Magnifiko Giganticus: другие произведения.

Летописи Осколочных Земель(Часть 2)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:


   Глава 2.
   "Ничто в этом мире не случайно".
   Олли Квиндер, Вельзенский (Вельзен - город на Фаэдине) Мудрец
  
   1567 год от Соглашения Тринадцати, 7-ой день Месяца Клинков (3-ий, последний месяц весны), Тарвен
   Альд Каер-рин не знал, на что надеется, когда ступал на борт корабля. Позади, за его спиной, оставалось все - родичи, Серебряные Башни (город на Тарвенских землях), земли предков, приятели, а впереди была лишь неизвестность, пугающая и манящая. Кто знает, что его там ждет? Враги или друзья?
   Но пути назад нет. Все мосты были сожжены вчера, в уютной гостиной родного дома, в тесном семейном кругу. Родные встретили его решение холодными штыками молчания, и тяжело поднявшийся отец своими "Иди куда хочешь, хоть в пасть Тьме" добил Альда. И теперь он, Альд, один в целом мире, большом и жестоком. Один, как ветер. Один, как океан. Один, как...
   "А, к черту!" - мысленно оборвал себя Каер-рин. Жалость к себе - плохой спутник. Да, он один, но так даже лучше. Свобода, полная свобода лежала теперь перед ним. Иди куда хочешь, делай что хочешь, общайся с кем хочешь...Пока хватит золотых.
   - Руби! - команда капитана и звук нескольких топоров, одновременно вспорхнувших и упавших на швартовые канаты, выдернули Альда из засасывающего омута невеселых мыслей. Он встряхнулся и пристально взглянул на родной Тарвен, пытаясь охватить взглядом весь остров. Его родная земля, земля предков...Здесь он родился и жил, здесь учился и читал древние предания и сказания, здесь нашел Кинжал, здесь встретил Эйдиль...Он должен помнить это. Должен...
   Круглобокий силуэт корабля уходил прочь, в вольную морскую синь, уходил и уносил туда с собой Альда вместе со всеми его надеждами и страхами. Корабль уходил вдаль, и вместе с ним безвозвратно уходил прежний Альд.
   Вскоре кораблик как призрак растаял в морских волнах.
   Где-то там, вдалеке, к неведомым берегам плыл Альд Каер-рин...
   *****
   Чужая земля встретила Альда холодной стеной дождя. Тысячи и миллионы струй протыкали его насквозь. Серые небеса погано давили на душу и разум, вгоняя в хандру, и свирепый ветер вторил им, раз за разом натыкаясь на его алый плащ. Лужи под ногами противно хлюпали, а грязная жижа никак не хотела выпускать из своих объятий его сапоги.
   И так все те три дня, что он провел здесь, на Ваэлторе.
   ...Прибыв в Порт-Ваэд 16-го вечером, Каер-рин сразу же пошел искать подходящую таверну, где можно было бы переждать ненастье. Такая нашлась, ее имя было "Приют в тепле". Найдя кров, Альд собирался завтра, 17-го, отправиться в Тарэд-Кир. Но госпожа Удача зло посмеялась над ним. На следующий день ливень зарядил с тройной силой, но отступать было поздно. Он поехал. Конь уныло месил дорожную грязь, вокруг тоскливо стучал дождь, и этой преисподней не было конца. Слава Богу, вечером ему огнями домов небольшой деревеньки Серово улыбнулась сама Фортуна. Наскоро отдохнув, он собрался с силами, и 18-го совершил марш-бросок до Тарэд-Кира.
   И вот он здесь.
  
   1567 год от Соглашения Тринадцати, 2-ой день Месяца Клинков (2-ое мая), Ваэлтор
  
   Бил ливень. Пронзительные мокро-липкие струи втыкались в человека, и даже мокрый алый плащ не мог помочь. Намок и отяжелел капюшон, сапоги хлюпали по лужам. Серые небеса, казалось, ухмылялись, щедро окатывая человека в алом новой порцией дождя.
   Но тот лишь поглубже натянул капюшон и пошел дальше.
   Он прибыл на Ваэлтор вчера утром, первого дня Месяца Клинков. Мрачный и настороженный, он резко выделялся среди яркого солнечного дня. Впрочем, к вечеру природа вошла в его положение. Когда он покидал Порт Ваэд, яростные струи дождя хлестали ему в спину.
   Ночь в небольшом деревенском трактире, когда вокруг бушевала гроза, лишь усилила его мрачность. Образы в разуме и душе оживали с новой силой.
   Утро не принесло облегчения. В дорогу к Тарэд-Киру, крупнейшему городу Ваэлтора, его сопровождали мелкий дождик и свинцовые небеса. Во время пути дождик превратился в ливень, а небеса лишь наливались тяжестью, грозя рухнуть на него и всех остальных жителей Осколочных Земель.
   И вот он в Тарэд-Кире. Теперь бы поскорее в какую-нибудь уютную таверну, где есть горячий очаг, гердов (герды - народ Осколочных Земель) эль, и...Нет, со слабым полом придется повременить.
   Улицы были пусты, лишь он, в своем алом плаще и вызывающе торчащем из ножен дедовым мечом бродил по покинутым улицам в поисках подходящей таверны.
  
