Mak Ivan: другие произведения.

Стой, бабка, стой!

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Новинки на КНИГОМАН!


Peклaмa:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    история еще одного крыльва. 330kb.ZIP



Ivan Mak


Стой, бабка, стой!


Часть I


Глава 1



− Стой, бабка! Стой! − Кричал солдат. Его голос подхватило еще несколько человек шедших по дороге, а бабка бежала через поле.
− Родненькие мои! Наконец то! Пришли освободители!..
Ее последний крик потонул в грохоте взрыва. Солдаты остановились и замолчали. Никто не двинулся с дороги. По обе стороны от нее находилось минное поле. Утром, до того, как здесь прошли саперы, мины были везде, и не было дороги отмеченой вехами из свежесрубленых прутьев и множеством следов колес прошедших после саперов машин.
− Ну, что встали, никогда не видели, как люди на минах подрываются? − Произнес командир. − Вперед!
Солдаты молча двинулись дальше. Что эта смерть среди миллионов погибщих за войну? Еще одна и не более. Но что-то в ней заставляло задуматься о происшедшем, что-то такое, чего не было в других смертях. Женщина погибла в тот час, когда решила, что война для нее окончена, что для нее наступит лучшее время и... смерть.
Каждый шел думая о своем. Кто-то вспоминал свою мать, оставшуюся дома и теперь жившую где-то на территории захваченой врагом. Кто-то представлял, как мог подобным образом нарваться на минное поле сам. Кто-то вовсе не думал об этом случае, а мечтал отомстить врагу за все, за порушеные города, сожженные села, расстреляные деревни.
Жестокость царила вокруг. Даже приказы командования, относиться к пленным по человечески, не всегда выполнялись. Слишком много зла принесли захватчики на эту землю. Слишком много.
− Камстар! − Послышался крик. − Камстар!
Он, наверно, и пролетел бы так мимо, если бы солдат, шедший рядом, не толкнул своего соратника.
− Тебя к командиру, Камстар.
Почему командиру полюбился именно этот солдат, мало кто знал. Но, чуть что, над окопом или над дорогой разносилось это имя, а это означало, что Камстару следует поспешить.
Он прибавил шаг, остановился рядом с ротным и каким-то незнакомым человеком.
− Прибыл по вашему... − Начал доклад солдат, и командир оборвал его слова одним знаком.
Капитан, конечно же, имел повод вызывать именно Камстара. А солдат, в свою очередь знал, что это за повод. Ведь они были родственниками. Хотя и дальними, но все же... В роте об этом не знали. Возможно, Камстар уже получил бы звание сержанта или старшего сержанта, но этого не происходило по той причине, что ему не нравились эти вызовы...
− Пакет для командования. − Произнес командир, передавая Камстару запечатаный конверт.
Только теперь Камстар заметил, что стоявший рядом человек был таким же рядовым, как он сам, а по его виду можно было сказать, что он давно не отдыхал.
− Пойду присяду. − Сказал незнакомец и двинулся в сторону от дороги.
− Стой! − Закричал командир.
− Мины! − Воскликнул Камстар.
Солдат не слушал. Он шагнул через веху, споткнулся обо что-то и распластался на траве.
− Меня мины не берут. − Произнес незнакомец, переворачиваясь на спину. Он не стал подыматься, а так и закрыл глаза оставаясь на том же месте.
− Вперед Камстар. Ты знаешь, где штаб. − Сказал командир.

Солдат шел обратно по дороге, где только что прошла его рота. Он раздумывал о пакете. Что там? Очередное донесение с фронта? Или, быть может, сообщения разведчиков. А может, текущее сообшение о том сколько солдат погибло, сколько ранено... Впрочем, точно не последнее. Такие сообщения срочно не посылают. Скорее всего, что нибудь особое, что нельзя передать по радио... Странно, почему нельзя передавать по радио? Солдат еще раздумывал об этом, о том, зачем вообще надо кого-то гонять с пакетами?
Рядом раздался стон, а затем тихий голос.
− Сынок!..
Камстар остановился и увидел рядом с дорогой женщину.
Господи, это же то самое место, где бабка подорвалась! И это она...
Женщина лежала около дороги, вся в крови, на ее лице было написано мучение от боли и, в то же время, улыбка от встречи...
Солдат подошел к ней.
− Мать, как же так? Зачем ты на мины то?.. Мы думали, ты погибла..
− Жива я, жива.. − Произнесла она. − Не знала про мины. Помоги мне, помоги. − Проговорила женщина. − Или пристрели, мне так больно...
"Странно, что она вообще жива." − Подумал Камстар. − "Может, это нужно богу?"
Нет, он не верил в бога, но верил в судьбу. В то, что у каждого она своя и любой человек проживает ровно столько, сколько ему отмеряно. Ни больше ни меньше. А раз так, значит, женщина должна была остаться жить. И встретить Камстара, что бы он ей помог. Разумеется, помог. Он не мог бросить умирать женщину на дороге.
Камстар уже сидел рядом, перевязывал ее раны, останавливал кровотечение.
И, как на зло, никого вокруг! Даже близко не видать! Камстар закончил довольно быстро. Он еще раз огляделся, надеясь, что появится хоть какая нибудь машина, но вокруг ничего. Все машины ушли еще утром в сторону фронта, там все силы, там сейчас бой... Наступление...
А Камстар здесь. Один вместе с раненой женщиной, которая не способна идти. Еще бы!.. Камстар изредка поглядывал на то место, где должны были бы быть ноги. Он не раз видел калек, но еще никогда не видел без ног женщин.
И в то же время, у него самого есть задание. Важное задание, срочный пакет, который он должен доставить в штаб. Господи, что делать?
Выбора не было. Камстар лишь сомневался в том, можно ли нести женщину. Она могла этого не выдержать. И бросить ее он не мог. Как же так? Почему на него свалилась такая ответственность? Как же ее не любил Камстар! Ужасно не любил. От нее все беды. От ответственности возникают неразрешимые задачи. Солдату проще. Что сказал командир, то и делай. А тут... Он должен идти в штаб, но в то же время должен помочь женщине.
Камстар прошелся немного вокруг, затем вернулся к женщине и поднял ее.
"Легкая". − Подумал он. − "Донесу".
Он шел по дороге. Иногда проверял, жива ли его ноша. Женщина была жива и только потеряла сознание. Видимо богу угодно... Угодно...

Через полчаса впереди появилась машина, словно надежда. Шофер остановил, но лишь узнал, что произошло и посочувствовал Камстару. У солдата была своя задача. Доставить боеприпасы к фронту. Он итак отстал из-за поломки двигателя.
− Ты же отстал на несколько часов, что тебе пять минут? Туда-сюда, тут до госпиталя полевого рукой махнуть.
− Да нет там уже госпиталя. Еще с обеда снялись и уехали все. − Произнес солдат. Я видел, как палатки собирали.
− Все равно. До поселка, дорогой! Мать же умрет!
− А если я не довезу свой груз может умереть целый взвод.
Камстар махнул рукой на солдата, поднял женщину и пошел дальше. Через минуту машина догнала его.
− Давай, солдат! Давай ее сюда! − Выкрикнул шофер.
Камстар молча передал раненую женщину человеку и сам забрался в машину.
− Влетит мне за это, ох влетит.
− Да кто поймет, что ты еще на десять минут задержался то? − Произнес Камстар.
− Может не поймет, а может и поймет. Я же не имею права разворачиваться назад с грузом.
− Ну так ты меня на окраине высади. И езжай дальше. Никто твоего номера и не узнает. А я скажу, что не запомнил.
− Ладно, едем уже. − Ответил шофер.

Так и произошло. Камстар проверил, что раненая жива, взял ее пошел в поселок. Госпиталя и вправду не оказалось, но в деревне жил свой врач. К тому же, оказалось, что и женщина местная. Ее знали.
"Странно." − Подумалось Камстару. − "Местная, должна была знать про мины? Они же не вчера там появились."

− Ну солдат, ну ты герой! − С сарказмом произнес лейтенант. − Пакет донес?! − В голосе человека чувствовался гнев. Лейтенант уже знал о происшедшем.
− Донес. И быстрее, чем было бы без нее.
− Это почему?
− Потому что нашелся человек, который подвез меня на машине. А так я бы сам еще целый час топал.
− Ладно, давай!
Камстар достал пакет. Лейтенант тут же ушел, и через полминуты рядом оказался полковник.
− Ты оттуда? − Спросил он.
− Нет. Я из четвертой роты, восьмого полка. А тот посыльный остался лежать на минном поле. − Камстар не стал уточнять, что солдат вовсе не погиб, а просто прилег отдохнуть, и его никто не спрашивал.
− Можешь отдохнуть один час. Поужинаешь и отправляйся за своими. − Сказал полковник. − Знаешь куда?
− Так точно. Знаю.

Камстар вздохнул. Наконец то с него спала ответствнность. Теперь все было просто. Он сам по себе. До своей роты он, конечно доберется в срок, а пока есть немного времени отдыха. По приказу комполка!
Ужин, что ни говори, в тылу получше чем в окопе. И за столом приятнее сидеть, чем держать котелок на коленках. Чувствуешь себя человеком, а не собакой. Камстар еще доедал свой обед, когда в дверях послышался чей-то зычный голос.
− Солдат, который женщину раненую принес, здесь?! − Выкрикнул он. Вопрос повторился. Камстар не знал, стоит ли отвечать. Кто знает, что это могло значить?
− Да вот он сидит. − Предательски произнес кто-то.
Камстар едва не поперхнулся. Надо же, кто-то еще знал, что это он...
Человек уже пробирался меж столов.
− Что ж ты молчал то? − Произнес он.
− Да не успел ответить. Рот был с едой...
− Женщина пришла в себя. Хочет тебя видеть.
− Да? Ну, тогда, я сейчас приду. − Сказал он. − Может, ей поесть?..
− Ничего не надо, все у нее есть. Давай быстрее солдат, а то она едва жива. Может не дотянуть, пока ты жуешь...
Камстар поднялся, перехватил еще немного, взял несколько кусков хлеба в карман и кружку с напитком.
− Ты куда с кружкой! − Послышался крик. От раздачи выскочил человек в белом фартуке.
− Я занесу. − Сказал Камстар.
− Знаем мы вас таких! − Произнес человек. − Или допивай или оставляй. А уносить не дам!
Камстар уже пил жадными глотками напиток. Под конец он поперхнулся и часть напитка оказалась на полу.
− Вот до чего жадность доводит!
− Там человек умирает, а вы меня сюда больше не впустите, я же знаю... − Камстар произнес эти слова, вручил "драгоценность" хранителю кружек и пошел на выход.

Женщина не двигалась. Она лежала в постели с открытыми глазами. Увидев Камстара она слабо улыбнулась. Он подошел, сел рядом. В комнате никого не осталось, и старуха заговорила.
− Спасибо тебе, сынок. Бог не забудет твоего дела. Я умру, но я хочу сделать тебе подарок.
− Почему умрешь, мать? Ты здесь в надежных руках...
− Тихо. Не перебивай меня. Мне трудно говорить.
Она тронула руку Камстара, что-то вручила ему.
− Возьми его. Возьми это кольцо и одень. Это мой подарок.
− Боже мой, мать, ну что ты! − Камстар увидел золотое кольцо. В нем вновь появилось множество противоречивтых мыслей. Принять золото за благородное дело. Можно или нельзя? Опять вопрос...
− Это не золото. Оно только похоже. − Произнесла женщина. − Возьми его. Я умру, а по этому кольцу тебя найдет моя дочь. Дай мне слово, солдат, что ты расскажешь ей все. Прошу тебя!
− Хорошо. Я расскажу... Если сам останусь жив.
− Бог послал тебя мне, и он не даст тебе погибнуть. − Ответила женщина. Ее рука ослабала и упала на кровать. Глаза закрылись, тело застыло...
Сколько раз он видел смерть? И сколько раз он плакал глядя на это? Всегда. Даже когда вместе со своим отделением оказался свидетелем смерти вражеского солдата, на глаза наворачивались слезы. Не во время боя. Тогда думать о смерти некогда. То случилось в тылу, а умирал пленный. Тогда Камстар ушел, что бы не показывать свои чувства. И тогда он понял, кто есть кто в его отделении. Некоторые даже веселились, глядя на смерть человека. Как так можно? Таким не составляло труда и ударить пленного, и убить. На таких нельзя было полагаться в бою...
В палату вошла женщина с медицинскими инструментами.
− Она умерла. − Сказал Камстар.
− Как! − Воскликнула та, едва не выровнив поднос. Она поставила его на стол, пробежала к постели и схватила руку женщины, проверяя пульс.
Камстар поднялся. Медсестра взглянула в его глаза и ничего не сказала. Видала ли она когда нибудь слезы на глазах солдата? Какая разница, в конце концов...

Он долго рассматривал кольцо, подареное женщиной. Странное кольцо. Вроде ничего особенного. Желтое, похожее на золото, но кольцо однозначно не золотое. На внутренней стороне странные знаки на чужом языке. Камстар сказал бы, что это иероглифы, если бы точно знал как они выглядели. Время шло к ночи. Постепенно темнело. Солдат шел по дороге, по той же самой...
Позади послышался шум, и рядом остановилась машина.
− Садись солдат. − Произнес шофер. − Что, от своих отстал? − Спросил он, когда Камстар оказался рядом.
− Нет. Пакет в штаб носил. − Угрюмо ответил Камстар.
− А невесел чего?
− Мать у меня умерла. − Произнес Камстар, решив не вдаваться в подробности. Его мать умерла в действительности много лет назад, еще до войны. Камстар тогда учился в университете, а из-за смерти матери пришлось забросить учебу и идти работать, что бы кормить себя и младшего брата, учившегося в школе. А отец ушедший раньше, так и не показывался.
− У меня мать под бомбежкой погибла. − Произнес шофер. − А сестра сейчас в госпитале работает. У тебя то родственники есть?
− Были. Брат в прошлом году погиб. Летчиком он был, с детства мечтал летать.
− А ты чем занимался? Учился то на кого?
− На физика. Потом был слесарем в автомастерской.
− Что же ты рядовым то стал? Шоферов не хватает.
− Не взяли меня шофером. Характер не тот.
− Как это не тот? Такого не может быть.
− Может. Ты когда нибудь врезался на пустой дороге в столб? − Ответа не требовалось. − А я врезался.
− Выпил, что ли?
− Не выпил. Я вообще не пил до войны. Просто едешь, мотор гудит, все хорошо, спокойно, мысль и уходит в сторону. Меня тогда судили, а врач поставил диагноз, что у меня с головой не все в порядке. Так и оправдали. Но водительских прав лишили навсегда. Я не обижаюсь. Сам виноват.
− Да. Такого я еще не слыхал. Ты в какой роте?
− В четвертой.
− Э! Так у меня там знакомый есть. Сильев. Слыхал о таком?
− Он командир отделения во втором взводе.
− Да-да, точно! − Шофер заулыбался.
− Ну, тогда, быть может, ты и обо мне слыхал? Я Камстар.
− Не, не слыхал. Он не рассказывал.
− Значит, вы не особенно и знакомы.
− Ну не так что бы очень. Встречались раза четыре. А вот и наши...
Машина въехала в лагерь. Через несколько минут ее окружили солдаты, сразу начиная разгружать. Камстар махнув рукой шоферу отправился в расположение своей роты.


За время войны случалось всякое, но этот случай остался в памяти Камстара навсегда. И не мог не остаться. Кольцо на его руке постоянно напоминало о погибшей женщине, о том странном дне по середине войны. А после того дня с солдатом стали приключаться самые разные чудеса. Не настоящие чудеса − просто почти невероятные события. Однажды рядом разорвался снаряд. Семерых человек вокруг убило − Камстар оказался лишь слегка ранен. Через год рота попала в засаду − Камстар один из немногих выживших счастливчиков. Оставшиеся, решили тогда, что они живы только благодаря Камстару, который и вывел их из окруженного города.
Потом случалось не мало иных чудес. Однажды пуля попала солдату в грудь, он, ествественно, угодил в госпиталь, и врачи долго удивлялись. Пуля не задела важные органы, а прошла между ними и вылетела с обратной стороны.
Камстар, едва веривший в бога, теперь решил, что он существует. Как иначе можно объяснить все? Как можно понять столько везений? Кто-то в шутку предлагал Камстару пройтись под огнем врага дабы доказать свое везение. Но он не стал этого делать. Знал что искушение опасно. Бог мог и отвернуться за подобные проделки.
Он так и остался рядовым почти до конца войны. Ротный погиб в тот самый день, когда привел своих подчиненных в засаду. Он не был виновен, ведь приказ есть приказ...
Только под самый конец войны Камстар получил звание сержанта да и то потому, что его присваивали всем участникам первых боев этой войны.
Сержантские нашивки только добавляли ответственности. Камстар принял ее вместе с отделением молодых юнцов, едва разбиравшихся в том как стрелять. Война требовала все новые и новые силы, в армию теперь брали даже женщин.
Впрочем, конец был близок. Совсем немного оставалось до того победного дня, которыей увенчал почти одиннадцать лет кровавой бойни, едва имевшей смысл для Камстара под конец.
Поначалу, когда войска гнали врага с родной земли, все было просто и ясно. Когда армия перешла через границу, освобождая другие страны − тоже. Когда враг яростно сопротивлялся, а Камстар вместе со своими соратниками штурмовал древние крепости страны, развязавшей войну, − тоже понятно. Тогда все посчитали, что война вот-вот закончится, что осталось совсем немного...
Но история повернула иначе. Союзники, воевавшие до этого за одно дело, обратили оружие друг против друга и началась новая война. Еще более жестокая. Потому что оба противника имели огромные потенциалы. В тот год на фронте мало кому удалось выжить. Тогда солдаты плохо понимали что происходит. Им говорили, что появился новый враг, что тот кто был раньше другом, хотел войны...
Солдаты подчиняются и делают что им приказано.

Война подошла к концу. Теперь это было ясно. Бывший союзник терпел поражение, а нового врага попросту не существовало даже теоретически. Одиннадцать лет крови, насилия, смерти. Многие теперь боялись. Казалось чего бояться, когда враг бежит? Но страх был в другом. В том, что придется погибнуть в самом конце. Возможно, от последней пули. И как это могло оказаться несправедливо!.. Но так было. Солдаты гибли, бои продолжались. Противник еще на что-то надеялся. На что? На супероружие, слухи о котором ходили с самого начала войны, да так и остались слухами?...

− Камстар! Камстар! − Послышался возглас, и сержант вздрогнул как когда-то давно. На мгновение показалось, что старый ротный ожил, но это ощущение пропало в ту же секунду.
Камстар прошел мимо солдат.
− Тебе письмо, Камстар. − Сказал лейтенант, передавая конверт.
− Мне? − Удивился сержант. Письма не приходили вот уже восемь лет. С тех пор, как пришло извещение о смерти брата. Что теперь? Может, брат жив? Или мать? Не может быть... Кто?...
Камстар не видел на конверте обратного адреса. Только номер полка, роты, взвода и его фамилия. Он разорвал конверт, вынул лист и фотографию. На фото оказалась молодая девушка в форме сержанта медслужбы.
Странно такие письма обычно приходили солдатам, когда те отсылали заявления в особую службу, являвшейся чем-то вроде сводной конторы. Может, кто-то пошутил и отправил туда данные Камстара?..

Здравствуйте, сержант Алан Камстар. Меня зовут Найна Вольсевич. Вы меня не знаете, но я долго искала вас и, надеюсь, что нашла. Несколько лет назад я потеряла мать. Она подорвалась на минном поле, но умерла не сразу. Солдат принес ее в деревню, и она умерла там. Я долго разыскивала этого солдата и, надеюсь, что нашла. Если это вы, ответьте мне. Если нет, тоже ответьте. Напишите, что тогда случилось и как, или напишите, что это не вы, тогда я буду искать дальше. Я хочу знать...

Слова на бумаге дрожали, человек, писавший их, волновался особенно на последних строках. Их было не много, но вполне достаточно, что бы войти в самое сердце.
Это не письмо тех девочек, что писали солдатам, заигрывали словами, веселились. Это письмо человека, ищущего свою мать. Вернее, теперь уже, того, кто видел ее смерть.
Алан долго не решался написать ответ. Он не мог сказать, что это не он. А что бы рассказать все, нужно и время и мысли. Собраться с духом, написать о смерти...
Он написал. О бессмысленности смерти, о том как все случилось, о своем задании с пакетом для штаба... Камстар не забыл упомянуть и шофера, что подвез его и женщину. Потом рассказал о последних минутах жизни женщины и кольце, которое она подарила солдату... Почему так? И зачем, вообще эта война?...
Камстар вздрогнул, когда понял, что написал лишнее. Он перечеркнул последний текст, затем оторвал бумагу, оставив только ту часть, что надо, написал с обратной стороны свое имя и отправил письмо.
Ответ на это письмо оказался неожиданным и коротким, в одну строку.

Я скоро приеду. Найна.

Готов ли он ее встречать? И что говорить? Камстар не знал ответов. Он долго думал, придумывал что говорить при встрече. Но в один момент все это оказалось смешным до нелепости! Он всего лишь человек. И какая разница, как встретить? В конце концов, она приедет и уедет, и не Камстар ее приглашал... Даже странно. Раньше для всех фронтовых романов и романчиков Камстар оставался словно наблюдателем со стороны. Теперь он чувствовал, что сам попадает в подобный... Или нет?...
Прошла недела, другая. Началось новое наступление, и Камстар на время забыл о Найне, вспомниая лишь изредка. Ее фотография оставалась в его кармане...
Удар. Чернота. Свет. Странные голоса...
− Вы были ранены. − Произнес человек в белом халате.
− Я? − Переспросил Камстар, словно маленький.
− Да. Вы понимаете меня?
− Я понимаю.
Человек обернулся вызывая кого-то. Рядом оказалось еще двое.
− Как вас зовут? − Спросил врач. Камстар узнал его по нашивке на халате.
− Я Алан Камстар, сержант.
− Ну, слава богу. − Произнес тот и улыбнулся.
− Что со мной? Я останусь инвалидом?
− Нет. − Ответил врач. − Ваше тело в порядке. Пострадала только голова, но, если вы понимаете мои слова, то значит, не сильно.
− Я понимаю. Я здесь долго?
− Долго. Почти три месяца. − Ответил врач. − И еще одно, сержант. Война закончилась.
− Да?! − Воксликнул Камстар. Он попытался подняться, но ничего не вышло. Тело его не слушалось.
− Не пытайтесь вставать. Вам нельзя.
− Почему? Вы же сказали...
− Ваш организм ослаблен. Вы ничего не ели, мы вводили пищу внутривенно. Надо сказать, вам очень повезло.
− Я привык к везениям. − Произнес Камстар.
− Значит, вы уже знаете человека, который заплатил за ваше лечение?
− Заплатил? − Удивленно произнес Камстар. − Как это заплатил? Я же солдат, и...
− Не волнуйтесь. Не каждый солдат может оказаться в нашем медицинском центре. Мы не в состоянии лечить всех. С ранением подобным вашему выживают единицы из тысячи.
− Но что значит заплатил? Все должно оплачиваться государством.
− Частный капитал как был так и остался. Государство выделяет средства для всех, на каждого одинаково. А частные деньги идут на лечение частных лиц. За ваше лечение заплатили ваши друзья. Они помогли этим и вам и государству.
− Я могу узнать, кто? − Спросил Камстар.
− Найна Вольсевич.
Словно какой-то груз ушел, и Алан вздохнул. Да, конечно же. кому как не ей? И уж, коли есть деньги... Наверно, Алан должн был бы благодарить ее. Но почему-то этой благодарности не ощущалось. Наверно, от того, что в деле фигурировали деньги. Алан никогда их не имел и не особенно любил богачей. Не от того, что богаты, а от того, что считали нищих нелюдьми. А Найна Вольсевич...

Она пришла. Камстар почти не понимал, сколько прошло времени, смотрел на молодую женщину едва узнавая. То что было на фотографии едва можно было сравнить с тем, что он увидел. Фотограф словно намеряно все испортил.
Найна прошла через палату, села рядом. На ее лице расплылась улыбка, и два человека долго смотрели друг на друга молча.
− Я рада, что ты жив. − Сказала она, наконец.
− Мы уже на ты? − Спросил Камстар. − Я не против. − Добавил он, поняв, что сказал глупость. − Ты правда заплатила за меня?
− Деньги это пустое. − Произнесла Найна.
− Когда их много, возможно и так.
− Это так в любом случае. Даже, когда их нет.
− Откуда ты знаешь, что когда их нет?
− У меня нет денег.
− Нет? А платила чем?
− Я отдала все, что у меня было. Продала драгоценности, заложила дом, взяла в долг у друзей...
Алан ощутил себя полным идиотом. Просто кретином.
− Извини. − Произнес он. − Я думал...
− Ты думал, что я богачка? − Усмехнулась она. − Такие в армию не ходят. Не все, но большинство.
− А здесь ты как оказалась?
− Война закончилась. Наш госпиталь расформировали. Кто вылечился, а кого в другие больницы отправили. А я сейчас без работы и приехала сюда. Врач сказал, тебя через неделю выпишут. И я тебя заберу.
− Ты меня? − Усмехнулся Камстар.
− Да. У тебя дома то нет. − Произнесла она. − Я узнавала все о тебе. И о родственниках твоих. И знаю, что весь твой квартал разрушен до основания.
− А у тебя есть дом?
− Есть. В той самой деревне, Алан. Там жила моя мать. И я хочу, что бы ты поехал со мной. А не понравится, тогда и уедешь.

Собственно, почему нет? Чем Камстар хуже других? Да и Найна ему вполне приглянулась. Любовь? А что любовь? Говорят, она приходит со временем.
Пролетела неделя. Врач действительно выписал Камстара, хотя ему было еще далеко до выздоровления. Камстар едва смог подняться, и врач словно ощутил в его взгляде немой вопрос.
− Извини, друг, но это место нужно для другого человека. Слишком много сейчас больных и калек, а ты теперь точно выздоровеешь. Да и подруга твоя тебя не оставит.
Алан ощутил сильную поддержку и понял, что это Найна. Никогда бы не подумал, что у женщины может быть столько сил. А она взяла его под руку и повела...

Машина остановилась в небольшой деревушки. Алан едва узнавал ее. Только расположение дороги, да поле рядом. Раньше в этом поле стоял штаб, и вокруг все было иначе. Теперь остались лишь деревенские дома.
− Ба! Кто к нам приехал! − Послышались голоса вокруг. Алан удивился множеству встречавших. Они окружили его и Найну.
− Пропустите нас, он еще не оправился после ранения! − Произнесла Найна, и люди, наконец, расступились давая дорогу к дому. Слова, слышавшиеся вдогонку, казались странными. Многие считали, что Найне повезло.
Алан понял в чем ей повезло не сразу. Позже до него дошла информация о статистике войны, о гибели десятков миллионов молодых парней и миллионах женщин оставшихся без мужей. И тут, найти бравого солдата, да еще и почти здорового, привести его в свой дом... Конечно же, это везение!
Найна только улыбалась, когда Алан выложил ей все, что думал.
− Ты ничего не хочешь сказать? − Спросил он после минуты молчания.
− Я тебе не нравлюсь? − Спросила она. − Ты знаешь кого нибудь лучше меня? Алан, я думала о тебе с того самого дня, как узнала о том как умерла моя мать. И я поняла, что это навсегда. Если ты уйдешь, у меня никого другого не будет. Я полюбила тебя еще тогда. Даже когда не знала. Это судьба. Ты помог ей, не оставил...
− Ты думаешь, кто нибудь другой оставил бы?
− А ты считаешь, что все вокруг одни герои? Я знаю десятки случаев, когда такие герои писали любовные письма, а потом оказывалось, что их нет. Просто нет и все. Они писали сразу многим. А пришло дело и никого...
Слова Найны показались полубессмысленными. Впрочем, Камстар понял главное. Он некоторое время еще молчал, а затем взглянул с улыбкой на Найну и произнес.
− Знаешь, что. Выходи за меня, Найна.
Она едва вздрогнула, замерла. Затем закричала и бросилась к нему.
− Алан! Алан! Я.. Я согласна!..

Странные дела происходили вокруг. Камстар все чаще замечал, что его жизнь изменилась. Не в смысле, что закончилась война. Она закончилась для всех. Изменилось что-то другое, невидимое и неосязаемое. То что началось еще там, на фронте. Везение.
Любящая жена, дом, авторитет в деревне и по всей округе. Это только самое малое. Камстар вновь занялся своей прежней профессией. Пришлось хорошо потрудиться, что бы вспомнить, но навыки вернулись быстро, и он оказался самым лучшим специалистом по ремонту техники во всем районе. Люди, узнавая об этом приходили, приносили свои вещи в ремонт, и щедро платили. А Найна... В ней было что-то особенное, неуловимое, отличавшее от всех женщин. Может, это и вправду любовь? Может, Алан чувствует ее, но не понимает. Вокруг Найны словно аура мягкости и нежности. Что-то такое, что заставляет насторожиться и долго смотреть на нее, забыв обо всем другом.

Грохот. Алан обернулся. Показалось или нет? За окном ясное небо и солнце. Грозы не может быть. Вновь грохот. На этот раз Камстар четко различил выстрел. Он даже узнал из какого оружия. Вражеский "Реньер". Такие носили только их офицеры.
Камстар выскочил из дома, пронесся через деревню словно тень. Он не раз уже так двигался... Во время войны. Новый выстрел. Теперь уже совсем рядом. Теперь ясно где, ясно... Камстар пробежал через закоулок, спрятался за кустами и осторожно выглянул в поле. Там стоял человек с револьвером. Опять выстрел. На этот раз вместе с ним послышался звон удара по железной банке.
− Тьфу, зараза! − Выкрикнул Камстар и вышел из кустов. Человек обернулся. − Ты спятил, что ли?!
− Что такое? Пострелять нельзя?
− Нельзя!... Придурок! Ты бы еще шинель ихнюю надел, я бы тебя и пристрелил на месте.
− Ты кого назвал придурком?! − Произнес человек. − Сам небось в тылу отсиживался, крыса! Вот и пугаешься выстрелов!
− Я прошел всю войну с самого начала и до конца на фронте! А ты еще сосунком был, когда она началась!
− Ах ты гад! Я тебе сейчас покажу сосунок!
Новый выстрел. На этот раз позади. Камстар метнулся в сторону, а человек рядом упал.
− Нет! − Закричал он и обернулся. Казалось, такого не может быть. В десяти метрах стояла Найна с оружием в руках. − Найна?! Ты что наделала?! − Воскликнул он.
− Успокойся, Алан, это обычное снотворное.
− А он?..
− Он заснул. Я же не дура, Алан. Да и Филиха меня прибила бы за него.
Камстар все еще дрожал. Что это? Откуда? Страх у бывалого солдата. Отчего?...
− Это от того, что тебе кажется, что война не кончилась, Алан. Она закончилась. − Найна словно поняла его мысль. Она подошла и обняла мужа. − Это не боевое оружие. − Сказала она, показывая его. Обыкновенный транквилизаторный пистолет. В госпитале такие были у каждого начальника.
− Зачем?
− Что бы буйных останавливать. Это, конечно, жестоко, но больной человек, если плохо соображает, может много бед наделать. Вот и придумали такую штуку. Бах и он, спит.
− А когда проснется?
− Тогда, он будет долго соображать, что же случилось.
− Эй, что тут за стрельба?! − Послышался голос из-за кустов.
− Филихин муж застрелился. − Произнесла Найна.
− Как?! Не может быть!
− Вон, смотри. − Найна показала на лежавшего человека.
− Ой, горе то какое! − Завыла баба и побежала прочь.
− Идем отсюда, Алан. − Тихо сказала Найна и они ушли.

В деревне слышались крики и вопли. Через несколько минут тело "застрелившегося" оказалось в центре, и народ ходил смотреть. Появился врач, который тут же установил, что человек еще жив...

− Ты что же это наделала, девка поганая! А ну выходи! − Возник крик снаружи.
Найна сидела в доме напротив Алана и только усмехнулась, а он неподвижно смотрел в стол.
− Ты чего такой грустный? − Спросила она.
− Тебе весело? Это же не смешно. Сказать, что человек застрелился, когда это не так.
− Было бы не смешно, если бы он тебя застрелил из своего "Реньера".
Алан удивленно поднял взгляд на жену.
− Ты поняла, что это "Реньер"? − Спросил он.
− А что? Раз баба, так и в оружии ни бум-бум? Я, между прочим, и шоферить умею. А уж по силе тебе со мной вовсе не сравниться.
− Да неужто!
− Проверим? Знаешь такую игру, армреслинг?
− Что за чушь? Не знаю такой.
− Тогда, я покажу. Ставь руку на стол вот так.
Алан плохо понимал поначалу зачем, но все оказалось достаточно просто. Впрочем, не совсем, когда Найна несколько раз подряд уложила его руку, а он не сумел даже сопротивляться.
− Ты, наверно, знаешь какой нибудь фокус, вот и побеждаешь.
− Знаю, Алан. Это фокус называется − я сильнее.
Филиха все еще кричала около дома. Она не решалась войти по непонятной причине, а около дома Найны и Алана собралась почти вся деревня.
− Алан, да проснись ты.
− Я не сплю.
− Ты спишь. Ты все еще там, на войне. Не знаю. Надо что-то делать. Идем, Алан. Послушаем, что они скажут.
Они вышли, Филиха тут же подскочила к Найне, едва не накидываясь на нее с кулаками.
− Ты что сделала с моим мужем ведьма! − Кричала женщина. − Мы не дадим тебе устраивать здесь всякое!... И мать твоя ведьмой была!... − Она несла еще какую-то чушь про колдовство. Найна молча слушала слова женщины. Алан стоял пока до него дошла мысль Филихи, будто он околдован, отчего и согласился стать мужем Найны.
− Стоп-стоп-стоп! − Воскликнул он. Женщина тут же умолкла, обернувшись к нему.
− Что? − Спросила она, словно ее тирады только что не было.
− Извини, я ошибся. Можешь продолжать. − Проговорил Алан. − Лучше с того места про ведьму, а то я плохо понял, кто кого окрутил.
− Да ты уже сам стал ведьминым прихвостнем! − Воскликнула женщина. Ее вновь понесло, на этот раз она кричала и на Найну, и на Алана.
− Знаешь, Алан, может, махнем в город? − Спросила Найна. − Там и жить лучше, и работы больше, и платят красивее. А?
− В город? − Переспросил он с неуверенностью. − В какой?
− Да в любой. Хоть в столицу.
− Так мы чего, отступаем, что ли?
− Да ну, у нас война, что ли? − Усмехнулась Найна.
− Вы чего здесь несете?! − Выкрикнула Филиха, едва соображая о чем речь.
− Да заткнись ты. А то сейчас махну когтем, ты в крысу и обратишься! Я же ведьма. − Найна сделала какой-то знак, отчего Филиха попятилась назад.
− Вы видели! Вы видели! − Закричала она, показывая на Найну и отбегая. − Найна ведьма! Как и ее мамаша!
Послышался удар. Шлепок. Люди обернулись. Рядом с Филихой стоял ее муж, женщина держалась за щеку.
− Что бы я не слыхал больше никаких глупостей про ведьм. − Произнес он. − Да еще и на людях! Ты что, опозорить нас хочешь?!
− Да я.. Да ты.. Она же...
− Идем. − Проговорил солдат, взял жену за руку, и, не взглянув на Алана с Найной, повел ее домой.
Люди постепенно разошлись.

− Что значат эти слова про ведьму? − Спросил Алан.
− Ты же понимаешь, что ничего. − Усмехнулась Найна.
− Я понимаю. Но она же не спроста кричала это. И мать твою вспоминала. Просто так ничего не бывает. Я это тоже знаю.
− Хорошо. Я тебе расскажу. − Ответила Найна. Она села на скамейку около дома, Алан опустился рядом...

Рассказ оказался достаточно красочным и насыщеным по действиям, корни которых уходили далеко в прошлое, когда появился род Вольсевич. Впрочем, ранее он имел другие фамилии, которые по женской линии не передавались. В той давней истории существовала масса поверий и предрассудков. А ведьмы, как известно, рожают ведьм. Коли триста лет назад женщина оказалась ведьмой, то и по сей день ее потомки по женской линии − ведьмы, а по мужской − колдуны.
− И как же вы избежали охоты на ведьм? − Спросил Алан. Он не сильно знал, что это такое и на сколько было опасно в то время слыть ведьмой.
− Все просто. Хозяином этих мест был наш родственник. По всем статьям − он колдун. После того, как пару ведьм поймали, оставшиеся явились к нему и предложили обмен. Либо он берет их под покровительство, либо следующая же ведьма "расколется" на суде и объявит, кто их "настоящий" предводитель. Шантаж чистой воды, Алан. Впрочем, он сработал не плохо. И наш род остался жив. Ну, а когда хозяев свергли, колдовство и магию объявили ересью и невозможным, тогда и нам стало проще. Все чудеса списываются на случайность. Если же кому приходится применять магию, то это делается не открыто и так, что свидетелей почти нет.
− Найна. − Произнес Алан с укоризной.
− Ты в чудеса не веришь, Алан, да? Не веришь? − Усмехнулась она.
− Что же вы со своими чудесами войну то проиграли?
− Какую войну?
− Ту самую охоту на ведьм.
Найна усмехнулась, затем совсем рассмеялась.
− Мы ее выиграли, Алан. Не веришь? Именно потому, что мы ее выиграли, и произошло то событие восемдесят лет назад, когда священный суд постановил "Охоту на ведьм" прекратить и объявить "Большой ошибкой". Церковь признала свою ошибку, Алан. Понимаешь?
− В том, что они убивали невинных людей, что ведьм не существует.
− Именно так.
− Тогда, о каких чудесах ты говоришь?
− О божественных, разумеется.
Алан умолк. Он внезапно ощутил, что именно такие чудеса и снизошли на него после того случая с матерью Найны. Сам бог защищал его? Но как? И почему? Что это означало?
− Придет время, и ты все узнаешь, Алан. Бог отметил тебя знаком внимания.
− А ты откуда знаешь?
− Если бы этого не было, моя мать не передала бы тебе кольцо. Это не простое кольцо. Оно магическое.
Алан усмехнулся.
− Найна, ну ты же глупости говоришь. Какая магия?
− Божественная. И не проси этого показывать. Не искушай судьбу. Когда придет время, ты сам все узнаешь и поймешь.
− А сейчас что? Что мне делать?
− Ты словно тот рядовой, которому что прикажешь, то он и делает. − Усмехнулась Найна. − А, Алан? Ты самостоятельно жить разучился?
− Не разучился.
− Ну так как, едем в город?
− Ты же все решила.
− Я спрашиваю твоего желания. Я действительно все решила. Как ты сейчас скажешь, так и сделаем.
− Ну, раз так, тогда едем.


Алан давно не ездил в поезде. В смысле, в пассажирском поезде. А так, во время войны, рота не раз оказывалась в теплушках, несшихся с одного края фронта на другой.
Теперь же, он сидел вместе с Найной в отдельном купе. Они вновь говорили и говорили. Камстар давно ни с кем так не спорил, как с женой. И не редко ему приходилось сдаваться. Найна знала не мало. Впрочем, это не удивляло. Ведь она окончила высшую государственную медицинскую школу, а там знаний давали не меньше чем в университете. Сразу же вспомнилась и открылась старая рана. Алан тяжело перенес необходимость бросить университет. Он тогда пытался учиться вечерами, но не смог, не выдержал нагрузки...
− Знаешь, что мне подумалось? − Произнесла Найна. − А не пойти ли нам учиться?
− Ты не шутишь? Мне уже скоро сорок.
− Какой кошмар. Ты маленький, что ли?
− Не маленький, а наоборот.
− Ерунда. Если не хочешь учиться, так и скажи.
− Да я хочу. Но как мне учиться? Ты знаешь какая стипендия и как на нее жить? Да ее на неделю хватит разве что, не то что на месяц.
− А если так. Ты учишься, я работаю. Ты работаешь, я учусь. А? Вполне возможно. Или ты боишься "общественного порицания"? − Усмехнулась она.
− Я не боюсь, но это как-то странно. К тому же, когда у нас появятся дети, это все окажется невозможно.
Найна вздохнула. Она сидела перед Аланом, подперев голову руками и теперь о чем-то раздумывала, словно решая головоломку.
− Ну, стало быть, не будем гадать, что будет. Если богу окажется угодно, он что нибудь придумает.
− Ты веришь в бога? − Спросил Алан.
− Ты же знаешь, что верю.
− Да, но ты ни разу не ходила в церковь. И говоришь явную ересь.
− Да, так и есть. Я должна признаться, я верю не в того бога.
− А в какого?
− В нашего, ведьминского. − Камстар усмехнулся. − Ты не смейся, Алан. Мы ведь почти как национальность. И бог у нас свой.
− А наш, стало быть, и не бог?
− А ваш, это ВАШ бог. Чуешь разницу?
− То есть вы не считаете, что бог един?
− Нет, не считаем. И официальная церковь так не считает. Ты, я вижу, совсем ничего об этом не знаешь? − Найна снова улыбалась. − А я тебе прямо скажу, наш Бог и ваш Бог − не враги. Именно это и было признано восемдесят лет назад на Священном Суде.
− И каким образом вы это доказали?
− Это не мы доказали, а сами боги. Они явились с небес и объявили суду о своем желании, о том, что бы никто более не воевал на почве религиозных разногласий. Вспомни историю тогда были были остановлены семь войн и больше двадцати стран подписали договоры о мире, в том числе и наша.
− Если бы весь мир подписал договоры, этой войны бы не было.
− Эта война никак к религии не относилась. И сейчас в мире нет ни одной войны по религиозным мотивам.
− Сейчас вообще нет войн.
− Это тебе кажется. − Усмехнулась Найна. − Ты просто газет не читаешь.
− Значит, где-то еще идет война?
− На островах Фланки и в Серогории. Они скоро закончатся. По Вернскому соглашению Союзные армии займут все важнейшие позиции в мире и остановят войны. Надеюсь, это произойдет. А ты можешь и не думать об армии.
− Я и не думаю.
− Ну и отлично. Давай спать, а то уже совсем темно.

Поезд прибыл в столицу почти через шесть дней. Он стоял то в одном месте, то в другом. Это никого не удивляло, хотя, когда-то это же расстояние можно было проехать за день-два.
Столица готовилась к празднику. К торжеству по случаю победы. Вокруг царило веселье. Люди поздравляли друг друга, даже нензакомые, просто завидев человека в форме. Алан уже сменил форму на штатские одежды. Единственное, что его определяло как солдата-фронтовика, был документ, да орден, который получили все солдаты, прошедшие войну с самого начала и до самого конца. А все награды просто не уместились бы на груди бывалого солдата.
− Дяденька, продай медаль. − Послышался детский голос.
Алан обернулся. Рядом стоял пацан и нагло смотрел ему в лицо.
− А уши тебе не надрать?! − Воскликнул Алан и пацан с криком бросился бежать. − Вот гаденыш! − Произнес Алан ему вслед. Найна задержала его.
− Брось, Алан. Он ничего не понимает, ребенок же еще.
Они прошли по улице только один квартал. Рядом на каменном заборе сидел подросток лет пятнадцати.
− Дяденька, продай медаль. − Проговорил он.
− Ах ты гад! − Выкрикнул Алан и бросился к забору. Пацан спрыгнул на другую сторону, а Алан пробежал к двери, шедшей во двор.
− Алан стой! − Выкрикнула Найна, но он не слушал.
Камстар вскочил во двор и через мгновение кто-то толкнул его в спину. Под ногами оказалась веревка, а рядом несколько подростков.
− Бей его! − Выкрикнул голос.
Несколько ударов пришлись в живот, в спину. Чья-то рука схватила медаль на груди и сорвала ее.
− Бежим! − Выкрикнул все тот же голос, и подростки бросились от Алана.
Грохот выстрелов разнесся эхом над улицей и небольшим двориком. Послышался чей-то крик, визг. Алан увидел трех подростков, падающих на землю. Еще несколько убежали за угол.
− Алан, я же говорила тебе! − Возник голос Найны. Она присела рядом, а в ее руке был пистолет.
− Транк? − Спросил Алан.
− Да. Он всегда со мной. − Ответила Найна.
− Они украли медаль.
− Бог с ней с медалью, Алан, ты то жив?
− Жив, не видишь, что ли?
− Лежишь словно раненый, я думала, они тебя зарезали!
Снаружи послышался вой сирен, затем рядом появилась военная полиция. Они не разбирались, а забрали всех пятерых. Найна объяснила, что трое молодых парней не убиты и не ранены, а только спят от транквилизатора.
Через полчаса разбирательств в участке Алана и Найну выпустили. Им вернули и документы, пистолет с транквилизатором и медаль Алана.
− Вы нашли?! − Воскликнул он.
− Она была в руке одного из тех троих. − Сказал полицейский. − И как это вас угораздило? Каждый день предупреждаем по радио о таких бандитах.
− Мы только сегодня приехали в столицу. − Ответила Найна.
− Я не понимаю, что произошло?! Почему эти дети так себя вели?! − Воскликнул Алан.
− Это наша проблема номер один. Многие остались без родителей. Воспитывать некому, вот они и хулиганят, а потом вырастают в бандитов настоящих.
− Стрелять таких надо. − Произнес Алан.
− Алан, они же дети! − Проговорила Найна.
− Черт возьми, я думал, война закончилась, проблемы закончились...
− Это далеко не так. − Проговорил полковник, оказавшийся рядом. − А вы, я так понял, служили в армии?
Алан взглянул на него, и ему захотелось выругаться. Но погоны на плечах человека не позволили ему этого сделать.
− Да, сэр. − Ответил он. − Я сержант. Прошел всю войну с самого начала.
− С самого начала? И только сержант?
− И только. − Проговорил Алан. − Мало что ли таких?
− Мало. Либо убиты, либо лейтенанты, майоры, полковники.
− А я сержант. − Проговорил Камстар. − У меня девять ранений и двадцать восемь наград.
− Двадцать девять. − Поправила его Найна.
− Да, двадцать девять. − Подтвердил Алан.
− Отлично. Сержант так сержант. Я хочу пригласить вас к нам на работу. У нас не хватает людей.
− На работу в полицию? − Удивленно спросил Алан.
− Да, в полицию. Жалованьем будете довольны, если нет жилья, обеспечим. И вас, и жену вашу.
− А меня не примете? − Спросила Найна.
− А вы тоже служили?
− Да, в действующем военном госпитале. Имею звание старшей медсестры, приравненое к званию старший сержант. И награды имеются, в том числе именное личное оружие. Не огнестрельное, но действует не хуже.
− А уволились по какой причине?
− По случаю расформирования части.
− Ну что же, думаю, и вас можно принять.
− Что скажешь, Алан? − Спросила она.
− Я думал, ты уже все решила за меня. Что мне еще говорить то?
− Скажи, поехали домой, и поедем, что говорить? − Усмехнулась Найна. − Работа то тебе нужна? Нужна.
− Ты же знаешь, что я не люблю ответственность.
− Тогда, понятно, почему вы остались сержантом. − Произнес полковник. − Даже странно, что вы не любите ответственность.
− Это не странно, а естественно. − Возразил Алан.
− Тогда, должно быть естественно получать шишки за безответственность. Решайте сейчас. Если не согласитесь, следующего раза не будет.
− Нет, Найна, достаточно службы. − Произнес он.
− Нет, значит, нет.
Они покинули участок и еще некоторое время бродили по улицам города, пока не нашли место где остановиться. Работы вокруг хватало. Алан уже на следующий день оказался в автомастерской, а Найна нашла себе работу через день в местной больнице. От больницы она получила и квартиру...

− Почему у нас нет детей, Найна? − Спросил Алан.
− Я не знаю. Надо пойти и провериться. Обоим. − Подчеркнула она.
− Ладно, обоим так обоим. − Проговорил он.
Алан выбрал свободный момент, что бы отправиться на обследование, а Найне было проще. Она работала рядом. Результаты оказались удручающими. Алан потерял способность иметь детей во время войны, еще в самый первый год, при первом же ранении. Но и Найна, как оказалось, не могла родить из-за перенесенной в детстве серьезной болезни. Врач только высказал свои сожаления и развел руками. Подобные недуги лечить никто не умел. Напоследок она дал лишь один совет. Усыновить или удочерить ребенка из приюта.
Найна ждала ответа от Алана, а он не мог решиться.
− Нет, я не могу. Я не смогу, Найна. Как вспомню тех, так...
− Ладно, Алан, Давай, не будем сейчас об этом. − Произнесла она, обнимая Алана. − Ничего теперь не поделаешь.
− Не помогли и твои ведьминские чудеса. − Кисло усмехнулся Алан.
− А мы их и не пробовали. Надо будет съездить в нашу церковь.
− Ты не шутишь, Найна? Это же смешно.
− Ничего не смешно. Ты не хочешь детей?
− Я хочу, я очень хочу!
− Значит, поедем. Как отпуск получишь, так и поедем.

Страна постепенно переходила на мирные рельсы. Проблем хватало. И с подростками, оставшимися без родителей, и с разрушеными городами, и с десятками миллионов искалеченых людей. Радовало только одно. Миру теперь ничто не угрожало. Люди работали, были рады тому, что имеют, надеялись изменить свою жизнь к лучшему.

Прошло почти два года с конца войны. Настало время отпусков и Алан с Найной отправились в новое путешествие. "Церковь ведьм" находилась за границей, впрочем, это не составляло проблем.
Поезд пересек границу и подъезжал к свеой конечной цели. А люди смотрели в окна, на поле, усеяное разбитой техникой. Сотни, тысячи танков, рухнувшие на землю самолеты, искореженые машины и пушки.
− Господи, что здесь было? − Произнес Алан внезапно поняв, каким должен быть бой, что бы осталось столько трофеев.
− Битва при Рэйстоуне. − Произнесла Найна. − Я не ожидала такое увидеть.
− Мне не понятно, почему здесь только вражеская техника. Или их накрыли с воздуха?
− Их накрыло возмездие бога. − Произнес кто-то из пассажиров. − Он послал на врага крылатого дракона, мечущего молнии, и враг был повержен, а Рэйстоун стоял в тылу. Его так никто и не захватил.
− В это плохо верится. − Сказал Алан.
− А то что ты видишь здесь, тебе тоже кажется? − Спросила Найна. − Крылатый дракон это символ нашей религии.
− Так вы ведьма? − Проговорил пассажир.
− Ведьма. − Подтвердила Найна, и человек попятился от нее, а затем вовсе скрылся.
− Это же глупо, Найна. − Произнес Алан.
− Глупо верить в бога? − Усмехнулась она.
− Глупо верить в то, чего не может быть.
Поезд подходил к конечной станции. Теперь в окна был виден город, сильно отличавшийся от многих других городов. В нем не было видно разрушений. Подобное казалось фантастикой. Рэйстоун словно был вырван из предвоенных годов. Красивый чистый город. Никаких разрушений.
Алан все еще был под впечатлением, когда выходил с поезда. А через несколько минут он уже смотрел на чистые улицы, высокие дома, множество машин.
Найна поймала такси и назвала адрес. Камстар по прежнему рассматривал город молча. Найна о чем-то говорила с шофером, но он не слушал. Его занимали витрины магазинов, проносившиеся рядом, красочные рекламы, люди в самых разных одеждах...

Машина остановилась рядом с церковью. Алан еще никогда не видел подобных сооружений. Казалось, перед ним стоял сказочный дворец. Найна теперь тоже стояла рядом, рассматривая величественное строение, уходившее высоко в небо.
− Идем? − Спросила она.
− Я никогда не видел таких церквей. − Произнес Алан. − Это она?
− Она. − Ответила Найна и пошла вперед.
Внутри стояла полутьма. Людей почти не было. Алан и Найна прошли в центр зала, и к ним навстречу вышел человек в рясе.

Странные эти священники. А некоторые даже смешные. Алан молчал и только слушал разговор Найны с человеком. Камстар не верил в бога на столько что бы вот так говорить. Алан понял это теперь, как никогда. Божественная сила существует, но не в таком виде, как ее представляет церковь. Она не такая примитивная. И в ней нет места рассусоливаниям, молитвам и тому подобным вещам.
Да, он хотел детей. Он надеялся, что в мире есть силы, которые помогут, но здесь, в этой церкви, их нет. Алан не знал почему, он просто чувствовал это. Он едва сдержал себя, что бы не рассмеяться, когда священник посоветовал Найне и Алану молиться богу, что бы тот свершил чудо и подарил им ребенка. Алан в подобное не верил. Откуда могут взяться чудеса? И какое дело богам до каких-то двух человек?
Он не стал ничего говорить, не стал перечить Найне. Ведь она верила, что молитвы могли помочь. Алан делал все, как ему говорили. Он прошел все процедуры обряда посвящения, выслушал рассказы и легенды о боге ведьм и колдунов. Это было не сложно. Сложно было только одно − поверить. Для этого было нужно только чудо. Настоящее и ничем не объяснимое.

Они возвращались домой почти не разговаривая. За окном вновь появились разрушеные и сожженные города. В некоторых местах они уже восстанавливались, но следы войны были видны везде.
− Ты не веришь, Алан. − Произнесла Найна. − Я это вижу.
− Я сделал все, как ты просила, но поверить в то во что не верю я не могу. Это нереально. Ты ведь это понимаешь.
Она не ответила, потому что понимала. Даже ее вера в большом смысле была скорее игрой, чем настоящей.

Поезд остановился посреди степи. Он долго стоял, пассажиры начали волноваться, по салону прошелся слух, что впереди взорван мост. Затем в вагон ворвалось несколько вооруженных человек. Началась паника, пассажиров загнали в купе, а бандиты угрожая оружием начали обыски и грабеж.
Два человека ворвались в купе Алана и Найны.
− Документы! − Приказал один из них, направляя оружие на Алана. − Показывай документы, собака! − Закричал он и направил оружие на Найну. − Иначе, пристрелю суку!
Алан не успел двинуться с места. Человек внезапно взвыл. Оружие вылетело из его руки и бандит вылетел в проход, сбивая второго. через мгновение в купе возник зверь. Бандиты закричали Один из них начал палить в зверя и через мгновение зверь одним движением лапы выбросил человека в окно. Затем туда улетел и второй.
А Алан и Найна в упор смотрели на монстра, который в этот момент обернулся к Камстару и растворился в воздухе. А на месте зверя остался молодой человек.
− Ты не веришь в чудеса, Алан? − Спросил он.
− Ты бог? − Едва сумел произнести Алан.
− Нет, я не бог. Я дракон.
В купе влез еще один бандит и в следующее же мгновение вылетел оттуда, получив удар молнии, сорвавшейся с руки дракона.
− Ты все еще считаешь, что это трюки? − Спросил он. В следующее мгновение вокруг все переменилось. Алан и Найна вскрикнув свалились в траву и начали озираться.
− Что происходит?! − Воскликнул Камстар.
− Ничего особенного. − Возник голос дракона. Алан и Найна обернулись. В траве лежал зверь. Крылатый зверь.
− Ты тот самый крылатый дракон? − Спросила Найна.
− Тот самый. Других таких в этом мире нет, Найна. − Произнес зверь все тем же человеческим голосом.
− Ты знаешь ее имя? − Проговорил Алан.
− И твое знаю, Алан Камстар.
− Откуда?
− Смешной вопрос, не находишь?
− Не нахожу.
− Хорошо, я отвечу, коли ты не способен этого понять сам. Я за тобой следил. Усек?
− Почему?
− Потому что, это у меня игра такая. Я слежу за всеми людьми, у которых находятся мои кольца. Знаешь, как ученые кольцовывают птичек? Вот так и вы, ходите с колечками, а я по ним узнаю, что и как случилось. Иногда даже помогаю. Самую малость. Осколки гранаты в сторону отвести или полет пули подправить, чтоб она мимо сердца попала.
− Я не верю! − Воскликнул Алан.
Дракон переменился, обращаясь с человека.
− Странно, когда человек не верит своим глазам. Ты не заметил, что я спас вас от бандитов?
− Я не знаю, что ты за зверь и чего тебе нужно от нас.
− Я, вообще-то, мог появиться и вот в таком виде. − Произнес дракон. Он вновь изменился и перед Аланом и Найной оказался ангел в белоснежных одеждах и крыльями за спиной. − И ты был бы совсем иного мнения, Алан. Подумай сам, ведь так и было бы. Тебя сильно смутило, что у меня оказались клыки и когти.
− Ты сам назвался драконом.
− Разумеется. Я просто сказал правду, а ты, конечно же, наслушался бабушкиных сказок и считаешь, что все драконы злые чудовища. А ты ему ничего не объяснила, Найна?
− Я объясняла, только он не слушал.
− Ты не ответил на мой вопрос. − Произнес Алан.
− Я ответил. Я тебе сказал, что я дракон.
− Я спрашиваю, что тебе нужно от нас?
− Ну, скажем, конкретно от Найны мне нужно, что бы она родила от меня котенка. Ты согласна, Найна?
− Я?! Я согласна! − Воскликнула она.
− Найна! − Закричал Алан. − Как ты можешь!
− Он бог!
− Он только что сам сказал, что он не бог! Он дракон!
− Все равно. Это не имеет значения!
− Значит, ты уже не любишь меня? Значит, ты врала мне?!
− Я не врала! Как ты не понимаешь, Алан?! Я же...
Она не договорила, потому что Алан развернулся и пошел через поле.
− Алан, стой! − Закричала она и бросилась в догонку. − Алан!..
Она догнала его и схватила за руку.
− Можешь рожать ему хоть сотню котят! А от меня отстань! − Закричал он, разворачиваясь.
− Это значит, что ты меня не любишь! И не любил никогда! − Воскликнула Найна. Она толкнула Алана и пошла прочь от него.
Алан не догонял. Он уходил все дальше и дальше, пока не наткнулся на дорогу, которая привела его в город.

Найна остановилась, глядя, как Алан уходил. Она обернулась и взглянула на дракона. Тот оставался на месте и сидел в траве. Она подошла к нему.
− Я сделаю все, что ты прикажешь. − Произнесла женщина.
− По правде сказать, я разочарован. − Произнес дракон. − Вы поссорились из-за пустяка. Из-за маленькой невинной шутки.
− Шу-шутки? − Растерянно произнесла Найна. − Но я же... Как же... Ты же сказал...
− Я не знал, чего ему отвечать и ляпнул первое, что пришло в голову. И тут на те вам. Ядерный взрыв, спонтанный распад... Это, кстати, твоя вина, Найна. Его понять можно, он твой муж, а ты внезапно признаешься, что готова изменить ему с первым попавшимся драконом. Так что, придется тебе возвращаться к нему и просить прощения.
− Нам незачем оставаться вместе. Все равно, ни у меня, ни у него не могут появиться дети.
− Почему это? − Удивленно спросил дракон.
− Он был ранен во время войны и потерял способность иметь детей. А я ее потеряла еще в детстве, когда болела.
− Вечно у вас все не так. − Фыркнул дракон и поднялся. Он вытащил из кармана обыкновенную бумажную упаковку с таблетками и оторвал от нее пару штук. − Вот. Одну примешь сама, другую отдашь мужу и будете рожать детей столько, сколько захотите.
Найна приняла две таблетки, некоторое время смотрела на них, затем закричала и хотела было броситься к обнимать своего спасителя, но того не оказалось рядом. Найна несколько раз обернулась, затем подняла руки вверх и закричала:
− Спасибо!

Они встретились только через неделю, когда заончился отпуск. Найна давно приехала домой, а Алан пробыл неизвестно где, и она застала его в мастерской, когда он вернулся туда, а не домой.
− Алан! − Воскликнула она, подбегая. Он не хотел говорить и отвернулся.
− Алан, я виновата, прости меня! Прости!
− Простить?! Ты понимаешь, что ты сделала?!
− Я понимаю. Я была дурой, не соображала ничего, прости меня, прости! Я люблю тебя, правда!
− Но ты же собралась рожать детей дракону?
− Он сказал, что это была шутка. Что он... − Найна расплакалась. − Алан, я хочу, что бы мы остались с тобой! Что бы... Алан, у нас будут дети.
− Ты шутишь?
− Я не шучу. − Ответила она. − Вот. Он дал мне вот это лекарство!
Найна показала таблетки. Алан взглянул на них и некоторое время крутил в руках.
− Он тебя обманул. Это обыкновенный анальгин. Ты хотя бы прочитала, что здесь написано?
− Но.. − Проговорила Найна, взглянув на надпись, которую показывал Алан. На обертке действительно была эта надпись. Найна увидела даже штамп завода-изготовителя, в котором не было ничего необычного.
− Значит, он мне соврал? Но зачем?!
− Затем, что бы ты поверила в дьявола.
− Не говори так! − Воскликнула Найна. − Не говори! Ты не имеешь права меня оскорблять! Я...
Она бросилась бежать...

Муж вернулся домой только вечером. Найна все еще плакала. Она не понимала, как такое могло быть, как бог мог ее обмануть?! Алан попытался что-то сказать, но она оттолкнула его и не захотела говорить.
Они так и промолчали весь вечер. Алан ушел спать, а Найна отправилась в другую комнату и легла там.
Странная ссора. Ни скандалов, ни ругами. В то же время, никаких слов. Они молча встречались, молча расходились, и ни один не говорил ни слова. Найна вернулась на работу и теперь все время пропадала в больнице, а Алан не редко оставался ночевать в гараже рядом с техникой.
Алан все время думал о происшедшем, о драконе, о его превращениях. Он пытался понять, как такое могло произойти, но не видел никакого ответа. Видимо, где-то существовал иной мир. Мир чудес, где живут драконы, колдуны, волшебники. А кем был этот дракон? Ни Алан ни Найна не знали даже его имени. Впрочем, Найна могла и знать, как думал Алан.
Камстар вновь вспоминал тот день, слова жены, ее радость, когда дракон предложил ей детей. Может, ее можно просить и понять? Ведь у нее не могло быть своих детей. А тогда зачем жить? И что из того, что дети будут чужие? Даже, если и драконы. Кто знает, кто они? Может, и вправду, все это вранье про злых драконов? Да и дракон ли тот человек? Может, он просто фокусник? Впрочем, тогда, Найне не видать от него детей...
Мысли кружились, уходили в стороны, разсветали самыми необычными картинами. Они могли свести с ума, если бы Алан не знал границу реальности. Он знал, что все объяснимо. Даже чудеса, сотворенные драконом. А сам дракон, быть может, пришелец из иного мира? С другой планеты. Обыкновенный инопланетянин? Алан плохо верил и в инопланетян, но совсем не отвергал их. Они не нарушали четкую картину атеистического мира.
Прошел почти месяц с той самой размолвки. Алан и Найна встретились дома, наверно, впервые за прошедшую неделю. Алан почти все время провел в мастерской, а в единственный раз, когда приходил домой, не застал там жену.
− Как дела? − Спросил он.
Найна лишь сверкнула на него глазами и молчала.
− Я написала заявление о разводе. − Произнесла она.
− Зачем? − Спросил Алан. − Или ты, все же уходишь к нему?
− К кому?!
− К дракону. Ты с ним разве не встречаешься? − Она молчала, но по всему было видно, что нет. − Что, правда, нет? − Удивился Алан.
− Я тебе сто лет назад сказала, что он сказал все в шутку!
− И мы из-за этой шутки разругались? Это же глупо, Найна.
− Глупо. Я знаю, что глупо.
− Тогда, может, забудем все? Я не виню тебя ни в чем.
− Я перед тобой извинилась, а ты меня оскорблял!
− Я погорячился, Найна. Ну извини. Ты же никого лучше меня не знаешь. И дом у тебя только здесь...
Найна усмехнулась из-за того что Алан повторял слова, сказанные Найной пару лет назад.
− Ну так что, мир? − Спросил он.
− Мир. − Проговорила Найна, и они обнялись.
В эту же ночь они доказывали друг другу свою любовь в постели. Почти без слов, с улыбками, и едва не со слезами.

− Знаешь, что он сказал, когда ты ушел? − Спросила Найна на утро.
− Что?
− Что он нами разочарован. Из-за того, что мы поссорились из-за его глупой шутки.
− Когда боги шутят, люди плачут. − Произнес Алан.
− С чего это ты взял?
− Это не я сказал, не помню, кто, кто-то из древних великих.
− Значит, ты поверил, что он бог?
− В некотором роде.
− В каком некотором?
− В том, что слово "бог" переводится на наш язык как "инопланетянин".
− Ты смеешься надо мной, Алан?!
− А ты не признаешь мою веру? Я то твою признал.
− Ты не признал!
− Я признал в том смысле, что не запрещаю тебе верить, Найна. Так не запрещай же и ты мне верить в то, во что верю я. Согласна?
− Согласна.
− Удивительно.
− Так сказал бог.
− Что? Как? − Не понял Алан.
− То что ты ты сказал о вере. Бог сказал, верьте сами и не запрещайте другим верить в то, во что они верят.
− Стало быть, я имею полное право считать богом того, кого захочу. − Произнес Алан. − Ладно. Мне пора бежать на работу. До вечера, Найна.
− До вечера. − Ответила она.

Казалось, жизнь вновь вернулась на свое место. И в то же время, в ней было что-то не так. Словно, какая-то стена разделала Алана и Найну. Алан понимал, что это за стена. Вера. Именно она разделала Найну и Алана. Для нее ее бог был святым, а от того, что Алан не верил, она смотрела на него косо...

− Алан! Алан! − Камстар выронил ключ и обернулся. В гараж вбежала Найна. Она продолжала кричать, затем бросилась на него, обняла, начала целовать...
− Что? Что случилось?! − Воскликнул она.
− Я.. Я беременна! − Воскликнула Найна.
− Но.. − Алан хлопал глазами... − Господи, неужели... Ты съела ту таблетку?
− Да. А ты тоже? Да, Алан, да?!
− Да.. У меня тогда голова разболелась, я не нашел другой и...
Найна рассмеялась.
− Они помогли, Алан! Помогли! Они... − Она вскинула руки вверх и закричала: − Спасибо тебе, Господи!

Этот момент настал. Все знакомые и друзья пришли поздравить Найну и Алана. Все признавали, что свершилось чудо. А Алан до последнего момента боялся, что Найна родит крылатого котенка драконенка, а не человека.
Ничего подобного. Родился самый обыкновенный мальчик, которого назвали Теодором, в честь генерала Теодора Финдера, командовавшего всеми армиями во время войны.


Алан так и не поверил в бога. Найна, напротив, ушла из больницы и пошла работать в церковь. В свою, ведьминскую, которая открылась в столице. Через год она родила дочь, еще через два сына. Алан все чаще забывал о том событии и встрече с драконом. Найна тоже о нем не упоминала. Дети росли. Они ничем не отличались от других детей с которыми ходили сначала в детский сад, затем в школу. Тендра, дочь Алана и Найны, не плохо рисовала и поступила в специализированую художественную школу, Теодор почти ничем не выделялся, а младший сын Фрай, проявил способности в математике, чем оказался сильно похож на отца. Теодору исполнялось пятнадцать, Тендре − четырнадцать, а Фраю двенадцать.

Мир вокруг сильно изменился. Люди восстановили города и заводы, построили новые. Наука и техника стремительно рвалась вперед, и в один момент на весь мир пронеслось известие о первой ракете, вышедшей на орбиту. Она стала триумфом людей и открывала новую эру в развитии цивилизации.

Алан сидел в мастерской, ремонтируя очередную машину. Ему нравилась эта работа. Она приносила постоянный зароботок и всегда требовалась. В мастерской в этот день никого не было кроме него. Был обычный выходной, а Алан выполнял срочный заказ.
Что-то не ладилось. Алан долго возился пытаясь открутить болт, который приржавел к корпусу. Старая машина, которую давно не ремонтировали, и тут хозяину взбрело в голову... Алан уже мысленно ругал этого человека.
Раздался щелчок и скрежет. Алан обернулся и увидел, как медленно сгибается металл эстакады. Он рванулся в сторону, пытаясь выскочить из под машины...
В глазах потемнело. Алан увидел, как металлический уголок прижал его ногу, ощутил сильное давление, а затем хруст кости...
Он пришел в себя. Вокруг никого не было. Эстакада лежала. Алан был под ней и не чувствовал ног, которые были задавлены под металлом. От слабого движения тело пронзила боль. Алан закричал и вновь потерял сознание.
Он пришел в себя, когда кто-то вытаскивал его из под металла. Алан не видел человека, только чувствовал, как тот проволок его в соседнюю комнату, где положил на диван.
Человек оказался напротив него. Алан не узнал его. Он попытался что-то спросить, но не сумел. Не хватило сил.
− Я, наверно, последний раз тебе помогаю, Алан. − Произнес он. − Жизнь есть жизнь. Ты всего лишь человек.
В этот момент до Алана дошло, что перед ним был дракон. Тот самый, которого Алан видел много лет назад. В подтверждение этому в руках дракона возникла шаровая молния, которая сорвалась и влетела в Алана.
Он вскрикнул. В глазах на мгновение возникла вспышка, а затем все переменилось. Алан ощутил себя, ощутил свои ноги и понял, что цел и невредим.
Дракон в этот момент сел в кресло и молча смотрел на Алана, словно чего-то ожидая от него.
Камстар все еще смотрел на свои ноги.
− Откуда ты узнал? − Спросил Алан.
− Я всегда был рядом. Понимаешь ли, Алан. Ты не веришь в чудеса, вот в чем проблема. Если бы ты поверил, их было бы на много больше.
− Почему? Почему ты мне помогаешь?
− Потому что у тебя на руке кольцо.
− Это? − Алан взглянул на кольцо, подареное когда-то матерью Найны. − Ты хочешь сказать, что ты с ним связан? Тогда, почему ты не помог ей?
− Дело в том, Алан, что если человек пожелал умереть сам, я бессилен ему помочь остаться в живых. Я, конечно, могу его связать, не пустить на крышу, что бы он не сиганул вниз, но когда смерть приходит сама... − Он развел руками. − Тогда, я могу помочь только если человек сам желает жить.
− То есть мать Найны решила умереть сама? Так?
− Да.
− Откуда ты знаешь?
− Я вижу мысли человека. И твои тоже, Алан. Сейчас, например, ты мне не веришь. Ты считаешь, что я хочу получить от тебя нечто, чего у меня нет. Но, единственное, что мне хотелось бы получить от тебя, ты мне не дашь.
− Что? − Спросил Алан.
− Свободу.
− Свободу? Какую еще свободу?
− Обыкновенную. Понимаешь ли, дело в том, что формально я являюсь твоим рабом.
− Из-за кольца?
Дракон утвердительно покачал головой.
− То есть это кольцо имеет некую магическую силу, которая держит тебя?
− Да. И я обязан выполнять все твои приказы.
− Бред. − Произнес Алан. − И ты можешь сделать все что угодно?
− Нет. Мои силы ограничены.
− Чем?
− Физикой, Алан, физикой.
− Не может быть. Я не верю!
− Ты не веришь в физику?
− Я не верю, что магия может быть ограничена физикой.
− Ну, я тебе скажу, ты точно псих.
− Оскорблять хозяина входит в твои обязанности? − Спросил Алан.
− В мои обязанности входит только выполнение твоих приказов. Не всех, а только выполнимых. От того что ты прикажешь мне тебя уважать, никакого уважения не прибавится.
− Стало быть, в кольце Найны тоже находится дракон?
− Нет. В ее кольце дракона никогда не было, потому что оно у нее не настоящее.
− А настоящих сколько?
− Одно.
− Это означает, что приказ разбить армию вокруг Рэйстоуна тебе отдала мать Найны?
− В логике тебе не откажешь.
− Тогда, почему она погибла? Почему ты ее тогда не остановил?
− Потому что она приказала мне охранять Рэйстоун, а сама ушла. А когда я понял, что произошло, было уже поздно.
− И ты видел все, что с ней произошло?
− Начиная с того момента, как ты остановил того шофера. Я заставил его вернуться.
− По ее приказу?
− Нет, по своему желанию.
− А потом?
− Ты все знаешь.
− Но ты говорил с ней перед смертью?
− Говорил. Она мне прямо сказала, что желает в рай. Мне не удалось ее убедить, что рая не существует.
− Ты сам в это не веришь? − Усмехнулся Алан.
− Я всего лишь дракон. И, если говорить прямо, я такой же живой, как и ты, только способностей у меня побольше.
− Тогда, почему ты не отбираешь у меня кольцо и не становишься сам себе хозяином? В конце концов, ты мог дождаться смерти любого своего хозяина и все. Где логика?
− Я не могу этого сделать. Потому что я дал клятву служить всем, кто владеет кольцом и не пытаться отбирать его ни силой, ни хитростью, ни каким иным способом. А клятва дракона, это не жалкое обещание человека. Она выполняется всегда. Нарушение может возникнуть только в случае противоречия. Одним из них является приказ хозяина кольца произвести некое действие, которое это самое кольцо уничтожит.
− Бред.
− Не бред. − Ответил дракон.
Алан молча снял кольцо и положил на стол. Он несколько мгновений раздумывал. И ничто в нем не дрогнуло.
− Уничтожь его. − Произнес он, взглянув на дракона.
Прошло лишь мгновение. Кольцо вспыхнуло голубым светом и исчезло.
− Мне остается только сказать тебе, спасибо, Алан. − Произнес дракон. − Я почти не сомневался, что ты так поступишь.
− И что теперь? Что тебя держит?
− Меня ничто не держит, Алан. Я только хочу сказать, что твоя догадка на счет того, кто я, была верна на все сто процентов. Я прилетел в этот мир более двух тысяч лет назад и поставил эксперимент вот с этим самым кольцом. Я сам его создал и поклялся служить каждому, кто будет им владеть. Теперь эксперимент закончен.
− По моему, это глупо.
− Возможно. Мне было всего двадцать пять лет от роду, когда я это сделал. Я был глуп. Но теперь я вновь свободен.
− Тогда, почему ты еще не улетел?
− Потому что ты единственный человек, который отказался иметь раба-дракона. Жаль только, что ты мне не веришь. Очень жаль. Но, ничего не поделаешь. Жизнь есть жизнь. И мне пора исчезать. Прощай, Алан. Навсегда.
Произнеся эти слова дракон обратился в шаровую молнию, которая метнулась ввысь и исчезла под потолком.
− Бред. − Произнес Алан. − Настоящий бред.
Он поднялся, вышел из комнаты и некоторое время смотрел на повалившуюся эстакаду. Каким образом это произошло?...

Экспертиза установила, что эстакада не была расчитана правильно. Ее элементы потеряли прочность за время эксплуатации, к тому же у старой машны было не мало тяжелых чугунных элементов в конструкции, в результате чего и произошел несчастный случай. Впрочем, вокруг никто не знал, что Алан действительно оказался зажатый под машиной. Вокруг не было ни следов крови, ни следов, что кто-то тащил пострадавшего. Алан не сказал никому о драконе.


− Я собираюсь поступать в космическую школу. − Произнес Фрай.
− Хочешь стать астрономом? − Спросил Алан.
− Нет, хочу стать летчиком.
− Тогда, тебе надо не в космическую, а в авиа.
− Мне надо в космическую! Я слышал объявление по радио, что объявлен набор в космическую школу! Там будут учить летать на самолетах и на ракетах, которые полетят в космос с людьми.
Алан не ожидал подобного. Он так и не ответил сыну, и, в конце концов, дал свое согласие. Фрай Камстар шел учиться летать. Быть может, его судьба сложится лучше чем брата Алана? Он не раз его вспоминал и желание Фрая летать было вполне понятно.

Глава 2



Ирринг остановился в лесу. Несколько недель гулянок, казалось, не могли утолить его жажду свободы. Ощущения были почти невероятны! Наконец то, он освободился от своей глупости! Да. Он был совсем малышом тогда. Маленьким несмышленым драконышем, которому вздумалось самому отдать себя в рабство, что бы выполнять желания смертных. Теперь все стало иначе! Теперь он был свободен!
Он бегал, прыгал, летал. Играл сам с собой, охотился и рыбачил, он выполнял все свои мечты, накопившиеся за многие годы. Впрочем, все мечты выполнить не удалось, потому что Ирринг не мог улететь с планеты. Люди еще не достигли технических высот, а корабль, на котором Ирринг прилетел в этот мир давно исчез, и больше не появлялся.


− Можно задать один вопрос, господин лектор? − Спросил студент.
− Можно, только называйте меня "господин профессор". − Произнес человек. − Это ко всем относится, добавил он, глядя на аудиторию.
− Хорошо. − Молодой человек на мгновение задумался, а затем спросил. − Скажите, почему все ученые считают, что на нашей планете не бывало инопланетян?
− Потому что этому не было свидетельств.
− А если их вам предоставят? Я, например, абсолютно точно знаю, что на нашей планете есть, по крайней мере, один инопланетянин.
− Это какая нибудь ваша особая теория, или вы его лично встречали? − Язвительно спросил профессор.
− Я его знаю лично. − Произнес студент. − И инопланетяни сейчас находится здесь, среди вас.
− Даже так? − Усмехнулся профессор. − К кто же это? Или это секрет?
− Нет, не секрет. Это я.
В аудитории послышался смех студентов.
− Сядьте на место, студент. − Произнес профессор.
Молодой человек сел с довольным выражением лица. Профессор прошел перед всеми, а затем начал свою первую лекцию. Эта лекция была первой для всех студентов, собравшихся в аудитории. Они только начинали учебу в университете, им еще предстояло узнать друг друга и своих учителей.
Лекция закончилась. Профессор ушел, а студенты теперь собрались в группы, говорили друг с другом о самых разных вещах и ждали нового звонка.
− Эй, инопланетянин, а ты с какой планеты? − Спросил кто-то из студентов подходя к молодому человеку.
− С планеты динозавров. − Ответил тот, оборачиваясь. Рядом стояли три человека. − А я сам − дракон. − На лице дракона появилась усмешка, то ли от собственных слов, то ли от вида трех парней, один из которых был толстым другой длинным, а третий чуть ли не карликом.
− Во заливает... − Усмехнулся длинный. − Чем докажешь?
− А я и доказывать не буду. Не веришь − и не надо. Мне то что?
Раздался звонок. Студенты разошлись по своим местам и в аудиторию вошел новый профессор.
− Можно задать вопрос, господин профессор? − Спросил все тот же студент. В аудитории возник смешок.
− Можно. − Ответил преподаватель.
− Скажите, почему ученые считают, что на нашей планете нет драконов?
− Потому что это глупость. Если вы закончили, прошу садиться.
− А я не закончил. Я хочу сказать, что лично знаю одного дракона и он сейчас здесь, среди нас.
− Полагаю, это вы и есть? В таком случае, сядьте на место, господин дракон. − Лектор сделал ударение на последнем слове.
Довольный студент сел на свое место, и профессор приступил к своему делу.

− Ну ты и псих! − Произнес длинный, подходя к Дракону после лекции. − За такие шуточки тебя могут и выпереть из университета.
− Глупости. − Ответил молодой человек. − Ничего ты не понимаешь.

На третьей лекции все тот же студент вновь задавал вопрос лектору, на этот раз, спрашивая, почему наука не признает существование колдунов, и приводил в пример самого себя. Аудитория смеялась не скрывая.

Лекции закончились. Рядом с драконом-колдуном-инопланетянином оказалась все та же троица.
− Эй, колдун, а ты живешь где? В общаге?
− В замке. − Произнес тот.
− Да уж прямо! − Рассмеялись все трое.
− Не верите − не надо. − Ответил студент и прошел к автостоянке. Он сел в дорогую машину и укатил.
− Черт... − Произнес карлик. − С такой машиной он и вправду может жить в замке.
− Плюнь на него. − Ответил толстый. − Подумаешь, буржуй! Видали мы таких.
Троица двинулась с места, направляясь к общежитиям, куда шел поток студентов.

Ирринг присматривался к студентам, знакомился, говорил о самых разных вещах, выясняя интересы людей.
− Как дела на вашей планете? − Послышался голос. Ирринг обернулся. Рядом стоял профессор Дельсьен, читавший лекции по основам физики.
− Не знаю как. Я там давно не был. − Ответил Ирринг.
− М-да. Я ожидал услышать что нибудь более оригинальное. − Усмехнулся человек.
Ирринг тоже усмехнулся.
− Вы же ни на секунду не поверили, что я инопланетянин.
− А мне вы назвались драконом.
− А еще я назвался колдуном, оборотнем и существом, умеющим телепортировать. Вы, конечно же, не верите ни в одно из этих определений.
− Было бы странно, если бы вам поверили. Вы к психиатру ходили?
− Ходил. Он выписал мне справку, что я полностью здоров. В это вы тоже не верите?
− В это можно поверить. Приняв все ваши слова за дурачество.
− Ну а это уже ваше личное дело, как принимать мои слова. Мое дело сказать, а верить или не верить − ваше. − Ирринг взглянул на свои часы. − Я прошу прощения, мне пора уезжать. У меня лекция в семь часов.
− Лекция? − Удивленно произнес профессор.
Ирринг усмехнулся.
− Выступление. Если у вас есть время, вы можете его посмотреть. В цирке. Там я всем известен как маг и фокусник.
− Увы, но у меня свои дела. − Ответил профессор.
− Тогда, до встречи, господин профессор. − Ответил Ирринг и направился к своей машине.
Человек только проследил взглядом за ним.

Цирк некоторое время привлекал Ирринга. Настроением людей, множеством веселья, но для него он стал не только источником настроения, но и работой, за которую не плохо платили. Очень не плохо, судя по тому, что молодой маг-фокусник сумел выкупить старый замок, в котором теперь и жил.
Замок был разрушен во время войны и основательно разобран после. Людям не хватало строительного материала, вот они и тащили камни с развалин старого замка.
Теперь он имел хозяина. Первым делом Ирринг восстановил ограду и установил охрану вокруг, затем пригласил строителей и за два года замок был восстановлен. Белые стены, высокие купола, яркая иллюминация по вечерам теперь привлекала к замку туристов. Ирринг устроил в замке гостиницу по высшему классу, и сам жил в одном из номеров.

Утром лекции и занятия в университете, вечером выступления в цирке. Ирринг спокойно справлялся с такой нагрузкой. В бытность раба он не редко оказывался в условиях, когда требовалось работать круглые сутки. Хозяева у дракона были самые разные. Злые и добрые, честные и воры, правители и нищие. Последним оказался неверующий. Ирринг был этому рад, потому что ему удалось сыграть на неверии человека и освободиться из рабства.
Теперь он работал на себя. Он знал все что надо делать. Знал законы людей, знал их отношения. Ему не составило труда получить высокие доходы, которые теперь были вложены в новые дела, приносившие не столько большой доход, но дававшие стабильные поступления.

Очередное выступление в цирке. Ирринг делал все фокусы почти шутя. Он не показывал своей силы, не показывал своих возможностей, просто представлял людям необъяснимые с их точки зрения явления.
Например, берем кувшин с водой и разливаем его содержимое в невидимые бокаллы. Этот фокус был одним из самых популярных. Ни один фокусник мира не добивался подобной "иллюзии". К тому же, в отличие от многих Ирринг работал при полном освещении, не оставляя ни капли сомнения скептикам. Каждый раз на арену выходил какой нибудь зритель и с изумлением держал в руке невидимый бокалл с водой. Он не видел стекла, а видел только воду. Затем Ирринг показывал еще более непостижимый фокус с этой же водой. Он предлагал кому нибудь держать бокалл, а сам "протыкал" его пальцем с боков и снизу. Палец при этом становился мокрым, но вода никуда не утекала.
Кроме этого было и множество других фокусов. Например, исчезновение. Ирринг ставил в центре арены шест, проходил вокруг него и все зрители видели, как он заходил за шест, но не выходил с другой стороны.
Люди смотрели на такие вещи с замершими сердцами и на одном дыхании. А Ирринг повторял и повторял свои непостижимые магические трюки. Его не раз спрашивали о том, как он все проделывал. Было не мало самых разных провокаций с кражей "магических" шестов, "волшебных" кувшинов. Ирринг только смеялся над этим, приходил в магазин, брал первый подходящий кувшин или заказывал в ближайшей мастерской деревянный шест. Ведь в них не было ни капли магии...

На первом экзамене по физике Ирринг вызвался отвечать через десять минут после того, как получил билет с вопросами. Профессор Дельсьен посмотрел на него несколько косо, но взялся за проверку. Через несколько минут он уже задавал дополнительные вопросы, а затем вписал в отличную оценку в экзаменационный лист.
− Скажу правду, вы меня удивили. − Произнес человек, передавая Иррингу документ с выставленной оценкой. − На сколько я помню, вы ничего не писали на лекциях.
− У меня отличная память, профессор. К тому же, я уже учил физику. На своей планете. − Говоря последнюю фразу Ирринг улыбался.
− Ну что же. Хорошо. Вы свободны.
Через две недели в экзаменационном листе Ирринга появились отличные отметки по всем предметам.

− Да они у тебя купленые. − Произнес длинный, усмехаясь.
− У тебя и купленых нет, балбес. − Ответил Ирринг.
Улыбка длинного тут же исчезла.
− Хочешь по рогам, инопланетянин? − Произнес он.
− Штаны сначала одень. − Ответил Ирринг, и длинный ощутил, как его брюки сползли вниз.
− Ах ты гад! − Воскликнул он, хватаясь за них. − Черт... − Человек смотрел на брюки, пытаясь понять, куда делись пуговицы и почему у него в руках не брюки, а просто кусок тряпки.
Ирринг уже уходил, а рядом с длинным стояло несколько студентов и посмеивалось. Длинный убежал, а Ирринг сел на свое обычное место в аудитории.

Время пролетало. Ирринг так и не нашел себе друзей среди студентов. Возможно, причина была в том, что они просто люди, возможно, в чем-то еще. Возможно, причина была в богатстве, но рядом училось не мало людей из богатых семей. Но и они смотрели на Ирринга, как на чужого.
Третий курс начинался с распределения по специализациям. Отличникам давался шанс выбрать первыми. Ирринг не раздумывал. Он решил давно, что пойдет на кафедру Исследований Космоса. Администрации университета оставалось лишь подтвердить это решение.
− Здравствуйте, господин профессор. − Произнес Ирринг, встречая Дельсьена.
− Стало быть, вы к нам? − Произнес человек с усмешкой. Деьсьен постоянно улыбался, когда говорил с Иррингом. Видимо, из-за того первого дня, когда студент на лекции представился ему драконом. − Ну, проходите. − Ирринг прошел через лабораторию и Дельсьен указал ему на стул, а затем передал бумагу. − Это список тем, можете выбрать любую, какая вам понравится.
Ирринг несколько мгновений смотрел на список, а затем вернул лист профессору.
− Последняя. − Сказал он.
− Вы же не успели прочитать все. − Сказал профессор.
− Меня интересует все, что связано с инопланетянами, а здесь такая тема одна. − Ответил Ирринг. − Глобальная система поиска радиосигналов иных миров. Смешно, конечно, их искать, но... − Ирринг замолк.
− Почему смешно?
− Потому что в космосе никто не связывается по радио. Это бессмысленно. Все равно, что вы вместо того что бы сесть в самолет пойдете пешком на другой край планеты.
− В космосе не существует более быстрых сигналов чем радио. − Сказал Дельсьен.
− Не доказано. − Возразил Ирринг. − Есть сверхсветовые сигналы. Их надо только научиться ловить. Впрочем, не так легко поймать то, чего нет.
− Вы только что сказали, что они есть, а теперь утверждаете, что их нет? − Спросил профессор.
− Я утверждаю, что они не запрещены и что их на этой планете очень мало. Так мало, что ни один существующий прибор их не фиксирует.
− Это значит, что их нет.
− Это значит, что люди их не видят.
Профессор замолчал. Он некоторое время раздумывал что ответить, но так и не смог. В лабораторию вошел еще кто-то.
− Так-так. − Произнес Дельсьен. − Студент Фартгаен.
− Фартхаен. − Произнес тот, произнося букву "х" так, что сложно было понять "г" это или "х".
− Извините, но мне сложно выговорить.
− Я уже привык. − Ответил тот.
− Проходите, садитесь. − Сказал профессор, а затем протянул ему все тот же список. − Выбирайте тему. Любую, кроме последней. Она уже занята.
Фартхаен читал и перечетывал список минут пять, пока не выбрал тему исследований Солнца. Появлялись все новые и новые студенты. Они приходили по мере того, как где-то там им называли распределение.
Через час рядом с Иррингом сидело еще пятеро человек. Тем было значительно больше и выбор был у каждого. Профессор поднялся, прося всех идти за ним, и вскоре шестерка оказалась в аудитории.
Первая лекция была ознакомительной. Дельсьен рассказал все о каждой теме, объявил, что студенты еще могут ее поменять, выбирая из тех, что не заняты. Тема поиска сигналов инопланетян, которую выбрал Ирринг, требовала частых поездок за город к радиотелескопу, где проводилась основная часть работы. Ирринга это никак не смущало. Он имел возможность ездить куда угодно в любой момент.
− Кажется, вы говорили, что вечера у вас заняты другой работой. − Произнес профессор, взглянув на Ирринга. − Как вы собираетесь ездить на телескоп? Там основная работа проводится вечером и ночью.
− Никаких проблем. − Произнес Ирринг. − Я уже полгода, как нигде не работаю.
− И живешь на одну стипендию? − Спросил студент Свирт. Ирринг раньше не встречался с ним. Он пришел на третий курс после академотпуска. Теперь Ирринг смотрел на Свирта, раздумывая что ответить.
− Он миллионер. − Сказал Фартхаен.
− Правда, что ли? − Спросил Свирт.
Вокруг раздались смешки.
− Фартхаен немного напутал. Забыл приставку "мульти". − Произнес Ирринг, произнося фамилию студента с той особенностью, какая требовалась.
− Как это ты мою фамилию сумел выговорить? − Удивился Фартхаен.
Вопрос повис в воздухе. Ирринг только усмехнулся глядя на сокурсника.
− Продолжим. − Сказал профессор и начал рассказ о новой теме...

Машина около пятнадцати минут петляла по дорогам. Она, наконец, выехала к воротам, на которых стояли армейские знаки и надпись, указывавшая, что охраняемый объект был телескопом. Ирринг показал свой документ и пропуск. Охранники некоторое время еще звонили куда-то, а затем открыли ворота, пропуская машину. Она осталась на стоянке в сотне метров от здания. Подъезжать ближе было запрещено, так как машины могли помешать наблюдениям.
Ирринг прошел через поле и вошел в здание. Его уже встречали.
− Меня зовут Лер. − Произнес молодой человек.
− А меня Ирринг.
− Знаю. Идем. − Произнес Лер. Ирринг зашагал вслед за человеком и они оказались в небольшой комнате, уставленой множеством приборов. Слышалось мерное попискивание одного из них. За столом сидел довольно старый человек и рассматривал карту звездного неба.
− Лер?.. − Произнес он, подымая взгляд. − А, привел значит. Ну-с, будем знакомиться. − Сказал он, протягивая Иррингу руку. − Я профессор Рэндис, а вы, так сказать, студент Ирринг кажется?
− Да, господин профессор. − Ответил Ирринг.
− Только не надо господ. Просто профессор. − Произнес Рэндис. − Начнем с простого. Расскажите о ваших увлечениях.
− В общем-то их и нет. − Сказал Ирринг.
− Совсем? − Удивился человек. − Вы ничем не занимаетесь в свободное время?
− В свободное время я гуляю. Хожу в лес, на охоту.
− И что? Вас совсем не интересует наука? Я, например, в свою молодость только и делал, что в телескоп смотрел. А вы для чего пошли учиться?
− Хочу построить свой космический корабль и улететь на свою планету. − Произнес Ирринг. − Или, в крайнем случае, попасть на какой нибудь корабль, что прилетит сюда от других планет.
Лер, занимавшийся приборами где-то в углу, тихо рассмеялся.
− Оч-чень интересное желание. А вы, стало быть?..
− Инопланетянин. − Сказал Ирринг. − Дракон.
− Ну этого не надо. Драконы и инопланетяне из разных опер.
− Я из жизни, а не из оперы. Две тысячи лет назад и слова "инопланетянин" не было. Тогда меня и называли драконом все кому не лень. А сейчас народ в драконов не верит, но в инопланетян верит. К тому же, это название ближе к истине. Хотя, и дракон подходит. Только с другой стороны.
− Ну вот что. Достаточно этих проповедей. − Произнес профессор. − Понимаю, вам весело, но здесь не цирк.
− Хорошо. − Ответил Ирринг. − Что прикажете мне делать?
− Я не собираюсь приказывать. − Ответил Рэндис. − В науке никто не имеет права приказывать! − Профессор был чем-то разозлен и начал целую лекцию о том, что такое хорошо, что такое плохо, о том как он не любил приказов и не давал их сам, заклеймил по дороге всех хозяев, буржуев, миллионеров...
− Я так понял, вы от меня отказываетесь. − Произнес Ирринг, когда профессор закончил. Рэндис несколько мгновений смотрел на Ирринга не понимая. − Я ведь и есть тот самый буржуй-миллионер. Приехал сюда на своей машине и живу не в общежитии, а в замке, какой только королям снился.
− Ну хватит! − Произнес Рэндис. Ирринг умолк. Человек некоторое время молчал, затем взял лист бумаги и написал несколько строчек. Он выписал около десяти книг и вручил список Иррингу. − Отправляйтесь. − Произнес он. Когда все прочитаете, тогда и вернетесь. И не думайте, что я не узнаю, прочитали вы или нет! Я обо всем спрошу!
Ирринг уехал. Он в этот же день пришел в библиотеку взял часть книг, какие там были, оставил заявку на остальные и отправился домой.

Прошло почти две недели. Ирринг давно прочитал все книги. Теперь вместо того что бы ходить на практические занятия он просто гулял, давая пройти времени. Рэндис не поверил бы, явись Ирринг на телескоп через три дня с заявлением, что все прочитал.
Он приехал туда через две недели. В лаборатории кроме Рэндиса и Лера оказалось еще два человека. Студент пятого курса Термин и лаборантка по имени Линда.
− Смотрите, кто пришел. − Проговорил профессор. − Никак наш долгожданный клоун. Вы все прочитали, господин студент? − Слово "господин" было сказано с язвой.
− Нет, не все, господин профессор. − Произнес Ирринг. Рэндис смолчал на то, что его обозвали господином. − Я не дочитал пять строчек в последней главе последней книги. Времени не хватило.
− Я же сказал вам не являться, пока вы все не прочитаете. − Произнес профессор.
− Господин Рэндис. − Проговорил Ирринг. − По моему, вся эта глупая шутка слишком затянулась. Вам не кажется? В таком случае, скажите прямо, что вы не желаете меня видеть вообще. Я пойду к Дельсьену и попрошу, что бы он перевел меня на другой телескоп.
− Другого телескопа здесь нет. − Проговорил Рэндис.
− Вы забываете про Глерский телескоп. Он не так далеко. Всего то полчаса лету на вертолете. Аппаратура там поновее чем здесь и профессора, думаю, помоложе и без претензий.
− Убирайся вон! − Закричал Рэндис, подымаясь из-за стола.
Ирринг развернулся и молча пошел на выход.
Через полчаса он уже говорил с Дельсьеном. Тот был хмур и недоволен происшедшим.
− Профессор Рэндис уважаемый человек, а вы его оскорбляли. − Произнес Дельсьен.
Ирринг некоторое время молчал, затем выложил на стол перед Дельсьеном магнитофон, из которого послышались слова. Сначала Лера, затем профессора.
− Что это? − Спросил Дельсьен.
− Я думал немного повеселиться, когда пришел туда в первый раз и захватил с собой диктофон. Слушайте, и скажите, чем я его оскорбил.
Дельсьен слушал. Запись вскоре закончилась и Ирринг выключил магнитофон.
− Вы не должны были с ним так говорить.
− Как так? Я всегда так говорил. С мэром города, например. Он не оскорблялся, а принимал все как шутку. Рэндиса больше задело не то как я говорил, а то, что у меня состояние в сто миллионов. Не понимаю я этого. Он сам заведует телескопом, стоимость которого больше пятидесяти миллионов и нате вам... Революционер чертов. Думаю, пятьдесят лет назад он расстреливал таких как я.
− Вам придется менять тему. − Сказал Дельсьен.
− Почему?
− Потому что вы не сможете работать с Рэндисом. Другого радиотелескопа здесь нет. А про Глерский можете и не думать. Туда вас не допустят.
− Может, мне свой телескоп построить? − Произнес Ирринг.
− Не говорите ерунды.
Ирринг не стал ничего доказывать. Ему незачем было выбрасывать деньги на ветер.
− Приходите завтра, тогда и поговорим. − Сказал профессор и Ирринг ушел.

На следующее утро Дельсьена вовсе не оказалось на месте. Его лекции были отменены, а в обед весь университет облетела новость о кончине профессора Рэндиса. Ночью ему стало плохо. Приехавшие врачи определили у старого человека сердечный приступ и он скончался не дожив еще до обеда. На следующий день в университете был объявлен траур, отменены все занятия. Очень многие провожали Рэндиса и Ирринг ощутил, как люди смотрели на него. Не все, а те кто знал о том, что произошло в тот день перед смертью профессора.
Ирринг слушал слова людей. О том кем был Рэндис, о его мечтах, о его жизни. В молодости он действительно участвовал в революционном движении, во время войны руководил партизанским отрядом, а между этими политическими делами занимался наукой − астрономией, сделал не мало открытий, написал множество книг... Заслуг этого человека было сложно перечесть, как говорил один из ораторов.
На трибуне появился еще один человек. Он был пожилым и некоторое время примерялся к микрофону, а затем начал свою речь о Рэндисе о его революционных подвигах о десятках людей, которые попали под пытки по приказу Рэндиса о расстрелянных... Толпа загудела, а человек продолжал, говоря все громче и объявляя, что Рэндис был садистом, что его любимым занятием в партизанском отряде было пытать пленных. Оратор продолжал кричать, когда его стаскивали с трибуны. Он кричал о преступлениях Рэндиса и говорил что сам попал когда-то в его отряд как пленный и о том, что Рэндис лично участвовал в пытках...
Человека затолкали в полицейский фургон и увезли.
Следующий человек кратко высказался о предыдущем ораторе, объявив его сумасшедшим.
− Он вовсе не сумасшедший! Рэндис был садистом! − Закричал кто-то из толпы.
Кричавшего так же уволокла полиция. Теперь больше никто не кричал, а еще через несколько минут появился новый выступающий, который объявлял Рэндиса героем. Под конец он предлагал увековечить имя профессора и предложил назвать его именем столичный радиотелескоп, тот на котором Рэндис проработал более двадцати лет...
Ирринг не стал ничего больше слушать. Он ушел, сел в свою машину и уехал с кладбища, направляясь к местному участку полиции. Комиссар знал Ирринга лично и был несколько удивлен его просьбой о встрече с двумя задержанными.
− Они вам ничего не скажут. − Сказал комиссар. − Эти двое нам давно известны. Они постоянно устраивают беспорядки.
− Они сейчас в камере? − Спросил Ирринг.
− Да.
− Тогда, посадите меня с ними.
− Вы шутите?
− Вряд ли они заподозрят студента. − Сказал Ирринг. − Я же не похож на миллионера с виду?
− Нет, но они могут знать.
− Не важно. Сделайте это для меня. Мне это нужно.
− Хорошо. Но, если что, кричите, охрана будет рядом.
− Не беспокойтесь. У меня первый разряд по вольной борьбе.
Ирринга посадили в камеру, грубо втолкнув туда так, что молодой человек растянулся на полу.
Охранники ушли. Один из них едва не прошел внутрь, что бы помочь Иррингу встать, но его задержал другой. Дверь в камеру захлопнулась. Ирринг поднялся и сел на нары. Перед ним были те самые двое.
− А тебя за что, студент? − Спросил тот, что выступал.
− За то что хотел много знать. − Ответил Ирринг, вытирая кровь с носа. − Я им сказал про свободу слова, а они...
− Глупец. − Усмехнулся человек. − В этой жизни нет правды.
− Тогда зачем вы пошли выступать?
− Что бы им жизнь сладкой не казалась. Они же все там были.
− Где?
− Партизанили вместе с Рэндисом. На людей нападали, грабили, насиловали. Они были настоящими бандитами. А когда пришла армия стали героями.
− А вы как от них сбежали?
− Сбежали. Нашлись люди, которые были людьми, а не бандитами. Жаль только, что тот человек погиб. Судьба несправедлива.
− И у вас есть доказательства? − Спросил Ирринг.
− Есть. − Ответил человек и задрал свою рубаху. На его теле были следы старых ожогов. − Это дело рук Рэндиса и его бандитов. − И документы есть. Только они хорошо спрятаны, что бы ни одна сволочь не добралась. А ты, студент, зачем полез в это дело? Тебя веть и выпереть могут за него?
− Не выпрут. − Ответил Ирринг. − Они еще извиняться будут.
− Это почему? − Спросил второй, молчавший до сих пор. − У тебя родители какие нибудь шишки?
− Нет. − Ответил Ирринг, усмехнувшись. − Просто, я сам миллионер.
− Ты не врешь? − Спросил первый.
− Не вру. Я попал к Рэндису по распределению, ну и мы с ним здорово поругались. Ему видите ли миллионеры не нравятся. А через две недели он меня вовсе выгнал. − Ирринг фыркнул. − Видимо, бог все же есть, коли он сдох на следующий день.
− Ты здорово вляпался, парень. − Проговорил человек. − В этом деле тебе может не помочь и твой миллион, потому что у Рэндиса лапа была до самого верха. Его двоюродный брат министр, а его сыновья сидят в Парламенте.
− Ясно. − Произнес Ирринг. Он поднялся и позавал охранника.
− Чего тебе? − Грубо спросил тот.
− Я хочу поговорить с комиссаром.
Охранник лишь сплюнул и пошел куда-то. Через две минуты Ирринга вывели.
− Вы что нибудь узнали? − Спросил комиссар.
− Узнал. − Ответил Ирринг. − Что за вмешательство в это дело я могу получить по башке. Что-то мне этого не хочется.
Комиссар усмехнулся. Ирринг видел, что человек уже доложил министру о его появлении в участке.
− И что вы решили?
− Ничего. Поеду ка я лучше домой. Не говорите никому, что я был здесь, комиссар. Бог с ними.
− Ладно. − Ответил тот.
Через несколько минут Ирринг уже выезжал из участка. Он приехал домой, некоторое время раздумывал что делать, а затем унесся невидимой молнией в город. Он оказался в доме того человека, что сидел в камере и вскоре в руках Ирринга появились те самые документы, изобличающие не только Рэндиса, но и множество других людей.
Рядом с домом появились машины полиции, затем спецотряд и несколько человек в штатском. Они окружили все, взломали дверь, прошли в дом и начали обыск. Ирринг не особенно раздумывал. Он захватил все документы, оставив вместо них только копии. Он невидимо присутствовал рядом, когда солдаты разрыли тайник и вытащили ящик со знаками чужой армии, давно побежденной в войне.
− Вот они! Вот! − Воскликнул какой-то человек. С ним радовались еще двое, но их радость прошла через несколько минут, когда вскрыв ящик они поняли, что там только копии.
− Дьявол! Он нас провел!..
Дело действительно пахло большим скандалом. Ирринг вернулся домой. Там его ждало послание от мэра города, в котором он приглашал Ирринга на встречу.
Времени еще было полно и вскоре машина остановилась около резиденции городского Правительства. Ирринга проводили к мэру города. Тот выпроводил всех из кабинета, приказав не беспокоить, пригласил Ирринга сесть в кресло, а затем вызвал еще кого-то.
В кабинете появился новый человек. Ирринг никогда не видел его, но понял из мыслей мэра, что это тот самый двоюродный брат Рэндиса. Несколько странно, что его не было на похоронах...
− Итак, господин Ирринг, мы вас внимательно слушаем. − Сказал министр.
− Меня? − удивленно спросил Ирринг. − А в чем дело, господин мэр?
− Не притворяйтесь. − Сказал министр. − Нам известно, что вы говорили с теми двумя бандитами.
− Свобода слова в нашей стране уже не действует? − Спросил Ирринг.
− Я вижу, вы плохо понимаете слова...
− Я вообще не понимаю, о чем вы говорите. − Произнес Ирринг, перебивая человека. − Ну попросил я комиссара о том, что бы он дал мне возможность переговорить с этими людьми, что из того? Я переговорил и понял, что влез не туда куда следовало. Я так и сказал комиссару, просил его обо всем забыть, но он не выполнил своего слова.
− Он выполнял свои обязанности.
− Хорошо, пусть так. В чем проблема? В том, что я решил узнать откуда этот бред, что они несли о Рэндисе?
− Нам известно, что они сказали вам больше, чем вы рассказали комиссару.
− Ну сказали. Один из них показал ожоги, сказал, что это Рэндис сделал, я спросил где доказательства, он мне сказал только что они есть, а о том где они, он не скажет. И все. С чего бы они стали мне говорить обо всем?
− Я полагаю, вам известно, где находятся эти документы. − Произнес министр.
− Да, я знаю. Они в моем замке. У меня под кроватью. В чемодане. Не верите? Поедем ко мне, я вам покажу...
− Достаточно! − Воскликнул министр. Ирринг ощутил в этом возгласе нечто похожее на слова Рэндиса сказаные пару недель назад.
− Господин, не знаю как вас звать, может, вы скажете, что вам все таки нужно? И кто вы такой?
− Ты щенок, еще заплатишь за все! − Воскликнул человек.
− Для этого вам придется назваться. Анонимные счета я не оплачиваю, а выкидываю в мусорную корзину.
− Я министр Терлин. И никакие ваши миллионы не помогут вам, если вы не расскажете все!
− Знаете, господин министр. Я решил открыть вам одну тайну. У меня есть дурная привычка. Всегда, когда я направляюсь туда, где еще ни разу не был, или где будет решаться что-то важное, я беру с собой радиомикрофон. И все слова оказываются записанными на пленку. Понимаете меня? Ваши слова тоже записаны. И ваши угрозы в мой адрес. Впрочем, если вы решите, что скандал вам не нужен. А мне он тоже ни к чему, тогда, я могу просто отдать вам пленку со всем разговором, что произошел там в камере. Ну так как, война или мир?
− Ты сопляк! И тебе не помогут никакие твои миллионы!
− Вы ошибаетесь, господин Министр. − Произнес Ирринг и поднял свою руку, показывая один палец с кольцом, похожим на золотое. − Мне будет помогать дракон Рэйстоуна. Вы с ним не встречались? Значит, вам повезло, раз не встречались.
− Не разыгрывай из себя психа! − Проговорил министр.
− Ох, что-то у вас тут жарко совсем. − Произнес Ирринг и взял графин со стола. Он налил воды в невидимый стакан и взяв его начал пить.
Министр округлившимися глазами смотрел на это действие.
− В чем дело? − Спросил Ирринг. − Уже и воды нельзя выпить? − Он поставил невидимый стакан с водой на стол перед собой.
− Кто ты такой?! − Воскликнул Министр.
− Я? Я Ирринг. Инопланетянин, дракон, колдун, маг, фокусник, клоун... Вы что, не знали, кого вызывали? Ну тогда я исчезаю, господа. До встречи в палате.
− В какой палате? − Произнес мэр, впервые вступив в разговор.
− Господин мэр, ну не притворяйтесь, что не знаете, что мы все в психдоме находимся. Вы же знаете. Ладно, пока. − Ирринг махнул рукой, замерцал перед людьми и исчез.
Стакан с водой все еще стоял, а затем исчез и вода из него разлилась по столу.
− Что за дьявол?! − Проговорил министр, глядя на мэра.
− Я не понимаю. − Проговорил тот, подымаясь. В нем был страх.

