в Хешемском Халифате, не обязательно благородного происхождения.
   Империя Цинь - Восточная страна, превратившаяся для жителей Амальгара в миф после Раскола, оставшись на континенте Гелион.
   Ирр - Город в княжестве Ом, находящийся недалеко от Даркилона.
   Ишер - Самый крупный оазис в Хешеме, рядом с которым расположена столица страны - Амшер.
   Иррские Кукловоды - Населяющие болота рядом с Ирром существа, которых местные жители называли "болотными сиренами" из-за чарующих песен, заманивающих путников в топи. Кукловоды оказались совсем не болотными и весьма разумными: однажды они покинули свои трясины и захватили город, подчинив разум всех его обитателей, сделав их своими покорными слугами и пищей. Уничтожены кукловоды были отрядом воинов из Даркилона, посланных Тьмой в ответ на просьбу правителя княжества Ом.
   Каббр - Распространенное среди простого народа ругательство. Точно никто не знает, откуда оно пошло, но предположительно, так называется мелкое и противное существо, появление которого непременно сулит беды, болезни и неудачи. Ходят поверья, что каббры боятся своего имени, и частое его упоминание помогает отпугнуть тварей.
   Каллиграф - Так называется в Канцелярии Мастер-копир, способный в точности скопировать любой узор, почерк или рисунок, в том числе и полностью сохраняя его магический контур и силу. Занимаются в основном написанием свитков-заклинаний и начертанием рун.
   Канцеляр - Так называется должность советника в Тайной Канцелярии.
   Карем Архитектор - Один из величайших архимагов в истории королевства, прославившийся дворцами и статуями, которые он возводил с помощью магии. Каждое из его творений и по сей день обладает огромной магической силой и выглядит, словно вчера было создано.
   Кибралиск, Ловец Теней - Твари Тьмы, созданные или натасканные для охоты и преследования.
   Кияж - Небольшой городок в юго-западной части королевства Арлания. Летний королевский дворец да тюрьма Боргард - вот и все достопримечательности этого города.
   Клеветник - Законник, выступающий на суде против обвиняемого и его защиты.
   Крутила - Ловкий уличный обманщик, зарабатывающий на игре в "наперстки" или в "шапошника".
   Ксеногипнот - Специалист по воздействию на разум негуманоидных разумных и псевдоразумных существ.
   Лапар - Остров к югу от Фрагии.
   Лаура - То же самое, что и "лэр" в отношении к дамам благородных кровей.
   Лейт - Младшее офицерское звание, примерно соответсвующее три-десятнику.
   Лекторы - Должность мага-гипнота в Тайной Канцелярии.
   Лэр (эльф.) - Дословно "Рожденный в свете звезд" или "высокорожденный" - вежливое обращение к лицу благородного происхождения. Среди жителей Амальгара это слово используется в значении "благородный" по отношению к дворянам.
   Люркер - Болотный опасный хищник, дальним предком которого считается обычный водяной крот. "Рогами" его называют клыки-бивни, две пары которых расположены на нижней челюсти зверя. Этим рогам приписывают массу чудосных свойств.
   Маг-трансформатор - Чародей, способный именять свой облик, превращаясь в различных существ или модифицируя свое тело нужным образом.
   Малефик - Маг или колдун, черпающий свои силы у темных сил и из недобрых дел.
   Мана - Магическая сила. Особый вид энергии, позволяющий придавать силу заклинаниям и магическим символам - творить магию.
   Медикус-неврит - Лекарь-теоретик, изучающий реакцию тела и мозга на внешние и внутренние раздражители. Как известно, за эти реакции отвечают "невроны" - чувствительные волокна, подобные кровеносным сосудам. Это направление в целительстве новое и возникло благодаря исследованиям магов-гипнотов и при поддержке кафедры Магии Исцеления Ригийского Университета.
   Мерхерер Разноглазый - Древнее божество, поставленное Изначальным наблюдать за равновесием тьмы и света. Не как понятий добра и зла, а именно за количеством небесных светил и источников мрака.
