Magnifiko Giganticus: другие произведения.

Летописи Осколочных Земель(Часть1)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:


   Летописи Осколочных Земель.
   Летопись 1.Время Испытаний.
   Пролог.
   Позади догорали последние огни битвы. Бой был кончен, хотя кое-где еще искрились костры отдельных схваток. Несколько самых неистовых и отчаянных держали мечи, но их число неумолимо сокращалось. Десятки воинов не могут противостоять сотням и тысячам вражеских солдат, какими бы пламенными не были их души. Один за другим падали они вниз, в смерти присоединяясь к убитым собратьям. Бой был проигран, и лишь прах под ногами помнил о Великой Армии Света, полностью уничтоженной на этом поле. Сломанные клинки, сломанные души, сломанные надежды - вот все, что от нее осталось.
   Темно-серые тучи над головой медленно и величественно плыли в траурном танце, выплескивая на грешную землю смертных всю свою многовековую грусть и злобу. Мириады серо-черных дождевых струй с немыслимым ожесточением били по земле. Ветер выл, играя на тысячах воздушных струн пронзительный и горестный реквием. Могучие раскаты вольной стихии объединили в себе плач всего мира о погибшей надежде.
   Где-то далеко на небесах, за непреодолимым покрывалом черных туч, заходило солнце. Закат, прекрасный и величественный, обещающий неизменный рассвет, был там. Закат был и здесь, над миром, полным мертвецов и праха. Закат Красной Звезды и восход Черной, дамоклов меч, уже не зависший, а неотвратимо падающий на беззащитное тело обреченного мира. Невидимый за ордами темно-серых туч, он все равно был тут.
   Фигура человека, слабая тень в закатной мгле, появилась неожиданно. Последний луч света, внезапно пробив оборону туч, выхватил ее из мрака. Некто, невысокий и худой, брел по полю, ища кого-то или что-то. Средь мертвых тел и праха, средь предночной тьмы, он казался странным и нелепым. Свет, окружавший его, был неуместен рядом с тьмой вокруг.
   - Эллор, выходи. Я проиграл - в очередной раз...- проговорил человек. - Но этот мир я не отдам тебе просто так. Хватит...- странная обреченность и безжизненность сквозили в его голосе. Казалось, еще чуть-чуть, и он рухнет. - Итак слишком многое потеряно...Я бы мог сцепиться с твоими легионами, и - клянусь Болью Миров - сразил бы их всех! Сколько таких схваток уже было...Но этот мир обязан жить. Поэтому я предлагаю тебе договор. Соглашение. Поговорим?
   - А каковы условия? - раздалось откуда-то из тьмы. Миг - и из мрака появился, без сомнений, Эллор. Он был среднего роста и обычного телосложения, и постоянно будто растворялся во мраке вокруг него. - Хеот, мой извечный враг, что с тобой случилось? Сколько эпох мы с тобой сражаемся, ты ни разу не вступал со мной в переговоры. А тут вдруг...Умнеешь! Но ладно. - вмиг Эллор стал серьезен. - Вернемся к делу. Чего ты хочешь от меня?
   - Мои условия просты. - произнес Хеот. - Мы с тобой не вмешиваемся в жизнь этого мира на протяжении двух тысяч лет. Бездействуем. Не собираем армии, не сражаемся, не используем Мощь. Только наблюдаем и смотрим. Согласен ли ты?
   Эллор молчал очень долго.
   - Что-то очень серьезно поменялось во Всемирьи (Всемирье). - наконец произнес он. - Ты поменялся. Никогда раньше ты не шел на переговоры. Всегда дрался до конца, никогда не сдавался... - Эллор вздохнул. - Многое бы я дал за то, чтобы узнать, чем тебя так заинтересовал этот мир. Самый обычный, самый серый и незаметный...Таких сотни. Но что-то в нем ты и твой Хозяин нашли. Что-то очень важное...- противник Хеота замолчал в ожидании ответа.
   Но и сам Хеот тоже молчал.
   - Я понял. - усмехнулся Эллор. - Ты ничего не скажешь.
   - Не скажу. Однако ты не ответил на мой вопрос: согласен ли ты на условия перемирия?
   - Перемирия? Даже так? Что ж, вот тебе мой ответ: я соглашусь на твои условия, если ты мне скажешь, из-за чего ты пошел на переговоры.
   - Клянешься Мощью?
   - Гори ты в Бесконечном Пламени, Хеот, но я клянусь!
   - Клянусь. - вторил Хеот.
   - И пусть Звезды будут мне свидетелями, и пусть Мощь будет мне судией. - ритуальные слова, полные величия и силы, Хеот и Эллор произнесли одновременно.
   - Отвечай. - сказал Эллор. - Из-за чего ты пошел на перемирие?
   - Длинная история. Не так давно, но еще до нашей войны здесь, в Ортьире, я был в местах, очень далеких отсюда. В одном мире - увы, я не знаю его названия - мне встретилось очень странное пророчество. Я заинтересовался им, немало походил по мирам, и в результате оказался здесь. Мне кажется, именно здесь и свершится это пророчество. Именно из-за этих путаных строф я и иду с тобой на перемирие.
   - Все? - вопросил Эллор. - Да, вижу, все. Мощь не даст тебе соврать, а значит, тебя, великого демиурга, привело в Ортьир странное пророчество. Если бы не Клятва Мощью, я бы ни за что не поверил бы в такое. Но ты клялся Мощью, и не мог врать. М-да...Что же это за пророчество такое?
   - Не могу ответить. - говорил Хеот, и в его голосе звучало почти незаметное удовлетворение. - Ты меня спросил, из-за чего я решил заключить перемирие, - я ответил. А мы договаривались лишь на один вопрос. Теперь же настала очередь заключать договор. - Хеот вздохнул и собрался с силами. - Именем Мощи Великой и Святой, что течет в моих жилах, именем Бесконечного Пламени, что породил и уничтожит Всемирье, заклинаю и клянусь в том, что на протяжении двух тысяч лет Ортьира считая с этого момента не буду сражаться с Эллором, моим врагом извечным, не буду собирать армии и вмешиваться в дела мира этого, Ортьиром прозванного, и не буду использовать Мощь в каких бы то ни было целях. - столь длинную фразу Хеот произнес легко и без запинок, будто тысячу раз читал ее до этого.
   - Именем Мощи Великой и Святой, что течет в моих жилах, именем Бесконечного Пламени, что породил и уничтожит Всемирье, заклинаю и клянусь в том, что на протяжении двух тысяч лет Ортьира считая с этого момента не буду сражаться с Хеотом, моим врагом извечным, не буду собирать армии и вмешиваться в дела мира этого, Ортьиром прозванного, и не буду использовать Мощь в каких бы то ни было целях. - поклялся Эллор.
   - Да будет так вовеки веков, от Сотворения Всемирья и Гибели Его. Пусть Бесконечный Пламень скрепит наши клятвы. - произнесли оба.
   Казалось, ничего не произошло, но над головой каждого словно появился язычок пламени, правда, тут же исчезнув.
   Две человеческих фигуры, одна более светлая, другая более темная, зашагали по полю, направляясь в противоположные стороны. Каждый думал о своем, у каждого на душе лежал огромный груз невыполненных обещаний и нарушенных клятв. Но клятву Мощью нельзя нарушить, ее можно только выполнить. И сейчас два ее узника расползались по полумертвому миру, забирались в самые дальние углы, будто два паука, собираясь ждать и смотреть.
   Ну а мир воскресал и начинал жить.
  
