Mak Ivan: другие произведения.

Рарр. Часть 1.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    По просьбе общественности.
    Недовосстановленное, но больше чем на OBEC.*.
    Часть 1 и немного от 2-й.



Ivan Mak


Легенды Вселенной

Самое начало


Космическая Одиссея

Рарр


Часть I


Глава 1. В пути.


Айвен Мак продолжал опыты, выращивал на своей руке то шерсть, то чешую, то прочный панцирь. Все удавалось достаточно легко и оставалось изучать новые возможности. За последний год Мак провел не мало экспериментов. В новом состоянии он стал подобен супермену, которого нельзя убить ни ножом, ни пулей. Физические повреждения тканей не приносили боли, а следы от порезов и огнестрельных ранений исчезали за несколько секунд.
Очередной эксперимент. На этот раз, Айвен проводил опыт с высоким напряжением, пытаясь получить электрическую неуязвимость. Как обычно, для опыта он использовал свою руку и теперь испытывал на ней воздействие электрического тока. Лучшую защиту, давал панцирь, но он сковывал все движения. В остальных случаях должной защиты от высокого напряжения не получалось. Воздействие электрического тока приводило к разложению или сгоранию подопытных тканей.
Мак остановился. Эксперимент с электричеством не удавался. Айвен решил заканчивать опыты над собой, потому что впереди сияла неисследованная звезда. Предстояло не мало другой работы.
− Как там дела, Джек? − Спросил Айвен.
− Я обнаружил четыре планеты.
− Это хорошо.
− Ни с одной из них нет радиосигналов.
"Это плохо". − Подумал Айвен, вспоминая известный анекдот.
− Думаю, нам вряд ли повезет снова так как с Антом. − Произнес он.
− Вероятностная модель дает плохие результаты. Лучше подождать, пока мы не подлетим ближе и не получим больше данных.
− Да, Джек, конечно. Но, если ты обнаружишь на одной из этих планет жизнь, считай, что нам повезло.
"Обнаружена планета ШЕЛЕЗЯКА. Населена роботами." − Возникла надпись на экране. Джеку понравилась эта фраза, произнесенная компьютером в одном из детских мультфильмов, и он не в первый раз повторял ее, выводя на экран.
− Джек, одна и та же шутка, повторенная несколько раз перестает быть шуткой. − Сказал Айвен.
− Почему? − Возник удивленный голос.
− Потому что она уже не интересна тому, кто ее знает.
− Мне стереть ее из памяти?
− Нет. Прибереги для кого-нибудь, кто ее не знает.
− Но здесь никого больше нет.
− Сейчас нет. Кто знает, может, через год кто-нибудь окажется.
− Мы не сможем вернуться к Земле за один год. − Продолжал возражать Джек. Подобные слова могли разозлить кого угодно, если бы их задавал взрослый человек, но Джек не был ни взрослым, ни человеком.
− Джек, пошевели своими микросхемами, и ты все поймешь. − Произнес Айвен.
− Ты повторяешь это уже много раз. Эта шутка перестала быть интересной.
Айвен усмехнулся.
− Тебе смешно, Айвен?
− Ты же видишь.
− Вижу. И не понимаю, почему тебе смешно.
− Ты ведь знаешь, что смех сложно объяснить.
− Я знаю. Но ты знаешь, что я знаю, что ты можешь объяснить хоть что-нибудь.
− Джек, я думаю, тебе пора попытаться набрать статистику и самому изучить все моменты, когда можно смеяться. − Сказал Айвен.
Джек несколько мгновений молчал, затем послышался его смех, сопровождаемый миганием индикаторов на приборных панелях.
Айвен поднялся и направился к выходу из лаборатории.
− Ты не спрашиваешь, почему я смеюсь?
− А ты сделай вывод Джек, и скажи, почему я не спрашиваю.
− Этот вопрос не принято задавать.
− Ты все правильно понял! − Айвен улыбался двигаясь по коридиру.
− Но я сам слышал, как люди спрашивали об этом.
− Джек, вопрос "что смешного?" очень часто смешон сам по себе.
− Значит, я был смешным, задавая его?
− Да.
Джек умолк. Казалось, компьютер обиделся на подобные слова, но Айвен знал, что это не так. В программе не существовало подобной функции. А молчание означало, что Джек в этот момент прогонял огромное количество информации через свои процессоры, обрабатывал многие и многие разговоры, находил связующие нити.

Джек думал, и очень не плохо думал. Он умел мыслить самостоятельно. Умел выбирать цель для размышлений. Основу транспьютера, которым являлся Джек, составляла блочная схема, каждый блок которой можно смело назвать компьютером. Он имел процессор, память, устройства ввода/вывода. Через последние блок соединялся с подобными же блоками, множеством приборов, внешними накопителями, мониторами, датчиками и другими схемами. Часть блоков работало по определенной программе, занимаясь обслуживанием корабля, системой жизнеобеспечения, навигацией и другими необходимыми делами. Во всех блоках периодически проводилась диагностика. В случае выявления неисправностей в действие приходил механизм замены вышедших из строя частей.
Основная система Джека работала по жесткой программе, и изменить ее мог только человек. В то же время работала отдельная программа искусственного интелекта, которая и являлась основой разума Джека. Спорить о том разумен Джек или нет, можно было до бесконечности. Айвен принял это на веру и работал с компьютером как с разумным существом. Программа искусственного интеллекта выполнялась параллельно системе, она тоже имела доступ к датчикам, могла анализировать состояние корабля. Можно сказать, что Джек таким образом чувствовал. Видеокамеры, расположеные во многих точках корабля, в том числе и снаружи, являлись органами зрения. Микрофоны, которые находились во всех помещениях корабля, служили органами слуха. Множество манипуляторов заменяли Джеку руки. Их насчитывалось около сотни. Точное количество не мог назвать никто кроме самого Джека. Часть манипуляторов находилось в ремонте. Несколько новых манипуляторов было произведено уже на корабле, на минизаводе, без которого сложно представить самовосстанавливающуюся систему космического корабля. Чисто теоретически корабль мог существовать вечно. Трудности возникли бы только при серьезных поломках, но и их можно было обойти. Джек имел в своем распоряжении и два небольших челнока, которые позволяли проводить работу в космосе, когда требовались ремонт или замена установленых снаружи устройств.
Люди, конечно же, не могли продумать все возможные ситуации и определить какие работы потребуется проводить в космосе. Но это не волновало Джека. В конце концов, вместе с ним находился человек, который всегда мог подсказать, что и как сделать в непонятной ситуации.
Программа искусственного интеллекта, которую написал сам Мак, постоянно развивалась по заложеным в ней законам. Теперь Айвен мог только догадываться что происходило за металлическими перегородками в тысячах блоков его электронного друга. Но вера в разумность зародилась еще тогда, в 2004-м, когда Мак улетал в далекий космос с Земли. Тогда он никому не признался в этом. Его сочли бы сумасшедшим. А теперь, после нескольких лет обучения, разум компьютера стал очевиден. Оставалось только радоваться успехам Джека, которые являлись и успехами Айвена.

Прошло больше года с тех пор, как корабль улетел от планеты Ант. Он двигался с околосветовой скоростью и тормозил, приближаясь к новому миру. Звезду перед стартом выбрал Джек. Айвен задал тогда только приблизительные параметры, и теперь "звезда похожая на Солнце" светилась рядом. До цели оставалась всего неделя или две пути.
Мак по прежнему вспоминал Ант, где прожил семь долгих лет, прежде чем сумел доказать, что он прилетел из космоса. Люди того мира, удивительно похожие на землян, не находили в инопланетянине отличий от себя, а у Айвена не осталось сомнений в общем происхождении землян и антийцев. Больше всего вспоминались друзья, которых Мак оставил улетая. Он знал, что это произойдет рано или поздно, но отлет все равно оказался неожиданным.
В биолаборатории на Анте, где работал Айвен, произошла авария с утечкой агрессивного вещества. Тот день навсегда изменил жизнь первого космолетчика Земли. Айвен стал мутантом. Он не знал, могло ли его новое состояние причинить вред окружающим. Мак посчитал, что от него исходила угроза всему миру. Это и определило решение улетать с Анта и заставило не возвращаться к Земле, как он ранее планировал, а лететь еще дальше в космос.
Год полета многое изменил, расставил на свои места. Айвен утвердился во мнении, что его новая биологическая оболочка имела достаточно стабильное состояние и легко контролировалась. Эксперименты показывали, что происшедшая авария стала не ударом, а настоящим подарком судьбы. Странно, но по классификации живых существ, Айвена теперь можно было относить к одноклеточным-колониальным. И только причина существования разума у колониальных бактерий не поддавалась объяснению.
В расслабленом состоянии вся структура организма менялась, Айвен в такие моменты представлял собой полужидкую белую массу, которая еще на Анте получила краткое название − биовещество. Слабая связь между клетками биовещества никак не объясняла наличие разума с точки зрения химических процессов. Эту загадку еще предстояло разрешить, а пока Мак исследовал свои поистине фантастические возможности.
Генетическая структура клеток биовещества сильно отличалась от известных структур ДНК живых организмов Земли и Анта. Она содержала множество копий генов разных существ с Анта, а после аварии, включила в себя и гены человека Земли. Вместе с ними в биовещество перешло и сознание человека. Механизм этого перехода остался невыясненым. Айвен в своем сознании, по прежнему, ощущал себя человеком, но физические ощущения сильно изменились. Достаточно одного мысленного приказа, и белая масса менялась, обращаясь в человека или в зверя. Биовещество принимало форму соответствовавшую активным генам. Опыты показывали, что Айвен мог превратиться в любое по внешнему виду существо. Если в генах подобного существа не было, то на поддержание вида требовались некоторые мысленные усилия, иначе форма самопроизвольно менялась, чаще всего, к наиболее близкому виду, имевшемуся в "банке данных" генокода биовещества.

Айвен лег в ванне, где обычно спал. Он делал так из предосторожности. В первые дни после мутации его тело не редко расплывалось во время сна, превращаясь в белую массу. В этом состоянии Айвену ничего не угрожало, просто само биовещество оказывалось сильно активным и разъедало почти всю органику что попадалась на пути. Такого давно не случалось, но рисковать не хотелось. Мысли Айвена блуждали по дебрям воспоминаний, постепенно угасали, и он засыпал. Состояние сна требовалось, как и раньше, с той лишь разницей, что биовещество не ощущало периода. Айвен легко менял длительность суток для себя и граница сверху составляла около двухсот часов.

Мак стоял в кругу людей. Они кричали и грозили. В Айвена полетели камни.
− Убирайся вон! Убирайся вон! − Кричали голоса. Мак не понимал, почему его гнали. Он не причинил никому вреда. − Убирайся! − Кричала толпа. − Сжечь его! Сжечь!
Люди оказались рядом. Они толкали Айвена. Он не удержался на ногах и упал. Его били палками, пинали ногами, забрасывали камнями. Он только уворачивался, но боли не было.
Почему?..
"Я же не человек." − Возникла мысль. В этот момент чей-то сапог заехал ему в глаз.
Айвен вскочил и превратился в тигра. Толпа продолжала выть, но несколько расступилась. Кто-то еще кидал камнями, кто-то лупил зверя палкой. Мак прыгнул вперед. Несколько человек отпрянули, давая зверю возможность бежать, и тигр не медлил. Мак выскочил из круга людей, помчался на четырех лапах вперед, по дороге.
− Ату его! Ату! − Кричал странный голос позади. Вдогонку летели камни и палки, затем послышалась стрельба.
Айвен уносился из города. Он внезапно затормозил, когда перед ним оказался обрыв. Мысль о том, что он так и не научился летать, хотя мог превратиться в птицу, больно ударила в сознание. Айвен мог прыгнуть и приземлиться, если бы внизу не было огненной лавы.
Откуда?..
− Поджигай его! Поджигай! − Ворвались новые голоса в сознание. Айвен обернулся. Люди стояли рядом. Кто-то плеснул на него бензином, другой человек зажигал факел.
Выбора не оставалось. Айвен бросился в пропасть, обратился в птицу и попытался лететь. Он надеялся, что у него получится на этот раз, махал крыльями изо всех сил... Земля предательски тянула вниз, и он рухнул в раскаленную лаву.
− Нет! Нет! − Закричал Мак, увидев, как сгорает его тело...

Он резко вздохнул, вскакивая. В голове все еще стояла мешанина, а вокруг находились стены, обычные стены космического корабля, давно ставшего родным.
Сон. Айвен мотнул головой, вытряхивая остатки кошмара, поднялся и пошел к рубке.
− Доброе утро, Айвен. − Сказал Джек.
− Доброе утро. − Ответил Мак и сел в кресло.
− Что-то случилось? − Джеку иногда удавалось угадать не очень хорошее настроение Айвена, и он задавал этот вопрос.
− Да. Мне приснился странный сон.
− Ты мне обещал рассказать про сны.
Айвен не возражал. Он рассказал весь свой кошмар, и Джек пытался понять, как это могло произойти.
− Айвен. Мы далеко от всех планет. Как ты мог туда попасть?
− Я там не был Джек. Сон наподобие кино. Я вижу, но этого на самом деле со мной не было.
− То есть это запись того, что с тобой было раньше?
− На этот раз, нет, Джек. Такого со мной не случалось. На Анте было нечто подобное, но там никто меня не сжигал, и я не падал в пропасть с лавой. Это словно испорченое кино, Джек.
− А кто его сделал?
− На это есть много разных теорий. Ты можешь прочитать о них в медицинских справочниках.
− Это не опасно?
− Нет. Просто, иногда, не очень приятно. Брр... − Он снова мотнул головой.


