Magnum: другие произведения.

Лорд-Протектор

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Сэр Освальд Эрнальд Мосли (1896-1980) - был британским офицером, джентльменом, фашистом, антисемитом и русофобом. Но, в отличие от целого ряда своих современников, он совершенно ничего не сумел натворить. Только много шума из ничего. Умри, Шекспир - лучше не скажешь. Мы никогда не узнаем, каких высот и глубин он мог достичь в альтернативных мирах, но это не помешает полету нашей фантазии.





Эпизод 1. Это будет священная война.
Эпизод 2. Швейцария должна быть разрушена.
Эпизод 3. Мир, где говорят по-английски.
Эпизод 4. White Man's Burden.
Эпизод 5 часть 1. Моя дорогая Уина.
Эпизод 5 часть 2. Спасение рядового Коннери.


  Действие происходит в альтернативной реальности, придуманной коллегой Палтусом. Очень краткое содержание:
  
  Германская Империя выиграла Первую Мировую Войну. Не было Версаля, не было Веймарской республики, не было нацистов и фюрера. Но в этом мире появились другие "униженные и оскорбленные" - Британия, во главе которой стоит лорд-протектор Освальд Мосли; "Новая Римская Империя" с неизменным Бенито Муссолини; и Франция, где правит интереснейший человек и величайший диктатор...
  
  "Величайший диктатор" на Самиздате.
  
  А теперь - другие величайшие диктаторы того мира и той эпохи.
  
  
  
  Сэр Освальд Эрнальд Мосли (1896-1980) - был британским офицером, джентльменом, фашистом, антисемитом и русофобом. Но, в отличие от целого ряда своих современников, он совершенно ничего не сумел натворить. Только много шума из ничего. Умри, Шекспир - лучше не скажешь.
  
  Мы никогда не узнаем, каких высот и глубин он мог достичь в альтернативных мирах, но это не помешает полету нашей фантазии.
  
  Традиционный эпиграф от великого Стивена Майкла Стирлинга:
  
  "There is a technical term for someone who confuses the opinions of a character in a book with those of the author. That term is 'idiot'."
  
  
  * * * * *
  
  
  Эпизод Первый. Это будет священная война.
  
  
  - Это будет священная война, леди и джентльмены, справедливая война! Снова, как и четверть века назад, тевтонские орды угрожают европейской цивилизации! И не только они - спонсируемые еврейскими банкирами славянские варвары готовы затопить весь материк! Мы обязаны прийти на помощь нашим французским братьям по оружию. Наше братство, скрепленное кровью в окопах Великой войны, не может не выдержать испытания на прочность! И пусть мы проиграли в тот раз - но в этот раз мы победим! Мы не можем не победить! Мы через многое прошли, мы постарались исправить свои ошибки, мы избавились от еврейских предателей, нанесших нам удар в спину в те тяжелые годы! Мы победим! V for Victory! - и лорд-протектор показал своим слушателям два пальца.
  
  - Мосли! Мосли! Мосли! - надрывалась толпа внутри и за пределами Коммонвелф-Холла.
  
  - Я покидаю вас, леди и джентльмены, ибо время не терпит. Призываю и вас вернуться на свои рабочие места, в свои армейские части; словом туда, куда призвала вас родина в этот великий и грандиозный час. Все для фронта, все для победы!
  
  - Что нового? - поинтересовался сэр Освальд у своего секретаря, когда тяжелый бронированный "ролс-ройс" рванул с места, сопровождаемый мотоциклистами из ССС.
  
  - Это из Комиссии по Ономастике, сэр, - секретарь протянул первый лист бумаги из своей толстой папки.
  
  - Так... Новый пехотный танк... "Синтия". Линкор... "Кинг Артур". Или, быть может, "Император Артур"? Как вы на это смотрите, Топлинсон?
  
  - Как вам будет угодно, сэр.
  
  - Я не об этом спросил, - нахмурился лорд-протектор.
  
  - Разве мы не должны подчеркнуть республиканский и народный характер нашего режима? - осторожно поинтересовался секретарь.
  
  - Но мы ведь использовали уже всех более-менее достойных республиканских вождей, оставивших след в британской истории! Не называть же мне танк или корабль в честь Уота Тайлера? Тем более что Тайлер был монархистом...
  
  Риторический вопрос остался без ответа, но сэр Освальд и не рассчитывал его (ответ) услышать.
  
  В Адмиралтействе его ждала огромная карта мира и вооруженные указками высшие офицеры Флота Его Величества. Все еще Его Величества, поморщился лорд-протектор. С этим надо было что-то делать. Но только после победы.
  
  - Слишком много целей, милорд, но возможности наши не безграничны, -- начал адмирал Маквиллайн. - Я уже не говорю о весьма туманной позиции японцев, вплоть до разъяснения которой мы не можем планировать операции на дальневосточном театре.
  
  Мосли бросил взгляд на карту. На недостаток целей и впрямь не приходилось жаловаться. Восточная Африка, Юго-Западная Африка; Дарданеллы, Палестина; Персидский Залив, Баку, Архангельск, Владивосток, Петропавловск... На Балтику было вообще страшно смотреть.
  
  - Продолжайте планирование, адмирал, - не сразу ответил сэр Освальд. - Я постараюсь сообщить вам о своем решении еще сегодня.
  
  Следующей остановкой был Протектор-Палас на Даунинг-стрит. "Как странно, - подумал Мосли, - только благодаря немцам мы смогли его построить. Если бы не удачно рухнувший в последнюю войну "цеппелин", освободивший улицу для новых строительных проектов..."
  
  Среди прочих гостей в приемной лорда-протектора дожидался турецкий посол. На него было жалко смотреть.
  
  - Правительство Его Величества Султана выступает за скорейшее мирное решение конфликта....
  
  - Оставьте эту грубую ложь, господин Кортуглы, - сэр Освальд мог гордиться собой, он снова произнес эту варварскую фамилию без единой ошибки. - У себя в Стамбуле ваши лидеры говорят совсем другое, но в душе они дрожат от страха. Потому что понимают - если Германия падет, ничто и никто их не спасет от полного краха. А она падет - и они это тоже знают.
  
  - Но если она и падет, то кто послужит причиной? - осмелел турок. - И не стоит ли нам вести переговоры о дальнейшей судьбе Османской Империи с ним?
  
  - Не сомневаюсь, что вы уже ведете такие переговоры, - улыбнулся сэр Освальд. - Но от моего доброго континентального друга в настоящий момент мало что зависит. И в любом случае он не останется в накладе, мы планируем с ним поделиться.
  
  - Не слишком ли вы торопитесь? - возмутился господин Кортуглы. - В прошлую войну вы даже не осмелились скрестить с нами оружие!
  
  - Не видели в этом смысла, - пожал плечами Мосли. Несколько дней назад он перечитывал докладную записку, составленную штабистами. Все безумные и разумные анти-турецкие планы той войны. Десант на Дарданеллы, отмененный лордом Адмиралтейства Хеллборном, восстание арабских племен... как звали автора? капитан Флоренс? бедняга был убит случайным турецким патрулем, над планом посмеялись и забыли. Никакого уважения к покойному! В любом случай, судьбы войны решалась на европейском фронте, а на этом фронте все было потеряно из-за предательства России. Кстати...
  
  - Присоединившись к нашему союзу, вы можете получить гораздо больше, чем сохраняя статус-кво, - вкрадчиво заметил лорд-протектор. - Я не стану ходить вокруг да около, как это принято у вас на востоке, но сразу перейду к делу. Что скажете вы о султанском штандарте над Крымом? Одессой? Всем Кавказом?
  
  - Вы подарите нам эти земли? - не удержался от усмешки посол.
  
  - Вам самим придется их завоевывать, но правительство Его Ве... Британское Содружество не станет вам препятствовать, напротив, окажет всяческую поддержку. Да, ваша армия представляет из себя далекое не блестящее зрелище - не будет лицемерить, господин Кортуглы - но русская армия сегодня представляет из себя зрелище и вовсе печальное и душераздирающее. Самые лучшие элитные части уже уничтожены на Западном фронте. Что или кто может вам помешать? Конечно, еще вчера Берлин не позволил бы вам без лишней нужды оскорблять своего полезного вассала, но сегодня на окраинах Берлина стоят наши и французские танки.
  
  Сэр Освальд лукавил, до Берлина было еще очень далеко. Но не так далеко, как вчера.
  
  - Я передам ваши предложения Его Величеству Султану, - поклонился Кортуглы.
  
  - Искренне надеюсь, что известное благоразумие и дальновидность Его Величества подскажет ему правильный ответ, - не удержался от шпильки лорд-протектор и поспешил проводить уважаемого гостя. В приемной дожидались румынский, итальянский, греческий и другие послы, а также венгерский консул. Не следовало заставлять их ждать слишком долго. Такой роскоши не мог себе позволить даже сам Лорд-Протектор Британского Содружества Наций.
  
  
  Эпизод Второй. Швейцария должна быть разрушена.
  
  
  МУССОЛИНИ. Итак, я хочу Тироль, Каринтию, Словению, Далмацию и Албанию. Это так, для начала. Над более полным списком я сейчас работаю. Первый том уже закончен.
  
