Mak Ivan: другие произведения.

Мусорщик

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Новинки на КНИГОМАН!


Peклaмa:


Оценка: 6.00*4  Ваша оценка:


Ivan Mak


Мусорщик



Я сидел перед окном и ждал. Моя полуторакилометровая "Тарелочка" кружилась на стояночной орбите. В паре сотен километров по курсу висел кальмедианский "Ангрог" − транспортник среднего класса. Он загораживал мне приличную часть обзора, но я не волновался. Канал связи с "Ангрогом" оставался открытым, и мне сразу бы стало известно о его намерении изменить движение. Никакой корабль не мог менять орбиту без разрешения диспетчера на Ладоге.
Зеленый кальмедианин на вахте транспортника явно скучал. Едва моя космическая малютка встала на орбиту, он попытался съязвить на счет ее размера. Но мне было не до развлечений, не хотелось болтать попусту. Ругаться на галактическом языке я не умел, поэтому корявую поддевку зеленого покрыл чистым кальмедианским слэнгом. Вахтерный транспортника заткнулся сразу же. Не от ругательств, а от заявления, что мать моя − кальмедианская тигрица.
И это чистая правда, хотя я совсем не похож на тигра. Просто все кальмедианские Родители способны произвести на свет любой вид, имеющий сходную биологию. В науке их называют "генетическими копирами". Копии получаются далеко не абсолютными. У моего отца, например, серая шерсть, тогда как у меня она желтая. Некоторые разумные видят в цвете моей шерсти золотой оттенок, но я этого сходства никогда не замечал. Наверно, у них иначе глаза устроены. Небольшой участок спектра отражения моей шерсти действительно немного совпадает со спектром проклятого металла.
Я разглядывал планету. Мои мысли синхронно плыли с едва заметным вращением Ладоги. Много раз я прилетал сюда, каждый раз выходил на стояночную орбиту, где ждал... Ждал, когда сотни таких же как я приземлятся или взлетят. Ждал пока не наступит моя очередь.
Космос вокруг Ладоги переполнен кораблями и станциями. Контроль движения производится согласованно и четко. Восемдесят шесть центров управления равномерно раскиданы по поверхности планеты и еще два десятка строятся. Кораблей столько, что основная забота по предотвращению аварий ложится на пилотов. Диспетчеры следят за общим движением, корректируют маневры, разрешение на которые следует получать центрах управления.
Но есть в космосе и другие объекты. Им не прикажешь свернуть с орбиты или затормозиться. Это давно умершие небольшие станции и корабли, это осколки былых космических аварий. Из-за них возникает не мало проблем и поныне. Очистка космоса всегда являлась важной работой, и много лет назад задача освобождения космоса от мелкого мусора решилась радикально.
Над планетой появились огромные корабли-мусорщики. Они двигаются по главным транспортным орбитам и стягивают весь хлам к себе. Часть обломков притягивается магнитным полем, а для сбора немагнитного мусора придумали "зарядовый вихрь". Мусорщик выбрасывает заряженные частицы с небольшими скоростями. Заряд попадает на мусор. А сам аппарат из-за того же выброса приобретает заряд обратного знака. В результате − мусор притягивается. Действует такая система медленно, но скорости и не требуются. Для особо крупных осколков применяется технология "зарядовых коконов". Пучок частиц направляется узким лучом на крупный объект, если тот идентифицируется как мусор. Объект получает приличный заряд и притягивается к мусорщику.
Энергии, используемые аппаратом невелики и, даже если какой-нибудь корабль попадет в сферу действия мусорщика, ракетные двигатели легко преодолеют возникающее притяжение. А в непредвиденных ситуациях, достаточно сообщить в центр управления, и мусорщик может быть временно выключен.
Было время, и я служил в космосе мусорщиком. До того, как построили эти огромные автоматы, по орбите шныряло не мало мелких кораблей, охотившихся за старыми обломками. Из-за некоторых случались даже драки, потому что правительство Ладоги платило за очистку космоса по весу собранного хлама.

Вспыхнул экран связи с центром.
− Команда объекту СО-247-11, двадцатиминутная готовность до перехода на спуск к космодрому "Центр Вселенной". − Коричневый альбарс говорил на галактическом чисто и без акцента.
Номер был моим. Я включил видео на передачу и ответил:
− Команда принята, спасибо.
Диспетчер на некоторое время замер, увидев меня, затем чуть поклонился и исчез с экрана. Соседа по орбите, казалось, ударили бревном по голове. До того я отвечал ему только голосом, не передавая видео. Рот кальмедианина чуть приоткрылся, в глазах ясно прочитался страх.
Я отключил его. Ненавижу такие рожи. В любом случае, пока я не сойду с орбиты, ему не дадут разрешения двигаться и следить за каналом транспортника уже не обязательно.
Мне оставалось почти двадцать минут до отхода с орбиты. За окном висела огромная планета. Она кружилась над невидимой бездной. Спектр слабого свечения поверхности Ладоги привел бы в смятение любого астронома, не знай он, что это искусственное освещение.
Миллионы лет назад этот мир был мертв и невидим. Величайший Счастливый Случай привел к ней альбарских исследователей. Планета стала спасительным островком для разумных существ, попавших в мощное поле притяжения невидимого сверхмассивного объекта. В те давние времена Ладога стала последним домом для спустившихся на нее разумных существ. Они не смогли улететь назад, но сумели выжить, а через многие годы их потомки обратили планету в цветущий мир. Жизнь распространилась на все территории.
Таинственный объект, вокруг которого кружился новый дом альбарсов, назвали Черной Бездной, а планету − Ладонь Бога. Многие годы спустя, любители переиначивать довели название планеты до современного Ладога, сократив Ладонь до первого слога и переврав Бога в Дога. Потом название Ладога стало официально признанным в Галактике.
Технический прогресс постепенно свершил свое дело. Альбарсы Ладоги сумели выйти в космос и преодолеть притяжение Черной Бездны. А в открытом космосе они встретились со своими собратьями. И было не удивительно, что те обходили стороной темное пятно на карте галактики. Там пропало не мало экспедиций.
Ладога светилась множеством огней. Ее поверхность переливалась розовыми, голубыми, желтыми цветами. Огни сплетались в непонятные узоры, а в некоторых местах сходились, образовывая яркие белые пятна. Там развивались центры местной цивилизации, состоящей более чем из трех десятков разумных видов. После открытия для Галактики планета привлекала внимание туристов своим необычным расположением, а многие годы спустя Ладога стала центром галактической торговли из-за открытия крупных месторождений кристаллов Роммеля, необходимых для сверхсветовых двигателей.
Когда-то физики нашли легкий способ преодолевать гравитационные силы, и притяжение Черной Бездны перестало быть препятствием. Спуск и подъем более не требовал больших затрат, а маленькие корабли без проблем спускались к Черной Бездне на расстояние в десять раз меньше, чем радиус орбиты Ладоги. Ближе возникали проблемы принципиального физического плана, и путь туда был заказан всем без исключения.
Даже сейчас, спустя миллионы лет изучения, астрономы не в курсе, что находится в Черной Бездне. Известна только гигантская цифра, означающая массу объекта, незатейливо называемого "компактным". По сей день идут споры, есть там черная дыра или нет. Многие скептики заявляют, что, пока не найдено прямых доказательств, объект нельзя называть черной дырой.
Годы берут свое. Давно прошли времена слабых кораблей. Смельчаки пытаются штурмовать глубины Черной Бездны. Но пока они даже близко не подходили к ее предполагаемой поверхности и возвращались. Те же, кто улетел дальше, никогда более не смогут рассказать о том, что увидели...

