Майкл Станислав Николаевич: другие произведения.

Туман в области знаний

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Получи деньги за своё произведение здесь
Peклaмa
Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:


   0x08 graphic
Жизнь под стук колёс. Весь мир из окна вагона. Поезд из города детства в светлый мир последней мечты и надежд. Mykl
  
  
  
   Ту­ман в об­лас­ти зна­ний
  
   Тра­ва бы­ла мок­рая, ту­ман ещё не рас­се­ял­ся, на­чи­на­ли про­би­вать­ся пер­вые ут­рен­ние и уже по­след­ние для ме­ня сол­неч­ные лу­чи. Го­во­рят, си­лой во­ли мож­но на гла­зах у изумлённой пуб­ли­ки ис­це­лить ко­ло­тые и ре­за­ные ра­ны. Но то ли пуб­ли­ки не бы­ло, то ли во­ли не хва­ти­ло, моя пу­ле­вая не за­тя­ги­ва­лась. Соз­на­ние уп­лы­ва­ло, боль поч­ти не ощу­ща­лась. Жаль, ведь за­да­ние бы­ло прак­ти­че­ски вы­пол­не­но, хо­тя об этом уже ни­кто не уз­на­ет. Бо­же, о чем я ду­маю, ведь это послед­ние ми­ну­ты мо­ей жиз­ни. Кто-то пойдёт по­сле ме­ня, и я уже ни­чем не мо­гу по­мочь им.
  
   0x01 graphic
  
   Те­ле­фон в ка­би­не­те ди­рек­то­ра чи­каг­ско­го от­де­ле­ния CIA Фрэн­ка Лоу­эла за­зво­нил не­ожи­дан­но и как все­гда не во­вре­мя. Ока­за­лось, зво­нит Mykl, на­чаль­ник сек­то­ра средств элек­трон­ной раз­вед­ки и про­сит сроч­но при­нять его. За­хо­ди, бурк­нул я в труб­ку и оки­нул взгля­дом ка­би­нет в по­ис­ках си­га­рет. Что это ему при­спи­чи­ло в та­кую рань? Сроч­ных за­да­ний у не­го сей­час нет, в его сек­то­ре все спо­кой­но, го­лос ров­ный, но ка­кой-то уж очень офи­ци­аль­ный. Что-то слу­чи­лось? Лич­ное? Он ведь хо­лост, и уже дав­но. Род­ст­вен­ни­ков прак­ти­че­ски нет. Зна­чит дру­зья или ра­бо­та. Или и то и дру­гое. Ин­те­рес­но, у ко­го из его дру­зей мог­ли воз­ник­нуть про­бле­мы? Ком­пь­ю­тер бы­ст­ро вы­вел спи­сок имён. Не гус­то. Или мы че­го-то о нем не зна­ем? Нет, не­из­вест­ные дру­зья ма­ло­ве­ро­ят­но, он всю ночь провёл в сек­то­ре на ра­бо­те, а по на­шим но­ме­рам мо­гут по­зво­нить толь­ко из­бран­ные. Зна­чит это кто-то из на­ших и не из его сек­то­ра. Наи­бо­лее ве­ро­ят­но, что это Вол­ков Са­ша, рус­ский, не­дав­но при­был из Мо­ск­вы для свя­зи с ФСБ по те­ме "Flora". По­хо­же, про­бле­мы там. То­гда по­че­му Mykl, а не на­чаль­ник внеш­не­го от­де­ла, воз­мож­но, он ещё ни­че­го не зна­ет. И, по-ви­ди­мо­му, но­во­сти пло­хие. Пло­хие но­во­сти - что-то слу­чи­лось с Са­шей? То­гда что с за­да­ни­ем и как Mykl уз­нал о про­бле­мах? Мо­жет ин­туи­ция или пло­хие пред­чув­ст­вия? Нет, из-за пред­чув­ст­вий он не при­шёл бы ко мне в та­кую рань. То­гда он мо­жет прий­ти толь­ко с од­ним во­про­сом. У Са­ши воз­ник­ли про­бле­мы, и Mykl хо­чет по­мочь дру­гу. Од­на­ко что там мог­ло слу­чить­ся? Во внеш­нем от­де­ле хо­ро­шие спе­циа­ли­сты, и Са­ша име­ет про­фес­сио­наль­ную пер­во­класс­ную под­держ­ку. Под­клю­чить Mykl'а к те­ме "Flora" - зна­чит ос­та­вить его сек­тор без луч­ше­го спе­циа­ли­ста. Прав­да, и ра­бо­та весь­ма серь­ёз­ная. Итак, Mykl. По те­ме Flora мы уже по­те­ря­ли дво­их спе­циа­ли­стов, не­у­же­ли и Са­ша? Что-то не так в на­шем ко­ро­лев­ст­ве или кто-то нам очень "гра­мот­но по­мо­га­ет". Кто и где? Стук в дверь за­ста­вил пре­рвать раз­мыш­ле­ния. Дверь при­от­кры­лась, и поя­вил­ся Mykl. За­хо­ди, при­са­жи­вай­ся, ска­зал я и за­ку­рил. Ин­те­рес­ная это шту­ка, раз­го­во­ры гла­за­ми. Он, ви­ди­мо, до­га­дал­ся о мо­их уп­раж­не­ни­ях, а я ду­маю, что знаю, за­чем он пришёл. Ми­ну­та мол­ча­ния, оцен­ка си­туа­ции и воз­мож­ных оши­бок. Mykl каш­ля­нул, дос­тал си­га­ре­ты, по­мял од­ну в ру­ке и ти­хо ска­зал: - "Са­ши боль­ше нет".
   Зна­чит, оп­рав­да­лись худ­шие пред­по­ло­же­ния. За­даю ба­наль­ный во­прос - как уз­нал?
   Ме­ст­ный де­тек­тив по­зво­нил из мо­те­ля "Chelsea Motor". Он пеш­ком шел на ра­бо­ту и слу­чай­но в тра­ве у кус­тов за­ме­тил ле­жа­ще­го че­ло­ве­ка. Не­из­вест­ный ле­жал с пу­ле­вой ра­ной в гру­ди, ис­те­кая кро­вью. На­кло­нив­шись, де­тек­тив ус­лы­шал но­мер те­ле­фо­на и сло­во, ко­то­рое пло­хо ра­зо­брал. По­хо­же на "Kent...". Боль­ше ра­не­ный ни­че­го ска­зать уже не мог, он скон­чал­ся. Стре­ля­ли с близ­ко­го рас­стоя­ния, и па­рень яв­но не ока­зы­вал со­про­тив­ле­ния, так как при нем об­на­ру­жен по­ли­цей­ский кольт три­дцать вось­мо­го ка­либ­ра с пол­ной обой­мой. Ря­дом с те­лом, на лы­сом от тра­вы мес­те ка­кие-то зна­ки или про­сто раз­ма­зан­ная стран­ным узо­ром кровь, де­тек­тив не ра­зо­брал. Он вы­звал след­ст­вен­ную груп­пу и по­зво­нил по те­ле­фо­ну, ко­то­рый ус­лы­шал от уми­раю­ще­го. Ко­рот­ко это все на дан­ный мо­мент. На мес­те ра­бо­та­ют спе­циа­ли­сты. Про­шу Ва­ше­го раз­ре­ше­ния за­нять­ся этим де­лом.
   - Как ты ду­ма­ешь, Mykl, сколь­ко им по­на­до­бит­ся вре­ме­ни, что­бы ус­та­но­вить его лич­ность?
   - Не знаю, ду­маю, по­ли­ция ус­та­но­вит лич­ность по до­ку­мен­там на ору­жие, и не бу­дет ко­пать даль­ше. В про­тив­ном слу­чае придётся вме­шать­ся внеш­не­му от­де­лу.
   - Mykl, кто-ни­будь ещё зна­ет, что ты у ме­ня?
   В этот мо­мент на­ши гла­за опять встре­ти­лись и, по­хо­же, от­вет уже стал не ну­жен. Стран­ные ино­гда мыс­ли при­хо­дят на­чаль­ни­кам и подчинённым од­но­вре­мен­но. По­хо­же, на­ши по­зи­ции ста­но­ви­лись бо­лее определёнными. Ста­ло оче­вид­но, что в при­ка­зах нет не­об­хо­ди­мо­сти. На­до про­ве­рить ка­би­нет, ведь ино­гда слу­ча­ет­ся и не­ве­ро­ят­ное. Ес­ли так, то опе­ра­ция ста­ла бес­смыс­лен­ной ещё до то­го как на­ча­лась. Mykl по­ни­маю­ще кив­нул, мед­лен­но под­нял­ся с крес­ла и, не обо­ра­чи­ва­ясь, вы­шел из ка­би­не­та.
   От бо­ли ны­ло серд­це. Са­ни боль­ше нет. Ка­жет­ся, шеф по­нял ме­ня. Стран­но, мы ви­дим­ся так ред­ко, но этот че­ло­век за­ни­ма­ет своё ме­сто. Кто-то про­дал Са­ню, но кто, и где эта тварь пря­чет­ся? Да­же ду­мать труд­но, мыс­ли пу­та­ют­ся, в гор­ле пе­ре­со­хло, ощу­ще­ние та­кое, буд­то дро­жат ко­ле­ни. А мо­жет, и вправ­ду дро­жат? Так хо­чет­ся по­ехать и, по край­ней ме­ре, уз­нать все что мож­но, но ра­зум­но ли это де­лать сей­час. Все зна­ют, что Са­ня был мо­им дру­гом и ес­те­ст­вен­но, что я со­рвал­ся на ме­сто тра­ге­дии. С дру­гой сто­ро­ны, где сей­час та мразь, ко­то­рая уби­ла Са­ню? Это про­изош­ло око­ло пя­ти ча­сов ут­ра. Сей­час на­ча­ло седь­мо­го. Зна­чит, ес­ли ис­клю­чить самолёт, вертолёт и ана­ло­гич­ные сред­ст­ва, то в ра­диу­се ста, ста два­дца­ти ки­ло­мет­ров. То есть в лю­бой точ­ке го­ро­да. Или у нас в цен­тре? Ин­те­рес­но, поя­вил­ся ли в цен­тре кто-ни­будь за эти два ча­са? Сни­маю труб­ку и на­би­раю но­мер от­де­ле­ния ох­ра­ны. Раздаётся гу­док, я бы­ст­ро ве­шаю труб­ку. Ес­ли про­тив­ник не ду­рак, а со­мне­вать­ся в этом не при­хо­дит­ся, то че­рез ми­ну­ту он мо­жет знать, от­ку­да пы­та­лись по­зво­нить в от­де­ле­ние ох­ра­ны и, сле­до­ва­тель­но, кто из на­ших за­нял­ся рас­сле­до­ва­ни­ем. Сле­до­ва­тель­но, бы­ст­ро на ком­му­та­тор. Пу­лей про­ле­таю пять эта­жей вниз и вле­таю к опе­ра­то­рам. За­ды­ха­ясь, под­ле­таю к оча­ро­ва­тель­ной де­вуш­ке, вы­кри­ки­ваю "Кто ин­те­ре­со­вал­ся по­след­ним звон­ком в от­де­ле­ние ох­ра­ны?". Де­вуш­ки смущённо пе­ре­гля­ну­лись и од­на, рас­те­рян­но от­ве­ти­ла "ни­кто". Из сво­ей ко­мор­ки вы­шел Майк, де­жур­ный по ком­му­та­то­ру и с удив­ле­ни­ем по­ин­те­ре­со­вал­ся, что за шум?
  
   0x01 graphic
  
   На­сту­пи­ла не­лов­кая пау­за, я мах­нул ру­кой, по­вер­нул­ся к вы­хо­ду и в этот мо­мент сра­бо­тал один из зум­ме­ров. Я ос­та­но­вил­ся, при­слу­шал­ся. И вдруг, не ве­рю сво­им ушам, го­лос ше­фа раз­вед­ки ин­те­ре­су­ет­ся звон­ком в от­де­ле­ние ох­ра­ны. Мгно­вен­но но­ги примёрзли к по­лу. По­во­ра­чи­ва­юсь и паль­цем у рта с по­мо­щью ми­ми­ки умо­ляю де­вуш­ку не го­во­рить обо мне. Она де­ло­ви­то из­вле­ка­ет из ком­пь­ю­те­ра нуж­ную ин­фор­ма­цию о звон­ке из мое­го сек­то­ра и со­об­ща­ет ее ше­фу. Про ме­ня ни сло­ва. Но ведь дан­ных обо мне нет в ком­пь­ю­те­ре. Ну что ж, шо­ко­лад­ка за мной. Де­вуш­ки и Майк про­во­жа­ют ме­ня удивлёнными взгля­да­ми, но по­ра­зи­тель­но, во­про­сов не за­да­ют.
   Мед­лен­но воз­вра­ща­юсь в свой сек­тор, в то вре­мя как ми­ми­ка стро­ит не­по­нят­ные ро­жи. Да, есть о чем по­ду­мать. Ин­те­рес­но, об­ра­щал­ся ли кто-ни­будь в сек­тор ох­ра­ны? Во­об­ще, в на­шем ве­дом­ст­ве не при­ня­то за­да­вать лиш­ние во­про­сы, но все же, ка­кое за­да­ние вы­пол­нял Са­ня? По­че­му шеф по­зво­нил на ком­му­та­тор и ко­му бу­дет по­ру­че­но про­ве­рить его ка­би­нет в Chicago? Да и жуч­ки ли на­до ис­кать? Тео­ре­ти­че­ски, за все но­вые сред­ст­ва элек­трон­ной раз­вед­ки от­ве­ча­ет мой сек­тор. Ко­неч­но, в на­шей сис­те­ме есть класс­ные спе­циа­ли­сты элек­трон­щи­ки, ко­то­рые не име­ют от­но­ше­ния к мо­ему сек­то­ру, но ведь толь­ко у нас есть но­вей­шие сред­ст­ва, о ко­то­рых во­об­ще ма­ло кто зна­ет. Глу­пые ка­кие-то мыс­ли ле­зут в го­ло­ву. От­кры­ваю дверь в ла­бо­ра­то­рию, за­хо­жу, иду в свой ка­би­нет, ос­мат­ри­ваю со­труд­ни­ков. Поч­ти все уже на мес­тах, хо­тя до на­ча­ла ра­бо­че­го дня ещё есть вре­мя. Ка­ж­до­му из этих лю­дей до­ве­ряю как се­бе и ка­ж­дый, дей­ст­ви­тель­но, на­стоя­щий спе­циа­лист в сво­ём де­ле. На­чи­на­ет­ся обыч­ный ра­бо­чий день. Вхо­жу в ка­би­нет, ос­мат­ри­ва­юсь, ки­даю си­га­ре­ты на стол, ку­рить что-то не хо­чет­ся, на­до во­об­ще бро­сать, вспо­ми­наю, на сто­ле у ше­фа то­же ле­жа­ла пач­ка "Kent". Да, Са­ня уже не зайдёт в мой ка­би­нет. Зво­нок се­лек­то­ра за­ста­вил от­влечь­ся от мыс­лей и вер­нул к ре­аль­но­сти. Сек­ре­тар­ша, ми­лым го­ло­сом пре­ду­пре­ди­ла, что всех на­чаль­ни­ков от­де­лов и сек­то­ров про­сят со­брать­ся к вось­ми ча­сам в ка­би­не­те ди­рек­то­ра. Смот­рю на ча­сы, ещё есть вре­мя, но уже мож­но по­ти­хо­неч­ку ид­ти. В этот мо­мент дверь от­кры­ва­ет­ся, и Джейк про­сит раз­ре­ше­ния зай­ти.
   - За­хо­ди, но у нас все­го не­сколь­ко ми­нут, ухо­жу на со­ве­ща­ние. Джейк ве­се­ло улы­ба­ет­ся.
   - Я мно­го вре­ме­ни не зай­му. Ко­неч­но пус­тяк, но в на­шем де­ле и это бы­ва­ет по­лез­но. Се­го­дня ут­ром я, как все­гда, про­ве­рял ноч­ные за­пи­си спут­ни­ко­во­го ка­на­ла и кро­ме обыч­ных свя­зей нашёл стран­ный сбой. Впе­чат­ле­ние та­кое, что пе­ре­дат­чик был за­дей­ст­во­ван, но связь не со­стоя­лась или про­изош­ло лож­ное сра­ба­ты­ва­ние приёмника. Са­мое стран­ное, что час­то­та, на ко­то­рой сра­бо­тал приёмник не вхо­дит в спи­сок на­ших час­тот, вре­мя свя­зи не со­от­вет­ст­ву­ет свя­зи с на­ши­ми спут­ни­ка­ми, но код вхо­да на связь наш. Все это не­воз­мож­но, так как толь­ко на­ши спут­ни­ки ис­поль­зу­ют эти ко­ды, но приёмник не ра­бо­тал в это вре­мя с на­шим спут­ни­ком. Сказ­ка или ино­пла­не­тя­не.
   - Джейк, это мо­жет быть ин­те­рес­но. Под­го­товь и про­ана­ли­зи­руй всю ин­фор­ма­цию к мо­ему воз­вра­ще­нию. Убе­ри из ре­ги­ст­ра­ции со­об­ще­ние о не­со­сто­яв­шей­ся свя­зи. По­ка. На­де­юсь, что ско­ро вер­нусь.
   Ров­но в во­семь вхо­жу в ка­би­нет, где уже со­бра­лось все на­чаль­ст­во. За­ни­маю своё ме­сто и ос­мат­ри­ва­юсь во­круг. Фрэнк Лоу­эл, ди­рек­тор чи­каг­ско­го от­де­ле­ния раз­вед­ки, под­нял ру­ку, и на­сту­пи­ла ти­ши­на. Про­шу всех встать, ти­хо ска­зал Фрэнк. Се­го­дня, око­ло пя­ти ча­сов ут­ра, в при­го­ро­де Чи­ка­го об­на­ру­же­но те­ло со­труд­ни­ка ФСБ, ко­то­рый ра­бо­тал у нас по спе­ци­аль­но­му со­гла­ше­нию с Мо­ск­вой - Алек­сан­д­ра Вла­ди­ми­ро­ви­ча Вол­ко­ва. Он был за­стре­лен. Про­шу поч­тить па­мять на­ше­го кол­ле­ги, ко­то­рый за ко­рот­кий срок ра­бо­ты в на­шем ве­дом­ст­ве за­ре­ко­мен­до­вал се­бя как ис­клю­чи­тель­но гра­мот­ный спе­циа­лист и хо­ро­ший то­ва­рищ. Че­рез ми­ну­ту все се­ли. В ка­би­не­те во­ца­ри­лась гро­бо­вая ти­ши­на. Фрэнк пре­рвал ее. Рас­сле­до­ва­ни­ем за­ни­ма­ет­ся ме­ст­ное от­де­ле­ние ФБР. Ре­ше­ние о вре­ме­ни и мес­те за­хо­ро­не­ния бу­дет при­ня­то род­ст­вен­ни­ка­ми. С на­шей сто­ро­ны, со­про­во­ж­де­ние рас­сле­до­ва­ния по­ру­ча­ет­ся на­чаль­ни­ку спе­ци­аль­ной след­ст­вен­ной груп­пы внеш­не­го от­де­ла Ди­ку По­сте­ру. Дик По­стер, Mykl Stoun и Дэн Гло­вер ос­та­нут­ся, ос­таль­ные сво­бод­ны. В ка­би­не­те за­гро­хо­та­ли сту­лья, все рас­хо­ди­лись по сво­им от­де­лам, не­ко­то­рые ти­хо об­ме­ни­ва­лись ин­фор­ма­ци­ей. На­ко­нец дверь в ка­би­нет за­кры­лась, и мы ос­та­лись вчет­ве­ром.
   - Mykl, по­ни­маю и раз­де­ляю твоё го­ре. Знаю что вы ..., ну, в об­щем, при­ми мои со­бо­лез­но­ва­ния. Мы сде­ла­ем все, что­бы ра­зо­брать­ся в этом де­ле. Од­на­ко ты не смо­жешь при­сут­ст­во­вать на по­хо­ро­нах сво­его дру­га. Те­бе при­ка­за­но се­го­дня же от­быть в Ва­шинг­тон для оз­на­ком­ле­ния с но­вой тех­ни­кой. Из Ва­шинг­то­на ты ко­ман­ди­ру­ешь­ся в Рос­сию. В Мо­ск­ве встре­тишь­ся с ро­ди­те­ля­ми Са­ши Вол­ко­ва и то­ва­ри­ща­ми из управ­ле­ния. Все ин­ст­рук­ции по­лу­чишь в Ва­шинг­то­не. Ден обес­пе­чи­ва­ет всю не­об­хо­ди­мую ор­га­ни­за­ци­он­ную под­держ­ку тво­ей ко­ман­ди­ров­ки. Де­та­ли об­су­ди­те в ра­бо­чем по­ряд­ке. Из­ви­ни Mykl, это при­каз. Дик не вме­ши­ва­ет­ся в дей­ст­вия по­ли­ции. По­иск убий­цы не вхо­дит в его за­да­чу. Ему не­об­хо­ди­мо най­ти толь­ко ка­нал утеч­ки ин­фор­ма­ции. О ре­зуль­та­тах рас­сле­до­ва­ния Дик док­ла­ды­ва­ет мне в обыч­ном по­ряд­ке. Рас­сле­до­ва­ние долж­но быть мак­си­маль­но под­дер­жа­но тех­ни­че­ски­ми сред­ст­ва­ми. Про­шу те­бя Mykl, до отъ­ез­да обес­пе­чить Ди­ка всем не­об­хо­ди­мым и по­зна­ко­мить его с тво­им за­мес­ти­те­лем на вре­мя ко­ман­ди­ров­ки. Же­лаю уда­чи.
   На этом ау­ди­ен­ция за­кон­чи­лась. Труд­но пе­ре­дать сло­ва­ми, что тво­ри­лось у ме­ня в ду­ше. Ка­кой об­ман. Ведь, ка­жет­ся, с ше­фом мы обо всем до­го­во­ри­лись. Он раз­ре­шил мне за­нять­ся рас­сле­до­ва­ни­ем, а те­перь, по­сы­ла­ет ме­ня в Рос­сию. Мне за­пре­ще­но да­же по­хо­ро­нить дру­га. И да­же Ди­ку за­пре­ще­но ис­кать убий­цу. По­ли­ция же ни­ко­гда его не найдёт и смерть мое­го дру­га ос­та­нет­ся не отомщённой. Дик дог­нал ме­ня, ок­лик­нул. Я по­вер­нул­ся и не уз­нал при­яте­ля. Ви­ди­мо, моё ли­цо бы­ло столь впе­чат­ляю­щим, что вид Ди­ка не вы­ра­жал ни­че­го кро­ме ис­пу­га. Я с не­имо­вер­ным тру­дом изо­бра­зил по­до­бие улыб­ки, ска­зал, что рад ока­зать ему всю не­об­хо­ди­мую по­мощь и по­про­сил зай­ти че­рез па­ру ча­сов.
   В мо­ем ка­би­не­те на сто­ле ле­жа­ла пап­ка, а Джейк си­дел в крес­ле и пил ко­фе с двой­ным фиш­бур­ге­ром. В же­луд­ке за­ур­ча­ло, я по­про­сил на­лить мне то­же и сел за стол. Ко­фе ока­зал­ся креп­ким, го­ря­чим и вкус­ным. Рань­ше Са­ня кол­до­вал с ко­фей­ни­ком и ва­рил ко­фе по ка­ко­му-то осо­бо­му ре­цеп­ту. Я не по­ни­мал, что он де­лал, но ко­фе дей­ст­ви­тель­но об­ла­дал ка­ким-то осо­бен­ным вку­сом и аро­ма­том. Джейк до­же­вал бу­тер­брод и на­чал рас­сказ.
   - Я про­ве­рил за­но­во всю ап­па­ра­ту­ру и не нашёл ни­ка­ких при­зна­ков вы­хо­да ап­па­ра­ту­ры из строя. Код дос­ту­па к на­шей сис­те­ме дей­ст­ви­тель­но был за­дей­ст­во­ван, что и бы­ло за­фик­си­ро­ва­но, на этом связь пре­кра­ти­лась. Ини­циа­ли­за­ция свя­зи осу­ще­ст­в­ля­лась не с на­ших спут­ни­ков и на час­то­те, ко­то­рая не ис­поль­зу­ет­ся на­ши­ми ко­де­ра­ми. Я за­про­сил на­ши стан­ции на су­дах. От­вет ещё не пришёл. Ес­ли это все-та­ки сбой, то он за­ре­ги­ст­ри­ро­ван толь­ко у нас и от­вет бу­дет от­ри­ца­тель­ным. Ес­ли сиг­нал был по­слан, то его мог­ли за­сечь и на дру­гих стан­ци­ях. Про­бле­ма в том, что сиг­нал был очень ко­рот­ким, не со­дер­жал ин­фор­ма­ции и на не­го мог­ли про­сто не об­ра­тить вни­ма­ния. Ес­ли его все-та­ки кто-то за­ре­ги­ст­ри­ро­вал, то, воз­мож­но, нам уда­ст­ся оп­ре­де­лить на­прав­ле­ние на не­го и воз­мож­но кое-ка­кие ха­рак­те­ри­сти­ки. Воз­мож­ность по­слать та­кой сиг­нал в ре­жи­ме зем­ля-зем­ля, ми­нуя спут­ник, край­не ма­ла, так как час­то­та слиш­ком вы­со­кая, пе­ре­дат­чик дол­жен быть очень слож­ным из-за ко­де­ра, а рас­стоя­ние до на­ше­го цен­тра долж­но быть очень ма­ло из-за бы­ст­ро­го за­ту­ха­ния сиг­на­ла с рас­стоя­ни­ем на этой час­то­те. Что ка­са­ет­ся дру­гих воз­мож­ных ис­точ­ни­ков, то кро­ме спут­ни­ков сиг­нал в рав­ной сте­пе­ни мог быть по­слан с самолёта, вертолёта, ко­раб­ля. Из спут­ни­ков воз­мо­жен рус­ский, но от­ку­да на нем на­ши ко­ды дос­ту­па, и по­че­му то­гда не на­ши час­то­ты, ес­ли уж на­ши ко­ды. Связь за­фик­си­ро­ва­на в 4.17. Про­дол­жи­тель­ность 1.32 се­кун­ды.
   В ка­би­нет за­шла Элен, на­ша сек­ре­тар­ша и по­ло­жи­ла мне на стол от­вет на за­прос Джей­ка в центр. Из от­ве­та сле­до­ва­ло, что сиг­нал был за­ре­ги­ст­ри­ро­ван на трёх стан­ци­ях. Че­рез не­сколь­ко ми­нут ста­ло яс­но, что это был рус­ский спут­ник. Итак, от­вет был по­лу­чен, но во­про­сов мень­ше не ста­ло. В том, что этот сиг­нал яв­ля­ет­ся со­об­ще­ни­ем, со­мне­вать­ся боль­ше не при­хо­ди­лось. Од­на­ко ко­му пред­на­зна­ча­лось со­об­ще­ние? Кто его по­слал? Как он это сде­лал и от­ку­да? И глав­ное, что оно оз­на­ча­ет?
   - Джейк, как ты ду­ма­ешь, сиг­нал был за­пи­сан на спут­ни­ке и, на ка­ком-то вит­ке пе­ре­дан нам или транс­ли­ро­вал­ся не­по­сред­ст­вен­но с зем­ли и нель­зя ли по ко­ду дос­ту­па оп­ре­де­лить тип ап­па­ра­та, по­слав­ше­го вы­зов?
   - Уве­рен, что сиг­нал транс­ли­ро­вал­ся не­по­сред­ст­вен­но с зем­ли. Код не со­дер­жал ко­манд и, сле­до­ва­тель­но, не мог управ­лять пе­ре­дат­чи­ком. В этой си­туа­ции пе­ре­дат­чик на спут­ни­ке мог управ­лять­ся толь­ко с зем­ли. Та­ким об­ра­зом, на пе­ре­дат­чи­ке с зем­ли толь­ко на­жа­ли кноп­ку вы­зо­ва. Ин­фор­ма­ции в фай­ле не бы­ло, и приёмник спут­ни­ка от­ра­бо­тал толь­ко ко­ды дос­ту­па, сра­бо­тав как ретранс­ля­тор. Тео­ре­ти­че­ски воз­мож­но, что в фай­ле бы­ли толь­ко ко­ман­ды транс­ля­то­ру на спут­ни­ке и то­гда воз­мо­жен лю­бой ва­ри­ант его ра­бо­ты. Од­на­ко это ма­ло­ве­ро­ят­но. Ведь то­гда мож­но бы­ло пе­ре­дать и по­лез­ную ин­фор­ма­цию. Ско­рее, у че­ло­ве­ка, ко­то­рый пе­ре­дал код, не бы­ло вре­ме­ни или воз­мож­но­сти пе­ре­дать ре­аль­ное со­об­ще­ние и у не­го не бы­ло на­шей ап­па­ра­ту­ры. Он вос­поль­зо­вал­ся, ско­рее все­го, не­из­вест­ным нам пе­ре­дат­чи­ком, за­ра­нее за­пи­сав в не­го на­ши ко­ды дос­ту­па. Джейк, со­вет­ские шпио­ны не зна­ют на­ших ко­дов и, сле­до­ва­тель­но, это наш че­ло­век. Ес­ли спут­ник ра­бо­тал как ретранс­ля­тор, то пе­ре­дат­чик на на­шей сто­ро­не, так как спут­ник в это вре­мя был ви­ден толь­ко на на­шей тер­ри­то­рии. Ос­та­лось вы­яс­нить, кто из на­ших лю­дей мог вос­поль­зо­вать­ся не­из­вест­ным нам мик­ро при­бо­ром спут­ни­ко­вой свя­зи, и был очень ог­ра­ни­чен во вре­ме­ни. Ду­маю, что тео­ре­ти­че­ски это вы­яс­нить не очень слож­но. И то­гда про­ще все­го по­го­во­рить с ав­то­ром пе­ре­да­чи. - Mykl, я хо­чу спро­сить те­бя. По­че­му ты рас­по­ря­дил­ся сте­реть из ком­пь­ю­те­ра за­пись об этой свя­зи, у нас мо­гут быть круп­ные не­при­ят­но­сти. Это за­пре­ще­но ин­ст­рук­ция­ми.
   - Джейк, се­го­дня я уле­таю в Ва­шинг­тон, а по­том в Рос­сию. Ты ос­та­нешь­ся за ме­ня. Сей­час дол­жен по­дой­ти Дик По­стер. Он рас­сле­ду­ет де­ло об утеч­ке ин­фор­ма­ции в сис­те­ме. Ему нуж­на твоя по­мощь и со­от­вет­ст­вую­щая тех­ни­ка. Сде­лай для не­го всё, что смо­жешь. Воз­мож­но, ты вой­дёшь в его груп­пу. Я на­де­юсь на те­бя.
   Ос­та­ва­лось по­зво­нить Де­ну, уз­нать де­та­ли ко­ман­ди­ров­ки и по­лу­чить до­ку­мен­ты. Он на­зна­чил мне встре­чу на 16 ча­сов у не­го в ка­би­не­те. До ше­ст­на­дца­ти ос­та­ва­лось боль­ше шес­ти ча­сов. Дверь от­кры­лась, и на по­ро­ге поя­вил­ся Дик. Джейк встал, пошёл ему на­встре­чу, и они креп­ко по­жа­ли друг дру­гу ру­ки. Джейк пред­ло­жил сва­рить ко­фе и не встре­тил воз­ра­же­ний. Я то­же при­вет­ст­во­вал Ди­ка, ко­то­рый раз­ва­лил­ся в крес­ле. Джейк при­нял­ся ва­рить ко­фе. Ре­шив, что без ме­ня они до­го­во­рят­ся бы­ст­рее, я встал, на­дел плащ и, по­жав ру­ки на про­ща­ние, пошёл в га­раж.
   Мой лю­би­мый Hammer ску­чал в са­мой глу­би­не га­ра­жа. Эта, обыч­ная на пер­вый взгляд, ма­ши­на ос­на­ще­на са­мой со­вер­шен­ной элек­трон­ной тех­ни­кой и сред­ст­ва­ми за­щи­ты. Циф­ро­вое ска­ни­ро­ва­ние всех диа­па­зо­нов час­тот на приём и пе­ре­да­чу, до ты­ся­чи ка­на­лов од­но­вре­мен­ной ра­бо­ты с мгно­вен­ной об­ра­бот­кой ре­зуль­та­тов бор­то­вым ком­пь­ю­те­ром, встро­ен­ные про­грам­мы ана­ли­за ре­чи и изо­бра­же­ний, встро­ен­ные муль­ти час­тот­ные ра­да­ры с фа­зи­ро­ван­ной решёткой, ори­ен­та­ция в лю­бых ус­ло­ви­ях ви­ди­мо­сти и при её от­сут­ст­вии, GPS со спец-функ­ция­ми, кар­тин­ка лю­бой точ­ки на по­верх­но­сти зем­ли в ре­аль­ном вре­ме­ни и мно­гое дру­гое. Ана­лиз и иден­ти­фи­ка­ция лю­бых ве­ществ мог­ли быть про­из­ве­де­ны за счи­тан­ные ми­ну­ты, что по­зво­ля­ло ав­то­ном­но и эф­фек­тив­но ре­шать мно­гие за­да­чи на мес­те. В слу­чае на­па­де­ния, ма­лыш­ка впол­не мог­ла по­сто­ять за се­бя. Дю­жи­на не­боль­ших ра­кет и дру­гие ог­не­вые сред­ст­ва в со­че­та­нии с бро­ни­ро­ван­ным кор­пу­сом, пре­вра­ща­ли Hammer в кре­пость на колёсах. И сей­час эта кре­пость на­прав­ля­лась на ок­раи­ну Чи­ка­го, где по­ли­ция, ви­ди­мо, уже за­кон­чи­ла ра­бо­ту и, за­топ­тав все, что бы­ло мож­но, уда­ли­лась. Я ос­та­но­вил ма­ши­ну у вы­езд­ных во­рот и ре­шил зай­ти на пост. Стар­шим на по­сту был па­рень, с ко­то­рым я был не­мно­го зна­ком. Он ни­ко­го не ждал и вы­та­ра­щил на ме­ня гла­за, как на чер­та из пре­ис­под­ней. Я из­ви­нил­ся и по­про­сил раз­ре­ше­ние про­смот­реть файл за­ре­ги­ст­ри­ро­ван­ных се­го­дня про­пус­ков. Он уди­вил­ся, но раз­ре­шил. В ком­пь­ю­те­ре ре­ги­ст­ри­ру­ют­ся толь­ко ко­ды про­пус­ков и их рас­шиф­ров­ка воз­мож­на толь­ко по спе­ци­аль­но­му раз­ре­ше­нию. Ско­пи­ро­вав нуж­ный файл, я как бы не­вз­на­чай спро­сил, мно­го ли про­ез­жа­ло ма­шин се­го­дня до се­ми ут­ра. Он улыб­нул­ся и ни­че­го не от­ве­тил. При­шлось до­воль­ст­во­вать­ся улыб­кой. Од­на­ко, не­мно­го по­ду­мав, ти­хо бурк­нул мне в след "кро­ме ма­ши­ны ше­фа ни­ко­го не бы­ло". Его ма­ши­на про­шла око­ло шес­ти ут­ра. Ин­фор­ма­ция бы­ла ин­те­рес­на для ме­ня, и те­перь не­пло­хо бы­ло бы уз­нать, ко­гда шеф при­ле­тел в Чи­ка­го. Мой Hammer скольз­нул за во­ро­та и влил­ся в гус­той ут­рен­ний по­ток ма­шин. Я вклю­чил приёмник, что­бы по­слу­шать де­ся­ти ча­со­вой вы­пуск по­след­них из­вес­тий. Го­лос в приёмнике де­ло­ви­то со­об­щал:
   Се­го­дня на ок­раи­не Чи­ка­го был об­на­ру­жен че­ло­век за­стре­лен­ный ... . У уби­то­го не най­де­но ни­ка­ких до­ку­мен­тов, но пис­то­лет, с пол­ной обой­мой, най­ден­ный у уби­то­го, го­во­рит о том, что он хо­ро­шо знал убий­цу так как вы­стрел был сде­лан спе­ре­ди с близ­ко­го рас­стоя­ния. По­ли­ция счи­та­ет, что при­чи­ной убий­ст­ва ста­ли лич­ные раз­бор­ки. Воз­мож­но, при­чи­ной кон­флик­та бы­ла жен­щи­на или нар­ко­ти­ки. Рас­сле­до­ва­ние и по­ис­ки убий­цы про­дол­жа­ют­ся.
   До че­го же точ­ная и ис­чер­пы­ваю­щая ин­фор­ма­ция, по­ду­мал я и вы­клю­чил ра­дио. Ком­пь­ю­тер рас­пе­ча­тал Са­ши­но фо­то, и за­нял­ся ана­ли­зом фай­ла про­пус­ков. Че­рез па­ру ми­нут пе­ре­до мной ле­жал спи­сок всех, кто по­се­тил наш фи­ли­ал за по­след­ние трое су­ток. Ме­ня ин­те­ре­со­ва­ли по­след­ние су­тки, где с четырёх до шес­ти ут­ра зна­чи­лось толь­ко од­но имя. При­ни­мать эту ин­фор­ма­цию всерьёз бы­ло глу­по, и я с раз­оча­ро­ва­ни­ем вы­клю­чил ком­пь­ю­тер. До мо­те­ля "Chelsea" ос­та­ва­лась па­ра квар­та­лов.
  
   0x01 graphic
  
   Че­рез ми­ну­ту я по­ста­вил ма­ши­ну на сто­ян­ке у мо­те­ля и зашёл пе­ре­ку­сить в ка­фе на­про­тив.
  
   0x01 graphic
  
   За­ка­зав па­ру лю­би­мых фи­шей с кар­тош­кой и ко­кой, по­ин­те­ре­со­вал­ся, что за
   убий­ст­во про­изош­ло в этом рай­оне. Ми­лая мо­ло­день­кая нег­ри­тёз­ка, по­да­вая за­каз, от­ве­ти­ла, что она ни­че­го не зна­ет, так как ка­фе от­кры­лось толь­ко в шесть ут­ра, ко­гда по­ли­цей­ские шны­ря­ли по всей ок­ру­ге, рас­спра­ши­ва­ли всех, и ку­ча их ма­шин со­бра­лась у пе­ре­ез­да мет­рах в 700 от­сю­да. Я по­ка­зал ей фо­то, но от­вет был ба­наль­но прост. Она ни­ко­гда не ви­де­ла это­го че­ло­ве­ка. За­мо­рив чер­вяч­ка и по­бла­го­да­рив де­вуш­ку, я пеш­ком на­пра­вил­ся к пе­ре­ез­ду. Мне без тру­да уда­лось най­ти ме­сто тра­ге­дии. Ни ма­шин, ни по­ли­цей­ских, ни­ко­го и ни­че­го здесь уже не бы­ло. Это бы­ла не­боль­шая улоч­ка, все­го де­сят­ка два до­мов, и имен­но в рай­оне пе­ре­ез­да ни до­мов, ни лю­дей, ни ос­ве­ще­ния. О ма­ши­не уби­то­го со­об­ще­ний не бы­ло. Зна­чит, он прие­хал в ма­ши­не пре­ступ­ни­ка. А мо­жет быть про­сто бан­дит­ское на­па­де­ние? Нет, вы­стрел сде­лан спе­ре­ди и с близ­ко­го рас­стоя­ния. Сле­до­ва­тель­но, Са­ша до­ве­рял че­ло­ве­ку, с ко­то­рым сто­ял. При его то под­го­тов­ке он не ос­та­вил бы бан­ди­ту ни­ка­ких шан­сов на вы­стрел. В мо­мент вы­стре­ла они на­хо­ди­лись мет­рах в пя­ти от до­ро­ги. Вид­но, что Са­ша пы­тал­ся полз­ти или до­тя­нуть­ся до че­го-то. Хо­ро­шо ви­ден след мет­ра два в сто­ро­ну шос­се. При­смот­рев­шись вни­ма­тель­но, я за­ме­тил уг­луб­ле­ние, к ко­то­ро­му он ви­ди­мо и тя­нул­ся. Со­брал не­мно­го зем­ли с это­го мес­та, для де­таль­но­го ана­ли­за. Вся тра­ва во­круг хо­ро­шо вы­топ­та­на, и най­ти сле­ды бы­ло, прак­ти­че­ски, не­воз­мож­но. Спра­ва от за­ме­чен­но­го мес­та я уви­дел пят­но кро­ви, о ко­то­ром го­во­рил де­тек­тив. Оно дей­ст­ви­тель­но име­ло стран­ную фор­му. Кро­ви бы­ло не­мно­го. Но это пят­но во­об­ще на­хо­ди­лось в сто­ро­не от мес­та, где ле­жа­ло те­ло. Я со­скоб­лил не­мно­го зем­ли с кро­вью для ана­ли­за и вни­ма­тель­но при­смот­рел­ся к ри­сун­ку пят­на. Что-то ме­ня сму­ща­ло в его фор­ме. На сво­ей ви­део ка­ме­ре я точ­но за­пе­чат­лел все, что мог­ло быть ис­поль­зо­ва­но при рас­сле­до­ва­нии. Боль­ше здесь де­лать бы­ло не­че­го. На­до бы­ло ухо­дить, но не хва­та­ло ду­ху уй­ти. На про­ти­во­по­лож­ной сто­ро­не до­ро­ги я за­ме­тил не­сколь­ко оди­но­ких ро­ма­шек и по­шел со­рвать их, что­бы бро­сить на кровь мое­го дру­га. Пе­рей­дя до­ро­гу, за­ме­тил сла­бые, еле за­мет­ные сле­ды на тра­ве от про­тек­то­ра ши­ны. Гос­по­ди, их здесь столь­ко бы­ло, но ско­рее ав­то­ма­ти­че­ски я со­скоб­лил не­мно­го зем­ли. Иден­ти­фи­ци­ро­вать ри­су­нок про­тек­то­ра бы­ло не­воз­мож­но, но ана­лиз час­тиц ре­зи­ны мог при­го­дить­ся. Кро­ме то­го, ря­дом со сле­дом бы­ла не­боль­шая вмя­ти­на яв­но от каб­лу­ка бо­тин­ка. Про­ба грун­та из лун­ки то­же за­ня­ла свое ме­сто в па­ке­ти­ке для проб. Сфо­то­гра­фи­ро­вав мес­та взя­тия проб и по­ло­жив цве­ты, я пошёл об­рат­но. С тяжёлым серд­цем вер­нул­ся к мо­те­лю. Не­мно­гие лю­ди бодр­ст­ву­ют в че­ты­ре ча­са ут­ра. Од­на­ко, поч­ти на­вер­ня­ка не спал ад­ми­ни­ст­ра­тор мо­те­ля. Зай­дя в мо­тель, я по­при­вет­ст­во­вал хо­зяи­на и, по­ка­зав удо­сто­ве­ре­ние, спро­сил о про­ис­ше­ст­вии. Хо­зя­ин дей­ст­ви­тель­но не спал око­ло четырёх, но ни­че­го по­доз­ри­тель­но­го и вы­стре­ла не слы­шал.
   - Мно­го ли про­ез­жа­ло ма­шин в это вре­мя?
   - Да нет, с трёх до пя­ти ут­ра про­еха­ло все­го че­ты­ре или пять ма­шин.
   - И все в од­ну сто­ро­ну?
   - Все они шли из го­ро­да. Од­на ма­ши­на вы­еха­ла в это вре­мя с на­шей сто­ян­ки в сто­ро­ну аэ­ро­пор­та O'Hare.
   - А что за ма­ши­на, слу­чай­но, не за­ме­ти­ли?
   - Нет, я на­хо­дил­ся за стой­кой и дре­мал, ко­гда за­ра­бо­тал дви­га­тель, и ма­ши­на уе­ха­ла. Су­дя по зву­ку дви­га­те­ля, ма­ши­на бы­ла силь­ная, воз­мож­но, это был "Мус­танг".
   - А де­тек­тив, ко­то­рый по­зво­нил от вас, вы знае­те его?
   - Да, это Стив Бо­удер, он час­тень­ко за­хо­дит к нам. Не ска­зать, что бы мы бы­ли очень ра­ды ему, но луч­ше он, чем бан­ди­ты.
   - А по­че­му он так ра­но здесь про­хо­дил, не знае­те?
   - Знаю, он ра­бо­та­ет в оте­ле "Hollyday in", не­да­ле­ко от­сю­да, а живёт в ки­ло­мет­ре от пе­ре­ез­да. К шес­ти хо­дит пеш­ком на ра­бо­ту, ино­гда за­хо­дит к нам вы­пить чаш­ку ко­фе и уз­нать, нет ли для не­го ра­бо­ты. Так де­шев­ле, чем дер­жать сво­его де­тек­ти­ва.
   - Зна­чит, сей­час его мож­но най­ти в оте­ле?
   - Да, ес­ли его не за­бра­ли по­ли­цей­ские.
   - Зна­ко­мо ли Вам это фо­то, спра­ши­ваю поч­ти без на­де­ж­ды?
   - Да, вдруг со­гла­ша­ет­ся хо­зя­ин. Этот че­ло­век снял у нас но­мер вче­ра днём. За­пла­тил вперёд за три дня и боль­ше я его не ви­дел. Он в 200 но­ме­ре и воз­мож­но ещё спит.
   От не­тер­пе­ния я чуть не схва­тил хо­зяи­на за шкир­ку. Он то­ро­п­ли­во взял ключ, и мы по­шли к но­ме­ру. На стук ни­кто не от­ве­чал и по мо­ей прось­бе, хо­зя­ин, дро­жа­щи­ми ру­ка­ми, стал от­кры­вать дверь. В но­ме­ре ни­ко­го не бы­ло. Кро­вать бы­ла за­сте­ле­на, но по­мя­та. На ней яв­но ле­жа­ли. Ве­щей в но­ме­ре не бы­ло. Ста­рень­кий те­ле­ви­зор был включён, хо­тя звук был еле слы­шен. Ря­дом с те­ле­ви­зо­ром стоя­ла от­кры­тая пач­ка с ана­на­со­вым со­ком. У ок­на на ве­шал­ке ви­сел плащ. Я подошёл к не­му и вы­вер­нул кар­ма­ны. В них бы­ли во­ди­тель­ское удо­сто­ве­ре­ние на имя Сти­ва Рай­на и мо­биль­ник. Я по­ин­те­ре­со­вал­ся, как за­ре­ги­ст­ри­ро­вал­ся по­стоя­лец? Он по­ка­зал мне во­ди­тель­ское удо­сто­ве­ре­ние. Я сфо­то­гра­фи­ро­вал удо­сто­ве­ре­ние и по­ло­жил его об­рат­но, мо­биль­ник взял с со­бой, по­бла­го­да­рил хо­зяи­на, ос­та­вил ви­зит­ку на вся­кий слу­чай, де­сят­ку за бес­по­кой­ст­во и от­пра­вил­ся ис­кать Сти­ва Бо­уде­ра.
   Я знал один Hollyday ки­ло­мет­рах в двух от­сю­да и ре­шил на­чать с не­го. Мне по­вез­ло и ад­ми­ни­ст­ра­тор, с мерз­кой ро­жей, улы­ба­ясь и при­чмо­ки­вая, ска­зал, что Стив в своём но­ме­ре на вто­ром эта­же. Я под­нял­ся к не­му. Сту­чать в дверь не при­шлось, так как она бы­ла от­кры­та на­стежь. По­хо­же, Стив пил не толь­ко ко­фе. Раз­ва­лив­шись в крес­ле, он пы­тал­ся до­тя­нуть­ся до пач­ки си­га­рет на сто­ле. Я по­мог ему, улыб­нул­ся и пред­ста­вил­ся. Моё удо­сто­ве­ре­ние яв­но не по­нра­ви­лось ему, и он за­орал, что ска­зал по­ли­цей­ским всё, что знал уже раз сто и по­вто­рять боль­ше не бу­дет. Я пре­рвал по­ток его бур­но­го сло­во­из­лия­ния и объ­яс­нил, что не свя­зан с этим де­лом, не ве­ду это­го рас­сле­до­ва­ния и не мо­гу об­ра­тить­ся с во­про­са­ми к по­ли­цей­ским, что убит мой друг, и я хо­чу знать о его по­след­них ми­ну­тах. Стив по­смот­рел на ме­ня мут­ны­ми гла­за­ми и ти­хо ска­зал: - "это ме­ня­ет де­ло".
   - Это те­бе я зво­нил ут­ром?
   - Да.
   - На­зо­ви но­мер те­ле­фо­на, по ко­то­ро­му я зво­нил.
   - Я на­звал но­мер и по­ду­мал, не та­кой уж он ду­рак и не так уж он пьян, как хо­чет ка­зать­ся. У не­го в гла­зах дей­ст­ви­тель­но поя­ви­лись при­зна­ки здра­во­го смыс­ла, и он про­го­во­рил.
   - Не так уж мно­го я мо­гу рас­ска­зать. Ко­гда я уви­дел его, он де­лал что-то стран­ное. Я подошёл бли­же, уви­дел, что он ру­кой, пе­ре­пач­кан­ной в кро­ви, во­зил по зем­ле. Я по­ду­мал сна­ча­ла, что он хо­чет вы­те­реть ру­ку, но по­том по­нял, что в его со­стоя­нии это бы­ло бы глу­по. Я ви­дел, что ему пло­хо и под­бе­жал бли­же. По­хо­же, си­лы уже по­ки­да­ли пар­ня. Он ше­ве­лил гу­ба­ми и я на­кло­нил­ся, что бы рас­слы­шать его сло­ва. Он на­звал но­мер те­ле­фо­на, а даль­ше его го­лос со­всем ос­лаб и я не по­нял, что он хо­тел ска­зать. До сих пор пы­та­юсь ре­шить ша­ра­ду из ус­лы­шан­ных от не­го зву­ков, но ни­че­го не по­лу­ча­ет­ся. То, что я ус­лы­шал, зву­ча­ло так " кен­та­га­мо­уг­жук". Это все. Рань­ше я ни­ко­гда его не ви­дел.
   - Ты по­нял, что оз­на­ча­ют эти зву­ки?
   - Нет, ерун­да, ка­кая то, от­ве­тил я, ос­та­вил ему ещё на бу­тыл­ку и пошёл к ма­ши­не. Ком­пь­ю­тер бы­ст­ро произвёл ана­лиз проб и за­фик­си­ро­вал ре­зуль­та­ты в сво­ей не­объ­ят­ной па­мя­ти. Ме­ня это не очень уст­раи­ва­ло и, ско­пи­ро­вав их на флэш­ку, од­но­вре­мен­но унич­то­жил в ком­пь­ю­те­ре. В ре­зуль­та­тах не бы­ло ни­че­го не­обыч­но­го, хо­тя в спек­тре про­бы, к ко­то­рой тя­нул­ся Са­ша, бы­ли ли­нии ме­тал­лов и кра­си­те­лей, не­обыч­ных для это­го мес­та. В дру­гих про­бах этих ли­ний не бы­ло. В про­бах сле­дов ма­ши­ны и каб­лу­ка, как и ожи­да­лось, бы­ли сле­ды ре­зи­ны и син­те­ти­ки. Для их де­таль­но­го ана­ли­за не­об­хо­ди­мы ла­бо­ра­тор­ные ис­сле­до­ва­ния. Ана­лиз кро­ви на ДНК то­же мож­но про­из­ве­сти толь­ко в ла­бо­ра­то­рии. Груп­па кро­ви сов­па­да­ла с Са­ши­ной. Бы­ло поч­ти оче­вид­но, что это его кровь. Вот и все, что по­ка мне уда­лось уз­нать. До четырёх ещё бы­ло мно­го вре­ме­ни, и я от­пра­вил­ся в аэ­ро­порт, ко­то­рый на­хо­дил­ся все­го в не­сколь­ких ки­ло­мет­рах. По до­ро­ге я вспом­нил, что од­на ма­ши­на уе­ха­ла от Chelsea в сто­ро­ну аэ­ро­пор­та. Мой ин­те­рес к этой ма­ши­не уси­лил­ся. Я при­ба­вил газ и че­рез пят­на­дцать ми­нут вхо­дил в по­ли­цей­ское от­де­ле­ние аэ­ро­пор­та O'Hare. Предъ­я­вив удо­сто­ве­ре­ние де­жур­но­му офи­це­ру, я спро­сил, где ка­би­нет на­чаль­ни­ка. Вто­рая дверь спра­ва по ко­ри­до­ру, ле­ни­во от­ве­тил де­жур­ный и при­нял­ся до­жё­вы­вать жвач­ку. Я прошёл в ука­зан­ном на­прав­ле­нии, по­сту­чал в дверь и от­крыл её. Шеф с кем-то ру­гал­ся по те­ле­фо­ну, и моё по­яв­ле­ние до­пол­ни­тель­но ис­кри­ви­ло то, что на­зы­ва­лось ли­цом или за­ме­ня­ло его. Од­на­ко, за­кон­чив раз­го­вор, он до­воль­но лю­без­но по­ин­те­ре­со­вал­ся кто я и что мне нуж­но. Я не стал скры­вать цель сво­его ви­зи­та, и че­рез не­сколь­ко ми­нут вся ин­те­ре­сую­щая ме­ня ин­фор­ма­ция бы­ла на эк­ра­не ком­пь­ю­те­ра. По­ли­цей­ский ска­зал, что на пол­ча­са ос­та­вит ме­ня, и я с го­тов­но­стью за­нял его ме­сто. Да­же не ду­мал, что Чи­ка­го по­ки­да­ет так мно­го лю­дей за та­кое ко­рот­кое вре­мя. Спи­сок не имел кон­ца. Я ско­пи­ро­вал на свой flash диск всю ин­фор­ма­цию за про­шлые и те­ку­щие су­тки и её ана­ли­зом ре­шил за­нять­ся позд­нее. Уже со­би­ра­ясь ухо­дить, оки­нул взгля­дом стол и за­ме­тил лист бу­ма­ги, на ко­то­ром с удив­ле­ни­ем об­на­ру­жил своё имя. За­ин­те­ре­со­вав­шись, бо­лее вни­ма­тель­но рас­смот­рел её и по­нял, что это за­яв­ка на­ше­го ве­дом­ст­ва на про­пуск дво­их со­труд­ни­ков без обыч­ной про­це­ду­ры дос­мот­ра на рейс до Ва­шинг­то­на се­го­дня ве­че­ром в час три­дцать пять но­чи. Вто­рое имя ме­ня не­сколь­ко уди­ви­ло и оза­да­чи­ло. Оно при­над­ле­жа­ло ди­рек­то­ру на­ше­го ве­дом­ст­ва. Зна­чит, мы ле­тим вме­сте? Вот уж ни­ко­гда не по­ве­рил бы, что че­ло­век, в чьём рас­по­ря­же­нии не один самолёт и мо­ре дру­гих средств пе­ре­дви­же­ния ле­та­ет на обыч­ном рей­со­вом лай­не­ре. А то, что мы ле­тим вме­сте и, во­об­ще, бы­ло фан­та­сти­че­ским сов­па­де­ни­ем. Аэ­ро­порт мне боль­ше был не ин­те­ре­сен и, за­брав­шись в свой лю­би­мый Hammer, я от­пра­вил­ся на встре­чу с Дэном. До­ро­га бы­ла не близ­кая, и я ре­шил мель­ком про­смот­реть спи­сок уле­тев­ших вче­ра и се­го­дня пас­са­жи­ров. От бес­ко­неч­ной лен­ты рей­сов и имён ря­би­ло в гла­зах. Я уже поч­ти не смот­рел на бе­гу­щие по эк­ра­ну име­на, ко­гда од­но из них при­влек­ло моё вни­ма­ние. Имя Ке­на Та­ге­ра я, где-то уже встре­чал. Он вы­ле­тел в Ва­шинг­тон в про­шлые су­тки рей­сом час три­дцать пять. По­ме­тив эту по­зи­цию в ком­пь­ю­те­ре, я про­дол­жил из­де­вать­ся над сво­им зре­ни­ем и вни­ма­ни­ем. Мой Hammer подъ­ез­жал к во­ро­там фир­мы, ко­гда ком­пь­ю­тер за­кон­чил вы­вод имён и рей­сов пас­са­жи­ров, уле­тев­ших за про­шлые су­тки. Ни­че­го ин­те­рес­но­го я боль­ше не нашёл. Пе­ред встре­чей с Дэном я ре­шил зай­ти в ла­бо­ра­то­рию и от­дать на ана­лиз взя­тые мной про­бы. По­сле не­сколь­ких ми­нут об­ме­на лю­без­но­стя­ми и оформ­ле­ния офи­ци­аль­ной за­яв­ки на ис­сле­до­ва­ние проб, мож­но бы­ло счи­тать часть ра­бо­ты вы­пол­нен­ной. Ров­но в ше­ст­на­дцать я по­сту­чал в ка­би­нет на­чаль­ни­ка внеш­не­го от­де­ла. Дэн при­гла­сил ме­ня зай­ти, са­дить­ся и от­ло­жил на край сто­ла до­ку­мен­ты, ко­то­рые про­смат­ри­вал.
   Mykl, мы все скор­бим, но в на­шей сис­те­ме та­кое бы­ва­ет. Тем не ме­нее, ра­бо­та долж­на про­дол­жать­ся. Дей­ст­вия ру­ко­во­дства по от­но­ше­нию к те­бе мне не очень по­нят­ны, од­на­ко сей­час об­су­ж­дать их, по-мо­ему, бес­смыс­лен­но. Ты го­тов ра­бо­тать? Да, я го­тов ра­бо­тать, и хо­тел бы уз­нать, что за ра­бо­та пред­сто­ит мне в Ва­шинг­то­не? Стран­но, что ты спра­ши­ва­ешь про Ва­шинг­тон и не спра­ши­ва­ешь про ра­бо­ту в Рос­сии. О сво­ей ра­бо­те в Ва­шинг­то­не ты уз­на­ешь на мес­те. У ме­ня нет ни­ка­ких ука­за­ний для те­бя на этот счёт, а вот по Рос­сии я дол­жен с то­бой по­го­во­рить. Всем из­вест­но, что вы под­ру­жи­лись с Са­шей. Я знаю, что вы не­од­но­крат­но встре­ча­лись в Ира­ке, Си­рии, Из­раи­ле и в дру­гих мес­тах. Для ФСБ это то­же не сек­рет. Твоя по­езд­ка в Рос­сию наи­бо­лее по­нят­на и оп­рав­да­на. В Мо­ск­ве по­лу­чишь па­кет для то­ва­ри­щей из ФСБ. Они на­вер­ня­ка про­ве­дут соб­ст­вен­ное рас­сле­до­ва­ние и нам не без­раз­лич­но их мне­ние о на­шей точ­ке зре­ния. Ко­неч­но, они офи­ци­аль­но пред­ста­вят нам эти дан­ные, но хо­те­лось бы знать и то, что в них не вой­дет. Опе­ра­ция "Flora", в ко­то­рой был за­дей­ст­во­ван и Са­ша, воз­мож­но, име­ет очень боль­шое зна­че­ние для безо­пас­но­сти не толь­ко на­шей стра­ны. Эту ра­бо­ту мы вы­пол­ня­ем со­вме­ст­но с рус­ски­ми, так как для них это име­ет не мень­шее зна­че­ние и имен­но они об­ра­ти­ли на­ше вни­ма­ние на фак­ты, о ко­то­рых мы ни­че­го не зна­ли. Вна­ча­ле ра­бо­ты они по­доз­ре­ва­ли нас в не­ис­крен­но­сти и счи­та­ли, что имен­но на­ше ве­дом­ст­во ку­ри­ру­ет эти ра­бо­ты, но мы пре­дос­та­ви­ли им дос­та­точ­но ин­фор­ма­ции о на­шей не­при­ча­ст­но­сти к этим ра­бо­там и пред­ло­жи­ли со­труд­ни­че­ст­во в вы­яс­не­нии всех де­та­лей фе­но­ме­на. Бес­смыс­лен­но в этих ус­ло­ви­ях про­ти­во­сто­ять друг дру­гу. Кро­ме то­го, опыт со­вме­ст­ных опе­ра­ций то­же не ма­ло­ва­жен. По­нят­но, что, не­смот­ря на сов­па­де­ние ин­те­ре­сов в этой опе­ра­ции, ка­ж­дая сто­ро­на име­ет пла­ны по­лу­че­ния пре­иму­ществ во всех эле­мен­тах ра­бо­ты. В об­щих сло­вах, ты дол­жен ра­зо­брать­ся, где и чем ог­ра­ни­чи­ва­ет­ся на­ше взаи­мо­по­ни­ма­ние, и по­нять уро­вень тех­ни­че­ской оснащённости на­ших кол­лег. Те­бе же по­ру­ча­ет­ся, на вза­им­ной ос­но­ве, по­зна­ко­мить то­ва­ри­щей из ФСБ с по­след­ни­ми на­ши­ми раз­ра­бот­ка­ми в об­лас­ти тех­ни­че­ских средств. Ма­те­риа­лы по это­му во­про­су под­го­то­вишь и со­гла­су­ешь с на­чаль­ни­ком сво­его от­де­ла. Не ду­маю, что ра­бо­ты твое­го сек­то­ра долж­ны быть от­ра­же­ны в ма­те­риа­лах, ведь твой сек­тор за­ни­ма­ет­ся толь­ко ис­сле­до­ва­ния­ми и твои при­бо­ры не име­ют ши­ро­ко­го ис­поль­зо­ва­ния в ра­бо­те. По-мо­ему не сто­ит вво­дить в за­блу­ж­де­ние на­ших то­ва­ри­щей ин­фор­ма­ци­ей о не­дос­та­точ­но про­ве­рен­ных тех­ни­че­ских сред­ст­вах. Срок ко­ман­ди­ров­ки ме­сяц. В слу­чае воз­ник­но­ве­ния не­штат­ных си­туа­ций связь по обыч­ным ка­на­лам, че­рез спут­ник, по­соль­ст­во или по се­ти. Ес­ли се­го­дня воз­ник­нут во­про­сы, бу­ду рад ви­деть те­бя до один­на­дца­ти ча­сов ве­че­ра. По­ста­рай­ся ос­мот­реть­ся в Рос­сии и по­зна­ко­мить­ся с ин­те­рес­ны­ми для нас людь­ми. Хо­чу пре­ду­пре­дить те­бя, что, вы­пол­няя ра­бо­ту по опе­ра­ции "Flora" по­гиб­ли уже три че­ло­ве­ка. Двое на­ших со­труд­ни­ков и Са­ша, ко­то­рый по­след­нее вре­мя вы­пол­нял функ­ции свя­зи ме­ж­ду на­ши­ми ор­га­ни­за­ция­ми. Нам ни­че­го не из­вест­но о за­да­нии, ко­то­рое он по­лу­чил от то­ва­ри­щей из ФСБ. Ос­та­ва­ясь офи­це­ром ФСБ, он ока­зы­вал нам не­оце­ни­мые ус­лу­ги и в на­шем ве­дом­ст­ве ему до­ве­ря­ли в боль­шой сте­пе­ни. В ка­кой ме­ре его дей­ст­вия бы­ли со­гла­со­ва­ны с его не­по­сред­ст­вен­ным на­чаль­ст­вом, нам не­из­вест­но. Но ин­фор­ма­ция бы­ла дей­ст­ви­тель­но цен­ной. О по­те­рях рус­ских в опе­ра­ции "Flora" мы ни­че­го не зна­ем. В дан­ном слу­чае твоя ини­циа­ти­ва долж­на быть ми­ни­маль­ной, нам не нуж­ны экс­цес­сы в этом де­ле. Будь мак­си­маль­но вни­ма­те­лен, воз­мож­но, про­бле­мы на их сто­ро­не, воз­мож­но, то­ва­ри­щи из ФСБ хо­тят по­иг­рать с на­ми, воз­мож­но и мно­гое дру­гое. По­ста­рай­ся ра­зо­брать­ся в си­туа­ции. В ос­нов­ном на­блю­де­ние и ни­ка­ких ак­тив­ных дей­ст­вий.
   На этом, по су­ти, мо­но­лог был окон­чен. Мы вста­ли, по­жа­ли на про­ща­ние друг дру­гу ру­ки, и я на­пра­вил­ся к вы­хо­ду. По­лу­чив у сек­ре­та­ря не­об­хо­ди­мые до­ку­мен­ты и би­ле­ты, я с удов­ле­тво­ре­ни­ем от­ме­тил, про се­бя вре­мя вы­ле­та - час три­дцать пять. До вы­ле­та ещё ос­та­ва­лось дос­та­точ­но вре­ме­ни и, об­ду­мы­вая со­бы­тия дня, я не­за­мет­но для се­бя, вер­нул­ся в свой ка­би­нет. Раз­ва­лив­шись в удоб­ном крес­ле, про­дол­жил раз­мыш­ле­ния. За­да­ние, по­лу­чен­ное от Дэна, по­ка­за­лось мне от­го­вор­кой. По су­ти за­да­ния не бы­ло. Но ведь за­чем-то ме­ня ту­да по­сы­ла­ли. Да, на­до по­зво­нить Ди­ку. Я на­брал его но­мер и стал ждать от­ве­та. Дик ока­зал­ся на мес­те.
   - Дик, это Mykl, у ме­ня к те­бе прось­ба. Ты все рав­но за­ни­ма­ешь­ся де­лом Чел­си, возь­ми, по­жа­луй­ста, зав­тра ре­зуль­та­ты ана­ли­за проб из ла­бо­ра­то­рии. Я взял не­сколь­ко проб на мес­те убий­ст­ва и пе­ре­дал их в ла­бо­ра­то­рию. Се­го­дня я уле­таю и не смо­гу взять сам. Зав­тра из Ва­шинг­то­на я по­зво­ню те­бе, и ты пришлёшь мне ре­зуль­та­ты ана­ли­за на ком­пь­ю­тер. Сде­ла­ешь?
   - Ко­гда это ты ус­пел, а глав­ное за­чем, те­бя же про­си­ли не вме­ши­вать­ся. В по­ли­ции уже есть все про­бы. Ну, ес­ли те­бе это так на­до жди зав­тра от­ве­ты. Что ещё?
   - По­ка, ни­че­го. До встре­чи. По­ка.
   Ра­бо­чий день под­хо­дил к кон­цу. В сек­то­ре все уже зна­ли о мо­ей ко­ман­ди­ров­ке, и Джейк всту­пил в роль на­чаль­ни­ка. Ему это нра­ви­лось и на­до при­знать, не­пло­хо по­лу­ча­лось. Джейк был мне бли­же всех. Мы по­зна­ко­ми­лись на за­да­нии в Бол­га­рии, где нам уда­лось по­лу­чить не­об­хо­ди­мую ин­фор­ма­цию о рас­по­зна­ва­нии низ­ко ле­тя­щих це­лей в ус­ло­ви­ях ог­ра­ни­чен­ной ви­ди­мо­сти. Бол­га­ры раз­ра­бо­та­ли не­плохую тео­рию, ко­то­рая и для нас ока­за­лась не бес­по­лез­ной. В Чи­каг­ской ла­бо­ра­то­рии мы ра­бо­та­ли с Джей­ком уже поч­ти год, и его изо­бре­та­тель­но­сти не бы­ло кон­ца. По­след­нее вре­мя он за­ни­мал­ся ана­ли­зом био­элек­три­че­ской ак­тив­но­сти моз­га и нау­чил­ся по­сред­ст­вом био­то­ков управ­лять ком­пь­ю­те­ром. По-мо­ему, ра­бо­та ин­те­рес­ная, но вос­при­ни­ма­лась на­чаль­ст­вом как иг­ры. Ос­нов­ной ра­бо­той Джей­ка бы­ла на­ша сис­те­ма ана­ли­за дан­ных и свя­зи с аген­та­ми. Про­бле­ма со­стоя­ла в опе­ра­тив­но­сти пе­ре­да­чи ин­фор­ма­ции. Час­то агент про­сто не ус­пе­вал пе­ре­дать ин­фор­ма­цию, по­лу­чен­ную не­имо­вер­ны­ми уси­лия­ми. Ино­гда опе­ра­тив­ность пе­ре­да­чи ин­фор­ма­ции име­ла ре­шаю­щее зна­че­ние для всей опе­ра­ции и мог­ла со­хра­нить жиз­ни лю­дей. В ла­бо­ра­то­рии ве­лись ра­бо­ты по дез­ори­ен­та­ции про­тив­ни­ка во вре­мя пре­сле­до­ва­ния. Ре­зуль­та­ты по­след­них ра­бот по­ка­зы­ва­ли воз­мож­ность по­дав­ле­ния функ­ций ори­ен­та­ции че­ло­ве­ка при спе­ци­аль­ных ви­дах лу­че­во­го воз­дей­ст­вия, в со­че­та­нии с на­прав­лен­ным био­по­лем. Джейк был глав­ным идео­ло­гом этих ра­бот и сей­час во­зил­ся со сво­им но­вым при­бо­ром. Моё пред­ло­же­ние про­вес­ти ве­чер вме­сте, бы­ло встре­че­но на ура, и со­гла­сия не при­шлось ждать дол­го. Джейк был яв­но не­рав­но­ду­шен к на­шей сек­ре­тар­ше. Его во­про­си­тель­ный с моль­бой взгляд луч­ше лю­бых слов го­во­рил о его же­ла­ни­ях. В об­щем, Элен не от­верг­ла на­ше пред­ло­же­ние, и со­гла­си­лась под­дер­жать ком­па­нию. Ино­гда мы про­дол­жа­ли про­гул­ку в рес­то­ра­не или у ме­ня до­ма. По­ка Джейк и Элен со­би­ра­лись, я на­брал но­мер от­де­ла ра­дио­элек­трон­но­го на­блю­де­ния и, ус­лы­шав го­лос его на­чаль­ни­ка, Фрэд­ди Стар­ка, пред­ста­вил­ся, ска­зал, что у ме­ня есть не­сколь­ко во­про­сов.
   Ме­ня очень бес­по­ко­ил ноч­ной сиг­нал, и я ни­как не мог по­нять, ка­кую цель пре­сле­до­вал че­ло­век пе­ре­дав­ший его.
   - А по­рань­ше ты не мог за­дать свои во­про­сы? Я уже со­би­ра­юсь до­мой, и твои во­про­сы ме­ша­ют мне оде­вать­ся. Они не мо­гут по­до­ж­дать до ут­ра?
   - Нет Фрэд­ди. Зав­тра ме­ня не бу­дет, а во­про­сы толь­ко что ис­пек­лись.
   - Что те­бе на­до?
   - Ме­ня ин­те­ре­су­ет, мож­но ли по ко­ду дос­ту­па на спут­ни­ко­вый ка­нал свя­зи иден­ти­фи­ци­ро­вать че­ло­ве­ка, ко­то­рый его пе­ре­дал?
   - Mykl, ин­те­рес­ные во­про­сы ты задаёшь. Ко­неч­но это не сек­рет, но го­во­рить об этом у нас не при­ня­то. Я от­ве­чу те­бе, но смот­ри, ос­то­рож­нее с та­ки­ми во­про­са­ми. Ка­ж­дый код дос­ту­па свя­зан со спе­ци­аль­ным ко­дом аген­та и та­ким об­ра­зом ес­ли те­бе из­вест­ны оба эти ко­да, то мож­но иден­ти­фи­ци­ро­вать аген­та. На­сколь­ко мне из­вест­но, лишь очень не­мно­гие зна­ют и те и дру­гие ко­ды од­но­вре­мен­но. Ин­те­рес­но, сле­дую­щие во­про­сы из этой же се­рии?
   - Да Фрэд­ди. Ме­ня ин­те­ре­су­ет, мо­жет ли лю­бая из на­ших стан­ций при­нять ко­ди­ро­ван­ное со­об­ще­ние от лю­бо­го аген­та в лю­бой точ­ке ми­ра?
   - Ну и раз­го­вор­чик по те­ле­фо­ну Mykl. Ка­жет­ся, те­бя при­пек­ло. Да Mykl, лю­бая стан­ция мо­жет при­нять со­об­ще­ние от лю­бо­го аген­та, но толь­ко при­нять, а не рас­шиф­ро­вать.
   - А как с сиг­на­ла­ми не на­ших аген­тов. Мо­же­те ли вы при­ни­мать и де­ко­ди­ро­вать их?
   - Это за­ви­сит от ви­да сиг­на­ла, ко­то­рый ис­поль­зу­ет­ся для свя­зи. Мы при­ни­ма­ем прак­ти­че­ски все ви­ды сиг­на­лов, как пра­ви­ло, фик­си­ру­ем их, но да­ле­ко не все­гда мо­жем рас­шиф­ро­вать. Этим за­ни­ма­ет­ся из­вест­ный те­бе от­дел. Что еще ты хо­чешь уз­нать на ночь?
   - Фрэд­ди, ты, на­вер­ное, в кур­се, се­го­дня но­чью был при­нят сиг­нал, ко­то­рый со­дер­жал толь­ко код дос­ту­па в ка­нал свя­зи. Что ты ду­ма­ешь по это­му по­во­ду?
   - Mykl, с это­го на­до бы­ло на­чи­нать, а не пуд­рить мне моз­ги. Это зна­чит, что агент хо­тел иден­ти­фи­ци­ро­вать се­бя, своё ме­сто­по­ло­же­ние и воз­мож­но под­твер­дить или оп­ро­верг­нуть за­ра­нее ого­во­рен­ную ин­фор­ма­цию. Все, что свя­за­но с этим сиг­на­лом, это то, что он за­фик­си­ро­ван и пе­ре­дан по на­зна­че­нию и ни­че­го не­обыч­но­го я в этом не ви­жу. Хо­тя, ко­неч­но, та­кие сиг­на­лы при­хо­дят не час­то.
   - Спа­си­бо Фред­ди. Это все. Сча­ст­ли­во от­дох­нуть. По­ка.
   Джейк и Элен уже жда­ли ме­ня в две­рях. Так как в ла­бо­ра­то­рии ещё ос­та­ва­лись со­труд­ни­ки, мы по­про­ща­лись и вы­шли. Че­рез не­сколь­ко ми­нут три от­ли­ваю­щие бле­ском ма­ши­ны друж­но по­ки­ну­ли га­раж и про­сле­до­ва­ли че­рез "во­ро­та сво­бо­ды", так мы лю­бов­но на­зы­ва­ли вы­езд­ные во­ро­та из на­ше­го ве­дом­ст­ва. Уже че­рез не­сколь­ко ми­нут, за­ва­лив­шись в не­боль­шой, уют­ный Burger King уго­стили Элен хо­лод­ным соком. Мы с Джей­ком за­ка­за­ли по пор­ции duble fish и ко­фе. Под­кре­пив­шись и не­мно­го раз­мяк­нув, мы по­чув­ст­во­ва­ли се­бя луч­ше. Ещё че­рез не­ко­то­рое вре­мя мы уже ве­се­ло раз­ма­хи­ва­ли ру­ка­ми, и все бы­ло хо­ро­шо, по­ка Джейк не за­ме­тил, по­гру­ст­нев­шую Элен. Он уже го­тов был от­ко­лоть в её ад­рес оче­ред­ную из сво­их шу­точек, но я ос­та­но­вил его. Джейк по­нял и по­сле не­лов­кой пау­зы, ко­то­рая тя­го­ст­но по­вис­ла ме­ж­ду на­ми, пред­ло­жил поч­тить па­мять на­ше­го дру­га, до­ма у од­но­го из нас. Элен, с Джей­ком убе­ди­тель­но по­смот­ре­ли на ме­ня, и я со­гла­сил­ся, что мой дом для это­го подойдёт луч­ше все­го. До­пив в ти­ши­не ос­тав­шее­ся, мы вы­шли и по­еха­ли в сто­ро­ну мое­го до­ма. По до­ро­ге, на­строе­ние бы­ло пар­ши­вое, и я очень жа­лел, что ка­ж­дый едет в сво­ей ма­ши­не. Мне очень хо­те­лось, что­бы имен­но в этот мо­мент мои дру­зья бы­ли ря­дом. Мой кот­тедж на­хо­дил­ся, до­воль­но, да­ле­ко от Си­ти, в жи­во­пис­ном рай­оне на бе­ре­гу озе­ра. Час­то имен­но это об­стоя­тель­ст­во оп­ре­де­ля­ло ме­сто на­ших ве­че­ри­нок, но сей­час по­вод был пе­чаль­ным. За­вер­нув на сто­ян­ку пе­ред ог­ром­ным уни­вер­саль­ным ма­га­зи­ном, я ос­та­но­вил­ся, по­до­ж­дал дру­зей, и мы вме­сте от­пра­ви­лись в ла­баз за про­дук­та­ми. На­гру­зив ко­ля­ски ви­ном, со­сис­ка­ми, со­ка­ми и сла­до­стя­ми пе­ре­ки­ну­ли все это в ба­гаж­ник ма­ши­ны Джей­ка и кра­си­во раз­вер­нув­шись, про­дол­жи­ли путь на мою фа­зен­ду. До отлёта ос­та­ва­лось ещё боль­ше пя­ти ча­сов. При­ят­но ос­ве­щён­ный дво­рик пе­ред мо­им кот­тед­жем не­сколь­ко смяг­чил на­строе­ние и, ос­та­вив на пло­щад­ке пе­ред до­мом свои ма­ши­ны, мы, об­ме­ни­ва­ясь сарказмами о ко­ли­че­ст­ве ку­п­лен­но­го, бы­ст­ро пе­ре­та­щи­ли все это в дом. Элен при­выч­но за­ня­лась кух­ней, а мы с Джей­ком рас­по­ло­жи­лись в гос­ти­ной и, ожи­дая ку­ли­нар­но­го под­ви­га Элен, ус­та­ви­лись в ог­ром­ный эк­ран те­ле­ви­зо­ра. В этот мо­мент дик­тор за­дер­жал взгляд на внут­рен­нем эк­ра­не в сво­ей сту­дии и де­ло­ви­то со­об­щил, что толь­ко что по­сту­пи­ла но­вая ин­фор­ма­ция о за­га­доч­ном убий­ст­ве се­го­дня ут­ром. Как со­об­щи­ли жур­на­ли­стам, уби­тый имел при се­бе ору­жие, за­ре­ги­ст­ри­ро­ван­ное на имя Сти­ва Рай­на. Ору­жие бы­ло при­об­ре­те­но в не­боль­шой ору­жей­ной лав­ке в Chicago по спе­ци­аль­но­му раз­ре­ше­нию по­ли­ции, ко­то­рое под­пи­са­но лич­но ше­фом от­де­ле­ния по­ли­ции око­ло двух ме­ся­цев на­зад. В на­стоя­щее вре­мя по­ли­цей­ский переведён с по­вы­ше­ни­ем на дру­гое ме­сто ра­бо­ты. Где на­хо­дит­ся это ме­сто, вы­яс­нить не уда­лось. Где жил уби­тый все это вре­мя? Кто он? Ме­сто по­сто­ян­но­го про­жи­ва­ния и ра­бо­ты не ус­та­нов­ле­но. По­след­ний раз его ви­де­ли в мо­те­ле "Chelsea", ко­то­рый рас­по­ло­жен не­да­ле­ко от аэ­ро­пор­та O'Hare. Кро­ме то­го, ад­ми­ни­ст­ра­тор оте­ля рас­ска­зал жур­на­ли­стам, что уби­тым ин­те­ре­со­вал­ся не­из­вест­ный, предъ­я­вив­ший хо­зяи­ну мо­те­ля удо­сто­ве­ре­ние со­труд­ни­ка служ­бы безо­пас­но­сти. В на­стоя­щее вре­мя по­ли­ция и жур­на­ли­сты очень хо­те­ли бы за­дать не­сколь­ко во­про­сов это­му со­труд­ни­ку. Про се­бя я от­ме­тил, что о ве­щах Са­ши в мо­те­ле ни­че­го ска­за­но не бы­ло. Ин­те­рес­но, они уже про­шли по мо­ему сле­ду или ещё нет? Я по­нял свою ошиб­ку и по­ду­мал, что со­вер­шен­но на­прас­но дал по­ли­ции ни­точ­ку в на­ше ве­дом­ст­во. Про­блем, в об­щем, не бы­ло, но ос­то­рож­ность, да­же до­ма, бы­ла бы не лиш­ней. Джейк во­про­си­тель­но по­смот­рел на ме­ня, ви­ди­мо, ду­мая так же, я по­жал пле­ча­ми и развёл ру­ки. Так по­лу­чи­лось. Я дол­жен был прой­ти по све­жим сле­дам. Джейк, ведь он был мо­им дру­гом, я не мог ждать, я дол­жен был, что-то де­лать, я не мог ина­че. Джейк про­мол­чал, я ко­рил се­бя за не­ос­мот­ри­тель­ность, и в это вре­мя во­шла Элен с под­но­сом, на ко­то­ром ды­мил­ся ска­зоч­ный ко­фе, ле­жа­ли со­блаз­ни­тель­ные пи­рож­ные и на­ши лю­би­мые на­пит­ки и фрук­ты. Мы по­мог­ли пе­ре­не­сти все на стол, а Элен уст­раи­ва­ясь в мяг­ком крес­ле, ко­то­рое мы спе­ци­аль­но не за­ни­ма­ли, пред­ло­жи­ла не­мно­го по­мол­чать и вы­пить за хо­ро­ше­го пар­ня, с ко­то­рым мы ус­пе­ли под­ру­жить­ся, но не смог­ли убе­речь от ги­бе­ли. Оч­нув­шись от гру­ст­ных мыс­лей, с удив­ле­ни­ем за­ме­ти­ли, бог зна­ет, от­ку­да взяв­шие­ся цве­ты, го­ря­щую све­чу и четвёртый бо­кал. Джейк по­га­сил свет, а я раз­лил ви­но по бо­ка­лам. Элен на­шла при­ят­ную тихую му­зы­ку, и мы пи­ли за Саш­ку. За раз­го­во­ра­ми и ви­ном со­всем за­бы­ли об ужи­не в СВЧ печ­ке. Он был уже хо­лод­ным, и мы, с удо­воль­ст­ви­ем, за­ме­ни­ли его на фрук­ты, ко­фе и сла­до­сти. Вре­мя под­хо­ди­ло к один­на­дца­ти и, по­ти­хонь­ку, на­до бы­ло со­би­рать­ся. До аэ­ро­пор­та ехать да­ле­ко, но ре­бя­та на­стаи­ва­ли про­во­дить ме­ня и по­том разъ­е­хать­ся по до­мам. Я не­дол­го со­про­тив­лял­ся и в рай­оне по­ло­ви­ны пер­во­го мы уже подъ­ез­жа­ли к од­но­му из са­мых кра­си­вых аэ­ро­пор­тов Аме­ри­ки. Рас­став­шись с друзь­я­ми у ре­ги­ст­ра­ци­он­ной стой­ки, я прошёл к кон­троль­но­му по­сту и предъ­я­вил до­ку­мен­ты. Без про­блем, ми­но­вав зо­ну ос­мот­ра и прой­дя в холл, я ос­мот­рел его и к сво­ему удив­ле­нию не уви­дел сюр­при­за, ко­то­ро­го ожи­дал с не­ко­то­рым не­тер­пе­ни­ем и вол­не­ни­ем. Я уст­ро­ил­ся на де­ре­вян­ном, но до­воль­но удоб­ном сту­ле в уг­лу хол­ла и стал раз­мыш­лять о про­шед­шем дне. Час про­ле­тел не­за­мет­но и, про­хо­дя на по­сад­ку, я ре­шил, что сюр­приз из­ме­нил свои пла­ны. Ка­ко­во же бы­ло мое удив­ле­ние, ко­гда, уса­жи­ва­ясь на свое ме­сто, об­на­ру­жил его в крес­ле ря­дом. Шеф си­дел спо­кой­но и, ви­ди­мо, ждал, по­ка я справ­люсь со сво­им со­стоя­ни­ем. Он вы­гля­дел ак­ку­рат­ным, его кос­тюм был из хо­ро­ше­го ма­те­риа­ла и сшит мас­те­ром сво­его де­ла, не бро­сал­ся в гла­за, но и не по­зво­лял оши­бить­ся в стои­мо­сти его вла­дель­ца. И во­об­ще он вы­гля­дел, как пре­ус­пе­ваю­щий биз­нес­мен, но ни­как не как гла­ва шпи­он­ско­го ве­дом­ст­ва. Спра­вив­шись со свои­ми чув­ст­ва­ми, я еще раз по­здо­ро­вал­ся и сму­щен­но спро­сил, по­че­му мы ле­тим вме­сте. В от­вет он пред­ло­жил мне га­зе­ту и ка­кой-то сек­су­аль­ный жур­нал. Я с не­до­уме­ни­ем стал про­смат­ри­вать его и на од­ной из стра­ниц за­ме­тил на­пе­ча­тан­ное до­воль­но круп­ны­ми бу­к­ва­ми свое имя. При­гля­дев­шись, без тру­да за­ме­тил, что зна­чи­тель­ная часть жур­на­ла по­свя­ще­на во­про­сам да­ле­ким от сек­са. При­ки­нув объ­ем, ста­ло по­нят­но, что это на­дол­го и ос­та­ва­лось толь­ко не­то­ро­п­ли­во за­нять­ся изу­че­ни­ем тек­ста. Ма­те­риа­лы в ос­нов­ном ка­са­лись ин­фор­ма­ции о ре­бя­тах, по­гиб­ших при ис­пол­не­нии сво­их обя­зан­но­стей по те­ме "Flora". Наи­бо­лее ин­те­рес­ной для ме­ня ока­за­лась часть, по­свя­щен­ная Са­ше и все­му, что бы­ло о нем из­вест­но. Мне ка­за­лось, что я все знал о сво­ем дру­ге, но как сле­до­ва­ло из до­ку­мен­тов, это бы­ло не со­всем так. Эту ин­фор­ма­цию еще сле­до­ва­ло пе­ре­ва­рить. Кро­ме то­го, ме­ня уди­ви­ло, что в об­щем обыч­ную для на­ше­го ве­дом­ст­ва ин­фор­ма­цию я по­лу­чал столь изы­скан­ным спо­со­бом. Вер­нув эту "пор­но­гра­фию" ше­фу я улыб­нул­ся и по­де­лил­ся с ним свои­ми со­об­ра­же­ния­ми. Шеф с за­го­вор­че­ским ви­дом объ­яс­нил, что не хо­тел, что­бы, где-то был за­фик­си­ро­ван факт мое­го зна­ком­ст­ва с эти­ми ма­те­риа­ла­ми и, кро­ме то­го, ни­кто кро­ме не­го не мог вы­не­сти их за пре­де­лы ве­дом­ст­ва. Я не хо­чу, что бы кто-ли­бо знал чет­вер­то­го с на­шей сто­ро­ны уча­ст­ни­ка опе­ра­ции "Flora" - ска­зал шеф. Ко­неч­но, ты по­го­ря­чил­ся с вы­яс­не­ни­ем об­стоя­тельств ги­бе­ли Са­ши и дол­жен бы по­лу­чить за не­санк­цио­ни­ро­ван­ные дей­ст­вия дос­той­ное на­ка­за­ние, од­на­ко твои дей­ст­вия, как дру­га Са­ши оп­рав­да­ны и в этой свя­зи твое уча­стие в рас­сле­до­ва­нии ги­бе­ли Са­ши не бро­са­ет­ся в гла­за. Mykl, ска­зал шеф, мой вы­бор пал на те­бя не по­то­му, что ты са­мый хо­ро­ший, а по­то­му, что ты мог бы луч­ше нас по­нять мо­ти­вы и на­ме­ре­ния Са­ши. Нам не­из­вест­но кто и ка­ким спо­со­бом точ­но вы­чис­ля­ет всех уча­ст­ни­ков этой те­мы. Нет со­мне­ний в том, что и у нас и на той сто­ро­не ин­фор­ма­ция уте­ка­ет. Нет смыс­ла го­во­рить о том, что все кон­так­ты уча­ст­ни­ков этой опе­ра­ции бу­дут тща­тель­ней­шим об­ра­зом про­ана­ли­зи­ро­ва­ны. О тво­ем на­зна­че­нии знаю толь­ко я и ты. Так что в слу­чае про­ва­ла один из нас пре­да­тель. Что ка­са­ет­ся те­бя, то факт на­ше­го со­вме­ст­но­го по­ле­та за­фик­си­ро­ван в за­яв­ке на­ше­го ве­дом­ст­ва на про­ход к са­мо­ле­ту без обыч­ных мер дос­мот­ра. Те­перь те­бе долж­но быть по­нят­но, по­че­му мы ле­тим обыч­ным, а не спец­рей­сом с од­но­го из на­ших аэ­ро­дро­мов. В слу­чае лю­бо­го про­ис­ше­ст­вия со спец-са­мо­ле­том, мог­ло быть слиш­ком мно­го по­доз­ре­вае­мых и, не ис­клю­чал­ся слу­чай про­стой ава­рии. Ес­ли со мной что-то слу­чит­ся по­сле это­го рей­са, то это ли­бо дей­ст­ви­тель­но слу­чай, ли­бо твое пре­да­тель­ст­во, ли­бо за­яв­ку ви­дел кто-то, кто не дол­жен был ее ви­деть. Вся ин­фор­ма­ция о на­шем по­ле­те ле­жит в на­деж­ном мес­те и по­ло­же­на лич­но мной. Она ста­нет дос­туп­ной толь­ко в слу­чае мо­ей ги­бе­ли. Ты дол­жен бу­дешь сде­лать не­что по­доб­ное, что­бы под­стра­хо­вать свое уча­стие в этой ра­бо­те на слу­чай не­пред­ви­ден­ных об­стоя­тельств. От то­го, как ты сде­ла­ешь это, мо­жет мно­гое за­ви­сеть. Итак, твой ин­те­рес к те­ме "Flora" не дол­жен ог­ла­шать­ся ни­ко­му и рус­ским в том чис­ле. Суть фе­но­ме­на "Flora" со­сто­ит в не­сколь­ких из­вест­ных слу­ча­ях, ко­то­рые не име­ют объ­яс­не­ния до на­стоя­ще­го вре­ме­ни и в то же вре­мя на­столь­ко опас­ны, что в вы­яс­не­нии про­блем свя­зан­ных с ни­ми на­ше ве­дом­ст­во со­гла­си­лось на бес­пре­це­дент­ную со­вме­ст­ную ра­бо­ту с рус­ски­ми. Мы об­ме­ня­лись с ни­ми всей дос­туп­ной ин­фор­ма­ци­ей и до­го­во­ри­лись о ко­ор­ди­на­ции дей­ст­вий в этой ра­бо­те. Од­на­ко все уси­лия до сих пор об­ры­ва­лись, по су­ти, не ус­пев на­чать­ся. Всё на­ча­лось с по­хи­ще­ния до­че­ри са­дов­ни­ка на­ше­го по­соль­ст­ва в Япо­нии. Рас­сле­до­ва­ние по­ка­за­ло, что к по­хи­ще­нию де­воч­ки мо­гут быть при­ча­ст­ны то­ва­ри­щи из Рос­сии. Все уси­лия най­ти де­воч­ку не при­нес­ли ре­зуль­та­та. Про­шло уже не­сколь­ко дней, как вдруг из по­ли­ции со­об­щи­ли, что на од­ной из улиц го­ро­да об­на­ру­жи­ли де­воч­ку, поч­ти со­всем без оде­ж­ды. Она не мо­жет объ­яс­нить, от­ку­да она и как по­па­ла на ули­цу в та­ком ви­де. По­сле это­го слу­чая вся се­мья вер­ну­лась до­мой в Chicago. Все ка­за­лось, за­бы­ли про эту ис­то­рию, но при­мер­но че­рез три ме­ся­ца про­изо­шел дру­гой ин­ци­дент, о ко­то­ром отец де­воч­ки рас­ска­зал уже в тра­ги­че­ской си­туа­ции. Од­на­ж­ды доч­ка серь­ез­но про­ви­ни­лась, ка­жет­ся, взя­ла круп­ную сум­му де­нег без раз­ре­ше­ния, и отец ре­шил серь­ез­но по­го­во­рить ней. То­гда ей бы­ло око­ло две­на­дца­ти лет. Раз­го­вор про­ис­хо­дил в гос­ти­ной. Отец пы­тал­ся объ­яс­нить до­че­ри, не­до­пус­ти­мость ее по­ступ­ка, ко­гда мать за­ме­ти­ла, что отец, об­ра­ща­ясь к де­воч­ке все вре­мя, смот­рит не­мно­го в сто­ро­ну от нее. Мать уди­ви­лась, но сна­ча­ла ре­ши­ла, что отец про­сто из­бе­га­ет смот­реть до­че­ри в гла­за. По­сле то­го, как нра­во­уче­ние бы­ло за­кон­че­но, мать ска­за­ла му­жу, что бы­ло бы по­лез­нее смот­реть до­че­ри в гла­за во вре­мя та­ко­го раз­го­во­ра. Муж очень воз­му­тил­ся и зая­вил, что про­свер­лил дочь на­сквозь сво­им взгля­дом, что­бы она луч­ше по­ня­ла серь­ез­ность это­го раз­го­во­ра. Же­на же упи­ра­лась и на­стаи­ва­ла, что он смот­рел в сто­ро­ну. Соб­ст­вен­но спо­рить то бы­ло не о чем, и уже ус­по­каи­ва­ясь, они ус­лы­ша­ли крик до­че­ри с ули­цы. Ко­гда они вы­ско­чи­ли на ули­цу, то уви­де­ли лю­дей, со­брав­ших­ся во­круг их до­че­ри. Ви­ди­мо она пы­та­лась пе­ре­бе­жать до­ро­гу и ее сби­ла ма­ши­на. Сви­де­те­лей бы­ло мно­го, но ма­ши­на скры­лась с мес­та про­ис­ше­ст­вия. Отец вы­звал по­ли­цию, а де­воч­ка бы­ла дос­тав­ле­на в боль­ни­цу. Со­стоя­ние ее бы­ло тя­же­лым, но не смер­тель­ным. Вра­чи ска­за­ли, что она долж­на обя­за­тель­но по­пра­вить­ся. По­сле не­ко­то­ро­го улуч­ше­ния ее со­стоя­ния, не­смот­ря на про­гно­зы вра­чей, со­стоя­ние де­воч­ки не­ожи­дан­но ухуд­ши­лось, и че­рез не­сколь­ко дней она умер­ла. Все при­ня­тые ме­ры ока­за­лись без­ре­зуль­тат­ны­ми. Удив­ле­ние вра­чей еще бо­лее уси­ли­лось, ко­гда при вскры­тии не уда­лось оп­ре­де­лить при­чи­ну смер­ти. Де­ло сно­ва по­па­ло к нам, и мы ре­ши­ли по­го­во­рить с Рус­ски­ми о не­до­пус­ти­мо­сти пре­сле­до­ва­ния. Вот тут то Рус­ские и сде­ла­ли свой шаг. Они то­же со сво­ей сто­ро­ны пы­та­лись вы­яс­нить, кто и с ка­кой це­лью по­хи­тил де­воч­ку. Кто и за­чем на­вел Аме­ри­кан­цев на рус­ский след. И, по­хо­же, рас­сле­до­ва­ние Рус­ских ока­за­лось бо­лее удач­ным. В То­кио они бы­ст­ро на­шли сви­де­те­ля, ко­то­рый рас­ска­зал, как двое муж­чин ев­ро­пей­ско­го ви­да по­са­ди­ли де­воч­ку в ма­ши­ну и увез­ли. Де­воч­ка не со­про­тив­ля­лась и вы­гля­де­ла спо­кой­ной. Это­го же сви­де­те­ля на­шли и мы. Но мы на этом ус­по­кои­лись и по­шли к Рус­ским, а они не по­ве­ри­ли ему и про­пус­ти­ли его сна­ча­ла че­рез элек­трон­ные и ме­ди­цин­ские сред­ст­ва, а за­тем и сво­их "лю­би­те­лей мя­са". Ре­зуль­тат со­сто­ял в том, что его не бы­ло. Спе­циа­ли­сты вра­чи еди­но­душ­но вы­ска­за­ли мне­ние, что ни пре­па­ра­ты, ни элек­тро­ни­ка, ни боль не ока­зы­ва­ют на не­го воз­дей­ст­вия. Сви­де­те­ля от­пус­ти­ли. И по­сле это­го он бес­след­но ис­чез. Рус­ские пе­ре­да­ли нам все за­пи­си их ра­бо­ты со сви­де­те­лем. Кро­ме то­го, они со­об­щи­ли о дру­гих стран­ных слу­ча­ях свя­зан­ных с их ве­дом­ст­вом и пред­ло­жи­ли нам со­вме­ст­ную ра­бо­ту по этим де­лам. Мы со­гла­си­лись, те­му на­зва­ли "Flora' и под­клю­чи­ли тро­их тол­ко­вых ре­бят для вы­яс­не­ния си­туа­ции. Бы­ла про­де­ла­на ог­ром­ная ра­бо­та, как на­ши­ми, так и рус­ски­ми спе­циа­ли­ста­ми, но ни­ка­ких но­вых дан­ных по­лу­че­но не бы­ло. Рас­сле­до­ва­ние про­дол­жа­ет­ся, но ре­зуль­та­ты ну­ле­вые. Ни­ка­ких сле­дов. Слу­чай с де­воч­кой за­кон­чил­ся в Chicago. Имен­но по­это­му Са­ша и был по­слан сю­да. Он пы­тал­ся най­ти кон­цы это­го де­ла. В это вре­мя у нас то­же рас­ко­па­ли ин­те­рес­ный слу­чай.
   В кли­ни­ку Hopcinsa по­сту­пил из­вест­ный кон­грес­смен с при­зна­ка­ми об­шир­но­го ише­ми­че­ско­го ин­суль­та. Все не­об­хо­ди­мые про­це­ду­ры бы­ли сде­ла­ны во­вре­мя и со­стоя­ние боль­но­го, ос­та­ва­ясь тя­же­лым, все-та­ки ста­би­ли­зи­ро­ва­лось. С боль­ным по­сто­ян­но на­хо­ди­лись си­дел­ка или род­ст­вен­ни­ки. Так про­шло око­ло ме­ся­ца. Со­стоя­ние боль­но­го по­сте­пен­но улуч­ша­лось, но од­на­ж­ды же­на об­ра­ти­лась к вра­чу с не­обыч­ным во­про­сом. Но­чью муж стал из­да­вать стран­ные зву­ки по­хо­жие на бы­строе буль­ка­нье и по­тре­ски­ва­ние. При этом ли­цо его ста­ло очень блед­ным и на­по­ми­на­ло му­мию. Это про­дол­жа­лось все­го око­ло ми­ну­ты, но силь­но на­пу­га­ло же­ну, и ут­ром она об­ра­ти­лась к вра­чу. Врач серь­ез­но по­до­шел к ис­сле­до­ва­нию это­го ин­ци­ден­та и про­вел очень тща­тель­ные ис­сле­до­ва­ния боль­но­го, с при­ме­не­ни­ем са­мой со­вер­шен­ной тех­ни­ки опа­са­ясь ре­ци­ди­ва бо­лез­ни. Убе­див­шись, что ни­ка­ких ос­лож­не­ний нет, он по­ста­рал­ся убе­дить в этом же­ну кон­грес­сме­на, и вы­ска­зал пред­по­ло­же­ние о слу­чай­ном ха­рак­те­ре это­го эпи­зо­да и что он не свя­зан соб­ст­вен­но с дан­ным за­бо­ле­ва­ни­ем. Про­шло не­сколь­ко ме­ся­цев. Боль­но­го вы­пи­са­ли до­мой. На ра­бо­ту в кон­грес­се он уже не смог вер­нуть­ся из-за по­след­ст­вий пе­ре­не­сен­но­го за­бо­ле­ва­ния, но до­ма чув­ст­во­вал се­бя впол­не снос­но. Его ак­тив­ность в до­маш­них де­лах не­ук­лон­но рос­ла, и че­рез год он уже стал по­го­ва­ри­вать о про­дол­же­нии по­ли­ти­че­ской дея­тель­но­сти. В сво­ем ка­би­не­те он ус­та­но­вил мощ­ный пер­со­наль­ный ком­пь­ю­тер и ча­ще все­го по но­чам про­во­дил за ним мас­су вре­ме­ни. Род­ст­вен­ни­ки ра­до­ва­лись за не­го и не осо­бен­но ин­те­ре­со­ва­лись, что он там де­лал. Его час­то на­ве­ща­ли дру­зья и од­на­ж­ды он ре­шил по­хва­стать­ся пе­ред ни­ми свои­ми но­вы­ми ста­ти­сти­че­ски­ми рас­че­та­ми о при­стра­сти­ях из­би­ра­те­лей, ко­то­рые мож­но бы­ло бы ис­поль­зо­вать в пред­вы­бор­ной ком­па­нии. Они с шу­мом хва­ли­ли его ра­бо­ту, дол­го о чем-то бе­се­до­ва­ли и за­си­де­лись до глу­бо­кой но­чи. Не­ожи­дан­но кон­грес­смен рез­ко по­бе­лел, пе­ре­стал реа­ги­ро­вать на ок­ру­жаю­щих, сел за ком­пь­ю­тер и что-то про­ур­чал в мик­ро­фон. Это про­дол­жа­лось се­кун­ду, но про­из­ве­ло на всех очень силь­ное впе­чат­ле­ние. По­сле это­го он, как ни в чем ни бы­ва­ло, вер­нул­ся к друзь­ям. Один из них рас­ска­зал его же­не о про­ис­шед­шем и по­ин­те­ре­со­вал­ся, что это та­кое, и слу­ча­лось ли по­доб­ное рань­ше. Же­на рас­ска­за­ла о слу­чае в боль­ни­це, но ни­че­го объ­яс­нить не смог­ла. Друг по­де­лил­ся этим слу­ча­ем со сво­им зна­ко­мым из CIA и те без шу­ма про­ве­ри­ли ком­пь­ю­тер быв­ше­го кон­грес­сме­на. В ре­зуль­та­те бы­ло вы­яс­не­но, что в ком­пь­ю­те­ре хра­ни­лась ре­че­вая ин­фор­ма­ция по ха­рак­те­ру очень на­по­ми­нав­шая зву­ко­вой сиг­нал, ко­то­рый слы­шен на кон­троль­ный гром­ко­го­во­ри­тель при пе­ре­да­че циф­ро­вых дан­ных че­рез мо­дем. Ана­лиз этих фай­лов в спе­ци­аль­ной ла­бо­ра­то­рии по­ка­зал, что он дей­ст­ви­тель­но яв­ля­ет­ся циф­ро­вым дво­ич­ным ко­дом. На этом ус­пе­хи за­кон­чи­лись. Про­чи­тать, ин­фор­ма­цию, ко­то­рая бы­ла за­ко­ди­ро­ва­на в фай­ле так и не смог­ли, хо­тя бы­ли при­ло­же­ны зна­чи­тель­ные уси­лия для ее рас­шиф­ров­ки. Сам быв­ший кон­грес­смен не смог объ­яс­нить, за­чем он это де­лал. Даль­ней­шие об­сле­до­ва­ния, как его, так и его ком­пь­ю­те­ра ни­че­го не да­ли. Ста­ло из­вест­но толь­ко, что ин­фор­ма­ция че­рез ком­пь­ю­тер пе­ре­да­ва­лась в ком­пь­ю­тер­ную сеть. На­ши спе­циа­ли­сты хо­те­ли по­бе­се­до­вать с кон­грес­сме­ном, но но­вый ин­сульт до­ко­нал его. И во­прос сно­ва по­вис в воз­ду­хе. Са­мо­лет уже под­ле­тал к Ва­шинг­то­ну, ко­да мы оба бы­ли в дос­та­точ­ной сте­пе­ни оза­бо­че­ны си­туа­ци­ей во­круг те­мы "Flora". Бы­ло оче­вид­но, что Са­ша, что-то рас­ко­пал и за­пла­тил за это жиз­нью. Са­мо­лет уже за­хо­дил на по­сад­ку ко­гда шеф пе­ре­дал мне ад­рес в Ва­шинг­то­не и пре­ду­пре­дил, что все мои кон­так­ты здесь лишь при­кры­тие ос­нов­но­го за­да­ния. Ос­нов­ное за­да­ние на дан­ный мо­мент - по­нять что про­ис­хо­дит. Ре­аль­ная ин­фор­ма­ция, т.е. ин­фор­ма­ция по су­ще­ст­ву де­ла счи­та­ет­ся аб­со­лют­но сек­рет­ной и не пе­ре­да­ет­ся ни­ка­ким спо­со­бом. Дос­туп к ней бу­дет толь­ко у те­бя и ты, вы­бе­решь как хра­нить ее до мо­мен­та, ко­гда си­туа­ция ста­нет бо­лее оп­ре­де­лен­ной. Же­ла­тель­но что бы мы смог­ли по­лу­чить ее в слу­чае серь­ез­ных про­блем или уг­ро­зе тво­ей жиз­ни. По по­нят­ным при­чи­нам ра­бо­тать по­ка при­дет­ся без при­кры­тия. Же­лаю те­бе ус­пе­ха и да хра­нит те­бя бог. Ин­фор­ма­цию по ле­ген­де за­да­ния бу­дешь пе­ре­да­вать обыч­ным спо­со­бом. Кро­ме то­го, те­бе бу­дет вы­де­лен спе­ци­аль­ный круг­ло­су­точ­ный ка­нал наи­выс­шей сек­рет­но­сти. Ин­фор­ма­ция это­го ка­на­ла дос­туп­на толь­ко выс­ше­му ру­ко­во­дству ве­дом­ст­ва, но не очень-то на не­го рас­счи­ты­вай.
   На сто­ян­ке аэ­ро­пор­та ме­ня жда­ла слу­жеб­ная ма­ши­на. Ко­неч­но, это не мой Hammer, но то­же не пло­хо. Сна­ча­ла я ре­шил уст­ро­ить­ся в оте­ле, при­вес­ти се­бя в по­ря­док и толь­ко по­сле это­го за­нять­ся де­ла­ми. Меч­та хоть не­мно­го по­спать ос­та­ва­лась яр­кой, ма­ня­щей, но не­сбы­точ­ной.
   В шесть ут­ра чис­то вы­бри­тый и при пол­ном па­ра­де я пеш­ком от­пра­вил­ся в гос­де­пар­та­мент. В две­рях ме­ня встре­тил хо­лё­ный де­бил и по­ин­те­ре­со­вал­ся це­лью мое­го ви­зи­та. Я пред­ста­вил­ся, и как ока­за­лось, ме­ня уже жда­ли. Дру­гой, не­из­вест­но от­ку­да взяв­ший­ся, ху­до­ща­вый па­рень с ко­бу­рой на бо­ку, при­гла­сил ме­ня сле­до­вать за ним. По­плу­тав по ко­ри­до­рам, мы, на­ко­нец, ос­та­но­ви­лись пе­ред мас­сив­ной две­рью од­но­го из по­мощ­ни­ков пре­зи­ден­та. На при­гла­ше­ние вой­ти мы не ста­ли ар­та­чить­ся и друж­но вва­ли­лись в ка­би­нет. Хо­зя­ин ка­би­не­та, вы­со­кий, пред­ста­ви­тель­ный муж­чи­на, иде­аль­но оде­тый, с гол­ли­вуд­ской улыб­кой и се­точ­кой мор­щи­нок у глаз доб­ро­же­ла­тель­но пред­ло­жил мне при­са­жи­вать­ся. Его воз­раст оп­ре­де­лить бы­ло труд­но, но ему бы­ло оп­ре­де­лен­но мень­ше пя­ти­де­ся­ти. Кив­ком го­ло­вы он по­бла­го­да­рил про­во­жаю­ще­го и тот вы­шел, ти­хо при­крыв за со­бой дверь. В ка­би­не­те во­ца­ри­лась мно­го­зна­чи­тель­ная ти­ши­на и, мне бы­ло очень ин­те­рес­но, о чем же пой­дет раз­го­вор.
   Че­рез не­сколь­ко се­кунд он по­до­шел ко мне, про­тя­нул ру­ку и пред­ста­вил­ся: "Пи­тер Бай­ерт - по­мощ­ник пре­зи­ден­та по внеш­не­по­ли­ти­че­ским во­про­сам". Я то­же пред­ста­вил­ся, и на этом офи­ци­аль­ная часть как бы за­кон­чи­лась. В дверь по­сту­ча­ли, во­шла сим­па­тич­ная де­вуш­ка с ды­мя­щим­ся ко­фе на ши­кар­ном под­но­се. За­ме­ча­тель­ный аро­мат на­пол­нил всю ком­на­ту, а слив­ки и пе­че­нье хо­ро­шо до­пол­ня­ли ин­терь­ер. Ли­цо де­вуш­ки мне по­ка­за­лось зна­ко­мым, хо­тя это­го про­сто не мог­ло быть. Я пре­кра­тил по­пыт­ки вспом­нить, где мог встре­чать­ся с ней и удоб­но уст­ро­ил­ся в пред­ло­жен­ном мне крес­ле. Раз­го­вор на­чал­ся с не­ожи­дан­но­го во­про­са, как хо­ро­шо, и ка­кие язы­ки мне зна­ко­мы. Я по­ни­маю до­воль­но мно­го язы­ков, так как жил и ра­бо­тал во мно­гих стра­нах, но спе­циа­ли­зи­ро­вал­ся на япон­ском, араб­ском и рус­ском. В на­шем ве­дом­ст­ве имен­но эти язы­ки поль­зу­ют­ся не­из­мен­ной по­пу­ляр­но­стью. Кро­ме то­го, я не стал скры­вать, что наи­боль­ших ус­пе­хов до­бил­ся в рус­ском язы­ке, в ос­нов­ном бла­го­да­ря Са­ше. Мой со­бе­сед­ник не стал уточ­нять кто та­кой Са­ша, ли­бо знал, ли­бо не хо­тел от­вле­кать­ся.
   - Зна­чит, с рус­ским у те­бя про­блем нет?
   - Да, вро­де нет.
   - Mykl, на­сколь­ко мне из­вест­но, в Рос­сии ты еще ни ра­зу не был?
   - Нет.
   - Ты слы­шал о та­ком го­ро­де как Пе­тер­бург?
   - Да и до­воль­но мно­го. Са­ша ро­дил­ся в этом го­ро­де и мно­го рас­ска­зы­вал мне о нем.
   - Mykl, те­бе, воз­мож­но, при­дет­ся по­зна­ко­мить­ся с этим го­ро­дом по­бли­же. Нам для ра­бо­ты в кон­суль­ст­ве ну­жен че­ло­век, хо­ро­шо раз­би­раю­щий­ся в мик­ро­элек­тро­ни­ке, сис­те­мах об­на­ру­же­ния и т.п. ап­па­ра­тах. Ва­ше ве­дом­ст­во ре­ко­мен­до­ва­ло те­бя как од­но­го из луч­ших спе­циа­ли­стов. Твои дан­ные нас впол­не уст­раи­ва­ют, и нам бы хо­те­лось по­лу­чить твое со­гла­сие на ра­бо­ту в кон­суль­ст­ве в Пе­тер­бур­ге в Рос­сии. Что ты на это ска­жешь?
   - Пред­ло­же­ние, ко­неч­но, за­ман­чи­вое, но я ни­ко­гда не ра­бо­тал в ди­пло­ма­ти­че­ских пред­ста­ви­тель­ст­вах и воз­мож­но не впол­не зна­ком с пра­ви­ла­ми. - Ес­ли эти сло­ва - фак­ти­че­ское со­гла­сие, то пер­вый ме­сяц ты про­ве­дешь в Мо­ск­ве в на­шем по­соль­ст­ве. По­зна­ко­мишь­ся с, как ты го­во­ришь, пра­ви­ла­ми и у те­бя бу­дет еще од­но важ­ное по­ру­че­ние. Рус­ские хо­тят по­лу­чить ин­фор­ма­цию обо всем, что слу­чи­лось с Са­шей из пер­вых рук. Их мож­но по­нять, Са­ша был од­ним из луч­ших спе­циа­ли­стов ФСБ, и имел пер­во­класс­ную под­держ­ку опе­ра­ции в Чи­ка­го. Мы обе­ща­ли не вме­ши­вать­ся, но бо­юсь, что да­же при са­мом боль­шом же­ла­нии не смог­ли бы ему по­мочь. На­шим парт­нё­рам из ФСБ хо­ро­шо из­вест­ны Ва­ши с Са­шей от­но­ше­ния не толь­ко по Чи­ка­го, но и по ра­бо­те во мно­гих дру­гих стра­нах. По ви­ди­мо­му они, в ка­кой-то ме­ре до­ве­ря­ют Вам, и нам хо­чет­ся сде­лать все воз­мож­ное, что­бы рас­ши­рить это до­ве­рие и на­ше со­труд­ни­че­ст­во.
   По мо­ему удив­лен­но­му ли­цу бы­ло по­нят­но, что я не все по­нял, и глу­пая улыб­ка го­во­ри­ла о мо­ей рас­те­рян­но­сти.
   - Что Вас сму­ща­ет, спро­сил Пи­тер? Я дос­тал свои до­ку­мен­ты и ска­зал, что у ме­ня ко­ман­ди­ров­ка толь­ко на ме­сяц и не­по­нят­но, о ка­кой ра­бо­те в кон­суль­ст­ве идет речь?
   - Об этом не бес­по­кой­тесь, все не­об­хо­ди­мые до­ку­мен­ты бу­дут пе­ре­да­ны Вам пе­ред от­ле­том в Мо­ск­ву. Би­ле­ты и до­ку­мен­ты Вам дос­та­вят в отель зав­тра к 12 ча­сам дня. На­де­юсь, мы обо всем до­го­во­ри­лись. Уда­чи Вам, под­чи­нять­ся вре­мен­но вы бу­де­те толь­ко лич­но мне. Связь по обыч­ным ди­пло­ма­ти­че­ским ка­на­лам. Все ин­ст­рук­ции и разъ­яс­не­ния по­лу­чи­те в по­соль­ст­ве в Мо­ск­ве.
   Ау­ди­ен­ция бы­ла за­кон­че­на, и мы по­про­ща­лись, дру­же­ски по­жав друг дру­гу ру­ки. Я вы­шел из ка­би­не­та и тут же по­пал под обая­тель­ное вни­ма­ние со­про­во­ж­даю­ще­го. Про­во­див ме­ня до вы­хо­да, он ко­зыр­нул и ис­чез.
   Я ос­мот­рел­ся, под­нял во­рот­ник пла­ща и по­шел пеш­ком, как я ду­мал в отель. Мыс­ли пу­та­лись, чем я дол­жен бу­ду за­ни­мать­ся в Мо­ск­ве, в Пи­те­ре, я так и не по­нял. Яс­но бы­ло толь­ко од­но. Це­ли мое­го ве­дом­ст­ва и гос­де­па яв­но не сов­па­да­ли. По­сле по­лу­ча­со­вой про­гул­ки я ре­шил за­гля­нуть в не­боль­шой, сим­па­тич­ный рес­то­ран с очень со­блаз­ни­тель­ной вы­вес­кой в ви­де ды­мя­щей­ся ры­бы. Раз­дев­шись и за­няв сто­лик у ок­на в уг­лу, стал ждать офи­ци­ан­та. До­воль­но бы­ст­ро по­до­шла сим­па­тич­ная де­вуш­ка, пред­ло­жи­ла ме­ню и, улы­ба­ясь, жда­ла за­каз. Под­няв гла­за, я со­брал­ся сде­лать за­каз и ос­та­но­вил­ся на по­лу­сло­ве. Я где-то ее уже ви­дел. Бред, на­ва­ж­де­ние ка­кое то. Это­го не мог­ло быть. Она не­тер­пе­ли­во по­сту­ки­ва­ла ка­ран­да­шом по блок­но­ту, яв­но не­пра­виль­но по­няв мое за­ме­ша­тель­ст­во. Я за­ка­зал мно­го ры­бы и не­мно­го бе­ло­го ви­на. Ко­гда де­вуш­ка ото­шла, я не­за­мет­но сфо­то­гра­фи­ро­вал ее. Все это мне на­чи­на­ло на­дое­дать. Фо­то тут же от­пра­вил в агент­ст­во и по­про­сил как мож­но бы­ст­рее при­слать иден­ти­фи­ка­ци­он­ную ин­фор­ма­цию. К кон­цу лен­ча smart звяк­нул, дав по­нять, что от­вет уже у ме­ня. Ка­ко­во же бы­ло мое удив­ле­ние, ко­гда я про­чи­тал от­вет. Ин­фор­ма­ция по дан­но­му субъ­ек­ту от­сут­ст­ву­ет. Ос­та­вив день­ги на сто­ле, я про­шел в ка­би­нет хо­зяи­на рес­то­ра­на, по­ка­зал ему фо­то, своё удо­сто­ве­ре­ние и по­про­сил по­звать офи­ци­ант­ку. Как я и ожи­дал, она толь­ко что за­кон­чи­ла сме­ну и уш­ла до­мой не­сколь­ко ми­нут на­зад. Её ад­ре­са у хо­зяи­на не ока­за­лось. Она ска­за­ла, что сни­ма­ет ком­на­ту, где-то на ок­раи­не. Я по­жа­лел, что у ме­ня не бы­ло ма­ши­ны, а до­го­нять ее на так­си бы­ло уже позд­но. И все-та­ки у ме­ня не соз­да­ва­лось впе­чат­ле­ния, что за мной сле­дят. Од­на­ко про­ве­рить это не ме­ша­ло.
   На­строе­ние бы­ло пар­ши­вое, мыс­ли все в раз­ные сто­ро­ны, оп­ре­де­лен­но­сти ни­ка­кой. С дру­гой сто­ро­ны, по­го­да бы­ла нор­маль­ная, жизнь тек­ла сво­им обыч­ным рус­лом. Впе­ре­ди был ви­ден парк. Жел­тые ли­стья сплошь ус­ти­ла­ли га­зо­ны, жир­ные ут­ки, не­спе­ша, пла­ва­ли по краю пру­да, ожи­дая, ко­гда ма­лень­кая де­воч­ка бро­сит им оче­ред­ной ку­со­чек бул­ки. Они уже не дра­лись за не­го, как это бы­ва­ет вес­ной, но смот­ре­ли на де­воч­ку с боль­шим ин­те­ре­сом. Я при­сел на ска­мей­ку и на­блю­дал за этой идил­ли­ей, как вдруг за­зво­нил мой smart. От­крыв его, я по­нял, что это Дик, при­слал ре­зуль­та­ты ана­ли­зов. И там бы­ло над чем по­ду­мать. Сле­ды про­тек­то­ра при­над­ле­жа­ли, до­воль­но, ред­кой ма­ши­не Мус­танг ХХХХ го­да. Но са­мое ин­те­рес­ное за­клю­ча­лось в том, что в про­бе зем­ли бы­ли ни­чтож­ные сле­ды сго­ра­ния ке­ро­си­на, а в сле­дах от обу­ви на­шли мель­чай­шие час­ти­цы авиа­ци­он­но­го мас­ла и сле­ды ка­ко­го-то ве­ще­ст­ва, иден­ти­фи­ци­ро­вать ко­то­рое не уда­лось. В ла­бо­ра­то­рии изу­чи­ли пят­но кро­ви и сде­ла­ли ин­те­рес­ные вы­во­ды. Кровь при­над­ле­жа­ла Са­ше, а вот фер­ра­мо­ны, ос­тав­лен­ные в кро­ви, при­над­ле­жа­ли не толь­ко Са­ше. Т.е. пят­но, ско­рее все­го, бы­ло ос­тав­ле­но не­из­вест­ным, воз­мож­но, за­пач­кал­ся кро­вью. Нель­зя убить и ос­тать­ся чис­тым. Это зна­чит, что на его ру­ках есть кровь. Не ис­клю­че­но, что пят­но - не­кий знак или сим­вол. Толь­ко вот кто его ос­та­вил? Кро­ме то­го, Дик со­об­щал, что все ре­зуль­та­ты ана­ли­зов пе­ре­да­ны по­ли­ции. Бы­ло, над чем по­ду­мать. День толь­ко на­чи­нал­ся, и я раз­ду­мал воз­вра­щать­ся в отель. По­зво­нил в сек­тор, уз­нал но­во­сти, т.е., что их нет, об­су­дил с Элен те­ку­щие во­про­сы и впол­не до­воль­ный со­бой по­шел гу­лять даль­ше. День про­шёл не­пло­хо. Я бро­дил по го­ро­ду, схо­дил в му­зей, кор­мил уток, лю­бо­вал­ся ухо­дя­щим ле­том в сто­ли­це, за­гля­ды­вал в ок­на вит­рин, пы­тал­ся пред­ста­вить, что ме­ня ждет и как-то ме­ня встре­тит за­га­доч­ная, не­мно­го пу­гаю­щая Рос­сия.
   Уже за пол­ночь вер­нул­ся в отель. Все мет­ки бы­ли це­лы и на сво­их мес­тах. Я за­ка­зал в но­мер фрук­ты, и лёг­кий ужин. В ба­ре на­шёл не­мно­го Henesy, шо­ко­лад, ли­мон, по­ло­жил всё на сто­лик, снял кос­тюм, на­дел ха­лат и по­шёл в душ. Про­хлад­ные струи во­ды при­ят­но рас­слаб­ля­ли все мыш­цы, и ста­ло по­нят­но, что на­до бы­ло зай­ти в спорт­зал. В дверь по­сту­ча­ли. При­шлось на­бро­сить ха­лат и ид­ти её от­кры­вать. Офи­ци­ант вка­тил те­леж­ку с кра­си­во раз­ло­жен­ны­ми фрук­та­ми и ужи­ном. Я по­бла­го­да­рил его, рас­пла­тил­ся и хо­тел за­крыть за ним дверь. Вдруг, он ос­та­но­вил­ся и с улыб­кой ска­зал, что вни­зу ме­ня спра­ши­ва­ла да­ма. Он хо­тел уз­нать, что ей от­ве­тить. Я ска­зал, что она мо­жет зай­ти, хо­тя и был не­ма­ло удив­лён столь позд­не­му ви­зи­ту. Че­рез не­сколь­ко ми­нут я от­крыл дверь оча­ро­ва­тель­ной не­зна­ком­ке. Мне с тру­дом уда­лось сдер­жать своё удив­ле­ние. У вхо­да стоя­ла де­вуш­ка, ко­то­рая об­слу­жи­ва­ла ме­ня се­го­дня в рес­то­ра­не. Вы не уз­наё­те ме­ня, спро­си­ла она? Да, уз­наю, ко­неч­но, про­хо­ди­те, из­ви­ни­те ме­ня за мой вид, я со­би­рал­ся спать... Всё в по­ряд­ке, это моя ви­на, что я при­шла столь позд­но, про­чи­ри­ка­ло оча­ро­ва­тель­ное соз­да­ние. Я пред­ло­жил ей не­мно­го пе­ре­ку­сить и спро­сил, что она хо­чет вы­пить? Не­мно­го конь­я­ку и фрук­ты, мне впол­не бы хва­ти­ло. Я на­лил две рюм­ки конь­я­ка, под­ви­нул к ней фрук­ты и от­ки­нул­ся на ди­ва­не с рюм­кой в ру­ке. Как Вас зо­вут и ка­ко­ва цель Ва­ше­го ви­зи­та? Она сде­ла­ла ма­лень­кий гло­ток из рюм­ки, опус­ти­ла лом­тик ли­мо­на в свой фан­та­сти­че­ский ро­тик и, вы­дер­жав пау­зу, ска­за­ла, что зо­вут её Лена, что она бы­ла связ­ной Са­ши, и она в кур­се про­изо­шед­ше­го. В Мо­ск­ве её про­си­ли свя­зать­ся со мной. По­это­му она здесь. И тут я вспом­нил, где ещё её ви­дел. Как-то, Са­ша по­ка­зы­вал мне свои до­маш­ние фо­то­гра­фии, и сре­ди них бы­ла фо­то­гра­фия Ле­ны. То­гда он ска­зал, что это его се­ст­ра. Ви­ди­мо, он спе­ци­аль­но по­ка­зал то­гда фо­то­гра­фию. Как и ко­гда вы въе­ха­ли в Шта­ты, не без ин­те­ре­са спро­сил я? Я прие­ха­ла как ту­ри­ст­ка, но моя фо­то­гра­фия в до­ку­мен­тах, вы­гля­де­ла не­мно­го ина­че. И мне бы очень не хо­те­лось иметь про­бле­мы из-за это­го. Ис­клю­чи­тель­ные об­стоя­тель­ст­ва вы­ну­ди­ли ме­ня об­ра­тить­ся к вам. Тем бо­лее, что уже зав­тра на­ша груп­па по­ки­нет Аме­ри­ку. Всё это бы­ло ин­те­рес­но, но цель её ви­зи­та бы­ла важ­нее. Я ус­по­ко­ил её и пред­ло­жил рас­ска­зать, о це­ли ви­зи­та. Мне из­вест­но, что Вы ко­ман­ди­ро­ва­ны в Рос­сию, для раз­ре­ше­ния про­блем по те­ме Flora.
   - Ин­те­рес­но, о мо­ей сек­рет­ной ко­ман­ди­ров­ке пи­шут на ка­ж­дом уг­лу или не ина­че как во всех га­зе­тах, по­ду­мал я, но про­мол­чал.
   Од­на­ко, нам ста­ло из­вест­но, про­дол­жи­ла де­вуш­ка, что Ва­ми ин­те­ре­су­ют­ся и дру­гие лю­ди. Гло­ток конь­я­ка за­стрял у ме­ня в гор­ле, я за­дер­жал ды­ха­ние и по­ста­вил рюм­ку на стол. От­каш­ляв­шись, я смот­рел на неё, как на ино­пла­не­тян­ку. О мо­ей свя­зи с те­мой Flora зна­ли толь­ко два че­ло­ве­ка. А те­перь вы­яс­ня­лось, что этот факт ни для ко­го не яв­ля­ет­ся сек­ре­том. Хо­ро­шень­кое на­ча­ло. Ко­ман­ди­ров­ку мож­но бы­ло от­ме­нить, так её и не на­чав. На вся­кий слу­чай, я ска­зал, что по­ня­тия не имею, что та­кое Flora, и моя ко­ман­ди­ров­ка свя­за­на с ди­пло­ма­ти­че­ской мис­си­ей в Мо­ск­ве.
   - Ви­ди­мо Вы ошиб­лись ма­дам, при­няв ме­ня за ко­го-то дру­го­го.
   - Mykl, раз­ре­ши­те мне так на­зы­вать Вас? Все за­ин­те­ре­со­ван­ные лю­ди в кур­се то­го, что в Мо­ск­ву на­прав­лен спе­циа­лист по те­ме ин­те­рес­ной для ФСБ и CIA. И, я ду­маю, что по­ка толь­ко мне точ­но из­вест­но, кто этот че­ло­век. Не­мно­гие в CIA хо­ро­шо зна­ют рус­ский и, ма­ло кто знал о Ва­шей друж­бе с Са­шей. И сей­час Вы долж­ны по­нять, по­че­му мне при­шлось рас­крыть своё ин­ког­ни­то. Вы долж­ны бы­ли ви­деть рань­ше мою фо­то­гра­фию с со­от­вет­ст­вую­щи­ми ком­мен­та­рия­ми. По­верь­те, для на­шей встре­чи есть очень серь­ёз­ные при­чи­ны. Тре­тья сто­ро­на ещё не зна­ет, кто имен­но под­клю­чен к те­ме Flora, но точ­но зна­ют, что та­кой че­ло­век есть и пы­та­ют­ся его вы­чис­лить. Как толь­ко Вы ся­де­те в са­мо­лёт, Ва­ша пе­сен­ка спе­та.
   Вот чёрт, так хо­ро­шо про­шёл день, и ни­че­го не пред­ве­ща­ло про­блем... - И что Вы хо­ти­те, что бы я сде­лал?
   - Из Ва­шинг­то­на Вам не­об­хо­ди­мо вер­нуть­ся в Агент­ст­во по­сле ко­ман­ди­ров­ки. За­да­ние вы­пол­не­но, и Вы про­дол­жае­те ра­бо­тать, как и рань­ше.
   - Что Вам из­вест­но о мо­ей ко­ман­ди­ров­ке, ти­хо спро­сил я?
   - Из­вест­но, что Ва­ша ко­ман­ди­ров­ка, от­вет­ный шаг на за­прос на­ше­го де­пар­та­мен­та о ги­бе­ли в США рус­ско­го гра­ж­да­ни­на. Но, по­сы­лая за­прос, мы ещё не зна­ли мно­го­го, что зна­ем сей­час и пы­та­ем­ся пре­ду­пре­дить Вас.
   - Где Вы ос­та­но­ви­лись, спро­сил я?
   - У Вас, с са­мой ми­лой улыб­кой от­ве­ти­ла де­вуш­ка.
   Но... Я об­ду­мал си­туа­цию и ре­шил, что, воз­мож­но, она пра­ва. И улыб­ка че­шир­ско­го ко­та рас­плы­лась на мо­ей фи­зио­но­мии.
   - Хо­ро­шо, ес­ли у Вас есть что одеть, мы мо­жем под­нять­ся в рес­то­ран и там про­дол­жить на­ше зна­ком­ст­во.
   То, что я уви­дел че­рез не­сколь­ко ми­нут, по­ра­зи­ло ме­ня боль­ше, чем при­чи­на её ви­зи­та. Та­кое пре­вра­ще­ние бы­ло не­воз­мож­но. Бо­лее строй­ной, кра­си­вой и сек­су­аль­ной жен­щи­ны я ещё не встре­чал. Лифт бы­ст­ро дос­та­вил нас на верх­ний этаж, и мы уст­рои­лись за уг­ло­вым сто­ли­ком у са­мо­го ок­на. Вид свер­ху из ок­на, цен­тра ноч­ной сто­ли­цы был бес­по­до­бен и, Ле­на с вос­хи­ще­ни­ем пре­да­ва­лась его со­зер­ца­нию. Вход в рес­то­ран то­же был хо­ро­шо ви­ден, и я не­ко­то­рое вре­мя на­блю­дал за ним, раз­мыш­ляя о треть­ей сто­ро­не. Офи­ци­ант, с ки­сло слад­кой улыб­кой, пред­ло­жил сде­лать за­каз. Я за­ка­зал фир­мен­ный Пал­тус, ви­но, фрук­ты и шо­ко­лад, Ле­на ог­ра­ни­чи­лась фрук­та­ми и ви­ном. Иг­ра­ла при­ят­ная му­зы­ка и ско­ро, до­воль­но при­лич­но вы­пив за лю­бовь, друж­бу и всё ос­таль­ное, мы по­шли тан­це­вать. Она бы­ла так лег­ка, её фор­мы об­во­ро­жи­тель­ны, она ка­за­лась столь дос­туп­ной, что у ме­ня за­кру­жи­лась го­ло­ва, и ста­ло ка­зать­ся, что брю­ки мне нуж­ны хо­тя бы на раз­мер боль­ше. Я по­крас­нел и очень бо­ял­ся, что Ле­на за­ме­тит моё сму­ще­ние. Но она бы­ла ув­ле­че­на тан­цем, и как мне по­ка­за­лось, ни­че­го не за­ме­ти­ла. На­ко­нец мы вер­ну­лись за сто­лик. Ве­чер про­дол­жал­ся, я за­был обо всём и чув­ст­во­вал се­бя са­мым сча­ст­ли­вым ду­ра­ком на све­те. Уже под ут­ро, мы со сме­хом, еле дер­жась на но­гах, раз­ма­зы­вая по­ма­ду по ли­цу, це­лу­ясь и сно­ва сме­ясь, до­б­ра­лись до но­ме­ра. Не раз­де­ва­ясь, мы упа­ли на кро­вать и, что бы­ло по­том, я уже не пом­ню. Ме­ня раз­бу­дил за­пах го­ря­чей яич­ни­цы с вет­чи­ной и гус­той аро­мат ко­фе. От­крыв гла­за, я по­нял, что раз­де­тый ле­жу в по­сте­ли. Го­ло­ва страш­но бо­ле­ла и не­мно­го кру­жи­лась. Не без тру­да я вспом­нил со­бы­тия но­чи, и лёг­кая улыб­ка тро­ну­ла мои гу­бы. Ле­на поя­ви­лась в спаль­не и ка­ти­ла не­боль­шую те­леж­ку с аро­мат­ным зав­тра­ком.
   - Я ри­ск­ну­ла за­ка­зать зав­трак в но­мер, на­де­юсь, Вы не про­тив?
   Я был не про­тив. Ча­сы по­ка­зы­ва­ли де­вять. Не­спе­ша мы по­зав­тра­ка­ли. Я чув­ст­во­вал не­ко­то­рое сму­ще­ние, но Ле­на, в сво­ём ко­рот­ком мах­ро­вом ха­ла­ти­ке как бы и не за­ме­ча­ла мое­го сму­ще­ния, за что я был ей очень бла­го­да­рен. И, все-та­ки, её гла­за не­мно­го смея­лись, и я по­доз­ре­ваю, что при­чи­ной это­го бы­ло моё сму­ще­ние. К де­ся­ти мы по­кон­чи­ли с ут­рен­ни­ми де­ла­ми, и при­се­ли на ди­ван. Ка­за­лось, на­ше­му зна­ком­ст­ву не ме­нее ста лет.
   - По­ра рас­ста­вать­ся с пе­ча­лью в го­ло­се ска­зал я.
   - Да, со­гла­си­лась она. Мы вый­дем вме­сте, за­гля­нем в ка­кой-ни­будь бар и там рас­ста­нем­ся.
   - Я бы хо­тел уви­деть те­бя ещё, не­уве­рен­но ска­зал я.
   Она улыб­ну­лась.
   - Ес­ли в этом бу­дет не­об­хо­ди­мость, я те­бя най­ду.
   Она ещё раз улыб­ну­лась и вста­ла. По­ра. Мы об­ня­лись и вме­сте, не чая ду­ши друг в дру­ге, спус­ти­лись на лиф­те, раз­до­са­до­вав ста­руш­ку с со­бач­кой. Око­ло ча­са мы гу­ля­ли по го­ро­ду и, вы­пив по чаш­ке ко­фе, ра­зо­шлись, как буд­то ни­ко­гда и не ви­де­ли друг дру­га. Уви­дим­ся ли ещё.
   Тем не ме­нее, во­про­сов мень­ше не ста­ло. Иг­но­ри­ро­вать её сло­ва, ви­ди­мо, не стои­ло, но и дей­ст­во­вать при, прак­ти­че­ски, пол­ном от­сут­ст­вии ин­фор­ма­ции бы­ло слож­но, да и вре­ме­ни, ра­зо­брать­ся в си­туа­ции бы­ло ма­ло­ва­то. Пред­по­ло­жи­тель­но, охот­ни­ки не зна­ют в ли­цо че­ло­ве­ка, ко­то­ро­го ищут и, воз­мож­но, не зна­ют имя. Не ис­клю­че­но, что у них есть фо­то­гра­фии на­ших ре­бят, и моя в том чис­ле, но они не зна­ют, ка­кой от­дать пред­поч­те­ние. Я взял так­си и по­ехал в сто­ро­ну гос­де­па. За па­ру квар­та­лов, ря­дом с цве­точ­ным ларь­ком, я рас­пла­тил­ся с так­си­стом и, так что бы он ви­дел, стал вы­би­рать цве­ты. Ку­пив не­сколь­ко роз, я про­шёл пеш­ком до гос­де­па. По­ка­зав удо­сто­ве­ре­ние и ска­зав, что ме­ня ждут, на­звал но­мер. Гла­за ох­ран­ни­ка ос­мот­ре­ли ме­ня, мой бу­кет и, он, с не­ко­то­рым удив­ле­ни­ем, ска­зал, что с па­ке­та­ми и цве­та­ми прой­ти нель­зя. Цве­ты на­до ос­та­вить здесь. Я с ра­до­стью со­гла­сил­ся и по­ло­жил бу­кет ему на стол. Ско­ро поя­вил­ся вче­раш­ний ко­щей, и мы про­шли к уже из­вест­но­му мне ка­би­не­ту. Пи­тер Бай­ерт встре­тил ме­ня с не­ко­то­рым удив­ле­ни­ем и раз­дра­же­ни­ем. Ва­ши до­ку­мен­ты Вам дос­та­вят в отель к 12 ча­сам, на­пом­нил он. Я про­дол­жал сто­ять в не­ре­ши­тель­но­сти, и он ещё раз с удив­ле­ни­ем по­смот­рел на ме­ня. Я, не­спе­ша, по­до­шёл к его ог­ром­но­му, об­тя­ну­то­му зе­лё­ным сук­ном, сто­лу, сел в стоя­щее ря­дом крес­ло, дос­тал фо­то­гра­фию де­вуш­ки и по­ло­жил её на стол. Пи­тер не­бреж­но по­смот­рел на фо­то и с сар­каз­мом спро­сил;
   - Вы хо­ти­те по­зна­ко­мить ме­ня со все­ми де­вуш­ка­ми, с ко­то­ры­ми про­во­ди­те ночь?
   - Нет. Ти­хо от­ве­тил я, но я хо­чу знать, из­вест­но ли Вам кто эта де­вуш­ка?
   Пи­тер не­мно­го по­мол­чал, и уже без иро­нии и серь­ёз­но ска­зал;
   - Мне из­вест­но, что эта де­вуш­ка ту­ри­ст­ка из Ев­ро­пы. Вы про­ве­ли с ней вче­ра весь ве­чер и ночь, но ме­ня это не ин­те­ре­су­ет. Все мои пред­ло­же­ния ос­та­ют­ся в си­ле и Ва­ши до­ку­мен­ты уже го­то­вы.
   - Пи­тер, я про­шу Вас об очень важ­ной для ме­ня ус­лу­ге. Не­об­хо­ди­мо, что бы по этим до­ку­мен­там, в Рос­сию, ле­тел дру­гой че­ло­век. Я не мо­гу сей­час рас­ска­зать всё, но, по­верь­те, это очень важ­но для де­ла.
   - Что ме­ша­ет го­во­рить Вам всё и от­кро­вен­но, вы го­во­ри­те с по­мощ­ни­ком пре­зи­ден­та. У Вас есть от ме­ня сек­ре­ты?
   - От Вас сек­ре­тов нет. За мной ве­дёт­ся по­сто­ян­ное на­блю­де­ние. Ва­ших лю­дей я уже знаю, но кро­ме них есть кто-то ещё. Ни я, ни Ва­ши лю­ди его не ви­де­ли, но я чув­ст­вую его при­сут­ст­вие. Нут­ром, ко­жей чув­ст­вую и по­ка я не раз­бе­русь в том, кто это, ле­теть мне нель­зя, вся ра­бо­та бу­дет про­ва­ле­на. И я хо­тел бы, с Ва­шей по­мо­щью, уст­ро­ить для не­го ло­вуш­ку.
   - Но на­ши спе­циа­ли­сты не ви­де­ли ни­ко­го, кто бы хоть как-то ин­те­ре­со­вал­ся Ва­ми. Вы пред­ла­гае­те пе­ре­де­лать все до­ку­мен­ты?
   - Нет, я пред­ла­гаю най­ти че­ло­ве­ка по­хо­же­го на ме­ня.
   - Вы с ума со­шли. Где же я его возь­му, да и вре­ме­ни уже поч­ти не ос­та­лось.
   - Вы пра­вы, но так же ду­ма­ет и сто­ро­на про­тив­ни­ка. По­это­му я и об­ра­тил­ся к по­мощ­ни­ку пре­зи­ден­та. Толь­ко Вы мо­же­те ре­шить эту про­бле­му, ти­хо и не при­вле­кая вни­ма­ния.
   - Да, мне го­во­ри­ли, что с Ва­ми не про­сто, но что бы так... Хо­ро­шо, счи­тай­те этот во­прос ре­шён­ным. Что даль­ше?
   - Даль­ше, мне по­на­до­бит­ся спи­сок всех уле­тев­ших се­го­дня в Рос­сию или Ев­ро­пу. Мне нуж­на воз­мож­ность пря­мой свя­зи с Ва­ми. Мне бы очень не хо­те­лось при­вле­кать к это­му де­лу но­вых лю­дей. Я по­ни­маю, что у Вас и без ме­ня хва­та­ет про­блем и по­ста­ра­юсь всё вре­мя об этом пом­нить. И всё же, мо­жет по­на­до­бить­ся имен­но Ва­ша по­мощь. Ведь сей­час речь идёт о безо­пас­но­сти стра­ны и пре­зи­ден­та.
   - Лад­но, лад­но, не на­до на ме­ня так да­вить. Мне это не нра­вит­ся. Вы все­гда мо­же­те свя­зать­ся со мной по ка­на­лам сво­его ве­дом­ст­ва и па­ро­лю, ко­то­рый вы "ни­ко­гда" не ви­де­ли.
   Пи­тер бы­ст­ро на­пи­сал что-то на сти­ке­ре, по­ка­зал мне и унич­то­жил.
   - Для не­сек­рет­ных со­об­ще­ний вам из­вес­тен но­мер те­ле­фо­на ве­дом­ст­ва. Дер­жи­те ме­ня в кур­се. Че­рез три дня Ва­ша ко­ман­ди­ров­ка бу­дет ан­ну­ли­ро­ва­на, а под­роб­ный от­чёт дол­жен ле­жать у ме­ня на сто­ле. Уда­чи Вам и до сви­да­ния.
   Итак, пер­вая часть за­да­чи бы­ла ре­ше­на, но что де­лать даль­ше, ни од­ной при­лич­ной мыс­ли. Ин­те­рес­но, зна­ет ли он, кто та­кая Ле­на. Ну лад­но, это по­том.
   Вер­нув­шись в отель, я со­брал свой не­боль­шой че­мо­дан, по­зво­нил ад­ми­ни­ст­ра­то­ру, и по­про­сил за­ка­зать мне би­лет на са­мо­лёт до Чи­ка­го, се­го­дня на ве­чер и ос­та­вить его до вос­тре­бо­ва­ния в кас­се аэ­ро­пор­та. Ми­нут че­рез два­дцать я уже был в цен­траль­ном офи­се бю­ро мор­ских пу­те­ше­ст­вий и с ин­те­ре­сом раз­гля­ды­вал рек­ла­му о пу­те­ше­ст­ви­ях в Ев­ро­пу. Бли­жай­ший кру­из на­чи­нал­ся на сле­дую­щий день. Ог­ром­ный ши­кар­ный лай­нер Queen Mary 2 со­вер­шал пе­ре­ход из Нью-Йор­ка в Са­ут­гемп­тон. Весь кру­из за­ни­мал шесть дней. Очень сим­па­тич­ная де­вуш­ка с ми­лой улыб­кой, до­воль­но, бы­ст­ро офор­ми­ла все до­ку­мен­ты и, про­дол­жая улы­бать­ся, вы­трях­ну­ла из ме­ня весь­ма при­лич­ную сум­му де­нег. Ока­за­лось, что в стои­мость вхо­дит и про­езд на ав­то­бу­се до Нью-Йор­ка. Ав­то­бус из Ва­шинг­то­на вы­хо­дит ве­че­ром и к шес­ти ут­ра он уже в Нью-Йор­ке. До ве­че­ра ещё бы­ло вре­мя и, за­гля­нув в не­боль­шое ка­фе, я за­ка­зал ры­бу и те­ле­фон­ный спра­воч­ник. Че­рез па­ру ми­нут я уже зво­нил в ча­ст­ное де­тек­тив­ное агент­ст­во, ус­лу­га­ми ко­то­ро­го од­на­ж­ды уже поль­зо­вал­ся. Доз­во­нив­шись, по­про­сил при­слать ко мне аген­та в ка­фе, ад­рес ко­то­ро­го, ус­луж­ли­во под­ска­зал офи­ци­ант. Ми­нут че­рез пят­на­дцать в ка­фе во­шёл муж­чи­на, не­вы­со­ко­го рос­та, лет три­дца­ти, сим­па­тич­ный, ак­ку­рат­но оде­тый и сра­зу на­пра­вил­ся в мою сто­ро­ну. По­дой­дя к сто­лу и на­звав моё имя, убе­дил­ся, что не ошиб­ся. Я пред­ло­жил ему вы­пить, и мы за­ка­за­ли по бо­ка­лу кок­тей­ля. Муж­чи­на пред­ста­вил­ся, на­звав имя Мей­сон, и по­ин­те­ре­со­вал­ся ра­бо­той. Офи­ци­ант при­нёс кок­тей­ли и мы, от­пи­вая не­боль­ши­ми глот­ка­ми, мол­ча изу­ча­ли друг дру­га.
   - Ме­ня при­гла­си­ли со­ста­вить ком­па­нию за кок­тей­лем?
   Де­тек­тив улы­бал­ся и во­про­си­тель­но смот­рел на ме­ня. Вы­пив поч­ти по­ло­ви­ну бо­ка­ла, я ти­хо ска­зал, что он дол­жен се­го­дня ве­че­ром вы­ле­теть в Чи­ка­го. Би­ле­ты для не­го ос­тав­ле­ны в кас­се на моё имя. Ему вы­да­дут их, без про­блем и, по ним он вы­ле­тит в Чи­ка­го. Его ос­нов­ной за­да­чей бу­дет вы­яс­нить, сле­дит ли кто-ни­будь за ним и ес­ли да, то по­ста­рать­ся уз­нать кто это. В слу­чае не­об­хо­ди­мо­сти к ра­бо­те мож­но при­влечь не­об­хо­ди­мое чис­ло со­труд­ни­ков. Все рас­хо­ды бу­дут оп­ла­че­ны. От­чёт не­об­хо­ди­мо от­пра­вить по элек­трон­ной поч­те на ад­рес (alen@mk.com). При не­воз­мож­но­сти об­на­ру­жить слеж­ку, ра­бо­та счи­та­ет­ся вы­пол­нен­ной че­рез двое су­ток, на­чи­ная с дан­но­го мо­мен­та. Оп­ла­та бу­дет пе­ре­ве­де­на на но­мер счё­та ука­зан­ный в от­чё­те. Мы до­пи­ли кок­тейль и по­про­ща­лись. В са­мом луч­шем рас­по­ло­же­нии ду­ха, я по­зво­нил в агент­ст­во. От­ве­ти­ла Элен. Мы ми­ло по­бол­та­ли о жиз­ни, о но­во­стях. Я ска­зал, что вы­ле­таю в Мо­ск­ву се­го­дня ве­че­ром. По­же­лал всем уда­чи и по­про­сил пе­ре­дать Джей­ку, что бы он мне по­зво­нил. Джейк по­зво­нил, при­мер­но, че­рез час. Мы об­ме­ня­лись лю­без­но­стя­ми. Я рас­ска­зал Джей­ку про би­ле­ты на са­мо­лёт до Чи­ка­го, объ­яс­нил си­туа­цию и по­про­сил ула­дить во­прос с вы­да­чей и ре­ги­ст­ра­ци­ей пас­са­жи­ра по это­му би­ле­ту. Джейк уди­вил­ся, но обе­щал всё сде­лать, ти­хо и без про­блем. Я на­пом­нил, что на­де­юсь на его скром­ность. Мы не­мно­го по­смея­лись, об­ме­ня­лись но­во­стя­ми и, по­же­лав друг дру­гу уда­чи, рас­ста­лись. На­строе­ние бы­ло от­лич­ное, по­го­да хо­ро­шая, пе­ли птич­ки, и ни­что не пред­ве­ща­ло про­блем. Вре­ме­ни до ав­то­бу­са в Нью-Йорк ещё бы­ло мно­го, а де­лать, соб­ст­вен­но, уже бы­ло не­че­го. И я ре­шил ехать в Нью-Йорк на ма­ши­не. Уже че­рез час я ка­тил на ши­кар­ном, взя­том на про­кат, Hammer'е в сто­ро­ну Нью-Йор­ка. Чув­ст­во опас­но­сти поя­ви­лось вне­зап­но, не­ожи­дан­но. Всё те­ло и чув­ст­ва вдруг на­пряг­лись, я сбро­сил ско­рость и пы­тал­ся по­нять, что ме­ня так на­сто­ро­жи­ло. Тут же ме­ня бро­си­ло в пот, ру­ки пре­да­тель­ски за­дро­жа­ли. Я от­крыл двер­цу, что бы впус­тить боль­ше воз­ду­ха и в этот мо­мент ме­ня ог­лу­ши­ло. Я про­ва­лил­ся в лип­кую тем­но­ту и по­те­рял соз­на­ние. Оч­нул­ся от не­силь­ных толч­ков в пле­чо. От­крыл гла­за, но ни­че­го не уви­дел. Всё бы­ло не­рез­ким, кру­жи­лось, как по­сле ка­ру­се­ли, яр­кий сол­неч­ный свет за­ста­вил ме­ня сно­ва за­крыть гла­за. Я пы­тал­ся что-то ска­зать, но язык не слу­шал­ся, бы­ли слыш­ны ка­кие-то не­чле­но­раз­дель­ные зву­ки. По­хо­же, что я опять от­клю­чил­ся. Сле­дую­щее воз­вра­ще­ние в мир со­про­во­ж­да­лось про­тив­ным силь­ным за­па­хом от ва­ты, ко­то­рой ма­ха­ли пе­ред мо­им но­сом. Пе­ред гла­за­ми на­ри­со­ва­лось ли­цо, бе­лый ха­лат, ско­рая, по­ли­цей­ские ма­ши­ны и по­ли­цей­ские. Пы­та­юсь по­ше­ве­лить­ся. Ру­ки, но­ги, те­ло чув­ст­вую, но ста­ла всё от­чёт­ли­вее про­сту­пать боль. Ко мне по­до­шли ещё двое в бе­лых ха­ла­тах и один в штат­ском. Они о чём-то по­со­ве­ща­лись, и я ус­лы­шал, как врач ска­зал:
   - Его спас­ла от­кры­тая дверь ма­ши­ны. Взрыв­ной вол­ной его вы­бро­си­ло, до­воль­но, да­ле­ко, но кро­ме уши­бов и, воз­мож­но, не­боль­шо­го со­тря­се­ния моз­га, по­вре­ж­де­ний нет. Он при­шёл в соз­на­ние, и вы мо­же­те с ним по­го­во­рить.
   Ко мне по­до­шёл штат­ский и спро­сил;
   - Вы ме­ня слы­ши­те?
   - Да, как-то не­уве­рен­но и еле во­ро­чая язы­ком, ска­зал я.
   - Не пы­тай­тесь дви­гать­ся, с ва­ми всё в по­ряд­ке, вас от­ве­зут в боль­ни­цу, и ско­ро вы по­пра­ви­тесь. Ни­ка­ких серь­ёз­ных по­вре­ж­де­ний у вас нет. Мы по­го­во­рим, ко­гда вам ста­нет луч­ше.
   - Мне уже хо­ро­шо, от­ве­тил я и сде­лал по­пыт­ку встать.
   Вра­чи и штат­ский рва­ну­лись ко мне и при­жа­ли к но­сил­кам. Ле­жи­те, ле­жи­те, за­про­тес­то­ва­ли они, и я был вы­ну­ж­ден под­чи­нить­ся. Но я уже по­нял, что мо­гу встать. Язык стал бо­лее по­слуш­ным, и я по­про­сил от­пус­тить ме­ня. Они от­пус­ти­ли, но стоя­ли ря­дом. Я про­тя­нул ру­ку и по­про­сил по­мочь мне под­нять­ся. Штат­ский не­ре­ши­тель­но по­смот­рел на вра­ча и, уви­дев ки­вок, про­тя­нул мне ру­ку. С по­мо­щью его ру­ки и вра­чей, я при­нял вер­ти­каль­ное по­ло­же­ние. Го­ло­ва силь­но кру­жи­лась, всё те­ло бо­ле­ло, как по­сле не­де­ли по­сто­ян­ных по­бо­ев, но я сто­ял. На ме­ня на­бро­си­ли одея­ло и по­мог­ли сесть на сту­пень­ку ско­рой. Пид­жа­ка не бы­ло, ру­баш­ка по­рва­на, на ней вид­ны пят­на кро­ви, боль­шие кро­во­под­тё­ки на ру­ках, гру­ди, но­гах да, ви­ди­мо, и в дру­гих мес­тах, брю­ки по­рва­ны и в гря­зи. И всё-та­ки я жив, и поч­ти не по­стра­дал. На до­ро­ге сто­ял раз­во­ро­чен­ный и сго­рев­ший Hammer. Я на­пря­жён­но вспо­ми­нал, ку­да по­ло­жил бор­сет­ку с до­ку­мен­та­ми, в бар­да­чок или на си­де­нье? Штат­ский, ви­ди­мо, по­няв, что ме­ня бес­по­ко­ит, ти­хо ска­зал, что до­ку­мен­ты и день­ги най­де­ны в мо­ей сум­ке, они не по­стра­да­ли. Их вы­ки­ну­ло из ма­ши­ны во вре­мя взры­ва. Я ог­ля­нул­ся в по­ис­ках бор­сет­ки, и штат­ский про­тя­нул её мне. Она бы­ла по­рва­на, гряз­ная, но дос­та­точ­но це­лая, для сво­ей ро­ли. Я ос­мот­рел её со­дер­жи­мое и ос­тал­ся до­во­лен. Ни­че­го не про­па­ло и не по­стра­да­ло, осо­бен­но мой лю­би­мый smart. Штат­ский, ос­ве­до­мив­шись о мо­ём здо­ро­вье и со­стоя­нии, по­лу­чил от­вет, что со мной всё в по­ряд­ке.
   - Знае­те ли вы что-то об ав­то­ре взры­ва и при­чи­нах?
   - К со­жа­ле­нию нет.
   - Вы с кем-то кон­флик­то­ва­ли?
   - До та­кой сте­пе­ни нет.
   - Кто знал о ва­шей ма­ши­не и мар­шру­те?
   - Ма­ши­ну я взял на­про­кат, они и зна­ли, а о мар­шру­те не знал ни­кто. Я все­го вто­рой день в Ва­шинг­то­не и ни­ко­го здесь не знаю. Ос­та­но­вил­ся в оте­ле, и се­го­дня хо­тел уе­хать в Нью-Йорк. Ку­да по­еду даль­ше, по­ка не ре­шил.
   То­гда он спро­сил, не из Чи­ка­го ли я? У ме­ня всё по­хо­ло­де­ло в гру­ди. По­че­му вы так ре­ши­ли, спро­сил я? Вы очень под­хо­ди­те под опи­са­ние муж­чи­ны, ко­то­ро­го ви­де­ли и, ко­то­рый ин­те­ре­со­вал­ся убий­ст­вом в Чи­ка­го на Lee str. Мы хо­те­ли бы об­су­дить с ва­ми ас­пек­ты это­го убий­ст­ва и ваш ин­те­рес к не­му. Вот чёрт, и дёр­ну­ло же ме­ня ту­да ехать. И что те­перь де­лать? Рас­ска­зать прав­ду нель­зя, а врать не хо­чет­ся. Без дос­та­точ­ных ос­но­ва­ний он ме­ня уже не от­пус­тит, вце­пил­ся, как буль­дог. Ско­рая, по­няв, что её по­мощь не нуж­на, раз­вер­ну­лась и уе­ха­ла. По­ли­цей­ские, ви­ди­мо, за­кон­чив ана­лиз про­ис­ше­ст­вия, со­бра­лись у ма­шин и жда­ли штат­ско­го. Вы из Ва­шинг­то­на или Нью-Йор­ка, спро­сил я? А вам, ку­да бы боль­ше хо­те­лось с ин­те­ре­сом и не­ко­то­рой на­смеш­кой, как мне по­ка­за­лось, спро­сил он в свою оче­редь? Мне на­до в Нью-Йорк, от­ве­тил я. Увы, мы едем в Ва­шинг­тон, и вы еде­те с на­ми. Я не воз­ра­жал, мы рас­се­лись по ма­ши­нам, ко­то­рые рва­ну­ли с ми­гал­ка­ми в сто­ро­ну сто­ли­цы. Как ока­за­лось, ме­ня при­вез­ли в управ­ле­ние ФБР. Штат­ский ока­зал­ся де­тек­ти­вом. Рас­по­ло­жив­шись в ка­би­не­те и уса­див ме­ня в, до­воль­но, при­лич­ное крес­ло, со­брал­ся доп­ра­ши­вать, за­чи­тав мои пра­ва. Моё тре­бо­ва­ние о встре­че с выс­шим на­чаль­ст­вом, не очень его уди­ви­ло. Он по­зво­нил по ме­ст­но­му но­ме­ру и че­рез ми­ну­ту, до­воль­ный, по­ло­жил труб­ку. Вста­вай, идём к на­чаль­ст­ву, оно то­же хо­чет с то­бой по­зна­ко­мить­ся. Мы во­шли в про­сто­рный ка­би­нет с ог­ром­ным сто­лом, ко­то­рый сто­ял не­да­ле­ко от столь же ог­ром­ных окон. За сто­лом си­дел муж­чи­на раз­ме­ром с Ни­ро Вуль­фа и веж­ли­во при­гла­сил к сто­лу, ука­зав на мяг­кие, ши­кар­ные крес­ла. Мой зна­ко­мый, а те­перь и про­вод­ник, рас­по­ло­жил­ся в крес­ле, а я ос­тал­ся сто­ять. Воз­ник­ло не­ко­то­рое на­пря­же­ние. При­са­жи­вай­тесь, наш раз­го­вор за­тя­нет­ся, и вам удоб­нее бу­дет раз­го­ва­ри­вать си­дя. Я дос­тал свой smart, на­брал на нём не­сколь­ко слов и по­до­шёл к хо­зяи­ну сто­ла. Он про­чи­тал текст, под­нял на ме­ня удив­лён­ные гла­за, взял те­ле­фон­ную труб­ку, на­брал но­мер и ждал от­ве­та. Че­рез не­ко­то­рое вре­мя он на­звал ряд цифр и стал опять ждать. Ещё че­рез не­ко­то­рое вре­мя он по­ло­жил труб­ку, в за­дум­чи­во­сти ог­ля­дел ме­ня с ног до го­ло­вы, ещё раз пред­ло­жил при­сесть и ска­зал, что сей­час при­не­сут моё де­ло. В дверь по­сту­ча­ли, во­шла мо­ло­дая де­вуш­ка, про­шла че­рез весь ка­би­нет. Как же я жа­лел, что она не мо­жет прой­тись ещё раз не­сколь­ко. Она по­ло­жи­ла пап­ку на стол ше­фа и так же гра­ци­оз­но уда­ли­лась. Итак, на­чал он, гля­дя в пап­ку, Ва­ше имя, ме­сто ра­бо­ты и ме­сто жи­тель­ст­ва? Вы же ви­де­ли мои до­ку­мен­ты и про­ве­ри­ли их под­лин­ность, что же вы ещё хо­ти­те? Мы хо­тим знать, что вы де­ла­ли в мо­те­ле Chelsea, за­чем ис­ка­ли их де­тек­ти­ва и ка­кое от­но­ше­ние имее­те к уби­то­му? Как вы уз­на­ли об убий­ст­ве ещё до со­об­ще­ний в прес­се, по те­ле­ви­де­нию и ра­дио?
   - К уби­то­му ни­ка­ко­го от­но­ше­ния не имею. Уз­нал об убий­ст­ве из звон­ка, то­го са­мо­го де­тек­ти­ва, ко­то­ро­го ис­кал. Ис­кал, что бы уз­нать, по­че­му он зво­нил имен­но мне. По­сле звон­ка я по­ехал на ука­зан­ное им ме­сто, ни­че­го не на­шёл и пред­по­ло­жил, что по­гиб­ший мог сни­мать но­мер в бли­жай­шем оте­ле. Бли­жай­шим ока­зал­ся Chelsea, вот я и за­шёл ту­да. Там мне рас­ска­за­ли про де­тек­ти­ва. Де­тек­тив ска­зал, что зво­нил мне по но­ме­ру, ко­то­рый со­об­щил ему уми­раю­щий. Вот, соб­ст­вен­но и всё. Да, хо­ро­шо из­ла­га­ешь, за­ме­тил шеф. Толь­ко вот од­на не­увя­зоч­ка есть. Что за фо­то­гра­фию ты по­ка­зал ад­ми­ни­ст­ра­то­ру и где ты её взял? Фо­то­гра­фию на­шёл на мес­те пре­сту­п­ле­ния. Ви­ди­мо, по­ли­цей­ские её не за­ме­ти­ли. Ну и по­ка­зал ад­ми­ни­ст­ра­то­ру, не ви­дел ли он это­го че­ло­ве­ка. Т.е. вы унес­ли ули­ку с мес­та пре­сту­п­ле­ния? Нет. Ог­ра­ж­де­ния бы­ли сня­ты, ни по­ли­цей­ских, ни ох­ра­ны мес­та пре­сту­п­ле­ния не бы­ло, фо­то­гра­фия на­хо­ди­лась да­ле­ко от мес­та тра­ге­дии. Хо­ро­шо, а где вы на­хо­ди­лись в мо­мент пре­сту­п­ле­ния? Я на­хо­дил­ся на ра­бо­те. На­ша ор­га­ни­за­ция не пуб­лич­ная, но при не­об­хо­ди­мо­сти вы мо­же­те по­лу­чить рас­пи­са­ние мо­ей ра­бо­ты в этот день. Хо­ро­шо, Mykl Stoun, по­ка это всё. Где мы мо­жем най­ти вас в слу­чае не­об­хо­ди­мо­сти? Я ос­та­вил свой но­мер те­ле­фо­на и в со­про­во­ж­де­нии лю­без­но­го де­тек­ти­ва, вы­шел из зда­ния управ­ле­ния. Мы те­п­ло по­про­ща­лись и ра­зо­шлись. Ин­ци­дент ос­тал­ся по­за­ди, но его при­чи­ны и по­след­ст­вия ещё пред­стоя­ло по­нять. В агент­ст­ве, ко­неч­но, уже зна­ли о фак­те про­ис­ше­ст­вия и жда­ли под­роб­но­го от­чё­та, но имен­но это­го мне и не хо­те­лось де­лать. Сей­час ми­ни­мум кон­так­тов был, про­сто, жиз­нен­но ва­жен. Пусть ру­га­ют по­том, а сей­час мак­си­мум не­пред­ска­зуе­мо­сти, это мак­си­мум шан­сов вы­жить. На­до бы­ло при­вес­ти се­бя в по­ря­док. Мой вид, ни­щий ал­каш и без­дом­ный бро­дя­га, шо­ки­ро­вал ок­ру­жаю­щих. Я ос­та­но­вил так­си, ска­зал во­ди­те­лю, что по­ис­т­ре­пал­ся в дра­ке с на­пав­ши­ми бан­ди­та­ми, мне уда­лось убе­жать, но моя оде­ж­да и те­ло по­стра­да­ли, мне нуж­на по­мощь и я го­тов за­пла­тить. Не знаю, по­ве­рил он или нет, но по­мочь со­гла­сил­ся. Я дал ему день­ги, и ос­тал­ся ждать в ма­ши­не. Во­ди­те­ля дол­го не бы­ло, но ко­гда он вер­нул­ся, я по­нял, что обя­зан ему мно­гим. От­лич­ный но­вый кос­тюм, ру­баш­ка, бо­тин­ки и всё не­об­хо­ди­мое, по­до­шло в са­мый раз. Вы­ки­нув тряп­ки, мы по­еха­ли ис­кать под­хо­дя­щий отель, что бы под­ле­чить ра­ны и по­мыть­ся. Но и в этом он очень по­мог, пред­ло­жив свой дом. Он ска­зал, что его же­на мед­се­ст­ра и у не­го до­ма от­лич­ный душ. Я не стал уп­ря­мить­ся и че­рез два­дцать ми­нут мы подъ­е­ха­ли к очень при­лич­но­му кот­тед­жу. Я с удо­воль­ст­ви­ем и дол­го мыл­ся. Же­на так­си­ста, пол­нень­кая, но сим­па­тич­ная жен­щи­на, под­ла­та­ла мои ра­ны и че­рез час, в знак бла­го­дар­но­сти, я при­гла­сил их в хо­ро­ший рес­то­ран, на вы­бор во­ди­те­ля. Он со­про­тив­лял­ся не дол­го. Ос­та­ток ве­че­ра мы про­ве­ли, по­гло­щая из­бран­ные блю­да, в ин­те­рес­ных раз­го­во­рах о пи­ве, фут­бо­ле, му­зы­ке, по­ли­ти­ке... Мы об­ме­ня­лись те­ле­фо­на­ми, и он от­вёз ме­ня к ав­то­бу­су на Нью-Йорк. Я щед­ро рас­пла­тил­ся с во­ди­те­лем и сел в ав­то­бус. День вы­дал­ся не про­стой, и я ус­нул в крес­ле ав­то­бу­са ещё до его от­прав­ле­ния.
   От­крыв гла­за, я уви­дел солн­це в ок­не и во­ди­те­ля, ко­то­рый пы­тал­ся ме­ня раз­бу­дить. Уви­дев, что я про­снул­ся, он за­кри­чал, стал ма­хать ру­ка­ми. Мы прие­ха­ли, все уже вы­шли, я один его за­дер­жи­ваю. За­став­лять ждать хо­ро­ше­го че­ло­ве­ка, бы­ло про­сто не­при­лич­но. Он не­дол­го ме­ня уго­ва­ри­вал. Па­ры се­кунд хва­ти­ло, что бы ока­зать­ся на све­жем воз­ду­хе. Две­ри ав­то­бу­са за­кры­лись, и он отъ­е­хал в сто­ро­ну. Бо­же, всю ночь на ме­ня ни­кто не по­ку­шал­ся, это же про­сто сча­стье. И всё же ос­то­рож­ность не по­ме­ша­ет.
   Кра­са­вец лай­нер бли­стал сво­им ве­ли­ко­ле­пи­ем.
  