   "В мирах иных,
   На Тринадцати Землях,
   Там, где красен закат,
   Полон сил и энергий чужих,
   Грома раздастся могучий раскат.
   Пламень, что не имеет конца,
   Там воспарит и озарит
   Тьмой объятые небеса.
   Энергий великих сойдутся пути,
   И сломан будет небосвод.
   И Избранные будут идти
   Туда, куда их долг зовет.
   Вновь поднимут они мечи,
   Мощь к ним снизойдет.
   Враги воспрянут,
   И Избранные пойдут вперед.
   Но рухнут миры,
   Умрут короли,
   И все обратится в прах,
   Лишь только пробьет полночь
   На Великих Часах".
   "Гибель Миров", одно из пророчеств,
   найдено и оглашено Тиором из Гельвиена
  
   "Да будет вечен Бесконечный Пламень, ибо сказано: Он создал Вселенную, и Он ее уничтожит. Неистов и свиреп Он, но всевидящ и справедлив, и пока нет в наших душах Грязи и Тьмы, будет он добр и милостив к нам. Но смерть всему роду людскому, если кто-то прогневит Его. Всевелика и всеужасна будет кара Его, и содрогнется мир, и рухнет, и сгорит в Нем Вселенная".
   "Не Эпохи меняют людей, но люди - Эпохи"
   (Тиллаир Давер Фаеэор, великий философ, воин, генерал и поэт)
  
   Глава 1.
  
   Темно-синие морские воины раз за разом штурмовали неприступные бастионы прибрежных скал, но уже многие тысячи лет безуспешно. Скалы гасят волны - извечный закон этого мира. Как, впрочем, и другой закон - вода камень точит. Одно противоречит другому, и эта битва вечна, как и другая битва. Между Хельгием и Араде`дном. Пока Бесконечный Пламень не поглотил оставшиеся Свободные Миры, пока жив род людской - бой продолжается.
   Маленький ялик терялся в вечерних сумерках. Негасимым светом белел парус, выделяясь среди царства мрака, скал, волн и камней, однако корпус тонул в этом королевстве. Прибрежные скалы и ощетинившиеся острыми камнями мелководье - не подходящее место для кораблей и лодок. И залезть в эти скалисто-водные сумеречные джунгли мог только безумец.
   Серый плащ безумца отлично вписывался в общую атмосферу этого места. Но и сам безумец неплохо сочетался с ощущением зависшей опасности, исходящей от этого мрачного острова. Свинцово - черные тучи, вихрями кружащиеся в небесах, придавали острову и безумцу дополнительный шарм, попахивающий гнильцой. Тем не менее человек, кем бы он ни был - безумцем или Святым Ансельмом, продолжал рисковать, тараня прибрежные камни смелыми маневрами своего ялика.
   Когда до берега оставались считанные метры (таины), человек спрыгнул с ялика. Серый плащ взметнулся над статной фигурой безумца, пораженный жестким морским ветром. Облик человека тонул во мраке, однако нестерпимым светом светились рукоять и ножны его меча. Сделав несколько шагов, человек ступил на холодный, серый песок берега. Все вокруг тонуло в полутьме, но зоркие глаза пришельца выхватывали из сумрака общие очертания пейзажа. Несколько метров до воды занимал песок, справа вдоль всего берега тянулась скалистая линия, уходящая в даль, во мрак, слева же торчащие валуны причудливо сочетались с растущими у самой воды деревьями. Прямо же против чужака на этом острове стеной вставали деревья, образуя лес. Таким образом, пришелец находился на своеобразном пятачке, образованным природой у самой воды, будто причал для гостей острова.
   Человек втащил ялик на пятачок, постоял немного, словно размышляя, а затем уверенным шагом пошел вперед, через лесок. Густо растущие деревья словно кричали - "этот остров необитаем! здесь никого нет, не было и быть не может!". Но у пришельца было свое мнение на этот счет. Он двинул вперед. Ему не приходилось прорубать свой путь, ибо суровые лесные исполины Призрачных Земель - это не тропические леса Сияющих островов. Странно, но никакой живности чужак не заметил. Ни волчьих песен, ни криков северных ястребов, ни мелькнувшего перед носом хвоста летучего кота. С одной стороны, это радовало - он, человек, покинувший Тринадцать Островов и отправившийся в рискованное путешествие к Призрачным Землям, был прав в своих догадках. Но с другой - настораживало и добавляло гнетущей атмосферы.
   Лес все не кончался и не кончался. Человек шел и шел, а вокруг мелькали все те же сосны и ели, и это не собиралось кончаться. Над головой давил уже совсем черный пресс из тяжелых грозовых туч, словно небесный молот собирался проломить голову пришельцу. Закапали первые капли дождя, по-северному крупные и холодные. Чужак получше надвинул свой капюшон, но не стал искать убежища для того, чтобы переждать грозу. Он знал: промедление - смерть, и подобно копью скользил к цели.
   Наконец впереди замаячил призрак какого-то холма. Человек ускорил шаг. Чтобы это ни было, оно заслуживает его внимания.
   А тучи все сгущались...
  
   ***
  
   Он не помнил, сколько времени поднимался. Время текучей лентой тянулось вдоль его пути, сливаясь и переливаясь с ним. Он не видел, что происходит вокруг. Он смотрел только на дорогу, и она смотрела только ему в глаза.
   Подъем на гору обещал выдаться легким, ведь сама гора представляла собой довольно пологий холм. Но это была лишь иллюзия. Холм, может, и был пологим, однако его вершина наверняка скребла небеса, ибо человек в сером плаще совершал воистину титанические усилия, чтобы одолеть подъем.
   Все дело в чародействе.
   Чужак начал догадываться об этом. Хоть настоящего мага на Осколочных Землях не было уже несколько десятилетий - Легион знал свое дело - человек в сером плаще не понаслышке знал о том, что такое колдовство и кто этой силой владеет. И сейчас он почти точно чувствовал вихри силы. Он даже знал, от кого эти вихри исходили.
   Силу бьют силой.
   Белой молнией вырвался из светящихся ножен клинок, присоединяясь к своим собратьям - разрядам, бушующим в мрачном хаосе злой северной ночи. Снаружи меч ничем не отличался от обычного воинского меча - половина Осколочных Земель такими воюет. Клинок длиной в 5 хаарлов (75 см) и шириной в полдига (5 см), рукоять размером с 1 диг (10 см) и простая крестовина. Ничего особенного. Правда, клинок светился глубоким и мощным светом, идущим откуда-то изнутри.
   Взяв меч в правую руку, человек в сером двинулся вперед. Идти стало много легче. Шаг человека обрел уверенность, голова поднялась и смотрела теперь только вперед. Очень скоро перед ним должна была возникнуть вершина холма. Светлый меч рассекал мрак перед человеком в сером плаще, и очень скоро он должен был достигнуть своей цели.
   Повсюду гремели молнии - человек ясно видел это, над головой кружило черное воронье туч, плоть от плоти зловещей ночи, раскинувшей свои шикарные крылья над миром. Свет луны и звезд не проходил сквозь черную завесу, и единственным, что не позволяло человеку потонуть во тьме, был его меч.
   Человек шел вперед, и ничто не могло ему помешать.
   Вид с вершины холма открывался неплохой. Был виден весь островок - овалообразный кусок земной тверди, почти полностью заросший лесом и огороженный, будто крылом птицы, полукольцом прибрежных скал. Ничего примечательного и загадочного. Ничего из тех вещей, что собирался найти здесь странный чужак в сером плаще. Однако он не унывал. Не из того рода людей он происходил.
   Окинув взглядом остров, чужак решил осмотреть саму вершину. Обойдя ее по кругу - на это потребовалось около тридцати шагов - он подошел к центру вершины. Здесь из холма торчал камень, валун 1 тага (метра) в высоту. Человек в сером очень бы удивился, если бы валун не нес на себе каких-нибудь знаков. Так как чужак почти никогда удивлялся и не ошибался, на камень была нанесена вязь рун.
   "Все как я и предполагал" - мелькнуло в закрытой серым капюшоном голове человека. Он знал, кто, когда и зачем оставил эти руны. Прошлые тюремщики того, за кем гнался человек в сером, нанесли эти руны, чтобы предупредить любого, взобравшегося на эту вершину и собирающегося исследовать ее получше.
   Руны на камне были старыми. Типичная для Старой Империи рунопись, грубые знаки - надписи на валуне было несколько сотен лет - срок, за который был полностью забыт как этот алфавит, так и сама Старая Империя. Повелители Новой Империи старательно искореняли любую память о своих неудачливых предшественниках. Впрочем, они и сами добились не лучшей участи...
   Смысл надписи заключался в том, что под этим курганом-холмом покоится некто страшный и ужасный, и что охранные чары убивают любого, кто попытается сунуться вниз. Что ж, ничего другого здесь и не могло быть написано. Но и того, что было, вполне хватало чужаку. Значит, в этом холме и находится тот, из-за кого человек в сером плаще отправился в путь. Находится или находился...
   Меч, внезапно осветив всю вершину холма нестерпимо ярким светом, вонзился в самую плоть кургана. Хозяин меча знал колдовскую природу этого орудия убийств, потому и пошел на столь глупый со стороны шаг. Какого Пламенного (какого Пламенного - ругательство Осколочных Земель, что-то вроде какого черта!?) делать неплохому клинку в гнилой земле какого-то Единым И Нерушимым (великий и единый бог всех людей Осколочных Земель) забытого кургана!?
   Никакого эффекта за этим не последовало. Меч торчал из земли рукоятью вверх, просвечивая ее. Человек в сером плаще лишь присвистнул и выдернул меч из кургана. Магия меча спасовала здесь, следовательно, в этом кургане уже никого нет. Что ж, тогда он, человек, владеющий столь мощным оружием, отправится в другое место, где может находиться его враг, и попытается сразиться с ним там.
   Светящийся клинок влетел обратно в ножны, и человек в сером плаще начал спускаться с холма. Дорога и враг ждали его, и если Единый и Нерушимый будет к нему благосклонен, то он еще поплавает на своем ялике!
   Все. Дорога не ждет. Пора.
  
