Майзель Яков Моисеевич: другие произведения.

Падение Иолка

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    После этого {рождения Ахилла} Пелей вместе с Ясоном и Диоскурами разграбил Иолк и убил Астидамию, жену Акаста; разрубив ее тело на части... . ( Псевдо-Аполлодор. Мифологическая библиотека III 13, 7)

  Падение Иолка
  
  Весло и меч -12
  
   После этого {рождения Ахилла} Пелей вместе с Ясоном и Диоскурами разграбил Иолк и убил Астидамию, жену Акаста; разрубив ее тело на части... .
   ( Псевдо-Аполлодор. Мифологическая библиотека III 13, 7)
  
  1. ДОЛОПИЯ
  
   В начале месяца гермея Ктимена, столица Долопии, встречала посольство Пелея, ванакта Фтиотиды. Возглавлял посольство Бор, сын Периера, зять и наследник Пелея. Но внимание встречающих было приковано к его сотоварищу Фениксу, начальнику фтиотидской конницы, популярному в Долопии со времен нашествия амазонок из Азии. Тогда Феникс во главе отряда всадников был послан Пелеем в помощь долопам. На этот раз посольство преследовало самые мирные цели.
   Единственный сын царя долопов Аминтора Крантор погиб во время кровавой драки, учиненной пьяными кентаврами, пытавшимися похитить невесту на свадьбе царя лапифов Пирифоя.С тех пор
  единственной наследницей Аминтора осталась его племянница Эринна, дочь его брата Эвридаманта, бывшего аргонавта, погибшего на войне с амазонками.
   Теперь стареющий Аминтор нуждался в наследнике, которому он мог бы передать власть над Долопией. Таким наследником должен был стать муж Эринны, но Аминтор опасался выдать ее за кого-либо из долопов. Возвышение одного из родов долопского племени благодаря этому браку неизбежно вызвало бы недовольство остальных. Царю долопов нужен был зять из чужих, но такой, которого долопы согласились бы принять. Феникс, сам царский сын, изгнанный отцом, друг погибшего Крантора, сражавшийся вместе с долопами против амазонок, был самым подходящим кандидатом. Да и сама Эринна явно была не против брака с ним. Аминтор давно уже просил Пелея помочь ему в устройстве брака Феникса и Эринны, но Пелей послал Феникса на очередную войну, на этот раз в помощь Гераклу, сводившему счеты со своими врагами на Апийском полуострове. Наконец война была победоносно завершена, и Пелей отправил Феникса жениться.
   Встреча столь долгожданного посольства была не столь уж пышной, но искренне теплой. В первый день Аминтор закатил пирушку в честь дорогих гостей, к делам перешли назавтра. На официальном приеме посольства Бор попросил Аминтора отдать руку племянницы другу его и царя Пелея, испытанному во многих войнах стратегу Фениксу, сыну Аминтора, басилея Ормения. Заботливый дядюшка ответил согласием, даже для приличия не попросив времени на размышление.
   Когда речь зашла о выкупе за невесту, Аминтор только рукой махнул:
  - А, все равно, все вам останется.
   Тем не менее подарки, посланные Пелеем, чтобы его послы не ударили в грязь лицом, царь долопов принял охотно.
   В приданое за Эринной он дал сотню коров, пятьсот овец и тысячу коз, а также пастбища для них.
   Свадьбу решили сыграть в следующем месяце - аполлонии, наиболее подходящем для заключения браков. Еще бы - ведь в этом месяце сочетались сами Зевс и Гера, цари Олимпийцев. А пока Аминтор назначил Феникса лавагетом - командующим несуществующей пока армией Долопии. Все ее вооруженные силы сводились к охране дома (язык не поворачивался назвать его дворцом) Аминтора, да к городской страже столицы и второго во всей Долопии города - Ксиний, ранее принадлежавшего брату Аминтора Эвридаманту, а теперь Эринне. Фактически же там правил градоначальник, поставленный Аминтором.
   Феникс рассказал Аминтору о полученном им от Пелея задании набрать среди долопов воинов для участия в замышляемом походе против Иолка.
  - Не беспокойся, - беспечно отозвался тот. - Объявим, что ты дружину набираешь - враз набегут. Народ отборный - охотники луком владеют и на медведя или кабана с рогатиной ходят. Пастухи - сплошь пращники. Вот тебе и будет войско.
  - Боюсь, на стену лезть они непривычны, - покачал головой Феникс. - Тут их учить и учить надо.
  Без тренировки - полягут зря под стеной.
  - Ну, если сейчас их собирать, придется полгода их кормить. Разоримся, - в свою очередь покачал головой Аминтор. - А сколько тебе времени надо, чтобы их обучить ?
  - Месяца три надо. А верховых подготовить - и все полгода мало.
  - Вот пеших за три месяца и соберем. А три десятка конников - сейчас и начинай учить. Все равно больше лошадей нет.
  
   Все оставшееся до свадьбы время Фениксу пришлось делить между занятиями со своей новонабранной конной дружиной и общением с Эринной. Невеста призналась ему, что полюбила его еще девочкой, когда он пришел на помощь долопам и выступил в роли мстителя за ее погибшего отца. Она знала, что Аминтор собирается выдать ее за своего сына Крантора, и мирилась с этим, но в мечтах видела своим супругом Феникса. Когда Крантор погиб, она искренне горевала о двоюродном брате и вместе с тем чувствовала облегчение, надеясь на осуществление своей мечты. Теперь она была счастлива. А Феникс, прежде видевший ее сначала девочкой, потом подростком, теперь впервые посмотрел на нее, как на женщину. Стройная девушка с живым энергичным лицом, обрамленным гривой черных волос, ниспадавшей на плечи, выглядела черезвычайно привлекательной.
  - Нам будет хорошо вместе, Эринна ! - сказал он.
  - Я знаю, - ответила она.
  
   Эринна попросила Феникса, чтобы он разрешил ей обучаться владению оружием вместе с другими новобранцами. Ездить верхом она уже умела, Аминтор подарил ей лошадку незадолго до злосчастной поездки Крантора в Гиртону. Теперь она хотела выучиться стрелять из лука и владеть махайрой не хуже амазонок, поразивших ее воображение в детстве.
  - Зачем это тебе ? - воспротивился было Феникс. - Война - вещь страшная и отвратительная. Не дело для женщины идти в бой.
  - А если на нас нападут враги. Где-то спрятаться и ожидать своей участи ? Я хочу быть с тобой, чтобы мы защищали друг друга.
   В конце концов Феникс не устоял и взялся учить Эринну. Но первый урок получился неудачным.
  Молодые дружинники глазели на царевну и перестали слышать команды Феникса. Пришлось пообещать Эринне заниматься с ней в индивидуальном порядке, чтобы не отвлекать обучаемых кавалеристов.
  
   Месяц пролетел быстро. Аминтор торопился со свадьбой, сыграли ее уже в начале аполлония
  со всем блеском и размахом, на какие у Аминтора хватило возможностей. Ну и что, что на выставленных во дворе дома столах не было особенных разносолов и тонких вин. Зато хвойного пива и медовой бражки было хоть залейся. Столы ломились под кругами сыра - козьего и овечьего, грудами ячменных лепешек, мисками с бобовой похлебкой, заправленной чесноком. Рядом горели костры, над которыми крутились вертела с овечьими и козлячьими тушками. Пели песни, водили хороводы. Короче, праздник удался. Жаль только, что что из крупных властителей никто не поехал в глухую провинциальную Долопию, отделались поздравительными письмами и подарками. Только от соседских племен - эфиков, эниан, тимфеев, эвритан, кентавров с Керкета прибыли делегации.
  Ну что ж - присутствующим это веселиться не помешало.
   Феникс с Эринной отсидев положенное время на пиру и приняв наконец все подарки и поздравления удалились в опочивальню новобрачных.
  - Будь осторожен. Сделай это не больно, если можно, - попросила она, краснея.
   Всю ночь Феникс ласкал ее, раз за разом доводя до высшей точки наслаждения. И только под утро, когда она сама стала торопить его, сделал все, что полагается, наименее болезненным для девушки образом. Эринна только ахнула тихонько.
  - Все, все, - успокоил ее Феникс. - А теперь отдыхай.
  
