Magnum: другие произведения.

Война за Американский Мандат

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
Уровень Шума. Интервью
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Китайцы против инков, ацтеков и викингов. Кто будет править Америкой?

  1. Сын Монтесумы
  
  
  Казалось, закончились рифмы, и не о чем больше писать. Кто любит учет бестарифный, тот вряд ли сумеет понять. Творение сравнивать надо с наследием Греции всей - с количеством строк Илиады; с путем, что прошел Одиссей! Во тьме вдохновение бродит, и качество падает вниз, но главный герой на свободе, и он обещает сюрприз! Остались из клетки лазейки, и снова скрестились мечи. А я заменил батарейки - пусть музыка вечно звучит.
  
  ...На дальнем востоке Сибири, куда не дошел самурай, устроилось лучшее в мире могучее царство Бохай.
  
  Как в Персии древней мидяне, с тех пор, как царил Агуда, вторыми в державе Пусяня бохайцы считались всегда. Министры строчили в трактате, детишки мотали на ус: "Бохайцы с чжурчженями - братья, народы из корня тунгус". И если искали невесту владыки империи Цзинь, то брали в консорты принцессу из гордых бохайских княгинь.
  
  Бохай не являлся чужбиной. И вот, уходя на войну назначил наместником сына в Бохай император Ваньну. Носитель бессчисленных званий, полдобный в бою кабарге, был тоже из рода Пусяней, и звался Пусянем Теге. Но впрочем, довольно о сыне -- он был непослушный сынок. Владыка империи цзиней бохайцев повел на восток!
  
  Внезапно явились кидани! Тайга запылала огнем, железо разрушило камень. Бохайцы оставили дом. Ушли в океан плоскодонки и пять "кораблей-черепах", за ними тяжелые джонки. Лишь ветер свистел в парусах. На карте расставлены точки, проложен удобный маршрут. Бохайцы прошли по цепочке Курил, а затем Алеут. Семь футов (и больше) под килем. Из "Книги династии Лян" надежно они заучили рассказ про волшебный Фусан. И был, говорят, уничтожен в заливе под островом Клут форпост агрессивной Камбоджи всего за тринадцать минут.
  
  У берега якорь пробулькал. Щитом раздвигая волну, выходит на пляж Акапулько Пусянь из семейства Ваньну! Как яростный ветер весенний, под флагом своим золотым, морская пехота чжурченей рядами шагает за ним. Выходят бохайцы на берег, еще не поняв ничего, одной из открытых Америк.
  
  Не Южной, скорее всего. Поскольку, не хищная пума, а бешеный зверь - человек, навстречу идет Монтесума, бесстрашный воитель-ацтек. Конечно, не тот Монтесума, с которым сражался Кортес, а предок. Настолько безумный, что в нашу историю влез. Властитель могучий и старый, опасный, как сам Крысолов, ведет за собой Ягуаров, а также индейских Орлов! Их разум войной затуманен, их мысли понять мудрено. Их к славе ведет тлатоани! И смерти - не все ли равно.
  
  Сжимая огромную саблю, кричит полководец Пусянь:
  
  - В живых никого не оставлю!
  
  В ответ - нецензурная брань.
  
  - С чертями живут в симбиозе! От ужаса сердце болит! Кровавые жертвы приносят на фоне своих пирамид! Они недостойны мандата! - взмахнув беспощадно мечом, добавил Пусянь-император. - Его мы у них отберем!
  
  ...Подробности нынче забыты, но поле досталось гостям. Закончилась страшная битва одиннадцать суток спустя. Погибших бесчисленна сумма, а в центре, на холмике тел, изранен, лежит Монтесума - Пусяня сразить не сумел. Прощается с миром до срока и наш покидает рассказ. Течение жизненных соков оставит его через час.
  
  - Забудь о небесном мандате, я дань отдаю мастерству. В присутствии черни и знати я сыном тебя назову, - шептал император Альянса Тройного, совсем побледнев. - Я стану героем романса, другого не надобно мне.
  