   0x01 graphic
  
   По­сад­ка на­ча­лась и по тра­пу на борт лай­не­ра уже под­ни­ма­лись пер­вые пас­са­жи­ры. Вре­ме­ни до от­прав­ле­ния бы­ло ещё ча­са три и спе­шить бы­ло не­ку­да. Вы­брав удоб­ное для на­блю­де­ния ме­сто и уст­ро­ив­шись у па­ра­пе­та, я дос­тал свой smart, вклю­чил лю­би­мо­го "зверь­ка" и тут же уви­дел ми­гаю­щий зна­чок ин­ди­ка­то­ра поч­ты. С не­тер­пе­ни­ем и лю­бо­пыт­ст­вом, от­крыл от­чёт де­тек­ти­ва. Он на­чи­нал­ся сло­ва­ми:
   - Вый­дя из ка­фе, до­воль­но бы­ст­ро, об­на­ру­жил за со­бой хвост. Слеж­ка ве­лась ис­клю­чи­тель­но про­фес­сио­наль­но. В ней уча­ст­во­ва­ло не­сколь­ко че­ло­век, как ми­ни­мум два ав­то­мо­би­ля и за­ме­тить та­кое на­блю­де­ние бы­ло очень не­про­сто. Ко­го-то вы очень за­ин­те­ре­со­ва­ли. Сна­ча­ла я хо­тел вер­нуть­ся и пре­ду­пре­дить вас, но по­том ре­шил, что вы на­ня­ли де­тек­ти­ва, пред­по­ла­гая та­кую си­туа­цию, и ви­ди­мо, не но­ви­чок в этих во­про­сах. Око­ло ка­фе то­же ос­та­вал­ся на­блю­да­тель. На вся­кий слу­чай, я, по воз­мож­но­сти, не­за­мет­но сфо­то­гра­фи­ро­вал его, что бы­ло рис­ко­ван­но, но мог­ло вам ока­зать­ся по­лез­ным. Фо­то­гра­фии у вас в attach'е. До са­мо­го от­лё­та ме­ня по­сто­ян­но со­про­во­ж­да­ли, и в са­мо­лё­те то­же ока­за­лась оча­ро­ва­тель­ная жен­щи­на из ком­па­нии на­блю­да­те­лей. Мы не об­ща­лись, но мне уда­лось не­за­мет­но сфо­то­гра­фи­ро­вать её. В Чи­ка­го, я на­ме­рен взять на про­кат ма­ши­ну, по­ка­тать их по ок­раи­нам го­ро­да и не­за­мет­но сфо­то­гра­фи­ро­вать всех. На­де­юсь, моя ра­бо­та удов­ле­тво­рит вас и бу­дет по­лез­на. О ре­зуль­та­тах, в сле­дую­щем от­чё­те. Дру­гих пи­сем не бы­ло, и я от­крыл фо­то­гра­фии. Ни муж­чи­на, ни жен­щи­на мне не бы­ли зна­ко­мы. Я на­брал ад­рес Джей­ка и пе­ре­слал ему фо­то с прось­бой ус­та­но­вить лич­но­сти и всё, что воз­мож­но об этих лю­дях. Ка­ко­во же бы­ло моё удив­ле­ние, ко­гда, ос­мот­рев­шись во­круг, я уви­дел муж­чи­ну с фо­то­гра­фии. Он де­ло­ви­то по­мо­гал, ка­кой-то жен­щи­не с деть­ми гру­зить ве­щи из так­си, ко­то­рое их при­вез­ло, на те­леж­ку. Фор­ма груз­чи­ка го­во­ри­ла, что он здесь ра­бо­та­ет, но те­перь я уже знал, что это не так. Сколь­ко же их тут? Ка­жет­ся, за ав­то­бу­сом ни­кто не сле­дил. Зна­чит, зна­ли или пред­по­ла­га­ли, что я мо­гу быть пас­са­жи­ром лай­не­ра и, не­смот­ря на взрыв ав­то­мо­би­ля, под­стра­хо­ва­лись, по­слав, ви­ди­мо, од­но­го, по­на­блю­дать за по­сад­кой. Ин­те­рес­но, он уже за­ме­тил ме­ня или ещё нет? Воз­мож­но, что и нет. Из ав­то­бу­са я вы­шел по­след­ним и зна­чи­тель­но поз­же всех. На при­ча­ле не све­тил­ся и моё ме­сто сей­час на­вер­ня­ка не при­вле­ка­ет вни­ма­ние, так как на­хо­дит­ся в сто­ро­не от мес­та по­сад­ки. И всё-та­ки ис­клю­чить воз­мож­ность то­го, что он ме­ня ви­дел, нель­зя. Дей­ст­во­вать на­до бы­ло бы­ст­ро, по­ка он ещё, воз­мож­но, не свя­зал­ся со свои­ми. Но и при­вле­кать его вни­ма­ние то­же не стои­ло. По smart'у бы­ст­ро свя­зал­ся с на­шим бли­жай­шим от­де­ле­ни­ем, ввёл ко­ды иден­ти­фи­ка­ции и про­сил по­зво­нить мне сроч­но. Уже че­рез па­ру ми­нут smart виб­ри­ро­вал. Я ска­зал, что за мной слеж­ка и не­об­хо­ди­мо ти­хо, но как мож­но бы­ст­рее, изо­ли­ро­вать на­блю­да­те­ля. Фо­то­гра­фия уб­люд­ка уже у вас в се­те­вом фай­ле. Не­об­хо­ди­мо, как мож­но бы­ст­рее уз­нать всё о нём и его при­хле­ба­те­лях. Про­шу дер­жать ме­ня в кур­се. Я ска­зал, что на­хо­жусь в пор­ту ря­дом с лай­не­ром "Freedom" и жду со­об­ще­ний. Мне со­об­щи­ли те­ле­фон и код, по ко­то­рым я мо­гу бы­ст­ро свя­зать­ся с агент­ст­вом, и связь пре­рва­лась. Не­го­дяй мед­лен­но ка­тил те­леж­ку по­гля­ды­вая по сто­ро­нам. Ма­ма ве­ла де­тей за ру­ки и то­же смот­ре­ла по сто­ро­нам. Ин­те­рес­но, она с ним или это слу­чай­ное при­кры­тие? Я вспом­нил про так­си и ре­шил, что ве­ро­ят­но, она слу­чай­ный ар­те­факт. По­ка я об­ду­мы­вал си­туа­цию, к мо­ему со­гля­да­таю по­до­шли трое ра­бо­чих. Они о чём-то с ним по­го­во­ри­ли и двое уве­ли его в сто­ро­ну мор­вок­за­ла, а тре­тий про­дол­жил ка­тить те­леж­ку к тра­пу. До от­хо­да лай­не­ра ещё ос­та­ва­лось два ча­са. От то­го, уда­ст­ся ли его раз­го­во­рить, за­ви­се­ла судь­ба мое­го круи­за. Ви­дел или нет и сколь­ко их? Зна­ют ли они, что я жив или нет? Я не вы­дер­жал и по­зво­нил в агент­ст­во. Мне со­об­щи­ли, что по­ни­ма­ют важ­ность фак­то­ра вре­ме­ни и де­ла­ют всё воз­мож­ное. О ре­зуль­та­тах мне со­об­щат до от­хо­да лай­не­ра. Ум­ные га­ды. Я не го­во­рил им, что со­би­ра­юсь ку­да-то. Вре­мя тя­ну­лось, как ре­зи­на. Я вни­ма­тель­но ос­мат­ри­вал всех во­круг, ища гла­за­ми, воз­мож­ных со­общ­ни­ков, но ни­ко­го за­ме­тить, не мог. Из ук­ры­тия вы­хо­дить как-то не хо­те­лось, но не мог же я веч­но тор­чать здесь. Про­шёл ещё час. Нер­вы на пре­де­ле. Ни­ка­ких звон­ков. Они что там спят, что ли. Я ре­шил, всё-та­ки, не тро­гать­ся с мес­та и про­дол­жить на­блю­де­ние. По­ток пас­са­жи­ров на тра­пе зна­чи­тель­но уве­ли­чил­ся, и на­блю­дать ста­но­ви­лось всё слож­нее. Я ду­мал, нель­зя ли как-то по­пасть на лай­нер, не за­све­чи­ва­ясь на тра­пе и не при­вле­кая лиш­не­го вни­ма­ния пас­са­жи­ров. И тут ме­ня осе­ни­ло. Ес­ли мои пре­сле­до­ва­те­ли мо­гут изо­бра­жать ра­бо­чих, то по­че­му бы и мне не сыг­рать ту же роль. В то же вре­мя мне очень не хо­те­лось, что бы кто-ли­бо знал о мо­ей ма­лень­кой хит­ро­сти. Об­ду­мы­вая этот ва­ри­ант, я за­ме­тил ра­бо­че­го, ко­то­рый воз­вра­щал­ся от лай­не­ра к мор­вок­за­лу и о чём-то очень эмо­цио­наль­но го­во­рил по ра­ции. Ещё ша­гов де­сять и он ока­жет­ся не­да­ле­ко от ме­ня и мое­го ук­ром­но­го мес­теч­ка. Дру­го­го шан­са не бу­дет, по­ду­мал я и ок­лик­нул ра­бо­че­го, ко­гда он по­рав­нял­ся со мной. Но он был так ув­ле­чён бур­ным раз­го­во­ром, что ни­как не от­реа­ги­ро­вал на мой при­зыв. При­шлось его не­мно­го стук­нуть. Его ре­ак­ция не за­мед­ли­ла с от­ве­том, и я по­лу­чил хо­ро­ший ты­чок в зу­бы. По мо­ей гу­бе сте­ка­ла ма­лень­кая струй­ка кро­ви, но его вни­ма­ние бы­ло в мо­ём рас­по­ря­же­нии. Я по­ка­зал ему удо­сто­ве­ре­ние и ска­зал, что мне очень нуж­на его по­мощь. Оша­ле­лы­ми гла­за­ми он смот­рел на ме­ня и мол­чал. По­том про­мы­чал, что он не хо­тел ме­ня бить, как-то слу­чай­но по­лу­чи­лось. Он ока­зал­ся бри­га­ди­ром и ру­гал­ся с на­чаль­ст­вом из-за не­хват­ки ра­бо­чих в са­мый раз­гар по­сад­ки. Ко­гда я ска­зал ему, что мне нуж­на фор­ма ра­бо­че­го и те­леж­ка, он аж под­прыг­нул от ра­до­сти. Без про­блем, ска­зал он, но и вы мне по­мо­же­те. По­ра­бо­тае­те груз­чи­ком до от­хо­да лай­не­ра. В об­щем, я не воз­ра­жал. Мы хлоп­ну­ли по ру­кам и как ста­рые дру­зья дви­ну­лись к мор­вок­за­лу. Уже че­рез не­сколь­ко ми­нут все про­бле­мы бы­ли ре­ше­ны, и я с гор­дым ви­дом, в фор­ме ра­бо­че­го, ка­тил те­леж­ку с че­мо­да­на­ми к тра­пу лай­не­ра. За ра­бо­той час про­ле­тел не­за­мет­но. Бри­га­дир по­до­шёл ко мне. Про­тя­нул ру­ку бла­го­дар­но­сти. Ска­зал, что от­нёс мои ве­щи в каю­ту и что фор­му ра­бо­че­го я мо­гу взять се­бе на па­мять. Я по­бла­го­да­рил его и уже под­ни­мал­ся по тра­пу, ко­гда за­ра­бо­тал виб­ра­тор мое­го smart'а. Мне по де­ло­во­му со­об­щи­ли, что на­блю­да­тель был один, на вся­кий слу­чай, ес­ли вдруг ока­жет­ся, что вам по­вез­ло в ав­то­про­ис­ше­ст­вии. В это они не ве­ри­ли, но ре­ши­ли, что под­стра­хо­вать­ся не по­ме­ша­ет. Так же он со­об­щил, что ана­ло­гич­ная ва­шей, ава­рия, долж­на про­изой­ти с муж­чи­ной, ко­то­рый кон­так­ти­ро­вал с ва­ми в Ва­шинг­то­не в ка­фе. Мы пы­та­ем­ся най­ти его, но не зна­ем, где ис­кать. Я ска­зал, что он в Чи­ка­го и дал ко­ор­ди­на­ты де­тек­тив­но­го агент­ст­ва. Мы по­про­ща­лись, я вы­клю­чил smart и под­нял­ся на борт лай­не­ра.
   Му­зы­ка, ор­кестр, кри­ки про­во­жаю­щих и от­плы­ваю­щих в Ев­ро­пу, всё сме­ша­лось с гуд­ка­ми лай­не­ра Queen Mary 2, над на­ми кру­жи­ла стай­ка вер­то­лё­тов ВМС США и мы, очень мед­лен­но на­ча­ли дви­гать­ся к вы­хо­ду из Нью-йоркской бух­ты в сто­ро­ну Ат­лан­ти­ки. Весь лай­нер гу­дел, как улей по­тре­во­жен­ных пчёл. Я впер­вые ви­дел всё это, ни­ко­гда не был в по­доб­ных круи­зах. Не счи­таю се­бя сла­бым, но пре­да­тель­ские слё­зы на­во­ра­чи­ва­лись на гла­за. По­ду­ма­лось о хруп­ко­сти жиз­ни, о смыс­ле, её ни­что­же­ст­ве и ве­ли­чии. Вспом­нил Саш­ку и ещё мно­гих дру­зей, кру­из жиз­ни, ко­то­рых уже за­кон­чил­ся. В на­шей ра­бо­те, увы, это слу­ча­ет­ся ча­ще, чем в жиз­ни обыч­ных лю­дей, ра­ди ко­то­рой мы и уми­ра­ем. Ми­ро­вые вой­ны от­гре­ме­ли уже дав­но. Кто-то о них не зна­ет, кто-то во­об­ще ни­че­го не хо­чет знать, но тот, кто зна­ет, ни­ко­гда не за­бу­дет. И всё же они зна­ли и ви­де­ли вра­га. А кто мой враг, с кем я во­юю? За ко­го, за что, про­тив ко­го... Рос­сия уже не враг, хо­тя ещё и не друг. И всё же Са­ня из Рос­сии. И там, ви­ди­мо, не­ма­ло от­лич­ных пар­ней. Они, как и мы хо­тят жить, лю­бить, рас­тить де­тей и стро­ить бу­ду­щее без войн и стра­да­ний мил­лио­нов.
   Не без тру­да сбро­сил не­нуж­ные сей­час мыс­ли, рас­слаб­лять­ся бы­ло не вре­мя. Не­ви­ди­мый враг уби­вал лю­дей, про­ис­хо­ди­ли за­га­доч­ные со­бы­тия, про­ис­хо­ди­ло что-то страш­ное, не­объ­яс­ни­мое и пре­ступ­ни­кам, ес­ли это пре­ступ­ни­ки, уда­ва­лось ухо­дить без­на­ка­зан­но. Они про­ти­во­стоя­ли го­су­дар­ст­вен­ной ма­ши­не круп­ней­ших стран ми­ра, и всё же им уда­ва­лось ос­та­вать­ся не­уло­ви­мы­ми. По­ра­жал раз­мер тер­ри­то­рии, на ко­то­рой они со­вер­ша­ли пре­сту­п­ле­ния и их тех­ни­че­ское ос­на­ще­ние. Я вспом­нил, что в спек­тре проб с мес­та ги­бе­ли Са­ши был об­на­ру­жен ма­те­ри­ал, ко­то­рый не смог­ли иден­ти­фи­ци­ро­вать в ла­бо­ра­то­рии. Не с лу­ны же он при­ле­тел. Что же это и от­ку­да?
   Мои раз­мыш­ле­ния пре­рвал виб­ра­тор smart'а. Я вклю­чил его и уви­дел со­об­ще­ние агент­ст­ва. Со­об­ще­ние бы­ло по­сла­но по за­кры­той ли­нии и это уже го­во­ри­ло о его зна­че­нии. В нём со­об­ща­лось, что де­тек­тив, на­ня­тый мной, по­гиб при взры­ве ав­то­мо­би­ля, в ко­то­ром он ехал по хай­вэю в сто­ро­ну Мэ­ди­со­на. Тра­ге­дия про­изош­ла на семь­де­сят треть­ем ки­ло­мет­ре шос­се, не­да­ле­ко от за­пра­воч­ной стан­ции, где он за­прав­лял ма­ши­ну. Ве­дёт­ся след­ст­вие. Оче­вид­но, что это взрыв, но дру­гих дан­ных по­ка нет. Ра­бо­че­го, аре­сто­ван­но­го в пор­ту по­сле до­про­са, по­мес­ти­ли в ка­ме­ру, где и на­шли его мёрт­вым че­рез не­сколь­ко ча­сов, ко­гда при­нес­ли ему еду. При­чи­на смер­ти вы­яс­ня­ет­ся. Ви­ди­мых по­вре­ж­де­ний и при­зна­ков от­рав­ле­ния нет. Ска­зал он не­мно­го. Из ска­зан­но­го им мы, во­об­ще, кое-что, по­ка не по­ни­ма­ем, но в пор­ту он был один, и пре­сле­до­ва­те­ли по­ла­га­ют, что вы по­гиб­ли в ав­то­мо­би­ле при взры­ве. Его по­сла­ли на вся­кий слу­чай, убе­дить­ся, что вы не вос­крес­ли, ре­шив по­ка­тать­ся на лай­не­ре. Они не зна­ют, кто кон­крет­но им ну­жен и охо­тят­ся за все­ми, кто попал в сферу их внимания или общался с вами. Ин­фор­ма­ции о жен­щи­не на фо­то­гра­фии в са­мо­лё­те по­ка нет. До­ку­мен­ты, по ко­то­рым вы­дан би­лет, фик­тив­ные. В на­шей ба­зе та­кое ли­цо не по­яв­ля­лось. Дру­гих ма­те­риа­лов для опо­зна­ния нет. Ищем. До свя­зи. Дик По­стер.
   Ин­те­рес­но, а как же Ле­на, она бы­ла со мной в кон­так­те и о ней ни­че­го не слыш­но? Но по­гиб де­тек­тив, ум­ный, хо­ро­ший па­рень и, ви­ди­мо, от­лич­ный про­фи. Я то­же не до­га­дал­ся о взрыв­чат­ке в ма­ши­не. Вспом­ни­лось сов­па­де­ние, я ведь то­же за­пра­вил­ся на трас­се. Ес­ли они на за­прав­ке, то ло­вить их там уже позд­но и всё-та­ки это след. Есть ли у них со­общ­ни­ки на ко­раб­ле? Вспом­ни­лась жен­щи­на с деть­ми. Воз­мож­но ли? Хо­тя, про­ве­рить не по­ме­ша­ет. На­до бу­дет её най­ти. Что же они скры­ва­ют и че­го хо­тят? Оче­вид­но, что они склон­ны к тер­ро­риз­му и дей­ст­ву­ют их ме­то­да­ми. Но что-то тут не вя­жет­ся. Тер­ро­ри­сты го­то­вят те­рак­ты и ста­ра­ют­ся не све­тить­ся рань­ше вре­ме­ни. А тут ак­тив­ные, на­прав­лен­ные дей­ст­вия, имен­но про­тив спец­служб, ко­то­рые пы­та­ют­ся ра­зо­брать­ся с ис­точ­ни­ком и су­тью не­по­нят­ных яв­ле­ний. Пер­во­класс­но по­став­лен­ная раз­вед­ка. Точ­но вы­ве­рен­ные дей­ст­вия, прак­ти­че­ски, иде­аль­ная кон­спи­ра­ция. Та­ко­го про­ти­во­дей­ст­вия до сих пор не встре­ча­лось. Что же про­ис­хо­дит? Чув­ст­ву­ет­ся бле­стя­ще ор­га­ни­зо­ван­ная груп­па. Хо­ро­шо ос­на­щена тех­ни­кой. Управ­ление в группах отличается ис­клю­чи­тель­но вы­со­ким ин­тел­лек­том. Имеет раз­ветв­лён­ную сеть аген­тов, и со­вер­шен­но не­яс­ны­е нам це­ли. Так кто же они, эти не­ви­дим­ки? Где-то дол­жен быть их центр управ­ле­ния. Где? Они долж­ны иметь элек­трон­ные сред­ст­ва свя­зи, не пеш­ком же они бе­га­ют для пе­ре­да­чи ин­фор­ма­ции. По­че­му же мы не фик­си­ру­ем ра­бо­ту их элек­трон­ных сис­тем свя­зи? И всё же они, хоть и вы­ну­ж­ден­но, но ос­тав­ля­ют сле­ды, и ра­но или позд­но эти следы при­ве­дут нас к ор­га­ни­за­то­рам пре­сту­п­ле­ний. Не бы­ло бы позд­но.
   По­ка я раз­мыш­лял о сво­их про­бле­мах, Queen Mary 2 по­ки­ну­ла Гуд­зон­скую бух­ту и вы­шла на про­сто­ры океа­на. Уси­лил­ся ве­тер и я по­шёл ис­кать свою каю­ту. Каю­та ока­за­лась ши­кар­ной.
  