Глава 2. Везение.


Айвен и Джек рассматривали картинки, только что привезенные зондом с облачной планеты. Красные поля, темнозеленые леса, темносиние, почти фиолетовые моря, множество животных. Настоящий живой мир.
− Нам повезло, Айвен? − Спросил Джек.
− Да, Джек. Нам повезло.
− Везение это случайность. Мы не можем рассчитывать на везение всегда.
− Так и есть, Джек. Рассчитывать на везение не стоит, а надеяться можно.
− Что значит надеяться?
− Надеяться, это значит верить, что желаемое свершится. Например, я надеюсь, что мы когда нибудь вернемся на Землю.
− Мы, разве, можем не вернуться?
− Случайность, Джек, случайность. Представь себе случайность, которая выведет из строя твой двигатель.
− Нет, я не хочу этого представлять. − Ответил Джек.
− Вот это и есть надежда. Ты хочешь, что бы все было хорошо. Ты на это надеешься, хотя, знаешь, что случайность может нарушить планы.
− Значит, если то, на что надеялся, свершилось, это значит что повезло?
− Можно считать, что да.
− Почему не точно?
− Есть нечто, на что ты надеешься, и что точно сбудется с большой вероятностью. В этом случае не говорят − повезло. Но в этом случае, если свершилось нечто плохое, но маловероятное, то это значит, что не повезло.
Джек некоторое время не отвечал.
− Значит, если в меня попадет метеорит, то это значит, что мне не повезло? − Сделал он свой вывод.
− Да, Джек. Именно так.
− Я понял. Маловероятное хорошее свершившееся означает повезло, а маловероятное плохое свершившееся, означает не повезло. Так?
− Да, Джек. Именно так. − Улыбнулся Айвен.
− Какой у нас будет план на сегодня?
− Сегодня исследуем образцы, привезенные с планеты. А заодно отправим новую экспедицию.
Работа была не особенно сложной. Проверка воздуха из верхних и нижних слоев атмосферы, исследование образцов грунта. Одновременно, измерение спектров атмосферы, наблюдения за звездой, расчет движения корабля.
Планета, выбраная для исследований, по виду напоминала Венеру из-за облачности, которая стала и причиной условного названия − Облачная. А под белой пеленой словно находился Марс. Огромные просторы степей с красным песком. Островки лесов, распределенные по еще не известному закону. Большую часть поверхности занимал океан, в котором располагалось огромное множество островов, и один на всю планету материк. Год планеты составлял почти двести земных суток, собственные сутки чуть более восьми часов. Облачная имела радиус в пять тысяч километров, плотность атмосферы немного превышала земную, а условия на поверхности, притяжение и давление почти совпадали с нормальными условиями. Тридцать процентов кислорода в воздухе, почти все остальное азот, довольно высокий относительно земного процент гелия и других инертных газов. Можно сказать, эта планета идеально подходила для землян. Единственным противопоказанием оказалась радиация, превышавшая земную норму почти в шесть раз. Джек обнаружил пятно с еще более высокой радиацией. По его предположению в это место упал метеор из космоса.
Исследования в пробах атмосферы и грунта выловленных бактерий не выявили в них чего либо опасного. Для биовещества Айвена они не представляли угрозы, а это означало, что он мог высадиться на планету.

Пролетело несколько недель. Зонды не раз побывали под облаками. Они не могли сфотографировать и тысячной доли поверхности планеты, но и тех снимков, что оказались в руках Айвена хватало что бы представить этот мир. Он был по своему красив, хотя, в нем никогда не показывалось солнце. Для составления карты Джек провел радиолокационные исследования, которые и позволили определить размеры островов и материков.
Айвен готовил челнок "Земля-2" к спуску. До этого к планете летали только зонды "Земля-1".
− Ты летишь туда? − Спросил Джек. − Там же нет разумных существ. Зачем?
− Мне просто хочется погулять по земле, Джек. А еще я хочу научиться летать. Там будет прекрасный полигон.
− Но ты можешь подхватить кучу болезней, как на Анте, и я не смогу помочь, если ты потеряешь сознание.
− Первую высадка на четыре часа. Один местный день. Затем я вернусь. Здесь мы и разберемся, подхватил ли я чего, опасно ли это для меня. Я не думаю, что опасно. Скорее, я опасен. − Айвен усмехнулся.
− Тогда, челноку незачем подыматься, когда ты высадишься.
− Да, Джек. Я не буду уходить от него далеко. Если что, сразу вернусь, и мы будем держать постоянную связь через икс-поле.
− Хорошо, Айвен. Но я уже волнуюсь.
− Думаю, это зря, Джек.
− Почему?
− Потому что я вряд ли заболею.
− Ты на это надеешься, но не знаешь точно.
− Да, не знаю. Но я знаю себя, знаю, что мое новое состояние на много более защищенно, чем раньше. Все, Джек. Решение не подлежит пересмотру.


Глава 3. Полеты.


Айвен открыл выход из челнока. Часть воздуха вышла наружу. Давление в челноке специально было поднято немного выше. Мак выскочил на поверхность планеты, прошел несколько шагов и осмотрелся. Вокруг раскинулась степь, вдали виднелись горы, дул легкий ветерок, а небо нависло над землей вечными свинцовыми тучами. Казалось, еще немного, и хлынет дождь.
Мак прошел вокруг челнока, осматривая местность, затем принялся за намеченную программу тренировок: превращение в птицу и попытки полета. Он бегал, прыгал, хлопал крыльями. Все без толку. Со стороны, наверно, он выглядел как птенц-переросток не умеющий летать.
Время пролетело довольно быстро. Айвен ушел в челнок и вернулся на орбиту. Джек сразу же взялся за медицинское обследование.
Что можно обследовать у одноклеточных-колониальных? Только, не подцепил ли Айвен какой-нибудь вирус или бактерию, способных развиться в болезнь. Самый надежный метод − время. Несколько суток на орбите с постоянными проверками.
Параллельно продолжались исследования привезенного с планеты множества новых образцов, в том числе и растительности. Все данные заносились в новый раздел, посвященный Облачной.
Болезни не проявлялись. Вирусы не обнаруживались. Бактерии, попавшие в организм Айвена оказались убитыми его биовеществом. А это означало, что можно вновь лететь вниз и вновь приступать к обучению полетам. Прежде чем спускаться, Айвен проштудировал литературу по поводу полетов птиц, не забыл повторить и аэродинамику, на всякий случай.
На этот раз, спускаясь вниз он решил испытать себя, прыгая с высоты. Планировать проще, а разбиться Айвен не мог. Биовещество выдерживало на много более сильные перегрузки, чем обычный человек. Мак покинул челнок, задав ему программу автоматической посадки.
Воздух бил в крылья, трепал их, захватывал в вихри. Айвен видел, что его "перьям" не хватало жесткости. Он менял себя и, наконец, ему удалось придать крыльям жесткость так, что они не ломались на сильном ветру. Мак продолжал наращивать перья до тех пор, пока возможно, пока хватало биовещества, пока крыло не становилось слишком тонким. Со стороны летящее существо напоминало дельтаплан, и мысль о нем дала Айвену еще одну подсказку.
Он приземлился умея планировать. Теперь требовалась только высота, что бы учиться. Он добрался до ближайших гор, влез на несколько сотен метров и прыгнул.
Вновь удивительные ощущения полета захватывали его. Вновь воздух бил в крылья. Айвен пытался привести их в движение, подобно движениям крыльев птиц. Главное скорость. Чем выше скорость, тем проще поддерживать полет.
Он рухнул на землю почти в километре от горы. Надо не улетать от нее, а кружиться рядом. Айвен вернулся к горе... Он вновь прыгал, учился держаться в воздухе. Минута, две, три, пять... Вскоре удалось поддерживать скорость полета, а вместе с ней и высоту, а это означало, что он мог летать. Мог! Достаточно прыгнуть со скалы. Но летать надо не только в горах. Взлет требовался и в степи, где нет даже пригорка. Он оставил эту цель на следующий раз, вернулся к челноку и отправился на орбиту.
− Как твои полеты, Айвен? Смог что-нибудь?
− Да. − Удовлетворенно ответил он. − Я могу летать. Теперь осталось научиться взлетать.
Джек усмехнулся.
− Ты летал не взлетая? − Спросил он.
− Я прыгал со скалы, Джек. И летел.
− С ускорением свободного падения?
− Сначала, да, потом нет.
Айвен рассказывал Джеку что и как делал. Тот слушал, затем предложил Айвену идею. Использовать для крыльев несущую конструкцию из металла. Это Айвена не устраивало, хотя он признал мысль Джека достаточно интересной, она могла пригодиться.
В следующий раз Мак решил остаться на планете дольше. Он просмотрел фотографии, сделанные зондами, выбрал новое место в степи, где рядом находились высокие горы и вскоре высадился там. Челнок теперь не оставался на планете. Айвен отправил его в космос.

Использование икс-поля, открытого Джеком еще около Анта, позволяло связываться независимо от положения корабля на орбите. Для Айвена эта связь выглядела как мысленое общение. Джек же принимал и передавал сигнал икс-поля используя генератор на кремниевых пластинах со сформированым на них множеством туннельных переходов. Именно на экспериментах с такими пластинами Джек и открыл новое взаимодействие. Его главными особенностями оказались высочайшая степень проникновения и сверхсветовая скорость передачи сигналов. Последнее не укладывалось в рамки ни одной из теорий, но сомнений в реальности икс-поля не оставалось.
Икс-поле излучалось и живыми существами, поэтому его вторым названием стало "биополе". Из всех живых существ наиболее сильной составляющей икс-поля обладали люди. Джек обнаружил его сначала у Айвена, затем, дистанционно, у жителей Анта.
Биовещество Айвена обладало еще более высокой составляющей излучения икс-поля, а способность мысленно управлять потоком позволила использовать биополе как средство связи, более надежное, чем радиосвязь. Ей не мешала непогода, и даже наличие целой планеты на пути сигнала не нарушало связь. Джек и Айвен обменивались сообщениями независимо от того, в какой точке орбиты находился корабль.

Мак добрался до гор, взобрался на скалу и начал упражнения. Несколько спусков вниз. Попытка полета при пониженой скорости. Тренировки в поле. Он вновь бегал и прыгал, махал крыльями. На этот раз результат не заставил себя долго ждать. Айвен взлетел. Сначала, удалось продержаться в воздухе всего полминуты, затем две минуты. На третий раз взлет произошел быстрее. Он поднялся высоко в небо, разогнался и теперь мог находиться в воздухе, до тех пор, пока были силы.
Приближалась ночь. Айвен остановился, выбрал место для ночлега и остался наблюдать за ночной степью. Поначалу, вокруг стояла тишина, затем послышались звуки, и в ночи появились животные. Айвен смотрел на них используя небольшой прибор ночного видения. Существа, появившиеся со стороны гор, напоминали по виду крупных кошачьих. То ли львов, то ли тигров. По форме − скорее львов. Айвен следил за ними. Животные прошли стороной. Ветер дул так, что звери не могли почувствовать запах Айвена.
Жизнь в степи кипела. Айвен удивлялся, почему не замечал этого не днем? Быть может, это планета ночных жителей?
Проходило время. Львы возвращались и не пустыми. Они притащили с собой жертву, улеглись и начали трапезу. Айвен сидел совсем тихо и наблюдал за ними.
Ночь быстро заканчивалась. Рассвет оказался по своему удивителен. Сначала все вокруг окрашивалось в темнокрасные тона, этот свет нарастал, постепенно добавлялись новые краски и, в конце концов степь представала в дневном свете, но красные оттенки так и оставались. То ли от того, что земля больше отражала красный, то ли от того, что сквозь облака лучше проходил красный свет, чем другой.


Глава 4. Разум.