  - Хоть ты и лавагет, - сказал Аминтор Фениксу, - но ты теперь еще и мой наследник. Так что, кроме дел военных, пора тебе знакомиться и с делами хозяйства. А то чем ты будешь войско свое кормить ? - добавил он, усмехнувшись.
   Большей частью Долопия располагалась на склонах Пиндского хребта и сравнительно меньшей - в его предгорьях. В горах долопы занимались охотой и пасли коз, на равнине разводили овец, сеяли ячмень и бобы. Коров держали только сам Аминтор да несколько старейшин.
   Бедой Долопии было отсутствие выхода к морю. Сыр и избыток шерсти приходилось продавать купцам из Амбракии. Цены амбракийцы давали обидные, но выбора у долопов не было. Сами амбракийцы сбывали этот сыр и шерстяные ткани пиратам с островов на западе. Сельским хозяйством и ремеслами островитяне не занимались, но всевозможные товары на обмен у них всегда водились. Даже медью, серебром и золотом можно было у них разжиться после удачного грабежа, но вся эта благодать доставалась амбракийцам. Отрезанным от моря долопам о ней мечтать не приходилось.
  - Может быть, нам самим надо обзавестись морским портом ? - предложил Феникс первое, что пришло в голову. - До Амбракийского залива всего пара дней пути. Поставим причал, да форт рядом с ним... . И сами будем возить наш товар - без посредников.
  - Море-то недалеко, - усмехнулся Аминтор. - Да путь все горами. А в горах дриопы кишат. Дорогу не проложить, а и проложим - дриопы разграбят.
  - А как же амбракийцы возят ? - удивился Феникс.
  - А в обход, - пояснил Аминтор. - Через феспротов, через молоссов. Там цари правят, порядок какой-никакой. Уплати пошлину и вези свой товар. А у дриопов в каждой деревне свой царек. Каждому и пошлину платить. А завоевывать эти горы... . Аминтор махнул рукой.
  - Так может на восток везти. Что до Амбракии везти, что до Алоса. Пелей-то нас пошлинами давить не станет, - выдвинул Феникс второй вариант.
  - Сыр да шерсть ? - горько вздохнул царь долопов. - Такого добра в Фессалии навалом. А за Эгеево море везти - кому оно в Азии нужно. Только людей смешить.
   До сих пор Фениксу не приходилось заниматься экономическими проблемами. Эти скучные вещи находились в ведении Пелея и его советников. Подумав еще, Феникс выдал третью, на сей раз видимо плодотворную, идею.
  - Напишу Пелею. Он что-нибудь да посоветует. А нет - сам спросит у Хирона.
  
   Спустя некоторое время Пелей прислал саженцы винограда и несколько мастеров: виноградарей и виноделов. В письме он писал:
   " Ваши соседи еще не выращивают виноград. Думаю, вино придется им по вкусу".
  Аминтор хлопнул себя по лбу:
  - Как я сам не догадался с ним раньше посоветоваться по этим делам !
  
   2. АЛОС
  
   Как только Бор вернулся из Долопии, Пелей собрался ехать в Алос.
  - Надо съездить посмотреть, как там Лаэркей готовится к лету, - сообщил он зятю.
  - Не рано ли ? До летней навигации еще вон сколько, - усомнился Бор.
  - А готовиться надо заранее. Кроме того, месяц гермей хорош для путешествий. Гермес ведь покровительствует путникам. А афиняне называют этот месяц посейдеоном - значит время ехать к морю, - отшутился Пелей.
   По "странному совпадению" в это же время в Алос заявился и Ясон.
  
   Вечером у очага в доме Лаэркея сидели Пелей, Ясон и хозяин дома. Любуясь игрой языков огня в очаге они пили вино и разговаривали.
  - Хорошее вино у тебя, Лаэркей. Финикийское ? - спросил Пелей.
  - Нет, поближе. С Лемноса привезли.
  - Да, слышал, славно дело у Фана пошло.
  - Чего вы хотите ? Сын Диониса ведь, - усмехнулся Ясон.
  - А ты как, Ясон ? Не собираешься на Лемнос сходить, сыновей повидать ?
   Да и Гипсипила сейчас там, с ними, - спросил Пелей.
  - Был я там. Еще до возвращения Гипсипилы. Ну что я им ? Они там при деле, живут хорошо.
   А я ... ? Шатаюсь вот около своего троноса, а добраться - зубов не хватает. В пираты их звать ? - Ясон махнул рукой.
  - Кстати о троносе. Тиндариды обещали помочь в случае чего. У них ведь теперь не сотня удальцов - всю лаконскую рать могут двинуть. И Пилос теперь Акасту не поможет, - раздумчиво произнес Пелей.
  - Помогут Иолк брать ? - вскинулся Ясон. - А чем расплачиваться ?
  - Ну, Акаст поди довольно накопил. И друзей его потрясти можно. Кастору с Полидевком мало не покажется.
  - А твой интерес ?
  - Я человек бескорыстный. Мне бы только Акаста на кусочки порезать. На мелкие-мелкие..., - в свою очередь усмехнулся Пелей.
  - Так и договоримся, - подхватил Ясон. - Тебе - Акаста, лаконцам - казну, мне - что останется.
  - Ну, шкуру поделили, - подвел итог Лаэркей. - А как медведя добывать будем ?
  - Это с Тиндаридами обсуждать надо. Вот поедем в Спарту на свадьбу..., - ответил Пелей.
  - На свадьбу ? Кто это у них там женится ? - поинтересовался Лаэркей.
  - Тиндарей дочку замуж выдает, Тимандру, - пояснил Ясон. - уже приглашения разослал.
  - А за кого ?
  - За Эхема. Его сейчас в Тегее басилеем ставят. Ему жена нужна, а Тиндарею - союзник среди соседей, - внес Пелей полную ясность.
  - Что ж, жених хорош. И воин славный. Будет Тиндарею в подмогу. А все же лучше бы загодя подумать, что Тиндаридам предложить. Наших дел они не знают, думаю, с тобой согласятся, - продолжал настаивать Лаэркей.
  - Ты прав, благородный Лаэркей, - поддержал его Ясон. - Мы воюем с Акастом, а они нам дадут только помощь. Нам и думать, как воевать.
  - Как ни думай - Иолк штурмовать придется, - вздохнул Пелей. - А стены там могучие, посильней троянских... .
  - Пол-войска под ними положим, да и то неизвестно, возьмем ли, - возразил Лаэркей.
  - Ну, если бойцов натренировать, да ночью, врасплох ? - предположил Пелей.
  - Не выйдет врасплох, - возразил Ясон. - Думаешь, у Акаста во Фтии глаз да ушей нет ?
   Он загодя знать будет.
   Пелей задумался.
  - Тогда, как мы в Трое начали. Ты налетишь на Пагасы, Акаст с войском выйдет порт защищать.
   Спартанцы с моря тебе помогут, а мы с суши на город ударим.
   Теперь задумался Ясон.
  - Пагасы-то я взять могу. Раньше не трогал, потому что даже разграбить не успел бы. Акаст бы не дал.
  А вот если спартанцы с Лаэркеем поддержат .... . Знаешь, пожалуй и получится.
  - Значит, такой примерно план я Тиндаридам и предложу, - подытожил Пелей.
  
  3. СПАРТА
  
   В Алосе к Пелею присоединились еще два товарища по "Арго": Адмет из Фер и Ификл из Филаки. Они тоже получили приглашения на свадьбу Тимандры. Конечно, ехать компанией было и веселее и безопаснее. Для морского путешествия время года было неподходящим, и они поехали посуху.
   Дорогой Адмет выразил удивление тем, что приглашения в Спарту не получил Акаст. Оба попутчика Пелея были с Акастом в родстве: Адмет был женат на сестре Акаста Алкестиде, а Ификл
  женил своего сына Протесилая на дочери Акаста Лаодамии. Естественно, обоих волновал раскол между аргонавтами и демонстративное игнорирование Акаста Тиндаридами.
  - До сих пор не пойму, что у вас за нелады такие с Акастом ? - спросил Адмет. - Вроде, на "Арго" вы дружили, Менетий, твой дядя, на его дочери женат. А вы друг к другу ни ногой, никогда не встречаетесь, даже слова друг о друге не скажете.
  - Не обижайся, Пелей, но Лаодамия от матери слышала, что ты будто бы ее домогался, а когда она пригрозила Акасту сказать, убежал к кентаврам и там новую жену завел. А твоя прежняя с горя на себя руки наложила, - присоединился к Адмету Ификл. - Что тут правда, что тут ложь ?
   Приходилось давать объяснения. Пелей изложил свою версию:
  - Астидамия сама меня приглашала на любовь. Я отказался, так она меня перед Акастом оболгала.
  Акаст своим слугам меня убить велел, случайно я жив остался, Хирон выручил. А что они с Антигоной сделали - и сам не знаю. Актору сообщили, что сама удавилась, а как проверить ?
  - Да-а..., - протянул Адмет. - Пожалуй, вам с Акастом лучше не встречаться. Ну а на Алкестиду-то ты зла не держишь ?
  - Нет, конечно. Она тут ни при чем.
   Ификл покачал головой и подумал : " Каждый свое говорит, а до правды лучше и не дознаваться... ".
  
