Мах Макс: другие произведения.

Хищник

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 8.50*6  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Вышла в 2016


   Макс Мах
  

Хищник

   Адекватность - это всего лишь тщательно контролируемое безумие
  

Часть I. Дари

  
   Глава 1. Темное дитя
   24 декабря 1929 года, нейтральная территория Водская Падь, Вольный город Ландскрона
  
   1. Грета Ворм
   Зимние вакации 1929 года случились, следует заметить, совершенно неожиданно. Упали сразу вдруг, как снег на голову. Срочный фрахт, который, впрочем, так и не состоялся; приступ острой меланхолии у господина Главного Кормчего, приключившийся, как всегда, некстати, то есть не ко времени; и прочие плохо просчитываемые наперед обстоятельства, сложившиеся так, а не иначе, попросту не оставили Грете выбора. Да и Марк с Карлом "настоятельно рекомендовали": дескать, "плюнь на все, Гретхен, и отдохни, как следует". Так что, грех было не воспользоваться случаем, и Грета, давно и трепетно любившая русский север, решила провести свои нежданные каникулы в Ландскроне.
   "От Рождества до Рождества, - она вполне оценила циничную иронию момента, и его же двусмысленную щедрость. - Начнем с католиков, закончим православными!"
   Сказано - сделано, и двадцать третьего декабря она уже была на месте, обустраивая свой отдых в одном из самых изысканных городов Севера с характерной для нее деловитой тщательностью и упоительной неумеренностью в потакании своим капризам. Шестизвездочный постоялый двор "Варяжский бург" на Заячьем острове, личный извозчик на огромном и прекрасном локомобиле - красный и черный лак, матовая бронза и седое серебро - и, разумеется, новая шуба из баргузинского соболя. Впрочем, по-настоящему основательным обновлением гардероба Грета предполагала заняться двадцать четвертого, сразу после завтрака. А завтракать она отправилась в одно из самых привлекательных мест города, в Воздухоплавательную гавань на Малой Охте. Там на вершине старой причальной башни - она называлась Свенской, поскольку принимала некогда пакетботы из Гетеборга - располагался трактир "Нордия".
   Ровно в девять часов утра, в еще не развеявшейся невнятной полумгле, арендованный на все "рождественские вакации" извозчик остановил свой роскошный "Нобель-Экселенц" у главного входа в массивное, постройки двадцатых годов прошлого века краснокирпичное здание, и Грета сошла на подогретый паром тротуар. Цокнули о гранитные плиты высокие каблуки сафьяновых сапожек, проплыл мимо лица клок белого пара, открывая взгляду полные восхищения и вожделения две пары мужских глаз - серые молодые и зеленоватые "в возрасте" - и Грета поняла - "каникулы начинаются".
   - Сударыня! - Высокие застекленные двери услужливо распахнулись, и в лицо пахнуло теплом парника и запахами тропических растений. Обширное фойе, занимавшие практически всю площадь цокольного этажа, представляло собой экзотический зимний сад, по аллеям которого даже в эти ранние часы пасмурного зимнего утра прогуливались в одиночестве и парами состоятельные пассажиры "Нарвских Воздухоплавательных Линий". Но Грета, слава Богу, никуда сегодня не летела. Она прошла к лифтам, поднялась на поскрипывающей платформе на двенадцатый этаж и оказалась в трактирном зале.
   - Доброе утро, сударыня! - поклонился, шагнувший навстречу метрдотель. - Ваш столик!
   Ее столик стоял у западной стены. Впрочем, стен, как таковых, в "Нордии" не было. Бывшую швартовочную платформу, превращенную нынче в трактирный зал, накрывал застекленный купол из ажурных металлических конструкций, так что посетителям открывался захватывающий вид на эллинги и причальные башни Воздухоплавательной гавани. Здесь, на высоте, ярко светили электрические прожектора, заставлявшие жемчужно сиять клочья облаков и клубы стравленного швартующимися кораблями пара, горели хрустальные линзы газовых иллюминатов, перемигивались красными и зелеными огнями семафоры и габаритные маяки. Зрелище и само по себе захватывающее, но сегодня Грету поджидал настоящий сюрприз. На ее глазах к высокой, казавшейся издали тонкой и хрупкой Новгородской башне медленно подходил, подрабатывая вертикальными и горизонтальными плавниками броненосный крейсер Русского Императорского флота "Глаголъ".
   - Красавец! - она почувствовала, как пузырьками шампанского щекочет губы поднимающееся из глубины души возбуждение.
   - Хорош, - согласился Карл, раскуривая толстую гавану.
   - Хм, - коротко бросил Марк и, отвернувшись, от крейсера, щелкнул пальцами, привлекая внимание полового. - Кофе по-турецки! - он взглянул на Карла и пожал плечами: - Виноват! Два кофе! И карту вин для дамы!
   Марк никогда не упускает случая, продемонстрировать заботу. И да, он внимателен к мелочам, неравнодушен, и понимает ее, как никто другой.
   - Прошу прощения? - половой откровенно растерялся, но метрдотель уже пришел ему на помощь.
   - Степан, - сказал он наставительно, с полупоклоном протягивая Грете папку из бордовой тесненной золотом кожи, - как же так, голубчик! Подал даме меню, а про карту вин забыл!
   "И то сказать, - усмехнулась мысленно Грета, начиная неторопливо перелистывать меню A La Carte, - кто же пьет шампанское за завтраком?"
   - Чем вы заняты, Bellissima? - прервал повисшее за столом молчание Карл. - Размышляете о вечном или выбираете из двух зол - фигура или удовольствие?
   - Я изучаю пути зла, Карл, - подняла взгляд Грета. - Красное на красном, как считаете?
   - Звучит интригующе, но красное на белом выглядит лучше.
   - Кровь с молоком? Или, быть может, на снегу?... - "задумалась" Грета, представляя, как это будет смотреться со стороны, и сразу же одним плавным движением шеи и плеч обернулась к половому. - Строганина из медвежатины, паюсная икра, яичница-глазунья по-тартарски на сале и с кайенским перцем, желтое масло и белый хлеб, и стопку либавской старки.
   - Старка? - поднял бровь Марк и словно бы принюхался на манер волка, но, разумеется, волка деликатного, образованного, воспитанного. - Полагаю, двадцатилетней выдержки?
   - Другой не держим-с, - вежливо улыбнулся опамятовавший половой.
   - Тогда, неси, любезный, сразу полуштоф, - решил Марк. - И кофе прикажи варить крепкий, а не абы как! Даме тоже. Ведь вы не против, belleza?
   - Отнюдь, нет! - Грета снова смотрела на швартующийся крейсер.
   Завораживающее зрелище, если честно. Сродни наблюдению за отдыхающим хищником. Крупным хищником, что вернее.
   - Блондинка в малиновом берете... - она ни в чем не была уверена, да и откуда бы взяться уверенности в таком деле. И все-таки, все-таки...
   - Слишком хорошо, чтобы быть правдой! - Карл не оглянулся, а, значит, и сам уже заметил эту молодую стильно одетую женщину, завтракающую в обществе интересного брюнета.
   "Не мальчик, но все еще не старик. И, верно, хорош в постели!" - Почти с завистью подумала Грета. В мужчине было нечто эдакое, что опытный женский взгляд не пропустит, хотя словами такое не объяснишь.
   - Потеряно, не значит - утрачено. - Марк достал портсигар и выбирал теперь папиросу, хотя, казалось бы, что там выбирать?
   - Сформулируй! - предложила Грета.
   - Ее внешность...
   - Ты ее никогда не видел, - возразил Карл.
   - Не скажи! - улыбнулся Марк и наконец, остановил свой выбор на одной из папирос. - Я ее предвкушал, а мои ожидания редко когда не соответствуют действительности. Так что, считай - видел.
   - Возможно, но не обязательно, - покачал головой Карл. - А ты что скажешь, моя прелесть?
   - Скажу, что придется с ней познакомиться.
   - Разумно, - согласился Марк, закуривая.
   - Но будь осторожна, ее спутник не так прост, как кажется, - Карл пыхнул сигарой и перевел взгляд на русский крейсер. - Грациозен, не правда ли? И завораживающе смертоносен! Каков у него главный калибр?
   Знать, что имеет в виду Карл, было невозможно в принципе. Особенно, когда он этого не желал. Поэтому Грета предпочитала делать вид, что понимает его дословно, при этом оставляя за собой право на комментарии того сорта, какие на ум придут.
   - Шестнадцать шестидесятифунтовых орудий, - сказала она, наблюдая за тем, как опускаются броневые плиты, и из недр корабля выдвигается вперед фасеточный глаз штурманского поста. Подсвеченное изнутри электричеством остекление рубки переливалось, словно волшебный топаз. - А мужичек-то, и в самом деле, непростой. Изображает из себя правшу, а бьет обычно с левой.
   - И обучен в одной из техник у-и, - добавил свои пять копеек Карл.
   - Скорее всего, кун-фу, - не согласилась Грета.
   - Не обязательно, - вежливо улыбнулся Марк. - Возможно, это алеманский вариант идроттир.
   - Идроттир?! - восхитилась Грета. - Какое восхитительное безумие! Как думаешь, мухоморы он тоже ест?
   - Берсерки просто обязаны питаться психоделиками, - улыбка Марка могла разбить женщине сердце. Но, к счастью, Грета на его улыбки не велась, она от них получала удовольствие. Впрочем, совсем чуть-чуть, как от папиросы с гашишем.
   - Пробовал? - со своеобычным холодноватым интересом спросил Карл.
   - Там, откуда я родом, пробуют все! - Определить, когда Марк шутит, а когда говорит всерьез, обычно несложно. Но сейчас Грета в своих "оценках достоверности" неожиданно засомневалась. А что если все так и есть? Она ведь не знала точно, откуда он родом. Могло статься, что они там и впрямь едят все подряд. К алкоголю-то Марк устойчив, как мало кто еще. И вот это Грета знала наверняка.
   - Ладно, разберемся, - рассеянно улыбнулась она. К ней приближался поднос с завтраком, и чуткий нос Греты ловил уже дурманящие запахи мороженой медвежатины и прохладной - со льда - белужьей икры. Если бы не "басовые" ноты бриолина в волосах полового и l'odeur particulier его же сапожной ваксы, жизнь могла показаться прекрасной, но идеал, увы, принципиально недостижим.
   Грета заставила себя проигнорировать посторонние "включения", но, как говорится, за все надо платить. Ценой селективного внимания являлась непосредственность восприятия, но такова жизнь.
   - Не волнуйтесь, мальчики! - Грета уже "захватила" блондинку в малиновом берете "длинным арканом" и знала, что не отпустит, даже если это именно та женщина, о которой она думает. В особенности, если та. - Я буду осторожна, как кролик в лесу. - Она подцепила серебряной вилочкой прозрачный ломтик строганины и медленно, как бы в задумчивости, поднесла к носу, словно бы и не трепетала уже в плотоядном предвкушении добычи. - А теперь, оставьте меня, бога ради, наедине с прекрасным! - прошелестела она на выдохе. - Пейте свой кофе и валите нахрен! Охота началась!
  
   2. Дарья Дмитриевна Телегина
   Прошедшая ночь оставила странное послевкусие. Сладостная истома, пьянящий аромат страсти, и горечь опасности на кончике языка. В целом, недурно. К тому же свежо, ново, почти неизведанно.
   "Но отчего же горечь? - спросила она себя, откусывая крошечный кусочек миндального пирожного. - Горьким бывает разочарование, но Кирилл меня не разочаровал. Тогда, быть может, тревога? - Дарья отпила немного кофе, и долгое мгновение смаковала новую гамму вкусов. Жирные сливки, тростниковый сахар, кофе, миндаль... Нежная прохлада севера. Наверняка, сливки местные. Кто же будет везти сюда бидоны из Эстляндии или Вологды? Меласса... Запах дыма... Маврикий или Куба? Привкус карамели и горького апельсина с травяным оттенком саванны... Замбийский лупили? Да, несомненно! Но откуда же взялась эта странная горечь? Ведь не из миндаля же, в самом деле! Предательство? Но чего еще можно ожидать от разового любовника? В долговременной перспективе он не нужен ей, а она - ему. Возможно, Кирилл женат. Заботливый муж, отец семейства? Почему бы и нет? Не понятно только, в чем суть предательства, ведь, если муж кого и предает, так это свою жену. Однако, если не это, то что? Опасность? Но кто и зачем станет мне угрожать? И где? В Ландскроне? На виду у всех?"
   - Смею ли я нарушить вашу приватность, Дарья Дмитриевна? - голос у Кирилла приятный, богатый обертонами. Не слишком низкий, но и не тенорок какой-нибудь, прости Господи! Завораживающе мужественный баритон.
   - Ах, оставьте, Кирилл Иванович! - улыбнулась Дарья, возвращаясь из дивного мира грез. Впрочем, и реальность, данная в ощущениях, Дарье скорее нравилась, чем наоборот. - Ничем вы мне не мешаете, тем более, не докучаете! Напротив, утро прекрасно, кофе по-венски выше всяческих похвал, а миндальные пирожные я люблю с детства.
   - Я рад, что вам понравилось.
   Что ж, Кирилл наверняка знал, что делал, когда привел ее сюда. Хотел произвести впечатление.
   "Глупый... и самонадеянный. Но, как минимум, не разочаровал".
   - Мне понравилось, хотя я и погорячилась, назвав утро прекрасным! Это настроение у меня чудесное, Кирилл Иванович, а утро так себе, если честно. Но ведь мы в Ландскроне, а здесь, как известно, пасмурно всегда. - Она улыбнулась, смягчив смысл своих слов. Идея провести здесь рождественские каникулы принадлежала Кириллу. Сама она думала о Вене или Милане, однако настаивать не стала.
   - Вам не нравится Ландскрона? Жалеете, что не настояли на своем? - У Кирилла темные глаза. Карие. Внимательные. В них читается интерес, и даже более чем простое желание. Он увлечен. Возможно, влюблен или, что вернее, опьянен страстью, но, если верить ощущениям, отнюдь не дурак. Должен уже разобраться, что первое впечатление, скорее всего, ошибочно. Ну, пусть, не разобраться, - ночное безумие, возможно, все еще плещется в его крови, - но уж несоответствие образа результату заметить обязан.
   - В чем я ошибся? - А он, похоже, умнее, чем подумалось вначале.
   - Практически во всем.
   - Интересный поворот! Расскажете?
   - Расскажу, - она сделала еще один глоток кофе, и еще один. - Что вас заставило подумать об ошибке?
   - Католическое Рождество интересует вас куда больше православного, и вы, по-видимому, неспроста хотели ехать в Австрию.
   - Недурно, - она улыбнулась, вспомнив, как всего несколько часов назад эти губы ласкали ее тело. - Продолжайте, Кирилл Иванович! Я вся внимание!
   - Образ... Не возражаете, если я закурю?
   - Тогда и я, пожалуй! Вы не против?
   Ну, еще бы он возражал. Сейчас он готов на все.
   - Итак? - она прикурила от предложенной половым спички и с удовольствием выдохнула дым первой затяжки.
   "Английские папиросы из турецкого табака... Забавное сочетание!"
   - Ваш гардероб...
   - Мое нижнее белье.
   - Ваши драгоценности.
   - Плохо сочетаются с образом пишбырышни.
   - Впрочем, возможно, господин Телегин?
   - Господин Телегин был инженером-мостостроителем и погиб в Мировую войну.
   - Он оставил вам состояние?
   - Дом на набережной... Тобола.
   - Значит?
   - Милый, Кирилл Иванович! - обольстительно улыбнулась она. - Ну, разумеется, я не пишбарышня, и не чья-нибудь секретарша. И да, я не случайно оказалась тогда и там, где и когда вы меня "подцепили".
   - Подцепили меня вы, - согласился с очевидным мужчина. - А заметили когда?
   - Накануне, - не стала "темнить" Дарья. - На приеме у губернатора. Заметила... Я, Кирилл Иванович, как раз разговаривала с коллегами на антресолях, а тут вы. Спросила, кто таков? Мне объяснили. А назавтра, глядишь ты, вы - собственной персоной, и где! В заводоуправлении! Грех было не воспользоваться!
   - Кто же вы на самом деле?
   - Скажем так... - Дарья сделала еще один глоток кофе, затянулась - не глубоко, чисто для куража, - и улыбнулась мужчине, который "увлек ее в пучину разврата". - Я штаб-офицер Тартарской Народно-Освободительной Армии Дарья Дмитриевна Телегина. Но, пусть вас это не тревожит, бель ами! Я и сама не против. Кутить, так кутить! Согласны?
   - Вы очаровательны, Ваше Высокоблагородие! - Кирилл улыбнулся и чуть склонил голову в намеке на полупоклон. - О том, насколько вы прекрасны, я умолчу до времени, но позже...
   - Интриган! - рассмеялась вполне довольная произведенным эффектом Дарья.
   - Всего лишь дамский угодник! Ваш, Дарья Дмитриевна, угодник. Персональный, так сказать!
   - Вот и славно! - подвела черту Дарья. - Мне надоело есть! Пора подумать о вечном. Мы едем в собор Святых Петра и Павла!
   Однако в храм они попали не сразу и не без приключений. Сначала Дарье пришло на ум прокатиться на двухтактном автожире инженера Пирожкова. Идея дорого стоила, но прогулка вышла так себе: ветер усилился, и качало немилосердно. Кроме того хрупкая конструкция автожира, сколоченная - ну пусть не сколоченная, а собранная на винтах и шурупах, - из тонких дубовых планок и алюминиевых уголков, стенала и трещала на все возможные и невозможные голоса.
   "Этот плачь у нас песней зовется, - констатировала измученная "прогулкой" Дарья, когда сходила на твердую землю. - Но... Рожденный ползать... летать не должен!"
   - Я требую продолжения праздника! - безапелляционно заявила она, и следующие полчаса Кирилл Иванович неторопливо отпаивал ее водкой в заведении господина Смургина. Кто таков этот Смургин, и отчего его кабак не имел собственного имени, а назывался по фамилии хозяина, Дарья не разобралась. Но две граненые рюмки хреновухи ядреной и кусок холодца из телятины вернули ей бодрость и ясность мысли. Так что следующие два часа она прогуливала своего кавалера по Коломенскому пассажу, покупая "от смятения чувств" все подряд, в том числе и такое - плетку семихвостку, например, или длинный янтарный мундштук для папирос, - что и не подумала бы купить в иное время при других обстоятельствах. Но Кирилла Ивановича, тем не менее, удивить не удалось. "Лось" исправно оплачивал этот приступ расточительности, но от комментариев воздерживался, и все еще улыбался, как ни в чем не бывало.
   - Скажите прямо, - спросила тогда Дарья, - вы хотите иметь меня связанной?
   - Я хочу вас иметь, - ответил Кирилл Иванович с мягкой улыбкой на изящно очерченных губах. - А будете ли вы связаны, Дарья Дмитриевна, в цепях или в колодках, вопрос второстепенный. Где-то так.
   "Так! - усмехнулась она мысленно, вполне оценив его откровенность. - И только так!"
   - В Петропавловский собор! - приказала она удачно подвернувшемуся на пути извозчику, и, стравив пар, локомобиль мягко отошел от тротуара, набрав скорость лишь в потоке машин на Сенной площади.
  
   3. Грета Ворм
   Блондинка чудила, однако дурой не выглядела. Вела себя раскованно, и, в то же время, осмотрительно, что подразумевало игру на публику или, как минимум, наличие двойного дна.
   "Смела и эксцентрична, - отметила Грета, наблюдая за "полетом шмеля". - И в воздухе, похоже, не в первый раз".
   Правда, по милости "этой дамочки" пришлось едва ли не полчаса торчать на верхнем балконе здания аэровокзала, но нет худа без добра. Заодно удалось выяснить имена бравых летунов: Дарья Дмитриевна Телегина и Кирилл Иванович Коноплев.
   "Телегина... Дарья..." - но нет, это имя ни о чем Грете не говорило. С тем же успехом блондинку могли звать Марфой или Матреной. Никаких ассоциаций. Никакого намека на давние обстоятельства. И все-таки, все-таки... Что-то в ней было, в этой Дарье Дмитриевне Телегиной. Что-то такое, от чего дух захватывало, сбивая дыхание, и морозные коготки бежали вдоль позвоночника.
   "Она?"
   Могло случиться и так, но могло - не случиться. Жизнь штука непростая, и порой завязывает весьма затейливые узлы.
   Грета проследила любовников до какого-то кабака и дальше в город, но ничего особенного в их поступках не нашла. Зато обнаружила нечто иное, и вот это новое знание заставило Грету почувствовать, что день удался. Что бы теперь не случилось, кем бы ни оказалась эта дамочка в малиновом берете, сам факт, что за ней шел хвост, на многое намекал и, как минимум, многое обещал.
   А хвост при ближайшем рассмотрении оказался весьма любопытным. За Дарьей Дмитриевной шел явный профессионал. И не просто "шпик" галимый из "наружки" города Мухосранска, а настоящий полноценный агент-имперсонатор. Из тех, кто, работая под прикрытием, могут - в зависимости от задания и фигуранта "разъяснить" и "концы обрубить". Так что, возможно, кому-то из двоих и жить-то оставалось всего на чуть. Но могло статься, что никто никого не тронет. Во всяком случае, пока. Да, и Грета, глядишь ты, оказалась по случаю в правильном месте и в нужное время. Оставалось, правда, непонятно, за кем конкретно следит этот скромного вида невзрачный мужичок: за Кириллом, который и сам по себе вызывал у Греты "умеренный интерес", или за Дарьей. Девушка при первом взгляде казалась слишком молодой и "легкой", но по некоторым признака имела и опыт, и ум.
   "А может быть, за обоими сразу?" - что ж, любовники наверняка могли кого-нибудь заинтересовать именно своими отношениями. Жену Кирилла Ивановича, например. Или содержателя Дарьи Дмитриевны.
   "А что если это работодатель?" - мысль показалась любопытной, тем более что Кирилл Иванович на семьянина не тянул, - не тот тип, - да и Дарья Дмитриевна на содержанку не похожа, хотя и может, судя по всему, разорить при случае открывшего перед ней кошелек мужика.
   "Та еще штучка! Но следят, похоже, не за ней, а за ним. Остается понять, кто он и откуда, да и за дамочкой все равно приглядеть необходимо. Иди знай, а вдруг Она и есть?"
   Между тем парочка вволю нагулялась, обрастая по ходу пакетами и сумками, которые позже отправились с посыльным - ну не таскать же их, в самом деле, с собой?! - на постоялый двор, и любовники вдруг вспомнили о "душе". Впрочем, молилась в соборе Петра и Павла одна госпожа Телегина. Кирилл Иванович Коноплев ей всего лишь не мешал. Сидел в полумгле, сплотившейся над задними рядами, и то ли спал, добирая "за ночную вахту", то ли просто о чем-то думал, деликатно "отойдя в сторону". Грета и сама там пряталась, найдя особенно уютное местечко между колоннами бокового нефа, откуда и фигурантов наблюдала, и за хвостом краем глаза приглядывала.
   Ей вообще многое открылось, "глядя из сумрака". И не только видимое равнодушие Кирилл Иванович к религии - было в его поведении нечто, намекающее на то, что дело не в конфессиональных различиях. А вот Дарья Дмитриевна, напротив, показалась Грете женщиной на удивление набожной. Набожность ее, впрочем, проявлялась, по-видимому, спорадически. Что называется, то грешит, то блажит. Но, видит Бог, молилась блондинка искренно, и не на публику. Для себя любимой старалась. Но тогда возникал непраздный вопрос: с чего бы это Дарье Дмитриевне Телегиной, являвшейся, к слову сказать, подданной Тартарской Народно-Демократической Республики, молиться в католическом храме? Тартарцы-то, как и новгородцы, которые не хазары и не татары, то уж, верно, православные русские. Католиков в тех краях немного и зовутся они, что характерно, на иной лад.
   Недоумение это стоило того, чтобы посвятить ему время и внимание, но вскоре выяснилось, что есть в этом мире вещи "посильнее Фауста Гете". Оказывается, у хвоста имелся собственный хвост. Кто-то - осторожный и умелый - на редкость профессионально вел всех троих, находясь при этом "на самом пределе видимости".
   "Эдак он, поди, и меня срисовать мог!" - ужаснулась Грета, отроду не любившая такого рода неожиданностей. Но, с другой стороны, дело становилось все интереснее и интереснее. Как говорят в народе, чем дальше в лес, тем больше дров.
   Грета перекрестилась, - на тот случай, если ее кто-нибудь все-таки рассмотрел, - и неспешно покинула храм, растворившись в негустом потоке обывателей, спешащих на станцию хохбана, и занимая, таким образом, позицию "позади крайнего". Теперь она следила за тенью тени, а уж тот, верно, ее "деточку" не проморгает.
  