− СО-247-11 − минутная готовность.
− Есть минутная готовность.
Теперь связь не обрывалась. На экране появилась техническая информация. Компьютер "Тарелочки" принял все данные и передал команду на запуск двигателей.
Мне оставалось только следить за правильностью исполнения программы. Маневр по уходу с орбиты прошел нормально. Кальмедианин остался далеко вверху, и компьютер, не жалея никого, отдал команду двигателю на торможение в полную мощность.
Мне не привыкать к тупым железякам. Я снизил мощность торможения до десяти процентов от максимума, и машина не пикнув приняла команду. Небольшая встряска и мне не помешала. Меньше надо было хлопать ушами. Компьютер отработал правильно − согласно установкам боевого режима дал ускорение по максимуму. Откуда ему знать, что бой давно закончился и пора возвращаться в нормальный режим? Да и я сглупил − вместо переключения режима сбил настройку боевого.
Пока машина спускалась, я включил нормальный режим и вернул боевые настройки на место. "Тарелочка" пронеслась над пятном с белым освещением и вышла к космодрому. Радиомаяк космодрома работал безупречно. Посадочный компьютер не выдал ни одной лишней команды. Аппарат завис над площадкой и медленно опустился, так мягко, что и карточный домик не рассыпался бы на столе передо мной.

Здесь всегда царит ночь. И всегда зима. Проверив, что снаружи вполне сносные условия, я покинул уютный корабль и вышел на свежий студеный воздух. Рядом зашипела тормозами машина. Альбарсам она служит обычным трейлером, но мне пришлось поджать лапы, что бы забраться внутрь и проследить, как бы водитель не прищемил дверью мой хвост в потьмах. Альбарс, впрочем, оказался хорошо проинструктирован на сей счет и не делал попыток закрыть меня, пока я сам не сказал.
Инструкции! Иногда они бывают столь глупыми, что мне становится смешно. Вот и сейчас, согласно инструкции меня везли в машине, хотя я мог и сам добраться до места. И даже быстрее!
Натужно взревел двигатель, пол под лапами дрогнул. Трейлер покатился с посадочной площадки, направляясь к комплексу Верховного Галактического Суда.
Я не раз там бывал. Комплекс представляет собой группу строений стоящих по окружности радиусом около двух километров. Дома плотно примыкают друг к другу, и внутри царит спокойный умеренный климат без холода и ветра. Там под открытым небом растут деревья, привезенные со множества планет, а чтобы создать растениям комфортные условия, над комплексом сияет искусственное солнце, которое периодически зажигается и гаснет.
Я едва не заснул, как всякий раз меня, когда меня возят вот так в трейлере. Поначалу, конечно, было не до сна. В первый раз даже немного боялся, ведь я привык перемещаться сам, даже в космосе летаю на своем корабле. А тут везет неизвестно кто, неизвестно куда. Один черт знает, куда незнакомец может меня завезти.
Дверь открылась. Я выбрался на ярко освещенную площадку. Искусственное солнце сияло во всю мощь. Тут царил день.
− Все в порядке? Я могу ехать? − спросил шофер.
− Да. − Я взглянул на него чуть внимательнее. Это был молодой альбарс с черными пятнами на шерсти. В иные времена за такие пятна его изгнали бы из стаи, но те дикости далеко в прошлом. Шофер вскочил в кабину, машина развернулась и уехала в ворота, которые тут же закрылись, перекрывая дорогу холоду снаружи.
А я снова ждал. Пока ждал, рассматривал буйную зеленую растительность. За деревьями слышалась возня, иногда доносился вой и писклявые голоса − это играли дети альбарсов. В первый раз, когда я оказался здесь, целая куча маленьких коричневых комков примчалась поглазеть на меня. Родители быстро отправили их назад, а меня проводили в зал на встречу с Верховным Судьей. Он долго и муторно вытаскивал мысли и идеи жившие в моей голове, и они не особенно сопротивлялись. То был экзамен, на котором я не мог отказаться от ответов. Мне тогда показалось, что я его провалил, потому что о многих вещах просто не знал. А позже я узнал, что от меня требовалось нечто иное нежели знание ответов. Судья выяснил мое личное отношение к галактическим властям не задав о них ни одного вопроса. По косвенным признакам, по моему отношению к различным событиям, он решил, что я подхожу на роль Судебного Исполнителя, которым я и стал.
Вот только, по сути своей работы, я как был мусорщиком до того, так им и остался. Изменился лишь профиль мусора. Но я об этом не жалею. Убирать грязь кому-то надо, а мне теперь достается работа по разгребанию таких помоек, с которыми не всегда справляются даже спецподразделения Галактической Армии. Вот и сейчас я вернулся с подобной помойки, где мне пришлось применить все свое умение и не мало сил. Работа там осталась не завершенной. Меня отозвали в связи с еще неизвестными мне обстоятельствами, а довершать разборки осталась армия.

Спокойное течение моих мыслей взбаламутил резкий окрик:
− Здорово, драконище! Ты крылья не отморозил, пока летел сюда?
Я обернулся. Только одно существо в этом мире могло столь бесцеремонно и нагло обратиться ко мне. Впервые я встретил его много лет назад. Инопланетянин ошарашил меня не меньше чем я его. Он, как оказалось, никогда не видел ТАКИХ как я, а я впервые встретил иное существо, от которого не веяло бы страхом при первой встрече со мной.
Альена не было видно, но ветерок над ушами подсказал, что это космическое насекомое висит над моей головой. Легкое быстрое движение − и крупный шмель оказался у меня в когтях.
− Ну ты! Полегче с когтями! − воскликнул он.
Рядом появился коричневый альбарс.
− Н-не трогайте его! Это служащий комплекса! − завыл он и отчаянно зажестикулировал лапами, пытаясь что-то сказать еще.
− А я его и не трогал! − заговорил альен.
Мне стало совсем смешно и космический шмель вылетел из разжатых когтей.
− Я ЕГО НЕ ТРОГАЛ! − сильнее завопил альен, зависнув над коричневым защитником на едва заметных крыльях.
Альбарс, казалось, потерял голос и стоял не зная, что сказать.
− Слушай, шмель, а когда это ты стал здесь служащим? − спросил я.
Альен обернулся и вытаращил на меня большие глаза.
− А как ты это узнал? − спросил он.
Я расхохотался так, что шмеля отнесло от меня возникшим потоком воздуха.
− Ну... Тебе точно кто-то подсказал! − выпалил крылатый собеседник.
− П-простите, судья ждет вас, господин дракон, − заговорил коричневый, как только к нему вернулся дар речи.
− Я иду, − объявил я.
Альбарс помчался вперед. Я двинулся вслед. Дорога мне была известна, просто, согласно тем же инструкциям, я должен перемещаться по комплексу в сопровождении альбарса.
Альен все еще шуршал крыльями над моим ухом. То ли он решил, что его тоже пригласили, то ли хотел о чем-то поговорить со мной, но забыл слова. Мы вошли в холл, и очередной служаший указал мне кабинет, где предстояла встреча с судьей.
Шмеля тудя не пустили. Крылатый был этим сильно недоволен и еще долго распылялся позади, пока за мной не закрылась дверь.
Я сел посреди зала. Если кто-то и сидел в кресле напротив, он предпочитал оставаться невидимым и неслышимым. На столе перед ним лежала одна пустота... Я вновь ждал. Ждал, пока невидимому судье невидимо не доложат о моем прибытии, пока он, невидимый, не найдет времени для дела, которое собирался поручить мне. Настроение, поднятое альеном, вновь начало падать и вернулось к прежнему уровню за те полтора часа, что я просидел в одиночестве.
− Я вас слушаю, − заговорил альбарс почти неслышно явившийся в комнату. Я его никогда не видел раньше. Старое седое существо заняло место в кресле и смотрело на меня без всякого страха... − Уважаемый, у меня мало времени, − заторопил альбарс меня.
− Я − Судебный Исполнитель, и прибыл сюда по приказу Верхновного Судьи. По какому именно делу − не имею представления.
− Так, − буркнул альбарс и провел когтем по пустому столу, словно пытаясь взять невидимую бумагу. Затем он на эту невидимую бумагу взглянул. − Верховный Судья две недели назад скончался. Я исполняю его обязанности. Вы пока свободны, господин Исполнитель.
Он быстро направился на выход.
− А... − Я не успел задать свой вопрос.
− Вас проводят, − буркнул альбарс выходя.
Пять минут спустя я сидел в гостиничном номере, который перед моим носом спешно очистили от лишней мебели. Любой Альбарс посчитал бы номер шикарным, но мне он показался обычной конурой. Я улегся посреди комнаты, решив что не стоит ни о чем больше думать, а надо поспать. Словно соглашаясь в моим желанием, за окном погасло искусственное солнце, и номер погрузился во мрак.