  - Я предан далекой отчизне...
  
  - Мое предложение взвесь...
  
  - И восемь оставшихся жизней - точнее, не восемь, а шесть.. Я, кажется, сбился со счета. Народ и солдаты, семья...
  
  - Не вздумай играть в патриота. Ты больше похож на меня. Пусянь, ты не знаешь закона?! Вступая в покинутый храм, герой, победивший дракона, драконом становится сам.
  
  И что-то взорвалось в Пусяне. Качнулся, как пьяный дикарь. Рука потянулась к макане.
  
  И жертва взошла на алтарь.
  
  
  
  2. Викинги
  
  
  
  - Я белый и очень пушистый! Захвачен потерянный рай! - Пусянь продолжает конкисту.
  
  Войну продолжает Бохай на северных землях целинных, что глаз неспособен объять. Идет на Великих Равнинах Сражений Бессчисленных Мать! Погибель ничтожным апачам - скоплению всех негатив! Бохайские всадники скачут, к загривкам коней опустив железные острые пики. И пряник, и бешеный кнут - на Запад, по-прежнему дикий, бохайцы культуру несут. Ведомые в битву Пусянем, они не вернутся домой. Трепещут штандарты с "инь-янем" над их беспощадной ордой. Бохай беспощаден и грозен, как сказочный демон-ифрит, и даже бесстрашная Лозен недолго пред ним устоит. Метают свинец аркебузы, сверкает убийственный цеп. Америку грабят хунхузы, от жадности каждый ослеп. Мозгов раскуроченных брызги пятнают фамильный булат, девиц похищаемых визги как сладкие песни звучат.
  Огромен поток контрибуций - побед бесконечных призы. Об этом не ведал Конфуций, и даже не думал Сунь-Цзы поднять на такие высоты исскуство войны и труда! Растут, как пчелиные соты, в индейской степи города, и башни, и пагоды храмов, где целую ночь напролет клубится дымок фимиама, и Будда стоит у ворот. Мир новый по-прежнему зыбок, но Будда, зажмуривший глаз, одной из обычных улыбок утешить пытается нас.
  
  Опять на коне восседая, держа под рукой "чу-ко-ну", следил император Бохая, стальной полководец Ваньну, за битвы финалом красивым - телами заполненный ров, индейцы из племени сиу кричат у позорных стобов от ужаса, страха и боли. Поклонники огненных вод - был каждый из них алкоголик!
  
  - Продолжим великий поход! - довольный сказал император. - Отринем прошедшего груз! Построим Бохайские Штаты, Великий Бохайский Союз! Отпраздновав эту удачу, пойдем на восток, например...
  С востока тем временем скачет один молодой офицер. Мрачнеет Пусянь, благороден, и с ним командиры частей. Посланник внезапно приходит - не ждите хороших вестей.
  
  - Мой фюрер, случилось несчастье! Беда приключилась, сагиб! Твой маршал по имени Кастер в засаду попал и погиб. В лесах на далеком востоке его посекли в колбасу! Устроило племя чероки засаду в дремучем лесу. Из трупов построили Альпы - воистину горная цепь. И с каждого срезали скальпы...
  
  - Оставим немедленно степь! Идем по восточной дороге, - Пусянь удрученный вздохнул. - Проснулись индейские боги, и кажется, сам Вельзевул... Ужасная участь Содома, Гоморры печальный финал постигнет тебя, Оклахома! Я пленных не брать - приказал!
  
  Высокие сделаны ставки! Поэт не жалеет чернил. Ударили в грудь томагавки - но панцирь ее защитил. Картечь изрыгают обрезы, удары наносит копье. Вступили в войну ирокезы, свистит духовое ружье. Под флагом вождя Оцеолы из бурной флоридской травы за ними пришли семинолы и Всадники без Головы. Об этом не знали пророки забытых в тумане времен - мятежное племя чероки врагов заманило в Гудзон.
  И видят солдаты Бохая не пищу для слабых умов. Как будто стена крепостная, скопление красных щитов. Воителей северных банда, хускарлов и викингов сброд, морская пехота Винланда и прочий исландский народ! В одну из открытых Америк, на кноррах, уложенных в дрейф, привел их воинственный Эрик, и сын его, бешеный Лейф! Заморские гости-варяги, сплошное железо и медь, герои волнующей саги, что скальдам придется воспеть! И взгляд у норвежцев недобрый, и каждый из хирда готов ломать позвоночные ребра и делать "кровавых орлов".
  