   ***
  
   То же время, то же место
  
   Спокойно и уютно потрескивали поленья в здоровенном камине у стены. Язычки пламени танцевали на каменной сцене, озаряя лица сидящих вокруг очага.
   Загадочный полумрак царил в главной зале таверны. Густой табачный дым залезал в ноздри и не хотел оттуда вылезать. Тут и там слышались громкие возгласы и крики. Везде господствовал знатный шум и гам, и не было такого местечка, где можно было спокойно посидеть и говорить, а не орать друг другу в уши.
   Зал был переполнен - кому была охота выходить в такую погоду на улицу? Гораздо приятнее сидеть в теплой, уютной таверне, попивать глинтвейн и слушать, как за окном барабанит ливень.
   Внезапно прервалось веселье. Настежь распахнулась массивная дубовая, с железной окантовкой, дверь. Пронзающие душу завывания ветра резанули уши постояльцам таверны. Ворвавшийся в зал холодный воздух заставил всех поежиться и получше закутаться в одежды.
   И тут в огромном дверном проеме показалась не самая высокая фигура. Некто в плаще стоял на пороге, обдуваемый всеми ветрами и пронзаемый всеми дождями. Сзади развевался на ветру алый плащ, из ножен, висящих на поясе, хищно высовывался клинок. В руке нежданный гость держал поводья от лошади. Та заржала где-то рядом.
   - Извольте отвести мою лошадь в стойла. - проговорил человек, застывший на пороге. В образовавшейся тишине был ясно слышен его голос. - Я не нашел грума.
   - Хорошо. - откликнулся трактирщик, появившийся откуда-то из глубины зала. Его звали Гердиль Тарр, он был высок и могуч, и ранее был рыцарем. Какому ордену он служил и с кем сражался, оставалось неизвестным. Сэр Тарр не любил говорить об этом. - Эй, Одрик! Для тебя есть работа. Отведи лошадь доблестного гердиля (Гердиль Тарр любого мужчину с мечом называл доблестным гердилем - видимо, сказывалось рыцарское прошлое) в стойла, напои и покорми ее. И ты еще получишь за отлынивание от работы! - напоследок рявкнул могучий рыцарь на долговязого паренька. Тот, когда проходил мимо гостя, окинул того злым взглядом.
   - Не надо было с ним так строго. - сказал вошедший.
   - Если я буду позволять прислуге такие вольности, во что превратится моя таверна? - ответил Тарр, оглядывая незнакомца, вошедшего в зал. Свечи вырвали гостя из объятий мрака, осветив фигуру и лицо. Он был молод, не старше двадцати с небольшим. Невысок, чуть ниже среднего роста, крепок и широкоплеч. Лицо было умным и честным, большие карие глаза сверкали огнем юности. Впрочем, проницательный человек мог бы разглядеть мрачные тени, притаившиеся в них. Прямой, но чуть вздернутый нос смотрел вперед, изгибались брови над глазами, блестел от высыхающих капель дождя высокий лоб мыслителя, прикрытый ниспадающими темными прядями волос. Кровавым росчерком алели губы. Короткие темно-русые волосы хаотично торчали в стороны. В облике юноши выделялся выдвинутый из ножен меч, бросающий вызов всем, кто хотел подраться. - Что пожелает доблестный гердиль? - обратился старый рыцарь к парню, и в его голосе послышались презрительные нотки, особенно когда он говорил два последних слова. Тарр презирал таких юнцов, что бродят по дорогам Осколочных Земель и пытаются изображать из себя странствующих рыцарей. Что ж, Тарр видел настоящих рыцарей в адовом пламени Войн Химер 40 лет назад. Рыцарей, что не выставляют напоказ торчащий из ножен дедов меч, нарываясь на драку. Рыцарей, что не пьют вино в кабаках дни напролет, прожигая родительские деньги. Рыцарей, что не кричат о справедливости и чести каждый миг, потрясая мечом. Тарр видел настоящих рыцарей, не ублюдочных юнцов, якобы борцов за справедливость, которые если с кем и сражаются, так это с друг другом, махая мечами везде, где встретятся. И не прожженных подлецов и интриганов, что носят пышные гербы своих орденов и норовят ударить в спину в борьбе за власть. Таких не было на Войнах Химер. Были там другие, те, кто проявлял действительно рыцарские качества, каждую битву проходя испытания доблести, храбрости и чести. Но войны всегда забирают самих лучших. И вот на смену настоящим воинам, истинным рыцарям, с которыми можно отправиться хоть в преисподнюю на встречу с Бесконечным Пламенем, приходят вот такие, как этот парень.
   - Горячей еды и эля получше. Принесите вон к тому столу. - парень указал на длинный стол, за которым сидело около десятка посетителей, но несколько мест все же были свободны.
   - Хорошо. - трактирщик отдал необходимые распоряжения лугам и ушел.
   Парень же пошел к выбранному столику. Люди будто бы расступались перед ним, но он этого не видел. Мысли его витали где-то далеко отсюда, и он был целиком в их власти.
   Алый плащ висел за спиной, раскрывая глазам постояльцев суровое лицо парня, модные и прочные кожаные штаны черного цвета, черную же кожаную куртку с нашитыми на нее стальными бляхами, и меч, красноречивой угрозой висящий на поясе, полувытащенный из ножен. Сталь зловеще сверкала, распугивая постояльцев и расчищая дорогу своему хозяину.
   Когда он сел за стол, то спокойно евшие люди внезапно замерли и как-то бочком подвинулись, освобождая место парню в алом. Тот даже не посмотрел в их сторону - он был погружен в себя, оставаясь наедине с мрачными мыслями. Усевшись на стуле, он стал ждать заказа.
   ...Он пришел на Ваэлтор в поисках своего главного врага, такого же бродячего рыцаря, как и он сам. Триден, так звали этого ублюдка, и парень в алом с черным ненавидел его всей душой. Причины...Их было много. Два бродячих рыцаря не раз встречались за те несколько лет, минувших с момента начала их странствий. Почти каждая встреча заканчивалась дракой, дракой знатной, когда каждый сражающийся хочет убить противника. Но судьбе до поры до времени хотелось видеть в живых обоих.
   В отличии от парня в алом плаще.
   Принесли заказ. Парень поднял голову.
   - Ваш заказ. - проговорила официантка, чего-то ожидая. Парень окинул ее изучающим взглядом - ничего особенного - а затем дал несколько монет, и, взяв кружку, отпил немного эля.
   Эль оказался вполне неплохим. Конечно, тот волшебный напиток, что варят герды в горах Байха, несравним с этим, но пить можно. И даже нужно. Парень накинулся на еду - он целый день ничего толком не ел. Лишь когда тарелка опустела, а весь эль был выпит, мрачные мысли отпустили парня.
   Ненадолго.
   Поев, рыцарь в черном и алом решил осмотреть залу таверны. Ничего особенного в интерьере не было - камины, скамьи, стулья, столы и свечи с факелами - но парня привлекало не это. Он рассматривал тех, кто наполнял зал таверны, как сельди наполняют бочку. Десятки человеческих и нелюдских лиц мелькали перед глазами, но бродячий рыцарь остановил свой взгляд на одном. Суровое, все в шрамах, оно напомнило ему кое-что. Один образ, который он с радостью бы забыл.
   Мрачные мысли вернулись обратно. То, что преследовало его последние пять дней и сейчас ненадолго отступило, вернулось опять. Рука парня сама собой потянулась к мечу, а в голове рыцаря мелькали самые черные мысли. О Пламенный, почему его преследуют эти образы, почему рука начинает в ярости хватать меч, едва в голове всплывет образ призрака и смертный оскал!? Откуда страшная ненависть к призраку и эта странная злость по отношению к оскалу!? Что это за образы, кто эти твари!? Почему он видит их!?
   Рыцарь в черном и алом, чье приятное лицо искажала ярость и злость, поднялся со скамьи. Гомон и шум зала внезапно тысячами стрел вонзились в его разум. Он прошел в глубь зала. Ему был нужен трактирщик, ведь он собирался снять здесь комнату.
   Старый Тарр находился за стойкой, у западной стены зала. Вход в трактир был с юга.
   - Что нужно доблестному гердилю? - проговорил трактирщик, по-прежнему с гнилым слоем презрения.
   - Извините за беспокойство, но я решил взять комнату. - вежливо проговорил парень. - Есть свободные?
   - Увы, нет, господин... - Тарр замялся. Наверняка ему было интересно узнать имя этого парня.
   - Альд - вот мое имя. - произнес рыцарь в черном и алом.
   - Что ж, гердиль Альд, свободных комнат нет.
   Парень повернул и отошел в сторону. Нет комнат. Жаль. Придется опять бродить по пустому городу в поисках другой таверны. Альд получше завернулся в плащ и двинул к выходу.
   Чья-то рука бабочкой вспорхнула над плечом бродячего рыцаря и пребольно пала. Альд в ярости развернулся, на ходу вытаскивая меч. Он не ожидал удара, и теперь был удивлен и разъярен. С его уст готовы были сыпаться проклятья.
   Ему не дали развернуться. На полуобороте рыцарь в черном и алом словил еще одну бабочку боли, на этот раз лицом. Удар был силен, но парень устоял. Выхватив меч, он все же развернулся лицом к неведомому врагу.
   - Альд Керинн. Вот мы и встретились. Я, как и ты, давно искал момент для настоящей схватки. - голос был холоден до невозможности, так мог говорить только тот, для кого Альд был смертельным врагом. Впрочем, они действительно были врагами, Альд, невысокий, но крепкий, в черном и алом облачении, и Триден, чуть выше среднего роста, широкоплеч, как и сам Альд, в коричневом плаще и зеленом камзоле. - Лишь один из нас должен выжить.
   - Да. Только один. И я надеюсь, что этот вопрос решится здесь и сейчас. - ответил Альд. - Небеса выберут лишь одного.
   - Предположим, выберут не небеса, а острие моего клинка. Но хватит. Настало время схватки.
   - Что ж, давай скрестим мечи. У меня больше нет сил глядеть тебе в лицо и не иметь возможности как следует врезать тебе. К оружию! - Альд в отчаянном броске попытался достать противника своим мечом - длинным, типично рыцарским, с рукоятью длиной в 1 хаарл (15 см) и клинком в 8 дигов (80 см). В неверном свете свечей зловеще блеснула руна "А" на эфесе меча Альда.
   Триден был отличным фехтовальщиком, и среагировал мгновенно. Его вороной меч, похожий на меч Альда, вылетел из ножен и столкнулся с чужим клинком. Два бродячих рыцаря закружились в смертельном хороводе. Толпа немедленно разошлась, создав порядочных размеров круг. Все стояли и смотрели за поединком, никто не собирался лезть разнимать дерущихся. Таких, как Альд и Триден, не любили в тавернах. Их вообще не любили - их мечи отпугивали простых горожан, да и сами бродячие рыцари подчеркивали свое особое положение "борцов за справедливость". Правда, чаще всего несправедливость являлась в лице другого такого же "рыцаря".
   Засверкали мечи. В толпе слышались голоса, самые предприимчивые делали ставки. В самом же кругу для поединка было тихо. Альд и Триден молчали, сосредоточившись на схватке.
   Сверкающей вспышкой мелькнул клинок Альда, но Триден знал свое дело. Его меч сверкнул навстречу. Зазвучал громовой звон стали. Альд ударил еще раз, рубящим ударом сверху. Зловеще сверкнул меч, Триден ушел от удара. Рыцарь в черном и алом наседал, Триден отходил. Его коричневый плащ так и мелькал вокруг. Видимо, враг Альда ждал, пока Керрин выдохнется. Но тот прекратил атаковать. Он знал свои возможности.
   Секундная передышка - и в атаке уже Триден. Его выпады были остры и сильны, его защита была непробиваема.
   Клинок Альда сверкал то тут, то там, машиной отбивая постоянные выпады Тридена. Времени для контратак не было, хотя Триден несколько раз оставлял небольшую прореху в своей защите. Но рыцарь в черном и алом знал - это ловушка.
   Несколько минут подряд Триден постоянно атаковал. Альд храбро защищался, крутя мечом, словно охватывая им воздух. И тут его враг открылся. Причем - Керрин чувствовал - по-настоящему. Сильно вспотевший, уставший, он все равно ударил. Изо всех сил, рубя что есть мочи.
   Коричневый плащ Тридена взметнулся над хозяином, когда тот уходил от удара. Альд бил мощно и почти наверняка, но его удар лишь задел Тридена, оставив на его камзоле кровавый след.
   Зато удар Тридена не оставил камня на камне от защиты Альда. Его выпад серьезно повредил Альду правую руку, руку, где рыцарь в черном и алом держал меч. Следующий удар юноши в коричневом пришелся по ногам. Альд подпрыгнул, и, не удержав равновесия, упал. Триден змеей подскочил к поверженному, и приставил к его горлу острие меча. Рыцарь в коричневом уже собрался перерезать глотку своему противнику, но тут произошло нечто.
   - Стой! - раздался громогласный возглас где-то за спиной у Тридена. Тот отвлекся, и этой секунды хватило Альду, чтобы вскочить на ноги и занести руку для удара. Но удара не последовало. Рука рыцаря в черном и алом внезапно замерла, и Триден успел отскочить.
   Тут между двумя бродячими рыцарями встала могучая фигура трактирщика.
   - Хватит! Здесь не место для выяснения отношений. И, к тому же, этот парень, - Тарр указал на Альда. - ранен. А условия в вашем поединке должны быть равны.
   - Знаешь, мы сами знаем, каковы должны быть условия в нашей схватке. - зло ответил Триден. - Так что не мешай нам.
   - Да, это наше дело. Наше, и только наше. Я сам шел на этот бой, и, даже раненый все равно закончу его. - говорил Альд, а сам в это время напряженно думал, как можно отсрочить поединок. Он отвечал в соответствии с кодексом, но сам прекрасно понимал, что раненым ему долго не протянуть.
   - Нет, это мое дело! - рявкнул Тарр. - ВЫ, - старый рыцарь произнес обращение с такой ненавистью, с таким презрением, что казалось, будто кто-то из бродячих рыцарей ТАК навредил трактирщику, что тот теперь презирает и ненавидит всех таких бродяг с мечами. - проклятые юнцы, пытаетесь выглядеть борцами за справедливость. Ладно, играйте свои роли, играйте честных и добрых рыцарей. Но мне вот что странно: почему вместо того, чтобы сражаться с тиранами Павира (один из Тринадцати Островов, находится на юге, в Морях Метеоров) и Альна или воевать с талиэнами Острова Теней (Кад`д - Остров Теней, расположен на далеком западе, в Морях Теней), вы только и делаете, что деретесь между собой? Зачем вы вообще скитаетесь по Осколочным Землям? Чтобы сразить как можно больше таких же юнцов, как вы, и потом похвастаться количеством убитых перед другими, похожими на тех? Да и "рыцарство" ваше самозваное длится лишь до того момента, когда начинают кончатся родительские деньги, предусмотрительно взятые вами при уходе из родовых замков!
   После столь пламенной тирады несколько секунд все молчали. Затихли, используя возникшую передышку, Альд и Триден. Старый рыцарь Тарр крикнул - "Лекаря!", и из толпы постояльцев вышел мужчина средних лет, самой непримечательной внешности, одетый в серую мантию лекаря. Он подошел к Альду, попросил юношу снять куртку, чтобы ему, лекарю Ирго, было возможно рассмотреть рану.
   - Хм...Рана серьезная. Хоть на перелом и не похоже, но... - бормотал лекарь, осматривая рану. Затем он наложил жгут и зафиксировал кости в месте перелома. Вроде бы кровотечение приостановилось. Лекарь Ирго быстро сбегал куда-то, а, вернувшись уже с помощницей, привязал руку к плечу.
   - Триден, слышишь, жди меня в Фидагоре (город, второй по крупности на Ваэлторе). Там мы продолжим этот поединок!. - выкрикнул Альд.
   - Не беспокойся, я буду ждать тебя во всеоружии. И никто тебя уже не спасет. - Альду показалось, или в лице Тридена ему ухмыльнулся тот самый зловещий призрак из видения?
   Коричневый плащ Тридена мелькнул при выходе, и Альду опять почудился ухмыляющийся призрак. "Что за Пламенный!? - мысленно ругнулся Альд. - Неужели Триден как-то замешан в зловещих видениях? Каким образом он связан с призраком? Пламенный, слишком много вопросов. А ответов у меня нет. Конечно, проще всего связать призрака, явившегося на лице и плаще Тридена, с мрачными видениями, преследующими меня, и общей усталостью. Но это слишком просто, а мы не ищем легких путей. Что-то здесь не то. Что-то...Что-то..." - думал Альд, засыпая. Общая усталость взяла над ним верх.
   - Заснул. Немудрено - он здорово устал. Надо бы его куда-то отнести. Гердиль Тарр, у вас есть свободная комната? - сказал лекарь.
   - Нет. - хмуро бросил Тарр. Он не хотел, чтобы этот "рыцарь" задерживался в его таверне. Но, с другой стороны, он понимал, что раненого надо где-то устроить.- Нет, но можно его устроить в подсобное помещение. Рядом с кладовой есть маленькая комнатка, там есть кровать. Туда его и положим.
   - Ну, вот и отлично. Давайте отнесем его туда. Помогите мне.
   - Нет, я пойду сам. - проговорил Альд, еще не успев заснуть. Он поднялся и пошел следом за трактирщиком и лекарем. Нужная комнатка нашлась очень быстро, и юноша, быстро раздевшись, тут же рухнул в кровать.
   ***
  