Ирринг оказался дома. Он несколько повеселел, а через полчаса уже сидел перед редактором газеты, которая принадлежала ему. Ирринг выложил перед человеком бумаги, объявляя, что все они должны быть опубликованы в одном номере.
− Они же меня убьют за это! − Воскликнул человек.
− А я тебя уволю, если не напечатаешь. − Произнес Ирринг. − А напечатаешь, получишь сто тысяч и полетишь отдыхать на любой остров, который тебе понравится. Это мое дело. Так что давай, дорогой. Не зли дракона.
Следующий день взорвался сенсационными публикациями. Газета расходилась стотысячным тиражом, была разослана во все города мира и переправлена во все отделения по продаже.
В публикации было лишь несколько документов. В том числе отчеты о грабежах и насилии на подконтрольных территориях, в которых виновными были партизаны из отряда Рэндиса.
В этот же день Ирринг был атакован журналистами и предоставил им в доказательство копии всех документов. Скандал разрастался. Ирринг был вызван на заседание Правительства и там объяснил все свои действия, предоставив доказательства того, что министр Терлин угрожал ему.
− Я предлагал ему мир. − Произнес Ирринг. − Сказал прямым текстом, что мне скандал не нужен и что я отдам все, что у меня было по этому делу. − Ирринг развел руками. − Увы, господа. Он не оставил мне выбора. В результате вы имеете то что имеете. На месте Терлина я бы давно застрелился от такого позора. Но, видимо, ему эти дела не кажутся позорными.
− Это все ложь! − Воскликнул Терлин.
− Господин министр, не врите хотя бы самому себе. Здесь нет журналистов. Вы могли бы хотя бы сейчас признаться. Снять грех со своей души. Это очень просто. Вам никто не угрожает. Вас никто не будет судить. Суд уже прошел двадцать лет назад, когда было сказано, что победителей не судят. Тогда не судили. Потому что некому было. А сейчас появились люди, для которых все те мерзости представляются преступлением независимо от того, кто их совершал наши или не наши. − Ирринг достал бумагу. − Вот этот документ. Самый настоящий. Это не копия. − Он прошел к Терлину и вручил его ему. − Читайте. И делайте с ним все что хотите.
− Это ложь! − Закричал человек и начал рвать бумагу.
− Надеюсь, теперь вы убедились, что он лжец. − Произнес Ирринг. − Будь все неправдой, он потребовал бы экспертизы, которая показала бы подлинный документ или нет. Но он решил его уничтожить. Потому что там правда. И вы все знаете какая правда. А теперь, господа, еще одно небольшое свидетельство. − Ирринг включил свой магнитофон, в зале зазвучали слова министра и его угрозы в адрес Ирринга.

Терлин был отправлен в отставку, а Ирринг вскоре вернулся в университет. Прошел почти месяц с начала того скандала. В правительстве все еще продолжалась буря. Со своих мест слетело еще несколько министров, а затем было объявлено о его полной отставке.
Кризис не прошел и мимо парламента, где находилось несколько человек из тех "партизан". В газетах шла настоящая война. Одни клеймили молокососа Ирринга, называя все клеветой, другие цеплялись за документы прежних врагов, раскручивая все новые и новые сенсации.

Ирринг явился к Дельсьену. Тот молчал некоторое время, разглядывая студента.
− Вы пропустили целый месяц. − Произнес профессор.
− Вы знаете почему. У меня были проблемы личного характера. Теперь их нет. Я вернулся. − Ирринг замолк, глядя на профессора.
− Через месяц уже будут первые экзамены. Как вы собираетесь их сдавать?
− Как всегда. − Ответил Ирринг. − Мне надо всего лишь чуть чуть поднапрячься, что бы догнать сокурсников.
Профессор еще некоторое время молчал, затем достал список с темами. В нем появились новые пункты и удалены занятые.
− На радиотелескопе вас не примут. − Произнес Дельсьен.
− А здесь? − Спросил Ирринг, показывая один из новых пунктов. Тема называлась "Спутниковые астронаблюдения".
− Вы понимаете, что это значит? − Спросил Дельсьен.
− Понимаю. Мне будет нужен собственный космический корабль, что бы летать к спутнику и снимать данные наблюдений.
− Это не смешно. − Произнес Дельсьен.
− Очень жаль. − Ответил Ирринг. − Вы считаете, что я сделал неправильно, опубликовав те документы?
− Вы облили грязью честных и порядочных людей. − Проговорил Дельсьен. − И я не желаю об этом говорить. Все. Вы свободны!
− А с этой темой мне лететь на луну? − Спросил Ирринг.
− Идите в комнату 207. − Ответил Дельсьен.

Ирринг покинул кабинет профессора и направился через здание. Он вошел в лабораторию и обнаружил у входа только знакомого студента.
− Привет, длинный. − Произнес Ирринг. Студент обернулся.
− А тебе здесь чего надо? − Спросил он.
− Меня прислал Дельсьен. У меня новая тема − спутниковые наблюдения.
− Кто там еще? − Послышался новый голос. Из-за шкафа появился человек. − Вы кто? − Спросил он у Ирринга.
− Меня профессор Дельсьен прислал. На тему спутниковых астронаблюдений.
− Ну, проходи, коли так. − Произнес человек. Ирринг прошел дальше. − Как звать?
− Ирринг.
− Ирринг? − Удивленно переспросил человек.
− Да-да. Именно Ирринг. Тот самый, которого обвиняют в смерти Рэндиса, но это обвинение не принял ни один суд.
− Что за ерунда? Рэндис умер от сердечного приступа.
− Спровоцированного драконом. − Добавил Ирринг.
− Зачем вы это говорите?
− Что бы выяснить все сразу. На меня уже половина преподавателей смотрят косо. Так что, если я вам не нравлюсь, скажите сразу.
− Это я выясню после того, как узнаю, как вы работаете. − Ответил человек. − Итак, вам известно, что такое спутник, что такое ракета, что такое невесомость, что такое вакуум?
− Известно. − Произнес Ирринг...

Постепенно учеба налаживалась. Через месяц начались первые экзамены за третий курс и Ирринг сдал все на отлично. Дельсьен отреагировал на это молчанием. А Лауст, теперь руководивший Иррингом, оказался вполне доволен.
Прошли перевыборы парламента, Президент сформировал новое Правительство, а жизнь в стране мало чем изменилоась. Ирринг и не ожидал изменений. Он знал, что их не будет. К нему ниогда наведывались корреспомденты газет, надеясь что-то выудить, но Ирринг не давал им ни капли полезной информации.
Закончился третий курс, подходил к концу четвертый. Ирринг теперь участвовал в проекте строительства аппаратуры наблюдения, которую собирались устанавливать на космической станции, где ее должны были использовать космонавты. Участие Ирринга было довольно существенным. Многие части пробора он собирал собственными руками и на удивление всех специалистов эти части проходили испытания на стендах почти всегда с первого раза. Другие ломались, рассыпались, прекращали работать. Где-то терялись контакты, где-то расходилась юстировка...
Экзамены сданные Иррингом на отлично уже не удивляли никого. Это считалось само собой разумеющимся. Работа продолжалась. Наступал пятый курс. В лаборатории появился человек, которого прислали из космического центра. Он должен был изучить работу прибора, разобраться во всех тонкостях, что бы выполнять любые задания ученых, когда будет находиться на орбите.
С будущим космонавтом занимался Лауст. Ирринг был рядом и иногда помогал, когда требовались дополнительные руки. А все остальное время он занимался обработкой данных, полученых со спутника. Это было темой его диплома, и она не включала ни единой части работы над космическим инструментом. Данных было мало, погрешностей в них множество. Часть фотографий оказалось смазано, на другой части едва можно было различить, что там находилось.

В лабораторию вошла незнакомая женщина. Ирринг не видел ее. У самого входа работал длинный. Он сказал куда пройти, что бы найти Ирринга и женщина прошла в лабораторию дальше.
− Я вас слушаю. − Произнес Ирринг, когда она оказалась рядом.
− Что? − Послышалось от нее. − Ты хочешь сказать, что не узнал меня?! − Взвизгнул ее голос. − Да как ты смеешь?! − Закричала она.
− Ты так изменилась, Мария... − Произнес Ирринг.
− Я не Мария!
− А.. Ты Глория?
− Нет!
− Хайна?
− Нет! Я Тирса! − Закричала она. − А ты мерзавец! Ты бросил меня с ребенком! − Последние слова предназначались больше для окружающих. Ирринг уже понял, что женщина играла и ее целью было вытащить из миллионера деньги...
− Что же ты мне не написала? Я же оставлял тебе свой адрес. − Произнес Ирринг.
− Ты мне ничего не оставлял! − Закричала она. − Ты сбежал и не сказал мне ни слова!
Вокруг уже было несколько человек, которые слушали бред женщины. А она продолжала говорить, ругала Ирринга, обвиняла его в изнасиловании... Тирада еще была не окончена. Ирринг развернулся к своему столу и взялся за работу.
− Ты еще смеешь меня не слушать?! − Закричала она и проскочив к столу схватила первые попавшиеся бумаги и сбросила их на пол.
Когда она схватила вторые листы Ирринг перехватил ее руку и сжал так, что она едва не закричала от боли.
Он выдернул ее из лаборатории, протащил через коридор и бросил в кресло, стоявшее в холле.
− Накричалась, сука? − Спросил он тихо.
− Да как ты смеешь?! − Завизжала она.
Ирринг не ответил. Он прошел к окну, открыл его и выпрыгнул наружу со второго этажа. Женщина еще что-то кричала там, затем поняла, что Ирринга нет рядом. Она видела его в окно, затем сбежала вниз, выскочила из института и догнала его в парке.
− Ты от меня не уйдешь! − Закричала она.
Удар сбил женщину и она рухнув на землю завизжала, увидев перед собой зверя.
− Ты, кажется, сказала, что у тебя мой ребенок. − Прорычал Ирринг. − Говори, где?!
− Нет! − Взвыла женщина. Она попыталась вскочить, но удар лапы зверя прижал ее к земле.
− Значит, я тебя съем прямо здесь. − Зарычал зверь и схватил женщину клыками. Она визжала и кричала, звала на помощь. А когда вдали послышался топот бежавших людей Ирринг исчез и через мгновение уже сидел в своей машине на другой стороне комплекса. Машина проехала к воротам и Ирринг остановился. На воротах стоял один охранник, который был там больше для формы, чем для действительной охраны.
− Слушай, друг, время не подскажешь, а то у меня часы остановились. − Произнес Ирринг.
Человек взглянул на часы и назвал время.
− Спасибо. − Ирринг нажал на газ и машина выехала на дорогу.
Она остановилась у ближайшего полицейского участка. Того самого, где Ирринг однажды сидел в камере по своей просьбе. Комиссар участка давно поменялся и не знал Ирринга.
Он вошел, объявил о том, что хочет сделать заявление. Он писал о мошеннице, которая оболгала его и, видимо, желала выманить деньги. Вместе с заявлением Ирринг положил на стол старую бумагу с медицинским обследованием, в которой черным по белому было написано об импотенции.
А через десять минут в участке появилась и эта женщина. Она подняла крик, ругалась, материлась. Под конец ее вежливо взяли под руки и проводили в камеру, где она еще продолжала кричать.
− Я поеду домой. − Сказал Ирринг комиссару. − Если потребуется новое медицинское освидетельствование, я согласен его провести.
− Я должен задать вам еще несколько вопросов. − Произнес Комиссар.
Ирринг не возражал. Он спокойно отвечал на все и, когда дело дошло до размера состояния, комиссар умолк, услышав цифру в двести семдесят миллионов.

Скандал вышел наружу, но в его результате мошенница получила пять лет тюрьмы, ее ребенок попал в приют, и весь город узнал, что Ирринг импотент.
Вокруг теперь ходило множество сплетен. Некоторые люди в открытую смеялись над ним. А в почтовом ящике оказалось множество самых разных писем. От насмешливых до сочувствующих, от предлагавших помощь до угрожавших. Помощь в осносном предлагалась в виде попыток лечения импотенции.
Ирринг выбросил все письма, что были связано с этим делом, и не думал о них. Он не был импотентом в действительности. Просто в качестве жены ему была нужна дракониха, а не человеческая женщина.

Выпускные экзамены. Ирринг сдавал их спокойно без спешки. Он отвечал на все вопросы и получал отличные оценки. Оставался лишь одно главное дело − защита дипломной работы. Ирринг справился и с ней, хотя, его работа и оказалась мало кому полезной. Затем распределение и новая работа. На этот раз, в настоящем исследовательском центре, располагавшемся в тысячах километрах от столицы.

Глава 3



− Ирринг, тебя к шефу. − Произнес Лиск. − Срочно! − Добавил он, увидев, что Ирринг еще что-то делал.
− Иду. − Произнес Ирринг, бросил ручку и вышел из-за стола. Он все еще думал над своим проектом, когда шел через коридор. Прошло почти четыре года с тех пор, как он поступил на работу в этот центр. До этого момента Иррингу так и не поручали никаких серьезных дел. Большей частью он был на подхвате или занимался небольшими частями приборов.
Он постучал в дверь и вошел, получив ответ. Напротив начальника отдела сидел человек в военной форме.
− Вызывали? − Спросил Ирринг.
− Да. Садись. − Ответил начальник, показывая на свободное место. − Тебе известен прибор Джи-17-Ка?
− Да. Если это тот, над которым мы работали в университете.
− Именно тот. Я звонил туда, мне сказали, что ты лучше всех разбирался в его работе.
− Возможно. − Произнес Ирринг. Он взглянул на военного. Тот показался в чем-то знакомым, но Ирринг так и не понял в чем.
− Этот прибор на орбите и мы не можем определить неисправность. − Сказал человек. − Вы сможете это сделать?
− Вы его спустите сюда?
− Нет. Это надо сделать на расстоянии.
− На расстоянии это нереально. − Ответил Ирринг.
− Это реально. − Произнес военный. − На станции находятся люди и есть специалист. Вам надо будет сказать ему все, что надо делать и вы увидите все по телесвязи.
− Ну, если так, то может быть. Но почему бы вам не найти Лауста? Он занимался этим прибором и руководил проектом.
− Лауст погиб два года назад.
− Как погиб? − произнес Ирринг.
− Попал в аварию на своей машине.
Ирринг больше ничего не ответил. Собственно, он не собирался отказываться. Подобное положение вещей могло приблизить его к цели, хотя, сама цель была еще довольно призрачна.
Он получил пару дней на улаживание всех своих дел, потому что должен был уехать надолго, если не навсегда. Надо было сдать квартиру, поставить на стоянку машину или продать ее. Ирринг спокойно расстался со старой телегой, какой представлялась машина, на которой он щеголял десять лет назад.
Он прибыл на военную базу к назначенному времени и вскоре уже сидел в небольшом самолете, летевшем через всю страну к экватору, где располагался космодром и целый город, обслуживавший космическую индустрию.
− А вы, я вижу, не плохо переносите полет. − Сказал капитан, сопровождавший Ирринга.
− Я и летать умею. − Произнес Ирринг спокойно.
− Не может быть. Вы же не заканчивали никаких летных школ.
− Ну и что. Я все равно умею. − Ответил Ирринг. − У меня и крылья свои есть.
Человек усмехнулся, решив, что это шутка.

Полет продолжался почти шесть часов. Самолет приземлился на степном аэродроме. Рядом появилась машина и Ирринга переправили на базу, где он получил жилье и еще один день отдыха и освоения.
Большинство людей вокруг были военными. Гражданских Ирринг почти не встречал. А если встречал, то это были либо старики, либо женщины.
День отдыха прошел. Ирринг вновь встретился с капитаном и тот провел его через базу к центру управления полетами.
Прошло около получаса.
Ирринг сидел в помещении связи, ожидая сеанса связи, который должен был вскоре открыться. Телеэкран замерцал и перед ним, наконец, появилось изображение с двумя людьми. Два космонавта висели двуг над другом так, что один относительно другого был вверх ногами.
− Четвертый вызывает на связь Первого, как слышите.
− Слышу вас. − Произнес полковник сидевший рядом с Иррингом. Он сказал еще пару слов, затем передал связь Иррингу, назвав его для космонавтов.
− Здравствуйте. − Произнес командир экипажа с орбиты. − Начнем работу?
− Начнем. − Ответил Ирринг. − Для начала, хотелось бы узнать, что за неисправность? В чем проявляется?
− Не удается провести калибровку. Очень сильный гистерезис между правым и левым проходами.
− Ясно, неисправность в Си-12.
− Мы это поняли. Но проверка ничего не дала. Мы перебрали весь блок, проверили все детали, половину замениили...
− А заменяли зачем?
− Была аварийна ситуация, Си-12 вообще не работал.
− Ясно. Когда к вам летит следующий груз?
− Зачем это? − Спросил полковник, вмешиваясь в разговор.
− Я соберу Си-12 заново, настрою его и вы зашлете его на орбиту. − Ответил Ирринг. − А иначе никак. Этому блоку требуется драконовская настройка.
− Какая еще драконовская?
− Подбор элементов по параметрам. Они сильно различаются. Надо перебирать целую партию, что бы выбрать. А подстроечные элементы не использовались намерено, потому что блок летел в космос. Они не прошли бы виброиспытания.
− Сколько времени потребуется вам на сборку нового блока? − Спросил полковник.
− День-два, максимум. − Ответил Ирринг. − Если будут все детали. В документации, кстати, указано, что детали подобраны по номиналам.
− Мы делали этот подбор, но ничего не изменилось. − Произнес космонавт с орбиты.
− С точностью до одной сотой процента? − Спросил Ирринг.
− В документации указана одна десятая. У нас нет таких точных приборов здесь.
− В таком случае, остается только собирать блок здесь. − Сказал Ирринг, взглянув на полковника.

Ирринга не торопили. Он спокойно собрал блок, который через два дня прошел стендовые испытания. Человек, проводивший их долго рассматривал блок, затем обернулся к Иррингу.
− Ну мужик, ты и выдал. − Проговорил он. − Как это у тебя получилось с первого раза?
− Проще некуда. − Ответил Ирринг. − Все от того, что я дракон-инопланетянин.
Человек нажал несколько кнопок перед собой.
− Си-12 готов. − Произнес он.
− Я уже знаю, проводите испытания.
− Я их провел. Не поверил сразу, и провел второй раз. Он работает. И никаких отклонений. У этого парня золотые руки. И вибростенд блок прошел сразу.
Полковник появился сам в отделе и довольно долго рассматривал блок, затем лично провел испытания.
− Невероятно. Я думал, вы только хвастаетесь. − Сказал он, взглянув на Ирринга.
− Я так полагаю, что могу возвращаться к своей работе? − Спросил Ирринг.
− Нет-нет. Не знаю, что вам делать сейчас, но пока блок не заработает на орбите мы вас не отпустим.
− А когда он там окажется?
− Через две недели. А пока можете отдыхать. Но с базы ни ногой. И сообщайте, где находитесь.
Ирринг вздохнул.
− Здесь библиотека есть?
− Есть. На четвертом этаже. − Ответил полковник.
− Я пойду туда.

Два дня не было никаких дел. Затем Иррингу был поручен ремонт небольшого прибора. Затем другого, третьего. За пару недель он привел в порядок половину техники в испытательной лаборатории.
А полет корабля был отложен из-за неполадок с ракетой. Она ушла на орбиту только через месяц. Космонавты установили новый блок и прибор заработал как надо. Через четыре дня испытания на орбите закончились, а Ирринг получил предложение оставаться работать в космическом центре.

− Не, господин полковник. У меня жена, дети...
− Какая еще жена? − Не поняв переспросил тот.
− Бизнес, дом в столице. Не хочется сидеть здесь.
− Вы же сидели в дыре еще похлеще.
− Я туда по распределению попал. Не уходил только потому что работа не была закончена. Да и не люблю я военные порядки, когда звонить домой можно только по расписанию.
− У нас секретное предприятие. И вы должны понимать.
− Понимаю. Кроме одного. Секрет от кого? От инопланетян?
− В мире не так спокойно, как вам кажется. Мы победили, но осталось множество бандитов и террористов.
− И у них целые заводы, которые в космос ракеты пускают?
− У них целые заводы. Мы не знаем кто на кого работает. Мне не хотелось это говорить, но нам известно, что вы не пошли в армию дав взятку чиновнику.
− На вашем месте я давно бы узакончил подобную процедуру. Установил бы оплату, скажем, в жалование наемника в двукратном размере за три года. И никаких проблем.
− Я думал, вы умнее. − Произнес полковник. − Я давно подозревал, что вы вовсе не так хорошо относитесь к армии и Правительству нашей страны. Теперь это подтвердилось.
− Ничего не поделаешь. Такова моя драконовская судьба.
− Не прикидывайтесь. Нам известно, что все эти слова не больше чем симуляция.
− Я знал, что благодарность военных не имеет границ. Но не знал, что она на столько безгранична. − Проговорил Ирринг. − Я все сказал. Вы можете подавать на меня в суд, можете делать все что угодно. Но я вам одно скажу. Я скорее сяду в тюрьму, чем пойду к вам в рабство.
− Убирайтесь. − Ответил полковник.

Ирринг вернулся в столицу. Он легко уволился со старого места и оказался полностью свободен. Несколько дней на воздухе, в полной свободе подняли его настроение. В один из дней он оказался в цирке. Он сел в первом ряду, представление захватило его, и Ирринг смеялся вместе со всеми людьми. На арене выступали знакомые артисты. В перерыве они пригласили Ирринга к себе и он остался за кулисами, когда началась вторая часть.
− Может, выступишь? − Спросил кто-то Ирринга.
− А почему бы и нет? Найдется мой старый реквизит?
− Конечно!
Вокруг возникли радостные голоса, а затем перед зрителями оказался ведущий, который объявил об изменении в программе в связи с прибытием в цирк великого Мага и Фокусника Ирринга, который согласился показать свои номера.
А через несколько минут Ирринг уже проделывал фокусы с водой и невидимым стаканом, затем провел еще несколько трюков.
На арене появилось несколько шпаг. Ирринг взял одну из них прошел по кругу и быстрым движением воткнул шпагу в себя. Она вышла с другой стороны и люди в зале ахнули.
− Не беспокойтесь, господа. − произнес Ирринг. − Я ведь не просто маг и фокусник. Я еще и дракон. И я бессмертен. − Ирринг взял еще одну шпагу и так же воткнул ее в себя. Через минуту он уже ходил по арене словно еж, утыканый шпагами.
Закончив с этим номером Ирринг объявил, что следующим будет номер, который он никогда не показывал, что этот номер довольно страшен, поэтому всем детям следовало отвернуться, а взрослым определить самим, можно ли их детям смотреть подобное.
А еще через минуту он достал нож, взял свою голову за волосы и одним движением отсек свою голову, подымая ее вверх. Он стоял так около полуминуты, затем прошел вокруг, держа голову под мышкой, после чего водрузил ее на место.
− Как видите, я жив и здоров. А теперь последний трюк. − Сказал Ирринг. И перед тем как его исполнить я скажу всем. Прощайте, господа! − Ирринг поднял руки вверх. − Прощайте. − Сказал он еще раз, хлопнул в ладоши. На мгновение в зале погас свет и вместе с ним исчез и Ирринг.

− Господи, ты не подражаем! − Проговорил директор, встретив Ирринга в коридоре. − Я никак не пойму, как ты проделал последние трюки!
− Ну это совсем не сложно. Я ведь настоящий дракон. − Произнес Ирринг, взглянув на человека.
− Ты еще придешь? Может, выступишь снова?
− Вряд ли. Поеду домой. Меня должны скоро посадить в тюрьму.
− Как?! За что?
− Так. За то что в армию не пошел.

Ирринг покинул цирк. Он вернулся в свой замок. Как он и предполагал, там его уже ждали. Офицеры госбезопасности предложили хозяину замка следовать за ними, заявив сразу же, что тот не имеет права отказываться.
Прошло около получаса. Ирринг оказался перед комиссией, состоявшей из военных. Среди людей был только один человек в штатском и того представили Иррингу, как адвоката.
− Скрипач не нужен. − Произнес Ирринг.
− Что? − Переспросили его.
− Я сказал, адвокат мне не нужен. Я сам умею защищаться. И, поверьте, лучше любого адвоката.
− Это против правил. Он останется. − Сказал полковник. − Проходите и садитесь сюда.
Он указал на стул посреди пустого зала и Ирринг сел.
− Итак, ваше имя Ирринг, вам тридцать один год, и вы не служили в армии.
− Будем считать, что так. − Произнес Ирринг.
− Что значит будем считать? − Спросил человек.
− Мне не тридцать один, а больше двух тысяч лет.
− Здесь не цирк. И вы обязаны говорить только правду.
− Я и говорю правду. Я не виноват, что вы не верите в возможность существования инопланетян-драконов.
− Ваши слова означают, что вы психически не здороы. Вы это понимаете?
− Нет. − Произнес Ирринг скривив нос. − Меня десять лет назад проверяли и ничего не нашли.
− Вы заплатили за то что бы в вас ничего не нашли.
− А вы, стало быть теперь будете платить за то что бы во мне что нибудь нашли? − Спросил Ирринг. − Вы меня зачем вызвали? Что бы я объяснялся на кой черт мне все это дурачество?
− Значит, вы признаете, что это вранье?
− Не признаю. Вот вы, например, признаете, что бьете жену не каждый день? Нет? Значит бьете каждый день?
− Прекратите балаган! − Воскликнул человек не выдержав.
− Я понимаю, у вас проблемы, господа. − Произнес Ирринг. − Вот только не понимаю, в чем.
− Вы нарушили закон дав взятку должностному лицу, в результате которой вы отказались от службы в армии.
− Это весь список претензий, или есть еще? − Спросил Ирринг.
− Ваше поведение оскорбляет государственную комиссию! − Добавил человек.
− Я думаю, проблема в вас, господа. А вовсе не во мне. − Произнес Ирринг. − У меня нет желания служить в армии, и я имею полное право отказаться от нее. Тем более, когда вокруг нет войн и наличие армии вообще смешно.
− Это не смешно! − Воксликнул другой человек. − И вы это поймете. Потому что вы отправитесь в тюрьму за нарушение закона!
− А ваша собственность будет национализирована. − Произнес судья.
− Ну, на счет моей собственности, то вы погорячились. − Усмехнулся Ирринг. − Ее национализация невозможна. Это в вашем законе так написано. Любая собственность, выкупленная у государства не может быть подвергнута процедуре национализации. Так что увы, этот номер вы провалили. А на счет тюрьмы, то вам придется сначала доказать в суде мою вину. А перед тем как доказать вам придется ее еще и найти. Потому что ваш свидетель из ваших друзей − купленый вами же. Полагаю, вы сказали все что хотели? Я сказал все, а посему, удаляюсь из вашего общества.
− Вы никуда не пойдете! − Проговорил судья.
− Это почему же?
− Потому что вы арестованы.
− До свидания, господа. До встречи в психушке. − Произнес Ирринг и исчез с глаз людей.

О нем словно забыли. Ирринг гулял почти полгода, иногда появлялся в университете, иногда заезжал на свою старую работу. Еще пару раз выступил в цирке со своими фокусами. Вокруг почти ничего не менялось. Люди жили как прежде с той лишь разницей, что не происходило глобальных войн. Кое где еще возникали конфликты, кто-то был не доволен властью, кому-то хотелось избавиться от контроля со стороны страны победителя, но та держала вожжи в своих руках достаточно прочно.
Новое путешествие привело Ирринга к Рэйстоуну. Город, как и прежде восхищал своей красотой. Теперь он стал еще больше, а в поле, где двадцать лет назад состоялась Рэйстоунская битва теперь стоял памятник, изображавший крылатого дракона, а под его лапами находились разбитые останки вражеской техники. Люди рассказывали легенды о драконе. Вокруг было не мало верующих, которые совершали паломничество к этому месту со всего мира.
Ирринг наблюдал за людьми, слушал их. Какой-то фанатик уже не первый раз пытался доказать заезжим туристам, что крылатый дракон и есть бог. Ему это не удавалось. Потерпев поражение в очередной раз человек прошел через толпу и оказался рядом с Иррингом.
− Вы тоже не верите в крылатого дракона? − Спросил он.
− Во что именно? В то что он существует − верю. В то что он бог − нет.
− Да вы смеетесь! Он разбил всех врагов...
Ирринг дернул человека за рукав.
− Давай, отойдем, поговорим. − Произнес он. Человек несколько опешил от такого предложения.
− Куда это? − Спросил он.
− Вон туда. − Произнес Ирринг, показывая в сторону. Он пошел туда и человек проследовал за ним.
− Куда вы хотите меня завести? − Спросил он, выскочив вперед и останавливаясь.
Ирринг поднял руку и показал кольцо на своем пальце.
− Так вы один из тех умников, что считают, что дракон не бог! − Воскликнул тот. − Вы мне ничего не докажете.
− Правда? − Удивленно произнес Ирринг. − Дважды два равно четыре. Не верите?
− Я говорю о драконе.
− Я говорю именно о нем. − Ответил Ирринг. − Хотите получить прямое доказательство? Так сказать из самых первых лап?
− Вы издеваетесь?!
− Так ты, оказывается, не веришь, что дракон существует? − Усмехнулся Ирринг. − Ну, тогда, гуляй, придурок. − Ирринг пошел прочь от человека, но тот на этот раз сам пробежал за ним.
− Как это понимать?! − Воскликнул он.
− Я просто хотел тебя отвести к нему. Но у тебя кишка тонка встречаться с драконом.
− Ты лжешь!
− Глупец. − Усмехнулся Ирринг. − Ты никогда не узнаешь, лгу я или нет, оставаясь здесь. − Ирринг пошел дальше, и человек не отставал от него.
− Хорошо. Я согласен. − Произнес он. − Но вы дадите слово, что поверите в то что дракон − бог, если я его не увижу.
Ирринг остановился и оглядел человека.
− Если не увидишь, поверить, что он бог? − Спросил он.
− Да.
− А вдруг ты соврешь, что не видишь его? Впрочем, глупость. Дракон слышит правду и ложь, так что не отвертишься. Идем. Я даю слово.
Они прошли дальше и Ирринг вышел на площадь перед дворцом − церковью религии колдунов. Они вошли внутрь и через минуту рядом оказался священник.
− Чем могу служить, дети мои? − Спросил он.
− Я решил доказать этому человеку, что дракон всего лишь дракон, а не бог. − Ответил Ирринг. − Стойте здесь. − Ирринг отошел от людей, прошел в самый центр церкви, поднял руки вверх и сам взглянул туда, а затем на людей и опустил руки.
− Дождя нет, так что начнем. − Произнес он. В следующее мгновение через его тело прошли молнии и Ирринг переменился, обращаясь в крылатого дракона. − Ну так что скажешь, неверующий? − Зарычал он и сделал шаг к людям. Свяшенник тут же упал на колени, а фанатик раскрыл рот, а затем бросился бежать. Ирринг ударил лапой в пол и перед человеком возникла решетка, в которую он и уткнулся.
− Нет! Нет! − Закричал он. − Я не хочу умирать! − Человек взвыл, оборачиваясь к дракону и встал на колени.
Ирринг оказался рядом с ним и обратился в человека.
− Ну так что скажешь, ты видел дракона?
− В-в-видел.
− Чему веришь? Своему бреду или его словам?
− Е-его.
− Свободен. − Произнес Ирринг и решетка вокруг человека исчезла. Ирринг прошел от него и подошел к священнику.
− Вставай, отец. − Произнес он и человек поднялся с колен.
− Что я должен делать?
− Извини, не знаю. Я всего лишь дракон, а не бог. − Ирринг развел руками. − Ну. Мое время здесь закончилось. − Добавил он и исчез.

Он уже был в столице, когда туда пришла весть из Рэйстоуна о появлении дракона в церкви колдунов. В это мало кто верил, но журналисты, конечно же, раздули сенсацию и дракона теперь обсуждали почти на каждом шагу.
Ирринг по прежнему оставался без работы. В один из дней в его доме появился посыльный. Он вручил Иррингу судебную повестку и удалился, получив роспись. До суда оставалось всего несколько дней, и Ирринг отправился по указанному в повестке адресу, что бы узнать что за дела.
Его привлекали к ответственности за уклонение от службы в армии. Ирринг усмехнулся и отправился домой. Ему не нужен был ни адвокат, ни какая либо работа по розыску доказательств. Он продолжал свои гуляния и в назначенный день оказался в зале суда. Там, как ни странно, было почти пусто. Лишь обвинитель, государственный защитник, пара свидетелей, да судьи.
Обвинитель зачитал несколько строк, затем допросил свидетелей, один из которых служил вместе с тем чиновником, что брал. Другой был следователем по делу взяточника и на его руках было признание человека со списком имен, где был и Ирринг.
Слово было передано Иррингу, который перед судом объявил, что будет защищаться сам. Государственный защитник оставался в зале по требованию судьи, так как у того были сомнения, что обвиняемый сумеет доказать что либо сам.
− Итак, господа, я предлагаю вам раскрыть закон о призыве в армию и прочитать пункт номер два.
− Все участники боевых действий, участвовавших в Мировой войне на стороне армии победительницы освобождаются от призыва в армию независимо от возраста. − Произнес обвинитель. − Хотите сказать, что вы воевали, находясь в утробе своей матери?
− Попрошу вас не делать скоропалительных выводов, господин обвинитель. − Произнес Ирринг. − Я участвовал в войне, а именно, в Рэйстоунской битве, и сейчас я это докажу. − Ирринг вышел на свободное место и переменился.
Люди поднялись со вздохами, увидев крылатого дракона.
− Итак, я полагаю, вы убедились, господин обвинитель? − Прорычал Ирринг. − Кстати, в законе указано, что в армию призываются люди не старше пятидесяти лет. А я и не человек, и мне давно-давно за пятьдесят. − Ирринг развернулся, одновременно становясь человеком, и прошел к столу судьи. − Я полагаю, дело ясное, господин судья. Я закончил. − Ирринг прошел через зал и сел на свое место.
Некоторое время все еще стояло молчание.
− В чем дело, господа? − Спросил Ирринг. − Вы не можете решить?
− Мы должны посовещаться. − Произнес судья, глядя на Ирринга. Тот лишь пожал плечами и взглянул на обвинителя.
− Вы продолжаете настаивать на обвинении? − Спросил он.
− Н-нет. − Проговорил тот.
− Тогда, я удаляюсь. Полагаю, вы сумеете закончить и без меня. − Ирринг исчез и умчался в свой дом.

Наступало очередной утро. Ирринг проснулся от шума и через минуту в его гостиную ворвалось несколько вооруженных людей.
− Ни с места! Или мы откроем огонь! − Приказал один из них.
В гостиную в этот момент вошел еще один человек. В отличие от боевиков, одетых во все черное и с черными масками, на нем был военный мундир с погонами полковника и его лицо не было закрыто.
− Я советую вам сесть и не сопротивляться. − Произнес полковник.
− Вам придется назвать себя. − Произнес Ирринг. − И сказать, кто вас прислал. Ежели я пойму, что вы лжете, то отсюда не выйдет ни один живой человек.
− Я полковник Аргхо. Гос-Безопасность. − Он достал свой документ.
− Можете спрятать свою бумагу. − Произнес Ирринг. − Что вам нужно?
− Вы должны проехать с нами. − Ответил полковник. − Если вы действительно дракон, вам незачем сопротивляться, мы не сделаем вам ничего плохого. Если же вы человек, то ваше сопротивление будет стоить вам жизни.
− Все? − Спросил Ирринг. − Вы забыли сказать, что мне будет стоить, если я дракон и буду сопротивляться.
− Это глупо.
− Не вижу в этом ничего глупого. Вы полагаете, что мне интересно оказаться в ваших клетках и стать подопытным?
− Этого не будет. Я гарантирую. − Произнес полковник.
− Вы не имеете полномочий это гарантировать. − Произнес Ирринг и сел в кресло. − Скажите, что это не так? Не забудьте только, что за ложь вам будет смерть.
− Мне кажется, что говорить подобным образом с вашей стороны крайне неразумно. − Произнес полковник.
− А мне кажется неразумным содержать двадцатимилионную армию, когда на всей планете нет войн. И, тем более, не разумно судить людей за то что они отказываются от этой бессмысленной службы. Так, что господин полковник, у нас разные понимания о том, что разумно, а что нет. И я не вижу никакой гарантии, что вы не решите посадить меня я клетку в какой нибудь глубокой пещере, что бы проводить свои гнусные эксперименты.
− Я уже сказал. Если вы настоящий дракон, вам нечего бояться.
− А дело вовсе не в том, боюсь я или нет. − Ответил Ирринг. − Дело в том, что я не желаю никуда ехать в вашей компании. Вы ворвались в мой дом как настоящие бандиты. А я не желаю иметь дел с бандитами.
− Мы не бандиты. − Произнес полковник. − Мне жаль, но вы вынуждаете меня отдать этот приказ. Взять его!
Ирринга схватили. Через минуту он уже лежал связанным в машине, которая мчалась через город. А еще через час несколько экспертов в один голос заявили, что Ирринг человек и в нем нет ничего необычного.
Он оказался в клетке, и рядом появился все тот же полковник.
− Полагаю, вам больше не придется заявлять, что вы дракон. − Произнес он.
Ирринг взглянул на человека и взялся за прутья решетки.
− Полагаю, вы получили доказательство, что вы болваны. − Произнес он. В его руках вспыхнул огонь и решетка разлетелась со звоном. − Итак, господин полковник. − Ирринг шел на него, а человек отступал. − Вы и теперь будете заявлять, что я человек?
Рядом оказалась охрана и едва уловимый знак полковника означал, что они должны действовать. Ирринг двинул рукой, и в бежавших на него людей ударили молнии. Солдаты закричали и умолкли, падая на пол. Они больше не поднялись, а полковник, увидев это попытался бежать. В дверях перед ним в одно мгновение возникла металлическая решетка, человек ударился в нее головой, отлетел назад и рухнул навзничь.
− Дохрюкались. − Произнес Ирринг и направился к выходу. Решетка исчезла, когда он выходил в дверь. Снаружи никого не было и Ирринг пройдясь по коридору вышел на лестницу.
Пять минут спустя машина уносила его с базы. Ирринг бросил ее на окраине города и поехал дальше на городском транспорте.
Где-то там солдаты подымались с пола. Потом приводили в чувство своего командира, а Ирринг в этот момент уже подъезжал к центру столицы. Он вышел вместе с другими людьми и направился к воротам Правительственного комплекса. Он легко проник за ограду так, что его не заметили охранники и двинулся дальше. Все было просто. Ирринг оказался в резиденции Правительства, добрался до кабинета Президента и некоторое время ждал удобного момента для встречи.
Он, наконец, наступил. Президент остался один в своем кабинете, Ирринг объявился там и сел напротив человека.
− Что? Как вы вошли?! − Воскликнул человек.
− Какая разница? − Спросил Ирринг. − Меня зовут Ирринг. Я − дракон.
Человек вызвал охрану, подымаясь из-за стола.
Люди попытались войти в кабинет, но уперлись в решетку, возникшую там.
− Сядьте, пожалуйста. − Произнес Ирринг. − Если вы настоящий Президент, вам ничего не грозит.
− Как это понимать?! − Воскликнул человек.
− Понимайте, как ответ на безответственное поведение ваших подчиненных, господин Президент. Я сказал, сядьте!
Человек выхватил оружие и направил его на Ирринга.
− Пистолетик то деревянненький. − Усмехнулся Ирринг и черный цвет оружия переменился в руке человека, обращаясь в цвет дерева. Президент попытался нажать на курок, но ничего не вышло.
− Вы не имеете права! − Закричал он.
− Да ну? После того, как ваши головорезы ворвались в мой дом, утащили меня на Синкийскую базу, где издевались надо мной как им хотелось, пока я не разозлился. − Ирринг умолк. − Не хотите сесть? Ну тогда стойте. Мне без разницы. − Итак, вы поняли, что от разговора вам не отвертеться, так что, чем быстрее вы начнете нормально говорить, тем быстрее все это закончится.
− Что вам нужно?
− Вот-вот. Именно этот вопрос я и хотел вам задать, господин Президент. За тем и пришел. Вы же знаете, сколько было уничтожено танков самолетов под Рэйстоуном. А уж сколько там людей погибло, так никто и не считал. Ну так и зачем вы прислали в мой дом своих головорезов? Что бы я их пришиб всех? Вы собираетесь отвечать, или нет?
− Я никого к вам не присылал. Я не имею понятия, где вы живете!
− Невероятно. Президент и не знает о самом крупном замке столицы. Вы забыли, что я сказал? Меня зовут Ирринг. Я живу в этом городе уже тридцать лет. Итак, вы и теперь заявляете, что не посылали никого ко мне?
− Я никого не посылал.
− В таком случае, вам придется потрудиться и найти того, кто это сделал. Полагаю искать надо в СБ, потому что тот полковник представился служащим этого ведомства. Итак, будем ждать или будем искать?
− Что вам нужно? − Проговорил человек.
Ирринг скривил лицо и отвернулся. Он взглянул на людей, стоявших за решеткой в дверях. В их руках было оружие и они целились в Ирринга и были готовы стрелять. Дракон швыркнул носом и перед людьми в дверях возникла огненная стена, которая превратилась в сплошной металл. Оружие, просунутое сквозь решетку оказалось разрезанным напополам и его останки с грохотом просыпались на пол.
− Я, вообще-то, бессмертен. − Произнес Ирринг, взглянув на Президента. − Могу подождать и второго пришествия. В смысле, когда вас переизберут. Посмертно.
− Вы не имеете права. − Произнес Президент.
− Да неужели? − Усмехнулся Ирринг. − Вообще-то, вам следует знать, что бог дал мне право убивать людей по своему собственному усмотрению. А на счет Королей, Императоров и Президентов указание было особенным. Бить их нещадно за самые малые провинности, что б другим не повадно было. Так и сказал. Не понравилась рожа Короля − убивай.
− Вы лжете. Нам известно, что вы не встречались с богом. Вы обыкновенный инопланетянин!
− Уй, какие мы умные стали! − Проговорил Ирринг. − Как это я забыл, что на дворе технологическая революция и господство атеизма? Ладно, префразируем. Жители Галактики дали мне право чинить суд над людьми этой планеты. Так понятнее?
− Я не верю.
− Жаль. Очень жаль. Ну что же. Раз вы не желаете понимать, стало быть, перевыборы. Прощайте, господин Президент.
− Нет! − Воскликнул он.
− Что еще за нет? Не желаете прощаться? Ну вы и хам, однако. − Ирринг поднялся и исчез. Вместе с ним исчезла и стена, за которой находилась охрана. Люди ворвались в кабинет и налетели на Президента.
− Что вы делаете?! Я Президент! − Закричал человек.
− Сейчас мы тебе покажем, кто Президент! − Проговорил охранник. − Отвечай, где он?!
Люди уже проверяли все вокруг, пытаясь найти человека, а в их руках был "Ирринг", совсем не похожий на того, что был в кабинете, но и не похожий на Президента.
Тот еще сопротивлялся, пока не увидел себя в зеркале. От этого видения человек рухнул на пол, теряя сознание.

Прошло почти двое суток. Ирринг наблюдал за людьми. Эксперимент, поставленый им, четко указывал на уровень развития этих существ. Они так и остались дикарями, какими были две тысячи лет назад. Президенту, ставшему другим человеком, так и не поверили. Ирринг, под конец, выкрал его, унося вместе с собой в свой дом, где в этот момент никого не было. Гостиница, как и прежде работала, а комнаты принадлежавшие ее хозяину были опечатаны и в них никто не входил.
Президент вновь стал самим собой, свалился на широкий диван и некоторое время оглядывался. Ирринг показался только через минуту, когда человек поднялся и начал осматривать вещи в доме, в котором он оказался.
− Кхе-кхе. − Произнес Ирринг. Человек резко обернулся и замер. − Знаю, вам было трудно. Но, такова ваша судьба.
− Что вам от меня надо?! − Воскликнул человек и пошел на Ирринга. Тот переменился, становясь зверем и человек встал.
− Скажу вам прямо, власть мне не нужна. Иначе, я давно был бы на вашем месте.
− Тогда, что?!
− Мне нужен мир и покой, господин Президент. Всего лишь мир и покой. И мне нужно, что бы вы и ваши подчиненные не кидались на меня. То что они сделали за эти два дня с вами, они проделали и со мой. Разница лишь в том, что я терпел, когда мог вырваться, а вам пришлось терпеть, потому что вы вырваться не могли. Мне жаль, что вы не поняли моих слов сразу. Так что, теперь вы платите за свою собственную глупость.
− Я ни за что не поверю, что вы что либо делали желая добра людям! − Воскликнул человек.
− Вот-вот. Об этом я и говорю. Глупость. Вы почему-то считаете, что я должен желать людям какого-то добра или зла. А на самом деле, мне на вас начхать с высокой колокольни. Вы ведь всего лишь обыкновенные звери, едва научившиеся разговаривать. Вы желаете зла или добра волкам в лесу? Вот так и мне все равно.
− Тогда, зачем вы мне все это говорите?!
− Ну, если волки в лесу на вас нападут, вы же их тоже стрелять начнете. Я же вас не стреляю потому, что вас можно научить не кидаться на меня. В принципе это возможно. Вот я это и проверяю. Не удастся тогда, и придется стрелять. Вы же варвары. Вас можно чему либо научить разве что надавав как следует по морде. Вот вы это и получили. Обижаетесь? Зря. Вы сами виноваты. Я ведь начал не с мордобития, а с нормального разговора, которого вы не поняли. Судя по всему, вы и сейчас плохо соображаете, что же происходит. Я отправлю вас в город. Просто отпущу. Вам это кажется нереально? Зря кажется.
Ирринг поднялся и исчез. Через мгновение человек свалился в траву в одном из городских парков. Он некоторое время озирался, а затем поднялся и пошел навстречу своей судьбе. Он еще не знал, что его жизнь закончится в психиатрической клинике, куда он попадет после своего рассказа об инопланетянине. Экспертиза убедительно докажет, что он не Президент, потому что у настоящего Президента не были здоровы все зубы, были следы давнего перелома на правой ноге, и он страдал неизлечимой болезнью, которой не обнаружилось.
Ирринг заявился в местный полицейский участок и начал с расспросов, почему его дом опечатан. Через несколько минут его схватили и отправили в главный штаб СБ, где он и предстал перед временным Исполняющим Обязанности Президента.
− Какая встреча. − Усмехнулся Ирринг. − Никак старый знакомый!
− Ты больше не сумеешь вырваться отсюда.
− А я и не стану вырываться. Меня держать будет некому. Всего лишь через пару минут, потому что ваше здание взорвется и вы все здесь сдохнете. А я бессмертен.
− Эти сказки можешь рассказывать своей бабке, когда на тот свет отправишься, ублюдок!
− Жаль, жаль... − Проговорил Ирринг. − Лестничных пролетов нет. − Сказал он и здание дрогнуло. Вокруг все задрожало и люди забегали. − Лифтов тоже нет. − Сказал Ирринг и новый удар потряс все здание. − На первых и вторых этажах тоже ничего нет. − Произнес Ирринг и здание содрогнулось вновь. − Ну, и на десерт, господа. Полное уничтожение.
На этот раз взрыв разнес стены. Полковник, стоявший перед Иррингом увидел, как огненная волна снесла людей, а Ирринг так и остался на своем месте. Его тело вспыхнуло огнем и в следующее мгновение удар вошел в самого полковника, уничтожая его.

В столице царил хаос и паника. В течение нескольких дней террористы уничтожили СБ, военное командование, Правительство и множество других учреждений, а так же дома высших военноначальников и чиновников. Взрыв разнес и гостиницу Ирринга, обращая ее в руины, подобные тем, что остались после войны. "Террористы" не оставили без внимания и полицейские участки, и редакции газет. Взрыв прогремел и в первой телестудии, но там взорвался только один прибор, вызвав пожар в хранилище видеозаписей.
Кто-то решил, что это война. Собственно, так и было. Война, устроенная драконом. Он уничтожал все свидетельства того кем он был. Взрывы еще гремели. Иногда, кое где. В город были введены войска, но это не помогало.
Сам Ирринг был пойман военным нарядом и несколько дней находился под арестом, пока не были восстановлены его документы и прежнее имя. Он вновь оставался только Иррингом, против которого не было почти никаких дел, кроме старого дела о взятке, которое было в газетах, дело это попытались раскрутить, но оно быстро закончилось, так как свидетелей не осталось, а Ирринг все отрицал и заявлял, что был не принят в армию ввиду некоторых психических отклонений, что и было записано в официальных документах.

От жизни Ирринга среди людей почти ничего не осталось. Его счет в банке был аннулирован приказом покойного Президента. Собственность была уничтожена и Ирринг продал замок, "решив" получить хоть не много денег на жизнь. С ними он и уехал из столицы, скрылся из вида навсегда, что бы объявиться когда нибудь потом, в будущем, а пока ему требовался настоящий отдых. Где нибудь подальше от людей. Лучше всего, на необитаемом острове, куда он и улетел.

Глава 4



− Капитан, там человек на берегу. − Произнес помощник.
− Не может быть. Этот остров необитаем. − Проговорил капитан и взял бинокль. − Вот черт. Спустить шлюпку на воду! Старший лейтенант, вы отправитесь туда и выясните, что там делает этот субъект.
Катер ушел к острову и вскоре вернулся назад, привозя с собой человека, которому по виду можно было дать лет сорок.


− Кто вы и как оказались на острове? − Спросил капитан. Ирринг несколько мгновений осматривал людей вокруг. Он понял, что попал на военный катер и раздумывал, говорить людям о себе или нет.
− Я на этом острове уже четырнадцать лет живу. − Ответил он.
− Как четырнадцать? − Возник рядом удивленный голос.
− Так. Заплыл и живу. − Ответил Ирринг. − Что вы имеете против?
− Этот остров закрыт для посещения. − Произнес капитан. − И вы не назвали себя.
− Меня зовут Ирринг.
− Где-то я уже слышал это имя.
− Четырнадцать лет назад я жил в столице.
− Не четырнадцать лет назад, а совсем недавно.
− Тогда, это не обо мне.
− Кто это докажет?
− Ветер. Солнце. Океан. − Произнес Ирринг. − Можете допросить здерей, на которых я охотился. Или рыб, которых я ловил.
− Ну, хватит!
− Как прикажете. − Ответил Ирринг, прошел к борту и сиганул в воду.
− Задержать! − Воксликнул капитан, но человек уже плыл от корабля, катер, отправившийся за ним, почему-то заглох и встал на середине пути, пока опускали второй и заводили мотор Ирринг уплыл довольно далеко, затем нырнул и его никто больше не увидел.
Он понял, что время еще не пришло.


− Капитан Фрай, к командиру. − Произнес голос в трубке и дежурный передал эти слова. Через две минуты молодой летчик оказался в кабинете полковника Тьельдера.
− Вызывали, господин полковник? − Спросил он.
− Да, проходи, садись. − Ответил тот. Фрай несколько расслабился, поняв по тону человека, что ничего особенного не случилось. − Ты говорил, что хочешь стать космонавтом?
− Да сэр! − Тут же проговорил Фрай. Его настроение подскочило, и он едва не вскочил с кресла, в которое только что сел.
− Совет по Космонавтике рассмотрел ваше желание и постановил дать вам шанс. − Фрай слушал своего командира не упуская ни слова. − Прежде чем вы пойдете по этому пути, вам придется пройти множество тестов, в том числе нестандартных.
− Я согласен!
− Не перебивайте меня, пожалуйста, капитан.
− Простите, сэр...
− Поступая на слубу в отряд космонавтов вы не только пиступаете туда на работу, но и становитесь участником эксперимента, в котором вы лично будете являться подопытным объектом. Это неотъемлимое условие и тот кто его не принимает, не может поступить в отряд. Вы поняли меня?
− Да, сэр. Я согласен. Я согласен на все!
− Вам следует знать, что по предварительным данным есть большая вероятность, что люди побывавшие в космосе теряют способность к продолжению рода. Делая этот выбор вы делаете его не только для себя, но и для ваших потомков, которых может вовсе не оказаться, или же которым придется мучаться до конца жизни из-за мутаций и неполноценности. Это сложный выбор. Вас никто не заставляет его делать сразу же. Вы подпишете предварительное согласие, поступите в отряд космонавтов и начнете процедуры наземных тренировок и экспериментов. Кроме этого вы будете учиться и к концу первого цикла будете полностью представлять, что от вас потребуется. После этого вы и подпишете настоящий контракт, отказаться от которого у вас не будет права, так как государство тратит слишком много средств на подготовку каждого человека, что бы позволить себе такую роскошь как отказ без уважительных причин. Скажу сразу, этих причин только две. Смерть и пожизненная инвалидность. А теперь я слушаю ваши вопросы.
− У меня нет вопросов, сэр. Я согласен.
− В таком случае, примите мои поздравления, капитан. − Произнес полковник и поднявшись подал руку. Фрай так же встал, принимая рукопожатие. − Это направление в космический центр. − Сказал полковник. − Здесь указана дата, когда вы должны туда явиться, а до этого времени вам дается отпуск. Советую вам хорошенько отдохнуть. Ваша новая работа будет не из легких.
− Да, сэр! Спасибо, сэр!
− Вы свободны, капитан. И, до встречи.
− До встречи.

Фрай был на седьмом небе от счастья. Наконец-то! Наконец-то сбывается его мечта! Он отправился домой, рассказал обо всем отцу. Тот был рад за сына и просил его быть осторожнее.
Машина подъехала к воротам космической базы. Направление, которое выдал полковник служило пропуском и Фрай после проверки прошел через ворота, направляясь в указанную сторону. Через два часа он вместе с двенадцатью другими летчиками оказался в аудитории, где начиналась первая ознакомичельная встреча и где все тринадцать человек подписали предварительные соглашения. Фрай оказался тринадцатым в списке и получил этот номер, который становился его личным до самого конца. Впрочем, кроме этого номера был и другой, общий для всех − 8, означавший номер отряда.
Начиналась учеба. Все тринадцать человек имели достаточно высокую квалификацию, у всех было желание лететь в космос, и они быстро стали друзьями друг другу.

Некоторые эксперименты поначалу казались "странными", но время меняло все и вскоре новые космонавты привыкли ко всем процедурам. Они стали неотъемлимой частью их жизни, хотя, в обычной жизни большинство посчитало бы эти эксперименты оскорбительными для себя. Биология требовала своего. Один из важнейших аспектов жизни в космосе − выживаемость и рождаемость. Большая часть экспериментов относилась именно к выживаемости. Но через несколько лет эта проблема отошла на второй план. Большая часть задач была решена и наступала пора экспериментов по второй части. Они проходили медленно и осторожно. Пока опыты проводились на животных.

Фрай летел в космос в четырнадцатый раз. Его общее время пребывания на орбите составило более полутора лет. Худшие опасения медиков не подтвердились. Фрай уже был женат, у него появилось двое здоровых детей, еще не подозревавших о том, что появились не по любви, а по плану. Впрочем, Майра, жена Фрая, была от него без ума и именно это сослужило главную роль, когда комиссия выбирала пары для космонавтов. Он не думал об этом. Он знал, что это рго работа, его жизнь, и относился к Майре как к хорошему другу.
Корабль поднялся в космос. А через несколько минут Фрай уже держал управление в своих руках и вел челнок к орбитальной станции, где он и двое его напарников должны были сменить экипаж, проживший в космосе почти год.
Фрай был командиром и экспедиции и пилотом одновременно. Вместе с ним летели Дейв и Ларгон. Дейв уже не раз летал с Фраем, а Ларгон был новичком, и этот полет для него был вторым.
− Тринадцатый, это Центр, как слышите, прием. − Возник голос в кабине.
− Говорит Тринадцатый, слышу вас, Центр. Полет проходит по плану.
− Поздравляю с выходом, Фрай. − Произнес генерал Дельвис. − Мы только что получили важное сообщение. Стыковка откладывается. Для вас есть дополнительная задача. Вам надо будет изменить курс, пройти точно над одним из районов и произвести съемку местности.
− Спутники барахлят? − Спросил Фрай.
− Нет. Нам надо, что бы вы посмотрели еще и своими глазами. − Ответил генерал. − Через пять минут будет готов рассчет на корректировку курса. Через четыре витка будете над заданным районом.
− Где это примерно? − Спросил Фрай.
− Южная пустыня. По предварительным данным туда что-то упало из космоса. Наземные службы ведут поиск, мы должны помочь.
− Ясно. Значит, у нас пять часов отсутствия работы?
− Да.

Время шло. Корабль несколько раз облетел вокруг планеты. Она медленно поворачивалась под ним и, наконец, впереди появилась нужная точка поверхности. Трое космонавтов уже были готовы, включена вся аппаратура видеозаписи, настроены фотокамеры и корабль занял наилучшую ориентацию, что бы три человека смогли рассмотреть нужный район пустыни. Связь в этот момент не работала. В пустыне не было ретрансляторов, а спутниковая система еще не обеспечивала постоянной связи.
− Вот оно. − Произнес Фрай. Он взялся за бинокль и теперь рассматривал небольшое пятно, на которое и нацелились все остальные приборы. − Господи, это же... Дейв, ты видишь?!
− Да, командир. Это искусственный космический аппарат.
− Думаете, инопланетяне? − Спросил Ларгон.
− Могли и наши грохнуться. − Сказал Фрай.
− О наших бы знали. − Ответил Дейв. − Стелницы не стали бы скрывать аварии. У нас договор об этом. Да и не похож он на... Фрай! Ракета!
− Вижу! Дьявол... Черт, что они делают?!
Внизу было видно разраставшееся пламя. Ракета шла вверх и ее курс начинал нервировать трех человек.
− Они могли послать ее к нам, что бы сбить. − Сказал Дейв. − Черт возьми, как на зло связи нет! Командир, попробуй связаться хоть с кем нибудь!
Время отсчитывало секунды. Пламя ракеты уже было видно невооруженным взглядом, тем более, когда над пустыней спускались сумерки.
− Мы прямо над точкой. − Сказал Дейв. Камеры работали на полной скорости, датчики записывали всю возможную информацию, корабль уже уходил, а внизу, теперь уже под ним двигалась ракета. Пламя ее двигателей погасло.
− Я рассчитал ее движение, командир. − Произнес Ларгон. − Наши курсы пересекаются с точностью до километра.
− Если в ней система самонаведения... − проговорил Дейв. Он умолк.
Три человека с напряжением ждали своей судьбы. Корабль прошел над районом. Позади шла ракета. Теперь ее не было видно из-за отсутствия факела двигателей. Корабль вошел в тень планеты.
− Я вижу ее! − Воскликнул Ларгон, показывая назад.
Ракета блестела в свете солнца, она еще не вошла в тень, и было видно, как она приближается к кораблю.
− Командир, по моему, надо менять курс пока не поздно. − Сказал Дейв.
− Если у нее самонаведение, то это не поможет. − произнес Ларгон.
− А если нет, то поможет.
Фрай переключил систему на ручное управление и запустил двигатели. Корабль дрогнул и пошел в сторону.
− Смотрите за ней.
− Она ушла в тень. − Сказал Дейв. − Черт! Она меняет ориентацию!
− Значит, самонаведение... − Проговорил Фрай. − Сколько до встречи, Ларгон?
− Минута десять секунд. − Ответил тот.
− Если мы выживем, то рухнем в океан. − Сказал Фрай. − Дьявол. − Он вновь пытался выйти на связь, но у него ничего не вышло.
− Командир, мы можем что нибудь сбросить, ракета может спутать цель. − Сказал Дейв.
− Да! − Воксликнул Ларгон. − У нас почти пустые баки!
− Их бесполезно сбрасывать. − Произнес Фрай. − Они холодны как лед, а он идет на тепло. Мы выйдем на спускаемом модуле, а корабль включит ускорение и уведет ракету. В модуль!
Три человека заняли свои места. Ларгон смотрел на часы.
− Двадцать секунд, командир. − Проговорил он.
Фрай спокойно включал системы. Закрылся шлюз, включилась автоматика отстыковки. Аварийная отстыковка! Модуль отбросило от корабля ударной волной взрывного устройства, а через пять секунд на корабле включился двигатель. Он рванулся в сторону и понесся от модуля.
Через десять минут рядом с работающими двигателями пронеслась ракета. Она ушла вдаль, а затем там возникла вспышка.
− Нас может задеть осколками. − Произнес Ларгон.
− Не каркай. − Проговорил Дейв.

Спасение. Почти невероятное. Три человека едва остались живы.
− Нам надо начинать торможение, что бы сесть у нас. − Произнес Ларгон, глядя на свой рассчет.
− Включаю торможение. − Проговорил Фрай. Модуль дернулся, а затем мощная сила вжала людей в кресла. − Черт, он в аварийном состоянии!...
Фрай едва сумел отключить двигатель. Для этого пришлось применить нетривиальный ход и отключить энергию, что и привело к автоматическому закрытию нужных клапанов. Иначе они не желали закрыться.
Модуль уже несся вниз. Его скорость упала значительно ниже рассчетной.
− Мы входим в атмосферу. − Проговорил Фрай.
− Куда падаем? − Спросил Дейв.
− В океан. − Произнес Фрай.
Спускаемый аппарат отработал торможение в атмосфере вполне нормально. Выбросился парашут и теперь оставалось лишь надеяться, что система спасения на воде не выкинет какой нибудь фокус.

Три человека спали, когда к модулю подошла лодка. Она прошла вокруг, человек, находившийся в ней, некоторое время рассматривал аппарат, а затем коснулся ручек которые должны были привести к открыванию входа.
− Эй, есть кто живой? − Спросил человек.
Фрай проснулся первым и увидел в люке голову человека.
− Живы, спрашиваю? − Спросил он.
− Живы. − Произнес Фрай и дернул остальных. − Где мы?
− Вы дома. − Проговорил человек, усмехнувшись.
− Ясно, что дома, усмехнулся Фрай, в каком месте планеты?
− Координаты Кси-233.15, Джи-17.21. − Проговорил незнакомец.
− Очень понятно. − Фыркнул Дейв.
− Че спрашивали, то и сказал.
Три человека уже выбирались из модуля. Он плавал на воде. За бортом виднелся берег.
− Ты оттуда?
− Оттуда-оттуда. Только там остров. Необитаемый.
− Шутишь? − Спросил Ларгон.
Незнакомец усмехнулся.
− Ну так чего, дальше поплывете или высадитесь. До другог ближайшего острова километров пятьдесят, не меньше.
− Высадимся. − Сказал Фрай.
− Тебя как звать?
− Ирринг. Я дракон-инопланетянин.
− Глупая шутка. − Произнес Дейв.
− Не верите, не надо. Мое дело сказать.

Они оказались на острове. Три человека еще не верили, что он необитаем, пока не оказались в доме "робинзона".
− Так ты здесь правда один?
− Да, Фрай. − Ответил Ирринг.
− Откуда ты узнал мое имя? − Спросил Фрай.
− А я мысли людей читаю. − Усмехнулся Ирринг.
− Таблички он читает, а не мысли. − Произнес Дейв, показывая на свою.
− У тебя здесь нет связи?
− Нет. А у вас самих, что ли нет? − Удивился робинзон. − Я ладно, я тут двадцать лет живу, а вы то...
− У нас система связи вышла из строя. Мы совершили аварийную посадку.
− Ох.. Все то у вас ломается. − Проговорил Ирринг. − Так значит, никто и не знает, что вы здесь сели, коли аварийная?
− Никто не знает. − Проговорил Дейв.
− Ну дела, ну дела... − Он прошел к лесу, затем вернулся назад. − В космосе то как? Сверхсветовых двигателей не научились строить?
− Смеешься? Их и быть не может. − Проговорил Дейв.
− Не может. − Усмехнулся Ирринг, затем прошел в сторону и сел на повалившееся дерево. − Вы спешите или как?
− Куда спешить то?
− Ну, мало ли? Если не спешите, можем поговорить.
− А если спешим? − Спросил Ларгон.
− Тогда, придется вам испытать на себе драконовский метод доставки. Можете назвать любую точку планеты.
− База Сел-Марго. − Произнес Дейв.
Что-то сверкнуло, Дейв, Фрай и Ларгон не удержались на ногах и свалились в траву. Рядом находились здания, Солнца в небе уже не было.
− Что за дьявол? − Проговорил Фрай.
− Это наша база, командир... − Произнес Ларгон. − Этого не может быть.
− Может-может. − Послышался голос. Люди обернулись, но никого не увидели.
− Ты где? − Спросил Фрай.
− Одну секунду. − Ответил тот, а затем рядом сверкнула молния и из нее объявился человек. − Удивительно, Фрай. Оказывается, я уже знал тебя раньше.
− Как это знал?
− Я знал твоего отца. − Ответил Ирринг. − И скажу сразу, я ему обязан своей свободой.
− К-как это? Он ничего не рассказывал о подобном!
− А о том, как он выжил, когда в мастерской на него эстакада упала, он не рассказывал?
− Нет. Что все это значит?!
− Вы же спешили. Вот я вас и доставил сюда. Методом телепортации. Я же дракон-инопланетянин.
− Значит, это твои дружки нас сбили в космосе? − Произнес Ларгон.
− Вы сказали, что потерпели аварию.
− Нас сбили. Ракетой. И не наши, потому что у наших таких систем нет. − Произнес Фрай, глядя на Ирринга.
− Если это инопланетяне, то это не мои. − Произнес Ирринг. − Я на этой планете один из своего вида. И знаю это точно, потому что мы слышим друг друга, даже если находимся на разных концах планеты.
− Тогда, кто это мог быть? − Спросил Фрай.
− В радиусе ста световых лет находится около десяти населенных миров. Кто угодно мог быть. Могли и с более далеких планет залететь.
− Бред. Это бред. − Проговорил Дейв.
− Я исчезаю. Понадоблюсь, зови меня, Фрай.
− Звать? Как звать?
Ирринг прошел к нему и передал кольцо.
− Это не золото. Одень его на средний палец. Понадоблюсь, оденешь на указательный и я появлюсь.
Фрай взял кольцо и через мгновение Ирринг исчез.
− Мы спим. Это мы спим. − Сказал Ларгон.
− Слишком все реально. − Произнес Дейв.
В стороне появилась машина, она промчалась к трем людям и остановилась. Из нее вышли солдаты и замерли. Кто-то связывался по рации с командованием. А через десять минут трое космонавтов уже говорили с генералом Дельвис.
− Откуда вы?! Мы не видели, как вы спустились! − Воксликнул он.
− Нас сбили. − Произнес Фрай. − Ракетой. Мы ушли в спускаемом модуле, а корабль взорвался на наших глазах. Модуль получил неисправность, и мы не смогли ни с кем связаться. Потом произошло что-то странное. Мы упали в океан, встретили там человека, который назвался инопланетянином и телепортировал нас сюда.
− Вы шутите? − Произнес генерал.
− Он не шутит. − Послышался голос Ирринга и генерал обернулся на него. Рядом стоял молодой человек, в котором было сложно узнать прежнего "робинзона". − Я тут слыхал, у вас проблемы с инопланетянами. Может, я чем могу помочь?
− Помочь? Чем? И кто вы?
− Я дракон. − Ответил Ирринг и сел на подвернувшийся стул. − Про Рэйстоунское сражение слыхали? Вот это было моих лап дело.
Генерал смотрел на Ирринга, затем взглянул на Фрая.
− Вы меня разыгрываете? По моему, здесь не место для шуток.
Дельвис обернулся к Иррингу.
− Ладно, вы тут думайте, а я полетаю, узнаю, что это за птицы явились. Где они, Фрай?
− Южная пустыня. − Произнес Фрай и через мгновение Ирринг исчез. Генерал вздрогнул.
− Что за... − Проговорил он и обернулся к Фраю.
− Он телепортировал, сэр. − Произнес Фрай. − Не знаю, кто он, но он точно не человек. Вы говорили, что там наземные службы вели поиски.
− Да, но они не могут углубиться далеко в пустыню. Авиация продолжает прочесывание местности. Они еще ничего не нашли.
Прошло около минуты как исчез Ирринг. Генерал отвлекся, потому что его вызвал Президент.
Фрай, Дейв и Ларгон сели у стены и тихо переговаривались, обсуждая происшедшее. Рядом возникла вспышка и из нее объявился зверь.
− Я все узнал. − Послышался его голос.
− Ты кто такой?! − Воксликнул Дейв.
Зверь переменился и стал человеком, тем самым Иррингом.
− Ну, так мне говорить или исчезнуть, Фрай? − Спросил он.
− Говори.
Ирринг прошел в сторону и взял стул.
− Лервинская база. − Произнес он. − Вам это что нибудь говорит?
− Нет.
− Там не инопланетяне. Там ваши старые враги. Жаль, конечно, что не инопланетяне.
− Почему?
− Потому что я тогда, скорее всего, улетел бы отсюда. Домой. Ладно. Думаю, вы сами во всем разберетесь, а я отправляюсь на свой остров. − Сказал Ирринг и исчез.


Атака на пустынный район была мощной и стремительной. Бой продолжался всего один день. Тайная база была захвачена. В плен попало несколько тысяч человек, которые до сих пор считали войну не законченой. Среди них было не мало молодых людей, большинство никогда не участвовало в военных действиях, но все к ним готовились... А теперь люди сидели под навесами и зло поглядывали на "захватчиков".
Их отправляли из пустыни в лагеря. Отпускать людей готовых драться никто не стал. Командование некоторое время еще раздумывало, что делать, а затем было принято решение. Уничтожить базу...
Дрогнула земля. Тысячи взрывов взметнулись над песками. Еще больше прогремело далеко под землей и через некоторое время вокруг не осталось ничего кроме руин. Подрывники установили вокруг развалин знаки предупреждающие об опасности, сели в машину и отправились по домам.

Ирринг несколько дней пробыл на острове. Охота не шла, в мыслях постоянно крутилась идея о полете в космос. Он понимал, что никакие корабли людей не смогут улететь из системы, но это ничего не меняло.
Молния поднялась над островом и ушла к космической базе. Ирринг, как много лет назад, вошел невидимым потоком в человека, носившего кольцо...


Генерал Дельвис возвращался из пустыни. Там уже все было сделано и ему оставалось разобраться только с одним делом. Он вздрагивал от одной мысли о телепортации. Это казалось нереально. Словно сон и человек надеялся, что прилетев на базу не встретит там трех космонавтов, и решит, что они ему приснились.
Через несколько минут после возвращения на базу генерал оказался на едине с Главным Врачом.
− Я должен вам сказать очень важную новость. − Произнес он. − Они изменились.
− Кто?
− Фрай, Дейв и Ларгон.
− Как изменились?
− Они похожи на Фрая, Дейва и Ларгона, но это не они. Я провел все тесты, перепроверил все несколько раз. Основные показатели совпадают, но множество мелких деталей отсутствуют.
− Что именно?
− У Дейва было ранение в прошлом. Его след исчез. Фрай имел врожденный недостаток. Слабая диспропорция в крови, которая не влияла на его физические данные. Сейчас этой диспропорции нет. Ларгон раньше жаловался на головную боль. Обычно это происходило при определенных погодных условиях. За эти дни условия повторялись два раза, жалоб не было. И последнее, что меня убедило в выводе. Общий показатель Пси у всех троих резко снизился.
− После подобного, Пси может измениться у кого угодно.
− Только не в меньшую сторону, господин генерал. Пси можно снизить только специальными тренировками. И не за один день.
− И что это означает?
− Это означает, что они не те. Это подмена, генерал. И это объясняет их появление на базе, когда мы считали их погибшими.
− Тогда, зачем все эти выкрутасы с телепортацией? Или мне это показалось?
− Скорее всего, да. Я, к сожалению, не видел ничего. Думаю, дело в психотропных препаратах и технике гипноза. Я понял, что на нашей базе работает шпион, но я не понял, кто это. И только это может объяснить, откуда взялись копии трех наших людей. Им потребовалось не мало трудов, что бы их найти и заставить работать на себя.
− Слишком много сложностей.
− Я не вижу иного логического объяснения, генерал. Или нам придется признать существование телепортации. А за это нас точно оденут в белые рубашки.
− Вы говорили с ними об этом?
− Разумеется, нет. Я никому не говорил о своих подозрениях. Думаю, эта троица ни о чем не подозревает.
− Я сам допрошу их на этот счет. − Произнес генерал.
− Я не думаю, что нам следует выкладывать все свои подозрения. Они не должны этого знать.
− Я буду говорить с ними о телепортации, а вы сможете это увидеть так, что они не узнают.


Фрай, Дейв и Ларгон явились по вызову генерала Дельвиса. Их провели не в кабинет, а в другую комнату и усадили за стол. Вскоре рядом оказался генерал и сел напротив.
− Вы так и не объяснили мне толком, что произошло. − Сказал он.
− Я написал подробный отчет, сэр. − Произнес Фрай.
− Я все же хочу услышать все от вас. О том, что это за телепортация?
− Мы этого не знаем. − Ответил Фрай. − Это надо спрашивать у Ирринга. Если он не врал, то координаты острова у вас есть.
− Я видел эти координаты. Они на другой стороне планеты и там...
− Необитаемый остров. − Послышался голос рядом. Фрай обернулся, Генерал замер на месте, а за стенкой послышался грохот. А в комнате оказался зверь, стоявший на задних лапах. Он прошел к свободному стулу, сел на него, взглянул на свои когти и переменился. − Я Ирринг. Не забыли? − Спросил он.
− Что вам нужно? − Проговорил генерал с дрожью в голосе.
Ирринг некоторое время молчал, затем поднялся, прошел к столу, за которым сидел генерал и положил перед человеком бумагу.
− Читайте. − Произнес он, вернувшись на прежнее место. − Да не бойтесь вы, это обычная бумага, она не кусается.

Ирринг не знал, как поступят люди. Могло выйти как угодно. Они могли отказаться, могли попытаться захватить его силой, могли решить, что дракона вовсе не существует, а все что они видели − розыгрыш. Все самые пессимистические прогнозы не оправдались. Генерал ничего не спрашивая у Ирринга достал ручку, подписал бумагу и передал ее Иррингу. Тот молча подписал бумагу и вернул ее человеку.
− Это ваш экземпляр. − Произнес он.
Генерал взял лист, еще некоторое время перечитывал его...


− Я хочу знать, что ты с нами сделал? − Произнес Фрай. Он сидел перед Иррингом и рядом находилось только два человека, Дейв и Ларгон.
− О чем это ты?
− Не прикидывайся. Мы давно поняли, что нас считают чужими. И это из-за тебя!
− Это не из-за меня. − Усмехнулся Ирринг. − Это из-за глупости. Вашей. А суть в том, что телепортация влияет на организм. Заметь, Фрай, она влияет положительно. Впрочем, возможно и отрицательное влияние, но в этом случае оно всегда одинаково. Смерть.
− Как это понимать? − Произнес Дейв.
− Как хотите. Можете считать, что я случайно не желая того излечил вас от всяких разных недугов. А тебе Фрай, вообще нечего на меня злиться. Не будь меня, тебя не было бы на свете. Вообще не было бы.
− Я этому не верю.
− Поедешь в отпуск, спросишь у отца, знает ли он Ирринга.
− Я звонил ему. И он сказал, что не знает.
− Ты ему сказал, что я дракон или нет?
− Нет.
− Надо было сказать. И намекнуть, что я тут, Фрай. И заодно напомнить про гараж.
− Про гараж я спросил. С ним ничего не случилось тогда.
− Что-то не нравится мне это вранье. − Произнес Ирринг, подымаясь. − Он вышел из комнаты, вскоре оказался около местного телефона и взяв трубку набрал номер.
− Сержант Камстар? − Спросил Ирринг, усаживаясь на стул около телефона.
− Я был когда-то сержантом и давно не на службе. − Ответил голос. − Вы не могли бы приехать на базу, где служит ваш сын Фрай?
− А что случилось?
− Тут проблемы. Ваш сын влип в одну пренеприятную историю.
− Что с ним?!
− Физически ничего. У него психические отклонения. Мерещатся всякие драконы, живущие в кольцах...
− По моему, это глупая шутка! − Проговорил Камстар с другого конца.
− Ну, коли так, вы можете считать, что все в порядке. Неверие − великое оружие. До встречи. − Ирринг положил трубку и через полминуты из-за угла выскочило несколько солдат. Они окружили инопланетянина и остановились. Рядом появился капитан Фельсев, отвечавший за безопасность.
− Что это значит, кто вам позволил звонить?! − Воскликнул он.
− Вы шутите, капитан? − Спросил Ирринг. − В моем контракте нет запрета на телефонные переговоры.
− Вы.. Вы... Как вы это сделали?!
− Взял трубку, набрал номер, и вперед. − Произнес Ирринг и проделал это вновь. − Алло. Здравствуйте, господин Президент. Это говорит Ирринг с базы Мальскир-13... Нет, все в порядке. Я инопланетянин... − Ирринг отвел трубку от уха и взглянул на капитана. − Президент послал меня матом и бросил трубку. − Произнес он.
Рядом появился командующий базы, генерал Дельвис.
− По моему, мы не договаривались о подобных фокусах. − Произнес он.
− Зачем же тогда здесь стоит телефон, если по нему нельзя звонить? − Спросил Ирринг.
− Я говорю не о телефоне! − Резко произнес человек.
− Понял, сэр. − Ирринг поднялся. − Поговорим завтра, когда вы встанете с той ноги. − Ирринг исчез, заставляя этим людей еще больше нервничать.
Молния ушла с базы и влетела в столицу. Ирринг легко нашел дом Камстара и позвонил в дверь.
Дверь открылась, на пороге оказалась старая женщина. Она смотрел на Ирринга, пытаясь вспомнить, где его видела.
− Мы виделись раньше? − Спросила она.
− Виделись. Я Ирринг − дракон.
− Ирринг! − Воксликнула она. − Я.. Ой... П-проходи! − Она забегала, не зная что и делать. Рядом оказался Камстар.
− Как это понимать? − Произнес он.
− Алан, ну что ты такое говоришь?! − Воскликнула Найна.
− Что ты сделал с Фраем? − Спросил Камстар.
− Я его съел. − Проговорил Ирринг. Мать и отец опешили от подобного заявления. Ирринг прошел через квартиру, остановился в гостиной и через мгновение перед ним возникла вспышка. Из молнии объявился Фрай. Он закричал и рухнул на пол, затем поднялся и начал нервно озираться.
− Фрай! − Послышался вой Найны. Она бросилась к сыну. − Фрай, с тобой все в порядке?!
Ирринг уже сел в кресло. Он ждал, когда мать выговорится, когда Фрай скажет все слова, а затем просто исчез из квартиры и улетел на базу.


− Сто лет не виделись, господин генерал. − Произнес он, объявляясь перед человеком. Тот вздрогнул от неожиданности и резко вскочил.
− Как это понимать, черт возьми?! − Воскликнул Дельвис.
− Как заявление о том, что мне надоело сидеть без дела. − Ответил Ирринг. − Можно еще воспринимать, как мелкое хулиганство. Впрочем, вы можете это посчитать и за крупное, а то и вовсе за враждебные действия. Последнее, конечно, глупо. Потому что в реальности мои враждебные действия выглядели бы так, что вся ваша война в прошлом показалась бы детской игрой. Не верите, господин генерал?
− Вы не понимаете что такое дисциплина? Или вы не желаете этого понимать?
− Дисциплина это набор глупых правил, неприменимых к драконам. − Произнес Ирринг.
− Может, вы желаете расторгнуть контракт?
− Зачем же? − Удивленно произнес Ирринг. − Может, вы желаете?
− Вы ведете себя так!...
− Нe увиливайте от вопроса. Вы желаете растргнуть контракт или нет?
− Нет.
− Тогда, вопросов нет. − Ответил Ирринг. − Кроме отчитки за мои выходки у вас нет ко других мне дел?
− Я не потерплю подобного обращения! − Воскликнул Дельвис.
− Нет. Ну, раз нет, тогда, до встречи. − Ирринг поднялся и исчез.


Разговор с родителями для Фрая оказался не из легких. Хуже всего было то, что отец и мать полностью расходились во мнениях о том кто такой Ирринг и что ему нужно. Отец заявлял, что Ирринг инопланетянин, является разведчиком, и одному черту известно, что у него на уме. Мать же твердила, что Ирринг это дракон, посланный богом.


Ирринг сидел на дереве. Он просто смотрел на людей вокруг и ждал следующего дня. Утро приходило, как обычно, Ирринг спрыгнул на землю и направился к административному корпусу, где вскоре предстал перед генералом Дельвисом.
− Где вы были? − Спросил он тут же.
− Сидел на дереве.
Генерал замолчал. Он все еще смотрел на Ирринга с недовольством, но в нем не было прежнего беспокойства. Видимо, от того, что за прошедшее время Ирринг не нанес существенного вреда.
− Где Фрай?
− У себя дома.
Дельвис вновь молчал. Он раздумывал, что делать, а затем поднялся, взял со стола бумагу и передал ее Иррингу.
− Это заявление о расторжении контракта. − Произнес он. − Нам не нужны буйнопомешанные инопланетяне.
Теперь молчал Ирринг.
− Вы не желаете его принимать? − Спросил генерал.
− Как говорится, было бы желание. А на нет и суда нет. − Ответил Ирринг. − Прощайте. И не ищите меня. Бессмысленно. А мне в любом случае ждать. Так не все ли равно, где? − Ирринг поднялся и исчез.


Пятидесятилетие первого запуска искусственного аппарата в космос праздновал весь мир. Космос, поначалу отбиравший не мало средств, теперь давал заметную прибыль, давая практические результаты. Самым значимым из них была связь, развитие средств массовой информации и сетей, оплетавших всю планету.
Фрай Камстар был среди ветеранов космоса. Он не раз подымался на орбиту после встречи с Иррингом. Его космический стаж превысил пять лет, и теперь он руководил одним из крупных подразделений космического ведомства, занимавшегося исследованиями космоса.
− Сообщение с орбиты, сэр. − Произнес дежурный. − Седьмой зафиксировал странный объект, движущийся в нашу сторону из космоса. Пятый и четвертый подтвердили. Скорость сближения около ста километров в секунду. По предварительным рассчетам он может упасть на планету. Вероятность порядка двадцати процентов. Объект классифицируется как опасный.
− Альтамар в курсе?
− Да, сэр. У нас есть возможность его сбить с курса с помощью термоядерного устройства.
− Сколько времени до встречи?
− Четыре недели.

Время привело к неутешительным результатам. Через две недели объект из "опасного" перешел в "сверхопасный", а вероятность его столкновения с планетой выросла до 90 процентов. С предполагаемого места падения метеора потянулись беженцы, а рассчеты реакции атмосферы и погоды на планете приводили людей в ужас. К метеору ушли четыре ракеты, готовилась пятая. Одна уже была на поверхности и все было готово к взрыву, которуй должен был изменить орбиту летящего тела.
Наступил решающий момент. Далеко в космосе возникла слабая звездочка. За ее движением следили все обсерватории мира. Взрыв произвел изменение орбиты, но столь мизерное, что конечная точка столкновения почти не изменилась. На картах уже показывали районы, куда может упасть метеор в случае, если его удастся отклонить в орбиты, но не полностью.
Люди были в ужасе, поняв, что вероятность падения метеорита теперь была почти у всех. Кто-то уже говорил о том, что надо остановить ракеты, но Правительство было непреклонно. Пока имелась возможность отклонить тело так, что бы оно пролетело мимо, никакие проекты по смещению метеорита не закрывались...

Десятки кораблей двигались к метеору. Удары наносились один за одним. Траектория тела сместилась, но все так же задевала планету. Рассчеты не успокаивали. Что бы объект не упал на землю было необходимо взорвать еще несколько сотен зарядов, а их на планете попросту не было. В космос подняли весь запас урана, способного взрываться. Пытаться создавать новые взрывные устройства уже не было времени. До встречи оставались считанные дни. Теперь место падения и возможная линия падения были известны точно и люди покидали эти районы. Целые города оставались без населения, вставали заводы, останавливались энергостанции. Мир готовился к настоящему апокалипсису, которыей теперь уже был неизбежен.

"Ирринг! Ирринг, отзовись!" − Послышался голос. Ирринг открыл глаза медленно обернулся. Зов повторился и дракон взлетел над своей пещерой, направляясь к точке вызова.
Кто его мог звать? Он имел не мало предположений, но они разрешились через несколько мгновений.
− Ты меня звала, Найна? − Спросил он, объявляясь рядом.
− Я звала! Звала! − Воскликнула она и проскочив к нему схватила за руку. − Ирринг, я прошу тебя, сделай что нибудь! − Воскликнула она и встала на колени.
− В чем дело, Найна? Что такое?
− Ты, разве, не знаешь? Про метеорит.
− Вообще-то, я спал в своей пещере. И туда мне не приносят газеты.
− Через два дня наш мир погибнет... Если никто не собъет метеорит с пути...
− Черт... − Произнес Ирринг. Он не сказал больше ни слова и исчез.

Фрай вздрогнул, когда перед ним возникла вспышка и из нее объявился человек.
− Ирринг? − Произнес Фрай, узнав его и застыл.
− Черт возьми... − Фыркнул Ирринг, увидев человека. − Ты должен дать мне ракету, Фрай.
− Зачем? Хочешь удрать с планеты?
− Ты дурак, Фрай? Не понимаешь, что я сам сдохну, если это дерьмо сюда свалится? Мне нужна всего одна ракета. Любая, хоть сама старая и задрипанная. Или тебе жалко, черт возьми?!
− Я не один решаю.
− Мне все равно, как ты решишь. Важен результат.
− И какова вероятность, что это выйдет?
− Одна вторая. Либо выйдет, либо нет. − Прорычал Ирринг, обращаясь в зверя. − А если откажешься, я сам возьму то что мне нужно!
− Для этого нужна подготовка...
− Никакой подготовки. Любая ракета, стартующая в любое ближайшее время.
− Ты же сам можешь летать в космосе. Без всяких ракет...
− У тебя еще есть время пререкаться? − Зарычал Ирринг. − Итак, я жду пять секунд. Не сделаешь, обойдусь без тебя идиота!
− Следующий старт через двадцать минут с Фарайского космодрома.
− Где это?
Фрай взглянул на зверя, затем прошел из-за стола к стене, где висела карта и ткнул в точку. Когда человек обернулся рядом уже никого не было...

− Сэр, Симс-77 отклонился от курса. − Произнес дежурный.
− Плевать. Пусть идет, как идет. − Ответил Фрай.
− Но как же?!
− У нас другая проблема! − Воскликнул Фрай. Готовьте следующие ракеты!
Человек на том конце, видимо, понял, что шеф не в духе.
Фрай некоторое время сидел на месте, затем вызвал диспетчера.
− Что там с 77-м? − Спросил он.
− Он ушел в сторону от цели, сэр. Команды не принимает. И двигатель пошел в разнос. Думаю, он взорвется через несколько минут.
Но ракета не взорвалась. Наоборот, она набрала скорость и внезапно сделав разворот пошла к метеору, набирая скорость все больше и больше.
− Идиот... − Проговорил Фрай, когда ракета на огромной скорости вошла в метеор.
− А-а-а-а-а-а! − Возник вопль. Фрай дернулся и обернулся к экрану.
− Он взорвался! Взорвался! − Закричал новый голос. Его заглушили новые крики. Люди вскакивали со своих мест и бесились, крича...
Метеор на экране стал красным. Изображение расползалось множеством пятен, а затем в его центре возникла новая вспышка. Множество яркобелых молний протянулось к разлетавшимся осколкам. Новые взрывы. Удары продолжались. Неведомая людям сила крушила камни, которые теперь разлетались веером. Рассчет показывал, что на планету теперь попадут лишь мелкие обломки, которые с большой вероятностью сгорят в атмосфере.

"Ирринг, Ирринг, ты слышишь меня?!" − Голос кричал надрывно и с плачем. Ирринг слышал его, но сил на ответ не было. Он едва сумел добраться до планеты своим ходом. Люди этого не видели. Они смотрели на фейерверк в небе и не заметили прилетевшую к планете молнию. Она ушла в старые горы, в далекие места, туда, где еще не бывали люди. Там было место, где дракон мог лечь и заснуть многовековым сном.

Мать плакала.
− Он погиб. − Произнесла она. − Погиб.
− Кто? − Спросил Фрай.
− Ирринг. Это он взорвал метеор! Я это знаю!
Фрай несколько мгновений молчал. Он никому не говорил о встрече с Иррингом и мать могла разве что догадываться.
− Ты мне, как всегда, не веришь? А я знаю, что это он! Знаю! Потому что я сама позвала его и попросила это сделать!
− Ты? Как это позвала?
− Я молилась богу, что бы он передал Иррингу мои слова! И он передал. Он прилетел сюда, я сказала, что мир в опасности и он улетел. А через полчаса он взорвал его! Взорвал! Только он мог так сделать, потому что он дракон! − Мать вновь завыла. − Господи, ну зачем было нужно его убивать?!
− Мы его не убивали. − Произнес Фрай.
− Я говорю не о вас. Я говорю о том, что бог мог оставить его в живых!
− Бог здесь ни при чем. Он полетел туда на нашей ракете.
− Что? Как на вашей?!
− На нашей. Он заявился ко мне и потребовал ракету, сказал, что сам уведет ее, если я не дам.
− И ты молчал? Ты никому об этом не сказал, Фрай?! Да как ты мог?! Он пожертвовал собой ради нас, а ты молчишь?! Фрай! − Мать снова выла. А Фрай в этот момент понял, что все его старые мысли об Ирринге не верны. Только поздно. Теперь уже поздно...


Станция медленно поворачивалась. Ее окна светились электрическими огнями. С двух сторон располагались огромные створки солнечных батарей, главного источника энергии. Они не вращались вместе со станцией и были постоянно направлены на Солнце.
Люди, находившиеся внутри, не подозревали о нависшей над ними угрозе, которая приближалась с каждой секундой. Оставались всего лишь мгновения. Тревога, поднятая автоматикой пришла слишком поздно. Через две секунды раздался удар и отсек ядерного реактора взорвался яркой звездой.
Мир содрогнулся от этого удара. А через минуту после взрыва прозвучало заявление Махнерской Террористической Организации, взявшей ответственность за взрыв на себя. Глава заявлял, что МТО продолжит свои акции пока из тюрьмы не будут выпущены все ее члены.
Правительство предпринимало не мало мер по защите космических станций. Были проведены повальные проверки среди работников, выяснилось, что на взорванном Маиксе-203 работали два человека, состоявшие в МТО. Они улетели на землю незадолго до взрыва и скрылись без следа.
Прошла неделя, назначенная как срок исполнения требований. Террористы так и оставались в тюрьмах и мир содрогнулся от нового удара. Он произошел вовсе не там, где его ждали. Не в космосе, а на планете. В одном из небольших городов было взорвано ядерное устройство. Все население города погибло в один миг...

Невидимые сигналы страха расходились вокруг. Возможно, именно их не хватало, что бы пробудить жизнь в теле бездыханного зверя, лежавшего в глубокой пещере. Создатели не плохо потрудились над родом крылатых львов два миллиона лет назад. Тело зверя было не подвержено старению и не поддавалось атакам микроорганизмов, для которых чужеродная структура оказалась не по зубам.
Зверь поднялся в темноте и тишине. Он не слышал слабых волн, приходивших со всех сторон. Он ощущал лишь слабое напряжение, тревогу, которая заставляла думать и разбираться в том, что происходит. А на это требовалось время. Что бы все вспомнить, что бы развеять сон, который все еще затуманивал сознание.
Один миг, вспышка огня, молниеносное движение, сознание зверя словно прорвавшаяся лавина вырвалось наружу, и он вспомнил все...

Ирринг шел по незнакомой улице чужого города. Он плохо понимал слова людей из-за того что они говорили на другом языке. Это было несколько странно и избавиться от незнания можно было только в одном месте.
На поиск библиотеки ушло несколько минут. Ирринг отдал в залог золотое кольцо, так как у него не было документа, и сел за книги.
День пролетел почти незаметно. Наконец, с языком все прояснилось. Не поднятно было только с биополем, исходившим от людей. Оно было не таким, какое Ирринг знал раньше. Может, это из-за прошедшего времени? Но времени не так много ушло. Ирринг уже определил, сколько проспал. За прошедшие полторы сотни лет люди не могли так измениться. А может могли?
В общем-то, это и не было столь важно. Ирринг все равно оставался чужаком в этом мире. Даже прожитые тысячи лет не сделали эту планету родной. Быть может, причиной послужили две тысячи лет рабства, когда Ирринг успел не раз возненавидеть всех людей и столько же раз их простить. У него были разные хозяева. И плохие, и хорошие. Нашелся и такой человек, который понял, что дракон мог дать ему вечную жизнь. Он только не понял, что способов это сделать было множество и выбрал не самый лучший. Ирринг ненавидел этого хозяина, потому что этот человек вершил зло с помощью дракона. Слава богу, у него была не столь бурная фантазия, иначе, кто знает, чем бы все закончилось. Ирринг исполнял четыре раза приказ этого человека омолодить его. Так и происходило. Старик становился молодым и продолжал жить. Ни одному человеку не удавалось получить триста лет жизни, а закончилась она совершенно бесславно. После очередного омоложения хозяин устроил пир в свою честь и на нем оказался и дракон. Хозяин напился и отдал приказ съесть всех людей в зале. И дракон не премянул воспользоваться этой ошибкой. Его клыки мгновенно пронзили тело хозяина и тот мгновенно умер, не успев даже подумать о каком либо приказе. После этого пир наступил для дракона. И он съел всех, кто ему попался. Тогда не наступила свобода. Ирринг не мог сам освободить себя. Таково было его собственное заклинание. И он служил каждому, кто владел кольцом. На этот раз кольцо осталось без хозяина не на долго. Уже через четыре дня оно было найдено пацаном на улице деревни. Ирринг сам бросил кольцо туда и ждал своего часа. Пацан продал "золотое" кольцо. Затем оно было еще раз продано, потом еще и еще. Никто не знал о его силе, а Ирринг не спешил раскрываться.
Тогда прошло почти полгода, прежде чем появился хозяин, который знал о кольце дракона. Он искал его, и он его нашел. Выкупил за баснословные деньги из-за того что предыдущий хозяин понял, что у кольца есть какой-то секрет, но какой он не знал.
− Ну, теперь ты скажешь, какой у него секрет? − Спросил продавец.
− Теперь скажу. − Ответил хозяин, надев кольцо на руку. − Это кольцо дракона.
− Ха-ха-ха! Не смеши меня!
− Выходи, дракон! − Проговорил хозяин, и Ирринг объявился перед ним в виде дряхлого старика с трясущимися ногами и кривой клюкой.
− С-слушаюсь... х-хозяин... − Проблеял он.
− Ты кто такой?! − Закричал человек.
− Д-дракон... − Произнес старик.
Продавец снова засмеялся, хотя и был в страхе из-за внезапного появления старика.
− Убей его! − Приказал хозяин кольца, показывая на предыдущего хозяина.
Старик развернулся, взглянул на человека, и тот замертво упал.
Так начиналась его новая служба у нового хозяина. Тот потребовал сначала отчета о том, что дракон может делать. И дракон начал свой список..
− Могу сделать шаг. Могу сделать два шага. Могу сделать три шага... − Хозяин рассвирипел, когда Ирринг дошел до десятого.
− Ты что, издеваешься надо мной?! − Закричал он.
− Да. − Ответил старик, глядя прямо на человека и тот дрогнул. − Хочешь, я тебя съем? − Спросил он и переменился, становясь зверем.
− Ты не имеешь права! − Воскликнул человек.
− Мне этого никто не запрещал. − Зарычал зверь.
− Я запрещаю!
− Что запрещаешь?
− Я запрещаю тебе прикасаться ко мне!
Зверь попятился назад и отошел на десяток шагов.
− Ты, что, глупый совсем? − Произнес хозяин.
− Я не глупый. Это ты глупый. − Прорычал дракон.
− Ты обязан меня слушаться! Отвечай!
− На какой вопрос?
− Я говорю, ты обязан меня слушаться. Так?!
− Да. − Произнес дракон и сел.
− В таком случае, стань человеком.
Ирринг переменился и теперь выглядел как трехлетний ребенок.
− Стань нормальным человеком!
− Я нормальный. − Проговорил Ирринг и завыл, пуская слезу.
− Прекрати реветь! Стань взрослым!
Человек дрогнул от того, что дракон сделал это мгновенно.
− Слушаюсь, ваша подлость! − Проговорил Ирринг.
− Прекрати меня оскорблять!
− На сколько времени прекратить?
− Навсегда!
− Хорошо. Как прикажешь.
− А теперь подойди сюда.
Ирринг прошел впред и остановился на полпути.
− Почему ты застрял?!
− Ты приказал не прикасаться к тебе.
− Я приказал не причинять мне вред, а не не прикасаться.
− Я не умею понимать слова иначе, чем ты их говоришь. Ты сказал не прикасаться.
− Я изменяю приказ. И приказываю тебе не делать ничего во вред мне!
− Это невозможно. Что бы не делать тебе вред, я должен умереть.
− Что еще за глупости?! Ты дурак?!
− Я не дурак.
− Тогда, почему ты все это говоришь и делаешь все не так?!
− Потому что ты орешь. Потому что ты злой и твой первый приказ был убить человека. Потому что ты мне не нравишься. Потому что я не желаю тебе служить. Потому что я хочу быть свободным. Потому что...
− Хватит!
Человек умолк.
В этот момент в зал вошли слуги убитого хозяина. Кто-то из них увидев человека лежавшего на полу, бросился к нему.
− Убийцы! Вы убийцы! − Закричал он. − Хватайте их!
Хозяин Ирринга пытался отбиваться, а Ирринг не сделал ни одного движения в свою защиту. В результате, человек оказался связан. Ему заткнули рот, а Ирринга только лишь держали за руки.
− Кто его убил? − Спросил появившийся в доме стражник.
− Я. − Произнес Ирринг.
− Почему?
− Мне приказал хозяин.
А хозяин в этот тот момент вертелся, пытаясь выплюнуть кляп, но у него ничего не выходило.
− Как ты это сделал?
− Я его задушил. − Спокойно сказал Ирринг.
Стражник взглянул на хозяина, затем на Ирринга, который в этот момент выглядел довольно молодым, который по опыту людей не мог задушить здорового взрослого человека.
− Зачем ты врешь?
− Я не вру.
Стражник оставил Ирринга, подошел к его хозяину и приказал вынуть кляп.
− Убей их всех! − Закричал хозяин.
− Я этого не могу. Ты приказал не делать ничего плохого тебе. Если я их убью, тебе будет плохо.
− Я отменяю этот приказ! Убей их!
− Нет. − Ответил Ирринг. − Если я их убью, тебе будет хорошо, а я этого не хочу.
− Вы что, психи? − Проговорил стражник.
− Он украл кольцо у нашего хозяина! − Проговорил один из слуг и стащил его с пальца хозяина Ирринга. Бывшего хозяина...
− Не-ет! − Закричал тот.
− Убей его, он украл кольцо! − Закричал человек, показывая на того, у кого в руках было кольцо.
Ирринг лишь молча показал хозяину знак свихнувшегося...
Кольцо досталось наследнику убитого хозяина. Ирринга вместе с кричащим человеком увели, но вскоре он попросту исчез. Его бывший хозяин оказался в каменоломнях, а новый появился только через полгода. Кольцо пылилось в коробке, а Ирринг в это время гулял как хотел и не особенно настаивал на том, что бы ему отдавали приказы.
Проходило время. Хозяин вскоре узнал о кольце и о драконе, потому что слухи об этом ходили вокруг и не мало. И наступил момент, когда Ирринг вновь стал настоящим рабом.

