Май Андрей Николаевич: другие произведения.

Лимб

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    неожиданно работа над этим романом захватила, планирую большую книгу. из всей истории обожаю раннее средневековье. не судите строго, всё только по памяти. явные ляпы исправлю.

  Лимб, перенос и приключения.
  После долгих исканий, мы находим, что искали.
  Но это, то ли, что нам надо?
  Глава 1.
  
  -- Господин Малинов! Вы поймите, найти мир, именно таким как вы пожелаете, невозможно!
  -- Слово невозможно, меня угнетает! Я плачу деньги, огромные деньги. Каждый день моей жизни, дороже сотен миллионов. Для меня максимум полгода и всё.
  -- Простите, но с вашими возможностями, связями и извините, финансовой мощью, вы можете себе клонировать всё кроме мозга. Замена органов как игра в конструктор. Некоторые умудряются не только клонировать органы, но и модифицировать. Вы поймите, простите, что повторяюсь, сто пятьдесят-двести лет вы спокойно себе можете позволить.
  -- Вздор! Каждый день мы теряем сотни и тысячи нейронов. Тех нейронов, в которых прописана сущность разума и души человека. Те, кто пытается обмануть господа бога, обманывают себя. Я видел людей, которым прижили нейроны, нейроны, плоть от плоти. Они пусты как барабан. Да, они поддерживают жизнедеятельность. Но наш биокомпьютер, зная о погибших клетках, записал эти сектора в бэды. И новые молодые нейроны просто не определяет. Они работают, но информацию не "пишут", в них нет души. Она там не живёт. Те люди, у которых больше десяти процентов мозга с подменными нейронами, катастрофически деградируют. Я прохожу лечение, только сдерживающее отмирание клеток мозга. За это расплачиваюсь ускоренным метаболизмом организма. Показывайте, то, что у вас есть!
  -- Ваше желание закон! За всю историю перебросок по лимбу, вы третий человек с таким положением в обществе, пожелавшим смены мира. Мы долго и тщательно отбирали миры. Вы видимо, в силу свой работы, прочли тысячи книг. Ваше представление о мире очень специфично. Вашему вниманию предлагается на выбор три мира, с учётом максимума ваших пожеланий. Первый мир, немного прохладный, жизнь только в экваториальной зоне, но наступила эпоха потепления. Мир живёт в эпоху средневековья. Но это откат об более высокой стадии развития. Максимум был, примерно на уровне конца 19 столетия, если соотносить применительно к Земной истории. Для вас самый подходящий персонаж, второй сын, скажем магистра, скажем религиозного ордена. Папаша скоро умрёт, болезни и ранения. Старший сын полный дегенерат. Вино и женщины.
  -- Не интересно.
  -- Хм. Хорошо. Второй мир, раннее средневековье, примерно с шестого по восьмой век, применительно к Земной истории. Своеобразный мир. Очень много полезных ископаемых, мало населения. Была кровопролитная война, существовало две империи, восточная и западная. Сначала они извели себя войнами, затем страшные эпидемии. Прошло сто пятьдесят лет, Земных лет. Ситуация выправляется. Сейчас, что-то вроде Эпохи Великого переселения народов. Персонаж, дальний родственник одного, скажем графа. Граф бездетен, при смерти. Ждёт наследника. У него три дочери, не замужем. Они вам не кровные родственницы даже. Было два сына, один умер в юности по болезни, второй погиб недавно в битве. Наследник ваш персонаж. Графство большое, но мало людей. Имеет место восстание вассалов, мятеж городов. Вторжение кочевников и ещё проблемы с религиозным лидером местного масштаба.
  -- Дальше.
  -- Третий мир, почти рай. Империя в субтропиках, империя ослаблена противоречиями, имеет место быть восстание провинций. Изнеженный император, гаремные и прочие интриги. Куча кланов и группировок. По типу китайского императорского дома, или Римская империя, скажем времён Нерона. Персонаж, сын погибшего прославленного генерала. Командир тысячи императорской стражи. У персонажа отличная возможность стать императором, есть даже кровное родство с императорской семьёй. Можно прекрасно развернуться.
  -- Покажите картинки.
  -- Господин Малинов, вы же прекрасно понимаете, это не совсем картинки мира, мы видим только отражение в лимбе. Отражение, выловленное оператором.
  -- Показывайте, всё, что есть.
  Значит так. Тот, кому сейчас показывают картины миров, глава огромной издательской империи, Малинов Стас Ольгертович. Начинал как писатель, но особой известности не получил. Сделал сайт, где размещал в свободном доступе новичков. Книги, музыку, игры, видео. Через месяц после запуска, на этом сайте зарегистрировался миллионный подписчик. Рекламодатели обратили внимание. Но Стас не стал размещать рекламу на этом сайте, он сделал площадку анонсов, с которой только можно было попасть уже на сам сайт. Вот там рекламщики и размещали кучи сетевого "поноса". Что приносило Стасу приличный доход. Он пошёл дальше, стал продавать через сеть, накопители информации, в которых полностью всё согласованно с авторами, размещались книги, фото, музыка и фильмы. Тематические подборки. Можно было платить копеечный абонемент и смотреть это всё онлайн. Но многие предпочитали, получить мини хард, с несколькими терабайтами информации и смотреть на любом устройстве, когда угодно и где угодно. А когда пошли виртуальные харды, это стало ещё проще. Вы покупаете виртуальный хард, который ни когда не потеряется, не сломается. Вносите код в любое своё электронное устройство и где бы вы ни были, смотрите или читаете, или слушаете, всё, что на нём записано. На этом Стас сделал миллиарды. Дожив до восьмидесяти пяти лет, он решил красиво уйти. Десяток лет назад открыли лимб. Почему так назвали, ни кто не помнит. Оказалось, что информационное поле Земли связано с информационным полем вселенной, причём связь практически мгновенная. Далее, оказалось, что с помощью лимба, можно переносить душу или сущность человека. Тут дело не в терминологии, а в самой сути. Вы покидаете своё тело, вселяетесь в тело другого разумного. Его разум после такого импакта теряет личность. Происходит как бы перенос файлов с заменой и добавляются новые файлы. От прежней личности остаются базовые знания и умения, всё личностное теряётся. И ещё, перенос осуществляется только в те индивидуумы, которым в течении, самое большее, двух-трёх земных месяцев суждено погибнуть. И ещё один момент, стало возможно спасать разумы, тех, которым суждено погибнуть. Вполне возможно, спасти душу погибшего в какой-нибудь Земной войне, перенести через лимб и вселить его в тело другого, которому суждено погибнуть в течение пары месяцев. При этом, мастерство операторов лимб-компьютеров, стало отточенным настолько, что вносились изменения в имплантируемые души. Допустим абсолютную верность, или знание языка, знание опредёлённых умений. Можно было даже, внести изменения в физические параметры тела. Если будущий носитель тощ, то он после имплантации начинал набирать мышечную массу до достижения заданных параметров. Вариантов сотни тысяч. Ещё особенность, с момента имплантации, вы будете знать причину и время гибели своего носителя с точностью до секунды. Вернее гибели души своего носителя. Что позволяло избежать этого и начать новую ветку жизни. Через лимб стало совсем недавно возможно перебросить некоторые материальные объекты. Происходит, как бы оцифрование, скажем колесницы, перенос её в энергетическом виде и восстановление в физическом. Самый большой перенос о котором я знаю, линкор "Ямато", прошло замечательно. Должен предостеречь, нельзя перебросить предмет, не вписывающийся в картину мира. Нельзя перебросить атомную бомбу в эпоху рабовладельцев. Нельзя перекинуть танк в средневековье. Нельзя по лимбу попасть в собственное прошлое, в любую эпоху истории Земли. Только в другие миры. Кем или как наложены ограничения, до сих пор не ясно.
  -- Ваше слово господин Малинов.
  -- Вариант два и далее по списку.
  -- Позвольте уточнить.
  -- Валяй!
  -- Напоминаю, в данный момент при вашем будущем теле, кстати, у него два титула, тан и князь. Это пересечение родственных связей. Забыл предупредить, после переноса, все названия предметов, меры веса и длины, название предметов, народов, оружия и очень многого, будет созвучно и соотносительно вашим знаниям и скажем определённой транскрипции, для облегчения восприятия вашим мозгом. Допустим, в том мире нет термина - тан, там произносят - вотян. Князь, там -- кзя. Для вас, меч, а там , киос. Ваше сознание будет осуществлять как бы мгновенный перевод, для более привычного понимания. Вы меня слышите?
  -- Дорогой юноша! Я миленький, слышу тебя отменно. Ты суть излагай, для меня секунды жизни, как жемчуг драгоценный бросаемый перед свиньями. А ты тратишь моё время. Усёк? Кстати, младшей моей дочери, сегодня 16 лет, я ещё должен успеть её поздравить. Подарю ей полмиллиарда на мелкие расходы.
  -- Кхе! Хм! Хм! Ах!
  -- Да не облизывай губы. Хорошая она сучка. Тут уж я ни минуты не жалел на воспитание. На Эверест лазили, мамонтов стреляли. В Марианскую впадину ныряли на моём батискафе. Она саблезубого тигра в одиночку брала. Как только открыли заказник всяких вымерших животных, так мы из первых охотников. Потом уже, эти зануды дохлые, пацифисты с зелёными запрет на охоту провели. И никого не колыхало, сколько людей погибло, когда из заказников на Аляске и Чукотке, эти мастодонты разбежались. Правильно, на какие шишы финансировать? Государство денег не выделяло. А так, один мамон, престарелый и больной, десять миллионов. Месяц заказник живёт не парясь. Лось доисторический, миллион. Пещерный лев, пятнадцать миллионов. И всегда, только старые животные. Вот же время, идиотов тупоголовых. Такие как ты ей так, мальчики для битья. Может яйца отстрелить, может заставить ходить с фонариком в жопе. Она, таких унисексовских за версту видит. Давай к нашим баранам.