   Ночь с 1-го на 2-ой день Месяца Клинков, то же место
  
   Альду снились странные сны. Он вспоминал Эйдиль, вспоминал ее, свою единственную девушку, которую он по-настоящему любил. Кто знает, как бы все повернулось в дальнейшем, если бы она не встретилась с Триденом...Может, она бы была жива, может, Триден был бы мертв...
   Но, Пламенный всех побери, Триден жив и обретает силы, а Эйдиль, ЕГО Эйдиль, мертва, и никто не принесет цветы на ее могилу!
   ...Мутно-непрозрачный полусон никак не хотел выпускать Альда из своих тошнотворно-кошмарных объятий, подсовывая ему воспоминания и образы один за другим.
   ...Вот их первая встреча с Эйдиль...Ароматы осени, золотисто-багровый танец листьев вокруг...ОНА среди них...А вот последняя встреча...Снова осень...И ее могила, затерянная среди павших листьев...Несколько цветов, принесенных им, Альдом...
   ...Другие воспоминания...Череда образов бесконечной дороги...Схватки, алые пятна крови на клинке, и снова дорога...Лица других бродячих рыцарей, насмешливые и понимающие...Триден...И опять дорога, бесконечный, вечный путь...
   ...Зловещий призрак...Исчадие мрака...Странные лица странных существ...Кто-то в сером плаще, с лицом, испещренным шрамами...Он что-то говорит...Не разобрать...Хотя...Сердце Мрака...Душа Мира...Что за чушь?...Калейдоскоп несется дальше...Щит Мира...Воины Сумрака...Что за чушь?...ТРИДЕН...ТРИДЕН...ТРИДЕН!!!
   Альд проснулся, и его бешено вылупленные глаза буквально распугали ночь. Он помнил все свои полусны, все эти загадочные образы и названия, всю эту пламенщину (чертовщину), в которую нормальный человек никогда и ни за что не поверит.
   Помнил он и последние слова человека в сером плаще. Триден...Все сходится на нем.
   Альд окончательно проснулся. Его мысли витали в одном направлении. Триден. Что ж, с этой тварью надо будет разобраться, и он разберется. У него к Тридену свои счеты. Счеты, которые можно погасить только кровью.
  