  Не знают ни боги, ни люди, ни Будда, ни злобный Вотан - кто править Америкой будет, в леса загонять могикан? О ком никогда не забудут, кто будет надолго забыт? Кого, ослабев от простуды, в лесах не найдет Следопыт в своем белоснежном тулупе? О ком не напишет памфлет писатель по имени Купер в ближайшую тысячу лет? Не знает чудовищный Локи, и Норны, прядущие нить, что сделают с миром чероки, что могут они изменить. Кого порубают в капусту и сделают подлым рабом? Волшебная сила исскуства возможно расскажет о том.
  
  Пусянь - хладнокровное сердце - увидев норвежцев огни, расставил отряды имперцев как в старые добрые дни. На поле, широком и длинном, пехоту в красивый квадрат. Тяжелая конница клином, доспехи на солнце блестят. Волшебные пушки конкисты - в них ядра на сотни пудов, стоят боевые баллисты на флангах бохайских полков.
  
  - Скажите, величество ваше, мы силы добра или зла?
  
  - Мы просто становимся старше, в нас жалость давно умерла.
  
  - Весь мир кровопадом затоплен...
  
  Смеется Пусянь:
  
  - Чепуха! Оставьте философам сопли. Я в этом не вижу греха. Закончится эта разборка. Из каждого порта Земли в глубокую гавань Нью-Йорка за нами придут корабли. Закаты заменят восходы, времен демонсттрируя нить, но факелы нашей Свободы обязаны ярко светить!
  
  
  
  3. Апокалипто сейчас.
  
  
  
  Владыка несчастный не слышит доклада простой нарратив:
  
  - Эскадра под флагом Таршиша вошла в Мексиканский залив. Опять запылала долина, леса исчезают в огне. Войска Иисуса Навина идут по майанской стране.
  
  - А может быть, это мормоны?
  
  - Да нет, ошибаешься ты. На флагах щиты Соломона, а также Давида щиты. На что им песчаная Юта, зачем им пустой Дезерет. Мы видели щупальца спрута, укравшие солнечный свет! Не время сейчас расслабляться, наш мир погружается в тлен. Владыка, их ровно двенадцать - свирепых еврейских колен! Дрожат от волнения губы, от ужаса зубы стучат, гудят ерихонские трубы, сверкает топор палача! И этих племен ассамблея исполнит судьбы приговор - исполнит закон Моисея и майя отправит в костер! Над полем сражений и смерти горит золотая луна. Нас ждут преисподние черти и правящий бал сатана! Победу враги предвкушают, погибель пришла на порог! И жалости к павшим не знает ревнивый Израиля Бог! Пришли иудеи на запад, - закончил рассказывать жрец. - Я чувствую бейгале запах и нашей державы конец.
  
  Тем временем варвары эти на берег сошли с кораблей. Раскинули прочные сети, полны мессианских идей. Навин с капитанами спорит и в гневе ломает весло:
  
  - Мы шли в Средиземное море, но вот нас куда занесло! Где наш перекресток Мегиддо, где каменный город Сихем?! Я вижу опять пирамиды - неужто вернулись в Та-Кем?! - Рождается буря в Навине, вот-вот прогремят небеса.. - Мы шли сорок лет по пустыне, а вышли куда-то в леса!
  
  - Однако, на мраморе выбит неведомый нам алфавит. Нет, это совсем не Египет, - другой капитан говорит.
  
