Махавкин Анатолий Анатольевич: другие произведения.

Муаррат

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Peклaмa:

 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Продолжение Кусаки

   МУАРРАТ
  
  
   1.
  
  
   Свет тонкими струйками просачивался под веки и тут же превращался в холодные капли, которые падали на внутреннюю стенку черепа. Кап. И резкая боль пронзает голову. Кап. И кажется, что башка вот-вот разлетится на мелкие части.
  Поначалу это были просто боль и вспышки. Однако шло время и каждый последующий всполох выхватывал из мрака какую-то картинку. Я постепенно начинал понимать, почему мне так плохо, что произошло, да и вообще, кто я такой. До этого во мраке плавала аморфная медуза, лишённая личности и памяти.
  И её не слишком радовали возвращённые атрибуты.
  Мало того, что вернулась глухая боль сердечная боль, ставшая привычной за последние годы, так ещё и пришло резкое беспокойство. Я отключился в тот момент, когда заполз в комнату, где сидели привязанные к стульям Вера и Маша. И если присутствие сестры ничуть не удивляло, то я категорически не мог понять: откуда взялась моя погибшая жена?
  Галлюцинации, после взрыва, едва не размазавшего меня по земле? После контузии, говорят, некоторых ещё и не так рисовало. Однако же, связанная Мария выглядела так реально...И испуг на красивом лице и свежая царапина, пересекающая лоб.
  Я открыл глаза и и тут же поток света затопил меня, закружил и немного потрепав, вынес на спокойный берег. Правда, некоторое время я вообще ничего не видел, кроме ослепляющего сияния, от которого резало в глазах и трещал затылок. Вроде бы, лежал на чём-то мягком, а что-то плотное и упругое стягивало тело в районе паха.
  - Очухался, - сказала невидимая пока Вера и в голосе сестры я различил явное облегчение. - Говорит-то можешь, спаситель?
  Перед глазами качнулась смутная тень и приблизилась, стремительно обретая чёткость. Сестра, в расстёгнутом медицинском халате. Давненько я её не видел в подобном облачении. В руке у Веры появился крохотный фонарь, которым она тут же принялась светить мне в глаза.
  - Ну, блин, - проворчал я, с трудом отлепляя язык от нёба. - И так у вас тут, как сваркой шарашат, а ещё ты лезешь.
  Вера убрала орудие пытки и улыбнулась. Потом подвинула ближе стул и села, внимательно рассматривая меня. Кажется, сестра немного похудела и под глазами появились тёмные круги, какие бывают от недосыпа.
  - Долго я? - первая попытка подняться оказалась неудачной, и я шлёпнулся обратно на подушку. Сестра следила за моими усилиями, но помогать не тропилась. Впрочем, и не ругалась. - твою мать. Точно ватой всего набили.
  - Четвёртый день, - сообщила Вера и вздохнула. - Пришлось мотаться в посёлок за памперсами. Ты уж прости, но другого выхода просто не было. Заодно молодость вспомнила.
  Ага, так вот оно что. Я почувствовал, как у меня начали гореть уши. Однако стыд тут же уступил место тревоге. Четвёртые сутки, а у меня дома - три некормленых ржи. Да ещё и раненая собака.
  Послышалось тихое поскуливание и приподняв голову, я обнаружил возле стены кусок старого матраца, на котором расположилась скулящая Дина. Мои временные повязки заменили пластиковыми шинами и теперь животное напоминало фантастического киборга. Смешного, надо сказать.
  Мяукнуло и ко мне на кровать запрыгнул Степлер. Осмотрел хозяина с ног до головы, ткнул лапой в бок, обнюхал и лишь окончательно убедившись в том, что перед ним действительно тот, кто обязан его кормить, принялся довольно урчать.
  - Э-э, - начал я, не зная, как перейти к вопросу о третьей зверушке.
  - Твое "э-э" сидит в сарае, - пояснила Вера с некоторой опаской поглядывая на мурчащее мурло, шагающее по кровати в сторону моей головы, - потому что плохо себя ведёт. Не представляешь, сколько усилий потребовалось от Ивана, чтобы переправить твоего дракончика через реку. А этот говнюк первым делом устроил натуральный скандал. Рыл носом землю, размахивал своими огрызками и едва не...Впрочем, об этом потом. Когда увидел, что ты живой, немного успокоился и позволил себя запереть. Но жрёт он!
  - Это да, - согласился я. А что, против правды не попрёшь. - Там ещё Луч был. Я ему вкатил обезболивающее...
  - Луч умер, - коротко ответила Вера и я не стал продолжать. На войне такое случается и как не старайся, но кто-то всегда погибает. Главное, чтобы эта гибель не оказалась бессмысленной.
  -Что это за уроды и какого им было нужно? - спросил я и сделал ещё одну попытку приподняться. В этот раз получилось и я сел, оперевшись о спинку кровати. - И ещё, мне бы попить.
  Вера подтащила металлический столик на колёсиках. На его блестящей поверхности лежали шприцы, какие-то ампулы и стоял графин с чем-то жёлтым. Появилось сильное подозрение, что это - пиво. И точно, в стакане, который подала мне Вера оказался отвар каких-то трав. Редкостная гадость, и на вкус, и на запах.
  - Иван готовил, - пояснила Вера, рассматривая мою кривящуюся физиономию. - Говорит, эта штука и мертвеца способна поднять.
  - Ага, - потребовалось напрячься, чтобы допить жидкость до конца. - Конечно мертвецы поднимутся! Поднимутся и как дадут мзды тому, кто их этим напоил.
  - Пей, пей, - Вера вновь улыбнулась. - Когда за тебя переживают так много живых существ, ты просто обязан выкарабкаться. С ногами, если что, у тебя всё в порядке. Ну, как в порядке...Лучше, естественно, не стало, но и ухудшений нет.
  Поскольку речь сестры ускорилась, и она начла проглатывать окончания, я сделал вывод, что от меня пытаются что-то утаить. А на какой вопрос я так и не получил ответа? Правильно.
