Mak Ivan: другие произведения.

После Бегущей

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


Читай и публикуй на Author.Today
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Собственно, названием все сказано.


Ivan Mak


После Бегущей



Город Нью-Йорк стоял на берегу Тихого океана. За несколько столетий город вырос, растянулся вдоль берега. Чтобы проехать с запада на восток требовалось не меньше часа езды на скоростном поезде, движущемся со средней скоростью около восьмидесяти километров. Кто-то мог добавить, что восемдесят километров в час были в действительности восьмьюдесятью четырьмя километрами в старый час.
За прошедшие почти четыреста лет люди привыкли к новым часам. Сутки Новой Земли составляли чуть меньше двадцати трех старых часов и чтобы оставить в них все двадцать четыре часа, было решено изменить длительность часа, а вместе с ним минуты и секунды. Конечно изменения касались не действительных секунд, а единиц времени. Это дало множество неудобств для научных работников, которым приходилось почти всегда упоминать в старых или новых секундах производятся измерения, но для обычного человека это изменение было почти незаметным. Просто из обычного часа исчезли две с половиной минуты, а за прошедшие годы это изменение перестало кого-либо волновать.
Южный берег материка, на котором располагался Нью-Йорк находился в экваториальной зоне. Для жителей города это мало что значило. Они привыкли к полуденной жаре и ливням, проливающимся с завидным постоянством каждый день в два-три часа дня.
Лишь когда налетал шторм с океана происходило изменение этого ритма. Но город давно нашел способ защититься от сильных ветров. По всему берегу были построены огромные здания, которые со стороны моря почти не имели окон. Эти здания защищали город и даже в самый сильный шторм людям можно было не опасаться за свою жизнь.
Эти же шторма навсегда оставили в прошлом небоскребы. Самое высокое здание Нью-Йорка имело всего лишь пятнадцать этажей и не превышало пятидесяти метров высоты в своей самой высокой точке.
Вначале город сторился без каких-либо планов, но позже он вновь строился и перестраивался. Налетавшие шторма сносили не достаточно прочные дома.
Правительство города решило раз и навсегда избавиться от штормов, построив ветроломные здания вдоль берега моря. Город начал смещаться к востоку, где было начато строительство первых домов, напоминавших гигантские гребни, возвысившиеся около берега на каменном основании материка.
Старый город постепенно опустел и, в конце концов, превратился в окраинные западные трущобы, в которых жили люди опустившиеся на дно общества.
Новый город строился по планам, в которых указывались не типы зданий или их назначение, а только расположение, которое должно было соответствовать магистралям, протянувшимся вдоль города.
В глубину город не превышал пяти километров и большинство зданий располагались вдоль возможного ветра, что приводило к минимальным последствиям. А поперек выстраивались специальные здания, которые должны были гарантировать отсутствие разгула сильных ветров вдоль улиц.
Названия улицам давались по старым названиям Земли. Постепенно разросшийся город был разделен на районы, которые приняли названия столиц государств, когда-то существовавших на старой Земле. Новый Париж, Новый Лондон, Новая Москва и многие другие. Некоторые районы выстраивались в соответствующих стилях. Китайский район Нового Пекина, арабский Нового Ийерусалима.
Люди знали, что когда-то их предки летали в космос и облетели всю Галактику. Но около пятисот лет назад произошла война, в которой Земля потерпела поражение. Мало кто знал, почему произошла та война. И мало кому было известно, как старая Земля превратилсь в безжизненную пустыню. Было известно только что в конце войны прилетели космические корабли более могущественной цивилизации и переселили оставшихся в живых людей на Новую Землю.
На полеты в космос был наложен запрет, но почти никто и не думал об этом. У людей хватало забот на Новой Земле. Борьба со стихией, с дикими животными, которые поначалу не редко совершали нашествия на город. Утраченная цивилизация осталась в виде небольшого клочка заселенной людьми земли, где работало несколько заводов, производящих металл, машины орудия для обработки земли, множество разных предметов необходимых людям.
Все силы уходили на строительство. От старой цивилизации были унаследованы некоторые особо ценные технологии, благодаря которым люди имели возможность получать энергию из воды и отказаться от использования леса, как строительного материала. Люди не почти использовали огонь. Его заменяли электрические приборы, которые были почти везде.
Единственными источниками топлива были электростанции, где вырабатывался водород, сжигание которого не приводило к загрязнению. Используя водород в машинах, в сварочных аппаратах и в других местах, где требовался открытый огонь, люди уже не задумывались об экологических проблемах, которые привели когда-то цивилизацию старой Земли к этому виду топлива.
Планета была неисследована. Параллельно с обустройством на новом месте люди начали первые экспедиции вглубь материка, а через много лет очередные экспедиции стали встречать в глубинах джунглей своих одичавших собратьев, которые объединились в племена, жившие по средневековым, а подчас и первобытным законам.
Это были потомки людей, ушедших вглубь материка в первые же годы или десятилетия. Те кто ушел не так далеко в последствии вернулись или составили население пригородов, большей частью занимавшихся фермерством, целиком зависящиим от Нью-Йорка.
Те кто ушел значительно дальше и не смог вернуться, потеряли многие достижения цивилизации. Новые экспедиции встречали на своем пути разный прием. Где-то дружеский, где-то осторожный. Иногда они оказывались пленниками местных князей. И тогда в этих местах рождались легенды. Не всегда пришедшим людям верили. Где-то их принимали за колдунов. Бывало что какой-нибудь правитель казнил пришельцев, что бы те не распространяли слухи о райских местах.
Имели место и нападения на пригороды со стороны дикарей. Это привело к созданию армии, вставшей на стражу у границ Легендарной Земли − так было решено назвать возникшее государство.
Появилось множество легенд о старой Земле. Люди придумывали волшебников и великих воинов, которые защищали их от злых сил. Люди жившие за пределами Легендарной Земли во многое верили, но те, кто жил в большом городе считали все выдумкой.
Вокруг возникли новые государства. Легендарная Земля стала для них особенной страной, где можно приобрести орудия труда, оружие, предметы промышленного производства. Чаще всего производился натуральный обмен на продукты сельского хозяйства, животноводства, охоты. Но вскоре возник и денежный обмен. В качестве денег стал использоваться давно известный желтый благородный металл. Применение бумажных денег не имело смысла в таком небольшом государстве.
Золотые монеты Легендарной Земли имели хождение везде. Некоторые князья выпускали собственные деньги, но ни один не смог, чтобы его деньги имели ход в других княжествах, где их принимали за подделки.
Летоисчисление велось со дня первой высадки на Новой Земле. Этот день был известен точно. Год длился триста восемдесят четыре дня и разбивался на двенадцать месяцев, как и раньше, но в отличие от старых месяцев, все новые состояли из тридцати двух дней. Каждые пять лет счет деней смещался на один день и тогда появлялось тридцать третье декабря. Но и это не выравнивало год и поэтому каждые сто лет тридцать третье декабря отменялось.

В год триста семдесят девятый, двадцать седьмого апреля, далеко на западе от Нью-Йорка упала красная звезда. Это явление наблюдали многие жители. Звезда пронеслась по небу над Нью-Йорком и улетела за горы. Никто не видел места где она упала.
Астрономы утверждали, что падающая звезда могла быть космическим кораблем, но никто в это не поверил. Было предсказано место падения. Примерно в двух тысячах километров от западной границы Легендарной Земли. И наиболее вероятным местом был океан, так что смысла в попытка отыскать упавший объект почти не было.
Постепенно о нем забыли. А вскоре появились легенды о замке Львов, построенном неизвестно кем на берегу океана в трехстах километрах от западной границы. Легенда пришла от одного северного племени, которое отправлялось искать упавшую звезду.
Замок представлял из себя большую территорию примыкавшую к океану и окруженную серой стеной, настолько высокой и гладкой, что никто не смог забраться на нее. В стенах с трех сторон располагались ворота. С запада, севера и востока.
Все ворота представляли собой огромные белые головы львов, а сами ворота располагались в их в пасти.
Замок располагался около северной стены и тоже был огромен. Высота замка возвышалась вдвое над стенами окружавшими его. Подступиться к замку было почти невозможно, подход к стенам затрудняли рвы с водой, по несколько десятков метров шириной, соединявшихся с океаном. От ворот через рвы были недостроенные мосты, которые, по рассказам очевидцев, никто не собирался доделывать. Подойти с моря можно было только заплыв только очень далеко, потому что стены, окружавшие замок, уходили в море
Но не только это было препятствием для тех, кто хотел попасть внутрь замка. Замок был окружен и естественным барьером. С трех сторон его окружали горы, располгавшиеся довольно далеко от стен замка, так что и с их высоты нельзя было увидеть что делается внутри отгороженной территории, но было видно, что в моря замок тоже защищен большой стеной, прерывающейся только в одном небольшом месте. И там на двух пьедесталах лежали белые львы и словно сторожили вход в замок с моря.
Возвышающийся над стенами замок напоминал большую гранитную скалу, но с прямыми стенами, тремя башнями разной высоты и большой ровной площадкой между башен. Окна замка были большими, по ночам в них горел свет. Но ничто не позволяло увидеть жителей замка или их теней в окнах.
Легенда ушла в прошлое. Никто не думал пытаться ее проверять. Рассказы с преувеличениями заставили людей Легендарной Земли решить, что это сказка.
Путешествие на запад было слишком сложным, а с моря это сделать было невозможно, потому что люди не строили кораблей, которые могли бы плавать так далеко. У них не было в этом нужды. Основные направления исследований земель были направлены на север и на восток, где находились равнинные и лесные районы.



Космический корабль пролетел на орбите над Новой Землей. Надо было выбрать место жительства, с одной стороны, не так далеко от центра цивилизации людей, и в то же время, в труднодоступном месте, чтобы люди не смогли проникнуть в это место большой группой.
Место было выбрано. Корабль вошел в атмосферу над большим городом людей и пролетев на запад по падающей траектории затормозился над горным районом. Космолетчикам приглянулась небольшая площадка в несколько десятков квадратных километрое, окруженная с трех сторон горами и примыкавшая к берегу. Со стороны моря она была прикрыта еще и скалистым островом. По данным от хийоаков, этот район планеты не был сейсмически активным, и строительство в этом месте было вполне безопасным.
Корабль опустился на берегу, из него вышли двое больших чернозеленых полосатых тигра, а за ними два небольших белых льва. Через мгновение один из львов растворился в воздухе, превратившись в белое облако, которое окутало корабль. Корабль исчез, после чего облако выросло и обратилось в белесый еле заметный туман. Тигры и один белый лев пошли к воде, забрались в воду и поплыли к осторову, а белый туман, окутавший землю, осветился красными, зелеными и голубыми вспышками.
Они покрыли землю сетью, которая выросла в очертания стен большого замка. Действие длилось несколько минут. Земля под туманом таяла, а стены и замок росли, материализуясь в строгие ровные формы. Появились рвы, в которые хлынула вода из моря, в стенах образовались ворота в виде больших белых голов львов.
Замок вырос и поднялся к небу тремя башнями, крыши которых заканчивались радиоантеннами. Всполохи почти исчезли. Они перешли в море, где тоже выросли стены и две фигуры львов. Затем туман вновь окутал площадь огороженную стенами. Внутри возникли деревья, которые образовали сад с ровными широкими дорожками.
На этом работа была закончена. Туман свернулся в небольше облако и со скоростью молнии метнулся к острову, где на песчаном берегу отдыхали двое тигров. Белый лев бегатл вокруг, иногда прыгая в воду, а затем возвращаясь. Прилетевшее облако превратилось в белого льва, который подбежал к одному из тигров и улегся рядом, обратив свой взор на проделанную им работу.

− Это настоящий замок или мне это кажетса? − прорычала Райвен.
− Вернемся на берег и увидишь, настоящий или нет, − усмехнулся Айвен. − Теперь мы можем отдохнуть от всяких дел. Будем жить здесь вчетвером и никто нам не помешает. А через годик посмотрим.
− Что посмотрим? − спросила Равурр.
− Посмотрим, как живут люди, − ответила Авурр, выскакивая из воды. − Или вы уже забыли, что нам говорили о том, чтобы сделать из вас людей?
− Ну, если вам так хочется, − прорычала Райвен. Авурр улеглась рядом с ней.
− Конечно. Мы сюда прилетели именно для этого. Разве мы сможем пробыть здесь долго ничего не делая?
− Хорошего понемножку, − прорычал Айвен, закрывая глаза. − Мне надо хорошо поспать после таких дел.
Авурр подошла к Айвену и соединилась с ним с одно целое, превративщись в одного большого белого миу.
− Не пора ли домой? − спросила она у Равурр и Райвен.
Терриксы поднялись и через нимуту поплыли вместе с Авурр на берег. Они проплыли через морские ворота, которые закрылись за ними. Тигры вышли на берег, прошли через сад, в котором росли деревья с фруктами с далекой планеты Рраир.
Они оказались внутри замка. Большие залы были украшены узорами и картинами из разных миров. В одном зали картины создавали впечатление, что находящийся в нем оказался на Рарр, в другом были картины с Рери, в третьем, далекие времена Земли. Нью-Йорк, Москва, Париж, Лондон.
Еще один зал оставлял впечатление положения в космосе. Посреди зала горела голограмма, изображавшая Галактику.
На других этажах располагались гостиная, комнаты для гостей, зал встреч, оформленный в средневековом стиле.
Еще выше находились личные комнаты для Равурр, Райвен и Айвена с Авурр. Они выходили в общий зал, чем-то напоминавший каюткомпанию Алисы.
На последних этажах располагались помещения лабораторий, компьютерного центра и центра связи, обсерватории, выход на стартовую площадку для космических кораблей.
Три башни представляли из себя просто небольшие комнаты, в которых можно было разместить что угодно. Подобных помещений, у которых пока не было цели, в замке оказалось довольно много. Кроме этого было и не мало потайных мест, без которых замок был неинтересен. Подвал представлял собой лабиринт со множеством темных комнат и тоннелями, ведущими к стенам и за стены.
Ворота открывались только особым сигналом, которым мог передаваться через биополе, тепловым лучом или по радио. Важен был лишь код. Открываясь, ворота становились мостом, по которому можно было выйти или войти на территорию замка.
Райвен и Равурр долго ходили по замку, рассматривая картины и узоры, проходя по коридорам и заглядывая в комнаты. Так прошло почти все время до вечера. Терриксы прошли в сад и насладились вкусом плодов.
− Теперь я точно уверена, что они настоящие, − прорычала Равурр.
− Скоро вы совсем забудете, что все это было сделано за несколько минут, − ответила Авурр. − Особенно, когда придется взяться за мотыгу.
− Видимо, нам придется прореживать ряды компьютеров, − весело прорычала Райвен.
Они вернулись в замок и отправились в свои комнаты. Айвен и Авурр разделились. Айвен отдохнул, часть его сил передалась Авурр они проводили терриксов в их комнаты где остались с ними.
− Мне все еще кажется, что я сплю, − прорычала Райвен.
− Теперь это долго будет так, − ответил Айвен. − Особенно после сегодняшней ночи. Ложись и закрывай глаза, Райвен.
− Я уже лежу, − ответила она.
− А теперь, смотри на меня.
Райвен смотрела на него и белый миу растворился в зеленом облаке, которое двинулось к ней.
'Расслабься, Райвен' − услышала она в своей голове. Облако вошло в нее, и тигрица ощутила незабываемое сладостное чувство, которое ни с чем нельзя было сравнить.
Райвен лежала закрыв глаза и урчала, как кошка. Это было особое состояние, от которого весь мир казался прекрасным. Она заснула, и ей снился Айвен, который был не хийоком, а терриксом. Терриксом, которого она любила и от которого у нее должны были появиться дети. Почему-то она думала, что их будет двое. Двое маленьких тигрят. Она словно видела их. Райвен не могла сказать, как они выглядели. Они просто были и ждали, когда придет время, чтобы появиться на свет.
На утро Райвен рассказала Равурр об испытанны чувствах и сне. Она была удивлена, когда оказалось, что и Равурр видела такой же сон, только вместо Айвена была Авурр.
Они вместе направились в комнату Айвена и Авурр. Хийоаки спали вместе. Двое белых миу, свернулись в едином клубке. Они сразу проснулись.
− Мы видели сон, − прорычала Райвен.
− Два одинаковых сна, − сказала Равурр.
− Наверно это были кошмары? − спросила Авурр.
− Наоборот, − сказала Равурр. − Нам снилось, что у нас будут дети. Дети от вас. Я не знаю, что это может значить.
− А что, если они действительно будут? − спросил Айвен.
− Айвен! − зарычала Райвен. − Неужели это было в действительности?! Я не знаю, что и сказать.
− Ты не рада? − спросила Авурр.
− Я? − удивилась Райвен. − Наоборот, если это так, то я просто счастлива.
− Ну чтож, посмотрим. − проговорил Айвен. − Может это действительно так.
− Как это может? − спросила Равурр. − Это было или нет?
− И да, и нет, − ответил Айвен. − Вы видели все во сне, но в действительности было другое. Мы не знаем, что из этого получится.
− Так значит, вы сделали это! − прорычала Райвен. − Я даже не знаю, что и делать.
− Ничего не надо делать, − сказала Авурр. − Надо только ждать. Пройдет несколько дней, и все станет ясно.
Райвен и Равурр взвыли. Их радостный вой разнесся эхом через залы замка. Они прыгали как дети, а затем стали играть с Айвеном и Авурр. Все было замечательно.
Через несколько дней все стало ясно. И Райвен, и Равурр были беременны. У них должны были появиться дети. Это радостное событие было отмеченно воем и играми на воздухе и в море.
Это было не просто достижение знаний, которой обладали Айвен и Авурр. Впервые за многие годы они дали начало настоящей жизни. Жизни порожденной чувствами, которое они испытывали к своим друзьям. И уже не важно было кто они. Терриксы или миу, люди или хийоаки.
Достаточно было взглянуть на них, чтобы увидеть счатливые выражения чувств. Может быть и нельзя определенно сказать, глядя на терриксов, что они смеются или наоборот, но возникавшие в эти моменты волны поля не могли обмануть.
Время шло. Тянулись бесконечные часы и дни. Мгновениями пролетали недели и месяцы. И может быть, это и был бы тот самый счастливый конец истории, если бы в сознаниях исследователей не было так глубоко всажена тяга к новым путешествиям и приключениям, общению с людьми и другими существами неизвестных миров. И если бы это не передавалось другим.
Айвен и Авурр все чаще появлялись в виде людей. Райвен и Равурр знали, что придет время и вновь начнутся времена испытаний, борьбы со злом и стихией. Эти времена были не за горами.
Прошел почти год с того момента как космический корабль приземлился на Новой Земле. Все это время четверо друзей провели словно на курорте. Они отдыхали и купались в море, ели фрукты с деревьев, прекрасно прижившихся в новом мире, играли друг с другом и ждали появления детей.
За это время около замка побывало какое-то дикое племя людей, пришедших из-за гор. Они обошли замок, попытались перебраться через стену и ни один не подошел к воротам.
Но стены для того и были сделаны, чтобы случайно попавшие к замку люди не смогли в него забраться. Конечно люди могли придумать какой-то способ перебраться через стену, но у пришедшего племени не хватило для этого ума или терпения. Это не было важно. Айвен и Авурр только наблюдали за действиями людей, которые, сделав несколько бесплодных попыток забраться на стену, удалились туда, откуда пришли.
Иногда налетал шторм с моря, но замок был в таком месте, что ветер налетавший с юга встречал на своем пути скалы острова и доходил до замка ослабленым. Но и там его встречали мощные стены, которым не мог повредить и ураган. Ветер в бессилии ломал лишь деревья, да и то не все, а только те, которые были ближе всего к морю.
В такие дни штормов четверо обитателе замка сидели дома и вспоминали о далеких годах приключений и путешествий в космосе.
Настали те самые знаменательные дни, когда у Райвен и Равурр появились на свет маленькие тигрята. Как и было предсказано, их было по двое. Первыми появились тигрята у Райвен, у Равурр они отстали на два дня. Это были счастливые незабываемые дни. Матери все время оставались с новорожденными, а Айвен и Авурр ухаживали за ними как за королевами.
Всего несколько дней было нужно, чтобы четверо маленьких тигрят встали на ноги. Они стали настоящей забавой для всех.
− Представляю себе что сказала бы Ралиса, узнай она о наших девочках, − прорычала Райвен, наблюдая за веселей возней четверых маленьких терриксов.
− Она наверно упала бы в обморок или решила бы что мы спятили, − ответила Равурр.
− Наверно это единственные моменты, когда мы можем взять на руки терриксов, − сказала Авурр, держа маленькую Ррай. Ррай, словно собачонка лизала ее в лицо.
− И вы единственные люди, которым мы это позволили, − ответила Равурр.
Ррай выскочила из рук Авурр, толкнув ее всеми четырьмя лапами, и побежала к своей маме, весело тявкая. Авурр не удержав равновесия села на пол, и на нее запрыгнули остальные трое тигрят.
− И как мы теперь сделаем так, чтобы оказаться среди людей? − прорычала Райвен. − Я просто не преставляю себе наших деток такими уродцами.
− Вы хотите отказатся? − спросил Айвен, появляясь в зале.
− Я не отказываюсь, − прорычала Райвен, но я не знаю, как это будет выглядеть.
− Ну раз не представляешь, так пока и не надо. Пусть они подрастут, тогда и будем думать об этом. Время сделает свое дело. Наши девочки подрастут. − Айвен забрался в кучу маленких терриксов, которые принимали и его, и Авурр за своих. − А там будет видно.
Большая семья осталась в замке. Ррай и Мирра, тигрята Равурр. Раиса и Алиса, тигрята Райвен. А вместе они были тигрятами и Айвена с Авурр. Айвен и Авурр не разделяли их для себя. Все четверо были для них родными и Райвен с Равурр тоже не делали для детей различий.
Маленькие терриксы бегали в саду, купались в море. Они начали произносить первые слова на языке терриксов и понимали как язык терриксов, на котором говорили Райвен и Равурр, так и язык людей, на котором говорили Айвен и Авурр.
Девочки подрастали и настало время, когда Айвен и Авурр уже не могли просто поднять их. Они бегали вместе с тигрятами, забавлялись как дети и иногда использовали свои превращения, чтобы позабавить Райвен и Равурр.
В такие времена Райвен и Равурр вдруг обнаруживали не двойни, а тройни и по поведению и виду не могли различить их. Только голоса выдавали кто настоящий террикс, а кто нет.
Постепенно тигрята стали осознавать происходящее. Они уже видели, что Айвен и Авурр не такие как они, и настало время, когда надо было провести первые пробы.
Все четверо были превращены в маленьких девочек, которые удивленно разглядывали друг друга, затем пытались что-то рычать и прыгать, как раньше, но это не удавалось. В этот момент Айвен и Авурр для них показались настоящими великанами.
Но у них не было страха. Было только любопытств и веселье. Они сами пытались научиться ходить и через день все четверо уже спокойно передвигались на своих ножках. Хотя все еще пытались встать на четыре конечности, чтобы побегать как раньше.
А затем наступила очередь Райвен и Равурр. Они знали, что это когда-то произойдет и приняли все мужественно и без слов. Им тоже надо было многому учиться. Начиная от ходьбы и бега, кончая правилами поведения, которые людям прививали с детства.
− Теперь вы словно наши дети, − сказала Авурр, помогая Равурр управиться со столовыми принадлежностями.
− Не знала, что быть человеком так сложно, − прорычала Равурр в ответ.
− Теперь, вам придется и язык учить, − сказал Айвен. − Попробуйте говорить на нашем языке. Вы его знаете, вам надо только научиться произносить слова.
− Надо, − сказала Райвен на английском. Ее голос имел странный акцент, которого нельзя было услышать ни у одного человека. И, как ни у одного человека, у Равурр и Райвен выходило рычание, которое напоминало голоса терриксов.
Они учились. Учились вместе с детьми, которые сами учились говорить и ходить. Ррай, Мирра, Раиса и Алиса учились проще. Им не надо было думать о том, что они могут или что нет. Они просто делали все что могли. Бегали, лазали по деревьям, как обезьянки, устраивали свалки, подобные свалкам тигрят.
Для Райвен и Равурр было необычно одеваться. Им казалось, что скрывать свое тело под одеждой совершенно ни к чему. Правила людей для них были в новинку. Они не редко видели, что правила им неудобны, но не сопротивлялись. Терриксы обретали новые знания и новые возможности. Не всегда сила и большой размер были плюсом. И они это видели, обучаясь работать руками. Они спокойно выполняли такую работу, на которую у терриксов просто не хватало возможностей лап. Лапы террикса могли захватывать предметы. Они могли писать, держа лапой ручку или карандаш, но больше количество операций с мелкими деталями терриксы проводили с использованием специальных инструментов, а руки человека оказались идеально приспособленными для этого.
Райвен и Равурр знали это и раньше. Они видели, как Айвен и Авурр ловко управлялись со многими вещами, с которыми терриксам приходилось не мало повозиться. Но теперь, они учились делать это сами.
Прошло еще полгода. Все это время Райвен, Равурр и четверо маленьких детей находились в виде людей. Ррай, Мирре, Раисе и Алисе исполнилось по полтора года, хотя, как девочки они выглядели на все два с половиной.
Айвен и Авурр вновь произвели преобразование и все шестеро оказались терриксами. Тигрята тут же устроили свалку. Они прыгали, визжали, рычали бегали по залу и веселили своих родителей.
− Мы снова стали зверями, − прорычала Алиса, подбегая к Авурр.
− Вы стали терриксами, а не зверями, − прорычала в ответ Авурр. − Вы терриксы.
− Терриксы, − весело прорычала Алиса и побежала к сестрам с новостью, которую она узнала. − Мы терриксы! − зарычала она.
− Они не забыли, − прорычала Равурр.
− И теперь не забудут, − ответил Айвен. − Ррай, Мирра, Раиса, Алиса! − Все четверо подбежали к нему и к Равурр. − Вы помните, кто вы?
− Мы терриксы, − прорычала Ррай.
− А может мы люди? − спросила Раиса.
− Вы терриксы, девочки, − прорычала Равурр. − Вы только на время становились людьми и скоро станете снова.
− А почему? − прорычала Мирра.
− Потому что мы живем на земле людей, − ответила Райвен. − Скоро мы будем жить среди людей и будем людьми.
− А люди могут стать терриксами? − спросила Ррай.
− Не могут, − ответила Равурр. − Только мы можем быть терриксами и людьми.
− А почему? − снова прорычала Мирра.
− Потому что у нас есть вот это, − сказал Айвен, показывая четыре ремешка. − Подойдите ко мне.
Айвен взял у каждой лапу и надел на них ремешки. Они переменились и словно вросли в шерсть, став невидимыми.
− С их помощью вы можете превратиться в людей.
− А как? − спросила Ррай.
− Поднимите вот так свою лапу и проведите по ремешку своим хвостом, − сказал Айвен, показывая, как надо сделать. Он сам был в виде террикса и, показавывая тигрятам, как превратщаться в людей, сам стал человеком.
Все четверо повторили это движение и превратились в девочек.
− Теперь мы люди? − спросила Алиса.
− Мы люди, но мы остались терриксами, − ответил Айвен. − Об этом знаем только мы и никто другой не должен об этом знать.
Айвен надел подобные ремешки на лапы Райвен и Равурр и они тоже превратились в людей.
− А как мы снова станем терриксами? − спросила Мирра.
− Это можем сделать только мы, − сказал Айвен. − Сейчас вы можете только превратиться из террикса в человека.
− А почему? − не унималась Мирра.
− Потому что превратиться из человека в террикса сложнее, − ответила Авурр. − Вы научитесь, когда станете такими же большими, как мы.
− А когда? − спросила Алиса.
− Через десять лет, − ответила Авурр. Девочкам было сложно понять что значит десять лет но они успокоились, решив, что это будет скоро.
− А теперь, − проговорил Айвен. − Вы будете терриксами. − И вновь вся четверка превратилась в терриксов. − Но запомните. Теперь, когда вы снова превратитесь в людей, вы останетесь ими надолго.
− Мы запомним, − прорычала Ррай. Тигрята, поняв, что разговор окончен, снова побежали играть. Они веселились и кувыркались, а затем побежали в сад и к морю, чтобы искупаться в теплой воде.
Айвен, Авурр, Равурр и Райвен пошли за ними. Весь день тигрята бегали в саду, купались, играли друг с другом, а к вечеру вернулись в замок.
Первой превратилась в человека Мирра. Она продолжала играть с сестрами, которые подшучивали над ней, толкая лапами, а затем стали по очереди катать ее на спине. Им это понравилось и в девочку превратилась Алиса.
Теперь они вдвоем с Миррой катались на спинах Ррай и Раисы. Наигравшись вдоволь, они решили поменяться ролями и в этот момент поняли, что у них ничего не получится. Алиса и Мирра не могли стать терриксами. Они прибежали к своим родителям и рассказали о том, что хотели сделать.
− Вот видите, − сказала Авурр. − Теперь вы долго не сможете стать терриксами.
− Но ты можешь нас сделать терриксами, − сказала Мирра.
− Не могу, − ответила Авурр. − Этого нельзя делать часто. Теперь надо долго ждать.
− Значит мы не сможем покатать Ррай и Раису? − спросила Алиса.
− Не сможете, − ответила Авурр. − Но не расстраивайтесь, когда-нибудь вы сможете это сделать.
Появились Ррай и Раиса. Они тоже превратились в девочек и оказались рядом с Авурр. Она объяснила им все, что только что объясняла Алисе и Мирре.
− А как долго надо ждать? − спросила Ррай.
− Долго, − ответила Авурр. − Мы уедем из замка, будем жить среди людей. Вы будете играть с детьми, такими же как вы сейчас. Пройдет много времени. Вы станете большими и тогда вы сможете снова стать терриксами.
Девочки лишь погрустнели, но ничего не оставалось делать. Время прошло, и они надолго стали людьми. Это не так их расстраивало. Им не было трудно быть людьми. Просто они хотели изменяться. Становиться и людьми и терриксами, когда им этого захочется.
От терриксов у них остались только браслеты на руках. Браслеты, которые они не могли снять. На них стоял знак льва. Это были особенные браслеты. Они представляли собой биовещество, которое воздействовало своим полем на девочек.
Поле служило средством для поддержания здоровья и сил. В свои полтора года девочки выглядели на два с половиной. Они были сильными и ловкими. Им не запрещали лазить по деревьям. Их не ругали за царапины и синяки. Они мужественно переносили любую боль.
Айвен и Авурр занимались с ними, показывая пример выносливости и устойчивости. И девочкам не было равных среди людей того же возраста.
Вновь пошло время. Теперь это было время учебы. Райвен и Равурр учились тому, что умели Айвен и Авурр, а маленькие девочки учились переносить возможные трудности. Им еще рано было учиться наукам, но учиться жить они должны были всегда.
И они учились. Учились быстро бегать и плавать. Учились лазать по деревьям и горам. Учились терпеть голод и жажду. Учились переносить жару и холод. И они делали это без чужой помощи. Браслеты служили помощью только в критических ситуациях.
И настал тот день, когда было назначено отправление в мир людей. Это было не просто отправление. Это должно было стать первым серьезным испытанием. И не только для четверых девочек, но и для Райвен и Равурр. И для Айвена с Авурр. Они должны были увидеть то что они сделали. Понять, правильно ли они учили своих детей. Узнать и исправить собственные ошибки. Тогда когда это еще было возможно.
Три года прошло в замке. Три года Айвен, Авурр и терриксы не встречали кого-либо, если не считать встреч с дикими животными, случайно забредшими к замку. Четырем девочкам исполнилось по два года. Иногда они вспоминали, что они терриксы, а не люди, но это было временно. Почти все время уходило на игры, занятия и частые короткие путешествия в горы.
Теперь они отправлялись в путешествие надолго. Они покидали замок, оставляя его закрытым и недоступным для возможных гостей. Даже если кто-то и смог бы перебраться через стену, проникнуть внутрь самого замка было невозможно без специальной техники.
Дорога начиналась в уже знакомом ущелье, где путешественники бывали не один раз. Теперь они прошли в конец ущелья и направились в горы, туда, где они еще не бывали.
Им предстоял не близкий путь. Но особо торопиться было некуда. В день они преодолевали по десять пятнадцать километров. Иногда останавливались в красивых местах, на озерах и горных реках. Они любовались пейзажами гор, покрытых лесами, а в вершинах белым снегом.
Иногда путь проходил через заснеженные перевалы. Мороз был никому не страшен. Путешественники захватили с собой все необходимое. Теплую одежду, оружие для защиты от возможных хищников, хотя в этом случае был и другой способ.
Они охотились, добывая себе пищу. Терриксы, находясь в виде людей, ели мясо, не вспоминая своих прошлых мнений на счет хищников.
Для девочек это вообще не представляло забот. Они воспринимали все как есть. Они встречали животных и не боялись их. Иногда, даже встретив хищника они спокойно смотрели на него и не подходили только слушаясь своих родителей.
Звери чаще всего убегали, встретив людей, но некоторые проявляли любопытство, особенно те, которые были коренными жителями планеты и в инстинктах которых еще не было страха перед людьми, появшимися здесь только несколько сотен лет назад.
Большинство хищников были небольшими, похожими на волков. Иногда встречались и настоящие земые волки. Местные чаще проявляли любопытство, а иногда пробовали и нападать. Земные же, увидев людей, тут же убирались с дороги.
Айвен, Авурр, Равурр и Райвен учили детей, как видеть хищников в лесу, в кустах, на ровной местности. Они показывали приемы защиты в случае нападения, а чтобы их дети хорошо их выучили, сами выступали в роли хищников, прятавшихся в кустах или нападавших из засады.
Но, пока дети были маленькими, они сами не давали возможности никаким хищникам подойти к ним. И немаловажную работу в этом выполняли браслеты, через которые Айвен и Авурр всегда знали, где находятся дети и Райвен с Равурр.
Горы закончились. Путешественники по своему виду теперь напоминали дикарей, вышедших из леса. Они одевались в шкуры зверей, постоянно держали при себе холодное оружие, служащее для защиты от возможных нападений.
По вечерам они устраивались около костра и долго разговаривали с детьми, рассказывая им о животных, о людях, о путешествиях, о других мирах.
Прошло больше месяца с тех пор, как они ушли из замка. Они еще ни разу не встречали людей, поэтому предупреждающее рычание Алисы, которая первая услышала приближение кого-то к стоянке, заставило всех отреагировать обычным образом.
В костер были подброшены дрова, и в его свете вдали показалась фигура человека.
− Какой-то странный зверь, − сказала Ррай.
− Это не зверь, − ответила ей Райвен. − Это человек. Смотрите, девочки. Это настоящий человек.
Человек приблизился к костру. В его руках было копье, а лицо вымазано краской.
− Он чем-то запачкался, − произнесла Алиса.
− Это маскировка, − сказал Айвен. Он встал и пошел навстречу человеку. Тот сразу насторожился и выставил вперед свое копье. − Ты понимаешь мои слова? − спросил он у человека.
− Понимаешь, − ответил тот на ломанном английском. − Кто вы и что здесь делаете?
− Мы из далекой страны. Мы путешественники, − ответил Айвен. − Иди к нам, не бойся.
Человек сделал шаг вперед, а затем более уверенно направился к огню, увидев там маленьких девочек.
Айвен прошел вместе с ним. Он уже знал, что человек один. Биополе подсказало, что вокруг никого больше нет.
− Ты человек? − спросила Мирра. Она единственная из четырех не спряталась за Райвен и Равурр.
'Девочки, люди не должны знать, кто мы' − напомнила Авурр всем четырем, используя биополе.
− Да, − ответил охотник, все еще держась за свое копье.
− Мы тоже люди, − сказала Мирра, исправляя свою ошибку.
− Мы несколько лет не встречали людей, − сказал Айвен.
− Все эти женщины твои? − спросил охотник.
− Да, мои, − ответил Айвен.
− И наши, − проговорила Мирра.
− Вождь Маттен будет недоволен, что вы охотились на территории нашего племени, − проговорил человек, показывая на убитого волка и мясо, жарившееся в пламени костра.
− Этот волк сам напал на нас, − ответил Айвен. − Мы уйдем с территории вашего племени завтра же.
− По закону племени Маттен ты должен отдать за убитого волка одну из женщин, − произнес воин.
− В нашем племени нет такого закона, − произнес Айвен. − Если вождь Маттен хочет забрать моих женщин, он должен победить меня на бескровном поединке.
− Вождь Маттен сильнее всех, − сказал охотник.
− Тогда иди и скажи своему вождю, что я жду его утром, − ответил Айвен. Охотник повернулся и ушел.
− Ты будешь драться с человеком? − спросила Райвен.
− Возможно, − ответил Айвен. − Только есть небольшая загвоздка. Этот человек решил не звать вождя, а собрать других охотников и напасть на нас ночью.
− Как это? − удивилась Равурр.
− Вот так, − ответил Айвен. − Так что собираемся и вперед. Детей понесем на руках. Нам надо уйти как можно дальше.
− Люди плохие? − спросила Алиса.
− Бывают люди плохие, бывают хорошие, − ответила ей Авурр, взяв на руки. − Держись крепче, Алиса.
Через несколько минут все было собрано. Айвен немного притушил огонь. Они перехватили по куску мяса и двинулись вперед, забрав все свои вещи. Авурр показала, как надо идти, чтобы не оставлять следов. К ногам были привязаны пучки травы.
− Мы не боимся зверей, почему мы убегаем от людей? − спросила Мирра.
− Потому что люди так же сильны, как и мы, − ответила Авурр. − Они пользуются оружием и нападают не по одному, как звери, а сразу все.
Ночь была светлой. Четверка с детьми на руках двигалась быстрым шагом через лес, а затем по краю поля. Они прошли около пятнадцати километров и остановились у высокого леса.
− Теперь мы заберемся на деревья и замаскируемся, − сказала Авурр. − Вы помните, девочки, как надо маскироваться?
− Помним, − ответила Алиса. − Надо спрятаться в листьях.
Были выбраны четыре самых ветвистых дерева. Айвен, Авурр, Равурр и Райвен забрались туда и спрятались в листьях. Они устроились так, чтобы не упасть во время сна, пристегнули себя и детей на самый крайний случай.
− Будем дежурить, − сказал Айвен. − Нельзя проспать возможную опасность. Здесь могут оказатся и звери в ветвях.
− Я буду первой, − сказала Райвен.
− Хорошо, разбуди меня, через два часа, − ответила ей Авурр.
− Равурр, ты будешь последней, после меня, − сказал Айвен.
− Хорошо, − ответила Равурр, почти засыпая.
Ночь прошла спокойно, а утром Равурр разбудила всех условным криком, похожим на крик птицы. В поле, рядом с лесом появились люди. Айвен и Авурр сразу поняли, что это не охотники. Большинство были женщины. В их руках были мотыги, которыми они обрабатывали посевы.
Только теперь стало ясно, что поле, по краю которого прошли беглецы ночью, было засеяно некой культурой, вид которой был неизвестен Айвену и Авурр.
Айвен оставил Мирру на дереве, а сам спустился вниз. Он вышел из леса в поле. Женщины, завидев его, подняли крик и побежали через поле. Несколько миужчин, взяв в руки оружие, с которым пришли в поле, пошли на Айвена.
Айвен стоял не двигаясь, пока семь человек на оказались рядом.
− Уходи, − произнес один из них на языке, которого Айвен не знал. Он понял смысл только через биополе.
− Я не понимаю, − произнес Мак на английском.
− Ты не из племени Маттен? − спросил один из людей.
− Нет, − ответил Айвен. − Я сам убегал от них вместе с женщинами и детьми.
− Женщинами и детьми? − удивился человек. − Ты увел женщин от Маттена?
− Нет. Это мои женщины, − ответил Айвен.
− И много их у тебя?
− Трое и четверо детей.
− Где они?
− Я должен быть уверен в безопасности, − сказал Мак, показывая на оружие людей, направленное на него.
− Если ты убегаешь от Маттена, тебе все равно придется идти через нашу деревню, − сказал человек, опуская свой меч.
− Хорошо, − ответил Айвен. Он чувствовал, что люди стоявшие перед ним не станут делать ничего плохого.
Айвен повернулся назад и показал знак, который означал, что все в порядке. Через несколько минут оттуда показались Авурр, Райвен и Равурр с детьми на руках. Они прошли через поле и оказались рядом.
Девочки с опасением смотрели на людей. Авурр держала на руках Мирру и Алису, а Равурр и Райвен двух других девочек. Вокруг появились и женщины, которые работали в поле. Они с удивлением рассматривали появившихся из леса людей, одетых подобно дикарям.
− Все нормально, идите работать, − сказал один из мужчин. Женщины разошлись по полю, а Айвена вместе с остальными пригласили в деревню.
Жители деревни встретили путешественников с интересом. Они проводили Айвена и его друзей к старосте деревни, который принял их у своего дома. Его звали Старый Смит, а кое кто просто называл его Ос, по первым двум буквам имени на английском.
− И откуда же такие красивые девочки? − спросил Смит, глядя на девочек.
− Мы из замка, − сказала Мирра.
− Из замка? − удивился старик. − По-моему в той стороне нет замков.
− Мы пришли с запада, − сказал Айвен.
− И шли очень долго, − добавила Мирра.
− Но на западе нет никаких замков, − возразил Смит.
− Там есть замок, − произнесла одна из женщин, стоявшая рядом.
− Это все сказки. Никакого замка Львов не существует, − ответил старик.
− Я не знаю, о каком именно замке вы говорите, но вот наш замок, − произнес Айвен, показывая небольшую картинку, на которой был вид замка с гор. Замок, вместе с его стенами и головами львов в воротах.
− Невероятно, − проговорил Смит. − Вы жили в этом замке?
− Да, − проговорил Мирра. − Вот здесь сад, а там пляж. − Она показала своим пальчиком на картинку.
− Так вы барон замка Львов?
− Если хозяина замка называть бароном, то да, − ответил Айвен.
− О, прошу прощения за такой прием, но я не знал кто вы. Я, Старый Смит, староста этой деревни. Можете называть меня просто Ос, − произнес старик и стал всем что-то показывать знаками.
Айвена и его спутниц пригласили в дом, усадили за стол, подали угощение, вино, фрукты.
− Мое имя, Айвен. Это моя сестра, Авурр. − Айвен показал на нее. − А это мои жены, Райвен и Равурр. И мои доченьки. Ррай, Мирра, Алиса и Раиса. − Айвен показывал на девочек, называя имена.
− О, барон Айвен, − проговорил старик, удивляясь тому, что у него две жены. − Как же вы оказались здесь? Наверно путь был нелегким, раз вы оказались в таком виде?
− Мы идем в большой город на берегу океана, − сказал Айвен. − А эти одежды самые лучшие, когда идешь через лес и через горы.
− Да, конечно, − ответил Смит. − Может вам нужна другая одежда?
− Да, Ос, − ответил Айвен. − Найдите самую лучшую. И не стесняйтесь, называйте свою цену.
− О, барон! − воскликнул Смит.
Через несколько минут были доставлены одежды. Мак выбрал для себя и для остальных. Он не стал брать пышных нарядов, а взял то, что лучше всего в дороге. Ос вышел из комнаты, пока все переодевались.
− Сколько? − спросил Айвен, когда Смит вернулся.
− Пять золотых монет Легендатной Земли, − произнес Ос.
− О, наверно я вас разочарую, − проговорил Айвен. − У меня есть только свои. Если хотите, могу дать десять. Смотрите.
Айвен передал старику десять золотых монет, сделанных в замке. На монетах с двух сторон были отчеканены картинки. На одной стороне лик скалящегося льва, а на другой, миниатюрная копия картинки замка.
− О! − воскликнул Смит, рассматривая монеты. − Я никогда не видел таких. Но они великолепны. Мне хватит и пяти. − Айвен прочитал в его мыслях, что Смит просто не хотел потом влипнуть в историю за то взял слишком много.
− Возьмите все, − произнес Айвен. − Мы некоторое время побудем в вашей деревне.
− Да, барон. Как вам будет угодно, − сказал Ос. − Я могу послать гонцов в замок Калиса с сообщением о вашем прибытии.
− Калис ваш барон? − спросил Айвен.
− Да. Я думаю, он будет рад принять вас в своем замке, − ответил Смит.
− Хорошо, Ос. Посылайте гонцов. Может быть мы и сами отправимся туда через день, другой, − ответил Айвен. − У вас можно где-нибудь расположиться?
− Да, вы можете остаться в моем доме, а я поживу это время у своей сестры, − ответил Ос.
− Хорошо, − ответил Айвен, оглядывая дом. − У вас здесь не плохо.
− А вот и угощеньице для деток, − проговорила женщина, входя в комнату. − Вы любите конфетки? − спросила она у Алисы.
− Не знаю, − проговорила Алиса, пожимая плечами. − Мы любим фрукты. Особенно яблоки. Они так здорово хрустят на наших клыках.
− Зубах, Алиса, − поправила ее Равурр.
− Да, совсем забыла, − проговорила Алиса. − На наших зубах.
− Какие милые девочки, − сказала женщина. − Вот, попробуйте конфетки, а я схожу за яблоками.
− Спасибо, − произнесла Мирра по подсказке Айвена.
− Спасибо, Спасибо, Спасибо, − повторили остальные трое.
Появились новые служанки и принесли еще разной еды, мяса, фруктов. Смит все еще стоял перед Айвеном, и Мак предложил ему сесть, а затем попросил рассказать о бароне Калисе.
Замок барона Калиса располагался в двадцати киломтрах к югу от деревни. Барон Виктор Калис был молод. Ему было двадцать семь лет. Он был неженат и почти все время проводил в замке. Иногда он выезжал на охоту или просто прогуляться по своим владениям.
В его баронстве было семь деревень, жители которых занимались выращиванием овощей, которые меняли у другого барона на оружие, металлические орудия труда или просто продавали за золотые монеты Легендарной Земли.