   Метатель - Многозарядный самострел с двумя и больше спусковыми механизмами, способный одновременно выпускать несколько болтов.
   Мрель (эльф.) - Эльфийское выражение, активно используемое Бритвой как ругательство. Дословно означает "в моем супе муха!", о чем, конечно же, башмачник не знает.
   Мристый Иггр - Придуманное Айвеном божество.
   Муанга - Сочный фрукт с мякотью розоватого цвета, по вкусу напоминающий сладкий лимон.
   Мурлок - Примыкающие к Хеону земли, по неизвестным или тщательно скрываемым причинам наполненные особой жизненной силой, искажающей все вокруг: растения, насекомых, зверей и даже людей. Все они приобретают со временем необычные и, порою, совершенно причудливые свойства и формы. Даже самый безобидный цветок превращается в опасное, хищное и полуразумное существо. Мурлок скрывает множество тайн и служит убежищем для изгоев, преступников и отшельников. По крайней мере, тех из них, кто способен выжить в этом жутком месте.
   Несвезлох - Дух-паразит, "питающийся" удачей человека. По своей природе совсем не злобный, но его жертвам от этого не легче.
   Неупокоенный - Мертвец, оживший в силу естественных причин или случайных обстоятельств, без постороннего вмешательства.
   Нефарт - Ехидный божок, покровительствующий неудачникам, калекам и прокаженным. Обычно его винят во всех неудачах и стараются задобрить, если вдруг началась полоса невезения. Бог из слабых, но большой шутник и любитель вмешиваться в жизнь людей.
   Ночные несуны (вор.) - Воры-домушники, специализирующиеся на ночных проникновениях в чужие дома.
   Обсервер - Хрустальный шар, предназначенный для создания зримых образов внутри себя.
   Огнестрел - Оружие в виде арбалета, выпускающее в качестве снарядов магические огненные стрелы.
   Острова - Имеются в виду Свободные Острова - архипелаг на севере, принадлежащий пиратам и головорезам.
   Перегар-камень - Каменный уголь.
   Печать - Особая татуировка, в рисунке которой заключено заклинание. Печать является аналогом магической руны и одновременно каналом, позволяющим выводить ману из замкнутого мана-контура носителя, которая, наполняя Печать, активирует ее заклинание.
   Писарь - Маг, обученный наносить Печати на тело "пузыря". Являясь специалистами в рунописи, Писари очень слабы в других магических дисциплинах и обладают малой магической силой.
   Пресвятая Фригида - Женщина, возведенная в ранг святых жрецами Ио за свою неистовую добродетель, сохраненную до самой смерти, несмотря на то, что жила она в городе Мулен, славящегося разнузданными нравами жителей и обилием увеселительных заведений.
   Приват-двойник - Точная копия, созданная магическим путем и обладающая всеми свойствами оригинала - от воспоминаний до магической ауры. Крайне нестабильна.
   Приват-целитель - Целитель, имеющий доступ к лечению особо важных персон, включая правящих монархов и наследников трона.
   Пузырь - Человек со врожденным дефектом - очень развитым, но замкнутым на себя мана-контуром. Такие люди обладают большими запасами маны, но не могут их хоть как-нибудь использовать, и, вследствие этого, не способны стать магами.
   Пыльца фей - Запрещенный дурманящий порошок, вызывающий хорошее настроение и в больших количествах - галлюцинации. Служит "источником вдохновения" многим деятелям искусства и "силы" - магам. Вызывает привыкание и может привести к безумию.
   Ресторация - Дорогой вариант трактира для благородных и богатых, где подаются деликатесы и заморские блюда. Отличаются чистотой, качественной кухней и вежливостью прислуги.
   Ривин Третий - Король Арлании.
   Ригия - Столица Хеона, центр культуры и магии, известный огромным количеством магических учебных и исследовательских заведений.