  - И всё-таки, - я отдал пустой стакан и почесал Степлера за ухом. - Кто были эти люди и чего они хотели? А настроены они были, как я погляжу, весьма серьёзно.
  Вера покрутила в пальцах стакан, посмотрел через него на свет и вздохнула.
  - Понимаешь, тут такое дело, - она покачала головой, - всё это связано с моими тогдашними недомолвками. Ты только не обижайся, но я действительно не знала, как правильно поступить. Думала, потяну время, а дальше оно как-нибудь само...
  - Что-то я не припомню, чтобы хоть раз непонятности и неприятности рассосались сами по себе, - я сделал попытку пошевелить правой ногой. Получилось. Левой - тоже. - И та девушка...
  - Её зовут Муаррат, - тихо сказала сестра и аккуратно поставила стакан на стол. - И собственно из-за неё весь этот сыр-бор. И-за неё и того лохматого чудовща, которое сидит в сарае. Из-за него, даже в большей степени.
  - Можно было догадаться, - кивнул я и перетащил ноги к краю кровати. В голове качнулась боль, а колени точно кипятком обожгло. - Вас они просто связали, а ко мне заявились, собираясь убить всех, кого найдут. Так чем им так насолило моё крылатое отродье? И когда только успело? Ты же мне его передала совсем крошечным.
  - Это - последний дракон, - Вера посмотрела на меня и поморщилась. - ну, не делай ты такое лицо. Да, я знала всё с самого начала, хоть иногда понять речь Му бывает сложновато. Вот как бы я тебе это сказала: у нас гости из параллельного мира: дракон и колдунья. За ними гонятся другие колдуны. Дракона собираются прикончить, а колдунью забрать обратно? Так?
   Я закрыл открытый было рот и некоторое время посвятил тому, что пытался встать на ноги. Было трудно, неудобно и очень больно. Зато хорошо отвлекало от той ерунды, что произносила сестра. А больше всего бесило то, что я понимал: скорее всего Вера говорит правду.
  - Дракон из параллельного мира, - проворчал я.
  - Мяу, - подтвердил Степлер.
  - Колдуны и колдуньи, - приходилось держаться за спинку кровати, чтобы не упасть.
  - Мяу, - поддакнул Степлер.
  Вера поднялась и придержала меня под руку. Я постоял, пошатываясь и тут до меня окончательно дошло, о чём именно говорит сестра. Я изумлённо уставился на неё.
  - Какие, к чёртовой матери, колдуны? Какой, нафиг, параллельный мир?
  - Ну так про это я и говорю: ляпни я что-то эдакое раньше, и ты бы сказал, что сеструха окончательно одичала и тронулась мозгами. Или наслушалась историй Ивана.
  - А это не так? - подозрительно спросил я. - Ну, в смысле, прежде обо всей подобной паранормальной чепухе ты имела вполне определённое мнение. Я ещё помню, как ты веселилась, когда тебе показали ту передачу. Не помню, ка называется, что-то про экстрасенсов.
  - Саша, - у Веры был тот самый отвратительный тон, которым она в детстве втолковывала мне элементарные, с её точки зрения, вещи. - Это - не шарлатаны, притворяющиеся псиониками, а самые настоящие колдуны. Как в сказках. Могут стрелять огнём из рук, становиться невидимыми или летать.
  - Стоп, - я отпустил её руку и присел на кровать. Вот, по поводу огня из рук. А ведь точно, я так и не сумел обнаружить у говнюков ни оружия, ни каких-то устройств, способных на убийственную пиротехнику. Однако же моя рациональная часть продолжала упираться всеми копытами и указывать рогами на опыт прошлого. Я тут же припомнил про дракона и на некоторое время в башке воцарилась абсолютная тишина и покой.
  - Ну? - поинтересовалась Вера и поправила мне рукав футболки. - Какие мысли?
  - Драконы, магия и параллельные миры, - я покачал головой. - Ну, бред же!
  - Ты уже так говорил, - напомнила Вера, - а потом я тебе показала ту машину. И, раз уж пошла такая пьянка, то как выглядела механическая змеюка нам рассказала Муаррат. Ну, как рассказала, на тот момент она по-нашему ещё толком не понимала - нарисовала.
  - Вот сейчас просто ощущаю, как тонны лапши медленно сползают с моих натруженных ушей, - мрачно сказала я и коснулся упомянутых органов. - Ещё немного так потренируешь и смогу сниматься в роли Чебурашки.
  - Извини, - Вера развела руками. - Я же говорю, тогда мне казалось, что так будет лучше. Возможно, я ошибалась, а может и нет.
  Мы поиграли с сестрой в гляделки. Она реально не выглядела виноватой, значит до сих пор считала, что поступила правильно.
  - Когда я приполз к вам на помощь, - медленно сказал я и оставил в сторону Степлера, назойливо лезущего головой под ладонь. Не сейчас, - в комнате было двое. Насколько я понимаю, второй должна быть эта ваша Муаррат. Так может объяснишь, почему мне почудилось, что вместе с тобой сидела Маша?
  Вера собиалась с духом. Это по ней было очень хорошо заметно. Такое я у сестры видел не очень часто. Один раз, когда она просила спрятать её от следаков и ещё раз, совсем давно. Тогда она пришла рассказать, что моя девушка крутит с Костиком - моим же другом. На следующий день у меня стало меньше на одну девушку и на одного друга. С сестрой я тогда месяц не разговаривал. А потом попросил прошения.
  Короче, сейчас я услышу нечто, такое же веское, как удар Чака Норриса.
  - Ты видел Муаррат, - согласилась Вера. - И она ничем не отличается от твоей покойной жены. Разве что возрастом. Если прикинуть по-нашему, то ей - около двадцати лет.
  - Ничем не отличается - это значит, очень похожи? - осторожно уточнил я.
  - Ничем не отличается - это значит ничем не отличается, - хмыкнула Вера и налив жёлтой дряни в стакан, залпом выпила. - Одно лицо, один рост и одно телосложение. Если бы не различия в возрасте и их тарабарский язык, я бы подумала, что свихнулась или твоя Маша вернулась с того света.