Айвен попросил Оса показать как выглядят эти монеты и старик показал. Они действительно были не такими красивыми по сравнению с монетами, которые были у Айвена, хотя они были несколько больше по размеру и массе.
Вечером прибыл посланец от Калиса, который приглашал барона замка Львов к себе. Айвен принял приглашение и отослал гонцов назад с сообщением, что он прибудет на следующий день.
− У нас есть хорошая карета, − сказал Ос. − И лошади, чтобы быстро доставить вас к замку Калиса.
− А что такое лошади? − спросила Раиса.
− Вы не знаете что такое лошади? − спросил Смит, улыбаясь девочке.
− Нет, − ответила Раиса.
− Это такие большие животные, на которых можно кататься, − сказал Ос.
− Такие же большие, как.. − Раиса запнулась поняв, что хотела произнести запретное слово. Она взглянула на Авурр, словно ища помощи.
− Олени, − подсказала ей Авурр. − Они похожи на оленей, но без рогов.
− Мы поедем на лошадях? − спросила Мирра.
− Мы поедем в карете, − сказала Авурр. − Помните, картину, где была нарисована машина? Карета похожа на машину.
На утро карета была подана к дому, и Айвен с Авурр усадили в нее Равурр, Райвен и четырех девочек, а сами сели верхом на лошадей. В карете было не так много места, и Ос очень волновался за то, как барон замка Львов доедет до замка Калиса.
Карету и Айвена с Авурр сопровождал эскорт из шести воинов на лошадях. Это было вызвано тем, что в лесах было не мало людей, промышлявших разбоем. Дорога заняла два часа. Все было нормально. Посланный вперед гонец предупредил барона Калиса о прибытии барона Айвена.
Встреча была пышной, и Айвен удивлялся тому, как просто люди верили в слова. Хотя они имели вполне конкретное подтверждение в виде золотых монет. И одну из таких монет первый гонец доставил Калису в доказательство.
Кроме барона Калиса во встрече учавствовала его мать, которая была в пышном наряде, из-за которого ее почти не было видно. Множество придворных дам, слуг и других людей просто смутили Райвен и Равурр. Для детей же это было просто праздником. Они никогда не видели столько людей вместе.
Объяснения Айвена по поводу множества народа вполне удовлетворили Виктора Калиса и вскоре количество людей поубавилось. Айвен знал, что подобная встреча должна быть отмечена каким-нибудь подарком и на удивление всем присутствовавшим приподнес Калису сувенир. Небольшую золотую фигурку льва. Айвен знал, что подобные подарки помогут в пути и сделал несколько фигурок, соответствующих статусу хозяина замка, символом которого были львы.
Разговоры в основном были об охоте, о погоде, которая влияла на урожаи, о штормовых ветрах, иногда налетавших на прибрежные районы. Ррай, Мирра, Алиса и Раиса оказались среди детей прислуги, с которыми они проиграли весь день.
Айвен рассказала Калису о замке Львов. Он не говорил о том, как он был построен, а описывал красивое местоположение, рассказывал о саде с неизвестными людям плодами, о море. Он говорил о звездах своих наблюдениях за ними.
Айвен видел, когда его рассказы становились для Калиса неинтересныи и прекращал их под каким-нибудь предлогом. Он чувствовал настроения барона и предугадывал его желания.
Он оставался в замке два дня. На второй день была устроена охота во владениях Калиса. В ней участвовали Айвен и Авурр. Райвен и Равурр остались в замке с детьми. Они не могли участвовать в охоте потому что никогда не ездили верхом на лошадях.
Детям больше всего понравилось играть с котятами. Они напоминали им терриксов, хотя и совсем крошечных. Для всех придворных было удивительным наблюдать за этой игрой. Особенно за тем, как девочки спокойно реагировали на царапины, оставленные когтями кошек. Они просто не обращали на них внимания и было замечательно смотреть на их счастливые лица, когда им разрешили взять четырех котят с собой.
На третий день путешественники распрощались с бароном Калисом и его матерью. Они отправились в путь, теперь уже в карете, которую барон Виктор решил подарить Айвену.
Половину дня они ехали по дороге, ведущей к другому замку. Они проехали две деревни Калиса и остановились на границе. Было решено, что Равурр и Райвен надо научиться ездить верхом. Для них это было совсем непривычным делом.
− Никогда не думала, что это может быть так сложно, − прорычала Райвен, держа поводья. − Лошадь под ней взбрыкнулась от необычного голоса, и Райвен упала на землю.
− Вот что значит рычать, сидя на лошади, − смеясь проговорила Авурр.
− Посмейся, − сказала Равурр. − Посмотрим, что ты скажешь, когда у тебя не будет другой лошади кроме меня.
− И как это мы не догадались сделать из вас лошадей, − проговорил Айвен. − Ладно, Райвен, попробуй еще раз.
Обучение шло нормально. К концу дня Райвен и Равурр вполне нормально держались в седле, хотя и испытывали множество неудобств. Продолжать путь ночью не было смысла. Кроме того и лошадям требовался отдых. Стоянка была устроена около дороги, на месте, где уже кто-то останавливался, оставив пепелище от костра.
Айвен пустил всех лошадей в поле, надев им небольшие метки из биовещества. Таким образом он и Авурр могли спокойно следить за ними и не отпускать далеко.
Девчонки заснули прямо в карете, вместе со своими котятами, которых они пытались научить рычать на языке терриксов.
Утром друзья вновь отправились в путь. Они проехали через границу и направились к замку барона Майкла Вестерна. Совпадение имени рода с названием древних фильмов скорее всего было случайностью, однако, попав в одно из селений, Айвен понял, что это совсем не так. Поселок напоминал американские поселения Дикого Запада.
Несколько ковбоев, проскакавших мимо посмеялись над каретой, въехавшей в селение. Айвен и Авурр, двигавшиеся верхом, не отреагировали на эти насмешки. Мак быстро нашел место, где можно остановиться.
Хозяин гостиницы встретивший его на пороге сразу потребовал оплату вперед, когда Айвен сказал, что остановится на один день.
− Львами берешь? − спросил Айвен, так, словно его монеты были всем давно известны.
− Какими еще львами? − удивленно спросил человек.
Айвен достал одну монету и вложил ее в руку хозяина. Тот несколько удивленно посмотрел на монету, а затем вернул ее Айвену.
− Фальшивые не принимаю, − проговорил он.
− Как угодно, − признес Мак и пошел назад. Он уже знал, что хозяин назвал деньги фальшивыми, чтобы попытаться увеличить цену.
В городке было еще две гостиницы и хозяин, поняв, что теряет клиента остановил Мака.
− Две твоих за одну легендарную. − произнес он.
− Не пойдет, − ответил Мак. − Один к одному.
− Три за две, − торговался хозяин.
− Здесь найдутся еще желающие принять нас, − ответил Айвен, разворачиваясь.
− Хорошо, − проговорил хозяин. − Но оплата вперед.
− Сколько? − спросил Мак.
− Пять монет, − ответил человек, явно завышая цену.
− Боже, куда я попал! − воскликнул Мак. − Это просто грабеж.
− Три, − сказал хозяин.
− Хорошо, − проговорил Мак. Он знал, что и три монеты было много, но решил что лучше заплатить три, чтобы хозяин был повежливее.
− Меня зовут Билл, − сказал человек, открывая вход.
− А меня Айвен Лайонс, − ответил Мак, придумывая фамилию. В переводе с английского фамилия означала 'львы'.
− Прошу вас, мистер Лайонс, − сказал Билл, а затем пошел помогать заносить вещи, хотя их почти не было.
− Скажите, Билл, я могу здесь продать эту телегу?
− Может кто и возьмет ее, монет за десять, − ответил Билл. В его мыслях Айвен уловил, что кареты не пользуются спросом. − Я могу вам помочь найти покупателя.
− Хорошо, − ответил Айвен, поняв что это будет лучший вариант. Билл знал людей, которые могли купить карету, − Если найдете покупателя за пятнадцать, две будут ваши.
− Постараюсь, − ответил Билл, поняв что получил не плохого клиента, − А что с лошадьми?
− Мы поедем дальше верхом. Надеюсь, у вас есть чем их покормить?
− Конечно, мистер Лайонс, − ответил Билл.
Айвен взял на руки Мирру и прошел в гостиницу. Номер был вполне просторный, чтобы разместиться всем.
− Может вам нужны отдельные комнаты? − спросил Билл.
− Нам будет лучше вместе, − ответил Айвен.
Они разместились в номере, а затем Билл предложил ужин. Айвен попросил к предложенному найти яблок и дал хозяину еще одну монету.
Тот был сама любезность. Утром нашелся покупатель кареты и, как и пожелал Айвен, она была продана за пятнадцать. Оплата была произведена в легендарных монетах, и Мак предложил Биллу обменять отданные им львы на легендарные.
− Я уже расплатился ими за продукты, − сказал хозяин. Айвен понял, что это не так, но не стал настаивать.
− Тем лучше, − ответил Мак.
Айвен и Авурр усадили на своих лошадей детей. Райвен и Равурр сели на двух других, а на пятую были погружены все вещи.
Пока Райвен и Равурр не научились хорошо ездить на лошадях, они не могли везти детей. Мак распрощался с Биллом, пожелав ему хороших клиентов и все пустились в путь.
Поселок остался позади. Гнать лошадей не было никакого смысла. До города можно было добраться за один день спокойного пути.
− А почему мы не едем с мамой? − спросила Ррай и Айвена.
− Мама учится ездить на лошади, − ответил Айвен. − Когда она научится, вы поедете с ней.
− Но она уже умеет, − возразила Мирра.
− Значит вы скоро поедете с ней, − ответил Айвен. − А пока вы будете со мной. − Айвен решил переключить их на другой вопрос. − Как там ваши котята? − спросил он.
− Они не хотят учиться говорить, − сказала Ррай.
− Они не могут научиться, − ответил Айвен.
− А почему?
− Потому что они совсем маленькие.
− А когда они вырастут, они смогут говорить?
− Нет. Они вырастут, но все равно останутся маленькими. Они будут только мяукать и урчать.
− А почему? − снова впрашивала Ррай.
− Потому что не все умеют говорить, − ответил Айвен. − Лошади тоже не умеют говорить, хотя они и большие.
− Значит говорить умеют только люди? − спросила Мирра.
− Здесь умеют говорить только люди, − ответил Айвен. − И мы, − добавил он.
− А может котята тоже что-то говорят, когда мяукают.
− Может. Послушайте их и, может вы поймете, что они вам говорят.
Девочки хихикнули и стали слушать котят, которые сидели в корзинке, привязанной к седлу.
Позади послышался топот копыт. Айвен отвел всех с дороги и через несколько минут появился отряд из восьми вооруженных всадников. Они остановились около пятерки лошадей.
− Вы Айвен Лайонс? − спросил один из всадников.
− Я, − ответил Мак, выезжая немного вперед.
− Вы расплачивались этими монетами? − спросил он, показывая четыре монеты с изображениями львов.
− Да. В чем дело? − спросил Мак.
− Вам известно, что подделка золотых монет запрещена?
− Поделка? − удивленно спросил Мак. − Почему вы решили, что это подделка? Это настоящее золото.
− Но это не легендарные монеты.
− Когда я расплачивался ими, я не утверждал, что они легендарные, − ответил Мак. − Кроме того, я предложил обменять их на легендарные, которые были получены от продажи кареты. Хозяин гостиницы отказался их менять.
− Откуда у вас эти монеты?
− Я, барон Айвен Лайонс, − ответил Мак. − Это мои монеты.
− Барон Айвен Лайонс? − удивленно проговорил воин. − Я впервые слышу о вас.
− Может вы не слышали и о замке Львов? − спросил Мак.
Человек смутился, не зная что делать. Он слышал о замке Львов, но не знал кто в нем барон.
− Я не знаю, − проговорил всадник. − Если вы обменяете монеты, мы не будем иметь претензий.
Айвен достал четыре легендарных монеты и передал их воину, забрав свои.
− Если вы встретите еще такие же монеты, я обменяю их, − проговорил Мак. Воин отдал честь, и отряд удалился в обратном направлении.
Через минуту путь был продолжен. Ррай стала расспрашивать о легендарных монетах, и Айвен рассказал о них и показал ей.
К вечеру они доехали до города, в котором был замок барона Вестерна. В центре города дома были почти все каменными, а замок выделялся высокими башнями.
Остановка была сделана в одной из гостиниц. Айвен сразу расплачивался легендарными монетами, чтобы не было никаких претензий. За номер он отдал две монеты. В журнале посетителей он поставил свою роспись и хозяин увидев ее был удивлен.
− Вы барон? − спросил он.
− Вас это удивляет? − ответил вопросом Мак.
− Конечно. У меня еще ни разу не останавливались бароны.
− Значит я первый, − ответил Мак. − И где же в вашем городе останавливаются бароны?
− В замке барона Вестерна.
− Надеюсь, он не обидится, − произнес Мак. − Я буду у вас день или два.
− Как вам будет угодно.
На следующий день Айвен с утра отправился в город. Он нашел лавку ювелира и предложил ему пару фигурок львов из золота. Сделка была вполне выгодной. Айвена было сложно обмануть. Ювелир заплатил за обе фигурки по сто двадцать золотых монет.
Айвен вернулся в гостиницу, где его уже ждали стражники барона Вестерна. Весть о прибытии в город Айвена Лайонса дошла до барона, и он был здорово рассержен за то что барон Лайонс не сообщил о своем прибытии.
Через полчаса Айвен и его друзья оказались в замке барона Вестерна и предстали перед ним.
− Вы и есть тот самый барон? − удивленно спросил Вестерн, оглядывая Айвена.
− Я понимаю ваше раздражение, но мы прошли долгий путь и я не хотел, чтобы вы видели меня и мою семью в таком виде.
− По-моему, ты обыкновенный мошенник, − проговорил барон.
− Тогда зачем бы я стал называть себя бароном? − спросил Мак. − Я мог остановиться в гостинице как обычный постоялец, и ни вы ни кто другой не узнали бы обо мне.
− Может тебя ограбили по дороге? − саркастическим тоном спросил барон.
− Меня могли бы ограбить, если бы я выглядел как барон, − ответил Мак. − Если вам нужны доказателства моего состояния, то можете посмотреть на это. − Айвен показал золотую фигуру льва. У него оставалось еще две подобные фигурки. − Она стоит не меньше ста пятидесяти монет.
− Ты украл ее, − проговорил барон.
− Ищите того, у кого я ее украл, − ответил Мак, пряча фигурку.
− Взять его. Обыскать, − проговорил барон. Айвена обыскали и не нашли ничего. Воины были удивлены. Они сами видели фигуру льва и не смогли ее найти.
− Где она? − спросил барон у Айвена.
− Ищите, − ответил Мак, поднимая руки.
− Он колдун. − проговорил кто-то из охранников.
− Глупости, − произнес Вестерн. − Возьмите девчонку. Если ты не отдашь льва, она умрет. − Двое охранников вырвали из рук Равурр Алису.
− Отпустите ее, − проговорил Мак. − Я отдам льва. − Он заставил людей выполнить свой приказ не дожидаясь слов барона, а затем вынул фигуру льва. Она была словно золотая, но в действительности из биовещества. − Только запомните, барон, тот кто берет этого льва силой, обманом или шантажом, получит вместе с ним проклятие.
− Я не верю в эти сказки, − проговорил Вестерн.
Охранник подошел к Айвену и взял фигурку. Не ожидая ее воздействия он отскочил в сторону. Лев выскочил из его руки и упал на пол. Рука человека оказалась в крови.
− Я предупреждал, − произнес Айвен, подбирая льва.
− Он колдун! − выкрикнул воин, держась за окровавленную руку.
Барон не веря словам охранника подошел к Айвену и взял льва, поставив его на свою ладонь.
− Где колдовство? − спросил он, глядя на льва и в этот момент началось его действие. Боль пронзила руку барона. Лев вгрызся всеми четырьмя лапами в его ладонь. Барон сбросил его со своей ладони и в ужасе стал разглядывать руку.
Лев, лежавший на полу исчез в зеленоватом тумане. Энергетическая фаза в одно мгновение вернулась к Айвену.
− Всех в подвал! − выкрикнул барон.
Через несколько минут и Айвен с Авурр, и Рвурр с Райвен и четверо их детей оказались запертыми в подвале.
− Это был злой человек, − проговорила Мирра.
− Да, Мирра, − ответила ей Равурр. Она смотрела на Айвена, ожидая его действий.
− Похоже, барону стоит приподнести небольшой урок, − сказал Мак.
− Как насчет львов в замке? − спросила Авурр.
− Я думаю, одного будет достаточно.
− Тогда, я пошла.
Айвен принял на себя биовещество Авурр, а она перешла в энергетическую фазу, которая в одно мгновение вылетела из камеры. Айвен видел все, что происходит с Авурр.
Она выскочила в одном из коридоров в виде белой миу и пошла в атаку. Люди, оказавшиеся на ее пути были в ужасе. Авурр использовала полуэнергетическую фазу, и лев был подобен привидению, которое проскакивало сквозь стены. Ему не было страшны удары мечей, которые на Авурр обрушили охранники. Белая львица прошлась по коридорам замка, переполошив его сверху донизу, а затем выскочила прямо перед бароном, с которым был врач.
Оба человека раскрыв глаза уставились на льва и не могли произнести ни слова.
− Если ты не освободишь моего хозяина, ты умрешь, − проговорила Авурр человеческим голосом.
− Я... Я освобожу его, − дрожащим голосом проговорил барон.
− Ты сделаешь это прямо сейчас, − почти рычала Авурр. − Ты пойдешь сам и принесешь ему извинения.
− Я уже иду, − проговорил барон, поднимаясь. Он дрожал от страха. В нем родилась мысль добраться до оружия.
Глаза Авурр стали красными. Она посмотрела на оружие, висевшее на стене, и оно в одно мгновение разлетелось на куски, прямо на глазах барона. Тот был готов делать все, что ему прикажут, лишь бы избавиться от льва.
Авурр растворилась в полной энергетической фазе, которая заняла объем всего замка. Барон уже не видел ее и решил было, что все ему померещилось.
'Иди.' − передала Авурр ему через биополе. Вестерн понял, что ему уже ничего не остается делать.
Он пошел. По дороге ему встречались охранники, которые рассказывали ужасы о белом льве, который мог пройти через стены и которого нельзя было убить. Барон ничего не отвечал, а только ускорял шаг.
Он оказался в подвале и приказал открыть камеру. Вестерн белый как смерть пытался что-то сказать Айвену, но все его слова куда-то исчезали из-за страха.
− Похоже, ты повстречался с телохранителем барона замка Львов, − проговорил Мак.
− Я... Я прошу извинения, барон, − еле проговорил Вестерн.
− Мне нужны четыре лучших скакуна, − проговорил Мак.
− Э... Да, барон. − ответил Вестерн.
Через несколько минут Айвен, Авурр, Райвен и Равурр были на лошадях вместе с детьми. Теперь, у каждого в седле была одна из девочек.
Они поскакали через город, направиляясь на восток, к границе Легендарной Земли. Они остановились около лавки, чтобы купить новую одежду, более подходящую для цивилизованных людей.
К вечеру четверка оказалась у границы, где их остановил пограничный отряд. Граница была закрыта для проезда простых людей.
− Кто вы? − спросил человек, останавливая Айвена.
− Я Айвен Лайонс, а это, моя семья, − ответил Мак.
− У вас есть документы?
− Таких, которые удовлетворили бы вас, нет, − ответил Мак. − Я, хозяин замка Львов.
− Какого, какого? − переспросил пограничник.
− Замка Львов. − повторил Мак.
− У вас есть доказательства?
− У меня есть вот это, − сказал Айвен, передавая три фотографии, сделанных в замке. На одной из них была картина замка со стороны гор, на другой восемь человек на фоне самого замка, на третьей, такая же фотография с несколько измененным ракурсом.
− Картинки не могут быть доказательством, − сказал человек.
− Тогда что может быть доказательством? − спросил Мак. − Бумажка, где написано, что я не дурак?
Пограничник отошел в сторону и позвал кого-то. Пришел другой человек в форме, похожей на офицера. Айвен соскочил с лошади и, передав Мирру Авурр, подошел к обоим пограничникам.
− Ты хозяин замка Львов? − спросил офицер.
− Да, − ответил Мак.
− Боюсь, что мы не можем вас пропустить. − сказал он.
− Каким образом я могу пройти через границу, если у меня нет документов? − спросил Мак.
− Вы должны подать прошение в департамент гражданства.
− Я могу это сделать через вас?
− Вы можете послать через нас письменное прошение.
− Я вернусь через час, − сказал Мак, вскакивая на лошадь.
Четверка отъехала от границы и расположилась небольшим лагерем. Айвен достал бумагу и написал прошение. Он вернулся и передал бумагу офицеру. Тот взглянул и был удивлен.
− Вы пишете на староанглийском? − спросил он.
− Это не подходит? − спросил Мак.
− Я думаю, это подойдет, хотя таким письмом давно никто не пользуется.
− Отправьте его как можно быстрее, − сказал Айвен, передавая одну монету.
− О, нет, − сказал офицер, отказываясь от денег. − Я отправлю сегодняшним курьером.
− Когда будет ответ?
− Дня через три, − ответил офицер.
− Я буду ждать здесь.
Айвен ушел к костру, который развела Равурр. Авурр ушла в ближайший лес, чтобы найти что-нибудь на ужин. Ответ пришел через два дня. Не только ответ. Вместе с ним приехал человек на машине.
Лошадей Айвен оставил у пограничников. Тем ничего не осталось делать, как принять. Отпускать их просто так никто не захотел.
− Меня зовут Гарри Веллс, − сказал человек, приехавший на машине. − Я историк. Меня просили перевести ваше письмо.
− Новое письмо настолько изменилось? − спросил Мак.
− Вы не знаете новое письмо? − удивился Гарри.
− Нет, − ответил Мак.
Гарри усадил всех в машину, улыбнулся девочкам и сел за руль. Машина тронулась с места.
− Я не знаю, как насчет замка Львов, но мое слово по поводу вашего письма стало решающим в решении вопроса о разрешении, − сказал Гарри.
− Вы не верите в существование замка Львов? − спросил Мак.
− Нет никаких доказательств.
− А фотографии будут доказательствами?
− Что? − не понимая спросил Гарри.
− Фотографии.
− Я не понимаю этого слова.
− У вас есть какой-нибудь ваш документ? − спросил Мак.
− Вы думаете, я вас обманываю?
− Нет, я только хочу посмотреть.
Гарри достал небольшой документ. Айвен показал на чернобелую фотографию, которая была в нем. Машина продолжала быстро двигаться.
− Вот это называется фотография, − проговорил Мак. − Это слово из старого языка. Я не знаю, как оно звучит в новом.
− Где вы учили язык? − спросил Гарри.
− Вы не поверите, − произнес Мак. − Это было на старой Земле.
Машина резко затормозила и остановилась посреди дороги в лесу. Гарри посмотрел на Айвена так, словно увидел его впервые.
− На старой Земле? − удивленно повторил Гарри. − Но как?
− Вы знаете теорию относительности? − спросил Мак.
− Вы были в космосе?
− Да.
− Я сойду с ума, − произнес Гарри, вновь пуская машину вперед. − Если вы все это расскажете кому-нибудь, вас упекут в психбольницу.
− Вы хотите оставить это в тайне? − спросил Мак.
− Ради всего, не упоминайте об этом, − сказал Гарри. − А не то и я окажусь там же. Да еще этот замок Львов.
Машина въехала на окраину города и помчалась по улице. Вокруг были невысокие каменные сторения. Сначала они располагались в беспорядке, а затем появились стройные ряды, а улица стала прямой как стрела.
− И что вы мне предложите делать? − спросил Мак.
− Скажите, что вас научил староанглийскому какой-нибудь старик, который уже умер, − ответил Гарри.
− Допустим, я это скажу. Что дальше? Зачем я вам нужен?
− Я хочу научиться так же писать, как вы, − ответил Гарри.
− Но вы прочитали мое письмо, разве вы не можете писать? − спросил Мак.
− Вопрос не в том, как писать буквы, а каким способом, − ответил Гарри. − Чем вы писали?
− Обычной ручкой, − ответил Мак.
− Посмотрите сюда и сравните, − сказал Гарри, показывая два листа бумаги. Один из них был тем самым прошением Айвена, а второй лист, переводом на новую письменность.
Айвен понял. На втором листе все было написано чернилами, которые несколько расплылись, а в некоторых местах были небольшие кляксы.
− Вы поняли? − спросил Гарри.
− Видимо да, − ответил Айвен. − Вы хотите получить от меня секрет этих чернил и ручки?
− Я думаю, что это будет очень выгодное предприятие.
− Так вы бизнесмен, а не историк? − спросил Мак.
− История, мое хобби. Я свободно читаю на староанглийском, и мой знакомый из департамента гражданства принес мне ваше прошение. Он и не увидел то, что увидел я.
− Видимо, я обречен стать миллионером, − проговорил Мак.
− Не плохо сказано, − усмехнулся Гарри.
Машина остановилась около департамента гражданства. Это было написано на здании. Айвен спокойно читал все надписи и удивлялся почему его письмо было так непонятно другим.
Гарри Веллс проводил Айвена и его семью в здание. Он показал небольшой документ на входе и всех пропустили.
− Надо немного подождать, − проговорил Гарри, показывая комнату для отдыха. Это было просторное помещение, в котором находилось несколько человек. Они тоже ожидали очереди.
Велс куда-то исчез. Девочки все это время молчали и с любопытством разглядывали окружающих. В комнате появилась женщина с ребенком лет пяти. Она села и отпустила мальчика побегать.
Тот через несколько мгновений оказался рядом с Алисой и Ррай. Они познакомили так же просто, как это делали все дети, а затем начали играть, забыв обо все, что делалось вокруг.
Из противоположной двери появилась женщина и вызвала кого-то из комнаты. Человек быстро ушел за ней. Женщина еще некоторое время смотрела на людей, а затем подошла к Айвену.
− Вы Айвен Лайонс?
− Да, это я, − ответил Мак.
− Вам надо подождать очереди, − сказала женщина.
− Я не тороплюсь, − ответил Мак.
Женшина мгновение постояла, а затем ушла. Рядом с Айвеном появилась мать мальчика.
− Это ваши девочки? − спросила она.
− Мои, − с гордостью ответил Мак.
− А это мой сын, − сказала она, глядя на детей. − Меня зовут Эмма Филс.
− А меня Айвен.
− Да, я слышала, − ответила женщина. − Вы здесь недавно?
− Только что приехали от границы, − ответил Мак.
− А мы уже год здесь, − сказала Эмма. − И нам придется уехать.
− Вам здесь не понравилось? − спросила Равурр, сидевшая рядом с Айвеном.
− Дело не в этом, − ответила Эмма. − Мы получили временное разрешение, и теперь оно закончилось, а новое разрешение нам не получить, потому что я не нашла работу.
− У вас есть профессия? − спросил Мак.
− Нет, − ответила Эмма. − Все время я искала работу и ничего не нашла. Работала кое-где иногда, но всегда только временно. Найти постоянную работу, чтобы быть спокойной за Вилли я не смогла.
− Вы не хотите возвращаться в свой дом? − спросила Равурр.
− У нас нет дома, − ответила Эмма. − Простите, я, наверно, вас расстраиваю.
− Расскажите, как вы жили, − сказал Мак. − Мы впервые здесь.
Человек, который заходил в дверь, вышел и Мак увидел, что он получил отказ. Женщина вызвала другого и дверь закрылась.
− А Вилли понравился нашим девочкам, − сказала Равурр, глядя на игру детей. Они показывали Вилли котят, и мальчишка весело смеялся, глядя, как котята барахтаются на полу.
− Значит вы не можете получить разрешение потому что у вас нет работы? − спросил Мак у Эммы.
− Да. И если вы не найдете работу, вас ждет то же самое, − сказала Эмма. − Здесь трудно найти работу. И еще труднее убедить комиссию, что вы что-то можете делать.
− Не понимаю, как можно выгонять человека просто потому что ему не нашлось работы, − проговорила Равурр.
− У комиссии найдется миллион объяснений по этому поводу, − сказала Эмма.
− Это можно понять, − сказал Мак. − Город наверняка перенаселен. Не хватает жилья. Кто захочет, чтобы в его доме жила толпа народа, которому нечего делать?
− Именно так они и говорят, − сказала женщина, слышавшая разговор. − Но ведь нас не так много.
− Может быть, − ответил Айвен.
Вновь была приглашена очередная просительница, а человек вышел из кабинета с таким же лицом, как и предыдущий.
− Уговаривать их бесполезно, − сказала Эмма. − И тем более, когда у вас столько детей.
− А Вилли не боится диких зверей, − сказала Мирра, подбегая к Райвен. − Она сама нам сказала.
− Вилли мальчик, Мирра, − ответила Райвен. − Он не должен бояться диких зверей.
− Они все словно одинаковые, − сказала Эмма, глядя на девочек.
− Мы двойняшки. − проговорила Ррай, подходя к Эмме. − Вы мама Вилли?
− Да, − ответила Филс. − Как тебя зовут?
− Ррай. А ее Мирра. А это Алиса и Раиса. Они тоже двойняшки, − сразу выложила все Ррай.
− Замечательные девочки, − улыбаясь сказала Эмма.
− Айвен Лайонс, − произнесла женщина, открывая дверь. Другая вышла из нее вся в слезах и просто убежала.
Айвен поднялся и пошел навстречу судьбе. Вернее, пошел делать свою судьбу.
В комиссии находилось пять человек. Трое мужчин и две женщины. Та, которая вызывала Айвена, зачитала его прошение, а затем объявила, что Айвену Лайонсу предложена работа у Гарри Веллс и за него внесен залог в сумме двадцати пяти золотых монет.
− В таком случае, вам предоставляется временное разрешение на проживание в Легендарной Земле, сроком на одиин год, − произнес мужчина, вставая.
− Прошу прощения, а как насчет моей семьи? − спросил Мак.
− Мы не можем принять всех, − сказала одна из женщин. − Они должны покинуть Легендарную Землю.
− В таком случае, я вынужден заявить, что перевод моего прошения был сделан неверно, − произнес Мак. − В нем было указано, что я прошу разрешения на всех.
Члены комиссии переглянулись. Айвен увидел в них некоторое удивление.
− Вы хотите сказать, что отказываетесь? − спросили Мака.
− Я хочу сказать, что ваш отказ моей семье был вызван ошибкой в переводе. Я настаиваю не пересмотре моего прошения.
− Мы решим позже. Сейчас вы свободны.
Айвен вышел и вернулся на место, где сидел перед этим.
− Что вам сказали? − спросила Эмма.
− Мне сказали, что я могу остаться, но без своей семьи. Я потребовал пересмотра прошения, − ответил Мак.
− И они согласились? − удивилась какая-то из женщин.
− В переводе моего прошения была допущена ошибка, − сказал Айвен.
− Эмма Филс, − произнесла женщина из-за двери. Эмма подскочила и чуть не бегом направилась туда.
− Присмотрите за Вилли, пожалуйста, − сказала она оборачиваясь. Айвен кивнул, и она скрылась за дверью.
Вилли потерял всякий интерес к игре и встал. Он смотрел на дверь, за которой скрылась его мать и ждал. Он знал, что за этой дверью решается его судьба и судьба его матери. Он чувствовал это по-своему.
Эмма вышла через несколько минут, получив отказ.
− Эмма, подождите, − сказал Айвен, когда она взяв Вилли собралась уйти.
− Мне отказали, − произнесла она. − Я должна уехать.
− Не уходите, − сказал Мак. − Все решено, так посидите просто здесь с нами. − Эмма несколько колебалась, а затем снова села рядом с Айвеном. − Не думайте об этом. Просто забудьте и посидите здесь. Хуже уже не станет.
− Да, наверно, − проговорила она. − Спасибо вам.
Вилли теперь сидел на руках Эммы, а четыре девочки были рядом. Они не понимали, что произошло, но чувствовали что-то и старались помочь.
Мирра передала котенка Вилли. Тот на время забыл об окружающих, держа его на руках.
− Мне почему-то кажется, что вы не отказались бы от работы на дому, − сказал Айвен. − Может и не здесь, а где-нибудь в другом месте.
− Я не понимаю, − проговорила Эмма.
− Посмотрите на них, − сказал Мак, показывая на девочек.
− Вы предлагаете мне работу? − удивленно спросила Эмма.
− Я не хочу уверять вас, но если мне дадут разрешение, то мне потребуются и работники в доме. А где четверо детей, там может быть и пятеро.
− Я не знаю, что и сказать, − произнесла Эмма.
− Ничего не говорите, − ответил Мак. − Просто забудьте на некоторое время о своих заботах, и вам станет легче.
В кабинет комиссии продолжали вызывать людей и постепенно все они прошли. В комнате остались только Айвен со своей семьей и Эмма с Вилли. Айвен усадил ее в кресло и она задремала от усталости.
Вилли продолжал играть с девочками, забыв обо всем.
− Вы кого-то ждете? − спросила женщина, выходя из кабинета.
− У вас не найдется несколько свободных минут? − спросил Мак.
− У меня? − удивилась женщина.
− Я хотел бы получить консультацию по моему вопросу. Я хочу узнать все правила, по которым производится отбор.
− А не могу вам объяснять все правила, − сказала она.
− Может у вас есть книга, где они записаны? − спросил Мак.
− Я не понимаю, что вы здесь делаете, − проговорила она. − Вам уже сказали все. Вы можете идти.
− Могу, − ответил Мак. − А могу и остаться. Или это запрещено?
− Здесь не гостиница. − произнесла женщина.
− Тогда как могу я узнать, когда и где мне будет сообщено решение, если я уйду?
− Вы можете прийти сюда завтра.
− Благодарю за участие, − произнес Мак и поднялся. Женшина смотрела на него, словно на дурачка.
Айвен поднял Эмму и вдесятером они направились к выходу. Через несколько минут они покинули здание. На улице было довольно много людей.
Они прошли немного по улице и Айвен сразу увидел гостиницу.
− Мест нет, − завявил какой-то человек, встречая Айвена с его оравой женщин и детей.
− Вы в этом уверены? − спросил Мак, вкладывая монету в руку человека.
− Может и найдется какой-нибудь номер, но он будет маловат для вас, − сказал человек.
− Может у вас найдется и два маленьких номера? − спросил Мак вкладывая в руку человека еще одну монету.
− Да, мистер, − сказал тот меняя свой тон. Он осмотрел всех другим взглядом. − У нас есть один большой номер, но он, наверно, будет слишком дорог для вас.
− И сколько он стоит? − спросил Мак.
− Пять монет в день.
− Меня это устроит. Могу оплатить вперед.
Отношение к клиентам совсем изменилось. Эмма и Вилли с удивлением разглядывали стены и потолок украшенные картинами. Айвен понял, что попал в первоклассный отель.
Номер оказался почти царским. К вечеру у всех была новая одежда. Подобные переодевания, которые делались уже не в первый раз, вызвали усмешки у Райвен и Равурр.
− Люди сами создали себе проблему с одеждой, − сказала Райвен.
Эмма была смущена тем, что Айвен заказал одежду для нее и для Вилли.
− Наверно вас мне послал бог, − проговорила она, выходя из комнаты, где она переодевалась.
− Нас никто не посылал, − произнесла Ррай. Эмма только улыбнулась ей.
− Я не знаю, как вас и благодарить, − сказала Эмма. − Я не должна принимать все это. Мы почти незнакомы.
− Все в порядке, Эмма, − произнес Айвен. − Детей ты уже знаешь. А это Авурр, Райвен и Равурр. − Мак представил всех троих. − Авурр, моя сестра, а Райвен и Равурр, мои жены.
− Обе? − удивилась Эмма.
− Обе, − Усмехнулись Райвен и Равурр.
− Я этого просто не понимаю, − проговорила Эмма. − По-моему, в Легендарной Земле запрещено иметь двух жен.
− У нас нет такого запрета, − сказала Райвен. − И я не вижу в нем смысла.
− Мы одна семья, − сказала Равурр.
− А где отец Вилли? − спросила Райвен.
− Он погиб три года назад, − ответила Эмма. − Мы жили тогда у барона Фантари, на севере от Легендарной Земли. Хозяин деревни хотел продать меня, и мы сбежали.
− Как это можно продать человека? − удивилась Равурр. − Человек, не вещь.
− Для некоторых, человек вещь, − ответила Эмма.
В номер постучали. Появился человек в форме работника гостиницы и сообщил что готов обед.
Все направились в ресторан. Для Эммы и Вилли это было совсем непривычно, и они чувствовали себя неуютно. Вилли оказался вместе с девочками и вскоре забыл о неудобствах, а Эмма все еще смущалась, глядя на Айвена. Ее пришлось заставить есть чуть ли не силой. Айвен видел, что она не знает что будет дальше. Эмма считала про себя, что подобные заботы могут закончиться для нее плохо.
Они вернулись в номер, и Айвен оставил всех. Он спустился вниз и расспросил управляющего отелем о разных вещах. Айвен попросил пригласить на вечер оценщика, а затем заказал машину и отправился в город.
Шофер знал город как свои пять пальцев и доставил Айвена сначала в ювелирный магазин, где Мак осмотрел вещи из золота и серебра, чтобы понять сколько они стоят. Затем он направился в библиотеку и взял несколько книг. Ему потребовалось около часа, чтобы найти необходимую информацию.
Вернувшись в гостиницу он застал Эмму за игрой с детьми. Она улыбалась и играла с ними, как со своими.
Айвен не стал ее отвлекать. В номере было несколько комнат. Райвен и Равурр нашли книги и читали их, а Авурр отдыхала, сидя в кресле.
Мак ушел в небольшой кабинет, где подготовился к встрече оценщика. Он уже знал в какие суммы могут быть оценены двенадцать фигурок львов, которые были у него. Две золотых, и по пять серебрянных и хрустальных.
Оценщик появился почти минута в минуту с назначенным временем. Он долго рассматривал львов. Сначала просто, затем через увеличительное стекло и наконец оторвался от них.
− Могу вам сказать, что я впервые вижу подобные вещи, − сказал он. − Мне сложно дать точную оценку.
− Мне нужна приблизительная оценка и подтверждающий ее документ, − ответил Айвен.
− Я считаю, что каждый из них стоит не меньше десяти тысяч, − произнес оценщик.
Айвен не ожидал подобной цифры. Он сам решил, что они стоят около тысячи, но десять тысяч было сверх всяких ожиданий.
− Основная стоимость не в металле или хрустале, а в работе мастера, − продолжил человек. − Я думаю, что на аукционе эти вещи могут стоить еще больше.
− Я пока не собираюсь их продавать, − сказал Мак. − У меня есть еще кое что. − Айвен достал несколько золотых монет с изображениями львов.
Оценщик взял их и сразу стал смотреть через лупу. Он оторвался через несколько минут.
− Удивительно, − произнес он. − Похоже, они сделаны тем же мастером, что и эти львы. − У вас целое состояние. Эти монеты стоят не меньше пятисот легендарных за одну.
Айвен высыпал на стол остальные монеты. Всего их было сорок штук.
− Я думаю, их тоже надо включить в документ.
Оценщик стал смотреть монеты и просмотрев половину сосчитал все остальные.
− Да. Я оформлю документ здесь же, − сказал он и сев за стол достал фирменные бланки.
− Возьмите эту ручку, − сказал Айвен, передавая ее человеку. Тот посмотрел на нее удивленно, затем попробовал писать на обычном листе бумаги. И вместо того, чтобы писать достал свое увеличительное стекло, что бы посмотреть на перо.
− Извиняюсь, − произнес он и начал заполнять документ. Он вписал в него двенадцать львов и сорок монет ювелирной работы. Общая сумма составила сто сорок тысяч.
Он поставил личную печать и вернул ручку. По просьбе Айвена были сделаны три копии документа.
− Прошу прощения за любопытство, − произнес человек отдавая бумаги. − Могу я спросить, откуда эти вещи?
− Это мои вещи, − ответил Айвен.
− Вы сделали их сами? − удивился человек.
− Да, − ответил Мак. − И по правде говоря, я удивлен цифрами, которые вы указали.
− Если так, то вам нет цены, − произнес человек. − Если будет нужно, я всегда к вашим услугам.
− Буду иметь в виду, − сказал Айвен, отсчитывая оплату за вызов.
Оценщик ушел, и Айвен спрятал львов и монеты внутрь себя. Он знал, что оценщик никому не расскажет о том, что он видел, но было вполне возможны любые ситуации. Большие деньги могли сулить и большие неприятности. Те двести с лишним монет, которые еще оставались у него были лишь каплей в море.
Собственно, Айвен знал, что ему не придется бедствовать. Он обладал таким капиталом, которого не имел никто на Новой Земле. Знания имели наивысшую ценность, хотя это могло пооказаться и не таким очевидным фактом.
Утром Айвен отправился в Департамент Гражданства. Он снова зашел в ту же комнату, где несколько человек ожидали решения комиссии. Люди несколько удивленно посмотрели на Айвена. Он выделялся среди них своим видом богатого человека, которым, казалось бы не было места там, куда пришел Мак.
Женщина, вызывавшая людей остановилась на полуслове, увидев Айвена среди посетителей. Она договорила имя человека и подошла к Маку.
− Айвен Лайонс? − спросила она, словно видела его впервые.
− Да, − ответил Мак, словно не замечал ее волнения.
− Вас искал Гарри Веллс, − проговорила она.
− Он здесь? − спросил Мак.
− Нет, но он скоро будет здесь.
− Я подожду, − ответил Мак. Женщина опомнилась, что задержалась, и ушла в кабинет.
Через несколько минут вышел человек и женщина вызвала другого, а сама снова подошла к Айвену.
− Мы вызовем вас, когда приедет Гарри Веллс, − сказала она.
− Я уже говорил, что не тороплюсь, − ответил Мак. Он сидел в кресле и закрыл глаза, показывая свое спокойствие.
− Вот такие всегда пройдут, − проворчала какая-то из женщин, разговаривая с другой.
Айвен открыл глаза и взглянул на нее. В ее взгляде было какое-то отвращение.
− Я здесь уже второй раз, мэм, − проговорил Мак. − В прошлый раз мне было отказано.
Следующей в очереди оказалась именно эта женщина. Айвен проследил за ней через биополе, а затем, используя свое воздействие, заставил комиссию дать ей разрешеиие.
Она вышла и удивленно смотрела на документ, в котором было дано разрешение и стояла отметка, что оно оплачено.
− У вас такой вид, будто вы выиграли в лотерею, − произнес Айвен.
− Я выиграла в лотерею, − произнесла она и рассмеялась словно помешанная.
− Что с вами? − спросила ее другая женщиная, сидевшая в комнате.
− Мне дали разрешение, − ответила та и вдруг, поняв что его могут отнять, бегом выскочила из комнаты.
− Чудеса да и только, − сказала другая женщина. − Она говорила, что ей не больше дадут разрешение.
− Скажите, кто-нибудь верит в существование замка Львов? − спросил Мак у людей, сидевших в комнате.
− Нет, − сказали две женщины, и Айвен уловил в мыслях остальных что никто в это не верит.
− Поэтому в вашей жизни и нет чудес, − проговорил Мак.
− А вы в него верите? − спросила женщина.
− Верю, − ответил Айвен.
Появился Гарри Веллс. Он сразу подошел к Айвену и, не говоря ни слова, знаком показал идти за ним. Айвен пошел и через несколько минут они оказались в небольшом кабинете.
− Где вы пропадали? И откуда у вас этот костюм? − спросил Гарри.
− Отель 'Франс', номер два, − ответил Айвен. − Не понимаю, что вас раздражает. Вы оставили меня одного там, ничего не объяснили, а теперь, требуете отчета.
− Вы с ума сошли, − проговорил Гарри. − Где я возьму деньги, чтобы оплатить все это?! Вы думаете, что у меня есть средства, чтобы оплачивать въезд каждого кто захочет?
− Во-первых, я не просил вас оплачивать мой въезд, − проговорил Айвен. − Во-вторых, за отель уже заплачено. И в третьих, почему вообще вы говорите со мной так, словно я ваш слуга?
− Хорошо, как вам будет угодно, − сказал Гарри. Он проводил Айвена назад в комнату, где ожидали другие посетители. Через несколько минут появилась женщина, которая вызывала людей на прием.
− Айвен Лайонс, комиссия отказала вам в повторном рассмотрении прошения, − произнесла она. − Вы должны покинуть Легендарную Землю.
− По-закону я имею право быть здесь еще четыре дня, − проговорил Айвен. − И я имею право подать апелляцию в суд на комиссию за предвзятое рассмотрение моего прошения, с требованием компенсации морального ущерба. И передайте Гарри Веллсу, чтобы он не прикасался к моим скакунам.
Он встал и ушел, не дожидаясь ответа. Он только слышал удивление в мыслях женщины из-за высказывания по поводу лошадей. Айвен разговаривая с Веллсом уловил его мысли о том, что он хотел сам продать четырех коней, оставленных Айвеном на границе.
Мак вызвал машину и через несколько минут был в здании Суда. Он выбрал адвоката. Симон Хай Сингх был человеком лет тридцати пяти. Он напоминал индийца по виду, хотя был в обычном костюме, как и другие люди, встретившиеся там Айвену. Мак выбирал адвоката своим собственным методом. Он прочитал краткие характеристики на всех, а затем задал пару вопросов выбранным кандидатам.
Хай Сингх сам был одним из тех, кто прибыл в Легендарную Землю из-за границы. Он достиг своего положения своим трудом и узнав суть дела Айвена сразу согласился.
Айвен вернулся в гостиницу и послал распоряжение на границу об отправке скакунов барону Вестерну.
В гостинице Айвена ждал Гарри Веллс. Мак принял его. Веллс все еще был в ярости за то что произошло.