  МОСЛИ. Теперь, когда мы победили, настало время проявить милосердие к нашим арийским германским братьям. Разумеется, многострадальная Эльзас-Лотарингия вернется к Франции; Польша и Люксембург получат независимость, африканские колонии отойдут к Британии. И на этом мы остановимся, пожалуй. Надо помочь немцам избрать ответственное правительство и войти на равных правах в новый союз освобожденных народов Европы, где обновленная Германия, все всякого сомнения, займет достойное место...
  
  ЖАННЕРЕ. Простите, какая Германия? Никакой Германии больше не будет. Во-первых, ее следует разделить на восемнадцать с половиной государств. Строго научным методом. Границы пройдут по естественным рубежам - горным хребтам, рекам, шоссейным дорогам. Во-вторых, следует отменить средневековый антинаучный немецкий язык. Язык, где один звук записывается пятью буквами вроде "tshch", просто не имеет права на существование в ХХ веке! Я еще не решил, но, скорей всего, мы переведем их на эсперанто. Хотя и эсперанто является всего лишь переходным этапом к полному социал-авангардистскому освобождению человеческой речи. В-третьих...
  
  МУССОЛИНИ. ...я хочу остров Корфу! И Кеффалонию! И Итаку! и Черногорию! И кантон Тичино! Этих швейцарских шоколадников давно пора как следует наказать! Опять отсиживались всю войну и втихомолку торговали с немцами! Синьоры, Швейцария должна быть разрушена!
  
  
  Эпизод Третий. Мир, где будут говорить по-английски.
  
  
  - Вы должны простить меня, господин Кортуглы, за эту тайную встречу под покровом ночи, - с глубоким сожалением сказал сэр Освальд. - Теперь нас должны как можно реже видеть вместе.
  
  - Я все прекрасно понимаю, эфенди, и ничуть не в обиде, - поклонился турок.
  
  - Но не будем о грустном. Как развивается наступление? - вежливо поинтересовался диктатор, хотя всего за десять минут до встречи окончил чтение самых подробных докладов МИ-56 и военной разведки.
  
  - Просто превосходно, сэр Освальд, - снова поклонился Кортуглы. - Все идет даже лучше, чем мы ожидали.
  
  - Вот видите, господин Кортуглы, а вы боялись! Это было совсем не больно! - иногда лорд-протектор вел себя как настоящий ребенок.
  
  - Однако, боюсь, все еще только начинается, - осторожно заметил турецкий посол.
  
  - Британская сторона честно выполнила свою часть сделки, - на всякий случай напомнил сэр Освальд. - Наши военные советники помогают вам на фронте, вы за сущие гроши приобрели трофейную немецкую технику (и даже эти гроши поступили из британского казначейства), мы пропустили в Турцию бывших австрийских офицеров и целый Боснийский легион. Все остальное зависит от храбрости ваших солдат.
  
  - Наши солдаты храбры, но не об этом я хотел сегодня поговорить, - отвечал Кортуглы. - Предположим - ибо на все воля Аллаха - наша кампания завершится полным успехом. Турецкие воины дойдут до намеченных рубежей - Одесса, Перекоп, Кубань. Каким видит британское правительство дальнейшее государственное устройство этих земель?
  
  - Мы бы крайне неодобрительно отнеслись к аннексии, - с невероятно искренним сожалением развел руками Мосли. - К сожалению, мы живем в ХХ веке. Прошли те старые добрые времена, когда каждую покоренную провинцию можно было с чистой совестью и легкой душой включать в свою империю. Конечно, речь не идет о мелких спорных уездах на самой границе. Но вот Крым... Я.... Мы, - поправился лорд-протектор, - мы бы рекомендовали организовать в Крыму независимое татарское государство. Разумеется, новое правительство тут же попросит у Блистательной Порты защиты против русской империалистической агрессии... Это же относится и к кавказским государствам.
  
  - Я прекрасно понял вас, сэр Освальд, - учтиво поклонился посол. - Я обязательно передам Его Величеству Султану ваши соображения...
  
  Когда за турецким гостем закрылась дверь, сэр Освальд едва успел посетить туалет и выпить стакан воды. Его уже ждал следующий визитер.
  
  - Вы делаете слишком заманчивые предложения, сэр Освальд, - нахмурился Его Высочество принц Патрик. - Я буду с вами предельно откровенен - мой царственный брат от них совсем не в восторге. Нам совершенно не улыбается война с русскими. Мы можем мало получить и много потерять.
  
  - Боюсь, вы меня невнимательно слушали, ваше высочество, - сэр Освальд казался оскорбленным в лучших чувствах - и был таковым. - И мне просто не верится, что вы не следили за последними новостями...
  
  - Да-да, я знаю, - нетерпеливо кивнул иранец. - Лучшие дивизии русских уничтожены под Парижем, французы наступают с запада, турки с юга и японцы с востока. Скажу откровенно, именно турки и беспокоят моего брата шахиншаха. Понимаете, наши интересы слишком сильны пересекаются. Любая провинция или территория по ту сторону русской границы, на которую мы могли бы претендовать, находится в зоне турецких интересов. Вплоть до самого Китая. Вы наверняка слышали все эти бредни о великом Туране. Да и что там хорошего? Пески и верблюды. Другое дело Азербайджан, но вряд ли турки нас туда пустят. Вам не хуже меня известно плачевное состояние нашей армии. Возможно, она сумеет прогнать с огромными потерями немногочисленных русских пограничников, но если обделенные османы решат ударить нам в спину...
  
  - А если правительство Его Величества даст вам необходимые гарантии и всячески будет способствовать бесконфликтному разграничению зон влияния при полном соблюдении интересов всех сторон? - вкрадчиво поинтересовался лорд-протектор.
  
  Иранский принц ответил не сразу - он должен был как следует переварить цветистую английскую фразу.
  
  - В этой комнате не хватает турецкого представителя, милорд. Очень высокого ранга. Пригласите его - и тогда мы сможем перейти от слов к делу, - заявил принц Патрик.
  
  - Я организую вам такую встречу, - пообещал сэр Освальд.
  
  - Я верю вам, милорд. Буду ждать с нетерпением. Но мне все еще неясна одна маленькая деталь. Надеюсь, вы мне поможете...
  
  - Буду рад, - лорд-протектор был само добродушие.
  
  - Какие выгоды получит Британия от такого положения вещей? - иранский принц прищурился и стал похож на китайца.
  
  - 50 процентов, - честно признался англичанин.
  
  - ???!!!
  
  - Всего 50 процентов, - повторил сэр Освальд. - Оцените нашу доброжелательность. Мы могли бы потребовать пятьдесят один процент. Вы понимаете, о чем я?
  
  - Прекрасно понимаю, милорд, - уныло кивнул Патрик. - Я передам ваши слова моему царственному брату. Надеюсь, предложенные вами цифры его окончательно убедят.
  
  - А если нет, - вкрадчиво продолжил сэр Освальд, - иранский народ с удовольствием примет нового шахиншаха, куда более дальновидного и благоразумного.
  
  Патрик ничего не ответил, потому что едва не подавился воздухом от захвативших его перспектив. Покидая кабинет лорда-протектора иранец долго кланялся и благодарил хозяина за все прошлые и грядущие авансы.
  
  Часы показывали далеко за полночь, но это был далеко не последний гость.
  
  "Конвейер, настоящий конвейер", - подумал смертельно уставший лорд-протектор, раскланиваясь с японским послом. Разумеется, смертельная усталость никак не отражалась на его лице.
  
  Маркиз Хиборуми был подчеркнуто вежлив и застегнут на все пуговицы парадного мундира. Эполеты сверкнули, а сабля с грохотом ударилась о пол, когда японец опустился в предложенное кресло. Лязг оружия его нисколько не смутил.
  
  - Я должен поздравить вас, маркиз. Насколько мне известно, наступление японской императорской развивается успешно.
  
  - Когда-нибудь я повешу всех ваших шпионов, сэр Освальд, - твердо пообещал надменный самурай. У него был прекрасное оксфордское произношение. Иначе и не могло быть.
  
  - Но до тех пор мы можем оставаться добрыми друзьями? - улыбнулся диктатор.
  
  - И даже после того, сэр Освальд. Я ведь не собираюсь вешать вас, - пояснил Хиборуми.
  
  - Вы плохой дипломат, господин Хиборуми, - заметил Мосли.
  
  - Я верный солдат Императора, - отвечал гордый японец.
  
  - Тогда скажите мне, Верный Солдат, каковы ваши дальнейшие планы? - поинтересовался лорд-диктатор. - И как далеко вы собираетесь зайти?
  
  - Мы будем идти, пока у нас не иссякнут силы или пока не переменится политическая обстановка, - пообещал Хиборуми. - А силы наши не иссякнут никогда.
  
  - Нельзя ли поточнее, дорогой маркиз? - притворно взмолился сэр Освальд. - Некоторые сообщения моих шпионов внушают тревогу.
  
  - Не понимаю, о чем вы, - вскинул голову самурай. - Меморандум Танаки - это всего лишь подделка. Вам это прекрасно известно. "Над седою вершиной Урала" - это всего лишь песня. Не судите наших поэтов слишком строго, они всего лишь верные слуги Императора.
  
  - И все-таки? - настаивал Мосли.
  
  - Мы видим "седые вершины Урала" как реальную цель, - пожал плечами японец. - Тем более это касается Приморской Провинции, Камчатки и Чукотки.
  
  - Но как вы планируете распорядиться этими землями? - лорд-протектор почувствовал, что медленно, но верно теряет терпение. - И простят ли вам русские столь сильное унижение?
  