   4. Дарья Дмитриевна Телегина
   - Трактир - это скучно, - заговорщицки подмигнул Кирилл Иванович. - Разве же удивишь штаб-капитана вульгарной ресторацией?
   "Хорошая попытка! - усмехнулась в душе Дарья. - Пусть остается "штаб-капитан". От меня не убудет!"
   - У вас есть предложение лучше? - она проигнорировала озвученное Кириллом звание и сосредоточилась на главном. - Куда же вы меня поведете, Кирилл Иванович? Надеюсь, не в постель?
   - Ах, любезный друг, - улыбнулся Кирилл, пародируя "куртуазный стиль" псковских беллетристов, - отчего бы и не в постель, ведь нам друг с другом отнюдь не скучно!
   - Это верно, но...
   - Но речь, разумеется, о другом, - еще шире улыбнулся Кирилл Иванович. - Я приглашаю вас в клуб "Домино", Дарья Дмитриевна! Мне сообщили, что место это необычное, стильное и недешевое...
   - Стриптиз? - нахмурилась Дарья, живо вообразив, чем этот клуб может оказаться на самом деле. - Вертеп? Бордель?
   - Ни в коем случае! - протестующе вскинул руки мужчина. - Элитарно и не без вольнодумства, разумеется, но весьма умеренно, если вы это имеете в виду. Изысканно и с хорошим вкусом.
   - Что ж... - следовало соглашаться, но Дарья физически не умела вот так сразу сдавать позиции.
   - Возможно... - предположила она, набрасывая поволоку на взгляд, как иные - шаль на плечи. - Право, я начинаю думать, что постель и скромный ужин между тем и этим... В номере, в неглиже... - она дурила ему голову, разумеется, хотя и знала - Кирилл не мальчик, и все прекрасно понимает.
   "Вот и пусть понимает! Мне-то что?"
   - Постель... - между тем повторил он за Дарьей, явно, включаясь в предложенную игру. - Звучит заманчиво. Однако должен вам напомнить, Ваше высокоблагородие, что желаемое и действительное - суть разные вещи.
   - Что вы имеете в виду?
   - Границы возможного.
   - Намекаете на свой возраст? - Что ж, сильные мужчины не бояться признаться в слабости, особенно, если о ней и речи быть не может. Сильные женщины, впрочем, тоже.
   - Увы, я не молод...
   "Экий мерзавец! - восхитилась Дарья. - Глядишь, еще и слезу пустит!"
   - С другой стороны, ваше неглиже, Дарья Дмитриевна, представляется мне попросту восхитительным. Но вы ведь об этом осведомлены?
   - Да, - признала Дарья, - я заметила ваш жадный взгляд.
   - Что же делать?
   - Даже и не знаю! - Дарья виртуозно, хотя и с показной нарочитостью исполнила "упражнение для глаз" - взгляд на нос, в сторону, на него, - и мило улыбнулась. - Есть идеи?
   - Одну я уже озвучил! - Улыбка Кирилла оказалась ничуть не хуже ее собственной, и цена ей была та же - медный грош. - Не упрямьтесь, Дарья Дмитриевна! Поедемте в клуб. Право слово, не пожалеете. Место оригинальное. Во всяком случае, не банальное. Кухня, по отзывам знатоков, выше всяческих похвал. Опять же атмосфера, какую вряд ли найдете и в самом лучшем трактире. А надоест кутить, - мягко усмехнулся он, отмечая последнее слово особым ударением, - к нашим услугам "приватные кабинеты" на верхних этажах. Я взял на себя смелость зарезервировать за нами один из люксов.
   - Соблазняете? - игра нравилась Дарье и сама по себе и предвкушением праздника.
   - Еще и не начал.
   - Но в номера-то пригласили?
   - О, номера - это пошло! - отмахнулся Кирилл, ни жестом, ни взглядом не напомнив Дарье, что это она только что предлагала ему вернуться на постоялый двор и провести время наедине, то есть тет-а-тет, со всеми вытекающими отсюда приятными последствиями. - А в "Домино", коли уж нам наскучат ломберные столы, программа варьете и кулинарные излишества, нас ожидает именной люкс. Он называется "Королева Роз". Меня заверили, - и уж поверьте, Дарья Дмитриевна, я в таких вещах до крайности придирчив, - что этот "кабинет" достоин своего названия.
   Звучало заманчиво. Впрочем, Дарья с самого начала не сомневалась, что Кирилл ее не в вертеп приглашает.
   "Особенно в Рождество! - Усмехнулась она мысленно. - Впрочем, вертепы, они тоже разные бывают..."
   Стоило признать, злачные места ее не пугали. Скорее, наоборот, влекли. Однако сегодня у Дарьи было другое настроение. Не трущобное, если называть вещи своими именами. Роскошь привлекала больше, особенно, если это порочная роскошь.
   - Что ж, - сказала она вслух тоном, в котором звучала некая строго выверенная доля сомнения, - едемте, Кирилл Иванович, в этот ваш клуб. Надеюсь, вы меня не разочаруете.
   И он ее не разочаровал. Все оказалось именно так, как давеча нагрезилось, навеянное словами Кирилла. Освещенное желтыми газовыми фонарями трехэтажное здание в стиле "северный ампир", в меру роскошное, - что намекало на нерядовое происхождение, - в меру обветшалое, что указывало на возраст особняка и гарантировало скрытые в его прошлом мрачные тайны. Мертвые деревья парка - черные на фоне белого снега, - и темные окна, за которыми, казалось, сгустился мрак, довершали впечатление, характерное для атмосферы готического романа. И разумеется, никакой вывески. Лишь устрашающего вида швейцар в волчьей дохе...
   - Мне нравится! - констатировала Дарья, переварив первые впечатления. - Пойдемте внутрь, Кирилл Иванович! Хочу проверить, насколько хороша моя интуиция!
   Что ж, и тут она не ошиблась. Интуиция не подвела, и все оказалось даже лучше, чем представлялось издалека. Внутренние помещения клуба поражали изысканной роскошью и фантазией архитекторов и художников. Ну, пусть не поражали! Поди, порази такую стерву, как Дарья! Но все-таки заставляли признать очевидное: эти залы и коридоры, гостиные и фойе отменно обставлены и декорированы, умно освещены и предусмотрительно прогреты. Модерн, ар-нуво, югендстиль... В общем, - вне зависимости от названия, - именно то, что всегда нравилось Дарье.
   - Мне нравится, - повторила она, разве что чуть изменив тональность и интонацию. - Это вы хорошо придумали, Кирилл Иванович, что привезли меня сюда.
   - Что будете пить? - Он умел принимать комплименты с деликатностью истинного кавалера.
   "Мне повезло! - признала Дарья, просматривая карту вин. - Случайный любовник, а выглядит, как постоянный. Приятное разочарование!"
   - Пассита ди Пантелерия, - решила она.
   - Может быть, все-таки шампанское? - чуть нахмурился Кирилл. Удивлять его оказалось поразительно приятно. - Я вижу здесь прекрасный выбор: Мумм, Дом Периньон, Пол Роже...
   - Не старайтесь, Кирилл Иванович! Я умею читать, но сейчас хочу Пассита ди Пантелерия!
   И, разумеется, она получила бокал вина, похожего на жидкий янтарь. Дарья всегда получала то, что хочет. В этом все дело.
   - Чудесно! - сказала она, сделав второй или третий глоток, и закурила тонкую египетскую папиросу.
   Дым "Нефертити" - дурманящая смесь со вкусом чабреца и каннабиса, напоминающими о пустынях и диких горах, смешался с ароматом сушеных на солнце фруктов, лесных орехов и горного меда. Итальянское вино и египетские папиросы. Пассита ди Пантелерия и Нефертити. Гамма ощущений оказалась такой, что едва не захватило дыхание, и Дарья хотела было поделиться с Кириллом своим выходящим за грань реальности удовольствием, но именно в этот момент ей в спину дохнули ветры минувшего. Дарья замерла, прислушиваясь. Ей показалось вдруг, что за спиной раскрылись врата вечности, и прошлое вернулось, чтобы...
   "Что?"
  
   - Шахматы? - спросила она, когда он вошел. За скрипом голоса и шорохом одышки легко было скрывать вечно тлеющую надежду. Но где же тут скроешься, и от кого! Марк разгадывал ее, как ребус для школьников, читал, как открытую книгу.
   - Если ты этого хочешь! - улыбнулся он. Подарил свою чарующую улыбку и пошел доставать шахматную доску.
   "Если я этого хочу? О, Боже! Я хочу, хочу, хочу! Но что толку хотеть! Хотеть не значит мочь. Поэтому пусть будут шахматы".
   - Я вижу, ты работала, - кивнул он, возвратившись к столу, на ее каракули. - Что это?
   - Так, ерунда...
   - А все-таки? - он раскрыл доску и начал расставлять фигуры. Высокий, широкоплечий, двигающийся с невероятной грацией - другого слова она просто не могла подобрать. Но факт в том, что движения его были стремительны и точны, но при этом, казалось, возникали одно из другого, как если бы были одним слитным движением. Долгим и плавным, идеально вписанным в пространство и время.
   - Кажется, я решила проблему четырех красок...
   - Ты решила теорему Гутри?
   - Не знаю, но мне кажется...
   - Не стесняйся! - улыбнулся он. - Наверняка, все так и есть! Ты же умница, ты всегда находишь правильные ответы!
  
   "Марк?" - она хотела обернуться, но музыка ее опередила.
   "Марк!" - это была его музыка. Только он умел так импровизировать, интерпретируя скрытые смыслы и намерения композитора. Только под его пальцами Рахманинов становился живым. Как исполнитель, Марк был лучше, серьезнее и глубже, чем сам композитор, а ведь Рахманинов заслуженно считался великолепным пианистом!
   "Боже!" - Она все-таки обернулась, но лучше бы осталась сидеть, как сидела. На возвышении в глубине зала стоял белый концертный рояль, однако играл на нем не Марк, а какая-то смутно знакомая молодая женщина с красивым, но мрачным лицом.
   "Кажется, она была утром в "Нордии", - вспомнила Дарья. Однако никакой уверенности в этом не испытала. Могло быть так, могло - иначе.
   "Но играет она, как Марк... и... да! Боже праведный! Но как это возможно?!"
   Аура - вот в чем дело. Связь - вот, как это называется. Узнавание - от него начинала кружиться голова, и сердце пустилось в бешеный галоп...
  
   5. Грета Ворм
   Золотые ключи открывают любые двери, - так говорят в Зурбагане. В Лисе добавляют: Золото отворяет даже гробы. Звучит несколько мрачно, но сути дела не меняет. Деньги решают пусть не все, но очень многое, и силу эту не отменить никакими этическими императивами.
   Грета "прошла" в клуб "Домино", что называется, даже не запыхавшись. Дождалась, пока сладкая парочка исчезнет за глухими дверями сумрачного особняка на Каменном острове, уводя за собой - что было очень кстати - и свои "многочисленные" хвосты, и подъехала к подъезду клуба на безусловно дорогом и роскошном "Нобель-Экселенце". Локомобиль, дорогущая шуба из седого баргузинского соболя, щедрый взмах тонкой руки, швыряющей, "не глядя", не пересчитанные банкноты, и дело сделано - "Дамы и господа, двери открываются!"
   Внутри оказалось не хуже, чем снаружи, и Грета решила, что делу время, а потехе час. И час этот настал как раз сейчас, а работа, как говорят в Туруханске, не волк, в лес не убежит.
   Она выпила шампанского, прогуливаясь по галерее, где были выставлены картины художников-модернистов, и, прихватив с важно вышагивающего на трех коленчатых ногах-опорах серебряного подноса еще один бокал La Grande AnnИe, прошла в игорный зал. Выиграла сто рублей, поставив фишку на красное, сыграла пару раз в блэкджек, неожиданно вспомнив, и явно не своей памятью, игру в карты с оперативниками тактической разведки Кшатриев - "В Ниневии, кажется..." - и переместилась в обеденный зал. Вернее, в один из трех ресторанов, расположенных на двух этажах клуба, а именно, в тот, где за изящным столиком в тени покрытой зелеными листьями березки сидели Дарья Ивановна Телегина и Кирилл Иванович Коноплев.
   Сама Грета заняла было столик под кленом в цветах осени, но увидела неподалеку концертный рояль и едва не потеряла сознание от нахлынувших на нее чувств. Программа варьете еще не началась, и рояль стоял в молчании, безгласно гадая о том, что готовит ему будущее. Он был большой - Грета оценила его длину в косую сажень - и, значит, обладал большим диапазоном тембра, длительности и выразительности звучания. Не максимальной, конечно, но и зал-то, в котором стоял рояль, был невелик. Так что, самое то, и, если экстерьер не лгал, то фирма-производитель принадлежала к семейству Больших Сестер - лучшим мировым брендам в области производства клавишных музыкальных инструментов.
   "Стейнвей? - прикинула Грета. - Август Фёстер? Бехштейн или Блёфнер?"
   - Коньяк! - щелкнула она пальцами. - Что там у вас?
   - Буквально все, что угодно! - угодливо выдохнул, мгновенно возникший рядом со столиком - словно бы из воздуха материализовавшийся - сомелье.
   - Bisquit одиннадцатого года... Я хочу поиграть на этом инструменте, что скажете?
   - Я... Боюсь, другие гости...
   - А вы не бойтесь, любезный, слушатели меня обычно боготворят, ну или, по крайней мере, любят!
   Она знала, что говорит. Кое-кто - и не будем называть этих всех по именам - считал ее лучшим из известных исполнителем-интерпретатором русской классики. Сама же Грета полагала, что она просто лучшая, и не только в музыке. Но в интерпретации европейских композиторов прошлого столетия - наверняка. Однако дело не в том, кем она себя считала, а в том, что, если на нее "находило", удержаться от музицирования Грета просто не могла.
   Она подошла к инструменту. Тот был безупречен, и словно бы ждал.
   "О, Господи!"
   Откуда-то сзади ей подали рюмку с коньяком, аромат которого обнимал Грету, казалось, уже целую вечность.
   "Что сыграть?" - задумалась она, переживая прохождение коньячной струи по языку, глотке и пищеводу, но вопрос, на самом деле, запоздал. Все уже решилось, потому что из вечности на Грету смотрели темно-зеленые глаза Жозефины.
   "Жозефа! Ну, разумеется! Как я могла забыть?!"
  
   Грета сидела за роялем-миньоном и лениво - так как не решила пока, что делает и зачем - импровизировала, интерпретируя 1-й концерт Чайковского. Сама она делала это скорее от скуки чем из каких-либо иных соображений. Но кое-кого из присутствующих ее упражнения в прекрасном явно заинтересовали. Люди подтягивались к инструменту, обступая его со всех сторон, очарованные, завороженные. Ее исполнением, ее пластикой, ее интеллектуальной и эмоциональной силой, наконец. И, разумеется, ее красотой...
   "Я прекрасна... обворожительна... желанна... Ну же, детка, давай! Ведь ты уже хочешь меня так, что голова кружится и челюсти сводит!"
   Темно-зеленые глаза смотрели на нее с восхищением и вожделением.
   "Она моя!" - поняла Грета.
   Так они познакомились с Жозефой, но, к сожалению, их знакомство оказалось коротким...
  
   "Ох, черт!" - Грета уже сидела за инструментом и играла. Интерпретировала она, правда, не Чайковского, а Рахманинова, но догнавшее ее воспоминание заставило насторожиться. Безупречное чутье хищника никогда не подводило, и, видно, неспроста вспомнилась именно коварная Жозефина. Темно-зеленые, глубокие, словно в омут заглядываешь, глаза... Грета подняла опущенные веки, и их взгляды встретились. Не Жозефа... Не темная зелень... Другая женщина. Другие глаза. Серые, завораживающие своей глубиной, в которой клубится туман неопределенности...
   "Темное дитя! И, значит, я снова оказалась права!"
  
   5. Дарья Дмитриевна Телегина
   Она и сама не помнила, как встала из-за стола, как прошла через зал, и как оказалась рядом с роялем. Не помнила, нет. Не знала, зачем. Не отдавала себе отчета. Грезила наяву. Блажила "на всю голову". Но, в конце концов, очнулась, выныривая из небытия, как из омута, и, оказалось - стоит около инструмента, опершись руками о его молочно-белую поверхность, ласкает подушечками пальцев нежнейшую гладь полировки, и смотрит, не отрываясь в темные глаза пианистки.
   - Дарья Дмитриевна! - голос Кирилла долетал словно бы издалека, звучал глухо, и звуки речи сливались в неразборчивое бормотание. - Дарья Дмитриевна!
   Кажется, он встревожен, и, возможно, не без основания, но Дарья все еще не могла прийти в себя. Она слушала музыку, ощущая ее одновременно кончиками пальцев, и смотрела на женщину напротив. Наверняка, та высока ростом. Дарья без опасений побилась бы об заклад, что пианистка не уступит в росте большинству высоких мужчин. Высока, стройна, можно сказать, изящна. Тонка костью и чертами своеобычного удлиненного лица. Пожалуй, красива. То есть, красива без сомнений, но на свой особый лад. Высокие скулы, замечательный рисунок узкого носа и резкий очерк нижней челюсти. Большие синие глаза, казавшиеся сейчас черным, словно врата бездны. Темные, цвета воронова крыла вьющиеся волосы, заплетенные в косу и уложенные короной вокруг головы, открывая жадным взглядам мужчин длинную белую шею, по-настоящему лебединую, если знать, о чем идет речь.
   "Красавица!"
   - Дарья Дмитриевна! - еще настойчивее, чем прежде, позвал Кирилл и взял ее за руку. - Даша!
   - Да? - рассеянно обернулась она.
   - Что? - очнулась Дарья от "зачарованного сна".
   А музыка, глядите-ка, уже закончилась. И красавица-пианистка, оказавшаяся, и в самом деле, высокой и грациозной, встала из-за рояля и улыбнулась Дарье.
   - Вам понравилось? - А голос у нее оказался под стать внешности, высокий, но с хрипотцой и особыми обертонами, намекавшими скорее на альт или даже виолончель, чем на скрипку. Мрачность исчезла с лица женщины, и теперь оно выглядело почти нормальным, хотя Дарья и не взялась бы объяснить, что именно заставило ее употребить слово "почти".
   - Вам понравилось?
   - Да, очень! - вернула улыбку Дарья. - Вы великолепная пианистка! Мне кажется, я лишь раз в жизни слышала нечто подобное.
   - Когда-то давно? - в улыбке пианистки возникло нечто, намекающее на оскал охотящегося зверя. - В далекой стране?
   - Да, - почти непроизвольно подтвердила Дарья. - Далеко. Давно.
   - Счастливица! Что он играл?
   "Он? Откуда она знает, что это был мужчина?"
   - Листа, мне кажется.
   - Лист замечательно подходит для интерпретаций, - кивнула женщина, словно бы соглашаясь с мнением собеседницы. - Он полон глубины, внутренне сложен и непрост технически. Хороший выбор!
   - Не знаю, право! - опешила от такого напора Дарья.
   - Вы чудесно играли, сударыня! - вступил в разговор Кирилл. - Смею ли я предположить, что имею честь говорить с самой Лизой ван Холстед?
   - О, нет, сударь! - рассмеялась незнакомка. - Но я польщена! На самом деле я всего лишь любительница, и ничего больше. А Лиза - гений!
   - И, тем не менее... - возразил Кирилл и тут же спохватился, что ведет себя неучтиво. - Но мы не представлены. Кирилл Иванович Коноплев, к вашим услугам!
   - Дарья Дмитриевна Телегина, - назвалась Дарья.
   - Грета Ворм, - улыбнулась женщина, которая и вообще, судя по всему, не скупилась на улыбки. - Или лучше назваться на русский лад? Тогда я Грета Людвиговна.
   - Что ж, Грета Людвиговна, - Дарья уже вполне пришла в себя, - вы действительно великолепны. И совершенно неважно, любитель вы или профессионал. И по-русски вы говорите как природная русачка.
   - О, это пустяки, - сейчас смеялись лишь глаза женщины, но Дарье показалось, что это опасный смех. - Я так на семи языках изъясняюсь. Но зато на всех прочих у меня чудовищный фламандский акцент. Так что там с Листом? Не хотите обсудить за чашкой чая?
   - В чайной на Фурштатской? - предложила Дарья.
   - Завтра.
   - В полдень?
   - Великолепно! - И, чуть склонив голову в прощальном поклоне, Грета Ворм, не торопясь, пошла прочь.
   - А что не так с Листом? - поинтересовался Кирилл через минуту, когда они вернулись к своему столику.
   - Похоже, у нас был один и тот же любовник, - рассеянно ответила Дарья, она думала сейчас о Грете и Марке, о тайне и печали, и о надежде, разумеется, то есть о том, что принесет ей завтрашняя встреча в чайной.
   - Кажется, я начинаю ревновать, - мягко напомнил о своем существовании Кирилл.
   - У вас нет ровным счетом никаких оснований.
   - Хотите сказать, нет прав?
   - И прав, - согласилась Дарья, - и оснований. Живите сегодняшним днем, Кирилл Иванович! Это лучшая политика!
   Больше они к этой теме не возвращались. Наслаждались вином и яствами - кухня в "Домино", и в самом деле, оказалась отменная, - играли в рулетку и блэкджек, и снова выпивали, просматривая между делом программу варьете, и уже глубокой ночью - во всяком случае, Дарье казалось, что уже очень поздно, - поднялись наверх, в "Королеву Роз". Тут, собственно, все и случилось.
   Дарья лениво огляделась, осматривая гостиную - открытая двустворчатая дверь, занавешенная тяжелой портьерой, вела дальше, в спальню, - и, подойдя к разожженному камину, поставила бокал с шампанским на полку.
   - Прелестно! - сказала она, поворачиваясь к Кириллу, и получила удар в солнечное сплетение. Хороший удар. Точный и сильный. Такой, что убить не убьет, но на пару минут "стреножит", сложив пополам, словно наваху, как нечего делать.
   "Что за?.." - но додумать не удалось, стало очень больно, и дыхание прервалось. А когда задыхаешься, и в глазах темно от недостатка кислорода, ни о чем не думаешь, кроме как глотнуть воздуха. Даже о боли. Тем более о том, за что вдруг, или с какой стати?
   Очнулась мокрая от пота, с бешено бьющимся сердцем и кляпом во рту. Оказалось, сидит в кресле, привязанная к нему за руки и за ноги, а когда и как туда попала, даже не запомнилось. Одно очевидно - это не игра в "сделай мне больно", не прелюдия к любви "пожестче". Не в той позе она пришла в себя, да и одежда вся на месте, даже панталоны. Так что, не вертеп порока, а скорее миракль на тему великомученничества. Хотела было спросить об этом своего коварного "дружка", но кляп мешал не только дышать. Говорить он мешал еще больше.
   - Очухались, сударыня? - Кирилл стоял перед ней, смотрел, как ни в чем не бывало, курил папиросу. - Можете не отвечать, вижу, что сознание к вам вполне возвратилось, а посему хотелось бы сразу перейти к делу. Женщина вы, Дарья Дмитриевна, не только красивая, но и умная. Это факт. Впрочем, вы ведь не Дарья и не Дмитриевна, не так ли?
   Намек на истину прозвучал ударом погребального колокола.
   "Что он знает?!"
   - Я ведь, как думал? - продолжал между тем Кирилл, слегка покачиваясь на пятках. - Охмурю какую-нибудь пишбарышню, осчастливлю девушку по полной программе, так она мне все свои мелкие секреты - ну, те, до которых допущена, - сама в клювике принесет, даже просить не придется. И ведь это только звучит так просто, Дарья Дмитриевна. На самом-то деле подобраться к Арсеналу ой как не просто. Но я подобрался, как видите. Два года жизни и кучу денег потратил, но на бал к губернатору попал, и в заводоуправление тоже. А там вы. Но вас, простите на грубом слове, и ловить не пришлось, сами клюнули. Не так ли, Дарата Довмонтовна?
   Вот тут ее проняло по-настоящему. Услышав "родное" имя Дарья на мгновение даже утратила самоконтроль. Вздрогнула. Открылась извергу, - а то, что Кирилл тать, она уже поняла, - показала свою слабость. Но, с другой стороны, не из железа же она сделана, право слово!
   - Вы что же, госпожа капитан-инженер 1-го ранга, - хищно улыбнулся Кирилл, заметивший верно, как Дарья дает слабину, - не знали, что других женщин в штаб-офицерских званиях в вашей армии всего трое? Вас вычислить, уважаемая, для кадрового разведчика, - а я, увы, кадровый, - это и не задача вовсе, а баловство. Однако положение ваше в Народно-Освободительной Армии Тартарской Республики кардинальным образом меняет ваше, Дарата Довмонтовна, положение относительно меня. Вы понимаете? - он пыхнул папироской и замолчал на мгновение, давая Дарье вполне прочувствовать свое незавидное "положение". - Пишбарышню я бы побаловал, наверное, да и отпустил с Богом. Куда она, на самом-то деле, с моего крючка денется? Однако вас, госпожа Эгле, я отпустить не смогу. Вот это та мысль, которую я хотел бы довести до вас в первую очередь. Остальное, как говорится, производные. Будете сотрудничать, переброшу вас в тихое спокойное место. Обеспечу комфортом в пределах разумного, и будете себе жить-поживать, помогая нам разобраться, что там у вас к чему. А нет, так нет. Мне терять нечего и бояться тоже нечего. Все равно все расскажете. И сделаете все. Буквально все, о чем попрошу. И в тихое место, в конце концов, уедете. Но уже без комфорта. Поскольку ни к чему. Денег на вас и так потрачено столько, что подумать страшно. Но комфорт - это ведь от лукавого. Кто о нем думает, когда больно? А вам будет больно, и сейчас и, что важнее, потом, потому что потрошить я вас стану здесь и сейчас. В полевых условиях, так сказать. Без медиков и лекарств. По старинке. Убить не убью, - усмехнулся он, видя, должно быть, по выражению ее глаз, что своего добился, - но покалечу наверняка. А это, знаете ли, тот еще геморрой, жить со всеми этими "приобретениями". Так что думайте. Даю вам пять минут на осмысление моих слов и продолжим с Божьей помощью.
   Кирилл кивнул ей, словно бы, ставил точку и отвернулся. Подошел к круглому столу, затушил в пепельнице окурок и, сдвинув на дальний край вазу с фруктами и поднос с шоколадными пирожными, вышел в спальню. Дарья же, связанная по рукам и ногам, и слова вымолвить не могла. Думать она, впрочем, не могла тоже. Паника захватила ее сразу всю, напрочь выбив куда-то в "никуда" все признаки ума и таланта: здравый смысл, скорость и точность мысли, волю, наконец. Обрывки мыслей метались в наполненной гулом и жаром голове "без смысла и разумения", и, уж тем более, без цели. Ей было страшно. Жутко и одиноко. Кирилл, его холодные деловито-равнодушные слова, его предугадываемые воображением ужасные поступки - все это казалось воплотившимся в реальность ночным кошмаром. Да, нет! Какое там! Не казалось, а было. Являлось. Ведь все это происходило с Дарьей на самом деле. Здесь и сейчас, в этой комнате и в этом городе, в ночь перед Рождеством.
   "Какая же я дура! Дура! Дура! Дура! Дура!" - и это, если честно, была ее самая ясная мысль.
   Самонадеянность, гордыня и презрительная снисходительность к "мелочам жизни" - сыграли с Дарьей злую шутку. Так эпически проиграть в партии-двухходовке могла только последняя тупица. Но именно это с Дарьей и произошло.
   "Боже милостивый, какая же я дура!"
   Между тем вернулся из спальни Кирилл. Он принес с собой длинный черный футляр, наподобие тех, что используют для хранения кларнетов и гобоев, и поставил его на стол.
   - Ну, что? - оглянулся через плечо, одновременно щелкая замками. - Доставать инструменты или просто поговорим? Вы кивните, если что. Я кляп-то и выну.
   "Да, да, да!" - сразу же затрясла головой Дарья, готовая, если честно, на все, "только бы не мучили".
   - Ну, вот и славно! - Кирилл оставил в покое свой страшный футляр и, подойдя к Дарье, вытащил кляп. Действие, следует отметить, малоприятное, но без кляпа качество жизни возросло в разы.
   - Итак? - голос спокойный, глаза внимательные. И где, спрашивается, вся та страсть и нежность, что светилась в них еще несколько минут назад?
   "Вот же подонок двуличный! Выблядок! Сукин сын!" - кричало ее сердце, но разум, как бы ни был он раздавлен ужасом, подсказывал, "всего лишь профессионал".
   - Чего вы хотите? - слова давались с трудом, звучали хрипло и, как бы, с шипением, возвращая ее к прошлому, о котором хотелось забыть.
   - Один вопрос, - глаза Кирилла сузились, и в них блеснула сталь. - Пока, здесь и сейчас - всего один: кто поставляет Арсеналу гравитонные эмиттеры?
   "Один вопрос? - ужаснулась Дарья. - Ну, надо же, всего один вопрос!"
   - Я... Я не знаю, - выдавила она, боясь даже думать о том, в какое угодила дерьмо.
   - А если отрезать сосок? - не меняя выражения лица, и все тем же "любезным" тоном поинтересовался Кирилл. - Вам какого не жаль? Левого или правого?
   - Я...
   - Ну, не хотите резать, и не надо, - пожал он плечами, словно бы соглашаясь с ее невысказанными вслух возражениями, и снова повернулся к столу. - У меня есть и другие идеи.
   Он поднял крышку футляра и, покопавшись в его лязгнувших металлом недрах, достал маленькие стальные плоскогубцы.
   - Вот, к слову, Дарья Дмитриевна, настоящая льежская сталь! Коккериль. Тут вот и клеймо заводское имеется, - указал Кирилл пальцем на матово поблескивающую поверхность инструмента. - Как думаете, Дарата Довмонтовна, что вы почувствуете, если я сожму этим ваш сосок?
   - Я... - но она от ужаса и говорить-то толком не могла. Слова произнести не умела, даже прохрипеть.
   - Я... - получалось ужасно. Вернее, не получалось вовсе.
   - Для начала, вы, госпожа капитан-инженер 1-го ранга, вульгарно описались. А что будет, если я вам ваш янтарный мундштук в задницу воткну?
  