   0x01 graphic
  
   С бал­ко­на каю­ты от­кры­вал­ся за­хва­ты­ваю­щий во­об­ра­же­ние вид на Нью-Йорк. Че­рез шесть дней я дол­жен бу­ду сой­ти с тра­па Queen Mary в Са­ут­гем­пто­не. На­де­юсь, у ме­ня есть шесть дней для ана­ли­за си­туа­ции. Ещё на­до под­го­то­вить от­чёт Пи­те­ру Бай­ер­ту. Имен­но с это­го и ре­шил на­чать. Не вда­ва­ясь в де­та­ли, опи­сал всё про­изо­шед­шее, про­сил ока­зать по­мощь се­мье по­гиб­ше­го де­тек­ти­ва и по­про­сил ор­га­ни­зо­вать мою встре­чу с на­шим пред­ста­ви­те­лем в Па­ри­же. От­чёт уле­тел мгно­вен­но. Свя­зал­ся с на­шим агент­ст­вом в Чи­ка­го. Фрэнк Лоу­элл вни­ма­тель­но вы­слу­шал мой док­лад.
   - Что со­би­рае­тесь де­лать даль­ше, спро­сил он?
   - Мне ну­жен по­мощ­ник в Пра­ге и Же­не­ве. Их ко­ор­ди­на­ты и спо­соб свя­зи. В Пра­ге я бы хо­тел по­го­во­рить с Рос­сий­ским кол­ле­гой и об­су­дить воз­мож­ность со­вме­ст­ной ра­бо­ты. Не­об­хо­ди­мо, что бы че­ло­век, при­ле­тев­ший вме­сто ме­ня в Мо­ск­ву, встре­тил­ся с кем-ни­будь из управ­ле­ния ФСБ, и они бы про­ве­ли не­ко­то­рое вре­мя вме­сте, об­су­ж­дая, что угод­но, где-ни­будь в ка­фе. Не­пло­хо бы, по­на­блю­дать за этой встре­чей со сто­ро­ны. Бу­ду весь­ма при­зна­те­лен, ес­ли ме­ня оз­на­ко­мят с ре­зуль­та­та­ми. Он не дол­жен быть тем, кто встре­тит­ся со мной. Ско­рее все­го, зав­тра, я вы­шлю фо­то­гра­фию жен­щи­ны, ко­то­рая на­хо­дит­ся на Queen Mary. Мне нуж­на вся воз­мож­ная ин­фор­ма­ция о ней. И по­след­нее, мне нуж­на ин­фор­ма­ция и, глав­ное, все кон­так­ты по­гиб­ших в опе­ра­ции аген­тов.
   На этом раз­го­вор за­кон­чил­ся и мы по­про­ща­лись. День под­хо­дил к кон­цу. Я ре­шил про­вес­ти его ос­та­ток в од­ном из фан­та­сти­че­ских рес­то­ра­нов Queen Mary. Ши­кар­ное уб­ран­ст­во рес­то­ра­на, про­сто, ос­ле­п­ля­ло. Я вы­брал сто­лик в уг­лу, у ок­на, с пре­крас­ным ви­дом на мо­ре, точ­нее, оке­ан. Queen Mary уже на­брал ход, и с гор­дым ви­дом, раз­ре­зая во­ды Ат­лан­ти­ки, на всех па­рах ле­тел к Ев­ро­пе. Вид из ок­на за­во­ра­жи­вал и я не сра­зу за­ме­тил, что офи­ци­ант де­ли­кат­но ждёт у мое­го сто­ли­ка, ко­гда я вый­ду из со­стоя­ния про­стра­ции. Ме­ню впол­не со­от­вет­ст­во­ва­ло. Я за­ка­зал лоб­стер, фран­цуз­ский rose, фрук­ты и не­мно­го шо­ко­лад­ных кон­фет. Что-то слад­ко­го за­хо­те­лось. Рес­то­ран ещё был поч­ти пуст. Лишь не­сколь­ко сто­ли­ков по уг­лам рес­то­ра­на за­ни­ма­ли по­се­ти­те­ли. Да­же мне пе­ре­да­лось их ра­до­ст­ное на­строе­ние, и я стал на­пе­вать, про се­бя, свой лю­би­мый мо­тив­чик. При­нес­ли фрук­ты и ви­но. Жид­кость в бо­ка­ле ос­ве­ща­лась лу­ча­ми за­хо­дя­ще­го солн­ца, и свет все­ми цве­та­ми ра­ду­ги пе­ре­ли­вал­ся на гра­нях бо­ка­ла. От­ку­да-то при­шла мысль, что за та­ким сто­лом и в та­ком мес­те, сре­ди та­кой кра­со­ты... Но её не бы­ло. У ме­ня не бы­ло лю­би­мой жен­щи­ны. Не мо­гу ска­зать, что их не бы­ло во­об­ще, но лю­би­мой, не бы­ло. Я под­нял бо­кал, и гу­бы кос­ну­лись по­верх­но­сти неж­ней­ше­го, иг­раю­ще­го све­том и все­ми аро­ма­та­ми цве­тов, ду­ши­сто­го на­пит­ка. Я сде­лал гло­ток и по­ста­вил бо­кал.
   А ведь с Саш­кой мы пи­ли, ну, как его..., а, Ар­мян­ский конь­як. Саш­ка хва­стал­ся и го­во­рил, что коньяк на­стоя­щий, он га­ран­ти­ру­ет, как буд­то конь­як бы­ва­ет не на­стоя­щий. Но вкус и аро­мат бы­ли, дей­ст­ви­тель­но уни­каль­ны. Бу­тыл­ка "уле­те­ла", как не бы­ло, я пер­вый раз в жиз­ни не мог спра­вить­ся со сво­им язы­ком, и но­ги слу­ша­лись яв­но не ме­ня. Как по­пал до­мой, не пом­ню, но ут­ром, про­снул­ся от вкус­ней­ше­го за­па­ха и по­тре­ски­ва­ния с кух­ни. Саш­ка при­го­то­вил яич­ни­цу с бе­ко­ном и жа­ре­ны­ми по­ми­до­ра­ми. Ска­зал, что у не­го до­ма, это его фир­мен­ное блю­до. Я, ко­неч­но, про­мол­чал, буд­то у ме­ня до­ма оно не бы­ло фир­мен­ным. Го­ло­ва бы­ла яв­но не моя и бо­ле­ла, как..., ну про­сто бо­ле­ла и всё, ну очень бо­ле­ла. Саш­ка в од­них тру­сах кол­до­вал на кух­не. Я встал, за­брал­ся под душ в ван­ной, и со­стоя­ние ста­ло улуч­шать­ся. По­брил­ся, по­чис­тил зу­бы, на­бро­сил ха­лат и сел за стол. Саш­ка, как не пил. Ру­мя­ный, силь­ный, вы­со­кий, улы­баю­щий­ся. Пи­ли ко­фе с яич­ни­цей и строи­ли пла­ны на бу­ду­щее. Рас­ста­лись, бурк­нув, до встре­чи! Боль­ше я его не ви­дел. Ин­те­рес­но, ку­да же он по­шёл? А ведь он не ска­зал ку­да пой­дёт. Это бы­ло за па­ру дней до его ги­бе­ли. За­чем он снял но­мер в мо­те­ле?
   Офи­ци­ант при­нёс лоб­стер и пре­рвал мои мыс­ли. Дав­но я не ел та­ких де­ли­ка­те­сов. Мед­лен­но, рас­тя­ги­вая удо­воль­ст­вие, на­сла­ж­дал­ся вку­сом фан­та­сти­че­ско­го блю­да, ко­гда по­до­шёл офи­ци­ант и спро­сил, не нуж­но ли че­го ещё? Я по­про­сил ко­фе, за­кон­чил с лоб­сте­ром и смот­рел в ок­но. В рес­то­ра­не со­би­рал­ся на­род, поя­вил­ся ор­кестр, и му­зы­кан­ты го­то­ви­лись на­чать иг­ру. В рес­то­ра­не ста­ло, как буд­то не­мно­го тем­нее. Не­яр­кий жел­то­ва­тый свет ос­ве­щал сто­ли­ки. На сто­лах за­жглись све­чи и на­столь­ные лам­пы. Поя­ви­лись цве­ты, ин­те­рес­но, от­ку­да на ко­раб­ле цве­ты? Об­ста­нов­ка ин­ти­ма, шар­ма и кра­со­ты ти­хо об­во­ла­ки­ва­ла со­бой по­се­ти­те­лей, ко­то­рых ста­но­ви­лось всё боль­ше и боль­ше. Заи­грал ор­кестр, Вы­шли тан­цую­щие па­ры. Шум рас­се­кае­мых волн до­пол­нял кар­ти­ну уве­рен­но­сти и мо­гу­ще­ст­ва лай­не­ра. Я по­ти­хонь­ку пил ви­но и на­сла­ж­дал­ся вку­сом эк­зо­ти­че­ских фрук­тов. За ок­ном уже бы­ло тем­но, и толь­ко шум океа­на на­по­ми­нал, что мы в мо­ре и не­удер­жи­мо при­бли­жа­ем­ся к Ев­ро­пе. Все мес­та за сто­ли­ка­ми уже бы­ли за­ня­ты, и толь­ко од­но ме­сто за мо­им, всё ещё ос­та­ва­лось сво­бод­но. Ко мне по­до­шла сим­па­тич­ная жен­щи­на и спро­си­ла, не мо­жет ли она за­нять сво­бод­ное ме­сто. Я ос­мот­рел­ся во­круг и, по­няв, что сво­бод­ных мест нет, кив­нул ей в знак со­гла­сия. Офи­ци­ант тут же при­нёс ей ка­кие-то блю­да, ви­но, фрук­ты и уда­лил­ся. Ме­ня раз­дра­жа­ло, что так бес­це­ре­мон­но на­ру­ши­ли мой оди­ноч­ный ком­форт. Хо­те­лось встать и уй­ти, но подумав, ре­шил ос­тать­ся. Хо­тя, как мне по­ка­за­лось, ве­чер, так хо­ро­шо на­чав­ший­ся, уже ис­пор­чен. При­нес­ли ко­фе. Я стал раз­во­ра­чи­вать кон­фет­ку и не­воль­но вспом­нил, как лю­бит шо­ко­лад­ные кон­фе­ты Элен. Как-то там мои дру­зья. Мож­но по­зво­нить Джей­ку, по­бол­тать, но не хо­чет­ся, без не­об­хо­ди­мо­сти, лиш­ний раз све­тить­ся. Мне по­нра­вил­ся ко­фе, и я за­ка­зал ещё ча­шеч­ку. Да­ма сде­ла­ла то же са­мое и смот­ре­ла на тан­цую­щих. Не ска­зать, что бы она бы­ла очень кра­си­ва, но обая­ния ей бы­ло не за­ни­мать. Я об­ра­тил вни­ма­ние на очень про­стое и в то­же вре­мя без­уко­риз­нен­но кра­си­вое, до­ро­гое пла­тье, го­лу­бые гла­за, тон­кие неж­ные ру­ки и длин­ные паль­цы на ру­ках. Она улы­ба­лась, и, я ду­маю, имен­но улыб­ка де­ла­ла её столь при­вле­ка­тель­ной. Она яв­но хо­те­ла тан­це­вать и с на­де­ж­дой по­гля­ды­ва­ла на ме­ня. Об­щать­ся мне не хо­те­лось, а даль­ней­шее мол­ча­ние бы­ло, про­сто не­при­лич­ным. На­до бы­ло, ли­бо по­зна­ко­мить­ся и ид­ти тан­це­вать, ли­бо уй­ти. Я до­пил ко­фе, ос­та­вил кон­фе­ты, день­ги, встал, веж­ли­во по­про­щал­ся и вы­шел. В каю­те ни­че­го не из­ме­ни­лось. Оче­вид­но, ни­кто не пы­тал­ся изучить со­дер­жи­мое мое­го ба­га­жа и но­ме­ра. Это не­мно­го ус­по­каи­ва­ло, но рас­слаб­лять­ся не стои­ло. Я от­крыл ок­но. За­пах и шум мо­ря на­пол­ни­ли всю каю­ту. Раз­дев­шись, при­нял душ, лёг в по­стель и тут же про­ва­лил­ся в цар­ст­во мор­фея.
   При­ят­ные зву­ки му­зы­ки, иг­ра сол­неч­ных лу­чей за ок­ном, лёг­кий ве­те­рок, вер­ну­ли ме­ня в мир про­блем, опас­но­стей, ли­це­ме­рия и бо­ли. Хо­тя, и при­ят­ные мо­мен­ты слу­ча­ют­ся, по­ду­мал я, улыб­нул­ся и бы­ст­ро встал. За­ряд­ка, мо­ци­он и го­лос дик­то­ра, при­гла­шав­ше­го на зав­трак, пол­но­стью вер­ну­ли ме­ня к дей­ст­ви­тель­но­сти. Всё бы­ло хо­ро­шо, жизнь про­дол­жа­лась, солн­це и му­зы­ка соз­да­ва­ли хо­ро­шее на­строе­ние, моя фи­зио­но­мия све­ти­лась улыб­кой, и гла­за бле­сте­ли от сча­стья. За зав­тра­ком я ре­шил часть дня про­вес­ти в спорт­за­ле, по­том бас­сейн, обед, ки­но, в об­щем, про­сто, рас­сла­бить­ся. Фильм ока­зал­ся скуч­ным и не­ин­те­рес­ным. Ка­кой-то не­ук­лю­жий бое­вик про за­лож­ни­ков. На­шли же где его по­ка­зать, по­ду­мал я и от­пра­вил­ся изу­чать лай­нер. До че­го же ог­ром­ная по­су­ди­на, его не обой­ти и за не­де­лю. Ка­зи­но, бас­сей­ны, ка­фе, рес­то­ра­ны, биб­лио­те­ка, ми­ни гольф, мас­са за­тей­ни­ков, пла­не­та­рий, лек­ции на са­мые раз­ные те­мы, про­сто, кра­со­та ин­терь­е­ров и ещё мас­са вся­ких ин­те­рес­но­стей, по­сто­ян­но при­вле­ка­ли вни­ма­ние. И вот, ре­шив не­мно­го по­си­деть в крес­ле, я по­шёл на кор­му од­ной из па­луб. Там ве­тер был мень­ше и от­кры­вал­ся кра­си­вый вид на бу­ру­ны из-под вин­тов. Уст­ро­ив­шись по­удоб­нее, ос­мот­рел­ся и об­ра­тил вни­ма­ние на жен­щи­ну, ко­то­рая чи­та­ла кни­гу в те­ни на­ве­са. Это бы­ла та са­мая жен­щи­на. А где же де­ти, по­ду­мал я? Не­за­мет­но сде­лал не­сколь­ко сним­ков и ждал, ко­гда она по­вер­нёт­ся, что бы сде­лать ещё. И всё же она за­ме­ти­ла мои по­ту­ги, вста­ла и уш­ла. Пре­сле­до­вать её не бы­ло смыс­ла, но ещё па­ру сним­ков я бы сде­лал с удо­воль­ст­ви­ем. При­бли­жа­лось вре­мя ужи­на. Я по­си­дел не­мно­го, на­сла­ж­да­ясь пей­за­жем и не­обыч­ны­ми зву­ка­ми, встал и по­ти­хонь­ку на­пра­вил­ся к рес­то­ра­ну. Ужин ока­зал­ся ве­ли­ко­леп­ным и до­ба­вил мне хо­ро­ше­го на­строе­ния. Уже вто­рой день ме­ня ни­кто не бил, не пы­тал­ся в ме­ня стре­лять, и во­об­ще, жизнь бы­ла пре­крас­на. Я под­нял­ся в ка­зи­но. Про­иг­рал три­ста дол­ла­ров и до­воль­ный со­бой, по­шёл спать. В каю­те, как и вче­ра, всё бы­ло на мес­те. По­хо­же, ме­ня ни­кто не пре­сле­до­вал, по­ка. Я по­зво­нил Фрэн­ку. Рас­ска­зал о про­шед­шем дне, ска­зал, что ка­ран­тин про­хо­дит без ос­лож­не­ний, пе­ре­слал ему фо­то­гра­фию. В агент­ст­ве но­во­стей то­же бы­ло не­мно­го и мы, по­же­лав друг дру­гу уда­чи, рас­ста­лись. Мне вспом­ни­лась вче­раш­няя де­вуш­ка за мо­им сто­ли­ком. Жаль, что я не сде­лал её фо­то. Как-то не­удоб­но бы­ло. Не слиш­ком ли по­доз­ри­тель­ным я ста­нов­люсь. Ут­ром при­шла ин­фор­ма­ция. Жен­щи­на с деть­ми жи­ла в Лондо­не. В США при­ез­жа­ла к му­жу. Се­мья впол­не со­стоя­тель­ная. Встре­ча­ют­ся как на ка­ни­ку­лы, от­пуск про­во­дят ча­ще все­го вме­сте. В по­доз­ри­тель­ных дей­ст­ви­ях не за­ме­че­ны. Вни­ма­ние по­ли­ции не при­вле­ка­ли. Муж со­дер­жит се­мью, же­на за­ни­ма­ет­ся толь­ко деть­ми и хо­зяй­ст­вом. В об­щем, вы­стрел ми­мо. По­сле зав­тра­ка спорт­зал, бас­сейн, про­гул­ка по па­лу­бам. Ни­че­го ин­те­рес­но­го, про­сто, при­ят­но. Не­спе­ша, на­пра­вил­ся к рес­то­ра­ну. Под­хо­ди­ло вре­мя обе­да. Про­хо­дя ми­мо хол­ла биб­лио­те­ки, за­ме­тил ту са­мую лю­би­тель­ни­цу тан­цев, с ко­то­рой я был не очень лю­бе­зен в пер­вый ве­чер. Она дре­ма­ла с кни­гой на ко­ле­нях. Я ре­шил из­ви­нить­ся и хоть от­час­ти смяг­чить своё не­так­тич­ное по­ве­де­ние при пер­вой встре­че. Она по­чув­ст­во­ва­ла ша­ги, от­кры­ла гла­за и с улыб­кой про­вор­ко­ва­ла;
   - А, это вы. Се­го­дня у вас бо­лее при­вет­ли­вый вид. Вы что-то хо­те­ли или так, про­сто шли ми­мо?
   Её ко­лю­честь бы­ла по­нят­на.
   - Нет, не про­сто. Я хо­тел из­ви­нить­ся за вче­раш­ний ве­чер. Бы­ло не очень хо­ро­шее на­строе­ние, из­ви­ни­те.
   - И что те­перь, на­строе­ние хо­ро­шее?
   Она, всё ещё сер­ди­лась. Я чув­ст­во­вал се­бя пол­ным идио­том, и всё же, при­гла­сил её про­вес­ти ве­чер вме­сте. На удив­ле­ние, она со­гла­си­лась. Мы до­го­во­ри­лись встре­тить­ся по­сле ужи­на и я, до­воль­ный со­бой, про­дол­жил пу­те­ше­ст­вие к рес­то­ра­ну.
   Обед про­шёл без ос­лож­не­ний. На сы­тый же­лу­док на­строе­ние все­гда улуч­ша­ет­ся. По­го­да стоя­ла от­лич­ная, и я по­шёл за­го­рать к бас­сей­ну. Уст­ро­ив­шись в просторном кресле, стал раз­мыш­лять о сво­ей ле­ген­де. Сол­ныш­ко при­ят­но со­гре­ва­ло, а ве­те­рок при­ят­но лас­кал всё те­ло. Ши­кар­ные оч­ки в ве­ли­ко­леп­ной оп­ра­ве, при­кры­ва­ли гла­за и уд­ваи­ва­ли ком­форт. Удо­воль­ст­вие поч­ти дос­тиг­ло пре­де­ла. Ос­та­ва­лось пол­но­стью рас­сла­бить­ся и впи­ты­вать в се­бя все ра­до­сти ми­ра и рай­ские на­сла­ж­де­ния. Не да­ва­ла по­коя од­на мысль. Я дос­тал свой smart, по­пы­тал­ся его вклю­чить, но яр­кое солн­це за­ли­ва­ло эк­ран, и ни­че­го раз­гля­деть бы­ло не­воз­мож­но. При­шлось его вы­клю­чить и спря­тать в шор­тах, ле­жа­щих ря­дом. В го­ло­ве ста­ли по­яв­лять­ся мыс­ли, мыс­ли. Они по­те­ря­ли сво­его че­ло­ве­ка на пир­се. Кто им ну­жен, они точ­но не зна­ют, и вы­ну­ж­де­ны сле­дить сра­зу за мно­ги­ми. За­чем бы­ло уби­вать де­тек­ти­ва? Че­го они ис­пу­га­лись, ведь он ле­тел в Чи­ка­го, а не в Рос­сию? В то же вре­мя че­ло­век Бай­ер­та до­ле­тел без про­блем. Ин­фор­ма­ции о нём, по­ка, нет, но ес­ли бы что-то слу­чи­лось, уже бы­ла бы. Их что-то очень бес­по­ко­ит в Чи­ка­го. Они не зна­ют, ус­пел ли Са­ша пе­ре­дать ин­фор­ма­цию? Они очень рев­но­ст­но ох­ра­ня­ют что-то в Chicago. Ин­те­рес­но, оба слу­чая flora свя­за­ны с Chicago, мне по­ка­за­лось, что я где-то ви­дел рань­ше сек­ре­тар­шу Пи­те­ра Бай­ер­та. И вспом­нил. Я ви­дел её в Ира­ке в од­ном из на­ших пред­ста­ви­тельств. Она не бы­ла сек­ре­тар­шей, она бы­ла офи­ци­аль­ным пред­ста­ви­те­лем. То­гда ме­ня это не ин­те­ре­со­ва­ло, но сей­час я при­пом­нил, что она бы­ла свя­за­на с по­став­ка­ми неф­ти и пред­став­ля­ла ин­те­ре­сы ка­кой-то фир­мы. Ин­те­рес­но ка­кой? А ведь Са­ша то­же был то­гда в Ира­ке. Пи­тер и толь­ко он зна­ет о мо­ей пред­стоя­щей встре­че в Па­ри­же и ни­че­го не зна­ет о встре­че в Пра­ге. Шеф зна­ет о встре­че в Пра­ге и Мо­ск­ве, но ни­че­го не зна­ет о встре­че в Па­ри­же. Он же зна­ет о по­мощ­ни­ках, но не зна­ет, что они долж­ны сде­лать. В Мо­ск­ве зна­ют о встре­чах в Пра­ге и у се­бя, но ни­че­го не зна­ют о Па­ри­же. И ни­кто не зна­ет, кро­ме ше­фа о Же­не­ве, но и он не зна­ет, что там долж­но про­изой­ти и долж­но ли. И по­сле это­го за мной ни­кто не сле­дит на лай­не­ре? М-да, воз­мож­но так, а воз­мож­но и нет. Я от­крыл гла­за. Ми­мо про­хо­дил офи­ци­ант и пред­ла­гал про­хла­ди­тель­ные на­пит­ки. Это бы­ло очень кста­ти. Бу­ты­лоч­ка ко­ки сей­час бы­ла в са­мый раз. По­тя­ги­вая ко­ку из тру­боч­ки, я на­блю­дал за ку­паю­щи­ми­ся в бас­сей­не. Моё вни­ма­ние при­влек­ла жен­щи­на в ро­зо­вой ша­поч­ке. Это бы­ла моя но­вая зна­ко­мая. Она мне нра­ви­лась всё боль­ше и боль­ше. Она ве­ли­ко­леп­но пла­ва­ла, кра­си­во, лег­ко, да­же гра­ци­оз­но. Я ув­лёк­ся со­зер­ца­ни­ем кра­со­ты, ко­гда она, под­няв го­ло­ву, за­ме­ти­ла ме­ня и по­ма­ха­ла ру­кой. Под­плыв к краю бас­сей­на с мо­ей сто­ро­ны, она без вся­ких уси­лий, лёг­ким дви­же­ни­ем те­ла пе­ре­ле­те­ла че­рез пор­тик бас­сей­на и ока­за­лась пе­ре­до мной. Я, как ис­тин­ный джент­ль­мен, уже сто­ял пе­ред ней и про­тя­ги­вал по­ло­тен­це. Она улыб­ну­лась, при­ня­ла по­ло­тен­це и ста­ла энер­гич­но им рас­ти­рать те­ло. Да, я бы то­же не от­ка­зал­ся осу­шить та­кое те­ло по­ло­тен­цем. Она яв­но за­ме­ти­ла мой взгляд и от­вер­ну­лась, но я ус­пел под­гля­деть, она улы­ба­лась. Мир был вос­ста­нов­лен. Я это чув­ст­во­вал. Под­та­щив ещё один шез­лонг, мы удоб­но уст­рои­лись ря­дом. Ме­ня зо­вут Mykl Stoun или, про­сто, Mykl. А вас? Моё имя, Мик­ки Онел­ли или про­сто Mikki. На­ча­ло бы­ло по­ло­же­но. Мы, до­воль­но дол­го не­жи­лись под солн­цем Ат­лан­ти­ки, бол­та­ли ни о чём, ме­ж­ду на­ми воз­ни­ка­ло ка­кое-то не­уло­ви­мое чув­ст­во, как при­кос­но­ве­ние све­же­го ве­тер­ка, оно вол­но­ва­ло и соз­да­ва­ло на­де­ж­ду. Нет, не осоз­нан­ную и ос­мыс­лен­ную, а чув­ст­вен­ную, не­по­нят­ную, вол­ную­щую и по­гло­щаю­щую, но так и не по­знан­ную. Я бы не смог ска­зать сло­ва­ми, что это. Ни я, и уве­рен, что она то­же, на­вер­ня­ка, не строи­ли ни­ка­ких пла­нов, и всё же чув­ст­во ро­ди­лось, оно уже жи­ло в нас, и не бы­ло нам под­вла­ст­но. Мы оба, не­мно­го сму­щён­ные от не­обыч­но­сти и не­лов­ко­сти си­туа­ции, вста­ли с шез­лон­гов, оде­лись и рас­ста­лись, до­го­во­рив­шись встре­тить­ся по­сле ужи­на. Ужин уже на­чи­нал­ся, о чём со­об­щил го­лос дик­то­ра, при­ят­ным цве­та­стым ба­ри­то­ном, и опять заи­гра­ла му­зы­ка. Я бы­ст­ро при­нял душ, при­вел се­бя в по­ря­док, на­дел кос­тюм и че­рез не­сколь­ко ми­нут си­дел с бла­жен­ным ви­дом за сто­ли­ком рес­то­ра­на. Да, чёрт возь­ми, я ду­мал о ней. Что и как я съел, не пом­ню. Но пом­ню, что ел, ел с удо­воль­ст­ви­ем, и бы­ло очень вкус­но. Во­об­ра­же­ние ра­зы­гра­лось не на шут­ку, я уто­пал в его кар­ти­нах. Ви­ди­мо, мой фейс вы­гля­дел со­от­вет­ст­вую­ще, и по­до­шед­ший офи­ци­ант ре­шил не бес­по­ко­ить ме­ня во­про­са­ми. Я до­пил ви­но, ос­та­вил не­мно­го де­нег офи­ци­ан­ту и мед­лен­но на­пра­вил­ся к ба­ру, где дол­жен был най­ти Мик­ки. Увы, её ещё не бы­ло. Я за­ка­зал scotch (whisky) и мед­лен­но по­тя­ги­вал на­пи­ток. Вре­мя шло, Мик­ки не по­яв­ля­лась. Я на­чал вол­но­вать­ся, и тре­тий раз за­ка­зал scotch. До­пив бо­кал, по­нял, что она не при­дёт. Ужас­но рас­стро­ен­ный я по­шёл в но­мер. Та­кой об­ман, за что, ведь всё бы­ло так хо­ро­шо. Ну и бог с ней, пусть де­ла­ет, что хо­чет, она мне ни­кто, я к ней боль­ше и близ­ко не по­дой­ду. За мной за­хлоп­ну­лась дверь каю­ты, ве­те­рок с бал­ко­на ос­ве­жал ли­цо и я стал, по­нем­но­гу, ус­по­каи­вать­ся. На­до бы­ло ра­бо­тать, но мыс­ли пу­та­лись, и тол­ку от мо­их раз­мыш­ле­ний не бы­ло ни­ка­ко­го. Я очень рас­сер­дил­ся на се­бя, раз­дел­ся и лёг в по­стель. Ус­нуть дол­го не уда­ва­лось и толь­ко к трём но­чи при­шло спа­си­тель­ное за­бы­тье.
   Про­снув­шись, по­нял, что уже день. Во­всю све­ти­ло солн­це, зав­трак про­шёл близ­ко, но ми­мо ме­ня и те­перь я мог толь­ко улыб­кой про­во­дить его, а за­од­но и по­про­щать­ся с ним. На­строе­ние бы­ло от­вра­ти­тель­ное. Ста­ра­ясь не ду­мать о Мик­ки, пы­тал­ся со­сре­до­то­чить­ся на де­ле. Мыс­ли по­слуш­но вер­ну­лись к ра­бо­те. По здра­во­му раз­мыш­ле­нию, про­бле­ма име­ла мак­си­маль­ные по­след­ст­вия и про­яв­ле­ния в Chicago. Ма­ло­зна­чи­мые, на пер­вый взгляд, со­бы­тия про­изош­ли в То­кио и Ва­шинг­то­не. Воз­мож­но, что-то про­ис­хо­ди­ло и у рус­ских. Что, где и ко­гда, не­из­вест­но. Суть про­ис­хо­див­ше­го в на­ру­ше­нии соз­на­ния лю­дей без ви­ди­мых при­чин и их не­объ­яс­ни­мая смерть. Кро­ме то­го, убий­ст­во чет­ве­рых ни­как не свя­зан­ных друг с дру­гом лю­дей, цель и смысл этих убийств не­ясен. Мож­но пред­по­ло­жить, что убий­ст­ва свя­за­ны с по­пыт­кой со­хра­не­ния тай­ны со­бы­тий flora. По­хо­же, тай­на свя­за­на с на­ру­ше­ни­ем соз­на­ния под внеш­ним воз­дей­ст­ви­ем. Ско­рее все­го, это при­бор, тео­рия про­цес­са, лю­ди, соз­дав­шие при­бор и вла­дею­щие им. Ско­рее все­го, это раз­ные лю­ди. Зна­чит, Са­ша, ли­бо по­лу­чил при­бор, ли­бо уз­нал его сек­рет, ли­бо лю­дей к не­му при­ча­ст­ных, ли­бо всё вме­сте. На­до ис­кать его кон­так­ты. Мно­гое мо­жет стать яс­нее. Про­бле­ма в том, что ни­кто не знал, где он бы­вал, что де­лал и с кем об­щал­ся. Воз­мож­но, это зна­ют в Мо­ск­ве? И ещё, ма­те­ри­ал в про­бах, ко­то­рые так и не смог­ли иден­ти­фи­ци­ро­вать. На­сколь­ко мне из­вест­но, на­ша нау­ка ни­че­го та­ко­го по­ка де­лать не уме­ет. Про­сто ино­пла­не­тя­не ка­кие-то, да и толь­ко. Но ино­пла­не­тя­не не уме­ют стре­лять из на­ших пис­то­ле­тов.
   Мои раз­мыш­ле­ния пре­рвал виб­ра­тор smart'а. Я вклю­чил при­бор и по­лу­чил со­об­ще­ние от ше­фа. Он пи­сал, что важ­ных но­во­стей нет. Уда­лось иден­ти­фи­ци­ро­вать и за­дер­жать жен­щи­ну, ко­то­рая ле­те­ла в Chicago вме­сте с на­ня­тым мной де­тек­ти­вом. Об­ви­нить её уда­лось толь­ко в не­за­кон­ном про­ник­но­ве­нии на тер­ри­то­рию Со­еди­нён­ных Шта­тов по под­лож­ным до­ку­мен­там. Ни­че­го боль­ше вы­яс­нить, по­ка не уда­лось. Жен­щи­на ут­вер­жда­ет, что ви­де­ла де­тек­ти­ва толь­ко в са­мо­лё­те и ни­ко­гда боль­ше его не встре­ча­ла ни рань­ше, ни по­сле по­сад­ки. Врёт или нет, ска­зать труд­но, вы­яс­ня­ем. Под­держ­ка в Пра­ге и Же­не­ве обес­пе­че­на. Все ко­ор­ди­на­ты и дан­ные свя­зи в при­ло­же­нии. С Рус­ски­ми дос­тиг­ну­ты все не­об­хо­ди­мые до­го­во­рён­но­сти. Пол­ное по­ни­ма­ние си­туа­ции и со­дей­ст­вие в ра­бо­те с их сто­ро­ны, те­бе бу­дут обес­пе­че­ны. Ва­ри­ан­ты свя­зи преж­ние. В Мо­ск­ве ты смо­жешь поль­зо­вать­ся кар­той "Visa". Рус­ские обе­ща­ли не ог­ра­ни­чи­вать тво­их дей­ст­вий в пре­де­лах ра­зум­но­го по­ве­де­ния. Встре­ча, о ко­то­рой ты про­сил, со­сто­ит­ся в Мо­ск­ве зав­тра. Вот и всё. Жду со­об­ще­ний. Фрэнк.
   Ну что же, все со­бы­тия идут сво­им че­ре­дом. Ес­ли они, дей­ст­ви­тель­но ме­ня по­те­ря­ли, то ини­циа­ти­ва на на­шей сто­ро­не. Это уже бы­ло бы хо­ро­шо. Но так ли это, по­ка­жет бли­жай­шее бу­ду­щее. Те­перь они вы­ну­ж­де­ны сде­лать свой шаг. Где и как он бу­дет сде­лан, вот в чём во­прос? За раз­мыш­ле­ния­ми, я чуть бы­ло не про­пус­тил обед.
   Сбо­ры бы­ли не дол­ги­ми. Че­рез пят­на­дцать ми­нут я бод­ро ша­гал к рес­то­ра­ну. Изы­скан­ность обе­да пре­взош­ла все ожи­да­ния. Ме­ню бы­ли столь раз­но­об­раз­ны, на­пит­ки столь фан­та­сти­че­ски­ми, а об­слу­жи­ва­ние столь де­ли­кат­ным, что соз­да­ва­лось ощу­ще­ние приё­ма у ко­ро­ле­вы. В ка­кой-то ме­ре оно так и бы­ло, ведь мы обе­да­ли на Queen Mary. Да, рес­то­ран был ве­ли­ко­ле­пен, как и всё, что в нём по­да­ва­ли. По­сле­обе­ден­ная про­гул­ка по­мо­га­ла про­длить удо­воль­ст­вие. Ос­мот­рев не­сколь­ко па­луб, за­гля­нув во все хол­лы, биб­лио­те­ку и ки­но­зал, мне в го­ло­ву при­шла мысль, что моя про­гул­ка име­ла цель. Не же­лая се­бе при­знать­ся в этом, я ис­кал Мик­ки. Её ни­где не бы­ло. Лай­нер был, ко­неч­но, ог­ром­ным, но ед­ва ли Мик­ки спе­ци­аль­но из­бе­га­ла встре­чи со мной. Она впол­не отом­сти­ла мне, и у неё не бы­ло при­чин ме­ня из­бе­гать. Я дос­тал smart в на­де­ж­де по­про­сить в агент­ст­ве спи­сок пас­са­жи­ров лай­не­ра, и уже со­брал­ся на­брать но­мер, ко­гда за­ме­тил файл "пас­са­жи­ры Queen Mary 2". Это Фрэнк, по­нял я. При­ят­ная не­ожи­дан­ность толь­ко под­твер­жда­ла про­фес­сио­на­лизм Фрэн­ка. Про се­бя я по­бла­го­да­рил его и бы­ст­ро на­шёл имя Мик­ки Онел­ли. На­ши каю­ты на­хо­ди­лись на од­ной па­лу­бе, и я бы­ст­ро на­шёл нуж­ный мне но­мер. К со­жа­ле­нию, дверь ни­кто не от­крыл, по всей ви­ди­мо­сти, в каю­те ни­ко­го не бы­ло. Где же она? Я на­шёл стю­ар­да и спро­сил, не ви­дел ли он жен­щи­ну из это­го но­ме­ра?
   - Моя сме­на на­ча­лась се­го­дня в во­семь ут­ра, и за это вре­мя ни­кто не вхо­дил и не вы­хо­дил из это­го но­ме­ра.
   - А не мог­ли бы вы по­мочь мне най­ти де­жу­рив­ших до вас?
   - Труд­но ска­зать, где они, но их мож­но най­ти по ра­ции. У нас у всех есть ап­па­рат для свя­зи. Прав­да, по­сле сме­ны он, ино­гда, ос­та­ёт­ся в каю­те. Мы, как и все, по­сле ра­бо­ты хо­тим быть сво­бод­ны­ми.
   - Да, это всё по­нят­но, и, всё же, не мог­ли бы вы мне по­мочь. Де­вуш­ку уже дав­но не ви­де­ли, и мне хо­те­лось бы её най­ти.
   - А не про­ще объ­я­вить по ра­дио, что её ищут и она по­дой­дёт к нуж­но­му мес­ту.
   - Это идея. А как это сде­лать?
   - Я мо­гу от­вес­ти вас в ра­дио­руб­ку.
   Моё со­гла­сие не за­ста­ви­ло се­бя ждать. Мы про­шли по ко­ри­до­рам, под­ня­лись на са­мую верх­нюю па­лу­бу, и в слу­жеб­ной зо­не уви­де­ли дверь ра­дио­руб­ки. Ак­ку­рат­ный, в фор­мен­ной оде­ж­де мо­ло­дой че­ло­век, вни­ма­тель­но вы­слу­шал ме­ня и по­про­сил на­пи­сать объ­яв­ле­ние. Он ска­зал, что это луч­ше сде­лать пе­ред ужи­ном, так как сей­час мно­гие от­ды­ха­ют, и она мо­жет, про­сто, не ус­лы­шать. Он обе­щал по­вто­рить его не­сколь­ко раз до и по­сле ужи­на. Мы до­го­во­ри­лись о мес­те встре­чи, и я удов­ле­тво­рён­ный спус­тил­ся в спорт­зал. За­ня­тия в за­ле от­вле­ка­ли, вре­мя шло бы­ст­рее и, от­дав по­след­ние си­лы уп­раж­не­ни­ям со сна­ря­да­ми и по­иг­рав в бас­кет­бол, я от­пра­вил­ся в душ, при­во­дить се­бя в по­ря­док. Тут и про­зву­ча­ло пер­вое объ­яв­ле­ние по ра­дио. За­кон­чив с вод­ны­ми про­це­ду­ра­ми, я бы­ст­ро одел­ся и на­пра­вил­ся в рес­то­ран. Ужин по­лу­чил­ся ском­кан­ный, я то­ро­пил­ся, за­ме­ча­тель­ная еда не дос­тав­ля­ла ни­ка­ко­го удо­воль­ст­вия, я ду­мал толь­ко о мес­те встре­чи. Этим ме­стом был холл биб­лио­те­ки. Я уже си­дел в хол­ле, про­смат­ри­вая све­жие га­зе­ты, ко­гда ко мне по­до­шла жен­щи­на, сред­них лет, хо­ро­шо оде­тая, не­вы­со­ко­го рос­та, с хо­ро­шей при­чёс­кой и ми­лы­ми чер­та­ми ли­ца. Она на­зва­ла моё имя. Я со­гла­сил­ся с тем, что оно при­над­ле­жит мне. Она пред­ло­жи­ла прой­ти с ней, ес­ли я хо­чу встре­тить­ся с Мик­ки. Мы спус­ти­лись на не­сколь­ко па­луб ни­же. Там на­хо­ди­лись де­шё­вые каю­ты третье­го клас­са. Она по­сту­ча­ла в од­ну из них. По­сле не­боль­шо­го диа­ло­га, дверь при­от­кры­лась, и мы бы­ст­ро во­шли. Мик­ки бро­си­лась ко мне, об­ви­ла мою шею ру­ка­ми и раз­ры­да­лась. Я ожи­дал че­го угод­но, толь­ко не это­го.
   - В чём де­ло, по­че­му вы не при­шли, что вы здесь де­лае­те? По­че­му вы пла­че­те?
   Она от­пус­ти­ла ме­ня, вы­тер­ла слё­зы неж­ным ба­ти­сто­вым пла­точ­ком и се­ла на кро­вать.
   - У ме­ня серь­ёз­ные про­бле­мы, ска­за­ла она. Ме­ня пре­сле­ду­ет мой быв­ший муж. Он уг­ро­жа­ет ме­ня убить.
   - Гос­по­ди, за что, как это всё слу­чи­лось?
   - В Нью-Йорк я прие­ха­ла из Chicago пять лет на­зад. Хо­те­ла на­чать са­мо­стоя­тель­ную жизнь. Мои ро­ди­те­ли, со­стоя­тель­ные лю­ди, не воз­ра­жа­ли и счи­та­ли, что мне по­ра най­ти своё ме­сто в жиз­ни. На день­ги ро­ди­те­лей я от­кры­ла не­боль­шой цве­точ­ный ма­га­зин в Нью-Йор­ке. Мне по­вез­ло с по­став­щи­ка­ми то­ва­ра. В ма­га­зи­не все­гда бы­ли све­жие цве­ты, а у ме­ня хо­ро­шее на­строе­ние. Де­ло шло хо­ро­шо. Уже ско­ро я на­ча­ла по­лу­чать хо­ро­шую при­быль и сня­ла про­сто­рную квар­тир­ку не­да­ле­ко от ма­га­зи­на. Од­на­ж­ды в ма­га­зин за­шёл изы­скан­но оде­тый мо­ло­дой че­ло­век. Его утон­чён­ные ма­не­ры и кра­со­та, при­влек­ли моё вни­ма­ние. Мы дол­го вы­би­ра­ли ему цве­ты. Он стал час­то за­хо­дить ко мне в ма­га­зин. По­том мы хо­ди­ли гу­лять по го­ро­ду. Он нра­вил­ся мне всё боль­ше и боль­ше. Он был очень уч­тив, веж­лив, вни­ма­те­лен и де­ли­ка­тен. Че­рез два ме­ся­ца мы по­же­ни­лись. Ро­ди­те­ли не одоб­ри­ли это, но сми­ри­лись. Прие­ха­ли на свадь­бу. Они же­ла­ли нам сча­стья и обе­ща­ли по­мо­гать, ес­ли в этом бу­дет не­об­хо­ди­мость. Сна­ча­ла всё бы­ло здо­ро­во. Мы ра­бо­та­ли, вме­сте от­ды­ха­ли и в от­пуск хо­те­ли, от­пра­вит­ся, в Май­а­ми. Где он ра­бо­та­ет и чем за­ни­ма­ет­ся, я так и не уз­на­ла. Он го­во­рил, что за­ни­ма­ет­ся тор­го­вым биз­не­сом, и не хо­тел ог­ла­ски сво­их сде­лок. Ут­вер­ждал, что все сдел­ки за­кон­ны и, про­сто, боль­шая кон­ку­рен­ция вы­ну­ж­да­ет его не раз­гла­шать ин­фор­ма­цию. Я не бу­ду утом­лять Вас длин­ным рас­ска­зом. Вме­сто Май­а­ми мы по­еха­ли в Ве­гас, и там вы­яс­ни­лось, что он иг­рок, шу­лер, афе­рист и об­ман­щик. Я по­да­ла на раз­вод. Он очень не хо­тел это­го. Обе­щал всё бро­сить и на­чать но­вую жизнь, а, по­няв, что я не из­ме­ню сво­его ре­ше­ния, обе­щал убить ме­ня, ес­ли я не от­ка­жусь от раз­во­да. Раз­ве­ли нас бы­ст­ро. За ним охо­ти­лась по­ли­ция. Его по­са­ди­ли, а я вер­ну­лась в Нью-Йорк до­мой и к сво­ему ма­га­зин­чи­ку цве­тов. Мне по­мо­га­ли ро­ди­те­ли, и я по­сте­пен­но на­ча­ла за­бы­вать пе­ре­жи­тый кош­мар. Шло вре­мя, ма­га­зин про­цве­тал, у ме­ня поя­ви­лись по­мощ­ни­цы, две оча­ро­ва­тель­ные мо­ло­дые сту­дент­ки. За­ра­бо­ток в ма­га­зи­не для них был со­всем не лиш­ним. Но, од­на­ж­ды, дверь ма­га­зи­на от­кры­лась, и на по­ро­ге сто­ял он. Его вид со­всем не на­по­ми­нал изы­скан­но оде­то­го джент­ль­ме­на. Дев­чон­ки ис­пу­га­лись его ви­да, убе­жа­ли в слу­жеб­ное по­ме­ще­ние и вы­зва­ли по­ли­цию. Ко­гда прие­ха­ла по­ли­ция, его уже не бы­ло. Он по­обе­щал убить ме­ня и ушёл. По­ли­цей­ские всё вы­слу­ша­ли, обе­ща­ли за­нять­ся его по­ис­ка­ми и по­со­ве­то­ва­ли мне уе­хать из го­ро­да на не­ко­то­рое вре­мя. Так я, с по­мо­щью ро­ди­те­лей ока­за­лась на Queen Mary 2. Вче­ра, по­сле ужи­на я спе­ши­ла на встре­чу с ва­ми, но по пу­ти к ба­ру уви­де­ла его. Он то­же уви­дел ме­ня и по­шёл на­встре­чу. Я до­бе­жа­ла до туа­ле­та и спря­та­лась в нём. Там я и встре­ти­ла Мо­ни­ку. Она ви­де­ла ужас на мо­ём ли­це и спро­си­ла, не мо­жет ли чем-ни­будь по­мочь? Я ска­за­ла ей, что ме­ня пре­сле­ду­ет муж­чи­на. Она пред­ло­жи­ла свой но­мер до ре­ше­ния про­блем, при­нес­ла мне но­вую оде­ж­ду, па­рик и кос­ме­ти­ку. Мы, как мог­ли, из­ме­ни­ли мою внеш­ность. Раз­ве­дав об­ста­нов­ку, она не­за­мет­но про­ве­ла ме­ня в свою каю­ту. Я рас­ска­за­ла ей про вас, но где вас ис­кать мы не зна­ли. Вы не ска­за­ли мне но­мер ва­шей каю­ты. Но­мер мо­ей каю­ты вы то­же не зна­ли. Най­ти вас бы­ло, прак­ти­че­ски, не­воз­мож­но. Мо­ей ра­до­сти не бы­ло пре­де­ла, ко­гда я ус­лы­ша­ла объ­яв­ле­ние по ра­дио, а за­тем и уви­де­ла вас.
   Од­на­ко, по­ду­мал я, он ведь то­же слы­шал объ­яв­ле­ние и на­вер­ня­ка сле­дил за ме­стом встре­чи. Зна­чит, зна­ет, где мы на­хо­дим­ся и где Мик­ки. По­ка он не пы­тал­ся зай­ти в каю­ту. Не хо­чет све­тить­ся и ждёт удоб­но­го мо­мен­та. Толь­ко этих про­блем мне и не хва­та­ло. И всё же я чув­ст­во­вал, что дол­жен по­мочь Мик­ки вы­брать­ся из этой за­пад­ни. Я ус­по­ко­ил её, как мог, про­сил ос­та­вать­ся по­ка здесь и спро­сил, нет ли у неё его фо­то? Она от­ри­ца­тель­но по­ка­ча­ла го­ло­вой, но опи­са­ла его внеш­ность, на­зва­ла имя, да­ту и ме­сто ро­ж­де­ния. Я вспом­нил, что муж­чи­на по­хо­же­го ви­да си­дел в хол­ле чи­таль­но­го за­ла, ко­гда мы встре­ти­лись с Мо­ни­кой. Я вы­шел из каю­ты, при­крыл дверь и ус­лы­шал щел­чок. Дверь за­пер­ли на за­мок. Но­ме­ра его каю­ты она не зна­ла, при­шлось дос­та­вать smart. Че­рез не­сколь­ко ми­нут я уже сту­чал­ся в его но­мер. От­ве­та не бы­ло. Мне ни­кто не от­крыл. Ис­кать его на па­лу­бах бы­ло бес­смыс­лен­но. Я вер­нул­ся к каю­те Мо­ни­ки, по­сту­чал в дверь. Они от­кры­ли её и смотрели на меня гла­за­ми пол­ны­ми во­про­сов. Я изо­бра­зил сияю­щую улыб­ку и, ска­зав, что най­ти его не уда­лось, при­гла­сил их по­си­деть всем вме­сте в ба­ре. Люд­ное ме­сто и моё при­сут­ст­вие не по­зво­лят ему при­ста­вать от­кры­то. Да­мам не очень по­нра­ви­лась эта идея, но и си­деть в каю­те бы­ло не луч­ше. Они при­ве­ли се­бя в свет­ский вид, по­пуд­ри­ли но­си­ки, и мы от­пра­ви­лись в бар. Од­на­ко, я не­до­оце­нил это­го ти­па. Под­ни­ма­ясь по тра­пу на верх­ние па­лу­бы, мы уви­де­ли муж­чи­ну, вы­со­ко­го, мус­ку­ли­сто­го, с ши­ро­ки­ми пле­ча­ми и ру­ка­ми ат­ле­та. На нём бы­ли шор­ты и лёг­кая спор­тив­но­го ви­да без­ру­кав­ка. Он сто­ял на верх­ней сто­ро­не тра­па, и ми­мо не­го прой­ти бы­ло не­воз­мож­но. Жен­щи­ны вскрик­ну­ли и по­пя­ти­лись на­зад. Гла­за муж­чи­ны бле­сте­ли, и он яв­но на­ры­вал­ся на дра­ку. Ху­же все­го бы­ло то, что его пра­вый кар­ман кур­точ­ки от­тя­ги­вал пис­то­лет. Мои рост и вес не­сколь­ко ус­ту­па­ли про­тив­ни­ку, кро­ме то­го, он был свер­ху, а это то­же не­ма­ло­важ­ное пре­иму­ще­ст­во. Я ос­та­вал­ся вни­зу, и он на­чал мед­лен­но спус­кать­ся по сту­пе­ням. Как я и ожи­дал, в ка­кой-то мо­мент он прыг­нул на ме­ня. Я рез­ко по­вер­нул­ся и спи­ной при­жал­ся к сте­не. Он про­ле­тел ми­мо, но ус­пел в по­лё­те схва­тить ме­ня за от­во­рот пид­жа­ка и по­тя­нул вслед за со­бой. Я пы­тал­ся схва­тить­ся за по­ру­чень, но он вы­скольз­нул из рук, и мы вме­сте по­ка­ти­лись по по­лу. В уз­ком про­хо­де осо­бен­но не раз­вер­нёшь­ся. Пер­вый удар я по­лу­чил лок­тём в зу­бы и нос. Не очень боль­но, но брыз­ну­ла кровь, и её вкус уже ощу­щал­ся во рту. Я уда­рил его го­ло­вой, и мы ока­за­лись в рав­ном по­ло­же­нии. И всё же я опо­здал. Он вы­хва­тил пис­то­лет. Раз­дал­ся жен­ский крик, но я ус­пел раз­мах­нуть­ся, и рез­ко уда­рил его реб­ром ла­до­ни по гор­лу. Звук вы­стре­ла на мгно­ве­ние ог­лу­шил ме­ня, но пис­то­лет он вы­ро­нил. Пу­ля за­де­ла пле­чо и ру­баш­ка, пид­жак, бы­ст­ро впи­ты­ва­ли кровь. Ле­вая ру­ка по­вис­ла, но я уже си­дел на гру­ди за­ды­хаю­ще­го­ся про­тив­ни­ка, и на­нёс ему ещё па­ру уда­ров пра­вой по че­лю­сти. Ско­рее в пы­лу со­стоя­ния. Не­об­хо­ди­мо­сти в них уже не бы­ло. Он по­те­рял соз­на­ние. К тра­пу уже бе­жа­ли лю­ди. Трое муж­чин, оде­тые в оди­на­ко­вые, эле­гант­ные кос­тю­мы, вста­ли во­круг нас. Один предъ­я­вил удо­сто­ве­ре­ние со­труд­ни­ка служ­бы безо­пас­но­сти и по­мог мне встать. У ме­ня сту­ча­ли зу­бы, дро­жа­ли ру­ки и ко­лен­ки, из ра­ны на пле­че шла кровь, кру­жи­лась го­ло­ва, и я еле дер­жал­ся на но­гах. Мой про­тив­ник то­же на­чал по­да­вать при­зна­ки жиз­ни, хри­п­ло по­каш­ли­вал и ру­ка­ми дер­жал­ся за гор­ло. Я ука­зал штат­ским на ле­жав­ший в сто­ро­не пис­то­лет. Они пе­ре­гля­ну­лись и под­ня­ли его. Это бы­ла не­пло­хая иг­руш­ка три­дцать вось­мо­го ка­либ­ра. Поя­вил­ся врач с но­сил­ка­ми и са­ни­та­ра­ми. Од­на­ко я пред­по­чёл сам дой­ти до ла­за­ре­та. Ме­ня под­дер­жи­ва­ли Мик­ки и Мо­ни­ка. Класс­ный ве­че­рок вы­дал­ся, прав­да? Сам не ожи­дал, что бу­дет так ин­те­рес­но. А ведь кос­тюм­чи­ка-то у ме­ня боль­ше нет, по­ду­мал я. Прав­да, ещё ос­та­лись шор­ты и ру­баш­ка. Ну что же, и это не пло­хо. В ла­за­ре­те ме­ня уло­жи­ли на стол. Врач об­ра­бо­тал ра­ны, на­ло­жил па­ру пла­сты­рей и, при­чмок­нув, ска­зал, что я хо­ро­шо от­де­лал­ся. Ни­ка­ких серь­ёз­ных по­вре­ж­де­ний он не об­на­ру­жил. Пред­ло­жил пе­ре­но­че­вать в ла­за­ре­те под ох­ра­ной, но я от­ка­зал­ся. Ох­ра­не я ска­зал, что мне на­до пе­ре­одеть­ся, и я бу­ду в их рас­по­ря­же­нии че­рез час. Они всё же на­стоя­ли про­во­дить ме­ня, и мы всей тол­пой дви­ну­лись к мо­ей каю­те. Я при­гла­сил вой­ти всех, взял ве­щи и уе­ди­нил­ся в ду­ше­вой ком­на­те. Вы­шел я глад­ко при­чё­сан­ный, в ко­рот­ких шор­тах и ру­баш­ке с под­вёр­ну­ты­ми ру­ка­ва­ми. Ле­вая ру­ка ещё пло­хо слу­ша­лась, но, в об­щем, всё бы­ло не­пло­хо. Те­перь пред­стоя­ла не ко­рот­кая бе­се­да с со­труд­ни­ка­ми безо­пас­но­сти. Они по­ин­те­ре­со­ва­лись мо­им са­мо­чув­ст­ви­ем и, по­лу­чив от­вет, при­ем­ле­мо, при­гла­си­ли ид­ти за ни­ми. Вся про­цес­сия дви­га­лась в об­рат­ном на­прав­ле­нии. Нас про­во­жа­ли лю­бо­пыт­ные взо­ры тол­пы, со­брав­шей­ся по­гла­зеть на ге­ро­ев при­клю­че­ний. Бы­ло та­кое впе­чат­ле­ние, что весь лай­нер со­брал­ся на бес­плат­ное пред­став­ле­ние. Зри­те­ли стоя­ли до са­мой верх­ней па­лу­бы. На­ко­нец, мы во­шли в слу­жеб­ную зо­ну, и зри­те­ли ос­та­лись вни­зу. Нас вве­ли в про­сто­рную каю­ту. В цен­тре, ко­то­рой, сто­ял боль­шой стол, за ним с де­ся­ток стуль­ев, по кра­ям каю­ты два про­сто­рных ко­жа­ных ди­ва­на, на сто­ле две пе­пель­ни­цы, цве­ты и пис­то­лет. Мой про­тив­ник, не­мно­го по­мя­тый, но уже яв­но при­шед­ший в се­бя, си­дел в на­руч­ни­ках за сто­лом. По­хо­же, что свою часть ис­то­рии он уже рас­ска­зал. Двое, ко­то­рые при­ве­ли нас сю­да, ос­та­лись у две­ри. Муж­чи­на, си­дев­ший за сто­лом, и уже знав­ший ис­то­рию и пре­дыс­то­рию на­шей дра­ки, при­гла­сил сесть и нас тро­их. Мы уст­рои­лись за сто­лом, и Мик­ки пер­вая хо­те­ла на­чать раз­го­вор. Но муж­чи­на за сто­лом ос­та­но­вил её жес­том, пред­ста­вил­ся, ска­зав, что он стар­ший со­труд­ник от­де­ле­ния безо­пас­но­сти на лай­не­ре Шон Кон­нор, и хо­тел бы оз­на­ко­мить­ся с на­ши­ми до­ку­мен­та­ми. Я и Мо­ни­ка по­ло­жи­ли до­ку­мен­ты на стол, а Мик­ки раз­ве­ла ру­ка­ми. Мои до­ку­мен­ты в каю­те, ска­за­ла она. Её по­сла­ли за до­ку­мен­та­ми, а мы ос­та­лись раз­вле­кать Шо­на. Его, про­фес­сио­наль­но скуч­ное ли­цо, пе­ре­ме­ща­лось из сто­ро­ны в сто­ро­ну син­хрон­но с взгля­дом, по­ка он вни­ма­тель­но изу­чал на­ши до­ку­мен­ты. Про­смот­рев их не­сколь­ко раз, он удив­лён­но под­нял гла­за и по­ин­те­ре­со­вал­ся, ка­кое от­но­ше­ние мы име­ем к мисс Онел­ли? Мы пе­ре­гля­ну­лись с Мо­ни­кой и в один го­лос от­ве­ти­ли, ни­ка­ко­го.
   - То­гда за­чем вы по­лез­ли в дра­ку?
   - Не по­де­ли­ли про­ход по уз­ко­му тра­пу. От­ве­тил я.
   - Онел­ли прыг­нул на Mykl'a, по­ва­лил его на пол, дос­тал пис­то­лет и вы­стре­лил. Ска­за­ла Мо­ни­ка.
   - А ка­кое от­но­ше­ние к это­му име­ет Мик­ки Онел­ли?
   - Мы не зна­ем. В го­лос от­ве­ти­ли мы.
   - Мис­тер Онел­ли ут­вер­жда­ет, что вы ме­ша­ли ему об­щать­ся с его же­ной.
   - Мы ни­ко­гда его не ви­де­ли, и встре­ти­лись впер­вые на зло­по­луч­ном тра­пе.
   Мо­ни­ка кив­ну­ла в знак со­гла­сия. В этот мо­мент во­шла Мик­ки и по­ло­жи­ла до­ку­мен­ты на стол. Шон Кон­нор вни­ма­тель­но изу­чил их и об­ра­тил­ся к мис­те­ру Онел­ли.
   - Вы раз­ве­де­ны с мис­сис Онел­ли?
   - Да.
   - Вы зна­ли, что мис­сис Онел­ли бу­дет на Queen Mary до по­сад­ки на лай­нер в Нью-Йор­ке?
   - Да.
   - Она про­си­ла вас о встре­че или о по­мо­щи по­сле ва­ше­го ос­во­бо­ж­де­ния?
   - Нет.
   - Как вам уда­лось про­нес­ти ог­не­стрель­ное ору­жие на борт Queen Mary?
   - Я не мо­гу от­ве­тить на этот во­прос.
   - У вас есть ка­кие-ни­будь во­про­сы ко мне?
   - Нет.
   - Хо­ро­шо. Мис­сис Онел­ли, вы при­гла­ша­ли мис­те­ра Онел­ли для бе­се­ды?
   - Нет.
   - При по­сад­ке в Нью-Йор­ке, вы зна­ли, что мис­тер Онел­ли то­же уча­ст­ник круи­за?
   - Ко­неч­но, нет! Я ни­ко­гда бы не от­пра­ви­лась на Queen Mary, ес­ли бы зна­ла, что он здесь!
   - Как вы ока­за­лись в ком­па­нии этих мо­ло­дых лю­дей?
   - С мис­те­ром Stoun мы по­зна­ко­ми­лись в ба­ре и хо­те­ли вме­сте про­вес­ти ве­чер. В каю­те Мо­ни­ки я пря­та­лась от пре­сле­до­ва­ний мис­те­ра Онел­ли, а Mykl ра­зы­ски­вал ме­ня, так как я не при­шла на сви­да­ние. Всё слу­чи­лось, ко­гда мы на­прав­ля­лись в бар, что бы про­вес­ти там ос­та­ток ве­че­ра.
   - Лад­но, по­ка все сво­бод­ны, кро­ме мис­те­ра Онел­ли. Мис­тер Онел­ли за­дер­жан и об­ви­ня­ет­ся в не­за­кон­ном хра­не­нии и при­ме­не­нии ог­не­стрель­но­го ору­жия на бор­ту Queen Mary 2. Мис­тер Stoun, Мис­сис Онел­ли и мис­сис Мо­ни­ка, по при­бы­тии в порт Лон­до­на, вам не­об­хо­ди­мо бу­дет дать пись­мен­ные по­ка­за­ния в по­ли­ции.
   Мы пе­ре­гля­ну­лись, вста­ли и вы­шли под ак­ком­па­не­мент злоб­но­го, ис­пе­пе­ляю­ще­го взгля­да Онел­ли.
   Спус­ти­лись па­лу­бой ни­же и на­пра­ви­лись в бар. На­род уже ра­зо­шёл­ся и толь­ко в ба­ре не­сколь­ко че­ло­век с ин­те­ре­сом по­смат­ри­ва­ли на нас. Я за­ка­зал три фир­мен­ных кок­тей­ля, фрук­ты и мы за­ня­ли сто­лик у ок­на в уг­лу. Раз­го­вор не кле­ил­ся. За час мы об­ме­ня­лись не­сколь­ки­ми сло­ва­ми и, по­ня­ли, что се­го­дня нам луч­ше всем по­быть в оди­но­че­ст­ве. Мы про­во­ди­ли Мо­ни­ку до каю­ты, по­же­ла­ли ей спо­кой­ной но­чи, и я по­шёл про­во­дить Мик­ки. У две­ри её каю­ты мы по­це­ло­ва­лись на про­ща­ние и рас­ста­лись. К сво­ей каю­те я шёл тем­нее ту­чи.
   В каю­те я со­ста­вил от­чёт в агент­ст­во, пре­крас­но по­ни­мая, что за та­кие вы­ход­ки ме­ня мо­гут, про­сто, снять с за­да­ния. И всё же его при­шлось ото­слать. Из агент­ст­ва со­об­ща­ли, что встре­ча в Мо­ск­ве про­шла спо­кой­но под на­блю­де­ни­ем не­из­вест­ных. По­пыт­ка вы­яс­нить их при­над­леж­ность не увен­ча­лась ус­пе­хом. Кро­ме фак­та слеж­ки но­во­стей не бы­ло, и с тя­жё­лым чув­ст­вом ви­ны я лёг спать. Дол­го кру­тил­ся, ус­нуть ни­как не уда­ва­лось, и, на­ко­нец, про­ва­лил­ся в ка­кую-то кош­мар­ную дре­мо­ту. Ут­ром ни за что не хо­тел вста­вать. Да и сол­ныш­ка не бы­ло. Не­бо за­во­лок­ли ту­чи, мо­ре при­об­ре­ло тём­ный уг­ро­жаю­щий вид и уси­ли­ва­лось вол­не­ние. Я встал, при­вёл се­бя в по­ря­док, на­сколь­ко это бы­ло воз­мож­но, и от­пра­вил­ся на обед. И по­сле обе­да ме­ня не по­ки­да­ло чув­ст­во тре­во­ги. Я по­шёл на верх­нюю па­лу­бу про­вет­рить­ся, ко­гда не­ожи­дан­но по­чув­ст­во­вал виб­ра­цию smart'а. Как не хо­те­лось его вы­ни­мать! Вклю­чив smart, от­крыл со­об­ще­ние. Его текст не ук­ла­ды­вал­ся в го­ло­ве.
   - Се­го­дня в де­сять ут­ра от­де­ле­ние агент­ст­ва в Chicago и от­де­ле­ние ФСБ в Пе­тер­бур­ге под­верг­лись не­из­вест­но­му воз­дей­ст­вию. Соз­на­ние всех со­труд­ни­ков обо­их ве­домств бы­ло бло­ки­ро­ва­но не­из­вест­ным спо­со­бом на де­сять ми­нут. Вся ин­фор­ма­ция обо­их ве­домств по те­ме "Flora" унич­то­же­на, и, воз­мож­но, по­хи­ще­на. Ни­ка­ких сле­дов пре­ступ­ни­ков об­на­ру­жить не уда­лось. Ин­фор­ма­ция о ва­шей ко­ман­ди­ров­ке ни­как не бы­ла свя­за­на с этой те­мой и ни­ка­ких из­ме­не­ний в ней не пре­ду­смот­ре­но. Ис­крен­не со­чув­ст­вую о ва­шем про­ис­ше­ст­вии на Queen Mary. Со­от­вет­ст­вую­щая ин­фор­ма­ция уже в Лон­до­не. Серь­ёз­ных про­блем у вас быть не долж­но. Уда­чи! Фрэнк Лоу­элл.
   Ска­зать, что это был шок, не ска­зать ни­че­го! Ста­ло яс­но, что в ми­ре поя­ви­лось ору­жие рав­но­го, ко­то­ро­му не су­ще­ст­ву­ет. Ору­жие в ру­ках пре­ступ­ни­ков, и где их ис­кать, по­ка, не яс­но. Я по­бе­жал в каю­ту и вклю­чил те­ле­ви­зор. Про­бе­жал­ся по всем ка­на­лам, ни­че­го. Нет да­же упо­ми­на­ния, вскользь. Воз­мож­но, что-то ска­жут в трёх­ча­со­вых но­во­стях. До трёх ещё ос­та­ва­лось 20 ми­нут. В дверь по­сту­ча­ли. Я крик­нул, вхо­ди­те, и в две­рях поя­ви­лась Мик­ки. Она вы­гля­де­ла ска­зоч­но кра­си­вой. Ты очень за­нят, спро­си­ла она? Жду но­во­стей, и по­ка­зал на те­ле­ви­зор.
   - Из-за ме­ня у те­бя столь­ко про­блем.
   - По­верь, дру­гие соз­да­ют про­бле­мы го­раз­до бо­лее серь­ёз­ные.
   - Что-то ещё слу­чи­лось?
   - По­ка не знаю, слу­ка­вил я, жду, что ска­жут в но­во­стях.
   Мы ещё по­бол­та­ли о пус­тя­ках, до на­ча­ла но­во­стей. По те­ле­ви­зо­ру по­ка­за­ли мно­го вся­кой вся­чи­ны под на­зва­ни­ем са­мые по­след­ние из­вес­тия, но ни­че­го про спец­служ­бы. Я вы­клю­чил те­ле­ви­зор. Мне хо­те­лось всё об­ду­мать, но я не хо­тел оби­деть Мик­ки. Тем не ме­нее, она бы­ла столь при­вле­ка­тель­на, что в её при­сут­ст­вии ду­мать о чём-ли­бо дру­гом, бы­ло не­воз­мож­но. Мик­ки, как по­чув­ст­во­ва­ла мои ко­ле­ба­ния. Она по­до­шла ко мне, неж­но по­це­ло­ва­ла ме­ня, спро­си­ла ти­хо и лас­ко­во.
   - Мы смо­жем встре­тить­ся по­сле ужи­на?
   - Да. Ты хо­чешь ку­да-ни­будь схо­дить?
   - Да. По­го­да яв­но не для про­гу­лок. Здесь есть ши­кар­ная оран­же­рея. Мо­жет быть, схо­дим по­смот­реть? Мо­ни­ка ска­за­ла, что там очень кра­си­во.
   - Да, ко­неч­но, но ты хо­те­ла тан­це­вать. Мы не пой­дём на дис­ко­те­ку?
   - Сей­час я не хо­чу, но ес­ли ты...
   - Нет, что ты, об­ра­до­вал­ся я, и при­ку­сил гу­бу, по­няв всю бес­такт­ность ска­зан­но­го. Я хо­тел ска­зать...
   Она при­кры­ла мне рот ру­кой и по­це­ло­ва­ла.
   - Я всё по­ня­ла. Мы идём смот­реть ор­хи­деи. Я бу­ду ждать те­бя в хол­ле биб­лио­те­ки.
   С эти­ми сло­ва­ми она вы­шла и ти­хо при­кры­ла за со­бой дверь. Я ещё слы­шал стук её каб­луч­ков, но мыс­ли уже опять бы­ли в цен­тре со­бы­тий.
   Ес­ли их не ос­та­но­вить сей­час, атом­ная вой­на по­ка­жет­ся дет­ской за­ба­вой. Вне вся­ких со­мне­ний, ме­ня бу­дут встре­чать в пор­ту Са­ут­гем­пто­на. Те­перь я уже кое-что знаю об их ору­жии. На­до свя­зать­ся с Джей­ком. Дос­тал smart, на­брал но­мер. Джейк от­ве­тил бы­ст­ро.
   - Джейк, в ка­ком со­стоя­нии у те­бя " Oriblack "?
   - В ра­зо­бран­ном. А что?
   - Ме­ня ин­те­ре­су­ет, мо­жет ли он ра­бо­тать?
   - Он ра­бо­та­ет, но ис­пы­та­ний ещё не про­во­ди­лось.
   - Как бы­ст­ро ты мо­жешь его со­брать?
   - Зав­тра.
   - Нет Джейк, он ну­жен мне в Лон­до­не зав­тра к трём ча­сам дня.
   - Mykl, его дей­ст­вие ещё не изу­че­но, по­след­ст­вия воз­дей­ст­вия на мозг не­из­вест­ны. Под­хо­дя­щих ис­точ­ни­ков пи­та­ния ещё нет. Ра­ди­ус дей­ст­вия не­из­вес­тен. Сей­час его при­ме­не­ние не­воз­мож­но. Я по­ни­маю твоё по­ло­же­ние. У нас тут не луч­ше, но при­бор по­ка к ра­бо­те не го­тов.
   - Хо­ро­шо, при­шли мне всю, по­ни­ма­ешь, всю ин­фор­ма­цию по на­ше­му при­бо­ру. Мо­жет так слу­чить­ся, что уже зав­тра, ес­ли ни се­го­дня у те­бя не ос­та­нет­ся ни­че­го. Нам нуж­на хоть од­на на­дёж­ная ко­пия до­ку­мен­та­ции на при­бор.
   - Че­рез па­ру ча­сов всё бу­дет у те­бя.
   Мы по­же­ла­ли друг дру­гу уда­чи, и я вы­клю­чил smart. Тут же на­брал код ка­на­ла свя­зи выс­шей за­щи­ты и по­про­сил Фрэн­ка Лоу­эла. Он от­ве­тил че­рез ми­ну­ту.
   - Про­шу про­ще­ния сэр, у ме­ня не­сколь­ко во­про­сов.
   - Я слу­шаю.
   - Ме­ня ин­те­ре­су­ют де­та­ли о сти­ра­нии ин­фор­ма­ции в ком­пь­ю­те­рах.
   - Эти­ми во­про­са­ми сей­час за­ни­ма­ет­ся Крис Норт. Со­еди­няю те­бя с ним.
   - Mykl, при­вет. Крис Норт слу­ша­ет. Что те­бя ин­те­ре­су­ет?
   - Ме­ня ин­те­ре­су­ет, как сти­ра­лась ин­фор­ма­ция в ком­пь­ю­те­рах. Слу­чай­ным об­ра­зом, всё под­ряд или стро­го вы­бо­роч­ные раз­де­лы?
   - Mykl, я по­нял твой во­прос. Ин­фор­ма­ция бы­ла за­ко­ди­ро­ва­на по выс­шей сте­пе­ни безо­пас­но­сти, ко­ды дос­ту­па бы­ли раз­де­ле­ны ме­ж­ду раз­ны­ми со­труд­ни­ка­ми. Они не зна­ли друг дру­га, ка­ж­дый вво­дил свою часть ко­да, ни­че­го, не зная о су­ще­ст­во­ва­нии дру­гих час­тей. И всё же, не­смот­ря на все при­ня­тые ме­ры, стёр­ты­ми ока­за­лись толь­ко фай­лы од­ной груп­пы. И это при­том, что фай­лы на­хо­ди­лись в раз­ных раз­де­лах и бы­ли рас­пре­де­ле­ны по се­ти. Они зна­ли всё. Все ко­ды, струк­ту­ру дан­ных, их раз­ме­ще­ние и ко­ды дос­ту­па.
   - Ко­ды дос­ту­па?
   - Да, Mykl. Они зна­ли все ко­ды!
   - Спа­си­бо, Крис. По­ни­маю, что у вас там сей­час тво­рит­ся, и ис­крен­не со­чув­ст­вую.
   - Mykl, что у нас тво­рит­ся, лад­но, а вот, что тво­рит­ся у рус­ских! Ка­жет­ся, они не ве­рят нам и ду­ма­ют, что это на­ша ра­бо­та. Так что с до­ве­ри­ем у те­бя мо­гут воз­ник­нуть ос­лож­не­ния.
   - Лад­но. Раз­бе­рём­ся. По­ка Крис, уда­чи, и пе­ре­дай, по­жа­луй­ста, тру­боч­ку Ди­ку По­сте­ру.
   - Нет про­блем.
   Че­рез ми­ну­ту я ус­лы­шал го­лос.
   - Дик По­стер, слу­ша­ет.
   - До­б­рый день Дик, это Mykl. У ме­ня к те­бе прось­ба, очень сроч­ная. Мне нуж­на, как мож­но бы­ст­рее, вся ин­фор­ма­ция о не­ко­ем Сти­ве Онел­ли. От­чёт сбрось по мей­лу. Бу­ду очень те­бе при­зна­те­лен.
   - Хо­ро­шо, сде­лаю, как смо­гу бы­ст­ро. Что-то ещё?
   - Нет, по­ка всё, уда­чи!
   Я вы­клю­чил smart, по­ло­жил его в кар­ман и за­ду­мал­ся. Мне в го­ло­ву при­шла ин­те­рес­ная идея, и Мик­ки се­го­дня мог­ла мне по­мочь, в её осу­ще­ст­в­ле­нии. Итак, иг­ра на­чи­на­лась. До ужи­на ещё ос­та­ва­лось вре­мя, и я ре­шил по­го­во­рить с Шо­ном. Я бы­ст­ро взле­тел на верх­нюю па­лу­бу и по­про­сил де­жур­но­го вы­звать Шо­на Кон­но­ра. Он вы­шел ми­нут че­рез пять. Ве­тер был уже силь­ным, и мы с удо­воль­ст­ви­ем уе­ди­ни­лись в каю­те. Это бы­ла дру­гая, ма­лень­кая скром­ная каю­та. Шон пред­ло­жил мне ме­сто за сто­лом и, до­воль­но, бес­це­ре­мон­но раз­гля­ды­вал ме­ня. Я по­ин­те­ре­со­вал­ся, как се­бя чув­ст­ву­ет мис­тер Онел­ли?
   - Вы имее­те к не­му ка­кое-то от­но­ше­ние?
   - По­ка нет, но хо­те­лось бы.
   - Вы бы не мог­ли вы­ска­зать­ся яс­нее?
   - Мне не­об­хо­ди­мо по­го­во­рить с мис­те­ром Онел­ли. Я бы хо­тел вы­яс­нить мо­ти­вы его по­ве­де­ния и оце­нить его пси­хо­ло­ги­че­ское со­стоя­ние. Мне бы хо­те­лось уст­ра­нить воз­мож­ность по­вто­ре­ния ин­ци­ден­та в бу­ду­щем. Вы же не смо­же­те веч­но дер­жать его за ре­шёт­кой. Воз­мож­но, мне уда­ст­ся убе­дить его пре­кра­тить пре­сле­до­ва­ние мис­сис Онел­ли.
   - Вы раз­би­рае­тесь в пси­хо­ло­гии? Вы врач?
   - Я не врач, но мне при­хо­ди­лось изу­чать пси­хо­ло­гию, и, воз­мож­но, мне уда­ст­ся до­го­во­рить­ся с Онел­ли. Со­гла­си­тесь, упус­кать та­кую воз­мож­ность, бы­ло бы не ра­зум­но.
   - Хо­ро­шо. Зав­тра ут­ром, по­сле зав­тра­ка, вы мо­же­те встре­тить­ся с мис­те­ром Онел­ли, У вас бу­дет пол­ча­са, что бы убе­дить его пре­кра­тить пре­сле­до­ва­ние мис­сис Онел­ли. Со­би­рае­тесь ли вы, или мис­сис Онел­ли, по­дать офи­ци­аль­ное за­яв­ле­ние о пре­сле­до­ва­нии и на­па­де­нии на вас с при­ме­не­ни­ем ог­не­стрель­но­го ору­жия?
   - Не знаю, не ду­маю, но точ­но ска­жу зав­тра, по­сле бе­се­ды со Сти­вом.
   Мы веж­ли­во по­про­ща­лись. На­строе­ние у ме­ня улуч­ши­лось, с ши­ро­кой улыб­кой и с удо­воль­ст­ви­ем, я от­пра­вил­ся на ужин. За ок­ном бу­ше­вал ве­тер. Ог­ром­ные вол­ны океа­на с гро­хо­том раз­би­ва­лись о борт лай­не­ра и сли­ва­лись в рит­мич­ный гро­хот. Кар­ти­на за бор­том соз­да­ва­ла жут­ко­ва­тое ощу­ще­ние. Од­на­ко, Queen Mary 2, как и по­ла­га­ет­ся ко­ро­ле­ве, шла спо­кой­но, бы­ст­ро и с си­лой, срав­ни­мой с си­ла­ми сти­хии, раз­ре­за­ла бу­шую­щие вол­ны, стре­ми­тель­но при­бли­жа­лась к сво­ей це­ли. И всё же по­ка­чи­ва­ние лай­не­ра ока­за­лось за­мет­ным. По­ка я до­б­рал­ся до рес­то­ра­на, я ка­чал­ся вме­сте с ним и ощу­ще­ния бы­ли очень ин­те­рес­ные. Но­га вста­ва­ла не со­всем ту­да, ку­да я пы­тал­ся её по­ста­вить, и от это­го по­ход­ка вы­гля­де­ла очень смеш­но. В об­щем, я без про­блем до­б­рал­ся до рес­то­ра­на, и уст­ро­ил­ся за сво­им сто­ли­ком у ок­на. Ужин по­ка­зал­ся зна­чи­тель­но при­ят­нее, вче­раш­не­го, а пред­стоя­щая встре­ча с Мик­ки и, во­об­ще, ка­за­лась меч­той. Кро­ме то­го, мне нуж­на бы­ла её по­мощь для уча­стия мис­те­ра Онел­ли в за­ду­ман­ном мною пла­не. Эту за­дум­ку я и со­би­рал­ся об­су­дить с Мик­ки в оран­же­рее.
   Как на крыль­ях, я ле­тел к мес­ту встре­чи. И как ока­за­лось, Мик­ки спе­ши­ла не так рез­во. Я уже си­дел в уют­ном крес­ле хол­ла, а её ещё не бы­ло. Гос­по­ди, не­у­же­ли опять что-то слу­чи­лось? И, вдруг, она по­ка­за­лась у вхо­да в холл. Од­на­ко, вид у неё был, мяг­ко го­во­ря, не очень. Бы­ло оче­вид­но, что она пло­хо пе­ре­но­сит плав­ные по­ка­чи­ва­ния лай­не­ра с бор­та на борт. Ну что ж, про­щай­те ор­хи­деи и дру­гие кра­со­ты оран­же­реи. Я под­бе­жал к ней, под­хва­тил её под ру­ку и пред­ло­жил про­во­дить её до каю­ты. Она пы­та­лась со­про­тив­лять­ся, но мне не­дол­го при­шлось её уго­ва­ри­вать. Мед­лен­но и по­ка­чи­ва­ясь, мы по­плы­ли к её каю­те. Она по­зво­ли­ла уло­жить её на кро­вать и ста­ла из­ви­нять­ся. Го­во­ри­ла, что сей­час ей ста­нет луч­ше, и мы, всё-та­ки, пой­дём в оран­же­рею. Я си­дел на­про­тив неё, и чув­ст­во­вал се­бя идио­том. За­хо­те­лось ку­рить. По­хло­пав се­бя по кар­ма­нам в по­ис­ках Кен­та, и не най­дя его, вспом­нил, что я бро­саю ку­рить. Во рту ста­ло ещё про­тив­нее. Она, на­блю­дая мои по­ту­ги, про­тя­ну­ла ру­ку и ска­за­ла, что си­га­ре­ты мож­но взять в её су­моч­ке. На мгно­ве­ние мне по­ка­за­лось это ин­те­рес­ным, но, лишь, на мгно­ве­ние. Вме­сто от­ве­та я по­ин­те­ре­со­вал­ся её са­мо­чув­ст­ви­ем. Она от­ве­ти­ла, что ей уже луч­ше и уже мож­но ид­ти. Я ус­пел ос­та­но­вить её и пред­ло­жил, по­ка, про­сто по­бол­тать. Она на­сто­ро­жи­лась, но вста­вать не ста­ла. Я хо­тел по­го­во­рить о вас со Сти­вом, ти­хо на­чал я.
   - Я дол­жен те­бе, кое-что, рас­ска­зать. На лай­не­ре я то­же скры­ва­юсь от пре­сле­до­ва­ния. К со­жа­ле­нию, я не знаю, ни сво­их пре­сле­до­ва­те­лей, ни при­чин, по ко­то­рым они это де­ла­ют. Я точ­но знаю, что это хо­ро­шо ор­га­ни­зо­ван­ная груп­па тер­ро­ри­стов. У них ис­клю­чи­тель­но мощ­ная элек­трон­ная тех­ни­ка. Они уже сде­ла­ли па­ру по­пы­ток ме­ня убить, но по­ка им это не уда­лось. В пор­ту Лон­до­на они, на­вер­ня­ка, бу­дут ме­ня ждать, и по­вто­рят свою по­пыт­ку. Ус­кольз­нуть от них не­за­ме­чен­ным бу­дет очень слож­но. И всё же у ме­ня есть план, как это мож­но сде­лать. Для это­го мне нуж­на ва­ша со Сти­вом по­мощь.
   - Но, что ты на­тво­рил, и по­че­му те­бя хо­тят убить?
   - Я ни­че­го не на­тво­рил. Это тер­ро­ри­сты, а я стал не­воль­ным сви­де­те­лем их пре­сту­п­ле­ний. Они уже уби­ли мое­го дру­га и те­перь охо­тят­ся за мной. Они не ус­по­ко­ят­ся, по­ка не дос­тиг­нут це­ли.
   - И чем же мы со Сти­вом мо­жем те­бе по­мочь?
   - Де­ло в том, что они то­же не зна­ют точ­но, как я вы­гля­жу. У них есть не­сколь­ко фо­то­гра­фий, в том чис­ле и моя, но кто им ну­жен из этих не­сколь­ких, они не зна­ют. Кро­ме то­го, они по­ни­ма­ют, что я мо­гу по­пы­тать­ся из­ме­нить внеш­ность. В пор­ту Нью-Йор­ка я про­шёл на борт лай­не­ра в фор­ме пор­то­во­го ра­бо­че­го. Те­перь уже они, ко­неч­но, до­га­да­лись об этом, и бу­дут вни­ма­тель­но сле­дить за пор­то­вы­ми ра­бо­чи­ми на при­ча­ле в Лон­до­не. Мне нуж­но, что бы Стив пе­ре­одел­ся в фор­му ра­бо­че­го Нью-Йор­ка, она, конечно, от­ли­ча­ет­ся от фор­мы анг­лий­ских ра­бо­чих, и всё же он дол­жен по­пы­тать­ся, под при­кры­ти­ем твое­го ба­га­жа, "не­за­мет­но" по­ки­нуть порт.
   - Не­у­же­ли ты ду­ма­ешь, мне уда­ст­ся уго­во­рить Сти­ва на та­кую аван­тю­ру? К то­му же ви­деть его, а тем бо­лее на­хо­дить­ся ря­дом с ним, мне про­тив­но, да и не безо­пас­но. Ты за­был, он же хо­чет ме­ня убить.
   - Мик­ки, ус­по­кой­ся. Пе­ре­го­во­ры со Сти­вом я бе­ру на се­бя. При­чи­нить те­бе вред он не смо­жет. У не­го боль­ше нет ору­жия, и он уже по­нял, что ему гро­зит но­вый срок. Не ду­маю, что он очень хо­чет об­рат­но в тюрь­му. По­верь, он бу­дет вес­ти се­бя ти­хо, как яг­нё­нок. Раз­ре­ше­ние на бе­се­ду со Сти­вом у ме­ня уже есть. Мы по­го­во­рим с ним зав­тра ут­ром, сра­зу по­сле зав­тра­ка.
   Она за­ду­ма­лась. Ей яв­но не нра­ви­лась вся эта за­тея.
   - Не по­ни­маю, а я-то те­бе за­чем? Впол­не дос­та­точ­но, что бы Стив со­гла­сил­ся, а мне-то, соб­ст­вен­но, что де­лать?
   - Мик­ки, уго­во­рить его без те­бя, бу­дет, прак­ти­че­ски, не­воз­мож­но. Кро­ме то­го, Стив не мо­жет сой­ти с лай­не­ра и убе­жать с при­ча­ла. Мне нуж­но, что бы это был по­сте­пен­ный, оп­рав­дан­ный дей­ст­ви­ем, про­цесс. Мне нуж­но вре­мя для на­блю­де­ния. Пе­ре­ме­ще­ние твое­го ба­га­жа до сто­ян­ки так­си, сде­ла­ет его по­ве­де­ние оп­рав­дан­ным. Про­сто, в по­след­ний мо­мент он ся­дет в так­си вме­сте с то­бой. До оте­ля я бу­ду ехать за ва­ми, и ни­ка­кая опас­ность вам не уг­ро­жа­ет. В оте­ле вы сни­ме­те два раз­ных но­ме­ра, од­на­ко ты, не­за­мет­но, по­ки­нешь отель и пе­ре­едешь в дру­гой. Он не смо­жет те­бя най­ти. По­про­си, что бы твои ве­щи по­мес­ти­ли в ка­ме­ру хра­не­ния оте­ля. Мы за­бе­рём их позд­нее.
   - И что по­том?
   - По­том, как я по­нял, ни­ка­ких серь­ёз­ных пла­нов у те­бя не бы­ло. Пред­ла­гаю пока, что бы ты от­дох­нула не­мно­го в Же­не­ве. Я ку­п­лю те­бе би­лет на са­мо­лёт и по­мо­гу с ба­га­жом. А там ты са­ма ре­шишь, что де­лать даль­ше.
   - Ты по­ле­тишь со мной?
   - Нет, ле­теть с то­бой я не смо­гу, но, ес­ли ты не воз­ра­жа­ешь, мы смо­жем встре­тить­ся в Же­не­ве че­рез не­сколь­ко дней.
   - И всё это вре­мя я бу­ду од­на?
   - Во пер­вых не­дол­го, а во вто­рых, Же­не­ва очень кра­си­вый го­род. По­том ты смо­жешь по­де­лить­ся со мной свои­ми впе­чат­ле­ния­ми.
   - А ес­ли я ре­шу ос­тать­ся с то­бой?
   - По­ка ни­че­го оп­ре­де­лён­но­го ска­зать не мо­гу, но в Же­не­ве мы мо­жем об­су­дить и этот во­прос. Ты со­глас­на?
   - От тво­их раз­го­во­ров у ме­ня да­же го­ло­ва пе­ре­ста­ла кру­жить­ся. Как я по­ни­маю, у ме­ня есть вре­мя по­ду­мать до ут­ра? Ты со­би­ра­ешь­ся ухо­дить?
   - Нет. Ес­ли ты не про­тив, я за­ка­зал бы что-ни­будь в каю­ту, и мы пре­крас­но мо­жем про­вес­ти вре­мя здесь.
   - Нет. Мне уже луч­ше и мы впол­не мо­жем от­дох­нуть в ба­ре или на све­жем воз­ду­хе око­ло бас­сей­на.
   Она, дей­ст­ви­тель­но вы­гля­де­ла зна­чи­тель­но луч­ше, и я со­гла­сил­ся. Ве­тер по­сте­пен­но сти­хал, вол­не­ние океа­на умень­ши­лось. Лай­нер опять при­об­рёл ус­той­чи­вость. В ба­ре мы за­ка­за­ли кок­тей­ли, фрук­ты, шо­ко­лад и при­хва­тив всё это от­пра­ви­лись под на­вес на кор­мо­вую па­лу­бу. Там ве­тер был ти­ше, а вид и воз­дух вос­хи­ти­тель­ны. На па­лу­бе ни­ко­го кро­ме нас не бы­ло, и ни­кто не ме­шал нам на­сла­ж­дать­ся об­ще­ст­вом друг дру­га. Кок­тейль, фрук­ты и шо­ко­лад ока­за­лись очень кста­ти. Да­ле­ко за пол­ночь я про­во­дил её до каю­ты и вер­нул­ся к се­бе. Все мет­ки ос­та­ва­лись не­тро­ну­ты­ми. Уже се­го­дня днём лай­нер при­бу­дет в Лон­дон. Я на­чи­нал по­ни­мать, что моё спа­се­ние в уве­ли­че­нии сфе­ры об­ще­ния. Я дол­жен об­щать­ся с мак­си­маль­но ши­ро­ким кру­гом лю­дей. Сле­дить за все­ми не­воз­мож­но. Они бу­дут вы­ну­ж­де­ны де­лать мно­же­ст­во фо­то­гра­фий. А в этом мо­ре не­труд­но и за­те­рять­ся. Мой ко­зырь в том, что они не зна­ют кто я, связ­ной или ис­пол­ни­тель. Моя за­да­ча, не дать им воз­мож­ность вы­чис­лить ис­пол­ни­те­ля. Этот ко­зырь на­до ра­зы­грать на все сто! С эти­ми мыс­ля­ми я и за­снул, как мла­де­нец.
   Ра­но ут­ром ме­ня раз­бу­дил яр­кий луч солн­ца. Я хо­ро­шо вы­спал­ся. До зав­тра­ка ещё ос­та­ва­лось вре­мя. Я при­вёл се­бя в по­ря­док и по­шёл раз­мять­ся в спорт­зал. Ин­тен­сив­ные за­ня­тия на тре­на­жё­рах, бы­ст­ро при­ве­ли мои мыш­цы в хо­ро­шее со­стоя­ние. Кон­тра­ст­ный душ и жё­ст­кое по­ло­тен­це до­ба­ви­ли то­нус мыш­цам. Ин­фор­ма­ция из агент­ст­ва о Сти­ве бы­ла впол­не при­ем­ле­мой. Те­перь у ме­ня бы­ло, что ему пред­ло­жить. В са­мом хо­ро­шем рас­по­ло­же­нии ду­ха, я бы­ст­ро по­зав­тра­кал и от­пра­вил­ся на встре­чу со Сти­вом. Шон уже ждал ме­ня в слу­жеб­ной зо­не. Стив не в луч­шем на­строе­нии, пре­ду­пре­дил он. Это не важ­но, от­ве­тил я, и мы по­шли к ка­ме­ре. Шон от­крыл её, и я во­шёл к Сти­ву. При­вет, ска­зал я. Да по­шёл ты..., про­вор­чал он и от­вер­нул­ся. Я вы­ждал пау­зу и на­чал раз­го­вор.
   - Ты здесь не­пло­хо уст­ро­ил­ся.
   Ни­ка­кой ре­ак­ции.
   - У ме­ня есть спо­соб улуч­шить твоё на­строе­ние. Мне нуж­на твоя по­мощь. Не­боль­шая ус­лу­га, и все об­ви­не­ния с те­бя бу­дут сня­ты. В этом слу­чае мы не де­ла­ем за­яв­ле­ния в по­ли­цию, и на те­бе ос­та­нет­ся толь­ко не­за­кон­ное хра­не­ние ору­жия. Я раз­го­ва­ри­вал с Мик­ки. Она со­глас­на. Тем бо­лее, что мне нуж­на Ва­ша со­вме­ст­ная по­мощь. В не­ко­то­ром ро­де мы со­бра­тья по не­сча­стью. Я вы­ну­ж­ден скры­вать­ся от пре­сле­до­ва­ния.
   Стив по­вер­нул­ся ко мне и с ин­те­ре­сом по­смот­рел в мою сто­ро­ну.
   - Ес­ли я со­гла­ша­юсь, Мик­ки ос­та­ёт­ся со мной?
   - Толь­ко на вре­мя со­вме­ст­ной ра­бо­ты. И по­том ты дол­жен ос­та­вить её в по­кое, ес­ли хо­чешь вер­нуть­ся к нор­маль­ной жиз­ни. При условии, что всё прой­дёт удач­но, я бы мог по­мочь те­бе най­ти ра­бо­ту.
   - Без Мик­ки у ме­ня не мо­жет быть нор­маль­ной жиз­ни, и мне всё рав­но где я бу­ду, в тюрь­ме или на сво­бо­де.
   - На сво­бо­де ты смо­жешь про­явить свои луч­шие ка­че­ст­ва и, в слу­чае впе­чат­ляю­щих ре­зуль­та­тов, без на­си­лия и пре­сле­до­ва­ний, сно­ва при­влечь её вни­ма­ние. Кто зна­ет, как оно там сло­жит­ся. Сей­час те­бе на­до, пре­ж­де все­го, за­нять­ся со­бой, и здесь я бы мог ока­зать те­бе не­боль­шую под­держ­ку. Хочу сразу те­бя пре­ду­пре­дить, ус­лу­га мо­жет ока­зать­ся очень опас­ной.
   По­след­няя фра­за, по-мо­ему, ока­за­ла ре­шаю­щее дей­ст­вие.
   - Я мо­гу по­гиб­нуть?
   - Ну, в об­щем, не всё так серь­ёз­но, но, тео­ре­ти­че­ски, это воз­мож­но.
   - Что я дол­жен де­лать, в чём за­клю­ча­ет­ся риск и кто ты та­кой, чёрт те­бя по­бе­ри?
   - Ты дол­жен бу­дешь пе­ре­одеть­ся в кос­тюм пор­то­во­го ра­бо­че­го Нью-Йор­ка, и, не­спе­ша, пе­ре­не­сти ве­щи Мик­ки до сто­ян­ки так­си. За­тем, в по­след­ний мо­мент, вско­чить вме­сте с ней в ма­ши­ну. Вы сни­ме­те два от­дель­ных но­ме­ра в оте­ле. Под­ни­ме­тесь в свои но­ме­ра, и ты по­зво­нишь мне. В прин­ци­пе, на этом твоя ра­бо­та бу­дет за­кон­че­на, ес­ли не бу­дет ни­ка­ких ос­лож­не­ний. Ес­ли что-то пой­дёт не так, ты зво­нишь мне, и мы ре­ша­ем, как быть даль­ше. Риск за­клю­ча­ет­ся в том, что за ва­ми мо­гут на­блю­дать воо­ру­жён­ные лю­ди. Их по­ве­де­ние пред­ска­зать не­воз­мож­но, но не вид­но ни­ка­ких при­чин, для при­ме­не­ния ими ору­жия. Мно­го знать обо мне те­бе не нуж­но, но всё же, я рас­ска­зал ему вер­сию, ко­то­рую уже зна­ла Мик­ки. Со­мне­ва­юсь, что он в неё по­ве­рил, но воз­мож­но, так оно бы­ло и луч­ше. В не­ко­то­ром ро­де, мы с Мик­ки..., ну ты по­ни­ма­ешь. Хо­тя, ре­ша­ет всё она и всё ещё в тво­их ру­ках, я не со­би­ра­юсь вста­вать ме­ж­ду ва­ми. Но имей вви­ду, ре­ше­ние бу­дет за ней, а не за то­бой.
   - Мне вер­нут ору­жие?
   - Нет. И о на­шей до­го­во­рён­но­сти ни­кто не дол­жен знать. Ес­ли всё про­изой­дёт, как мы до­го­во­ри­лись, я дам те­бе ад­рес в Нью-Йор­ке, где те­бе пред­ло­жат не­плохую ра­бо­ту.
   - И на всё вре­мя вы­пол­не­ния ус­лу­ги я бу­ду вме­сте с Мик­ки?
   - При ус­ло­вии, что ты не бу­дешь к ней при­ста­вать. Бу­дешь хо­ро­шо се­бя вес­ти, и ва­ше об­ще­ние за­кон­чит­ся в гос­ти­ни­це.
   - Мо­гу ли я за­щи­щать её в слу­чае опас­но­сти?
   - Толь­ко как джент­ль­мен и толь­ко в слу­чае, ес­ли ей бу­дет гро­зить опас­ность.
   - Хо­ро­шо. Я со­гла­сен. Где, как и ко­гда я мо­гу при­сту­пить к ра­бо­те?
   - Пря­мо сей­час. Сей­час те­бя вы­пус­тят, ты при­ве­дёшь се­бя в по­ря­док в сво­ей каю­те и зай­дёшь ко мне за кос­тю­мом ра­бо­че­го. По­сле то­го, как лай­нер при­ча­лит и по­да­дут трап, ты по­дой­дёшь к каю­те Мик­ки, не взду­май ту­да за­хо­дить, возь­мёшь её ве­щи. Что де­лать даль­ше, ты уже зна­ешь. Уч­ти, ты по­сто­ян­но бу­дешь в по­ле мое­го вни­ма­ния. Лю­бая по­пыт­ка на­ру­шить до­го­во­рён­ность мгно­вен­но при­ве­дёт к твое­му аре­сту.
   - Лад­но, лад­но, я всё по­нял. Ска­зал же, со­гла­сен. Я ж не ре­бё­нок, и всё по­ни­маю. Су­дя по все­му, га­ран­тий не пре­ду­смот­ре­но?
   - Един­ст­вен­ной на­стоя­щей га­ран­ти­ей бу­дет твоё ра­зум­ное по­ве­де­ние. На ду­ра­ка ты не по­хож. Даю те­бе хо­ро­ший шанс. Не упус­ти его!
   Я по­звал Шо­на, и мы вы­шли из ка­ме­ры. Не ус­пел я от­крыть рот, Шон опе­ре­дил ме­ня.
   - Я слы­шал ваш раз­го­вор, но не пред­став­ляю, как ты со­би­ра­ешь­ся его ос­во­бо­дить, да и кто ты та­кой?
   По ма­не­ре ре­чи, я лег­ко оп­ре­де­лил, что Шон аме­ри­ка­нец.
   - Дос­тав smart, и на­брав но­мер Пи­те­ра Бай­ер­та, я крат­ко объ­яс­нил си­туа­цию и по­про­сил ока­зать по­мощь. Шон вни­ма­тель­но слу­шал наш раз­го­вор, и ко­гда взял труб­ку, с поч­те­ни­ем про­из­нёс: "Шон Кон­нор, стар­ший агент служ­бы безо­пас­но­сти Queen Mary 2". Че­рез ми­ну­ту он вы­клю­чил smart, и вер­нул его мне.
   - Мне на­до свя­зать­ся со сво­им на­чаль­ст­вом.
   - Нет про­блем.
   Мы про­шли в каю­ту. Он снял труб­ку те­ле­фо­на, на­звал се­бя и ска­зал, что хо­тел бы иден­ти­фи­ци­ро­вать но­мер и под­твер­дить пол­но­мо­чия вла­дель­ца. Че­рез па­ру се­кунд он на­звал, до­воль­но, длин­ное чис­ло. При­мер­но, че­рез ми­ну­ту, хмык­нул и по­ло­жил труб­ку.
   - Ва­ши пол­но­мо­чия под­твер­жде­ны. Рас­пи­ши­тесь в жур­на­ле и мо­же­те его за­би­рать.
   Мы бы­ст­ро по­кон­чи­ли с фор­маль­но­стя­ми и вме­сте со Сти­вом вы­шли из слу­жеб­ной зо­ны. На па­лу­бе ни­же мы ра­зо­шлись, и ка­ж­дый по­шёл в свою сто­ро­ну. Я бе­жал к Мик­ки, рас­ска­зать ей, что иг­ра на­ча­лась. Она жда­ла ме­ня с не­тер­пе­ни­ем и сра­зу от­кры­ла дверь на мой стук. Бро­си­лась мне на шею, и мы, не­сколь­ко, от­влек­лись от де­ла, за­ня­тые по­це­лу­ем. Ото­рвав­шись друг от дру­га, се­ли на кро­вать, и я рас­ска­зал ей о до­го­во­рён­но­сти со Сти­вом. Бы­ло вид­но, что она по­баи­ва­ет­ся, но обе­ща­ла ни на мил­ли­метр не от­сту­пать от на­ших до­го­во­рён­но­стей. Тем вре­ме­нем лай­нер, мед­лен­но и гра­ци­оз­но при­бли­жал­ся к кон­цу сво­его пу­те­ше­ст­вия. Мы си­де­ли, об­няв­шись, мол­ча, и ду­ма­ли, что бо­лее ска­зоч­но­го круи­за у нас уже ни­ко­гда не бу­дет. Я неж­но от­стра­нил­ся, ещё раз по­це­ло­вал Мик­ки и вы­шел. Мне ос­та­ва­лось на­вес­тить Мо­ни­ку и по­бла­го­да­рить её за по­мощь. Бы­ст­ро ра­зы­скав нуж­ный мне но­мер каю­ты, за­стал её со­би­раю­щей и ук­ла­ды­ваю­щей ве­щи. По­до­ж­дал, по­ка она спра­вит­ся с этим не­лёг­ким де­лом, и по­мог ей за­стег­нуть раз­бух­шие че­мо­да­ны. По­ло­жил на сто­лик пять со­тен­ных бу­ма­жек, ещё раз по­бла­го­да­рил её и хо­тел вый­ти. Но она ок­лик­ну­ла ме­ня. Я вер­нул­ся и во­про­си­тель­но смот­рел на неё. Очень не­уве­рен­но, она об­ра­ти­лась ко мне.
   - Я знаю, в Лон­до­не у вас ни­ко­го нет, а у ме­ня свой не­боль­шой до­мик, не очень да­ле­ко от цен­тра. Мне бы­ло бы при­ят­но, ес­ли бы вы по­гос­ти­ли у ме­ня не­мно­го. Я хо­ро­ший гид, знаю го­род, его ис­то­рию и хо­ро­шо го­тов­лю.
   Её пред­ло­же­ние бы­ло очень тро­га­тель­ным и до­б­рым. Она да­ла мне свой ад­рес и но­мер те­ле­фо­на. Я то­же ос­та­вил ей но­мер сво­его smart'а. Мы ми­ло, как ста­рые дру­зья, улыб­ну­лись друг дру­гу и я на­пра­вил­ся к себе в каю­ту со­би­рать свой небогатый скарб. По­ка всё шло, как на­до. На­сви­сты­вая лю­би­мый мо­тив­чик, я от­крыл дверь каю­ты и ме­ня, как уда­ри­ло то­ком. В каю­те кто-то был. Всё ле­жа­ло, как и рань­ше, и всё же нек­то всё ак­ку­рат­но про­смот­рел, ста­ра­ясь не из­ме­нять по­ло­же­ния ве­щей. Все мет­ки бы­ли обор­ва­ны. Обыск был тща­тель­ный и про­фес­сио­наль­ный. На­строе­ние уле­ту­чи­лось, как не бы­ло. Соб­ст­вен­но я ни­чем не рис­ко­вал. В каю­те не бы­ло ни­че­го ни цен­но­го, ни ин­те­рес­но­го для взлом­щи­ка. Прав­да, он ви­дел кос­тюм пор­то­во­го ра­бо­че­го. Про­ник­нуть в каю­ту мог один из трёх. Стив, не­по­нят­но за­чем. Охот­ни­ки за "flora". То­гда по­че­му они не де­ла­ли это­го пре­ды­ду­щие пять дней? И по­след­нее. Воз­мож­но, что это служ­ба безо­пас­но­сти Queen Mary 2. Имен­но у них мог поя­вить­ся ин­те­рес и по­вод в по­след­ний день круи­за. И всё же кто, и чем это мне гро­зит? За эти­ми раз­мыш­ле­ния­ми совсем по­те­рялось ощу­ще­ние вре­ме­ни. В дверь по­сту­ча­ли. Я вздрог­нул. Кто бы это? Мед­лен­но встал и при­от­крыл дверь. Это был Стив. Лай­нер уже при­ча­лил, и он при­шёл за ком­би­не­зо­ном. Мне он был чуть ве­ли­ко­ват, а для него ока­зал­ся в са­мый раз. Я по­же­лал ему уда­чи, и он по­шёл к каю­те Мик­ки. Ме­ня не по­ки­да­ли опа­се­ния за Мик­ки. Не сглу­пил бы Стив и не при­нял­ся за ста­рое, но про­ве­рять его, уже не бы­ло вре­ме­ни. Все мыс­ли со­сре­до­то­чи­лись на ва­ри­ан­тах, как за­ма­нить в ло­вуш­ку сво­их вра­гов. Один из ва­ри­ан­тов, вос­поль­зо­вать­ся при­гла­ше­ни­ем Мо­ни­ки, но очень не хо­те­лось под­вер­гать её опас­но­сти. Вос­поль­зо­вать­ся ус­лу­га­ми агент­ст­ва я не мог. Враг мог кон­тро­ли­ро­вать их дей­ст­вия, и мой ин­те­рес сра­зу стал бы из­вес­тен пре­сле­до­ва­те­лям. Од­на­ко же, ни­кто не знал, что на бе­ре­гу Же­нев­ско­го озе­ра был уча­сток зем­ли с до­ми­ком мое­го дру­га. До­мик сей­час пус­то­вал. Он пред­ла­гал мне за­нять его в лю­бое вре­мя и от­дох­нуть на бе­ре­гу пре­крас­но­го озе­ра. Но не та­щить же их за со­бой в Же­не­ву! Ини­циа­ти­ва. Нель­зя от­дать им ини­циа­ти­ву. Их дей­ст­вия все­гда долж­ны от­ста­вать. Их на­до под­дер­жи­вать в по­сто­ян­ном со­стоя­нии дез­ори­ен­та­ции. Я по­нял, что без по­мо­щи Шо­на мне не обой­тись. Со­брав свой не­хит­рый скарб, я по­шёл на верх­нюю па­лу­бу в слу­жеб­ную зо­ну и по­про­сил де­жур­но­го вы­звать Шо­на Кон­но­ра. И тут же уви­дел его сам. Шон, в ком­па­нии ещё не­сколь­ких муж­чин, на­ме­ре­вал­ся по­ки­нуть борт ко­раб­ля. Он уви­дел ме­ня, мои жес­ты и по­до­шёл.
   - Вы что-то хо­те­ли?
   - Да, Шон. Мне не­об­хо­ди­ма ва­ша по­мощь.
   - Мы по­ки­да­ем лай­нер, и я не по­ни­маю, чем бы мог вам по­мочь?
   - Мне то­же на­до по­ки­нуть лай­нер, как мож­но бы­ст­рее и, глав­ное, не при­вле­кая вни­ма­ния лиш­них глаз.
   - Но как вы се­бе это пред­став­ляе­те?
   - Мне нуж­на ва­ша по­мощь и воз­мож­но ва­ши пред­ло­же­ния. Са­мо­му мне не ре­шить эту про­бле­му.
   - Вы опа­сае­тесь ко­го-то на бе­ре­гу?
   - Да, у ме­ня есть ос­но­ва­ния по­ла­гать, что на бе­ре­гу мне гро­зит серь­ёз­ная опас­ность.
   - Хо­ро­шо. Я не знаю, кто вы, но ваш ста­тус и пол­но­мо­чия под­твер­жде­ны на са­мом вы­со­ком уров­не. Я по­про­бую по­мочь вам. Идём­те.
   Дру­зей он по­про­сил не­мно­го по­до­ж­дать. Ска­зал, что воз­ник один во­прос. Его ре­ше­ние ми­нут­ное де­ло, и за­тем он бу­дет рад сно­ва при­сое­ди­нить­ся к ком­па­нии. Мы про­шли в его каю­ту. Он сме­рил ме­ня взгля­дом, от­крыл двер­цу шка­фа, дос­тал ру­баш­ку, ки­тель, брю­ки, фу­раж­ку, про­тя­нул мне и до­ба­вил, у вас ми­ну­та. Не бу­дут же они ждать веч­но. Ос­мот­рев се­бя в зер­ка­ле, я улыб­нул­ся. Вот уж ни­ко­гда не ду­мал, что этот про­стень­кий кос­тюм­чик так хо­ро­шо си­дит. Шон то­же улыб­нул­ся и сар­ка­сти­че­ски за­ме­тил;
   - Не ра­дуй­ся так, это не твой. По­шли.
   Мы вы­шли на па­лу­бу, вся ком­па­ния, уви­дев ме­ня, при­сви­ст­ну­ла, это по­сле-то шор­тов и ма­еч­ки. Шон мах­нул ру­кой, и мы спус­ти­лись на ниж­нюю па­лу­бу. На­род ещё тол­пил­ся у вы­ход­но­го тра­па. Де­ти, че­мо­да­ны, ро­ди­те­ли на по­вы­шен­ных то­нах объ­яс­ня­ли ча­дам, как на­до жить. Суе­та, но­силь­щи­ки. Я вни­ма­тель­но ос­мот­рел тол­пу, но ни Сти­ва, ни Мик­ки не уви­дел. Вол­не­ние уси­ли­ва­лось. На­ша ко­ман­да по­вер­ну­ла к дру­го­му бор­ту. Там ока­зал­ся спе­ци­аль­ный, слу­жеб­ный трап. Вни­зу ждал не­боль­шой ка­тер. Мы бы­ст­ро спус­ти­лись и раз­бре­лись по па­лу­бе, я же ре­шил за­гля­нуть в куб­рик. Из ок­на куб­ри­ка был хо­ро­ший об­зор, да и я не бро­сал­ся в гла­за. За­та­рах­тел мо­тор ка­те­ра, он раз­вер­нул­ся и по­шёл к са­мо­му даль­не­му кон­цу пир­са, где на­хо­ди­лась слу­жеб­ная зо­на пор­та. Как толь­ко ка­тер обо­гнул лай­нер, от­крыл­ся вид на при­чал и тут я уви­дел Сти­ва и Мик­ки. Да­ле­ко­ва­то. Жаль, не бы­ло би­нок­ля. Они стоя­ли на сто­ян­ке так­си. Стив был об­ве­шан че­мо­да­на­ми, но вы­гля­дел до­воль­ным, хо­тя и про­яв­лял не­тер­пе­ние. По­сто­ян­но кру­тил го­ло­вой, как буд­то ко­го-то ждал или ис­кал. За­ме­тить на­блю­да­те­ля я не на­де­ял­ся, и всё же при­сталь­но ощу­пы­вал взгля­дом всё ви­ди­мое про­стран­ст­во при­ча­ла. Ка­тер при­ча­лил и мы с шу­мом, шут­ка­ми и, раз­ма­хи­вая ру­ка­ми, вы­ва­ли­лись на бе­рег. Шон пе­ре­дал мне за­пис­ку. В ней бы­ли те­ле­фон, ад­рес и вре­мя. Я кив­нул ему в знак бла­го­дар­но­сти. Неспеша, вме­сте со всей ком­па­ни­ей, мы на­пра­вились к про­ход­ной. И тут оказалось, что у ме­ня нет про­пус­ка. Шон всё по­нял, улыб­нул­ся, по­ка­зал на про­ход­ную и ска­зал;
   - Не вол­нуй­ся, про­блем не бу­дет.
   Я был ему очень при­зна­те­лен, хоть и не знал, как вы­ра­зить свою при­зна­тель­ность. Воз­мож­но день­га­ми? Но как-то не­удоб­но со­вать их ему в ру­ки. И тут Шон ме­ня вы­ру­чил. Это пред­став­ле­ние те­бе обой­дёт­ся в три сот­ни зе­лё­ных. Я улыб­нул­ся во весь рот, от ушей до ушей, и с удо­воль­ст­ви­ем от­счи­тал ему три но­вень­ких ку­пю­ры.
   - У ме­ня та­кое впе­чат­ле­ние, что ты в за­труд­ни­тель­ном по­ло­же­нии. Мо­гу пред­ло­жить ма­ши­ну до ве­че­ра. Вер­нёшь по то­му же ад­ре­су.
   - Ог­ром­ное спа­си­бо. Да­же не знаю, как вас и бла­го­да­рить.
   - Ну, во пер­вых, бла­го­дар­ность уже ле­жит у ме­ня в кар­ма­не. Я не пер­вый год ра­бо­таю в сис­те­ме ох­ра­ны, а рань­ше, де­сять лет, ра­бо­тал в агент­ст­ве. Та­ких, как ты, чую за вер­сту. Да и спо­соб, ка­ким ты пред­ста­вил­ся, не вы­зы­ва­ет со­мне­ний в тво­ей при­над­леж­но­сти. А, су­дя по тво­им шор­там, с учё­том то­го, что ты в Лон­до­не, и не го­ришь же­ла­ни­ем сой­ти по тра­пу, как все, де­ла твои со­всем пло­хи. По­то­му и пред­ло­жил по­мощь.
   - Бу­ду те­бе ещё бо­лее при­зна­те­лен, ес­ли и все свои со­об­ра­же­ния, ты ос­та­вишь без вни­ма­ния или ещё луч­ше, про­сто за­бу­дешь о них.
   - Нет про­блем. Соб­ст­вен­но я те­бя ни­ко­гда и не ви­дел. Будь здо­ров.
   За про­ход­ной он вру­чил мне клю­чи от ма­ши­ны, и мы рас­ста­лись. Ко­неч­но, это не мой Hammer, но его Land Rover мне то­же по­нра­вил­ся. Ма­ши­на ­шла ти­хо, ров­но и лег­ко. Как раз в этот мо­мент я за­ме­тил, что Мик­ки са­дит­ся в так­си, а Стив ук­ла­ды­ва­ет её ба­гаж. За­тем он бы­ст­ро прыг­нул на си­де­нье ря­дом с во­ди­те­лем. Сна­ча­ла я по­ду­мал, что он хо­чет уг­нать так­си, но вспом­нил про ле­во­сто­рон­нее дви­же­ние и ус­по­ко­ил­ся. Так­си бы­ст­ро отъ­е­ха­ло от сто­ян­ки, и я уже хо­тел увя­зать­ся за ним, как уви­дел ав­то­мо­биль, отъ­е­хав­ший вслед за так­си с про­ти­во­по­лож­ной сто­ро­ны ули­цы. Итак, ка­жет­ся, клю­ну­ли. Но те­перь Стив, и, глав­ное, Мик­ки, бы­ли в опас­но­сти. Мне очень хо­те­лось по­бли­же рас­смот­реть на­блю­да­те­ля, но при­шлось при­тор­мо­зить. Ведь он мог быть и не один. Про­пус­тив не­сколь­ко ма­шин впе­рёд, и не уви­дев ни­че­го ин­те­рес­но­го, я дог­нал их, и на пе­ре­крё­ст­ке ос­та­но­вил­ся ря­дом с Mercedes'ом, в ко­то­ром си­дел пре­сле­до­ва­тель. Он мне не по­нра­вил­ся. Здо­ро­вый тип, ру­чи­щи с бок­сёр­скую пер­чат­ку, ма­лень­кие глу­пые глаз­ки, и всё его вни­ма­ние бы­ло при­ко­ва­но к так­си. По­хо­же, он был один. Это пло­хо. А где же про­фес­сио­на­лизм? Тех­ни­ка, сме­на лю­дей и ма­шин? Что-то тут не так. В Нью-Йор­ке и Chicago они сле­ди­ли по­серь­ёз­нее. Сфо­то­гра­фи­ро­вал это чу­до­ви­ще, на па­мять, и про­пус­тил его впе­рёд. Дви­жок у мер­са серь­ёз­ный, ушёл с мес­та, как уле­тел. Так гусь­ком мы и до­б­ра­лись до Hilton оте­ля. Свой Rover я ос­та­но­вил на­про­тив вхо­да. Так, что бы че­рез стек­ло две­рей ви­деть ад­ми­ни­ст­ра­то­ра. Стив и Мик­ки оформ­ля­ли за­яв­ку. Мор­до­во­рот то­же за­шёл и усел­ся чи­тать жур­нал. Я ви­дел, как слу­жа­щий оте­ля от­нёс ве­щи в ка­ме­ру хра­не­ния, а Мик­ки со Сти­вом под ру­ку по­шли к лиф­ту. Ин­те­рес­но, по­ми­ри­лись или пы­та­ют­ся хо­ро­шо иг­рать. По­ду­мал я. Они уе­ха­ли на лиф­те, а че­бу­раш­ка ос­тал­ся чи­тать жур­нал. Но не­дол­го. Уже че­рез ми­ну­ту он на­пра­вил­ся к те­ле­фо­ну, а ведь на­вер­ня­ка есть мо­биль­ник, на­брал но­мер, вот чёрт, не вид­но ка­кой, с ми­ну­ту по­го­во­рил, по­ве­сил труб­ку и опять усел­ся чи­тать жур­нал. По­хо­же си­туа­ция на­ка­ля­ет­ся. Я ко­рил се­бя, что не за­пи­сал но­мер мо­биль­ни­ка Мик­ки. Но она по­зво­ни­ла са­ма. Я ска­зал, что в но­ме­ре ос­та­вать­ся опас­но. На­до бы­ст­ро ухо­дить и ей и Сти­ву. Но, толь­ко не че­рез глав­ный холл. По­про­буй­те вый­ти че­рез за­пас­ной вы­ход. Бы­ст­рее, ина­че и его мо­гут пе­ре­крыть. Но вы­хо­ди­те по од­но­му. Пусть Стив по­зво­нит мне ве­че­ром. Пре­ду­пре­ди его, что за ним хвост и си­туа­ция очень опас­ная. Я жду те­бя у за­пас­но­го вы­хо­да на Lend Rover'е. Двер­ца бу­дет от­кры­та, пры­гай сра­зу. Ти­хо за­ше­ле­стел мо­тор, и я мед­лен­но подъ­е­хал к за­пас­но­му вы­хо­ду за уг­лом ог­ром­но­го зда­ния оте­ля. Толь­ко при­от­крыл двер­цу, как в ка­би­ну юрк­ну­ла Мик­ки. Двер­ца за­хлоп­ну­лась. Я ре­шил вер­нуть­ся на своё ме­сто на­блю­де­ния, но отъ­е­хал не­мно­го даль­ше от вхо­да. И во­вре­мя. Ко вхо­ду в отель под­ка­тил мик­ро­ав­то­бус Ford Transit. Из не­го вы­ско­чи­ли трое, и ещё двое ос­та­лись в фор­де. Двое по­бе­жа­ли к за­пас­но­му вы­хо­ду, а тре­тий по­до­шёл к ад­ми­ни­ст­ра­то­ру. То, что про­изош­ло в сле­дую­щий мо­мент, не­воз­мож­но се­бе да­же пред­ста­вить. Все, кто на­хо­дил­ся в хол­ле, кро­ме прие­хав­ших на фор­де, в од­но мгно­ве­ние пре­вра­ти­лись в зом­би. Их дви­же­ния ста­ли мед­лен­ны­ми, аб­со­лют­но бес­смыс­лен­ны­ми. Муж­чи­на схва­тил жур­нал ре­ги­ст­ра­ции, за­пи­сал что-то на сти­ке­ре, и вдруг всё опять вер­ну­лось к нор­маль­но­му со­стоя­нию. Всё это про­ис­хо­ди­ло в те­че­ние не бо­лее два­дца­ти, три­дца­ти се­кунд. Мы с Мик­ки, оша­ле­лы­ми гла­за­ми, на­блю­дав­шие всё это, пе­ре­гля­ну­лись, оба на­хо­ди­лись в со­стоя­нии шо­ка. Сти­ва ни­где не бы­ло вид­но.
   - Ты пе­ре­да­ла ему, что нуж­но сроч­но ухо­дить?
   - Ко­неч­но. Он ска­зал, что че­рез ми­ну­ту идёт за мной.
   Мы по­до­ж­да­ли ещё ми­нут пять. Стив так и не поя­вил­ся. Ждать даль­ше бы­ло нель­зя. Мы толь­ко что бы­ли сви­де­те­ля­ми их воз­мож­но­стей. Ес­ли они до­б­ра­лись до Сти­ва, зна­чит, Шо­ну гро­зит смер­тель­ная опас­ность. На smart'е на­брал его но­мер. Сла­ва бо­гу, он от­ве­тил.
   - Шон Кон­нор, я слу­шаю.
   - Шон, это Mykl, с лай­не­ра. Сроч­но, как мо­жешь бы­ст­рее, со­бе­ри са­мые не­об­хо­ди­мые ве­щи и про­яви все на­вы­ки, ко­то­рые по­лу­чил в агент­ст­ве, скрой­ся, как мышь в но­ре. Ни­кто не дол­жен знать, где ты. Я по­зво­ню те­бе при пер­вой воз­мож­но­сти. Ни­ко­му, ни­че­го не го­во­ри! Да­же не пы­тай­ся вос­поль­зо­вать­ся ус­лу­га­ми агент­ст­ва, служб безо­пас­но­сти или по­ли­ции. Увы, сей­час они те­бе мо­гут толь­ко на­вре­дить. Сде­лай в точ­но­сти всё, как я ска­зал. По­верь, от это­го мо­жет за­ви­сеть твоя жизнь!
   - Ни­че­го не по­нял. Но сде­лаю, как ты ска­зал. Соб­ст­вен­но это­му ме­ня и учи­ли мно­го лет, на­де­юсь, по­лу­чит­ся, и жду объ­яс­не­ний.
   - Шон, я по­зво­ню при пер­вой воз­мож­но­сти. По­ка. Уда­чи те­бе!
   - Вза­им­но. По­ка.
   В труб­ке фо­ном я слы­шал не со­всем трез­вые го­ло­са, да и Шон мне по­ка­зал­ся не слиш­ком аде­к­ват­ным. Толь­ко бы Шон не сглу­пил и сде­лал всё, как я ска­зал.
   Мне нуж­на бы­ла но­вая оде­ж­да. Нам на­до бы­ло от­дох­нуть и пе­ре­ку­сить. Мы за­шли в ма­га­зин, ку­пи­ли всё не­об­хо­ди­мое мне и Мик­ки. Ста­рые шмот­ки бро­си­ли в ящик для му­со­ра, пря­мо там же. Мик­ки пред­ло­жи­ла снять но­мер в оте­ле. За­ман­чи­во конечно, но мне по­ка­за­лось это слиш­ком рис­ко­ван­но. Я вспом­нил пред­ло­же­ние Мо­ни­ки, и тут же по­нял. Что ей то­же мо­жет гро­зить опас­ность, ес­ли у Сти­ва про­бле­мы. С дру­гой сто­ро­ны, ес­ли Сти­ву уда­лось ус­кольз­нуть не­за­ме­чен­ным, то ни­точ­ка к нам, об­ры­ва­лась. У Сти­ва был но­мер мое­го smart'а. И он мог по­пасть в их ру­ки. Ни­ка­ких звон­ков на smart не бы­ло. А ведь по­зво­нив, они ни­чем не рис­ко­ва­ли. Но звон­ков не бы­ло. Дру­гих спо­со­бов вы­чис­лить ме­ня, у них пока нет. Итак, Мо­ни­ка по­след­нее зве­но в це­пи. На­до ехать к ней. Кто бы­ст­рее. Всё ре­ша­ло вре­мя. На­брал но­мер Мо­ни­ки. Толь­ко бы она от­ве­ти­ла. На чет­вёр­том гуд­ке сня­ли труб­ку. Ока­за­лось, что это ав­то­от­вет­чик, мать его. Ура, на кар­точ­ке с об­рат­ной сто­ро­ны, но­мер мо­биль­ни­ка. На­би­раю, жду, есть от­вет.
   - Мо­ни­ка, Мо­ни­ка. Поч­ти кри­чу я в труб­ку. Ни в ко­ем слу­чае не хо­ди до­мой. Мы с Мик­ки встре­тим те­бя, где ты ска­жешь и всё объ­яс­ним. Где ты сей­час?
   - Я у дру­зей, не­да­ле­ко от сво­его до­ма. Я го­во­ри­ла те­бе, где это. Да­вай встре­тим­ся в Мак­до­нал­дсе, это на­про­тив мое­го до­ма.
   - Хо­ро­шо. Мы не­да­ле­ко от Hilton оте­ля, как дол­го до те­бя ехать?
   - При­мер­но час, пол­то­ра, ты лег­ко най­дёшь мой рай­он на кар­те или по GPS, ес­ли он есть в ма­ши­не. Вспом­ни, я по­ка­зы­ва­ла те­бе свой рай­он.
   - Ок.! Мы едем. Я в тём­но зе­лё­ном Lend Rover. Но­мер..., сей­час ска­жу.
   - Мик­ки, по­смот­ри до­ку­мен­ты в бар­дач­ке. Ка­кой у нас но­мер?
   Мик­ки бы­ст­ро на­шла но­мер, и я пе­ре­дал его Мо­ни­ке. Мы бы­ли чуть-чуть впе­ре­ди вра­га, но это ве­зе­ние мог­ло очень бы­ст­ро кон­чить­ся. Ос­та­лось пус­тяк. На­до взять би­ле­ты на са­мо­лёт до Же­не­вы и вре­мен­но сле­ды мо­их спут­ниц бу­дут по­те­ря­ны. Мне же ещё пред­стоя­ло всё об­ду­мать и взве­сить. В бли­жай­шем агент­ст­ве по про­да­же авиа­би­ле­тов, мы за­бро­ни­ро­ва­ли два би­ле­та до Же­не­вы и один до Па­ри­жа. Бли­жай­ший рейс до Же­не­вы в семь пят­на­дцать ве­че­ра, до Па­ри­жа в де­вять ве­че­ра. До вы­ле­та в Же­не­ву ос­та­ва­лось ещё пять ча­сов. Мы сно­ва се­ли в ма­ши­ну и пом­ча­лись на встре­чу с Мо­ни­кой. Нуж­ный Мак­до­налдс на­шли бы­ст­ро. Мо­ни­ка, уже с не­тер­пе­ни­ем жда­ла нас. Ни­ка­ких ве­щей при ней не бы­ло. Толь­ко ма­лень­кая жен­ская су­моч­ка. На во­прос при ней ли до­ку­мен­ты, она от­ве­ти­ла, что не рас­ста­ёт­ся с ни­ми ни­ко­гда. Мо­им вос­тор­гам не бы­ло пре­де­ла. Вре­мя шло нам на встре­чу. Не меш­кая, мы рва­ну­ли в аэ­ро­порт, ко­гда я за­ме­тил уже зна­ко­мый нам Ford. Ни­че­го хо­ро­ше­го это не пред­ве­ща­ло. Всё за­ви­се­ло от то­го, как бы­ст­ро они до­га­да­ют­ся, что Мо­ни­ка уле­те­ла. А ведь у них толь­ко сло­вес­ный порт­рет Мо­ни­ки, со слов Сти­ва. Мо­жет быть ра­зум­нее пе­ре­ждать в Лон­до­не? Да и как-то на­до вы­ру­чать Шо­на. Мы всё ещё кру­ти­лись по ок­раи­нам Sautgempton'а. Бы­ло оче­вид­но, по­ка мы в ма­ши­не, о ко­то­рой им ни­че­го не из­вест­но, стоп. Мо­гут ли они иден­ти­фи­ци­ро­вать ма­ши­ну Шо­на? В прин­ци­пе да, но они не зна­ют, что их жерт­вы свя­за­ны имен­но с этой ма­ши­ной. Ес­ли они не най­дут Шо­на, он ведь мог и сам уе­хать на сво­ей ма­ши­не. Бу­дут ли они пы­тать­ся най­ти ма­ши­ну или ре­шат уст­ро­ить ему за­са­ду? Это во­прос. С дру­гой сто­ро­ны, ес­ли не вы­ку­пить би­ле­ты, они уз­на­ют, что мы ос­та­лись. Ес­ли вы­ку­пить и не ле­теть, то же са­мое. Что же де­лать? Как мож­но бы­ст­рее снять за­каз, это един­ст­вен­ный вы­ход. По­ка Мо­ни­ка бол­та­ла с Мик­ки в ма­ши­не, я по­зво­нил и от­ме­нил бронь на би­ле­ты. Итак, те­перь на­до най­ти Шо­на. Я на­брал его но­мер, и Шон от­ве­тил, прак­ти­че­ски, сра­зу. Го­лос у не­го был очень взвол­но­ван­ный, и, мне по­ка­за­лось, он был на­пу­ган. Од­на­ко, на­пу­гать та­ко­го че­ло­ве­ка не про­сто. Долж­но бы­ло слу­чить­ся что-то очень серь­ёз­ное, что бы так из­ме­нить го­лос это­го че­ло­ве­ка.
   - Mykl, при­вет, ты где, и что, во­об­ще, про­ис­хо­дит?
   - Шон, спо­кой­нее. Мы хо­тим те­бя встре­тить и за­брать, но не зна­ем где ты. При встре­че я всё по­про­бую объ­яс­нить, хотя не уве­рен, что сам по­ни­маю, про­ис­хо­дя­щее. Вме­сте мо­жет быть и раз­бе­рём­ся. Где те­бя мож­но за­брать? И ра­ди бо­га, без хво­ста.
   Я не­да­ле­ко от сво­его до­ма. Ад­рес у те­бя есть. Там спро­сишь от­де­ле­ние по­ли­ции. Я бу­ду ждать те­бя на по­ли­цей­ской сто­ян­ке.
   - Шон, умо­ляю, не под­хо­ди ни к ко­му близ­ко и тем бо­лее, дер­жись по­даль­ше от дру­зей и зна­ко­мых. Ина­че у них мо­гут быть очень боль­шие про­бле­мы.
   - Спа­си­бо, уже до­га­ды­ва­юсь. Лад­но. Встре­тим­ся, по­го­во­рим. Я жду вас.
   - Едем Шон, как мо­гу бы­ст­ро.
   Мо­ни­ка, про­сто мо­ло­дец. Она по­ка­зы­ва­ла до­ро­гу, и мы бы­ст­ро дом­ча­лись до по­ли­цей­ско­го уча­ст­ка, где нас встре­чал Шон. Я не стал ус­ту­пать ему ме­сто за ру­лём, да он и не рвал­ся управ­лять ма­ши­ной. На не­го бы­ло страш­но смот­реть. Его все­го тряс­ло. А па­рень он был, яв­но, не роб­ко­го де­сят­ка. За­то те­перь мы бы­ли все вме­сте. Опас­ность, ко­неч­но, не ста­ла мень­ше, но те­перь и мы мог­ли по­ду­мать об от­вет­ном хо­де. Пре­ж­де все­го, на­до бы­ло пе­ре­дох­нуть, по­есть и об­су­дить всё про­ис­шед­шее. Мо­ни­ка пред­ло­жи­ла ехать в сто­ро­ну боль­шо­го Лон­до­на, и там по до­ро­ге пе­ре­ку­сить и от­дох­нуть в од­ном из при­до­рож­ных мо­те­лей. Идея мо­те­ля бы­ла не пло­ха, но мне не хо­те­лось, что бы он был у до­ро­ги. Мне вспом­нил­ся мо­тель, в ко­то­ром ос­та­но­вил­ся Са­ша пе­ред сво­ей по­след­ней встре­чей. Мы взя­лись изу­чать кар­ту, и тут ме­ня как коль­ну­ло, ведь наш про­тив­ник бу­дет ду­мать так же. На­обо­рот, нам ну­жен боль­шой ши­кар­ный отель. Имен­но там нас мень­ше все­го бу­дут ждать. Шон скри­вил­ся и от­полз от кар­ты. Очень ско­ро я по­нял по­че­му. Все­го не на­би­ра­лось и де­сят­ка оте­лей. Мы с со­жа­ле­ни­ем об­ме­ня­лись взгля­да­ми и рва­ну­ли в боль­шой Лон­дон. До не­го бы­ло око­ло двух ча­сов ез­ды. Там мы мог­ли быть в от­но­си­тель­ной безо­пас­но­сти. Мик­ки с Мо­ни­кой сра­зу пред­ло­жи­ли Hyatt Regency, но Шон пред­ло­жил аль­тер­на­тив­ный ва­ри­ант The Westbury Mayfair и да­мы лю­без­но со­гла­си­лись. Я то­же был не про­тив. Ши­кар­ный, от­но­си­тель­но не­боль­шой отель, в сто­ро­не от цен­тра и не да­ле­ко от не­го. Ма­ши­ну при­пар­ко­ва­ли в па­ре квар­та­лов от оте­ля. С мес­та­ми про­блем не бы­ло. От­сут­ст­вие ба­га­жа объ­яс­ни­ли тем, что пу­те­ше­ст­ву­ем на­лег­ке. И ни­где не за­дер­жи­ва­ем­ся. Мик­ки сня­ла но­мер с Мо­ни­кой, а мы с Шо­ном сня­ли дру­гой. Я и Шон, по оче­ре­ди, при­ня­ли душ, не­мно­го рас­сла­би­лись не без по­мо­щи вис­ки, ко­то­рый ока­зал­ся в ба­ре и, как до­го­во­ри­лись с да­ма­ми, че­рез пол­ча­са, встре­ти­лись в рес­то­ра­не оте­ля. Все вы­гля­де­ли не­мно­го по­све­жев­ши­ми, хо­тя и ус­тав­ши­ми. Офи­ци­ант был удив­лён и об­ра­до­ван оби­ли­ем за­ка­зан­ных блюд. Кро­ме то­го, мы с Шо­ном за­ка­за­ли вис­ки, а да­мы пред­по­чли ви­но. Па­ра ча­сов про­ле­те­ла не­за­мет­но. На ули­це уже го­ре­ли фо­на­ри. Всех кло­ни­ло ко сну, и мы под шут­ки, по­ти­хонь­ку, раз­бре­лись по но­ме­рам. Ста­ра­ясь не при­вле­кать вни­ма­ние Шо­на, я раз­ло­жил дат­чи­ки дви­же­ния вез­де, от­ку­да мог­ла прий­ти опас­ность. Все они свя­за­ны с мо­им smart'ом, ко­то­рый ле­жал у ме­ня пря­мо под ухом. Ночь про­шла спо­кой­но. Зна­чит, не всё мо­гут ко­ро­ли. Ут­ром мы при­ве­ли се­бя в по­ря­док, и жда­ли по­яв­ле­ния на­ших дам. Ви­ди­мо, стресс и ви­но по­влия­ли на них силь­нее, чем на нас вис­ки. Я пред­ло­жил Шо­ну рас­ска­зать, что слу­чи­лось у его до­ма, по­ка мы жда­ли дам. Он как-то весь на­пряг­ся, но на­чал рас­сказ.
   - Как толь­ко мы рас­ста­лись на при­ча­ле, дру­зья пред­ло­жи­ли под­вес­ти ме­ня до­мой. Мы все жи­вём не­да­ле­ко друг от дру­га. На­ша служ­ба сни­ма­ет там не­боль­шой кот­тедж­ный го­ро­док. По­ка мы на­хо­дим­ся на служ­бе, у нас нет про­блем с жиль­ём. А мой по­сто­ян­ный дом в Аме­ри­ке, в Мэ­ди­со­не. Это миль две­сти от Chicago. Там у нас с от­цом свой до­мик на бе­ре­гу озе­ра. Мес­та очень кра­си­вые, ти­хие. Ры­бал­ка, лод­ка, мя­со на ко­ст­ре и кра­си­вей­шие за­ка­ты. Мы лю­бим с от­цом про­во­дить вре­мя на озе­ре. Моя мать умер­ла, а же­на не за­хо­те­ла ждать му­жа, ко­то­рый боль­шую часть вре­ме­ни про­во­дил в ко­ман­ди­ров­ках. Она ме­ня бро­си­ла. Де­тей мы так и не за­ве­ли. Я люб­лю пу­те­ше­ст­во­вать, люб­лю мо­ре, дру­зья по агент­ст­ву по­мог­ли, вот и уст­ро­ил­ся на Queen Mary 2.
   В го­род­ке мы раз­бре­лись по сво­им кот­тед­жам, но, зна­ешь, по­сле пла­ва­ния, как-то не­охо­та си­деть од­но­му, вот мы и со­бра­лись че­рез ча­сик в ме­ст­ном ба­ре. Ну, как бы, дав­но не ви­де­лись. За­ка­за­ли пи­во, со­сис­ки, ры­бу, бол­та­ли о про­ис­ше­ст­вии с то­бой, Сти­вом, как вдруг кто-то за­ме­тил под­ка­тив­ший Ford Transit. Он сра­зу мне как-то не по­нра­вил­ся. Да и ещё твой зво­нок вспом­нил. Я встал и ото­шёл в даль­ний угол за те­ле­фон­ную буд­ку око­ло туа­ле­та. Из Ford'а вы­шли трое. Я хо­ро­шо раз­гля­дел и за­пом­нил ли­ца всех. Сто­ят пе­ре­до мной, как фо­то­гра­фии. Двое обыч­ные мор­до­во­ро­ты, а тре­тий нет. Тре­тий, это хо­дя­чий ин­тел­лект, по­хож на ара­ба, но не араб, ско­рее аф­га­нец или па­ки­ста­нец. Я встре­чал­ся с та­ки­ми. Хо­лод­ный взгляд ум­ных, жес­то­ких глаз. Этот ни­че­го не сде­ла­ет про­сто так. Он ог­ля­дел всех и спро­сил, кто из них Шон Кон­нор. Все мол­ча­ли. Ста­ло яс­но, что дра­ки не из­бе­жать. Ре­бя­та у нас все не хи­лые и раз­мять­ся ни­ко­гда не про­тив. Да и по чис­лу нас бы­ло по­боль­ше. Толь­ко вот дра­ки-то и не по­лу­чи­лось. Тот, что по­ум­нее, дос­тал из под пид­жа­ка ка­кую-то хре­но­ви­ну. По ви­ду она на­по­ми­на­ла круп­ный, раз­ме­ром ши­ре ру­ки, тол­стень­кий, бле­стя­щий кас­тет. Я чуть не рас­сме­ял­ся. С этой-то же­ле­зя­кой, про­тив на­ших ре­бят, да он с ума со­шёл. Но то, что про­изош­ло даль­ше, уже бы­ло не до сме­ха. Эта шту­ко­ви­на на­ча­ла све­тить­ся, очень сла­бым, не­при­ят­ным, го­лу­бо­ва­тым све­том. Двое, ко­то­рые при­шли с ним на­де­ли на го­ло­вы ка­кую-то ша­поч­ку. А вот на­ших ре­бят скру­ти­ло. На них не­воз­мож­но бы­ло смот­реть. Этот уб­лю­док по­вто­рил во­прос. От­ве­ти­ли все, ра­зом, да­же не пы­та­ясь ни врать, ни об­ма­ны­вать. Я по­нял, что по­ра смы­вать­ся. В од­но дви­же­ние я рыб­кой, мяг­ко и бес­шум­но пе­ре­ле­тел ок­но в туа­ле­те и ока­зал­ся на зад­нем дво­ре ба­ра. Я знал, что чуть ле­вее есть люк в по­греб. Сам люк был вен­ти­ля­ци­он­ным, но вы­гля­дел как ка­на­ли­за­ци­он­ный. Из по­гре­ба был вы­ход в жи­лое по­ме­ще­ние хо­зяи­на ба­ра. Я скольз­нул в этот люк, ти­хо при­крыл его, и во­вре­мя. Тут же на зад­ний двор вле­те­ли те двое гро­мил, но уви­де­ли толь­ко хо­зяй­ку, же­ну хо­зяи­на ба­ра, она вы­ско­чи­ла на шум, ду­ма­ла, что слу­чи­лось. Эти га­ды схва­ти­ли её за во­ло­сы и требовали ска­зать, где я. Она, ко­неч­но же, ни­че­го не зна­ла, и ни­че­го не мог­ла ска­зать. Они би­ли её го­ло­вой об сте­ну, пы­та­ясь по­лу­чить от­вет. Она, вся ис­те­каю­щая кро­вью, и уже не по­да­вав­шая при­зна­ков жиз­ни, про­сто бол­та­лась у них в ру­ках, а они всё про­дол­жа­ли уро­до­вать уже мёрт­вое те­ло, за­да­вая свой ду­рац­кий во­прос. Бы­ло вид­но, что этот про­цесс дос­тав­лял им удо­воль­ст­вие. Это про­дол­жа­лось, по­ка не поя­вил­ся тре­тий. Он что-то ко­рот­ко при­ка­зал им, и они бро­си­ли уже дав­но без­жиз­нен­ное те­ло на зем­лю. По­ра­жа­ла си­ли­ща, ко­то­рой об­ла­да­ли эти мон­ст­ры. Они под­ни­ма­ли и тре­па­ли те­ло не­сча­ст­ной жен­щи­ны, как тря­поч­ную кук­лу. Во всём этом бы­ло что-то со­вер­шен­но не­ес­те­ст­вен­ное. Ни один че­ло­век на све­те не мог бы про­де­лать та­кое. Ко­гда они вер­ну­лись в свой Ford и уе­ха­ли я, оне­мев­ший от ужа­са, за­шёл в бар. Мои дру­зья и хо­зя­ин ба­ра ка­та­лись по по­лу, кор­чась от бо­ли и дер­жась за го­ло­ву. Я вы­звал ско­рую и по­ли­цию. Они прие­ха­ли бы­ст­ро, но по­мочь ни­чем не мог­ли. Всех увез­ли в боль­ни­цу, но очень со­мне­ва­юсь, что им смог­ли по­мочь. Я ещё был под впе­чат­ле­ни­ем слу­чив­ше­го­ся, ко­гда Ford вер­нул­ся. Из не­го ни­кто не вы­шел. Они из окон на­блю­да­ли за вра­ча­ми и по­ли­цей­ски­ми, а я не мог ни­чем при­влечь вни­ма­ние по­ли­ции. Оне­мев­ший и обез­дви­жен­ный от стра­ха, сто­ял в сто­ро­не, и ни­че­го не мог сде­лать. Ми­нут че­рез пять Ford раз­вер­нул­ся и уе­хал. Он так и не при­влёк ничь­е­го вни­ма­ния. Я один по­ни­мал, что бан­ди­ты ухо­дят, сто­ял, пла­кал, и ни­че­го не мог сде­лать. Мои брю­ки бы­ли мок­рые и гряз­ные. Один из по­ли­цей­ских, ви­дя моё со­стоя­ние, про­во­дил ме­ня до до­ма и по­мог за­брать­ся в душ. Сколь­ко я про­был там, не знаю. Из со­стоя­ния шо­ка ме­ня вы­вел твой зво­нок. Ну, а даль­ше ты всё зна­ешь.
   Шон уже пе­ре­стал рас­ска­зы­вать, а я всё ещё си­дел с ка­мен­ным ли­цом, не в со­стоя­нии по­нять или да­же по­ве­рить в то, что сей­час толь­ко что ус­лы­шал. У ме­ня пре­да­тель­ски дро­жа­ли ру­ки. Шон то­же сту­чал зу­ба­ми, по­хо­же, да­же не за­ме­чая это­го. Да, впо­ру бы­ло ид­ти в душ обо­им. На­ше оце­пе­не­ние пре­рвал ос­то­рож­ный, спе­ци­аль­ный стук в дверь. Это при­шли Мик­ки и Мо­ни­ка. Наш вид, ви­ди­мо, про­из­вёл на них впе­чат­ле­ние. Улыб­ки ми­гом сле­те­ли с их лиц, сме­нив­шись оза­бо­чен­ным и не­мно­го ис­пу­ган­ным вы­ра­же­ни­ем лиц. Что слу­чи­лось ещё, спро­си­ли они? Я бы­ст­ро за­крыл дверь на за­мок, и пред­ло­жил да­мам при­сесть. Ат­мо­сфе­ра бы­ла не­при­ят­ная, на­до бы­ло ре­шать, что де­лать даль­ше. На­чи­нать при­шлось мне.
   - Шон рас­ска­зал, что слу­чи­лось, ко­гда я по­зво­нил ему вче­ра. Впе­чат­ле­ние очень гне­ту­щее. Там по­гиб­ли лю­ди. По­ка точ­но не­из­вест­но, сколь­ко че­ло­век, но то, что по­гиб­ла, как ми­ни­мум од­на жен­щи­на, со­мне­ний нет. Воз­мож­но, что по­гиб­ших го­раз­до боль­ше. С на­ми не шу­тят. С дру­гой сто­ро­ны, им ну­жен толь­ко я. Уже че­рез па­ру дней вы их ин­те­ре­со­вать не бу­де­те. И вам не бу­дет уг­ро­жать ни­ка­кая опас­ность. Нам по­ра рас­ста­вать­ся. Шон от­ве­зёт вас в аэ­ро­порт, и вы ле­ти­те в Швей­ца­рию. Не­ко­то­рое вре­мя по­жи­вё­те по ад­ре­су, ко­то­рый, из со­об­ра­же­ний безо­пас­но­сти, по­лу­чи­те уже в Же­не­ве. Мой те­ле­фон есть у всех. Не страш­но, ес­ли он по­па­дёт в чу­жие ру­ки. Так что не пы­тай­тесь его за­щи­щать. Мо­же­те пе­ре­дать его лю­бо­му, кто про­явит к не­му ин­те­рес. Шон не но­ви­чок в та­ких де­лах, и обо всём по­за­бо­тит­ся. Вот, ка­жет­ся и всё. Ты со­гла­сен Шон?
   - Да, в прин­ци­пе, со­гла­сен. Я сде­лаю всё, как до­го­во­ри­лись, и по­зво­ню те­бе.
   Я от­счи­тал ему день­ги на рас­хо­ды, и мы по­жа­ли друг дру­гу ру­ки на про­ща­ние. Да­мы со­всем скис­ли. Что бы хоть как-то под­бод­рить их, я пред­ло­жил всем вме­сте пе­ре­ку­сить пе­ред про­ща­ни­ем. Мы спус­ти­лись в рес­то­ран, за­ка­за­ли на зав­трак яич­ни­цу с бе­ко­ном, со­ки, фрук­ты и не­мно­го шо­ко­лад­ных кон­фет. Раз­го­вор, как-то не кле­ил­ся, но на­строе­ние не­мно­го улуч­ши­лось. Зав­трак про­шёл ти­хо и, за­кон­чив с со­ком, де­вуш­ки, в со­про­во­ж­де­нии Шо­на, вы­шли к ма­ши­не. Я рас­счи­тал­ся за но­ме­ра, и хо­тел вый­ти про­во­дить их, но ме­ня ос­та­но­вил ад­ми­ни­ст­ра­тор. Он ска­зал, что се­го­дня ут­ром ме­ня спра­ши­ва­ла пол­нень­кая, очень ми­ло­вид­ная, мо­ло­дая жен­щи­на. Я хо­тел вам по­зво­нить, но она по­про­си­ла не бес­по­ко­ить­ся и уш­ла. Он опи­сал её внеш­ность, но мне она бы­ла не зна­ко­ма. Я по­бла­го­да­рил его и вы­шел. Шон уже по­дог­нал ма­ши­ну ко вхо­ду, я по­мог де­вуш­кам сесть, мы по­це­ло­ва­лись на про­ща­ние, и они уе­ха­ли.
   На­строе­ние как-то сра­зу упа­ло, всё-та­ки вме­сте бы­ло ве­се­лее. Я сел в стоя­щее ря­дом так­си, и по­про­сил от­вез­ти ме­ня к бли­жай­ше­му са­ло­ну про­ка­та ав­то­мо­би­лей. Во­ди­тель со­стро­ил не­до­воль­ное, удив­лён­ное ли­цо, по­том рас­сме­ял­ся.
   - Вы, на­вер­ное, при­ез­жий?
   - Да. Пер­вый день в Лон­до­не.
   - Са­лон на­хо­дит­ся в двух квар­та­лах от­сю­да, за оте­лем. Пеш­ком ми­нут пять.
   Я улыб­нул­ся, по­бла­го­да­рил его, ос­та­вил пя­тёр­ку и вы­шел. Без тру­да на­шёл са­лон, взял на про­кат Land Rover, отъ­е­хал не­сколь­ко квар­та­лов и ос­та­но­вил­ся у зе­лё­но­го пар­ка. На­до бы­ло всё взве­сить и об­ду­мать си­туа­цию. Кое-что но­во­го и цен­но­го я уже знал.
   Про­тив­ник име­ет ми­ни­мум три при­бо­ра, ко­то­рые спо­соб­ны от­клю­чать соз­на­ние лю­дей. Эф­фект мо­жет быть очень бо­лез­нен­ным или не иметь бо­ле­во­го эф­фек­та. Ра­ди­ус дей­ст­вия не боль­шой, все­го не­сколь­ко мет­ров, но, воз­мож­но, что этот па­ра­метр мож­но ме­нять в на­строй­ках при­бо­ра. Где, кем, ко­гда раз­ра­бо­тан и из­го­тов­лен при­бор, по­ка не из­вест­но. Пред­по­ло­жи­тель­но это Аф­га­ни­стан, Па­ки­стан или где-то ря­дом. Очень сма­хи­ва­ет на Аль-Каи­ду, но на них те­перь ва­лят всё, что бы, где ни слу­чи­лось. К то­му же, что­бы раз­ра­бо­тать та­кой при­бор, нуж­ны пер­во­класс­ные ла­бо­ра­то­рии. Сла­бо ве­рит­ся, что они мо­гут на­хо­дить­ся в Аф­га­ни­ста­не. Удив­ля­ет не­обы­чай­ная си­ла и жес­то­кость под­руч­ных. Ин­те­рес­но, это ес­те­ст­вен­ная си­ла мышц или ре­зуль­тат дей­ст­вия при­бо­ра? По­ка не яс­но. Ни­ка­ких сверхес­те­ст­вен­ных средств пе­ре­дви­же­ния у них нет. В раз­ных стра­нах дей­ст­ву­ют не­боль­шие, хо­ро­шо ор­га­ни­зо­ван­ные груп­пы. Спо­соб свя­зи по­ка не­из­вес­тен. Итак, за­да­ча по­нем­но­гу про­яс­ня­ет­ся. Не­об­хо­ди­мо най­ти ко­ор­ди­на­ци­он­ный центр, ла­бо­ра­то­рии, где раз­ра­бо­та­ны и про­из­ве­де­ны при­бо­ры, по­лу­чить в своё рас­по­ря­же­ние или унич­то­жить са­ми при­бо­ры и всю до­ку­мен­та­цию на них. Вы­явить ру­ко­во­ди­те­лей и ис­пол­ни­те­лей те­рак­тов. Я дос­тал smart, крат­ко опи­сал си­туа­цию, внеш­ние при­зна­ки пре­ступ­ни­ков и от­пра­вил всё Фрэн­ку Лоу­эл­лу. По­про­сил при­слать мне ин­фор­ма­цию на Шо­на Кон­но­ра и вы­яс­нить, мо­гу ли я привлечь его к работе в слу­чае край­ней не­об­хо­ди­мо­сти. По по­нят­ным при­чи­нам, о сво­их пла­нах и пе­ре­ме­ще­нии со­об­щать не стал. Итак, Шон. Он мог бы мне здо­ро­во по­мочь, од­на­ко очень силь­но на­пу­ган. Смо­жет ли он по­бо­роть страх, и не рис­кую ли я на­прас­но его жиз­нью? Во­прос не про­стой. Но имен­но он доль­ше всех ос­та­нет­ся в по­ле вни­ма­ния вра­га. Ви­ди­мо Стив рас­ска­зал им и про ме­ня, но на­вер­ня­ка, толь­ко как про лю­бов­ни­ка его быв­шей же­ны. Ни­че­го дру­го­го он, соб­ст­вен­но и не знал, а по­то­му и не мог рас­ска­зать.
   Мо­тор Rover`a за­ур­чал ти­хо, при­ят­но, как ко­тё­нок мур­лы­ка­ет на ко­ле­нях. Не­мно­го га­зу и он по­нёс ме­ня в не­из­вест­ность. Ту­да, где опас­ность и смерть на ка­ж­дом ша­гу. Они точ­но зна­ют, что Стив не тот, кто им ну­жен. Ес­ли Стив сво­ей ис­крен­но­стью, а в этом со­мне­вать­ся не при­хо­ди­лось, убе­дил их, что я все­го лишь по­клон­ник и за­щит­ник Мик­ки, то у ме­ня есть не­боль­шая пе­ре­дыш­ка. За­чем бы им был ну­жен лю­бов­ник Мик­ки, ни­ка­ко­го от­но­ше­ния не имею­щий к те­ме flora, пре­сле­до­ва­ние Шо­на то­же не име­ет смыс­ла, ес­ли ве­рить уве­ре­ни­ям Сти­ва. При­зна­ют ли они, что ошиб­лись или пред­при­мут даль­ней­шие по­пыт­ки убе­дить­ся в мо­ей не­при­ча­ст­но­сти к flora? Есть ли у них дру­гие кан­ди­да­ты? Что за жен­щи­на мог­ла ин­те­ре­со­вать­ся мной в оте­ле, ес­ли мы са­ми не зна­ли, где ос­та­но­вим­ся? Ес­ли на­шла она, нет, да­же и ду­мать даль­ше не хо­чет­ся, что мог­ло бы слу­чить­ся. Но ведь не слу­чи­лось!
   Я дос­тал smart и на­брал но­мер оте­ля Hilton. Труб­ку снял ад­ми­ни­ст­ра­тор.
   - Из­ви­ни­те. Не мог­ли бы вы со­еди­нить ме­ня со Сти­вом Онел­ли? Он вче­ра ос­та­но­вил­ся в ва­шем оте­ле. Он дол­жен был мне по­зво­нить, но звон­ка нет до сих пор. Мы парт­нё­ры по биз­не­су, я вол­ну­юсь.
   - Сэр, дол­жен вас огор­чить. Мис­тер Онел­ли дей­ст­ви­тель­но вче­ра ос­та­но­вил­ся у нас. Ве­че­ром ему ста­ло пло­хо. Мы вы­зва­ли ско­рую по­мощь, но ещё до их при­ез­да мис­тер Онел­ли скон­чал­ся. Вра­чи ска­за­ли, что при­чи­ной смер­ти ста­ло вне­зап­ное на­ру­ше­ние моз­го­во­го кро­во­об­ра­ще­ния. Я очень со­жа­лею сэр.
   Я по­бла­го­да­рил мэт­ра за вни­ма­ние и вы­клю­чил smart. Да, ко­ли­че­ст­во смер­тей рас­тёт и по­ка сде­лать ни­че­го не уда­ёт­ся. А ведь этот, как его там, кон­грес­смен-то умер то­же, ка­жет­ся, от че­го-то по­доб­но­го. Так что же их лю­ди и в CIA и в кон­грес­се? Зна­чит ли это, что Пи­тер то­же под кол­па­ком? Ну что же, у ме­ня есть воз­мож­ность это уз­нать. Шон ещё не зво­нил. Я вол­но­вал­ся, как-то там они. В те­ле­фон­ной кни­ге на­шёл ад­рес бли­жай­ше­го де­тек­тив­но­го агент­ст­ва и че­рез не­сколь­ко ми­нут ос­та­но­вил Rover у две­рей с вы­вес­кой "Холмс". Ме­ня при­вет­ли­во встре­тил муж­чи­на сред­них лет, мое­го рос­та, от­лич­но сло­жен­ный, с ум­ны­ми, про­ни­ца­тель­ны­ми гла­за­ми и оча­ро­ва­тель­ной улыб­кой. Ну, про­сто Гол­ли­вуд ка­кой-то, по­ду­мал я, и спро­сил, мо­гу ли я вос­поль­зо­вать­ся ус­лу­га­ми ва­ше­го агент­ст­ва? Муж­чи­на пред­ста­вил­ся как Джон Смит.
   - Чем мо­гу быть по­ле­зен?
   - Я бы хо­тел пе­ре­сечь про­лив, не при­вле­кая лиш­не­го вни­ма­ния. Все до­ку­мен­ты у ме­ня в по­ряд­ке. Я опа­са­юсь, пре­сле­до­ва­ния кон­ку­рен­тов и у ме­ня нет же­ла­ния при­вле­кать их вни­ма­ние к сво­им дей­ст­ви­ям. Ме­ня бы впол­не уст­рои­ла ка­кая-ни­будь ры­бац­кая шху­на, ка­тер, в об­щем, что-то не при­вле­каю­щее лиш­не­го вни­ма­ния.
   - Мо­гу я взгля­нуть на ва­ши до­ку­мен­ты?
   Да, ко­неч­но, и я про­тя­нул ему бу­маж­ник с до­ку­мен­та­ми. Он дол­го и вни­ма­тель­но их раз­гля­ды­вал, за­тем вер­нул мне бу­маж­ник.
   - Вы со­би­рае­тесь пу­те­ше­ст­во­вать на шху­не в кос­тю­ме и при гал­сту­ке?
   - Кос­тюм не про­бле­ма. Пусть бу­дет тот, ко­то­рый со­от­вет­ст­ву­ет слу­чаю.
   - Ко­гда вы хо­ти­те пе­ре­сечь Ла­манш?
   - В прин­ци­пе это не очень важ­но, хо­тя и тя­нуть бы не хо­те­лось. Про­бле­ма в том, что я не мо­гу ос­та­но­вить­ся в оте­ле.
   - Хо­ро­шо. Вы смо­же­те, не при­вле­кая вни­ма­ния, пе­ре­брать­ся на дру­гой бе­рег се­го­дня но­чью. Оде­ж­ду и все хло­по­ты я бе­ру на се­бя. Это бу­дет сто­ить вам пять­сот фун­тов. Суд­но вы­хо­дит из Сау­тенд-он-Си в один­на­дцать ве­че­ра и ут­ром при­бу­дет в порт Ле-Пор­тель. Оба мес­та не при­вле­ка­ют вни­ма­ние ни ту­ри­стов, ни биз­нес­ме­нов. Там че­рез Ка­ле и Лиль вы смо­же­те до­б­рать­ся до Па­ри­жа.
   - Да. Ме­ня всё уст­раи­ва­ет, но есть ещё од­на прось­ба. Нель­зя ли в Ле-Пор­тель взять на про­кат ма­ши­ну и что бы ваш че­ло­век встре­тил ме­ня пря­мо со шху­ны?
   - Это воз­мож­но, но сто­ить бу­дет до­ро­же. Вам не­об­хо­ди­мо со­про­во­ж­де­ние до Па­ри­жа?
   - Нет, спа­си­бо. Па­риж ме­ня не ин­те­ре­су­ет. Я по­зво­ню и ска­жу, где мож­но бу­дет за­брать ма­ши­ну.
   - Хо­ро­шо, до­го­во­ри­лись. Жду вас здесь в агент­ст­ве "Холмс" в во­семь ве­че­ра. Я от­ме­тил ме­сто на кар­те, что бы вы лег­ко мог­ли нас най­ти. Как мне представляется, вы не очень хо­ро­шо ори­ен­ти­руе­тесь в Лон­до­не.
   - Да, вы пра­вы. Итак, до ве­че­ра.
   Я ос­та­вил ему день­ги, мы по­про­ща­лись, и я ушёл. На ча­сах бы­ло три ча­са дня. В мо­ём рас­по­ря­же­нии ос­та­ва­лось пять ча­сов. Queen Mary 2 ухо­ди­ла из Анг­лии че­рез три дня. Су­ще­ст­ву­ет ли опас­ность для Шо­на на лай­не­ре? Ес­ли они по преж­не­му ре­шат пре­сле­до­вать ме­ня, то Шон, по их мне­нию, един­ст­вен­ная ни­точ­ка ко мне, и встре­тить­ся с ним на лай­не­ре про­ще все­го. То­гда ему ма­ло не по­ка­жет­ся. Ему нуж­на за­ме­на, но как это сде­лать? В ли­ни­ях свя­зи CIA и Пен­та­го­на воз­мож­на утеч­ка ин­фор­ма­ции, а вот от­кры­тые ли­нии по­мощ­ни­ка пре­зи­ден­та, вряд ли ин­те­ре­су­ют тер­ро­ри­стов, если, конечно, он сам не помогает им. В полученном от Фрэнка сообщении говорилось, что агент­ст­во не про­тив ис­поль­зо­ва­ния Шо­на в опе­ра­ции, но, очень желательно, всле­пую. И вся от­вет­ст­вен­ность за не­го бу­дет пол­но­стью ле­жать на мне. Ос­та­ва­лось по­зво­нить в порт и уз­нать о судь­бе по­стра­дав­ших аген­тов Queen Mary 2. Че­рез па­ру ми­нут я уже раз­го­ва­ри­вал с де­жур­ным по пор­ту и про­сил его со­еди­нить ме­ня со служ­бой безо­пас­но­сти. Ме­ня, до­воль­но бы­ст­ро со­еди­ни­ли, и ров­ный муж­ской го­лос спро­сил, с кем он го­во­рит.
   - До­б­рый день. Мы с Шо­ном Кон­но­ром по­зна­ко­ми­лись на лай­не­ре. Рас­ста­лись с ним, по­сле про­ис­ше­ст­вия в па­бе. То­гда всех увез­ли в боль­ни­цу, и я пе­ре­жи­ваю за здо­ро­вье сво­их но­вых дру­зей. На те­ле­фон­ные звон­ки Шон не от­ве­ча­ет. По­это­му я зво­ню вам. Не мог­ли бы вы ска­зать в ка­ком со­стоя­нии Шон, и в ка­кой он боль­ни­це?
   - Ни в ка­кой он не в боль­ни­це. Мы то­же не мо­жем до не­го доз­во­нить­ся. По­хо­же, он уд­рал или на­шёл се­бе под­ру­гу и раз­вле­ка­ет­ся, по­ка есть вре­мя. Ес­ли най­дё­те его, ска­жи­те, что бы по­зво­нил нам. С ос­таль­ны­ми всё в по­ряд­ке. Они ак­ли­ма­лись ещё до при­ез­да в боль­ни­цу. Ви­ди­мо, про­сто пе­ре­бра­ли спирт­но­го.
   Я по­бла­го­да­рил его, по­про­щал­ся и на­брал но­мер Пи­те­ра Бай­ер­та. Он от­ве­тил поч­ти сра­зу. Го­лос не­мно­го рез­кий, но мне хо­те­лось ду­мать, что доб­ро­же­ла­тель­ный.
   - До­б­рый день. Го­во­рит Mykl...
   - Да, я по­нял Mykl. Что ты хо­тел?
   - Зна­ко­мы ли вы с си­туа­ци­ей в Лон­до­не?
   - Да, мне зво­нил Фрэнк. Я в кур­се.
   - Мо­жем ли мы, где-ни­будь во Фран­ции, ска­жем, не­да­ле­ко от Ка­ле, арен­до­вать изо­ли­ро­ван­ную вил­лу, и дать воз­мож­ность Шо­ну Кон­но­ру про­вес­ти на ней вре­мя с дву­мя да­ма­ми? Же­ла­тель­но, что бы не­на­вяз­чи­вый слух о воз­вра­ще­нии Шо­на в агент­ст­во, стал из­вес­тен как мож­но боль­ше­му чис­лу со­труд­ни­ков. Сей­час Шон скры­ва­ет­ся от пре­сле­до­ва­ния и же­ла­тель­но ти­хо за­ме­нить его но­вым че­ло­ве­ком на Queen Mary 2. Ру­ко­во­дству служ­бы безо­пас­но­сти лай­не­ра не­об­хо­ди­мо объ­яс­нить, что Шон с дву­мя да­ма­ми скры­ва­ет­ся от пре­сле­до­ва­ния где-то на дру­гой сто­ро­не про­ли­ва, не­да­ле­ко от Ка­ле. Воз­мож­но, что он по­про­сит не­боль­шой от­пуск по­сле про­ис­ше­ст­вия в па­бе. Эту же вер­сию мо­гут уз­нать и все со­труд­ни­ки служ­бы безо­пас­но­сти. Не ис­клю­че­но, что он по­баи­ва­ет­ся ре­ак­ции со­слу­жив­цев или про­сто по­зна­ко­мил­ся с де­вуш­ка­ми и ре­шил не­мно­го раз­влечь­ся. В на­шем же ве­дом­ст­ве долж­на прой­ти ин­фор­ма­ция, что в рай­оне Ка­ле пла­ни­ру­ет­ся встре­ча ру­ко­во­ди­те­лей ФСБ и CIA.
   - Счи­тай, что уже сде­ла­но. Де­та­ли бу­дут у те­бя на smart'е. Как ты ду­ма­ешь, за­чем они всё это де­ла­ют, че­го они до­би­ва­ют­ся? Кто они?
   - По­ка не знаю, но на­де­юсь, у нас бу­дет воз­мож­ность по­го­во­рить об этом. До свя­зи, по­ка.
   Как ни стран­но, на­строе­ние улуч­ши­лось, и я ре­шил по­ка­тать­ся по го­ро­ду в по­ис­ках не­боль­шо­го уют­но­го рес­то­ран­чи­ка. Оби­лие за­ве­де­ний это­го ти­па по­ста­ви­ло ме­ня в ту­пик. В од­ном из ка­фе я за­ме­тил ка­та­лог рес­то­ра­нов и ка­фе Лон­до­на. Очень об­ра­до­вал­ся, но ра­но. Там бы­ли тысячи на­зва­ний. Опи­са­ния бы­ли столь крат­ки­ми, что по­нять, где же лю­би­мое блю­до, бы­ло не­воз­мож­но. Моё вни­ма­ние при­влек­ло зна­ко­мое сло­во Chelsea. Ря­дом с ним зна­чи­лось и на­зва­ние рес­то­ра­на "The English House" Milner Street SW3 Chelsea. В ме­ню зна­чи­лись блю­да, яг­нё­нок по пем­брук­шир­ски с жа­ре­ны­ми бак­ла­жа­на­ми, ба­ра­нье ра­гу с ово­ща­ми, кра­бы с уэль­ской го­вя­ди­ной, угорь в со­усе из лу­ка, при­прав и ви­на, ни­ко­гда мной не ви­дан­ные, но при­вле­кав­шие на­зва­ни­ем. Не­дол­го ду­мая, я со­ри­ен­ти­ро­вал­ся по кар­те и по­ка­тил на Milner Street.
   Рай­он Chelsea ока­зал­ся ши­кар­ным рай­оном поч­ти в цен­тре го­ро­да. Оби­лие на­ро­ду и ма­га­зи­нов не­мно­го сму­ща­ло. Най­ти ме­сто для пар­ков­ки ока­за­лось не про­сто. Од­на­ко, не­по­сред­ст­вен­но у рес­то­ра­на име­ет­ся спе­ци­аль­ная плат­ная сто­ян­ка. Ос­та­вив ма­ши­ну, я за­шёл в рес­то­ран. Мне пред­ло­жи­ли сто­лик, то ли слу­чай­но, то ли про­сто по­вез­ло, но он ока­зал­ся у ок­на и я мог с ин­те­ре­сом на­блю­дать всё про­ис­хо­дя­щее сна­ру­жи. Прав­да, и ме­ня ви­де­ли все же­лаю­щие. Риск был, но о нём так не хо­те­лось ду­мать. Ус­та­лость от по­сто­ян­но­го на­пря­же­ния бра­ла своё, и мозг от­ка­зы­вал­ся аде­к­ват­но оце­ни­вать риск. Я за­ка­зал кра­бов с го­вя­ди­ной, уг­ря с лу­ко­вым со­усом и ви­ном. Мне сра­зу при­нес­ли са­лат, ка­кую-то хит­рую, но как ока­за­лось, очень вкус­ную бу­лоч­ку, а вот за­каз при­шлось ждать дол­го. Ну что ж, у ме­ня поя­ви­лось вре­мя об­ду­мать всё не­спе­ша.
   Оче­вид­но, что тер­ро­ри­сты не пре­сле­до­ва­ли цель унич­то­жить ру­ко­во­дство спец­служб, но, ду­маю, они мо­гут ис­пы­ты­вать ин­те­рес по­об­щать­ся сра­зу с не­сколь­ки­ми из них в од­ном мес­те. Или на худой конец, хотя бы исключить меня из операции. Эта ак­ция впол­не впи­сы­ва­лась бы в стиль их дей­ст­вий и мог­ла льстить их са­мо­лю­бию. В слу­чае уда­чи, они мог­ли рас­счи­ты­вать по­лу­чить и сек­рет­ную ин­фор­ма­цию, ко­то­рая, воз­мож­но, не от­ра­же­на в дос­туп­ных им до­ку­мен­тах и о ко­то­рой ни­че­го не из­вест­но ря­до­вым спе­циа­ли­стам. С дру­гой сто­ро­ны, у них в ру­ках ока­за­лось ору­жие, ко­то­рым они не зна­ют как вос­поль­зо­вать­ся, и иг­ра­ют­ся с ним, как ма­лые де­ти, не на­хо­дя ему дос­той­но­го, с их точ­ки зре­ния, при­ме­не­ния. Они учат­ся с ним об­ра­щать­ся и при­ме­нять его. Ес­ли бы мы смог­ли ука­зать им дос­той­ную, по их мне­нию, цель, и нам уда­лось бы ис­поль­зо­вать ин­тел­лект про­тив фа­на­тиз­ма, мы по­лу­чи­ли бы хо­ро­ший шанс на по­бе­ду. Не­пло­хо бы по­об­щать­ся с хо­ро­шим пси­хо­ло­гом, а за­од­но и по­под­роб­нее уз­нать ин­тел­лек­ту­аль­ный уро­вень про­тив­ни­ка. Счи­тать, что они глу­пые и не­об­ра­зо­ван­ные фа­на­ти­ки, бы­ло бы не­ра­зум­но. Я дос­тал smart, на­ки­дал сло­вес­ный порт­рет гла­ва­ря, при­кре­пил порт­рет од­но­го из гро­мил и с со­от­вет­ст­вую­щи­ми ком­мен­та­рия­ми от­пра­вил Фрэн­ку. Кто зна­ет, мо­жет быть, они где-то и за­све­ти­лись. Ос­та­ва­лась ещё од­на про­бле­ма. Кто и как вы­чис­лил ме­ня в оте­ле? Са­лат под­хо­дил к кон­цу, а фир­мен­но­го блю­да всё ещё не бы­ло. Воз­мож­но, офи­ци­ант ви­дел, что я за­нят и не спе­шил? Ес­ли пе­ре­дан­ная мной ин­фор­ма­ция по­па­дёт по на­зна­че­нию, то с этой ми­ну­ты Шон ста­но­вит­ся под­сад­ной ут­кой, но и сте­пень его безо­пас­но­сти зна­чи­тель­но уве­ли­чит­ся. Без не­го они не по­па­дут на вил­лу. Хо­тя, да­же ес­ли они всё бу­дут знать и без не­го, про­ще и с их сто­ро­ны ис­поль­зо­вать его, как при­ман­ку, ус­по­каи­ваю­щий фак­тор для нас, мол, всё в по­ряд­ке, мо­же­те про­дол­жать. Но нель­зя до­пус­тить, что бы они од­но­вре­мен­но по­па­ли на вил­лу. И тут свер­ши­лось чу­до. Офи­ци­ант при­нёс пер­вое блю­до. Я тут же по­нял, что по­го­ря­чил­ся со вто­рым, толь­ко кра­бы с го­вя­ди­ной мог­ли на­сы­тить це­лый взвод, а сле­дом шли уг­ри под лу­ко­вым со­усом, с ви­ном. Но мне по­вез­ло, раз­мер этих пор­ций был мне по си­лам и я до­воль­ный, с хо­ро­шим ап­пе­ти­том и те­ку­щи­ми слюн­ка­ми при­нял­ся унич­то­жать, в пре­де­лах обя­за­тель­но­го эти­ке­та, всю эту вкус­ня­ти­ну. Да­же улыб­ки офи­ци­ан­тов не по­ме­ша­ли мне на­сла­ж­дать­ся де­ли­ка­те­са­ми. Не про­шло и ча­са, как я уже си­дел, от­ки­нув­шись, в крес­ле и ждал, ко­гда при­не­сут ко­фе, пи­рож­ные и фрук­ты. Ожи­да­ние не бы­ло дол­гим. Но в этот мо­мент за­виб­ри­ро­вал smart. Я, валь­яж­но дос­тал при­бор, вклю­чил его и про­мы­чал при­вет­ст­вие в труб­ку.
   - Mykl, при­вет. Это Шон.
   - Шон, при­вет, пе­ре­бил я его, ме­ня ин­те­ре­су­ет толь­ко од­но, да или нет. Всё ос­таль­ное при встре­че.
   - Да, City пять пят­на­дцать. Где и как мы встре­тим­ся?
   - Шон, мы не встре­тим­ся. Ты дол­жен по­дой­ти к на­ше­му по­соль­ст­ву, там те­бе всё объ­яс­нят. Те­бя там ждут. Ес­ли ты со­гла­сишь­ся, бу­ду рад ещё по­ра­бо­тать с то­бой. Уда­чи!
   Как я по­нял, у Шо­на от­ва­ли­лась че­люсть. Не­труд­но по­нять его со­стоя­ние и ко­ли­че­ст­во обу­ре­вав­ших его во­про­сов, но, увы, по­ка я ни­чем не мог ему по­мочь. Сей­час от его ре­ше­ния за­ви­се­ло очень мно­гое. Оче­вид­но, что я дол­жен по­зво­нить Мик­ки до то­го, как она по­зво­нит мне, но не рань­ше, чем они ока­жут­ся в Швей­ца­рии. На­до по­смот­реть рас­пи­са­ние са­мо­лё­тов на Же­не­ву. Я рас­счи­тал­ся кар­точ­кой за пре­крас­ный обед, ос­та­вил офи­ци­ан­ту не­мно­го на­лич­но­сти, чтоб не умер с го­ло­ду, сел в ма­ши­ну, и на­брал но­мер спра­воч­ной служ­бы. Мне от­ве­тил ми­лый жен­ский го­лос.
   - Вы об­ра­ти­лись в спра­воч­ную служ­бу аэ­ро­пор­тов Лон­до­на. Что вы хо­те­ли уз­нать?
   - Де­вуш­ка, ме­ня ин­те­ре­су­ют все се­го­дняш­ние рей­сы са­мо­лё­тов в Швей­ца­рию.
   - Вас ин­те­ре­су­ет ка­кой-то кон­крет­ный го­род или про­ме­жу­ток вре­ме­ни?
   - Де­вуш­ка, ме­ня ин­те­ре­су­ют все се­го­дняш­ние рей­сы в Швей­ца­рию.
   - До­воль­но стран­ный за­прос, но хо­ро­шо, за­пи­сы­вай­те.
   Рей­сов ока­за­лось не мно­го. Я бы­ст­ро за­пи­сал всю ин­фор­ма­цию и, по­бла­го­да­рив де­вуш­ку, вы­клю­чил smart. До Же­не­вы бы­ло все­го три рей­са и ни од­но­го из City. Вре­мя ещё бы­ло, и я от­пра­вил­ся в аэ­ро­порт London City.
   0x01 graphic
  