  -- Да! Простите. Значит в данный момент у вашего будущего обиталища, сто тридцать воинов, скажем так, викингов. Ещё тридцать ветеранов, наёмники разных народов. Плюсом младшие сыновья ярлов, золотая молодёжь. Их двадцать человек. ещё пять десятков варягов, это самые отменные бойцы, княжья дружина, могут как пехота, могут конными, могут как моряки. Если все условности за сутки будут улажены, значит, вы попадёте туда на подходе к острову Аскона. Там прилично населения, хватит тел для вселения. Через два месяца, почти все погибнут под ударами северян, Асов. Тут аналогий нет. Асов теснят ещё более северный народ, совсем дикие Ваны. Асов призовут жители восставших городов вашего графства. Вначале они сметут замок графа, потом возьмут на щит города, а потом разнесут полсотни городков побережья. Сметая всё и всех убивая.
  -- Дальше. И по быстрее, не отвлекаясь. Распечаточку же дадите?
  -- Да! Да! Вы запросили, две сотни норманнов, хирд. Кандидаты найдены, тела подобраны. Преторианцы времён Августа и Тиберия, с трудом набрали только три сотни. Тела подобраны. Из японских самураев вы заказывали три сотни, мы остановились на пяти сотнях кандидатов.
  -- Пять сотен азиатов много, пусть будет четыре сотни, но лучших.
  -- Согласовано. Подобрано две сотни русских лучников, к сожалению, времён Куликовской битвы лимб для данного мира не пропускает.
  -- Лучники, это кто делает луки! Я просил стрелков, тех, кто стреляет из лука. Ясно излагаю?
  -- Прошу прощения. Мы подобрали русских стрелков Владимирского и Новгородского княжеств, перед нашествием Батыя, две сотни. Но это лучшие, можно сказать, ветераны. Владимирские стрелки привычны к бою со степняками, привычные воевать в доспехах. Стреляют из очень мощных клеёных луков. Новгородские стрелки, тоже привычные к доспехам, могут стрелу в щель рыцарского шлёма послать на две сотни метров. Две сотни конницы русской, тяжёлой, образца 1230-1240 года. Тут легко было выбирать, брали самых отчаянных рубак. Швейцарских алебардщиков лимб не пропускает. Зато подобрали византийских катафактариев и рыцарей-храмовников.
  -- Катафактариев не надо. А псы рыцари, это ещё те звери, беру, сколько?
  -- Тридцать шесть человек. Ветераны. Все с многочисленными подвигами. Мы учли, раз вы используете русских, эти свои подвиги заработали в Померании и Пруссии. Пересечений не будет. Нашлось около сотни римских инженеров. Ещё полторы сотни лучших ремесленников. Кузнецы, гончары, ткачи, стеклодувы, бочары, оружейники. Каменщики, рудознатцы. Резчики по камню, производители бумаги. Мыловары. Ювелиры и чеканщики. Всех перечислил?
  -- Дополните, лучники, судостроители, плотники, столяры, мебельщики.
  -- Тогда численность будет более трёх сотен.
  -- Пусть. Посоветуйте с конницей.
  -- В это время, лучшие это либо тюрки, либо хазары. Тюрки создали гигантскую империю. Хазары лет двести арабам противостояли успешно. Пожалуй, лучшая тяжёлая конница. Из лёгкой, бесспорно арабская конница. Можно венгров и печенегов. Хотя, можно авар. Аварский каганат долго противостоял франкам. Гуннов не предлагаю. Готы, герулы, гепиды, не внушают. Скифы в закате былой славы, роксоланы, сарматы и другие кочевники после скифов до угров не представляют особого интереса. Куттигуры и уттигуры, проболгарские племена не выстояли против хазар, их государство со столицей в Фаннагории погибло. Арабы пошли в завоевания под знаменем ислама, трудность ассимиляции значительная. Нумидийская конница, лимб не пропустит, слишком вниз по шкале. Монголы, скорей отпадают. Вариант, кипчаки, они же, половцы. Сложность, длительное противостояние с Русью. Лучше нейтральное племя.
  -- Поступим так, пять десятков тюрок, желательно из рода Ашина, охранников кагана. Тюркских оружейников, они делали литой булат, это отменно. Три десятка арабов, рабы воины, времён ещё до ислама. Можно и оружейников из Дамаска. Можно и одалисок восточных.
  -- В вашей свите уже есть, десяток восточных девушек и даже пара чёрнокожих.
  -- Хорошо! Обойдёмся без одалисок. Авар не надо, не хочу, погибоша аки обры. А сотня лёгкой конницы пусть будут венгры. Вроде с ними мирно жили. Почти сорок лет венгры были под властью Киева. Потом в Паннонию ушли. Всё. Нет, самураев оставьте три сотни. Не надо сильного восточного влияния. Добавьте сотню тяжёлой пехоты Владимиро-Суздальского княжества.
  -- С вашего позволения, подвожу итог. Своих сил у вашего принимающего, 230 воинов, 56 рабов ремесленников и 38 рабынь. К вам уже добавится 1316 воинов и 328 ремесленников, плюс сотня инженеров. В итоге, у вас будет 1746 воинов и 384 ремесленника. Общая численность ваших людей возрастёт до 2500 человек, не забывайте, жёны, дети. Вам нужны проповедники?
  -- Пожалуй! Парочка истовых, очень религиозных, главное искренних и имеющих связи.
  -- Тогда вам повезло, в вашей компании путешествует трое монахов из одной обители, сожженной варварами. У одного из них, глава всех верующих в личных знакомых. В институте церкви наметился раскол. Одни используют религию как возможность наживы и утопают в роскоши. А ваш будущий попутчик как раз оппонент таких взглядов. Ему суждено погибнуть с вашим принимающим. Оставить его как есть?
  -- Да, постараюсь упростить ему жизнь.
  -- Для путешествия такого количества людей надо не менее 20-25 судов. Вы просили, парочку византийских дромонов с сифонами, для метания "греческого огня". Это возможно. Вы просили четыре когга, тоже возможно. Я понимаю для перевозки людей?
  -- Нет! Там будет оружие и снаряжение. Я не поведу безоружных людей. Список оружия мой референт отдал ещё неделю назад. Припоминаю, всё, повторюсь, всё найдено. Кроме китайских ракет. Могу обрадовать...
  -- Я обрадуюсь, когда девку восемь раз за ночь возьму! Говори.
  -- Мы просили найти порох, мы нашли пусть не самый лучший по качеству, но вполне убойный. Целый когг пороха будет у вас. Предвидя ваш вопрос, мастера по изготовлению, только китайцы, скажем китайцы того мира, будете заказывать?
  -- Слушай! Драть твой лысый череп! Ты зачем тянешь моё время? Давно бы сообразил и пару десятков нашёл.
  -- Уже сделано, три семейных клана, 58 человек, вас устроит?
  -- Беру.
  -- Предлагаю вам две триремы, рассвета римской империи, с вороньими клювами. Есть ещё бирема византийская. Парочка боевых лодей руссов и пять надсадов. Есть шесть дракаров. Самый маленький на 12 румов, самый большой на 22. В порту Асконы будет восемь судов, три боевых и пять грузовых.
  -- В триремах на весла кого посажу? Ремесленников? Станут воины такими веслами ворочать. Ладьи беру, надсады, давайте все дракары. Трирему, соблазнительно. Беру бирему. Да пропадать так с музыкой, обе триремы. В одной должны быть баллисты, катапульты. Тараны не забудьте.
  -- Ещё, что?
  -- Бытовую мелочёвку, относительно того времени. Ковры там, шкуры. Животину нельзя же?
  -- Увы.
  -- Тогда, не большую войсковую казну. Серебром и золотом. Бочонков по двадцать вина, сорта сами подберите, только не кислятину. Металл, медь, латунь, бронзу, олово, цинк, свинец. Можно пусть сколько возможно, хром, никель, ванадий, вольфрам. Ртуть. Сера, хлопок чистый. Стекло для линз. Сами же линзы нельзя?
  -- Нет. Я всё записываю.
  -- Так. Магнитный железняк.
  -- Возможен заказ компаса. Уже используют. Очень ограниченно применяется. Можно астрономические приборы простейшие.
  -- Беру. Так, платину, осмий, иридий. Посуду из золота и серебра. Стекло химическое.
  -- Нельзя.
  -- Жлобы! Хорошо, фарфор можно? Посуда для хим лаборатории?
  -- Это возможно.
  -- Забыл, старый маразматичный склеротик, мастеров по фарфору и хрусталю. Ещё мастеров по изготовлению зеркал. И ещё, виноделов, пивоваров и мастеров, кто меда стоялые делал. А самое главное, медиков! Разных профилей и народов. Греки были не плохими медиками, египтяне, китайцы, арабы, индусы. Подберите более-менее путёвых. Пока я тут с вами бодаюсь, сообразил, у меня нет архитекторов или зодчих. Подберите с десяток. Можно итальянцев, французов, китайцев и японцев, можно арабских зодчих. В общем, качественных. И ещё, книгопечатников. А так же я упустил, из ресурсов, азотную и серную кислоту, бензол, селитру, которая для пороха идёт. Можно глицерин, лучшего качества. Соду, поташ, толуол, целлюлозу, нефть, белый фосфор надёжно упакованный. Спирт этиловый, скипидар, дёготь, вазелин, парафин, стеарин. Магний в небольших слитках, хорошо упакованный. Не плохо бы слитки алюминия. Удобрения, какие можно. Семена и саженцы плодовых культур, какие возможны, по максимуму.