− О каких лошадях вы говорили? − спросил он, усаживаясь без приглашения.
− О тех, которые остались на границе, − спокойно ответил Мак. − Если вам так хочется знать, каждый из этих коней стоит не меньше четырехсот монет, и они принадлежат барону Вестерну.
Веллс мысленно ужаснулся от того, что он хотел продать этих коней по пятьдесят монет. Его задело и то, что он чуть не влип с ними в неприятную историю.
− Значит вы можете оплатить свой въезд? − спросил Веллс, решив уйти к другому вопросу.
− Могу. И не только свой, − ответил Айвен так словно Гарри был его должником.
− Почему вы этого не сказали раньше?
− А кто меня спрашивал? − ответил Мак. − Никто не пожелал говорить со мной.
− Я думаю, вам незачем подавать в суд.
− Я это уже сделал, − ответил Мак.
− Что?! − удивленно воскликнул Гарри.
− Вы два раза использовали нечестные приемы, − сказал Мак. − Я не считаю возможным иметь дела с вами.
− Но без меня вы и сейчас сидели бы за границей, − возразил Веллс.
− Возможно, − ответил Мак. − Но не будь вашего вмешательства, комиссия рассмотрела бы мой вопрос иначе.
− Она вообще бы его не рассматривала, − проговорил Гарри.
− Ошибаетесь, − ответил Мак. − Вы не единственный любитель староанглийского. Комиссия обязана рассматривать прошения на каком бы языке они не были написаны. Может быть это и произошло бы на два-три дня позже, но это не так важно для меня. И вам больше не придется переводить мои заявления и прошения.
− Вы самоуверенный глупец, который считает, что сотни монет хватит на жизнь в этом городе, − проговорил Гарри, выходя из номера Айвена.
Через полчаса появился управляющий гостиницы.
− Прошу прощения, − проговорил он. − К вам пришли.
− Кто? − спросил Мак.
− Полиция.
− Впустите, − сказал Мак.
Появились трое полицейских.
− Вы Айвен Лайонс? − спросили они.
− Я, − ответил Мак.
− На основании решения комиссии Департамента Гражданства вы обязаны покинуть Легендарную Землю в течение сегодняшнего дня, − сказал полицейский. − В противном случае мы будем вынуждены применить силу.
− Я имею право находиться здесь до рассмотрения моего дела в Суде, − произнес Айвен и показал полицейскому полученный в Суде документ. Полицейский взял бумагу и просмотрел ее от начала до конца.
− Вы можете оставаться, − проговорил он, возвращая документ. − Прошу прощения, я получил не все данные. Служба. − Он отдал честь и удалился.
Управляющий тоже откланялся и ушел. Айвен отправился в детскую, где веселыми криками его встретили девочки. Вместе с ними были и четыре женщины. Эмма поднялась со своего места, когда Мак вошел.
− Сиди, Эмма, − сказала Авурр.
− Я чувствую себя так, словно меня похитили, − произнесла она.
− Если хочешь, ты можешь уйти, − сказала Авурр. − Но ведь тебе некуда идти.
− Некуда. Но я не заслужила всего этого.
− Я предложил тебе работу в моем доме, − сказал Айвен. − Дома пока еще нет, но он скоро будет. И я вижу, что вы согласны.
− Если хочешь, считай, что все это наш кредит за твою будущую хорошую работу, − сказала Авурр.
− Но ведь вы даже не получили разрешения, а я должна уехать из страны, − сказала Эмма.
− Пока ты с нами, никто не может заставить тебя уехать, − сказал Айвен. − А если мы не получим разрешения, уедем вместе. Ты согласна?
− Как я могу быть не согласна, − ответила Эмма. − Вы так добры ко мне. Я никогда такого не встречала.
Весь день прошел в разговорах. В основном рассказывала Эмма. О своем детстве в деревне, работе в поле. О муже, который погиб защищая деревню от набегов диких племен.
Она рассказывала о Вилли и о том, как бежала из деревни, когда узнала, что хозяин собирался ее продать какому-то вождю дикого племени.
Эмма добралась до границы Легендарной Земли и продав все, что у нее было, оплатила въезд и устроилась на работу. Потом хозяин раззорился, и она оказалась на улице. Она перебивалась на случайных заработках, пока не пришел день, когда надо было вновь обращаться в Департамент Гражданства.
На следующий день Айвену пришел вызов в Департамент Гражданства. Мак связался с адвокатом и появился в департаменте вместе с ним.
Присутствие Хай Сингха вместе с Айвеном было для комиссии неожиданностью. Айвен передал в комиссию свой перевод прошения о въезде.
Прошение было зачитано, как следовало по правилам.
− Вы должны внести оплату за въезд, − произнес председатель комиссии. Ему ничего не оставалось делать, как следовать правилам в сложившейся ситуации.
Айвен передал квитанцию о внесении в кассу Департамента оплаты за пятерых человек.
− В вашей семье четверо взрослых человек, почему оплата за пятерых? − спросил председатель.
− Я имею право ввезти с собой по одному человеку на каждого члена семьи в качестве прислуги, − ответил Мак.
− Частично оплата внесена Гарри Веллсом.
− Я не нуждаюсь в подобных подачках, − произнес Мак. − Мистер Веллс внес оплату без моего согласия. Я считаю это оскорблением по отношению ко мне.
− Вы обязаны предоствить доказательства своего состояния или копию приглашения на работу, − произнес председатель.
Айвен достал копию документа оценки его состояния.
− Сто сорок тысяч? − удивленно произнес председатель. − В таком случае вам предоставляется разрешение. Вы должны назвать имена членов своей семьи и прислуги.
Айвен передал председателю список из десяти имен, начиная с его собственного имени.
Председатель остановился на четвертом имени, Равурр Лайонс.
− У вас две жены? − удивленно проговорил он.
− На лиц иностранного гражданства не распространяются определенные статьи кодекса законов гражданского состояния. − произнес Хай Сингх. − В том числе и запрет на многоженство.
Председатель продолжил чтение списка и закончил его на Эмме Филс и Вилли Филс.
− Эмма Филс? − проговорила женщина сидевшая в стороне. − По-моему, она несколько дней назад получила отказ.
− Это не имеет отношения к делу, − вновь вступил адвокат. − Айвен Лайонс имеет право нанимать служащих в любой момент времени, в том числе и после того, как Эмма Филс получила отказ.
Председатель хотел было к чему-то еще придраться, но ничего не было. Хай Сингх прекрасно знал законы и отклонил бы любые уловки.
− Надо было их проучить, − сказал Сингх, когда вместе с Айвеном вышел из кабинета комиссии.
− Спасибо, Симон, − ответил ему Мак. − Было приятно смотреть на их лица, когда они увидели тебя.
На следующий день Айвен получил документы. Эмма уже ничего не говорила по этому поводу. Она только расплакалась, когда Айвен вручил ей удостверение.
Айвен снял небольшой дом на южной окраине города. Эмма начала свою работу. Она выполняла работу по дому и иногда удивлялась тому, как Равурр и Райвен не могли сразу сделать казалось бы простых вещей. Вилли все время проводил с девочками, а вскоре они познакомились с детьми из соседних домов.
Айвен выставил на аукцион монеты и двух серебрянных львов, за что и получил семдесят тысяч. Он выкупил дом, но решил не начинать коммерческой деятельности. Средств было вполне достаточно для нормальной жизни. Вместе с Авурр, Райвен и Равурр он занимался только детьми.
Девочки сильно выделялись среди своих сверстниц. Обычно им давали на год больше, чем им было на самом деле. Около дома была устроена детская площадка, на которой играли и соседские ребятишки.
Айвен ушел в новую для него область. Он посвятил все время детям. Игры и забавы, рассказы и песни. Все было посвящено им. Айвен организовал детский городок, на свои средства он выстроил школу, кинотеатр для детей, парк отдыха и развлечений.
Он не ставил целью получить с этого доход. Ему не требовались деньги. Их было предостаточно. Мак построил сказочный мир для детей, полный увлекательных аттракционов. Он восстановил многие детские фильмы, которые сам видел когда-то на Старой Земле. Фильмы, которые учили детей добру и справедливости. Сказочные истории, которые уносили детей в мир замечательных иллюзий.
Мир Львов, так он был назван. Лев был эмблемой Айвена Лайонса. И эти эмблемы появились во многих местах города.
Законы Легендарной Земли по отношению к детским заведениям были благоприятными. Эти предприятия освобождались от налогов. Но это были не совсем обычные предприятия. Поначалу мало кто замечал, что они практически не требовали вложений после запуска.
Входная плата в кинотеатрах и атракционах уходила лишь на оплату труда людей, обслуживавших предприятия Айвена Лайонса. Сложно было представить, чтобы что-то сломалось. Айвен использовал собственную технологию, которой не было на Новой Земле.
Вскоре были запущены и новые предприятия. Предприятия направленные на улучшение жизни всех людей. Они производили самые простые вещи, начиная от ручек и синтетической бумаги, кончая автоматизированными домашними приборами. Фабрики выпускали игрушки для детей, мебель, бытовые приборы, радиоаппаратуру.
Айвен возродил видео. Это принесло ему славу на всю Легендарную Землю. Новые предприятия имели коммерческую основу. Они процветали. Стоимость многих вещей была такова, что их могли приобрести даже бедные семьи.
Кремниевая технология невероятным образом сохранилась на Новой Земле. Она была одной из областей, напоминавшей о далекой цивилизации старой Земли. Айвен видел в ней недостатки, но решил не вмешиваться, потому что в этой области было не мало занятого населения. Мак осваивал только давно забытые области.
Его компания звуко и видеозаписи работала в основном только с новыми идеями. В ней же восстанавливалось то, что было забыто. Музыка конца двадцатого века ворвалась в жизнь людей Новой Земли, как поток свежего воздуха.
Айвен построил несколько больниц. И было очень радостно смотреть на людей, которые излечивались от, казалось бы, неизлечимых болезней. Кто-то называл методы Айвена Лайонса в медицине шарлатанством, но ни одна комиссия не смогла найти в этих методах что-то, что могло повредить людям. Они вообще ничего не находили в простых предметах, которые продавались в аптеках, как средство против различных болезней.
Поле не могло излечить всех болезней. Болезни, вызываемые микробами не могли быть излечены простым воздействием. Против некоторых из них существовали особые комбинации полевый волн, которые убивали микробов вызвавших эти болезни, но это были лишь единицы. Поле воздействовало на микроорганизмы так же, как на на человека. В этой области медицина оставалась прежней.
Но такие области, как травматология, хирургия и психология были подвластны полевым методам. И когда хирурги видели, что применение аппаратов Айвена Лайонса приводило к ускорению процессов восстановления организма человека, они не слушали тех, кто говорил о шарлатанстве, а применяли на практике то что реально помогало людям.
Наступил 384-й год. Девочкам исполнилось по четыре года. По развитию они были равны шестилетним. Айвен и Авурр много времени проводили с ними и с другими детьми. Он устраивал для них путешествия на природу, к морю и в горы, в лес и в поле.
Эмма Филс освоилась в доме Лайонсов и почти забыла о своих прошлых бедствиях. Вилли почти все время был вместе с девчонками, за что его частенько дразнили сверстники. Но львы, как прозвали девочек Лайонсов, не давали себя в обиду.
Айвен подарил Эмме и Вилли браслеты со знаками львов. Они не выглядели, как дорогие вещи. они выглядели как металлические, хотя по своим свойствам были близки к коже. Это было биовещество Айвена и Авурр − такие же браслеты, как у четырех девочек и Райвен с Равурр.
Айвен и Авурр тоже носили браслеты, но они делали это лишь для того, чтобы было меньше вопросов. Браслет был знаком семьи Лайнсов.
Дом был несколько перестроен. Он был расширен и увеличен в высоту и, как символ семьи, перед парадным входом лежали две фигуры белых львов. Внутри дома многое тоже изменилось. И одной из тайн был большой металлический круг в комнате, примыкающей к гостиной. Круг диаметром в три метра был станцией пересылки, связанной с такой же станцией в замке Львов.
Айвен построил и испытал станцию. Не прошло и нескольких секунд, как над замком Львов появился космический корабль. Система слежения сразу сообщила об этом Маку, и он в одно мгновение оказался там, перелетев в энергетической фазе.
Астерианский корабль на антигравитационном двигателе завис над замком. Айвен передал сообщение, указав возможное место посадки на крыше замка.
Корабль опустился, из него появились двое черных тигров. Мак сразу понял, что именно вызвало хийоаков. Они обнаружили полевое перемещение на планете и прилетели проверить что это было.
− Я Айвен Мак, − произнес Айвен на языке хийоаков, а затем изменился, превратившись в черного тигра.
− Вы провели полевое перемещение. Нас беспокоит возможность передачи этого знания людям, − сказал один из тигров.
− Я построил станцию пересылки из своего дома в городе в свой замок. Секрет этой станции люди не узнают. Я собираюсь использовать ее тайно.
− У вас есть разрешение на использование подобных станций от Союза? − спросил тигр. Айвена это несколько удивило.
− Я не ослышался? − спросил Мак. − О каких разрешениях вы говорите?
− После окончания войны Совет Союза принял решение о запрещении строительства на Новой Земле любых объектов, использующих полевое перемещение.
− Это решение распространяется на хийоаков Первой Шестерки? − спросил Мак.
− Вы хийоак Первой Шестерки? − удивленно проговорил тигр.
Айвен показал знак. Знак, который не мог быть получен в биовеществе обычных изменяющихся хийоаков. Он переливался всеми цветами радуги и из него словно выросло объемное изображение планеты Мира.
− Странно, что вы забыли имя Айвена Мака, и что я улетел на Новую Землю пять лет назад, − проговорил Мак. Знак слился с биовеществом его черной лапы.
Мак уловил мысленные объяснения. Двое тигров находились в системе Солнца совсем недавно, и это был их первый полет. Они вылетели к месту, где была одна из станций передачи сразу, как зафиксировали перемещение.
− Ваша ошибка в том, что вы не изучили как следует ситуацию, − проговорил Мак. − Можете возвращаться.
− Да, сэр, − проговорил тигр и оба они удалились. Корабль взлетел и исчез, а Мак через энергетическую фазу вернулся домой, где снова превратился в человека.
− Я искала вас и не могла найти, − проговорила удивленно Эмма, когда Мак вышел в гостиную из комнаты со станцией пересылки.
− Что-то случилось?
− Ничего особенного. Пора обедать.
− Я сейчас подымусь, − ответил Айвен.
Все снова текло своим чередом, хотя встреча с хийоаками напомнила Айвену о космосе и многих годах странствий.
Четырем девочкам было по четыре с половиной года, когда они пошли в школу. Они оказались в одном классе вместе с Вилли. Одноклассники не видели разницы между собой и четверкой Лайонс. Учителя немного удивлялись возрасту девочек, но дети Лайонсы справлялись со всеми заданиями.
Авурр пошла работать в школу, где учились девочки. Она стала учителем в их классе, что для кого-то могло показаться не совсем нормальным, но девочки знали как надо вести себя в школе. Они были примером для всех. Группа, в которой они учились, вскоре приобрела особую славу в школе. Метод обучения Авурр был нов для других учителей и давал отличные результаты.
Между детьми завязалась дружба. Они часто проводили время после школы вместе, и Авурр всегда была рядом. Все вместе они отправлялись в короткие путешествия. Бывали в лесу, наблюдали за животными и птицами. Авурр показывала, как различать следы животных, как определять что эти животные делали.
Несколько раз устраивались походы вместе с родителями детей и для них это были счастливые, незабываемые дни.
Воспитание детей Айвен, Авурр, Райвен и Равурр вели по своему. Многие вещи для людей могли бы показаться более чем странными. С одной стороны они держали их в строгости, наказывали за малейшие провинности, а с другой, заставляли их действовать, как можно больше самостоятельно. В доме Лайонсов не было понятия что дети обязательно должны спать ночью. Они могли спокойно уйти ночью на улицу, за это их не наказывали.
В одну из первых таких прогулок, девочек вернула в дом полиция. Айвен поблагодарил их за заботу, а затем объяснил, что девочкам разрешено гулять ночью. Полицейские только удивились этому и ничего не смогли сказать. В Легендарной Земле не существовало законов, по которым детям запрещялось гулять по ночам.
Девочки учились самостоятельно преодолевать трудности. Они еще не осознавали, что Айвен и Авурр постоянно следят за ними, не упуская из виду ни на секунду. Именно этой цели служили браслеты на руках и никто не мог их снять.
Эмма смирилась с тем, что Вилли оказался в системе воспитания Лайонсов и имел такие же же свободы, как и девочки. Учеба в школе несколько изменила порядок. Теперь днем дети были в школе, и они не могли прогулять всю ночь.
Наказание тоже было другим. Детей не ругали и не били. На первый раз им объясняли, что они сделали не так, во второй и третий объяснения повторялись, и к ним прибавлялось само наказание. Провинившихся оставляли в пустых маленьких комнатах, где им нечем было заняться.
Если же провинность повторялась вновь, то объяснений больше не было, а наказание длилось еще дольше, а затем продолжалось до тех пор, пока дети не понимали сами за что их наказали.
Это давало хороший результат. Ничего не делать было хуже всего для непосед Лайонсов. И постепенно они сами начали понимать, что делать можно, а что нельзя.
Слава об Айвене Лайонсе разошлась по всей Легендарной Земле и за ее пределы. О его богатстве ходили легенды, хотя все они были сильно преувеличены.
Легенда о замке Львов получила новое подтверждение. Группа исследователей гор нашла замок, хотя и не смогла попасть за стены. По странному стечению обстоятельств никто не вспомнил о заявлениях Айвена о собственности на замок.
Хай Сингх, адвокат семьи Лайонсов, узнав о замке расспросил о нем Айвена. Мак рассказал и попросил Сингха не говорить об этом до тех пор, пока его не спросят прямо. Сингх уже давно привык к странностям Айвена и согласился не требуя объяснений.
В начале 385-го года Департамент Гражданства был вынужден предоставить гражданство Айвену Лайонсу, его семье и Эмме Филс. Это произошло после скандала раздутого газетами вокруг имени Лайонса. Журналисты разнесли в пух и прах Департамент, когда узнали, что Айвен Лайонс в очередной раз оплачивал свое пребывание в стране. Мак отнесся к этому со спокойствием, которое удивило даже самих журналистов, а в момент, когда комиссия утверждала гражданство Лайонса, Мак потребовал утвердить и гражданство Филс, угрожая что он не примет гражданства без нее.
Затем вокруг Айвена был раздут новый скандал. На этот раз поводом послужило двоеженство. Мак сделал лишь одно короткое выступление по этому поводу, обвиняя журналистов в черной зависти. По поводу же закона о запрете двоеженства Айвен высказался очень просто.
− Подайте на меня в суд, и он отклонит ваш иск, потому что среди вас нет моей жены.
И все же суд состоялся. Иск был подан группой женщин, которые решили сделать на этом себе славу. Айвен добился закрытого слушания, потому что дело касалось только его семьи.
На самом суде на все вопросы отвечал не он, а Райвен и Равурр, что было для обвинителей полной неожиданностью.
Суд отклонил иск. По закону, преступлением считался акт вступления во второй брак, когда первый не был расторгнут. Но сам этот акт происходил когда Айвен не был гражданином Легендарной Земли, и он не мог считаться преступлением.
Вторая часть иска, которая требовала освобождения жен Айвена Мака, разлетелась в пух и прах после заявления Райвен и Равурр, что они не собираются подавать на развод, а по-закону брак не мог быть расторгнут без желания мужа или жены.
Обвинение пыталось сопротивляться, нажимая на регистрацию во время получения гражданства. Это обвинение разнес в щепки Хай Сингх. Регистрация производилась одновременно. Не было факта сокрытия наличия второй жены, а значит и не было преступления.
На следующий день во всех газетах на первой полосе были фотографии Айвена, Равурр и Райвен втроем с улыбающимися лицами.
'Иметь двух жен − не преступление' − гласили заголовки статей.
Интерес к семье Лайонсов оставался еще некоторое время. В газетях появились фотографии четверых девочек, Эммы Филс вместе с Вилли, Авурр и общие фотографии всех десятерых. В одной из газет появился вопрос не является ли Эмма Филс третьей женой Айвена Лайонса. Мак в самой резкой форме потребовал принесения извинений в адрес Эммы, что и было сделано в той же газете.
Шум постепенно утих.
Прошло несколько месяцев.

Айвен находился на одном из приемов устроенного его партнером по бизнесу Фредом Тен Марисом. Будучи в постоянной связи с Авурр он узнал через нее о похищение четверых девочек из школы. Двое неизвестных захватили их и посадив в машину куда-то повезли.
Среди захваченных находились Ррай и Мирра. Айвен оставил небольшое сообщение Фреду и сразу же ушел. На своей машине он промчался по улицам города и оказался около школы, где уже находилась полиция.
− Мы их уже ищем, мистер Лайонс, − проговорил полицейский.
− Вы мне нужны, − проговорил Мак. − В моей машине есть система слежения, она укажет, где находятся девочки.
Полицейские соображали довольно быстро. Через мгновение трое оказались в машине Айвена, и Мак вывел на дисплей схему города, на которой находилась точка, движущаяся по одной из магистралей.
Полицейский схватился за рацию, и Мак остановил его в одно мгновение.
− В чем дело? − не поняв спросил тот.
− Вот в чем, − ответил Мак, включая звук.
Послышался шум мотора, сквозь который были слышны трески и разговоры полиции, которая искала похищеных.
− Это связь прямо оттуда, − ответил Мак. − Они слышат все ваши переговоры. И они не должны знать, что на девочках устройство слежения.
− Куда мы едем? − послышался голос Ррай.
− Молчите, − ответил ей другой голос.
Айвен повел машину вперед и вскоре выехал на магистраль, по которой ехала машина с девочками.
− Что вы предлагаете? − спросил полицейский, глядя на движущуюся точку на экране монитора.
− Если пытаться захватить их прямо, девочки могут пострадать, − ответил Айвен. − Надо проследить за ними и выбрать удобный момент.
Точка повернула на север, двинулась к границе города. Айвен проехал не доезжая до этой улицы и повернул на параллельнуюй.
− Иногда мне хочется, чтобы моя машина была не такой заметной, − произнес Айвен.
В этот момент он не мог изменить ее, а ее вид был всем известен. Преступники узнали бы машину Лайонса как только она появилась сзади.
− Странно, что ее еще не остановили, − сказал полицейский.
− Значит они уже поменяли машину, − ответил Мак. − Они знают, что вы ищете.
Машина с похищенными детьми выехала из города. Айвен остановился у небольшого гаража, который оказался на пути и выскочив подбежал к хозяину.
− Мне срочно нужна машина, − проговорил Мак. Из его машины показалась полиция.
Человек еще не понимая смотрел на них и на машину Лайонса, известную во всем городе. Один из полицейских показал удостоверение, поняв мысль Айвена.
Владелец не говоря ни слова вытащил ключ и показал на машину, стоявшую около тротуара.
− Спасибо, − проговорил Мак и, вытащив из своей машины небольшое устройство слежения, пересел вместе с полицейскими в новую машину.
Они двинулись вновь и теперь за рулем сидел полицейский, а Мак направлял его, глядя на экран прибора, на котором теперь было только направление и расстояние без улиц и отметки, где находилась сама машина.
Они выехали на дорогу, по которой уехали похитители.
− Смотрите, мы приехали в лес, − проговорила Мирра.
− Я боюсь, − сказала другая девочка.
− Чего ты боишься, Лиза? − спросила ее Ррай.
− Мама мне не разрешает уходить далеко, − проговорил Лиза.
− Мне тоже, − послышался голос четвертой девочки.
− А наша мама нам разрешает, − сказала Ррай. − Однажды мы ушли в лес и остались там ночью одни.
− Похоже, это ваши девочки уходили в лес? − спросил полицейский, слушая разговор.
− Тихо, − произнес другой полицейский.
− Мы заблудимся, Ррай, − снова говорила Лиза.
− Не заблудимся, − ответила ей Мирра. − И мы не одни.
− Это плохие дяди, − сказал голос четвертой девочки.
− Тогда мы убежим от них, − сказала Ррай.
− Как мы убежим? − чуть не плача спросила Лиза.
− Не хнычь, Лиза, − твердым голосом произнесла Ррай, подражая голосу Айвена, когда он говорил ей то же самое. − И ты, Надюша, не плачь.
Вместо того чтобы успокоиться девочки заплакали еще сильнее.
− Плохой дядя возвращается, − сказала Мирра.
− Что еще за слезы? − послышался мужской голос.
− Ты плохой дядя, − проговорила Мирра.
− Почему это я плохой? Я тебя не обижал.
− Хорошие дяди, когда возят детей в автобусе, рассказывают им куда они едут, − проговорила Ррай.
− В автобусе? − удивленно проговорил один из полицейских.
− Я же говорил, что они поменяли машину, − ответил Мак.
− Мы едем по лесу, − сказал мужской голос. − В лесу много больших и страшных зверей.
− Звери вовсе не страшные, − проговорила Мирра.
− Ты просто не встречала страшных зверей.
− А вот и встречала. И волков, и медведей. И они не страшные.
− В зоопарке все волки и медведи не страшные.
− Мы видели их в лесу, − сказала Ррай.
− И что же вы сделали? − спросил незнакомец.
− Ничего, − сказала Мирра. − Мы посмотрели и ушли.
Плач двух девочек прекратился. Несколько секунд не было слышно никаких голосов. Только шум мотора, да какое-то поскрипывание. Полецейская волна тоже уже не была слышна.
− Что это у тебя на руке? − спросил голос. − Эй, Бак, глянь! − крикнул голос.
− Это браслет, − сказала Мирра. − Мне его подарил папа.
− А ну ка покажи, − послышался другой голос. − О, черт! − воскликнул голос.
− Что такое, Бак? − спросил голос.
− Ты видишь этот знак?
− Ну и что?
− Это лев, болван! − воскликнул Бак.
− Вы никогда не видели львов? − спросила Мирра.
− Сам ты болван. Подумаешь, железяка со львом, − сказал голос.
− Эй, Танк, тормози, все меняется! − крикнул Бак.
Послышался скрип тормозов. Мотор утих и через несколько секунд послышалось шипение в воздушной системе.
− Что такое, Бак? − спросил голос третьего человека.
− Скажи, девочка, как тебя зовут? − спросил Бак.
− Мирра.
− А фамилия?
− Лайонс, − ответила Мирра.
− А как зовут твоего папу?
− Айвен.
− Ты понял, Танк? − спросил Бак.
− Она дочь Айвена Лайонса? − спросил Танк, несколько удивляясь.
− Похоже, они сами не знали, кого поймали, − проговорил полицейский в машине ехавшей по следу.
До места остановки автобуса было около десяти километров.
− Так вот почему был такой шум, − проговорил третий голос.
− Вот именно, Пит, − сказал Бак. − Разбуди шефа.
− А кто такой шеф? − спросила Ррай.
− Эй, Бак, у этой тоже такой же браслет, − сказал Танк. − Ты тоже Лайонс?
− Тоже, − сказала Ррай.
− А они? − спросил Танк. Послышались голоса двух других девочек они что-то испуганно говорили и этого было не разобрать.
− Шеф, у нас две девчонки Лайонса, − сказал Танк.
− Это того, что ли, у которого две жены? − спросил грубый голос.
− Ну да, − проговорил Бак. − Вот, посмотрите.
− Хм... Снимите их и пошлем папочке. − сказал шеф. − Посмотрим, как он заботится о детях.
− Шеф, − проговорил Бак. − Мы влипли в неприятную историю. Вы не слышали историю с Вестерном?
− Что еще за история? − спросил шеф.
− Лайонс натравил на барона настоящего льва, когда тот ему не понравился, − проговорил Бак.
− Глупости, − проговорил шеф. − У Лайонса нет львов.
− Наш папа, сам лев, − проговорила Мирра.
− А вы его маленькие львята, − сказал шеф. − И ваш папочка, заплатит нам за вас.
− Мы вам ничего не сделали, − проговорила Ррай.
− За то мы сделаем. Снимайте браслеты.
− Они не снимаются, − сказала Мирра.
− Как это не снимаются?
Послышался какой-то шум, а затем вскрик человека.
− Она кусила меня!
− Заглохни, Танк, − проговорил шеф. − Держите ее. − Снова была какая-то возня. − Вот дьявол! − воскликнул шеф.
− Мой папа превратит тебя в бревно, − послышался голос Мирры.
− Танк, гони вперед, − сказал шеф. − Посмотрим на месте.
− Вы все плохие дяди, − сказала Ррай.
− Заткнись, собачонка, − проговорил Пит.
− Я вас предупреждаю, вы об этом пожалеете, − произнесла Мирра.
− Что?! − взвизгнул Пит.
− Отстань от них, Пит, − сказал Бак. − Отойди, я тебе говорю! − вскрикнул он.
Завелся мотор, и автобус поехал. Некоторое время не было никаких голосов.
− Может продать их Викингу и дело с концом? − спросил Бак.
− Вот дурень, − сказал шеф. − Лайонс заплатит в десять раз больше.
− Я и сам знаю, да только мне не по себе, как подумаю о нем.
− Ты веришь в сказки? − спросил Пит. В его голове уже не было и следа от предыдущего порыва.
− Где они? − спросил полицейский, ведущий машину. Та въехала в небольшой поселок.
− Они уехали дальше, − ответил Мак. − Через деревню и немного на запад. Отсюда километров пять.
− Может вызвать подкрепление? − спросил другой полицейский. У нас даже нет нормального оружия.
− Если вы вызовите подкрепление, они это услышат, − сказал второй полицейский.
− Мы можем позвонить по телефону из деревни.
− И тут же поднимется шум в эфире, − сказал Айвен. − Лучше найти местную полицию и подключить ее без шума.
− Верно, − сказал шофер. Он остановил машину и спросил у первого прохожего, где найти полицейский участок.
Через десять минут было уже две машины и все полицейские, приехавшие с Айвеном получили автоматы. Теперь, вместе с Айвеном было восемь человек.
Машины выехали из деревни и двинулись дальше по дороге.
− Они свернули куда-то вправо, − проговорил Мак.
− Там грунтовая дорога к границе, − сказал местный полицейский, севший в машину Айвена.
− Там их встретят пограничники? − спросил Мак.
− Там нет пограничников. Дорога заканчивается не доходя двух километров. Граница проходит через каньон.
− Тогда куда они могут ехать? − спросил Мак.
− Здесь большие леса. Ои могут остановиться и уйти через лес.
− Вам известно кто такой Викинг? − спросил Мак.
− Нет, впервые слышу такое имя, − ответил полицейский. − А кто это?
− О нем упоминали похитители, − ответил Мак. − Они хотели продать ему девочек.
− Куда вы нас тащите? − послышался голос Мирры. Все затихли. Двигателя автобуса не было слышно.
− Они остановились, − сказал Айвен.
Послышался плач Лизы и Нади. Голосов Мирры и Ррай слышно не было. Затем плач двух девочек удалился.
− Держи ее! − воскликнул Бак. Был слышен треск сучьев под ногами девочек. Они куда-то побежали. Затем Мак понял, что Мирра влезла на дерево.
− Эй, слезай, − послышался голос Пита.
− Мне и здесь хорошо, − ответила Мирра.
− Слезай, а то мы сделаем твоей сестренке больно, − проговорил Пит.
− Вот паразит, − проговорил один из полицейских.
Снова был слышен плач двух девочек, а к нему примешивался шум леса.
− Вот так, правильно, − снова говорил Пит. − А теперь, иди сюда. − Мирра побежала. Это было слышно по ее шагам. − Ты чего?! − воскликнул Пит и тут же его восклицание переросло в крик. − Ах ты зараза! − закричал он.
− Ты что, не можешь справиться с девчонкой? − послышался голос Бака. − Свяжи ее!
Две машины подъехали к грунтовой дороге и свернули на нее. Некоторое время голосов не было, а затем послышался топот копыт лошадей.
− Привет, Дикс, хорошая добыча сегодня, − сказал голос шефа.
− И чего хорошего? − спросил Дикс. − Бывало и лучше, Шеф. − Слово 'шеф' прозвучало не так, как у других. Было ясно, что Дикс был старше в этой банде.
− Парочка львов, − сказал Шеф. − Это девчонки Лайонса.
− Не плохо, − проговорил Дикс.
− Смотри, они у нас чуть не сбежали в лесу, − сказал Шеф.
− Ладно, давай их сюда.
− Они совсем рядом, − сказал Айвен, показывая вправо.
Машины остановились. Айвен вышел и взглянув вперед показал на стоявший среди деревьев автобус. Все полицейские вышли.
Через связь было слышно, что девочек посадили на лошадей и куда-то повезли.
− Надо найти лошадей, − сказал Мак местному.
− Здесь в двух километрах есть деревня, − ответил тот, показывая в лес, в другую сторону.
− Мы сможем туда проехать на машинах?
− Да.
Машины вновь поехали. Они миновали автобус, в котором никого не было, а затем свернули на другую дорогу, еще более узкую. Через пять минут машины были в деревне.
Нашлось только четыре лошади. Айвен передал одному из полицейских небольшой связной блок из биовещества.
− Через это мы сможем держать связь, чтобы нас никто не слышал, − сказал он. − Это включение, а это, передача. − Айвен показал две кнопки и включил прибор.
Айвен достал еще один такой же и продемонстрировал его действие. Затем один из местных принес одежду, в которую переоделись трое полицейских, отправлявшихся с Айвеном. Маку вручили автомат.
− Это может пригодиться, − сказали ему.
Четверо всадников помчались по дороге. С Айвеном были два городских и один местный полицейский. Местного звали Макс Райт, а двух других Жак и Марстон. Макс Райт показывал как лучше проехать через лес.
Начинало темнеть. Из прибора слежения за девочками доносился только топот копыт лошадей, да иногда короткие слова, предназначенные для лошадей. Бандиты торопились, видимо хотели куда-то успеть до наступления темноты.
− Давайте остановимся, − проговорил Бак. − Нас не ждут и могут подстрелить в темноте.
− Хорошо, − ответил Дикс. − Останавливаемся. Дайте девчонкам воды, а то они не выдержат.
Снова были слышны только звуки леса и иногда короткое ржание лошадей. Девочки больше не говорили.
Айвен мог бы их освободить в один момент, но для этого он должен был раскрыть себя. Он ждал момента, когда будет возможно остаться одному.
Авурр тоже была окружена людьми. В доме Лайонсов находились и матери Лизы и Нади. Полиция сбилась с ног и не могла ничего найти. Авурр знала, что происходит и успокаивала женщин. Но она не могла об этом никому рассказать кроме Райвен и Равурр, которые переживали случившееся не меньше других.
− В крайнем случае, мы сами отправимся к ним, − сказала Авурр, наедине с Райвен и Равурр.
Наступила ночь. Айвен и трое его спутников тоже остановились. Двигаться в темноте через лес было невозможно. Был разведен небольшой костер, и люди легли на землю отдохнуть, выпив немного воды, взятой в дорогу.
Все слушали что делалось у костра, который развели похитители детей. Девочки заснули, но пробор слежения действовал постоянно.
− Как он действует? − спросил Макс, глядя на светящуюся линию, указывавшую направление, где был источник сигнала.
− Принимает сигнал и определяет направление откуда он пришел, − ответил Айвен. − А сила сигнала дает примерное расстояние. Лес может ослабить его, но тогда прибор покажет большее расстояние. Одновременно сигнал модулируется звуком и мы его слышим. А в машине такой же прибор соединен с компьютером, который дополнительно рисует план города.
− Вы производите такие приборы? − спросил Жак.
− Нет. Я не знаю его секрета, − ответил Айвен. − Он достался мне в наследство.
− И вы не пробовали его узнать?
− Пробовал, − ответил Мак. − Ничего не вышло.
− Но откуда они? − вновь спрашивал Макс.
− Из замка Львов, − ответил Мак. − Они остались от цивилизации старой Земли.
− Вы были в замке Львов? − удивился Марстон.
− Мы пришли оттуда три года назад, − ответил Айвен. − Но я попрошу вас нигде не упоминать об этом.
− Это тайна? − спросил Макс.
− Это не тайна, но я не люблю, когда в мой дом вваливается толпа газетчиков со всякими расспросами. В действительности, я ожидаю, что это скоро всплывет. Я указал откуда пришел в своем первом прошении на въезд. Тогдя это не приняли всерьез.
− И комиссия Департамента Гражданства ничего не сказала по этому поводу?
− Еще как сказала. На третий раз я привел с собой адвоката, чтобы мне было дано разрешение.
− Может, это не наше дело, − проговорил Марстон. − Можно узнать, как вы живете с двумя женами?
− Можно, − ответил Айвен. − Они любят меня и я их. И у нас четверо замечательных девчонок. И разве мало тех, кто бросает жен и уходит к другим. По-моему, это зло, а не то что у меня их две.
− Но как так вышло? − спросил Макс.
− А что еще делать женщинам, если вокруг на несколько сотен километров только один мужчина? − спросил Мак. − Да еще тот, который любит их обоих. Когда-то на старой Земле существовали страны, в которых количество жен считалось богатством. У некоторых правителей было по несколько десятков жен.
− Вы так много знаете о старой Земле, − сказал Жак. − Вы знаете, почему произошла война?
− Когда-то люди летали в космос, − сказал Мак. − Туда, где существовало и существует сейчас множество других миров. Но произошло так, что люди Земли решили, что они должны стать хозяевами космоса. И они начали войну. Войну, которую они проиграли. А на старой Земле они начали другую войну. Войну друг с другом и в этой войне погибла вся цивилизация.
− Разве это сделали не пришельцы из космоса? − спросил Макс.
− Пришельцы из космоса спасли тех, кто еще оставался в живых и переселили их на Новую Землю, − ответил Айвен. − Вас не существовало бы, если бы они этого не сделали.
− И все это вы узнали в замке Львов? − спросил Жак.
− В замке Львов есть записи истории старой Земли, начиная с времен, когда люди жили в пещерах, − ответил Мак.
− И вы никому не рассказываете об этом? − спросил Марстон.
− Есть еще много проблем, которые сейчас важнее, чем старые истории. Пройдет время и найдутся те, кто пожелает это узнать, и тогда замок Львов станет для них настоящим сокровищем. Например, вот эта проблема. − Мак показал на свой прибор, где светилась линия направления и горели цифры расстояния до места, где были девочки. − Нам надо как следует отдохнуть ночью.
− Надо установить дежурство, − сказал Жак.
− Разбудите меня, когда настанет моя очередь или что-нибудь произойдет. − сказал Мак, устраиваясь поудобнее около костра.
Жак разбудил его под утро.
− До рассвета три часа, − тихо сказал он. − Там все спокойно.
− Хорошо, Жак. Спите, − ответил Айвен, вставая. − Я немного разомнусь, чтобы не заснуть опять.
Айвен и не заснул бы. Он сказал это лишь для того, чтобы Жак был спокоен. Мак тихо прошелся вокруг костра, осматривая лес. Он подошел к лошадям, которые жевали траву, и вернулся назад. Все было спокойно.
В доме Лайонсов к середине ночи тоже все заснули. Туда дошла весть о преследовании похитителей. Полиция повела дело очень осторожно, чтобы не выдать четырех человек, идущих по следу. Об этом было известно только нескольким людям.
В утренних газетах должна была появится новость о похищении детей Лайонсов.
Айвен разбудил спутников перед самым рассветом. Как только можно было что-то разглядеть в лесу, они отправились в путь.
Похитители с детьми тоже отправились на самом рассвете. Они хотели доставить детей в свой лагерь, как можно быстрее.
Айвен нашел следы лошадей в лесу и теперь четверка двигалась по этому следу. Через час они вышли из леса в поле. На другом краю поля были видны четверо всадников, которые въехали в лес с противополжной стороны.
− Мы не должны секчас показываться им, − сказал Айвен.
− Вам можно только позавидовать, − сказал Жак. − На вашем месте, я сейчас не думал бы ни о чем, а бросился бы в погоню.
− От этого могут пострадать дети, − ответил Мак. − Хоть они сейчас и у похитителей, но для них это сейчас больше похоже на приключение. Если же объявимся мы, бандиты будут заботиться только о своей шкуре.
Подождав, пока четверка впереди не скроется в лесу, Айвен направился через поле. Они двигались быстрее и оказались на другом конце через несколько минут. Теперь Айвен придерживал всех, оставляя дистанцию в полкилометра.
Они вышли к маленькой деревне. Четверо бандитов въехали туда, и их встретили сообщники. Две девочки были почти без сил. Ррай и Мирра выдержали путешествие без проблем, а Лиза и Надя едва держались на ногах, когда их привезли.
Четверка преследователей спешилась. Лошадей привязали к деревьям, и Айвен устроил наблюдательный пункт в кустах.
− Это похоже на базу Кирилла, которую мы ищем уже несколько лет, − сказал Макс.
− Того самого? − спросил Жак.
− Да, − ответил Макс.
− Я впервые слышу о нем, − сказал Мак.
− Он нападает на караваны, направляющиеся через границу или приходящие оттуда. Списка его преступлений хватит на десяток смертных казней, − произнес Марстон.
− Тихо, − сказал Айвен, услышав чье-то приближение. − Дьявол, похоже мы попались.
Через лес двигалось около полутора десятков вооруженных человек. Они наткнулись на оставленных лошадей и через несколько мгновений нашли по следам, где находилась четверка.
− Эй, вылезайте, − проговорил один из людей. − Мы знаем, что вы здесь.
− Выбрасывайте оружие, − проговорил другой. − А не то... − Автоматная очередь прошла по верхушкам кустов, сбивая листья и сучки.
В деревне услышали выстрелы. Четырех девочек отправили в какой-то дом.
− Нам ничего не остается делать, − сказал Мак, глядя на остальных и бросил автомат к ногам людей, окруживших кусты. Трое остальных сделали то же самое, а затем все вышли.
− Прекрасно, − проговорил какой-то человек. − Кто вы такие? − спросил он.
− Того я знаю. − сказал один из бандитов, показывая на Макса. − Это легавый, Макс Райт.
− Похоже, у нас сегодня будет не плохая забава. Кто вы? − снова спрашивал он у остальных.
− Я Айвен Лайонс, − сказал Мак.
− Неужели? − усмехнулся бандит. − А я президент Легендарной Земли.
− Вы похитили моих детей, − сказал Мак. − Я пришел за ними.
− Отведите их к Кириллу, − сказал бандит. − Посмотрим, что это за птицы.
Айвена и троих его спутников связали и провели в деревню. Их окружили и через несколько минут появился главарь банды. Он осмотрел пойманных и остановился около Айвена.
− Значит это ты, Айвен Лайонс, − проговорил он.
− Я, − ответил Мак.
− Какая жалость, а я хотел продать тебе твоих девочек. Теперь ничего не получится.
− И не получилось бы, − ответил Мак. − По тебе плачет веревка.
− Ну чтож, вот и посмотрим, как она плачет, − сказал Кирилл. − Вздернуть его!
Айвена схватили, подвели к дереву. На сук накинули веревку и петлю надели на голову Айвену. Кирилл показал знак и Айвен остался стоять на земле с веревкой на шее.
− Ну как она плачет? − спросил Кирилл.
− Вот так, − проговорил Айвен и в одно мгновение освободил свои руки, снял петлю со своей шеи и надел ее на главаря шайки. Не прошло и секунды, как петля затянулась. Айвен держал его. − Как тебе это нравится?
Послышались выстрелы. Пули попали в спину Мака, пролетели насквозь и ранили главаря, который дернулся и упал на землю, выпав из рук Айвена. Бандиты, решив, что пуль Айвену недостаточно открыли огонь из автоматов.
Мак стоял на месте, не двигаясь. Пули пробили все его тело, и он упал, делая вид, что убит.
Будто молния пронеслась по деревне. Оружие разлеталось в руках бандитов под воздействием энергетической фазы Айвена. Мак влетел в дом, где были девочки, ввел всех бандитов в нем в бессознательное состояние.
Бандиты не могли за это время среагировать. Айвен разрезал веревки, которыми были связаны три человека и возник виде полуэнергетической фазы в виде белого льва, который оказался над телом Айвена Лайонса, рядом с Кириллом.
Для всех людей это выглядело как мгновенная белая вспышка, в которой возник лев.
Клыки льва сомкнулись на шее главаря банды, а затем зверь наклонился над телом Айвена и на глазах у всех зализал его раны. Они исчезли, а вместе с ними исчез и лев.
Айвен поднялся, глядя на мертвого Кирилла и осмотрел всех окружавших его людей. Они стояли словно в параличе.
− Что это было? − спросил Жак, глядя на Айвена.
− Что это вы смотрите на меня, как на привидение? − спросил Мак, обращаясь к бандитам.
Люди словно опомнились и с криками начали разбегаться.
− Стоять! − приказал Мак. В его руках появился автомат, который выхватил из рук мертвого главаря. Очередь прошла над головами людей.
Все остановились. Кто-то залег на землю. Айвен прыгнул в сторону, схватил два еще автомата стоявших около дерева. Это было оружие бандитов выполнявших приказ о повешении, поставленное на время.
Мак подскочил к Жаку и Максу и вручил им оружие.
− Всем лечь на землю! − приказал он и толкнул двух полицейских, которые все еще не могли опомниться от происшедшего. Те вышли из своего состояния и направив автоматы на бандитов начали выполнять свою работу. Всех собрали в одном из домов.
Жак, Макс и Марстон держали дом на прицеле. Девочки, оказались на свободе и радостно встретили своего папу, который пришел их освободить.
Теперь надо было ждать. Айвен, используя свою связь сообщил полиции о местонахождении деревни, где были бандиты и к вечеру в деревню прискакал отряд пограничников, которые были ближе всех. Банда была обезврежена. Лишь несколько человек сумели скрыться в лесу.
− Мы не понимаем, как это получилось, − сказали Жак, Макс и Марстон, когда их расспрашивали о захвате.