  - Я в джунглях не вижу шафана, - добавил шофет Отниель. - Мы вместо страны Ханаана забрались в какой-то бордель. Пусть так! Мы совсем не устали идти через пламя и дым. Мы помним, что сделал Амалек, и страшно ему отомстим!
  
  - Жрецов безразмерные туши подушками станут для стрел. Всех идолов местных разрушим, как нам Моисей повелел. Оставим удавки из вервий, и рабского прошлого груз. Огонь, поглощающий жертвы, погаснет! - сказал Иисус. - И царь кровожадных ацтеков узнает - погиб Юкатан! Оружие медного века страшнее индейских макан!
  
  И снова озвучил угрозы Навин, полководец гостей.
  
  - Сгорят виноградные лозы, и лопнут врата крепостей. Добудет народ в монолите для каждого клана удел. Упавших врагов не щадите - нас тоже никто не жалел. Светило достигнет эклипса, но нам победить суждено! Актер по фамилии Гибсон расскажет об этом в кино! О грустном финале Египта и прочих народов и стран, под именем "Апокалипто" выходит кино на экран. Смотрите на вашем экране, потом расскажите другим.
  
  За двадцать веков до Пусяня, за двадцать веков с небольшим.
  
  
  
  
  4. Невесты Солнца.
  
  
  
  
  
  С Винландом покончено вроде. Уложены викинги в снег. Уверен в счастливом исходе, Пусянь продолжает набег. Согласно трофейной картинке, добытой в победный момент, на Юге скрываются инки - не весь покорен континент.
  
  - Готовьте фрегаты и джонки, и мой персональный линкор. Плывем к берегам Амазонки от самых Великих озер. Оставим руины Винланда, - воскликнул хозяин кольца. - Нас ждут белоснежные Анды! Бохайцы, пойдем до конца. Дорогу проложим мечами, навеки изменим ландшафт. Давайте сыграем в Ворхаммер! А также в четвертый Воркрафт.
  
  Парит над вершинами кондор. А в джунглях ползет армадилл. Навек опозорил Голконду, кто эту страну сотворил. Сокровища целых вселенных, блестящее золото руд, и сотни камней драгоценных, и первый из них - изумруд. Вторжение стоит овчинки. Как древний моллюск-трилобит исчезнут несчастные инки - их страшный Пусянь истребит.
  
  Тупак распростерся на плахе - отдельно лежит голова. Чудовищный жар Котопахи едва ли опишут слова! Но после ракетного пуска - какой безупречный конец - в огне испаряется Куско. Не знает пощады свинец. Под мощным напором инцеста открылся Панамский Канал. И плакали Солнца Невесты, и даже Пусянь зарыдал. На юге дрожали пингвины, и прочий загадочный зверь. Фолкленды (а может Мальвины) во власти бохайцев теперь!
  
  Клинки позабыли про ножны, герои не чувствуют боль. Потери бохайцев ничтожны - ноль целых, ноль пятых и ноль. Но где-то в лесу обезьяньем успех улыбнулся врагу - один из гвардейцев Пусяня свалился на полном скаку, топорик врубился в ключицу. Пусянь приготовился выть. Спешит над упавшим склониться, глаза собираясь прикрыть.
  
  - Прощай, мой надежный товарищ, ты будешь лежать на костре...
  
  - Не время для новых пожарищ, - солдат прошептал на одре. - Прошу о последней награде, одной из ничтожных щедрот. Ведь стоило этого ради историю двигать вперед? Пройти половину планеты - три четверти, если точней - и водами Нового Света омыть распаленных коней? За что превращались в обломки и мертвую хладную слизь?
  
  - За тихое счастье потомков, за внуков достойную жизнь. За прелести этих пейзажей, за чистое небо - вдвойне, за платья для девушек наших, за прянности в нашем вине. За желтое золото кубков и даже зеленую медь я бросил тебя в мясорубку, и прочим пришлось умереть. Порой мне становится тошно от пролитых крови и слез. Я с будущим связан и прошлым, я вам искупление нес. И время настало признаться, Пусянь - лишь одно из имен.
  