  -- Хрусталь не возможен. Зеркала, только серебро и платина, возможен обсидиан. Могу предложить резчиков по камню. Египтяне, обрабатывают яшму, малахит, алебастр, горный хрусталь, из янтаря вырезают интересные вещицы. Лазурит умеют обрабатывать, нефрит, они же резчики по кости и рогу. Получится 73 человека. Медики товар штучный, доступно в общей сложности 23 человека, это очень дорого. Среди них из перечисленных вами народов и ещё парочка кельтов, двое русских травников. Есть кореец, очень перспективный. Он подавал большие надежды, но погиб в проигранной его полководцем битве. Я тогда всех вам заказываю. И большой выбор трав и всего, что нужно для врачебной практики. Естественно, что подходит для того времени. Зодчих, минут через десять подберём, десять человек, это очень штучный товар. Книгопечатников нельзя. Из ресурсного списка отказ по толуолу и удобрениям, всему, кроме селитры. У египтян же отличная лёгкая пехота, времён Клеопатры, можно сотню взять. Сейчас смотрю на рабочей панели, возможно, заказать полторы сотни гоплитов, греческие наёмники. Спартанцы, македонцы, афиняне, фиванцы и родосцы. Берёте? Ещё, критские стрелки и критские моряки. Самые лучшие.
  -- Ты спецом кровь пьёшь?
   -- Я получаю информацию в реальном времени. По заявке производим захват целей. Если захват осуществлён, уже не потеряем. А так, через час, может сутки, мы можем потерять эту возможность, вернуться она может и через месяц и через десять лет.
  -- Египтян беру. Наёмников беру. Стрелков сколько?
  -- Сорок. Моряков сто двадцать три.
  -- Всех беру. Кстати, греки, какого периода?
  -- Времён войн Митридата. Тогда ещё греки были воинами, хорошими воинами. Есть два критских корабля, однопалубники. Они для дальних разведывательных походов или быстрые купеческие. Быстроходные, две мачты с косыми парусами, по двадцать вёсел на сторону. Очень манёвренные. По типу ближе к дракарам, но более мореходные и вместительные. Можно пиратствовать или рейдерские операции. У вас получается 24 корабля и плюс три имеющихся в наличии. Возьмите эти два критских и один транспортный египетский, он просто огромен для тех времён. Большая осадка, вместимость большая, две мачты, гребцов не много. Чисто морской транспорт. Вот смотрю, есть арабская фелюка, парусное оснащение, две галеры византийских. Есть джонки китайские, три штуки. Так, у вас очень много груза, нужны будут транспорты. Вот я смотрю, появились три поморских коча, ну это не большие корабли, два нефа, это уже солиднее и ... удивительно... впервые такое, лимб пропускает такой класс корабля в столь древние эпохи, видимо в том мире уже есть близкие по классу корабли. Доступен галеас. Доступны моряки в количестве 93 человек, разные народы, в основе норвежцы, русы, несколько арабов, византийцы, индусы, венецианцы. Там и моряки и капитаны, и боцманы. Можно будет сформировать работоспособные команды.
  -- Меня интересуют этруски, кельты, индийцы, киевские злато кузнецы, которые зернь умели делать, иранские мастера по серебру до мусульманского периода. Византийский ткачей по шёлку. А если возможно, личинок шелкопряда. Желательно сотню дружинников с порубежья времён Владимира Мономаха. Можно руссов князя Святослава. Подумайте.
  -- Это сложно, этруски почти ассимилированы римлянами в этот период. Кельты, смотрю, возможно, британские кельты устроят? Индийцы, периода с третьего по пятый век нашей эры, не знаю почему, так ограниченно. Мастеровые, все возможны. Дружинники, что-то попробуем сделать. Эти периоды пока закрыты. У вас же есть русские дружинники, можно просто добавить.
  -- В эти времена, мотивация, военный дух максимально высок. Воины не просто выполняют приказы князя или полководца, они рвутся в бой.
  -- Вы заказываете, вам виднее. Мне собственно, хоть африканцев заказывайте. Я бы лучше, рыцарей тевтонского ордена и кнехтов, дополнил английскими лучниками, швейцарской пехотой, испанцами и венгерской конницей. В Венгрии поселились мадьяры и кипчаки, крещёные авары оставались и много других.
  -- Про славян забыл. Они тоже в Паннонии жили. Не зря же в венгерском языке, слова, что связано со скотоводством имеет тюркские корни, а всё связанное с земледелием, славянские. Кстати, швейцарцев вы и не даёте.
  -- Я посмотрю, что можно сделать.
  -- Ответь на вопрос, юноша с взором горящим. Ты на меня смотришь прямо хищным взором тухлой рыбы. Как с книгами? Что можно туда отправить?
  -- Возможно всё, что было написано и переписано с более древних манускриптов с 200 года до рождества Христова и до 1100 уже нашей эры. Хоть всю Александрийскую библиотеку с Пергамской вместе. Любые трактаты, на любом языке. Мы отправляли один раз группу японцев в один мир, они прихватили очень много трактатов из Индийских и Китайских библиотек, даже нашли интересные трактаты времён существования Тунгуткого царства. Всё это доступно, можно отправить. Тем более китайцы у вас будут, грамотные, прочтут и переведут. Будет один медик у вас из тунгутов.
  -- Хорошо, тогда всё, что можно взять по медицине, механике, металлургии. Прекрасно бы, ещё бы труды по строительству, военной науке, философии, финансам. География и история, литература и поэзия, думаю, будут лишними. А такой вопрос, книги по старым технологиям, энциклопедии из современности, но скажем, о технике тех лет и прочее?
  -- Это не возможно! Лимб выставил пределы. Обойти их нельзя. Всё, что в вашей голове останется с вами, даже устройство ядерного реактора и космического шатла. Если вы обладаете подобными знаниями. Но ни каких книг, даже трёхсотлетней давности. Я хочу поинтересоваться, каким языком должны все владеть?
  -- Поясните, мон шер ами.
  -- Все ваши вселенцы будут помнить языки, которыми владели на Земле, так же будут владеть языком или языками своего принимающего. Стираются только личностные параметры, а память в чистом виде, без привязки к личности остаётся. Если ваш принимающий знает три языка он и останется их знать. Вы будете знать имена своих воинов, помнить всех тех, кого знал ваш принимающий. А вот от его характера, слабостей и сильных сторон личности, вы будете избавлены. Будет только всё ваше. Поэтому для таких больших групп вселения мы устанавливаем всем модификат, как знание языка общения, единого для всех. В вашем принимающем, сплелось две ветви, условно германская и славянская. Граф знает как, условно, германское наречие, так и славянское. Однако диалект славянского языка, ведомый графу, отличается от диалекта, которым владеет ваш принимающий. А ещё есть старый имперский язык. Это как латынь на Земле. Все ваши вселенцы попадут в жителей Асконы, они почти все говорят на одном языке, за редким исключением. Некоторые знают имперский язык. К тому же, в отличие от Римской империи, империя окончательно не пала, ещё есть несколько провинций. Восточная империя, оппонент Западной, в сильно урезанном виде, тоже существует. Но им уже не воевать между собой, между ними уже десятки государств. И сил для конфронтации обеих империй, очень ограничено. А вот тайные игры, вполне осуществимы. Они ведутся, и будут вестись. Так какой язык выбрать, языком общения и понятным для всех?
  -- Господин управляющий! Ибо менеджер это и есть управляющий. Вы меня так мягко подвели к идее сделать всеобщим именно имперский язык, пусть будет так. Так, и вопрос на засыпку, японцы, какого исторического периода? А то дадите пятого века воинов, а они тогда далеко не самураи. Моряков беру всех. Корабли беру все.
  -- Я понимаю вашу обеспокоенность. Период междоусобных войн. Когда самураи как раз и выделились в отдельное сословие. Уже появились изогнутые клинки, по типу катаны. В ту эпоху как раз появились первые кузнецы, законодатели, скажем так, моды на дальнейшие столетия. Япония долгое время варилась в собственном соку, история страны не столь уходит вглубь веков, поэтому лимб пропускает японцев образца 14-15 века, до появления португальцев. Не будете аннулировать заказ японцев?
  -- Ты мне весь мозг высосал! Лучше бы другое.
  -- Это предложение? Всё зависит от оплаты за услуги!
  -- Да не суетесь, шлюх ты драный! Беру, конечно, самураев. Беру критские корабли, беру "толстого" египтянина, беру сотню египетской пехоты, беру фелюку. Финикийцев нет? Или вандалов? У них не плохой флот был в своё время. Интересно, возможно японок, скажем из тех, которые для интим услуг?
  -- Вполне возможно, только по внешнему виду это будут далеко не японки.
  -- А давай десятка два, посмотрим, что получится. Счет, пожалуйста.
  -- Я посмотрю, может на Асконе есть девушки подходящей внешности. Аскона центр торговли. Вполне могут быть близкими к азиаткам. Так, вам везёт, есть почти тридцать девушек. Несколько даже высокородных. Жёны и дочери купцов, охранников. Так! Подойдёт 22 девушки. От нашей фирмы, для ровного счёта воинов, вам 164 тяжёлых готских копейщика и тринадцать китайских арбалетчиков. Так же, для облегчения управления войском дарим одного легата, времён Тита. Парочку центурионов. Одного византийского адмирала. Троих русских бояр, командиров пограничной стражи. И особый бонус для столь важного клиента, десять японских ниндзя. По кораблям получается тридцать четыре переносом, три корабля вашего принимающего и можно зафрахтовать восемь кораблей Асконы. Пожалуй, хватит такого флота. С вас пятнадцать миллиардов. С учётом скидок и бонусов.
  -- Ты кошандер драный! А тебе известно, что мне принадлежит 38 процентов вашей шаражки?
  -- Простите, я связываюсь с руководством. Кто унаследует вашу долю в нашей компании?
  -- Доча моя, младшая. Смею вас уверить, если чего не так, она из ваших задниц сделает мишени для метания ножей.