   ***
   2-ой день Месяца Клинков, те же места
  
   Утро ворвалось в комнату спешащим гонцом, несущим радостную весть. Солнечные лучи секирами гердов разорвали ночную тьму, не оставив ни капли от царившего здесь еще пару часов назад мрака. Шальной солнечный зайчик пробежался по Альду, бессонно лежавшему на кровати. Тот потянулся и встал.
   Оделся, застегнул пояс с мечом, и спустился вниз. Рука ощутимо болела, тем не менее Альд вполне сносно управлялся с нею.
   Зал был пуст. На улице стояла отличная погода - солнце, безоблачное небо - и лишь только многочисленные лужи и грязь, оставшиеся после двух дней дождей, портили впечатление. Вследствие этого многие постояльцы ушли по своим делам. Сейчас же в зале находились лишь трое: сам Альд, и два герда, попивающие эль. Сидеть одному было как-то не с руки, и парень двинулся к столу, где сидели герды.
   - Здравствуйте, доблестные гердили! - обратился Альд. - Это место свободно?
   - Да, садись, присоединяйся. - сказал один из гердов. Он был среднего для гердов роста - около полутора тагов (150 см, 1,5 м), что было на голову ниже самого Альда, чей рост - 1, 75 тагов(175 см, 1, 75 м), но зато в плечах этот герд был почти вдвое шире Альда - и это притом, что сам юноша был довольно крепок и широкоплеч. Густая, но не очень длинная борода закрывала почти половину широкого лица. Большой нос картошкой и темные глаза дополняли облик.
   - Добрый господин, еще эля! И сыра с мясом! - крикнул второй герд, повыше первого, но зато же в плечах и короче в бороде.
   - Нодрир, можно Нодри. - представился первый герд, протягивая Альду руку.
   - Альд. - ответил бродячий рыцарь, крепко сжимая широкую, мощную ладонь Нодрира.
   - Индри. - сказал другой герд при рукопожатии.
   - Будем знакомы. - провозгласил Нодри. - Кстати, Альд, ты этот, "Вольный Клинок"?
   - В принципе, да. Только у меня несколько другие цели, чем у остальных. Я, скажем так, странствую в поисках золота, справедливости и одного человека по имени Тридена. Вчера я его нашел и почти не убил.
   - А, тот парень, с которым ты вчера бился здесь? - поинтересовался Индри.
   - Да. Знали бы вы, как я хочу его убить!
   - Понятно. Он тоже "Вольный Клинок"?
   - Ага.
   - Что ж, тогда все ясно. Ты уж извини, Альд, но я скажу прямо - многие из вас жуткие сволочи, которых многие с радостью убили бы. Да и были случаи, когда даже городские власти казнили таких. Одно дело, когда вы деретесь друг с другом, и совсем другое - когда режете толпу, или на стражу накатываете. - разглагольствовал Нодри. Было видно, что поболтать он любит намного больше, чем свой компаньон Индри.
   - Вообще-то так и есть. Большинство "Вольных Клинков" - такие ублюдки, что единственная мера для них - меч в живот. Но, Нодрир, лично я считаю себя не таким. Я другой. Я как бы противопоставил себя остальным "Клинкам". - отвечал Альд.
   - Хм, может быть.
   - Ладно, закроем тему. Вы вообще откуда и куда идете? - спросил юноша.
   - Куда мы идем? В Лихой Град (город на Авердории). Я слышал, там собирается нечто грандиозное.
   - Интересно, что? Наверное, поход?
   - Наверняка. Поговаривают, на Центральные Острова, против Единых. - последнюю фразу Нодрир проговорил очень тихо, почти шепотом.
   - Да, скорее всего против Единых. - проговорил молчавший доселе Индри. - Когда ты был на Центральных Островах в последний раз, Альд?
   - Примерно год назад. На Фаэдине.
   - Ясно. Фаэдин - не самый любимый Едиными остров, так что там они особо не лютуют. Но Гедорон, острова Вингертона и острова Кервина...Там на каждом углу костры, пепелища, виселицы. И Легион...Почти на каждой улице ходят патрули. Чуть что не так - живо на костер как мага или ведьму. Считай, Единые и их проклятый орден ввели там дик-та-ту-ру - произнес Нодри, тщательно выговаривая последнее слово. - Захватили власть попросту. Не было у Осколочных Земель королей пятьсот лет подряд, а вот теперь появились. И ведь не остановятся Единые на Центральных Островах, точно говорю.
   - На Авердории уже полувоенный режим. На северной ее части, я имею ввиду, за Гельденом (Гельден, Гельденские горы - горная страна, система высоких горных хребтов, отделяющих север Авердории от юга. Южная часть, равнинная, степная, значительно больше северной), уже высадились некоторые части Легиона. - сказал Индри.
   - Вот это дела! А я ничего не знал. - сказал Альд и отметил: "Как разберусь с Триденом, отправлюсь в Лихой Град. Великий Поход против Единых - такое нельзя пропустить. Что-то не улыбается мне видеть в королях теократов и святош из числа Единых. А ведь ясно, что после Центральных Островов они попытаются захватить другие земли. Надо уничтожить их, пока еще не слишком поздно". - А как дела на других Островах? - хоть Альд и был в Пути не первый год, но странствия его проходили на Авердории, Фере, Яридии - северо-восточных землях.
   - На других землях все по-прежнему. Тиранствуют владыки Южных Островов, Ир-кад интригует и решает судьбы мира, Тени затаились на Кад`де, суровые лердеры (лердеры - название людей, живущих на острове Отер-вэн, они суровые и очень сильные воины, хорошие мореходы, иногда собираются и совершают серьезные рейды на другие острова) Отер-вэна грызутся между собой, Восточные Острова во главе с Авердорией готовятся к Великому Походу. Как видишь, ничего судьбоносного на Окраинных Островах не вершится, вся игра ведется на Центральных Островах. - накатило красноречие на Нодрира.
   - Да, тучи собираюся в центре. Но гроза ударит по всем. Что ж, удачи вам. - попрощался Альд и встал из-за стола. Как-то незаметно был выпит весь эль и съедена вся еда. Альд, увлеченный разговором, не заметил этого, и сейчас с некоторым сожалением прощался с добродушными гердами, говорившими с ним как со своим.
   Тем не менее, оживленный элем и наполненный новыми силами, Альд решил побродить по городу. В таверне делать было нечего, разве что смотреть на хмурую рожу Тара, за что-то невзлюбившего его, Альда. Но это удовольствие - ниже средних. Так что, накинув свой алый плащ, юноша вышел на улицу.
   Ничего особенного он не увидел. Обычная городская улица пыталась блеснуть красотой, но ничего у нее не получалось. Каменные и деревянные дома вперемешку, а между ними широкая, мощеная, улица. Правда, дома были построены на совесть, Альд это видел и чувствовал.
   Среди домов глыбой возвышалось трехэтажное (вместе с чердаком) здание таверны. Вывеска сверкала и блестела в лучах яркого весеннего солнца. Альд окинул таверну взглядом и пошел вдоль улицы.
   Нельзя было сказать, что она блистала чистотой. Нет, по краям, по обочинам дороги в лужах валялись отбросы и чернела грязь, да и на самой дороге блестели лужи. Однако Альд не обращал на это внимания - за свои два года странствий он успел повидать множество городов с точно такими же улицами.
   Кстати, улица называлась Мастеровая, о чем сообщали кое-где повешенные таблички.
   Было утро, и улицы города быстро наполнялись - сотни людей и нелюдей спешили по своим делам. Бесконечный людской поток захватил Альда, едва вышедшего из пустующей Мастеровой улочки и сейчас стоящего на большой площади, заполненной людьми. В центре площади величественно стоял памятник какому-то рыцарю. Альд получше рассмотрел гиганта, - рыцарь был высотой в несколько десятков тагов - подошел к памятнику. Даже не смотря на надпись, поясняющую, кто сей рыцарь и что он геройского совершил, парень сразу определил его. Миарон Светоносный, возглавивший Белые Революции, ставшие гибельными для Новой Империи. Миарон был главой рыцарской гвардии императора, и именно благодаря ему был свергнут Вечный Император Стик. Если бы не предательство гвардии, еще неизвестно, как бы все сложилось.
   Альд горестно вздохнул. Даже самые благие поступки совершаются отнюдь не самыми красивыми способами. Но цель всегда оправдывает средства, и по иному и быть не может. Таковы законы этого мира, вечные, нерушимые законы, и Альд прекрасно их знал.
   Задерживаться у памятника светоносному предателю юноше не хотелось. Но и куда дальше идти, он не знал. Парень был в Тарэд-Кире впервые, и понятия не имел о том, где что расположено. Отдаляться от таверны не стоило - кто знает, скоро ли он найдет дорогу обратно? Однако и торчать у памятника, возведенного не гердами, а людьми, никакого желания не было.
   Так что Альд решил рискнуть. Из четырех улиц, исходивших от площади по сторонам горизонта (Мастеровая улица шла с запада), Альд выбрал северную.
   По-видимому, он выбрал прямую дорогу к замку лорда Тарэд-Кира. Во-первых, сама улица была выложена белым булыжником, во-вторых, грязи, отбросов и луж здесь практически не было, ну а в-третьих, дома, находящиеся здесь, были неистерпимо краше тех крепких, но довольно убогих домов Мастеровой улицы. Справа и слева от Альда сверкали настоящие особняки. Двух-, трех- этажные, сложенные из красных камней Байха гердами того же острова, с высокими стенами и крепкими воротами, они производили на юношу в алом плаще странное впечатление. С одной стороны, эти замки в миниатюре были безусловно красивы. Но с другой - зачем такие высокие ворота и стены? Неужели ситуация в городе неспокойна, и возможен бунт? Что ж, значит, надо уходить отсюда побыстрее. Альду вовсе не хотелось участвовать в возможном конфликте ни на стороне горожан, ни тем более на стороне богачей и знати.
