Magnum: другие произведения.

Like a Mighty Storm: Kara-Jinn Imperial Army in action

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:

  
Труп Молодого Чингисхана


Like a Mighty Storm: Kara-Jinn Imperial Army in action[1].


___________________________


Главные действующие лица:

Ваньянь Ваньну (он же Пусянь Фухано), чжурчженьский император из династии Цзинь, правитель Северного Китая и Маньчжурии.

Его полководцы:

Елюй Люге, тысячник (хилиарх) союзной киданьской кавалерии.

Ваньянь Цзыюань, лорд-протектор Северной Кореи, генерал-капитан Армии Желтого Флага.

Леди Алучжэнь, "Черная Вдова", герцогиня Ляодуна.

Другие персонажи:

Джамуха, гурхан монгольских племен.

Ли Дэван, император Тангутского царства Си Ся.

А также палачи, солдаты, телохранители, обозные шлюхи и т.д.

Время действия - 2904 год Огненного Кролика Инь[2]. Второй год правления Цзинь Ши Хуанди[3]. Девиз правления "Шасы сою дэ жэньлэй"[4].

Место действия - Северный Китай, монгольская степь.



* * * * *



В поход за Великую Стену, без лишних задержек в пути, идет повелитель рузгенов[5] - отважный Пусянь-хуанди. Лишь день усидел на престоле, успел весь гарем приласкать - и тут же отправился в поле, военную славу искать. К тому же болтали старухи: "Задета имперская честь!" Царь мстить собирался Джамухе[6] - и будет ужасною месть!

Владыка не знает сомнений - пусть сходят монголы с ума! Спешат колесницы чжурчженей и тройки бойцов "гуай-цзы-ма"[7]. Сверкает оружием страшным в двухслойной броне паладин - гвардеец "Железная Башня"[8] великой империи Джинн[9]! На флангах армады Пусяня идет эмигрант-самурай, отряды вассальных киданей и войско народа Бохай. Крепки, словно горные скалы, отбросив огромную тень, идут за царем генералы - Люге[10], Цзыюань[11], Алучжэнь[12]! То были не люди - гиганты, бесстрашно идущие в бой! Был каждый умен и талантлив, велик и прекрасен собой. Не знают забот и тревоги, навечно вросли в стремена, войны прирожденные боги - и даже богиня одна! За ними, стуча в барабаны, опасны, как кончик ножа, живот стерегут богдыхана его бодигарды-"хэчжа"[13].

Сверкают на солнце доспехи (Создатель, за рифму прости!), и твердо уверен в успехе могучий Пусянь-Хуанди. Его сослуживцы-тунгусы, сжигая степной саксаул, уже разгромили Маркуза и хана по кличке Кабул!

Не сразу сыскали дозоры монголов потерянных след. Начнется сражение скоро? Ответа по-прежнему нет. До самых истоков Орхона, где бьется о камни вода, дошли "тефуту" эскадроны, но враг не оставил следа.

И тут осознали рузгены - Джамуха не так уж и прост! На том берегу Керулена монгольский построился хост. "Чуть меньше, чем пол-миллиона", - прикинул разведчик на глаз. Считать попытался знамена - сбивался со счета не раз.

Джамуха на битву стремится, копыта стучат "тыг-дыг-дым". Штандарты с Монгольской Волчицей вовсю развевались над ним! В колчан упакованы стрелы (когда-то сибирская ель); на мощное грузное тело напялил "хатангу дегель"[14] (забрал у Чингиза на тризне. Жаль, эта эпоха прошла). И меч, Отнимающий Жизни, висел в кобуре у седла.