   Ос­та­вив ма­ши­ну на сто­ян­ке, по­до­шёл к стой­ке ад­ми­ни­ст­ра­то­ра и по­ин­те­ре­со­вал­ся, ка­кой са­мо­лёт в пять пят­на­дцать вы­ле­тел в Же­не­ву?
   - Соб­ст­вен­но, по­че­му вас это ин­те­ре­су­ет?
   - На нём ле­тит моя де­вуш­ка и что бы её встре­ти­ли, я дол­жен по­зво­нить. Я опо­здал к от­лё­ту и вы­ну­ж­ден об­ра­тить­ся к вам за по­мо­щью.
   - Я не мо­гу точ­но ска­зать, ку­да кон­крет­но вы­ле­тел са­мо­лёт. Са­мо­лёт, ко­то­рый вы­ле­тел в пять пят­на­дцать, за­ка­за­ли для кру­из­но­го по­лё­та в Швей­ца­рию и об­рат­но. Не уве­ре­на, что это то, что вам нуж­но, за­каз был сде­лан муж­чи­ной, но в ука­зан­ное вре­мя, дру­гих вы­ле­тов не бы­ло. По­лёт до Швей­ца­рии за­ни­ма­ет чуть боль­ше по­лу­то­ра ча­сов. Са­мо­лёт за­ка­зан на че­ты­ре ча­са и дол­жен вер­нуть­ся око­ло де­вя­ти. Из­ви­ни­те, это всё, что я мо­гу вам со­об­щить.
   - Жаль, ви­ди­мо про­изош­ла ошиб­ка. И всё же я очень бла­го­да­рен вам. Спа­си­бо. Все­го са­мо­го хо­ро­ше­го.
   Я по­лу­чил всё, что хо­тел. Шон ока­зал­ся ум­нее, чем я ду­мал. Зна­чит, че­рез пол­ча­са они бу­дут в Же­не­ве. Я по­ста­вил бу­диль­ник на smart'е и, не­спе­ша, по­ехал в сто­ро­ну агент­ст­ва "Холмс". По до­ро­ге ме­ня за­ни­ма­ла од­на мысль. В Hilton'е ме­ж­ду звон­ком и по­яв­ле­ни­ем Ford'а про­шло, что-то око­ло, де­ся­ти ми­нут. К оте­лю подъ­е­хал толь­ко мерс. Фор­да точ­но не бы­ло, я не мог его не за­ме­тить. Зна­чит, он сто­ял где-то не­да­ле­ко, и зна­чит, они опа­са­лись, что слеж­ка бу­дет об­на­ру­же­на, или ещё ху­же, пред­по­ла­га­ли воз­мож­ность ло­вуш­ки. Ос­то­рож­ные га­ды. Ну что же, бу­дем иметь это вви­ду. Ну ко­неч­но, как это я сра­зу не со­об­ра­зил, у фор­да есть но­мер! По звон­ку ме­ня не от­сле­дить, зна­чит мож­но зво­нить, и не­важ­но, что о звон­ке мо­гут уз­нать. Они и так зна­ют, что их ищут. По­ко­вы­ряв­шись в па­мя­ти, я дос­тал от­ту­да и но­мер мер­са и но­мер фор­да. За­пи­сал их на smart с со­от­вет­ст­вую­щи­ми прось­ба­ми и ком­мен­та­рия­ми. За­пис­ка Фрэн­ку уле­те­ла толь­ко так. Как бы­ст­ро он от­ве­тит, хо­тя вре­мя сей­час бы­ло не кри­тич­но. Я на­брал но­мер Мик­ки и тут же ус­лы­шал её взвол­но­ван­ный го­лос.
   - Mykl, как ты, как де­ла, что с то­бой, где ты?
   Вот толь­ко по­след­не­го во­про­са мне и не хва­та­ло.
   - Мик­ки, ус­по­кой­ся, со мной всё в по­ряд­ке, Шон уже ско­ро бу­дет во Фран­ции в безо­пас­но­сти. Я уле­таю в США, но уже ско­ро мы встре­тим­ся, воз­мож­но, на вил­ле не­да­ле­ко от Ка­ле. Там от­дох­нём, ес­ли по­лу­чит­ся, и обо всём по­бол­та­ем. В слу­чае про­блем, зво­ни­те, по­мо­гу ес­ли смо­гу. Как там Мо­ни­ка, как вы се­бя чув­ст­вуе­те?
   - У нас с Мо­ни­кой всё в по­ряд­ке. Во­круг по­ка всё спо­кой­но. Го­то­вим­ся ехать на вил­лу. Mykl, какие штаты, о каком Кале ты говоришь? Мне страшно.
   Я со­об­щил им ад­рес фазенды в Женеве, по­же­лал сча­ст­ли­во до­б­рать­ся, мо­ре улы­бок, хо­ро­ше­го на­строе­ния и отключился.
   Ка­жет­ся, джип уже подъ­ез­жал к нуж­но­му мес­ту. До встре­чи в "Хол­мсе" ос­та­ва­лось ещё не­мно­гим боль­ше ча­са. Бы­ло са­мое вре­мя вздрем­нуть пе­ред бур­ной но­чью. Я при­пар­ко­вал ма­ши­ну, за­брал­ся на зад­нее си­де­нье и слад­ко за­снул. Мне сни­лись Мик­ки, Queen Mary, борь­ба со Сти­вом... Про­снул­ся я за пять ми­нут до вось­ми и ров­но в во­семь сту­чал­ся в дверь де­тек­тив­но­го агент­ст­ва "Холмс". Джон Смит уже ждал ме­ня. Кос­тюм, ко­то­рый он при­го­то­вил, был не­по­вто­рим сво­им ко­ло­ри­том. Это был про­ре­зи­нен­ный, се­ро­го цве­та ком­би­не­зон на­стоя­ще­го мор­ско­го вол­ка, про­со­лен­но­го и про­ду­то­го все­ми вол­на­ми и вет­ра­ми мо­ря за го­ды борь­бы со сти­хия­ми. За­пах, ко­то­рый ис­хо­дил от не­го, ну, в об­щем, это был на­стоя­щий кос­тюм и на­стоя­щий за­пах. Я, с на­де­ж­дой спро­сил, на­до ли его на­де­вать сей­час или мож­но одеть позд­нее? Он рас­сме­ял­ся и ска­зал, что пе­ре­одеть­ся мож­но и на шху­не. Я с об­лег­че­ни­ем вздох­нул. Он опи­сал мне че­ло­ве­ка, ко­то­рый встре­тит ме­ня на бе­ре­гу, ска­зал, что ма­ши­на уже арен­до­ва­на на три дня и дал те­ле­фон, по ко­то­ро­му на­до по­зво­нить, что бы вер­нуть её или про­длить арен­ду. Я по­про­сил его со­об­щить в са­лон про­ка­та, что арен­до­ван­ный мной Land Rover сво­бо­ден, ос­та­вил день­ги за ус­лу­ги, и мы от­пра­ви­лись на его ма­ши­не в Сау­тенд-он-Си. Мы еха­ли уже боль­ше ча­са по кра­си­вей­шим мес­там ста­руш­ки Анг­лии, ко­гда ожил smart. При­шло со­об­ще­ние от Фрэн­ка. Он пи­сал, что иден­ти­фи­ци­ро­вать лю­дей по опи­са­нию и фо­то не уда­лось, к со­жа­ле­нию. Ford за­ре­ги­ст­ри­ро­ван на не­боль­шую фир­му "Previa", спе­циа­ли­зи­рую­щую­ся на пе­ре­воз­ке про­дук­тов в пре­де­лах го­ро­да. На­ши кол­ле­ги в Лон­до­не уже за­ни­ма­ют­ся этой фир­мой. В ма­ши­не об­на­ру­же­ны толь­ко от­пе­чат­ки паль­цев во­ди­те­лей фир­мы. Опи­сан­но­го то­бой че­ло­ве­ка они ни­ко­гда не ви­де­ли и ни­ка­ких гро­мил, ес­те­ст­вен­но, то­же. В ука­зан­ное то­бой вре­мя ма­ши­на бы­ла в разъ­ез­дах по ра­бо­чим на­ря­дам и по­ка­за­ния спи­до­мет­ра со­от­вет­ст­ву­ют за­пи­сям в на­ря­дах. Ни­ка­ких не­со­от­вет­ст­вий не об­на­ру­же­но. Мер­се­дес был уг­нан. Его бро­си­ли, да­же не при­пар­ко­вав, на ули­це. Ни от­пе­чат­ков, ни дру­гих сле­дов об­на­ру­жить не уда­лось. О бро­шен­ном ав­то­мо­би­ле зая­вил по­ли­цей­ский, де­жу­рив­ший в этом рай­оне. В прин­ци­пе твоя опе­ра­ция "Ка­ле" одоб­ре­на. Фран­цуз­ские кол­ле­ги нас под­дер­жа­ли, но про­си­ли ни­че­го не пред­при­ни­мать без их уча­стия. Ад­рес, фо­то вил­лы и пра­ва дос­ту­па в при­ло­же­нии. Точ­ки рас­по­ло­же­ния снай­пе­ров долж­ны быть ука­за­ны то­бой на фо­то­гра­фи­ях. Ру­ко­во­дит груп­пой Е54215. По это­му же но­ме­ру ты мо­жешь свя­зать­ся с ним в лю­бое вре­мя. Мой но­мер те­бе из­вес­тен. Он бу­дет дей­ст­ви­те­лен толь­ко на вре­мя опе­ра­ции "Ка­ле". С Шо­ном Кон­но­ром дос­тиг­ну­та до­го­во­рён­ность о его уча­стии в ука­зан­ной то­бой встре­че. Не­об­хо­ди­мо предпринять все воз­мож­ные ме­ры безо­пас­но­сти. Раз­ра­бот­ка опе­ра­ции за то­бой и вся от­вет­ст­вен­ность на те­бе. В слу­чае не­об­хо­ди­мо­сти, ука­зан­ные то­бой пер­со­ны го­то­вы про­вес­ти не­офи­ци­аль­ную встре­чу на вил­ле. Мы по­ни­ма­ем, о чём идёт речь. На этот счёт мо­жешь не бес­по­ко­ить­ся. Шон пре­ду­пре­ж­дён о сте­пе­ни рис­ка. Ты мо­жешь свя­зать­ся с ним, пе­ре­вер­нув ста­рый но­мер его мо­биль­ни­ка. В слу­чае не­об­хо­ди­мо­сти, дай ему один из сво­их но­ме­ров. Жен­ский пер­со­нал так же го­тов при­нять уча­стие в опе­ра­ции. По­ка это всё, же­лаю уда­чи. Я вы­клю­чил smart и толь­ко тут по­нял, что мы сто­им. Джон Смит веж­ли­во ждал, ко­гда я за­кон­чу чи­тать. Я из­ви­нил­ся и спро­сил, не зна­ет ли он что-ли­бо о фир­ме "Previa". Он ок­руг­лил ли­цо, по­жал пле­ча­ми и ска­зал, что ни­ко­гда не слы­шал о су­ще­ст­во­ва­нии та­кой фир­мы. Я дал ему свою ви­зит­ку, и ска­зал, что ес­ли он вдруг, слу­чай­но ус­лы­шит об этой фир­ме, я бу­ду рад его звон­ку, и пре­ду­пре­дил, что ни в ко­ем слу­чае не сле­ду­ет спе­ци­аль­но на­во­дить справ­ки. Это мо­жет ока­зать­ся ис­клю­чи­тель­но опас­но. Он кив­нул го­ло­вой и пред­ло­жил пе­ре­одеть­ся. Ря­дом с ма­ши­ной сто­ял че­ло­век оде­тый в та­кой же ком­би­не­зон с ка­пю­шо­ном, ко­то­рый я со­би­рал­ся одеть. Мне ка­за­лось, я в нём бу­ду, по­хож на кра­ба или пин­гви­на. Муж­чи­ну зва­ли Серж. Он по­мог мне спра­вить­ся со "ска­фан­дром", мы по­про­ща­лись с Джо­ном, и пе­ре­шли по тра­пу на борт шху­ны, ко­то­рая стоя­ла в не­сколь­ких мет­рах у при­ча­ла. По­сле­до­ва­ла ко­ман­да от­дать кон­цы, мы их от­да­ли и от­ча­ли­ли. Ог­ни при­ча­ла бы­ст­ро тая­ли за кор­мой, све­жий мор­ской ве­тер бил в ли­цо и тре­пал во­ло­сы. Серж де­ло­ви­то от­да­вал ко­ман­ды, за­тем по­до­шёл ко мне.
   - В мо­ре пер­вый раз?
   - На шху­не и в Ла­ман­ше да, а так час­то бы­ваю в мо­ре. А по­че­му так дол­го идём до бе­ре­га? Тут хо­ду-то час, пол­то­ра.
   - Не со­всем так, ес­ли пря­мо, то ча­са три, но мы по пу­ти сде­ла­ем па­ру ос­та­но­вок, это не­мно­го за­дер­жит, но к че­ты­рём ут­ра бу­дем на мес­те. Вам при­дёт­ся не­мно­го по­ра­бо­тать, что бы оп­рав­дать но­вый кос­тюм­чик. По пу­ти мы пе­ре­гру­зим де­сят­ка три ящи­ков с ры­бой. Нуж­на бу­дет ва­ша по­мощь. По­мо­жешь?
   - Ко­неч­но. И да­же с удо­воль­ст­ви­ем.
   Серж кив­нул мне и ушёл. Я ос­тал­ся си­деть на кор­ме и смот­рел на бе­рег ос­ве­щён­ный лу­ной и бе­ре­го­вы­ми ог­ня­ми.
   Пе­ре­гру­жать и пе­ре­тас­ки­вать ящи­ки при­шлось не од­на­ж­ды. Не уве­рен, что там бы­ла ры­ба, но уточ­нять не стал. Как и обе­щал Серж, око­ло че­ты­рёх шху­на по­до­шла к при­ча­лу. Я уже по­мыл­ся в ду­ше­вой на шху­не, пе­ре­одел­ся, ос­та­вил кра­бо­вый кос­тюм Сер­жу на па­мять и мы по­про­ща­лись. На бе­ре­гу ме­ня встре­тил муж­чи­на, пред­ста­вил­ся аген­том "Хол­мса", пе­ре­дал до­ку­мен­ты и клю­чи от ма­ши­ны, спро­сил, не на­до ли че­го. Я ска­зал ему ад­рес вил­лы и по­про­сил по­ка­зать, где это. По­лу­чив нуж­ный от­вет, мы дру­же­ски рас­ста­лись. Peugeot шес­той мо­де­ли, яр­ко крас­но­го цве­та при­шёл­ся мне по ду­ше. К вос­хо­ду солн­ца я хо­тел до­б­рать­ся до вил­лы и тща­тель­но ос­мот­реть все под­хо­ды к ней, воз­мож­ные ос­лож­не­ния и по­ис­кать мес­та для спе­циа­ли­стов. Начало светать, когда я подъ­ез­жал к вил­ле. Ме­сто бы­ло вы­бра­но иде­аль­но. По­бли­зо­сти не бы­ло ни­ка­ких до­мов, строе­ний или ферм. Ме­ня встре­ти­ла ми­ло­вид­ная мо­ло­дая да­ма, оде­тая в чис­тую, про­стую де­ре­вен­скую оде­ж­ду. Её скром­ное плать­и­це ве­ли­ко­леп­но от­те­ня­ло оча­ро­ва­ние её то­чё­ной фи­гур­ки. Она по­смот­ре­ла мои до­ку­мен­ты и ска­за­ла, что вре­мен­но при­смат­ри­ва­ет за вил­лой до её про­да­жи. Ино­гда хо­зя­ин сда­ёт вил­лу, как сей­час, и то­гда она ис­пол­ня­ет роль до­мо­хо­зяй­ки и го­то­вит еду. Я по­бла­го­да­рил её и по­про­сил раз­ре­ше­ние по­зна­ко­мить­ся с до­мом и уча­ст­ком. Она не воз­ра­жа­ла, и я про­дол­жил ос­мотр. Са­ма вил­ла, не­боль­шое двух этаж­ное строе­ние, очень ажур­ное, в со­вре­мен­ном сти­ле. Мно­го стек­ла и ме­тал­ла.
  
   0x01 graphic
  
   Не­сколь­ко до­ро­жек, ак­ку­рат­но по­сы­пан­ных битым кир­пи­чом, свя­зы­ва­ли кот­тедж со слу­жеб­ны­ми по­ме­ще­ния­ми и бас­сей­ном. Весь пе­ри­метр тер­ри­то­рии вил­лы ок­ру­жа­ли вы­со­кие рас­ки­ди­стые клё­ны. Не­да­ле­ко от га­ра­жа раз­ме­ща­лась пло­щад­ка для вер­то­лё­та. От въез­да на вил­лу до кот­тед­жа бы­ло мет­ров сто, сто пять­де­сят. До­рож­ка, из ров­но уло­жен­ных плит, ве­ла ми­мо вхо­да в кот­тедж к га­ра­жу. Боль­шую часть тер­ри­то­рии за­ни­ма­ла зе­лё­ная, тща­тель­но ухо­жен­ная тра­ва, од­на­ко, по всей тер­ри­то­рии бы­ли кра­си­вые цве­точ­ные клум­бы, раз­ных форм и раз­ме­ров. На них рос­ли ро­зы, тюль­па­ны, ро­маш­ки, нар­цис­сы и мно­го дру­гих цве­тов, на­зва­ний ко­то­рых я, про­сто, не знаю. Итак, лю­дей нель­зя раз­ме­щать в пре­де­лах пе­ри­мет­ра вил­лы и, как это ни со­блаз­ни­тель­но, в кро­нах де­ревь­ев. Но то­гда где же? Во­прос вто­рой. Ка­ки­ми сред­ст­ва­ми об­на­ру­же­ния рас­по­ла­га­ют тер­ро­ри­сты? Как ни кру­тись, они то­же го­то­вят­ся к встре­че и без сюр­при­зов не обой­дёт­ся. Очень мно­гое бу­дет за­ви­сеть от то­го, как они спла­ни­ру­ют ата­ку. У них долж­но быть ми­ни­мум вре­ме­ни для при­ня­тия ре­ше­ний, а ведь уже сей­час они мо­гут знать, что и где долж­но про­изой­ти. Зна­чит, опе­ра­ция долж­на на­чать­ся се­го­дня и как мож­но рань­ше. Шон дол­жен за­све­тить­ся до­ма, в па­бе, с друзь­я­ми. По сек­ре­ту рас­ска­зать, что взял от­пуск и хо­чет раз­влечь­ся с но­вы­ми зна­ко­мы­ми де­воч­ка­ми, где-ни­будь во Фран­ции. По­обе­щать по­де­лить­ся по­том впе­чат­ле­ния­ми. Я на­брал но­мер Шо­на, рас­ска­зал, что он дол­жен де­лать и что он дол­жен, как мож­но ско­рее до­б­рать­ся до вил­лы. Я дал ему те­ле­фон, где мож­но арен­до­вать ма­ши­ну и ска­зал, что бы он то­ро­пил­ся изо всех сил на вил­лу. Не на­до об­ра­щать вни­ма­ние на воз­мож­ную слеж­ку. Чем бы­ст­рее он бу­дет на вил­ле, тем луч­ше. Я по­про­сил его пе­ре­зво­нить мне по спе­ци­аль­но­му но­ме­ру сра­зу по­сле пе­ре­се­че­ния им Ла­ман­ша. Бы­ст­рее все­го пе­ре­сечь про­лив на са­мо­лё­те. Ска­зал, что жду звон­ка, и от­клю­чил smart.
   Ну что же, фран­цу­зы хо­те­ли по­уча­ст­во­вать, нет про­блем. У них есть шанс по­ка­зать свои воз­мож­но­сти. Я на­брал на smart'е спецкод и стал ждать. Пер­вая при­ят­ная не­ожи­дан­ность, от­ве­тив­ший го­во­рил по-анг­лий­ски, зна­чит, мое­го звон­ка жда­ли, это хо­ро­шо. Я ска­зал, что мо­жет воз­ник­нуть не­об­хо­ди­мость унич­то­жить вил­лу, прак­ти­че­ски мгно­вен­но по­сле ко­ман­ды. Фак­тор вре­ме­ни мо­жет ока­зать­ся ре­шаю­щим, на­дёж­ность по­ра­же­ния долж­на быть сто­про­цент­ной. Ни о ка­ком за­хва­те, ко­го бы то ни бы­ло, речь не идёт. Про­тив­ник мо­жет по­дой­ти с воз­ду­ха. У них мо­гут быть ко­ды дос­ту­па и де­ко­де­ры для всех на­ших сис­тем, по­это­му, кон­такт бу­дет очень ко­рот­ким, по от­кры­тым ка­на­лам обыч­ной мо­биль­ной свя­зи. Спи­сок но­ме­ров стан­дарт­ным ко­дом 256 на мой smart. И, кро­ме то­го, ни­ка­кой га­ран­тии в ус­пе­хе опе­ра­ции нет, но есть очень не­боль­шой шанс, что мы ли­бо за­хва­тим при­бор, ли­бо унич­то­жим его.
   - Ва­ши на­ме­ре­ния и тре­бо­ва­ния по­нят­ны. Вы по­лу­чи­те от­вет че­рез не­сколь­ко ми­нут.
   Связь обор­ва­лась. Я на­шёл до­мо­хо­зяй­ку и пред­ло­жил ей взять вы­ход­ной на па­ру дней. За это вре­мя в её ус­лу­гах на вил­ле не­об­хо­ди­мо­сти не бу­дет. Что бы ус­по­ко­ить её, я дал ей де­нег в раз­ме­ре её ме­сяч­ной зар­пла­ты, по­же­лал хо­ро­шо про­вес­ти вре­мя и про­во­дил до во­рот. Си­туа­ция на­ка­ля­лась. Я ощу­тил виб­ра­цию smart'а. Мгно­вен­но вклю­чил его и стал слу­шать.
   - Тео­ре­ти­че­ски ва­ши тре­бо­ва­ния при­ня­ты. Ко­ман­да на унич­то­же­ние код 3, под­твер­жде­ние ко­ман­ды код 7. С это­го мо­мен­та вил­ла пре­кра­тит су­ще­ст­во­ва­ние че­рез 30 се­кунд. В зо­не вил­лы на­ших лю­дей не бу­дет. На­го­то­ве сто­ит эс­кад­ри­лья ис­тре­би­те­лей и пять бое­вых вер­то­лё­тов. Код ис­поль­зо­ва­ния пер­вых 9, вто­рых 13. Вер­то­лё­ты мо­гут быть у вас че­рез ми­ну­ту по­сле ко­ман­ды. Ка­нал экс­трен­ной свя­зи у нас 1, у вас 101. Вся тер­ри­то­рия кон­тро­ли­ру­ет­ся со спут­ни­ка. Те­ку­щая ин­фор­ма­ция для вас по ка­на­лу 101. Уда­чи вам!
   Да, по­жа­луй, уда­ча бы мне не по­ме­ша­ла. Я син­хро­ни­зи­ро­вал ко­ман­ды с ко­да­ми, по­жа­лел, что у ме­ня нет ору­жия и би­нок­ля. Лад­но, пой­ду, ос­мот­рю дом. От са­мо­го вхо­да, че­рез дверь из стек­ла ма­лень­кий ко­ри­дор вёл в при­хо­жую. Про­сто­рная, со встро­ен­ны­ми шка­фа­ми, зер­ка­ла­ми, под­став­ка­ми и вся­кой дру­гой ме­ло­чью она ос­ве­ща­лась не­сколь­ки­ми бра в ви­де све­чей. Из неё ве­ли три две­ри. На­ле­во кух­ня и сто­ло­вая, на­пра­во очень по­хо­же на ка­би­нет и пря­мо, гос­ти­ная. Об­ста­нов­ка бы­ла по выс­ше­му клас­су. Но ме­ня ин­те­ре­со­ва­ли не­сколь­ко впол­не кон­крет­ных ве­щей. Я за­гля­нул в ка­би­нет и, поч­ти сра­зу, на­шёл то, что ис­кал. Ши­кар­ный элек­трон­ный пя­ти­де­ся­ти крат­ный би­нокль со встро­ен­ным фо­то­ап­па­ра­том ле­жал на ви­ду, пря­мо на сто­ле. Впол­не при­лич­ная бе­ре­та с пол­ной ос­нов­ной и до­пол­ни­тель­ны­ми обой­ма­ми ле­жа­ли в сто­ле. Раз­мес­тив на се­бе и то и дру­гое, по­шёл об­сле­до­вать кух­ню. В хо­ло­диль­ни­ке бы­ло всё не­об­хо­ди­мое не­де­ли на две. Ин­те­рес­но, кто бы всё это го­то­вил, а есть же, ну да, эта де­вуш­ка. В кух­не бы­ло про­сто­рно, свет­ло и уют­но. По кра­ям стоя­ли два мяг­ких, ну, про­сто ма­ня­щих к се­бе ди­ва­на. На сто­ле ши­ро­кая ва­за и мно­го, мно­го по­ле­вых цве­тов. На встро­ен­ной пол­ке му­зы­каль­ный центр, DVD и ог­ром­ный пло­ский те­ле­ви­зор. От ви­да из ок­на не­воз­мож­но бы­ло ото­рвать­ся. На ка­кое-то вре­мя ме­ня от­влек­ла вся эта кра­со­та, но как же от­сю­да вы­брать­ся в слу­чае про­блем? Дол­жен же быть ка­кой-то скры­тый вы­ход. Про­ще все­го бы­ло по­зво­нить и спро­сить, но как-то не хо­те­лось. По­шёл ис­кать даль­ше. Гос­ти­ная бы­ла ве­ли­ко­леп­на, но ни­че­го ин­те­рес­но­го для се­бя я не на­шёл, хо­тя и про­смот­рел всё очень вни­ма­тель­но. Вер­нул­ся в ка­би­нет. Тща­тель­но ос­мот­рел книж­ные пол­ки, и тут моё вни­ма­ние при­влек­ла ста­ту­эт­ка. Она, как-то оди­но­ко стоя­ла на по­лоч­ке и ни­как не гар­мо­ни­ро­ва­ла с ок­ру­жаю­щи­ми без­де­луш­ка­ми. Или мне так по­ка­за­лось. По­пыт­ка ос­мот­реть её, снять с пол­ки, по­кру­тить в ру­ках не увен­ча­лась ус­пе­хом, но и все по­пыт­ки по­дёр­гать, по­на­жи­мать на неё, по­тис­кать то­же ни к че­му не при­ве­ли. И всё же клю­чом к ус­пе­ху бы­ла имен­но эта ста­ту­эт­ка. Ос­мот­рев­шись ещё раз, взгляд ос­та­но­вил­ся на пуль­те управ­ле­ния све­том, кон­ди­цио­не­ром, за­на­вес­ка­ми и ещё чёрт зна­ет чем. Кно­пок на пуль­те не­ме­ря­но. Ищу нуж­ную, кру­жоч­ки, квад­ра­ти­ки, стре­лоч­ки, ис­кать мож­но дол­го. На­жи­маю всё под­ряд. В ком­на­те за­жуж­жа­ло, за­хло­па­ло, за­та­рах­те­ло и вдруг, о чу­до, щел­чок и в сте­не книж­но­го шка­фа поя­ви­лась щель. Ста­ло яс­но, за­чем ста­ту­эт­ка. При­дер­жи­вая её, от­крыл двер­цу и скольз­нул внутрь. Сла­бо ос­ве­щён­ный тон­нель вёл ку­да-то за тер­ри­то­рию вил­лы. Это бы­ло то, что нуж­но. Я про­бе­жал­ся до кон­ца и, яко­бы че­рез сточ­ную тру­бу, вы­лез на по­верх­ность. Вы­ход ока­зал­ся у са­мо­го бе­ре­га не­боль­шой реч­ки. Про­би­ра­ясь че­рез кус­ты, за­рос­ли тра­вы и грязь, я под­нял­ся на не­боль­шой холм от­ку­да бы­ла хо­ро­шо вид­на до­ро­га к вил­ле. Но вид был сбо­ку, что не очень удоб­но. Не­ожи­дан­но я ощу­тил виб­ра­тор smart'а. Зво­нил Шон. Ска­зал, что взял на про­кат шес­тёр­ку Peugeot, и едет к вил­ле. Бу­дет ми­нут че­рез три­дцать, со­рок. Блин, у них что, кро­ме Peugeot дру­гих ма­шин нет, что ли? Хо­тя в этом что-то есть. Я на­брал но­мер по ко­ду один. Зна­ко­мый го­лос на­звал но­мер по ко­ду сто первый. С это­го мо­мен­та счи­та­ем, что опе­ра­ция на­ча­лась, ска­зал я.
   - Что с на­блю­де­ни­ем?
   - В ва­шу сто­ро­ну дви­жет­ся ма­ши­на Peugeot на очень при­лич­ной ско­ро­сти. Дру­гих из­ме­не­ний по­ка нет.
   - Ма­ши­ну про­пус­тить, но на­блю­де­ние не сни­мать. Очень важ­но, что бы она ос­та­ва­лась од­на. О лю­бых из­ме­не­ни­ях про­шу со­об­щить. Как бы­ст­ро ва­ши ма­ши­ны мо­гут до­б­рать­ся до мес­та?
   - Хо­ро­ший во­прос. Ми­нут два­дцать пять, три­дцать. Пло­хая, гряз­ная про­сё­лоч­ная до­ро­га. Ес­ли очень по­ста­рать­ся, ми­нут в пят­на­дцать уло­жить­ся мож­но.
   - Лад­но, то­гда не­об­хо­ди­мо уже сей­час най­ти три, че­ты­ре пред­ста­ви­тель­ские ма­ши­ны с за­тем­нён­ны­ми стёк­ла­ми. На их зад­ние си­де­ния уса­дить по два, три ма­не­ке­на муж­ско­го и жен­ско­го по­ла. Ма­ши­ны с раз­ных сто­рон долж­ны дви­гать­ся в сто­ро­ну вил­лы. Все ма­ши­ны долж­ны иметь ви­ди­мость на­дёж­ной ох­ра­ны, и со­про­во­ж­де­ние с воз­ду­ха. О не­за­пла­ни­ро­ван­ных кон­так­тах с дру­ги­ми ма­ши­на­ми или лю­бы­ми пред­ме­та­ми со­об­щать мне не­мед­лен­но. В слу­чае на­па­де­ния ни­ка­ко­го со­про­тив­ле­ния не ока­зы­вать, по воз­мож­но­сти не­об­хо­ди­мо всё бро­сить и скрыть­ся с мес­та ата­ки как мож­но бы­ст­рее. Не пы­тай­тесь ока­зы­вать со­про­тив­ле­ние, кро­ме са­мо­обо­ро­ны, ес­ли не бу­дет ни­ка­кой дру­гой воз­мож­но­сти уй­ти! По­ка это всё. С это­го мо­мен­та про­шу не­мед­лен­но со­об­щать о лю­бых из­ме­не­ни­ях в рай­оне. Воз­мож­на по­пыт­ка оди­ноч­но­го про­ник­но­ве­ния лю­дей на тер­ри­то­рию вил­лы. Бу­ду, при­зна­те­лен за пре­ду­пре­ж­де­ние. Сто один, до свя­зи.
   - При­ня­то, уда­чи!
   Те­перь мож­но бы­ло ид­ти встре­чать ма­ши­ну Шо­на. Уже че­рез не­сколь­ко ми­нут в би­нокль я раз­гля­дел его при­бли­жаю­щий­ся Peugeot. Струй­ка пы­ли за ма­ши­ной го­во­ри­ла о ско­ро­сти. Я при­ба­вил ша­гу и до­б­рал­ся до въез­да на вил­лу рань­ше не­го. Ждать при­шлось не­дол­го. Мы, как уже ста­рые дру­зья, по­при­вет­ст­во­ва­ли друг дру­га и, не­спе­ша, на­пра­ви­лись к кот­тед­жу. Ожил smart.
   - Сто первый, какие новости?
   - Че­ты­ре ма­ши­ны с со­от­вет­ст­вую­щим со­про­во­ж­де­ни­ем дви­жут­ся в ва­шу сто­ро­ну. Peugeot на вил­ле. Ви­дим вас на до­рож­ке. Дру­гих из­ме­не­ний нет. Код один до свя­зи.
   Я бы­ст­ро об­ри­со­вал Шо­ну си­туа­цию, в не­об­хо­ди­мых для не­го пре­де­лах. По­ка­зал вход в тон­нель и за­пас­ные вы­хо­ды. Пре­ду­пре­дил, что уно­сить но­ги на­до сра­зу, как толь­ко уви­дишь лю­бое по­сто­рон­нее ли­цо на вил­ле, в лю­бой его час­ти, в ма­ши­не или хоть в чём. Ни­ка­ких кон­так­тов, про­сто вы­ме­та­ешь­ся от­сю­да пу­лей. Шон рас­сме­ял­ся, и ска­зал, что убе­ж­дать его не на­до, он уже в кур­се с кем име­ет де­ло. И ещё ска­зал, что очень бла­го­да­рен мне, что сно­ва чув­ст­ву­ет се­бя в де­ле. Я улыб­нул­ся в от­вет и пред­ло­жил, всё же, не лезь на­ро­жон. Мы за­шли на кух­ню, вы­пи­ли по чаш­ке ко­фе, при­хва­ти­ли фрук­ты и по­шли встре­чать эс­кор­ты. Вре­мя ещё бы­ло и мы, не­спе­ша, про­гу­ли­ва­лись по ал­лее. В этот мо­мент при­шло пер­вое не­при­ят­ное из­вес­тие. Я вклю­чил smart.
   - Код один. У нас про­бле­ма. Свя­зи со спут­ни­ка­ми нет. Бло­ки­ро­ва­ны все ка­на­лы спут­ни­ко­вой свя­зи. За­пас­ные ка­на­лы в том чис­ле. На кор­те­жи со­вер­ше­но на­па­де­ние. Все вер­то­лё­ты вер­ну­лись на ба­зу в со­от­вет­ст­вии с при­ка­зом. От во­ди­те­лей ин­фор­ма­ции нет. Код один ко­нец свя­зи.
   Шон и без мо­их слов по­нял, что на­ча­лись про­бле­мы. Мы рва­ну­ли к кот­тед­жу. До кот­тед­жа ос­та­ва­лось мет­ров де­сять, ко­гда мы по­ня­ли, что опо­зда­ли. Сза­ди к во­ро­там вил­лы уже при­бли­жа­лись три ма­ши­ны с эс­кор­том, а впе­ре­ди с раз­ных сто­рон кот­тед­жа на нас шли уже так хо­ро­шо зна­ко­мые нам го­рил­лы. В обе­их ру­ках они дер­жа­ли по пуш­ке, о по­бе­ге не мог­ло быть и ре­чи. Один гарк­нул мне вы­ки­нуть пис­то­лет. С боль­шой не­охо­той дос­тал бе­ре­ту и от­бро­сил её в сто­ро­ну. Не очень да­ле­ко, но шан­сов всё рав­но не бы­ло.
   - Вас-то нам и бы­ло нуж­но. Мы зна­ли, что вы уст­рои­ли ло­вуш­ку и ни­ка­ко­го ру­ко­во­дства здесь не бу­дет. Но, то, что вы бу­де­те здесь, мы зна­ли точ­но и пе­ре­хит­ри­ли вас. Те­перь бу­де­те петь как соловьи. Мы и так поч­ти всё зна­ем, но кое-что вы знае­те луч­ше нас. На­при­мер, мы не ожи­да­ли, что глав­ный в опе­ра­ции Шон. Сна­ча­ла мы при­ня­ли его за под­ста­ву. Да и рус­ским кое-что уда­лось скрыть. Те­перь всё бу­дет про­ще. Руч­ки на го­ло­ву и впе­рёд. Вот гад, но при­шлось под­чи­нить­ся. Пер­вая ма­ши­на уже въез­жа­ла в во­ро­та. Это фи­ниш, по­ду­мал я и горь­ко улыб­нул­ся Шо­ну. Та­кая под­го­тов­ка и всё на­прас­но. Да, на­до при­знать, они то­же не­пло­хо под­го­то­ви­лись. И в этот мо­мент, от вне­зап­но­сти мы оба вздрог­ну­ли, раз­да­лись под­ряд два вы­стре­ла. Я ре­шил, что это всё, но в сле­дую­щий мо­мент уви­дел па­даю­щие те­ла на­ших вра­гов. Тут же грох­нул тре­тий вы­стрел, и я ус­лы­шал звук от­ре­ка­ше­тив­шей от стек­ла пу­ли. Стре­ля­ли в во­ди­те­ля при­бли­жав­шей­ся ма­ши­ны, но стек­ло ока­за­лось бро­ни­ро­ван­ным. Мы с Шо­ном изо всех сил рва­ну­ли к кот­тед­жу. На хо­ду я вы­хва­тил smart и про­кри­чал сто первый первому код 3, 7, 13. Мы про­ле­те­ли в дверь, да­же не за­ме­тив её. Пер­вым Шон, я за ним мы вва­ли­лись в по­тай­ной ход. Я мгно­вен­но за­крыл его и пом­чал­ся вслед за Шо­ном, как вдруг но­ги у ме­ня под­ко­си­лись и я, те­ряя соз­на­ние, упал. Оч­нул­ся от шу­ма во­ды. Это бы­ли зву­ки той са­мой реч­ки, у ко­то­рой я уже был се­го­дня ут­ром. Шон си­дел ря­дом. Гряз­ный, с вы­тя­нув­шим­ся ли­цом, но улы­баю­щий­ся. Что слу­чи­лось, спро­сил я, пы­та­ясь оце­нить своё со­стоя­ние.
   - Я ду­маю, эти уб­люд­ки вклю­чи­ли свой при­бор. Ты что-то вы­крик­нул и упал. Мне то­же бы­ло со­всем хре­но­во, но­ги под­ка­ши­ва­лись, но соз­на­ние не под­ве­ло. Сна­ча­ла пы­тал­ся полз­ти к те­бе, но ни­че­го не по­лу­чи­лось. На­вер­ху раз­да­лось не­сколь­ко мощ­ных взры­вов, и вся ско­ван­ность сле­те­ла, как не бы­ло. Ты ос­та­вал­ся без соз­на­ния. Я вы­та­щил те­бя на све­жий воз­дух и сам ре­шил пе­ре­вес­ти дух. Ты ды­шал, и я по­нял, с то­бой про­блем быть не долж­но. Ми­нуть че­рез пят­на­дцать ты оч­нул­ся.
   - Ты не за­ме­тил, кто и от­ку­да уло­жил этих го­рилл?
   - Нет. Я уже пред­став­лял се­бе кар­тин­ки бу­ду­ще­го. Но зна­ешь, стре­ля­ли из­да­ле­ка, из очень мощ­ной вин­тов­ки. Знал бы кто это, мо­лил­ся бы на не­го до кон­ца жиз­ни.
   - Лад­но, по­шли, нас уже долж­ны бы ис­кать.
   Я вклю­чил smart, на­брал код, и как ни в чем, ни бы­ва­ло, ус­лы­шал спо­кой­ный го­лос.
   - Сто первый, как вы там? Где вы? Мы вас ищем.
   - Пер­вый, мы дви­жем­ся от реч­ки в сто­ро­ну до­ро­ги к вил­ле. Рад вас слы­шать. Ка­кие но­во­сти?
   - На­де­юсь, это вы нам ско­ро всё рас­ска­же­те. Я пе­ре­дал на­прав­ле­ние на вас по­ис­ко­вой груп­пе. Мы ви­дим вас со спут­ни­ка. До встре­чи!
   И дей­ст­ви­тель­но, в на­шу сто­ро­ну бе­жа­ло уже не­сколь­ко че­ло­век. На мес­те вил­лы бы­ло толь­ко по­ле, усе­ян­ное во­рон­ка­ми, об­лом­ка­ми по­стро­ек, ма­шин, сло­ман­ны­ми де­ревь­я­ми, ка­ким-то му­со­ром и хла­мом. Мы шли на­встре­чу бе­гу­щим к нам лю­дям и ма­ха­ли им ру­ка­ми. В об­щем-то, опе­ра­ция поч­ти уда­лась, вот толь­ко ко­му ска­зать спа­си­бо за на­ше спа­се­ние, по­ка бы­ло не яс­но. Мо­жет быть фран­цу­зам?
   Ра­дость встре­чи бы­ла не­опи­суе­ма. Фран­цу­зы и во­об­ще-то до­б­рые, жиз­не­ра­до­ст­ные лю­ди. Нас хо­те­ли уса­дить в ма­ши­ны, ря­дом стоя­ла ско­рая по­мощь, хо­ди­ли вра­чи в бе­лых ха­ла­тах. Мы от­ка­за­лись от по­мо­щи, и вме­сте с при­став­лен­ным к нам офи­це­ром, его зва­ли Жорж, по­шли ос­мат­ри­вать ос­тат­ки вил­лы. Ог­ля­дев всё во­круг, я по­нял, что с тер­ми­ном унич­то­жить всё мы по­го­ря­чи­лись. На всю вил­лу хва­ти­ло бы и од­ной ра­ке­ты, а их бы­ло пять. Пред­ме­тов круп­нее по­лу­мет­ра на тер­ри­то­рии не ос­та­лось во­об­ще. Вы­жить здесь не мог ни­кто, но ме­ня ин­те­ре­со­ва­ли не столь­ко те­ла, сколь­ко од­но те­ло и один пред­мет. Я объ­яс­нил Шо­ну, что ищем, и мы раз­бре­лись по тер­ри­то­рии. Кро­ме нас, её ос­мат­ри­ва­ло ещё че­ло­век два­дцать, ес­ли не боль­ше. Они всё со­би­ра­ли в по­ли­эти­ле­но­вые меш­ки и скла­ды­ва­ли их в не­боль­шой гру­зо­ви­чок, ко­то­рый был за­пол­нен уже поч­ти на треть. На­ши шан­сы хоть что-то най­ти бы­ли весь­ма не ве­ли­ки. Но толь­ко мне бы­ло из­вест­но, что в мо­мент взры­ва аф­га­нец с при­бо­ром сто­ял око­ло вхо­да в тон­нель. Не при­вле­кая вни­ма­ния, ту­да я и на­пра­вил­ся. Най­ти эту дыр­ку ока­за­лось не­про­сто, и всё же, по­плу­тав ми­нут два­дцать, два­дцать пять, я об­на­ру­жил вход. Од­на­ко, си­ла взры­вов бы­ла столь ве­ли­ка, что и ка­би­нет и лю­дей, ко­то­рые в нём бы­ли, ра­зо­рва­ло на кус­ки и раз­бро­са­ло да­ле­ко в сто­ро­ны. Я при­нял­ся кон­цен­три­че­ски­ми кру­га­ми ос­мат­ри­вать ок­ре­ст­но­сти вхо­да. Ко мне уже ста­ли при­бли­жать­ся лю­ди, ко­то­рые ме­то­дич­но, це­пью ос­мат­ри­ва­ли тер­ри­то­рию, ко­гда я за­ме­тил не­да­ле­ко от се­бя ров­ный, хо­ро­шо от­по­ли­ро­ван­ный ка­ме­шек, край ко­то­ро­го по­бле­ски­вал на солн­це. У ме­ня за­мер­ло серд­це. Это он! Я по­до­шёл бли­же, ру­ка­ми уб­рал зем­лю по кра­ям и уви­дел тот са­мый пред­мет, по­хо­жий на кас­тет, о ко­то­ром рас­ска­зы­вал Шон. Боль­ше все­го он на­по­ми­нал объ­ём­ный эл­лип­со­ид. Ко мне уже по­до­шли лю­ди. Пер­вым за­го­во­рил Жорж.
   - Это то, что ты ис­кал?
   - По­хо­же на то, но ес­ли его взять в ру­ки, не­из­вест­но чем это мо­жет кон­чить­ся. Его на­до вы­ко­пать вме­сте с боль­шим объ­ё­мом зем­ли, мет­ра по два с ка­ж­дой сто­ро­ны и дос­та­вить в по­ме­ще­ние, ку­да ни у ко­го не бу­дет дос­ту­па. Очень со­мне­ва­юсь, что его уда­ст­ся со­хра­нить хо­тя бы до ве­че­ра. У них есть ещё та­кие при­бо­ры, и они на­вер­ня­ка ис­поль­зу­ют их, что бы вер­нуть или унич­то­жить этот. И ни­кто не смо­жет им по­ме­шать в этом. В луч­шем слу­чае у нас есть счи­тан­ные ча­сы, что бы хоть что-то по­нять. Ли­бо ри­ск­нуть жиз­нью и по­пы­тать­ся пря­мо здесь что-то уз­нать об этой шту­ко­ви­не. Есть же­лаю­щие по­про­бо­вать? Шон ска­зал, что он го­тов ри­ск­нуть. И тут мне при­шла в го­ло­ву ин­те­рес­ная мысль.
   - Жорж, са­мо­лё­ты ещё в го­тов­но­сти?
   - Да, ни­ка­ких дру­гих при­ка­зов не бы­ло.
   - Где вер­то­лё­ты?
   - В ми­ну­те ходь­бы от­сю­да.
   - Бе­жим от­сю­да пу­лей.
   Шон. Ты го­тов был ри­ск­нуть?
   - Да.
   - Хва­тай эту шту­ко­ви­ну, и бе­жим что есть сил за Жор­жем к вертолёту.
   Ни­ко­му по­вто­рять не при­шлось. Шон схва­тил ше­ле­зя­ку, на се­кун­ду за­дер­жал­ся, но ни­че­го страш­но­го не про­изош­ло, и мы втро­ём по­нес­лись, что бы­ло сил за Жор­жем. На хо­ду я кри­чал Жоржу.
   - Ле­тим к са­мо­лё­там. Са­мо­лёты в воз­дух на сопровождение вертолётов, и сби­вать всё, что бу­дет к ним при­бли­жать­ся. Две три эс­кад­ри­льи ис­тре­би­те­лей на при­кры­тие, ес­ли по­на­до­бит­ся то и боль­ше.
   До вер­то­лё­та мы до­б­ра­лись мень­ше чем за 20 се­кунд. За­ве­лись и взле­те­ли ещё три­дцать. Ожил smart.
   - Первый сто пер­во­му, на аэ­ро­дро­ме про­изо­шёл взрыв скла­дов с бое­за­па­сом. Взлёт­ная по­ло­са и са­мо­лё­ты унич­то­же­ны. На вер­то­лёт­ной пло­щад­ке си­туа­ция ана­ло­гич­ная. Ря­дом с ва­ми код пять. Он об­ла­да­ет всей до­пол­ни­тель­ной ин­фор­ма­ци­ей о воз­мож­но­стях на­шей сис­те­мы. Ру­ко­во­дство опе­ра­ци­ей ос­та­ёт­ся за ва­ми, ва­ши пол­но­мо­чия рас­ши­ре­ны и под­твер­жде­ны. Со­от­вет­ст­вую­щие служ­бы НАТО и со­пре­дель­ных стран пре­ду­пре­ж­де­ны, вы мо­же­те рас­счи­ты­вать на их под­держ­ку. Уда­чи!
   Тря­су­щи­ми­ся ру­ка­ми на­би­раю но­мер Пи­тэ­ра. Как дол­го тя­нут­ся се­кун­ды.
   - Бай­ерт, слу­шаю.
   - Это Mykl. Сроч­нее сроч­но­го нуж­но уно­сить но­ги! При­бор у нас, но сбить или унич­то­жить нас на су­ше для них не про­бле­ма. Нуж­на по­мощь! Где-ни­будь по­бли­же к Ка­ле. Пред­по­ла­га­ем уд­рать на чём-ни­будь с любого близ ле­жа­ще­го аэ­ро­дро­ма. Ко­гда ухо­дит шаттл и как бы­ст­ро его мож­но за­пус­тить? Мож­но ли во­об­ще, се­го­дня, хоть что-то за­пус­тить на ор­би­ту? Воз­мож­но, что-то есть у рус­ских?
   - Па­рень. Ты со­шёл с ума. Та­кие ве­щи на ара­па не де­ла­ют­ся. Постараюсь что-нибудь узнать, и че­рез ми­ну­ту свяжусь с тобой.
   - Про­шло боль­ше двух ми­нут. На­пря­же­ние всех сил, про­сто виб­ри­ро­ва­ло в ка­би­не вер­то­лё­та, ох­ва­ты­вая поч­ти па­ни­кой всех, и да­же пи­лот на­чал по­ни­мать, что про­ис­хо­дит что-то ис­клю­чи­тель­но опас­ное. Нас мог­ли сбить в лю­бой мо­мент. Во­прос толь­ко в том, вто­рой прибор уже здесь, или его пы­та­ют­ся дос­та­вить во Фран­цию. На­ко­нец-то smart за­виб­ри­ро­вал.
   - Не­да­ле­ко от Ка­ле есть спор­тив­ный аэ­ро­дром. Под­ни­май­тесь в воз­дух на лю­бой ма­ши­не. Я свя­жусь с ва­ми поз­же.
   За­даю Жор­жу во­прос с на­мё­ком.
   - Жорж, по­бли­зо­сти спор­тив­ный аэ­ро­дром есть?
   - Да, ми­нут пять лё­ту, там спор­тив­ный аэ­ро­клуб, у них есть не­сколь­ко вер­то­лё­тов.
   - А что-ни­будь спор­тив­ное, ле­таю­щее?
   - Долж­но быть.
   - Так ле­тим же бы­ст­рее.
   Пи­ло­ту не при­шлось ни­че­го объ­яс­нять. Он раз­вер­нул вер­то­лёт и на очень низ­кой вы­со­те по­ле­тел на спор­тив­ный аэ­ро­дром. До­б­ра­лись бла­го­по­луч­но. Удо­сто­ве­ре­ние Жор­жа дей­ст­во­ва­ло без­от­каз­но. Нам предложили Piper PA-28R-200.
  
   0x01 graphic
  
   Ар­та­чить­ся яв­но не стои­ло. Про­ща­ние бы­ло не дол­гим. Мы с Шо­ном пы­та­лись пе­ре­вес­ти дух уже в по­лё­те. Пи­лот рас­сме­ял­ся.
   - Вы че­го та­кие пе­ре­пу­ган­ные, на вас ли­ца нет, смот­реть страш­но. Здесь вам ни­че­го не гро­зит, ус­по­кой­тесь. Са­мо­лёт взле­тел, и мож­но бы­ло пе­ре­вес­ти дух, по­ка его ещё не сби­ли.
   - Сто пер­вый пер­во­му, вы ме­ня слы­ши­те?
   - Да, сто пер­вый, го­во­ри­те.
   - С аэ­ро­дро­ма под Ка­ле не­об­хо­ди­мо эва­куи­ро­вать всех, ко­го толь­ко воз­мож­но. Ина­че мо­гут быть серь­ёз­ные про­бле­мы. Все, кто ос­та­нет­ся долж­ны по­пря­тать­ся как мыш­ки в но­ры и не по­ка­зы­вать но­са. Тер­ро­ри­сты там бу­дут уже в счи­тан­ные ми­ну­ты. Пре­ду­пре­ди­те, что бы ни­кто ни­че­го не скры­вал и, что бы на лю­бые во­про­сы все пе­ли, как со­ло­вьи. И да­же в этом слу­чае воз­мож­ны жерт­вы. Про­тив­ник разъ­я­рён и пой­дёт на всё ра­ди на­ше­го унич­то­же­ния.
   Всё по­нят­но, Жор­жу от­да­ны со­от­вет­ст­вую­щие ука­за­ния. И вам уда­чи!
   Тут же на­би­раю код Фрэн­ка.
   - Mykl, при­вет. В об­щих чер­тах мы в кур­се про­ис­хо­дя­ще­го. Чем мо­жем по­мочь?
   - Фрэнк, ты го­во­рил, что встре­ча в Пра­ге под­го­тов­ле­на?
   - Да, те­бя там ждут.
   - Хо­ро­шо. Мне ну­жен код встре­чи и зво­нок на мой smart из трёх те­ле­фон­ных бу­док под­ряд с ин­тер­ва­лом в де­сять ми­нут по­сле за­про­са с ко­да сто один. Кро­ме то­го, мне нуж­ны до­пол­ни­тель­ные ко­ды свя­зи и ма­ши­на в Швей­ца­рии по ко­ду два.
   - До­го­во­ри­лись. Что ещё?
   - По­ка всё, до свя­зи, уда­чи!
   Smart дрог­нул, и я уже слу­шал го­лос Бай­ер­та.
   - Mykl, в бли­жай­шее вре­мя за­пуск шатт­ла не­воз­мо­жен. Од­на­ко, зав­тра рус­ские за­пус­ка­ют на стан­цию свой гру­зо­вик. Они не про­тив взять до­пол­ни­тель­ный вес, но не боль­ше де­ся­ти ки­ло­грамм. Как пе­ре­дать им груз?
   - Ско­рее не как пе­ре­дать, а как бы­ст­рее все­го под­нять его в воз­дух. Мо­гут ли рус­ские за­брать пакет и на­ше­го че­ло­ве­ка в Швей­ца­рии на чём-ни­будь сверх­зву­ко­вом и дос­та­вить к стар­ту ко­раб­ля? Сверх­зву­ко­вом в пря­мом смыс­ле. По­верь­те, ина­че он про­сто не до­ле­тит. Ни­ка­ких раз­го­во­ров о мес­те встре­чи в Швей­ца­рии. Ко­гда всё бу­дет под­го­тов­ле­но, мне нуж­но очень ко­рот­кое со­об­ще­ние, за пят­на­дцать ми­нут до вы­ле­та, от пилотов мне, не­по­сред­ст­вен­но, код сто один на мой smart.
   - Ты, ви­ди­мо, ду­ма­ешь, что по­мощ­ни­ку пре­зи­ден­та не­чем за­нять­ся, и ре­шил раз­влечь его, не­мно­го, ра­бо­той... Чёрт те­бя зна­ет, воз­мож­но, ты и прав, хо­тя, обыч­но, аген­ты ра­бо­та­ют на пре­зи­ден­та, а не на­обо­рот. По­смот­рю, что мож­но сде­лать. Кон­так­ты, по ме­ре ре­ше­ния во­про­сов. До свя­зи.
   Пи­лот до­ж­дал­ся окон­ча­ния пе­ре­го­во­ров и спро­сил, ку­да ле­тим?
   - А ку­да мы ле­тим сей­час? В сто­ро­ну про­ли­ва.
   - От­лич­но. Мо­жем ли мы уй­ти от ра­да­ров над про­ли­вом?
   - Па­ра пре­ду­пре­ж­де­ний и со­бьют. Хо­тя, тео­ре­ти­че­ски, мож­но.
   - То­гда так и сде­ла­ем. Раз­ре­ше­ние скрыть­ся от ра­да­ров бу­дет по­лу­че­но, а вот со­бьют нас или нет, бу­дет за­ви­сеть толь­ко от вас. Сбить нас по­пы­та­ют­ся не во­ен­ные, а пре­ступ­ни­ки. Имен­но от них мы и пы­та­ем­ся уй­ти. В удоб­ном мес­те, сде­лай­те всё, что­бы нас не ви­де­ли ра­да­ры и возь­ми­те курс на Же­не­ву. Знае­те ли вы ка­кой-ни­будь не­боль­шой спор­тив­ный аэ­ро­дром не­да­ле­ко от Же­не­вы?
   - Да, знаю. Су­дя по все­му, вам ну­жен и во­ен­ный аэ­ро­дром?
   - Из­лиш­не хо­ро­ший слух, ино­гда ме­ша­ет здо­ро­вью! Но вы пра­вы. Нас ин­те­ре­су­ет та­кая ин­фор­ма­ция.
   - Ду­маю, смо­гу вам по­мочь. Ко­гда-то я был во­ен­ным лёт­чи­ком и хо­ро­шо знаю эти мес­та. Мо­гу сде­лать так, что ни­кто не уз­на­ет, где мы при­зем­лим­ся и ко­гда.
   - Это бы­ло бы иде­аль­но. Ещё од­на прось­ба, вы­клю­чи­те ра­цию и ни­ка­кой свя­зи, ни с кем. За­се­кут ра­цию, нам уже ни­что не по­мо­жет. Воз­мож­но, что это из­лиш­няя ме­ра, но, ду­маю, и она бу­дет оп­рав­дан­ной в дан­ном слу­чае, всё-та­ки, жизнь ещё ни­ко­му не ме­ша­ла.
   Мы про­ле­те­ли уже боль­ше по­ло­ви­ны про­ли­ва, ко­гда са­мо­лёт рез­ко спи­ки­ро­вал вниз и вы­ров­нял­ся лишь у са­мой во­ды. Чуть ли не ка­са­ясь её, мы сме­ни­ли курс и, ка­ж­дую ми­ну­ту рис­куя чирк­нуть кры­лом во­ду, взя­ли курс на Швей­ца­рию, по край­ней ме­ре, я так ду­мал.
  
   0x01 graphic
  
   Оты­скать ма­лень­кий Piper в не­бе Фран­ции за­да­ча не про­стая, од­на­ко, кто их зна­ет, ка­кие у них воз­мож­но­сти. Виб­ра­тор smart'а пре­рвал мои раз­мыш­ле­ния.
   - Пер­вый сто пер­во­му, мы ви­дим вас. Не вол­нуй­тесь, наш КП бы­ст­ро най­ти не уда­ст­ся. Этот ка­нал свя­зи бу­дет ис­поль­зо­ван толь­ко один раз, уч­ти­те это. Мы по­ни­ма­ем, с ка­кой опас­но­стью столк­ну­лись. На все ва­ши дей­ст­вия зе­лё­ный свет. Все струк­ту­ры НАТО го­то­вы к ис­пол­не­нию при­ка­за по ко­ду, ко­то­рый у вас в при­ло­же­нии. По ли­нии НАТО за­дей­ст­во­ва­на пря­мая по­сто­ян­ная связь с Рус­ски­ми. В Швей­ца­рии вас встре­тят два Миг-35. Они го­то­вы взять на борт ва­ше­го че­ло­ве­ка. Ко­ор­ди­на­ты встре­чи из­вест­ны ва­ше­му пи­ло­ту по его старой работе. Пусть по­ше­ве­лит моз­га­ми. Во­про­сы есть?
   - Спа­си­бо пер­вый. Во­про­сов нет, но лю­би­мое ме­сто иг­ра­ет, как на ба­ла­лай­ке. На­де­юсь, ус­пе­ем, и всё обой­дёт­ся, хо­тя шан­сов, ну, в об­щем, са­ми по­ни­мае­те. Спа­си­бо за под­держ­ку. Связь по ко­ду два. До встре­чи.
   На ду­ше ста­ло как-то по­лег­че. Шон си­дел ти­хо и ду­мал о чём-то сво­ём. Пи­лот во­про­си­тель­но по­смат­ри­вал на ме­ня, и я на­чал раз­го­вор.
   - Сколь­ко ещё ле­теть?
   - Ча­са пол­то­ра. А ку­да ле­тим-то?
   - Да, са­мое смеш­ное, что кро­ме те­бя это­го ещё ни­кто не зна­ет. Те­бе ве­ле­но по­ше­ве­лить моз­га­ми. От­вет где-то там. Аэродром знакомый тебе по старой работе.
   - Что-то ни­че­го ум­но­го не при­хо­дит в го­ло­ву, хо­тя, не­да­ле­ко от Цю­ри­ха есть во­ен­ный аэ­ро­дром Дю­бен­дорф. Именно там и была наша база. Сейчас его ис­поль­зу­ют для вся­ко­го ро­да по­ка­зов, кон­цер­тов, но в прин­ци­пе, это впол­не класс­ный аэ­ро­дром и двадцать девятые са­дят­ся на не­го без про­блем. Я как-то ви­дел там такой с не­мец­ким кре­стом Люф­тваф­фе на бор­ту. Ви­ди­мо, от ГДР ос­тал­ся. Есть ещё па­ра во­ен­ных аэ­ро­дро­мов, но там я бы­вал очень ред­ко. Их ко­ор­ди­на­ты и раз­ре­ше­ние на по­сад­ку на­до за­пра­ши­вать по ра­дио.
   - О раз­ре­ше­ни­ях мо­жешь не ду­мать, все раз­ре­ше­ния у нас уже есть. Сесть бы хоть где-ни­будь нор­маль­но. Похоже, что первый из них, то, что нам надо. Дю­бен­дорф так Дю­бен­дорф, осо­бо вы­би­рать не при­хо­дит­ся.
   Убаю­кан­ный по­лё­том, шу­мом мо­то­ра и на­пря­же­ни­ем по­след­них со­бы­тий, Шон за­дре­мал. У ме­ня то­же сли­па­лись гла­за, но рас­слаб­лять­ся бы­ло ра­но­ва­то. Соб­ст­вен­но про­ин­ст­рук­ти­ро­вать Шо­на я ещё ус­пею, пусть от­дох­нёт чу­ток. Ему ещё пред­сто­ит не­ма­ло. Класс­ный па­рень он ока­зал­ся. А ведь по­на­ча­лу он мне не по­нра­вил­ся. Вни­ма­тель­нее на­до быть. Та­кие ошиб­ки мо­гут до­ро­го сто­ить. Сей­час я и Шон един­ст­вен­ные, кто зна­ет судь­бу ап­па­ра­та. Пи­лот зна­ет и ме­ня и Шо­на, но ре­аль­ной ин­фор­ма­ции у не­го нет. Толь­ко тер­ро­ри­сты это­го не зна­ют. Они за­му­ча­ют и убь­ют его, ес­ли най­дут. Ему то­же нуж­на за­щи­та. А ведь пи­лот зна­ет своё де­ло. Уже пол­то­ра ча­са мы ле­тим и не ви­де­ли ни од­но­го круп­но­го го­ро­да или на­се­лён­но­го пунк­та. Ле­тим чуть вы­ше крыш до­мов. Ещё с пол­ча­са и мы в Дю­бен­дор­фе. Я ок­лик­нул пи­ло­та. Он обер­нул­ся и смот­рел на ме­ня.
   - Из-за нас у те­бя мо­гут быть серь­ёз­ные про­бле­мы. Те­бе при­дёт­ся взять не­боль­шой от­пуск и от­дох­нуть в сто­ро­не от ци­ви­ли­за­ции. Все рас­хо­ды бу­дут оп­ла­че­ны, плюс от­пу­ск­ные. Твоё на­чаль­ст­во уже в кур­се и ос­лож­не­ний с ра­бо­той не бу­дет. Род­ст­вен­ни­ки в безо­пас­ном мес­те, но свя­зать­ся с ни­ми по­ка нель­зя. Встретитесь без проблем, когда всё немного успокоится, примерно через неделю, другую. Под­роб­но­сти и ин­ст­рук­ции в Же­не­ве.
   По­хо­же па­рень он не глу­пый. Ни­ка­ких во­про­сов за­да­вать не стал. Сработал вибратор Smart'а. Короткий взгляд, и стало ясно, что пришла ин­фор­ма­ция от рус­ских. В со­об­ще­нии бы­ло не­мно­го. Ждём на мес­те. Ви­де­ли вас. Во­круг всё спо­кой­но. Ин­те­рес­но, они нас ви­де­ли, а мы их нет. Так ведь и сбить мо­гут. Лад­но, по­ка не сби­ли. Я ок­лик­нул Шо­на.
   - Шон, мы поч­ти на мес­те. Те­бе при­дёт­ся со­про­во­ж­дать эту шту­ку до са­мой за­груз­ки её в рус­ский гру­зо­вик. Так у них на­зы­ва­ет­ся ра­ке­та, ко­то­рая снаб­жа­ет ме­ж­ду­на­род­ную кос­ми­че­скую стан­цию всем не­об­хо­ди­мым. До по­след­не­го мо­мен­та ни­кто не дол­жен её ви­деть. В слу­чае про­блем, по­пы­тай­ся её унич­то­жить, хо­тя не уве­рен, воз­мож­но ли это. И всё-та­ки, по­пы­тать­ся ты дол­жен. Код один за­крыт. Лю­бая ин­фор­ма­ция по не­му, фаль­шив­ка. Связь по ко­ду два. Ни пу­ха те­бе, ни пе­ра, как го­во­рил мой друг. Ты дол­жен ска­зать, к чёр­ту.
   - К чёр­ту. До встре­чи Mykl.
   Наш Piper уже шёл на по­сад­ку. В на­ча­ле по­ло­сы стоя­ли два кра­сав­ца МИГи. Пи­ло­ты со шле­ма­ми в ру­ках стоя­ли ря­дом. Мы бы­ст­ро раз­вер­ну­лись, под­ка­ти­ли к ис­тре­би­те­лям и вы­ско­чи­ли из на­ше­го спа­си­те­ля Piper'а. Пи­лот от­вёл Piper по­даль­ше от МИ­Гов. Шо­на бы­ст­ро вло­жи­ли в кос­тюм, на­де­ли шлем и по­ло­жи­ли в крес­ло вто­ро­го пи­ло­та. Эта процедура и его вид в костюме, это было что-то. Мы хо­хо­та­ли от уви­ден­но­го, но это ещё бы­ла и нерв­ная раз­ряд­ка. Ис­тре­би­те­ли кра­си­во раз­вер­ну­лись на взлёт, и ко­гда уже взре­ве­ли дви­га­те­ли про­изош­ло не­ожи­дан­ное. Со сто­ро­ны уже за­хо­дя­ще­го солн­ца по­ка­зал­ся ис­тре­би­тель. Я подумал, бы­ло, что это рус­ские под­стра­хо­ва­лись и при­сла­ли тре­тий са­мо­лёт, но кре­сты на фю­зе­ля­же бы­ст­ро раз­вея­ли со­мне­ния. Это был не­мец­кий "Тор­на­до". В мо­мент, ко­гда ми­ги уже на­би­рая ско­рость, за­дра­ли но­сы и взле­те­ли, на мес­те, где они толь­ко что стоя­ли, взо­рва­лась ра­ке­та. Огромный кусок взлётной полосы подкинуло в воздух, и он разлетелся на мелкие осколки. Мы на­хо­ди­лись, до­воль­но, да­ле­ко и всё же нас ох­ва­ти­ла го­ря­чая вол­на и от­бро­си­ла в сто­ро­ну. Кра­ем гла­за я за­ме­тил как один из ми­гов, в не­мыс­ли­мом ви­ра­же вы­пус­тил ра­ке­ту, и Тор­на­до, вспых­нув ог­ром­ным фа­ке­лом, про­сто раз­ва­лил­ся на кус­ки пря­мо в воз­ду­хе. Да, рус­ские ре­бя­та не про­мах. Так бы­ст­ро со­ри­ен­ти­ро­вать­ся и при­нять ре­ше­ние, а ведь ни­ка­ких ко­манд не бы­ло, они всё де­ла­ли на свой страх и риск. Всё это про­изош­ло бу­к­валь­но за не­сколь­ко се­кунд. Об­лом­ки ис­тре­би­те­ля па­да­ли уже за пре­де­ла­ми аэ­ро­дро­ма. А вдруг на нём то­же был при­бор? На­до ид­ти всё тща­тель­но ос­мот­реть. Ми­ги сде­ла­ли круг, по­ка­ча­ли крыль­я­ми и уле­те­ли.
  
   0x01 graphic
  
   Са­мый тща­тель­ный ос­мотр мес­та па­де­ния и всей при­ле­гаю­щей тер­ри­то­рии ни­че­го не дал. Ви­ди­мо, на бор­ту Тор­на­до ап­па­ра­та не бы­ло. И всё-та­ки, как они уз­на­ли? Но сей­час бы­ло не до это­го, на­до бы­ло уно­сить но­ги и как мож­но бы­ст­рее. Наш Piper за­пра­ви­ли бы­ст­ро и мы без лиш­них объ­яс­не­ний взле­те­ли. И очень во­вре­мя. На го­ри­зон­те поя­ви­лись ещё па­ра Тор­на­до. Мы пе­ре­гля­ну­лись с пи­ло­том, но ни­че­го го­во­рить уже не при­шлось, он и сам по­ни­мал, что к че­му. Ис­тре­би­те­ли опус­ти­лись к взлёт­ной по­ло­се, сде­ла­ли па­ру кру­гов над аэ­ро­дро­мом и уле­те­ли. На­шей ра­до­сти не бы­ло пре­де­ла. Те­перь нас за­щи­тить бы­ло не­ко­му, и мы хо­ро­шо это по­ни­ма­ли. До Же­не­вы ещё бы­ло чуть боль­ше ча­са по­ле­та, и мы до­воль­ные, что ещё жи­вы, са­мое не­при­ят­ное для нас по­за­ди, не­ожи­дан­но для се­бя са­мих, за­пе­ли, нет, за­ора­ли мар­сель­е­зу. Нас ох­ва­ти­ла эй­фо­рия, но я по­ни­мал, что это шок по­сле пе­ре­жи­то­го, пе­ре­стал орать и пы­тал­ся взять се­бя в ру­ки. Са­мо­лёт рас­ка­чи­вал­ся, пи­лот орал, раз­ма­хи­вал ру­ка­ми, я был поч­ти уве­рен, что сей­час мы ку­да-ни­будь сва­лим­ся. И для это­го нам не нуж­ны ни­ка­кие тер­ро­ри­сты. Мы ух­ло­па­ем се­бя са­ми. Все-та­ки, пи­лот за­ме­тил, что я мол­чу, пе­ре­стал орать, са­мо­лёт вы­ров­нял­ся, и в ка­би­не во­ца­ри­лась ти­ши­на. Ин­те­рес­но, ку­да по­ле­те­ли Тор­на­до? Уж не до­го­нять ли Ми­ги?
   - Сто пер­вый пер­во­му.
   - Пер­вый на свя­зи.
   - На аэ­ро­дро­ме Дю­бен­дорф ата­ко­ва­ны не­мец­ким Тор­на­до. Са­мо­лёт унич­то­жен МИ­Га­ми. Опе­ра­ция за­кон­че­на. Ис­крен­не бла­го­да­рен за по­мощь и под­держ­ку. Рад, что со­труд­ни­че­ст­во ока­за­лось эф­фек­тив­ным. Уда­чи вам. В слу­чае край­ней не­об­хо­ди­мо­сти связь по ко­ду на но­ме­ре Е74515.
   - Сто пер­вый, вза­им­но! Два ис­тре­би­те­ля Тор­на­до, на­ру­ши­те­ли, унич­то­же­ны си­ла­ми НАТО в Гер­ма­нии. МИ­Ги уш­ли бла­го­по­луч­но. Ме­сто па­де­ния на­ру­ши­те­лей об­сле­ду­ет­ся. До на­стоя­ще­го вре­ме­ни ни­че­го зна­чи­тель­но­го не об­на­ру­же­но. Уда­чи! При­ят­но бы­ло с ва­ми ра­бо­тать.
   И, хо­тя, рас­слаб­лять­ся бы­ло ещё ра­но, но ста­ло всё-та­ки по­лег­че. Бы­ло оче­вид­но, что пе­ре­дыш­ка очень не­дол­гая. Про­тив­ник сде­ла­ет всё, что бы вер­нуть при­бор и у не­го для это­го есть всё не­об­хо­ди­мое. Од­на­ко, им нуж­но вре­мя, что бы вы­яс­нить, где он. А сде­лать это мгно­вен­но не мо­гут да­же они. Шон для них, по­ка, не­до­ся­га­ем. Где он они не зна­ют. Тем не менее, они ду­ма­ют, что имен­но он ос­нов­ной про­тив­ник. И это хо­ро­шо. Но не для ме­ня. Те­перь я един­ст­вен­ная ни­точ­ка к Шо­ну. В опас­но­сти все, кто свя­зан со мной. Сей­час бы са­мое вре­мя вый­ти из иг­ры, но за­да­ние ещё не вы­пол­не­но, при­дёт­ся ра­бо­тать. Де­вуш­ки и пи­лот уже вне иг­ры и мо­гут спо­кой­но вер­нуть­ся до­мой. Ед­ва ли име­ет смысл им мстить сей­час, тем бо­лее в столь ост­рой си­туа­ции. По­ка про­тив­ни­ку не до них. Пи­лот па­рень яв­но не из сла­бых, но то­же при­тих и не бол­та­ет, как рань­ше о безо­пас­но­сти. На­чал по­ни­мать, что по­пал в пе­ре­плёт. Лад­но, вер­нёт­ся до­мой, отой­дёт, лишь бы не бол­тал лиш­не­го. Я дос­тал smart, на­брал но­мер Мик­ки.
   - При­вет! У ме­ня всё в нор­ме. Вам на­до бы­ст­рень­ко до­б­рать­ся до аэ­ро­пор­та Же­не­ва и взять би­ле­ты до­мой. Умо­ляю вас не бол­тать о сво­их при­клю­че­ни­ях. В аэропорту Chicago вас встретят и всё объяснят. Вернусь домой, поболтаем. Привет Монике. В Chicago вы должны улететь вместе. Скоро к вам присоединится Шон. Ему тоже большой привет Удачи!
   - При­вет Mykl! Мы не ус­пе­ли да­же от­дох­нуть. Толь­ко шмот­ки раз­ло­жи­ли и уже опять в путь. Мы очень под­ру­жи­лись с Мо­ни­кой. Она пред­ла­га­ет по­гос­тить у неё. Но я ску­чаю по те­бе. По те­ле­ви­зо­ру в но­во­стях по­ка­за­ли ин­ци­дент на аэ­ро­дро­ме под Цю­ри­хом. Там при взлё­те рус­ских МИ­Гов по­стра­дал не­мец­кий са­мо­лёт. Эти рус­ские да­же взле­теть-то нор­маль­но не мо­гут. Что они во­об­ще там де­ла­ли. Под­роб­но­сти не со­об­ща­ли. Ска­за­ли, что это был дру­же­ский ви­зит. Знаю, что те­бя луч­ше ни о чём не спра­ши­вать. Я всё поняла и мы с Мо­ни­кой попытаемся улететь в Chicago. Сей­час со­би­ра­ем­ся и едем в аэ­ро­порт. До встре­чи! Те­бе при­вет от Мо­ни­ки. Она от те­бя в вос­тор­ге. Зво­ни и не за­бы­вай обо мне.
   - Да, Мик­ки, ко­неч­но, мы обя­за­тель­но встретимся в Chicago. Я то­же ску­чаю. Бе­ре­ги се­бя. Уда­чи вам и до встре­чи!
   Гла­за сли­па­лись от ус­та­ло­сти. И не­за­мет­но для се­бя я ус­нул. Ме­ня раз­бу­дил го­лос пи­ло­та. Че­рез пять ми­нут по­сад­ка в Же­не­ве. Я про­тёр гла­за, по­тя­нул­ся и улыб­нул­ся пи­ло­ту. Са­мо­лёт уже ка­тил­ся по по­ло­се. Ещё не­мно­го и свежий ветер Женевы приятно обдувал наши лица. Мы об­ня­лись с пилотом, те­п­ло, по дру­же­ски по­про­ща­лись. Бы­ло вид­но, что он бес­ко­неч­но рад, что все при­клю­че­ния за­кон­чи­лись, и он с во­ж­де­ле­ни­ем ду­мал толь­ко о воз­вра­ще­нии до­мой. К нему уже спешили двое мужчин в штатском. Мы по­жа­ли друг дру­гу ру­ки, по­же­ла­ли уда­чи и я за­ша­гал к зда­нию аэ­ро­пор­та. Мне очень хо­те­лось уви­деть Мик­ки, но очевидным было, что для всех луч­ше, это­го не де­лать. По­кон­чив с та­мо­жен­ны­ми фор­маль­но­стя­ми, сел в так­си и по­ехал ка­тать­ся по го­ро­ду. Мне не­об­хо­ди­мо бы­ло от­дох­нуть пе­ред мис­си­ей в Па­ри­же. Из со­об­ще­ния на smart'е я уже знал, где для ме­ня ос­тав­ле­на ма­ши­на и всё не­об­хо­ди­мое. Же­не­ва дей­ст­ви­тель­но древ­ний го­род. Вся его двух­ты­ся­че­лет­няя ис­то­рия в не­во­об­ра­зи­мом ве­ли­ко­ле­пии Ста­ро­го го­ро­да, ве­ли­чии и кра­со­те Двор­ца На­ций, кра­си­вей­ших пар­ках, где вы­ра­щи­ва­ют­ся де­сят­ки ты­сяч роз. Я меч­тал за­гля­нуть в му­зей ча­сов, не­опи­суе­мый ше­девр сре­ди всех му­зе­ев ми­ра, му­зей Ариа­на из­де­лий из фар­фо­ра и хру­ста­ля, и са­мый чти­мый мною, ме­ж­ду­на­род­ный ав­то­мо­биль­ный му­зей. До сих пор его ше­дев­ры я ви­дел толь­ко на кар­тин­ках. Шо­фёр не ме­шал мо­им вос­тор­гам. Ино­гда он рас­ска­зы­вал о наи­бо­лее ин­те­рес­ных мес­тах. Бы­ло оче­вид­но, что он хо­ро­шо зна­ет и лю­бит свой го­род.
   Ча­сам к де­ся­ти ве­че­ра мы сно­ва вер­ну­лись в аэ­ро­порт. Ме­ня бес­по­кои­ло мол­ча­ние Шо­на. Мог бы уже и по­зво­нить. Но, ви­ди­мо, не мог. Мог бы, по­зво­нил. Ос­тав­лен­ная на сто­ян­ке для ме­ня ма­ши­на, не­боль­шой но­вень­кий спортивный мер­се­дес, при­шёл­ся мне по вку­су. Ужас­но хо­те­лось спать, но у ме­ня ещё ос­та­ва­лось здесь од­но не­за­кон­чен­ное де­ло. Не­да­ле­ко от аэ­ро­пор­та, на бе­ре­гу кра­си­вей­ше­го озе­ра, на­хо­дит­ся один из луч­ших оте­лей Же­не­вы, President Wilson. В этом оте­ле для ме­ня был за­бро­ни­ро­ван но­мер и на­зна­че­на встре­ча с мо­им по­мощ­ни­ком и аген­том. Было очень вероятно, что там устроена ло­вуш­ка, но, всё­рав­но, на­до бы­ло ид­ти. Че­рез пять ми­нут я оста­вил свой мерс на сто­ян­ке у оте­ля. Ко­неч­но, моя хит­рость ни­ко­го не мог­ла об­ма­нуть, но я ре­шил по­про­бо­вать. В бар­дач­ке ле­жа­ли но­вые до­ку­мен­ты, день­ги, не­сколь­ко кре­ди­ток и ору­жие. Я пе­ре­ло­жил их к се­бе и по­шёл к стой­ке ад­ми­ни­ст­ра­то­ра. Все чув­ст­ва, бо­ко­вое и зад­нее зре­ние, ин­туи­ция, всё бы­ло на­пря­же­но до пре­де­ла, но ни­че­го не­обыч­но­го не происходило. Ад­ми­ни­ст­ра­тор веж­ли­во по­при­вет­ст­во­вал ме­ня на трёх язы­ках.
   - На ка­кое вре­мя вы же­лае­те у нас ос­та­но­вить­ся?
   - До ут­ра и в хо­ро­шем, но не са­мом до­ро­гом но­ме­ре.
   Он дал мне бланк ан­ке­ты и пред­ло­жил его за­пол­нить. Я вер­нул ему за­пол­нен­ный бланк, до­ку­мен­ты и день­ги. Ве­щей у ме­ня не бы­ло, так что, по­лу­чив ключ от но­ме­ра, я по­шёл к лиф­ту, вни­ма­тель­но при­смат­ри­ва­ясь к ок­ру­жаю­щим. Всё бы­ло спо­кой­но, ни­кто не дёр­нул­ся вслед за мной, не бро­сил га­зе­ту и не схва­тил­ся за те­ле­фон. Но ощу­ще­ние, что за мной сле­дят, бы­ло очень силь­ным, а ин­туи­ция ме­ня под­во­ди­ла не час­то. Лифт бы­ст­ро под­нял­ся на по­след­ний этаж. Но­мер и вид из ок­на мне по­нра­ви­лись. О луч­шем не­воз­мож­но бы­ло и меч­тать. Гла­за сли­па­лись са­ми со­бой и про­си­лись на по­душ­ку. В хо­ло­диль­ни­ке ока­зал­ся Мар­ти­ни, фрук­ты, шо­ко­лад. Где-то я слы­шал, что Швей­цар­ский шо­ко­лад, са­мый вкус­ный шо­ко­лад в ми­ре. Но мне ка­за­лось, что са­мым вкус­ным в Швей­ца­рии был сыр. Не спо­рить же о вку­сах. Я вклю­чил те­ле­ви­зор, на­лил Мар­ти­ни в бо­кал, на­ре­зал лом­ти­ки ли­мо­на, от­крыл шо­ко­лад, но тут ме­ня пре­рвал smart. Он на­стой­чи­во виб­ри­ро­вал, тре­буя вни­ма­ния.
   - Mykl, при­вет, это Шон. Ты как там ещё не умер от ожи­да­ния?
   - Шон, у те­бя со­весть есть? Я тут мес­та се­бе не на­хо­жу, а ты мол­чишь, как ры­ба об лёд. Что у те­бя и как?
   - Mykl, у ме­ня всё в по­ряд­ке. До­ле­те­ли нор­маль­но, прав­да, ме­ня не­сколь­ко раз вы­вер­ну­ло на­из­нан­ку. Ни­ко­гда не ду­мал, что ис­тре­би­тель и Бо­инг так здо­ро­во от­ли­ча­ют­ся в удоб­ст­вах по­лё­та. Ты бы ви­дел, что вы­тво­ря­ли эти рус­ские на сво­их МИ­Гах, по­про­сил­ся бы сой­ти по­сле пер­во­го же раз­во­ро­та. Ни­ко­гда боль­ше не по­ле­чу на МИ­Гах, да и обыч­ные са­мо­лё­ты мне уже как-то пе­ре­ста­ли нра­вить­ся. Хо­тя, рус­ские мо­лод­цы. К на­ше­му при­лё­ту уже был го­тов кон­тей­нер. Из че­го сде­лан, не знаю, но бле­стит, а внеш­ний вид впе­чат­ля­ет. Я сам пе­ре­ло­жил на­шу шту­ко­ви­ну в мяг­кое и уп­ру­гое на­пол­не­ние кон­тей­не­ра. На нём бы­ло два циф­ро­вых зам­ка. Рус­ские веж­ли­во ото­шли, и я смог на­брать свои ко­ды на зам­ках. Кон­тей­нер за­кры­ли, ко­ды есть толь­ко у ме­ня и те­перь у те­бя. Воз­мож­но, ко­ди­ро­ва­ние бес­смыс­лен­но. Мне пришло в голову ис­поль­зо­вать ста­рый код на­ше­го от­де­ла, ко­гда ещё ра­бо­тал в агент­ст­ве. Кон­тей­нер дос­та­ви­ли на борт ко­раб­ля. Я на­блю­дал за этим про­цес­сом. Во­об­ще на­до при­знать, рус­ские ве­ли се­бя очень кор­рект­но. Связь с внеш­ним ми­ром бы­ла не­воз­мож­на, по­ка борт ко­раб­ля не был пол­но­стью гер­ме­ти­зи­ро­ван и про­ве­рен. Ска­зать где я на­хо­жусь, не мо­гу, про­сто не знаю. Ме­ня по­мес­ти­ли ес­ли не в тюрь­му, то в ком­на­ту очень её на­по­ми­наю­щую. Здесь есть кро­вать, шкаф, те­ле­ви­зор, ван­ная, хо­ло­диль­ник, три сту­ла не пер­вой све­же­сти, зер­ка­ло и страш­ные об­шар­пан­ные сте­ны. Ме­ня снаб­ди­ли не­об­хо­ди­мы­ми при­над­леж­но­стя­ми, оде­ж­дой, на­кор­ми­ли в офи­цер­ской, как мне ска­за­ли, сто­ло­вой. Еда на вкус очень да­же ни­че­го, но на вид..., я бы пред­по­чёл гам­бур­гер. Сво­бо­да пе­ре­дви­же­ния ог­ра­ни­че­на не­боль­шим кот­тедж­ным по­сёл­ком. Тос­ка жут­кая. Уже хо­чу до­мой или об­рат­но на Queen Mary. Все жен­щи­ны здесь ша­ра­ха­ют­ся от ме­ня как от про­ка­жён­но­го. Mykl, за­бе­ри ме­ня от­сю­да бы­ст­рее.
   - Шон, по­верь, по­ка те­бе луч­ше побыть там. По­хо­же, это по­ни­ма­ют все кро­ме те­бя. Связь со мной толь­ко в слу­чае край­ней не­об­хо­ди­мо­сти. Си­ди там ти­хо и най­ди се­бе ка­кое-ни­будь за­ня­тие. Вер­нёшь­ся до­мой, как толь­ко это бу­дет воз­мож­но. Уда­чи те­бе! Дер­жись!
   Наш раз­го­вор пре­рвал ос­то­рож­ный стук. Я вы­клю­чил smart и от­крыл дверь. От не­ожи­дан­но­сти у ме­ня от­вис­ла че­люсть, и я чуть не вы­ро­нил пис­то­лет. В но­мер во­шёл ещё один я. Он улы­бал­ся, впол­не, по­ни­мая моё со­стоя­ние. Сам он, ви­ди­мо, уже знал о на­шем сход­ст­ве и спо­кой­но ждал, по­ка я при­ду в се­бя. Я при­гла­сил его вой­ти, за­крыл дверь и стал ис­кать раз­ли­чия ме­ж­ду на­ми. Их ока­за­лось, до­воль­но, мно­го. Я на­чи­нал по­ни­мать, что Фрэнк до­га­дал­ся о мо­их пла­нах и ре­шил по­мочь мне в их осу­ще­ст­в­ле­нии. И всё-та­ки эф­фект был очень силь­ным да­же для ме­ня. Мог­ло ли это по­мочь де­лу? Воз­мож­но, что да, и те­перь я на­чи­нал по­ни­мать это всё луч­ше и луч­ше. Од­на­ко па­рень здо­ро­во рис­ко­вал, хотя мы все рис­ку­ем, ра­бо­та та­кая. Он был не­мно­го мо­ло­же ме­ня, пред­ста­вил­ся как Feall. Интересно, как он нашёл меня в этом номере? Я пе­ре­дал ему свои ста­рые до­ку­мен­ты и пред­ло­жил пе­ре­но­че­вать в за­бро­ни­ро­ван­ном для ме­ня но­ме­ре, а по­го­во­рить зав­тра ут­ром. Мы до­го­во­ри­лись встре­тить­ся в во­семь ут­ра в ка­фе, и по­про­ща­лись. Я за­крыл за ним дверь, раз­дел­ся, что бы при­нять душ, и бла­жен­но ус­нуть в ши­кар­ной кро­ва­ти. За­быв вы­клю­чить свет и те­ле­ви­зор, я ус­нул без зад­них ног. Мне сни­лась Мик­ки, выс­ший пи­ло­таж на МИ­Гах, взры­вы, по­го­ни и страш­ные мон­ст­ры, ко­то­рые пы­та­лись ду­шить ме­ня всю ночь. Про­снул­ся я в по­ту от кош­ма­ров, дол­го не мог со­об­ра­зить, где я и что дол­жен де­лать. В ок­но све­ти­ло ут­рен­нее сол­ныш­ко. Ни­кто в ме­ня не стре­лял, по те­ле­ви­зо­ру всю ночь по­ка­зы­ва­ли кли­пы, и иг­ра­ла очень при­ят­ная му­зы­ка. По­сте­пен­но я при­шёл в се­бя, по­мыл­ся, по­брил­ся, по­чис­тил зуб­ки, и хо­ро­шее на­строе­ние вер­ну­лось, как буд­то и не бы­ло ни­ка­ких про­блем. До вось­ми ещё ос­та­ва­лось око­ло по­лу­ча­са, и я ре­шил по­ис­кать но­во­ст­ной ка­нал на ТВ. Как раз в это вре­мя в но­во­стях по­ка­зы­ва­ли про­ис­ше­ст­вие в Дю­бен­дор­фе. Со сто­ро­ны всё вы­гля­де­ло да­же очень ин­те­рес­но. Взрыв ра­ке­ты был вы­ре­зан. Происшествие с немецким самолётом представили, как не­сча­ст­ный слу­чай. Рус­ский МИГ не­ос­то­рож­но, на взлёте, слу­чай­но вы­пус­тил ра­ке­ту, ко­то­рая по­ра­зи­ла не­мец­кий ис­тре­би­тель. Что делал немецкий истребитель в Дю­бен­дор­фе, не сообщили. Правда и миссия МИГов никак не объяснялась. Ком­мен­та­рии бы­ли су­хи­ми, но не ос­тав­ля­ли со­мне­ний в том, что во всём ви­но­ва­ты рус­ские. Я вы­клю­чил те­ле­ви­зор, свет, взял ве­щи, за­крыл но­мер на ключ и спус­тил­ся в ка­фе. Feall встре­тил ме­ня улыб­кой, хо­тя до на­зна­чен­но­го вре­ме­ни ос­та­ва­лось ещё ми­нут де­сять. Мы за­ка­за­ли яич­ни­цу с сы­ром, вет­чи­ной, ко­фе и тос­ты. Мне бы­ло очень труд­но объ­яс­нять Feall'у, что он дол­жен сде­лать в Па­ри­же. Чу­тьё под­ска­зы­ва­ло мне, что там ло­вуш­ка.
   - Feall, как дол­го ты в кон­то­ре?
   - Уже тре­тий год, а это име­ет от­но­ше­ние к де­лу? До это­го я три го­да учил­ся в шко­ле CIA. Все про­вер­ки про­шёл на от­лич­но.
   - По­ни­ма­ешь, то, что те­бе пред­сто­ит, это не про­вер­ка. В Па­ри­же, поч­ти на­вер­ня­ка на ме­ня уст­рое­на за­са­да. Но мы долж­ны точ­но знать, есть она или нет. От это­го за­ви­сит очень мно­го, воз­мож­но жиз­ни лю­дей. Сам я ехать в Па­риж не мо­гу, в это вре­мя я дол­жен быть в дру­гом мес­те. И есть очень обоснованные опа­сения, что у тер­ро­ри­стов, а имен­но они мо­гут уст­ро­ить эту за­са­ду, опыт в та­ких де­лах мно­го боль­ше твое­го. Пред­ви­деть, как сло­жит­ся си­туа­ция, про­сто не­воз­мож­но. Кро­ме то­го, у них мо­жет быть ору­жие, от­клю­чаю­щее соз­на­ние. Бо­роть­ся с ним, по­ка, мы не уме­ем. Но дру­го­го вы­хо­да нет. Нам на­до по­пы­тать­ся их пе­ре­хит­рить.
   - И что, из­вест­но, где мо­жет быть уст­рое­на ло­вуш­ка?
   - Да­аа, че­му те­бя толь­ко в шко­ле учи­ли. Знать бы, где упа­дёшь, со­лом­ки бы под­сте­лил. Так го­во­рил один мой хо­ро­ший друг. Его зва­ли Са­ша. Он был рус­ский. Так вот он не знал где, и не ус­пел под­сте­лить со­лом­ки, так и по­гиб. Лад­но. В Па­риж ты по­едешь на ма­ши­не. Путь не близ­кий. Бу­дет вре­мя по­ду­мать и под­го­то­вить­ся к раз­ным ва­ри­ан­там раз­ви­тия со­бы­тий. Пре­дос­те­речь от все­го я, ко­неч­но, не мо­гу, но кое-что рас­ска­жу. Мер­се­дес, в ко­то­ром ты по­едешь, мо­жет быть уже за­све­чен. Так что не­при­ят­но­сти воз­мож­ны уже с пер­вых ми­нут пу­ти. По­сто­ян­но пом­ни об их ору­жии и не пы­тай­ся стре­лять или всту­пать в пря­мое еди­но­бор­ст­во. Ищи или за­ра­нее под­го­товь се­бе воз­мож­ность уй­ти не­за­ме­чен­ным. Это един­ст­вен­ный шанс спа­стись. Наи­бо­лее ве­ро­ят­но, что сре­ди пре­сле­до­ва­те­лей есть па­ки­стан­цы, ара­бы или му­тан­ты с мут­ным взгля­дом и ог­ром­ной си­лой. Но не оболь­щай­ся, мо­гут быть и аме­ри­кан­цы или ев­ро­пей­цы. В Па­ри­же ты сни­мешь но­мер в од­ном из луч­ших оте­лей. Отель "Regina" на­хо­дит­ся в са­мом цен­тре го­ро­да, его две­ри вы­хо­дят к Лув­ру и са­дам Тю­иль­ри.
  