***

Маленький кораблик прошмыгнул меж двух огромных транспортов.
− Осторожнее! − воскликнул командир.
− Сп-покуха! Все в порядке, командир! Они н-на нас и не посмотрят, я уже л-летал здесь!
− Ты едва не врезался!..
− Я не врежусь. Командир, ваше дело − стратегия полета, а тактика − моя! Не беспокойтесь. Я знаю все местные правила. Мы для них всего лишь космический мусор. Никто из этих монстров за нами на погонится даже если мы в них бронебойными ракетами пальнем!
Командир не ответил. Пилот вел корабль промеж огромных станций и те вскоре остались позади.
− Вот и все. Мы на месте, теперь только подправить орбиту, зайти в нужную точку и держаться там сколько надо. Не волнуйтесь, я держу все под контролем! − Пилот некоторое время выравнивал и ориентировал корабль, пока тот не замер над ярким белым пятном на планете.
− Ты смотри, чтобы нас в черную дыру не засосало, − бросил командир.
Пилот чертыхнулся и выматерился. Средь его слов прывычное к ругани ухо командира с легкость уловило информацию, что корабль скорее на планету грохнется чем попадет в черную дыру.
− У нас и топлива не хватит, чтобы в эту дыру залететь! − брякнул в конце пилот.
− К-какое еще топливо?! Мы туда просто грохнемся!
Последовавшей матерной тирадой пилот прочитал командиру часть лекции по космической навигации, из которой четко следовало, что корабль летит по орбите, и ему потребуется сильно затормозить, чтобы упасть в дыру, а на такое торможение, как раз, и не хватит топлива.
Командир смирился. В конце концов, то что разведка дело опасное − известно всем. Вот только у пилота, судя по выкрутасам, чувство опасности напрочь отсутствовало.
Василий, наконец, покончил с маневрами и занялся настройкой телеприемника. Почти два часа он ловил разные каналы, пока не наткнулся на новости с важным сообщением.
Седоe существо, очевидно относившееся к классу кошачьих, читало по бумаге:
− ...Судебная коллегия единогласно вынесла приговор о бессмысленности существования людей на планете Земля, в связи с чем мы призываем Исполнителя для... кх-кх... вссс... пиииии...
− Твою мать! Настраивай свою шарманку! − крикнул командир.
− Сейчас! Это треклятый мусорщик нам загородил видимость!..
Кораблик шмыгнул в сторону от надвигавшейся громадины, и экран вновь вспыхнул.
Он показывал огромное существо золотистого окраса, возвысившееся над судьями. Существо было столь велико, что не попадало полностью в кадр.
− ...ть с собой оружие... − донесся зловещий голос судьи сквозь треск, но дальше шум снова заглушил полезные звуки.
− Дьявол, они собираются уничтожить Землю! − воскликнул командир.
− Мы не позволим. У нас есть оружие! − выпалил пилот, продолжая уводить корабль от мусорщика.
− ...опасности... − донеслось единственное вразумительное слово с шумящего и передергивающегося экрана.
− Да уйди ты от этой кучи металлолома!
− Я ухожу, этот... − слова пилота долго выражали бушующую в нем ненависть к мусору и мусорщикам, − по нам зарядовым коконом стельнул!
− Тьфу!.. Сливай заряд, твою мать! Совсем мозги у тебя раплавились?!
− Сейчас... − Пилот включил разрядники, и лишние электроны покинули корабль.
Махина космического мусоросборщика, наконец, начала удаляться. Автомат не преследовал беглецов. Автомат ловил только пассивный мусор, если же кто-то уходил, значит, он − не мусор.
− ...Вы понимаете задание, господин Исполнитель? − зазвучал голос с экрана.
− Да, Ваша честь. Я все понял. − Огромное существо поклонилось и приняло пакет из лап коричневого медведя.
− Заседание Верховного Галактического Суда закрыто, − объявил судья.
− Мы должны что-то сделать, Вась! Мы должны! − закричал командир, едва не кидаясь на пилота. От встряски, пилот, все еще державшийся за ручку телеприемника, сбил настройку.
− Спокойно, командир! − заорал в ответ Василий. − МЫ СПАСЕМ ЗЕМЛЮ! Но, нужен холодный рассчет! Понимаешь? ХОЛОДНЫЙ РАСЧЕТ! − Он орал это с такой горячностью, что командир поверил.
− Отличная идея! − проговорил Петр Иваныч. − Осталось, решить, где нам его взять? − Командир уставился на пилота, и тот замер. Оба не сговариваясь решили, что холодного расчета у них нет.
− Мы его найдем, − проговорил пилот. − Обязательно найдем. − Он нервно моргнул и схватился за штурвал. Кораблик снова притягивало к мусорщику, и пилот не смущаясь присутствия огромного железного монстра включил ракетный двигатель. Железяка отстала.
− Так. Мы должны узнать, кто из них летит на Землю и перехватить его! − заговорил командир.
− Одного, двух мы перехватим. Но они ж ломанутся миллионными армиями! Миллиардными!.. − Пилот мгновенно разошелся, высказывая свою "искренную привязанность" к вражеской армии самыми изысканными выражениями.
Командир усиленно чесал лысину на затылке, пытаясь придумать, как спасти Землю, когда перед иллюминатором пронеслось нечто тарелкообразное.
− Ты, придурок! Смотреть надо, куда летишь! − заорал в микрофон пилот.
Командир только выматерился и со своего пульта выключил радиопередачу.
− Твою мать! Ты нас выдал! − закричал он.
− Спокуха, командир! Они ж тупые, сейчас еще извиняться будут!..
− Прошу прощения, − возник басовитый голос по радио...
− Щас еще и помощь предлагать начнет... − усмехнулся пилот.
− Если я вас задел, готов оказать посильную помощь, − пробасил вежливый инопланетянин.
− Это и есть холодный расчет, командир. Заставим их работать на нас!
Пилот включил радиопередачу со своего пульта и заговорил вновь.
− Ты нам двигатели сшиб. Но, если ты нас подкинешь куда надо, мы не будем заявлять в космическую полицию.
− По моему, господа, это вы влезли на мою орбиту, − заговорил инопланетянин более жестко.
− Отлично! Вот там, в полиции и разберемся, кто на чью орбиту влез! − Пилот сильно старался, чтобы не выдать особенности своего языка. − Это не долго, пара недель − и все будет ясно!
Ответа не было около полуминуты.
− Куда вы хотите попасть? − спросил пилот летающей тарелки.
− Сектор Т-013.
− Хорошо. Мы прерправим вас туда, нам, к счастью, по дороге.
Два человека переглянулись.
− Мы летим, − подтвердил командир и отключил радио.
Два человека еще смотрели друг на друга, когда крупный диск инопланетного корабля начал приближаться к "Союзу".
− Командир, что-то здесь не чисто, − произнес пилот.
− Что? − Петр Иваныч замер, глядя на подчиненного.
Пилот наклонился к нему и проговорил очень тихо:
− Они... Они говорят ПО-РУССКИ, командир...