  -- С учётом не полученных вами дивидендов за пять лет, вы получаете скидку в один миллиард. Так же выдаём вам дополнительный бонус, в виде двух византийских галер. Дополнительного обмундирования и вооружения. За наш счёт будет произведена модификация имплантируемых, улучшены некоторые их характеристики. Вам дополнительно придадут сотню легионеров времени правления Марка Аврелия и сотню лучших гладиаторов, получивших свободу своим мастерством. Лучшие бойцы, могут драться в команде, так и в единоборстве. Огромный набор используемого оружия. Сумма огромная, зная размер вашего состояния, всё же, сможете ли вы за сутки перевести требуемую сумму на наш промежуточный счёт?
  -- Не суетись, всё готово. Да, на такую кучу бабок наследники меньше получат. А пускай, я вот с тысячи поднялся.
  -- Скажите, пожалуйста, зачем вам это? С вашими деньгами, вы можете лет двести ещё прожить.
  -- Эх, дурик ты, молодой ещё. Я хочу стоять на своих ногах, я хочу ещё ветер в лицо. Да даже без стимуляторов восемь раз женщину за ночь любить.
  Сказавший это, озорно глянул на менеджера. Подставил электронную подпись. Щёлкнул личным терминалом, запустил процедуру перевода денег.
  -- И ещё, запомни, приятно тратить деньги, заработанные, чем труднее заработаны, тем приятнее тратить. До завтра.
  -- До завтра, господин Малинов.
  -- Старый моразматик! - подумал про себя менеджер. С его деньгами можно ещё лет двести прожить. Пусть последние лет полста в кресле и на вливаниях. Но целых двести лет. А там, прыгнет через лимб, допустим, протянет ещё лет сорок-пятьдесят и всё. А сколько опасностей. Сколько угроз. Тут всё стерильно, всё безопасно. Точно свихнулся.
  После обеда следующего дня, большая делегация расположилась в зале примыкавшего к операторской. Между ними была прозрачная перегородка. Глава издательского дома и вдобавок огромной финансовой империи прибыл, с младшей дочерью, одним из сыновей наследников империи. Присутствовало два телохранителя, консультант, уже очень преклонных лет. Адвокаты и доверенные лица. Личный медик. В свите находилось две дамы, очень сумбурного вида и не понятного возраста, одно можно сказать они близняшки. Ещё одна более молодая мадам. Два парня, скорей всего родные братья.
  После всех положенных протокольных дел и согласований, господин Малинов в последний раз продемонстрировал миру свой вздорный нрав.
  -- Господин старший менеджер, всё согласовано?
  -- О да! Господин Малинов, можете ни о чём не беспокоится. Перенос через лимб, практически мгновенен. В течении десяти минут после переноса, врачи, ваш и наш констатируют отсутствие мозговой деятельности, подписывают заключение о смерти. Вы, как только очнётесь, максимально в быстрый срок, должны произнести кодовую фразу, ваши доверенные убедятся, что вы в новом теле и новом мире. У вас на это минут двадцать. После пробоя, лимб позволяет чётко отслеживать имплантируемого, но не значительное время. Не более двадцати минут, к сожалению. В нашей фирме накладок не было!
  -- Нашей фирме, не забывайте, у меня пусть не контрольный пакет, но и у вашего основного акционера нет контрольного пакета. От позиции моего наследника будет очень много зависеть.
  -- Да, да! Я ни на секунду не забываю об этом. Всё будет по высшему разряду.
  -- Не суетись, лакей!
  -- Я бы просил, так меня не называть!
  -- Я сказал, не суетись. Вызывай своего директора, а лучше основных держателей пакетов акций.
  -- Уверяю вас, это абсолютно излишне. Все строго по плану, инструкциям и согласованиями с вашим управляющим делами.
  -- Послушай! Я сейчас делаю один звонок, ты вылетаешь с работы! Сделай, как я хочу!
  -- Прошу прощения, пара минут!
  --Изволь пошевелиться быстрее! Вот так-то лучше. Господа, простите мою бесцеремонность, но дело не требует отлагательств. Я хочу, что бы в новую жизнь меня сопроводили несколько человек. Это было не заявлено ранее умышленно, прошу простить. Я знаю, вы можете одновременно перебросить из данной точки лимба одновременно до двадцати человек. Со мной будет меньше, но стартуем мы все вместе.
  -- Господин Малинов, так нельзя. Это дополнительные расходы. Это ждать двенадцать часов, процедуры средств на промежуточный счёт. А у нас всё в прицеле. Отложить нельзя. Все изменения, все моменты отлажены, всё согласовано, все действующие лица в течении часа должны быть перенесены, иначе может начаться распад согласования.
  -- Как ты меня утомил! Только два тела нужны с нужными параметрами, для моих телохранителей. Для консультанта, любой парень в возрасте до 20 лет. Любой, только лишь здоровый. Для врача, можно и паренька лет шестнадцати-восемнадцати. Я для этих пятерых, любые тела от десяти до восемнадцати лет. У моего управляющего с собой генеральная доверенность на часть акций вашей шараги. Я расплачусь ими.
  -- Пятнадцать процентов. - высказался один из акционеров.
  -- Господа, пять! И не больше. Завтра, после этой сделки, ваши акции подорожают, чуть не вдвойне. Или я плачу неустойку, десять процентов, как по договору и иду к вашим конкурентам. Я думаю, за такие финансовые вливания, они только своих дочерей голыми массажистками не отправят меня уговорить. Тем более, у меня тридцать три процента акций ваших основных конкурентов и уже сорок шесть процентов акций, компании замыкающей тройку лидеров. Будем договариваться?
  После краткого совещания, акционеры согласились на подобные условия сделки. Им передали генеральную доверенность на пять процентов акций.
  -- Вот и славно! А то не хочу, не буду! Прям, как невинные школьницы ломаетесь! С вашими-то раздолбанными дуплами. Что за жизнь пошла, нормальных мужиков осталось всего пятая часть, бабы беременеют искусственным зачатием. Дожили! Господь, покарай этих жителей Содома и Гоморры. Я рад, мои пять сыновей и три дочери не такие. Пусть это не модно, но своих жён, обихаживают сами, и две мои дочери и снохи рожали сами.
  -- Вы зверь! Это такая травма для женщины! Травма для ребёнка! Вы просто бесчеловечны. Нет, что бы воспользоваться последними благами цивилизации, вы их как крепостных крестьянок заставили рожать. Им прекрасно могли сделать лазерное иссечение и дети прекрасно бы дозрели в искусственных чревах. Это просто не мыслимо. При ваших финансах... такие муки...
  -- Ты всё сказал, безхребетник? Ты смотри, вот моя дочь стоит, на одну стотысячную ошибешься, и представь в своей холёной заднице горящею термитную шашку. Усёк?
  -- Я всё сделаю как надо. И буду рад, что наш мир избавится от подобного мракобесия. Вы несносный человек.
   Тут вступила в разговор исполнительный директор компании, миловидная дамочка.
  -- Господин Малинов. Мы после вчерашнего вашего посещения подготовили вам подарок. Было найдено четыре семьи этрусков, живших по старым традициям, это времена Цезаря, можем их перебросить. Три семьи ремесленники, одна семья царского рода, богатые землевладельцы, они потомственные военные. Итого двадцать восемь человек, воинов из них, пятеро. Из русских ювелиров и иранских чеканщиков подобрали восемь семей. Уже всё согласованно. Индийцы, тут и просто и сложно. Выбор огромен, но что конкретно вам нужно, вы не обозначили. Мы подобрали пять десятков воинов храмовой стражи, это очень профессиональные и свирепые бойцы. Из них один десяток женский. Но они того стоят. И пять десятков ремесленников. Оружейники, ювелиры, ткачи, металлурги. Из кельтов выбрали вам семьдесят четыре человека, опять же кузнецы, оружейники, мастера по чеканке, судостроители. Из них двадцать человек неплохо владеют оружием. По швейцарцам, очень многие их хотят заполучить, и очень часто доступа к ним нет. Сегодня ночью открылось окно, сотня швейцарских алебардщиков у вас будет. И сотня русских дружинников Мономаха.
  -- Вы меня не слыханно обрадовали. Просто поражён. Хотя доподлинно знаю, всё это вы мне сегодня хотели втюхать за тот миллиард, который моя скидка. Типа, дорога ложка к обеду. И не надо ни чего говорить, раз дарите, я принимаю ваш щедрый дар.
  -- У вас большая армия по меркам того мира почти две тысячи четыреста человек. Если добавить воинские ресурсы вашего графства, это будет вторая по численности армия, только у вашего сюзерена короля немногим больше. А флот больше любого другого флота.
  -- А какова армия графства?
  -- Простите великодушно, не могу вам сказать.
  -- Не прощу. Но вынужден принять ваш ответ. Карты хоть дадите?
  -- Хорошо, вы получите карту земель графства, окрестных земель, но не больше. Одна карта будет с указанием возможных мест залежей полезных ископаемых.
  -- И на том спасибо, с паршивой овцы хоть шерсти клок.
  -- Рада вам угодить.
  -- Если рада угодить, нагибайся.
  Дама сморщила носик, дёрнула подбородком.
  -- Да ты не парься, минут пятнадцать же есть у меня, успеем. За миллион.
  -- Господин Малинов, у меня есть жена! Очень милая девушка, не могу её чувства оскорбить своей изменой.
  -- Вот проблема, могу и тебя и твою жену, сумму удвою.
  -- Нет, это не возможно.
  -- Хорошо, утрою сумму.
  -- Ах! Но это правда, не возможно. Она в отъезде, далеко, не успеет приехать до вашего переноса.
  -- Жаль. А ротиком за пол ляма поработаешь?
  -- Исключено, я не шлюшка из борделя. Вокруг столько свидетелей, все мои сотрудники.