  - Знаете ли вы, сэр Освальд, что Россия владеет Приморской провинцией менее ста лет? - продолжал Хиборуми. - Мы просто вернем эту землю законному владельцу и нашему доброму союзнику - маньчжурскому императору. Знаете ли вы, что народ Чукотки до сих пор не признает власти русского царя? И воинственные чукчи знать не знают, что на всех картах их родина закрашена в российские цвета? Мы просто поможем этой гордой нации обрести подлинную независимость и международное признание. Знаете ли вы, что даже Якутия вполне созрела для независимости...
  
  - ...а мудрые японские советники будут направлять грядущее якутское правительство на путь истинный, - подхватил лорд-протектор.
  
  - Совершенно верно, сэр Освальд, - согласно кивнул японец. - Поверьте, мы не ставим перед собой невыполнимых целей. Наше время пришло, и мы увидели свет. Как бы то ни было, мы ни в коем случае не собираемся покушаться на интересы Британской Империи. Более того, мы всячески надеемся на дальнейшее плодотворное с ней сотрудничество.
  
  - Аминь, - машинально отозвался сэр Освальд.
  
  Ночь еще только началась, и новый гость явился с родины конвейера. Он по-хозяйски расположился в кресле, поставил ноги на стол и бесцеремонно хлестал дорогой коньяк, взятый из запертого (?) бара без разрешения хозяина.
  
  - Опять играете роль наглого ковбоя, Джордж, - поморщился сэр Освальд.
  
  - Только не говорите, что она мне не идет, - отозвался наглый янки.
  
  - Напротив. Если быть совсем точным, вы не играете. Вы такой на самом деле, - уточнил лорд-протектор.
  
  - Пусть даже так, - пожал плечами посол США, - эта роль дает массу преимуществ, Освальд. Да-да, Освальд, и не надейся, что я буду называть тебя "сэром". Одно дело на людях, протокол и все такое; но когда мы наедине, скажи спасибо, что я не называю тебя "Оззи". А мог бы. Здесь все свои.
  
  Лорд-протектор в свою очередь пожал плечами. Всем своим видом он как бы говорил: "Джентльмен не унизится до скандала с деревенщиной. Король не опустится до спора с шутом".
  
  - Скажи мне, Освальд, долго ли ты собираешься играть в поддавки с турками, япошками и прочими чурками? - поинтересовался бравый ковбой Джордж.
  
  - О чем это вы? - удивился Мосли.
  
  - Не держи меня за идиота, Освальд, - нахмурился американец. - Мне прекрасно известно, какие люди навещали этот кабинет до меня.
  
  - Когда-нибудь я повешу всех ваших шпионов, - пообещал лорд-протектор.
  
  - Ты успешно завершил эту войну, Освальд, но потом принялся делать одну ошибку за другой. Например, с чего ты решил вступиться за немцев? Плюнь на них. С Германией все кончено. Пусть Жаннере с ней играется, пилит на восемнадцать частей и так далее. Немцы сами виноваты. Не следовало затевать очередную бойню между белыми людьми.
  
  - Знаете ли вы, Джордж, в чем заключается один из основных принципов британской внешней политики? - осторожно поинтересовался Мосли.
  
  - Подавление и ликвидация любого европейского гегемона, реального или потенциального, - без запинки ответил янки. - Так было с Наполеоном, потом с русским царем, вчера с кайзером, сегодня таковым стал Жаннере. Я только прикидываюсь ковбоем, Освальд. Мне это все прекрасно известно. Но кто сказал, что ты должен давить храброго лягушатника прямо сейчас? Оставь его в покое, Освальд. Он отличный парень. Черт побери, жаль, что он не эмигрировал в Америку...
  
  - В Америке он бы никогда не стал президентом, - заметил англичанин.
  
  - Тут уж ничего не поделаешь, в Америке даже ты никогда не станешь президентом, - подхватил Джордж. - Так вот, оставь его в покое. Пусть играется с германскими обломками, пусть учит их говорить на эсперанто. Тем проще будет потом приучить их к английскому языку.
  
  - Я бы так не сказал... - засомневался сэр Освальд.
  
  - Не придирайся по пустякам, - отмахнулся от него американец. - Пусть он увязнет в России. Пусть немного научит русских хорошим манерам. Видит Бог, они в этом нуждаются еще больше, чем я. Но японцы?! Это одна большая глупость, Освальд.
  
  - Я весь внимание, Джордж, - пожал плечами лорд-протектор.
  
  - Мы уже помогли им один раз разгромить русских - вы, да и мы не стояли в стороне. Но в последние дни я пересмотрел кучу документов из той эпохи. Знаешь, кто больше всего радовался победе японцев, Освальд? Ваши собственные желтомазые и узкоглазые подданные, все эти индусы, бирманцы, малайцы и прочие макаки. Что они увидели? Они увидели, как маленькая страна азиатских желтых людей как следует надавала по заднице большой стране белых европейцев-христиан. Мне знакомы все эти ваши британские шуточки, Освальд, типа "Азия начинается за Ла-Маншем", но русские все-таки белые и европейцы. Негоже отдавать их на съедение азиатским людоедам. Не по-христиански это. Мы сами должны их съесть.
  
  - Джордж, вы все-таки глупый ковбой, если неспособны видеть на два шага вперед, - вздохнул Мосли. - Да где там, всего лишь на один шаг.
  
  - Я вижу на пять шагов вперед, - парировал американец. - Сперва турки и японцы немножко позверствуют, потом надорвутся на бескрайних русских просторах, а потом явитесь вы, в белом фраке то ли миротворца, то ли освободителя - и вот уже весь мир (или как минимум Россия) у ваших ног. Это справедливо, когда речь идет о турках, персах и прочей мелкой сволочи. Но японцы - они по-настоящему опасны. Они не надорвутся. Они только станут сильнее. И чем сильнее они становятся, тем больше они наглеют. Они уже почувствовали вкус победы над белым человеком.
  
  - Вы боитесь, Джордж? - лорд-протектор улыбнулся так широко, что мог составить конкуренцию лорду Фермен-Кленчарли, барону Кленчарли-Генкервилл, маркизу Корлеоне Сицилийскому, пэру Англии.
  
  - Только дурак не боится, Освальд, - американский посол грустно покачал головой. - Нет, на сожжение Белого Дома сил у них не хватит, это был подвиг, достойный прежних англичан. - Слово "прежних" неприятно кольнуло уши протектора. - Но прежде чем мы поставим их на место, погибнет немало американских парней - да и британских тоже, Освальд.
  
  - Даже так? - изобразил удивление Мосли.
  
  - Ты все прекрасно понимаешь, Освальд. Мы должны держаться друг друга. Будущий мир должен принадлежать людям, которые будут говорить по-английски. Мы возьмем в компанию наших младших братьев канадцев, австралийцев, новозеландцев... даже этих сумасшедших ирландцев - у тебя ведь полно ирландских друзей, Освальд? - и заставим всех остальных плясать под нашу дудку. Давно прошли те времена, когда синие, серые и красные мундиры стреляли друг в друга. Сегодня мы должны быть вместе. И тогда нам никто не страшен.
  
  - Ты повторяешь слова своего президента? - спросил лорд-протектор.
  
  - Так думает не только один президент - вся наша партия, да и оппоненты тоже. У нас много разногласий по иным вопросам, но в этом вопросе мы едины, - поведал Джордж.
  
  - И ваши предложения?...
  
  - Оставь в покое Жаннере, - повторил американец. - Перестань раздавать авансы японцам. С каждой их новой победой ты только получаешь новые проблемы в Индии и даже в Африке. И еще, Муссолини должен уйти.
  
  - Что значит "уйти"? - сэр Освальд изобразил на лице неприкрытое недоумение.
  
  - Ты хочешь, чтобы я сказал это вслух? - ухмыльнулся американец. - Это ведь ты у нас офицер и джентльмен, а я ковбой-головорез, я могу говорить прямо. Он должен умереть. Его надо убить. Пулю в лоб и без выходного пособия. Понял?
  
  - Вы слишком много себе позволяете, Джордж, - нахмурился лорд-протектор.
  
  - Не строй из себя невинную девочку, Освальд. И не волнуйся так, мы сделаем это сами. Наследники Бенито не такие наглые, можно будет бросить им кость вроде Тироля и парочки адриатических островов, и они заткнутся. Жаль Бенито, этот парень мне всегда нравился, но в своей жадности он переплюнул даже наших чикагских мафиози. Строго говоря, плевать мы хотели на эти Балканы, пусть бы целиком их забрал, но лишний шум нам сейчас ни к чему.
  
  - Как вы это сделаете? - неожиданно спросил сэр Освальд.
  
  - Это сделает несчастный австрияк, у которого семья погибла под итальянскими бомбами, - усмехнулся американец.
  
  - Но у него очень сильная охрана... - пробормотал протектор.
  
  - Зачем тебе грязные подробности, Освальд? Хватит и того, что я сделал тебя соучастником. Чем меньше ты будешь знать, тем проще тебе будет изображать скорбь на торжественных похоронах.
  
  - А что если Жаннере... - начал было англичанин и тут же прикусил язык.
  
  - Не понимаю, зачем ты ляпнул эту глупость, Освальд, - развел руками посол. - Или внезапно захотел прикинуться дураком, или хотел услышать мою реакцию? Ну так получай, мне не жалко. Шарлемань - не Бенито. Совсем не Бенито. Если он уйдет, после него останется мощная и сплоченная команда. "Подобранная строго по науке", - американец передразнил интонации французского диктатора. - Лебель, Брасси, Лефоше, Сент-Этьен. Наполеоновские маршалы им в подметки не годились. И они продолжат его дело. Поэтому уход Жаннере ничего не решит. Наоборот. Все его планы нам известны на годы вперед. И они нас устраивают.
  