   ***
  
   Солнце просвечивало все кости жилистого мужчины в сером плаще, что стоял у самого парапета башни. Светило вольготно раскинулось на небесах, словно пытаясь своими руками - лучами обнять всю звездную высь. Там, вверху, не было ни единого облачка, лишь глубокая синева застилала небосвод.
   Человек в сером плаще находился в ореоле света. Каким-то образом лучи солнца отражались от его серого плаща, застывая в небольшом расстоянии от человека. Он был будто фитиль у свечки, заключенный в огненную сферу. Сероплащник охотно подставлялся под солнце - пять дней плавания от Призрачных Земель до Ир-Када, самого северного острова из Тринадцати, в холодных водах Стальных Морей, серьезно вымотали его. Конечно, ему приходилось плавать и ходить еще более трудными дорогами, но все равно, он потерял немало сил.
   Но сейчас ему повезло. Солнечная погода на Ир-Каде случалась редко.
   - ...И все же, где ты был? - раздался голос за спиной у сероплащника.
   - Где я был? Друг мой, это слишком долгий вопрос. После нашей последней встречи - а она, как ты помнишь, была 5 лет назад - я изрядно помотался по миру. Я всегда был бродягой - ты меня знаешь...- начал говорить человек в сером плаще. Его вкрадчивая хрипотца пробиралась в самый мозг, все, что он говорил, западало в душе.
   - Чувствую, тебя потянуло на откровенность... - собеседник серого, в отличие от него, говорил довольно высоким голосом.
   - Не перебивай. Так вот, я был в Лирне, Теневом Городе, что находится на острове Кад`д, был в гигантских библиотеках Даэная - острова, что по праву считается сердцем Осколочных Земель, был я и в катакомбах Кидара, Забытого Города, во времена Старой Империи бывшего ее столицей. Был я и во многих других местах, но их всех объединяет одна вещь. След. Я шел по следу.
   - Догадываюсь, по чьему. Битва между Хельгием и Араде`дном бесконечна, и пусть весь мир считает их легендой, мы-то с тобой знаем, что это не так. Ладно, Продолжай.
   - Сначала я не догадывался, кого я преследую. Какое-то странное предчувствие вело меня, гнало прочь от моего очередного пристанища, словно какая-то сила вела меня. Однако со временем я начал догадываться, кого я преследую. Странных людей, владеющих странными силами и совершающих странные, безумные поступки. Людей, отмеченных Шрамом. - последнюю фразу человек в сером произнес с особым выражением, как что-то важное. - Сам понимаешь, что это означает.
   - Да, понимаю. - человек в сером нахмурился.
   - Как несложно догадаться, мои поиски привели меня к Призрачным Землям. Именно там, на Проклятом Острове, я окончательно все понял и сделал свой выбор. - Сероплащник вздохнул. - Я пойду до конца.
   - Что ж, друг если ты все для себя уже решил, то я вряд ли смогу тебя переубедить. Но все же, подумай о том, кто останется после тебя хранить Осколочные Земли? Несколько сопляков, понацеплявших на себя дедовские мечи и возомнивших себя борцами за справедливость? А? Да этих "борцов" смоет первой же волной, если кому-то вздумается атаковать Осколочные Земли!
   - Друг, не стоит списывать со счетов мое поколение.
   - Твое поколение? Потерянное поколение? Поколение тех, кто не смог принять свою участь, кто сломался под предназначенным для них грузом?
   - Не стоит так говорить о моем поколении. - было видно, что слова собеседника задели человека в сером плаще, но он держал себя в руках и сохранял спокойствие. - Конечно, многие мои ровесники поступили как трусы, спасовав перед первой же серьезной угрозой. Но не все сдались. Еще разбросаны по мирам последние Хранители Осколков, затаившиеся, но не сдавшиеся, еще живет Свет в их клинках...- эти слова сероплащник произнес нараспев, как какой-нибудь бард, рассказывающий предание.
   - Может, и разбросаны, может, и живы, однако даже я не уверен в том, что если они будут нужны, мой Призыв дойдет до них. Слишком велики расстояния. Так что ты, Вандий, последний из своего поколения, последний, кто действительно сможет принять угрозу и ответить на нее. И, отправляясь на Гизандор, ты рискуешь всем. Умрешь ты - Осколочные Земли останутся без защиты. - собеседник того, чье имя было Вандий, говорил веско и четко, будто давно уже нашел эти аргументы и подготовился к разговору.
   - А если я убью эту тварь, то умрет основная угроза Осколочным Землям. - бросил Вандий.
   - Основная. Но не единственная. Не забывай про Бесконечный Пламень, про Лигу Великих Магов, про демиургов. Да мало ли у нас врагов?! Умрет один - его место тут же займет другой. Друг, одумайся, не рискуй всем из-за своей гордости и упрямства!
   - Я иду на эту битву не из-за своей гордости и упрямства, как ты выразился. Нет. Если я не сражусь с тварью сейчас, она будет становиться все сильнее и сильнее, ибо не будет встречать противодействия. Но если дать ей по носу сейчас, она притихнет и станет намного осторожнее. Даже если я погибну, она все равно будет насторожена и затихнет, выжидая.
   - Но, друг Вандий, не стоит забывать, что наш враг - демиург. Пусть и лишенный сил, пусть и несколько десятков веков назад отлученный от Сердца Таэр-Рендэля, пусть и потерявший хватку, но - демиург. И вполне возможно, что он читает твои намерения. Маловероятно, но он даже может почувствовать Хранителей, и, поняв, что из действующих есть только ты, начать свою атаку.
   - Сомневаюсь. Века заключения в кургане и тысячелетия отлучения от Сердца очень неблаготворно сказались на нем. Теперь он уже далеко не тот, что сражался со своим извечным врагом на просторах единого Ортьира, а затем и его осколков до Соглашения Тринадцати и Эпохи Падения Империй. Ну все, Фа..., о, извини, Владеющий, мне пора. Медлить нельзя. Пора в путь.
   - Прощай, Вандий, да не сломается твой клинок (ритуальная форма прощания у поколения Вандия!)!
   - Прощай, друг Владеющий, и пусть твоя башня еще не раз встретит меня своим непоколебимым видом!
   Вандий быстро схватил свой небольшой тюк с вещами и спустился с башни. Непоколебимая громада по-прежнему стояла на земной тверди острова Ир-Кад. Вандий Серый Плащ, как его называли уже полузабытые друзья-ровесники, последний раз окинул башню взглядом, задержавшись на грустном человеке, смотрящим на него. "Когда еще увидимся! - подумал сероплащник. - Может, вообще никогда". И пошел прочь от башни, направляясь к ближайшему порту, где собирался зафрахтовать корабль до Гизандора. Денег у Вандия было много, и наверняка какой-нибудь лихой капитан рискнул бы проделать трудный путь через полные штормов Стальные Моря, соблазнившись пухлым кошельком.
   Но на Гизандоре будет настоящая битва. И от того, кто в ней одержит верх, зависит слишком многое.
  