   6. Грета Ворм
   Искусство имперсонализации всегда давалось Грете с легкостью, совершенствуясь с годами и достигнув, в конце концов, таких вершин, что и самые зловредные критики - имея в виду, Карла Мора и Марка де Вриза - вынужденно признали свое поражение. Посрамленные они лишь подтвердили очевидное - каждый на свой особенный лад, - что "чугунной задницей талант не заменишь", и что "качество в обычном случае бьет количество". Однако Грете важны были даже не сами слова, а сопутствующие им эмоции. И она свое получила. Напилась их "дружеским" раздражением, что упырь кровью.
   И вот, не прошло и четверти часа с тех пор, как она пообщалась с той, кого даже мысленно предпочитала пока называть темным дитя, а Грета избавилась уже и от роскошного платья и туфель, и от нерядовых бриллиантов. Переоделась горничной, - уложив случайную жертву своих быстро меняющихся планов спать в кладовке до утра, - и без остатка растворилась в том безликом и незаметном мире, что окружал, поддерживая и обеспечивая всем необходимым, другой мир - тот, в котором жили и развлеклись гости клуба "Домино". Теперь она была никем, став инкогнито и потеряв для окружающих и облик, и значение. Такое положение вещей было и само по себе чем-то сродни волшебству, но главное в другом - сыграв в несложную игру "притворись другим", Грета обрела полную, если не сказать, абсолютную свободу.
   Прежде всего, она прошлась по клубу, а он оказался куда больше, чем могло показаться при беглом осмотре. Исследовала неторопливо и со вкусом некоторые "потаенные секреты зазеркалья", и совсем взялась было за любезное ее сердцу изучение "обычаев и нравов русского народа", как вдруг почувствовала, что дела пошли совсем не так, как ожидалось. Разумеется, это был эвфемизм. Дела пошли хуже некуда. Но, находясь в поиске, Грета "глушила" эмоции, заменяя истинные смыслы ложными. Отражение реальности в ее сознании становилось тогда блеклым и несколько выцветшим, но зато и не мешало охотиться. А что случается, когда тобой управляют чувства, она знала не понаслышке. Представляла себе, что может случиться, если позволить "девичьим глупостям" взять верх над прохладным безразличием охотника.
   Связь, которую Грета ощутила намедни в трактире "Нордия", оказалась не ложной. И более того, эти эфемерные узы менялись и крепли в течение всего прошедшего дня, становясь тем, чем и должны были быть все эти годы. Творец и создание ведь не суть лишь два "лица", образующие пару. Их связь, их партнерство неразрывны и носят вполне определенный характер. Короткий разговор возле рояля, состоявшийся несколько часов назад, завершил процесс, инициированный нежданной и негаданной встречей, и теперь, когда ужас вошел в сердце Дарьи, Грета почувствовала его, как свой собственный. Чуждое ее сути ощущение бессилия и страха Грета, тем не менее, опознала без труда. Для нее это был сигнал опасности, и действовать она начала немедленно.
   План здания она успела изучить, "прогуливаясь по ту сторону тени", а направление, что называется, считывала с листа. Дарья "голосила" вовсю мочь - видно ей, и в самом деле, приходилось туго. Она ведь не просто испытывала страх, она билась - словно муха в паутине, - в когтях всепоглощающего ужаса. Зато и "слышно" ее было хорошо, так что Грета оказалась на заваленном снегом балконе "Королевы Роз" как раз тогда, когда господин Коноплев произнес весьма многозначительную фразу - "А что будет, если я вам ваш янтарный мундштук в задницу воткну?"
   "Это что у них теперь такой стиль общения?" - удивилась Грета, полагавшая, что за двадцать лет "куртуазный" стиль так драматически измениться не может. Впрочем, долетевшие до нее эмоции Дарьи указывали на то, что фраза произнесена мужчиной всерьез, и понимать ее следует дословно.
   "Извращенец! - усмехнулась Грета, готовясь к вторжению. - Нашел чем пугать! Такой мундштучишко в сечении не больше, чем полперста будет. Нормальный зад его и не почувствует!"
   В сущности, войти в гостиную "Королевы Роз" через занавешенную портьерой стеклянную дверь было делом техники. Причем не какой-нибудь там запредельно высокой и изощренной, а самой что ни на есть простой. Удар левым плечом, и через мгновение ... ты уже барахтаешься на полу, запутавшийся в гобеленовых драпировках, усыпанный, как елка конфетти, осколками битого стекла. Впрочем, вопрос - как ударить, куда и зачем? Если знаешь ответы, проблем не возникнет. И Грета знала их все как "Отче наш", однако применять свои знания на практике не стала. Обстановка в гостиной неожиданным образом переменилась, и она решила "обождать за дверью".
  
   7. Дарья Дмитриевна Телегина
   - ... А что будет, если я вам ваш янтарный мундштук в задницу воткну?
   Как ни странно, эта последняя угроза вызвала у Дарьи самую странную реакцию, какую она могла от себя ожидать. Ей стало смешно, и она рассмеялась.
   - Я сказал что-то смешное? - нахмурился обернувшийся на ее смех Кирилл.
   - А сам не заметил? - вопросом на вопрос ответила Дарья, дивясь одновренно на себя, и недоумевая, откуда бы взяться вдруг такому брутальному пофигизму. Вроде бы, только что она пребывала в истерике, а сейчас, глядишь ты, умело заговаривает противнику зубы.
   "Я что делаю?!" - поймала она себя на какой-то странной, как бы и не своей мысли, но времени на опыты в интроспекции у нее не оставалось.
   - Нашел чем пугать! - усмехнулась она, чувствуя, как успокаивается сердце и выравнивается дыхание. - Ты же видел мой мундштук! Он не более полуперста в сечении. Нормальный зад его и не почувствует, как полагаешь?
   - Глупости! - Кирилл замер, прислушиваясь к чему-то, слышному, должно быть, ему одному. - Так ты, сука, выходит, не одна? - почти удивленно произнес он через мгновение.
   - Кому сука, а кому госпожа капитан 1-го ранга! - Возразила Дарья. Она еще не поняла, что происходит, как не разобралась и с тем, откуда в ней вдруг взялась эта нелепая бравада. Однако почувствовала - ситуация меняется.
   - Так точно, Ваше Высокоблагородие! - Мужчина появился в гостиной совершенно неожиданно. Казалось, вышел из сгустившейся в углу тени. Когда и как он проник в "Королеву Роз", можно было только гадать. Но Дарье сейчас было не до этого.
   - Браво! - Судя по всему, Кирилл не испугался. Во всяком случае, своих эмоций не показал. - Мне поднять руки?
   - Не совсем, - мужчина сделал еще один шаг к свету, и Дарья увидела в его левой руке револьвер. - Руки за голову, господин майор! Дарья Дмитриевна, вы в порядке?
   - Почти... а вы кто?
   - Я офицер контрразведки, - мужчина подошел к ней и, не выпуская из поля зрения медленно - без резких движений - закладывающего руки за голову Кирилла, стал резать на Дарье веревки. Делал он это споро, но ни разу при этом на Дарью не взглянул. Двигался быстро, нож держал в правой руке, а в левой по-прежнему сжимал короткоствольный - какой-то курносый, но оттого не менее опасный - револьвер. - Я вас прикрывал, Ваше Высокоблагородие, с самого Туруханска за вами шел. Очень нам, видите ли, не понравился господин Коноплев. И не зря, как выяснилось. У а шу ретре джуа?
   - Что вы сказали? - не поняла Дарья.
   - Это по-ханьски, - коротко бросил контрразведчик, обрезая последнюю стяжку. - Я...
   Но договорить не смог. Раздался тихий свист - или это было просто шуршание воздуха? - и так и оставшийся безымянным офицер выронил оружие, хватаясь за горло. Послышались булькающие звуки, и сквозь сжавшиеся на горле пальцы полилась кровь. Контрразведчик захрипел и осел на пол.
   - Он спросил меня, прав ли он? - Кирилл опустил руки и взглянул на контрразведчика. - Он мертв, Дарата Довмонтовна, и вам более помочь не сможет. Хорошая попытка, но всего лишь попытка.
   Дарья перевела метнувшийся к Кириллу взгляд на безымянного офицера. Тот упал на спину и несильно сучил ногами. Кровь заливала пол, подтекая под тело.
   - Так ты китаец? - Дарья поискала взглядом виновника случившейся перемены и почти не удивилась, найдя его в дверях спальни. По-видимому, там, в спальне, он до сих пор и прятался. Или проник туда недавно через черный ход.
   "Не повезло..." - но мысль эта отчего-то Дарью не расстроила.
   - Так ты китаец?
   - Есть разница?
   - Цинский шпион! - кивнула Дарья, сообразившая уже, откуда ветер дует. - Ну, надо же! И целый майор!
   - Вообще-то, правильнее - полутысяцкий, как ты, верно, знаешь, - дернул губой Кирилл. - И вернись, ради Бога, в кресло. Не будешь же ты со мною драться? Или будешь?
   - Не будет! - этот новый голос заставил Кирилла вздрогнуть. А вот Дарья не удивилась. Чего-то в этом роде она как будто с пару минут уже и ожидала.
   Быстрое движение за спиной убийцы. Треск ломаемых позвонков, - Дарья так и не поняла, откуда ей известно, что это за "щелчки", - и между Дарьей и Кириллом появляется типическая горничная в темном платье и темном же чепце.
   - Значит, полутысяцкий! - голос Греты ни с каким другим не спутаешь! Особый голос. Красивый. Опасный. - Вы меня, Кирилл Иванович, прямо-таки озадачили. Целый цинский майор, и где?
   Вместо ответа Кирилл ударил. Ну, это только так говорится, ударил. На самом деле, он просто исчез из поля зрения Дарьи, и у нее от неожиданности и мгновенно вернувшегося ужаса даже сердце провалилось. Однако испугалась она зря.
   - Хорошая попытка, - похвалила Грета.
   Каким-то образом - неизвестно когда и как, - Кирилл снова возник в обычном пространстве и времени. Но теперь он лежал навзничь, а Грета сидела на нем, держа за горло двумя пальцами левой руки - указательным и большим.
   - Дай мне закурить и иди - сказала она, обернувшись к Грете. - На постоялый двор не ходи. Деньги есть? - спросила, как бы озаботившись, и тут же посмотрела на Кирилла. - Не суетись, китаец! Сделаю больно... - голос прозвучал отнюдь не равнодушно. В нем чувствовалось предвкушение, которое безошибочно опознали и Дарья, и Кирилл. Дарья от этой интонации похолодела, а Кирилл проявил волю к сопротивлению и тут же за нее поплатился. Что и как сделала Грета, Дарья не заметила, но, если только что у Кирилла было чистое лицо без синяков и царапин, то в следующее мгновение оно уже оказалось залито кровью.
   - Что? - непроизвольно подалась вперед Дарья, услышав крик Кирилла, перешедший после тычка в горло в хриплый стон.
   - Пустяки! - улыбнулась Дарье давешняя пианистка. - Я ему губу вырвала. Для острастки, - объяснила она опешившей Дарье и нахмурилась. - Не любишь крови? Ладно! Дай папиросу и уходи! Встречаемся в десять на Фурштатской. И не дури! Я тебе не враг, а друг! Притом единственный! Помнишь, поди, Марка? Так я за него, если ты еще не поняла!
   Дарья кивнула не в силах произнести ни единого слова. Она быстро нашла на столе коробку папирос. Достала одну, протянула Грете и дала прикурить, воспользовавшись стоявшей на каминной полке бронзовой зажигалкой.
   - Прощай, Кирилл! - сказала она, выходя из гостиной в коридор. - До встречи, госпожа Ворм!
   Последнее по видимости предназначалось Грете, но думала Дарья не о ней а о Марке, об их последней встрече, и о том, что было обещано, но так и не сбылось...
  
   - Ну, вот мы и на месте, - сказал Марк, останавливая паромобиль у неприметного домика в лесу. - Не передумала? А то смотри, пути назад не будет!
   - Не передумала! - буркнула Дарья. Ей не о чем было жалеть. Будущее обещало куда больше, чем прошлое. И в этом контексте, ей было глубоко наплевать и на родных, которые не были ей так уж близки, и на Родину, которая так легко отказалась от ее услуг.
   - Ну, ну... - Марк достал ее из салона, легко поднял на руки и отнес в дом. - Я положу тебя на кровать, - по-видимому, он видел в темноте, еще одна способность, о которой Дарья даже не подозревала. - Вот... Сейчас я зажгу свет.
   Он действительно чиркнул спичкой и споро засветил пару керосиновых ламп.
   - В доме натоплено, но я, пожалуй, растоплю печь снова, - Марк двигался легко и быстро. Слова произносил только для того, чтобы не молчать. Просто комментировал свои действия.
   - Так... Ну, и одеялом прикрыть... Тебе может стать холодно... - он присел рядом с кроватью. - Я не знаю, как все пойдет, - сказал, глядя ей в глаза. - Это ведь чудо... Практически магия, и ты первая, для кого я это делаю. Редкая вещь даже там, откуда я родом. Поэтому могу только повторить то, что уже говорил. Будет больно... Впрочем, мне тоже... Я ведь тебя буду как бы рождать наново... Не как у женщин, но больно. Не важно. Будет больно и грязно... Но зато потом... Потом из гадкого утенка вырастет великолепный лебедь!
   - Обещаешь?
   - Да! - твердо кивнул он. - Ты потеряешь сознание, но когда очнешься, я буду рядом и помогу.
   - Я тебе верю! - слова давались с трудом, парализованные мышцы едва подчинялись, но Марк обещал излечение...
   "Нет, он обещал не исцеление, а новую жизнь!" - и в этот момент ее тело, скорченное и твердое, словно северное деревце, привыкшее к жестоким ветрам, обдало первой волной боли...
  
   Глава 2. Крутой поворот
   25 декабря 1929 года, нейтральная территория Водская Падь, Вольный город Ландскрона
  
   1. Карл Мора
   В конце концов, как это уже случалось раньше, Грету занесло, и она едва успела позвать на помощь. Позвала Карла, хотя могла бы - для разнообразия, - обратиться к Марку. Однако Марка Грета, похоже, по-прежнему побаивалась, а вот с Карлом чувствовала себя вполне комфортно.
   - Иди! - приказал он ей, оглядев "поле боя". - Иди, Грета! И не высовывайся пока. Отдыхай!
   "Отдыхай..."
   Ну, что ж, так распотрошить цинского офицера - большого умения не надо. Одной старательностью можно обойтись, но Грета, очень может быть, себя не контролировала. Вернее, не вполне контролировала. Пошла бы в разнос, просто порвала бы мужика на тряпки, а так - да. Потрудилась, устала, но убила все-таки не сразу, и умучила не без пользы. Однако теперь ей следовало отдохнуть, а то потянет на кровь - не остановишь. А Ландскроне еще один серийный убийца никак не нужен. Он никому не нужен. Даже Карлу, который вполне мог представить себя в роли нового Джека Потрошителя. Забавно, наверное, но бессмысленно. А Карл неразумных действий стремился не совершать. И другим не позволял. Грете, например.
   Он прошелся по гостиной, разглядывая с умеренным интересом тела и разбросанные вещи. Собрал портмоне и документы, просмотрел и отложил до времени. Осмотрел оружие, но ничего ценного не нашел. Интересные вещи, впрочем, обнаружились в черном кожаном футляре от гавота. Хороший футляр. Дорогой. Отменная работа, шлифованная кожа, серебро. А внутри коллекция отмычек, набор механика-универсала для работы со сложными, но малогабаритными машинами, и небольшая, но впечатляющая коллекция пыточного инструмента, включая шприцы и весьма продвинутую допросную химию.
   "Недурно!" - Карл добавил найденные в гостиной документы и портмоне и закрыл футляр. Его он предполагал забрать с собой. А пока следовало исследовать спальню. Цинцы люди практичные и таскают с собой массу полезных и "необходимых в хозяйстве" вещей. К тому же они патологически влюблены в вычурную технику, и Карл прикинул, что вполне может найти здесь несколько особо впечатляющих экспонатов для их общего с Марком и Гретой музея. И, разумеется, не ошибся.
   В спальне Карл нашел футляр с гогглами венецианской работы. Бронзовые, покрытые тонкой резьбой и накладками из черненого серебра, это были весьма замысловатые гогглы с телескопическим прицелом под левый глаз и бифокалом под правый, позволявшим исследовать отпечатки пальцев и рассматривать микроскопические детали наподобие часовых.
   "Хорошая вещь!" - уважительно кивнул Карл и спрятал оптический прибор в карман.
   Следующей находкой оказался трехлинейный офицерский револьвер-трансформер системы Карнбах-Пластун. Сейчас он был в сборке с кургузым смешным стволиком для скрытого ношения. Из такого недомерка да еще со спецпатроном под ослабленный пороховой заряд стрелять можно только в упор или по неподвижной цели. Самое то для действий в помещениях. Другое дело "винтовочный" восьмигранный ствол длиной в аршин, спрятанный в рукоять зонта. Вот в комплекте с ним - да еще с развернутым на максимум телескопическим прицелом в гогглах - стрелять из Карнбаха можно и на триста сажен. Но и патрон для такой стрельбы требуется усиленный.
   Карл повертел оружие в руках, прикинул, как стал бы сбивать из "пластуна" подвижную низко летящую цель - решив, между делом, что фламандская подкалиберная пуля с сердечником из деплеталя подошла бы для этого, как нельзя лучше, - и совсем было вознамерился собрать карабин, но вовремя сообразил, что порыв неуместен. Время позднее. Снаружи, наверняка, уже светает, а в "Королеве Роз" следы ужасающей резни. Оставаться и далее в этом вертепе - верх легкомыслия. Как всегда, главное - понять "суть происходящего", остальное - дело техники. Для человека, напрочь лишенного чувства самосохранения, Карл на редкость хорошо научился выживать. Отсутствие страха он заменял здравым смыслом и логикой. Получалось неплохо. Так случилось и на этот раз. Сообразил, что к чему, оценил риски, начал действовать.
   Карл быстро, но систематически затер следы и отпечатки пальцев Греты, да и за собой прибрал тоже. Переоделся в один из костюмов покойного господина Коноплева, оказавшийся ему почти впору, и в его же уличные ботинки, и, бросив свою забрызганную кровью одежду в камин, вышел из "Королевы Роз", прихватив с собой футляр для фагота, длинный зонт и небольшой саквояж светлой кожи.
   "Пожалуй, - думал он, поскрипывая снегом в направлении станции надземки, - можно будет сделать для цинских трофеев отдельную витрину".
  
   2. Дарья Дмитриевна Телегина
   Остаток ночи она провела в суомском готеле "Гоглант". Не спала, разумеется. Куда там - спать! Взяла номер с ванной - благо, в поясном кошельке "завалялось" триста рублей золотом, - села в горячую воду, "набулькала" полстакана старки и выпила залпом.
   "Как парное молоко..."
   Или, как нарзан.
   Выпила, не чувствуя, что пьет, взглянула с удивлением на пустой стакан.
   - Ну, надо же!
   Пятидесятиградусный алкоголь не забирал. Даже не пронял, как следует.
   "В десять на Фурштатской..."
   Тем не менее, налила еще полстакана и вдруг вспомнила, как Грета вырвала Кириллу верхнюю губу.
   "Ужас какой!"
   И в самом деле, ужас. Но и то, что случилось с ней за считанные минуты до этого, тоже ведь не "блядки на сеновале". Опоздай Грета хоть ненадолго, и, возможно, не сидела бы Дарья сейчас в горячей воде. В смысле, не смогла бы в ней сидеть.
   "А если бы ее и вовсе рядом не оказалось? Если бы они вообще не встретились, тогда что?!"
   Вот это уже был настоящий ужас. И не просто "ужас, ужас, ужас, ужас!", как в старом анекдоте про шлюх, а подлинный, забирающий человека целиком и полностью - кромешный ужас. Воображение-то у Дарьи было о-го-го какое! Всем бы такое! Но не в данном случае. Представив последствия своей опрометчивости, Дарья опрокинула в рот и вторую порцию старки. Но и та прошла, на удивление, нечувствительно. Так что о факте "опрокидывания" Дарья узнала, что называется, постфактум, отставив стакан в сторону, чтобы закурить.
   - Н-да...
   Руки тряслись, - но явно не с перепоя, - в ушах стоял гул, однако голова не кружилась, и перед глазами не плыло.
   "Вот же дура! А еще штаб-офицер!"
   Получалось, ума у нее было ровно столько, сколько нужно, чтобы математикой заниматься. На все остальное даже обыкновенной предусмотрительности не нашлось.
   "И ведь предупреждали!"
   Разумеется, предупреждали: контрразведка только что плешь всем офицерам Арсенала не проела. И объясняли доходчиво, и рассказывали - "без утайки", - и пугали, чего уж там, как детей в ночном. А она возьми да забудь все, чему учили и о чем предупреждали. Легла под выблядка цинского и думала, что крутая, как Красноярские столбы.
   "Случай..."
   Случай и есть. И случай этот зовут Грета, но Грета...
   "Грета знает про Марка... и про меня..."
   Невероятное знание Греты должно было иметь объяснение, но ничего путного в голову, увы, не приходило. Однако же факт - Дарья "чувствовала" Грету точно так же, как некогда Марка.
   "Кто она?" - но для того, чтобы сказать, кто такая эта Грета, следовало прежде объяснить, кто таков Марк, и что в нем такого особенного. Однако про Марка Дарья не знала ничего. Даже того, человек ли он?
   "Человек, наверное..." - подумала она неуверенно, вновь наполняя "внезапно" опустевший стакан.
   "Возможно, человек".
   Однако могло случиться и так, что всего человеческого в Марке одна лишь наружность. В то давнее теперь время, когда они встретились, мысль эта не раз навещала Дарью, и однозначного ответа на этот странный вопрос она так и не получила. Даже "метаморфоза" не расставила точек над "и". Не зная истинной природы вещей, за чудо можно принять и взрыв снаряда и уж тем более эффекты "технической левитации".
  
   - У тебя, Дари, светлая голова. - Марк сидел напротив, курил трубку, смотрел сквозь дым. - Острый ум... Ракицкий сказал "мужской"? Дурак он этот Ракицкий, хоть и профессор. У тебя не мужской ум и не женский. У тебя ум математика. Дар божий. Интеллект огромной мощи, и то, что он "живет" в голове женщины, это всего лишь факт биографии.
   - Исключительный факт, - выдавила Дарья, чувствуя, как стекает из угла рта вниз по подбородку очередная струйка слюны.
   - Женщины-математики твоего уровня редкие птицы, - не стал спорить Марк.
   Он был единственным, кто смотрел ей в лицо без сострадания и печали. Кто воспринимал ее такой, какая есть, не испытывая - во всяком случае, так представлялось - никакого особого неудобства, то есть без ущерба своему эстетическому чувству.
   - Тем не менее, полагаю, что ум твой все-таки более женский, чем мужской, хотя ты и умнее абсолютного большинства мужчин. Быть женщиной не оскорбление, Дари. Вот, что я хотел сказать.
   - Я не женщина, - возразила Дарья. - Я урод.
   - Одно другому не мешает, - отмахнулся Марк и достал из внутреннего кармана пиджака маленькую серебряную фляжку. - Ты инвалид, Дари. С этим не поспоришь, но ты женщина-инвалид. Это тоже факт.
   Он отвинтил крышечку и сделал маленький глоток.
   - Очень крепкий напиток... Почти 90 градусов.
   - Спирт? - спросила она.
   - Нет, но по содержанию близок к тому, чтобы быть им. Шдэрх.
   - Что? - не поняла Дарья.
   - Этот напиток называется Шдэрх, - объяснил Марк. - Это не по-русски, а в переводе что-то вроде "Грозового перевала". Да, пожалуй, так и есть - "Грозовой перевал".
   - Где? - ей трудно было произносить длинные фразы, и везде, где возможно, она ограничивалась короткими.
   - Далеко, - вздохнул Марк, пряча фляжку в карман. - Ты не знаешь.
   Такое возникало иногда в их беседах. Они набредали на тему, которая была Марку неприятна, или, что случалось чаще, он просто не хотел объяснять нечто, связанное с его прошлым. А оно у Марка было, надо полагать, ой какое непростое. Это Дарья знала наверняка. "Чувствовала". Хотя и не смогла бы, наверное, облечь это "знание" и это "чувство" в слова.
   - Чувствуешь? - неожиданно спросил Марк.
   Врать не хотелось. Хотелось говорить правду.
   - Да.
   - Ну, и что ты там "увидала"?
   - Не знаю... словами... не объяснить.
   - Попробуй! - сказал мягко, но по ощущениям, как если бы отдал приказ. Не ослушаешься, не убежишь.
   - Две луны... - она смотрела на него с мольбой, ожидая если не похвалы, то хотя бы уверения, что не сошла с ума.
   - Точно, - кивнул он после короткой паузы. - Две луны над тихой водой... "Сладкие воды"... У тебя, Дари, не только интеллект. У тебя еще и Дар. Талант немереный. Вот какое дело.
   - Все зря...
   - Как знать...
  
   Дарья очнулась, когда вода остыла. Сидела голая в просторной мраморной ванне, наполненной едва теплой водой, и держала в одной руке окурок папиросы, а в другой - пустой стакан. Бутылка старки успела опустеть, а когда и как это случилось, не вспоминалось, да и вспоминать не хотелось.
   "Могла и утопнуть..." - но смерть отчего-то не пугала.
   Дарья нехотя вылезла из воды, накинула на плечи махровый халат и вышла из ванной. Часы на каминной полке показывали "четверть десятого". Если сразу же одеться и, не мешкая, приказать портье кликнуть извозчика, вполне можно успеть к десяти на Фурштатскую, и даже не запыхаться.
   "Успею..." - подумала Дарья, начиная вытираться. От капель влаги на коже ее начал бить озноб, но от мысли, мелькнувшей вдруг в голове, пробило холодным потом. Она ведь могла опоздать на встречу. Прийти в чайную и не застать там Грету. И что тогда? Упустила Марка, упустит и Грету? Упустит свой шанс? Свою судьбу?
   Страх, овладевший Дарьей, был так велик, что все остальное она делала в дикой спешке, приехав на Фурштатскую 52 за пятнадцать минут до назначенного Гретой времени. Выскочила из паромобиля, едва ли не опрометью перебежала тротуар и, только увидев большие настенные часы в чайном зале, поняла, как быстро сюда добралась.
   "Царица небесная!" - Дарья вздохнула и заставила себя успокоиться.
   "Все будет хорошо!" - она села за столик у окна, улыбнулась через силу девушке, подошедшей, чтобы предложить меню.
   - Соловецкий взвар, - сказала тихо и отодвинула кончиками пальцев брошюру меню. - И пряничков медовых махоньких... Есть у вас?
   - У нас есть, - с улыбкой поклонилась девушка. - Ждать не заставим, через пять минут принесу.
   - А курить у вас?..
   - Можно, - девушка достала из кармана фартука и поставила на столешницу глубокую расписную плошку. - Вот! Это пепельница, если что. Просто наша хозяйка стиль соблюдает.
   - И слава Богу! - снова, но уже несколько более искренно улыбнулась Дарья. - Я этот стиль люблю.
   Сама она была родом из Холмогор, так что Русский Север, кому бы он не принадлежал - Новгороду или Вольным городам, - был ей родным. И уж точно, что после всего, что пережила этой ночью, пить китайский чай казалось неправильным.
   "Не сегодня... не сейчас! Что?"
   В просторном чайном зале об эту пору было немноголюдно, что б не сказать - пусто. Два-три посетителя, никак не больше. И вот один из этих любителей чая спозаранку встал неожиданно из-за столика у противоположной стены и шел теперь к Дарье. То есть, учитывая, как и на кого, он смотрел, у нее и сомнений не возникло, он шел к ней.
   Смотрел неопасно, но пристально, словно бы изучал, оглаживал, но без страсти. Раздевал, но необидно. Просто исследовал, так, наверное, будет правильно.
   Высокий, худощавый, но с первого взгляда видно - крепкий, выносливый, и очень сильный. Лицо по-мужски красивое, вернее - интересное, значительное. Крупные правильные черты. Волевой подбородок, высокий хорошей лепки лоб, длинный прямой нос. Глаза большие, но глубоко посаженные и оттого казавшиеся при первом взгляде меньше, чем были на самом деле. Карие, по-видимому, однако на расстоянии - почти черные. Волосы короткие, темно-каштановые. И одет хорошо. Дорого и со вкусом, но не в этом дело. Дело в том, как он смотрел, и что она чувствовала под его взглядом. И еще в том, как он шел. А шел он, как всякий молодой и здоровый мужчина его комплекции. Только вот Дарья видела иное. Она заметила почти незаметную здесь и сейчас особую грацию движений, которую ни с чем уже не спутаешь, если увидишь хоть раз. А она видела...
   - Доброе утро, Дарья Дмитриевна! - мужчина подошел к столику и чуть склонил голову в вежливом приветствии. - Разрешите представиться! Карл Мора, к вашим услугам! Госпожа Ворм просила меня встретиться с вами этим утром.
   - Она не придет. - Дарья не спрашивала, ответ был очевиден.
   - Обстоятельства, - Карл пожал плечами, но Дарье показалось, что движение это нарочитое, а не естественное. Будь его воля, этот Карл не стал бы, наверное, вообще выражать свои чувства. Так ей представилось.
   - Я понимаю, - кивнула она. - Присядете?
   - Если позволите.
   - Я настаиваю!
   - Благодарю вас! - Он сел. Показалось, просто "перетек" из одного состояния в другое. Стоял, теперь - сидит.
   - Она?..
   - О, вы не должны беспокоиться! - чуть приподнял он ладонь, мог бы, впрочем, и не стараться, Дарья его и так поняла. - С Гретой все в порядке. Просто она... Как бы это сформулировать? Перенервничала? Да, пожалуй, что так. Нервное напряжение, бессонная ночь, вино, кокаин... Вы меня понимаете?
   - Да.
   - Ваш заказ, сударыня! - подошла давешняя девушка, начала расставлять угощение.
   - Что это? - кивнул мужчина на чайник.
   - Соловецкий взвар, - услужливо улыбнулась ему девушка. - Не желаете попробовать?
   - Там ягоды?
   - Да, сударь, там...
   - Какие?
   - Брусника, смородина, клюква, - стала перечислять Дарья. - Что еще?
   - Морошка и калина, - подсказала девушка.
   - Звучит заманчиво, - шевельнул верхней губой Карл. - Заварите мне тоже. Нам, видите ли, предстоит долгий разговор, так что не помешает.
   Он говорил по-русски правильно. Так стал бы произносить звуки русской речи тверич или москвич, но у Дарьи создалось впечатление, что он не русский. И дело не в имени. Просто интуиция подсказывала.
  