− Я сумел развязать свои руки и накинул петлю на этого бандита, − сказал Айвен, показывая на мертвого Кирилла. − А затем, они все словно с ума сошли. Я почти не думая схватил автомат и уложил всех на землю.
− Здесь было такое, что я чуть не сошел с ума, − сказал Жак. − Когда Айвен Лайонс накинул петлю на Кирилла, все открыли огонь. Я не знаю... Пули сделали из него решето, и он был мертв, а затем что-то произошло. Это была какая-то вспышка. Появился белый лев и... Это был ангел-хранитель Айвена Лайонса. Лев убил Кирилла и воскресил Айвена Лайонса.
− Все арестованные тоже видели льва, − сказал офицер пограничников, обращаясь к Айвену.
− Я не знаю, − сказал Мак. − Если я был мертв, как я мог его видеть?
Айвен вернулся в город вместе с девочками на следующий день. Тайна белого льва, пришедшего на помощь, осталась не раскрытой. Очевидцев было много, но все свидетельства были такими, что было сложно понять, что произошло.
Все сводилось к трем явлениям. Вспышка, уничтожившая оружие. Появление льва, который убил главаря банды. И воскрешение Айвена Лайонса. Ни одно из этих явлений не имело каких-либо объяснений. Мак в своих ответах говорил, что ничего подобного не видел.
Над историей захвата банды так и остался ореол таинственности. Было множество самых невероятных предположений. Об ангелах и дьяволах. О привидениях и оборотнях. Семья Лайонсов снова была под вниманием общественности.
В газеты попала и история пришедшая от Вестерна, где тоже появлялся белый лев, защитивший семью Айвена Лайонса. Имея два независимых свидетельства, многие решили, что белый лев действительно существует. Люди называли его Львом-хранителем или Львом-привидением.
На любые вопросы о белом льве Мак отвечал просто.
− Если он существует, то я благодарен ему.
Айвен продолжал все свои дела так же, как раньше. О Льве-хранителе стали забывать. О нем вспоминали лишь, когда хотели подчеркнуть о каком Айвене Лайонсе говорилось.
Наступил 389-й год. Девочкам исполнилось девять лет. Но выглядели они на все тринадцать. Все четверо были красавицами, за которыми бегали окрестные мальчишки. Львицы были первыми во всем. В учебе, в спортивных состязаниях, в обычных играх. Они стали грозой хулиганов. Их появление на какой-нибудь из улиц города сопровождалось толпой подростков.
Самым большим удовольствием для них были игры с животными. Собаками, кошками. Они никогда не проходили мимо, если кому-то требовалась помощь.
Однажды они случайно оказались около магазина, в который ворвались грабители. Вид четырех девочек, вошедших туда, когда в руках трех мужчин было оружие, несколько ошеломил налетчиков. Нескольких секунд замешательства хватило на то чтобы обезоружить их. Тринадцатилетние на вид, девчонки сдержали попытки преступников вырваться до подхода полиции, которая была вызвана на место происшествия.
Со времени этого происшествия прошло около месяца. Как потом узнал Айвен, всем троим налетчикам удалось сбежать.
Мак получил письменное послание. Бандиты требовали сто тысяч золотых монет, угрожая расправой над девочками. В письме были подробно расписаны два способа. Один из них, убийство из винтовки с оптическим прицелом. Другой способ, сбить машиной. В этом же письме говорилось о том, что сообщение в полицию приведет к исполнению приговора немедленно.
О согласии Айвен должен был сообщить, используя свет в окнах дома. Он должен был определенным образом включать и выключать свет.
Айвен сделал все по-своему. Через несколько минут, после того как он получил предупреждение, Авурр переправилась вместе с Райвен, Равурр и четырьмя девочками в замок Львов, используя станцию пересылки. Эммы и Вилли в этот момент не было в доме. Они находились в гостях у своих знакомых и должны были вернуться только утром.
В назначенный момент Айвен не отреагировал. Свет в окнах оставался таким, каким и был. Прошло несколько минут. Мак решил сделать то, что должно было вынудить преступников появиться.
Он сам превратился в двух девочек и прошел около окна, а затем две девочки сели в кресло и просто разговаривали друг с другом.
Через пятнадцать минут грянул выстрел. Мак видел точку откуда он был сделан. Он мгновенно перешел в энергетическую фазу, пролетел расстояние по прямой и оказался на крыше одного из домов, где находились двое преступников.
Айвен оказался сзади них. Оба смотрели в бинокль, стараясь понять, что же произошло. Свет в доме погас, и они не видели исчезновения девочек.
− Теперь, он получит свое, − проговорил один из бандитов.
− А вы получите свое, − произнес Мак. Оба человека обернулись. − Где третий?
Почти одновременно оба выстрелили из ружей в Айвена. Пули пробили его тело, но ран не было. Айвен стоял перед людьми в полуэнергетической фазе.
Айвен медленно поднял свои кулаки, а затем раскрыл ладони, одновременно заставляя обоих людей отпустить оружие. Винтовки грухнулись вниз.
Сзади Айвена появился еще один человек. Он разбежался и хотел толкнуть его, но вместо этого пролетел насквозь и не успев остановиться сорвался с крыши. Семь этажей сделали свое дело.
Перед двумя преступниками внезапно оказался белый лев, глаза которого горели красным огнем. Оба человека вцепились друг в друга и сели на крыше, ожидая своей смерти.
Выстрелы на крыше привлекли внимание полиции. Айвен дождался момента, когда полицейские окружили дом, и начали подниматься на крышу. Белый лев перед двумя преступниками растаял за секунду до того, как на крыше появилась полиция.
Айвен вернулся в дом и набрал телефон полиции, та появилась через минуту. Мак показал пробитое окно и выбоину в кресле, куда попала пуля. Полиция провела замеры и пообещав, что разберется во всем, удалилась.
А Айвен в следующее же мгновение оказался в замке Львов. Ррай, Мирра, Алиса и Раиса ходили по замку, рассматривая все. Равурр и Райвен тоже вспоминали три года, которые прошли там.
− Я помню этот зал, − произнесла Ррай, осматривая картины на стенах.
− Я тоже, − сказала Алиса. − Мы были тогда совсем маленькими.
− Да, − сказала Мирра. − И мне почему-то кажется, что мы были тогда другими. Я помню, как мы бегали словно звери. Мы были как звери.
− Папа, мама, − произнесла Раиса. − Мне тоже кажется, что мы были как звери.
− Значит вы еще помните об этом, − сказала Авурр.
− Так это правда? − спросила Ррай.
− Это правда, девочки, − ответил Айвен.
− Значит мы не люди? − спросила Мирра.
− Вспомните, − сказала Райвен. − Мы жили в замке и мы все были терриксами.
− Терриксами, − проговорила Мирра. − Да, я вспомнила. Тогда папа показал нам, как стать людьми. Надо поднять лапу и провести по ней хвостом. − Мирра взглянула на браслет, который нее был на руке.
− И тогда мы стали людьми, − произнесла Алиса. − Я помню, тогда я и Ррай первыми стали людьми, а Раиса и Мирра катали нас на себе. − Алиса посмотрела на своих сестер и улыбнулась.
− Мы вас катали на себе? − удивилась Раиса.
− Да, а потом, мы хотели вас покатать, и не смогли снова стать терриксами.
− Я помню, − сказала Мирра.
− Они все помнят, − улыбаясь сказала Райвен.
− Пойдемте, девочки, − сказал Айвен, направляясь к выходу из зала. Через несколько минут они были в саду. Он сильно зарос, но дорожки остались, а деревья так же как семь лет назад несли плоды другой планеты.
− Посмотрите, − сказала Авурр. − Когда-то вы гуляли здесь. А там вы купались в море, − Авурр показала на небольшок кусочек пляжа, видневшегося впереди.
Вокруг была ночь, но вся территория замка и сада была освещена несколькими фонарями, расположенными на высоких стенах.
− Да! − воскликнула Раиса. − Теперь и я помню. Я бегала здесь и как-то зацепилась за дерево.
− Своим хвостом, − одновременно проговорили Райвен и Равурр.
Все девчонки рассмеялись, а затем их вид изменился.
− Но как же так? − спросила Мирра. − Мы могли превращаться в зверей?
− Вы и сейчас можете стать терриксами, − произнесла Авурр. − Разойдитесь немного друг от друга.
Девочки разошлись и остановились на расстоянии в три метра друг от друга.
− А теперь, Возьмите прявой рукой за свой барслет и поверните его вот так. − Авурр показала, как повернуть на руке браслет. − А теперь, мысленно представьте себе террикса и скажите себе, что вы терриксы.
Девочки переглянулись и сделали так, как сказала Авурр. Через мгновение они превратились в четырех терриксов. Они взглянули друг на друга, на свои лапы. Мирра зарычала что-то невнятное.
− Не пытайтесь говорить, а вспомните, как вы рычали, − прорычала Авурр на языке терриксов. Девочки знали этот язык и через минуту все смогли сказать то что хотели.
− Мне как-то непривычно, − прорычала Мирра. − Мне кажется, что я все переломаю, если сделаю шаг.
Авурр взглянула на Райвен и Равурр, показывая им на браслеты, и те сразу поняли, что она хотела сказать. Через несколько секунд они тоже стали терриксами, размером несколько большим, чем четыре девочки.
− Теперь, можно и побегать, − прорычала Райвен и с легкостью кошки перепрыгнула через Айвена и Авурр, оказавшись рядом с девочками. − Не бойтесь. Просто представьте, что вы на четвереньках. А теперь, идите за мной. Райвен спокойно прошла мимо девочек и направилась по дорожке, которая для нее была тропинкой, к морю.
Ррай, Мирра, Раиса и Алиса наконец сдвинулись с места и медленно ступая пошли за Райвен. За ними направилась и Равурр. Она подтолкнула лапой Ррай и Мирру.
− Ну, идите быстрее. Как будто вы бегать разучились! − прорычала она. Все четверо прибавили шагу, а затем побежали. − Вот! − прорычала Равурр.
Они все вшестером добежали до берега, а затем Райвен и Равурр забежали в воду.
− Чего, застряли, давайте сюда, − прорычала Райвен.
Четыре чернозеленых тигра словно пробовали воду своими лапами, а затем вошли и спокойно поплыли.
− Не барахтайтесь, − проырала Равурр. − Вы не утонете, даже если ничего не будете делать. Терриксы не тонут в воде.
Четверка перестала плескаться и с удивлением обнаружила, что плавает в воде не хуже надувного шарика. Плотность тел терриксов была меньше, чем у воды, и они просто не могли утонуть.
Равурр и Райвен взвыли. Их вой был протяжным и сильным. Это был вой радости, что они вновь смогли оказатся самими собой.
Через несколько мгновений их вой подхватили Ррай и Раиса, а затем и Мирра с Алисой. Они плавали в воде и вскоре выскочили на берег. Словно что-то подсказало четырем девочкам, как надо поступить, что бы вытряхнуть воду из шерсти и во все стороны полетели брызги.
− Ау-у! − слышался вой и шестверо терриксов подвывая запели какую-то песню, мотив которой складывался сам собой.
− А где папа и Авурр? − спросила Мирра. − Авурр! − взвыла она.
Она осматривала все вокру и не заметила Айвена и Авурр, пока они не поднялись из травы в виде двух белых миу.
− Львы-хранители, − прорычала Ррай, глядя на них.
Айвен и Авурр подбежали к ним.
− Значит нас вы не узнали, − прорычал Айвен. − Меня, своего любимого папочку и Авурр.
− Ну, что стоите? − спросила Равурр у девчонок.
− Значит... − прорычала Мирра, а затем взвыла.
− А почему вы не такие? Не терриксы? − прорычала Ррай.
− Люди, терриксы, миу, хийоаки, − произнесла Авурр. − Мы, кто угодно. − Она превратилась в черного тигра, а затем через энергетическую фазу превратилась в террикса. Одновременно с ней и Айвен превратился в террикса.
− Рррр... − прорычала Ррай. Она взглянула на Райвен. − Я теперь и не знаю кто из вас моя мама.
− Наказать бы тебя, − прорычала Райвен. − Я твоя мама. − Она лапой толкнула Ррай, так что та упала на песок.
Ррай только зарычала от непривычного с ней обращения.
− Не нравится? − прорычала Райвен. − Зато теперь будешь помнить свою маму.
− Сами сделали из меня... − прорычала Ррай, поднимаясь.
− А? Что сделали? − весело прорычала Райвен. − Теперь то вы точно не забудете, кто вы и кто есть кто.
− Не пора ли нам домой? − прорычал Айвен. − Или вы и своего папочку не узнаете?
− Узнаешь тебя, когда ты отрастил такие клыки, − прорычала Мирра.
− А ты на себя посмотри, − ответила ей Авурр.
Они пошли в замок, а по дороге через сад остановились, чтобы наесться фруктами. Дети вспоминали, как бегали по дорожкам сада. Райвен и Равурр рассказывали им, разные истории, которые с ними случались.
Они вновь оказались в замке и разлеглись посреди гостиной.
− Не хочется отсюда уходить, − прорычала Равурр. − Как было здорово тогда!
− А что мы будем делать теперь? − спросила Ррай.
− То же, что и всегда, − ответил Айвен. − Будете ходить в школу.
− Вот так? − удивилась Мирра, поднимаясь и глядя на себя.
− Нет, не так, − ответил Айвен. − А так же, как обычно. И вы никому не скажете о том, кто вы.
− Совсем никому? − спросила Ррай.
− Совсем, − сказала Авурр.
− И даже Вилли? − спросила Алиса.
− И Вилли, − ответила ей Равурр.
− Но у них же тоже есть такие же браслеты, − прорычала Раиса, показывая свою лапу. На ней не было видно браслета и Раиса проурчав что-то про себя взглянула на лапу Ррай, лежавшей рядом с ней. − Ну, все знают, какие. − прорычала она, поняв что не найдет того что искала.
− Они не терриксы, − сказал Айвен. − Тетя Эмма и Вилли обыкновенные люди. И браслеты у них другие.
− Если мы не люди, почему мы живем с людьми? − спросила Алиса.
− Мы живем на земле людей, − ответила Авурр. − А планета терриксов далеко отсюда. Вы еще многому должны научиться, а потом мы полетим к терриксам.
− А мы не можем полететь сейчас? − спросила Ррай.
− Сейчас нет, − ответил Айвен. − И еще, у вас много друзей. Вы же не хотите их всех бросить?
− Нет, − ответила Мирра. − Но почему мы не можем им сказать, кто мы?
− Вспомните Льва-хранителя, − сказала Авурр. − Его испугались даже взрослые люди. А представьте себе, что люди увидят вас в таком виде? Даже маленькие вы больше чем настоящий взрослый лев.
− Они будут нас бояться? − спросила Ррай.
− Будут, − ответила Равурр. − Спросите у любой своей подружки, что она сделает, если увидит большого тигра. Да вы и сами знаете, что они вам скажут.
− Да, − ответила Алиса. − Они сразу удерут, если успеют.
− Да, − согласилась Мирра. − Нам нельзя показываться людям.
− А теперь, слушайте, что я скажу, − сказал Айвен. − Чтобы превратиться в кого-нибудь. Вы должны мысленно сделать то движение, которое вы делали, когда превратились в терриксов, и мысленно сказать в кого превратиться. Но вы не должны пытаться превращаться в кого угодно. Вы можете превратиться только в четыре вида.
Айвен встал и превратился в человека.
− Человек. Вы станете такими же, как были, − вместо Айвена появился белый лев. − Миу. Этот вид похож на льва, но это миу. − Мак продолжил показ и превратился в черного тигра. − Хийоак. − Айвен снова стал терриксом. − И террикс, − прорычал он. − В других животных вы превратиться не можете.
− И вы не должны это делать просто так, − сказала Авурр. − Это нельзя делать часто. У вас еще мало сил. − Авурр уловила мысленный вопрос Райвен и Равурр. − Райвен и Равурр тоже могут превращаться в четыре вида.
− Значит, тогда ты превратился в миу? − спросила Ррай, вспоминая историю с похищением.
− Нет, тогда я сделал по другому, − ответил Айвен. − Это еще сложнее и когда-нибудь вы научитесь так же.
− Получается, что мы настоящие колдуны? − спросила Мирра.
− Электричество тоже когда-то называли колдовством, − сказал Айвен. − Все что мы умеем, это не колдовство, а сила знаний. Для вас это колдовство, пока вы не узнаете, как это происходит.
− Тогда как мы делаем это не зная? − спросила Раиса.
− Так же, как вы не зная как работает телевизор смотрите его, − ответила Авурр. − Все дело в ваших браслетах. В них заключено знание, а вы знаете только, как им воспользоваться.
− Значит, если такой же браслет будет у человека, он сможет превратиться в террикса? − спросила Ррай.
− Да, − ответила Авурр.
Айвен и Авурр получили сигнал из дома в городе. Кто-то звонил в дверь.
− Я уйду на время, − сказал Мак. − Вам лучше отдохнуть сейчас, мы поговорим завтра. − Она поднялся и просто исчез.
− А куда пропал папа? − спросила Ррай.
− Он ушел домой, − сказала Авурр. − Теперь, пойдем спать. У нас еще много времени. Мы пробудем здесь несколько дней.
Айвен с молниеносной быстротой оказался в доме, когда там звучал второй звонок.
− Входите, − сказал он, открывая дверь дистанционным управлением. Он уже видел, что за дверью находились двое полицейских.
− Мы просим прощения за столь поздний визит, мистер Лайонс, − сказал полицейский. − Мы поймали двух чекловек, которые стреляли в ваше окно.
− Наверно, не это было причиной такой срочности? − спросил Мак.
− Да, мистер Лайонс, − ответил второй. − Можно мы присядем?
− Да, конечно, − ответил Мак, показывая кресла. Он сел напротив них и приготовился слушать ужасную историю.
− Все несколько странно, мистер Лайонс. Те двое сознались, что это они написали вам письмо. С ними был еще один. Он сейчас в больнице без сознания. Преступники утверждают, что видели в окне ваших дочерей и выстрелили в одну из них, как было сказано в предупреждении. Как я понимаю, в действительности ваших детей здесь не было в тот момент?
− Да, я отправил всех за город, сразу, как получил письмо, − сказал Мак.
− Они выстрелили, и в доме погас свет.
− Это я погасил его, сразу, как услышал выстрел.
− Сразу во всем доме? − спросил полицейский.
− У меня все автоматизировано. Я могу отключить все освещение не выходя из кабинета.
− Ясно. Затем эти двое решили, что им пора уходить и обернувшись увидели рядом с собой вас.
− Меня? − удивился Мак.
− Я не знаю, что это было. Они утверждают, что это были вы. Возможно, это была галлюцинация, но это не все. Они оба встрелили в вашего двойника. Пули ничего не сделали с ним и они, видимо от страха, выронили оружие. Затем появился их сообщник. Он тоже увидел двойника и хотел столкнуть его с крыши, но он пролетел сквозь него и свалился сам. Затем двойник превратился в белого Льва-хранителя с красными горящими глазами и держал обоих до прихода полиции. Никто из полицейских не видел ни льва, ни каких-либо следов от него, хотя на крыше были следы самих преступников.
− Значит очередная история с привидением, − пробурчал Мак. − Не знаю, что и сказать. Я не хотел бы, чтобы эта история всплыла в газетах.
− Мы постараемся, чтобы об этом никто не узнал, − сказал полицейский. − Но все же, вы должны быть осторожны.
− Я не знаю, − ответил Мак. − Если этот лев, или не знаю что, появляется, когда мне или моим родным грозит опасность, то мне незачем его опасаться. Я даже был бы не против встретить его и узнать, что же это такое.
− Просим прощения за беспокойство, − произнес полицейский вставая. Второй тоже встал.
− Ничего страшного. Даже лучше, что вы пришли сейчас. Я не буду беспокоится за детей, − ответил Мак.
Айвен остался в доме до утра и дождался возвращения Эммы Филс и Вилли. Он рассказал о случившейся истории и сам отвез Вилли в школу, предупредив учителей, что девочек не будет несколько дней.
Мак сделал несколько распоряжений по поводу бизнеса и вернулся домой. В замке еще все спали после долгого ночного разговора, и Айвен некоторое время еще оставался в доме. Когда Авурр сообщила, что все проснулись, он, сказав Эмме что уезжает к детям, что их не будет несколько дней, сел в машину и 'уехал'.
Машина просто исчезла вместе с ним, когда этого никто не мог видеть.
Девочки пробовали свои превращения. Авурр разрешила им сделать это по четыре раза. Решив, несколько растянуть удовольствие они превратились в разных существ и в таком виде пошли гулять в сад. Алиса и Ррай стали белыми львами, Мирра черным тигром, а Раиса осталась терриксом, не используя превращения.
Райвен и Равурр тоже оставались терриксами, а Авурр стала человеком. Все вместе они пошли к морю. Авурр объяснила, что миу и хийоаки не могут плавать так же как терриксы. Им следовало все время работать лапами, чтобы оставаться наплаву.
Раиса предложила Авурр свою спину и, на зависть всем остальным, провезла ее до самого берега океана.
Они играли, прыгали, бегали, купались, затем Райвен предложила всем стать терриксами, чтобы поучиться некоторым вещам. Все девочки превратились в больших тигров и Райвен с Равурр стали им показывать как надо прыгать так, чтобы не потерять равновесие или не повредить лапы после высокого прыжка. Они учили их пользоватся клыками для защиты, показывали приемы бега и ходьбы, потому что даже эти простые движения у девочек были неуклюжими.
Затем все вместе они отправились за территорию замка, чтобы хоршо побегать, полазить по камням, посмотреть на животных и на их реакцию при виде терриксов.
Уставшие и счастливые они вернулись в замок, чтобы за ужином рассказать о своих впечатлениях, о возникавших чувствах. Чтобы спросить о том что волновало, и просто поболтать. Райвен и Равурр вспоминали свою молодость, встречи с крупными хищниками, которых на Новой Земле не было, жизнь на другой планете, полеты в космос.
Под эти рассказы девочки уснули прямо в гостиной.
Следующий день повторился почти по той же схеме. Сначала были игры, завтрак в саду. Дети были несколько удивлены тем, что терриксы не едят мясо, хотя простое упражнение показало им, что это так. Авурр продложила всем лишь представить, что они едят мясо, и это вызвало у всех инстинктивное отвращение.
Райвен и Равурр объясняли им самые простые вещи, которые должны знать терриксы, начиная от того, почему и них такие большие зубки, кончая некоторыми правилами поведения, которые были у терриксов.
Например, в отличие от людей, при встрече не требовалось никаких приглашений, чтобы лечь. Терриксы могли это сделать в любой момент, когда пожелают.
Ррай попыталась сесть, как это делали кошки и поняла, что это сделать довольно трудно. Этому мешал хвост. Терриксы либо лежали, либо стояли, но практически никогда не сидели. Для этого требовались особые обстоятельства или условия.
− Интересно, а что будут делать наши кошечки, если увидят нас? − прорычала Алиса. − Им то мы можем доверить нашу тайну. Они никому не расскажут.
− Можно посмотреть, − сказала Авурр и сама отправилась за четырьмя кошками, которые уже давно выросли из котят и все так же жили в доме Лайонсов.
Эмма не заметила, как четыре кошки словно по команде собрались в комнате с большим металическим кругом и исчезли на нем. Авурр, оставаясь в энергетической фазе воздействовала на животных полем, заставив сделать то что хотела.
Авурр вернулась в замок, когда кошки оказались там на металлическом круге посреди гостиной. Освобожденные от воздействия поля они стали принюхиваться к новым запахам, вышли с круга и стали ходить по гостиной, осматривая и обнюхивая зал.
Первой туда зашла Алиса. Она сделала это тихо, как ее учила Равурр, и кошки не сразу ее увидели. Увидев ее одна из них зашипела и выгнулась, как это делали все кошки, что бы отпугнуть врага. Все остальные через мгновение последовали ее примеру, а затем опрометью кинулись удирать, когда Алиса сделала несколько шагов навстречу.
Но удирать в зале было некуда. Был открыт только один выход, в котором находились остальные терриксы. Алиса вышла на середину зала. Кошки все еще шипели забившись в угол.
Через мгновение Алиса превратилась в человека и несколько секунд животные соображали, что произошло. Они перестали шипеть и подпустили к себе Алису. Она взяла двух и пошла к терриксам.
− Ну, мои крошки, − уговаривала Алиса их, когда обе кошки вцепились в нее когтями, глядя на терриксов.
− А что будет, если она держа их на руках, превратится в террикса? − прорычала Ррай.
− Не делай этого, Алиса, − сразу же проговорила Авурр. − Ты убьешь их.
− Почему? − испуганно спросила Алиса.
− Потому что они окажутся внутри тебя, − сказала Авурр. − Ты станешь больше. Все что находится в том месте, где должно будет находиться твое тело, в момент превращения будет уничтожено.
− А моя одежда? − спросила Алиса. − Она осталась, когда я снова стала человеком.
− Одежда мертвая, − сказала Авурр. − Кошки тоже вернутся, но они не оживут.
− Так значит это опасно для тех, кто находится рядом? − спросила Ррай.
− Да, − ответила Авурр. − Вы должны быть очень осторожны. Пока мы с вами, ничего не произойдет, если кому-то будет угрожать опасность от превращения.
Алиса вздохнула, поняв, что кошки были в безопасности, когда она чуть не произвела на практике то что сказала Ррай.
− Заходите сюда, − сказала Алиса. − Они немного успокоились.
Ррай и Мирра вошли в дверь. Кошки на руках Алисы дернулись, глядя на приближающихся больших тигров.
− Ложись Ррай, сейчас мы будем знакомиться, − сказала Алиса.
Ррай легла, и Алиса подошла к ней. Кошки вырвались и спрыгнув на пол помчались к стене. Алиса подошла к Ррай и села рядом с ней. Мирра тоже легла рядом. Кошки все еще беспокойно ходили по гостиной около стены.
− Ладно, − сказала Авурр. − Сейчас будет небольшой фокус.
Она воздействовала на кошек полем и те сначала собрались вместе, а затем потеряв всякий страх пошли к Ррай. Они сами запрыгнули Ррай на спину, цепляясь за шерсть и легли.
− Как это получилось? − удивляясь прорычала Ррай.
− Тихо, Ррай, − сказала Авурр. − Сейчас они сообразят, что сделали что-то не так. − Она сняла воздействие.
Первой реакцией кошек была напряженная поза. Они вцепились в шерсть Ррай, принюхались к ней, а затем в почти бешенном порыве спрыгнули и снова убежали к стене.
− Долго им придется привыкать, − сказала Авурр.
− Что ты сделала? − спросила Алиса.
− Я заставила их потерять страх и залезть на спину Ррай, − ответила Авурр.
− Заставила? − удивилась Ррай. − Как заставила?
− Это не объяснить словами, − ответила Авурр. − Как ты двигаешь лапой? Просто двигаешь и все. Ты этого не знаешь, но делаешь. И это так же.
− Мы тоже так научимся? − спросила Алиса.
− Научитесь, − ответила Авурр. − Но это не так просто, как кажется.
Вся семья находилась в замке еще три дня. Айвен два раза отправлялся в город, чтобы сделать некоторые дела, а все остальное время проводил вместе с Авурр, детьми, Райвен и Равурр.
Кошки так и не привыкли к терриксам. Другого и не приходилось ожидать. Для девочек это стало простым примером того, как могут на них отреагировать люди.

− Ну и вид у вас, − сказала Эмма, когда девочки оказались дома. Они вчетвером сразу стали оглядывать друг друга, думая не осталось ли чего. Хвоста или длинного клыка.
− А что наш вид, тетя Эмма? − спросила Алиса. − По-моему все в порядке.
− Вы выглядите, как заговорщики, − сказала Эмма. − Что там у вас? − она смотрела на корзинку, которая была в руках Ррай. Ррай открыла ее и выпустила четырех кошек. − О боже! − воскликнула Эмма. − А мы три дня их ищем. Пропали, вдруг, как сквозь землю провалились.
− Ну вот, не провалились, − ответила Алиса. − Они погуляли вместе с нами.
− Они же были здесь, когда вы уехали, − сказала Эмма.
− Я приезжала за ними, я вы не заметили, − ответила Авурр.
− Чудеса да и только, − ответила Эмма. − С вами не соскучишься. Давайте ка, мойте руки и бегом в столовую, обед уже готов.
За обедом девочки еле сдерживались. Они не думали о том, чтобы рассказать о себе, а просто они представляли в своих мыслях разные картины. Например, чтобы было, появилсь террикс за обеденным столом или, если тетя Эмма вдруг увидит у девочек огромные клыки.
Это все их сбивало и смешило. Они так и не смогли нормально поесть. Райвен отправила их из-за стола.
− Что было смешного, никак не могу понять, − проговорила Эмма.
− Наверно придумали чего-нибудь вот и смеялись, − сказала Авурр. − Посмеются и перестанут.
− Расказали бы тогда, из-за чего смеялись, − ответила Эмма.
Вилли тоже был несколько неспокоен. Ему хотелось расспросить девчонок из-за чего они смеялись за столом. Он сделал это сразу, как поел.
− Представь себе, Вилли, что скажет твоя мама, если вдруг на кухню зайдет большой тигр, − сказала Алиса.
− Вы думаете он придет сюда? − спросил Вилли.
− Кто? − не поняв спросила Ррай.
− Ну, тот Лев-хранитель, который появлялся несколько дней назад, − сказал Вилли.
− Где это он появлялся? − удивилась Алиса.
− Вы ничего не знаете? − удивился Вилли. − Лев-хранитель поймал преступников, которые стреляли в окно нашего дома.
− Нас наверно не было дома, когда это произошло, − сказала Ррай. − Ты расскажешь?
− Да я почти ничего не знаю, − сказал Вилли. − Двое стреляли в наше окно, и Лев-хранитель поймал их. Вот и все.
− Мы этого не знали, − сказала Алиса. − Надо рассказать маме.
− Они наверно все знают, − сказал Вилли. − Дядя Айвен рассказал об этом моей маме.
− Хм... А нам он ничего не рассказал, − проговорила Ррай.
− Может не успел? − предположил Вилли.
− Наверно, − сказала Алиса. − Он несколько дней был очень занят с нами, вот и не успел.
Все впятером посмеялись над словами Алисы.
Девочки успокоились через несколько дней. Они и хотели бы рассказать, но тут же вспоминали, что их станут бояться и ничего не говорили. Вместо этого они придумали новую игру, в которой все были тиграми, в том числе и Вилли. Это было проще и можно было спокойно говорить о разных вещах про хвосты и клыки, не боясь, что кто-то их не так поймет.
Девочки изменились. Чувствуя свои отличия от людей они стали вести себя иначе. Это не было повышенным самомнением или желанием показать себя. У девочек появилось желание доказывать всем, что они не причиняют никому зла. И они делали это при малейшей возможности.
Избежать нового шума по поводу появления белого льва не удалось. Газетчики осаждали дом Лайонса, пытаясь что-то узнать. Под конец Айвену пришлось нанять охрану, которая не подпускала их к дому.
Любители сенсаций придумывали всякие истории, появились лжесвидетели, которые якобы видели льва. Некоторые даже заявляли, что лев говорил с ними. Один, очень назойливый тип, требовал встречи с Айвеном, утверждая, что он посланник от Льва-хранителя.
Кончилось тем, что Айвен выследил его в темной улице и предстал в виде льва. Человек упал в обморок и после этого о нем больше не было ни слуху ни духу.
Примерно таким же образом Мак избавился от двух журналистов, которые придумывали слишком много всяких, подчас даже грязных, историй.
Подобные появления льва оставались без огласки. Выдумщики осознавали что их работа не нравится настоящему Льву-хранителю и уходили с этой дорожки.
Айвен решил избавиться сразу от всех выдумщиков и послал в одну из газет письмо, в котором описывал встречу журналиста, писавшего небылицы, с настоящим Львом. Далее следовали два имени журналистов, с которыми были эти встречи. В конце стояла подпись Льва-хранителя и требование публикации письма без изменений и прекращения публикаций всех выдуманных историй.
Через два дня в газете появилось письмо Льва-хранителя и описание двух встреч журналистов со львом. Это сработало, но не полностью. Количество ложных статей уменьшилось вчетверо, и Айвен решил на этом успокоиться.
По поводу всякого рода статей в доме появлялась полиция, а затем эти походы прекратились, когда стало ясно, что все статьи ложны. Статья о встрече с журналистами и письмом Льва-хранителя тоже была принята за ложную, но она сработала в среде самих журналистов, которые могли понять, что ложь, а что нет.
Шум утих, но нет нет да и возникали новые истории, поднимались и пережевывались старые. Для знакомых же Айвена Лайонса все эти истории были лишь поводом посмеяться. Мак не придавал никакого значения шумихе.
Прошел почти год с того момента, как дети узнали кто они на самом деле. Иногда они отправлялись в замок Львов, чтобы погулять в своем настоящем виде и поучиться новым премудростям. Айвен и Авурр вывозили их и в лес, чтобы там показать, как находить след, как запутывать свой след, как стать невидимым среди деревьев.
Подобные прогулки и учеба сделали их для девочек превращения более обычным делом. Их желание рассказать об этом уменьшилось.
− Если с этим браслетом человек сможет все делать так же как мы, то чем тогда мы отличаемся от людей? − спросила однажды Мирра на одной из прогулок по лесу.
− Вы отличаетесь только тем, кем вы родились, − ответил Айвен. − Вы родились терриксами. Вы помните, как бегали маленькими по замку.
− И только этим? − спросила Ррай.
− Если вы становитесь людьми, и если бы на вас не было браслетов, то отличие было бы только в этом и в вашем осознании того кто вы, − ответила Авурр.
− Почему тогда люди не могут стать такими же, как мы? − спросила Алиса.
− Потому что у них нет этого знания, − ответила Авурр. − А у того, у кого оно есть, тот может это делать.
− Значит людей можно научить этому?
− Можно, − ответил Айвен. − И люди умели это раньше, но они не сумели распорядиться этим как надо. И война уничтожила Землю.
− И если их научить, как правильно пользоваться этими знаниями, тогда можно их им доверить?
− Если они научася, то да. Но прежде, люди должны вспомнить свою историю, понять что привело к войне и что сделать для того что бы эта война не повторилась. А пока есть такие люди, которые этого не понимают, им нельзя доверять эти знания.
− Но ведь не все люди этого не понимают, − настаивала на своем Алиса.
− Не все, − ответил Айвен. − Но определить, кто понимает, а кто нет, очень сложно. Еще сложнее предсказать в какие руки попадет это знание в будущем. Вы должны понять, что обладание такими знаниями при неправильном использовании может привести не только к гибели отдельных людей. Это может закончиться гибелью целой планеты. И пример этому, старая Земля. Именно поэтому мы держим эти знания в секрете. Если мы передадим его людям, мы возьмем на себя ответственность за все возможные последствия в будущем.
− Но тогда, появления Льва-хранителя выдают эти знания, − сказала Ррай.
− Сами появления Льва-хранителя не могут выдать тайны. Нельзя, например, понять что происходит на Солнце, просто глядя в небо. Для этого надо иметь возможность эксперимента, а таких возможностей со львом у людей нет. Они могут много раз его встречать, не понимая что происходит.
− На этом пора закончить лекцию, − сказала Авурр. − Пора возвращаться домой.
Айвен и Авурр объясняли детям, да и Райвен с Равурр, очень многое. Они рассказывали историю Земли, истории других цивилизаций, примеры развития и падения культур.
Дети взрослели. Эмма удивлялась тому как девочки, которые были младше ее сына, сначала догнали его, а затем и перегнали. Вилли было тринадцать, девочкам по десять, а выглядели они на все четырнадцать.
Айвен и Авурр не прилагали каких-то усилий к тому, чтобы было именно так. Это происходило само собой и искать этому объяснения не было особого смысла.
Айвен и Авурр использовали метод обучения, который считали лучшим. Это было некоторое подобие обычных школьных уроков, но не было конкретной разбивки на темы.
− Все познается в сравнении, − говорил по этому поводу Мак.
И если в обычной школе материал преподносился последовательно от простого к сложному, то Айвен и Авурр делали это иначе. Конечно нельзя сразу обучить детей всему, но если в математике речь шла о решениях уравнений, то Айвен показывал сразу все возможные способы. Если в физике были законы относящиеся к одному явлению, то были показаны все эти законы или все явления, относящиеся к одному и тому же закону.
Биология тоже преподавалась во всей связи между различными видами, начиная от микробов, кончая высшими разумными формами. И в этом обучении дети узнавали общие черты сразу всех животных. Им не требовалось каждый раз объяснять, что у животных и у людей есть похожие органы. Они видели на картинах сразу несколко возможных вариантов, в том числе и органы человека. Так связь человека и животных была более очевидной.
А уходя в лес или в замок, Айвен, Авурр, Райвен и Равурр рассказывали четверке своих детей о других видах, о террикса, миу, хийоаках.
Был введен один из разделов биологии, относящийся к изменяющимся видам. На примере сетверов и ратионов были показаны возможные варианты таких изменений. Изменения ратионов были основаны на других принципах.
У девочек не было проблем с половым воспитанием. Они узнали все вместе со знанием о размножени животных. Люди и терриксы не были исключениями.
Изучение социологических дисциплин велось по подобному же принципу. Если говорилось об отношении людей друг к другу, то говорилось обо всех вариантах, начиная от первобытного и рабовладельческого, кончая самыми последними формациями, где человек был свободен во многих отношениях.
За примерами не надо было далеко ходить. На Новой Земле существовали почти все виды отношений между людьми. И в этом отношении Легендарная Земля была примером для всех остальных. Чем дальше от нее находились люди, тем в более жестокий мир они попадали.
Одновременно девочки узнавали и другие возможные формации, такие, которых не было у людей. Например, формации терриксов и хийоаков. Структуры сообществ, в которых присутствовали несколько разумных видов или же подвидов одного вида. Примером последнего случая были отношения ликанцев, где биологически вид был разделен на четыре пола.
В физическом воспитании так же были свои особенности, не говоря уже о превращениях. В Легендарной Земле были различные спортивные соревнования, в который участвовали дети Лайонсов. Они не редко побеждали, но это не было главной целью. Да и у самих девочек не было желания посвящать себя спорту. Не редко они получали приглашения в различные команды, но на них всегда давался отказ. Единственными командами, в которых они состояли, были школьные команды, и соревнования были полупрофессиональными.
Когда девочкам исполнилось девать лет, было начато обучение боевым искусствам, владению холодным и огнестрельным оружием. Айвен рассказывал истории войн, показывал тактические приемы. Основная цель этих занятий было умение защитить себя. И именно такое умение стало основой их силы.
Дети Лайонсов спокойно обращались с любым видом оружия, начиная от меча и ножа, кончая автоматами и лазерами, хотя последних у людей просто не было. Все обучение огнестрельному оружию Айвен и Авурр проводили в замке. Там не было с этим никаких проблем, потому что в Легендарной Земле был запрет на обучение стрельбе детей в возрасте до четырнадцати лет.
Обучение же холодному оружию не было под запретом и Айвен устроил занятия этому виду искусства не только для своих, но и для детей других семей.
Некоторые виды оружия были запрещены, но Мак понимал, что этот запрет не может стать причиной отказа от обучения. Так же, как и по стрельбе, обучение этим видам проводилось в замке.
В один из дней таких занятий система слежения зафиксировала появление людей в горах, на подходе к замку. Подобные предупреждения не раз появлялись. Люди совершали несколько экспедиций к замку и каждый раз они оказывались ни с чем.
Даже используя снаряжение альпинистов, они не могли взобраться на стену. Ее высота составляла около пятидесяти метров. Отвесные гладкие стены не поддавались никаким молоткам и людям не за что было зацепиться.
Айвен относился к таким попыткам проникновения спокойно. Еще ни кому не удавалось проникнуть в замок. И, как бы там ни было, никто не пытался проникнуть через ворота. Это было довольно странно. Каждая такая экспедиция почему-то пыталась пробраться в замок Львов воровским путем.
Решив отменить занятия, чтобы люди, оказавшиеся около замка, никого не видели, Айвен отправил девочек домой несколько раньше времени. Авурр находилась там, и Мак знал, когда можно их переправлять так, чтобы потом не было никаких вопросов.
Айвен не оставался постоянно в замке. Он мог спокойно следить за действиями около него, не выходя из дома в городе. Люди, пришедшие к замку остановились на ночлег у подножия гор и пошли к стенам только на следующий день.
Они вели себя более уверенно, чем другие экспедиции. Айвен понял, что эти люди пришли к замку не в первый раз. Решив понаблюдать непосредственно он перелетел в замок.
В экспедиции было восемь человек. Была одна женщина, которая осталась в лагере около гор, когда остальные отправились к стене. Люди использовали надувную лодку, чтобы переправиться через ров с водой.
Айвен наблюдал за ними через небольшую птицу из биовещества, летавшую в небе над людьми. Они же ее просто не могли увидеть.
Семь человек возились с какой-то металлической конструкцией. Это были длинные шесты, которые они вставляли друг в друга. Затем на шест были надеты некие приспособления. Айвен спустился немного ниже, чтобы понять что же это такое.
Это были пластины, укрепленные вдоль всего шеста. Пластины были на двух шестах, а затем оба шеста были объединены с помощью котротких перекладин в лестницу.
Другой человек в этот момент развел какую-то смесь, а затем намазал ее на пластины.
Все стало ясно. Не имея возможности зацепиться за стену и вбить в нее что-либо люди решили приклеиться к ней.
К двум шестам были прикреплены шланги и подсоединены к насосу, который был тут же запущен. Лестница не просто прилеилась к стене. Она присосалась к ней. Это было еще более надежным способом, потому что не надо было думать о том, пристанет ли клей к стене.
Люди опробовали свое изобретение. Два человека спокойно могли находиться на лестнице и, как бы они не пытались ее оторвать, это у них не получалось.
На лестнице был укреплен насос и еще какое-то приспособление. Айвен продолжал наблюдать. Люди собрали вторую лестницу, и укрепили ее на первой. Это был не простой крепеж. Вторая лестница находилась сбоку от первой и могла подниматься и опускаться параллельно ей на канатных блоках. Она была так же оборудована насосом и пластинами, с помощью которых могла присосаться к стене.
Ее тоже опробовали и после этого один человек залез на первую лестницу, затем стал поднимать вторую лестницу. Она поднялась относительно первой на высоту в полтора метра и прососалась к стене. Человек перелез на нее и начал поднимать с помощью тех же блоков первую лестницу. Она поднялась еще выше и снова прососалась.
Для штурмовиков это был триумф. Они подняли гвалт, поздравляли своего друга с успехом, после чего человек опустился вниз и они оставили свое приспособление около стены, а сами отправились назад в лагерь, где их ждал ужин.
Изобретательность людей просто удивляла. Айвен опустлся вниз и осмотрел приспособление для подъема. Он не стал ничего с ним делать. Это было бы нечестно. Мак решил узнать что же собирались делать люди в замке.
А те в это время отдыхали. Проработав почти весь день, они устали и преспокойно разговаривали, не думая о возможной опасности. Штурм был назначен на следующий день.
Они отправились к стене все вместе. Палатка была снята и все вещи были доставлены к стене. Изобретатель осмотрел свою машину, содрал засохший полимер с пластин и на них был нанесен свежий слой.
Затем лестницы начали подниматься. Это требовало не мало усилий. Айвен так же, как и день назад наблюдал за ними, но на этот раз он не сидел весь день в замке. У него было не мало дел в городе, и он оставил наблюдателя из небольшой части биовещества.
На подъем требовалось около тридцати шагов и каждый шаг осуществлялся за десять минут. После шести шагов человек на лестнице делал остановку, чтобы передохнуть, а затем продолжал свой путь наверх. На середине он сделал более длительный отдых и спустился вниз на веревках, как на лифте, чтобы пообедать. Затем его подняли назад.
Путь был закончен под вечер. Вершина стены была плоской. Человек радостно прошелся по ней, а затем укрепил свое приспособление горизонтально, прицепил к нему веревку, на которой поднялись остальные и все их вещи.
Люди радостно осматривали сад, большой замок и решили на ночь устроиться на стене. Двое из них прошлись по ней, осматривая все вокруг. Они смотрели, нет ли где спуска вниз. Но ничего не нашли. Ни единой зацепки или люка.
Была установлена палатка, женщина приготовила ужин на всех. Айвен подобрался ближе, чтобы послушать их разговор.
− Здесь никого нет, Ким, − сказал один из них.
− Почему ты так решил? − спросил другой.
− Посмотри на деревья, на дорожки в саду. Они все запущены. Мы не видели света в окнах ночью не видели его и два прошлых раза.
− Может ты и прав. Тогда все сокровище будет нашим.
− Еще рано говорить о сокровищах, − сказал изобретатель подъемника. − Может их там и нет.
− Не может этого быть, − ответил ему Ким. − Такой замок просто не может оказатся без сокровищ.
− И я буду самой богатой на всей земле! − сказала женщина.
− Да, Микки. Ты будешь самой богатой. После меня, − ответил ей другой человек смеясь.
Люди еще долго рассуждали о сокровищах, думали о том, как его доставить домой, так, чтобы унести побольше. Айвен не услышал ни одной мысли о чем-то другом. Появившиеся в замке люди были обыкновенными грабителями и взломщиками.
На ночь все ушли в палатку, и Айвен решил их проучить, а заодно навсегда отвадить от замка Львов. Он появился ночью на стене в виде белого льва и прошелся недалеко от палатки. Люди еще не спали и Мак издал тихое рычание.
− Ты слышал? − спросил чей-то голос.
− Что? − спросил другой.
− Рычание.
− Тебе померещилось. Спи, Ник, − сказал третий.
Все утихло. Мак отошел подальше и снова зарычал, но на этот раз сильнее.