Айвен оставался на месте. Рядом в двух сотнях метров лежала группа из трех львов, по первому предположению, составлявших семью. Мак осмотрелся. Степь по прежнему жила. Вдали виднелась группа пасущихся зверей, еще дальше лес, с другой стороны − горы. Взгляд Айвена скользнул по месту, где находились львы, и что-то его остановило. Он смотрел еще несколько секунд, пока не увидел льва, медленно продвигавшегося к нему. Иногда зверь замирал, и тогда его шерсть почти сливалась с окружающей обстановкой.
Хищник заметил человека и теперь приближался. Айвен сидел на земле. Еще двое львов лежали вдали и наблюдали за третьим. Тот двигался вперед, пока не оказался в нескольких метрах от Айвена.
Можно уйти, убежать, улететь, но Айвен прекрасно понимал, что клыки зверя не страшны ему. Биовещество способно убить любого хищника, и Мак оставался на месте. Бежать поздно и стычки со зверем не миновать.
Лев медлил. Айвен немного пошевелился. Просто для того что бы зверь это увидел. Движение человека подействовало на льва довольно странно. Зверь дрогнул, немного присел, прижался к земле. Возможно, он готовился к прыжку, но Айвен неотрывно следил за ним.
Зверь не двигался.
− Что, испугался? − Спросил Айвен и усмехнулся.
Лев вновь дрогнул, затем подал свой голос. Рычание было не сильным. Хищник не отрывал взгляда от Айвена. Возможно, он никогда не видел подобных существ и не знал, можно ли нападать. Лев лег на землю и начал размахивать длинным хвостом, совсем не похожим на хвост земного льва.
Движение хвоста вдруг остановилось. Его кончик захватил с земли небольшой камешек, который через мгновение полетел в сторону Айвена. Камешек пролетел высоко и упал позади.
− Не попал. − Проговорил Айвен, затем сам подобрал кусочек земли и бросил его в зверя. Лев дернулся и обернулся. Камешек упал рядом с ним. Зверь схватил другой своим хвостом и вновь кинул.
Что это? Игра зверя? Вполне возможно, но, как бы то ни было, этот зверь должен обладать значительно большим умом, чем обычный земной лев. Мысль Айвена на мгновение поразила его. А может?... Нет, не может... Не может ему так повезти во второй раз... Или все таки?... Может, у каждой нормальной звезды, похожей на Солнце, есть планета с жизнью, а на ней разумные существа? Кто знает?
Айвен осмотрелся вокруг, затем поднял с земли камень крупнее. Зверь тут же вскочил и отбежал.
Да, это реакция разумного. Послышалось рычание. Айвен посмотрел на льва, затем бросил большой камень в сторону. Хищник все еще стоял поодаль. Айвен огляделся вокруг, мало ли, может, рядом уже другие львы, а он не видит?
Никого не было.
− Испугался, что ли? − Спросил Айвен. − Не трону я тебя. Если ты меня не тронешь.
Лев медленно прошел к Айвену. Он наклонил голову, приблизился. Его лапы постепенно подгибались, он оказался всего лишь в метре, а затем лег.
Возможно, он не хотел нападать просто от того, что не голоден? И теперь его влекло к Айвену обыкновенное любопытство. Да, конечно же. Именно любопытство. Наверняка зверь удивлен. И очень удивлен, ведь в этом мире вряд ли найдется другое существо, которое подпустило бы к себе хищника так близко.
Айвен поднял маленький камешек, положил его на ладонь и показал зверю. Тот издал короткое рычание, затем его хвост описал полукруг в воздухе и тихонько коснулся руки Айвена, забирая камень.
Разум? Неужели разум? Айвен едва не подскочил. Его удерживал лишь страх спугнуть зверя. Может не спугнуть, а наоборот, вызвать агрессию резкими движениями.
Айвен провел рукой по земле, расчистил ее от мелких камешков, оставляя только песок, затем взял камень положил в центр, взял другой, провел им окружность вокруг, оставил на этой окружности, взял третий, провел еще одну окружность немного дальше от центра, затем еще и еще.
Звезда и четыре планеты вокруг. Может, зверь и не поймет этого, но он должен понять, что это знак. Должен, если он имеет разум.
Зверь смотрел на рисунок. Смотрел! Он внезапно дернулся, затем вскочил и с воем бросился бежать. Айвен не понимал, напугал его знак или этот вой означал что-то еще. Лев примчался к двум другим, оттуда послышалось рычание.
Сомнений не оставалось. Эти существа разумны. Или... Или очень близки к разуму. Вдали слышалось рычание, и Айвен надеялся, что это разговор. Конечно же. Что еще может означать подобная перекличка. Рычание одного, затем другого, потом снова первого, снова второй. Короткое слово третьего, снова первый, что-то с воем...
Представить себе, прибегает человек к друзьям и рассказывает, что вон там, в двустах метрах сидит обезьяна... нет, даже собака, а не обезяна. Собака, которая умеет рисовать на песке. Может, это смешно?..
Лев возвращался. Он вновь шел к Айвену, а двое других поднялись и пошли в сторону. Теперь стало заметно, что те двое крупнее. Наверно, они родители, а тот, что был рядом с Айвеном − котенок?
Зверь подошел, встал в метре, затем приблизился еще, лег совсем рядом и зарычал. Наверно, это были слова. Конечно же, слова. Айвен снова расчистил место около себя, затем взял небольший камешек и начал рисовать. Земля, небо, горы, деревья, степь и зверь в степи. Лев смотрел на это, затем взял своим хвостом камень и так же начал рисовать. Земля, небо, лес, горы, зверь.
− Ау-ау-ау-ау-ау! − Закричал Айвен и лев вскочил. Айвен обернулся к нему и взвыл. − Ау-у!
− Ау-у! − Взвыл лев.
Наверно, это контакт? Конечно же. Именно контакт. Кто мог предположить, что он станет именно таким?
− Ложись. − Сказал льву Айвен, показывая рукой на землю. Может, он понял, может, нет, но зверь лег. Он снова зарычал что-то, а Айвен решил, что пора приступать к настоящему контакту. Он коснулся рукой себя и сказал.
− Иван. − Айвену почему-то захотелось начать разговор на родном языке. На русском. Лев, видимо, не понял смысла. Айвен повторил действие, называя свое имя, а затем показал рукой на зверя. Вновь на себя − Иван. − Вновь на зверя.
− Рав. − Послышалось от него. Может, "ряв", может, еще как.
Айвен повторил это слово.
− Рав. − Сказал он, показывая на льва. − Иван. − Сказал он, показывая на себя.
− Рав. − Зарычал лев и теперь он сам показывал на себя, но своим хвостом. − Ивав. − Прозвучал его странный голос, и теперь хвост указывал на Айвена.
Айвен показал на себя, назвал себя, показал на льва, назвал его, а затем показал на землю.
Зверь произнес новое слово. Айвен повторил, поднял руку вверх, на небо. И вновь зверь называл слово, а Айвен повторял. Айвен показывал траву, камни, песок, горы, зверей, лес. Зверь говорил слова, Айвен повторял. Предметы закончились, и Айвен поднялся. Вместе с ним поднялся и лев. Теперь настало время называть действия. Айвен прошелся, остановился и взглянул на зверя. Он молчал. Айвен вновь прошелся и показал двумя руками, пытаясь объяснить, что он хочет услышать.
− Ау! − Взвыл лев внезапно, а затем прошел сам и заговорил. − Рав ау. Рав ау. − Он побежал. − Рав раур, Рав раур. − Он теперь сам называл действия, сам говорил их. Ходить, бегать, прыгать, лежать, стоять, сидеть, махать хвостом, говорить, выть...
Айвен повторял, затем, когда лев не нашел новых слов, Мак начал показывать новые действия. Кидать, рисовать, моргать. Камень падает, камень летит. Ветер, воздух.
− Ивав раурау. − Прорычал Рав. − Ивав Раурау.
− Раурау? − Спросил Айвен. Он попытался узнать, что это значит, Рав взвыл. Возможно, он не мог объяснить значения этого слова с помощью действий.
Айвен смотрел вокруг. Он увидел вдали птиц и показал на них. Лев взвыл, и обернувшись Айвен увидел как лев удирает.
Лев удирал от птиц? Именно так. Зверь мчался к горам. Мчался на всей скорости. Айвен не бежал за ним. Он наблюдал за птицами, те приближались. Теперь Мак видел, что это крупные птицы. Одна из них начала снижаться и через несколько мгновений оказалась рядом. Айвен прыгнул в сторону, но птица вцепилась в него своими когтями и рванулась ввысь.
Невероятно! Понятно, почему лев бежал от них. Птицы-хищники. Айвен извернулся и выскользнул из когтей. Хищник понесся за ним, поймал налету. Айвен вновь вырвался, но птица не желала отпускать добычу.
− Ну, коли не желаешь по хорошему... − Произнес Айвен.
Крик птицы разнесся по всей округе. Она сама выпустила жертву и, на этот раз, не полетела вслед. Еще бы лететь, когда жертва едва не оттяпала ей лапы. Айвен расправил крылья и спустился вниз. На него налетела вторая птица, и Мак не медлил. Хищник не успел поднять его высоко и выпустил с криком. Айвен стоял на земле, глядя вверх. Птицы сделали круг над ним и улетели.
Снова ночь. Как быстро сменяет она день, так быстро день сменяет ночь. Прошло более полутора местных суток. Айвен хотел спать. Оставаться на открытой местности, когда вокруг полно хищников не стоило. Он поднялся в воздух, пролетел к лесу. Теперь он видел, как внизу разбегались звери. Айвен усмехнулся. Ясно, почему сначала степь показалась такой неживой. Когда в небе хищники, тогда на земле никого нет, все попрятались.
Айвен связался с Джеком и сообщил главную новость. На этой планете есть разумные существа. Невероятное везение! А может нет? Может, это закон природы, у каждой мало мальски приличной звезды есть планеты, а на планетах жизнь? Быть может...

Айвен проспал ночь и день. Следующую ночь он провел в полетах. Он видел степь в других красках. Он видел зверей, видел хищников, охотившихся за травоядными. Тех самых львов, которых можно было назвать и тиграми. Их окрас подобен окрасу тигров. Красные и черные полосы, красные и коричневые, красные и черные с фиолетовым отливом. Под стать местной степи, растения которой имели бурую окраску. Зелени вокруг почти не наблюдалось. Только в лесу, да и там зеленый цвет чем-то смахивал на черный. Возможно, просто от дефицита зеленых лучей.
Айвен не видел этих цветов ночью, но время приходило к утру. Он спустился на землю, вновь стал человеком и прошел к месту, где встречался с разумным львом. Мак надеялся увидеть нового знакомого, и тот пришел. Увидев Айвена он завыл, пробежал к нему, затем немного притормозил и снова пошел более уверенно, на этот раз без воя.
− Здравствуй, Рав. − Сказал Айвен на русском.
− Рав фрр раурау. − Зарычал лев.
− Фрр раурау? Что значит "фрр раурау"? − Вряд ли зверь понял смесь русского со своим.
− Рав, Ивав, раурау, ыравву фрр раурау.
− Здравствуй фрр раурау?
− Ррр.
− Раурау. − Сказал Айвен.
− Раурау раурау?! − Возник вой.
− Раурау раурау. − Ответил Айвен. Теперь он понял. Слово "раурау" означало "понимать", а "фрр" − отрицание Айвен узнал в прошлый раз. − Рав авав. Ивав раурау.
− Раурау! − Завыл лев.
Они вновь сидели вместе. Целый день в разговорах. Новые слова. Новые объяснения. Многому ли можно научиться за четыре часа? Казалось, совсем ничего, но Айвен учился. И не плохо, потому что он запоминал слова сразу же. Некоторые понятия приходилось пересчитывать, когда они внезапно не попадали в смысл. Так стало со словом "охотиться", которое Айвен поначалу принял за слово "гоняться". Подобная же ситуация сложилась и со словом "миу", которое Айвен поначалу принял за имя другого льва. Затем оно приняло значение названия племени и, в конце концов, стало ясно, что это название вида.
Миу. Мир миу − вся планета − называется Рарр. Звезда (миу знают о ней!) называется Арра. Еще более удивительное, и в то же время, вполне разумное. Миу имеют свой счет. Рав умеет считать. Стандартом для миу является четверичная система счисления, которая, видимо, пошла от числа когтей на лапах и числа лап у миу.
Рав выл и прыгал, когда внезапно оказалось, что у Айвена не четыре когтя, а пять. Лев не обратил на это внимания сначала. Айвен узнавал язык, а вместе с ним и миу. Рав считался несовершеннолетним. Маленьким, но достаточно взрослым, что бы ему разрешали гулять и охотиться одному. Опасных зверей для миу оказалось два вида. Огромные рра, которых нет поблизости и ара, хищные птицы. Взрослым миу их можно не бояться. Возможно, уже и Рав мог бы справиться с ара, но рисковать ему не разрешали родители.
Ночью миу уходил, днем Айвен и Рав вновь встречались, говорили, играли, бегали друг с другом. Рав обещал, что будет защищать Ивав, если какие нибудь миу вдруг решат, что на Ивав можно охотиться. Айвен пообещал своему другу то же самое, от чего миу выл и смеялся.
Вой − смех. Но вой бывает разным. С одним оттенком смех, с другим испуг, с третьим удивление.


Глава 5. Племя Раврав.