Закончилось это приказом последнего хозяина уничтожить кольцо. Ирринг знал, что это был хороший человек. Он с удовольствием бы послужил ему, но свобода была дороже. Да и хозяин не верил в драконов, отчего и сделал так, что Ирринг освободился.

Он вновь шел по улице. Над городом давно спустилась ночь. Вокруг горело множество огней рекламы, вдали виднелся огромный небоскреб, и Ирринг направился к нему. Людей, несмотря на ночь, вокруг было достаточно.
Огромное здание, стоявшее посреди города, несколько не вписывалось в его окружение. Оно было огорожено от остального города высокой каменной стеной, за которой находился парк. У ворот стояли солдаты, и Ирринг некоторое время смотрел на них, а затем пошел дальше. Его больше не интересовал этот дом, потому что из мыслей людей стало ясно, что это резиденция Короля...

Он просыпался от шума. Рядом была толпа. Люди гудели. Затем появился человек, который взобрался на тумбу, видимо, предназначавшуюся для памятника, и, не в пример скульптуре, раскрыл свой рот.
− Долой Императора! Да здравствует свобода! − Закричал он и толпа подхватила этот лозунг. − Мы − не рабы! Мы желаем работать и жить для себя!...
Он продолжал выкрикивать лозунги, затем перешел на частные детали, рассказывая кому и как плохо живется.
− Солдаты! − Закричал кто-то.
Толпа смешалась. Люди метнулись в одну сторону, затем в другую. Послышалась стрельба. Среди толпы появились солдаты и кто-то из них схватил оратора. Он продолжал кричать: "Да здравствует свобода!"
Солдаты хватали и других людей. Кто-то из них оказался рядом с Иррингом, и ударил его дубинкой. Через минуту он оказался связан и затолкнут в фургон, где находилось еще несколько связаных человек.

Их привели в тот самый небоскреб, посадили в клетки. Рядом оказались штатские. Они ходили промеж клеток, высматривая кого-то, а затем указали на оратора и того вывели.
− Да здравствуте свобода! Долой Императора! − Закричал тот и умолк, оглушенный дубинкой. Его уволокли, а двое штатских продолжали свой поход. Оно остановились рядом с клеткой Ирринга.
− Ты кто? − Спросил один из них.
− Я дракон. − Произнес Ирринг.
− Кто-кто? − Переспросил второй.
− Дракон! − Выкрикнул Ирринг. Эхо разнесло его голос по всему залу. Где-то раздался смешок, а штатский знаком показал вывести Ирринга.
− Да здравствует Император! Долой свободу! − Закричал Ирринг.
− Ты что, псих? − Спросил штатский.
− Нет. − Спокойно ответил Ирринг. − Я тоже хочу дубинкой по голове.
Солдаты увели Ирринга по знаку человека и вскоре тот оказался в большом зале. Там же находился и оратор, прикованый цепями к стене. Солдаты приковали Ирринга рядом и скрылись. Сосед некоторое время смотрел на Ирринга, пытаясь его узнать.
− Я, вроде, тебя не знаю. − Сказал он.
− Ну и что. Я там спал в парке, когда вы шум подняли.
− Мы подняли не шум, а восстание. Против Императора. Ты же знаешь, какое он зло творит.
− Ничего не знаю. Я в этом городе только вчера появился.
− Да? − В голосе человека вознико подозрение. − Так ты, стало быть подсадной?
− Хм. А ты, стало быть, дурак. − Усмехнулся Ирринг.
− Я не дурак. Это ты ведешь себя подозрительно.
− Я веду себя так как полагается вести себя обыкновенному дракону.
− Кому-кому?!
− Дракону. Я дракон. Понял?
− Ты псих.
− А ты не псих. Орал черт знает что посреди улицы. А вокруг тебя толпа обезьян слушала развесив уши.
− Можешь не прикидываться хорошеньким. Тебе это уже не поможет. Им не нужны такие как ты.
− Кому это им? − Спросил Ирринг.
− Императору.
− А я к нему и не напрашивался. Я вообще его не знаю и знать не хочу.
Человек умолк и вновь пытался понять, кто же перед ним.
− Значит, ты приехал вчера? − Спросил он. − И зачем?
− Я прилетел, а не приехал. И ни зачем. Просто этот город у меня на дороге оказался.
− Очень красиво, но не убедительно. Говори, кто и зачем тебя сюда послал?
− Меня послал бог. Ничего не приказывал. Сказал, что все что я сделаю сам по своей воле, и будет тем, что он желает.
− Ты либо дурак, либо прикидываешься. − Произнес человек.
Ирринг усмехнулся.
− Выводы вы всегда делали потрясающе. Без всякой логики.
− Кто это мы?
− Люди, кто же еще. Ты, болван, не понял, что я сказал? Я тебе сказал, что я − дракон. Ты это понял, или нет?
− Тогда, почему ты до сих пор не освободился?
− Потому что я играю. Мне весело. Хочу посмотреть, чем все закончится. Хотя, я почти знаю чем, но все же, мне интересно, изменились ли люди за последние две тысячи лет?
В зале послышался шум и в него вошло несколько солдат. Вместе с ними оказались двое штатских, тех самых, что выбирали из клеток людей.
− Назови свое имя. − Произнес человек, глядя на Ирринга.
− Ирринг. А тебя как звать?
− Это тебе не обязательно знать. Говори, что ты делал в парке?!
− Я там спал. А потом смотрел на толпу обезьян, которые слушали вот эту обезьяну. А потом я смотрел, как появились вот такие обезьяны и разогнали тех. − Ирринг говоря показывал сначала на пойманного оратора, затем на солдат.
− Разыгрываешь из себя дурочку? − Спросил второй.
− Ой, да ты, дядя, слепой. Не видишь, что я мальчик, а не девочка. − Проговорил Ирринг.
− Повесить его. − Произнес человек и прошел к оратору.
− Ты к тому болвану не подходи, я с тобой не договорил, дядя. − Произнес Ирринг и человек обернулся.
− Ты хочешь получить пытки перед смертью? − Спросил тот.
− Пытки? Ты что, дядя, министр, что ли, что пытками меня пугаешь?
− Он Император. − Проговорил второй и ударил Ирринга в живот.
− Император?! Так ты Император?! − Воскликнул Ирринг. − Бог мой! Да неужели?!
Второй человек вынул оружие и приставив его ко лбу Ирринга выстрелил.
Ирринг махнул рукой, оружие вылетело из рук человека.
− Не мешай мне с Императором разговаривать, болван! − Проговорил он и вновь взглянул на второго. Император замер на месте. − Ты чего? Драконов не видел? Меня пули не берут. И вешать бесполезно. И цепи эти... − Ирринг прошел от стены и сталь лопнула. − Солдаты вокруг ощетинились оружием.
− Убейте его! − Закричал Император.
Раздались выстрелы и десятки пуль вошли в тело Ирринга, пробивая его грудь, голову, руки, ноги.
− Да ты мерзкий слизняк! − Зарычал Ирринг и обратился в дракона. Человек шарахнулся назад и свалился не удержавшись на ногах.
Ирринг сделал лишь один шаг. В него вновь стреляли, но он не реагировал на пули. Клыки зверя сомкнулись на горле Императора, дракон улегся на полу и начал есть.
Солдаты попятились назад. Второй штатский попытался уйти, но Ирринг достал его лапой и молча прижал к полу, продолжая есть убитого человека. Он, наконец, закончил и поднялся.
− Ты не забыл, что стрелял в меня, старый болван?! − Зарычал Ирринг.
− Я.. Я.. Я не один стрелял! − Воскликнул он.
− Хочешь, что бы я съел и тех, кому вы приказали стрелять в меня?! − Зарычал Ирринг и ударил лапой. Его коготь прошелся по горлу человека. Его голова отлетела и покатилась через зал.
Ирринг отошел от него и развернулся к стене, где все еще был прикован человек.
− Ты, похоже, не рад? − Спросил дракон. − Я же съел Императора, которого ты хотел долой. Или ты не этого хотел?
Человек попытался что либо ответить, но не смог.
− Понятно. Орать все мастера, а как дело делать, так тут же язык глотаем. − Ирринг фыркнул и обратился в человека. − Ты ведь не веришь в бога? Да? Считаешь, что он не мог прислать меня сюда, что бы я съел этого мерзавца?
− Т-тебя прислал бог?
− А кто же еще, по твоему? Дьявол? Если дьявол, то ты отсюда не выйдешь живым. Понимаешь почему?
− Понимаю.
− Вот и отлично. − Ответил Ирринг. Он взмахнул рукой и цепь вокруг человека исчезла. − Я же говорил, что для меня это только игра, а ты не верил.
− Но как?... − Произнес тот.
− Никак. Ты так и будешь здесь стоять?
− Ч-что мне делать?
− Глупый. − Фыркнул Ирринг. − Полезай ко мне в пасть.
− Но...
− Что но? Не хочешь?
− Нет...
− Тогда, что за глупые вопросы ты мне задаешь? Ты хотел свободы, ну так и решай сам, что тебе делать, а меня от этих вопросов избавь.
− К-как...
− Хррр. − Зарычал Ирринг. − Говорили мне, что люди глупеют, когда видят дракона, вот и доказательство.
− Я не глупею. Я не понимаю, как такое может быть!
− Что не понимаешь? Не веришь в бога и драконов? Да? Не веришь?
− Н-не верил...
− Да? Тогда, чего дрожишь? Или ты за веру свою испугался? Да никуда она не денется.
− Что не денется?! Я не верил вообще!
− Ну и правильно делал. − Усмехнулся Ирринг. − Инопланетянин я.
− Что? − Переспросил тот.
− Не что, а кто. Инопланетянин. С другой планеты прилетел, от другой звезды.
− А как же...
− Превращения? Ну дык, оборотни мы. Тут уж ничего не поделаешь. Я могу стать любым существом.
− И Императором можешь?
− Нет. В дерьмо не превращаюсь. У нас, кстати, полная свобода. И никаких Императоров нет и в помине. Даже президентов нет. И правительства нет. Если что надо решить, собираемся вместе и решаем.
− Миллион вместе не соберешь.
− Ну, миллион не миллион, а сотня если наберется, и то хорошо. Да бог с этим. Ты сам что собираешься делать? Станешь Императором?
− Шутишь?
− Чего ты спрашиваешь? Я то по чем знаю, чего ты хочешь?
− Я хочу, что бы все люди стали свободны в нашей стране.
− А в других?
− А в других они и так свободны. Почти во всех.
− Ну так идите туда, вас здесь держат, что ли?
− Держат.
− Ну, теперь держать, вроде, некому. Так что не держат.
− Теперь надо сделать, что бы свобода наступила здесь.
− Ну так делай.
− Как?
− Ты меня спрашиваешь? − Фыркнул Ирринг.
− Ты же сказал, что у вас все свободны.
− Ну да. С самого рождения. И нам никогда не приходилось думать о том как стать свободными. Это было и осталось.
− А ждешь тогда ты чего?
− Жду, когда ты пойдешь из этого поганого места. Я же понимаю, что тебя могут прихлопнуть, если я просто изчезну.
− Ты можешь исчезнуть?
− Я могу превратиться в птицу и улететь. Не веришь?
− Верю.
− Ну так и долго ты соображать будешь?
− Ты думаешь...
− Хррр... − Зарычал Ирринг, обратился в крылатого льва и пробежал к окну. От удара лапы вылетело стекло.
− Стой! − Закричал человек.
− Чего тебе?
− Ты хочешь меня бросить?
− Мне надоело ждать, когда ты что либо сообразишь. Я понял, что ты глуп, и ты мне не интересен.
− Вытащи меня отсюда! Я сделаю все, что ты захочешь!
− Нет. За все что я захочу я тебя отсюда не вытащу.
− Но тогда как?
− Никак. Можешь считать, что я от дьявола, коли ты дурак.
Ирринг прыгнул в окно, раскрыл крылья и через минуту уже шел по улице, уходя от небоскреба.

Столица мира встречала очередного гостя. Ни один человек вокруг не догадывался, что под личиной молодого человека, не отличавшегося от других подобных людей, скрывался инопланетянин-дракон.
Он появился в городе в надежде, что ему удастся вырваться из заколдованного круга и найти путь в космос, домой. Пока это оставалось неразрешимой задачей. Люди не научились строить космические корабли со сверхсветовыми двигателями. Они вовсе в них не верили, хотя и не мало фантазировали на эту тему.
Ирринг выбрал совсем небольшую цель. Он собирался побывать в центральном архиве и найти данные о людях, живших сто пятьдесят лет назад. У него не было другого занятия и оставалось любопытство, что же стало с теми людьми.

Фрай Камстар рассказал о последней встрече с драконом. Сначала эти данные попали в печать. Был большой шум. В результате Фрай оказался без работы, потому что многие посчитали его свихнувшимся. И только через несколько лет, когда люди смогли вновь полететь в космос, они обнаружили на обломках метеора невероятные следы, которые не могли возникнуть в результате спонтанных взрывов. На крупных камнях были словно выгравированы картины. Ирринг тогда просто играл. Он знал, что энергия у него не бесконечна, но растрата ее совсем в пустую его не воодушевляла и он исписал несколько сотен метеоров. На одних были картины, на других карты, на третьих информация об иных мирах и инопланетянах, в том числе и о драконе Ирринге, который жил в этом мире много сотен лет.
Впрочем, эти излияния люди так и не нашли. Они обнаружили лишь пару метеоров с картинами, где был лес, горы и изображения крылатого зверя. Все эти данные находились под грифом "секретно" и не выдавались никому.
Но для Ирринга не было запретов. Он спокойно находил все что хотел. У него был свой доступ ко всей литературе и он лишь делал вид, что читает книгу с законами, а сам летал на дальних этажах, разыскивая все что ему было нужно.

Он нашел. Потомки Семьи Камстаров жили и теперь. Двое праправнуков Фрая служили в армии. Еще один учился в институте. Их родители занимались самыми разными делами. Ирринг нашел и еще одну ветвь семьи. Ту, что утратила фамилию Камстар, когда дочь Найны и Алана вышла замуж. Один прапраправнук Алана жил в столице, а его двоюродная сестра находилась в детском интернате из-за того что родители погибли в автокатастрофе.
Первым делом Ирринг отправился к Серхаю Линстеду. Это был довольно респектабельный человек. Он принял Ирринга, решив, что он пришел от какой-то фирмы, и они оказались в светлом кабинете.
− Вы, наверно, недавно на работе и боитесь начать разговор? − Спросил Серхай.
− Я ждал, что вы спросите кто я и зачем пришел.
− Ну так говорите же. У меня не так много времени. − Сказал тот начиная раздражаться.
− Вы знаете Найну Линстед?
− Что? При чем здесь эта девчонка?
− При том, что я пришел из-за нее, а не из-за того что вы там думаете. Вы ее знаете. И знаете, что она в интернате.
− Она не моя дочь, и я не обязан!... − Заговорил человек с гневом.
Ирринг встал, не просидев в кресле и одной минуты.
− Ну что же, прощайте, господин Линстед. Все что мне было нужно, я уже выяснил.
− Как это понимать?! − Воскликнул Серхай.
− Никак. − Ответил Ирринг. − Возможно, вы об этом узнаете. Попозже. Впрочем, я могу вас обрадовать и сейчас. Вам больше незачем опекать эту девчонку.
Ирринг вышел из кабинета и хлопнул дверью. Серхай выскочил вслед за ним и долго пытался понять, куда из коридора делся человек.

Молния пронеслась через город, влетела в старое здание и застыла среди стен, обращаясь в человека. Ирринг еще раздумывал как поступить. У него было множество вариантов действий и он решил сначала проследить за девчонкой, что бы понять все.
Первое, что бросалось в глаза, кольцо. Именно кольцо, то самое, что когда-то носила Найна, жена Алана, последнего хозяина дракона. Это задевало что-то внутри Ирринга. Он чувствовал, что кольцо притягивает его, словно давно забытая дорогая вещь.
Найна сидела за партой, слушала учителя, а Ирринг взобрался на дерево и смотрел в окно класса. Он некоторое время раздумывал что делать, а затем обратился в мальчишку того же возраста, что и дети в классе. И теперь он сидел на дереве, глядя на детей через окно.
В классе возникло оживление. Кто-то заметил Ирринга. А через несколько минут он оказался перед директором интерната. Тот долго пытался выяснить где Ирринг живет, почему он не в школе и тот заявил, что он живет сам, что ночует под открытым небом, что он вольная птица и имеет полное право сидеть на дереве.
После этих слов его отправили сначала в медпункт, затем в баню, после чего он оказался в изоляторе, а несколько дней спустя ему объявили, что он остается в интернате.
− Итак, ты не вспомнил свою фамилию? − Спросил диретктор.
− Вспомнил. Моя фамилия − Камстар. − Сказал Ирринг. − Я такую хочу.
− Не слишком ли много чести для такого заморыша? − Спросил человек, стоявший рядом. Ирринг знал, что это его будущий воспитатель.
− Мое имя, это мое имя! И я никому не позволю его менять! − Резко произнес Ирринг.
− Я говорю не про имя, а про фамилию.
− Правда? А что в этой фамилии такого? Вот в имени да, в нем есть, а в фамилии что?
− А что в имени?
− А то, что весь мир обязан дракону Иррингу за избавление от метеорита.
Человек умолк не найдя ничего что сказать.

Рассчет оказался верен. Ирринг оказался в том же классе, где и Найна. Он выбрал момент, подошел к ней и сел рядом.
− Привет. − Сказал он. − Тебя зовут Найна?
− Да. − Ее взгляд упал на кольцо, что было на руке Ирринга. − Ты украл мое кольцо! − Воскликнула она и взглянула на свою руку. Ее кольцо было на месте. − Ой. Как это? − Произнесла она.
− Что? − Спросил Ирринг. − Кольца одинаковые? А они не одинаковые. Мое лучше.
− Чем это оно лучше?
− Тем, что не из золота. − Ответил Ирринг.
− А у меня тоже не из зо... Ты это чего говоришь то? Как это лучше, если не из золота?
− А так. Не знаешь, разве, что золото это дерьмо и зараза? Самое настоящее. Из-за него все беды, все войны и все слезы. А еще от глупости людей.
− Во дает! Может, сразу скажешь, что хочешь меня?
− А ты проститутка, что ли, что так спрашиваешь?
Найна поднялась, отвесила Иррингу оплеуху и пошла прочь.
− Получил? − Усмехнулся кто-то. − Она никого к себе не подпустит. Она же гордая.
Ирринг поднялся и уперся в парня, стоявшего рядом.
− Отойди, пожалуйста.
− Отойди! Пожалуйста! − Воскликнул тот передразнивая Ирринга, а затем толкнул его и Ирринг оказался на стуле. − Хочешь получить, мозгляк?!
Парень взвыл, получая удар промеж ног. Ирринг вскочил и не дав пацану опомниться толкнул его так, что тот растянулся на полу.
− Не понял, холюпик? − Произнес Ирринг. − Я дракон. Только дернешься, получишь по мозгам так, что до конца жизни запомнишь.
Парню было не до разговоров. Он лишь взглянул на Ирринга и заорал от нахлынувшего на него ужаса, взявшегося неизвестно откуда.
Ирринг ушел, а через полчаса перед ним оказались четверо старших парней.
− Хочешь пройти, гони деньги. − Произнес один из них.
Ирринг вынул из кармана пачку сотенных банкнот и всунул ее в руку просившему.
− Ну, тебе мало, или ты забыл, что меня надо пропустить?
− Черт. Откуда это у тебя?!
− Во первых, меня зовут Ирринг, и к черту я не имею никакого отношения. А во второых, эти деньги меченые. Их выдают вымогателям, после чего те уже не смогут отмыться.
− Ты чего несешь, ты сам их трогал! − Воскликнул второй парень.
− А вот и директор идет. − Произнес Ирринг, бросая взгляд дальше четверки. Те обернулись, а Ирринг в этот момент исчез, забирая и свои "деньги".
− Вот гад! Он нас обманул! − Произнес первый.
− Бежим за ним! − Воскликнул второй.
− Бежим! − Подтвердили остальные.
Они бегали долго, а Ирринг появлялся то там то здесь, говорил "ку-ку" и исчезал, а парни продолжали свой бег. Под конец они остановились в парке.
− Что за черт? Как он так бегает? − Произнес первый.
− Ме-е-е... − Пробелял Ирринг позади и все четверо обернулись. − Ну что, поймали? − Рассмеялся он.
Все четверо бросились к нему и Ирринг исчез, когда четверо парней подскочили к нему и попытались вскочить.
− Дьявол! − Возник вопль.
− Как это он исчез?! Такого не может быть?!
− Мы же видели! Все видели!
− Да, видели!
− Значит... Это...
− Что?
− Это.. Он не человек! Он инопланетянин!
− Дракон...
− Дурак, он не дракон!
− Он же говорил, что он дракон.
− Когда?
− Я слышал. И денег у него куча. Это точно!
− А теперь я вас съем, что бы вы не разболтали. − Зарычал Ирринг. Четверка вновь оборачивалась. Теперь на их глазах Ирринг превратился в зверя и пацаны с воплями бросились врассыпную...

Ирринг смеялся. Он хохотал от души, и вкоре уже сидел у своей постели в общежитии.
− Говорят, тебя Найна отшила. − Произнес один из парней со смехом.
− Правда? − Удивленно произнес Ирринг. − А я слыхал, что я превращался в большого зверя и хотел кого-то съесть.
− Так что, скажешь, не было этого?
− Чего? − Делая вид что не понимает, спросил Ирринг.
− С Найной, вот чего! Молчишь, значит было!
− А тебе завидно? Ты даже и пытаться не пробовал.
− Да всем известно, что она недотрога.
− Ну и что. У нее дядя миллионер.
− Да вранье это. Если бы он был миллионер, она не сидела бы здесь, а жила бы в особняке с сотней комнат.
− Прямо так она с комнатами бы и жила. − Усмехнулся Ирринг.
− Дурак ты!
− За то ты умный, по горшкам дежурный. Все горшки облизал и спасибо не сказал!
− Ах ты гад! − Воскликнул парень и бросился в драку...

− М-да... − Произнес Ирринг, когда его противник оказался повержен.
Он оставил парня и лег на свою постель.
− А лежать до отбоя запрещается. − Проговорил кто-то.
− Глупее ничего не придумал? − Спросил Ирринг и остался на месте.

Следующий день начинался со слухов, что четверых старшеклассников увезли в психиатрическую клинику. Затем появился слух, что это было связано с Иррингом. После двух уроков Ирринга вызвали к директору и тот долго пытался выудить у Ирринга что тот сделал прошлым днем с четырьмя старшеклассниками. Ирринг ничего объяснить "не смог", и его вернули на занятия.
− Итак, посмотрим, как ты знаешь физику. − Сказал учитель, глядя на Ирринга. − Выходи к доске.
Ирринг вышел. Учитель зачитал задачу и через две секунды на доске появился ответ.
− Что это? − Спросил учитель.
− Это решение. Ускорение составит семь целых четыре десятых... метров на секунду в квадрате.
− Ты решал эту задачу раньше? − Спросил учитель, взглянув на свой ответ, записаный в тетради.
− А чего решать то? Два числа перемножить, на третье разделить. Детсадовская задачка. В уме все за секунду решается.
− Хорошо. Задаим не детсадовскую. − Ответил учитель и перевернул страницу в своей тетради.
Он причитал новое условие. Ирринг вздохнул и выписал на доске новое число.
− Это в уме не просчитаешь! Ты подсмотрел! − Воскликнул человек теряя равновесие.
− Придумайте задачку, какой у вас нет в тетрадке, я решу, вы решите и сравним ответ.
Человек задал еще одну задачу. А после того как Ирринг выписал число, учитель около минуты считал все сам.
− Этого не может быть. − Произнес он.
− Может-может. Мне было три года, когда мама меня учила такие задачки решать.
− Ты издеваешься, что ли?!
− А что? Вы задаете мне детские задачки, это разве не издевательство? Вы бы лучше рассказали бы, как Земля на трех китах держится? И почему эти киты в космос не падают?
− Садись на место! − Произнес учитель.
Ирринг сел за парту и демонстративно зевнул. Учитель лишь бросил на него строгий взгляд...

Быть может, все так и должно происходить. Постоянные стычки ссоры драки в интернате. Ирринг получил и врагов и друзей. Найна попросту не смотрела на него, до тех пор пока Ирринг не подстроил одну сценку. Он не мог связаться со своими родственниками и только разыгрывал это, не задумываясь о том, как потом выпутываться. В конце концов, он имел полное право...


Найна шла по коридору. Время шло к вечеру и она возвращалась из класса, где делала уборку. До ее слуха донесся голос и она остановилась, прислушиваясь к нему.
− Почему они все такие глупые? Никак этого не пойму. Тут задачки задают для детей. Решаются в уме за секунду. Как? Как не должен?.. Да нет. Никто здесь не знает кто я. И не догадывается... Да нет здесь никого. Ну что ты беспокоишься, мама! Да и не сделают они ничего со мной... Ну, не надо, мне уже не три годика...
Найна тихо подошла к двери и заглянула в класс, откуда доносился голос. Дверь была приоткрыта и там за партой спиной к двери сидел Ирринг. Перед ним светился экран в воздухе, а на экране было изображение, показывавшее лес, на фоне которого сидел зверь.
− Ладно. − Послышался тихий голос. − Если что, возвращайся домой сразу же! И язык как следует учи. Даже я отсюда слышу, что ты картавишь неверно!
− Да все верно, мама. Они не слышат никакой фальши. Я проверял.
− Ты мне скажи, лучше, зачем тебе эти дикари понадобились, Ирринг?
− Ты же сама сказала, найди какую нибудь планету и учись там.
− Да, сказала. Ну так не у дикарей же! Ты бы еще в лес пошел бы к баранам и учился бы у них. И еще жалуешься, что все просто. Ясно что просто. Они же кроме каменных топоров делать ничего не умеют.
− Умеют. Они уже в космос летают.
− Да-да. Нызенько нызенько, як крокодилы. Ирринг, ну не смеши ты народ. Здесь уже про тебя анекдоты рассказывают.
− Ну и пусть. Они же разумны.
− Да какие они разумны? Даже врать не разучились еще. И ты туда же! Ведь врешь же там напропалую! У них же без этого не проживешь!
− А я и не вру. Они же вруны все. И все неверующие. Им скажешь, что я дракон, а они га-га-га!
− Ну очень смешно. Ты вот мне скажи, они помнят, что для них сделал дракон сто пятьдесят лет назад?
− Не помнят. − Проговорил Ирринг.
− Ну и? Что ты хочешь, Ирринг? Думаешь, они будут тебя благодарить?
− Да при чем здесь благодарность, мама! Я же не за ней сюда прилетел!
− А зачем ты прилетел? Вот сколько ты там, а до сих пор и сказать толком не можешь, что тебе в этой дикарской планете понравилось? А, Ирринг? Ну как ты ее выбирал?
− А никак. Бросил кости и по случайному номеру выбрал.
− Ирринг, ну что за глупости? Ой... Ладно. Не знаю, чему ты там научишься. У тебя помехи на связи.
Ирринг дернулся. Изображение схлопнулось, и он резко обернулся. Найна отскочила от двери, затем пробежала через коридор как можно тише и встала как вкопаная, когда перед ней возникла вспышка и из нее объявился Ирринг.
− Ты подслушивала. − Произнес он.
− Ну и что. Это моя планета, а не твоя!
− Да уж точно. − Ответил Ирринг. − Значит, теперь расскажешь всем?.. Ну и рассказывай.. − Он отвернулся и пошел прочь.
Найна все еще стояла на месте. Она думала о происшедшем. В ее голове все менялось. Все переворачивалось. Инопланетянин? Здесь? А не показалось ли все это? И не сходит ли она с ума? Нет. Не показалось!
Она пошла вперед и когда вошла в палату, ноги подкосились и она упала...
Найна очнулась в медчасти. Рядом стоял врач с отвратительно пахнувшим пузырьком, в дверях толпились девчонки, которые пытались узнать, что же случилось.
− Кажется, пришла в себя. − Сказал врач, убирая пузырек. − Ну? Как себя чувствуешь?
− Что со мной?
− Ничего. Обморок. И больше ничего.
− Значит, мне можно встать?
− Вставай. А завтра утром придешь сюда, проведем кое какие анализы.

Найна не говорила никому о том, что увидела. Она долго об этом думала. Ей уже казалось, что все это ей показалось, когда она потеряла сознание. Да и Ирринг вел себя так словно ничего не случилось. Но Найна видела разницу. Она замечала детали, на которые никто не обращал внимания. Никому и в голову не приходило, что Ирринг инопланетянин. Впрочем, кто-то это узнал. Те самые четверо парней...

Возможно именно эти мысли и привели Найну в то самое место, в котором она оказалась. Она шла за Иррингом, который покинул территорию интерната и оказался в соседнем лесу. Она старалась идти как можно тише, а Ирринг двигался словно танк, не глядя по сторонам, шел через лес непонятно куда.
Он остановился почти через час рядом с небольшим лесным озером. Найна оставалась вдали. Ирринг скинул с себя всю одежду, прошел к воде и прыгнул в нее.
Глупости. Найна едва понимала, зачем это. Ирринг мог спокойно купаться вместе со всеми. Ирринг нырнул и Найна некоторое время ждала. Прошла минута, вторая, третья. По спине прошел холодок от ощущения, что Ирринг мог утонуть.
Его не было уже минут десять. Найна вышла из своего укрытия и прошла к воде, думая увидеть его где нибудь в стороне. Но озеро было гладким. Нигде не слышалось плеска воды.
Рядом возник шорох, Найна обернулась и закричала от ужаса, увидев рядом большого зверя. Она отскочила от него, подскользнулась и упала в грязь на берегу озера.
− Шпионишь за мной? − Произнес зверь человеческим голосом и сел на землю.
Найна некоторое время не могла раскрыть рот. Она пыталась подняться, но глина скользила под ногами и она пару раз упала еще, прежде чем встала твердо на ноги.
− Чего ты хочешь? − Произнесла она едва выговаривая слова.
Ирринг обернулся, поднял лапу и Найна увидела в ней небольшой прибор. Через мгновение сверкнула молния и рядом оказался Ирринг, таким каким его знали все.
− Я пришел сюда, что бы почувствовать себя самим собой. А вот ты зачем шпионила за мной, вот это точно вопрос.
Он говорил эти слова одновременно натягивая брюки и одевая рубашку.
− Ну так что скажешь? − Спросил он, когда полностью оделся. − Чего. Ты. Хочешь? − Добавил он медленно проговаривая слова и останавливаясь после каждого.
− Я ничего не хочу. − Ответила Найна со страхом.
− Ну да. А за мной тебя, видимо, черт принес. А другой черт нашептал тебе молчать и ничего не говорить.
− Ты хочешь, что бы я рассказала о том, что видела?
− Нет, не хочу. Но, если расскажешь, меня это не заденет.
− А что было с теми четырьмя?
− Ничего. Они видели меня, так же как и ты. Только они еще деньги вымогали. Останешься здесь или пойдешь со мной?
− Я не знаю, кто ты такой и можно ли тебе доверять. − Ответила Найна.
− Я дракон, и доверять мне можно. Смотря что, конечно.
− Что?
Найна не получила ответа. Ирринг развернулся и пошел через лес, направляясь к городу.
В голове Найны крутился только один вопрос. Что делать? Как поступать в в этой ситуации? С одной стороны об инопланетянине должны были все узнать, с другой он этого не хотел. Она пошла вперед, но так больше и не увидела Ирринга. Он появился только на следующий день, на занятиях.

− Ты, наверно, влюбилась в него? − Послышался рядом голос. Найна обернулась и увидела смеющееся лицо Тайсии.
− В кого? − Переспросила она с удивлением.
− В инопланетянина.
Найна замерла на мгновение.
− А ты откуда узнала? − Спросила она.
− Да это по тебе видно. Все время только на него и смотришь. − Тайсия смеялась. − Видать, он тебя отшил?
− Что за глупости! − Воксликнула Найна. От этого Тайсия только рассмеялась больше, а пошла прочь. В этот же день слух о том, что Найна влюбилась в Ирринга, разошелся по всему интернату. И пытаться кого либо разубедить было бесполезно. А кроме этого, Найна узнала, что вокруг все давно называют Ирринга инопланетянином, и вовсе не от того, что знают об этом.

Ирринг сидел в парке, под деревьями. Рядом бегали дети из младших классов. Кто-то тихо подошел сзади. Ирринг увернулся, когда человек попытался нанести ему удар в спину.
− Держи его! − Послышался голос. Рядом были те самые четверо парней. Они окружили Ирринга и накинулись на него.
Инопланетянин молчал. Он раздавал удары, получая свои и через минуту четверка лежала на земле. Ирринг стер кровь с губы и сверкнув глазами на людей пошел прочь.
− Ты еще заплатишь за это, зверь! − Выкрикнул кто-то из четверых.
Ирринг не оставил их без внимания. Четверка заявилась к нему ночью. Двух пацанов выволокли в коридор, и Ирринг остался наедине с нападавшими. У одного в руке появился нож, у другого костет. Третий вынул из-за спины дубинку, а четвертый ухмыльнулся и достал револьвер.
− Пришла твоя смерть, инопланетянин. − Произнес парень с револьвером.
− Нет! Не трогайте его! − Послышался крик в коридоре. В комнату ворвалась Найна. Парень с ножом схватил ее, приставляя нож к горлу. Девчонка завизжала.
− Дернешься, и твоя подружка сдохнет!
− Что вам надо? − Спросил Ирринг.
− Деньги.
− Сколько?
− Миллион! − Произнес тот, что с револьвером.
− Хорошо. Я отдам, если вы отпустите ее.
− Покажи, что они у тебя есть, ублюдок! − Произнес тот, что держал Найну.
Ирринг нагнулся, вытащил из под кровати чемодан и открыл его.
− Здесь полтора миллиона. Можете забирать свой миллион и уматываться.
− Мы заберем все! − Проговорил тот, что был с пистолетом и подоскочил к чемодану, в котором лежали ровные ряды упаковок с сотенными банкнотами. Рядом с ним оказались трое других. Найну отпустили. Она все еще стояла в слезах около дверей, но не уходила.
Главарь захлопнул чемодан и поднял его.
− Уходим с этого мерзкого гнезда! − Произнес он.
− И ее заберем! − Произнес тот, что был с ножом, хватая Найну.
− Нет! − Закричала она. Они уволокли Найну. Она выла и кричала, потом звала Ирринга на помощь. Но он ждал. Четверка вывалила из интерната, сбивая с ног дежурного взрослого и обзывая его дураком. Человек протирал глаза ото сна, пытаясь понять, что происходит. Найна не кричала от того, что ей заткнули рот.

Ирринг невидимо двигался вслед машине, увозившей четверых человек. Они не стали ничего выдумывать, а просто угнали ее с ближайшей неохраняемой стоянки. Машина уносилась из города. Найна сидела сздаи и просила парней отпустить ее, но они только смеялись.
− Что за черт?! − Воскликнул тот, что сидел за рулем. Машина начала вилять, затем затормозила.
− Что там?
− Сломалось что-то.
− Ну и черт с ней. Идем. − Сказал вожак.
− Куда идти-ти, ночь же.
− Хочешь подождать, когда полиция приедет, можешь оставаться.
Человек вышел и исчез во тьме. Вышел и водитель.
− Эй, ты где?! − Воскликнул он. − Кончай так шутить, идиот!
В этот момент перед его глазами сверкнула молния и он оказался в другом месте. В глаза светило солнце, а он сам был связан и не мог пошевелиться...
Еще двое парней вылезли из машины, выволакивая за собой Найну.
− Здесь зверь! − Закричал один из них и тут же рухнул на землю. В следующее мгновение удар получил и последний.
− Ирринг? − Тихо спросила Найна.
− Все уже закончилось, Найна. − Послышался его голос. Она прошла на него и уткнулась в лапы зверя.
Через мгновение она вскрикнула из-за того, что вокруг стало светло. А рядом появился Ирринг.
− Что это?! Где мы?! − Воскликнула она.
− Вон, смотри. − Ответил Ирринг, показывая в сторону. Там было море, в которое уходил мыс со множеством построек. А в конце находилась стартовая площадка космических кораблей. Весь мир знал этот космодром.
− Как это? Мы же... − Заговорила Найна.
− Это называется телепортация. − Ответил Ирринг. − А сейчас здесь появятся четверо психов. − Сказал он и направил руку в другую сторону. Послышались вопли и в это же мгновение рядом оказались четверо парней. Они были связаны и привязаны веревками к дереву.
− Ты что наделал?! − Закричали они.
− Скажи, что с ними сделать, Найна? − Спросил Ирринг. − Все что угодно. Как скажешь, так и будет. Могу их съесть, если захочешь.
− Съесть? − Переспросила она, затем в ней взыграла злость и она показала на того, что приставлял ей нож к горлу. − Его. Съешь его. − Сказала она.
Ирринг переменился. Четверо парней закричали увидев зверя. Когти промелькнули перед носом одного из них и веревки разлетелись. Парень попытался бежать, а трое остальных так и остались связанными.
Крик сменился воем, когда зверь настиг человека и свалил его на землю, а затем от воя остался лишь хрип, да шум возни. Человек еще несколько мгновений дергался, когда клыки зверя вонзились в его горло. Ирринг встал, подымая человека зубами, перехватил его удобнее и проглотил целиком.
Он развернулся, прошел к Найне и лег на песок. Она смотрела на зверя со страхом, но вместе с ним в ней было что-то странное. Словно неведомая сила держала ее, говоря, что Ирринг ей не страшен. Она раздумывала над всем и пришла к выводу, что инопланетянин мог послужить ей. Ведь он уже начал это делать. Видимо, для того что бы она никому не рассказывала о нем.
− Я должен тебе кое что сказать, Найна. − Произнес зверь. Он взглянул на трех связанных людей и те в одно мгновение исчезли навсегда. − На самом деле я дракон, а все что ты видела тогда, в классе, я разыграл специально для тебя.
− Как это разыграл?
− Так и разыграл. У меня нет никакой связи с моими родственниками и в последний раз я с ними виделся больше двух тысяч лет назад.
− Я не верю.
− Еще раз скажешь мне, что не веришь, я исчезну и не вернусь. Мне без разницы, кому служить. А к тебе я пришел только потому что сто пятдесят лет назад служил твоим предкам. А именно, твоей четыреждыпрабабушке.
− Значит, ты пришел, что бы служить мне?
− Я пришел, что бы посмотреть кто ты есть. Если бы ты мне понравилась, я стал бы тебе служить, но увы, Найна.
− Я ничего не сделала против тебя! − Воскликнула она.
− Проблема не в том, что ты сделала против меня. Проблема в твоей собственной гордости. В том, что ты ведешь себя словно ты царица. К тому же, я слышу мысли людей и знаю все что ты думаешь. Ты решила, что сможешь использовать меня. Но ты не сможешь.
− Если ты не будешь слушаться, я расскажу всем кто ты есть! − Произнесла она.
− Зря ты это сказала. − Прорычал дракон. Найна в этот момент поняла, что совершила ошибку...

Ирринг рвал эту нить. Он взлетел молнией над берегом океана и унесся вдаль, на другой конец планеты, что бы закончить жизнь Ирринга Камстара. На утро в интернате нашли мальчишку повесившегося в своей комнате.

Он раздумывал, искать ли других людей. Или же порвать с прошлыми связями и начинать все сначала. Двойная неудача склоняла его ко второму пути. Он стал молодым человеком и вскоре поступил на работу обычного клерка. Работа эта не отличалась разнообразием. Целый день Ирринг сидел в маленьком кабинете и вводил множество данных в компьютер. Большей частью ссод заключался в переписывании информации из одних документов в другие. Хозяин фирмы, на которую работал Ирринг, оставался доволен его работой.
День сменялся ночью. Одна работа Ирринга заканчивалась и начиналась другая. Он уходил в информационные сети и вел поиск информации связанной с космосом и с инопланетянами. Он нашел информацию о тайной организации, занимавшейся поиском инопланетян среди людей, и только усмехнулся, когда оказалось, что они вышли на след Ирринга Камстара и могли даже застать его в интернате, не будь тех событий.
Следы рвались, а Иррингов в одной столице были десятки тысяч. Имя было широко известным.


− Можно вопрос, господин лектор? − Спросил студент.
− Спрашивайте. − Ответил человек.
− Что вы сделаете, если к на вашу лекцию заявится дракон?
− Объявлю эвакуацию. − Ответил человек. − Это последний вопрос?
− Да. − Ответил человек и поднялся из-за стола. − Я не ваш студент. − Проговорил он и пошел на выход.
Человек что-то сказал вдогонку, но Ирринг не слушал. Он вышел в дверь и некоторое время ходил по коридору, затем вошел в буфет и взял завтрак. Пустота вокруг навевала дурные мысли.
− А вы почему не на занятиях, молодой человек? − Возник голос рядом. Ирринг обернулся. За соседним столиком сидел пожилой человек. Он чего-то ждал, не притрагиваясь к завтраку.
− Я не студент. − Ответил Ирринг.
− Работаете здесь? Я вас раньше не встречал.
− И не работаю здесь. Хотел найти людей, которые занимаются драконами. Но здесь от этого слова все шарахаются.
− Что-то я этого не замечал. − Произнес человек. − А вы, похоже, верите в драконов?
− Почему вы так решили?
− Потому что у вас кольцо, как у всех верующих. Оно ведь не из золота?
− Нет. Обыкновенная сикервильская керамика. Одиннадцатый век до нашей эры. Говорят, таких осталось не больше десятка во всем мире.
− Обыкновенная сиккервильская керамика.. − Проговорил человек. − Удивительное сочетание. Раньше всегда считал, что сиккервильская керамика сама по себе необыкновенна.
− Почему же?
− Потому что никто так и не смог определить, каким образом она получена.
− Нет ничего проще. Ощищаете сиккервильскую глину, формируете кольцо и проводите химическую реструктуризацию с использованием антинаучных драконовских методов.
Человек усмехнулся.
− А вы, как я погляжу, большой шутник.
− У меня выбора нет. Если я вовремя не перевожу свои слова в шутку и смех, меня отправляют на очередное психологическое обследование. Впрочем, в тех местах я никогда долго не задерживался. Врачи либо признавали меня нормальным, либо сходили с ума сами.
− Значит, вы занимаетесь драконами?
− В некотором роде. Не каждый посчитает это занятием.
− Чем же вы таким занимаетесь?
− Пытяюсь объяснить людям, что при встрече с драконом не следует бросаться в панику или хвататься за ядерное оружие.
− Чем же вы тогда отличаетесь от проповедников религии?
− Тем, что я не считаю драконов богами. Посланниками можно назвать с большой натяжкой. А так обыкновенный инопланетянин, заблудившийся в космосе.
− Оригинальная трактовка. Почему же заблудившийся?
− Потому что у меня есть точные данные. Будь у него возможность, он давно бы улетел. Но ее нет, поэтому ему ничего не остается, как гулять по этой земле.
− Если мне не изменяет память, он погиб сто пятьдесят лет назад.
− Неверная информация. Он не погиб. И этому есть множество доказательств.
− Каких же?
− Они засекречены.
− Так вы о них знаете? Или вы только предполагаете, что они засекречены?
− Я знаю.
− Но не желаете раскрывать секреты?
− Зачем? Что бы очередной человек, попытавшийся добраться к этим данным, был отправлен в психбольницу или еще куда?
− У меня есть достаточно высокий доступ к секретной информации. И я не вижу причины, почему бы вам не назвать данные, о которых вам известно?
− Например, падение Империи Скантера.
− Не понял. Там Император был убит каким-то маньяком.
− Там Император был съеден драконом. На глазах множества свидетелей. А его первый Министр был обезглавлен когтем дракона.
− И только? Но не съеден?
− Нет. Драконы, они, знаете ли, не нажираются сверх того, что им требуется.
− Очень интересная трактовка. Что еще?
− Есть свидетельства четырех человек о том, что они видели дракона. Документ ИС-274-13.
− ИС?! − Удивленно произнес человек.
− Именно ИС. Исключительно Секретно. У вас есть этот уровень?
− Нет. Но откуда он у вас?
− У меня он с обратной стороны.
− С обратной? Вы хотите сказать, у вас информация от драконов?
− От дракона, а не драконов. Он, увы, один в этом мире.
− И почему он вам это рассказал? − Спросил человек.
Ирринг в этот момент взял стакан с соком и выпил все залпом.
− Задачка для первоклассника. − Ответил Ирринг подымаясь. − Он мне ничего не говорил. − Человек опешил от таких слов, а Ирринг пошел на выход. Вскоре он оказался в автобусе, уезжавшем из университетского городка.
Информацию об исследователях драконов найти не составляло труда. Ирринг уже встречался с людьми из этих групп и они ему не понравились своими мыслями. Слишком все было завязано на выгоду...

Взрыв космической станции, затем ядерный взрыв в одном из городов поднял всех людей. Ирринг так же оказался взволнован происходящим после того, как террористы взорвали новейшую космическую станцию. Он начал свои поиски и в момент очередного выхода главаря банды в эфир нашел нужную нить связи. Он обнаружил человека из МТО, находившегося на телестудии. Он сделал свое дело, подбросив кассету с записью и заявлением, что в случае невывода записи в эфир будет произведен взрыв в столице.
Людям ничего не оставалось делать, как выполнять требования. Ирринг следил за нужным человеком. Тот довольно долго не выходил на связь со своими руководителями, но через четыре дня все же сделал это.
Действия дракона были стремительны. За несколько минут он проследил всю цепь связи от исполнителя до главы организации, и обнаружил главный штаб террористов, располагавшийся на территории военной базы, полностью подконтрольной МТО.
Ирринг некоторое время проверял людей, просматривал дела офицеров и руководителей преступной организации. Он понял, что выход может быть только один.

− Сэр, у нас сообщение о новом терракте МТО. − Произнес дежруный.
− Они же обещали подождать! − Воскликнул Президент. Дежурный промолчал, потому что ему нечего было говорить. − Где?
− Военная база СЛ-33. Над базой взорвано термоядерное устройство.
− Как термоядерное?! У них и термоядерные есть?!
В кабинет ворвалось несколько офицеров вместе с начальником безопасности.
− Сэр, только что пришло сообщение. − Произнес генерал Аури.
− Я уже получил его.
− Не о взрыве, а о том, кто его сделал. − Генерал достал бумагу и передал ее Президенту.
− Я уничтожил центральную базу МТО и ее главных руководителей на СЛ-33. Дракон. − Прочитал Президент. − Откуда это?
− Пришло по факсу. Источник не ясен. Мы проследили, но это оказался обыкновенный уличный телефон.

Ирринг уже двигался над городом, где предполагалась новая акция МТО. Он знал адрес знал людей, которых искать и вскоре оказался в нужном месте. Взрывное устройство уже было готово. Люди ожидали команды на запуск, после чего должны были покинуть город.
− Веселье отменяется. − Произнес Ирринг, оказываясь посреди помещения.
Три человека обернулись. Один выхватил оружие и выстрелил. Пуля срикошетила и ударила в устройство управления зарядом.
− Дьявол! − Воскликнул человек.
− Взрыв через пять секунд. − Сказал Ирринг. Бомба вспыхнула голубыми огнями и люди вокруг взвыли, бросаясь к выходу, но дверь уже срослась с косяком.
Послышались новые выстрелы. Кто-то пытался убить Ирринга, а он обратился в зверя и прыгнул на людей...

− Сэр, связи с террористами нет. Прошло уже десять часов, до назначенного срока полчаса.
− Знаю. − Ответил Президент. Он не спал уже больше суток и теперь только ждал.
Прошли полчаса, затем час. Никаких известий о террактах не поступало, затем зазвонил телефон и человек поднял трубку.
− Президент Фарусен. − Произнес он.
− Я дракон. − Возник голос. − Город Тахрон, улица Дервида, 43, здание автомастерской. Присылайте сюда ядерных саперов и катафалк для мертвых бандитов. Прощайте.
− Подождите! − Воскликнул Президент.
− Что вы хотите?
− Я хочу узнать кто вы.
− Я уже ответил. Я − дракон. И этого достаточно. Прощайте.
− Подождите! − Снова произнес человек.
− Что еще?
− Я полагаю, мы могли бы вас вознаградить за то что вы сделали. Вы можете просить любую награду.
− Спасибо, но я как нибудь проживу и без них. А если вы действительно желаете сделать для меня что-то, пропишите в законе запрет на антидраконовские организации. И сделайте так, что бы он выполнялся, а не остался на бумаге.
Связь оборвалась и президент взглянул на офицера связи. Тот помотал головой, показывая, что его людям не удалось зафиксировать источник звонка.
− Вы же говорили, для этого достаточно пятнадцати секунд.
− Скорее всего, он сидел на комутаторе, потому что линия связи шесть раз обошла вокруг планеты.
− Тогда была бы заметная задержка с ответами.
− Да, поэтому я и делаю свой вывод. Он вполне может находиться на любой из телефонных станций столицы.


Ирринг уже не думал о происшедшем. Он продолжал работать там где и раньше. Вокруг шла жизнь людей, которая никак не задевала Ирринга.
Кто-то прошел рядом задев Ирринга локтем.
− Ой, извини. − Послышался женский голос. Ирринг обернулся. Рядом стояла девчонка лет двадцати. − Ты, вроде, работаешь в отделе Бариса?
− Да.
− А я работаю рядом. В соседней комнате, у Лирда. − Ирринг молчал несколько секунд, рассматривая девчонку и слушая ее мысли. А она раздумывала что еще сказать и стало ясно, что случайное столкновение не было вовсе случайным. − Меня зовут Диана. − Сказала она наконец.
− Ирринг. − Произнес он. Можно было просто отвернуться, и на этом все закончилось бы. Но Ирринг не стал этого делать. − Скажи правду. Ты ведь специально меня задела?
− Вообще-то, да. Я хотела познакомиться. − Ответила она. − Это правда, что говорят, будто ты в драконов веришь?
− Правда.
− А вот я не верю. Дракон это не дракон, а инопланетянин.
− Дракон это дракон и инопланетянин. − Произнес Ирринг. − И он не бог.
− Ты же сказал, что веришь.
− Верю. В дракона. В то что он существует. В то что ты можешь встретить его, поговорить с ним как со мной и не понять, что это дракон.
− Вот это уж точно глупости! − Произнесла она.
Ирринг усмехнулся и отвернулся. Он прошел немного вперед вслед за людьми, стоявшими в очереди, взял поднос и начал набирать для себя обед.
Диана молча делала то же самое, а потом подошла к столику, а который сел Ирринг и опустилась напротив.
− Можно? − Спросила она.
− Нет. Ничего не ешь, пока я не закончу. − Ответил Ирринг.
Она усмехнулась.
− У тебя есть кто нибудь? − Спросила она.
− Нет.
− Что, совсем никого?
− Совсем. Я один в этом мире и у меня нет друзей. И вряд ли появятся в ближайшее время.
− Почему? Может, ты сам в этом и виноват?
− Разумеется. Иных виновников нет. Хотя я мог бы перечислить десяток имен людей, которые меня предали.
− Как это предали? Ты что император какой нибудь?
− Нет, я не император. Я обыкновенный дракон.
Диана рассмеялась. Она все еще улыбалась, начав есть.
− Слушай, если ты дракон, почему ты работаешь в этой дыре?
− Потому что в этом мире нет ни одной работы, которая не оказалась бы для меня дырой. Сидеть без дела мне не интересно, поэтому я и работаю. В первой попавшейся дыре.
− Что-что? − Послышался голос рядом. Ирринг обернулся и увидел Бариса, своего начальника.
− Я объясняю своей новой знакомой, шеф, почему я работаю в этой дыре, а не нанялся первым помощником Президента.
− Ты считаешь свою работу дырой, Ирринг? Может, ты желаешь уволиться?
− Мне все равно в какой дыре работать. − Ответил Ирринг. − Захотите меня уволить, пожалуйста. Я найду себе и другое место.
− Ты не найдешь другого, потому что не получишь нормальной рекомендации.
− Шеф, давайте, поговорим об этом потом. Лучше всего, на собрании акционеров.
− Тебя туда никто не пустит.
− Здравствуйте. − Усмехнулся Ирринг. − Вы, разве не в курсе, что я сегодня не на работе, а на бирже и покупаю акции нашей компании?
− Да ты псих. − Проговорил человек и пошел дальше.
− Похоже, я тебя подставила?
− Нисколько. Мы уже цапались с ним пару раз из-за того что ему мои слова не нравились. Так что он переживет.
− А если он тебя уволит? Что ты будешь делать без работы? Ее же не так легко найти.
− Открою свою фирму, найму сам себя и буду платить по сто баксов в день. Если я не разучился считать, моего состояния хватит лет на триста такой жизни.
− Ты смеешься? Зачем ты тогда пошел работать?
− Что бы встретить тебя, девочка. Затащить в лес и съесть. Я же дракон, мне полагается быть людоедом по уставу.
− Дурак ты... − Проговорила она и замолкла.
Ирринг закончил обед и покинул общество Дианы ничего не говоря. Он не пошел на свое рабочее место, а уехал на биржу, где в этот момент продолжались торги, на которых продавались акции компании Дейна. На аукцион было выставлено двадцать процентов акций, за которые компания желала получить два миллиона долларов для погашения своего долга.
Торги продолжались. До времени объявления результатов оставалось почти два часа, а на табло уже час висела цифра пятьсот восемдесят тысяч, которая означала, что компания не получит необходимой суммы и ей придется
Ирринг прошел к ведущему и передал ему две бумаги. Человек ожил, увидев что в них записано, затем ввел данные в компьютер и через несколько секунд по залу прошелся ропот, когда цифра с 580 тысяч перескочила на 2 миллиона. Несколько человек тут же собрались и ушли. Другие пожелали узнать, кто выложил такую сумму и ведущий объвил, что получил данные через посредника, а сам покупатель пожелал остаться инкогнито.
Прошли два часа. Ведущий объявил об окончании торгов. Ирринг сказал свои слова, объявив, что покупатель станет известен на акционерном собрании, которое назначено на шесть часов вечера. Он удалился и с этот момента его больше никто не видел.

Время подходило к шести часам. Ирринг ждал своего момента и за две минуты до шести вошел в кабинет Дейна.
− В чем дело, Ирринг? − Произнес Барис. − Выйди отсюда! А о твоем прогуле мы будем говорить после!
− Ошибаетесь, господин Баррис. − Произнес Ирринг и прошел к столу, за которым сидели семь человек. − О моем прогуле мы будем говорить сейчас. Кстати, за обедом я вам сказал, что меня не будет и чем я буду занят. Ваше неверие − ваша проблема. − Ирринг достал бумагу, прошел к Дейну и положил перед ним. − Я думаю, что могу занять место, которое вы для меня приготовили, господин Дейн?
Человек несколько мгновений читал и перечитывал документ о купле акций, затем вернул его Иррингу.
− Да, разумеется, господин Ирринг, вы можете занять это место. − Ирринг прошел к свободному креслу и сел в него. − Итак, как все поняли, Ирринг становится восьмым акционером нашей компании. И третьим по процентному числу акций. Двадцать процентов. Я полагаю, вы, господин Ирринг, в курсе дел компании?
− Да. Я в курсе. − Баррис в этот момент смотрел на Ирринга и не мог раскрыть рта. − Я знаю положение дел и знаю в чем корни убыточности. − Ирринг в этот момент смотрел на Барриса. − Я думаю, господин Баррис ответит мне наконец на вопрос, который я ему задал месяц назад. Почему я получил ту же зарплату, что и все работники, когда по всем показателям выполнил более чем в два раза выше среднего?
− Я уже отвечал. Все дело в договоре с профзоюзом, по которому зарплата начисляется сразу всем работникам и одинаково.
− Значит, надо этот договор менять.
− Это нереально. − Произнес Дейн. − Профсоюз имеет огромное влияние и мы не сможем договориться.
− Надо пытаться.
− Мы пытались уже много раз. Хигсон непреклонен.
− Хигсон здесь нипричем. − Ответил Ирринг. − Договариваться надо с людьми, а не с Хигсоном.
− Вы, видимо, никогда не встречались с ним, поэтому так и говорите. − Сказал Баррис.
− Ну что же, значит, мне предстоят новые знакомства. У меня есть идеи, но высказывать их до переговоров с профсоюзом действительно не имеет смысла. На этом я, вроде бы, закончил.
− У меня есть вопрос. Вы останетесь работать в отделе? − Спросил Баррис.
− Вы же меня собирались увольнять.
− Я не собирался.
− Значит, я уволняюсь сам.

Ирринг вошел в старое здание, прошелся по коридору и вошел в кабинет.
− Ба. Какие люди! − Послышался голос Хигсона. − Уж не в профсоюз ли пришел поступать?
− Нет. − Ответил Ирринг. − Разговор есть, Хигсон. − Ирринг прошел вперед и встал около подоконника, потому что в кабинете не оказалось другого кресла или стула.
− Ну и что за разговор?
− Ты зарплату людям поднять хочешь?
− Разумеется, хочу. Ты чего нибудь придумал?
− Да. − Ответил Ирринг, обернувшись к дверям. Там в этот момент кто-то проходил мимо и заглянул в кабинет.
− Закрой дверь! − Рявкнул на человека Хигсон, и тот мгновенно исчез. − Ну так и что ты придумал? − Спросил Хигсон.
− Отменить уравниловку.
Хигсон хмыкнул, а затем рассмялся.
− Ни чего себе! Может, нам и профсоюз закрыть, а? − Спросил он смеясь. − Ты ничего не понимаешь, Ирринг?! − Хигсон мгновенно изменил настроение со смеха на злость. − Можешь об этом забыть!
− Жаль. − Ответил Ирринг. − Жаль увольнять хороших людей из-за таких как ты.
− Что? Какое еще увольнение?! Ты сдурел?!
− Ты же знаешь, что у компании появился новый акционер. Его предложение состоит в том что бы уволить всех, а затем нанять только тех, кто нормально работает и согласен получать по выработке, а не по среднему. Полагаю, ты понимаешь, кто вылетит первым?
Хигсон некоторое время молчал.
− Откуда у тебя эти данные?
− Дракон на рогах принес. − Ответил Ирринг. − Ты ведь понимаешь, что бакротство не за горами при той работе, какая у нас есть?
− Не надо мне рассказывать басни! Я знаю, что они деньги лопатами гребут!
− Да-да. Долги они гребут лопатами. Вот это точно. Ситуация проста, Хигсон. Либо люди начинают работать как следует, либо все остаются без работы.
− Мы заставим их заплатить за это!
− Заставите. Не сомневаюсь. Получите вы по три средних зарплаты на нос и за борт с этого корабля. По закону больше то не положено.
− Ты меня запугать хочешь? Это они тебя прислали?! Отвечай!
− Хигсон. − Произнес Ирринг все так же спокойно, как и раньше. − Я знаю, что ты не умеешь работать. И не хочешь работать. Я знаю, что тебя назначили сверху, а вовсе не выбирали, как это требуется по закону. Я знаю, что тебе плевать на людей, тебе важно только грести бабки. Правда, тебе лопатой не удается, поэтому гребешь совком игрушечным. Не с кого нибудь, а с тех самых людей, которых ты призван защищать...
Хигсон поднялся и в злобе бросился на Ирринга. Он попытался ответить на обидные слова кулаками, но в результате оказался брошен в угол, где потерял сознание на несколько мгновений.
− Что за дьявол, ты меня ударил! − Воскликнул Хигсон.
− Ты об этом всем расскажи. Глядишь, народу веселее станет. Я думал ты человек, Хигсон. А ты так. Жалкая мразишка, которую давить надо на корню. В общем так, Хигсон. Завтра будет собрание всего коллектива, где мы и обсудим все. Ты можешь прийти, можешь не прийти. В действительности ты ничего не решаешь. Решать буду я. И только я, Хигсон. Ты понял меня.
− Я тебя убью! − Произнес человек. Он поднялся, схватил со стола бутылку, разбил ее и пошел на Ирринга с осколком.
Раздался лишь вопль человека. Он вновь отлетел от Ирринга, рухнул на пол и взвыл. Хигсон попытался встать, но у него ничего не вышло. На его руках была кровь, а осколок бутылки торчал у него в груди.
− Бог свидетель, твоя смерть − благо для людей. − Произнес Ирринг.
− Нет! Нет! Позови врача! Врача! − Хигсон пытался кричать, но сил у него уже не было и последние слова он шептал.
− Договор, Хигсон. − Произнес Ирринг. − Ты подпишешь новый договор, который напишу я.
− Я подпишу. − Проговорил тот едва слышно.
Невидимый поток вошел в человека и его раны исчезли. Вместе с ними исчезли и все осколки стекла и кровь на полу. Ирринг положил перед человеком лист бумаги и всунул в его руку ручку.
− Подписывай, если хочешь жить. − Произнес Ирринг.
Хигсон подписал плохо соображая, почему на его руке нет крови. Ирринг забрал лист, затем поднял Хигсона и усадил его в кресло.
− Где врач?
− Я врач.
− Я же вижу, что ты Ирринг.
− Запомни, Хигсон. Попытаешься опровергнуть свою подпись, я приду снова и пристрелю тебя как собаку. Если же ляпнешь кому о том, что произошло, тебя отправят в психдом. Ты все понял?
− Кто ты такой?
− Я Ирринг. Новый акционер фирмы. Бай-бай. − Ирринг махнул рукой и исчез отчего Хигсон вздрогнул.

− Как вам это удалось? − Спросил Дейн, прочитав бумагу.
− В общем, еще не совсем удалось. Хигсон может попытаться опровергнуть. Но, надеюсь, не станет.
− Почему? Вы его заставили?
− Он был под дурью, когда подписывал. Ему казалось, что он гибнет, а я единственный, кто его может спасти от смерти.
− Если так...
− То надо все делать быстро, пока он не очухался. Собрать коллектив, объявить об изменениях.
− Этого не сделать даже за день. У нас нет плана...
Ирринг выложил перед человеком несколько дкументов и тот опешил.
− Думаю, вам надо ознакомиться с документами. А я пожалуй пойду пока. Зайду через пару часиков.
− Вы готовили все это заранее?
− Вы, наверно, думали, я два миллиона заплатил с бухты-барахты? Я просчитал, что можно сделать и пришел к выводу, что дело стоит того. Ну, а если вы не примете мой план, тогда мне останется надеяться, что какой нибудь план есть у вас.
− И какую должность вы предполагали для себя в своем плане? − Спросил Дейн.
− Должность Советника. Открою вам секрет, руководить я не люблю. Можно назвать эту должность и иначе − генератор идей.

Ирринг вновь сидел за столиком в столовой. Он раздумывал, что делать. Работать как раньше он не мог. Сидеть в руководстве фирмы он так же не собирался.
− Привет. − Послышался голос. Рядом объявилась Диана и села за столик напротив Ирринга. − Можно? − Спросила она.
− Можно. Только осторожно. − Ответил Ирринг. − Я кусаюсь.
Она усмехнулась.
− А я сегодня искала тебя у Барриса. Он сказал, что не знает где ты.
− Я был у Дейна. Представил ему новый план работы фирмы.
− Шутишь? Ты что, начальник, что ли?
− Увы, теперь да.
− Почему увы?
− Потому что не люблю этого.
− Вот это да. Никогда не встречала людей, которые не любили бы покомандовать.
− Значит, ты и сама командовать любишь?
− Приходится.
− Оригинальный ответ.
− Я же одна живу. Вот и командую сама собой.
− Что-то мне плохо верится, что никто не обращает на тебя внимания.
− А тебе, как будто все равно. − Произнесла она. − Может, ты совсем импотент?
Ирринг не ответил. Он закончил свой обед и молча удалился. А в мыслях появлялись новые воспоминания.

Глава 5



− Дракон! − раздался звонкий голос.
− Я здесь, мой повелитель, − произнес Ирринг, появляясь перед молодой женщиной.
− Сколько раз тебе говорить, появляться передо мной в виде человека?!
− Каждый раз, когда я появляюсь. − Ответил Ирринг.
− Ну так стань им! И не уродом, а красавцем!
Ирринг переменился. Он стал красивым молодым юношей, и женщина взяв его за руку повела за собой в спальную комнату.
Она приказывала своему рабу любить ее, и Ирринг выполнял все ее прихоти. Не будь рабом, он убил бы ее. Просто за то, что женщина не желала детей, а желала развлечений. Ирринг не вкладывал в свои действия никакой любви. Он выполнян роль машины, исполнявшей капризы женщины.
Так продолжалось несколько лет. Каждый день вечером Ирринг оказывался в постели своей хозяйки и выполнял "супружеский долг". Поначалу она заставляла выглядеть его красивым юношей, затем зрелым мужчиной. Через некоторое время в ее репертуаре появились забавы со зверями. И она не желала ничего кроме этих любовных игр...
А затем пришел день ее смерти. Совершенно неожиданно он ворвался в дом вместе с человеком, вооруженным мечом. Он вскочил в спальную комнату, где в этот момент находилась хозяйка и убил ее не дав даже сказать слова. Потом он долго искал ее любовника. Он так и не сумел его найти, выскочил на улицу и отдал приказ своим людям сжечь дом.
А Ирринг оказался рядом со всадниками в виде старика. Люди спалили дом, затем начальник заметив человека приказал подвести его.
− Ты знаешь, кто жил в этом доме? − Спросил он.
− Я жил, господин. − Проговорил Ирринг.
− Ты?! А что сдесь делала Айсилина?!
− Она молилась дракону и каждый день представляла себе, что он ее любовник.
− Что? Кто?!
− Дракон. Тихое помешательство. Ночью она была не в себе. А днем...
− Ты хочешь сказать, что у нее не было никакого любовника?!
− За семь лет в ее спальне не появлялся ни один человек.
− А ты что там делал?
− Я служил ей. Я был ее рабом, господин.
Человек несколько мгновений раздумывал, затем развернул лошадь и приказал всем двигаться за ним, оставляя старика.
Старик проводил взглядом людей, взгянул на кольцо на своей руке и переменился, становясь молодым человеком. Ему предстоял очередной поиск нового хозяина...

− Я ухожу. − Произнес Ирринг.
− Как это?! − Воскликнул Дейн. − Ваш план отлично сработал и...
− И на этом моя миссия окончена. − Ответил Ирринг. Он вынул бумагу, поставил под ней подпись и передал ее Дейну. − Прощайте.
− Но... − Дейн смотрел на акт возвращения всех акций прежним владельцам и не понимал, как подобное можно было совершить. Он поднял взгляд на Ирринга и замер. Тело Ирринга светилось слабым светом, затем переменилось, обращаясь в крылатого зверя-дракона.
− Единственное, что вы можете сделать для меня, это помнить и верить. − Произнес Ирринг. − И не говорите никому о том, что вы меня видели.
− Но почему?
− Потому что я сам выбираю того, кому помогать.
Тело Ирринга вспыхнуло на мгновение и исчезло. Молния ушла из кабинета человека и задержалась на мгновение в почти пустой комнате, где в этот момент находилась Диана вместе со своим начальником.

− Вы не имеете права! − Воскликнула Диана.
− Я имею. Я твой начальник. И ты обязана выполнять то, что я хочу. − Человек дрогнул, а затем заорал, словно его резали. Он кричал. Диана открыла рот из-за этого, отошла от него. Из носа человека в этот момент пошла кровь и он свалился на пол. Диана выскочила из комнаты закричала, вызывая врача. Медик появился через полминуты. Он подбежал к человеку и попытался что нибудь сделать.
− Поздно. − Произнес он.
− Но что с ним случилось?! Как это могло быть ни с того ни с сего?! − Воскликнула Диана.
− У него кровоизлияние в мозг. Это возможно. От перенапряжения. Что он делал перед этим?
− Ничего. Мы просто говорили. − Сказала Диана. − А потом он закричал. Из его носа пошла кровь и он упал.
− Видимо, лопнул слабый сосуд. Экспертиза определит.
Человека положили на носилки и понесли к подъехавшей машине скорой помощи. Его отправляли в морг.
Диана все еще не могла прийти в себя. Врач посоветовал ей не работать, а отправляться домой, и она пошла на выход.
Ей на глаза попался Ирринг. Он садился в свою машину и женщина побежала к нему.
− Ирринг! − Закричала она.
Он дождался, пока она подбежит и села рядом с ним.
− Куда ехать, мэм? − Спросил он.
− Я?.. Я не знаю. А ты куда собирался?
− Я уволился. − Ответил Ирринг. − Совсем и навсегда.
− У тебя же двадцать процентов акций. От них не уволишься.
− Это тебе так кажется, Диана. − Ответил он и повел машину вперед. − Где ты живешь? − Спросил он.
− Зачем тебе?
− А тебе зачем ехать ко мне? − Спросил он. − Или ты захотела покататься на машине? Что с тобой? Ты только что кричала, просила, что бы я взял тебя, теперь обижаешься на это? Может, я остановку твою пропустил, ну так я остановлю. − Ирринг резко нажал на тормоз. Диана вскрикнула, а в этот момент позади закрипели тормоза и кто-то врезался в машину Ирринга.
− Ты совсем сдурел мужик так тормозить?! − Послышался голос человека из другой машины. Он выскочил из нее и накинулся на Ирринга, который тоже вылез из своей машины.
− Я тебе, можно сказать, жизнь спасаю, идиот. − Проговорил Ирринг и одним ударом свалил человека на землю. В следующее мгновение позади него раздался взрыв. Машина незнакомца взорвалась. Диана закричала, выскакивая из огня, охватившего ее. Ударная волна снесла тело Ирринга, разрывая его на части. А человека, оказавшегося на земле взрыв никак не задел. Диана пробежала несколько шагов в горящем платье и бросилась в пруд.

Полиция долго разбиралась с происшедшим. Под конец хозяин машины оказался перед фактом, что он был бы мертв, не затормози так резко тот идиот... А слова, сказанные человеком в последний момент, убедили его в том, что Ирринг оказался на его пути неспроста.
Диана в этом деле не участвовала. Она переплыла через пруд и помчалась в соседнюю больницу, где ее приняли и осмотрели. От огня пострадало лишь ее платье, за немного волосы.
− Вам повезло. − Только и сказал врач.

Она не осталась в больнице и отправилась домой. Наверно, впервые за прошедшие четыре месяца. До этого она снимала квартиру, и не желала идти домой. Но теперь ноги сами принесли ее к родному гнезду с родителями.
Мать охала и ахала, увидев, в каком она состоянии, она вызвала врача, несмотря на то что Диана уже побывала в больнице, а той хотелось только что бы побыстрее закончился этот кошмарный день...

Следующий день начинался для нее не так как обычно. Диана спустилась из своей комнаты и ее встретили мать и отец. Отец, как всгда сидел с утренней газетой.
− Ты, кажется, у Дэйна работала? − Спросил он, взглянув на дочь.
− Работала и работаю.
− Не важно. Здесь кое что про него написано.
− Что?
− О том, что Дэйн встретил священного дракона, что его компания встала на ноги благодаря его помощи, что он явился ему в виде человека по имени Ирринг, который заплатил два миллиона за двадцать процентов акций компании, а затем вернул их назад...
Диана проскочила к отцу и выдернула из его рук газету.
− Совсем свихнулась девчонка. − Проговорил тот.
А она смотрела заметку, где были фотографии и хозяина компании и Ирринга, а так же дана информация о том, что все что относится к финансовым вопросам так и произошло, а был ли Ирринг священным драконом или сумасшедшим никто не знал. Дейну никто не верил...
− Диана! − Воскликнула мать, но она уже не останавливалась, а помчалась на улицу. Через полчаса она оказалась на своем рабочем месте. Никто ничего не сказал ни об опоздании ни о ее поведении. Все знали, что на ее глазах вчера умер человек.
Компьютеры. Как в них было все просто, и как можно было легко влезть туда, куда нельзя. Пять минут и в руках Дианы оказался адрес Ирринга. Она сорвалась с места.
− Ты куда?! − Послышался возглас позади, но он ее не остановил.
Такси промчалось через город, останавливаясь напротив обычного двенадцатиэтажного здания. Диана прошла в подъезд, поднялась на седьмой этаж и позвонила, затем еще и еще.
− Какого черта? − Послышался голос за дверью. Щелкнул замок и в проеме появился Ирринг. − Привет. − Произнес он.
− Привет?! Это все, что ты можешь сказать?! − Воскликнула она и втолкнула его в квартиру, зашла туда и захлопнула дверь. В доме царил разгром. Все было перевернуто, большинство вещей разбиты. − Ч-что здесь с-случилось? − Проговорила Диана заикаясь.
− Смерч здесь был. − Проговорил Ирринг. − Ты зачем пришла?
− Ты глупее вопроса не придумал?
− Пфф.. − Произнес он и пошел в сторону. Диана попыталась его догнать, но он вскочил в ванную комнату и закрылся там.
− Ирринг!
− Если ты торопишься, найди себе другого торопыгу. − Ответил он из-за дверей. − А я по утрам душ принимаю.
− Уже полдень скоро.
− Да хоть полночь. Мне спешить некуда.
− Это правда, что ты все акции отдал?
− Кто накапал?
− В газете напечатано. И еще о том, что ты священный дракон.
− А о том, что я погиб в том взрыве, не написано?
− Нет.
− Значит, напишут.
− Почему это?
− Потому что меня никто больше не найдет.
− Я тебя нашла за пять минут.
− Ты нашла меня по неверному адресу.
− Какому неверному?! Что за глупости?!
За дверью послышался смех.
− Ты издеваешься?! Да?!
− Слушай, Найна, я давно тебе все уже сказал.
− Я Диана, а не Найна!
− Извини, Айсилина.
− Не Айсилина, а Найна!
− Мейнида?
− Найна! Найна!
− А, Хайнана!
− Дурак! − Выкрикнула она.
Вода затихла. Щелкнул замок и дверь открылась. Диана отпрянула, увидев за ней зверя.
− На счет священности они сильно преувеличили. − Произнес зверь. Диана стояла потеряв дар речи. Зверь прошел вперед, она отступила, и в следующее мгновение вместо зверя во вспышке появился человек − Ирринг. Он уже был в той одежде, в какой его всегда видели на работе. − Ну, раз ты молчишь, тогда, я пошел. − Проговорил он и направился к дверям.
− Ирринг! − Воскликнула Диана и проскочила к нему. − Я.. Я.. − Она искала какие-то слова. − Я люблю тебя! − Воскликнула она и бросилась к нему на шею.
− Вообще-то, ты была права на счет импотента. − Произнес он.
− Ну и пусть.
− Не смеши меня.
− Ты же бог. Ты можешь все!
Ирринг вновь усмехнулся.
− Скоро третий век как люди в космос полетели, а ты говоришь что я бог. Я инопланетянин, а не бог.
− Ну и пусть! Я согласна полететь куда угодно с тобой! Забери меня!
Ирринг шел по лестнице, а Диана все еще пыталась его задержать. Он остановился в парке около дома, сел на скамейку. Диана села рядом.
− Ты не хочешь ничего сказать?
− Я прилетел сюда больше двух тысяч лет назад. − Произнес он. − И одному богу известно, сколько тысяч лет я пробуду в этом мире. Я не могу улететь, Диана. Мне не на чем.
− А на чем ты прилетел?
− Покажи мне хотя бы одну машину, которая бы не сгнила за тысячу лет. К тому же, когда я сюда грохнулся, от моего корабля остались лишь рожки да ножки.
− И ты не можешь его построить?
− Я не умею их строить. Корабль, на котором я прилетел, построили другие существа.
− Значит, получается, что тебе больше двух тысяч лет?
− Две тысячи триста с хвостиком.
− И до скольки вы живете?
− Покуда не убьют.
− Как это?
− Мой род бессмертен. Я буду жить вечно, если не попаду на войну или еще куда нибудь, где убивают.
− А зачем ты выкинул два миллиона?
− А зачем они мне? Этот мир был полностью в моих руках пять раз. Что мне два миллиона, если в десятке мест лежат сокровища на миллиарды, которые мне не сложно достать? Я служил Станварку. Я знал Фейменга. Я работал с Фраем Камстаром. Я участвовал в битве при Рэйстоуне. В конце концов, я уничтожил Метеор Джи-Си-14. Деньги − ничто. Жизнь и Свобода − все.
− Но почему об этом никто не знает?
− Об этом знают. Но об этом молчат. А того кто говорит, отправляют в психбольницы.
− Ты же можешь это изменить.
− Что бы мне на следующий же день потерять свободу?
− Тебя никто не станет держать!
− Тебе только так кажется. Такое уже было не раз. Пройдет тысяча лет. Здесь, возможно, появятся космические корабли, способные летать меж звезд. Быть может, вы встретите других инопланетян. Быть может, они сами сюда прилетят. Тогда, возможно, я и смогу показаться всем не боясь, что завтра меня схватят для того что бы засадить в пробирку. Так что, живи своей жизнью, Диана. Найди себе человека в мужья и рожай детей. А любить меня с твоей стороны бессмысленно. Разве что, как друга, но тогда нет никакого смысла отказываться от другого мужа и детей.
− Я не хочу.
− Чего не хочешь? Детей не хочешь? − Ирринг взглянул на нее. − Извини, в таком случае, прощай навсегда.
Диана не успела ничего сказать. Ирринг просто исчез. Она вскочила и начала его звать, но он не отозвался. Он уже был далеко-далеко, на другом конце планеты.
На глазах женщины появились слезы. Она пыталась понять, почему он улетел, но ей этого не удалось сделать.
Диана поймет это только потом, почти через десять лет, когда к ней внезапно придет прозрение, что вся ее жизнь подчинена только одной воле и одному делу. Что ее главная цель породить на этот свет новых людей, которые смогут жить...

Десятая планета сигналила светом. Лазерный луч достиг родины людей и принес известие об аварии на космической станции. Ближайший корабль, направился туда, но он явился слишком поздно. Спасателям оставалось лишь похоронить замерзших людей. Это были не первые жертвы космических исследований. Но люди продолжали их. Они продолжали рваться в космос, осваивали соседние планеты, строили корабли и искали новые пути к дальним планетам.

− Единственны ли мы во Вселенной? Вот в чем вопрос. − Произнес человек с трибуны.
− Не единственны. − Послышался голос из зала.
− Я попрошу молчания в зале. − Произнес ведущий. − Каждый сможет высказаться.
Человек на трибуне продолжил свою речь. В зале зарила тишина и никто его не перебивал. Лишь иногда кто-то говорил шопотом с соседом, да был слышен шорох, когда слушатели перелистывали бумаги документов перед собой.
Ведущему пришла небольшая записка, в которой была просьба дать слово на две минуты после выступления профессора Кельвера. Тот закончил и перед объявлением перерыва ведущий объявил о просьбе и вызвал для короткого выступления Ирринга Лейбера.
На трибуне появился человек, которого никто не знал в научном мире.
− Я отниму у вас не более двух минут. − Произнес он. − Единственны ли мы во Вселенной? Ответ давно известен. Не единственны. Доказательств этому множество и не только в виде слухов. Я назову только номера документов из серии ИС. ИС-274-13, ИС-231-02, ИС-177-73, ИС-20-44, ИС-12-11. Аналогично, до того, как была принята эта структура, документы СС. СС-177783М, СС-744К, СС-239Л-23, СС-811МВ-3, СС-Рэйстоун с 1 по 18-й. СС-ЦВД-47. Документы бывших стран противников. KL-37, KLM-366, XT-Код-X, XT-Код-M, RHST-4, VL3MJ88, J-8C. Почти все эти документы по истечение времени должны были быть рассекречены. Все, кроме последних двух. Но существует еще один документ УС-84, по которому все перечисленные документы не были рассекречены. Полагаю, вы все записали номера, которые я назвал. Думаю, среди вас найдутся люди, которые смогут проверить то что я сказал. В этих бумагах ответ на вопрос, одни ли мы во Вселенной. Не одни. В подтверждение я отдам вам на изучение еще один документ, который был оставлен более двух тысяч лет назад. Это сикервильская керамика. − Ирринг Лейбер вынул небольшой предмет и показал его людям. − Думаю, здесь найдутся специалисты, которые определят, сколько этой вещи лет и что здесь записано. На этом я заканчиваю.
Зал зашумел и тут же появился человек с вопросом.
− Вы назвали множество документов. Вы имеете к ним доступ или получили его незаконно? − Спросил он.
− Можете считать, что незаконно. − Ответил Ирринг.
− Что значит можем? Вы нарушили закон и предлагаете сделать нам то же самое?
− Я предлагаю вам определить законно ли это сокрытие информации? Я понимаю, когда речь идет о сокрытии данных от врагов. Правительство считает людей страны врагами? Или оно считает, что то что точно известно вероятному противнику, своим знать не обязательно?
− Какому еще противнику?! − Воскликнул чей-то голос.
− Никакому. У вас даже противника нет, от которого надо все скрывать. В документах, о которых я сказал, речь идет об инопланетянине-драконе, живущем на нашей планете уже много сотен лет.
− Это не больше чем легенда.
− Это факт, который известен и Президенту и людям, окружающим его. Вам не сказали, как была уничтожена МТО. Вам не сказали о том, что между Президентом и драконом произошел неофициальный разговор. Вам не сказали...
− Тебе не сказали, что эту штуку украли у меня! − Послышалось рычание и рядом с человеком объявился зверь. Он выхватил из руки человека диск, который тот все еще держал. Зверь обернулся к людям, сидевшим в зале. − Инопланетян не существует. − Зарычал он. − И меня вы не видели. − Зверь исчез в одной вспышке.

Мир вздрогнул. Уже ничто не смогло сдержать выхода информации о драконе наружу. Правительство было вынуждено уйти в отставку и признать, что информация об инопланетянине намеренно скрывалась от людей. Объяснений никто не принимал.


...Ирринг сидел посреди зала. Рядом находился Повелитель Тарценх. Перед ним в кандалах стоял Таур Герх, человек впервые заговоривший об устройстве мира, как о множестве звезд со множеством миров. Священный Суд приговорил его к смерти и теперь Повелитель решал какова будет эта смерть. Человек еще не решил.
− Могу ли я спросить, мой Повелитель? − Спросил Ирринг.
− Спрашивай.
− Могу ли я попросить вас, мой Повелитель, об одном одолжении?
− Что ты хочешь?
− Я хочу предложить вам, мой Повелитель, способ умервщления еретика.
− Предлагай. − Проговорил Повелитель. В нем уже чувствовалось раздражение, но он не высказывал его, зная что Ирринг нужен ему. И всегда будет нужен.
− Я хочу предложить скормить его дракону.
Повелитель обернулся к Иррингу с удивлением.
− Ты людоед? − Спросил он.
− Я им всегда был. Вы можете приказать, мой Повелитель, съесть любого человека, и я это выполню.
− Съешь его. − Произнес Повелитель.
Ирринг прошел к человеку и обернулся к Повелителю.
− С кровью или без крови? − Спросил он.
− Что это означает?
− Если с кровью, он умрет сразу же, без мучений. Если без крови, то я его проглочу живьем, и он окажется в настоящем аду.
− Глотай живьем. − Произнес Повелитель.
Таур Герх смотрел на зверя с ненавистью. Он считал его исчадием ада, хотя и сам пошел против церкви. И все же он шел против церкви, а не против бога.
Человек стиснул зубы. Ему ничего не оставалось делать, потому что он был связан. Ирринг схватил его, проглотил целиком и прошел на прежнее место.
− Мне теперь два дня не будет нужно мясо, мой Повелитель. − Произнес Ирринг и обратился в человека.
− Как он в тебе уместился, когда ты стал таким маленьким? − Спросил Повелитель.
− Он вместе с остальной моей частью в ином мире.
Повелитель умер через двадцать лет. Ирринг служил ему все это годы и за время службы Повелитель казнил более сотни человек, отдав их на съедение дракону. Но все они были настоящими преступниками, в отличие от первого.
Наследник Повелителя прочитав завещание чуть ли не взвоет, узнав о драконе и о том, что Ирринг будет служить ему. Уже через несколько дней новый Повелитель объявит о завоевательных походах, а еще через месяц будет убит шальной стрелой.

В тот день Ирринг оказался без хозяина. Кольцо вновь оказалось в его руке и он некоторое время раздумывал о том, что делать. Идея родившаяся двадцать лет назад, теперь воплощалась в реальность.
Молния пронеслась над планетой. Ирринг смотрел на Солнце и Луну. Он пронесся над землей и остановился в том месте, где через четыре дня произойдет полное Солнечное затмение.
Он стоял в поле и смотрел на Солнце, которое медленно закрывалось Луной. Сверкнула молния и в ней объявился человек. Таур Герх. Для него не было этих лет. Мгновение назад он был съеден драконом и теперь оказался перед зверем. Ирринг лег, а Таур Герх смотрел на него, потом огляделся вокруг и решил бежать.
− Не уходи, Таур Герх. − Прорычал дракон.
− Чего тебе нужно?
− Бог повелел мне сказать тебе о его воле. − Прорычал Ирринг. − Ты будешь жить, а я буду служить тебе, как служил Повелителю. Возьми это кольцо и одень его. А для того что бы ты понял, что я не вру, бог произведет солнечное затмение. Здесь и сейчас.
Таур Герх резко обернулся и взглянул на Солнце, которое сияло лишь маленьким серпом. Свет постепенно затух и вокруг наступила тьма.
− Солнечное затмение возникает не из-за воли бога, а из-за движения Земли Луны и Солнца. − Произнес Герх.
− Поэтому Бог перенес тебя и меня через время и пространство в то самое место, где Земля, Луна и Солнце оказались на одной линии. − Прорычал Ирринг. − Бог знает как движутся планеты и звезды. Он сказал, что ты прав и что Священный Суд Людей совершил ошибку.
− Господи, никогда не видел такой красоты! Солнце не круглое! У него...
− Корона. Это солнечная корона. Так люди ее назовут в будущем.
− В будущем? Ты знаешь каково будущее? − Спросил Герх, оборачиваясь?
− Будущее туманно. Но его основа известна. Ты опередил свое время, Герх. Ты сделал открытие, о котором будут говорить через сотни лет. Тебя будут знать все.
Луч света прорвался с неба и озарил все вокруг. Тень Луны в одно мгновение унеслась в сторону.
− Возьми кольцо, Герх. И приказывай, мой Повелитель.
− Откуда ты явился? − Спросил Герх.
− На Священном Суде ты сказал, что на небе тысячи Солнц, у которых тысячи миров, где живут другие люди. Ты прав, Герх. Там действительно живут другие люди. И не только люди. Там есть мир, где живут драконы. И там я родился. Но Бог принес меня сюда и по его воле я стал рабом людей. Каждый человек, который владеет этим кольцом, владеет и мной. И, если я оказываюсь без хозяина, я обязан найти его сам или стать рабом того человека, на которого укажет Бог. Я обязан выполнять любые приказы своего Повелителя. Все, что мне под силу. Я всего лишь дракон и мои силы ограничены.
− Ты хотел меня съесть, но Бог не наказал тебя за это. Почему?
− Потому что так приказал Бог. Я съел тебя и он забрал тебя из меня так, что этого никто не увидел.
− Но зачем?! Почему он не защитил меня на Священном Суде?!
− Потому что ты опередил время, Герх. Люди примут твои идеи, но не сразу. Нельзя вырастить урожай за одну секунду, Герх. Нельзя вырастить лес за один месяц. Нельзя заставить людей думать иначе за одно поколение.
− Если бы он явился и сказал...
Ирринг молчал.
− Почему ты молчишь?
− Жизнь это развитие. Если сказать все раз и навсегда, положить изначально так и оставить... То жизни не будет.
− Значит, мучения, это тоже жизнь?
− Тоже.
− Ты понимаешь что такое добро и что такое зло?
− Добро это жизнь. Зло это смерть. Всегда.
− И ты вершил зло.
− По приказам людей.
− Значит, ты сам не совершал бы зла?
− В любых делах присутствует добро и зло одновременно. Сам я и весь мой род всегда делали то, в чем больше добра. Иначе мой род не выжил бы. Если побеждает зло, то наступает смерть.
− Ты должен поклясться, что никогда не совершишь зла.
− Этот приказ невыполним.
− Почему?
− Потому что я не могу клясться в том, чего не в состоянии сделать.
− Почему ты не можешь дать слово, что не совершишь зла?
− Потому что я не свободен. Я выполняю волю хозяев и не в состоянии знать кто будет моим хозяином в будущем.
− А если я тебя освобожу?
− Ты не сделаешь этого.
− Почему?
− Потому что ты решишь, что лучше держать дракона в узде, нежели давать ему свободу. Потому что ты не веришь моим словам.
− Кольцо находится сейчас у тебя и я еще не хозяин тебе.
− Место нахождения кольца не имеет значения. Освободить тебя от власти надо мной может только два события. Твоя смерть или, если ты сам добровольно отдашь кольцо во владение какому либо человеку. Не важно, за просто так, за деньги или еще за что.
В лапе Ирринга сверкнула молния и кольцо оказалось на руке человека.
− Я твой раб, приказывай, хозяин.
− Что ты можешь делать?
− Проще спросить могу ли я сделать то что тебе нужно, чем перечислять, что я могу.
− Если я прикажу везти меня на себе, ты это сделаешь?
− Прикажи, и я стану для тебя лошадью. Но будучи лошадью я не смогу говорить.
− Но ты же говоришь будучи зверем.
− Посмотри на меня, и скажи, видел ли ты где еще таких зверей, как я? Ты не видел. Среди зверей очень мало таких, которые способны говорить.
− Тогда, почему ты не можешь везти меня будучи таким какой ты есть сейчас?
− Я это могу. Если ты желаешь, что бы первые же встреченные люди посчитали тебя за колдуна или дьявола, твоя воля.
− И став лошадью ты перестанешь понимать то что я буду говорить?
− Не перестану. Я могу стать любым существом.
− И мухой?
− Нет. Я могу менять свой размер, но в определенных пределах. Минимум − крупная кошка.
− А человеком ты можешь стать?
− Могу.
− Тогда, стань.
Ирринг переменился и стал молодым человеком.
− Ты молодой дракон? − Спросил Герх.
− Да. И стал рабом по собственной глупости.
− Что будет, если ты не выполнишь приказ?
− Ничего.
− Ничего? Тебя никто не накажет?
− Этим я накажу сам себя. Потому что нет ничего хуже чем ощущать себя лгуном. Я был глуп и дал слово служить каждому человеку, владеющему кольцом. Я не могу его нарушить. В нашем роду нет тех, кто нарушает свое слово.
− Ты считаешь, что я поверю во все что ты сказал, и отпущу тебя?
− Я знаю, что меня отпустит только тот, кто не верит в Бога. Но для этого ему потребуется еще и не верить в драконов.
Герх усмехнулся.
− Похоже, ты действительно влип по крупному.
− Я не считаю, что я влип. Моя жизнь это моя жизнь. Ее у меня никто не отнимет. У меня нет только свободы. Придет время, и я ее получу. Но не сейчас. И не через двадцать лет. Быть может, лет через пятьсот.
− Где здесь ближайший город?
− Там. − Ответил Ирринг, показывая в сторону. − Город Таэс, Империи Царя Кульина.
Герх взглянул на дракона и ничего больше не сказал, а просто пошел в указанном направлении. Ирринг двинулся вслед за ним и исчез...


− Ну и? Все это басни. − Усмехнулся Даесон. − Таур Герх был казнен после Священного Суда. А тот, что появился после − обыкновенный самозванец.
− Ты и дракону не поверишь?
− Какому дракону? Ты смеешься? − Даесон расхохотался. − Ты что, веришь во всю эту чушь с драконами?! − Человек вновь смеялся, затем прошел в свой кабинет. − Ты так и будешь там стоять, Ирринг? − Спросил он.
− Пожалуй, пойду. − Ответил тот. − Да. С сегодняшнего дня я у вас не работаю.
− Как это не работаешь?! − Смех Даесона тут же исчез.
− Вы хотя бы газеты читаете?
− О чем? Об этой утке с драконом? Да я уверен, что там все подстроено. Теми самыми учеными, которым грозит увольнение с работы. Вот они и выдумали проблему.
− Да-да. − Ответил Ирринг. − Поэтому я и увольняюсь. Проблемы то нет, зачем я нужен?
− Ну ты, это! Прекрати сейчас же!
− Извините, шеф. Все уже решено. Понимаю, вам нравилось как я работал. Ничего не поделаешь. Не все в этом мире вечно. Прощайте.
Ирринг пошел прочь.
− Ты что, и рассчета дожидаться не станешь?! − Крикнул Даесон, но Ирринг не ответил.
Он вышел на площадь перед университетом, достал радиотелефон и вызвал вертолетную службу. Через десять минут перед ним опустился вертолет и Ирринг подсел к пилоту, показывая знак взлетать.
− Куда идем? − Спросил тот.
− Спейс-портал Куирда. − Ответил Ирринг.
− Чего-чего? − Переспросил пилот не поняв слов из чужого языка.
− На космодром Куирда.
Машина развернулась и Ирринг откинулся назад в кресле.
− Я немного посплю. − Сказал он.
− Как пожелаете. − Ответил пилот несколько удивляясь. Он гадал, кто же сидел рядом. По его предположению это должен был быть человек, который летал на вертолетах и не раз.
Ирринг проснулся, когда пилот договаривался с диспетчером космопорта о посадке рядом. Ирринг поблагодарил человека и направился к пропускному пункту.
Для него не было проблемы со входом. Ирринг приложил руку к пульту и через несколько секунд на нем высветилась информация о разрешении на вход. Охранник открыл ворота. Ирринг усмехнулся от этого. Почти везде подобная система предусматривала автоматическое открывание. Здесь же, контроль был более жестким и только человек решал впускать или нет пришедшего. По большому счету, ему было все равно. Единственный вариант, когда он мог бы кого-то не пропустить − явные признаки нападения.

Ирринг прошел в корабль и сел рядом с пилотом. Тот обернулся и несколько секунд хлопал глазами.
− Я чего-то не понял. Вы кто?
− Попутчик. − Произнес Ирринг. − Лечу до Ксенона. Вы не получили указаний?
− Нет. − Ответил человек и взялся за связь с центром управления космопорта.
− Да, он летит с вами. Высадите его на Дельфе.
− Фу ты. Предупреждать надо о таких шуточках!
− Мы сами получили приказ пятнадцать минут назад.
− Что там на Ксеноне то стряслось? − Спросил пилот у Ирринга.
− Ничего особенного. Это плановый полет.
− Плановый? Я бы знал, если плановый.
− Он в другом плане. Знаешь же план по нештатным?
− Знаю. − Ответил тот и отвернулся.
Вскоре появился второй пилот. Он так же был удивлен появлением Ирринга.
Прошли полчаса предстартовой подготовки. Корабль поднялся и до старта оставались секунды. Начался обратный отсчет. Цифры неумолимо неслись к нулю...
Старт...
Огромная махина взошла над планетой. Корабль прошел к космической станции Дельфа.
Через несколько минут Ирринг оказался перед командиром и тот несколько секунд смотрел на него ошарашенными глазами.
− Он по плану нештаток. − Сказал пилот.
− Нештаток? Могли бы и предупредить. − Произнес командир станции.
− Что же это за нештатка, о которой предупреждают? − усмехнулся Ирринг. − Впрочем, какая разница? Скоро должно выясниться, что я левак.
− Это как же?
− Ну, что полетел сам без команды сверху. Только вот, не знаю сейчас это или после того как я к Ксенону стартую.
− Тьфу ты. − Командир махнул рукой своим людям, и через минуту Ирринг был "задержан". − Сам понимаешь. − Проговорил тот.
− Понимаю. Вы только меня бейте не сильно.
− Да кому тебя бить то? − Командир отправился в центр и через минуту связался с землей. Он получил оттуда указание о препоровождении Ирринга на Ксенон без всяких упоминаний о нештатных ситуациях.
− Отпускайте его. Он летит на Ксенон. − Человек фыркнул. − Ерунда какая-то. Меня должны были предупредить заранее. Для нас же это должно быть обычно?
− Для меня тоже. − Ответил Ирринг. − Я не должен ничего знать и просто лечу на Ксенон.
− А узнал откуда?
− Ну, слухов то полно. Сами знаете. Кто-то знакомый, кто-то просто услышал разговор начальства. Ну я и высчитал, в какой план попал.
− Ладно. У тебя час на обед и отдых, затем старт. Задерживаться нельзя, иначе промахнешься на миллион километров.
− Знаю.

Ирринг смеялся. Еще бы! Весь этот полет руководился через компьютеры и начальники получая приказы не особенно задавались вопросами, "а не стоит ли спросить шефа?"
Грузовой корабль отошел от станции и взял курс на Ксенон. На всю дорогу в одну сторону требовалось десять дней и Ирринг почти все это время проспал.
Шел восьмой день полета. С Ксенона пришел радиосигнал связи. Там, наконец, узнали, что к ним летит пассажир.
− Черт возьми, ты там чего, спал что ли?! − Проговорил раздраженный голос.
− Спал. − Ответил Ирринг. − По моим часам сейчас ночь.
− Да при чем здесь ночь? Чего восемь дней летел молча?
− Ну и что? Молчал и молчал. Я тут в космическую войну резался.
С той стороны послышался какой-то грохот.
− Что там черт возьми?! − Закричал голос вдали, а затем он сменился матом и воплями людей.
Ирринг словно ощутил, что не все в порядке. Молния ушла из грузового корабля к станции. В его борту торчало странное тело. Внутри станции давление упало до половины. Переборки закрылись и четверо человек оказались в безопасности, а один в разгерметизированном отсеке, из которого уходил воздух.
Молния окружила человека и он оказался внутри тела зверя. Ирринг в следующее мгновение перескочил в другой отсек, где не было той опасности. Давление быстро выровнялось. Молния разделилась на две. Из одной вывалился человек, из другой объявился зверь.
Космонавт дернулся и отпрянул назад, увидев его.
− Приветствую тебя, брат по разуму! − Проговорил Ирринг голосом подобным зеленому человечку из детского мультика. Затем он переменился, обращаясь в козу. − Ой, не попал... − Проблеяла коза и снова переменилась, на этот раз становясь обезьяной. − К-кажется... П-похож...
− Мать твою! − Послышался голос в стороне и Ирринг обернулся. В дверях стоял еще один космонавт.
− Приветствую тебя... − Заговорил Ирринг. − Ой, как там это, забыл слово... а! Приветствую тебя, инопланетянин!
− Ты кто такой?! Что за дьявол?! − Воскликнул к человек. − Скидывай этот маскарад!
Ирринг переменился в одно мгновение становясь нормальным человеком в форме космонавта.
Из горла человека вырвались только маты.
− Ну, ты живой, вроде. − Проговорил Ирринг присаживаясь перед человеком, лежавшим на полу.
− Командир! Красный туман! − Закричал голос по трансляции. − А-а-а-а!...
Ирринг исчез и метнулся в сторону. Через мгновение он оказался в отсеке, где находился кричавший человек. Его уже драл рыжий зверь. Удар отбросил зверя. Уже не было сомнений в том, что это лайинт.
− Стоять! − Зарычал Ирринг. − Он говорил именно на языке лайинт и зверь на мгновение замер, затем бросился вновь.
Молния вошла в него и лайинт не долетев до Ирринга грохнулся на пол в виде человека, а затем взвыл. Ирринг не медлил. Молния унеслась в корабль, что врезался в станцию. Он взвыл, обнаружив в нем генератор перемещений. Молния дракона вошла в генератор, принимая в себя всю силу. Через мгновение Ирринг запустил сканер и обнаружил новых лайинт. Они находились вдали от станции. Через несколько мгновений Ирринг уже был там.
Станция Хайма. Без людей, с одними лайинтами на борту. Ирринг понял, что лайинты заменили всех людей. Волна сканера ушла дальше. Поиск больше ничего не дал. Решение могло быть только одним.
Удар дракона разошелся через станцию. Ирринг не убивал лайинт. Он попросту обращал их в тех самых людей, какими они стали. И вместе с этим в энергосферу дракона ушел и еще один генератор пространственных перемещений.
Он вернулся назад. Там люди уже разбирались с пришельцем. Тот выл, пытаясь вырваться, но веревки держали его. Рядом сверкнула молния и возник Ирринг.
Люди дрогнули увидев его.
− Взять! − Приказал командир.
Три человека столкнулись на пустом месте.
− Не дергайся, командир. − Произнес Ирринг, оказываясь в другом месте. − Я дракон.
− Дракон?! Что тебе надо?!
− Конфет хочу. − Произнес Ирринг. − Я, вообще-то, здешний дракон, а не ихний. − Ирринг указал на обращенного лайинта. − Ирринг мое имя.
− Ирринг? − Переспросил человек с сомнением.
− Джи-Си-14.
− Не может быть...
− Может-может. Спроси у этого придурка, кто был Президентом десять лет назад, он тебе не ответит. А я знаю всю историю. − Ирринг прошел к связанному человеку и взглянул на него. − Понимаешь во что вляпалась? − Спросил он.
− Кто ты такой?
− Эрты от нас драпали как вы от эртов. Понятно?
− Чего тебе надо?
− Вы пришли сюда со злом. Очень жаль. Вас здесь больше нет как вида. Про Хайму можешь не думать. Они уже бессильны, как и ты.
− Что это значит? − Произнес командир.
− Это значит, что вы встретили инопланетян. Одних из самых опасных в космосе, хотя я их и обезвредил. Но они могут оказаться и разведгруппой.
− Ты все лжешь! − Воскликнул пришелец. − Это ты зверь!
− На местном языке слово зверь не является ругательным. − Произнес Ирринг.
Превращенный запнулся и несколько мгновений молчал.
− Как видите, он не сумел опровергнуть моих слов.
− Ты врешь! Ты заставляешь меня делать не то, что я хочу!
− Ладно, так и быть, становись ослом. − Ответил Ирринг махнув рукой. Человек в следующее мгновение обратился в осла...
− Й-йа... Й-йе... − Послышалось от него.
− Ладно. Мне пора возвращаться. − Произнес Ирринг и исчез.

Быть может, сам Бог повернул судьбу Ирринга так, что он успел обезвредить лайинт атаковавших людей. А может, это случайность? Или невидимое влияние будущего на прошлое, отчего Ирринг решил что ему надо лететь именно в то место, не осознавая настоящих причин.
Впрочем, главное было в том, что он получил, наконец, генератор перемещений, на создание которого не хватало его собственных сил. Казалось бы, что особенного в этом хитросплетении кремния с некоторыми примесями других элементов? Но сила этого куска материи была столь мощной, что с ним можно было преодолеть скорость света и улететь к другим звездам.