Люди переполошились и вышли из палатки с ружьями. Они зажгли факелы, и Айвен решил исчезнуть. Двумя группами они прошли вдоль стены, осматривая все вокруг и вглядываясь в темноту.
− Наверно какой-нибудь зверь внизу. Нам нечего бояться. Сюда никто не заберется, − сказал один из людей, когда все вернулись к палатке.
Люди снова забрались внутрь. Айвен еще пару раз зарычал, находясь недалеко от них, но люди решили, что им ничего не грозит.
Мак остался на стене до утра и в виде белого миу разлегся напротив выхода из палатки с людьми. Он лег, повернувшись к палатке спиной.
С рассветом люди зашевелились. Они спокойно разговаривали и двое вйдя из палатки встали как вкопанные.
− Чего застряли? − спросил кто-то сзади, толкая двух других.
Все вышли и встали в той же позе, что и первые. Айвен не двигался. Он решил посмотреть, что же будут делать люди, обнаружив зверя на стене. Полминуты они не двигались, а затем двое схватились за оружие.
− Стойте, − сказал третий, мешая двоим выстрелить. − Это Лев-хранитель.
− Ты дурак, − ответил человек, целившийся во льва. Грянул выстрел, а затем второй. Айвен вздрогнул, а затем медленно поднялся и повернулся к людям.
Его глаза горели красным огнем.
− Как вы посмели это сделать? − проговорил Мак низким голосом с рычащим акцентом. − Вы, пришли в мой замок без разрешения. Вы влезли на стену, как самые последние воры. Ваши мысли нечисты. И вы хотели убить меня, хозяина замка. Вы заслуживаете смерти!
Люди дернулись, когда Айвен сделал шаг вперед. Но все они не могли убежать. Они не могли даже оторвать своих ног от камня, на котором стояли и все повалились на землю.
Айвен издал рычание, которое повергло людей в ужас. Словно ветер промчался по стене. В красном пламени исчезло все, что люди принесли с собой. Оружие растаяло прямо в руках людей, а вместе с оружием исчезла и вся их одежда.
Кто-то еще пытался отползти подальше. Айвен медленно шел к ним. Восемь человек зашевелились и стали пятиться назад. Мак шел не быстрее, чем они двигались.
− Мы не хотим умирать! − воскликнул кто-то из людей, визгливым голосом.
Айвен снова зарычал, двигаясь на них. Люди попытались встать, и это им удалось. Они побежали вдоль стены, но Айвен, прибавив шаг, не отставал, периодически издавая рычание, от которого люди только прибавляли шаг. Они уперлись в стену. Это была одна из голов льва, которая была воротами в замок.
− Мы не знали, кто ты, − в слезах проговорила женщина. − Мы думали, что замок пуст. Не убивай нас, пожалуйста. − Она встала на колени и заплакала, закрыв лицо руками.
− Хорошо, − прорычал Айвен. − Я оставлю вас. Но вы поклянетесь своей жизнью, что никогда, нигде и ни при каких обстоятельствах вы не упомянете об этой встрече. И вы навсегда забудете дорогу в мой замок.
− Мы клянемся, − проговорила женщина.
− Клянемся, − сказали остальные.
− Тогда ступайте, − прорычал Мак и ударил лапой о камень.
Стена под людьми исчезла и они вскрикнув полетели вниз. Они упали в воду, которая вынесла их в ров и выбросила на противоположный берег. Люди поднялись, осматривая друг друга.
У них не было ничего вообще. Они взглянули на стену, которая осталась такой же, как и была. В ней не было никаких отверстий, через которое вода вынесла людей в ров.
Женщина снова заплакала и уткнулась в одного из мужчин. Те стояли в немом оцепенении, понимая что только что спаслись от смерти.
− Вы отправитесь сейчас же, − прорычала Айвен, оказавшись сзади людей. Те сразу же обернулись, а женщина вскрикнула, вновь увидев Льва-хранителя. − Я дам вам оружие и огонь. Вы найдете в горах животных, из шкур которых сделаете себе одежду. Идите.
Перед Айвеном в белом сиянии возникли два лука со стрелами, восемь мечей и несколько коробков обыкновенных спичек. Айвен еще раз осмотрел людей и растаял на их глазах.
Мак проследил за ними с высоты. Люди взяли оружие и пошли от замка. Они вернулись на свою прошлую стоянку и нашли некоторые вещи, которые были оставлены раньше, как ненужные, а теперь могли пригодиться. Они не стали останавливаться у гор, а сразу направились в обратный путь, чтобы поскорее покинуть это место.
Мак не собирался что-либо предпринимать, чтобы история с этим походом не вышла наружу. Она только подтвердила бы собственность Айвена Лайонса на замок Львов, но не было никаких причин и для того, чтобы специально афишировать ее.
С этого момента прошел почти месяц. Айвен проследил за тем, как восьмерка прошла через горы. Люди сделали, как им было сказано. Один из них оказался не плохим стрелком из лука и через несколько дней у всех было во что одеться, чтобы спрятаться от ночных холодов или пройти через заснеженные перевалы. Они сделали себе и обувь. Мак видел, что это не новички в подобных походах. Он оставил людей, когда они миновали горы. Не было никакой нужды вмешиватся в их дальнейшую жизнь, мешать или помогать.

В доме Лайонсов вновь появилась полиция. Открывая дверь Мак уже знал, что речь снова пойдет о Льве-хранителе. Полиция уже давно не заглядывала к Айвену по этому поводу, и Мак принял двух офицеров с обычной вежливостью.
Он усадил их в гостиной и сел напротив. Дети в это время были в школе. Райвен и Равурр тоже не было дома. Были только Эмма и Авурр. Они вместе готовили обед на кухне.
− Мы не хотели вас беспокоить, мистер Лайонс. Но дело приняло серьезный оборот. Все началось три недели назад. Было совершено три похожих убийства. Во всех случаях пострадали подростки − девочки четырнадцати-пятнадцати лет. И все случаи имели странный характер. На месте убийств были обнаружены следы зверя. По утверждениям специалистов, это следы льва. И убийства были совершены именно этим зверем. Посмотрите.
На стол были выложены три фотографии убитых девочек. На них были следы от клыков и когтей зверя. Айвен просмотрел все фотографии и молча вернул их.
− А вчера было новое нападение, − продолжил полицейский. − Девочка чудом осталась жива. Она пришла в сознание и сказала, что это был настоящий лев.
− Вы можете проводить меня к ней? − спросил Айвен. − Не для того, чтобы встретиться. Я хочу ее увидеть со стороны.
− У вас есть какие-то мысли по этому поводу? − спросил полицейский.
− Я пока не знаю, − ответил Мак. − Я хочу проверить кое-что.
− Хорошо, мы отвезем вас.
Через минуту Айвен сидел в полицейской машине, которая везла его в больницу. Айвен еще раз попросил посмотреть фотографии. Во всех трех случаях тела девочек были изуродованы. Выворочены внутренности и покалечены руки, которыми девочки, видимо, пытались защищаться. На них нельзя были смотреть без боли.
− В какое время и где это происходило? − спросил он.
− Каждый раз поздно вечером, на улицах, когда не было никаких свидетелей. В одном из случаев был свидетель, который видел фургон на улице, но не ясно, было это до или после убийства. Свидетель не помнит времени.
Айвен больше ничего не спрашивал. У него были лишь две версии. Либо кто-то изображал из себя льва, может в маске зверя, либо это действительно настоящий лев, которого кто-то вывозил на улицы. Во втором случае фургон был зацепкой, потому что именно в нем могли возить зверя.
Машина приехала в больницу. Айвена проводили к палате девочки. Ее мать в этот момент была около палаты. Она увидела Айвена и вскочив с криками набросилась на него.
− Убийца! − кричала она в истерике. Двое полицейских, которые сопровождали Айвена, оттащили ее и пытались успокоить.
Появились врачи. Они несколько косо смотрели на Лайонса, появившегося около палаты с пострадавшей. Матери девочки ввели успокаивающее средство, и через минуту она перестала кричать и вырываться.
Айвен взглянул на девочку через окно в двери. Она вся была в бинтах. Лицо, тело, руки.
− В каком она состоянии? − спросил Мак у врача, который оказался рядом. Айвен чувствовал, что человек не хотел отвечать. Врач был под воздействием факта преступления, в котором участвовал лев, и испытывал неприязнь к Лайонсу.
Но он не мог ни в чем его обвинить.
− Сейчас состояние стабильное. Она сильно пострадала, − ответил он. − Девочка осталась без правой руки, а левая парализована. Множество ран на груди и лице. Ее спасло металлическое кольцо, которое было на шее в момент нападения.
− Как ее зовут? − спросил Мак.
− Татьяна, но вы не должны входить, − сказал врач.
− Я только хотел узнать, − ответил Айвен, глядя на девочку. Она спала. Из-за бинтов на голове почти половина ее лица была скрыта, вместе с одним глазом.
Айвен некоторое время смотрел на нее, а затем пошел обратно. Мать девочки проводила его сверкающими глазами. Айвен чувствовал, что говорить ей что-либо в этот момент нельзя.
− Зачем вы приходили сюда? − спросил врач, нервы которого тоже были на пределе.
− У меня четыре дочери, доктор, − ответил ему Мак, решив не объяснять самых элементарных вещей. Врач остановился, а Айвен в сопровождении двух полицейских покинул больницу.
− Что вы скажете? − спросил полицейский.
− Мне сложно что-либо сказать, − ответил Мак. − Видимо, это был настоящий лев.
− Настоящий? Вы думаете это был Лев-хранитель?
− Я не думаю, что это был он, − ответил Мак. − Я считаю, что это были действия какого-то психически ненормального маньяка, который использовал для преступления зверя.
Вернувшись домой Айвен обнаружил около него толпу людей, которые выкрикивали обвинения в убийствах и требования наказания Лайонсов. Полиция пыталась оттеснить людей. Айвен, выходя из машины оказался под градом ругательств, выкрикиваемых в его адрес.
Дети уже вернулись из школы и сидели дома, не выходя на улицу. Дом осаждали журналисты и телерепортеры.
− До чего же все люди неблагодарны, − проговорила Эмма, когда Айвен оказался дома.
− Это не все люди, Эмма. − ответил Мак. − Те кто собрался здесь, ослеплены ненавистью. Им кажется, что они правы. Но в действительности, они не знают, что происходит.
− Но как же можно обвинять человека после того, как он столько сделал для всех? − снова говорила она.
− Может, кому-то я помешал, − сказал Айвен.
− Кому это? − спросила Эмма.
Раздался звон стекла. В окно влетел камень и упал на пол.
− Надо уйти подальше в дом, − сказал Мак. − Пойдемте все наверх.
Все поднялись, а Айвен остался, потому что к дому вновь шла полиция. Айвен открыл дверь не дожидаясь, когда они позвонят.
− Появились новые факты, мистер Лайонс. − Айвену вручили газету, в которой было письмо подписанное Львом-хранителем.
В нем были угрозы расправы над всеми выступавшими и требования разойтись. Это уже был новый виток. Кто-то играл Льва-хранителя.
− Вы узнали откуда это письмо? − спросил Мак.
− Ничего неизвестно. Его доставил в редакцию какой-то мальчишка. Когда же стало ясно от кого оно, пацана уже не было.
− Надо что-то предпринимать, − сказал второй полицейский. − Настоящий он или нет, эта статья просто всбесила людей. Нам трудно их сдерживать. Кто-то кидает камни с помощью какого-то приспособления и они долетают до дома. Боюсь, что дело может дойти до применения огнестрельного оружия.
Вновь послышался удар. На этот раз стекло вылетело на другом этаже. Айвен сразу же пошел наверх. Все находились в небольшой комнате без окон.
И опять удар выбил какое-то стекло.
− В конце концов, вы можете что-нибудь сделать? − не выдержав проговорил Айвен.
− Мы делаем все возможное, мистер Лайонс, − ответил ему полицейский. − Скоро должно прибыть подкрепление.
Айвен сел. Он хотел что-нибудь сделать, но не мог ничего придумать. Любое появления льва на этот раз привело бы к еще худшим последствиям. Он уже знал одно из действий, которое должен совершить, но для этого надо было дождаться ночи.
Вскоре появились специализированные подразделения полиции, которые очистили улицу перед домом от разъяренной толпы. Полиция покинула дом, но вокруг все было окружено и ни один человек не мог пройти через оцепление.
Наступила ночь. Было трудно кому-либо уснуть и все сидели в одной комнате, изредка переговариваясь. Ужин остался почти не тронутым. И, наконец, настал момент действий. Все легли спать.
В дом пришли двое охранников, которые предложили свою помощь. Айвен оставил их внизу, показав где можно взять что-нибудь перекусить, а сам ушел наверх.
Он лег как обычно и передав Авурр управление своим телом, вышел в энергетической фазе. Никто не мог видеть молниеносных движений Айвена.
Он вылетел из дома и направился в больницу, где была пострадавшая девочка. В ее палате никого не было. В коридоре находилась только одна сиделка, и Мак появился около пострадавшей. Она спала.
− Проснись, Татьяна, − тихим голосом произнес он и направил полевое воздействие, от которого она проснулась.
Девочка увидела своим одним глазом белого льва с красными светящимися глазами над собой и вскрикнула. Мак лежал прямо на ее кровати. И частью своей полуэнергетической фазы находился в теле девочки.
− Не бойся меня, я не сделаю тебе ничего плохого, − произнес Айвен.
− Зачем ты пришел? − испуганным голосом проговорила девочка.
− Чтобы помочь тебе. Посмотри. − Айвен поднял свою лапу с когтями и опустил девочке на грудь.
Она снова вскрикнула и со страхом смотрела, как лапа льва прошла сквозь нее, не причинив никакого вреда.
− Кто ты? − спросила Татьяна, глядя на льва.
− Я, Лев-хранитель. − сказал Айвен. − Я хочу найти того, кто напал на тебя. Ты должна помочь мне в этом. Но сначала я помогу тебе.
Айвен встал над девочкой и его глаза сверкнули. В одно мгновение энергетическая фаза Айвена произвела изменения в теле девочки. Красные всполохи пробежали по окутавшим ее бинтам и они исчезли. Все раны зажили в одно мгновение, и Айвен восстановил ее правую руку.
Мак вновь изменился и на этот раз превратился в полную биологическую фазу биовещества в виде миу. Он спрыгнул на пол.
− А теперь, встань, Татьяна, − сказал он.
В этот момент в коридоре послышался крик сиделки, которая пришла на голос Татьяны.
Девочка поднялась с постели, посмотрела на свои руки. Ощупала тело и взглянула на льва, сидевшего на полу.
− Я наверно сплю, − проговорила она.
− Расскажи мне, как выглядел тот кто напал на тебя. − спокойным тихим голосом произнес Айвен.
− Это был лев, − сказала она, глядя на Айвена. − Он выскочил из темноты и прыгнул на меня.
Она задрожала от страха, снова представив ту картину.
− Успокойся, и забудь о страхе, − произнес Айвен и своим воздействием отключил страх в девочке. − Ты видела его. И, наверно, что-нибудь помнишь. Какие-нибудь особые приметы.
− Я не знаю, как сказать, − произнесла Татьяна. Она успокоилась, решив, что во сне с ней ничего не произойдет. − Может я смогла бы его нарисовать.
− Нарисовать? − переспросил Айвен и понял из ее мыслей, что она не плохо рисует. − Тогда нарисуй его.
Мак взглянул сверкающим взглядом на тумбочку около кровати и на ней появился лист бумаги, карандаши и мольберт. Девочка взглянула на появившиеся предметы и взяла их.
Татьяна устроилась немного поудобнее и начала рисовать. Она остановилась на мгновение, когда вспомнила, что она именно она хочет рисовать, а затем принялась, забыв о всяком страхе.
А в это время сиделка подняла всю охрану больницы. Через несколько секунд поступил звонок в дом Айвена Лайонса. И в действие вступила вторая часть Айвена. Машина уже ждала его, когда он выскочил из дома.
До больницы надо было ехать около получаса, но Машина двигалась быстрее, чем обычно. Кроме того, ночные улицы были пусты и водитель пустил ее с максимальной скоростью.
Около палаты появилась охрана больницы. Они оказались за дверью и наблюдали странную картину. Татьяна сидела на кровати и рисовала, а перед ней сидел белый лев. Казалось, она рисовала его с натуры.
Воздействие Айвена на окружающее пространство привело к тому, что в палате не было слышно никаких звуков извне. Около самой палаты появилась мать девочки. Она бросилась на дверь, пытаясь ее открыть.
Сила Айвена держала дверь закрытой. Люди попытались разбить стекло. Все было бесполезно. Никакие крики и удары не могли отвлечь Татьяну. Она никого не видела и продолжала рисовать. Айвен знал, что ей надо несколько больше времени, чем было до момента его появления.
Чтобы не встретиться со львом на глазах у всех он воздействовал на двигатель машины, и у нее заглох мотор. Машина прокатилась сколько могла, и Айвен, выскочив из нее побежал по улице. Через несколько минут машина вновь его догнала, а когда Айвен сел, мотор опять заглох. Шофер выругался, а Айвен снова побежал вперед. На этот раз он сам добежал до больницы.
Рисунок был закончен.
− Вот, посмотри, − сказала Татьяна, протягивая лист льву. На рисунке был изображен лев в полете, с оскаленными зубами. Так, как она его запомнила в момент нападения. Татьяна нарисовала много подробностей и Айвен теперь знал какого льва искать.
− А теперь, ложись и спи, − произнес Лев-хранитель. − Все слова сказанные в палате были слышны снаружи.
Девочка легла на кровать, положив рисунок на тумбочку. Айвен используя поле заставил ее тут же заснуть. Лев повернулся к людям, стоявшим за дверью. Они уже перестали стучать, поняв, что это бессмысленно.
Глаза Льва-хранителя блеснули красным светом, и он прыгнул прямо на дверь. Люди отшатнулись от нее, но льва больше не было.
Айвен пролетев через дверь палаты мгновенно перешел в энергетическую фазу и молниеносным движением соединился со своей частью, которая уже бежала по коридору к палате.
− Где он? − сразу же спросил Мак, глядя на людей, которые расступились от двери.
− Он исчез, − проговорил кто-то.
− Моя девочка! − воскликнула мать, и на этот раз дверь палаты просто вылетела под ее ударом.
Татьяна проснулась и испуганно посмотрела на всех людей, вошедших в палату. Она посмотрела по сторонам и заговорила.
− Мне приснился Лев-хранитель, − сказала она.
− Танечка! − воскликнула мать. Она подбежала к ней, стала ее целовать, смотреть на ее руки. Обе здоровые руки, на ее лицо. На глазах женщины были слезы. − Доченька, ты здорова. Это какое-то чудо!
− Что здесь произошло? − спросил Айвен, словно не понимал этого. Женщина обернулась к нему.
− Простите меня, − проговорила она, вставая на колени перед Айвеном. − Вы спасли ее.
− Поднимитесь, я не понимаю, − проговорил Мак. − Я ничего не делал. − Он поднял ее.
− Посмотрите, − произнес какой-то человек, показывая рисунок девочки. Татьяна поднялась и села на кровать.
− Так это был не сон? − удивилась она.
Айвену показали рисунок нападавшего льва.
− Что он сказал тебе? − спросил человек, рассматривавший рисунок.
− Он сказал, что хочет найти того льва, который напал на меня и попросил нарисовать его, − ответила девочка.
− Расскажи все, что было с самого начала, − сказал Айвен, опускаясь перед Татьяной.
− Я увидела его здесь, прямо на кровати, − сказал Татьяна. − Он лежал на мне, но я не чувствовала его, а затем он сказал, что ничего не сделает мне плохого и опустил на меня свою лапу. На грудь. − Она посмотрела на себя и продолжила. − Его лапа словно провалилась сквозь меня, и я опять ничего не почувствовала. Лев сказал, что поможет мне и в этот момент я увидела яркий свет из его глаз. А потом, бинты исчезли и я оказалась здорова. Не знаю, как это получилось. Он спрыгнул на пол и попросил нарисовать того льва, который напал на меня. Я нарисовала... − Татьяна посмотрела на тумбочку и взяла карандаши, которые остались от Льва-хранителя. Обычные, ничем не примечательные карандаши. − Я нарисовала и показала ему, а потом заснула. А когда проснулась, здесь уже была куча людей и моя мама. − Она протянула к ней руки и обняла.
Айвен поднялся и взглянул на полицейских.
− Он всегда со мной, но я его ни разу не видел, − проговорил он. Айвен снова взял рисунок льва. − Наверно, мы должны искать этого и того, кто за ним стоит.
− Но как мы его будем искать? − спросил полицейский.
− Надо сообщить об этом в газеты, − сказал врач. − Может тот негодяй испугается и не будет больше нападать на детей.
− Возможно, − ответил Мак.
− А может наоборот, начнет действовать более осторожно. − сказал полицейский.
− В любом случае, это успокоит людей.
Айвен вернулся домой. Никто даже не проснулся за это время. Айвен сделал все незаметно. На утро, в газетах появилось сообщение о спасении девочки, а в дом Айвена вновь пришла полиция. Оказалось, что вечером в редакцию одной из газет снова пришло письмо от лже-хранитля, в котором было предупреждение уже самому Айвену.
Автор письма требовал публикации и угрожал расправой над новой жертвой, если это не будет выполнено. Газета опубликовала письмо, но откомментировала его, как письмо преступника, который шантажировал Айвена Лайонса и пытался своими действиями дискредитировать его.
После этого преступник залег на дно. О нем не было слышно почти целый месяц. Теперь Айвена постоянно донимали расспросами о Льве-хранителе. Многие считали что лев связан с Айвеном постоянно, потому что он пришел на помощь девочке после того, как об этом узнал сам Лайонс.
− Не понимаю, почему он показывается другим людям и никогда не показывался нам, − сказал в один из дней Вилли.
− Значит он не хочет показываться просто так, − сказала Эмма. − Представь себе, что ты увидишь рядом с собой льва. Что ты будешь делать?
− Если это будеть Лев-хранитель, я его не испугаюсь, − ответил Вилли. − Ведь та девочка не испугалась.
− Это ты так думаешь, − ответила Эмма.
− А ты, мама, его испугалась бы? − спросил Вилли.
− Не знаю, − ответила она.
− Вот они, наши Львы-хранители, − сказала Алиса, показывая на двух кошек вошедших в гостиную.
− Вы никогда в него не верили, − сказал Вилли девочкам. − Вот он и не появляется. Он обижается на вас и не показывается.
− Кончай говорить ерунду, − сказала Эмма. − Договоришься до того, что он действительно придет.
− А я этого и хочу, − сказал Вилли.
− Он не исполняет всякие глупые желания, − ответила Эмма.
В гостиную вошел Айвен и сразу вступил в разговор.
− Какие такие глупые желания? − спросил он.
− Мой сынок очень хочет повстречаться с Хранителем, − сказала Эмма.
− Ну, если очень хочет, может он и повстречает, − ответил Мак
− И вы туда же, мистер Лайонс, − произнесла Эмма.
− Да, мистер Лайонс, − сказал Вилли. − Он ведь услышит вас, если вы его позовете.
− Услышит, − ответил Айвен. − Только вот, Вилли, в чем вопрос. Ты наверно заметил, что он появляется тогда, когда кому-то плохо. Ты же не хочешь, чтобы кому-нибудь стало плохо?
− Не хочу, − ответил Вилли, несколько расстроившись. − Но мне так хочется его увидеть, хоть на секундочку. Пусть на эту секундочку, кому-нибудь станет плохо.
− Вилли! − прикрикнула Эмма.
− Я пошутил, − сразу сказал Вилли.
− Нельзя так шутить, Вилли!
Ррай, Мирра, Алиса и Раиса, сидевшие здесь же только таинственно улыбались, слушая этот разговор. Айвен и Авурр уже обсуждали эту тему с ними и надо было только выбрать подходящее время. И это время наступило.
Очередная прогулка в лес, которую совершила семья Лайонсов началась с того, что девочки пригласили с собой Вилли. Они и раньше гулали с ним в лесу, но в такие прогулки они ни в кого не превращались.
Вилли поехал вместе с ними. Машина уехала в лес и проехала намного дальше, чем это было обычно, когда в лес барали Вилли.
− Мы поехали в другое место? − спросил Вилли.
− Не все же время гулять на одном месте, − ответила Авурр.
Машина вскоре остановилась, и все вышли. Через час на стоянке стояли три палатки. Прогулка намечалась с двумя ночевками. Был разведен костер и девочки вместе с Вилли пошли в глубь леса.
Через несколько минут Вилли остановился, глядя на следы, оставленные терриксами в прошлый раз.
− Смотрите, что это? − спросил он, показывая на след. Он опустился рядом с ним и стал рассматривать.
− Что ты там нашел? − спросила Алиса, присаживаясь рядом.
− Смотри, какой след. Я никогда такого не видел, − произнес Вилли. − Здесь наверно ходил какой-то огромный зверь.
− Ты что, испугался? − спросила Алиса.
− Я? − проговорил Вилли, глядя на Алису. − Нет, я не испугался. − Но все же он почти дрожал.
− Трусишка, трусишка! − стала дразнить его Алиса. Она стала отходить от него, двигаясь назад.
− Я не... − начал говорить Вилли и в этот момент он увидел сзади Алисы большого тигра. − Алиса! − крикнул он. − Он сзади!
− Кто? − смеясь спросила Алиса, все еще двигаясь назад. Сзади нее была Ррай, которая пользуясь моментом, пока Вилли смотрел вниз, превратилась в террикса.
− Тигр! − проговорил Вилли, в страхе глядя на террикса.
− Нет здесь никаких тигров, − сказала Алиса и все еще шла назад. Она наткнулась на Ррай, которая улеглась на землю.
Алиса повернулась и прямо на глазах Вилли влезла Ррай на спину.
− Испугался? − спросила она.
− Я... Ты... − заикался Вилли.
− Чего ты там стоишь? − проговорила Алиса. − Иди сюда.
Вилли все еще стоял на месте, и тут сзади него раздался хруст ветки. Он обернулся и вскрикнув отскочил, увидев второго террикса.
− Алиса, я не... − заговорил Вилли и остановился, не зная что говорить. Алиса наклонилась к уху Ррай и шепнула ей несколько слов, а затем спрыгнула на землю и подошла к Вилли. Она взяла его за руку и потащила к Ррай.
Он пошел, поняв, что сопротивление бесполезно. Вилли увидел третьего террикса и понял что бежать некуда. Ррай приподнялась, когда Вилли и Алиса оказались рядом. Она ловким движением лапы схватила Вилли и уложила его на землю, а затем легла рядом, держа его лапой.
Алиса присела рядом с Вилли.
− Попался, дружок, − проговорила она.
− Что она хочет? − спросил Вилли, глядя на Ррай. Он не знал, что это всего лишь Ррай, с которой он прожил в одном доме почти семь с половиной лет.
− Она очень хочет кушать, − сказала Алиса.
− Ты смеешься надо мной, − проговорил Вилли. − Скажи ей, что бы она меня отпустила.
− А ты сам скажи, − улыбаясь проговорила Алиса.
− Как? − спросил Вилли.
− А так и скажи: 'Отпусти меня, пожалуйста.'
− Она поймет? − спросил Вилли.
− Конечно поймет, − ответила Алиса. − Смотри какая у нее большая голова, даже больше чем твоя.
− Отпусти меня, пожалуйста, − сказал Вилли, обращаясь к Ррай. Ррай прорычала пару слов.
− Хм... − сказала Алиса. − Она не хочет тебя отпускать.
− Как не хочет? − спросил Вилли. Ррай снова зарычала.
Алиса рассмеялась и отскочила от Вилли. Ррай принялась его облизывать. Вилли махал руками, вырывался и под конец Ррай его отпустила. Он отбежал от нее.
− Наверно обиделся? − прорычала Ррай, глядя на Вилли.
Вилли побежал и тут же угодил в лапы Мирры.
− Нет! Не надо! − закричал он, глядя на террикса.
− Ну что ты, Вилли? − проговорила Алиса, походя к нему.
− Ты специально это подстроила! − сказал он.
− Ладно, вставай, − сказала Алиса. Мирра отпустила Вилли, и он поднялся. − Ты обиделся?
− Вот еще, − сказал Вилли. − Было бы на кого обижаться.
− Не обижайся, − сказала Алиса. − Лучше подойди к ней и сделай вот так. − Алиса подошла к Мирре и стала чесать ее за ушами. − Смотри, как ей это нравится. Правда тебе нравится? − спросила она обращаясь к Мирре. Мирра утвердительно прорычала.
Вилли подошел к ней с другой стороны и тоже стал чесать ее за другим ухом. Мирра удовлетворенно заурчала.
− А теперь, забирайся к ней на спину и держись за шерсть. − сказала Алиса.
− А она меня не сбросит? − спросил Вилли.
− Ну что ты, − ответила Алиса. − Разве она может сбросить тебя?
Вилли осторожно забрался на спину Мирры и уцепился за ее шерсть, как и сказала Алиса. Мирра поднялась, а Алиса забралась на спину Раисы. И без всякого предупреждения трое терриксов двинулись через лес. Мирра и Раиса пошли рядом, а Ррай немного впереди.
− Куда они нас несут? − спросил Вилли.
− Посмотрим, − ответила Алиса.
− Как это? Ты даже не знаешь, куда они нас унесут? − спросил Вилли.
− Ты все еще боишься? − спросила Алиса.
− Я не трус, но я боюсь, − ответил Вилли.
Лес расступился и показался берег небольшого озера, которое затерялось в лесу. Ррай с разбегу забежала в воду и поплыла на другой берег. Мирра и Раиса тоже вошли в воду и Вилли уцепился еще крепче, что бы не оказатся вдобавок ко всему еще и в воде.
Все трое терриксов выбрались на противоположный берег и легли на песок.
− Вот и приехали, − сказала Алиса. − Слезай.
Вилли соскочил со спины Мирры и с некоторой опаской прошел рядом с ней. Алиса тоже спрыгнула, а затем подошла к Вилли.
− Видишь, они вовсе не страшные.
− Да, не страшные. С такими клыками, − проговорил Вилли.
− С какими такими? − спросила Алиса и подошла к Мирре. − А ну ка, покажи, какие у тебя клыки?
Мирра раскрыла свою пасть, и Алиса присев рядом залезла в нее своими руками и чуть не запихнула голову.
− Смотри, Вилли. Не такие уж они и большие, − сказала она, хватаясь руками за клыки Мирры.
− Я не могу на это смотреть, − сказал Вилли. − А если она тебя прокусит?
− Никого она не прокусит, − сказала Алиса, вылезая из раскрытой пасти Мирры. − Посмотри на них. Разве они не красавицы?
Вилли несколько промедлил с ответом и Ррай, подойдя к нему сзади, легонько толкнула его лапой. Он не знал что и делать. То ли убежать, то ли остаться. Убежать не позволяла гордость. Алиса посмеялась бы над ним. Но и от мысли остаться среди огромных зверей было не по себе.
Вилли переступал с ноги на ногу, стоя на песке, и смотрел умолящим взглядом на Алису. Она шепнула что-то на ухо Мирре. Та сразу вскочила и подбежала к Вилли. Он отскочил назад и, наткнувшись на лапы Ррай, повалился на них.
Алиса рассмеялась.
− Тебя бы так, − пробубнил себе под нос Вилли, слезая с лап Ррай. Он взглянул на террикса и не думая, что тигр его поймет добавил. − Возьми ее.
Ррай проурчала и подскочив, побежала к Алисе.
− Эй, ты чего? − заговорила Алиса, и тут же оказалась на песке под лапой террикса. На этот раз Вилли не удержался от смеха.
− Стой, стой! − закричал он Ррай, когда та принялась облизывать своим языком Алису. Ррай остановилась и повернула к нему голову. Вилли несколько опешил, глядя на то, как тигр выполнял его приказы с первого же слова.
− Ну, я тебе покажу, − произнесла Алиса и вывернувшись из под лапы Ррай побежала к лесу.
− Ты куда? − прокричал Вилли и тоже побежал туда, но на его пути тут же появилась Раиса, − Пропусти меня. − проговорил он, но Раиса не пускала его и когда Вилли попытался обойти ее, она уложила его на песок. − Алиса! − снова закричал он.
Вокруг него собрались все три тигра и Вилли растерянно смотрел на них, не зная что делать.
Из леса выскочила Алиса, теперь уже в виде террикса. Она вошла в круг и стала тихонько подталкивать Вилли.
− Осторожнее, − заговорил он, понимая что ему не избавиться от четырех тигров. − Куда она подевалась? − спросил он сам себя.
Вилли двигался по песку среди тигров. Алиса подгоняла его сзади и он не желая получать толчки шел сам, пока Ррай шедшая впереди перед ним не остановилась.
Терриксы улеглись вокруг, образовав кольцо вокруг Вилли.
− Алиса! − снова крикнул он.
− Чего раскричался? − прорычала Алиса, зная что Вилли не поймет ее слов.
− Выпустите меня, − произнес он, не имея почти никакой надежды выбраться без помощи Алисы.
Алиса зевнула, а вслед за ней зевнули и все остальные, отчего Вилли совсем потерял соображение.
Алиса немного приподнялась и лапой сгребла Вилли к себе. Она снова легла и уложила на песок Вилли, частично прикрыв его своей длинной шерстью, а частично лапой.
− Скоро станет темно, − прорычала она и положила голову на песок, закрыв глаза. Вилли зашевелился, пытаясь выбраться. − Не дергайся, − прорычала Алиса, прижимая его лапой к земле.
− Вот влип, − проговорил Вилли, поняв, что с ним обращаются как с младенцем.
Трое тигров легли вокруг Алисы так, что даже если Вилли и освободился бы, он не смог бы просто так вылезти. Стало темнеть. Вилли ничего не осталось делать, как положить свою голову на вторую лапу Алисы и ждать что будет дальше. Наступила ночь, на небе появились звезды.
Все четыре тигра заснули. Вилли не знал так это или нет, но их мерное дыхание подсказывало, что это именно так. Он вновь зашевелился, пытаясь выбраться и Алиса сразу же проснулась.
− Лежи и спи, − тихо прорычала, она подняв голову над ним. Вилли больше не решился двигаться и стал смотреть на звезды.
Это занятие несколько успокоило его, и он заснул.
Проснувшись, он обнаружил, что уже настал рассвет. Он все так же лежал около большого тигра, но других рядом не было.
− Проснулся? − прорычала Алиса, отпуская его. Вилли поднялся, вздохнул повернулся к Алисе.
− Привет, Вилли, − услышал он знакомый голос сзади.
− Ррай! − воскликнул он, пробежяв к ней несколько шагов.
− Как тебе Алиса? − спросила Ррай.
− Она бросила меня здесь. − сказал Вилли. − Вот с такими тиграми. Я не знаю, как они еще меня не съели.
− Вилли, разве тебе Алиса не сказала, что они не едят людей? И вообще не едят никого, − спросила Ррай.
− А что же они тогда едят? − удивился Вилли.
− Вот это, − сказала Мирра, показывая кучу яблок в сетке, которая была у нее в руках. Она протянула сетку Вилли. − Возьми, дай ей их.
Вилли принял сетку и сначала посмотрел на яблоки, затем на Алису, которая уже была рядом сзади него.
− Как мне их давать? − спросил он.
− Вот так, − сказала Ррай, взяв яблоко и вложив его прямо в зубы Алисе. Она раскусила яблоко в одно мгновение.
− Ладно, хватит дурить, − прорычала Алиса и подцепила сетку с одним когтем. Вилли испугавшись выпустил сетку из рук и яблоки высыпались на траву.
Алиса легла и преспокойно брала плоды своей лапой и сама засовывала их себе в рот.
− А где Алиса? − спросил Вилли, оглядывая все вокруг.
− Скоро ты ее увидишь, − ответила Ррай.
А сама Алиса в это время спокойно доела все яблоки и отправилась к озеру. Ррай быстро побежала за ней и дернула за хвост. Алиса остановилась и несколько удивленно взглянула на Ррай.
− Не время купаться, − сказала Ррай. − Пора уносить отсюда ноги.
− Пойдем, Вилли, − проговорила Мирра серьезным голосом.
− Мы видели в лесу каких-то людей, − проговорила Раиса. − И они мне очень не нравятся.
− Ты не шутишь? − прорычала Алиса.
Ррай показала знак, который они всегда использовали в критические моменты, как доказательство серьезности слов.
Алиса легла на песок и Ррай забралась на нее. Через мгновение на нее забралась и Мирра. Алиса быстро поднялась и ровно пошла к воде. Она переплыла на другую сторону и вернулась.
− Пошли, Вилли, − сказала Раиса, когда Алиса легла около них. Раиса взобралась ей на спину и протянула руку Вилли. Тот молча последовал за ней, и Алиса переправила их на другой берег.
− Я не понимаю, в чем дело? − спросил Вилли, когда на спину Алисы забрались и остальные девочки.
Алиса пошла в лес и ровно побежала, так чтобы четверка на ее спине не свалилась на землю.
− Это были охотники, Вилли, − ответила Ррай. − Они нашли следы терриксов.
− Кого? − переспросил Вилли.
− Ты всю ночь провел с четырьмя терриксами, − сказала Мирра. − И их выследили по следам.
− Но тогда, что будет с остальными? − спросил Вилли.
− Не беспокойся, они уже в безопасности, − ответила Ррай. − Они с Алисой.
− Я никогда не слышал о таких зверях, − сказал Вилли.
− Мы расскажем тебе о них, − сказала Ррай. − Ты умеешь держать тайну?
− Спрашиваешь, − проговорил Вилли.
− Никто не должен о них знать, Вилли. Вообще никто. − сказала Ррай.
− И даже ваш отец? − спросил Вилли.
− Он знает, − ответила Ррай. − О них знаем мы, наши родители и Авурр. Теперь, знаешь и ты. Но ты должен поклясться, что ты больше не скажешь о них никому.
− И моей маме? − спросил он.
− Да, Вилли. Если будет нужно, мы сами ей расскажем, но ты не должен об этом говорить.
− Поклянись, Вилли, что никому не скажешь, − произнесла Мирра, глядя прямо на него. Она сказала это так, что Вилли даже испугался.
− Клянусь, что я никому не скажу, − произнес он. − Даже своей маме.
− Мы знали, Вилли, что ты дашь нам эту клятву, − произнесла Раиса.
− Но почему, об этом никто не должен знать? − спросил Вилли.
− Ты же не хочешь, чтобы их убили. − сказала Ррай.
− Кто? − удивился Вилли.
− Охотники, − ответила Мирра. − Разве ты не понял, что если о них узнают, тут же объявятся любители пострелять.
Алиса остановилась и легла на землю. Все спрыгнули на землю.
− Беги, − сказала Ррай Алисе и она подскочив на месте, побежала через лес. Через минуту уже ее не было видно не было слышно никакого шума.
− И вы давно их знаете? − спросил Вилли.
− Больше года, − ответила Мирра и все пошли дальше пешком.
− И все это время вы даже не говорили о них? − удивился Вилли.
− Ты хочешь узнать, кто они? − спросила Ррай.
− Конечно.
− Терриксы разумные существа, − произнесла Раиса. − Они понимают все наши слова и сами могут говорить. Ты слышал рычание. Это не просто рычание. Это слова.
− И вы их понимаете?
− Понимаем.
− Вы наверно хотели, чтобы я сам это понял. Поэтому Алиса оставила меня с ними, − проговорил Вилли.
− Я думаю, ты понял бы это, Вилли. Если бы нам не помешали охотники. Они наткнулись на следы в лесу.
− Но тогда, они выследят их, − сказал Вилли.
− Теперь уже не выследят, − ответила Ррай. − Правда, они еще могут выследить нас. У них собаки, а наших следов здесь очень много.
− Послушайте, а не мог тем львом оказаться какой нибудь из этих терриксов? − спросил Вилли.
− Да ты с ума сошел, − проговорила Ррай.
− Терриксы не нападают на людей, − сказала Раиса. − Да и кто из них мог оказатся в городе назамеченным, если ты видел не взрослых, а детей?
− Детей? − удивился Вилли, глядя вверх. − Тогда какие же должны быть взрослые? − спросил он.
− Почти в полтора раза больше, − ответила Ррай. − Ты же видел, что они играли с тобой.
− Откуда вы знаете? − спросил Вилли.
− Ты думаешь, что мы оставили тебя? Ты просто не замечал нас, − сказала Мирра.
Они вышли из леса на поляну, где стояла машина. Их встретили Райвен и Равурр.
− Ну что, Вилли, повстречал больших котят? спросила Райвен.
− Да уж, повстречал, − ответил тот. − С такими котятами в фантики не поиграешь.
Из леса появились Айвен и Авурр, а вместе с ними и Алиса.
− Все, − сказал Мак. − Садимся и уезжаем отсюда.
Все оказались в машине, и она двинулась по проселочной дороге.
− Почему мы уехали? − спросил Вилли. − Охотники же ничего нам не сделают.
− Эх, Вилли, − произнесла Райвен. − Охотники ничего, а вот куча корреспондентов около дома, да еще и вместе с любителями покидаться камнями в стекла дома, сделают.
− Даже ты, Вилли, подумал, что террикс мог оказаться тем зверем, − сказала Ррай. − Но ты то встречался с ними, а люди никогда их не видели.
− Вы уверены, что они смогут убежать от охотников? − спросил Вилли.
− Конечно, Вилли, − ответила Алиса. − Они так запутали следы, что никакой охотник не разберет.
Машина выехала на асфальт и помчалась к городу.
− Больше мы о них не говорим, − сказал Айвен. Все замолчали. Думая о терриксах никто не мог говорить о чем-то другом.
Небо все заволокло тучами и пошел короткий полуденный ливень. Машина въехала в город и вскоре оказалась около дома. Дождь уже кончился и выглянуло солнце. Все вокруг блестело и парило. Через час от этой влаги уже ничего не должно было остаться.
Вилли ушел в свою комнату и закрылся. Через минуту в ней появился Айвен.
− Тебе плохо, Вилли? − спросил он.
− Нет, мистер... − начал свои слова Вилли, оборачиваясь. Его фраза оборвалась.
Перед ним был белый полупрозрачный лев.
− Лев-хранитель? − удивилася он. − Вы говорите, как...
− Я могу говорить любым голосом, − произнес лев голосом Эммы. − Не говори, что с тобой все в порядке. Я все вижу. Иначе я не пришел бы. Ничего не говори, Вилли. Я знаю. Тебя беспокоят те, кого ты встретил в лесу. И я знаю, что ты об этом никому не скажешь. Я помогу тебе, Вилли. Ты боишься, что они могут оказатся теми, кто нападал на людей. Ты знаешь, что девочки не обманывают тебя, но у тебя есть сомнения насчет самих терриксов. Ты думаешь, что они могли обмануть. Да, Вилли, я вижу, что ты думаешь именно так. Тебе надо выбросить все сомнения. Они не обманывали девочек. Они не могли их обмануть. Ты веришь мне? Да, я вижу, что ты веришь. Оставь свои сомнения. Не думай о них. Отдай их мне, Вилли. Ты видел рисунок девочки, Вилли. И ты видел, что там был другой зверь. А теперь, Вилли, я уйду. Но ты не должен никому говорить, что видел меня. Если ты сомневаешься, что не сможешь этого, скажи, и я сделаю так, что ты забудешь что видел меня. Хорошо, Вилли, я вижу, что ты сдержишь свое слово. Сейчас тебе надо поспать. Ложись и засни. Не думай обо мне. Придет время, и ты все узнаешь. До встречи.
Вилли лег в кровать, и лев растаял перед его глазами. Айвен воздействовал на него, и парень спокойно уснул. Айвен знал, что проснувшись Вилли будет думать о том, видел ли он льва во сне, или же в действительности. Но в любом случае, теперь он был спокоен насчет терриксов. И он не расскажет о встрече со Львом-хранителем, даже если она была во сне.
Прошло несколько дней. Вилли вновь был таким же, как раньше и лишь иногда вспоминал о терриксах, когда с ним были только посвященные.
В новые выходные Вилли снова поехал вместе со всеми и вместе со своей мамой на природу. Это была обычная поездка, в которой они бывали не один раз. Они были на том же месте, где и раньше, купались в речке,
− А здесь мы их можем встретить? − спросил Вилли, когда оказался вместе с девочками в лесу, собирая ягоды.
− Нет, здесь они не появляются, − сказала Алиса. − Иначе ты давно бы их знал.
− А как узнать, встречали их охотники или нет?
− Не думаю, что они их встречали, − сказала Ррай. − Они сейчас в таком месте, где их ни один охотник не увидит.
− Значит и мы их больше не встретим?
− Почему не встретим? − спросила Мирра. − Может быть еще и встретим.
− Но ведь они же будут думать, что мы расскажем о них охотникам? Может быть они именно так и решили, когда в том лесу появились эти охотники?
− Нет, Вилли. Мы же помогли им убежать от охотников.
− О, смотрите, волчонок, − сказала Алиса.
− Наверно здесь и его мама поблизости, − сказала Мирра. − Нам лучше не дразнить ее, пойдем в другую строну.
Вернувшись домой семья Лайосов обнаружила около него полицию. Подъезжая к воротам Айвен и Авурр почувствовали что вновь что-то произошло.
Увидев машину Айвена, двое офицеров к ней. Мак вышел, а Авурр повела машину дальше. Он уже знал Дэна Такли и Виляма Твинса, которые не раз появлялись в его доме по поводу появлений Льва-хранителя.
− Я уже чувствую, что что-то произошло, раз вы здесь, − сказал Айвен, встречая полицейских.
− Да, мистер Лайонс. Вот, взгляните, − Твинс протянул Айвену письмо. Письмо, подписанное именем Льва-Хранителя.