  - Нас? - переспросил лорд-протектор.
  
  - Нас - великую англо-саксонскую расу, Освальд. Подумай об этом. Хорошо об этом подумай.
  
  * * * * *
  
  Через несколько минут после того, как за американцем закрылась дверь, в кабинете появился еще один гость. Нет, он не был послом. Хотя мог быть. Например, послом с планеты Венера.
  
  Линдси Вестерфильд пересекла кабинет, скинула туфли и рухнула на диван.
  
  - Как дела, дорогой? - промурлыкала она.
  
  - Я устал, смертельно устал, - честно признался диктатор.
  
  - Тогда иди ко мне, я верну тебя к жизни, - Линдси лениво закинула левую ногу на спинку дивана. Да, она может, подумал сэр Освальд со смешанными чувствами. Тонкое шелковое платье поползло вниз (или вверх? все зависит от точки зрения). Черт побери, она опять не надела нижнее белье.
  
  - Ну? - поинтересовалась Линдси.
  
  - Мне надо немного подумать, - отозвался лорд-протектор.
  
  - Мой великий полководец обдумываем план предстоящего сражения? - хихикнула она. - Рекомендую наступление всеми силами по всему фронту!
  
  "Проклятый янки прав, тысячу раз прав, - тем временем думал Лорд-Протектор Британского Содружества Наций. - Империя все еще сильна, очень сильна, но что будет завтра? Глупо надеяться, что так будет всегда. И тогда нам потребуются союзники, надежные союзники. "Надежные союзники" - это такая шутка, таких в мировой политике просто не бывает, скажет вам кто угодно. Но не в этот раз. Что может быть лучше? Что может быть надежнее? Народ, который говорит с тобой на одном языке, вышел с тобой из одного корня, исповедует те же ценности и принципы - как бы пафосно это не звучало, но это так. Предки мудро поступили, оставив их в покое, и теперь они не помнят зло, помнят только хорошее. Это и анзаков касается. И канадцев. И даже чертовых родезийцев. Да. Мы можем сохранить и укрепить единство. И тогда никто не устоит перед нами. А когда мы станем едины... Кто сказал, что верховный главнокомандующий должен сидеть в Вашингтоне?"
  
  - Дорогой, если ты не поторопишься, я начну без тебя, - пообещала мисс Вестерфильд, внимательно изучая свой пупок.
  
  Лорд-Протектор поднял трубку телефонного аппарата.
  
  - Томплинсон? Машину и эскорт к воротам. Позвоните на аэродром, пусть приготовят "Виндикейтор". Мы отправляемся немедленно. Нет. Нет. Да. Совершенно верно.
  
  Сэр Освальд положил трубку и повернулся к Линдси:
  
  - Милая, ты когда-нибудь занималась этим на высоте в десять тысяч футов? Нет? Хочешь попробовать?..
  
  
  
  
  Эпизод 4. White Man's Burden.
  
  
  
  Адмирал Глен Тьюсбери спокойно делал свою работу.
  
  Его маленькая эскадра вот уже несколько дней подряд торчала на рейде Кенигсберга, где занималась разоружением скопившихся здесь остатков германского флота. Работа оказалась непыльной, немцы сотрудничали и проблем не создавали.
  
  - Я не стану вам лгать, - сказал один из германских капитанов, - мне это совсем не нравится, но я получил приказ кайзера - и я его выполню.
  
  Другой капитан, горячий тиролец, неведомыми путями занесенный на Балтику, был более откровенен:
  
  - Будь на вашем месте лягушатники, герр адмирал, мы бы постарались попортить им крови. А с вами, так и быть, мы будем работать. На вас мы зла не держим. Вот лягушатники...
  
  Где-то в глубине души адмирал Тьюсбери был с ним согласен. Ибо французский наблюдатель, капитан Пуассон, успел попортить немало крови ему самому.
  
  И все было хорошо, но, как это обычно бывает, здоровую рабочую обстановку безвозвратно испортил внезапно свалившийся на голову курьер.
  
  Курьер прибыл прямо из Лондона. Его гидроплан, наперекор всем традициям, пренебрег обычным кругом над бухтой и сразу плюхнулся в воду. После чего так поспешно направился к флагману, что едва его не протаранил.
  
  Адмирал бросил взгляд на толстый пакет с личными печатями лорда-протектора и с трудом удержался, чтобы не присвистнуть.
  
  - Где я могу выспаться, сэр? - курьер, винг-коммандер ВВС, громко и без всякого стеснения зевнул.
  
  - Лейтенант, проводите винг-коммандера в свою каюту, - кивнул адмирал одному из своих помощников и тут же повернулся к другому. - Капитан Браннон, немедленно пригласите всех старших офицеров в мою каюту.
  
  - Будет исполнено, сэр. - Будет исполнено, сэр.
  
  Полчаса спустя старшие офицеры эскадры рассматривали карту Балтийского моря так, как будто видели ее в первый раз.
  
  - В Ревель, - уверенным голос заявил капитан Уошберн, отвечавший за разведку. - Прямо в Ревель, сэр. Согласно последним донесениям моих агентов, он находится именно там. Что же касается Риги... Боюсь, мы не успеем, сэр.
  
  - Неважно, мы должны попытаться, - ответил адмирал. - Итак, джентльмены, мы выступаем немедленно. Капитан МакНаббс, вы остаетесь в Кенигсберге за главного. Капитан Гленарван, вы отправляетесь в Ригу. Поставьте свой корабль на рейде и ждите дальнейших инструкций. Вся остальная эскадра под моим командованием движется прямо на Ревель. Я согласен с капитаном Уошберном. Вопросы, господа?
  
  Никто не успел ответить. За дверью адмиральской каюты послышался загадочный грохот, потом дверь распахнулась. На пороге появился высокий офицер в явно не британском мундире.
  
  - Так-так-так, - заметил капитан Пуассон. - Что это? Тайная встреча при свечах? Заговор? Без меня? А кто из вас Гай Фокс? - проклятый лягушатник отлично знал английскую историю и прекрасно владел языком.
  
  - Лейтенант Спратли, - спокойно приказал адмирал, - арестуйте капитана Пуассона и сопроводите его на берег, в казармы французского гарнизона. Если капитан Пуассон станет сопротивляться - застрелите его.
  
  - Не верю своим ушам! - широко улыбнулся француз. - То есть верю, конечно, отныне и вовеки веков, аминь. Чего еще можно было ожидать от фашистов? Только подлого удара в спину!
  
  - Чего еще можно было ожидать от жаннериста? - не остался в долгу Тьюсбери. - Много пустой болтовни. Лейтенант, выполняйте.
  
  - Но я спокоен, я совершенно спокоен, - заметил Пуассон. - Вы отпускаете меня на берег - значит, это не совсем подлый удар. Не из тех подлых ударов, верно? Иначе вы бы приказали задержать меня здесь. Или даже сразу расстрелять! Фашисты! Лимонники! Отродье Джона Буля!!! - добавил капитан, подталкиваемый в спину старым добрым английским револьвером.
  
  - Вопросов нет? - повторил адмирал, когда дверь за болтливым лягушатником захлопнулась. - Тогда все свободны, джентльмены. Да поможет нам Бог.
  
  
  * * * * *
  
  Некоторое время спустя, на рейде Ревеля...
  
  * * * * *
  
  - Я был готов лично отправиться на берег, - заметил адмирал Тьюсбери, наблюдая за маневрами катера под балтийским флагом. - Хорошенько запомните, джентльмены - никогда не следует унижать туземцев без лишней надобности. Но если он сам решил явиться ко мне - что ж, тем лучше. Похоже, юноша отлично понимает, кто здесь хозяин положения.
  
  Фридрих-Адольф, герцог Балтийский, был очень молод. Он сменил на троне своего внезапно умершего отца буквально за несколько дней до начала войны.
  
  Войны, в которой он оказался на проигравшей стороне.
  
  - Присаживайтесь, Ваше Высочество, - адмирал указал на кресло, неизвестно где добытое адъютантом. - Чай, кофе, сигару?
  
  "Если он откажется - с ним можно иметь дело", - подумал англичанин - и угадал.
  
  - Благодарю вас, герр адмирал. Может быть потом, - ответил молодой человек и заерзал в кресле. Похоже, кресло оказалось не таким удобным, как выглядело на первый взгляд. Адмирал нахмурился. " Не следует унижать туземцев без лишней надобности". Но если это сработает - что ж, надо будет почесать лейтенанта Спратли за ушком.
  
  - Вы знаете, зачем я здесь, - начал Тьюсбери.
  
  - Я догадываюсь, но хочу услышать это от вас, - отвечал молодой герцог.
  
  - Международный статус Балтийского герцогства так и не был окончательно урегулирован за последние двадцать с лишним лет, - продолжал адмирал. - Даже кайзер не разобрался, кем вас считать - независимым государством, автономией в составе Российской империи, или же "англо-египетским Суданом". - Тьюсбери улыбнулся. "Англо-египетский Судан". Лорд-протектор мог это оценить. - Так или иначе, в сложившихся условиях мы можем считать вас самостоятельным владением. Самостоятельным, но союзником Германии и России. Уже капитулировавшей Германии и России, с которой мы продолжаем вести войну - как и вся Новая Антанта. Таким образом, я имею полное право потребовать от вас капитуляции, разоружения ваших воинских частей и допуска на территорию герцогства британских гарнизонов.
  