Молния ушла к планете, а на стол Президента лег доклад дракона Ирринга, в котором он сообщал о происшедшем... А через несколько дней оно стало очевидным. Больше всего люди удивлялись появлению осла на космической станции.
Хайму же пришлось брать силой. Лайинты поняв, что они обнаружены решили не подпускать к себе никого, но им этого не удалось. Весь "экипаж" станции был доставлен на планету и отправлен на обследование, которое смело можно было называть исследованием. Туда же попал и осел. Единственной разницей его с обыкновенным ослом было умение "космического осла" читать и писать.
А затем обращенные лайинты сознались во всем. Просто потому, что нашлись люди "умеющие" допрашивать. Главной целью инопланетян была разведка и основание малой колонии, которая должна была стать "репером", то есть отмеченной планетой. В галактике располагалось несколько сотен таких реперов. И в случае появления эртов в центре сразу же становилось известно об этом. Кроме того "отмеченные" планеты могли в последствии обратиться в настоящие колонии.
Теперь же, исчезновение "репера" на сканерах лайинт могло привести к разным последствиям. Либо к возникновению агрессии со стороны других, либо к обхождению стороной этого района как опасного.


− Странные дела. Что это за инопланетяне, которые от людей не отличаются?
− А что это за осел, который умеет читать и писать? Его все видели. Все убедились в том, что это так и есть. Все специалисты определили, что это не дрессированый осел. К тому же, он явился из космоса, а мы туда ослов не запускали.
− Тогда что? Получается, что действительно их обратил в людей дракон?
− У вас же должна быть с ним связь.
− Нет никакой связи. В том все и дело, что нет. Односторонняя она. Когда ему взбредет в голову, тогда он и объявится.
− Мне уже взбрело. − Послышался голос и через мгновение рядом объявился зверь. Он сел, оглядывая людей. − Ну дракон я, что вы так смотрите?
− Мы хотим знать, что все это значит?
− Я описал все в своем докладе.
− Докладе. Вы же не нанимались к нам работать? Что означает этот доклад?
− Я живу здесь много лет. Больше двух тысяч. Вы, конечно, мне не родственники, но я скажу прямо. Если бы те же лайинты прилетели иначе. Не нападали на станции, а просто прилетели бы, объявили о себе или нет, не важно, то я был бы уже с ними. Вот только я не люблю зло. Поэтому я еще здесь, а не улетел.
− Вы можете улететь?
− Теперь могу. Я отнял у них прибор перемещений. Собственно, они сопротивлялись на Хайме только рассчитывая удрать, но они опоздали.
− Опоздали? Вас же не было на Хайме.
− А в людей их кто превратил тогда? − Спросил Ирринг.
− Их собственный вид не такой?
− Нет. Лайинты не люди. И не звери. Они одноклеточные-колониальные.
− Это же глупость.
− Драконы тоже глупость, не правда ли?
− Вы инопланетянин, а не дракон. Здесь вы никого не введете в заблуждение.
− Смешные люди. Вы что не поняли, что я инопланетянин, а слово дракон это название моего вида? Ладно. Вопрос один. Улетать мне или нет. Скажу сразу, контроля за мной у вас нет и не может быть в принципе.
− То есть, если вы останетесь, вы будете делать все что вам угодно?
− Именно.
− Тогда, лучше вам улететь.
− Прощайте.

Взлет. Молния взошла над планетой, метнулась в старый неработающий спутник. Ирринг давно продумал план ухода. Теперь все было просто. Спутник обратился в небольшой космический корабль. В пульте возник генератор поля...
Старт.


− Нет, конечно же, нет. Я лечу куда хочу. И хочу остановиться на какой нибудь планете. Надолго.
− Болван ты Ирринг. На чужой планете можно сотаваться год, десять, ну сто лет. А дальше − каторга. Ты будешь мучаться из-за того что тебе не вернуться домой. Ты будешь там один. Даже метод Иммары тебя не спасет. Твои дети, если они появятся, будут одиноки...
− Я лечу. Это мое решение. Заодно, проверим твою теорию. Все, давай корабль.
− Ну и лети. Помянешь мое слово. Через тысячу лет ты вылетишь с той планеты как пробка и помчишься к мамочке плакаться...

Ирринг сидел перед своим "прибором" вспоминая слова матери. Хочется ли ему домой? Хочется ли вернуться, что бы остаться и не лететь в этот ужасный космос? Вовсе нет. Сколько лет прошло? Третья тысяча пошла. Быть может, это из-за рабства? Из-за того что не было свободы теперь хочется лететь еще дальше? Правда, куда? Ирринг и так ускакал в соседнюю галактику.
− Нет, дальше это будет слишком. Я еще эту галактику не узнал...


Прыжок, еще прыжок. Ирринг появлялся у разных звезд, проводя поиск населенных планет. Когда-то давно он делал так же и тогда он попал на планету людей, где стал рабом.
А может, не все так плохо? Стал рабом, освободился. Мир спас от гибели. Ирринг раздумывал над всем, продолжая поиск живой планеты. Он вполне мог все повторить. Даже с рабством. С единственной разницей лишь в том, что бы у него была возможность освобождения. А может, этого и не нужно? Может, это его собственная слабость?
Проходили дни и Ирринг все больше креп в мысли сделать как раньше. Точь в точь, с тем же кольцом. Найти мир, узнать его жителей и стать драконом-рабом...


Ихио Серн несколько дней продирался сквозь джунгли. Он пользовался звериными тропами, а когда их не оставалось в нужном направлении, брался за короткий меч и прорубал путь в высокой растительности. По его предварительным рассчетам до места оставалось совсем немного. Иногда он останавливался и прислушивался, но до ушей не доносилось ни единого звука цивилизации. Только джунгли.
Встав в очередной раз он услышал слабый звук и мог бы поклясться, что это мотор машины! Окрыленный этой новостью он начал пробиваться дальше. Вскоре шум повторился еще более отчетливо, а через час Серн выбрался на автомагистраль.
Он закричал в победном кличе и даже малость сплясал, махая мечом и подвывая. Мимо проехала машина и человек, сидевший за рулем, показал Серну знак психа.
Да, конечно же, тому казалось странным увидеть человека пляшущего посреди дороги, ведущей через джунгли. Ихио спрятал клинок и зашагал по дороге на восток. Теперь то ему осталось совсем немного до цели.
Впрочем, переночевать на дороге, все равно, пришлось. Ихио и не надеялся, что кто нибудь его подвезет на машине. Эти люди не особенно уважали аборигенов, каковым и был Серх. Прошла ночь, а на следующий день к обеду Ихио вошел в поселок Данео. Впрочем, он только лишь назывался поселком, а в действительности это был город, раскинувшийся на несколько километров в округе. Пришельцы, явившиеся сюда совсем недавно, заявляли, что дальше на востоке есть еще более крупные города, где дома стояли вплотную и имели десятки этажей. Серх считал, что это преувеличение, но не спорил, если ему кто-то об этом говорил.
В городе стояло праздничное настроение. Недавно был собран хороший урожай, а это предвещало безбедную жизнь на весь год. Собственно, потому Ихио и отправился в этот поход, в Данео. Он хотел найти покупателей на свои продукты. Не знал он только, что никакой пришелец не согласится тащиться за ними через джунгли, да еще и пробивать при этом себе дорогу.
Когда Серх заявился на местную биржу и объяснил, что хочет продать и где, над ним посмеялись, а затем вытолкали на улицу. Потом старый хиндиец, оказавшийся рядом, объяснил Серху, что пришельцы не берутся за дела, которые не приносят выгоды. Это тоже было не понятно, как хороший урожай мог не принести выгоды? Но Ихио не стал спрашивать.

Хиндийцами аборигенов называли пришельцы. А так вокруг жило множество племен. Ихио был из племени Серхов, отчего у него и была эта фамилия. Когда-то давно Серхи воевали с соседними племенами за земли, но прошли годы и войны двуг с другом перешли в войны с пришельцами. Пришельцы победили и, быть может, принесли хиндийцам благо, потому что те, наконец, оставили свои многовековые стычки. Потом оказалось, что не так все плохо и с пришельцами можно жить в мире, хотя те и считали хиндийцев второсортными.
− Ау! − Возник внезапно голос. Он чем-то был похож на мяуканье крупной кошки. Ихио дернулся, оборачиваясь. − Ты мне на лапу наступил! − Проговорил странный голос.
Ихио обернулся снова, пытаясь найти того, кто это сказал.
− Ты кто? И где? − Произнес он.
− Здесь я. − Ответил голос. Серх обернулся и замер, когда перед ним из пустоты объявился странный зверь. − Ты мне на ногу наступил, ужасный зверь! − Проговорил тот.
Мало того, что Серх никогда таких не видел, он никогда не слышал о том, что бы звери говорили и появлялись из пустоты!
− Из-звини, я тебя не заметил. Ты кто?
− Я дракон.
− Дракон? − Усмехнулся Серх. − Что же ты таком маленький? Драконы такими не бывают.
− Бывают! − Зарычал зверь и ударил лапой по дороге. − Это вы бываете только одинаковыми! А мы бываем разными!
− Что же ты здесь делаешь, дракон? − Спросил Серх с усмешкой.
− Ищу хозяина.
− Потерялся, что ли?
− Не потерялся. Его не было.
− Как же ты ищешь того кого не было?
− Ты не искал что ли никогда того, чего у тебя не было?
− Так ты что же?... У тебя хозяина нет и ты его ищешь?
− Да.
− А свободным быть не хочешь?
− Свободным я уже был. Хочу попробовать быть собственностью хозяина. Не хочешь стать мне хозяином?
− А что ты умеешь делать?
− Умею мяукать. И пыль подымать столбом. А еще умею бегать хвостом...
− Это все неинтересно. А что нибудь интересное ты умеешь?
− Умею летать. Умею становиться каким захочу. Умею быть невидимым.
− Значит, и в человека можешь превратиться?
− Могу.
− Ну так покажи.
− А ты станешь моим хозяином?
− Если увижу, что ты можешь в человека превратиться, стану.
Зверь дернулся, поднялся на задние лапы и переменился, становясь похожим на молодого хиндийца.
− Ну, так ты мне не наврал? − Спросил человек.
− Как тебя звать?
− Ирринг.
− Просто Ирринг? Без фамилии.
− Безфамильный я.
− Ты, наверно, пришелец?
− Да. А ты откуда знаешь про пришельцев?
− Да их здесь полно. Половина города.
Дракон захлопал глазами и начал оглядываться.
− Ну ты смешной! − Проговорил Серх и пошел по улице. Ирринг двинулся вслед за ним. − Куда пойдем, работник?
− Я не работник. Я твой раб.
− Раб? Ты смеешься?
− Ты обещал, что станешь мне хозяином! Ты мне наврал?!
− У нас здесь нет никаких рабов. А хозяевами называют тех, кто командует работниками. Понял?
− Понял. Все равно, я твой раб. Ты обещал.
− Будешь делать все что я прикажу?
− Да.
− Тогда, прекрати называть себя рабом и называй себя работником.
− Как прикажете, хозяин.
− И называй меня Ихио, а не хозяин.
− Как прикажете, Ихио!
− Ох. Ну и влип же я. − Произнес Ихио.
− Почему влип? Я хороший работник.
− Хороший? − Переспросил Ихио, останавливаясь. − Ты можешь сделать дорогу через джунгли. Такую же, как вон та, что из города выходит?
− Могу.
− Тогда, сделай. Отсюда, к моей деревне. И что бы к утру была готова!
− Я.. я.. я не могу к утру! Дорога за один день не строится!
− И сколько тебе надо времени?
− Смотря, где твоя деревня.
− До нее десять дней через джунгли идти.
− Такую длинную надо строить год.
− Год? Да через год... − Заговорил Ихио и умолк. − Черт в ней с дорогой. Ты лошадью можешь стать?
− Могу. Только лошадью я не буду разговаривать.
− Ну и бог с ним. Станешь лошадью, довезешь меня до моей деревни и снова станешь человеком. Все понял?
− А деревня где?
− Я покажу где.
Человек исчез, а на его месте объявилась лошадь. Ихио несколько секунд рассматривал ее, затем похлопал по боку и вскочил.
− Вперед. − Приказал он, дернув за уздечку.

Глупо это, смешно, или невероятно. Ихио вернулся в свою деревню владея не чем-то там, а самым настоящим драконом. Все его друзья и знакомые теперь рассматривали зверя, который умел говорить и превращаться в человека и в лошадь. Никто не верил, что Ирринг сам напросился в рабы к Ихио, а старейшины предрекали большие неприятности из-за зверя, принадлежавшего пришельцам.
Впрочем ничего плохого не произошло. Хотя Мейне, жена Ихио, была не сильно довольна поселившимся в доме зверем. Она больше боялась за детей, Кайту и Динро.
Но Ирринг не обижал никого. Он играл с детьми, иногда помогал что-то делать по хозяийству. Через несколько дней оказалось, что он отвадил от амбара Ихио всех обезьян, иногда делавших набеги на деревню. После этого уже почти никто не был против дракона Ихио. И лишь старики качали головами, да продолжали предрекать беды.
Но прошел год, ничего не изменилось. Слух о драконе разошелся вокруг и вскоре вернулся группой пришельцев, решивших узнать, что же это за зверь говорящий и превращающийся в человека и лошадь.

В дом Ихио вошло трое. Ирринг в этот момент лежал в углу в виде обыкновенного тигра и зарычал.
− Умолкни, Ирринг! − Приказал Ихио. Тигр закрыл пасть, и люди вошли.
− Это и есть твой говорящий зверь.
− Да. − Произнес Ихио и обернулся к тигру. − Скажи им, Ирринг.
Ирринг только повел головой и ничего не сказал.
− Ирринг, ты почему молчишь?!
− Хрррр!.. − Зарычал зверь.
− Стань человеком, Ирринг. И скажи что нибудь!
Ихио уговаривал Ирринга минут десять, но ничего не вышло.
− Может быть, он испугался вас и не хочет ничего показывать. − Сказал Ихио, наконец.
− Понятно. Вранье это все. − Произнес один пришелец. − С самого начала было ясно, что вранье. Они вышли из дома Ихио и вскоре покинули деревню.
− Ты не выполнил мой приказ, Ирринг. − Произнес Ихио.
− Это были злые люди. Они причинили бы тебе вред, если бы узнали.
− С чего ты это взял? Ты их знал раньше?
− Я вижу, кто злой, а кто нет.
− Откуда ты видишь?
− Я же дракон, оттуда и вижу. − Ответил Ирринг. − Они хотели, что бы ты продал говорящего зверя. А не продал бы, они бы применили силу.
− Ты думаешь, мы не справились бы с ними?
− Дело не в справились бы или нет. Дело в том, что бы у них вовсе не было повода.

Время проходило. Наступила вторая зима, приближалась весна. Слух о драконе продолжал распространяться, но Ирринг ни разу не показался кому либо, кроме хиндийцев. Над поселком послышался шум. Жители повыскакивали из домов и смотрели в небо. Из-за леса появились вертолеты. Они прошлись над домами и приземлились в поле.
Ирринг в этот момент находился в виде человека и прошел вместе со всеми встречать прилетевших. Из трех вертолетов вышло двенадцать человек, десять из которых были вооружены.
− Здесь кто нибудь понимает наш язык? − Спросил один из тех, что был без оружия.
− Здесь его все понимают. − Ответил Старейшина, выйдя вперед.
− Почти все. − Поправил его Ирринг. − Собаки на своем гавкают.
− Мне нужна семья с фамилией Серх.
− Здесь все с такой фамилией. − Произнес Старейшина.
− Почти все. − Вновь влез Ирринг. − Я, например, Бесфамильный.
− Похоже, ты здесь самый умный. − Проговорил пришелец. − Может, покажешь нам зверя, который умеет разговаривать? Мы заплатим.
− Сколько? − Спросил Ирринг.
Человек достал бумажку и Ирринг прошел к нему. Ирринг принал деньги, посмотрел на просвет, затем вернул.
− Не. Такие у меня уже есть. − Сказал он, вынимая из кармана пачку с купюрами. Человек несколько опешил от того, что в руках хиндийца была очень крупная сумма.
− Откуда у тебя эти деньги? − Спросил человек.
− Зверя показывал говорящего. − Ответил Ирринг с усмешкой. − Хотите увидеть, платите вот такую бумажку. Каждый. − Ирринг показал купюру.
− Ты совсем обнаглел?! На такие деньги можно месяц жить!
− Это у вас месяц. А у нас на них и год прожить можно. − Ирринг откровенно смеялся.
− Ты долго будешь нам мозги пудрить?! − Не выдержал человек. − Показывай зверя!
− Деньги вперед. − Ответил Ирринг.
Пришелец показал какой-то знак и через секунду раздались выстрелы. Люди стреляли в воздух, хиндийцы завыли и закричали, разбегаясь, а Ирринг оказался под прицелом автомата.
− Ты по хорошему не захотел, так что будет по плохому.
− Ну, хотите по плохому, пусть оно так и будет. − Ответил Ирринг и медленно поднял руку, указывая на один из вертолетов.
От удара пришельцы вздрогнули. Они обернулись и увидели разлетавшийся в огне вертолет. Ирринг перевел руку на второй, и машина взорвалась.
− Убейте его!
Удары молний разошлись в стороны, люди попадали, а их оружие рассыпалось на части. Перед Иррингом остался стоять только один человек, и вместо оружия в его руке оказалась морковка.
− Мужик. − Проговорил Ирринг. − Эта демонстрация стоит сто тысяч баксов. Плати.
− Ты дьявол! − Воскликнул человек.
− Дьявол и хвостика моего не стоит, дядя. Вот этого. − Ирринг переменился, становясь зверем и в его руке оказался его же хвост. Человек бросился бежать и в ту же секунду рухнул от удара настигшего его зверя. − Я тебя не отпускал, дядя. − Прорычал Ирринг ему на ухо. − С тебя еще десять тысяч за цирк. Будешь платить или предпочтешь сдохнуть?
− Я заплачу. − Произнес тот.
− Отлично, мальчик. − Ответил Ирринг. Он вновь обратился в человека. − Вставай. И иди в свой пепелац. Возьмешь только одного пилота и меня. А остальных я тринглюкирую. − Ирринг вынул маленький прибор и направил его на людей.
Они исчезли в одно мгновение. В следующее же мгновение исчезли и обломки взорваных вертолетов.
− Итак, в машину. − Произнес Ирринг.
Человек выполнял все, что ему приказывали. Вертолет поднялся в воздух. Ирринг сидел рядом с пришельцем, и тот дрожал от ужаса. Пилот тоже еле держал себя из-за происшедшего. Вертолет двигался над джунглями. Впереди, наконец, появился город. Ирринг приказал человеку опустить машину немного не долетая до него.
Он вытолкал людей из машины и сам поднял ее в воздух, а через минуту над головами людей раздался взрыв.
Невидимый поток ушел к поселку хиндийцев, в два человека были рады, что избавились от чудовища...

Глава 6



Ирринг шел через степь вместе с небольшим караваном. Впереди появились всадники. Они окружили караван, и стало ясно, что это бандиты.
− Сдавайтесь, если желаете жить! − Проговорил главарь бандитов.
Хозяин каравана взглянул на Ирринга. Он еще не знал, какая была сила у дракона.
− Ты победишь их? − Спросил хозяин.
− Как прикажете, хозяин.
− Тогда, уничтожь их.
Ирринг обратился в огненную вспышку. Для людей в караване все произошло так, словно бандиты исчезли. Остались лишь их лошади, которые от неожиданного действия заржали и начали бегать вокруг.
Хозяин вздрогнул от происшедшего.
− Ты? Как это получилось? − Спросил он.
− Я дракон. − Ответил Ирринг. Он ничего не объяснял...


− Что ты сделал? − Спросил Ихио.
− Я дракон. − Произнес Ирринг.
− Это не ответ. Ты убил их?
− Тех кто стрелял − убил. А двоих отправил в город.
− Они же вернутся с армией.
− Если им поверят. Ты недоволен мной, хозяин? Тогда скажи, как мне поступать в подобных случаях в будущем. Для меня всегда был один закон. Тот кто на меня нападает, тот должен умереть.
Ихио закрыл глаза, медленно вдохнул воздух и произнес.
− Ты не должен убивать людей. Никогда.
− Это невыполнимо. − Ответил Ирринг.
− Почему?
− Потому что пройдет время, и моим хозяином станет кто-то другой. Он может приказать убить.
− Ты же сам выбираешь хозяина. Или ты наврал?
− Я выбираю первого хозяина. А дальше он решает, кто будет моим хозяином после него. Он может меня продать, может подарить, но он не может оставить меня без хозяина. Если же это произошло, тогда хозяином станет тот, кто найдет кольцо.
− И ты не можешь освободиться?
− Вопрос в том, хочу ли я? Я был свободным, был рабом, был освобожден и снова был свободным. Теперь я опять раб.
− Это же глупо.
− Возможно, это и глупо. Для смертного. Но я бессмертен.
− То есть тебя ничто не может убить?
− Может. Много чего может. Но возраст − не может.


Все оставалось по прежнему. Вновь уходило время, но только прежняя веселость Ихио исчезла. Он понял, что в его руках находился не какой-то там маленький дракончик, а настоящий дракон, способный убивать и разрушать.
− Скажи мне, Тау, что мне делать? − Произнес Ихио.
− У тебя проблемы с твоим другом? − Спросил старик.
− Да. Он убийца. Он настоящий дракон. И он может совершить зло. Я не знаю, можно ли ему верить. Мне казалось, что все просто, но все далеко не просто.
− Я говорил тебе об этом три года назад, Ихио. Ты должен был отказаться от него.
− Но как? Как отказаться? Он сказал, что я не могу просто выкинуть кольцо. От этого я не перестану быть его хозяином.
− А если ты его кому нибудь отдашь?
− Кому? Я могу его подарить или продать. Но кому я пожелаю такое? Даже пришельцу не пожелаю.
− Ты хочешь, что бы я дал тебе совет, Ихио?
− Да.
− Хорошо. − Ответил тот, закурил трубку и облокатился на спинку кресла. Старейшина не торопился говорить, и Ихио ждал.
Проходили минуты. Часы на стене пробили полдень...
− Слушай меня внимательно, Ихио. − Сказал Тау. − Ты знаешь, что пришельцы интересовались драконом. Рано или поздно, они узнают и явятся сюда за ним. Они могут его убить, но они могут убить и нас. Из-за него. Ты должен пойти туда, где его взял и найти людей, которые называют себя учеными. Тех, что интересуются драконами. Ты должен это сделать так, что бы Ирринг этого не понял. Ты отдашь его им. Просто отдашь. Не нужно просить никаких денег. Он не принадлежал тебе раньше и ты не имеешь права на него. А то что он сказал сам... Это не важно. Ты сам знаешь, что верно. Ты понял, Ихио?
− Да. Я понял. И я сделаю все так, как ты сказал, Тау. Спасибо.

Ихио не говорил Иррингу о том что задумал. Он сказал лишь, что хочет пойти в город и Ирринг пойдет с ним. Ихио не стал просить его превращаться в лошадь, был рад, что дракон об этом не вспомнил. Они шли почти не разговаривая. День, второй...
− Почему ты ничего не говоришь? − Спросил Ихио.
− Ты сам молчишь, хозяин. − Ответил Ирринг.
− Скажи, тебе нравится убивать людей?
− Мне нравится убивать только на охоте. Не важно кого. Во всех остальных случаях мне это не нравится. Но я вынужден.
− Но ты же можешь не выполнять приказ об убийстве.
− Скажи, что бы ты сделал, если бы те люди поубивали бы детей в твоей деревне, а я стоял бы и ничего не сделал в защиту?
− Защита это не обязательно убийство.
− Лучшая защита от врага − плита на его могиле.
− Они не враги! Ты понимаешь это или нет?!
− Не понимаю. Тот кто приходит с оружием в чужой дом и применяет это оружие против хозяев − тот враг.
− В таком случае, ты тоже враг. Потому что ты пришел в чужой дом и ты применил оружие.
− Скажи мне, Ихио, твои кулаки, твои ноги, это оружие? Ты можешь их где нибудь оставить? Или избавиться от них?
− При чем здесь это?
− При том, что я не применял ничего кроме того чем являюсь я сам. Ты можешь посчитать, что я есть оружие, но я принадлежу тебе, и применение тобой меня как оружия − законно.
− Я тебе не давал никаких приказов!
− Наверно, я глупый дракон, что решил защищать вас без приказа... − Ответил Ирринг.

Разговор заглох. Иногда он возникал вновь, но Ихио не мог объяснить Иррингу почему нельзя убивать людей. Они вышли к городу. Ихио прошел в самый центр, оставил Ирринга ждать на улице, а сам вошел в здание городской мэрии. Там над Ихио только посмеялись, когда он сказал, что хочет найти ученых, занимающихся драконами.
− Нет таких ученых. Только шарлатаны одни.
− А другие есть? Которые другими делами занимаются?
− Другие есть. Зачем тебе?
− Мне надо с ними поговорить.
Люди снова смеялись. Ихио это только злило, но он не показывал это. Под конец ему все же назвали адрес и он отправился туда.
Ирринг молча шел вслед, и через несколько минут Ихио вошел в дом, где жил ученый. Его встретил старый человек. Ихио спросил где ему найти ученого. Старик именно им и оказался.
− Я хочу спросить, это правда, что нет таких ученых, которые занимаются драконами?
− Неправда. Есть и такие.
− Я хочу их найти.
− Тебе придется далеко ехать. Здесь их нет.
− Мне надо в любом случае, даже если они на другом конце света.
− А почему бы тебе не воспользоваться телефоном?
− Это не подойдет. Я должен поговорить лично.
− Хорошо. Я дам адрес, но туда надо ехать на поезде четыре дня.
− Пусть.
− А деньги на билеты ты найдешь?
Ихио достал деньги.
− Этого хватит?
− Хватит. Только спрячь их. Платить будешь в кассу на станции.
− Я знаю.
Старик написал на бумаге адрес и Ихио забрав лист отправился на выход.
Новое путешествие на поезде заняло четыре дня. Вскоре Ихио оказался в нужном городе. Ему пришлось довольно сложно из-за того, что город оказался огромным. Очень огромным. И дома в нем были высокими высокими, больше десяти этажей в каждом. Ихио смотрел на них и удивлялся. Ведь он не верил раньше, не верил...

− Здесь живет ученый, занимающийся драконами? − Спросил Ихио.
− Да, здесь. А вы по какому делу, молодой человек?
− Я хочу с ним поговорить. Об одном драконе.
− Хорошо, проходи.
Ихио Серх вошел в дом. В большой комнате его поразило обилие самых разных рисунков на стенах. На многих из них были странные чудовища.
− Это драконы. − Сказал человек.
− Это? Они превращаются в таких чудовищ?
− Нет. Они не могут превращаться.
− Я имел в виду такого дракона, который может.
− Тогда, я ничем не смогу помочь. Я изучаю совсем других драконов.
− А где мне найти того, кто изучает тех, что умеют превращаться?
− Даже не знаю. Могу поспрашивать у своих знакомых, если хотите.
− Да.
Человек сел за телефон и звонил разным людям, спрашивая о тех, кто занимается превращающимися драконами.

Прошло почти полчаса. Наконец, на бумаге появился новый адрес и Ихио покинул человека, поблагодарив за помощь. Надо было вновь ехать. Еще дальше, но не так долго. Ихио и Ирринг оказались в новом городе. Ихио смотрел на гигантское скопление высоких зданий. Он не представлял, что люди могли жить в подобных городах. То что ему когда-то рассказывали не шло ни в какое сравнение с тем, что он увидел. Ему впервые пришлось ехать на лифте и вскоре он уже говорил с новым человеком. Ирринг в этот момент опять был далеко. Ихио оставил его на лестничной площадке, а сам оказался в кабинете профессора Риго, куда его проводила служанка.
− Мне сказали, что вы изучаете драконов, теми, что умеют превращаться. − Сказал Ихио.
− Да. − Ответил профессор. − Вы хотите что нибудь узнать о них?
− Нет. Я привел сюда одного такого дракона. И хочу отдать его вам. − Ихио снял с руки кольцо и передал его человеку. − Возьмите. Я отдаю вам своего дракона, добровольно и безвозмездно. Вы их изучаете, вам и решать, что с ним делать. А мне пора возвращаться домой.
− Откуда он у вас? − Спросил человек.
− Я его нашел на улице. Он сам ко мне прицепился и сказал, что я его хозяин.
− Кто сказал? Перстень?
− Дракон. − Ответил Ихио. − Тот кто владеет этим кольцом, тот владеет и драконом. Его зовут Ирринг.
− Ирринг? Уж не тот ли это, что где-то у вас там живет?
− Тот. − Ответил Ихио.
− И вы его просто так отдаете?
− Да. Он же не мой. Я пойду и приведу его.
− Приведете? Как это? Он же должен из кольца появляться.
− Да? − Удивился Ихио. − Как это?
− Ну, надо сказать, Дракон появись!
Рядом сверкнула молния и из нее объявился Ирринг.
− Слушаюсь, хозяин! − Проговорил он.
Человек опешил. Кольцо вывалилось из его рук и покатилось куда-то по полу. А Ирринг обернулся к Ихио.
− Зря ты это сделал, Ихио. − Произнес он. − Зря. − Ирринг отвернулся от него, подошел к профессору и прикрыл ему отвисшую челюсть. − Я дракон. Меня зовут Ирринг. Ты мой новый хозяин. Приказывай.
− Это какой-то трюк. Бред.
− Мне исчезнуть?
− Да.
Ирринг исчез и человек дрогнул. Ихио в этот момент уже покидал квартиру. Он уходил, надеясь, что поступил правильно.


− А-а-а-а-А! − Возник крик на кухне. − Помогите! Помогите!
Риго выскочил из кабинета и промчался на кухню. Он увидел там свою служанку сидящей на столе, а посреди кухни сидел зверь и грыз кусок мяса.
− Что за черт?! − Проговорил Риго.
− Я не знаю, откуда он взялся! − Воскликнула женщина.
Зверь взглянул на Риго и замер на мгновение.
− Черт возьми...
− Зачем тебе черт, хозяин? − Спросил зверь человеческим голосом. Женщина от этого завизжала еще больше.
− Да замолчи ты! − Выкрикнул Риго и вновь взглянул на зверя. − Ты дракон? − Спросил он.
− Да, хозяин. Я дракон. И я голодный дракон. Можно, я ее съем?
− Нет!
− Гоните этого дьявола! Гоните! − Закричала женщина.
− Да. − Сказал зверь, обернувшись. − Гоните дьявола. Нечего ему делать там, где живет дракон.
− Ты что, настоящий дракон? − Спросил Риго.
− А какой же еще? Думаете, раз я дракон, так я должен быть с автобус размером? Я, конечно, могу, но как-то неудобно жить в такой мелкой квартирке с автобусным размером.
− Нет, это бред. Это розыгрыш!
− Где? − Спросил дракон.
− Ты не настоящий дракон.
− Я не настоящий?! − Зарычал зверь. − Да ты.. Да ты говори, да не заговаривайся! − Ирринг поднялся на задние лапы и переменился, становясь большим зверем.
Домохозяйка снова завизжала, а Ирринг повернулся и задел стол лапой так, что женшина слетела с него. Она снова визжала и зверь схватил ее клыками.
− Не смей! − Закричал хозяин.
− Почему? Она же визжит как поросенок. − Снова зарычал зверь.
− Я приказываю!
− Ну, так бы сразу и сказал. − Проговорил Ирринг. − Вставай, мамаша, я тебя не съем.
− Я тебе не мамаша! − Воскликнула женщина.
Риго в этот момент подошел к Иррингу и коснулся его рукой.
− Хочешь поиграть? − Спросил тот.
− Как же это? Драконов же не бывает. − Произнес Риго.
− А кого же ты тогда изучаешь? Пустое место, что ли?
− Я изучаю легенды, а ты.. Этого не может быть. Я, наверно, схожу с ума. − Он пошел из кухни.
− Нет! Не оставляйте меня с ним! − Закричала домохозяйка.
− Замолчи, а то съем! − Зарычал Ирринг.
Риго уже ушел, а женщина кое как выскользнулся между драконом и стеной.


Прошло несколько дней. Профессор побывал и у врача и у знакомых. Ирринг не объявлялся ни перед кем, когда кто-то приходил в дом. Его видел только Риго и его домохозяйка. Женщина вовсе не появлялась после того случая, заявив по телефону, что не желает быть съеденой.
А Ирринг продолжал хозяйничать в квартире, пока профессор был один. Он вел себя так словно был глупой собакой, совавшей свой нос во все углы.
Прошла неделя. В квартиру кто-то позвонил и Ирринг открыл дверь, представ перед входящими обыкновенным человеком.
− Вы профессор Риго? − Спросил человек в белом халате.
− Нет, профессор у себя в кабинете. А я работаю на него. Мне его позвать?
− Мы сами пройдем. − Ответил врач, поглядывая на Ирринга косо.
Четыре человека вошли в кабинет профессора.
− Вы пришли, доктор, наконец то! Я сошел с ума! Этот дракон меня затерроризоровал!
− Ничего подобного, я всего лишь малость побаловался. Ты же не веришь, что драконы существуют. − Сказал Ирринг. − Вот и сходишь с ума.
− Вам не кажется, что это слишком? − Спросил врач, обернувшись к Иррингу.
− А что я такого сказал?
− Он болен, а вы над ним издеваетесь!
− Да ты сам болен, идиот! − Зарычал Ирринг и превратился в дракона. − Ну?! Ты болен?! − Удар лапы свалил двух человек и Ирринг шагнул к врачу. Тот шарахнулся назад и грохнулся, споткнувшись о валявшийся на полу чемодан.
− Вы-вы вы видите его? − Спросил Риго у санитара, стоявшего разинув рот.
Человек бросился бежать. Через минуту в квартире не осталось никого, кроме Ирринга и Риго.
− До чего же людей доводит глупая вера. − Прорычал Ирринг. − Ну ты сам то! Ты же профессор! Ну неужели не можешь сам?! Не можешь найти подходящего объяснения?
− Какого?
− Ну какого угодно? Думаешь, мне приятно ощущать себя твоей галлюцинацией? Ну давай, придумай что нибудь. Что бы точно определить есть я или нет. Или понять, как я могу существовать. Ну? Думай, думай! И не спеши. Ни чего с тобой не случится, если ты не решишь это за пять секунд.
− А ты сам можешь сказать, откуда ты взялся? − Спросил тот.
− Могу. Сказать?
− Говори?
− Я с другой планеты прилетел.
− Это еще глупее!
− Почему глупее то? Это так и есть. − Ирринг схлопнулся в точку и обратился в маленького зверя. − Я родом с планеты Дина из Галактики Крыльвов.
− Не верю.
− Ну и дурак. − Ответил Ирринг и лопнул словно мыльный пузырь.


Пришельцы объявились внезапно, сразу же огромным космическим флотом. Весь мир с волнением и трепетом смотрел на небо, на сотни ярких точек, заполнивших пространство вокруг. Пришельцы некоторое время ждали, затем вышли на связь, сразу же используя один распространенных из местных языков.
− На вашей планете находится колония лайинт, наших кровных врагов. − Произнесло существо, которого люди никогда не видели. Оно было покрыто коричневой шерстью и выглядело словно большая горилла. − Мы требуем, что бы вы отдали их нам. После этого мы улетим.
Мало кто видел эти переговоры. Почти никто не знал, что прилетевшие называли себя эртами, а их кровных врагов − лайинтами. Переговоры зашли в тупик из-за того что люди не знали, верить пришельцам или нет. К тому же, у них не было никаких данных об инопланетянах, появившихся на планете.
Переговоры проходили достаточно сухо, и в конце концов Правительство передало пришельцам отказ в разрешении на проведение акции уничтожения лайинт.
Ответ эртов был не менее жестким, чем заявление Президента планеты. Они объявляли, что исчерпали лимит терпения и с этого момента не считают необходимым согласовывать свои акции с жителями планеты.
− Мы ведем войну против них. − Произнес эрт напоследок. − И, раз вы защищаете наших врагов, значит, вы наши враги. Мой вам совет. Не вмешивайтесь. Тогда у вас будет меньше жертв.
Связь оборвалась. По всему флоту расходился приказ об атаке, а по планете несся другой приказ. Все системы обороны и так были на взводе. И теперь им было приказано сбивать пришельцев, если они объявятся в небе.


Удар, всесокрушающий и беспощадный, накрыл целый город. Планета дрогнула. В ответ полетели к флоту пришельцев ракеты, слабые, едва умеющие выходить в космос.
Эрты на это никак не среагировали. Флот переместился с одной точки в другую, дождался возвращения атакующей группы и еще несколько дней висел на орбите, отмахиваясь от летевших к ним ракет как от мух.
− Когда-нибудь вы скажете нам спасибо за избавление от этих чудовищ. − Произнесло коричневое существо, выйдя на связь с людьми. − А теперь мы улетаем. И дай вам бог понять, что вы не потеряли один город, а получили весь свой мир...
После этих слов флот пришельцев исчез.

Люди не забыли это нападение. Что бы не говорили эрты, они остались убийцами, тем более, когда ни один человек не видел никакой опасности...


− Профессор Риго? − Спросил человек, вошедший в палату.
− Псих Риго. − Ответил профессор.
− У нас есть данные, что вы встречались с неким существом, которое меняло свой вид. Так?
− Мне этот дракон привиделся! И я не могу от него избавиться!
− И где он сейчас?
− Не знаю. В последний раз я его прогнал и сказал, что бы он не приходил.
− И он не приходил?
− Приходил. Но я его снова прогнал!
− Профессор, дело достаточно серьезно. И мы имеем все основания полагать, что ваше видение существует в действительности.
− Не смешите меня! Я знаю, что ничто не может появляться из воздуха, как он! Это могут быть только видения!
− Нам не известна технология инопланетян. И не известно, чего они достигли. Вы знаете, что весь мир пережил в последний месяц.
− Я псих. Я псих! − Закричал Риго. − Нет этого! Мне это кажется! Исчезните! Прочь! Прочь от меня, наваждения! Я не хочу!...
Он кричал и метался. Человек не мог принять того, что существовало помимо его сознания. Он не желал чудес. Он желал только самой простой жизни, что бы все было объяснимо...
Человек, еще некоторое время слушал вой Риго, затем развернулся и пошел на выход. Он дернулся, когда дверь открылась.
− Смотрите, кто пришел! Сам генерал Фрайзи. − Проговорил человек. − Проблемы с эртами, генерал?
− Кто вы такой?
− Я галлюцинация этого психа. − Ответил человек, показывая на Риго. − Хотите меня получить, попросите его, что бы он меня продал вам. Или подарил...
− Псих... − Произнес генерал и обошел человека.
− Пошел вон! − Закричал Риго... − Я дарю тебя ему! Уходи с ним! Уходи!
Генерал не слушал этот вой. Он уже уходил из клиники, поняв, что Риго действительно псих.

Человек покинул больницу, сел в свою машину и приказал шоферу возвращаться на базу.
Фрайзи взялся за радиотелефон и связался с командующим.
− Результат ноль, сэр. − Произнес он. − Этот Риго действительно псих.
− Врет он, сэр. Риго не псих. − Послышался голос в трубке.
− Кто это говорит?! − Воскликнул Фрайзи.
− Вы меня искали или лайинт, генерал? − Спросил голос. − Я не лайинт, но я на них немного похож.
− Как это понимать?! − Воскликнул Командующий.
− Вы искали контакты с инопланетянами. Ведь так? Считайте, что уже нашли. Впрочем, я не буду показываться сразу. Мне нужны некоторые гарантии.
− Какие гарантии?! Из-за вас эрты убили целый город!
− Господин Командующий. Если бы эрты гонялись за мной, они убили бы не тот городок, а накрыли бы столицу нашу родную. Я ведь здесь живу, а не там. И они меня не видели.
− Откуда они вообще что либо видели?!
− Давайте сделаем так. Я свяжусь с вами через недельку. Когда вы выспитесь, встанете с той ноги и так далее. До встречи через неделю, господа. И не торопитесь. Эрты улетели на долго, лайинты сюда тоже могут попасть снова с очень малой вероятностью. Так что, у вас есть время все обдумать. Бай-бай...

Поиски зашли в тупик. Были проверены десятки людей и оттрассированы линии связи. Прошла целая неделя и люди ждали звонка готовые отследить место источника. Ирринг не спешил. Он наблюдал за людьми и за генералом Фрайзи, который находился почти все время в своем штабе.
− Думаю, он не объявится. − Сказал Главнокомандующий. − Мы отрезали все нелегальные пути связи.
− Осталось еще полдня. − Сказал генерал.
− Полагаю, мне их незачем ждать. − Возник голос рядом. Два человека обернулись.
− Кто это говорит? И где вы? − Спросил Главнокомандующий.
− Вы подумали над моим предложением?
− Вы не сделали никакого предложения.
− Жаль-жаль, что вы его не поняли. Я начинаю сомневаться, а есть ли в вас разум. Я сказал, что мне нужны гарантии.
− Гарантии чего?
− Неприкосновенности, например.
− Да где ты, черт возьми?! − Воскликнул Фрайзи. − Мы хотим тебя увидеть!
− Как прикажете, хозяин. − Произнес голос. Перед генералом возникла вспышка и из нее объявился зверь. − Приказывай, хозяин. Я все сделаю, хозяин!
− Черт возьми... − Проговорил Главнокомандующий. − Ты лайинт?
− Я дракон, а не лайинт. − Ответил зверь.
− И давно вы прилетели? − Спросил генерал.
− Мы? − Зверь обернулся. − Я здесь один, хозяин.
− Не называй меня хозяином!
− Как прикажете, шеф.
− И шефом не называй! Ни начальником ни кем еще!
− Как это? Мне говорить "эй ты", что ли?
− Ты не ответил на мой вопрос. Когда ты здесь появился?
− Четвертый год уже пошел как. Раньше я принадлежал одному хиндийцу, потом он меня подарил профессору Риго, а профессор подарил меня тебе.
− То есть ты сделаешь все что я прикажу?
− Да. А хотите, взорву эту планету! В два счета!
− Нет! − Воскликнул генерал.
− Ну, как хотите. − Произнес зверь с сожалением в голосе.
− Ваша игра слишком глупа. − Произнес Главнокомандующий.
− О.. А он и тебя дураком обозвал. − Произнес зверь, взглянув на генерала.
− Я говорю о тебе, зверь!
− Странно. Ты знаешь меня без году неделю и уже судишь на сколько глупа моя игра. Она моя. И ты о ней ничего не знаешь.
− Говори, что это за игра. − Произнес генерал.
− Я прилетел сюда и сказал себе, что стану рабом первого разумного существа, которое мне понравится. И теперь я раб. Я обязан выполнять все, что прикажет хозяин, все на что способен. Так что, приказывай.
− Ты не ответил зачем тебе это нужно.
− А ты не спросил зачем мне это нужно.
− Вот я и спрашиваю. Зачем?
− Ради забавы. − Произнес зверь. − Мне нечем заняться. Ну вы могли бы найти для меня занятие. У вас же всегда найдется куча проблем, которые по зубам разве что суперменам. Разве нет?
− Нам неизвестно, кто ты такой и можно ли тебе верить. − Сказал Командующий.
− Я дракон. И зовут меня Ирринг. − Прорычал зверь. − У тебя память короткая, что ты забыл кто я?
− Я говорю о том, что ты можешь все врать.
− Поганый народишко. − Произнес зверь и умолк.
− Как это понимать? − Спросил генерал.
− А так. Нет у меня уважения к тем, кто постоянно лжет и обвиняет во лжи всех вокруг себя.
− А ты, стало быть всегда говоришь правду? − Спросил генерал.
− Почти всегда. Иногда прикидываюсь. Иногда шуткую. Но никогда не вру. Мне незачем врать.
В кабинет вошел новый человек. Он не увидел зверя, потому что тот исчез за мгновение и объявился в другом месте кабинета в виде человека.
− Сэр, сообщение с орбиты. − Проговорил тот. − У нас новые проблемы. Не знаю, кто это, но они другие.

Десятки кораблей оказались около планеты. Несколько сотен небольших челноков рванулись вниз. Атака не была внезапной, но люди не смогли ничего противпоставить. Через час стало ясно, что нападавшими были лайинты. Сопротивление военных было сломлено, огневые точки подавлены, самолеты уничтожены, ракеты взорваны.

− Где этот чертов дракон?! − Воскликнул Главнокомандующий.
− Он улетел вместе с Фрайзи на базу Ми-5.
− Вернуть!
Но это уже было невозможно. Вертолет генерала был подбит в воздухе. Пилот и охранники были убит в одно мгновение, Фрайзи ранен и рядом с ним остался только Ирринг. Вертолет падал, а над ним шло несколько космических истребителей со знаками зверей на борту.
− Вы за это еще заплатите. − Проговорил Фрайзи.
− Генерал, вертолет сейчас рухнет. − Произнес Ирринг. В этот же момент возник удар. Генерал вылетел со своего места. Ирринг не ждал ничего. Молния вышла из вертолета и рядом с местом взрыва упали два человека.
− Что за дьявол?! − Воскликнул генерал. Он резко обернулся, когда рядом громыхнул взрыв.
− Я телепортировал из вертолета вместе с тобой, хозяин. − Произнес Ирринг.
− Что? Как это телепортировал?
− Так и телепортировал. Не нравится, я могу тебя назад в этот вертолет отправить. Отправить?
− Нет!
− Тогда, прекрати ругаться. Ты вообще мне жизнью обязан теперь.
− Что ты от меня хочешь?
− Спроси что нибудь полегче, генерал.
− Я же знаю, что ты зверь! − Закричал он.
− Ну и что? Я тоже знаю, что ты обезьяна.
− Ты издеваешься надо мной?!
− Слушай, не мучайся. Возьми и подари меня кому нибудь. Или продай. И все, я буду служить другому хозяину, коли ты такой болван.
− Если ты служишь мне, ты не имеешь права меня обзывать!
− Мне этого никто не говорил. К тому же, мне сложно скрывать правду. Коли ты болван, так болван и есть. На этой планете, похоже, и нет нормальных существ. Одни глупые обезьяны.
− Убирайся вон с нашей планеты и не появляйся здесь больше никогда!
− Я уберусь, как ты приказал. − Ответил Ирринг. − Но сразу тебе скажу, как только я покину вашу планету, все мои обязательства потеряют силу. Это будет значить, что не буду твоим рабом и не буду обязан выполнять твои приказы. Прощай, хозяин.
Ирринг обратился в молнию, которая унеслась вверх. Через несколько секунд он уже был свободен. Полностью. Поток энергии развернулся на сто восемдесят градусов и унесся назад. Он вошел в главный крейсер лайинт, висевший на орбите. Ирринг посчитал, что это так из-за его величины. Остальные корабли были мельче.


Лайинты не собирались улетать. Ирринг понял это, прочитав данные в компьютере крейсера. К планете прибыла колонизационная группа Джи-77, которая начала работу по захвату населенного мира.
Уже через четыре дня от сопротивления людей ничего не осталось. Им нечем было защищаться, а слабое огнестрельное оружие не вредило лайинтам. Потери в боях за планету составили несколько истребителей и ни одной живой единицы. Планета была взята с большой легкостью. Десятки тысяч лайинт высаживались в мир и начинали новый поход, в котором должна была пасть столица людей и их власть.

Ирринг провел в командном крейсере почти два дня. Он нашел способ, как оказаться среди лайинт так, что его не посчитали чужаком. Теперь он выглядел как рыжий зверь подобно всем лайинтам. Они не меняли себя, разве что для развлечения. Внизу же все было иначе. Лайинты становились похожими на людей и их поначалу не принимали за чужих. А потом стало поздно...

− Почему не в своем виде? − Прорычал голос рядом. Ирринг обернулся и увидел заместителя командира крейсера.
− Глупее ничего не придумала спросить? − Зарычал Ирринг.
В лапе лайинты появился прибор задержания. Появились охранники. Ирринга проводили в лабораторию, где был проведен анализ генокода.
− Лайинт СК-48. − Произнес рыжий зверь из-за аппарата. − Измененный код. Похоже, она нажралась какой-то гадости, непонятно откуда.
− Ты ответишь, кто ты, или будешь молчать?
− Я ужасный суперкосмический дракон, прилетел, что бы вас всех съесть. Но вы можете и остаться жить, если назначите меня своим командиром.
− В клетку ее! − Прорычал зверь. Ирринг усмехнулся. − Ты еще посмейся!

Ирринга увели "под действием" прибора задержания. Он оказался в клетке. И рядом оказалось еще несколько лайинт. Охранники закрыли клетку приказав никому не выходить.
Ирринг сел на полу и некоторое время раздумывал, как поступить. Решение пришло через несколько минут. Он не видел причин, почему он должен был слушаться приказов лайинт.
Молния прошла через крейсер. В следующее же мгновениев возникли четыре взрыва. Два в генераторном отсеке, один в тюремном блоке и еще один в спасательном челноке. Ирринг забрал все генераторы поля, что нашел и взорвал места, где они находились.
В то же мгновение он вернулся в тюрьму, где оставалось его тело.
Лайинты вокруг ожили и начали оглядываться.
− Задерживающего поля нет. − Произнес один из зверей.
По крейсеру разнесся сигнал тревоги...
− Похожем нас атакуют. − Произнес другой зверь. − Все за мной!
Они помчались из клеток и Ирринг не особенно раздумывал. Он проследовал за лайинтами и вскоре те оказались вблизи отсека с космическими челноками. По кораблю все еще несся сигнал тревоги.
Лайинты заскочили в один из челноков.
− Какого дьявола?! − Послышался вой оттуда и из челнока вылетел рыжий зверь, которого попросту выкинули. Вход закрылся и челнок пошел на выход.
− Немедленно вернитесь назад! − Послышался голос по радио. Челнок продолжал уходить.
В космосе внезапно появились вспышки, а затем крейсера лайинт начали взрываться.
− Эрты, мать вашу!... − Завыл командир. В космос вышло еще несколько челноков и началась схватка, в которой, казалось, лайинтам не было спасения. Беглецы не пытались лезть в драку. Челнок пронесся к одному из крейсеров и ворвался в шлюз.
− Сти, запускай двигатели и уходим! Немедленно! − Завыл зверь, отвечая на вызов...

Корабль прыгнул через космос. Он удирал самым натуральным образом и произвел несколько прыжков с хаотическим выбором направления.
За те минуты, пока корабль несся через космос, прилетевшие лайинты покинули челнок и объявились в рубке. Вместе с ними там оказался и Ирринг.
− Я думала, вы уже не вернетесь. − Произнес встречавший их зверь.
− Каково положение сейчас?
− Вроде, оторвались, Мау. Я думаю, нам надо покидать эту галактику.
− Да, Сти. Готовь рассчет. Что там у нас дальше?
− Сейчас удивим.
Все расселись по свободным местам. Нашлось место и для Ирринга. Сти взглянула на него довольно косо, но смолчала, когда Мау мысленно сказала, откуда он появился.
На экране возникла звездная карта и лайинты некоторое время рассматривали ее, затем Сти указала на небольшую галактику рядом. Ирринг узнал ее. Не мог не узнать, потому что именно там он родился.
− Если вы решили идти на завоевание, вам лучше выбрать другую цель. − Произнес он, когда лайинты почти решили лететь именно туда.
− Как это понимать? − Спросила Мау, обернувшись. Сти так же теперь смотрела на Ирринга.
− И кто ты такая? − Спросила она.
− Отвечай. − Произнесла Мау.
− Меня зовут Ирринг. − Он сделал некоторую паузу. − Вам не известно мое имя? На той планете, от которой вы меня утащили, оно было довольно известно.
− Ты сама поперлась за нами, а не мы тебя утащили. − Произнесла Мау.
− Мне это не важно. Я вас не обвиняю. Я был там до того, как вы прилетели.
− Ты не назвала свой код. − Прорычала Сти.
Ирринг молчал.
− Ты будешь говорить, или тебя заставить силой?! − Зарычала Мау.
− Заставь-заставь. − Ответил он. − Тогда и у вас здесь взлетят на воздух генераторы и реакторы. Будем драться, или подождем, когда нас эрты догонят и прикончат?
− Назови свой код. От тебя никто больше ничего не требует.
− Нет у меня никаких кодов.
− В таком случае, отправляешься в лабораторию. − Произнесла Сти. − Сейчас же!
− Это обязательно?
− Хай! − Воскликнула Сти. Рядом с Иррингом объявился рыжий зверь и в его лапе заработал прибор задержания.
− Встать и вперед! − Произнес Хай.
Ирринг решил не сопротивляться. Он прошел куда ему было приказано и через несколько минут Хай вернул его в рубку.
− У нее измененный код, но прослеживается линия СК. − Произнес Хай.
− Уже знаю. − Ответила Сти и знаком указала усадить Ирринга на место. Прибор выключили.
− Итак, мы выяснили, что ты подсадная. − Прорычала Мау. − На кого работаешь?
− На Ирринга.
− Кто это?
− Я. − Зарычал он.
− Проблем себе желаешь, зараза? − Зарычала Сти. − Таких как ты сжигать надо на месте!
− А ты реактор подорви, может, я и сгорю тогда. − Произнес Ирринг. Он отвернулся. Мгновенная молния ушла в компьютер корабля, проникла во все системы и захватила управление крейсером.
− Черт! − Взвыл голос где-то в стороне.
− Что там?! − Воскликнула Сти.
− Не понимаю. Кто-то рядом, похоже, нас просканировали.
− Уходим немедленно! − Зарычала Мау.
Корабль прыгнул.
Ирринг поднялся, превращаясь в небольшого крылатого зверя.
− Ты куда пошла?! − Зарычала Мау.
− Завоевывать гальюны. − Ответил он и вышел.
− Хай, верни его!
− Мы же в прыжке... − Проговорил тот.
− Не важно, нам все равно где выскочить.
Хай умчалась за Иррингом, но вернулась ни с чем.
− Я ее не нашла.
− Дьявол.
Ирринг слышал все разговоры в рубке. Теперь лайинты готовились сами просканировать весь крейсер. Ирринг усмехнулся этому. Он сделал небольшое изменеие в программе, забрался в пустую каюту и лег спать.
После выхода из прыжка сканеры обнаружили рядом "эртов". Лайинты с перепугу бросили поиски Ирринга и скакнули дальше. Они прыгали несколько часов через космос, пытаясь уйти от призраков, но это не удавалось. Только через пять часов у них возникло сомнение в том, что эрты не настоящие, а еще через два они уверились в этом, когда программист обнаружили изменение в программе.
− Черт возьми! Это она! − Зарычала Мау.


Ирринг проснулся, когда кто-то вскрыл каюту. На него был направлен прибор задержания, и Ирринг в одно мгновение выстрелил. Прибор разлетелся на куски, а Хай дернулась и отскочила с испугу.
− Она уничтожила прибор! − Взвыла лайинта.
Рядом оказались Мау, Сти и еще несколько лайинт.
− Мы высадим тебя на первой попавшейся планете и ты останешься там навсегда. − Произнесла Мау.
− Давай-давай. − Произнес Ирринг.
Лайинты закрыли его в каюте, решив не выпускать из вида. Но связь Ирринга с компьютером действовала. Он видел, что корабль пришел именно в галактику крыльвов, и теперь он двигался среди планет в поисках мира, где можно было остановиться. Попадавшиеся планеты были либо дикими, либо высокоразвитыми. В последних остановка была чревата гибелью и корабль уходил на поиски мира, где развитие только только начиналось.

− Похоже, мы не найдем здесь ничего. − Сказала Сти.
− Да. И эта стерва знала обо всем. Только сказать нормально не пожелала. Черт бы ее взял.
− Я думаю, ее надо высадить. Посадить в челнок и пусть летит к чертям, а мы будем искать дальше.
− Она знает эту галактику и могла бы подсказать.
− Ты ей поверишь?
− Не важно. Послушаем ее слова, там будет видно.

Ирринга привели в рубку и Мау потребовала от него рассказать все, что он знает о галактике.
− Я вижу, у вас проблемы, девочки. − Усмехнулся Ирринг.
− У нас нет никаких проблем. Отвечай на ворос! − Зарычала Сти.
Ирринг зевнул и сел в кресло.
− Могу вас обрадовать. Здесь нет эртов. Почти нет. И могу вас огорчить. Здесь живут существа, которые эртов отсюда выгнали. И не только отсюда, так что вас они разделают в пять секунд, если вы им не понравитесь.
− Вранье. − Произнесла Сти.
Ирринг провел рукой над клавишами, вводя координаты.
− Это координаты планеты, где я родился. − Произнес он. − Можете попытать счастья слетать туда, но я вам этого не рекомендую. Вероятность того, что вас убьют сразу, как только вы туда влетите, далеко не нулевая.
− Ты хочешь сказать, что там планета лайинт?
− Нет, там планета крыльвов. Знаете таких? Не знаете, коли не дергаетесь.
− Ты нам не рассказывай сказки! − Зарычала Мау.
− В общем так. Если вы меня там высадите, я скажу пару слов за вас и вас отпустят с миром.
− Лети туда, Сти. − Прорычала Мау.
− Ты смеешься?
− Лети. Ты же не веришь в этот бред. И я не верю. Вот и посмотрим, что за планета, где он родился.

Корабль прыгнул. Как только он оказался в системе Дины, Ирринг мысленно вызвал своих.
Ответа не было.
− Здесь нет населенных миров. − Прорычала Сти.
− Как это нет?! − Взвыл Ирринг. Он вскочил. В одно мгновение на экране перед ним возникла картина сканера. − Нет. Этого не может быть! Нет! − Лайинты вздрогнули, когда перед ними возникла вспышка и Ирринг исчез.
Он унесся к звезде, к тому месту, где должна была находиться планета...

Боль наполнила сознание. Ирринг взвыл. Он звал своих родных, пытался найти хоть какой нибудь след, но вместо Дины вокруг звезды летали лишь мертвые обломки старой планеты.
Дины не существовало. И рядом не было ни крыльвов, ни лайинт. Лайинты удрали, как только поняли, что Ирринг обладал "энергией пространства".
Молния вошла в камни. Ирринг захватил довольно большой кусок массы, создал свой корабль и оказался в нем. Мысль о смерти крыльвов била в его сознание, и он проклинал тот день, когда покинул дом, потому что не смог оказаться в нужный момент вместе со всеми. Быть может крыльвам не хватило совсем немного, что бы защитить свой мир...

Он летел несколько дней среди камней, надеясь, что перерасход энергии уведет его в глубокий сон, а там будь что будет. Но этого не случилось. Ирринг изредка засыпал и просыпался вновь, понимая, что проспал совсем немного.

Из полузабытья Ирринга вывел сигнал. В рубке звучал голос человека.
− Есть здесь кто нибудь? Ответьте! Есть здесь кто нибудь? − Спрашивал он.
Ирринг раздумывал отвечать или нет, затем молния поглотила его корабль и ушла навстречу сигналу. Ирринг достиг чужого корабля, и влетел в него. Несколько человек находилось в рубке. Еще двое что-то делали в двигательном отсеке. Один колдовал на кухне. Ирринг рассматривал людей, проверял корабль. Он не нашел в нем сильного оружия.
Из рубки продолжали нестись сигналы. Люди просили о помощи пустоту...
Они остановили вызовы почти через десять часов. Большинство разошлось. В рубке остались командир вместе со своим помощником и вахтерным.
− Думаю, мы не найдем здесь никого. − Сказал помощник.
− Мне точно известно, что здесь находится планета крыльвов.
− Но здесь нет живой планеты. Мы же проверили все.
− Мы могли и не увидеть.
Они еще о чем-то говорили, раздумывали что делать, и решили провести собрание экипажа, что бы решить вопрос.
Его назначили на следующий день и Ирринг невидимо присутствовал рядом с людьми. Уже было ясно, что они прилетели за крыльвами. Не понятно только, на что надеялись...

Корабль уходил из системы. Ирринг не раздумывал, оставаться или нет. Он просто не хотел ничего делать и закрылся в корабль, в одном из дальних отсеков, куда люди практически не заходили.
Мысль о гибели крыльвов не давала покоя. Кто так мог сделать? Люди? Или, быть может, новые, более опасные враги? Зачем люди прилетели за крыльвами?
Ирринг решил выяснить этот вопрос. Он покинул свое место и отправился в рубку. Корабль в этот момент уже прыгнул и несся в неизвестном направлении. Иррингу было без разницы, куда.
Он тихо вошел в рубку, когда командир крейсера ругался со своим помощником. Рядом находилось еще несколько человек. Ирринг прошел и сел на свободное место. Столь бесцеремонное поведение не осталось незамеченным. Командир обернулся и уставился на человека, которого никогда не видел ранее.
− Кто вы? − Спросил он.
− Вы, кажется, искали крыльвов. − Произнес Ирринг. − Зачем?
− Но почему вы не ответили там сразу?! − Воскликнул человек.
− Ну, раз я вам не нужен, я исчезаю. − Ответил Ирринг и растворился в воздухе.
− Нет! Нет! Вернитесь! − Воскликнул человек. Но Ирринг не стал этого делать. Человек еще кричал, смотрел куда-то вверх, словно Ирринг улетел туда.
Крылев не появлялся. Корабль вышел из прыжка и командир отвлекся...

Ирринг вновь остановился в дальнем отсеке. Но пробыть долго ему там не удалось. Рядом раздался грохот. Молния вышла из корабля. Вокруг него находилось несколько космический истребителей. Они атаковали людей. Те кричали по радио о том, что сдаются, что корабль не военный, но бой продолжался.
− Господи, помоги нам! − Взвыл человек, когда от очередного удара корабль разорвало на две части...
Ирринг уже был в одном из истребителей. В нем сидел зверь, подобного которому он не встречал. На экране горели точки, светились некоторые надписи на языке ратионов, затем послышался приказ, требовавший добить прилетевший корабль и не оставлять никого в живых.
Молния вошла в зверя, лежавшего за управлением. Вторая ее часть ушла в компьютер корабля и несколько мгновений спустя истребитель выпустил несколько управляемых ракет. В них уже были совсем другие программы.
Ракеты пронеслись мимо корабля людей и ударили в истребители, находившися за ними. Еще две ракеты развернулись и нанесли удар еще по двум.
− Уничтожить Синк-5! − Возник новый приказ. − Немедленно!
Еще несколько секунд и все оружие оставшихся истребителей открыло огонь по кораблю Ирринга. Молния вышла из него и унеслась к командной машине, что бы продолжить начатое...
Бой закончился. В космосе остался только один целый истребитель. В нем находился Ирринг, а рядом болтались обломки машин зверей и две части корабля людей.
Молния ушла к дентрийцам. В одний из частей все уже были мертвы, в оставшейся несколько человек во главе с командиром ждали своей смерти.
− Синк-1, немедленно доложите обстановку! − Зарычал голос из динамиков.
Ирринг одной своей частью слышал его, а другой еще находился в крейсере, раздумывая что делать.
− Враг уничтожен. − Прорычал Ирринг.
− Кто это говорит?! − Вновь рычал голос. − Синк-1, я не слышу тебя!
Молния вошла в останки истребителей, собирая части генераторов поля, затем возник взрыв корабля Синк-1, вслед за ним Ирринг вновь унесся к кораблю людей. В момент подлета перед ним сверкнула свезда.
Ядерный взрыв. Люди, как всегда, не оставили себе шансов выжить. Молния крыльва несколько мгновений двигалась вокруг места схватки. Рядом объявилось еще несколько истребителей. Они вызывали Синк-1...
− Похоже, они все погибли. − Проговорил командир группы. − И собаки тоже.
Истребители уходили назад, к своей базе, неся в себе крыльва. Звери не видели это, а Ирринг оказавшись на космической станции занялся настоящей разведкой. А через пять минут он не сомневался в том, что сделал правильно, уничтожив зверей. Это были чудовища, ставившие целью только завоевание космоса и господство над всеми.
А внизу находилась растерзанная планета. Теперь Ирринг видел следы ядерных ударов, множество разрушеных городов. Звери действительно решили убить всех людей.
Молния вошла в компьютерную сеть. Странно, что она была на языке ратионов. Впрочем, одному богу известна судьба этих существ. Ирринг раздумывал, что делать. В его роду были и ратионы, и он решил начинать действовать именно с этого вида.
Ратион, объявившийся на станции, некоторое время скрывался, но звери, называвшие себя хмерами, выследили его. Ирринг был пойман, отправлен в клетку, а затем переправлен на базовый корабль.
Его держали в клетке. Ни один хмер не подходил даже близко, а через день клетка вновь была перенесена на корабль и тот прыгнул.

Ирринг оказался в лаборатории хмеров. Там находилось множество двугих существ и его отправили в клетку с ратионами. Тех держали отдельно, принимая все меры предосторожности.
Ирринга окружили, начали расспрашивать и он рассказал о том, что прилетел из другой галактики, где скитался много лет один по чужим планетам.
− Стало быть, ты про нас ничего не знаешь? − Спросила Ливу. Ирринг уже понял, что именно она была лидером среди ратионов.
− Вы расскажете? − Спросил Ирринг.
− Нет. − Ответила Ливу с категоричностью, которая обескураживала. Ирринг понял из мыслей ратионов, что хемры прослушивают все разговоры ратионов.
− Про этих зверей тоже ничего мне не расскажете? − Спросил он, взглянув на Ливу. Он говорил свои слова, словно делая вызов.
− По моему, вы слишком далеко зашли. Здесь нет предателей. − Произнесла Рау.
− Тебя никто не просит выступать. − Ответила ей Ливу.
− Ошибаешься. − Прорычал Ирринг. Ливу вздрогнула и обернулась от этого голоса.
− Похоже ты желаешь себе проблем, Ирри? − Произнесла Ливу, специально обрезая имя Ирринга.
− Это ты себе желаешь, четвертинка буквы "Л".
Ливу умолкла и Ирринг сделав вид, что закончил разговор пошел в сторону. Уловка сработала. Ливу прыгнула вперед и в то же мгновение удар когтей прошелся по ее морде. Рыжий зверь перекувырнулся в воздухе и рухнул на пол.
− Еще одно нападение, буква без "Л", и ты будешь дохлым зверем. − Произнес Ирринг.
Он отошел в сторону и улегся около стены. Ратионы вокруг не знали, что и думать. Для них Ливу впервые была побеждена.
"Ты еще заплатишь за это." − Произнесла мысленно Ливу.
"Тебе золотом платить или сразу жизнь укоротить?" − Ответил Ирринг.
"Ты не посмеешь меня убить." − Ответил зверь.
Ирринг поднялся и прошел к ратиону. У него не было желания убивать. Ливу поднялась и совершенно не ожидая получила удар, от которого улетела в сторону.
− Знаешь, девочка, ты очень сильно нарываешься. Я действительно не хочу убивать тебя. Сейчас не хочу. Но твои слова могут меня заставить захотеть. И тогда меня ничто не остановит. Ты ведь слышишь правду. − В ратионе на этот раз возник страх. − Запомни это. Ты понятия не имеешь о том кто я и о том сколько я убивал. Вякни еще что нибудь, если пожелаешь сдохнуть.
Ливу больше не дергалась. Она действительно испугалась, потому что Ирринг мог не только бить. Он мог и скрывать свои намерения, а это было для нее на много хуже. Ливу не могла предвидеть действия противника, а это означало, что удар мог прийти с самой неожиданной стороны.

Обращение хмеров было таким, словно ратионы были ядовитыми змеями. Ирринг спросил об этом и ему ответила Рау. Кровь ратионов была смертельным ядом для хмеров. И держали ратионов только для проведения биологических опытов.
В один из дней семерых зверей выпроводили из камеры, загнав в клетку с колесами. Рыжих зверей отправляли в очередное путешествие. Клетка оказалась на космическом челноке. Рядом находилось множество охраны. Хмерам было приказано стрелять в случае возникновения любых подозрений, а ратионам приказали не двигаться, если они не желают сдохнуть.
Корабль ушел в прыжок. Ирринг понял, что пришла пора действовать и в зал вышел газ, который в несколько секунд отключил всех охранников. Ирринг поднялся, легким движением когтей вскрыл замок и вышел. Через секунду в его лапах оказалось оружие и он мысленно приказал ратионам брать остальное.
"Не стрелять!" − Приказал он, когда кто-то направил оружие на зверей. − "Они здесь не одни!"
Ирринг открыл отсек и бросил за дверь маленький шарик. За дверью послышался вой, который тут же стих.
"Что это такое?" − Спросила Рау.
"Сонный газ, который действует на них, но не действует на нас."
"Ты же не знала ничего о них раньше." − Сказала Ливу.
"Иди в хвост и умолкни." − Ответил Ирринг.
"Я открою огонь." − Ответила та и в следующее мгновение удар свалил рыжего зверя.
Ливу не успела встать, когда удар приклада вошел в ее голову.
"Я предупреждал." − Произнес Ирринг. − "Все за мной."
"А она?" − Спросила Рау.
"Перебьется. Мы в космосе, вы не поняли, что ли?! Вперед!"

Корабль в считанные минуты превратился в арену боя. Ирринг ворвался в рубку один, когда остальные ратионы дрались с атаковавшими их хмерами.
− Никому не двигаться! − Прорычал он, направляя на хмеров оружие.
− Мы не будем выполнять приказы врагов! − Произнес хмер.
Четыре выстрела свалили четверых зверей и остался только их командир.
− Ты прикажешь своим сдаться. В противном случае сдохнешь!
− Никогда! Да здравствует Импе!... − Голос зверя потонул в грохоте, и еще один мертвец распластался на полу.
Ирринг прошел к управлению, ввел несколько команд. Компьютер не подчинялся. Молния вошла в пульт, пронеслась к главным блокам. Секунды решали все. Ирринг не стал разбираться с системой, а просто отрубил управление генератором перемещений, и корабль встал посреди космоса. Вместе с системой двигателя Ирринг обезвредил и систему самоуничтожения. И теперь можно было не торопиться.
Он вернулся к месту боя и ворвался в него словно смерч. Хмеры взвыли, когда рыжий зверь выкатился в стороне, открывая огонь.
Бой стих. Ирринг поднялся, прошел к ратионам.
− Думаешь, это все? − Спросила Рау.
− Не все. Есть еще несколько зверей рядом с клетками. Они скоро проснутся. И есть еще четверо в нижнем отсеке. Я их там запер.
− Их нужно всех убить.
− Ты шутишь, Рау?
− Я не шучу. Они сами убивают всех.
− Это не значит, что мы должны быть похожи на них и делать то же самое. − Зарычал Ирринг.
− Ты действительно не понимаешь кто они?
− Не понимаю. Я прилетел несколько дней назад... из другой галактики.
− Хмеры захватили почти все в нашей галактике. И дентрийцев тоже.
− А крыльвов?
− Крыльвы их союзники...
− Вранье. Не верю!
Последние слова Ирринга прозвучали так, что напугали Рау.
− Это известно всем.
− И это означает, что вы воюете против крыльвов, не так ли?
Рау молчала.
− Ну что же, в таком случае мне придется спросить у них.
Ирринг прошел мимо рыжих зверей, направляясь в тюремный отсек корабля. Он сам отправил живых хмеров в клетки, запер их там, после чего привел в чувство. Раздалось рычание, хмеры попытались вскрыть решетку, но им это не удалось.
− Всем заткнуться! − Приказал Ирринг.
− Ты сдохнешь, зверь! − Завыл один из хмеров. Ирринг выстрелил. Хмер отлетел от решетки, свалился и больше не встал.
− Для вас сообщаю одну новость. − Произнес он. − Я − крылев. И теперь ваша жизнь зависит только от одного. Вы все заткнетесь и ваш командир расскажет мне о том, существует ли союз между хмерами и крыльвами. Отвечайте!
Хмеры утихли и заговорил один из них.
− Союз существует.
− Где доказательства? − Спросил Ирринг. − Договор или еще что либо. Я не нашел ни в вашем компьютере, ни в документах командира корабля никаких упоминаний об этом.
− Крыльвы не признают документов. Этот союз заключен между ними и Великим Императором при личной встрече.
− О каком союзе идет речь? Рассказывайте!
− Нам не известно все точно.
− Говорите все, что известно!
В дверях появились ратионы. Они с недоумением смотрели на хмеров отвечавших на вопросы Ирринга, а он продолжал спрашивать о союзе. Хмеры так и не дали никакого вразумительного ответа, сославшись на то, что они не имеют права на доступ к важной информации, что все это должен знать командир корабля, а его в клетках не было.
Ирринг приказал хмерам сидеть и не пытаться выходить, объявив, что каждый зверь, покинувший клетку будет убит, и не ожидая ответа пошел прочь.
Ратионы ушли за ним.
− Кто нибудь из вас умеет управлять их кораблями? − Спросил он.
− Ливу. − Произнесла Рау.
− Значит, пойдем к Ливу. − Ответил Ирринг.

Он привел ратиона в чувство. Ливу зарычала и попыталась что-то сделать, но не смогла сдвинуться с места, потому что ее лапы оказались связаны.
− Ты что сделала?! − Зарычала она.
− Итак, я уже знаю, что ты служила хмерам, Ливу. − Прорычал Ирринг.
− Нет! − Завыла она.
− Да. Они мне об этом сами рассказали.
− Это ложь!
− В таком случае, тебе придется это доказать.
− Я не служу им, клянусь жизнью!
− Ну что же, надеюсь, ты сказала правду. − Ирринг вынул нож и перерезал веревки. − Отправляйся в рубку и разбирайся с кораблем, Ливу.
− Ты не умеешь им управлять. − Произнесла она с некоторой надеждой. Этот вывод давал ей шанс вновь завладеть ситуацией.
Ирринг не ответил и ушел от Ливу. Он забрался в пустую каюту, закрылся в ней и лег. После напряженной работы ему требовался отдых.

Пробуждение наступило от ощущения тревоги. Ирринг поднялся. Вокруг стояла стабилизация поля и это не сулило ничего хорошего. Ирринг прошел в рубку. Там находились только двое ратионов. Ливу и Хира.
− Почему стабилизация? − Спросил Ирринг.
− Потому что так надо. − Прорычала Ливу.
Ирринг молча прошел вперед и лег на свободном месте.
Рубка корабля хмеров была устроена совсем не так как у людей или ратионов. Хмеры управляли машиной лежа и ратионам приходилось подстраиваться под такое положение.
На экране висела информация о звездной системе, в которой находился корабль. Ливу заговорила с кем-то по связи и ей объявили, что корабль будет уничтожен, если окажет хоть какое нибудь сопротивление.

Стабилизация поля оставалась. В корабле послышался шум, затем в коридор ворвалось несколько десятков вооруженных людей и семеро ратионов были захвачены. С хмерами никто не церемонился. Люди расстреляли их на месте даже не пытаясь допрашивать.
− Так-так-так. − Произнес лейтенант, проходя перед рыжими зверями. − Хвостатые значит. Кто из вас главный?
Ратионы обратили свои взгляды к Ливу и Иррингу. А он молча указал на Ливу.
− Как же вам удалось с ними справиться? − Спросил человек, обращаясь к ней.
− Я не знаю. − Прорычала Ливу. − Я была без сознания пока они захватывали корабль.
Человек обернулся к Иррингу.
− Я слушаю.
− У меня есть ампулы с усыпляющим газом, который действует на многих существ, но не действует на ратионов.
− Действительно? − Спросил человек.
Ирринг достал небольшой стеклянный шарик.
− Мне его уронить или так поверишь? − Спросил он.
− Дай сюда.
Ирринг передал шарик человеку и тот некоторое время рассматривал ампулу с желтоватой жидкостью.
− Это газ?
− Да. Сжиженный, под давлением. Разобъешь, он испарится.
− И где вы их взяли?
− На базаре купил по дешевке.
− Здесь не место для шуток.
− Мне рассказать во всеуслышанье о секретном химическом заводе и его координатах? − Спросил Ирринг. − Не получится. Я их не знаю.
− Я ничего не слышал о подобных газах.
− Разумеется. Вы же заснете так же как хмеры, если он выйдет. Для вас его производство бессмысленно.
− Похоже, ты издеваешься над нами.
− Может, мы подеремся? − Спросил Ирринг. − И пригласим хмеров, что бы они повеселились глядя на это. Желаете?
− Вы здесь не у себя дома. − Проговорил человек. − Либо вы будете отвечать на все вопросы, либо... − Человек не договорил.
− Думаю, у вас будут большие проблемы в случае второго либо. − Прорычал Ирринг.
Люди вокруг схватились за оружие, а затем все повалились на пол. Ирринг в этот момент освободился от веревок, державших его.
− Ты что наделала?! − Взвыла Ливу. − Они нас теперь убьют!
− Они нас и так убили бы. − Прорычал Ирринг. − Заводи шарманку, Ливу. Пока не поздно.
− Мы в окружении. И стабилизация здесь не наша!
− А ты, оказывается, сволочь настоящая. Могла бы и сказать, что стабилизация не наша, когда я спрашивал.
В корабле вновь возник грохот. В рубку ворвались новые люди. Но на этот раз они были в масках и с кислородными баллонами.
− Ни с места! − Приказал один из них. − Нам известно все, что вы задумали!
− Мы ничего не делали. − Произнесла Ливу. − Это все она! − Она показала на Ирринга. − Мы вообще не знаем откуда она взялась! И это она не дала нам хмеров убить в клетках!
Ирринга схватили и обыскали. У него нашли целую пачку с шариками с желтой жидкостью. Через несколько минут всех заснувших людей перенесли в челнок. Туда же отправили ратионов. А Ирринга держали особо и как следует связали.

Ливу объявила, что все ратионы будут работать на дентрийцев и выполнять все приказы, что им без разницы, в каком положении они окажутся, лишь бы их дело было направлено против хмеров. Она говорила за всех, отделяя только Ирринга.
Под конец шестерых рыжих зверей отправили на один из заводов, а Ирринг остался в руках контрразведчиков, которые решили вывести его "на чистую воду".
− Говори, что тебе приказали хмеры? − Произнес человек.
− Мне приказали внедриться к вам под видом дентрийца и узнать секретные данные о том сколько раз в день вы серете.
− Похоже, ты желаешь себе неприятностей. − Произнес дентриец тихим голосом.
− Понимаешь ли, дорогой мой. − Ответил Ирринг подобным же образом. − Вся ваша проблема в том, что вы поверили в ложь. Если кто и служил хмерам, то это та, кому вы поверили. А я пробыла у них не больше нескольких дней, и говорила с хмерами всего один раз, только когда они оказались с клетках. Я понимаю, тебе хочется поймать хмерских шпионов, работа у тебя такая, но ты ошибаешься. Кстати, если бы вы немного подумали бы, прежде чем расстреливать пленных, вы поняли бы, что их следовало допросить.
− Хмеров бесполезно допрашивать.
− А как на счет хмерских шпионов? Их полезно? Или они не научили их как следует отправляя к вам?
− В этом ты права. Они очень хорошо тебя научили. − Произнес человек. − Но тебе не удастся выкрутиться.
− Удастся. − Ответил Ирринг. − Потому что вы уже допустили одну ошибку, значит, допустите и другую, и третью. А то что вы верите в ложь доказывает, что с вами бесполезно разговаривать. Вы ведь не удосужились даже спросить, почему она так зла на меня.
− Ну и почему же?
− Потому что я сильнее ее. Потому что она уже получала от меня по мозгам и не один раз.
− Прикладом по башке. − Произнес голос рядом. Ирринг обернулся. В кабинете стоял человек с папкой в руке. − Прошу прощения, сэр, что врываюсь. Дело срочное, я расшифровал данные с корабля хмеров. Предатель − Ливу.
− Что? Ты уверен?!
− Абсолютно, сэр. В черном ящике записано несколько разговоров Ливу с командиром хмеров. К тому же, она хотела предупредить врага, когда ратионы вырвались, только Ирринг ей не дала. Здесь все важные записи, сэр. − Человек положил на стол кассету.
− Ты это знала? − Спросил следователь.
− Нет. Было только подозрение.


Ирринг, наконец, получил возможность уйти. Отключение стабилизации поля, возникшее на несколько мгновений решило все и он исчез, уносясь с базы дентрийцев.
Вокруг был только космос. Рядом не оказалось ни одной звезды и крыльву оставалось лишь создать свой корабль, что бы лететь дальше. У него не было желания вступать в очередную войну. Хотелось узнать только одно.
Кто уничтожил Дину?..

Проходили годы. Ирринг все это время собирал информацию. О людях, о хмерах, о многих других существах. Он не вступал в конфликты и лишь иногда ему приходилось отбиваться от противника, которым попеременно становились то хмеры, то люди, то еще кто нибудь.
Новый бой застиг его в совершенно неподходящий момент. Несколько сотен кораблей хмеров атаковали планету, где Ирринг встретил своих дальних родственников − терриксов. Атака хмеров была внезапной и жестокой. Несколько сотен ядерных зарядов свалилось на планету и Ирринг предпринял отчаянную попытку исправить положение. В энергосферу сферу крыльва вошло несколько зон ядерных взрывов. Ирринг уничтожил их действие, а затем обратил против кораблей хмеров.
Сотни молний крыльва обрушились на захватчиков. По радио понеслись сообщения об атаке крыльва, вслед за ним пришел приказ об отступлении, но он опоздал. Лишь малая горстка кораблей хмеров вырвалась из боя и унеслась прочь от этой планеты.
Ирринг жалел об этом. Он не знал в тот момент, что его сожаления напрасны. Император зверей прознав о происшедшем отдал приказ обходить ту планету стороной. Он слишком боялся крыльвов и не желал никаких конфликтов с супердраконами.
Проходили годы. Ирринг оставался среди терриксов. Они так и не приняли хищника и крылев оставался невидимым и неслышимым. Лишь когда речь заходила о выживании всей колонии он появлялся на арене, а затем исчезал словно привидение.
Новая атака хмеров произошла лишь через несколько сотен лет. Ирринг был готов к ней. Он потратил не мало сил на создание системы обороны и теперь она встретила врага огненными потоками, для которых не было преград. Прилетевший флот канул в небытии, и ни один корабль не ушел назад.

Часть II




Появление на планете новых крыльвов стало для Ирринга настоящим чудом. Еще одним чудом оказалось появление вместе с крыльвами терриксов. Как оказалось, они прожили на планете несколько лет, прежде чем Ирринг обнаружил новое поселение. Даже странно, как это он прошляпил. Впрочем, вскоре выяснилось, что установленная система наблюдений оказалась просто обведена вокруг пальца. Крыльвы не летели на планету прямо, а телепортировали, именно поэтому система их и не обнаружила. Она ждала корабли противника и не видела телепортацию самих крыльвов.
Ирринг был рад встрече, потому что ему ужасно надоело торчать в этом мире в полном одиночестве. С терриксами он так и не подружился по настоящему. Травоядные тигры не принимали хищника никаким боком. И вот, теперь...
Джерси и Алиса выли, смеясь, когда узнали, что здесь, под защитой крыльва много сотен лет живут терриксы.
− Ну, значит, вас тут теперь двое, и я могу улетать. − Сказала Алиса.
− Да ты украла у меня эту фразу! − Зарычал Ирринг.
− Что?! Тебе то зачем лететь?
− Я здесь дольше вас, и лечу первым!
− Вы можете и оба лететь. − Вступил в разговор Джерси. − А я здесь управлюсь. К тому же, со мной Риву, и она мне поможет.
− Так Риву крылев! − Спросил Ирринг.
− Угу. − Усмехнулся Джерси. − С завтрашнего дня. − Он подмигнул Алисе, и та лишь фыркнула. − Не фыркай. Хочешь лететь, сделаешь мне подарочек, и лети!
− Она же сама не захочет.
− Захочет. − Ответил Ирринг. − Она вовсе не глупая кошка.

Две молнии взлетели в небо. На орбите возник космический корабль, и в нем объявились два крылатых зверя.
− Так мы чего, вдвоем полетим? − Спросила Алиса.
− Ты же собиралась на Ренс, а я тоже хотел там побывать.
− Ну, ладно.
Корабль скакнул во тьму сверхсветового прыжка и через несколько минут он закончился.
− Что-то рановато. − Произнес Ирринг.
− И не туда попали. − Фыркнула Алиса. − Чертовщина какая-то.
Она сверкнула молнией исчезла и вернулась через мгновение.
− Генератор взорвался. − Произнесла она. − Черт, а у меня другого и нет.
Ирринг лишь усмехнулся, и в его лапе возник небольшой прибор. Через мгновение корабль вновь погрузился во тьму. Пролетела минута, вокруг возникли звезды.
− Что? Опять не там! − Воскликнула Алиса.
− Я его только опробовал. − Ответил Ирринг, и вновь включил перемещение. На этот раз корабль пробыл в прыжке почти полчаса, а когда объявился, рядом горела звезда.
"Кого там черт принес?!" − Возник мысленный голос.
"Свои." − Ответила Алиса.
"Ну, свои, так летите сюда, коли свои."
Двое крыльвов спустились на планету и оказались в пещере, где лежала крылатая львица.
Ирринг стал терриксом, а Алиса самой собой.
− Меня зовут Алиса.
− А меня Тилира.
− Я Ирринг.
− Террикс? − Спросила Тилира.
− Крылев. − Ответил Ирринг и сел. − А ты словно боишься терриксов, что так спрашиваешь.
Тилира фыркнула в ответ.
− Как здесь дела? − Спросила Алиса. − Наши где?
− Наших никого, кроме меня. − Ответила Тилира. − Остальные разлетелись кто куда.
− Где же их искать?
− Летите за тридевять галактик в тридесятую Империю космических кизнечиков. − Фыркнула Тилира. − Если здесь никто не останется, Ренс так и будет пуст.
− Вы как хотите, а я улетаю. − Сказал Ирринг. − У меня дел невпроворот.
− Каких это дел? − Удивленно спросила Алиса.
− В тридесятой галактике меня хозяин ждет. Я ему еще тысячу лет назад обещал вернуться.
− Какой еще хозяин? − Зарычала Тилира.
− Обыкновенный. − Ответил Ирринг. − Он, наверняка, помер давно, но я все равно должен лететь.
− Ну так и лети тогда. − Сказала Алиса.
Лишь молния сверкнула на месте Ирринга, и он взлетел в космос. Нет, у него, конечно же не было никакого хозяина, но он все равно не желал оставаться на Ренсе, как это думала сделать Алиса.
Возникший небольшой кораблик скакнул из системы, а затем отправился в небольшое путешествие. Ирринг летел не в другую галактику, а к соседним звездам, решив узнать, как живет местная Империя дентрийцев, а заодно, быть может, и встретить кого нибудь из крыльвов, да не таких старух, как Алиса и Тилира.

Странные мысли посещали голову. С одной стороны, он не должен был покидать родную галактику, когда вокруг почти не осталось крыльвов. С другой, его тянуло в даль космоса. Ведь даже возвращение сюда произошло вовсе не по воле Ирринга. Он прилетел на чужом корабле, вместе с существами, которые хотели найти здесь убежище. Иддинг не знал, улетели лайинты или нет. Судя по той скорости, с которой они сбежали, скорее всего, да.
Лайинты, встретившие "эрта с энергией пространства", бежали со всей скоростью, и вряд ли остались в галактике крыльвов.

Ирринг шел по обычному дентрийскому городу. Мимо проносились машины, проходили люди. Иногда попадались и нелюди. По всем данным Империя Дентрийцев не ожидала каких либо потрясений в ближайшем будущем. А внутренние пертурбации с появлением и исчезновением Императоров мало волновали крыльва. В этой стороне угрозы крыльвам не было.
Законы, принятые совсем недавно лишь усиливали это мнение, а состоявшиеся несколько Галактических Конференций, на которых решались дела отношений между группами планет, внушали оптимизм и веру в будущее.
Собственно, это и стало поводом для новых сборов в дорогу. Ирринг решил лететь в новое путешествие, на поиски приключений в иных мирах и галактиках.
Но, перед этим он все же встретился с крыльвами на Ренсе. Алиса и Тилира со смехом восприняли слова молодого крылатого льва об ответственности за дела крыльвов здесь.
− Лети куда хочешь, Ирринг. И забудь обо всем. − Сказала Алиса. − Здесь все в порядке и под контролем. И новая планета крыльвов имеется. Если хочешь, могу показать, где, полетишь туда, ответствнность новую получать.
− Я же собрался улетать! − Воскликнул Ирринг.
− Ну так и лети.
Ирринг взлетел на орбиту, и с облегченной душой сел перед управлением космического корабля. Машина скакнула из системы Ренса, затем пролетела через галактику, вынырнув на самой окраине. Ирринг решил не лететь куда-то сразу, а найти здесь то что хотел.


− Господин, купите коня! Господин, купите коня! − Восклицал маленький человечек.
− Отстань! − Резко произнес человек, отталкивая торговца.
Человечек вернулся к своему месту и взглянул на продаваемое существо.
− Никто тебя брать не хочет. − Произнес он. − Наверно, потому что ты глупый!
Конь не ответил. Он только стоял, перемнинался с ноги на ногу, да иногда жевал траву, что лежала кучей перед ним. Мимо проходили люди. Богатые и бедные. Человечек больше предлагал свой товар богатым, нахваливая коня, называя его то волшебным, то самым лучшим, то самым быстрым.
− Что же ты сам на нем не ездишь? − Спросил очередной умник, когда торговец нахваливал коня.
− Да... − Запнулся тот. − Мал я, не видишь, что ли? Конь то богатырский, а я кто?!
Умник удалился, ничего не ответив.
Под вечер торговец постепенно снижал цену, и вскоре она достигла обычной величины, за которую продавали обыкновенных лошадей.
− Купите лошадь! − Воскликнул торговец в очередной раз.
− Э... А где лошадь? − Возник голос очередного прохожего. − Это ж конь!
− Я и говорю, купите коня. Отдаю, почти за даром!
− И за сколько же?
− Сто монет.
− Сто?! Да за сто, я пару лошадей куплю!
− Таких, как этот не купите! − Воскликнул человечек. − Он... Он особенный!
− А.. − Махнул прохожий рукой.
− Эй! Эй! Не уходи! Я... Я за девяносто отдам! − Воксликнул торговец.
− Да мне не нужна твоя лошадь! − Воскликнул тот.
Торговец вернулся назад. Он стоял, почти угрюмый и ничего не говорил, когда рядом оказался какой-то человек.
− По чем конь? − Спросил человек.
− Девяносто. − Проговорил торговец, не глядя на человека.
А тот подошел к коню и некоторое время рассматривал его, трогал колени, хлопал по спине.
− Добрый конь. Беру. − Сказал человек.
− Правда?! − Воскликнул торговец. − Слава Господу!
− А в чем дело? − Тут же заговорил человек с недоверием.
− Да... Я с утра здесь торчу, никто брать не хотел. Конь то самый настоящий, что ни на есть, богатырский!
− Ты, кажется, сказал, что девяносто монет? − Спросил человек.
− Да. − Ответил тот.
Человек отсчитал деньги, передал торговцу и взяв коня под узцы повел с площади. Он вдруг вспомнил, что не спросил, как коня звать, да торговца и след простыл.

Служба при дворе Короля проходила вполне нормально. Вейд Дарсан получал не плохое жалование. Командир относился к нему не плохо. А купленый на базаре конь оказался очень даже умным и послушным. Вейд не раз убеждался в его быстрых ногах и бесстрашии. В отличие от многих необученых животных, Ларс не боялся звона металла, не вздрагивал от грохота ружей. И Вейд щедро вознаграждал коня хорошим фуражом, чистой водой и ласковым уходом.
Странно лишь, что того торговца Вейд больше не встречал на базаре. И никто из местных постоянных торговцев не видел его кроме того самого дня. Впрочем, это не составляло никаких проблем. Конь отзывался на новое имя, и Вейд прекратил поиски прежнего хозяина.
Тренировки проходили каждый день. С самого утра и почти до вечера.
− Повезло тебе с конем, Вейд. Умный попался. − Произнес Джордж, в один из дней.
− И не говори. − Ответил Вейд. − Просто чудо, а не конь. За такого я и полторы сотни не пожалел бы.
− А за сколько взял?
− За девяносто.
− Не плохо. Я своего балбеса восемдесят заплатил, а у Харни конь явно лучше, а он за семдесят пять его сумел выторговать.
− Это, кому как повезло. Я не жалею, что девяносто отдал.
Двое товарищей ехали по улице вечернего города. Прохожие расступались перед всадниками. Вслед за первыми двумя следовала целая группа. Они отправлялись к конюшням.
− Слыхали? − Послышался голос рядом. Вейда и Джорджа догнал Харни.
− Ты о чем? − Спросил Джордж.
− Говорят, скоро в поход.
− Это каждый день говорят. − Ответил Вейд.
− И каждый день говорят, что это завтра? − Усмехнулся Харни.
− Брехня. − Проговорил Джордж. − Кто нибудь по пьяни наговорил, наверняка.
− Завтра узнаем. − Ответил Харни и прошпорив коня ушел вперед.

Следующий день начинался со сбора. Командир выехал перед всеми при параде и объявил о выступлении.
− Я же говорил вчера. − Тихо усмехнулся Харни, стоявший рядом с Вейдом.
Командир продолжал свои слова. Он говорил о неспокойном положении в районе города Дервонга, где местные жители не желали подчиняться власти Короля. Главной задачей отряда был поиск и разгром бандитского гнезда, что находилось где-то в горном районе за Дервонгом.
Командир описывал, какие трудности ждали солдат, а затем, и какие почести после выполнения задачи.
Отряд выступал после обеда, а до этого момента всем предоставлялось время для отдыха, прощаний с женами и невестами, а так же на сборы необходимого для похода снаряжения. Последнее впрочем, давно должно быть собрано и командир не забыл упомянуть об этом.
Вейд не раздумывал над этим. Его вещи были собраны. С невестой прощаться он не мог, потому что попрощался уже давно, еще когда направлялся на службу.
Он провел полдня вместе с друзьями, а к обеду уже стоял в строю. Волнение людей передавалось и животным, некоторые сильно нервничали, особенно конь Джорджа, которого словно кто-то укусил.
Ларс же стоял так же спокойно, как и всегда, и ожидал приказа хозяина. Вейд похлопал его по боку.
− Я тебя никому не отдам, брат. − Сказал он, наклонившись к уху Ларса.
Конь лишь повел ухом в сторону, да мотнул головой.
− Отряд! − Прозвучал голос командира.
Все приготовились. Кто-то еще стоял на земле, но воины быстро вскочили в седла.
− Вперед! − Возникла новая команда. Раздалось ржание и конница двинулась с площади перед дворцом, по главной улице города, на восток.

Бои в горах оказались не из легких. После первой же схватки с бандитами веселость воинов прошла. Отряд потерял пятерых человек, а бандиты, казавшиеся на первый взгляд неорганизованной толпой, оказались настоящим воинским подразделением, которое знало, как драться.
− Вот тебе и почести. − Произнес Харни. На его слова никто не ответил, потому что все смотрели на своих убитых товарищей. Их провожали в последний путь. Тела убитых положили на телеги, прикрыли плащами и отправили в столицу.
А следующий день начался с разборок командира отряда с местным комендантом, который, как оказалось, вовсе не сообщал о наличии у бандитов военной организации и настоящих армейских ружей.
Простые кавалеристы не слышали этих разборок, а скандал, разгоревшийся в управлении города закончился самой натуральной вооруженной стычкой, в которой были убиты еще два человека. А комендант города был схвачен и разоружен. Что станет с этим человеком, никто не знал, но все чувствовали, что предстоит не легкая борьба...
Два дня отряд стоял в городе. Кто-то лечил полученные раны, кто-то просто разгуливал по улицам, хотя, это и было запрещено. Вейд согласно приказу не выходил за ворота гарнизонных казарм.

− Подъем! Подъем! − Кричал кто-то.
Вейд вскочил. Ночь. Грохот стрельбы.
Солдаты выскакивали из казарм, а вокруг полыхало пламя. Горела комендатура, в стороне слышались выстрелы.
− По коням! − Возник голос командира.
Вейд промчался к конюшне, вскочил на Ларса и выехал вместе с другими всадниками.
− Бандиты напали на казармы! − Произнес командир. − Им удалось устроить пожар, но наш караул не спал! Все за мной!
Отряд выехал из казарм. Горевшую комендатуру тушили местные жители, а отряд промчался по ночной улице. Он встретился с несколькими всадниками и те доложили, что бандиты ускакали на восток, что их численность около пятидесяти всадников.
Это не изменило решения командира. Его отряд насчитывал более сотни кавалеристов.

Ночная гонка за призраками сменилась предрассветным боем. Всадники подъехав к горам наткнулись на засаду, и никакие ружья не помогли. Отряду пришлось отступать, а затем вновь отправлять убитых в столицу. Вместе с ними туда ушла весть о нападении бандитов на казармы и о серьезной нехватке сил, потому что бандиты представляли собой настоащую вооруженную банду...
Шуток уже не было. Следующий день принес еще одну тяжелую весть. Два солдата были зарезаны в городе, когда ушли туда без разрешения командира.
Событие это стало резким поворотом для нового гарнизона. Поняв, что дело пахло смертью, солдаты перестали уходить в самовольные отлучки. Лишь редкие безумцы осмеливались ходить в одиночку. Вейд в очередной день оказался дежурным и вместе с группой солдат отправился на патрулирование в город. В этот день он узнал еще одну правду. Жители города вовсе не имели доброжелательного отношения к солдатам.
Мысль эта больно ударила в самое сердце, и Вейд после долгих размышлений решил обратиться со всеми своими сомнениями к командиру.
Лейтенант выслушал слова солдата молча, затем поднялся и подошел к нему.
− Вы не забыли, к какому сословию относитесь, господин Вейд Дарсан.
− Разумеется, не забыл, но это не имеет значения. Я говорю о другом.
− Да. − Покачал головой командир. − Я слыхал, что в граф Дарсан допускает вольномыслие, но что бы его собственный сын!.. − Лейтенант замолчал и некоторое время смотрел в окно. − Они не люди. − Произнес он вдруг. − Вся эта чернь! Все эти!... − Он замолк. − Я советую вам возвращаться в расположение части и забыть обо всем, что вы наговорили. Ежели желаете продолжать, то это значит, что вам пора отправляться домой. Вы все поняли, рядовой?!
Лейтенант резко обернулся. Казалось, еще немного и командир проткнет Вейда взглядом.
− Да. Я все понял. − Ответил тот. Он понял, что искать понимания у командира не приходилось. И в этот момент в сознание вошло новое понимание, о том, что он служит вовсе не в армии, поддерживающей справедливость и порядок. Эта армия поддерживала власть, которая вовсе не обязана быть справедливой.

− Как дела, Вейд? − Спросил Харни. Вейд в этот момент расчесывал Ларса.
− Вроде, нормально. Случилось чего?
− Да вот, Скуут мой заболел. Не знаю, что, болячки какие-то на спине и шее.
Вейд оставил Ларса и прошел через конюшню. Он некоторое время осматривал коня своего друга.
− Да-а. − Протянул он. − Не советую тебе садиться на него в таком состоянии.
− Я пытался найти ветеринара, но здесь его нет. Ты представляешь?
− Представляю. − Ответил Вейд. Он выдернул из кармана бумажку и написал несколько слов. − Сходи в медчасть и попроси, что бы сделали эту мазь. Должна помочь.
Харни посмотрел на бумагу и захлопал глазами.
− А что здесь написано то? Я и не понимаю.
− Там поймут. − Ответил Вейд. − Впрочем, идем вместе.
Они прошли в медчасть и врач посмотрев на бумагу через несколько секунд рассмеялся.
− В чем дело? − Спросил Вейд.
− В том, что у нас нет этих компонент и не предвидится.
− А против болезни Саккора у вас средство есть?
Врач мгновенно перестал смеяться.
− Что? Где она?
− Конь Харни подхватил где-то. − Ответил Вейд.
Через полчаса уже весь гарнизон был на ушах. А затем решением командира конь Харни был выведен из конюшни и застрелен. Его мясо даже нельзя было пускать в пищу.
− Вейд, что это за болезнь?! − Воскликнул Харни, оставшись наедине. − Я же остался без коня!
− Об этом не беспокойся. Конь у тебя будет новый. Если устав здесь не нарушается.
− Не нарушается. − Возник голос и Вейд с Харни обернулся. Рядом стоял командир. − Но сначала ты расскажешь, где он эту заразу подцепил.
− Я не знаю, где. Вчера ее не было, а сегодня утром он уже был в болячках...
− Думаю, проблем будет выше головы. − Произнес Вейд. − Если в ближайшее время сюда не доставят необходимые медикаменты.
Командир не ответил, и просто ушел.
Вечером перед солдатами выступил гарнизонный врач. Он рассказал, что за болезнь была обнаружена, что она опасна не только для лошадей, но и для людей. Это вызвало беспокойство, но врач объявил, что бороться с болезнью можно только чистотой.
− Надо как следует вымыть лошадей. − Сказал он. − Тогда болезнь может пройти и стороной.
− И не жалейте мыло и чистую воду, когда будете мыть. − Произнес Вейд.
− Правильно. − Подтвердил врач. − Надеюсь, мыло на складе найдется...
Положение еще более усугубилось, когда оказалось, что на складе была хватало лишь на одну помывку. Никто не рассчитывал на мытье лошадей, и не будь его мыла хватило бы на месяц.
Теперь же оно оказалось растраченным за один день. А уже на следующий обнаружились еще две больных лошади. Посланник умчался в столицу с сообщением об эпидемии и отсутствии медикаментов. Это уже был второй.
Следующий день взорвался сообщением о новых зараженных и, самом страшном. Заболел один солдат.
Вейд осматривал его вместе с врачом. Тот уже знал, что Дарсан имел хорошее образование и был знаком с ветеренарией. И теперь его помощь имела не малое значение.
− Думаю, я знаю, что делать. − Произнес вдруг Вейд, подымаясь.
− Что? − Спросил Харни.
− Идем!
Вейд широким шагом направился к новой комендатуре, уже выстроенной после пожара на том же месте. Командир молча принял его.
− Командир. − Произнес Вейд. − Я не забыл, кто я, и хотел бы это доказать.
− Действительно? − Удивился лейтенант. − И каким же образом.
− Я прошу дать мне нескольких солдат для похода в город.
− С какой целью?
− Если все окажется, как я думал, мы вернемся с лекарствами против болезни.
− Почему вы решили, что они есть в городе?
− Потому что там не видно той паники, что происходит у нас. Я у верен, там есть все, что нужно. Надо только как следует поискать.
Командир взглянул в окно, затем вновь взглянул на Вейда.
− Хорошо. Берите, сколько посчитаете нужным, и идите.
Вместе с Вейдом отправилось двенадцать человек. Дарсан просто сказал, что хочет сделать, о разрешении командира, и желающих идти оказалось больше чем нужно. Он сам ограничил численность уходившей группы.