   А знати в городе было много. Ровные ряды особняков и такие же ровные ряды деревьев по краям дороги тянулись вдаль, и лишь там, вдалеке, виднелись замковые врата лорда.
   Засмотревшегося юношу оторвали от созерцания улицы пятеро стражников, проходящих мимо.
   - Извините, гердиль, но вам здесь находится нельзя. - с холодной вежливостью и презрением, вырывающимся при каждом слове, сказал глава стражников. Одет он был, как и полагалось по уставу, в стальную кирасу, стальные рукавицы и кольчужные поножи на ногах. Шлем-салада блестел на голове, фиолетовая накидка со знаком лорда - ястребиной головой - развевалась за спиной. Другие стражники довольствовались кольчугами, и, как и их глава, держали в руках алебарды.
   - Почему? - спросил Альд, уже зная ответ.
   - Никому, кроме носящих Знак Ястреба, нельзя появляться на Аллее Лордов. - Альду очень хотелось сказать что-нибудь обидное в адрес стражников и обитателей этой улицы, но он сдержал себя. Судя по обстановке в городе, его могут просто убить.
   - Хорошо, я уже ухожу. - и подгоняемый колючими взглядами стражей, юноша пошел обратно на площадь.
   Там он свернул на восток. Перед ним предстала широкая улица, заполненная людьми, повозками и телегами. От этой улицы в стороны уходили другие, более узкие.
   Алый плащ Альда не вступил в общую палитру красок толпы, спешащей куда-то дальше по улице. Юноша знал, что впереди - городской рынок, и соваться туда у него не было никакого желания.
   Оставалась лишь одна дорога, и Альд догадывался, куда она ведет.
   Чистенькая, опрятная улица, а впереди - городской собор Единого. Возвращаться в таверну Альду не хотелось, и он пошел к обители света, добра и чистоты.
   Площадь перед светлой обителью пугала количеством разнообразных нищих, калек и лжепророков. Они сидели, стояли или лежали, просили, умоляли, призывали, пророчествовали, вещали и пели, махали руками, шевелили ногами и просто вопили. Альд чуть даже не оглох от подобного хаоса. Лишь только окунувшись в подобную атмосферу, он сразу захотел уйти отсюда подальше. Но было поздно.
   Высокие двери собора распахнулись, и оттуда вышли трое. Один святоша - среднего роста, с покатыми плечами и серо-бледным, безжизненным, лицом, и два воина Легиона - статные, в серых мантиях, скрывающих тело, и таких же серых капюшонах, скрывающих лицо.
   Готовилось что-то серьезное, и Альд насторожился. Жаль, что он ранен именно в правую, основную руку - теперь сражаться на мечах будет значительно труднее. Но в любом случае, надо быть готовым ко всему.
   Выйдя на середину площади, странная процессия остановилась. Святоша поднялся на специально установленный для таких случаев помост. Воины Легиона, сопровождающие теократа, достали откуда-то из складок мантий двуручные топоры, и, грозно ими потрясая, разогнали несколько нищих, столпившихся возле помоста.
   Святоша прокашлялся и громогласно, нараспев, произнес:
   - Славен и нерушим Единый, и да будет так во веки веков!
   - Славен и нерушим Единый, и да будет так во веки веков! - нестройно провозгласила толпа вслед за теократом. Альд говорил вместе со всеми. Хоть он и не любил Орден, но в Единого верил.
   - Слушайте, верные сыны и дщери нашего светлого ордена! Слушайте, и да обретет мудрость Единого и Пророков его надежный оплот в ваших сердцах!
   - Да будет так! - рявкнула толпа в ответ на ритуальные фразы. На этот раз Альд промолчал. "Если ты не веришь, то никакие молитвы и ритуалы тебе не помогут. Если же ты веришь, то единый услышит и поймет тебя без всякой обрядческой и ритуальной шелухи" - так считал он.
   - Пусть Свет воспарит над вами. - произнес святоша. - Внемлите мне! - с новой силой начал он. - Темные времена наступают. Еретики и ведьмы, проклятые колдуны вновь оживают, чтобы губить и убивать честных сынов и дочерей нашего всеблагого ордена! - теократ вещал столь громко и вдохновенно, что на звуки его речи сбежалось великое множество людей с окрестных домов и улиц. - Зерна тьмы прорастают в слабых душах, и все больше солдат в темных ратях! Но знайте - чистая, светлая душа и вера в Единого отпугнут тьму! Я, Кенорик Тарэд-Кирский, истинно говорю вам так! Но надо быть готовыми ко всему. Воинства Тьмы грядут, и мои братья на центральных Островах уже держат оборону против тьмы, и в скором времени Светлый Престол (Трон) пошлет нам подкрепление. К тому времени нашествие Тьмы уже может начаться, и наша цель - отразить атаки еретиков и ведьм. - Альд ни на йер (йер - йота, денежная единица завоеванного (разрушенного) Новой Империи королевства Ти-орд) не верил в ту чепуху, что сейчас с возвышенным лицом произносил святоша Кенорик. Единые просто готовили подходящую почву для свержения лордов и захвата власти в Ваэлторе. Сказки о братьях на Центральных Островах, якобы сдерживающих тьму - некое объяснение тому хаосу, что учинили теократы на Центральных Островах. А сообщение о подкреплении - для того, чтобы люди не волновались, когда в город прибудут отряды Легиона. Лордам же Ваэлтора объяснить все это будет практически невозможно, но им и не будут ничего объяснять, их просто свергнут. Альд все это прекрасно понимал и к случаю вспомнил Кодекс Клинков. "Любая ложь должна быть исправлена правдой" - что ж, он, Альд, в течение всех двух лет своего Пути следовал кодексу Клинков, и сейчас он жалел, что нет возможности дать людям правду - слишком велика была вероятность его, Альда, выхода из строя.
   Но тут случилось нечто.
   - Адепт Тьмы среди нас! - выкрикнул святоша. - Ловите его! - и он указал на Альда, выхватив того из толпы. Два воина Легиона, размахивая своими двуручными топорами, кинулись к юноше. - Я чувствую Тьму в его душе - продолжал тем временем теократ, еще более распаляя толпу. Та же пока ошалело вертела десятками голов, пытающимися понять, где он, обещанный адепт тьмы.
   Не теряя времени, Альд рванул прочь от площади, уходя на восток, подальше от таверны. Если он раскроет Единым свое местоположение, то все - конец.
   Расшвыривая пока еще ничего не понимающую толпу, парень прорывался к выходу. Наконец, растолкав всех стоящих впереди людей (времени на извинения нет!), он нырнул в образовавшийся коридор, и вынырнул лишь в пустующей улочке. Тем временем толпа за спиной наконец пришла в себя, и Альд заслышал, казалось, над самым ухом громкие возгласы: "Бей еретика!" и "дави Тьму!". Он ускорил бег.
   Впереди лежала дорога. Сапоги Альда застучали по булыжникам, сзади слышался точно такой же топот преследователей. Кое-кто, особо умный, бросал в спину юноши камни. К счастью, они пролетали мимо.
   Открытая пасть переулка заглотила Альда. Резко свернув вправо, он вбежал туда. Перед ним открылась узенькая и темная улочка. Смотреть по сторонам у Альда не было времени, и он бросился вперед.
   Лужи чавкали под ногами, грязь липла на сапоги, а в спину били выкрики толпы.
   Улица оказалась тупиковой. Альд наткнулся на сплошную каменную стену. Выходу не было, как не было и лишнего времени. Левая рука юноши уже потянулась к мечу, он уже приготовился принять бой, как вдруг заметил спрятанный в тени серого каменного дома люк. "Вход в подвал" - решил Альд, уже бросаясь к люку. Один левый (во всех смыслах) удар - и замок снят. Бродячий рыцарь тут же прыгнул в темноту неизвестности.
   Ничего странного и страшного здесь не было. Подвал как подвал, темно и сыро. Впрочем, Альд не стал глубоко изучать подвал, он просто уселся рядом с люком, и, удерживая его, стал слушать. Парень был уверен, что процессия во главе с Кенориком также зайдет на эту улочку и также наткнется на тупик.
   Так и случилось. Не прошло и минуты, как где-то совсем рядом застучали ноги преследователей. Альд затих.
   Прибывшие на место люди тут же стали его искать. Он слышал их переговоры, слышал как спрашивают обитателей домов, как шуршат обыскиваемые кусты. На счастье юноши, ему везло - никто не видел, как он спрятался в подвале.
   Постучались и дверь того дома, чей подвал так своевременно приютил Альда. В эти минуты парень вплетался в тишину подвала, и даже ритм его сердца был созвучен подвальной тишине.
   Слава Единому, беда миновала Альда.
   Преследователи потоптались еще немного, а затем с речью выступил святоша.
   - Что ж, адепт Тьмы ускользнул от нас, воспользовавшись нечистым колдовством. Но он и другие еретики и колдуны еще вернутся, и тогда мы дадим им достойный отпор! - восторженный рев десяток (ов) глоток был ему ответом.
   Теократ проговорил еще что-то, но Альд его не слушал. Юношу волновало одно: почему именно его выбрал святоша, почему именно он стал "адептом Тьмы"?
   "Пламенный меня побери, что произошло тогда, на соборной площади? Тьма в душе...И лекарь Ирго тоже говорил что-то о странностях во мне...Преисподняя, как мне во всем этом разобраться?" - думал Альд, вылезая из подвала. Толпа во главе с Кенориком уже ушла, и юноша более-менее спокойно пошел по улице.
   Путь до таверны Альд прошел без эксцессов, не наткнувшись ни на святош, ни на воинов Легиона.
  