   2. Карл Мора
   - Вы знакомы с Марком? - неожиданно спросила женщина.
   "Молодец, девочка! - отметил Карл. - Хороший вопрос. Правильный. Уместный. И вовремя".
   - Да, мы знакомы.
   - А Грета тоже с ним знакома?
   - Да. Мы все давно и хорошо знакомы, - он говорил правду, поскольку не видел смысла лгать. Другое дело - детали, но о том, о чем не спрашивают, он рассказывать не обязан.
   - Родственники? Друзья? - Дари смотрела на него с таким выражением, словно видела насквозь. Но он знал, она этого не может.
   - Отчасти родственники, - ответил Карл, - отчасти друзья.
   - Компаньоны, - добавил он через мгновение.
   - Значит, про меня вы знаете?
   - Да, Дари, знаю.
   - Дари... Смешно, я и забыла это имя... - возможно, в ее голосе прозвучала грусть, но Карл не был в этом уверен. Он знал, что такое грусть. Мог объяснить, и даже показать. Однако опознать по интонации удавалось не всегда, а лицом девочка владела на редкость хорошо.
   "Ладно, примем за грусть!"
   - Хотите, чтобы я называл вас Дарьей?
   - Да, пожалуйста.
   - Что ж, - согласился Карл, - значит, Дарья.
   - Знаете... Он рассказывал?
   - Я был в курсе с самого начала, - счел необходимым объяснить Карл. - Поддерживал его в решении помочь вам, забрать к нам.
   - К вам?
   - Это два вопроса, не правда ли?
   - Правда, - признала женщина.
   - Я на них отвечу.
   - Многообещающее начало.
   "Сарказм? Лучше бы Грету не заносило! Она понимает такие вещи, а я нет. И потом, она женщина, а я..."
   Карл не любил об этом думать. Он испытывал чувство дискомфорта, признавая истинную природу своего Я. Человеком он себя не считал, но к определенному мнению по поводу альтернативы так и не пришел.
   - Все должно было закончиться иначе, - сказал он, словно бы и в самом деле, оправдывался, одновременно, испытывая по этому поводу нечто, что можно было бы назвать "раздражением". - Но обстоятельства...
   - В который раз оказались сильнее нас.
   - Не так, - возразил Карл. - Если бы Марк остался, вас не было бы нынче в живых.
   - А он? - нахмурилась женщина.
   - Возможно, тоже, - Карл не хотел ее обманывать, - но не факт. Марк живучий, да и вообще... Справиться с Марком это надо быть чем-то серьезнее номадов.
   - Номадов?
   - Так мы называем тех, кто сорвал тогда наши планы. Номады.
   - А вы?
   - Это второй ваш вопрос, не так ли?
   - Да, вы правы.
   - Знаете слово "фрилансер"? - спросил тогда Карл.
   - Да, - ответила женщина.
   - Тогда представьте себе группу людей, которые живут сами по себе, - попробовал объяснить он. - Вне государств и обязательств, вне иерархии...
   - Так не бывает, - покачала она головой.
   - Бывает, - Карл достал сигару и повертел ее в пальцах. - Вопрос лишь в соотношении уровня потребностей и возможностей. А наши потребности, Дарья, с лихвой покрываются имеющимися в распоряжении сообщества возможностями. Вот и судите! Однако мы все-таки не боги, свои ограничения есть и у нас. И одно из них - номады. Они наши конкуренты и наш естественный враг. И в тот раз на кону стояли ваша жизнь и жизнь Марка. Он решил увести погоню за собой, и, похоже, преуспел.
   - Да... Я... - женщина явно не знала, что сказать.
   - Вы живы, - напомнил Карл. - Молоды и красивы, здоровы, наконец.
   - Да, но я... я думала...
   - Я слышал, Марк может вскружить голову любой женщине... - осторожно сказал Карл. Ему было неприятно об этом говорить, поскольку Марк был ему куда ближе, чем любая из всех этих женщин, и важнее, разумеется.
   "Вот разве что, Дари..."
   - Я догадывалась, что он тот еще "дон Жуан", - мягко улыбнулась женщина, - но сердцу не прикажешь.
   - Да, тут и спорить не о чем, - согласился Карл. - По сути же вашего вопроса...
   - Которого из двух? И, к слову, я ведь их даже не озвучила. Мысли читаете?
   - Нет, разумеется. Это было бы любопытно, но, увы, недостижимо. Не читаю. Догадался, вычислил. Такой ответ вас устроит?
   - Да. Извините!
   - Не за что, - Карл снова обозначил "пожатие плечами". - Вы в своем праве. Но вернемся все-таки к теме разговора.
   Тут их прервали ненадолго, но оно и к лучшему: пока официантка расставляла перед ним чайные принадлежности, Карл раскурил сигару, и к разговору приступил уже во всеоружии. С дымящейся сигарой в одной руке и парящей кружкой взвара - в другой.
   - Мы живем коммуной. Знаете значение этого слова?
   - Я же из Тартара, Карл, - усмехнулась женщина. - У нас коммунисты в правящую коалицию входят. И коммуны учредить обещают. А у вас, значит, коммуна уже есть. И как оно?
   - На нашем уровне благосостояния вполне сносно.
   - Могу представить.
   - Не можете, - возразил Карл. Он знал, о чем говорит. - Но там, с нами, вам было бы лучше, чем здесь, с ними.
   - С "ними", это с тартарцами?
   - С людьми, - пора было расставлять точки над "и".
   - А вы что же, не человек?
   - Не знаю, - Карл счел необходимым чуть покачать головой, как сделал бы на его месте не уверенный в своих словах человек.
   - То есть как? - вскинулась Дари. - Так не бывает!
   - Скажем, так не должно быть, - попытался внести ясность Карл, - но допускаю, что запутал вас из-за своей любви к философии. Я, видите ли, склонен к размышлениям на философские темы, и один из наиболее интересных для меня вопросов, как раз и касается определения человечности.
   - Дефиниция человека? - недоверчиво переспросила Дари.
   - Что вас удивляет? - пыхнул сигарой Карл. - Человек - суть эмпирический объект, так отчего бы его не определить?
   - Хорошо, - Дари отпила немного взвара и потянулась за новой папиросой. - Хотите сказать, что в вашей компании, то есть, простите, в вашей коммуне объединены не только те, кого с определенностью можно назвать человеком в узком, практическом смысле этого слова?
   - Вы умница, Даша! - кивнул Карл, испытывая некоторое подобие гордости за собеседницу, и в тоже время род облегчения оттого, что разговор начал входить в конструктивное русло. - Именно так и обстоят дела. Очень разные персонажи. Но, тем не менее, мы уживаемся. И неплохо, как мне кажется. Главное, не мешать. Не вмешиваться без нужды. Не агитировать и не пропагандировать. Не проповедовать. Позволить каждому оставаться самим собой и жить так, как хочется.
   - А разве это возможно? - снова удивилась Дари. - Собрание индивидуалистов? Но где же, тогда, коммуна?
   - Коммуна в данном случае есть неизбежное зло. Общежитие в целях выживания, вы понимаете? И Марк предполагал забрать вас к нам. Вы математик, светлый ум, вам с нами будет куда интереснее.
   - Но не безопаснее? Что там с вашими номадами?
   - Безопасность понятие относительное, - объяснил Карл. - Кирпич может упасть где угодно и на кого угодно. В фигуральном смысле, разумеется. Но у нас вам будет куда безопаснее, чем здесь, во всех смыслах комфортнее, да и интереснее, чего уж там!
   - Приглашаете?
   - Повторяю приглашение, которое вы, напомню, уже однажды приняли - двадцать лет назад.
   - Марк...
   - Он не постарел, если вы это имеете в виду! - Сейчас Карлу стало легче вести разговор: чуть меньше эмоций, чуть больше здравого смысла.
   - Это то же, что у меня?
   - Разное, но похожее. Вы ведь не старитесь... пока.
   - А когда начну?
   - Не знаю, - и это была правда. Метаморфанты - редкие птицы, никто не знает, как и что с ними происходит после нового рождения. Одно очевидно - живут они долго, если конечно не пресечь их линию жизни каким-нибудь решительным жестом.
   - И там... у вас...
   - Все со странностями, - улыбнулся Карл. Сто часов упорных тренировок в зеркальном шаре не пропали зря, улыбался он почти естественно и по-разному в разных обстоятельствах.
   - Чего хотели номады? И вообще, кто они такие? - правильные вопросы, уместные, необходимые.
   - Они, как мы, но живут не коммуной, а стаей.
   - Племенем? Организацией? - предположила Дари.
   - Стаей! - Карл не хотел ее пугать, но от правды не скроешься.
   - Что им нужно?
   - Полагаю, вы, Дарья. Им нужны были вы, но, к счастью, они не знали, что именно ищут. Искали артефакт, - изделие, произведение, образец, - а не живую плоть. Оттого и кинулись за Марком, а на вас и внимания не обратили. Однако второй раз могут и не ошибиться, как думаете?
   - Не знаю.
   - Вот и я не знаю. Поэтому давайте обсудим оставшиеся вопросы, допьем чай, и в путь.
   - Почему он не вернулся? Потом... Двадцать лет - это большой срок.
   - Не такой уж и большой, - вздохнул Карл. Вздох получился отменно, хоть на сцене выступай, но суть дела он не менял. Надо было ее искать! Карл знал это твердо. Однако сначала было не до того, а потом - при беглом изучении вопроса - пришли к выводу, что Дари не выжила.
   - Мы думали, что вы не пережили трансформацию, - сказал он после паузы.
   - А я выжила.
   - Вижу... А кстати, почему Дарата Эгле? И почему Дарья?
   - А вы разве не знаете? - удивленно раскрыла глаза женщина. - Марк оставил там... в том домике... Он оставил одежду, деньги и документы... Паспорт на имя баронессы Дараты Эгле из Великого княжества Литовского. Я по этим документам и в Геттингене училась, и на службу в Тартар нанималась. А тамошние флотские чиновники предложили зваться на русский лад. Вот и стала я снова Дарьей. Дари-то это уменьшительное как раз от Дарьи. Ну а потом замуж вышла, за инженера-мостостроителя - Ивана Телегина - и все, метаморфоза свершилась. Стала я русской тартаркой Дарьей Дмитриевной Телегиной. Там и карьеру сделала, оттуда и в Ландскрону приехала...
  
   3. Дарья Телегина
   - Куда теперь? - они вышли из чайной и неторопливо прогуливались вдоль улицы. Впрочем, улицей Фурштатскую называли только местные и те по привычке. Дань традиции, и ничего больше. Если не знать, что улица, любой скажет, что бульвар. В весеннюю пору, тем более, летом тут, верно, замечательно красиво. Кроны деревьев, трава на газонах, цветники... Но Дарья отчего-то попадала в Ландскрону исключительно осенью или зимой.
   "Не везет..."
   - Куда теперь?
   - В Юрьев, - не задумываясь, ответил Карл. - Здесь нам оставаться ни к чему. Не сегодня-завтра цинцы нагрянут, да и свои правоохранители в Ландскроне строгие, а вы, Дарья, за собой три трупа оставили. Я имею в виду в "Домино".
   - Два, - поправила его Дарья. - Или господин Коноплев тоже в ящик сыграл?
   - Преставился, - подтвердил Карл. - И хотя это не ваших рук дело, видели-то в клубе именно вас. И на постоялом дворе вы с Коноплевым были вместе, так что не стоит, я думаю, задерживаться.
   - А как же Грета?
   - За нее не волнуйтесь, она сама о себе позаботиться может. Видели, чаю, как она умеет? Так это еще не высший пилотаж, а так - первый подход к снаряду. Вы меня понимаете?
   - Понимаю, - призналась Дарья, почувствовав, как мороз пробегает по позвоночнику. Вспоминать ночные ужасы не хотелось ни разу. Хотелось все это забыть.
   - Значит, в Юрьев... - сказала она, чтобы не молчать. - А с документами, как быть? Литовцы, наверняка, визы потребуют, а у меня даже паспорта с собой нет.
   - Нет и не надо, - равнодушно бросил Карл. - Мы нелегально въедем. Вернее, влетим. ПВО человеческое они построить еще не озаботились, так что, если зайти со стороны Чудского озера, да идти над самой водой...
   - Да на рассвете... - подхватила Дарья, наслушавшаяся на службе и не таких сказок; авиаторам похвастаться, что девушке подкраситься. - На чем полетим?
   - На виверне, - своим обычным несколько равнодушным тоном бросил Карл, как если бы говорил о чем-то обыденном до крайности.
   - На виверне? - удивилась Дарья. - У вас что, здесь своя виверна есть?
   - Не у меня, - Карл взглянул на нее сверху вниз - он был, оказывается, даже выше, чем она подумала в начале - и кивнул, - но мне ее одолжат.
   "Виверну? И кто бы это мог вам ее одолжить?"
   Виверна, насколько было известно Дарье, являлась самой последней и наиболее засекреченной разработкой шведской фирмы Сааб. Тяжелый штурмовик по классификации Народно-Освободительной Армии Тартара, истребитель-бомбардировщик - в армиях Швеции, Литвы и Пруссии. Но дело не в этом. На полигоне Арсенала виверны до сих пор не было. Был новгородский аспид-тиран, был шведский василиск 7-й серии, был даже литовский авижунас, но виверны не было не только в Тартаре, ее не было ни у кого.
   "Интересно девки пляшут, - пропела она мысленно, представляя себе не столько этих девок, сколько "виверну в кустах", - по четыре прямо в ряд..."
   - А порулить дадите? - спросила вслух.
   - Умеете или просто из интереса? - Карл, похоже, не удивился, спросил по существу вопроса.
   - Я вообще-то капитан 1-го ранга.
   - Капитан-инженер, - поправил ее Карл.
   - Я строю воздушные корабли, - это был сильный довод, но Дарья понимала разницу между конструированием и эксплуатацией. - Я пилотировала аспидов и василисков, думаю, и с виверной управлюсь.
   - Ладно, - кивнул Карл, соглашаясь, - полетаем. А сейчас идемте, ради бога. Нам надо убраться с улиц. Не ровен час, кто-нибудь опознает.
   - Мне кажется, я вас не задерживаю.
   - А я не о вас, - Карл смотрел куда-то вдоль улицы, - да, и не вам, собственно. Впрочем, - он словно очнулся от зачарованного сна, - не важно, возьмем извозчика, я думаю, - и резким взмахом руки остановил проезжавшего мимо "лихача" на поджаром "туземце" - английской самобеглой коляске с двигателем внутреннего сгорания.
   - Отвези-ка нас, любезный, в Ораниенбаум, да побыстрей! - приказал Карл, едва они уселись позади извозчика и прикрыли ноги овчинной полостью. - С ветерком!
   Ну, и помчались, благо дороги хорошие, а шоссе Ландскрона - Ораниенбаум - и того лучше. Ниже сорока верст в час стрелка тахометра и не опускалась, почитай. Но, с другой стороны, чтобы на "туземце" и без ветерка, о таком ужасе Дарья даже не слышала никогда. Доехали быстро. Но в дороге Дарья не только успокоилась, чего и следовало ожидать от быстрой езды, но и проголодалась. Да и замерзла так, что хоть голой задницей на печь садись.
   Однако до излишеств не дошло. Приехали в приятное место - сосны и ельник, а на опушке леса - резной терем, оказавшейся на деле постоялым двором. Подкатили к крыльцу, выгрузились и прямиком отправились в трактир, где им с Карлом и водки с мороза поднесли, и грибной похлебки - с пылу, с жару, то есть, прямо из печи - в обливные миски плеснули. А похлебка - это каждый россиянин подтвердит, - под хлебное вино тройной выгонки, да с костромским жирным сыром и белым духовитым - тоже, видать, только из печи - хлебом, идет влет. Миг, другой, а серебряная в завитках ложка уже скребет по обнажившемуся дну тарелки.
   "Вот же блядь!" - подумала Дарья в раздражении, но, видно, она была не первой, кто "прибегал" в "Сосны" зимой да с мороза.
   Половые, сменяясь, как заряжающие у казенника артиллерийского орудия, "метали на стол все подряд": семгу холодного копчения, маринованных угрей и кетовую икру, пельмени с олениной и котлеты из медвежатины, ну, и водка, разумеется, лилась рекой. Крепкая местной выгонки, настоянная на морошке, она не пьянила, а согревала, дарила жаркую истому, которая, в конце концов, и уложила Дарью в постель, да так, что едва коснулась головой подушки, и все - отключилась враз.
  
   4. Карл Мора
   26 декабря 1929 года, Великое княжество Литовское
  
   Пока Дарья спала, Карл съездил на извозчике в Ораниенбаум. Прошелся скорым шагом по гостиному двору, покупая вещи строго по списку, составленному еще в чайной на Фурштатской, и складывая покупки в два кожаных баула, которые тащил за ним "пароход" - самоходный паровичок с "релейными" электромеханическими мозгами. Получилось немного, хотя и недешево, так как жалеть местные "фантики" Карл не привык. Впрочем, никакой радости от хождения по лавкам, он не испытывал. Относился к покупкам чисто прагматически: нужно, вот и покупал.
   Закончив с "вещевым довольствием", Карл наведался на телеграф и сообщил "Ингвару Ольгердовичу", что "попечением Всевышнего жив и здоров, чего и другим желает. А сам он нынче обретается в городе Ораниенбауме, на центральном почтамте, где и ожидает ответа в течение следующего получаса".
   Текст выглядел вполне по-идиотски, но на нем настоял контрагент, и Карл не нашел нужным оспаривать требования "высокой договаривающейся стороны". Отписался и вышел на мороз. Дело шло к вечеру, но небо очистилось, и солнце заливало своими лучами заваленные снегом улицы. Снег искрился, воздух пах зимой.
   Карл раскурил сигару и достал из кармана пальто фляжку с коньяком. Пара глотков и пара затяжек, а его - глядишь ты - уже зовут в контору. Оказывается "любезный друг Ингвар Ольгердович" соизволил ответить так быстро, что становилось ясно - аппарат Бодо стоит у Ингвара Ольгердовича едва ли не дома.
   "Наверняка, дома и стоит, а иначе как он смог ответить так быстро? Впрочем, кроме телеграфа существуют еще и телефоны. Сюда-то он позвонил, а не телеграфировал!"
   - Здравствуй, Ингвар! - сказал Карл, выслушав цветастые приветствия Сени Шершня. - Я тоже рад тебя слышать. Встречаемся в полночь на мызе у твоего дедушки. Лады?
   - Лады, - голос Шершня звучал уныло, но отказать Сеня не посмел.
   Было ли это и в самом деле уныние или нет, но Карл решил считать прозвучавшее в словах Шершня настроение именно "унынием".
   "Люди..." - подумал он с чувством напоминающим сожаление.
   Люди, где бы он их ни встречал - здесь или там - озадачивали Карла своими эмоциями. В этом, если подумать, и заключалась их сила, и их слабость тоже. Чувства мешали им, но мешали они и Карлу. Ему приходилось все время корректировать свое поведение с поправкой на чужие эмоции, которых он, порой, не в силах был даже отождествить хоть с чем-то, известным ему по прежнему опыту. "Поверять алгеброй гармонию", выстраивая модель чувственного образа с помощью одной только логики, совсем непросто. И уж точно - не гарантирует от ошибок.
   Ему потребовалось полчаса, чтобы "вычислить", куда и как ударит господин Торопов, известный так же как Сеня Шершень. Вернее, основное время ушло на опознание самого факта предательства, а шверпункт своей обороны Карл мог назвать и без подсказки. Не знал он только одного - как быстро способны действовать те, кто прибрал к рукам вынужденно брошенные на произвол судьбы "старые связи". А они действовали быстро и решительно, вот только "шверпункт" на поверку оказался чем-то совсем не тем, чего ожидал от Дари Карл, и на что мог рассчитывать противник.
   Постоялый двор представлял из себя замысловатый терем с переменным количеством этажей, так что покои Дари, по случаю, находились аж на третьем. Оттуда - через окно, увлекая за собой осколки стекла и разбитую в щепки раму - один из нападавших и вылетел как раз тогда, когда Карл подъехал к "Соснам". Удар, резкий как выстрел треск и вслед за тем звон бьющегося стекла и заполошный вопль. Мужчина, что характерно, не просто выпал из окна, он из него вылетел. Пролетел по воздуху метр или два, отчаянно маша в пустоте руками - крыльев-то ему Бог не предусмотрел - да и упал с ускорением десять метров в секунду за секунду. Шлепнулся о булыжную мостовую, разбрызгивая кровь на белый девственный снег, да и замер, то ли лишившись чувств, то ли отойдя разом в мир иной.
   "Неплохо!" - Карл выскочил из локомобиля, и сходу бросился на стену.
   Чем хороши эти бревенчатые хоромы, так это тем, что по их стенам можно "идти", как по Новгородскому променаду. Карл оттолкнулся от декоративного гранитного ограждения, взлетел вверх и вдоль, уцепился кончиками пальцев за угол сруба повалуши, и резким усилием мышц взметнул свое тело дальше и выше. А там уже и носком ботинка удалось подработать и левой рукой за карниз второго этажа уцепиться, и еще что-то где-то, но по факту Карл очутился на балконе третьего этажа так быстро, как только смог, а мог он так, как мало кто другой. Однако события развевались еще быстрее. Грянул выстрел, потом другой, третий, и, когда, вынеся телом раму балконной двери, Карл ворвался в спальню находившейся под его опекой женщины, все было кончено. Причем эксцесс, судя по тому, что увидел Карл, оказался исчерпан в связи с тем, что закончились желающие его продолжать. Один лежал на улице - под окном, двое других - в покоях Дари, и оба, что характерно, все еще были живы.
   "Но ненадолго", - отметил Карл, стремительной тенью проносясь по огромной комнате. Краем глаза он отметил, что дверь не высажена, а открыта - "Ключом или отмычкой" - мебель сдвинута тут и там и порядком побита, - "Дрались по всей комнате", - ковер залит кровью, как, впрочем, и находящаяся в диком беспорядке постель.
   "Недурно!"
   Дари стояла, прижавшись спиной к дальней стене, в левой руке держала какой-то устрашающих размеров револьвер - "И как ей только запястье не вывернуло?!" - а в правой трехрожковый шандал, тяжелое основание которого было заляпано кровью.
   Итак, события, как понял Карл из своего вынужденно беглого осмотра, развивались по классической схеме. Трое нападавших, зная, что в апартаментах находится спящая женщина, беззвучно открыли дверь и вошли, намереваясь...
   "Захватить! - понял Карл. - Они собирались захватить Дари и действовали соответственно".
   При этом бандиты - а Карл уже догадался, что это не контрразведка и не спецназ, - толком и не знали, кого берут, и что ищут. Знали, по-видимому, - выяснив это простым опросом обслуги, - что в апартаментах находится молодая блондинка, и что наелась и напилась красотка с мороза так, что "лыка не вяжет" и "заснула еще по пути в номер". Так, собственно, дело и обстояло. По виду Дари больше двадцати пяти никогда не дашь, а о том, что ей уже близко к пятидесяти никто в трезвом уме даже не подумает. Так что, да - молодая интересная блондинка, а значит слабая женщина, и никак иначе. И, разумеется, осоловевшая от выпитого и съеденного. Карл ее у всех на виду сам в номер и отволок, поскольку ноги Дари тогда не держали. Подкашивались они, вот в чем дело.
   Однако события прошлой ночи женщину кое-чему все-таки научили, и второй раз беспомощной жертвой обстоятельств она становиться не желала, да и "особые способности", дремавшие столько лет, начали оживать. От стресса, да и от общения с Гретой и Карлом тоже. Так что Дари своих неурочных визитеров почувствовала и встретила, как полагается. Все-таки чему-то она на армейской службе, видать, научилась. Пропустила всех троих в комнату, треснула замыкающего бронзовым шандалом по затылку, отобрала оружие, и ... Тут, собственно, все и началось, но и закончилось быстро и без последствий.
   - Одевайтесь, Дарья! - приказал Карл. - Сейчас народ набежит! Так что давайте, не тяните! У меня извозчик внизу, сразу и уедем. Пошел вон! - рявкнул он на какого-то сунувшегося в номер мужичка. - Ну же, Дарья, скорей! Вы молодец, хорошо поработали, и я бы хотел этой возможностью воспользоваться.
   Он склонился над одним из раненых и посмотрел тому в глаза.
   - Я могу забрать тебя с собой и показать, на что я способен, когда не спешу, - сказал Карл, удерживая зрительный контакт.
   - Нас послал Герасим! - у бандита, заглянувшего через глаза Карла прямо в ад, не возникло даже мысли уходить "в несознанку", он был готов к диалогу. - Сказал, вас двое - женщина и мужчина. Ты опасен, про женщину ничего не известно. Надо захватить и допросить.
   - Что ищете?
   - Ключ.
   - Ключ? - переспросил Карл.
   - Не... не так... Герасим сказал, "Сойсшерст". Сказал, что на каком-то языке - на каком не помню - эта вещь называется "отворяющий двери". Ключ, значит...
   - Ключ, - кивнул Карл. - А как выглядит этот ключ, Герасим сказал?
   - Нет, - выдохнул со стоном бандит. - Сказал, допросите. Они ... вы, то есть... должны... должны знать.
   - Герасим был один?
   - Нет... он...
   - Кто-то новый, незнакомый? - перебил умирающего Карл.
   - Да... Такой... Красномордый... Лицо, словно кипятком обдали...
   - Молодец! - Карл был доволен. Не эмоционально, но интеллектуально. Впрочем, суть дела от этого не меняется. - Кто такой Герасим? Где его найти? Как выглядит?
   Однако обстоятельства тщательному потрошению не способствовали. Время уходило, причем куда быстрее, чем следовало бы по логике вещей, а на Карле, кроме прочего, лежала еще и ответственность за Дари.
   "Что ж..." - он услышал сирену полицейской машины. Полиция или жандармерия... чего на самом деле и следовало ожидать. Однако в общении с этой публикой Карл по понятным причинам смысла не находил. Он быстро "успокоил" собеседника, и, взглянув на Дари, перешел ко второму.
   - Готовы?
   - Да.
   - Тогда, пошли! - Он свернул шею раненому, подхватил Дари на левую руку, и выпрыгнул в окно.
  