   ***
  
   Ленивые волны нехотя ласкали крутой борт корабля. Крики морских чаек заглушали переговоры команды на палубе, легкие шлепки волн о борт встревали в эту мелодию, создавая странную морскую какофонию. Спущенные паруса невольно говорили о том, что корабль встал.
   Невдалеке от небольшого тела корабля - это была довольно крупная яхта, самый популярный на Срединных Островах тип корабля - находился остров. Гизандор, самый восточный остров Осколочных Земель. Странный остров. Всего несколько лет назад этим куском земной тверди правил молодой лорд, сэр Йереминд де Лерви-Анер Гизандорский. Но затем лорд исчез. Просто исчез одним далеко не прекрасным утром. И совсем недавно он вернулся. Вернулся совсем другим.
   Любой умный человек, находящийся в курсе дел, без проблем связал бы концы с концами. Когда Вандий узнал о возвращении лорда Йереминда, он все понял, но все-таки решил проверить узилище Мрачного Демиурга. Но курган был пуст, а следовательно, тварь на свободе, в замке лорда Гизандорского.
   Именно туда держал свой путь Вандий.
  
   ***
  
   Маленькая лодчонка не спеша рассекала море, будто ленивый мясник, проснувшийся не свет ни заря и оттого заторможено разрубающий очередную тушу. Лодка легко скользила по волнам, как гедоронский пузокат (маленький зверек, типа хомяка или суслика, передвигающийся на своем пузе) катясь вперед по воде.
   Человек в сером плаще, сидящий в лодке, посмотрел назад, на вольные просторы моря и на корабль, находящийся недалеко от острова. "Аверио" - так называлась эта большая яхта. Вандий надеялся, что еще поднимется на борт "Аверио", но чем ближе он приближался к берегу, тем больше росла уверенность в том, что он найдет смерть здесь, на Гизандоре. Вандий чувствовал свою смерть, чувствовал всем телом и всей душей.
   Нет, он не боялся. Он разучился бояться в возрасте 12 лет, когда бежал из осажденного и горящего замка своих родителей - мелких лордов острова Авердория. Он видел, ЧТО сделали победители с проигравшими - с его родителями, и эта картина никогда не выйдет из души Вандия. Что такое страх смерти по сравнению с тем, что испытали его родители перед тем как умереть?
   Вандий читал "Кодекс Клинков", кодекс чести всех воинов Осколочных Земель, и одна из заповедей кодекса гласила: "Страх - это всего лишь испытание. Пройди через него, перебори себя, и ты обретешь мужество. Проиграй, уступи страху - и ты будешь гнить от сидящих в тебе страхов всю свою жизнь". В свое время Вандий переборол свой страх.
   Затащить на берег лодку было довольно легко, во всяком случае, для Вандия. Со стороны казалось странным, что он зачем-то решил не пользоваться услугами порта, единственного на Гизандоре, а причалил на своей лодке на противоположном, необитаемом, берегу. Но человек в сером плаще хотел пробраться к замку Йереминда скрытно и не попадаясь никому на глаза, а порт, всегда шумный и многолюдный, был не лучшим началом пути.
   На много тагов вокруг тянулась прибрежная полоса. Один сплошной песок, и ничего боле. Мест, где можно было бы хорошо припрятать лодку, не было. Вандий осмотрелся вокруг, и, вздохнув, оттащил лодку подальше от воды, да так и бросил ее на песке. В конце концов, зачем мертвому лодка? А в возможность своего возвращения обратно на этот берег Вандий почти не верил.
   О команде яхты он тоже не беспокоился. Ребята будут ждать его три дня, а потом уплывут обратно. И насчет лодки команда тоже не должна была беспокоиться - ее стоимость Вандий сполна отплатил.
   Так что ему оставалось лишь покрепче сжать руку на мече и идти вперед.
  
   ***
  
   Замок лорда Йереминда находился в долине Кендора, в самом центре острова. Собственно говоря, остров представлял собой многогартаговое (гартаг - километр) побережье, кольцом окружавшее Гизандор, и на десятки (что-то около 30) гартагов тянущееся к центру. Первый гартаг этого круга был целиком песочным, затем песок постепенно переходил в равнины, и у самого центра острова натыкался на несколько не самых высоких горных хребтов, носящих общее название гор Кендора. Именно за ними и находилась долина Кендора - место, являвшееся сердцем острова. Здесь находились замок лорда и столица острова.
   ...Вандий уныло месил дорожную пыль единственного на Гизандоре тракта. Высокие сапоги-ботфорты ступали по дороге, казалось, сами по себе, ибо Вандий, носитель сапог, витал где-то далеко отсюда.
   Он думал вовсе не о предстоящей битве, нет. Мысли человека в сером плаще находились не в этой области. Вандий вспоминал всю свою долгую жизнь, как вспоминают ее все, идущие на смерть.
   А ведь по меркам людей Вандий был стариком - шел уже 78 год его жизни на Осколочных Землях. Однако выглядел он максимум лет на 45. Подтянутое, жилистое, хорошо натренированное тело, сильные, полные мышц, руки и ноги...Лишь лицо смазывало впечатление - оно было изрезано шрамами, как тренировочная кукла в казармах мечников, кое-где проглядывали морщины, нос был сломан, а брови подпалены, полностью седые волосы прядями свисали из-под серого капюшона.
   Дорога монотонно вела вперед, и Вандий все глубже погружался в свои мысли и воспоминания.
   ...Если бы он был человеком, то доживал бы свои годы в каком-нибудь глухом местечке на краю земли, как ушедший на покой старик. Да и вообще, как бы усердно не тренировался человек, все равно в 78 лет он не сможет странствовать по Осколочным Землям в одиночку, а уж про сражения и говорить не стоит. Но Вандий был человеком! не талиэном, не гердом, не невысокликом, чей жизненный срок, как и у всех нелюдей, иной, чем у людей; нет, он не был нелюдем. Вандий жил так много из-за своего меча. Как и любой Хранитель Осколков (Осколка), он обладал светлым мечом - странным оружием, в природе которого не мог разобраться ни Вандий, ни сам Владеющий. Великий Координатор, глава всех Хранителей, раздал им всем эти мечи в день, когда впервые собрался орден. С тех пор Вандий не расставался с мечом.
   ...Странно, но день первого собрания ордена он помнил плохо. Они все собрались в каком-то замке на Вальдоре, одном из Тринадцати Островов, молодые и ничего не понимающие. Появился Великий Координатор, произнес речь, Вандий не помнил, о чем, но наверняка о великой цели всех Хранителей - защищать Осколочные Земли от любого врага. Затем хранители получили мечи, и отправились кто куда, сражаться со злом. Великий Координатор указал, где.
   ...Тяжелые сапоги вздымали дорожную пыль, мощный ветер обдувал Вандия, а серые, с небольшими просветами небеса пели по нему реквием, словно заранее предчувствуя гибель.
   Но Вандий шел дальше.
   ...Почти всю свою жизнь он провел в скитаниях по Осколочным Землям. С 12 лет он начал свой путь длиною в жизнь. Путь, ведущий через все Осколки. Путь, обрывающийся или заканчивающийся, здесь, на острове Гизандор.
   Мысли о грядущей схватке змеями ползли в разум Вандия. Он как мог отгонял их, но без толку. Любой человек по мере старения и приближения своего последнего дня начинает задумываться о смерти. Вандий был человеком, и, несмотря на загадочный меч, годы все-таки брали у него свое.
   ...О чем он думал, когда выбирал этот путь, когда выбирал свою смерть? Ведь кроме Вандия не было больше людей способных сразиться с врагами Осколочных Земель. Да, по Тринадцати Островам и прилегающим землям бродили парни с мечам наперевес, но что это за воины? Романтики клинков и дорог, как они себя называли, эти юнцы даром что не рубили собственными мечами себе ноги, когда хотели нанести выпад. Бывалые же воины в большинстве своем подались в наемники, прельстившись жизнью скитальцев. Да и большинству юнцов тоже очень скоро надоест жизнь в постоянном пути. Останутся лишь настоящие бродяги и храбрецы, такие, как Вандий. Но когда еще трудная жизнь на острие меча отсеет трусов и слабаков, оставив лишь действительно мужественных и сильных духом людей...
   Пройдя через небольших размеров лесок, Вандий остановился на перекрестке. Здесь дорога разбивалась на три, и человек в сером плаще, недолго думая, пошел вперед. Дорога в очередной раз приняла его в свои объятия.
  