  Я погонял эту мысль от одной стенки черепа к другой. Где-то рядом, может в соседней комнате присутствовала девушка, напоминающая (или ничем не отличающаяся) Марию. В груди закололо, а сердце решило изобразить бодрого дятла. Я обнаружил, что некоторое время не дышу и торопливо вдохнул воздух.
  - Во-от! - сказала Вера. - И я о том же. Чёрт его знает, как бы ты отреагировал на подобную новость. Представь, ты всё бросил и примчался, чтобы увидеть копию погибшей Маши. А копия тебя ни хрена не знает, по-нашему не разумеет и от каждого шороха шарахается. Ну и ещё тебе вишенку на тортик: парень, которого мы похоронили, был её любовником.
  - Ага, так это она туда цветы носит, - догадался я, ощущая нечто непонятное, но весьма напоминающее ревность.
  - Она, - подтвердила сестра. - Или Иван, по её просьбе. И значок тот, с взлетающим драконом - её. Видел бы ты, как она убивалась первые дни! Пока...
  Вера замолчала, сплетая-расплетая пальцы. Но я и так видел, что она что-то недоговаривает. Степлер, чёртова скотина, всё-таки умудрился сунуть башку под пальцы, и я машинально провёл ладонью по шерсти. Дина недовольно подгавкнула, сделал попутку подняться и заскулила. Сестра подхватила собаку и положила на кровать.
  - Правильно говорят, дескать собаки похожи на своих хозяев, - резюмировала Вера, - но, чтобы до такой степени...Так вот, отвечая на твой незаданный вопрос, я рискую вновь подвергнуться обвинениям. В этот раз, в нагнетании ложной драматичности. Ну так да, всё это реально напоминает дешёвое мыло из ящика.
  - Ты чего жилы из меня тянешь? - ласково спросил я, ощузщая, как внутри всё трясётся и сжимается.
  - В общем, страда Муаррат, аккурат до того момента, пока не увидела на трельяже фотку, где мы с тобой на Красной площади. Помнишь, ты там ещё в форме, а я в той дурацкой шапке?
  - Ну, помню. И?
  - Честно, даже не знала, что лицо у человека может такое изображать, - Вера покачала говоой. - К тому времени наша гостья ещё трещала только по своему, поэтому понять, что она там тарахтит мы сначала не могли. Однако, фотку она заграбастала и отдавать явно не собиралась.
  - Её впечатлила твоя шапка? - предположил я.
  - Ага. Именно поэтому завтра она вернула половину снимка. Там, где собственно я. Так вот, возвращаясь к сериалам: совершенно дурацкий ход, когда пара, потерявшая свои половинки встречает кого-то, кто на них похож.
  - Согласен, - внутри всё замерло. - Поэтому никогда и не смотрел эту мутотень.
  - А выходит, зря, - Вера подняла вверх указательный палец. - Знал бы тогда, как нужно вести себя в подобных случаях. Ты, Саша, весьма напоминаешь того парня, которого мы закопали в лесу.
  - То есть, когда вы его закапывали, то никто не обратил внимание на сходство? - съязвил я.
  - Ты Шарик - балбес. Покойник больше всего напоминал кусок окровавленного яса. Да его и вообще рассматривать не хотелось, а тут ещё эта чокнутая постоянно вопила и норовила прыгнуть в яму.
  - Кажется, ты к ней не очень хорошо относишься, - пробормотал я, пытаясь представить, как может выглядеть неизвестная, кого Вера назвала колдуньей.
  - И не только я, - сетра присела рядом и взяла мои ладони в свои. - Саша, слушай внимательно. У Муаррат - лицо Маши, фигура Маши, но она - не твоя жена. Поэтому, даже думать не смей, что вы встретитесь и всё тотчас вернётся, и наладится. У девицы - куча таких закидонов, о каких ты прежде и не слыхивал. И ещё: твой любимый кусака её терпеть не может. Когда был маленьким, то пытался искусать, а на что он сейчас способен, я даже не представляю. Иван сказал, что на некоторых телах там, у тебя, были следы зубов.
  - Да, - согласился я, невольно вспоминая перипетии ночного боя. - Если бы не Кусака, меня бы там уделали.
  - Честь ему и хвала за это, но разговор не о том. Твоя скотинка может и умеет убивать людей, причём некоторых он откровенно недолюбливает. И эта самая Муаррат, как раз из последних. И если Кусака сообразит, что его хозяин подружился с врагом дракончика и это я, заметь, ещё очень мягко выражаюсь, не снесёт ли у скотинки крышу?
  - Вера, - жалобно сказал я, - кажется сейчас крышу снесёт у меня. Ты мне тут столько всякого разного наговорила, а я ведь только очухался.
  - Угу и ты надейся, что я стану плавно и неторопливо вводить тебя в курс дела? - сестра кровожадно оскалилась и встала, потянув меня за руки. - С кем-то точно меня спутал. Давай, подрывай задницу и пойдём навстречу неприятностям.
  Дина гавкнула, а Степлер подпихнул ладонь: то ли желал продолжения банкета, то ли намекал, что стоит прислушаться к словам сестры.
  Вторая попытка перемещаться на подгибающихся лапках оказалась много удачнее. Правда, периодически приходилось останавливаться и придерживать шатающиеся стены. Думаю, если бы не мои усилия, вынуждавшие обливаться потом, здание уже начало бы распадаться.
  То ли пытаясь меня подбодрить, то ли просто обнаружив свободные уши, но Вера болтала без остановки. Я узнал, что сейчас - утро, погода куксится льёт слёзы, а коллекционные лохматые свиньи впали в депрессию. Иван утомился и спит, потому что последние дни занимался несвойственной ему работой могильщика. Тела убитых колдунов (да чёрт с ними, пусть будут колдунами!) якут закопал неподалёку, но место достаточно глухое, чтобы трупы никто не нашёл. Для Дины Вера придумала специальную тележку, куда осталось поставить пару колёс, и собака сможет передвигаться самостоятельно. Кусака...
  Тут мы добрались до двери, и я попросил дать мне передышку. Ушам - тоже.