  -- Да они будут завидовать тебе, десять минут и полмиллиона на счёте. Да тут половина отдадутся за такие деньги. Хорошо, последнее предложение, шестьсот пятьдесят тысяч. Ваше слово, госпожа исполнительный директор?
  -- Я прикажу установить ширму. Я, правда, не очень умею это делать мужчинам.
  -- Не важно, как умеешь.
   Она буквально убежала готовить кресло переноса для нашего чудака издателя. Благо она не слышала его слов, адресованных ей.
  -- Как я люблю два самых отвратительных человеческих греха, тщеславие и сребролюбие. И как обожаю опускать богомерзкую голубизну с розовостью. Люди-люди, что вы над собой творите?
  Через час, наследники Малинова и его сотрудники дружно смотрели на огромный галоэкран. Транслировалось изображение внутреннего убранство небольшого шатра, на шкурах спал молодой мужчина, двадцати лет, абсолютно белые волосы, не сверх мощного телосложения, скорее среднее физически развит. Крепкие руки, широкие ладони, сильные ноги. Вот по нему пробежалась волна лёгких судорог. Открылись сине сталистого цвета глаза. Оператор лимб компьютера поймал лицо в фокус камеры. Дёрнулись губы и прозвучало не на обычном спике, а на чистом русском, -- Ну, вы блин даёте! Сходил за хлебушком.
  Без вариантов, это мог быть только Стас или он же господин Малинов.
  Все формуляры заполнены, подписи проставлены. Перенос осуществлён. Одна только самая младшая дочь Стаса до последних секунд смотрела на галоэкран. Последней покинула зал.
  Старший менеджер устало раздражённо промокнул расшитым платком пот, сел набирать отчёт. Его прервал один из сотрудников, ведавших контролем над переносом.
  -- Господин Ваутерсон, он нас обманул. Он очень нас надул. Мало того, что наша директриса чуть не задохнулась и облевала пол в операторской, так он ещё и всех нас поимел.
  -- Что такое, господин инженер?
  -- Пятеро тех мутных, отправившихся с ним, это его флешки!
  -- Объясните...
  -- Я специально посмотрел в информационных кластерах. Год назад, сделано открытие, бионакопители информации, имплантаты в череп. Берется несколько клеток мозга из лобных долей, из них выращивают имплантат. В него можно записать до ста теробайт информации. Имплантат очень маленький. А теперь представьте, сколько можно впихать в него информации? Особенно книг и чертежей, а не галокино. А самое прискорбное, при переносе через лимб, переносится вся информация из мозга. А раз имплантат, как бы часть мозга, то мозг принимающего, принимает и всю информацию, причём у него она в свободном доступе, как родная. Если в нашем мире информацию с имплантата можно считать только с помощью устройства, то после переноса, она доступна без всяких устройств. А знаете кто основной акционер этой компании, разработчиков и производителей имплантатов? Я вот даже представить не могу, чем накачены мозги этих пятерых.
  -- Вот же кусок дерьма! Большой кусок свинячьего дерьма! В этот мир больше ни кого не посылать! Ни кого! Закрыть этот мир, вообще убрать из доступных в лимбе! Если только кого из тех, кто захочет его убить. У него есть средства, есть знания, есть воля и желание всё изменить. Натворит он делов. Завтра получу свои бонусные и валю с этой компании. А ты молчи и как можно дольше. Иначе сам уйдёшь через лимб, в тело раба на каменоломнях.
  Я ни чего не ощутил. Ни тошноты и боли, ощущения падения, прочих как бы атрибутов переселения души. Открываю глаза и всё, другое тело. Немного судорог, немного ломоты, не сильная головная боль.
  -- Ну, вы блин даёте. Сходил за хлебушком. - произнёс я по русски. Главное мои родные поймут. Откидывается полог, хозяин бородатого обветренного лица произносит, Тан, порт Асконы, мы входим.
  
  Глава 2.
  Как молоды мы были, как молодо мы били...
  В носики курносики ребят...
  (шуточная переделка из песен).
  Я стою на носу "Орла", парус спущен, идём на вёслах. Сквозь редкий туман проглядывают многочисленные суда, стоящие в бухте. Раннее утро, на острове ещё не знают, что почти половина населения, уже мои люди. Да, скоро начнётся. Радует корабли на месте, стоят на якорях, мелкие суда как туши моржей лежат на галечном берегу. Рядом с "Орлом" горделиво выгибает голову самый быстрый мой корабль, "Лебедь", красивые формы обводов днища, стремительный профиль. С другой стороны, чуть отстав, самый большой дракар, "Вепрь". Он самый вместительный, менее быстроходный, зато на нём могло разместиться больше сотни воинов. А "Орёл" трудяга, если бы можно было украшать дракар головами срубленными с других судов, взятых на абордаж, его корму могли украсить двенадцать голов. А дракару, всего семь лет. "Лебедю" три года, а "Вепрю" десять. Иду к мачте, отдаю приказ разыскать мне Эйнара и из ярлов, Сако. В шатре осматриваюсь, цепляю на пояс парадный меч. Первым пришёл Эйнар, входит, смотрит на меня, спрашиваю, -- Вы продаёте славянский шкаф?
  -- С тумбочкой, - прозвучало в ответ.
  Всё ясно, это мой старик Рюрик, мой верный телохранитель, последние двадцать с небольшим лет. Он опять рядом со мной. Его именно так и звали, Рюрик Всеволодович Неустроев. Ныне ему лет двадцать.. Крепок, хорошо сложен, красив и как всегда язвителен. Входит Сако.
  -- В тени цветущей сакуры...
  -- Писал он последние строки.
  Вот и обмен условными фразами. Вот и мой Сакомото. Я его знаю под таким именем уже лет тридцать. Мастер мастеров, учитель учителей. Всегда молчалив, сдержан, зато стремителен в атаке и абсолютно безжалостен. Он был японцем по отцу и русским по матери. Ему досталось тело, худощавого паренька, лет семнадцати, зато, его мамочка наградила его азиатскими чертами лица. Он был из младших детей ярла, которые ни когда не получат наследства. Дали пару человек, дали немного золота и оружия, вперёд, все пути открыты. Ищи себе землю и данников. Врач ждёт на Асконе. Зову старика Гюнтера, моего советника.
  -- Слушая тебя, мой тан.
  -- Гюнтер, мой ворчливый старик. Я всегда слушал твои советы. А теперь прошу не удивляться. Этих двоих я назначаю своими телохранителями. Эрик и Владмар остаются. Мы прибываем на Аскону, я хочу нанять ещё людей. Нужно произвести впечатление. Четыре телохранителя, только у князей. Боюсь, что врагов у нас будет не мало, нужны ещё люди. И прошу, готовься, сегодня случится очень много удивительного. Очень.
  -- Как скажешь тан. Ты взрослеешь. Может я и дождусь, когда ты сможешь мудро править.
  -- Много впереди событий. Всё может быть на нашем пути. Когда причалим, подбери парням всё, что они посчитают нужным для своей службы.
  -- Мы все твой хирд, тан. Любой из нас готов с тобой войти в валгаллу. Я всё сделаю, тан.
   В порту Асконы не надо было вытаскивать корабли на берег, было много хорошо оборудованных каменных причалов. Говорят, порт Асконы начинали строить ещё имперцы.