   5. Дарья Телегина
   Вылетели из окна - Дарья даже охнуть не успела. А вот испугаться должна была, но, как ни странно, "не испужалась". Как-то сразу поняла - Карл знает, что делает. И все-таки, все-таки...
   Ее странный спутник действительно знал, что делает, но главное - умел это делать. Где-то схватился свободной рукой, где-то оттолкнулся ногой или, напротив, ногой притормозил, и, хотя все это было невероятно и невозможно в принципе, через пару мгновений - за один удар спокойного сердца - они оказались на земле, и бежали к ожидавшей Карла на подъездной аллее машине. Локомобиль стоял под паром, так что тронулся сразу, едва беглецы успели протиснуться в салон.
   - Молодец! - коротко похвалил Карл извозчика.
   - О тарифе, чаю, договоримся? - меланхолично ответил тот, прибавляя оборотов.
   - Один к десяти?
   - Куда едем?
   - На Лубенское озеро, - Карл достал портсигар и щелкнул, открывая перед Дарьей. - Папиросу, сударыня?
   - Благодарю вас! - пальцы не дрожали, это Дарья отметила мимоходом, трезво оценивая свое состояние, как не вполне нормальное. Дыхание спокойное, сердцебиение тоже. Голова ясная, и страха, как не было, так и нет.
   Она взяла папиросу, прикурила, глубоко затянулась, хотя обычно этого не делала, и, задержав дыхание на пару-другую секунд, выдохнула табачный дым.
   "Никакого эффекта!" - Но против фактов не попрешь, как говорится.
   "Ладно, - решила тогда, - поживем - увидим, но эффект любопытный!"
   Карл тоже закурил. Помолчал мгновение, словно решал для себя, что теперь делать и как, но когда заговорил, обратился прежде не к извозчику, а к Дарье.
   - Вы как? - спросил нейтральным тоном, словно бы говорили о пустяках.
   - Нормально, - пожала она плечами.
   - Молодцом! - похвалил тем же ровным голосом. - Выпить хотите?
   - А у вас и бар с собой прихвачен? - словно не слишком удивившись предложению, спросила Дарья, хотя человек этот не переставал ее изумлять.
   - Я предусмотрителен... - Он достал из кармана серебряную фляжку, удивительно похожую на ту, что была когда-то у Марка - а может быть, и ту же самую, - протянул Дарье.
   - Шдэрх? - спросила она, принимая фляжку.
   - Шдэрх? Ну, нет, конечно! - вежливо улыбнулся Карл. - Коньяк какой-то...
   - Вы не помните какой? - она отвинтила крышечку и сделала осторожный глоток.
   - Я не разбираюсь в коньяках, - Карл пожал плечами, но движение вышло странное, какое-то натужно. Так ей, во всяком случае, показалось.
   - По-моему Пьер Ферран, - сказала она.
   - Это хорошо или плохо?
   - Скорее все-таки хорошо.
   - Ну, и ладно тогда. Вот что, любезный, - обратился Карл к извозчику, - езжай-ка ты по старой дороге на Гостилицы и Лопухинку, а оттуда уже грунтовкой к озеру и вдоль южного берега на Мустово. Лады?
   - Как прикажете! - Извозчик даже не обернулся. Дорога петляла, и ему стоило быть внимательным.
   "А мне?" - вопрос не праздный. Ей, если разобраться, стоило бы быть предельно внимательной, поскольку вокруг нее и с ней самой творились странные дела. Полная чертовщина, если откровенно. И дело даже не в цинских шпионах - "Приключится же такое!" - и не в доморощенных водских бандюках. Тут, если Дарье и не все было понятно в отношении мотивов некоторых действующих лиц и исполнителей, то, во всяком случае, все это не выбивалось из рамок "возможного и объяснимого". Но вот ее сегодняшняя реакция...
  
   - Здравствуйте, госпожа инженер-лейтенант! - мужчина был в статском, и оттого, должно быть, обращался не по уставу. Но вот в том, что он военный, у Дарьи даже сомнений не возникло.
   - Разрешите представиться, поручик Голицын, - подтвердил он ее предположение.
   - В отставке, - пояснил мужчина с полуулыбкой на красиво очерченных губах. Усики чуть приподнялись вместе с губой, обнажив край верхних зубов, и опустились. - Я буду учить вас выживать.
   - Чему, простите? - удивленно переспросила Дарья.
   - Выживание - есть первейшая из наук, необходимых военному человеку, тем более, офицеру.
   - Но я инженер! Рыцарь говна и пара!
   - Глупости! - отмел ее возражения поручик Голицын. - На войне вы, Дарья Дмитриевна, прежде всего, объект применения силы. То есть, жертва, если говорить общепринятым языком. Противнику, извините за выражение, глубоко насрать, кто вы есть или кем себя считаете. Вы женщина, притом женщина молодая и красивая, и уже вследствие этого объект приложения его - нашего гипотетического противника - агрессии. А кто это будет, цинцы или ниппонцы, новгородцы или просто хунхузы какие-нибудь или кочевники-казахи, вам, уважаемая будет без разницы. Первым делом вас изнасилуют и, хорошо, если единожды, а после убьют. Так на войне обычно и происходит. Куртуазные излишества только в романах господина Дюма присутствуют, а в жизни - тем более, в нашей с вами, госпожа инженер-лейтенант, - никак нет. Поэтому вам, как даме и офицеру, следует уметь выживать даже в самых неблагоприятных обстоятельствах, и я вас этому научу!
  
   Голицын был из пластунов-лазутчиков, людей отчаянной храбрости и невероятных умений. Он учил Дарью убивать и не быть убитой, в общем, выживать. Он занимался с ней два - три раза в неделю в течение нескольких лет, и чем дальше, тем больше ей нравился. Любовником, впрочем, так и не стал. Оказался активным педерастом, но из песни слов не выкинешь. Нравилось это его пристрастие Дарье, или нет, она признавала его силу, мастерство и ум. И научил Голицын ее многому, но, положа руку на сердце, Дарья ни на мгновение не поверила, что выпади ей жребий "выживать" по-настоящему, выживет на самом деле. Однако, слава Богу, до вчерашнего дня и проверять сию гипотезу ни разу не пришлось. А когда случилось все-таки, то, по всему выходило, не справилась инженер-капитан 1-го ранга Телегина с поставленной задачей. Не выжила.
   Но это вчера. Не то - сегодня. В "Соснах" она действовала на "Ять" - в лучших традициях тартарских пластунов. Трех бандитов за две минуты сделала вчистую, так что не зря, выходит, старался поручик Голицын! Совсем не зря!
   - Я...
   - Лишнего только не говорите, - по-алемански сказал Карл. Предостерег, типа. Но когда и как он успел узнать, что Дарья говорит по-алемански? Вопрос, стоящий ответа.
   - Чего они от нас хотели? - так же по-алемански спросила она.
   - Не знаю.
   - Что будем делать? - крайне удивившись такому ответу, поинтересовалась Дарья.
   - Что и планировали, только с поправкой на изменившуюся ситуацию, - ответил Карл. - Я предполагал за виверну заплатить. Теперь без денег возьму! Слетаем в Юрьев?
   "Юрьев? Логично", - она, впрочем, ожидала другого, но про Авалон теперь никто не говорил.
   - Отчего бы и не слетать! - пожала плечами Дарья. Простота, с которой она принимала нынче повороты судьбы, удивляла безмерно. Но и то сказать - удивление это носило скорее декларативный характер, чем эмоциональный. Знать что-то, и прочувствовать свое знание - суть разные вещи. И Дарья это хорошо понимала, но чувства, словно бы, притупились, ослабли, выцвели, зато невероятно ясной стала голова. Думалось легко и быстро, как когда-то давно, в юности, еще до того, как в ее жизнь вошел Марк.
  
   - Ты умная, - Марк сидел в продавленном кресле, свежий, элегантный, полный удивительной энергии. Сидел, заложив ногу на ногу, курил папиросу.
   - Не сейчас, - слова давались с трудом, мышцы, сведенные судорогой, горели огнем. Изматывающая боль, и с каждым приступом все сильнее.
   - Уже нет...
   - Ну, значит, прежде ты была редким гением, - улыбнулся Марк. - А сейчас ты гений обыденный. Я бы сказал, заурядный. Но учти, Дари, я таких скромных гениев, как ты, пожалуй, трех-четырех за всю жизнь и встретил.
   - Ты молодой, - возразила Дарья.
   - На мой счет многие заблуждаются.
   - Сколько тебе лет? - в его словах было что-то, что заставило ее спросить.
   - Семьдесят три.
   - Разыгрываешь?
   - Открываю тайну.
   - Зачем? - ей стало вдруг страшно. Их разговор напомнил старый сон. Она стоит у двери и боится ее открыть. Не знает, что там, но знает, что открыв дверь, не сможет ее уже закрыть...
   - Затем, что хочу тебе кое-что предложить.
   Открыв дверь, ее уже не закроешь...
   - Что?
   - Родиться заново, - оказалось, Марк уже не сидит, вальяжно развалившись в старом обтертом кресле. Стоит перед ней, смотрит в глаза.
   - Родиться?
   - Знаешь, от чего дети родятся?
   Странный вопрос.
   - Мне подруги рассказывали.
   - Это они тебе о том, как это выглядит на бытовом уровне, рассказывали, - Марк не шутил, взгляд его был тверд, как никогда. - О биологическом механизме знаешь?
   - Читала кое-что...
   - Чурилова? Конверса?
   - Да, - подтвердила Дарья. Она чувствовала, разговор затеян неспроста, но все еще не могла ухватить его суть. Его скрытый смысл.
   - Хорошо. А про генетику знаешь? Понимаешь, о чем речь?
   - Это Мендель, кажется...
   - Да, но не так примитивно... - поморщился Марк. - Как же тебе объяснить? Впрочем, изволь! Представь себе, что мать и отец - это две толстые книги, исписанные с первой строчки до последней математическими формулами. Одна книга описывает женщину, которой принадлежит яйцеклетка, другая мужчину, оплодотворившего эту яйцеклетку своим сперматозоидом. Я ясно излагаю?
   - Вполне! - Дарье не нравилась эта тема, и причин тому было множество. Но главная состояла в том, что все это было не про нее.
   - Плод получает часть текстов обеих книг, так возникает его собственная особая книга, в которой формулы описывают то, каким ему предстоит родиться. Каким он станет, когда обретет плоть.
   - Моя запись...
   - Твоя запись была повреждена, Дари. Ошибки в формулах. Ты меня понимаешь?
   - Что это меняет?
   - Многое, но только для одного человека на всем земном шаре. Для тебя.
   - Как?
   Марк не ответил. Отошел к окну, посмотрел сквозь стекло в ночь.
   - Ты ведь уже поняла, что я чужой? - спросил, не оборачиваясь.
   - Чужой? - переспросила Дарья.
   - А как скажешь по-другому?
   - Ну...
   - Поняла, - он обернулся и снова смотрел ей в глаза. - Только не придумала пока, откуда бы мне вдруг взяться.
   - Откуда? - спросила Дарья, чувствуя, что все-таки открыла свою заветную дверь.
   - Не скажу, - усмехнулся в ответ Марк. - До времени сохраню свою тайну. Но обещаю, ты попадешь на мой "остров Авалон". Сейчас же поговорим о другом. Там у нас есть всякие вещи, Дари... Разные... Такие, что и не сразу придумаешь. В общем, я могу сделать так, что ты родишься заново.
   - Как это?
   - Тело, - каждая его клетка, - Марк изобразил руками нечто, что должно было, по-видимому, иллюстрировать его слова, но, на самом деле, испугало Дарью еще больше. - Твое тело, Дари, претерпит что-то наподобие трансформации. Ошибки будут вычеркнуты из формул, и ты возникнешь как бы заново, но уже по исходной записи. Не знаю, какой ты станешь, красивой или нет, но ты будешь такой, какой должна была стать, если бы в исходный код не вкрались ошибки. Во всяком случае, будешь здоровой. Это я тебе обещаю.
   - А душа? - как ни странно, она ему поверила. Сразу и безоглядно.
   - Душа, твой мозг... Эта магия, Дари, изменить их не сможет. Только тело. Только оболочку.
   - И тогда ты возьмешь меня с собой? - спросила она.
   - Ну, не оставлять же тебя гнить в этом болоте? - улыбнулся он в ответ. Так и решилась ее судьба.
  
   6. Дарья Телегина
   Как-то на досуге - а досуги, что бы ни думали о ней на Старой Верфи и в Арсенале, у Дарьи все-таки случались, - прочла она от нечего делать книжку про ниппонских синоби. Обученных, будто бы, тайному искусству убийц, позволявшему скрытно проникать даже в наиболее защищенные здания и помещения, убивая при этом врагов многими, иногда чрезвычайно вычурными способами. Поручик Голицын, правда, отчасти подтвердил существование сих ниппонских ассасинов, обладающих, едва ли не мифической смертоносностью. Однако, между делом заметил, что бивали тартарские пластуны и тех, и других. В смысле, и ассасинов арабийских, и синоби этих узкоглазых. Тем не менее, все, прочитанное тогда, так и осталось в памяти Дарьи скорее литературным образом, тяготеющим к сказке или мифу, чем документальным описанием реальных многоопытных бойцов.
   Вспомнила она об этом, когда в уже сгустившихся сумерках увидела условный сигнал фонарем, поданный Карлом, и, выйдя из-под сени деревьев - лес близко подходил к людским строением, - пришла, наконец, в старинный каменный дом, напоминающий своей архитектурой германские замки позапрошлого века. Но это был, разумеется, не замок, а старинная ингерманландская мыза. Впрочем, увиденное в доме разом выбило из головы Дарьи всю эту архитектурно-историческую дурь.
   Судя по всему, Карл пришел незамеченным, хотя, как это возможно, так и осталось для Дарьи тайной. Однако же пришел, проник в дом и убил всех, кто в нем находился. Дарья увидела семь или восемь трупов, пока шла через комнаты к задним дверям. Ей просто в голову не пришло начать их считать. Так что, возможно, трупов было даже девять, и еще неизвестное число мертвых тел, наверняка, находилось на втором этаже. Во всяком случае, кровь на лестнице, ведущей туда, не оставляла в этом сомнений.
   "Один против дюжины... И не одной раны?!" - на мгновение Дарья забыла, что и сама намедни справилась с тремя супостатами. Однако, в любом случае, три не двенадцать. Дюжина - это уже нечто такое, что даже представить себе "в здравом уме и твердой памяти" крайне сложно.
   "Да, Карл, признаю, вы круче тартарских пластунов!"
   - Кстати! - остановил ее Карл на полпути. - Вы, кажется, спрашивали о номадах? Вот полюбуйтесь! - и он указал на два основательно растерзанных трупа.
   Что он с ними делал и зачем, оставалось только гадать. Скорее всего, допрашивал, хотя, черт его знает! Может быть, просто убить таких, как эти, ему показалось мало? В любом случае, эти двое прожили достаточно долго, чтобы вполне испытать силу его чувств. Однако Дарья не была уверена, есть ли у Карла чувства вообще. Мысль эта пришла к ней вдруг, пока стояла и рассматривала мертвые тела, и бессмысленной не показалась. На отсутствие души указывало множество признаков, просто Дарье было недосуг об этом поразмышлять.
   - Запомните! - предложил Карл. - Пригодится.
   "Возможно..."
   Впрочем, номады ничем, кажется, от прочих людей не отличались. Люди как люди. Обычные, одним словом, и вовсе не примечательные. Вот разве что лица у них при жизни - да и после смерти, если честно - были такие, словно кипятком ошпарены.
   - Полагаете, еще встретимся? - спросила, чтобы не молчать.
   - Все может случиться, - равнодушно пожал плечами Карл. - Но, если приведется, мой вам совет - не мешкайте. Или бегите от них, да побыстрее, или валите нахрен без всякой пощады. Причем сразу и без предупреждения! Впрочем, идемте! Вы ведь хотели полетать на виверне, не так ли? А она у них, как раз тут - на заднем дворе. В каретном сарае стоит!
   Предложение, разумеется, интересное, и Дарья ни в коем случае не собиралась от него отказываться, но мысль о том, что и Карл, увы, не герой ее романа, на память отложила. Он был всем хорош, этот таинственный Карл Мора: красив, высок и невероятно силен. Умен, наверное. Возможно, образован. И к Дарье относился, как к родной. Вот только чем дальше, тем больше он напоминал ей Бецалелева голема. Так же смертоносен и настолько же бездушен.
   "Но человеком притворяется просто виртуозно!"
   - Вот, наслаждайтесь! - Карл распахнул ворота каретного сарая и поднял рычаг на распределительном щите.
   Вспыхнул свет, и Дарья увидела стоящий на козлах, заменяющих ему амортизационные стойки, аппарат причудливой формы, склепанный из листов серебристого металла, местами становившегося сизым, то есть темно-серым с синевато-белесым отливом, а местами отдававшего в фиолет. При этом штурмовик оказался большим - шесть косых саженей в длину, ни как не меньше - и кое-где довольно широкий, так что понять, на что он похож, Дарья смогла, лишь обойдя его кругом. А похож он оказался не на дракона, как можно было заподозрить, имея в виду его название, а на рыбу-молот. Всей разницы, что нет вертикального плавника, да, "молот" - массивнее.
   - Хорош! - Она сняла перчатку и провела кончиками пальцев по броне. - И дорогущий, видать!
   - Что вы имеете в виду? - Карл стоял поодаль, курил сигару, и, как обычно, выглядел невозмутимым, то есть таким, на самом деле, и был.
   - Какой-то сплав титана, - Дарья плохо разбиралась в металлургии. Тем не менее, понять, что видят ее глаза, умела. - Титановая броня. Мы и алеманы используем иногда алюминий. Алюминиевая броня, приходилось слышать?
   - Да, - кивнул Карл и пыхнул сигарой. - Я в курсе. Но, кажется, в Китае тоже широко используют титан.
   - Так и мы не брезгуем, - отмахнулась Дарья. - Но лить из титана корпус штурмовика? Впрочем... Ладно, посмотрим! - она нашла наконец крепежные винты, заглубленные для улучшения аэродинамики в специальные прикрытые спереди ниши, и беспомощно оглянулась в поисках инструментов. Но искать не пришлось: Карл оказался рядом - чуть сзади за ее правым плечом и держал в руке кожаный несессер весьма специфического вида.
   "Ну, да! - покачала Дарья мысленно головой. - Ну, что я за дура! Раз есть виверна, должен быть и ЗИП!"
   - Спасибо! - Она взяла из рук Карла довольно тяжелый несессер и, поставив у ног, сразу же щелкнула замками. Дарья не ошиблась - это был ЗИП # 3 - бортовой комплект инструментов. Она пробежала пальцами по укладкам и карманам, выхватила из крепления рукоять универсального ключа и, подобрала - на глаз - подходящий наконечник. Оказалось, талант не пропьешь - отвертка подошла, как родная, и уже через пару минут левая боковая и нижняя центральная плиты броневого кожуха оказались - впрочем, не без помощи Карла, - сняты с креплений, и перед Дарьей открылись волшебные потроха саабовской машины.
   "Обалдеть!" - Виверна оказалась даже шикарней, чем Дарья могла себе вообразить. Двенадцатицилиндровый двигатель штурмовика работал на сухом паре сверхвысокого давления. При этом энергия отнималась от сгорания бразильского гранулированного алиментигниса, а давление пара в малых рабочих контурах компенсировалось использованием керамитового литья.
   "Царица небесная! Да, где же они взяли так много керамита? - ужаснулась Дарья, осматривая почти ювелирно выполненный радиатор охлаждения. - А это? Они что, научились делать такие маленькие левитторы?"
   - Что скажете, Дари?
   - Дарья, - почти автоматически поправила она Карла, продолжая осматривать внутренности виверны.
   - Старым людям трудно перестраиваться.
   - Это вы-то старик? - оглянулась она через плечо.
   - Мне кажется, мы это уже обсуждали, - пыхнул сигарным дымом Карл.
   - Не припомню! - возразила Дарья, которую ни с того ни с сего начало ощутимо "потрясывать".
   - Ну, извините! - попробовал отступить Карл, но Дарья его не отпустила.
   - Сколько вам лет? - спросила она.
   - Много, - уклончиво ответил Карл.
   - Отчего вам не нравится имя Дари? - спросил он, переходя в контрнаступление.
   - Оттого, что Дари умерла родами, - криво усмехнулась Дарья. - Итак, сколько вам лет?
   Казалось бы, простой вопрос, но он походил на ту самую дверь, которую когда-то - двадцать лет назад - страшилась открыть Дари.
   "Девяносто три?"
   - Ну, что ж, - Карл оставался совершенно невозмутим, - если вам так приспичило, Дарья, извольте. Мне восемьдесят один год. Вполне достаточно, чтобы считаться старым, не правда ли?
  
   7. Карл Мора
   - У вас есть семья? - спросила Дари, все так же смотревшая на него через плечо. Бледная кожа, прищуренные глаза. Голос подрагивает. Совсем немного, но Карл эти вибрации заметил. Ему, и вообще, много не надо. Он и об изменениях в ритме ее дыхания знал, и частоту сокращений сердечной мышцы на слух считал.
   В известном смысле Карл Мора являлся богом. Во всяком случае, таковым отчасти полагал себя и сам, рассматривая в часы досуга некоторые гносеологические вопросы, например проблему атрибуции. Разумеется, он не был всесилен, но, если честно, боги тоже разные бывают. Карл мог назвать по памяти не менее двух дюжин пантеонов, в которых состояли отнюдь не одни лишь зевсы и брахмы. А с остальными, в той или иной мере, он был вполне сопоставим. И не важно, как и при помощи каких "хитростей", он этого достигал. У всех свои уловки и тайны, а по факту он мог многое, чего не могли обычные люди. Но раз так, то, "по факту" или "по умолчанию", он являлся кем угодно, но только не человеком. Не то, чтобы это обстоятельство радовало Карла или являлось для него предметом особой гордости, тем более, причиной разочарования и печали, однако и пустым звуком не было тоже. Ведь от того, кто он, на самом деле - бог, сверхчеловек, или просто чудовище - зависела не только самоидентификация существа, звавшегося Карл Мора, но и его поступки.
   - У вас есть семья?
   На первый взгляд, простой вопрос.
   "Что скажешь, Карл? Есть у тебя семья?"
   - Я холост, - ответил он, прекрасно понимая, что Дари такой ответ не удовлетворит, но он не был готов не только говорить, но и думать о своей семье. Нынешнее положение дел его устраивало, попытки же дать точное определение своему вычурному бытию, заводили в тупик и вызывали приступы жесточайшей мигрени. А поскольку Карл никогда по-настоящему, не болел - он ведь являлся богом или, как минимум, полубогом, - приступы головной боли доводили его до опасного состояния, которое даже он сам называл не иначе, как "безумием".
   - А?..
   К счастью, Дари потеряла мысль, ухватившись за более привычную ей ассоциацию.
   - Да, Дарья Дмитриевна, - "технически" улыбнулся Карл, - ничто человеческое мне не чуждо, если вы это имеете в виду. И еще раз - да, Дарья Дмитриевна, я предпочитаю лиц противоположного пола.
   - Исчерпывающий ответ, - криво улыбнулась Дари и, отвернувшись, продолжила копаться в недрах летательного аппарата.
   "Что ж, это было близко..." - отметил он мысленно, и в этот момент с ним связался Ватель.
   - Это кто? - Ватель даже не поздоровался, но он, и вообще, редко снисходил к общепринятым нормам поведения. Впрочем, во всем остальном, он был вполне вменяем.
   - Карл, - коротко ответил Карл.
   - Что происходит?
   - Ничего особенного, - Карл не видел необходимости драматизировать, ведь, по большому счету, все складывалось не так уж плохо. - Но имей в виду, тут оперируют номады, и еще одно - надо бы проверить, кто там приторговывает со свеями.
   - Интересный факт. А подробности?
   - Три тонны технологических новинок в крайне нетривиальном корпусе из титанокса.
   - Титанокс? Шутишь?
   - Я? - вопрос был не по существу.
   - Да, - согласился Ватель, - это я погорячился. Каковы планы?
   - Перелетим на виверне в Юрьев, а оттуда на рейсовом куда-нибудь в Северную Италию. Ты сможешь забрать мои вещи из Ландскроны? У меня там кое-что для коллекции собрано, два гардероба - мой и Греты - и еще контейнер в морском порту.
   - Контейнер? Ты что-то прикупил? - искренне удивился Ватель, знавший, как мало времени было в распоряжении Карла.
   - Я нашел свой старый контейнер, тот, что пришлось бросить в девятом году.
   - Покажешь?
   - Считай, приглашен, - Карл отметил, что на этот раз "трудностей во взаимопонимании" не возникло. - С тебя десерт.
   - Крем Шантийи?
   - Взбитые сливки с сахаром и ванилью?
   - Ты напрочь лишен романтики, - вздохнул Ватель. - Впрочем, мне давно следовало к этому привыкнуть. Заберу, конечно.
   - Вы что-то сказали? - обернулась к Карлу Дарья. Услышать она, разумеется, ничего не могла, но вот "услышать" была способна.
   - Не обращай внимания! - сказал он вслух.
   - Кто это? - встревожился Ватель. - Ты не один?
   - Мы нашли Дари.
   - Ох! - выдохнул Ватель. - Но это меняет планы. Она что-то знает про "Сойсшерст"?
   - Нет, но мы над этим работаем.
   - Ладно, - сказал тогда Ватель. - Я могу вас забрать прямо сейчас.
   - У тебя есть ресурсы? - это было странно, но вполне возможно.
   - Мой личный резерв.
   - Тогда начни с моих вещей, а нас выдернешь в три сорок по Новгородскому времени над Юрьевым.
   - Диктуй координаты, - Ватель умел быть и таким: жестким, четким, деловитым. Умел и мог.
  
   8. Дарья Телегина
   Рассвет встретили над Чудским озером. Внизу лежали сплошные льды - бесконечная белизна, а над головой низкий купол неба. Облачный свод, словно бы, силой отжимал штурмовик к торосистой, покрытой снегом поверхности озера. Берегов не видно, их скрывала тьма, и вдруг сзади, с востока ударили в ночь первые лучи солнца. Наверное, где-то там, за спиной, очень к месту и точно ко времени, тучи разошлись, и в эту нежданно образовавшуюся брешь вошел рассвет.
   Сказочное зрелище, если честно. Просто фантастическое. Но, если ты при этом находишься не на земле, а в воздухе, несешься над замерзшим простором со скоростью четыреста верст в час, то есть причина попросту "поехать крышей". Вот Дарью и повело. В крови хмель, в голове сумбур, и вместо сердца, как поют тартарские авиаторы, пламенный мотор. Она заложила крутой вираж со снижением так, что апекс наверняка находился в считанных метрах надо льдом, прошлась над самым озером, вздымая за собой исполинский шлейф снега, взмыла свечой в небо, пробила тучи, и...
   - Не пугайтесь, Дарья! - шепнул в наушниках голос Карла. - Сейчас!
   "Сейчас?" - в охватившем ее сладком безумии Дарья и думать забыла о предупреждении Карла. И, может быть, хорошо, что так. Получилось даже лучше, чем если бы ждала.
   Виверна сложила крылья-плавники, закручиваясь вокруг продольной оси, и, пробив "небо", пулей вылетела в надоблачную пронизанную солнечным светом синь.
   - Ох!
   И в этот момент мощный двигатель штурмовика замолк на полутакте, и в наступившей тишине грозная машина продолжила свой полет вертикально вверх, постепенно замедляясь, если верить тахометру, и теряя обороты в продольном вращении. Этот взлет в голубое сияние произвел на Дарью и вовсе экстатическое действие. Она чуть не кончила от ужаса и восторга. Такой силы чувств Дари не испытывала, кажется, никогда в жизни. А потом, когда полет виверны замедлился еще больше, некая сила - невидимая, но вполне ощутимая - нежно и властно подхватила аппарат и повлекла его прямо вверх.
   - Отпустите штурвал, Дарья! - напомнил об очевидном Карл. - От нас теперь ничего не зависти. Просто наслаждайтесь!
   - А что там? - спросила Дарья, едва справляясь с переполнявшими ее чувствами.
   - Там дом, Дари, - сказал Карл неожиданно мягко, - наш дом, и твой теперь.
   - Дом? - переспросила она, робея.
   - Мы называем его ковчегом.
   - Ковчег? - но у нее не хватало воображения, чтобы наполнить слова образами.
   - Да, Дари, там ковчег...
  
   Глава 3. Ковчег
   27 декабря 1929 года, борт вольного торговца "Лорелей".
  