   Тиндарей справлял свадьбу дочери с размахом, не в пример Аминтору. Он должен был показать свое богатство и щедрость как своим вновь обретенным подданным, так и особенно своим соседям.
  Приглашения он разослал всем сколько-нибудь значительным властителям. Те, кто помельче, приехали сами, те, кто не посчитал ванакта Лаконии равным себе, прислали своих сыновей. С Севера приехали Пелей, Адмет и Ификл, а также Эвемон, брат царя Ормения Аминтора, дядя Феникса., из центральной части страны Иолай, правитель Беотии, Ифит-фокеец, и Азей, царь Орхомена. Тесей-афинянин заодно представлял и своего деда Питфея из Трезена. Саламин и Эгина были представлены Теламоном, с Эвбеи прибыли Навплий и Халкодонт. Из Мессении приехали на свадьбу друзья Тиндаридов - Идас и Линкей. С ними увязался и Нестор из Пилоса, хотя ему даже приглашения не посылали. Ванакт Эврисфей прислал сына Александра, соперничающий с ним за верховную власть над Арголидой Адраст из Аргоса - тоже сына, Эгиалея.
   Из Писатиды прибыл царь Тантал, сын Бротея, от Элиды царевич Филей, правивший от имени отца, так и не пришедшего в себя после контузии, полученной в схватке с Гераклом. Приехали также друзья-царевичи Азан из Фенея и Эврипил из Ионии. От Аркадии на свадьбу прибыл царевич Ликург, сын больного ванакта Алея.
   На свадебном пиру гости произносили поздравительные речи в адрес молодоженов и вручали подарки. Здесь особенное внимание привлек к себе Филей, произнесший многословную и витиеватую речь, восхвалявшую доблесть жениха и красоту невесты, а также поднесший экзотические подарки африканского происхождения: страусовые перья, пучки драгоценного сильфия,
  несколько пузырьков с душистым маслом из этого растения и с его целительным соком, сосуды с вином, сделанным из медового лотоса с острова Гериб, а также золотые кольца и браслеты, украшенные светящимися на солнце карбункулами и турмалинами. Всю эту красоту Филей сам раздобыл в удачном набеге на ливийские берега.
   Пелей тоже не ударил в грязь лицом, подарив Эхему полный парадный доспех из бронзы, а Тимандре красивую магнезийскую кобылку с позолоченной сбруей. Как самый значительный из гостей он сидел на почетном месте рядом с хозяином дома - царем Тиндареем. По другую руку Тиндарея сидел сам Эхем, а рядом с Пелеем очень удобно устроились сыновья Тиндарея - Кастор и Полидевк. Можно было говорить о делах, не опасаясь, что в шуме пиршества что-либо расслышат посторонние уши.
  - Ну, и когда же ? - первым перешел к деловому разговору Кастор.
   Уточнять, о чем идет речь нужды не было. Можно было не тратить лишних слов.
  - Думаю, в боэдромионе, как раз урожай уберем, - ответил Пелей.
  Для удобства собеседников он использовал названия месяцев, принятые в большинстве местностей Апии.
  - Не поздно ли ? - усомнился Кастор. - В Иолке тоже урожай уберут, значит с запасами будут.
  - Осаждать не будем, - успокоил слушателей Пелей. - Будем брать с налету.
  - Ого ! - удивился Полидевк. - Это Иолк-то ?
  Пелей изложил братьям план, разработанный на совещании с Ясоном в Алосе.
  - Интересно задумано, - оценил стратегему Кастор. - Но у Акаста есть ведь родня в Фессалии.
  А коли придут ему на помощь ?
  - С Адметом я уже говорил. Он за Акаста вступаться не станет. Думаю, и филакийцы не придут. Да им и не близко. Закончим раньше, чем они узнают.
  - А тесть его в Ормении ? Ему там пара часов ходу. В тыл не ударит ? - блеснул знанием географии Полидевк.
  - За него не поручусь, -хмуро ответил Пелей. - Пожалуй, от него заслон ставить придется.
  Неожиданно в разговор вступил Тиндарей, до этого занимавший беседой зятя:
  - А что за человек - Аминтор этот ?
  - По рассказам Феникса - глуп, зол, жаден, - охарактеризовал орменийского басилея Пелей.
  - Если жаден - может проще купить его ? - предложил Тиндарей.
  - Родную дочь продаст ? - засомневался Полидевк.
  - Ну, детьми-то он не слишком дорожит. Вон, над сыном как надругался, до бегства его довел, - пояснил Пелей.
  - Главное - было бы, что дать ! - хохотнул Кастор.
  - Есть мысль, - заявил Пелей. - Поговорю-ка я с Эвемоном.
  
   Эвемон, которого Пелей тоже знал по рассказам Феникса, был по характеру человеком спокойным и благоразумным. В Ормении он значительной роли не играл, будучи подмятым властным и вспыльчивым братом. Аминтор использовал его главным образом для представительских функций, в тех случаях, когда не считал нужным свое прямое участие. Вот и сейчас он послал брата на эту свадьбу, так как справедливо полагал, что не встретит там особо дружественного приема.
  На пиру Эвемон сидел рядом со своими родственниками и земляками - Адметом и Ификлом.
  Разговор шел о том же самом - о предполагаемой войне между Пелеем и Акастом.
  Эвемон предполагал, что горячий и безрассудный Аминтор непременно ввяжется в эту войну.
  Да и как не помочь зятю - так люди вообще уважать перестанут. Адмет с Ификлом говорили о бесполезности вмешательства, о том, что даже если помощь Аминтора поможет Акасту сколько-то продержаться, Пелей все равно соберет еще больше союзников. Наверняка ему помогут и Теламон с Гераклом, и Ясон с Навплием, да и не зря Пелей сидит тут в компании Тиндаридов и шушукается с ними. Значит Акаста и Аминтора в любом случае задавят числом. Лучше, пусть Эвемон отговорит его от этой затеи и посоветует дать убежище своей дочери и внукам.
   Когда Пелей подошел к ним, никто даже не удивился. Пелей приветствовал Эвемона, как равного, что немало польстило тому. Пелей был самым авторитетным правителем Севера, прославленным многими подвигами, в то время как Эвемон - всего лишь царским братом, ничем не примечательным..
  Адмет даже подвинулся, освобождая Пелею место на скамье рядом с Эвемоном.
  - Ну, благородный Эвемон, - начал Пелей, - ты наверное уже знаешь, что между мной и Акастом остались кое-какие неурегулированные счеты. Хотелось бы знать, что предпримет твой брат, если мы займемся выяснением отношений ?
  - Акаст его зять, -вздохнул Эвемон. - Боюсь, он не сможет бездействовать... .
  - У меня нет недобрых чувств ни к кому, кроме Акаста, - продолжал Пелей. - Я бы предложил ему поединок, чтобы никого не втягивать в наш спор, да он ведь не примет. Но стоит ли рисковать всеобщей войной для всей Фессалии ? Погибая, Акаст потащит в Аид многих, включая и ваш город.
  А ведь мудрый правитель может приобрести многое, просто ничего не делая... .
  - Что же ? - заинтересовался Эвемон.
  - Астерий, - ответил Пелей.
  
   Астерий - небольшой форт и прилегающий к нему рыбацкий поселок на берегу обширной бухты немного восточнее Иолка был в свое время форпостом державы Миноса в Пагасейском заливе.
  После гибели Второго Миноса и его сына Астерия-Минотавра во время достопамятной "Охоты на Быка" гарнизон из-за суматохи, воцарившейся на Крите, остался без поддержки, и Акаст втихомолку прибрал бесхозное хозяйство к рукам. Вторая гавань ему была не нужна, вся торговля пошла через Пагасы, и Астерий захирел в последние годы. Но для Ормения, отрезанного от моря и вынужденного переплачивать иолкским купцам за морской товар, Астерий стал бы настоящим окном в Ойкумену.
  
  Эвемон судорожно сглотнул.
  - Я непременно поговорю об этом с братом, богоравный Пелей.
  