  Герцог Фридрих-Адольф нервно сглотнул.
  
  - Почему именно капитуляция? Разве мы не можем заключить мирное соглашение? Мы старались поддерживать нейтралитет в ходе этой войны. Конечно, мы не могли запретить нашим гражданам записываться в добровольческие полки, но Балтийское герцогство никогда не объявляло войну Британии или ее союзникам...
  
  - Оставим это для юристов и крючкотворов. - "А получится ли разговор?" - засомневался адмирал. - Вы готовы сложить оружие и впустить в Ревель наши войска?
  
  - Но почему перед вами? почему именно вас?... - в голосе герцога зазвучали нотки упрямства. - Мы могли бы договориться с французами...
  
  "Не получается разговор", - с сожалением подумал Тьюсбери и бросил на столик толстую пачку фотографий. Это были цветные фотографии отличного качества. Очень мало общего с черно-белыми подретушированными картинками, обошедшими газеты половины мира. Той половины, которая не сочувствовала жаннеристам или пока хранила нейтралитет.
  
  - Вот что французы натворили в "освобожденной" Варшаве. А это - варшавский губернатор и его семья. Вы желаете себе и вашим близким такой же участи?
  
  - Но ведь это же поляки... - пробормотал побледневший Фридрих-Адольф. - Это сделали поляки.
  
  - Верно, - кивнул адмирал. - А французы стояли рядом, посмеивались и фотографировали. - Фотографировал опытный британский агент, но молодому человеку необязательно об этом знать. - Вот так и здесь будет. В Ревеле нет поляков, но ведь русские еще остались? Уверен, они испытывают к вам необыкновенную благодарность! Двадцать пять лет под крылом Великой Германской Империи и благородных прусских помещиков. Не сомневаюсь, за четверть века русские накопили просто целое море благодарности. И они с превеликим удовольствием выплеснут его на вас. А французы будут спокойно стоять в стороне, посмеиваться и фотографировать.
  
  - Наш ландсвер... Мы уже объявили мобилизацию ополчения... - начал было герцог.
  
  Громкий смех адмирала Тьюсбери был ему ответом.
  
  - Ваши оловянные солдатики против опытной и жаждущей крови армии жаннеристов?! Да здесь одного испанского легиона хватит. Нет, неправильно. И за что я так оскорбил испанцев?! Хватит одного испанского батальона. Хотя, насколько мне известно, в Литве уже находится Русская Освободительная Армия генерала Краснова. Вам знакомо имя генерала Краснова? Нет, его солдаты в стороне стоять не будут. И даже фотографий после вас не останется.
  
  - Я согласен... - прошептал побледневшими губами Фридрих-Адольф.
  
  - Простите? Нельзя ли погромче?
  
  - Я согласен, - повторил герцог. - Я сдам вам город. Мои офицеры будут сотрудничать с вами. Никто не станет сопротивляться. Только спасите нас от французов и русских!!! - молодой правитель едва не сорвался на крик.
  
  "А вот теперь можно и чай... Нет, что-нибудь покрепче", - адмирал открыл бутылку отличного французского коньяка - подарок капитана Пуассона. Сам Тьюсбери не любил не коньяк, держал его для важных гостей и таких вот случаев.
  
  - Успокойтесь, Ваше Высочество. Вы сделали правильный выбор. Обещаю, что вам ничего не угрожает. Британская Империя сможет вас защитить. Вы и ваши граждане смогут сохранить не только свою жизнь, но и свое имущество. Это очень и очень немало в наше бурное и неспокойное время...
  
  Проводив герцога, адмирал Глен Тьюсбери снова собрал своих офицеров.
  
  - Капитан Старкиллер, вы остаетесь здесь за главного. Коммандер Клегг, сформируйте отряд морских пехотинцев. Люди герцога предоставят вам транспорт и все необходимое. После этого немедленно отправляйтесь на юг, пока не наткнетесь на первого наступающего француза. Передайте ему этот пакет. А мы продолжаем действовать согласно плану.
  
  * * * * *
  
  Некоторое время спустя, Финский залив...
  
  * * * * *
  
  - Орудия Кронштадта по-прежнему молчат, - отметил очевидное капитан Уошберн. - Хороший знак, сэр.
  
  - Добрый знак, - согласился адмирал. - О, а вот и они.
  
  Катер под российским вымпелом неторопливо приблизился к британскому флагману.
  
  - Похоже, они не спешат, - заметил Уошберн. - Пытаются оттянуть неизбежный конец?
  
  - Или хотят как следует подготовиться к нашему разговору, - пробормотал Тьюсбери. - Но они снова явились к нам... Добрый знак.
  
  Петр Васильевич Манилов, министр иностранных дел, был гораздо старше балтийского герцога. И даже гораздо старше самого адмирала Тьюсбери. Это был опытный государственный муж, убеленный сединами. Обычно такие не появляются на публике без сопровождения многочисленной свиты, но на борт английского крейсера Петр Васильевич поднялся один. Если не считать трех русских морских офицеров самого несчастного вида. Дрогнувший сердцем адмирал приказал своим людям позаботиться о гостях, после чего увел русского министра в свою каюту.
  
  Цветные фотографии из Варшавы не произвели на опытного государственного мужа никакого впечатления.
  
  - На японской войне я и не такое видел, - с явным презрением в голосе заметил господин Манилов.
  
  "Старый солдат?" - подумал адмирал. - "Надрать Уошберну уши. Почему он не предупредил меня о столь важной детали?"
  
  - Кстати, о японцах... - начал было адмирал.
  
  - Это вы натравили японцев на Россию, - прервал его министр. - Но ничего! Настанет день - и вы за все ответите! Волна народного гнева...
  
  - Вам не стыдно? - внезапно спросил Тьюсбери.
  
  - Простите?... - моргнул Петр Васильевич.
  
  - Зачем вы ввязались в эту войну, господин министр? Только чтобы угодить хозяевам из Берлина? - продолжал англичанин.
  
  - Древняя европейская цивилизация, - с неподдельным воодушевлением откликнулся русский министр, - безбожные французские варвары...
  
  - Мы не на митинге, - заметил британский адмирал. - Вы можете говорить открыто. Вы уже признали свою неправоту, когда поспешили прибыть на мой крейсер на маленьком кораблике, без пышной свиты и помпезных церемоний. Давайте вести деловой разговор, господин Манилов.
  
  Петр Васильевич нахмурился, потом неожиданно покраснел, потом изобразил постаревшее на несколько лет лицо.
  
  - Иногда человек - или страна - становится перед очень сложным выбором, - медленно начал господин Манилов. - Неважно, какой ты сделаешь выбор - проиграешь в любом случае. Но всегда можно выбрать меньшую кучу золы из двух или нескольких. Союз с Германией показался нам меньшей кучкой золы. И тогда, в 1918-м, и год назад, накануне этой бесславной войны. Похоже, в этот раз мы выбрали неправильную кучу.
  
  - А в 1918-м? - спросил Тьюсбери.
  
  - Не время для исторических дискуссий, господин адмирал, - снова нахмурился русский. - Что вы собираетесь нам предложить? Капитуляцию перед вашей жалкой эскадрой? Поверьте, у нас пока еще хватает сил, чтобы пустить ее на дно.
  
  - Допустим, - кивнул англичанин. - А что потом?
  
  - До "потом" еще дожить надо, - загадочно ответил русский.
  
  - Потом к Петербургу подойдут французы, - пояснил Тьюсбери.
  
  - В крови захлебнутся, - неожиданно огрызнулся господин министр. - Носятся все с этими французами... Тоже мне, непобедимые чудо-богатыри. Видали мы таких. Как только поставят над собой иностранца, так сразу петушиный дух просыпается. То Наполеон-корсиканец, то Жаннере-жид швейцарский...
  
  - Простите? - не понял британец. - Это что, новое открытие вашей пропаганды?!
  
  - Старое открытие, господин адмирал, - погрустнел Петр Васильевич, - как видно, не следили вы за нашей прессой...
  
  "Делать мне больше нечего, чушь всякую читать", - подумал Тьюсбери.
  
  - Кровью умоются ваши французики, - повторил Манилов.
  
  - У вас почти не осталось войск, - напомнил британец. - Столичная
  гвардия - жалкое сборище бездельников и тыловых крыс. Вы знаете это лучше меня.
  
  - Народное ополчение... - начал было русский министр.
  
  - О чем вы?! - искренне удивился Тьюсбери. - Вы действительно верите, будто русский народ, вами обманутый и брошенный в горнило бесславной войны, будет вас защищать?!
  
  - Плохо вы знаете русский народ. Не нас он будет защищать, - уточнил Манилов. - Вовсе не нас. Да, не стану врать, не любит русский народ нашу власть. Но не за власть он поднимется, а за Землю Русскую! Нам бы день постоять да ночь продержаться...
  
  - В каком смысле? - снова не понял англичанин.
  
  - В переносном, - снова огрызнулся почтенный дипломат. - Несколько месяцев продержимся. А там зима, а там переговоры можно начать, торговаться...
  
  - Вы действительно на это рассчитываете? - удивился адмирал.
  