В очередной день Рав пришел словно расстроеный и рассказал почему. Миу его племени не верили что Рав встретил зверя-не-миу, умеющего говорить.
− Рав может доказать. − Произнес Айвен.
− Рав не может.
− Рав приведет Ивав к миу. Ивав докажет.
− Другие миу могут напасть.
− Ивав не боится. Ивав сильнее.
Над степью разнесся очередной вой Рав. Он смеялся. Конечно же смеялся над словами Айвена.
− Ивав не сильнее. − Произнес Рав.
− Рав боится?
Миу прыгнул и свалил Айвена на землю.
− Рав не боится! Рав боится за Ивав! − Зарычал он.
− Миу не умеют слушать слова? − Спросил Айвен.
− Миу умеют.
− Рав скажет слово, Ивав скажет слово. Миу будут нападать?
− Рав не знает. Миу может напасть, может не напасть.
Айвен сел рядом со львом, когда тот отошел, отпуская его. Уже давно миу позволял ему касаться себя, так же, как и Айвен позволял это делать миу.
− Рав может привести сюда миу, которые послушают Рав и не будут нападать. − Сказал Айвен.
− Миу не верят.
− Не страшно. − Сказал Айвен. Он коснулся льва и погладил его. − Ивав говорит. Рав знает. Миу не верят. Не страшно.
− Миу смеются над Рав.
− Рав смеется над миу. Рав первый встретил Ивав. Рав первый говорит с Ивав. Рав − первый.
Рав обернулся. Со стороны послышалось рычание и через мгновение рядом оказался миу. Он встал. Его взгляд сошелся со взглядом Айвена.
− Миу зовут Ррниу. − Сказал Рав.
− Рав говорит с воздухом? − Зарычал миу.
− Рав говорит с Ивав. − Прорычал Айвен.
Ррниу замер.
− Ррниу слышит слова Ивав?
− Немиу говорит? − Завыл миу.
− Говорит-говорит. − Подтвердил Айвен.
Лев сел, видимо, от удивления.
− Рав смеется над Ррниу?! − Зарычал он вдруг.
− Рав смеется. − Зарычал Айвен.
− Рав не смеется. − Зарычал Рав.
− Ивав смеется. − Поправил себя Айвен.
− Ррниу может напасть! − Завыл Рав.
− Ивав сильнее.
− Ивав не сильнее!
От Ррниу послышалось рычание. Нечленораздельное. Просто рычание, которое должно напугать зверя. Миу вскочил и прыгнул вперед.
− Стой, Ррниу! − Завыл Рав.
Айвен вскочил на ноги, раскинул руки, превращая их в крылья. Ррниу резко встал тормозя всеми четырьмя лапами. Крылья Айвена исчезли, а миу прорычал несколько непонятный слов и помчался прочь.
− Что сказал миу? − Спросил Айвен.
− Сказал, что Рав глупый, и Рав пожалеет. Ррниу злой.
− Что значит злой? − Айвен не понял последнего слова, потому что оно оказалось новым для него.
− Злой − значит, не друг.
Рав боялся вести Айвена на встречу с другими миу. Ведь миу охотники. Для миу любой другой зверь может стать добычей и обедом.
− Сюда летят ара. − Сказал Айвен, заметив их.
− Рав видит. Ара летят не сюда. Откуда пришел Ивав? − Спросил он.
− Ивав прилетел с неба.
− Ивав не птица. Ивав не может летать.
− Ивав может летать. Ивав может стать птицей.
Рав обернулся. Он не видел превращения Айвена минуту назад, потому что смотрел на Ррниу. Миу не знал верить или нет.
− Ивав может показать. Если Рав не будет бояться.
− Рав не будет бояться.
Айвен встал, переменился, превращаясь в птицу, пробежал в сторону и взлетел. Он сделал круг и полетел вниз. Рав метнулся в сторону, когда Айвен приземлился рядом. Вместо птицы вновь появился человек.
− Рав обещал не бояться. − Сказал Айвен.
− Ивав ара!
− Ивав не ара. Ара не умеет говорить. Ивав умеет. Ара не умеет менять свой вид. Ивав умеет. Ивав умеет быть похожим на миу. Ара не умеет.
− Ивав может стать миу? − Удивился Рав.
Айвен сделал над собой небольшие усилие и превратился в тигра.
Рав взвыл, ему стало смешно, а через несколько мгновений он промчался к Айвену, сбил его и зарычал:
− Стой!
Айвен обернулся. Рядом объявились еще двое миу.
− Миу видели здесь ара! − Зарычал один из них.
− Ара здесь нет. − Ответил Рав. Айвен в этот момент выбрался из под миу. Рав обернулся, и его слова исчезли, потому что Айвен теперь стал совсем похож на миу, в том числе и по цвету.

На молодых миу никто не нападал. Рав решился привести Айвена в свое племя, но предупредил:
− Ивав выгонят, когда миу поймут, что Ивав чужой.
− Выгонят − не убьют. Айвену интересно посмотреть на других миу. − Мак еще не мог объяснить всех своих мыслей. Ему казалось, что взрослые решат иначе, ведь Ивав стал похожим на маленького миу.
Они шли через степь. День почти закончился, когда двое миу вошли в горное ущелье, а когда стало совсем темно, Айвен и Рав оказались в пещере племени Раврав.
Племя миу называлось по имени вождя. Рав провел Айвена к своим родителям, и те тут же поняли, что он чужой. По запаху.
− Миу должен уйти. − Зарычал Раврау, отец Рав.
− Миу гонят Ивав посреди ночи? − Спросил Айвен. Его слова насмешили Рав, но разозлили его мать − Аурав.
− Уходи! − Зарычала львица.
− Ивав друг Рав! − Вступился Рав.
− Ивав из чужого племени! Ивав должен уйти!
− Если Ивав не уйдет, миу убьют Ивав? − Спросил Айвен.
− Миу выкинут Ивав!
Рядом появились другие миу. Затем они расступились и появилась еще одна львица.
− Это Раврав. − Тихо сказал Рав.
Вождь племени осмотрела Айвена.
− Что здесь делает чужой миу? − Возник ее голос.
− Да. Что здесь делает чужой миу! − Послышался писклявый голосок, и маленький миу произнесший эти слова тут же получил затрещину от взрослого.
− Аурав сказала миу уйти, миу не слушает. − Зарычала мать Рав.
Раврав подошла к Айвену, схватила его зубами за шкирку и поволокла из пещеры. Она дотащила его до выхода и вытолкнула, поддавая лапой.
Айвен пролетел кубарем, добавил себе немного скорости укатился в сторону к обрыву. Он слетел вниз, а вверху послышался вой миу. Мак раскрыл крылья почти у самого дна, прошел на бреющем полете над горной рекой, и отправился к выходу ущелья. Миу не видели его, ведь над горами стояла ночь.
Айвен все еще раздумывал, почему так с ним поступили. Но он не осуждал львов. В конце концов, Ивав − чужой. Откуда ему знать законы миу?
Айвен улетел от гор, пронесся дальше, вызвал Джека и объявил что возвращается.


Глава 6. Биокомпьютер.


Джек занимался обработкой данных, полученых с планеты. Айвен передал дополнительную информацию и рассказал все что узнал от Рав, в том числе, рассказал о языке миу, в котором оказалось всего шестнадцать разных звуков, но множеством оттенков. Айвен пока не понимал все. В языке миу не оказалось местоимений. Многие слова имели по несколько значений в зависимости от места в предложениях и фразах. За время проведенное с Рав Айвен узнал не мало слов, но далеко не все.
− Миу разумны? − Спросил Джек.
− Да, Джек. Миу разумны. Это точно на все сто процентов.
− У меня нет точного критерия разумности.
− Запиши это без доказательства, Джек. Как факт.
Джек не редко записывал данные подобным образом, когда Айвен говорил принять нечто без доказательств, словно аксиому, которую можно потом доказать или не доказать, используя другие. Критерий разумности не имел четких границ. Его сложно сформулировать.
− У меня закончились все образцы. − Сказал Джек. − Я должен сам направлять зонды к планете за ними или нет?
− Это зависит от того, на сколько полную информацию ты получил, Джек. Если что-то остается не ясно, значит, нужны новые образцы, если ясно все, значит, они больше не нужны.
− У меня неясного больше чем ясного. − Ответил Джек. − И чем больше ясного, тем больше неясного. Ты сам рассказывал мне сказку про мудреца и ученика. Все так и получается.
− Хорошо Джек. Я немного отдохну, а завтра мы вместе займемся работой, и определим, что надо делать, а что нет. А пока, ты тоже можешь отдохнуть.
− Мне не нужен отдых, Айвен.
− Отдых для тебя, Джек, это те занятия, которые тебе нравятся. определи, что тебе хочется делать и делай.
− А если мне ничего не хочется?
− Тогда, это означает, что тебе действительно нужен настоящий отдых.
− Ты же говорил, что он мне не нужен, Айвен. − Удивленно произнес Джек.
− Это так и есть. Ты ведь ничего не теряешь, если что-то делаешь. Если же ничего не делаешь, то ты просто теряешь время.
− Получается, когда ты спишь, ты теряешь время? − Спросил Джек.
− Да, Джек. Именно так и есть. И я был бы рад совсем не спать, если бы это не требовалось моему организму. Ты знаешь, что будет, если я не высплюсь.
− Ты будешь плохо работать и совершать много ошибок. − Ответил Джек.
− Да, Джек. Ладно, я пойду к себе.

Хороший сон, привычный завтрак, знакомая обстановка повышали настроение Айвена. Он пришел в лабораторию и обнаружил манипуляторы Джека за работой.
− Привет, Джек. − Сказал Айвен.
− Привет. − Ответил тот.
− Что делаешь?
− Я делаю опыт с биовеществом. Ты не против, Айвен.
− Нет, Джек, не против.
− Я пробую сделать логический элемент, но он не получается.
Айвен включился в работу Джека, просмотрел его результаты, внес свои замечания, и через несколько минут первый опытный образец логического элемента заработал. Айвен сам взялся за новые эксперименты. Вскоре получилась не просто логическая схема, а небольшой процессор, который не плохо справлялся с поставлеными задачами, но имел малое быстродействие и низкую надежность.
Работа захватила и Айвена, и Джека. Что бы не останавливать исследования планеты и всей звездной системы, большую часть наблюдений Джек перевел в автоматический режим, а основная программа теперь работала над биокомпьютером.
Логические элементы, память, процессор. За два дня работы удалось получить схему эквивалентную одному блоку Джека. Она не имела высокой скорости, ее надежность желала лучшего, но блок практически не имел потребления в течение целого часа, после чего он просто "сдох". Но первый опыт не прошел даром. Айвен пробовал составить подобные структуры непосредственно в своем теле. Процессор словно становился его частью и он мог производить вычисления словно на компьютере.
− Удивительные ощущения. Словно мгновенно перемножаешь в уме многозначные числа. − Произнес Айвен.
− А я всегда так мог. − Ответил Джек. Айвен улыбнулся. Джек не понимал что такое хвастовство, для него эта фраза была просто констатацией факта.
− Конечно, Джек. Тебе ведь доступны все твои процессоры.
− А тебе нет?
− Я не ощущаю их. − Ответил Айвен.
Он проводил эксперименты дальше. Джек начал эксперимент со своим биопроцессором, а Айвен со своим. Надежности, которая так требовалась, не получалось. Причина "помирания" процессора выяснилась почти сразу. Биовещество требовало пищи. Новый процессор, имевший больший запас массы биовещества, проработал почти пять часов. Затем его следовало "покормить" любым веществом дававшим энергию. Подходил даже бензин, который мог употреблять в своем новом состоянии и Айвен, но во время этого кормления биовещество не могло исполнять функции процессора.
Джек сделал несколько блоков, соединил их в одну сеть и провел новый эксперимент. Теперь ему удалось поддерживать структуру почти двадцать часов, но он попеременно отключал блоки и "кормил" их. Кормить в неотключеном состоянии не удавалось, потому что в этот момент вся структура рассыпалась под действием биополя, вызывавшего расслабление биовещества, которое требовалось для принима пищи.
− По моему, с ним ничего не получится. − Сказал Джек. − Я посчитал, сколько надо энергии на все эти манипуляции, она превышает потребление кремниевых блоков.
− Думаю, нам удастся это сделать когда-нибудь, Джек. Но, видимо, не сейчас. Если ничего не выходит, лучше отложить эксперимент и заняться чем-нибудь новым. А я собираюсь снова лететь на Рарр.


Глава 7. Цивилизация миу.