   1. Дарья Телегина
   Смешно, но выглядело это куда прозаичней, чем Дарья могла себе вообразить. Попросту говоря, не выглядело никак. Стремительный подъем сквозь атмосферу на те высоты, каких достигали до сих пор лишь специальные стратосферные аэростаты, и еще выше, в синее безмолвие, сменившееся звездной ночью великого эфира - все это являло собой самое захватывающее зрелище, какое только может пригрезиться строителю воздушных кораблей. Однако "ковчег" - чего бы ни ожидала Дарья, играя в уме с весьма многообещающим словом, - оказался всего лишь пятном тьмы, вдруг открывшимся на пути несущейся сквозь космос виверны.
   "И это все?" - в вопросе воплотилось все ее разочарование. Пятно мрака - одно из многих среди ярко и чисто горящих звезд - отнюдь не напоминало не то, что посудину Ноя, но и любую другую машину.
   "А счастье было так возможно..." - Бог знает, чего она себе напридумывала, но всё это могло обернуться банальным кокаиновым бредом.
   "Ковчег! Ну, надо же!"
   А между тем безликое ничто весьма скоро превратилось во вполне материальное нечто, еще раз доказав, что никогда не следует спешить с выводами. Тем более, если находишься за пределами земной атмосферы.
   Виверна канула во тьму и тут же вынырнула на свет. Радужное сияние на мгновение ослепило Дарью, но уже через два удара сердца сквозь плавающие перед глазами цветные пятна она различила контуры огромного ярко освещенного и вполне техногенного на взгляд военного инженера пространства.
   "Твою мать!" - следует заметить, тартарцы знают толк в крепких выражениях и умело их употребляют. И, хотя Дарья считалась скорее северянкой, чем сибирячкой, на поверку - все равно русская, так что и красоты родного языка ей отнюдь не чужды. - Туды ж его в дышло!"
   Мельтешащие перед глазами цветные пятна истаяли, и Дарья едва сдержала крик восхищения, переходящего в детский восторг.
   Она находилась под куполом зала невероятных размеров, стены которого, как, впрочем, и кров были собраны из огромных керамитовых плит, опиравшихся на фермы, склепанные из сизой броневой стали. Колоссальное это сооружение и само по себе внушало священный ужас, в особенности тем, кто, подобно Дарье, мог по достоинству оценить стоимость и сложность выполненных работ. Но циклопический ангар - или трюмный отсек эфирного корабля? - в котором находилась теперь виверна, был наполнен и другой многочисленной и разнообразной техникой, от одного вида которой инженер-капитана 1-го ранга охватила оторопь.
   Зал был ярко освещен, причем Дарья так и не поняла, где находятся сами источники света, и каким образом достигается бестеневой эффект. В прозрачном чуть тронутом голубизной пространстве, наполненном, скорее всего, каким-то газом - возможно, и пригодной для дыхания смесью - неподвижно застыли летательные аппараты самых причудливых очертаний. Разумеется, Дарья не могла знать с определенностью, что все эти странные объекты, разнящиеся между собой размерами и формой, действительно являются эфирными и воздушными кораблями. Однако техническое чутье опытного корабела подсказывало - так все и обстоит. Корабли. Лодки. Суда. Не важно, как они называются, сути дела это не меняет. Все они предназначены для того, чтобы двигаться сквозь космическое пространство или земную атмосферу.
   "И не только земную", - поправила она себя мысленно, оценив не вполне человеческую эстетику и техническую логику, воплощенные в некоторых образцах, мимо которых пролетала виверна, по-прежнему увлекаемая куда-то неведомой, но явно доброжелательной силой.
   - Нравится? - спросил Карл.
   - Еще бы! - не задумываясь, ответила Дарья. - А куда мы?..
   - На поклон!
   Виверна поднялась выше, так что стали видны огромные фермы портальных кранов, технические палубы, вынесенные на телескопических штангах в пустоту ажурные мостики командных постов, и циклопические погрузчики, способные, верно, поднимать разом даже "здоровяков" - огромные и мощные паровозы, производимые в Североамериканских Соединенных Штатах. Не понятно было только, какого рожна сдались все эти невероятные приспособления тем, кто владеет силами, подхватывающими на лету многотонный штурмовик и переносящими его неведомо куда через огромные эфирные пространства?
   - Инертность мышления, - Карл словно подслушал ее мысли, но Дарья этому уже не удивлялась.
   - Потрясающе красиво! - сказала она. - Я думала, самые сложные и большие машины у нас в Арсенале. А оказывается...
   - Ковчег огромен, - признал Карл, - и у нас есть все... ну, пусть не все, а многое из того, что может вообразить знающий жизнь человек, возмечтавший о несбыточном.
   - Так это эфирный корабль?
   - Да, - подтвердил ее гипотезу Карл.
   - Чей?
   - Мой, твой... - словно бы усмехнулся Карл. - Ничей или чей-то. Он принадлежит коммуне.
   - Коммуна... - повторила за ним Дарья. - А на поклон, тогда, к кому?
   - Есть многое на свете, друг Гораций... - почти по-человечески усмехнулся Карл. - Даже среди равных всегда найдется тот, кто в силу некоторых обстоятельств...
   - Равнее других, - кивнула Дарья, принимая мысль Карла, как есть, то есть без возражений и комментариев. - Скажите, Карл, а кто его построил?
   Вот это был вопрос так вопрос. На сто тысяч золотом, как говорят в Новгороде.
   - Со временем узнаете... но не сегодня, - охладил ее пыл Карл. - Не сейчас. Согласитесь, Дарья, у всех свои тайны, есть они и у нас. И это как раз наша тайна. При том одна из немногих, которыми мы не спешим делиться.
   - Вы в своем праве, - пожала плечами Дарья, а виверна между тем пересекла огромное пространство насквозь и мягко опустилась, выпустив суставчатые опоры-амортизаторы, на платформу, вынесенную метров на двадцать от начинающей плавно загибаться кверху стены.
   - Выходим! - Карл щелкнул замками и гермоколпак кабины - броневой триплекс, оправленный в титановую броню, - отошел назад. - Да, не бойтесь! Воздух здесь самый обычный.
   - Но запахи разные бывают ...
   В нос шибануло ужасающей вонью. Дарья разобрала только "жженый карбид", "ацетон" и "тухлое мясо", но дышать этим, как выяснилось, действительно было можно. Противно, но не смертельно.
   - Идите за мной! - позвал Карл и шагнул вперед, показывая дорогу.
   Они прошли по хлипкому на вид мостику, соединявшему посадочную площадку со стеной - его фермы даже не дрогнули под ногами, - миновали открывшийся прямо в керамитовой плите восьмигранный люк, взлетели на чем-то, напоминавшем лифт, но двигавшемся куда быстрее обычного подъемника, да еще и по диагонали, и оказались... Ну, вернее всего, это был обыкновенный лес. Но как такое возможно, предстояло попытаться выяснить как-нибудь в другой раз. А пока стены лифтового "стакана" вдруг исчезли, и оказалось, что Карл и Дарья стоят на круглой стальной платформе, чуть приподнятой над мшистой, усыпанной палой хвоей землей.
   - Весьма правдоподобно, не правда ли? - поинтересовался Карл, но Дарья при всем желании "увидеть подвох", ничего такого вокруг не замечала.
   - Не знаю, право... - промямлила она. - По-моему лес, как лес.
   И в самом деле, земля пахла сыростью и трухой, в ней змеились корни деревьев, среди которых нашлось место и для кустика малины, и для пучка пожелтевшей травы. Стволы, ветви, хвоя и листья, запахи, шорох ветра в кронах, - все это было настолько аутентично, так легко узнаваемо и так естественно, что Дарья просто растерялась.
   "Колдовство какое-то!"
   - Позвольте с вами не согласиться, мадемуазель! - раздался "из ниоткуда" мужской голос. - Это не лес, а тайга! Вам ли не знать, Дарья Дмитриевна?!
   - Дарья, - как ни в чем ни бывало, объявил Карл, едва отзвучала неожиданная реплика, - позвольте представить вас господину Главному Кормчему! Господин Кормчий, имею честь представить, княжна Дарёна Рудая. Дари! Позвольте представить вам Самого!
   - Очень приятно! - сказал голос. - Сам! Но ты, Карл ошибся. Уже давно не княжна, а княгиня, но это, как я понимаю, теперь не актуально.
   - Отчего же! - возразил Карл. - Мне кажется, быть княгиней не зазорно, даже если тайно.
   - Мне все равно, - пожала плечами Дарья. - Я Рудым не семья, я сама по себе. А вы, господин Сам, тут главный, как я понимаю?
   - Нет, княгиня, - явственно усмехнулся в ответ голос. - Я всего лишь первый среди равных. Добро пожаловать на борт!
   - Спасибо! - А что еще ей оставалось? Только благодарить. Тем более что, как тут же выяснилось, "первый среди равных" оказался человеком заботливым и внимательным к деталям.
   - Карл! - позвал голос.
   - К вашим услугам.
   - Мне твои услуги ни к чему! - фыркнул Сам.
   - Так и я их тебе не предлагаю, - пожал плечами Карл. - Это формула вежливости.
   - Ну, и заткни ее себе... э... Княгиня, есть идеи куда ее следует заткнуть?
   - Можно я промолчу? - Дарья догадывалась, что присутствует при очередном - но отнюдь не первом - раунде давней игры в слова. Однако правил этой игры она не знала, как не знала и ее истории.
   - Скромная... - усмехнулся голос.
   - Умная, - уточнил Карл.
   - Устроишь на ночлег?
   - И на постой определю.
   - На вещевое и пищевое довольствие... - подсказал голос.
   - Поставлю.
   - Тогда... - начал было голос завершающую фразу разговора, но неожиданно передумал.
   - Мне срочно нужен Марк, - сказал он ровным, но явственно отвердевшим голосом. Жестким. Не подразумевающим продолжения пикировки.
   - Может быть, Грета смогла бы... - Дарья впервые за все время услышала в интонации Карла нотку растерянности. Всего одну. Слабую, как дальнее эхо. Но она там была, вот в чем дело.
   - Нет, - отрезал Сам, - мне нужен Марк. И тебе он нужен не меньше моего, ты уж поверь!
   - Верю, но...
   - Без "но", Карл. Ты же видишь, ситуация выходит из-под контроля.
   - Знаю.
   - Ты не все знаешь, Карл, - вздохнул голос, отступая. - Срочный фрахт от Лучезарной. Ты ведь хочешь сходить "на ту сторону"? Потанцевать. Покрасоваться. Сыграть с каким-нибудь шмоком в жизнь, а?
   - Я постараюсь, - сказал Карл после долгой паузы, - но ничего, как ты понимаешь, обещать не могу. У Марка... э...
   - Я знаю, но ты постарайся! Хорошо?
   - Постараюсь! Идемте, Дарья, будем устраивать вас на постой...
  
   2. Дарья Телегина
   - Вот, - сказал Карл, делая широкий жест рукой, - здесь вы теперь будете жить.
   Очередной лифт доставил их в совершенно роскошное место. Если глаза - и прочие чувства - не обманывали, Дарья находилась во внутреннем дворике старинного италийского палаццо. Многоцветный мрамор колонн, дверных коробок и украшенных мозаиками стен, арочные галереи в три этажа, резной фонтан и стертые мраморные плиты под ногами. Немного зелени, квадрат голубого безоблачного неба в обрамлении затейливого бордюра, и, разумеется, статуи белого мрамора везде, где дозволяли пространство и хороший вкус.
   "Флоренция? Венеция? Генуя?"
   - Нравится?
   - Как называется это место? - вместо ответа спросила Дарья.
   - Марков кром, - ничуть не удивившись вопросу, ответил Карл и тут же уточнил, разъясняя "суть вещей". - Мы здесь живем. Я имею в виду себя, Грету и Марка. Но дом построил Марк, отсюда и название Марков кром. Тем не менее, с течением времени каждый из нас внес в это здание те изменения, какие счел нужным. Тут есть общие помещения и личные апартаменты. Места много, так что располагайтесь, отдыхайте и наслаждайтесь жизнью. Вы никого не стесните, но и вас никто стеснять не станет. Феликс!
   - К вашим услугам! - человек появился из-за колонны справа, всего в нескольких шагах от Дарьи, но пока он оттуда не вышел, она его не слышала и не чувствовала.
   - Это Феликс, - указал Карл на высокого и стройного молодого человека в ливрее.
   - Еще есть Феона, - девушка в узнаваемом платье италийской служанки вышла из-за колонны слева, но и ее Дарья прошляпила. - Есть и другие. Люди и не люди.
   - Простите? - опешила Дарья. - Вы сказали нелюди?
   - Нелюди тоже есть, - совершенно спокойно кивнул Карл, - но не здесь. А в доме, кроме людей, есть еще и не люди, то есть человекообразные... человекоподобные... э... машины. Да, пожалуй, так будет правильно. Машины, имеющие облик людей. Вот и эти двое таковы - не люди.
   - Машины?
   - Машины, - мужчина улыбнулся, отвечая на озабоченный взгляд Дарьи, и она поспешила перевести его на Феону, но и та ничем не выдавала своего нечеловеческого происхождения.
   - Не удивляйтесь, Дарья! - объяснил Карл, увидевший, должно быть, ее растерянность. - Это весьма совершенные машины, и отличить их от настоящих людей совсем непросто. Феликс, Феона! Это княгиня Дарёна Рудая, и, обращаясь к ней, следует говорить Ваша Светлость. Она поселится в апартаментах "Рут". Проследите, чтобы она ни в чем не нуждалась и не потерялась. Княгине разрешен доступ в любые помещения, кроме тех, что являются закрытой зоной или частным пространством по умолчанию. Выход из палаццо свободный, но в сопровождении одного из вас.
   - Не извольте беспокоиться, господин Карл, - поклонился Феликс, - все будет так, как вы сказали. Ваша Светлость! - посмотрел он на Дарью, - мы в вашем распоряжении. Приказывайте!
   Дарья растерянно взглянула на Карла, потом на Феону - та улыбнулась ей и присела в глубоком книксене - и, взяв себя в руки, обернулась к Феликсу. - А если мне потребуется срочно переговорить с Карлом или Гретой?
   - Только шепните, и я все устрою! - Феликс положительно не мог быть машиной. Во всяком случае, выглядел и говорил он, как человек. Немногословная Феона, впрочем, тоже.
   - Прощайте, Дарья! - чуть поклонился Карл. - Пора и мне "вздремнуть с дороги".
   Разумеется, он шутил, что явно говорило в его пользу, ведь еще недавно Дарья думала, что Карл вообще не человек.
   - Ни в чем себе не отказывайте, - улыбнулась она и, сделав приглашающий жест слугам - кто бы они, черт побери, ни были на самом деле, - пошла за Феликсом в свои апартаменты. Однако она даже представить себе не могла, что ожидает ее в гостевых покоях.
   По правде говоря, ей никогда не приходилось бывать в настоящих дворцах. Не того полета птица. Однако и не девушка из слободки. Путешествовала по Европе, живала в германских и франкских городах. А во Флоренции и Венеции и вовсе была по приглашению их правительств. Так что кое-что о стародавней роскоши знала не понаслышке. И тем не менее, Марков кром ее не просто удивил, он вызвал в ней совершенно искренний - едва ли не детский - восторг. Восхитительные, просто фантастические настенные и потолочные фрески, картины в тяжелых рамах и скульптуры, старое серебро, позолоченная бронза, резное дерево... Каждая вещь и любая деталь привлекали внимание Дарьи и ни разу не разочаровали. При ближайшем рассмотрении все оказывалось именно таким, каким выглядело, и даже лучше. Но надо всем этим великолепием преобладало общее впечатление - выверенности, завершенности, и эстетического совершенства.
   "И здесь они живут..."
   Помещения палаццо не выглядели музейной экспозицией. Они были обжиты и обустроены так, чтобы служить своим обитателям. Мебель, как заметила Дарья, была не только красива, но и удобна. За одной из открытых дверей мелькнул биллиардный стол, а за другой - водная гладь огромного бассейна под хрустальным сводом. Кое-где на столах, диванах и каминных полках лежали оставленные хозяевами вещи: трубка с развязанным кожаным кисетом, раскрытая книга, бокал с недопитым вином, хрустальная пепельница с несколькими окурками... Все это создавало ощущение присутствия, но, скорее всего, являлось лишь игрой и вполне простительным притворством. Ну, в самом деле, кто же это не допил вино? Чьи окурки в следах помады лежат в пепельнице? И кто, прости Господи, оставил на диване монографию по квантовой физике на нормандском языке?
   "Разве что Марк. Но для чего тогда в доме слуги?"
   - Далеко еще? - спросила Дарья, минуя библиотечный зал.
   - Не извольте беспокоиться, Ваша Светлость! - оглянулся Феликс. - Уже пришли.
   И в самом деле, прошли насквозь библиотеку со вздымающимися к высокому потолку книжными полками, вышли через короткий коридор на лестничную площадку, отделанную панелями резного мореного дуба, и вот они - апартаменты "Рут". Феликс раскрыл перед ней двустворчатую дверь и отошел в сторону. Вежливо, но без подобострастия, склонил голову.
   - Ваша светлость!
   Дарья вошла. Это действительно оказались апартаменты, то есть, квартира внутри дома, а не спальня или сдвоенные покои. За раскрытой дверью обнаружилось нечто вроде прихожей, затем следовали просторная гостиная, столовая, кабинет с пристроенной к нему библиотекой и спальня с будуаром, ванной и туалетной комнатой. И все это, как ни странно, в неонормандском стиле, с высокими узкими окнами, выходящими на реку и незнакомый, но явно древний город с крепостной стеной и башнями на другом берегу.
   "Свея или Британия?" - впрочем, могло статься, что ни одна из знакомых Дарье стран.
   Она остановилась перед стеной в кабинете, украшенной весьма любопытными черно-белыми фотографиями.
   ...Красивая молодая женщина в мужском костюме с корзинкой для пикника улыбается на фоне чего-то, на чем написано по-английски "... rican ...irl",
   "The American Girl"? Может быть..."
   Подпись... Рут Элдер.
   ...Женщина в кожаной куртке... Короткая стрижка, светлые волосы, узкое лицо, некрасивое, но интересное, и чудная улыбка, расцветающая на жестких губах... Амалия Эрхарт...
   Все фотографии принадлежали одному и тому же жанру... Женщины в комбинезонах и коже, улыбающиеся и серьезные, в странного вида шлемах и специальных очках для полетов в открытых кабинах... Ни одного мужчины, только женщины... Большей частью молодые, но не все. Иногда сами по себе, но чаще рядом с незнакомыми и достаточно примитивными, как показалось Дарье, летальными аппаратами, использующими, по всей видимости, двигатели внутреннего сгорания...
   Хелен Шеридан, Глэдис О'Доннелл, Милдре Кауфман, Марина Раскова, Берилл Маркхэм, Мелитта Шенк фон Штауффенберг...
   Совершенно очевидно, что все эти женщины являлись пилотами, но Дарья о таких даже не слышала. Их имена ничего ей не говорили, но фотопортреты кричали в голос.
   "Рут Элдер... Апартаменты "Рут"... И где же ты летаешь, милая?"
   Но не было ответа.
   - Желаете перекусить? - спросил между тем Феликс. - Выпить? Закурить?
   - Принять ванну? - нарушила молчание Феона.
   - Вздремнуть? - предложил Феликс.
   - Переодеться?
   - Да! - остановила их Дарья. - Я хочу принять ванну... но... мои вещи...
   - Думаю, что смогу подобрать что-нибудь подходящее, - вмешался Феликс.
   - Уверен? - поинтересовалась заинтригованная Дарья. - Включая белье?
   - Не извольте беспокоиться! - обнадежил ее Феликс.
   - Ну, стало быть, ванная, легкий... А что у нас со временем?
   - Семь пополудни бортового времени, - подсказала Феона.
   - Значит, легкий ужин... Сыры?
   - Все, что пожелаете!
   - Стало быть, сыры, фрукты, белый хлеб, белое вино, - перечислила Дарья.
   - Будет исполнено!
   - В ванную подать коньяк и папиросы.
   - Какие именно?
   "О, Господи! Неужели у них есть все?"
   - Фрапен?
   - Как прикажете.
   - Нефертити.
   - Египетские с гашишем?
   - Да, - оторопела Дарья.
   - Сию минуту!
   И действительно, не прошло и пяти минут, а она уже сидела в горячей ароматной воде - вокруг нее в мраморной ванной плавали лепестки роз - курила папиросу с гашишем и пила настоящий коньяк из окрестностей одноименного города. И, разумеется, она не могла думать ни о чем, поскольку пыталась думать одновременно обо всем. А это, как известно, ни к чему хорошему не ведет.
   "Ну, и хрен с вами!" - почти весело решила Дарья, отчаявшись разобраться в своих мыслях и чувствах, или хотя бы понять, куда и зачем занесла ее судьба.
   Она была уже на полпути к "нирване". "Приход" ожидался с мгновения на мгновение. Тело "оттаяло", расслабляясь, и загуляла душа, искавшая в наступившей истоме отдохновения от "трудов праведных" и "угрызений совести". Угрызаться совершенно не хотелось, хотелось летать, любиться без остервенения, раствориться в папиросном дыме...
   - Позвать кого-нибудь?
   Оказывается, Дарья была в ванной не одна. Поодаль виднелись Феликс и Феона. Стояли, скромно потопив взоры, но тем не менее...
   - Кого, например? - лениво поинтересовалась Дарья, паря в призрачных небесах.
   - Мальчика... - предложила Феона.
   - Девочку... - вставил слово Феликс.
   - Живую... - добавил он через мгновение...
   - Или мертвую, - усмехнулась Дарья, продолжая стильно уходить в никуда.
   - Ну, зачем же так! - как бы даже обиделась вдруг Феона. - Я не мертвая, Ваша Светлость! Я неживая, а это - вот и Феликс скажет - совершенно разные вещи.
   - Истинная правда!
   "Проверить? - думалось трудно, в голове плыли не мысли, а большие рыбы самых примитивных чувств. - Но почему, тогда, не мальчик?"
   Но, видимо, даже в бреду "механическая девочка" показалась Дарье безопасней "неживого мальчика".
   - Пшел вон, Феликс! - приказала она. - А ты... ты давай там... Раздевайся! Хочу посмотреть на твои винтики!
   Но "винтиков" под платьем не оказалось. Феона на поверку выглядела, как молоденькая и хорошо - но не идеально - сложенная девушка. И "прелести" ее выглядели именно так, как нужно, пробуждая вполне очевидные желания, которые, как тут же выяснилось, Феона умела удовлетворять с блеском и техническим совершенством дорогой шлюхи! Впрочем, о куртизанках из высшего общества Дарья только в желтой прессе читала, не говоря уже о циркулирующих на флоте слухах "из первых уст", однако Феона ее не разочаровала.
  