  Трое суток сумасшествия. Я знал, моё вместилище, по имени Хелек в той исторической реальности провёл в Асконе сутки. Теперь Хелек я и только утром четвёртого дня, по истечении трёх полных суток, мой флот покинул Аскону. Сколько проклятий я получил, хватит не на одну жизнь. Почти половина населения острова покинула его. Даже четыре десятка храмовой стражи бога морей Регаста, покинула службу и десяток жриц. Думаю, вы догадались, это индусы. Точнее индусы в телах стражников и жриц. Чего только стоило размещение людей по кораблям. Как то им объяснить, что с ними случилось. Им привыкнуть к новым телам, сбить десятки и сотни. Как-то составить команды моряков. Врагу не пожелаешь таких мытарств. Получилось, что четыре из пяти торговых кораблей принадлежат одной семье, а теперь эта семья этруски. Те самые, царского рода. Пятый торговый корабль купили, как и три боевых. Пришлось фрахтовать ещё шесть кораблей. Иначе эти кучи утвари и домашнего скарба было не разместить. Если бы не византийский адмирал, наш флот просто бы рассеялся по морю. Он разработал ордер, место каждого корабля и порядок движения. За что уже надо отдать должное операторам фирмы лимб переноса, они всё сделали отлично. Кандидатуры для вселения подобраны безупречно, увязано сотни нюансов. Я бы даже половину мелочей не мог себе представить. Они с этим справились блестяще. Не зря же, двенадцати операторам на номерные счета капали деньги. Они хорошо отработали вложение. А забава с директрисой, моя маленькая месть и уловка. Когда работники смущённо и порой с любопытством слышали причмокивания и тупили взор. Внёсшееся смятение в работу, дало возможность моим прикормленным операторам протащили огромный объём контрабанды в этот мир. Порой лимб реально не пропускал не которые вещи. Допустим бронзовые отливки, которые были пушечными стволами, не пропускались не под каким соусом. И таких позиций было не мало. Зато более трёхсот книг по истории механики, по прикладной механике, судостроению, первым механическим станкам, первым ткацким станкам. О прессах для отжима масла, водяных мельницах и очень многое и многое. Всё то, с чего началась индустриальная эпоха. Плюс учебники высшей математики, по геометрии, физике, химии. Три сотни этих книг могли реально помочь свершить сильный рывок в развитии. Пять печатных станков в разобранном виде путешествовали в трюмах кораблей. Много медицинских приборов, начиная от скальпелей, заканчивая биксами для стерилизации. Шприцы, зажимы, иглы. Трудно представит несведущему, чего только надо для нормальной жизни современному человеку. Большой набор для хим лаборатории. Микроскопы, два телескопа. Сотня подзорных труб. Станки для шлифовки линз. Прошли через лимб и некоторые современные лекарства. По какому принципу шло отсеивание, не понятно. Удалось протащить динамит, тротил не прошёл. Зато спокойно прошла гремучая ртуть и азид свинца. Я не буду перечислять те тысячи наименований, что удалось перебросить. Всё готовилось заранее, все временно географические координаты вещей были определены и введены, просто надо было запустить процедуру ввода данных и отследить за перемещением и удалить отчёт о проделанной работе. Год подготовки. Целый год. Я почти отдал душу богу. Хорошо, что выходили и ещё пусть не так как в молодости, но мозг работает. В имплантатах девушек близняшек было накачена информация по всей медицине, прикладным наукам, естествознанию, философии, психологии. Да зачем вам перечислять, очень многое, из того, что про запас. Они дублировали знания друг друга, на всякий случай. Дама, которая было одиночной, в её имплантате музыка, песни, стихи, записаны нотные книги Бетховена и Баха, Чайковского и Вагнера. И даже рок музыка. Всё из мира искусства. Изображение картин не стали ей записывать, едва ли она смогла бы изобразить море как Айвазовский. Или нарисовать Джаконду Леонардо. Зато, всё интересное из архитектуры, у неё в голове. И два брата, так же дублируют друг друга. У них информация по военному делу и всёму, что к этому близко. А это ещё множество открытий. Они до самой смерти будут писать и диктовать, что бы выложить на бумагу максимум заложенной в них информации. Их переместили в молодые тела, надеюсь, лет сорок-пятьдесят у них есть. Старик Гюнтер устал ворчать. Он как всегда мрачен. Но порой мелькают в глазах искры счастья. Такой флот ведёт его тан. Больше двух тысяч воинов, почти пять тысяч человек в общей сложности. Это сила, большая сила. Только в сказаниях скальдов можно было слышать, как имперские адмиралы могли вести в бой флот из сотни кораблей и более. Может, бывало такое. Но сейчас такого флота не было ни у кого, даже у всех вместе взятых танов и ярлов, едва ли наберётся столько боевых кораблей. Если только у саксов. Но их длинные чёрные, воняющие ворванью корабли, скорее большие лодки. А на носы своих кораблей они любили прибивать оленьи или кабаньи головы, редко другие. Были с головой моржа или нарвала. Вот корабли Асов красивы. Большие, набор обшивки в гладь, стремительные. Вмещали больше сотни воинов каждый, не редкость с двумя сотнями. Всегда белые, что бы ни различить на фоне льдов. Свои корабли они делали из не гниющей древесины северной лиственницы. Особым образом обрабатывали её, что бы она не щепилась. Постройка корабля занимала у Асов порой от трёх лет до пяти лет. Зато тараны имперских трирем не всегда пробивали борта кораблей Асов. Асы ковали великолепные мечи из морозной стали. Так называли клинки их мечей за неповторимый рисунок, будто морозные разводы, тонкого льда. Но железа у них мало, свои клинки они куют из осколков небесного меча, когда то упавшего на землю. Только оружие достойно морозной стали. Всё остальное они изготавливают из посредственного железа и бронзы. Они мастера по обработке янтаря и кости. А ещё они умеют обрабатывать священный металл орихалк. Белый, как серебро, тяжелее золота. Очень тугоплавкий. Из него делали зеркала и короткие жезлы жрецов. Такие жезлы с ручкой из мамонтовых бивней, стержнем из орихалка и с навершием из янтаря одним прикосновением порой могли парализовать человека. У Асов в почёте были топоры. У каждого воина было по два, боевой с двумя лезвиями, по типу критского Лабра. И один маленький, метательный. Могла быть метательная булава. Луки асы редко применяли, их стрелы с наконечниками из зубов акулы, часто отравлены. Мечи оружие королей и вождей Асов. У них много родов, каждый род имеет своего вождя или короля. По численности роды не так велики, максимум пятьсот человек, весь род. Ванны жили ещё севернее, они не сеяли и пахали. Жили морем, охотой и разбоем. У них не было леса, свои корабли они строили из плавника и китового уса. Делали каркас и обтягивали в несколько слоёв кожей китов, кашалотов, акул и моржей, выделанных особым образом. Ванны не любили железо, кроме клинков асов, те не ржавели. Сами они использовали только бронзу, камень и кость. В бой шли с каменными топорами и палицами, чаше всего из нефрита или базальта. Самые старые воины ходили в бой с гранитными молотами. Ванны приручили мамонтов, использовали их в боях. Доспехи у них в основном из кожи, выделанной так же как для обшивки их кораблей. Но встречались и бронзовые доспехи, не уступающие по прочности железным. Кинжалы они вырезали из бивней моржей. Дротики делали из бивня нарвала или рыбы меч. Встречалась в их водах такая северная разновидность. Они не признавали лук и стрелы. Лучшим оружием были гарпун и трезубец из бронзы. Делали прекрасную посуду из больших кусков агата и малахита. Из некачественного малахита плавили медь. Олово и цинк в их землях было в огромных количествах. Ещё сурьма и серебро. Из серебра почти ни чего не изготавливали, кроме больших блюд под варёное мясо. В основном серебро шло как добавка к меди вместе с оловом или цинком. Использовали горный хрусталь для жертвенных чаш. Делали посуду из бивней мамонтов. У самых старых семей были котлы для варки мяса из камня. В них варили, кидая раскалённые камни в котёл. В многочисленных маленьких речушках с чистейшей водой водились моллюски, в раковинах которых встречался жемчуг особого, северного оттенка. Ваннские умельцы делали искусные инкрустации из перламутра. А ещё в их морских водах встречался особый вид коралла. Удивительно, так далеко на север не живёт ни один коралл. У этого коралла антрацитовый чёрный цвет с молочно перламутровыми прожилками. Фантастическая красота. И были моллюски, из которых получали небесно голубую краску с металлическим отливом. Ими управлял один выборный правитель. Был один главный жрец и единый для всех бог. В тех местах, где жили Асы и Ваны, не было северных оленей, популяция оленей жила восточнее, за Тухлым морем. В их землях были только чёрные и белые медведи, и гигантские лоси. Крупные белые волки и песцы. Много птиц. В море много рыбы и морского зверя. Огромные кальмары, омары до полутора метров. Острова Ванов на границе полярных холодных вод и тёплого западного течения. Постоянные туманы, штормы, снегопады и дожди. В морях множество креветок и рачков, следовательно, большие косяки рыбы. Такие вот соседи нарисовались у моего графства.
  Надо хоть чуть о географии моего нового мира упомянуть. Пока, что знаю, у меня карты только графства и ближайших земель. Наш путь начался от острова Аскона. На карте, левый верхний угол. Это большой остров, похожий на купол из известняка. Два порта на острове, торговый и жреческий, для паломников. Жило на острове тысяч двенадцать человек, это большая плотность населения. Остров лет как сто захвачен племенем условно назовём славян. Наш путь в узкий и глубокий залив на побережье Северного моря. Там в глубине залива, графский замок. С запада граница мной наследуемых земель река Одра. Широкая и полноводная. Примерно в ста километрах от устья реки, впадающей в северное море, река разделена островом на две протоки. Остров шесть километров длинной и полтора километра шириной. На острове замок барона Фора, моего вассала. Хотя барон уже лет как десять забыл о вассальной клятве. С запада на остров ведут три каменных моста. А с острова на восток два. Особенность этих мостов, они очень высокие. Купеческие корабли проплывают под ними, не убирая мачт. Барон просто жирует на поборах с купцов, сам стал крупным купцом. Имеет почти пять сотен войска. Ему не нужны крестьяне, они есть, чисто для поставок прислуги, работников. Всё остальное он может купить. Прошаренный мужичёк. Вниз по течению Одры, больше ни одного моста, есть паром и несколько лодочных переправ. Вот представьте себе, в каких деньгах купается этот барон. У него в замке гостиницы, кабаки и бордели. На восток от Асконы до Замкового залива десяток деревушек на побережье и два небольших городка, Пёрн и Вахов. При прошлом короле, когда он пытался урезонить крупных феодалов, эти два городка и ещё три восточнее, Замкового залива, получили магистраты и частичное самоуправление. Чем быстренько воспользовались и забили на власть графа. Они номинально, как бы в насмешку платили по десять золотых за город, каждый год. Сначала они отсылали налоги королю, а после смерти последнего, забыли это делать для его наследника. Эти городки работали на импорт. Через них в графство поступали товары внутреннего спроса. Который, хорошо стимулировался, запретами на производство целых групп товаров. А порой вообще предпринимались действия, не дать ходу внутреннего производства. Вот растите хлеб и лён, поставляйте воск и мёд. Везите мясо и шкуры, пеньку и лес и всё, больше не напрягайтесь. Города объявили о создании союза пяти городов, этаким подобием Ганзы. Восточнее Замкового залива, с юга на север течёт река Висела, в её устье город Хаков, крупный городок, больше тысячи жителей, плюс подворье. Город специализировался на текстиле, шерстяные и льняные ткани, канаты и паруса. И все близкое с этим. Далее на восток, город Щетин, больше трёх тысяч населения. Большой торг, корабли приходят издалека, каждый год ярмарка. Город торговых домов, греха и разврата. Основа процветания невольничий рынок и экспорт ресурсных товаров графства. В городе постоянно ошивается куча наёмников и авантюристов. И последний город, это Железный порт. В нём много кузнецов и плавильщиков. Но в большей степени всё ориентировано на экспорт. Проще продать железные крицы и получить деньги, чем долбить молотом, ради подковы и лемеха плуга. Надо отдать должное, оружейники Железного порта славятся во всём королевстве. Особенно их кольчуги и пластинчатые доспехи. Рядом Железные горы. Много руды. Они тянутся с севера на юг вдоль побережья Тухлого моря. Собственно берег Тухлого моря и есть граница графства, но восточнее Железных гор ни кто из слуг и воинов не бывал. Говорят, на побережье даже есть города. Тухлое море очень опасно для судоходства. Не зря оно так зовётся, внезапно могут вскипеть волны и запах протухших яиц сводит с ума, а если есть открытый огонь, всё сгорает за считанные удары сердца. Море не глубокое и не широкое, но вот плавать по нему рискованно. А ещё бывает горящий туман, но он только в определённых местах. Стоит кораблю зайти в такое место, запаха тухлых яиц нет, припахивает чем-то, но не так. И только любая искра, корабль обречён. На север от железных гор тянется полуостров, сначала узкий и извилистый, расширяющийся севернее в страну долин и гор. Там живут Асы. Севернее острова Ванов. Самые северные земли. Дальше почти вечные льды. Много отчаянных пыталось проскочить проливом Китов, отделяющим страну Асов от островов Ванов, только один из пяти проскакивал этим путём. Были проливы и севернее, между островов Ванов, но плавать там очень опасно. Не столь опасны сами Ваны, как те воды. А вот Асы любители позабавится с пленниками. В этом они необычайно искусны. Асы перебили у себя мамонтов, а вот Ваны их приручили и всячески их оберегают.