   ***
  
   Смеркалось. Подступающая ночь, словно дворецкий в замке, гасила огонек за огоньком в немигающих глазах окон. Океан мрака волна за волной захлестывал Вандия, наступая. Лишь светящийся меч да пока не погашенные окна деревенской таверны держали оборону воинов Дня от воинов Ночи.
   "Странно. - задумался Вандий. - Что-то слишком рано гасят огни в этих местах. Не иначе злобное дыхание Мрачного Демиурга захлестнуло все поселения на острове. В любом случае, надо быть на страже" - и Вандий еще крепче сжал рукоять меча.
   Вход в деревню охранялся. Три дюжих парня окрикнули человека в сером плаще за десять тагов от деревенских ворот. Вандий поначалу и не заметил сторожку, примостившуюся у ворот.
   - Стой! В деревню позже десяти велено никого не пускать!
   - Господа стражи, но что может причинить вашей, без сомнения, очень красивой и радушной деревне, седой старик, чей жизненный срок подходит к концу?
   - А старик - это ты?
   - Да. - ответил Вандий.
   - Что-то не похож он на старика. - раздался чей-то приглушенный шепот в сторожке. - Вон, высокий какой! - заслышал Вандий.
   - Ладно, сейчас посветим и проверим, старик он или нет. - ответил стражник, окликнувший Вандий.
   Рассеянный свет фонаря осветил морщинистое, испещренное шрамами лицо, вырвал из мрака седые прядки.
   - Да не, самый настоящий старик! Вон лицо какое, да и седой он, как лунь.
   - А, ладно, пропускай. - шептал второй стражник.
   - Проходи, старче. - стражник отворил ворота.
   Деревня спала, лишь огни таверны мигали во тьме. Туда и двинулся Вандий. Ему надо было хорошенько отдохнуть и серьезно подготовиться к штурму замка Йереминда. В этой битве ему нужны были все, даже самые затаенные силы своего тела, своей души и своего разума.
  
   ***
  
   Туманный полумрак комнаты был первым, что увидел Вандий, проснувшись. В открытое окно (Сейчас на Островах было лето, и многие, как и Вандий, спали с открытыми окнами. Вернее, многие на других Островах, но не здесь - все жители деревни наглухо закрыли окна на ночь.) неспешно вползал предутренний туман. Взглянув на отличные карманные механические часы гердовой работы - шел всего лишь пятый час утра, Вандий положил их обратно в карман куртки и накинул кожанку (просторечное название кожаных курток). Одевшись, умывшись, Последний Хранитель вытащил из ножен меч, намереваясь поупражняться. Но для начала он решил как следует размяться. У него еще оставалось время на подготовку к штурму замка.
   Когда кровь забегала по жилам Вандия намного быстрее, а тугие мускулы налились силой, он взял с тумбы свой меч и вышел на середину комнату. Здесь было вдосталь места для упражнения в фехтовании - кровать и тумба стояли у одной стены, напротив них, у другой стены находился шкаф. От деревенской таверны сложно было ожидать большего комфорта в комнатах.
   Битых полчаса непрерывных выпадов, блоков и контратак пролетели за один миг. Вандий, взмокший, но довольный, еще раз умылся и, накинув серый плащ, спустился вниз, в общую залу.
   Как и ожидалось, она была абсолютно пуста. Не было никого - ни Усатого Ро, местного трактирщика, ни постояльцев. Все еще спали, один лишь Вандий в своем неизменном сером плаще бодрствовал. Ему хотелось позавтракать, но идти будить Ро он не стал. Вместо этого Вандий достал из одного из карманов плаща трубку, кисет и огниво, и как следует набив устройство для курения, с наслаждением вдохнул. Сколько раз именно эта трубка спасала его в самых безвыходных ситуациях, сохраняя присутствие духа и спокойствие мыслей!
   Эх, сейчас бы винца, да получше, и сочный кусок мяса! Вандий с горечью вздохнул. Хоть он и был Последним Хранителем, но никаких обетов никому не давал. Напротив, человек в сером плаще очень любил вкусно покушать (однако удавалось это очень редко), да и личная жизнь его была ярка и полна красок.
   Словно прочитав мысли Вандия о еде, появился трактирщик. Худой, тонкий и длинный, как стрела талиэнов, и усатый, как королевский кот, Ро поинтересовался у Вандия:
   - Что добрый господин изволит делать здесь в столь ранний час?
   - Да вот, рано проснулся. Вышел сюда, решил посидеть тут, подумать. Знаете, в моем возрасте начинаешь особо ценить одиночество. - ответил Вандий и мысленно ухмыльнулся. Он знал, что со стороны выглядит стариком, и в сущности, стариком и являлся, хоть и ощущал себя максимум лет на 40. Но в любом случае, его всегда забавляла роль этого старичка, решившего на старости лет перед смертью повидать мир.
   - Да-да, я понимаю. - откликнулся Усатый Ро. - Ну, тогда не буду вам мешать. Хотя...Может, стоит принести завтрак?
   - Я был бы очень рад. Предпочитаю мясо и вино.
   - Ладно, но тогда вам придется подождать, пока будет приготовлено мясо.
   - Что ж, я пока не тороплюсь. - у Вандия было изрядно времени на сборы и подготовку к штурму, ведь время проведения самого штурма было ему глубоко безразлично. Он с одинаковым успехом мог проникнуть внутрь замка и ярким днем, и глубокой ночью.
   Тем временем зала по-прежнему пустовала. Даже если постояльцы были "жаворонками", и предпочитали рано вставать, их час все равно еще не пробил.
   Что ж, это было отлично. Никто не должен был мешать Вандию собираться с духом и готовиться к решающей драке. Он обязан был победить, обязан! От этой схватки зависело слишком многое. И слишком многое терялось в случае проигрыша. Но Вандий, многолетний Вандий, более полусотни лет проведший в постоянных битвах, как мог гнал от себя мысли о проигрыше. Он должен был победить, пусть даже ценой своей смерти и смертей всех, кого он знал и кем дорожил. Слишком страшен призрак Владыки Смертей, слишком страшен тот его образ, который может принять лорд Йереминд - нынешнее воплощение Мрачного Демиурга.
   Но если Вандий проиграет, что будет с Осколочными Землями?!
  