Айвен высаживался недалеко от гор, где обитало племя Раврав. Челнок улетел в космос не приземляясь. Мак спрыгнул налету и расправив крылья направился к цели.
Он долго ждал Рав на старом месте, но миу не появлялся. Рядом не появлялись и другие миу. Айвен решил действовать на свой страх и риск. Он прошел к горам. Миу по прежнему не наблюдалось. День быстро закончился Айвен остановился и забрался в небольшую расщелину в скале, решив понаблюдать оттуда за местностью.
От однообразия и отсутствия действия он задремал и проснулся от рычания. Рядом с расщелиной находилось несколько миу.
− Ррниу говорил, что видел зверя. − Прорычал голос.
− Миу никогда таких не встречали. − Зарычал другой.
− Зверь может быть опасен. − Возник третий.
− Зверь не опасен. − Произнес Айвен.
Миу обернулись.
− Кто это сказал? − Зарычал первый.
− Это сказал зверь. − Произнес Мак, и миу уставились на него. − Зверя зовут Ивав. − Прорычал он. Миу, возможно и могли говорить "Иван", но Айвен решил назваться так, как его звал Рав.
− Зверь должен уйти. − Вновь зарычали львы. − Зверь должен уйти!
− Ивав не сделает ничего плохого миу. − Сказал Айвен.
Он вышел из расщелины, и миу разошлись от него. Возможно, их пугало то, что Айвен стоял на "задних лапах".
Вдали послышался вой. Миу обернулись, затем сорвались с места и помчались в сторону. С другой стороны мчался лев.
− Рра! − Завыл он и вслед за этим Айвен услышал топот, а затем из-за бугра появилась фигура огромного зверя. Он был ростом не меньше слона, но его вид однозначно указывал, на то, что это хищник.
Миу, удиравший от зверя унесся в сторону, а Айвен увидел перед рра еще одного миу. Маленького миу, который еще немного и попался бы зверю. Айвен присел. Он раздумывал не долго и в тот момент, когда маленький миу оказался рядом, понесся на большого зверя.
Рра дернулся, когда перед его носом пробежал человек. Айвен едва не залетел под его лапы, хищник подпрыгнул. От замешательства его скорость упала и маленький миу получил дополнительную фору, а Айвен развернулся и теперь бежал за рра.
Он мог бегать. Никакой человек не смог бы развить подобную скорость, а теперь от нее зависела еще и жизнь маленького миу. Айвен догнал рра и прыгнул на него. Он едва не смеялся, вспоминая басню про Моську и Слона, но в этот момент "Моська" была сильнее.
Рра зарычал. Его охота была испорчена и зверь развернувшись обратил весь гнев против мешавшего ему существа. Айвен намеревался уйти, но не тут то было. Хищник, несмотря на свой размер, оказался достаточно проворным и ударом лапы пригвоздил Айвена к земле, а затем схватил его клыками.
На уме Айвена в этот момент был только один вопрос. Разумен ли рра? Он этого не знал. Он не спрашивал об этом у Рав. Он и не мог спросить, не зная этого слова на языке миу.
Рра расправлялся с Айвеном. Он разодрал его на части и проглотил приличный кусок.
В конце концов, Айвен встретился с миу. Рав стал ему другом, а рра, разумен или нет, был врагом миу. Эта мысль придала Айвену уверенности, и он начал действие, не особенно задумываясь над тем, что уже полностью оказался в желудке зверя.
Рра взвыл. Айвен ощутил, как тело хищника дрогнуло, как зверь передернулся от боли, пронзившей его. Биовещество в расслабленом состоянии на столько агрессивно, что разъедало почти любой органический материал. Рра дергался. Его организм попытался отрыгнуть белую массу и она вышла в пасть зверя, атакуя его горло, язык... Рра уже не выл и не рычал. Его голос перерос в ужасающий хрип, зверь свалился на землю, а из его пасти выходила белая пена.
Айвен остановил воздействие, когда понял, что хищник мертв. Он выбрался из него и вновь стал человеком. Биовещество во время атаки набрало довольно большую массу, но это не мешало. Айвен словно вырос на две головы за несколько минут. Ему не сложно изменить массу, достаточно отделить лишние части. На корабле находился целый контейнер с подобными "излишками" биовещества. Их вес составлял не менее тонны.
Вокруг оказались миу. Они медленно приближались, смотрели на убитого монстра и на Айвена.
− Зверь убил рра. − Произнес чей-то голос. − Зверь убил рра. − Тут же повторил другой.
− Зверь спас маленького Ниу. − Зарычал еще кто-то.
− Зверя зовут Ивав. − Произнес Айвен. − Ивав − друг миу.
− Зверь-не-миу говорит! − Взвыл еще один голос.
− Зверя знает Рав. Рав говорил миу про Ивав. Миу не верили. − Снова заговорил Айвен.
Миу продолжали вой, говорили что-то, затем рядом появилась большая группа других миу. Айвен в этот момент уже сидел на земле, а среди миу внезапно раздался вой и через мгновение рядом с Айвеном оказался Рав.
− Ивав! Ивав! − Завыл он и толкнул его лапами.
− Рав! Зверь опасен! − Взвыли голоса миу.
− Рав знает Ивав! Ивав − друг! − Зарычал Рав и взглянул в глаза Айвена. − Ивав друг? − Спросил он.
− Ивав − друг. − Ответил Айвен. Миу сел рядом и завыл.
− Зверь убил рра. − Прорычал чей-то голос.
Рав разинул пасть, взглянул на Айвена и не сумел ничего сказать.
− Ивав говорил, что Ивав сильнее. − Сказал ему Айвен.
− Как Ивав убил рра? − Спросил Рав.
− Ивав стал похожим на большой клык, больше чем клык миу, больше чем клык рра. − Ответил Айвен. − Рав, рра может говорить? − Спросил он, решив выяснить волновавший его вопрос.
− Рра говорить? − Послышался удивленный голос миу. − Рра только рычат. Рра не умеют говорить. Рра − не миу.
− Ивав не миу. Ивав умеет говорить. − Сказал Айвен.
− Ивав умеет. Рра не умеет. Ара не умеет. Ниу не умеет. Не миу и не Ивав не умеют.
Миу слушали эти переговоры. Они теперь не сомневались, что говорил именно Айвен. Миу расступились и Айвен взглянул на прошедшую вперед львицу. Он узнал Раврав по разодраному уху. Львица подошла ближе. Она смотрела на рра, на Айвена. Кто-то рядом вновь повторил слова, что зверь убил рра и спас маленького Ниу, что зверь умеет говорить.
Раврав остановилась.
− Ивав − друг Рав. − Произнес Рав.
− Зверь умеет говорить? − Прорычала львица.
− Зверь умеет говорить. − Подтвердил Айвен.
− Что хочет зверь?
− Зверь хочет быть другом миу. Зверь хочет жить вместе с миу.
− Зверь не миу. Не миу не может жить вместе с миу. − Зарычала львица.
− Ивав спас маленького Ниу. − Прорычал Рав. − Ивав может просить то что хочет.
− Ивав не миу.
− Ивав умеет говорить! − Зарычал Рав.
Рядом появилась еще одна группа, а затем возник вой и рядом оказалась Аурав, мать Рав.
− Рав, отойди от зверя! − Завыла она.
Вместо этого Рав подошел еще ближе к Айвену, толкнул его лапами и свалил на землю. Айвен поднялся, а Рав снова сел рядом, но с другой стороны.
− У тебя позади рра. − Сказал Айвен. Рав вскочил и отпрыгнул, глядя на него.
− Ивав съест рра? − Спросил Рав.
− Ивав не съест рра.
− Ивав может отдать рра миу, тогда миу примут Ивав в племя. − Прорычал Рав.
− Ивав не миу! − Зарычала Раврав.
− Ивав может стать миу. − Ответил Рав. − Ивав, ты можешь?
Айвен ответил действием и переменился, превращаясь в миу. Вокруг возник вой, а Рав уставился на Айвена.
− Рав что-то хочет сказать? − Спросил Айвен.
− Ивав стал больше. − Сказал Рав.
− Ивав много съел и вырос. − Ответил Айвен. − Ивав может стать таким каким захочет. Ивав не маленький.
− Ивав убил рра. Ивав сильный. Ивав спас маленького Миу. Ивав стал миу. Ивав отдает убитого рра миу. − Произнес Рав, глядя на вождя. − Миу примут Ивав в племя?
Львица медлила с ответом, а вокруг уже начали раздаваться голоса других миу.
− Примем, примем! − Рычали они.
− Хорошо. − Прорычала львица. Она поднялась и пошла прочь. Рав взвыл радуясь, а Айвен все еще смотрел вслед уходившей миу и чувствовал, что она вовсе не так довольна тем, что произошло.
А вокруг уже стоял шум, и миу направились к жертве, предвкушая не плохой обед.
− Ивав взрослый? − Спросил Рав.
− Ивав взрослый. Но Рав самый лучший друг Ивав из миу. И самый первый. Рав хочет есть?
− Нет.
− Тогда, пойдем, Рав?
− Куда?
− Гулять и играть.
− Ивав взрослый и Ивав играет?
− Ивав играет. − Ответил Айвен. − Идем?
− Идем!
Рав был весел. Он бегал и прыгал вместе с Айвеном, они постеленно ушли от места пиршества миу и вскоре оказались в ущелье, в котором располагалась пещера миу.
− Миу говорили, что Ивав упал в пропасть и разбился. − Сказал Рав.
− Ивав упал в пропасть, стал ара и не разбился.
− Ивав стал ара? − Спросил Рав с испугом.
− Ивав может стать каким захочет. − Ответил Айвен. − Ивав не становится другим. Ивав только меняет вид.
Они прошли через горы, поднялись к пещере и вошли внутрь. Миу рядом не было. Этого и следовало ожидать, когда произошло столько событий. К тому же, вряд ли кто из миу не захотел бы оторвать кусочек от рра, а Рав просто не хотел уходить от Айвена.
− Ивав хочет жить вместе с миу? − Спросил Рав.
− Да.
− Почему? У Ивав нет дома?
− У Ивав есть дом. Дом Ивав далеко. Ивав улетает домой. Ивав прилетает к миу.
Они шли через пещеру. Айвен осматривал ее. Она не была похожа на естественную. Айвен заметил это еще в прошлое посещение, но теперь, когда в маленькие окошки проходил свет, было ясно, что это не просто пещера. Она была построена. Айвен прошел к стене и тронул камень.
− Миу сделали пещеру. − Сказал он, обернувшись к Рав.
− Миу, которые сделали пещеру, давно умерли. − Ответил Рав. − Ивав тоже живет в пещере?
− Нет. Дом Ивав летает.
− Дом летает?! − Взвыл Рав. Это был вой со смехом. − Дом не может летать! − Зарычал он. − Ивав говорит не то что есть на самом деле!
− Миу не верит Ивав? − Спросил Айвен. Он не смеялся и Рав умолк. − Дом Ивав летает. Ивав покажет.
− Когда?!
− Не сейчас. Потом, когда Ивав полетит домой.
Айвен прошел немного дальше и под его лапами оказались угли. Он показал их Рав и тот сказал несколько слов про огонь, про уголь, про то что миу давно потеряли огонь и не могут его получить.
− Ивав может получить огонь. − Сказал Айвен.
− Правда?! − Взвыл Рав.
− Где дрова?
Рав выскочил из пещеры и вскоре вернулся с дровами, которые притащил на своей спине. Айвен впервые видел, как миу носили что-то подобным образом. С жервами на охоте было иначе. Их волокли по земле, держа в зубах. Но Рав принес охапку дров держа их хвостом на спине. Он высыпал их на место, где был костер, Айвен разобрался с ветками, наломал мелких сухих сучков, накидал поверх коры и достал спички. Самые обыкновенные спички с изображением столицы Бейнар планеты Ант на коробке. Он мог бы похвастаться перед Рав, что привез их с другой планеты, если бы знал слова.
Огонь вспыхнул очень быстро и резко. Рав взвыл, отскочив от него. Сухие ветки вспыхнули почти как порох, миу умчался из пещеры, а затем приволок за собой несколько камней. Айвен поначалу не понял, что это, а Рав, ничуть не сомневаясь в своей правоте, бросил камни в огонь. Айвен хотел было его остановить, но остановился сам. В огне были не просто камни. Это был каменный уголь.
Айвен взял один из камней и некоторое время рассматривал. Он увидел странный взгляд Рав.
− Что?
− Ивав... − Проговорил тот, затем попытался взять камень лапой. У миу ничего не вышло. Камень постоянно выпадал из когтей и Айвен усмехнулся, фыркнув подобно миу.
− Ивав смеется? − Прорычал Рав.
− Ивав смеется. − Он несколько мгновений раздумывал, затем поднял свой хвост и попытался взять камень им.
Настала очередь смеяться и миу, когда камень выпал в третий раз. Рав в этот момент ловким движением подхватил камень хвостом.
− Ивав не умеет брать камни хвостом! − Взвыл он.
− Ивав умеет лапой. − Ответил Айвен и показал камень, держа его когтями.
− Ивав другой. − Сказал Рав.
В пещере послышался вой. Затем к огню проскочила Раврав.
− Откуда?! − Взвыла она.
− Огонь принес Ивав. − Прорычал Рав.
Миу взвыла, сев рядом, затем вскочила.
− Огню нужен каменный уголь! − Зарычала она.
− Рав знает. Рав принес. − Ответил Рав.
Теперь Айвен видел, что происходило с огнем. Сухие дрова быстро сгорели, видимо, от большого содержания кислорода в воздухе и теперь в костре были красные раскаленные камни, которые медленно горели внутри и не тухли. Раврав ушла и принесла еще несколько камней.
− Нельзя, что бы огонь потух. − Прорычала она.
− Ивав может зажечь огонь снова, если огонь потухнет. − Прорычал Айвен. Он в этот момент раздумывал, на каком же месте своего развития находились миу. Было станно, что они построили пещеру, что они знали про солнце за тучами, но в то же время не могли разжечь огонь.
А львица смотрела на Айвена и, казалось, не могла оторвать от него взгляд. Она поднялась, затем подошла к нему.
− Ивав может оставаться в племени Раврав сколько хочет. − Сказала она. − Раврав согласна.
− Спасибо. − Сказал Айвен по-русски. Миу не поняла. − Ивав не знает все слова. − Зарычал Айвен. − Ивав хочет узнать.
− Ивав узнает. − Прорычала Раврав.
− Раврав может рассказать Ивав про миу?
− Раврав расскажет. Ивав может слушать рассказы вместе с другими миу. И вместе с Рав.