  Замок графа расположен на берегу реки Двинн Ёё, впадающей в море в Замковом заливе. Река вытекает из озера на юге. Красивейшее озеро, как чаша святой воды. Озеро и называется, Чаша Святых Слёз. Чистая и вкусная вода. Само озеро расположено в центре нагорья. В озеро впадает сотня ручьёв и речек, а вытекает одна. На берегу озера находится огромное аббатство, и это ещё одна проблема. Аббат безмерно жадный, чванливый и тщеславный человек. Он претендует на верховную власть в графстве, после смерти старика графа. Имеет определённую поддержку при королевском дворе. Моё появление в роли наследника графства, ему хуже кости в горле. Сложилась своеобразная партия вокруг графа, они убедили его найти себе приемника, объявить своим наследником любого, мало-мальски родственного мужчину, в не старом возрасте. Желательно имеющим хорошую родословную и личные заслуги. Спасибо Хелеку, он подошёл, как ни кто лучше. Так значит, ближе к юго-западному углу графских земель находится старый имперский лагерь, когда-то там стояло два легиона. Рядом с лагерем вырос город Империум, почти две тысячи жителей, потомки связей легионеров и местного населения. А так же старики ветераны часто женились и доживали свой век в Империуме. Единственный город, сохранивший верность графу. Вокруг города много сёл и вилл, всё ухожено. Есть ещё княжество, Трояне, в глухих лесах вдоль Железных гор. Край язычников, поклоняющихся богу Трояну. По договору с графом они не посылают ему воинов, только платят дань шкурами и беспошлинно торгуют и ездят по графству. В их лесах большой храм Трояна, поклонница которому приезжают паломники и из-за Тухлого моря. Другое племя, бодричи, живут в лесах и болотах южнее городов на восток от замка. У них святыня, древний и богатый храм Триглава. К сожалению, там случаются и человеческие жертвоприношения. Храм спрятан глубоко среди болот.Из которых вытекает река Тригла, впадающее в Северное море. Между Хаковым и Щетиным. По реке паломники плывут к храму. Вот это и есть три главных храма самых западных славян, храм Асконы, храм Триглава и храм Трояна. Где то в дубравах между аббатством и Империумом есть забытый храм. Так называют святилище Рода. Это самое древнее святилище. Ни кто точно сейчас не знает, где оно. А может тщательно скрывают. Вера в единого бога наступает. На Асконе половина населения уже верует в единого бога. И вера крепнет и ширится. Одна особенность, аббатство, это бывший дворец имперского губернатора, когда лет триста назад эти земли были окраиной империи. Ещё есть четыре мелких замка, баронов, верно исполнявших долг перед графом. Есть крепость, между аббатством и Железными горами. Там не большой гарнизон контролировал дороги на юг. А южнее маркизат Тога. Номинально вассал Графа. Но вот как два года назад туда вторглись кочевники с юга и доподлинно, что там происходит не известно. Южная граница маркизата, проходит вровень с южным берегом Тухлого моря. Кочевники пришли с юго-востока.
  Есть ещё парочка бывших вилл, ставших замками, в каждом властвуют рыцари. Оба мятежники. Хотя они больше просто грабители, пользуются тем, что графу не до них. Грабят купцов, деревни, угоняют скот, продают людей в рабство. Есть ещё один храм единого бога, его настоятель пусть не такая сволочь как аббат, однако вынужден его поддерживать. Есть ещё небольшая часовенка на горе Перст. Рядом источник и купель. В ней правит службу отшельник. Крепкий ещё старик. Пользуется авторитетом у селян и знати, бывало, крестит за раз по сотне язычников в день, аббат его просто ненавидит. А ещё есть брошенные храмы языческих богов империи. Есть пара крепостей, построенных империей и брошенных. А кто-то их занял и провозгласил себя сеньорами. Есть партия аббата среди рыцарей графа. Не понятно как себя поведут князья, что им лучше, развратник аббат, но не лезущий в их дела или наследник графа с непредсказуемыми деяниями. Хотя близкий к ним по крови. Население разношёрстное. Славяне, алеманы, старые готы, тут их прародина, имперцы, беженцы из каганата, бывшей восточной империи. К этому добавьте, остатки до славянского и до алеманского населения. Скажем кельты. И живущие в самых глухих местах, горных лесах, остатки совсем древней расы диких людей, по внешнему виду не совсем похожих на всех остальных. До сих пор все их орудия из камня, кости и рога. Металлическое оружие у них только трофейное. Их мало, но может они хорошо скрываются? Где-то в горных пещерах, самых не проходимых чащах их гнёзда и они готовы своей свирепостью посчитаться за обиды и жалкое существование. Из сети дорог империи, в хорошем состоянии две. Есть поселения, в которых про графа слыхать не слыхивали, живут сами по себе и в ус не дуют. Тут угроза вторжения Асов. С кочевниками надо решать. Короче, сунулся я в попадос, самый натуральный.
  Сильный и ровный западный ветер скоро гнал наши корабли. Получилось, мы отыграли одни сутки. В той истории Хелек плыл пять дней, мы дошли за четыре. Должен успеть. Зову рыцаря Войта, он посланник графа, призвавший меня принять наследство. Мой отец погиб в бою, совсем недавно. Вернее отец Хелека. Старший брат получил фьёрд, гард и всех людей. "Лебедя" я построил сам, "Орёл", дар отца ещё при жизни. Брат отдал "Кабана". Со мной пошли молодые воины и крепкие старики, пожелавшие умереть в море. В священной роще, во время тинга я спас проповедников единого бога и был им крещён. Там же я набрал молодых обормотов бесцельно болтавшихся у храма. Затем побывал по настоянию матушки на её родине, посетил ещё живого, её отца, князя островов севернее Асконы, он мне отдал под командование варягов. Свирепые ребята, жадные до битвы и крови. Просоленные и обветренные, рубаки, каких мало. Я не стал делить события, что было до моего вселения и после оного.
  -- Войта, скажи, сколько у графа воинов.
  -- Князь, выслушай. В замке, сотня копейщиков и пять десятков стрелков. Около трёх десятков рыцарей, которые без наделов. Сотня лёгкой конницы.
  -- Конные стрелки?
  -- Нет, князь, в кожаных доспехах, с длинными пиками. Я продолжаю. В замке ещё его ворчуны, пять десятков меченосцев, они не знатного происхождения, но все служат графу уже более пятнадцати лет. Их было больше, осталась сотня. Пять десятков в замке, пять десятков в крепости. Можно смело располагать парой сотен тяжёлой пехоты из Имепериума. В крепости, сотня стрелков, полсотни мечников ветеранов, десяток рыцарей. Около сотни вспомогательного войска из крестьян. Для обороны крепости сойдут. В поле я бы их не вывел. Есть ещё пара сотен наёмников барона Новака, друга графа, с ними четыре десятка стрелков, десяток рыцарей и пара десятков лёгкой пехоты. Он занял старую сигнальную башню южнее восточных городов, всячески укрепляется там. Его задача не дать городскому ополчению, вторгнуться на юг и тем более установит контакты с троянами и бодричами. Ещё можно рассчитывать на объединённое войско вассалов. Примерно двадцать рыцарей, сотню копейщиков, сотню стрелков, у одного барона есть два десятка арбалетчиков. Сотня наёмников и пару сотен вспомогательного войска из крестьян. Лёгкой конницы, может десятка три. Ещё есть охрана аббатства, сотни две тяжёлой пехоты при сотне стрелков. Их едва ли заполучить. И ещё охотники, егеря, таможенники, смотрители дорог, консул с ликторами.
  -- А консул это кто?
  -- Консул ведает судом и сбором налогов. Как правили с ним шесть ликторов, они как дознаватели и конвой. Как правило, это работа для бывших солдат-ветеранов или их детей. Последний резерв, это ещё четыре-пять десятков лёгкой пехоты и стрелков. Есть ещё не доученные воины, набраны из крестьян. Их год муштруют, но в бою не были. Надеемся получиться не плохие копейщики.
  -- На всё про всё, полторы тысячи человек, без трёх сотен крестьян, которые вспомогательное войско. Но это если всех собрать в один кулак, что по умолчанию не возможно.
  -- Князь, как ты так быстро сосчитал?
  -- Не обращай внимания. Сколько могут выставить города?
  -- В едином войске три тысячи воинов. Половина наёмники. В основном пехота, только сотни три конницы. Но им могут помогать мятежники из знати, а это ещё до пяти сотен воинов.