   ***
  
   Время приближалось к десяти, и зала таверны были заполнена более чем на одну четверть, что было редкостью. Мало кому была нужна одинокая деревенька на самом восточном из островов Осколочных Земель.
   Уже пятый час Вандий сидел за крайним столиком в углу. Мысли и эмоции его, направленные в одну точку, были собраны и точны, как меч, приставленный острием к горлу врага. Человек в сером плаще, неприметный в темном углу общего зала таверны, готовился к своей последней битве.
   Он и не заметил сразу, как к его столику подсел странный на вид человек.
   Но когда заметил, сразу схватил меч.
   - Не надо. - сказал незнакомец. Странно, но Вандий, соревновавшийся в зоркости со степными орлами Авердории, никак не мог разглядеть его лицо. - Я пришел с миром. - Вандий, хоть и опустил меч, но не стал засовывать его в ножны.
   - Что тебе надо?! - почти прорычал 78 - летний "старичок".
   - Прошу меня извинить, если я оторвал вас от каких-то важных мыслей. Меня зовут Аверрэн, вас - Вандий, и я здесь по делу. Причем делу очень важному. Не терпящему отлагательств. - лучик света из окна вырвал из затаившегося в углу мрака лицо неведомого Аверрэна. Вандий успел разглядеть ястребиный профиль своего собеседника - большие, горящие багровым пламенем, глаза, прямой нос, нереальный шрам тонких губ, высокий лоб и на этот раз вполне реальный шрам на нем. Возраст же Аверрэна, на взгляд Вандия метался от 35 до 45 лет. Зрелый мужчина, в самом соку.
   - Хорошо, к делу. - Вандий не стал спрашивать о том, откуда этот ястреб Аверрэн знает его имя. Если дело срочное и не терпящее отлагательств, значит, к делу.
   - Что ж, я рад, что вы поняли ситуацию. Суть в том, что вы не должны ходить сегодня в замок лорда Йереминда.
   - ...Почему!?
   - Если вы не остановитесь и все же решите штурмовать замок лорда Йереминда, то умрете. Думаю, вы сами пришли к такому же выводу. Даже вам то, во что превратился лорд Йереминд, не по зубам. И ваша героическая смерть, достойная порядочного места в любой балладе или сказании, будет не нужна никому, кроме Мрачного Демиурга. - Вандий вздрогнул. Нет, не оттого, что его испугала своя участь, нет - он уже давно все для себя решил. Его удивило другое - откуда Аверрэн знает истинное имя врага? Кто он такой, и какие еще тайны ему открыты? Ответов нет.
   - Не пытайтесь меня переубедить, гердиль (обращение одного мужчины (воина) к другому, что-то вроде "сэр") Аверрэн. Я все для себя решил. Все, абсолютно все. И никто меня не переубедит.
   - Гердиль Вандий, вы что, не понимаете?! Осколочные Земли без вас все равно что черепаха без панциря! Нет практически непробиваемой брони, есть только большой, по ошибке еще живой, кусок мяса. Иди и бери. - Аверрэн говорил спокойно, но в его глазах разгорался настоящий багровый костер. - Кто встанет на защиту Осколочных Земель? Кто станет новым панцирем для черепахи? - вопрос упал на ребро. - Никто. - горько усмехнулся странный гость.
   - Э, мне начинает казаться, что вас послал мой друг Владеющий! Помнится месяц назад, когда я находился в его башне на острове Ир-Кад, он приводил мне те же доводы. Правда, сравнивать наш мир с черепахой, а меня - с ее панцирем, он как-то не додумался. - усмехнулся Вандий.
   - Пламенный вас забери, вы прожили 78 лет - довольно неплохой жизненный срок, и все равно разуму в вас столько же, сколько было 55 лет назад, когда вы бегали от Единых (увы, объяснение данного слова частично убьет интригу в отношении Аверрэна, однако умный и внимательный человек итак все поймет)! - "Вот ты и проговорился! Ясно теперь, откуда у тебя корни растут" - подумал Последний Хранитель. - Вы упрямы как высокогорные герды с острова Байх! Неужели вы не понимаете, что своей гордостью ставите под смертельный удар все Осколочные Земли! - теперь Аверрэн уже не сдерживал себя, волна эмоций захлестнула его.
   - Во-первых, гердиль Аверрэн, я не трус, чтобы отступать перед самым лицом противника! А во-вторых, я привык сам исправлять свои ошибки. - брови Вандия нахмурились, лицо погрустнело, затем сжалось в яростную гримасу. Опешившему от его слов Аверрэну Вандий бросил: - Разговор окончен. - и не спеша, с достоинством расплатился с Усатым Ро, а затем прошествовал к выходу.
   Свежий ветер, гулявший на улице, обхватывал Вандия, бил его, а тот лишь еще больше подставлялся могучему дыханию свободной стихии. Его серый плащ развевался на ветру, и этот же ветер гулял и пел в душе у Вандия. С него будто сняли многолетние оковы, он был словно узник, выпущенный на волю после нескольких десятилетий заключения.
   Тракт услужливо расстелился под ногами Последнего Хранителя. Безоблачное небо над головой, огромный кругляш солнца в небе, сильный ветер и целый мир под небом. И ты, ты тоже под небом! Ты тоже есть в этой безумной схватке, схватке вечной и незыблемой, как само Несдавшееся! Ты - Вандий, Последний Хранитель Осколочных Земель, и этот день - твоя песня! Песня клинка, рассекающего вражескую плоть! Песня клинка, пьяного от чужой крови!
   Казалось, весь мир вокруг него поет. "Если уж мне суждено умирать, то этот день подходит как нельзя лучше" - отметил человек в сером плаще и зашагал дальше. Призраки Кендорских гор огромными громадами надвигались на Вандия. "Все. Уже скоро" - бессвязно подумал Последний Хранитель.
  