***

Глупые инструкции − это одно. Но глупые приговоры!..
Я долго сидел над бумагами и вчитывался в решение суда. Когда приговаривают к пожизненному заключению, к казни, к выплате штрафа, наконец, это понятно. Но приговор "о бессмысленности существования"?.. Мне было бы все равно, не будь я обязан этот приговор ИСПОЛНИТЬ. Вот только как это сделать?
− Господа жирафы, примите меня в свою компанию, пожалуйста.
Я поднялся как можно выше, изображая жирафа и ударился головой в потолок.
− Тьфу!
Рядом зашуршал воздух.
− О, Орвен! Ты хочешь проделать дырку в потолке?
Я обернулся. Альен предусмотрительно отлетел от меня подальше и глянул на мою когтистую лапу.
− Что произошло, Орвен? − захлопал глазами шмель.
− Ничего особенного. Я лечу на Землю.
− О! А меня с собой возьмешь? Хочу посмотреть, как ты будешь им!.. И-и!.. Кх!.. − Альен жестами показал как сворачивает кому-то голову.
− Хочешь лететь со мной? А как же твоя работа?
− А... − Шмель махнул рукой. − Меня уволили вчера. Наверно, я кому-то на ногу наступил и не заметил.
Мне стало чуть смешно от очередной шутки альена вновь запорхавшего перед самым моим носом.
− А что? Думаешь, они почему-то другому меня уволили? − продолжил тот.
− Мне кажется, что ты совсем не расстроен этим увольнением.
− А чего мне расстраиваться! Приняли-уволили! Это ж всегда так! Ну так чего? Возьмешь?
Я чуть подумал и решил... Что ничего не теряю. В конце концов, будет кому подымать мое упавшее настроение.
− Возьму, − сказал я. − Только с условием, что ты назовешь мне свое имя.
− ТЫ ЕГО НЕ ЗНАЕШЬ?!! − возопил шмель. − Во! Смотри! − В воздухе промелькнули крылья, лапы, шмель странно перевернулся. − Понял?
− Что? − захлопал я глазами.
− Это мое имя!
− Ты не сказал...
− Я его ПОКАЗАЛ! Ты забыл, что мы не говорим?
И тут я вспомнил. Ну конечно! У альенов нет звукового языка. Они говорят друг с другом жестами и танцами! А слова, что слышатся от него возникают в маленьком приборчике, преобразующем его едва видимые движения в звуки.
− Понял, − объявил я. − Научишь меня своему языку?
− Научу, − буркнул шмель. − Как только ты научишься на своих несравненно могучих крыльях зависать на одном месте и при этом не сдувать меня.
А глубоко вздохнул, альен разинул глаза и метнулся прочь, видимо решив, что через мгновение дракон его куда-нибудь сдует. Я чуть усмехнулся и плавно выдохнул, что бы не создавать лишнего ветра.
− Шутник! − фыркнул шмель. Интересно, и как это его приборчику удается улавливать столько нюансов голоса? − Когда летим?
− Завтра.

Утром я проснулся от громкого восклицания:
− Орвен! Смотри! Тебя по телевизору показывают!
Я продрал глаза и уставился на экран с новостями. Показывали тот самый суд.
Ругаться не хотелось. Совсем. Просто от слабой драконовской мысли телеэкран перед шмелем лопнул. Телевизор завизжал так, что мгновение спустя крылатое разумное оказалось далеко за дверями. Динамики орали секунд десять, затем сорвали голос испуская густой белый дым.
В номер заглянула испуганная морда альбарса.
− Что случилось? − пробурчала она едва внятно.
− Неисправность в телевизоре. Что-то в нем грохнуло, − сказал я, как ни в чем не бывало, и направился на выход. Пора было лететь.
− Тьфу! − воскликнул альен, появляясь рядом. − А я то думал, война началась! Ну ладно, на семдесят четвертом канале новости через пятнадцать минут еще раз показывать будут, там тебя посмотрю!
− Если ты решил остаться, тогда можешь смотреть, − заявил я.
− Что?! Я не такого решал! Такое вообще... НЕ РЕШАЕТСЯ!
− Тогда, пора в дорогу. − Я взглянул на служащего-альбарса, еще стоявшего рядом, и тот смекнул, что мне требуется проводник.
− Я сейчас кого-нибудь позову, − сказал он и сиганул прочь.
− И почему они от меня так не бегают, как от тебя? − Альен захлопал глазами вслед альбарсу.
− Они, наверно, рогов боятся, а не крыльев, − усмехнулся я.
− Рогов?? − Шмель впился глазами в костяные наросты на моей голове. − Да рога − это самая никчемная часть тела, какую только можно придумать! Че их бояться-то?

Проводник вскоре появился. Я назвал место, и альбарс быстро пошел вперед слегка кивнув. Машину ждать вовсе не пришлось. Она стояла у ворот комплекса. Шофер чуть зевал ожидая меня и молча открыл дверь, когда я не приблизился. Альен запорхнул в трейлер вслед за мной, и альбарс закрыл нас.
− Странно. Он не попытался меня выгнать, − прогудел шмель.
− Может, у тебя рога уже выросли?
Он схватился руками за голову.
− Т-ты ч-чего говоришь-то! У альенов рогов не бывает!
Машина двинулась с места. Шмель из-за инерции брякнулся о заднюю стенку кузова. Он хмуро глянул на нее, погрозил кулаком и вновь завис передо мной.
− По холоду-то пролетишь? − спросил я.
− Что?.. По холоду?! Не! Я по холоду не летаю! − он заметался. − З-зачем н-нам по холоду?! З-зачем?!
− Из машины в корабль перелететь, − пояснил я.
Он поежился, глядя на меня.
− Д-далеко?
− Для меня − нет, для тебя, может быть и да.
− Ты ведь меня не бросишь?
− Не брошу.
Дальше мы ехали молча. На площадке космодрома он выглядел совсем растерянным. Вылетел из машины, пролетел небольшой круг и тут же вернулся назад, но залетел не в машину, а в мою лапу.
− Я не выдержу! Не выдержу! − завыл шмель.
− Выдержишь, если трепыхаться не будешь, − ответил я засовывая альена себе под крыло. − Не трусь.