  - Я считаю этот вариант возможным, - уточнил русский.
  
  - А если?... - англичанин не договорил, но русский его понял.
  
  - Значит, судьба у нас такая. Да вот только нам не впервой. Уж на что татары чингизовы были страшнее жаннеристов ваших, а все равно пережили их. Пережили, поднялись и скинули. И с французами так будет, - уверенно заявил Петр Васильевич и скрестил руки на груди. - И потомкам нашим не будет стыдно. Не сдались на милость супостата - или подручных его, - на британского адмирала был брошен презрительный взгляд, - а встали грудью, стеной единой, за други своя, не щадя живота сваво...
  
  Глен Тьюсбери пожал плечами, встал, сделал несколько шагов по каюте. Остановился.
  
  - Боюсь, вы до сих пор не поняли, с кем имеете дело, - заговорил британец. - Вы очень кстати упомянули Чингисхана. Да, Чингисхан был ужасен, но даже под его властью оставалась какая-то надежда. "Оставь, надежду, всяк сюда входящий" - вот что написано на знаменах жаннеристов. У вас прекрасный город. Я знаю, я его видел, я бывал в нем в самом конце последней войны. Так вот, от вашего города ничего не останется. Ни соборов, ни дворцов, ни мостов, ни памятников, ни Адмиралтейской Спицы...
  
  - Адмиралтейской Иглы, - машинально поправил русский.
  
  -...ни Адмиралтейской Иглы - ничего, - продолжал англичанин. - Французы ничего не пощадят. Они не пощадили собственный Париж - задолго до того, как его разрушили немцы. Жаннеристы собственноручно взорвали Эйфелеву башню и использовали ее обломки для строительства баррикад и пулеметных точек - что тут можно добавить? О, да, они идут в Россию как освободители. Так они говорят. И французы постараются оправдать это почетное звание. Поэтому ваш великолепный город будет немедленно восстановлен. На эти работы будут брошены лучшие умы Франции и всей Европы. Новый Петербург будет прекрасен. Широкие проспекты, прямые трамвайные линии, кубические дворцы, цилиндрические бетонные небоскребы, и много, много ровных углов! Вы не узнаете свой город - если доживете. А потом произойдет самое страшное. Возможно, французы когда-нибудь уйдут из России. Но те, кого они оставят позади, ваши потомки - они ничего не вспомнят. Они все забудут. Это будут граждане нового жаннеристского мира. Не русские, нет. От прежних русских не останется ничего - ни традиций, ни религии, ни обычаев. Все будет отброшено, "как прах старого мира" - так говорят жаннеристы. Они даже русский язык забудут, а говорить будут на старательно заученном эсперанто или еще каком-нибудь искусственном пиджине. Подумайте об этом, господин министр. Хорошенько подумайте и постарайтесь сделать правильный выбор. Фридрих-Адольф его уже сделал, Финляндия тоже. Постарайтесь и вы.
  
  - А значит, под британской властью мы все сохраним? - тихо спросил русский. - Наш город? Язык, веру, обычаи?... Чем этот ваш фашизм от жаннеризма отличается?
  
  - Спросите у индусов, бирманцев, египтян, - пожал плечами Тьюсбери. - Им не так уж и плохо живется в Британской Империи. Да, случаются иногда волнения, но разве мы отняли у них религию? Запретили молиться своим богам? Говорить на родном языке? Нет и еще раз нет. И не собираемся. А ведь это подчас дикари, каннибалы, темные и невежественные племена. Но даже они смогли сохранить свои традиции и свою культуру. Вы - тем более сможете. Если захотите. У вас будет такой выбор. Но только не под властью жаннеристов.
  
  - И я должен верить вам? - поднял глаза Петр Васильевич.
  
  - А у вас есть выбор? Вы знали это, еще когда поднимались на борт своего катера. Знали это, иначе бы никогда не явились на мой крейсер. Только с нами. Только мы поможем вам сохранить жизнь, свободу и... даже счет в еврейском швейцарском банке, - не удержался от шпильки адмирал.
  
  Министр иностранных дел печально кивнул и медленно оставил кресло.
  
  - Я передам ваши слова другим членам правительства. Я верю, что смогу их уговорить.
  
  - И еще кое-что, - Глен Тьюсбери достал из ящика стола белоснежный конверт, украшенный золотыми вензелями и красными печатями. - Будет лучше, если это передаст кто-то из соотечественников. Потом, если Его Величество захочет переговорить с кем-то из британских представителей, я весь к его услугам.
  
  - О чем вы? - не понял господин Манилов.
  
  - Передайте императору Михаилу, что его родственник и наш добрый король Эдуард Восьмой готов предоставить ему политическое убежище. Пусть царь собирает чемоданы. А мы постараемся отыскать ему достойную замену.
  
  Когда господин министр иностранных дел в компании дюжины британских офицеров покинул флагман, адмирал вернулся в свою каюту и все-таки снизошел до французского коньяка.
  
  - White Man's burden, - устало пробормотал британец. - Fluttered folk and wild... Sullen peoples...
  
  
  Эпизод 5 часть 1. Моя дорогая Уина.
  
  * * * * *
  
  
  Британцы славятся своим консерватизмом, иногда доходящим до полного абсурда в том, что касается древних и освященных веками традиций. Таков их крест, и даже сорок лет мослианского протектората не сильно изменили их взгляды на жизнь. Noblesse oblige, и потому начало нижеследующего рассказа будет таким же консервативным, как и его герои.
  
  Лейтенант Таклберри Эпплбридж, командир патрульного катера F-409, сидел в своей тесной каютке и писал письмо. "Моя дорогая Уина! Вот уже третий месяц, как я не имею возможности увидеть тебя и рассказать обо всем, что тревожит мою душу и сердце, поэтому я вынужден довериться этой бумаге. Боже, храни короля и лорда-протектора; правь, Британия, et cetera. Мое повествование начинается в тот сумрачный и беспросветный день, когда..."
  
  В дверь каюты кто-то постучал.
  
  - Прошу прощения, сэр, но мистер Лервик просит вас подняться на палубу, - заявил бледный и явно чем-то (или кем-то) испуганный матрос Юпедхайд, когда лейтенант позволил стучавшему войти.
  
  - В чем дело? - командир F-409 был само недовольство. - Это так срочно? Старшина Лервик не может справиться без меня?
  
  - Вам лучше взглянуть на это собственными глазами, - прозвучал вполне предсказуемый ответ.
  
  Эпплбридж тяжело вздохнул и, покорный судьбе, поплелся вслед за матросом.
  
  Легкий утренний ветерок немного раздвинул душную туманную вату, повисшую над Ла Маншем, и лейтенант, даже не успевший перекинуться парой слов со своим старшим помощником, старшиной Лервиком, отчетливо разглядел чужой корабль, приближающийся к его катеру. Профессиональная память Эпплбриджа хранила в себе великое, если не бесконечное множество военных и гражданских кораблей всех типов и национальных принадлежностей, но эту модель он опознал не сразу. Пришлось изрядно покопаться в памяти. Нет, он определенно видел ее в одном из многочисленных учебников, прочитанных за годы мучений в Королевском Военно-морском колледже... но вот в каком? Вспомнил! Это был учебник по средневековой истори, а корабль этот - драккар викингов! Ну да, никаких сомнений - драконоголовый нос, роскошный полосатый парус, разноцветные круглые щиты вдоль бортов и воины в островерхих шлемах, выглядывающие из-за щитов...
  
  И все бы ничего, но на дворе - июнь 1966 года от Рождества. Откуда здесь взяться древнему драккару?! Совершенно некстати вспомнился прочитанный добрую неделю назад бульварный роман какого-то американского автора, как его, "Корабли в океане времени". Забавное чтиво, авианосцы против эскадры Колумба, хотя писака-янки явно был сухопутной крысой... Что за бред лезет в голову?! Нет, этому драккару должно быть какое-то рациональной объяснение. Что ж, чужой корабль в британских водах - это всего лишь чужой корабль, и на этот счет есть четкие инструкции и приказы. Лейтенант Эпплбридж потянулся за мегафоном:
  
  - Здесь К.Е.В. Ф-409. Неизвестный корабль, вы нарушили морскую границу Великобритании. Немедлено назовите себя!
  
  - Тысячу извинений, капитан! - прогремело в ответ. - Мы всего лишь честные реконструкторы! Готовимся к юбилею! У нас есть все разрешения от ваших властей!
  
  Реконструкторы?! Дьявол, как он мог забыть! Конечно, через несколько месяцев исполнится ровно 900 лет легендарному десанту Вильгельма Завоевателя! После долгих и мучительных размышлений (юбилей чего? успешного вторжения лягушатников?!) правительство все-таки решило отпраздновать юбилей великой победы основателя династии со всей пышностью и торжественностью. Как и следовало ожидать, французы проявили к грядущему празднику самый живой интерес. Возможно, их еще допустят на представление. В эти дни в Лондоне и Париже много говорят о "рязрядке"...
  
  Впрочем, эти "викинги" на французов не похожи. Кто-то из материковых союзников? Фламандцы или голландцы?
  
  - Оставайтесь на месте и готовьтесь принять досмотровую партию! - прозвучала новая команда Эпплбриджа. "Викинги" послушно спустили парус и принялись сушить весла. Еще через несколько минут корабли соприкоснулись бортами.
  