   0x01 graphic
  
   Он рас­по­ло­жен на слия­нии ули­цы Ри­во­ли с пло­ща­дью Пи­ра­мид, ря­дом с му­зе­ем им­прес­сио­ни­стов Ор­се. Внут­рен­ний де­кор оте­ля вос­хи­ти­те­лен и соз­да­ёт ат­мо­сфе­ру до­маш­не­го ую­та или "Art Nouveau". Наслаждайся всей этой красотой, пока будет возможность. Ни­кто, кро­ме нас с то­бой, не зна­ет, где ты ос­та­но­вишь­ся в Па­ри­же. Это твой ко­зырь, но и здесь воз­мож­ны сюр­при­зы. Из сво­его но­ме­ра в оте­ле, сра­зу, как толь­ко вой­дёшь в но­мер, зво­нишь по те­ле­фо­ну, номер, ко­то­ро­го, не зна­ет ни­кто, кро­ме тебя. Он был пе­ре­слан на мой smart. Я пе­ре­бро­сил его те­бе и не ви­дел сам. Код для рас­шиф­ров­ки сорок восемь. Ты пред­став­ля­ешь­ся мо­им име­нем. Вы до­го­ва­ри­вае­тесь о встре­че в но­ме­ре отеля, и мгно­вен­но после встречи, пред­ва­ри­тель­но про­ве­рив, что за две­рью и в ко­ри­до­ре нет сюрпризов, ухо­дите. Теоретически этот человек должен быть нашим связным, но в действительности за ним могут либо следить, либо он может оказаться подставным лицом. Здесь надо быть готовым ко всему. Покинув отель, вы­бе­ри удоб­ное ме­сто, и в те­че­ние какого-то времени на­блю­да­й за всем, что про­ис­хо­дит во­круг. По­сле это­го, ос­та­вив свою ма­ши­ну на любой сто­ян­ке в городе, ос­та­нав­ли­ва­ешь поочерёдно три так­си, но едешь толь­ко на третьем. Сообщаешь во­ди­те­лю слу­чай­ные на­зва­ния улиц, глядя на карту, или по памяти. Че­рез три­дцать, со­рок ми­нут вы­хо­дишь и, если нет преследования, на дру­гом так­си, вы­ез­жа­ешь за пре­де­лы го­ро­да, затем в аэропорт, желательно небольшой. Летишь домой в Chicago, но обязательно с пересадкой в любом городе Европы. На этом твоя мис­сия долж­на быть за­вер­ше­на. Не ис­клю­че­но, что на лю­бом эта­пе те­бе при­дёт­ся са­мо­му при­ни­мать не­про­стые ре­ше­ния. Не рас­слаб­ляй­ся ни на се­кун­ду. Твой про­тив­ник очень умён, име­ет ог­ром­ные воз­мож­но­сти и тех­ни­че­ские сред­ст­ва. От­чёт мне на smart, и в отдел. Уда­чи те­бе па­рень. Пом­ни, что я ска­зал!
   - Mykl, я по­нял суть про­блем. Бу­ду, ос­то­ро­жен, как смо­гу. Я очень не­пло­хо знаю Па­риж и на­де­юсь уй­ти при слу­чае. Как я по­нял, связь у нас бу­дет в од­ну сто­ро­ну?
   - Feall свя­зи у нас не бу­дет ни­ка­кой. Ты свя­зы­ва­ешь­ся толь­ко с цен­тром и толь­ко в ого­во­рен­ных или кри­ти­че­ских си­туа­ци­ях. Враг, возможно, может пе­ре­хва­ты­вать и де­шиф­ро­вать некоторые из на­ших со­об­ще­ний, а возможно и пе­ре­го­во­ры. Пом­ни, вре­мен­но, не­дос­туп­на толь­ко ин­фор­ма­ция, ко­то­рая кро­ме те­бя, ещё не­из­вест­на ни­ко­му. Но так­же, ес­ли ты во­вре­мя её не со­об­щил, она мо­жет уме­реть вме­сте с то­бой или по­пасть к вра­гу. Ещё раз уда­чи те­бе. На­де­юсь, мы ещё встре­тим­ся в бо­лее спо­кой­ной об­ста­нов­ке. До встре­чи.
   - До встре­чи!
   Я пе­ре­дал ему клю­чи от Мер­се­де­са, до­ку­мен­ты и про­во­дил взгля­дом до вы­хо­да. Те­перь на­ста­ла моя оче­редь по­на­блю­дать за Feall'ом и ма­ши­ной. Хо­тя, спо­кой­ная ночь в оте­ле уже го­во­ри­ла о мно­гом. Выйдя че­рез за­пас­ной вы­ход оте­ля, устроился у парапета и с на­бе­реж­ной на­блю­дал, как Feall на­шёл ма­ши­ну, сел, вклю­чил дви­га­тель, с ми­ну­ту по­сто­ял и бла­го­по­луч­но уе­хал. И так, с уве­рен­но­стью мож­но бы­ло ска­зать, что Фрэнк чист! Это бы­ла при­ят­ная но­вость. На ду­ше ста­ло по­лег­че. Но то­гда кто же? И как они вы­чис­ли­ли нас в Дю­бен­дор­фе? Вре­мя шло, а во­про­сов толь­ко при­бав­ля­лось. Мик­ки то­же ещё не зво­ни­ла. Как-то там у них? Од­на­ко, для ме­ня путь в Пра­гу был от­крыт. Су­дя по все­му, в Же­не­ве ме­ня не жда­ли, и в Пра­гу мож­но бы­ло ле­теть пря­мым рей­сом. На ма­ши­не бы­ло бы безо­пас­нее, но уж боль­но да­ле­ко­ва­то до Пра­ги. Я от­крыл кар­ту и стал вни­ма­тель­но изу­чать все воз­мож­но­сти. Мне на­до бы­ло со­брать­ся с мыс­ля­ми и под­го­то­вить се­бя к но­вым не­ожи­дан­но­стям и про­бле­мам.
   Пер­вая уже под­жи­да­ла ме­ня. Smart со­об­щал о звон­ке. Зво­ни­ла Мик­ки. Её взвол­но­ван­ный го­лос был крас­но­ре­чи­вее слов.
   - Mykl, мы полетели не в Chicago, а в гости к Монике. Мы, конечно виноваты, но нам страш­но. Не­да­ле­ко от её до­ма мы за­ме­ти­ли тот са­мый Ford. Ид­ти до­мой или в отель мы по­боя­лись. На том же так­си, ко­то­рый при­вёз нас к до­му Мо­ни­ки, мы по­еха­ли к од­ной из её под­руг. Пе­ре­но­че­ва­ли там и с ут­ра зво­ним те­бе. Я пред­ло­жи­ла Мо­ни­ке ле­теть вме­сте со мной, но она го­во­рит, что моя квар­ти­ра в Нью-Йор­ке или в Chicago, то­же мо­жет быть под на­блю­де­ни­ем. Воз­мож­но, она пра­ва. И что же нам те­перь де­лать? Нам страш­но.
   - Мик­ки, по­ка ос­та­вай­тесь у под­ру­ги. Я пе­ре­зво­ню те­бе че­рез час. Дер­жи­тесь. По­зво­ню че­рез час. По­ка.
   Фрэнк от­ве­тил, прак­ти­че­ски, сра­зу. Я крат­ко опи­сал си­туа­цию и по­про­сил не­сколь­ко на­ших ад­ре­сов на та­кой слу­чай. По­лу­чив их, я ска­зал, что уже зав­тра вы­ле­таю из Па­ри­жа. Feall ос­та­ёт­ся по­ка в оте­ле President Wilson и, ес­ли всё бу­дет в по­ряд­ке, вы­ле­тит в Па­риж зав­тра, а за­тем до­мой в Chicago. Про­сил под­дер­жать Шо­на мо­раль­но. Не слад­ко ему там. И всё же, не сто­ит пы­тать­ся оп­ре­де­лять его ко­ор­ди­на­ты. Рус­ские то­же не ду­ра­ки. Ко­гда это бу­дет воз­мож­но, они са­ми сде­ла­ют всё не­об­хо­ди­мое. Сей­час ему там са­мое ме­сто.
   Су­дя по то­му, что в Лон­до­не, не­смот­ря на ин­те­рес по­ли­ции, они про­дол­жа­ют ис­поль­зо­вать тот же Ford, раз­ветв­лён­ной се­ти в Лон­до­не у них нет и, сле­до­ва­тель­но, Мик­ки и Мо­ни­ка по­ка могут ос­та­вать­ся в Анг­лии. Я на­брал но­мер Мик­ки и тут же ус­лы­шал её пре­крас­ный взвол­но­ван­ный го­лос. Ска­зал ей, что серь­ёз­ных про­блем нет, но по­ка им луч­ше по­жить в особ­ня­ке на юго-за­па­де Ман­че­сте­ра. Дал им ад­рес и пред­ло­жил ехать по­ез­дом. Про­сил по­зво­нить мне, ко­гда они уст­ро­ят­ся на мес­те. Ог­ра­ни­че­ний в пе­ре­дви­же­нии нет, но луч­ше не све­тить­ся на ули­цах без не­об­хо­ди­мо­сти. Пе­ре­дал ей по­це­луй, а Мо­ни­ке наи­луч­шие по­же­ла­ния и вы­клю­чил smart. Са­мо­лёт в Пра­гу вы­ле­тал око­ло двух ча­сов дня. В за­па­се бы­ло ещё око­ло трёх ча­сов, и я по­шёл на прогулку по го­ро­ду. Стоя­ла от­лич­ная по­го­да. В нужное время я без проблем прошёл все формальности, и удобно устроился в кресле самолёта. В Пра­ге при­зем­лились око­ло че­ты­рёх ча­сов дня. Ко­неч­но, здесь ме­ня уже мог­ли ждать, но ве­ро­ят­ность это­го бы­ла не ве­ли­ка. Ес­ли их не бы­ло в Же­не­ве, то от­ку­да им знать, из ка­ко­го го­ро­да я при­ле­чу? Про­смат­ри­вать пас­са­жи­ров со всех са­мо­лё­тов, в те­че­ние не­сколь­ких дней, прак­ти­че­ски не­ре­аль­но, хо­тя и воз­мож­но. Са­мо­лёт под­ру­лил к гейту, и пас­са­жи­ры ста­ли го­то­вить­ся к вы­хо­ду. От­кры­лась дверь в ка­би­ну пи­ло­тов и из неё вы­шли ко­ман­дир ко­раб­ля и пи­лот. Я встал и хо­тел по­дой­ти к ним, но со­лид­но­го ви­да муж­чи­на в штат­ском пре­гра­дил мне путь и ска­зал, что пас­са­жи­ры вы­хо­дят не­мно­го поз­же. Что-то объ­яс­нять ему бы­ло дол­го, а скан­дал мне был не ну­жен. При­шлось сесть и ждать сво­ей оче­ре­ди на вы­ход. Вы­хо­ди­ли спо­кой­но один за дру­гим. У та­мо­жен­но­го кон­тро­ля я предъ­я­вил VIP кар­точ­ку, и ме­ня про­во­ди­ли че­рез специальный зал пря­мо к сто­ян­ке так­си. Удоб­но уст­ро­ив­шись на зад­нем си­де­нье, я ска­зал во­ди­те­лю, что хо­тел бы по­смот­реть го­род. Во­ди­тель очень не­пло­хо го­во­рил на анг­лий­ском и го­тов был по­ра­бо­тать ги­дом. Он пре­ду­пре­дил ме­ня, что это сде­ла­ет по­езд­ку не­сколь­ко до­ро­же. Я на­звал пре­дел воз­мож­ной сум­мы, он со­глас­но кив­нул и мы по­еха­ли. Ка­кое-то вре­мя я ещё сле­дил, нет ли хво­ста, но по­том, ус­по­ко­ив­шись, про­сто лю­бо­вал­ся кра­со­той Пра­ги. Во­ди­тель очень кра­си­во что-то рас­ска­зы­вал, но у ме­ня бы­ли свои мыс­ли, и ка­ж­дый из нас был за­нят сво­им де­лом. При­мер­но че­рез час, убе­див­шись, что нас ни­кто не пре­сле­ду­ет, я по­про­сил его ос­та­но­вить­ся у ка­ко­го-ни­будь хо­ро­ше­го оте­ля. Он тут же пред­ло­жил мне Hotel Jalta на Вац­лав­ской пло­ща­ди. Не­сколь­ко ми­нут уш­ло на опи­са­ние всех пре­лес­тей оте­ля, и он ме­ня уго­во­рил. Опи­са­ние ока­за­лось мно­го кра­соч­нее са­мо­го зда­ния. Хо­ро­шо ос­ве­щён­ное из­нут­ри оно поч­ти не вы­де­ля­лось на фо­не дру­гих зда­ний ста­ро­го го­ро­да. Сум­ма, ко­то­рую за­про­сил во­ди­тель, бы­ла яв­но за­вы­ше­на, но мне не хо­те­лось при­вле­кать его вни­ма­ние спо­ром. Я умень­шил её на треть, он не­до­воль­но по­чмо­кал, по­сто­ял в не­ре­ши­тель­но­сти, сел в своё так­си и был та­ков. Пра­гу я и рань­ше знал не пло­хо. Ра­бо­та знае­те та­кая. На мет­ро дое­хал до ав­то­бус­но­го во­кза­ла, ку­пил би­лет до Pilsen'я и вклю­чил smart. Код за­про­са свя­зи рус­ским был по­слан, и вто­рая часть опе­ра­ции на­ча­лась. Ав­то­бус уже вы­ез­жал из го­ро­да, ко­гда при­шёл пер­вый зво­нок. Я на­жал кноп­ку от­бой с пер­вым ко­дом от­ве­та, че­рез де­сять ми­нут всё по­вто­ри­лось, но с ко­дом два. Ещё че­рез де­сять ми­нут при­шёл за­прос на ме­сто и вре­мя встре­чи с аген­том код 31318665 ка­нал свя­зи 3. Я за­пи­сал Hotel YORK, Pilsen, де­сять ве­че­ра. Иден­ти­фи­ка­тор Пра­га на smart за ми­ну­ту до встре­чи. Уже че­рез па­ру ча­сов снял но­мер в оте­ле, хо­тел от­дох­нуть и по­ду­мать о предстоящей встрече. И тут при­шли пер­вые пло­хие но­во­сти. Я ду­мал, зво­нит Мик­ки из Ман­че­сте­ра, но это ока­зал­ся Фрэнк. Уже по то­ну го­ло­са, я до­га­дал­ся, что встре­ча в Па­ри­же про­ва­ле­на. Зна­чит, всё-та­ки Пи­тер. Фрэнк рас­ска­зал, что Feall вы­пал из ок­на оте­ля Regina. Он был очень силь­но пьян и не от­да­вал от­чё­та сво­им дей­ст­ви­ям. До то­го, как в но­мер за­ка­за­ли ви­но, с ним ви­де­ли де­ви­цу лёг­ко­го по­ве­де­ния. По­том они по­ру­га­лись, и она уш­ла. Её ви­де­ли по­ца­ра­пан­ную, с ра­зо­рван­ным плать­ем и ос­тат­ка­ми при­чёс­ки, вы­бе­гаю­щую из оте­ля че­рез за­пас­ной вы­ход. Из но­ме­ра Feall'а ещё ка­кое-то вре­мя до­но­си­лись ру­га­тель­ст­ва и брань, а за­тем он вы­ва­лил­ся из ок­на, пы­та­ясь кри­чать ей что-то вслед. И всё-та­ки он ус­пел по­слать шиф­ров­ку. Ви­ди­мо, она бы­ла за­го­тов­ле­на за­ра­нее, и он от­пра­вил её мне, в по­след­ний мо­мент, на­жав кноп­ку smart'а. В со­об­ще­нии го­во­ри­лось, что наш агент в Па­ри­же убит. Но­мер Feall'а в оте­ле бло­ки­ро­вали сра­зу, как толь­ко он во­шёл в не­го. Он ус­пел сфо­то­гра­фи­ро­вать во­шед­шую жен­щи­ну, фо­то в при­ло­же­нии. Ко­гда, на стук в дверь, он ска­зал, что ни­ко­го не хо­чет ви­деть, что он от­ды­ха­ет. Жен­ский го­лос об­ра­тил­ся к не­му по име­ни Mykl. То есть, очень ве­ли­ка ве­ро­ят­ность, что они зна­ли, ко­го ждут, но не зна­ли, что встре­ти­лись со­всем с дру­гим че­ло­ве­ком. Зна­ют ли они сей­час, что ошиб­лись? Это ос­та­ёт­ся во­про­сом. Од­на­ко, со­вер­шен­но оче­вид­но, что Пи­тэр ни­че­го не знал про Feall'а, но точ­но знал, что имен­но я дол­жен был быть там. Я со­об­щил Фрэн­ку о сво­их со­об­ра­же­ни­ях по по­во­ду утеч­ки ин­фор­ма­ции, и про­сил быть ос­то­рож­нее с этим ка­на­лом. Не ис­клю­ча­лись, ко­неч­но, и дру­гие ва­ри­ан­ты, но здесь со­мне­ний уже не бы­ло. Сколь­ких жиз­ней стои­ла утеч­ка ин­фор­ма­ции толь­ко в од­ном мес­те, а сколь­ко их ещё, по­ка не знал ни­кто. Сно­ва ожил smart, и на этот раз это бы­ла Мик­ки. Сла­ва бо­гу, у них всё бы­ло нор­маль­но. Они хо­ро­шо уст­рои­лись, и им не­тер­пе­лось уз­нать, как дол­го про­длит­ся их за­клю­че­ние. Я ска­зал, что не­дол­го, по­слал ей по­це­луй и вы­клю­чил smart. Воз­мож­но, она оби­де­лась, но сей­час мне бы­ло не до чув­ст­вен­ных раз­го­во­ров. Воз­ник­ла мысль, что и ме­ня впол­не мо­гут за­пе­реть в но­ме­ре, как Feall'а. С от­ды­хом при­шлось по­вре­ме­нить. У ад­ми­ни­ст­ра­то­ра оте­ля я уз­нал, где мож­но взять на­про­кат ма­ши­ну. На оформ­ле­ние до­ку­мен­тов уш­ло ми­нут пят­на­дцать. Я ос­та­но­вил ма­ши­ну в квар­та­ле от оте­ля и ре­шил не­мно­го под­ре­мать на зад­нем си­де­нии ви­дав­ше­го ви­ды BMW, од­ним гла­зом на­блю­дая за вхо­дом в отель. Ни­че­го осо­бен­но­го не про­ис­хо­ди­ло. И всё-та­ки, кое-что ин­те­рес­ное я уви­дел. При­мер­но за час до де­ся­ти, к оте­лю по­до­шло так­си. Из ма­ши­ны вы­шел муж­чи­на, вы­со­кий, в шля­пе, пла­ще, с ди­пло­ма­том в ру­ке. Он при­влёк моё вни­ма­ние, и я стал на­блю­дать за ним. Муж­чи­на вни­ма­тель­но ос­мот­рел­ся, обо­шёл зда­ние оте­ля во­круг. Он не стал за­хо­дить в отель, а за­ку­рил и уст­ро­ил­ся на ска­мей­ке не­да­ле­ко от вхо­да. Он ли­бо ко­го-то ждал, ли­бо про­сто на­блю­дал, как и я, за всем, что про­ис­хо­ди­ло ря­дом с оте­лем. Но в от­ли­чие от ме­ня, он де­лал это от­кры­то. Ми­нут за пят­на­дцать до де­ся­ти он дос­тал мо­биль­ник и раз­го­ва­ри­вал око­ло ми­ну­ты. За­тем, за­шёл в отель, не­сколь­ко ми­нут раз­го­ва­ри­вал с ад­ми­ни­ст­ра­то­ром и бы­ст­ро под­нял­ся по ле­ст­ни­це оте­ля. Име­ло ли всё это от­но­ше­ние ко мне. Я по­ка, не знал. А хо­те­лось бы! И как мне бы­ло ни лю­бо­пыт­но, я ос­тал­ся в ма­ши­не. И пра­виль­но сде­лал. Ми­нут че­рез пять к оте­лю под­ка­ти­ли два ши­кар­ных, оди­на­ко­вых Мер­се­де­са. Из них вы­шли че­ло­век шесть. Их при­над­леж­ность не вы­зы­ва­ла со­мне­ний. Они бы­ст­ро и про­фес­сио­наль­но ис­чез­ли в кус­тах и рас­ти­тель­но­сти ря­дом с оте­лем. Оба Мер­се­де­са ти­хо отъ­е­ха­ли и скры­лись за по­во­ро­том сле­дую­ще­го квар­та­ла. Два но­вень­ких мощ­ных Мер­са про­тив ста­рень­ко­го, раз­ва­ли­ваю­ще­го­ся BMW. Шан­сов уй­ти, ни од­но­го. Со­от­но­ше­ние яв­но не в мою поль­зу. Те­перь со­мне­ний не бы­ло. Это бы­ла ло­вуш­ка, но для ко­го? По­ка это бы­ло не яс­но, хо­тя очень ве­ро­ят­но, что для ме­ня, или это хвост за рус­ски­ми?
   Вы­зов smart'а от­влёк ме­ня от раз­мыш­ле­ний. До встре­чи ос­та­ва­лась ми­ну­та, и ме­ня пре­ду­пре­ж­да­ли кон­троль­ным вы­зо­вом. Я уже со­брал­ся от­ме­нить встре­чу, но в двер­цу ма­ши­ны по­сту­ча­ли. Спря­тав smart, и от­крыв двер­цу, я уви­дел жен­щи­ну. Она бы­ла оча­ро­ва­тель­на, а в ру­ках у неё бы­ли цве­ты.
   - Из­ви­ни­те, вы не ска­же­те ко­то­рый сей­час час?
   - Ров­но де­сять ве­че­ра. Из­ви­ни­те, я за­нят, и мне бы не хотелось от­ве­чать на ва­ши во­про­сы.
   - Но Mykl, я при­шла не с во­про­са­ми, а с от­ве­та­ми. Мо­жет быть, вы при­гла­си­те да­му не­мно­го по­ка­тать­ся в ва­шей рос­кош­ной ма­ши­не?
   У ме­ня от­вис­ла че­люсть, ко­гда в го­ло­се не­зна­ком­ки я уз­нал зна­ко­мые нот­ки. Серд­це за­ко­ло­ти­лось силь­нее, в го­ло­ве сме­ша­лись все мыс­ли. Это был её го­лос. За­пле­таю­щим­ся от вол­не­ния язы­ком я про­бор­мо­тал что-то нев­нят­ное. Она, при­няв моё бор­мо­та­ние за при­гла­ше­ние, бы­ст­ро уст­рои­лась на зад­нем си­де­нье и за­хлоп­ну­ла двер­цу.
   - Мы так и бу­дем здесь тор­чать или всё-та­ки по­едем?
   К со­жа­ле­нию, ма­ши­на бы­ла хо­ро­шо вид­на со сто­ро­ны оте­ля, и уе­хать сей­час, оз­на­ча­ло при­влечь к нам вни­ма­ние. Это­го мне хо­те­лось мень­ше все­го.
   - Ле­на, вы знае­те, что про­ис­хо­дит у оте­ля?
   - Да. Из­ви­ни­те. В ка­кой-то ме­ре это моя ви­на. Не знаю точ­но, но воз­мож­но, что это хвост за мной. За сво­ей ма­ши­ной я ви­де­ла так­си. Оно бы­ст­ро от­ста­ло, и я ре­ши­ла, что слеж­ки нет, но ви­ди­мо, ошиб­лась. Хотя, сле­дить мог­ли и за ва­ми.
   - За мной хво­ста не бы­ло, это точ­но.
   - От­ку­да та­кая уве­рен­ность? Вы за­све­ти­лись в Швей­ца­рии в про­ис­ше­ст­вии с ис­тре­би­те­ля­ми. Не­у­же­ли вы ду­мае­те, что вас там не на­шли?
   И тут я по­нял, что она не зна­ет ни о Шо­не и его ро­ли, ни о Feall'е и его ги­бе­ли. Зна­чит, не так уж все­силь­ны рус­ские, и у них бы­ва­ют про­ко­лы. На дан­ный мо­мент у про­тив­ни­ка бы­ли все ос­но­ва­ния счи­тать ос­нов­ным дей­ст­вую­щим ли­цом Шо­на, а ме­ня по­гиб­шим в Па­ри­же. Ко­неч­но же, они бы­ст­ро раз­бе­рут­ся в ошиб­ках, но ка­кое-то вре­мя у ме­ня есть. Имен­но его мне и пред­стоя­ло ис­поль­зо­вать для сле­дую­ще­го ша­га. Су­дя по её ре­п­ли­ке, она не пред­став­ля­ет, как из­ме­ни­лась си­туа­ция. Это то­же мож­но бы­ло ис­поль­зо­вать для иг­ры всле­пую. К подъ­ез­ду под­ка­тил ог­ром­ный бе­лый ли­му­зин и за­крыл со­бой всё ви­ди­мое про­стран­ст­во у оте­ля. Из не­го ста­ли вы­хо­дить лю­ди. Соз­да­ва­лось впе­чат­ле­ние, что они празд­ну­ют свадь­бу. Я не стал уточ­нять. За­вёл мо­тор и ти­хо за­вер­нул за угол со­сед­не­го пе­ре­ул­ка. Че­рез пять ми­нут ма­ши­на уже шур­ша­ла ши­на­ми по трас­се в сто­ро­ну Пра­ги. Хво­ста я не ви­дел. К сча­стью Мер­се­де­сов то­же. Не­у­же­ли ус­кольз­ну­ли, по­ду­мал я, вни­ма­тель­но при­гля­ды­ва­ясь к про­хо­дя­щим, иду­щим ря­дом и сза­ди ма­ши­нам. Ни­че­го по­доз­ри­тель­но­го не на­блю­да­лось. Ле­на дре­ма­ла на зад­нем си­де­нии. Я не стал её бу­дить, сбро­сил ско­рость, пе­ре­стро­ил­ся в пра­вый ряд и не спе­ша, ехал "ку­да гла­за гля­дят".
   Итак, про­тив­ник зна­ет о на­ме­чав­шей­ся встре­че. Сле­дить мог­ли и за ней и за мной, так за кем же? Воз­мож­но, что мы оба бы­ли в по­ле их вни­ма­ния. Ес­ли они уз­на­ли, что Feall все­го лишь мой двой­ник, де­ла пло­хи. И всё же, все кто ви­дел ме­ня в ли­цо, уже пред­ста­ли пе­ред апо­сто­лом. Как бы то ни бы­ло, мою ма­ши­ну они вы­чис­лят за па­ру ча­сов, а воз­мож­но и бы­ст­рее. И толь­ко тут я по­жа­лел, что не сфо­то­гра­фи­ро­вал уча­ст­ни­ков за­са­ды у оте­ля. Для про­фи это очень серь­ёз­ный про­мах. Ко­неч­но, я ви­дел их и уже не за­бу­ду, но в кар­то­те­ку они уже не по­па­дут. Вто­рой про­мах, это ехать по глав­ной ав­то­трас­се стра­ны. Ес­ли где нас и мо­гут ждать так это имен­но здесь. Я тут же свер­нул на не­боль­шую про­сё­лоч­ную до­ро­гу. Она шла на вос­ток, но ку­да? Нуж­на бы­ла кар­та или GPS. В этот мо­мент я и ощу­тил виб­ра­цию Smart'а. Это бы­ло ко­рот­кое со­об­ще­ние от Шо­на. Птич­ка уле­те­ла без ос­лож­не­ний, хо­чу до­мой! В этот же мо­мент про­сну­лась Ле­на и дос­та­ла свой ком­му­ни­ка­тор. Ей то­же при­шло со­об­ще­ние. Она про­чла его, слад­ко по­тя­ну­лась и по­смот­ре­ла в ок­но. Тем­но­та и грязь зна­чи­тель­но уве­ли­чи­ли её ин­фор­ми­ро­ван­ность, и она ти­хо ска­за­ла, что в ста два­дца­ти ки­ло­мет­рах от Brno на за­пад есть во­ен­ный аэ­ро­дром Pacov (Mil) LKPV 52057. Там нас ждёт не­боль­шой са­мо­лёт. И не­пло­хо бы уз­нать, где мы на­хо­дим­ся. Я ска­зал, что мы едем на се­ве­ро-вос­ток, при­мер­но в нуж­ном нам на­прав­ле­нии. Она не­мно­го по­во­зи­лась со сво­им ком­му­ни­ка­то­ром, пе­ре­да­ла его мне, ска­зав, что ехать на­до по GPS. Сза­ди по­слы­шал­ся слабый звук дви­га­те­ля. Я вы­клю­чил всё, что мог­ло све­тить­ся, и по­смот­рел на­зад. Гла­за ос­ле­пил свет мощ­ных фар. Сза­ди, мет­рах в ста, нас до­го­ня­ли два Мер­се­де­са. Это­го нам толь­ко и не хва­та­ло. От Мер­се­де­сов нам на этой раз­ва­лю­хе не уй­ти. Они ви­де­ли свет на­ших ог­ней и зна­ют, что мы впе­ре­ди, точ­нее, что впе­ре­ди ма­ши­на, ко­то­рую они, воз­мож­но, пре­сле­ду­ют.
   - Ле­ноч­ка, сол­ныш­ко, бы­ст­ро вы­ле­зай из ма­ши­ны и, не вы­со­вы­ва­ясь, по­ста­рай­ся за­вла­деть од­ним из Мер­сов, а я по­ста­ра­юсь вы­ма­нить их сю­да и раз­влечь не­мно­го. У те­бя пуш­ка есть?
   - Есть. Я по­ста­ра­юсь.
   Мы чмок­ну­ли друг дру­га в щёч­ку, и она вы­скольз­ну­ла из ма­ши­ны в тем­но­ту. Я по­ста­вил ди­пло­мат на си­де­нье во­ди­те­ля, из чех­лов сма­сте­рил по­до­бие го­ло­вы и во­дру­зил свер­ху на ди­пло­мат. Ко­неч­но, мой ма­не­кен во­ди­те­ля ни­ко­го не об­ма­нет, но в тем­но­те при­вле­чёт вни­ма­ние и даст мне не­сколь­ко до­пол­ни­тель­ных се­кунд. Пре­сле­до­ва­те­ли уже ос­та­но­ви­лись не­да­ле­ко и не­мно­го сза­ди от мое­го BMW. Всё во­круг бы­ло яр­ко ос­ве­ще­но фа­ра­ми их ма­шин. Я ска­тил­ся за при­до­рож­ный ка­мень и при­го­то­вил обе свои пуш­ки. Из вто­рой ма­ши­ны вы­шли двое. Зад­ние двер­цы пер­вой ма­ши­ны то­же при­от­кры­лись, но ни­кто вы­хо­дить не стал. Вот га­ды, ре­ши­ли, что и дво­их хва­тит, ну дер­жи­тесь сво­ло­чи. Они с двух сто­рон об­хо­ди­ли мою ма­ши­ну и уже хо­те­ли за­гля­нуть в ок­но. Вдруг, од­но­вре­мен­но, как один, про­зву­ча­ли два вы­стре­ла. Я по­ду­мал, что вто­рой звук это эхо, но оба бан­ди­та упа­ли в грязь, как под­ко­шен­ные. Тут же, из пер­во­го Мер­са раз­да­лись ав­то­мат­ные оче­ре­ди. По­ли­ва­ли свин­цом, не за­ду­мы­ва­ясь, всё во­круг. Из зад­ней ма­ши­ны вы­ско­чи­ли двое и под при­кры­ти­ем шкваль­но­го ог­ня бе­жа­ли к кам­ню, за ко­то­рым я меч­тал со­хра­нить се­бе жизнь. Ещё де­ся­ток се­кунд и они ме­ня на­кро­ют. Вле­во впра­во нель­зя, всё про­стре­ли­ва­ет­ся, и я стал шу­ст­ро от­пол­зать на­зад. Да­ле­ко не уда­лось, сза­ди бы­ла гряз­ная ка­на­ва с во­дой, в ко­то­рую ме­ня и уго­раз­ди­ло вля­пать­ся. Двое уро­дов уже до­бе­жа­ли до кам­ня и пы­та­лись от­трас­си­ро­вать мой след. Я не стал до­жи­дать­ся ре­зуль­та­тов и вса­дил в них по па­ре свин­цо­вых гвоз­дей. В гря­зи бы­ло про­тив­но, но до­воль­но безо­пас­но. По ка­на­ве я от­полз не­мно­го в сто­ро­ну и вы­су­нул нос по­смот­реть как там де­ла. Стрель­ба пре­кра­ти­лась, все оце­ни­ва­ли об­ста­нов­ку. Вы­стрел у зад­ней ма­ши­ны про­зву­чал, как сиг­нал к дей­ст­вию. Из пер­вой ма­ши­ны вы­ва­ли­лись двое и опять ста­ли по­ли­вать свин­цом всё во­круг. Ви­ди­мо, за­быв про ме­ня, они оба бро­си­лись ко вто­рой ма­ши­не. Та­ко­го не­поч­ти­тель­но­го от­но­ше­ния к се­бе тер­петь бы­ло не­воз­мож­но, и я вы­стре­лил в од­но­го из на­па­дав­ших. Он упал. Но вто­ро­го при­кры­ва­ла ма­ши­на, и я не мог до не­го до­б­рать­ся. Я вско­чил на но­ги и по­бе­жал к про­све­ту ме­ж­ду ма­ши­на­ми. Это ста­ло ро­ко­вой ошиб­кой. Я поя­вил­ся в его по­ле зре­ния рань­ше, чем ус­пел уви­деть его сам. Го­ря­чий гвоз­дь вон­зил­ся сна­ча­ла в но­гу, за­тем об­жог пле­чо. Я упал, и един­ст­вен­ной мыс­лью бы­ла Ле­на. По всей ви­ди­мо­сти, она спря­та­лась за ма­ши­ной и дер­жа­ла под при­це­лом ближ­нюю от се­бя зо­ну. Но с пис­то­ле­том про­тив ав­то­ма­та дол­го ей не ус­то­ять. И тут под ближ­ним от ме­ня Мер­се­де­сом я уви­дел но­ги. Пре­воз­мо­гая боль, из по­след­них сил я при­це­лил­ся и на­жал на ку­рок. Этот вы­стрел был по­след­ним, что я слы­шал.
   Оч­нул­ся я от бо­ли и гря­зи во рту. Ме­ня та­щи­ли во­ло­ком по зем­ле. Я за­сто­нал, и дви­же­ние тут же пре­кра­ти­лось. На­до мной скло­ни­лась Алё­на. Всё её ли­цо бы­ло гряз­ное и в сле­зах. Её тё­п­лые со­лё­ные слё­зы ка­па­ли мне на гу­бы, и я сли­зы­вал их язы­ком вме­сте с гря­зью. Ни­че­го при­ят­нее нель­зя бы­ло се­бе пред­ста­вить. Не­мно­го ус­по­ко­ив­шись, она ска­за­ла, что обе ра­ны не очень серь­ёз­ные, что она пе­ре­вя­за­ла их, вос­поль­зо­вав­шись ап­теч­кой из ма­ши­ны. Я по­те­рял мно­го кро­ви и по­это­му не очень хо­ро­шо вы­гля­жу. Она пы­та­ет­ся до­та­щить ме­ня к на­ше­му BMW.
   - Алё­на, по­че­му к ста­ро­му раз­би­то­му BMW? У нас в рас­по­ря­же­нии два ши­кар­ных но­вых Мер­се­де­са.
   - Mykl. У те­бя с го­ло­вой не всё в по­ряд­ке. На Мер­сах сто­ят GPS, и за ни­ми ве­дёт­ся по­сто­ян­ное на­блю­де­ние. А за на­шим BMW сле­дит толь­ко служ­ба воз­вра­та ма­шин взя­тых на про­кат.
   - Но до на­ше­го BMW полз­ти и полз­ти, а Мерс он вот он, ря­дом, толь­ко за­полз­ти и мож­но ехать.
   - За­ман­чи­во, это вер­но, но полз­ти при­дёт­ся до на­шей ма­ши­ны.
   Я пред­ло­жил ей взять ков­рик из Мер­са и та­щить ме­ня на нём, по-моему, это долж­но быть лег­че. Она не со­про­тив­ля­лась, и че­рез не­сколь­ко ми­нут мы уже бы­ли ря­дом с ма­ши­ной. Ос­та­лось в неё за­брать­ся. Как нам уда­лось за­та­щить ме­ня на зад­нее си­де­нье, до сих пор не пред­став­ляю се­бе сам. На это уш­ло, до­воль­но, мно­го вре­ме­ни, так как я па­ру раз те­рял соз­на­ние, и Алё­на пы­та­лась при­во­дить ме­ня в чув­ст­во. На­ко­нец я ус­лы­шал мер­ное ур­ча­ние дви­га­те­ля и опять про­ва­лил­ся в ни­ку­да.
   Мне снил­ся сон. Алё­на гла­ди­ла ме­ня по ли­цу неж­ным и мяг­ким кро­личь­им хво­сти­ком. И вдруг рез­кий за­пах на­ша­ты­ря ли­шил ме­ня удо­воль­ст­вия и на­сла­ж­де­ния. Кро­ме то­го, кто-то не­щад­но хле­стал ме­ня по ще­кам. Ощу­ще­ние бла­жен­ст­ва про­па­ло, я от­крыл гла­за, что бы уви­деть то­го, кто уп­раж­нял­ся на мне в ка­ра­те. Это был врач. Он пе­ре­стал хле­стать ме­ня по ли­цу и, уда­ля­ясь, ко­му-то ска­зал, что я го­тов и ме­ня мож­но транс­пор­ти­ро­вать. Это бы­ла не­слы­хан­ная на­глость. Я же не че­мо­дан, что бы ме­ня транс­пор­ти­ро­вать. Од­на­ко вме­сто слов воз­му­ще­ния на­ру­жу вы­рвал­ся ка­кой-то хрип, что-то бульк­ну­ло в гор­ле, и я ре­шил от­ло­жить объ­яс­не­ние до луч­ших вре­мён. Ру­кой и но­гой я ше­ве­лить, прак­ти­че­ски, не мог, но чув­ст­во­вал, что они на мес­те. Это бы­ло уже не пло­хо. Си­лы по­сте­пен­но воз­вра­ща­лись. Я хо­тел, есть и встать. Од­на­ко, да­же язык ещё не слу­шал­ся ме­ня. Со мной что-то про­ис­хо­ди­ло. Я не­сколь­ко раз пы­тал­ся от­крыть гла­за, но кро­ме ту­ма­на ни­че­го не уви­дел, бро­сил эти по­пыт­ки и стал при­слу­ши­вать­ся к ощу­ще­ни­ям. Во­круг слы­ша­лись го­ло­са, ме­ня ку­да-то не­сли, по­том за­су­ну­ли во что-то и по­ло­жи­ли на ме­ня что-то мяг­кое. Раз­дал­ся зна­ко­мый звук дви­га­те­ля са­мо­лё­та и тут я по-на­стоя­ще­му при­шёл в се­бя. Пер­вое, что я уви­дел, это ли­цо Алё­ны. Она не пла­ка­ла, бы­ла умы­та, хо­ро­шо при­чё­са­на и от неё ис­хо­дил ни с чем не­срав­ни­мый аро­мат. Я чуть бы­ло опять не по­те­рял соз­на­ние, но уже от удо­воль­ст­вия. Она всё по­ня­ла и на­кло­ни­лась ко мне. Луч­ше­го ле­кар­ст­ва, чем этот дол­гий, слад­кий, рас­те­каю­щий­ся по все­му те­лу по­це­луй, най­ти бы­ло не­воз­мож­но.
  
  
   Рос­сия.
  
   Я сно­ва про­ва­лил­ся в не­бы­тие и оч­нул­ся от толч­ка и ост­рой бо­ли про­ни­зав­шей всё те­ло. Ещё не от­кры­вая глаз, мор­щась от бо­ли, ста­ло яс­но, что са­мо­лёт при­зем­лил­ся, ка­тит­ся, тря­сёт­ся на по­ло­се, вы­зы­вая боль и ра­до­ст­ное ощу­ще­ние, что я жив. Го­во­рят, что мёрт­вые ни­че­го не чув­ст­ву­ют. От­крыв гла­за, ви­жу дрем­лю­щую в крес­ле ря­дом Алё­ну. До че­го же всё-та­ки при­ят­но смот­реть на спя­щую кра­си­вую жен­щи­ну. Да, ей то­же дос­та­лось.
   Са­мо­лёт ос­та­но­вил­ся, все про­сну­лись, на­ча­лось бро­унов­ское дви­же­ние, и на ме­ня не об­ра­ща­ли вни­ма­ние. Алё­на ку­да-то ис­чез­ла, и это бы­ло са­мое до­сад­ное. Мог­ла бы и по­про­щать­ся. На этих мыс­лях, без лиш­них слов, мои но­сил­ки под­хва­ти­ли двое маль­чи­ков, под па­ру мет­ров рос­том, и вы­не­сли из са­мо­лё­та. Но­сил­ки вме­сте со мной за­пи­ха­ли в ма­ши­ну, ко­то­рая сра­зу на­бра­ла ско­рость и с си­ре­ной пом­ча­лась в не­из­вест­ность. Ка­та­лись не­дол­го. Те же двое, но уже в бе­лых ха­ла­тах, до­воль­но шу­ст­ро, пе­ре­пра­ви­ли ме­ня в опе­ра­ци­он­ную. По­след­нее, что я пом­ню, это то, что ме­ня раз­де­ва­ют, пе­ре­кла­ды­ва­ют и укол, про­тив­ный та­кой и опять в ком­на­ту для про­смот­ра снов. И всё же снов я так и не уви­дел. Ни­кто ме­ня не бил, не гла­дил ру­ку и да­же не це­ло­вал. Воз­вра­ще­ние в мир жи­вых бы­ло мед­лен­ным, не­при­ят­ным, бо­лез­нен­ным. Рот, ни за что не хо­тел от­кры­вать­ся, был ско­ван су­хо­стью и горь­ким прив­ку­сом. Ста­ло тоск­ли­во, оди­но­ко, на гла­за на­вер­ну­лись слё­зы, хо­тя нет, что это я, ни­че­го та­ко­го не бы­ло, но всё­рав­но на ду­ше бы­ло мерз­ко и па­ко­ст­но. Ле­жать с за­кры­ты­ми гла­за­ми, и слу­шать ок­ру­жаю­щие зву­ки бы­ло, не­мно­го, ин­те­рес­но. Где-то сту­ча­ли каб­луч­ки, кто-то раз­го­ва­ри­вал, хо­тя ни­че­го ра­зо­брать бы­ло не­воз­мож­но, с ули­цы до­но­си­лось пе­ние птиц и ещё во­да. Где-то ря­дом был слы­шен звук лью­щей­ся во­ды. Ни­ко­гда не ду­мал, что слу­шать во­ду мож­но с удо­воль­ст­ви­ем. И тут я ус­лы­шал го­лос. Это был её го­лос. Ужас­но не хо­те­лось от­кры­вать гла­за. А вдруг это сон и всё мо­жет ис­чез­нуть. Она так неж­но про­из­но­си­ла моё имя, шур­ша­ла сво­им плать­ем и гро­мы­ха­ла ва­зой, ста­вя её ря­дом со мной, пря­мо над мо­им ухом. Я не вы­дер­жал и от­крыл гла­за. Алё­на дви­га­ла ко мне стул, уст­раи­ва­ясь на нём, а я смот­рел на неё и упи­вал­ся аро­ма­том ши­кар­ных роз. Не­сколь­ко ми­нут мы, мол­ча, смот­ре­ли друг на дру­га, бо­ясь, не знаю че­го. Про­сто мол­ча­ли, и нам бы­ло хо­ро­шо. Рас­це­пить гу­бы бы­ло не­имо­вер­но труд­но и пер­вое, что я по­пы­тал­ся про­из­не­сти, это сло­во пить. Она смо­чи­ла мои гу­бы мок­рой сал­фет­кой, ска­зав, что пить по­ка нель­зя. Врач за­пре­тил все раз­го­во­ры с то­бой, по край­ней ме­ре, до зав­тра. Ты по­те­рял мно­го кро­ви. Обе пу­ли дос­та­ли, и зна­ешь, это бы­ли очень не­хо­ро­шие пу­ли. По ме­ре вы­здо­ров­ле­ния уз­на­ешь всё под­роб­нее, а по­ка по­прав­ляй­ся. Я не смо­гу боль­ше на­вес­тить те­бя, на­до ра­бо­тать, но ми­нут два­дцать мы ещё мо­жем по­быть вме­сте. Я, мол­ча, встре­тил при­го­вор и про­сто смот­рел на сво­его спа­си­те­ля. Гла­за за­кры­лись са­ми, по­хо­же, что я ус­нул, так как, про­снув­шись, уви­дел толь­ко бу­кет ши­кар­ных роз и не­боль­шую за­пис­ку на тум­боч­ке, ко­то­рую да­же не мог про­чи­тать.
   В ок­но све­ти­ло сол­ныш­ко. Я чув­ст­во­вал се­бя зна­чи­тель­но луч­ше и сде­лал по­пыт­ку от­бро­сить одея­ло и встать. По­пыт­ка про­ва­ли­лась, но в па­ла­ту во­шёл муж­чи­на в бе­лом ха­ла­те. Он ока­зал­ся мо­им ле­ча­щим вра­чом. Ми­нут пять ме­ня тис­ка­ли и ос­мат­ри­ва­ли и в за­клю­че­ние ис­тя­за­ний вка­ти­ли в па­ла­ту крес­ло. Как ни кру­тись, но оно на­зы­ва­лось ин­ва­лид­ным. Док­тор ска­зал, что ни­кто по­мо­гать мне не бу­дет, но ес­ли я смо­гу са­мо­стоя­тель­но в не­го пе­ре­брать­ся, то ка­та­ние по кли­ни­ке мне не по­вре­дит. И ещё, мо­ли­тесь на свою спа­си­тель­ни­цу. Имен­но эта мо­ло­дая жен­щи­на по­де­ли­лась с ва­ми боль­шим ко­ли­че­ст­вом сво­ей кро­ви в са­мо­лё­те. Ес­ли бы не она... В об­щем, са­ми по­ни­мае­те. Да, сла­бость, за­гип­со­ван­ные пле­чо, ру­ка и но­га, яв­но не спо­соб­ст­во­ва­ли про­гул­кам. Сё­ст­ры и врач вы­шли из па­ла­ты. Дверь сно­ва от­кры­лась, и ми­лая де­вуш­ка вка­ти­ла те­леж­ку. За­пах, во­шед­ший вме­сте с те­леж­кой не ос­тав­лял со­мне­ний, что это обед или ужин, а мо­жет и зав­трак, это толь­ко пред­стоя­ло уз­нать, но же­лу­док ут­вер­ждал, что ему всё­рав­но и тре­бо­вал са­тис­фак­ции. Де­вуш­ка под­ка­ти­ла те­леж­ку к кро­ва­ти, рас­сте­ли­ла сал­фет­ки и со­бра­лась кор­мить ме­ня с ло­жеч­ки. Моё дос­то­ин­ст­во (мо­раль­ное) не мог­ло со­гла­сить­ся с та­ким уни­же­ни­ем. Я за­мы­чал, со­брав по­след­ние си­лы, пе­ре­ва­лил­ся на здо­ро­вый бок, и рыв­ком, с са­лю­том во всех гла­зах и рез­кой бо­лью в пле­че, та­ки всё-та­ки сел. Мой под­виг мне по­нра­вил­ся, и лож­ка ока­за­лась в мо­ей ру­ке уже, про­сто, ав­то­ма­ти­че­ски. Де­вуш­ка ото­дви­ну­ла та­бу­рет­ку, но не уш­ла, а ос­та­лась и на­блю­да­ла за мои­ми по­ту­га­ми. Обед со­сто­ял из ка­кой-то жид­ко­сти в та­рел­ке, там ещё что-то пла­ва­ло. Я ре­шил, что это для тех, кто не мо­жет же­вать и с на­сла­ж­де­ни­ем при­нял­ся за кар­тош­ку с ог­ром­ным, хо­ро­шо про­жа­рен­ным стей­ком и яй­цом. Это бы­ло са­мое то, что нуж­но. Са­лат и ком­пот хо­ро­шо до­пол­ни­ли мой пер­вый обед в Рос­сии. По­бла­го­да­рив де­вуш­ку за вни­ма­ние, обед и до­ж­дав­шись, по­ка за те­леж­кой за­кро­ет­ся дверь, я ре­шил пе­ре­брать­ся в крес­ло. Оно стоя­ло око­ло тум­боч­ки, но до­тя­нуть­ся до не­го ока­за­лось не про­сто. Вспом­нил экс­пе­ри­мен­ты с обезь­я­на­ми, пал­ка­ми и ба­на­на­ми. Ре­шив, что я ум­нее, стал ис­кать воз­мож­ные ва­ри­ан­ты. Ми­нут пять по­ис­ков ни к че­му не при­ве­ли. Ре­шил встать на здо­ро­вую но­гу и под­та­щить крес­ло. Од­на­ко, ре­шить про­ще чем сде­лать. При пер­вой же по­пыт­ке встать на здо­ро­вую но­гу, жут­кая боль прон­зи­ла всё те­ло. И всё-та­ки по­бе­да ос­та­лась за мной. Я си­дел в крес­ле. Уже че­рез не­сколь­ко се­кунд ста­ло яс­но, что дви­гать­ся, кру­тить ко­ле­со од­ной ру­кой, не­воз­мож­но. Сла­бость и боль не ос­тав­ля­ли шан­сов на по­бе­ду. Взгляд скольз­нул по тум­боч­ке и ос­та­но­вил­ся на за­пис­ке. В ней бы­ло все­го не­сколь­ко слов.
   - По­прав­ляй­ся бы­ст­рее, мы те­бя ждём, до встре­чи. Ле­на
   Что-то коль­ну­ло в гру­ди, с гла­за­ми что-то. Злость от бес­си­лия и ярость пе­ре­пол­ни­ли всё те­ло. По­смот­рев са­лют в гла­зах, при­ку­сив гу­бу и па­ру раз стис­нув зу­бы, вер­нул­ся в ле­жа­чее по­ло­же­ние на кро­ва­ти. Боль бы­ст­ро сти­ха­ла, и мор­фей уже об­во­ла­ки­вал соз­на­ние, уно­ся в мир ска­зок, снов и бла­жен­ст­ва. За не­сколь­ко дней я нау­чил­ся ка­тать­ся в крес­ле, ещё че­рез не­де­лю ста­ла не нуж­на ко­ля­ска, и на­стал день, ко­гда врач ска­зал, что я сво­бо­ден как пти­ца и мо­гу ле­теть на все че­ты­ре сто­ро­ны. Мне при­нес­ли оде­ж­ду, кос­тюм, не­пло­хие бо­тин­ки, все мои ве­щи и глав­ное, моё серд­це ра­до­ст­но за­би­лось, лю­би­мый smart. Те­перь я мог уз­нать все но­во­сти и без по­сто­рон­ней по­мо­щи. До сих пор со мной ни­кто не раз­го­ва­ри­вал, и врач в их чис­ле. Воз­ник­ла ди­лем­ма, что рань­ше, уз­нать, где я по GPS или одеть­ся и вый­ти из кли­ни­ки. Всё-та­ки лю­бо­пыт­но, что во­круг. Вто­рое взя­ло верх. На оде­ва­ние уш­ло не­ко­то­рое вре­мя. Ещё пло­хо слу­ша­лась ру­ка, да и но­га ещё не со­всем за­жи­ла, но, гля­дя на се­бя в зер­ка­ло, бы­ло яс­но, сво­бо­да уже ря­дом, она про­сто за ок­ном и ме­ня ни­кто не удер­жи­ва­ет. При­хра­мы­вая, я на­пра­вил­ся к вы­хо­ду и че­рез па­ру ми­нут сто­ял на зе­лё­ной пло­щад­ке пе­ред зда­ни­ем кли­ни­ки. Сол­ныш­ко све­ти­ло в гла­за. Во­круг бы­ли ак­ку­рат­нень­кие од­но­этаж­ные кот­тед­жи, ви­ди­мо, в них жи­ли со­труд­ни­ки. Кру­гом был лес не­боль­шие го­ры и ни­че­го боль­ше. Где-то не­да­ле­ко жур­ча­ла реч­ка, или боль­шой ру­чей, воз­дух был све­жий, пья­ня­щий аро­ма­том ле­са, цве­тов, бли­зо­стью мо­ря и так ма­ло зна­ко­мым мне за­па­хом гри­бов. Мои ощу­ще­ния бы­ли пре­рва­ны го­ло­сом и зна­ка­ми муж­чин, ко­то­рые стоя­ли ря­дом с ма­ши­ной и ма­ха­ли мне ру­ка­ми. Ока­зы­ва­ет­ся, не­мно­го в сто­ро­не, за кус­та­ми на до­ро­ге сто­ял джип, и ме­ня зва­ли имен­но к не­му. Жаль, что не уда­лось по­гу­лять по ле­су. Без вся­ко­го эн­ту­зи­аз­ма я по­до­шёл к ожи­дав­шим ме­ня лю­дям. Мы, об­ме­няв­шись креп­ки­ми ру­ко­по­жа­тия­ми, се­ли в ма­ши­ну. Бы­ло оче­вид­но, что эти ре­бя­та из ФСБ, спра­ши­вать их, о чём-ли­бо бы­ло бес­по­лез­но. Эти то­ва­ри­щи не очень об­щи­тель­ны, пред­по­чи­та­ют жес­ты, ко­рот­кие фра­зы. Еха­ли бы­ст­ро и не­дол­го. Ма­ши­на ос­та­но­ви­лась на аэ­ро­дро­ме. Мои про­во­жа­тые со­об­щи­ли, что я ле­чу в Мо­ск­ву, и там от­ве­тят на все мои во­про­сы. Джип под­ка­тил пря­мо к тра­пу ИЛ-62. Ми­лая стю­ар­дес­са жес­том при­гла­си­ла нас на борт, и я не стал уп­ря­мить­ся. Од­на­ко, мои про­во­жа­тые ос­та­лись вни­зу, а в про­сто­рном са­ло­не ме­ня встре­ти­ли трое серь­ёз­ных муж­чин, ко­то­рые веж­ли­во при­гла­си­ли при­сое­ди­нить­ся к ним. На сто­ли­ке пе­ред ни­ми стоя­ло ви­но, за­кус­ки, шо­ко­лад, вод­ка. Ста­ло как-то гру­ст­но и за­хо­те­лось опять в боль­ни­цу, но на­зад пу­ти уже не бы­ло, ра­бо­та про­дол­жа­ет­ся. Сно­ва визг тур­бин, вы­ход на по­ло­су, взлёт. Всё, как уже мно­го раз, и ка­ж­дый раз, как пер­вый. Муж­чи­ны очень дру­же­люб­но пред­ста­ви­лись. Вы­со­кий, ху­дой, сим­па­тич­ный, лет со­ро­ка, со­ро­ка пя­ти, с оча­ро­ва­тель­ной улыб­кой и до­б­ры­ми про­ни­ца­тель­ны­ми гла­за­ми, пред­ста­вил­ся как ге­не­рал Ков­ров. Вто­рой, ге­не­рал Ка­лу­гин был пол­но­ват, сред­не­го рос­та, сред­не­го воз­рас­та, с креп­ким ру­ко­по­жа­ти­ем, хит­рым взгля­дом и стро­ги­ми ма­не­ра­ми. Тре­тий ка­зал­ся со­всем мо­ло­дым, но воз­мож­но, это впе­чат­ле­ние бы­ло об­ман­чи­вым. Он пред­ста­вил­ся как ге­не­рал По­пов. Не­взрач­ный, сред­не­го рос­та, ма­ло под­виж­ный, ка­кой-то не­при­мет­ный, ти­хий, но под класс­но си­дя­щим пид­жа­ком чув­ст­во­ва­лись хо­ро­шо тре­ни­ро­ван­ные мыш­цы.
   Не­смот­ря на мяг­кие ма­не­ры, мер­ное ур­ча­ние дви­га­те­лей и хо­ро­шее ви­но, ат­мо­сфе­ра как-то не скла­ды­ва­лась. В от­ли­чие от мо­их но­вых дру­зей, вод­ка ме­ня не при­вле­ка­ла, од­на­ко они пи­ли её ста­ка­на­ми. Та­ко­го я рань­ше не ви­дел. За­мет­ных по­след­ст­вий не на­блю­да­лось. Хо­тя, По­пов на­лил се­бе вод­ки в ста­кан, но пить не стал, толь­ко под­ни­мал его вме­сте со все­ми. Раз­го­вор не кле­ил­ся. Ка­кая-то не­лов­кость по­ло­же­ния бы­ла оче­вид­на, но по­нять в чём де­ло, и пре­одо­леть ско­ван­ность бы­ло не про­сто. По­пов за­го­во­рил пер­вым, по­ин­те­ре­со­вав­шись мо­им здо­ровь­ем. Жить бу­ду, от­ве­тил я и спро­сил, как дол­го ле­теть до Мо­ск­вы. От­ве­тил Ков­ров.
   - Ле­теть ос­та­лось око­ло ча­са. На­ша цель не со­всем Мо­ск­ва. За ва­ми охо­тят­ся весь­ма про­фес­сио­наль­но, и стои­ло не ма­лых уси­лий дать вам воз­мож­ность спо­кой­но под­ле­чить­ся. Ва­ша пер­со­на до сих пор вы­зы­ва­ет чей-то при­сталь­ный ин­те­рес, и мы вы­ну­ж­де­ны по­ка, вре­мен­но, ог­ра­ни­чить ва­шу сво­бо­ду пе­ре­ме­ще­ний. Вый­ти на след пре­сле­до­ва­те­лей, по­ка не уда­ёт­ся. Мы уве­ре­ны, что эта про­бле­ма бу­дет ре­ше­на в бли­жай­шее вре­мя, и у вас поя­вит­ся воз­мож­ность от­но­си­тель­но сво­бод­но­го вы­бо­ра дей­ст­вий.
   Даль­ше, не вы­пус­кая ста­кан из ру­ки, го­во­рил Ка­лу­гин.
   - По при­лё­те у вас бу­дет воз­мож­ность от­дох­нуть до зав­тра. Ут­ром мы хо­те­ли бы об­ме­нять­ся с ва­ми ин­фор­ма­ци­ей и ре­шить, в ка­ком на­прав­ле­нии и ка­ки­ми сред­ст­ва­ми бу­дет про­дол­же­на ра­бо­та по те­ме "Flora". Кро­ме то­го, нам бы хо­те­лось уз­нать де­та­ли про­ис­ше­ст­вия в Чи­ка­го и под­роб­но­сти о ги­бе­ли на­ше­го со­труд­ни­ка. Воз­мож­но, у вас есть и что-то ещё, о чём вы хо­те­ли бы нам со­об­щить.
   Удив­ле­ние на мо­ём ли­це яв­но оза­да­чи­ло мо­их со­бе­сед­ни­ков. По­пов, вни­ма­тель­но на­блю­дав­ший за мной во вре­мя раз­го­во­ра, ре­шил спро­сить.
   - Что-то не так? Вас что-то не уст­раи­ва­ет? Что уди­ви­тель­но­го в на­ших пред­ло­же­ни­ях?
   - Ва­ши пред­ло­же­ния и про­яв­лен­ная ва­ми за­бо­та обо мне, весь­ма тро­ну­ли ме­ня, и мо­ей бла­го­дар­но­сти нет пре­де­ла, хо­тя, есть не­ко­то­рая не­точ­ность в ва­ших пред­став­ле­ни­ях о мо­ей мис­сии. В мои пол­но­мо­чия вклю­че­ны толь­ко два ас­пек­та. Пер­вый свя­зан с ги­бе­лью Са­ши Вол­ко­ва, а вто­рой, воз­мож­ной ди­пло­ма­ти­че­ской ра­бо­той в кон­суль­ст­ве. К те­ме " Flora" я не имею ни­ка­ко­го от­но­ше­ния и этот во­прос не­об­хо­ди­мо ре­шать не­по­сред­ст­вен­но с ру­ко­во­дством на­ше­го ве­дом­ст­ва.
   Те­перь на­ста­ла оче­редь удив­лять­ся ге­не­ра­лам. Вы­ра­же­ния их лиц и дли­тель­ная пау­за в бе­се­де, яр­ко сви­де­тель­ст­во­ва­ли об их не­го­тов­но­сти к та­ко­му по­во­ро­ту со­бы­тий. Пер­вым при­шёл в се­бя ге­не­рал По­пов.
   - Вы серь­ёз­но уди­ви­ли нас, и нам очень жаль, что мы не смо­жем опе­ра­тив­но ре­шить про­бле­мы в об­лас­ти этой про­грам­мы со­труд­ни­че­ст­ва. У нас есть весь­ма серь­ёз­ная ин­фор­ма­ция по те­ме. Ва­ше ве­дом­ст­во, по-ви­ди­мо­му, то­же не си­де­ло, сло­жа ру­ки, и мы бы­ли бы ра­ды уз­нать о ва­ших по­бе­дах. С дру­гой сто­ро­ны, те­перь мы луч­ше, и глав­ное пра­виль­но по­ни­ма­ем друг дру­га. Это то­же не ма­ло­важ­но для об­ще­ния.
   Са­мо­лёт по­шёл на по­сад­ку. Ков­ров и Ка­лу­гин яв­но по­те­ря­ли ко мне ин­те­рес и про­дол­жи­ли пить вод­ку, за­ку­сы­вая кол­ба­сой, а По­пов си­дел с за­дум­чи­вым вы­ра­же­ни­ем ли­ца, и я был уве­рен, что он не по­ве­рил ни од­но­му мо­ему сло­ву.
   Са­мо­лёт при­зем­лил­ся так мяг­ко и бес­шум­но, что я не за­ме­тил мо­мен­та ка­са­ния зем­ли. У вы­хо­да из са­мо­лё­та нас ждал ав­то­мо­биль. Это был "ЗИЛ 117", ужас­но ста­рый, но в от­лич­ном со­стоя­нии и вы­гля­дел, как но­вень­кий. Я знал, что ко­гда-то дав­но ге­не­раль­ные сек­ре­та­ри КПСС ез­ди­ли на та­ких ма­ши­нах. Ино­гда их на­зы­ва­ли "Чай­ка". Вот уж не ду­мал, что та­кие мон­ст­ры ещё со­хра­ни­лись. Как ока­за­лось, внут­ри он был про­сто­рным, удоб­ным, с ве­ли­ко­леп­ной от­дел­кой и не про­из­во­дил впе­чат­ле­ния ан­тик­ва­риа­та. Аэ­ро­порт был не ма­лень­ким. Боль­шие ан­га­ры, две взлёт­ные по­ло­сы, под­соб­ный транс­порт и, от­но­си­тель­но, не­мно­го пер­со­на­ла в спец­оде­ж­де, го­во­ри­ли, что это, ско­рее все­го во­ен­ная ба­за, хо­тя во­ен­ных са­мо­лё­тов не бы­ло вид­но. Од­на­ко и аэ­ро­во­кза­ла то­же не бы­ло. Ма­ши­на кру­то раз­вер­ну­лась и, на удив­ле­ние мяг­ко, ти­хо, и на не­ожи­дан­но боль­шой ско­ро­сти, свер­нув на шос­се, пом­ча­лась в сто­ро­ну ле­са. По до­ро­ге ни­кто не про­ро­нил ни сло­ва. Ми­нут че­рез со­рок мы подъ­е­ха­ли к ши­кар­ной фа­зен­де ок­ру­жён­ной ка­мен­ным за­бо­ром мет­ра три вы­со­той. Ко­лю­чая про­во­ло­ка, ви­део­ка­ме­ры, ин­фра­крас­ные про­жек­то­ра и де­тек­то­ры дви­же­ний не ос­тав­ля­ли со­мне­ний в при­над­леж­но­сти да­чи. Че­рез во­ро­та нас про­пус­ти­ли без за­держ­ки и про­ве­рок. Сто­ро­же­вые ... хо­ро­шо зна­ют сво­их бос­сов. Ме­ня про­во­ди­ли в зда­ние, по­ка­за­ли апар­та­мен­ты и пред­ло­жи­ли от­ды­хать, аб­со­лют­но сво­бод­но до зав­тра. Всё не­об­хо­ди­мое, мож­но спро­сить или по­лу­чить у гор­нич­ной. Ге­не­рал По­пов пред­ло­жил так же своё об­ще­ст­во по­сле ужи­на во вре­мя ве­чер­ней про­гул­ки.
   - Ко­неч­но, ес­ли Вы не воз­ра­жае­те.
   Я не воз­ра­жал, и вско­ре все ра­зо­шлись, ос­та­вив ме­ня од­но­го. Гос­по­ди, не­у­же­ли я один и за мной ни­кто не сле­дит. Ну да, раз­меч­тал­ся это в оси­ном-то гнез­де ФСБ! Ис­кать жуч­ков я не стал, хо­тя мой smart с лёг­ко­стью бы спра­вил­ся с этой за­да­чей. Я раз­ва­лил­ся на ог­ром­ной по­сте­ли и не­ожи­дан­но для се­бя за­снул.
   Про­снул­ся от не­гром­ко­го сту­ка в дверь. Ока­за­лось, это гор­нич­ная при­гла­ша­ет ме­ня спус­тить­ся в сто­ло­вую для ужи­на. Ми­нут пять на туа­лет и бод­рый, с хо­ро­шим на­строе­ни­ем, в со­про­во­ж­де­нии оча­ро­ва­тель­ной гор­нич­ной мы во­шли в сто­ло­вую. Сна­ча­ла мне по­ка­за­лось, что это танц­зал, но, при­гля­дев­шись вни­ма­тель­нее, я за­ме­тил, что стол на­крыт на бал­ко­не, вход на ко­то­рый при­кры­ва­ла бе­лая, тон­чай­шая ка­про­но­вая за­на­вес­ка. Уст­ро­ив­шись за сто­лом, я толь­ко сей­час по­нял, что зна­чит рус­ское гос­те­при­им­ст­во. Всё это съесть, или хо­тя бы толь­ко по­про­бо­вать, бы­ло не­воз­мож­но. Ви­но, луч­шее из тех, ко­то­рые я ко­гда-ли­бо пил, мя­со, ик­ра, ры­ба - мой лю­би­мый пал­тус, но как при­го­тов­лен, это был не­по­вто­ри­мый ше­девр, фрук­ты и ещё мно­го че­го дру­го­го. Всё пе­ре­чис­лить не­воз­мож­но. Не бы­ло од­но­го, не бы­ло вод­ки. Воз­мож­но, за­бы­ли? Спе­шить бы­ло не­ку­да. Пе­ние птиц, шум ле­са, аро­мат све­же­ско­шен­ной тра­вы, мо­ре цве­тов вни­зу во­круг не­боль­шо­го бас­сей­на и вол­шеб­ный воз­дух рас­по­ла­га­ли к меч­там. Все мои чув­ст­ва и мыс­ли пла­ва­ли, ку­па­лись в этом рай­ском ми­ре ти­ши­ны бла­жен­ст­ва и по­коя. По всей ви­ди­мо­сти, ге­не­рал По­пов ду­мал ина­че. Его по­яв­ле­ние бы­ст­ро вер­ну­ло ме­ня к ре­аль­но­сти. Мы об­ме­ня­лись дру­же­ски­ми при­вет­ст­вия­ми, по­бла­го­да­ри­ли при­слу­гу и спус­ти­лись на про­гул­ку в парк. И всё же ему уда­лось-та­ки ме­ня уди­вить. От­но­си­тель­но бы­ст­рым ша­гом ге­не­рал по­вёл ме­ня к уда­лён­ной час­ти пар­ка, скры­той плот­ны­ми кус­та­ми. Мы по­до­шли к за­бо­ру и он, по­иг­рав паль­ца­ми на од­ном из кир­пи­чей, от­крыл про­ход за тер­ри­то­рию фа­зен­ды. Мой ин­те­рес воз­рас­тал. За­крыв за на­ми про­ход, он про­бе­жал ещё мет­ров де­сять в сто­ро­ну и вы­та­щил из кус­тов два спор­тив­ных кос­тю­ма. Мы пе­ре­оде­лись, спря­та­ли свою оде­ж­ду и, от­бе­жав по­даль­ше в лес, ос­та­но­ви­лись пе­ре­вес­ти дух. И всё это без еди­но­го сло­ва. И вот ура, он за­го­во­рил. Здесь то­же не безо­пас­но, на мно­гих де­ревь­ях, в кус­тах и да­же на зем­ле раз­ме­ще­ны дат­чи­ки, мик­ро­фо­ны, ка­ме­ры на­блю­де­ния и ещё бог зна­ет что. Моё мол­ча­ние он вос­при­нял как знак по­ни­ма­ния, и мы по­шли даль­ше в сто­ро­ну ре­ки. Ме­сто бы­ло очень кра­си­вое, со­сны, кус­ты чер­ни­ки, и ре­ка. В мес­те, где мы ос­та­но­ви­лись, ре­ка об­ра­зо­ва­ла не­боль­шой во­до­пад и с шу­мом па­да­ла, вниз соз­да­вая пе­ну, кру­го­во­ро­ты и бу­ру­ны. Мы спус­ти­лись по тро­пин­ке к во­де и уст­рои­лись на кам­не у са­мой во­ды. Не­сколь­ко ми­нут мы, мол­ча, лю­бо­ва­лись при­ро­дой и на­ко­нец, он за­го­во­рил.
   - Mykl, си­туа­ция в на­шем ру­ко­во­дстве, мяг­ко го­во­ря, не­од­но­знач­ная. Мно­гие не одоб­ря­ют кон­так­ты с CIA. Про­грам­ма со­труд­ни­че­ст­ва "Flora", в ко­то­рой ра­бо­тал Са­ша, да­ва­ла нам воз­мож­ность, срав­ни­тель­но, от­кры­то ра­бо­тать на ва­шей тер­ри­то­рии. Мы, дей­ст­ви­тель­но, че­рез Са­шу по­лу­ча­ли ис­клю­чи­тель­но цен­ную для нас ин­фор­ма­цию, и это бы­ло за­ло­гом под­держ­ки и раз­ви­тия про­грам­мы. Я хо­ро­шо знаю Са­шу с дет­ст­ва, и он очень хо­ро­шо от­зы­вал­ся о вас, пред­ла­гая, в слу­чае про­блем, пы­тать­ся ре­шать их имен­но с ва­ми и уже по­том с ва­шим ру­ко­во­дством. Кро­ме то­го, на­ши спе­циа­ли­сты очень тща­тель­но ис­сле­до­ва­ли ваш smart, и не смог­ли по­лу­чить из не­го ни­ка­кой ин­фор­ма­ции. Это на­толк­ну­ло ме­ня на мысль пе­ре­дать вам не­сколь­ко ва­ри­ан­тов свя­зи со мной и не­ко­то­рые до­ку­мен­ты имен­но на не­го. Вы го­то­вы по­лу­чить дан­ные?
   - Да.
   Я дос­тал smart, вклю­чил его на при­ём, вклю­чил ко­ди­ро­ва­ние и пред­ло­жил ге­не­ра­лу сде­лать то же са­мое. Че­рез се­кун­ды ин­фор­ма­ция бы­ла у ме­ня. При­шла моя оче­редь спра­ши­вать.
   - Знае­те ли вы, кто и за что убил Са­шу?
   - Увы, у нас есть от­вет толь­ко на часть во­про­са. Мы зна­ем, по­че­му его уби­ли, но, как ве­ро­ят­но и вы, не зна­ем кто. Са­ше уда­лось вне­дрить­ся в груп­пу тер­ро­ри­стов, ко­то­рая дей­ст­во­ва­ла на тер­ри­то­рии Чи­ка­го. Как ока­за­лось, это очень раз­ветв­лён­ная сеть, ко­то­рая име­ет свои от­де­ле­ния во мно­гих го­ро­дах Аме­ри­ки и во мно­гих стра­нах. Са­ша ус­пел пе­ре­дать о го­то­вя­щем­ся те­рак­те с ужа­саю­щи­ми по­след­ст­вия­ми. Он го­во­рил, что мно­гие из тер­ро­ри­стов обу­ча­ют­ся в шко­лах пи­ло­тов. Для че­го им это нуж­но ни он, ни мы не зна­ем. Воз­мож­но для пе­ре­бро­ски пар­тий нар­ко­ти­ков или ору­жия по воз­ду­ху. Боль­шин­ст­во тер­ро­ри­стов ара­бы, азиа­ты, но мно­го ев­ро­пей­цев и есть аме­ри­кан­цы. Кон­спи­ра­ция у них на выс­шем уров­не, и уз­нать, сколь­ко их так и не уда­лось. У ру­ко­во­дства сто­ят лю­ди очень об­ра­зо­ван­ные, ум­ные и ос­ле­п­лён­ные не­на­ви­стью к не­вер­ным. Вни­ма­ние ФСБ к этой ор­га­ни­за­ции свя­за­но с их дей­ст­вия­ми на тер­ри­то­рии Рос­сии и в зо­нах на­ших ин­те­ре­сов. Пред­по­ло­жи­тель­но, центр по ру­ко­во­дству ор­га­ни­за­ци­ей на­хо­дит­ся в Чи­ка­го. От­сю­да и наш ин­те­рес к это­му го­ро­ду. Ни мы, ни Са­ша, не зна­ли о на­ли­чии у тер­ро­ри­стов при­бо­ра с уни­каль­ны­ми воз­мож­но­стя­ми. Это и ста­ло при­чи­ной его ги­бе­ли. Вот, соб­ст­вен­но и всё, что я хо­тел рас­ска­зать вам кон­фи­ден­ци­аль­но. Об­ста­нов­ку у нас вы чув­ст­вуе­те са­ми и, как я по­ла­гаю, всё что вы хо­ти­те и мо­же­те ска­зать, ска­же­те зав­тра в про­цес­се офи­ци­аль­ных кон­так­тов. Мы воз­вра­ща­ем­ся?
   Ко­неч­но, я был тро­нут его от­кро­вен­но­стью и до­ве­ри­ем, хо­тя со­мне­ния всё-та­ки ос­та­ва­лись. Соб­ст­вен­но, что но­во­го он ска­зал? Го­то­вит­ся те­ракт с ужа­саю­щи­ми по­след­ст­вия­ми. Где, кто, ко­гда и го­то­вит­ся ли, или это так до­гад­ки и пред­по­ло­же­ния. Од­на­ко ат­мо­сфе­ра ин­тим­ной, до­ве­ри­тель­ной бе­се­ды уже соз­да­на и от ме­ня, по-ви­ди­мо­му, ожи­да­ют вза­им­но­сти. Ну что же до­ве­рие так до­ве­рие.
   - То­ва­рищ ге­не­рал, ме­ня тро­ну­ла ва­ша ис­крен­ность. Со сво­ей сто­ро­ны мо­гу кон­фи­ден­ци­аль­но со­об­щить вам, что в ва­шем ру­ко­во­дстве, на са­мом вы­со­ком уров­не есть лю­ди, ра­бо­таю­щие на эту ор­га­ни­за­цию. Утеч­ка ин­фор­ма­ции с ва­шей сто­ро­ны стои­ла жиз­ни на­шим со­труд­ни­кам. Мы вас не об­ви­ня­ем, так как на­хо­дим­ся в ана­ло­гич­ной си­туа­ции и де­ла­ем всё, что­бы их вы­чис­лить. И со­вер­шен­но кон­фи­ден­ци­аль­но, не­дав­но нам ста­ло из­вест­но, что ва­ши лю­ди в Ира­ке под­вер­га­ют­ся ис­клю­чи­тель­ной опас­но­сти. За их дея­тель­но­стью ве­дёт­ся тща­тель­ное на­блю­де­ние и со дня на день они бу­дут за­хва­че­ны или унич­то­же­ны. Их трое и сре­ди них од­на жен­щи­на. Ва­ша груп­па бы­ла рас­кры­та жен­щи­ной, аме­ри­кан­кой, тор­го­вым пред­ста­ви­те­лем од­ной из аме­ри­кан­ских ком­па­ний по за­куп­ке и транс­пор­ти­ров­ке неф­ти. На са­мом де­ле она ока­за­лась чле­ном этой тер­ро­ри­сти­че­ской груп­пы. И ещё, Са­ша очень до­ве­рял че­ло­ве­ку, ко­то­рый его убил. А та­ких бы­ло очень не­мно­го. Его ре­ак­ции мог бы по­за­ви­до­вать лю­бой че­ло­век или да­же зверь. Он мог дос­тать ору­жие бы­ст­рее, чем вы ше­вель­нё­те паль­цем на ру­ке. Но ору­жие он так и не дос­тал.
   Ге­не­рал по­мол­чал и ти­хо про­из­нёс, что это он обу­чал Са­шу и имен­но он убе­дил со­вет на­пра­вить его в Чи­ка­го. Ме­ж­ду на­ми что-то про­изош­ло. Воз­ник­ло ка­кое-то чув­ст­во до­ве­рия, рас­по­ло­же­ния. Оп­рав­да­но ли оно? Вре­мя по­ка­жет, а по­ка ос­то­рож­ность не по­ме­ша­ет. Мы вста­ли, креп­ко, дол­го и по муж­ски, гля­дя в гла­за, друг дру­гу, по­жа­ли ру­ки и на­пра­ви­лись об­рат­но в сто­ро­ну фа­зен­ды. Вхо­ди­ли че­рез обыч­ные во­ро­та и вот, что стран­но, ох­ран­ни­ки не вы­ка­за­ли ни­ка­ко­го удив­ле­ния при на­шем по­яв­ле­нии. Они впус­ти­ли нас от­дав честь и, как ни в чём ни бы­ва­ло, за­кры­ли во­ро­та, и про­дол­жи­ли не­сти служ­бу. Но ведь они не ви­де­ли, как мы вы­хо­ди­ли? Ге­не­рал по­до­звал од­но­го из ох­ран­ни­ков, что-то ска­зал ему, улыб­нул­ся мне, мы по­про­ща­лись и ра­зо­шлись. В мо­ей ком­на­те поч­ти ни­че­го не из­ме­ни­лось, кро­ме то­го, что мой кос­тюм ак­ку­рат­но ле­жал на кро­ва­ти. Уди­ви­тель­ная кон­спи­ра­ция. Ин­те­рес­но, что же в этом спек­так­ле ис­ти­на, а что иг­ра? Лад­но, чёрт с ним, мне на­дое­ло раз­га­ды­вать за­гад­ки рус­ских. Пусть де­ла­ют, что хо­тят, а я хо­тел спать. Вклю­чен­ный мной те­ле­ви­зор ещё что-то ур­чал про по­го­ду, ве­тер и тем­пе­ра­ту­ру, но мне уже снил­ся сон, где глав­ны­ми ге­роя­ми бы­ли от­нюдь не ге­не­ра­лы.
   Ут­ро вы­да­лось пас­мур­ным. Дождь сту­чал по по­до­кон­ни­ку, ве­тер раз­ду­вал за­на­вес­ки у от­кры­то­го ок­на. В ком­на­те бы­ло про­хлад­но, и вста­вать очень не хо­те­лось. Те­ле­ви­зор, про­ра­бо­тав­ший всю ночь, ис­прав­но ра­пор­то­вал о но­вых вы­даю­щих­ся по­бе­дах об­нов­лён­ной стра­ны. Всё это ка­за­лось ди­ким и не­при­выч­ным. Как хо­ро­шо, что всё это ско­ро за­кон­чит­ся и мо­мент воз­вра­ще­ния до­мой бу­дет столь ра­до­ст­ным и же­лан­ным. Душ и обыч­ные ут­рен­ние про­це­ду­ры не за­ня­ли мно­го вре­ме­ни. Жё­ст­кое по­ло­тен­це хо­ро­шо сти­му­ли­ро­ва­ло рас­слаб­лен­ное сном те­ло и, ко­гда я уже был го­тов к ут­рен­ней про­гул­ке, в дверь по­сту­ча­ли. Это был ге­не­рал По­пов. Он при­гла­шал ме­ня на ут­рен­нюю про­беж­ку. Че­рез де­сять ми­нут, во вче­раш­них спор­тив­ных кос­тю­мах, мы бе­жа­ли по ле­су, ко­то­рый по­сле до­ж­дя бла­го­ухал све­же­стью и ни с чем не­срав­ни­мы­ми за­па­ха­ми ле­са. Ско­рость бе­га, пред­ло­жен­ная ге­не­ра­лом, впе­чат­ля­ла. Труд­но ска­зать, сколь­ко ему бы­ло лет, но бе­жал он лег­ко, бы­ст­ро, уве­рен­но и мне бы­ло при­ят­но при­нять вы­зов к столь не­обыч­но­му со­пер­ни­че­ст­ву. Но­га и пле­чо ещё да­ва­ли о се­бе знать, и всё же мне не хо­те­лось ему ус­ту­пать. Мы про­бе­жа­ли уже ки­ло­мет­ров де­сять. По его со­стоя­нию, бы­ло, со­вер­шен­но не­воз­мож­но ска­зать ус­тал он или нет. Я уже еле дер­жал­ся за ним, силь­но при­па­дая на боль­ную но­гу, ру­ка, при­жа­тая к гру­ди, ма­ло по­мо­га­ла бе­гу. Ды­ха­ние бы­ло силь­но сби­то. Ско­рость и темп бе­га не из­ме­ни­лись. На­ко­нец мы до­б­ра­лись до фа­зен­ды. Бас­сейн, с весь­ма про­хлад­ной во­дой, по­мог рас­сла­бить­ся, и боль в но­ге ста­ла по­нем­но­гу сти­хать. Ге­не­рал, рас­ти­ра­ясь на краю бас­сей­на, улы­бал­ся мне. Не­ко­то­рое вре­мя уш­ло на об­су­ж­де­ние рас­пи­са­ния дня и об­мен впе­чат­ле­ния­ми о бе­ге. Мы до­го­во­ри­лись встре­тить­ся за зав­тра­ком в де­вять ут­ра. На один­на­дцать бы­ла на­ме­че­на встре­ча с пред­ста­ви­те­ля­ми ФСБ. В де­вят­на­дцать ме­ня бу­дет ждать са­мо­лёт до Пе­тер­бур­га. На сле­дую­щий день в Пе­тер­бур­ге мы встре­тим­ся в Боль­шом до­ме с семь­ёй Са­ши. Мне раз­ре­ше­но, в со­про­во­ж­де­нии род­ст­вен­ни­ков, по­се­тить его мо­ги­лу. До ве­че­ра пре­дос­тав­ле­но сво­бод­ное вре­мя для про­гу­лок и ос­мот­ра го­ро­да, а на три ча­са но­чи для ме­ня за­ка­зан би­лет до Дюс­сель­дор­фа. Та­ко­вы бы­ли пла­ны. Ров­но в один­на­дцать ме­ня при­гла­си­ли на встре­чу. В ка­би­не­те, где она про­хо­ди­ла, сто­ял ог­ром­ный длин­ный стол, в раз­ных час­тях ко­то­ро­го уже си­де­ло че­ло­век пять, весь­ма, пред­ста­ви­тель­ных муж­чин. Двое бы­ли в мун­ди­рах раз­мер звезд, на ко­то­рых, вну­шал ува­же­ние. За од­ним из кон­цов сто­ла си­дел не­вы­со­кий пол­но­ва­тый муж­чи­на без фор­мы и зна­ков от­ли­чия. Его воз­раст хо­ро­шо от­ра­жал­ся на его ли­це, а го­лос ока­зал­ся ти­хим, ров­ным, вла­ст­ным, не ли­шён­ным обая­ния. Го­во­рил он мед­лен­но, и ка­за­лось, де­лал это с боль­шим тру­дом. Пре­ж­де все­го, он пред­ста­вил ме­ня всем при­сут­ст­вую­щим, на­звал ка­ж­до­го по име­ни и зва­ние. Все бы­ли стар­ши­ми офи­це­ра­ми ФСБ. Как я по­нял, сам он был ди­рек­то­ром этой служ­бы. Вот уж ни­как не ожи­дал та­ко­го уров­ня встре­чи. Од­на­ко, ско­ро по­нял при­чи­ны та­ких зна­ков вни­ма­ния.
   - Мы при­да­ём боль­шое зна­че­ние со­труд­ни­че­ст­ву с про­ти­во­стоя­щей нам служ­бой в Аме­ри­ке. Ги­бель на­ших лю­дей и со­труд­ни­ков CIA в ра­бо­те по те­ме со­труд­ни­че­ст­ва ока­за­лась для нас не­ожи­дан­ной и обес­ку­ра­жи­ваю­щей. Ни­что не ука­зы­ва­ло на то, что рас­сле­до­ва­ние, ко­то­рое со­вме­ст­но ве­ли CIA и ФСБ, мо­гут при­вес­ти к ги­бе­ли лю­дей. Пред­ла­гаю поч­тить па­мять на­ших кол­лег ми­ну­той мол­ча­ния.
   Все вста­ли. Бы­ло вид­но, что, как и для ме­ня, для них это не пус­тые сло­ва, это их лич­ные по­те­ри. На гла­зах не­ко­то­рых, этих силь­ных и му­же­ст­вен­ных лю­дей, я за­ме­тил го­то­вые на­вер­нуть­ся слё­зы.
   - Фак­ты, со­б­ран­ные по те­ме "Flora" ужа­са­ют. Нет со­мне­ний, что боль­шая, хо­ро­шо ор­га­ни­зо­ван­ная сеть тер­ро­ри­стов име­ет в сво­ём рас­по­ря­же­нии ору­жие не­ви­дан­ной си­лы. Это ору­жие па­ра­ли­зу­ет во­лю че­ло­ве­ка. Мы очень ма­ло зна­ем об этом ору­жии, но по­ла­га­ем, что один его эк­зем­п­ляр, за­хва­чен­ный у тер­ро­ри­стов на­ши­ми кол­ле­га­ми из CIA, по­мо­жет по­зна­ко­мить­ся с ним бли­же. Сколь­ко су­ще­ст­ву­ет эк­зем­п­ля­ров та­ко­го ору­жия и где оно про­из­во­дит­ся, по­ка ин­фор­ма­ции нет, но есть все ос­но­ва­ния счи­тать, что ско­ро она бу­дет у нас. В ре­зуль­та­те не­сколь­ких опе­ра­ций про­ве­дён­ных ФСБ по­сле ата­ки тер­ро­ри­стов на на­ши сек­рет­ные служ­бы, на­ми бы­ли аре­сто­ва­ны два че­ло­ве­ка, ко­то­рые, вне вся­ких со­мне­ний, при­ча­ст­ны к про­ве­дён­ной ата­ке. Сей­час с ни­ми ве­дёт­ся ра­бо­та. До­ку­мен­ты, за­хва­чен­ные в про­цес­се аре­ста и даль­ней­ше­го рас­сле­до­ва­ния, по­зво­ля­ют пред­по­ло­жить, что на тер­ри­то­рии США и дру­гих за­пад­ных стран, в ча­ст­но­сти Анг­лии, го­то­вит­ся се­рия те­рак­тов с чу­до­вищ­ны­ми по­след­ст­вия­ми для на­се­ле­ния. Ори­ен­ти­ро­воч­ные сро­ки про­ве­де­ния ак­ций, сен­тябрь. На­ше ве­дом­ст­во, ис­поль­зуя свои и ди­пло­ма­ти­че­ские ка­на­лы, по­ста­ви­ло в из­вест­ность за­ин­те­ре­со­ван­ные пра­ви­тель­ст­ва и спец­служ­бы этих стран о го­то­вя­щих­ся ак­тах. Рос­сия не яв­ля­ет­ся ис­клю­че­ни­ем в пла­нах тер­ро­ри­стов. В на­стоя­щее вре­мя на­ши служ­бы пред­при­ни­ма­ют все воз­мож­ные дей­ст­вия для пре­дот­вра­ще­ния тра­ге­дии. К боль­шо­му на­ше­му со­жа­ле­нию, наш кол­ле­га из CIA не упол­но­мо­чен об­су­ж­дать де­та­ли про­грам­мы "Flora", что для нас яв­ля­ет­ся весь­ма пе­чаль­ным фак­том, так как имен­но сей­час об­мен по­лу­чен­ны­ми данными по этой те­ме для нас, и я ду­маю, для CIA ис­клю­чи­тель­но ва­жен. Фак­тор вре­ме­ни здесь иг­ра­ет ог­ром­ную роль. И всё же я пред­ла­гаю вы­слу­шать на­ше­го гос­тя и за­дать ин­те­ре­сую­щие вас во­про­сы, не ка­саю­щие­ся те­мы "Flora" .
   У ме­ня пе­ре­со­хло в гор­ле. Труд­но бы­ло на­чать. Все смот­ре­ли на ме­ня и жда­ли. Я про­каш­лял­ся и не без тру­да про­из­нёс пер­вые не­сколь­ко слов.
   - Пре­ж­де все­го, хо­чу по­бла­го­да­рить вас за при­ём, ме­ди­цин­скую и дру­гую по­мощь, ока­зан­ную мне и мо­им кол­ле­гам, и глав­ное, до­ве­рие. Ин­фор­ма­ция, ко­то­рую вы со­об­щи­ли мо­ему пра­ви­тель­ст­ву, бес­цен­на, и на­де­юсь, бу­дет ис­поль­зо­ва­на пол­но­стью и над­ле­жа­щим об­ра­зом.
   За­тем, очень под­роб­но я рас­ска­зал о ги­бе­ли Са­ши, его по­след­них дей­ст­ви­ях и сво­их от­но­ше­ни­ях с ним. Так же под­роб­но опи­сал всё про­изо­шед­шее во Фран­ции, Анг­лии, Че­хии и Швей­ца­рии. Пе­ре­дал все фо­то­гра­фии пре­ступ­ни­ков, ко­то­рые бы­ли в мо­ём рас­по­ря­же­нии. В их чис­ле фо­то­гра­фию сек­ре­тар­ши по­мощ­ни­ка пре­зи­ден­та, ко­то­рая, пред­по­ло­жи­тель­но бы­ла за­ме­ша­на в ги­бе­ли на­ше­го со­труд­ни­ка в оте­ле Па­ри­жа, и ко­то­рая, пред­по­ло­жи­тель­но, спо­соб­ст­во­ва­ла за­хва­ту в за­лож­ни­ки рос­сий­ских гра­ж­дан в Ира­ке. Бе­се­да про­дол­жи­лась, ко­гда мы пе­ре­шли в со­сед­нюю ком­на­ту, где был на­крыт стол. Ви­но, конь­як, фрук­ты и луч­ший ко­фе, ко­то­рый я ко­гда-ли­бо пил, сде­ла­ли об­ще­ние сво­бод­ным, про­стым, дру­же­ским. В об­щем, ат­мо­сфе­ра бы­ла очень не­при­ну­ж­дён­ной, тё­п­лой и впол­не со­от­вет­ст­во­ва­ла от­кро­вен­ным об­ме­нам мне­ния­ми по всем во­про­сам. У ме­ня соз­да­лось впе­чат­ле­ние, что я стал луч­ше по­ни­мать этих лю­дей. При лич­ном об­ще­нии они не бы­ли столь вы­со­ко­мер­ны и над­мен­ны. Они не го­во­ри­ли ни­че­го лиш­не­го, но и не соз­да­ва­лось ощу­ще­ния, что от ме­ня что-то скры­ва­ют. Мне, до­воль­но под­роб­но рас­ска­за­ли об опе­ра­ции, в ре­зуль­та­те ко­то­рой бы­ли за­хва­че­ны двое тер­ро­ри­стов. И дол­жен при­знать, опе­ра­ции бы­ли спла­ни­ро­ва­ны и вы­пол­не­ны бле­стя­ще. Глав­ное, в них учи­ты­ва­лась воз­мож­ность ис­поль­зо­ва­ния про­тив­ни­ком но­во­го ору­жия. У бан­ди­тов его не ока­за­лось, но идея, при­ду­ман­ная рус­ски­ми, мне очень по­нра­ви­лась. Я бы точ­но, ни­ко­гда до та­ко­го не до­ду­мал­ся. У них есть че­му по­учить­ся.
   Встре­ча про­дол­жа­лась до трёх ча­сов. В кон­це встре­чи ме­ня ок­лик­нул По­пов и пред­ло­жил по­ка­тать­ся не­мно­го по го­ро­ду. Мы не ста­ли тра­тить вре­мя на сбо­ры, и сра­зу по­сле обе­да от­пра­ви­лись в го­род. Еха­ли не дол­го. Го­ро­диш­ко ока­зал­ся не­боль­шой, чис­тый. На ули­це час­то встре­ча­лись лю­ди в во­ен­ной фор­ме ВВС Рос­сии. На­ро­ду бы­ло не­мно­го. Ма­га­зи­ны ма­лень­кие, на­би­тые вся­ки­ми то­ва­ра­ми, ко­то­рые, по­хо­же, ма­ло ко­го ин­те­ре­со­ва­ли. Рес­то­ра­нов, ка­фе, ки­но­те­ат­ров и дру­гих мест от­ды­ха вид­но не бы­ло. На во­прос об этом По­по­ву, он от­ве­тил, что в го­ро­де есть ка­зи­но, ки­но­те­атр, парк куль­ту­ры. При же­ла­нии, до Мо­ск­вы мож­но, срав­ни­тель­но бы­ст­ро, до­б­рать­ся на элек­трич­ке. Мы по­гу­ля­ли ещё око­ло ча­са по го­ро­ду, по­си­де­ли в ка­фе мо­ро­же­ное и вер­ну­лись на фа­зен­ду. До от­лё­та ос­та­вал­ся час.
   Ко­гда в ком­на­ту во­шёл По­пов, я смот­рел в эк­ран те­ле­ви­зо­ра и об­ду­мы­вал всё про­изо­шед­шее. По­про­ща­лись мы у тра­па са­мо­лё­та, и на про­ща­ние он при­влёк моё вни­ма­ние не­гром­ки­ми сло­ва­ми.
   - Mykl, ме­ня зо­вут Вла­ди­мир, Во­ло­дя. Ес­ли встре­тим­ся ещё, зо­ви ме­ня по име­ни.
   Я рас­те­рял­ся от не­ожи­дан­но­сти, про­бор­мо­тал не­что нев­нят­ное.
   - Да, ко­неч­но. По­че­му вы сра­зу не ска­за­ли...
   Но ус­лы­шать от­вет уже бы­ло не­воз­мож­но. Дверь за­кры­лась, и са­мо­лёт по­шёл на ру­лёж­ку.
   Взле­те­ли лег­ко, бы­ст­ро, без про­блем. Ров­ный гул мо­то­ров, при­выч­ный пей­заж в ил­лю­ми­на­то­рах, ни­что не пред­ве­ща­ло про­блем и всё же, без них не обош­лось. Са­мо­лёт уже за­хо­дил на по­сад­ку, ко­гда из ка­би­ны вы­шел пи­лот и со­об­щил, что на зем­ле, по­хо­же, про­бле­мы. Дис­пет­чер ве­дёт пе­ре­го­во­ры на анг­лий­ском, хо­тя на внут­рен­них рей­сах мы поль­зу­ем­ся толь­ко рус­ским язы­ком. В этот мо­мент са­мо­лёт, чуть не чирк­нув ко­лё­са­ми по по­ло­се, стал на­би­рать вы­со­ту. Раз­да­лись вы­стре­лы, ав­то­мат­ные оче­ре­ди, в кор­пу­се са­мо­лё­та ста­ли вид­ны от­вер­стия, про­де­лан­ные пу­ля­ми. Один из дви­га­те­лей за­го­рел­ся. За на­ми по­тя­нул­ся гус­той шлейф ды­ма. Пи­лот, по гром­кой свя­зи со­об­щил, что он пы­та­ет­ся до­тя­нуть до ста­ро­го за­бро­шен­но­го аэ­ро­дро­ма. Вто­рой дви­га­тель то­же стал чи­хать, ра­бо­тать с пе­ре­боя­ми и за­хлё­бы­вать­ся. Вы­со­та умень­ша­лась, зем­ля при­бли­жа­лась слиш­ком бы­ст­ро. Па­ра­шю­тов не бы­ло. Ос­та­ва­лось толь­ко мо­лить­ся. И тут слу­чи­лось чу­до. Мо­тор пе­ре­стал чи­хать и за­ра­бо­тал, до­воль­но, ров­но. Па­де­ние пре­кра­ти­лось, хо­тя мы и про­дол­жа­ли сни­жать­ся. Ещё ми­ну­та и ко­лё­са кос­ну­лись зем­ли. Нас тряс­ло и ки­да­ло в сто­ро­ны, но мы бы­ли жи­вы, хо­тя по­ни­ма­ли, что взрыв не­из­бе­жен. Во­прос, ус­пе­ем или нет. Двое ох­ран­ни­ков от­кры­ва­ли люк. В мо­мент ос­та­нов­ки, ава­рий­ный на­дув­ной трап уже кос­нул­ся зем­ли. Ме­ня про­пус­ти­ли впе­рёд. Спас­лись все. Ко­гда мы бы­ли уже мет­рах в два­дца­ти от са­мо­лё­та, раз­дал­ся взрыв. Мы упа­ли на зем­лю и на нас сы­па­лись го­ря­щие об­лом­ки са­мо­лё­та. Ещё ми­ну­та и я сно­ва бро­сил­ся бе­жать за свои­ми спа­си­те­ля­ми. И толь­ко тут за­ме­тил, что двое ре­бят не­сут на се­бе третье­го ох­ран­ни­ка. Нас бы­ло шес­те­ро. Двое пи­ло­тов, трое ох­ран­ни­ков и я. Один ох­ран­ник был ра­нен. В воз­ду­хе, вда­ле­ке, поя­ви­лась па­ра вер­то­лё­тов. Как мне по­ка­за­лось, над на­ми кру­жил ис­тре­би­тель. Свои, чу­жие, не­яс­но. Сза­ди по­ле, впе­ре­ди, лес. Вер­то­лё­ты уже са­ди­лись не­да­ле­ко от на­ше­го сго­рев­ше­го са­мо­лё­та, ко­гда, один из ох­ран­ни­ков крик­нул.
   - Свои!
   Все раз­вер­ну­лись и по­бе­жа­ли об­рат­но. Я ре­шил ос­тать­ся и по­смот­реть, что бу­дет даль­ше. То, что слу­чи­лось, луч­ше бы не ви­деть ни­ко­гда. Из вер­то­лё­тов вы­ско­чи­ли че­ло­век де­сять в гра­ж­дан­ской оде­ж­де с ав­то­ма­та­ми и от­кры­ли огонь по бе­жав­шим к ним лю­дям. Че­рез ми­ну­ту всё бы­ло кон­че­но. Штат­ские пи­на­ли но­га­ми уби­тых. Они ис­ка­ли сре­ди них.... Они ис­ка­ли ме­ня. Хо­ро­шень­кая мысль. Я не ну­жен им жи­вым, и они зна­ют, как я вы­гля­жу. Ме­ня нуж­но, про­сто унич­то­жить, как на­до­ед­ли­вую му­ху или ко­ма­ра. По­няв, что ме­ня нет, они не по­шли ис­кать, а се­ли в вер­то­лё­ты и уле­те­ли. И толь­ко ис­тре­би­тель про­дол­жал кру­жить над ме­стом тра­ге­дии.
   - Ин­те­рес­но. Че­го бы ра­ди та­кой по­да­рок? По­че­му они не по­шли ме­ня ис­кать в ле­су? По­хо­же, ре­ши­ли, что ме­ня не бы­ло в са­мо­лё­те. Ос­ле­п­лён­ные яро­стью, они со­вер­ши­ли ошиб­ку, рас­стре­ляв всех. Их на­до бы­ло до­про­сить. Ну что же, оши­ба­ют­ся все, но эта ошиб­ка, воз­мож­но, спас­ла мне жизнь.
   Не­ожи­дан­но ожил мой smart. На свя­зи был Ге­не­рал По­пов. Ка­нал свя­зи был за­щи­щён­ным, од­на­ко, ка­ко­ва сей­час це­на та­кой за­щи­ты. Это­го я не знал. И всё же ре­шил от­ве­тить.
   - Mykl при­вет. Это Вла­ди­мир. Мы в кур­се про­ис­шед­ше­го. Ис­тре­би­тель наш и мы всё ви­де­ли. К со­жа­ле­нию, бы­ст­ро со­ри­ен­ти­ро­вать­ся не по­лу­чи­лось, на ис­тре­би­те­ле не бы­ло бое­за­па­са, и мы не зна­ли о за­хва­те вер­то­лё­тов. Ка­кое-то вре­мя те­бе при­дёт­ся про­яв­лять са­мо­стоя­тель­ность. По­мочь те­бе сей­час, не при­вле­кая вни­ма­ния, мы не мо­жем. Ус­ло­вия и ме­сто встре­чи пе­ре­да­но те­бе на smart тек­стом. Ни­кто, ни­кто кро­ме ме­ня об этом не зна­ет. Пом­ни это. При не­об­хо­ди­мо­сти свя­зать­ся, ка­нал плюс один. Уда­чи те­бе. До встре­чи!
   Да, ко­неч­но, это был го­лос Вла­ди­ми­ра, но был ли он сво­бо­ден? Он не ска­зал, как мне от­сю­да вы­брать­ся, хо­тя, точ­но зна­ет, где я на­хо­жусь. Ес­ли, ко­неч­но, ис­тре­би­тель, ко­то­ро­го, кста­ти, уже не бы­ло вид­но, дей­ст­ви­тель­но не кон­тро­ли­ру­ет­ся бан­ди­та­ми. Бан­ди­ты мо­гут и не знать, как от­сю­да вы­би­рать­ся, а он на­вер­ня­ка зна­ет. Но ведь бан­ди­ты ду­ма­ют, что ме­ня здесь нет. По-ви­ди­мо­му, Вла­ди­мир все-та­ки сво­бо­ден и не хо­тел об­су­ж­дать моё ме­сто­по­ло­же­ние, по­ни­мая, что вы­бе­русь я и сам. Воз­мож­но, он прав. Итак, бан­ди­ты зна­ют, что ис­кать ме­ня на­до в Пи­те­ре, и здесь на ме­ня от­кры­та охо­та.
   Кар­та и GPS бы­ст­ро вы­ве­ли к го­ро­ду. Он ока­зал­ся со­всем не да­ле­ко. В пер­вом же ма­га­зи­не мне уда­лось ку­пить пол­ный на­бор но­вой оде­ж­ды. Ке­ды, мод­ные шта­ны по­псо­вая ру­баш­ка и курт­ка по­мог­ли слить­ся с ок­ру­жаю­щи­ми людь­ми. На фо­не дру­гих мо­ло­дых лю­дей я ни­чем не вы­де­лял­ся, и это ме­ня впол­не уст­раи­ва­ло. Ос­та­но­вить­ся в гос­ти­ни­це бы­ло опас­но. Свя­зы­вать­ся с кон­суль­ст­вом то­же. Ин­те­рес­но, что пред­ло­жил Вла­ди­мир? В за­пис­ке был ад­рес, те­ле­фон, имя и де­сят­ка два слов, аб­со­лют­но бес­связ­но­го тек­ста. Зво­нить как-то не хо­те­лось. На­зва­ние ули­цы то­же бы­ло не знакомо. Вы­ру­чи­ло так­си. Рас­пла­тив­шись с так­си­стом, стал ис­кать на За­харь­ев­ской дом 21. И дом, и квар­ти­ру на­шёл бы­ст­ро. Дверь от­кры­ла не­мо­ло­дая, но со­хра­нив­шая жен­ское обая­ние, строй­ность и кра­со­ту жен­щи­на. Она при­гла­си­ла ме­ня вой­ти, ни о чем, не спро­сив. Удив­лён­ный этим, и её гру­ст­ны­ми гла­за­ми, про­шёл за ней в квар­ти­ру. В квар­ти­ре бы­ло не­сколь­ко ком­нат. Очень вы­со­кие по­тол­ки и ок­на. Ком­на­ты про­сто­рные, кра­си­во и со вку­сом об­став­ле­ны не но­вой, но впол­не со­вре­мен­ной ме­бе­лью. Жен­щи­на ска­за­ла, что её зо­вут Га­ли­на Вик­то­ров­на, и что я мо­гу за­нять од­ну из ком­нат. Моё вни­ма­ние при­влек­ла фо­то­гра­фия в чёр­ной рам­ке, ко­то­рая стоя­ла на роя­ле. Это бы­ла фо­то­гра­фия маль­чи­ка, как мне по­ка­за­лось, очень по­хо­же­го на Са­шу. Я рас­по­ло­жил­ся в не­боль­шой уют­ной ком­на­те. Ок­но в ней вы­хо­ди­ло на уз­кую улоч­ку, се­ре­ди­ну, ко­то­рой, ук­ра­ша­ла ал­лея вы­со­ких вет­ви­стых де­ревь­ев. В ком­на­те был шикарный со­вре­мен­ный те­ле­ви­зор, и мне дос­та­ви­ло боль­шое удо­воль­ст­вие вклю­чить его. Ко­ли­че­ст­во ка­на­лов пре­взош­ло все ожи­да­ния. Ка­че­ст­во бы­ло вы­ше вся­ких по­хвал, че­го не ска­жешь о со­дер­жа­нии. Из поч­ти пя­ти­де­ся­ти ка­на­лов, кро­ме Дис­ка­ве­ри и CNN смот­реть бы­ло не­че­го. Филь­мы ста­рые, скуч­ные, пе­ре­да­чи ли­бо спо­ры ни о чём, ли­бо сей­час мы рас­ска­жем вам как вы хо­ро­шо жи­вё­те. Бо­же, не­у­же­ли это мо­жет кто-то смот­реть. В об­щем, CNN ме­ня уст­рои­ло. При­мер­но че­рез час, Га­ли­на Вик­то­ров­на при­гла­си­ла к сто­лу. То, что я уви­дел, за­хо­дя в сто­ло­вую, по­верг­ло ме­ня в шок. За сто­лом, в до­маш­ней про­стой оде­ж­де си­дел Вла­ди­мир, ге­не­рал По­пов. И тут ме­ня осе­ни­ло, я всё по­нял и не сел, а упал на во­вре­мя пред­ло­жен­ный мне стул. И упал очень во­вре­мя, по­то­му что из со­сед­ней ком­на­ты во­шла Ле­на, и как ни в чём ни бы­ва­ло, при­сое­ди­ни­лась ко всем, уже си­дя­щим за сто­лом. Мы по­при­вет­ст­во­ва­ли друг дру­га, и Во­ло­дя пред­ло­жил вы­пить за Са­шу. Га­ли­на Вик­то­ров­на при­ло­жи­ла пла­ток к гла­зам. Мы вста­ли и мол­ча, вы­пи­ли. До это­го раза, я ни­ко­гда в жиз­ни не пил вод­ку. Сдер­жи­вая ка­шель от ожо­га, гла­за­ми ис­кал, чем бы. Мне тут же да­ли ста­кан во­ды, и к мо­ему удив­ле­нию один гло­ток мгно­вен­но снял при­ступ. Хо­зяе­ва улы­ба­лись, гля­дя на ме­ня, и по­том мы все вдруг рас­смея­лись. Я уже ни­ко­гда не за­бу­ду этот ве­чер и ночь. До са­мо­го ут­ра мы бол­та­ли, ели, пи­ли за Са­шу, рас­ска­зы­ва­ли, ка­ким его зна­ли, и ве­ри­ли, что бог бу­дет ми­ло­стив к его ду­ше. Я впер­вые по­чув­ст­во­вал те­п­ло близ­ких лю­дей и лю­бовь се­мьи. Неж­ность и скры­тые си­лы ду­ши, ко­то­рые эти, обыч­ные лю­ди, про­яв­ля­ют друг к дру­гу и не толь­ко. Уже под ут­ро Га­ли­на Вик­то­ров­на ото­зва­ла ме­ня в сто­рон­ку и бы­ст­рым дви­же­ни­ем вло­жи­ла в ру­ку что-то очень ма­лень­кое и твёр­дое.
   - Са­ша при­слал это, лич­но мне, DHL Worldwide express по­чтой за день до смер­ти. Про­сил пе­ре­дать вам в ру­ки, так что­бы ни­кто, ни­кто, не знал об этом. Же­лаю вам уда­чи. На­де­юсь, вы най­дё­те убий­цу, и он по­лу­чит по за­слу­гам. В её гла­зах стоя­ли слё­зы, а ру­ки, этой не­мо­ло­дой, но силь­ной жен­щи­ны, пре­да­тель­ски дро­жа­ли. Это не­пра­виль­но, ко­гда де­ти уми­ра­ют рань­ше ро­ди­те­лей.
   У ме­ня не бы­ло ни сил, ни слов, что-ли­бо от­ве­тить этой, уби­той го­рем жен­щи­не. К нам по­до­шла Ле­на и при­гла­си­ла вы­пить по ча­шеч­ке чаю, фан­та­сти­че­ский аро­мат, ко­то­ро­го, уже сам по се­бе, при­гла­шал к сто­лу. Ле­на ска­за­ла, что пе­че­нье ма­ма го­то­ви­ла са­ма, и что это са­мое вкус­ное пе­че­нье в ми­ре. Как ока­за­лось, это бы­ла ис­тин­ная прав­да. По­сле чая мы ра­зо­шлись по ком­на­там, и поя­ви­лась ре­аль­ная воз­мож­ность не­мно­го по­спать. Ме­ня раз­бу­ди­ли зву­ки му­зы­ки. Они ли­лись из со­сед­ней ком­на­ты. Вме­сте с му­зы­кой ком­на­та за­пол­ня­лась аро­ма­том ко­фе и яич­ни­цы с бе­ко­ном. Ока­зы­ва­ет­ся все уже вста­ли и жда­ли ме­ня к сто­лу. Не­сколь­ко ми­нут и мы уже зав­тра­ка­ли все вме­сте. По­сле зав­тра­ка ге­не­рал при­гла­сил ме­ня в ка­би­нет.
   - На­ше ру­ко­во­дство с вни­ма­ни­ем от­не­слось к ва­ше­му пре­ду­пре­ж­де­нию о кро­те в выс­ших от­де­лах на­ше­го ве­дом­ст­ва. Мы и са­ми пред­по­ла­га­ли не­что по­доб­ное, од­на­ко, по­ка его вы­чис­лить не уда­ёт­ся. О ва­ших пред­по­ла­гае­мых пе­ре­ме­ще­ни­ях в го­ро­де из­вест­но зна­чи­тель­но­му чис­лу со­труд­ни­ков. В свя­зи с этим, ва­ше по­се­ще­ние мес­та за­хо­ро­не­ния Са­ши, вре­мен­но, от­ме­не­но лич­но мною, и ни­кто кро­ме нас с ва­ми это­го не зна­ет. По­хо­жий на вас че­ло­век бу­дет ими­ти­ро­вать ва­ши дей­ст­вия, и воз­мож­но, нам уда­ст­ся за­дер­жать пре­ступ­ни­ков. До это­го вре­ме­ни пред­ла­гаю вам по­се­тить ва­ше кон­суль­ст­во. Мы свя­жем­ся, как толь­ко си­туа­ция ста­нет бо­лее оп­ре­де­лён­ной. Бро­ни­ро­ван­ный Мер­се­дес ждёт нас у вы­хо­да, но мы пой­дём пеш­ком, вый­дя че­рез дру­гой двор. Кон­суль­ст­во здесь со­всем близ­ко, а Мер­се­дес отъ­е­дет че­рез не­сколь­ко ми­нут.
   От­ка­зать­ся от пред­ло­жен­но­го ва­ри­ан­та воз­мож­но­стей не бы­ло. Луч­ших пред­ло­же­ний с мо­ей сто­ро­ны ни­кто не спра­ши­вал. Со­гла­сия или воз­ра­же­ний, соб­ст­вен­но, ни­кто и не ждал. Та­ков их стиль ра­бо­ты. Они луч­ше зна­ют что де­лать, что пра­виль­но, а что нет. Ге­не­рал дво­ра­ми про­вёл ме­ня к кон­суль­ст­ву. Мы по­про­ща­лись, и я бла­го­по­луч­но про­шёл на тер­ри­то­рию со­еди­нён­ных шта­тов.
   Кон­сул сра­зу при­гла­сил ме­ня в ка­би­нет, и мы очень крат­ко об­су­ди­ли об­ста­нов­ку. Он не воз­ра­жал про­тив пе­ре­да­чи мо­их со­об­ще­ний в агент­ст­во по сво­им ка­на­лам без упо­ми­на­ния спо­со­ба их по­лу­че­ния. Опи­сы­вать про­ис­хо­дя­щее под­роб­но, по­ка, бы­ло ра­но. Глав­ное, что бы Фрэнк пра­виль­но по­нял си­туа­цию и не тре­бо­вал не­мед­лен­ных ре­зуль­та­тов. Мой ин­те­рес к по­мощ­ни­ку пре­зи­ден­та и его сек­ре­тар­ше Фрэнк дол­жен был рас­це­нить, как не­ко­то­рый ре­зуль­тат мо­ей ра­бо­ты и сде­лать пра­виль­ные вы­во­ды. На со­став­ле­ние от­чё­та уш­ло, око­ло, па­ры ча­сов. Пе­ре­дав его в со­от­вет­ст­вую­щей от­дел, мне ни­че­го не ос­та­ва­лось, как оз­на­ко­мить­ся с дан­ны­ми По­по­ва на мо­ём Smart'е и флэш­кой, ко­то­рую пе­ре­дал Са­ша. Кро­ме уже ска­зан­но­го По­по­вым, в его фай­ле бы­ло не­сколь­ко дат, ко­то­рые, пред­по­ло­жи­тель­но, тер­ро­ри­сты на­ме­ча­ли для про­ве­де­ния те­рак­тов. По­пов пря­мо об­ра­щал вни­ма­ние на связь по­мощ­ни­ка пре­зи­ден­та с ор­га­ни­за­ци­ей, в ко­то­рую про­ник Са­ша и воз­мож­ную при­ча­ст­ность к его ги­бе­ли.
   Бли­жай­шей да­той бы­ло один­на­дца­тое сен­тяб­ря. Что и где долж­но бы­ло про­изой­ти в этот день ос­та­ва­лось тай­ной.
   Са­ши­на флэш­ка со­дер­жа­ла очень важ­ную, зна­чи­тель­но бо­лее кон­крет­ную и хо­ро­шо до­ку­мен­ти­ро­ван­ную ин­фор­ма­цию. Чув­ст­во­ва­лась ра­бо­та про­фес­сио­на­ла. Пре­ж­де все­го, это под­роб­ное опи­са­ние струк­ту­ры ор­га­ни­за­ции, фо­то­гра­фии, пла­ны бан­ди­тов и их име­на. Пси­хо­ло­ги­че­ские порт­ре­ты гла­ва­рей и ре­гио­ны их дея­тель­но­сти. В них не бы­ло толь­ко од­но­го, ни сло­ва об уни­каль­ном ору­жии. В фай­ле бы­ли при­ве­де­ны ко­ор­ди­на­ты рас­по­ло­же­ния баз бан­ди­тов и ме­сто­на­хо­ж­де­ние ко­ор­ди­на­ци­он­но­го цен­тра. В пла­нах бли­жай­ших те­рак­тов был од­но­вре­мен­ный за­хват не­сколь­ких пас­са­жир­ских авиа­лай­не­ров и де­мон­ст­ра­тив­ное их унич­то­же­ние над тер­ри­то­ри­ей США. Наи­бо­лее уди­ви­тель­ным бы­ло пре­ду­пре­ж­де­ние не пе­ре­да­вать ни­ка­кую часть дан­ной ин­фор­ма­ции в ФСБ и са­мое фан­та­сти­че­ское, ге­не­ра­лу По­по­ву.
   Вол­не­ние и рас­те­рян­ность, ох­ва­тив­шие ме­ня пу­та­ли мыс­ли, ме­ша­ли спо­кой­но оце­нить ин­фор­ма­цию и при­нять пра­виль­ное ре­ше­ние. По­сте­пен­но ста­ло яс­но, по­че­му не­об­хо­ди­мо скрыть ин­фор­ма­цию от ФСБ и По­по­ва. Са­ша знал или до­га­ды­вал­ся о пре­да­те­лях в сво­их ря­дах на са­мом вы­со­ком уров­не и не хо­тел рис­ко­вать. Но ведь и в на­ших ря­дах есть пре­да­те­ли. Как же её ис­поль­зо­вать, ес­ли ни­ко­му ни­че­го нель­зя со­об­щить? По край­ней ме­ре, пре­зи­дент дол­жен быть в кур­се про­ис­хо­дя­ще­го. Ес­ли да­та один­на­дца­тое сен­тяб­ря вер­на, то ос­та­ва­лось очень ма­ло вре­ме­ни для пре­дот­вра­ще­ния тра­ге­дии. Ус­та­нов­ка ко­дов шиф­ро­ва­ния выс­шей сте­пе­ни сек­рет­но­сти за­ня­ла не­сколь­ко се­кунд. Ко­гда smart по­ка­зал, что связь ус­та­нов­ле­на, и ди­рек­тор Фрэнк Лоу­элл слу­ша­ет ме­ня в Чи­ка­го, мой го­лос дро­жал.
   - Мне труд­но го­во­рить. Не­об­хо­ди­мо, пре­зи­ден­ту лич­но, пе­ре­дать ин­фор­ма­цию ис­клю­чи­тель­ной важ­но­сти. Со­от­вет­ст­вую­щий файл уже у вас. Убе­ж­дён, что ни­кто кро­ме вас, ди­рек­то­ра CIA и пре­зи­ден­та не дол­жен иметь к ней дос­туп. На ме­ня по­сто­ян­но ве­дёт­ся охо­та. В на­шем цен­тре есть пре­да­тель, а воз­мож­но, и не один. Наи­бо­лее ве­ро­ят­но, что это жен­щи­на и, воз­мож­но, у неё есть со­общ­ник. Сек­ре­тар­ша Бай­ер­та член груп­пы тер­ро­ри­стов. Имен­но она ви­нов­на в ги­бе­ли на­ше­го аген­та в Па­ри­же. Не ис­клю­че­но, что и сам Пи­тэр как-то свя­зан с тер­ро­ри­ста­ми. На это на­тал­ки­ва­ет факт их свя­зи в Ира­ке. Там же она рас­кры­ла бан­ди­там груп­пу рус­ских аген­тов, ко­то­рые за­тем бы­ли за­хва­че­ны в за­лож­ни­ки. Жду даль­ней­ших ука­за­ний. Mykl.
   Вре­мя при­бли­жа­лось к по­луд­ню. На­до бы­ло ре­шать, что де­лать даль­ше. Ин­те­рес­но, по­че­му и кто ре­шил от­пра­вить ме­ня из Пе­тер­бур­га в Дюс­сель­дорф? Из мо­их раз­мыш­ле­ний сле­до­ва­ло, что имен­но в Дюс­сель­дор­фе бан­ди­ты изу­ча­ют и ис­сле­ду­ют но­вое ору­жие, а воз­мож­но и про­из­во­дят. Вряд ли в Аф­га­ни­ста­не или Па­ки­ста­не для это­го есть дос­та­точ­ная тех­но­ло­ги­че­ская ба­за. Са­ша пи­сал о на­ли­чии в Дюс­сель­дор­фе ячей­ки бан­ди­тов, но ин­фор­ма­ции бы­ло слиш­ком ма­ло. Мне ка­та­ст­ро­фи­че­ски не хва­та­ло ин­фор­ма­ции для вы­ра­бот­ки даль­ней­ших пла­нов. За­ур­чал smart. Зво­нил По­пов.
   - До­б­рый день Mykl. Как на­строе­ние?
   - Ес­ли че­ст­но, то не очень, и да­же очень не очень. Вы го­во­ри­ли о мо­ём от­лё­те в Дюс­сель­дорф. По­че­му и кто ре­шил, что ле­теть я дол­жен имен­но ту­да?
   - Мы по­ла­га­ли, что в цен­тре Ев­ро­пы вам бу­дет про­ще со­ри­ен­ти­ро­вать­ся, там вас труд­нее вы­чис­лить, и воз­мож­но, у вас там есть свои ин­те­ре­сы. По­след­нюю мысль вы­ска­зал ге­не­рал Ка­лу­гин, и он же на­сто­ял на ва­шем от­лё­те в Дюс­сель­дорф. Вас что-то сму­ща­ет?
   - В об­щем нет. Про­сто у ме­ня есть зна­ко­мый в Со­чи и мне бы очень хо­те­лось с ним встре­тить­ся. Мо­гу ли я, без лиш­не­го шу­ма се­го­дня вы­ле­теть в Со­чи, и от­ту­да, в этот же день в Дюс­сель­дорф?
   - Ну, в прин­ци­пе про­блем нет, но наш че­ло­век бу­дет обес­пе­чи­вать ва­шу безо­пас­ность.
   - Ок! И всё же бы­ло бы луч­ше, ес­ли бы он не знал, ко­гда и ку­да мы ле­тим.
   - До­го­во­ри­лись, я дам со­от­вет­ст­вую­щие рас­по­ря­же­ния. Вы встре­ти­тесь в аэ­ро­пор­ту. Он бу­дет одет в спор­тив­ный кос­тюм и в ру­ках бу­дет сум­ка с ра­кет­ка­ми для иг­ры в тен­нис. Он вас не зна­ет, но вы­ле­теть без не­го бу­дет за­труд­ни­тель­но. Вы долж­ны са­ми по­дой­ти к не­му, ко­гда со­чтё­те это удоб­ным. Мы хо­те­ли по­ка­зать вам го­род, му­зеи, пар­ки. Вы го­то­вы?
   - Спа­си­бо, Вла­ди­мир. Как-ни­будь в дру­гой раз, ко­гда об­ста­нов­ка бу­дет не­мно­го спо­кой­нее. До встре­чи. Этот ка­нал свя­зи со­хра­ня­ет­ся ещё на один се­анс. Уда­чи!
   - Уда­чи Mykl. Ле­на про­си­ла пе­ре­дать те­бе при­вет. До встре­чи!
   Ну что же, ка­жет­ся, путь сво­бо­ден. Без ох­ра­ны, со­про­во­ж­де­ния, вни­ма­ния и за­щи­ты? О за­са­де на клад­би­ще ни сло­ва. О вре­ме­ни вы­ле­та ни­че­го. Де­лай­те, что хо­ти­те, на свой страх и риск. Со­всем, как обе­ща­ли. За­шёл в га­раж, хо­тел взять Hummer. Потом ре­шил, что осо­бо при­вле­кать вни­ма­ние не сто­ит, и взял не­боль­шой Пе­жо. В Са­ши­ных за­пи­сях был ад­рес его под­ру­ги, од­на­ко уж очень не хо­те­лось ехать ту­да тол­пой. На­блю­де­ние бы­ло ис­клю­чи­тель­но про­фес­сио­наль­ным. Наверняка мой Пе­жо обложили со всех сто­рон по все­му го­ро­ду. Глав­ное они го­род зна­ли мно­го луч­ше ме­ня, это их го­род и шан­сов обой­ти их по про­ход­ным у ме­ня не бы­ло. И всё же я то­же под­го­то­вил­ся до­ма. Ос­та­вив ма­ши­ну в не­сколь­ких квар­та­лах от нуж­но­го мне ад­ре­са, при­ме­нив па­ру не­слож­ных трю­ков с пе­ре­оде­ва­ни­ем, мне уда­лось вздох­нуть сво­бод­нее без на­вяз­чи­во­го вни­ма­ния мо­их но­вых дру­зей. Де­вуш­ку зва­ли Га­ли­ной. За ней то­же мог­ли на­блю­дать, од­на­ко, для это­го они долж­ны бы­ли пред­по­ла­гать, что я знаю о ней, её ад­рес и за­хо­чу с ней встре­тить­ся. Ос­но­ва­ний для это­го бы­ло не­мно­го, да и риск был не ве­лик. В прин­ци­пе, нет ни­че­го пло­хо­го в том, что друг Са­ши ре­шил с ней встре­тить­ся. Про­сто, мне очень хо­те­лось по­го­во­рить с ней без сви­де­те­лей. На­брал но­мер на пе­ре­го­вор­ном уст­рой­ст­ве. Га­ли­на бы­ст­ро от­ве­ти­ла, за­мок щелкнул, и дверь подъ­ез­да от­кры­лась.
   - По­до­ж­ди­те, ми­ну­точ­ку. Вам сроч­ное пись­мо. Не мог­ли бы вы взять его по воз­мож­но­сти бы­ст­рее.
   - Хо­ро­шо. Ми­нут че­рез де­сять я ухо­жу по де­лам и возь­му поч­ту.
   Ок! Бро­сив за­пис­ку в ящик, я уст­ро­ил­ся в са­ди­ке на ска­мей­ке и стал на­блю­дать. Про­шло зна­чи­тель­но боль­ше де­ся­ти ми­нут. На­ко­нец дверь от­кры­лась. Мы ни­ко­гда не встре­ча­лись, но Са­ша не раз опи­сы­вал её и, при­мер­но, я знал, как она вы­гля­дит. Это бы­ла она. В за­пис­ке ей пред­ла­га­лось взять так­си и по­доб­рать ме­ня у ап­те­ки, ко­то­рую я за­ме­тил не­да­ле­ко от её до­ма. В этой при­ми­тив­ной кон­спи­ра­ции, в об­щем, смыс­ла бы­ло не­мно­го, но сра­бо­та­ла при­выч­ка. По­ра из­бав­лять­ся от при­ми­тив­ных сте­рео­ти­пов. Упо­ми­на­ние име­ни Са­ша, долж­но бы­ло сде­лать её сме­лее. Я не знал, из­вест­но ли ей, что он уже ни­ко­гда с ней не встре­тит­ся. Од­на­ко, всё сра­бо­та­ло и Га­ля по­шла к сто­ян­ке так­си, а я по­бе­жал к ап­те­ке. Поч­ти на хо­ду за­прыг­нув в ма­ши­ну, по­про­сил во­ди­те­ля ехать в аэ­ро­порт. За ок­ном мель­ка­ли од­но­об­раз­ные об­лез­лые до­ма но­вых рай­онов, не­ук­лю­жие ко­роб­ки ог­ром­ных ма­га­зи­нов, гро­мы­хаю­щие трам­ваи и ро­га­тые трол­лей­бу­сы. Ми­нут че­рез пят­на­дцать кар­ти­на сме­ни­лась, вид ог­ром­но­го пар­ка на бе­ре­гу за­ли­ва соз­да­вал бо­лее при­ят­ное впе­чат­ле­ние. Я пред­ло­жил Га­ли­не вый­ти. Она не воз­ра­жа­ла, по­про­си­ла во­ди­те­ля ос­та­но­вить­ся. Тот с удив­ле­ни­ем смот­рел на нас, но сум­ма оп­ла­ты его впол­не уст­рои­ла, и он без лиш­них во­про­сов ис­па­рил­ся. Мы во­шли в сад, и толь­ко тут Га­ля по­ин­те­ре­со­ва­лась, кто я и что мне нуж­но.
   - Моё имя Mykl. Мы с Са­шей вме­сте ра­бо­та­ли в США, ино­гда со­труд­ни­ча­ли и в дру­гих стра­нах. Он мно­го рас­ска­зы­вал о вас и сей­час мне очень нуж­на ва­ша по­мощь.
   - Но я со­всем вас не знаю. Чем вы мо­же­те под­твер­дить, что хо­ро­шо зна­ли его?
   Ме­ня коль­ну­ло сло­во "зна­ли". Это слу­чай­ность или ей всё из­вест­но?
   - Мы бы­ли друзь­я­ми. Толь­ко вас он звал мы­шон­ком и толь­ко вам да­рил бу­ке­ты роз в Пав­лов­ске. Про­дол­жать или это­го хва­тит?
   Она вдруг за­пла­ка­ла, от­бе­жа­ла в сто­ро­ну к ска­мей­ке. Я не мог смот­реть и от­вер­нул­ся. Ми­нут че­рез пять ме­ня тро­ну­ли за пле­чо. Га­ля не пла­ка­ла, при­ве­ла ли­цо и гла­за в по­ря­док, и хо­тя го­лос ещё вы­да­вал вол­не­ние, ти­хо ста­ла рас­ска­зы­вать.
   - О смер­ти Са­ши со­об­щи­ли в но­во­стях те­ле­ка­на­ла Chicago. У ме­ня в ин­тер­не­те мож­но смот­реть про­грам­мы те­ле­ви­де­ния мно­гих стран. По по­нят­ным при­чи­нам Chicago был са­мым глав­ным. Они по­ка­за­ли фо­то­гра­фию, и мне всё ста­ло яс­но. Он ни­ко­гда не го­во­рил, что ра­бо­та­ет на пра­ви­тель­ст­во. Ни­кто из на­ших мне так ни­че­го и не со­об­щил. Ко­неч­но, они мог­ли и не знать обо мне, но это вряд ли. Эти лю­ди, обыч­но, зна­ют всё. Пе­ред отъ­ез­дом в шта­ты, Са­ша ска­зал, что едет учить­ся в Chicago, при­мер­но на год или не­мно­го доль­ше. Мы пе­ре­пи­сы­ва­лись по ин­тер­не­ту, но я бы­ст­ро до­га­да­лась, что элек­трон­ные пись­ма ко мне при­хо­дят не из Chicago, а здесь, ря­дыш­ком, из Пи­те­ра. То­гда-то мне мно­гое и ста­ло яс­но. Ко­гда мы уже про­ща­лись, он ска­зал, что мо­жет при­слать мне что-ни­будь из шта­тов, ес­ли бу­дет ока­зия. Ос­та­вил за­пис­ку, ес­ли гость спро­сит, про­сил пе­ре­дать. То­гда мне по­ка­за­лось это стран­ным. Ес­ли ока­зия, по­че­му сам не мог пе­ре­дать, но сей­час по­ни­маю, он, ви­ди­мо, имел в ви­ду вас, а го­во­рить об этом не хо­тел. Вот за­пис­ка, о ко­то­рой шла речь.
   В за­пис­ке был ад­рес Мес­се Дюс­сель­дорф и при­пис­ка, всё на­ча­лось здесь. Связ­ной Ке­рим, он из Ира­ка, лю­бит день­ги и, воз­мож­но, уме­ет мол­чать. Я спрятал за­пис­ку в карман, и Га­ля про­дол­жа­ла.
   - Мне уже бы­ло из­вест­но о ги­бе­ли Са­ши, а пись­ма про­дол­жа­ли ре­гу­ляр­но при­хо­дить. Ви­ди­мо, они не до­га­да­лись про ин­тер­нет. Но от­ве­чать я пе­ре­ста­ла. На па­мять о нём ос­та­лось сти­хо­тво­ре­ние, ко­то­рое он на­пи­сал мне пе­ред са­мым отъ­ез­дом. Как чув­ст­во­вал.
  