Корабль был готов к взлету. Альен молчал и ежился сидя в углу рубки. Впервые я видел его таким.
− Ты хотел телевизор посмотреть, − заговорил я. − Вон тут есть сколько хочешь.
− Т-телевизор? Не, я не хочу! Он-ни опасные!
От разговора с альеном меня оторвал диспетчер. Подходил свободный момент для старта. Я запустил программу, предупредив альена о предстоявших перегрузках.
Взлет.
Молчание шмеля было только на руку. Отвлекаться в такой момент не стоило. Аппарат набрал скорость и вскоре вышел на переходную орбиту. Я не собирался задерживаться около Ладоги, но по радио внезапно раздался голос на галактическом:
− Ты, придурок! Смотреть надо, куда летишь!
Ну, этот пилот явно не знал, на кого нарвался. Я ответил стандартно, прекрасно зная, что встретил, скорее всего, на каких-нибудь космических прохиндеев. Отвязываться от таких следовало бы с полицией, но волокита меня совсем не прельщала. И они об этом прекрасно знали. Я чуть рыпнулся для приличия, а затем согласился на их условие, тем более, что летели они в тот же сектор, что и я.
По параметрам движения и окна запуска я быстро прикинул, что даже назад успею залететь не нарушая пределов. Для формы диспетчеру ушло сообщение об инцинденте. Альбарс принял информацию со спартанским спокойствием и заметил, что в случае нарушения окна запуска с меня возьмут штраф... Штраф − не страшно. Главное, чтобы какого-нибудь "Ангрога" в хвост не послал.
Кораблик потерпевших был столь мелок, что я легко принял его в малый ангар "Тарелочки". Хозяевами аппарата оказалась пара инопланетян, ходивших подобно альбарсам на задних лапах. В отличие от жителей Ладоги, нежданные гости носили одежду. По общему внешнему виду можно было сказать, что это люди. Ростом они чуть превышали альена.
Шмель, кстати, вполне ошмелел и порхал рядом со мной, когда я встретил пришельцев.
− Итить твою... Дракон! − проговорил один из инопланетян. − Вот это да! А я думал, драконы только в сказке бывают!
− Не дергайся, Вась... − произнес второй гость. Он был напуган не меньше чем какой-нибудь альбарс.
− Да успокойся ты, командир! − выпалил первый и протопал ко мне. − Вы обещали доставить нас на нашу планету, − сказал он, встав почти перед моим носом. И чувствовалось, что он малость струхнул от собственной храбрости. Страх этот нарастал из-за моего молчания.
− Какую именно планету? − спокойно спросил я.
− В секторе T-013, − объявил гость. − По карте покажу точнее.
− Да? − недоверчиво буркнул я. − Ну, хорошо. Идите за мной.
Я направился к каютам. Инопланетянин, что потрусливее, быстро догнал своего товарища шагавшего за мной.
− Они даже не проверили, что у нас поломано, − проговорил командир тихо. − Тут что-то не чисто!
− Спокуха, Петр Иваныч! Ему проще доставить нас куда надо, чем рыться в нашем корыте.
− Корыте?! Это ж новейший корабль, "Союз-2710"!
Я едва не выдал смехом, что слышу их слова. Представляю, какие у них корабли, если тот − новейший! Жулики они и есть жулики. Таких в космосе полно.

"Тарелочка" поднялась высоко над планетой. Теперь Ладога выглядела как небольшой кружок вдали. Я пригласил гостей в рубку, и пилот "Союза" долго разглядывал карту сектора галактики с сотнями миллионов звезд.
− Ты, кажется, хотел сказать, где твоя планета? − ехидно заметил я.
Он заговорил что-то на своем языке, примешивая к нему слова из галактического, но я не понял.
− Ты на галактическом говори, а не на своем, − напомнил ему я.
− На каком еще галактическом? Я его не знаю! − вспылил инопланетянин.
− А сейчас ты на каком говорил?
− На русском, разумеется!
− Вот на нем и говори, − сказал я, решив не вдаваться в подробности на счет иного названия галактического. − Где твоя планета?
− А я по чем знаю?! Здесь планеты не подписаны! Как я тебе ее выберу из этого скопища?! − Он снова сорвался на смесь галактического с неизвестным мне языком и что-то страстно доказывал.
Второй гость дернул первого.
− В-вась, н-не зли его... − заговорил он. − Лучше бы пошел, да принес нашу карту, там бы и показал, где Земля находится.
− Что?! − встрепенулся я. − Вы сказали Земля?
Они оба отскочили словно я собирался их укусить.
− Мы − люди с планеты Земля, − проговорил Вась.
Я, видимо, долго хлопал глазами, потому что земляне начали переглядываться.
"Бессмысленность существования?" − промелькнуло в моей голове.
Я мотнул рогами и решительно ввел команду на прыжок к Земле. Сейчас мы прилетим туда и либо докажем, что эти двое − лжецы, либо будем исполнять приговор "о бессмысленности существования судей".
Земляне, тем временем, удалились из рубки. Меня они не волновали. Меня беспокоил один вопрос. Что же в действительности происходит на той самой Земле? Не просто же так кому-то взбрело в голову осуждать землян за "бессмысленность существования"?

***

− Твою мать! Какого дьявола ты это сказал?! − воскликнул командир, когда два человека оказались вдали от хозяев летающей тарелки. − Ты нас выдал! Ты!.. − Он бросился на пилота и устроил ему искусственное освещение под левым глазом.
− Ты спятил, командир!
− Ты предатель! Я все понял! Вот откуда ты все знал о них! Ты шпион! Ты!.. − Командир продолжал кричать и отметил пилоту второй глаз, прежде чем тот решился на ответные действия...
И Петр Иваныч, сползая по стенке, впервые пожалел что пропускал занятия Дзю-До в молодости. Пилот ругался на чем свет стоит, вспомнил все матюги, что знал командир, и еще столько же, которых Петр Иваныч не знал. Из речи пилота следовало, что Петр не сын, не внук и даже не правнук. Оказалось, командир столь далекий потомок пилота, что Василий вполне мог оказаться самым первым прямоходящим существом на Земле... Пилот махал руками перед носом командира и доказывал свое превосходство столь громко, что слова, послышавшиеся из динамиков, не дошли до людей. Василий вспоминал что ни попадя, напомнил, что командир не знает ни физику, ни навигацию, ни историю. Петр Иваныч, казалось, понял ошибочность своего подозрения и не пытался больше нападать. Он кое-как поднялся на ноги и тут...
Пол внезапно ушел из-под ног и ударил обратно с удвоенной силой. Координаты пространства внезапно перемешались, словно корабль полетел кувырком, и замерли в неестественном положении.
− Фто за ферт?! − едва выговорил командир опухшими губами.
Они прекратили спор и поднялись, оглядываясь. Бывший пол почему-то стал стеной, а коридор уходил теперь не вверх, а вбок. Из-за поворота появился хозяин корабля.
− Вы не слышали предупреждения о жесткой посадке? − удивленно заговорил он. − Прошу прощения, надеюсь, вы не сильно ушиблись?
Петр Иваныч утер кровь из-под носа и не стал уточнять, кому он обязан красными паровозиками.
− К-куда мы сели? − спросил Василий.
− По моим данным, это Земля, − заявил дракон. − Вам, наверно, лучше в медотсек пройти. Это там, дверь с красным крестом. − Дракон махнул лапой вдоль коридора и удалился в противоположном направлении.
− Ну так что, командир? Будем Землю спасать или драться дальше? − спросил пилот.
− Шпашать... − проговорил тот едва и сплюнул выбитые зубы на пол.