   Рион - Восточный город в Хеоне, известный как город целителей. В поисках исцеления, туда съезжаются больные со всего Амальгара, ведь в Рионе магов-целителей, лекарей и знахарей больше, чем на всем остальном континенте. А вот жрецов в Рионе не любят.
   Ружа - Маленький городок в северной части Арлании, в котором находится сразу два университета - Магии и Метрики.
   Сабкус - Один из светлых богов, покровитель урожаев и хорошей погоды. Очень капризное и жадное до подношений божество.
   Свиржа - Крупный город в северо-восточной части страны, в котором находится один из двух крупнейших университетов Арлании.
   Святой Аннис - Покровитель несправедливо обвиненных преступников. Более шестидесяти лет провел в тюрьмах, облегчая страдания заключенных, пока его не задушил один из приговоренных. Был причислен к лику святых. Иногда появляется в тюрьмах в виде бесплотного духа, помогающего заключенным.
   Селерит - Редкий металл предположительно магического происхождения. Похож на сталь тускло-серого цвета, но обладает некоторыми специфическими свойствами: вытягивает ману из заклинаний и смертельно ядовит.
   Серые Пустоши - Место, куда отправляются после смерти неприкаянные души.
   Сколярий - Начальное учебное заведение, где в течение пяти лет детей обучают грамоте, письму, счету и истории королевства.
   Смутное время - Триста лет назад упивающиеся почти безграничной властью Князья Тьмы устроили очистительный поход в честь своей Госпожи, целью которого стало подчинение Тьме всего Амальгара. Первыми пострадали Горные Княжества. Даже вмешательство магов Хеона не помогло сдержать натиск темных, и тогда пять крупнейших королевств объединились, выступив против общего врага. Девять с половиной лет шла война против приспешников Тьмы, пока их не загнали назад в Даркилон.
   Спиношип - Дикобраз.
   Стихийник - Так называют магов, специализирующихся в стихийных магических Школах - Огня, Воды, Земли или Воздуха.
   Стравник - Дегустатор, который первым пробует пищу, предназначенную для высокопоставленных особ, чтобы обнаружить в ней яд или звловредную магию. Обычно стравниками делают животных, обладающих хорошим обонянием и чувствующих магию.
   Стригарня - Она же "знатная" цирюльня. Относительно дорогое заведение, где работают цирюльники и брадабрееи, красильники и маникюры. Клиент может здесь не только постричься, но и привести в порядок ногти, покрасить волосы и даже сшить парик.
   Тайная Канцелярия - Секретная служба, отвечающая за безопасность королевства. И в первую очередь - за магическую безопасность. Во главе ее стоит Верховный Канцеляр, подчиняющийся непосредственно и исключительно королю и имеющий подтвержденное королевским указом право на любые действия во имя безопасности короля и королевства.
   Тан (гобл.) - Говорящий с духами, шаман.
   Тролляльи войны - Однажды во Фрагию втроглись разгневанные жены троллей-каменщиков, уже долгие годы работавших на возведении тройного кольца стен вокруг столицы. Женщины-тролли решили, что их мужей угнали в рабство или убили, потому что от супругов и отцов не получили ни одной весточки. Целый месяц тролляли крушили города, пока королевские маги не выгнали им на встречу их мужчин, просто сбежавших на заработки от своих суровых и скорых на расправу жен. Эту войну и назвали Толляльей.
   Тьма - Некая разумная сущность неизвестного происхождения, способная общаться, управлять живыми существами и даже изменять их, наделяя темной силой и меняя сущность. Считается, что Тьма бессмертна и вездесуща там, где нет света. Обитает она в Ларконе - столице Даркилона, управляя оттуда своими владениями и созданиями.
   Успокойник - Так в простонародье называют валериану, настойка из которой обладает выраженными успокаивающими свойствами.
   Уххуррский табак - Крепкий табак, который используют шаманы орков для подготовки к ритуалам, во время которых они беседуют с духами.
   Фарм - Город в Хеоне.