   ***
  
   Перевал через Кендорские горы выдался на редкость легким. Он даже не был настоящим перевалом, этот кусок тракта, проходящий прямо через самую невысокую из гор. Здесь находились Врата Кендора - высокие, в пять тагов, а шириной так вообще в десять, из белого камня, созданные еще при первооткрывателе и первом лорде этих мест Кендоре великими мастерами-гердами.
   Днем ворота были открыты, но тем не менее четверка стражников в зеленых плащах проверила Вандия. Тот заметил - из-за теплой весенней погоды стражи сняли доспехи. Если бы он хотел прорываться через Врата Кендора, то сделал бы это без особого труда. Но Последний Хранитель избрал другой путь.
   С пологих и лесистых склонов Кендорских Гор открывался прекрасный вид на лежащую внизу долину. В ее центре располагалось озеро, вокруг него разросся город - небольшой, и невзрачный, типичный провинциальный городок любого из Тринадцати Островов. Крыши невысоких домишек то тут, то там мелькали перед глазами Вандия. Целое море невысоких серых домишек лежало перед ним. "А ведь Гизан - этот город - столица острова" - мелькнуло в седой голове.
   Лишь несколько крупных зданий вырывалось из общей серости: местная церковь, чей Вонзенный Меч (Вонзенный Меч - символ Единого и Нерушимого, похож на крест; Вонзенный меч - меч с очень длиной гардой, лежащей поперек меча, сам меч вонзен вниз острием, чаще всего острия как такового вообще нет, меч просто кончается, оставаясь одинаковой ширины) сверкал в небесах, библиотека, построенная в стиле "готик", самом современном на Тринадцати Островах, своей громадой пыталась хоть как-то просветить весь люд и нелюд (били здесь и такие) Гизандора, да замок лорда, чьи угрожающие шпили целили в сокрытые ныне звезды.
   Туда и надо было попасть Вандию.
   Он вздохнул и начал спускаться к городу.
   Гизан никем не охранялся - если кому и могла понадобиться такая глухомань, как Гизандор, то линией обороны, которую предполагаемые агрессоры должны были взять, была сеть сторожевых башен, раскинувшихся на склонах и плоских вершинах гор Кендора.
   Последний Хранитель без проблем вошел в город. Ему надо было идти на восток, ведь именно там, за озером, располагался замок Йереминда. При этом Вандию требовалось найти любой потайной путь к замку, ибо главная дорога к нему, все тот же Тракт, нещадно охранялась.
   Однако сначала требовалось пойти по Тракту. И человек в сером плаще пошел. По сторонам он не смотрел - Вандий бывал в таких "центрах мира", по сравнению с которыми этот городишко все равно что песчинка против горы.
   Поток людей, одинаковый для всех городов, размеренно тек по Тракт, пронзавшему Гизан с запада на восток. Человеку в сером потребовалась одна секунда, чтобы влиться в эту толпу. Казалось, все население этого городка вывалило на улицы и сейчас бродит по ним в составе вот таких вот толп. Что ж, в толпе у Последнего Хранителя больший шанс остаться незамеченным.
   Через полтора часа Вандий дошел до берега озера. Сине-прозрачная гладь лежала перед ним, но его внимание привлекло другое. Прямо за озером мрачным призраком висел силуэт замка лорда Йереминда, полурастворенный в жаркой дымке, исходящей от озера.
   Главная дорога на восточную сторону города, в район, где жили много более обеспеченные люди, чем западники, проходила по мосту, перекинутому через озеро. Но в конце моста стоял дозор стражников, да и главный вход в замок серьезно охранялся. Следовало поискать обходной путь.
   Обойдя озеро справа, через дома, Последний Хранитель оказался перед самим замком. Обходной путь к нему преграждали многочисленные строения, вольготно расположившееся в тени лордского замка. Приходилось идти через дворы, а Вандий это не любил. Повышалась вероятность быть кем-то замеченным, да и наверняка кто-нибудь из горожан поднял бы крик, увидев, как кто-то в сером пробирается через его, горожанский и честным трудом построенный, двор. Но другого выхода не было, и Вандий уже было решил идти, как вдруг заметил таверну недалеко от замка. Прижатая к тракту, она маяком светила перед Вандием. Конечно, как он сразу не догадался! Ведь в любой таверне может найтись кто-то, знающий что-то, кому-нибудь другому не известное!
   Естественно, Вандий отправился прямо к таверне.
   Потрескавшаяся вывеска сообщала, что данная таверна, носящая гордое название "У Фари", обещает предоставить любому путнику знатную еду и спокойный сон. Последний Хранитель пробежал глазами по вывеске, усмехнулся и толкнул входную дверь.
   В зале было светло. Солнце, разъярившееся к середине дня, раз за разом посылало свои лучи вниз, на грешные земли. Малая их толика попадала сюда, в зал таверны. Впрочем, этой толики с головой хватало для того, чтобы изгнать из самых мрачных углов затаившуюся там тьму.
   Большинство столов и скамей пустовало - постояльцы или уже съехали, или отправились в город по делам, ну а местные мужики собираются здесь только вечером. Но Вандий приметил кое-кого, сидящего в самом дальнем углу. Странная личность, его темный плащ сливался с полумраком темного угла, не давая разглядеть фигуру и лицо.
   Вмиг оказался Вандий у самого дальнего стола. Усевшись напротив закутанного в плащ существа, он спросил:
   - Ждешь заказа?
   - Может, и жду. - голос у существа был неприятный, резкий, скрипучий и одновременно шипящий. Нечеловеческий голос.
   - Тогда у меня есть к тебе дело. - говорил Вандий.
   - Дело? - казалось, нелюдь оживился.
   - Да. Слушай: мне нужно попасть в замок лорда. Естественно, тайным путем, минуя стражу и дозоры. Цена - десять золотых имперцев (имперец - очень редкая, ценимая и дорогая монета. Имперцы являлись валютой Старой Империи, и на данный момент их очень и очень мало, в отличии от основной валюты Осколочных Земель - золотых драконеров, ранее бывших основными в Новой Империи, чей герб - дракон).
   - Хм...Дело стоит оплаты. Ладно, я согласен. - Вандий с удивление взглянул на собеседника. Насколько он знал таких существ, они не могли не поторговаться.
   - Что ж, по рукам? - предложил Последний Хранитель.
   - По рукам. - откликнулся нелюдь, протягивая Вандию руку, вытащенную из-под плаща. Последний Хранитель пожал толстенькую и короткую руку, с такими же толстыми и короткими пальцами.
   В следующий миг существо спрыгнуло со стула и, опять закутавшись в плащ, пошествовало к выходу. Солнечный свет высветил его фигуру, и Вандий смог получше его разглядеть. Как и всякий дайгин, он был невысок, не более 7 дигов, и. как и любой уважающий себя дайгин, был с ног до головы закутан в здоровый кусок черной материи, скрывающей под своим покровом все тело и почти все лицо карлика. Показаться на людях (и на других народах) без этого покрывала считалось для дайгинов величайшим позором.
   Дайгин повел Вандия влево от озера. Они шли через дома и дворы, рискуя нарваться на какого-нибудь особо злого жителя. Но никто не обращал на них внимания, и Последнему Хранителю уже начало казаться, что дайгин каким-то образом отводит глаза тем, кто смотрит на них. Однако верить в это Вандий не мог, ибо по его данным, магов на Осколочных Землях оставалось не больше десятка.
   Наконец они остановились рядом с каким-то заброшенным сараем. Вокруг них, сколько ни смотри, находились одинаковые до боли дома, разделенные лишь одной узенькой тропкой. Район бедноты, и лорд даже не удосужился создать здесь некое подобие улиц.
   В руках дайгина мелькнуло что-то металлическое, холодным светом блеснувшее на солнце. Затем карлик, закутанный в черное, обратился к Вандию.
   - Здесь, - он указал на сарай, - находится один из потайных ходов в замок. Вернее, здесь находится не начало этого хода, а лишь спуск, прорытый моим отцом. Сам ход тянется от замка до порта Орен на восточном берегу. Так вот, сейчас ты даешь мне аванс в размере пяти имперцев от всех десяти, и я провожу тебя этим ходом. В замке ты даешь мне оставшиеся пять. Ясно?
   - Ясно. Держи. - Последний Хранитель протянул дайгину пять монет. Вандий с трудом расслышал, как его проводник выдохнул и зашуршал плащом.
   Открыв сарай ключом, дайгин прошел вперед сам, что было странно для этого народа, и застыл, ожидая Последнего Хранителя. Тот не мешкал.
   Внутри сарая было темно. И тесно. Но дайгин-проводник Вандия не стал зажигать лампы, не стал он и что-либо двигать, освобождая пространство. Он лишь рванул на себя какой-то люк в полу, схватил попавшуюся под руку лампу и не говоря ни слова, рухнул вниз. Последнему Хранителю оставалось только последовать за карликом.
   Первым, что почувствовал Вандий, спустившись вниз, было глухое ругательство дайгина. В сарае тот взял неработающий фонарь, и теперь расплачивался за это. Не говоря ни слова, Последний Хранитель вытащил из ножен свой меч.
   Яркий свет озарил земляные своды подземного хода. Меч Хранителя разрезал мрак подземелья, и дайгину оставалось лишь вскрикнуть от удивления. Видимо, не ожидал он, что его наниматель окажется Последним Хранителем этого мира. Однако карлик быстро справился с эмоциями - дайгины славились своим самоконтролем. Но вообще-то дело было не в этом. Просто за плащами карликов, скрывающими своих хозяев почти полностью, нельзя было различить, что испытывает сейчас дайгин.
   Они двинулись в путь молча. Даже звуки шагов тонули в многолетней тишине подземного хода. Последний Хранитель знал, что этим ходом очень давно не пользовались. Построенный на случай переворота и смены власти, он никому не был нужен в спокойные времена, воцарившееся на Гизандоре с приходом дедушки нынешнего лорда. Однако в скором времени жизнь на Гизандоре превратится в сущий ад...Если, конечно, Вандий потерпит поражение.
   Было неприятно осознавать, что твоя спина ничем не прикрыта - ход тянулся в обе стороны на многие гартаги, и в любой момент сзади мог подкрасться враг. Вандию оставалось надеяться, что про ход никто не вспомнит.
   Через 40 минут путь под землей был окончен. Ход начал стремительно подниматься вверх, и вот Последний Хранитель вместе с дайгином уже стоят около небольшой дверцы. Меч в руке Вандия светит еще сильнее, и он сам также напряжен до предела. Ведь за этой дверью кроется его смерть, и там же кроется его шанс, его жизнь. И от того, что перевесит, зависит слишком многое.
   - Вот и все, держи свои деньги. Прощай.
   - Прощай. - сказал дайгин, пряча монеты, и тут же скрылся во мраке подземелья. "Ему, наверное, будет трудно идти в темноте" - подумал Вандий, и вдруг заметил, как от него удаляется дайгин, освещая фонарем стены. Ухмыльнувшись, Последний Хранитель окрикнул дайгина.
   - Эй, постой! - и побежал вслед за ним, хотя карлик, вместо того, чтобы драпануть со всех своих коротких ножек, внезапно остановился. - Слушай, я дам тебе еще десять имперцев, если ты проводишь меня к покоям лорда.
   - Пятнадцать. - не терпящим возражений тоном ответил дайгин. - И пять из них - сейчас.
   - Хорошо. Пошли.
   И они двинулись вперед.
  