***

Странный был вход. Никогда еще мой корабль не выскакивал из сверсветового прыжка столь близко от планеты, что не осталось времени на выход на орбиту. Аппарат пронесся в атмосфере на огромной скорости. Пришлось применять экстренное торможение на гравитационных компенсаторах, в результате чего в воздухе возникла мощная волна подобная взрывной. Удар выломал лес на огромной территории над местом торможения, а над самым эпицентром катастрофических событий деревья остались стоять, волной обломало все ветви. Лишняя энергия вышла в воздух и подожгла лес. Впрочем, катастрофическими события были только снаружи. Легкая встряска внутри − не в счет.
Я рассматривал снимки планеты, сделанные автоматикой на подлете. Удалось зафиксировать только часть планеты, но и этих фото было достаточно для первого знакомства. В глаза бросались явные отличия от данных, что предоставила в суд сторона требовавшая вынесения приговора.
− Почему мы сидим в корабле? − спросил шмель, подлетев к моему уху. − Ты же должен исполнять приговор!
− И что, по-твоему означает приговор о бессмысленности существования? − спокойно спросил я.
− Это значит, что их надо... И-и!.. Кх!.. − Альен захлопал глазами и обернулся на дверь. Где-то там ходили те самые земляне, которых он предлагал "И-и"...
− Это мы сделать всегда успеем, дружище. Для начала надо выяснить, туда ли мы попали? Представляешь, что получится, если мы их... И-и! Кх!.. А это не Земля?
Альен от неожиданности отлетел от меня и захлопал глазами.
− Э... А как мы узнаем, Земля это или нет? Значит нам, надо выйти и спросить кого-нибудь.
− Видимо, так. Сколько ни летай, столбиков-указателей с надписью "Земля" на орбите мы не найдем.
− Ты в этом точно уверен? − спросил он. − Может, глянуть, вдруг они есть?
Я кисло усмехнулся, а космический шмель загоготал от осознания величия собственного остроумия...

− Итак, господа земляне. − Я прошел вперед и, ничуть не смущаясь их присутствия, обратился в подобие человека. − Думаю, так нам будет проще общаться.
Оба инопланетянина изобразили скульптуры, сидящие за столом. Одна оказалась с птичьим гнездом вместо рта, а у второй наблюдалось явное нарушение пропорций размера глаз относительно оригинала.
Я сделал вид, что не заметил изменений, и положил перед землянами на стол несколько фотографий.
− Надеюсь, вы сможете узнать, где здесь Земля?
Статуя с гнездом чуть шевельнулась и заговорила:
− Вот это Земля. − Вась указал на фото, сделанное мною перед посадкой. Вторая скульптура тут же обернулась живым человеком и, похоже, была недовольна словами первой.
Я решил не обращать внимания их преображения и продолжил свое маленькое расследование:
− А это что за планета? − Я указал на фото, представленное в суде.
− Понятия не имею, − буркнул пилот. − Это не Земля.
Медитация над фотографиями не помогала. Я долго молчал, земляне тоже не проронили ни звука и не отрывали взгляда от меня.
Ситуация совершенно запуталась. То что люди способны врать, я не сомневался. Но это означало, что вероятность правильного ответа пятьдесят на пятьдесят. Они могли врать, называя Землей другую планету, чтобы отвести удар от своего мира, а могли и не врать, но тогда... Тогда мы явились вовсе не туда, где я должен "исполнить приговор".
У меня оставались два варианта действия − либо улетать немедленно и явиться в суд с заявлением, что по указанным координатам находится не та планета, либо остаться и выяснить все об этом мире до конца.
С другой стороны, я обещал этим двоим, что доставлю их на Землю. И это однозначно определило мой выбор.
Я поднялся и быстро покинул помещение. За дверью меня ждал альен. Он чуть отлетел и, как всегда, быстро захлопал глазами.
− Ты как-то странно выглядишь Орвен, − заговорил он.
− Странно? Я выгляжу странно?
Интересно, что же он там видит, если столь разительное измение вида назвал просто "странно выглядящим"?
− И вопросы глупые задаешь, − пробурчал космический шмель. − Ты странно выглядишь, не я же!
− Я превратился в человека, ты это видишь?
− О-ой! Слона-то я и не приметил! − воскликнул альен, отлетая еще дальше. − Я и не знал, что ты тоже умеешь менять форму!
− Что... − Я осекся. − Что значит ТОЖЕ?
− Ну... − Он швыркнул носом и преобразился. Передо мной оказалась копия землянина-пилота. Точь в точь. Альен скопировал даже отсутствие некоторых пуговиц на одежде Вася. − Ты не знал, да?
− Нет. − Я удивленно рассматривал его. − Значит, ты оборотень как и я? Может, мы родственники?
− Не-е! Мы не родственники, это я точно знаю! Ты ведь у кальмедианской тигрицы родился, а я прилетел из далекой-далекой галактики, до нее больше миллиарда световых лет. Чуешь где это, дракон?
− Представляю. Мы должны выяснить, что это за планета.
− А они не хотят признаваться, да?
− Черт их разберет, врут они или брешут. В любом случае, это не та планета, что была представлена на суде как Земля.
− Тогда, чего мы тут забыли?! Надо лететь и искать Землю!
− Искать, − кисло усмехнулся я. − Может оказаться, что здесь и есть Земля, а данные, представленные в суд, неверны.
− Слушай, Орвен! Ты меня... н-не путай! Говори, чего делать будем?
− Сейчас отправляемся на выход. Только надо захватить тех двоих с собой.
Я вернулся к землянам и объявил им о походе наружу.
− Если вы не врали, то для вас этот выход равносилен возвращению домой, − объявил им я.