'Когда вы читаете, это значит, что уже появилась новая жертва.' − было в самом начале. − 'Я выполнил свое обязательство вернуть последнюю жертву. Но Лайонс не выполнил свое обязательство передо мной. И я буду продолжать убивать, пока не будет выполнено мое требование. Лайонс знает, какое это требование. Его невыполнение означает смерть невинных. Иногда я буду показывать, что мне не чужды сострадание и жалость. Но до тех пор, пока Лайонс не выполнит мое требование, я буду убивать. Это письмо должно быть опубликовано. Иначе, жертв будет больше.'
В самом конце стояла подпись льва и нарисована лапа с когтями, на которых была кровь.
− Что это за требование? − спросил Дэн Такли.
− Пройдемте в дом, − сказал Айвен и пошел туда. Оба человека, направились за ним.
Айвен провел людей в свой кабинет и закрыл дверь.
− Вы должны дать мне слово, что все, что вы сейчас увидите и услышите, не выйдет из этих стен, − произнес Айвен.
Дэн и Вильям переглянулись и дали свое слово. Айвен усадил обоих в кресла и сел рядом с ними. Он направил свой взгляд в центр кабинета, где на полу был нарисован символ Лайонсов, лежащий на земле белый лев.
Дэн и Вильямс взглянули на место, куда глядел Айвен и через несколько мгновений на этом месте появился белый лев в полуэнергетической фазе, с горящими красными глазами. Оба человека попытались встать, но они не могли этого сделать.
− Лишь чрезвычайные обстоятельства заставили меня появиться перед вами, − произнес лев. − У меня нет никаких претензий к Айвену Лайонсу. Письмо написано самозванцем. − Он замолчал и через мгновение исчез.
− Теперь вы видите, что правда, а что нет, − произнес Айвен, вставая. − Я не могу ничего о нем рассказывать. Это его требование. И это его требование относится и к вам.
− Но почему нельзя о нем рассказывать? − спросил Дэн.
− Во-первых, вы дали слово, что не расскажете, − сказал Мак. − Во-вторых, вы прекрасно знаете, что здесь начнется, если об этом узнают газеты. В-третьих, преступник не будет знать об этой встрече, и вы сами увидите это. И в-четвертых, это теперь не изменит его действий. Он придумает лишь какую-нибудь уловку, чтобы оправдать сказанные здесь слова.
− Но что нам тогда делать? − спросил Вильям.
− Надо начинать активный поиск, − ответил Айвен. − Есть две зацепки. Настоящий лев и фургон, в котором его перевозят. Надо проверить всех львов, которые есть в зоопарках, в цирках и может еще где-то. И провести проверку грузового транспорта. Взять под наблюдение все фургоны, в которых когда-либо перевозили зверей.
− Мы уже проводили подобную проверку, − сказал Дэн. − Мы ничего не нашли. В городе восемнадцать львов. Семь отпадают сразу. Это малыши. Еще трое были в последний раз далеко от города на гастролях с цирком. Остаются восемь взрослых львов в зоопарках. С фургонами сложнее. Проследить где был каждый в момент преступления невозможно. На примете двадцать шесть машин. И сейчас за всеми установлено наблюдение. В ночное время производятся проверки всех проезжающих фургонов.
− Надо не забывать, что льва можно перевезти и в обычной машине, − проговорил Мак. − Хотя это и сложно представить.
− В обычной машине его было бы видно, − сказал Дэн.
− Есть не мало машин с затемненными стеклами, − ответил Мак.
− Да, но такие машины обычно принадлежат уважаемым людям.
− Если эти люди уважают себя, то они поймут вас, когда вы будете проверять машины. Жизнь детей дороже, чем чья-то гордость.
− Вы правы. Не думаю, что со львом может оказаться какой-нибудь рабочий или домохозяйка, − произнес Вильям. − Наверняка, это кто-нибудь, кому вы помешали в бизнесе или еще где то.
− Вы можете дать мне список всех львов в городе? − спросил Мак.
− Да, конечно, − ответил Дэн.
Айвен вместе с полицейскими спустился вниз и через несколько минут они уже ехали по улице.
− А о какой жертве было написано в письме? − спросил Мак.
− Не известно, − ответил Дэн. − Никакой жертвы не найдено.
− А может он имел в виду время, когда будет выпущена газета? − спросил Вильям.
− О, черт! − воскликнул Дэн. Он схватился за радиостанцию и передал сообщение, в котором сказал о возможном времени совершения преступления, назвав его кодовым именем.
− Газета выходит в четыре часа дня, − сказал Вильям. − Это через полчаса.
Машина приехала в полицейский участок. Дэн вывел на бумагу распечатку информации обо всех львах в городе и других местах.
− Это на всякий случай. Мы проверили и тех, кого не было в городе. Там нет никаких подозреваемых, − произнесл Дэн, передавая Айвену бумагу.
Айвен просмотрел ее и свернув засунул в карман.
− Это вы? − с каким-то озлоблением спросил один из полицейских, увидев Айвена.
− Прекрати, Майкл, − произнес Дэн. − Он хочет помочь нам.
− Ну да, − сказал полицейский. − А по-моему, он водит тебя за нос. Он здесь для того, чтобы обеспечить себе алиби.
Послышался сигнал тревоги. Через громкую связь был назван адрес, откуда поступило сообщение об убийстве. Айвен в одно мгновение выделил энергетическую фазу, которая унеслась к месту преступления. Там уже собралось множество людей. Это было в парке.
Труп девочки четырнадцати-пятнадцати лет. Айвен прошел сквозь него, определяя все повреждения и время убийства. Это было совершено почти сутки назад, а привезено тело было около часа назад. Оно было разодрано львом, и Мак обнаружил остатки тканей зверя, в которых была информация о генокоде льва.
Через мгновение он промчался по зоопаркам, циркам, вылетел из города и прошелся по всем местам, где были львы. Ни один из них не соответствовал тому, который убил девочку.
Айвен вернулся на место преступления и прошелся вокруг в поисках следов. Он обнаружил следы от машины, в которой по всей видимости и привезли девочку. Он промчался по этим следам до места, где они обрывались.
На дороге были видны небольшие царапины от металлического въезда, по которому машина въехала в другую. След терялся. На месте, где это произошло было несколько десятков следов от стоявших там машин. Их следы перепутывались и уходили на шоссе, по которому уже пронеслось несколько сотен машин.
За час можно было уехать куда угодно. Мак пронесся по дорогам, влетая в фургоны и проверяя их содержимое, но ничего не нашел. Он носился по дорогам в течение нескольких минут, что с его скоростью было довольно много.
За это время полиция только успела приехать на место преступления. Айвен одновременно находился и в одной из машин полиции, приехавшей на место преступления.
Зеваки, промчавшись по газону словно стадо бизонов, затоптали почти все следы. Не сумев найти преступника энергетическая фаза вернулась в тело Мака. Он оставался сидеть в нашине, раздумывая над тем, как найти убийцу. Он вышел из машины и просто пошел через парк в сторону от собравшейся толпы.
Айвен принял радиосигнал на волне полиции, в котором сообщалось о сгоревшем фургоне, найденном на берегу океана. Мак в одно мгновение отделил энергетическую фазу, которая перелетела к месту, где сгорел фургон. Это был тот самый, в котором перевозилась машина, но самой машины в фургоне не было.
Айвен проанализировал остатки номера машины и осмотрел местность. Других следов вокруг не было. Видимо, фургон специально вывезли на берег и сожгли.
Мак пролетел в центральный компьютерный центр полиции и несколько удивил оператора, на экран монитора у которого вдруг вылетело сообщение об одном фургоне. Машина числилась в угоне уже несколько дней. Угон был обнаружен только через несколько часов.
Айвен пролетел на всякий случай на место угона, но ничего что могло навести на след не обнаружил.
Он опять вернулся в свое тело и развернувшись пошел обратно к полицейским машинам. Айвен видел как неверными действиями людей были уничтожены биологические следы льва, но для него это уже не имело такого большого значения.
Полиция расспрашивала очевидцев и через некоторое время стало известно, что около часа назад в парке была машина зеленого цвета. По описанию очевидца, она очень напоминала ту машину, на которой Айвен ездил в лес со своей семьей. Это была довольно серьезная зацепка.
Таких машин было очень мало в городе. Айвен вновь оказался в компьютерном центре и вывел данные о машинах той марки, которая его интересовала. Оператор решил, что что-то не в порядке с компьютером, раз он самопроизвольно выдавал данные о машинах.
Машин указанной марки в городе было двенадцать. Айвен полетел по адресам, которые он узнал. Восемь машин было на месте и в них не было никаких следов преступления. Еще две Мак легко нашел в городе. В них тоже ничего не было. Одна из машин была его собственная. Оставалась последняя.
Она принадлежала компании, которая сдавала машины в наем. В этот момент машина была в пользовании Грегора Вильса. Айвен не знал его, но в журнале был его адрес и Мак сразу же оказался там.
Хозяин дома в этот момент был на месте и Айвен использовал телефонную линию, чтобы переговорить с ним. Он представился работником компании, которая сдавала машины.
− Послушайте, сколько можно звонить? − сразу же выругался Вильс. − Мне нужна эта машина. Я взял ее у вас на месяц и до конца осталось еще почти две недели.
Айвен сразу же отключился, поняв, что говорить не о чем. Он снова оказался в компании, позвонил туда и поинтересовался не нужна ли кому машина. Он назвал марку машины.
− Нет, мы удовлетворяем эти заказы собственными силами, но можете оставить свой телефон, − ответил голос.
Айвен не ответив отключился и помчался в телефонную компанию. Он просмотрел компьютерные данные по звонкам Грегору Вильсу. Их было довольно много и несколько было из автоматов. По времени они могли подходить. Проверять все адреса откуда были звонки не было смысла, их было больше сотни. Больше смысла было в том, чтобы расспросить о машине самого Вильса.
Энергетическая фаза матриализовалсь в человека в полицейской форме и Айвен позвонил в дом Вильса. Ему открыла служанка и Мак показав удостоверение, которое было лишь копией настоящего, попросил встречи с Грегором Вильсом.
− Чем могу служить? − спросил Вильс, выходя в гостиницу.
− Меня интересует машина.
− Что за черт?! − воскликнул Вильс. − Прямо какое-то нашествие.
− Мистер Вильс, − спокойно произнес Мак. − Нам только надо знать, где она находится в данный момент.
− У моего знакомого, − проговорил Вильс, назвал адрес и имя. − В чем дело? − спросил он. − Буквально две минуты назад мне звонили из компании из-за этой же машины.
− Наверно, это мои коллеги, − ответил Мак, отдавая честь. − Спасибо за сотрудничество.
Он вышел и оказавшись в месте, где его никто не видел, исчез. В долю секунды он оказался по указанному адресу. Машина стояла около дома и Айвен сразу же обнаружил в ней то что искал.
Он вышел на полицейскую волну и сообщил о найденной машине со следами крови внутри. Дежурный, принявший сообщение, спросил от кого сообщение, но Мак лишь повторил адрес и прервал связь.
Он влетел в дом и обнаружил еще одно убийство. Это был тот самый друг Вильса, который взял машину. Этот человек был мертв около четырех часов и был убит из огнестрельного оружия.
Айвен осмотрел следы вокруг и определил откуда был сделан выстрел. В стекле было отверстие от пули. Кто-то стрелял снаружи.
Мак пролетел туда. Улица была пустынна. Дом напротив был почти невиден из за сада перед ним. Выстрелить можно было даже из машины. Тем более у преступника был фургон. Все было продумано до мелочей. Никаких следов. Вновь расследование зашло в тупик. Причин обвинять Вильса не было. Мак снова воссоединился в одно целое.
В этот момент к нему подошел Дэн и сказал о полученном странном сообщении о машине со следами крови. О сожженном фургоне никто даже не упоминал. Айвен ответил почти на автомате. Его голова была занята другим.
Он решил пойти с другой стороны. От тех, кому он перешел дорогу в бизнесе. Таких людей было не мало. Несколько десятков он сразу же отбросил. Он был уверен, что эти люди не пойдут на преступление.
Айвен вновь разделился и понесся искать остальных. Через полчаса он облетел всех. Среди них преступника не было. Другая часть Айвена в это время пассивно следовала вместе с полицией. Он оказался на месте, где была обнаружена машина. Полиция расспрашивала возможных свидетелей, но ничего конкретного соседи сказать не смогли.
Единственный человек видел фургон, проезжавший около его дома примерно в то время, когда было совершено убийство, но никаких выстрелов никто не слышал. Но выстрелы не обязательно могли быть услышаны.
Один из полицейских вспомнил о сообщении о сгоревшем фургоне, и группа расследования направилась туда. Айвен был вместе с ними. Ему тоже были нужны свидетельства очевидцев пожара. Описание фургона, который видели около дома с зеленой машиной, совпадало со сгоревшей машиной.
Очевидец был только один. Он слышал удар от взрыва, а затем вспыку пламени из фургона, после чего тот был весь охвачен огнем. Переступник воспользовался дистанционным управлением и сжег машину, когда сам был далеко.
Связанных фактов было уже много. И в то же время не было очевидцев, видевших самого преступника.
Наступила ночь. Около дома Лайонсов вновь была демонстрация и на этот раз даже полиция не особо старалась ее остановить. Люди стояли с факелами и были готовы ворваться в дом. Количество народа прибывало.
Расследовать было нечего, и Айвен вернулся к дому. Пройти к нему было невозможно. Айвен оставался в полицейской машине, где были и Дэн с Вильямом, которые смотрели на разъяренную толпу.
И в этот момент появилась вспышка света. С одного из домов напротив на толпу был направлен прожектор. Его луч оказался на доме Лайонсов, а затем свет погас.
Через минуту Мак увидел голографическое изображение льва, размером почти с весь дом. Не надо было ничего объяснять. Мак в одну секунду оказался на крыше дома, откуда исходило изображение. Прибор был на дистанционном радиоуправлении. Мак проследил за сигналом и оказался около другого прибора. Это был видео магнитофон, на котором была записана голограмма льва.
Айвен прервал связь, и лев тут же исчез, не успев сделать никакого движения. Лишь малая часть людей в толпе успела увидеть его. Мак отключил проектор и оставил все без изменений.
Он осмотрел все вокруг и, как в остальных случаях, существенных следов не было. Через несколько минут на доме появилась полиция. Айвен принял короткий радио сигнал, который должен был взорвать аппаратуру, но энергия была отключена и аппараты остлались целы.
Айвен уже мчался к источнику сигнала. Вновь был провал. Источником оказался ретранслятор, который мог принять сигнал со всех сторон и послать его в нужном направлении.
Люди видевшие льва завели толпу, и она рванулась на ворота, сметая полицию. Авурр спрятала всех в подвале и Айвен вошел в дом в энергетической фазе.
А толпа уже проломила ворота и ворвалась в сад. Люди понеслись к дому, кидая в него камни. Двери были проломлены и толпа ввалилась внутрь.
Ворвавшиеся увидели пустоту, огромные серые стены и каменный пол без единого намека на комнаты, лестницы или что-то еще. Люди озирались, не понимая и через несколько мгновений Мак включил полевое воздействие, которое повергло всех в состояние депрессии. Потеряв всякое желание что-либо делать толпа пошла к выходу. Новое воздействие заставило их забыть зачем они пришли. И забыть то что они видели в доме.
Толпа разошлась, и полиция, наконец, вернула инициативу. В доме все было восстановлено, и полицейские не смогли понять, что же заставило людей разойтись.
На утро в газетах даже не было сообщений о том, что произошло у дома Айвена Лайонса. Мак использовал силу, чтобы заставить корреспондентов забыть обо всем. Полиция же не стала распространяться насчет странного происшествия.
Газеты были полны сообщений об убийстве, описаниями происшествий связанных с ним. Было сказано, что Лайонс сам участвовал в предварительном расследовании. В газетах было упоминание о списке львов, который был выдан Лайонсу. Айвен не придал этому какого-либо значения, но оказалось, что оно явилось среством для нового раскручивания дела.
Пока полиция проверяла свидетельские показания, сообщения очевидцев, просто звонки и письма, поступавшие десятками по поводу подозрительных фургонов и зеленых машин, в городе было совершено новое преступление.
Из зоопарка было похищено три льва. Похищение было несколько загадочным. Никто не видел, как оно произошло, а на утро было обнаружено отсутствие львов.
Для Айвена это была первая сильная улика. Никто не знал, что Мак используя свое биовещество пометил всех львов и получив сообщение о похищении узнал их местоположение в одно мгновение.
Айвен нашел их. Это был старый загородный замок, в сорока километрах от города. Львов держали в подвале с секретным выходом. Замок не принадлежал кому-либо. Обычно в нем находились лишь туристы, которые осматривали его.
Мак установил наблюдение над замком и львами. Сообщать полиции об их местоположении было нельзя. Но теперь, преступник не должен был уйти.
Газеты переполнились разными версиями преступления. Около дома Айвена вновь была толпа, но на этот раз ее агрессивность была меньше. Самые агрессивоно настроенные люди остались под прошлым воздействием поля и теперь не участвовали в демонстрациях.
Среди писем, пришедших в полицию одно выделилось своим особым отношением к преступлению. Автор письма предлагал свой дом для семьи Лайонса, чтобы на время беспорядков обезопасить ее.
Дэн Такл и Вильям Твинс пришли с этим письмом в дом Лайонсов. И Мак отказался бы от этого, если бы письмо не было подписано Гарри Веллсом, который называл себя старым знакомым Лайонса.
В порядке секретности предполагалось сообщить адрес по телефону. Мак не встречался с Веллсом с тех самых пор, когда был скандал в Департаменте Гражданства. В письме Гарри указал, что он не верит в сверхъестественное происхождение преступлений и считает, что кто-то таким образом хочет избавиться от Айвена.
Айвен позвонил по указанному телефону. Гарри оказался дома.
− Здравствуй, Айвен, − сказал он дружеским тоном. − Ты, наверно, удивлен?
− Да, Гарри, − ответил Мак. − Мы не виделись почти восемь лет.
− Забудем ссоры, − проговорил Веллс. − Я хочу помочь тебе. Не будем вспоминать то что было, ведь мы друзья.
− Спасибо, Гарри, − ответил Мак, чувствуя, что здесь что-то не так. − Но я не думаю, что у тебя нам будет безопаснее.
− Об этом никто не узнает. Ты можешь приехать тайно, − ответил Гарри. − Послушай, ведь я видел, что делается около твоего дома. Не дай бог, что случится.
− Хорошо, Гарри. Мы приедем. Спасибо тебе.
Веллс назвал адрес загородного дома и Мак мгновенно понял, что именно Гарри Велс замешан в этом преступлении. Его дом находился в пяти километрах от замка, в котором были спрятаны львы.
Вечером вся семья была в доме Веллса. Это был довольно просторный дом со множеством комнат, в которых разместились и дети и взрослые. Гарри был любезен и в отношениях с Айвеном вел себя, как друг. Но Мак еще раньше замечал, что он скрывал свои мысли. А теперь, они были скрыты постоянно.
Несколько дней прошло без происшествий. Айвен следил за львами и видел, что они постепенно зверели от отсутствия пищи. Там, где они находились была лишь вода, да крысы.
Через три дня информация о месте нахождяния Айвена Лайонса каким-то образом попала в газеты.
А Гарри в это время постоянно привлекал к себе внимание Райвен и Равурр. Они почти не замечали этого, хотя некоторые уловки Веллса можно было причислить не только к флирту, но и к самым настоящим ухаживаниям, как за возлюбленной. Это чаще всего происходило наедине, и Гарри понятия не имел о том что Лайонсу все известно.
Райвен и Равурр по подсказке Айвена стали понемногу отвечать ему. Велась игра, в которой Айвен хотел сделать так, чтобы Веллс сам разоблачил себя. Из полиции в доме присутствовали только трое. Дэн, Вильямс и Джекоб Стеллис. Стеллис появился после того, как газеты опубликовали место, где находился Лайонс.
Дом был в пригороде и поэтому вокруг было значительно меньше демонстрантов. Кроме того, с момента преступления прошло уже несколько дней, и страсти несколько улеглись.
В один из дней Гарри Веллс пригласил Айвена проехаться по его земельным владениям. Мак согласился и вместе с ним и Гарри поехал Стеллис. Стеллис сидел за рулем и Веллс показывал дорогу.
Машина проехала недалеко от старого замка. Первым о нем заговорил Стеллис, и Веллс поддержал беседу, рассказав о замке несколько историй. Рассказывая Гарри пару раз упомянул о вещах, которые было лучше видеть, чем слушать о них. Это было неким намеком. Кроме того, Айвен обнаружил в замке человека, который будто чего-то ждал.
И Айвен решил действовать. Он сам предложил заехать в замок, чтобы осмотреть его. Веллс, взглянув на часы, сказал что время позволяет это сделать, и Стеллис повернул машину к замку.
Машина въехала в ворота. Три человека вышли из нее. Человек в замке наблюдал за этим, а затем, когда тройка вошла в него, запустил механизм, который открыл выход львам. Гарри показывал замок, рассказывал о нем, а затем повел Айвена и Стеллиса в другой конец замка.
− Говорят, здесь пропадали люди, − сказал Гарри.
− Может нам лучше вернуться? − спросил Стеллис.
− Раз уж мы пришли, давайте посмотрим все, − проговорил Мак.
− Тогда пойдем, − проговорил Веллс. Он сделал несколько шагов, а затем пол под ним провалился и он с криком полетел вниз.
− Веллс! − воскликнул Стеллис. − Надо его как-то вытащить.
− Со мной все в порядке! − послышался крик Гарри. − Здесь довольно темно. Я ничего не вижу.
− Стеллс, у вас наверно есть рация?
− Она в машине, − ответил полицейский. − Я скоро вернусь. − Стеллс убежал. А в это время человек, находившися наверху открыл очередную дверь, пропуская голодных львов.
Они ворвались в коридор, где находился Айвен и с рычанием побежали на него. Мгновенное полевое воздействие уложило львов на пол. Айвен ввел их в заторможенное состояние и звери заснули как мертвые.
− Что там произошло? − закричал Гарри снизу.
Айвен не ответил. Он размышлал над тем, как поступить. К нему пришла одна идея, и Мак произвел переход в энергетическую фазу, затем сформировал свое собственное тело, но не из биовещества, а обычное. Львы ожили и бросились на человека. В несколько секунд оно было разодрано на куски.
Айвен наблюдал за тем, как звери пожирали его собственное тело. В коридоре появился Стеллс и увидев львов открыл огонь из автомата. Звери были убиты. Гарри кричал где-то внизу.
Айвен задержал человека, который выпускал львов. Он хотел уйти через черный ход. Мак обрушил перед ним потолок и человек оказался вынужден искать другой путь отхода.
Появилась полиция. Стеллис вызвал подкрепление, когда перестрелял львов. Через некоторое время вытащили Веллса. А затем полиция обнаружила человека в замке. Тот пытался спрятаться, когда понял, что ему не уйти.
Дело было раскручено в несколько минут. Человек признался, а затем назвал имя сообщника, Гарри Веллса. Он рассказал все, считая, что это ему поможет. Гарри Веллс задумал мстить Айвену Лайонсу еще семь лет назад. Он искал способы, как это сделать и решил использовать льва.
Он тайно ввез львенка и содержал его в своем доме. Затем он вывозил его на улицы города, натравляя на девочек и его уловка сработала против Лайонса. Когда же появился другой лев, спасший девочку, Веллс прекратил свои действия, решив изменить план. Он хотел его начать иначе, но в дело вмешалась его собственная племянница, которая обнаружила льва. Веллс натравил льва на нее, а затем преставил все, как убийство совершенное Львом-хранителем. Постоянно подогревая толпу анонимными письмами в газеты Веллс решил вынудить семью Лайонса приехать к нему.
Его план был в том, чтобы убить Айвена Лайонса львами, а затем представить все, как месть Льва-хранителя.
Когда была принесена веревка и Веллса вытащили, его тут же арестовали и показали пойманному человеку. Тот указал на Гарри, подтвердив свои слова.
Двое полицейских осматривали изуродованное тело Лайонса и сделали несколько снимков. Рядом находилось еще четверо полицейских, когда внезапно перед ними возникло белое сияние, которое превратилось в белого полупрозрачного льва.
Лев взглянул на людей, которые не могли пошевелиться при его виде, затем наклонился к Лайонсу и по его телу пронеслись красные мелькающие всполохи.
Исчезла кровь, раны в несколько мгновений заросли на глазах людей. Айвен все еще лежал с закрытыми глазами, когда лев отошел от него и взглянул на трех львов, лежавших на каменном полу.
По ним пронеслась красная волна вспышек и звери ожили. Они поднялись, встретились взглядами со Львом-хранителем и зарычав попятились назад. Перед ними и сзади них появились огненнокрасные струи, которые перегородили коридор в двух местах. Красные струи превратились в черные толстые металлические прутья, переговородившие львам путь, куда-либо.
Белый Лев-хранитель вновь подошел к телу Лайонса и, вств над ним исчез. И только в этот момент люди получили возможность двигаться, а Айвен открыл глаза, оказавшись живым.
И вновь, как обычно, Лайонс ничего не видел. Льва видели только другие люди. Дэн и Вильям ни слова не сказали о том, что видели Хранителя в доме Лайонса.
В доме Веллса был найден тайник, где содержался лев, убивший четырех девочек и тяжело ранивший одну. Оказалось, что после убийства племянницы Веллс сам застрелил льва и захоронил его в лесу. Мертвое тело льва было найдено в указанном месте.
Суд над преступниками проходил с невиданным стечением людей. Здание суда было окружено многотысячной демонстрацией. Люди требовали смертного приговора убийцам. Приговор был вынесен. Все были приговорены к смерти. Суд не колебался в принятии решения, настолько чудовищными были совершеные преступления. О появлении Хранителя в последний раз вспоминали значительно меньше. Вся пресса была занята судом, и семья Лайонсов осталась в стороне.
Только когда суд состоялся, и его решение было приведено в исполнение, пресса вновь вспомнила о Хранителе, который во второй раз спас жизнь Айвена Лайонса. Было не мало желающих встретиться с Айвеном, но Мак всем отказывал. Корреспонденты пытались выловить его и около дома и на предприятии в центральном офисе, даже во время прогулок в лес.
Любопытный корреспондент явился прямо на место разбитого лагеря. Айвен увидел его сразу, как только он оказался рядом. Человек использовал нечестный прием и снимал семью Лайонсов без разрешения. Айвен легко справился с этим. Он просто засветил пленку, находившуюся в аппарате, а человек, ничего не подозревая продолжал снимать. Он оставил несколько кадров, после чего решил разыграть из себя человека, случайно оказавшегося в лагере.
Дети в это время убежали играть в лес, и в лагере оставались только взрослые. Несколько минут человек ждал, что его заметят, а затем сам вошел в лагерь и подошел к Эмме, которая в этот момент вместе с Авурр и Райвен готовила обед.
− Добрый день, − произнес он.
− Добрый день, − ответила Авурр, отрываясь от своего дела. − Могу я узнать из какой вы газеты?
− Газеты? − удивленно проговорил человек. − Я просто гулял в лесу и заметив вас, решил подойти. А вы боитесь корреспондентов?
− Мы их не любим, − ответила Эмма. − Всегда суют свой нос не в свои дела. И всегда придумывают всякие небылицы, лишь бы подогреть толпу, да получить побольше денег.
− Не все же такие? − спросил человек.
− Может быть и не все, − ответила Авурр. − Но мы все время сталкиваемся именно с такими. Вот вы, например. Вы прекрасно знаете, кто мы и все равно пытаетесь нас обмануть.
− Я? − удивленно проговорил человек. − Я не знаю, кто вы.
− Тогда зачем вы снимали нас из-за кустов? − спросила Авурр. − И зачем вы записываете весь наш разговор на магнитофон? − Авурр подошла к нему и одним движением вытащила микрофон из кармана. − Вы думаете, нас можно провести?
− Но послушайте, − взмолился человек. − Ведь я же не мог поступить иначе. Мой шеф убьет меня, если я ничего не принесу.
Авурр продолжала свои действия. Она легко вскрыла фотоаппарат одной рукой и достала пленку, которую тут же вынула на свет, а затем другой рукой то же самое сделала с пленкой в магнитофоне, который был у корреспондента в кармане.
− Вот это вы ему и принесете, − сказала Авурр, возвращая засвеченную пленку и разломанную кассету без магнитной пленки. − И скажите своему шефу, что в случае повтора подобной ситуации ваш 'Северный Вестник' отправит все свое имущество на оплату адвокатов.
− Но как... − он не договорил своего вопроса. Авурр развернула его и выпроводила с территории лагеря.
− И не забудьте, мистер корреспондент, что мы не нуждаемся в бесплатной рекламе, − добавила Авурр напоследок. Она вернулась к костру.
− Я и подумать не могла, что это окажется один из них, − произнесла Эмма. − Как вы это узнали?
− У Авурр нюх на таких людей, − ответила ей Райвен. − Да и видно было, когда он нас снимал из за кустов.
− А я ничего не заметила, − ответила Эмма.
Вновь время проходило без особых происшествий. В одну из прогулок Вилли опять повстречался с терриксами. На этот раз он знал несколько слов, которым его научили девочки. Теперь он сам играл с ними и постоянно слушал их разговор. Вилли еще не замечал, что каждый раз с появлением террикса пропадает кто-нибудь из девочек.
Он был рад этой встрече, и его не тяготила мысль о том, что он не должен никому говорить о них. Это был не какой-нибудь детский секрет, а самая настоящая тайна, к которой были причастны и взрослые.
На следующий раз Вилли сразу заметил отсутствие Алисы и Ррай, когда появились два террикса. Он решил их найти, а вместо этого потерял еще и Раису с Миррой.
Оказавшись среди четырех терриксов он сказал, что девочки куда-то пропали и попросил их помочь их разыскать.
− Мы не будем их искать, − прорычала Алиса.
− Почему? Вы не хотите поиграть с ними? − спросил Вилли.
− Мы и так играем с ними, − ответила Ррай.
− Как? Их же здесь нет? − не понял Вилли, решив, что что-то не так с его пониманием слов терриксов.
− Не беспокойся за них, − прорычала Алиса. − Никуда они не денутся.
− Как это не денутся? − серьезно проговорил Вилли. − Мы должны их найти. Мне становится страшно.
− Чего ты боишься?
− Что они пропадут, − ответил Вилли. − Вы должны их найти.
− А если мы сами пропадем? − спросила Ррай.
− Как это вы пропадете? − удивился Вилли. − Вы же не можете просто так пропасть.
− А девочки могут? − спросила Алиса.
− Они же такие маленькие, − ответил Вилли, глядя на терриксов.
− Пойдем, поищем? − прорычала Раиса. Терриксы без предупреждения вскочили и помчались в лес. Вилли не поняв, почему они оставили его, пошел следом.
Через несколько минут он повстречал четырех девочек.
− А где терриксы? − спросил он у них.
− Терриксы? − разыгрывая удивление проговорила Алиса. − Их нет, − сказала она так, словно их и не было.
− Как это нет? − спросил Вилли и, глядя на следы, пошел по ним. Через несколько минут следы оборвались.
− О, нет! − воскликнул Вилли. − Они исчезли.
− Они же сказали, что пропадут, − произнесла Алиса.
− Так вы их видели?! − воскликнул Вилли.
− А как ты думаешь? − спросила Ррай.
− Где они теперь? − спросил Вилли.
− Теперь они долго не появятся, Вилли.
− Почему? Они обиделись на меня?
− Они тебя боятся, − ответила Ррай.
− Боятся? Но почему? − спросил он.
− Спроси у них, когда найдешь, − смеясь ответила Мирра и убежала. Сестры помчались за ней, а за ними и Вилли.
Он пробежал несколько метров, а затем остановился и стал ходить кругами, ища следы терриксов. В его голове возникла секундная мысль о превращениях девочек в терриксов, но он тут же отбросил ее, как невозможную.
Следы обрывались, словно терриксы испярились. Вилли решил проследить их в обратную сторону и через полчаса наше место, где они начинались. Он еще долго кружил по лесу, пока не вернулся в лагерь. Сестер Лайонсов там не было. Вилли поужинал, а затем забрался в машину на ночлег. Он долго размышлял, пытаясь понять, куда могли исчезнуть терриксы.
За завтраком он сказал об этом у Авурр. Она осталась одна в лагере.
− Хочешь, я подскажу, как узнать, куда они делись? − спросила Авурр.
− Да, конечно, − ответил Вилли, думая, что все узнает.
− Вспомни все моменты, когда ты видел терриксов. Каждый момент, каждую незначительную деталь, даже не относящуюся к встрече. Сложи все это вместе и посмотри, что получается. Лучше всего, сделай это на бумаге.
− Вы говорите так, словно это математическая головоломка, − сказал Вилли.
− Очень близко к этому, − ответила Авурр. − Возьми бумагу и напиши все что ты помнишь.
Вилли так и сделал. Он исписал несколько листов бумаги, описывая каждую встречу с терриксами, а затем стал искать возможные закономерности в этих встречах. Он просидел до самого вечера, так и не поняв сути происшедшего.
Вилли просидел с этой головоломкой несколько дней. Он снова писал, исправлял, добавлял то что вспоминал. И опять не мог найти никакогого ответа.
− С Вилли что-то произошло, − сказала через несколько дней Эмма. − Он ходит сам не свой.
Вилли в это время сидел у себя в комнате.
− Он решает одну очень сложную головоломку, − сказала Авурр.
− Что же это за головоломка, из-за которой он даже обедать забывает приходить? − проговорила Эмма.
− Это очень сложная задача, − сказала Авурр. − Он обязательно должен ее решить.
− Может ему надо помочь?
− Он должен сделать это сам, − ответила Авурр. − Помогать можно только советами, но подсказывать нельзя.
− А что, если он ее не решит? − спросила Эмма.
− Тогда надо будет добавлять в задачу новые факты, − сказала Авурр.
− А девочки решили эту задачу? − спросил Вилли, выходя из своей комнаты.
− Им не требовалось ее решать. Они знали это с самого начала, − ответила Авурр.
− Я не знаю, что делать. Мне не решить ее, − проговорил Вилли.
− Вспомни, Вилли, первую заповедь исследователя.
− Первая заповедь. Нет ничего невозможного, − ответил Вилли, как на уроке.
− Вот и ищи, невозможные решения, − ответила Авурр. − И добавь к условию сильный закон сохранения.
− О том, что ничего не исчезает бесследно? − спросил Вилли.
− Да.
− Я все время ищу следы, а их нет.
− Они есть, Вилли, но ты их не замечаешь, − ответила Авурр.
− Я их не замечаю.. − повторил Вилли. − О, боже! − воскликнул он и помчался в комнату.
Через полчаса он вышел, осмотрел всех присутствовавших в гостиной и пошел в комнату к девочкам.
− Что это с ним? − спросила Эмма.
− Похоже, что он решил задачу, − ответила Авурр. − И пошел узнать, верно или нет.
Вилли постучал в комнату вошел, когда ему ответила Ррай.
− Ну как, Вилли, решил задачку? − спросила Алиса.
− Решил, − ответил он, не дрогнувшим голосом. − Значит вы меня боитесь? − спросил он.
− Кто тебя боится? − спросила Алиса.
− Вы, − повторил он. − Я все понял, но не совсем. Это очень сложная задача. Осталось узнать, как вам удалось меня так разыграть. Ведь это была ваша работа.
− Какая работа? − улыбаясь спросила Ррай.
− Как это какая. Вы все время разыгрывали меня. Вы стерли следы. Если бы я знал, я нашел бы их.
− Твое решение, Вилли, очень красиво, − произнесла Алиса.
− Почему это? − удивился Вилли. − Мы не сумели его найти.
− Как это? Вы же все знали, − проговорил Вилли.
− Конечно знали, − ответила Алиса. − Только мы знали другое решение.
− Другое? − не понимая проговорил Вилли. − Но какое еще другое?
− Самое невероятное, − ответила Ррай и соскочив со своего места подошла к Вилли. Она взяла его за руку, словно маленького, посадила за стол и вынула его листки из рук.
Ррай сделала на них несколько пометок и проставила на полях цифры.
− Есть какая-нибудь особенность? − спросила она у Вилли.
− Все они не больше четырех, − сказал Вилли. − Но зачем ты складывала терриксов и... − Вилли замолчал, глядя в бумагу. − Ты что, хочешь, что бы я поверил в это? − спросил он, подняв взгляд на Ррай.
Все девчонки, как по команде рассмеялись, глядя на выражение лица Вилли. Он несколько секунд молчал, а затем сам рассмеялся, решив что все это было продолжением розыгрыша.
Вилли взял один из листков, где была запись о том, как он вместе с тремя девочками ехал на одном терриксе, уходя от охотников.
− Я спросил, где Алиса, а вы сказали, что она с тремя другими, − он снова рассмеялся. Смех Вилли был слышен даже в гостиной.
Через несколько минут все дети вышли туда, и Алиса сказала, что Вилли решил задачу своим способом.
− Мне подсказала тетя Авурр, когда сказала, что я не замечал следы, − ответил Вилли.
Попытка оказалась неудачной. Нельзя было убеждать его в этом сразу. Вилли должен был выносить в себе эту мысль, даже в виде простого розыгрыша. Тем более, что никто прямо ему не говорил о превращениях.
Теперь встреч Вилли с терриксами не было. Поездки в лес продолжались, как обычно, но Вилли ни разу не видел больших тигров.
Пошел 390-й год Новой Земли. Встреч со Львом-хранителем больше не было. Лайонс продолжал свою деятельность. Основной упор он сделал на самостоятельность предприятий. Ему практически не требовалось вмешательства в работу заводов. Управляющие, которых он выбирал сам, не подводили его.
Они просто не могли обмануть Айвена. Любой обман приводил к мгновенному разоблачению, и в этом случае за провинностью сразу же следовало увольнение. Такие случаи были редкостью.
Росла заинтересованность людей в информации о принципах работы приборов, изготовленных на предприятиях Лайонса. Этим занимались физики и химики, биологи и врачи. У Айвена было не мало запросов из различный исследовательских центров, в которых были просьбы, даже требования раскрыть секреты. Мак отвечал на них отказом. Айвен отказывался отвечать и на последующие запросы о причинах отказа.
Дети окончили шестой год обучения. Школа, в которой они учились была не такой, как обычные средние школы. В этой не было прямых разделений на классы. Дети учились в группах. Каждая группа изучала определенный уровень. И таких уровней было шестьдесят. Успешное окончание уровня прииводило к переводу на следующий и так далее. При этом время обучения на уровне соответствовало способностям детей. Тот кто усваивал знания лучше, переходил на следующий уровень быстрее.
В каждой группе одного уровня было по несколько детей и учитель уделял каждому достаточно внимания, чтобы ученик мог усвоить необходимое.
В среднем на один уровень надо было затрачивать около месяца. Тот, кто успевал, переходил на следующий, а кто нет, оставался еще. Определенных рамок не было. Ученик при неких условиях мог пройти уровень за несколько дней, а мог оставаться на нем и два месяца.
В школе было два уровня, на которых могло быть закончено обучение. Сорок восьмой или шестидесятый. Девочки закончили сорок восьмой и ушли на каникулы, которые можно было устроить после любого уровня. Вилли еще некоторое время продолжал учебу. Ему надо было пройти еще два уровня, что бы догнать девочек.
Еще никому не было известно о том, что Айвен Лайонс собирался окончить на этом обучение детей в школе и начать их обучение своими силами. Об этом знали только сами девочки и их родители.
В доме Лайонса появился гость. Ему открыла дверь Эмма Филс. Человек представился. Его звали Джерри Нильс. Айвен никогда его не видел, но ему было известно имя ректора гуманитарного университета.
Мак принял его.
− Мне очень неудобно, мистер Лайонс, − проговорил Нильс, усаживаясь в предложенное ему кресло. − У вас, наверно, не мало таких посетителей, как я.
− Ну, мистер Нильс, могу вам сразу сказать, что ректора унивеситетов посещали меня очень редко, − ответил Мак. − Вы первый.
− Я польщен, что вы знаете мое имя, − ответил Нильс. − Но я пришел в несколько иной роли. Мне, вернее моей группе, нужна помощь.
− Я всегда стараюсь помогать людям, − ответил Айвен.
− Мы решили отправиться в экспедицию на запад, через горы. Наша цель, замок Львов. Либо найти его, либо точно узнать, что его не существует.
− И что вы предполагаете делать, если найдете замок? − спросил Мак.
− Изучить его, − ответил Нильс. − О нем ходит множество разных слухов, вплоть до того, что он принадлежит вам.
Айвен видел, что Нильс не верит в это и не стал его убеждать. Он видел, что его намерения совпадают с его словами и поэтому решил несколько изменить планы.
− Не будем говорить о слухах, − сказал Айвен. − Сколько человек предполагается в экспедиции?
− Предположительно, десять, − ответил Нильс. − Но это число не окончательно.
− И вы входите в это число?
− Да, как начальник экспедиции.
− Что вы скажете об увеличении количества людей? − спросил Мак.
− Увеличении? − удивился Нильс. − Вы хотите сказать, что вы...
− Я, Авурр, вся моя семья, мистер Нильс. Могу вас заверить, что проблем с финансированием не будет.
− Но как же дети? − удивленно спросил Нильс.
− Пойдемте, вы посмотрите на них, − ответил Мак.
Он вывел Нильса из дома и провел к стене с противоположной стороны. Алиса, Раиса и Ррай в этот момент штурмовали стену, как альпинисты.
− Мирра, − позвал Мак дочь. Она была внизу и сразу оказалась рядом. − Это мистер Джерри Нильс.
− Ректор гуманитарного университета? − сразу спросила Мирра.
− Да, − удивленно произнес Нильс.
− Мирра, покажи мистеру Нильсу упражнение номер семь.
Девочка пробежала как стрела, подпрыгнула и сделав сальто пролетела через небольшое кольцо, установленное на площадке. Она вновь вскочила на ноги и подпрыгнув уцепилась за ветку дерева. Через несколько секунд она с ловкостью обезьяны влезла на самую макушку и прыгнула, отчего Нильс вздрогнул.
Но Мирра знала, что делала. Она схватилась за канат, который не был виден снизу, и вновь подлетев вверх заскочила на вершину второго дерева.
Спуск вниз был таким стремительным, что Нильс не уследил за ним и все еще всматривался в вершину дерева, когда Мирра оказалась внизу и подбежала к своему отцу.
− О, боже, − произнес Нильс, глядя на нее. − Не думаю, что в моей команде кто-нибудь сможет повторить подобный трюк.
− Это еще на самое сложное, − сказал Мак, показывая Мирре знак, что она свободна. Она побежала к стене и начала восхождение, как это делали сестры.
− Сколько им лет? − спросил Нильс.
− По десять.
− Я знал, что им десять, но я не знал какие они. Мой вопрос снимается. Я думаю, что вы можете участвовать. Только наша экспедиция носит научный характер, и мы собираемся не просто двигаться вперед, но и собирать материалы в пути, о флоре, фауне, полезных ископаемых.
− Это вполне нас устроит, − ответил Мак. − Мы будем помогать вам в этом. Вы наверно знаете, что мы выезжаем раз в неделю на природу?
− Да, − ответил Нильс. − Мне стыдно признаться, но я думал, что это лишь для рекламы.
− А я, по правде говоря, думал, что гуманитарный университет занимается только разными книжками, − ответил Мак. Он судил об этом по выпускам в журналах и газетах и впервые увидел стремление ректора к познанию окружающего мира.
− У нас ни на что не хватает денег, − ответил Нильс. − Последняя экспедиция, которая отправилась на запад, не вернулась три года назад, и о ней ничего не известно.
− Я и не знал о такой экспедиции, − проговорил Мак.
Последние три экспедиции около замка были позже, и Айвен прекрасно помнил все разговоры людей, в которых они даже не упоминали науку.
− Отправилось четыре человека, − сказал Нильс. − Мы вложили в нее все свободные средства. И никто не соглашался нам помогать.
− Нам надо было встретиться раньше, − сказал Мак.
Нильс хотел было спросить о Льве-хранителе, надеясь получить достойный по его мнению ответ, но воздержался. Он оставил свои данные, адрес, телефоны, и сказав что позвонит позже, распрощался.
Нильс позвонил через три дня. Он сообщил о регистрации, которая должна была состояться на следующий день и на которой должен присутствовать Айвен, как спонсор.
Регистрация прошла без проблем. Была организована подготовительная группа, которая занималась всеми работами по сбору необходимых инструментов, приборов, снаряжения, продовольствия.
Отправка экспедиции была назначена через два месяца. Первый месяц шла в основном материальная подготовка, а во второй началась и подготовка членов экспедиции. Они встретились. Мак заметил среди ученых некоторое презрительное отношение к семье бизнесмена, отправлявшегося в научную экспедицию. Некоторые считали, что Лайонс хочет получить на этом прибыль от поисков сокровищ, о которых было не мало легенд. Никто не высказывал эту мысль вслух, но Мак видел, что люди считают именно так.
Участие в экспедиции Эммы Филс люди посчитали только доказательством барских замашек Лайонса.
Появление же детей они вообще считали глупостью, которую приписывали денежному мешку. Айвен видел подобные подозрения и со стороны Нильса. Тот старался не думать об этом. Но он слышал разговоры своих сотрудников.
В первые дни подготовки все члены экспедиции отправились в ближний лес, к реке. И в первый же день Мак увидел, некоторую перемену в людях, когда семья Лайонсов установила палатки быстрее, чем остальные.
Восемь человек Нильса, включая его самого, провозились на пятнадцать минут дольше. Айвен с улыбкой наблюдал, как они торопились, увидев что Лайонсы их опередили.
− А где дети? − спросил Нильс, когда палатки были установлены.
− Дети занимаются делом, − ответил Мак. Через несколько минут появилась Ррай с охапкой сухих дров для костра. Затем вернулись и остальные.
− Ну у вас и скорость, − удивился Виктор Гай, который был заместителем начальника экспедиции.