   ***
  
   Те же места, временной отрезок со 2 по 6 день месяца Клинков, 1567 год от Соглашения Тринадцати
  
   В последующие дни ничего особенного с Альдом не случилось. Он жил в таверне, залечивал рану и пил эль вместе с гердами, оказавшимися отличными ребятами. С Нодриром и Индри, ожидающими в таверне еще одного герда, Альд сильно сдружился, да и со старым рыцарем Тарром юноша нашел общий язык.
   Иногда юноша уходил бродить по городу, но всегда старался быть осторожным - Единые развили в городе бурную деятельность. Все чаще Альд видел людей в серых одеяниях, вся чаще слышался топот воинов Легиона по мостовым. Надвигался переворот, и в скором времени в город должны были прибыть ударные отряды Легиона.
   Рука Альда почти полностью зажила, и 7 дня Месяца Клинков он собирался отправиться в Фидагор, на встречу с Триденом.
  
   ***
  
   Те же места, 1567 год от Соглашения Тринадцати, 7 день Месяца Клинков
  
   Дул легкий, по-утреннему холодный ветерок, и Альд стоял, обдуваемый им, и алый плащ за его спиной развевался как парус фрегата.
   Сегодня он должен был отправиться в Фидагор.
   Его меч был наполовину вытащен и зловеще сверкал, обещая смерть.
   Этим было все сказано.
  
   ***
  
   Те же места, то же время
  
   Лошадь Альда неторопливо перебирала копытами, ступая по улице. Подковы буланого жеребца звонко стучали о булыжник, пыль из-под камешков так и летела. Рядом чинно шествовали герды, Нодрир и Индри. В синих плащах Подгорного Престола (государство гердов на острове Байх), с фамильными секирами у пояса и грозно топорщащимися бородами, они производили сильное впечатление.
   - Ну, в добрый путь, Альд. Желаю тебе побить этого ублюдка. - провозгласил Нодрир.
   - Удачи. - был краток Индри.
   - Что ж, до встречи. И удачи вам. - попрощался Альд.
   Он уже почти выехал за городские ворота, но вдруг остановился, завидев кого-то вдали, выходящего с одной из многочисленных улиц, ведущих к городским вратам.
   - О Единый...- пробормотал Альд, доставая меч.
   Сразу с нескольких улиц к нему направлялись люди. Много людей. Во главе - несколько святош, каждый в сопровождении двух воинов Легиона. Слышатся грозные выкрики, обещания сжечь его, Альда...Несколько секунд, и полетят камни.
   - Вот он, адепт Тьмы! - выкрикнул приснопамятный святоша Кенорик.
   - Смерть еретикам! - поддержала его толпа. Ясно чувствовалась, что сейчас она пойдет в атаку. На этот случай герды достали секиры.
   Альд тоже приготовился драться. Он, конечно, мог послать лошадь в галоп и убежать прочь, но слишком подл был этот вариант по отношению к Нодри и Индри, двум гердам, вставшим на его защиту. И рыцарь, пусть даже бродячий, не должен был так поступать.
   Ждать помощи было бессмысленно, единственный шанс следовало искать в атаке.
   Ударом шпор юноша послал лошадь вперед.
   Единые вряд ли ожидали от Альда подобной прыти.
   Словно огненный меч пророка Эсседора, что пронзает нечистых демонов преисподней, вошел Альд в толпу. С высоко поднятым мечом, на коне, он был похож на великих рыцарей прошлого. На настоящих рыцарей, а не на светоносных предателей.
   На миг показалось, будто Альд облачен в сверкающие латы, и меч в его руках горит огнем, и конь его вовсе не старый буланый жеребец, а настоящий боевой конь вороной масти, и что это вообще не Альд, а Дейккель Серебряный, великий рыцарь Темных Времен.
   Вся толпа, все святоши и воины, даже герды: все засмотрелись на сверкающего героя из давнего прошлого. Но видение прошло, и на месте Дейккеля вновь появился Альд. Он не стал терять времени, и тут же пролил первую кровь. Погиб какой-то старик, впрочем, Альд не смотрел на лица.
   Бойня началась. Словно Нерид, Коситель Душ, скакал Альд через толпу, по толпе, и разил врагов - простых людей, ослепленных лжесветом Светлого Престола. Однако юноша не задумывался над тем, кого он убивал - эта толпа хочет убить его, и его задача не дать им сделать этого! А для выполнения этой цели нет лучшего оружия, чем смерть.
   Конечно, он старался бить прежде всего святош и воинов Легиона. Но в горячке боя трудно различить одного от другого.
   Несколько раз он сталкивался с серыми пятнами в общей разноцветной палитре. Эти битвы были особенно яростными, Альд очень старался уничтожить проклятых святош и воинов Легиона - во все стороны летели искры от клинков и от глаз противников. Два или три раза клинок Альда вволю напивался крови теократов и их охранников, но, как со зловещей усмешкой подумал бродячий рыцарь, от такой гнилой и проклятой крови, как у святош и прочих Единых, даже добротная сталь его меча вполне может заржаветь и стать хрупко-мягкой.
   В толпе постоянно мелькал клинок Альда, иногда к нему присоединялись стальные всполохи топоров Легиона, алебард стражников, вступивших в бой на стороне толпы, и секир гердов. Стальной блеск заполонил привратную площадь. Багровая кровь щедро оросила землю и булыжник. Злые духи, сидящие в земной тверди, будут дольны.
   Кажется, все. Толпа обращена в бегство, а изрядная ее часть умерла здесь. Все стражники были убиты. Также на площади валялось несколько серых балахонов воинов легиона и одна мантия святоши.
   Азарт и возбуждение потихоньку отпустили Альда, и он произнес:
   - Пламенный, что мы учинили...Я не сильно жалею эту толпу, но крови все равно слишком много. Пламенный меня забери с собой в преисподнюю, но то, что я здесь только что творил, мало похоже на поиски справедливости! - и тут взгляд Альда упал на тело мужчины средних лет, чья голова была отрублена и лежала где-то недалеко. Ну а само тело...- Что за демоны в меня вселились?! - рявкнул Альд, и что-то надломилось в его голосе. Рядом лежало тело несчастного мужика. Изрубленное мечом - мечом Альда - на десятки кусков, лежащее в луже крови, оно походило на чудовищный фарш. Какого-нибудь графа с Гедорона наверняка бы вырвало, но Альд за свои два года непрерывных странствий видел и не такое, но очень близкое к этому. - Кто заставил меня творить все это!?
   - Ладно, Альд, не время корить себя. Подумай: если бы ты не вступил в бой, проклятые святоши сожгли бы нас всех! - говорил Нодрир.
   - Возможно...Нельзя раскисать, эта бойня уже кончена, совершена, и то, что Я устроил, уже не исправить. - сказал Альд, собираясь с духом. - Не жалей о сделанном, иди вперед и исправь свои ошибки. Кодекс Клинков, одна из заповедей. - процитировал он. - Но нам надо спешить, ведь остаться в городе после этого нельзя. И еще - получается, я вас, ребята, подвел в больших масштабах. Как же теперь ваш друг?
   - Да, втащил ты нас...Но насчет друга не беспокойся - я найду способ послать ему весточку. А сейчас пошли, я слышу стук сапог! - говорил Индри.
   - Поздно. - обреченно выдохнул Альд. - Видишь? - и герды увидели. - Подкрепление Легиона! Все, теперь остается лишь красиво умереть!
   - Молись Дейккелю Серебряному...Молись, чтобы он опять вселился в твое тело! - громко прошептал Индри, поудобнее обхватывая свою секиру.
   - Что!? Демон, вселившийся в меня - Дейккель Серебряный!? - воскликнул Альд. - О Единый...НО этих тварей Легиона я отлично порублю и без помощи призраков из прошлого!
   - Нет, не порубишь. - раздался спокойный голос откуда-то из боковых улиц. - А если и порубишь, то ценой собственной жизни и жизней доблестных гердов. - неведомый казался тенью, отброшенной от какого-то дома и каким-то образом ожившей и принявшей человеческий облик. - А ты, Альд Керрин, нам очень сильно нужен. Так что беги, беги куда хочешь, лишь бы подальше отсюда! И вы, господа герды...вот вам лошади, - казалось, неведомый вытащил двух крепеньких, но невысоких лошадок, откуда-то из теней, загадочным образом оживив их. - скачите в Порт-Аркен (Порт-Аркен - портовый городок на юге Ваэлтора), там нет особых сил Легиона. В Порт-Аркене садитесь на любой корабль до Авердории, и там идите в Лихой Град. Не смейте сопровождать Альда! - неведомый успел сказать так много, потому что время странным образом замедлилось. Альд не успел даже моргнуть, а воины Легиона вообще застыли на местах. - Не смейте! - тут некто как-то странно посмотрел на обоих гердов. - Все. - время приобрело свою нормальную скорость.
   - Кто ты? - успел спросить Альд, прежде чем ударил шпорами в бока своего буланого.
   - Зови меня Неведомым. - произнес Неведомый и встал лицом к воинам Легиона. Прежде чем уехать из города, Альд сумел рассмотреть как герды, словно загипнотизированные, сели на своих лошадок, и, не говоря ни слова, понеслись куда-то вдаль. Альд подумал: "Колдовство!!!? Но ведь Орден уничтожил всех магов, и даже если кт-то остался, то почему он находится в Тарэд-Кире, центре Ваэлтора, городе, где всегда есть несколько святош и воинов Легиона?!", и тоже понесся вперед. Краем глаза он заметил какие-то молнии позади себя, но списал их на воображение и перевозбуждение.
   А молнии-то были на самом деле. Много-много молний над головами воинов Легиона.
  