   ***
   Просторный зал был едва освещен неверным светом свечей, неуместных в комнате - зачем они нужны средь бела дня? Однако в следующий миг пробил час свечей - два слуги закрыли все окна, зашторив их. Зловещий мрак сразу же вполз в комнату. Огненное мигание свечей рисовало на стенах ужасные тени.
   Зашлась искрами пентаграмма на полу.
   Сразу потяжелел воздух.
   Множество блуждающих теней сошлись в одну.
   Слуги с ужасными криками выбежали из комнаты.
   Из мрака, в один миг вползшего и заклубившегося, сложился чей-то неясный призрак.
   Но тут распахнулась единственная дверь в зал.
  
   ***
  
   Вандий не сомневался - его час пришел. С трудом распахнув дверь, он ввалился в зал. Тьма тут же резанула его по глазам, но светящийся меч коршуном воспарил над мраком. Не теряя ни мгновения, Последний Хранитель начал затаптывать и стирать нарисованную углем пентаграмму. Застывший у двери дайгин, непонятно почему еще не убежавший (деньги-то получены), внезапно бросился помогать.
   Призрак в центре зала начал таять, мрак в комнате стал отступать. Высоко подняв клинок, последний Хранитель бросился в атаку. Сверкающая молния клинка, уже готовая вспыхнуть над призраком, остановилась. Повелителя этой молнии, Последнего Хранителя Осколочных Земель Вандия сжало мертвой хваткой. Не ударить, не сдвинуться с места.
   Смелый дайгин тем временем продолжал стирать пентаграмму, не обращая ни на что внимания, и до поры до времени ни что не обращало внимания на него.
   Погасли свечи. Мрак начал повторный штурм. Призрак ожил.
   Ледяное копье, невидимое глазом, вонзилось в Последнего Хранителя. Боль потекла по его жилам вместо крови, боль, первозданная и вечная. Глаза его готовы были вытечь из глазниц, испарившись, вены хотели взорваться, а разум, казалось, горел в Бесконечном Пламени. Вандию хотелось распасться на мириады частиц, разлететься по Великому Ничто и вонзиться в Сердце Таэр-Рендэля, что является основой мироздания.
   Но он бы не был Последним Хранителем, если бы не сумел собрать себя в кулак.
   Сжалась рука на мече, пропуская в зачарованную сталь всю силу. Проступили на ней скрытые руны, зажглись они светоносным огнем. Меч взлетел вверх.
   Сердце Вандия замерло, чтобы никогда больше не ожить. Последние выпущенные им реки крови влились в Последнего Хранителя, как вливается в мертвую почву пустынь дождь, как вливается в горло умирающего целительный эликсир. Как вливается в мертвую сталь живая кровь.
   Душа Последнего Хранителя сжалась, рискуя быть смятой Мраком и Болью. Но Вандий держался, хотя держаться ему оставалось всего несколько секунд. И тут он в поисках сил залез столь глубоко в себя, столь сильно напряг он свой кипящий разум и свою добиваемую душу, что не выдержали глубинные запоры, сдерживающие тот Ужас, что живет в каждом Хранителе. И Последний Хранитель не выдержал - его внутренний Демон вырвался наружу, И Вандий в последней агонии пока еще принадлежащей ему души сжал рукоять меча, круша в пыль ее металл, и направил меч во врага. Он не кричал, нет, он не произносил заклятий и не обещал Врагу великую кару. Вандий, Последний Хранитель, всего лишь нанес удар. И призрак, сотканный из мрака, призрак столь могучий, что одним пронзительным ударом он убил Последнего Хранителя, существо, в коем причудливо сплелись многие великие силы, дрогнул. Посланный вперед отвердевшей в смерти рукой светящийся клинок вонзился в призрака, оставив в нем порядочную дыру.
   И Мрачный Демиург, порождение иных миров, Титан, нашедший в Ортьире то, что ему не удалось отыскать в других местах - огромное поле битвы, навсегда запомнил смертельный оскал Вандия. Горящие кровью огромные глаза. Обнаженные зубы, сжатые в бессильной ярости. Шрамы, пылающие шрамы. И выброшенный вперед сверкающий меч, со смертью хозяина ставший пылающим.
   И Ужас, спрятанный внутри Последнего Хранителя. Ужас, обретший свободу и волю.
   Ужас, который оживит извечного Врага Мрачного Демиурга.
  
   ***
  
   Некто, чье имя было Альд, вздрогнул и проснулся. Чей-то смертный оскал еще висел в глазах. А в разуме уже возник новый образ - исполинский призрак, сотканный из мрака, чей взгляд испепелял кости, сжигал разум и выпивал душу. Альд вспомнил, и рука сама собой сжалась на мече, а в глазах начал гореть пламень.
  
   ***
  
   Дайгин, сокрытый черным плащом, выбирался прочь из замка. Слуги Йереминда и сам лорд, не просто лорд, а Лорд Мрака, могли заметить карлика. И именно по этому он шел по потайному ходу, направляясь в порт. Того, что он увидел в замке, было вполне достаточно, чтобы покинуть проклятый Гизандор и уплыть куда-нибудь подальше. Например, в Ваэлтор, ведь там находилась одна из Тайных Гильдий Дайгинов.
   Короткие ноги карлика быстро-быстро застучали по земляному полу. Надо было спешить, ведь кто знает, когда Йереминд и его слуги захотят проверить этот ход...
  
   ***
  
   Альду было страшно, по-настоящему страшно. Пугающие образы раз за разом всплывали в мозгу, и рука в ярости сжималась на рукояти клинка. Он, Альд, не был великим героем, чтобы противостоять дьяволу, и другим страшным силам. И ему, Альду Каер-рину, оставалось лишь в ярости хвататься за клинок, готовясь к страшным последствиям.

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"