   Мой ан­гел, ми­лая, свя­тая.
   Моя лю­бовь, моя меч­та.
   Как в дет­ст­ве, чув­ст­ва­ми иг­рая,
   Ты в слад­кий сон ма­нишь ме­ня.
   Ах, бо­ги, как же ты пре­крас­на,
   Как чу­ден сон, где ты жи­вёшь.
   И как убий­ст­вен­но опас­на,
   С лю­бо­вью сме­шан­ная ложь.
   Ты чуть кар­та­вишь, как то­гда.
   Жур­чит ру­чей в ве­сен­ней та­ли.
   Там, на­ша мёрт­вая меч­та,
   Не встре­тит нас у Пав­лов­ских про­та­лин.
   Про­снись. Те­бя зо­вёт лю­бовь!
   Там на сне­гу пы­ла­ют ро­зы!
   Там ле­пе­ст­кам жи­вых цве­тов,
   Не вы­жить ут­ром на мо­ро­зе!
  
   Мы про­сто шли, мол­ча­ли. Ка­ж­дый ду­мал о сво­ём, и вме­сте мы ду­ма­ли о Саш­ке, о жиз­ни, судь­бе. На­ши раз­мыш­ле­ния пре­рвал звук вер­то­лё­та, ко­то­рый про­ле­тел над са­мы­ми на­ши­ми го­ло­ва­ми. Та­ки всё-та­ки они нас на­шли. Гал­ка не за­ме­ти­ла это­го, но это уже бы­ло и не­важ­но. Про Дюс­сель­дорф они на­вер­ня­ка уже всё зна­ли, не зря же ме­ня так хо­те­ли ту­да от­пра­вить, или де­ла­ли вид, что хо­те­ли и, в об­щем, по­ра бы­ло рас­ста­вать­ся. Мы до­го­во­ри­лись пе­ре­пи­сы­вать­ся. Я обе­щал при­гла­сить её в шта­ты, как толь­ко вер­нусь ту­да сам. Мы об­ме­ня­лись элек­трон­ны­ми ад­ре­са­ми и те­ле­фо­на­ми. Она про­си­ла не про­во­жать ее, и се­ла в пер­вое так­си на сто­ян­ке. Вто­рое за­нял я, и те­перь этот ста­рень­кий, гро­мы­хаю­щий все­ми же­лез­ка­ми та­ран­тас, вёз ме­ня к са­мо­лё­ту. На­бро­сав на smart'e не­боль­шой от­чёт о про­ис­хо­дя­щем, про­сил ока­зать мне под­держ­ку в Со­чи, а так же позаботиться о Шоне, Микки и Монике. Думаю, что, ско­рее все­го, у меня могут возникнуть проблемы в рай­оне мор­вок­за­ла. Со­об­ще­ние было отправлено.
   В аэ­ро­пор­ту ме­ня уже жда­ли. Пар­ниш­ка, яв­но мо­ло­же ме­ня, де­мон­ст­ри­ро­вал свои ра­кет­ки для тен­ни­са все­му за­лу. Да­же не­удоб­но бы­ло от­вле­кать его от это­го за­ня­тия. На таб­ло зна­чи­лось вы­лет Пе­тер­бург - Со­чи 18:50, при­лёт 22:05. Сле­дую­щий рейс был уже по­сле но­ля ча­сов. Пре­рвав удо­воль­ст­вие мое­го ви­за­ви, и уз­нав, что его зо­вут Вик­тор, мы по­спе­ши­ли к кас­сам. Их бы­ло все­го три. У нас в Chicago их чуть мень­ше ста. Тол­па на­ро­ду у касс не ос­тав­ля­ла ни од­но­го шан­са не толь­ко ку­пить би­лет, но и да­же, про­сто по­дой­ти к ним. Я смот­рел на Вик­то­ра, как на по­след­ний шанс вы­жить. До вы­ле­та ос­та­ва­лось чуть боль­ше ча­са, уже дав­но шла ре­ги­ст­ра­ция на рейс, и на­род пы­тал­ся взять би­ле­ты из бро­ни. Это Вик­тор объ­яс­нял мне, по­ка мы спе­ши­ли к де­жур­но­му ад­ми­ни­ст­ра­то­ру. Ока­за­лось, что би­ле­ты нам уже за­бро­ни­ро­ва­ны, и мы мо­жем ид­ти на ре­ги­ст­ра­цию, би­ле­ты бу­дут там. Ни­ко­гда не лю­бил про­це­ду­ру ожи­да­ния вы­ле­та. И те­перь, ко­гда ни­ка­ко­го тер­пе­ния уже не хва­та­ло, мы, на­ко­нец-то, взле­те­ли. Сра­зу ста­ло спо­кой­нее, да и пре­крас­ней­ший вид на го­род мое­го дру­га за­во­ра­жи­вал взгляд. Го­род был очень кра­сив, а бе­рег за­ли­ва на­по­ми­нал род­ной Chicago. Толь­ко всё бы­ло как бы в умень­шен­ном ви­де. Chicago мно­го боль­ше и при взлё­те или по­сад­ке гра­ниц го­ро­да не вид­но. Осо­бен­но но­чью, всё во­круг, сколь­ко хва­та­ет глаз, за­ли­то мо­рем све­та, рек­ла­мой, по­то­ка­ми ма­шин, ях­та­ми на Ми­чи­га­не. Так за­хо­те­лось до­мой, но са­мо­лёт ле­тел в Со­чи. Ко­гда я, на­ко­нец, ото­рвал­ся от со­зер­ца­ния го­ро­да, Вик­тор уже ти­хонь­ко по­са­пы­вал в сво­ём крес­ле. До­ле­те­ли бла­го­по­луч­но. Ока­за­лось, что де­сять ве­че­ра в Со­чи это уже позд­ний ве­чер. На ули­це бы­ло тем­но. Ос­ве­ще­ние труд­но бы­ло на­звать из­бы­точ­ным, но мно­гие зда­ния, фон­та­ны, па­мят­ни­ки и про­сто паль­мы бы­ли кра­си­во под­све­че­ны. Наш Мер­се­дес ос­та­но­вил­ся у впол­не при­лич­но­го, не­боль­шо­го оте­ля Grand Hotel & SPA Rodina.
  
   0x01 graphic
  
   Про­сто­рный но­мер был ве­ли­ко­ле­пен, изы­скан­ный ин­терь­ер и ок­на с ви­дом на мо­ре, ос­тав­ля­ли при­ят­ное впе­чат­ле­ние. К мо­ему удо­воль­ст­вию, Вик­тор ска­зал, что его мис­сия на этом за­кон­че­на и мы друж­но и го­ря­чо по­про­ща­лись, как ста­рые дру­зья. Мне по­ка­за­лось, что удо­воль­ст­вие бы­ло вза­им­ным. Люб­лю гу­лять по ве­чер­не­му го­ро­ду и, не­смот­ря на про­шлую бес­сон­ную ночь, ре­шил не из­ме­нять сво­им при­выч­кам. Вы­шел из оте­ля без про­блем, ни­ко­го за со­бой не за­ме­тил. Цен­траль­ная часть го­ро­да ока­за­лась не­боль­шой. Кра­си­вей­ший парк Ривь­е­ра, на­бе­реж­ная у мор­ско­го во­кза­ла, по­че­му-то кра­соч­но рас­цве­чен­ный пив­за­вод, яр­кой рек­ла­мой при­гла­шал уго­щать­ся све­жим, жи­вым пи­вом. Как бы­ло удер­жать­ся. За сто­ли­ка­ми на­ро­ду бы­ло мно­го. Пи­во при­нес­ли бы­ст­ро, и вме­сте с пи­вом сухую ры­бу. За­чем был ну­жен этот во­ню­чий ат­ри­бут, бы­ло со­вер­шен­но не по­нят­но, од­на­ко, при­смот­рев­шись к ок­ру­жаю­щим му­жи­кам, с удив­ле­ни­ем за­ме­тил, что они сту­чат ею по сто­лу и за­тем едят, от­ла­мы­вая ма­лень­ки­ми ку­соч­ка­ми и за­пи­вая пи­вом. Да, до че­го же лю­ди дош­ли, не­у­же­ли нор­маль­ной ры­бы не хва­та­ет. При­влечь вни­ма­ние со­се­да не со­ста­ви­ло тру­да, и ко­гда он по­нял, что ему пред­ла­га­ют эту су­хо­мля­ти­ну, на ра­до­стях был го­тов ме­ня рас­це­ло­вать. Бла­го­по­луч­но увер­нув­шись и из­бе­жав его объ­я­тий, по­ду­мал, как не слад­ко им тут жи­вёт­ся, да­же хо­тел дать ему не­мно­го де­нег, но пе­ре­ду­мал, ви­ди­мо, они при­вык­ли так жить. Пи­во ока­за­лось ве­ли­ко­леп­ным, в Аме­ри­ке та­ко­го нет. Про­гул­ка по го­ро­ду не­сколь­ко за­тя­ну­лась. Ос­мат­ри­вая не­по­вто­ри­мые кра­со­ты мор­вок­за­ла, за­ме­тил стенд, ко­то­рый гла­сил, что ка­тер на под­вод­ных крыль­ях "Гер­мес" до Траб­зо­на, ухо­дит в два ча­са дня.
  
   0x01 graphic
  
   Эта мысль мне по­нра­ви­лась. Мень­ше пя­ти ча­сов и я на сво­бо­де. Толь­ко сей­час ста­ло по­нят­но, как не­при­ят­но по­сто­ян­но на­хо­дить­ся под на­блю­де­ни­ем. Это уг­не­та­ло и силь­но дей­ст­во­ва­ло на нерв­ную сис­те­му. Ока­за­лось очень не про­сто жить в ак­ва­риу­ме. Бег­ст­во че­рез Траб­зон ка­за­лось впол­не воз­мож­ным, ведь не за­клю­чён­ный же я, в са­мом де­ле. В Дюс­сель­дор­фе ме­ня, на­вер­ня­ка, уже жда­ли. Кто-то очень хо­тел, что бы я ду­мал, что по­лёт имен­но в Дюс­сель­дорф, под­ста­ва. Всем же из­вест­но, что ес­ли ку­да-то по­сы­ла­ют, прак­ти­че­ски, на­силь­но, зна­чит это под­ста­ва. Ещё око­ло ча­са бро­дил по го­ро­ду. Не­ко­то­рая его за­тем­нён­ность, ко­то­рая так уди­ви­ла ме­ня вна­ча­ле, ока­за­лась очень при­ят­ной. Све­та бы­ло дос­та­точ­но, но при этом соз­да­ва­лась ат­мо­сфе­ра ую­та, спо­кой­ст­вия, на­сла­ж­де­ния. Аро­мат цве­тов очень гар­мо­нич­но до­пол­нял чув­ст­ва и ощу­ще­ния. Стре­ко­та­ли ци­ка­ды, и ещё бы­ло мно­го не­по­нят­ных, но весь­ма при­ят­ных зву­ков. Ве­ли­ко­ле­пие и под­свет­ка же­лез­но­до­рож­но­го во­кза­ла по­ра­жа­ли изы­скан­но­стью, не­на­вяз­чи­вой кра­со­той. Здесь мож­но бы­ло от­ды­хать без про­блем, ни о чём не ду­мая. Но ду­мать, на­блю­дать и быть по­сто­ян­но на­сто­ро­же при­хо­ди­лось вне за­ви­си­мо­сти от мес­та и вре­ме­ни. До­б­рав­шись до кро­ва­ти в оте­ле, мне не при­шлось му­чить­ся бес­сон­ни­цей. Ут­ром, на­ско­ро пе­ре­ку­сив в рес­то­ра­не, на­пра­вил­ся к мор­вок­за­лу. Как и пред­по­ла­га­лось, на­ро­ду в кас­су бы­ло уже, как и вез­де в Рос­сии. За­нял оче­редь, как все нор­маль­ные лю­ди. К кас­се до­б­рал­ся толь­ко к ча­су дня. По­сад­ка ещё не на­ча­лась, но на­род уже тол­пил­ся у тра­па. По­дал до­ку­мен­ты де­вуш­ке в окош­ко. Она дол­го их рас­смат­ри­ва­ла, ку­да-то по­зво­ни­ла, по­иг­ра­ла на кла­виа­ту­ре ком­пь­ю­те­ра, и ко­гда я был го­тов по­лу­чить дол­го­ждан­ный би­лет, ми­ло улыб­нув­шись, про­чи­ри­ка­ла все­го од­ну фра­зу.
   - Для вас за­бро­ни­ро­ван би­лет на са­мо­лёт до Дюс­сель­дор­фа в аэ­ро­пор­ту. Из­ви­ни­те, ни­чем не мо­гу по­мочь.
   И тут же мои до­ку­мен­ты ока­за­лись у ме­ня в ру­ках. Вот и всё. Спа­си­бо за за­бо­ту до­ро­гой ге­не­рал. И всё же он не учёл, что мы то­же мо­жем из­ме­нять ли­цо и до­ку­мен­ты, не ху­же, чем это де­ла­ла Алё­на. В оче­ре­ди ос­та­ва­лось ещё че­ло­век пять, ко­гда из за кус­тов вы­шел по­жи­лой че­ло­век с па­лоч­кой, и, пе­ре­дав до­ку­мен­ты в кас­су, пошам­кал, почмо­кал, при­го­ва­ри­вая, что дав­но не ви­дел доч­ку. По­лу­чив во­ж­де­лен­ный би­лет, он без про­блем про­шёл на "Гер­мес" и ком­форт­но уст­ро­ил­ся в мяг­ком, удоб­ном крес­ле. В два ча­са дня "Гер­мес" на под­вод­ных крыль­ях уже стре­ми­тель­но ле­тел в Тур­цию.
   Че­ты­ре с не­боль­шим ча­са про­ле­те­ли, как од­на ми­ну­та. В пу­ти аген­ту CIA бы­ло о чём по­ду­мать.
   - Воз­мож­но, мой но­вый об­раз ока­жет­ся по­лез­ным Mykl'у и в Тур­ции. Его бес­по­ко­ил По­пов с ко­ман­дой и но­вый для нас иг­рок, ге­не­рал Ка­лу­гин. До Траб­зо­на до­б­ра­лись без про­блем. Все про­вер­ки про­шли бла­го­по­луч­но. В ав­то­бу­се до Стам­бу­ла ука­чи­ва­ло, и сон как-то сам за­крыл ему гла­за. Про­снул­ся он от лёг­ко­го толч­ка в пле­чо. Это был тём­ный мо­ло­дой че­ло­век, не­вы­со­ко­го рос­та с про­ни­ца­тель­ны­ми гла­за­ми. Он го­во­рил на чис­том анг­лий­ском язы­ке.
   - Вам боль­шой при­вет от ге­не­ра­ла По­по­ва. Мы ра­ды, что вам всё же уда­лось ус­кольз­нуть из Со­чи. В на­шем ве­дом­ст­ве пе­ре­по­лох и ге­не­рал Ков­ров сти­ра­ет всех в по­ро­шок. В Дюс­сель­дор­фе бы­ла под­го­тов­ле­на опе­ра­ция по за­хва­ту тер­ро­ри­стов. Ге­не­ра­лу Ка­лу­ги­ну, ко­то­рый го­то­вил опе­ра­цию и от­ве­чал за неё, сей­час не слад­ко. Увы, вам в ней от­во­ди­лась роль ди­чи. Те­перь мно­го­ме­сяч­ная под­го­тов­ка, ко­то­рая стои­ла не­ма­лых средств, ко­ту под хвост. По­верь­те, ге­не­рал По­пов в ФСБ ваш един­ст­вен­ный на­дёж­ный ка­нал со­труд­ни­че­ст­ва и под­держ­ки. Уда­чи вам. Как с ним свя­зать­ся вы уже знае­те.
   По­ка мой двой­ник об­ду­мы­вал, что от­ве­тить, ав­то­бус ос­та­но­вил­ся и на­род по­тя­нул­ся к вы­хо­ду. В этой су­ма­то­хе со­сед ис­чез так же мгно­вен­но, как не­удач­ный лю­бов­ник. По­хо­же, Mykl был прав. И здесь ФСБ не на­ме­ре­но ос­та­вить его в по­кое. Опе­ра­ция под­держ­ки про­дол­жа­лась, и те­перь бы­ло важ­но, как мож­но доль­ше во­дить до­ро­гих дру­зей за нос.
  
   ФСБ.
  
   В то вре­мя как Mykl на­сла­ж­дал­ся хит­ро­стью, ко­то­рая по­мог­ла об­вес­ти во­круг паль­ца ге­не­ра­лов ФСБ, в Мо­ск­ве про­хо­ди­ло со­ве­ща­ние этих са­мых ге­не­ра­лов. За­се­да­ние про­хо­ди­ло в ка­би­не­те ру­ко­во­ди­те­ля ор­га­ни­за­ции, Ев­ге­ния Ми­хай­ло­ви­ча Пер­ву­хи­на. О про­де­лан­ной ра­бо­те от­чи­ты­ва­лись ге­не­ра­лы Ков­ров, По­пов и Ка­лу­гин. Ру­ко­во­дил опе­ра­ци­ей ге­не­рал Ков­ров.
   - Ев­ге­ний Ми­хай­ло­вич, все опе­ра­ции, раз­ра­бо­тан­ные по при­вле­че­нию аген­та CIA к вы­яв­ле­нию тер­ро­ри­стов, про­хо­дят в со­от­вет­ст­вии с на­ши­ми пла­на­ми. От­вле­каю­щие ас­пек­ты с от­лё­том на­ше­го но­во­го дру­га в Дюс­сель­дорф и его бег­ст­вом на "Гер­ме­се" про­шли ус­пеш­но. В на­стоя­щее вре­мя гос­по­дин Stoun на­хо­дит­ся под на­блю­де­ни­ем в Стам­бу­ле, и мы на­де­ем­ся, что его сле­дую­щий шаг бу­дет про­дик­то­ван ин­фор­ма­ци­ей, по­лу­чен­ной имен­но от нас. Вме­сте с тем ру­ко­во­дство цен­тра под­го­тов­ки кос­мо­нав­тов со­об­щи­ло нам о за­про­се из­вест­но­го биз­нес­ме­на ЮАР со­вер­шить по­лёт в кос­мос, в ка­че­ст­ве вто­ро­го ту­ри­ста, на ме­ж­ду­на­род­ную кос­ми­че­скую стан­цию. Этот биз­нес­мен дав­но со­труд­ни­ча­ет с на­ми и го­тов вы­пол­нить на­шу не­боль­шую прось­бу на стан­ции. Шон Кон­нор, дос­та­вив­ший к нам ин­те­ре­сую­щий нас при­бор, се­го­дня бла­го­по­луч­но дос­тав­лен в США и пе­ре­дан встре­чав­шим его аген­там без ка­ких-ли­бо ос­лож­не­ний. Ин­те­ре­са для нас он не пред­став­лял в си­лу ог­ра­ни­чен­но­сти ум­ст­вен­ных спо­соб­но­стей и, как мы по­ла­га­ем, он был слу­чай­ным че­ло­ве­ком, ока­зав­шим­ся в сфе­ре про­блем по те­ме "Flora". На­ши пси­хо­ло­ги, ра­бо­тав­шие с ним, при­шли к вы­во­ду, что он не об­ла­да­ет ин­те­ре­сую­щей нас ин­фор­ма­ци­ей. К со­жа­ле­нию, нам не уда­лось ус­та­но­вить ни­ка­ких кон­так­тов гос­по­ди­на Stoun'а. Прак­ти­че­ски не­ве­ро­ят­но, что бы он ра­бо­тал один, что под­твер­жда­ет­ся его но­вы­ми до­ку­мен­та­ми, ко­то­рых у не­го точ­но не бы­ло при по­сад­ке в са­мо­лёт. Тес­ти­ро­ва­ние Mykl'а в про­цес­се его ле­че­ния, по­ка­за­ло ис­клю­чи­тель­но вы­со­кий уро­вень ин­тел­лек­та у дан­но­го субъ­ек­та и от не­го мож­но ожи­дать лю­бых не­ожи­дан­но­стей. Нас за­ин­те­ре­со­вал его Smart. Все уси­лия на­ших спе­циа­ли­стов ни­че­го не да­ли. Не уда­лось по­лу­чить из не­го ни­ка­кой ин­фор­ма­ции. С их слов, в нём от­сут­ст­во­ва­ла па­мять, и кро­ме ло­ги­ки ни­че­го не бы­ло, да­же управ­ляю­ще­го про­цес­со­ра. По мне­нию на­ших экс­пер­тов, дан­ный при­бор слу­жит толь­ко для от­во­да глаз, ни­ка­кой ин­фор­ма­ции не со­дер­жит, и ра­бо­тать не мо­жет. Не­смот­ря на это, ге­не­рал По­пов ут­вер­жда­ет, что лич­но пе­ре­дал на не­го ин­фор­ма­цию. Бы­ло бы ин­те­рес­но по­под­роб­нее по­зна­ко­мить­ся с та­ким при­бо­ром в ра­бо­те, ес­ли, ко­неч­но, он дей­ст­ви­тель­но мо­жет ра­бо­тать. Со­от­вет­ст­вую­щее ука­за­ние уже пе­ре­да­но на­ше­му аген­ту в США. О раз­ви­тии опе­ра­ции до­ло­жит ге­не­рал Ка­лу­гин.
   - Пре­ж­де все­го, нам уда­лось не­мно­го на­пу­гать и от­влечь вни­ма­ние Mykl'а, а вме­сте с ним и агент­ст­ва от Дюс­сель­дор­фа. Пред­по­ло­жи­тель­но, имен­но там есть, как ми­ни­мум один эк­зем­п­ляр ин­те­ре­сую­ще­го нас при­бо­ра. На­ши аген­ты при­кла­ды­ва­ют ог­ром­ные уси­лия по по­ис­ку ба­зы тер­ро­ри­стов. В Дюс­сель­дор­фе они ве­дут се­бя очень скрыт­но, хо­ро­шо за­кон­спи­ри­ро­ва­ны и не про­яв­ля­ют ни­ка­кой ви­ди­мой ак­тив­но­сти. Для нас ока­за­лась не­ожи­дан­но­стью встре­ча Stoun'а с под­ру­гой Алек­сан­д­ра. За ни­ми опе­ра­тив­но бы­ло ус­та­нов­ле­но на­блю­де­ние, но не­ко­то­рое вре­мя они об­ща­лись без на­ше­го уча­стия и это нас бес­по­ко­ит. В на­стоя­щее вре­мя с ней ве­дёт­ся ра­бо­та, и уже ско­ро мы уточ­ним об­стоя­тель­ст­ва их встре­чи. Мы по­ла­га­ем, что на­ши на­стой­чи­вые пред­ло­же­ния по­се­тить Дюс­сель­дорф, от­би­ли у Mykl'а же­ла­ние, на­пра­вит­ся имен­но ту­да. На вся­кий слу­чай, в Стам­бу­ле, где он "поль­зу­ет­ся" на­шим вни­ма­ни­ем, ему бу­дет пред­ло­жен за­ман­чи­вый след на тер­ри­то­рии Аф­га­ни­ста­на. Там на­ши лю­ди обес­пе­чат ему по­ле дея­тель­но­сти на­дол­го. В свя­зи с этим, по­ла­гаю, что в на­стоя­щее вре­мя наш ин­те­рес к не­му, как к аген­ту мож­но счи­тать ис­чер­пан­ным. И всё же мы про­дол­жим дер­жать его в по­ле зре­ния. Для нас ос­та­ёт­ся за­гад­кой, по­че­му он от­ка­зал­ся при­знать оче­вид­ный факт сво­ей свя­зи с ра­бо­той по те­ме "Flora". Раз­ра­бот­ка и ис­пол­не­ние опе­ра­тив­ных ме­ро­прия­тий в Дюс­сель­дор­фе, по­ру­че­ны ге­не­ра­лу По­по­ву. Ес­ли нет во­про­сов, у ме­ня всё.
   На не­ко­то­рое вре­мя в ка­би­не­те во­ца­ри­лась ти­ши­на, По­мол­чав не­мно­го, Ев­ге­ний Ми­хай­ло­вич по­бла­го­да­рил всех, ска­зав, что у не­го есть толь­ко один во­прос.
   - То­ва­ри­щи, зав­тра один­на­дца­тое сен­тяб­ря. Из опе­ра­тив­ных дан­ных и док­ла­дов Алек­сан­д­ра мы зна­ем, что на этот день тер­ро­ри­сты на­ме­ча­ют ка­кие-то дей­ст­вия. Мо­жет ли кто-ни­будь мне ска­зать, что долж­но про­изой­ти в этот день?
   В ка­би­не­те по­вис­ла ти­ши­на, все мол­ча­ли, а так же всем бы­ло яс­но, что их толь­ко что вы­сек­ли за не­спо­соб­ность во­вре­мя ре­шать опе­ра­тив­ные за­да­чи, не­дос­та­точ­ный про­фес­сио­на­лизм и не­спо­соб­ность эф­фек­тив­но ру­ко­во­дить со­труд­ни­ка­ми и аген­та­ми ФСБ. По­сле та­ких во­про­сов, час­то сле­до­ва­ли от­став­ки. Вста­вая и со­би­рая пап­ки с до­ку­мен­та­ми, ка­ж­дый из них ду­мал имен­но об этом.
  
   Гру­зия.
  
   При всей кра­со­те и аро­ма­тов боль­шо­го кус­та, ко­то­рый скры­вал ме­ня от из­лиш­не­го вни­ма­ния, жар­кий день тя­нул­ся дол­го, а вы­хо­дить до на­сту­п­ле­ния тем­но­ты пред­став­ля­лось опас­ным. Су­мер­ки на­сту­пи­ли так бы­ст­ро, что, ко­гда за­жглись фо­на­ри, я всё ещё си­дел в кус­тах. Во­круг бы­ло ти­хо. Не­сколь­ко пар гу­ля­ли по ал­ле­ям пар­ка вда­ли от мое­го кус­та, на пир­се си­де­ла па­роч­ка ры­ба­ков. Ка­за­лось, что мож­но не­за­мет­но вый­ти, не опа­са­ясь встре­тить дру­зей. Ос­та­ва­лась ещё про­бле­ма ноч­ле­га. Не ид­ти же в гос­ти­ни­цу, в са­мом де­ле. Но то­гда ку­да на­до ид­ти? Об этом не бы­ло ни ма­лей­ше­го пред­став­ле­ния. За­то точ­но бы­ло из­вест­но, один не­вер­ный шаг, и вся опе­ра­ция бу­дет про­ва­ле­на. Же­лу­док тре­бо­вал обед, ужас­но хо­те­лось пить. Но­вый мас­ка­рад то­же дос­тав­лял ма­ло удо­воль­ст­вия, но был не­об­хо­дим, по край­ней ме­ре, до пе­ре­хо­да гра­ни­цы. Пер­вая про­бле­ма ре­ши­лась бы­ст­ро в не­боль­шом уют­ном ка­фе. Уди­ви­тель­но, но удо­воль­ст­вие от изы­скан­ных блюд ме­ст­но­го при­го­тов­ле­ния при­шлось по­лу­чать в оди­но­че­ст­ве, что ме­ня впол­не уст­раи­ва­ло, хо­тя и не­мно­го уди­ви­ло. В бли­жай­шем ма­га­зи­не спор­тив­ных то­ва­ров ку­пил всё не­об­хо­ди­мое для ту­ри­ста. Спор­тив­ный кос­тюм, крос­сов­ки, рюк­зак, па­лат­ка, ке­поч­ка и дру­гие при­чин­да­лы пре­вра­ти­ли ме­ня в обыч­но­го для этих мест от­ды­хаю­ще­го ди­ка­ря. За до­ку­мен­ты мож­но бы­ло не бес­по­ко­ить­ся, мне не страш­на бы­ла да­же про­вер­ка по от­пе­чат­кам паль­цев. Со­от­вет­ст­вую­щая плён­ка, как пер­чат­ки, бы­ла не­от­ли­чи­ма от ко­жи ру­ки и точ­но вос­про­из­во­ди­ла нуж­ный ри­су­нок. И всё же, ос­то­рож­ность не бу­дет лиш­ней. Про­бле­ма мог­ла воз­ник­нуть с день­га­ми и бан­ков­ски­ми кар­та­ми при дос­мот­ре на гра­ни­це. Так­си бы­ст­ро и без про­блем дос­та­ви­ло ме­ня в Ад­лер к же­лез­но­до­рож­но­му во­кза­лу. Ус­луж­ли­вый во­ди­тель по­ин­те­ре­со­вал­ся ме­стом, мое­го от­ды­ха. Скры­вать, соб­ст­вен­но, бы­ло не­че­го, и я от­ве­тил, что со­би­ра­юсь ди­ка­рём по­ва­лять­ся на пля­жах Аб­ха­зии,
  
   0x01 graphic
  
   по­се­то­вав на за­мо­роч­ки с пе­ре­се­че­ни­ем гра­ни­цы. Тут во­ди­тель пред­ло­жил за пять ты­сяч зна­чи­тель­но умень­шить их ко­ли­че­ст­во. Для при­ли­чия, при­шлось не­мно­го по­ар­та­чить­ся по по­во­ду сум­мы, но он по­бе­дил, ут­вер­ждая, что торг здесь не уме­стен. Как по ма­но­ве­нию вол­шеб­ной па­лоч­ки к нам под­ско­чил муж­чи­на, по­шеп­тал­ся с во­ди­те­лем, пред­ло­жил за­пла­тить сра­зу и по­сле окон­ча­ния рас­чё­тов, удов­ле­тво­рён­ный, при­гла­сил сле­до­вать за ним. Что это бы­ла за ма­ши­на, как она ез­ди­ла, и бы­ли ли у неё, во­об­ще, ко­лё­са, об­су­ж­дать нет смыс­ла. Со­гнув­шись в три по­ги­бе­ли, под­тя­нув ру­ка­ми ко­ле­ни, мне все-та­ки уда­лось в неё втис­нуть­ся. Ска­зать, что мы еха­ли, не ска­зать ни­че­го. У ме­ня бы­ла пол­ная уве­рен­ность, что та­ран­тас раз­ва­лит­ся за­дол­го до то­го, как мы до­бе­рём­ся до гра­ни­цы, но это мне­ние ока­за­лось оши­боч­ным. Длин­ная оче­редь ма­шин впе­ре­ди оз­на­ча­ла бли­зость мес­та на­зна­че­ния. Мне­ние, что мы зай­мём в ней свою по­зи­цию и к ут­ру, воз­мож­но, прой­дём все про­це­ду­ры, на­во­ди­ло тос­ку. Од­на­ко наш пе­гас, ли­хо, оги­бая оче­ред­ни­ков, под­ка­тил к го­лу­бо­му до­ми­ку про­пу­ск­но­го пунк­та. Нам пред­ло­жи­ли вый­ти, взя­ли пас­пор­та и ещё не­сколь­ко бу­ма­жек, ко­то­рые про­тя­нул во­ди­тель. Ми­нут пять их про­ве­ря­ли на вши­вость, и впол­не удов­ле­тво­рив­шись ка­че­ст­вом, вер­ну­ли. Ко­гда мы уже со­би­ра­лись про­дол­жить пу­те­ше­ст­вие, а шлаг­ба­ум уже был от­крыт, по­гра­нич­ник ос­та­но­вил нас, вни­ма­тель­но ос­мот­рел ме­ня, мой рюк­зак и за­дал во­прос.
   - От­ку­да вы еде­те?
   - Из Пи­те­ра.
   Не за­ду­мы­ва­ясь, от­ве­тил я.
   - А где вы ку­пи­ли рюк­зак?
   И тут ста­ло по­нят­но, что си­туа­ция мо­жет силь­но ос­лож­нить­ся.
   - Вче­ра в Со­чи. Я до­би­рал­ся ав­то­сто­пом на по­пут­ках, ба­рах­лиш­ко по­из­но­си­лось, при­шлось ку­пить но­вое.
   - По ка­ко­му ад­ре­су в Пе­тер­бур­ге вы про­жи­вае­те?
   - Не по­ду­май­те пло­хо­го, я сму­тил­ся, жил у зна­ко­мой на Ели­за­ро­ва, хо­тя есть вре­мен­ная ре­ги­ст­ра­ция в цен­траль­ном рай­оне на про­спек­те Чер­ны­шев­ско­го. На­де­юсь ку­пить квар­ти­ру и по­сто­ян­но жить в Пи­те­ре.
   - О! Ка­жет­ся это в цен­тре, ря­дом с Эр­ми­та­жем, и мет­ро там "Гос­ти­ный Двор"?
   - Ну, не со­всем так. До Эр­ми­та­жа ми­нут три­дцать пеш­ком по на­бе­реж­ной. А мет­ро ст. Чер­ны­шев­ская.
   - О, да! Ко­неч­но, дав­но не был, под­за­был не­мно­го. Удач­но­го от­ды­ха.
   Нам от­да­ли честь, и та­ран­тас с гро­хо­том по­ка­тил­ся че­рез мост. На дру­гой сто­ро­не во­ди­тель толь­ко вы­су­нул го­ло­ву, что-то крик­нул по-гру­зин­ски и мы, не ос­та­нав­ли­ва­ясь, по­ка­ти­ли в сто­ро­ну Су­ху­ми. Еха­ли мол­ча. Уже въе­хав в го­род, он спро­сил, ку­да вез­ти даль­ше. Мою за­дум­чи­вость с от­ве­том он по­нял пра­виль­но и про­це­дил сквозь зу­бы весь­ма впе­чат­лив­шую ме­ня фра­зу.
   - Моё де­ло так­си и день­ги, ос­таль­ным за­ни­ма­ют­ся по­ли­ти­ки и по­ли­ция. Пять ты­сяч для ту­ри­ста ав­то­сто­пом, что бы по­ва­лять­ся на пля­же в Су­ху­ми, слиш­ком ши­кар­но для ди­ка­ря из Пи­те­ра. Что-то мне под­ска­зы­ва­ет, что те­бя при­ятель ин­те­ре­су­ет не столь­ко Аб­ха­зия сколь­ко Гру­зия. Про­блем нет, но це­на бу­дет про­пор­цио­наль­на рис­ку. Ку­да едем?
   Ко­неч­но, риск был очень ве­лик, но чу­тьё под­ска­зы­ва­ло, что его, дей­ст­ви­тель­но ин­те­ре­су­ют толь­ко день­ги.
   - Хо­ро­шо, твоя взя­ла. Сколь­ко бу­дет сто­ить Зу­гди­ди?
   - Де­сять штук и ут­ром ты бу­дешь есть шаш­лык в Зу­гди­ди.
   - А ес­ли Тби­ли­си?
   - Я в Тби­ли­си не мо­гу, но в Зу­гди­ди есть пар­ниш­ка. Он без лиш­них во­про­сов до­ве­зёт до Тби­ли­си. Пять штук мне за ад­рес и пять ему за ра­бо­ту.
   Ар­та­чить­ся бы­ло бес­по­лез­но. Два­дцать штук не про­бле­ма, про­бле­ма их язы­ки.
   - По ру­кам!
   Еха­ли, до­воль­но дол­го и, по­хо­же, ме­ня смо­рил сон. Что ни де­ла­ет­ся, де­ла­ет­ся к луч­ше­му. Ма­ши­на стоя­ла, дви­га­тель мол­чал, уже за­ни­мал­ся рас­свет, у от­кры­той двер­цы сто­ял мой во­ди­тель и па­рень лет два­дца­ти, ху­дой, чёр­ный, с уси­ка­ми и на­глой улыб­кой.
   - Бу­дем от­ды­хать или едем даль­ше?
   - Едем даль­ше.
   Не без тру­да мне уда­лось вы­та­щить из та­ран­та­са все час­ти мое­го за­тёк­ше­го те­ла. За­ра­нее при­го­тов­лен­ные день­ги пе­ре­ко­че­ва­ли к но­вым вла­дель­цам. Од­на­ко, как они их счи­та­ли, это за­гля­де­нье. Их паль­чи­ки мель­ка­ли над ку­пю­ра­ми, как банк­но­ты в ма­шин­ке для пе­ре­счё­та де­нег. У чёр­но­го, ав­то бы­ло по­при­лич­нее. Двух­со­тый мерс, не про­из­во­дил впе­чат­ле­ние ста­ро­го. В этой глу­ши он вы­гля­дел, про­сто ши­кар­но. Ме­ня при­гла­си­ли в дом. Бо­га­то на­кры­тый стол, ви­но, шаш­лы­ки, цве­ты, шмыг­нув­шие из ком­на­ты две де­вуш­ки, и всё это ран­ним ут­ром, для не­зна­ко­мо­го че­ло­ве­ка! Не­по­нят­но, не­ожи­дан­но, стран­но и на­сто­ра­жи­ва­ло. За сто­лом нас ока­за­лось чет­ве­ро муж­чин. Вы­пи­ли за гос­тя, то есть за ме­ня, пе­ли пес­ни, ели са­мые вкус­ные в ми­ре шаш­лы­ки. Та­ко­го мя­са мне ещё про­бо­вать не при­хо­ди­лось да­же в луч­ших рес­то­ра­нах. Как бы не­вз­на­чай са­мый стар­ший, не­гром­ко, чуть на­рас­пев, за­дал во­прос.
   - Что при­ве­ло вас в на­ши края? Сей­час не­спо­кой­ное вре­мя и ка­ж­дый но­вый че­ло­век здесь у всех на ви­ду. Нам не нуж­ны кон­флик­ты, но у нас есть вра­ги, и мы хо­тим знать, кто на­ши гос­ти.
   Да, а го­во­ри­ли два­дцать штук и без во­про­сов. И всё-та­ки на­до от­ве­чать.
   - Мой ви­зит не свя­зан с ва­ши­ми про­бле­ма­ми. В Рос­сии спец­служ­бы от­кры­ли на ме­ня охо­ту за связь с ди­ле­ра­ми цен­но­го то­ва­ра. Сей­час же мне бы хо­те­лось, про­сто, уне­сти но­ги, и по воз­мож­но­сти по­даль­ше. Чёр­ный с уси­ка­ми по­дал го­лос, но его пе­ре­бил стар­ший.
   - Как вы со­би­рае­тесь это сде­лать? У вас здесь есть зна­ко­мые, дру­зья, кон­так­ты?
   - Нет. Ни­че­го это­го у ме­ня нет. Есть зна­ко­мая де­вуш­ка Ма­ка. Под­ру­га же­ны мое­го сто­ма­то­ло­га в Пе­тер­бур­ге. Воз­мож­но, что она то­же сто­ма­то­лог. Мы не­сколь­ко раз ви­де­лись, но это всё, что я о ней знаю. Хо­тя, она как-то свя­за­на с про­да­жей Гру­зин­ско­го ви­на. Мо­жет быть, уда­ст­ся най­ти её в Тби­ли­си и не­ко­то­рое вре­мя по­жить у неё, встре­тить­ся с ме­ст­ны­ми биз­нес­ме­на­ми. По­ка это все мои пла­ны.
   - В Тби­ли­си вы хо­ти­те най­ти де­вуш­ку по этим при­зна­кам? Вы су­ма­сшед­ший! В Тби­ли­си Ма­ка то­же, что в Пи­те­ре На­та­ша. Ис­кать мож­но до кон­ца жиз­ни. Ос­та­вать­ся здесь вам ко­неч­но не сто­ит. В Тби­ли­си за­те­рять­ся го­раз­до про­ще. Мой сын от­ве­зёт вас ту­да и по­мо­жет уст­ро­ить­ся с жиль­ём. Мы по­пы­та­ем­ся по­зна­ко­мить вас с нуж­ны­ми людь­ми, но имей­те вви­ду, это очень серь­ёз­ные лю­ди. Ма­лей­шая оп­лош­ность с ва­шей сто­ро­ны при­ве­дёт к пе­чаль­но­му ис­хо­ду. Я не спра­ши­ваю, как вы пе­ре­сек­ли гра­ни­цу, ес­ли за ва­ми охо­тит­ся ФСБ, но со­ве­тую иметь убе­ди­тель­ный от­вет на этот во­прос. Во­прос, от­ку­да у вас день­ги, то­же мо­жет ока­зать­ся не из при­ят­ных. Есть и дру­гие во­про­сы. И всё же мне ка­жет­ся, что вы нам не враг. Очень мо­жет быть, что у вас есть при­чи­ны не быть бо­лее от­кро­вен­ным. Бог вам в по­мощь, но уч­ти­те, спра­ши­вать вас бу­дут дол­го, по су­ще­ст­ву, и от­ве­чать при­дёт­ся на все во­про­сы. Лю­бая ва­ша ошиб­ка с лю­бой сто­ро­ны име­ет ре­зуль­та­том смерть.
   Имен­но та­кой ис­ход под­сте­ре­гал ме­ня в ка­ж­дой опе­ра­ции. Ра­бо­та та­кая, но го­во­рить об этом я не стал. В Чеч­не и Гру­зии, по мо­им пред­по­ло­же­ни­ям при­бо­ра не бы­ло и это все­ля­ло не­боль­шую на­де­ж­ду. Ме­ня по­ра­зи­ла про­ни­ца­тель­ность хо­зя­ев и моя соб­ст­вен­ная не­под­го­тов­лен­ность. Та­кое ко­ли­че­ст­во оши­бок бы­ло не­до­пус­ти­мо. И всё же по­ка бог был на мо­ей сто­ро­не. Об­няв­шись по Гру­зин­ско­му обы­чаю, мы по­про­ща­лись, уст­рои­лись в ма­ши­не и по­ка­ти­ли в не­из­вест­ность. До­ро­га за­ня­ла все­го не­сколь­ко ча­сов. Оча­ро­ва­ние, кра­со­та пей­за­жей за­во­ра­жи­ва­ли, при­тя­ги­ва­ли взгляд, не да­вая ото­рвать­ся от упои­тель­ных ви­дов гор, ви­но­град­ни­ков, цве­тов, сер­пан­ти­на до­рог, па­су­щих­ся овец, мы­ча­ния ко­ров и пе­ния рай­ских птиц. На­сту­пал день 11 сен­тяб­ря. Уже бы­ли вид­ны ок­раи­ны боль­шо­го го­ро­да. Ещё не­мно­го и мы оку­нём­ся в мир ста­рин­но­го и кра­си­вей­ше­го го­ро­да, жем­чу­жи­ны Кав­ка­за.
   Ма­ши­на ос­та­но­ви­лась у не­боль­шо­го двух­этаж­но­го до­ма. Ско­рее все­го, это был ча­ст­ный дом. В ог­ром­ном га­ра­же бы­ли вид­ны три ши­кар­ных ав­то, од­ним из ко­то­рых был "Hammer". На­встре­чу нам вы­шел муж­чи­на с ти­пич­ной кав­каз­ской внеш­но­стью, но ма­ло по­хо­див­ший на гру­зи­на. Мой во­ди­тель про­сто уто­нул в его объ­я­ти­ях. За­кон­чив из­лия­ния дру­же­лю­бия, они, на­ко­нец, по­до­шли ко мне. Мы по­жа­ли ру­ки и мне пред­ло­жи­ли вой­ти в дом. Ог­ром­ная свет­лая гос­ти­ная, па­ра ко­жа­ных ди­ва­нов, боль­шой стол, по­кры­тый бе­лой ска­тер­тью, сто­ял у трёх боль­ших окон, на сто­ле два ог­ром­ных бу­ке­та роз. На тща­тель­но вы­бе­лен­ных сте­нах не бы­ло ни­че­го. Не­да­ле­ко от од­но­го из ди­ва­нов сто­ял боль­шой со­вре­мен­ный те­ле­ви­зор, и он был вы­клю­чен. Мне пре­дос­та­ви­ли ме­сто на ди­ва­не и пред­ло­жи­ли не­мно­го от­дох­нуть. Сим­па­тич­ная, ху­день­кая, не­вы­со­ко­го рос­та с боль­ши­ми чёр­ны­ми гла­за­ми де­вуш­ка вка­ти­ла не­боль­шой сто­лик. На нём бы­ло ви­но, шо­ко­лад, кон­фе­ты, тон­ко по­ре­зан­ные ли­мо­ны и мно­го фрук­тов. Она не уш­ла, а се­ла в крес­ло, сто­яв­шее ря­дом с ди­ва­ном. Её оча­ро­ва­тель­ная улыб­ка при­тя­ги­ва­ла и обез­о­ру­жи­ва­ла. Она ска­за­ла, что зо­вут её Ти­на, что она Аб­хаз­ка, что это дом её свод­но­го бра­та Шо­та и его се­мьи. Се­ст­ра Шо­та за му­жем за Че­чен­цем и сей­час они в го­рах по­мо­га­ют вое­вать за не­за­ви­си­мость. Её бар­хат­ный неж­ней­ший го­лос за­во­ра­жи­вал, её кра­со­ту не­воз­мож­но опи­сать. У ме­ня не хва­та­ло сил от­вес­ти от неё взгляд, а лас­ко­вый, слад­кий, не­гром­кий и пе­ву­чий го­лос зву­чал пес­ней, не да­вая воз­мож­но­сти ни ду­мать, ни по­ни­мать смыс­ла ска­зан­но­го. Труд­но ска­зать, сколь­ко про­шло вре­ме­ни. Она что-то рас­ска­зы­ва­ла, но я слы­шал толь­ко го­лос и не мог ото­рвать­ся от его обая­ния. Мой бо­кал с ви­ном так и ос­та­вал­ся сто­ять на сто­ли­ке, ко­гда к нам по­до­шёл Шо­та, на­лил се­бе ви­на и пред­ло­жил вы­пить за гос­тя. Мой про­во­жа­тый за­гля­нул по­про­щать­ся и ис­чез. Мы вы­пи­ли, об­ме­ня­лись взгля­да­ми с Ти­ной, об­су­ди­ли мои впе­чат­ле­ния, и Шо­та про­вёл ме­ня на вто­рой этаж, пред­ло­жив уст­ро­ить­ся в про­сто­рной ком­на­те с ви­дом на го­род. Уже вы­хо­дя Шо­та, ска­зал, что зав­трак че­рез час, Ти­на ме­ня по­зо­вёт. И вот, на­ко­нец-то я один, у ме­ня есть воз­мож­ность ос­мыс­лить про­ис­хо­дя­щее и об­ду­мать свои дей­ст­вия. Оче­вид­но, что мне нуж­на бы­ла очень серь­ёз­ная под­держ­ка цен­тра. Для даль­ней­ших дей­ст­вий бы­ли не­об­хо­ди­мы, как ми­ни­мум две, три, хо­ро­шо под­го­тов­лен­ные груп­пы. Но как всё это ор­га­ни­зо­вать, не вы­дав се­бя и сво­его ме­сто­по­ло­же­ния? Лю­бая по­пыт­ка свя­зи по smart'у вы­да­ва­ла мои ко­ор­ди­на­ты. Но и без свя­зи ни­че­го сде­лать бы­ло не­воз­мож­но. Итак, сей­час глав­ное - связь! Кро­ме того, мне был не­об­хо­дим кос­тюм и дру­гие при­над­леж­но­сти. Час про­ле­тел как ми­ну­та. Ти­на ти­хонь­ко по­сту­ча­ла в дверь и при­гла­си­ла вниз. По­сле зав­тра­ка я по­де­лил­ся свои­ми про­бле­ма­ми с Шо­та. Он пред­ло­жил взять од­ну из ма­шин в га­ра­же и до ужи­на, ча­сов в де­вять ве­че­ра, по­ка­тать­ся по Тби­ли­си, от­дох­нуть, ре­шить все свои про­бле­мы. Мо­ей бла­го­дар­но­сти не бы­ло пре­де­ла, хо­тя итак бы­ло яс­но, что ме­ня уже взя­ли под кол­пак. Про­сто, по­ка они не зна­ют, ко­го взя­ли, и не очень спе­ши­ли, а вот мне на­до бы­ло дей­ст­во­вать по воз­мож­но­сти бы­ст­ро. Хо­дить в мас­ке по­сто­ян­но бы­ло не­воз­мож­но. Она ме­ша­ла и раз­дра­жа­ла ко­жу ли­ца. От­крыть­ся, оз­на­ча­ло пол­но­стью про­ва­лить опе­ра­цию. С дру­гой сто­ро­ны, но­вые от­но­ше­ния мог­ли ока­зать­ся по­лез­ны­ми, и мне очень не хо­те­лось ос­тав­лять о се­бе пло­хое впе­чат­ле­ние у лю­дей, ко­то­рые, не­смот­ря на риск, и боль­шую сте­пень не­оп­ре­де­лён­но­сти, го­то­вы бы­ли ока­зать по­мощь, хо­тя и не бес­плат­но. Си­туа­ция ка­за­лась без­вы­ход­ной, но в Тби­ли­си жи­ла Ма­ка, и она мог­ла сде­лать для ме­ня не­воз­мож­ное. Од­на­ко, как её най­ти в не­зна­ко­мом го­ро­де? В бли­жай­шем ин­тер­нет ка­фе уда­лось бы­ст­ро по­лу­чить спи­ски всех сто­ма­то­ло­ги­че­ских по­ли­кли­ник и вин­ных ма­га­зи­нов. С по­став­щи­ка­ми вин бы­ло слож­нее, но кое-что то­же уда­лось уз­нать. Ски­нув всю ин­фор­ма­цию на свой smart и удоб­но уст­ро­ив­шись в Hammer'е Шо­та, я на­чал по­ис­ки Ма­ки и сво­его но­во­го кос­тю­ма. По­сколь­ку ви­на мне бы­ли бли­же, а спи­сок по­став­щи­ков был не­ве­лик, то и по­ис­ки на­ча­лись с этих не­мно­гих ад­ре­сов. Бы­ло оче­вид­но, что Шо­та от­сле­жи­ва­ет мой мар­шрут, но имен­но это и со­от­вет­ст­во­ва­ло мо­им пла­нам. Слеж­ки за мной не бы­ло, зна­чит, сле­ди­ли по GPS. Ok! По­ка всё шло как на­до.
   Три пер­вых ад­ре­са не при­нес­ли ни­ка­ких ре­зуль­та­тов, а вот чет­вёр­тый ока­зал­ся в са­мый раз. По это­му ад­ре­су раз­ме­щал­ся не­боль­шой вин­ный ма­га­зин­чик. За при­лав­ком ску­ча­ла мо­ло­дая чер­но­гла­зая де­вуш­ка, и она ни­че­го не име­ла про­тив от­ве­тить на не­сколь­ко во­про­сов.
   - Де­вуш­ка, у ме­ня за­пи­са­но, что по это­му ад­ре­су на­хо­дит­ся офис оп­то­вой про­да­жи вин, а на са­мом де­ле здесь очень при­вле­ка­тель­ный ма­га­зин и оча­ро­ва­тель­ная про­дав­щи­ца. Мо­жет быть, вы знае­те, где нуж­ный мне офис и его хо­зя­ин?
   - Да, ко­неч­но. Офис на­хо­дит­ся здесь, и этот ма­га­зин яв­ля­ет­ся ча­стью на­шей ком­па­нии. Мы про­да­ём гру­зин­ское элит­ное ви­но по все­му ми­ру. Мой отец вла­де­лец ком­па­нии, а мы с ма­мой за­ни­ма­ем­ся про­да­жей ви­на. Ма­ма за­ве­ду­ет оп­то­вы­ми про­да­жа­ми, а я хо­зяй­ни­чаю в этом, как вы ска­за­ли, оча­ро­ва­тель­ном ма­га­зин­чи­ке. Отец и ма­ма сей­час от­сут­ст­ву­ют, но отец дол­жен ско­ро прие­хать, а ма­ма вер­нёт­ся до­мой толь­ко к ве­че­ру. Ме­ня зо­вут Лейла. Мо­жет быть, я мо­гу вам по­мочь?
   - Лейла, моё имя Mykl, я ищу де­вуш­ку по име­ни Ма­ка. Она под­ру­га же­ны мое­го дру­га в Пе­тер­бур­ге. Он сто­ма­то­лог и очень воз­мож­но, что Ма­ка то­же свя­за­на со сто­ма­то­ло­ги­ей. Очень воз­мож­но, что сей­час она жи­вёт в Тби­ли­си и мне очень нуж­но её най­ти. Един­ст­вен­ное что мне из­вест­но, это то, что она как-то свя­за­на с про­да­жей ви­на в Гру­зии, по­это­му все оп­то­вые про­дав­цы ви­на по­па­ли в сфе­ру мо­их по­ис­ков.
   - Mykl, у ме­ня есть под­ру­га в Пе­тер­бур­ге, её зо­вут Ма­ка, она сто­ма­то­лог, точ­нее па­ро­дон­то­лог. Сей­час она по­сту­па­ет в ас­пи­ран­ту­ру. В Тби­ли­си бы­ва­ет ред­ко. Здесь её ждёт па­рень, за ко­то­ро­го она хо­чет вый­ти за­муж и при­ез­жа­ет к не­му. А во­об­ще мы вме­сте жи­ли в Су­ху­ми и вы­ну­ж­де­ны бы­ли всё бро­сить там во вре­мя вой­ны. Ма­ка с ма­мой и бра­том уе­ха­ли в Пе­тер­бург, а мы в Тби­ли­си. Я ино­гда бы­ваю у неё в Пе­тер­бур­ге, а ко­гда она при­ез­жа­ет, мы встре­ча­ем­ся здесь.
   - Лейла, мне очень нуж­на ва­ша по­мощь. Моё по­ло­же­ние в Тби­ли­си, мяг­ко го­во­ря, очень слож­ное. В Пе­тер­бур­ге за мной по пя­там шли лю­ди из ФСБ. С по­мо­щью дру­зей уда­лось бе­жать че­рез Со­чи в Гру­зию. Од­на­ко, опа­са­ясь пре­сле­до­ва­ния, мне при­шлось об­ма­нуть лю­дей, ко­то­рые спас­ли ме­ня, пе­ре­пра­вив че­рез гра­ни­цу. Мно­гое из ска­зан­но­го им, прав­да, но не всё. Не­мно­го позд­нее, ко­гда опас­ность пре­сле­до­ва­ния ста­нет мень­ше, я обя­за­тель­но свя­жусь с ни­ми, по­ста­ра­юсь вы­пол­нить все обе­ща­ния и объ­яс­нить всё, что бу­дет воз­мож­но.
   - Ну, хо­ро­шо, в об­щем, мне всё­рав­но, об­ма­ны­вае­те вы ме­ня или нет. Чем же, соб­ст­вен­но, я мо­гу вам по­мочь?
   - Мне нуж­но со­всем не­мно­го. Мо­же­те ли вы от­сю­да свя­зать­ся по ин­тер­не­ту с Ма­кой?
   - Без про­блем. Мы час­то но­чью бол­та­ем с ней по Skype, ICQ или пе­ре­пи­сы­ва­ем­ся по эл. поч­те.
   - Лейла, ес­ли вам это бу­дет не труд­но, не мог­ли бы вы по­слать ей не­сколь­ко мо­их фо­то­гра­фий или дать мне её ад­рес?
   - Соб­ст­вен­но мы с ва­ми со­всем не зна­ко­мы. У ме­ня нет ни­ка­кой уве­рен­но­сти, что в ва­шем рас­ска­зе есть хоть сло­во прав­ды. По­это­му, ад­рес я дать не мо­гу, но по­слать фо­то­гра­фии впол­не воз­мож­но. Где они?
   - Лейла, вы про­сто ан­гел. Фо­то­гра­фии мы сде­ла­ем пря­мо сей­час, и мо­жет быть, вы раз­ре­ши­те на­пи­сать к ним не­сколь­ко слов?
   - Но что вы хо­ти­те здесь фо­то­гра­фи­ро­вать?
   - Ду­маю, Ма­ке бу­дет при­ят­но уви­деть ва­ше но­вое фо­то, ва­ше ви­но, Hammer, улоч­ку, ок­ре­ст­но­сти ма­га­зи­на...
   - Но у неё уже есть все эти фо­то­гра­фии!
   - Ко­неч­но, но на­ши бу­дут но­вые, и ей это мо­жет быть при­ят­но.
   -Хо­ро­шо, сни­май­те.
   Ми­нут пят­на­дцать мы фо­то­гра­фи­ро­ва­ли, хо­хо­та­ли, опять сни­ма­ли. Она по­ка­зы­ва­ла ви­на, по­греб, цве­ты у вхо­да, свои но­вые ук­ра­ше­ния. Она так ув­лек­лась, ка­за­лось, мы ни­ко­гда не за­кон­чим. И всё же этот мо­мент на­стал. Мы ски­ну­ли все фо­то­гра­фии, мою ма­лень­кую про­грам­мку со Smart'а на её ком­пь­ю­тер и мне бы­ло ми­ло­сти­во раз­ре­ше­но на­пи­сать не­сколь­ко строк. Итак, пер­вая воз­мож­ность свя­зать­ся с ше­фом.
   - Фрэнк, си­туа­ция слож­ная. Ко­ор­ди­на­ты со­об­щить не мо­гу. Аф­га­ни­стан лож­ная цель. Для ра­бо­ты нуж­ны, пять групп по три пять че­ло­век в ка­ж­дой. Ра­бо­та в Ри­ме, Па­ри­же, Дюс­сель­дор­фе, Тби­ли­си, Стам­бу­ле. Воз­мож­но, по­на­до­бит­ся ещё три пять групп. Но это позд­нее. Мне нуж­ны ко­ды для элек­трон­ной свя­зи че­рез на­ши или дру­же­ст­вен­ные нам кон­суль­ст­ва и по­соль­ст­ва. Ос­тавь их в точ­ке Slava. Воз­мож­но, по­на­до­бит­ся связь че­рез на­ших аген­тов по все­му ша­ри­ку. Эфир­ная связь вре­мен­но не­воз­мож­на. Для ра­бо­ты в Тби­ли­си ну­жен агент, не ев­ро­пе­ец, биз­нес­мен из Ка­бу­ла. Под­роб­но­сти по но­вым ка­на­лам свя­зи. Для кон­так­тов не­об­хо­ди­мо не­сколь­ко сот ка­на­лов. По­ка всё. Mykl.
   Упа­ко­вав за­ко­ди­ро­ван­ное со­об­ще­ние в фо­то­гра­фии, ос­та­лось на­пи­сать не­сколь­ко слов Ма­ке. Кро­ме не­об­хо­ди­мых в та­ком слу­чае из­ви­не­ний, бла­го­дар­но­стей, вос­по­ми­на­ний и по­же­ла­ний, про­сил Ма­ку по­слать эти фо­то­гра­фии её под­ру­ге в Хор­ва­тии. Имен­но это по­сла­ние дуб­ли­ро­ва­лось в на­ше ве­дом­ст­во, и мо­ей про­грам­мкой-ви­ру­сом, за­ме­ня­лось ори­ги­наль­ны­ми фо­то­гра­фия­ми, унич­то­жая все сле­ды свя­зи. Лейла не воз­ра­жа­ла. Она то­же зна­ла о под­ру­ге в Хор­ва­тии. Воз­мож­но, и там за­ин­те­ре­су­ют­ся гру­зин­ски­ми ви­на­ми. Про­гнав ме­ня от ком­пь­ю­те­ра, она ото­сла­ла пись­мо. Ей не­нуж­но бы­ло знать о про­ка­зах ма­лень­ко­го, са­мо­унич­то­жаю­ще­го­ся ви­ру­са. Моя по­след­няя прось­ба к ней ка­са­лась Hammer'a и Шо­та. Ос­та­вив ей, те­ле­фон и рас­ска­зав поч­ти всё про хо­зяи­на ма­ши­ны, я про­сил её по­зво­нить Шо­та по­бли­же к ве­че­ру, с бла­го­дар­но­стя­ми вер­нуть ма­ши­ну и, по воз­мож­но­сти, от­ве­тить на все его во­про­сы.
   Итак, од­на из про­блем бы­ла ре­ше­на. Мы по дру­же­ски по­про­ща­лись. В слу­чае не­об­хо­ди­мо­сти, до­го­во­ри­лись свя­зать­ся че­рез Ма­ку. Про­ща­ние бы­ло не­дол­гим, но тё­п­лым до­б­рым. Од­на­ко, от­крыв дверь, что­бы вый­ти, я нос к но­су столк­нул­ся с Шо­та. От не­ожи­дан­но­сти оба за­мер­ли на мгно­ве­ние. Шо­та при­шёл в се­бя бы­ст­рее и веж­ли­во про­пус­тил ме­ня на ули­цу. Он сел на ме­сто во­ди­те­ля и при­гла­сил ме­ня сесть ря­дом. Си­туа­ция бы­ла пи­кант­ная, но кон­флик­то­вать яв­но не стои­ло. Воз­вра­щая ему клю­чи, мой взгляд за­дер­жал­ся на брел­ке. И как это он про­ско­чил ми­мо мое­го вни­ма­ния? Ста­ло оче­вид­но, что имен­но в нём был спря­тан мик­ро­фон и пе­ре­дат­чик. Сколь­ко раз сам поль­зо­вал­ся та­ки­ми иг­руш­ка­ми и так глу­по по­пал­ся. Шо­та за­ме­тил мой взгляд и жес­том под­твер­дил до­гад­ку.
   - Как ты уже по­нял, мы всё слы­ша­ли и при­смат­ри­ва­ли за то­бой. Мы пы­та­лись оце­нить, по­дос­лан ты или, дей­ст­ви­тель­но, хо­чешь по­мочь. Ока­за­лось ни то ни дру­гое. Нам и в го­ло­ву не при­хо­ди­ло, что у те­бя свои пла­ны и це­ли. На­ши лю­ди за­ме­ти­ли те­бя ещё в Со­чи. То­бой все­рь­ёз ин­те­ре­со­ва­лись то­ва­ри­щи из ФСБ, имен­но это и при­влек­ло на­ше вни­ма­ние. По­мо­гая те­бе, мы хо­те­ли уз­нать, чем ты так на­со­лил ФСБ, что они от­ря­ди­ли це­лый "полк" для соз­да­ния у те­бя ил­лю­зии, что ты аб­со­лют­но сво­бо­ден. Фо­кус с кус­та­ми нам то­же очень по­нра­вил­ся. Мы, как и все, кто на­блю­дал за то­бой, бы­ли в пол­ной уве­рен­но­сти, что ты уле­тел на ме­тео­ре в Тур­цию. Со­вер­шен­но слу­чай­но наш че­ло­век за­ме­тил ве­че­ром вы­хо­дя­ще­го из кус­тов муж­чи­ну. Как ут­вер­ждал наш друг, он не ви­дел, что бы ту­да кто-то за­хо­дил, хо­тя и про­си­дел у мор­вок­за­ла поч­ти весь ве­чер. Мы про­дол­жи­ли на­блю­де­ние и по­мог­ли те­бе пе­ре­брать­ся к нам. И что же? Вме­сто то­го, что­бы рас­ска­зать нам всё, че­ст­но и от­кро­вен­но, мы слы­шим ка­кое-то нев­нят­ное бор­мо­та­ние, от­кро­вен­ную ахи­нею и прось­бу от­пус­тить те­бя в го­род. Ска­жу че­ст­но, по­на­ча­лу хо­те­ли, про­сто при­стре­лить, как вра­га, но по­том ре­ши­ли не­мно­го по­на­блю­дать. Мо­жет за те­бя и де­нег мо­гут от­ва­лить. Твой раз­го­вор с Лейлой, во­об­ще, сбил нас с тол­ку. Су­дя по раз­го­во­ру, счи­тать те­бя вра­гом, по­ка, ос­но­ва­ний не бы­ло, кро­ме то­го вра­нья, ко­то­рым ты щед­ро по­ли­вал нас с са­мо­го на­ча­ла, не ска­зав ни сло­ва прав­ды. Мы же не идио­ты, при­ни­мать эту лап­шу за прав­ду. По­раз­мыс­лив над всем, что ста­ло нам из­вест­но, мы ре­ши­ли, что ты не враг, ты про­сто, в боль­шом дерь­ме, и пы­та­ешь­ся вы­ка­раб­кать­ся из без­вы­ход­ной си­туа­ции. Не зная в чём де­ло, нам труд­но ока­зать те­бе по­мощь, но мы на те­бя не в оби­де. Ес­ли на­ши раз­мыш­ле­ния пра­виль­ны, и ты тот за ко­го мы те­бя при­ни­ма­ем, ты мо­жешь рас­счи­ты­вать на на­шу по­мощь.
   Да, за­си­дел­ся я в цен­тре. Та­кие про­ко­лы не­про­сти­тель­ны, хо­тя Шо­та и его ре­бя­та уже ока­за­ли мне не­оце­ни­мую по­мощь. Стыд­но об­ма­ны­вать та­ких лю­дей, но ина­че по­сту­пить не­воз­мож­но. Мол­ча, мы по­си­де­ли ещё не­мно­го. Шо­та по­нял, что рас­ска­за и по­кая­ния не бу­дет, за­вёл дви­га­тель, и мы по­еха­ли к цен­тру го­ро­да. Ма­ши­на ос­та­но­ви­лась ря­дом с ши­кар­ным ма­га­зи­ном оде­ж­ды. Шо­та по­мог вы­брать всё не­об­хо­ди­мое. Но­вый кос­тюм­чик си­дел, как с иго­лоч­ки. Ста­рые шмот­ки ос­та­лись в ур­не ма­га­зи­на. Ока­зав­шись на ули­це, мы смот­ре­лись на все сто! Шо­та пред­ло­жил по­гу­лять по го­ро­ду пеш­ком. Мы шли, не­спе­ша, мол­ча, ка­ж­дый ду­мал о сво­ём. Я не вы­дер­жал пер­вым.
   - Шо­та, из­ви­ни. У ме­ня нет воз­мож­но­сти всё рас­ска­зать, но из-за ме­ня у вас про­блем быть не долж­но. Лап­ша, о ко­то­рой ты го­во­рил, не со­всем лап­ша. Че­рез не­сколь­ко дней с то­бой свя­жет­ся мой при­ятель. С ним ты впол­не мо­жешь до­го­во­рить­ся об "от­ва­лить де­нег" за ме­ня и ещё мно­го о чём. О се­бе и про ме­ня он рас­ска­жет сам. На тво­ём коль­це с бре­ло­ком те­перь бол­та­ет­ся ма­лень­кая флэш­ка. На ней твоя по­ло­вин­ка элек­трон­но­го клю­ча. У не­го бу­дет точ­но та­кая же с его ча­стью клю­ча. Вста­вив их, од­но­вре­мен­но в ком­пь­ю­тер вы уви­ди­те своё и его фо­то, ко­то­рые, од­на­ко, бу­дут бы­ст­ро унич­то­же­ны вме­сте с клю­ча­ми. Ес­ли фо­то не поя­вят­ся, де­лай вы­во­ды. В слу­чае не­об­хо­ди­мо­сти, че­рез мое­го дру­га ты все­гда смо­жешь свя­зать­ся со мной. В са­мом край­нем слу­чае свя­жись с под­ру­гой Лейлы в Пи­те­ре, Ма­кой. Всё же луч­ше, ес­ли вы ре­ши­те все во­про­сы без мое­го уча­стия. Мне то­же мо­жет по­на­до­бить­ся твоя по­мощь, ес­ли, ко­неч­но, ты не бу­дешь про­тив.
   - На­де­юсь, у ме­ня не бу­дет по­во­да быть про­тив. Уда­чи те­бе и будь ос­то­рож­нее. В Тби­ли­си пол­но лю­дей ФСБ и те­бя лег­ко мо­гут опо­знать. Как ме­ня най­ти ты зна­ешь. Бу­дут про­бле­мы, мой дом все­гда от­крыт для дру­зей.
   День был сол­неч­ный, тё­п­лый, бла­го­ухал за­па­ха­ми цве­тов, гор­ной ре­ки, и ни­что не пред­ве­ща­ло тра­ге­дии, хо­тя она бы­ла поч­ти на по­ро­ге. На­ше вни­ма­ние при­влёк по­ток лю­дей к вит­ри­не с те­ле­ви­зо­ром, ко­то­рая бы­ла в не­сколь­ких ша­гах от нас. Мы то­же по­до­шли к уже боль­шой груп­пе. Тол­па стоя­ла у вит­ри­ны. То, что мы уви­де­ли, не­воз­мож­но бы­ло ни по­нять, ни ос­мыс­лить. Толь­ко что Бо­инг вре­зал­ся в один из не­бо­скрё­бов ба­шен близ­не­цов в Нью-Йор­ке. Дик­тор го­во­рил о не­ле­пой, не­воз­мож­ной слу­чай­но­сти, ко­гда дру­гой Бо­инг стал при­бли­жать­ся ко вто­ро­му не­бо­скрё­бу. Да­же в этот мо­мент ещё не­воз­мож­но бы­ло по­ве­рить, что это те­ракт. Толь­ко че­рез не­ко­то­рое вре­мя, до соз­на­ния ста­ло до­хо­дить, что это не слу­чай­ность, это це­ле­на­прав­лен­ное дей­ст­вие тер­ро­ри­стов на­прав­лен­ное про­тив Аме­ри­ки, про­тив Аме­ри­кан­ско­го на­ро­да. Это вы­зов тер­ро­ри­стов все­му ми­ру, все­му че­ло­ве­че­ст­ву.
   Шок от уви­ден­но­го был столь си­лён, что толь­ко вы­ра­же­ние рас­те­рян­но­сти и стра­ха ис­ка­зив­шее ли­ца лю­дей, не­ес­те­ст­вен­ная ти­ши­на, го­во­ри­ли о со­стоя­нии лю­дей. Не знаю, как дол­го мы про­сто­яли не в си­лах осоз­нать весь ужас про­ис­шед­ше­го. Шо­та пы­тал­ся тря­сти ме­ня и уго­ва­ри­вал отой­ти от вит­ри­ны с те­ле­ви­зо­ром. В со­стоя­нии про­стра­ции от уви­ден­но­го, мы шли по ули­це. Я ни­ко­го не ви­дел и ни­че­го не слы­шал. Толь­ко ока­зав­шись в ма­ши­не ко мне ста­ли воз­вра­щать­ся си­лы и осоз­на­ние слу­чив­ше­го­ся. Ока­зав­шись в от­ве­дён­ной для ме­ня ком­на­те у Шо­та, я ещё дол­го си­дел на ди­ва­не, мол­ча, не дви­га­ясь, не реа­ги­руя на ок­ру­жаю­щие зву­ки и дви­же­ние, про­ва­ли­ва­ясь в мут­ную лип­кую безд­ну. Ме­ня раз­бу­ди­ли ци­ка­ды, шум вет­ра за ок­ном и про­хлад­ный све­жий воз­дух в ком­на­те, пах­ну­щий цве­та­ми. Ок­но бы­ло от­кры­то. В тем­но­те но­чи яр­ко сия­ли звёз­ды. У ме­ня под го­ло­вой ле­жа­ла не­боль­шая по­душ­ка, а свер­ху я был на­крыт тё­п­лой шер­стя­ной на­кид­кой.
   Вни­ма­ние, са­мое цен­ное, чем мо­гут об­ме­ни­вать­ся лю­ди. Его про­яв­ле­ние обез­о­ру­жи­ва­ет и вы­зы­ва­ет чув­ст­во ог­ром­ной бла­го­дар­но­сти. Па­мять бы­ст­ро вер­ну­ла со­бы­тия дня, и всё же соз­на­ние от­ка­зы­ва­лось ве­рить в про­изо­шед­шее, и не в си­лах бы­ло это по­нять.
   От­сут­ст­вие ба­га­жа пре­вра­ща­ло сбо­ры в ми­нут­ное де­ло. В дверь по­сту­ча­ли и, по­сле при­гла­ше­ния во­шёл Шо­та. Раз­го­вор был не­дол­гим. Он пред­ло­жил по­мощь в аэ­ро­пор­ту, и пред­ло­же­ние бы­ло при­ня­то с бла­го­дар­но­стью. Ос­та­вив всё лиш­нее в до­ме, че­рез со­рок ми­нут мы уже подъ­ез­жа­ли к аэ­ро­пор­ту. А ещё че­рез час Boing уно­сил ме­ня к Дюс­сель­дор­фу.
  
   0x01 graphic
  
   Да, свя­зи и ор­га­ни­за­ция у этих ре­бят не ху­же, чем в на­ших спец­служ­бах, толь­ко бу­маг мень­ше. Ко­неч­но, па­ра ча­сов в са­мо­лё­те ма­ло­ва­то, что бы серь­ёз­но про­ана­ли­зи­ро­вать си­туа­цию, но на пер­вое вре­мя в Дюс­сель­дор­фе план был го­тов. Ос­та­но­вить­ся мож­но бы­ло у мо­их зна­ко­мых. Ко­гда-то в мо­ло­до­сти я про­хо­дил прак­ти­ку в ме­ст­ном уни­вер­си­те­те и сни­мал не­боль­шой кот­тедж. За вре­мя прак­ти­ки мы под­ру­жи­лись с хо­зяе­ва­ми, и сей­час мне бы­ло бы очень при­ят­но с ни­ми встре­тить­ся сно­ва. Встре­чу мог ом­ра­чить риск. Оце­нить ве­ро­ят­ность про­блем по­ка бы­ло очень слож­но. Ка­за­лось, что риск не ве­лик, и всё же он был и мог дос­та­вить мо­им зна­ко­мым серь­ёз­ные не­при­ят­но­сти. Зна­чит отель. А жаль, мне очень хо­те­лось по­ви­дать хо­зя­ев, дру­зей мо­ей мо­ло­до­сти.
  
   Дюс­сель­дорф
  
   Са­мо­лёт шу­ст­ро ка­тил­ся по по­ло­се и ос­та­но­вил­ся у од­но­го из ру­ка­вов. В тол­пе встре­чаю­щих и при­ле­тев­ших моя пер­со­на не при­вле­ка­ла вни­ма­ние. Ос­мот­рев­шись и не за­ме­тив ни­че­го по­доз­ри­тель­но­го, сняв мас­ку и умыв­шись в ре­ст­ру­ме, я от­пра­вил­ся ис­кать так­си. Ещё че­рез час я уже об­жи­вал свой но­мер в не­боль­шом оте­ле не­да­ле­ко от кот­тед­жа, в ко­то­ром ко­гда-то жил.
  
   0x01 graphic
  
   Всё же не­при­ят­ная это шту­ка - нос­таль­гия.
   В са­мый раз­гар пе­ре­жи­ва­ний ожил Smart. От ро­бо­та в по­зи­ции Slava по­лу­че­но со­об­ще­ние. Фрэнк пи­сал, что с дан­но­го мо­мен­та еди­но­лич­но ку­ри­ру­ет ход опе­ра­ции.
   - Mykl при­вет! Не со­всем по­нят­но, ка­ко­го ро­да груп­пы те­бе нуж­ны, по­это­му в тво­ём рас­по­ря­же­нии бу­дут по три че­ло­ве­ка в каждой их указанных стран. Стар­шим бу­дет агент, по­сто­ян­но ра­бо­таю­щий в ка­ж­дой стране. Как пра­ви­ло, это спе­циа­лист по сбо­ру ин­фор­ма­ции и обес­пе­че­нию при­кры­тия опе­ра­ций. Двое дру­гих лин­гвист, пси­хо­лог, связь и бое­вое обес­пе­че­ние. В Дюс­сель­дорф вы­ле­та­ет Джейк, и он же воз­гла­вит груп­пу. Груп­пы в Стам­бу­ле, Ри­ме и Па­ри­же ра­бо­та­ют на по­сто­ян­ной ос­но­ве и го­то­вы к вы­пол­не­нию за­да­ний. В Тби­ли­си слож­нее, нам нуж­на до­пол­ни­тель­ная ин­фор­ма­ция.
   Быв­шая сек­ре­тар­ша Бай­ер­та, Ли­ван­ка по на­цио­наль­но­сти, ак­тив­ный дея­тель мно­гих ан­ти­тер­ро­ри­сти­че­ских ор­га­ни­за­ций, на­стоя­щее имя Эф­рид­жит Габ­ри­эль, ока­за­лась шпи­он­кой Аль-Каи­ды. Она аре­сто­ва­на при по­пыт­ке по­ки­нуть тер­ри­то­рию Со­еди­нён­ных Шта­тов и вско­ре мы по­лу­чим её пер­вые по­ка­за­ния. Она уже при­зна­лась в кос­вен­ном уча­стии по уст­ра­не­нию на­ше­го аген­та в Па­ри­же, де­тек­ти­ва в Chicago, аген­та, т. е. те­бя, на трас­се не­да­ле­ко от Ва­шинг­то­на. По­хо­же, что она по­лу­ча­ла ин­фор­ма­цию от сво­его ин­фор­ма­то­ра в на­шем агент­ст­ве и Бай­ер­та. В этом на­прав­ле­нии то­же ве­дёт­ся ра­бо­та, и имен­но по­это­му я при­нял на се­бя всё ру­ко­во­дство опе­ра­ци­ей. Те­бе пе­ре­да­но око­ло по­лу­то­ра ты­сяч но­вых но­ме­ров телефонов для свя­зи. Ка­ж­дый из них ис­поль­зу­ет­ся толь­ко один раз и за­тем пе­ре­да­ёт­ся в бы­то­вую сеть. Око­ло сот­ни но­ме­ров для обыч­но­го мно­го­ра­зо­во­го ис­поль­зо­ва­ния в бы­то­вых це­лях. Ви­зит­ки на них рас­пе­ча­та­ешь в лю­бом ав­то­ма­те. Груп­па кон­суль­ских и по­соль­ских но­ме­ров по всем стра­нам так же в тво­ём рас­по­ря­же­нии. Спут­ни­ко­вый ка­нал от­крыт по­сто­ян­но. От рус­ских по­лу­чен за­прос о тво­ём мес­те пре­бы­ва­ния. В от­ве­те мы со­об­щи­ли им, что ты вы­пол­ня­ешь за­да­ние в Стам­бу­ле свя­зан­ное с по­ис­ком ин­фор­ма­ции об убий­ст­ве рус­ско­го аген­та. Ра­бо­та идёт ус­пеш­но, и в бли­жай­шее вре­мя ты вы­ле­тишь в Ка­бул для её за­вер­ше­ния. В слу­чае не­об­хо­ди­мо­сти за­вер­шаю­щая часть ра­бо­ты мо­жет быть со­гла­со­ва­на и вы­пол­не­на с уча­сти­ем рус­ских аген­тов.
   С кос­ми­че­ским ту­ри­стом про­ве­де­на не­об­хо­ди­мая ра­бо­та и опа­се­ний, свя­зан­ных с при­бо­ром на стан­ции по­ка нет. Кро­ме то­го, этот во­прос об­су­ж­дал­ся с рус­ски­ми и с их сто­ро­ны бы­ли по­лу­че­ны за­ве­ре­ния, что все дей­ст­вия в от­но­ше­нии при­бо­ра бу­дут не­укос­ни­тель­но со­гла­со­вы­вать­ся с на­шей сто­ро­ной.
   Шон Кон­нор бла­го­по­луч­но при­был в США и в ком­па­нии с Мо­ни­кой и Мик­ки на­хо­дят­ся под за­щи­той и на­блю­де­ни­ем на­ших спец­служб. Их мно­го­чис­лен­ные по­пыт­ки свя­зать­ся с то­бой ог­ра­ни­чи­ва­ют­ся на­ши­ми со­труд­ни­ка­ми с обе­ща­ни­ем свя­зать вас при пер­вой воз­мож­но­сти. По­ка же мы вы­ну­ж­де­ны при­дер­жать их на ка­ран­ти­не, в том чис­ле и в свя­зи с обес­пе­че­ни­ем их соб­ст­вен­ной безо­пас­но­сти.
   Вся ин­фор­ма­ция с тво­их но­ме­ров бу­дет по­сту­пать толь­ко и лич­но ко мне. Жду со­об­ще­ний. Уда­чи!
   Джейк в Дюс­сель­дор­фе это хо­ро­шо, толь­ко по­че­му Фрэнк ре­шил, что я то­же в Дюс­сель­дор­фе? Чу­тьё или, про­сто, зна­ние, что с Джей­ком вме­сте мы про­шли "огонь, во­ду и мед­ные тру­бы". Воз­мож­но, у не­го то­же есть ка­кая-то ин­фор­ма­ция. Лад­но, по­ра уже и мне по­де­лить­ся с Фрэн­ком свои­ми мыс­ля­ми, и я на­чал бы­ст­ро на­би­рать текст на сво­ём Smart'е.
   - Не­смот­ря на по­пыт­ки рус­ских от­влечь на­ше вни­ма­ние аф­ган­ским сле­дом "Flora", счи­таю, что там дей­ст­ви­тель­но мо­жет быть часть ре­ше­ния за­гад­ки при­бо­ров. На­ши дру­зья в Гру­зии, в ли­це Шо­та, име­ют свя­зи с Че­чен­ски­ми бое­ви­ка­ми, а те в свою оче­редь с Та­ли­ба­ми и Аль-Каи­дой. Счи­таю, что в на­ших ин­те­ре­сах, иметь сво­его че­ло­ве­ка в этой сре­де. В ка­че­ст­ве ле­ген­ды, пред­ла­гаю ва­ри­ант мое­го уча­стия в по­став­ках нар­ко­ти­ков и мел­ких ви­дов ору­жия, че­рез ор­га­ни­за­то­ра и по­сред­ни­ка из Аф­га­ни­ста­на, в ев­ро­пей­скую часть Рос­сии, в том чис­ле Пе­тер­бург и Мо­ск­ву. По­доз­ре­ния Мо­ск­вы о мо­ей дея­тель­но­сти и слеж­ка, вы­ну­ди­ли ме­ня бе­жать. Ва­ри­ант с Траб­зон со­рвал­ся, и во­лей слу­чая, я ока­зал­ся в Тби­ли­си. Там мы встре­ти­лись с Шо­та. В про­цес­се об­ще­ния, не без про­блем, мы всё же на­шли об­щий язык, и я, уз­нав о его свя­зях с че­чен­ца­ми, а тех с та­ли­ба­ми, про­шу его, за со­от­вет­ст­вую­щую пла­ту, по­мочь мо­ему дру­гу Аф­ган­ско­му биз­нес­ме­ну, че­рез Че­чен­цев, свя­зать­ся с та­ли­ба­ми. Ни­ка­кая серь­ёз­ная дея­тель­ность в Аф­га­ни­ста­не не­воз­мож­на без бла­го­склон­но­го от­но­ше­ния та­ли­бов, а мой ви­за­ви в Ка­бу­ле, уз­нав о мо­ём по­бе­ге, так же бес­след­но ис­чез. Наш че­ло­век, не ев­ро­пе­ец, дол­жен сыг­рать роль Аф­ган­ско­го биз­нес­ме­на. Пе­ре­дать Шо­та, от мое­го име­ни, обе­щан­ные день­ги. Че­чен­цы же мог­ли бы, не бес­ко­ры­ст­но, по­мочь по­лу­чить у та­ли­бов раз­ре­ше­ние и по­мощь в по­ис­ках бра­та мое­го дру­га, по­гиб­ше­го, ко­гда был сбит вер­то­лёт, пред­по­ло­жи­тель­но, где-то в рай­оне ме­ж­ду Пе­ша­ва­ром и Кан­да­га­ром. Ско­рее все­го, рус­ские уже име­ют сво­их лю­дей и сре­ди че­чен­цев и у та­ли­бов, что зна­чи­тель­но ус­лож­ня­ет опе­ра­цию, но не ис­клю­ча­ет нуж­но­го нам ре­зуль­та­та.
   Цель опе­ра­ций в Ри­ме и Стам­бу­ле, убе­дить рус­ских, что имен­но здесь на­ши спец­служ­бы на­шли, пред­став­ляю­щие боль­шой ин­те­рес сле­ды и ар­те­фак­ты, для ре­ше­ния про­блем по те­ме "Flora". Бы­ло бы край­не по­лез­но при­влечь здесь же вни­ма­ние ис­тин­ных пре­ступ­ни­ков, соз­дав у них ил­лю­зию о на­ли­чии в ру­ках рус­ских до­ку­мен­тов и ма­те­риа­лов о рас­по­ло­же­нии и дея­тель­но­сти тер­ро­ри­сти­че­ских групп. Не ис­клю­че­но, что та­кая ин­фор­ма­ция бу­дет не­да­ле­ка от ис­ти­ны.
   Я ду­маю, что в Па­ри­же и Лон­до­не дей­ст­ви­тель­но дей­ст­ву­ют хо­ро­шо за­кон­спи­ри­ро­ван­ные груп­пы пре­ступ­ни­ков. Бы­ло бы очень же­ла­тель­но, в со­труд­ни­че­ст­ве с рус­ски­ми в рам­ках "Flora", Ин­тер­по­лом, и спец­служ­ба­ми этих стран, по­пы­тать­ся рас­крыть за­кон­спи­ри­ро­ван­ных бан­ди­тов, или хо­тя бы, про­сто, на­пу­гать их ак­тив­ной дея­тель­но­стью спец­служб, с це­лью ра­зо­злить, за­ста­вить оши­бать­ся, рас­крыть­ся или дей­ст­во­вать спон­тан­но и не про­ду­ман­но. Ни у ко­го не долж­но быть да­же на­мё­ка на на­ши ин­те­ре­сы в Дюс­сель­дор­фе. В на­стоя­щее вре­мя сво­ей ос­нов­ной це­лью счи­таю по­иск и унич­то­же­ние при­бо­ров, вы­яс­не­ние их про­ис­хо­ж­де­ния, а так же рас­кры­тие при­ча­ст­ных к ним спе­циа­ли­стов.
   Пре­ду­смот­ре­но са­мо­унич­то­же­ние это­го тек­ста сра­зу по­сле его про­чте­ния. Связь по ме­ре не­об­хо­ди­мо­сти. Кон­троль­ная точ­ка и вре­мя, как обыч­но. Уда­чи! Mykl.
   Со­об­ще­ние бы­ло от­прав­ле­но и мож­но бы­ло, не­мно­го, рас­сла­бить­ся. Од­на­ко, в дверь по­сту­ча­ли. Во всём ми­ре так сту­чал толь­ко один че­ло­век, это был Джейк.
   Ра­до­сти обо­их не бы­ло пре­де­ла. Мы об­ня­лись, по-дру­же­ски по­хло­па­ли друг дру­га по пле­чу и уст­рои­лись за не­боль­шим де­серт­ным сто­ли­ком.
   - Джейк, ты со­шёл с ума! Ты на­вер­ня­ка при­та­щил за со­бой хвост, и вся моя кон­спи­ра­ция по­ле­тит к чёр­ту из-за од­ной тво­ей глу­по­сти.
   - Mykl, мы не пер­вый раз ра­бо­та­ем вме­сте. Ты зна­ешь, без осо­бых об­стоя­тельств мне не при­шлось бы так рис­ко­вать. Ду­маю, что за мной хво­ста нет, но быть аб­со­лют­но уве­рен­ным не­воз­мож­но, да и опас­но. При­чи­на про­ста. Элен член их бан­ды. Как это ни пе­чаль­но, её связь с Эф­рид­жит Габ­ри­эль под­твер­жда­ет­ся най­ден­ны­ми до­ку­мен­та­ми, и по­ка­за­ния­ми са­мой Эф­рид­жит. Этот факт мож­но счи­тать до­ка­зан­ным и не вы­зы­ваю­щим со­мне­ний. Пе­ре­да­вать эту ин­фор­ма­цию по ка­на­лам свя­зи бы­ло слиш­ком рис­ко­ван­но. По­ка её не тро­га­ют. За ней ве­дёт­ся на­блю­де­ние.
   - Джейк, вот это да! Твоя не­вес­та шпи­он­ка Аль-Каи­ды!!! Да, что ни го­во­ри, я то­же хо­рош. Столь­ко лет ра­бо­тать вме­сте.
   - Не пе­ре­жи­вай. О тво­ей ра­бо­те по "Flora" она ни­че­го не зна­ла, так же как и я. Сей­час она и все, кто зна­ет о тво­ей ко­ман­ди­ров­ке, уве­ре­ны, что ты пы­та­ешь­ся убе­дить рус­ских в том, что ги­бель их аген­та, это слу­чай­ность, ко­то­рую мы не смог­ли пре­дот­вра­тить. У нас, прак­ти­че­ски, не бы­ло ни­ка­кой ин­фор­ма­ции о дея­тель­но­сти Са­ши, кро­ме той, ко­то­рую он со­об­щал сам. Очень мо­жет быть, что Элен не име­ет от­но­ше­ния к ги­бе­ли Са­ши но, к со­жа­ле­нию, воз­мож­но и об­рат­ное. По­хо­же, что Са­ша, дей­ст­ви­тель­но, рас­ко­пал слиш­ком мно­го. Я и моя груп­па в тво­ём рас­по­ря­же­нии. Ка­кие у нас те­перь пла­ны?
   - Джейк, у нас пла­нов нет. Я те­бя не знаю, и ни­ко­гда не ви­дел. Ты ра­бо­та­ешь в зо­не при­кры­тия опе­ра­ции по борь­бе с тер­ро­риз­мом, со­вме­ст­но с ме­ст­ной по­ли­ци­ей, Ин­тер­по­лом, и воз­мож­но, в край­нем слу­чае, под­держ­кой опе­ра­тив­ных групп НАТО. Связь толь­ко по спецка­на­лам. Сей­час вы долж­ны, очень ак­ку­рат­но, взять под на­блю­де­ние Messe центр. Кро­ме нас здесь ра­бо­та­ют и рус­ские, ос­то­рож­нее, по­ста­рай­тесь им не ме­шать. Очень ве­ро­ят­но, что имен­но здесь на­хо­дит­ся вто­рой эк­зем­п­ляр ап­па­ра­та. Цель опе­ра­ции, за­хват тер­ро­ри­стов и ла­бо­ра­то­рии. Од­на­ко, по­ка, ни­че­го кро­ме на­блю­де­ния.
   Су­дя по то­му, что мы ещё жи­вы, и ни­кто не пы­тал­ся взо­рвать но­мер гос­ти­ни­цы, про­тив­ник нас ещё не вы­чис­лил. Дол­го сле­дить за на­ми нет ни­ка­ко­го смыс­ла. Зна­чит, на­ши шан­сы про­дол­жить ра­бо­ту, не рав­ны ну­лю. Мы по­про­ща­лись, и Джейк вы­шел. Гос­ти­ни­ца бы­ла не­боль­шая, двух­этаж­ная и, ко­гда он са­дил­ся в ма­ши­ну, я на­блю­дал за ним, лё­жа на кры­ше. Ни­че­го по­доз­ри­тель­но­го уви­деть не уда­лось. Уже в но­ме­ре ожил Smart. При­шло со­об­ще­ние от Фрэн­ка с по­мет­кой сроч­но. Фрэнк со­об­щал, что в Лон­до­не, не­из­вест­ны­ми раз­гром­ле­но ча­ст­ное де­тек­тив­ное агент­ст­во "Холмс", ус­лу­ги ко­то­ро­го бы­ли весь­ма по­лез­ны для нас. Вла­де­лец агент­ст­ва Джон Смит ис­чез, и ни­ка­ких све­де­ний о нём нет. Двое его по­мощ­ни­ков, сре­ди них мо­ло­дая жен­щи­на, гос­пи­та­ли­зи­ро­ва­ны, жен­щи­на в тя­жё­лом со­стоя­нии. От Джо­на Сми­та, на твой но­мер и имя по­лу­че­но элек­трон­ное пись­мо. В пись­ме тща­тель­но за­ко­ди­ро­ван­ная ин­фор­ма­ция. На­ши спе­циа­ли­сты ра­бо­та­ют над тек­ста­ми, но язык там не фар­си и тип ко­ди­ро­ва­ния, по­ка, оп­ре­де­лить не уда­ёт­ся. От­кры­тым тек­стом со­об­ще­ны не­сколь­ко но­ме­ров ма­шин, непонятные для нас име­на и приложены не совсем понятные фо­то­гра­фии, а так же счёт за вы­пол­нен­ную ра­бо­ту. В на­стоя­щее вре­мя мы при­кла­ды­ва­ем все си­лы, что бы най­ти Джо­на Сми­та, од­на­ко, ве­ро­ят­ность то­го, что он жив, прак­ти­че­ски, рав­на ну­лю. Пись­мо Джо­на Сми­та при­ло­же­но к дан­но­му со­об­ще­нию. Его по­мощ­ни­ки в безо­пас­ном мес­те, они на­хо­дят­ся под уси­лен­ной ох­ра­ной, на­де­ем­ся, что на­ши пе­ре­жи­ва­ния о со­стоя­нии их здо­ро­вья не оп­рав­да­ют­ся, и они бы­ст­ро по­пра­вят­ся. Пы­та­ем­ся так­же иден­ти­фи­ци­ро­вать лю­дей на фо­то­гра­фи­ях. Есть ин­те­рес­ные ре­зуль­та­ты. В Ка­бу­ле так же ве­дёт­ся, тща­тель­но скры­тая, ис­клю­чи­тель­но ак­ку­рат­ная ра­бо­та с при­слан­ны­ми фо­то­гра­фия­ми. Счи­та­ем, что очень важ­но не бро­сить тень по­доз­ре­ния на во­ди­те­ля, ко­то­рый сде­лал сним­ки. Од­на­ко, най­ти, и да­же иден­ти­фи­ци­ро­вать че­ло­ве­ка, ко­то­рый пе­ре­дал во­ди­те­лю по­след­ний па­кет, не уда­лось. Его ни­кто не уз­нал ни на фо­то­гра­фи­ях, ни по опи­са­нию. По­ка­за­ния о про­да­же ору­жия пе­ре­да­ны ко­ман­до­ва­нию для про­ве­де­ния рас­сле­до­ва­ния. Аб­со­лют­но кон­фи­ден­ци­аль­ная ин­фор­ма­ция - в бли­жай­шее вре­мя в Аф­га­ни­стан бу­дут вве­де­ны вой­ска НАТО и дру­гих стран. По­ка. Фрэнк.
   Оль ля ля! Де­тек­ти­ву ста­ло скуч­но или за­хо­те­лось день­жат. Ре­шил по­ис­кать жи­лу и не рас­счи­тал си­лён­ки. Жаль, не пло­хой му­жик, он мне нра­вил­ся. Не зря же его пре­ду­пре­ж­да­ли не лезть в этот кап­кан. Мо­жет ему ещё и уда­ст­ся вы­ка­раб­кать­ся. Лад­но, по­смот­рим, что же он там рас­ко­пал. Пись­мо Джо­на Сми­та на­чи­на­лось с при­вет­ст­вия.
   - Mykl при­вет. У ме­ня тут об­ра­зо­ва­лось вре­меч­ко, и я ре­шил по­ис­кать фир­му, о ко­то­рой ты спра­ши­вал. За­дач­ка ока­за­лась очень ин­те­рес­ной. Най­ти эту транс­порт­ную ком­па­нию ока­за­лось не слож­но. Мой по­мощ­ник, под ви­дом без­ра­бот­но­го шо­фё­ра за­гля­нул ту­да уз­нать, не най­дёт­ся ли у них для не­го ра­бо­ты. Сна­ча­ла его по­пы­та­лись, про­сто, веж­ли­во вы­ки­нуть из офи­са, од­на­ко за­ин­те­ре­со­ва­лись его ре­зю­ме. При­гла­си­ли при­сесть. Из раз­го­во­ра за чаш­кой чая вы­яс­ни­лось, что у не­го есть опыт во­ж­де­ния тя­жё­лых ма­шин на Кав­ка­зе. Это бы­ла чис­тей­шая прав­да. Во вре­мя Гру­зи­но-Аб­хаз­ской вой­ны он был доб­ро­воль­цем на сто­ро­не Гру­зии, и ему час­то при­хо­ди­лось пе­ре­во­зить лю­дей, тех­ни­ку, про­до­воль­ст­вие. Уз­нав под­роб­нее о его ра­бо­те в Гру­зии, ему пред­ло­жи­ли вре­мен­ную ра­бо­ту с ис­пы­та­тель­ным сро­ком. Пер­вое вре­мя он раз­во­зил про­дук­ты и мел­кое ба­рах­ло по го­ро­ду, но где-то че­рез не­де­лю, ему пред­ло­жи­ли ко­ман­ди­ров­ку в Уз­бе­ки­стан. На са­мо­лё­те в Ка­бул, на ма­ши­не в Тер­мез и об­рат­но тем же пу­тём.
  