  Посмотрев на сестру, я понял, что истинной причиной её словоизвержения были нервы. Вера побледнела, а кончик её носа напоминал кусочек мела. Уши, наоборот, пылали. Интересно, что так волновало сестру? Моя грядущая встреча с её постоялицей? У меня и самого поджилки тряслись.
  Но дальше оттягивать просто нельзя. Поэтому я сделал попытку улыбнуться, понял, что лучше держать морду кирпичом и толкнул дверь. Сестра, то ли специально, то ли нечаянно отстала, так что никто не загораживал обзор, и я видел...
  ...Как Маша, сидящая в кресле и напряжённо глядящая на меня, медленно встала и сделала крохотный шаг. Побелевшие пальцы сплелись на вздымающейся груди.
  - Здравствуй. Саша, - на ломанном русском сказала Маша.
  
  
   2.
  
  
  
  Я открыл дверь и некоторое время мы изучали друг друга. По-другому истолковать я встречный взгляд просто не мог. Да и то, как взор скользил по мне, от головы до самых пят, вызывал чёткие ассоциации с тщательным обыском, когда проверяют всё, вплоть до интимных мест. Подозреваю, что в данном случае интимным местом была моя душа. Ну или то, что её заменяет. И от этого становилось немного не по себе.
  Как будто я совершил некое предательство.
  - Выходи, - сказал я.
  Никакой реакции. А в принципе, чего я ожидал? Наверное, мозги ещё не до конца пришёл в норму. Хорошо, я представил, как массивная лохматая туша медленно покидает помещение сарая.
  И вновь, ничего. Однако, теперь я ощутил нечто странное, точно давление на виски. Так случается, когда резко меняется давление.
  Кусака продолжал сидеть на заднице и внимательно смотреть на меня. Подошёл Привратник и заглянул в сарай. Дракончик никак не отреагировал, а пёс клонил голову на бок. Гавкать никто не пытался. Хоть мне и хотелось, потому что я не мог понять, в чём причина дурацкого упрямства.
  Впрочем, догадки имелись.
  Я вновь изобразил в мыслях дракона, покидающего помещение, насквозь провонявшее чем-то кислым. Давление на виски усилилось. До такой степени, что мне стало больно. Это явно не относилось к каким-то природным явлениям. Чёрт возьми, хренью явно маялась крылатая фигня, сидящая напротив меня. В этом не было никаких сомнений!
  И вдруг в голове точно молния полыхнула: я увидел картинку. Два человека. И если в мужчине я с трудом, но узнал себя, то тёмный силуэт рядом больше всего напоминал демона из ужастика. Демона женского пола. Дракончик злобно заворчал.
  Честно говоря, я просто охренел. Нет, то что крылатая скотина способна принимать мои мысленные посылы я уже понял и успел принять, как должное. Но этот гад оказался способен и передавать! Не оставалось никаких сомнений, что Кусака - вполне разумная...Личность, мать бы его так! С собственными предпочтениями и интересами.
  И моя дружба с Муаррат его совсем не радовала.
  Ну, как дружба...Все предупреждения сестры тут же вылетели из головы, стоило увидеть милое лицо и услышать голос, хоть и произносящий слова с непривычным акцентом, но такой же знакомый и близкий, как и прежде. Я бросился вперёд, и девушка тотчас попятилась и принялась бормотать нечто, совсем непонятное.
  - Саша, - окликнула меня Вера из-за спины. - Саша, стой, чёрт тебя дери! Муа, спокойно, он не собирается делать тебе больно.
  Картинка остановилась. Я замер посреди комнаты, а Маша (Маша?) - за креслом и её лицо пошло красными пятнами. И когда девушка выкрикнула что-то, весьма напоминающее ругательство я вдруг пришёл в себя и понял, что напугал абсолютно постороннего человека.
  Пришелицу из другого мира.
  Колдунью.
  Муаррат.
  - Брэк, - Вера стала между нами и указала мне на видавший виды диван. Вали туда. А то гляди: как со мной, так он еле ходит, а увидел молодуху - рванул, точно подорванный олень. А ты - садись здесь и прекращай труситься.
  - Ты же говорила, - проворчал я, падая на скрипящего ветерана постельных битв, - что я похож на её мужика. Чего же она так шарахается?
  - Ага, а ты видать хотел, чтобы она сразу трусы сбросила и сказала: Ваня, я вся ваша? - сестра усадила девушку и положила ладони на её дрожащие плечи. - Во-первых, сходство - не стопроцентное, а во-вторых...Как бы тебе это подоступнее объяснитесь? Странные у них были отношения.
  - Это ещё как? - угрюмо спросил я, ощущая странную ревность. Вдвойне странную, если учесть, что ревновал я девушку, никогда со мной не бывшую, к покойнику.
  - Лупил он её, - спокойно пояснила Вера, а Муаррат что-то пробормотала, глядя на меня, как затравленный зверёк. - У них - так принято. Впрочем, и у нас тоже. Ну вот, теперь спокойно представляемся.
  - Александр, - нервно сказал я и похлопал себя по груди. При этом я отлично понимал, насколько это глупо выглядело. Не хватало только ухнуть, словно заправский обезьян. - То есть, Саша.
  - Муаррат, - сообщила девушка и вдруг улыбнулась. - Ошшень приятно.
  На этом наше знакомство застопорилось. Я просто не знал, что говорить дальше. Если бы передо мной сидела Маша - всё понятно; посторонняя женщина - тоже. Но тут была чужая девушка с лицом Марии и это сбивало с толку. Муаррат открыла рот, закрыла и жалобно посмотрела на Веру. Сестра тяжело вздохнула, закатила глаза и покачала головой.
  - Как с вами сложно, - сказала она. - Ладно. Ты, вроде бы хотела поблагодарить Сашу, за то, что он нас всех спас, правильно?
  - Саша, спасибо, - тут же, с готовностью, сказала девушка и это её: "Саша" прозвучало настолько непривычно и забавно, что я не смог удержать улыбку. Кажется, это ещё больше смутило Муаррат, потому что она нахмурилась и закусив губу спросила. - Что-то не так? Неправильно сказала?