  4. ИОЛК
  
   По-разному сложились судьбы героев, совершивших знаменитое плавание на "Арго" к берегам Колхиды. Кто-то погиб в междоусобицах, в том числе и со своими товарищами-аргонавтами, кто-то, обычно недостаточно родовитый, канул в безвестность, наиболее успешные стали царями в родных местах и прожили более-менее благополучную жизнь, воспетую прикормленными ими аэдами.
   Но самая тяжелая участь выпала, пожалуй, на долю Акаста, сына Пелия, царя богатого торгового города Иолка, откуда и отправился в свое время "Арго" за Золотым Руном.
   Вскоре после благополучного возвращения "Арго" из плавания умер Пелий, и Акасту пришлось вступить в борьбу с Ясоном, вождем аргонавтов и своим двоюродным братом, за власть над Иолком.
  Ради успеха он не брезговал ничем, любой ценой стремясь очернить своего соперника в глазах горожан. Из политических соображений он даже закрывал глаза на явное предпочтение, которое оказывала его красавица-жена Астидамия другу и гостю Акаста Пелею, сыну Эака. Слишком важна была ему дружба с Пелеем и его братом Теламоном на случай открытой схватки с Ясоном.
  Ему удалось добиться изгнания Ясона из Иолка, только после этого он решился на убийство Пелея.
  Но попытка убийства сорвалась. Пелей остался жив, а позже унаследовал власть над обширным царством Фтиотидой. Изгнанник же Ясон стал одним из вождей пиратов, базировавшихся на острове Эвбея. С тех пор Акаст жил в постоянном страхе мести со стороны своих могучих врагов. На суше ему угрожал Пелей, на море - Ясон. Только мощные стены Иолка да поддержка сильного флота города Пилоса, где правил его дядя Нелей, не давали врагам Акаста нанести ему смертельный удар.
   Буря, пронесшаяся в прошлом году над Апией и запомнившаяся современником под названием "Геракловы войны", радикально изменила геополитическую карту Эллады.. Погибли все родственники и союзники Акаста на Апийском полуострове. Теперь Акаст остался один, а враги обзавелись новыми сильными союзниками. И небо почернело над Акастом.
   Он не сомневался, что в этом году настанет и его очередь. Хотя Геракл по слухам вроде бы и успокоился, прекратил свои походы и мирно копал ирригационные каналы в Фенее, Акасту хватало и своих врагов.
   Дни напролет он проводил на башне царского дома со страхом оглядываясь вокруг: не потемнеет ли горизонт на суше от надвигающихся вражеских полчищ, не закроют ли горизонт на море паруса вражеских армад. Одна мысль сверлила его измученный мозг - где же выход, где же спасение ?
   Память подсказала: несколько лет назад, после вторжения амазонок, он так же ожидал, что враги сговорившись нападут на него. Тогда мудрый Нестор, его двоюродный брат, командовавший пилосской эскадрой, выручил Акаста, спровоцировал пьяную драку кентавров с лапифами на свадьбе
  гиртонского царя Пирифоя. Под шумок они попытались расправиться и с Пелеем, воспользовавшись царящей суматохой, но тому опять повезло. Из посланных к нему убийц удалось вернуться живым только Нессу. Да, Несс... . В прошлом году этот кентавр ходил с Эвритионом, зачинщиком той достопамятной драки, на помощь Авгию, воевавшему с Гераклом. Эвритион сложил голову в этом походе, а Нессу вновь удалось вернуться живьем. Может быть Несс выручит Акаста и на этот раз ?
   Он позвал Несса.
  - Если враги слишком многочисленны, чтобы мы могли устоять против них, о царь, нам не нужно драться со всеми ними, - почтительно склонил голову Несс. - Нужно выбрать удобный момент и ударить по их вождям.
  - Я пробовал много раз, - хмуро отозвался Акаст. - У них хорошая охрана. Да ты и сам пытался однажды.
  - Тогда мне не повезло, - согласился Несс. - Но кое-кого я уложил. Значит, сейчас нужно довести дело до конца. Не подскажешь ли, владыка, где можно было бы застать этого петуха из Фтии врасплох ?
   Акаст задумался.
  - По-моему, он каждый год ездит к своему тестю Хирону на праздник Крона. Когда они там перепьются, пожалуй, настанет этот удобный момент... . Но хватит ли у тебя людей ? Большой отряд не пройдет на Пелион незаметно.
  - Достаточно, владыка. Это те, кто вернулся со мной из Элиды. Они умеют делать дело, оставаясь невидимыми.
  - Ну что ж, действуй, - криво усмехнулся Акаст. - Если получится - все будете богатыми. Если нет - не возвращайтесь, мне все равно конец... .
  
  5. ПЕЛИОН. ПРАЗДНИК КРОНА.
  
   Для Хирона и его кентавров главным праздником в году был Кроний, приуроченный к окончанию уборки хлебов. Несмотря на переворот в небесной иерархии, принесенный ахейцами, кентавры, как и большинство прочих пеласгов, сохраняли верность старому вождю богов-титанов. Да и сам Хирон почитался своими соплеменниками как сын Крона и единокровный брат самого Зевса-Олимпийца. Впрочем, сам он себя сыном бога никогда не называл, но это относили за счет его скромности.
   На праздник собрались друзья и родственники Хирона, среди которых были Пелей и Бор из Фтии, Адмет из Фер и Тендредон, вождь магнетов, поселившихся на Пелионе после переселения кентавров на Керкет. Конечно прибыла и делегация самих кентавров с Керкета, бережно сохранявших и поклонение Крону и почтение к Хирону. С кентаврами приехал и Феникс - под благовидным предлогом посовещаться с Пелеем.
   И в этот раз все было как всегда. С утра совершали жертвоприношение в святилище Крона, расположенном неподалеку от пещеры Хирона. В прошлом в жертву Крону резали мальчиков, из-за чего нечестивые ахейцы даже сочинили басню о том, что Крон-де поедал своих детей. Но последнюю сотню лет благочестие ослабло, и мальчиков стали заменять барашками, лепешками и прочими вкусными дарами природы, так что удовольствие от последующего за жертвоприношением пиршеством в честь Крона ничуть не пострадало.
   Пиршеству предшествовала культурная программа. В этот раз жрецы и жрицы Крона разыграли
  перед присутствующими мистерию о сотворении мира, а также о возвышении и падении Крона.
   Сначала на фоне черной ткани, натянутой на стену святилище, танцевала жрица, закутанная с головой в широкий черный плащ. Это символизировало первозданный Хаос - Ничто, способное порождать Нечто.
   Жрица плясала все быстрее, неистовее, и плащ, окутывающий её, развевался все сильнее.
  Внезапно она испустила вопль, и из-за её чёрного плаща показалась мужская фигура, одетая в белое. Хаос породила Эрос-Желание.
   Теперь танец продолжался вдвоём и принял откровенно эротический характер. Танцоры сплетались в объятиях, имитируя соитие. И вновь жрица-Хаос закричала, отбрасывая свой плащ и оставаясь лишь в коротком чёрном хитоне. Её партнер последовал примеру, оставив на себе голубой хитон. С этого момента они изображали не Хаос и Эрос, а порожденных ими Гею-Землю и Уран-Небо. Но суть танца не изменилась. Раз за разом Уран и Гея сплетались в любовном объятии, и каждый раз в танец вступал ещё один участник: поочередно мужчина или женщина. Это были титаны - дети Земли и Неба.
   Но не только прекрасных титанов рожала Мать-Земля. Вот среди танцующих появились фигуры в уродливых масках: с одним огромным глазом посреди лба или многоликие и многорукие. Заметив это, Уран приходит в ярость. Он изгоняет уродов. Гея пытается заступиться за своих детей, молит Урана о пощаде. Но разгневанный Уран нещадно избивает её.
   Плачущая Гея ищет защиты у титанов, жалуется им на жестокость Урана, просит отомстить ему за побои. Однако титаны один за другим отшатываются в ужасе. Поднять руку на Отца ?
  Немыслимо ! Лишь самый младший - Крон решается заступиться за мать. Гея вручает ему серп. Затем снова возвращается к Урану. Тот сердито отворачивается от неё. Гея не отступает.
  Она ласково простирает к нему руки, соблазнительно изгибается, закидывает ногу на его бедро.
  Уран сдаётся, он вновь охвачен желанием.
   И опять следует бурный эротический танец. Наконец утомленный любовью Уран засыпает. Крон стремительно бросается к нему. Взмах серпом - и в левой руке Крон поднимает отсеченные детородные органы бога Неба. Уран стонет и корчится в муке. Гея торжествует -
  она отомщена.
   По приказу Геи и Крона титаны уносят Урана, потерявшего силу и власть. Когда они возвращаются, Гея указывает им на Крона - вот, кто теперь будет главным из них. Повинуясь Матери, титаны преклоняют колени перед Кроном и увенчивают его венком из ячменных колосьев. Начинаются веселые танцы - сначала парные, а затем общий хоровод, символизируюший Золотой Век - царство Геи и Крона.
   Всеобщий праздник прерывается появлением новых персонажей. Какие-то пришельцы в ахейских шлемах с высокими гребнями вступают в схватку с титанами. Сначала бой идет на равных - перевеса не имеет ни та, ни другая сторона. Но вот к пришельцам присоединяются
  ранее изгнанные уроды - киклопы и гекатонхейры. Теперь титаны в меньшинстве. Одного за другим их связывают и уводят. Последним - Крона. В бессильном плаче склоняется Мать-Земля. Наступает Медное царство ахейских богов-Олимпийцев... .
   По завершении мистерии Хирон пригласил гостей "подкрепиться, чем Крон послал". Столы были установлены и накрыты на обширной поляне перед его пещерой. Как всегда, угощение было простое, все - местное, ничего привозного, но обильное. В котлах кипел ритуальный суп из потрохов жертвенных барашков, лука и ароматных трав, на вертелах жарили тушки ягнят и козлят. На столах громоздились кучи лепешек из ячменя, стояли миски с вареной фасолью и просяной кашей, круги овечьего сыра. В изобилии стояли глиняные пифосы с ячменным же пивом.
   И пировали, как всегда - от души. Сначала пили за Крона, потом за его братьев-титанов, сражавшихся вместе с ним против ахейского завоевателя Зевса, имевшего наглость выдавать себя за сына и законного наследника Крона. Пили за мудрого Япета, за блистательного Гипериона, за могучего Крия, за стойкого Коя. Потом пили за отважных сыновей Япета, тоже вступивших в борьбу против Зевса: Менетия, заключенного в Тартар, и Атланта, приговоренного подпирать небо на Дальнем Западе. Покончив с богами-титанами, перешли к хозяину дома - пили за него, за его родных, за друзей, за союзников. Ну, а потом - и за каждого из присутствующих. При этом конечно соревновались - кто скажет здравицу подлиннее и покрасивее. Чтобы не слишком засиживаться, устраивали перерывы: поразмяться, посоревноваться в борьбе, беге и прочих молодецких забавах, совмещая приятное с полезным. В общем - веселились от души.
   Наступили сумерки, но пирующие отнюдь не желали расходиться. В пещере, где сидели особо почетные гости, зажгли факелы, укрепленные на медных треножниках, на поляне довольствовались светом костров. Обо всем уже было переговорено и договорено, можно было спокойно наслаждаться отдыхом в кругу друзей. В ход пошли привезенные гостями бурдюки с вином - и своим, кисленьким фессалийским, и сладким, привезенным с островов. Естественно, разговор пошел о товарищах-аргонавтах, занявшихся виноделием на этих самых островах, о "сыновьях Диониса" - Фане и Стафиле. Попутно вспомнили и царицу Лемноса Гипсипилу, любовницу Ясона, так драматично найденную сыновьями в качестве рабыни немейского басилея.
  - А что слышно с Лемноса ? - поинтересовался Тендредон. - Гипсипила не претендует снова на власть ?
  - Все проще, - усмехнулся Пелей. - Она вышла замуж за Фана, и они царствуют вместе.
  - Разумно поступили, - кивнул Хирон. - Глупо было бы устраивать распрю из-за
  власти над островом. Да и Фан уже давно там правит, народ его уважает.
  - А что в Колхиде ? Ваши купцы ведь туда ходят ? - неожиданно спросил Адмет.
  - Да вот, прошлой осенью к нам Фронтис заезжал, сын Фрикса. Привез колхидское вино, льняную ткань и вести, - ответил ему Хирон.
  - Неспокойно в Колхиде, - добавил Пелей, который тоже был в курсе колхидских дел. - Старик Перс хвор, детей у него нет, тамошние басилеи готовятся драться за власть.
  - Некому наследовать тронос ? - удивился Тендредон. - Да вот же у вас внук Ээта.
   Почти взрослый уже.
  - Мы с Медеей не хотим, чтобы Поликсен участвовал в кровавой драке за колхидский тронос, - покачал головой Хирон. - Пусть лучше станет хорошим врачом, как Асклепий. И нам спокойнее, и люди его по-настоящему почитать будут.
  - А что он сам думает об этом ? - продолжал любопытствовать Адмет.
   Поликсен, впервые допущенный за общий стол со взрослыми мужчинами, сам ответил на этот вопрос:
  - Отец говорил - что бы ни думал человек о своём будущем, Ананка распорядится им по своему усмотрению. А пока - я учусь лечить людей.
   Отцом он называл Хирона, воспитывавшего его с раннего детства. Настоящего своего отца - Ясона, он и не помнил.
  - Делай, что делаешь, и пусть будет, что будет, - одобрил его Пелей.
  