   0x01 graphic
  
   В Тер­ме­зе нуж­но бы­ло за­брать груз гу­ма­ни­тар­ной по­мо­щи. По­че­му для это­го ну­жен шо­фёр из Лон­до­на, ему не ска­за­ли. Но пре­ду­пре­ди­ли, что воз­мож­но в Аф­га­ни­ста­не бу­дет ещё не­сколь­ко рей­сов. Рис­ка ни­ка­ко­го, а оп­ла­та бу­дет вы­со­кой. Он со­гла­сил­ся и уже на сле­дую­щий день вы­ле­тел в Ка­бул. С рей­сом в Тер­мез про­блем не бы­ло. И всё же, по­ка гру­зи­ли гу­ма­ни­тар­ный груз, к не­му по­до­шёл кто-то из со­труд­ни­ков мис­сии и по­про­сил пе­ре­дать в Ка­бу­ле не­боль­шой па­кет с до­ку­мен­та­ми, день­га­ми и фо­то­гра­фия­ми. При этом он за­ве­рил, что ни­че­го сек­рет­но­го в па­ке­те нет. В Ка­бу­ле к не­му по­дой­дут и по­про­сят от­дать па­кет. Вот и всё. Мой па­рень со­гла­сил­ся, но на вся­кий слу­чай, не­за­мет­но сде­лал не­сколь­ко сним­ков всех чле­нов мис­сии. Двое со­про­во­ж­даю­щих по­еха­ли вме­сте с ним. Как ока­за­лось, в па­ке­те бы­ло не­сколь­ко за­пи­сок на фар­си, име­на, ка­кие-то на­зва­ния, циф­ры, фо­то­гра­фии ма­шин, в ос­нов­ном не­боль­шие фур­го­ны, и круп­ная сум­ма де­нег в дол­ла­рах. Всё, вклю­чая ку­пю­ры банк­нот, бы­ло сфо­то­гра­фи­ро­ва­но, а па­кет пе­ре­дан в Ка­бу­ле, как и бы­ло ого­во­ре­но. По­лу­ча­те­ли то­ва­ра так же по­па­ли в фо­то аль­бом. Все бы­ли до­воль­ны удач­ной по­езд­кой и мо­ему по­мощ­ни­ку пред­ло­жи­ли, ес­ли он не про­тив, за очень при­лич­ные день­ги про­ка­тить­ся до Пе­ша­ва­ра и об­рат­но. Обе­ща­ли дать бу­ма­ги и ле­ген­ду, га­ран­ти­рую­щие безо­пас­ный про­езд. В этот раз от не­го не скры­ва­ли, что вез­ти на­до ору­жие и бо­е­при­па­сы, но ут­вер­жда­ли, что все до­ку­мен­ты бу­дут в по­ряд­ке и про­блем не долж­но быть. Он со­гла­сил­ся и с ужа­сом уз­нал, что фу­ру за­гру­зят на тер­ри­то­рии аме­ри­кан­ской ба­зы под Ка­бу­лом. По­лу­ча­лось, что аме­ри­кан­цы до сих пор со­труд­ни­ча­ли с та­ли­ба­ми. Бу­ма­ги, ко­то­рые ему вы­да­ли, бы­ли на фар­си, и не труд­но бы­ло до­га­дать­ся, ко­му пред­на­зна­че­но ору­жие. Не­у­же­ли аме­ри­кан­цы про­да­ва­ли ору­жие Та­ли­бам, и что же то­гда они по­лу­ча­ли от них, нар­ко­ти­ки, или что-то бо­лее су­ще­ст­вен­ное? Это от­кры­тие са­мо по се­бе бы­ло шо­ки­рую­щим. До Пе­ша­ва­ра он не дое­хал. Ки­ло­мет­ров за три­дцать до го­ро­да его фу­ру ок­ру­жи­ли дю­жи­ны две, три бо­ро­да­чей и, не спра­ши­вая ни­ка­ких до­ку­мен­тов, при­ка­за­ли ехать по мар­шру­ту, ко­то­рый ука­зы­вал один из них, сев­ший в ка­би­ну. Ос­таль­ные раз­мес­ти­лись на фу­ре кто, где хо­тел. Еха­ли по гор­ным до­ро­гам мед­лен­но и дол­го.
  
   0x01 graphic
  
   На­ко­нец она кон­чи­лась. По­на­бе­жа­ло ещё боль­ше на­ро­ду и они, поч­ти в пол­ной тем­но­те, с кри­ка­ми и раз­ма­хи­вая ору­жи­ем, рас­та­щи­ли всё в мгно­ве­ние ока. Его на­кор­ми­ли, на­пои­ли ка­кой-то мут­ной га­до­стью и пред­ло­жи­ли воз­вра­щать­ся но­чью. Вро­де, так безо­пас­нее. Та­ли­бы то­гда ещё не зна­ли, что ка­ме­ры ноч­но­го ви­де­ния се­кут их но­чью не ху­же чем днём. Ему да­ли про­вод­ни­ка, и они от­пра­ви­лись в об­рат­ный путь. До Ка­бу­ла до­б­ра­лись без про­блем, прав­да, про­вод­ник сбе­жал не­да­ле­ко от го­ро­да. На ба­зе в Ка­бу­ле его по­бла­го­да­ри­ли, снаб­ди­ли би­ле­та­ми, до­ку­мен­та­ми, па­ке­том для ра­бо­то­да­те­лей в Лон­до­не, и но­чью рей­со­вый са­мо­лёт, с ним на бор­ту, взял курс до­мой. На этот раз па­кет был тща­тель­но за­пе­ча­тан, и по­сле­до­ва­ло пре­ду­пре­ж­де­ние, ни под ка­ким ви­дом его не вскры­вать. Пе­ре­дать лич­но в ру­ки ру­ко­во­ди­те­лю ком­па­нии. Пре­ду­пре­ж­де­ние боль­ше сма­хи­ва­ло на уг­ро­зу. В аэ­ро­пор­ту Лон­до­на его уже встре­ча­ли. В офи­се "Previa" шеф, не вскры­вая па­кет, бро­сил его в сейф, вы­ло­жил мо­ему по­мощ­ни­ку круп­ную пач­ку банк­нот за ко­ман­ди­ров­ку и да­же не по­про­сил за них рас­пи­сать­ся. Его по­бла­го­да­ри­ли за от­лич­ную ра­бо­ту, и пред­ло­жи­ли от­дох­нуть не­сколь­ко дней. Уже к ве­че­ру всё это он рас­ска­зы­вал мне, си­дя в мо­ём ка­би­не­те пе­ред ка­ми­ном, по­тя­ги­вая аро­мат­ный чай и на­сла­ж­да­ясь по­тре­ски­ва­ни­ем дров в ка­ми­не. Об­су­ж­дая всё про­ис­шед­шее, по­ни­мая пре­ступ­ную на­прав­лен­ность дея­тель­но­сти фир­мы, мы ре­ши­ли по­пы­тать­ся оз­на­ко­мить­ся с со­дер­жи­мым па­ке­та этой но­чью. Раз­ра­бот­ка пла­на за­ня­ла весь ве­чер. Око­ло ча­са но­чи мы подъ­е­ха­ли к офи­су ком­па­нии "Previa". Сис­те­ма ох­ран­ной сиг­на­ли­за­ции ока­за­лась не очень слож­ной и че­рез па­ру ми­нут мы с мо­им по­мощ­ни­ком во­шли в ка­би­нет. На­ша со­труд­ни­ца ос­та­лась в ма­ши­не. Всё бы­ло ти­хо и не пред­ве­ща­ло ни­ка­ких про­блем. С сей­фом при­шлось по­во­зить­ся, но он то­же не ус­то­ял и мы бы­ст­ро, не про­смат­ри­вая, ско­пи­ро­ва­ли все бу­ма­ги. Кро­ме них в па­ке­те ле­жа­ла плён­ка и не­боль­шая, очень тон­кая, на вид, ме­тал­ли­че­ская пла­стин­ка. Нам не уда­лось соскоблить с неё ни ма­лей­ше­го ку­соч­ка, как мы ни ста­ра­лись. Проч­ность пла­стин­ки бы­ла фе­но­ме­наль­ной. Ра­бо­тая в пер­чат­ках мы не ос­тав­ля­ли сле­дов, а вот плён­ка, по­хо­же, по­па­ла под луч фо­на­ря и те­перь уже бы­ла за­све­че­на. Не­про­сти­тель­ная оп­лош­ность, но сде­лать уже ни­че­го бы­ло нель­зя. Ос­та­вив всё в ис­ход­ном по­ло­же­нии, по­ки­ну­ли офис. Вер­нув­шись к се­бе, мы уже дол­го об­су­ж­да­ем про­ве­дён­ную опе­ра­цию, а я в то же вре­мя пи­шу для вас этот от­чёт. При­ла­гаю к не­му ко­пии всех ма­те­риа­лов, фо­то­гра­фии со­труд­ни­ков "Previa", и счёт за про­де­лан­ную ра­бо­ту. Счи­таю это так же сво­им гра­ж­дан­ским дол­гом, так как эти лю­ди, со­вер­шен­но оче­вид­но, свя­за­ны с пре­ступ­ной дея­тель­но­стью. Ко­пии всех до­ку­мен­тов бу­дут так же пе­ре­да­ны вла­стям. Мои со­труд­ни­ки толь­ко что от­пра­ви­лись по до­мам и сей­час я от­чёт­ли­во слы­шу зву­ки вы­стре­лов и кри­ки на ули­це. Как же они нас на­шли? Эта чёр­то­ва пла­стин­ка, воз­мож­но, ос­та­ви­ла сле­ды ра­дио­изо­то­па на пер­чат­ках. Она мне ещё то­гда не по­нра­ви­лась. Прав­да, мы пе­ре­оде­лись в ма­ши­не и, свер­нув ба­рах­лиш­ко, ос­та­ви­ли всё в ба­гаж­ни­ке. У мое­го по­мощ­ни­ка бы­ла своя ма­ши­на, но мы ос­та­ви­ли её, и еха­ли на ма­ши­не по­мощ­ни­цы. Обыч­но на­ши ма­ши­ны пар­ку­ют­ся на сто­ян­ке в квар­та­ле от офи­са, то­гда воз­мож­но, что пре­сле­до­ва­те­ли не на­шли офис и ос­та­лись ждать у ма­ши­ны. До встре­чи. Иду вы­яс­нить, что там про­ис­хо­дит. По­ка. С наи­луч­ши­ми по­же­ла­ния­ми, Джон Смит.
   Про­блем с фар­си у ме­ня не бы­ло, и я при­нял­ся изу­чать тек­сты в пер­вую оче­редь. Пер­вый ком­плект бу­маг со­дер­жал пе­ре­чень гу­ма­ни­тар­но­го гру­за, име­на от­пра­ви­те­ля и по­лу­ча­те­ля, от­вет­ст­вен­но­го за со­хран­ность гру­за и имя во­ди­те­ля. Ага, ста­ло из­вест­но имя во­ди­те­ля и по­мощ­ни­ка Джо­на Сми­та. По­ка не­из­вест­ным ос­та­ва­лось имя его по­мощ­ни­цы. С со­дер­жи­мым вто­ро­го па­ке­та всё ока­за­лось не так про­сто. Все за­пи­си бы­ли за­шиф­ро­ва­ны. Про­чи­тать их схо­ду не уда­ст­ся. При­шлось за­нять­ся про­смот­ром фо­то­гра­фий. Их бы­ло мно­го. Па­рень здо­ро­во рис­ко­вал, но сни­мал всё под­ряд, что толь­ко мог. Ни од­но­го зна­ко­мо­го ли­ца най­ти не уда­лось. В по­след­нем па­ке­те, на од­ном из сним­ков, бы­ла фо­то­гра­фия жен­щи­ны в чёр­ном об­тя­ги­ваю­щем кос­тю­ме из ко­жи. У неё в ру­ках был пис­то­лет. Во­круг не­го ещё вил­ся ды­мок, как буд­то из не­го толь­ко что стре­ля­ли, а на по­лу ле­жал муж­чи­на. Ви­ди­мо, жерт­ва это­го вы­стре­ла. На об­рат­ной сто­ро­не сним­ка бы­ла над­пись на фар­си, "ос­то­рож­но, дан­ных нет". От­но­си­лись ли эти сло­ва к жен­щи­не или уби­то­му муж­чи­не ос­та­ва­лось не­по­нят­ным. Те­перь на­до бы­ло сроч­но рас­шиф­ро­вать тек­сты. Ещё со ста­рых вре­мён, в уни­вер­си­те­те Дюс­сель­дор­фа, на ка­фед­ре ана­ли­за ис­то­ри­че­ских ру­ко­пи­сей, у ме­ня бы­ла зна­ко­мая де­вуш­ка. Её зва­ли Эри­ка. Там ли она ещё? В де­ка­на­те мне объ­яс­ни­ли, как её най­ти и один из сту­ден­тов со­гла­сил­ся про­во­дить ме­ня к ней. Она сра­зу уз­на­ла ме­ня. Вза­им­ной ра­до­сти и удив­ле­нию не бы­ло пре­де­ла. Она не воз­ра­жа­ла по­бол­тать за ча­шеч­кой ко­фе в со­сед­нем ка­фе, и мы ещё дол­го на­сла­ж­да­лись со­зер­ца­ни­ем друг дру­га и вза­им­ны­ми ком­пли­мен­та­ми. Вы­пи­ли не од­ну па­ру ча­шек аро­мат­но­го ко­фе с кон­фе­та­ми и пи­рож­ным. Ум­ную жен­щи­ну ко­фием не об­ма­нешь. Как бы не­вз­на­чай она спро­си­ла, ка­кие про­бле­мы при­ве­ли ме­ня к ней? От­пи­рать­ся бы­ло бес­по­лез­но, она по гла­зам ви­де­ла, что про­бле­мы есть. Я по­ка­зал ей за­шиф­ро­ван­ные за­пи­си и по­про­сил по­мо­щи в их рас­шиф­ров­ке. В уни­вер­си­те­те был ши­кар­ный су­пер­мощ­ный ком­пь­ю­тер, а она зна­ла, прак­ти­че­ски, все спо­со­бы вы­ко­вы­ри­ва­ния ин­фор­ма­ции да­же из са­мых не­по­нят­ных и древ­них тек­стов. Она пред­ло­жи­ла прий­ти ве­че­ром, ко­гда на ка­фед­ре ни­ко­го не бу­дет, да и ком­пь­ю­тер бу­дет по­сво­бод­нее. Мы до­го­во­ри­лись встре­тить­ся в во­семь ве­че­ра и раз­бе­жа­лись. Мне нуж­на бы­ла ма­ши­на. Взять на про­кат Мер­се­дес про­блем не со­ста­ви­ло, и к по­луд­ню он уже сто­ял на ог­ром­ной ав­то­сто­ян­ке цен­тра "Messe DЭsseldorf".
  
   0x01 graphic
  
   "Messe DЭsseldorf", это ог­ром­ный вы­ста­воч­ный центр. Там же про­во­дят­ся ме­ж­ду­на­род­ные сим­по­зиу­мы, се­ми­на­ры, шко­лы и встре­чи учё­ных. Не­ко­то­рые ком­па­нии име­ют по­сто­ян­ное пред­ста­ви­тель­ст­во при цен­тре, а сам центр име­ет мно­го­чис­лен­ные пред­ста­ви­тель­ст­ва во мно­гих стра­нах и сто­ли­цах ми­ра. Удоб­ное ме­сто для об­ще­ния с учё­ны­ми раз­ных на­цио­наль­но­стей, в раз­ных об­лас­тях нау­ки и не толь­ко. Толь­ко сей­час мне в го­ло­ву при­шла ин­те­рес­ная мысль. В Chicago есть ана­ло­гич­ный центр " Mc'cormick Place Convention Center". Не ис­клю­че­но, что он то­же ис­поль­зу­ет­ся как тай­ная ла­бо­ра­то­рия. И то­гда что-то или кто-то долж­ны свя­зы­вать эти цен­тры. Воз­мож­но, кто-то из учё­ных или биз­нес­ме­нов этих цен­тров яв­ля­ют­ся их ру­ко­во­дя­щи­ми со­труд­ни­ка­ми. Тех­ни­че­ское об­слу­жи­ва­ние цен­тра не про­стая за­да­ча. Ог­ром­ное чис­ло спе­циа­ли­стов, ко­то­рые мо­гут без­уко­риз­нен­но и гра­мот­но осу­ще­ст­в­лять та­кое об­слу­жи­ва­ние, най­ти труд­но, не­смот­ря на вы­со­кую зар­пла­ту. В свя­зи с этим, да­ле­ко не все из этих ра­бо­чих нем­цы. Ко­неч­но, их тща­тель­но про­ве­ря­ют, но дос­та­точ­но ли тща­тель­но...
   Рань­ше мне дос­тав­ля­ло боль­шое удо­воль­ст­вие бро­дить по вы­ста­воч­ным па­виль­о­нам цен­тра, об­щать­ся с людь­ми, ис­кать что-то но­вое, зна­ко­мить­ся с кра­си­вы­ми де­вуш­ка­ми. Сей­час я не мог се­бе это­го по­зво­лить. Си­дя в ма­ши­не, я гла­за­ми ис­кал лю­дей с фо­то­гра­фий. Кто-то из них впол­не мог про­мельк­нуть пе­ред объ­ек­ти­вом ка­ме­ры. Ка­ким же бы­ло моё удив­ле­ние, ко­гда пе­ред гла­за­ми и объ­ек­ти­вом про­мельк­ну­ло зна­ко­мое ли­цо. Нет, не с фо­то­гра­фии, а про­сто очень зна­ко­мое ли­цо. Я поч­ти сра­зу вспом­нил на­шу пер­вую встре­чу в Ира­ке. Она бы­ла кор­рес­пон­ден­том ка­кой-то не­боль­шой Из­ра­иль­ской га­зе­ты или агент­ст­ва но­во­стей, или и то и дру­гое. То­гда она очень по­нра­ви­лась Джей­ку. Они ино­гда встре­ча­лись и раз­вле­ка­лись в ноч­ных ба­рах. Од­на­ж­ды она ис­чез­ла. Джейк ещё дол­го пом­нил о ней и пе­ре­жи­вал её ис­чез­но­ве­ние. Ду­мал да­же, что её по­хи­ти­ли, но по­том всё ус­по­кои­лось и о ней, поч­ти за­бы­ли. Те­перь бы­ло яс­но, из ка­ко­го она ве­дом­ст­ва, но что ей на­до? Ко­го она па­сёт здесь? По­ка ме­ня за­ни­ма­ли эти мыс­ли, в по­ле объ­ек­ти­ва по­пал ещё один пер­со­наж. На этот раз это был муж­чи­на с фо­то­гра­фии, ко­то­ро­го по­мощ­ник Джо­на Сми­та на­зы­вал ше­фом "Previa". Од­на­ко, не­пло­хой улов для пер­во­го дня. Даль­ней­шие на­блю­де­ния ни­че­го цен­но­го не да­ли. Ми­мо мель­ка­ло мно­го по­доз­ри­тель­ных лич­но­стей. Воз­мож­но, это бы­ли ох­ран­ни­ки цен­тра или пе­ре­оде­тые по­ли­цей­ские. Прав­да, не­сколь­ко раз слы­ша­лась рус­ская речь, но кем бы­ли эти лю­ди, ска­зать слож­но. С дру­гой сто­ро­ны, при­сут­ст­вие здесь рус­ских аген­тов, то­же не вы­зы­ва­ло со­мне­ний. Вы­чис­лить их сра­зу не уда­лось. Уже мно­го позд­нее, при­пом­ни­лось, что один из служащих, про­хо­див­ший ми­мо со­сед­ней ма­ши­ны, ос­та­но­вил­ся при­ку­рить си­га­ре­ту, пред­ва­ри­тель­но по­кру­тив её в паль­цах и по­сту­чав ею по пач­ке. Вто­рой в это вре­мя пы­тал­ся про­те­реть тём­ные оч­ки. По­хо­же, что они ку­да-то спе­ши­ли, или, на­обо­рот, за кем-то шли. Вот толь­ко за кем, раз­гля­деть не уда­лось. Вре­мя при­бли­жа­лось к вось­ми, и по­ра бы­ло ехать в уни­вер­си­тет.
   Эри­ка встре­ти­ла ме­ня у са­мой сто­ян­ки. Мы вме­сте по­шли в ка­би­нет. Её ком­пь­ю­тер уже был вклю­чен, за ним си­дел мо­ло­дой че­ло­век, ра­бо­тая с ка­кой-то не­из­вест­ной мне про­грам­мой. Эри­ка пред­ста­ви­ла нас друг дру­гу как Mykl и Майкл. Майкл был про­фес­сио­наль­ным ма­те­ма­ти­ком, и под­ра­ба­ты­вал на ка­фед­ре, по­мо­гая Эри­ке и дру­гим со­труд­ни­кам в рас­шиф­ров­ке древ­них ру­ко­пи­сей. Мы об­ме­ня­лись ру­ко­по­жа­тия­ми, по­смея­лись над по­хо­жим зву­ча­ни­ем на­ших имён, под­клю­чи­ли мой Smart к ком­пь­ю­те­ру, и ски­ну­ли на не­го ин­те­ре­сую­щие ме­ня за­пи­си. Про­грам­ма OCR бы­ст­ро пре­об­ра­зо­ва­ла гра­фи­че­ские сим­во­лы в текст. Майкл ввёл все по­лу­чен­ные дан­ные в свою про­грам­му и на­чал кол­до­вать с на­строй­ка­ми. Эри­ка вое­ва­ла с ко­фе­вар­кой, и ко­гда про­грам­ма за­ня­лась рас­ко­ди­ро­ва­ни­ем, нас уже ждал ко­фе и не­боль­шие ко­ро­боч­ки с ки­тай­ской едой. Пре­ду­смот­ри­тель­ность Эри­ки нам очень по­нра­ви­лась, и мы на­бро­си­лись на им­про­ви­зи­ро­ван­ный ужин.
   С едой дав­но бы­ло по­кон­че­но, ко­фе уже сто­ял по­пе­рёк гор­ла, мы об­су­ди­ли все те­мы, до ко­то­рых смог­ли до­ду­мать­ся, а ком­пь­ю­тер всё ещё мер­но ур­чал и про­сил по­до­ж­дать ми­нут­ку. Ко­гда за ок­ном уже за­ни­мал­ся рас­свет, ма­ши­на не­гром­ко пик­ну­ла, со­об­щив, что она всё сде­ла­ла. Мы бро­си­лись к мо­ни­то­ру. На­ше­му удив­ле­нию не бы­ло пре­де­ла. Все за­пи­си бы­ли рас­шиф­ро­ва­ны и пред­став­ле­ны нам на на­стоя­щем, чис­том анг­лий­ском язы­ке. Со­хра­нив все дан­ные на Smart'е, мы об­ме­ня­лись но­ме­ра­ми те­ле­фо­нов, до­го­во­ри­лись встре­тить­ся ещё. И, ко­неч­но же, я не за­был по­це­ло­вать Эри­ку. Моя бла­го­дар­ность име­ла и ма­те­ри­аль­ное во­пло­ще­ние в ви­де при­лич­ной сум­мы де­нег для обо­их. Они не воз­ра­жа­ли. Мы по­про­ща­лись, и ка­ж­дый от­пра­вил­ся по сво­им де­лам.
   В ма­ши­не мож­но бы­ло спо­кой­но по­чи­тать рас­шиф­ро­ван­ные за­пи­си. Пер­вая за­пис­ка бы­ла свя­за­на с фо­то­гра­фи­ей де­вуш­ки, её пис­то­ле­том и уби­тым муж­чи­ной.
   - Жен­щи­ны с фо­то­гра­фии в на­шей кар­то­те­ке нет. Дру­гих её фо­то­гра­фий не об­на­ру­же­но. Фак­ты уча­стия по­хо­жей (по рас­ска­зам уча­ст­ни­ков опе­ра­ций) жен­щи­ны в со­об­щён­ных ею си­туа­ци­ях под­твер­жда­ют­ся. Её ак­тив­ное уча­стие в дей­ст­ви­ях на­ших яче­ек в Ира­ке, под­твер­жда­ет Эф­рид­жит Габ­ри­эль. Она же яв­ля­ет­ся га­ран­том её ло­яль­но­сти на­ше­му дви­же­нию. Они по­зна­ко­ми­лись и ра­бо­та­ли вме­сте ещё в Ли­ва­не. Сте­пень до­ве­рия вы­со­кая, но ин­фор­ма­ции о ней очень ма­ло.
   Вто­рая за­пис­ка, фак­ти­че­ски, бы­ла ука­за­ни­ем и пла­ном дей­ст­вий цен­тра в Дюс­сель­дор­фе.
   - Про­вер­ка ва­ше­го во­ди­те­ля про­шла ус­пеш­но. Па­рень глуп, ин­те­ре­су­ет­ся толь­ко день­га­ми, в на­шей кар­то­те­ке зна­чит­ся во­ди­те­лем. В Грузии, во вре­мя Гру­зи­но-Аб­хаз­ско­го кон­флик­та, сбе­жал об­рат­но в Анг­лию по­сле пер­во­го же об­стре­ла его гру­зо­ви­ка. Во­ди­тель вы­со­ко­го клас­са, хо­ро­шо зна­ет гор­ные до­ро­ги, и ес­ли его не очень пу­гать, от­лич­но справ­ля­ет­ся да­же с очень слож­ны­ми гор­ны­ми мар­шру­та­ми. От­ли­чи­тель­ная чер­та, ис­пол­ни­тель­ность. На­дёж­ность в ис­поль­зо­ва­нии не вы­со­кая. К сек­рет­ным дан­ным не до­пус­кать. Воз­мож­но, ис­поль­зо­ва­ние в ка­че­ст­ве курь­е­ра. Мо­жет быть по­ле­зен для на­шей ра­бо­ты. В слу­чае про­блем, унич­то­жить.
   По на­шим дан­ным, ва­ша "Previa" в Лон­до­не, на дан­ный мо­мент вне по­доз­ре­ний. Си­туа­ция в Дюс­сель­дор­фе ос­лож­ня­ет­ся. Вам лич­но над­ле­жит вы­ехать в Дюс­сель­дорф. Вы­вез­ти на­ших тех­ни­че­ских спе­циа­ли­стов и ос­нов­ное обо­ру­до­ва­ние в Witten. Дея­тель­ность в Дюс­сель­дор­фе вре­мен­но при­ос­та­но­вить. Ин­те­рес к на­шей ра­бо­те на тер­ри­то­рии "Messe DЭsseldorf" про­яв­ля­ют спец­служ­бы Фран­ции, Из­раи­ля и Рос­сии. По­сле унич­то­же­ния аген­тов CIA в Chicago и Ва­шинг­то­не, ак­тив­ность аме­ри­кан­цев про­тив нас по­умень­ши­лась. На­ши лю­ди в CIA и служ­бе пре­зи­ден­та со­об­ща­ют о со­вме­ст­ном про­ек­те CIA и ФСБ под ко­до­вым на­зва­ни­ем "Flora". Сек­рет­ность этой те­мы столь вы­со­ка, что да­же лю­ди в ок­ру­же­нии пре­зи­ден­та и в са­мой CIA не име­ют по ней ни­ка­кой, по­вто­ряю, ни­ка­кой ин­фор­ма­ции. Очень воз­мож­но, что ра­бо­та по этой те­ме на­прав­ле­на на унич­то­же­ние ру­ко­во­дства Аль-Каи­ды. В Рос­сии, в Санкт-Пе­тер­бурге, спец­служ­бы про­ве­ли удач­ную, с их точ­ки зре­ния, опе­ра­цию по за­хва­ту не­сколь­ких на­ших ис­пол­ни­те­лей. Ре­бят, ко­неч­но, жаль, но ни­ка­кой серь­ёз­ной ин­фор­ма­ци­ей они не об­ла­да­ют. И всё же не­по­нят­но, от­ку­да спец­служ­бы уз­на­ли об опе­ра­ции на клад­би­ще? Воз­мож­но, что в на­ших ря­дах за­вёл­ся жу­чок. Имей всё это в ви­ду. Фир­мой при­кры­тия для на­ше­го цен­тра бу­дет ком­па­ния "Vista" в Гер­ма­нии, и её до­чер­няя ком­па­ния во Фран­ции. Эта фир­ма ос­но­ва­на боль­ше де­ся­ти лет на­зад. За­ни­ма­ет­ся про­да­жей, об­слу­жи­ва­ни­ем ком­пь­ю­тер­ных и се­те­вых тех­но­ло­гий. Фир­ма сред­няя по раз­ме­ру. Ис­клю­чи­тель­но ус­пеш­но ра­бо­та­ет как на вос­то­ке, так и на за­па­де. Не­нуж­но­го ин­те­ре­са к ней за­ме­че­но не бы­ло.
   К со­жа­ле­нию, один из на­ших при­бо­ров, эту чёр­то­ву хре­но­ви­ну, мы по­те­ря­ли во Фран­ции. Есть ве­ро­ят­ность, что она унич­то­же­на взры­вом. Воз­мож­но, од­на­ко, что она по­па­ла в ру­ки не­вер­ным. На­ши лю­ди сей­час пы­та­ют­ся ра­зо­брать­ся в этом во­про­се. С дву­мя ос­таль­ны­ми при­бо­ра­ми воз­ник­ли про­бле­мы. То ли ба­та­рей­ка се­ла, то ли мы не зна­ем, что с ни­ми про­ис­хо­дит, но они пе­ре­ста­ли ра­бо­тать. Ис­клю­чи­тель­но важ­но най­ти спе­циа­ли­ста, ко­то­рый смог бы в этом ра­зо­брать­ся. Очень ве­ро­ят­но, что все элек­трон­ные сред­ст­ва свя­зи кон­тро­ли­ру­ют­ся спец­служ­ба­ми. Вре­мен­но связь толь­ко че­рез по­сыль­ных. В чрез­вы­чай­ных си­туа­ци­ях, че­рез наш account в соц­се­ти. Ко­ди­ро­ва­ние по­ка преж­нее, но ключ шес­той из вто­ро­го на­бо­ра. Связ­ной ад­рес, Ке­рим. С на­ми Ал­лах.
   На этом пись­мо за­кан­чи­ва­лось. Оче­вид­но, что по­лу­чен­ную ин­фор­ма­цию не­об­хо­ди­мо сроч­но пе­ре­бро­сить Фрэн­ку, а так же пре­ду­пре­дить Джей­ка о воз­мож­но­сти его встре­чи со ста­рой зна­ко­мой из Из­раи­ля. Кро­ме то­го, по-мо­ему, важ­но бы­ло об­ра­тить вни­ма­ние Фрэн­ка, но то, что ру­ко­во­дя­щие ука­за­ния по­сту­пи­ли имен­но из Ка­бу­ла. Что по­иск че­ло­ве­ка пе­ре­дав­ше­го па­кет, ста­но­вил­ся за­да­чей но­мер один в Ка­бу­ле. В пе­ре­дан­ном Фрэн­ку со­об­ще­нии бы­ла моя прось­ба со­об­щить име­на всех со­труд­ни­ков ком­па­нии "Previa". Воз­вра­ще­ние в отель про­шло без­бо­лез­нен­но и ско­ро мне уже сни­лись луч­шие в ми­ре сны. Жаль, по­есть за­был, но спать это не ме­ша­ло. Раз­бу­дил ме­ня вы­зов Smart'а. Вре­мя при­бли­жа­лось к де­ся­ти ве­че­ра. Джейк со­об­щал, что кто-то до­нёс не­мец­ким спец­служ­бам о не­за­кон­ной дея­тель­но­сти груп­пы лиц на тер­ри­то­рии "Messe DЭsseldorf", и они на­ме­ре­ны этой но­чью про­вес­ти там обыск. К со­жа­ле­нию, нет ни­ка­кой воз­мож­но­сти из­ме­нить их на­ме­ре­ния, но мои лю­ди бу­дут на­блю­дать за про­ис­хо­дя­щим. Сон сле­тел с ме­ня в мгно­ве­ние ока. Бы­ло оче­вид­но, что при­вле­кать вни­ма­ние спец­служб к Дюс­сель­дор­фу уже не бы­ло ни­ка­ко­го смыс­ла, а вся опе­ра­ция нем­цев, толь­ко под­твер­жда­ла опа­се­ния тер­ро­ри­стов, и ус­лож­ня­ла на­шу ра­бо­ту. Бы­ло очень по­хо­же на то, что это рус­ские, ру­ка­ми нем­цев, хо­те­ли вы­пол­нить чёр­ную ра­бо­ту. То­гда оче­вид­но, что у них там свой че­ло­век, ко­то­рый в су­ма­то­хе и дол­жен был улиз­нуть с ин­фор­ма­ци­ей. Лад­но, те­перь позд­но со­жа­леть, что не ус­пе­ли пре­ду­пре­дить рус­ских. Те­перь на­до бы­ло не спуг­нуть бан­ди­тов в Witten'не. На сбо­ры уш­ли ми­ну­ты и вот мой про­кат­ный мерс, напрягая все свои лошадиные силы, "ле­тел" в Witten. Кое-что я уже знал. Ад­ре­са в Гер­ма­нии и Фран­ции бы­ли из­вест­ны. Ви­ди­мо, не труд­но бы­ло уз­нать име­на вла­дель­цев ком­па­ний "Vista" и "Previa". Кое-ка­кие за­цеп­ки бы­ли в Ка­бу­ле. Хо­ро­шо бы уз­нать кто та­кой или что та­кое "Ке­рим", и этим на­вер­ня­ка сей­час за­ни­ма­ет­ся Фрэнк. При­бо­ры не ра­бо­то­спо­соб­ны, уже хо­ро­шо, од­на­ко, где они и сколько их, ос­та­ёт­ся не­яс­ным. Им ну­жен спе­циа­лист, и его роль впол­не мог бы сыг­рать Джейк, но под­вер­гать дру­га та­ко­му рис­ку у ме­ня не хва­ти­ло бы сил. От Дюс­сель­дор­фа до Witten'а не очень да­ле­ко, и за раз­мыш­ле­ния­ми вре­мя про­ле­те­ло очень бы­ст­ро.
   Witten, го­ро­док не­боль­шой. Най­ти нуж­ную ком­па­нию не со­ста­ви­ло тру­да. Она рас­по­ла­га­лась поч­ти на ок­раи­не го­ро­да в ши­кар­ном ста­рин­ном особ­ня­ке. С од­ной сто­ро­ны уже вид­не­лись ок­раи­ны го­ро­да, но во­круг ещё бы­ли не­боль­шие ча­ст­ные до­ми­ки, бо­га­тые кот­тед­жи, ма­га­зи­ны. В это позд­нее вре­мя лю­дей на ули­цах поч­ти не бы­ло, но са­ми ули­цы бы­ли очень кра­си­во ос­ве­ще­ны, и их за­пол­нял аро­мат цве­тов, ко­то­рых бы­ло очень мно­го. Они, как ко­вёр за­сти­ла­ли всё во­круг, что не бы­ло пред­на­зна­че­но для пе­ше­хо­дов и ма­шин. Сто­ян­ка в квар­та­ле от нуж­но­го мне особ­ня­ка ока­за­лась поч­ти сво­бод­ной. По­ста­вив на ней ма­ши­ну, я от­пра­вил­ся ос­мат­ри­вать особ­няк. Зда­ние бы­ло ос­ве­ще­но, как взлёт­ная по­ло­са аэ­ро­пор­та. Не ис­клю­че­но, что во­круг ус­та­нов­ле­ны ка­ме­ры на­блю­де­ния. Не­ко­то­рые ок­на све­ти­лись не­яр­ким све­том. По­дой­ти не­за­ме­чен­ным к особ­ня­ку бы­ло не­воз­мож­но. По­ка ос­та­ва­лось толь­ко ждать и на­блю­дать. Вдруг ока­за­лось, что удоб­ных для на­блю­де­ния мест нет, и да­же сто­ян­ка ав­то­транс­пор­та на при­ле­гаю­щих ули­цах бы­ла за­пре­ще­на. Ви­ди­мо, ма­ши­ны стоя­ли в лич­ных га­ра­жах или на сто­ян­ке в квар­та­ле от­сю­да. Дол­го ос­та­вать­ся од­но­му на пус­той ули­це, не луч­шее ре­ше­ние. При­шлось вер­нуть­ся в ма­ши­ну. Мыс­лей, что де­лать даль­ше, не бы­ло, при­шлось вклю­чить ра­дио, про­сто си­деть и ждать. Ехать всё рав­но по­ка бы­ло не­ку­да, на­блю­дать не­че­го, и дре­мо­та по­бе­ди­ла, ка­жет­ся, сон вы­клю­чил ме­ня на ка­кое-то вре­мя. От зву­ка Smart'а я вздрог­нул и про­снул­ся. Вре­мя че­ты­ре ут­ра. Зво­нил Джейк.
   - При­вет! Опе­ра­ция не­мец­ких спец­служб ни­че­го не да­ла. Не об­на­ру­же­но ни­че­го по­доз­ри­тель­но­го. Всё про­шло ти­хо. До­про­ше­ны де­жур­ные со­труд­ни­ки. Ни­ка­кой цен­ной ин­фор­ма­ции по­лу­че­но не бы­ло. Очень ве­ро­ят­но, что там дей­ст­ви­тель­но ни­ко­го из ин­те­ре­сую­щих нас лю­дей нет. До­го­во­рил­ся о встре­че со сво­ей ста­рой под­ру­гой из Из­раи­ля. Весь­ма не­ожи­дан­ная и при­ят­ная встре­ча. Мы здесь на­дол­го?
   - Джейк, те­бе не­об­хо­ди­мо вы­ле­теть бли­жай­шим рей­сом в Chicago, и под­го­то­вить док­лад о при­бо­ре, ко­то­рый мы раз­ра­ба­ты­ва­ли по­след­нее вре­мя, по де­ак­ти­ва­ции моз­га. Ра­зу­ме­ет­ся, в про­стых и от­кры­тых тер­ми­нах, не рас­кры­вая су­ти, но так, что бы за­ин­те­ре­со­вать спе­циа­ли­стов, ра­бо­таю­щих в этой об­лас­ти. Со­об­ще­ние не­об­хо­ди­мо сде­лать на бли­жай­шем сим­по­зиу­ме по близ­кой те­ма­ти­ке, на­при­мер по ра­дио­ло­гии, в " Mc'cormick Place Convention Center". Дер­жи ме­ня в кур­се. Уда­чи. Mykl.
   Даль­ней­шее ожи­да­ние не име­ло смыс­ла. На­до бы­ло ехать, но ку­да? По-ви­ди­мо­му, нуж­на гос­ти­ни­ца. На­до най­ти спо­соб, как-то про­ник­нуть на эту фир­му, ос­мот­реть­ся и глав­ное, по­зна­ко­мить­ся с ру­ко­во­дством ком­па­нии. Вот толь­ко сто­ит ли рас­кры­вать­ся для это­го са­мо­му? Ведь у ме­ня есть класс­ный агент из Из­раи­ля, её ин­те­ре­су­ет эта те­ма, она вне по­доз­ре­ний, и зна­ет как се­бя вес­ти в та­ких слу­ча­ях. С мо­ей сто­ро­ны не­мно­го не­че­ст­но, но ведь и она ис­поль­зу­ет Джей­ка всле­пую. Ка­ж­дый вы­ход Smart'а в эфир был свя­зан с рис­ком. Де­ло не в но­ме­ре, иден­ти­фи­ци­ро­вать ко­то­рый бы­ло не про­сто, а в ко­ор­ди­на­тах Smart'а, ко­то­рые лег­ко оп­ре­де­ля­лись. Их при­над­леж­ность од­но­му рай­ону мог­ла вы­звать ин­те­рес у про­тив­ни­ка, хо­тя, ве­ро­ят­ность ин­те­ре­са имен­но к мо­ему но­ме­ру, очень ма­ла. На­вер­ное, про­ще и безо­пас­нее че­рез ин­тер­нет. Най­ти ка­фе с дос­ту­пом в ин­тер­нет не со­ста­ви­ло тру­да. В ка­фе ни­ко­го не бы­ло в этот ран­ний час. Бар­мен, с са­мым не­до­воль­ным в ми­ре ви­дом, при­нёс мне го­ря­чий бу­тер­брод, ко­фе, и вклю­чил ком­пь­ю­тер. Про­пи­сав с де­ся­ток про­кси, на вся­кий слу­чай, я по­про­сил Джей­ка дать мне ко­ор­ди­на­ты и имя его под­ру­ги из Из­раи­ля, а так же по­про­сить её сроч­но по­зво­нить мне по очень важ­но­му де­лу, клят­вен­но за­ве­рив, что не ста­ну при­ста­вать к ней ни за ка­кие день­ги. Ми­нут че­рез де­сять при­шёл гнев­ный от­вет. Не бу­ду по­вто­рять эмо­цио­наль­ность по­сла­ния. Ес­ли не счи­тать лиш­них слов, в нём бы­ло всё, о чём я про­сил. Пол­но­стью унич­то­жив сле­ды сво­его пре­бы­ва­ния в ин­тер­не­те, стёр от­пе­чат­ки, вы­клю­чил ком­пь­ю­тер, и стал ждать звон­ка. Ждать при­шлось дол­го. По­сле треть­ей чаш­ки ко­фе, си­деть в ка­фе доль­ше, бы­ло не очень удоб­но. Пе­ре­брав­шись об­рат­но в ма­ши­ну, я ещё дол­го слу­шал му­зы­ку, раз­мыш­лял, ана­ли­зи­ро­вал, ду­мал о жиз­ни, и да­же не­мно­го по­меч­тал. За этим за­ня­ти­ем ме­ня и за­стал зво­нок.
   - Ал­ло, это Са­ра, вы про­си­ли ме­ня по­зво­нить.
   - Да, Са­ра. Ме­ня зо­вут Mykl. Мы с Джей­ком дру­зья. Я на­хо­жусь в Witten'е. Здесь есть од­на ком­па­ния, ко­то­рая, вы­зы­ва­ет у ме­ня ин­те­рес, воз­мож­но, она за­ин­те­ре­су­ет и вас. Часть со­труд­ни­ков, с ко­то­ры­ми вы хо­те­ли по­зна­ко­мить­ся в "Messe DЭsseldorf", пе­ре­еха­ла сю­да. Ес­ли ваш ин­те­рес ещё со­хра­ня­ет­ся, мы мог­ли бы здесь встре­тить­ся и об­су­дить всё под­роб­нее.
   - По­че­му вы ре­ши­ли, что мне это бу­дет ин­те­рес­но?
   - Ес­ли че­ст­но, не знаю. Мне ка­за­лось, что вы жур­на­лист и вас мо­гут ин­те­ре­со­вать не­ко­то­рые со­бы­тия. У ме­ня нет уве­рен­но­сти, что здесь что-то мо­жет про­изой­ти, кро­ме то­го, что не­ко­то­рые со­труд­ни­ки цен­тра пе­ре­бра­лись в Witten за день до про­вер­ки спец­служ­ба­ми гер­ма­нии "Messe DЭsseldorf". Это мо­жет быть слу­чай­но­стью или про­стым сов­па­де­ни­ем, и всё же ин­те­рес­но, связаны ли вы­став­ка по ра­дио­ло­гии и ком­пь­ю­тер­ная се­те­вая ком­па­ния.
   - Че­ст­но го­во­ря, Mykl, всё это ме­ня не ин­те­ре­су­ет. Ин­те­рес­нее дру­гое. Впер­вые мы встре­ти­лись в Ира­ке, и Джейк то­гда пред­ста­вил вас, как спе­циа­ли­ста по ин­ве­сти­ци­ям. Как и за­чем, спе­циа­лист по ин­ве­сти­ци­ям, уз­на­ёт о не­глас­ной, мож­но ска­зать, сек­рет­ной опе­ра­ции спец­служб, и что для не­го ин­те­рес­но­го, с точ­ки зре­ния ин­ве­сти­ций, в свя­зях се­те­вой ком­па­нии и ра­дио­ло­гии? Mykl, не пуд­ри­те мне моз­ги. Я уже не де­воч­ка, и ве­шать мне лап­шу на уши со­всем не обя­за­тель­но. Вы долж­ны че­ст­но ска­зать, что вам от ме­ня нуж­но, или про­дол­жать раз­го­вор не име­ет смыс­ла.
   - Вы пра­вы, Са­ра. Об опе­ра­ции я уз­нал от Джей­ка, ко­то­рый со­труд­ни­чал с нем­ца­ми, а ком­па­ния в Witten'е ис­клю­чи­тель­но ус­пеш­но ра­бо­та­ет в Ев­ро­пе, и Азии. По-мо­ему, есть смысл при­смот­реть­ся к ней на пред­мет при­об­ре­те­ния её ак­ций. В свя­зи с этим и ин­те­рес к свя­зи ра­дио­ло­гии и се­те­вых тех­но­ло­гий. Воз­мож­но, здесь пах­нет ин­но­ва­ция­ми и хо­ро­ши­ми при­бы­ля­ми. Уда­чи мисс Са­ра, И из­ви­ни­те за бес­по­кой­ст­во.
   - И вам уда­чи Mykl. При­ят­но бы­ло по­об­щать­ся.
   Ну ко­неч­но, при­ят­но. Ни­че­го при­ят­но­го. Как те­перь про­ник­нуть в ком­па­нию. У нас ни­ко­го здесь нет, а све­тить­ся са­мо­му то­же не вы­ход. Мяг­кое ур­ча­ние дви­га­те­ля ус­по­каи­ва­ло. Что де­лать, бы­ло со­вер­шен­но не яс­но, но тут мне в го­ло­ву при­шла ин­те­рес­ная мысль. Ведь "Vista" не един­ст­вен­ная ком­па­ния в Witten'е. За­прос Фрэн­ку был по­слан, ос­та­ва­лось толь­ко ждать от­вет. Риск об­на­ру­же­ния есть, но мне сроч­но ну­жен был спи­сок всех ком­па­ний в Witten'е, и он был по­лу­чен без про­мед­ле­ния, а так же спи­сок имён и долж­но­стей со­труд­ни­ков ком­па­ний "Previa" и "Vista". Про­смот­рев его, мне при­гля­ну­лась ком­па­ния "Neo Design Witten". Ши­ро­кий про­филь дея­тель­но­сти, ко­то­рой, свя­зан­ный, в том чис­ле и с ком­пь­ю­тер­ны­ми тех­но­ло­гия­ми, мог ока­зать­ся по­лез­ным. Офис фир­мы на­хо­дил­ся не­да­ле­ко от цен­тра го­ро­да. Хо­тя, в этом не­боль­шом, чис­том и очень кра­си­вом го­ро­де всё на­хо­ди­лось не­да­ле­ко. Не­смот­ря на ран­нее вре­мя, ме­ня встре­ти­ли с улыб­кой, пред­ло­жи­ли ко­фе, и по­про­си­ли не­мно­го по­до­ж­дать. Ме­нед­жер дол­жен был по­дой­ти с ми­ну­ты на ми­ну­ту. Де­вуш­ка, как ока­за­лось сек­ре­тар­ша ди­рек­то­ра фир­мы, уст­рои­лась в крес­ле на­про­тив ме­ня, и веж­ли­во по­ин­те­ре­со­ва­лась це­лью мое­го ви­зи­та. Я объ­яс­нил, что живу в USA и путешествуя по Европе ищу возможности выгодного вложения денег. Ме­ня ин­те­ре­су­ют ком­пь­ю­тер­ные и се­те­вые тех­но­ло­гии для возможного вложения денег с целью ор­га­ни­за­ции в Witten'е про­вай­дер­ских ус­луг и ши­ро­ко­по­лос­но­го дос­ту­па в ин­тер­нет. На дан­ный мо­мент мне ин­те­рес­на са­ма воз­мож­ность создания та­ко­го биз­не­са в Witten'е. Пред­ва­ри­тель­но, бы­ло бы по­лез­но по­зна­ко­мить­ся с людь­ми и ком­па­ния­ми, ко­то­рые мог­ли бы ока­зать в этом по­мощь. В этот мо­мент про­зве­нел ко­ло­коль­чик и на по­ро­ге поя­ви­лись двое вы­со­ких, хо­ро­шо оде­тых мо­ло­дых че­ло­ве­ка. Они по­здо­ро­ва­лись и про­шли по сво­им ка­би­не­там, хо­тя уже че­рез ми­ну­ту сно­ва вы­шли к нам со све­тя­щи­ми­ся улыб­ка­ми. Мы вста­ли, и сек­ре­тар­ша пред­ста­ви­ла нас друг дру­гу, крат­ко пе­ре­ска­зав во­шед­шим наш с ней диа­лог. Уст­ро­ив­шись в крес­лах, мы про­дол­жи­ли бе­се­ду. Де­вуш­ка при­нес­ла ещё всем ко­фе, и рас­по­ло­жи­лась в сво­бод­ном крес­ле. Мы дол­го и бур­но об­су­ж­да­ли воз­мож­ное ме­сто но­вой ком­па­нии в го­ро­де, ко­ли­че­ст­во де­нег, ко­то­рое мо­жет по­на­до­бить­ся для это­го, воз­мож­ные при­бы­ли, воз­мож­но­сти рас­ши­ре­ния, взаи­мо­дей­ст­вие с уже ра­бо­таю­щи­ми фир­ма­ми, и ещё мно­гое дру­гое. Бе­се­да про­хо­ди­ла очень ак­тив­но, оче­вид­но, что те­ма бы­ла ин­те­рес­на всем. Ком­па­ний, свя­зан­ных с ком­пь­ю­тер­ны­ми тех­но­ло­гия­ми в Witten'е ока­за­лось не­мно­го. Круп­ней­шей из них бы­ла имен­но "Vista", но её дея­тель­ность бы­ла, ско­рее, ме­ж­ду­на­род­ной, и в Witten'е её зна­ли ма­ло. Она обес­пе­чи­ва­ла в ос­нов­ном мэ­рию и ад­ми­ни­ст­ра­тив­ные по­треб­но­сти. Из раз­го­во­ра сле­до­ва­ло, что все в го­ро­де, бы­ли бы толь­ко ра­ды, по­яв­ле­нию ком­па­нии IT про­фи­ля, ра­бо­таю­ще­го це­ли­ком на ну­ж­ды гра­ж­дан го­ро­да. Мы до­го­во­ри­лись встре­тить­ся ещё раз и про­дол­жить об­ще­ние. Мои новые друзья подсказали, что по­мощь мэ­ра в этом де­ле, мог­ла бы ока­зать­ся ис­клю­чи­тель­но полезной и цен­ной. Ме­ня без про­блем за­пи­са­ли на при­ём к мэ­ру на два ча­са дня, и точ­но в на­зна­чен­ное вре­мя при­гла­си­ли в его ка­би­нет. Не бы­ло смыс­ла ра­зыг­ры­вать пе­ред ним кру­то­го биз­нес­ме­на, хо­тя пред­ста­вил­ся я имен­но как биз­нес­мен. Ко­неч­но, рас­ска­зать всё я не мог, и по­это­му опи­сал толь­ко си­туа­цию во­круг "Messe DЭsseldorf", в ос­нов­ном дей­ст­вия рус­ских, опе­ра­цию не­мец­ких спец­служб, о ко­то­рой он мог слы­шать и без ме­ня, бег­ст­ве по­доз­ре­вае­мых, что на дан­ный мо­мент не бы­ло из­вест­но не­мец­ким спец­служ­бам. Воз­мож­ную при­ча­ст­ность по­доз­ре­вае­мых к со­бы­ти­ям один­на­дца­то­го сен­тяб­ря в Америке.
   - Пред­по­ло­жи­тель­но, мы ду­ма­ем, что ком­па­ния "Vista" как-то свя­за­на с ме­ж­ду­на­род­ным тер­ро­риз­мом, но ни­ка­ких дан­ных по­ка об этом нет. На дан­ный мо­мент не­об­хо­ди­мо по­бли­же по­зна­ко­мить­ся с дея­тель­но­стью этой ком­па­нии, не вы­зы­вая у них по­доз­ре­ний. Спуг­нуть их сей­час, оз­на­ча­ет про­ва­лить труд мно­гих лю­дей, в том чис­ле и нем­цев.
   Мэр по­ка­зал­ся мне ис­клю­чи­тель­но тол­ко­вым и по­ни­маю­щим че­ло­ве­ком. Он по­про­сил ме­ня удо­сто­ве­рить свою лич­ность и пол­но­мо­чия, что и бы­ло без про­мед­ле­ния сде­ла­но че­рез спец­от­дел по­соль­ст­ва США и со­от­вет­ст­вую­щее ве­дом­ст­во Гер­ма­нии. По­сле за­вер­ше­ния фор­маль­но­стей он рас­ска­зал мне мно­го ин­те­рес­но­го об ин­те­ре­сую­щей ме­ня фир­ме. Рас­ска­зы­вал он, не спе­ша, слег­ка при­глу­шён­ным уве­рен­ным го­ло­сом, от­ки­нув­шись в крес­ле.
   - С этой ком­па­ни­ей нас свя­зы­ва­ют очень дав­ние от­но­ше­ния. Её ос­но­ва­те­лем яв­ля­ет­ся из­вест­ный в го­ро­де юрист, биз­нес­мен Baumeister Laofer Wolkersdorf. Он же­нат на из­вест­ной ак­три­се, аме­ри­кан­ке, ко­то­рая про­жи­ва­ет от­дель­но от не­го в США в Chicago. Они вла­де­ют не­сколь­ки­ми особ­ня­ка­ми, три на юге США, один в Chicago, и два здесь в Witten'е. Час­то встре­ча­ют­ся и про­во­дят вре­мя вме­сте в од­ном из сво­их особ­ня­ков или на ку­рор­тах, Ка­ри­бы, Ба­га­мы, Га­вайи и дру­гие. Ком­па­ния очень удач­но раз­ви­ва­ет свой биз­нес и по­сто­ян­но рас­ши­ря­ет гео­гра­фию сво­ей дея­тель­но­сти. Они име­ют от­де­ле­ния во Фран­ции, Ита­лии, Тур­ции, США, и дру­гих стра­нах, по-мо­ему, да­же в Рос­сии. Ру­ко­во­дство фир­мы пы­та­лось на­ла­дить кон­так­ты в Ка­бу­ле, Па­ки­ста­не и Ира­не. Мне не из­вест­но, чем за­кон­чи­лись, и за­кон­чи­лись ли эти по­пыт­ки, но я точ­но знаю, что сын бос­са ком­па­нии за­ни­ма­ет­ся во­про­са­ми гу­ма­ни­тар­ной по­мо­щи Аф­га­ни­ста­ну по ли­нии ООН. Хо­дят слу­хи, что он на­шёл там се­бе не­вес­ту, но воз­мож­но это толь­ко слу­хи. Мы час­то встре­ча­ем­ся с гос­по­ди­ном Baumeister на по­ле для голь­фа, ве­чер­ком за иг­рой в кар­ты, мы оба лю­би­те­ли хо­ро­ше­го пи­ва, и час­тень­ко про­во­дим вре­мя за при­ят­ной бе­се­дой или слу­шая му­зы­ку на ве­ран­де, от­да­вая дань это­му бла­го­род­но­му на­пит­ку. Мне труд­но пред­ста­вить се­бе, что та­кой че­ло­век, или его ком­па­ния мог­ли бы быть хоть как-то свя­за­ны с пре­ступ­ной дея­тель­но­стью.
   Ме­ня весь­ма впе­чат­лил рас­сказ мэ­ра, и всё же я сде­лал по­пыт­ку ис­поль­зо­вать близ­кое зна­ком­ст­во гос­по­ди­на Baumeister с мэ­ром. Я об­ра­тил­ся к не­му с прось­бой.
   - Мне впол­не по­нят­ны ва­ши со­мне­ния и очень воз­мож­но, что ваш друг, дей­ст­ви­тель­но, ни­как не свя­зан с не­за­кон­ной дея­тель­но­стью. По­ка у нас нет ни­ка­ких дан­ных о при­ча­ст­но­сти фир­мы к на­ру­ше­нию за­ко­нов. Воз­мож­но, что мои дру­зья в Аме­ри­ке бу­дут то­же ра­ды иметь взаи­мо­вы­год­ный биз­нес с гос­по­ди­ном Baumeister. Очень ско­ро в Chicago бу­дет про­хо­дить вы­став­ка и сим­по­зи­ум по при­ме­не­нию ком­пь­ю­тер­ных тех­но­ло­гий в ра­дио­ло­гии. Мо­жет быть ваш друг, или кто-то из его со­труд­ни­ков за­ин­те­ре­су­ют­ся но­вы­ми тех­но­ло­гия­ми, про­явят ин­те­рес к ин­фор­ма­ции и, воз­мож­но­му со­труд­ни­че­ст­ву. Вся ин­фор­ма­ция дос­туп­на в ин­тер­не­те. И ещё, был бы бес­ко­неч­но при­зна­те­лен вам за воз­мож­ность по­зна­ко­мить­ся од­но­му или не­сколь­ким мо­им друзь­ям с пред­ло­же­ния­ми и дея­тель­но­стью ком­па­нии "Vista". Что-то вро­де не­боль­шой оз­на­ко­ми­тель­ной экс­кур­сии, рек­лам­ны­ми ма­те­риа­ла­ми и про­чее. Се­го­дня ут­ром у ме­ня был очень ин­те­рес­ный раз­го­вор в ком­па­нии "Neo Design Witten". Речь шла о воз­мож­но­сти соз­да­ния но­вой ком­па­нии про­вай­де­ра в Witten'е. Со­вре­мен­ная ско­ро­ст­ная оп­ти­ка и спут­ни­ко­вые ка­на­лы, но­вое тех­но­ло­ги­че­ское обо­ру­до­ва­ние, со­труд­ни­че­ст­во с уже ра­бо­таю­щи­ми здесь ком­па­ния­ми, впол­не при­ем­ле­мые це­ны и т.д. Ва­ше мне­ние, и не­боль­шая под­держ­ка, мог­ли бы очень по­мочь де­лу, быть весь­ма по­лез­ны, и вам и го­ро­ду. Не тре­бу­ет­ся ни­ка­ких обя­за­тельств. Про­сто, ва­ше ав­то­ри­тет­ное со­дей­ст­вие в на­ших пер­вых встре­чах, мог­ло бы соз­дать не­об­хо­ди­мую ат­мо­сфе­ру для об­ще­ния.
   - Для ме­ня не со­ста­вит тру­да по­го­во­рить с гос­по­ди­ном Baumeister об экс­кур­сии по фир­ме для ва­ших дру­зей, пе­ре­дать ему ин­фор­ма­цию о вы­став­ке в Chicago, но об­су­ж­дать во­прос о соз­да­нии но­вой фир­мы в Witten'е, счи­таю по­ка преж­де­вре­мен­ным, хо­тя, и ни­че­го не имею про­тив. Этот во­прос дол­жен ре­шать­ся обыч­ным пу­тём в со­от­вет­ст­вии с на­шим за­ко­но­да­тель­ст­вом.
   На этом бе­се­да бы­ла фак­ти­че­ски за­кон­че­на.
   - За­пис­ку о ре­зуль­та­тах мо­их пе­ре­го­во­ров с Baumeister, вы по­лу­чи­те у сек­ре­тар­ши, ко­то­рая свя­жет­ся с ва­ми по те­ле­фо­ну.
   Мы дру­же­ски по­про­ща­лись. Я вы­шел из ка­би­не­та, ос­та­вил од­ну из сво­их ви­зит­ных кар­то­чек с номером телефона в отеле сек­ре­тар­ше, по­бла­го­да­рил её за вни­ма­ние, по­про­щал­ся и вы­шел на ули­цу. Ма­ши­на стоя­ла за уг­лом зда­ния мэ­рии. Но дой­ти до неё ока­за­лось не судь­ба. За­зво­нил Smart. Ужас­но не хо­те­лось ни с кем об­щать­ся, и всё же пусть и не­до­воль­ным го­ло­сом, но я про­из­нёс в труб­ку не­сколь­ко мы­ча­ний и своё имя. В от­вет из труб­ки раз­дал­ся го­лос Са­ры.
   - Mykl при­вет. Ме­ня за­ин­те­ре­со­ва­ло ва­ше пред­ло­же­ние. Ес­ли оно ещё ос­та­ёт­ся в си­ле, я го­то­ва встре­тить­ся с ва­ми в Witten'е. Где, как и ко­гда?
   - Са­ра, при­вет! Сей­час я иду к ма­ши­не и со­би­ра­юсь уст­ро­ить­ся в оте­ле. Бли­жай­ший ко мне "Park hotel Witten". Я бу­ду ждать вас в ба­ре оте­ля. До встре­чи.
   - Ок! Встре­ча­ем­ся ча­са че­рез пол­то­ра, два. До встре­чи.
   Мой но­мер ока­зал­ся на вось­мом эта­же оте­ля.
  
   0x01 graphic
  
   Пре­крас­ный вид на го­род с бал­ко­на соз­да­вал от­лич­ное на­строе­ние. И вдруг, в по­ле мое­го зре­ния по­па­лось весь­ма за­мет­ное зда­ние ком­па­нии "Vista". О та­кой уда­че труд­но бы­ло да­же меч­тать. Пло­хо, что с со­бой не бы­ло би­нок­ля, но эта про­бле­ма ре­ша­лась, срав­ни­тель­но, про­сто. На­строе­ние моё зна­чи­тель­но улуч­ши­лось и, на­пе­вая ка­кой-то шля­гер, мне ос­та­ва­лось при­нять душ, при­вес­ти се­бя в по­ря­док и от­пра­вить­ся в бар на встре­чу с Са­рой. Ока­за­лось, что бар на­хо­дит­ся на де­вя­том эта­же, что бы­ло весь­ма удоб­но. Мар­ти­ни в ба­ре не ока­за­лось. Пред­ло­жи­ли ро­зо­вое фран­цуз­ское "Жан Поль Ше­не Ро­зе",
  
  
   0x01 graphic
  
  
   ма­лень­кие шо­ко­лад­ки "Hershey", фрук­ты и мо­ро­же­ное.
  
   0x01 graphic
  
   Со­гла­сив­шись на всё, мои мыс­ли уже бы­ли свя­за­ны с Са­рой и пред­стоя­щим раз­го­во­ром. За этим за­ня­ти­ем она ме­ня и за­ста­ла. Кра­си­вая, без­уко­риз­нен­но оде­тая, спор­тив­но­го ви­да, с ост­рым взгля­дом и бы­ст­рой по­ход­кой, она улыб­ну­лась мне, уст­рои­лась за сто­ли­ком, на­ли­ла се­бе ви­на, под­ви­ну­ла мо­ро­же­ное и без всту­п­ле­ния, спро­си­ла, о чём мы со­би­ра­ем­ся го­во­рить. Моя, не­ко­то­рая, рас­те­рян­ность её не сму­ща­ла. Всё, что мне уда­лось при­ду­мать до её при­хо­да, вы­ле­те­ло у ме­ня из го­ло­вы. Мол­ча­ние ста­но­ви­лось не­удоб­ным, и не­уве­рен­но, я стал про­из­но­сить пер­вые сло­ва.
   - Са­ра, при­вет! Вы оча­ро­ва­тель­ны. Я не­мно­го сму­щён.
   - Mykl, это пред­ло­же­ние сра­зу в по­стель, или сна­ча­ла не­мно­го по­гу­ля­ем?
   - Нет. Мне бы хо­те­лось, для на­ча­ла, по­нять, что за­ста­ви­ло вас из­ме­нить своё ре­ше­ние? С че­го бы вдруг та­кая пе­ре­ме­на на­строе­ния? Мне по­ка­за­лось, что вам моё пред­ло­же­ние не по­нра­ви­лось.
   - Зна­чит сна­ча­ла всё-та­ки де­ло. Хо­ро­шо, пусть бу­дет по-ва­ше­му. В об­щих чер­тах, как я пред­по­ла­гаю, мне из­вест­но кто вы, чем за­ни­мае­тесь, и по­че­му вас ин­те­ре­со­вал Дюс­сель­дорф. До­га­ды­ва­юсь, что и вы, воз­мож­но, имее­те не­ко­то­рое пред­став­ле­ние о мо­ей ра­бо­те. Ва­ше же­ла­ние встре­тить­ся, да ещё в Witten'е, вы­гля­де­ло, как же­ла­ние от­влечь ме­ня от опе­ра­ции по рас­кры­тию ячей­ки тер­ро­ри­стов. Те­ма, ко­то­рая ин­те­ре­со­ва­ла чи­та­те­лей мо­ей га­зе­ты. То­же са­мое пы­та­лись сде­лать рус­ские и фран­цу­зы. Я бы­ла уве­ре­на, что, ва­ше пред­ло­же­ние, оче­ред­ная ло­вуш­ка. По­сле то­го, как опе­ра­ция в Дюс­сель­дор­фе за­кон­чи­лась ни­чем, ва­ша вер­сия ста­но­ви­лась по­хо­жей на прав­ду. Про­ще все­го бы­ло встре­тить­ся с ва­ми и вы­слу­шать ва­ши пред­ло­же­ния. Вы долж­ны по­ни­мать, что для жур­на­ли­ста ин­фор­ма­ция и хлеб, поч­ти од­но и то же. Вот и все мо­ти­вы мо­их дей­ст­вий. Дос­та­точ­но?
   - Для на­ча­ла да. К со­жа­ле­нию, у ме­ня нет ни­ка­кой уве­рен­но­сти в том, что ком­па­ния, и глав­ное её вла­дель­цы, хоть как-то свя­за­ны с тер­ро­ри­ста­ми. Моё вни­ма­ние при­влёк, пе­ре­езд со­труд­ни­ков ком­па­нии в Witten. Очень воз­мож­но, что они, про­сто, го­то­вят­ся к но­вой вы­став­ке, на­при­мер, в Chicago. Но то­гда они долж­ны пред­ста­вить там что-то но­вое, со­вер­шен­но но­вое. Долж­ны же они как-то при­вле­кать но­вых кли­ен­тов, а вы­став­ка и сим­по­зи­ум в Chicago, что мо­жет быть луч­ше для раз­ви­тия биз­не­са и рек­ла­мы ин­но­ва­ций. Од­на­ко не ис­клю­че­но, что их дей­ст­вия про­дик­то­ва­ны дру­ги­ми мо­ти­ва­ми. Се­го­дня у ме­ня бы­ла встре­ча с мэ­ром го­ро­да, боль­шим дру­гом вла­дель­ца ком­па­нии, и он ска­зал, что ком­па­ния ищет воз­мож­но­сти вы­хо­да на Аф­ган­ский и Рус­ский рын­ки. И в том и в дру­гом слу­чае, мне бы хо­те­лось быть пер­вым со свои­ми пред­ло­же­ния­ми. Од­на­ко по­ка­зы­вать мой ин­те­рес к ра­бо­там ком­па­нии рань­ше вре­ме­ни, это, фак­ти­че­ски, дать им ко­зы­ри в тор­гов­ле ещё до её на­ча­ла. Ин­те­рес же жур­на­ли­ста к пре­ус­пе­ваю­щей фир­ме впол­не по­ня­тен, и мо­жет толь­ко спо­соб­ст­во­вать её ус­пе­ху. При ус­ло­вии, что ин­те­ре­сы жур­на­ли­ста и ру­ко­во­дства ком­па­нии сов­па­дут. Для нас не­об­хо­ди­мо, все­го лишь, вы­яс­нить, о ка­ких ин­но­ва­ци­ях идёт речь, и что ком­па­ния мо­жет пред­ло­жить Аф­ган­цам и Рус­ским. С мо­ей точ­ки зре­ния, вы иде­аль­ный кор­рес­пон­дент для этой ра­бо­ты. Ваш опыт, оча­ро­ва­ние, ис­крен­ность, не­от­ра­зи­мая улыб­ка, за­лог ус­пе­ха.
  
   0x01 graphic
  
   Са­ра, на са­мом де­ле, всё мо­жет ока­зать­ся не так про­сто. Ком­па­ния хо­ро­шо ох­ра­ня­ет свои сек­ре­ты и од­но не­вер­ное сло­во, мо­жет при­вес­ти к очень не­при­ят­ным по­след­ст­ви­ям. Луч­ше все­го вни­ма­тель­но слу­шать, смот­реть и не про­яв­лять не­нуж­но­го ин­те­ре­са.
   - Что-то я не по­ни­маю. Вы пред­ла­гае­те мне зая­вить­ся на фир­му и пред­ло­жить пи­сать о них ста­тью, о ко­то­рой ни­кто ме­ня не про­сил? Ме­ня при­мут за су­ма­сшед­шую и вы­ки­нут за дверь ещё до то­го, как я за­кон­чу го­во­рить.
   - Ко­неч­но нет. Са­ра, вы по­лу­чи­те офи­ци­аль­ное при­гла­ше­ние на не­боль­шую экс­кур­сию по фир­ме. Я на­де­юсь, что вам рас­ска­жут и по­ка­жут всё, или поч­ти всё, что ка­са­ет­ся дея­тель­но­сти ком­па­нии. Вас снаб­дят все­ми рек­лам­ны­ми ма­те­риа­ла­ми фир­мы и са­мы­ми фан­та­сти­че­ски­ми сказ­ка­ми о её ус­пе­хах, рос­те, раз­ви­тии, воз­мож­но­стях. Не ис­клю­че­но, что вы по­зна­ко­ми­тесь с не­ко­то­ры­ми со­труд­ни­ка­ми фир­мы, ко­то­рые ин­те­ре­со­ва­ли вас в Дюс­сель­дор­фе. Ес­ли же на­ши на­де­ж­ды не оп­рав­да­ют­ся, мы впол­не мо­жем от­ме­тить не­уда­чу спо­со­бом, ко­то­рый вы пред­ло­жи­ли в са­мом на­ча­ле на­ше­го об­ще­ния.
   - Да, Mykl, как-то всё рас­плыв­ча­то и не по­нят­но. Воз­мож­но, пер­вое пред­ло­же­ние бы­ло наи­бо­лее оп­ре­де­лён­ным. Прав­да, по­ка не знаю, при­ем­ле­мым ли. В об­щем, вы ме­ня уго­во­ри­ли. Да­вай­те ва­ше при­гла­ше­ние и по­смот­рим, что по­лу­чит­ся из этой аван­тю­ры.
   - При­гла­ше­ние долж­но по­сту­пить че­рез сек­ре­та­ря мэ­ра. Она долж­на по­зво­нить. Ду­маю, это про­изой­дёт зав­тра или по­сле­зав­тра, или ещё бог зна­ет ко­гда. Сна­ча­ла мэр дол­жен об­су­дить эту те­му с вла­дель­цем ком­па­нии, и толь­ко по­том, воз­мож­но, мы по­лу­чим при­гла­ше­ние. Сей­час же, пред­ла­гаю вам уст­ро­ить­ся в оте­ле и по­сле то­го, как вы от­дох­нё­те, мы мо­жем про­гу­лять­ся по го­ро­ду, по­си­деть в ноч­ных ка­фе и по­смот­реть свои­ми гла­за­ми на офис фир­мы.
   - С ва­ми скуч­но Mykl. Вы­бор ва­ших пред­ло­же­ний слиш­ком ог­ра­ни­чен. Но ум­ные лю­ди го­во­рят, что на без­ры­бье и рак щу­ка. До ве­че­ра. Кста­ти, ваш при­ятель зна­чи­тель­но ин­те­рес­нее вас. Встре­тим­ся у вы­хо­да в один­на­дцать.
   Та­кое ос­корб­ле­ние бы­ло не­вы­но­си­мо, но кри­чать ей вслед, что я хороший, бы­ло ещё глу­пее. Про­гло­тив оби­ду, на ко­то­рую, в об­щем, сам и на­про­сил­ся, пнув со зло­сти стек­лян­ную дверь но­гой и про­кли­ная всех чер­тей, от­пра­вил­ся на по­ис­ки би­нок­ля.
   Искать нужный магазин пришлось, довольно, долго. Спрашивать никого не хотелось, а на главной улице, несмотря на обилие магазинов всего и вся, нужного так и не встретилось. В какой-то из телефонных будок нашёл справочник по городу. В нём значилось с десяток магазинов для фотолюбителей и туристов. Выбрал тот, где значилось больше телефонов, по-видимому, самый крупный. Найти его на карте было значительно легче, чем в городе. Наконец и эта проблема была решена. Магазин действительно был большой и имелся хороший выбор биноклей. Мне приглянулись два "Olympus" и "Nikon". "Olympus", конечно круче, но он тяжелее и более громоздкий. "Nikon", слабее, но имеет стабилизатор от дрожания, значительно легче и меньше по размеру. Выбрал его.
  
   0x01 graphic
  
   Как мальчишке, захотелось сразу с ним поиграться. По существу, взрослые те же дети. Но это было неприлично, могло вызвать ненужное внимание. Пришлось подавить порыв желания и продолжить прогулку, слегка, совсем чуть-чуть, размахивая пакетом. Всё-таки приятно сознавать, что в нём лежит новая игрушка.
   Возвращаться в отель было ещё явно рано, а мой желудок уже требовал сатисфакции. Находясь в центре города, найти искомое заведение не составило труда. Недалеко от ратушной площади, в подвальчике, оказался очень приятный небольшой ресторанчик, затемнённый, с шикарной печью, напоминавшей огромный камин. Общее оформление было выполнено в стиле рыцарских времён, мечи, копья, доспехи. Меню вполне соответствовало оформлению. Мне принесли огромный кусок запечённого мяса на металлической тарелке, больше похожей на блюдо, вино в большой металлической кружке, и настоящее блюдо с фруктами, овощами, луком и другой закуской. Негромко играла музыка, весьма приятная, хотя и смахивала на боевой марш. Как дань современности, на столе стояли свечи и свежие, бесподобные цветы. Обстановка расслабляла, вино склоняло к пению песен, а пара шустрых полненьких официанток к амурным мыслям. Уже не помню, как, за моим столиком оказался пьяненький в доску мужичёк. Однако, это не мешало ему требовать ещё вина и закуски. Через пару часов мы уже были лучшими друзьями, орали песни, спорили, какая из официанток более привлекательна и как много ещё дерьма в мире и вокруг нас. Затем мы решили сменить обстановку, расплатились, и в обнимку выползли на улицу. На свежем воздухе нас развезло ещё больше. Добравшись до какого-то садика, мы упали в траву и уснули. Проснулись от холода. Мы оба замёрзли и дрожали, как осиновые листочки. Была ночь, темно и дул сильный холодный ветер. Короткий взгляд на часы поверг меня в ужас. На часах было два часа ночи. Встреча в одиннадцать с Сарой не состоялась. Её мнение обо мне и так-то было не из лучших, а теперь она и вообще не захочет со мной разговаривать. Мой новый друг тоже приходил в себя. Поняв, что у меня проблемы, он пытался подбодрить меня, как мог. Я объяснил ему ситуацию, описал, как она красива и что теперь меня ждёт только её презрение. Мы ещё немного поболтали, познакомились по настоящему, назвав свои имена, обменялись, телефонами, встали, отряхнулись, как могли, привели себя в порядок, и пошли искать такси. Около получаса мне потребовалось, что бы добраться до двери своего номера в отеле. На двери была приколота записка. В ней было красочно описано, какой я есть на самом деле. В самом низу была приписка, что она рано утром возвращается в Дюссельдорф. Пришлось спуститься опять вниз, разбудить администратора, и не без труда, с демонстрацией записки, выяснить номер Сары. Многократный стук в дверь её номера ни к чему не привёл. Она не открывала, несмотря на мои мольбы и увещевания. Пришлось сесть на коврик у её двери и ждать утра. Утром, часов в восемь, меня разбудила горничная, которая пришла убирать коридор. В своё оправдание я показал ей записку и надеялся на снисхождение. Она долго хохотала и вытирала слёзы от смеха. В это время и открылась дверь в номер Сары.
   - Что за шум у дверей моей комнаты?
   Но в этот момент заметила меня, хохочущую горничную и тоже рассмеялась. И вот, наконец-то мои попытки подняться на затекшие и бесчувственные ноги, увенчались успехом. Но праздновать победу не пришлось. Звонкая пощёчина отбросила меня на горничную, и мы, вместе с ней, повалились на пол. Ситуация стала ещё смешнее, но теперь уже, в отличие от нас, прикрыв ладонями лицо, хохотала только Сара, извиняясь и помогая встать горничной. Ещё не полностью встав на ноги, горничная заявила, что ему, т.е. мне, так и надо. Ура, женская солидарность торжествовала. Собственно говорить уже было не о чем. Я подобрал валявшиеся на полу борсетку, записку, пакет с биноклем и поплёлся к себе в номер. Сара окликнула меня и ещё разгорячённая от смеха, пригласила, всё-таки, зайти в номер.
  
   0x01 graphic
  
   Мой номер был, пожалуй, получше. Слабое, но всё-таки утешение. Она устроилась на кровати, предложив мне кресло. Нет ничего хуже оправданий, но мне всё же пришлось вкратце рассказать ей о событиях прошлого вечера и ночи. Негласное примирение состоялось, и весь этот день мы провели в ожидании звонка, прогулках, посетили тот злосчастный ресторан, гуляли по городу, по магазинам и несколько часов провели в машине, наблюдая в бинокль за офисом компании "Vista", и уже, практически ночью, вернулись в гостиницу. Звонка от мэра так и не было. На следующий день, шикарно позавтракав в кафе на крыше отеля, Мы снова отправились гулять. Пообедали в городе, вернулись в отель, и остаток дня провели в фантастическом, огромном, бассейне отеля. Рано разошлись по номерам, и каждый занимался своими делами. Звонка так и не было. У меня появилась возможность посмотреть в деле мой новый бинокль. Устроившись на балконе в кресле, мне отлично был виден офис компании. В бинокль были видны прожилки на листьях деревьев рядом с офисом. Все окна в доме были зашторены, и даже свет проникал через них еле-еле по краям штор. На улице уже начинали сгущаться сумерки, хотя было ещё, довольно, светло. Какое-то время ничего не происходило. Долго ждать не пришлось, из здания офиса стали выходить люди. В основном мужчины, но были и женщины. Всего вышли восемь или девять человек. В бинокль были хорошо видны лица, и пара из них мне показались знакомыми. Прошло несколько часов, погас свет во всех окнах и из дома вышли ещё три человека. Первым вышел пожилой, высокий, солидный, слегка полноватый мужчина, чуть сзади молодой человек, высокий, в отличной спортивной форме и женщина. Стройная, невысокого роста, шикарно одетая, с очень независимым видом. Она о чём-то говорила со своим спутником, который шёл рядом с ней. Возникло сильное желание узнать, куда направляется эта троица. Всего минуты понадобились, что бы спуститься вниз, сесть в машину и подъехать к уже известной мне стоянке, но, увы, моей троицы уже нигде не было видно. Покружив около часа по городу, пришлось ни с чем вернуться в отель. Зашёл к Саре поболтать и пригласить её в бар, но в номере её не оказалось. Пришлось идти в бар одному. Мартини с дольками ананаса несколько улучшили настроение. В памяти стали прокручиваться увиденные лица. Тут я и понял, что одно из них принадлежало моему новому знакомому по пьянке. Второе знакомое лицо принадлежало KennethLoach'у, шефу компании "Previa" в Лондоне. Мои размышления прервал голос Сары.
   - Привет! У меня есть кое-что новенького. Я из машины наблюдала за входом фирмы и увидела выходящих, знакомых мне по "Messe DЭsseldorf", мужчин. Их было трое и я точно знаю, что они не имеют никакого отношения к информационным технологиям. Один из них профессиональный киллер, и его давно разыскивает полиция, второй предатель, специалист по ядерной технике, бежавший из Израиля, а третий представляется охранником. Кто этот третий на самом деле, сказать трудно, но с головой у него явно не всё в порядке. Операция в Дюссельдорфе проводилась именно по наводке на киллера. Но его кто-то предупредил, и он успел скрыться. Ну, а что у тебя?
   Я заказал ей мартини с ананасами и рассказал о своих новостях.
   - Думаю, что иногда наши мысли очень близки. Наблюдения с балкона моего номера тоже оказались не бесполезны. Моих знакомых оказалось только двое, плюс одно очень вероятное предположение. Одним из знакомых оказался мой партнёр по выпивке, из-за которого я не смог прийти к тебе на свидание. Вторым, знакомый из Лондона. Кроме того, есть предположение, что последними выходили Lahofer Wolkersdorf, владелец фирмы и его сын, а вот кто была шикарная женщина, вышедшая вместе с ними. Мне не известно, и нет никаких предположений на этот счёт.
   Нашу беседу прервал почти одновременный вызов моего smart'а и телефона Сары. Мне звонил Фрэнк и сообщил о вводе войск коалиции и НАТО в Афганистан. Разговор Сары тоже был очень коротким. Похоже, мы получили одно и то же сообщение, что и подтвердилось через минуту. Переключив телевизор на CNN, мы уже видели, как это происходило.
  
   Без шансов на выигрыш.
  
   Мартини допили молча, обсуждать уже ничего не хотелось, предстояло ещё переварить увиденное. Любой, кто хоть немного знал историю, понимал, во что вляпались страны коалиции. Сара попросила не провожать ее, и мы разошлись по своим номерам. Какое-то время ушло на подробное описание Фрэнку последних событий в Дюссельдорфе и Witten'е. Меня же интересовали ситуации в Тбилиси, Кабуле и Париже. В Париже и Италии необходимо было найти филиалы компании "Vista", а также получить всю возможную информацию по "Neo Design Witten". Найти, и срочно переслать мне, по возможности, полную информацию о мэре Witten'а, его друге Laofer Wolkersdorf'е, сыне владельца компании и всех сотрудников "Vista" с филиалами. Не исключено, что один из филиалов имеется на территории США, в Кабуле и Термезе. Неплохо бы проследить связи Wolkersdorf'а младшего, выявить сферы его общения в России, Турции, Пакистане, Иране, и, возможно ещё бог знает где. Хотя сообщение уже было отправлено, и пора было поспать. Однако, уснуть никак не получалось. Голова раскалывалась от мыслей ни о чём, пустых, глупых, ненужных и навязчивых. Внезапно появилось ощущение опасности за жизнь Сары. С чего бы это. Ей пока ничего не грозит. К утру забытье взяло верх и все мысли, вместе со мной провалились в небытие. Телефонный звонок молотил по голове и мешал спать. Сообразив, что надо же снять трубку, потянулся к телефону и тот грохнулся на пол. Справившись, наконец, с проводами и аппаратом прохрипел в трубку алло. Мне ответили короткие гудки. Очевидно, что позвонить здесь, мне могли только из мэрии. Пока я принимал душ и приводил себя в нормальный вид, телефон зазвонил снова. Звонила секретарь мэра и сказала, что нас ждут в компании завтра с двенадцати до часу. Вежливо попрощавшись, мы положили трубки. Мне не хотелось светиться в компании самому, и как я теперь был уверен, идти Саре одной тоже было не безопасно. Она узнала троих сотрудников фирмы, но ведь и кто-то из них тоже мог узнать её. Возможно, это и не страшно, она журналистка и многие знают её в этом качестве. Проблема в том, что уж очень не простые люди являются сотрудниками этой фирмы и их подозрительность может быть для Сары опасной. С другой стороны, кроме меня у неё здесь тоже нет ни друзей, ни знакомых, собственно и идти-то ей не с кем. И как же нам быть? Идти всёравно надо. Позвонил Саре, рассказал о приглашении, и мы договорились встретиться в баре в двенадцать. До двенадцати ещё была уйма времени. Надо было всё обдумать и составить план действий. По инерции, давя на кнопки лентяйки, переключал каналы телевизора, а подсознание искало разумное решение. Чутьё подсказывало, что для создания атмосферы доверия с новыми "друзьями", необходимо пробудить интерес к общению и заинтересовать их его результатами. Для этого нужна очень тонкая игра и очень соблазнительная приманка. Такой приманки у меня не было. Все попытки найти правильный способ достижения цели так ни к чему и не привели, только начала болеть голова. Оставалось послушать Сару и вместе пытаться искать что-то приемлемое. В точности ей не откажешь. Ровно через минуту после двенадцати она подсела ко мне у стойки бара. Мы выпили по бокалу коктейля и решили позавтракать в каком-нибудь из городских кафе. Выбор оказался слишком велик, и мы долго бродили по симпатичным, привлекательным улочкам, но никак не могли решить, где остановиться. Наконец Сара устала ходить, и мы зашли в малюсенькое кафе, где было всего три маленьких столика, на двоих каждый. Обилие цветов, свечи, мягкий приятный интерьер, двое очаровательных молодых официантов, как оказалось, они же были и владельцами кафе, нам понравились. Мы устроились за столиком у окна, заказали всякой вкуснятины и молча смотрели друг на друга, каждый, думая о своём. Тихая нежная музыка вполне соответствовала нашему настроению и дополняла его. Фрукты, конфеты, шоколад, салаты уже стояли на столе, когда Сара тихо начала разговор.
   - Неужели ты думаешь, что они там все дураки, и сразу не вычислят кто мы такие? Если, конечно уже не знают этого. У тебя есть легенда на этот случай? Что за человек этот мэр? В какой мере ему можно доверять? Зачем тебе эти люди и что ты хочешь у них узнать? Кто ты вообще такой и почему считаешь, что я могу и захочу тебе помогать? Не проще ли нам забыть друг о друге и самостоятельно решать свои проблемы? Чем, собственно, ты можешь быть мне полезен? Я известная журналистка и мой интерес к новостям может быть оправдан, а тебе, зачем новая информация, непонятно.
   - В основном ты, конечно, права. И всё же, причину для визита сюда подсказал тебе именно я. Не сделай я этого, твои интересы могли бы сильно пострадать, и уж точно, пришлось бы обходиться без новостей. Разбежаться и действовать в одиночку, возможно и не плохой вариант, но в случае проблем, и поддержки тогда ждать будет не откуда. Вероятность же их возникновения, очень велика. Эти ребята отнюдь не шутники. Репутация мэра абсолютно чиста, но для нас это мало, что значит. Теоретически, он может быть с ними связан. Вопрос о том, кто я, гипотетический. Я обычный бизнесмен, который крутится, что бы заработать себе немного икорки на свой кусочек булочки с маслом. Возможно, не столь известный, как ты, но мой интерес к новинкам бизнеса, тоже вполне оправдан. На самом деле ты хотела спросить, поверят ли заинтересованные люди в наши легенды или захотят поподробнее и точнее узнать о нашем прошлом. Скорее всего, именно так они и захотят поступить. Что же касается наших интересов, то фактически, и ты и я ищем нужных нам людей. Причины поиска у нас, очень возможно, разные, но люди, которых мы ищем, либо одни и те же, либо тесно с ними связаны. Именно это обстоятельство может оправдать наши совместные действия. Наиболее вероятно, никто не поверит нашим рассказам. Никаких разумных легенд на этот случай у меня, к сожалению, нету. Поэтому, рассчитывать надо не на доверие, которого наиболее вероятно не будет, а на интерес. Они должны чем-то очень заинтересоваться, так что бы легенды о наших личностях стали второстепенны. Пока, все мои попытки найти такой предмет, ни к чему не привели. Среди сотрудников компании некоторых ты узнала. Они тоже смогут узнать тебя. Верно ли я понимаю, что тебя и это не волнует? На этот случай хотелось бы послушать твоё мнение.
   - Да, кажется мы оба в дерьме и, что делать непонятно. Наши легенды не очень убедительны, даже если они правдивы и безупречны. Вариантов поведения три.
   Первый - чем-то очень заинтересовать.
   Второй - чем-то очень напугать.
   Третий - чем-то очень удивить.
   В любом случае, на данный момент мы сами не знаем, как и что конкретно хотим получить от общения с ними.
   - Сара, думаю, ты не совсем точна в формулировках. Мы точно знаем, что хотим получить, но, к сожалению, не знаем, как это сделать. Мы не знаем даже возможно ли это в принципе. То есть, что из того, что мы хотим, возможно, в процессе общения, а что нет?
   - Тогда давай сообщим в полицию, что под крышей этой компании скрываются преступники и убийцы. И когда их арестуют, и они во всём признаются, всю основную информацию передадут прессе. Я буду удовлетворена.
   - Вот уж не думал, что тебя так легко удовлетворить. По-видимому, ты можешь представить полиции факты их причастности к преступлениям? Ты уверена, что они ещё там? Ты уверена в том, что их арестуют, а они не сбегут, как в Дюссельдорфе? И вообще, даже если их арестуют по подозрениям взбалмошной журналистки, очень сомнительно, что от них удастся получить чистосердечные признания об участии в преступлениях. На данный момент, мне бы хотелось заинтересовать их преимуществами совместного бизнеса, только вот проблема в том, что их, скорее всего, вообще, не интересует никакой бизнес. Тогда чем? К предметам своего интереса они никого не подпустят и на пушечный выстрел.
   - И что же нам тогда делать?
   - Надо идти по приглашению, и на месте пытаться понять, что и как можно сделать, и можно ли что-то сделать вообще. Кроме того, на время визита, в порядке предосторожности, мне бы хотелось немного изменить свою внешность.
   - Ладно. Будь по-твоему, но взбалмошную журналистку я тебе не прощу! Встречаемся завтра утром в десять в баре. Сегодня я ещё погуляю одна, подумаю, и завтра всё решим окончательно. Ты, конечно, можешь изменить внешность, но если у них есть твои фотографии и запись твоего голоса, а они, скорее всего, у них есть, то потуги с гримом будут бессмысленны. Это тебе за взбалмошную журналистку. Подумай об этом.
   Настроение уже было как-то не очень. Мы расплатились, поблагодарили хозяев за внимание, и вышли на улицу. Гулять с таким настроением было, ну совсем никак. Сара сказала, что ей надо в парикмахерскую, а я сказал, что хочу покататься на машине и подумать. Неожиданно она чмокнула меня в щёку и быстро скрылась за поворотом. Хоть и неожиданно, но всёравно было приятно. Передумав идти к машине, заменил её на скамейку в небольшом садике, включил smart и по одному из кодированных каналов связался со smart'том Фрэнка. Фрэнк ответил, практически, сразу и его взволнованный голос даже смутил меня немного.
   - Ты где, куда пропал, мы тут места себе не находим гадая где ты и что с тобой. Все твои указания выполнены. Все запрошенные данные переданы на твой smart. Небольшие группы специалистов ждут твоих указаний в Париже, Риме и Грузии. В Афганистане сложнее. Там сейчас неразбериха, поисковые действия практически исключены, но наши люди наготове и они приступят к работе при первой возможности. Мы сосредоточили там большой контингент сотрудников и сквозь их сито комар не проскочит. Цель операции, поиск виновных в продаже оружия и твоего писателя писем. Никакой информации о лондонском детективе пока нет. Как сквозь землю, но мы ищем, прикладывая все силы. Русские в бешенстве от провала операции в DЭsseldorf'е. По нашим данным, о ваших действиях в Witten'не ни у кого никакой информации пока нет. Джейк усиленно готовится к симпозиуму в Chicago и проклинает тебя лучшими словами, которые может подобрать для большей выразительности. Ему тоже нужны какие-то пояснения, на кого ориентироваться, кого и чем надо заинтересовать, и хорошо ли тебе работается с его подругой Сарой. Шон Кон­нор с Моникой нашли общий язык и решили пожениться. В связи с этим они вместе с Микки улетели в Chicago на ранчо отца Шона недалеко от Madison'a. Наши люди постоянно присматривают за ними, но пока никаких эксцессов замечено не было. После свадьбы Шона и Моники, Микки согласилась помочь Джейку с его выступлением на симпозиуме и занимается оформлением графики, плакатов, доклада. Вкратце, это все мои основные новости. Информации для тебя ещё много. Но это позже, когда появится возможность. А сейчас слушаю тебя.
   - Фрэнк, информация для Джейка ещё не готова. Мой звонок тебе, связан именно с трудностями её получения.
   По возможности кратко я рассказал Фрэнку о ситуации в Witten'не, и попытался объяснить, почему мне бы очень не хотелось идти по приглашению вместе с Сарой. Отпускать её одну тоже рискованно. Фрэнк тут же предложил свой вариант решения проблемы. Он сказал, что в одной из газет DЭsseldorf'а у него работает журналист, довольно известный в DЭsseldorf'е, а возможно и в Witten'не, немец, который иногда выполняет для агентства небольшие поручения. Парень он достаточно скромный, и на него вполне можно положиться. Если этот вариант подойдёт, то уже сегодня вечером или завтра вы могли бы встретиться в одном из номеров отеля, в баре, в парке. Так мы и решили сделать. Обсудили необходимые детали и закончили разговор. Разговор с Фрэнком и прогулка по садику очень благотворно сказались на настроении. Однако было прохладно и организм, довольно, настойчиво требовал тепла и настоящего немецкого пива. Уже через несколько минут поисков ратушная площадь напомнила мне про уютный подвальчик, где и осуществились мои надежды на тепло и чудесное ароматное пиво. И тут же мой слух уловил знакомый голос моего приятеля по последней пьянке. Радости обоих не было предела. Заказав ещё пива, мы бурно делились новостями. Rolf, так звали моего нового друга, рассказал, что работает охранником в компьютерной компании. И что в ней происходит, что-то очень странное. Я тоже сказал, что мои друзья, завтра идут на экскурсию в компьютерную компанию "Vista". Rolf очень удивился заявив, что именно в этой компании он и работает. Мне стало интересно, что в ней странного. Rolf глотнул ещё пивка и начал рассказывать.
   - В компании я работаю недавно. Платят там очень хорошо, но требования к персоналу несколько необычные. Общение между сотрудниками компании строго запрещено. В обязанности охраны входит единственное требование, недопущение на территорию компании посторонних лиц. За нарушение любого правила следует немедленное увольнение. Контроль сотрудников полностью автоматизирован, и совершенно не понятно где, когда и каким оборудованием он осуществляется. Есть помещения, в которые охране и некоторым сотрудникам вход запрещён. Никаких пропусков, карточек или документов у нас нет. Непонятно, зачем вообще нужны охранники, при такой крутой электронной системе контроля. Несколько дней назад на фирму прибыли командированные, по окончании работ на одном из филиалов. Некоторые из них больше похожи на горилл из грязных баров, чем на квалифицированных электронщиков. Наглость и вызывающее поведение подруги отпрыска шефа и самого сынка, не вызывают ничего кроме отвращения. Обстановка в компании весьма гнетущая и если бы ни огромная, по местным меркам, зарплата, и дня бы больше там не остался. Как-то случайно до меня долетело несколько слов из разговора сынка с папашей. Разговор шёл о его подружке. Они получили какое-то письмо где, видимо, говорилось о доверии к ней. И теперь сынок с папой обсуждали, можно ли ей доверять. Чутьё подсказывает мне, что этой девочке грозят серьёзные неприятности. Они решили, что сын отвезёт её во французский филиал и там устроит ей проверку. Единственный из командированных, интеллигентный и безукоризненный денди, обсуждал с шефом, что делать с неким детективом и новым водителем. Этот денди утверждал, что, по его мнению, ни тот ни другой не причастны к похищению документов. Что водителя они намерены использовать и дальше, а детектива напоить и выбросить на улице. Не могу себе представить, что случайно услышанное мной как-то связано с поставками, установкой и обслуживанием компьютеров. Может, ты чего подскажешь?
   - Не знаю. Завтра мои друзья познакомятся с компанией, тогда, возможно, что-то и прояснится. Если хочешь, встретимся здесь завтра вечерком, и поболтаем за пивом, а пока ничего сказать не могу.
   Мы договорились о встрече, ещё долго сидели, пили пиво, обсуждали всё на свете и к вечеру несколько раз провожали друг друга до такси, пока я, всё-таки, не уехал на одном из них.
   Встреча с журналистом, как и встреча с Сарой, были назначены на десять в баре отеля. Это было моей последней мыслью перед полётом в сладкий мир сна.
   Ровно в десять, аккуратно одетый, с хорошим настроением и улыбкой на чисто выбритом лице, я сидел в уютном уголке бара, смотрел по сторонам, как бы ища официанта. В этот момент ко мне обратился элегантный, высокий мужчина, безукоризненно одетый. На плече висела сумка для фото принадлежностей. Странно, что я сразу его не заметил. Распластав улыбку на всё лицо, он спросил, нельзя ли присесть за мой столик. Уже готовый возмутиться его наглостью, вокруг было полно свободных мест, осёкся, осмотрел его внимательнее и кивнул в знак согласия. Он представился как Tomas Ritter, сотрудник телерадиокомпании Deutsche Welle. В этот момент к нам присоединилась Сара, устроившись, как ни в чём ни бывало, у окна. Представив их друг другу, и заказав завтрак на троих, мы приступили к шуткам, флирту и более детальному знакомству. Когда на столе остались только конфеты, фрукты и кофе, настало время перейти к серьёзному разговору. Прежде всего, я сказал Саре, что вместо меня с ней пойдёт Tomas. Его основными задачами будут, создание антуража для Сары, любознательность в рамках сотрудника Deutsche Welle, и что самое главное, намекнуть руководству Vist'ы. о возможностях своих друзей в Грузии. Конечно, если компанию "Vista" могут заинтересовать проекты в Грузии и России. Затем я очень подробно пересказал свой разговор с Rolf'ом и просил Сару, если представится возможность, предупредить девушку об опасности. Сара могла действовать по своему усмотрению, но глазами я умолял её быть осторожнее, и не проявлять излишней активности. Мы договорились, что после экскурсии, они вернутся в отель, в номер Сары, где мы обсудим результаты визита и решим, что делать дальше. Время уже приближалось к двенадцати, когда мы расстались у выхода из бара. Поднявшись в свой номер, я устроился с биноклем в кресле на балконе. Как раз в этот момент Сара и Tomas о чём-то беседовали с охранником у ворот. Из дома вышли трое мужчин и направились к воротам. Ворота открылись, Сару и Tomas'a впустили, встретили очень приветливо и дружелюбно. Все вместе они вошли в дом. Ворота закрылись, и смотреть стало совершенно не на что. Ожидание было невыносимо. Время совершенно остановило свой бег. И всё же, примерно через час из ворот компании выехала машина с затемнёнными окнами и скрылась за домами. Рассмотреть пассажиров мне не удалось, да и вообще всё моё внимание было приковано к дверям фирмы, где должны были появиться Сара и Tomas. И вот, наконец, они вышли на ступеньки перед домом. Их спокойные улыбающиеся лица говорили, что в данный момент никакая опасность им не грозит и можно вздохнуть с облегчением. Их провожало человек пять. Они махали руками, в знак прощания, и среди провожающих была девушка, которую я уже видел раньше. Глядя на неё, трудно было предположить, что ей грозит какая-либо опасность.
   Бросив бинокль на кровать и на ходу, надевая пиджак, прошёл по длинному коридору до лифта и нажал кнопку вниз. Лифт плавно опустился до нужного этажа и остановился. Двери открылись и я, немного успокоившись, вышел в коридор, где и встретил уже печально знакомую мне уборщицу. Мы улыбнулись друг другу, и она с кокетливой улыбкой сказала, что в номере, видимо, меня ждёт сюрприз. Сделав удивлённое и так же кокетливое лицо, я спросил, о чём это она.
   - За несколько минут до прихода вашей подруги с симпатичным мужчиной, я впустила в её номер троих гостей, которые были очень веселы, держали в руках огромные букеты цветов, шампанское, поздравительный плакат, улыбались, шутили. Они сказали, что только что приехали в Witten поздравить Вашу подругу с днём рождения. Они очень хотели преподнести ей сюрприз и просили не предупреждать её о гостях. И действительно, встреча была очень бурной. Из номера слышались звон посуды, восторженные возгласы, шум передвигаемой мебели.... Давно меня так никто не поздравлял.
   Всё это выглядело очень странно. Немного подумав, я попросил её срочно вызвать полицию, а сам, резким движением попытался открыть дверь. Однако она оказалась на редкость прочной и была закрыта с другой стороны. Просить ключ было уже не у кого. Перепуганная моим голосом и его тоном, уборщица бросила свою коляску с причиндалами, и побежала в другой конец коридора, где стоял телефон. Мой взгляд остановился на приоткрытой двери другого номера. Вспомнив, что почти все номера в отеле имеют балконы, бросился к открытой двери, через комнату на балкон, перелез через два балкона и, перепугав постояльцев, оказался на балконе номера Сары. Одного взгляда в комнату оказалось достаточно, что бы волосы на голове стали подниматься самостоятельно. Сара и Томас были привязаны к стульям. Вся мебель была перевёрнута, пол был усыпан цветами, осколками стекла и обломками мебели. Очевидно, что борьба была упорная, но короткая. Силы были слишком не равны. Один из бандитов, размахивая ножом перед лицами моих друзей, угрожал и что-то требовал от них. Двое других, держа в руках пистолеты с глушителями, стояли у двери и у окна. Я заглядывал в комнату, находясь за спиной одного из них. Окна были плотно закрыты. О внезапном проникновении в помещение можно было и не мечтать. Оружия с собой тоже не было. Внизу к отелю подъехал полицейский автобус и из него вышли человек десять в амуниции спецназа и вошли в отель. Надо было как-то отвлечь бандитов и предупредить полицию, но как? Smart! К счастью он оказался в кармане пиджака. Через минуту меня уже связали со старшим группы полиции. Описав им ситуацию, мы договорились, что по их команде я разбиваю окно, что бы отвлечь внимание бандитов, а спецназ входят через дверь. Разбивая ногой окно, я старался ранить бандита стеклом, но его реакции мог позавидовать любой хищник. Он отскочил от окна как дикая кошка, через дверь ворвались полицейские, и в комнате началась перестрелка. Один из бандитов, тот, что раньше размахивал ножом перед лицом Сары, попытался убежать через окно балкона. Моей радости не было предела. Я встретил его сильнейшим крюком снизу и тут же понял, что радовался рано. Ощущение было такое, будто удар пришёлся в кирпичную стену и, казалось, что рука, просто, развалилась на кусочки. Ждать ответного удара мне не хотелось, и я принялся молотить его ногами, прыгая вокруг, как белка. Бандит очень удачно парировал мои удары руками. Наконец он изловчился и прыгнул на меня всей своей огромной массой. Мгновенно отскочив от парапета, я очень вежливо и с подобающими случаю пожеланиями освободил ему путь для полёта с балкона вниз. К этому времени в комнате сражение тоже закончилось. Один из бандитов был убит, а второй уже в наручниках, лёжа на пузе, облизывал пол, пытаясь сказать всё, что он думает о полицейских. У меня сложилось впечатление, что его всё же никто не слышал. Сару и Tomas'a развязали и они, растирая затекшие руки и ноги, пытались благодарить своих спасителей. Перебраться в комнату не составило труда. Мои вопли, что я свой и не бандит, кажется, никто не услышал. Меня тут же окружили трое ребят, направили на меня пистолеты и уложили на пол. Через пару минут всё выяснилось, но ощущения близости лица к полу показались мне неприятными. Когда всё выяснилось, нас вежливо проводили до автобуса и доставили в полицейский участок. Бандит, который сиганул с балкона, остался жив, но двигаться пока не мог. Его отправили под охраной в больницу.
   В течение нескольких часов с нас снимали показания и попросили временно не покидать Witten. Мы подписали все необходимые бумаги и нас отпустили. Отель гудел, как улей. Нас встречали, как героев, хлопали в ладоши, репортёры просили рассказать подробности. Мне всё это было никчему. Мы договорились встретиться наверху в баре, примерно через час. Скромно покинув друзей, я вошёл в отель через запасной выход. На грузовом лифте поднялся на верхний этаж. Час ушёл на небольшой отдых, душ и переодевание. Мы встретились в баре, как и договорились. Оказалось, что Сару перевели в номер на одном этаже со мной. Обидно, что теперь ей достался люкс, и при этом, отель взял на себя все расходы за проживание. Все мы ещё пребывали в некотором шоке, и поэтому разговор как-то не клеился. И всё же, хорошее вино, красивый вид вокруг, спокойный и тихий разговор посетителей за другими столиками, множество шикарных цветов постепенно сняли напряжение, и я рассказал о своих наблюдениях с биноклем. Сара описала обстановку внутри офиса и церемонию встречи. Просторное помещение, безукоризненный дизайн в светло зелёных тонах, никакой лишней мебели. Одна из стен полностью закрыта книжным шкафом. На противоположной стороне огромный старинный камин. Окна большие, недалеко от них журнальный столик, кресла, шикарный диван. По всей комнате много цветов, огромный букет орхидей на камине и три алых розы на журнальном столике. Гостей встречали лично хозяин компании с сыном и старшим менеджером. Когда все устроились в мягких креслах и на диване, в комнату вошла очень привлекательная девушка. На ней был кожаный костюм, экстравагантная причёска и яркий, несколько вызывающий макияж. Она принесла поднос с кофе и фруктами. За ней вошёл молодой человек, который принёс другие напитки. Каждый взял желаемое, и на некоторое время воцарилась тишина. Разговор начал шеф. Он сказал, что рад приветствовать друзей своего большого друга мэра. Много рассказывал о деятельности компании, о планах развития фирмы, о намерении расширять свою деятельность в других странах. Его сын рассказал о связях компании с ЮНЕСКО, и благотворительной миссией в Афганистане, где он является одним из руководителей группы доставки помощи бедным Афганцам. После беседы девушка собрала посуду. Сара, как бы помогая ей в этом, вместе с посудой передала записку. Некоторое замешательство девушки длилось доли секунды, и его, похоже, никто не заметил. Менеджер предложил небольшую экскурсию, что бы познакомить гостей с продуктами и услугами, которые предлагает компания. Интересно, что выставочный зал находился этажом ниже, в подвальном помещении. Он был значительно больше гостиной, великолепно освещён, заставлен витринами с сетевым оборудованием, столами с компьютерами, на стенах висели плакаты. Менеджер бойко рассказывал и показывал, как используется данное оборудование и в какие страны оно поставляется. Гордость фирмы составляли "работы под ключ". Шеф и сын тоже вставляли в рассказ свои комментарии. Tomas, ждал удобного случая и, выбрав подходящий момент, заметил, что его друзья в Грузии, были бы рады возможному сотрудничеству. Кроме того, у них уже есть контракты в Чечне, Афганистане и Турции. Замечание Tomas'а прошло как бы незамеченным. Экскурсия закончилась и все вернулись в гостиную. Здесь мы обменялись координатами для связи и возможными интересами. Хозяева и присоединившийся к ним охранник с улыбками и прощальными рукопожатиями проводили гостей к выходу. На этом встреча была закончена. Что было дальше ты знаешь.
   Мы посидели ещё с пол часика. Разговор как-то не клеился, и кисло улыбнувшись друг другу, мы разошлись до утра. Утром нам предстояла новая встреча с полицейскими в участке. Довольно долго я бродил по городу, обдумывая положение и свои планы на ближайшее будущее. Зря они напали на моих друзей. Теперь их контора в Witten'е засвечена, будет находиться под постоянным наблюдением полиции, и не сможет использоваться как конспиративная точка. Сейчас они наверняка все разбегутся, как тараканы, и ловить их будет значительно сложнее. И всё-таки интересно, кто куда побежит?
   Возможно, Rolf уже ждал меня в кафе, именно туда и направились мои стопы. Rolf был очень взволнован, сказал, что уже давно меня ждёт. Ждал он очень активно, используя для ускорения хода времени пиво. Судя по всему, время здорово сократилось, так как из его быстрой, сумбурной, многословной, плохо разборчивой речи, что-либо понять было трудно. Суть сказанного сводилась к следующему.
   Трое мужчин из числа непонятных, весьма бандитского вида, прихватив оружие, уехали из фирмы во время разговора руководства с гостями. После ухода гостей все оставшиеся были очень взволнованы, заказали билеты на ближайшие самолёты. Шеф и старший менеджер до Нью-Йорка, сынок с девушкой до Парижа, а шеф охраны в Исламабад. Сейчас контора, практически закрыта, за старшего остался младший менеджер, по национальности латыш. Охрана продолжает исполнять свои обязанности. Мой интерес к шефу охраны Rolf воспринял спокойно, и подробно рассказал всё, что мог припомнить, включая все детали внешности. Описание было столь ярким, что его портрет уже как бы стоял у меня перед глазами.
   Рассказ моей версии событий тоже не занял много времени. Поболтав ещё немного за жизнь, мы вышли на улицу и стали прощаться. Rolf обещал позвонить в случае событий на фирме. Я сказал, что после общения завтра с полицией, собираюсь уехать домой. Бизнес в Witten'не не сложился. Мы тепло попрощались и разошлись, как потом оказалось, не навсегда.
   Следующим утром я, Сара и Tomas, все втроём направились в полицию. Допрос длился долго, но и он к счастью закончился. Фактически стало ясно, что убитый был тем самым убийцей, о котором раньше говорила Сара. Двое других тоже были из той же компании и подрабатывали убийствами и чёрными делишками по заказам. Их уже давно, но безрезультатно разыскивал Интерпол. В компании провели обыск, но ничего связывающего бандитов с фирмой не нашли. Ни руководства, ни сотрудников на фирме не оказалось. Все разъехались по делам. Полицейских встретили только охрана и младший менеджер, который и давал все необходимые пояснения. След предателя, израильского атомщика, пропал. Никакой информации о нём не было.
   В общем, миссия в Witten'не, была закончена. Сара сказала, что я оказался немного лучше, чем ей показалось сначала, что она желает мне удачи. Просила передать привет Джейку. Tomas взял обещанные ему деньги, улыбнулся на прощание и ушёл. Сара решила вернуться в DЭsseldorf. Долгий, нежный прощальный поцелуй, и я снова остался один.
   Расплатившись в отеле (уходить из уютного номера очень не хотелось, он мне нравился, был тёплым и совсем домашним), последний раз выпил глоток шампанского в баре, забрался в своего прокатного мерина и отправился во Франкфурт. Дорога была не близкой, и было время присмотреться к окружавшим меня машинам.
   Ничего подозрительного по дороге не произошло. Прогулка по Франкфурту прошла без происшествий и осложнений. Хвоста либо не было, либо это были профи высшего класса и мне, просто, не удалось их обнаружить. Уже через пару часов у меня в руках было три билета на самолёт до Исламабада через Тбилиси, Белград через Париж и третий в Chicago через Стокгольм. Разнообразие маршрутов могло создать для противника затруднения в слежке и упростить мне наблюдение за лишними глазами. Все три самолёта вылетали с небольшим промежутком во времени, и не было никакой возможности, не привлекая внимания, пересесть с одного рейса на другой. Могли, конечно, встречать и на конечных пунктах, но и их было многовато, хотя, риск, конечно, есть всегда. Точно по расписанию, самолёт мягко оторвался от земли и взял курс к точке назначения.
  