  У неё был необычный акцент, который в соединении с Машиным голосом создавал ощущения разговора с женой, которая дурачится, как случалось. Даже сердце замирало. А ещё этот облик...
  - Всё хорошо, - я прижал руки к груди, сам не понимая, зачем так поступаю. - Мне было нетрудно...
  - Это ты сейчас вздумал рисоваться? - подала голос Вера. - Когда мы тебя поднимали с пола, ты напоминал мертвеца. А эта, - она кивнула на Муаррат, - выть принялась, прямо, как первый раз.
  - Нет, не выла, не надо так говорить, - в голосе девушки проскользнули стальные нотки, а маленькие кулачки сжались. Прямо, как у Маши, когда она пыталась настоять на своём. Вот, тоже странная штука: мягкое-мягкое, а нажмёшь посильнее - неподдающаяся сталь. - Я очень испугалась за Сашу.
  - Ты хорошо говоришь по-нашему, - я решил прервать начинающуюся гневную тираду и перевести разговор в мирное русло. Ну и заодно выяснить, насколько гостья хорошо знает русский язык. - Трудно было учить?
  - Нет, - она покачала головой и светлые волосы рассыпались по плечам. Кажется, они были гуще, чем у Маши. Или я просто успел забыть? - У меня - талант к чужим языкам, а ваш - не самый трудный. Временами - смешной.
  - Обхохочешься, - вставила Вера. - Но в остальном она права, так что можете болтать на любые темы. Переводчик вам не потребуется.
  Очевидно, она имела в виду именно себя, потому что ещё раз похлопала Муаррат по плечу, подмигнула мне и вышла, плотно закрыв дверь за собой. Я ощутил, как мой затылок одеревенел. Ситуация весьма напоминала ту, когда меня как-то привели знакомиться с одной "очень хорошей девочкой". Так её называла моя мама, весьма обеспокоенная мои разгульным поведением. Я тогда сидел, потел и всё время думал, как бы побыстрее свалить.
  Самой смешное, что на обратной дороге я и познакомился с Машейю. Наткнулся на неё в тёмном переулке и сбил с ног. Пришлось доказывать, что я - не насильник, не бандит и вообще - очень хороший парень, который поможет подняться и проводит домой.
  - Кто такая Маша? - спросила Муаррат и наклонилась вперёд, вглядываясь в моё лицо. - Ты меня так называл. Почему?
  Откровенно говоря, я думал (и даже надеялся), что Вера уже описала весь расклад своей гостье. Выходит - нет. Теперь мене самому придётся объяснять, что девушка напоминает мою погибшую жену. Я открыл рот и понял, что не совсем представляю, как это сделать.
  - Я был женат, - слова с таким трудом приходили на язык, словно им приходилось добираться с другого конца вселенной. Внезапно пришло в голову, что собеседница, пришедшая из другого мира может не понимать, какие отношения официально связывают у нас мужчину и женщину. - Ну, знаешь, когда двое решают жить постоянно вместе. Они проходят специальную церемонию...
  - Я знаю, что такое жениться, - Муаррат быстро облизнула пухлые губки. - У нас это называется "лемитерре", если у простых людей, "заверетте" - у Кровных и "чатель" - у нас.
  - У вас? - мы помолчали, глядя друг другу в глаза. Да, взгляд у неё точно отличался от Машиного. Казалось, будто тебя колют двумя острыми шипами.
  - У нас, - повторила она и в её голосе внезапно проскользнула гордость. - У Высших, тех, кто обладает властью.
  - Властью? - чем больше Муаррат объясняла, тем больше я переставал что-либо понимать. Кровные, Высшие...Кто все эти люди? И люди ли вообще? - Вы типа правительства?
  - Нет, - она покачала головой, а на губах появилась снисходительная улыбка. Вот сейчас девушка очень сильно отличалась от Марии, и я почти принял, что разговариваю с незнакомым человеком. - Нам нет нужды править, и никто не управляет нами. Мы делаем, что хотим, а когда нам что-то нужно, просто приказываем Кровным и те исполняют.
  - А Кровные- это?..
  - Это и есть правительство. Ка у вас, - она наморщила лоб, видимо пытаясь вспомнить нужное слов. - как у вас - дворяне.
  - А церковь у вас имеется? - я пытался понять, к какому классу принадлежит гостья Веры. - Ну, религия и люди, которые проводят всякие обряды. Понимаешь, о чём я?
  Нет, ну если Муаррат и подобные ей не были рабочими, не были дворянами у власти и могли указывать тем, по всему выходило, что они должны занимать нишу духовенства.
  - Я понимаю, - девушка кивнула, - ты имеешь в виду Хранителей Пути. Но при чём тут они? Это - исключительно женщины и все они - нетронутые. Какая тут женитьба?
  С этим разобрались. Но всё же остаётся непонятным, что это за люди, которые могут делать всё, что им заблагорассудится, да ещё и указывать правительству? При этом они не имеют никакого отношения к церкви. Ладно, проехали, разберёмся потом. Разговор и так далеко ушёл от изначальной темы.
  - Я был женат, - сказал я и Муаррат нахмурилась. Очевидно, быстрая смена темы сбивала её с толку. Ты спросила, кто такая Маша. Так вот - это моя жена. Она погибла. А ты очень её напоминаешь. Просто, одно лицо
  - Одно лицо, - задумчиво повторила Муаррат, откидываясь на спинку кресла. Девушка изучающе оглядела меня. Потом нарисовала ладонями в воздухе что-то типа овала. - Луарра и ты - одно лицо. Странно.
  Видимо тот самый человек, мужчина, о котором рассказывала Вера.
  - Очень хотелось бы сказать, что это - судьба, - тихо сказала я, - которая решила нас свести. Но я не верю в судьбу, не верю в высшие силы, которым требуется убивать близких, чтобы потом совершать эдакие чудеса. Больше всего это напоминает жестокую шутку.
  - Я не совсем понимаю, - девушка произнесла несколько слов на своём трескучем языке. - Но судьба, да. Луарра сказал, что я обязательно встречу близкого. Потом.