  Затем разговор зашел о событиях в Азии и о ценах на медь, которые заметно упали после того, как Атрей захватил Аласию, и поставки меди возобновились. Торговля главным металлом эпохи шла через Коринф и Микены, благодаря чему оба города изрядно разбогатели. Хотя львиная доля выгоды оседала в руках Атрея и Эврисфея, их окружению тоже перепадало немало. Хеттийцы, конечно, пытались отбить Аласию, но пока что Атрей успешно отражал их атаки.
   .
  6. ТАРХУНТАССА
  
   В этом году Супиллулиума вновь предпринял поход на Тархунтассу. Свою поредевшую армию он пополнил горцами - каска, дружественными внукам Хаттусили, и конными амазонками с Термодонта,
  которых возглавляла царица Отрера, избранная вместо пропавшей в Элладе Ипполиты.
   В прошлом году ассирийский царь Тукульти-Нинурта был вынужден отправиться со своей армией на юго-восток, где взбунтовалось хурритское княжество Аррапха. Этим воспользовался сын свергнутого ассирийцами царя Кар-Дуниаша Каштилиаша IV Адад-шум-уцур. Он поднял восстание против ассирийского ставленника Адад-шум-иддина и захватил власть в стране. Теперь Тукульти-Нинурте стало не до Хатти. Это позволило Супиллулиуме вновь вернуть под свои знамена испытанные контингенты с ассирийской границы.
   Атрей тоже не сидел зимой сложа руки. Из хурритов он набрал новую армию Тархунтассы, формально подчиняющуюся "законному" лабарне Курунте. Ее офицерский корпус он укомплектовал
  командирами отрядов хурритского ополчения, помогавших ему отражать прошлогоднее вторжение хеттов. Кроме того, Маддуватта прислал в помощь Атрею свое колесничное войско, так успешно сражавшееся во Фригии под командой Геракла. Сам он занимался завоеванием пограничных княжеств Хаппала и Питасса, расположенных между Арцавой и Тархунтассой. Когда Курунта поднял свой путч, эти княжества поддержали его, но после поражения от сыновей Тудхалии переметнулись на их сторону. Теперь Маддуватта решил присоединить Хаппалу и Питассу к своим владениям, тем более, что их князья успели изменить обеим враждующим группировкам Хатти. Завоевывал он не столько мечом, сколько золотом, но неизбежная в этих обстоятельствах восточная торговля требовала много времени и терпения. Поэтому сам он и его пехота к Атрею не присоединились.
   С помощью хурритской армии и арцавских подкреплений предприимчивый сын Пелопса рассчитывал не только отбросить, но и разгромить Супиллулиуму.
   Когда военные действия возобновились, Атрей сразу заметил, насколько возросла боеспособность войск царевича. В авангарде хеттов шли теперь отряды легковооруженных каска, ничуть не уступавших в боевых качествах аркадцам и солимам, но заметно превосходящих их числом.
  Вслед за этим авангардом по зачищенной уже территории продвигались основные силы хеттов, охраняемые летучей конницей амазонок. Ему стало ясно, что успеха в "малой войне" более ждать не приходится. Приходилось давать открытое сражение. Оставив в столице Киццувадны Куммани сильный гарнизон в помощь вооруженным горожанам, Атрей отступил за реку Сарос, огибающую город с юга, и стал лагерем около моста, ведущего к городским воротам.
   Теперь перед Супиллулиумой встала сложная задача. Ни осада, когда в город можно беспрепятственно подвозить все необходимое из-за реки, ни штурм, в ходе которого обороняющиеся будут беспрестанно получать подкрепления, успеха не сулили. Чтобы взять Куммани и овладеть Киццувадной, требовалось разбить армию Атрея или хотя бы отбросить ее подальше от города. Но, чтобы схватиться с Атреем надо было сначала переправиться через Сарос.
   Лихие разведчицы-амазонки нашли брод через реку в четырех часах пути выше Куммани. Ночью, оставив в своем лагере костры и стражу, Супиллулиума повел свое войско к переправе. Атрей был осведомлен обо всех близлежащих бродах местными жителями и повсюду расставил свои дозоры.
  Поэтому его вовремя предупредили и о появлении хеттской разведки и о начале переправы. Он поднял свое войско по тревоге и вновь ввел его в Куммани. На рассвете хетты нашли его лагерь пустым, а коварный аххиява всеми силами набросился на их лагерь перед столицей Киццувадны.
  Немногочисленная стража была быстро смята, а обоз и все припасы хеттской армии попали в руки врагов.
   И вновь хеттский царевич вынужден был отступать. В одном Супиллулиуме повезло. Войско Атрея и горожане тут же увлеклись празднованием победы, так что Атрей не смог воспрепятствовать ему возвратиться на северный берег Сароса. В противном случае хеттам грозило бы полное уничтожение.
   Но отступление голодной хеттской армии и так было тяжелым. Арьергард ее постоянно подвергался нападениям арцавских колесниц, всех ослабевших и отставших ждала неминуемая гибель или плен.
  Только укрывшись за стенами Канеша, древней столицы хеттской империи, Супиллулиума смог наконец перевести дух..
  
  7. ПЕЛИОН. НАПАДЕНИЕ.
  
   Внезапно, интересная беседа гостей Хирона была прервана жутким шумом и дикими воплями снаружи.
  