  -- Понятно, значит пятьсот воинов на западе, может выйти в поле и полторы-две тысячи на востоке. Серьёзно, очень серьёзно. Если даже и сложить все силы, что в наличии, решающего перевеса нет. Тем более, что всё собрать в кулак я не смогу. Практически равная борьба получается. Хороший расклад. Славный. Спасибо барон. А как поступят князья?
  -- Они будут смотреть свою выгоду, у них нет договоров о военной помощи ни с одной из сторон. Им без разницы, кто будет править, их привилегии не будут трогать, они будут в стороне от драки. Князь смотри, столбы. Там поворот и входим в Замковый залив.
  -- Скажи барон Войта, сколько боевых кораблей у городов?
  -- У всех не больше десятка.
  -- Так скромно?
  -- А зачем им деньги тратить, их охранял королевский флот. Это сейчас король умер, корабли его сгнили. В городах спохватились, но построили всего пока десяток лодей. Через год будет ещё десяток.
  -- Через год у них уже не будет. Спасибо барон. Скажите, что я жду Гюнтера.
   Подходит Гюнтер. Старый вояка буквально сияет.
  -- Добрый ты мой ворчун, Гюнтер. Для тебя у меня как всегда сложное задание. Как только мы причалим, первым разгружать "Лебедь". Сам подберешь команду, берёшь воду и продукты и как можно скорее берёшь курс на северо-восток. Я знаю, твоя мать из асов, у тебя даже татуировка родовая под левой подмышкой. Не дай городам завербовать асов против нас. И предложи асам Железный порт. Я дам им город и земли вокруг его. Только два условия, они дают клятву в верности и мои враги, это их враги. Тогда я буду им помогать. Находи свой род и клан. Уговаривай, убеждай, увещевай. Но не дай городам их нанять. Я не даю золото, я им дам землю и будущее. Города дадут золото и смерть. Ветер пылью разметает их останки.
  -- Я всё сделаю тан. Это мечта всей моей жизни, побывать на родине матери. Я найду свой род, я приведу их.
  -- Только спеши, старый ворчун. Спеши туда и спеши обратно, я буду ждать вестей.
  
  Глава 3.
  
  Флот полностью вошёл в залив. Началось перестроение из походного ордера в боевой. Это на всякий случай. Я перебрался на флагманский дромон. Первым делом высказал признательность адмиралу Велизарию. Про себя подумал, а знает ли он про своего тёзку, одного из удачливых византийских полководцев? Наш адмирал смог, каким-то чудом из рыхлой аморфной массы разношёрстных кораблей сделать подобие эскадры. Подобие, по тому, что за неделю нельзя выучить манёврам и тактике. Нельзя воевать на кораблях, на которых треть от нужного количества моряков. То, что мы дошли до залива, не потеряв ни один корабли, это уже чудо. За это надо поблагодарить и лимб-опреторов. Каждому переселяемому ставился модификатор из трёх блоков, абсолютная верность, полная покорность и безупречная исполнительность. Если бы не это, ещё неизвестно, как бы столь разно племенное образование пережило путешествие. Как только первые корабли вошли в залив, на берегу поднялся столб дыма, дозорные службу несут. Это радует. Надеюсь, мы не опоздали. Из той истории я помню, граф скончался на третий день, после прибытия Хелека. Значит, примерно сутки у меня есть, может больше. Спускаюсь в каюту проповедника, отца Амброзия. Насыщенная судьба у этого священника. Был командиром варварской стражи на одной из границ империи. Его младший брат на той же границе построил церковь, первую в тех местах. Лет двадцать назад империя отозвала последний легион с тех рубежей. Провинция стала самостоятельной державой. Амброзий не сошёлся характерами с ново испечённым главнокомандующим и ушёл к брату в церковь. Там и жил. Церковь стала монастырём. Амброзий стал монахом, дорос до епископа. Всегда ходил в скромном одеянии с деревянным распятием. Надо упомянуть и о самой вере в этом мире. Религия почти калька с христианства, очень много схожих моментов. Приход спасителя, его жертва, воскрешение, апостолы и далее по списку. Основные отличия, не было прокуратора Иудеи. Не было евреев. Спаситель пришёл в столицу империи, там проповедовал, был осуждён за подстрекательство к мятежу и распят. Символом веры был крест. Имевший особенность, он больше походил на букву "т", с маленькой вертикальной черточкой над горизонтальной палочкой. И на кресте вырезалось не распятие, а изображение спасителя с ягнёнком на плечах. В остальном, классическое католичество. Имело место несколько течений, поддерживаемые разными церковными лидерами. Верховного понтифика так и звали-Папа. Амброзий происходил из очень древнего и знатного имперского рода. Его предки всегда были полководцами и жрецами, редко администраторами в высших эшелонах управления империей. На какое-то время его семья утратила влияние. А сам Амброзий был вынужден спасаться от орд варваров спаливших его монастырь. Затем прежний Папа умер и верховным понтификом стал двоюродный брат Амброзия. Они встретились, Амброзий преспокойно мог стать кардиналом и войти в высший конклав. Однако выбрал стезю миссионерства и отправился нести свет веры норманнам. Но свободные дети свободного моря, не приняли просветления и решили прозябать и далее. Хелек едва смог спасти Амброзия от удовольствия быть принесённым в жертву. Вот так они стали почти друзьями. С Амброзием было ещё два монаха, брат Пётр, огромный, страшной силы. Он спокойно мог в Голливуде играть орков и троллей без грима. Бывший декан Амброзия. Носил кованный железный крест, весом больше десяти килограмм. Которым, в самые сложные моменты, мог крестить на право и налево. Внушая трепетное отношение к проповедникам истинной веры. Второй монах, брат Том, худой, с проницательным взором. Каноник и самый молодой из этой святой троицы.
  -- Внимаю тебе, Олег. - приветствовал меня Амброзий.
  -- Святой отец...
  -- Брось Олег, был бы я святым, моим дерьмом можно было бы мазаться в искупление грехов. Был бы я твоим отцом, я бы порол тебя до сих пор. Не будем богохульствовать. Отец наш всевышний, один и един. Он творец и создатель. Всё остальное в мире приниматься через замысел его, который мы часто не в силах постичь. По этому обращайся ко мне -- учитель. Я показал тебе путь и если ты не прогонишь меня, буду помогать тебе, идти по этому пути.
  -- Благословите учитель. Начинается новый путь, неведомые препятствия нас ждут. Вполне возможно, что аббат в замке графа. Будет не просто.
  -- Я буду рад аббату, у меня для него есть булла от Папы. Думаю, он очень обрадуется. Не беспокойся, с верой разобраться моя забота. Ты установи порядок в землях своих. Дай покой селянам и ремесленникам, не лей понапрасну кровь. И помни, забрать жизнь легко, дать жизнь ты не в силах. Всем жизнь даёт творец наш и испытывает он нашу крепость веры. Не подавайся искушениям, будь смиренным и благочестивым. Но не позволяй отринувшим бога творить зло и беззаконие. Не позволяй истязать и надругаться. Ни когда не подымай руку на детей и беременных женщин. И ни когда, ни кому не позволяй это делать. Пусть укрепится твоя вера.
  -- Благодарю учитель.
  -- Я бы хотел просить тебя Олег, когда сойду на берег дать мне пару десятков дружинников русских. Они благочестивы и часто поминают богородицу. Я бы хотел в окружении смиренный и благопристойных лиц побеседовать с аббатом. Уж больно мне понравились дружинники, если кого из них ударят по щеке, они с радостью снесут голову обидчику. Просто образец богобоязненности. Мне бы вот таких пару десятков, самых-самых смиренных.
  -- Я лично позабочусь учитель. Выберу самых смиренных. Что бы хоть не ржали над вашими очень высокопарными и замысловатыми оборотами речи. Ибо сообразительные они, неимоверно.
  -- Теперь я тебе дарю благо, за столь тонкое понимание нужд, скромного служителя нашей матери церкви. Иди и верь в бога и себя.
  Фу, протокольный церемониал окончен, можно действовать. Хотя Амброзий начинает мне искренне нравится. Среди моих воинов он в своей тарелке. Может такое сказать, что бывалых в краску вгонит, может так руку сжать, что кости затрещат. За столом прекрасно пользуется вилкой и ножом. Ценит хорошие вина. А если уж прижмёт, может со всей смиренности так вдарить, мало не покажется. На состязаниях в день отплытия с Асконы, его идея, выиграл бой на копьях, третий в бою на мечах. Хороший наездник. И не скажешь, что уже пятьдесят лет мужику.
  Поднимаюсь на палубу.
  -- Архонт, показалась крепость. Архонтом зовёт меня адмирал Велизарий. Византийский титул, примерно как княжеский. Вот значит здесь моя деревня, вот мой дом родной. А замок приличный. Скорее всего это бывшая имперская крепость и порт. Мощные высокие башни, стены не меньше шести метров высотой, удивительно, высокие узкие бойницы между массивными зубцами. Такое было уже в позднем средневековье. Видно два ряда стен и цитадель. Самой большой башни, донжона нет. Цитадель из четырёх башен и стены между ними метров в восемь - девять высотой. Куда уж мощнее. По-хорошему, такая крепость может на своих стенах расположить не одну тысячу воинов. На стенах суета. На наших мачтах флаги моего рода. Только на мачте флагмана флаг графства и мой личный штандарт. Барон Войта первым высаживается на берег. Его встречают. Трубит трубач, стрелки уходят со стен. Уже приятнее. С "Лебедя", Войта с него сошёл на берег, взлетает ракета. Вот и всё, пришло время принимать ношу. Забыл упомянуть. Старого графа звали Дракон. Графство было Драконатом. На флаге моего рода, атакующий сокол. Мой штандарт, оскаленная пасть чудовища, можно принять за дракона. Любит же судьба сюрпризы. Ох, любит.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"