Кроме Джерри Нильса и Виктора Гая были еще шесть человек. Марина Дильгер и Татьяна Харрис − биологи. Ник Джефри и Питер Валендер − геологи. Яков Витки − врач и по совместительству ботаник. Тед Георг, как и Нильс с Гаем − историки.
Авурр и Равурр занялись обедом. Они разожгли костер и установили плиту для готовки, а Айвен вместе с Райвен начал готовить место, где можно посидеть и просто поговорить.
Каких-либо других дел в первый день не намечалось. Инициатива, перехваченная Лайонсами в делах лагеря, несколько обскуражила людей, и им ничего не оставалось делать, как принять все как есть.
Девчонки снова убежали в лес, что насторожило двух женщин из команды Нильса.
− Не беспокойтесь за них, − сказал Мак. − Они найдут дорогу назад в любом месте.
− Вы не боитесь, что с ними что-нибудь случится? − спросила Марина Дильгер.
− Мы сто раз были в лесу, − ответил Мак. − И ни разу не было случая, чтобы они заблудились.
− А звери? − спросила Харрис.
− Какие здесь звери? − спросил Мак. − Да и с ними они уже встречались.
− Вы так спокойно об этом говорите, − удивленно проговорила Марина.
− Я не вижу в этом трагедии, − ответил Мак. − Ну повстречают они волка в лесу. И что произойдет? Каждый, кто знает волков, прекрасно знает, что они не будут нападать на людей без причины. А несчастных случаев и в городах полно.
− А если это будет хищник покрупнее? − спросила Харрис.
− В лесу не сложно спрятаться. Вокруг полно деревьев. Кроме того, хищник может прийти и сюда. Не думаю, что вы переубедите меня.
Айвен получил сигнал от Ррай. Он достал имитатор связного приемника и включил его на глазах у всех.
− Папа, мы нашли мальчишку, который заблудился в лесу, − сказала Ррай. − Он говорит что живет в деревне под названием Фиджи.
− Сейчас, Ррай, − сказал Мак и через минуту достал карту. Он нашел деревню и передал Ррай ее местоположение. − Пять километров от лагеря на северо-восток.
− Мы отведем его и вернемся, − ответила Ррай.
− Хорошо, − Мак выключил приемник, развел руками и добавил. − Вот так.
− Они найдут деревню? − спросила Харрис.
− Деревня не иголка, − ответила Райвен. − Они нашли бы ее и за двадцать километров отсюда.
Девочки вернулись к вечеру, когда все поели и уже собирались укладываться на ночь.
Вилли и Эммы в это время не было со всеми. Вилли должен был за несколько дней закончить сорок восьмой уровень в школе.
Следующий день состоял в тренировках по разбивке лагеря. Лайонсы даже с детьми в этом преуспели лучше. У них был богатый опыт. Кроме того, палатки выбранные Виктором оказались хуже, чем семейные палатки Лайонсов. Несколько охранных приборов просто удивили людей. Они и не думали об охране лагеря с помощью электроники. Другим чудом оказался небольшой термоэлектрогенератор, работающий от костра или другого возможного нагрева.
Куча мелочей, о которых и не подумаешь с самого начала, помогали ускорять установку лагеря. Например, мало кто подумал бы о плите над костром. Это была всего лишь металлическая решетка, на которой можно было готовить не хуже, чем на домашней плите.
Через несколько дней люди Нильса просто забыли кто такой Айвен Лайонс. Они говорили с ним на равных, и знания Айвена во многих областях науки были для них неожиданностью.
Мак не говорил об истории, старался не говорить о самом замке Львов, к которому направлялась экспедиция.
После нескольких дней в лесу все вернулись в город. Команда ученых изменила свое мнение о семье Лайонсов. Умения и навыки даже детей в походной жизни были выше, чем у взрослых. Девочки находили в лесу такие вещи, которых другие не замечали. Следы животных, самые маленькие растения, птиц в ветвях деревьев.
Джерри Нильс понял, что он не ошибся приняв Лайонсов в экспедицию. Следующим этапом подготовки было опробование всего снаряжения, начиная от самых простых приспособлений, кончая альпинистским снаряжением и научными приборами.
На это ушло все оставшееся время.
Тренировки и опробование альпинистского снаряжения проходили на небольшой горе, которая была недалеко от города. По настоянию Джерри Нильса девочки поднимались парами вместе со взрослыми. Он посчитал это необходимым на случай, если кто-то из них случайно сорветса. Айвен возразил против этого но не настолько, чтобы Нильс согласился с ним.
Все шло нормально. Девочки в парах со взрослыми поднимались вверх. И в один момент Марина, которая была в паре с Миррой, сорвалась и повисла на страховочной веревке. Весь ее вес пришелся на девочку.
− Не держи меня! − кричала Дильгер, но Мирра молча принялась за свое дело. Она держалась за скалу, выдерживая и свой вес и вес женщины, повисшей на веревке.
Мирра укрепилась и через минуту зацепила веревку за крюк. После этого подоспела другая команда. Марину вытащили на скалу, с которой производился спуск. Она выглядела как мумия и когда пришла в себя сразу заговорила с Миррой.
− Почему ты не отпустила веревку? Ты же могла разбиться, − спросила она.
− Тогда разбились бы вы, − ответила Мирра. − И где это видано, чтобы лев отпустил человека?
Последняя фраза сняла напряжение с людей и они рассмеялись.
− Это была твоя ошибка, Мирра, − сказал Айвен.
− Я поняла, − ответила Мирра. − Мне надо было, прежде чем подниматься дальше, укрепить страховочный трос.
− Не надо ее ругать, − сказала Марина. − Она же спасла меня.
− Я и не ругаю, − ответил Мак. − Я сразу показываю ошибки. Не будь этой ошибки, ситуация была бы намного менее опасной. − Айвен обнял Мирру. − Ты молодец, Мирра. Но в следующий раз не забывай.
− Я не забуду, папа, − ответила девочка. − Я знаю, что лучше не допускать ошибки, чем исправлять их потом.
Подготовка подходила к концу. В середине этого времени к группе присоединились Эмма и Вилли Филс. Вилли сдал все экзамены и с удвоенным рвением включился в тренировки. Эмма посмотрела на все занятия, и Мак понял, что она просто боится пускаться в такое путешествие, считая что станет для всех только обузой.
Айвен решил предложить ей остаться, но в такой форме, чтобы она не смогла отказаться.
− Эмма, − сказал он, когда оказался рядом один. − Я не знаю, как ты на это посмотришь, мне не хотелось бы оставлять дом без присмотра. Может быть вы останетесь? Вы же знаете, что с Вилли ничего не случится, когда он с нами.
− Мне? Остаться? − удивленно проговорила она, и тут же в ее голове возникла ее собственная мысль. Она вздохнула. − Да, мистер Лайонса. Наверно, мне будет лучше остаться. Я и сама думала, что не смогу участвовать в этой экспедиции.
На следующее утро Эмма вернулась в дом Лайонсов. Она иногда приезжала, чтобы посмотреть на своего Вилли, и в день отъезда выглядела очень расстроенной. У нее не было желания оказаться в экспедиции. Ее слезы были вызваны предстоящей разлукой на несколько месяцев.
− Я буду посылать тебе весточки, − сказал Вилли, обнимая свою мать.
Айвен пригласил всех в дом перед отправлением. Люди оказались в гостиной.
− Мы начнем отсюда, − проговорил он. − А теперь, дадим друг другу торжественную клятву, что будем помогать друг другу во всем всеми своими силами и возможностями. Клянусь, − проговорил Мак.
− Клянемся, − произнесли женщины и дети.
− Клянемся, − проговорили восемь человек группы Нильса.
− И поклянемся, что все наши дела будут направлены на науку, а не на личное обогащение. Клянусь, − произнес Айвен.
− Клянемся, − произнесли женщины и дети.
− Клянемся, − проговорили восемь человек, несколько промедлив от неожиданности.
− Я несколько удивлен насчет второй клятвы, − проговорил Нильс. − Конечно, это ваше дело. Я ничего не имею против.
− Я только хотел, чтобы все цели были ясны, − ответил Мак.
Три машины с людьми и снаряжением отправились в путь. По проекту машины должны были довезти всех до границы, затем через территорию барона Вестерна, где надо было приобрести лошадей.
Дальнейший путь почти целиком должен был проходить верхом на лошадях. Часть лошадей должна была использоваться, как вьючные, без седоков.
Все прошло по намеченному плану, пока семнадцать всадников с десятью навьюченными лошадями не добрались до границ территории, где кончались нормальные связи с Легендарной Землей.
Далее шли земли диких племен. У барона Калиса был взят проводник, который должен был провести людей через территории диких народов к горам.
Два дня прошли без проблем. Проводник знал, где надо идти и обходил все опасные участки. Перед экспедицией возникли горы. Проводник указал ущелье, через которое, по его предположению, уходили другие люди к замку Львов.
Лайонсам было знакомо это ущелье. Дети его не помнили, но Айвен, Авурр, Райвен и Равурр помнили прекрасно.
Проводник отправился назад, получив вознаграждение, а экспедиция двинулась длаьше. Теперь стоянки стали длиннее. Пять человек из группы Нильса занимались исследованиями животных, растений, камней и многого другого, что они встречали на пути. Дети помогали им в этом. Авурр, Райвен и Равурр чаще были заняты приготовлением пищи.
Все шло нормально и размеренно, как и намечалось. Айвен занялся охотой. Обычно он уходил один и никто не видел, как он это делал. Когда же с ним отправлялся кто-нибудь еще, чаще всего охота оказывалась неудачной.
Путь продолжался до развилки в ущелье. Мак знал, что надо двигаться направо и предложил именно этот путь, но Джерри Нильс решил по своему. Ущелье, которое было прямо по дороге, казалось ему более правильной дорогой и по голосованию, в котором могли участвовать только взрослые члены экспедиции, было принято решение идти прямо. Восемь голосами против четырех.
Вилли, который в этот момент почти все время проводил с Ником Джефри, собирая геологические данные, находясь под его влиянием тоже сказал что хочет идти прямо.
− Ну, тогда нам ничего не остается делать, как идти прямо, − ответил Мак. Он считал неучастие детей в голосовании неправильным. А голос Вилли, отданный за противоположное решение был решающим в этом случае.
Каких-либо причин расстраиваться не было. По пути, который был выбран, можно было прийти к замку, но более длинным путем и оказатся около него с западной стороны. Длительность путешествия не особо заботила. Наоборот, новая дорога сулила новые открытия.
У Айвена были снимки гор из космоса, которые он держал в голове, но на них нельзя было увидеть всего. Кроме того, они были десятилетней давности и на местности могли произойти изменения. Это не особо заботило Айвена. Было сложно придумать ситуацию, из которой он не смог бы найти выхода.
Через два дня ущелье сузилось, и его дно превратилось в узкую горную реку, которая протекала посередине ущелья. Осмотрев все вокруг было решено возвращаться.
− Я нашла тропу, − проговорила Ррай, выскочив из-за кустов. Через минуту все оказались там. Тропа была действительно настоящей. Ее ширина была достаточной для прохода лошадей, и она уходила за выступавшую скалу, из-за которой не была видна с другого места.
− Удивительно, как мы ее не заметили раньше, − проговорил Джерри. − Я думаю, нам стоит пойти дальше.
Возражений не было. Теперь все растянулись узкой вереницей. Впереди шел Виктор Гай, за ним две женщины из научной группы. Вслед Ник Джерри и Вилли Филс. Дальше шли девочки, за ними остальные члены научной группы, вместе с навьюченными лошадями. Замыкали группу Райвен, Равурр, Авурр и Айвен. Через час узкая тропа закончилась и ущелье снова стало широким.
Не прошло и нескольких минут, как Ррай и Мирра обнаружили следы лошадей на земле. Это было признаком наличия людей, потому что следы были от подкованных лошадей.
Все держались вместе и следили за округой. Нельзя было просто так пропустить появление людей. Берег, по которому двигались люди, перешел в крутую скалу. Для продолжения пути надо было перебираться на другую сторону бурного потока воды. По следам лошадей было найдено место брода. Первым на другую сторону отправился Айвен. Он сам настоял на этом и перешел через поток, контролируя все действия лошади, которая была под ним. Он словно слился с ней и сам переходил через поток, выбирая куда ступать.
Айвен протянул за собой веревку, с помощью которой можно было перебираться с большей безопасностью. Веревка была укреплена с двух концов и, цепляясь за нее, через поток перебирались остальные. Яков и Джерри искупались в холодной воде, а остальные промокли от брызг, поэтому было решено остановиться и разжечь костер. До вечера оставалось не так много времени и остановка одновременно была и ночевкой.
Посреди ночи дежуривший Питер Валендер разбудил всех. Вверху по ущелью был виден огонь. Он быстро приближался и вскоре уже был виден несущийся по реке плот, на котором было два человека с факелами. Это было неожиданностью. Через реку была натянута веревка, которая должна была сбить людей, когда плот проплыл бы под ней.
Но, видимо люди, которые были на плоту не плохо им управляли. На повороте реки плот вылетел на пологий берег и два человека соскочив вытащили его из воды. Они были в пятистах метрах от костра и не могли его не заметить.
Свет факелов освещал их, и они пошли вдоль берега. Через несколько минут около костра оказалось два одетых в шкуры человека. Они прошли рядом, осмотрели все так, словно были хозяевами, а затем один из них обратился к мужчинам, стоявшим около палаток.
− Кто вы такие? − спросил один из них на искаженном английском языке.
− Мы путешественники, − ответил ему Нильс. − Мы ищем замок Львов.
Оба человека отпрыгнули от него, так словно услышали что-то запрещенное. Нильс попытался сделать шаг вперед, но оба дикаря словно сорвались с цепи. Они понеслись назад и скрылись за скалой.
− По крайней мере, для них этот замок что-то означает, − сказал Гай, глядя в темноту, туда где несколько минут назад скрылись огни факелов.
− Надо быть осторожными, − сказал Айвен. − Они могут решить, что мы посягнули на их святыню или что-то в этом роде.
Ночь закончилась, и под утро рядом оказалось несколько десятков вооруженных луками и стрелами абборигенов. Сопротивляться было бессмысленно. Люди не успели сообразить, как оказались связанными. Их повели по берегу и через два часа все оказались в селении. Основным жилищем была большая пещера в горе, снаружи и внутри горело несколько костров.
Пленников провели в пещеру. Женщин и мужчин разделили. Женщин и девочек увели вглубь. Вилли вместе со всеми мужчинами оказался перед вождями племени.
Они все были разукрашены словно львы. На груди каждого была татуировка с оскаленной пастью льва. Волосы трех человек были окрашены в красный, зеленый и синий цвета, а на лице были нарисованы белые клыки. Вид вождей был устрашающим.
− Как вы посмели вторгнуться на нашу землю? − проговорил один из вождей.
− Как вы посмели принести сюда оружие? − сказал второй.
− Как вы посмели посягнуть замок нашего владыки? − произнес третий.
− Как вы посмели устраивать такой спектакль перед хозяином замка Львов? − проговорил Айвен. Его голос скорее напоминал рычание. Она в одну секунду освободился от веревок и издал рычание, подобное рычанию льва.
Мак полевым воздействием заставил трех человек увидеть вместо себя белого льва. Для вождей Айвен на несколько секунд стал настоящим львом и они переменились в одно мгновение. Все трое попадали на колени и уткнулись лицом в землю.
− О, повелитель! Прости нас! Мы не знали, что это ты! − проговорили все трое.
− Вы немедленно освободите всех моих людей и львиц! − проговорил Мак.
− О, да! − проговорили все трое. Через несколько минут все были свободы. Женщин тоже привели назад.
Айвен играл роль повелителя. Он приказывал дикому племени. И они все выполняли. Все снаряжение лагеря было доставлено к пещере, людей встретили почти как богов.
Когда в один из моментов рядом не оказалось дикарей Мак тихо проговорил всем, чтобы они подыгрывали ему. Но этого и не требовалось. Все и так уже поняли игру Мака.
Во время обеда, который был устроен в пещере, Айвен оказался на самом почетном месте. Рядом с ним были все члены экспедиции. Они сидели за длинным столом, сделанным из грубых досок, но почти отполированных от долгого употребления.
Все три вождя все еще были в страхе за свой проступок. Многие люди племени сомневались в том, что пришедший человек действительно хозяин замка Львов, но вожди, на которых было оказано воздействие, в этом не сомневались. А все люди племени подчинялись их приказам.
К Айвену подошла девушка из племени и, поставив блюдо на стол, сунула ему в руки небольшой кусочек коры дерева, на котором было нацарапано несколько слов.
'Я три года в плену. Помогите. Виктория.' − было в послании.
Мак взглянул на девушку. Он понял, что послание было от женщины, которая была далеко в пещере. Девушка смутилась от прямого взгляда и убежала.
Айвен закончил обед, затем вышел из-за стола и встал напротив трех вождей.
− Скажи мне, Красный Лев, − произнес Айвен. − Три года назад здесь появлялись люди, которые шли в замок Львов. Вы видели их?
Вождь испугался. Мак прочитал в его мыслях то что он хотел узнать, но человек решил не говорить.
− Нет, Белый Лев, − сказал он. − Мы не видели их.
− Да как ты смеешь обманывать меня! − почти зарычал Айвен. − Я знаю, что вы видели их!
− О, повелитель! − воскликнул человек, становясь на колени. − Не губи! Мы виноваты перед тобой. Они погибли, повелитель.
− Не правда! − снова зарычал Мак. − Они не все погибли!
− Все погибли, повелитель. Осталась только одна женщина, которая даже не может родить ребенка, − проговорил Красный Лев. Из его мыслей Мак понял, что в племени женщин почти не считают за людей.
− Она и не могла родить ребенка, − прорычал Мак. − Потому что она львица, которую люди сопровождали в мой замок.
Айвен почувствовал, что люди из его команды, сидевшие за столом через несколько мгновений рассмеются. Он незаметно для них применил полевое воздействие, чтобы этого не произошло.
− Немедленно доставьте ее сюда! − прорычал Мак.
Через несколько минут из глубины пещеры привели женщину. На нее было жалко смотреть. Она была худой, волосы растрепаны и нечесаны. Ее подвели к Айвену. Она смотрела на него, не понимая. Мак выглядел почти как все дикари. Он был разукрашен белыми красками и на его груди был нарисован лик зверя.
− Подойди ко мне, − произнес Айвен. Женщина подошла. Ей казалось, что все продолжается, что Айвен еще одно дикое чудовище, которое пришло за ней. Но она не могла сопротивляться. У нее не было сил для этого.
Мак провел ее за стол, усадил на свое место и предложил еду. Она несколько секунд почти не понимала, что происходит, а затем взялась за пищу. Мак раздвинул ее длинные волосы и наклонившись тихо заговорил в ухо.
− Не беспокойтесь. С вами все будет в порядке. Ничего не говорите, − Айвен почувствовал, как шевельнулась ее мысль. Она обернулась к нему, и ее глаза сверкнули надеждой. Айвен улыбнулся и услышал новую мысль о девочке, которая принесла послание.
− Как ее зовут? − тихо спросил Мак, но это уже слышали все вокруг.
− Тини, − произнесла Виктория, еще не поняв как Айвен узнал о ее мыслях. На мгновение ей показалось, что все это только сон.
− Пришлите сюда девочку по имени Тини, − громко приказал Айвен. Через несколько минут снова появилась та же девушка.
− Иди сюда, − сказал ей Мак. Она несколько смущенно прошла к нему. Авурр, которая сидела рядом с Викторией, поднялась и усадила не свое место Тини. − Завтра утром Тини отправится с нами. − сказал Айвен.
Он не стал объяснять почему. Вожди были готовы сделать все что угодно, лишь бы не гневить Белого Льва.
Айвен услышал мысль одного из воинов племени. Она была направлена к нему. Воин клялся сам себе, что отберет свою невесту и убежит с ней. Айвен снял свой браслет с руки и надел его на руку Тини. Он чувствовал, что это понадобится и решил постоянно следить за девочкой. Мак уже знал, что Тини не хотела становиться женой того воина. У нее не было родителей. Они погибли несколько лет назад.
Ночь было решено провести снаружи. Одна из палаток была утеряна. Дикари не справились, когда она случайно попала в воду, и ее унесло. Айвен, и еще трое мужчин остались ночевать под открытым небом. Мак отверг предложение вождей ночевать в пещере.
Виктория провела ночь в палатке вместе с Райвен, Равурр, Ррай и Миррой. Тини осталась ночевать в пещере. Она сама решила провести последнюю ночь в своем доме. Она и понятия не имела, что браслет, который был ей подарен не простой. Мак следил за все, что происходило вокруг нее и это было не зря.
Уже за полночь к Тини подобрался Трок, тот самый воин и, зажав ей рот, потащил вглубь пещеры, где был еще один выход. Трок решил таким образом избавиться от возможной встречи с Белым Львом.
Тини сопротивлялась, но ее сил было недостаточно. Трок вытащил ее из пещеры. Он вместе с Тини оказался в другом ущелье, которое проходило севернее. Он прошел несколько сотен метров и остановился.
Именно в этот момент Мак начал свои действия. Он оказался сзади и тихо зарычал. Трок резко обернулся, но никого не увидел в свете звезд. Решив, что ему показалось, он снова повернулся к Тини, и в этот момент рычание стало сильнее.
Теперь Трок оставил девушку и выхватив меч обернулся, решив встретить зверя. Айвен оказался рядом с Тини. Он своей силой заставил девушку милчать и снова зарычал.
Трок обернулся и на этот раз рядом с Тини увидел настоящего белого льва. Он замахнулся мечом и в этот момент глаза Айвена засияли красным светом. Меч исчез из рук воина. Айвен прыгнул на него и свалил на землю. Он разодрал одежду на груди человека и оставил ему кровавые отметины когтями.
Лев подошел к Тини. Она с раскрытыми глазами смотрела на него. В полутьме это видение могло показаться жутким, но в ней не было страха. Айвен использовал для этого полевое воздействие.
− Садись на меня, Тини, − тихо сказал ей лев и лег на землю. Она сделала, как было сказано. Мак в несколько мгновений оказался на том месте, где спала девушка, используя одновременное преобразование в энергетическую фазу себя и ее, а затем обратное. − Ложись и спи, − сказал он ей.
Она сошла со льва и легла на свое место, вновь ничего не говоря. Мак полевым воздействием заставил ее заснуть.
На утро Тини решила, что все ей приснилось, а Трак даже не посмел показатся на глаза Белого Льва. Айвен тоже не упоминал о ночном происшествии.
− А теперь, слушайте меня, − сказал Айвен вождям, когда экспедиция была готова к продолжению пути. − Вы должны пропускать всех людей, которые идут в замок Львов. Вы должны указывать им путь и всем рассказывать, как пройти к замку. А теперь, я хочу знать, как вы знаете туда дорогу. Рассказывайте.
Красный Лев начал рассказ. Надо было пройти в конец долины, перейти через снежный перевал, затем спуститься в другую долину, проплыть по реке почти до самого моря и после этого повернуть в ущелье направо. Как оказалось, вождь не знал дорогу дальше. Он не знал в какое именно ущелье направо надо поворачивать.
− И как же вы охраняете дорогу, если не знаете пути в замок? − прорычал Айвен.
− О, повелитель! − сказал Красный Лев. − Скажи нам и мы будем рассказывать всем.
− Вы не достойны того, чтобы я рассказывал вам дорогу, − ответил Айвен. − Вы плохо встретили нас и вы хотели обмануть меня.
Все отправились в путь. Племя трех львов некоторое время провожало экспедицию, и когда Айвену это надоело, он остановился и приказал им возвращаться.
Они повиновались, но через полчаса Мак заметил, что еще двое продолжают следовать за ними, перебегая между камнями. Айвен взял ружье и почти не глядя сделал два выстрела в их сторону. Дикари с криками без оглядки помчались назад.
Дорога продолжалась до вечера. Всем хотелось уйти подальше от дикарей. Под вечер был разбит лагерь, и теперь Виктория рассказала, как попала в племя трех львов.
Виктория и Джери Нильс знали друг друга. Она была одним из членов той самой пропавшей экспедиции. Та экспедиция почти сразу же попала в руки дикарей, не успев ничего сделать. Мужчин убили, а ее оставили, сделав женой одного из вождей.
Но Виктория страдала бесплодием, и не могла родить. Из-за этого с ней обращались как с животным. Тини была единственной в племени, кто стал ее другом. И это было следствием того, что с ней обращались почти так же из-за отсутствия родителей.
− Просто удивительно, как они поверили тебе, − сказал Нильс.
− Это было не очень сложно. Я выбрал подходящий момент, − ответил Мак. − Заговорил как зверь. Веревки оказались плохо завязаны и я развязал их, а показал это, как раз, когда говорил с вождями. А рычать как лев я уже давно умею.
− Мы чуть не померли со смеху, когда ты говорил про львицу, − сказал Ник. − Не знаю, как я тогда не рассмеялся.
− Если бы ты рассмеялся, все было бы провалено, − ответил Мак.
− Как ты узнал про нее? − спросил Ник.
− Тини принесла мне весточку от Виктории, − ответил Мак, вынимая из кармана кусок коры.
− Я когда увидела вас, решила что все начнется сначала, − сказала Виктория. − Мне непонятно только, как вы узнали, что Тини надо взять с собой.
− Это было видно по ней, − ответил Мак.
Дети в это время сидели у другого костра. Сестры Лайонсы разговаривали с Тини. Они учили ее как правильно говорить некоторые слова по-английски, расспрашивали о племени трех львов и о ее жизни.
− Белый Лев тоже подарил вам такие браслеты? − спросила она глядя на руку Мирры.
− Да, Тини. Белый Лев наш отец.
− Правда?! − удивилась Тини. − Правда, что он умеет превращаться в настоящего белого льва?
− Правда, − ответила улыбаясь Мирра.
− И вы умеете? − спросила она девочек.
− И мы умеем, − ответила Ррай.
− Не слушай их, Тини, − сказал Вилли. − Они не умеют превращаться во львов.
− Почему? Если их отец умеет, то и они должны уметь, − с полной серьезностью заявила Тини.
У Вилли просто язык не повернулся сказать, что Белый Лев не умеет превращаться. Он решил, что Тини все равно узнает правду.
− Покажите ему, − сказала Тини девочкам.
− Да он знает, просто притворяется, − весело ответила Алиса. − Он сам еще не научился превращаться во льва, вот и говорит, что мы не умеем.
Вилли не удержавшись рассмеялся.
− Чего ты смеешься? − спросила Тини. − Разозлишь Белого Льва, он покажет тебе, как Троку.
− Какому еще троку? − спросил Вилли тут же перестав смеяться.
− Тому, который хотел утащить меня ночью, − сказала Тини.
− Как это утащить? − не понимая спросил Вилли. − Расскажи, что было ночью?
− Не буду, − ответила Тини, отворачиваясь от него.
− Расскажи, Тини, − проговорила Ррай. − Вилли хороший мальчик.
− Он смеялся надо мной, − ответила Тини.
− Он не над тобой смеялся, − сказала Мирра. − Правда, Вилли?
− Правда, − ответил Вилли. − Если не веришь, Тини, брось в меня камнем.
Выражение Вилли несколько рассмешило Тини и она решила рассказать.
− Он схватил меня ночью и потащил из пещеры, − начала она. − Я уже подумала, что пропала. И тут появился Белый Лев. Он победил Трока и помог мне вернуться в пещеру. Я села на него и мы сразу оказались там. А потом я заснула.
− Белый лев с красными глазами? − спросил Вилли.
− Да, − удивленно проговорила Тини. − Значит ты его тоже видел?
Вилли мгновенно вспомнил слова Льва-хранителя о том, что он не должен никому говорить о нем.
− Его видели другие люди, − ответил Вилли.
− А ты нет? − удивилась Тини. − Ты же пришел с Белым Львом.
− Ну и что. Белый Лев никому не показывается просто так.
− Значит ты этого не заслужил, − произнесла Тини так, словно открыла настоящую истину.
− Конечно, − ответил Вилли. − Я же не такой как твой Трок. Белый Лев показывается только если требуется его помощь.
− Он вовсе не мой, − снова обиделась Тини.
− Ну вот, опять обиделась, − произнес Вилли. − Прямо как настоящая девчонка.
− А они не настоящие? − спросила Тини, показывая на четырех сестер, сидевших рядом.
− О! − воскликнул Вилли. − Они настоящие львицы, а не девчонки.
− Я тоже стану львицей, − сказала Тини.
− Станешь, если перестанешь обижаться по пустякам, − ответил улыбаясь Вилли.
− Хочешь, я покажу, что не обижаюсь? − спросила Тини. Не дожидаясь ответа она встала, подошла к Вилли, поцеловала его в щеку, и тут же убежала.
− Я сойду от нее с ума, − произнес Вилли с окаменевшим лицом. Девчонки рассмеялись, и Мирра побежала искать Тини.
На следующее утро путь продолжился. Ущелье поднялось и растений вокруг почти не осталось. Вскоре показались снега на перевале.
Было решено сделать остановку, хотя день еще не кончился. Работа была только для геологов. Ни растений ни животных вокруг не было. Ожидалась холодная ночь и пришлось немного вернуться назад за дровами для костра.
Теперь костер был один для всех. Люди забрались в палатки. Чтобы никому не спать на открытом воздухе, дежурство проходило по четыре-пять человек. Сначала дежурили мужчины, а затем Райвен, Равурр, Авурр, Марина и Татьяна.
На утро был начат переход через перевал. Снег мешал движению лошадей, но перевал был не таким длинным. К середине дня снег кончился и дорога пошла вниз. Это ускорило продвижение и через четыре часа вокруг вновь были цветущие степи и леса.
От снегов начиналась небольшая река, которая переходила в бурный поток. По рассказам Красного Льва этот поток должен был перейти в широкую реку, по которой лучше было плыть на плоту.
Но пока речка была еще слишком маленькой.
Снова было несколько костров, и дети сидели отдельно от всех. Тини была не в духе. Она сидела ничего не говоря и только смотрела на огонь.
− Что случилось, Тини? − спросила Алиса.
− Вы обманули меня, − сказала она. − Я узнала от Виктории, что вы не можете превращаться во львов. Никто не может. И тот белый лев мне приснился.
− Я же говорил, что они не умеют превращаться, − сказал Вилли. − А ты мне не верила.
− Ты тоже обманул меня, когда сказал что я стану львицей, − ответила Тини.
− Да, теперь ты точно не станешь, − проговорил Вилли. − Ты опять обижаешься.
− Я не обижаюсь, − резко проговорила Тини. − Вы все смеялись надо мной! Виктория рассказала мне, что Белого Льва зовут вовсе не Белый Лев, а Айвен. Он обычный человек и все придумал только, чтобы убежать от трех львов.
− Ты хочешь вернуться домой? − спросила Мирра.
− Кто? − не поняла Тини. − Я не говорила, что хочу домой.
− Ты же считаешь, что мы тебя обманули, − сказала Ррай. − И после этого ты хочешь идти с нами дальше?
− Я... − заморгала глазами Тини. − Я не знаю. Я иду вместе с Викторией. Она меня не обманывала.
− Послушай, Тини, − тихо проговорила Алиса. − А откуда Виктория знает, умеет Белый Лев превращаться или нет? Она же его не видела раньше.
− Виктория сказала, что люди не умеют превращаться.
− А откуда она это знает? − спросила Алиса. − Может быть кто-нибудь да умеет.
− Виктория сказала, что все это сказки, − снова повторяла Тини.
− Но ведь Виктория тоже не все знает, − ответила Алиса.
− Как не все? − спросила Тини.
− А ты спроси у нее. Она тебе ответит. Ведь ты веришь ей?
Тини несколько помолчала, затем встала и пошал к другому костру. Она пробыла там около пятнадцати минут и, вернувшись, молча села на свое место.
− Ну что? − спросила Алиса.
− Я не знаю, − растерянно ответила Тини. − Виктория сказала, что никто не может знать все.
− Ну вот, видишь? − проговорила Алиса.
− Но тогда, как же так? − все еще не понимала Тини. − Ведь кто-то же должен знать все.
− Почему, Тини? − спросила Алиса. − Представь себе, что Ррай все знает. Я у нее спрашиваю. Ррай, скажи мне знаешь ли ты то чего ты не знаешь?
− Я не знаю, чего я не знаю. − произнесла Ррай.
− Видишь?
− Я не понимаю. Знаю, чего не знаю. Не знаю, что знаю. Какая-то ерунда получается.
− Это не ерунда, Тини. Это просто говорит о том, что знать все невозможно. Например, никто не знает что будет через год.
− А может кто-то знает, − ответила Тини.
− Кто? Волшебник? Ты же не веришь в сказки.
− Кто сказал, что не верю? − ответила Тини. − Может быть, верю.
− Тогда как ты можешь знать, что никто не может превращаться во льва? − тут же парировала Алиса.
− Ты меня совсем запутала своими словами, − проговорила Тини. − То может быть, то не может. А что же на самом деле?
− А это, ты должна понять сама, Тини, − ответила Алиса. − Ты должна сама понять, что тебе приснилось, а что нет. Конечно, ты можешь спросить об этом, но не всегда тот у кого ты спрашиваешь может оказатся прав. Бывает так, что человек считает так, а на самом деле все иначе.
− Получается, что я не должна никому верить? − спросила Тини.
− Ты должна верить тому, кому доверяешь, − ответила Алиса. − Просто есть такие вещи, о которых нельзя судить по одному доверию. У тебя есть доверие к Виктории. Ты доверяешь ей так, что готова поверить каждому ее слову. Но ведь бывает так, что человек ошибается. Не потому что он хотел тебя обмануть, а потому что он сам не знает истины. И нет такого человека, который когда-нибудь не совершал ошибок. Любой может ошибиться, даже не желая этого.
− Наверно, я никогда этого не пойму, − проговорила Тини.
− Поймешь, Тини. Просто это вначале кажется сложным, а потом все будет как дважды два.
− Как что? − не поняла Тини. От этого вопроса все рассмеялись.
− Ты умеешь считать? − спросила Ррай.
− Умею. Меня учила Виктория, − ответила Тини.
− Значит ты умеешь складывать, вычитать, умножать и делить?
− Умею.
− Дважды два, это два умножить на два. Просто?
− Просто. Это будет четыре.
− Вот я и говорю, что когда-нибудь для тебя все будет просто, как два умножить на два.
− Ты вправду так думаешь? − спросила Тини.
− Конечно, − ответила Алиса. − Мы все так думаем. И Вилли тоже. Вилли! − Все посмотрели на него. Вилли просто заснул прислонившись спиной к дереву. От голоса Алисы он проснулся и открыл глаза.
− Что? Пора вставать? − спросил он не понимая сколько прошло времени. От этого все рассмеялись, и к сестрами Лайонсами рассмеялась и Тини.
− Тоже мне нашли над чем смеяться, − пробурчал Вилли. − Разбудили человека посреди ночи и смеются над ним. Он встал и побрел в палатку.
− Нам тоже пора спать, − сказала Алиса и девочки отправились в свою палатку.
Утром произошла небольшая задержка. Два геолога нашли интересные породы в скале и некоторое время обследовали окружающие горы.
− Похоже, здесь полная гора из железа, − сказал Ник. − Если бы она не была так далеко, здесь можно было бы посторить целый завод.
− Может в будущем люди и построят здесь завод. Для этого мы и изучаем все, − ответил Нильс.
Целый день пути вновь прошел без серьезных происшествий. Река стала шире, но все еще не настолько, чтобы плыть на плоту. Экспедиция продолжала путь. Через несколько дней появилась возможность для строительства плотов. На него ушел почти целый день. И на утро следующего дня все погрузились на четыре больших плота, на которых переправлялись и люди, и лошади. Река была ровной, но быстрой.
Несколько часов плоты плыли нормально, но вскоре появились пороги и пришлось перейти на берег. Было решено направить вниз по реке на плотах по два человека, чтобы не потерять лошадей и оборудование. Люди спокойно держались на плотах, пока пороги были не очень большими.
На двух плотах отправились Айвен, Авурр, Райвен и Равурр, а на двух других четверо мужчин из группы Нильса. Спорить о том кому отправляться Айвен не стал. Авурр и Равурр просто отплыли вместе на плоту, не дожидаясь согласия остальных, а затем отплыл и Айвен вместе с Райвен.
Они сразу оказались впереди на несколько сотен метров, а затем этот разрыв увеличился до нескольких километров. Река пронесла их через пороги на большой скорости. Айвен и Авурр легко управляли плотами и вскоре вновь выплыли на ровный участок реки. Они вытащили плоты на берег и привязали их веревками к прибрежным деревьям.
После этого они прошли немного вверх по течению и оказались около небольшого водопада. В этом месте река как бы раздваивалась. С одной стороны были пологие пороги, через которые проскочили два плота, а другой рукав заканчивался водопадом, через который плотам было не переправиться.
По рукаву с водопадом поплыл один из плотов. На нем были Виктор Гай и Дик Джефри. Поняв, что они оказались в опасности Айвен побежал вперед, чтобы предупредить их. Но он не успел.
Плот с разгона налетел на большой камень и оба человека вылетели в воду. Их понесло к водопаду. Надо было как-то вытащить их из воды, но времени на раздумывание не было. Мак принял решение, которое уже знала Авурр.
Виктор и Дик двигались по течению, пытаясь выбраться на берег. Они почти не глядели вперед и просто ужаснулись, когда увидели там двух больших зверей, спокойно стоявших в воде.
Авурр и Райвен превратились в терриксов и зашли в поток. Глубина была не велика и они спокойно стояли в воде, не боясь, что их может снести.
Оба человека пытались выплыть, но ничего не помогало. Им казалось, что их несет к их гибели. Все произошло в считанные секунды. Райвен и Авурр подцепили двух человека лапами и вытащили их на берег. Они положили их на камнях, взглянули друг на друга и в несколько прыжков скрылись в ближайшем лесу.
Дик и Виктор чувствовали себя заново родившимися. Они поднялись и смотрели в лес, где скрылись два огромных тигра.
Айвен оказался сзади них, и оба человека резко обернулись, когда услышали его шаги по камням.
− Ты их видел? − спросил Дик.
− Видел, − ответил Мак. − Они вытащили вас из воды и скрылись в лесу.
− Да, − ответил Виктор. − И я не понимаю, как мы остались целы. Они же явно охотились на нас.
− А по-моему, явно только то что они вас спасли, − ответил Мак. Не будь их, вы сейчас были бы в том водопаде. А там высоты достаточно, чтобы оказаться мертвецами.
− Тогда кто они такие? − удивленно проговорил Дик. − Не могли же они сидеть здесь и ждать, пока мы не окажемся в воде, чтобы потом спасти нас.
− Наверно они оказались здесь не из-за этого, − ответил Мак. − А вот для вас, то что они оказались здесь именно в этот момент, это просто удача.
− Я думал, что попаду в зубы этой удаче, − сказал Виктор. − Никогда не видел такого огромного зверя. Мне кажется, что и слон перед ним будет котенком.
− Трудно сказать, − ответил Мак. − Смотря какой слон.
Они пошли вниз по течению и вскоре повстречались с Райвен, Авурр и Равурр. Рассказ о двух зверях, спасших людей, только рассмешил их.
Джерри Нильс и Тед Георг проплыли по другому рукаву и оказались около привязанных двух плотов. Они с удивлением выслушали рассказ двух человек и не поверили, пока Айвен не подтвердил, что тоже видел двух больших тигров.
К вечеру на место добралась и вторая группа. По дороге они потеряли одну лошадь, которая попала копытом в расщелину и провалившись поломала обе ноги. Айвен узнал это от Мирры. Яков Витки, шедший позади этой лошади сразу пристрелил ее, чтобы животное не мучалось.
Для девочек это было неожиданностью. Они сразу же подумали, что Лев-хранитель мог бы вернуть лошади ее ноги, но поняли, что это было не реально. Да и Витки сработал быстрее, чем они узнали об этом.
На следующий день путь продолжился на трех плотах. Четвертый удалось сковырнуть с камня, но он не прошел через водопад. Веревки не выдержали удара, и все бревна рассыпались. Для строительства нового плота не было леса.
Два дня река была спокойной. Ее скорость была достаточной, чтобы не выходить на берег. Вскоре на горизонте показался океан. Он был виден издалека. А с правой стороны было ущелье, как и говорил Красный Лев.
Плоты были оставлены. Их вытащили на берег, решив что они могут еще пригодиться, а все остальные направились в новую долину. По дороге стало попадаться множество животных. Долина была очень широкой, с пологими краями, которые все были покрыты лесом.
Попадались волки и даже медведи, но не земные, а местные. Они были несколько крупнее земных и представляли особую опасность, потому что не имели врожденного инстинкта страха против людей.
По дороге за один день пришлось убить трех медведей, которые пытались напасть на лошадей, отчего те пускались в бешеные скачки.
Так исчезли две вьючные лошади, которые оторвались и ускакали в лес. Ночь была беспокойной. Пришлось разжечь вокруг лагеря костры, чтобы дикие хищники не нападали на людей и лошадей. Проводить в таких условиях какие-то поиски было невозможно.
На утро вновь была потеряна одна лошадь. Она была чем-то напугана и выскочила из круга огня, после чего хищники разодрали ее на глазах у всех. Долина скорее напоминала долину смерти, где на каждом шагу подстерегали хищные звери.
Попав в такую ситуацию Айвен принял решение. Для отпугивания хищников он использовал поле. Вокруг движущейся группы была образована полевая оболочка энергетической фазы, и Мак просто не допускал в нее каких-либо крупных хищников.
Люди удивились в конце второго дня, что ни один медведь больше не попался по дорогое, хотя следов их было предостаточно. В новый день дорога привела к снежному перевалу. Он попался почти с утра, и было решено двигаться сразу. Лишь на всякий случай каждый прихватил с собой по охапке дров.
Это оказалось не бесполезно. Перевал не закончился к вечеру. Лагерь пришлось ставить прямо на снегу. Мороз был не велик, и дров ушло не много. Следующий день путь проходил через снега.
Только на третий день была достигнута граница снега, а затем и лесная зона. Первая же ночь принесла тяжелый удар. На утро все лошади оказались мертвы. Причиной их смерти оказались мелкие летучие вампиры, которые облепили шеи животных и оставили их без крови.
Среди людей пострадавших не было. Видимо вампиры не были для них опасны, а может они посчитали лошадей более лакомой добычей.
Дальше все пришлось нести на себе и двигаться пешком. Долина была ровной и шла под гору. Двигаться было легко. Часть вещей была оставлена. Не надо было нести запас корма для лошадей, часть вещей была не первой необходимости и все это было оставлено на стоянке.
Теперь каждый нес мешок весом от двадцати до сорока килограммов. Собирать камни теперь тоже не имело смысла. Они только увеличивали вес. Все коллекции были оставлены в лагере и спрятаны на случай, если будет возможность забрать. А все что было найдено записывалось в журнале экспедиции.
Пища добывалась охотой. Один раз Айвен и Тед Георг оказались на охоте в очень опасной ситуации. На них выскочил большой медведь. Ружья в этот момент были разряжены. Тед стал заряжать, надеясь успеть, а Айвен вновь поступил по своему. Через мгновение рядом с медведем оказался террикс. Его рычание заставило зверя оторваться от охоты. Медведь бросился на большого тигра и нарвался на его клыки.
Тед зарядил свое ружье и нацелился, теперь уже в террикса. Мак одним движением руки поднял ружье вверх и выстрел прогремел вхолостую.
− Ты с ума сошел! − воскликнул Тед.
− Это ты с ума сошел, − возразил Мак. − Он спас тебя, а ты хотел в него стрелять.
Террикса уже не было на месте, а медведь остался лежать мертвым.
− О, боже, − проговорил Тед. − Этот зверь даже не притронулся к медведю.
− Конечно, − ответил Мак. − Он не питается медведями. Он убил его за нас.
− Но почему? − удивился Тед.
− Вот встретишь его еще раз и спросишь почему, − ответил Айвен.
Теперь разговоров о больших тиграх в лагере прибавилось. Лайонсы знали о них все, но не говорили. Вилли тоже молчал, потому что дал слово. Остальные же строили разные теории и придумывали гипотезы.
Единствнная гипотеза, которая казалась всем разумной была в том, что эти тигры сами разумны и решили помочь людям.
На следующее утро вновь произошло чрезвычайное событие. Где-то в горах прошли большие дожди и лагерь оказался смыт потоком воды. Люди только успели выскочить, схватить что попалось под руку и взобраться на ближайшую скалу.
Поток нес вывороченные деревья, животных, крупных и мелких, грязь, песок. Вода мчалась вперед. Ндо было что-то придумывать. Ничего не оставалось делать, как найти какое-нибудь большое дерево, и отправиться на нем.
Вскоре так и было сделано. На огромном дереве кроме людей уместилось еще и несколько мелких животных, которые с опаской смотрели на людей, но не решались спрыгнуть в поток.
Весь день вода несла дерево, а вместе с ним и людей. Оставалось только надеяться, что впереди не окажется водопада. И его не оказалось. Дерево прибило к берегу. Поток медленно поворачивал налево и выносил всю свою ношу в океан.
Люди оказались на берегу практически без всего. Осталось только три ружья и несколько десятков патронов к ним. Еще некоторые вещи пришлось оставить из-за их веса. С ними нельзя было переплыть от скалы к дереву.
Был разбит лагерь и разведен костер. Никто не заметил как это сделала Авурр. Все молча предполагали, что у нее чудом сохранился сухой коробок спичек.
Надо было просушиться и решить, что делать дальше. Айвен знал, что до замка осталось всего два три дня пешего пути, но об этом не знали другие. Впереди был только один путь, и он вел к замку.
Костры были разведены рядом с лесом. Через некоторое время Авурр принесла из леса убитого зверя и людям было что поесть. До утра все просушилось и теперь все оказались налегке.
Поток воды все еще не прекращался, но он проходил в стороне и не мог задеть лес, у которого был лагерь.