Они въехали во двор верхом на своих скакунах, и хозяин тут же оказался перед солдатами, которые уже спешивались.
− Чего желают господа? − Спросил человек. Он был явно напуган.
Вейд молча протянул листок с надписями.
− П-простите, но у меня этого нет. − Проговорил человек.
− А если как следует подумать? − Спросил Вейд. − Саккор забрел в казармы через город, и я уверен, что вы лжете!
− Я не лгу! У меня нет!...
Послышалось ржание. Вейд узнал голос Ларса и обернулся. Тот стоял в стороне и был копытом в песок.
− Ларс, вернись! − Приказал Вейд, но конь не послушал. Это было совсем на него не похоже. Дарсан прошел к коню, а тот уже расковырял копытом приличную яму в земле. Вейд хотел было увести коня, как вдруг послышался странный удар. Глухой, словно копыто попало в дерево, а не в песок.
Мысль словно повернулась иначе, и взгляд упал на землю.
− Все сюда! − Приказал Вейд. Солдаты оказались рядом.
− Думаешь, там что-то есть? − Спросил Харни.
Вейд лишь взглянул на Ларса. Конь уже не был копытом в землю, а только стоял.
− Найдите лопаты. − Произнес Дарсан.

Они выкопали не просто какой-то ящик. Под землей оказался целый склад медикаментов и множества других препаратов. Среди них оказались даже ящики с армейскими пометками.
− Найдите хозяина! − Приказал Вейд, но того уже и след простыл. Дом оказался пуст. Двое солдат умчались в гарнизон и приехали назад еще с двумя десятками солдат, вместе с командиром и двумя телегами, как это сказал Вейд.
Медикаменты были погружены в телеги. А солдаты по приказу лейтенанта провели в доме обыск.

Вейд стоял перед командиром. Тот, как обычно, смотрел в окно.
− Как вы об этом догадались? − Спросил он. − О том, что там под землей склад.
− Его учуял Ларс.
− Ларс? − Командир обернулся. − Это кто?
− Мой конь. Не знаю как. Он начал бить копытом в землю в том месте. Это все видели.
− Очень интересно. − Проговорил лейтенант и сел на свое место. Он сидел некоторое время, затем взял со стола лист бумаги. − Это приказ о присвоении вам звания сержанта. − Произнес он. − И, я полагаю, вы убедились в верности моих слов?
− Я и раньше знал, что среди людей бывают нелюди. − Ответил Ларс. − Говоря о людях, я имел в виду законопослушных граждан, а не бандитов.
− Очень хорошо. − Произнес командир. − Здесь требуется ваша роспись, Вейд Дарсан.
Вейд расписался в документах, получил грамоту сержанта и отсалютовал командиру, как это и полагалось.

− Сержант? − Удивленно проговорил Харни, увидев новые знаки на мундире Вейда.
− Именно. Пойдешь ко мне в отделение?
− Пойду, конечно. − Ответил тот.
− Ну и отлично. Если лейтенант утвердит, то так и будет.

Вейд заменил одного из командиров отделений. Тот был убит еще в первый день.
Из столицы так и не пришло ни подкрепление, ни ответ на ушедшие послания. В последнем донесении говорилось об успешно проведенной операции по поиску воров и изъятию украденных медикаментов. В сообщении так же указывалось, что с эпидемией удалось справиться, но гарнизон потерял четырнадцать лошадей. А из-за потерь людей в предыдуюих схватках командир гарнизона не видел возможности продолжать операции против бандитов в горах. Он требовал больше людей и просил пушки.
Время шло к зиме. Гарнизон по прежнему оставался на самообеспечении. По приказу командира продовольствие изымалось у населения. Тех, кто сопротивлялся, отправляли в тюрьму, а особо ретивых просто расстреливали.
Однако, взвод Вейда Дарсана в этих делах не участвовал.
− Почему командир не посылает нас в город за продовольствием, как других? − Спросил в один из дней Джордж.
− Ты смог бы ограбить человека, Джордж? Не просто так, но для дела. Смог бы?
− Нет.
− Вот поэтому.
− Не понял.
− Что не понятного? − Проговорил Харни. − Я рад, что нам не приходится исполнять эти гнусности.
− Но есть ворованное ты не против? − Спросил Вейд.
Харни лишь взглянул на сержанта, развернулся и ушел. В последнее время вокруг складывались не особенно хорошие отношения. В некоторых отделениях считали Вейда Дарсана любимчиком лейтенанта. Вейд, когда об этом узнал, едва не рассмеялся. Кем-кем, а любимчиком он не был.
Продзаготовки закончились. На складе теперь было достаточно продуктов на всю зиму и весну. Гарнизон теперь большую часть времени проводил в боевой подготовке. Учились стрелять.
Дарсан был вызван к командиру прямо с занятий. Вейд оставил руководство на Джорджа и прошел в комендатуру. Лейтенант сидел за столом вместе с незнакомым человеком. Тот обернулся и оглядел Вейда.
− Сержант Вейд Дарсан... − Заговорил Вейд докладывая.
− Достаточно. − Прервал его лейтенант. − Я пригласил вас не как сержанта. − Добавил он. − Проходите и садитесь.
Вейд прошел вперед. Он прекрасно понимал, что означали эти слова. Титул графа у него никто не отнимал, и лишь на время службы он как бы отменялся.
− Вы молодой граф Дарсан? − Спросил незнакомец.
− Да. А вы? − Произнес Вейд.
− Поручик Хейс. − Произнес тот, подымаясь.
− Не надо, поручик. − Проговорил лейтенант. − Сядьте.
− Да, сядьте. − Произнес Вейд, когда поручик оказался в недоумении.
Человек сел, наконец.
− Поручик привез плохие вести, граф. − Произнес лейтенант. − Вот. − Он передал Вейду лист.
Дарсан принял бумагу и некоторое время читал. В сообщении говорилось о бунте на юге королевства. Не просто бунте. Там фактически началась война, и бунтовщиков поддерживал давний враг короля, южный сосед Император Дего. В документе отмечалось положение дел, сложившееся на середину зимы. Бунтовщики заняли четыре крупных города, а их армия готовилась к весеннему походу на столицу, в связи с чем, гарнизон Дервонга не получал никакой помощи и должен был оставаться на самообеспечении.
Дарсан дочитал документ и вернул его лейтенанту.
− У поручика есть документ, который предназначается лично вам. − Произнес лейтенант.
Хейс поднялся и передал Дарсану пакет. На нем стояли печати Королевской канцелярии.
− Вы сядьте-сядьте. − Сказал Вейд и вскрыл конверт.

Указ Короля Георга-II.
Назначить графа Вейда Дарсана комендантом города Дервонг и Наместником всех восточных земель...

Вейд читал указ, в котором перечислялись города, входившие теперь в его подчинение, затем взглянул на лейтенанта и протянул ему лист.
Тот читал бумагу и медленно начал подыматься. В предыдущем документе лишь указывалось, что Император назначит нового коменданта города и нового Наместника взамен убитого осенью. А теперь...

− Сэр... − Произнес лейтенант. − Я... − Он замолчал на мгновение, а затем заговорил. − Я поздравляю вас, Граф Вейд Дарсан, с назначением.
Вейд поднялся и взглянул на поручика.
Тот тоже стоял.
− Больше нет никаких документов для меня? − Спросил он.
− Нет, Ваше Превосходительство. − Произнес тот.
− Что с городом Мер-Чейгиз? − Спросил Вейд. − Из указа следует, что центр теперь здесь.
− Мер-Чейгиз был сожжен, Ваше превосходительство. Бандитами. − Произнес поручик.
Вейд молчал, раздумывая, затем взглянул на лейтенанта.
− Лейтенант, я думаю, вы понимаете, что Его Величество Георг Второй знаком со всеми вольнодумствами графа Дарсана?
− Да, Ваше Превосходителство!
− Это очень хорошо. И, надеюсь, вы понимаете, что это назначение означает?
− Да, Ваше Превосходительство. − Ответил тот.

Весь остаток дня Вейд провел с документами. Он изучал данные о вверенных ему городах, о том, кто где командовал, и каково положение с бандитами...
А положение оставалось совсем не важным. Одно только сожжение Мер-Чейгиза значило не мало.
− Что это за место? − Спросил Дарсан, показывая на точку со странным названием Арзаханд.
− Это крепость Арзаханд. − Ответил лейтенант.
− Крепость Арзаханд? И в самом центре...
− Вы считаете, что там можно... − Заговорил лейтенант и умолк.
− Что там не так? Говорите, лейтенант, я не кусаюсь.
− Арзаханд, это проклятое место. − Ответил человек. − Там даже бандиты не появляются.
− Даже. Словно мы хуже бандитов. − Фыркнул Вейд.
− Простите, я имел в виду не это...

Вокруг лежал снег. Зима вошла во всю свою силу, а по заснеженным дорогам из Дервонга разезжались посланцы в разные города восточной части страны. Все они несли с собой копии документов о назначении нового Наместника, а так же приказы о сборе войск у Дервента. Каждый город должен был выделить не меньше двухсот солдат, и прибыть они должны были не позже конца зимы. Таким образом у Дервена собралась бы армия, не менее пяти тысяч человек.
Сбор начался. Вместе с группами солдат прибывали и посланцы губернаторов городов, которые приносили сообщения с поздравлениями графу Дарсану и свои признания в приверженности воле Короля.

Приближалась весна. Около Дервента уже собралась крупная армия, и Дарсан решил действовать не дожидаясь, пока растает снег. Первым делом в горы ушли разведчики. Дарсан нашел толкового человека, который знал, как пройти незаметно через снега. К тому же, как оказалось, в бандитском гнезде никто не ожидал нападения из Дервента. Разведчики вернулись с хорошими новостями, и Дарсан не медлил.
Приказ на выступление мог повергнуть в шок любого командира. Идти в поход, зимой, без надлежащей поддержки, означало почти безумие. Но Вейд был непреклонен. Он сам возглавил поход, и уже на следующее утро Ларс шел через снег, неся своего хозяина.
Видимо, сам Бог благоволил этому походу. Отряд беспрепятственно прошел через долину. Охрана была застигнута врасплох. Солдаты противника вместо слежки за долиной просто резались в карты около костра, и это предопределило исход.
Кавалерия ворвалась в поселок с воем и гиканьем. Солдаты неслись вперед. Выскакивавшие из домов люди хватались за ружья, но уже было поздно.
− Командир, кто-то уходит на север! − Выкрикнул солдат, показывая на уходившие точки.
− За мной. − Приказал Дарсан и направил Ларса через поселок.
Конь мчался почти как на крыльях. Уходившие всадники заметили погоню, прибавили шаг, но им не суждено было уйти. Группа шедшая за Вейдом, отстала, а он мчался не замечая этого.
Его цель − уходившие бандиты.
Ружье само легло в руку и Ларс выстрелил. Впереди послышался вскрик. Человек слетел с лошади, а двое других продолжали уходить. Ларс сокращал расстояние ежесекундно. Со стороны убегавших послышались выстрелы, но пули просвистели мимо. Вейд вновь выстрелил. И вновь его пуля выбила человека из седла. Остался лишь один. Тот развернулся, прицелился и выстрелил. Вейда дернуло в сторону. Он удержался в седле. Боли не чувствовалось, и он понял, что в сторону скакнул Ларс.
Но конь все еще двигался. Возможно, пуля просто чиркнула...
Выстрел. На этот раз от Вейда.
Человек впереди вскрикнул, выронил ружье и повалился на спину лошади.

Все трое оказались живы. Пули Вейда лишь ранили их. Солдаты подобрали их и вернулись в поселок, где уже собирали всех пленных. Вейд вел рядом с собой еще одного коня, на котором сидел связанный человек. Его ранение не было столь серьезным, что бы он не смог сидеть.
А Дарсан смотрел на пленников, взгляды которых оказались прикованы именно к тому человеку. Да, они узнавали его. Это был их командир. Вейд остановил Ларса, и к нему подскочил лейтенант.
− Мы все проверили, Ваше Превосходительство. − Произнес он.
Вейд увидел, как резко дрогнул связанный человек.
− Дергаетесь? − Произнес Дарсан. − Правильно. Вам выпала большая часть быть подстреленным Графом Вейдом Дарсаном, Наместником Его Величества Георга Второго.
− Когда-нибудь, вы все сдохнете. − Проговорил пленник. − И мы вам в этом поможем.
− Лично вы будете ворочать камни во благо Королевства. − Ответил Дарсан.

Отряд возвращался в Дервонг с победой. Жители города восприняли это без особого веселья. Лишь подлизы приходили поздравлять Наместника, но Вейд их не любил. Эти люди точно так же лизали бы задницу бандитам, если бы те победили.
Весна вступала в свою силу. Из разных городов приходили вести о положении дел. Вейд затребовал все данные о бандитах и теперь разбирался с ними.
− Ваше Превосходительство, там какой-то солдат, хочет вас видеть, ховорит, что вы его знаете.
− Кто? − Спросил Вейд.
− Джордж Имберн.
− Впустите его и оставьте нас наедине. − Сказал Дарсан.
Через минуту в его кабинете объявился Джордж.
Вейд прошел к нему с улыбкой.
− Как дела, Джордж.
− Я... В-ваше Превосходительст...
− Прекрати, это Джордж. Мы же друзья. Для тебя и Харни я просто Вейд. Так было, так и осталось.
− Д-да. − Произнес тот почти не веря.
− Ну так, ты ко мне пришел, или к Наместнику? − Спросил Вейд.
− Я?
− Ну не я же. Давай, говори. − Вейд толкнул Джорджа кулаком в плечо.
− Харни арестован.
− Харни? За что?
− Я не понимаю, за что. Появился какой-то новый ветеринар и заявил, что Харни сам своего коня отравил...
− Однако. − Проговорил Вейд. Он прошел через кабинет, одел китель. − Идем, Джордж.
Они покинули комендатуру и отправились к местной тюрьме, где оказался Харни Вайс.
Комендант тюрьмы тут же вытянулся по стойке смирно.
− У вас находится Харни Вайс?
− Так точно, Ваше Превосходительство!
− Приведите его сюда. Я его забираю.
− Насовсем?
− Насовсем. − Ответил Вейд.
Человека привели. Тот оказался босым, почти без одежды и дрожал.
− Комендант. − Произнес Вейд.
− Да, Ваше Превосходительство!
− Вызовите охрану.
− Да!
Охрана появилась и через полминуты комендант взвыл, когда по приказу Дарсана его арестовали.
− Трое суток вот в таком виде, в той же камере, где был он. − Произнес Вайс, показывая на Харни.
− Но за что?! − Взвыл комендант.
− За то что к людям относитесь как к скотине. − Ответил Вейд. − Посидите, и поумнеете.
− Но я не выдержу! − Закричал тот.
− Бог решит, выдержишь или нет. − Ответил Вейд. − Снимите с него китель и сапоги!
Солдаты выполнили приказ, Вейд передал их Харни, а комендант завыл, прося пощады. Вейд молчал.
− Увести. − Приказал он.

Дело с Харни ничего не стоило. Ведь Дарсан сам проверял его коня, и установил, что тот подхватил заразу, а не был отравлен. Уже через несколько часов в тюрьму отправился ветеринар, который оказался обыкновенным жуликом и шантажировал солдат, у которых погибли лошади.
А Вейд не особенно раздумывая написал очередной приказ, в котором Джордж Имберн и Харни Вайс получали новые назначения в личную охрану Наместника. Харни пришел в форму только через несколько дней, которые он пробыл в лазарете.
А за арестованного коменданта тюрьмы выступило несколько человек. Вейд освободил его, тот тут же подал в отставку и уехал, получив ее.

Растаяли снега, просохли дороги, и в назначенный день армия выступила из Дервента. Разведка уже докладывала о первых вылазках бандитов, и кавалерия вышла вперед. План Наместника был достаточно прост и ясен. Уже через четыре дня кавалерия и пехота смяла сопротивление очередного бандитского гнезда. На этот раз они ждали наступления, но не верили в размер наступавших войск. Бандитов попросту вымели из поселка. потери оставили всего лишь единицы человек, и наступление продолжилось.

Дарсан просто шел через города и села, в буквальном смысле завоевывая их. Он устанавливал свой контроль и свои порядки. В течение первого месяца половина подвластной ему территории была очищена от бандитов, а армия Наместника насчитывала уже более пятнадцати тысяч человек. Средства находились и не малые.
Дарсан занимая города собирал всех богатых людей, объяснял им, кто он есть, говорил о своих планах, о необходимости выложить деньги, которые к тому же засчитывались как уплата налогов Королевству.
Все эти дни в столицу уходили послания с докладами, но ответы не поступали. Дарсан так и не знал, что же происходило там. Разведчики же докладывали о полном бардаке, подобном тому, что был и в восточных землях.
Но здесь уже все менялось. Юговосток был освобожден. И по приказу Наместника всех рядовых членов бандгруппировок освобождали, если против тех не было иных уголовных дел. Именно это переломило всю ситуацию, и тысячи людей вернувшись в родные села и города приступали к мирной жизни. К тому же они обнаруживали удивительно мягкие наказания для остальных. За время похода ни один человек не был расстрелян или повешен по приказу Наместника. Максимальной "наградой" было отправление в каменоломни.
Новое донесение разведчика принесло тревожную весть. На севере бандитские группы собирались единой армией, которая собиралась давать отпор наступлению Наместника.
Но пока все данные говорили за том, что армия Дарсана сильнее, и приказ на новое выступление вышел немедленно. Новый поход, новые бои. Захват очередного города оказался более сложен, чем предыдущего, но все же двухдневная осада и ночная диверсия сделали свое дело.
Армия заняла город, и Вейд приказал собрать всех глав и богатых людей. Кто-то сопротивлялся этому, кто-то пытался бежать, но Дервент приказал приводить их силой, если они не пожелают идти сами.
Собрание проходило в зале местного театра. Вейд сам выбрал это место. Людей рассадили по местам. Вокруг стояла охрана, и Вейд Дарсан вышел на сцену, где был установлен стол и кресло.
− Полагаю, господа, вы все уже в курсе, зачем вы здесь. − Произнес Дарсан. − Весь вопрос только в одном. В денгах.
− Вы ничего не получите от нас, бандиты! − Закричал кто-то из зала.
− Я рад, что вы не желаете отдавать свои деньги бандитам. − Произнес Вейд. − Но речь идет совсем не об этом. Возможно, вы все здесь забыли, как выглядит форма Королевской Гвардии, тогда я вам напомню. Она выглядит именно так, как вы ее видите, господа. − Вейд развел руками, показывая на охрану. − Возможно, вы не в курсе, господа. Или вас кто-то намеренно ввел в заблуждение, отчего вы так страстно защищали свой город. Мне придется вас огорчить. Вы защищали свой город не от бандитов, а от армии Его Императорского Величества Короля Георга Второго, которая пришла сюда под командованием его Наместника Графа Вейда Дарсана.
− Это ложь! − Выкрикнул новый голос. − Мы не верим!
− Мне все равно, верите вы или нет. Кто поверит, тот поймет, что проще заплатить налог, нежели отправиться в тюрьму за его неуплату.
− Сколько вы хотите?
− Не больше и не меньше того, что вы должны. Армия пришла сюда не в игрушки играть, господа. Армия здесь для того, что бы защищать население от бандитов. Именно от тех самых, от которых вы прятались. На этом все, господа. Вы можете возвращаться по своим домам. И, надеюсь, вы примете верное решение.

Вейд не стал дожидаться, пока местные купцы поймут что к чему. он просто отдал приказ армии выступать дальше, оставляя в городе лишь охранный гарнизон для поддержания порядка.
Армия двигалась дальше. Впереди была довольно большая зона лесов, в которых и располагалась крепость Арзаханд. Вейд уже знал, что замок охранялся слабо, что людей там почти не было, и отдав приказ армии двигаться вперед, свернул на старую дорогу, что вела к крепости.

Арзаханд встретил группу всадников темными неприступными стенами. Вейд двигался впереди. Ларс легко шел по траве, огибая крепость, стоявшую на возвышенности. Открытых входов не было, и всадники остановились перед единственными закрытыми воротами.
− Чего надо? − Послышался голос сверху.
Вейд взглянул туда, и увидел человека на стене.
− Хочу встретиться с хозяином замка.
− Хозяин никого не принимает.
− Совсем никого, или он все же примет Наместника?
Человек обернулся назад и что-то крикнул. Слова было не разобрать. После этого послышался скрежет и ворота крепости опустились, становясь мостом через ров, в котором впрочем, не было никакой воды.
− Заходите. − Сказал человек и исчез.

Вейд шел в сопровождении Джодржа и Харни. Впереди двигался человек с факелом. Они прошли по полукруглому коридору и вошли в зал, где уже горело множество факелов. Сопровождающий вставил свой факел в держатель на стене.
− Хозяин сейчас придет. − Сказал человек, и скрылся за дверью.
Она громыхнула позади, и послышался скрежет засова.
− Не нравится мне это... − Произнес Харни.
− Успокойся. − Ответил Вейд. − Кем бы ни был хозяин, он понимает, кто сюда придет, если мы не вернемся.
− Глупый наивняк. − Возник рычащий голос. Вейд обернулся и вздрогнул, когда перед ним возник огромный монстр.
− Дракон! − Закричал Джордж и побежал.
Удар хвоста монстра настиг человека и рассек его напополам. В то же мгновение другой удар настиг Харни. Монстр схватил человека когтями и...
Вейд стоял, поняв, что совершил ошибку. Дикую и глупую. Но для него непостижимым был сам факт существования дракона...
Перед глазами сверкнул свет, и Вейд увидел, как огромный клык монстра вошел в грудь.
Вспышка...
Вейд открыл глаза, и увидел дракона, лежавшего на земле. Его голова лежала рядом, а позади... За тушей монстра лежал огромный зверь, который грыз кусок мяса.
− Я и не знал, что у вас тут драконы водятся. − Произнес вдруг зверь. − Извини, Вейд, я опоздал, и не смогу твоих друзей вернуть.
− Кто ты? − Спросил Вейд.
Зверь поднялся. Дарсан увидел крылья на спине огромного хищика. Тот одним прыжком перемахнул через мертвое тело дракона, и Дарсан вскочил испугавшись.
− Зря дергаешься. − Произнес зверь. − Я людей не ем. Ну, разве что иногда, если гад какой попадется. Меня зовут Ирринг.
− Что ты хочешь от меня? − Спросил Дарсан.
Зверь обернулся, взглянув на дракона, затем посмотрел на Дарсана.
− Никто, конечно, не поверит, что это ты его завалил?
− Никто не поверит, что он вообще есть. − Ответил Дарсан. − Это безумие какое-то...
− Ты в бога веришь, Вейд?
− Ты знаешь мое имя?
− Знаю. И что ты граф, и что Наместник Короля убитого...
− Как это убитого?!
− А.. Ты еще не знаешь... Убили его. Зимой еще.
Зверь лег на пол и взглянул Вейду в глаза.
− Ты хотя бы понял, кто я?
− Н-нет.
− Крылев я. Знаешь таких?
− Не знаю.
− М-да. В вашем мире никто нас не знает.
− Ты из другого мира?
− А откуда же еще? Ты что, здесь видел таких как я?
− Не видел.
− Вот. И дракон этот тоже из другого мира. Придурок.
− Я могу отсюда выйти? − Спросил Вейд.
− Выходи. Я же тебя не держу.
Вейд прошел к выходу и попытался открыть дверь.
− А ну ка отойди. − Произнес зверь. Вейд отошел. Ирринг оказался рядом и взглянул в дверь. Он фыркнул, а затем пробежал назад, взмахнул крыльями и сверкнул огненной молнией. Удар вошел в стену. Камни полетели во все стороны, открывая огромную дыру, которая выходила почти напротив ворот.
Вейд прошел к пролому. Там послышалось ржание, и к пролому проскакал Ларс.
Дарсан еще раз огляделся и взглянул на крепость.
− А где?... − Заговорил лейтенант.
− Погибли они. − Ответил Вейд. − Уходим из этого дьявольского гнезда!
Они мчались через лес, и выскочив на дорогу двинулись вслед за армией, ушедшей вперед.
События в замке так и остались покрытыми мраком. Наступление продолжалось, но Вейд уже не думал ни о чем, кроме того, что увидел. Дракон, замок, смерть друзей... Все это больно било в сердце.
А армия одерживала очередные победы. Вейд все же находил время для работы, для командования армией, для разработки планов наступления. Лето подходило к концу. Впереди оставался лишь один неподчинившийся город. По донесениям разведки рядом с ним собралась армия бандитов, которая посторила укрепления и готовилась к отражению атаки.
Вейд не торопился. Разведка продолжала свое дело, и вскоре в руки Наместника попали планы укреплений противника. Вейд смотрел на них и едва не смеялся. Если их не знать, можно было потерять не мало солдат во время штурма, но дорога на город оставалась в действительности открытой. Укрепления противника задержали бы только тех, кто шел в лоб, по дорогам.

Атака. Десятки отрядов, совершив ночной маневр вышли к городу с нескольких сторон, и ворвались в него на рассвете. Протнивник был застигнут врасплох. Его части оказались отрезаны от обеспечения и окружены, а через два дня они просто сдались, когда им оказалось нечем стрелять и нечего есть.
Вейд возвращался назад. По дороге он развернул армию и направил ее к крепости, где погибли его друзья.
Приказ Наместника гласил "Стереть с лица земли дьявольское гнездо".
По его приказу под стены крепости заложили взрывчатку. Взрывы разносили замок. Удары рушили стены и башни. В течение нескольких часов подрывники превратили крепость в груду камней.
Солдаты лишь смотрели на это действие. Мало кто из них понимал мотив действий Наместника, но никто не возражал. К тому же вокруг не было никого, кто бы считал, что крепость надо оставить.
Армия возвращалась к Мер-Чейгизу. По приказу Наместника город восстанавливался. Пожарища расчистили, и на их месте закладывали каменные дома и казармы. Рядом с казармами появился и дворец Наместника.

Сообщения с запада носили характер сводок боевых действий. Все усилия с поиском Короля Георга не увенчались успехом. Столица лежала в руинах после нашествия с юга. И лишь восточные земли теперь жили в мире. Распространению войны с запада мешала гряда гор, через которую не так легко пройти с армией. И все же Дарсан ожидал нашествий. Небольшие отряды пробивались через горы и тут же попадали в руки армии Наместника.

− Ларс сбежал. − Произнес адьютант.
− Как это сбежал?! − Воскликнул Вейд. − Найти!
− Он ускакал во время обычной прогулки.
− Куда?!...
Вейд не понимал, как это произошло. Он попытался искать сам, но все оказалось напрасно. Любимый конь Наместника канул в пригородном лесу и исчез.
Вейд ощущал, что это не к добру. Что-то должно было случиться, и новая весть дошла до него почти через месяц. Сожжена усадьба Графа Дарсана. Вейд рванулся с места. Он не смотрел на то, что зима, что по дорогам не проехать. Его новый конь плохо слушался и не понимал всех приказов.
Дарсан несся по заснеженной дороге, желая добраться до дома, до отца и матери. Конь споткнулся. Вейд вылетел из седла, послышалось ржание, затем хрип. Человек влетел в сугроб и кое как выбрался. А рядом лежало животное. Его нога неестественно выгнувшись лежала на земле, а из горла шла кровь. Конь дернулся последний раз и замер.
− Господи... − Проговорил Вейд. Он прошел немного назад и увидел в дороге дыру. Ту самую, в которую провалился ногой конь. В дыре была вода. Видимо, здесь на дороге была яма с водой, или ручей внизу...
Вейд огляделся и пошел вперед, по дороге. Он надеялся, что к ночи доберется до какого нибудь селения, но дорога не кончалась, и, как на зло, никто не ехал мимо.
Стало совсем темно. Дорогу уже было не видно. Вейд кое как шел на ощупь. Возникший удар отбросил его назад, и он рухнул на снег, теряя сознание...

− Интересно, зачем я тебя спасаю, а? − Возник голос.
Вейд вздрогнул и открыл глаза. Он увидел зверя, лежавшего рядом.
− Кто ты?! − Воскликнул Вейд.
− Ирринг я. Забыл, что ли?
Вейд помнил. Он поднялся и осмотрел все вокруг. Он был не в лесу и не на снегу. Вокруг находились стены, а под ногами солома.
− Где я?
− Ты в конюшне. − Произнес зверь. − Не чувствуешь, что ли?
Вейд сразу же понял куда попал.
− А лошадей ты съел? − Спросил он.
− Что за глупости? Здесь лошадей не было уже полгода наверно. − Фыркнул зверь. − Ты мне не ответил. Зачем я тебя спасал? − Зарычал зверь.
− Я н-не знаю.
− Да-да. Точно. Именно за этим. За я не знаю. − Произнес тот, подымаясь. − И еще. Ты не обижайся, Вейд, но я тебя в Мер-Чейгиз вернул.
− Как?! Зачем?! − Воскликнул тот.
− Да так. Думал, ты родителей своих увидеть захочешь. Тут они.
− Тут?! − Вейд едва не бросился к зверю, но остановился. − Где?
− Где-где. Ждут тебя, разумеется. Там где и полагается ждать родителям Наместника. В твоем доме, чудак.
Зверь прошел через конюшню, взмахнул крыльями, сверкнул молнией и исчез.

Встреча оказалась совешенно неожиданной и удивительной. Еще больше Вейда удивило то, что родители его прискакали вдвоем на Ларсе...
− Господи... − Произнес Вейд. Он прошел к Ларсу и обнял коня. − Кто же ты такой, Ларс? − Произнес он, но конь не ответил и лишь ударил копытом в землю.
А отец рассказал, как все произошло. Когда на усадьбу напали бандиты он вместе с матерью сели в карету и помчались прочь. Вслед за ними увязалась погоня, и всадники едва не догнали карету. Беглецам повезло, когда впереди появился отряд Королевской Армии. Кавалеристы пропустили карету и вступили в схватку с бандитами.
Путники двигались на восток, и все было бы нормально, если бы на них не совершили нападение бандиты. Они остановили карету, ограбили людей, раздели их и оставили замерзать, уведя и лошадей и карету.
Вот в тот момент и появился Ларс. Конь прискакал по дороге, остановился рядом с двумя людьми, и те почти не помнили, как оказались верхом, а затем они прибыли в Мер-Чейгиз.


Сообщение о смерти Короля Георга пришло только весной. Люди не знали, что делать и только Вейд остановил их от паники. Как бы там ни было, восточные земли оставались в относительном спокойствии. Нашествий не ожидалось, а люди большинства городов теперь поддерживали Вейда Дарсана, поняв, что тот был справедлив, честен и умен.
Посланцы Дарсана по прежнему вели поиски в западных землях. Вейд надеялся найти, если не Короля, так его сына − наследника. И он нашелся. Далеко на севере, где парень пытался собрать какие-то войска, но у него ничего не выходило. Он просто не имел опыта, да, как оказалось, и не умел ладить с людьми.

− Я думаю, ты зря думаешь о нем. − Произнес отец.
− Зря? − Удивленно проговорил Вейд. − Почему?
− Потому что из него не выйдет настоящего Короля. Слизняк, не может быть Королем.
− Когда-то ты учил меня уважению к Королю и его семье, отец.
− Да. Именно к Королю, а он не Король. И я не считаю, что он имеет право.
− Не имеет? Тогда кто имеет то? − Усмехнулся Вейд.
− Ты.
Вейд не сумел ответить и несколько мгновений смотрел на отца.
− Ты шутишь, отец? − Спросил он.
− Я не шучу. Ты сумел остановить бунтовщиков здесь, ты сможешь их остановить и там.
− Что бы это сделать там, придется вести армию через горы. Ты не забыл, отец?
− Не забыл. Однако, есть и другие пути.
− Через океан? У нас и кораблей то нет. А Фросенг нас точно не пропустит.
− Фросенг уже хозяйничает на нашей земле, Вейд. Он враг, именно поэтому ты и должен ударить по нему.
− Война? Отец, не смеши меня.
− Ты глупец, Вейд, если считаешь, что в этом мире все справедливо. Фросенг разделается со всеми на западе и пойдет сюда. Этого ты не понимаешь?
Вейд понимал. Понимал, что южная Империя давно желала захватить северного соседа, и теперь это было наиболее просто. Запад просто не смог бы противостоять...
− Хорошо, отец. − Произнес Вейд. − Я сделаю, как ты скажешь. Но с одним условием.
− С каким?
− Ты не будешь вмешиваться в мои отношения с наследником.
− Как тебе будет угодно. Но я тебя предупредил. Поставишь его Королем, будет очень много проблем.
Но Вейд задумал совсем иное. Он прекрасно знал молодого принца, о его глупости, и подобный Король быстро привел бы страну к гибели.

− Ну, Ларс. − Произнес Вейд, глядя коня. − Мы едем в путешествие. И я буду в нем сержантом. Ты не выдашь мою тайну? − Вейд улыбнулся. − Нет, ты не выдашь, я знаю. − Он поглядил коня, и вскочил на него.
Через полчаса небольшая группа всадников во главе с сержантом покинула столицу. Они мчались на север, туда, где по всем сообщениям и находился Наследник.
За несколько дней всадники достигли северного побережья и двинулись на запад. Теперь требовалась осторожность, потому что можно было нарваться на бандитов. Впрочем, на севере их почти не было. Здесь людям и без бандитов хватало забот, а последние, едва появившись уходили на юг, где им жить было проще и прятаться легче.

Северогорск встречал путников снежной пургой. Летом видеть подобное было непривычно, но север есть север, здесь холодно почти всегда. Именно здесь по сообщениям разведки и появился Наследник − Георг Третий...
− Вейд, он на площади! − Воскликнул Дэмен, вскочив в комнату.
− Что? Здесь?!
− Здесь, ты должен это видеть!
Вейд прошел на площадь, а там стояла толпа и смеялась. На сцене стояло кресло, в котором сидел молодой парень. В нем без труда узнавался Наследник, хотя парень выглядел оборванцем. Вокруг него было несколько человек, которые в издевательской манере предлагали Королю всякие гнусности. Парень иногда порывался встать, но его останавливали сильные руки, державшие сзади.
− Что будем делать? − Спросил Дэмен.
− Спасать парня, что же еще. − Ответил Вейд. − Ваша задача отвлечь их. Ну а я... − Вейд взглянул вокруг. − Думаю, справлюсь. Ларс здесь легко пройдет.
− А толпа.
− Толпа разбежится перед всадником. Главное вовремя крикнуть "берегись, псих скачет".
− Понял. − Усмехнулся Дэвер.
− В общем так. Оставляешь здесь кого нибудь. Остальные для отвлечения тех. Как только я выеду там, здесь твой человек даст вам знак начинать. Все ясно?
− Да.
− Тогда, на все разъяснения и подготовку минут десять.
Вейд ушел. Он знал, что его люди его не подведут.

Около сцены все еще толпились люди. Лишь один человек поглядывал назад и в какой-то момент махнул рукой.
Вслед за этим действием с другой стороны послышались крики.
− Эй! Все сюда! Наших бьют! − Послышался голос.
А к площади приближался всадник.
− Берегись, сюда какой-то псих скачет! − Воскликнул новый голос. Человек, крикнувший это, отбежал в сторону, и толпа обернувшись рванулась в стороны, увидев всадника.
Конь прыгнул. Люди взвыли, когда над их головами пролетели копыта, а всадник оказался на сцене. Удар отбросил человека, пытавшегося помешать парню подняться.
− Садись сзади, быстро! − Воскликнул всадник. Парень вскочил на лошадь, и та развернувшись прыгнула со сцены.
Позади раздались выстрелы, но пули летели вовсе не в след убегавшим всадникам, а в воздух, что бы возможные преследователи решили спасать свои жизни...
Конь двигался через город. Парень, сидевший позади всадника, держался за человека и дрожал. Они выехали за город и притормозили. От города отделилось еще несколько всадников.
− Это погоня! − Воскликнул парень.
− Не дергайся, это свои. − Ответил всадник.
Всадники подъехали. Вместе с ними оказалась еще одна лошадь и парень пересел на нее.
− Кто вы? − Спросил он.
− Служба Его Величества. − Ответил всадник. − Тебя как звать, парень?
− Г-гриша. − Проговорил тот.
− А меня Вейд. Ну, едем что ли?
− А куда? − Спросил Гриша.
− Домой. − Ответил Вейд, разворачива коня.
Парень так ничего и не сказал. В очередном городе они остановились, и Вейд не спустил с парня глаз.
− Я слыхал, что Короля убили. − Произнес парень. − А вы говорите служба Его Величества.
− Убит Король или нет, служба осталась. − Ответил Вейд, уплетая свой обед. − Бандитов, конечно, развелось не мало, но кое где их уже повывели, так что, не дрейфь, парень.
− А куда вы едете? − Спросил он.
− В Мер-Чейгиз.
− Но там же!... − Воксликнул тот и умолк.
− Что там?
Наследник молчал, глядя на Вейда. А тот вздохнул и приказал подъем.
Они вновь ехали по дороге. А парень даже не пытался удрать. Собственно, по его поведению уже было видно, что он сдался. Быть может, так и должно быть. Но Вейд ожидал увидеть совсем иное. Он надеялся, что будущий Король имел хоть немного достоинства. Но теперь. Теперь мысли все больше и больше касались запретной темы. Той самой, что поднял отец.

Мер-Чейгиз встретил всадников открытыми воротами. Вейд показал свой документ стражникам, и группу пропустили.
− Вот мы и приехали. − Сказал Дарсан въезжая в ворота Дворца. Парень сидел съежившись и боялся сказать слово. − Идем, Гриша. − Произнес Вейд, подавая парню руку.
− Что вы хотите от меня?! − Воскликнул тот.
− Там и поговорим обо всем. − Ответил Вейд.
Они прошли во дворец. Вейд провел Наследника в свои аппортаненты и усадил за стол.
− Кто ты?! − Воскликнул парень вдруг.
− Граф Вейд Дарсан.
− Ты?! − Наследник вскочил.
− Сядь, парень. − Произнес Вейд.
− Вы знаете, что я не просто парень! − Проговорил тот.
− Разумеется. И еще, Ваше Высочество, я осмелюсь вам сказать, что убить вас там было проще, чем везти сюда.
− Что вы хотите?
− Сядь. Сядь. − Повторил Вейд и парень сел. − Я не знаю, что тебе там наговорили бандиты обо мне, но здесь, у нас самый настоящий порядок. И всех бандитов мы выдворили еще год назад.
− Я знаю, что ты им служишь! − Воскликнул Наследник.
− Очень странно, что я сам этого не знаю. − Произнес Вейд. − Все что я делал, я делал от имени твоего отца, который назначил меня Наместником восточных земель.
− Он не назначал!
− Забавно. − Проговорил Вейд, подымаясь. Он прошел через комнату и вынул документ, подписанный Королем. − Это не его подпись? − Спросил он, показывая.
− Его заставили подписать это силой! − Воскликнул Наследник вскакивая.
− Ах силой заставили?! − Выкрикнул Вейд. − А ты все делал по своей воле?! И сюда сам приехал?!
Парень сжался.
− Не убивайте меня! Я подпишу! Я все подпишу! − Завыл он вдруг.
Вейд только фыркнул.
− В общем так. Будешь жить здесь пока. − Сказал Вейд. − Не в этой комнате, но чуть выше.

Вейд оставил Наследника в аппортаментах, предназначавшихся для самого Короля. Собственно, где ему еще быть, как не там? Охрана получила специальные указания на счет парня. Вейд доверял этим людям. Он знал их не один год и сам объяснил, что может произойти, если парень сбежит. Его могли просто убить. С другой же стороны, он еще и Королем не был, потому что не прошла коронация. Он оставался лишь Наследником, а за Наследником требовался глаз и уход. А самое главное − охрана.

− Я слыхал ты привез парня сюда? − Спросил отец.
− Привез. − Ответил Вейд. − И не знаю, что делать. К тому же, оказалось, что приказ о моем назначении Король писал под чью-то диктовку. Не знаю, кому вздумалось подобным образом шутить, но...
− Есть только один человек, которому выгодна подобная чехарда. − Сказал отец. − Фросенг. И с юга пришли его люди.
− Возможно. − Ответил Вейд. − И, возможно, мы узнаем об этом. И даже очень возможно. − Вейд вызвал начальника стражи и приказал найти полковника Хейса. Поручик все это время служил при Наместнике и дослужился до чина полковника. Впрочем, Вейд с ним почти не встречался.
Хейса привели через полчаса.
− Что происходит?! В чем дело?! − Воскликнул он. − Ваше Превосходительство, я же!... − Заговорил он и умолк.
− Кажется, вы говорили, что Король лично вручил вам грамоту о моем назначении? − Спросил Вейд.
− Да, я же служил у него.
− Я прошу прощения за то как с вами обошлись, полковник. Просто, дело деликатное, нельзя было, что бы лишние уши услышали.
− Что за дело?
− Мои люди доставили сюда парня, который утверждает, что он сын Короля Георга Второго. Но документов у него никаких. Вот я и подумал, раз вы служили у Короля, вы и сына его знаете.
− Д-да, конечно. − Проговорил тот.
− Я хочу, что бы вы посмотрели на парня и сказали, он ли это.
− А кроме меня его никто узнать не может? − Спросил Хейс.
− Увы, я никого не нашел. Вы поможете, полковник?
− Да, конечно. − Ответил тот.
Хейса провели наверх, подвели к стене и Вейд сам открыл небольшое отверстив, которое предназначалось именно для подглядывания. Наследник в этот момент сидел за столом, и не узнать его было бы сложно.
Хейс смотрел, затем обернулся к Вейду. Тот знаком показал молчать и выходить.
Дверь тихо закрылась.
− Что скажете, полковник? − Спросил Вейд.
− По моему, это не он. − Произнес тот.
− Вы не уверены? Мне нужно знать точно. Либо он Король, либо самозванец.
− Он не Король. − Ответил Хейс.
− Хорошо. Вы можете быть свободны. Выход там. − Вейд показал в сторону.
− Мы вроде зашли не там. − Произнес Хейс.
− Здесь две лестницы. Та ведет ко мне, эта на выход. − Ответил Вейд.
− Ясно. − Произнес полковник. − Рад служить. − Добавил он.
Вейд смотрел вслед человеку. Он уже знал, кто это. Он знал, что Хейс служил вовсе не ему, а его врагу. Ну что же, стало быть, туда ему и дорога.
Вейд задержался. Вдали послышался крик.
− Что вам надо?! Куда вы меня тащите?! Эй! Я полковник Хейс! Я!...
Голос смолк. Дарсан прошел через коридор и вошел к себе. Рядом уже был полковник Лауди.
− Что с ним делать? − Спросил полковник.
− Следить, что бы не сбежал. − Ответил Вейд.
− Из подвала не сбежит. − Произнес Лауди. − Он действительно предатель?
− Да. Я получил подтверждение. − Ответил Вейд. − Какие новости, полковник?
− Приехала ваша сестра.
− Майра?! Где она?!
− С родителями.
Вейд улыбнулся и пошел через зал.
Через минуту он уже обнимался с сестрой.
− Давно не виделись, как ты? − Произнес он.
− В бреду. − Произнесла она. − Как это ты Королем стал?
− Не Королем, а Наместником, сестричка. Не путай, пожалуйста.
− Все равно, ты здесь как Король. Тебя все слушаются.
− Все. За исключением некоторых.
− Ты это про кого? − Спросил отец.
− Про маленьких принцев. − Ответил Вейд. − Что скажешь, сестричка? Готова ли ты отдать свою жизнь служению своей стране?
− Ты это о чем, Вейд? − Спросила она. − Я готова, конечно, но что-то не понимаю.
− Вейд? − Проговорил отец, подымаясь. − Ты хочешь?... − Он не договаривал.
− Что вы задумали? − Заговорила мать.
− Я подумал, не выйти ли тебе замуж, сестричка, за Наследника? − Произнес Вейд.
− Да ты спятил?! − Воскликнула она.
− Ясно. Врала про службу.
− Какую службу, Вейд?! Женитьба это!... − Она осеклась. − Так я что, Королевой стану?
− Станешь. Если он согласится.
− Его еще надо найти. − Произнесла Майра.
− Подымешься на этаж выше и найдешь. − Ответил Вейд.
− Здесь?!... О, Господи...
− Ну так ты согласна? − Спросил Вейд.
− Я то да, а он?
− С ним говорить мне. − Ответил Вейд. − Впрочем, он уже обещался подписать все что угодно, лишь бы его не убили.
− Он что, слабак?
− Он ребенок. − Ответил Вейд. − Всего семнадцать лет парню.
− Так он совсем еще... А я?...

Парень вздрогнул, когда дверь в комнату открылась. Вейд прошел к нему и сел напротив.
− Что вы решили? − Спросил Наследник.
− Пока еще ничего. − Ответил Вейд. − У тебя есть невеста?
− У меня? Нет. − Ответил тот.
− И отец с тобой об этом не говорил?
− Нет. Вы хотите меня женить?
− Да. − Ответил Вейд. − Для тебя это будет гарантией, что ни у кого в моей семье не появится желания убивать тебя. Плюс, ты станешь именно тем, кем тебе и было предначертано стать.
− А кем станете вы?
− Ну, например, молодой Король вполне может назначить брата своей жены Премьер-Министром.
− И вам этого будет достаточно?
− Мне будет достаточно, если я увижу, что в Королевстве нашем наступил мир и порядок. Если же я увижу, что ты способен поддерживать этот мир и порядок самостоятельно без чужой помощи, я с удовольствием уйду, и отправлюсь куда нибудь, в путешествие по миру. А, может, вернусь в родные места, отстрою усадьбу, женюсь и буду растить детей. Если бы мне нужно было стать Королем, я просто привел бы сюда человека, который заявил бы, что ты самозванец, что он знает сына Короля, а ты − не он.
− Я его сын! − Воскликнул парень, вскакивая.
− Я знаю. − Ответил Вейд. − Я тебе сказал, что сделал бы злодей на моем месте. Ты не понял, что это значит?
− Я не понимаю, почему вы отказываетесь от того, что бы стать Королем.
− Понимаешь ли. В мире существуют некоторые понятия, которые не позволяют лично мне даже претендовать на место Короля.
− Какие?
− Честь и совесть. Ты, видимо, считаешь эти понятия глупостью?
− Не считаю. Но они, почему-то позволяют вам навязывать мне свою сестру в жены.
− Да. Это они делать позволяют. Потому что от этого дела зависит судьба страны. Именно страны, а не твоя личная. Если же ты откажешься и уйдешь отсюда, закончится все очень плохо. Там, на западе идет война. Остановить ее ты не способен. Ты не сумел собрать не то что войска, а даже взвода. Здесь же, волею судьбы все иначе. Здесь есть порядок, и здесь я представляю власть, хотя этой власти реально и нет. Твои враги хотели подшутить, приказали твоему отцу поставить Наместником тридцатилетнего графа, который в этот момент служил сержантом в приграничном городке. Они хотели, что бы здесь продолжался хаос, и думали, что я не сумею ничего сделать. Но они ошиблись. Я не знал, что твой отец убит до прошлого лета. Сейчас, от твоего решения зависит судьба страны, а несколько дней назад ты заявлял, что подпишешь все что угодно.
− Вы же считаете, что я не смогу управлять страной, и говорите, что бы я стал Королем.
− Ты станешь Королем, управлять буду я, а ты будешь учиться.
− Учиться? У вас?
− Не у Фросенга же.
Парень лишь сверкнул глазами на Вейда. Да, это имя ему знакомо.
− Как я могу проверить, что все что вы сказали, правда?
− Никак. − Ответил Вейд. − Молиться Богу, что бы была правда. И понять, что в случае если это правда, ты только выигрываешь. Если же нет, и ты не сделаешь, что я прошу, это будет твоей смертью.
− Вы... − Проговорил тот и запнулся. − Хорошо. Я согласен. − Произнес он.

История делала очередной поворот. Медленно, вывернувшись из-под натиска Императора Фросенга, она обернулась против него.
Вейд Дарсан, породнившись с Королевской семьей, взял все дела страны в свои руки, и первым делом нанес удар по Империи врага. А тот оказался неспособным противостоять наступлению, настоящей армии, имевшей не малый боевой опыт.
Более чем пятидесятитысячная армия прошлась по вражеской территории и нанесла сокрушительный разгром едва собранной армии Фросенга. Сам Император бежал из своей столицы, но был пойман через пару недель на границе. Его войска, гулявшие в это время по западным землям Королевства Георга, спешили назад, но их уже ждали ловушки. Кавалерия противника, ушедшая вперед, была застигнута врасплох на одной из переправ. А пехота загнана в болота, откуда она не смогла выйти, пока не сдалась.


− А я говорю, видел! Видел я его! Огромный зверь! Клыки в полчеловека размером, а ростом с дом! И крылья у него на спине. Он как махнул так вокруг сразу ураган начался!
− Ври больше!
− Не вру! − Человек вскочил и подбежал к своему товарищу с кулаками. − Ты его не видел, и молчи, болван!
− Кто болван?! − Взревел тот...
Начавшаяся драка тут же была прекращена чьим-то выкриком.
− Встать! Смирно!
Солдаты повскакивали с мест. Драчуны разошлись и обернулись. А в казарме объявился Премьер-Министр Дарсан.
Осмотр казармы проходил подобно тому, как это было всегда. Министр расспросил солдат о том, как им живется, не холодно ли, не голодно ли. Жалоб не было, и Дарсан удалился. Он обошел не мало казарм в столице, и наведывался к солдатам регулярно, выбирая каждый раз место как хотел.
Подчиненным же не отавалось ничего, кроме как обеспечивать хорошие условия всем, ибо беда тому командиру, чьи солдаты пожалуются на плохое обеспечение.
Империя Георга Третьего славилась сильной армией. Дарсан уделял ей особое внимание. А вместе с ней и многим другим делам. За двадцать лет свого фактического правления, он вывел страну на новый уровень. Начали бурно развиваться промышленность и земледелие.
С легкой руки Премьер-Министра было отменено полурабское положение крестьян. А что бы хозяева не были недовольны, Дарсан свез самых крупных землевладельцев в столицу и устроил нечто наподобие Собрания Представителей.
Поначалу, купцы да помещники не желали слушать ни о каких свободах для черни, но Министр ткнул пальцем в карту, показывая множество стран вокруг.
Там шли гражданские войны, этой самой черни с Правительствами. И только жесткая и разумная власть Дарсана спасала Королевство от подобного. Хозяева рассудили верно, решив отдать часть, а не все.
А возникший скачок в развитии страны, стал доказательством верности дел Дарсана.

− Здравствуй, Ларс. − Произнес человек. Он похлопал своего коня и долго рассматривал его. − Люди говорят, что ты особенный. Кто-то даже считает, что в тебе живет дьявол. А я уже и не знаю. Сколько лет прошло, а ты так же молод и силен, Ларс. Кто же ты?
− Я твой слуга. − Вдруг послышался голос. Дарсан обернулся.
− Что? Кто здесь? − Он прошел вокруг. − Мне уже голоса чудятся. − Произнес он, возвращаясь.
− Не чудится тебе, это я говорю. − Возник голос, и Вейд отчетливо понял, что он исходил от коня.
− Ларс? Нет, этого не может быть!
Дарсан пошел на выход.
− Трус. Говорящего коня испугался! − Возник голос позади.
Слова остановили человека. Вейд обернулся, а конь стоял на прежнем месте и только смотрел на человека.
− Кто ты? − Произнес Дарсан. − Кто по настоящему? Кони не умеют говорить!
− Дракон я. Заколдованный. − Ответил Ларс. − Могу стать самим собой только в чрезвычайных обстоятельствах, или по приказу хозяина. Твоему, то есть.
Вейд молчал. Он плохо верил в сказанные слова, а в голове вновь крутились старые воспоминания о крылатом звере, которого он встречал много лет назад.
− Ты уже видел меня. − Сказал Ларс.
− Видел? Ты был тем драконом?
− Нет, не тем, а тем, что тебя спас от того. И на дороге я тебя подобрал, замерзающего. Помнишь?
− Помню. − Произнес Вейд. − Но как же это? Почему ты молчал раньше?
− Не положено коням разговаривать.
− А сейчас что?
− А сейчас пришло время. Сам говоришь, что кони не живут столько, сколько я. Так что, скоро меня здесь не станет. Но я не исчезну.
− И где ты будешь?
− Рядом с тобой, как и полагается слуге.
− Но почему? Почему ты просто не ушел?
− Не положено.
− Что не положено?
− Не положено драконам слово свое рушить. Я спор один проиграл, с одним маненьким человечком. И проиграв стал его рабом, а он меня продал. За девяносто монет.
− Что за спор?
− Глупый спор. Похвалился я, что нет такой силы, которая бы не дала мне убить человека. И проиграл...
Дарсан молчал, а Ларс внезапно сверкнул, словно молния и переменился, обращаясь в крылатого зверя.
− Тебе так трудно это принять? − Спросил зверь. − Иррингом меня звать, я тебе уже говорил.
− А Ларс?
− Это имя ты мне сам придумал, не забыл?
− Да, но все это время...
− Все это время я возил тебя на себе. И ты не жаловался. Разве нет?
− Да, но теперь я не смогу...
− Не сможешь сесть мне на спину, как прежде? − Словно усмехнулся зверь. − Сказать кому, что Граф Дарсан трус − не поверят. − Крылатый зверь вновь переменился, и на этот раз он обернулся человеком и прошел к Вейду.
− Чего ты хочешь? − Спросил Вейд.
− Хочу сказать, что вы отвратительно выглядите. − Ответил Ирринг, рассматривая свои руки. − Местные тигрицы, и то приятнее на вид. − Ирринг взглянул в глаза Дарсана. − Помнишь, как ты говорил с Королем, когда тот еще мальчишкой был? О том, что верит он или нет, выбирать ему не из чего.
− Ты хочешь, что бы я служил тебе?
− Я хочу, что бы ты меня продал.
− Что? − Удивился Вейд.
− Да-да. Именно это. Продай меня. Куда угодно. Отправь рабом в самую последню дыру.
− Но зачем?!... Да и не буду я тебя продавать!... Ты свободен.
− Свободен. Как легко... − Усмехнулся Ирринг. − Удивительно. Ну, раз я свободен, то ты разрешишь мне поселиться где нибудь здесь. − Ирринг огляделся. − Не в конюшне, а в твоей стране.
− Ты не желаешь вернуться в свой мир?
− Мир, где я родился, погиб много лет назад. Еще не было ни тебя, ни твоих родителей, ни... Страны этой еще не существовало, когда это произошло. Я понимаю твои страхи, но они напрасны.
− Ты можешь поселиться, где хочешь.
− Спасибо. И последнее, что я хочу тебе сказать, Вейд, перед тем как исчезну. Ты, кажется, постоянно ищешь средства на самые разные проекты. Я подскажу, где их взять. Тебе надо отправиться в ту самую крепость, что ты разрушил двадцать лет назад и разгрести камни. Понимаешь?
− Ты хочешь сказать, что там что-то есть?
− Есть. Тот дракон не одну сотню лет собирал свои сокровища.
− Но почему ты сказал мне? Ты же можешь сам их забрать.
− Могу. Только вот, зачем мне таскаться с грудой золотых побрякушек? Да и не унесу я все. А если действительно мне понадобится нечто этакое, то я смогу достать сколько угодно золота в любой момент. А то что лежит там − твое. − Ирринг прошел к выходу из конюшни. − За освобождение. − Добавил он, сверкнул молнией и исчез.

Вейд Дарсан снарядил экспедицию только через год, когда государство действительно стало нуждаться в новых средствах. Найденное под развалинами золото едва не стало причиной кровавой драки между людьми, работавшими на раскопках. Лишь верность нескольких человек помогли Дарсану избежать смерти, но рядом со старым замком осталось лежать более двух десятков убитых людей.
Найденное сокровище было перевезено в усадьбу Графа и стало основой будущего могущества семьи Дарсанов, которые по сути и управляли страной.




По полю мчался всадник. В его волосах торчало несколько перьев, и, казалось, это было единственным одеянием человека.
− У-лю-лю-лю-лю-лю-лю! − Послышался его зычный голос.
Лошадь неслась через поле, подымая пыль. Вслед за дикарем появилась группа всадников. Они так же мчались галопом. Эти люди были одеты более цивилизованно, а в их руках находились ружья.
Грохот на мгновение заглушил топот копыт. Послышалось ржание. Дикарь слетел с лошади, и та распласталась на земле. Всадники окружили человека, когда тот поднялся.
− Уау! − Воскликнул тот. Его голос напоминал голос дикой степной кошки, и лошади вокруг дернулись, скидывая часть людей.
− Держи его! Держи! − Выкрикнул кто-то.
Дикаря, наконец, схватили и связали. Пленник еще дергался, строил страшные рожи и рычал словно зверь, отчего лошади вокруг нервничали.

− Мы поймали этого дикаря, сэр. − Произнес лейтенант, докладывая.
− Ну, наконец-то. − Ответил полковник. − Где он?
− У казарм. Привязан к столбу, как вы и приказали.
Полковник оставил все свои дела и прошел к казармам. Вокруг пленника стояло множество солдат. Все рассматривали человека, кто-то посмеивался из-за дикарского наряда, другие дразнили его, от чего дикарь фыркал и рычал.
− Разойтись! − Приказал полковник. Шум вокруг тут же стих, Солдаты разошлись и полковник прошел к дикарю, осматривая его.
− Кто такой? − Произнес полковник.
− Ты сам кто такой. − Произнес дикарь.
− Так значит, говорить умеешь. − Произнес полковник.
− Умею. − Зарычал голос. − Подойди поближе, я тебе на ушко кое чего скажу. − Произнес дикарь.
− Не велика честь. − Ответил полковник.
− Оно и видно, что ты дурак. − Произнес дикарь, показал язык и издал неприличный звук.
Стоявший рядом лейтенант ударил дикаря кулаком в живот.
− Это, что бы уважал полковника! − Произнес он.
− Посадите его в клетку. − Произнес полковник. − Завтра решу, что с ним делать.
День подходил к концу. Полковник отдал распоряжение об усиленном охранении дикаря и ушел.

Сон не шел. И было из-за чего. Полковник вспоминал операцию, проведенную неделю назад. Тогда несколько человек вместе с ним отправились на встречу посланнику. Двигаться через земли дикарей было не безопасно, но это была лишь отговорка. В действительности полковник решил сделать все совсем не так. Главной его целью были деньги, которые вез посланник...

− Огонь.
Семь человек открыли огонь по охране дилижанса. В возникшей панике двенадцать человек были убиты почти сразу, а восемь залегли за перевернувшимся дилижансом.
Перестрелка продолжалась несколько минут. Четверо нападавших были ранены, а трое добили, наконец, охрану и прошли к дилижансу.
Главарь лично проверил, что все люди вокруг мертвы, а затем достал сундук, где должны были находиться деньги. Открыть его не составило труда. Один ключ вез ответственный человек. Он теперь лежал на земле в луже крови, а второй всегда находился у полковника.
− Отличная работа. − Произнес полковник. Он вскрыл сундук, достал деньги. Шесть пачек с новенькими купюрами. Три тут же перекочевали в руки стоявших рядом людей.
− Как я и сказал, половина ваша. − Произнес полковник. − Разделите сами с теми четверыми.
Никто не возражал. Таков был уговор изначально, но у троицы уже зрел план.
Полковник вскочил на лошадь и поскакал прочь, предупредив людей, что он приведет солдат, которые не должны никого живого встретить на дороге.
Три человека даже не подозревали, что план их командира был еще более жестким. Они посовещались и пришли к решению забрать все деньги. Как раз три пачки на троих. А раненые могли и умереть.
И они умерли. А командир проехав несколько сотен метров вернулся назад. Он проследил за людьми, а затем выбрал момент и открыл огонь. Три человека застигнутые врасплох умерли не успев даже прикоснуться к своему оружию. Через несколько минут деньги перекочевали в мешок полковника и он прошел в сторону. Отправляться к базе с мешком он не собирался и вскоре деньги были закопаны, место тщательно замаскировано.
Для всего гарнизона на месте трагедии произошло нападение бандитов на дилижанс, а деньги украдены.

Полковник вздрогнул, открыв глаза.
− Пикнешь, и тут же сдохнешь! − Проговорил дикарь. Откуда он взялся, полковник не понял, но нож, приставленный к горлу, говорил сам за себя. Полковник молчал. Глаза дикаря сверкали огнем, но он почему-то медлил. − Полагаю, ты понимаешь, что был бы мертв, будь у меня желание убить тебя? − Произнес он.
− Чего тебе надо? − Спросил полковник.
− Все дело в том, что я пришел с базы Каэро. − Произнес он. − К вам должен был приехать человек, который рассказал бы о плане, разработанном там, но судя по всему, он не доехал. Иначе, вы приняли бы меня соответственно.
− Чем ты это докажешь?
− Мне нечем доказывать. Единственное доказательство вот это.
Дикарь убрал нож и засунул его за пояс.
− Я прошу прощения, но иного способа заставить вас не кричать, у меня не было. Здесь никто не должен знать, кто я. С Каэро к вам еще придет другое послание, с подтверждением, но вы не должны никому говорить обо мне здесь. Это секретная операция и очень важная.
− И я не могу знать, о чем речь?
− Вы можете. Речь о разведке у дикарей. Я должен попасть к ним под видом своего. Для них я всего лишь из другого племени.
− Мне кажется странным подобное ваше поведение. − Произнес полковник. − Вы явно не из наших.
− Да, я не из ваших. Но из моего племени в этом мире уже никого нет. И его уничтожили не вы.
− А кто?
− Другие дикари. Я служу в вашей армии. И имею звание лейтенанта. Вам об этом сообщат, господин полковник. А сейчас надо всего лишь немного терпения и понять, что для исполнения плана, я должен бежать.
− Откуда мне знать, что ты все это не выдумал?
− Оттуда, что мне было проще скрыться. Ведь никто не видел, как я сюда попал. Никто не увидит и как я уйду. Вам надо всего лишь немного терпения. В конце концов, один пойманный дикарь для вас ничего не стоит. А через недельку, прибудет посланец, и вы поймете, что я не просто болван в перьях. До встречи, господин полковник. Если они меня не примут, то я быстро вернусь. Если же не вернусь, это будет означать либо, что я убит, что маловероятно, либо, что меня приняли, а в этом случае вы начнете получать информацию о планах дикарей. Все, что я сказал, вам должен был передать другой человек.
Дикарь прошел к выходу, словно призрак, и исчез за дверью.
Полковник поднялся. Он некоторое время сидел, раздумывая, а затем оделся и направился к тюрьме.
Охранники около камеры дикаря спали, а сама камера была вскрыта.
− Встать! − Приказал полковник.
Люди вздрогнули и проснувшись поднялись.
− Охрана! − Выкрикнул полковник. − Все сюда! Дикарь сбежал!
Двое сонь, конечно же, получили взыскание и в виде штрафа и недели гауптвахты.
Поиск беглеца, начавшийся ночью с факелами, ничего не дал, а утром уже было поздно. Найденный след уводил к реке и исчезал там.


− Кто ты такой? − Произнес вождь.
− Я Ирринг. Из племени Рэк.
− Рэк? Я не слышал ничего о подобном племени.
− Ну, значит, я с Луны упал. − Усмехнулся пленник. Его смех исчез так же быстро, как и появился. − Искать мое племя бессмысленно. − Произнес он. − Потому что я этом мире я единственный его представитель. Я − последний.
− Зачем ты явился на нашу землю?
− Я ищу племя, которое меня примет. − Ответил Ирринг. − И уверяю вас, лучшего охотника чем я, не найти.
− Если бы ты был лучшим охотником, ты бы не попался на простую приманку. − Произнес дикарь, стоявший рядом. Именно ему принадлежали "лавры" по поимке чужака.
− Если бы я не желал оказаться здесь, я на твою приманку и не посмотрел бы. − Ответил Ирринг. − А если не веришь, могу доказать это своей силой в поединке один на один. Хотя, если ты так боишься, можешь взять в помощники своего брата, а можешь и двух и даже трех.
− Да ты!.. − Воскликнул тот, но тут же смолк по знаку вождя.
− Значит, говоришь, что силен? − Произнес вождь. − Сможешь ли ты пройти по раскаленным углям?
− Запросто. − Ответил Ирринг.
Вождь показал знак и Ирринга провели через поселок, где уже разгребли один из костров, оставляя тлеющие угли.
− Иди. − Сказал вождь.
− Веревки с меня снимите.
− Зачем? У тебя ноги не связаны?
− Неужели вы все на столько меня боитесь? − Усмехнулся дикарь.
Вождь лишь фыркнул, и кто-то разрезал веревки на руках пленника. Тот некоторое время стоял, затем прошел к углям, вошел в центр и встал.
− Вы удовлетворены? − Спросил он, взглянув на вождя. А тот смотрел на человека, на его ноги, которые стояли на углях. Пленник даже не ходил по ним. Он стоял.
− Ты знаешь какой-то секрет? − Спросил вождь.
− Да. Я знаю секрет. Огонь мой друг и брат. И он меня не жжет. − Пленник наклонился, взял рукой раскаленную головешку и показал ее всем, держа на ладони. − Кто нибудь из вас способен ее удержать так же как я? − Спросил он.
− Ты колдун! − Воскликнул шаман. − Он колдун! − Добавил он, взглянув на вождя.
Пленник вышел с костра, бросил головешку и показал ладонь.
− Ты колдун? − Спросил вождь у незнакомца.
− Мое звание повыше, чем просто колдун. − Ответил человек. − Я − дракон. И все мое племя − племя драконов. − Ирринг взглянул прямо на вождя. − Если вождь боится принять дракона, то дракон уйдет.
− Что ты за это потребуешь?
− Мне будет достаточно того, что имеет любой самый обычный охотник. И даже меньше, потому что охотиться я буду сам. Плюс к этому, я буду подчиняться вашим приказам вождь, и обещаю не претендовать ни на какое особое положение в вашем племени.
− Он лжет! Я вижу, что он лжет! − Воскликнул шаман.
− Ты должен доказать свои слова. − Произнес вождь.
− Пусть шаман скажет, что докажет мои слова. − Произнес дракон.
− Это может доказать только молния правды от Бога Правды. − Произнес шаман. − Если в тебя попадет его молния, и ты останешься жив, то это и будет доказательством.
− Очень хорошо. Осталось только найти Бога Правды и попросить его метнуть в меня молнию. Это по твоей части, шаман. Ты говоришь с Богами.
− Я поговорю с Богом. Но в это время ты будешь сидеть связанным.
− Глупо. − Ответил Ирринг. − Если я не буду связанным и попытаюсь бежать, это будет прямым доказательством моей лжи. Так что связывать меня не обязательно. − Он взглянул на вождя. − Впрочем, если вы боитесь меня, то я не против.
− Мы не боимся тебя. − Ответил вождь.
− Тогда, пусть шаман скажет, когда будет ответ Бога. − Произнес Ирринг.
− Он будет, как только Солнце зайдет за гору Птиц. − Ответил шаман, показывая на гору.
− Значит, к этому времени я и вернусь на это место. А до этого времени я свободен, потому что еще не принадлежу вашему племени. − Ирринг взглянул на вождя.
− За тобой будут следить.
− Сколько угодно. Но если ваши люди отстанут или потеряют меня, то я не виноват.
− Это будет значит, что ты сбежал! − Проговорил шаман.
− Что я сбежал может значить только то, что я не вернусь сюда. − Ответил Ирринг.

Чужак не убегал. Он лишь ходил по долине, искупался в реке, а к назначенному времени уже сидел на том самом месте.
Вождь и все племя собралось там, затем появился шаман. В его руке было ружье, разукрашенное множеством цветов.
− Бог Правды сказал, что вложит свою молнию в это оружие. − Произнес шаман, взглянув на Ирринга. − Ты еще можешь отказаться от смерти. − Добавил он. − Если сам признаешь, что врал.
− Я не врал. Пусть молния Бога Правды докажет это. − Произнес Ирринг, глядя в глаза шамана.
Тот взмахнул рукой, подзывая молодого воина, передал в его руки ружье и указав на Ирринга сказал пару слов.
Вокруг стояла тишина. Все ждали. Ирринг стоял напротив дикаря с ружьем, и тот нажал на спуск.
Пуля ударила в самое сердце. Вокруг послышались вздохи, а Ирринг взглянул на Вождя и произнес.
− Бог Правды сказал свое слово.
Шаман дернулся, схватил ружье и попытался стрелять снова, но на этот раз его остановили воины, стоявшие рядом. Вождь вскрикнул, подымая руку.
− Пусть Молния Бога Правды докажет, что ты говоришь правду, шаман! − Произнес Вождь.
− В нем была только одна молния Бога Правды! − Воскликнул тот.
− В таком случае, второй молнией ты собирался меня просто убить, не так ли? − Произнес Ирринг.
− В нем нет второй молнии!
− В таком случае, ты ничего не теряешь, шаман.
Человек бросился бежать. Кто-то направил на него ружье и выстрелил. Пуля попала в шамана, тот вскрикнул и распластался на земле.
− Он лгал! Он лгал! − Послышались голоса вокруг.
Вождь вновь поднял руку и все умолкли.
Шамана притащили и положили на землю. Тот еще был жив, что-то пытался сказать, но его голоса не было слышно. Рядом объявилась женщина, которая упала перед раненым и взвыла. По знаку вождя ее оттащили и увели.
Тело человека дернулось в последний раз и замерло. Один из воинов подошел к шаману, торнул его руку и произнес.
− Он мертв.
− Он врал про Ксанка. Врал! − Воскликнул кто-то. − Он убил его!...
− Тогда, почему жив этот? − Спросил другой голос и все обернулись к чужаку.
− Если шаман врал, то ты должен был быть мертв. − Произнес вождь.
− Это было бы, если бы я не просил защиты своего Бога. − Ответил Ирринг.
− За тобой следили, и ты не молился ни разу! − Воскликнул воин, один из тех, что следил за чужаком.
− Вы следили за мной с самого рождения? − Спросил Ирринг. − Защита, о которой я говорю, была установлена за долго до того, как я попал к вам. Судя по вашим словам, вы не желаете меня принимать. Ну что же, как я и сказал, я ухожу.
− Стой! − Воскликнул вождь, когда человек собрался идти. − Мы принимаем тебя.
Ирринг взглянул на человека, затем прошел к телу шамана, и взглянул на Вождя.
− Я останусь, но только в одном случае.
− В каком?
− В том, если ваш новый Шаман примет меня.
− Ты сам можешь им стать. − Произнес Вождь.
− Я сказал свое слово. О том, что не буду претендовать ни на какие особые роли в вашем племени. И это означает, что я не могу стать Шаманом. Максимум, вы можете только спрашивать у меня совета в каких либо делах, но не приказов.
− В нашем племени не принято принимать советы. − Произнес Вождь.
− В таком случае, мне в вашем племени нечего делать. − Ответил человек.
− Ты оскорбляешь нас такими словами!
− Пусть ваш самый сильный воин докажет силой, что я не прав. − Ответил Ирринг.
− Разреши мне проучить этого недоростка! − Проговорил голос воина.
Вождь только дал знак, все расступились, а Ирринг оказался один на один с человеком, бывшим на голову выше его.
Схватка оказалась короткой. Пара приемов и воин растянулся на земле, хватая воздух и держась за живот.
− Ты применил колдовство! − Воскликнул кто-то.
− Возьми ружье шамана и докажи, что я его применил. − Ответил Ирринг.
− Что?! Какое ружье?! − Взвыли голоса.
Ирринг усмехнулся, а перед ним оказался Вождь.
− Ты сказал ружье!
− Сказал, у вас это слово запрещенное? − Усмехнулся Ирринг.
− Ружье, это оружие дьявола!
− Да-да. − Ирринг показал на воина, что еще держал разукрашенное ружье. − Смойте краску, снимите украшения, и увидите, что это такое.

− Он обманывал нас! Обманывал! − Кричали голоса. Вслед за ними послышались призывы не хоронить шамана, а придать его тело пыткам и осквернительствам.
Еще слышался гвалт. Поверженный Иррингом воин поднялся и попытался напасть снова, на этот раз сзади. Ирринг не глядя нанес тому удар и человек с шумом грохнулся в пыль.
Только несколько воинов видели это, но до того, как "не видел" Ирринг, не подавали никаких знаков.
− Я не останусь у вас. − Произнес Ирринг. − Не вижу никакой надобности.
Он развернулся и никакие слова Вождя уже не остановили его. В этом племени не было главного − Разума.

Он продолжал путешествие и обошел несколько окрестных племен. Встречались и злые и не очень. Но нигде Ирринг не встретил нормального понимания. Собственно, после нескольких попыток общения с дикарями, он понял, что не найдет того, что ищет. Он усмехался самому себе, поняв новую истину. Настоящего Разума не было даже у "цивилизованных людей". Там так же верили во всякие глупости, могли забить человека за "колдовство", а власть не особенно желала получать "советы".


Всадник двигался по ущелью. Навстречу из-за поворота выехал отряд. Ирринг лишь усмехнулся про себя, представляя встречу. А через минуту дикарь уже был окружен солдатами. Те посмеивались, кружа вокруг.
− Этот дикарь даже не попытался бежать. − Сказал кто-то из них, подъехавшему лейтенанту.
− Кто такой? − Спросил лейтенант.
− А что, солнце слишком ярко, и вы не видите? − Спросил дикарь. − Дракон я. Обыкновенный. Видите, какие крылья? Ан нет, вам Солнце глаза слепит....
− Взять его. − Приказал лейтенант.
Несколько человек, подъехавшие к дикарю слетели с лошадей, когда те дернулись и побежали из-за рычания.
− Бай-бай, ребята. Веселой вам службы. − Проговорил Ирринг, и его "конь" прыгнул вперед и вверх. Он взлетел словно птица над головами всадников, приземлился вне круга и помчался вперед. А отправившийся в погоню отряд через минуту потерял след дикаря.


Сведения, начавшие поступать в штаб, свалились словно снег на голову. Все бумаги были написаны одним почерком и подписаны "Драконом". В сообщениях значились стоянки дикарей, количество жителей и воинов, а так же информация об отношении дикарей друг к другу. Из всего этого следовало, что для установления полного контроля над районом требовалось не десять тысяч солдат, а в пятеро меньше. Да и затраты на наступление можно было с лихвой окупить, если воспользоваться захваченным у дикарей золотом. Собственно, что бы захватить его, надо было пройти в горный район и взять одно из поселений, где не было большой охраны. Дикари считали это место священным, но реально оно ничего не значило. Лишь по древним легендам там жили боги, но по словам разведчика боги, когда-то забиравшие золото, давно перестали появляться и богатства скапливались в том самом месте. А большую часть последних пожертвований составляло добро награбленное дикарями у переселенцев.
Решение о походе в горы было принято, когда по нескольким указанным Драконом точкам, было установлена верность данных. После чего отряд, численностью более тысячи человек, совершил марш-бросок к северу, через два дня достиг гор, а через четыре без особых боев захватил ту самую деревню. Найденные сокровища погрузили в телеги, и через неделю доставили в Норк-Ден, город ставший столицей переселенцев.

− Итак, господа, я рад поздравить всех с успехом. Полагаю, теперь у нас не будет проблем с финансами. − Произнес генерал. − Я уже отправил сообщение Императору о том, что мы нашли на месте источник финансирования операции, и вскоре к нам прибудет новое оружие. Полагаю, его хватит для успешного завершения операции. Поздравляю!
− Можно вопрос, генерал? − Спросил человек с блокнотом в руке. Очевидно, это был местный репортер, о чем указывала его одежда.
− Да. − Ответил генерал.
− Нам стало известно, что успех операции обеспечил некий человек по кличке "Дракон". Можно узнать, кто он?
− Разумеется, нет. − Ответил генерал. − Операция еще не закончена, но по окончании, возможно, вы это узнаете.
− Но вы его знаете? Говорят, что вы не верили сначала в его сообщения, что это кто-то, кого вы не знаете?
− Глупости. − Ответил генерал. − Возможно, кто-то вам и сказал о неверии, но это было всего лишь временно, из-за того, что наш разведчик долго не выходил на связь. После этого требовалась проверка... Сами понимаете чего. А кто он, я даже намекать сейчас не буду. Сообщу только, что он наш. А это вам и так известно.

Дикари забеспокоились. Они поняли, что им грозит. "Осквернение" святыни стало сигналом к сбору, и вскоре со всех окрестных племен вошлись воины и и вожди. Они собирались договариваться о перемирии и объявлению войны пришельцам. Неформально война шла и раньше, но теперь она принимала иной оборот.
Собравшеесвя войско выступило к одному из небольших городков и встретило его пустым.
Пришельцев предупредили. Дикари пустились в погоню, но уже было поздно. Жители ушли за долго до их появления, да еще и не в ту сторону, куда решили погнаться вожди.

Сообщение Дракона стало сигналом к сбору войск. В течение суток более чем трехтысячная армия снялась со своих баз и вышла навстречу наступавшим дикарям.
А те уже громили окрестные поселения, жгли дома и поля. Сообщения о бесчинствах дикарей дошли до командования и по иным каналам. А Дракон сообщал обо всех передвижениях дикарей. Новое его сообщение заставило командование действовать очень быстро.
Дикари разделились на две группы, которые двинулись в разные стороны, к соседним городам. В сообщении Дракона говорилось не только об этом, но и о возможном плане действий, в котором предлагалось не разделять армию, а двинуть ее на один из городов, разгромить часть дикарской армии, а затем разгромить и вторую. Спасти же города армия в любом случае не успевала. К тому же, большинство жителей уже покинуло свои дома, зная о предстоящем нашествии.

Схватка двух армий стала короткой, но кровавой. В первом бою погибло более трехсот дикарей и около полусотни солдат. Вторая группировка рванулась на помощь первой, узнав о появлении армии пришельцев, и была встречена перекрестным огнем в месте, где у нее уже не было выхода.
И дикари сдались.


− Господин генерал. Здесь какой-то дикарь, который утверждает, что вы его якобы знаете. − Произнес адьютант.
− Здесь? Где здесь? − Спросил генерал.
− Его привели. Из пленных.
Генерал вышел из своего кабинета, и взглянул на человека, которого держали два солдата. Руки дикаря были связаны за спиной. Одежды на нем никакой не было, кроме нескольких перьев в волосах.
− Он утверждает, что я его знаю? − Спросил генерал.
− Разумеется, вы меня знаете. − Проговорил дикарь. − Не лично, но заочно. Если вы прикажете развязать мне руки, дадите перо и бумагу, я это докажу. − Дикарь на мгновение замолчал, а затем добавил. − Потому что я − Дракон.
− Принесите перо и бумагу. − Приказал генерал.
Дикаря усадили за стол, и тот легко и свободно написал очередное донесение, в котором сообщал, что был пленен и доставлен в штаб командования, после чего поставил свою подпись.
− Невероятно. − Произнес генерал, взглянув на бумагу. − Значит, ты предал своих?
− Среди племен, которые живут здесь, нет моего. Если бы человек, который придумал всю эту операцию, остался жив, вы узнали бы обо мне раньше. Но, увы, полковник Сандерес погиб от пуль бандитов.
− Сандерес? Ты работал на него?
− Да. Вам кажется странным, что дикарь работал на вас, генерал? На самом деле все просто. Я − не дикарь.
− Тогда, кто?
− Думаю, вам известен такой простой факт, что очень многое в человеке зависит от воспитания. Меня воспитывали не дикари. И я умею не только писать и читать. Я знаком и с философией и с математикой. Мне было не трудно рассчитать, сколько потребуется времени на переходы армий, и я своем сообщении я вам указывал на необходимость поторопиться, что бы застать их раздельно. И, самое последнее, в вашем архиве должны быть данные от Сандереса, в который значится на службе лейтенант Ирринг из племени Рэк. Вы можете так же найти данные обо мне и в других местах. Например, на базе Сехвой, где служил Сандерес, и где собственно, я и получил военное образование и звание лейтенанта.
− Полагаю, что все так и есть. − Произнес генерал. − Но я все проверю. Меня интересует только один вопрос. Вы ведь понимаете, что они вам ближе по родству, чем мы. Почему вы выступили против них?
Ирринг вздохнул.
− Я выступил за их будущее, генерал. Я прекрасно понимаю, что вы имеете в виду. И думаю, вы поймете. Я знаю, что начавшаяся война закончилась бы поражением дикарей. Неминуемо. Сейчас, через год или через десять. И я помог вам только для того, что бы война закончилась как можно быстрее. Этим я помог и им. Хотя бы тем, что теперь их не будут убивать. Если же вы поймете меня, то пройдет несколько лет, и все дикари вокруг забудут эту войну и будут жить с вами в мире, и даже приносить пользу.
− Вы так считаете?
− Разумеется. Вы же не можете сказать, что я вам навредил?
− Полагаю, вы захотите получить какую-то награду за это? − Спросил генерал.
− Да. И думаю вам не составит труда это устроить, потому что вам же будет проще. Я хочу, что бы вы назначили меня губернатором над дикарями.
− Они же вас не примут.
− Для того что бы приняли, есть очень простой способ. У вас сейчас более пятисот воинов. Формально, среди них числюсь и я. Вы вернете меня туда и объявите о турнире между дикарями, в котором победитель станет Губернатором. Во первых, это им как следует даст по мозгам, во вторых, среди них не найдется ни одного, кого бы я не победил.
− Вы уверены?
− Уверен. Я знаком со школой борьбы Руфо. К тому же, многие из них уже знают о моей силе и просто побоятся выступить против.
− А если они не согласятся?
− Я думаю, согласятся. Если вы позволите, я напишу примерный план тех слов, что надо им сказать. Что бы они поверили. А не поверят, тогда бог им судья.


Ирринга втолкнули в загон, где находилось около полусотни дикарей. Среди них были захваченные в плен вожди племен и около трех десятков воинов. Ирринг прошел под их взглядами и сел на землю в центре.
− Чей это воин? − Спросил один из вождей.
− Ничей. − Произнес Ирринг, не глядя на него.
− Ирринг? − Возник голос со стороны. − Это ты?
− Я. − Ирринг обернулся. Недалеко от него стоял вождь, с которым он уже встречался. Ирринг встречался со многими из них, и в этот момент еще четверо узнали его.
− Ты был среди нас? − Спросил другой вождь.
− Не-а. Я летал над полем боя на своих крыльях и кричал "кукареку". − Произнес Ирринг с усмешкой.
− Кто он? − Загворили те, кто его не знал.
− Это Ирринг, из племени Рэк.
− Такого племени нет и не было. − Заговорил вождь.
− А ты знаешь все племена во всем мире? − Спросил Ирринг, обернувшись.
− Ты болен, что сидишь в присутствии вождей?! − Заговорил другой.
− Нет, я не болен. − Ответил Ирринг. − Я всего лишь ранен. Вот сюда. − Ирринг показал на свою грудь.
− У тебя там нет никакой раны. − Произнес вождь.
− Нет? − Ирринг поднялся и подошел к человеку. − Это у тебя там нет никакой раны. Вы проиграли свой бой. − Ирринг взглянул на другого вождя. − И я говорил вам, что вы его проиграете. Забыл?!
− Ты не смеешь так говорить с нами!
− Смею. Среди вас не найдется ни одного, кто победил бы меня в схватке один на один. Кто нибудь желает это доказать?
Ирринг обернулся, когда один из вождей вышел вперед. Он снял с себя аттрибуты вождя и показал знак, что готов к бою.

Человек падал несколько раз, и с каждым разом свирипел все больше и больше. Он вновь нападал, вновь нарывался на удары и падал.
То ли на десятый, то ли на двадцатый раз упав он ударил кулаком в землю и взвыл.
− Кто нибудь еще хочет попробовать? − Спросил Ирринг.
Началась еще одна схватка. И вновь человек, нападавший на Ирринга, падал на землю от простых приемов.
− Чего ты хочешь от нас? − Спросил другой Вождь.
− Я хочу, что бы вы объявили об окончании войны.
− Что?! После того, как они убили половину наших воинов?! − Взвыл человек.
− Глупец. − Ответил Ирринг. − Ты желаешь, что бы они убили и вторую половину? А они это сделают, если вы не прекратите войну!
− Они это сделают, если мы не прекратим.
− Тогда вы были бы мертвы сейчас, а не сидели в загоне для баранов.
Человек дернулся и замер.
− Трудно понять, правда? Очень трудно? Они не собирались вас уничтожать. Они явились сюда, что бы жить. И не будь вашего глупого упрямства, никто бы не погиб.
− Это наши земли! И никто не смеет!...
− Да-да. Никто, кроме того, кто тебе морду набьет. − Ответил Ирринг. − Они доказали, что они сильнее. И они останутся. А вы либо подчинитесь им, либо умрете.
− Мы не станем подчиняться дьяволам! − Заговорил один из воинов.
− А ты вообще заткнись, скотина. Ты сам дьяволу служишь. − Ирринг обернулся к человеку. − Ты убил Лаймура.
− Его убили солдаты!
− Ложь. Лаймура убил ты. − Произнес Ирринг. − Бог свидетель.
− Ты лжешь! − Закричал человек. − И я докажу!
Он проскочил к Иррингу, выхватывая нож.
Лишь одно движение. Нож описал полукруг и вошел в живот человека. Тот раскрыл рот, отступая.
− Ты доказал, что лжешь. − Произнес Ирринг. И человек рухнул на землю.
Через несколько мгновений в загон вскочил солдаты. Ирринга схватили. Кто-то объявил, что дикарь мертв, и его унесли. А несколько десятков солдат в этот момент стояли с ружьями на перевес, готовые стрелять, если дикари вокруг дернутся.

− За что ты его убил? − Спросил лейтенант, взглянув на Ирринга.
− За то что напал на меня и пытался убить. − Ответил он.
− Он там еще с двумя дрался. − Произнес солдат.
− Драчун, значит? − Произнес лейтенант.
− У тебя проблемы с головой, лейтенант? − Спросил Ирринг. − Ты в документы посмотрел, кого к тебе привели?
− А мне плевать, кого. − Ответил тот, показывая знак.
Ирринга вытащили из палатки и провели к лесу. А через несколько минут вокруг него уже была целая толпа людей. Дикаря привязали к дереву, а лейтенант скалился, предвкушая удовольствие от предстоявших пыток.
Рядом уже разгорался костер.
− У вас еще есть время отказаться от этой глупой затеи. − Произнес Ирринг. − Я не дикарь. И меня лично знает генерал Маргонс.
− Ты слишком много узнал. И мне плевать, кто ты. − Ответил лейтенант. − Начинайте.
Человек, стоявший у костра, поднял раскаленный прут, поднес его к груди Ирринга и коснулся.
− Палач умрет через минуту. − Произнес Ирринг, взглянув на человека с прутом. Тот отошел, скалясь.
− С чего бы это мне умирать?
− С того, что тебя ужалит змея.
Человек заорал и развернувшись ударил прутом змею, что вцепилась в его ногу. Та зашипела, а человек рухнул на землю, раскрыл рот и задергался в предсмертных судорогах.
Солдаты рядом уже расправились со змеей, но их товарищ оказался мертв.
Лейтенант вынул пистолет и выстрелил Иррингу в голову.
− Дикаря закопать, сержанта в лагерь. − Приказал он.
Ирринга просто сбросили в уже приготовленную яму и засыпали землей. Солдаты ушли, ничуть не сомневаясь, что дикарь убит.

А на следующий день лейтенант уже был перед генералом, который кричал и махал руками, требуя объяснений. Он не верил, что Ирринг сбежал...
− Господин генерал. − Возник голос. Все обернулись. У входа в палатку стоял Ирринг. Он был с мундире лейтенанта и вынув бумагу передал ее генералу. Тот прочитал новый доклад и взглянул на Ирринга.
− Зачем же вы убегали? Можно было просто сказать...
− К сожалению, и среди ваших людей попадаются полные бараны. − Ответил Ирринг, взглянув на лейтенанта. − Я просил его посмотреть в документы, но он уперся как последний кретин.
А лейтенант смотрел на Ирринга и его губы дрожали. Он не мог выговорить ни слова.
− Мы же договорились совсем о другом плане. − Сказал генерал.
− Принципиально он не отменяется. Однако, появился один нюанс, который очень сильно подрывает мое доверие к вам. Не лично к вам, генерал, а к людям, которые вам служат.
− Лейтенант просто ошибся. Он получит взыскание, но я не думаю, что эта ошибка столь серьезна.
− Есть более серьезная его ошибка. − Ответил Ирринг и расстегнул мундир. На его груди было выжжено слово "дикарь".
− Он дьявол! Он не человек! − Закричал лейтенант. − Он должен быть мертв!
Лейтенант схватился за оружие, и его тут же задержали охранники.
− Кто это сделал? − Спросил генерал.
− Лейтенант и еще шесть его человек. − Ответил Ирринг. − Но одного уже покарал бог.
− Что значит покарал?
− Его укусила ядовитая змея. − Ответил Ирринг. − А после укуса кобры Лу никто еще не выживал.
− Он лжет! Он лжет! − Закричал лейтенант. − Никто из моих людей не мог такого сделать!
− С вами будет разбираться суд. − Ответил генерал. − Уведите.
Человек еще кричал, когда его увели, а генерал лично проводил Ирринга в медчасть, где отдал распоряжение провести осмотр и обработку ожогов.
Раны Ирринга обрабатывала молодая медсестра, которая едва сдерживалась от смеха.
− Это правда смешно, когда у человека на груди выжжено слово дикарь? − Спросил он.
− Н-нет. − Ответила она. − Я не над вами смеюсь. Почему генерал так о вас заботится? − Спросила она, решив перевести тему.
− Генералу полагается заботиться о своих солдатах. И, тем более, о тех, что в звании лейтенанта.
− Вы шутите?
− Так уж невероятно, что человек моего вида может быть лейтенантом?
− Нет, не так, но я не встречала. Вам не больно?
− Не важно. Мне не в первой чувствовать боль.
− Кто это сделал?
− По моему, очевидно, кто. Те дикари, что умеют писать и читать.
Она примолкла.
− А вам не представляет неудобства то, что вам приказали лечить дикаря? − Спросил Ирринг.
− Нет. Я и собак лечила, не то что дикарей.
− О, так значит для вас, дикари таки лучше чем собаки...
Женщина усмехнулась.

Войска выстроили на площади. Перед ними вывели человека. Его раздели до пояса и привязали к столбу. Рядом горел огонь, и в нем лежали железные прутья.
Генерал прошел перед строем и остановился недалеко от столба с человеком и дал знак, полковнику, шедшему рядом. Тот зачитал приговор, по которому лейтенант, издевавшийся над людьми, должен быть отмечен клеймом позора.
Затем появилась еще одна группа людей, среди которых особо выделялся дикарь в форме лейтенанта.
− Перед тем, как свершится правосудие, я представлю вам человека, благодаря которому мы победили в этой войне и достигли этого с минимальными потерями. − Сказал генерал. − Его имя Ирринг Рэк, а кличка Дракон. − Ирринг подошел к генералу. − Именем Императора Ирринг Рэк награждается Орденом Мужества. − Ирринг принял награду и отсалютовал, как положено.
Генерал прошел по площади и оказался перед человеком у столба.
− Вы можете отплатить этому человеку, исполнив приговор суда. − Сказал генерал Иррингу.
Ирринг прошел к костру, взял стальной прут, на конце которого было клеймо. Он некоторое время стоял, затем обернулся к генералу.
− Что же вы медлите? − Спросил генерал.
− Простите, генерал, но я не могу.
− Почему? Он же сделал это с вами.
− Мне проще убить человека, чем мучать. − Ответил Ирринг и положил прут назад.
− Палач. − Произнес генерал. − Приступайте к своим обязанностям, как только мы уйдем.

Ирринга теперь знали все. В гарнизоне появились журналисты, которые, конечно, не забыли о сенсации. Дикарь-лейтенант, на службе в армии. К тому же, тот самый Дракон, которому армия была обязана победой.
Ирринг говорил не много. Только о том, что он один из своего племени, что жил среди цивилизованных людей, что имеет высшее образование.
А в это время далеко-далеко решалась судьба местных дикарей. Генерал переслал доклад о победе, об Ирринге, о предложении установить контроль над дикарями путем назначения Ирринга губернатором над дикарями. Он был уверен, что Ирринг поможет избежать лишних конфликтов и установить мир на этой земле.
Ответ от Императора пришел с довольно большим опозданием. Время уже подходило к зиме. И в загонах дикарей появился огонь. Иначе, они просто перемерзли бы. Наличие огня требовало больших усилий для охраны, особенно по ночам, и вокруг загонов постоянно горели большие костры и ходили вооруженные солдаты.
Император давал согласие на проведение операции с участием Ирринга. В указании было лишь требование называть его не губернатором, а как нибудь иначе, что бы не равнять с губернаторами других земель. Император предлагал назвать его Главным Вождем или как нибудь еще в подобном духе.

Ирринг не возражал. Он даже упростил задачу, выбрав название Вождь всех племен. А слово "главный" для дикарей не звучало нормально.

Вождей вывели из загона, проводили в дом, где предстояло провести встречу. Ирринг оказался там же, но уже не в форме лейтенанта, а в "костюме" дикаря.
Разговор начал генерал. Вожди только молча выслушали все слова, в которых прозвучало и предложение провести турнир, в котором определить самого сильного человека из их племен, назначить его Вождем всех племен и вменить тому в обязанность следить за отношениями между пришельцами и местными жителями, что бы не допускать войн.
− Мы не согласны. − Произнес один из вождей.
− Не согласны! Не согласны!
Заговорили другие.
− Вы должны убраться с нашей земли! Навсегда!
Генерал молчал, затем взглянул на Ирринга.
− Я думаю, их надо повесить. − Сказал Ирринг. − Всех. − Добавил он, показывая на вождей.
− Да как ты смеешь?! − Воскликнул один из них.
− Сидеть! − Приказал солдат, стоявший позади человека.
− Я не ослышался? − Спросил генерал. − Ты сказал повесить? − Он удивленно смотрел на Ирринга почти не понимая, что тот задумал.
− А какое иное наказание может быть за то что они желают зла своим людям.
− Мы не желаем зла!
− Желаете. − Перебил вождя Ирринг. − Вы именно зла и желаете. Вы желаете войны, а это зло. Вашим племенам никто не угрожал. Это вы грабили поселенцев, которые появились здесь за долго до появления армии. Напомнить, когда, или сами вспомните? Вы грабили их. Поэтому сюда и пришла армия. Не для того что бы убивать вас, а для того, что бы защищать людей от вас. Вас остановили и держали несколько месяцев, пытаясь вдолбить в ваши дырявые головы, что вас никто не собирается убивать. Вы же, как бараны, уперлись и считаете, что мы здесь ждем второго пришествия, что бы вас казнить. ВЫ БАРАНЫ. − Ирринг умолк. − Вы доказали своим упорством и не пониманием, что вы бараны. А баранов полагается резать на котлеты.
− Вы служите дьяволу! − Выкрикнул другой вождь.
− Эта песенка стара, обосрать ее пора. − Ирринг усмехнулся, взглянув на генерала. − Мне жаль, генерал. Я не могу их убедить.
Генерал поднялся и вышел. Ирринг некоторое время сидел, глядя на вождей, а затем так же вышел. По приказу генерала людей отправили назад.
− По моему, ты рано сдался, Ирринг.
− Это не сдача, а всего лишь локальное поражение. Бывает.
− И что предложишь сделать теперь?
− Отправить их по домам. Просто, без всяких условий. И объявить всем, что их никто не собирался убивать.

Все так и было сделано. Дикарей выпускали по несколько десятков человек, что бы они не собирались вновь. А последними отпустили вождей.
В военном лагере стало легче. Вскоре пришел приказ сниматься и возвращаться по домам. А Ирринг отправился на новое дело, объявив генералу, что дикарей без присмотра оставлять не стоит. Тот некоторое время сомневался, считая, что Ирринга могут убить.
− Не убьют. − Ответил он. − Меня Бог защитит.

Зима стала суровым испытанием для дикарей. Воины, отсутствовавшие почти все лето, вернулись по домам, а там к зимовке оказалось многое не готово. Да и не смогли женщины с детьми и стариками управиться со всеми заготовками, и это стало причиной голода, пришедшего во многие поселения.
Ирринг вернулся в Норк-Ден и встретился с генералом. Тот был весел. Вокруг все готовились к праздникам, и генерал приглашал Ирринга участвовать в нем.
− У меня плохие вести. − Ответил Ирринг.
− Что? − Тут же встрепенулся человек.
− Проблема с дикарями. Возможно, она вас и не касается. У них заканчиваются запасы продовольствия. Во многих местах начался голод.
− Ты думаешь, мы можем помочь?
− Можете. И убить этим двух зайцев. Дикий зверь не понимает слова, но его можно приручить давая пищу.
− И сколько нужно продовольствия?
− На семь тысяч человек, до середины весны, пока не появится возможность выращивать что-то на земле. Минус то, что они поймают на охоте. Зимой это сложно, весной уже проще.
− И каким образом передавать продовольствие?
− Снарядить продотряд. Достаточно и одного. Думаю, если они увидят там меня, серьезных проблем не будет. Люди только нужны нормальные.
− У нас все люди нормальные. Встречаются только иногда... Хорошо. Ты сможешь составить списки того, что нужно?
− Смогу. И, думаю, есть еще кое что, что может их заставить передумать. − Генерал слушал. − Медикаменты. Если на их глазах свершатся чудеса...
− Да. Я понял. По медикаментам, думаю, нужен специалист.
− Лучше всего, если найдется врач. Может, даже группа медиков, кто решится помогать им. Медицина, это сильное оружие.
Генерал улыбнулся.
− На данный момент, самое сильно оружие, что я знаю, это Дракон.
− О, это точно!


Люди сидели около костров. Слышался плач детей. Кто-то рассказывал старую легенду. Рядом, у другого костра сидели воины, обсуждая планы по поиску продуктов.
− Вождь! Вождь! Сюда кто-то едет!
− Кто?! − Вскочил тот.
− Непонятно. Слышен скачь!
− К оружию! − Воскликнул Вождь.
Скачь в ночи мог предвещать все что угодно, вплоть до набега соседей. А уж причина то была. Не знал только никто, что нападать на голодных людей, у которых ничего нет, бесполезно.
− Похоже, это кто-то один. − Сказал воин.
Скачь действительно был просто стуком копыт одной лошади.
Всадник, наконец появился из тьмы и воины опустили оружие, увидев дикаря.
Тот прошел ближе, и Вождь едва не вскипел, увидев Ирринга.
− Ты?! Как ты посмел явиться сюда?! − Закричал он. − Взять!
Несколько воинов, подскочив к Иррингу, разлетелись в стороны.
− Я принес тебе хорошие вести, Вождь, а ты кидаешься на меня.
− Ты служишь дьяволу!
− Да-да. Именно ему. Кстати, вам всем привет от дьявола. А еще он предлагает вам много-много продуктов. Столько, что хватит до весны.
− Ты лжешь! − Воскликнул кто-то.
− Лгу не я, а ваш вождь, заявляя, что я служу дьяволу. Будь это так, после того боя никто из вас не вернулся бы домой живым. В общем, я все сказал. Вам решать, нужна вам еда или нет. Не нужна, мы дальше поедем, к другим.
− Кому другим? − Спросил Вождь.
− Ты глуп как пробка. − Фыркнул Ирринг. − Из-за войны, которую вы устроили, голод сейчас везде.
− А у твоих друзей тогда почему его нет?!
− Потому что мои друзья не балду валяли, как вы в загонах для баранов, а готовились к зиме. И потому что им помогает Император. Он же, узнав о том, что у вас голод, предлагает помощь и вам. Он человек. Такой же как и вы. И никаком дьяволу он не служит, этот бред вы сами себе выдумали и дрожите теперь здесь в голоде и холоде. Итак, у вас хватает продовольствия? Если да, то я поехал.
Ирринг развернулся и вскочил на лошадь.
− Стой! − Воскликнул Вождь.
− Что? − Спросил Ирринг.
− Нам не хватает. Что ты хочешь за него?
− Совсем немного, Вождь. Я хочу, что бы наступил мир.
− Я не решаю это один.
− Ты решаешь для себя. Когда придет время, решать всем, ты будешь против войны. И все. Итак, ты согласен?
− Согласен. − Ответил тот.

Ирринг поднял руку вверх и выстрелил. Дикари бросились врассыпную, когда в небо взлетела огненная ракета.
− Что это?! − Закричал они, когда вокруг все осветилось синим светом.
− Это Знак Бога. − Ответил Ирринг. − Он предназначен для обоза, который приедет сейчас сюда.
Послышался шум и через минуту из-за леса появились повозки.
Люди принимали ящики. Ирринг показывал, как их открывать. В ящиках находилось самое ценное. Вокруг поднялся гвалт. Больше всего кричали дети, когда им раздавали хлеб и свежие фрукты.
Вождь сидел на земле и плакал, самым натуральным образом. На его глазах рушилось все миропонимание его соплеменников. Те принимали пищу из рук бывших врагов, и это становилось последней каплей.
− Но почему?! − Вдруг Воскликнул он, когда Ирринг оказался рядом. − Они же!...
− Они не враги, Вождь. Я это узнал давно. На много раньше чем ты. И ты это теперь знаешь. Они пришли что бы жить, но вовсе не для того, что бы мешать жить вам. Они не желают войны. Это дьявол ее желает, это он стравил вас с ними. Вы этого не поняли, а им не оставалось ничего, как защищаться. А на счет земли, я тебе скажу. Земля общая. Она всех прокормит. Всех, кто умеет работать и жить в мире.

Обоз ушел только под утро. И Ирринг был рад. Дело, наконец, сдвинулось с мертвой точки. Продотряд отправился в новое путешествие. И вновь, как в первый раз, все переворачивалось в умах дикарей. Вместе с продуктами они получали веру.
Ни одно поселение не осталось без внимания. Даже те, в которых голод не предвиделся в ближайшее время, где Вожди держали распределение продуктов в своих руках и их можно было рястянуть до весны. За месяц отряд обошел все поселки. Он много раз пустым возвращался в Норк-Ден и уезжал с нагруженными телегами.
Именно эти зимние походы и стали решающими. Сход вождей, прошедший в конце весны, решил войну прекратить. Причиной была и сила противника и необходимость как следует работать, что бы следующая зима не стала такой же голодной. Надеяться на новые подачки они не могли. Ирринг говорил им об этом.
А с медициной оказалось несколько сложнее. Дикари уперлись, решив, что их шаманы знают лучше как лечить своих людей. И все же, Ирринг посеял их сомнения, заявив, что врачи пришельцев знают как лечить многие болезни, с которыми шаманы не справятся.

Семь лет пролетели почти незаметно. За это время отношения с дикарями полностью наладились. Теперь не было войны и многие торговцы ездили без охраны, предлагая дикарям самые разные безделушки, получая за них продукты, которые потом не плохо продавались на базарах. Впрочем, среди безделушек было множество и полезных вещей. Промышленная продукция особенно привлекала внимание местного населения, а с легкой подачи Ирринга из метрополии были завезены инструменты для ручного земледелия, которые стали самыми популярными товарами, пока рынок не оказался насыщен. Новое земледелие перевернуло почти все. Исчезли всякие проблемы с продуктами. В поселках дикарей их стали производить с избытком, а избыток этот направлялся на городские рынки, где обращался в деньги и товары.