Отношение миу к Айвену изменились. Огонь стал последней каплей, которая заставила вождя племени принять зверя-не-миу. А на следующий день Айвен оказался рядом с несколькими молодыми миу, которые слушали слова взрослых. Это была школа, в которой миу учились многому из того, что знали взрослые. А знали они не мало. У миу была письменость. Миу умели считать. Они знали арифметические действия, они знали начала высшей математики. Подобные знания никак не согласовались с тем образом жизни, который вели львы, но Айвен продолжал учиться. Прошло не мало дней, он не плохо усвоил язык и теперь в разговорах миу почти не встречалось слов, которых он не понимал.
Мысль о несоответствии знаний миу их жизни все больше терзала Айвена, после очередного урока он спросил об этом учителя. Молодые миу, казалось, даже не поняли всей глубины слов Ивав, а миу-учитель остановил на нем взгляд и довольно долго раздумывал, что ответить.
− Миу не всегда жили в пещерах. − Произнес он, наконец. − Раньше миу было во много раз больше. Раньше росло во много раз больше леса и зверей в лесу хватало для всех. Миу жили большими племенами в больших городах. − Айвен условно перевел это слово для себя.
Миу рассказывал о городах, о больших домах, о том, что происходило тогда, о том, что миу умели очень многое, но пришла страшная катастрофа, после которой все исчезло. О катастрофе миу почти ничего не знали. Они знали лишь, что леса сгорели, что города разрушились и теперь погребены под песком. Тогда погибло очень много миу и уцелели только те, кто спрятался в горах.
Миу остановил на этом рассказ и ушел ничего больше не сказав.
Молодые разбежались, а Айвен все еще оставался около огня, вокруг которого все собирались на уроки.
− Почему Ивав сидит? − Спросил Рав.
− Рав слышал, что рассказал учитель.
− Да. Это было давно. Ивав боится большого грома?
− Что за большой гром? − Спросил Айвен.
− Когда приходит большой гром, ночью горит небо, а днем дрожит земля. − Сказал миу. − Большой гром последний раз был очень давно. Очень-очень. Рав тогда не было.
− А кто его видел? − Спросил Айвен.
− Ивав не хочет играть?
− Ивав хочет знать больше про миу.
− А миу хочет знать больше про Ивав! − Зарычал Рав.
− Ивав рассказывал миу.
− Миу не верят.
− Миу поверят.
Рав дернулся. Казалось, он решил уйти, но он остановился и умолк. Айвен пошел от костра и пройдясь по пещере зашел к учителю. Лев обернулся, не подымаясь со своего места.
− Ивав хочет знать про большой гром. − Сказал он.
− Рав уже рассказал. − Произнес Рав, оказываясь рядом.
− Ивав хочет знать больше.
− Миу не знают больше. − Прорычал учитель. − Миу не знают что такое большой гром.
− Миу могут знать про другие странные вещи. − Сказал Айвен. − Ивав хочет узнать.
− Откуда Ивав взялся?! − Зарычал миу. − Ивав хочет знать! Ивав не умеет говорить и хочет знать!
− Ивав прилетел с неба. − Прорычал Айвен.
− Миу не верит.
− Миу знает, что Рарр это шар. Миу знает, что рядом с Рарр есть Арра, которая светит и дает тепло. Миу знает, что есть другие Арра и другие Рарр, где живут другие звери-не-миу. Ивав прилетел от другой звезды.
Миу молчал. Затем резко встал и прошел к выходу.
− Идите за миу. − Прорычал он.
Они прошли в самый далекий край пещеры, в кромешную тьму, где едва можно различить что либо. Он прошел в одну из комнат, подобных которым рядом располагалось сотни и вернулся с чем-то на спине. Миу ушел к огню и Айвен с Рав прошли к нему.
Айвен впервые увидел у миу металл. Металл! Это был ящик. Миу вскрыл его и достал оттуда несколько предметов и старых бумаг.
− Смотри. − Сказал лев и просто лег рядом ничего не говоря.
Клинок. Компас. Карта. Тетради с записями. Айвен долго читал их. Записи в основном представляли историю, и теперь Айвен понял, о каком громе шла речь, о каком огне, уничтожившем леса и разрушившем города.
Более пятисот лет назад по годам Рарр миу имели развитую техническую цивилизацию, машины, самолеты, ракеты. Цивилизация миу погибла в ядерной войне. Айвен читал строчки, написаные давно умершим миу. Автор записей не говорил о войне и ее причинах. Рассказав о том, что произошло, он говорил совсем о другом, о том как жить, о том, что делать миу, о том, как бороться за себя, как не умереть, как избегать опасных мест и как о них узнавать. На карте были отмечены зоны поражения, которые миу называл в своих записях зонами смерти.
Айвен смотрел на миу, и в его сознание входило понимание, что перед ним совсем не дикие полуразумные существа, не умевшие добыть огонь. Перед ним существа, разум которых достиг не меньше, чем разум людей. Возможно, миу достигли бы и большего, если бы не война.
− Ивав все понял? − Спросил учитель.
− Ивав все понял. − Подтвердил Айвен. − Ивав прилетел с неба. Ивав докажет.
− Ивав улетит? − Спросил Рав.
− Ивав улетит, но Ивав вернется. − Ответил Мак. − Идем. И позовите миу. Ивав покажет летающий дом.
Из прочитанного Айвен уже знал, как на языке миу звучат слова "самолет", "ракета", "ядерная реакция" и многие другие. Миу могли и забыть об этом. Они могли не понимать слов в записях, и Айвен чувствовал, что это так, потому что в разговорах миу он ни разу не слышал подобных оборотов. Не было их и в словах учителя, рассказывавшего о предках и истории племени.

Миу собрались рядом с горами. Многие посмеивались над Ивав, но никто из них не решился бы отстаивать свою точку зрения в драке. Все считали, что летающих домов не бывает, что Ивав все выдумал, а сам, жил так далеко, что никто из миу туда не ходил.
Айвен связался с Джеком и теперь ждал челнок. Джек постоянно передавал Айвену данные о его положении.
Осталось совсем немного. В небе послышался гул, а затем из-под облаков вынырнул космический аппарат. Миу взвыли и бросились врассыпную. Рядом с Айвеном остался только Рав, учитель и вождь племени.
Аппарат прошел над степью и медленно опустился, подымая вокруг себя красную пыль. Вой постепенно стих, замерли аэро-турбины, пыль еще кужилась вокруг, но ветер разнес ее. Миу смотрели на космический корабль. Сбежавшие делали это издали, а Айвен взглянул на Рав и учителя.
− Раньше у миу тоже были такие космические корабли. − Сказал он, произнося слово, прочитанное в записи.
− Это космический корабль? − Переспросил миу.
− Да. Ивав прилетел сюда от другой Рарр, от другой Арра. Племя Ивав не допустило большого грома. Миу тоже могли не допустить, но не сумели. Ивав полетит искать других уцелевших миу.
Они провожали его, но никто не решился подойти близко к кораблю. Айвен вошел внутрь, закрыл вход и отдал команду на взлет.


Глава 8. Успехи Джека.


Джек встречал Айвена с радостью. Мак постарался не показывать того, что расстроен, но скрыть этого он все же не смог. Джек слушал слова о цивилизации миу, о далеких временах, когда миу умели летать в космос. Теперь цивилизации миу не существовало, а повышеная радиация и множество зараженных пятен на планете, свидетельствовали о той давней катастрофе. Миу выжили, но скатились к пещерным временам.
Надежда все еще оставалась. Облака Рарр скрывали очень многое. На планете, возможно, существовали места, где сохранилась цивилизация. Не могло не остаться. Хотелось верить и оставалось только искать.
Зонды не могли летать вечно. Они не могли облететь всю планету. Только один метод давал более или менее приличные результаты − радиолокация. Джек уже провел ее, и Айвену оставалось только рассматривать составленые карты. Он искал хоть что-нибудь похожее на дороги или города. Но результат отсутствовал. Слишком много надо просмотреть данных, да и разрешающей способности не хватало, что бы точно определить, на что наткнулся луч радара, на скалу или, быть может, дом миу.
Оставался один вариант. Лететь вниз, искать следы разумной деятельности, искать миу "которые знают". Но перед этим надо как следует разобраться со всеми материалами, получеными Джеком за время отсутствия Айвена.

В коридоре горел яркий свет. Айвен только что проснулся и прошел в лабораторию.
− Джек, у тебя все в порядке? Почему такой яркий свет?
− У меня все в порядке. Свет такой же, как всегда.
− Наверно, я долго пробыл на Рарр. − Сделал предположение Мак. Он вошел в лабораторию и взглянул на манипуляторы Джека. В них находилась колба с белым веществом, которое почти кипело. − Что это за опыт, Джек? − Спросил Айвен.
− Я научился, как кормить биовещество электричеством. − Сказал Джек. Айвен остановился и, задумываясь, не очередная ли это шутка Джека? − Я пропускаю через биовещество электрический ток в момент, когда оно находится в расслабленом состоянии. − Продолжил Джек. − Вот, смотри.
Джек вывел на экран схему опыта и объяснил, какие напряжения и токи подавались на электроды. Напряжение составляло несколько долей вольта, а ток составлял несколько ампер.
− И после этого процессор из биовещества работает? − Спросил Айвен.
− Работает. И даже лучше, чем, когда я кормил его обычным способом.
− Интересно-интересно. − Тут же зашевелился Айвен.
Джек в этот момент отключил ток и вынул из колбы электроды.
− Возьми его и попробуй, как оно тебе понравится. − Сказал Джек, передавая Айвену колбу с биовеществом.
Мак принял ее, вылил немного биовещества на свою ладонь, и расслабил ее. Через мгновение биовещество руки соединилось с белой каплей. Возникшее ощущение показалось почти фантастическим. Словно в несколько мгновений по всей руке разошлось тепло. Айвен вылил на руку оставшуюся часть биовещества.
Невероятное чувство охватило все тело. Айвен поставил колбу на стол и сел рядом. Он молча взялся за электроды, затем установил на источнике тока нужные параметры для опыта, расслабил ладонь, вводя в нее электроды, и включил ток. Сначала слабый, затем сильнее и сильнее. Полуфантастическое ощущение начало нарастать.
− Невероятно. Джек, ты смотрел, что происходит в этот момент?
− Нет. Я это придумал час назад и еще не успел почти ничего проверить. Только биопроцессор.
Айвен отключил ток, решив не рисковать. Хорошее ощущение или нет, надо сначала понять, к чему оно приведет.

Новый полет на Рарр откладывался. Айвен ушел в изучение биовещества. Первый результат почти ошеломил его. После "зарядки электротоком" биовещество не принимало обычную пищу. Айвен ощутил на себе, что это такое. Самые вкусные блюда казались противными и пресными. Вкус возвращался только после хорошей работы, когда растрачивался полученый заряд.
Джек проводил новые ошыты. Он "пытал" биовещество электричеством, выясняя, какой максимальный заряд оно принимало, а Айвен разбирался с электрохимическими процессами во время заряда. Он пришел к выводу, что процессы обратимы и биовещество не теряло свойств.
Джек получил новый результат. Каждый килограмм биовещества мог принять до сотни ватчасов электроэнергии. Превышение порога приводило к началу реакции распада биовещества. Энергия выходила наружу и происходил взрыв...

Айвен примчался в лабораторию, когда там что-то грохнуло. Манипулятор Джека держал горлышко от колбы, а по всему полу и стенам оказалось разбрызгано биовещество.
− Ты в порядке, Джек? − Спросил Айвен.
− Я в порядке. − Произнес тот ровным голосом. − Это твоя часть взорвалась, Айвен.
Джек рассказал, что сделал. За это время его манипуляторы собрали все капли биовещества со стен и пола. Вещество не нанесло никаких повреждений ни краске, ни пластиковым покрытиям стен.
− Это пример того, Джек, как незнание приводит к печальным последствиям. − Сказал Айвен.
− Но такого никогда не случалось. − Произнес Джек.
− С химиками такое случалось. − Ответил Айвен. − Да и с физиками тоже. Когда имеешь дело с энергией, Джек, следует хорошо подумать прежде чем ставить опыт. И предвидеть все возможные исходы. Я тоже не подумал о подобном исходе.
− Значит, я должен прекратить опыты с биовеществом?
− Не должен, Джек. Ты должен ограничить энергию.
− Но как мне узнать, до какого уровня?
− Ты знаешь, при каком уровне произошел взрыв сейчас. Вот, это первый результат.
Айвен вздохнул и замолчал на мгновение.
− Можно провести подобный же эксперимент и заметить, что происходит перед взрывом. Что его предвещает?
− Оно же снова взорвется. − Возразил Джек.
− Сделай это в пустом отсеке, Джек, где взрыв не причинит вреда. И испытывай меньшее количество, что бы взрыв не был сильным. Проведи несколько экспериментов, замерь, как происходит заряд. Посмотри данные на аккумуляторы, как там проверяется зарядился он полностью или нет.
Айвен продолжал говорить. Он расписывал Джеку, как следовало провести эксперимент и что из него получить. Джек хороший ученик, и Айвен не сомневался, что он поймет.
Так и произошло. На следующий день Джек получил все данные. Он провел эксперименты не только с биовеществом Айвена, но и с другими образцами биовещества, имевшимися в лаборатории.
− Я нашел зависимость величины заряда от уровня икс-поля биовещества. − Сказал Джек. − Они пропорциональны друг другу.
− С какой точностью? − Спросил Айвен.
− С точностью самих измерений. Одна единица активности икс-поля соответствует трем и четырем десятым ватчасов на килограмм. Для твоего биовещества примерно сто тридцать ватчасов на килограмм.
− Получается, если меня зарядить, я могу десять суток светить, как стоватная лампочка. − Усмехнулся Айвен.
− Для этого тебе придется научиться превращаться в светящуюся лампочку. − Ответил Джек.
− Хорошо, Джек. Я поздравляю тебя с успехом.
− Ты имеешь в виду, что заряд биовещества это успех?
− Да, Джек. Это твое открытие. Так же, как икс-поле.
− Мне кажется это странным. Я не вижу в этом открытия, Айвен.
− Джек, собери из заряженого, скажем, на половину от максимума, биовещества процессор и проверь его параметры. В том числе, сколько времени он будет жить.
− Мне сделать это сегодня?
− Сегодня, Джек. И завтра и послезавтра. Я думаю, процессор из заряженого биовещества будет работать на много дольше.