  Разумеется, "досмотровую партию" (какая там партия? перемахнули с палубы на палубу) возглавил лейтенант Эпплбридж собственной персоной. Как можно было отказать себе в таком развлечении - побывать на настоящем корабле Вильгельма Завоевателя! Ну, не совсем настоящем... Неважно.
  
  - Вот, можете убедиться, капитан, все в порядке, все разрешения, все печати, все подписи, - командир "викингов" - суровый, бродатый, в блестящей кольчуге - протягивал Эпплбриджу целую кипу бумаг. Англичанин недовольно уставился на верхнюю. Это на каком языке? Голландском или фламандском? Черт его знает. Они что, издеваются? Лейтенант отодвинул непонятный документ и посмотрел на следующий. Час от часу не легче.
  
  - Вы не могли бы... - Эпплбридж поднял глаза на "нормандского" капитана, но тот почему-то исчез из поля зрения. Лейтенант оглянулся по сторонам. А, вот он, отошел к правому борту. - Вы не могли бы...
  
  Ему не позволили завершить фразу.
  
  Последнее, что увидел левый глаз Эпплбриджа - пуля 45-го калибра, вылетающая из его правой глазницы под самым неожиданным углом.
  
  Экипаж Ф-409, сраженный многочисленными выстрелами из бесшумных пистолетов и автоматов ненадолго пережил своего командира.
  
  - Торопитесь! - капитан "викингов" принялся отдавать новые приказы. - Тела за борт! Фернандо - к штурвалу! Хосе - к кормовому пулемету! Педро - к носовой пушке! Быстрее, hijo de puta! Медина-Сидония был жалкий неудачник! А у нас все получится!
  
  
  * * * * *
  
  
  Сперва за дверь вышвырнули посла, передавшего ноту. Чуть позже лорд-протектор прогнал всех своих министров и советников. Он желал остаться наедине с самим собой и все тщательно обдумать.
  
  Нет, ну какова наглость! "Самурайская дуэль"! Объявление войны за пять минут до первого выстрела! Одновременные атаки на Гибралтар и Балеары, десант в Ирландии, десант в Гастингсе!!! На что они намекают? И кто их только надоумил?!
  
  Неужели Жаннере?... Черт побери, старый враг уже добрых десять месяцев лежит в своем электрическом мавзолее, а он все никак не привыкнет... А если его все-таки оживили?! Бред, чушь, не смей об этом и думать. Жаннере умер, мертв, скончался, сдох! Это кто-то другой.
  
  Но почему кто-то другой? Почему обязательно "надоумил"? Они и сами могли. Нельзя недооценивать противника. Даже такого противника.
  
  Нельзя недооценивать, поэтому необходимо рассмотреть все возможные варианты. Даже самые невозможные.
  
  Кто-то из наследников? Не все из новых вождей Жаннеристской Евразии получают удовольствие от "разрядки". Лорд-протектор позволил себе расслабиться и ухмыльнуться. "Получают удовольствие от разрядки". Надо будет запомнить и использовать в одной из речей. Когда-нибудь потом. Хотя смешного мало. Кто мог запустить эту заварушку? Губарев? Нет, вот уж кому совершенно не нужна война. Михай? Только не этот слизняк. Красотка Перрьян? Черта с два! Кто-нибудь из людей второго круга? Слишком много подозреваемых...
  
  А почему именно жаннеристы? У Британии есть и другие враги. Итальянцы? Разумеется, у Бенито кишка тонка, но вот его соратники и потенциальные наследники... Бальбо? Грациани? Царфатти?!
  
  А если не итальянцы? Вдруг - кто-то из собственных вассалов или недовольных союзников?! Новгород? Фламандцы? Португальцы?! Нет, только не португальцы. ФРГ?! Почему бы и нет? Столкнуть Англию и Францию, а под шумок возродить старую добрую Германию!..
  
  Или все-таки Жаннере?! Старый мерзавец любил создавать тайные армии и планировать военные операции на годы вперед. Допустим, подписал приказ всего за несколько дней до смерти. Умер. Но приказ-то никто не отменял! И вот сегодня настал день "Х"! Исполнители - младшие офицеры и мелкие чиновники, а вожди С.А.С. и знать ничего не знают!
  
  Конечно, разумеется, о прямой и открытой войне "Евразии" и "Океании" и речи быть не может. Но этот змеиный укус, когда очень больно и ничего нельзя доказать... Cui prodest? Кому выгодно? Всем, абсолютно всем, от Новгорода до Претории, и от Иерусалима до Токио. Британский лев схлопотал добрый пинок под зад - что за восхитительное зрелище! Как они все сейчас радуются! Мерзавцы! Ублюдки! Твари, твари, твари!!! Ну, ничего! Мы себя еще покажем! Они еще пожалеют! И те, кто открыто осмелился поднять оружие - и те, кто за ними стоят! Приказы уже отданы. Десанты будут уничтожены в считанные часы. Флоты выйдут в море и спасут Гибралтар, и Балеары, и другие острова... и... и...
  
  ...черт побери... неужели все так банально?... как в старинных романах?... не хватает воздуха, круги перед глазами... нет, только не сейчас!!! он не имеет права, нет!... он должен выиграть эту войну... империя нуждается в нем!
  
  
  - Империя... Британия... - прохрипел лорд-протектор, хватаясь за сердце и медленно оседая на пол.
  
  Он собирался добавить "Авангард", но потом счел это перебором и замолчал. К тому же, слово это вот уже тридцать с лишним лет ассоциировалось исключительно с французским диктатором и его странными взглядами на жизнь.
  
  "Империя... Британия..." Не хватает еще одного слова. Ничего в голову не приходит. А впрочем, какая разница? Все равно никто его не слышит. И все равно наследники и соратники постараются придумать красивую легенду о его последних минутах. Да, они постараются.
  
  
  
  
  Эпизод 5 часть 2. Спасение рядового Коннери.
  
  - Делайте ваши ставки, дамы и господа! - объявил крупье.
  
  Крупье был жулик, но это была единственная игра в городе, и поэтому Томас послушно сделал ставку.
  
  - Красное выиграло! - объявил крупье несколько секунд спустя.
  
  "Хороший знак", - подумал Томас и собрал свой выигрыш. Машинально потянулся за портсигаром, но движение это отозвалось болью в горле, поэтому портсигар так и остался нераскрытым. Обернулся, собирался щелкнуть пальцами, но патрулировавший окрестности официант не стал дожидаться приглашающего жеста:
  
  - Что пожелает месье? Могу предложить Dom Perignon 59-го года.
  
  - Годится, - согласно кивнул Томас.
  
  - Звучит как издевательство, - проворчал пожилой бразилец, сидевший рядом с ним. - Он забыл добавить - "из лучших калифорнийских сортов"! С тех пор как проклятые жаннеристы разрушили французское виноделие...
  
  - В таком мире мы живем, - развел руками Томас.
  
  - Вам не понять, - продолжал ворчать бразилец, - вы слишком молоды. Вот как сейчас помню, высаживаемся мы в Марселе...
  
  - Вы участвовали в Великой Войне?! - изобразил удивление Томас, хотя удивляться было нечему. Старикан мог и в франко-прусской участвовать, песок так и сыплется.
  
  - Да, в составе португальского корпуса. Увы, но тогда мы проиграли. Но кто мог знать, что великая победа над бошами тридцать лет спустя обернется для Франции еще большим проигрышем?!
  
  - Никто, - охотно согласился Томас. - Простите, мне пора.
  
  Уже стоя на ступеньках, он снова потянулся за портсигаром. Портсигар не обнаружился ни в одном из карманов. Неужели забыл? Пришлось вернуться. Но на зеленом сукне игрального стола портсигар также не наблюдался, как и в его окрестностях. Стащили. Интересно, кто? Стоит ли поднять скандал?
  
  - Вы что-то потеряли, сеньор? - прозвучал над ухом знакомый насмешливый голос. - Нельзя быть таким рассеянным!
  
  Томас обернулся. Нет, это был не долгожданный Норман Бартон, и не Рик ван Нуттер. В этот раз коллеги из ЦРУ прислали другого связного.
  
  - А если бы его стащили наши оппоненты? - поинтересовался Джеймс Хеллборн, возвращая Томасу портсигар.
  
  - А ты не думал, что я на это и рассчитывал? - проворчал британец. - И ты сорвал тщательно продуманную провокацию?
  
  - Как бы не так, - ухмыльнулся собеседник.
  
  - НАШИ оппоненты? - поспешил уточнить Томас.
  
  - Наши, наши, - снисходительно кивнул Хеллборн. - Над вами весь Вашингтон смеется, но мы не можем допустить падение англо-саксонской ВБР под ударами гниющих латинских декадентов!
  
  - Я шотландец, мне наплевать, - равнодушно пожал плечами Томас.
  
  - Как бы не так, - снова ухмыльнулся ЦРУшник. - Лоулендер, протестант - ты наш, с потрохами и до мозга костей!
  
  "Как бы не так", - в свою очередь подумал Томас, но вносить поправки в заявление американца не стал. Пусть остается в сладком плену своих заблуждений.
  
  - Так и будем стоять посреди зала? - поинтересовался проклятый янки. - Мы привлекаем нездоровое внимание! Что о нас люди подумают? Что ты скажешь о том милом столике в углу?
  
  - Он нам подойдет, - согласился Томас.
  
  Устроились. Заказали еще немного калифорнийского Dom Perignon.
  
  - Мы кого-нибудь еще ждем? - уточнил Хеллборн, в мгновение ока прикончивший свой бокал. Одно слово - янки! Ни малейшего представления о достойном поведении в приличном обществе!
  