   Неприятным сюрпризом для Несса явилось обилие сторожевых постов в лесу, окружавшем пещеру Хирона. Обычно Хирон не предпринимал никаких экстраординарных мер предосторожности ни в будни, ни в праздники, полностью полагаясь на свой авторитет среди жителей Пелиона в частности и Фессалии в целом. Но сегодня у него в гостях был Тендредон, ныне фактический хозяин Пелиона, и он-то как раз больше полагался на солидную охрану, чем на авторитет и прочие моральные понятия.
  Правда, сторожевую службу его магнеты несли из рук вон плохо - не маскировались, громко беседовали и вели себя скорее как на пикнике в лесу, чем в карауле. Опытным диверсантам не составляло труда незаметно просочиться мимо этой доморощенной охраны. Однако Несс понимал, что как только поднимется тревога, все эти караульные сбегутся к пешере и задавят его отряд численностью, не дав отступить. Приходилось торопиться, чтобы успеть выполнить задачу по ликвидации Пелея и прочих прежде, чем это произойдет. Поэтому Несс дал команду нападать, как только его люди сосредоточились на опушке леса.
   Пирующие на поляне перед пещерой были застигнуты врасплох. Почти все они не имели оружия, ведь никто и предположить не мог, что кто-то может нарушить мир во время священного праздника Крона. На Пелионе никогда подобного не бывало. Поэтому людей охватила паника. Они бестолково метались не зная, где искать спасения. А кентавры Несса убивали всех на своём пути, пробиваясь к пещере Хирона.
  Яростная атака нападающих разбилась о бронзовую стену. Охрана царей наглухо перекрыла вход в пещеру. Несс быстро сообразил, что закипевшая было схватка у входа не сулит успеха.
  Его бойцы, искусные в одиночном бою, но не имевшие тяжёлых доспехов, не смогут пробить
  плотный строй, ощетинившийся копьями. Сейчас на шум сбегутся из леса магнеты - и конец.
  - Уходим ! - крикнул он и поспешил нырнуть в кусты.
   В этот момент на поляне появилась внушительная фигура Хирона, который протолкнулся через ряды защитников, спеша разобраться, что же происходит снаружи.
  - Ну, хотя бы..., - пробормотал Несс и плюнул в него стрелкой из духовой трубки, своего излюбленного оружия, удобного тем, что его так легко спрятать под одеждой или выдать за пастушью дудку. Хирон даже не заметил лёгкого укола в ногу.
   Большинству из людей Несса удалось скрыться, воспользовавшись сумятицей, царившей в окрестностях пещеры, но кое-кого взяли живьём. От них узнали, кто командовал налётом. Несс был человеком небезызвестным в Фессалии, так что легко было и догадаться, кто его послал.
  Возмущение против Акаста было всеобщим. Теперь и Тендредон предложил Пелею помощь магнетов в карательном походе против святотатца. Всё складывалось отлично, если бы не рана
  Хирона. К утру она разболелась, нога покраснела и распухла.
  - Похоже, стрела отравлена, - сделал вывод Хирон. - Вот только чем ?
  Ни одно из противоядий, известных Хирону и Медее не помогало. Опухоль распространялась все выше, на месте раны образовалась черная язва. Хирона мучила лихорадка. Затем его стало рвать желчью, начались судороги.
  - Все бесполезно, - прохрипел он. - Если яд в крови, никакое лечение уже не поможет. Пришла пора уходить.
   Промучившись еще некоторое время, Хирон умер. Его похоронили там же, на Пелионе, рядом с могилами Харикло и Фетиды.. После тризны Пелей предложил Медее и Поликсену перебраться к нему во Фтию.
  - Небезопасно вам тут оставаться, - хмуро сказал он. - Если уж на Хирона руку подняли - могут и за вами охоту начать.
   Медея согласилась. Асклепий, успевший приехать только к похоронам, тоже забрал своих сыновей Махаона и Подалирия, воспитывавшихся у Хирона, к себе в Эпидавр. Только Гиппа-Окирроэ, осталась жить в отцовской пещере, вблизи от дорогих ее сердцу могил.
  
  8. ИОЛК
  
   Пелей выступил в середине месяца итония, после уборки урожая и подхода Феникса с его долопами и кентаврами. Шли не спеша вдоль северного берега Энипея, затем впадающей в него с востока небольшой речки. После полудня, когда солнце уже припекало, войско достигло пограничной крепости Эретрия, принадлежавшей уже Адмету Ферскому. Адмет выстроил ее у перекрестка дорог из Фтии в Феры и из Скотуссы в Алос. Здесь и расположились на отдых. Пелей выслал гонцов к Адмету за разрешением на проход войска. Хотя в согласии Адмета он не сомневался, но этикет требовалось соблюдать.
   Вечером гонцы вернулись, привезя разрешение и приглашение Пелею посетить Адмета в Ферах.
  Утром войско совершило следующий переход к Ферам и встало лагерем в окрестностях города.
  Пелей поехал на встречу с Адметом. Царь Фер был хмур. Акаст был его шурином, и война между
  ним и Пелеем была, конечно, Адмету не в радость. Он хотел хотя бы заручиться обещанием Пелея пощадить детей Акаста, племянников его любимой жены Алкестиды. Пелей охотно пошел ему навстречу. Убивать детей он и не собирался. Другое дело, что во время штурма города можно было и не успеть взять их под защиту. Пелей предложил Адмету присоединиться к нему и самолично позаботиться о племянниках.
  
  Через час после тосле того, как войско Пелея выступило в последний переход к Иолку,
  примчался гонец на взмыленном коне с известием о том, что Ясон со своими пиратами и Лаэркей с людьми из Алоса ночью ворвались в Пагасейскую гавань и захватили поселок врасплох. Утром Акаст с иолкским ополчением вышел из города отбивать порт и склады с товарами, пока их не разграбили налетчики.
   Пелей немедленно послал Феникса захватить Пагасейские ворота, а сам с мирмидонянами
  устремился к Пагасам на помощь Ясону и Лаэркею. Еще через три часа война по сути закончилась. Благодаря тому, что Пагасы были укреплены для защиты от налетов с суши, десант продержался до подхода Пелея с запада. Одновременно с востока ударили спартанцы Кастора и Полидевка, той же ночью высадившиеся в Астерии. Сам Акаст, опередивший в бегстве своё войско, был убит в воротах долопами, остервенело оборонявшими их от атак городской стражи изнутри города и от бегущего ополчения снаружи.
   Феникс, весь залитый кровью, встретил Пелея, оскалившись в улыбке:
  - А мы-то готовились на стены лезть. Обошлось... !
  - Погоди, еще акрополь брать, - остудил его Пелей.
  
   В самом городе сопротивления уже никто не оказывал. Все защитники полегли под Пагасами
  или в бегстве, либо пали, пытаясь отбить городские ворота. Однако акрополь, удерживаемый дворцовой стражей, преданной Акасту, держался до конца. Пришлось и на стены лезть и ворота тараном выбивать, за всё платя кровью. Союзники уже рассыпались по городу и предались грабежу, а мирмидоняне всё продолжали штурм. Наконец акрополь пал, и победители ринулись к дворцу иолкских царей.
  
   Дверь тронного зала рухнула под страшным ударом лабриссы. На троне, стоявшем в глубине зала, Пелей увидел Астидамию. Он сразу ее узнал. Прошедшие годы не отняли красоты у царицы Иолка, но теперь это была суровая и жесткая красота хищной птицы. Астидамия по-прежнему была очень похожа на Феникса - такого, каким он был сейчас.
  У дальней стены зала, за троном, сгрудились насмерть перепуганные служанки.
  - Что, герой ? - услышал Пелей голос Астидамии. - Решился наконец убить Акаста и взять то, что тебе предлагали четверть века назад ? Долгонько же ты колебался ! Или сладко тебе спалось с моим братцем ? Говорят, вы переняли беотийские нравы ? Видно по вкусу тебе пришлись уды кентавров тогда, на Пелионе ! Антигоне твоей точно понравилось - орала на весь дворец !
  Словно молотом ударило в голову Пелея. Ничего не видя из-за кровавой пелены в глазах, он дважды взмахнул лабриссой, крест-накрест ... .
  - Что ты делаешь, опомнись ! - Феникс обхватил его сзади за предплечья.
  Бесформенная куча мяса на полу, визг и стоны служанок, рычание воинов... . Выронив лабриссу, он тяжело оперся на плечо Феникса.
  - Уйдем отсюда ! После объясню... .
  
   Пир победителей был не слишком-то веселым. Конечно союзники: Теламон, Тендредон, Тиндариды и их непременные спутники Афариды веселились вовсю. Для них разграбление Иолка, оплаченное относительно небольшими потерями, было черезвычайно выгодным и удачным предприятием. Но основным действующим лицам было не до веселья.
   Пелей стыдился своей вспышки ярости, того, что он замарал свои руки убийством женщины.
  Феникс был потрясен ужасной смертью своей сестры от руки его лучшего друга и покровителя.
  Адмет, с огромным трудом сумевший отыскать и взять под свою защиту юных сыновей Акаста - Архандра и Архитела, думал только о том, как бы поскорее вернуться домой. Он и на пир остался только для того, чтобы на следующий день получить для своих дружинников причитающуюся им долю добычи.
   Но хуже всех чувствовал себя Ясон. Ранее он не задумывался о том, как будет реально выглядеть
  замышлявшийся им захват Иолка. Город разграблен и почти полностьью сожжен, жители частью перебиты, остальные пленены для продажи в рабство. Цель его жизни достигнута - вот она эта цель, в крови и грязи. Это было ему надо ? Об этом он мечтал ? И что же дальше ?
  - Эй, Ясон ! - крикнул ему смеясь Теламон. - Ты что, нос повесил ? Радуйся, ты теперь ванакт !
  - Ванакт над кладбищем ? - горько усмехнулся Ясон. - Иолка больше нет, осталось только место, где он был.
  - Подумаешь, - настаивал Теламон. - Место-то хорошее. Желающие тут поселиться найдутся, отстроишься - снова будет город.
  - И, если будет среди поселенцев кто-нибудь из прежнего Иолка, он будет мечтать всадить мне нож в спину, - кивнул ему Ясон. Теламон не нашелся, что ответить, и замолчал.
   К мрачному, как туча, Пелею никто приставать не пытался. О его выходке все уже знали и понимали, что трогать его сейчас не следует.
  - Так ей и надо, этой суке, - проворчал Кастор. Все молча согласились и больше этой темы не касались.
  