   Я хотел было возразить, что имел в виду совершенно противоположное, но передумал. Не знаю, как у нас пойдёт дальше, но начинать знакомство с дискуссий на тему рока не хотелось. Я слишком долго жил со своей болью и одиночеством, чтобы самостоятельно отвергать появившийся шанс. Судьба? Да хрен с ним, пусть будет судьба.
  - Луарра - твой мужчина? Твой муж?
  Она покачала головой. Потом закрыла глаза и приложила ладонь ко лбу. Возможно, это был какой-то знак, а может у девушки просто заболела голова, откуда мне знать? Слишком много всего непонятного. Но прежде шеф всегда говорил: главное - терпение. Особенно в непонятных ситуациях. Стараться не наломать дров с самого начала. Стоит немного подождать и всё станет ясно.
  Поэтому я молча ждал, пока Муаррат опустит руку и откроет глаза. Правда, когда это произошло, выяснилось, что девушка плачет. Он шмыгнула носом и поднялась.
   - Ты - не Луарра, - тихо сказала она. - Луарра умер. Прости, мне нужно побыть одной.
  И ушла.
  Естественно, передать всё это дракончику я не мог. Просто не знал, как отобразить наш недолгий разговор. Поэтому просто изобразил три фигуры рядом: себя, Муаррат и Кусаку. Дракончик фыркнул и попятился.
  В лоб точно молотком шандарахнуло. С некоторым трудом, но я сообразил, что мне передают сразу две картинки. На одной я стою рядом с Кусакой, на другой - с тёмной демоницей. Ясно, предлагает выбирать. Чёрт возьми, но я не хотел выбирать! Поэтому ещё раз изобразил всех нас, троих, вместе.
  Дракон вновь попятился, и я получил картинку закрытой двери сарая.
  - Чёртова упрямая скотина! - выругался я и в бешенстве хлопнул дверцей. Откуда-то из-за спины глухо гавкнул Привратник. - Хоть ты заткнись!
   И стукнув кулаком по стене сарая пошёл в сторону леса.
  
  
  
  
   3.
  
  
  После очередной попытки привести лодку в движение, я посоветовал Ивану поискать бубен и станцевать что-то национальное. Якут очень сухо заметил, что у них такое не практикуется, после чего достал сигареты и принялся окуривать меня смрадным дымом. Это тоже напоминало часть ритуала. Ну, там, где шаманы пытаются оживить покойника. На это моё замечание Иван ответил, что белый человек глуп, примитивен и полон предрассудков, каковые черпает из своего магического ящика, засирающего голову дерьмом оленя. Тут я спорить не стал, хоть последний раз смотрел телевизор ещё в своей прошлой жизни.
  Короче, мы совместными усилиями пытались запустить агрегат пришельцев из параллельного мира. Ту штуку, которая вроде бы должна была возить людей по реке. Пока я лежал в отключке, Иван отбуксировал пирогу с хвостом на эту сторону реки и три раза пытался оживить. Не смог, плюнул, предпочитая сомнительному агрегату привычное плавсредство. Благо сестра, взамен утопленной посудины сподобилась купить взаправдашний катер.
  Потратиться пришлось не только на лодку, но и на покупку нового автомобиля, потому как обгоревшие обломки старого восстановлению не подлежали. Впрочем, когда Вера проверила свой счёт, выяснилось, что накопленного хватило бы и на приобретение Майбаха, было бы где на нём лихачить. На вопрос: "Откуда деньги, Зин?" сестра отвечать не стала, но вид у неё был весьма смущённый. Стало быть, я правильно догадывался о некоторых из её исследовательских работ.
  Однако, вернёмся к нашим неработающим баранам. Идея привести в действие чудо враждебной техники принадлежала исключительно мне. Когда я попросил Ивана доставить меня в родную хату, сожжённую врагами, якут начал было заводить обшарпанный катерок. И тут я увидел эту распроклятую пирогу и ощутил себя если не Кулибиным, то Эдисоном, точно. Это же глюпый-глюпый туземец не способен справиться с чем-то, сложнее поллитры, а я, представитель титульной нации, могу запускать спутники на орбиту. Сам. Голыми руками.
  Ну, не знаю, как там с космической машинерией, а пирога наотрез отказывалась даже подавать признаки жизни. Приходила Вера и называла нас (смотрела на меня) упрямыми баранами. Приходил Степлер и громко протяжно орал. Подозреваю, повторял утверждение сестры, но в грубой нецензурной форме. Приходил Кусака, который таки решился покинуть гостеприимный сарай и проецировал укоризненные мысли. Что-то, связанное с рогатыми животными в курчавой шкурке. Приходил Привратник и с вежливым недоумением рыл лапой землю на берегу реки.
  Когда к нам подошли три длинношерстные свиньи и вежливым похрюкиванием начали давать дельные советы, я сдался.
  Нет, на первый взгляд всё казалось проще пареной репы: пульт возле удобного кожаного кресла так и просил положить ладонь на мягкую подушечку, а пальцы разместить в специальных подвижных пазах. Стоило коснуться белой выпуклой полусферы, как внутри пироги что-то начинало вибрировать. Видимо, работал мотор.
  И на этом - всё. Сколько я не двигал пальцами, сколько не стучал по подушечке, лодка и не думала двигаться с места. Убирал ладонь, и вибрация тут же прекращалась.
  - У нас есть хорошая притча, - рассудительно заметил Иван, наблюдая, как я в тысячный раз касаюсь пульта. - Вот Вера хорошо уловила её смысл и передала самую суть.
  - Когда? - хмыкнул я.
  - Когда назвала нас упрямыми баранами. Поехали, - якут кивнул на катер. - Сам подумай, а если бы кому-то в руки попало что-то, из нашей техники? Ну, кому-то, кто и понятия не имеет, как она устроена.
  - Но тут же всё должно быть очень просто. - я выбрался из пироги. Лохматый свин подошёл ко мне и ткнул в ногу розовым пятаком. - Какие-нибудь тяги, движок и топливный бак.
  - Ты внутрь лазил? Нет? А я открывал люк и ни хрена не понял. Там какие-то паутинки, мембраны и красная штука, напоминающая желудок.