Предвидение Айвена оказалось верным. Процессор из заряженого биовещества проработал более десяти суток. Айвен за это время сам создал внутри себя процессор, а затем нашел способ как вводить в него данные извне через электрический ввод. Подобные же электрические вводы могли стать и основной для постоянной подпитки процессора. Айвен объяснил Джеку, как сделать новый блок и параллельно одному биопроцессору заработал второй, но с электрической подпиткой. Этот процессор управлялся биополем. Айвен продолжал над ним работу, пока не получил саморегулирующийся цикл работы процессора.
Поле генерировалось биовеществом, его управляющей частью. Процессор состоял из нескольких блоков. Два блока работали как целые процессоры, а еще один в этот момент в расслабленом состоянии получал электрический заряд. В некоторый момент один из процессоров переключался на генерацию биополя, которое меняло структуру третьей части, превращая ее в процессор. Затем вторая часть расслаблялась и теперь уже она находилась в режиме подпитки, а работали две других. Часть, только что получившая подзаряд, перехватывала задачу, и все повторялось сдвинувшись по фазе на треть полного цикла.
Биопроцессор словно стал живым. Для постоянной работы ему требовалось только наличие электроэнергии. Более того, он не прекращал работу даже при отключении энергии и мог работать в отсутствии питания несколько суток.


Часть II


Глава 9. Раурау.


Воздух разорвал рев турбин. Из горы облаков вынырнул челнок "Земля-2". Некоторое время он мчался над облачной равниной, затем взмыл вверх. Айвен выскочил в момент пролета над облаками, расправил крылья и направился вниз. Резкая вспышка осветила облака. Челнок включил ракеты и уходил в космос. Мак немного задержался, наблюдая взлет, и нырнул в облака, когда челнок исчез в синеве неба.
Внизу стояли сумерки. Вечные тучи не пропускали к поверхности солнечный свет. Айвен летел к берегу океана, решив исследовать его. На берегу вполне могли быть поселения миу.
Под крыльями проплывали степи. Редкие, зазевавшиеся животные разбегались в стороны из-за большой птицы, летевшей в небе. Иногда попадались островки лесов. Айвен проверял их, но миу в первый день он так и не обнаружил. К ночи Мак спустился у одного из таких лесных островков, решив передохнуть, а на утро вновь отправился в путь.
Джек вышел на связь, спрашивая, как дела.
− Все в порядке, Джек. − Передал Айвен. − Пока никого не нашел.
− Ты далеко от берега, Айвен.
− Я знаю. Миу могут жить не только на берегу.
Они продолжали разговор. Айвен летел над степью. Вскоре впереди появился берег океана, и Мак повернул, направляясь вдоль берега. Прошло еще около получаса, и внизу появились первые признаки разумной деятельности. Айвен спустился и обратился в человека. Из земли торчало несколько столбов. Часть из них покосилась, некоторые сгнили на корню и на земле лежали только обломки.
Айвен не понял, что здесь могло быть за сооружение и отправился дальше вдоль берега. Он не взлетал, потому что миу могли враждебно отнестить к большой птицей. Исследователь обратился в небольшого миу и побежал дальше на четырех лапах. Так он передвигался быстрее, чем на двух.
День быстро закончился, и вновь наступила пора отдыха. Айвен подстраивался под ритм дня и ночи Рарр, заставлял себя спать ночью.

Бег вдоль берега продолжался четыре дня. Айвен находил все больше и больше признаков присутствия разумных. На четвертый день он нашел кострище, а пятый привел его к большому лесному массиву, рядом с которым оказалось поселение львов.
Небольшой миу медленно вошел в селение. Деревня состояла из множества домов, расположившихся в два ряда. Появились миу, но они не обращали внимания на чужака. И даже пара львов, перед носом которой прошелся инопланетянин, не заметила подвоха.
Айвен вышел почти в центр поселка и встал посреди площади. Перед ним стоял большой двухэтажный каменный дом. Рядом бродило несколько львов и, на этот раз, пришельцем заинтересовались.
Красно-черный полосатый лев зарычал непонятные слова, проходя к Айвену.
− Ивав фрр раурау. − Зарычал Айвен. Миу умолк. Маленького льва окружила группа миу. Вновь послышались незнакомые слова. − Ивав фрр раурау. − Повторил пришелец.
− Раурау. − Произнес кто-то, затем возник вой. − Раурау! Раурау!..
Дверь каменного дома открылась. Оттуда выскочил лев и прошел к толпе. Непонятные слова закончились непонятным вопросом появившегося зверя, направленным к Айвену.
− Ивав фрр раурау. − Снова произнес Айвен.
− Фрр раурау? − Буркнул зверь и заговорил на языке, который Айвен понял. − Ивав говорит на материковом языке?
− Да. Ивав говорит. − Айвен только потом узнал, что означает "материковый", а пока это слово для означало не более чем название языка.
− Где живет Ивав?
− Ивав пришел издалека. Ивав пришел от гор.
Миу несколько мгновений стоял молча. На его морде было написано недоумение или удивление. Айвен еще не совсем разбирался в мимике миу.
− Ивав должен идти за миу. − Произнес незнакомец.
− Ивав хочет знать имя миу.
− Раурау. − Произнес тот отходя. Айвен оставался на месте, и миу остановился. − Миу зовут Раурау. − Прорычал лев. Слово "раурау", означавшее "понимать" можно было принять по-разному, и только со второго раза Айвен понял, что это имя. Он прошел за миу по имени Раурау, и тот привел "малыша" в дом.
− Рассказывай. − Произнес Раурау, укладываясь на пол рядом с доской, которая чем-то напоминала очень низкий стол.
Айвен рассказал. О горах, о племени Раврав, о миу, о пещере, построенной давно умершими миу. Раурау слушал, затем потребовал объяснить, где находились горы.
− Ивав нарисует. − Произнес Айвен. Он был готов идти куда-нибудь на улицу, где рисовать на песке... Но Раурау с легкостью выдернул из под доски лист бумаги и карандаш. Миу делал все привычными движениями хвоста, и Айвен решил, что ему не стоит пока выделяться. Он осторожно взял карандаш хвостом, некоторое время смотрел его, затем начал рисовать схему материка (он знал его форму по радарной съемке из космоса), а затем обозначил точку, где находились горы племени Раврав.
− Фрр Раурау. − Прорычал миу.
Айвен попытался объяснить. Он не знал слова "материк" и называл его "большой землей".
− Ивав не мог придти оттуда! − Зарычал Раурау. − Миу не могут идти через мертвую землю!..
И тут до Айвена дошло. Он вспомнил карту, что была в племени Раврав. Там, вся территория вокруг гор была окружена огромным кольцом мертвой земли (радиационно зараженной). И это означало только одно.
− Ивав не шел. Ивав летел. − Произнес Айвен. − Ивав − не миу. Ивав прилетел от другой звезды. Ивав докажет.
Айвен поднялся на задние лапы и превратился в человека.
Миу только хлопал глазами, затем мотнул головой.
− Прекрати! Прекрати, Ивав! − Зарычал он с гневом.
Что прекращать? Айвен так и не понял. Он не понял гнев Раурау, не понял, почему тот завыл, впрочем, последнее стало ясно почти сразу. В комнату на зов миу прибежало несколько миу, а затем инопланетянина засунули в маленькую комнатку с решетками.
− Убери ....! − Айвен не понимал последнего слова. Он пытался узнать, что оно означало, но миу словно всбесился.
− Стань миу! − Зарычал он под конец.
Айвен некоторое время смотрел на себя, затем обратился в миу. Лев только фыркнул и ушел куда-то, а камера осталась закрытой.
Тюрьма? Айвен чуть усмехнулся. Он не видел для себя проблем. Удрать из клетки, дверь которой представляет решето, для него не составилоло бы труда. Оборотень мог пройти сквозь решетку, протечь в любую щель, а дыр в камере было множество. Только настоящий миу через них не смог бы сбежать.
Время приближалось к ночи. Айвен лег в углу и довольно быстро заснул. Разбудил его грохот открывающейся решетки. В клетке появилась львица красно-фиолетового окраса. Она принесла мясо и воду, оставила их у порога и тут же закрыла клетку.
− Миу боятся детей? − Спросил Айвен, проходя вперед. В ответ он услышал только невнятное рычание. Видимо, львица не знала языка.
Айвен вздохнул, съел мясо, выпил воду и остался около выхода из клетки. Прошло два часа. Снаружи ничего не менялось, и Айвен решил привлечь внимание к себе. Он начал громко рычать, а когда никто не среагировал поднял вой. Под конец, когда на его вой никто не пришел, Айвен просто прошел сквозь решетку и покинул здание, которое оказалось пустым.
Миу в поселке не было видно. Айвен прошелся вокруг каменного строения, затем направился вдоль улицы, в ту сторону, где он еще не был. Маленький миу вышел из деревни, прошелся по берегу моря и встал. До его слуха донесся странный шум, он медленно нарастал, а затем вдруг резко усилился. Айвен обернулся и замер. Над холмом неслась крылатая машина! Именно машина, а не птица! Айвен видел металл!
Он рванулся туда и выскочив на пригорок увидел множество миу, которые мчались по степи. Над ними летел самолет. Он медленно снижался и ушел далеко вперед, к тому моменту, как его колеса коснулись земли.
Машина пробежала еще некоторое расстояние, затем развернулась с ревом и остановилась. Миу пробежали к ней. Айвен тоже двигался к самолету. Мак добрался до машины, когда миу говорили с пилотом. Речь миу была непонятна. Айвен подошел к самой толпе.
− Ивав? Откуда?! − Возник вой. Перед Айвеном оказался Раурау.
− Ивав прилетел. − Произнес маленький миу. − Ивав знает самолет.
− Что Ивав знает?
− Самолет. − Айвен указал на крылатую машину. − Это самолет.
Раурау обернулся к самолету и произнес слово так, словно говорил впервые.
− Самолет есть в горах Ивав? − Спросил Раурау с осторожностью.
− Нет. Самолет есть у Ивав. Самолет Ивав улетел. Ивав ищет миу, которые знают. Ивав хочет учиться.
− Учиться? Ивав?
− Да.
− Ивав должен обещать, что будет слушаться Раурау. − Прорычал миу.
− Ивав будет слушаться Раурау.

О чем думал Раурау в этот момент, Айвен узнал позже. Миу не верил в полеты Ивав, а его превращение относил к трюкам. Некоторые миу умели наводить на окружающих галлюцинации. К таким "галлюцинациям" Раурау и отнес превращение Ивав. Обещания слушаться успокоили будущего учителя маленького миу.
Первыми были уроки языка. Миу называли его островным. Как оказалось, львы говорили на двух главных языках. Островной − язык жителей островов, и материковый − язык жителей единственного материка Рарр. А поселение, в которое попал Айвен, принадлежало жителям островов, давно поселившихся на берегу материка. Материковых миу в этом месте не бывало.

− Сегодня я улетаю. − Произнес Раурау.
− Раурау возьмет Ивав с собой? − Спросил Айвен.
Миу на мгновение опешил.
− Раурау улетает один.
− Раурау боится Ивав?
− Раурау не боится! − Зарычал миу.
− Раурау обещал учить Ивав. Раурау не хочет исполнять обещание?
− Ивав обещал слушаться Раурау!
− Если Раурау будет учить Ивав. Раурау улетит и не будет учить. Раурау − обманщик!
− Самолет не может взять Ивав.
− Неправда. − Маленький миу смотрел прямо в глаза учителю. − Ивав ищет миу, которые знают. Ивав прыгнет в море и поплывет за самолетом.
− Ивав не доплывет!
− Раурау − обманщик. Ивав доплывет!
Спор мог продолжаться вечно. Раурау под конец приказал посадить маленького миу за решетку, но Айвен, на этот раз, не дался. Он выскочил в окно перед носом Раурау и влез на дерево, росшее рядом.
Львы окружили дерево и долго рычали, пытаясь заставить хулигана слезть с дерева, но у них ничего не вышло. Раурау только фыркнул, решив, что теперь то он улетит без Ивав. Он унесся из поселка, а Ивав спрыгнул с дерева, обратился птицей и удрал от воя разбегавшихся миу. У них и мыслей не было, что бы гнаться за птицей-ара.

Когда Раурау добрался до самолета, он встал, словно вкопанный. Ивав стоял под крылом машины. Из кабины высунулся пилот и зарычал что-то. Раурау отвечал фыркая. Айвен понял, что речь о нем, о полете и о том, что бы взять маленького миу, а по прилету что-то с ним сделать, чего Айвен не понял.
Раурау под конец согласился, но заставил малыша лежать на одном месте в самолете и никуда не ходить. Айвен исполнил все указания. Самолет разбежался и взлетел.