- О, боги Олимпа и Варпа! - сквозь зубы Пусянь прошептал. - Ничтожный предатель и варвар, татаро-монгольский вандал! За тот разговор прошлогодний, засаду, и с ядом вино - за все ты заплатишь сегодня, не будь я Пусянь Фухано! Ну что ж, я от битвы не бегал - напротив, я битву искал! - Пусянь повернулся к коллегам:

- Бросайте в атаку войска!
Пусть бьются, не ведая страха! И пленных почти не берут;
Пускай земледелец и пахарь проклятых кочевников бьют!
Бросайтесь в расплавленный тигель, что нам разогрела война,
Мы - люди железа и книги, они - под копытом трава!
К монголам не чувствуйте зависть, они - не свободная рать,
И пусть я слегка повторяюсь, но правду не грех повторять![15]
Вперед, золотые чжурчжени! Спешите работать мечом!
Я вам обещал приключенья? Так прямо сейчас и начнем!
Почувствуй сражения прелесть - смотри, как старается, лих,
Клинок, разбивающий челюсть на тридцать осколков зубных!
За наши дома и посевы, за ржавый от крови лемех,
Спокойно, без лишнего гнева... УБЕЙТЕ! Убейте их всех!!!

* * * * *

...Пусть бездной событий печальных тот век для Галактики был,
Та битва была изначальной - как Хаос, что мир породил!
Там корни невиданной злости, что мир наглотается всласть,
Там треснули первые кости, и первая кровь пролилась;
Там в дело отправлены были все Восемь маньчжурских знамен[16],
Впервые в бою применили тогда огнеметный сифон:
"Дракон", изрыгающий пламя, расплавив железо кольчуг,
Равнину усеял телами на десять фарсангов вокруг!
Погибших бойцов мириады свернули течение рек,
Ужасным, чудовищным смрадом был воздух отравлен навек,
Расскажут легенды и мифы, и песни на все голоса -
Нажравшись, стервятники-грифы взлететь не могли в небеса!
Под рев океанских тайфунов, как в жертву вцепившийся спрут,
Сражались монголы и гунны (так ханьцы рузгенов зовут)...

...Семнадцать часов пролетели под солнцем и светом луны,
Кто ближе к триумфу и цели? Понять невозможно, увы.
Пусянь отправляет в атаку под грохот ракет и шутих
Гвардейцев из Желтого Флага - спецназ для сражений ночных[17].
Но пали они на рассвете. Хоть было их сложно убрать,
Джамуха уверен в победе - монголам велит поднажать.
Рванули его кешиктены[18] - качнулся Империи строй,
Слегка задрожали рузгены... А что полководец-герой?!

Пусянь хладнокровен. Как фертик он замер у всех на виду -
И желтое облако смерти внезапно накрыло орду!

Тяжелый обрушился молот из пыльной - не снежной пурги,
С коней повалились монголы, теряя сердца и мозги,
Затем полыхнули пищали, взорвались запалы гранат!
Минуту назад убивали - вдруг тихо ордынцы лежат...
Заткнулся Дракон голосистый, что грому подобно ревел,
Закончилась битва так быстро, что глаз проследить не успел,
Орда, что грозила Китаю, у черной реки полегла -
И грозный Пусянь попирает убитых монголов тела!

Ц З Ы Ю А Н Ь

- Победа, Пусянь! Амазонкам ты гибель сегодня принес!

(Люге недовольный в сторонке угрюмо бормочет под нос).

Л Ю Г Е

- Скажите спасибо Елюям - без них не закончить войну...

А Л У Ч Ж Э Н Ь

- Пусянь, дай тебя расцелую! Ваньсуй, император Ваньну!!!

* * * * *

Вы спросите - что это было?! Победа одержана как?!
Тангуты ударили с тыла, из древнего царства Миньяк[19]!
С Пусянем подписаны пакты (союз сверхсекретнейшим был!),
И двадцать полков катафрактов монголам ударили в тыл.
"Железные ястребы"[20] в латах - ни с кем перепутать нельзя!
Их вел Ли Дэван - император из древнего царства Си Ся!
Он понял - монголы не вечны, и можно бороться с Ордой,
Он был словно Лев безупречен, великий тангутский герой!
Бесстрашный на поприще бранном, и быстрый, как горная рысь!