   3. Дарья Телегина
   31 декабря 1929 года, борт вольного торговца "Лорелей".
   Утро выдалось чудесное, и, хотя Дарья твердо знала, что все это обман, солнечный свет, льющийся в окно, золотой и теплый, прикосновение легкого ветерка, несущего запахи цветущих садов, песня птицы за окном - все это было так прекрасно, что она просто не могла думать об уловках и хитростях. Иллюзия? Бутафория? Подлог? Да все, что угодно, но только не фальшь и не туфта! Вчера ее разбудила гроза, а позавчера - мычание коров и перезвон висящих на их шеях колокольчиков. Стадо шло по дороге к видневшимся в излучине реки лугам. Настоящие коровы с настоящим пастухом. И Дарья не собиралась бежать за ними следом, чтобы выяснить, мираж это или нет? Сон, наваждение, дезинформация... Ей было все равно. Мир за окнами менялся. Он существовал "не понарошку". В нем вставало и заходило солнце, плыла по ночному небу красавица луна - то серебристая, то лимонно-желтая, - портилась и исправлялась погода. Мир был полон движения, цветов и запахов. Он звучал, наконец!
   "Вставайте, княгиня! Нас ждут великие дела!"
   Она легко поднялась с постели, скинула кружевную сорочку - короткую и невесомую - и прямиком направилась в ванную комнату. Присев на унитаз, хотела было закурить, но передумала, не желая начинать день с табачной горечи на языке и в гортани. Встала под душ, а душ здесь был такой, что даже ее технического образования не хватало, чтобы, пусть не понять, но хотя бы представить, что и как в нем устроено. Даже чтобы просто научиться им пользоваться, пришлось "попотеть". А ведь душ управлялся с голоса. Скажи, "чего тебе надобно, красна девица", то и исполнится. Правда, для этого надо сперва научиться формулировать свои желания, к чему, разумеется, Дарья была не готова.
   Горячий душ - разве это сложно? Но, с другой стороны, что есть горячий? Сколько градусов? И какой душ? Откуда? Сверху или снизу, или вовсе со всех сторон? А ведь еще существует напор. Водяная струя может резать, словно скальпель - это-то Дарья себе представить могла, а вот сформулировать, какой напор надобен ей здесь и сейчас - целая наука. Ну, да не дура, чай. Всегда схватывала новое налету. Не осрамилась и сейчас.
   "Четвертый день в тереме, а с душем уже никаких проблем!" - усмехнулась она мысленно, набрасывая на мокрое тело махровый халат.
   Позавчера Феликс не обманул - оглянуться не успела - то есть, не успела проснуться после излишеств первого вечера "на борту", - а шкафы уже "ломятся".
   - Магазин ограбил? - поинтересовалась Дарья, перебирая в ящике комода кружевные панталоны, шелковые кюлоты и трусы совершенно неизвестного ей покроя, пошитые из самой тонкой и нежной ткани, какую она только могла себе вообразить.
   - Нет, но, если пожелаете...
   Таков был Феликс - ее "механический мальчик". Впрочем, пробовать его "на вкус" Дарья не стала. Ограничилась опытом с "механической девочкой". Феона ее не разочаровала, но продолжения не последовало. Дарья решила, что "хорошенького понемножку" и искушать судьбу, любясь с машиной, не стала. Попробовала, и хватит.
   - Карл не объявлялся? - спросила, проходя в столовую, где две "натуральные" девушки-служанки накрывали стол к завтраку.
   - Никак нет! - отрапортовал Феликс, как всегда, появляясь "откуда не ждешь", на этот раз - из-за спины. - Ждем-с...
   - А говорил, только шепните! - поморщилась Дарья.
   Оставаться и дальше одной в этом "замке чудовища" ей просто надоело, тем более что об " аленьком цветочке" и речи пока не шло.
   - Оплошал! - склонил "повинную" голову Феликс. - Думал, сразу найду, а он, возьми, да исчезни. Как под землю провалился, честное слово!
   - Твоему слову цена полфунта машинного масла, - возразила Дарья, принимаясь за яйцо всмятку.
   - Зря вы так, Ваша Светлость! - "обиделся" Феликс. - Я в смазке не нуждаюсь. Что я вам, керогаз, что ли?
   "Если он, и в самом деле, машина, то хотелось бы встретить тех, кто такие машины создает. - Способность Феликса и Феоны к "взаимодействию" с человеком приводила Дарью в трепет. - Или не стоит? Кто их знает, какие у эдаких творцов могут быть цели и... ценности?"
   - А что слышно о Грете?
   - Не появлялась пока.
   - Марк, разумеется, тоже?
   Дарья жила в Марковом кроме четвертый день. Палаццо оказался не просто большим и роскошным, он был огромен и великолепен. Правда, Дарья не имела доступа в некоторые помещения - эти двери просто не открывались, - но и того, что оставалось "в доступе", хватало с лихвой. Хочешь - плавай в бассейне или парься в бане - а их в палаццо обнаружилось целых три: турецкая, свейская и русская, - а не хочешь, можешь живописью любоваться или книжки читать. Или вот еще в бильярд поиграть или в теннис. Феликс и Феона всегда под рукой - только захоти.
   - Может быть, по тарелочкам постреляете?
   - Партию в шахматы, Ваша Светлость?
   Еды и выпивки тоже "от пуза", но ведь и это не все. Имелись в палаццо несколько вещей, способных занять "думающего" человека не на день и даже не на два, но все-таки...
   "Все-таки..." - вздохнула Дарья, переходя к салату и семге.
   Все-таки одиночество и непроясненность ее обстоятельств начинали не на шутку тяготить.
   "Ну, хоть бы кто-нибудь..."
   - Я буду в музее! - сказала она, чтобы что-нибудь сказать. - Кофе возьму с собой... коньяк и папиросы тоже.
   - Может быть, переоденетесь, Ваша Светлость? - тактично напомнил Феликс.
   - Для кого? - спросила Дарья, вставая.
   - Ваша воля! - развел руками "механический человек".
   - Моя! - кивнула Дарья и пошла в Западное крыло.
   Здесь располагался музей, находившийся, если Дарья все правильно поняла, в коллективной собственности хозяев дома.
   Дюжина просторных залов, роскошно декорированных и обставленных со вкусом и умом. Не тесно, но и не пусто. Красиво, но не отвлекает от главного, то есть от экспозиции. Музей... Стеклянные витрины самых разнообразных форм: плоские - для книг и рукописей, пирамидальные - для гемм, монет и ювелирных украшений; вертикальные, в которых выставлены образцы холодного и огнестрельного оружия, стеклянные кубы и параллелепипеды для одежды и прочих разностей; картины и фотографические снимки, скульптуры и чучела. Странная коллекция. Любопытная. Наверняка, страшно дорогая. Но вот о характере собиравших ее людей, то есть о самих компаньонах, на паях - или еще как - владевших кромом, она ничего толком рассказать не могла. Однако Дарья и не искала здесь ответов на мучившие ее вопросы. Главное - ей в музее было нескучно. Интерес не пропадал, а ведь она ходила сюда уже третий день. Напротив аппетит приходил во время еды, и увиденное в залах этого более чем странного музея порождало новые, совсем непростые вопросы. Например, о том, верна ли картина мира, усвоенная Дарьей в школе и университете? Действительно ли мир един, или идея о множественности миров имеет не одно, как полагали мудрецы, а два - притом вполне совместимых - толкования? Множество миров, как множество обитаемых планет, вращающихся вокруг множества солнц, разбросанных на необозримых пространствах вселенной, или множество реальностей, в каждой из которых своя вселенная и свои обитаемые миры, возникшие у определенного типа звезд?
   Сегодня она устроилась в "имперском" зале. Не то, чтобы он так назывался, Дарья не была даже уверена, что у этих залов вообще имеются официальные названия. Однако мысленно она использовала именно слово "имперский", когда забрела сюда вчера вечером. Осмотрелась бегло, услышала от Феликса, - что "все это страшная контрабанда", потому что притащено с "той стороны", а оттуда вообще "сувениры" брать не рекомендуется, - и пошла спать. Устала за день неимоверно, хотя, вроде бы, и не с чего: не работала, чай, а весь день дурью маялась. Но от развлечений устаешь ничуть не меньше, особенно, если отдых превращается в работу.
   - Прошу вас, Ваша Светлость!
   Слуги принесли удобное обтянутое франкским гобеленом кресло. Поставили рядом, по правую руку, резной столик красного дерева. Сервировали его - серебряный кофейник со всем, что к нему прилагается, бутылка коньяка с хрустальным бокалом, пепельница, спички, коробка папирос - и удалились, оставив Дарью "наедине с прекрасным".
   "Ну, что ж, госпожа капитан-инженер 1-го ранга, начнем, помолясь?"
   - Изображение! - потребовала она, бросив непроизвольный взгляд на витрину с "вечерними платьями".
   "Вот же курвы, прости Господи!" - о том, чтобы надеть такое на себя, да еще и в люди выйти, не могло быть и речи. Скандал и позор, других слов не подберешь.
   - С чего желаете начать? - метрах в четырех перед Дарьей возник мужчина в сером фраке, красном жилете и белоснежной манишке. Она уже знала, что мужчина этот не настоящий, но не в том смысле, как Феликс или Феона, а в том, в каком можно говорить о синематографе. Это была картинка, но такого качества, что, не пощупав своими руками и не "попробовав на зуб", никогда не скажешь, что это всего лишь оптический эффект.
   - Огласите весь список! - потребовала Дарья.
   - Список чего, простите?
   - Названия тем, - подумав мгновение и, воровато глянув, на великолепную мозаику справа, на которой черноволосая красавица совокуплялась сразу с несколькими богатырского сложения юношами самым причудливым образом, и отнюдь не тем, какой Дарья могла себе вообразить.
   "Мир шлюх?"
   - Представить в виде семантического дерева?
   - Да, пожалуйста! - Дарья все-таки оторвала взгляд от "этого непотребства", но только затем, чтобы упереться им в огромное, не менее двух метров высоты скульптурное изображение мужского члена, с невероятным искусством вырезанное из какого-то полудрагоценного камня, отчасти напоминавшего малахит, но не зеленого цвета, а кроваво-красного.
   "Не цивилизация, а вертеп какой-то!"
   А между тем, мужчина исчез, и вместо него возникло древо значений. Картинка, впрочем, оказалась вовсе не статичная, как можно было предположить, исходя из имеющегося у Дарьи опыта, а динамическая. Древо ветвилось. Разрасталось во все стороны. "Ветви" и "листья" принимали разные цвета и становились все мельче по мере увеличения объема отображенной в модели информации. И "в довершение всех бед", все время менялся угол обзора, как, впрочем, и индекс фокусного расстояния - дерево поворачивалось к зрителю разными сторонами под разными, иногда совершенно невероятными углами, то приближаясь, то удаляясь, смещаясь и разворачиваясь сразу в нескольких плоскостях.
   "Стереометрия, твою мать! И что я теперь должна с этим делать?"
   - Прошу прощения, что нарушаю ваше уединение, княгиня, но мне кажется, вы нуждаетесь в помощи.
   Дарья вздрогнула и повернулась на голос. Неподалеку от нее стоял офицер в незнакомой, но вполне "узнаваемой" форме. Длинная распахнутая шинель - "Кажется, такие называют кавалерийскими..." - с красными звездами на рукавах с вписанным в них незнакомым символом - перекрещенными серпом и молотом. Такая же звезда заменяла кокарду на плоской темно-синей фуражке с узким козырьком. Высокие кожаные сапоги, синие брюки, облегающие голени и сильно расширяющиеся на бёдрах, серый китель с мягким стоячим воротником с застёжкой на пуговицы, перетянутый кожаным поясом и ремнями портупеи, и три красных ромба в петлицах.
   - Мы знакомы? - нахмурилась Дарья, этот голос она, кажется, уже где-то слышала.
   - Сам, - улыбнулся мужчина. - В смысле, первый среди равных. Вот решил вас, Дарья Дмитриевна, лично навестить.
   - Ох! - покраснела вдруг Дарья, вскакивая с кресла и запахивая полы халата. - Я не одета! Я...
   - Пустое! - отмахнулся офицер. - Я вам, милая, в дедушки гожусь. Или даже в прадедушки.
   Но на дедушку Главный Кормчий походил мало. Невысокий, но крепкий, со строгим симпатичным лицом. Более сорока и не дашь.
   - Может быть, подождете меня здесь, а я...
   - А смысл? - мужчина достал из кармана пачку сигарет и вытряхнул одну, ловко подхватив ее пальцами левой руки. - Мы уже встретились, и я вас уже видел, как есть. Что изменится, если вы теперь натянете трусы и бюстгальтер? Для меня - ровным счетом ничего.
   - А для меня многое, - возразила Дарья.
   - Да, ладно вам! - Кормчий прикурил от зажигалки, пыхнул дымом и покачал головой. - Все относительно, княгиня. Эти вот, к примеру, - кивнул он на продолжающее вращаться, детализироваться и разрастаться семантическое древо, - люди, как люди, между прочим. Любят, женятся и все такое, и притом наготы не стесняются. Напротив, гордятся. И чем знатнее человек, тем чаще обнажается. А вы у нас целая русская княгиня, да еще старого рода. Аристократка! - улыбнулся довольный произведенным эффектом Сам. - Голубая кровь!
   Эффект, и в самом деле, имел место быть. Кормчий буквально в нескольких словах объяснил Дарье суть увиденного ею в этом музейном зале.
   - А где это? - обвела она рукой экспозицию.
   - Далеко! - вздохнул Сам. - Сложно и опасно, но очень хочется. И повод есть. Так что, возможно, еще увидите своими глазами.
   - "Та сторона"?
   - Она, - кивнул мужчина. - Так что, помочь?
   - Если не сложно.
   - Я сам предложил, - возразил мужчина. - Да и не сложно. Смотрите.
   - Остановить изображение! - приказал он, и "картинка" замерла. - Вернуться к общим понятиям, дать крупный план.
   Изображение сменилось, и теперь Дарья увидела первый куст ветвления.
   "Основные понятия? Ага!"
   - Государственное устройство! - сказала она. - Основные понятия.
   И тут же перед ней возникла схема, включающая максимум два десятка элементов.
   "Император... Сенат... Ну, это как бы и ежу понятно... Черная гора? Жирные коты? И что сие должно означать?"
   - А что за цифры там в скобках? - спросила она.
   - Красные обозначают количество единиц доступной информации, зеленые - количество артефактов в данной коллекции.
   У понятия "Черная гора" в скобках было написано "1:0", тогда как у термина "гвардия" показатель был "173:19".
   "Про кого-то известно много, а про кого-то практически ничего..."
   - Спасибо, - кивнула Дарья Кормчему. - Я поняла.
   - Ну, и славно! Тогда, я с вашего позволения, перейду к цели своего визита.
   - Я вся внимание! - разговаривать со старшим офицером, а Дарья догадывалась, что знаки различия на Кормчем, наверняка генеральские, стоя перед ним в банном халате на голое тело, было непривычно, но она боролась с неуверенностью, как могла.
   - Вы четвертый день на борту, - пыхнул дымом Сам, - а все еще, считай, и не видели корабля. Не хотите посмотреть?
   - Приглашаете на экскурсию?
   - И на экскурсию тоже.
   - А еще куда? - заинтересовалась Дарья.
   - На вечеринку, - улыбнулся Главный Кормчий.
   - На какую вечеринку? - не поняла Дарья.
   - Княгиня, сегодня 31 декабря! - еще шире улыбнулся собеседник. - Новый год!
   - Так это будет новогодний бал? - прищурилась она, поспешно соображая, "что бы такое надеть?"
   - Зависит от точки зрения, но, если вас интересует дресс-код, то, увы, у нас полная свобода. Коммуна. Слышали, поди?
   - Так что же надеть? - опешила Дарья.
   - Все, что угодно, - развел руками мужчина. - Хоть бриллианты на голое тело.
   - У меня нет бриллиантов. - Пожала плечами Дарья, чувствуя, что начинает краснеть, потому что ее метнувшийся в сторону взгляд снова уперся в давешнюю мозаику. Вот на той красавице, и в самом деле, из одежды оставались одни лишь бриллианты.
   - Камни не проблема, - "мило" усмехнулся собеседник, - было бы желание. У Марка, помнится, есть один симпатичный гарнитур, как раз под цвет ваших глаз, госпожа капитан-инженер 1-го ранга. У Греты тоже, наверняка, припасено немало камней хорошего качества. Да и у меня, грешного, всегда найдется, чем побаловать красивую женщину.
   - Вы что, флиртуете? - нахмурилась Дарья, у которой от возмущения даже кровь застучала в висках.
   - Ничуть не бывало! - поспешил успокоить ее Сам. - Свой интерес, не скрою, есть и у меня, но он не носит полового характера. Только бизнес, как говорят в Североамериканских Соединенных Штатах, и ничего личного. Так что, пойдете со мной на экскурсию?
   - Ладно, но только после того, как надену трусы! - твердо заявила Дарья, начиная понимать, что все на этом корабле устроено куда сложнее, чем могло показаться при поверхностном взгляде.
   - Ваша воля! - кивнул Главный Кормчий. - Я буду ждать вас в Венецианской гостиной, лады?
  
   4. Грета Ворм
   За временем не угонишься - так говорят на Тонге. И еще много где и на каких языках. Но факт - человек живет во времени, а не наоборот, хотя некоторые и полагают, что время понятие субъективное.
   "Субъективное! Как же!"
   Так и есть, субъективно рассматривая ситуацию, вроде бы, только что прибыла в Ландскрону, купила шубу и приготовилась отдохнуть "на всю катушку", и вот уже последний день декабря, Новый Год, и все такое. Но с другой стороны, неделя прошла, и ничего, как водится, толком не сделано. А события нарастают, и ситуация стремительно превращается в черт знает что. И времени нет, и ты за ним тупо не поспеваешь!
   "Что же делать?" - Грета посмотрела в зеркало, поправила прядь на виске и задумалась вдруг о вечном. О себе несчастной, о жестоковыйном Карле, о непостижимом, как философский камень, Марке, о Ковчеге и вселенной, о жизни и смерти, и об игре солнечного луча в гранях алмаза...
   "Откуда мы пришли? Куда свой путь вершим?
   В чем нашей жизни смысл? Он нам непостижим.
   Как много чистых душ под колесом лазурным
   Сгорает в пепел, в прах, а где, скажите, дым?"
  
   - Белиссима! - шепнул вдруг голос из неоткуда, и Грета вернулась к реальности.
   Стояла голая перед огромным зеркалом, врезанным в малахитовую стену, и смотрела в себя.
   "Черт!"
   - Да! - сказала вслух.
   - Кормчий только что имел беседу с госпожой Дари.
   - Покажи! - приказала Грета, и зеркало превратилось в экран.
   "Надо же... В Аханской коллекции... и в банном халате на голое тело... Потянуло на подвиги?"
   - Ваша воля! - кивнул Главный Кормчий. - Я буду ждать вас в Венецианской гостиной, лады?
   - С кем она спит? - спросила Грета, снова увидев в зеркале свое отражение.
   - Ни с кем, - шепнул голос из ниоткуда. - Ну, разве что с Феоной один раз попробовала. Но это так, я думаю. Одно баловство!
   - Рекомендуешь сблизиться?
   - Отчего бы и не попробовать, - согласился Управляющий. - Марк, уж верно, колебаться не станет. Как пить дать, "уговорит девушку на койку".
   - Смени стиль общения! - Грете вдруг стал неприятен этот панибратский тон и эта простонародная грубость в выборе лексических единиц.
   - Прошу прощения, фрейлейн! - тут же извинился Управляющий, заодно заговорив вместо шепота сочным баритоном с "погромыхиванием" на горловых звуках. - Какие будут приказания?
   - Скажи девушкам, я надену костюм Дианы-охотницы. И задержи нашу гостью минут на двадцать. Пусть Кормчий подождет немного, да и я хочу без спешки выпить чашечку кофе.
   - Сварить кофе? Какой?
   - Черный, крепкий, с кардамоном, но без сахара... Рюмку шдэрха... Да, смотри - не дури там! А то знаю я тебя! Граненую рюмку на восемьдесят франкских грамм и... Может быть, у Марка остались еще сигары с Йяфт? Такие длинные, тонкие...
   - Гжежчи, - подсказал Управляющий, - убивающие ночь.
   - Так что? Есть или нет?
   - Есть, но Марк не любит...
   - Я с ним сама разберусь! - остановила она возражения. - Значит, гжежчи. Как думаешь, сколько она может стоить на внутреннем рынке?
   - Тройская унция, - сразу же откликнулся управляющий. - Золотом, за штуку.
   - У кого? У баталера или у каптенармуса?
   - У обоих.
   - Купи мне штук десять!
   - Десять или более?
   - Дюжину! - решила Грета. - Купи сразу дюжину, только качество сначала проверь!
   - Будет исполнено! Где прикажете накрыть стол?
   - В будуаре! - Грета развернулась и, оставив свое отражение резвиться в одиночестве, пошла в туалетную комнату.
   Идти было недалеко, буквально десять шагов, но Управляющий умел творить чудеса. В уборной Грету уже ждали служанки с бельем, костюмом и прочими "дамскими штучками", включая "дежурную" шкатулку с драгоценностями. А привычный ко всему фрачный слуга - он даже глазом не повел, когда в помещении появилась обнаженная хозяйка, - заканчивал сервировать стол: сигара на подставке черного дерева, пепельница из дымчатого кварца, оправленного в серебро, гильотинка, зажигалка... кофейник и чашка... хрустальная рюмка и узкогорлый кувшинчик из красной яшмы.
   - Великолепно! - прокомментировала Грета, подходя к столу. - Налей-ка, братец!
   Она не уточнила, но слуга был опытный - начал с водки, и, лишь наполнив рюмку почти до краев, перешел к кофе.
   "Кофе..." - Грета прищурилась и втянула носом воздух.
   Шдэрх, как и следовало, пах грозовой свежестью, сигара - черным табачным листом с предгорий Йяфетской Стены. И аромат кофе, что характерно, не вызывал и тени сомнения.
   - Кто варил кофе? - спросила Грета.
   - Лука, - сразу же ответил слуга.
   - И когда же он начал? - вопрос по существу, а не лишь бы как. Все можно успеть вовремя, кроме одного - сварить кофе. Процесс сложный, требует времени и усилий.
   - Семь минут назад! - подал голос Управляющий. - И это уже третий кофейник, моя светлая госпожа. Я приказал варить кофе с кардамоном еще двадцать минут назад.
   - Знал или угадал? - поднявшееся, было, раздражение сошло на нет, сменившись чувством "глубокого удовлетворения".
   - Знал.
   - Откуда? - она взяла сигару и в одно движение, не примериваясь, обрезала кончик.
   - Опыт.
   - И опыт - сын ошибок трудных? - усмехнулась Грета и принялась раскуривать сигару.
   - Так точно! - отрапортовал Управляющий. - Если помните, я вам чего только не предлагал, когда вы "в духе" пребываете. Ан, нет! Все не то. А потом приметил - вы кофе с кардамоном предпочитаете, а вот табак и алкоголь по настроению. Тут и не угадаешь.
   "Не угадаешь!" - пыхнула она сигарой.
   Гжежчи - сигара необычная: длинная, тонкая, напоминающая формой Гран Корону 47-го калибра и притом черная - почти оскуро, но не совсем. Оттенок другой, да и запах тоже.
   "Этот табак рос под другим солнцем, на другой почве... в чужих горах..." - она вспомнила вдруг горы Йяфетской Стены. Пейзажи долин и предгорий, и Солнечное плато, и пустоши Гештсайи. Хвойные леса, чайные и табачные плантации, пастбища, деревни с каменными башнями, и одинокие хижины на склонах гор. Водопады и озера, перекаты Своенравной, и светлые глаза стройных горянок, обещающие больше, чем приоткрытые врата в рай.
   "Да, черт возьми, было бы совсем неплохо!" - она опрокинула в рот содержимое рюмки - считай, полтора шкалика жидкого огня - и задержала дыхание, чувствуя, как грозовая свежесть одним махом очищает еще не проснувшийся окончательно мозг.
  
   4. Дарья Телегина
   К своему удивлению, спустившись в Венецианскую гостиную, Дарья обнаружила там не только господина Главного Кормчего, коротающего время за чашкой чая с молоком, но и Грету Ворм. Роковая красавица оделась так, словно собиралась на охоту: замшевый костюм темно-бутылочного цвета - бриджи, заправленные в коричневые сапоги для верховой езды, и приталенный камзол до середины бедер, расшитый темным золотом, - салатная рубашка со стоячим воротничком и пышным кружевным жабо, широкополая шляпа с чьим-то - "уж не павлиньим ли?" - пером, и, разумеется, дорогой гарнитур из изумрудов и черных алмазов.
   "Удивительная женщина!"
   В одной руке Грета держала кофейную чашечку, в другой - дымящуюся сигару.
   - Дари, счастье мое! - воскликнула она, увидев Дарью, спускающуюся по винтовой лестнице.
   - Я тоже рада вас видеть, госпожа Ворм! - Дарье не понравилось обращение, еще больше - интонация.
   - Ах, прости! - взмахнула Грета сигарой. - Совсем забыла, ведь Карл говорил, что тебе не нравится...
   - Мне все нравится, - остановила ее Дарья. - Зачем вы здесь, Грета?
   - В последнюю нашу встречу ты меня об этом не спрашивала! - Грета умела улыбаться так, что скулы сводило от оскомины.
   "От такой улыбки кровь в жилах скисает, не то, что молоко!"
   - Вы правы, Грета.
   - Ты! - остановила ее Грета.
   - Я? - Не поняла Дарья.
   - Нет, я! - взгляд синих глаз стал тверд, неумолим. - Я! Ты должна обращаться ко мне на "ты". Мы сестры, разве нет?
   "Она безумна!"
   - Мой вам совет, княгиня, - хмыкнул Главный Кормчий, - соглашайтесь! Есть люди, которым легче сказать "да", чем пытаться объяснить, отчего "нет".
   - Хорошо, - кивнула Дарья. - Ты.
   - Вот и славно! - мило улыбнулась Грета, словно не она только что готова была испепелить и заморозить все вокруг. - Мы идем гулять? Куда?
   - Где Карл? - спросила Дарья.
   - Где Марк? - спросил Сам.
   - Они заняты, - как ни в чем не бывало, пропела "Диана-охотница" и, подхватив Дарью под руку - от кофейной чашки она уже успела избавиться, обернулась к Кормчему. - Итак?
   - Начнем с обзорной палубы, если не возражаете.
   - С чего бы мне возражать? Ты пригласил, тебе и решать.
   - А с чего бы начала ты? - прищурился Главный Кормчий. Похоже, вопрос был не праздный, его это действительно заинтересовало.
   - С садов Сибиллы или с кухонь господина Вателя.
   - Хм... а ведь действительно! Но отчего бы не совместить, как считаешь?
   - В каком порядке?
   - В произвольном, - пожал плечами Сам. - Бросим монетку, или вот девушку спросим?
   - Девушке скоро полтинник стукнет! - не удержалась Дарья.
   - Я в курсе, - поправил фуражку Кормчий. - Но вопрос не в этом.
   - Кто такая Сибилла? - спросила тогда обиженная тоном Кормчего Дарья.
   - Сибилла Иерусалимская, - усмехнулась Грета. - Ты разве не знаешь этой истории?
   - А я думал, речь о Сибилле Армянской... - Сам успел достать сигарету и теперь как раз прикуривал.
   - Сибилла Иерусалимская - королева Иерусалима, ведь так? - Дарья не интересовалась историей специально, но кое-что все-таки знала. Помнила из прочитанного по случаю, услышанного между делом, да и в университете, в Гёттингене, взяла, помнится, курс или два.
   - Так, - кивнул Главный Кормчий и пыхнул зажатой в углу рта сигаретой. - А Сибилла Армянская жила в тринадцатом веке и являлась принцессой Киликии.
   - Господи, помилуй! Что за бредовые идеи! - покачала головой Грета.
   - И то верно, - согласился Сам. - Сады Сибиллы - это сады, созданные Незнакомкой, - он вздохнул, и мгновение смотрел куда-то за окно.
   - У нас в коммуне, - сказал, возвращаясь, наконец, к начатому, - осуществляется принцип невмешательства. Это один из наших основных, я бы сказал, фундаментальных законов. До тех пор, пока это не вступает в противоречие со свободой жить, как вздумается всех остальных, каждый волен быть тем, чем желает, и так, как ему или ей этого хочется. Кто-то из наших дам... - он словно бы запнулся, но сразу же продолжил, переведя взгляд на Дарью, - время от времени принимает образ Незнакомки. Появляется инкогнито, не вступая ни с кем в контакт, и не показывая лица. Она создала однажды эти чудесные сады, затмевающие, как мне кажется, своей роскошью даже сады Семирамиды...
   - Бывали в Ниневии? - удивилась Дарья.
   - Три тысячи лет назад? - пыхнул дымом Сам. - Вряд ли! Я бы запомнил. Но сады, построенные Незнакомкой...
   - Ты назвал их садами Сибиллы, - закончила за него Грета. - Почему, кстати?
   - Кажется был повод, - снова вздохнул Сам, - но, увы, я уже не помню, какой.
   - А кто такой Ватель? - Спросила тогда Дарья.
   - О! - рассмеялась Грета. - Его мы оставим на закуску. Он угостит нас пирожными! Ты любишь пирожные, Дарья?
   - Пирожные? - То, как Грета ломала разговор, могло обескуражить любого. - Да, наверное...
   - Вот и чудно! Ватель - третий!
  
   5. Дарья Телегина
   Корабль - а это все-таки был эфирный корабль, а не что-нибудь другое, - оказался поистине огромным.
   "Левиафан!" - у Дарьи просто другого слова не нашлось, и напрасно. Левиафаном звался алеманский линейный крейсер, имевший всего каких-то двести пятьдесят саженей от "форштевня до ахтерштевня", вернее, от оконечности тарана до края заднего плавника, да и "от клотика до киля" - от края вертикального плавника до килевой батареи - всего ничего - восемьдесят саженей по прямой. А "Лорелей"... Ну, что сказать! Господин Главный Кормчий отчего-то затруднялся назвать точные размеры судна. Возможно, просто не хотел, хотя и пытался объяснить "необъяснимое", ссылаясь на переменность параметров. Тем не менее, кое-какие цифры все-таки озвучил. Сказал, что "Левиафан" - Дарья привела параметры крейсера по памяти - легко поместится во Втором доке, и тут же показал Дарье этот самый "второй Грузовой". Тот док, в котором несколько дней назад "приземлили" Дарьину виверну оказался Первым Пассажирским и был, как минимум, в два раза меньше.
   "Циклопическое сооружение!"
   Второй док, и в самом деле, производил сильное впечатление, но Сады Сибиллы оказались еще более впечатляющими. Семь квадратных верст феерических - буквально райских, словно попала по случаю в какую-нибудь Ирию, - садов, раскинувшихся в три яруса на террасах, вырубленных в горных склонах, с прудами и ручьями, озерами и водопадами, мраморными постройками, - беседками и башнями - лестницами и обзорными площадками, с которых открывались чарующие виды на невероятные пейзажи, взятые, как тут же выяснилось, с доброго десятка планет. У Дарьи голова кружилась от всего этого великолепия и богатства, но еще больше от понимания того, какая невероятная и уж точно нечеловеческая мощь скрывается за всеми этими чудесами.
   Размеры корабля, его техническое могущество, неотличимое от магии и колдовства, и, разумеется, невероятная, неслыханная роскошь, совершенно неуместная на "обычном вольном торговце", каким, по словам господина Главного Кормчего, являлся "Лорелей"; все это едва не раздавило Дарью, пытавшуюся объять своим пусть и сильным, но, как выяснилось, неискушенным разумом необъятное. Хорошо еще, что Грета, как и обещала, завела ее на кухню к Вателю. Там все оказалось куда более человечным: и размеры, и обстановка, и запахи, и сам господин Ватель - полноватый гигант с приятным лицом довольного жизнью сильного, но добродушного человека. Он угостил их блюдом из жареных дроздов и фруктовыми пирожными, напоил жасминовым чаем, развлек легкой ни к чему не обязывающей беседой, и совсем было уговорил Дарью на кусок "настоящего венского Захера", но события неожиданно приняли такой оборот, что всем, включая самого Вателя, стало не до тортов и пирожных.
   - Твою мать! - сказала вдруг по-русски стройная рыжеволосая женщина, лакомившаяся каким-то весьма затейливым вариантом гоголь-моголя. Сабина Боскан, так ее звали, присоединилась к компании всего несколько минут назад.
   - Что? - подался вперед Главный Кормчий.
   - Ох! - вырвалось у господина Вателя похожее на звериный рык восклицание.
   - Что случилось? - Дарья определенно почувствовала идущую откуда-то извне волну тревоги, возникшую неожиданно, но стремительно набиравшую силу "штормового предупреждения". Она только не умела определить характер этой тревоги, переходящей уже в форменный "набат", и, самое главное, не знала ее причины.
   - Это вторжение! Грета уводи девочку! - Сам преобразился: сейчас Дарья безошибочно определила в нем боевого генерала и поняла, что у любого маскарада есть смысл и второе значение.
   "Крут!" - отметила она, погружаясь в водоворот "военной истерии".
   - Поздно! - остановила Кормчего Грета. - Вали в рубку, Егор! Ватель! - Обернулась она к гастроному. - У тебя найдутся запасные штаны?
   "Штаны? - опешила Дарья, наблюдая в совершенном изумлении за Гретой, которая начала вдруг лихорадочно срывать с себя одежду. - Что, ради всех святых, тут?.."
   - Посмотрите в шкафу, фройляйн! - Ватель говорил, не оборачиваясь, он распахнул, словно дверцы шкафа, стенные панели своей гостевой кухни, выхватил с выехавшей ему навстречу стойки ужасающего вида "винторез" и швырнул его, не глядя, Кормчему. - Беги, Егор! Без тебя не управимся! Сабина!
   - Я здесь! - женщина приняла брошенное ей оружие прямо из воздуха, как если бы оно ничего не весило, хотя на взгляд Дарьи, этот кусок стали и керамики тянул на батман с гаком, никак не меньше.
   - А мне? - спросила она, и сама толком не понимая, о чем спрашивает.
   - А вы, мадемуазель, разве умеете? - удивленно глянул на нее Ватель.
   - Я...
   - Возьми сама! - голая Грета копалась в шкафу, выбрасывая из него какие-то тряпки: белые поварские колпаки, платки-банданы разных цветов, матерчатые и кожаные фартуки и белые куртки.
   - Я... - но к собственному удивлению, Дарья вдруг обнаружила, что знает, что к чему, и даже больше. Она прыгнула к стойке и с замиранием сердца сняла с нее настоящий клевский "дырокол" Корпора с виртуальным прицелом и самонаводящимся боеприпасом.
   "Обалдеть! - восхитилась она, переводя "убойную машинерию" в режим "экстремум-максима". - Я..."
   И в этот момент она снова посмотрела на Грету.
   "Обалдеть..." - подумала Дарья в растерянности, наблюдая за тем, как стремительно трансформируется великолепное женское тело, превращаясь в не менее великолепное - мужское.
   "Ох!"
   Марк был, как минимум, в полтора раза крупнее. Выше, массивней, шире в плечах. Сильный красивый мужчина почти в сажень ростом и соразмерной гренадерской стати шириной могучих плеч и груди. Длинные ноги и руки, крепкая шея и крупная, но пропорциональная голова. Он был хорош, чего уж там! Просто атлет - олимпийский чемпион какой-нибудь, а не мужчина из плоти и крови!
   "Но как это возможно?!"
   - Чего застыла? - гаркнул он, натягивая белые поварские порты. - Марш отсюда! Бина, возьми барышню, и двигайте в шлюпочный кессон. Спрячьтесь там и не высовывайтесь! Головой отвечаешь!
  