   На следующий день делили добычу. В богатом торговом городе ее нашлось столько, что всем досталось довольно. Ясон, проследив, чтобы его спутники получили свое, сам от всего отказался.
  - Почему ? - спросил его Пелей. - Тебе надо город восстанавливать, средства понадобятся.
  - Не надо мне ничего, - махнул рукой Ясон. - Не останусь я на этом пепелище.
  - Что же ты собираешься делать ? - удивился Пелей.
  Ясон молча посмотрел на него и ничего не ответил.
  - Ты хоть Золотое Руно возьми, - предложил Пелей.
   Руно после возвращения аргонавтов в Иолк было повешено в храме Зевса. Сейчас оно составило чуть ли не самую ценную часть добычи союзников.
  - Не надо, - буркнул Ясон. - Себе возьми. Или Медее отдай.
  
   Из-за отказа Ясона возник вопрос - кому отдать власть над Иолком, точнее над его развалинами ?
  Адмет предъявил свои права - как зять покойных царей: Пелия и Акаста. Спорить с ним никто не захотел, тем более, что он принял на себя обязанности опекуна сыыновей Акаста. Как только вопрос был решен, Адмет отправился в Феры, оставив наместником в Иолке одного из своих гекветов.
   Словно на смену ему в Иолк прибыл Эвемон из Ормения с полусотней воинов. Он сердечно приветствовал Феникса, своего племянника. Когда Феникс рассказал ему о гибели Астидамии, дядя только руками развел.
  - А что с мальчиками ? - спросил он.
  - Их забрал к себе Адмет.
  - Вот хитрец ! - воскликнул Эвемон. - Ведь мы с Аминтором тоже имеем права на опекунство.
   " Значит, и права на владение Иолком", - мысленно закончил Феникс.
  " Да ты, дядя, ничуть не меньший хитрец", - пронеслось в голове.
  Впрочем, Эвемон не слишком расстраивался. Получив от Пелея подтверждение обещания отдать ему Астерий, он немедленно отправился вступать во владение своей долей иолкского наследства.
  
  9. ЭПИЛОГ. ЭПИСТОЛЫ.
  
  Пелею, ванакту Фтиотиды.
  Радуйся.
   Я здоров, мои женщины здоровы, и твои племянники здоровы тоже. Аякса мы уже учим читать и писать, но он не слишком усидчив. Охотно ходит лишь в палестру - спорт и упражнения с оружием он просто обожает. Маленький Тевкр уже начал ходить. К сожалению, мне пришлось отправить его и Гесиону к отцу на Эгину, почему-то Перибея невзлюбила троянскую малышку. А помнится, твоя предыдущая, Полидора, смотрела на эти вещи гораздо шире.
   Как у тебя дома ? Как себя чувствует юный Ахилл ? Не собираешься жениться снова ?
  А как Медея ? Передай ей мои наилучшие пожелания. А также Бору, Полидоре-младшей и Менесфию.
   Из Коринфа мне сообщили, что в Лехее нашли тело Ясона. Он лежал под развалинами "Арго",
  придавленный изображением Афины, сорвавшимся с носа нашего корабля. Рядом с ним был только пустой бурдюк из-под вина. Очень символичная смерть. Бедняга ведь потерял все, что имел, и даже цель жизни. Самое время умереть. Слава Олимпийцам, у нас с тобой хватит дел и обязанностей до глубокой старости.
   Мой афинский сосед собирается в летнюю навигацию отправиться на Аласию. Звал и меня тоже.
  Атрей-де обещал ему славную добычу. А я-то думал, Атрей только меня зовет через старика Алкафоя. Слышал ли ты что-нибудь об этом деле ?
   Твой любящий брат
  Теламон, ванакт Саламина, наследник Эгинский и Мегарский.
  
   Теламону ванакту Саламина, наследнику Эгинском у и Мегарскому.
   Радуйся.
   Я и мои домочадцы тоже здоровы, хвала Олимпийцам.
   Ахилл растет очень быстро под присмотром сразу двух нянек: Медеи и Геланники..Он тоже уже ходит и даже бегает - слишком быстро по их мнению. Если так и дальше пойдет, через пару лет надо будет начинать учить его владению оружием.
   Жаль Ясона. Какой бы он там ни был, самое значительное дело нашей молодости мы делали вместе с ним. Да и потом он оставался нам другом во всех обстоятельствах. Да будет душа его спокойна в Аиде.
   Медея тоже передает тебе привет и говорит, что сохранила о тебе самые приятные воспоминания.
   Что касается Атрея, похоже, он понял, что самой блестящей обороной войны не выиграешь.
   Видимо собирается летом воевать с хеттами всерьез. Стоит ли нам поддержать его? Я не думаю.
  Затраты на столь дальний поход вряд ли окупятся добычей. Медью ведь он с нами делиться не станет. Да и вести из Колхиды беспокоят. Перс умер, начинается междоусобица. Может быть, и там
  будет кое-что интересное для нас. Я жду более подробных сведений.
   Твой брат Пелей.
  
  Богоравному Фениксу, наследнику царства долопов на Пинде.
  Радуйся.
  До нас дошла весть о твоем браке с богоравной Эринной, племянницей ванакта Аминтора,
  да благословят этот брак Олимпийцы.
  Сердечно поздравляю тебя и желаю семейного счастья немедленно и успешного правления
  долопами на Западе в будущем. В связи с браком посылаю тебе и твоей богоравной супруге свои скромные подарки. Прошу тебя не побрезговать ими и принять как свидетельство моего искреннего стремления к дружбе и сотрудничеству с тобой.
   Волею Олимпийцев я управляю племенем долопов на Скиросе, ты же будешь управлять долопами на Пинде. Верю, что вместе мы сможем сделать много доброго для народа долопов.
   Вероятно, ты уже знаешь, что каждую осень молодые люди с Пинда, пожелавшие искать счастья и удачи на море, отправляются к нам, на Скирос. Я был бы рад принять тебя как гостя, если ты согласишься поехать вместе с ними. Нам надо лучше узнать друг друга и обсудить дела, которые мы могли бы предпринять совместно.
   Надеюсь, что дружба и сотрудничество между нами будет столь же тесной и плодотворной, какова
  она сейчас между богоравным ванактом Аминтором и мной.
   Ликомед, ванакт Скироса, правитель долопов Востока.
  
  
  Примечания
  
  Аласия - древнее название Кипра.
  Амазонки или гаргареи - северо-кавказское племя, по версии предки современных чеченцев и ингушей. В описываемое время переселились на юго-восточное побережье Черного моря. Общественный строй - крайняя форма матриархата, практиковали раздельное проживание мужчин и женщин, сходясь вместе только на два месяца в году. Первый известный в истории народ, создавший конницу, как род войск. Существовавший у амазонок культ лошади позволял садиться на лошадь верхом только женщинам.
  
  Амон - бог Солнца в Верхнем Египте.
  Амфиктиония- название союза греческих племён, объединявшихся для защиты святилища общего высшего божества, и совместного исполнения важнейших обрядов. По легенде первым основателем такого союза был Амфиктион, сын Девкалиона.
  Ананка - богиня Судьбы в греческой мифологии.
  Апаса (позднее Эфес) - в то время столица Арцавы.
  Апия - древнее название Пелопоннеса.
  Аполлоний - январь-февраль по фессалийскому календарю.
  Априос - март-апрель по фессалийскому календарю.
  Арамеи - семитские кочевые и полукочевые племена, обитавшие в Южной Сирии и Месопотамии.
  Аргест - западно-северо-западный ветер.
  Аркадия - горная страна в центре Пелопоннесского полуострова.
  Артемисион - апрель-май по Делосскому календарю.
  Арцава - древнее царство, существовавшее на юго-западном побережье Малой Азии.
  Ассува - древнее название западной части Малой Азии.
  Ахейцы - группа индоевропейских племен, поселившихся на территории современной Греции в III тысячелетии до н.э.
  
  Басилей - правитель города или области, обычно несамостоятельный.
  Беотия - область в центральной и восточной части Средней Греции.
  Боэдромион - сентябрь-октябрь по афинскому календарю.
  
  Вават - часть Нубии, область на юге долины Нила.
  Ванакт - царь, независимый правитель страны
  
  Галаксион - март-апрель по делосскому календарю.
  Гамелион - январь - февраль по афинскому календарю.
  Гараманты - народ, обитавший в южной части Ливии. Происхождение гарамантов, принадлежащих к белой средиземноморской расе, точно неизвестно.
  Гекатомбеон - июль-август по афинскому календарю.
  Геквет - начальник, командир в армии.
  Геллеспонт (позже Дарданеллы) - пролив, соединяющий Эгейское море и Мраморное море (Пропонтиду). Контролировался Троей.
  Гермей - декабрь - январь по фессалийскому календарю.
  Гесперия - древнее название Италии.
  Гиппагога - судно, оборудованное для перевозки лошадей.
  Гиппарх - начальник конницы.
  Гиппет - богатый землевладелец, очень условно - боярин.
  Гипподромий - июнь-июль по фессалийскому календарю.
  Гомолий - май-июнь по фессалийскому календарю.
  