И вскоре Пусянь с Ли Дэваном над трупом врага обнялись.

Д Э В А Н

- Я прежде не двигал мизинцем, но нынче на речке Орхон
Был кровью тангутов и цзиньцев Великий союз закреплен!
Союз обоюдных симпатий - завидуй, латинец и грек!

П У С Я Н Ь

- Тангуты с чжурчженями - братья!

Д Э В А Н

- Отныне и присно - навек!
Расставь золотую посуду, готовь за невесту калым!

П У С Я Н Ь

- Мы хлеб у святилища Будды сломаем и тут же съедим.
И мяса кусочек положим в отлично проваренный плов...

Д Э В А Н

- Зарежем саврасую лошадь...[21]

П У С Я Н Ь

- ...и сотню монгольских рабов!

Д Э В А Н

- Всего лишь?!

П У С Я Н Ь

- Нет, двести!

Д Э В А Н

- Ну, ладно.

П У С Я Н Ь

- И сотню добавь от себя!

Д Э В А Н

- Пусянь, ты такой кровожадный... За это мы любим тебя!

* * * * *

Едва пригубили сивуху, тангут и великий рузген, как к ним притащили Джамуху - захвачен бохайцами в плен. Поникли усталые плечи, глазной прогрессирует тик, избит и совсем искалечен, но длинный, как прежде язык.

Д Ж А М У Х А

- Куда, подождите минутку! Рабыня, бокальчик налей!
Уже опьянели ублюдки от крови монгольских детей?

Д Э В А Н

- Последняя речь перед плахой? Ну что ж, дурачок, развлекай!

Д Ж А М У Х А

- Мы в небе развеемся прахом, но сгинет проклятый Китай!
Я верю, не поздно - так скоро, пускай через век или год,
В последний разрушенный город монгольский кочевник войдет!
Скрутили цепями народы? Великой Стеной, перемать?!
Мы бились за вашу свободу, но вы не способны понять...
Я знаю, раскинется вскоре, разрушив железную цепь
Отсель до последнего моря одна бесконечная степь!
И будет монгол всемогущий вздымать над галактикой меч,
И пусть он услышит в грядущем мою громогласную речь!

П У С Я Н Ь

- В грядущем тебя не услышат! Так с ним сообщаться нельзя!
Но в толстые книги запишем, как мы победили тебя!
И в них прочитают потомки как ты, обмочивший вальтрап[22],
Потом извивался в постромках, ничтожный предательский раб!
Ты глупый лошадник-скиталец, и ты никогда не поймешь,
Что мы свободу сражались, а ты - за свободный грабеж!

Д Ж А М У Х А

- Тангуты, бохайцы, чжурчжени - вас всех переварит Китай,
А мы возродимся как Феникс, лишь срок дополнительный дай!
Не стойте у нас на дороге, когда, через времени круг,
Мы вновь на конях быстроногих лавиной помчимся на юг!

П У С Я Н Ь

- Быть может, по воле Иного в веках растворимся как чай,
Но в Книге останется Слово, а Слово - сильнее меча!

Ц З Ы Ю А Н Ь

- А цифра?..

П У С Я Н Ь

- Заткнись, математик! Не будем о цифрах бурчать.
Ну что ж, поболтали и хватит. Эй, люди, позвать палача!
Палач, ты стоишь наготове?

П А Л А Ч

- Я здесь, повелитель и царь. Казнить без пролития крови?

П У С Я Н Ь

- Нет-нет. Четвертуй подлеца!

* * * * *

Поправив печальные пейсы и губы лизнув языком, палач из ю-тайских[23] гвардейцев взмахнул боевым топором. Как будто звериная лапа железный топорик упал, и ногу Джамухе оттяпал холодный, жестокий металл. Продолжил рубить понемногу, но первый удар, говорят - отрезал ту грязную ногу, что дала Пусяню под зад...