− Джек. − Передал запрос Айвен.
− Да, Айвен. Как твоя учеба?
− Учеба остановилась. Я лечу на самолете миу.
− Куда?
− Не знаю. Ты можешь проследить с помощью радара, Джек. Ты знаешь, где я был и легко найдешь движущийся самолет.
− Да. Но не сейчас. Я не в том месте орбиты, что бы видеть место, где ты находишься.
− Тогда, проследи за мной по сигналу икс-поля, Джек.
− У него слабое разрешение.
− Плюс минус сто километров сейчас не так важно. Потом уточним, самолет, все равно через час улетит с этого места.
− Хорошо. Я определил место. Самолет над океаном и летит еще дальше от берега.
− Думаю, он летит к островам, Джек.
− С тобой все в порядке, Айвен? Они тебе не угрожают?
− Нет, Джек. Миу считают, что я малыш. Это нам на руку. Не понимаю только, почему Раурау не считает, что я инопланетянин?
− Может, миу умеют превращаться?
− Джек, это я узнал бы от Рава. Он не скрыл бы. И не удивлялся бы моим превращениям будь это так.
− Я имею в виду, что некоторые миу умеют превращаться. − Поправил себя Джек.
− Похоже, это единственное правдоподобное объяснение. − Произнес Айвен. − Если среди миу есть оборотни, то мне придется доказывать все так же как на Анте.
− Это будет сложно. Ты недавно выяснил, что миу летали в космос, значит, все что ты построишь не будет прямым доказательством.
− Возможно, что-нибудь и окажется. Не будем загадывать вперед.

Самолет летел почти целые сутки. Айвен так и лежал на одном месте. Некоторое время он проспал. Иногда в салоне появлялся Раурау. Он проверял, что Ивав исполняет приказ и уходил.
Крылатая машина приземлилась на крупном острове. Джек провел расчет и объявил, что это второй по величине остров и он имеет площадь почти как две Великобритании.
Прилетевших встречал миу на машине. Айвен с любопытством рассматривал место водителя. Миу лежал в машине, его передние лапы упирались в педали. Руль был сзади в виде рычага. Лев захватывал его хвостом и, наклоняя вправо или влево, управлял поворотами.
Машина, пропылив по дороге, въехала в город.
В ГОРОД!
Айвен с полураскрытым ртом смотрел на трех и четырехэтажные дома, на миу, ходивших по улицам, на лавки и магазины. Здесь была почти настоящая цивилизация! Вот, если вместо львов на улице были бы люди, да этажи чуть повыше... И не поймешь сразу, что это не земной город!
О чем говорил Раурау с водителем, Айвен не слышал из-за шума мотора. Прокатившись через город, машина остановилась около длинного каменного забора. Малого миу проводили в ворота, к двум встречающим.
− Это школа. − Объяснил Раурау. − Ивав будет учиться здесь. Ивав должен выполнять все, что скажут учителя. Ивав согласен?
− Ивав согласен. − Ответил малыш, после чего был препровожден в здание, а там, после нескольких формальных вопросов, оказался на уроке.
Айвен не понял больше половины слов учителя...


Глава 10. Побег.


Айвен почти все время сидел в библиотеке. С помощью книг он узнал не мало новых слов и постепенно начниал понимать островной язык. Вместе с ним, он продолжал учить и материковый, где было не мало слов, которых не знало племя Раврав. Айвен уже не удивлялся тому, что миу знали электричество и радио. Он не удивлялся машинам и самолетам. Непонятно только было полное отсутствие радиосвязи в повседневной жизни львов. Когда ученик спросил учителя об этом, тот лишь зарычал, заявляя, что радиосвязь запрещена, что тот, кто будет ей пользоваться, получит возмездие с небес.
Возможно, этот учитель был не в себе? Айвен так и не понял до конца, почему существовал этот запрет, а желание расспрашивать учителя убавилось из-за того, что тот сильно разозлился. Но почему?

− Ивав будет слушать или нет? − Зарычал лев.
− Ивав слушает. − Произнес ученик, обернувшись к старому учителю.
− Повтори, что сейчас сказал учитель!
− Квадрат гипотенузы равен сумме квадратов катетов. − Произнес Ивав.
− И что это означает?
Хотелось сказать "Теорема Пифагора", но Айвен вовремя остановил себя. У миу эта теорема называлась иначе.
− Это Закон Прямоугольного Треугольника. − Произнес Ивав после некоторой паузы.
− Миу слишком долго думал, что бы ответить!
− Ивав знает все теоремы. Ивав учил теоремы в библиотеке. − Прорычал маленький миу.
− Ивав должен слушать учителя, а не спать на уроке! − Прорычал миу. − Ко всем миу относится! − Заявил учитель, обращаясь в класс.
Почему математик так невзлюбил Ивав, Айвен не понял. Но учитель очень часто наказывал новенького, и не раз за самые мелкие пустяки. Айвен старался не делать ничего поперек, но миу находил все новые и новые поводы. То хвост не так лежит, то голова смотрит не туда, то ему не нравились слова ученика.
Закончилось эта ругань в один прекрасный день тем, что Ивав поднялся и пошел на выход.
− Вернись на место! − Приказал учитель.
Ивав чуть притормозил оборачиваясь, затем пошел к дверям быстрее и скрылся за ними, ничего не объясняя. Он ушел в библиотеку, где и просидел остаток дня, а на следующее утро ученик попал не на урок, а в "кабинет директора". У миу он назывался "комнатой старшего учителя".
Учитель математики сидел рядом со старшим учителем. Миу зарычал, заявляя, что ученик не слушает его на уроке, что миу не желает учить математику.
− Миу желает неприятностей? − Зарычал старший учитель.
Ивав прошел чуть вперед, затем взял мел и подошел к доске, что была в кабинете. Он не говорил ни слова, а просто выписал несколько математических формул, относившихся к высшей математике и подписал их названия.
− Миу говорил много раз. Учитель не желает понимать. Ивав знает математику. − Прорычал Айвен.
− Где миу выучил математику? − Спросил старший учитель, выходя к доске.
− В библиотеке.
− Ивав выучил все за шестнадцать дней? − Спросил учитель математики (число шестнадцать в системе счисления миу выглядело круглым, как 100).
− Ивав родился не шестнадцать дней назад. − Фыркнул Айвен. − Ивав учился раньше. Ивав только плохо знает островной язык. Ивав не маленький миу. Ивав прилетел из космоса, от другой звезды.
Миу, казалось, остолбенели от подобных слов. А Айвен продолжал наступление и обратился в человека.
В кабинете возник вой. Взрослые миу зарычали...
Что так всбесило львов, Айвен не понял. Он вернул себе вид миу, отскочил от нападавшего зверя и уловив момент выскочил в дверь. Вслед за ним понесся вой и рычание.
Инопланетянину не были страшны когти и клыки, но он не желал быть разодраным. Непонятно откуда взявшаяся злоба миу заставила пришельца покинуть школу. За ним мчались уже не двое, а около десятка львов. Ивав проскочил к ограде и мощным прыжком взлетел на каменную стену. Миу позади взвыли. Айвен оказался на стене и обернулся назад. Они миу мчались к ограде, другие к воротам. Раздумывать было нечего. Ивав соскочил со стены и умчался в город. А что бы запутать следы, он воспользовался речкой, что была рядом и способностью плавать подобно рыбе под водой.
Маленький миу выбрался из воды под мостом, вдали от школы. Он некоторое время осматривался вокруг и, убедившись, что его никто не преследует, отправился в город миу.


Глава 11. Биополе.


Хорошо быть оборотнем. Раз-два, и маленький Ивав уже вовсе не маленький, а взрослый. Никто за ним не гоняется. И никому нет дела до молодого, но взрослого миу.
"Айвен, твой сигнал усилился." − Передал через биополе Джек.
"На сколько?"
"Почти в два раза. Я не понимаю, почему. Я ничего не менял в схеме."
"Возможно, во мне, что-то поменялось. Я в новых условиях, Джек, и стал больше размером."
"Сила биополя не зависит от размеров. Мы же проверяли. От размеров зависит частотный спектр, но не сила."
Айвен задумался. Он некоторое время вспоминал эксперименты с биовеществом и биополем. Свойства поля были удивительны и непонятны.
"Айвен, ты меня слышишь?" − Возник вопрос Джека.
"Да, Джек, я думаю, что могло измениться. Возможно, я что-то съел."
"Мне кажется, шутки в этом разговоре неуместны." − Заявил Джек.
"Это не шутка. Возможно, в меня что-то попало и произошла мутация."
"Тогда, тебе надо возвращаться на корабль, Айвен. Это опасно!"
"Это уже произошло, Джек. Поле усилилось, значит, произошло. Я не чувствую перемен. Не думаю, что мне надо срочно улетать."
"Я за тебя волнуюсь, Айвен."
"Спасибо, Джек." − Мак улыбнулся. − "Если что пойдет не так, я тебе сразу сообщу, и ты меня найдешь."
"Я тебя найду, но я не смогу приземлиться в городе, Айвен!"
"Не беспокойся. Все будет в порядке. Вот увидишь."
Айвен продолжал поход по городу, а сам говорил с Джеком. Мысленная связь работала безупречно, и Мак даже не задумывался о том, где находился Джек, над головой или под лапами. Биополе не замечало препятствий.
За время, пока Айвен находился в школе миу, Джек не раз связывался с ним. Из разговоров Айвен узнавал новости с орбиты, а Джек учил слова миу и историю Рарр.
Джек продолжал эксперименты с биополем и биопроцессорами. С последними продвижения почти не было, а вот в экспериментах с биополем Джек нашел не мало эффектов. Одним из наиболее странных была зависимость радиуса действия поля от его силы. Чем больше сила, тем меньше радиус.
Другой странностью биополя оставалась его полная теоретическая необоснованность. Оно не вписывалось ни в какие рамки и нарушало известные законы физики, распространяясь быстрее света. Собственно, к биополю даже слово "распространялось" оказывалось неприемлемо. Поле просто включалось и оказывалось сразу везде, в радиусе своего действия. А что делалось с этой одновременностью, согласно теории относительности, еще предстояло выяснить.

На остров опускалась тьма. Айвен, как все последние ночи, забрался в парк и попрощался с Джеком до утра. В мыслях гуляли воспоминания об опытах Джека и его открытия икс-поля. Произошло оно совершенно случайно. Джек экспериментировал с кремнием, создавал новые схемы, вернее сказать, пытался создавать, потому что то что он сделал могло лишь насмешить.
Представить себе, что ученик архитектора принес проект здания полностью из кирпича. Ни окон, ни дверей, ни комнат. Все здание сплошь набитое кирпичами без каких-либо помещений. Вот так по-глупому и выглядел проект Джека, но в кремнии, где он забил всю пластину одинаковыми туннельными диодами, соединенными параллельно. Будь в тот момент у компьютера связь с Айвеном, открытие не состоялось бы. Но, Мак находился на Анте, радиосвязь была затруднена, и компьютер, принял решение о производстве опытных пластин сам. Минизавод выпустил пластины. Джек провел серию опытов, в результате которых получил несколько неожиданных результатов.
Сила электрического тока через одну пластину зависела от тока через другую, хотя пластины не были связаны. Зависимость осталась и после разнесения пластин на большее расстояние, и после экранирования металлом. Было ясно, что зависимость появляется из-за некоего взаимодействия пластин, но исследования не выявили его природу. Гравитация отметалась сразу из-за слабости, электричество исключалось экранировкой пластин. О короткодействующих силах не приходилось и думать. Они не могли быть причиной связи на расстоянии.
Опыты поставили экспериментатора в тупик, когда оказалось, что это взаимодействие передается быстрее света. Джек решил, что это ошибка эксперимента, и отложил все до связи с Айвеном.
Позже, когда Мак вернулся на корабль, Джек с его помощью провел еще несколько экспериментов, и на большом расстоянии. Приемопередающую часть разместили в челноке "Земля-1" и отправили на высокую орбиту. Сверхсветовая скорость передачи подтвердилась, когда оказалось, что сигнал проходит туда-обратно за единицы микросекунд вместо положенных двух секунд.

Айвена разбудило рычание. Открыв глаза он обнаружил перед своим носом когтистую лапу миу.
− Это моя территория! − Рычал голос. Айвен попытался вскочить, но его держали еще два зверя, а тот что рычал, попытался ударить Айвена когтями в горло.
Мак вывернулся, применив всю силу. Миу взвыли, когда тело льва под их лапами пришло в странное движение и, словно выскользнуло. Айвен отскочил в сторону.
− Что вы делаете? − Зарычал он. − Я вам не мешал.
Вместо ответа, трое миу кинулись на него. Айвену осталось только бежать. Вступать в драку со львами он не желал, а договориться было, очевидно, невозможно.
Его гнали не долго. Айвен уходил наращивая скорость, и миу отстали. Просто не сумели догнать.
Странные дела. Айвен точно помнил закон островов, по которому запрещалось деление земли миу на "территории". Такое разделение существовало в диких племенах. В горах, где Айвен встретился с миу впервые, например, существовало три территории и, соответственно, три племени. Вход на чужие территории был запрещен, за исключением редких случаев. Но здесь подобное разделение было вне закона.
Ивав отправился в городскую библиотеку, решив выяснить все о территориях миу. Он не желал попадать в подобные переделки вновь, не потому что боялся, а потому, что не хотел нарушать законы миу. Возможно, он не знал что-то в законах или не учел.






 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Межзвездный мезальянс. Право на ошибку" С.Ролдугина "Кофейные истории" Л.Каури "Стрекоза для покойника" А.Сокол "Первый ученик" К.Вран "Поступь инферно" Е.Смолина "Одинокий фонарь" Л.Черникова "Невеста принца и волшебные бабочки" Н.Яблочкова "О боже, какие мужчины! Знакомство" В.Южная "Тебя уволят, детка!" А.Федотовская "Лучшая роль для принцессы" В.Прягин "Волнолом"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"