   Глава 3. Центр Хаоса.
  
   То же время, Иные места - за гранью Ортьира и Осколочных Земель
  
   Небо, пронзительное голубое небо, такое яркое, что при взгляде на него можно было ослепнуть, простиралось над самой головой. Вихри облаков кружили в нем, исполняя свой колдовской танец. Исполинские воздушные конники ветра раз за разом прорывались сквозь защитные бастионы гор, вторгаясь в саму долину. Океан зелени там, внизу, жил и шевелился - могучий ветер трепал яркую зеленую листву и качал огромные, многовековые деревья.
   Черная, как Изначальная (Первозданная) Тьма, стрела пронзила небеса, влетая откуда-то из-за края мира. Громкое карканье раскатилось по долине, как гром. Стрела, приближаясь, становилось пятном, оно - большим черным камнем, ну а камень - черным вороном.
   Зловещая птица, расправив крылья, заходила на посадку, планируя над океаном лесов. У самых гор, высоченной стеной вставших на защиту долины, ворон каркнул еще раз, и начал резко снижаться, завидев что-то у подножия гор. Немного приглядевшись, зоркий глаз мог обнаружить притаившийся там, среди лесов и отрогов гор, дом.
   Туда и летел черный ворон.
   Крепкий, двухэтажный деревянный дом, не поражающий своей роскошью или красотой, но поражающий крепостью, надежностью и уютом, распахнул свои дубовые двери.
   На полянку перед домом вышел старик. Кто-то мог назвать его древним, кто-то мог сказать, что ему пора в могилу, но лишь взглянув старцу в глаза, становилось ясно - он еще тысячу раз переживет всех их.
   Старец обладал странным сложением. Казалось, он среднего роста и весьма статен, но стоило посмотреть с другого угла, как он становился высоким и худым, или низким и весьма объемным. Он был словно хамелеон, меняя размеры и объемы своего тела и самого себя.
   Черный ворон заложил шикарный вираж и с гордым видом уселся на руку старика.
   - Вести. Говори, что там, в Несдавшихся Мирах? Войны, битвы, демиург...? - бормотал старик, будто разговаривая с вороном. Хотя, может, так и было - в ответ на бормотание старца ворон несколько раз каркнул.
   - Ясно. На этот раз Ортьир...А там у нас двое Падших...О, а ты, Дий, говоришь, один из них уже очнулся. Эх, что могло его разбудить? Не иначе, Бесконечный Пламень. Но если он очнулся, то сразу будет готовить армии для сражения со своим извечным врагом. А если повторится катастрофа Хаэртонской Битвы, то Ортьир для нас потерян. Еще один мир в пожар Бесконечного Пламени...Надо срочно вмешиваться. - казалось, старец говорит с самим собой. - Что ты еще хочешь сказать, Дий? - черный ворон еще несколько раз каркнул.
   - Свободные Маги? Звали меня с собой? Нет, один раз изгнали, второго раза не будет. Но Свободные Маги могут поменять Ортьирский расклад. А, ты говоришь, Падшие демиурги уже нашли себе адептов? Адепт Тьмы уже показал свое лицо, да? Что ж, тогда скоро появится и адепт Света. Араде`дн никогда не любил отставать.
   Ворон еще раз каркнул.
   - Да, Дий, да, битва пока еще не началась. Стороны достают фигуры, расставляют их на местах...Подготовительная стадия, что с нее взять...Но довольно скоро произойдет первая битва, и стороны, и их адепты встретятся лицом к лицу. Вот тогда и посмотрим.
   - Ладно, улетай. - сказал старец. Черный ворон вспорхнул и полетел к горам, старик развернулся и пошел в леса, лишь мелькнуло в зелени деревьев его сине-серебряное одеяние.
  