Корабль висел над буреломом на антигравитационной подвеске. В стороне бушевал огонь, но ветер сносил пламя прочь. Лес вокруг лежал и пройти по поверхности не представлялось возможным. Я взял небольшой катер для поездок по бездорожью. Он тоже имел антиграв и парил в ярких лучах утреннего солнца на заданной высоте.
Два землянина молча опустились рядом со мной и с хмурыми лицами разглядывали альена, который отличался от пилота только птичьим выражением лица и странной походкой. Оборотень словно пытался воспарить с каждым шагом.
Аппарат пронесся над завалом и углубился в лес. Я направил машину к поселению, которое заметил на снимке недалеко от места приземления.
В голове витали разные мысли. Больше всего беспокоил вопрос о том, кого мы встретим. Мы вполне могли оказаться во враждебном окружении, и, того хуже, встретить существ, с которыми не смогли бы договориться из-за обыкновенного непонимания языка.
До поселка мы добрались довольно быстро. Заметив первые постройки я снизил скорость и решил, что не стоит появляться там так резко, на инопланетной технике, тем более, когда в поселке ничего подобного не заметно. Машину я замаскировал под крупный булыжник, и дальше мы двинулись пешком. В поселке чувствовалось волнение. Очевидно, они видели и слышали приземление "Тарелочки". По улице бродило не мало разномастных жителей, и несколько существ, похожих на землян, двинулся к нам навстречу. Вблизи они действительно оказались землянами, скрывавшимися под странноватыми одеяниями.
− Вы кто будете? И откель? − заговорил один из них на галактическом.
Я захлопал глазами от удивления.
− Че, русского не знаете?! Иностранцы, чишо?!
− Знаем мы русский, − заговорил Вась. − Что это за место?
− Ванавара1 это... − заявил местный житель.
С пилотом внезапно случился странный припадок. Он заорал на своем смешанном языке, кидался на меня (впрочем, коснуться себя я ему не дал). Потом землянин упал на землю, валялся и рыдал, кричал что-то, снова бормотал.
− Ты чего, Вась? − заговорил его товарищ.
Тот вопил на своем языке, говорил что-то про историю, вставил промеж непонятных слов фразу "Тугусский метеорит", снова что-то кричал. После этих слов вой поднял и Петр Иваныч.
− Вы куда нас завезли?! Какой сейчас год?! − закричал командир, подбегая ко мне.
Про год я не знал, но ответили местные жители.
− 1905-й... − сказал кто-то из них.
− Какой ишо пятый, восьмой ужо давно! − крикнул другой, − Тридцатое июня!
В ответ понеслась очередная порция смеси галактического и с языком моих гостей.
− Чего им год-то не нравится? − спросил альен.
Я пожал плечами и тут вспомнил, с каким вопросом отправлялся к аборигенам.
− Кто-нибудь знает, какая это планета?
− Какая планета? Где? − забубнил один из местных.
− Планеты все на небе, они только ночью горят! − выкрикнул другой.
− Вот эта планета, на которой вы живете, − сказал я, топнув ногой.
− Шо? Ты, бусурманин, что ли?! Земля это, а не планета! Эй, мужуки, это бусурмане! − завопил третий человек обернувшись к своим.
− Да пошел ты!.. − выпалил четвертый, называя направление ведомое только местным.
− Шо пошел, шо пошел! Пристава кликай, пока оне не сбёгли!
− Да вон он сам идет!
− А ну разойдись! − послышался зычный голос. Жители тут же разбежались в стороны, и человек в белом мундире прошел к нам. − Кто такие? Предъявите документики, господа!
− Ага, щас, − буркнул Вась. − Держи карман! Коммунисты мы! Из будущего прилетели. Скоро в России революция победит!
− Так вы против царя?! − Человек выдернул из-за пояса оружие...
То что это оружие, я понял сразу. Вот только пристав не сразу понял, что оружие у него выбили из рук. А когда понял, слова из него вдруг посыпались ну точно как из Вася. Пристав кинулся на меня. Как налетел, так и отлетел, не удержался на своих двоих и распластался посредь дороги.
− Думаю, пора нам уходить, − заметил я, глянув на альена.
− Да. Место какое-то нехорошее, − фыркнул тот.
Пристав что-то кричал, приказал нескольким мужикам задержать нас, но я решил не бежать к лесу. Просто вызвал катер и примчавшаяся по воздуху машина распугала селян поболе чем появление хранителя порядка.
Два человека не пожелали оставаться на Земле. Хором кричали, что им прошлое не нужно, им будущее подавай! И, хотя их опостылевшие рожи мне давно и ужасно не нравились, я решил, что не гоже кидать инопланетян на произвол судьбы в диком прошлом.

"Тарелочка" вознеслась на небо. Мы некоторое время сидели вчетвером. Альен разглядывал фотографии и почему-то хлопал глазами. Посмотрит на одну, потом на другую, снова на первую и моргает.
− Что ты там так высматриваешь? − спросил я.
− Да. Никак понять не могу, почему ты решил, что это разные планеты.
− Как же почему? − удивился я и взял две фотографии. − Разницу видишь?
− Не-а... − Он взглянул на меня, потом на двух землян, а те насторожились, словно... − Это та же самая планета. Это Земля сейчас, а это − в будущем, − спокойно заявил альен.
− НЕ-Е-ЕТ!!! − заорали оба человека хором.

***

Я сидел перед окном и ждал. Моя полуторакилометровая "Тарелочка" кружилась на стояночной орбите. В паре сотен километров по курсу... ничего не было. Ближайший транспортник висел почти в тысяче километров от меня и следить за ним не приходилось. Ладога переливалась огнями под боком корабля, на борту которого в раздельных клетках сидели два землянина. После того, как альен со своим удивительным зрением подсказал настоящее решение, а они подтвердили его дружным криком, у меня не оставалось выбора, как провести исследование планеты и вернуться с результатами, полностью опровергающими заявления террханов, желавших всеми правдами и неправдами заполучить этот мир себе. Существование землян не бессмысленно. Бессмысленно было бы уничтожение разумного вида, более того − преступно.
Сигнал от диспетчера пришел как обычно, и вскоре "Тарелочка" плавно опустилась в "Центре Вселенной". На этот раз я отказался от трейлера. Мне уже незачем было исполнять инструкции.
Я взлетел в вечно-ночное небо Ладоги, пронесся над городом. Огонь искусственного солнца над комплексом Верховного Галактического Суда стал мне маяком. В считанные минуты крылья донесли меня до места, где альбарсы уже знали, что дракон отправился сам.
Я приземлился и, распугивая случайных встречных, направился к Верховному Судье не дожидаясь провожатых. Я был полностью свободен, потому что...
− Я увольняюсь, − заявил я судье.
− Можно узнать причину? − тихо спросил тот.
− Да. − Я чуть потянул кота за хвост, придумывая формулировку, и заявил: − По собственному желанию.
− Но это желание почему-то возникло?
− Да. Я решил заняться исследованиями. Меня сильно заинтересовало происхождение галактического языка.
− Оно известно всем.
− Видимо, я не вхожу в число... всех.
Судья промолчал и сменил тему.
− Вы исполнили приговор? − спросил он.
− Нет.
− Ну и слава Богу.
− Слава Богу?! − воскликнул я. − Вы отправили меня с идиотским приговором на край галактики, а теперь благодарите какого-то Бога?!
− Вы забываетесь, господин Исполнитель! Во-первых, отправлял вас не я. Во-вторых все видели, что вы согласились исполнить приговор, и, слава Богу, до вас дошло, что он незаконен!
− Что? − удивился я.
Судья кинул на меня прямой взгляд.
− А вы решили иначе? − спросил он.
− Я ничего не решал. Я получил указание исполнить приговор "о бессмысленности существования людей на планете Земля". Я понимаю что значит приговор о смерти, я знаю что делают с теми, кто получает приговор о лишении свободы, но я не понимаю, что значит "приговор о бессмысленности существования"! Что я должен был сделать по этому приговору? Обессмыслить их существование?
Судья фыркнул усмехаясь.
− В любом случае, вам повезло, что вы не совершили ошибки. Верховный Судья умер не своей смертью. Его отравили. А Исполняющий Обязанности вынес преступный приговор, потому что был куплен. По замыслу преступников вы должны были уничтожить землян. Вы этого не сделали, надеюсь?
− Нет. И не собирался делать.
− Вот и отлично.
Судья прошел по залу и сел в кресло. Над моим ухом вдруг что-то зашуршало.
− Орвен, они угнали корабль! − воскликнул альен.
− Что? Кто?!
− Те двое! Я им говорил, что нельзя, а они!..
− Кто угнал корабль? − спросил судья.
Альен обернулся к нему и некоторое время разглядывал, словно увидел впервые.
− Земляне угнали, кто же еще то?! Не знаю, как они из клетки выбрались!..
− Какой еще клетки? − Судья взглянул на меня. − Вы привезли сюда землян, Исполнитель?
− Я встретил их здесь, у Ладоги...
Судья отмахнулся, взялся за связь, а я некоторое время пытался успокоить разволновавшегося Альена, который заявлял, что земляне хотели его палкой прогнать.
− Слушай, а как ты сюда прилетел-то по морозу? − спросил я.
− Что? − захлопал глазами шмель. − К-какому м-морозу?
− Ну там, снаружи минус пятнадцать сейчас, если не холоднее.
− Ну и что? Я ж из корабля прямо сюда! Время потратил только, пока этот кабинет искал!
− Так. − Я поставался взять себя в когти. − Ты улетел с корабля, так?
− Так.
− Летел по морозу.
− Какому морозу? Я тут сразу оказался, зачем мне на мороз?!
− Тут? Был там и вдруг бац!.. Уже тут?
− Ну да! Ты чего, дракон, телепортировать не умеешь, что ли?!
Я вздрогнул и обернулся к судье. Тот был занят связью и не слушал болтовню альена.
− Ладно, мы об этом потом поговорим, − буркнул я, стараясь подавить удивление способностям космического насекомого и совершенно не желая выдавать альбарсу свои.
− Когда потом? − спросил альен.
− Когда корабль вернем, − объявил я...