Раско смотрел в море. Прошли старые времена. Генерал получил отставку и теперь жил в своем доме, в Норк-Дене. Делами семьи заправлял сын, и отцу не оставалось ничего, кроме как отдыхать, читать газеты и книги, да иногда выбираться на природу, где он встречался со старыми знакомыми.
В дверях появился слуга и объявил о прибытии Ирринга Рэка. Раско приказал впустить его, и слуга удалился. Через минуту появился Ирринг.
За последнее время он возмужал, а на его мундире уже стояли знаки отличия полковника.
− Здравствуйте, генерал. − Произнес он, проходя.
− Садись, Ирринг. − Ответил тот, показывая на место. − Поздравляю с повышением.
− Спасибо. Вы вызывали меня?
− Да. Есть у меня одна мысль. Думаю, тебе будет интересно. Ты никогда не плавал в море?
− Было дело.
− Ах да, как это я забыл. Речь о путешествии в одну богом забытую страну.
− Я уже заинтригован. − Произнес Ирринг.
− Ты слышал о легенде Сан-Хор о земле, что зовется Дентра?
− Слышал. И еще слышал, что на той земле живут совсем другие люди.
− Про других людей, это сказки. Но сама Дентра существует. И, я думаю, что знаю, где ее искать.
− Я полагаю, что среди звезд. − Ответил Ирринг.
− Среди звезд? Ирринг, ты веришь в эту муть про жизнь у других звезд?
− И не просто верю. Я знаю, что она там есть, генерал.
− Откуда ты знаешь?
− Вы в серьез этим интересуетесь?
− Разумеется.
− Тогда я могу предложить вам путешествие в не столь далекие места и на землю вовсе не забытую богом.
− Куда же это?
− В горы. Примерно семь дней пути на лошадях. Впрочем, если с каретой, то все двенадцать.
− Я еще не так стар, что бы...
− Генерал, геройство не требуется. Место в горах не сбежит.
− И что там?
− Останки базы инопланетян. И среди этих останков имеется кое что, за что ваши ученые заплатили бы миллионы.
− Ты не шутишь?
− Ни сколько. И готов предоставить вам свое сопровождение, если вы решитесь туда отправиться.
− Мы едем немедленно.
− Простите, генерал, мне никак нельзя немедленно. Я еще должен кое какие дела сделать.
− Это не важно. Я поговорю с генералом Делисом. Думаю, он вас отпустит.
− Если так, тогда я готов.

Делис не возражал. Ведь он оказался на своем месте именно благодаря рекомендации Раско.
− Там, нет дикарей? − Спросил генерал, когда уже велась подготовка.
− Есть, но их мало. К тому же, они знают меня и боятся до ужаса.
− Это почему?
− Они считают, что я настоящий дракон и умею превращаться в крылатого льва.
− Серьезно? − Удивился генерал.
− Серьезно. И я этому положению не плохо поспособствовал. Ночью не сложно напоказывать кучу фокусов.
− Значит, проблем с ними не будет.
− Не будет. Кстати, у меня есть еще одно предложение.
− Какое?
− Похвастаться перед одним человеком о своем походе, что бы он напросился сам, и взять его.
− Уж не про Тансего ли это?
− Про него самого. В таком деле ученый человек, да еще с мировым именем... Думаю не помешает. Кстати, он и свое мнение скажет, вдруг я напутал чего, и база там какая нибудь наша была.
− Да. Но вопрос такой, как его заставить напроситься? И почему не попросить прямо?
− Прямо он не согласится. Дело в том, что я с ним как-то повздорил.
− Ты? Ты с ним встречался? − Удивился генерал. − О чем речь то была?
− О политике, как всегда. Тансего малость идеалист.
− По моему, ты и сам идеалист. − Произнес генерал.
− Да. Только у меня идеи практические и вполне реализуемые. А у него натуральная утопия. Я ничего против него не имею, просто иногда такую глупость ляпнет...
− Ну что же. С Тансего, думаю, я договорюсь. Может, еще кого взять?
− Толковых ребят, на всякий случай, для охраны.
− Это то разумеется.
− А кого еще, не знаю. У меня знакомых интересующихся нет.
− А у меня есть знакомые, которые тобой интересуются. − Ответил Раско.
− Кто же это?
− Император Вейд Шестой. Придет время, и я тебя ему представлю. Дожить бы только.
− Да. Встреча с Императором для меня будет посложнее чем с дикарями.
− Почему?
− Характер у меня не сильно вежливый.
− Я бы это не сказал.
− Ну, там будет видно.


Тансего смотрел на старого генерала почти с непониманием.
− Что вы сказали? − Переспросил он. − Останки какой базы?
− Инопланетной. − Ответил генерал. − Я собираюсь отправиться туда и мне нужна консультация.
− Консультация в чем, простите?
− В том, каких специалистов взять, что бы они провели исследования правильно. Я ведь не сильно разбираюсь в археологии, но меня интересует история и особенно такие случаи. А тут узнаю, что эта база совсем рядом, здесь в горах, ну и решил не упускать.
− Вы сказали она где-то здесь?
− Да. На земле дикарей.
− Я бы попросил вас не выражаться так. Они люди, а не дикари.
− Разумеется. Это просто армейская привычка. Так вы можете мне посоветовать кого нибудь?
− А я не подойду?
− Вы? Да, конечно же! Я думаю, тогда вы согласитесь руководить научной частью экспедиции.
− Хорошо. У меня только один вопрос. Как на счет финансирования. Я не сильно богат, что бы оплачивать всю научную часть.
− Все финансовые затраты мои и моего компаньона. Думаю, и научную часть мы оплатим.
− Очень хорошо. Осталось только определить каков возможный размер?
− Вы не можете определить?
− Наука это такое чудовище, которому, сколько ни дай, столько и сожрет. − Послышался голос.
− Кто это? − Удивленно произнес Тансего.
− Я это, господин Тансего. − Человек оказался рядом и теперь ученый узнал его. Того самого аборигена, с которым он встречался года два назад. − Кстати, я попросил бы вас не обзывать меня аборигеном. Я не есть абориген.
− А кем вас называть?
− Человеком-с. − Ответил тот. − Можно еще дикарем, это мне привычней.
− Я могу узнать, что вы здесь делаете?
− Он со мной. − Произнес генерал.
− И он поедет в экспедицию.
− Я проводник. Дорога среди дикарей со мной будет более безопасной.
− Они же не нападают на людей.
− Да. В основном. Но отщепенцы, они знаете ли, бывают везде. В общем, я не помешаю. Или вы, господин Тансего, из тех, кто распространяет ересь о рассовом неполноценности местного населения?
− Ну, это уже наглость! Я ничего подобного не распространял!
− Тогда, почему вы так придираетесь ко мне? Или у вас идея неполноценности офицерского состава армии?
− Я к вам не придираюсь, господин Дракон! − Воскликнул человек. − Мне не нравятся ваши идеи!
− Мои идеи имеют некие рациональные корни. Нравятся они или нет, они не плохо работают в реальности и дают положительные результаты. Поэтому, давайте не будем спорить о идеях. А если и будем, то не будем переносить спор на личности. Проще говоря, я хотел бы, что бы мы были друзьями. Я понимаю ваши идеи. Некоторыми просто восхищен, но что бы применить их на практике требуется очень хорошо все продумать. Ну так как? Мир? − Ирринг прошел к Тансего и протянул ему руку.
− Я не желаю с вами иметь ничего общего! − Проговорил тот.
− Значит, вы отказываетесь от экспедиции? − Спросил генерал.
− Что? Почему это?
− Ирринг Рэк едет со мной.
− И без него вы обойтись не можете? Мне все равно, дикарь он или нет, пусть там будет сколько угодно аборигенов, только не он!
− Мне очень жаль, что вы отказываетесь. − Произнес Раско.
− Я не отказывался.
− Ваше заявление этому равносильно. Только Иррингу известно, куда нужно ехать.
− Хорошо. Я согласен. Но я попрошу вас оградить меня от его... от его!...
− Глупых выходок. − Произнес Ирринг, усмехнувшись. − Я не буду вас сильно беспокоить своим присутствием, господин Тансего.

Сбор экспедиции немного затянулся из-за того, что Тансего решил взять несколько приборов, которые можно было купить только на другой стороне моря. Ирринг в это время готовил свою часть экспедиции, не особенно большую, но необходимую. Он собрал несколько медицинских комплектов, которые собирался раздавать в поселках, мимо которых проходил путь. Именно этим делом он занимался перед тем как генерал Раско вызвал его, и совмещение с экспедицией развоза медикаментов было вполне приемлемо. Часть из них уже отправилась с другими обозами, но охват территорий не был полным.
Вместе с Тансего в экспедицию отправлялись двое его коллег. Физик Хан Ракид и математик Ронди Векслер. Генерал Раско пригласил лишь одного своего знакомого Графа Эриса Стаккадо. Еще четверо человек были наняты как охранники. Раско их хорошо знал и гарантировал надежность. Ну а со стороны Ирринга никого не было, не считая самого Тансего, который об этом и не подозревал.
Дракона знали и в городе, и в порту. Когда с корабля выгружали ящики с научным инструментом, Хан Ракид предупреждал об их хрупкости. Матросы выгрузили ящики на берегу и Ракид с Иррингом остались с ними вдвоем. Телега почему-то запаздывала.
− Мне можно узнать, что у вас за приборы? − Спросил Ирринг.
− Много всего. − Ответил человек, поглядывая в стороны. − Вы читать умеете?
− Не-а. − Ответил Ирринг. − У меня на груди разве не написано, что я дикарь?
− Это у вас на лице написано.
− Ой, когда это оно переползло? − Удивленно проговорил Ирринг, торгая рукой лицо.
Человек рассмеялся.
Ирринг взглянул на часы, что были у него под рукавом.
− Что-то они запаздывают. Уже десять минут, как должны были приехать.
− У вас даже часы есть? − Проговорил физик.
− Здравствуйте, Хан Ракид! − Воскликнул Ирринг, оборачиваясь. − Так это, оказывается ВЫ?!
− Сложно ответить? − Спросил тот.
− Конечно, сложно. Вы тут детские вопросы задаете, а я как дурак не понимаю, шутите вы или придуриваетесь. Умею я и читать и писать. И математику знаю, не хуже вашего Векслера.
Ракид вновь рассмеялся.
− Может вы и физику знаете лучше меня? − Спросил он смеясь.
− Может. − Ответил Ирринг, глянув в сторону.
− Тогда, объясните, почему тень от двух тонких близких щелей не белая а цветная.
− Детский вопрос. Потому что интерференция возникает и для разных длин волн в разных местах. А разная длина волны, это разный цвет. Запомните это очень хорошо, господин физик!
− Вы читали работы Хоуринга?
− На самом деле, этот вопрос с цветными линиями уже раз пять в нашей местной газете обсасывали.
− Зачем это?
− Так. Задачка типа для дурачков. Тут один прохиндей людей обжуливал на этом деле. На спор о том, какого цвета линия будет. Здорово? Его так и не поймали.
− Что, действительно?
− Действительно. Вернетесь, зайдите в библиотеку, спросите местную газету за прошлую осень. Там все подробно расписано и про длины волн и про цвет и про Хоукинга упомянуто, что это он наколдовал.
− Накол... Это не колдовство. − Произнес Ракид.
− Для кого как. А два года назад один физик стекляшки продавал. Такие, треугольные. Говорил, что волшебные они и показывал, как свет проходя через призму на цвета разлагается. Кстати, вы про эксперименты Ромвеля слыхали?
− Ромвеля? Про что?
− Про фотоэффект.
− Ерунда это. Он что-то неверно делал...
− Ну да. − Усмехнулся Ирринг. − Все даже очень верно. Я читал.
− Тоже в вашей газете печатали?
− И в нашей тоже печатали. У нас там целый раздел для физиков-любителей образовался после того шороха с цветом линий.
Послышался топот копыт. По причалу проехала телега и остановилась рядом с ящиками. Двое солдат спрыгнули на землю.
− Это, что ли грузить.
− Это. − Ответил Ирринг. − И осторожнее, там взрывчатка.
− К-как это? Нам сказали, что... − Солдат осекся, увидев лицо Ирринга. − Сэр?... − Проговорил он.
− Грузите или что? − Спросил Ирринг. − Опоздали на полчаса.
− У нас телега сломалась, пришлось за новой...
− Ну, хватит болтовни.
− Да, сэр.
Ящики были погружены с большой осторожностью. Ракид едва сдержался, когда один из солдат говорил второму не гнать лошадей, что бы не взорвалось...
Ящики разгружали около дома генерала Раско. Там, под навесом уже собралось не мало самого разного снаряжения для похода.
− Похоже, это последнее, что нам было нужно. − Сказал генерал, появляясь рядом.
− Точно. − Ответил Ирринг. − Это последнее. А первое, это пушки и танки.
− Пушки и что? − Спросил полковник.
− И танки. Это такие машины новейшие, на которых пушка остановлена. Может даже на ходу стрелять.
− Где это такое? − Спросил Ракид.
− На юге. У Рахмиенов. Но мы не дураки, мы построим и пушки и танки, и самолеты.
− А самолеты зачем? − Спросил Раско.
− Ну как же? − Усмехнулся Ирринг. − Для убийства все средства хороши. Ладно, не будем об этом.
К уже собравшейся группе подошел Тансего с графом Стаккадо.
− Значит, завтра? − Спросил граф.
− Да. − Ответил генерал. − С утра все погрузим и отправляемся.


− Й-йо-хо-о-о! − Закричал Ирринг. Он несся вдоль дороги в "дикарском" наряде, по которой шел обоз.
− Кончай придуриваться, Ирринг! − Выкрикнул генерал в окно кареты.
− Так это он? − Произнес Векслер, выглядывая в окно. − А вы говорили, цивилизованный человек.
− Всякий волк в лес смотрит, сколько его ни учи. − Проговорил Тансего. − Мне весь этот поход на авантюру кажется похожим. − Он взглянул на генерала, а тот лишь усмехнулся.
− Вы не ходили в путешествия? − Спросил Раско.
− Ходил. И не раз, но дикарей со мной никогда не было.
− Ирринг Рэк останется в истории навсегда. − Произнес генерал. − Раско забудут, а его нет.
− Вы серьезно? − Удивился Векслер.
− Серьезно. Всему, что мы здесь достигли, мы обязаны ему. Когда я впервые его встретил, я был поражен его словами. Он был пленником, но вел себя так, словно хозяин положения. Собственно, так и вышло. Если дело касалось аборигенов, Ирринг был первым, с кем я советовался. А все его ребячество, не больше чем от молодости.

Дорога уходила к горам, постепенно подымалась, пока не перешла в горную долину. За два дня обоз преодолел почти половину пути, вторая же половина требовала значительно больше времени и терпения.
В первом же горном поселении обоз остановился и Ирринг встретился с Вождем. Тот, казалось, был напуган, но объяснения о путешествии вполне удовлетворили человека.

− Похоже, он вас боится. − Сказал Тансего, когда Ирринг вернулся к каравану.
− Дикарь. Что с него взять? − Ответил Ирринг.
− Очень странно слышать такое заявление от вас. − Произнес Векслер.
Ирринг только усмехнулся.
− Вперед! − Приказал он кучеру, и путешественники двинулись дальше.
Они обогнули гору и выехали к новому поселению, у которого стояла группа всадников, уже ожидавших путешественников. Ирринг выехал вперед.
− Чего тебе здесь надо, Дракон? − Проговорил воин.
− Проехать. − Ответил Ирринг. − Не дашь?
Дикарь смотрел на Ирринга сверкающим взглядом.
− Ты − сам дьявол. − Произнес он.
− Почему тогда ты не сдох еще? − Спросил Ирринг.
− Это только твоя игра.
− Хрр... − Резко зарычал Ирринг. Лошади под дикарями дернулись, а всадник, что стоял перед Иррингом слетел с обезумевшего коня и рухнул на землю. − Мои игры для тебя станут смертью, если ты мне на дороге встанешь. − С рычанием произнес Дракон. − С дороги!
Всадники разбежались, а тот что спорил, отполз в сторону. Ирринг махнул рукой и обоз двинулся вперед. Он проехал через поселок, который казался вымершим.

− Что здесь происходит, Ирринг? − Озабоченно спросил Раско.
− Это пограничные посты. − Ответил Ирринг. − Для некоторых из них война так и не закончилась. Но меня они боятся.
− Почему? − Спросил Векслер.
− Считают, что я Дракон. Настоящий в смысле.
− Но тогда, они не должны тебя пропускать.
− Я не знаю, кого они не должны пропускать, но я всегда проезжал, когда было нужно. Надо просто посильнее порычать, и они разбегутся...
Люди молчали. Больше поселений в этот день не встретилось, а на следующий по пути оказался поселок, в котором приезжих встречали совсем не так. Обоз окружила малышня, и дети едва не лезли в телеги. Ирринг отправился к Вождю, захватив с собой один из тех комплектов, что готовил к раздаче.
Теперь поселения попадались на пути чаще. И в каждом из них Ирринг делал свое дело. В одном, к нему прицепилась молодая девчонка, прося стать ее мужем. Ирринг уже не раз с ней встречался, когда бывал здесь и отговорить не сумел. И на этот раз, пришлось от нее просто удирать. А она бежала вслед, кричала и выла.
В очередной раз, когда Ирринг ушел с ящиком и вернулся без, Тансего взглянул на него сверкающими глазами.
− Что вы им продавали? − Спросил он.
− Воздух. − Ответил Ирринг вскакивая на лошадь.
− Я не отстану, пока вы не ответите. И скажу генералу Раско.
− Ну так скажите. − Усмехнулся Ирринг и поскакал вперед. Обоз двинулся вслед, а уже на следующей остановке Ирринга уже спрашивал генерал.
− Я же говорил вам. − Сказал он, прошел к одной из телег, вытащил ящик и вскрыл его.
Генерал взглянул в него и усмехнулся.
− Да, я совсем забыл. − Раско обернулся к Тансего. − Ирринг выполняет свою работу. − Сказал он. − Так как мы следуем по пути.
− Вы не сказали, что там. − Произнес Тансего.
− Медикаменты. По программе безвозмездной помощи.
− Мне в это трудно поверить.
− А вы поверьте. − Ответил Ирринг. − Хотя, можете считать, что я их украл с военного склада и раздаю своим.
− Сво... − Заговорил человек и осекся.
− Идемте, господин, Тансего. − Сказал генерал. − В честности Ирринга у меня сомнений меньше, чем в своей собственной.

Обоз двигался дальше. Ирринг уже раздал все комплекты. Но и поселения по пути закончились. Шел десятый день путешествия. Дороги уже не было и караван шел через каменистую местность, кое где поросшую кустарником. Ирринг двигался впереди и иногда возвращался, сообщая первому кучеру где повернуть и как лучше проехать.
Очередная стоянка возникла на берегу маленькой но бурной речки.
− Здесь дорога заканчивается. − Сказал Ирринг. − Дальше надо идти пешком.
− Далеко? − Спросил Ракид.
− Завтра дойдем. А сегодня можно отдыхать. На ночь глядя идти не стоит.
− А с инструментами как? Кто их понесет?
− Думаю, их можно оставить здесь с охраной. А там на месте решите, какие именно инструменты нужны. А, может, просто везьмете что нужно сюда и проверите. Спешить, по моему, некуда.
− Здесь могут появится дикари? − Спросил полковник.
− Сюда они не ходят. − Ответил Ирринг. − Охотиться не на кого, плоды не растут. Там выше вовсе одни камни.
− А ты сам откуда это знаешь? − Вставил слово Векслер.
− Было дело, гулял я по этим местам. И на базу заброшенную наткнулся. Спрашивал Вождей, они сказали, что это место священно и там живут Боги.
− И они не были против того, что ты ходил сюда? − Спросил Тансего.
− А я и не говорил, что ходил. Только вопросы задавал. Знают ли, что, да чего, да как. О базе они не знают. Хотя, могли и промолчать. Придем, увидим...

На следующий день в путь отправились только шестеро. Ирринг, Раско, Ракид, Векслер и Стаккадо. Поначалу двигаться было легко, затем начался крутой подъем и группа сделала остановку.
− Далеко еще? − Спросил Векслер.
− Не. Она там, за этим холмом.
− Серьезно? − Удивился Стаккадо. Из шестерых только он и Ирринг не устали. Граф был молод, а Иррингу сам бог велел. Стаккадо прошел вперед, вышел на бугор и встал. Затем вдруг пригнулся и пробежал назад.
− Там кто-то есть! − Воскликнул он.
Все шестеро поднялись на бугор и встали.
Ирринг присвистнул, увидев электрические огни над зданиями базы.
− Ни чего себе. Нас кто-то опередил. − Произнес он.
− Идем, что ли? − Спросил генерал.
− Инопланетная база. Господи! − Рассмеялся Тансего. − Ясно было с самого начала, что это чушь.
− Угу. − Произнес Ирринг. − А инопланетяне здесь че делают тогда?
− Какие инопланетяне?! Это обыкновенная база! НАША.
Ирринг лишь пожал плечами, а Раско, шедший впереди, вдруг встал.
− Что? − Спросил граф.
Генерал показывал в сторону, там над ущельем двигался какой-то аппарат. Он быстро приближался, затем в уши ворвался рев.
− О черт! Что это?! − Воскликнул Тансего.
Машина неслась в воздухе. Она прошла над головами людей, развернулась и начала опускаться позади них, на том самом пригорке, откуда граф увидел базу.
− Стойте на месте! Бросайте оружие! − Послышался громогласный голос.
− О, боги... − Проговорил Ракид и едва не встал на колени. Его остановил лишь несколько презрительный взгляд дикаря.
Прошло около минуты. Позади послышался новый рев и появились еще две летающие машины, которые с ревом опустились на склоне с другой стороны от группы. Теперь шесть человек не смогли бы уйти в случае нападения. Впрочем, они и так не ушли бы от летающих машин.
Они так и стояли, глядя друг на друга, пока из-за холма не появилась группа людей. Они прошли навстречу шестерке, остановились поодаль, и один из них отделился, двигаясь вперед.
Он оказался в двух метрах и показал руки, что в них нет оружия. Ирринг едва не смеялся из-за вида дентрийца.
− Кто вы? − Произнес он на языке местных людей.
− Разведчики мы. − Ответил Ирринг. − Прилетели с неба на космических кораблях, с планеты Дентра.
Дентриец захлопал глазами.
− Серьезно? − Спросил он с удивлением.
− Серьезно. − Ответил Ирринг. − А вы, стало быть, недавно сюда? В прошлом году тут не было никого.
Человек обернулся в сторону, и Ирринг понял, что в его ухе вставлен миниатюрный телефон, и кто-то передавал человеку приказ не поддаваться на провокацию, что перед ним местные люди.
В кармане Ирринга "что-то" запиликало, и он вынул небольшой прибор.
− Это, кажется, ваше. − Сказал он, протягивая прибор дентрийцу. Тот лишь отошел на шаг. − Ну, как хочешь. − Ирринг нажал на кнопку.
− Не приближайся к ним. − Произнес голос на дентрийском. − Прямой контакт опасен.
− Да что там опасного то в прямом контакте? − Спросил Ирринг, переходя на дентрийский. − Люди мы. Местные. И опасных вирусов для вас у нас нет.
− Кто говорит?
− Ирринг Рэк. Полковник Императорской Армии, той Империи, на земле которой вы находитесь.
− Нам без разницы, чья здесь Империя, это место принадлежало нам и будет принадлежать.
− Да сколько хотите. Невежливо как-то приходить в чужой дом и не представляться. Кстати, байки про богов оставьте дикарям, у нас тут ученых половина, с волшебным оборудованием. Будете нас убивать?
− Никто не собирается вас убивать.
− Я тоже так думаю. А по сему, можно просто поговорить. Только не так как вы это делаете сейчас.
− Мы не хотим, что бы он нас узнали.
− О вас узнают, рано или поздно.
− Лучше поздно.
− Это неизвестно, лучше или нет. Лично я рассказал всем, когда уходил, что ушел инопланетян искать.
− В это никто не поверит.
− Глупости. Наши сборы видели все, так что не верить, что я ушел, глупо.
− Не поверят, что инопланетян.
− А это как-то без разницы тем, кто отправится меня искать. И со мной находятся уважаемые люди, так что искать будут. И найдут.
− У нас достаточно средств, что бы защититься.
− Сомневаюсь. У вас нет защиты. Тройка занюханых вертолетов, да пара взводов. Батальон артиллерии накроет вашу базу в раз, если вы только заикнетесь о боях.
− У нас есть оружие, которое может уничтожить целый ваш город в раз.
− А у меня есть оружие, против которого не устоит ни Дентра, ни Хвост, ни какая другая ваша планета. Устоят только Ренс и Конфедерация, но им это по уставу положено. Мне нужно рассказывать вам про крыльвов или вы сами все знаете?
− Вам не удастся нас запугать.
− В общем, ребята, я все сказал. Либо вы открываетесь миру, либо летите отсюда куда подальше.
− Нам нужны гарантия.
− Единственная ваша гарантия, это обшивка вашего КК и клирнаковский прыжок, куда я сказал.
Дентриец уже ушел, а Ирринг продолжал говорить.
На очередные слова ответ не пришел. Затем послышался рев взлетавших машин, и они ушли на базу.
− Что это такое? − Спросил Раско, наконец, отойдя от первого шока. − И о чем ты говорил с ними?
− Есть проблемы, генерал. − Ответил Ирринг, взглянув на него. − Не знаю, подействовали ли мои слова на счет дракона, но, надеюсь, что да.
− Ты с ума сошел?! Какой еще дракон?! − Выкрикнул Раско. − Ирринг, это не шутки!
− Я ничего особенного и не сказал. Они грозились наши города взорвать, если мы расскажем о них.
− Похоже, этот дикарь все испортил. − Произнес Тансего.
− Что я испортил?! Я сказал им про дракона-крыльва, а они его боятся до смерти!
− Какого еще дракона-крыльва?! − Воскликнул Раско. − Никаких драконов не существует!
− Да? Это вам только кажется, генерал. Легенды не врут. И драконы-крыльвы существуют. А эти дентрийцы их боятся как огня. Они от крыльвов и прячутся по всему космосу.
− По моему, он обчитался фантастики. − Проговорил Векслер. − Ты не различаешь реальность и вымысел?
− Инопланетяне, это вымысел? − Спросил Ирринг, показывая на базу. − Вот они. Язык их я знаю откуда, по вашему? Вот оттуда, из тех самых легенд, о тех самых драконах-крыльвах. А крыльвы, это такие же инопланетяне, как и эти дентрийцы, только посильнее их. Ясно? И название драконы-крыльвы оттуда же, откуда боги-дентрийцы. Так что, ничего я не выдумал. А этим богам я сказал, что бы они рассказали о себе всем, либо убирались с нашей земли. Неправильно?
− Неправильно. − Ответил Тансего. − Ты не имел права так заявлять. Из-за тебя, теперь у нас не будет нормального контакта с ними.
− Нормальный контакт? − Спросил Ирринг. − Они знают мой язык, я знаю их язык. Не кажется ли вам, уважаемый господин Тансего, что контакт уже произошел? И очень давно!
− Они уже были, когда ты ходил здесь? − Спросил генерал.
− Они были здесь сто лет назад, генерал. И язык знают. И их язык известен. Не многим, но известен. Половина фантастики о космосе построена на реальных событиях, происходивших там. Откуда? Вот оттуда. − Ирринг вновь показывал на базу, а в его руке все еще находился прибор.
− В этом приборе что-то светится. − Сказал Стаккадо, показывая на него. Ирринг взглянул на огонек.
− Он все время светился. − Ответил он. − Это, кстати, не что-то там, а то самое радио, о котором Вон Гобер писал еще пятьдесят лет назад.
− Значит, они слышали все, что мы говорили? − Спросил Векслер.
− Не слышали. Я на кнопку нажал, и оно выключилось. − Ирринг показал на нее.
− Откуда ты знаешь, что оно выключилось?
− Вот отсюда. − Ответил тот, показывая книжку. − Это инструкция для пользователя. На дентрийском. И я эту штуку именно здесь и нашел, когда ходил. Только она бесполезной была до сих пор. У них там такая же, и они слышали меня.
Ирринг внутри себя смеялся. Он прекрасно знал, что радиопередатчик продолжал работать и передавал все слова. Что в этот момент думали дентрийцы, он не знал. Но был готов к любым их действиям.
Шесть человек, наконец, двинулись назад.


Четверо охранников в рассказ о базе инопланетян и летающих машинах не поверили, а про прибор Ирринга заявили, что это какой-то трюк со светом, который попадает в коробку откуда-то и выходит в виде красного светящегося глазка.
Возвращение назад было немного быстрее. Двигаться под гору было легче. Вместе с тем было мало разговоров. Встреча с инопланетянами, очевидно повлияла на всех. Лишь охранники считали, что это выдумка...

День пути быстро закончился, а следующий начался с воя в небе. Люди повскакивали. Над долиной пронеслась летающая машина, которая ушла вперед.
− Не нравится мне это. − Произнес Ирринг. − Что-то они удумали...
− Это из-за тебя. − Проговорил Тансего.
− Ваши слова заставляют меня усомниться в вашем благоразумии. − Ответил генерал Раско. − Что бы он ни сказал им, еще не известно, что было бы, если б он просто промолчал.
− Мы едем или нет? − Спросил граф Стаккадо.
− Едем.
Обоз двинулся дальше.
− Спрашивается, зачем мы оборудование брали? − Сказал Ракид.
− Взяли и взяли. − Ответил Векслер. − Спрашивается, что мы теперь делать будем, зная о них. И что они будут делать?
− Я уже знаю, что они сделали. − Произнес Ирринг. Он в этот момент шел рядом верхом на лошади и показывал вперед.
Обоз остановился, а впереди виднелся отряд всадников-дикарей.
Они неслись с гиканьями и юлюлюканьем. В руках людей были луки и копья.
− Похоже, они идут в бой. Ирринг?
− Да. Это боги.
− Что? Какие боги?
− Дентрийцы. Они их подняли. Это же проще некуда, прилетел в первую деревню и приказал. А для них тот кто прилетает с воем с неба − тот бог.
− Они же тогда, нас убьют. − Произнес Векслер.
А над дикарями в этот момент появилась летающая машина пришельцев. Она ушла вперед и пролетев над обозом открыла пулеметный огонь с воздуха.
− Дьявол! − Закричал Раско. А лошади уже всбесились и рванулись с мест. Несколько человек повыскакивали из телег, а машина дентрийцев уже неслась назад.
− Ирринг прячься! − Закричал Раско.
− Не дело Дракону прятаться, когда в небе враг. − Ответил Ирринг. Он взмахнул рукой и перед ним оказалась огненная светящаяся стрела. Стрела повернулась из вертикального положения в наклонное, и Ирринг пустил ее вверх словно копье.
Машина лишь слабо вильнула, пытаясь уйти, но удар вошел в нее, и огненный взрыв в одно мгновение поглотил машину.
− Боги, мать вашу... − Проговорил Ирринг и взглянул на приближавшихся всадников. Те несколько замедлили свой ход, затем совсем остановились. Было видно, что среди дикарей волнение, а Ирринг вскочил на лошадь и помчался к ним.

Вождь встретил его таким взглядом, словно увидел привидение.
− Не жданно не гаданно, вот так встреча. − Произнес Ирринг. − Не думал я, что вы поддадитесь на дьявольские слова.
− Но кто-то сжег бога!
− Бога? Кто вам сказал, что это бог? Или вы снова верите в богов, приказывающих убивать? Это был дьявол, а не бог. Бог говорит − не убивай. Дьявол говорит − убивай. Выбирайте.
− Прости нас Великий Ирринг! Мы были слепы! − Заговорили голоса.
− Я прощаю вас. Возвращайтесь домой. А если снова явятся эти боги и будут приказывать убивать, не верьте им.
Они уходили, а Ирринг вернулся к людям, которые собирали обоз.
− Ты объяснишь, что происходит, Ирринг? − Спросил Раско.
− То что я и сказал. Они пытались натравить на нас здешних людей. Пора двигаться назад.
− А эта молния, Ирринг. Я же видел! − Воскликнул генерал.
− Это оружие богов. − Ответил он. − Мне жаль, что я втянул вас в это. Если бы я проверил, и узнал, что они вернулись, я не повел бы вас сюда.
Ирринг повел лошадь вперед, и обоз двинулся за ним.
Больше дентрийцы не посылали вертолеты, и экспедиция вернулась назад в положенный срок. Генерал Раско тут же написал сообщение для Императора, а все члены экспедиции подтвердили, что это правда. Охранникам хватило вида вертолета, что бы поверить в то, что было с шестерыми людьми.
Поднявшаяся газетная шумиха вокруг обратила все в фарс. Половина населения не верила, другая половина нагоняла истерию. Кто-то даже собирался идти в горы бить пришельцев, нападавших на людей.
Горячие головы были остужены, но армейская группировка все же прошла через горы к базе и обнаружила все в разрушенном состоянии. Полковник, командовавший экспедицией заявил, что встретил в горах только старое поселение, в котором не было и речи ни о каких инопланетянах, а экспедицию генерала Раско обозвал шарлатанской.
Ирринг в момент этого возвращения находился в очередном задании, в которые командование отправляло его последнее время особенно часто. Фактически он не был в городе, и вернувшись узнал лишь одну весть. Генерал Раско при смерти.
Ирринг промчался к нему в дом и проигнорировав всякие слова врача вошел в комнату, где лежал человек, ставший ему самым близким за последнее время.
− Мне осталось не долго жить, Ирринг. − Произнес Раско. − Это из-за полковника, он не поверил, а я... − Генерал умолк. − Я перенервничал...
− Наши шаманы умеют лечить такие болезни, которые ваши медики не в состоянии излечить. − Сказал Ирринг.
− Не смеши меня, Ирринг. − Ответил генерал.
− Не буду. − Ответил тот, просто взял руку человека, а вторую приложил к его груди. − Ты будешь жить. Глупо умирать имея в друзьях настоящего Дракона.
Генерал хотел было ответить, но перед его глазами возник огонь, который в несколько мгновений вспыхнул ярче Солнца и тут же погас. Словно все переменилось вокруг для человека. Боль ушла и он вновь увидел Ирринга.
− Ты чувствуешь, что тебе легче? − Спросил Ирринг.
− Да. Что ты сделал?
− Все что не объясняет наука, называется колдовством. − Ответил тот. − Я открою тебе одну тайну. Я − крылев.
− Что это значит?
− Это значит, что я родился у другой звезды, на другой планете и прилетел сюда на космическом корабле.
− Это же невозможно.
− Что? Ты уже сам не веришь, что видел инопланетян?
− Я не уверен.
− А если я прямо здесь, перед тобой обернусь зверем, ты поверишь?
− Ирринг, это же смешно. Подобного быть не может.
− Ладно, не буду тебя разубеждать, раз не хочешь. Они улетели из нашего мира.
− Откуда ты знаешь?
− Есть шаманские способы. Ладно, мне пора, а то врач меня убьет. − Ирринг поднялся. − До встречи, генерал.
− До встречи, Ирринг.

Раско поднялся на удивление врача. А после обследования тот принял, что Ирринг − шаман, и что методы у дикарей есть такие, каких у врачей нет.


− Полковник Маскеро? − Произнес Ирринг, входя в кабинет.
− Кто вы? Я вас не приглашал! − Воскликнул человек, поняв все.
− Я знаю, полковник, не нервничайте, это вредно. − Ответил дикарь, проходя.
− Я вызову охрану! Охрана! − Воскликнул полковник.
В кабинет вошли два солдата.
− Выпроводите этого!... − Приказал полковник, показывая на Ирринга.
− Вы шутите? Он же нас загрызет. − Произнес охранник.
− Что?! − Вскипел полковник.
− Ребята, оставьте нас вдвоем. − Произнес Ирринг, и два солдата вышли.
− Вы пойдете под трибунал за!... − Закричал полковник вслед, но дверь захлопнулась.
− Итак, вам ясен расклад, господин полковник. Глупо в Норк-Дене приказывать хватать Ирринга.
− Что вам надо?
Ирринг сидел за столом, а полковник стоял.
− Присядьте, пожалуйста. − Ответил Ирринг. − И расслабьтесь. Я вам ножей к горлу не приставлял, просто поболтать зашел. Так, о том о сем. Об инопланетянах, которые вам заплатили за молчание.
− Мне никто не платил! − Закричал полковник.
− Нервишки шалят? − Произнес Ирринг, взглянув на полковника. − Значит рыльце то в пушку.
− Вы меня своими баснями не проведете!
− А как на счет маленьких фокусов? Так сказать, демонстрации инопланетных технологий, которых здесь никто никогда и в глаза не видел?
− Что вы можете показать? Железяку со светящимся глазком, которая якобы разговаривала с вами?
− Не. Железяку я в озере утопил. − Ответил Ирринг. − Да и светиться она перестала, так что это не доказательство. Но есть другая штука. Презабавная я вам скажу. Очень даже презабавная. Пишешь на ней пять плюс пять, а она отвечает − десять. Интересно?
− Подобные фокусы меня не интересуют.
− Понятно. Вам заплатили за молчание. − Ответил Ирринг, вздохнув. − Знаете, здесь всякие психи бывали. Некоторые, например, заявляли, что я настоящий дракон и превращаюсь в зверя, который человека загрызть может. Не верите? Ну так смотрите.
Ирринг переменился, обращаясь в зверя.
− Ну, как я вам нравлюсь? − Зарычал он. Полковник поднял взгляд и вскочил.
− А-а-а-а-а-а-а!!! − Заорал он, увидев перед собой огромные клыки.
Ирринг просто исчез. Он на секунду объявился за дверью и привел в чувство двух солдат.
− Ребят, вы заснули что ли? − Спросил он с усмешкой.
− Н-никак нет, господин полковник! − Проговорил один.
− М-мы, м-медитировали! − Добавил второй.
− Домедитируетесь. − Произнес Ирринг и ушел.
В этот момент в уши солдат ворвался вопль в кабинете полковника и они вбежали туда...


− Полковник Маскеро сошел с ума. − Произнес Ракид.
− Что? − Переспросил Тансего.
− Маскеро спятил. Вот, статья в газете.
− Шутишь?
Ракид усмехнулся передавая газету.
В статье говорилось о том, что полковника отправили в психиатрическую клинику после визита к нему Ирринга Рэка. Маскеро заявлял, что Ирринг не человек, что он превращался в зверя на его глазах.
− Может, этот Ирринг и вправду того, это?... − Произнес Ракид.
− Что?
− Инопланетянин. Он с ними и говорил как ты со мной. И оружие у него было и радио. А если они превращаться могут, то и дикаря изобразить легко.
− По моему, ты сам спятил. − Ответил Тансего.
− Ну почему же? Очень даже вероятный расклад.
− А зачем он нас на базу навел?
− Это их игра. Не знаю, зачем, но это ясно.
− Пасмурно. − Фыркнул Тансего. − Я вообще не уверен, что там инопланетяне были, а не замаскированные люди.
− А машины в воздухе нам померещились? Или построил кто под шумок, а мы не заметили?
− А это более вероятно, чем то что Ирринг оборотень.
Ракид замолчал. Он решил все проверить иначе, и вскоре отправился прямо в дом Ирринга.
− Я полагаю, ты уже не отвертишься. − Сказал Хан, входя в комнату. − Я знаю, что ты инопланетянин, а не человек.
− Рассчитал как или догадался? − Спросил Ирринг.
− Догадался.
− Верно догадался. − Ответил тот вздохнув. − А вот Раско не поверил.
− Что? Ты ему говорил?
− Да. Но доказывать не стал. У него и так нервы, только что удар перенес. У тебя, надеюсь, нервы нормальные?
− Нормальные. Но тебе придется объяснить все.
− Про физику, в смысле?
− Что? При чем здесь физика!
− Тогда, говори, что объяснять. Объясню, если смогу.
− Что ты здесь делаешь? В нашем мире.
− Живу. − Ответил Ирринг. − Моего мира не существует.
− К-как это не существует? А ты тогда откуда?
− Это просто. Мой мир существовал раньше, потом перестал. Вспомни, сколько сообщений астрономов о взрывах звезд. Вот так. Бах, и нет планеты.
− И у нас нет никакой возможности проверить, что это так.
− Нет. − Вздохнул Ирринг. − Можно только верить или не верить. Как в бога.
− Это же глупо.
− Но такова реальность. Доказательств нет и быть не может. Либо веришь, либо нет. Если нет, любые дела можно представить как некий умысел. А если веришь, то все можно оправдать. Ну, почти все.
− Точно так же можно найти и абсолютное доказательство. − Произнес Хан.
− Что именно? Вырыть из истории какие нибудь факты, якобы независимые? Я тебя разочарую. Вся история с легендами о крыльвах началась с меня.
− С тебя? Сколько же тебе лет?
− Четыре тысячи скоро.
− Я не верю.
− Тогда, нам остается только расстаться.
− Ты не попытаешься доказать?
− Что? Что мне четыре тысячи лет? Хан, не будь наивным, это недоказуемо.
− Ты можешь доказать, что ты инопланетянин, став, например, другим человеком.
− А я этого не люблю. Способы доказательства подобные. Да и не докажут они ничего.
− Как это не докажут!
− Не докажут. Превращусь я или нет, ты не изменишь своей веры. А ты мне не веришь.
− Если...
− Не надоело? − Прервал его Ирринг. Он прошел по комнате, вытащил книгу и передал ее Ракиду. − Бери и читай. Когда прочитаешь, как следует подумай, стоит ли...
− Что стоит?
− Поймешь, что. Иди, Ракид. И не гони, я не растаю, пока ты читаешь.
Хан все же сдался и взяв книгу ушел.

− Ну и как? − Спросил Тансего.
− Великий Ирринг вручил мне свой бестселлер для чтения. − Ответил Ракид и сел в кресло. Он некоторое время еще смотрел на книгу, а затем раскрыл ее на первой попавшейся странице и начал читать вслух. − Война продолжалась пятнадцать тысяч лет. Все это время дентрийцы так и не сумели понять слов крыльвов, считая их союзниками хмеров до тех самых пор, пока крыльвы не объявили войну против хмеров. Через год Империя хмеров прекратила свое существование, а дентрийцы оказались перед фактом, которого они вновь не пожелали понимать и принимать. Сила крыльвов осталась для них пугалом, а не доказательством отсутствия у крыльвов желания завоевывать миры. Война, затихшая на несколько десятков лет возобновилась, на этот раз, совсем по иной причине. Разрозненные силы дентрийцев начали собственные завоевательные походы и сталкивались друг с другом. Война дентрийцев обратилась в войну дентрийцев с неодентами, и вновь рикошетом била по крыльвам, которым приходилось открещиваться от обвинений разных сторон в войне против них. Неоденты проиграли свою войну. Причиной стала очередная глупость политиков, которые решили завоевать Ренс, принадлежавший крыльвам. Боя не было. Прилетевший к планете военный флот был просто уничтожен ударами крыльвов после отказа командиров кораблей одуматься и улетать...
− Ты фантастики не читал, Хан?
− Читал, но Ирринг заявил, что он этот самый крылев.
− Что, прямо? − Удивился Тансего.
− Прямо. Но доказывать превращениями не стал.
− Он и не сможет.
− Я не уверен.
Спор мог продолжаться вечно. Хан решил его прекратить, ушел к себе и начал чтение книги с самого начала. Называлась она − "Краткая история Галактики".
История эта начиналась за миллионы лет до нынешнего времени. Тогда и появились в галактике первые известные цивилизации. Затем произошла война, в которой ни одна цивилизация не выжила. Остались лишь разбросанные полудикие поселения, которые пали до диких и лишь через миллион лет с появлением новых разумных видов в галактике возобновилась бурная разумная деятельность, которая вылилась в космос в виде войн за планеты. Одной из мощнейших группировок стали планеты дентрийцев, которые и основали первые космические Империи в современный период, менее пятидесяти тысяч лет назад. Империи вели войны в одной части галактики, а в другой зрела иная сила, завоевания которой были прерваны появившимися там крыльвами. Обломав одних завоевателей крыльвы прошляпили других, и галактика на несколько тысяч лет погрузилась во власть хмеров. Дентрийцы были фактически повержены но разрозненные их силы еще продолжали войну в тот момент, когда наступление на хмеров начали крыльвы. Хмеров смели не силой армий. Их просто убивали с помощью особого устройства, воздействовавшего на живое довольно избирательно, и основной целью которого были хмеры. Крыльвы уничтожили их, очистив галактику от зла, творимого этими существами. Дентрийцы все же сумели вырваться из плена постоянных войн. И вновь образовавшаяся Империя, наконец, объявила в основе своей политики мирную жизнь и мирное соседство с иными цивилизациями. В этой Империи существовал и договор дентрийцев с крыльвами, в котором говорилось о мире и ненападении. Но мир этот еще был слаб. Многие люди не избавились от ненависти и считали крыльвов исчадиями ада. Другие, наоборот, поклонялись им как богам и целые миры использовали крылатых львов как символы религии.
История не кончалась. Планету крыльвов − Дину заменил другой мир, но он был так же чужд крыльвам, как и все остальные. Ренс же, потерпев катастрофу на много тысяч лет выбыл из жизни, а затем оказался заселен людьми и ратионами, соседство с которыми для крыльвов не сулило ничего хорошего. Крыльвы жили на Ренсе, но очень немного, а кто жил, тот слился с местным населением, не показываясь в своем виде.
Новой собственной планеты, где крыльвы властвовали бы безраздельно, так и не появилось. Все миры, где можно жить, уже принадлежат кому-то...

Сквозь всю книгу строчила одна мысль. Мир, мир, мир. Только мир может быть основой нормальной жизни разумных, а войны всегда были злом и всегда им останутся. Какие бы ни были. И крыльвы признавали, что совершали зло, что делали это по самым разным причинам, поначалу ими двигала месть, а когда они осознали всю ее неперспективность и зло, что она несла, отказались от этого. Жизнь прежде всего. И Свобода. Иных ценностей у крыльвов нет. Золото для крыльвов не стоит тех затрат, что в него вкладывают люди. Алмазы и драгоценные камни, не более чем обыкновенные камни, а их стоимость в денежном выражении для крыльвов − ничто. Для них не существует денег. Собственный мир крыльвов всегда был и останется естественным миром природы. Они никогда не будут строить для себя города. Им не нужны заводы, им не требуется сельское хозяйство. Их жизнь, хотя и является жизнью хищников, в целом направлена на поддержание природы. Крыльвы никогда не убивают ради забавы. Крыльвам незачем готовить запасы, даже запасы для зимы, если таковая появляется в зоне их проживания. Они свободны и их ничто не держит.

Новой встречи с Иррингом так и не произошло. Хан Ракид, поначалу пытался его искать, но командующий объявил, что Ирринг ушел в очередной поход в районы дикарей. Ракид попытался что нибудь узнать об Ирринге, но человек не стал говорить, ссылаясь на занятость и наличие достаточных материалов в местной прессе, которых хватило бы на целый роман.
Затем начался этап плотных исследований. Прибыло оборудование для наблюдений и Тансего, смотревший ранее сквозь пальцы на все отлучки Хана, теперь не отпускал его от себя. Работы хватало и на трех ученых, и еще на десяток человек, занимавшихся в основном обслуживанием аппаратуры, а Тансего с ассистентами вел анализ и обсчет данных, получаемых со множества окрестных мест. Главной целью исследования была атмосфера, слежение за погодой и ее предсказание.
Тема предсказаний погоды захватила местные газеты, и работе ученых не редко мешали журналисты, которые занялись сбором предсказаний погоды у местных знахарей, сравнивая их с предсказниями ученых. Совпадения случались, но не часто. Погода рассчетами предсказывалась верно максимум на день, пол дня, да и то с неполной вероятностью. Впрочем, обещания прихода штормов вполне сбывались, как и ученых, так и у местных жителей.

− Отряд, стой! − Послышался зычный голос. Солдаты остановились. Их командир прошел перед строем и подошел к командующему, докладывая и отдавая честь.
− Вольно! − Приказал командующий. Командир повторил приказ, а генерал прошел перед строем, остановился в центре и начал свои слова с поздравлений гарнизона с наступающим праздником.
Это был день победы, происшедшей десять лет назад. За прошедшие годы колония стала образцовой по показателям экономического роста и отсутствию серьезных военных столкновений с местным населением, в связи с чем местная армия сокращалась в два раза. Солдаты отслужившие более пяти лет получали право на увольнение, а все, кто желал продолжать службу и не умещался в новую численность, должны были отправиться в иные колонии.
В Норк-Дэне оставался только один полк. Еще два были распределены в соседних землях. Остальные четыре снимались и уплывали.

Ирринг Рэк получал очередное недельное увольнение. Таковые случались, как и положено, раз в полгода, а на этот раз увольнение совпадало со временем сокращения армии в колонии. С точки зрения местной экономики это означало некоторое освобождение, хотя с сокращением армии несколько увеличивался общий налог, но он не выходил за прежние рамки и волнений населения на этой почве не предвиделось. Надо было только следить за горячими головами, которые могли решить, что сокращение в два раза армии, это сокращение в два раза и налогов.
В местных газетах на эту тему было написано просто, что средства, уходившие на поддержание местной армии теперь будут отправляться как дополнение к налогам.

Штормовой ветер, налетевший в очередной раз на берег, трепал крыши домов. Дождь барабанил в окна, по пустым улицам носился мусор. Жители, предупрежденые об урагане, закупорились в своих домах и пережидали ненастье.
Где-то в стороне в скалы били молнии. Основная масса грозовых облаков шла мимо, а город был задет лишь краем урагана, который продолжал свое движение вдоль берега.
Ветер постепенно стихал. Смельчаки начали появляться на улицах, а время уже шло к вечеру. К ночи ветер стих, тучи рассеялись, на небо высыпали звезды. Городу вновь ничто не угрожало, как впрочем и всегда. Дома на берегу моря всегда строили хорошо, что бы они выдержали любой шторм.

Ирринг шел через город. Его отпуск еще не закончился, и он просто прогуливался.
− Кого я вижу! Уж не сам ли Ирринг-инопланетянин? − Послышался голос.
Ирринг обернулся, и на его лице появилась улыбка.
− Как у вас дела, господин физик? − Спросил он.
− У нас нормально. Но мы не договорили в прошлый раз.
− Вы прочитали книгу?
− Прочитал, но в ней больше фантазии чем правды. Про людей на других планетах я верю, но что все было именно так, особенно с этими оборотнями-крыльвами, я не верю.
− Понятно. Верим только в одно ухо бога. А в другое не верим. − Усмехнулся Ирринг. − Бывает.
− Вы не желаете предоставить доказательства?
− А вы желаете получить себе на голову шторм? Вот такой, как вчера прошелся, например?
− Он мне не страшен.
− Да, если вы закрылись в доме и вас не достать, он не страшен. Только это не удастся. Я прекрасно знаю, какие взрывные эффекты могут вызвать подобные объявления. Спокойствие − мать порядка, сэр. Незачем воду баламутить, когда это никому не нужно.
− Это нужно! Это должны знать все!
− В моей книге написано все. А неверие, это проблема неверующих. Я понимаю, вам хочется чуда, но вам следует понять, что глобальное чудо сопровождается глобальной катастрофой.
− Почему?
− Такова жизнь. Таков опыт. Если бы здесь у вас по улицам разные инопланетяне ходили бы, я спокойно предоставил бы доказательство, потому что оно не изменило бы ничего. Однако, сейчас это будет равносильно удару бревном по голове. Желаете косвенных? Сходите к Маскеро. Он вам расскажет.
− Он это видел?
− Видел. Потому и псих. Ума у человека не хватило, что бы не орать. Вот это и есть катастрофа. Не понимаете? Тогда, прикиньте в уме, сколько надо психов, что бы устроить бардак в городе, и сколько их появится в случае появления здесь инопланетянина.
− Вас же все знают.
− Это не знание. Это так. Кто-то меня просто видел, проходя мимо, кто-то в газетах читал, и не больше. А тех, кто действительно знает, раз два и нету. Так что, не просите.
− Это всего лишь ваша отговорка. Вы не можете предоставить доказательств.
− Правильно. Не могу и не хочу. Не могу, потому что на мне большая ответственность. За вас и за других. Явятся другие инопланетяне, я помогу вам, чем смогу. А пока никого нет, не вижу смысла показываться.
− Здесь же уже были дентрийцы.
− Да. Кто их видел, и сколько людей в это поверило? − Усмехнулся Ирринг. − Некоторые вещи не следует показывать раньше времени, господин Хан Ракид. Так же, как секс детям.
− Однако, вы забываете, что получая знания со стороны дети получают очень превратное представление о сексе.
− Вы сторонник прямого показа самого действия? − Спросил Ирринг с усмешкой. − Я рассказал. Все рассказал в своей книге. Но вы как ребенок не верите. Мой вам совет, сходите к Маскеро, и подумайте, стоит ли...
− Вы уже говорили мне это, давая книгу. Кстати, я никак не мог ее вам вернуть.
− Возвращать незачем, у меня еще десяток экземпляров есть. Один экземпляр, кстати, я отправил лично Его Величеству. Ответа, правда, не поступило, но не суть. Придет время, и вы все узнаете, а сейчас мне дороже спокойствие. Мы все будучи детьми хотим стать взрослыми побыстрее, а когда становимся, жалеем, что детство закончилось. Не торопитесь. Когда это придет, назад пути уже не будет. А что вас может ждать, вы можете понять из книги.
− Вы могли бы сделать для нас больше, чем сейчас. − Произнес Ракид. − На много больше.
− Самое дорогое − Жизнь и Свобода. Жизнь, это мир. Свобода, это справедливость. И это здесь есть. В разумных пределах, на уровне возможного. Все остальное − ничто.
− Значит, вы можете отказаться от своего дома, своего жалования и так далее?
− Легко. Уйти со службы и отправиться далеко-далеко, туда где местные деньги не в ходу, а дом в карман не положишь.
− Я говорю о том, что бы это сделать оставаясь здесь и на службе.
− Два плюс вас не бывает пять. Если я человек, то мне нужно все, что нужно человеку. Но как крыльву, мне все это не нужно. Точно так же, как здесь не нужен крылев. Вы этого понять, видимо, не хотите. Я вас не виню, сам в молодости был дураком и делал глупости.
− Прощайте. − Проговорил Ракид вдруг, ни с того ни с сего, и заторопился куда-то по своим делам.
− До встречи, Хан. − Произнес Ирринг человеку вслед. − До скорой встречи.

Ракид так и не получил ни доказательств, ни опровержений. Он много раз прокручивал слова Ирринга в голове, и не находил серьезных изъянов в логике. Он мог быть инопланетянином, а мог и разыгрывать это. Идея навестить сумасшедшего полковника его совсем не радовала, и Хан отказался от нее. Решив, что слова психа ничего не изменят. К тому же, с этим человеком у группы Тансего имелось не мало личных проблем, и говорить с ним не хотелось.
− Все еще под впечатлением от Великого Ирринга? − Спросил Тансего, появляясь в холле.
− Между прочим, он не так мало сделал. − Сказал Векслер. − Я прочитал тут кое что, думаю, Раско прав. Его имя останется в истории. Местной то уж точно. И это в тридцать пять лет, то ли еще будет.
− Если он инопланетянин, он мог бы помочь нам в исследованиях. − Сказал Ракид.
− А почему именно нам, а не Серхо, например? Или Варраски? Мало что ли больших имен вокруг? − Усмехнулся Тансего. − У тебя идея фикс, Хан. Ты нарвался на умного человека...
− О! Тансего признал Ирринга умным! − Воскликнул Векслер.
− Я и раньше это признавал. Только он мне не нравится.
− Почему? Нормальный человек. Для своего положения. − Векслер усмехнулся. − А кое кто из дикарей его ставит в один ряд с богами.
− Именно об этом я и говорю. Он инопланетянин. − Сказал Ракид.
− Используя всякие штучки, найденные на базе дентрийцев, каждый инпланетянином станет. − Возвразил Векслер. − То что он сумел ими воспользоваться, ничего не доказывает. Язык их он знал, и известен он был еще сто лет назад.
− Думаю, достаточно споров. Пора и за работу приниматься. − произнес Тансего.


Ирринг вернулся после отпуска. Он уже знал о происшедших изменениях, о назначении командующим гарнизона нового человека, не ожидал только увидеть там Маскеро с генеральскими погонами.
Человек лишь зло усмехнулся, когда Ирринг вошел в зал. Возник грохот и сверху упала клетка, в которой и оказался человек.
− Теперь ты не уйдешь. − Проговорил генерал. − Огонь! − Приказал он. Появившиеся рядом солдаты подняли оружие и токрыли огонь. Насколько пуль ударили в тело человека, несколько попали в голову, и он рухнул посреди клетки. − Меня не обманешь, паразит! − Проговорил Маскеро, подходя. Он взял ружье у солдата и выпустил еще несколько пуль в голову дикаря...
В зал вскочили новые солдаты.
− Что здесь происходит?! − Выкрикнул лейтенант. − О, господи! − Воскликнул он, увидев тело человека в клетке в крови. − Что вы наделали?!
− Он не человек!
− Вы спятили! − Лейтенан резко вздохнул. − Бросьте оружие, генерал.
− Ты мне приказываешь, щенок?!
− Вам. − Ответил лейтенант. − Вы совершили убийство.
− Он не человек!
− Разоружите его! − Приказал лейтенант.
Генерал направил оружие на солдат, нажал на спуск, и ружье дало осечку. Это подтолкнуло охранников и они наскочили на человека. Тот орал и сопротивлялся, но все уже было кончено. Через несколько минут рядом собрались другие командиры, и все признали в действии генерала, поступок безумного.


− Вы только послушайте! − Воскликнул Векслер, вскакивая в лабораторию. − Убит Ирринг Рэк!
− Что?! − Ракид проскочил к Ронди и выдернул из его руки газету. На первой полосе осообщалось об убийстве Ирринга и о том, что оно совершено генералом Маскеро, недавно освобожденным из психиатрической клиники, где было признано, что он совершенно здоров...
Дело раскрутили очень быстро. Как оказалось, врач подписавший заключение, получил крупную взятку от родственников полковника и сбежал, а с помощью связей в столице полковник Маскеро был повышен в звании и назначен командиром гарнизона колонии. Это и привело к трагедии...
Волнения, возникшие в столице колонии, быстро распространились вокруг, а затем пришло сообщение о том, что сотни дикарей выступили к Норк-Дену, с непонятными намерениями.
Уже через три дня вокруг Норк-Дена возникли военные укрепления, а вдали появилось более тысячи всадников, которые остановились на холме около города.
Прискакавшие от имени дикарей парламентеры потребовали от властей города выдать убийцу Великого Ирринга. В противном же случае, они обещали начать атаку...
На встречу был приглашен генерал Раско, которого все хорошо знали. Узнав о происшествии тот сразу же появился среди военных и предложил свою помощь. Раско выслушал слова посланцев и некоторое время молчал, раздумывая.
− Передайте вождям, что виновник задержан, и над ним состоится суд. − Ответил Раско. − Суд этот пройдет здесь, и все вожди знавшие Ирринга могут прийти и быть свидетелями. И передайте им, что это слова не кого-то там, а генерала Раско. Идите!
Они ушли. Затем посланники вернулись с требованиями от вождей, что бы суд проходил не в городе, где полно солдат, а рядом, в поле, на нейтральной территории и так, что бы это видели все, кто пожелает.
− Хорошо. − Ответил генерал. − Суд пройдет в поле, рядом с городом.

Действие начиналось безотлагательно. Иного и не могло быть в подобном положении. Генерала Маскеро вывели в поле и привязали к столбу. Человек что-то кричал, требовал справедливости, но вокруг него уже не было никого, кто бы сочувствовал человеку.
С обвинением выступил сам Раско, объявляя действие Маскеро преступлением не только против человека, но и против всего государства, против Императора. Раско открыто заявлял, что все проблемы вокруг возникли из-за сумасшедшего генерала, которого выпустили на свободу и назначили на место командующего преступники.
Маскеро в ответ только кричал с пеной у рта, пытался доказывать, что Ирринг сам дьявол, что он нечеловек, что...
− Достаточно. − Произнес судья. − Закройте ему рот.
Маскеро кричал, а когда солдаты завязали ему рот, только мычал.
Решение суда не могло быть иным. Через полчаса закрытого совещания суд вышел из палатки и объявил о приговоре.
− Смерть. − Сказал человек. − Выбирать, какая именно смерть, суд предоставляет право присутвтсующим здесь, уважаемым Вождям племен.
Дикари, стоявшие группой оживились.
− Значит, вы отдаете его нам? − Спросил один из них.
− Да. − Ответил судья. − Но с условием, что вы произведете казнь здесь, что бы мы это видели. Ирринг Рэк был нашим общим другом.

Решение Вождями было принято. Маскеро привязали к четырем лошадям за руки и за ноги, после чего четыре человека одновременно ударили лошадей, те понеслись и своей силой разорвали тело человека на части.
Войска дикарей уезжали уже ночью, а генерал Раско вместе с командирами полков сидел в штабе. Люди раздумывали о том, как докладывать Императору о происшествии. Об убийстве Ирринга доклад уже ушел, теперь следовало доложить о скоротечном суде.
− Я напишу обо всем сам, и представлю все так как и было. − Произнес Раско.
− Император будет в ярости. − Ответил голос.
− Я не боюсь ярости Императора. − Ответил Раско. − К тому же, моя жизнь уже прошла и мне не страшна смерть. Я напишу, что Маскеро совершил преступление против всего народа и против Императора, и объясню, почему. Быть может, это подействует.

Раско написал Императору самый длинный доклад из всех, что писал когда либо. Он вспомнил все. И о том, что сделал Ирринг, и о том, что мир в колонии держался только на нем, что его смертью колония поставлена под угрозу новой войны, и что только казнь генерала Маскеро эту войну остановила, потому что войска диких племен пришли к Норк-Дену именно за смертью убийцы, и были готовы убивать всех, кто станет его защищать.
Послание ушло за океан, и вернулось через две недели приказом Императора с вызовом генерала Раско...


Ирринг был готов к самым неожиданным поворотам. Он был готов даже "воскреснуть" ради сохранения мира в колонии, но это не потребовалось. Уже не в первый раз он убеждался в разумности генерала Раско, и не жалел о том, что помогал ему.
Корабль принял на борт старого человека. Капитан отсалютовал, как и полагалось, потому что Раско появился в своей парадной форме. Он отправлялся в столицу Империи, где не был уже много лет. По странному совпадению, на этом же корабле оказались трое ученых, которые возвращались в свой университет после проведения программы исследований. Они хотели проводить их и дальше, но средства более не выделялись, аппаратуру пришлось свернуть, а самим ученым возвращаться по домам.
Встреча на корабле не была особенно радостной. О смерти Ирринга Рэка знали все.

Два дня путешествия на быстром корабле, затем еще один по недавно выстроенной железной дороге до столицы. Раско лишь раз пользовался железной дорогой, но на этот раз она интересовала его меньше всего. Он думал о том, что будет там, что скажет Император.
Человек прибыл в столицу. Около поезда его встречала карета, которая доставила его к замку Императора. Уже через час после прибытия генерал вошел в кабинет, где последний раз появлялся почти двадцать лет назад. Тогда в нем еще находился отец нынешнего Императора, Вейда Седьмого.
− Садитесь, генерал. − Произнес Император сразу же. − Я прочитал ваш доклад, но он меня не удовлетворил. Вы казнили человека в угоду дикарям. Иного я не вижу.
− Лично я казнил бы Маскеро, даже если бы дикари просили бы его отпустить. − Ответил Раско.
− Вы хотите сказать, что Маскеро был вашим личным врагом?
− Да. И более чем.
− Более чем что?
− Более чем врагом. Еще полгода назад я отправлял вам письмо, в котором выражал сомнения в честности этого человека. К сожалению, оно было проигнорировано. Более того, после выхода из психбольницы Маскеро был назначен на такую должность... Простите, Ваше Величество, но мне отказывает разум в понимании того, как подобное можно было сделать.
− В заключении врача было указано, что он здоров.
− Врача, которого, извините, до сих пор разыскивают. Вы поверили в заключение прохиндея, которого никогда не видели, которого никто из ваших людей никогда не видел. Считать же, что в нашей колонии есть хорошие специалисты психологии, по крайней мере, наивно.
− Мне кажется, что ваш тон, генерал, выходит за рамки приличия.
− Я прошу прощения. Вы знаете, что я командовал гарнизоном колонии почти десять лет. Я знаю положение там лучше кого бы то ни было. Убийство Ирринга, это не просто убийство. Это политическое убийство. Маскеро либо был идиотом и не понимал, к чему оно приведет, в чем я сомневаюсь, либо желал развязывания в колонии войны. Последнее есть преступление, которое, я полагаю, направлено лично против вас, Ваше Величество. Если бы вы не получили сообщение о его казни, вы получили бы сообщения о войне, о сожженных дикарями поселениях, о потерях тысяч солдат.
− Это только означает, что мир там вовсе не так надежен, как вы сообщали ранее.
− Он стал таковым после убийства Ирринга. Он держал их в узде. Самым настоящим образом. Они слушали его, как самого бога, я лично свидетель, что так и было. И он убит. Кем? Маскеро. Виновность этого человека установлена судом, и суд приговорил его к смерти.
− Но вы могли это остановить.
− Мог. Но я этого не желал.
− В таком случае, мне не остается ничего, кроме как передать вас в руки судебных исполнителей. Верховный суд будет рассматривать ваше дело, и решит, действительно ли Маскеро был так виновен. Если нет, за его смерть ответите вы лично.
− Я готов понести любое наказание. Но в любом случае, я буду уверен, что смерть Маскеро получил правильно.

Раско оставили под домашним арестом в одном из дальних помещений Императорского замка.
Как все меняется? Когда-то в этих помещениях сидел его отец, ожидая своей участи. Сын так и не смог ему помочь. Император отослал молодого полковника в дальние края, а его отец так и не дождавшись суда скончался от сердечного приступа. Теперь суда ожидал сын, и судить его должен был сын прежнего Императора.
Когда-то Раско не понимал, как отец мог пойти против Императора, теперь же он только усмехался, вспоминая те времена. Он понимал, КАК.


Ракид шел по улице. Накрапывал мелкий дождик, и человек спешил к дому.
− У-лю-лю-лю-лю-лю-лю! Й-охо! − Послышался крик позади.
Хан раскрыл рот от удивления, увидев скачущего посреди города всадника-дикаря.
Ракид протер глаза и взглянул вновь. Всадник уже подъехал к нему и соскакивал с лошади.
− Невероятно, правда? − Спросил он смеясь.
− Ирринг?! Ты жив?! − Воскликнул Хан.
− Как видишь. Пули крыльвов не берут, и я родился снова. Как там дела, в колонии? Война, небось из-за того что убит Великий Ирринг?
− Война?! Ты смеешься?! − Воскликнул Хан.
− Нет? − Удивился Ирринг. − Если нет, то я ничего не понимаю в дикарях.
− Они потребовали выдачи убийцы, и его выдали.
− А-а... Так-так-так. Ну, тогда, еще ничего. Смерть Маскеро их успокоит.
− Но ты жив! − Воскликнул Хан. − И человек убит ни за что!
− Правда? Скажи мне, Хан, что бы ты сделал со зверем, который бы на твоих глазах расстрелял человека. Так просто, за то что этот человек не крылев, а? Ладно, мне пора исчезать, а то сейчас сюда полиция нагрянет.
Хан хотел было что-то сказать, но Ирринг просто сверкнул молнией и исчез вместе с лошадью.
Ракид некоторое время стоял, затем пошел, когда дождь усилился. Он пришел домой почти в полной уверенности, что у него начали сдавать нервы, и Ирринг просто привиделся.
Под дверью лежало письмо.

"Я знаю, ты захочешь меня увидеть снова, Хан. Как ученый, как физик, как человек, наконец. Не суди меня за то что я не "воскрес" там. Все когда-то начинается, когда-то кончается. Я прожил как человек очередную жизнь, от начала и до конца. А Маскеро получил то что заслуживал. Если ты все еще сомневаешься в том, что я есть и жив, открой журнал "Физика", четвертый номер за этот год. Там есть то, о чем я тебе говорил когда-то. Об опытах с фотоэффектом и его повторении другими учеными. И пойми, я прилетел оттуда, где это уже известно. Если же ты поверишь мне, то мы встретимся вновь. И я помогу тебе, чем смогу. Как человеку, но не как физику. Последнее возможно, разве что самую малость, но не больше. И последнее. Я останусь здесь, в столице. Не дикарем, а обычным человеком. Мне будет лет двадцать пять. Чем буду заниматься, еще не решил, но точно знаю, что политики с меня довольно. Не ищи меня, это бессмысленно. А придет время, я сам тебя найду. До встречи, Хан. И не думай ни о чем. Я − друг."

Письмо даже не было подписано. Но в нем все же содержалась некая информация, и на следующий же день Ракид отправился в библиотеку. В указанном журнале действительно оказался большой обзор опытов, посвященных фотоэффекту, которые доказывали, что ин реальность, а вместе с ним и реальность корпускулярной теории света.
− Бред. Бред. − Произнес Хан, захлопывая журнал. − Не может такого быть!
Его слова никто не слышал, а в мыслях возникла лишь одна идея. Повторить опыт. Этим Хан и занялся, вернувшись в лаборатории университета.


Ирринг прекрасно знал положение дел вокруг собственного убийства. Он проследил за Раско, а заодно и за группой ученых, с которыми, возможно, ему еще предстояло встречаться.
С Раско дело осложнялось тем, что семья Маскеро имела сильное влияние при Императоре, а против Раско вспоминали грехи его отца.

По столице быстро разлетались вести, и одной из них стала статейка в маленькой газетке, где прозвучало обвинение в адрес самого Императора и его свиты в убийстве Великого Человека. Статья разносила в пух и прах все прежние объяснения убийства, в которых оправдывали Маскеро. Один из пунктов нового обвинения гласил, что Маскеро желал развязать войну, и по его распоряжениям дилеры уже закупали оружие, которое должно было отправиться в колонию. В газете была пропечатана копия одного из договоров на поставку оружия в колонию. Одним этим договором перекрывалась годовая норма боезапаса, требовавшаяся колонии ранее. Другим пунктом расписывалась махинация, проведенная братом Маскеро с торговлей оружием, которое он уже продавал ДИКАРЯМ в бытность брата еще полковником. Третим пунктом значилось не что-то, а натуральное казнокрадство, подкрепленное соответствующими бумагами, которые по словам автора статьи имелись у человека, предоставившего материал. Имя человека не называлось в связи с тем, что тот опасался преследований со стороны семейки преступников.
Бомба разорвалась. Ее осколки лишь "повыбивали стекла в окрестных домах", как прокоментировала статью центральная газета. Статья была названа выдуманной и не имеющей отношения к действительности.
Но уже через день более крупное издание напечатало копии еще десятка договоров Маскеро, в том числе и бумагу с печатями полковника Маскеро, в которых разрешалась торговля оружием его собственному брату в колонии.
Новый взрыв. На этот раз он потряс Императорскую свиту до самого основания. Не только потому что кто-то продавал оружие дикарям, а потому что кто-то это выпускал наружу!
Поиски начались с той самой маленькой газетки, но оказалось поздно. Она просто растворилась, исчезнув едва появившись на свет. Во втором издании были найдены копии документов и то самое разрешение... В подлиннике.
Скандал вспыхнул уже среди высшего общества. Семья Маскеро открещивалась от обвинений, говоря о подделках документов, что было кому-то выгодно.
А новый день принес новую сенсацию.
В газеты попала статистика расходов по полкам в колонии, в которой значилось, что только Маскеро умудрялся попадать в дефицит бюджета, после чего была приведена распечатка отчета по пунктам, в котором неоправданно много уходило на расходы на внештатных осведомителей. Там же объявлялось, что полковник просто прикарманил эти средства, а затем следовала статистика личных расходов полковника в колонии, которые превышали его жалованье в четыре раза, и превышение, как раз соответствовало той разнице оплаты осведомителей между завышенным и нормальным средним уровнем.
В доказательство был приведен даже график личных расходов и рядом с ним график дополнительной оплаты осведомителей. Совпадение просто "радовало глаз".

Поиски источника информации зашли в тупик. Газета, напечатавшая последние сведения была просто закрыта, остальным запретили что либо печатать на эту тему, но она не прекратилась.
Следущий день ворвался в столицу множеством листовок, расклеенных на улицах. В листовках говорилось об очередном преступлении семейки Маскеро и о закрытии ртов газетчикам со стороны Императорской власти, которая желала прикрыть делишки поганого полковника и его семейки.

Ирринг следил за развитием дел. Информационная шумиха не принесла нужных результатов. Газетчики перепугались, элита общества отворачивала глаза, а простые люди не могли, повлиять на ход процесса. Это означало конец наступления информационного и начало совсем иного.

− За Ирринга! − Закричал какой-то человек и бросился к карете Императора. Охранники мгновенно уложили его с первых выстрелов, но через мгновение раздался взрыв.
Тело человека разнесло, осколки свалили лошадей, выбили окна в Императорской карете и задели самого Императора.


Раско провели через коридоры дворца и ввели в кабинет Императора. Тот сидел в кресле и напоминал саму смерть выражением лица.
− Полагаю, вы связаны с этими террористами. − Произнес Император.
− С кем? − Удивился Раско.
− Не прикидывайтесь. Вчера на меня совершили покушение именем вашего Ирринга.
− Кто бы это ни был, я с ними не связан. Я прибыл к вам прямо с корабля не задерживаясь нигде. И в столице не был пятнадцать лет.
− Значит, они прибыли с вами оттуда. Да больше и неоткуда.
− Это смешно. Все кто желал там выместили свою злость на убийце. А здесь вас кто-то ввел в заблуждение, что это связано с Иррингом.
− Тот человек сам кричал "За Ирринга".
− Так кричать может любой идиот, которому только покричать повод нужен. Во всяком случае, вы теперь имеете доказательство, что смерть Ирринга была направлена против вас лично.
− С чего вы это взяли?
− А как же еще? Ирринг убит, и из-за этого на вас кидается какой-то псих.
− Это только доказывает, что этот террорист был заодно с Иррингом.
− Да. Так же, как в убийстве Императора Вейда Второго, когда псих его задушил с именем Великого Ханагора на устах. Вы можете меня убить, как убил моего отца ваш отец, но положение дел от этого не изменится.
− Мой отец не убивал вашего! Это ложь и клевета!
− Мой отец умер здесь, возможно даже в той конуре, где я сижу в ожидании суда. Полагаю, его сердечный приступ возник от кинжала подосланного убийцы. Вы можете это опровергнуть только одиним способом. Доказав, что здесь правит справедливость, а не подонки типа Маскеро. Вы боитесь правды. Боитесь, что она выйдет наружу и все узнают о грязных делишках людей, которые служат вам. Бойтесь дальше. Вы будете их бояться до конца своей жизни, и умрете в страхе перед раскрытием мелкой пакости, какого нибудь грязного ублюдка, которая якобы падет тенью на вас. Мне жаль, что вы не понимаете, что оказались во тьме из-за этих теней. Я не боюсь смерти. Мне не о чем жалеть в жизни. Я уверен, что поступал правильно, честно, в интересах страны и лично в ваших. Ну, а то что лично ваши выпали в последнее время из этой сферы, мне остается только сожалеть. Ирринг был человеком, которого не стоили и десять Маскеро вместе взятых. Хотите вы этого или нет, это так. И история признает это.

Император уже не слушал. Он вызвал охрану, и генерала увели, а Вейд Седьмой оказался в руках врачей, которые вновь и вновь перевязывали и промывали его рану.


Хан Ракид раз за разом получал все тот же эффект в опытах. Выбиваемые из разных материалов электроны появлялись не не границе величины освещенности, а на границе цвета, т.е. частоты. Он сидел в полном непонимании, как подобное может происходить с волной, каковой являлся свет.
− Господи, неужели, это доказательство существования чудес? − Произнес физик. Он обернулся и взглянул в окно, где в этот момент двигалось множество студентов, только что покинувших аудитории. − Как это возможно?
− Что? − Возник голос, Ракид обернулся и увидел входившего Тансего. − Как свет может быть и волной и частицей?
− А что, в этом какая-то проблема? − Спросил тот. − Волна, частица, я что-то не пойму.
Хан взглянул на своего учителя в полной растерянности.
− Ты же знаешь, что такое свет?
− Да. Это волна...
− И она же, поток частиц.
− С чего ты взял?
− Из опыта. Фотоэффект.
− Так значит, ты повторил его? И все так же, как в журнале?
− Да. Числа чуть другие, но граница не в интенсивности, а в цвете.
Ответа не было. Он находился где угодно, только не в разумном понимании.
− Есть много, чего нам не дано понять разумом. − Произнес Тансего. − Может, это просто чудо? Обыкновенное и необъяснимое.


Человек лежал в бреду. Врачи вокруг ничего не могли сделать. Маленькая рана на руке обратилась в большой гнойник, уничтожить который не удалось ни одному врачу. На лицо были все признаки заражения крови и ни один специалист не знал, каким образом его лечить.
Император умирал. Дрожащей рукой он подписывал последние указы, в одном из которых освобождал генерала Раско и объявлял свое предсмертное желание, по которому его не должен был касаться суд.
Наследником становился еще совсем маленький принц, которому едва исполнилось четыре года, а на троне оставалась его мать.
Перо выпало из руки человека и он закрыл глаза. В этот же день Император умер.

Траур длился несколько дней. Все вокруг словно позабыли предыдущие скандалы. Столица погрузилась в траурное молчание. Работали заводы, полиция рыскала по разным местам в поисках террористов, но те так и не обнаружились. Исчезли и всякие упоминания об Ирринге, убитом в колонии. Убийство Императора было преступлением более тяжким, но убийца уже был мертв.

Слышалось тарахтенье. Люди вокруг оборачивались и расступались. По улице пыхтя и коптя катился тарантас, за рулем которого сидел чумазый человек. Он подкидывал дрова под котел, который пускал пар, шипел и крутил колесо, от которого телега двигалась по улице.
Какой-то парень, оказавшийся рядом, вскочил в телегу и сел рядом с чумазым кочегаром.
− Эй, тебе чего надо?! − Воскликнул тот.
− Ничего. − Ответил парень и вытащил сотенную купюру. − До рынка довезешь?
− Я не занимаюсь извозом. − Ответил тот.
− Так тебе чего, места жалко? Два же сиденья. − Произнес тот.
− Пошел вон?! − Выкрикнул качегар и вытолкал парня с телеги.
− Хам ты, дядя. − Произнес тот, и пошел прочь.
Известие о паровой машине, катающейся по улицам, разнеслось по столице довольно быстро. Народ приходил ее смотреть, а через день газеты напечатали новую сенсацию, о другой машине, которая тоже ездила сама, но шумела на много меньше, дымила почти не видно, ездила на много быстрее и выглядела красивее.
Изобретатель паровой машины бросил от себя газету, объявив вторую машину чушью, что ее нет и никто не видел. Но не прошло и получаса, как на улице послышался шум. Человек выскочил со двора и замер, увидев, катившуюся по улице телегу.
Она шла быстрее, тише и не дымила. Машина затормозила недалеко от человека.
− Привет, хам. А мой тарантас лучше твоего! − Человек показал язык.
− Ты кто?! И что это за?!.. − Изобретатель прошел вперед и смотрел на машину с полураскрытым ртом.
− Бай-бай. − Произнес парень, дернул рычаг и машина пошла вперед.
Вторая машина, как внезапно появилась, так внезапно и пропала. В газетах еще долго стоял шум. Люди обсуждали машины. Кто-то говорил, что они заменят лошадей, кто-то не верил, заявляя, что даже не сядет в подобную карету.


Мир несся по пути технического развития. В физике уже наметился революционный сдвиг, появились самые невероятные теории, объясняющие новейшие открытия.
Смерть Императора почти не отразилась на положении дел. Власть оказалась в руках Премьер-Министра, который уже имел опыт управления страной. Императрица государственных дел почти не касалась и воспитывала сына, который по наступлению совершеннолетия должен был вступить на трон.


Ракид ощутил, как кто-то схватил его за руки. Он дернулся, пытаясь вырваться, но это не удалось. А перед ним оказался офицер в форме спецполиции, организованной после покушения на Императора, специально для расследования этого инциндента.
− В чем дело? Какое право вы имеете так хватать людей?! − Воскликнул Хан.
− Такое и имеем. − Произнес офицер. − Вы проедете с нами, а будете сопротивляться, вам будет только хуже. Все ясно?
− Я хочу знать, почему вы схватили меня!
− Узнаете. − Фыркнул человек.
Хана силой протащили через здание, вывели на улицу и втолкнули в черную карету. Еще день назад Ракид посмеивался над рассказами о черных каретах и людях, которых увозили в никуда и не возвращали. Он не верил, но теперь... Теперь в нем возник настоящий страх. Люди рядом не отвечали ни на какие вопросы, а затем кто-то ударил Хана в лицо, требуя заткнуться. Он дернулся, но другие руки схватили его и задержали.
− Вы еще ответите за это беззаконие. − Произнес Хан.
Куда его везли, он не знал. Окна были закрыты и лишь через небольшую щель в потолке в карету попадал свет. Но в эту щель было видно только небо.
Карета остановилась. Ракида вывели. Перед ним оказалось мрачное здание какой-то тюрьмы со множеством мелких окон. А вокруг были только высокие стены.
Пленника ввели в здание. И теперь он молчал. Молчал, когда вели, молчал, когда посадили перед следователем, который начал задавать какие-то вопросы.
− Ваше молчание только доказывает вашу вину. − Произнес следователь.
− А тебе солдаты в морду не били за то что словами здесь раскидываешься? − Произнес Ракид. − Я ни в чем не виновен. Я не имею понятия, по какому обвинению вы меня арестовали. И я не знаю ничего из того, о чем вы тут говорили. Я физик. Ученый, и занимаюсь наукой!
− Стало быть, вы знаете, как делать бомбы. − Невозмутимо произнес человек.
− Да как вы смеете?! − Воксликнул Хан. Он попытался подняться, но стоявшие позади охранники усадили его назад.
− Я смею. − Ответил человек. − Убит не кто-то там, а сам Император. И убит человеком, который кричал имя вашего дружка-дикаря.
− Психи. − Фыркнул Хан. − Я не знаю, ничего из того, что вас интересует. А как делать бомбы, спрашивайте у химиков. А я физик. Чувствуете разницу?
− Не чувствую.
− Оно и видно.
− Ну что же. Раз вы не желаете разговаривать, посидите здесь недельку другую, может, и захотите.
− Что?! Вы не имеете права! − Воскликнул Хан.
− Имеем. Император мертв. Нам торопиться уже некуда. − Человек поднялся и скрылся за дверью.
Ракида подняли, провели через коридор и бросили в пустую камеру, в которой была только железная дверь, да маленькое окошко, в которое не пролез бы и ребенок.
Железная дверь с грохотом закрылась.

− Нам о вас все известно. − Произнес следователь. − И о вашей связи с Иррингом, и о подготовке, которую вы вели под прикрытием якобы научной экспедиции. Ваши сообщники уже задержаны, и они уже раскололись.
− Ты псих. − Произнес Хан, глядя на человека. − Таких как ты надо сажать в клетку и показывать вместо обезьян.
− Ваша злоба только доказывает вашу вину. − Ответил следователь. − Но, все это только цветочки. Наш допрос не окончен.
Следователь ушел, а Хана вывели из кабинета и потащили куда-то вниз. Видимо, он оказался в подвале, так как окон в новом помещении не было, но было совсем другое. Ракида привязали цепями к стене. Рядом горел огонь, и в нем лежали стальные пруты...

Муки, принимаемые ни за что. Ракид выл от боли, затем его разум отказал в понимании, и он начал смеяться. Он гоготал во все горло, и палачи решили, что человек просто сошел с ума.

Ночь. Хан открыл глаза и увидел слабое мерцание за окном. Он не видел, что это и решил, что облака быстро летят перед Луной. Но мерцание усилилось и внезапно ворвалось в камеру, вспыхнув ярким голубым шаром.
Ракид попытался подняться, но тело пронзила боль и он едва не потерял сознание. Молния висела посреди камеры несколько мгновений, мерцая и искрясь, а затем изменила форму, растягиваясь по вертикали и становясь человеком. Свет угас, а перед Ханом оказался Ирринг Рэк.
− Ирринг? − Произнес Хан. − Это сон?
− Нет, это не сон. Это высшая технология, до которой мои предки шли миллионы лет. Я крылев, ты не забыл?
− Нет. Но мне трудно это понять.
− Не пытайся. Вам еще слишком долго идти. Я пришел, узнав, что тебя отправили в тюрьму по обвинению в причастности к покушению на Императора.
− Ты знаешь, кто его убил?
− Знаю. Это был самый обыкновенный псих с манией величия. Он считал себя мессией и пытался это доказать. Он не имеет отношения ко мне, и я к нему не имею.
− А как ты узнал, кто он?
− Мне удалось добыть кое что, что осталось после взрыва от него. А технология позволяет восстановить внешний вид человека даже по одному волосу.
− Но как?!
− Хан, ты в тюрьме, тебя пытали, а ты спрашиваешь как восстанавливать вид по волосу?
− В моей жизни нет иной цели.
− Я это знаю. Поэтому я и не открываю тебе ничего. Иначе, твоя жизнь потеряет смысл.
− Не потеряет! − Воскликнул он.
За дверью послышался грохот.
− Эй, там кто-то есть! − Воскликнул голос.
Загремели засовы и в камеру вскочили два охранника.
− Ты кто такой?! − Воскликнул один из них.
− Выйдете отсюда. − Произнес Ирринг, взглянув на них. − Иначе, я и вас на тот свет заберу.
Ирринг взмагнул рукой и в его ладони вспыхнул свет.
− Это демон! − Закричал охранник. Оба человека бросились прочь, едва противнувшись одновременно в дверь.
− Ты пришел, что бы забрать меня на тот свет? − Проговорил Хан. − Да?!
− Нет. Это басенка для неполноценных умом. − Ответил Ирринг. − Но мы выйдем из этой тюрьмы, если ты этого захочешь.
− Как я могу не захотеть?
− Не знаю. Встречаются люди, которые говорят, что скорее умрут, чем пойдут со мной.
− Я не дурак. − Произнес Хан. − Но мне никак не встать.
С руки Ирринга слетела молния. Огненная стрела вошла в тело Хана, сверкнула на его руках ногах и погасла.
− Теперь ты можешь встать, Хан.
Тот поднялся. Ирринг вышел в коридор. В ту же секунду там раздался грохот выстрелов.
Хан увидел лишь, как сверкнули две точки на теле инопланетянина, а затем послышались вопли охранников где-то вдали.
− Выходи. − Сказал Ирринг.
Они прошлись по коридорам, едва освещенным факелами. Где-то послышались крики, затем топот ног.
Ирринг остановился, взглянул перед собой и метнул в пол молнию. Камень вспыхнул, засветился яркобелым светом и рухнул вниз. Где-то слышались вопли, а Хан стоял на краю оплавленной дыры и смотрел сквозь четыре этажа. Появилась еще одна молния и в дыре возникла стальная плита. Ирринг вступил на нее, подал Хану руку, и тот прошел на плиту, которая через несколько мгновений понеслась вниз. Промелькнули этажи. Хан и Ирринг сошли с плиты, которая мгновенно исчезла. А удар Ирринга уже входил в стену. Она так же как и пол расплавилась, образуя проход наружу.


− Подобное мог свершить только демон. − Произнес человек, глядя на дыру в полу и потолке. Кто-то трогал края дыры, кто-то смотрел на нее с нижнего этажа.
− Ясно, что это работа этих проклятых ученых. Это они убили Императора бомбой!
− А-а-а-а.... − Послышался крик где-то в стороне.
Люди обернулись и увидели солдата, который бежал по коридору. Вслед за ним несся зверь. Удар лапы настиг человека, крик оборвался и солдат рухнул на пол.
− Огонь! − Приказал кто-то.
Послышались выстрелы, но зверь не остановился. Он лишь замедлил движение и прошел к людям. Глаза зверя горели красным светом.
− Никто из вас не заметил, что вы все уже в аду? − Зарычал зверь и взвыл. Его тело вспыхнуло огнем. − ОГОНЬ! − Зарычал он, и люди взвыли...


Словно пелена спала с глаз. Ракид очнулся лежа в постели. Вокруг были белые стены. Рядом стояла тумбочка. Хан попытался подняться, но тело пронзила боль, и он вскрикнул.
В комнату вбежала женщина в белом халате.
− Вам нелзья двигаться, сэр, лежите! − Воскликнула она, и Хан замер.
− Где я? − Спросил он.
− Госпиталь Сан-Тероно. Вы не помните, как попали сюда?
− Нет.
− Вас привел человек, он сказал, что вы попали в руки бандитов, которые вас пытали.
− Он? На кого он был похож?
− Я не знаю. Обычный человек. Лет двадцать пять. Думаю, он еще придет. Он сказал, что он ваш друг.
− Он сказал, кто я?
− Да, сэр. Вы Хан Ракид, ученый. Да?
− Да. − Ответил Хан. − Он больше ничего не говорил?
− Нет, сэр. Он ушел, сказал, что надо других людей спасать.
− Спасать? Что-то случилось?
− Нет. Я не знаю, куда он убежал. Вам нельзя много говорить, сэр. Я позову врача, он все объяснит.


Хан сумел подняться только через две недели. Его тело все еще болело от ран нанесенных палачами. Вспоминать о них он не стал, а врачу сказал, что не знает кто они такие и чего хотели.
Санаторий оказался приличным и не плохо оборудованным, а свежий воздух с особыми запахами, прилетавший в окна, говорил о близости океана.
− Вы не скажете, где мы находимся? − Спросил Хан у врача. − В смысле, какой это город.
− Город Сан-Тероно, сэр. − Произнес тот. − Я могу показать на карте, если желаете.
− Да, не плохо бы.
Врач достал карту из своего стола, расстелил ее и показал положение города. До столицы было около пятисот миль, но Ракида повергло совсем не это. Он сидел и смотрел на карту Империи Вейда Восьмого, и границы страны были совсем не такие, какие он знал.
− Что-то не так сэр?
− В-все так. − Произнес Хан. − Просто... Я был в столице. − Сказал он.
− Вас могли увезти, а когда вы оказались здесь, вы были в бреду.
− В бреду? Я что нибудь говорил?
− Да. Вы считали меня то ли богом то ли пришельцем и расспрашивали о технологиях будущего.
Ракид больше ничего не говорил. Он понял, что произошло нечто, чего он совершенно не ожидал. Он оказался в будущем, и сделал это Ирринг Рэк.

Хан покидал госпиталь. Его проводили через парк. Ракид впервые видел город Сан-Тероно, но не высокие дома привлекли его внимание, а машины, ездившие по улицам. Их было не много, но они встречались почти каждую минуту, хотя чаще встречались повозки с лошадями.
− Господин, вы Хан Ракид? − Послышался звонкий голос.
Хан обернулся и увидел пацана лет патнадцати.
− Да. − Ответил тот.
− Вам просили передать письмо. − Сказал пацан и вынул конверт.
− От кого?
− Я не знаю. Мне один сэр сказал передать и заплатил две монеты. − Ответил парень.
− Как он выглядел?
− Как обычный человек. Не очень богатый, но и не бедный. Он уехал на повозке с одной лошадью.
− Хорошо. Спасибо. − Произнес Хан.
− Вы мне не заплатите?
Хан сунул руку в карман, надеясь найти хоть что нибудь и с удивлением обнаружил там монеты. Он достал одну и передал парню. Тот взглянул на монету.
− О! Да это старинная монета! За такую в антикварке в десять раз больше дадут! − Воскликнул он и побежал. − Спасибо, сэр! − Воскликнул он.
Ракид несколько секунд стоял глядя на парня. Затем достал монеты из кармана. Все они были обычными, хотя... Если он попал в будущее, то может, и действительно старые монеты ценились больше?
Он решил это проверить, когда будет возможность, и она вскоре подвернулась. Лавочник осмотрел монеты, проверил их в лупу.
− Могу предложить сотню за все. − Сказал он. − Согласны?
Торговаться не хотелось, и Хан кивнул. Через минуту в его руках было несколько новых купюр, которые более всего выделялись портретом молодого Императора Вейда Восьмого.
А с другой стороны купюры красовалось изображение машины с надписью об изобретателях двигателя внутреннего сгорания. Что означало последнее выражение Хан не знал. Двигатель − понятно, а внутреннее сгорание.
Поймав себя на мысли попытки изобрести двигатель Хан остановил ее и пошел дальше. Он едва не забыл про письмо и зашел в кабак, решив прочитать его там.

"Думаю, ты уже догадался, что это письмо от меня, Хан. Извини, что не излечил тебя и отправил в госпиталь, но тебе же так будет проще. Ты плохо принимаешь чудеса, поэтому я оставил для тебя только одно чудо. То, о чем ты просил, Хан. Ты просил у меня объяснений. Думаю, здесь, в будущем, ты найдешь их. Но не думай, что найдешь все. Уйдут одни вопросы, останутся другие. Кроме того, только здесь в будущем я мог спрятать тебя от сыщиков. Для них ты пропал без вести. Впрочем, ты еще узнаешь эту историю, если захочешь. Мой совет тебе, не доказывай, что ты тот самый Хан Ракид. Так будет проще и тебе и другим. И не ищи меня. Возможно, мы еще встретимся, а возможно и нет. Твой друг − Ирринг."

Хан еще два раза перечитал письмо, затем свернул его и выпив изрядную порцию пива отправился на улицу.
Вскоре он уже несся в железнодорожном вагоне в столицу, раздумывая по дороге, что делать. Он не знал что. У него фактически не осталось ни дома ни средств. Лишь та сотня, которая уже похудела на одну десятую часть. Ее можно было растянуть на месяц, не более.
Решилось все достаточно просто. Ноги сами принесли Хана к университету, а там нашлась вакансия простого лаборанта в лаборатории физики.
Человек, принимавший его, провел маленький экзамен, спросив несколько формул и попросив решить задачу. Последним вопрос он задал о фотоэффекте и Хан начинаал с истории открытия, описывал эксперименты Великих ученых, подробно рассказывая об установках и проблемах, которые приходилось решать по дороге.
− Хорошо-хорошо. − Произнес человек. − Я вижу, что вы знаете все что нужно. Вы приняты.
Хан довольно быстро освоился среди новых приборов. Пришлось как следует посидеть в библиотеке, что руководителем совсем не возбранялось. Работа в основном состояла в подготовке учебных пособий для студентов, а это было хорошо известно Хану, и он выполнял работу без особых проблем.
− Из вас вышел бы не плохой экспериментатор. − Произнес профессор, рассматривая подготовленные приборы для занятий. − Кстати, вы знаете, что двадцать лет назад здесь работал физик с таким же именем как у вас?
− Да, я знаю. − Ответил Хан. − В последнее время он занимался проблемой света и так и не понял, почему он ведет себя то как волна, то как частица.
− Да, это проблема из проблем. − Произнес человек. − А вы как относитесь к последним теориям? Слышали о них?
− Читал, но еще не разобрался.
− Это хорошо, что читали. У меня к вам будет одна просьба. Сделать по этому вопросу подборку литературы. Сможете?
− Думаю, смогу. − Ответил Хан. − Я знаю, как работать в библиотеке.
− Я видел. Кстати, вы так и не сказали, какое учебное заведение заканчивали.
− Университет. − Ответил Хан.
− Наш? − Удивленно спросил человек.
− Да. − Хан понимал, что это заявление легко проверяемо. Ему по документам сорок лет, значит, заканчивал лет пятнадцать назад, найти документы не сложно.
− А диплом почему вы не показываете тогда?
− Простите, профессор. Но он утерян. Слишком много всего произошло со мной. Но, я надеюсь, вам нужен хороший человек для работы, а не его диплом.
− Да, конечно. Впрочем, если бы вы постарались, вы легко бы восстановили его. Вам надо всего лишь обратиться в отдел студентов.
− Да, конечно. Я как раз думал об этом. − Ответил Хан.
− Вот и отлично. А найдете диплом, я смогу и оклад ваш повысить.

Хан лишь формально заглянул в отдел студентов и провел поиски данных на самого себя, но не пятнадцать, а тридцать пять лет назад. Он нашел все что хотел, но не стал даже пытаться восстанавливать диплом.
− Простите, вы что нибудь ищете? − Спросила женщина, подходя к Хану.
− Да. − Ответил он. − Документы на свой диплом.
− Думаю, вы их не найдете.
− Не найду? − Хан обернулся. − Почему? − В нем закралось сомнение, не подсматривала ли женщина за ним и не решила ли чего...
− Дело в том, что у нас в архиве был пожар десять лет назад. Многое сгорело, а копий не было.
− И за какие годы? − Спросил Хан.
− За семь лет. А более старые хранились в другом месте и не пострадали.
− Значит, я не смогу?...
− Нет. Если только найдете своих преподавателей, но вряд ли вы найдете всех.
− Хорошо. Спасибо. − Произнес Хан. − А вы здесь работаете?
− Да. Шесть лет.
− Значит, знаете почти всех по именам? Тансего, Ронди Векслера?
− Тансего и Векслера я, разумеется, знаю. Не знать ректора университета было бы странно. Вы разве не знали?
− Я давно не был в столице. − Ответил Хан. − Вот только недавно вернулся и устроился лаборантом. У профессора Хоршера.
− У Хоршера? Ну, скажу я вам, вам не повезло.
− Почему это? − Удивился Хан.
− У него за этот год семеро лаборантов было. Больше двух месяцев никто не протянул.
− Понятно. − Вздохнул Хан. − Поживем, увидим.
− А вас как звать? − Спросила она.
− Хан. А вас?
− Татьяна. − Она развернулась и ушла. Хан тоже уже собирался. У него появился хороший повод для отказа предоставить диплом.

Работа в библиотеке не была сложной. Хан находил все что нужно. Книги, журналы, ссылки. Он сам интересовался этой проблемой и желал разобраться с новейшими теориями, а те попросту кишели математикой.
− М-да. Здесь и Векслер не разобрался бы. − Произнес Хан.
− Вы так уверены, молодой человек? − Возник голос. Хан обернулся и замер. За его спиной, всего через два стола сидел старик. Ракид не узнал бы его, если бы не понял, что это сам Векслер.
− Ронди? − Произнес он.
− Мы разве с вами знакомы? − Спросил Векслер.
− П-простите. − Произнес Хан. Он не знал, что и говорить. Вид старого друга, ставшего фактически стариком, выбил из его головы все мысли, и он смотрел, смотрел.
Векслер некоторое время молчал, затем отвел взгляд от Хана и взялся за журнал. Хан отвернулся. Он все еще сидел, и в его мыслях не осталось ничего от физики и математики. Он думал только о пролетевших годах. В этот момент показалось, что они украдены.
Размышления на эту тему привели его лишь к одному. Он должен был забыть. В конце концов, его главная цель в ином. Хан вновь взялся за журнал и долго вникал в суть написанного, выписывал формулы, но они никак не сходились, и оз одной выкладки вторая совсем не следовала.
Позади вдруг послышался смешок. Хан резко обернулся и увидел, стоявшего рядом старика.
− Что смешного? − Спросил Хан.
− Смешно, как вы пытаетесь получить неверный результат. Здесь просто опечатка.
Векслер взял журнал, зачеркнул пару символов, написал другие, а затем прописал на полях: "Исправленному верить. Р.Векслер."
− Вот так вот-с. − Произнес он и оставив Хана пошел к выходу.
После исправления формула стала совпадать с выведенной Ханом и он вздохнул.

Хоршер читал работу Хана, а Ракид сидел перед ним. Профессор иногда поглядывал на человека, затем продолжал читать, переворачивая листы и складывая прочитанные на столе. Он закончил почти через час, вздохнул и сложив доклад взглянул на своего лаборанта.
− Я не принимаю ваш доклад. − Произнес он.
− Нет?! Но почему?!
− Ненавижу плагиат.
− Это не плагиат. Я написал все, что понял сам!
− Именно поэтому вы и выступите с этим сами. − Произнес профессор. − Так сказать, вместо меня.
Хан смотрел на Хоршера, а тот рассмеялся.

Хан Ракид выступал перед аудиторией профессоров Университета. Они слушали его слова, смотрели на проводимые выкладки, которые Ракид легко писал на доске без подглядывания в свои записи.
Фактически он читал обзорную лекцию по современным экспериментам и теориям света.
Лекция закончилась. Доска была исписана формулами, мел мелкими кусками валялся на полу, а Хан стоял на трибуне и ждал реакции людей.
Внезапно послышались аплодисменты. Хан увидел, как вокруг поднялось несколько человек, а затем встали все. Они хлопали, а он не понимал, почему.
Наступила тишина и к трибуне прошел Хоршер.
− Мне очень жаль, господа. − Произнес он. − Но я снова остался без лаборанта.
Вокруг послышался смех.
− Но я рад, что на этот раз мой лаборант уходит не на улицу. − Человек обернулся к Хану. − Я представил вашу работу, господин Хан Ракид, как защиту докторской диссертации. Думаю, для вас это сюрприз, но мне почему-то кажется, что вы уже работали в науке и реально имели звание. Мы хотели бы знать, какое именно.
− Я прошу прощения, но у меня нет доказательств.
− Доказательства вы представили только что.
− Говорите же! − Послышались голоса.
− Я имел звание профессора и преподавал физику. − Ответил Хан.
− Вы не хотите сказать, где? − Спросил Хоршер.
− Я не хотел бы это говорить. − Ответил Хан. − По политическим мотивам.
− Политическим? Вы занимались антигосударственной деятельностью?
− Если таковой является физика, то да. Ничем иным я более не занимался.
− Можно узнать, зачем вы назвались именем человека, которого здесь все хорошо знали двадцать лет назад? − Возник новый голос. Хан узнал в нем голос Векслера, но старик почему-то сидел далеко, позади всех и его не было видно из-за спин людей.
− Один мой знакомый математик говорил, что вероятность, это такая вещь, что даже дважды два может оказаться равно пяти.
Послышались смешки.
− То есть совпадение случайно. − Произнес Векслер.
− Оно неслучайно с тей же вероятностью, с какой вы видели инопланетян в горах. − Произнес Хан.
Снова возникли смешки. Большей частью молодой части аудитории.
Векселр поднялся и просто вышел в дверь, что была наверху.
− Я думаю, вы зря об этом вспомнили. − Произнес Хоршер, взглянув на Ракида.
− Почему? − Спросил Хан.
− Потому что половина аудитории, перед которой вы находитесь верит, что те события произошли в действительности.
− Я тоже в это верю. − Ответил Хан.
− Действительно? − Удивленно произнес Хоршер.
− Вы уже не верите?
− Вас спросили о вашем имени. И нас всех интересует, каким образом вы стали Ханом Ракидом?
− Это произошло не по моей воле. − Ответил Хан. − Хном меня назвала мать, а Ракид − фамилия моего отца. У меня не было выбора.
− Однако, среди наших профессоров не нашлось ни одного, кто помнил бы студента с таким именем.
− Спросите Тансего. Он помнит. Я так понял, что уже потерял работу. − Произнес Хан. − Мне жаль. − Он оставил все, покинул аудиторию и ушел домой. В небольшую квартирку, что сдавалась на гроши для студентов. Впрочем, хозяйке было без разницы, студент или лаборант. Главное, что бы платил.
Следующий день начался со странного события. В квартиру позвонили. Хан открыл дверь, но никого рядом не оказалось. Лишь конверт лежал у порога, и он поднял его. Ракид решил, что это от Ирринга, но почерк оказался другим.