Девятнадцать человек отправились в путь. Они шли через лес о к полудню оказались у снежного перевала. Двигаться вперед было рискованно. Айвен понял, что за один день снежную полосу не преодолеть. И решение оставалось одно.
На утро в лагере оказалось только одиннадцать человек. Восьмерых не было и все были этим сильно удивлены. Еще большее удивление было после того, как обнаружилось, что нет и ружей.
− Я не знаю, чем это объяснить, − проговорил Нильс. − Может быть... − Он не договорил. Его волосы встали дыбом от вида огромных тигров, появившихся из леса. Все попятились назад и только Вилли был не так пуглив, как остальные.
Он сразу узнал четырех из восьми терриксов и смело направился к ним.
− Вилли! Стой! Назад! − кричал Ник, но Вилли не слушал.
Он оказался рядом с Алисой, и она легла перед ним, показывая чтобы он забирался на спину. Все были ошарашены этим поступком. Терриксы вновь пошли вперед и окружили всех людей. Они сделали круг вокруг них и легли.
− Чего смотрите? − спросил Вилли, когда все встали, не зная что делать. − Забирайтесь на них.
− Вилли, что это все значит?
− Это значит, что я с ними уже знаком. Не со всеми, но с четырьмя точно, − проговорил он.
− И ты знал что это были они тогда? − спросил Ник.
− Догадывался, но не знал точно, − ответил Вилли. − Они ждут вас.
Ррай решила немного ускорить события и пошла в круг. Она стала подталкивать людей, чтобы те забирались на терриксов, а затем посадила себе на спину Тини.
Тини наклонилась к уху террикса.
− Теперь я верю, что вы можете превращаться, − сказала она. − Ррай удовлетворенно прорычала.
Терриксы поднялись и направились к перевалу. Они спокойно двигались по снегу и за восемь часов прошли весь путь до леса с другой стороны перевала.
Они отпустили людей и убежали в лес.
− Боже мой, − произнес Нильс. − Вилли, кто они?
− Наши друзья, − ответил Вилли.
− А я знаю, кто они, − произнесла Тини. − Это семья Лайонсов. Они превратились в этих зверей, чтобы перевезти нас через снег.
− Ну и шуточки у тебя, Тини, − проговорила Виктория.
− Это не шуточки! − возразила она. − Я умею считать. Их было восемь и зверей восемь. Из них было четверо взрослых и зверей было четверо больших и четверо маленьких. И Вилли их не бится. Вилли, скажи. Ведь это они?
Вилли был ошарашен этой арифметикой.
− Я не знаю, − только и сумел из себя выдавить Вилли.
− Можно подумать, Вилли, что ты вырос в деревне, − сказала Татьяна Харрис.
− До четырех лет я жил в деревне, − ответил Вилли.
Впереди среди деревьяв появился отблеск огня. Вокруг уже было темно. Терриксы ссадили всех на землю уже в темноте.
− Смотрите, − произнес Гай, показывая на огонь.
− Идем туда, − проговорил Нильс.
Через несколько минут все оказались около костра, где находилась вся семья Лайонсов. И кроме того, на костре жарилось мясо для ужина.
− Вы нас так странно покинули, − проговорил Нильс. − Вы знаете, что это за звери?
− Знаем, − ответил Айвен. − Это терриксы.
− Я знаю, что это были вы, − произнесла Тини.
− Тини, перестань, − проговорила Виктория.
− Почему? Белый Лев, скажите им, что это были вы.
− Тини, ты же видишь, что тебе никто не верит, − сказала ей Авурр. − Так зачем зря надрываться. Пусть не верят, а ты останешься при своем мнении.
− Ну вот, − произнесла Виктория. − Вы не можете сказать прямо?
− А зачем? − спросил Айвен.
− Я не понимаю, − сказала Тини. − Это были вы или нет?
− Пойдем, Тини, я тебе все объясню, − сказала Алиса и увела ее от всех.
− Послушайте, Мистер Лайонс, − проговорила Виктория. − Я, конечно, благодарна вам, но я не понимаю, почему вы не ответили ей.
− Наверно, такой уж я есть, − ответил Мак. − Я хочу, чтобы дети сами поняли что правда, а что нет. Тем более в таком вопросе, как этот. Вы сами поймете. Она уже сейчас знает что правда. И не потому что я это ей сказал, а потому что она это сама поняла.
Алиса и Тини вернулись. Тини стала совершенно спокойной и больше никого не тревожила вопросами.
− Ну что, узнала? − спросила Виктория.
− Узнала, − ответила Тини.
− И что правда?
− Правда в том, что это мой секрет.
− Секрет? − удивленно проговорила Виктория.
− Да. И в том, что я хочу спать. − Тини выбрала место под деревом и легла на землю.
Спорить было не о чем. Виктория была удивлена тем, что секрет был сделан из казалось бы самой простой вещи, но она не стала ничего говорить, решив что в этом нет никакого смысла.
На утро все отправились через лес и к полудню вышли на открытое место. Перед мними раскрылся вид, от которого все остановились и долго смотрели, не зная двигаться дальше или оставаться на месте.
Все же они пошли. Люди прошли под стенами замка, обошли его со всех сторон, кроме моря и остановились напротив северных ворот.
− Мы достигли своей цели, − проговорил Нильс, но она осталась такой же далекой, как и была.
− Почему? − спросил Мак
− Мы же не сможем перебраться через стену, − ответил Нильс.
− Ничего не понимаю, − удивленно проговорил Мак. − Почему обязательно через стену? Мы что, воры? Нормальные люди входят через ворота.
− Так они же закрыты. − сказал Нильс.
− Ну и что? − ответил Мак. − То что закрыто может и открыться. Вы что, приходя к своему знакомому в дом сразу уходите, увидев что дверь закрыта?
− А по-моему, нам надо постучать в ворота. − сказал Вилли.
− О! − проговорил Мак. − Самая умная мысль.
− Вы думаете это поможет? − спросил Нильс.
− Если мы не попробуем, то точно не поможет, − ответил Вилли, словно знаток.
− Да ты у нас философ, − сказал ему Дик. − Давай, попробуй.
− А хозяин замка нас не выбросит? − спросила Тини. − Ведь мы пришли без приглашения.
− Обещаю тебе, Тини, что не выгонит, − ответил Мак. Вилли приготовился плыть через ров. − Погоди, Вилли. − сказал Мак. − Я думаю, это излишне.
− Почему? − удивленно спросил он.
− Мак вздохнул и вынул небольшой прибор. Он направил его на ворота и включил сигнал.
Через несколько мгновений ворота начали открываться и образовали мост с частью, находившейся на другом берегу.
− Как это вышло? − удивился Нильс.
− Дверь можно открыть и ключом, − ответил Айвен. − Вперед.
Люди пошли через мост. Первыми побежали сестры Лайонсы. Они подбадривали Вилли и Тини. Те шли глядя вверх на большие клыки льва, которые были над входом.
Все прошли внутрь территории и с некотороей опаской осматривали все вокруг.
Айвен сразу направился к замку и открыл вход в него. Через несколько минут лэди оказались в огромной гостиной. Первое, что бросилось в глаза − большая картина с изображением восьми терриксов. Четырех больших и четырех маленьких, даже меньше чем те, на которых все проехались через снега.
− Так это замой тех самых тигров? − проговорил Гай.
− Терриксов, − поправил его Вилли. − Я и не знал, что у них такой замок.
− А это что?! − воскликнула Виктория, глядя на другую картину. Все прошли к ней. На картине был семейный портрет Лайонсов, но с девочками выглядевшими трехлетними.
− Неужели это вы? − проговорил Нильс.
− Как видите, − ответил Мак.
− А где же тогда хозяева? − спросил Гай. − Они могли бы нас встретить.
− Или проводить до замка, − ответил Айвен.
− Так хозяин вы? − удивился Нильс.
− Я, − ответил Айвен. − И моя семья.
− А терриксы? − спросила Татьяна.
− И терриксы тоже, − ответила Райвен.
− Но тогда почему их нет здесь? − спросил Ник.
− Они здесь, − ответила Авурр. − Просто вы их не замечаете.
− Как не замечаем? − удивленно проговорил Нильс и осмотрелся вокруг. Его взгляд остановился на Райвен.
− Вот так, − ответила Райвен. − Смотрите в упор на террикса и не видите.
− Вы? − с каким-то диким выражением на лице спросил Нильс.
− Ох! − раздался возглас Виктории. И он единственный повис в зале.
Вместо восьми Лайонсов перед людьми возникли терриксы. Те самые, на которых они проехали через снежный перевал.
Из всех присутствовавших только Тини не потеряла равновесия. Даже Вилли, который знал терриксов раньше оказался в полной растерянности.
Терриксы несколько прошлись по залу, а затем шестеро из них улеглись на пол, а Айвен и Авурр снова оказались людьми. Мак снова достал прибор и в центре зала возникли кресла.
− Рассаживайтесь. Вы мои гости, − сказал Мак.
− Это что-то невероятное, − произнес Нильс, садясь в кресло. − Я не могу понять, как это возможно.
− Начнем с того, кто я, − сказал Мак. − Мое настоящее имя Айвен Мак. Я родился на Старой Земле во времена, когда люди только совершали первые попытки выхода в космос. И я был первым из людей, отправившихся к другим мирам. Во время путешествий в космосе я получил огромное количество знаний. Перечислять их не имеет смысла. Часть из этих знаний воплощена в тех приборах, которые производятся на заводах Айвена Лайонса. Другая часть остается закрытой и останется закрытой на многие сотни лет. Это те знания, которыми люди уже владели, и которые привели к гибели Старой Земли. Вы пришли сюда за знаниями. Вы получите их. Но не все. Вы узнаете историю Земли и Галактики. И вы узнаете, почему люди оказались на Новой Земле.
Айвен поднялся и подошел к стене, из которой появился компьютерный терминал. Через несколько минут он вернулся и передал Нильсу несколько дисков с информацией.
− Здесь история цивилизации людей.
Все молчали. Затронутая тема была настолько глобальной, что перед ней меркли все вопросы 'почему' и 'как'.
− А теперь настало время возвращаться, − произнес Мак.
− Возвращаться? − удивленно проговорил Нильс.
− Да, − ответил Мак. − Пройдите сюда.
Айвен прошел в центр металлического круга. Авурр знаком остановила Вилли и Тини. Станция перемещения сработала в одно мгновение.
Айвен раскрыл выход в гостиную своего дома.
− О, боже! − только и смогли проговорить люди. Айвен вывел их на улицу, посадил в свою машину и отвез к университету.
− У меня остается к вам только одна просьба. Не говорите никому о терриксах, − сказал Мак, выпуская всех из машины.
− Я все же не пойму. Кто они? − спросил Нильс.
− Пришельцы из космоса, − ответил Мак. − Фактически я тоже пришелец. Меня связывает с людьми только мое рождение и первые годы жизни. Надеюсь, мы еще увидимся.
Айвен сел в машину и уехал. Он вернулся в замок, где Авурр объясняла Вилли и Тини то что произошло. Для Тини это напоминало сказку, воплощенную в жизнь, а для Вилли было серьезным ударом по его мировоззрению. Ему было трудно принять возможность превращений.
− Ну, Вилли, Тини, − проговорил Мак. − Для простоты примера сделаем так...
Вилли и Тини превратились в двух белых львов.
− А теперь, начинается ваша школа. Вам это может показаться странным, но для начала вам надо научиться ходить. И в этом вам помогут ваши друзья.
Рядом с двумя белыми львами оказались Мирра и Алиса. Вилли и Тини оказались словно маленькие дети. На них было смешно смотреть, как они пытались делать свои первые шаги. Ноги заплетались, а Вилли порывался встать на задние лапы, после чего валился на пол. Тини что-то хотела сказать, но вместо этого у нее получалось глухое рычание и фырканье.
Продержав их в таком состоянии несколько минут Айвен вернул их прежний вид.
− Я не могла ничего сказать, − произнесла Тини, вновь ощутив себя человеком.
− Я, наверно, сплю, − произнес Вилли.
− Ты хочешь спать? − удивленно спросила Тини, не поняв его слов. В этот момент Мирра и Алиса, стоявшие рядом в виде терриксов, превратились в людей.
− Вилли, это и есть самое невероятное решение твоей задачи. Ты помнишь ее?
− Теперь я понял, почему мне снится подобный сон, − ответил Вилли.
− Ему действительно надо поспать, − сказал Айвен. − Пойдем, Вилли, я покажу тебе твою комнату.
Он послушно пошел за Айвеном, и Вилли уснул под его воздействием. А Тини пошла вместе с Алисой, Миррой и двумя их сестрами, которые оставались терриксами, к морю.
На утро Вилли проснулся с мыслью, что все, что он видел в прошлый раз, было настоящим сном. Он вышел из комнаты и встретил всю семью Лайонсов и Тини. Ни о чем не подозревая он спустился вниз и прошел к ним.
− Ты научился ходить, Вилли? − спросила его Алиса.
− Что значит научился? − спросил он, все еще не понимая. − Чего это вы на меня смотрите, как на привидение?
− А как еще на тебя смотреть? − спросила Ррай. − Ты видимо забыл посмтреть на себя в зеркало, когда встал.
− Там не было зеркала ответил Вилли. В чем дело? − Он опустил свой взгляд на себя и присел. Вместо человеческого тела он увидел белые лапы. Вилли оглянулся назад и понял, что оказался белым львом с длинным хвостом.
На несколько мгновений он зажмурился, решив что все это наваждение. В эту же секунду Айвен превратил его в человека, и Вилли открыв глаза больше ничего не увидел.
− У меня какие-то галлюцинации, − произнес он. − Мне приснился очень странный сон.
− Нам тоже приснился странный сон, − проговорила Алиса.
− А где Ник Джефри и все остальные? − спросил Вилли, решив поменять тему.
− Ты забыл, Вилли? − удивилась Алиса. − Они же отправились в город.
− Я плохо помню, что было вчера, − ответил Вилли. − Я не могу понять, где был сон, а где нет.
− Ну и черт с ним, Вилли, с этим сном, − сказала Ррай. − Лучше иди сюда. Мы же только тебя и ждем, чтобы начать завтрак.
Вилли отвлекся на более реальную вещь и сел вместе со всеми.
После завтрака он с девочками отправился к морю. Яркий день, солнце, вода, вкусные фрукты из сада вернули его к реальности. Он веселился вместе с девчонками и больше всего с Тини, с которой подружился во время путешествия.
Они бегали так, пока в небе не зажглась звезда. Настолько яркая, что была видна в ясном дневном небе. Первой ее заметила Тини и показала всем. Оранжевая звезда передвигалась с юга и начала расти. Она медленно двигалась и вскоре оказалась почти прямо над замком. Ее свет был настолько ярким, что было тяжело смотреть.
В какой-то момент она угасла, а вместо нее появился темный объект, который начал спуск вниз.
− Что это такое? − удивленно проговорила Тини.
− Это, наверно, космический корабль, − сказал Вилли. − Я видел такое в кино. Послушайте! Он же садится здесь! − вдруг воскликнул он, словно опомнившись.
− Даже не знаю, с чего это, − произнесла Алиса. − Пойдемте в замок.
Они помчались через сад и оказались в замке. Сестры провели Вилли и Тини на крышу и через несколько минут наблюдали за плавной посадкой корабля, опустившегося с неба.
Рядом с детьми оказались Айвен и Авурр. Из корабля появились два яркокрасных существа. Айвен и Авурр уже знали, что к ним прибыли Нийта и Рант. Совпадение прибытия с тем, что он был в замке, было совершенно случайным, и просьба Айвена о прибытии именно таким, несколько странным способом, их несколько удивила.
Айвен и Авурр подошли к ним вместе с детьми, которые разглядывали ратионов. Сестры знали кто они. Айвен и Авурр рассказывал им о ратионах. Для Вилли их появление было какой-то фантастикой. Тини же вообще приняла их за небесных богов, спустишихся, что бы сказать о своей воле.
− Привет, − просто признесла Авурр. − Давно не виделись. Познакомьтесь, это наши девочки. − Она показала на четырех девочек. − А это Вилли и Тини.
− Здравствуйте, дети, − проговорила Нийта.
− Здравствуйте, − нерешительно произнес Вилли.
− Мы вас не съедим, − прорычали девочки на языке терриксов, вспоминая приветствие жителей Йяра, о которых рассказывала Авурр.
Нийта и Рант рассмеялись. Тини просто не могла раскрыть рта, но двое пришельцев прекрасно поняли ее состояние. Для ратионов это было не сложно.
Айвен провел их в замок, где они встретились с Райвен и Равурр. Они сели в круг и Нийта рассказала о том, что происходило в созвездии Бегущей. Так была названа группа звезд, которая оказалась на месте исчезнувшей звезды.
Большинство миров порежили переход без каких-либо проблем. На некоторой части планет изменился климат, что привело к сильным последствиям, но это было не так страшно, как могло было быть, если бы хийоаки не переместили эти планеты на свои орбиты после перехода.
Единственная проблема для трансов оказалась на планете Йяр. Переход привел к полной связи всех йярцев в единый организм. Связанными в единое сознание оказались не только сами йярцы, но вся фауна и флора планеты. Она превратилась в единый живой организм, который начал отторжение колонии людей, оказавшихся на планете.
Люди держались в местах, куда животный и растительный мир планеты не мог дотянуть свои руки. Те же, кто не успел скрыться, оказался уничтожен.
Первые появления трансов привели к созданию на планете такой мощной обороны, с которой не могли справится никакие силы сверхтрансов ратионов.
После этого ратионы обратились за помощью к хийоакам. Проблема Йяра мгновенно привела туда Сайру. И это спасло людей. Йярцы не забыли ее. Даже то что на планете был всего один город, где ее знали, не помешал всей планете принять Сайру как друга. Город Сайры за время ее отсутствия превратился в самый мощный центр Йара и при переходе именно он оказался тем центром, в котором сконцентрировались силы этого сверхорганизма.
Сайре потребовалось всего несколько минут, что бы объяснить ситуацию, после чего йярцы впустили трансов, и те забрали оставшихся людей с планеты.
Жизнь самих йярцев резко переменилась. Города, которые они построили пока находились в ловушке Бегущей, теперь не были нужны. То что требовалось, в каждый момент времени строилось прямо на месте, а когда это не требовалось, йярцы использовали весь материал на другое. Это было подобно использованию фрагментов астерианских кораблей, которые в любой момент трансформировались в нужные объекты.
Когда все закончилось, ратионы решили побывать в Галактике, на планетах хийоаков и других существ, с которыми они встречались.
Айвен и Авурр рассказали о том, как они жили все годы после расставания с людьми и ратионами. Они сделали это очень быстро, используя метод передачи информации трансов.
Ситуация на Новой Земле для ратионов была несколько странной, и Айвен предложил Нийте и Рант организовать отряд трансов, который прилетел бы на Новую Землю, что бы попробовать осуществить схему работавшую на большинстве планет созвездия Бегущей.
− Ты уж извини меня, Айвен, − сказала Рант. − Для нас это будет несколько сложно.
− Я понимаю, − ответил Мак. − Люди должны сами позаботиться о себе.
− Мы направляемся сейчас на Рраир, − сказала Нийта. − Можем передать весточку терриксам.
− Да, передайте им, что все живы и здоровы, − сказала Авурр. − Только не рассказывайте о нашем сюрпризе.
− Да, конечно, − ответила Рант. Они поднялись и через несколько минут оказались в астерианском корабле, который поднялся вверх и быстро скрылся из вида.
− Фантастика, − проговорил Вилли, глядя на улетающий корабль. − Неужели вы действительно летали в космос? − спросил он у Айвена и Авурр.
− А как ты думаешь, Вилли. Если бы мы не летали, видел бы ты сейчас ратионов? − сказала Авурр.
− Наверно, нет, − ответил он.
Тини вдруг встала на колени и взмолилась к небу, прося что-то для себя. Ее мысли были почти бессвязными. Она обращалась к богам, которых представляла теперь в виде красных существ, только что спускавшихся на землю.
− Тини, поднимись, − сказал Айвен.
− О! − проговорила она. − Белый Лев друг богов. − Она повернулась к Айвену и поклонилась ему в ноги.
− Боже мой, девочка! − проговорил Мак, опускаясь рядом с ней. − Тини, ты не должна этого делать.
− Вы, мой повелитель, Белый Лев, − произнесла Тини. − Я буду служить вам всю свою жизнь. Я готова сделать для вас все что угодно. Если хотите, я стану вашей женой и рожу для вас много детей.
Тини могла продолжать и продолжать. У нее было столько невысказанных слов, что она могла проговорить и час.
− Встань Тини, − произнес Айвен властным голосом. Она поднялась и замолчала. − Послушай, Тини. Я не хочу, чтобы ты становилась моей женой, я не хочу, чтобы ты всю свою жизнь отдавала мне. И я не хочу, чтобы ты называла меня повелителем или богом.
− Вы меня прогоняете? − удрученно проговорила Тини.
− Я не прогоняю тебя. Просто я хочу, чтобы ты была мне другом.
− Другом? − переспросила она. − То есть женой, у которой не бывает детей? Вы не будете любить меня?
− Тини! − воскликнул Мак. − Ты хорошая девочка, и я люблю тебя, но не как жену, а как свою дочь. Ты почти ровесница моим дочерям. И пусть будет так. Я буду тебе отцом, а Авурр матерью. Ты согласна?
− Да! − радостно воскликнула Тини. − О, небо! Ты подарило мне новых родителей! Я так счастлива!
От этих, почти наивных, восклицаний на глаза навертывались слезы. Слезы радости за девочку, которая стала хоть немного счастливее.
День заканчивался. Тини была готова прыгать и бегать хоть всю ночь. Но все же ее уложили вместе с девочками и она уснула улыбаясь.
На утро Айвен собрал всех в центре гостиной. Айвен взглянул на Вилли.
− Ты когда нибудь видел фокусы, Вилли? − спросил он.
− Видел, − ответил он.
− Я хочу показать тебе один сверхкосмический фокус. Пойдем, − Айвен ввел его в центр металлического круга, а затем знаком показал всем войти в него.
− Закрой глаза, Вилли и скажи про себя: 'Я хочу попасть домой.'
Вилли сделал, как ему сказали и в этот момент Мак активизировал станцию передачи.
− Открывай глаза, Вилли, − сказал Мак.
− Ого! Как это получилось? − воскликнул он.
Дверь в гостиную была открыта, и Вилли удивляясь прошел в нее. В этот момент в гостиной появилась Эмма.
− Мама? − еще более удивленным голосом проговорил он. Эмма взглянула на него и выронила из рук свою ношу.
− Вилли?! − проговорила она. − Мистер Лайонс? − Она взглянула на Айвена. − Когда это вы вернулись? Я не видла, чтобы вы приезжали.
− Мама, это ты? − спросил Вилли.
− Боже мой, Вилли. Ты что, не узнаешь меня?
− Я узнаю, но... − он повернулся к Айвену.
− Что еще за но, Вилли? Можно подумать, что ты упал с дерева.
− Тут столько всего невероятного, что я не могу поверить.
− Невероятного, − проговорила Эмма. − Знаете, мистер Лайонс. Тут вчера такое творилось, что просто волосы на голове встают дыбом.
− Что случилось, Эмма? − спросил Мак.
− Весь город словно сошел с ума. Твердят о каких-то пришельцах из космоса.
− Пришельцах? − удивленно проговорил Вилли. − Таких, красных, похожих на людей?
− Каких еще красных? − удивилась Эмма. − В город пришли какие-то две женщины. И говорят, что они со Старой Земли. И еще, говорят, что они могут превратиться в любого зверя. Вот ужас-то какой!
− И где они сейчас? − спросил Айвен.
− Как где? − удивленно проговорила Эмма. − Понятно, где. В психбольнице, конечно.
− Может, сходим посмотрим? − спросил Мак.
− О, бог мой! − воскликнула Эмма. − Когда это было, чтобы вы ходили смотреть на сумасшедших?
− Ну как, когда? − спросил Мак. − В зоопарке мы были. В цирке − были. В кино, театры − ходили. Пора и на сумасшедших посмотреть.
− У меня такое ощущение, что все сошли с ума, − сказала Эмма. − И Вилли тоже, словно только что повидался с привидениями. Не знаю, что это за странная затея смотреть сумасшедших, но мне кажется, что и вас туда упекут, как только вы скажете, что хотите на них взглянуть.
− Ну, допустим, и не упекут, − сказал Мак. − Просто очень интересно, что это за птицы такие. Кто со мной? − спросил он у детей.
Оставаться никто не захотел. Даже Вилли оказался заинтересован этими странными пришельцами.
Машина проехала через город и вскоре оказалась у центральной психиатрической больнице. Галвврач сразу же узнал Айвена Лайонса и впустил его, хотя на улице было полно других желающих повидаться с пришельцами. Кто-то даже называл себя их родственниками.
− Моя просьба может показаться вам сумасшедшей, − сказал Мак.
− Не беспокойтесь, мистер Лайонс. Сейчас все сошли с ума на этой почве. Эти две красавицы много говорят, но ничего не делают.
− И что они говорят насчет превращений? − спросил Мак.
− Сказали, что малость пошутили, когда выступали. Представляете себе такие шуточки на телевидении. И ведь нашлись простаки, которые их туда впустили и показали на всю страну. Я знаю, вы специалист в психиатрии, хотя и не профессиональный. Поэтому я вас и пропустил. Вот только с детьми не знаю что делать.
− Я только хочу, чтобы они посмотрели со стороны, − ответил Мак. − Да, еще, доктор. С нами девочка, Тини. Вы не смотрите на то что она говорит. Мы привезли ее из дикого племени, сами знаете, что у нее может быть полно всяких предрассудков.
− Да, мистер Лайонс. Я и вижу, что она несколько другая, чем остальные.
− Она впервые в городе, и для нее все вновинку.
Айвену дали белый халат, и он вошел в палату, где находились две молодые женщины. Они спокойно говорили друг с другом, но извне не было слышно о чем. Айвен зашел к ним.
− Вы, новый доктор? − спросила одна из женщин.
− Не совсем, − ответил Мак. − Я Айвен Лайонс.
− А... − проговорила вторая. − Мы слышали о вас. Вы здесь, кажется, самый богатый человек в городе.
− Не самый богатый, но и не бедный, − ответил Мак.
− Понятно. За деньги можно сделать все. Даже попасть на прием к двум сумасшедшим, − сказала первая.
− Представьте себе, что я не заплатил за вход ни гроша, − сказал Мак. − Могу я узнать, как вас зовут?
− А вы не знаете? − удивились женщины.
− Я так спешил на встречу, что забыл спросить, − ответил Мак.
− Меня зовут Магда.
− А меня Джесси.
− Магда Вудсен? − спросил Мак.
− Здрасьте, − ответила Магда. − Магда Лайнвуд и Джесси Дженисон.
− Вы не меняли своих фамилий? − спросил Мак.
− Зачем это? − удивилась Джесси. − Послушай, Мэг, а этот доктор случаем не сумасшедший?
− По-моему, он вовсе не доктор. − ответила Магда.
− Вы можете написать пару слов? − спросил Мак.
− Он хочет проверить, как мы пишем на староанглийском, − произнесла Джесси. − Пожалуйста, вот, смотрите. − Она показала бумагу, исписанную староанглийским языком.
Айвен прочитал все записи. Это были в основном строчки, продиктованные из современных произведений литературы Новой Земли.
Почерк был несколько другим, нежели ожидал Мак. Но он все еще не мог отделаться от мысли, что перед ним Магда Вудсен и Джесси Мальер. Но обе женщины были только похожи на них, кроме того не помнили фамилию Вудсен. Мак решил отстраниться от своих мыслей о Вудсен и Мальер и перешел к другим вопросам.
− Значит вы утверждаете, что прилетели со старой Земли? − спросил он.
− Послушайте, а вы случаем сами не свалились с луны? − спросила Джесси. − Вы держите нас за идиоток? Пошутили и хватит.
− Вот народ пошел, − проговорила Магда. − Что ни скажи, так сразу верят, а потом из-за этого сажают в психушку.
− Тогда кто вы? − спросил Мак.
− Мы нормальные люди, − ответила Джесси. − А все вокруг сошли с ума и не понимают шуток.
− Я спрашиваю не об этом, − проговорил Мак. − Вы где-то жили, откуда-то пришли, кем-то работали. Вот я и хочу это узнать.
− Так он полицейский, − проговорила Магда.
− Да ну, Мэг. Он же бизнесмен и хочет удовлетворить свое любопытство.
− Дельная мысль, − проговорил Мак. − Так как?
− Пришли мы издалека, − сказала Джесси. − У нас нет никаких документов о рождении или образовании. Если вас интересует, как мы прошли через границу, то можем сказать, что она совершенно дырявая. Мы не встретили никаких пограничников.
− До этого мы жили в деревне. Наши родители давно умерли, − продолжила Магда. − И мы ушли в лес. Несколько лет бродили по лесам, пока не оказались в городе.
− А откуда вы узнали про инопланетян? − спросил Мак.
− Из рассказов, − ответила Джесси. − Отец мне много рассказывал всяких историй. Может быть он что-то и придумал лишнего, да и мы сами добавили.
− А когда оказались в городе без гроша в кармане, решили подзаработать и рассказали о себе, как о пришельцах из космоса, − снова говорила Магда.
− А как у вас насчет отношений с полицией? − спросил Мак.
− Каких еще отношений? − удивилась Джесси.
− Ну вот таких, − ответил Мак, показывая пальцами решетку. − Может вы все придумали, чтобы сбежать от наказания за преступление.
− Что?! − воскликнула Магда.
− Спокойно, Мэг, − проговорила Джесси. − Полиция уже была здесь. Нас проверяли двадцать пять раз. Разве что в желудок на заглянули. У нас нет никаких дел с полицией.
− Понятно, − проговорил Айвен. Он немного помолчал, а затем нажал кнопку звонка, вызывающего врача.
− Что скажете? − спросил он, заходя в палату.
− По-моему, они вполне здоровы, − ответил Мак. − Если они что и скрывают, так это дело полиции.
− У полиции к ним нет никаких претензий. − ответил доктор. − Они нигде не числятся. Не считая списка на выдворение из страны.
− Хороша же ваша страна, − проговорила Джесси. − Нормальному человеку даже и жить в ней нельзя.
− Эти претензии не к нам. − сказал врач. Он обратился к Айвену. − Я думаю, ваше мнение будет учтено.
Мак вернулся вместе с детьми домой. Врач пообещал ему сообщать обо всех изменениях. Женщины вели себя спокойно. И Айвен видел в этом признаки, которые не видел никто другой. Возникший шум по поводу двух пришельцев угас так же быстро, как и возник.
Газеты принялись за новое событие. Возвращение Айвена Лайонса из экспедиции. Оказалось, что Джерри Нильс после возвращения не раскрыл никаких данных о самой экспедиции, сославшись на необходимость тщательной обработки, а о Лайонсе, сообщил, что он вернется немного позже, не говоря сколько именно составляет это 'немного'.
Айвен вышел на связь со станцией хийоаков, расположенной на дальней орбите Новой Земли и получил все данные о возможных пришельцах. Единственный объект, прибывший к Солнечной системе, переместился к ней на расстояние около половины светового года. Точка, откуда было произведено перемещение не была зафиксирована. Сам объект оказался простым генератором поля перемещения, расположенном на небольшом объекте, даже не напоминавшем корабль. В нем не было ничего, что могло бы поддерживать жизнь и не было ни единого следа каких-либо жизненных форм.
Было установлено, что объект не принадлежит ни одной известной системе, где мог бы быть произведен генератор поля. После тщательного обследования объект был переправлен к системе Мира для дальнейшего исследования.
По предположению хийоаков это мог быть генератор случайно заброшенный в точку около Солнца какой-нибудь цивилизацией, проводившей первые полевые исследования.
Через два дня после встречи с двумя женщинами Айвен получил сообщение из медицинского центра о том что их выписывают. Он приехал туда и сразу же обнаружил полицию, которая решила выдворить их из страны.
− Вы можете подождать решения и на границе, − объяснял им полицейский, когда Джесси заявила о поданном прошении на въезд. − У вас нет денег, так что вам скорее всего откажут. Лучше, если вы сразу окажетесь там.
Женщины не соглашались идти добровольно в полицейскую машину, что бы проехать к границе.
− Разрешите? − проговорил Мак полиции, проходя к женщинам.
− Мистер Лайонс? − удивленно проговорил офицер. − Да, пожалуйста.
− Смотри, Мэг, кто пожаловал, − проговорила Джесси. − Наверно, он влюбился в нас. Ему мало двух жен.
− Я думаю, вы не откажетесь подождать решения в моем доме? − спросил Мак. − И у полиции, я думаю, возражений не будет. − сказал Мак, обращаясь к офицеру.
− Если вы так хотите, − произнес офицер.
− Если вы так хотите, − повторила Джесси. − Только учтите, что мы не будем вашими новыми женами.
− Садитесь в машину и едем, − сказал Мак, показывая на свой автомобиль. Мак проследил за тем, как две женщины садились в его машину. По всему было видно, что это им не в новинку. Они спокойно открыли дверь, сели на заднее сиденье.
Айвен сел за руль и повел машину через город.
− Вы не боитесь, что мы превратимся в зверей и нападем на вас сзади? − спросила Джесси.
− Вы хотите сказать, что вы обманули врачей? − спросил Мак.
− О, нет, мистер Лайонс, − проговорила Магда. − Ведь нас никто не слышит кроме вас. Мы откажемся от своих слов.
− А вы хитрые бестии, − проговорил Мак. − Только вот мое терпение может оказаться не бесконечным.
− О, извините, мистер Лайонс, − сказала Джесси. − Мы не хотели вас задевать. Просто мы уж с рождения такие, что любим всякие розыгрыши.
− Вот и прекрасно, − ответил Мак. − Между прочим, я тоже не прочь повеселиться. − Айвен развернулся к ним, отпустив руль и прекратил смотреть на дорогу. Машина пла прямо, никуда не сворачивая.
− Это старый трюк, мистер Лайонс, − ответила Джесси.
− Правда? − проговорил Айвен. − И насколько же он старый? − Он снова взялся за руль и повернул машину на другую улицу. − Кстати, сколько вам лет?
− Не гоже спрашивать подобное у женщин, − сказала Джесси.
− Конечно, − ответил Мак. − Только вот комиссия Департамента Гражданства этого не знает.
− А сколько вы нам дадите? − спросила Магда.
− Нисколько, − ответил Мак. − Вы похожи на двух детей, которые не знают чем заняться.
− В чем-то вы правы, − ответила Магда. − Мы не знаем чем будем заниматься. Но за то знаем чем не будем. Скажите, почему вы так стараетесь не зная для кого?
− Вам это не нравится? − спросил Мак.
− Пока в этом ничего нет, − ответила Джесси. − Но ведь мы можем и сбежать от вас, если нам что-то не понравится.
− А я вас и не держу, − ответил Мак. − Может вы хотите сбежать прямо сейчас? Я могу остановить машину.
− Сейчас нам незачем бежать. Да к тому же нам еще надо получить разрешение на въезд.
− Но вы знаете, наверно, что для этого вы должны заплатить? И, кроме того, предъявить документ о том, что вы устроились на работу, либо имеете достаточнно средств к существованию?
− Не думайте, мистер Лайонс, что вы можете нас купить, − ответила Джесси.
Машина въехала в ворота и подъехала к дому. Айвен вышел из нее и выпустил Джесси и Магду. Они оглядели дом и пошли за ним.
Оказавшись в гостиной они снова стали смотреть по сторонам, рассматривая картины на стенах и небольшие скульптурные композиции, большинство из которых изображало львов в разных позах.
− Посмотрим, как живут богатые люди, − сказала Джесси.
− Это и есть те две сумасшедшие? − спросила Эмма, выходя в гостиную.
− А вы, должно быть, одна из жен мистера Лайонса? − спросила Джесси.
− Кто? Я? − удивленно проговорила Эмма. − Вот нахалки! Мистер Лайонс, скажу вам прямо, они мне не нравятся.
− Не беспокойтесь, Эмма, − сказал Мак. − Если они вам не понравятся и через три дня, то вы их больше не увидите.
− Уж не хотите ли вы сделать из нас своими служанками? − спросила Магда.
− Вы сами это сказали. Я вам не предлагал подобного, − ответил Мак.
− Так что же вы нам предлагаете? − спросила Джесси.
− Для начала, давайте присядем и вы скажете, что вы хотите делать? − сказал Айвен, усаживаясь в кресло и показывая Джесси и Магде два других. Эмма уже ушла по своим делам. − Вы знаете, что я бизнесмен, у которого не мало средств. и я мог бы сделать вам сотню разных предложений. Поэтому я спрашиваю у вас, что именно вас интересует?
− Красивый вопрос, − произнесла Джесси. − Можно спросить, на что вы рассчитываете?
− Вы, наверно, знаете, что существует несколько методов в бизнесе. Один из них заключается в рискованных вложениях, которые в будущем могут принести большие выгоды.
− То есть, вы хотите рискнуть поставив на нас, как на игроков? − спросила Магда.
− Я хочу рискнуть, поставив на вас, как на людей, − ответил Айвен.
− Но что вы думаете из этого получить?
− Вы считаете, что кроме денег не существует других ценностей? − спросил напрямую Айвен.
Магда и Джесси вдруг рассмеялись. Они переглянулись и вновь вступили в разговор.
− То есть вы хотите помочь нам не думая о выгоде? − спросила Джесси.
− Я хочу сказать, что деньги меня мало интересуют, − ответил Мак. − Это всего лишь средство для достижения других целей.
− Ну да, конечно, − проговорила Магда. − Ведь есть еще власть.
− Деньги и власть − вот наша страсть! − саркастически проговорила Джесси.
− О боже, мистер Лайонс! − воскликнула Эмма, снова оказавшаяся в гостиной и слышавшая последнюю фразу Джесси. − Что за чудовищ вы привели в дом?
− Да, вы правы Эмма, − ответил Мак. − К сожалению, я вынужден выпроводить вас, − сказал он двум женщинам. − Ваши воззрения меня не устраивают. − Айвен встал. − Прошу прощения за беспокойство, но на этом наше знакомство заканчивается. Прошу вас. − Мак показал на выход из дома.
− Мы просим прощения, мистер Лайонс, − произнесла Джесси вставая. − Но, я думаю, на этом наше знакомство только начинается. Забудьте все, что мы вам наговорили. Мы только хотели убедиться, что ваши действия идут не от корыстных целей.
− Это вы то хотели в этом убедиться?! − воскликнула Эмма. − Мистер Лайонс, я не верю ни единому их слову.
− Мы согласны на любую работу, − произнесла Магда. − Даже самую низкооплачиваемую.
− Они согласны, − пробурчала Эмма. − Вы хотите получить работу после всего что здесь наговорили?
− Вы можете испытать нас, − сказала Джесси. − Хоть на кухне, хоть где угодно.
− Да вас и близко нельзя подпускать к кухне! − воскликнула Эмма. − Вы всех нас перетравите.
Айвен видел, что Эмма уже несколько иначе это говорила. Но так же, как и прежде в женщинах было множество настораживающих вещей. И одна из них, их полевые мысленные сигналы. Они то появлялись, то исчезали. И в них не было ни единого намека на то что они думали в действительности. Все мысли они произносили вслух, а остальные скрывали.
− Я предупреждала вас, мистер Лайонс, − сказала Эмма, поняв что Айвен решил оставить женщин. Она вышла из гостиной.
Мак вновь сел в кресло.
− Вы несколько лет жили в лесах. Значит вы хорошо знаете лес, животных, и можете рассказывать о них и показывать на природе. Так? − спросил Айвен.
− Да, можем, − удивленно проговорила Джесси.
− Вы можете проводить экскурсии в лесу?
− Без проблем, − проговорила Магда.
− Тогда, я внесу за вас оплату и вы будете работать именно в таком качестве. Вас это устроит?
− Устроит, − ответила Магда. − С кем мы должны проводить экскурсии?
− В основном с детьми, − ответил Мак. − Надеюсь, это вас не пугает?
− Нет, просто это несколько необычно, − ответила Джесси.
− Разумеется. И начнем завтра же. Сначала вы осмотрите лес, где намечаются подобные экскурсии, затем мы проведем пробные вместе со мной и моими детьми.
− Хорошо, − ответила Магда.
− А сейчас я покажу, где вы временно будете жить, − сказал Мак и провел двух женщин на второй этаж в комнату, которая была приготовлена для них. Мак решил, что не помешает проследить за Джесси и Магдой.
Во время ужина Эмма ничего не говорила. Джесси и Магда восприняли ужин вместе с семьей Лайонсов с некоторым удивлением. Они не ожидали, что произойдет подобное. Присутствие двух новых женщин ничуть не смутило детей, и они говорили и ели так же, как обычно. И больше всего забавлялись с Тини, которая не привыкла к той пище, которую ели в доме Лайонсов. Но она вся была преисполнена желания делать все так, как ей говорили.
На утро Айвен вывез всех в лес. И, как он и предполагал, обе женщины оказались не такими знатоками, каким представлялись.
Айвен решил провести небольшой эксперимент. Джесси и Магда отправились через лес вместе с Алисой, Ррай и Миррой. А сам Айвен с Раисой ушел в сторону. Он и Раиса превратились в терриксов и пробежав полукруг зашли навстречу остальным.
Алиса, Ррай и Мирра увидели их первыми, но ничего не сказали. Джесси и Магда шли вместе с ними и говорили о зайцах, которые им попались по дороге.
Джесси остановилась на полуслове, когда увидела террикса среди деревьев. Она встала, рукой остановила всех остальных и несколько мгновений смотрела на большого тигра, рядом с которым появился еще один.
Айвен и Раиса тоже остановились, а затем медленно пошли к людям.
− Уходите, быстро, − проговорила Джесси, выскакивая вперед всех.
− Бегите и не останавливайтесь, − сказала Магда девочкам.
Айвен видел в этот момент в женщинах полную решимость броситься на зверей, если те попытаются нападать. И в этот момент он увидел мгновенное преобразование, проведенное с помощью энергетической фазы. Преобразование, которое не изменило вид женщин, но изменило их биологическую форму. В форму биовещества, которое было способно убить терриксов.
Девочки прошли несколько шагов назад, а затем вернулись и оказались рядом с Джесси и Магдой.
− Вы еще здесь! − воскликнула Джесси.
− Я не понимаю, чего вы так испугались? − спросила Алиса спокойным голосом.
− Что значит чего? − не понимая проговорила Магда.
Ррай и Мирра пошли навстречу терриксам и оказались около их ног. Обе женщины были удивлены и вся их напраженность исчезла.
− Это терриксы, − сказала Алиса. Айвен и Раиса легли на землю и две девочки забрались на них.
− Так вы нас разыграли? − проговорила Магда и через мгновение рассмеялась вместе с Джесси.
− Разыграли не то слово, − проговорила Алиса. Она вышла вперед, повернулась к женщинам и в одно мгновение превратилась в террикса.
Смех женщин тут же прекратился. Алиса снова стала такой, как была, а затем в людей превратились и Айвен с Раисой. Они окружили Магду и Джесси.
− Надеюсь, теперь вы поняли, почему я помогал вам? − спросил Айвен.
− Да, но почему такие звери? − проговорила Магда.
− Я должен был заставить вас показать себя, − ответил Мак. − Кроме того, это настоящий вид моих девочек.
− Вы хотите сказать, что проверяли нас? − спросила Джесси.
− Да, − ответил Мак. − И меня вполне устроило то что вы сделали. Кстати, что бы не было недоразумений, я видел ваше преобразование. Мне только хочется узнать, кто вы на самом деле.
− Может быть мы это и сказали бы, − ответила Джесси, если бы знали точно. − Мы помним себя на Земле. На старой Земле. И помним на Гертрайсе, но как мы попали с Земли на Гертрайс, нет.
− И что вы помните на Земле? − спросил Мак.
− Я помню детство, как училась в школе и как поступала в университет на биологию, − сказала Джесси.
− А я помню детство, учебу и то, как меня собирались выдавать замуж, − сказала Магда.
− За кого? − спросил Мак.
− По моему, его звали Барт.
− Барт Вудсен, − проговорил Мак.
− Вы его знали? − удивилась Магда.
− Да. Именно поэтому я и спросил вас в больнице о фамилии Вудсен.
− Значит вы знаете, что было с нами?! − воскликнула Джесси.
− Не так много, но вполне достаточно, чтобы предположить, что с вами случилось, − ответил Мак. − Пойдемте домой и я расскажу все что знаю о Магде Вудсен и Джесси Мальер.




 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Т.Серганова "Дети Тьмы. Непокорная" (Романтическая проза) | | Л.Антонова "Академия Демонов 2" (Юмористическое фэнтези) | | О.Валентеева "Вместо тебя" (Юмористическое фэнтези) | | М.Боталова "Академия Равновесия. Сплетая свет и тьму" (Любовное фэнтези) | | Ю.Меллер "История жизни герцогини Амальти" (Любовное фэнтези) | | М.Акулова "Вдох-выдох" (Любовные романы) | | А.Хоуп "Мир Белого дракона" (Любовная фантастика) | | В.Лошкарёва "Хозяин волчьей стаи" (Любовная фантастика) | | Е.Васина "Клуб "Орион". Серенада для Мастера." (Современный любовный роман) | | Кьяза "Офисные записки" (Современный любовный роман) | |
Связаться с программистом сайта.
Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
М.Эльденберт "Заклятые супруги.Золотая мгла" Г.Гончарова "Тайяна.Раскрыть крылья" И.Арьяр "Лорды гор.Белое пламя" В.Шихарева "Чертополох.Излом" М.Лазарева "Фрейлина королевской безопасности" С.Бакшеев "Похищение со многими неизвестными" Л.Каури "Золушка вне закона" А.Лисина "Профессиональный некромант.Мэтр на охоте" Б.Вонсович "Эрна Штерн и два ее брака" А.Лис "Маг и его кошка"
Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"