***

− Слушай внимательно меня, командир, − зашептал пилот. − Я спасаю тебя в последний раз.
Петр Иваныч открыл глаза и уставился на Василия. Тот был вовсе не заперт и уже пилил замок закрывавший вторую клетку. Вскоре дверь со скрежетом сошла с места.
− Идем. Дракона сейчас нет, а мы угоним эту шаланду!
− Чего угоним?
− Летающую тарелку, тупица! Даже языка своего не знаешь! − выпалил пилот. − И заткнись. Теперь я − пилот, и я − командир!
Петр Иваныч решил не спорить. Он пошел вслед за товарищем и заговорил посреди пути.
− А как ты его угонишь? Это же не наш корабль, ты не умеешь управлять...
Василий дал волю мастерству своего слова. Из его речи однозначно следовала простая истина, что настоящий пилот умеет летать на чем угодно, лишь бы оно имело крылья или ракеты.
Беглецы добрались до рубки и беспрепятственно вошли внутрь. Дверь не была заперта, а в помещении болтался большой шмель.
− Возьми палку и не подпускай его, а я управлением займусь, − приказал пилот, направляясь к пульту.
− Эй, вы как вышли?!.. Эй, вам нельзя!.. − завопило насекомое.
− Пшел вон! − фыркнул пилот.
− Я дракону скажу!
− Ну и скажи!.. Лети!.. Давай отсюда!.. Чем дольше ты летишь тем позднее он узнает!
Крылатый метнулся к двери и скрылся.
− Зачем ты его отпустил?
− Какая разница зачем? Садись, мы уже взлетаем!
Едва Петр Иваныч опустился в кресло, аппарат вздрогнул и начал подъем.
Вспыхнул экран связи с диспетчером.
− Немедленно прекратите взлет! − завыл альбарс. − Взлет запрещен!
− Да пошел ты!.. − Пилот решил, что альбарсу хватит трех этажей отборного русского, чтобы тот не вмешивался.
Машина набирала высоту и вскоре вышла за пределы атмосферы. Пилот мастерски провел аппарат мимо громадин станций, и летающая тарелка вышла в открытый космос.
− За нами точно будет погоня, − пробубнил Петр Иваныч.
− Не дрейфь, Петька, − бросил в ответ пилот, − Мы сейчас тормознем эту колымагу и в черную дыру опустим.
− Что?! В черную дыру?! Мы же погибнем, мы погибнем! − Петр Иваныч заметался в кресле.
− Хватит орать, недоумок! Мы не погибнем!
− Но черная дыра! Это же!..
− Заткнись, дай объяснить!.. − Пилот обернулся к бывшему командиру и несколько минут вдалбливал тому план, по которому в дыру падала только тарелка, а люди удирали на маленьком "Союзе-2710".
− Он же неисправен... − попытался образумить пилота бывший командир.
− Да с чего ты это взял?! Это я дракону втирал, что он неисправен! А у нас там все в порядке! Это ж "Сделано в России"! А не инопланетянский фуфел!.. − Пилот продолжал вводить команды в компьютер корабля. − Эта сковородка рухнет в дыру, а мы с нее улетим в последний момент и по касательной к дыре уйдем из этой системы, понял?! Они нас и не заметят, решат, что мы мусор!
− А если корабль застрянет по дороге?
− Ну ты!.. − Пилот, казалось, забыл свой любимый слэнг и несколько секунд пытался его вспомнить. − К-козел... − выпалил он. − Где ты видел, чтобы корабли в пустом пространстве застревали?!
− Там не пусто, там дыра черная!
− Там пусто! Проблема только в приливных силах, а они действуют на большие корабли, а не на маленькие! Эту кастрюлю разорвет к чертям, а мы проскочим и не почувствуем! Все! Я командир! Я решил! А ты можешь оставаться здесь, если боишься летать на нашем корабле!
− Я не боюсь!..
− Тогда пошли. Времени осталось не так много!..

***

− Господин судья, мы не можем их преследовать, − пришел голос по радио с орбиты.
− В чем дело?
− Они свихнулись. Корабль идет прямо в Черную Бездну. Он уже пересек линию за которую запрещено залетать по всем инструкциям.
− Они самоубийцы что ли? − спросил альбарс, обернувшись к дракону.
− Не знаю. Друг дружку они колотили, могут и самоубийцами оказаться, − проговорил я растерянно.
− В таком случае, вам остается надеяться, что ваш корабль застрахован.
− Застрахован?! − встрепенулся я. Нет. Не было у меня страховки. Закончилась не вовремя, а обновить так и не успел...
− Если нет, тогда вам придется остаться на службе, господин дракон. − проконстатировал судья. − Если конечно, вы не пожелаете оказаться здесь совсем без работы.
− Черт возьми!.. Я же!.. А они!.. − И тут я вспомнил все дополнения к галактическому языку, которым научился у пилота-землянина.

________________
        Ivan Mak
        XXI век.

1) Примерно в 65 км от поселка Ванавара (Красноярский край), в районе реки Подкаменная Тунгуска 30 июня 1908 года на Землю упало загадочное космическое тело, более известное как "Тунгусский метеорит".





Оценка: 6.00*4  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  К.Корр "Лот Љ5 или Деликатес для вампира" (Юмористическое фэнтези) | | Зак "Великая Игра - 4." (ЛитРПГ) | | В.Мельникова "Невеста для дофина" (Фэнтези) | | М.Боталова "Академия Невест" (Любовное фэнтези) | | В.Свободина "Вынужденная помощница для тирана" (Современный любовный роман) | | А.Енодина "От судьбы не уйдёшь?" (Короткий любовный роман) | | Д.Сугралинов "Level Up 2. Герой" (ЛитРПГ) | | А.Медведева "Это всё - я!" (Юмористическое фэнтези) | | Н.Самсонова "Жена мятежного лорда" (Любовные романы) | | К.Марго "Мужская принципиальность, или Как поймать суженую" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Советница Его Темнейшества" С.Бакшеев "На линии огня" Г.Гончарова "Тайяна.Влюбиться в небо" Р.Шторм "Академия магических близнецов" В.Кучеренко "Синергия" Н.Нэльте "Слепая совесть" Т.Сотер "Факультет боевой магии.Сложные отношения"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"