"Я прошу вас вернуться на работу. Понимаю, вы обижены за вчерашнее, но в науке обида − самое последнее дело. Профессор Хоршер."

Хан вздохнул и начал собираться. Вскоре он уже шел по дорожке к зданию лабораторного корпуса.
− Здравствуйте, профессор Ракид. − Послышался голос. Хан поднял взгляд и затормозил, хлопая глазами. Перед ним стояла Татьяна.
− Вы сказали профессор? − Удивленно спросил он.
− Да. Ученый Совет принял это вчера. Вы зря убежали.
− А вы откуда знаете?
Она усмехнулась.
− Я была там. Только вы меня не замечали. Не знаю, куда вы смотрели.
− Извините. Просто...
− Я понимаю. Идемте.
− К-куда?
− Меня послали за вами. − Сказала она. − А я смотрю, вы уже идете.
Хан не стал отвечать. Через несколько минут он уже стоял перед группой профессоров, которые поздравляли Хана. Затем один из них вручил ему документ...
Ракид оказался в полной растерянности. Больше всего его поражало то, с какой скоростью все происходило. Даже не то, что его приняли, а то, что его приняли после одного доклада, да еще и после спора с Векслером.
Впрочем, уже через пару часов он понял все. Вся ситуация была в том, что в университете существовало две группы ученых. Одна, состоявшая в основном из молодых, и старая, в которой находились и Векслер и Тансего, и многие другие.
Группы фактически конкурировали друг с другом, и Ученый Совет часто становился попросту ареной для борьбы между ними.
Хоршер находился где-то на границе между группами, более симпатизировал молодым, но уважения к старшим не терял. Таких было не мало, и часто именно голоса середины решали все дела на Совете, если старики и молодые были в оппозиции друг к другу.
Так вышло и с решением о присвоении Хану Ракиду звания профессора. Он получил его фактически из-за политической игры среди ученых.
Хан попытался встретиться с Векслером, но тот отказался и не принял новоиспеченного профессора. Лишь краткий указ проректора гласил о выделении лаборатории и минимально гарантированного обеспечения. Векслер выполнил лишь формальные обязательства, накладываемые уставом университета.
Ракид получил небольшую комнату, которую лабораторией то назвать было нельзя. В комнате не было даже окна и только одна лампочка висела под потолком. Она и натолкнула Хана на мысль о новой теме, которую ему следовало изучить.
Электричество. Двадцать лет назад оно лишь зарождалось, а теперь лампочки были нормой. Электрическая сеть проводилась в самые разные места, даже в обычные дома. Впрочем, в квартире Хана его еще не было. Видимо, от того, что старая хозяйка жила по старинке.
Несколько недель прошли в библиотеке в изучении опытов. Среди старых и не очень профессоров уже ходили байки, что Хан Ракид штудирует учебники, пытаясь получить те знания, что должны быть у профессора.
Через месяц Хан Ракид был вызван к проректору, но вместо Векслера его встретил профессор Торрис. Тот самый Торрис, которому в студенческие годы Хан помогал решать задачи. Ракид едва сдержался, что бы не улыбаться, когда Торрис говорил от имени Векслера о том, что профессору Ракиду стоит начать практические занятия, а не сидеть в библиотеке. Как минимум, Ракид должен был представить план тех экспериментов, что желал бы провести.
− Надеюсь, у вас есть план, господин Хан Ракид? − Спросил Торрис.
− У меня он будет.
− Когда?
− Ровно через сорок дней со дня получения лаборатории. − Ответил Хан, взглнув в глаза Торриса.
− Сорок дней? А сколько прошло?
− Меньше сорока. − Ответил Хан.
Торрис взглянул на бумаги, лежавшие перед ним и некоторое время молчал.
− Хорошо. Надеюсь, в назначенный срок все будет готово, и вы представите план. Вы свободны.
− У меня есть один вопрос. Что с Векслером? Почему его нет здесь?
− Он не желает с вами встречаться.
− Надеюсь, что это именно так. − Произнес Хан, подымаясь.
− Что значит надеетесь? − Спросил Торрис.
− Логика ваша наука. Не разберетесь, спросите у Векслера, может, он и решит эту задачку. − Ответил Хан. − До встречи, господин Торрис.
Хан покинул кабинет. Он едва не смеялся. Впрочем, смешного было мало. Ему еще предстояло доказать, что он достоин звания профессора в это новое время.
Наступил тот самый срок. Хан уже имел все что нужно. И план экспериментов, в которых предполагалось изучение электрической поляризации веществ.
На этот раз его план принимал сам Векслер. Он сидел молча, читал бумаги, затем просто подписал.
− Вы можете быть свободны. − Сказал он.
− Я хотел бы с вами поговорить, господин Векслер. − Произнес Хан.
− О чем?
− О том, что не дело вмешивать личные обиды в научную работу. О том, что очень некрасиво обвинять человека черт знает в чем только на основании его имени. Вы можете думать что угодно, но я не считаю, что Хан Ракид был связан с заговорщиками.
− Вы в своем уме? Какие еще заговорщики?
− Убийцы Императора. Или вы не знаете, что Хан Ракид был увезен в Черной Карете?
− Хан Ракид пропал без вести, а не!...
− Святая наивность. − Произнес Хан. − Прошу прощения, господин Векслер. И прошу вас не смешивать науку с политикой.
− До сих пор никакой науки от вас не было. Кроме политики. А ваш доклад больше чем на докторскую не тянул, да и ту с натяжкой.
− В этом абсолютно с вами согласен. Спросите Хоршера. Я всего лишь делал подборку материалов по теме по его просьбе.
− Вы все сказали?
− Не все. − Ответил Хан, подымаясь. − Я не сказал, до свидания, господин Векслер. Надеюсь, мне удастся доказать вам, что я достоин. Не мелом, а делом.

Хан приступил к экспериментам. Вновь, как когда-то давно, он занимался опытами. Многое он делал своими руками, хотя, вокруг уже было не мало хороших инструментов, а при лабораториях была создана специальная механическая мастерская, где можно заказать детали для установок.
Хан Ракид после некоторых неудач с элементами вакуумной системы обратился туда, и мастер просто выдал ему несколько готовых деталей, объясняя, что и как с ними делать.
− М-да. Благодарю вас, сэр. − Произнес Ракид и отправился в свою комнату. Уже через два дня система заработала и Хан получил необходимые условия для чистых экспериментов по измерению поляризации.
Опыт состоял в измерении электрических полей, возникающих в различных образцах диэлектриков при приложении к ним потенциалов. Воздух выкачивался просто для уменьшения погрешностей, кроме того, Хан решил провести исследования поведения водуха под электрическим полем при разном давлении.
Опробовав установку он определил исследования воздуха приоритетными, так как в первых же опытах возникали самые невероятные ситуации со свечением и электрическими разрядами.
Отсутствие окна оказалось просто удобством, так как свечение часто было слабым и требовалась темнота для его фиксации.
Ракид не вылезал из лаборатории целыми днями. В течение месяца он провел эксперименты с разными давлениями, разным составом атмосферы и испробовал слабые примеси различных летучих веществ, которые давали особенно красивые эффекты со свечением разными цветами.

Выступление профессора Хана Ракида сопровождалось полной тишиной. Периодически в аудитории гасился свет, включалась установка и люди наблюдали красные, синие, зелены, желтые огни. Хан демонстрировал свои опыты, рассказывая, что получил, какие зависимости. Он не объяснял, что и почему получалось. Он просто выдавал результат эксперимента...
Лишь под конец Хан сделал некоторое заключение и связал различие цвета свечения с различием в строении атомов, вспомнив так же самую современную квантовую модель, в которой электроны находятся на определенных орбитах, а свечение возникает при их перескакивании с одной орбиты на другую. Именно это перескакивание с определенной разницей энергий дает ту энергию фотонов, что определяет цвет. Цвет свечения слабо зависит от интенсивности, и Хан ставил следующей задачей эксперимента выделение спектров свечения для определения тех самых энергий стабильных уровней.
− И последний эксперимент, господа. Я прошу всех, кто сидит близко приготовиться, потому что свет будет очень ярким.
Хан включил установку, запустил в колбу немного газа и включил ток. От вспыхнувшего разряда несколько человек, сидевшие рядом повскакивали со своих мест, решив, что сейчас все взорвется.
А Хан стоял, освешенный ровным холубым светом и улыбался.
− Я прошу обратить внимание на показания приборов. Напряжение и ток. Потребляемая мощность от источника сейчас у этой колбы ниже чем у самой обыкновенной лампочки. − Хан подошел ближе и взялся за колбу руками. − Вы можете убедиться, что она всего лишь теплая. И я полагаю, что подобный источник света был бы более эффективен, чем просто лампа накаливания. Неудобство только в цвете, но его, думаю, можно преодолеть, подобрав состав газа в лампе. На этом я заканчиваю и прошу включить свет.
Хан погасил свою "лампу", когда электрический свет уже зажегся. Аудитория словно погрузилась во мрак.
Послышался шум. Все обернулись. Сверху спускался Ронди Векслер. Он прошел к Хану.
− Я прилюдно приношу вам свои извинения, профессор Хан Ракид. Вы доказали не мелом, а делом, что достойны. − Векслер протянул руку и Хан принимая рукопожатие подавил в себе желание обнять старого друга. − Поздравляю. Вы сделали настоящее открытие.

Хан принимал поздравления. Они приходили со всего мира. Письма приходили от самых разных людей. Пришло даже от Ромвеля, первооткрывателя фотоэффекта. Он поздравил Хана и написал, что был полным кретином, потому что свечение в газе наблюдал еще много лет назад, но всегда боролся с ним, не принимая за значимое. Открытие же Хана Ракида было именно в возможности практического применения.

Начинался очередной день. Хан Ракид был встречен у своей лаборатории группой людей, больше напоминавших собой банкиров, нежели ученых.
− Господин Ракид? − Заговорил один из них, вынув изо рта трубку.
− Да. В чем дело?
− Мы к вам с предложением, господин профессор Ракид. − Сказал человек. − С деловым предложением.
− Я не занимаюсь бизнесом, господа.
− Мы знаем. Речь не о бизнесе. Вернее сказать, вам не надо заниматься бизнесом. Мы хотим оплатить ваши эксперименты.
− Оплатить? Но вы хотите получить что-то взамен?
− Да, вы очень проницательны. Мы хотим получить рецепт вашей лампы.
− Но она совсем не готова.
− Это не имеет значения. Мы готовы вложить деньги на эксперимент, что бы потом иметь право на производство этих ламп. Разумеется, весь риск за наш счет. Нам не впервой рисковать.
− То есть, если что-то не выйдет, если я обнаружу, что этот свет вреден для здоровья, вы не станете их выпускать?
− Господин профессор, ну как свет может оказаться вреден для здоровья?
− Это вполне возможно, господа. − Ответил Хан. − К тому же, моя лампа не проработала в общей сложности и суток. Мало ли что может быть? Например, химическая реакция с образованием ядов внутри. А если она разобьется и яд выйдет?
− Хорошо. Для того и нужен эксперимент, что бы все определить. Мы предлагаем самый простой вариант контракта. Мы выплачиваем вам сто тысяч, вы проводите эксперимент, делаете свое заключение, о том, возможно, не возможно, опасно, не опасно, и так далее. Если возможно и не опасно, то право на производство ламп остается за нами. Что вы решили?
− Я решил, что мне нужно время на обдумывание. День два. Это не много с учетом того, что на эксперимент уйдет на много больше. − Хан на мгновение замолчал. − Вы согласны?
− Хорошо. Мы подождем. Но с условием, что вы не будете подписывать подобный контракт ни с кем, не известив нас об этом. − Человек вынул карточку и передал ее Хану. − Надеюсь, вы решите положительно. Даже уверен. Для вас этот контракт очень даже хорош.

Они удалились. Хан некоторое время стоял, рассматривая бумажку, затем спрятал ее в карман и отправился не в свою лабораторию, а прямо к Векслеру.
Тот выслушал слова, а вместе с ними и сомнения Ракида на счет законности подобной сделки и просил совета.
− В самой сделке я не вижу ничего противозаконного. − Произнес Векслер. − Единственно, не подписывайте сразу. Лучше всего, найдите хорошего юриста, который проверит контракт на предмет подводных камней. И, самое главное, не отдавайте свое право на продажу рецепта другим фирмам. Подобное уже случалось. И выходило, что первооткрыватель как бы и ни при чем, а все права принадлежат кому-то.
− Хорошо. Спасибо. У меня остается еще один вопрос. Из полученных средств я буду должен что-то выделить университету?
− На ваше усмотрение. Государственное финансирование вашей лаборатории останется на прежнем уровне. Так же, как и ваш оклад. И желаю вам удачи.

Эксперименты продолжались. Хан получил белый свет достаточной яркости и вел работу над проверкой возможной опасности. Для этого колба помещалась в самые различные условия, различную температуру, различное давление, в ветренное место, под дождь, который Хан устраивал сам. Разбить лампу можно было только механическим ударом. Даже перенапряжение не приводило к взрыву, которого он опасался. За все время из выделенных средств оказалось потрачено не больше десяти тысяч.
Юрист просто посмеялся над Ханом, заявив, что его боязнь денег глупа, а так же добавил, что Хан мог затребовать и триста тысяч, и бизнесмены, скорее всего сторговались бы на двести или двести пятьдесят. А так они получали право на производство, которое сулило милионные прибыли.
Это успокоило. В конце концов, открытие принадлежало именно Хану. Оставалось провести только самые последние эксперименты, а вместе с ними и тесты на химическую безопасность. Составляющие элементы не имели особой опасности, а вот что могло возникнуть в результате реакции.
Хан обратился за помощью к химикам и те некоторое время рассматривали набор элементов.
− Можно узнать, каким образом вы заставляете их реагировать друг с другом? − Спросил человек. − Это же инертные газы, они химически ни в какие реакции не вступают. А металлические пары скорее всего соединятся с кислородом воздуха и могут быть опасны только в больших концентрациях.
− Я не заставляю их реагировать. − Произнес Хан. − Собственно, речь о новой лампе, в которой находятся эти газы и пары при низком давлении. При пропускании тока они светятся. А что происходит химически я не в курсе. Если хотите, могу объяснить, как построить установку.
− Не надо. Мы и сами с усами. В общем-то не мешало бы проверить хмическими методами, что получится.
− Это нужно сделать достаточно быстро.
− Платить будете вы?
− Я. − Ответил Хан.
− Сколько?
Хан несколько мгновений молчал.
− Десять тысяч. − Произнес он.
− Ну так это другое дело?! − Тут же воскликнул человек. − Просто покажите, где и что проверить, а мы...
Хан подписал контракт с химиками. Те давали свое заключение на счет опасности или неопасности газов в лампе в случае ее разбития...

Ракида вызал Векслер.
− Мне сообщили, что у вас работают какие-то люди. − Сказал он. − Хотелось бы знать кто и почему вы не предупредили меня о том, что кого-то наняли?
− Это химики с соседнего крыла. − Ответил Хан.
− А-а... Ну, тогда ладно. − Произнес старик и усмехнулся. − Что хоть делают?
− Проверяют не вредно ли все это месиво в лампе. Не хочу, что бы кто нибудь отравился.
− Ты с них бумагу возьми о том, что проверили.
− Возьму. Я с ними контракт подписал. Работа оплачивается.
− И сколько?
− Десять тысяч.
− Щедро. Особенно, если это за пару дней.
− За неделю. Плюс ответственность.

Человек, вошедший в лабораторию зажмурился от яркого света. Профессор стоял посреди комнаты, окруженный двумя десятками ламп, светивших так, что приходилось закрывать глаза.
− Их нельзя выключить? − Спросил вошедший.
− Нет, сэр. Они проходят тест на длительность горения. Если хотите, можем выйти.
− Да, а то что-то слишком ярко.
Хан усмехнулся.
Они оказались в рекреации рядом. Человек сел за столик. Хан сел напротив него, и незнакомец открыл портфель.
− Прошу прощения, я могу узнать, с кем имею честь? − Спросил Хан.
− Налоговое Управление, сэр. Вы подписали этот контракт, не так ли?
Человек показал бумагу.
− Да, подписал.
− И не выплатили налог.
− Господин сотрудник Налогового Управления. − Произнес Хан. − Я уже говорил по этому поводу с юристом. Он сообщил мне, что налог я обязан выплатить после завершения контракта, как только станет ясно, сколько я получил прибыли.
− Вы, разве не завершили?
− Нет. Вы же видели, идет тест на длительность горения.
− А если они год будут гореть?
− Год не будут. Усмехнулся Хан. В контракте записан месяц. Из этого месяца половина уже прошла.
− Значит, я пришел зря?
− Думаю, не зря. Это ведь ваша работа?
− Разумеется.
− Значит, сообщите своему начальству результаты инспекции.
− Могу я узнать, сколько вы потратили и на что?
− Можете. − Хан поднялся, прошел в лабораторию и вернулся с журналом, где все было указано.
Человек читал статьи некоторое время.
− Этот контракт с кем?
− С людьми. Выплачено в качестве оплаты труда. Думаю, они уже оплатили все налоги, я сам им напомнил.
− Действительно? Вы об этом думали?
− Мне напоминал юрист, я напоминал людям. Как говорится, от греха подальше.
− Хорошо. Через две недели я вернусь. Надеюсь, вы не сбежите.
− Зачем же? Мне скоро новые контракты принесут. − Усмехнулся Хан.

Представители бизнесменов пришли в лабораторию по приглашению Хана. Он объявлял, что работа закончилась, и он готов представить лампы и необходимые инструкции для производства.
Все уже было готово. Все бумаги, вся техдокументация и приблизительные чертежи установок, которые промышленники должны были передать своим инженерам.
Люди смотрели на лампы, на белое свечение, рассматривали конструкцию, которая оказалась достаточно простой.
− Очень хорошо. − Произнес человек, прочитав документацию. Он поднялся и пожал Хану руку. − Мы удовлетворены. − Человек вынул лист, в котором было сказано о выполнении контракта Ханом Ракидом, подписал его, затем подписали остальные. Я думаю, вы не откажетесь, если нам потребуется помощь в процессе производства?
− Да, конечно. Если что не будет получаться, вы можете обращаться ко мне. И у меня будет к вам небольшая просьба. Поставить партию экспериментальных промышленных образцов в университет. Для освещения аудиторий.
− Об этом надо подумать. Установить расценки.
− Я имел в виду о поставке в порядке помощи. Думаю, эта акция не станет для вас сильно дорогой, но хорошей рекламой.
− Вы говорили, что не понимаете в бизнесе, а тут проявляете очень даже хорошу хватку.
− У меня был целый месяц на изучение основ бизнеса. Здесь, господа, при свете этих ламп. − Хан показал вокруг. − Я проверял воздействие света. Вдруг оно оказалось бы опасным?
Вокруг послышался смех.
− Очень хорошо, профессор Хан Ракид. Мы передаим вашу просьбу нашим хозяевам, и они сообщат, что решили.
− Да. И сообщите, что у меня есть еще кое какие идеи.
− Какие именно?
− Просто, кое какие. − Ответил Хан. − Мне надо кое что проверить, если получится, я думаю, это вас заинтересует.
− Хорошо. Мы сообщим.

Они удалились. Хан прошелся по лаборатории и медленно, одну за одной гасил лампы. Свет постепенно мерк, и вокруг все погрузилось во мрак.
− Окончен бал, погасли свечи. − Произнес Хан. Он покинул лабораторию и отправился домой. На утро ему предстояла поездка в другой конец города.
Он уже заказал экипаж и выспавшись отправился в путь. Здание Министерства напоминало собой странный ободранный кирпич. Даже странно, что здесь все выглядело так. По идее финансисты должны были иметь достаточное финансирование.
Профессор Хан Ракид вошел в налоговый отдел и расспросил о человеке, которого искал. А через несколько минут он уже сидел перед ним за столом.
− Профессор Хан Ракид? − Удивленно произнес человек. − Не ожидал вас увидеть здесь.
− Я решил, что исполнение долга, это почетная обязанность гражданина. − Ответил Хан. − И принес налоговую декларацию.
Человек некоторое время читал ее, затем поднялся.
− Господа, вы верите в чудеса? − Спросил он. Сидевшие вокруг люди обернулись. − Перед вами первый человек, который принес налоговую декларацию сюда САМ.
Люди оживились, поднялись и окружили Хана.
− А может, он жулик? И жульническую декларацию принес?
− Нет. Это профессор университета Хан Ракид. Я восхищен вами, профессор.

Хан уезжал довольный свершенным. Теперь он совсем не думал о том, что получил много средств. Из десяти тысяч осталась половина. Тридцать тысяч ушло на эксперименты, двадцать на налог, а остальное теперь оставалось для обеспечения жизни.
Весь остаток дня он провел отдыхая на природе, а вечером отправился в театр. Его не сильно интересовала пьеса, а нравился сам процесс. Особенно радостно стало, когда в театре он встретил знакомых людей, здоровался с ними, а затем Хана представляли новым людям, как ученого-изобретателя.

Наступал новый день. Профессор Ракид начинал новые эксперименты и одновременно готовился к выступлению на научном собрании, которое намечалось через два дня. Хан собирался представить отчет по изучению спектров, которые проводил параллельно работе. И в этих отчетах имелась очень важная и интересная информация.

Ракид выступал с улыбкой на лице. Он не писал формул, не рисовал ничего на доске, а вывесил несколько десятков подготовленных плакатов со спектрами различных газов.
− Я получил еще одно подтверждение квантовой теории, господа. − Произнес Хан, начиная свое выступление. − Спектральные исследования, которые я проводил в процессе работы над получением белого свечения, показали, что цвет излучения ламп не изменяется.
− Как это не изменяется, если мы это видели своими глазами?! − Воскликнул голос из зала.
− Очень просто. Меняется только интенсивность спектральных линий, которые сами по себе никуда не двигаются. Переход от красного к оранжевому, это не изменение частоты, а больший рост желтой линии, чем красной. Сначала только красная, затем появляется желтая, которая растет, а мы видим смесь − оранжевый цвет. Ну а само цветосмешение было известно давно, им пользуются художники и по сей день.
− Последние исследования показали, что глаз видит несколько цветовых полос, но внутри них цвет не различает. − Произнес другой человек.
− Думаю, все это объясняет, почему полосатый спектр лампы кажется белым. − Произнес Хан, переходя к другому плакату. − Здесь показаны спектры солнечного света и света белой лампы. Они различаются, но глаз этого не замечает.

Выступление было не столь особенным, как предыдущее, где ученые признали открытие свершенное Ракидом. Но и теперь они признали работу профессора ценной для науки и не только.
Через два дня Хан Ракид был приглашен на ламповый завод, где запускалась первая установка для изготовления ламп.
Хан впервые шел через огромные цеха, и был поражен их видом. Рядом двигался известный промышленник Джейк Лоренс с трубкой в зубах. Они, наконец, прибыли в новый цех. Лоренс объявил, что это экспериментальный, тот самый, где начинается производство первых ламп. Здесь было несколько тише, чем в предыдущем, но вакуумные насосы уже работали на полную мощность.
Затем рядом появился человек с чертежами самой лампы. Она была несколько меньше, чем те, что делал Хан и имела электрические вводы с одной стороны.
− Вы изменили конфигурацию подводящих электродов. − Сказал Хан.
− Наш электротехник сказал, что как подводить ток не имеет значения.
− Ну, значит, увидим, имеет или нет.
− Вы думаете, что имеет?
Хан ткнул в чертеж.
− Разряд будет здесь, а не здесь. Там где электроды ближе друг к другу.
Человек нахмурился.
− И никак это не изменить?
− Можно изменить. Если электроды изолировать. Стеклом, например. Зачем надо было менять?
− Для безопасности электриков. Им лампы вкручивать, за за электроды хвататься нельзя. Ладно, разберемся. Попробуем, увидим. Все готово? − Спросил человек у своего рабочего.
− Да, сэр.
− Тогда, включайте.
Хан смотрел на несколько десятков ламп, стоявших вокруг.
Вспыхнул яркий свет.
− Горят! − Послышался радостный голос. − Горят, сэр! − Воскликнул человек, подскакивая.
Хан подошел ближе.
− Как я и сказал. − Произнес он. − Разряд не в том месте.
− Но они же горят? − Произнес промышленник. − И не плохо для начала. − Накальные то лопаются почти половина сразу.
Хан коснулся лампы, показывая, где должен гореть разряд.
− Они же горят! Обожжешься! − Воскликнул рабочий.
Хан усмехнулся и взялся за лампу всей пятерней.
− Они не горячие. − Сказал он.
Человек подошел и притронулся к лампе на мгновение, затем сильнее.
− Вот это чудо... − Проговорил он.
Лоренс тоже подошел, взялся рукой за одну из ламп и улыбнулся. В этот момент в цех вошел новый человек. Он остановился и разинул тор, увидев трех человек, стоявшух около горящих ламп и державшихся за них.
− Проходите, Сангор, присоединяйтесь. − Сказал Лоренс.
− Что это вы делаете? − Удивленно произнес человек, подходя.
− Профессор Хан Ракид сказал, что твоя схема подвода неверная, и разряд возникнет не там где надо. Вот он и возник... Не там.
Человек смотрел на лампу.
− Она же светится, что не так? − Спросил он.
− Да вот я тоже думаю, что не так, а профессор? − Спросил Лоренс.
− Яркость у них в несколько раз меньше, чем могла бы быть. − Ответил Хан.
− Вы профессор Ракид?! − Воскликнул человек.
− Я. − Хан усмехнулся.
− Й-я думал, вам за шестьдесят, а...
− Ладно. Как говорится, первый блин. − Сказал Лоренс. − Это лампы мы переплавим, сделаем вводы иначе. Как вы там сказали, профессор, что надо сделать?
− Изолировать, вот до этого места. − Хан показал на лампе. − Стеклом, наверно, проще всего.
− Стеклом не выйдет. Длинный ввод при нагреве... стекло треснет.
− Она греется то не сильно. − Сказал рабочий.
− Да? − Сангор тронул, наконец лампу. − О.. − Произнес он.
− Ну так как? Сделаешь? − Спросил Лоренс.
− Сделаю. Но может лопнуть.
− Увидим. − Ответил промышленник и обернулся к Хану. − Ну, я очень рад. Надеюсь, вы зайдете к нам еще через недельку. Кстати, на счет вашей просьбы на счет ламп для студентов... Хорошая идея. Мне нравится. К тому же, все равно надо промышленное тестирование делать, так что, ждите в ближайшее время. Можете объявить об этом своему начальству, если не говорили.
− Спасибо. − Произнес Хан. − Я рад нашему знакомству. И, кстати, у меня есть кое что, что может вас заинтересовать.
− И что же?
− Цветные лампы.
− Цветные? − Лоренс взглянул на Сангора. − А не проще их будет покрасить?
− Проще вообще не красить. − Ответил Хан. − Просто немного другой состав газа, а все остальное то же самое.
− Хорошо. Я подумаю.


Векслер сидел за столом и читал газету, когда к нему вошел Хан. Теперь его пропускали сразу же, без предупреждения.
− Как у вас дела? − Спросил Ронди.
− Все идет по плану. Есть одна хорошая новость.
− Ну, выкладывай. − Произнес Векслер, откладывая газету.
− Лоренс согласился поставить в университет первую партию опытных ламп.
− Согласился?! Хан, платить за них кто будет?! − Векслер вскочил.
− Никто не будет.
− Никто? − Удивился человек. − Он их бесплатно?
− Да. В качестве промышленного эксперимента. Он же не может продавать непровереный товар. Вдруг они у него цвет начнут менять или лопаться через неделю?
− Если они у нас начнут лопаться, это будет не хорошо.
− В половине аудиторий ламп вовсе нет. − Усмехнулся Хан.
− Впрочем, да. Ты не против, что я на ты?
− Нет. − Улыбнулся Хан. − Я рад.
− Когда они будут?
− Думаю, через неделю или две, когда они технологию подправят.
− Что-то не так?
− Да, местный умелец модернизацию ввел. − Усмехнулся Хан.
Векслер и сам рассмеялся.

Через неделю несколько десятков аудиторий осветились яркими огнями. Акция эта освещалась со всех сторон в буквальном и переносном смысле. Люди смотрели на новое чудо, люди Лоренса во всю раздавали рекламные проспекты, а Хан Ракид отвечал на вопросы по поводу своего изобретения, физические и не очень.


Лоренс выплатил еще сто тысяч за цветные лампы. Красные, желтые, зеленые, синие, фиолетовые. Оттенки самых разных цветов получались просто смешиванием газов. И вскоре цветные лампы начали появляться на улицах, в рекламных щитах и множестве других мест, где разноцветье имело значение.
А Хан Ракид получал новый заказ, на этот раз от Министерства Обороны страны. Контракт был рассчитан на полгода и стоил полмиллиона. Целью стало создание мощных осветительных прожекторов, которые должны были превысить мощность уже имевшихся накальных.


Тансего заканчивал очередное совещание, после чего принял у себя Ронди Векслера. Последние события с получением новых ламп для университета не плохо повлияли на Векслера.
− Ты веришь в чудеса, Ронди? − Спросил ректор университета.
− Ты думаешь, эти лампы чем-то плохи?
− Дело не в лампах, а в их изобретателе.
− В Ракиде?
− Да, именно в нем. − Тансего вынул лист и протянул Векслеру. − Это заключение лучших экспертов по почерку. Они утверждают, что нынешний Хан Ракид и тот − одно и то же лицо.
− Да не шути так. − Усмехнулся Ронди. − Уж во что бы я ни поверил, а в машину времени, вряд ли.
− А в средство от старения? − Спросил Тансего.
− Ты думаешь, он остался, каким был? Это не он. Почему он промолчал?
− Потому что никто не поверит. Но мы уже видели чудеса, Ронди. Мы видели летающие машины, которые совсем не похожи на те каракатицы, что сейчас делают. А тогда вообще их не было.
− Это были машины инопланетян, а не наши. Ты думаешь, Ракид получил вечную молодость и не сказал никому? Даже нам, своим друзьям?
− Тогда, как ты это объяснишь?
− Есть возможность и другая. Что они родственники.
− Тогда, он это сказал бы. Скрывать то незачем?
− Да, это не ясно. И что ты предлагаешь?
− Отправиться в будущее, как Ракид. − Возник голос рядом и два человека обернулись. − Перед ними стоял незнакомец, который внезапно переменился, обращаясь в дикаря.
− Ирринг?! − Воксликнул Векслер, отпрянув назад. Он взглянул на Тансего, затем снова на Ирринга, а тот прошел и сел в свободное кресло.
− Хан Ракид был обвинен в участии в заговоре против Императора. − Произнес Ирринг. − Его увезли в спецтюрьму, где пытали, желая получить признание. Но не получили. Когда я об этом узнал, я его выкрал и переправил на двадцать лет в будущее. И вот он здесь. А я иногда смотрю за ним, да еще за вами.
− Но кто ты? − Произнес Тансего. − Бог?
− Дикари называли меня богом. А для вас я пришелец с другой планеты. Это ближе к истине.
− Ближе? А почему не точно? − Спросил Векслер.
− Потому что иногда мне приходится исполнять обязанности бога, так сказать, по устройству судеб отдельных личностей.
− Получается, что ты не был убит там, в колонии? − Спросил Тансего.
− Как человек, я был убит. Как пришелец, нет. Мы немного не так устроены, как вы, поэтому стрелять в меня из ружья бессмысленно. И поэтому, в частности, я могу выглядеть как мне заблагорассудится. Например, вот так. − Ирринг переменился и стал молодым Императором Вейдом Восьмым.
Два человека поднялись со своих мест, а человек, сидевший в кресле, уже переменился и изображал Императрицу-мать.
− Вы сядьте, господа. − Произнесла она женским голосом, и старика человека сели.
А пришелец уже выглядел молодым человеком, таким каким появился сначала.
− Не нужно думать, что я их подменяю, Ронди. Мне это незачем.
− Тогда, зачем ты это показывал?
− Что бы вы поняли, какова может быть власть в изменении вида. Я могу пройти куда угодно, как угодно, никого не спрашивая и не предупреждая. Могу приказать кому захочу, что захочу, если мне это в голову взбредет. Но эта игра мне не интересна.
− А что тебе интересно?
− Смотреть за людьми. За вами, например. Или за Ханом. А до вас был генерал Раско, а до него другие люди. Я давно здесь. И иногда раскрываю себя. Раско так и не узнал. Не стал я его пугать. А вот Хан догадался сам и я некоторое время игрался, не говоря, да или нет.
− Я думаю, что играть с нами, как с игрушками... − Заговорил Векслер.
− Самое милое дело играть как с игрушками. − Произнес Ирринг. − Для вас это наилучший вариант. Если же потребуются мои реальные действия, то это будет очень и очень плохо.
− Почему? − Спросил Тансего.
− Потому что я крылев. Вы читали "Краткую историю Вселенной"?
− И там все верно?
− Почти все. Что-то я мог не знать, что-то мог спутать.
− Но почему ты не сказал тогда? Ты же мог.
− Мог. Я много чего мог. История непредсказуема. И поведение людей непредсказуемо. Очень часто мое появление принималось как плохое. И поэтому я не показываюсь. Стараюсь не показываться. Но приходит время, и это надо делать. Вы почти прожили свои жизни. По сути, вам нечего терять, и знание обо мне вам не повредит, если вы сами не сделаете из этого трагедию. Надеюсь, этого не будет, вы же люди науки.
− И это значит, что ты не подтвердишь, если мы расскажем о тебе? − Спросил Ронди.
− Нет. Я просто буду немножечко в другом месте и спросить не с кого. Вы можете рассказать, но нужно ли? Вам не поверили про дентрийскую базу, не поверят и про меня.
− Но ты можешь это доказать.
− Могу, но не хочу.
− Там в горах ты был совсем иного мнения о них. Или там был не ты? − Спросил Тансего.
− Там был я. И мнения был того же самого. С дентрийцами была другая проблема. Если бы там был просто кто нибудь один, даже не один, но они жили бы как люди, проблемы не было бы. Они могли объяснить, как я сейчас, например, что не надо рассказывать, что это вызовет ненужные проблемы, в первую очередь для нас. Для них, в смысле. Но они ответили иначе. Вовсе не ответили, а потом пытались убить. В том и разница между ними и мною. За всю свою жизнь здесь я убивал как пришелец только два раза. Один раз это был другой инопланетянин, чем-то похожий на меня, но он вершил зло. Второй раз, когда на вас летел вертолет и стрелял. А во все остальные случаи я убивал как человек. Возможно, нечеловеческим оружием, но только из человеческих соображений.
− Не убивать было нельзя? − Спросил Тансего.
− Жизнь и смерть всегда в соседстве. Не убив одного, я убиваю другого. Незримо. Косвенно. Если же тот кого я не убил, маньях и преступник, то явно. Я убивал тех, кто этого заслуживал. А тем, кто заслуживал помощи, я помогал. Я играю, если хотите, доброго бога. И все. Иных моих действий нет. И лучше бы не было.
− Почему? − Спросил Ракид. − Ты в своей жизни зол?
− Нет. Но все дело в том, что наш род был создан другими разумными, с целью ведения войны. Поэтому я и не хочу, что бы произошло то, для чего я создан. Я родился живым, и у меня тоже были мать и отец. И мне не нужна война. Я не хочу ее, но если она придет, моим врагам никто завидовать не станет.
− А война, что была там, в колонии?
− Игрушечная война, маленькие эпизоды. Я убил ее. В зародыше. Я солдат, но как любой солдат, я не хочу, что бы меня убивали. Я не хочу войны.
− Но тебе же не страшны пули.
− Есть другое оружие, более действенное.
− Как то, которым нас пугали дентрийцы.
− То одно из них. Я бессмертен биологически, но в космосе нет никого, кого нельзя было бы убить вообще. Я таких не встречял, во всяком случае.
− И ты был во многих мирах?
− Десяток, не больше. Даже меньше. Но видел не мало. И знаю о многих. Но мне пора уходить.
− Куда?
− Играть дальше. − Ответил Ирринг и растворился в воздухе.
Скрипнула дверь и в кабинет вошел секретарь.
− Я не помешал? − Произнес он, глядя на странное выражение лица Тансего.
− Помешал. − Ответил ректор.
− П-простите. − Ответил человек, пытаясь уйти.
− Стой! Вошел уже, так говори чего.
− Там журналисты пришли...
− Ну так запускай по одному.
− Они же вместе.
Тансего вздохнул, глядя на человека.
− Ну всех запускай, надеюсь, не полк?
− Н-нет...


Хан перебирал вакуумную установку после небольшой аварии с лопнувшей колбой.
− Интересно? − Послышался голос.
Ракид дернулся и обернулся. Перед ним оказался Ирринг.
− Ирринг?! Ты откуда?!
− С неба, вестимо. − Усмехнулся тот.
− Ты улетал?
− Нет. Просто летел мимо. У тебя все в порядке? Все понимаешь?
− Не все, но... Ты знал, что так будет?
− Что именно?
− Что я сделаю эти лампы.
− К-какие лампы? Ты триоды изобрел усилительные?
− Ч-чего? − Проговорил Хан.
− Кажется, я ляпнул лишнего. − Произнес Ирринг, взглянув в сторону.
− Ирринг, говори, коли начал! Что за триоды?!
Ирринг поднялся, прошел к небольшой доске, что была в лаборатории, и нарисовал схему со странной колбой и электродами внутри.
− С одним условием. − Произнес Ирринг. − Скажешь, что тебе приснилось. О'кей?
− Ладно, но что это?
− Прибор будущего. Лет на сорок-пятьдесят. Может больше, может меньше.
Ирринг нарисовал еще одну схему с источниками питания и электрическими сигналами на входе и выходе.
− Это усилитель. На вход подаешь один вольт переменного, на выходе получаешь сто.
− И зачем?
Ирринг поднял руки, словно сдавался.
− Извини, ты ученый, тебе и думать. − Ответил он и исчез.
Хан Ракид долго стоял перед доской и смотрел на нарисованный прибор. Затем прошел к своему месту, некоторое время раздумывал. Что бы там ни было, это надо было пробовать. Но первым делом Ракид перерисовал рисунок и схему на бумагу, а на доске написал "не стирать". На всякий случай, для уборщицы.


Корабль пришельцев висел над планетой четвертые сутки. Командир медлил с высадкой, а научная команда проводила исследования на расстоянии, определяя степень развития местной цивилизации. Наличие множества городов, железных дорог, но отсутствие радиосигналов говорило о положении планеты на пороге эры технического прорыва. Несколько точек, отмеченных как старые базы, выглядели разбитыми и неживыми. Это могло означать, как то что базы просто покинуты, так и то что там все убиты. Сканер не фиксировал на планете никаких иных видов, кроме местных людей.
− Сэр, принят радиосигнал! − Воскликнул связист.
Через мгновение включился экран и на нем появился человек странного вида.
− Привет братцам по разуму, как дела на Плюке?.. В смысле, как дела на Дентре?
− Кто вы? − Произнес командир.
− Ирринг Крылев. − Произнес незнакомец с сарказмом в голосе. − Будете приземляться, или удерете, как ваши братцы-трусы пятьдесят лет назад?
− Вы не имеете права нам мешать. − Произнес командир.
− Как знать, как знать. − Усмехнулся человек с экрана. − Однако, законы наши малость различаются. Не находите? И вы не имеете права мне мешать! − Он откровенно смеялся, а затем смех исчез. − Мой вам совет, господа, поищите другую планету для своих войн. Здесь вам НИ-ЧЕ-ГО не светит. Прощайте.
Изображение исчезло вместе с сигналом.
− Вы зафиксировали, откуда сигнал? − Спросил командир.
− Д-да...
− Что еще?
− Он двигался вместе с нами по орбите, немного ниже по высоте, но там ничего нет, сэр...
− Ясно. − Произнес человек и взглянул на других людей. − Рассчет на выход. − Приказал он.
− Да, сэр. − Возник ответ. Он звучал как облегчение. Никто из дентрийцев не желал встречаться с крыльвом...


Получавшийся эффект действительно производил усиление электрического напряжения. Хан видел это по приборам, но не понимал, где подобное может пригодиться. Во всей электротехнике использовался постоянный или переменный ток, но при наличие хорошего источника не имело смысла делать "усиление" слабого.
Что бы понять в чем же смысл и для чего это нужно, Ракид решил обратиться к инженерам-электрикам и отправился в исследовательский отдел электротехники.
− Здравствуте, профессор Ракид. − Произнес студент, оказавшийся у порога лаборатории.
− Здравствуйте. − Ответил Хан и прошел в дверь.
− А там никого нет. − Сказал студент.
Хан заглянул в лабораторию и вернулся.
− И где же все?
− Ушли на обед, сэр. В столовой.
− Спасибо.
Ракид прошел в столовую университета. Ему и самому надо было пообедать и, взяв что хотел, профессор прошел к столику, за которым сидели три человека.
− Разрешите к вам присоединиться? − Спросил он.
− Да, пожалуйста, профессор. − Произнес Вейд Канде, руководивший электротехниками. Он не имел степени профессора, а только доцента.
− У меня к вам есть несколько вопросов научного плана. − Сказал Хан. − Если позволите.
− Да, что вас интересует?
− Меня интересует возможность практического использования некоего эффекта. Его смысл в увеличении мощности переменного напряжения при сохранении его общей формы.
− Усилитель?! − Воскликнул Канде. − Вы получили где-то усиливающий эффект?
Хан несколько задумался.
− Да. − Сказал он, наконец.
− Мы занимаемся этой темой уже несколько лет, но ничего нормального не получали. На сколько вы получили усиление?
− Раз в сто примерно.
− В сто?! − Человек выронил из руки ложку. − Но... Господи, вы серьезно?
− Серьезно. Этот эффект где-то нужен?
− Нужен. Еще как нужен! Вы разве не знаете о телеграфе?
− Знаю, но там вроде, все просто.
− Не все. В длинных линиях возникает затухание сигнала и его надо усиливать, что бы работал приемник...
− К-кажется понял. Ну, раз так, думаю, после обеда я вам покажу, что получил.
− Честно говоря, мне в рот уже ничего не идет после такого сообщения.
− А я сильно голоден. − Ответил Хан и принялся за еду.

В этот же день по всему университету разнеслось сообщение о новом открытии Хана Ракида. Никто не был удивлен тому, что новый прибор оказался похож на лампу, но эффект его действия оказался на столько потрясающим, что электротехники объявили новое открытие Ракида еще более значимым чем первое.
И вновь перед Ханом оказался Лоренс. Он улыбался во весь рот и предлагал... миллион. Рядом с Ханом уже находился его юрист.
− Сэр, позвольте предложить иной вариант. − Произнес он.
− Да? − Произнес промышленник нахмурившись.
− Сто тысяч на доведение прибора плюс пять процентов от прибыли.
− Хитрый лис. − Усмехнулся промышленник. − Я согласен. − Ответил он. − Мне проще.
− Это не будет меньше? − Спросил Хан, взглянув на юриста.
− Не будет. − Произнес Лоренс. − Просто часть риска на вас. Но, если вы заключите такие же сделки со всеми, ваши лампы обеспечат вам жизнь до самой смерти. И вашим детям обеспечат.

Начавшиеся исследования уже не умещались в небольшой лаборатории. Хану Ракиду потребовались новые специалисты и по предложению того же Лоренса было начато строительство отдельного исследовательского центра, руководителем которого становился Хан Ракид.
Тот принял это не без части сожаления. Уходить из университета не хотелось, но работа требовала.

Работа вновь захватывала все время. Ракид вел новые исследования и поняв, что в ваккумных лампах имеется очень много загадок и тайн, открыл сразу несколько направлений в новом институте. Его финансирование не прекращалось. Теперь уже не только Лоренс, но и множество других промышленников отчисляли Институту Ирринга проценты от прибылей. Лоренс долго хлопал глазами, когда новый институт оказался назван именем совсем не Хана Ракида. А тот объявил, что назвал его в честь Ирринга Рэка, того самого дикаря, который впервые установил мир между местным населением и переселенцами в колонии.
Промышленность выпускала лампы. И электрические и электронные. Проценты прибылей широким потоком вливались в бюджет института и тот давно превысил суммы вкладываемые в исследования.
Но Хан не долго держал эти деньги без дела. Получив первый миллион он решил все по своему и отправил половину в университет, объявив этим, что желает помочь и студентам и преподавателям, а заодно получить и пополнение хорошими учениками в своем институте.
Новый телеграф ворвался в жизнь людей, а через год Вейд Канде, уже получивший звание профессора и работающий в институте Ирринга, принес ему свое изобретение.
Телефон.
Почти непостижимое. Звук, передаваемый на расстоянии. Телеграфисты могли не стучать по кнопкам, а просто говорить и записывать слова. Впрочем, сам телеграф воспринял это скептически, так как при дальних передачах могли возникнуть нарушения верности сообщений из-за ошибок операторов. Автоматы были и надежнее в этом плане и требовали меньше ресурсов. К тому же, новшество стоило дороже, чем простой телеграф, а скорость записи не имела большого значения.
Первым телефонизированным учреждением стал сам институт Хана Ракида. Он испытал эту систему, показал ее бизнесменам, и те чуть ли не сцепились в драке за изобретение, предлагая за него баснословные деньги.

Хан поднял трубку. Секретарь сообщал о молодом человеке, который пришел к профессору Хану Ракиду с просьбой рассмотреть его изобретение.
Хан принял парня, и тот несколько минут расписывал, как будет работать его устройство... беспроволочного телеграфа. Его основой был передатчик электрических волн и приемник. Волны же распространялись в воздухе и на другом конце требовался хороший усилитель.
− Боюсь, что это утопия. − Произнес Хан.
− Утопия?! Но сэр!.. − Воксликнул парень. − Оно должно работать!
− Молодой человек, вы знаете, сколько вокруг самых разных электрических приборов? Взгляните на город, сколько проводов. И все это − ваши антенны, по которым бегут сигналы телеграфа. Волны вокруг нас, вы не примете сигнал издалека, а будете принимать все сразу, что передают здесь, рядом. Понимаете?
− Д-да... − Произнес парень.
− Вот поэтому, я и не думаю, что эта схема применима.

Парень ушел, а Ракид переключился на свою новую идею с новой лампой...
Человек шел по коридору. Он разорвал свои листки, бросил их и пошел к выходу. Он не видел, как позади него прошелся другой. Разорванные листки оказались в его руках, вспыхнули на мгновение голубым светом и сошлись, становясь целыми.
− Хан, ты упустил свое счастье. − Произнес незнакомец с усмешкой. − Ну да ладно. Приходит время, и все меняется. − Кто-то появился из-за угла, но за мгновение до этого незнакомец исчез.
Невидимый поток пронесся из здания у появился в парке, у самого выхода из института, где в этот момент шел разочаровавшийся изобретатель.


− Привет, тебя как звать? А меня Ирринг. − Заговорил незнакомец, встретив Тима Дерса.
− Тим... − Произнес тот на полуавтомате. − Что? Что вам надо? − Заговорил он, отскакивая. Тим был редкостным трусишкой, и лишь иногда проявлял чудеса мужества, как сейчас, явившись к Великому Изобретателю. Но тот рассеял все его надежды.
− Ты работаешь в институте? − Спросил Ирринг. − Я тоже.
− Я не работаю.
− Да? А что же тогда делал здесь?
− Принес свое изобретение, а оно оказалось неправильным.
− Ух ты! Так ты изобретатель!
− Нет, я все напутал.
− Это ерунда. − Фыркнул Ирринг. − Знаешь, сколько эти ученые там путают?
− Смеешься? Они столько изобрели и не напутали!
Ирринг рассмеялся.
− Ну ты даешь парень! Науку не знаешь, что ли? Наука это что? Это поиск. Что бы сделать изобретение, нужно сто раз ткнуться и девяносто девять раз ошибиться. Понял?
− П-понял. А ты кем работаешь?
− Да никем. Я студентом был, да меня выперли.
− За что?
− Да ерунда. Я короткое замыкание устроил. Хотел посмотреть, что будет, ну и...
− Что?
− Лаборатория сгорела. Слыхал про пожар в прошлом году в университете?
− Н-нет.
− Ясно. Он не сильный был, но меня отчислили. А ты, наверно, закончил уже?
− Нет. Я не учился в университете.
− Да? − Возник удивленный голос. − А изобретение как изобрел?
− С-сам...
− Ух ты! Во здорово! А меня к себе примешь?
− Смеешься? У меня нет институтов и нет денег.
− Это ерунда. Ради дела я могу и бесплатно поработать. А вот когда изобретешь чего, тогда и оплата появится.
− А если не изобрету?
− Да ну! Университет не кончил, что-то изобрел, значит изобретешь!
− То что я изобрел, никуда не годится.
− Это тебе профессор сказал? − Усмехнулся Ирринг. − Не верь старым пердунам. Это я тебе как спец советую. Если считаешь, что изобретение должно работать, пробуй!
− И как же пробовать? У меня денег то нет на лампы.
Ирринг молчал некоторое время.
− Знаешь, что. У меня есть идея. Давай сделаем так. Я попытаюсь достать деньги на эксперимент, а ты будешь им руководить. Ну, а когда пойдет прибыль, мы ее напополам. Согласен?
− Я не знаю.
− Что не знаешь? Счастье свое упускать или не упускать не знаешь?
− Откуда мне знать, что ты за фрукт!
− У-у... Я Ирринг. Ужасный и опасный. Людей ем на завтрак, обед и ужин. Будешь со мной дружить?
Тим усмехнулся, но довольно кисло.
− Ладно. У тебя родители то есть?
− Есть. Отец на заводе работает. На ламповом.
− Да у нас, по моему, полгорода там работает.
− Не полгорода. Там сто пятьдесят человек рабочих всего. Я то знаю. Я там был.
− Действительно? Можешь туда пройти?
− Могу. Но я не вор!
− Да какой вор то? Я говорю, что с хозяином завода надо встретиться. Идем сейчас.
− Сейчас?
− Ну да. Ты же ничего не теряешь. Подумай сам.
− Да, но...
− Что но? Боишься, что хозяин завода тебя не примет? Глупости. Идем, Тим. Идем. Вот увидишь, как Ирринг умеет дела устраивать.
Ирринг практически утянул за собой Хана и тот пошел почти как на веревочке. Охрана в проходной завода не пожелала пропускать двух человек, но сообщение хозяину ушло, и тот приказал доставить молодых людей прямо к нему.

Человек сидел развалившись в кресле и пыхтя трубкой словно паровоз. Он взглянул на двух человек и некоторое время молчал.
− Ну-с, с чем пришли? − Спросил он.
− Тим придумал революционную идею, которая перевернет мир. − Сказал Ирринг. − В смысле техническую идею и технический мир.
− И что за идея?
− Беспроволочный телеграф, сэр. Представьте такую ситуацию. Море окиян. Несколько кораблей, шторм, корабль тонет, а на нем стоит такой телеграф и передает "спасите, помогите, тонем". Остальные принимают, идут на помощь и спасают. А?
− Не плохо. А схема какая есть?
− Есть, сэр. − Ответил Ирринг и вынул бумагу. Хан в этот момент смотрел на него круглыми глазами, плохо понимая в чем дело, и откуда.
Человек смотрел в схему не особенно понимая в чем смысл.
− Думаю, вам надо обратиться к профессору Хану Ракиду. Что он скажет? Похоже, эта бумага была порвана, у вас нормальной не нашлось, что ли?
− Дело в том, сэр, что профессор Хан Ракид уже видел эту бумагу. Еще не порваной. − Сказал Ирринг.
− То есть он сказал, что она не работает? − Промышленник отложил лист и снова расселся в своем кресле. − Если Ракид сказал "нет", то мне говорить "да" глупо.
− Понимаете ли, в чем дело, сэр...
− Я все понимаю. Но...
− Но вы желаете видеть новое изобретение в руках конкурентов...
− Мальчик... − Усмехнулся Лоренс. − Я сказал нет, значит, нет.
− Ну что же, господин Лоренс. − Произнес Ирринг. − Я уверяю вас, когда мир заговорит о новом молодом гении, он узнает и о вашем отказе. − Ирринг взглянул на Тима. − Кстати, вы рискуете миллионами боясь предоставить для работы всего лишь тысячу.
− Тысячу? − Усмехнулся Лоренс. − Тысячу! − Он рассмеялся, затем поднялся, вскрыл свой сейф и вынул пачку купюр. − Итак, господа, вот вам тысяча. − Сказал он. − Надеюсь, года вам хватит на "изобретение"! − Он смеялся.
− Спасибо, господин Лоренс. − Произнес Хан, беря деньги. − Когда мир узнает об изобретении... он не узнает о вашем отказе.
Лоренс в этот момент взялся за телефон и вызвал охрану и юриста. Через минуту они уже были в кабинете и Лоренс объявил о каком контракте идет речь. Речь шла о тысяче, в расходе которой должны были отчитаться господа Ирринг Крылев и...
− Вся финансовая ответственность лично моя. − Произнес Ирринг.
− Серьезно? − Спросил Лоренс.
− Серьезно. Мало ли что, великий человек должен остаться свободен, а я могу и в тюрьме посидеть за него.
Тим в этот момент сидел с дрожащими руками и боялся сказать слово. Ирринг по его мнению проворачивал настоящую авантюру. Более того, Тим плохо верил, что в тысячу долларов можно уложить изобретение...
− Итак, подписываете? − Спросил Лоренс, передавая лист.
Ирринг взглянул на него и вернул обратно.
− Сэр, добавьте один пунктик. − Сказал он. − В случае успеха вы обязуетесь выплачивать двадцать процентов от прибыли от производства изобретенного аппарата.
− Вы смеетесь? Двадцать процентов, это в четыре раза больше, чем я плачу самому Ракиду!
− Да-да. Но начальный взнос в сто раз меньше чем было с профессором. Не так ли? Минимальный ваш контракт с ним составлял сто тысяч. А вы, я так полагаю, ждете что за эту тысячу я скорее сяду, чем сделаю обещанное. Не так ли?
− Десять процентов.
− Двадцать. Или я возвращаю деньги, а мы отправляемся, скажем в Хемплор, к уважаемому сэру Тагрендо.
Лоренс усмехнулся, фыркнув. Его еще никогда не подлавливали столь тонко и в то же время столь грубо.
− Пишите двадцать процентов. − Сказал он. И взглянул на Хана. − Вряд ли вы выполните контракт. А саму идею найдется кому сделать еще.
− Да-да. Хану Ракиду, который от нее отказался. − Сказал Ирринг.
Юрист вписал новый пункт, Ирринг проверил все, затем расписался в двух листах.
Он поднялся улыбаясь.
− Я поздравляю вас. − Произнес он. − Вы человек риска, не то что профессо Ракид. Вы можете не сомневаться в выигрыше.
− Полагаю, вы можете идти.
− У нас будет еще одно дело к вам. − Сказал Ирринг. − Так сказать, не совсем финансовое.
− Что еще? − Фыркнул человек. Ему уже не хотелось говорить с Иррингом.
− Я прошу вас не приказывать охране выкидывать нас за ворота, а проводить в ваш отдел сбыта. Нам потребуются, так сказать, некоторые компоненты, производящиеся на вашем заводе.
− Вы можете это сделать в любом магазине. − Произнес Лоренс.
− Хорошо, что на счет первой половины просьбы возражений нет.
− Идите прочь! Вы мне уже надоели! − Воскликнул Лоренс. − Проводите их до выхода! Вежливо. − Проговорил Лоренс с усмешкой.
Тим и Ирринг оказались за воротами завода.
− Господи, я чуть не умер! − Воскликнул Тим. − Где ты это взял?! − Закричал он, выдергивая лист из руки Ирринга. − Это же мое!
− Твое. Я видел, как ты порвал лист, собрал его и склеил.
− Но когда?! Мы же встретились у выхода!
− Ну да. Ты плелся потеряв понатие о времени, Тим. Я собрал бумагу, склеил и догнал тебя. − Ирринг обнял парня за плечо. − Не трусь, Тим. Не трусь. Что тебе возразил профессор? Ну давай, скажи.
− Он сказал, что вокруг куча проводов и они все будут передавать, а примется непонятно что. И он прав.
− Да. Где прав? В городе. А в море, Тим, в море? Где там куча проводов?
− Ты думаешь?... Но откуда ты знаешь?!
− Я открою тебе одну страшную тайну, Тим. Хан Ракид не изобретал триодного усилителя.
− Ты смеешься?!
− Не смеюсь. Это так и есть. Думаю, когда вы с ним встретитесь вновь...
− Я не хочу с ним встречаться!
− Зря. Профессор всего лишь совершил ошибку. С каждым бывает. Ты тоже зря порвал свой лист. А теперь идем, Тим. Мы купим лампы и сегодня же ты проверишь свою идею.
− Сегодня?! Но как?!
− Очень просто. У себя дома. Важно что? Что бы сигнал прошел по воздуху. А километр или метр без разницы.
− Разница есть. Чем дальше, тем он слабее.
− Это частности, Тим. Суть в том, что бы он проходил в принципе. Это и проверишь.

Ирринг сам выбирал, что надо покупать. Тим смотрел на множество самых разных деталей, плохо представляя, зачем они нужны. А Ирринг купил не только лампы, сопротивления, провода. Он купил и инструменты для электромонтажа, и даже шасси для прибора, которое оказалось просто запчастью для телеграфного аппарата, а вместе с ним он приобрел и некоторые принадлежности телеграфа, ключ и ленточное записывающее устройство. Потратив почти восемь сотен, Ирринг погрузил все в ящик приличного размера и заказал карету, которая к вечеру привезла все это к дому изобретателя.
Мастерская, о которой говорил Тим, оказалась занятой. В ней работал отец Тима, мастеря что-то из дерева.
− Тим, наконец-то. Ты где был?
Вслед за парнем вошел Ирринг и двое рабочих внесли в помещение ящик. Отец Тима замер, глядя на это, а Ирринг расплатился с носильщиками и те удалились.
− Что это значит? Кто вы? − Спросил человек.
− Ирринг Крылев, сэр. − Произнес Ирринг. − Меня заинтересовала одна задумка вашего сына, и мы решили ее проверить.
− Все его задумки смешны и глупы. − Фыркнул отец. − Вы зря верите в его бред.
− Не знал я, что у будущего Великого Изобретателя такой отец. Извините, но я останусь при своем мнении.
− Можете оставаться при каком угодно. Но здесь вам я не позволю оставаться. И уносите свой ящик!
− Как хотите сэр. Мне жаль вас. Идем Тим.
− Он останется!
− Он не останется. − Произнес Ирринг и поднял ящик одной рукой на свое плечо. − Тим, открой мне дверь.
Парень прошел вперед, Ирринг вышел за ним, а вслед выскочил отец парня.
− Стой! − Приказал отец, хватая Тима.
Ирринг положил ящик на землю, прошел к человеку и взяв его за руку отцепил от Тима.
− Не надо! − Заскулил Тим.
− Тим, твоя жизнь принадлежит только тебе и больше никому.
− Он мой сын, и вы не имеете права! − Выкрикнул отец. Он вырвался наконец из рук Ирринга, затем схватил попавшийся под руку лом.
Ирринг подскочил и нанес удар в металл. Лом вылетел из рук человека, взлетел над землей и упав в стороне воткнулся в землю.
− Господин Дэрс. − Произнес Ирринг. − Уверяю вас, в случае повторения нападения, вы отправитесь за решетку.

Ирринг увел Тима. Тот вновь дрожал, но выполнял приказы, а его отец отступил, поняв, что встретил физически более сильного человека.

Два человека вошли в небольшое помещение, только что полученное в наем. Тим выглядел подавленным и почти не думал, что делал.
− Он меня убьет. − Сказал парень.
− Отец? Тим, ты что, слабак?
− Я... Я... Парень только повесил голову.
− Понятно. − Произнес Ирринг. − Будем работать или как? − Спросил он. Ирринг не дожидался слов Тима и взялся за ящик. Он достал инструменты и все необходимое, разложил на столе, положил перед собой бумагу Тима и начал сборку устройства по схеме.
Парень так и сидел у стены, ничего не делая.
− Я должен идти домой. − Сказал он, вдруг.
− Не должен. − Ответил Ирринг.
− Но он меня убьет, если я не вернусь!
− Ты желаешь, что бы я сел в тюрьму, Тим? − Спросил Ирринг, обернувшись.
− Н-нет.
− Тогда, иди сюда, и говори, как все это должно работать. И забудь про своего отца.
− Но я не могу.
− Можешь. Ты такую штуку изобрел, а отца боишься. Это же смешно!
− Не смешно. И я не знаю, будет ли оно работать!
− Вот и проверим. − Ответил Ирринг. − Или ты решил от своего открытия отказаться?
− Не решил.
− Тогда, работай!
− Что мне делать?
− Посмотри, что я собрал и скажи, что не так.
Парень, наконец, подошел к столу и долго смотрел на собранное устройство.
− Все так. − Сказал он.
− Но оно не работает. − Произнес Ирринг, замкнув ключ.
− Ты питание то включил?
− Вот черт... Куда его включать?
Тим едва не рассмеялся, но сдержался и взяв карандаш нарисовал точки, куда, сколько какого напряжения подавать.
Через минуту засветились лампы. Сначала на одной панели, затем на другой и в ту же минуту приемник замкнул контакты пишущего устройства, которое начало рисовать одну сплошную линию.
Тим некоторое время смотрел на это, затем отключил питание и взялся за вольтметры. Он довольно долго подключал их, затем включил прибор и вновь смотрел, на этот раз на показания приборов.
− Сопротивления другие нужны. − Сказал он.
− Какие именно?
− Не знаю точно, надо подбирать.
Ирринг взглянул в свой ящик и вытащил из него коробку с переключателями, которая представляла собой переключаемое сопротивление.
Тим лишь взглянул на Иррингда и принялся за дело. Он присоединил коробку вместо одного элемента и начал щелкать переключателями до тех пор, пока записывающее устройство не выключилось....

− Все. − Сказал он. − Пробуй нажать там.
Ирринг нажал на кнопку передачи.
− Да питание то включи! − Возник смешок Тима.
Через минуту загорелись лампы перед Иррингом и он нажал на ключ.
Прибор не сработал.
− Давай еще. − Сказал Тим. − Я здесь покручу.
Схема не работала. Как бы Тим ни крутил ручки, все оставалось на месте.
Парень сел на стул и закрыл лицо руками.
− Все. − Сказал он. − Оно не работает! Не работает!... − Он выскочил в дверь и убежал. Ирринг не стал его догонять, а просто прошел вокруг приборов и немного подправил схему. Он почти ничего не менял, а просто сделал так, что в первой схеме возникло самовозбуждение из-за близости некоторых проводов. А что бы заработала вторая часть, он добавил довольно существенный кусок, еще одну лампу, загнав ее в режим выпрямления переменного тока.
За окном стояла ночь, а Ирринг сидел и выстукивал на телеграфе сообщение о первом передатчике и приемнике.
Он еще раздумывал, стоит ли это показывать Тиму, или же тот ничего не понял из всех слов. Может, он еще и поймет.
Ирринг разобрал все добавления, отключил батареи, закрыл их крышками и сложив все инструменты в ящик отправился на выход.

Над городом подымалось Солнце. Вместе с ним со скамейки поднялся человек. К нему подошел полицейский.
− Сэр. Попрошу вас предъявить документы.
Ирринг вынул свое удостоверение личности и полисмен просмотрев его вернул.
− Вы не похожи на бездомного, но спали здесь. Почему? − Произнес он.
− Настроение у меня такое. − Ответил Ирринг. − У меня есть и дом и средства к существованию. Мне просто захотелось поспать на улице.
− Странное желание.
− Надеюсь, не противозаконное?
− Нет. Но если выяснится, что вы...
− Сэр, карета подана. − Послышался голос рядом. К Иррингу подошел человек в форме кэбмена.
Полицейский несколько мгновений молчал.
− Прошу прощения. − Сказал он и удалился.
А Ирринг прошел вместе с человеком к экипажу. Кэбмен не знал его. Просто ему минуту назад приказал другой "человек" подойти к Иррингу с такими словами, заплатив за это.
− Куда ехать, сэр? − Спросил он.
− Вперед, на второй улице направо. − Ответил Ирринг.

Он вышел недалеко от дома Тима. В мастерской никого не было, в доме тоже все оставалось тихо, но дверь не была закрыта и Ирринг вошел, предварительно постучав.
− Есть кто дома? − Спросил он.
Тим появился из-за угла.
− Ты?! − Воксликнул он.
А Ирринг в этот момент смотрел на фингал, стоявший у парня под глазом.
− Это отец тебя?
− Ты должен уходить. − Произнес Тим. − Если он узнает!...
− Ты позволяешь ему над собой издеваться?
− Он мой отец.
− Отец! − Фыркнул Ирринг. − Да если бы кто ко мне прикоснулся, мой отец его загрыз бы на месте. То что он твой отец, не дает ему право...
− Это не твое дело! − Воскликнул Тим и помчался в другую комнату.
Но Ирринг не ушел, отправился вслед и сел на подвернувшийся стул.
− Мое или не мое, не важно. − Произнес он. − Для меня важно другое. Ты думал о том, почему оно не работает?
− Д-думал. − Произнес Тим. − Я не знаю, почему. Потому что нет этих волн. Их никто не открывал! Они только в теории и больше нигде!
− На счет не открывал, ты не прав.
− Что? Как это?!
− Их существовани было доказано довольно давно. С помощью очень простой схемы. Антены с разрядником. На одну подавался разряд, на другой проскакивала искра.
− Серьезно?
− Да, Тим. Так что, волна есть. А вот почему она не поймалась, это тебе надо подумать.
− Может... − Тим остановился.
− Что?
− Может, она слабая.
− И прибор не чувствует? И как это изменить?
− Усилить волну. Или чувствительность.
− Волну нам не усилить. Напряжения не хватит.
− Значит, нужен усилитель. Еще один.
− Тогда, идем, Тим.
− К-куда?
− Туда. Работать.
− Отец приказал мне не выходить из дома.
− Отец не имеет права тебе приказывать. Ты не раб, Тим. Или ты раб?
− Я не раб.
− Тогда, идем.

Он все же пошел.
А через пару часов в схеме приемника появилась вторая лампа, и Ирринг был рад, когда парень придумал "проверку" применика путем подачи на вход сигнала, ослабленного с помощью сопротивлений.
По всем рассчетам получилось, что схема срабатывала от напряжения на входе в сотую долю вольта.
После этого началась попытка получить более сильную волну в передатчике. Но приемник так и не сработал.
Ирринг некоторое время стоял, затем соединил два конца от передатчика с приемником и снова нажал на ключ. Схема не заработала.
− Что ты сделал? − Спросил Тим, взглянув на получившееся. − Ты же замкнул сигнал, он и не прошел.
− Да, но здесь же тоже замкнуто. − Ирринг показал на место в антенне, где сигнал замыкался. − Если прямо не проходит, то через воздух и подавно.
Тим снова сел. Он долго раздумывал, но так и не пришел ни к чему. Время подходило к вечеру, и он вскочив помчался домой, ничего не говоря. Ирринг понимал, почему.
Он отправился вслед за парнем, зашел по дороге в полицейский участок и попросил офицера и помощника пройти с ним для улаживания некоего конфликта. По дороге Ирринг рассказал людям, в чем дело, и те согласились, что отец, избивающий сына, не достоин уважения...
Из дома слышались крики. Офицер первым вскочил в комнату, где в этот момент отец бил Тима палкой.
− Прекратить! − Выкрикнул полицейский. В комнату вошел еще один полисмен, а вслед за ним и Ирринг.
− Что это значит? − Произнес хозяин дома. − Вы не имеете права врываться!
− Мы не врывались. − Произнес Ирринг. − Мы вошли в дверь, которая не была закрыта. Перед этим мы стучали, но видимо вы не слышали, потому как были заняты избиением своего сына.
− Ничего подобного не было! Он получил наказание за непослушание!
− Да-да. Вы запретили ему выходить из дома, словно он раб, а теперь бьете за то что он ушел. Итак, господин Дэрс. − Ирринг прошел вперед и вынул лист бумаги. − Вы здесь и сейчас подпишете этот документ, в котором обязуетесь никогда, ни при каких обстоятельствах не притрагиваться к своему сыну.
− Вы не имеете права требовать, что бы я подписывал подобное!
− Здесь трое свидетелей, что вы били человека. − Произнес Ирринг.
− Не бил, а наказывал! Он мой сын, и я имею право!
− Вы так же заявите, что имели право кидаться на меня с ломом. А это уже уголовно наказуемое преступление.
− Этого никто не докажет.
− Достаточно моих слов. А то что никто больше этого не видел, не имеет значения.
− Я видел!.. − Воскликнул Тим и осекся.
− Как видите, господа, это признал даже сын этого человека.
− Вы пройдете с нами. − Сказал офицер отцу Тима.
− Господин офицер, я прошу повременить. − Произнес Ирринг. − Я не хочу, что бы отец моего компаньона оказался в тюрьме. Мне достаточно того, что он подпишет эту бумагу. − Ирринг взглянул на человека. − Итак, вы подписываете или отправляетесь в тюрьму, сэр?
− Я.. Я подпишу... − Загворил тот.
− Тогда, подписывайте. − Ирринг вынул ручку, и человек взяв ее дрожащей рукой подписал бумагу. − Очень хорошо. − Сказал Ирринг и взглянул на полицейских. − Большое спасибо, господа, за вашу помощь. Думаю, вы можете быть свободны.
− Вы уверены, что он не нападет снова? − Спросил офицер.
− Я уверен. Он же трус. − Ответил Ирринг.
− Я не!... − Заговорил человек и осекся.
− Да-да. Вы не. − Произнес Ирринг.
− Если что, зовите нас. − Сказал офицер и два человека удалились, а Ирринг прошел через дом и сел на стул.
− Надеюсь, вы хорошо прочитали подписанный вами документ. − Сказал Ирринг. − Вы обязались не бить своего сына. Не ругать его без серьезного повода. Полагаю, вы понимаете, что все происшедшее совершенно несерьезно, что бы его ругать?
− Д-да, сэр. − Произнес человек.
− Очень хорошо. Вы так же обязались не препятствовать своему сыну делать что бы то ни было, в том числе ходить на работу, заниматься своими исследованиями. Так же вы обязались не требовать со своего сына никаких денег из тех, что он получит по заключенным контрактам. Вы понимаете мои слова, господин Дэрс?
− Д-да, сэр.
− Этот документ останется у меня. − Продолжил Ирринг. − Я надеюсь, вы понимаете, что в случае его невыполнения я напишу заявление о вашем нападении на меня. Этому есть свидетель, и есть два свидетеля, которые подтвердят, что ваш сын проговорился, что видел это нападение. И, самое главное, о чем я хочу вас предупредить. В случае, если с вашим сыном что либо произойдет. Что угодно, даже если хулиганы на улице его побьют, а не вы, первым подозреваемым будете именно вы. Вам это ясно?
− Д-да.
− Отлично. − Ирринг поднялся. − Я очень надеюсь, что увижу свого компаньона завтра на работе в добром здравии.
− Я н-не знал... − Проговорил человек, когда Ирринг прошел на выход.
− Незнание, господин Дэрс, не освобождает от ответственности. Запомните это на всю свою жизнь.
Ирринг прошел на выход и развернулся в дверях.
− До завтра, Тим. − Сказал он.

Невидимый поток все еще присутствовал рядом. Отец взглянул на сына, дернулся, затем поднялся, вышел в кухню и взяв бутылку вина глотнул, после чего покинул дом.

Тим появился рано утром. Он все еще был подавлен происшедшим и смотрел на Ирринга со страхом.
− Все в порядке, Тим? − Спросил он.
− Да, сэр. − Произнес Тим.
Ирринг обернулся вокруг, взглянул на человека.
− Ты это кому говорил то? Мне? Тим, ты спятил!
− Но...
Ирринг подошел к парню.
− Даже не думай называть меня на вы или сэр. Я Ирринг. Понял?
− Понял.
− Вот и отлично. Как твой отец?
− Он ползал передо мной на коленях сегодня и просил прощения.
− Серьезно? Он делал так раньше?
− Нет. По моему, он спятил.
− Он не спятил. Он перепугался. До ужаса. Он понял, что его власть над тобой закончилась, Тим. Теперь ты сам себе хозяин.
− Сам?
− Да, сам. Именно сам. А я твой друг, а не хозяин.
− Но ты приказывал.
− Да. Друг иногда должен приказать, что бы изменить все. А мы друзья, Тим. Как мы и договорились, в финансах командую я, а в технике ты. А там будет видно, что получится.
− А если не получится?
− Тогда, ты вернешься домой, а я сяду в тюрьму.
− Ты сядешь? И тебя посадят?
− А ты думаешь, что я какой нибудь шишка? − Ирринг рассмеялся. − Тим, я всего лишь артист. Маленький такой. У меня нет своих денег, иначе, мне не пришлось бы их у Лоренса выпрашивать. Это то ты понял?
− Да. − Ответил тот. − А твои родители где?
− В другом мире. − Ответил Ирринг.
− Извини.
− Ничего. Я давно привык. А твоя мать?
− Ее тоже давно нет. Я был еще маленьким, когда она погибла. Ее какой-то бандит зарезал. А я ее даже не помню. Мне было тогда четыре года.
Ирринг вздохнул.
− Ну, так начнем?
− Но с чего?
− С умственной атаки. − Усмехнулся Ирринг. − Что у нас не вышло?
− Нет волны от передатчика.
− Значит, она не образуется?
− Она должна образовываться. Когда замыкается ключ.
− Когда замыкается? − Переспросил Ирринг.
− Э... Черт, я кажется понял... − Произнес Тим. − Сигнала нет ни когда он замкнут, ни когда разомкнут. Нужно подавать переменное напряжение на антену!
− Значит, нужен генератор?
− Да. И чем быстрее колебания, тем лучше.
− М-да. На генератор у нас и денег то нет. − Произнес Ирринг. − Он сотен пять стоит. А самим его не сделать?
− Я думаю. Я думаю... − Произнес Тим, затем взял бумагу и начал рисовать новую схему. − Если сигнал с выхода подать на вход, то он усилится, а если... то...
− Что? − Спросил Ирринг, когда Тим умолк.
− Получается, что в обоих случаях сигнал не меняется.
− В каких обоих то?
− Если с выхода усилителя подать на вход, то он либо включится, либо выключится и все.
− А если его заставить включаться и выключаться все время.
− Он же не может быть в обоих состояниях.
− Ну и не надо. Надо же, что бы он туда-сюда. И на вход это туда-сюда подать. Должно выйти, Тим! Должно!
− Нет. Не выйдет. Нужно как-то заставить его выключиться, когда он включился.
− Сделать, что бы включающий сигнал пропал на входе?
− Да, да, но как?
− Тим, так у нас же это и получается. Мы сюда подаем сигнал, а там он только, когда включение происходит, а потом нет. Так?
− Так... Да, так! Точно!
Тим проскочил к столу и нарисовал новую схему...
Генератор. Он не просто заработал. Тим умчался в магазин за телефонным капсюлем и воткнул его в схему, после чего при включении он запищал.
− Он работает! Работает! − Воскликнул Тим.
Ирринг в этот момент подключил второй капсюль в другой схеме.
− Ты что сделал?
− Он же должен передать сюда, значит, и тут запищит?
− Э... Да... Если пройдет...
И он запищал.
− А-а-а-а! Работает! Оно работает! − Закричал Тим.
− У-лю-лю-лю-лю-лю-лю! − Взвыл Ирринг. − Йо-хо!
− Эй, прекратите шум, а то полицию вызову! − Послышался крик из-за окна.
Ирринг поднял руки, сдаваясь и улыбаясь.
Тим сел на стул тоже улыбаясь.
− Безобразие. − Проговорил человек из-за окна и скрылся.
− Ирринг, а ведь если здесь не ключ, а микрофон, то...
− Что? Там будет твой голос?
− Должен быть.
− Черт, магазин уже закрыт. − Произнес Ирринг. − Тим, обо всем пока молчок. Хорошо.
− Кому мне говорить то? Отцу? Не смеши меня.

А на следующий день работа кипела во всю. Ирринг и Тим собирали второй комплект радио-станции для получения двусторонней связи, как пожелал Тим. Собственно, почему нет? Это его открытие. Его.

Университетская аудитория гудела. Вокруг собралось не мало профессоров, вместе с ними корреспондентов газет. Прибыл и Лоренс.
Шум, наконец, улегся и к доске вышел молодой человек.
− Здравствуйте, господа. Как меня звать, не имеет никакого значения. Но я хочу представить вам человека. Очень талантливого молодого человека и изобретателя. И, осмелюсь утверждать, что его изобретение станет не менее значимым, чем изобретения самого Великого профессора Хана Ракида. Итак, его имя Тим Дэрс. А его изобретение − беспроволочный телефон.
− Телефон? − Удивленно возник голос Лоренса.
− Да, сэр. Не просто телеграф, а именно телефон. Сейчас сюда доставят пару столов, на которых находится собранные по схеме Тима Дэрса устройства. Каждый из вас сможет подойти и увидеть и услышать, что этот беспроволочный телефон работает. Прошу! − Ирринг махнул рукой и с двух сторон выехали два стола с опытными установками. На каждой из них горели по три лампы и у каждой стоял телефонный аппарат. − А теперь, Уважаемый господин Лоренс, я прошу вас пригласить своих инженеров, которые проверят, что здесь нет никаких трюков и эти аппараты не соединены никакими невидимыми проводами.
Появились четыре человека, которые подошли к установкам и проверили все. Они закончили через пару минут.
− Здесь нет никаких проводов. − Сказали они.
− Теперь я прошу вас, пройти ко второму аппарату и взять трубку.
Человек прошел и взял ее. В зале воцарилось молчание.
Ирринг взял вторую трубку, приложил ее к уху и закрыв рукой рот и мокрофон произнес.
− Вы слышите меня?
− Да. Я слышу! − Воскликнул человек.
− Как я и сказал, это телефон, который передает сигнал без проводов.
− Это потрясающе... − Произнес Лоренс. − Я поражен...
Вокруг загудела толпа, а затем появилась целая очередь людей, которые желали убедиться.
− Алло, вы меня слышите.
− Да, я вас слышу! И вправду работает!...
− Алло.
− Я слышу! Я слышу!...
Люди слышали слова друг друга и вокруг начиналось почти веселье. Прошел почти целый час, прежде чем вся аудитория убедилась в наличии связи. Вместе с этим множество людей проверили, что нет никаких соединений проводами между приборами.
− Господа. Работа приборов заканчивается. Батареи уже почти сели. − Произнес Ирринг. − Я прошу всех вернуться на места.
− А почему вы не воспользовались сетью? − Спросил голос.
− Что бы никто не решил, что сигнал хитро передается через провода сети. − Ответил Ирринг. − Кроме того, предполагается его использование там, где сети нет. Для города эти аппараты будут бессмысленны. Дешевле провода протянуть. А вот в море, эта связь безусловно очень полезна.
− У меня один вопрос, господин Ирринг. − Произнес Лоренс. − Где же сам изобретатель?
− Тим, выйди сюда. − Сказал Ирринг, и из-за дверей появился парень.
− Это он?! − Послышались голоса. − Не может быть!
− Все может быть, господа. − Ответил Ирринг. Он прошел к столам и выключил приборы. − Я даю слово Тиму Дэрсу. Он расскажет о принципе действия прибора. Прошу тишины, господа.
Тим начал свой рассказ, как он и был заготовлен. Он говорил о радиоволнах, о передавамых колебаниях, о том, что в одном приборе звук преобразуется в радиоволну, в другом преобразуется обратно, усиливается и передается на телефоны.
Начав читать по бумажке, Тим продолжал уже сам. Он показывал, что в каждом приборе имелось, и какие функции выполняло, а так же рассказал об антенне и каким образом электрический сигнал из одной антенны попадал в другую.
− Можно вопрос Великому Изобретателю? − Послышался чей-то голос. − У кого вы украли идею?
Тим запнулся.
− Господин Марсони, либо вы немедленно принесете извинения, либо покинете аудиторию. − Произнес Ирринг.
− Я не буду слушать никаких сопляков. И не верю ничему, что здесь происходит! Это цирк, и не больше!
− В таком случае, покиньте цирк, сэр. Вы не заплатили за вход. − Произнес Ирринг. − Я жду, господин Марсони.
− Я уйду тогда, когда захочу.
− Советую вам захотеть и побыстрее.
− А в противном случае, вы меня силой вытолкаете?
− В противном случае я вспомню очень нелицеприятный эпизоды из вашей личной биографии, сэр. Конкретно, связанные с махинациями по счетам Вендерского договора, в которых вы отхватили пару миллионов за просто так.
− Это клевета!
− Наконец-то вы сообразили, что только что оклеветали человека. − Произнес Ирринг. − Спасибо за признание. Вы можете оставаться.
− Ты заплатишь за это, щенок! − Проговорил человек, подымаясь.
− Не беспокойтесь, господин вор. Оплата не за горами. И очень-очень близко.
− Я призываю всех в свидетели, этот человек угрожает мне!
− Господин Марсони... Выйдете. − Послышался голос Лоренса.
Человек, наконец, замолчал, вышел со своего места и покинув аудиторию хлопнул дверью.
− Я прошу вас продолжать, господин Тим Дэрс. − Произнес Лоренс.
− Я, вроде, уже все. − Ответил тот.
− На этом, думаю, пора заканчивать. Мы и так перебрали времени в полтора раза. − Сказал Ирринг.
− А вопросы?! − Послышался голос.
− Позже.
− Когда позже?
− Когда придет время.

Радио.
Газеты разнесли весть о новом открытии. Изобретением Тима Дэрса заинтересовались военные и новый контракт на усовершенствование прибора связи был подписан именно ими. В контракте значилась цифра в миллион плюс обеспечение работ в море, на военных кораблях. Как оказалось, морские инженеры уже вели поиски возможности связи в море, но они использовали для этого несколько иной принцип. Они надеялись получить передачу сигнала по воде, и она получалась, но на расстояниях совсем не больших. Не более нескольких сот метров, а для кораблей оно было слишком маленьким. Впрочем, и оно уже находило применение в военно-морских маневрах.
Тим Дэрс прибыл именно на головной корабль, где проводились эти исследования и получил под свое командование тех самых офицеров связи, которые и вели поиски. Вместе с Тимом на корабль прибыл и Ирринг. Первая встреча произошла во время сильной качки и предштормового состояния. Тим едва переносил это положение и сразу же после встречи слег с "морской болезнью".
− Неужели, этот парень изобретатель? − Произнес один из офицеров. Он говорил со своим другом и не видел, подошедшего Ирринга.
− Он гений, господа. − Проговорил Ирринг, и оба человека обернулись.
− Вполне возможно, но ведь сама идея фактически была уже давно.
− Да. Ее реализацию придумал Тим, а я ему помогал руками. И я просил бы вас отнестись к нему по дружески. Просто как к человеку. Как к сыну, если хотите.
− И как же мы будем с ним работать?
− Очень просто. Он расскажет принцип, покажет схемы, а дальше вы будете думать вместе. И учить его.
− Учить?
− Да, именно учить. Он не мало знает, но не мало и не знает. Он не заканчивал университетов и учился сам. И очень многое понял сам. И я хотел бы, что бы его понимание никто не сбивал. Пусть понимает как понимает. Главное, что бы система работала, не так ли?
− Да, но если он неверно поймет, все может пойти не туда.
− Может. Вы ведь тоже опускали концы в воду, а не в воздух.
− Непонятно, почему вы считаете, что волна легче пройдет по воздуху, чем по воде. Вода проводит ток и...
− И замыкает сигнал. Просто замыкает. Накоротко. В воздухе этого нет. В этом и отличие. В воде вы спускаете мощность в нагрев воды, а в воздухе она уходит в виде волн и летит к иным звездам и мирам...
− Вы шутите?
− Да, конечно. Но, я уверен, что привезенные нами аппараты при соответствующем подключении здесь выйдут на связь, как минимум, в двух-трех милях.
− Это будет очень хорошим результатом, если будет.
− Увидим.
− Кстати, судя по всему, вы уже плавали?
− Было дело, но давно.
− И качка вас не беспокоит?
− Меня − нет.
Рядом появился еще один человек.
− Ирринг Крылев! − Спросил он.
− Да, это я.
− Вам письмо, сэр.
Ирринг принял конверт, на нем не было обратного адреса.
− От кого это? − Спросил он.
− Извините, сэр, не знаю. Оно прибыло вчера вместе со всей почтой.
− Однако. − Ирринг вскрыл конверт и развернул бумагу.

"Ты покинул меня, Ирринг? Почему ты помог этому парню, а не мне? Я обидел тебя чем-то? Я не понимаю, чем, Ирринг. Что я сделал? Может я не прав? Но в чем? Я хочу это знать. И прошу тебя вернуться. Мы же друзья. Ты сам это говорил. И я в это верю. Я поверил тебе, но ты... Ты ушел, и я не понимаю, почему. Не понимаю..."

Письмо не содержало подписи, но Ирринг понял, что это от Хана Ракида...

"Хан, ты не прав. Я помог этому парню, потому что ты не помог ему. Его изобретение, это его изобретение, а не мое, как тебе может показаться. Я всего лишь помог ему не потерять себя и сделал то, что должен был сделать ты, Хан. Не понимаю, почему ты не увидел в его словах правду. Не понимаю, почему ты не понял, что когда-то сам видел в моих руках устройство для связи без проводов. Там, Хан. В горах, где я говорил с дентрийцами. И ты не прав в двойне. Я не ушел. И не перестал быть твоим другом, просто обрел еще одного. И я сейчас с ним, потому что нужен ему. Так же, как был с тобой, когда был нужен тебе. Может, не всегда, но в критические моменты, Хан. И я рад, что мы друзья, Хан. Мы еще удивимся."

Письмо для Ракида ушло совсем иным путем. Оно пронеслось невидимым потоком и легло к нему на стол, когда он в очередной раз находился в лабораториях, а не в своем кабинете.


"Бип. Бип. Бип."
− Есть! − Воскликнул человек. − Я слышу!
"Биип, бип, бииип."
− Он передает!...
Вокруг царила радость, а затем телеграфист начал выстукивать свои сигналы. Он просто сказал на своей азбуке "привет". И с другог конца принеслось "привет".
− Капитан, какое расстояние?! − Выкрикнул офицер.
− Двадцать миль, господа. Неужели слышно?
− Да, сэр. Они передают "привет"!
− Тогда, передайте им, что мы идем на сближение.
− Да, сэр.
Телеграфист передал сообщение и принял сигнал.
− Они передают, что ждут, сэр!

Корабли сошлись. Экипажи стояли с двух сторон, а несколько человек обнимали друг друга и молодого парня, который сиял от счастья. Его прибор работал. Не так, как телефон, а как телеграф. Телеграф имел большую дальность чем телефон. Но это уже не имело значения. Факт возможности связи на лицо, а ее дальность стала рекордной. Еще ни разу корабли не связывались на таком расстоянии.
Тим Дэрс вновь выступал, на этот раз перед аудиторией военно-технического института. Он делал доклад о радиосвязи, и ее достижениях. Вокруг царило оживление, потому что в институте впервые произошло так, что молодой человек, всего двадцати лет получал ученую степень. Самую первую для ученого, но самую высшую для подобного возраста.


Ракид сидел с газетой в руках. Он читал очередное сообщение, пришедшее с моря. Молодой инженер Тим Дэрс по сути руководил группой опытных конструкторов, которые вели разработку дальней связи для судов. Сто миль не предел. Именно такую цифру называли некоторые ученые, основываясь на прямой видимости с макушек мачт судов. Сигнал уходил и на двести и на триста. Становилось очевидно, что он огибал планету. Радистанция была построена и на берегу, откуда велась связь с кораблями. Это казалось верхом достижений, потому что связь земли с кораблями далеко в море ранее осуществлялась только быстрыми катерами. Теперь же, команда могла быть передана практически мгновенно. На счету моряков, имевших радисвязь появились первые спасенные люди. Появились рабочие, а не экспериментальные передачи. Началось оснащение всех кораблей радиооборудованием, которым занялась уже промышленность.
− Не вся же слава тебе, Хан? − Возник вопрос и Ракид вздрогнул. Он увидел перед собой улыбающегося человека. − Не узнал меня, да?
− Ирринг?
− Ты на меня обиделся?
− Нет, я нет... Я думал, ты там.
− Уже нет. Маленький несчастный случай и Ирринг Крылев больше не существует, как человек.
− Но почему?!
− Потому что приходит время, Хан. − Ирринг взглянул в окно. − Сколько лет уже прошло?
− Не так уж и много.
− Да. Не много. Тим получил от меня все что нужно. Он больше не маленький запуганый мальчишка. Он морской офицер и инженер, равных которому в этом мире можно сосчитать по пальцам.
− Но если бы не ты, он не сделал бы ничего?
− Если бы не я, ты тоже сидел бы сейчас в университете и не задумывался бы об открытиях.
− Думаешь, меня выпустили бы те люди?
− Думаю, тебя не схватили бы. Ведь Ирринга не было бы. Не было бы убийства Ирринга, а там, далеко за морем, шла бы война. Возможно, она закончилась бы достаточно быстро просто уничтожением аборигенов. Вот и все, Хан. Я всего лишь сделал этот мир чуточку лучше. И немного помог своим друзьям.
− А что случилось с тобой там? − Спросил Хан.
− Ничего особенного. Обыкновенная молния во время грозы. Ударила в мачту, а я мимо шел и... нет человека.
− Но эта молния ударила не случайно?
− Это уже частности. Для людей неслучайных молний не бывает. А оставить его просто я не мог.
− И ты не покажешься ему?
− Это уже зависит только от Бога. Я не знаю, где буду завтра. И буду ли вообще.
− Как это будешь ли? Что ты собираешься делать?
− Я собираюсь уйти из этого мира. Лет на десять. Пока не закончится война.
− Война? Какая война, Хан?!
− Обыкновенная война. Людей с людьми. Такая, каких были сотни в прошлом, и не знаю, сколько еще будет в будущем.
− И ты знаешь, кто с кем? И почему?!
− Не знаю. Но войной пахнет в воздухе. Он раскален до предела. Оглянись, Хан. И посмотри, сколько военных? Сколько армий, сколько техники, что строится для войны. Ружья делаются для того что бы стрелять, а не что бы на стенке висели.
− Но это же можно остановить? Ирринг, ты же можешь!
− Увы. Я не бог, Хан. Я всего лишь пришелец. Мои силы не безграничны. Да и не выйдет. Мир просто разделится не поперек, а вдоль.
− Как это вдоль?
− Просто. Будет иное распределение сил и не более. Остановить всех я не в состоянии. Да и не поверят мне все. Так что мне лучше не появляться. Что бы не оказаться поводом для драки.
− Но ты же можешь что-то сделать? Что-то иное.
− Что? Оружие? Хан, не смеши меня.
− Не оружие...
− Во время войны в оружие обращается все. Самые невинные предметы. То же радио, это оружие огромной силы. Военные это понимают, потому и вцепились всеми зубами. Ты не представляешь, сколько там вокруг шпионов крутилось. Все хотят знать. И твои изобретения будут работать на войну.
− Они не мои, а твои.
− Тогда, они ничьи. Я ничего не изобретал. У меня голова в этом направлении плоская.
− Значит, ты просто исчезнешь и оставишь нас, Ирринг?
− Твоя жизнь, Хан, это твоя жизнь. Ты сам ею распоряжаешься.
− А если я попрошу тебя забрать меня?
− Забрать? − Удивился Ирринг. − Тебе здесь плохо живется?
− Нет, но я хочу знать.
− Будущее? Я могу тебе рассказать, что будет. Приблизительный сценарий развития. Желаешь?
− Да.
− Война. Когда она начнется, я не знаю. Через год или через пять. Чем дальше, тем страшнее она будет. Техника развивается по экспоненте. Рывок в развитии самолетостроения и автомобилестроения. Пушки, танки, бомбы, сыплющиеся с неба. Оружие, стреляющее десятками пуль в секунду. Снаряды, уходящие за горизонт. Горящие города, сотни тысяч и миллионы погибших. Чем закончится война, я не знаю. Миру повезет, если она закончится окончательной победой одной из сторон. Но она может и затянуться. И тогда весь мир будет работать только на войну. И на войну будет работать наука. Придет время и на смену одному оружию придет другое. Появятся ракеты, уходящие с одного материка на другой. Появятся бомбы, которые будут сносить с лица земли целые города, и если к этому времени война не закончится, миру придет конец. − Ирринг замолчал. Он сидел перед человеком, которого ошеломляли перспективы.
− Этого нельзя изменить?
− Через это прошли все. Почти все.
− И вы?
− Мы − нет. Мы есть создания самой войны. Одной из самой страшной, что прошла два миллиона лет назад через всю галактику. Тогда все закончилось смертью цивилизаций. Осталась только дикая жизнь, да редкие останки уцелевших бывших врагов. Остались и мы. Нас готовили для войны. Для того, что бы в нужный момент нанести сокрушающий удар по врагу. Уничтожить. Нашего врага не осталось. Он убил сам себя, создав еще более ужасное оружие, то самое, что и убило почти всех.

Ракид молчал. Он представлял все те ужасы, которые могли навалиться на людей.
− Это совершенно невозможно изменить? − Спросил он.
− Я уже сказал, Хан. Нет. Изменится разве что сценарий. Будут некоторые нюансы, но не более. А появление инопланетянина только масла в огонь подольет.
− А появление бога?
− Не смеши меня. Из меня бог не лучше, чем из свиньи балерина. К тому же, у меня нет стольких сил, что бы осчастливить весь мир. Это нереально. В общем, мне пора, Хан.
− Ты не возьмешь меня?
− А ты хочешь остаться ни с чем? Там тебя никто не будет ждать, и там ты вновь будешь никем.
− Я согласен. Пусть будет так.
− И ты хочешь оставить здесь всех своих друзей?
− Настоящих друзей у меня и нет, кроме тебя, Ирринг. А все кто были раньше, они остались там. Векслер и Тансего так и не узнали меня.
− Узнали. И они знают кто ты и что ты явился оттуда.
− Знают?! Но откуда?! От тебя?
− Частично от меня, частично сами решили, когда сравнили почерк.
− Но почему они не сказали мне?
− А ты им сказал?
− Я же это по твоей просьбе сделал.
− Хан, ты по моей просьбе и с пятого этажа прыгнешь? Я просил тебя не говорить всем, но совсем не запрещал тебе этого делать. И друзьям то своим мог бы сказать. Если хочешь, можно зайти к ним. Сейчас, перед тем как исчезнуть из этого времени.

Векселр и Тансего уже не работали в университете. Тансего ушел с поста ректора и Векслер так же остановил свою научную карьеру, уходя на покой. Два человека теперь часто проводили время вместе, вспоминая старые время и просто беседуя о самых разных вещах.
Слуга Тансего, объявиший о гостях, прервал очередной такой разговор.
− Кто там? − Спросил Тансего.
− Профессор Хан Ракид и какой-то молодой человек с ним.
− Ракид? − Произнес Векслер. − С чего это он вдруг?
− Впусти их. − Приказал Тансего и слуга удалился.
Старики молча смотрели на вошедшего человека, вслед за которым в кабинет вошел Ирринг и закрыл дверь.
− Зачем вы пришли? − Спросил Векселр.
− За кем, ты хотел спросить? − Произнес Ирринг. − Мы улетаем. Я и Хан. И вы можете тоже, если пожелаете.
Ракид только раскрыл рот от удивления.
− Что такого, Хан? Там где один человек, там и три. Какая разница?
− А если мы не захотим? − Спросил Тансего.
− Никакого принуждения не будет. − Ответил Ирринг и сел в свободное кресло. − Я и Хана не собирался брать, да он напросился.
− Куда брать? − Спросил Векслер.
− В будущее. Я ухожу. Здесь мне нечего делать.
− А вам не кажется, что нам слишком поздно куда либо лететь? − Спросил Тансего.
− Поздно? − Усмехнулся Ирринг. − Неужели вы думаете, что это зависит от времени суток?
− Речь не о времени суток, а о нашем возрасте.
− Сто лет, это не проблема. Лично мне скоро четыре тысячи будет.
− Вы бессмертны, а мы всего лишь люди.
− Да. Согласен. Вы всего лишь люди. И вы уже все видели, и будущее вам не интересно. Хан, тебе тоже лучше остаться. Там все будет на много хуже, чем сейчас.
− Почему это на много хуже? − Спросил Векслер.
− Вы пока поговорите, а я исчезну. − Сказал Ирринг, сверкнул молнией и растворился перед людьми. Он унесся через сотни и тысячи километров.
Там, на другом конце планеты, в горах находилась скрытая база инопланетян, куда несколько дней назад высадились дентрийцы. Ирринг не собирался их гнать. Он хотел узнать планы пришельцев, а уже после этого решать, что делать.
Прилетевший корабль оставался на высокой орбите и оставался незамеченным местными астрономами.
Дентрийцы располагались, как у себя дома. За несколько дней они восстановили основные коммуникации, проложили временные электрические кабели и вели работу по расчистке территории, где давно никого не было. Первая команда считалась наблюдательной, а дальше все действия зависели только от развития событий на планете. В планах экспедиции было установление контакта с местными жителями и с правительствами крупнейших стран, и Ирринг не стал касаться этих людей. Было видно, что они прилетели с мирными намерениями. А во что все это выльется, можно было только гадать.


− Что решил ученый совет? − Возник голос Ирринга, и перед тремя людьми объявился зверь странного вида. Его шерсть словно горела оранжевым огнем, и он стоял подобно человеку на двух ногах.
− Ирринг? − Спросил Хан.
− А что, не похож? − Зверь взглянул на себя. − Оп-па... − Произнес он и переменился, становясь дикарем-Иррингом. − Вот, теперь похож. − Проговорил он и сел в кресло. − Вы летите или нет?
− Нет. − Ответил Тансего. − Не понимаю, вообще, зачем это нужно. Если вы бессмертны, то лететь в будущее глупо.
− Это почему же? − Удивленно спросил Ирринг.
− Потому что пропустите все события.
− Это вам из-за этого лететь глупо. А я таких событий уже насмотрелся. Хан, ты тоже остаешься?
− Нет.
− Тогда, время. − Произнес Ирринг.
− Вы куда-то торопитесь? − Спросил Векслер.
− Да, у меня там в будущем молоко на плите, не хочу, что бы убежало. − Ирринг взглянул на часы. − Машина уже запущена, осталось всего две минуты. − Время, Хан.
− Мы должны идти.
− Да. Прощайся.
Хан сказал лишь пару слов на прощание двум своим друзьям и исчез.
− Бай-бай. − Махнул рукой Ирринг и так же исчез перед взором людей.

Корабль взлетел над планетой. Он несколько мгновений висел на орбите, затем исчез. Мгновенно пролетело несколько лет. Ирринг остановил прыжки, пролетел к планете и некоторое время смотрел вниз.
Его прогноз действительно оправдался. На планете шла война. В нескольких точках были видны огни. Небольшой корабль сверкнул молнией и ушел вниз невидимым потоком. Ирринг не выпускал Хана до тех пор, пока не разобрался с ситуацией. А она оказалась очень и очень плохой. Королевство Вейда Восьмого вело войну с несколькими соседями, наседавшими на него. Армия едва выдерживала. И вся страна работала только на войну.
Сверкнула молния. В полутьме раннего утра возникли два человека. Один из них едва удержался на ногах, а другой помог ему, держа за руку.
− Где мы? − Спросил Хан.
− Как я и сказал, десять лет в будущем. − Ответил Ирринг.
− А что это за место?
− По моему, кладбище. − Ирринг прошел по дорожке и остановился напротив крупного надгробия. − Читай, Хан.
Ракид подошел к плите и некоторое время читал надпись о великом ученом по имени Тансего, умершем в восемдесят лет. На могиле лежали цветы.
− Думаю, Векслер еще жив. Он ведь был моложе. − Сказал Ирринг.
− А как мы оказались именно здесь?
− Я прилетел немного раньше чем ты, Хан. И успел кое что узнать. И поэтому ты оказался здесь.
− А где Векслер ты знаешь?
− Еще нет, но скоро узнаю. Ты хочешь его увидеть?
− Да. Ему сейчас уже семдесят с лишним. Скорее всего, он дома.
− Значит, туда и пойдем.

Векслер встретил Ирринга и Хана почти со смехом.
− А я уже и забыл о тебе, Хан. − Произнес он. − Ты все пропустил.
− Что я пропустил?
− Свою жизнь. Думаешь, тебя примут в институте?
− Я и не думал об этом. Я знаю, что не примут.
− Мне не о чем с вами говорить, господа. И с вами тоже, господин инопланетянин. − Проговорил Векслер с сарказмом. − Вам предстоит жить в раю будущего! Живите, господа! Наслаждайтесь!
Векслер махнул рукой и пошел прочь.
− Что, это значит, Ирринг.
− Идем. Может, ты и поймешь его. − Ответил Ирринг.
− Ты не можешь объяснить?
− Извини. Я не человек, и мне его понять сложнее, чем тебе. Думаю, его просто муха укусила с утра.

Хан Ракид едва понимал, что происходило вокруг. И прозрение наступило только когда он прочитал в газете сводки с фронта, в которых говорилось о тяжелых боях...
− Господа... − Произнес голос позади. Хан обернулся и кто-то схватил его под руки.
− Что это значит?! − Воскликнул он.
− Это значит, что вы пройдете с нами, господа. − Ответил офицер. − Документов у вас нет, не так ли?
− У меня есть... − Заговорил Хан и достал свое удостоверение.
Офицер взглянул на корочку и рассмеялся.
− Такие документы были лет десять назад. − Сказал он. − Вы просчитались, господа шпионы...
Хан взглянул на Ирринга, а тот молчал. Его руки кто-то держал, а еще один человек обыскивал Ирринга. В его кармане нашли какую-то бумагу, и солдат тут же передал ее офицеру.
− Вот даже как! − Произнес он.
− В машину!
Машина, как оказалось, стояла за углом. Ирринга и Хана запихнули в нее. Напротив сели два солдата и офицер. А через несколько минут фургон уже въезжал на территорию мрачного заведения, очень похожего на то, из которого Ирринг вытащил Хана почти сорок лет назад.
− На кого работаете? − Произнес офицер, перед которым поставили двух человек. Офицер смотрел на Ракида.
− Лично я работаю на инопланетян. − Произнес Ирринг. − Ворую умы. Десять лет назад я завербовал профессора Хана Ракида и увез его в будущее. Вот только проблемка вышла. Машинка моя сломалась и вместо двухсот семидесяти лет она прошла только десять. Потому мы и здесь.
− Всыпьте этому недоноску. − Проговорил офицер, и на Ирринга накинулось несколько солдат. Они били его кулаками в живот, в лицо, затем свалили на пол и пинали. − Достаточно. − Бросил офицер и подошел к Иррингу. − Ты и сейчас работаешь на инопланетян?
− Н-нет, сэр. − Проговорил Ирринг.
− На кого?
− Н-на вас, сэр. Что прикажете, то и сделаю.
− Говори, кто вас заслал?!
− И-инопланетяне.
Офицер со всей силы ударил сапогом в глаз Ирринга. Тот отлетел в сторону, перевернулся на живот и распластался не двигаясь.
− Приветите его в чувство! − Приказал офицер.
Кто-то принес воду и плеснул ее на Ирринга. Молодой человек зашевелился и поднялся на карачках.
Офицер схватил его за волосы, подымая.
− Отвечай, сволочь! − Произнес он.
− Паскуда ты продажная. Тебя повесят, расстреляют, четвертуют и скормят земляным червякам! − Произнес Ирринг.
Офицер отпрянул от избитого человека, затем быстро пошел на выход и скрылься.
− Задержите этого гада! − Выкрикнул Ирринг.
Солдаты, стоявшие вокруг переглядывались, не зная, что делать, а Ирринг взглянул на Хана и снова повалился на пол.