   Глава 4. Срочный фрахт
   31 декабря 1929 года, борт вольного торговца "Лорелей".
   1. Марк
   "Ах, как не вовремя!" - но разве это когда-нибудь случается по расписанию?
   Война внезапна по определению! Нежданна и негаданна, даже если ее планировали и готовили. Все равно, в конце концов, она разражается, как зимняя гроза.
   "Опять война!" - Марк боялся войн до ужаса, потому что знал - любит воевать. Не так, как Карл или Грета. По-другому. Зато жил на войне, как рыба в воде, легко и просто, словно для нее и рожден. Но, возможно, так и есть: рожден воином, хотя никогда не хотел им стать. Такова судьба, и таково его безумие.
   - Квантовая бомба? - спросил он Вателя, разворачивающего боевой терминал, встроенный в противоположную стену кухни. - "Воронка" сингулярности? Чем-то же они пробили нашу защиту?
   - Да, похоже, ты прав... - Руки Вателя по локоть погрузились в фантомную "натуру", и лепили теперь из пространства и времени оптимальный исход сражения. - Они вызвали коллапс волновой функции в районе кормовой оконечности. Сейчас они уже на третьем ярусе. Идут, как прилив.
   - Номады? - уточнил Марк, хотя и не сомневался в ответе. Он не задержался ни на мгновение, бросил реплику "через плечо", и побежал к лифтовому шлюзу.
   - Осторожней там! - крикнул вдогонку Ватель. - Я пытаюсь их отсечь, но у них позитронный пробойник...
   Лифт раскрылся навстречу и в несколько мгновений перебросил Марка на четвертый ярус. Перегрузки при этом достигли критической отметки, но...
   "На войне, как на войне, так, кажется, говорят?"
   - Марк! - голос Кормчего возник прямо в голове. - Как слышимость? Прием!
   - Отвали! - рявкнул он в ответ. От "наведенной" речи у него начинало першить в горле. - Ты на месте?
   - Я грохнул им десантный бот и затопил напалмом шахту семь, - сразу же заговорил Егор. - Это хорошая новость. Плохая - у них остаются еще два бота, и их пилоты маневрируют по всем правилам. Третий ярус потерян. Они идут к тебе, и...
   - Ты слишком много говоришь! - Марк "вытянул" из стены хобот системы управления локальным пространством и успел поставить гравитационный капкан за мгновение до того, как рухнула подорванная чем-то мощным металкерамитовая заглушка в конце коридора.
   "А если так?" - он схлопнул "челюсти" капкана и устроил номадам молекулярный дипольный сдвиг в объеме нескольких десятков кубометров, но, к сожалению, они все носили десантную броню. Одного все-таки раздавило, но поджарились лишь двое или трое.
   - Двое! - уточнил Кормчий. - Уходи, Марк! Они взламывают коды доступа.
   - Сейчас! - Марк дождался падения напряжения в сети, "уронившего" его гравитационную ловушку, и выстрелил из мегаватного разрядника, залив коридор огнем. А затем, не дожидаясь окончания "фейерверка", "позволил" упасть вниз аварийным переборкам, только что с блеском заблокированным номадами, исходившими из ложной концепции "центрального пульта". Но на "Лорелее" можно было совершать и локальные чудеса, так что метровой толщины огнеупорные и невероятно прочные на разрыв и пробитие керамитовые щиты упали, как миленькие. Надолго они нападающих не задержат, но несколько минут выиграть дадут.
   "Грета, не спи!" - он почувствовал, как уходит в никуда "темных аллей" "сонное" сознание Греты, и испугался, что, Дари останется одна. - Грета, не время! Ты нужна мне здесь! Карл!"
   Присутствие Карла ощущалось, как "дыхание водопада" - ровное и мощное давление холода, идущего "извне", не опасного, но чуждого и неумолимого.
   "Карл, принимай боевой комплекс!"
   Такое случалось в его жизни не раз, и не два. В сложных ситуациях, когда требуется делить внимание между рукопашной и оперативно-тактическим мышлением, Марк предпочитал работать головой, да еще и Грету порой звал в компанию. Одна голова хорошо, как говорится, а две - лучше. Но резаться в ближнем бою - при всем своем уме и холодной математической логике - лучше всех умел именно Карл.
   "Грета!"
   "Марк..."
   "Не спи, беллисима! Дари без тебя пропадет!"
   "Хорошо, красавчик! Потанцуйте с этими уродами, только тело не угробьте! Оно и мне не чужое!" - и она "отошла в тень", оставаясь на дальней границе сознания Марка, но ни во что не вмешиваясь.
   Грету Марк обнаружил самой последней, когда уже знал все про всех. Он осознал, что является "психом", в тринадцать лет, но, слава богам, оказался умнее всех прочих известных ему шизофреников. К тому же, на успех Марка работали железная воля, чудовищная наследственность и прекрасное воспитание. Начав анализировать события - мелкие нестыковки и провалы в воспоминаниях, странности в восприятии объективных фактов и немотивированные изменения в настроении, - он уже не останавливался до тех пор, пока не размотал клубок до конца. Их оказалось шестнадцать. Шестнадцать разных личностей, включая и самого Марка. Однако абсолютное большинство этих, с позволения сказать, "персон" при ближайшем рассмотрении не выдерживали никакой критики. Дурилки картонные! Они и существовать-то самостоятельно не могли. Злобные уроды и бледные немочи, не способные ни на что, кроме какой-нибудь узкоспециальной, но необязательной функции. Вроде того мальчишки, что хорошо выдерживал телесные наказания. В остальном эти "разумные индивиды" были никем и ничем. Даже выжить самостоятельно не умели. Единственное исключение - Карл. Но Карл, будучи редкой силы индивидуальностью, на роль Альфы не претендовал, сразу же уступив ее Марку. Логически выверенный поступок: Марк был не просто первым, он был цельным. Впрочем, у Карла хватало других достоинств. Поэтому они смогли договориться, что, если честно, не так уж просто было сделать. Тем не менее, договорились, поняли и оценили один другого, нашли способ не только сосуществовать, но и эффективно взаимодействовать. И первым делом, имея в виду новый уровень сотрудничества, избавились от "лишних ртов" - остальных четырнадцати постояльцев. Непростое дело. Трудное, сложное, поганое, но не оставлять же все, как есть! Впрочем, убийство - всегда убийство, какими бы мотивами ты не руководствовался, даже если убиваешь всего лишь свое второе Я.
   Тем не менее, они сделали это. И только тогда обнаружили Грету. Это случилось уже после того, как Марк покинул родину и отправился в свое бесконечное странствие, и Грета оказалась типичным порождением этого нового дивного мира. Умная, хитрая и живучая, - умеющая выживать и добиваться своего любой ценой - она понравилась обоим: и Марку, и Карлу. О том, чтобы "свести к нулю" такую неординарную личность, и речи быть не могло. И она осталась с ними, став третьим и последним компаньоном в их странном сообществе. Она чудно дополняла "мальчиков", привнося в их коллективный опыт нечто новое и неизведанное. Иногда она даже позволяла Марку и Карлу взглянуть на мир своими глазами. Это был странный мир, но Марк испытывал бесконечную признательность Грете за новизну впечатлений и за то, что она открыла перед ним мир женственности. А вот Карлу это было неинтересно. Напрочь лишенный эмоциональной сферы, он не имел даже чувства самосохранения, живя одной лишь холодной логикой. И его ни мало не трогали сожаления Греты по поводу слишком маленькой груди, или ее "воспоминания" о милом славном доме. Грета считала себя голландской колонисткой из Южной Африки, говорила и, что характерно, писала стихи на африкаанс, великолепно играла на фортепьяно, интерпретируя русских и германских композиторов, и грезила пейзажами Трансвааля. Все бы ничего - даже ее любовь к выпивке и математике, - но Грета была опасным социопатом, и не всегда умела остановиться вовремя. Иногда ее "заносило". Тогда проливалась кровь, много крови...
  
   2. Дарья Телегина
   "Господи! - подумала она в отчаянии. - Какая же я дура, Господи!"
   Ну, зачем, зачем ей понадобился этот сука Коноплев? Других мужиков, можно подумать, не хватало! Одних неженатых офицеров воздухоплавательного корпуса, почитай, три сотни душ. И это только тех, кто в звании выше мичмана и служит в главной базе флота. А ведь есть еще и женатые, - ну, чем они, в конце концов, хуже других? - и совсем молоденькие (курсанты да мичмана), или вот инженеры на Верфях и в Арсенале... И все, что характерно, проверенные, и не абы как, а тартарской контрразведкой, которая мышей ловит так, что только за ушами от жевательных движений трещит. Так нет же! Повелась на красивые глаза ублюдка, а в результате...
   Дарья выстрелила. Получилось лучше, чем ожидала. Словно кто-то за нее дело сделал. Раз - и готово. Выстрел, - а Корпор стреляет разогнанными до двух звуков "горячими пулями", - и фигуру в тяжелой броне сносит, словно кеглю шаром.
   "Есть!"
   Выстрел. Но на этот раз "прицеливание" получилось смазанным, и еще одному подонку просто оторвало ногу, хотя, в конце концов, тоже унесло на хрен куда-то назад.
   Дарья забежала за угол, отчаянно умоляя открыться ближайший лифт, и сезам, что любопытно, открылся. Противоположная стена - метров десять впереди по коридору - раскрылась, наподобие бутона плотоядного цветка, и Дарья, не задумавшись даже о том, откуда у нее вдруг взялось умение управлять всей этой сложной машинерией корабля, сломя голову бросилась к лифтовому шлюзу.
   "Есть!" - она успела и на этот раз.
   Взлетела куда-то в неведомую высь, переместившись заодно, если верить ощущениям, на какое-то расстояние вправо, - и вывалилась из лифта в незнакомом, что не удивительно, и довольно-таки странном месте. То есть, о том, что место "странное", Дарья подумала не сразу. Для начала, она постояла немного, согнувшись едва ли не пополам, и пытаясь отдышаться. Потом разогнулась, огляделась, наконец, и вот в этот именно момент поняла сразу две вещи.
   Первое. Она совершенно не представляет, где находится.
   И второе - ее голова внезапно "очистилась". Ну, по-другому и не скажешь. Раньше... Наверное, с того момента, как она ощутила тревогу, или чуть позже... В общем, теперь Дарья думала, что это было похоже на далекий гул. Но "услышать" его, осознать присутствие - можно было только тогда, когда он исчезнет из головы. Методом исключения, так сказать. Именно это с Дарьей сейчас и произошло. Гул смолк, и она поняла, что все время его слышала. Но вместе с гулом исчезла и уверенность в себе.
   "Я..." - она находилась где-то нигде, совершенно не представляя, как сюда попала. То есть, не так. Или так, но по-другому. Дарья помнила, как они путешествовали и прятались с Сабиной. Как их накрыли номады в шлюпочном кессоне. Помнила, как бежала, удирая от преследователей, и как потерялась - помнила тоже. Но и оставшись одна, Дарья, словно бы знала, куда идет и зачем. Понимала, что происходит, и умела, себя защитить. Буквально пару мгновений назад она стреляла из этого вот оружия, но теперь не помнила даже того, как оно называется. И как вызвала лифт, не помнила, хотя и осознавала, что именно на лифте сюда и прибыла.
   "Сюда..."
   Она находилась в просторном купольном зале. Простой, жесткий декор - старое темное дерево, покрытая патиной бронза и холодный темно-красный гранит. Минимум деталей, но одно очевидно - это не человеческая эстетика. Чужая, чуждая, но притягательная.
   "Музей?"
   Возможно, но только если бы создавали его люди, а в этом-то Дарья как раз и сомневалась. На каменных выступах, словно бы вылепленных из гранита, как из глины, лежали бронзовые диски, а на дисках... У Дарьи не нашлось подходящего слова, чтобы назвать эти объекты. Очень разные, но чем-то неуловимо похожие друг на друга. Маленькие и большие, сделанные, как казалось, из горных пород разного типа - гладкие и ноздреватые, яркие и блеклые, светло-зеленые, охряные, палевые - они не имели определенной формы и не производили впечатления "рукотворности", хотя собранные вместе отметали гипотезу о своем естественном происхождении самым решительным образом.
   И еще. Они ее "звали".
   - Слышите?
   Дарья вздрогнула и оглянулась на голос. Метрах в пятнадцати от нее, в тени огромного источенного кавернами камня сидел в кресле Главный Кормчий. Кресло у него было отнюдь не роскошное, простое и старое, сделанное из потемневшего от времени дерева. Да и сам Кормчий выглядел не лучшим образом: осунулся, поблек. Шинель валялась на полу, фуражка тоже. Ворот кителя расстегнут, в углу рта - потухшая сигаретка.
   - Слышите? - повторил вопрос Кормчий.
   - А должна? - ей отчего-то стало страшно, но она понимала, что от этого уже не уйти. Дело сделано. Где-то так.
   - Смотря, кто вы, Дарья, - старик, а сейчас Дарья увидела, что он действительно отнюдь не молод, вынул изо рта сигаретку, поглядел на нее с удивлением и отбросил в сторону. Окурок пролетел метр или два и вдруг исчез. Просто канул в небытие, и все.
   - Объяснитесь! - потребовала Дарья, не любившая недомолвок.
   - Если вы просто человек, то не должны. Но вы же не совсем человек?
   - Я... - Ну, что она должна была ему сказать? Рассказать свою историю? Но только ли ее это тайна?
   - Я не знаю, - сказала она.
   - Свою историю мне не расскажете, - кивнул Кормчий. - Ваше право. Я вашего доверия не заслужил, но, быть может, когда-нибудь потом.
   - А?.. - Дарья неожиданно сообразила, что долг платежом красен, и, ответив отказом, она лишает себя права задавать свои вопросы.
   - Сообразили? - старик достал из кармана портсигар и щелкнул крышкой.
   - Да. Но...
   - Об этом не беспокойтесь! - отмахнулся старик. - Сражение окончено. Мы победили. Ваши опекуны целы и невредимы. Ну а секреты, которые слышат эти стены, здесь и остаются. Это твердо. Что-то еще? Стул? Вино? Папиросу?
   - Стул, чашку черного чая и папиросу, - перечислила она, хотя, если бы могла, удрала бы сразу, но она даже не знала, как сюда попала, тем более, не представляла, как отсюда выбраться.
   - Вообще-то, сюда по собственному желанию не попасть, - ей показалось, что Кормчий читает ее мысли, но, с другой стороны, что тут удивительного, после всего остального? - Но вы попали сюда именно так. Это в качестве аванса. Садитесь!
   Дарья оглянулась. Оказывается, за ее спиной стоял стул. А слева от стула столик. На столешнице фарфоровый сервиз - чашка, блюдце, чайник и сахарница, - хрустальная пепельница, папиросы "Аякс" и коробок спичек.
   "Оперативно! И словно по волшебству!"
   - Спасибо! - она села, взяла чайник, наполнила чашку. Чай был горячий и крепкий, и пах умопомрачительно. Дарья поднесла чашку к губам. Осторожно попробовала и с удивлением обнаружила, что чай в чашке разогрет ровно настолько, чтобы его можно было пить, не обжигаясь, но и не раздражаясь на то, что остыл.
   "Колдовство..."
   Она тянула время, пытаясь сообразить, что и как будет правильно рассказать. О чем умолчать, а о чем и вовсе забыть.
   Сделала несколько осторожных глотков, отставила чашку и взялась за папиросы.
   - Как вас зовут? - спросила, закурив.
   - Егор Кузьмич, - ответил старик, - но это, Дарья Дмитриевна, - усмехнулся, акцентировав ее имя, - весьма условно. Вы потом поймете. Сколько вам лет?
   - Вы же знаете!
   - Из первых уст интереснее.
   - Сорок восемь.
   - А познакомился с вами Марк?..
   - Двадцать два года назад, - Дарье не хотелось вспоминать прошлое, но она знала - отступать поздно. - Откуда вы узнали мое настоящее имя? Вы ведь знали уже, кто я такая, когда Карл меня представлял. Ведь так? Или он действовал по вашему приказу?
   - Не так! - Старик встал из кресла, прошелся, молча, между "камней", повернулся к Дарье. - Вы ведь "услышали" сейчас?
   - Что, простите?
   - "Услышала"! - кивнул своим мыслям старик и достал вдруг прямо из воздуха стакан с каким-то темно-красным напитком. - Как вы их назвали? "Камни"?
   "Вот, черт! И вправду!" - мысленно она назвала окружающие ее предметы камнями, поставив, что характерно, это слово в кавычки.
   - Да.
   - А почему?
   - Не знаю, - пожала она плечами. - А вы знаете?
   - Это они вам сами подсказали, - объяснил старик, возвращаясь в кресло. - Можно сказать, назвались. С ними всякое случается, вот и про тебя кое-что шепнули. Итак?
   - Ну, ладно! - криво усмехнулась Дарья. - Я Дарена Рудая, дочь князя Петра Рудого Третьего своего имени, родилась в замке Нагорное одиннадцатого января 1881 года. В младенчестве крещена не была, а отчего не знаю. Имя перешло от бабки по отцовской линии по традиции, а не по его желанию. Считалось, не выживу, но, к их огорчению - я имею в виду отца и мать, - не померла, - говорить об этом было неприятно, тяжело и больно. Даже теперь, - спустя столько лет, и через двадцать лет после возникновения "литовской баронессы".
   - Хотите выпить?
   - А что у вас?... Впрочем, у вас, наверняка, есть все. Старки хорошей я бы выпила. Найдется?
   - Угощайтесь! - хмыкнул Егор Кузьмич, и на столике рядом с чашкой возник граненый хрустальный стакан, наполненный ровно до половины.
   - Ловко это у вас!
   - Да уж, у нас так.
   - С полутора лет на воспитании у "доброй женщины" в Вологде, - Дарья отпила старки, переждала мгновение, закурила, выиграв еще немного времени и пожала плечами. - Эти подробности вам ни к чему, я думаю.
   - Два вопроса.
   - Спрашивайте.
   - Крестила вас именно эта женщина?
   - Да, она была католической веры.
   - Математикой когда занялись?
   - В пять лет.
   - А голоса услышали?
   - Мне кажется, я их всегда слышала.
   - А потом к вам пришел Марк...
   - Да, нет, - покачала головой Дарья. - Теперь мне кажется, что первой была Грета...
   - В девяносто шестом?
   - Да, представьте! - Теперь Дарья вспомнила эти встречи, как если бы все это случилось только вчера. Сомнений не было - к ней приходила Грета.
   - Только она в гриме тогда была, вот я ее сейчас и не узнала. Да и времени сколько прошло!
   - Приходила...
   - Разговаривали, - пыхнула папироской Дарья. - Она мне всякое рассказывала, книги приносила, задачки решать давала, а потом сказала, что уезжает, и все.
   - И в девятьсот седьмом пришел Марк.
   - Мы в госпитале встретились, - вспомнила Дарья. - У меня обострение случилось... Почки, знаете ли... А он... Я тогда думала, он служит там... лекарь или фармацевт... Красивый, интеллигентный, образованный... Шутил, читал стихи по памяти, объяснял природу болезней... Потом стал навещать.
   - Три месяца, - подсказал Егор Кузьмич.
   - Три месяца, - согласилась Дарья. - Потом снова, но уже в девятьсот восьмом. Тогда я думала, что он негоциант. Ездит, торгует...
   - И он предложил вам...
   - Родиться наново.
   - В июне девятьсот девятого?
   - Да, - подтвердила Дарья.
   - Спасибо, я понял, - кивнул старик. - Вы помогли мне разобраться, понять, суть происходящего.
   - Теперь ваша очередь! - Дарья допила старку в два больших глотка и с вызовом посмотрела на старика.
   - Спрашивайте, - он не отвел взгляд, смотрел спокойно, уверенно, со значением.
   - О чем? - опешила Дарья.
   - О чем хотите.
   - Вы спросили меня, "слышу" ли я зов. Я его "слышу", но не понимаю. Кто это? Что они говорят? Что такое эти "камни".
   - "Камни" - "камни" и есть, - Егор Кузьмич отпил из стакана, закурил новую сигаретку, вернее, извлек ее из воздуха уже раскуренной, как в какой-нибудь фильме про магов и волшебников. - Кто сподобился их "услышать", знает - это "камни". Притом на всех языках. Кто какой знает, на том и узнает. Что они такое - длинный разговор. Да, и не знаю я ответов на все вопросы, я даже многих вопросов задать не могу, Дарья Дмитриевна, потому что не знаю, о чем спрашивать. Коротко говоря, полагаю, что их кто-то создал. Кто? Когда? Как и зачем? Бог весть, хотя кое-какие предположения у меня имеются, не без того. Но это в другой раз как-нибудь. А пока достаточно принять, что они - суть изделия, но, как бы это сказать... Понимаете, княгиня, "камни" не машины. Не приборы. Не вещи в нашем понимании этих слов. Они, словно бы, живые, и вполне сопоставимы с природным разумом. С нашим, например. Человеческим. Только думают они по-другому. Понимаете, о чем говорю?
   - Да, - кивнула Дарья. - Наверное... Но... Они ведь звали меня? И сейчас зовут, я это чувствую. Но я их не понимаю. А вы?
   - Они редко говорят со всеми сразу. Обычно только с кем-нибудь одним, но этот кто-то должен обладать некими способностями, комплексом особых черт... Снова же, не возьмусь объяснить, но чувствую, именно так дело и обстоит. Вы ведь и раньше "слышали", ведь так?
   - Я не только слышала, я и "видела", - Дарья помнила все свои видения, ни одного не забыла.
   - И вы математик...
   - А это-то тут причем? - удивилась она.
   - Не знаю, но музыканты и математики встречаются чаще других.
   - И что? - насторожилась Дарья.
   - Если зовут, значит, что-то скажут. А что и зачем, не угадаешь. Их "пути" неведомы и в большинстве случаев, как мне кажется, принципиально не постижимы. Нами не постижимы, поскольку не наши это пути.
   - А причем здесь номады?
   - Хороший вопрос, - усмехнулся старик. - Еще старки хотите?
   - Хочу!
   - Держите!
   Новый стакан возник рядом с прежним - пустым.
   - Во вселенной множество обитаемых миров, - Егор Кузьмич встал, застегнул ворот и оправил пояс и портупеи. - И расположены эти миры не только в пространстве, но и во времени. Тот мир, к слову, в котором вы жили, не уникален, есть и другие варианты истории. И в большинстве мест летающих кораблей нет.
   - Как так? - ошеломленно спросила Дарья, даже забывшая от потрясения про стакан в руке.
   - А откуда берутся гравитонные эмиттеры, например? - прищурился Егор Кузьмич.
   - Их же... - начала было Дарья, но тут же все и поняла. - Вот черт! Я просто об этом не подумала!
   Ну, разумеется, не подумала. Ведь она знала, что некоторые технологии, используемые на Верфях и в Арсенале, людям пока недоступны. Не в том смысле, что не достать, а в том, что пупок развяжется, придумать, как все это сделать самим, и из чего сделать - тоже вопрос. Тот же металкерамит, или полимерные конструкты, или вот еще "лунное серебро". Ясно, что кто-то другой - и, вероятно, не на Земле - производит все эти штуки, за которые приходится платить втридорога. Впрочем, расценок Дарья не знала. Это секреты не ее уровня компетенции и допуска. Она знала лишь, что существуют посредники - серьезные дельцы, никогда не объявляющие себя публично. Эти воротилы всегда остаются в тени. Их безопасность обеспечивают секретная служба и контрразведка. И только они знают доподлинно, кто привозит гравитонные эмиттеры или печи для выплавки титана и алюминия. Именно за этими секретами охотились цинцы, у которых, судя по всему, возникли проблемы с их прежним поставщиком.
   - Значит, вы?..
   - "Лорелей" - вольный торговец, - Егор Кузьмич подобрал с пола шинель и начал вдевать руки в рукава. - Но, разумеется, мы не единственные. Есть и другие. Номады, например. Мы знаем, где и что можно купить, вернее, выменять. Обычные деньги, как вы, должно быть, догадываетесь, княгиня, в Великом Космосе не в ходу. Нужно искать эквиваленты, мы этим и занимаемся.
   - Тогда, зачем напали номады? Конкурентов уничтожают?
   - Могло бы быть и так, - кивнул Главный Кормчий, стремительно возвращавший себе прежний облик. - Но эта война развязана из-за вас.
   - Из-за меня?!
   За время их короткого, но содержательного разговора, Егор Кузьмич удивил Дарью не раз и не два. Но последнее замечание буквально вышибло из нее дух.
   - Из-за вас, - подтвердил Кормчий, надевая фуражку. - Да, не расстраивайтесь вы так, Дарья Дмитриевна! Никто вас ни в чем не винит. Просто... У них ведь тоже есть люди, "говорящие" с "камнями". Подозреваю, что им стало известно про что-то очень важное. Могу даже допустить, что номады и сами не знают, что это такое и для чего нужно. Но "камень" зря не "скажет". Раз "позвал" и сообщил, значит, что-то важное.
   - Вы говорите об сойсшерст?
   - Приходилось слышать? - насторожился Кормчий.
   - Да, - кивнула Дарья. - Карл допрашивал одного бандита, тот сказал, эти с красными лицами ищут сойсшерст, что означает "ключ от двери", и что это есть у меня или у Карла, или мы знаем, где его достать.
   - Ну, я где-то так и думал, - Егор Кузьмич поправил фуражку и выудил из ниоткуда очередную сигаретку. - Все время эта гадость всплывает, и каждый раз, то Марк, то Грета, то Карл к этому примешаны, но я еще тогда, двадцать лет назад знал - ниточки к вам тянутся, княгиня, а отчего так, Бог весть. Ребус! Но мы его... Впрочем, достаточно! Вы же сюда не со мной лясы точить пришли, разве нет?
   - Да, но...
   - Идите! - остановил ее Главный Кормчий. - Идите, вас ждут!
   И, развернувшись, ушел в мгновенно сомкнувшуюся за его спиной тень.
   Дарья осталась одна.
   "Что же мне делать?" - и словно, в ответ на ее вопрос "зов" усилился, и через мгновение Дарья поняла, кто и куда ее зовет. Это был ничем не примечательный розоватый камень, похожий на обыкновенный булыжник. Ну, почти похожий, поскольку с первого взгляда становилось ясно - он не от мира сего.
   Дарья подошла почти вплотную.
   "Что теперь?" - На самом деле, вопрос был задан машинально, поскольку ответа Дарья не ждала. Однако ответ пришел.
   Слушай! - "сказал" кто-то, словно вбив это значение в ее мозг.
   Смотри!
   Запоминай!
   И Дарья увидела. Не образы - символы. Не объекты - абстракции. Не значения, а смыслы.
   "Я..." - но думать было некогда. Перед ней, открывшейся "потоку", впустившей в себя "чужую речь", формировалась история вероятностного будущего, и это была самая потрясающая история из тех, какие она не могла себе даже нагрезить...
  
   3. Марк

Оценка: 8.50*6  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) А.Емельянов "Последняя петля 8. Химера-ноль"(ЛитРПГ) Т.Мух "Падальщик 3. Разумный Химерит"(Боевая фантастика) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) И.Головань "Десять тысяч стилей"(Уся (Wuxia)) NataliaSamartzis "Стелларатор"(Научная фантастика) М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia)) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) А.Светлый "Сфера: один в поле воин"(ЛитРПГ) Т.Серганова "Танец с демоном. Зимний бал в академии"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"