   ***
  
   То же время (7 М.К.), Гедорон, Центральные Острова
  
   Переплет был знатный.
   Десятки и сотни серых воинов там, внизу широким кольцом обхватывали замок. Стальные лезвия их алебард, крючья и острия гизарм, копий и рансер смотрели прямо вверх, в серое пасмурное небо, словно угрожая небожителям. Серые балахоны солдат сливались с таким же серым небом, и все мутнело в глазах.
   - Как их много...Пламенный, как их много...- воскликнул худой, но жилистый русоволосый юноша, стоящий на балконе замка. Отсюда открывался прекрасный вид на безрадостную картину внизу.
   Не дожидаясь ответа (да и некому было его давать), парень ушел с балкона. Просторный зал, почти без мебели, принял его. Он был пуст - лишь в самом центре стоял круглый стол и несколько кресел вокруг него. Юноша подбежал к столу, заваленному картами и оружием, схватил глефу, закинул ее за спину, в специальную петлю, и бросился вниз, по так стати легшей под ноги лестнице. Он проскакивал крутые ступеньки по пять, диковинными прыжками уходя вниз, к самому входу в замок.
   Он не имел права задерживаться. Там, внизу, у ворот его товарищи, его друзья держат смертный, в тысячу крат не равный бой, и он должен, обязан быть сейчас вместе с ними!
   Но внизу было спокойно. Замковый двор не был устлан горами исходящих кровью трупов, по лестнице не бежали вверх серые воины Ордена, и друзья юноши встретили его напряженными до предела бескровными лицами. Взгляды же их...
   Мало кто в Осколочных Землях не знает историю Первого Ударного Соединенного Войска Свободных Осколочных Земель. В эпоху Падения Империй, во времена Белых Революций (а были еще Черные) именно благодаря соединенным ратям гердов и людей Первого Ударного Войска была повержена Новая Империя. А увековечило Войско в истории так называемое Стояние на Дринаке (Дринак - река на Авердории, самая большая и самая великая из всех на Осколочных Землях). Из столицы Империи Фальдена (город на Авердории, ее центр) на Порт-Гален, форпост восставших, шла огромная армия, и Первое Войско героически встретило эту армию на Хаэртонском Поле, уполовинив ее и почти полностью полягши там. Но две сотни выживших, героически отступая, заняли крепость Тадерас на том самом Дринаке, и продержались там один месяц и 22 дня, превратив великую, последнюю армию Новой Империи в жалкое сборище израненных людей. Все наизусть помнят имена двухсот семи героев, а в честь троих выживших - герда Харда, в одиночку порубившего 187 вражеских солдат, в том числе и главного помощника командира вражеской армии, человека Дэринора, принявшего командование гарнизоном крепости, и герда Торъюна, просто выжившего и на радостях выпившего весь запас крепостного пива - даже назвали главные площади в Фольдене нынешнем.
   Именно о великих героях тех времен, обреченных на героическую смерть, и подумал юноша, когда смотрел в глаза своим друзья. Ведь наверняка именно такие взгляды были у двухсот семи воинов, когда они увидели надвигающиеся на них лавины врагов - взгляды, полные бесконечной ярости и бесконечные стойкости, взгляды людей, уже распрощавшихся с жизнью.
   - Добро пожаловать в грядущую смерть, Ирвин. - бросил герд, один из двух, кто встретил юношу. Он был настоящим гердом, кряжистым и невысоким, в тусклой кольчуге непробиваемого плетения, в шлеме-шапке с небольшими торчащими рогами. Широкий меч был у него в левой руке, и круглый щит со стальным шипом в центре находился в руке правой.
   - Не спеши себя хоронить, Корин. - откликнулся стоящий рядом с гердом невысоклик.
   - Кто сказал, что я хороню себя? Я лишь приветствую нашего друга Ирвина, что пришел умирать вместе с нами!
   - Слушай, если ты сейчас же не прекратишь говорить о нашей неминуемой смерти, я нашинкую тебя ятаганами. - и действительно, в руках невысоклик держал два ятагана, изогнутых меча. - Скажу честно, ребята - мне страшно. Я никогда не сражался против нескольких десятков постоянно прущих на тебя Единых, ну а если бы я все-таки сражался, то сейчас рядом с вами был бы не я. Но даже если я боюсь, надо сражаться. Смерть в бою - достойная награда для настоящего воина. - лицо невысокого воителя (средний рост невысоклика - 13 дигов (130 см)) было просветлено и возвышенно печально. "Так шли на смерть великие воины его народа" - подумал Ирвин, глядя на невысоклика. Юноше показалось, что сияющий ореол воспарил над храбрым невысокликом, и засияла его бригантина (вид брони), и засверкали его ятаганы. - Гораздо лучше костров. - и ореол покинул невысоклика. Но слова были сказаны, и Ирвин, и Корин были готовы идти в бой.
   - Ты прав, Еггендоль. - прошептал Ирвин. - Прав во всем...
   И больше никто не сказал ни слова.
   Невысоклик по имени Еггендоль, как и все невысоклики, был невысок (Хе-хе) и довольно крепок сложением, но здесь ему было далеко до гердов. Его круглое лицо сейчас было напряжено и выражало готовность к бою и к возможной смерти. В стороны от лица торчали два уха, длинных (в 7 криев - 7 см), треугольной формы, заостренных на концах. "Вот он - идеальный воитель" - усмехнулся Ирвин.
   Еггендоль без труда забрался на стену, высокую и крепкую. Осмотрелся там, а затем ловко увернулся от арбалетного болта, пущенного кем-то из Легионеров. Тут же грязно выругался, но на стене остался. Обозрев окрестности и вражескую армию, спрыгнул на землю, опередив несколько арбалетных болтов.
   - Их там где-то полторы сотни. Через несколько минут, наверное, будут здесь. - говорил невысоклик. - Мне кажется, они кого-то ждут.
   - Ясно кого - святошу, чтобы он нас предал анафеме и благословил воинов Легиона. - с нескрываемой злостью сказал Корин.
   - Похоже на то. - в разговор вступил Ирвин. - Без святош никогда не проходила ни одна операция Легиона. Так что у нас есть еще несколько минут пожить.
   - Поживем. - жизнеутверждающе бормотнул Еггендоль, доставая трубку и кисет. Сам Ирвин не курил, но знал, что табак обладает успокоительным свойством. Но, глядя на то с каким удовольствием затягивается невысоклик, Ирвину захотелось присоединиться. Но он сдержал себя.
   Гораздо труднее было сдержаться, глядя на Корина. Суровый герд достал из походного рюкзака баклажку с пивом и так смачно отхлебнул, что бедняга Ирвин почти потерял над собой контроль. Но все же сдержал себя - он понимал, что если выпьет хоть немного, то вмиг опьянеет, а значит, не сможет, достойно сражаться и подведет своих товарищей.
   - А где командир? - спросил юноша, чтобы отвлечь себя от созерцания друзей.
   - Наверху, на самой высокой башне. Он там вместе с этими двумя... - ответил герд.
   - Сейчас...- произнес Еггендоль. - Э...Лордесса Катрин и ее сестра, Элис.
   - Аристократы...- глухо бросил Корин. - И что надо гердилю Кельдору у них?
   - Они обещали спасение от Единых.
  
   ***
  
   То же время, то же место
  
   Сильный ветер трепал синий плащ Кельдора Эрлена, как волк - какого-нибудь невезучего зайца. Плащ качался из стороны в сторону как маятник, чем немало мешал своему хозяину. Но тот не обращал внимания на такие мелочи, его разум занимали куда более серьезные думы. Например, зачем этим двум лордессам он, Кельдор Эрлен, и его верная боевая дружина?
   Но этот вопрос, мучающий Кельдора, придется пока что оставить.
   Рядом с лицом Эрлена пролетел стриж, но тот даже не обратил на это внимания. Душой он был сейчас внизу, у ворот замка, вместе со своими друзьями. Он хотел драться вместе с ними, стоять на линии удара, а вместо этого стоял на башне и смотрел вниз.
   Ощущение предательства не покидал Кельдора. Конечно, он понимал, что если две девушки не врут, то помогут его дружине скрыться от Единого. Но что, если они врут и играют свою игру? Что ж, тогда получится, что он, Кельдор Эрлен, собственноручно предаст своих друзей и заколотит все гвозди в их гробы.
   От уничижающих мыслей Кельдора спас тихий, но всепроникающий голос Катрин.
   - Итак, вы готовы, гердиль Кельдор? - Эрлен обернулся и в очередной раз полюбовался красотой женщины. Стройная, изящная, с копной длинных золотисто-каштановых волос и печальной таинственностью в огромных зеленых глазах.
   - Я готов, и давайте побыстрее - нам нельзя медлить. - сказал Кельдор, и его фигура, статная и могучая, будто выкристаллизовалась из воздуха. Всем своим видом Кельдор Эрлен походил на великих рыцарей прошлого - его могучая и статная фигура была нерушима и горда, его золотые волосы до плеч колыхались на ветру, а красивое и мужественное лицо было словно герб настоящего воина.
   - Всему свое время. Сейчас слишком малое от нас зависит. Элис? - окликнула женщина свою сестру.
   - Да, я готова.
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"