   Фарюк - Кисловатый фрукт, похожий на большую грушу. Отличается специфическим очень неприятным запахом, но вполне съедобен.
   Фун-шу (цин) - "Порядок вещей" - древнециньская наука о манипуляции мантическими потоками с помощью обычных предметов.
   Хеон - Древнейшее и единственное магократическое государство на Амальгаре, где активно развиваются магические искусства, и всем заправляют чародеи. Правит страной Совет Чародеев из десяти сильнейших магов десяти магических школ.
   Хешем, Хешемский Халифат - Крупное восточное государство, расположенное в пустыне Хеш.
   Хигвал (гобл.) - Гоблинская хижина из козьих шкур.
   Хиониты, Рурарии, Дряги - Название древних племен, некогда населявших южную часть Расколотого Континента, еще до времен Раскола.
   Хипа - Воровской жаргон.
   Чистый Ио - Один из самых популярных на Амальгаре светлых богов, символом которого является перечеркнутый накрест круг. Сила Ио очень невелика, но качество являемых людям чудес он успешно компенсирует огромным их количеством.
   Шипящий - Младший жрец храма Моако, послушник.
   Шурша - Мелкий домашний дух, который любит шуршать под полом или в стенах по ночам, требуя к себе внимания и свежего молока.
   Эль'тори (эльф.) - Дословно "речь перворожденных" - эльфийский язык, включающий несколько наречий, завязанных на силу крови.
   Эмирская сеча - Война трех эмиров за оазис Иглын. Сначала правители хотели решить дело миром - в поединке между собой, но ни один из них не выжил. Лишившиеся военноначальников армии набросились друг на друга и сражались, пока не погибли все до последнего.
   Эразир-Чистильщик - Одно из высших божеств Порядка. Порядок его заключается в абсолютном отсутствии источников хаоса - своей мифической метлой Эразир уничтожает все живое и неживое, неспособное к упорядоченному и неизменному существованию.
   Эрик Ольшемир - Путешественник, популярный вымышленный герой многих баллад. Благодаря огромному количеству комплексов, страхов и своему незнанию жизни вне города постоянно попадает в нелепые ситуации, из которых всегда с блеском выпутывается, набив синяков и шишек.
   Эрия - Западное эльфийское княжество. Активно торгует с человеческими королевствами, за что князь Эрии презираем собратьями.
   Языкарь - Специалист-законник, лицензированный защитник, выступающий в суде на стороне обвиняемого.
  

Оценка: 6.36*36  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
М.Атаманов "Серый ворон.Прорыв в Пангею" О.Пашнина "Оляна.Игры с артефактами" И.Котова "Королевская кровь.Сорванный венец" В.Медная "Принцесса в Академии" В.Кучеренко, Е.Алексеева "Как обрести счастье,невзирая на родственников" Л.Алфеева "Аккад ДЭМ и я.Призванная" В.Чиркова "Трельяж с видом на море.Свет надежды" Н.Жильцова "Колодец Мрака" С.Бакшеев "Тайная мишень" В.Крабов "Колдун.Из России с любовью" О.Шермер, Д.Снежная "Дела эльфийские,проблемы некромантские" И.Эльба, Т.Осинская "Школа Сказок" А.Демченко "Воздушный стрелок.Учитель" О.Романовская "Академия колдовских сил.Прятки с демоном" К.Зимняя "Жена на полставки" О.Куно "Графиня по вызову" Е.Никольская "Золушка для снежного лорда" Н.Лебедева "Крысиная башня" М.Михеев "Не будите спящего барона" Г.Гончарова "Против лома нет вампира" А.Доронин "Поколение пепла" А.Одувалова "Академия для строптивой" Т.Коростышевская "Белый тигр в дождливый вторник" А.Джейн "Северная Корона.По звездам" С.Лыжина "Валашский дракон" А.Большаков "Целебные силы нашего организма" А.Гринь "Тиоли"

Как попасть в этoт список

Сайт - "Художники"
Доска об'явлений "Книги"