  Я посмотрел на якута, а тот пожал плечами, потом прыгнул на катер и завёл двигатель. Плюнув в сердцах, я забрался на покачивающийся кораблик и посмотрел в сторону станции. С одной стороны главного домика неуклюже топтался Кусака и делал вид, будто его очень интересует сожжённый до корней пень. С другой стороны стояла Муаррат и смотрела прямо на меня.
  Знакомство и тот дурацкий разговор произошли вчера и с той поры мы виделись всего один раз. Сегодня утром, когда столкнулись в коридоре. Мне буркнули нечто неразборчивое, но весьма напоминающее приветствие. Я поздоровался в ответ и собирался осведомиться о самочувствии, как бы идиотски это не выглядело. Однако девушка молниеносно шмыгнула в свою комнату и сразу закрылась на замок.
  Подозреваю, что видеть именно меня хотели в самую последнюю очередь. Подозреваю, потому что чуть позже слышал, как сестра долго и тихо разговаривала с гостьей, а та даже не пыталась сбегать и хлопать дверями. О чём он разговаривали - не знаю и спрашивать не стал.
  Вчера вечером, когда я лежал на кровати и гладил по загривку храпящую Дину, возникло ощущение, будто я падаю в пропасть. Кажется, я провалил экзамен на знакомство. Иначе, к чему была та фраза, что я - не её погибший мужчина? А ещё я понял, что очень хочу видеть Муаррат, говорить с ней, узнавать о её прошлом и рассказывать о своём. Ка обычно, некоторым желаниям суждено оставаться лишь таковыми.
  - Поехали, - сказал я. Потом поднял руку и помахал. На ответ я, честно говоря, не надеялся. Однако, Муаррат махнула и мне показалось, будто девушка что-то крикнула.
  Катер бодро рассекал воду реки, брызги летели в лицо, а Иван что-то бормотал себе под нос. Что-то непонятное и протяжное. Возможно, пел, а может быть, декламировал теорему Пифагора на якутском.
  - Странная девка, - сказал спутник в конце концов, и я вопросительно покосился на него. Вроде бы разговоров мы не вели. Особенно на эту тему, - Хочешь верь, хочешь - нет, но пока ты у нас не поселился, она за тобой следила.
  Рука соскользнула с мокрого металлического борта, и я едва не улетел в реку. Не смертельно, понятно, однако же купание в холодной воде в мои планы совсем не входило. Я медленно отёр руку о куртку и лишь после уставился на неожиданного болтуна. Вот так всегда: молчит, молчит, а потом - как выдаст нечто эдакое. Иван казался невозмутимым. Сейчас он как никогда напоминал заправского морского волка, чей дождевик лихо полощется на ветру. Бороды не хватало.
  - Ты чего сказал? - уточнил я. Нет, ну могло и послышаться.
  - Следила за тобой, говорю, - Иван повернул штурвал и катер ловко миновал кусок чёрного бревна, шедший нам наперерез. - И не только я видел, Вера тоже говорила. Когда ты мимо проезжал или ходил по своему берегу. Обычно пряталась среди деревьев и смотрела. Вера сказала: зрение у девки, как у орла.
  - Зачем? - мозг буксовал, пытаясь совместить совершенно противоречивые данные. Не помогало даже воздушно-водяное охлаждение. - И почему тогда...
  Я даже не знал, как правильно сформулировать вопрос. Но якут в этом и не нуждался. Мужчина просто кивнул, отчего капюшон дождевика слетел с головы, оставив на поругание ветру торчащие в разные стороны волосы. Катер поутих и повинуясь бравому мореходу начал замедлять движение. Мы приближались к пристани.
  - Я же говорю: странная девка. Может петь какие-то свои песни, танцевать, а через минуту глянешь: сидит, слезами заливается. И в разговоре так: только что тихо слушала, что ей говорят и вдруг, ка-ак взорвётся и ну орать. Вера ей однажды в сердцах оплеуху отвесила, так я думал, что они друг дружке волосы на головах повыдирают.
  - Не вмешивался? - уточнил я.
  - Что я, дурак? - якут усмехнулся и заглушил мотор. Помог мне выбраться на пристань и протянул конец каната. - Когда две бабы дерутся, Годзилла нервно курит в сторонке.
  - Много вы тут знаете о Годзиллах, - я внезапно вспомнил, как Маша смотрела на Лену, с которой у меня был роман. Елена перехватила этот взгляд и очень быстро исчезла. Не знаю, стала бы Маша рвать разлучнице волосы, но взор у неё был...
  - Годзиллу японцы у нас украли, - спокойно пояснил Иван и протянул мне Бизон. Сам он держал А-91. Прикипел к нему, что ли? - И единоборства тоже.
  - Якутские ниндзя, - я покачал головой. - Чудны дела твои... Ты там ничего не курил перед выходом? Грибов не ел?
  - Разум белого человека подвержен сомнению, - якут откровенно развлекался. И вообще, настроение у спутника было просто замечательное. Ещё бы, в отличие от меня, спал Иван не один. Верка с утра тоже улыбалась без продыху. - Ты вот лучше объясни, зачем мы вообще идём на пепелище? Ностальгия замучила?
  Интересно, скажи я ему, что стараюсь держаться подальше от Муаррат, он бы понял? Завтра я планировал поехать в посёлок, а там - ещё чего-нибудь придумаю. Очень тяжело встречаться с девушкой, похожей на любимого человека, понимать, что ты ей скорее всего неприятен и не иметь ни малейшего понятия, как исправить ситуацию.
  - Нужно посмотреть, может чего ценного осталось, - пробормотал я и ощупал колени. Ноги выразили неодобрение, но отрапортовали, что кратковременному марш-броску готовы.
  - Оружие я забрал, - рассуждал Иван, пристально осматривая берега реки. - Твои личные вещи забрал, чепуху всякую - тоже. Надумаешь переносить мебель - работай сам, без меня.