  - Да, - неохотно отвечал шотландец. - Должен прибыть человек из Лондона. Он будет руководить операцией.
  
  - Еще один начальник? - удивился Хеллборн. - Зачем? Старик Ф. перестал тебе доверять?
  
  Осведомленность американца - точнее, его неосведомленность (уж не показная ли?) просто не знала границ.
  
  - Ф. совсем плох, - столь же неохотно выдавил из себя Томас. - Только что перенес очередной инфаркт. Фактически всеми делами руководит Х.
  
  - М-да, плохи ваши дела, - погрустнел Хеллборн. - Сначала М., теперь Ф... Что будет со старой доброй Англией?! Ах, да, я едва не забыл, ты же у нас шотландец... Этого человека мы ждем? - внезапно сменил тему ЦРУшник.
  
  - Нет, этого я впервые вижу, - напрягся Томас.
  
  - Разрешите присоединиться к вам, джентльмены? - подошедший к столику господин говорил по-английски с тяжелым бразильским акцентом. И, прежде чем атлантические союзники успели дать ответ, новый знакомый продемонстрировал золотой значок, блеснувший за отворотом лацкана. - Бразильская секретная служба.
  
  - Право, вы не должны были использовать свое служебное положение, чтобы подружиться с нами, - добродушно заметил Хеллборн. - Разумеется, присаживайтесь! Чем обязаны?
  
  - Господа, генерал Бентес всячески сочувствует вашему делу...
  
  - Какому делу? - включился в разговор Томас. - Мы скромные бизнесмены на отдыхе...
  
  - Сеньор Коннери, это лишнее, - нахмурился бразилец. - Мы прекрасно знаем, кто вы такой. Это и к сеньору Хеллборну относится. Поэтому позвольте мне договорить. Генерал Бентес всячески сочувствует вашему делу, но он будет очень расстроен, если вы вдруг задумаете продолжить свою войну на нашей территории. Вы понимаете, о чем я?
  
  - Как я уже сказал, мы здесь на отдыхе, - пожал плечами Томас, - а продолжение войны зависит не столько от нас, сколько от наших общих... испаноязычных друзей.
  
  - Не беспокойтесь, - кивнул бразилец, - я уже успел с ними переговорить и предупредить о печальных последствиях любых необдуманных действий. Но должен предупредить и вас: в случае чего, мы не станем искать ответ на детский вопрос "кто первым начал". Вам ясно?
  
  - Вполне, - равнодушно кивнул шотландец.
  
  - Благодарю вас, сеньоры. Не смею далее вам мешать. Приятного отдыха. Наслаждайтесь нашим гостеприимством!
  
  - Каков наглец! Он так и не представился! - заметил Хеллборн, когда бразилец удалился. - Ну и черт с ним. Где же твой человек?
  
  - Не удивлюсь, если бразилец его спугнул, - вздохнул Томас. - Пойдем отсюда. Что-то здесь душно. Мы можем подождать его и на улице.
  
  На улице, впрочем, было еще хуже - чертовы тропики в июне и этим все сказано. Влажность зашкаливала, хорошо хоть дождя нет. В настоящий момент. Кто может знать, что случится через секунду?... От нечего делать, Томас принялся изучать подсвеченные рекламные стенды, охранявшие вход в казино. Новый бразильский блокбастер, "O Resgate do Soldado Frankish". Хм, неудивительно, что тот старичок вспомнил молодость! А это что? "Убей и дай пережить". Очередной боевик о похождениях российского суперагента поручика Пеклова, неутомимого борца с англофашистами из чудовищной организации КИЛЛС. Надо будет обязательно сходить, в Британии такого не увидишь...
  
  Черный автомобиль затормозил рядом с ними так резко, что Коннери и Хеллборн одновременно схватились за оружие.
  
  - Берегите нервы, джентльмены, - заметил холодный голос с заднего сиденья. Нет, это было не просто уместное и ехидное замечание - это был пароль. Томас опустил пистолет и осторожно заглянул в скудно освещенный салон машины.
  
  - Баронесса?! Это было так неосторожно с вашей стороны...
  
  - Тсссс! - прошипела она. - Не смейте называть меня этим титулом. Только не здесь. Садитесь скорее, поехали.
  
  - Джеймс, садись рядом с шофером, - обернулся Томас к американскому другу и первым полез в машину. - Рад вас видеть, ба... Простите, как мне вас теперь называть?
  
  - Можно просто "Марго", - ответила она.
  
  - Не слишком ли фамильярно? - засомневался Коннери.
  
  - Не время и не место для церемоний, - отрезала леди-канцлер герцогства Ланкастер. - Как продвигается операция?
  
  - Все в порядке, мы гото... - Томас неожиданно запнулся. - Кто это?
  
  Разумеется, он имел в виду водителя, управлявшего их автомобилем. Этой машиной должен был управлять совсем другой человек!
  
  Все дальнейшее произошло очень быстро. Разоблаченный вражеский агент еще только доставал пистолет, когда локоть Хеллборна, сидевшего рядом с ним, угодил ему в висок. Шофер обмяк и упал на руль. К счастью, дорога была пустынна, а машина не успела набрать скорость. Американец успешно перехватил управление и свернул к обочине.
  
  - Весело тут у вас, - нарушила наступившее молчание баронесса. - И действительно, кто это? Он встретил меня в аэропорту, в условленном месте, назвал правильный пароль...
  
  - Ничего удивительного! Эти ублюдки наверняка захватили настоящего шофера и вытащили из него пароль под пытками! - Томас Коннери был вне себя от ярости. - Я знал, знал, что должен был лично встретить вас! Этот болван Уоллингер! Не удивлюсь, если он работает на аргов!!!
  
  - Мы еще успеем с этим разобраться, - остановила его Марго. - Давайте скорее уедем отсюда. Между прочим, спасибо, Джеймс. Вы спасли нас.
  
  - Пустяки, - скромно покраснел Хеллборн, - не стоит особой благодарности...
  
  Потерявшего сознание вражеского агента поспешно перебросили назад, под ноги пассажирам; Хеллборн сел за руль, и машина тронулась с места.
  
  - Если они захватили нашего шофера и узнали пароль, то и явка может быть провалена, - спохватился Томас. - Что делать?
  
  - Поехали на мою явку, - предложил американец. - Она совсем свежая, о ней никто не должен знать.
  
  - Марго?
  
  - Хорошо, так и сделаем, - согласилась баронесса. - Поехали, только побыстрее!
  
  Хеллборн направил машину куда-то за город. Несколько минут спустя он свернул на серпантин, и автомобиль начал подниматься над уровнем моря.
  
  - Только не говори, будто твоя явка находится на одной из вилл в "Гнезде Кондора", - заметил Коннери.
  
  - Почему? Именно там она и находится, - усмехнулся Хеллборн. - Ты забыл, что мы очень богатая организация и можем себе такое позволить?
  
  Шотландец промолчал.
  
  - Мне только кажется, или эта машина нас преследует? - спросил американец еще через несколько минут, бросая взгляд в зеркало заднего обзора. Коннери обернулся и посмотрел назад. Прищурился.
  
  - В отделении для перчаток должен быть бинокль. Если только арги его не украли.
  
  - Он здесь, держи.
  
  - Это машина Леблана, - сообщил Томас спустя полминуты, после тщательного изучения "хвоста". - Почти наверняка. Два таких пижонских "паккарда" в одном городе - это уже перебор.
  
  - Кто такой Леблан?
  
  - Французский резидент. Не знаю, сам ли он за рулем. Хм, быть может арги захватили и его машину?! Неважно. Джеймс, проверь под приборным щитком, справа...
  
  - Смотри-ка, арги даже это не украли! - удивился американец, передавая товарищу громоздкий пистолет. - Наверно, очень торопились!
  
  - Останови сразу за поворотом, - велел Коннери. - Двигатель не выключай.
  
  - Не учи бабушку доить уток, - хмыкнул Хеллборн.
  
  Автомобиль еще только тормозил, а Томас был уже снаружи. На ходу передернул затвор. "Марс" калибра восемь с половиной, самый мощный в мире англофашистский пистолет. И самый ненадежный. Но ему должно хватить и одного выстрела.
  
  "Паккард" французского резидента торопливо взбирался по серпантину на два яруса ниже. Коннери опустился на одно колено, обхватил рукоятку двумя руками и тщательно прицелился. Поправка на ветер необязательна, достаточно поправки на влажность. До цели девяносто пять ярдов, плюс-минус один, упреждение... БРРРРРАНГ! В яблочко!!! Крышка капота взлетела, подброшенная паром, брызнувшим из пробитого радиатора. "Паккард" развернулся кормой вперед, на полной скорости, заюлил вправо-влево... Сорвется? Нет, не сорвался. Затормозил у самого края. Ну и черт с ним. Будет знать, как совать свой нос в чужие дела! Томас опустил пистолет и торопливо вернулся в машину.
  
  - Поехали!
  
  - По-моему, он очнулся, - задумчиво заметила баронесса и кивнула на лже-шофера, стонавшего под ее каблучками.
  
  Томас пожал плечами и опустил на голову аргентинца рукоятку "марса". Пистолет весил добрых полтора килограмма, поэтому мерзавец немедленно перестал стонать.
  
  - Поехали, Джеймс.
  
  * * * * *
  
  
  
  =продолжение следует=
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"