  Я множество знал инкарнаций, я в каменном веке рожден. Я видел в античности серой, в творения первые дни, в долине реки Неандера на свет выходили они - грядущей эпохи питомцы, ты с ними прекрасно знаком. Чудесный народ, кроманьонцы, меня называли вождем. Я в страшных убийствах замешан, я множество видел измен. Я видел руины Тартеша, я трижды спалил Карфаген. Я был воплощением силы на Темной ее стороне. Меня называли Аттилой, я мчался на бледном коне. Отчизною проклят и кланом, о чести забыв до поры, я вместе хромал с Тамерланом - от Дели до стен Анкары. И вся содрогнулась планета, когда, совершив колдовство, я кожу содрал с Баязета и чучелом сделал его. Я Зла не боялся в Долине, я брал Севастополь и Керчь. Я желтая Буря в Пустыне, и в море бушующий смерч! Я лично возвел пирамиды и лес бехистунских колонн! На пыльной развилке Мегиддо я бился с обеих сторон. Я стал разрушителем Хатти. Заполнивший трупами Нил, я Цезаря кончил в Сенате, потом Клеопатру убил. Я слыть не хочу лицемером, в себе усомнился на миг - но выиграл битву за веру и власти верховной достиг! Гремел пепербокс шестиствольный, когда поднимался Техас, Аламо...
  
  Но впрочем, довольно. Мой друг в преисподней сейчас.
  
  А вот амазонки. Как странно, пройдя километры пути, вдали от степей Туркестана подобное племя найти. Ужасные рыбы-пираньи, Затерянный Мир вдалеке, не так испугали Пусяня, как встреча на этой реке. Владыка, не чуждый лукавства, застыл, точно смерть побледнев.
  
  И тихо сказала:
  
  - Ну, здравствуй, - одна из воительниц-дев. - Ты помнишь, в том лагере грязном, впервые оставшись вдвоем, мы вместе достигли оргазма под теплым июльским дождем? Ты знал, отправляясь на север, накрытый стеклом ледяным, - она продолжала, - форевер останешься ты молодым. Когда ты отправишься в холод, тогда захватить не забудь броню разбивающий молот и меч, протыкающий грудь. А где остальные герои?
  
  - Погибли, - Пусянь прошептал.
  
  - Джамуха?
  
  - Лежит в Уренгое. Я ногу ему оторвал.
  
  - Мардоний?
  
  - На том перевале...
  
  - Быть может, Розарио жив?
  
  - Его расстреляли в подвале, а дело списали в архив.
  
  - Дантон, буревестник террора?
  
  - В Париже, на плахе погиб...
  
  - Германик, не знавший позора?
  
  - Он скушал отравленный гриб.
  
  - И кто же теперь остается из Клана Бессмертных Вождей?
  
  - Лишь пять или шесть полководцев на пять миллиардов людей. Я думал об этом намедни, и твердо сейчас признаюсь - решился на подвиг последний, поход, истребляющий гнусь. Вдыхая пары ангидрида и приторный дух мертвецов, спуститься в глубины Аида и дьяволу плюнуть в лицо!
  
  Едва он решил, что неплохо немного поправить доспех, раздался чудовищный хохот, воистину дьявольский смех. Он вздрогнул, как волос на ламе, рука обхватила клинок...
  
  - Я здесь, я стою перед вами. Ну где же твой меткий плевок?!
  
  Не демон с рогами, не гоблин, не зверь, выдыхающий смрад - он взял человеческий облик, владыка, покинувший ад. И в образе девушки сладкой, весьма превосходен собой, готов к заключительной схватке с Пусянем за власть над Землей. Да что там - над целой Вселенной! На карту поставили все - один, порожденный геенной,
  
  другой - породивший ее.
  
  
  ===
  
   ,
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Зимовец "Чернолесье"(ЛитРПГ) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Пятая "Безмятежный лотос 4"(Боевое фэнтези) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) О.Северная, "Ворожея королевского отбора"(Любовное фэнтези) Е.Вострова "Дракон проклятой королевы"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"