* * * * *

Всю ночь пировали кузены. Но чуть загорелся рассвет - курьер из столицы рузгенов доставил секретный пакет.

- Нельзя ни на миг отлучиться! - Пусянь изучает письмо. - Тревога на южной границе - нарушили Суны ее! Такая заварена каша... Но снова сражаться готов - за все достижения наши, за свет для родных очагов! За подлость поплатятся Суны, накажем изменников-шельм! Мы будем свирепы, как гунны! (Хоть я не какой-то Вильгельм). Итак, надрывайтесь тромбоны! Теперь отдыхать недосуг! Проснитесь, мои легионы - мы все выступаем на юг! У сунцев ничтожные шансы - считают последние дни. С тангуто-рузгенским альянсом сравниться не могут они. Уверен - они проиграют! В тетрадь, летописец, впиши - единым владыкой Китая я стану, войну завершив! Я жар ощущаю во чреве - я знаю, всего через год мне юг покорятся и север, закат и надменный восход! Назвать не спешите фантастом - я видел с пророчеством сны. Правление будет прекрасным!




Пусянь ошибался, увы[24].


=продолжение=следует=


______________________________________

1 - оставим эту латынь без перевода.

2 - 1207 год н.э. Таким образом, действие происходит между 2-й и 3-й главами режиссерского ката "Войны за Небесный Мандат".

3 - Первый Золотой Император.

4 - "Убить всех людей" (кит.)

5 - Чжурчжени (устаревшая французская транскрипция).

6 - См. главу 1 канонической версии.

7 - Боевая Машина Возмездия, которую в XII веке изобрел чжурчжэньский полководец Ваньянь Учжу. Это была бронированная колесница, в которую запрягали тройку бронированных лошадей, на каждой из которых сидел бронированный всадник. Вся эта конструкция пыталась взлететь была скреплена цепями (для брутальности) и топтала все на своем пути. Впрочем, современные исследователи считают, что на самом деле эту колесницу изобрели китайские агитпроперы, дабы как-то оправдать свои многочисленные поражения.

8 - Железные пагоды (известны также как "Железные Будды" или "Железные башни", Tiefutu) - элитные тяжелые всадники Империи Цзинь и государств-преемников. Получили прозвище от своих противников-китайцев, за сходство со знаменитыми буддийскими храмами. Чжурчженьские кавалеристы носили двойной ламеллярный доспех, для борьбы с которым южно-китайская династия Сун использовала бронебойные арбалеты повышенной мощности и другое специальное оружие.

9 - Явный тюркизм.

10 - Он же "Предатель Стэнли".

11 - Он же "Сын Бездны".

12 - Она же "Черная вдова".

13 - Личные телохранители цзиньского императора, дословный перевод - "личная охрана государя".

14 - Монгольские доспехи не той системы.

15 - см. "Легендарное оружие Китая".

16 - Нет, это не анахронизм. Популярный историграфический миф приписывает внедрение знаменной системы маньчжурским императорам семнадцатого века; на самом деле первопроходцем был реальный Пусянь, за четыреста лет до того как. См. "Корея: Монгольские вторжения" проф. Уильяма Хенторна.

17 - там же.

18 - личные телохранители монгольского хана.

19 - самоназвание тангутского царства Си Ся.

20 - тяжелая тангутская кавалерия, аналог цзиньских "Железных башен" или киданьских "Железных коршунов". "Ястребы" - китайское прозвище, самоназвание - "Железный лес [копий]" или даже "Железная тайга".

21 - С особым цинизмом. Саврасая - любимая масть монгольских вождей и полководцев - самого Чингисхана, Субудая и др.

22 - Толстое суконное покрывало под седлом или, иногда, поверх седла. Вальтрапы могут изготавливаться из хлопчатобумажной ткани, меха и других материалов. Другие названия: чепрак, чандарь, плата.

23 - Они везде.

24 - Аминь. Но это не все о нем; нет, далеко не все!!!

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"