  Дамат - чиновник.
  Дельта Нила - севернее Мемфиса Нил разделяется на семь рукавов, в плане напоминающих треугольник. Этот район греки назвали Дельтой по сходству с соответствующей буквой греческого алфавита.
  Дриопы - древнегреческое племя, родственное лапифам. Обитали в районе Средней Греции, северо-западнее горы Парнас.
  
  Зефир - западный ветер.
  
  Иентет - "Запад", так в Египте называли Древнюю Ливию.
  Иеродула - храмовая служанка, зачастую - проститутка.
  Ионическое море - так древние греки называли Адриатическое море.
  Истр - древнее название Дуная.
  Итоний - август-сентябрь по фессалийскому календарю.
  
  Кар-Дуниаш - Вавилон
  Келевст - начальник гребцов.
  Кентавры - древнегреческое племя. Основной район расселения - гора Пелион и ее окрестности (на территории современной Фессалии). Первыми в Греции освоили верховую езду на лошадях.
  Колхида - древнее государство на территории современной Грузии.
  Кинурия - область на западном берегу Арголидского залива между Арголидой и Лаконией.
  Киццувадна - хеттское княжество, расположенное к северо-востоку от Тархунтассы.
   Основное население - хурриты, родственные хеттам.
  Конь и Муравей - тотемы кентавров и мирмидонян.
  Куретида - область в юго-западной части Средней Греции, расположенная к западу от Этолии и населенная племенем куретов.. Столица г. Плеврон.
  Куш - египетское название стран, расположенных к югу от Египта.
  
  Лабарна - титул царя хеттов.
  Лабрисса - тяжёлая двусторонняя секира.
  Лавагет - высший военачальник.
  Ламия - демоница-вампир, убивала детей и проявляла при этом такую жестокость, что со временем ее лицо превратилось в кошмарную личину. Позднее она присоединилась к эмпусам, совращала юношей и выпивала их кровь, пока они спали.
  Лапифы - древнегреческое племя, обитавшее к северу от горы Пелион.
  Ленейон - январь-февраль по делосскому календарю.
  Лесхонарий - февраль-март по фессалийскому календарю.
  Лернейское море - Арголидский залив.
  Лехей - западная гавань Коринфа.
  Либу - египетское название населения Ливии.
  Локры- древнегреческое племя. Основные районы расселения - Локрида Озольская, Локрида Эпикнемидская и Локрида Опунтская (в северной части Средней Греции).
  
  Марассантия (хеттск.) - позже река Галис, совр. Кызылырмак.
  Маса - хеттское название Лидии (от Меос - Мэония).
  Мафкат (страна) - египетское название Синайского полуострова.
  Махайра - изогнутый меч с заточкой внутренней стороны лезвия и расширением к его концу, предназначенный в первую очередь для рубящих ударов.
  Мегарон - букв. "большой зал". М. представлял собой удлиненное помещение со входом, находившимся в торце; боковые стены и стена, противоположная входу, ограждалась, как правило, колоннами; в глубине мегарона находился очаг. В М. принимали послов и устраивали пиры.
  Меланиппа - черная лошадь(греч.).
  Мессения - область на юго-западе Пелопоннесского полуострова.
  Метагейтнион - август-сентябрь по афинскому календарю.
  Метрополия - в Древней Греции - город-государство (полис), имевший колонии (другие полисы).
  Мешвеш - одно из ливийских племён.
  Мирмидоняне - древнегреческое племя. Основной район расселения - Фтиотида (на территории современной Фессалии), а также остров Эгина.
  Мунихион - апрель - май по афинскрму календарю.
  
  Наварх - командующий флотом.
  Наяды - водные нимфы.
  Нимфы - младшие богини природы.
  Ну́бия - историческая область, южная часть долины Нила.
  
  Оргия - мера длины, сотая часть стадия. Приблизительно 1,85 метра.
  
  Паини - апрель - май по египетскому лунному календарю.
  Палестра - спортивная школа, стадион.
  Панемос - октябрь - ноябрь по фессалийскому календарю.
  Пеласги - одно из племен, обитавших на территории современной Греции еще до ахейского поселения. В обобщенном смысле - доахейское население Греции.
  Пелион - гора на юго-востоке Фессалии.
  Перипл - описание плавания вдоль берегов, прибрежных вод и местности.
  Писатида - область в западной части Пелопоннеса.
  Понт - Черное море
  Посейдеон - декабрь-январь по афинскому календарю.
  Пропонтида - Мраморное море.
  Протей - младшее морское божество. Был пастухом тюленей и морских чудовищ.
  Птах - в египетской мифологии бог-творец, покровитель искусств и ремесел,
  Пурпурный волос - согласно мифам у Ниса, царя Нисеи, был на голове пурпурный волос, благодаря которому он был непобедим. Его дочь Скилла, влюбившись в Миноса, выдернула этот волос, таким
  образом предав отца врагам.
  
  Ра - бог Солнца в Нижнем Египте.
  Ретену - египетское название Сирии.
  
  Септ - провинция в Египте.
  Сет - египетский бог пустыни.
  Сикулы - италийское племя, давшее свое имя острову Сицилия.
  Скирон - дед Пелея и Теламона по матери.
  Скифос - двуручный сосуд для питья.
  Спарты - "посеянные", пять наиболее знатных родов в Фивах, согласно легенде происходящих от
   воинов, выросших из посеянных основателем города Кадмом зубов дракона..
  Стадий - мера длины, приблизительно 185 метров.
  Стратег - военачальник.
  Стратегема - военная хитрость.
  
  Танаис - река Дон.
  Тархунтасса - хеттское княжество, расположенное на южном побережье Малой Азии.
  Тирсены - древнее название этрусков.
  Тисий -май- июнь по фессалийскому календарю.
  Толос - круглое в плане сооружение, часто использовались в качестве гробниц.
  Тринакрия - древнее название Сицилии.
  
  Уадж-Ур - "Великая зелень" - название Средиземного моря у египтян.
  Усермаатра - тронное имя Рамсеса II.
  
  Фасис - древнее название реки Рион.
  Феспий - царь города Феспии, в котором существовал культ Эрота, бога любви. Во время праздника Эрота - Эротидий - предложил Гераклу провести ночь любви с каждой из своих пятидесяти дочерей.
  Фессалия - область на востоке Северной Греции.
  Филлик - июль-август по фессалийскому календарю.
  
  Хапи - египетское название Нила
  Ханаан - египетская провинция на территории современных Ливана и Израиля.
  Хапиру - "бродяги", разноплеменные общины кочевников и беглецов, обитавшие в труднодоступных и малонаселенных местностях, не признававшие чьей-либо власти над собой.
  Хару - южный Ханаан, территория современного Израиля.
  Хурриты - древневосточный народ, занимавший в разное время значительные территории в Закавказье, Северной Месопотамии и Малой Азии. Предки современных курдов.
  
  Циппасла (Сипил в греческой мифологии) - горная область в Малой Азии, совр. Сипули-даг.
  
  Шардены (сердины) - древний народ, упоминаемый в древнеегипетских документах XIV - XII вв до н.э. в числе "народов моря". Единого мнения о его происхождении и месте обитания нет. Часто служили наемниками в разных странах Восточного Средиземноморья. Предположительно, предки сардов, позднейшего населения Сардинии.
  
  Эвр - восточный ветер.
  Эак, царь острова Эгина, отец Пелея и Теламона.
  Электр - природный сплав золота и серебра.
  Элла́да - изначально название города и области в Фессалии. С принятием термина эллин общим для обозначения всех греков, Эллада стала собирательным именем для всей материковой Греции, а затем и всей Греции, включая архипелаги, острова и области в Малой Азии. В настоящее время в Греции слово Эллада является официальным самоназванием
  Эллины - самоназвание греков. Изначально - одно из ахейских племен в Фессалии.
  Эллинийское море - Эгейское "до Эгея".
  Эмпусы - женщины-демоны ночных кошмаров, причем считалось также, что у них ослиные ноги, поскольку осел символизировал разврат и жестокость.
  Энниалий - другое имя Ареса, бога войны.
  Эрпатор - титул наследника фараона в Египте.
  Этолия - область в юго-западной части Средней Греции. Главный город - Калидон.
  
  Июнь 2018 - апрель 2019
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Боталова "Невеста под прикрытием"(Любовное фэнтези) М.Тайгер "Выжившие"(Постапокалипсис) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) Н.Лакомка "Я (не) ведьма"(Любовное фэнтези) Д.Сугралинов "Мета-Игра. Пробуждение"(ЛитРПГ) М.Снежная "Академия Альдарил: цель для попаданки"(Любовное фэнтези) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) Б.лев "Призраки Эхо"(Антиутопия)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"