   Мы прошли по скрипящим доскам пристани, и я остановился прислушиваясь. Деревья стучали ветками, глухо плескались волны реки, а из леса доносился птичий гвалт. Не похоже, что кто-то решил устроить засаду. Да и то, мой спутник уже успел побывать тут не один раз и никого не встретил. Хоть, как рассказывал с непроницаемой физиономией Иван, во время первого захода очень хотелось справить большую нужду прямо в штаны.
  Пришельцы здорово напугали якута и сестру, когда ворвались к ним на станцию. Со слов Веры, сначала они увидели странные сполохи за окном, а потом послышался оглушительный взрыв. Это Верин джип отправился в рай для всех уставших машин, честно служивших своим хозяевам.
  Ивану, который схватил оружие и выбежал во двор, то ли очень сильно повезло, то ли весьма не повезло. С какой стороны посмотреть. В полноценном бою ему поучаствовать не дали, но хоть жив-здоров остался. Якут вообще не успел сделать ни единого выстрела. Как он рассказывал: "Выбежал, увидел чёрную тень, прицелился, отключился". Шишка на затылке мужчины до сих пор вызывающе торчала из жёстких чёрных волос.
  Вырубив Ивана нападавшие ворвались внутрь. Вера слышала крик своего сожителя, поэтому, ни секунды не колеблясь, схватила карабин. Неизвестно, как обернулось бы дело, но тут вступила Муаррат. Девушка буквально повисла на сестре, умоляя её положить оружие. Поэтому обеих просто привязали к стульям.
  Хорошо, что все собаки, кроме несчастного Луча, оказались заперты, поэтому и не пострадали. Впрочем, пришельцев животные совсем не интересовали. Пленницы - тоже.
  Хоть Муаррат чёрные допрашивали долго и пристрастно: скрипели на своём, тарабарском, запрокидывали голову, ухватив за волосы и били по щекам. Девушка скрипела в ответ, дёргала головой, оставляя в руках допросчиков клочья волос и плевала в лицо тому, кто задавал вопросы. Вообще, как показалось Вере, налётчики по какой-то причине, несколько опасались Муаррат, поэтому обошлись без членовредительства.
  После взялись за Веру и выяснилось, что разговаривать по-нашему чёрные тоже умеют. И получше, чем гостья сестры. По крайней мере тот, который присел рядом с Верой и пригрозил спалить ей лицо. Потом урод зажёг огонь на голой ладони, и Вера поняла, что враг не шутит.
  Пришельцам был нужен дракон. Кусака. Они называли его как-то по-своему, но описывали достаточно точно. Только с их слов выходило, что скотина должна быть огромной, как сарай. Впрочем, сложности перевода, да.
  Притащили бесчувственного Ивана и тот, который допрашивал Веру сказал, что убьёт всех, если они не признаются, где прячут зверушку. К тому времени пришельцы успели обыскать всю территорию станции и им стало ясно, что дракона здесь нет.
  Муаррат, которая внимательно слушала разговоры незваных гостей, шепнула Вере, что чёрные знают о человеке, живущем на другом берегу реки. Кто-то предположил, что дракон может быть там. Вера сообразила, что визит неизвестных окажется для меня полной неожиданностью и придумала план.
  Сестра сделала вид, будто решила признаться, но сказала, дескать если я не получу обычно вечернего звонка, то встревожусь и приду на проверку с оружием. Не самый лучший план, понятно, но отчасти он сработал. Не в последнюю очередь благодаря поддержке Кусаки. А этот гад до сих пор дуется на меня. По-своему, по-драконьи.
  - Тебе не кажется, - вдруг сказал Иван, который шёл немного впереди, - будто что-то изменилось?
  Якут остановился. Посмотрел по сторонам, понюхал ветер, прислушался. Да, мне тоже так казалось, но я никак не мог понять, в чём дело. Стена леса в паре десятков метров от нас, кусты по бокам. Птицы на ветках. Дорога под но...Вот чёрт, дорога! Её не было!
  Я оглянулся: остатки бетонной тропинки исчезали метрах в десяти за спиной. Причём так резко, словно дорожку отсекли ножом. Мало того, я вдруг понял, что ограда и будка охранника тоже пропали, потому что с этого места я уже должен был их видеть. И самый большой купол - я не видел его полушария, торчащего из крон деревьев.
  - Лес - не тот, - сказал Иван и шмыгнув носом, покачал головой. - Это - не те деревья. Пахнут совсем не так.
  Я не очень разбираюсь в растениях, но якуту в этом отношении полностью доверял. Стало быть, произошло одно из двух: или мы так конкретно заблудились, что забрели в незнакомое место, или участок земли с деревьями, строениями, оградой и дорогой просто исчез. И я готов был поверить в первое, как по-дурацки это не звучало, чем принять безумную реальность второго.
  - Пройдём чуть дальше, - тихо сказал я и ощутил, как вспотели ладони, сжимающие Бизон.
  На что я надеялся? На то, что лабораторный комплекс просто очень хорошо спрятался? Стоит обойти вот это огромное дерево (которое я, хоть убей, не помню) и...И мы ткнулись в глухие заросли каких-то странных кустов с длинными синими шипами. Всё, дальше просто не пройти.
  Иван почесал затылок левой рукой, переложил оружие и проделал тут же процедуру правой. Судя по задумчивой физиономии упражнения не помогали.
  - Возвращаемся, - тихо сказал я.
  
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Э.Ридлин "Сердце подскажет" (Любовное фэнтези) | | Ю.Рябинина "Острые грани любви" (Короткий любовный роман) | | Е.Литвинова "Сюрприз для советника" (Любовное фэнтези) | | Д.Рымарь "Девственница Дана" (Современный любовный роман) | | Е.Флат "Аукцион невест" (Попаданцы в другие миры) | | В.Десмонд "Золушка для миллиардера " (Романтическая проза) | | Д.Дэвлин, "Мужчина с Огнестрелом" (Любовное фэнтези) | | К.Амарант "Будь моей судьбой" (Любовное фэнтези) | | О.Гринберга "Огонь в твоей крови" (Любовное фэнтези) | | Д.Хант "Дочь дракона" (Попаданцы в другие миры) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Смекалин "Ловушка архимага" Е.Шепельский "Варвар,который ошибался" В.Южная "Холодные звезды"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"