Лишь через десять минут появился человек, который мог отдать приказ. Он некоторое время недоумевал из-за поспешного ухода следователя, а когда подошел к лежавшему на полу человеку вздрогнул.
− О, дьявол! Врача сюда! Быстро!
Уже через несколько минут Ирринга привели в чувство. Затем его уложили на носилки и понесли на выход. А что бы Хан остался рядом хватило лишь пары слов.
Вновь двух человек везли на машине, но на этот раз в более приличной. Машина проехала через город. Хан смотрел на улицы и понял, что его и Ирринга везут в центр. Но что все это значило, он не понимал. И спросить не мог, потому что вокруг находилось много людей.
Машина остановилась около Императорского дворца. Хан едва держал себя, когда это увидел. За кого приняли Ирринга? За какого нибудь высокопоставленного человека? Нет. Этого не могло быть, и Ракид ждал момента, когда останется наедине с Иррингом.
Вскоре такой момент наступил.
− Ирринг, что это значит?
− Т-сс... − Произнес тот. − Меня приняли за Принца. − Произнес он.
− Но как?!
− Потом объясню. Скоро будет весело, когда появится настоящий Принц.
− Я не думаю, что это будет весело.
− Увидим.


Император смотрел на своего сына, а тот, казалось, в упор не узнавал отца и отвечал на вопросы так, словно перед ним действительно был полковник, каковым и представили Вейда Восьмого этому молодому человеку.
Будь это в иное время, парень оказался бы за решеткой. Но теперь... Теперь сам Император не был уверен, что перед ним не его собственный сын, которого похитили несколько недель назад. Парню могли вдолбить что угодно. Могли просто заставить его забыть обо всем. Методы существовали, а вид сына сам говорил за себя.
− Как тебя звать? − Спросил Вейд.
− Долдоном. − Проговорил парень.
− Ты только что называл другое имя.
− Но ты же его забыл. Долдонишь одно и то же уже десятый раз. Как звать, как звать! Записывать надо, если память дырявая!
Вейд покинул больничную палату и приказал врачам делать что угодно, но что бы его сын вспомнил, кто он есть...

− Ирринг. − Позвал Хан.
− Да. − Ответил тот.
− Ты не можешь объяснить, что происходит?
− Хан, а ты чего хотел, попав сюда? Что бы тебя с распростертыми объятьями приняли?
− Я понимаю, но надо им сказать, что ты не принц.
− Я именно это и сказал. А ты зря болтаешь. У этих стен есть уши.
Хан умолк. Он понимал, что слова могли подслушать, но не знал, что на этот раз все так и было.
Уже на следующее же утро Ирринга вызвали, объявив, что его хочет видеть Император, а Хан Ракид остался в комнате.
Впрочем, не на долго. Ворвавшиеся через несколько минут охранники скрутили его и доставили в другое помещение, где и оставили связаным и с залепленным ртом.

− Итак, ты утверждаешь, что ты Ирринг? − Спросил Император.
− Да. Как это вам удалось запомнить? − Произнес тот.
− А как тебе удалось не упать на колени перед Императором?
− Мне это не положено. По уставу. − Ответил Ирринг с усмешкой. − Ты, разве не понял, кто я?
− Я знаю, кто ты, но ты либо придуриваешься, либо!... − Человек поднялся. − Как это понимать, Вейд?!
Ирринг обернулся.
− Здесь кто-то еще кроме нас? − Удивленно спросил он.
− Твое имя Вейд, а не Ирринг!
− Не смеши меня. Я всегда был Иррингом, с самого рождения. Ну, иногда менял имя, но не на долго. Но Вейдом точно никогда не был.
− В таком случае, это означает, что ты засланый шпион. − Произнес человек.
− Это ближе к правде. Вот только я не засланый, а просто шпион. Я сам прилетел, ясно?
− И от кого?
− А от кого здесь можно прилететь? От инопланетян, разумеется. Я и сам инопланетяни. Не веришь?
− Не верю.
− Ну так я тебе это докажу. − Ирринг прошел по кабинету и встал на свободное место. − Ну ты готов? − Спросил он. − Талбетки от страха приготовил?
− Приготовил. − Соврал Император.
− Тогда, гляди.
Ирринг переменил себя и обратился в крылатого зверя.
Император, стоявший в этот момент опустился в кресло и потянулся за оружием.
− Ну, ты понял, что я не твой сын? − Зарычал зверь.
− Где мой сын?! − Взвыл человек.
− Я его не ел. − Ответил зверь. От этих слов человек задрожал и ударил по кнопке вызова охраны.
− Ну ты талбетку то прими, а то нассышь в штаны от страха. − Произнес зверь, усаживаясь.
В кабинет вскочили охранники.
− Заходите, ребята, будете обедом. − Зарычал зверь.
Люди бросились назад, затем открыли огонь. Зверь в этот момент исчез и пули просвистели над головой Императора.
− Не стрелять! − Закричал тот.
В этот момент возник всполох, вновь рядом возник зверь. Но на этот раз он уже лежал. Его тело казалось полупрозрачным и то появлялось, то изчезало.
− Дьявол... Вы таки попали не туда куда надо... − Произнес его голос. Тело зверя застыло и больше не мерцало. Крылатый лев лежал на полу, под ним струилась кровь, лапы дергались.
− Он еще жив. − Произнес кто-то.
− Найдите второго, если он еще не сбежал! − Выкрикнул Император.

Хана ввели в кабинет, и он поначалу не понял, что за туша лежала посреди. Мысль внезапно сваботала, и он бросился к зверю.
− Ирринг! Ирринг! Что с тобой?! − Закричал он.
Зверь открыл глаза.
− Извини, Хан. Но пришло мое время. Я был слишком самоуверен.
− Ты же говорил, что пули не страшны!
− Да, кроме одного случая на миллион. Расскажи им все, Хан. Поверят или нет, тебе же все равно. Они же твои...
− Ирринг, ты должен сказать, что сделать! − Воскликнул Хан.
− Когда я умру, отдайте мое тело зверям. − Ответил тот. − У нас так... хоронят...
− Нет-нет! Ирринг, не умирай! Нет!...
Зверь закрыл глаза, и больше не шелохнулся.

− Что это за зверь? − Спросил Император.
− Это Ирринг. − Ответил Хан. − Инопланетянин. Он жил четыре тысячи лет. За что вы его убили?!
− Они похитили моего сына.
− Это ложь. Ирринг не мог этого сделать. Он был со мной, и...
− Нам не известно, и кто ты. − Произнес Император. − Может, ты такой же как он!
Хан взглянул на человека, и понял, что тот видел превращение. Иначе, не говорил бы.
− Я Хан Ракид. Профессор... − Ответил Хан. − Ирринг перенес меня в будущее на десять лет.
− Вы смеетесь надо мной?! − Воскликнул Император.
− Он мертв! Какой еще смех?! − Закричал Хан. − Вы не желаете верить?! А он был моим лучшим другом! И он никогда ничего против людей не делал!
− Я не верю.
− А я верю. − Ответил Хан, садясь на стул. − Глупо все. Как глупо! Господи... − Хан закрыл лицо руками.

Ему поверили лишь через несколько месяцев, когда в столице оказался Тим Дэрс, достигший в свои дридцать лет звания полковника, и руководивший всей военно-морской промышленной группой страны. По проектам Дэрса строили оружие для кораблей.
Узнав о том, что в столице пойман шпион инопланетян, да еще и называвший себя Ханом Ракидом, Тим решил это проверить и ему предоставили эту возможность.
Человек едва не смеялся, глядя на профессора. А Хан Ракид не узнавал в нем того парня. А через несколько дней после разговора с самим Императором Тим получил Хана Ракида в свое распоряжение, объявив, что этот "инопланетянин" может быть полезен в качестве технического консультанта, как минимум. А как максимум, и сам может вести разработки.

Хан сидел в камере. Его мысли все еще блуждали в прошлом.
− Можно вас спросить, профессор, как вы оказались в будущем? − Возник голос.
− Меня перенес сюда Ирринг. − Ответил тот, не оборачиваясь. − Ирринг Крылев. − Хан не задумывался, почему назвал именно эту фамилию, а не Рэк.
− Что? − Переспросил голос. − Он не мог!
− Что значит не мог? Он инопалнетянин и мог все! − Хан развернулся и увидел молодого офицера. Того самого, что уже заходил несколько дней назад. − Кто вы?
− Вы заявляете, что Ирринг Крылев инопланетянин?
− Отрицать это глупо. Его видел сам Император.
− И как он выглядел?
− Как крылев. Не читали никогда фантастики? "Краткую Истори Галактики", например. Читали?
− Читал.
− Там описано, каков он был.
− Там сказано, что крыльвам не страшно никакое оружие.
− Маленькое преувеличение. − Ответил Хан. − Вы так и не назвали себя.
− Мне очень бы хотелось, что бы вы меня узнали, профессор. Если это вы.
− Узнал? Десять лет назад вы были малчиш!... − Хан осекся. − О, черт. Тим Дэрс?
− Именно. Крутая история. Было время, когда я мог стать вашим сотрудником, но вы отказались. Не так ли?
− Я совершил ошибку.
− Но я ее не совершу. − Ответил Дэрс.
− Как это понимать? − Спросил Хан.
− Так и понимать. Вы отправляетесь со мной, профессор Хан Ракид. Но теперь уже в мое ведомство.
− В каком качестве?
− Не беспокойтесь. Я найду применение вашим талантам. Если они у вас остались.
− Мне не нравится ваша жесткость. Я никогда не говорил в подобном тоне ни с кем!
− Видимо, вы никогда не были и на войне. Теперь узнаете, что это такое. Собирайтесь.
Хан оказался в подчинении не кого-то, а того самого мальчишки. Парень был довольно жестким по характеру, но по пустякам никого не обижал. Впрочем, Хану Ракиду, тому что когда-то руководил целым институтом, теперь было тесновато в простой лаборатории, которую ему выделили для работы.
Но работа не шла. И не столько из-за того, что в голове ничего не происходило, сколько из-за постоянных размышлений об Ирринге. Слишком тяжелым стал для Хана этот удар. Слишком тяжелым...


Сигнал тревоги разносился по институту. Множество людей бегали почти как безумные. В южном крыле полыхал огонь, а где-то в центре слышалась стрельба.
− Нападение! Провокация! Это диверсия! − Кричал кто-то в трубку.
Человек подлетел от удара. Взрыв разнес его тело и телефонный аппарат.
− Глупец. − Возникло рычание. − Это не диверсия. Это война!
Люди бежали. Бежали прочь от здания, в котором хозяйничал зверь. Никто так и не понял, каким образом ожил монстр-инопланетянин, а он громил все вокруг. И пули не брали его, и гранаты не мешали ему двигаться.
Зверь разнес все внутри, перевернул все лаборатории. От его когтей и клыков погибло несколько десятков человек. А затем огненный вихрь пронесся через корпуса института и от нового удара дрогнула земля.
От взрыва одновременно осели все строения. Люди, успевшие убежать, смотрели на это со страхом и непониманием...


− Капитан, на связи Адмирал Хайнс. − Произнес дежурный.
Тим поднял трубку и доложил о себе, как положено.
− Капитан Дэрс. У вас находится некий профессор Хан Ракид?
− Да, сэр. У меня.
− Вы должны переправить его на материк.
− Прошу прощения, сэр, но это нереально.
− Что значит нереально? Это приказ!
− Я имею приказ, ни каким образом не прерывать проекта "Альфа". Хан Ракид имеет прямое к нему отношение и его отлучка будет стоить задержки с исполнением "Альфы".
− Вы не можете его заменить?!
− Это будет стоить задержки с исполнением "Альфы", сэр. Заменить без задержки можно гайку или винт. Мне такого человека, как Хан Ракид, заменить некем.
− У вас же его не было, когда вы начинали Альфу.
− Да, не было. И не появись он, срок был бы иным. Я не знаю точно, каков срок, но я знаю точно, что без Ракида он будет больше.
− Хорошо. Я еще свяжусь с вами.
Дэрс положил трубку и некоторое время молчал, глядя на связиста, затем так же молча ушел и отправился прямиком в лабораторию Хана Ракида.
Профессор достаточно быстро освоился с новым положением, которое чем-то походило на тюремное, но все же приступил к работе и вскоре получил результат, который ускорил исполнение нескольких проектов.
Ракид что-то делал с самописцами, когда Дэрс вошел. Капитан всегда входил тихо, и, как всегда заговорил сразу же о деле.
− О чем вы мне не рассказали, профессор? − Произнес он. Ракид резко обернулся. − Я слушаю вас. О чем?
− О чем именно речь?
− Разумеется, не о лампах. Вы должны сами догадаться, о чем!
− Об Ирринге? − Спросил Хан.
− Да. Что?
Ракид молчал.
− Вы либо расскажете сейчас, либо из вас это будут выбивать силой. И я не смогу вам помочь.
− Я не смогу добавить ничего существенного.
− Добавьте несущественное. − Ответил Дэрс.
− Хорошо. Раз вы так настаиваете, я добавлю. Маленькую несущественную деталь. Не будь Ирринга, не было бы и вас. Не в смысле, как человека, а в смысле, как первооткрывателя. Тот ваш Ирринг и мой − одно и то же.
− Вы лжете! − Произнес Дэрс. − Я лично участвовал в его похоронах! Его тело запечатали в гипс и похоронили в море! И вы не имеете права!...
Хан молчал. В нем вдруг возникла искра. Маленькая, почти безнадежная, в том, что Ирринг... Он даже не хотел думать об этом. Потому что получалось, что Хан оказался брошен на произвол судьбы...
Но с другой стороны? Что было бы в ином случае? Как бы все повернулось?...
Дэрс ушел, а Хан остался один.

Через два дня его увезли с острова. Увезли совсем в иное место. Тим Дэрс не сказал ни слова в защиту, когда Хана увозили. Впрочем, Хан и не ждал ее. Ведь когда-то он сам выгнал этого человека. Зря выгнал...
Его закрыли в тюрьме. Казалось, люди чего-то боятся. Казалось, они в ужасе, но почему? Что заставило их так поступать?
И вновь допросы. Вновь требования рассказывать все о звере. А Хан о нем не знал. Не знал он и того, что его станут пытать. И тогда в голове родилась иная мысль. Он понял о чем говорить, и "раскололся".
А люди старательно записывали слова, в которых, по настоящему, не было ни капли нового. Это были слова самого Ирринга, рассказанные много лет назад... В книге.

Вой ворвался в уши. Хан не сумел подняться из-за того что был привязан. А снаружи доносился грохот взрывов. Еще никогда Ракид не слышал подобного. От ударов тряслись железные двери камер и сыпалась штукатурка со стен.
Где-то в коридоре возник крик.
− Всех заключенных расстрелять! − Приказывал голос. − Расстрелять!
Затем послышались выстрелы и крики людей. Никто не желал умирать, а Хан понял, что для него это конец. Теперь уже никто и ничто не спасет его. Никакое чудо...
Удар в дверь. Вот сейчас, сейчас...
Но тишина. Почему тишина? Почему нет грохота? Хан открыл глаза и не увидел никого. Дверь была лишь приоткрыта, а он лежал связанный и не мог встать.
Сколько прошло времени, он не знал. Только странные звуки доносились из окна. Вой, далекий грохот, непонятное рычание, не похожее на машины, но иного источника было и не придумать.
Вновь послышались голоса.
− Они их убили. Дьявол, мы не успели!
− Проверь всех, может, кто еще жив! − Выкрикнул другой голос.
Кто это? Враг? Хан едва ли не рассмеялся. Боже, как это возможно?!...
А дверь открылась, какой-то человек вошел в камеру и увидел Хана.
− Здесь живой! Живой! − Закричал он.
Примчалось несколько солдат. Хана отвязали, а он не мог сказать и слова. Он не знал, что говорить, да и не мог. И как? Что он теперь будет делать среди врагов?...

Хан сидел перед офицером. Тот молча читал какие-то бумаги, затем передал их второму человеку, сидевшему рядом.
− Ну-с, профессор Хан Ракид, не так ли? − Произнес незнакомец. − За что же вас так? А?
Хан молчал. И что он мог сказать?
− Не хотите говорить, профессор? Или вы до сих пор считаете свою войну справедливой?
− Это не моя война.
− Тем более, раз не ваша. − Ответил человек. − Зачем молчать? Мы же здесь люди, а не звери.
− Что вы хотите от меня?
− Ответов. Простых ответов. Вопрос был задан. За что вас посадили?
− Я не знаю.
− Глупо не знать. Вас же допрашивали, и судя по вашему виду, пытали. Разве нет?
− Они считали, что я инопланетянин. − Произнес Хан.
− К-кто? − Удивился человек.
− Инопланетянин. Крылев.
− И что они хотели знать?
− Все.
− Что все?
− Они не сказали, что все, и требовали все.
Второй человек что-то показал в бумаге, молча ткнув пальцем. Первый так же молча согласился и приказал охране увести профессора. Того увели не только из кабинета, но и из тюрьмы. Хан оказался в больнице, где им занялись врачи.
Через несколько дней он был выписан и просто оказался на улице.
Хан стоял около ворот больницы и с его глаз текли слезы.
− Господи, как это возможно?! − Воскликнул он. Его слов никто не слышал. Хан взглянул назад, обернулся и побрел по улице, не зная, куда идти. В его руках была лишь бумага в которой говорилось о том, кто он и что он свободен от какой либо ответственности.
Полупустые улицы. Хан забрел к новому кварталу, здесь несколько домов лежали в руинах, а немного вдали пара человек копались на развалинах.
Хан медленно прошел мимо. Он не знал, куда идти, двигался наугад. Впереди слышался шум, и Ракид вышел на довольно оживленную улицу, по которой ходили и люди, и солдаты. Иногда даже появлялись машины. Хан остановился перед плакатом, с большими буквами: "Граждане!" А далее шел текст с обращением временного военного управления города. Текст требовал от всех регистрации, соблюдения комендантского часа, а тем кто не имел жилья, предлагали заявить об этом для получения временного места жительства. Здесь же указывалось несколько мест, куда надо приходить для регистрации.
Одно из таких мест было совсем рядом. Хан понял это по дополнительному листку, что висел рядом с указанием пути от конкретного плаката.
Иного пути не было. Попадать в тюрьму снова из-за упрямого нарушения Хан не мог. Он шел по пути, которого не знал, но найти пункт регистрации оказалось не сложно. Его реклама висела на видном месте и Хан пришел туда.
В коридоре сидело несколько человек, ожидавших очереди. Все молчали, Ракид только спросил, кто последний, и сам стал им.
Регистрация проходила довольно быстро. Уже через пять минут подошла очередь Хана, и он вошел в кабинет.
− Документ какой нибудь есть? − Спросила женщина.
Хан протянул бумагу, и она взяв ее прочитала, затем медленно подняла на него взгляд.
− О, боже... − Проговорила она, прикрывая руками рот.
− В чем дело? − Спросил Хан.
− Вы не узнаете меня, профессор? − Спросила женщина. − Где же вы были?
− В тюрьме.
Она поднялась и подойдя к Хану обняла его, а он не понимал.
− Вы не помните? Я Татьяна. Ну? Помните?
Хан пытался вспомнить, и старый образ возник в сознании. Он вспомнил ее. Женщина, которая работала в библиотеке, в университете.
− Библиотекарь? − Проговорил он.
− Ну да! − Воскликнула она, улыбнувшись. − Нам сказали, что вы пропали без вести... Так значит, они вас?... Но за что?!
− Я улетел в будущее с инопланетянином. − Произнес Хан.
Женщина не сумела сказать и слова.
− Майра, я должна уйти! − Крикнула она.
− В чем дело? − Возник еще один голос и из-за двери появилась еще одна женщина.
− Это профессор Хан Ракид. Мы были знакомы еще в университете. − Сказала она. − Майра, я же не просила тебя никогда!
− Ладно. − Ответила та. − До завтра, Тань.
− А регистрация? − Спросил Хан.
− Профессор, а не понял, что уже получил ее. − Ответила та, возвращая документ. − Идемте.
− Куда?
− По моему, вам сейчас все равно куда. Или нет?
− Я хотел бы знать.
− Ко мне домой. − Ответила она. − Идемте.
Хан больше не сопротивлялся. В конце концов, у него не было ни дома, ни знакомых, а тут. Встреча, можно сказать, подарок судьбы.

Она улыбалась, и Хан невольно улыбался ей. Что-то странное было в этих улыбках. Они оказались в доме Татьяны, и она первым делом предложила Хану обед. Ракид не отказывался. Последний раз он ел в больнице несколько часов назад, и еда там не блистала своим качеством.
Впрочем, и у Татьяны она была достаточно простой.
− А вы как оказались здесь? − Спросил Хан.
− Когда все началось, моя семья уехала из Королевства. − Ответила она.
− Началось? Что началось? − Удивленно спросил Хан.
− Вы не знаете?
− Меня не было десять лет.
Она снова закрыла рот рукой.
− Через полгода, после того, как вы исчезли, началась война. Все изменилось. Власть захватили военные, а Император этому только потакал. Он слушался генералов как мальчишка, а те чинили террор. Потом ученых стали забирать в армию, а всех кто был не согласен... Они исчезали. А нам удалось бежать. Мне и моему отцу.
− И где он сейчас?
− Он погиб. На фронте.
− На фронте? Каком?
− Том самом, что против Королевства. Там много наших.
− Но как это возможно?!
− Возможно. Увы, это возможно. Я сама раньше плохо понимала, но, спасибо отцу, он заставил меня уехать. И был прав. А вы... Я не знаю, что и говорить. Десять лет в тюрьме...
− Я не был в тюрьме десять лет.
− Где же вы были? Они заставляли вас работать?
− Меня не было. Не было десять лет, а когда я появился, тогда и попал в тюрьму. За шпионаж в пользу инопланетян.
− Но что значит не было десять лет?
− То что моя связь с инопланетянином не выдумана. Она была. И была тогда, когда мы познакомились. Помните? Вы сказали, что я очень похож на того Хана Ракида, что двадцать лет назад пропал?...
− Я... я... − Татьяна потеряла все слова.
− Хан Ракид был только один. И это я. А Ирринг Рэк, он же Ирринг Крылев, и есть инопланетянин. И большей частью я обязан ему тому чего достиг в науке. Он помогал мне и был другом.
− Был?
− Да. Его убили.
− В это трудно поверить, я даже не знаю, что говрить.
− Ничего не говорить. − Произнес Хан. − Еще тогда Ирринг сказал мне, что будет война. И сказал, чем она закончится. Чем может закончиться, если люди не одумаются.
− Чем?
− Уничтожением всего мира. − Ответил Хан.
− Мира? Но это же невозможно!
− Увы, но это возможно. Я не могу этого доказать, но я верю Иррингу. Верю тому, что говорил он. Он сказал, что нам повезет, если кто-то в этой войне победит окончательно. Если же нет, война не кончится и кончится уничтожением всех...
− Я в это не верю.
− Я тоже не хочу верить. − Ответил Хан. − Но у меня нет выбора.
− Почему нет? Вы же должны понимать, что таких сил нет, что бы убить сразу всех.
− В том все и дело, что я понимаю, что такие силы существуют. Я физик, если вы не забыли.
Она не отвечала.
− Неужели ничего нельзя сделать? − Спросила она.
− Я тоже задавал этот вопрос ему. Он сказал, что нет, что его появление станет только поводом для разногласий между людьми и для войны.
− Это же смешно.
− Это не смешно. Я знаю его, и я знаю, что его слова − правда.
− А вы? Вы ничего не можете сделать сами?
− Я? А что я? Взять винтовку и пойти на фронт?
− Профессор, а говорите глупости. Вы могли бы помочь. Все ученые сейчас работают.
− На войну? − Усмехнулся Хан. − Я не хочу.
− Не на войну, а на победу. Вы сами говорили, нам повезет, если победит один. Этому и надо помочь.
− И кому? Нашим или вашим? − Спросил Хан с сарказмом.
− Справедливости. − Ответила она.
− И где она? Где справедливость?
− Вы не знаете где. Потому что вас не было. Но я знаю.
− Прикажете верить вам?
− Не прикажу. Просто попрошу. Поверить. И помочь. А стоять в стороне сейчас... глупо.

Хану не осталось ничего, кроме как остаться в доме Татьяны. Другого дома у него не было, а от ее предложения он не смог отказаться. Почему? Он не знал. Может, это его судьба? Встретить женщину, которой скоро уже сорок... Размышления о возрастах могли свести с ума. Хану скоро уже пятьдесят, а если вспомнить старые времена?... Сколько же лет прошло? Ему должно быть уже почти восемдесят, если бы не Ирринг.

− Хан. − Произнесла Татьяна. − Я прошу тебя, возьми меня в жены.
Он остолбенел. Дикое, почти невероятное чувство охватило его. Хан подошел к Татьяне и обнял.
− Я согласен. − Сказал он.

Мир словно изменился. Словно перевернулся. Изменились цвета и краски, переменилось все. Почти невероятно, но судьба привела Хана Ракида именно сюда, в это место и время...
− У тебя никого не было? − Спросил Хан.
− Нет. Был жених, но когда мы сбежали... А у тебя?
− У меня была. Ее звали − Наука.
Татьяна ударила его кулаком.
− Так ты теперь мне будешь изменять с ней?! − Воскликнула она.
− Буду. − Ответил он.
− Ладно. Я согласна. − Сдалась женщина. − Это судьба, Хан.
− Судьба? Почему?
− Разве нет? Мы встретились, черт знает где, на краю света. Меня послали сюда почти что силой, а тут оказался ты.
− Послали силой? Как это?
− Так. Пришел наряд, десять человек, на два месяца, для работы на освобожденных территориях. Ну и розыгрыш "призов". Один достался мне, а тут... − Она улыбнулась и обняла Хана. − Я рада, что нашла тебя. Рада.
− Значит, ты скоро уезжаешь?
− Да. Но ты же поедешь со мной?
− И куда ехать?
− Далеко. И глубоко.
− Глубоко? − Удивился Хан.
− Не спрашивай. Там узнаешь. − Ответила она. − А ты действительно меня полюбил?
− Да. − Ответил он.
− Да? Ты даже не заикался об этом.
− Это пришло как удар молнии. − Проговорил Хан. − Когда ты сказала.
− Когда я сказала! − Воскликнула она. − А скажет другая?
− Не скажет. Кому потребуется старик?
− Старик. Ты выглядишь совсем не плохо и не похож на старика. Знаю я вас. Все вы ученые такие.
− Все? Ты уже всех испробовала?
Хан усмехнулся, получая новый толчок в бок.
− Не говори глупости, профессор.

Они не ехали. Хан едва сдержался, что бы не закричать, когда оказалось, что группа из тех самых десятерых человек, в которой находилась Татьяна, возвращалась назад на самолете. Вместе с ними возвращался и Хан Ракид, который уже получил для этого разрешение, как муж Татьяны.
Страх овладел человеком, впервые подходящим к самолету.
− Ну вы идете или нет? − Послышался голос позади. Хан стоял на пороге самолета, боясь вступить.
− Й-а...
− Ты никогда не летал, Хан? − Спросила Татьяна. Она схватила его за руку и втянула в самолет. Через минуту он уже сидел и смотрел на людей вокруг. − Прекрати дрожать. − Тихо произнесла Татьяна ему на ухо.
− Он нормальный? Не упадет?
− Не упадет. Если не собьют. − Произнес голос сзади.
− Со-собьют?...
Взвыли моторы, Хан вцепился в ручки кресла и только Татьяна, сидевшая рядом не дала ему закричать.
− Глупый. С инопланетянами встречался, а самолета боишься.
− Я не боюсь, я...
Машина уже разбежалась, а затем взлетела. Хан увидел в окно, как земля ушла вниз, и вместе с ней туда же ушло его сердце...

− Господи, я вышла замуж за труса. − Произнесла Татьяна. − Чего-чего, а такого я от тебя не ожидала. − Они уже покинули самолет и шли к подъехавшей машине. Хан не отвечал. После полета у него язык не поворачивался.
Небольшой автобус проехал через городок, больше смахивавший на деревню, свернул к горе и въехал в тоннель, освещенный электрическими огнями.

Подземный завод. Вот, что имела в виду Татьяна, говоря о глубине. Машину встречало несколько человек, и они обнялись с приехавшими.
− Все нормально? Все в порядке? Никто не пострадал? − Заговорил еще кто-то.
− Нет. Все нормально. − Ответили голоса.
− Мы долго разбирались с бумагами, этот наряд был ошибочным.
− Ошибочным? − Удивленно послышались голоса.
− Да. По всем правилам, он не должен был к нам прийти, но это уже не важно. Надеюсь, никто не попадал в переплет?
− Никто, кроме Татьяны.
Человек тут же оказался рядом с ней.
− Что случилось?
− Она вышла замуж. − Вокруг возник смех.
− За кого, если не секрет?
− За профессора Хана Ракида. − Ответила она, показывая на него.
− Так-так. − Человек тут же прошел к Хану. − Что за самоуправство?! Кто вам разрешил его привозить сюда?!
Татьяна вынула документ и передала его человеку.
Тот взглянул на нее, затем взялся за голову.
− Господи, что за напасть?! − Он подошел к Татьяне. − Вы не понимаете, что кто-то там не имел права решать?!
− Сэр, кто бы не имел права, я могу гарантировать, что Хан Ракид наш человек.
− Ваш. − Фыркнул тот. − И где был этот ваш человек?!
− В тюрьме. − Ответила она. − Его там и нашли, полуживого среди мертвых и полуживых. Кроме того, это человек, которому весь мир обязан великими открытиями. А ваше незнание его имени сильно подрывает лично мое мнение о вас лично.
− Вы хотите сказать, что это тот самый, пропавший одиннадцать лет назад? − Заговорил человек.
− Ладно, последняя моя фраза аннулируется. − Сказала Татьяна, а рядом послышались смешки.
− Не вижу ничего смешного!
− Вы здесь командир? − Спросил Хан.
− Он здесь командир, Хан. Не лезь. − Сказала Татьяна, и профессор отступил.

Разговор закончился быстро. Хан оставался с Татьяной, но его никуда не допускали. Пролетели два дня, Хан и Татьяна Ракиды представли перед Комиссией, которой предстояло решать вопрос о допуске к секретным работам.
− Вопрос, разумеется, не о вашей жене, а о только вас. − Прокоментировал заявленную тему командир базы.
− Итак, вопрос первый. Где вы работали в последний раз? − Спросил председатель комиссии. − Разумеется, это относительно того времени, пока вы не попали на нашу сторону.
− Я работал узником в тюрьме, там на мне тренировались садисты. − Ответил Хан.
− До этого?
− До этого, работал у Тима Дэрса, если он вам знаком.
Вокруг возник шум.
− Хан, ты серьезно?! − Возник голос Татьяны.
− Это здесь считается преступлением? − Спросил он, но ответа на вопрос не было.
− Чем именно вы занимались у Тима Дэрса? − Спросил председатель.
− Я занимался лампами. − Ответил Хан. − Триодными сборками.
− Можете объяснить, что это такое?
− Это обыкновенные триоды, собранные в одном корпусе по четыре штуки. Требовалось получить стойкость к ударным нагрузкам и отсутствие влияния одних ламп на другие.
− Где они применялись?
− Без понятия. Формально, где угодно, где требуются триоды.
− Вы завершили эту работу?
− Нет. Меня отправили в тюрьму.
− По какому обвинению?
− По обвинению в сотрудничестве с инопланетянами-крыльвами.
− С кем-кем?
− С крыльвами. Если вы читали "Краткую Историю Галактики" Ирринга Рэка, то вы бы знали, кто это.
− Вас обвиняли в сотрудничестве с фантстическими персонажами?
− С реальными, а не фантастическими.
− Это означает, что эти самые крыльвы где-то существуют, и их кто-то действительно встречал?
− Да, они существуют. И их встречали. Не только я, но и другие люди.
Вновь возник шум, но Татьяна теперь молчала.
− Вы можете сказать, как они выглядят?
− Будет проще, если вы возьмете названную мною книгу и прочитаете. Ничего существенного добавить к ней я не смогу, кроме моей уверенности, что там написана правда.
− Но как они выглядят, можете сказать?
− Как захотят. Они способны менять свой вид. Я этому свидетель.
− Он приходил к вам в разных видах или вы видели сами превращения?
− Я видел сами превращения.
− Вы знаете, что он делал здесь, на нашей планете?
− Жил.
− Просто жил? И все?
− И все. Можно сказать, шпионил. Полагаю, это выглядело не более, чем наша разведка в лесу у обезьян.
− Вы полагаете это в серьез?
− Да. И триод я не изобретал. Ирринг просто нарисовал схему, сказал, что она делает и исчез.
− То есть вы присвоили его открытие?
− Я не присваивал его открытия. Это открытие для него то же, что открытие из области открытия каменного топора для нас. А о том, что изобретение это не мое, знал каждый, кому не лень. Достаточно было бы прочитать мою книгу, где об этом написано.
− Ты писал, что увидел его во сне. − Сказала Татьяна.
− Так меня просил сделать Ирринг, и я сделал. Он не хотел, что бы о нем знали.
− Тогда, почему вы говорите сейчас?
− Потому что его убили.
− Вы можете сказать, чем вы можете быть полезны для нас? − Спросил командир базы.
− Не могу. Понятия не имею, чем вы занимаетесь. Подозреваю, что оружием, но моя наука к нему не имеет никакого отношения.
− Здесь вы ошибаетесь. Имеет и самое прямое.

Хана и Татьяну отправили назад, домой, если можно было назвать ту комнату домом. Она села рядом и обняла его.
− Ты не веришь? Да? − Спросил он.
− Не знаю. Все это звучит как бред. Ты сам не чувствуешь?
− Я много чего сам не чувствую. Например, не чувствую, что должен помогать этим людям.
− Помогая им, ты поможешь быстрее закончить войну.
− Или подольше ее затянуть. − Произнес Хан.
− Ты считаешь, что они не победят?
− Понятия не имею, кто победит! Я даже не знаю, кто с кем воюет, черт возьми! И за что!
− Хан, не горячись. − Произнесла Татьяна. − Не надо. Ты еще узнаешь. У нас здесь есть библиотека и там журналы и газеты почти все за много лет.
− Мне туда и не попасть.
− Попадешь. Вот увидишь, все будет нормально. Ну признают они тебя тихо помешаным, и пусть! Сейчас все психи. Только не дергайся, Хан. Не бесись, иначе признают буйным.
− Думаешь, мне хорошо от этого?
− Я знаю, что плохо, Хан, знаю. Мне самой было плохо, когда мы уехали. Я сама не знала, куда себя девать и кому верить. Казалось, что весь мир рушится, что всему конец. Но все изменилось. Все...

Все изменилось. И Хан прошел через это. Ему дали самый простой допуск, дали время на изучение обстановки, на ознакомление о сделанных открытиях и решение вопроса, что он будет делать.
Первые дни в библиотеке он занимался только изучением истории. Самой войны. Он смотрел газеты, карты, вчитывался в сообщения о боях, об изменениях фронтов, о вступлении в строй новых видов оружия, которое развивалось с бешеной скоростью. Пушки, танки, самолеты. Когда-то Хан плохо верил в то, что подобное будет, а теперь это было. Война наносила неисчислимые раны. Самолеты бомбили города, хотя в сводках говорилось о военных заводах, мостах и других стратегических объектах. Но сами люди и есть самый важный стратегический объект...
Менялась и физика. Свершались открытия. Обнаруживались удивительные явления. Все это делалось на фоне войны, и большая часть людей работала именно в направлении совершенствования оружия. Создания более мощной взрывчатки или более твердого сплава.
Хан вспоминал, что было у Дэрса. В каких военных применениях потребовались бы эти самые лампы? Казалось, ни в каких. Связь, да, но чем были хуже обычные лампы? Тем, что новые можно уронить на пол не боясь? Может, это и имело значение, но почему на столько? Связисты же не шли в атаку, а бомбам и снарядам лампы не нужны.

Новое сообщение вырвало Хана из полузабытья. Вокруг царила почти паника. Люди только и говорили, что о новом оружии Тима Дэрса. Об огненных снарядах, что уходили на сотни и тысячи километров.
Новое оружие испытали на деле и огромный город, ничего не подозревавший о нападении подвергся удару новых снарядов. Огонь приходил с неба и обрушивался на мирные кварталы. Лишь несколько снарядов поразили военные объекты, а более сотни разрушили множество домов.
Налет повторился через два дня. Но на этот раз удар обрушился именно на военный завод. И вновь удары приходили с неба. Приходили никем не ограниченные и били по незащищенной территории. Против них не действовала ни авиация, ни ПВО. Они прилетали и убивали...

А Хан Ракид вновь оказался под вниманием местной контрразведки. Его вновь спрашивали о том, что он делал, что слышал. Но Хан не сумел добавить ничего существенного.
− Он же был там рабом. − Произнесла Татьяна. − Что он может вам сказать? Расположение его завода? Откуда ему знать?
Люди уже не отвечали и собирались уходить.
− Стоп-стоп-стоп... − Заговорил Хан. Командир базы обернулся.
− Что?
− Либо я спятил, либо я знаю, где он находится.
− Вы серьезно? Вы можете указать координаты?
− Мне нужна карта. − Произнес Хан.
Ее доставили почти сразу. Хан некоторое время смотрел, затем перевернул карту вверх ногами, взял линейку и карандаш, провел пару линий и...
− Острова Ларье. − Произнес он. − Он здесь.
− Но их проверяли и не раз. − Заговорил офицер.
Хан взглянул только на командира.
− Вы уверены, что он там?
− Я знаком с астрономией и могу определить координаты любого места, зная время суток и время года. А то что это на островах, я знаю точно, потому что меня туда и оттуда везли на корабле.
− Гравс, срочно, шифровку в центр. − Произнес командир.
− Сэр... − Заговорил Хан.
− Да.
− Я хотел бы быть там.
− Зачем?
− Здесь от меня, все равно толку нет, а там, возможно, я смогу помочь точнее определить место. По острову меня везли открыто.
− Хорошо. Но это не я буду решать.

Все решилось очень быстро. Хан Ракид узнал об этом уже через час, а через два он прощался с Татьяной. И просил ее не беспокоиться. Она только обронила слезу.
− Береги себя, Хан. И не лезь никуда.
− Ему никто и не даст. − Произнес командир.

Второй полет на самолете не показался таким страшным. Лишь в один момент Хан перепугался до ужаса, когда машина начала снижаться над морем и зашла на корабль.
Господи!..
Хан едва не закричал. Самолет прошелся по палубе корабля и встал на самом краю. Командир взглянул на побелевшего Ракида и усмехнулся.
Самолет откатился назад, и несколько человек вышли на палубу.
− На кораблях плавать не боитесь, профессор?
− Нет. Я уже плавал. − Ответил он.
С авианосца прилетевших отправили на крейсер, который вел подготовку к штурму.

− Итак, у нас все готово? − Спросил командующий.
− Да, сэр! − Возник доклад.
− Да, сэр!
О готовности доложили все, затем командиры кораблей разошлись, отправляясь каждый к своему катеру. И весь флот двинулся вперед.

Атака. Хан никогда не видел такого. Мощнейший залп орудий. Тысячи снарядов, улетавших в ночь и огни, где-то там, на берегу. А затем появились доклады, сообщавшие о продвижении войск по главному острову.
Небо взревело. Огненные лучи вышли из-за горизонта и ударили по кораблям.
− Дьявол! Он здесь! Здесь! − Закричали голоса.
Два корабля разнесло прямыми попаданиями, а остальные снаряды упали в воду.
− Сэр, мы поймали передачу! − Воскликнул радист. − Это Дэрс!
− Что он говорит?
− Он говорит, что бы мы убирались, а иначе...
Небо озарилось новыми вспышками, и новые снаряды ударили рядом с кораблями. Один из них разнес катер.
− Он бьет наугад, сэр. Не может попасть точно. − Сказал капитан.
− Знать бы откуда.
− Это можно узнать. − Произнес Хан. − Направление откуда они пришли известно. Вдоль одной линии не так много островов.
Вычислить точно не удалось, но корабли просто двинулись в сторону, откуда летели снаряды. Командир заулыбался, когда следующая атака пришлась по месту далеко позади.
− Да он слеп! − Воскликнул голос. − Вперед!
Новая атака. Новый остров. Команда еще не прошла, когда Ракид вновь заговорил.
− Это не он. Этот не он, точно!
− Точно? − Переспросил командир.
− Я думаю, надо идти прямо. Они сами выдадут место, ведь сейчас им надо защищаться всеми силами. И всеми кораблями, что рядом. Они выйдут из укрытий или начнут пальбу...
− Верно мыслишь, профессор. А вроде и не военный... − Усмехнулся командир. − Отставить атаку!

Они двигались перед, обошли пару островов, некоторое время двигались почти в открытом море. Островов рядом не было.
− По моему, мы прошли весь архипелаг. − Сказал командир.
− И он не выдал себя. − Добавил капитан.
Хан все еще рассматривал карту, затем показал на еще одну точку.
− А здесь еще остров. − Произнес он.
− Он совсем маленький.
− А много ли надо? − Спросил Хан. − Надо проверять.
Они двигались вперед. Солнце поднялось высоко над горизонтом, когда впереди появился остров.
− Сэр, вижу корабль. − Заговорил голос. Вслед за ним послышался свист и рядом ударили взрывы, но это уже обычные снаряды.
− У него те кончились? − Спросил кто-то.
− У меня подозрение, что они не бьют по близким целям. − Проговорил Хан. − Он же взлетает на огромную высоту.

Атака.
Бой оказался сложным. Береговая защитная артиллерия била не умолкая, не давая кораблям подойти близко к острову.
− Сэр, сюда движется флот противника. Они прибудут к утру. − Доложил связист.
Решение только одно. Любыми средствами захватить остров до утра. В любом случае, информация уже ушла в центр и поддержка ожидалась не только у противника, но до нее еще требовалось продержаться, а противник был ближе.
Командир выступал перед солдатами, объявляя текущую задачу чрезвычайно важной, что захват острова есть стратегическая задача, которая имеет значение для хода всей войны.
И вновь атака. Новый бой. Он начинался с мощнейшего обстрела с кораблей. Подавив огнем ближние орудия противника корабли подошли к берегу. Десантники штурмовали укрепления, и те сдавались одно за другим. Жестокий бой, но для противника, на этот раз, он оказался последним.
Передачи от наступавших отрядов продолжали поступать уже ночью. Были захвачены и позиции береговой артиллерии, и пункты их управления. Противник, отступая уничтожил орудия, для которых, как оказалось, уже не было снарядов. Поэтому и затих огонь, а не от того, что передовые отряды достигли орудий. Контингент защитников оказался не слишком велик. Лишь издали он представлялся грозным...
Отряды продолжали поиски. Их главной целью должен был стать подземный завод или нечто подобное. А корабли уже занимали позиции у острова, готовясь встретить контратаку врага. Им предстояло держать остров почти целые сутки.

Хан Ракид добился таки, что его высадили на остров. Он просто доказал командиру, что теперь остров безопаснее, чем корабли, когда к ним приближался противник, и генерал сдался. Он и сам отправлялся на остров.
− В сон не клонит? − Спросил человек.
− Какой сон? − Фыркнул Хан. У него не было подобного желания. После всего случившегося за день, в нем просто кипела кровь. Но больше всего, он хотел увидеть Тима Дэрса, посмотреть на его реакцию.
− Сэр, мы прошли через весь остров, но... − Доложил капитан, когда командующий сошел на берег.
− Что скажете? − Спросил генерал, обернувшись к Хану.
− Меня высадили с южной стороны, затем везли через долину, примерно километров двадцать. − Ответил Хан.
− Здесь всего двадцать километров. − Произнес капитан.
− Значит, оно где-то на самом севере. − Ответил Хан. − Карта острова есть?
− Нет.
Хан взглянул на командира.
− У нас не все карты. − Ответил тот. − Идем на север. С юга.
Они сели в бронированную машину и та двинулась вдоль берега.
− Стоп! − Воскликнул Хан в один из моментов, показывая на гору. − Нам сюда!
− Точно? − Спрсил командир.
− Да. Эта гора была справа.
− Они же похожи.
− Вы не были в горах, сэр? − Спросил Хан. − У каждой горы свое лицо.
− Ладно. Сворачиваем.
Машина двигалась меж гор и вскоре выехала на некое подобие дороги.
− Здесь уже топтались. − Усмехнулся шофер. Они шли довольно быстро и вскоре впереди появились новые горы, а затем раздался свист и удар взрыва в стороне.
− Они еще не угомонились, сэр. − Проговорил шофер. Машина встала, а вперед ушли войска....
Въезд в гору, как оказалось, был завален, а выстрел произведен из автоматической пушки, что сработала на звук приближавшихся машин.
Солдаты начали раскопки, но они явно затягивались на долго. Вокруг двинулись поисковые отряды, а затем пришло сообщение об обнаруженном целом входе. Он не светился как первый, и был не плохо замаскирован, но разведчиков обмануть не удалось.
Новая схватка происходила внутри комплекса. Солдаты захватывали его, сминая охрану. Та большей частью сдавалась сразу, лишь некоторые пытались отстреливаться и получали свои порции смерти.

Хан Ракид вместе с генералом шел мимо пленных.
− Его здесь нет. − Произнес Хан.
− Вижу, что нет. Где он может быть?
Ракид осмотрелся вокруг, затем двинулся через коридор. Впереди появились солдаты и теперь группа шла по указаниям Хана. Они спустились ниже, прошли через остановившийся цех, вошли в новые помещения, и вновь оказались в коридоре. В том, что Хан уже знал. Он был здесь и здесь находилась его лаборатория. Здесь же был и кабинет Дэрса.
Хан указал на него. Солдаты вскочили внутрь и взяли на мушку, сидевшего за столом человека. Затем в кабинет вошел генерал, и вместе с ним профессор Хан Ракид.
Тим Дэрс не смотрел на них, затем поднял взгляд и замер.
− Ты?! − Воскликнул человек, вскакивая. Его тут же задержали.
− Думал, отправил меня в тюрьму, и с концами.
− Я не отправлял.
− Вам предоставляется только один выбор, господин Тим Дэрс. − Произнес генерал. − Либо вы будете работать на нас, либо отправитесь под трибунал за убийство тысяч людей.
− Я никого не убивал!
− Твое оружие убило. − Произнес Хан.
− Мое оружие направлено против врага, который сам убивает!
− Однако, убивало оно больше мирных жителей, чем врагов. − Произнес Хан.
− Я не виновен в том, что происходит без меня!
− Вот поэтому вам и предоставляется выбор. − Произнес генерал.
− Я не предатель, вроде этого! − Воскликнул Тим, кивая на Хана.
− Единственное предательство, что я совершил, было то, когда я согласился работать на тебя. − Ответил Хан. − Но тогда ты мне выбора вообще никакого не давал.
− Я не буду работать. На вас...
Генерал ушел, приказав солдатам не спускать с человека глаз, и Тима Дэрса отправили в пустую комнату, откуда он не мог сбежать...


Хан Ракид двигался через комплекс. Вместе с другими людьми он осматривал строившееся оружие, но так и не смог понять его принципа, а именно, каким образом, эти огромные дуры могли подняться в воздух. Они не были похожи на самолеты и даже не имели двигателей. Только начинку из взрывчатого вещества.
Командующему доложили о появлении флота противника. На берегу начинался бой и генерал уехал туда, оставляя в подземном заводе охрану, а вместе с ней и Хана Ракида. А тот уже валился с ног, засыпая на ходу.

Хан проснулся, покинул комнату. Вокруг никого не было, и он прошелся по цеху. Встретился только один солдат.
− Сэр... − Произнес тот.
− Да? − Спросил Ракид.
− Простите, я... − Заговорил тот.
− Не надо слов, парень, я не военный.
− Да, сэр. Но что вы тогда делаете?
− Думаю. − Произнес Хан.
− Вы ученый?
− Профессор. И я не знаю, как все здесь работает. Это знает только один человек.
− Ему придется рассказать.
− Возможно. − Ответил Хан. − Здесь нет где можно поесть?
− Есть, сэр. Там. − Солдат указал в сторону. − Пройдете до конца коридора и направо.
Хан отправился туда, усмехнувшись. Собственно, почему бы и не быть местной столовой тем самым местом?
А в столовой тем временем уже находилось несколько человек.
К Хану подошел офицер.
− Профессор... − Заговорил он. − Как выспались?
− Нормально. Что наверху?
− Бой, сэр.
− Выдержат?
− Выдержат. Наш флот на подходе, а самолеты уже здесь.
Хан вздохнул.
− Мне бы поесть. − Сказал он.
− Да, сэр...

Весь этот день вокруг ничего не происходило. Генерал вернулся в подземный комплекс только на следующий день. Там уже знали, что атака противника отбита, остров теперь под надежной охраной и вскоре на завод прибудут рабочие для демонтажа оборудования.
− А не проще все взорвать? − Спросил Хан.
− Вы шутите, профессор? − Произнес генерал. − Взорвать то что может пригодиться для победы!
− Но это же... − Хан умолк. − Да, глупо, конечно.
− Вы боитесь, что это оружие будет снова убивать? − Спросил генерал.
− Теперь я понимаю Ирринга. − Сказал Хан. − Понимаю, почему он не мог помешать.
− Помешать чему?
− Войне. Он знал, что она начнется и хотел уйти сквозь время, туда, где она закончится. Но, не вышло... − Хан не смотрел на человека. А тот оставил профессора, поняв, что говорить не имеет смысла.

Демонтаж так и не начался. Командование приняло решение об основании на острове военной базы. Это требовало меньше средств, а противник и без того оказался ослаблен, особенно после последнего боя, где он потерял почти половину флота.
В приказе так же говорилось об использовании всего имевшегося ученого состава для разбирательств с оружием. Особая надежда возлагалась на профессора Хана Ракида, которого предполагалось назначить начальником над всеми умами...
Люди, работавшие на Дэрса, отказывались говорить. Да и сам Тим молчал, не желая раскрывать секреты.
Хан Ракид работал с документами, из которых явствовало многое, в том числе и принцип движения ракет. Реактивный принцип, который принципиально позволял разгонять ракеты до любой скорости. Снаряд с двигателем в виде такой ракеты уходил на тысячи километров.
Прошел почти месяц. На остров прибыли новые ученые. Среди них оказались и те, кто не плохо знал этот самый реактивный принцип, но по другую линию фронта он еще не был так развит.
Собственно, просчитав, что мог выпустить Тим Дэрс и что было бы, не укажи Хан положение секретного завода, командование пришло к мысли, что война могла принять непредсказуемый оборот. Теперь же, противник лишился одного из главных козырей.

Продолжались атаки и налеты на остров, но все они теперь не имели значения. Флот стоял вокруг надежным щитом, восстановленная береговая артиллерия не давала подходить близко кораблям противника, а Хан Ракид узнал ошеломляющую для него новость о том, что в том бою корабли противника, защищавшие остров, были потоплены подводными лодками. Они же в основном держали оборону и на следующий день, пока не пришло подкрепление.


Тим сидел в камере один. Его взгляд уткнулся в точку, и человек почти ни о чем не думал. Он считал, что его жизнь кончена, что теперь не будет никакой работы, он не может работать на врага.
− Привет, Тим. − Возник голос. − Тим, очнись!
Дэрс медленно обернулся и замер, увидев Ирринга.
− Что? Что это значит?! − Воскликнул Тим.
− Ты меня не узнал? − Спросил Ирринг. − Я Ирринг.
− Ирринг умер!
− Молния в него попала да? − Усмехнулся тот. − Вот такая?
Тело Ирринга вспыхнуло и по нему прошлись всполохи.
− Ты не человек!
− Ты прав, Тим. Именно так. Мне пришлось уйти, Тим. Я понял, что мешаю тебе.
− Ты издеваешься?! Ты не Ирринг!
− Ну, это вообще глупое заявление. Ирринг − это мое имя. Так что, не глупи, парень. Кроме того, я пришел совсем не для того, что бы ругаться. Я хочу помочь тебе.
− Помочь? Как? Вытащить меня из клетки?
− Именно. Понимаешь, на самом деле все просто. Тебе надо всего лишь поверить мне.
− Поверить? И что будет?
− И мы телепортируем отсюда. Доля секунды и ты на материке. Ну так как?
− Хорошо. Я согласен.
− Согласен. − Усмехнулся Ирринг. − Тим, я просил поверить.
− Почему именно поверить?
− Это сложно объяснить, Тим. Техника телепортации не позволяет переносить человека, если он не верит. То есть можно перенести. Хоть кирпич можно, только перенесенный останется таким же мертвым как кирпич, если...
− Если не поверит? Это же глупо.
− Да. А так же глупо появляться из пустоты и оживать из мертвых после похорон? Тим, твоя жизнь здесь кончена. И ты это прекрасно понимаешь. Но у тебя есть шанс.
− Поверить тому, кто может оказаться врагом?
− Да. И даже более того, Тим. Поверить врагу.
− Ты смеешься?
Ирринг прошел в сторону, сел на нары и взглянул на Тима.
− Я вижу, Тим, ты остался тем же трусом, что и был.
− Я не остался!
− Остался. Ты боишься. Ужасно боишься. И боишься признаться себе в этом.
− Там кто-то есть! Сэр! − Возник крик снаружи.
Дверь резко открылась и в камеру вскочили солдаты и офицер.
− Ни с места! − Произнес солдат, когда Ирринг обернулся к дверям.
− Вы ребята чего, спятили? − Спросил Ирринг. − Людям уже и поговорить нельзя?
− Ты как сюда вошел?! − Воскликнул лейтенант.
− На крыльях влетел. В вентиляцию в виде мухи. − Усмехнулся Ирринг. − По моему, здесь одна дверь. А?
− Отвечай на вопрос!
− Если не отвечу, вы меня прямо здесь на штык наденете? − Усмехнулся тот.
− Взять его! − Приказал командир.
Два солдата подскочили к Иррингу и отлетели назад, получив электрические разряды.
− Взять Ирринга можно только испросив у него разрешения, господа. А теперь покиньте помещение!
На Ирринга направили все имевшееся оружие, а тот отвернулся и взглянул на Тима.
− Не обращай на них внимания, Тим. − Произнес Ирринг. − Помнишь, давным давно, мы договаривались о том, что станет доказательством того что я это именно я? Ты об этом никому не рассказывал? И это очень хорошо. Ирринг вытащил из кармана мятый клочок бумаги и развернув показал его Тиму. Смотри, Тим. И вспомни того, кому ты поверил самому первому в своей жизни. Вспомни, кто доказывал тебе когда-то, что смысл жизни не может состоять в службе в армии? Ты об этом совсем забыл, Тим. Ты забыл, что страна, которую ты защищаешь, в сущности ничего тебе не дала. Она только забирала. Высасывала твой мозг, Тим. И вбивала в него глупости о предательствах отдельно взятому Королю.
В дверях камеры объявился генерал.
− Какие люди к нам пришли. − Усмехнулся Ирринг.
− Ты кто такой?! − Воскликнул генерал.
− Ирринг я. Инопланетянин. − Произнес тот.
− Что? Ты крылев!
− Он самый. Знакомо?
− Но ты же мертв!
− О-о... Генерал, в этом мире нет оружия способного убить крыльва. Понимаете мысль?
− Это значит, что ты разыграл свою смерть перед Ханом Ракидом.
− Глупости. Я ее перед Императором разыграл. А Хан мне подыграл и очень эффектно. − Ирринг смеялся.
− Так значит... − Генерал замолчал и вышел. − Найдите Ракида! Быстро! − Послышался его голос там.
− Как здорово. − Произнес Ирринг, когда генерал вошел. − Ну так что скажете, генерал? − Спросил он. − У меня просьба к вам, попросите этих глухих убрать оружие. Я просил, но им на языке глухих надо, а я не знаю...
− Что вы здесь делаете?
− Пытаюсь выкрасть вашего пленника, но он решил работать на вас, судя по всему. Сказывается человеческая натура. − Ирринг снова смеялся, глядя на Тима.
− Я не верю тебе. − Проговорил тот.
− Я не слепой, Тим. Я оставлял тебя хорошим людям, но видимо, ошибся.
− Ты не был там! − Закричал Тим.
− А ты не нервничай. − Фыркнул Ирринг. − Был или не был. Тебе какая разница? Ты же труп ходячий. Почти труп. Не видишь?
Снаружи послышался шум, а затем в камере появились два человека. Хан Ракид и женщина с ним.
− Ирринг? − Произнес тот. − Но ты же!.. − Хан осекся.
− Хан, ты что действительно поверил в тот спектакль?
− Но ты мог мне сказать! Намекнуть!
− Ты же читал все, Хан. Забыл совсем? Я же там не для тебя предсмертную речь толкал, а для него! Что бы меня не искали. Понимаешь?
− Да, но ты...
− Я бросил маленького профессора на произвол судьбы, да? Хан, перестань.
− Я уже перестал. − Ответил тот.
− Вот и прекрасно. Не желаешь удрать в будущее, Хан?
− Ты шутишь? От кого?
− У-у... Как вы... − Заговорил Ирринг. − Вы что, врагами стали? Хан, это же глупо.
− Это не глупо. Это...
− Это подхваченная зараза, Хан. Та самая, о которой я тебе говорил. О войне, в которой вы перебьете братьев своих. Помнишь? Ты уже подхватил ее. Что ты имеешь против Тима? Ну говори, Хан, здесь шпионов нет.
− Он производил оружие, которое...
− Которое теперь ты со своими новыми друзьями производишь. Очень мощное обвинение. Все? Или обида еще какая? Личная небось, да? Мальчишка покомандовал тобой. Кошмар...
− Ты считаешь, что я не прав?
− Я тебе как друг советую понять, что ты не прав. Я видел, Хан, что здесь производят. И я тебе скажу, это один из компонентов того самого оружия, о котором я говорил. А второй, полагаю, не за горами.
− Ты серьезно?!
− Разумеется. Ракеты, уходящие в даль. Кажется, какая опасность? Взрыв где-то на другом континенте. Помнишь, что говорили дентрийцы? Про города, Хан.
− Это оно?
− Это его носитель. Понимаешь?
− Да. Но... − Хан взглянул на генерала. Тот лишь молчал, глядя в упор на Ирринга.
− В общем, я ухожу, Хан. Ты как хочешь. Тима я заберу и пусть Бог решит, останется он жив или нет.
− Ты возьмешь меня с ней? − Спросил Хан.

− Не-ет! − Закричал генерал, когда после вопроса Хана четыре человека исчезли. − Дьявол!...
Он уже ничего не мог сделать, а солдаты вокруг растерянно смотрели на своего командира, не зная что делать.


Сверкнула молния. Послышались вскрики людей, затем всплеск воды.
− Боже! Что это?! − Послышался крик женщины.
− Спокойно. Тихо! − Проговорил Хан. Он поднялся в воде, которой оказалось всего лишь по пояс. − Ирринг, ты где?
− Здесь я. − Ответил тот. Он тоже оказался в воде и пошел к берегу. Хан и Татьяна выбрались из воды. − Привет, Тань, как жизнь? − Спросил Ирринг.
− Т-ты кто? − Произнесла она с дрожью.
− Дракон я. − Ответил Ирринг. − Обыкновенный. Веришь в драконов?
− Не верю.
− А в кого веришь? В демонов? Дьяволов? Богов? Инопланетян? Выбирай название.
− Н-название? − Она взглянула на Хана. − Ты инопланетянин?
− Ну, стало быть инопланетянин. Это проще.
− Почему?
− Потому что ближе к правде.
− А где Тим? − Спросил Хан.
− Явится попозже. Я его сразу на три года в будущее отослал.
− Зачем?
− Так, для профилактики.
− А мы на сколько улетели?
− На семь тысячных секунды. − Ответил Ирринг.
− Значит, ты тот самый инопланетяни, что может свой вид изменить? − Спросила Татьяна.
− А что?
− Да так. Не верится что-то.
− Правильно не верится.
− Почему? − Удивилась она.
− Нервы целее. А в твоем положении волновать не стоит.
− Это в каком же?
− В беременном.
− Что?! − Воскликнула она.
− Э... Так ты сама не знаешь? − Усмехнулся Ирринг. − Ну так знай теперь. Отец то где?
− Вот сидит. − Ответила она, показывая на Ракида.
− Ну, так что будем делать, Хан? − Спросил Ирринг.
− Ты о чем? Ты же все равно исчезнешь, как только время придет. Разве нет?
− Как придет, исчезну. Ты на меня обиделся, да? Я же вижу, что обиделся.
− Ты играешься с нами, словно мы!...
− Словно вы детки малые. Ну так оно так и есть.
− Ты смеешься?!
− Хан, ты забыл, как упрашивал меня взять тебя с собой?
− Но ты меня бросил там! А они меня пытали!
− Что-то я этого не помню. Тебя к Тиму отправили и вовсе не пытали.
− Это было после того!
− У-у... Ну, извини, Хан. Не доглядел. Думал, вы встретитесь, вспомните старое, да посмеетесь, а вы... − Ирринг вздохнул. − Ну, раз ты сам не хочешь, значит, пришло время...
− Нет!
− Что нет.
− Я хочу. − Произнес Хан.
− Что ты хочешь?
− А что ты предлагал?
− Я тебе предлагал подумать, что делать, а ты в обидки играешь. Словно я бог и обязан следить как бы ты в какую новую каку не вляпался.
− Ты можешь сюда доставить Векслера?
− Не могу. Убили его.
− Как убили?!
− Так. Прилетели бомбардировщики, скинули бомбы и убили. Там несколько кварталов снесли.
− К-как это? Они же!...
− Они не посмели бы? Они люди? − Усмехнулся Ирринг. − Любым людям свойственно ошибаться. Ну приняли они жилой район за завод и разбомбили.
− Но это же видно сверху!
− Ничего не видно. Тем более, ночью.
− Ночью? Но почему?!
Ирринг молчал.
− И тоже я виноват, да, Хан? Не уследил, не спас. Скольких еще не спас? Миллионы? Ты винишь человека в том, что он оружие создавал, а у него выбора то и не было по сути. Что бы с ним сделали, откажись он? Ты не знаешь? Подсказать?
− Не надо. − Ответил тот. − Но он не отказывался.
− А ты уверен? Уверен, что он не понимал, чем это кончится, что у него не было примеров, чем это кончалось? А, Хан? Ты уверен?
− Ты считаешь, что это его оправдывает?
− Как человека, который не желает умирать, вполне.
− А как преступника, который строил оружие убийства? − Спросила Татьяна.
− По этой статье и тебя можно повесить. − Ответил Ирринг.
− Что?! − Воскликнула она. − Я не делала ничего подобного!
− Да, ты только подрабатывала кухаркой там, где другие делали.
− Да ты ничего не понимаешь! Ты вообще!... Не человек!
− Вот именно. Потому я и ломаю голову над вопросом, с чего это вдруг люди-братья сцепились друг с другом, как последние собаки? Может, ты объяснишь, Тань? Чего вы не поделили? Землю, али власть?
− Я ничего не делила.
− Во-во. Другие делили. И подрались. А вы вместе с ними деретесь за чертечто. Понастроили оружия и убиваете, убиваете. Инопланетяне его вам не дарили, так что нечего на меня кидаться. И комплименты не к месту тоже не нужны.
− Какие еще комплименты?
− О том, что я не человек. Дракон я. Ясно? Зверюга поганая.
− Ты сам зверюга поганая!
− Я это и сказал. − Усмехнулся Ирринг.
− По моему, эта ругань глупа. − Произнес Хан.
− Да она просто ревнует. − Усмехнулся Ирринг.
− Что?! Да ты!... − Татьяна подскочила к Иррингу и замерла. − Зачем ребенком стал?
− Я ребенок? − Усмехнулся Ирринг. − Ну, не хочешь ребенка, побей старикашку. − Ирринг переменился становясь седым костлявым стариком.
Женщина отпрянула и не удержавшись свалилась на песок.
− Ну что, и так тоже не удобно? Ну так на тебя и не угодишь.
− Ты... Ты... − Заговорила она. − Ты нечеловек!
− Вот теперь она и вправду поверила. − Усмехнулся Ирринг.

Ирринг спал. Хан и Татьяна тихо переговаривались. Она все еще боялась, но Хан лишь вспоминал свои слова давно сказанные ей. О том, что он друг, что он поможет, если сможет.
Наступало утро. В предрассветной мгле появились огни. Ирринг смотрел на них, а Хан и Татьяна спали в стороне. Сверкнула молния и в руке Ирринга появилась радиостанция.
Он вышел на связь и передал сообщение для командующего, называясь Иррингом. Он просил выйти человека на связь.
− Где вы? И где мои люди?! − Сразу же послышался голос генерала.
− Мы здесь, генерал. На вашей планете. И ваши люди со мной. Спят. Устраивает ответ?
− Что вы хотите?
− Для начала, что бы вы сменили тон на более подходящий, так сказать. Подходяший для переговоров, а не ругани. Ваши люди живы, и физически с ними никаких неприятностей не произошло. Так что ваше беспокойство напрасно. Если же вы беспокоитесь за секрет каменного топора, уверяю вас, мне известно поболе секретов.
− Тогда, зачем вы их выкрали?
− Затем, что они мои друзья. Надеюсь, это слово вам знакомо?
− Знакомо, но мне в это плохо верится.
− Понимаю. Вы своих братьев за границей за друзей не принимаете, где уж там инопланетян принять. − Усмехнулся Ирринг. − Я понимаю, Хан Ракид вам верил в каком-то смысле. Может, даже другом считает, потому я и связался с вами, а не с кем-то там, повыше.
− Вы не сказали, что вы хотите.
− Поговорить, сэр. Просто поговорить. Понимаете, я тут один на вашей планете. Иногда требуется общение. Со старыми друзьями. Но не плохо бы и новых завести.
− Мы не собачки, что бы нас заводили.
− А о вас речи и нет. Любому генералу стать другом Иррингу на много сложнее чем простому человеку. Но это проблемы генералов.
− Вы решили меня пооскорблять?
− Я решил, что вы захотите поговорить, но вы не хотите. Ну, в таком случае, прощайте.
− Нет!
− Что нет?
− Я требую, что бы вы вернули наших людей!
− Счас. − Усмехнулся Хан. − Вот зяхотят они вернуться, тогда и верну.
− Я не верю, что они не хотят!
− Это ваша личная проблема, генерал. Прощайте. − Ирринг выключил передатчик и вздохнул. Приемник все еще работал и рядом возникли новые голоса. Люди переговаривались, выясняя, откуда шла передача. Ее отфиксировали на кораблях, а там оказались и пеленгаторы, которые нашли направления...
Ирринг усмехнулся, когда катеру, стоявшему у берега передали приказ проверить, нет ли там кого. Через минуту в эфире зазвучали слова о том, что на берегу люди...

Хан и Татьяна проснулись от шума подходившего к берегу катера. Ирринг прошел к ним и взглянув на Татьяну переменился, становясь... Тимом Дэрсом...
− Ирринг? − Удивленно произнес Хан.
− Почему бы нет, а, Хан?
− Ты станешь вместо него?
− Помнишь, я говорил о том, что вам повезет если победит один? Я думаю, что пришло время вмешаться в эту драку Дракону.
− И что ты будешь делать?
− Оружие, Хан. В нем зло, но в нем и спасение. Сделать то, чего ни у кого нет, и победить этой мощью. Только так можно избежать глобального уничтожения. Но слово за тобой Хан. Просто скажи "нет".
− Я не скажу. − Ответил тот. − И, надеюсь, ты все сделаешь как надо.
Татьяна слушала эти слова молча.
На берег высыпали солдаты. Трех человек окружили и вскоре в эфир ушло послание о задержанных. Их доставили на корабль и привезли назад, на базу.
− Где четвертый? − Спросил генерал.
− Их было только трое, сэр.
Генерал взглянул на Тима и приказал отправить его в камеру.
− Сэр. − Произнес Тим.
− Что? − Удивленно произнес генерал.
− Я решил принять ваше предложение.
− Действительно? С чего бы это?
− Я думаю... Что нам надо быть вместе перед лицом более страшной угрозы, сэр. Против инопланетян...
Генерал взглянул на Хана Ракида.
− У меня к вам будет только одна просьба. − Продолжил Тим Дэрс. − Что бы этих двоих здесь не было.
− Вряд ли это выполнимо. − Произнес генерал.
− Я думаю, это выполнимо, генерал. − Сказал Хан. − Вряд ли мы с ним сработаемся.
− Но кто его будет контролировать?
− Бог. − Ответил Ракид.
− Полагаю, этого не достаточно.
− А я полагаю, что иного не дано. Я слишком отстал от современной физики и многого не понимаю. У вас есть более опытные специалисты. К тому же я не разделяю эту его формулировку на счет новых врагов. В конце концов, вы не можете меня задерживать. Я гражданское лицо.
− Сейчас война, господин Хан Ракид. Ваш отказ от сотрудничества меня сильно разочаровывает.
− Не мой отказ, а мое заявление, что мне с Дэрсом не работать. Я не собираюсь плясать под его дудку!
− Вас никто и не заставляет.
− Вы заставляете.

Разговор так ни к чему и не привел. Впрочем не прошло и нескольких дней, как пришел приказ из центра вернуть профессора Хана Ракида на прежнее место. Там требовался специалист по вакуумным приборам.
Ирринг оказался перед Ханом, когда тот собирался в дорогу.
− Что? − Проговорил тот, почти не понимая.
− Я передам тебе пару идей, которые тебе понравятся, Хан. − Ответил Ирринг. − Они здесь. − Ирринг передал листок.
− Что это?
− Первое, это такая лампа. Которая может показывать картинки. А второе средство дальнего обнаружения самолетов. Ты поймешь по схемам.
− А ты что будешь делать?
− Найду чего. И, надеюсь, у тебя все выйдет.
− А зачем ты сказал, что бы меня здесь не было?
− Затем, что здесь хватит рабочих и без тебя. Ты же сам взвыл бы без дела.
− Без?.. Ну да... Ладно. Но мы теперь не скоро увидимся?
− Не скоро. Но, если что, ты знаешь где я.
− Знаю. А через три года что?
− Увидим. − Усмехнулся Ирринг.


Огненные стрелы подымались ввысь. Они уходили одна за одной, а когда стрельба закончилась, послышался крик.
− Генерал!...
Солдат показывал в небо, где неслась огненная смерть. Ракеты выстроились в колонну, развернулись и унеслись за горизонт.
− Куда они полетели?! − Закричал генерал, наскакивая на Дэрса.
− К врагам. − Произнес тот усмехаясь.
− Дьявол! Взять его!
Тим Дэрс был схвачен. Его вновь отправили в камеру, а генерал ожидал сообщений о том, куда попали ракеты.
Их не было. Лишь через час появилось сообщение об огненных снарядах прошедших в десятке тысяч миль от места пуска.
− Господи. КУДА?! − Взвыл генерал. Но ответить никто не мог, кроме Дэрса. Тот же только посмеивался.

Мир содрогнулся. Удар ракет пришелся по важнейшим стратегическим точкам Империи Миндео, состоявшей в союзе с Королевством Вейда. Горы проклятий вывалились на радиоволнах в адрес врагов, но изменить они ничего не могли.
А Ирринг знал, что поразил одну из главнейших целей. Десять ракет разнесли в клочья центр ядерных исследований, который вел работу над сверхоружием.
Генерал вошел в камеру. Тим Дэрс лежал на нарах и лишь приоткрыл глаза.
− Почему ты не сказал? − Произнес он.
− А кто бы мне поверил?
Генерал молчал.
− Что ты с ним сделал?
− С кем?
− С Дэрсом. Я понял, что ты не он. Ты Ирринг.
Ирринг усмехнулся и прикрыл глаза.
− Я его съел. − Произнес он.
− Что?!
− Понимаете, когда люди не верят, они совершают дурные поступки. Я избавил вас от него. И вы получили меня. Так сказать, в роли подарка. Я понимаю, и вы не верите, генерал. Считаете, что я задумал что-то ужасное. Да, я задумал. Я решил, что вашу войну пора заканчивать и выбрал сторону, за которую воевать. Вам повезло, потому что это ваша сторона.
− А если ты передумаешь?
− Я редко передумываю. Должен быть некто, кто меня переубедит. Но вы же не станете? Вам нужно оружие? Вы его получили. Плюс небольшая модернизация, и ракеты отсюда могут попасть в любую точку мира. Вы, конечно же мне не верите, не так ли?
− С какой стати мне тебе верить?
− Во-во. Именно. А я мог бы послать ракеты совсем не туда. Ну, скажем, в центр Х-4. Или в объект "Саори-22", знаете что это? Это дворец вашего Президента, генерал. Пшик... И нет его.
− Ты маньяк.
− Ошибаетесь. Я всего лишь дракон. Вы сейчас недовольны, что я лежу, а не встаю, но вы же перепугаетесь и начнете звать охрану, если я встану. Скажете нет?
− Я скажу, что ваши игры мы не примем.
− И почему же? Вы перестанете воевать друг с другом? − Ирринг рассмялся. − Да не смешите меня. У вас ума не хватит остановиться. Даже если вы будете орать в ухо своему Императору, он вас в психбольницу ушлет или куда подальше.
− Открой глаза, придурок. − Произнес генерал.
Ирринг взглянул на человека и все так же усмехался, хотя на него и было направлено оружие.
− Генерал, я вас предупреждаю. Пули от меня отскакивают и становятся очень чувствительными. Они летят и поражают всех генералов, попадающихся на пути.
Человек нажал на спуск. Пуля ударила в металл, взвизгнула и пролетев в сторону выбила штукатурку в стене.
− Я нары то зачем стрелять? Они невиновны. − Усмехнулся Ирринг.
Генерал вновь поднял оружие и на этот раз пуля вошла в голову Ирринга.
И тот поднялся с постели. Громыхнула дверь камеры.
− Что за дьявол?! − Воскликнул генерал, пытаясь открыть дверь. Второй рукой он вновь открыл огонь и выпустил все пули в Ирринга.
− Война без жертв не бывает, генерал. − Произнес тот.
− Охрана! Охрана! − Закричал человек. Его голоса никто не слышал.
Ирринг подошел к нему и переменился, становясь зверем.
− Когда здесь найдут обезображенное тело, все решать, что это мальчишка. − Зарычал он и вновь изменил себя, становясь копией генерала.
− Нет! − Взвыл тот и захрипел, когда когти Ирринга вошли в его горло.

Человек рухнул на пол. В его тело попала молния и вместо генерала оказался Тим Дэрс.
Ирринг покинул камеру и через мгновение оказался в кабинете генерала. Быть может, это и жестоко, но только там он мог действовать, когда человек не пожелал его понимать.
Новые ракеты накрывали новые точки. Удары сыпались на противника, после чего прозвучал ультиматум о сдаче. Но враг не сдавался. Бои на фронтах усилились, начавшиеся наступления вновь застряли. Лишь Вейд Восьмой не сумел сдержать натиск войск противника. Его Империя пала после массированного ракетного штурма и мощной танковой атаки.
Ирринг не выдавал исчезновение Дэрса. Он просто находился в двух лицах, что делало его позицию совершенно неуязвимой.
Война двигалась к завершению. Это уже видели все. В Империи Миндео заговорили о переговорах. Там уже поняли, что войну не выиграть, но там еще не поняли, что ее проигрыш, это не просто остановка всех военных действий. Это полная капитуляция.
Правительства все же вышли на переговоры, и Ирринг сделал все, что бы это соглашение не состоялось. Слишком дорого оно могло обойтись всем. Самолет Императора Миндео взорвался в воздухе, а война разгорелась с новой силой, когда сын объявил, что будет мстить...
Мстил он не долго. Всего пару месяцев, после чего его армия бежала под ударами ракет, которые били по прифронтовым позициям, складам вооружений, железнодорожным узлам и мостам. С самолетами же было покончено еще раньше.

По приказу генерала всех ученых вывели с завода. Охранники, остававшиеся там, еще не знали, что происходит. Приказ о немедленном отплытии застигал людей почти врасплох, и они уходили, оставляя все. Лишь несколько человек усомнились в верности этих приказов и остались. Что же, такова их судьба...
От удара содрогнулась земля. Огненные всполохи взмыли к небесам и озарили все вокруг. Люди на кораблях запаниковали, но им ничто не угрожало. Командиры пытались связаться с базой, а когда это не удалось, отправили туда разведчиков, которые вернулись с сообщениями о том, что базы нет, что гора, в которой та находилась, обратилась в извегающийся вулкан...
Никто не понимал, почему генерал выслал людей. Лишь чья-то догадка обрела силу и стала верой для всех. Генерал каким-то образом узнал о предстоящем извержении, выслал людей не говоря, что бы не подымать панику и ненужные споры. Но сам он больше не появлялся...


Хан Ракид стоял перед аудиторией, показывая новое "изобретение". Колба, с почти плоским экраном, по которому бегал луч, вырисовывая картинки. С точки зрения военных, этому изобретению не предвиделось применения. Они просто не знали, но запрещать человеку создавать новый прибор они не стали. Тем более, когда через весь мир прокатилась весть о полной победе. Теперь уже никто не мог угрожать единому Правительству Мира... Лишь пресловутая инопланетная угроза осталась в редких умах. Сейчас она не находила поддержки. Слишком долго шла эта война. Слишком долго...
А тайна изобретения Ракида была известна кроме него самого только одному человеку. Человеку, с которым Хан связал свою жизнь, с которым предстояло идти до самой смерти...



− Й-йо-хо-о! − Возник вопль.
− Что это за псих? − Произнесла Татьяна. Она выглянула в окно дома и некоторое время рассматривала дикаря, скакавшего на лошади по парковой дорожке.
Хан подошел к окну и встал.
− Это же Ирринг. Ирринг! − Хан открыл окно и закричал. − Ирринг!
В ответ послышался свист, затем лошадь проскакала к дому и остановилась под окном.
− Привет, Хан, как дела? − Спросил он.
− Нормально. У нас дочка родилась.
− Поздравляю. Как тебе победа?
− Ты мог сделать так и раньше?
− Вряд ли. Мне этого не объяснить, ты должен просто поверить.
− Я верю. Ты там чего делаешь? Иди в дом.
− А лошадь куда?
− Пусть гуляет.
− И вправду. − Усмехнулся Ирринг, соскочил прошел в подъезд.
Через минуту он объявился в квартире, на третьем этаже.
− Что это за вид? − Произнесла Татьяна.
− Человек обыкновенный. − Ответил Ирринг. − В простонародье − дикарь.
− Я впервые его встретил именно таким. − Сказал Хан.
− Кстати, три года уже прошло. − Сказала Татьяна. − И где тот?...
− В клинике. Психиатрической. Орал чего-то про войну, его забрали. − Ответил Ирринг. − Если сообразит, его выпустят, а нет, то там ему и место.
− Он уже не друг? − Спросил Хан.
− Заблудший друг. − Ответил Ирринг. − Увы, но переделывать людей я не умею.
− И что ты собираешься делать теперь? − Спросила Татьяна.
− Баловаться. − Усмехнулся Ирринг. − Ты, кстати слыхал, Хан, про гнев Бога?
− Ты о чем?
− О том, что гора в которой был ракетный завод в вулкан обратилась?
− Это ты ее?
− Я не Бог, Хан. У меня нет стольких сил. Но я знал заранее и людей оттуда выпроводил. Кого успел.
− Кого-то не успел?
− Были неверующие. Знаешь же.
− И как ты им доказывал?
− Стал генералом и приказал. Жертв было не избежать.
− Ты его убил, да? − Спросила Татьяна.
− Да. А что? − Произнес Ирринг.
− А что? Ты спрашиваешь, а что?!
− А вам известно, мэм, что люди каждый день умирают тысячами? − Спросил Ирринг. − Что мне было делать? Вдалбливать тупому, что он людей погубит и ждать этого? В общем, съел я его.
− Съел?!
− Прекрати?! − Воскликнул Хан.
− Я не прекращу!
− Прекратишь. − Ответил Ирринг.
− С чего это вдруг?
− Да так. У тебя ребенок плачет.
Женщина бросилась из комнаты...
− Ирринг, по моему, ты это зря так говорил...
− Не зря, Хан. В общем, пойду я. А вы тут как следует приготовьтесь.
− К чему готовиться.
− От черт. Я же не сказал. Землетрясение у вас будет. Здесь нестабильная кора у планеты, Хан. Не знаешь?
− Зем... К-когда?
− Завтра. Точно не знаю, думаю, не раньше утра, но к обеду точно тряхнет. В общем, потому я и здесь. А вы уж думайте, как рассказать всем.
− Но как?! Что нам говорить, Ирринг?! − Воскликнул Хан.
− То и говорить, что землетрясение будет! Хан, ну ты не понимаешь? Что еще то? В бога поверить призвать? Глупо! Пока, Хан. И мне пора.
Ирринг ушел.
− Врет он все. − Возник голос Татьяны.
− Ты глупее не придумала ничего? Зачем ему врать?! Ну зачем?! Что бы завтра мы в этом убедились?

На следующий день Хан просто выгнал жену из дома, заставив забрать и ребенка. Еще с вечера он предупреждал соседей о землетрясении, но те принимали старика за безумного.

Удар... Земля задрожала. Татьяна закричала, дочь на ее руках заплакала.
− Стой на месте! И ничего не сделается! − Выкрикнул Хан.
На улицах послышались крики людей. Они выбегали из домов. Затем возник новый удар, и вновь, и вновь. Все вокруг заходило ходуном. Грохот затмил все крики, дома начали рушиться...
Город бился в судорогах. Подземные удары продолжались еще несколько часов. Люди сгрудились в кучи. Слышались плачи и стоны. Кто-то уже искал родных, кто-то копался в камнях, а Хан взял Татьяну за руку и повел через разрушеный город. Она молчала. На глазах женщины застыли слезы.
− Однажды я поверил, что он друг. − Произнес Хан. − И с тех пор никогда не жалел. Понимаешь?
− Он убил человека.
− Того, который убил бы сотни других из-за неверия. Ты тоже убила бы, окажись там.
− Значит, он и меня убьет.
− Не убьет. Он всегда помогал людям. И убивал только тогда, когда иного выбора нет. И так поступил бы любой человек на его месте! Потому что либо один, либо сто!


Ирринг тихо вошел в палату и сел напротив Тима.
− Как жизнь, Тим? − Спросил он. Человек обернулся и замер. Ирринг сидел перед ним в больничной пижаме, словно был таким же сумасшедшим, как все вокруг.
− Чего тебе надо?
− Ты стал совсем злым. А я тебе помогал не для этого.
− Я знаю, для чего ты помогал. Что бы помочь своим схватить наш мир!
− Ну до чего же ты глуп. − Усмехнулся Ирринг и лег на вторую постель. − Ты хотя бы понял, куда попал?
− Я не верю.
− М-да. А я то думаю, что это тебя не выпустят никак. А ты, оказывается, и вправду псих.
Ирринг вынул газету и бросил ее на стол перед Тимом.
− Почитай. Ну читай, Тим, или ты трус?
− Я не трус!
− Трус, коли боишься к газете прикоснуться.
− Я знаю, что ты враг!
− Комплименты не нужны Тим, мы здесь одни. Там, кстати, про тебя написано. Про то, как ты проникся идеями мира и построил те ракеты, что стали основой победы.
− Вам не удастся!... − Воскликнул Тим, но говорил это уже в пустоту, потому что Ирринг исчез.
А в палату вошел врач и оглядел ее.
− Так. Разговариваем сами с собой. − Произнес он, входя. Человека привлекла газета, и он поднял ее. − Кто ее принес? − Спросил он.
Тим молчал. А врач развернул газету и замер, потому что там была напечатана фотография ученого-изобретателя Тима Дэрса и целая статья о нем.
Человек сел на стул, читал некоторое время, затем взглянул на пациента. Он больше не сказал ни слова и просто ушел. Тим не реагировал ни на что. Лишь через час он словно очнулся, когда его подымали.
− Оставьте меня в покое! − Закричал он.
− Вы желаете остаться в этом месте, господин Тим Дэрс? − Спросил человек. − Это же глупо.
Тим не отвечал. Его все же вывели и отправили на выход.
Врач позади твердил, что пациент болен, но военные не слушали. Им был нужен этот человек.
Его везли через город на машине. Тим тупо смотрел в окно, на людей, пешеходов, машины. На дома, на множество стройплощадок с кранами и рабочими. А в сознание словно пробиралось нечто, чего он не понимал. Машина пронеслась вперед и вышла из города, уходя по шоссе. Она двигалась довольно быстро и какое-то подсознательное желание заставило Тима обернуться, взглянуть на спидометр. Тот показывал более сорока миль в час. Вокруг мелькали деревья, мимо иногда проносились машины.
А дорога продолжалась.
− Куда вы меня везете? − Произнес он.
− Далеко. − Ответил офицер. − Какая вам разница куда? Вы же псих.
− Это вы психи! − Воксликнул Тим.
От человека послышался только смешок. А машина в этот момент выскочила на мост через большую реку. Тим помнил это место. Здесь, совсем недалеко, он родился, а там впереди находилась столица его страны. Он взглянул на солдат чужой армии, затем в окно, и сердце сжалось от того, что он видел. Он видел, как мчится в машине вместе с врагами к сердцу страны. А вокруг ни единого намека на войска...
Машина повернула и впереди появился город. В глаза бросалось множество новых строений. Раньше их не было, но Тим давно не был в столице. Но почему на възде нет постов? Почему в городе множество стройплощадок, почему...
Мурашки прошли по коже, когда машина пронеслась по центральному проспекту мимо памятника, непонятной фигуры человека, рвущего цепи. Такого здесь не было, и...
Тим помнил, что половина домов в этом районе была разрушена во время войны. А сейчас...
Машина выехала с главного проспекта, проследовала по небольшой улочке, вышла на набережную. И вновь сознание едва принимало увиденное. Через реку перекинулся новый мост, а разбитый старый стоял рядом. Машина проехала к мосту и понеслась через него. Тим резко обернулся. Здесь, совсем рядом на берегу стоял замок Короля. Но его не было. Ни замка, ни стен, только ровное поле и парк.
Он сжался. Сжался от мысли о том, что инопланетянин действительно забросил его в будущее. Но тогда... Что тогда? Что Тим знал об этом времени? Его страна проиграла? Да, это очевидно. Об этом не хотелось думать, но мысль терзала голову, и он едва сдерживал себя.
Здесь властвуют враги. Враги. Враги...

Кто-то толкнул Тима, и он очнулся. Вокруг все было по прежнему. А машина стояла в одном из новых районов города, который Тим не знал. Его провели к крупному зданию. Рядом тренировалась пара взводов солдат, а Тима вели дальше.
Он встретил людей, с которыми работал когда-то. Его уже ждали. Всех предупредили о том, что Тим Дэрс возвращается. А он плохо верил во все, и высказал людям в лицо это недоверие.
− Тим, ты в своем уме? − Произнес бывший инженер-полковник Рангон. − Война же давно закончилась.
− Для вас, а не для меня. − Ответил он.
− Ты шутишь? Ты забыл, как сам пускал ракеты по нашим бывшим союзникам?
− Кто?! Я ничего не пускал! − Закричал Тим. − Это не я! Не я!...
Его схватили солдаты не дав бежать или напасть на кого нибудь.
− Я оставляю его вам, господа. Либо он не в себе, либо он действительно не тот. Если второе, то господин инопланетянин назвавшийся Тимом Дэрсом поплатится за все. Ты понял меня? − Генерал смотрел на Тима, а тот еще плохо соображал.
− Это вы им служите! Вы!

Тима Дэрса так и не привели в себя. Он оказался заперт и связан в местном психиатрическом отделении. Невидимый поток оставил его. Ирринг жалел, что парень так и не смог ничего принять. У него не было надежды. Совсем не было.


Генерал Вейд Дагор читал очередные донесения. Обстановка вокруг не внушала никаких опасений. Мирная жизнь вокруг налаживалась и набирала силу. Ввереный в руки Дагора город и округ был достаточно спокойным в смысле отсутствия партизанских отрядов и останков старой армии. Здесь их давно вывели, и они еще оставались далеко, в горах, подходы к которым хорошо охранялись и большей частью были заминированы.
Рядом возник шорох и генерал подняв взгляд увидел молодого человека, усевшегося в кресло.
− Что это значит?! Вы кто, и как сюда вошли?! − Воскликнул человек.
− Я Ирринг. Инопланетянин. − Произнес человек. − И, если вы найдете в себе мужество не беситься и не сходить с ума из-за этого, то мы можем поговорить.
− Что вам нужно?
− Я же сказал, поговорить.
− О чем?
− О мире, о том, что происходит вокруг. Вам уже не в диковинку встречи с инопланетянами, не так ли? Но вы пока еще от этого сходите с ума. Тим Дэрс типичный пример. Но он просто потерял опору, он не знает кому верить.
− Я и сам не знаю, можно ли вам верить. − Ответил человек.
− Понимаете, проблема веры и неверия, довольно глобальна. Я не смогу вам доказать ничего. Никакими словами. И только если у вас есть хотя бы капля желания понимать, тогда и возможно появление доверия. Не сразу и не полного. Но так сказать, хотя бы минимального уровня. Что бы при встрече со мной, например, у вас не тянулась рука к оружию или кнопкам вызова охраны. Я знаю, что вы ее нажали, сэр. И я исчезну. Но я вернусь. Довольно скоро. И у меня к вам просьба, настроиться на разговор, а не драку. До встречи, генерал.
Ирринг исчез и в то же мгновение в кабинет вскочила охрана.
− Почему так долго?! − Воскликнул генерал.
− Но, сэр, там была закрыта дверь, нам пришлось ломать... − Произнес офицер. − Что произошло?
Генерал молчал несколько секунд.
− Выясните, почему была закрыта дверь. − Произнес он. − Это была проверка. И мне не понравилось, что вы задержались!
− Мы выясним, сэр...

Охранники ушли, а генерал уже не чувствовал себя спокойно. Он вышел из кабинета и решил сам проверить все. Появление и исчезновение инопланетянина смахивало на безумие. Собственно, это был первый знак в доказательство того, что Тим Дэрс не человек. Явный знак...

Генерал прошелся по зданию, вернулся в свой кабинет и написав доклад о происшествии отправил его в ставку. Как бы там ни было, там должны были знать. А Дагор либо действительно видел инопланетянина, либо начал сходить с ума. Генерал так и написал в докладе.

− Я вижу, в вас присутствует капля разума, генерал. − Вновь возник голос и Вейд поднял взгляд. Перед ним вновь сидел тот же человек. − Не надо нажимать. Я снова исчезну.
− Если вы неуязвимы, чего вы боитесь?
− Я не люблю, когда в меня стреляют. Так же, как вам не понравились бы гавкающие на вас собаки. Прошу вас, не делайте этого. Вы больше узнаете из нашего разговора, нежели из моего нового исчезновения.
− Что вы хотите?
− Поговорить.
− Мы и так уже говорим.
− Нет, генерал. Это не разговор. Это как у собак. Гав-гав на друг друга. Разговора не было. Серьезного разговора не было. И не будет, пока вы не решите, что вам лучше узнать, что я хочу сказать, нежели ничего не узнать.
− Хорошо. − Произнес тот. − Я слушаю.
− Прежде всеги, вам следует понять, что вы не одни в космосе.
− Я это понимаю.
− Да, но не совсем хорошо представляете. Ваша планета находится довольно далеко от множества развитых миров. Там живет более сотни различных разумных видов, среди которых доминирующим на данный момент является вид людей. Не таких как вы, но похожих. И эти люди наблюдают за вами. Здесь, совсем недалеко, всего каких-то десять тысяч миль отсюда. Я могу назвать точные координаты, вам они нужны?
− Что вы попросите взамен?
− Очень и очень мало. Даже самый мизер для вас. Каплю взаимопонимания, генерал. Даже не доверия, а просто понимания. Того, что я живой, что у меня есть чувства и что я не желаю умирать, так же как и вы.
− Вы же бессмертны.
− У вас вульгарное понимание этого слова. Я бессмертен биологически. То есть для меня не существует понятия смерти от старости. Но если меня закупорить в бутылку и сбросить на Солнце, то... Не будем говорить что.
− Вряд ли бы вы выдали реальный способ.
− Вы умны, генерал. Я не выдам реальный способ. Но если бы его не было, мне действительно нечего было бы бояться. И нам были бы до лампочки все ваши войны и грызня. Но проблема в том и состоит, что однажды начавшись на какой-то дикой планетке, война перекидывается на другие, а затем рикошетом бьет и по нам.
− То есть ваша цель мир во всей галактике?
− Наша цель − наше личное споскойствие, генерал. Но за него приходится бороться. Планеты тех же дентрийцев разделены в том числе и по отношению к нам. Одни считают нас богами, другие дьяволами. Третьи понимают, что мы такие же как все, только чуть другие. В этом мире я нашел общий язык со многими людьми. Но встречал и тех, кто не смог меня понять. Надеюсь, вы не из таких, генерал. И, надеюсь, ваше правительство не из таких.
− При чем здесь правительство?
− Вы впервые достигли объединения всего мира под одним Правительством. − Произнес Ирринг. − Оно еще слабо, но это не важно. Важно то, что теперь я могу официально предстать перед людьми, которые будут иметь право назваться представителями всего мира. Я мог это сделать и раньше и делал, но просто перед людьми. Одни верили, другие не верили. Но информация о нас так и не стала широко известной всему миру. Просто, я думаю, что вам надо знать. Всем надо знать, что вы не одни в космосе.
− Но вам то это зачем?
− Лично мне, это не нужно. Это нужно вам, и это нужно нам, всему нашему роду. Что бы вы знали. Что бы встретив нас у вас не возникал ужас и страх. Придет время, и вы вылетите в космос, вы узнаете иные миры и иных существ. Вы пожелаете знать о них. А я уже здесь. Я могу предоставить вам информацию. И я уже сказал, что мне нужно. Что нам нужно. Нам нужно, что бы вы понимали, что ваш мир не единственнен, что в космосе есть иные разумные. И что бы вы понимали, что вас примут там только если вы покончите с войнами.
− Вы хотите сказать, что там нет войн?
− Нет, не хочу. Там есть войны. Но вам они не светят. Во всяком случае, с тем оружием, что у вас есть сейчас вы не сумеете защититься даже от маленького космического нашествия. Они возможны, но большинство миров сейчас живут в мире. Войны в прошлом и новые никому не нужны. Я рад, что вы выслушали меня, генерал. И, надеюсь, к следующей нашей встрече, вы получите все указания на счет возможности или невозможности официальной встречи.
− А если Правительство не согласится?
− Как говорится, флаг в руки. Мое дело предложить. А лезть нарожон я не стану. И, кстати, чисто для информации, я живу здесь со времен Вейда Дарсана Первого. Служил ему лично. Он, кстати, писал об этом в своей книге воспоминаний. Но все решили, что старик спятил. До встречи, генерал.
Ирринг вновь исчез.

Дело сдвинулось. Колесо Истории медленно повернулось и щелкнуло новым зубчиком. Правительство Мира встречало официального посланца инопланетян − Ирринга Крыльва.
Тысячи и десятки тысяч человек смогли увидеть явившийся с небес аппарат, летящий на огненных ракетах, а затем произошла встреча. Из корабля появился крылатый лев, которого и проводили через город, ко дворцу Президента Мира, где и намечалось проведение встречи.
Первая часть была открытой. Инопланетяни объявлял о себе, о том, что давно знает этот мир, поэтому знает и язык. Затем он объявил о крыльвах, о том, что его официальное представление предназначено именно для людей, что бы развеять всякие слухи и сомнения. Он говорил, что крыльвов в космосе не много, что они рассеяны по разным мирам, не имеют собственного правительства, и поэтому встреча не может быть поводом для каких либо серьезных выводов в отношении людей к крыльвам.
Ирринг ответил на несколько вопросов о космос, о войне и мире, после чего объявил, что большая часть информации, интересующая людей, находится в книге "Краткая История Галактики", которая была написана им самим для людей еще много-много лет назад.
Время открытой части заканчивалось, и Ирринга проводили в другой зал. Двери за ним закрылись. Крылатый зверь лег на пол перед людьми, представлявшими весь мир.
Ему было о чем сказать, о чем вспомнить, о чем предупредить. Разговор был долгим. Люди желали знать очень многое, но на все им не хватило бы и жизни. Ирринг объявил о том, что может менять вид. По предварительной договоренности он не демонстрировал это перед всеми, но теперь показал, как превратился в человека и вторую половину встречи находился именно в таком виде.
Он договаривался о разрешение на жизнь в этом мире, как когда-то это сделал сам Вейд Дарсан, и обещал помогать людям и Правительству, в случае возникновения особых ситуаций. И в самом конце встречи Ирринг передал самое интересное для людей. Координаты базы инопланетян на планете, вместе с которыми люди получили и предупреждение, что военный поход против дентрийцев может закончиться плохо, и предалагал людям просто попытаться выйти с пришельцами на связь. Дентрийцы знали язык и с очень большой вероятностью могли пойти на это после сообщений о встрече с крыльвом по мировым радиканалам. Ирринг просил лишь не особенно поддаваться на рассказы дентрийцев о кровожадности драконов, потому что война в космосе в прошлом, и крыльвам она совсем не нужна.
Его самого расспрашивали о тех самых "ужасах", о которых могли рассказать дентрийцы, и Ирринг не скрывал. Он рассказал о людоедстве крыльвов, заявляя, что тот период давно прошел и возник просто от царившей тогда дикости. Про космические корабли, имевшиеся у дикарей, крылев поведал людям, что собственных кораблей у его рода никогда и не было, что в первое время крыльвы летали только на чужих, захваченных или выкупленных, и только потом некоторые из них научились строить корабли, но делали это исключительно в иных мирах, где основную работу выполняли не они.
В самом конце встречи Ирринг объявил, что не видит никаких причин, что бы открыть информацию с закрытой встречи для всех, и оставил это на усмотрение людей.
После этого состоялась последняя открытая часть, на которой Ирринг вновь был в своем виде, ушел за город и улетел на огненных крыльях космического корабля.

Страсти в мире бушевали довольно долго. Информация о базе инопланетян попала в печать и координаты стали известны всем, после чего появилось множество групп, которые собирались идти в горы, что бы посмотреть. А Правительство сделало попытку выйти на связь с дентрийцами по радио, да не тут то было.
Ирринг едва не смеялся, когда пролетев тайно на базу дентрийцев, узнал как те в ужасе готовились отражать нападение местных жителей. Он узнал так же и об отсутствии у них космических средств. Единственный корабль совершил вынужденную посадку далеко от базы, и там находилась другая группа дентрийцев. Корабль упал в малонаселенном районе, и это спасло его экипаж от нашествия аборигенов.
Но база этой участи не избежала. Десятки и сотни групп встретившись в горах объединились в "народную армию", которая шла требовать с инопланетян "отчета"...
Только прибывшие в эти места регулярные войска сумели навести кое как порядок, а затем уже организованная толпа явилась к базе пришельцев и потребовала с тех сдаваться.
Дентрийцы закрылись в довольно узкой долине. Подход к ней преградили проволочные заграждения, на который на местном языке утверждалось о заминировании. Никто не лез...


Ирринг остановился перед новым домом. Там, за оградой играли двое детей, под присмотром матери. Подошедшего человека она не заметила, и тот не стал заходить, а просто опустил письмо в почтовый ящик.

"Здравствуй, Хан. Заходил к твоему новому дому. Во дворе были твои дети и жена, и я решил не показываться. Она ведь боится меня. В общем, если хочешь увидеться, я буду вечером, недалеко от вас, в баре <<Мир>>. Ирринг."

Хан пришел. Он выглядел совсем как старик и улыбался сквозь бороду.
− А ты выглядишь как всегда. − Сказал он.
− А как мне еще выглядеть? − Усмехнулся Ирринг. − Как у тебя дела? Как изобретения?
− А.. − Хан махнул рукой. − Лампа прошла, а с обнаружителем самолетов не вышло. Надо мной посмеялись и сказали, что этот проект только для безумцев. Ну я взял и просто ушел. Теперь вот, с женой и детьми, и не думаю о науках. А ты как? Навел таки шороху?
− Навел. Рановато, похоже.
− Почему?
− Да так. Они осадили базу дентрийцев, и те в ужасе, потому что их мало, а оружия, чтобы защищаться, почти нет. И улететь не могут.
− А ты им помочь не можешь?
− Если я у них объявлюсь, они свихнутся. У дентрийцев от одного упоминания о нас крыша едет.
− Ты же говорил, что война закончилась.
− Закончилась. Но от бабушкиных сказок о драконах, у них поджилки трясутся.
Говорить о дентрийцах не хотелось, и Ирринг перешел совсем к другим темам. Он вспомнил о старых временах, рассказал Хану о своем путешествии, о встречах за океаном, в тех местах, где когда-то встретил Ракида. Тамошние дикари давно изменили образ жизни и теперь почти не отличаются от местных. Остались лишь редкие исключения особо упрямых, желавших жить подобно предкам. Им не мешали, а война прошла тот уголок мира стороной. Лишь под конец туда прибыли войска, и колония сдалась без боев. Сопротивляться не имело смысла, да и желания ни у кого не было.



 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  С.Волкова "Сердце бабочки" (Любовное фэнтези) | | Д.Эйджи "Пятнадцать" (ЛитРПГ) | | Н.Князькова "Про медведей и соседей" (Короткий любовный роман) | | Д.Вознесенская "Игры Стихий. Перекресток миров." (Любовное фэнтези) | | М.Леванова "Попаданка, которая гуляет сама по себе" (Попаданцы в другие миры) | | Д.Коуст "Золушка в поисках доминанта. Остаться собой" (Романтическая проза) | | В.Крымова "Порочная невеста" (Любовное фэнтези) | | П.Коршунов "Жестокая игра (книга 3) Смерть" (ЛитРПГ) | | О.Обская "Невеста на неделю, или Моя навеки" (Попаданцы в другие миры) | | В.Свободина "Вынужденная помощница для тирана" (Современный любовный роман) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Советница Его Темнейшества" С.Бакшеев "На линии огня" Г.Гончарова "Тайяна.Влюбиться в небо" Р.Шторм "Академия магических близнецов" В.Кучеренко "Синергия" Н.Нэльте "Слепая совесть" Т.Сотер "Факультет боевой магии.Сложные отношения"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"