   Парижские тайны
  
  
   Из дамской комнаты вышла, грациозной походкой, очаровательная (на мой взгляд) молодая женщина. Конечно она, как и было задумано, привлекала мужские, а возможно и другие, взгляды. Мне уже приходилось играть женские роли, и эта тоже не составляла большого труда. Такси, без проблем, доставило меня до агентства по продаже билетов, а автобус до самого железнодорожного вокзала. Немногим более четырёх часов в поезде пролетели, как одна минута. Сны, которые мне снились, вылетели из головы сразу по прибытии поезда в Париж. В Париже был уже поздний вечер. Мне удалось устроиться в Отеле "Regina", в том же номере, который некогда, так неудачно, снял мой напарник. Вернувшись из ресторана, решил отложить осмотр номера на утро. На всякий случай, у двери и на окнах поставил ультразвуковые датчики, разобрал кровать, и устроился спать на угловом диване в гостиной. К счастью, ночь прошла без происшествий. Утром я тщательно осмотрел весь номер и в щели подоконника нашёл малюсенький листочек бумаги. В записке было всего несколько слов. Feall чувствовал, что может уже никогда не выйти из этого номера, и написал самому дорогому для себя человеку. "Милая мама, я всегда с тобой и очень тебя люблю"- вот так всё и получилось.
   Идти к нашей конспиративной квартире было рискованно, и по телефону мы договорились с шефом нашего агентства в Париже, что встретимся в неприметном кафе недалеко от центра города. Обменявшись идентификаторами, я попросил рассказать мне всё, что известно о представительстве компании Vista во Франции. Мой визави рассказал не много, но, довольно, интересные вещи.
   - Представительство компании не рекламируется. Размещено на верхнем этаже Hotel Des 3. Они замают весь верхний этаж.
  
   0x01 graphic
  
  
   Отель двухзвездочный, расположен напротив знаменитого университета Сорбонна в центре Латинского квартала. Это тихая улочка, всего в нескольких минутах ходьбы от Люксембургского сада, и собора Нотр-Дам-де-Пари. Это здание восемнадцатого века, декор в современном стиле, сдержанный. Внутренняя отделка в бежевых цветах, использованы серо-голубые или кирпично-красные ткани. Мебель, в основном, из светлого дерева. Мы предполагаем, что мансарды отеля тоже снимают представители компании. Однако, точных данных пока нет. В последнее время мы ведём усиленное наблюдение за передвижениями постояльцев отеля и, буквально день, два назад зафиксировали возросшую активность на верхних этажах отеля. Появились новые люди, прибыли ящики с метками мебель. Однако, лучевое сканирование показало наличие в ящиках сложного оборудования. Идентифицировать содержимое пока не удалось, но наши специалисты сейчас работают над этим. Все служащие офиса взяты под наблюдение. Ничего подозрительного не замечено. Одна из прибывших женщин, за два дня пребывания в отеле, так и не появилась вне его ни разу. Молодой человек, с которым она прибыла, не ограничивает себя в удовольствиях, в том числе и с другими женщинами. Внутри, весь последний этаж и мансарды, а так же крыша, оборудованы датчиками и видеокамерами по последнему слову техники. Зачем офису небольшой компьютерной фирмы столь мощная охрана, не совсем понятно. По нашим данным, посетители офиса, как правило, специалисты в области информационных систем. По национальности это турки, афганцы, чеченцы, пакистанцы, иранцы, иракцы и специалисты других национальностей. Очевидно, что основная деятельность компании сосредоточена в горячих точках. Возможно, там хорошо платят? Однажды визит в офис нанёс американец. Мы проверили его по картотеке. Он оказался нашим представителем в Афганистане по распределению гуманитарной помощи ООН. Его командировка во Францию оформлена надлежащим образом и подозрений не вызывает. Вот вкратце и всё, что я могу пока рассказать.
   - А нельзя ли встретиться и поболтать с этим представителем? Кстати, нет ли у вас его фотографии? Не могли бы вы описать мне его внешность.
   - Думаю, что всё это не проблема. Он снимает номер в отеле "Regina". Его фотографии у нас в данный момент нет. Это высокий мужчина, примерно, метр девяносто ростом, армейская выправка, короткая стрижка, возраст сорок два года, женат, детей нет. Работает в Афганистане немногим больше трёх лет. Замечаний к работе нет.
   Мы ещё посидели немного, болтая ни о чём. Договорились, что он встретится с этим представителем и обсудит его работу в Афганистане. Выяснит его отношение к повышению в должности и переходе на новую работу в штатах. Место для беседы выбрали так, что бы мне было удобно их фотографировать, и, установив специальный микрофон, слушать беседу, не привлекая внимания к себе. Кроме того, я попросил своего визави, что бы наши агенты проследили за дальнейшими действиями его собеседника после того, как их беседа закончится. На этом мы расстались.
   Звонок от Фрэн­ка был как нельзя кстати. Мне явно не хватало знания новостей и информации о ходе дел в других регионах. Я коротко рассказал ему о своих действиях, а он ввёл меня в курс последних событий связанных с нашим ведомством. Он сообщил, что Лондонское отделение компании возобновило свою обычную деятельность и отправило своего нового водителя в очередную командировку. С ним поддерживается связь. В Грузии наши люди установили контакт с Шота, и он обещал оказать содействие по интересующему нас вопросу с чеченцами. На Чикагский конгресс прибыли представители Lahofer Wolkersdorf. Они встречали "папу" в аэропорту, в расширенном составе несколько часов общались на его вилле в пригороде, затем трое из них оформили документы на участие в конгрессе. К сожалению, темы бесед выяснить не удалось. Все трое известные специалисты в области информационных технологий. Являются представителями Англии, США и Германии. Ранее в поле внимания спецслужб не попадали. Русские обратились к нам с просьбой оказать информационное содействие в исследовании прибора находящегося на космической станции. Сейчас этот вопрос решается, и скорее всего, будет решён положительно. На этом обмен информацией был закончен.
   Встреча с нашим представителем в ООН состоялась на следующий день. Он оказался сыном крупного американского бизнесмена Эрика Харта. Его бизнес был связан с экспортно-импортными поставками продовольствия, техники и технологий. В основном это были страны Азии. Сына звали Марк Харт, и его специальностью была дипломатическая работа. Т. е. он был профессиональным дипломатом. Он долго и ветвисто рассказывал о важности своей миссии в Афганистане, трудностях работы в Кабуле, о благодарности афганского народа миссии ООН за помощь населению в столь трудные времена. Наконец его красноречие иссякло, и появилась возможность задать интересующие нас вопросы.
   - Спасибо за столь полный рассказ о вашей миссии, но нас больше интересуют вопросы, связанные с наркотиками, оружием, положением наших военных, и главное, это возможные связи американцев с афганцами, а возможно и с талибами. Кроме того, нам интересны детали вашей совместной работы с сыном Lahofer Wolkersdorf'а, а также любая информация о деятельности компании Vista, и её отделениях в других странах. Нам стало известно, что наше оружие попадает к Талибам. В связи с этим, хотелось бы знать, имеете ли вы какое-нибудь отношение к этому или, возможно вам что-то известно об этом.
   Харт внимательно всё выслушал. Его лицо напряглось. После долгой паузы он выдавил из себя, что по этим вопросам ему ничего не известно. Ложь была очевидной. Продолжение беседы в парке не имело смысла. К ним подошли двое наших агентов, хорошо сыгравших роль "друзей" Харта, и предложили ему сесть в машину, которая, как по волшебству, оказалась рядом.
   Допрашивали Харта весьма интенсивно и получили, довольно, много интересной информации. Через несколько дней мы снова встретились с шефом нашего бюро во Франции Vincent'ом. На этот раз мы решили просто прогуляться по городу, не привлекая лишнего внимания. И всё же, было очевидно, что гуляем мы не одни. Vincent заметил мои наблюдения и сказал, что это его люди. Он рассказал, что Харт признался в сотрудничестве с Wolkersdorf'ом младшим. Поведал нам многое об их совместной работе, в том числе и о торговле оружием. Соответствующая информация уже в Афганистане. Разрабатываются планы по выявлению партнёров Харта, и прекращению их активных действий. Наиболее интересными для вас могут оказаться его признания о том, что на эту работу он попал по протеже одного из помощников президента, который оказался старым другом его отца Эрика Харта. Полный отчёт о результатах бесед с Хартом передан на ваш smart. Из центра мы получили приказ высшего руководства освободить Харта, извиниться и не препятствовать его дальнейшей работе, как представителя ООН. В отчёте, который вам передан, много интересной информации, как о компании Vista, так и о её филиалах. На данный момент Харт отпущен с извинениями, но наблюдение за ним снято не будет. Конечно, наблюдение скрытое, но ведь и он не мальчик, и не первый день работает под прикрытием, как я думаю. Хотя, конечно, могу и ошибаться. Побродив ещё немного по парку, мы дружески попрощались, договорились поддерживать контакт и разошлись.
   В кафе недалеко от парка мне принесли ароматный кофе, слоёную булочку и мороженое. На изучение присланного мне отчёта ушло больше часа. Это стоило мне ещё пары чашек кофе, двух пирожных и значительных чаевых, которые исчезли в кармане молодого официанта в мгновение ока. Надо отдать ему должное, он пробурчал себе под нос "мерси", и исчез так же быстро, как и мои чаевые. На осмысление полученной информации у меня оставалась ночь, а возможно и меньше. Решив, что утро вечера мудренее, я отправился в отель и решил немного поспать. Проснулся я в темноте. У меня было сильное ощущение, что в комнате я не один. Пару секунд ушло на то, что бы включить настольную лампу рядом с диваном, на котором я спал. В слабом свете лампы я увидел человека, который стулом пытался размозжить череп манекену, который временно заменял меня в кровати. Плечи и рост человека превышали возможности моей комплекции раза в полтора. Сделав подкат, я со всей возможной силой опробовал чувствительность его прибора между ног. Чувствительность оказалась весьма высокой. Взревев так, что закачалась люстра, он повалился на пол, пытаясь удержать в руках своё достоинство. Выражение его лица красноречиво говорило о том, что меня ждёт. Уже через секунду я оказался в коридоре у лифта. Крикнул дежурному, что в номере бандит, а ещё через пару минут вылетел из отеля на улицу. Было совершенно очевидно, что информация о нашем интересе к фирме попала к противнику. Возможно, что они ещё не успели передать её в свои другие филиалы и, что бы этого не произошло, необходимо было срочно захватить филиал в Париже. Мой звонок разбудил Vincent'а в самое спальное время. Он долго не брал трубку, но, услышав мой взволнованный голос, мгновенно проснулся. На описание ситуации ушли секунды. Vincent пообещал связаться с соответствующими органами и обратиться к ним за помощью по блокированию филиала. Остановив такси, я тоже "полетел" к Hotel Des 3. Уж не знаю, что там Vincent говорил спецслужбам Франции, но уже минут через пять после моего прибытия к отелю, к нему тихо, с погашенными фарами, подъехали пять или шесть машин. Люди в чёрном чётко и быстро окружили здание. Человек десять пятнадцать зашли в отель, а с прибывших вертолётов спецназ занимал крышу, и проникал в помещения отеля на верхнем этаже. Поражала чёткость и организованность действий. Послышались первые хлопки выстрелов. Через минуту всё стихло. Совершенно неожиданно на крыше послышались крики, "уходит", и началась погоня за бежавшим по крыше человеком. Его проворству можно было позавидовать, хотя, спецназ тоже не слабые ребята. Однако, убегающему удалось спрыгнуть на соседнюю крышу, потом ещё и его силуэт скрылся из виду. По крыше шарили прожектора вертолётов, бегал спецназ, но никого обнаружить не удалось. Из дверей отеля выводили полуодетых людей в наручниках. Их было немного. Я искал среди них женщину, о которой говорил Vincent, но её не было. Wolkersdorf 'а младшего тоже не было. Оставаться здесь дольше не было смысла, и я вернулся в отель Regina, где мне радостно сообщили, что хулиган, доставивший мне проблемы, арестован и даёт показания в полиции. Спать, что-то уже не хотелось. Мои позиции во Франции, скорее всего, были раскрыты, и надо было срочно уходить. Женские принадлежности были тут же уничтожены. Отель покинул истинный джентльмен, красивый и уверенный в себе, благо номер был оплачен заблаговременно, и в общении с администрацией не было необходимости.
   Очевидно, что мои дальнейшие действия зависели от того, как поведут себя ускользнувшие из облавы члены группы. Кроме того, неплохо было бы узнать роль и статус этих членов в организации, а так же, как много информации им передал Харт. Самым неприятным оставалось то, что мы до сих пор не знали ни кто руководители организации и где их центр управления. Небольшие уколы, которые нам удалось нанести, конечно, не принесут им большого вреда, но наверняка, заставят как-то реагировать. Взвесив все за и против, я решил вернуться в отель Hotel Des 3 и снять там номер на несколько дней. Меня приняли с улыбкой и дали номер на пятом этаже. День только начинался, ни планов, ни дельных мыслей в голове не было, кроме одной, позвонить Саре, по моему, я соскучился. Мысль пустая, бессмысленная, но приятная. Через минуту её сердитый и заспанный голос спрашивал меня, какого чёрта и что мне от неё надо. Ничего придумывать не хотелось, и я честно признался, что нахожусь в ситуации "о'ля-ля", что делать даже не представляю, случайно вспомнил о тебе и решил позвонить. Рассказал ей почти обо всём, что случилось в Париже, скорее для себя, чем для неё. Реакция оказалась весьма неожиданной и оригинальной. Она сказала, что всё поняла и вылетает ближайшим рейсом в Париж. Номер рейса сообщит по телефону перед посадкой. Я должен был её встретить в аэропорту. Весьма неожиданный поворот событий. Ну, что же делать, сам напросился. Пятьдесят евро на такси и меня без проблем доставили в Orly Sud. И уже только здесь я спросил себя, а собственно, почему в Orly Sud. Она не сказала куда прилетит. Решил ждать здесь. А там будет видно. Ждать пришлось почти три часа, но прилетела она именно в Orly Sud. Какой я умный, подумал я, возвращая "чмок" Саре в щёчку. Ещё раз прогулка в такси и мы уже в Hotel Des 3. С номером в отеле проблем не было и уже через полчаса мы пили кофе в баре отеля. Сара, в свою очередь, рассказала, что после того, как мы расстались, она решила задержаться в Witten"не и понаблюдать за тем, что будет происходить в компании. А там начали происходить интересные вещи.
   - Поздно вечером к домику компании подъехал грузовичок. Несколько человек в комбинезонах, стали выносить к грузовичку ящики весьма приличного размера. Среди рабочих я заметила и твоего приятеля. Надписи на ящиках гласили, что это мебель. Погрузили всё быстро и двое мужчин сели в кабину грузовичка и уехали. Я дождалась, когда выйдет твой приятель, и окликнула его. Мы устроились в баре, и он рассказал, что в ящиках оборудование для шифрования электронных сообщений, оборудование для космической связи и перехвата информации. В двух особых ящиках находятся радары нового типа. Точнее он сказать не мог. Официально, по документам, оборудование закуплено правительством Афганистана и предназначено для обеспечения безопасности и защищённой связи правительства с внешним миром. Оборудование, через Париж, должно было быть доставлено в Кабул. В Париже к прибывшим ящикам должны были добавить ещё пару ящиков. Что в них, ему не известно. В кабуле ящики должны были встречать сын шефа фирмы и представители ООН. Что делать дальше я не представляла. В Дюссельдорфе никаких зацепок не осталось кроме, возможно, понаблюдать за парочкой джентльменов. У меня были серьёзные основания предполагать, что они агенты СВР России, и наблюдение за ними вполне могли дать информацию для интересной статьи. Но тут позвонил ты, и стало ясно, что в Париже информация более горячая. Похоже, я оказалась права.
   - Сара, ты права, как всегда. Только что мне в голову пришла мысль, что шум, который был поднят в отеле, хороший повод для работы журналиста, тем более женщины. Ты могла бы пораспрашивать постояльцев и сотрудников отеля о пропавшей женщине и о деятельности постояльцев шестого этажа и мансарды. Сейчас весь отель как растревоженный улей. Все только и говорят о случившемся. Никто не удивится расспросам молодой журналистки. Очень может быть, что тебе удастся многое узнать.
   Начать решили с официанта бара. Он не возражал против дармовой выпивки, и красочно рассказал, как ночью штурмовали отель. Постояльцев с шестого этажа он видел часто, но ничего особенного сказать о них не может. Обычные люди, в основном французы, но часто приезжали и иностранцы. Иногда они даже не говорили ни по-французски, ни по-английски. Немного подумав, заметил, что буквально перед самым штурмом приехал грузовик и вывез какие-то ящики. Судя по виду грузчиков, довольно, тяжёлых. Добавить к сказанному он так ничего и не смог. Посидев ещё немного, мы вышли из бара. Сара пошла на разведку к администратору, а я отправился в свой номер. Заняться, собственно, было нечем. Пришлось смотреть телевизор, пить шампанское, анализировать данные, присланные мне на smart, и ждать возвращения Сары. В дверь постучали, когда я решил, что Сара сегодня уже не придёт. Время было далеко за полночь. Сара быстрым шагом прошла к столу, налила себе шампанского, устроилась на диване и предложила включить диктофон. Немного успокоившись, она начала рассказывать.
   - Я начала с администратора, представилась как журналистка, спросила его, нельзя ли как-нибудь попасть на шестой этаж. Он с пониманием смотрел на меня, покачал головой, почмокал, и глазами показал на мужчину. Как я поняла, мужчина был с шестого этажа или имел к нему отношение. Он сидел на диване и прикрывался газетой, а может быть и, действительно, читал её. Без излишней скромности, я подсела к нему и улыбалась своей самой очаровательной улыбкой. Он отложил газету и с интересом смотрел на меня. Таким образом, взаимное расположение состоялось. Я сразу перешла к делу, спросив его, не имеет ли он отношение к событиям на шестом этаже. Возможно, всё-таки, сначала стоило представиться, так как его реакция оказалась для меня совершенно неожиданной. Он тоже не стал представляться, но в мгновение ока на моей руке оказались наручники. Затем он показал мне значок агента спецслужбы, и предложил прокатиться с ним в отделение полиции. Всё произошло так неожиданно и быстро, что я не успела, хотя бы для приличия, возмутиться и оказать должное сопротивление. При этом администратор с виноватым видом смотрел на нас и только разводил руками. Минут через пятнадцать меня втолкнули в мрачное помещение, где, кроме меня, уже находилось человек десять народу. Кроме меня женщин не было и мне, как слабому полу, сразу предоставили лучшее место в камере. Это был железно-деревянный топчан. На него я и присела, что бы перевести дух и осмыслить произошедшее. Народ бродил по камере, искоса поглядывая на меня, но заговорить никто не решился. Немного освоившись, я стала более внимательно рассматривать своих сокамерников, и один из них привлёк моё внимание. Я узнала его. Это был наш человек. В Израиле, однажды, я брала у него интервью. Он был профессором, специалистом в области информационных технологий. Его работы по кодированию, сетевым технологиям, организации спутниковых систем связи и многие другие достижения, широко используются по всему миру, и хорошо известны в кругу специалистов. Что здесь делал этот весьма известный и уважаемый человек, было совершенно не понятно. Я окликнула его и пригласила присесть рядом со мной. Долго упрашивать не пришлось. Он тоже узнал меня, хотя и не скажу, что очень обрадовался нашей встрече. При первом знакомстве он был значительно улыбчивее и доброжелательнее. Его первый вопрос не был оригинальным.
   - Что вы здесь делаете и как сюда попали?
   - Меня задержали в гостинице за невинный вопрос о событиях на шестом этаже. А какое отношение вы имеете к шестому этажу?
   - Я там работал. Не думайте, что моя работа была добровольной. Они похитили мою семью и угрожают убить их, если я не буду делать всё, что мне скажут. Не спрашивайте кто они. Я этого не знаю. Сначала меня перевезли в Афганистан, где у них есть первоклассно оборудованная лаборатория. Однако, мне удалось убедить их, что решение поставленной передо мной задачи, невозможно при отсутствии соответствующего оборудования, редких материалов и консультаций со специалистами в других областях науки. Речь шла о возможности квантового декодирования сообщений и главное, перехват и декодирование самих квантовых сообщений. После угроз, содержания в земляной яме и избиений, меня сначала перевезли к месту, где находилась лаборатория, поселили в камере, которая уже не закрывалась, затем привели в порядок и доставили в Париж. Здесь на шестом этаже есть всё необходимое оборудование. Я был вынужден начать исследования, надеясь на побег. Но меня опекают столь тщательно, что пока никаких шансов не было. Кроме того, у меня на ноге браслет, который взорвётся при любой попытке непослушания. Мои родственники похищены и сейчас находятся в плену где-то в районе Пешавара. Нетрудно догадаться....
   - Да, попали вы как кур во щи. И всё-таки, кто эти люди, чего они хотят, сколько их, насколько велика их сеть, и где их слабые места?
   - Их слабое место, интеллект. Они не могут похитить всех учёных и надеть на них браслеты. Судя по всему, они действуют небольшими группами в разных странах, где прячутся под видом небольших компаний. У них первоклассное оборудование для перехвата сообщений всех видов, включая и связь спецслужб по всему миру, но одновременно это и их собственная ахиллесова пята. Для них конфиденциальная связь является проблемой номер один.
   Однажды, когда меня ещё держали в яме на территории Афганистана, к нам со свистом упало некое неизвестное устройство. После того, как улеглась пыль, выяснилось, что это не американская ракета, как думали сначала. Железяка оказалась, довольно, значительных размеров. Имела вид диска диаметром около шести метров и высотой метра два. Меня заставили обследовать её и попытаться проникнуть во внутрь. Сами талибы (я думаю, что это были талибы) были в ужасе от одного вида тарелки и прятались метрах в десяти от неё. Мои похитители тоже боялись этой штуковины, но всё же были посмелее и следили за моими действиями с расстояния метра два три. Оружие в их руках было убедительным аргументом не делать лишних движений. Я тщательно обследовал тарелку и не нашёл ни одного нарушения целостности её поверхности. Трое суток она, просто, охранялась, и ничего не происходило. Затем её и меня решили перетащить к месту той самой лаборатории, о которой я уже говорил. Во время транспортировки, на нижней части днища мы увидели тёмные пятна, похожие на следы нескольких попаданий ракет типа стингер. Хотя, я убеждён, что не попадания стингеров стали причиной её падения. Они произвели слишком незначительные повреждения поверхности тарелки, если таковые там вообще имелись. Но встряхнуло тарелку при попадании, наверняка, прилично. Тарелку выгрузили в ангаре рядом с лабораторией, а меня поселили в камере и уже не ограничивали моих перемещений. В дальнейшем ничего не происходило примерно с неделю. На неё уже никто и не обращал внимания. Однажды ночью тарелка зашипела, все, кто находился ближе пяти метров от неё, схватились руками за головы и стали кататься по земле, корчась от боли. Не без труда их удалось оттащить на безопасное расстояние. В тарелке появилось отверстие и на землю шлёпнулось нечто. Подойти к нему было невозможно, да никто и не рвался. Все попытки подойти к открывшемуся входу или, просто, приблизится к тарелке, заканчивались весьма печально. Сильнейшей головной болью и ожогами тела. Попытки прекратили, оградили железяку флажками и постепенно стали воспринимать её как часть пейзажа, правда, населённого чертями.
   Мою ногу снабдили браслетом, размер которого по высоте составлял сантиметров десять и толщиной сантиметра два, вполне прилично кормили, в камере, где меня содержали, появилась шикарная европейская одежда. Мне было позволено соблюдать гигиену и составить список всего необходимого для работы. В день, когда уже готовилась переправка меня в Европу, куда точно, я не знал, в лабораторию прибыло человек десять европейцев. Около получаса они совещались в здании лаборатории. Потом пригласили меня и долго допрашивали о моей прежней работе, как я себя чувствую сейчас, спросили, что я думаю о тарелке и можно ли в неё проникнуть. Я ответил, что всё зависит от источников энергии тарелки и программы, которая управляет системой защиты. По всей видимости, живых в тарелке не осталось, никаких движений внутри тарелки не наблюдалось, возможно, там никого и не было. Не исключено, что толчок от взрыва стингеров вызвал цепь событий приведших к гибели экипажа или нарушению в системе управления. Затем мы все вместе пошли взглянуть на это чудо инопланетной техники. Как это ни странно, защитного поля не оказалось и мы, не без опасений подошли к открытому люку. Около него лежало нечто. Можно было предположить, что это либо биоробот, либо пилот корабля. При первом осмотре создавалось впечатление, что он сгорел или очень сильно обожжён. Я и двое наиболее смелых из гостей вошли внутрь тарелки. Там мы нашли ещё двоих пилотов. Они были в том же состоянии, что и первый. Я стал осматривать хозяев тарелки, а двое других принялись осматривать внутренности и оборудование. Мой осмотр дал не очень много. Была ли у них обгоревшая одежда или это были непосредственно их тела, понять не удалось. Однако если это была одежда, то она очень плотно облегала всё тело. Они были невысокого роста, чуть больше метра. На месте головы находилось, что-то похожее на эллипсоид. На месте глаз, узкая тёмная полоса от края до края эллипсоида. Место носа и рта занимали выпуклости непонятной формы. Место ушей занимали углубления по форме похожие на эллипс. Шеи как таковой не было или она была очень короткая. Тело было короткое, тоже эллипсоидной формы, как и коротенькие ножки, той же формы. Руки длинные, тонкие, кисть тонкая, шесть пальцев, включая большой. Почти как у нас. Рядом с тем, кто лежал у входа в тарелку, валялся некий предмет. Два таких же нашли внутри. Сколько мы их ни крутили и тщательно осматривали, так и не смогли понять, что это и для чего они предназначены. Ничего более интересного обнаружить не удалось, и мы вернулись в здание лаборатории. Буквально через несколько минут после этого из ангара послышалось сильное шипение, и он взлетел в воздух, разваливаясь на куски. Тарелка улетела. Всё произошло так быстро, что никто не успел ничего ни предпринять, ни даже, просто, сообразить что произошло. Когда мы выбежали на улицу, всё было кончено и только вокруг валялись обломки бывшего ангара. Однако у нас остались три предмета неизвестного назначения. Попытки найти останки того, кто оказался на земле, ни к чему не привели. Все следы его пребывания исчезли вместе с тарелкой. Хотя, один из афганцев, примерно, через час, принёс нам остаток кисти руки. От неё мало что осталось, но и это было весьма полезно для исследований. За всё время пребывания в Афганистане, я так и не смог понять, кто же у них тут главный. Никаких знаков отличия, никаких различий в общении. Все текущие распоряжения отдавал начальник охраны, но уж он-то точно не был здесь главным. И всё же, моё внимание привлекли двое. Один был из вновь прибывших, хорошо одет, очень интеллигентного вида мужчина. Второй афганец, но явно выделявшийся сильным интеллектом, немногословен, свободно говорил на местных диалектах, так же как и по-английски. Они чаще других общались между собой, и у них была одна общая черта. Взгляд обоих напоминал взгляд кобры перед нападением, сильный, жёсткий, холодный, страшноватый. И всё же это был взгляд очень умных жестоких и расчётливых людей. Когда все начали приходить в себя, мне приказали собрать вещи и готовиться к отъезду. Несколько часов мы тряслись в кузове грузовика и уже к вечеру прибыли, как оказалось, на аэродром в кабуле. Меня и ещё троих из нашей компании самолёт доставил в Париж. Куда летели остальные мне не известно, но один из замеченных мной, остался в Кабуле, куда отправился второй, я не знаю.
   В этот момент в камере появился охранник, предложивший задержанным бутерброды и воду. Я схватила его за руку и потребовала возможности сделать звонок в посольство, заявив, что являюсь гражданкой Израиля. Охранник оттолкнул меня, но уже через минуту мне предложили сделать звонок. Французы не очень-то любят Израильтян, но после того, как дежурный полицейский поговорил с представителем нашего посольства, меня выпустили, предложив утром явиться в участок для допроса. Извини, что заставила тебя ждать.
   Неожиданно Сара встала, допила шампанское и предложила выключить диктофон. Повисла тишина. Я поинтересовался о том, что же было дальше, но Сара явно не хотела продолжать. Ладно, пусть будет по-твоему, подумал я и тоже встал. Фактически это было прощание. Она поставила бокал и вышла, буркнув что-то невразумительное на прощание. Моё шоковое состояние продолжалось недолго, но понять, что случилось, было невозможно. Я внимательно ещё раз прослушал запись. Там было над чем подумать, но для начала необходимо было послать запись Фрэнку, что и было сделано незамедлительно. Гадать, почему так резко изменилось настроение Сары, было бессмысленно, и я, решив, что утро вечера мудренее, завалился в постель и быстро уснул, как младе... (ну, вы сами знаете как).
   Утром вставать не хотелось ни в какую. Холодный душ несколько исправил положение. После моциона завтрак был бы совсем не лишним. Быстро одевшись, вышел на улицу и заглянул в ближайшее кафе. Стакан молока, яичница с беконом и хрустящие хлебцы, быстро привели меня в нормальное состояние. За завтраком можно было составить план дальнейших действий. Прежде всего, надо было найти Vincent'а и передать ему запись. Необходимо, что бы он обратил на профессора особое внимание, освободил его от браслета и дотошно допросил по всем аспектам его деятельности, получил словесные описания всех лиц, с которыми ему приходилось общаться. Кроме того, необходимо было выяснить, где в настоящее время находятся ящики и сбежавший подозреваемый. Предположительно в ящиках вывезли женщину, а сбежавший был сыном Laofer Wolkersdorf'а, но, возможно, были и другие варианты. Мой звонок застал Vincent'а за завтраком. Он внимательно выслушал меня, принял запись, пообещал сделать всё возможное.
   Итак, часть работы была выполнена. Затем я связался с Фрэнком. Описал ему события в Париже и поинтересовался, как идут дела у Джейка и Мик­ки. Фрэнк подробно описал ситуацию на конгрессе.
   - Джейк уже сделал свой доклад, который вызвал, пожалуй, слишком большой интерес у специалистов. Интересующихся было так много, что выделить из них интересных для нас, не представлялось возможным. Хотя, мы и пытаемся проверить всех. И всё же зацепка появилась сама. Джейк получил записку от одного из специалистов фирмы Laofer Wolkersdorf'а. В ней Laofer Wolkersdorf кратко описал деятельность своей компании и приглашал Джейка посетить представительство компании в Chicago. Разумеется, Джейк согласился, и встреча состоялась. Wolkersdorf лично встретил Микки и Джейка. Их проводили в шикарную гостиную. Из представителей компании присутствовало всего четыре человека, включая и Wolkersdorf'а. В беседе он участия не принимал, но внимательно слушал. Беседа проходила в приятной дружеской атмосфере, с шампанским, фруктами и шоколадом. Вопросы, которые задавали Джейку, были весьма профессиональными. В заключение беседы ему предложили, за хорошее вознаграждение, прочитать несколько лекций в Кабульском университете. Предложение было с благодарностью принято. В настоящее время готовятся необходимые документы и наша поддержка его командировки в Кабул. Микки настаивает на поездке вместе с ним. Решение пока не принято. Но, возможно, риск их совместной командировки оправдан хорошим прикрытием легенды Джейка.
   В Техасе создана новая, закрытая лаборатория для совместного с Российскими специалистами исследования прибора, который в ближайшее время будет доставлен на землю и переправлен в новую лабораторию.
   В Грузии, наши агенты, через твоего протеже, связались с чеченцами, которые обещали помочь в Афганистане. Все финансовые вопросы решены, и стороны вполне удовлетворены решением.
   Питэр Байерт постоянно находится под нашим наблюдением, но доступа к нему пока нет. Начинать же активные действия, не считаем необходимым. В ближайшие дни он вылетает в Рим. Цель визита пока не известна.
   После событий в Париже Харт незамедлительно вылетел в Афганистан, и там его следы теряются, но разыскать Харта в Афганистане, дело нескольких дней. Пока это все новости. Я буду держать тебя в курсе дел. Удачи!
   Итак, теперь надо ждать. Я попросил официанта принести свежую газету. Взглянув на первую страницу, испытал настоящий шок. В статье, на половину страницы, говорилось о жутком взрыве в полицейском участке. Там же было несколько фотографий разорванного в клочья полицейского участка. Число погибших и раненых устанавливается. Здание выдержало взрыв, но от самого полицейского участка мало, что осталось, кроме развороченных кусков камня и металла.
  
   0x01 graphic
  
  
   Кто, как и зачем взорвал участок, было понятно. Полицейские не могли ни знать, ни подозревать о существовании браслета на ноге у одного из задержанных. Однако, какая же взрывчатка должна была быть в браслете, что бы произвести столь мощный взрыв. Она была рассчитана явно не на уничтожение одного человека. Я достал smart и позвонил Саре, что бы рассказать о случившемся. Она ответила сразу и, опередив меня, рассказала о взрыве.
   - Пока мы болтали, мне пришла в голову мысль о том, что эта ночь самое подходящее время взорвать браслет. Именно поэтому я ушла так неожиданно, что бы предупредить полицию о возможном взрыве. Звонок не имел смысла, поскольку объяснения были бы слишком запутаны, невероятны и подозрительны. Такси уже было в паре кварталов от участка, когда прогремел взрыв ужасной силы. Стало ясно, что поговорить там уже будет не с кем. Мы вызвали скорую и полицию. Сделав несколько фотографий места взрыва, и выбравшись из такси, долго бродила по городу в состоянии прострации. Уже под утро вернулась в отель и уснула. Твой звонок и разбудил меня. Никак не могу поверить, что всё это случилось.
   Я предложил Саре встретиться к вечеру, часов в семь, в ресторане JULES VERNE, который находится на Эйфелевой башне. Получил согласие, позвонил в ресторан и заказал столик на двоих.
   Минут за пять до назначенного времени я уже сидел в ресторане и наслаждался видом вокруг. Моему удивлению не было предела. Сара не опоздала. Её вид, явно, оставлял желать лучшего. Нет, она, как всегда, была аккуратно одета, наверняка, провела у зеркала достаточно времени. И только глаза изменить невозможно. Они потускнели, погасла искорка, которая всегда была их неотъемлемой частью, в них появились грусть и страдания. Мы заказали фрукты, бутылочку хорошего вина, кофе и лёгкий салат. От шоколада и конфет Сара отказалась. Так мы сидели долго, почти не разговаривая. Ночным рейсом Сара улетала на родину, а я подумал, что и мне в Париже больше делать нечего. Она не возражала, что бы я проводил её. Ресторан уже закрывался, когда мы выходили и, спустившись вниз, поймали такси. Почти всегда мой багаж был при мне, но Саре надо было собрать вещи, и сначала мы заехали в отель, а потом уже добрались до аэропорта. Грустно было провожать Сару. Мы стали как-то ближе, и всё же оба были на работе, а чувства явно не совпадали с теми, которые она (работа) требовала. Её самолёт улетел, и мне нужно было решить, что и как делать дальше. Меня очень беспокоили события в Италии, но прямых задач там пока не просматривалось. С другой стороны в Кабуле ситуация развивалась очень быстро. Надо было срочно лететь в Кабул. Лететь или избрать другой вариант. В Париже меня могли засветить как русские, так и террористы. Внешних признаков наблюдения заметно не было, но и у них в этом деле опыт не меньше моего, а то и побольше. Внезапно меня осенила мысль. В Тер­мезе есть база ООН, и они перевозят грузы в Кабул. Кроме того, там базируются немецкие и американские ВВС. Звонок Vincent'у помог решить все проблемы. Самолёт из Парижа приземлился в Мюнхене, где меня уже встречала машина и двое бравых военных. Они доставили меня на базу ВВС. После того, как были улажены все формальности, мне сообщили, что самолёт вылетает через два часа. Как оказалось перелёт весьма не быстрый и в Термезе мы будем только к вечеру. И всё же день оказался весьма удачным. Из Термеза в Кабул через 4 часа после нашего прилёта вылетал местный транспортник. По моей большой просьбе, полковник, встречавший меня на базе, позвонил в Термез, и договорился, что бы меня подвезли в Кабул. Моих восторгов и благодарности не было предела. Да, транспортный военный самолёт это, конечно, не Боинг со всеми удобствами, но всё когда-нибудь кончается. Наконец-то колёса коснулись земли, и моё измученное тело можно было готовить к выходу из самолёта. За бортом меня встречали вечерние сумерки, душный жаркий воздух, слабый ветерок немного смягчал жару, но уже через пять минут мою одежду можно было отжимать. Молодой парнишка, резво подбежавший ко мне, объяснил, что самолёт до Кабула вылетает через четыре часа. Посадка от грузового терминала за пятнадцать минут до вылета. В Кабул везут груз гуманитарной помощи, сопровождающих и гражданских специалистов. На мой вопрос о базе ООН, он быстро повернулся и предложил идти за ним. Оказалось, что база находится недалеко от аэропорта. Светиться на базе очень не хотелось, но другого варианта не было. Мне было интересно встретиться с кем-нибудь из тех, кто был на фотографиях водителя из Лондона. Крайне интересно было узнать хоть что-нибудь о деятельности сына Wolkersdorf'а на этой базе и в Кабуле. Встретили меня дружелюбно. Представившись инспектором одной из компаний поставщиков гуманитарного груза, я попросил рассказать мне, как и куда, а главное кем, распределяется гуманитарная помощь. Для большей убедительности сказал, что руководству компании стало известно о нецелевом использовании гуманитарной помощи, а так же продаже оружия Талибам. Милая девушка, которая сначала вызвалась ответить на мои вопросы, сильно смутилась, предложила минутку подождать и вышла из комнаты. Минут через десять вошёл мужчина в форме офицера, уверенно сел напротив меня и чуть ли не угрожающим тоном попросил предъявить ему мои документы. Получив, и дотошно просмотрев мои бумаги, он позвонил по телефону и продиктовал мои данные. Ожидание длилось мучительно долго, но, наконец, в трубке ответили. Офицер что-то быстро записал на бумаге и положил трубку. Его лицо не стало приветливее, но в двух словах он объяснил, что ни о какой продаже оружия Талибам ему ничего не известно. Наша миссия исключительно мирная, действует строго по мандату ООН и никакими противоправными действиями не занимается. Сейчас многое зависело от того, причастен или нет, этот начальник, который даже не представился, к незаконной деятельности. Мило улыбнувшись, тихим спокойным голосом, мне пришлось поинтересоваться его статусом и обязанностями по мандату, о котором он так много говорил. Его лицо покраснело от злости и, видимо, от недостаточного к нему почтения. Едва сдерживая гнев он процедил сквозь зубы, что является полковником армии США в отставке, и назначен руководителем миссии ООН в Термезе. Сказал, что ему непонятны инсинуации в отношении деятельности миссии, которая под его руководством работает на благо простого народа Афганистана. Данные обо мне, которые были продиктованы ему по телефону, могли представлять для меня опасность, а могли и не представлять таковой. Всё зависело от того, куда он звонил. Скорее всего, это было представительство миссии ООН в Кабуле, но он мог звонить и своим приятелям, если связан с бандитами. Риск был велик. Раскрывать ему сферу своих интересов было бы крайне неосторожно. И всё же приходилось рисковать. Улыбнувшись ему своей самой обаятельной улыбкой и замахав руками, я, как можно убедительнее стал объяснять, что у меня и в мыслях не было подвергать сомнению правильность его действий на этом посту, какому либо осуждению или даже сомнению, в правильности и эффективности руководства. Просто, к нам поступили данные о возможной связи одного из сотрудников миссии с Талибами. В мою задачу не входит выявление такого человека. Меня, просто, просили поинтересоваться вашим мнением о принципиальной возможности такого сотрудничества, и возможно, вы самостоятельно могли бы проверить и решить эту проблему. В данный момент нам очень важно знать ваше мнение и рекомендации о возможности и целесообразности повышения в должности некоторых ваших сотрудников. По существу, мы очень надеемся, что возможно, вы скажете по нескольку слов о сотрудниках, фотографии которых у нас есть, и о желательности их перевода на повышение в структурах ООН. Внимательно разглядывая представленные мной фотографии, он явно пытался понять, где и когда они были сделаны. Но наши специалисты, предполагая такой интерес, изменили окружение, а частично и одежду, что бы исключить все признаки идентификации места и времени, что бы было невозможно определить, где и когда были сделаны фото. Через несколько минут он стал выбирать по одной фотографии и рассказывать о работе каждого сотрудника. Характеристики, в основном были хорошие, доброжелательные, но рекомендаций на повышение не содержали. Дойдя до фотографии нашего водителя, полковник немного помедлил, затем сказал, что практически не знаком ни с ним, ни с его работой. Этот человек не числится в штате миссии, работает шофёром и занимается перевозкой почты и продуктов по распоряжению моего заместителя по матчасти господина Wolkersdorf'а. Молодого, исключительно честного и порядочного человека, сына известного бизнесмена Wolkersdorf'а старшего, который очень много сделал для нашей миссии и народа Афганистана. По моему мнению, этот молодой человек вполне заслуживает повышения, полного доверия и исключительных преференций в работе. На вопрос где он сейчас и можно ли с ним поговорить, полковник немного смутился и сказал, что сейчас Wolkersdorf находится в Париже и пытается заключить контракт на поставки электронного оборудования для правительства Афганистана. Немного помолчав, добавил, что господин Wolkersdorf работает исключительно бесплатно, получая средства от деятельности фирмы своего отца. Собственно, беседа была, практически, закончена, но тут меня осенило, и я спросил о целесообразности поговорить, о повышении Wolkersdorf'а с господином Питером Байертом, специально умолчав о его должности и положении. Полковник проглотил наживку и согласно закивал головой.
   - Конечно. Именно Байерт тот человек, который рекомендовал Wolkersdorf'а для работы в нашей миссии и он вполне может посодействовать повышению своего протеже.
   О нашем представителе миссии ООН в Кабуле, спрашивать уже не имело смысла. Было очевидно, что они хорошо знакомы, и всё же я поинтересовался об отношениях полковника с представителем миссии США в Кабуле.
   - Собственно отношений у нас лично никаких нет. Человек он мало контактный, возможно, хорошо знает своё дело, вопросов к его работе нет, но я стараюсь общение с ним свести к минимуму. Мне он не нравится, хотя объективных причин к этому нет. Просто, это человек явно не моего круга общения.
   Этот факт мне показался интересным. В какой-то мере он говорил о непричастности полковника к компании бандитов, но, конечно же, и не исключал этого. На мой последний вопрос, куда он звонил для подтверждения моих полномочий, он покачал головой и чётко сказал, что это не должно меня интересовать. На том мы и расстались, пожав друг другу руки и улыбнувшись на прощание. Конечно, не так агрессивно, как при встрече, но и друзьями мы точно не стали. Ну что же, может оно и к лучшему.
   В аэропорту уже вовсю шла погрузка в самолёт грузов, а сам самолёт произвёл на меня очень сильное впечатление. На чём только я ни летал в своей жизни, но представить, что эта развалина сможет подняться в воздух, да ещё и поднять груз, было невозможно. Кроме меня вокруг самолёта бродили ещё двое. Фотографии обоих лежали в моём кармане, и поскольку, время до отлёта ещё было, а им всёравно делать тоже было нечего, я решил поговорить с одним из них. Как бы случайно мы встретились, прогуливаясь вокруг самолёта. Разговор начал я.
   - Привет. Тоже летите этим самолётом?
   - Да, мы как бы охранники, отвечаем за сохранность грузов.
   - Охранники вооружённые?
   - Да, у нас есть оружие, но всё-таки мы мирная миссия и оружие только для личной защиты, в случае нападения на груз или кого-то из нас.
   - И что, были такие случаи?
   - Пока, слава богу, нет, но здесь всякое возможно.
   - У меня, к сожалению, оружия нет, а купить здесь, что-нибудь подходящее возможно?
   - Если есть деньги, здесь можно купить и танк и ракеты. Были бы деньги.
   - Не подскажете, как бы мне купить здесь, что-нибудь для личной защиты?
   - А ты собственно кто такой и что тебе здесь надо?
   - Я инспектор одной из компаний, которые поставляют вам гуманитарную помощь. Меня послали поискать здесь людей имеющих опыт работы в Афганистане, подходящих для руководства новыми миссиями помощи афганцам, и просто, для повышения по службе. Из разговора с вашим полковником, я понял, что здесь неплохо бы иметь что-либо для самозащиты. Похоже, что кроме меня здесь никто меня защищать не будет. Вот и интересуюсь, на всякий случай.
   - Нет. Вы обратились не по адресу. Мы ничего не знаем о такой торговле. Нам запрещено даже думать об этом. Наше дело охрана грузов и ничего другого для нас не существует. Нам хорошо платят и никто рисковать местом и зарплатой здесь не будет.
   При этом он хитро улыбался и разводил руками. Было очевидно, что он не доверяет мне, но немного заработать совсем не прочь.
   - Жаль, может быть, вы знаете к кому можно обратиться за помощью? Я могу неплохо заплатить.
   - Даже и не знаю. Попробуйте поговорить с моим напарником. Может он что-то подскажет.
   На этом наше общение и закончилось. До посадки ещё оставалось время, и я пошёл искать его напарника. Около, с позволения сказать самолёта, уже собралось несколько человек. Почти весь груз уже был размещён внутри, но народ не спешил с посадкой. В тени самолёта было прохладнее, чем внутри него. Наконец в поле моего зрения появился второй охранник. Он не спеша, двигался в нашу сторону. Перехватив его на полпути, я, пытаясь заинтересовать этого угрюмого, измученного жарой мужчину, широко размахивал руками и пытался объяснить, что его напарник посоветовал мне обсудить одну проблему именно с ним. Мужчина, не без труда, оглядел меня, скрестил перед собой руки и сказал, что бы я шёл куда-то, но я не понял куда. Решив, что туда идти именно сейчас, совсем не обязательно, я перешёл сразу к делу.
   - Ваш коллега сказал, что вы можете оказать содействие в приобретении, чего-либо вроде лёгкого оружия для самозащиты. Здесь весьма небезопасно и возникает очень неприятное ощущение незащищённости. О достойной оплате вопрос не стоит, и сразу по окончании моей миссии, его вполне, можно вернуть. Ваш коллега имеет достаточно информации о моей миссии и, наверняка, не будет её скрывать.
   - Ну, так и договаривайтесь с моим коллегой.
   - Может быть, вы поговорите с ним сами. Между собой вы явно договоритесь быстрее. Мне не о чем с ним договариваться и я уже сказал, куда вам лучше идти.
   Разговор явно не получился. Очередной облом был неприятен, но не смертелен. Уже молча, мы добрели до самолёта и первыми забрались внутрь. Остальные последовали за нами. Дверь закрыли. Завели двигатели. Всё вокруг затряслось, затрещало, и казалось начало разваливаться. И, тем ни менее, после пробега "километров десять" наша железяка оторвалась от земли, и внизу стали уменьшаться постройки, а сам город поплыл куда-то в сторону. Примерно, через час ужасного полёта, наш жутко трясущийся тарантас пошёл на посадку и, не развалившись, плюхнулся на посадочную полосу аэропорта в Кабуле. Мои внутренности выворачивались наружу, когда люк открылся и нам предложили вываливаться. Пропуская народ вперёд, я преследовал две цели. Во первых, перевести дух, а во вторых понаблюдать за всеми пассажирами. Двое охранников, проходя мимо меня, шепнули, что бы я вышел с ними. Пришлось присоединиться. Очутившись на земле, я понял, что у меня трясутся ноги. Справившись с ногами, я догнал своих попутчиков. Они подошли к стройному молодому человеку, которого я узнал с первого взгляда. Он меня никогда не видел. Особого риска быть узнанным, в общем, не было. Охранники объяснили ему кто я, и рассказали о моём желании иметь что-нибудь для защиты. Молодой Wolkersdorf осмотрел меня с ног до головы, попросил мои документы и представился сам. Документы были формальностью, но они были настоящие, и компания вполне могла подтвердить их подлинность в случае необходимости. Было очевидно, что такими бумажками убедить Wolkersdorf 'а в истинности, как моей личности, так и моей миссии в Кабуле, было невозможно. Этого зубра на мякине не проведёшь. Однако же, он не очень-то задержался в Париже. Видимо, результаты переговоров его вполне устраивали. Он вернул мне документы, улыбаясь своей самой очаровательной улыбкой, Охранники, пошептавшись в сторонке с Wolkersdorf'ом, вернулись к самолёту и наблюдали за выгрузкой грузов. Wolkersdorf вежливо предложил мне место в его машине и обещал всяческое содействие в моей миссии. Он помог мне устроиться в отеле, предложил отдохнуть от жары и дороги до вечера, пригласил поужинать вместе вечером в ресторане отеля. Приглашение было принято, и только тут я заметил, что за нами постоянно сменяясь, следуют люди. Хуже всего было то, что они постоянно фотографировали нас. Это подтверждало мои предчувствия и говорило о том, что именно здесь за меня взялись основательно. Игра пошла по крупному. Где-то здесь работали и русские. Они-то уж точно знали меня в лицо. Но теперь и наших тут было достаточно, и на их помощь вполне можно было бы рассчитывать, конечно, если успею за ней обратиться. Итак, время пошло. Smart мгновенно связал меня с Фрэнком. Описание ситуации не заняло много времени. Фрэнк передал мне адреса, коды для связи в Кабуле и других частях страны, а также информацию, что Джейк и Микки прибудут в кабул через пару, тройку дней.
   - Лондонский водитель позвонит, как только прибудет в Кабул. Это вопрос нескольких часов.
   Харт прибыл в Кабул и находится на рабочем месте. Его координаты и вся информация для связи, тебе уже переданы.
   Фрэнк пожелал мне удачи, а я ему и на этом мы расстались.
   Итак, было самое время подвести промежуточные итоги, обдумать дальнейшие цели и оценить ресурсы для их решения. Нашими задачами в Кабуле было выяснить место нахождения лаборатории и ящиков с оборудованием. Выявить, по возможности всех бандитов организации, а главное их главарей. Раскрыть сеть бандитов в других странах и разорвать их связи. Найти негодяев в наших рядах, которые занимались продажей оружия бандитам, торговлей наркотиками и другими преступными действиями.
   Номер отеля оказался вполне приличным. Хорошо работал кондиционер, и в номере чувствовалась приятная прохлада. В холодильнике были напитки, сок, бутерброды, шоколад и много чего ещё. Оказалось весьма приятным подкрепиться стаканом молока с бутербродом. Настроение немного улучшилось, и только тут меня потянуло в сон. Конечно, эта ночь оказалась бессонной, но как-то уж сильно и резко захотелось спать. Это было подозрительно. Борьба со сном стала мучительной. Ничего компрометирующего при мне не было. Самым ценным был smart. Из последних сил мне удалось спрятать его и датчики движений, которые тоже почти всегда были при мне. Дальше вспоминать было бесполезно. Через секунду моё тело рухнуло на пол, и я уснул. Проспав до вечера, проснулся лёжа на диване от стука в дверь. На мне не было обуви, галстук был распущен, пиджак висел на стуле. В номер вошла женщина, немолодая, невысокого роста, смуглая с очень большими красивыми глазами. На вполне приличном английском она объяснила, что, видимо, от усталости и жары, я заснул прямо на полу, и ей пришлось переложить меня на диван. В это трудно было поверить, так как при её комплекции, по сравнению с моей, это было, практически невозможно. Да, в общем, я и так понял, что здесь произошло. Убедившись, что со мной всё в порядке, она сказала, что внизу меня ждёт молодой человек, и предложила спуститься вместе с ней. Поблагодарив её и расставшись с десятью баксами, я, сославшись на дела в номере, попросил передать молодому человеку, что спущусь к нему минут через пять, десять.
   По возможности, стараюсь, что бы smart всегда был при мне. Спрятав его в специальном кармане, пытаясь осмыслить произошедшее, медленно стал спускаться вниз. Там меня уже ждал Wolkersdorf. Улыбаясь во всё лицо, он пошёл мне навстречу.
   - Как отдохнули?
   - Не очень хорошо. После стакана молока свалился на пол и уснул. Проснулся только что.
   - А, не переживайте. Здесь такое бывает. На новичков действует жара и сильная усталость. Обычно новые люди быстро привыкают к местным условиям и в дальнейшем чувствуют себя вполне терпимо.
   - Какую кухню вы предпочитаете, местную или европейскую?
   - В такую погоду, что-то совсем не хочется есть. Может быть сок и фрукты?
   - Отличное решение.
   Мы устроились на веранде ресторана. Заказали сок, фрукты и мороженое. После нескольких минут вежливого молчания Wolkersdorf заговорил первым.
   - Я обдумал вашу просьбу о приобретении оружия для самозащиты и, думаю, что смогу вам помочь. Кстати, а как долго вы намереваетесь пробыть в Кабуле?
   - Ну, в принципе, меня никто не ограничивает в сроках. Мне поручено найти здесь людей, которые достаточно образованы, обладают хорошими организаторскими способностями, хорошо знают местные обычаи и прилично говорят на английском языке. Мы хотим расширить нашу помощь афганцам, особенно в районах вдали от больших городов. Мне было бы интересно самому посмотреть, как там живут люди, что они думают о движении Талибов, какая помощь им нужна в первую очередь.
   - У вас весьма благородная миссия. Я уже давно работаю в Афганистане и, возможно, мог бы вам в чём-то помочь. Через пару дней мы начнём развозить новую партию продовольствия по афганским сёлам и, если хотите, то можете присоединиться к нам. Тогда же мы сможем решить и вопрос о вашей безопасности.
   - Ок! О большем невозможно было и мечтать. С нетерпением буду ждать вашего звонка. Кстати, а что вы думаете о возможности своего повышения и об официальном переходе в структуры ООН?
   - О! Это очень заманчивое предложение, но пока я не готов на него ответить. Мне надо подумать и главное, посоветоваться с отцом.
   - Да, конечно, вас никто не торопит. Вы можете спокойно обдумать это предложение и сообщить нам о своём решении, когда сочтёте это удобным. И всё же, очень прошу вас не тянуть уж слишком с ответом. У нас не так много времени для поиска нужного человека на эту вакансию. И, должен сказать, что полковник, начальник миссии в Термезе, очень рекомендовал именно вас на эту должность.
   - Весьма польщён, и скажу вам о своём решении в ближайшие дни, ещё до возвращения из нашей поездки.
   Мы обменялись телефонами. Посидели ещё часок, наслаждаясь соком, вечерней прохладой и очарованием города. Wolkersdorf проводил меня в холл отеля, и мы расстались, пожелав друг другу всего наилучшего.
   В номере почти ничего не изменилось. Однако датчики smart'а показывали, что номер напичкан видеокамерами и микрофонами. Весьма оперативная работа. Мой smart мог деактивировать все камеры, но пока смысла в этом не было. Ночь прошла без приключений. Утром мне позвонил Wolkersdorf и пригласил посетить вместе с ним лекцию одного из американских учёных, который сегодня вечером прибудет из Chicago. Лекция будет прочитана завтра в университете. Тема весьма интересная "Влияние лучевой энергии на сознание человека". В случае согласия, мы с друзьями могли бы заехать за вами в отель. Разумеется, я согласился. Весь день без особой цели бродил по городу, заходил в кафушки, сходил на рынок, и уже к вечеру зашёл в здание миссии ООН. Проверка моей личности не уступала проверкам для посещения Белого Дома. Кроме того, за мной постоянно велось внешнее наблюдение, как я понимаю, людьми Wolkersdorf'а. Мне хотелось посмотреть на Харта и его резиденцию. К сожалению, самого Харта застать не удалось. Секретарша объяснила мне, что он уехал в аэропорт встречать американского учёного, который должен был прилететь через два, три часа. Уже по дороге домой меня позвал smart. Звонил лондонский водитель. Он сообщил о прибытии в Кабул, свои координаты, номера для связи и просил о встрече с ним сегодня. Практически, это было невозможно, так как постоянная слежка за мной исключала любые контакты. Объяснив ему ситуацию, мы договорились, что пока будем связываться только по спецканалам связи. Вкратце он обрисовал мне ситуацию в Лондоне. Сообщил, весьма, радостную для меня весть, что шеф детективного агентства в Лондоне Джон Смит найден на помойке, в ужасном состоянии. Его незамедлительно доставили в больницу, сейчас он уже вполне удовлетворительно себя чувствует и скоро буде выписан из клиники. На душе стало веселее. Путь до отеля не занял и десяти минут. Всё же приятно сознавать, что тебя так любят и проявляют столько внимания. Не только датчики движения, но сам вид номера, говорили о тщательнейшем осмотре всего содержимого номера и моего ничтожнейшего скарба. Особой аккуратности они не проявляли, но старались не особо изменять положение вещей. Как всегда, я разобрал постель, правильным образом сложил туда вещи, подушку и другие причиндалы. Получилось очень похоже на то, что там спит жертва. Самому пришлось устроиться на видавшем виды диване в гостиной. В подсознании уже выстроилась очередь прекрасных снов. Ночью меня разбудил вибрирующий smart. Это не спалось Джейку. Хоть и сквозь сон, но всёравно было приятно вновь услышать голос друга. Несмотря на то, что наш канал связи был очень специфичен и, практически засечь его было невозможно, дружескую часть общения мы сократили до слов приветствия. Поделившись с Джейком информацией о последних событиях, и сообщив ему, что завтра, т.е. уже сегодня буду присутствовать на его лекции в университете, поинтересовался его планами. Джейк сообщил весьма интересную новость. Ему предложили продолжить просветительскую миссию в одной из научных лабораторий Афганистана, где кроме лекции, его хотели познакомить с работами лаборатории по той же тематике. Конечно же, Джейк согласился, хотя и понимал, что это, скорее всего, ловушка. Проблема состояла в том, что Микки ни за что не хотела оставаться в Кабуле и настаивала на поездке с Джейком. Ещё более неприятным было то, что организаторы поездки не только поощряли её сопровождать Джейка, но и обещали что-то вроде гарантий её безопасности. Я тоже рассказал Джейку, что получил приглашение Wolkersdorf'а через пару дней посетить деревни и селения афганцев с целью ознакомления с их проблемами и основными потребностями. Вояж Джейка и мой хорошо совпадали по времени, и вряд-ли это совпадение было случайным. Никаких решений мы принимать не стали и решили действовать по обстановке. На теле Джейка и Микки решили установить GPS модули. А дальше как получится. На том общение и закончилось. Когда у меня появлялись нехорошие предчувствия, начинался небольшой озноб. Лекция Джейка прошла на ура. Вопросов было столько, что пришлось всем желающим устроиться на сцене и провести, что-то вроде круглого стола вопросов и ответов. Вся эта процедура затянулась до позднего вечера. К моему удивлению, Микки, которая помогала Джейку с плакатами и слайдами, ни разу даже не улыбнулась мне. Внутри у меня всё кипело от негодования, но я приписал это процедуре конспирации и немного остыл. Хотя, Джейку всегда удавалось отбивать у меня девчонок.
   Отели у нас с Джейком были разные и мы с Wolkersdorf'ом ушли задолго до окончания дискуссии. Расставаясь, Wolkersdorf предупредил меня, что машина с гуманитарной помощью уходит в шесть утра, пока ещё не очень жарко. Я сказал, что к этому времени, в полной готовности, буду ждать его у входа в отель. На том наше рандеву и закончилось.
   Утром мы связались с Джейком, и выяснилось, что он тоже, чуть позже меня, отправляется к месту, где находится лаборатория. Там ему предстояло встретиться со специалистами и ещё раз прочитать лекцию, которая пользовалась столь заметной популярностью. Микки удалось уговорить остаться в отеле. К ней приставили двух охранников, которые не очень навязчиво, но весьма усиленно, должны были её охранять до возвращения Джейка. Выяснилось также, что водителем машины, на которой должны были ехать Джейк и сопровождающая его команда, оказался наш старый друг, водитель из Лондона. За полчаса до шести мой smart связал меня с Фрэнком, и мы обменялись последней информацией. Фрэнк сообщил, что талибы, которые связались с нашим агентом через грузин и чеченцев, переправили его в горы, и обещали помощь в поисках останков. Его координаты уже в базе данных и сейчас готовится соответствующая операция. Агент рассказал, что один из главных руководителей отряда, или всей банды, которого втихаря называют Керим, срочно отбыл в неизвестном направлении, прихватив с собой дюжину лучших бойцов. Ситуация в Кабуле и все датчики GPS под полным контролем. Группы поддержки в полной готовности и будут приведены в действие, если возникнет такая необходимость. С помощью Лондонского водителя зафиксировано положение воинской части, откуда произошла утечка оружия. Фрэнк так же сказал, что по всей вероятности, поиск виновного не займёт много времени. Ситуация накалялась и близилась к развязке. И всё-таки развязка началась по совершенно непредвиденному сценарию. Как мы и договорились, чистый побритый и одетый в не вызывающую лишнего внимания у окружающих одежду, минут за пять до назначенного времени я прогуливался у входа в отель. Без каких либо мыслей, совершенно случайно подошёл к киоску, который стоял метрах в двадцати от входа в отель. Он только что открылся, и можно было купить свежую газету. Их тоже только что подвезли и сейчас разгружали. Я находился позади мотороллера и даже пытался помочь ребятам с разгрузкой. В этот момент ко входу отеля подлетел грузовик и из него, как из табакерки, выскочили десяток солдат, с автоматами и полностью экипированные. Двое остались у входа, а остальные зашли в отель. Последним, неспеша, из кабины вышел Wolkersdorf и стал прогуливаться у входа в отель. Сомнений не оставалось. Меня хотели арестовать. Что-то пошло не так и сейчас надо было очень тихо смыться до выяснения обстоятельств. Так я и попытался сделать, но движение у киоска привлекло внимание Wolkersdorf'а. Он приказал солдатам осмотреть людей у киоска и сам направился вместе с ними. Ребята у киоска детально описали мою внешность и показали направление, в котором я пытался улизнуть. И всё же они явно помогли мне. Мало того, что они, довольно, долго и сбивчиво описывали мою внешность, но и направление моего бегства сильно отличалось от действительного. Я был у них в долгу и не должен забыть это. Укрывшись в ближайшем переулке, и достав, свой любимый smart связался с Джейком. К сожалению, он и его сопровождающие были уже в пути. Описав Джейку ситуацию и получив его координаты, мы договорились связываться каждый час, в случае крайней необходимости, так как излучение smart'а могли засечь. Хотя, Джейк пока не был арестован и, теоретически мог пользоваться мобильником. В общем, мотивы действий Wolkersdorf'а, принципиально, мне были понятны. Очевидно, что вся наша группа, если и не была раскрыта полностью, то уж во всяком случае, находилась под подозрением. Похоже, что бы не искушать судьбу, нас решили, просто, уничтожить, как надоедливых насекомых. Но тогда и Микки была в смертельной опасности. Надо было срочно предупредить её. Понятно, что её охране теперь тоже доверять было нельзя. Через минуту я уже слушал длинные гудки моего smart'а, но ответа не было. Очевидно, что Микки в руках противника и стала аргументом в общении с Джейком. Выглянув из-за угла, увидел свой отель, и стало немного легче. Машины у подъезда уже не было, но перед входом шлялся один из солдат. Незаметно перебежав к киоску, я привлёк внимание ребят, которые завтракали прямо в киоске. Заметив меня, они улыбнулись до ушей. Я щедро поблагодарил их, а они рассказали, что это были не простые солдаты. Это была отборная группа садистов, просто звери из спецотряда начальника полиции. В городе их хорошо знали, ненавидели, и старались не попадаться им на глаза. Мысль о том, что начальник местной полиции заодно с Wolkersdorf'ом, а, скорее всего, и с бандитами тоже, не предвещала ничего хорошего.
   Через пятнадцать минут я был у отеля, где остановился Джейк, и где должны были охранять Микки. У входа дежурили двое с автоматами. Меня здесь тоже уже ждали. Стало очевидным, что теперь мои приметы есть у всех полицейских и на меня объявлена охота. В самый разгар размышлений ожил smart. Звонил Фрэнк. Он сказал, что наш человек, который просил помощи у Талибов, арестован Керимом, и сейчас весь отряд на двух машинах движется в северном направлении. Перемещения Джейка и Керима под нашим контролем со спутника. Ты тоже под наблюдением, но непонятно, почему ты не поехал, как вы договаривались. Я быстро описал ситуацию и попросил Фрэнка как можно чаще пересылать мне координаты Джейка. Звонить ему было не совсем безопасно, да и излучение его smart'а тоже могли засечь. Скорее всего, они все едут в одно и то же место. Фактически вся наша группа раскрыта и арестована, но я, как заноза у них в ..., пока на свободе, и в связи с этим, они ещё не раз пожалеют, что упустили меня. Теперь мне нужно было раздобыть где то машину, и добраться поближе к месту шабаша. Снова ожил smart. И это снова был Фрэнк. Он явно "прочитал" мои мысли, так как предложил мне попытаться найти небольшой аэродром недалеко за городом, и сообщил его координаты. Там, специально для меня стоит лёгкий вертолёт. Он в полном моём распоряжении. В разрушенном старом ангаре стоит внешне потрёпанный джип. На самом деле он в отличном состоянии, полностью заправлен, дополнительные баки с горючим в багажнике. Там же и всё необходимое, что может понадобиться, включая оружие, информацию, необходимые приборы для ориентирования и связи. На соседней базе, неподалёку, уже в полной боевой готовности, наше спецподразделение, на нескольких вертолётах ждут приказа о начале поддержки твоих действий. Связь с командиром подразделения по коду и номеру, которые уже переданы тебе на smart. От избытка чувств, в знак благодарности, смог выдавить из себя только одно слово, спасибо. Однако ж за город ещё надо было добраться. Кругом полно полицейских и все они мечтают получить награду за то, что поймают именно меня. Как же выбраться из города? И тут меня осенило.
   - Фрэнк, не могли бы вы, организовать небольшой кипишь по поимке пробравшихся в город нескольких диверсантов? Необходимо, на время, отвлечь полицию от интереса к моей персоне.
   - Думаю, это вполне осуществимо. Операция начнётся, примерно, через час. Может быть тебя забрать, под шумок, и доставить на базу?
   - Нет. Они тоже не дураки и могут предвидеть такой вариант. Это может привести к столкновению наших ребят с полицейскими, а это может только повредить операции. Надеюсь добраться до базы самостоятельно. Спасибо за всё. До связи. Удачи!
   В голове крутились варианты, как незаметно добраться до базы. Расстояние было приличное, да и часть пути пролегала за городом. Добираться пешком было слишком опасно. Патрули в городе и на дорогах, практически, не оставляли шансов на успех. Вдруг в голову пришла интересная мысль. Мотороллер, который развозил газеты, мог стать неплохим средством передвижения. Конечно, его контейнер для газет был маловат и тесноват, но, может оно и к лучшему. Почему бы не доставить немного газет и на военную базу. Быстрым шагом, но стараясь не привлекать лишнего внимания, и стараясь слиться с общим движением людей по улицам, я смог добраться до заветного киоска. Продавец удивился, что я ещё здесь и сказал, что его приятель, который развозит газеты, уже уехал в другие киоски. Пришлось объяснить ему моё безвыходное положение и подкрепить мои мольбы о помощи соответствующей купюрой. Что произвело на него большее впечатление, моё отчаянное положение или вид президента на купюре, не знаю. Как бы нехотя, он достал свой допотопный мобильник и произнёс буквально несколько слов. Не дожидаясь ответа, выключил его и тот мгновенно исчез в дебрях его одежды. Примерно, через полчаса он будет здесь. Деньги мне и сейчас. Доставку он не гарантирует, но сделает всё возможное. В случае проблем, он вас не знает. Моё согласие не заставило себя долго ждать. Деньги мгновенно перекочевали вслед за телефоном, и он угостил меня чаем. Охранники у дверей отеля иногда косились на нас, но никаких действий не предпринимали. Беседа как-то не клеилась, и мы пили чай молча. Неожиданно для меня, мой киоскёр, продолжая потягивать чай, тихо сказал, что мотороллер ждёт меня во дворе, через два квартала за углом. Как он узнал об этом, я так и не понял, кивком головы дал понять, что всё понял, не спеша, допил чай, поклонился, поблагодарил его за чай, добродушие, и неторопливым шагом пошёл искать мотороллер. Он ждал меня, как и сказал киоскёр. Водитель мотороллера обнял меня, как своего давнего друга или даже брата. Я объяснил, что и куда мне нужно. Оказалось, что он хорошо знает это место и, действительно, не раз возил туда газеты. Немного времени ушло на объяснение про отвлекающий манёвр американских военных, что вызвало у него широкую улыбку, и затем, меня разместили в коробке мотороллера. Тесно, неудобно, но терпимо. Водитель заложил меня пачками газет, и мы поехали. Ну, поехали, это громко сказано. Трясло и колотило головой об стенки почище, чем на родео. Чего не вытерпишь ради достижения цели. Таки нас всё-таки остановили. Проверка документов и требование открыть дверцу тарантаса. Напряжение достигло максимума. Оружия с собой не было. Защищаться было нечем. Дверца открылась, солдат заглянул вовнутрь. Ковырять газеты не стал. Махнул рукой, мол можешь катиться, хлопнул дверцей и отошёл. Я, про себя поблагодарил Фрэнка. Он таки успел подключить наших к проверкам. Мотороллер задрожал, и на душе отлегло. Кажется, проскочили. Остальную часть пути проехали без проблем. Дверца открылась, и водитель предложил мне выбираться. С трудом, пробравшись через кипы газет, выбрался из тарантаса. Моя благодарность парню была безгранична в разумных пределах. По-моему, он остался доволен. Рядом с мотороллером уже стояли вооружённые офицеры и несколько охранников. Внимательно просмотрев мои документы, они предложили следовать за ними. Командующий базой встретил меня приветливо. Предложил кофе, сигару и присесть на диване за небольшим десертным столиком. Беседа продолжалась недолго, и мы решили, что я поеду на машине, а на значительном расстоянии от неё, нас будет сопровождать вертолёт. Определив по данным Фрэнка, и нанеся на карту примерное направление движения Джейка, мы с двумя парнями из спецназа и водителем, устроились в машине. Мотор уверенно взял нужную ноту, и машина двинулась навстречу неизвестности. Через полчаса за нами должен был подняться вертолёт. Вооружения было достаточно для ведения небольшой войны. Сообщение на smart'e показывало координаты Керима и Джейка. Неизвестным оставалось положение Микки. В случае проблем, теоретически, Джейк мог рассчитывать на поддержку водителя из Лондона. Наш агент в лагере Керима был в большей опасности и, скорее всего, Керим не просто так взял его с собой. Это значило, что действия агента под полным контролем. Полагаться на его помощь, практически, невозможно. Пересечение кривых интерполяции движения машин показало возможную цель их назначения. Туда мы и направились на максимальной скорости, какую смогли выжать из нашего старенького, потрёпанного военного Hammer'a. И всё же нам не удалось перехитрить хитрых Талибов. Понимая, что после побега я не буду сидеть сложа руки, они предвидели возможное преследование, и разместили на нашем пути отряд моджахедов. На него-то мы и налетели со всего хода. Они облепили наш тарантас, как муравьи. Сопротивление было бесполезным, но мне, всё же, удалось соскользнуть под заднее сиденье и прикрыться двумя запасками. Они же не нашли ничего лучшего, как связать ребят и бросить их на заднее сидение. Водителя оставили нашего. В машину забрались ещё человек пять. Из-за холма вывернул ещё грузовик, в котором устроились остальные бандиты. Так мы и поехали дальше. Весь процесс смены власти не занял и пяти минут. Это же надо так по-глупому попасться в их лапы. Самое смешное, что всё наше оружие теперь было у них, а я даже не догадался запастись хотя бы пистолетом. И всё же пистолет нашёлся. Один из наших парней стал настойчиво пинать меня ногой. Сначала я думал, что это он со злости но, присмотревшись, заметил, что у него одна нога толще другой. Потрогал ногу рукой и понял, что это ножная кобура, а в ней, естественно, пистолет. С пистолетом стало как-то поспокойнее, хотя в данный момент он мало что решал. Жаль, что я не мог развязать пленников. Трое бандитов сидели на переднем сидении, двое сзади, у обоих дверей. У всех были автоматы. Время на то, что бы развернуть автомат нужно больше чем для действий пистолетом. Только вот положение, в котором я лежал было весьма неудобно для прицельной стрельбы. Что бы не выдать себя, пришлось выключить сигнал smart'a и оставить только вибратор для вызова. Вовремя я это сделал, так как он тут же и принялся вибрировать. Это было сообщение от Фрэнка. Он писал, что они видели наши проблемы, и с базы ушли два вертолёта десантников нам на помощь. По-видимому, с грузовиком проблем не будет, но как освободить вас из Hammer'a, для нас пока загадка. Я написал, что подумаю, и выключил трубку. Тут мне и пришла новая интересная мысль. Если у одного моего десантника был пистолет в ножной кобуре, то и у второго он, как бы должен быть. Все ноги были рядом и мне не составило труда достать второй пистолет, правда, получив при этом пинок ногой по морде. Мой друг не сразу понял, что это я ощупываю его ноги, и слегка пнул меня от неожиданности. Итак, две пушки, это уже кое-что. Думая, как бы их эффективнее использовать, услышал шум приближающихся вертолётов. Бандиты тоже насторожились и, после двух мощнейших взрывов, кажется, потеряли бдительность. Похоже, что это вертолёты уничтожили идущий за нами грузовик. Тут я решил, что пора действовать. Подвинув ноги друзей, выстрелил два раза. Двое бандитов, которые сидели спереди посередине, уткнулись мордами в торпеду. Ребята тоже не сплоховали, и очень неплохо охаживали двоих бандитов связанными руками. Автоматы были высунуты в окна, и воспользоваться ими внутри автомобиля было весьма проблематично. Особенно после увесистых оплеух моих друзей. А в этом они знали толк. Пока там шла эта возня или тусовка, я вылез из под сиденья и шин, приставил пистолет к голове сидевшего у двери в первом ряду. Но в этом уже не было никакой необходимости. У самого носа нашей машины садился вертолёт и с десяток автоматов вежливо намекали не делать поспешных движений. Парень сам выбросил автомат, мгновенно открыл дверцу и вывалился наружу. Сам удивился, как это ему удалось так ловко и быстро проделать. Мне оставалось только воспользоваться ножом десантников, разрезать верёвки и вернуть им оружие. Мы вышли из машины. К нам подошёл командир отряда. После представления и соблюдения формальностей он сообщил, что машина Керима остановилась в небольшом селении в районе "Doabi", километрах в тридцати отсюда. За ними ведётся наблюдение. Они вошли в один из домов. Если этот сарай можно назвать домом и не выходили оттуда. На мой вопрос, не было ли машин в нашу сторону из города незадолго или после моего отъезда с базы? Ответ был отрицательный. Это значило, что Микки держат в городе заложницей. И это было весьма печальное известие. Напугав и выкинув из машины оставшихся бандитов, мы привели себя в порядок. Согласовали дальнейшие действия с командиром. Машина Джейка была явно впереди, нас и они должны были быть уже рядом с местом назначения. Конечно же, Джейк был весьма опытным специалистом. Не раз бывал в переделках. Он, наверняка, не сомневался в том, что фактически арестован, и никакие лекции читать не придётся. Он должен был иметь какой-то план действий на этот случай, но и противник был не глуп. Бандиты тоже прекрасно понимали с кем имеют дело. Без особых церемоний мы попрощались с командой поддержки. Договорились, что они пока остаются на месте и ждут команды, которая может прийти с одним из четырёх кодов, которые принадлежали мне, Джейку, нашему агенту и водителю. Командир обещал связаться с Фрэнком и доложить ситуацию. Все вопросы были согласованы и мы тронулись, как ни в чём ни бывало дальше. Звонок Фрэнка прервал мои размышления. Фрэнк поздравил меня с благополучным освобождением, сообщил координаты места назначения и добавил, что машина Джейка остановилась рядом с машиной Керима. Охрана Керима заняла оборону вокруг, казалось бы, пустого места. К ним присоединились, неизвестно откуда взявшиеся, ещё около сотни боевиков. Вся команда из машины с Джейком, как и Керим немногим раньше, вошли в один из сараев. Возможно, кто-то из бандитов на месте столкновения, успел сообщить Кериму о его результатах, и сейчас в вашу сторону едут две машины полные бандитов. Примерно, их человек двадцать, тридцать. Советуем изменить направление движения, и подойти к лагерю с другой стороны. Новое столкновение вам сейчас совсем ни к чему. Мы отметили на карте наши взаимные местоположения, изменили свой маршрут и на максимально возможной скорости устремились к цели, постоянно наблюдая за перемещениями противника. Они двигались точно к месту столкновения и будут встречены там весьма достойно. Эту опасность теперь можно было не принимать во внимание. Дальше до места добрались без проблем. Радиус охраны лагеря составлял, примерно, около, километра. Мы остановились в скрытом месте на расстоянии чуть больше охраняемого радиуса. С этой стороны нас не ждали и у нас были шансы оставаться незамеченными ещё какое-то время. На нашей стороне был фактор неожиданности, но им ещё надо было суметь воспользоваться. Несмотря на то, что водитель тоже был хорошо обученный солдат, мы решили оставить его с машиной в резерве. Он должен был спрятать и сохранить машину, а так же мы оставили в машине немного оружия. На всякий случай. Как оказалось, весьма предусмотрительно. Теперь надо было провести разведку. Глупость конечно, но как старший, я сам решил отправиться в пасть зверью. Мы согласовали наши действия. В случае, если от меня не будет сигналов до полуночи, они должны действовать исходя из обстановки. Вызывать боевую группу было бы очень опасно. У бандитов было слишком много заложников. Велика вероятность, что в суматохе и темноте, главарям удастся скрыться. Я постараюсь сделать всё, что бы обезвредить их изнутри. Если мой план провалится, действуйте самостоятельно, тихо и в самом крайнем случае, вызывайте отряд. Спецназ так хорошо замаскировался, даже мне не удалось найти, где и как они это сделали. Потихоньку, ползком я начал двигаться в сторону противника. Двигался очень медленно. Никого из охраны видно не было, хотя я точно знал, что их здесь не мало. Время уже клонилось к вечеру. Жара сушила горло. Песок залезал в самые интимные места. Темнота могла наступить очень быстро, а мне удалось проползти незамеченным чуть больше половины пути. Уже были видны сараи, маленькие строения и около них охранники. Кажется, мне удалось пробраться за первое кольцо охраны, а может и за второе. Так я и полз, размышляя о возможных вариантах, когда моя голова ударилась обо что-то очень твёрдое. Больно же. Надо быть внимательнее. Оказалось, что это засыпанный песком заброшенный колодец. Решив, что это весьма удобное место для наблюдения и возможность отдохнуть, я перевалился через его стенку и стал вычерпывать из него песок, чтобы расширить место для отдыха и наблюдений, сохранив при этом инкогнито. Вдруг рука упёрлась во что-то твёрдое. Ещё немного усилий, и моим глазам предстала деревянная крышка, закрывавшая колодец. Под крышкой была лестница. Она была столь дряхлая и старая, что спускаться по ней представлялось весьма опасным занятием. Однако, выбирать не приходилось. Для подстраховки вызвал Фрэнка по smart'у, и сообщил ему координаты колодца. Попросил передать их ребятам, которые остались в укрытии. В этот момент и послышались шаги охранников. Очень хотелось высунуть голову и посмотреть, сколько их, но здравый смысл возобладал. С максимальными предосторожностями и по возможности быстро, я начал спускаться по этой развалине вниз. Глубина была не большая, но наступившая темнота просто слепила глаза. Хорошо, что в машине были классные фонари, и один из них лежал у меня в кармане. Зажигать его было тоже опасно, и я решил делать это короткими вспышками под самые ноги, прикрывая свет фонаря сверху руками. Проход был узкий, душный, сухой и длинный. По-моему, он шёл в сторону к строениям. Мои надежды скрыться от охранников оказались только мечтами. Мой тонкий слух уловил их речь. Эти гады связались с основной охраной и рассказали. Что обнаружили следы, которые заканчивались у входа в колодец. Что тут началось, передать словами почти невозможно. На базе поднялась тревога. Даже находясь под землей, были слышны звуки бегущих людей. Особо прятаться и тихариться смысла уже не было никакого. Я включил фонарь и побежал вперёд, приготовив оружие для защиты. Пробежав метров сто или чуть больше, наткнулся на дверь, которую уже пытались открыть с другой стороны. Сзади тоже слышались шаги и голоса преследователей. Ну что же, этот раунд проигран мной вчистую. Спрятав smart в естественной складке тела, если и найдут, то не сразу, бросил пистолет в песок за дверью и стал ждать. Ожидание продлилось не долго. Дверь открылась, практически, одновременно с появлением преследователей. Им даже не пришлось просить меня поднимать руки, они уже были предусмотрительно подняты. Ни одного знакомого лица среди этой массы чёрных, бородатых людей с оружием, не было. Места было очень мало, и мы гуськом, через открытую дверь вошли в помещение. Это была небольшая, вырытая в песке землянка. Что поразительно, она освещалась маленькой, постоянно мигающей лампочкой. Очевидно, где-то работал движок, но его звука слышно не было. Ребята, оставшиеся в укрытии, конечно же, слышали переполох в лагере. Скорее всего, поняли, что я попался в лапы охранников, но как мы и договорились, не будут ничего предпринимать до полуночи. Настроение было паршивое, но пока заходили остальные, мне удалось осмотреться. В помещении, кроме двери, в которую мы вошли, были ещё две похожие двери. В них тоже вошли несколько бородатых. Интересно, что в полу виднелась ручка от крышки люка, который явно вёл вниз. Первые уже поднимались по небольшой лестнице вверх и выходили в помещение наверху. Меня стали тыкать автоматами по направлению к выходу, и скоро все мы оказались в, довольно, большом сарае. Здесь свет был более яркий, и было видно, что помещение использовалось, как гараж. Похоже, что сколотили его совсем недавно, так как доски были совсем свежие, черепица на крыше была положена явно не раньше месяца или чуть больше времени назад. У стены стояли БТР, пара разбитых Hammer'ов, армейский грузовичок и вполне приличный Land Rover. Меня вытолкали наружу и повели в сторону небольшого, вполне приличного одноэтажного здания, у входа в который, нас уже ждали. Ещё издали, среди встречающих, нетрудно было узнать молодого Wolkersdorf'а. Он улыбался своей широченной улыбкой, и протягивал руку для приветствия. Дорогой Mykl, мы уже давно ждали вас, но не могли даже представить себе, что вы изберёте столь экстравагантный способ появления. Он махнул рукой охране, которая тут же удалилась, а меня вежливо пригласили войти в помещение. Это была шикарно обставленная в восточном стиле большая комната. На полу и на стенах были огромные, шикарные ковры. Большой современный LCD телевизор стоял на большой изысканно инкрустированной подставке. Рядом лежал спутниковый тюнер и два пульта управления. Яркий рассеянный свет, источник которого был скрыт отражающими панелями, не резал глаза и равномерно освещал всё помещение. В комнате стояли два шикарных дивана, не менее шикарные кресла и несколько столиков. На некоторых стояли цветы, на других вина и фрукты. В одном из кресел сидел Джейк, в другом неизвестный мне белый мужчина, очень похожий на американца. Возможно, это был пленник Керима. Водителя в комнате не было, что вселяло некоторую надежду. Кроме Wolkersdorf'а в комнате были ещё три человека и двое охранников. Вполне возможно, что одним из присутствующих был сам Керим. О двоих других ничего разумного предположить было невозможно. Все трое были афганцами, и я ломал себе голову, кто же из них мог быть Керим. Мне предложили сесть на диван и представили Джейка, как учёного из Chicago. Белого мужчину, как брата погибшего в горах пилота вертолёта. И сейчас он пытается разыскать его останки. Остальные представились как бизнесмены, заинтересованные в новой технике связи и приобретении оружия. Меня представили как специалиста по налаживанию нового бизнеса, инвестициям и организатора научных исследований, хотя о последнем я никогда никому не говорил. Молодая, симпатичная девушка принесла всем кофе, разлила вино по бокалам хозяевам, и поинтересовалась, какие вина предпочитаем мы с Джейком. Мы не артачились, сказав, что готовы выпить то, что предложат хозяева. Наши бокалы тоже наполнились искристой жидкостью. А рядом появились тарелочки с шоколадом, конфетами, восточными сладостями и фруктами. Беседу начал Wolkersdorf. Он обратился к Джейку.
   - Мне очень приятно, что вы согласились прочитать лекцию для наших специалистов. Кроме того, мы очень надеемся, что вы, возможно, поможете нам в решении одной проблемы, которая возникла у нас при анализе и работе с некими приборами, которые имеют очень большое значение для нашей дальнейшей работы. В связи с исключительной секретностью данной работы, мы предлагаем вам сдать, на время, все ваши средства связи, оружие, если оно у вас имеется, и просим, за время нахождения на территории лагеря не пытаться связываться с кем бы то ни было вне территории, где мы находимся. Хочу сразу предупредить вас, что на территории лагеря блокируются все виды связи. Для исключения возможности покинуть территорию лагеря без согласования этого вопроса с нами, вам придётся, на время нахождения здесь, надеть специальные браслеты на ногу. Они не будут ограничивать ваши перемещения по лагерю, но не позволят вам выйти за его территорию. При приближении к границам лагеря, звуковой сигнал предупредит вас о приближении к краю охраняемой зоны. Вам не рекомендуется игнорировать подаваемые сигналы.
   При этих его словах, в комнату вошли человек десять охранников, видимо он подал им какой-то специальный сигнал. Они встали рядом с нами и Wolkersdorf лично надел на ногу каждому из нас браслет, печальная слава, которого мне уже была известна.
   После непродолжительного саммита и обмена любезностями, Джейку предложили пройти с сопровождающим в лаборатории, где его ждали учёные и специалисты. Именно там ему предстояло рассказать о результатах своей работы и попытаться ответить на вопросы, которые интересовали сотрудников лаборатории.
   Нас же двоих пригласили пройти за Wolkersdorf'ом. Кроме него, нас сопровождали ещё несколько охранников. Помещение, куда нас привели, больше напоминало камеру пыток, чем номер в отеле. Охранники расположились на скамейках по краям камеры. Wolkersdorf устроился в единственном кресле рядом со столом, на котором лежали инструменты весьма неприятного вида. На другом конце стола сидел афганец, вид которого не оставлял сомнений в его специализации. Нам предложили сесть в кресла для пыток инквизиторами, защёлкнув на руках специальные крепления. Все действия происходили в полной тишине, и было совершенно очевидно, что сопротивление бесполезно. До полуночи оставалось ещё, довольно далеко, и помощи ждать было неоткуда. Общение в новых условиях начал Wolkersdorf. В его голосе уже не было бархатных ноток. Голосом с отливом железа он сказал, что давно следил за нами и ему известны наши цели. Прежде чем использовать эффективные инструменты для получения ответов на несколько оставшихся вопросов, хотелось бы получить их в приятной и не обременяющей беседе. Вопросов совсем немного, и они очень простые.
   - Первое, что нас интересует, это ваши связи с русскими. Где, как, кто связной, как много специалистов занято в этом деле с вашей стороны? Что вам известно о готовящихся наших операциях? Кто из наших людей уже под колпаком ЦРУ и ФСБ? Связан-ли Джейк с ЦРУ или ФСБ? Нам не совсем понятна роль вашего коллеги, сидящего рядом с вами, в этом деле. С одной стороны, трудно поверить в его примитивную ложь о брате, но с другой стороны, за него просили весьма уважаемые нами люди из Грузии и особенно Чечни. Мы в недоумении о целях вашего присутствия здесь и действий в Лондоне. Женщины, с которыми вы общались, да и мужчины тоже, явно не имели никакого отношения к ЦРУ. Какие-то бессмысленные пассажи, и в конце концов, одна из них приезжает в Кабул с профессором, которого мы пригласили в качестве специалиста, и к которому она не имеет никакого отношения. Что бы это значило? Она вне всяких сомнений глупа, неопытна и никак не может быть агентом. Нам известно о ваших контактах с Хартом, и было бы интересно знать, какую роль он играет в операциях ЦРУ?
   В самый разгар соловьиного пения Wolkersdorf'а, в камеру вошла женщина в кожаном костюме. Мне с огромным трудом удалось скрыть и сдержать своё удивление. Это была Лена. Конечно, её настоящий вид мало напоминал тот, который я хорошо знал, но это была она. Её я мог узнать в любом виде и в любой одежде. Она, даже не взглянув на меня, как кошка, подошла к Wolkersdorf 'у и что-то шепнув ему на ухо, быстро вышла из камеры. По реакции нашего визави нетрудно было догадаться, что в лагере что-то происходит. Он задумался и после недолгих размышлений что-то приказал охранникам. Они тут же вышли, а Wolkersdorf, пару раз обошёл вокруг кресел, к которым мы были прикованы и, задумчиво, произнёс интересную для нас фразу.
   - Похоже, что ваши друзья спешат к вам на помощь. Наши наблюдатели засекли несколько вертолётов, приближающихся к лагерю. Интересно, как они узнали нужные координаты? Пока я всё выясню, вы подождёте меня здесь, а затем я решу, что с вами делать дальше.
   С этими словами он вышел, но дверь осталась приоткрытой. Это нам мало, что давало, так как мы были намертво прикованы к неподвижным железякам. Эх, нам бы сейчас совсем не помешали часы Джеймса Бонда с лазером для резки металла, но их не было. Сломать крепления было невозможно. Толстые металлические обручи обхватывали руки, да и про браслет на ноге забывать не стоило. Однако, внимательно исследовав обхватившие наши руки железяки, я с удивлением, понял две вещи. Моя ладонь была достаточно гибкой, что бы при определённых усилиях пролезть сквозь удерживавшее руку кольцо. Конечно, кожа будет сильно содрана, но в целом рука сохранится. И, что ещё более важно, на охранном браслете не горел индикатор, что он включен. Конечно, его могло и не быть, но, теоретически, светодиод должен гореть. Иначе как узнать, включён браслет или нет. Есть вариант, что браслет включается автоматически при защёлкивании на ноге, что для нас было бы самым неприятным вариантом. И всё же, по-моему, индикатор должен был быть. В противном случае, при деактивации браслета, как узнать, что он деактивирован. Так ведь и владельцу браслета недолго взлететь на воздух вместе с его носителем. Так что индикатор должен быть, и в данном случае, похоже, что активировать браслет, просто забыли или не успели. Никаких движений за дверью слышно не было. Возможно, что все охранники были при деле, а Wolkersdorf решил, что мы и так никуда не денемся. И всё же вне всяких сомнений, времени на одиночество было очень мало. Пришлось жертвовать рукой. Превозмогая боль и сдирая кожу с руки, мне всё же удалось вытащить её из державшего её хомута. Вся рука была в крови, и кровь стекала на пол крупными каплями. Надо было как-то остановить кровотечение, но ещё предстояло вытащить вторую руку. Одна мысль об этом приводила меня в ужас. Сосед и коллега по несчастью, с интересом и любопытством наблюдал мои попытки освободиться из плена, и сочувствовал моим нестерпимым мучениям. И тут господь не бросил меня в беде. Как оказалось, наручники, приковывавшие руки к креслу, закрывались не на замки, а на защёлки. Хватило мгновения, что бы освободиться и ещё несколько секунд, что бы освободить напарника. Но за дверью уже слышались чьи-то быстрые шаги. Мы, не сговариваясь, отошли к краям двери, она открылась, и в камеру вбежал Wolkersdorf. Его слова и движения не оставляли сомнений в его намерениях. Он успел крикнуть, что скорее застрелит нас, чем даст нам уйти. Он уже начал направлять свой пистолет на кресло, в котором должен был быть я, и в этот момент заметил, что кресла пусты. Раздался страшный вопль. Мы не стали с ним спорить и быстро уложили его на пол. Он никак не мог успокоиться, продолжал сопротивляться и поливать нас матом вперемешку с угрозами. Пришлось его немного стукнуть и посадить в то самое злополучное кресло с наручниками. Но наученные горьким опытом, мы уплотнили наручники, что бы он не смог повторить мой фокус с выниманием руки, и кувалдой, которая лежала рядом, заблокировали защёлки браслетов. Теперь придётся приложить немало усилий, что бы открыть их. Пока Wolkersdorf разглядывал сны, мы обыскали его, забрали оружие, ключи и что самое главное, пульт управления браслетами, но в коридоре снова послышались шаги. На этот раз шли несколько человек, и усадить их всех в кресло, явно, не получится. Встав, как и в первый раз по краям двери, мой, теперь уже друг, лихорадочно перебирал связку ключей, пытаясь угадать какой из них закрывает дверь камеры. В это время я внимательно разглядывал замок, пытаясь понять, как он работает. Оказалось, что замок работает по принципу защёлки, и открывается ключом только снаружи. Дверь распахнулась, и в камеру вошли трое охранников. Толкнув последнего на двоих передних, мы быстро проскочили наружу, и уже начали захлопывать дверь, но натолкнулись на возражения охранников. Они к этому моменту уже пришли в себя. Казалось, что они победили. Конечно, их трое здоровых мужиков против двух ослабевших от пыток заключённых. Мы быстро отскочили от двери и я, направив пистолет на ещё не совсем открывшуюся дверь, выстрелил в неё. Охранники вывалились из камеры и застыли в немом оцепенении. Увидев, что находятся под дулом пистолета, они не стали особо возражать. Скорее, просто, не успели. Мой напарник в мгновение ока отобрал у них оружие, и нам удалось уговорить их вернуться в камеру. Всё же нехорошо было оставлять начальника в одиночестве. Запирая дверь, мы наслаждались дикими воплями и жуткими угрозами в наш адрес. К слову сказать, уже в паре метров от камеры звуков почти не было слышно. Возможно, конечно, новые заключённые умерили свой пыл, поняв, что спасать их пока, всёравно, некому. Но и нам особо радоваться не приходилось. Руку обмотали подручными тряпками, но всё же боль была очень сильна и мешала думать. Куда идти и что делать мы не знали. Мы не знали, куда увели Джейка. Что с ним, как с ним связаться и где наши вертолёты. Меня же очень интересовал вопрос, где Алёна, и какова её роль во всей этой истории здесь. Обо всём этом я думал пока мы пробирались по тоннелю к выходу. Путь оказался не длинным, но на поверхности нас ждала весьма неожиданная ситуация. Вокруг бегали люди. Кто-то тащил какие-то ящики. Крики со всех сторон только усиливали суматоху, но бегавших и окружавших нас людей было не очень много. С разных сторон были слышны выстрелы. На нас никто не обращал внимания. В этот момент ко входу в тоннель подкатил огромный джип и из него выскочили несколько мужчин с автоматами. Они бросились в тоннель, и мы еле успели спрятаться за ограждением входа. От удивления у меня вылезли глаза из орбит. Замыкала процессию Лена в своём кожаном костюме. Совладав с удивлением, я окликнул её. На мгновение она остановилась, но уже в следующий миг мне в грудь упёрлось дуло её пистолета. Мой приятель в попытке спасти меня, попытался сбить её с ног, но, не успев даже понять что с ним, оказался в нокауте, при этом дуло пистолета по-прежнему упиралось мне в грудь. Хотя мне всегда казалось, что у меня не плохая реакция, я не успел даже перевести взгляд на друга, как он уже был нейтрализован. Мои губы в автоматическом режиме шептали только несколько слов.
   - Лена, Лена, не стреляй, это я, не стреляй...
   Похоже, она осознала, кто я. Тихий вскрик выдал её недоумение и нервное напряжение.
   - Как вы здесь оказались и куда собираетесь бежать? Где охранники и Wolkersdorf?
   - Лена, Wolkersdorf и охранники заняли наше место в камере. Мы пытаемся добраться до наших ребят. Они здесь на нескольких вертолётах и устроили эту заваруху, чтобы освободить нас. А что здесь делаешь ты?
   - Это долго объяснять. Главное, что вы на свободе. Вашему приятелю тоже удалось бежать, но он, как и вы не сможете покинуть территорию базы. Для начала вам надо освободиться от браслетов на ногах. Они очень коварны и не дадут вам покинуть район базы. Пульт от браслетов только у Wolkersdorf `а. Без пульта открыть их, практически, невозможно.
   - Лена, но никакой индикации активности браслетов нет. Очевидно их, просто, не успели или забыли активировать. Не думаю, что сейчас браслеты представляют для нас опасность.
   - Тут ты сильно заблуждаешься. Индикация на браслетах включается с пульта. Активируются они автоматически в момент защёлкивания. Для их деактивации необходимо ввести пароль, который известен только Wolkersdorf `у. Пароль можно ввести и на самом браслете, но для этого его нужно знать. Мне начинает казаться, что вам не выбраться отсюда. Wolkersdorf в любой момент может подорвать браслеты и вам уже ничто не поможет.
   - Алёна, возможно, нам повезло немного больше чем ты думаешь. Мне удалось отобрать пульт у Wolkersdorf'а. Правда, я не знаю как им пользоваться, но, возможно, ты сможешь нам помочь.
   Лена быстро осмотрела пульт и радостно улыбнулась мне. Вам крупно повезло. Wolkersdorf боялся забыть пароли, или собирался передать пульт кому-то ещё. Пароли занесены в память пульта. Она немного поколдовала с пультом, и мы почувствовали как эти злосчастные браслеты, с небольшим щелчком, упали с ног. Джейк тоже был свободен, хотя и не знал, как я думаю, кого за это благодарить.
   - Вам, проще всего двигаться по направлению на запад, обойти место боя и там свернуть налево к своим.
   - А как же ты? Как ты намерена выбраться из этого котла? Ты должна знать, что тебя раскрыли и Wolkersdorf теперь, просто, играет с тобой в "кошки - мышки". Бежим с нами, и мы сможем защитить тебя.
   - Нет, ребята. Я должна спасти Wolkersdorf'a и выполнить свои планы. Думаю, мы ещё встретимся в более спокойной обстановке, но для этого, сейчас, вам надо спасти свои шкуры!
   Мой друг уже пришёл в себя и с недоумением смотрел на наше общение. На долгие разговоры не было времени и мы, дружески поцеловавшись с Леной, разбежались в разные стороны. При этом мне показалось, что браслеты ещё могут нам пригодиться, и прихватил их с собой.
   До своих мы добрались без особых проблем. Бой уже, практически, закончился. Посовещавшись с командиром, мы решили осмотреть базу, лабораторию и всё, что могло представлять для нас интерес. По пути встретили Джейка, и он показал, как добраться до лаборатории. Путь занял всего несколько минут. Оборудование производило впечатление новизной, качеством и количеством. Мы начали планомерно осматривать всё, что было доступно, когда, совершенно внезапно услышали, а скорее, ощутили присутствие кого-то ещё в помещении. Звуки исходили из под лабораторных столов. Автоматы мгновенно были направлены в сторону источников звука. И тогда раздались голоса на разных языках. Их смысл понять было не трудно. Они просили не стрелять и не убивать их. Мы приказали им вылезать и руки держать на виду. И тут, как "тараканы", из под столов начали вылезать люди. Некоторые были в белых халатах, некоторые полураздетые, остальные в камуфляжной одежде и с опущенными автоматами. Автоматы они тут же бросили. Это оказалось очень вовремя, так как мы уже готовы были открыть огонь. Слава богу, конфликт был исчерпан, так и не начавшись. Конечно, ситуация оставалась напряжённой. С людьми надо было что-то делать. Допрашивать их сейчас было бы глупо и неуместно. Но именно здесь и сейчас, в лаборатории, кто-то мог дать и, главное, показать наиболее интересные для нас материалы. Но кого оставить? Тут выручил Джейк. Он указал на руководителя лаборатории и добавил, что именно он помог ему бежать из лаборатории. Когда Лена примчалась выручать Джейка, он был уже вне опасности. Начальник рассказал ей об этом, и она ушла, скорее, убежала, в компании своих боевиков. Пришлось по рации вызвать несколько человек спецназа, что бы доставить задержанных к вертолёту. Мы же втроём остались с начальником, что бы продолжить осмотр лаборатории. Там, наверняка ещё было много интересного. Рассказ и экскурсия по лаборатории оказались, довольно, долгими и весьма познавательными. О них я расскажу в более спокойной обстановке. Мы опасались, что на базу может прибыть подкрепление со стороны бандитов, и наши силы окажутся недостаточны для сопротивления. Оставалось совершенно неясным, где сейчас находится Керим и его подручные. И всё же одну бесценную вещь нам удалось найти и забрать. Помог в этом именно начальник лаборатории. С его помощью мы нашли, исключительно талантливо, спрятанный сейф. Вскрыли его, и в наши руки попал один из тех приборов, которые наводили на нас дикий ужас, когда им пользовались наши противники, или попросту говоря, бандиты. Оставалось ещё многое, что требовало нашего внимания, но надо было быстрее уносить ноги. Именно этим мы и занялись незамедлительно. До вертолётов добирались под сопровождением пулемётных очередей. Возможно, это и были люди Керима. Конечно, нас прикрывали наши, но очко всёравно играло. Наконец мы запрыгнули в вертолёт, и он тут же взлетел. И именно в этот последний момент пуля-дура зацепила моего нового друга. Он запрыгивал последним, и не успел полностью перекатиться через бортик. Короткий вскрик, и он повис на самом краю. Мы мгновенно втащили его на борт вертолёта, и вертолёт начал подъём. Разорвав одежду раненого, мы все оказались в крови. Она била фонтаном. Рана была очень серьёзная. Пуля перебила позвоночник на уровне поясницы. Мы понимали, что боли он не чувствует, но жить ему оставалось совсем немного. Как могли, мы закрыли рану и пытались остановить кровь, но он так и умер у нас на руках, не приходя в сознание. Вертолёт продолжал двигаться к лагерю. Раненым, в том числе и мне, бойцы оказали первую помощь. Приземлились мы без проблем, и все мои мысли теперь были о том, что случилось с Леной. И, кроме того, упустить сейчас Wolkersdorf'а, было бы непростительной ошибкой. На поиски начальства и объяснение ситуации ушло, время. Но, в конце концов, меня поняли правильно, выделили два вертолёта с командой спецназа. Врач уже на ходу обрабатывал мои раны, и тем не менее, мы взлетели почти без задержек. К сожалению, была велика вероятность, что Wolkersdorf'у всё же удастся ускользнуть и на этот раз. Подгонять пилота было бесполезно. Меня трясло от бессилия, но ничего ускорить было невозможно. Перед глазами в сознании маячил тот огромный джип, на котором прикатила Лена. А ведь, скорее всего, именно на этом джипе Wolkersdorf и попытается смыться. Размышления немного отвлекали и позволяли осмыслить свои действия по прибытии на место. Стало очевидно, что начинать надо с поисков джипа. Я перебрался поближе к пилоту и, пытаясь перекричать рёв двигателей, орал ему в ухо, что в районе операции нам важно, прежде всего, найти и остановить военный джип. Несмотря на то, что все находящиеся в джипе вооружены и, наверняка окажут сопротивление, брать всех надо живыми. Это приоритет и исключительно важно для выполнения задания. Пилот дал понять, что понял и я переключился на спецназ. Дважды им повторять не пришлось, и соответствующие указания были переданы на второй вертолёт без промедления. Подлетая к цели, мы все внимательно осматривались вокруг, пытаясь заметить убегающий джип.
  
  
   Лена, камера пыток и Wolkersdorf
  
   Тем временем Лена и охранники добрались до камеры пыток, где выл от боли и ненависти Wolkersdorf. Охранники, как могли, подвывали своему шефу и пытались освободить его руки от защёлок. Кувалда, которой мы завернули их, явно не годилась для освобождения шефа. Нужна была ножовка, но её не было да и пилить пришлось бы, довольно, долго. Защёлки были массивными и сделаны на совесть, из хорошей тугоплавкой стали. Лена, недолго думая, подорвала дверь взрывчаткой, и не могла удержаться (впрочем, как и сопровождавшие её охранники) от смеха. Столь впечатляющей была картина, которую они увидели. Воспользовавшись пистолетом, как ключом, ей быстро удалось открыть защёлки и освободить "своего ненаглядного", который был предупреждён о её предательстве и готовил для неё свои лучшие и изощрённые пытки. Однако, сейчас было явно не время для разборок. Тем более, что полученная о ней информация, сейчас уже не казалась ему достаточно достоверной. Охранники подхватили шефа под руки и они, все вместе побежали к выходу, где их ждал джип Лены.
   Они быстро добрались до джипа, и тут уже возник вопрос, в какую сторону лучше ехать. Лена предположила, что про их джип уже известно преследователям и, скорее всего на их поиски уже высланы вертолёты со спецназом. Наиболее вероятно, что в любом случае, далеко уйти им не удастся. Поэтому, лучше всего спрятаться где-то неподалёку и переждать активную фазу поисков. Кроме того, Лена знала, что со спутников за ними ведётся наблюдение, и популярно объяснила это всем убегавшим. Разумнее всего было бросить джип в пределах лагеря и уходить пешком по подземным переходам, пытаясь выйти к ближайшему населённому пункту. Тут ожил Wolkersdorf, предположив, что их может спасти подземный тоннель, прорытый за пределами базы, и ведущий, как раз на случай побега к заброшенному селу в двух километрах от базы. Через посёлок проходит небольшая дорога, и по ней, хоть и редко, но ходят машины, а иногда даже и автобус. То есть, в принципе, шансы, хоть и небольшие, но всё-таки есть. Проблема может оказаться в том, что им никогда не пользовались, и найти вход в него может быть затруднительно. Да и найти его, может оказаться совсем непросто. Всё же небольшая зацепка есть. Это единственное место, где есть небольшой куст плюща. В пяти метрах по направлению на Мекку вход в тоннель. Лаз закрыт крышкой и засыпан песком. Придётся немного поработать, но как всё это сделать незаметно для всевидящего ока спутников? Возможно ночью, но до конца дня надо где-то скрываться. В ближайшие часы или даже минуты база будет окружена и исследована вдоль и поперёк. Тоннели на самой базе не спасут. Что же делать? Где спрятаться до наступления темноты и как добраться до этого заветного плюща? Решение предложил один из охранников. На джипе доехать до плюща, пусть смотрят на здоровье. Под джипом накрыться защитным чехлом джипа, и очень медленно отползти в сторону. Уже в безопасности, в стороне от машины подорвать джип. Кому придёт в голову искать людей у разорванного на куски джипа, разбросанными кусками железа и валяющемся в стороне чехлом. Если кто-то, вообще будет искать нас уже за пределами базы.
   Поскольку лучших предложений не поступило, решили воспользоваться этим, и очень вовремя, так как вдали послышался звук приближающихся вертолётов. Найти одинокий кустик не составило труда. Сложнее оказалось с выбором направления на Мекку. Вариант определения по солнцу был затруднён. Солнце было закрыто плотными облаками, но после непродолжительных споров остановились на одном из вариантов. Ползли медленно, заметая за собой следы в песке. Руками выкопали в песке ямку приличных размеров. Все устроились в ней и накрылись тентом. Пустой джип разлетелся на куски, хотя взрыв и не показался сильным. С территории базы уже раздавались различные звуки. Там явно что-то искали. Очевидно, что звук взрыва мог привлечь внимание преследователей. Через некоторое время послышались приближающиеся шаги, и у всех беглецов замерло сердце. Похоже, несколько человек подошли к разбитой машине. Хорошо знакомый Лене голос выражал искреннее сожаление, что бандитам удалось уйти.
   - Видимо, бандиты догадывались, что машину будут искать, и взорвали её нам назло. Вокруг никаких следов бегства беглецов видно не было. Похоже, взорвали по радио. Хорошо, что не подождали нас. Кажется, здесь искать больше нечего.
   Другой голос заметил, что тент, валявшийся в стороне, практически, не пострадал. Однако проверять его не стали, и звук удаляющихся шагов лёг бальзамом на дрожащих от ужаса беглецов. С наступлением сумерек беглецы, довольно, быстро нашли вход в тоннель, и уже через небольшое время оказались в посёлке. Не без проблем, но и без потерь, поздней ночью, вся группа добралась до Кабула. Вполне удовлетворённые и с улыбками на лицах, тепло попрощавшись, все разошлись кто куда хотел. Wolkersdorf отправился в управление полиции. После оказания ему медицинской и психологической помощи, его проводили в номер отеля, где он принял душ, допил виски, оставшийся в бутылке, и завалился спать. Уже засыпая, он ощутил страх. В голове теперь стучала одна мысль, на него открыта охота, и рано или поздно его арестуют. Подумать, как себя вести, и что делать в этом случае, он уже не успел. Царство морфея полностью поглотило его мозг и тело.
  
  
   Успех и поражение в Кабуле
  
   Поиски и обследование базы и особенно лаборатории оказались весьма плодотворными. Всё оборудование и артефакты были вывезены в Кабул для более детального исследования. Среди артефактов были и такие, о которых никто ничего сказать не мог. Их предстояло исследовать уже в штатах. Представлял интерес вопрос о том, как столь современное, и часто, секретное оборудование попало в Афганистан. Некоторый намёк на это давали действия семьи Wolkersdorf, но только, их действий казалось маловато для столь обширных и дорогостоящих подарков. Тут, очевидно, были замешаны значительно более крупные и могущественные структуры. Их-то имена и хотелось бы подсветить. Эта задача была уже посложнее, и её решение пока не казалось столь доступным для решения. Хотя, и тут была небольшая зацепка в виде Харта и загадочного помощника президента. Не вполне была ясна роль Керима, которому так тихо, быстро и незаметно удалось унести ноги. Возможно, что Лондонский водитель тоже оказался в подвешенном состоянии и нуждался в нашей помощи, а возможно у него были и свои инструкции на случай такого развития ситуации. Срочного решения требовал вопрос поиска и освобождения Mikki. Т.е. работы оставалось вполне достаточно, да и поиски убийцы Саши были ещё далеки от завершения. Первое, что теперь было очевидным, это то, что деятельность шефа местной полиции подчинена интересам бандитов. Чего в этом было больше, жажда денег или убеждения, было не ясно, но и знание этого факта мало что меняло. Возможно, его можно было бы перекупить, только вот стоил ли он того. Вопрос мог быть решён временем, которое ему понадобится, что бы с потрохами продать Wolkersdorf'а. Он вполне мог знать что-то о Кериме, и наверняка, знал или был причастен к похищению Mikki. Ужасно хотелось спать, но судьба Mikki была важнее. Звонок Фрэнку помог устроить встречу с министром внутренних дел Афганистана. Ночь не лучшее время для переговоров, но министр с пониманием отнёсся к фактам о деятельности шефа полиции Кабула. Он незамедлительно собрал значительную группу захвата, и мы на трёх машинах с ним во главе уже через минут сорок заняли позиции вокруг особняка главного полицейского города. Вторжение было столь неожиданным, что наш подозреваемый предстал перед нами в одних трусах. Это был неплохой признак. Это означало, что никто не потрудился предупредить его о проводимой операции, что было весьма кстати и говорило о многом. По сути, отпираться он не стал и сразу рассказал, где прячет Mikki. Номер отеля, где устроился Wolkersdorf стало известно ещё через несколько минут. Арестованному предложили одеться и проводить нас к месту заключения Mikki. С министром мы договорились, что он и небольшая группа спецназа займутся арестом Wolkersdorf'а. После звонка Джейку он быстро добрался до нас, и согласился позаботиться о размещении Mikki после её освобождения. Мне же, после завершения активной фазы операции, очень хотелось поболтать с главным полицейским. Министр выразил желание присутствовать при нашей беседе. Возражений не поступило, и мы на двух машинах поехали к месту заключения, дорогу к которому показывал наш подопечный полицейский, а министр отправился к отелю за Wolkersdorf'ом. То, что мы увидели по прибытии на место не вызывало ничего кроме ужаса. Mikki избитая, вся в синяках и в крови, лежала на дне глубокой ямы заполненной зловонной грязью. Полицейских вокруг она уже явно не интересовала, и они, на грязном деревянном ящике играли в какую-то игру. Увидев своего начальника, вскочили на ноги и вытянулись в струнку. По его приказу вытащили несчастную женщину из ямы. Хорошо было уже то, что она была жива. Мы очень пожалели, что не взяли с собой врача, и теперь её надо было как можно быстрее доставить в больницу. Мы положили её в одну из машин. Джейк