Mak Ivan: другие произведения.

Ханти Гро

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


Читай и публикуй на Author.Today
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Сейчас сюда прибежит Карабас-Барабас! 370kb.ZIP

179.

Ivan Mak


Ханти Гро


Часть 1



Дорога уходила к горизонту ровной стрелой. Здесь проходил торговый путь, соединявший западную и восточную Империи. За сотни лет земля вдоль дороги была утоптана миллионами ног и укатана сотнями тысяч телег. Каждый день по дороге проходили караваны, в одну и в другую сторону. Один поток двигался на восток, другой на запад. Большая часть караванщиков уже знала друг друга. Встречаясь они здоровались, некоторые заводили друг с другом разговоры, затем расходились. Места эти знали самые разные истории. Бывало, путь преграждали бандиты, случалось так, что Империи начинали войны против друг друга и тогда торговля замирала. Но проходили годы, и она восстанавливалась. Войны заканчивались, бандитов убивали, или же те маграбив вдоволь скрывались в неизвестном направлении.
Караван Сархиo-Бо двигался нагруженным товарами. Хозяин нервничал. В этих местах вновь становилось неспокойно. Появились жестокие грабители, которые не только забирали товары, но и убивали всех свидетелей.
Впереди появился крупный встречный караван, и Сархио-Бо немного расслабился. Бандиты вряд ли нападут, когда рядом два каравана, им проще захватывать их по одному. Навстречу выехал человек на лошади. Он знаком остановил свой караван и проехал вперед. Сархио-Бо так же остановил своих людей и послал навстречу человеку одного из своих слуг.
Они переговаривались около минуты, затем разъехались.
− Это караван Императора Тего-Норра. − Произнес слуга. − Ведущего я не знаю. Он назвался Эль-Мео. Сказал, что знает вас, Повелитель.
− Почему он остановил?
− Он сказал, ходят слухи, что бандиты нападают под прикрытием караванов.
− Чушь какая-то. − Произнес Сархио-Бо.
Эта его странная уверенность и стала роковой. Два каравана двинулись навстречу, поровнялись и Эль-Мео выкрикнул что-то непонятное.
В ту же секунду из его повозок выскочили сотни воинов и атаковали... Схватка была неравной и быстрой. Сархио-Бо вступил в бой, но был подкошен стрелой, попавшей в плечо, свалился с коня и провалился во тьму.
Он проснулся от шума и смеха. Голова болела, а рядом оказались бандиты. Они праздновали победу, и Сархио-Бо не понял только, почему еще жив. Ведь они убивали всех.
Вскоре он узнал, что людей не убивали, а продавали в рабство. Рана на плече оказалась не столь страшной, и только поэтому бандиты не добили его. А о том, что Сархио-Бо был хозяином крупного состояния, они и не думали.
Он, наконец, нашел в себе силы и потребовал встречи с Эль-Мео. Тот пришел, но только что бы посмеялся над поверженным человеком. И слова о золоте не изменили его.
− Я не дурак, что бы продаваться на золото. − Произнес Эль-Мео. − Моя жизнь мне дороже любого твоего состояния. Ты отправишься туда, откуда никто не возвращался. В Империю Критора.
Сархан-Бо дрогнул. Об Империи Критора ходили самые ужасные легенды, о жестокости, что творилась там, о том, что Империей управляет вовсе даже и не человек, а монстр. Чудовище, которго невозможно убить...
− Стало быть, ты Критеру служишь. − Произнес голос в стороне и усмехнулся. − Мне следовало бы догадаться...
− Уймите этого щенка. − Произнес Эль-Мео и пошел прочь.
− Ты обыкновенный трус, Харта-Гес. Передо мной, щенком, ты обыкновенный червь, и ты испугаешься даже обыкновенной схватки один на один со мной.
Предводитель бандитов свернул в сторону и оказался рядом с лежавшим на земле человеком.
− Хочешь сдохнуть, щенок! − Произнес он, выхватывая саблю.
− Уж не ты ли меня убьешь, сопляк? − Произнес пленник. − Ну давай, убивай меня. Твоим воинам будет очень интересно видеть, как ты убиваешь связанного щенка, боясь настоящей схватки.
Вокруг уже стояли другие люди, и Предводитель приказал им развязать щенка и дать ему меч...
Сархио-Бо, наконец, узнал этого парня. Всего пару недель назад он сам принял его на работу в качестве простого погонщика. Парень показался вполне подходящим, да и рекомендация у него была, но что бы вот так...
Вокруг места, где начиналась схватка уже собралась толпа. Предводитель объявил всем, что сопляк его оскорбил и получит смерть.
Звон мечей странно отдался в ушах. Сархио-Бо закрыл глаза, поняв, что с парнем все кончено, но... Новый удар, еще, еще... Видимо, парень стоит поболее, чем кажется с виду.
А бой продолжался. Сархио открыл глаза и увидел, как люди расступились. Предводитель бандитов пролетел между ними, перекувырнулся по земле и вскочил на ноги.
− Теперь настала твоя смерть. − Произнес он и бросился на парня.
Удар, еще!...
Оружие вылетело из рук бандита. Он свалился на землю и парень подскочив приставил к его горлу меч. Вокруг все схватили оружие.
− Дернетесь, и он сдохнет! − Выкрикнул парень. Все встали.
− Чего тебе надо? − Произнес поверженный.
− Мне надо совсем немного, Харта-Гес. − Ответил парень. − Ты приведешь меня к Критеру. И не как раба, а как свободного человека. И не советую тебе шутить со мной, если не желаешь сдохнуть.
− Кто ты такой? − Спросил Харта-Гес.
Почему парень называл человека так, Сархио-Бо не понимал. Видимо это настоящее имя бандита, а не Эль-Мео.
− Тебе этого не обязательно знать, сопляк. − Произнес парень. − Твоя жизнь в моих руках.
− Если ты меня убьешь, они убьют тебя.
− Вряд ли они сумеют. Так что, у меня есть шанс. Если же ты не поклянешься исполнить то что я попросил, я точно насажу тебя на эту железяку. Твой выбор, Харта-Гес.
− Убейте его! − Выкрикнул тот и захрипел, когда меч вонзился в его горло.
− Критер будет рад твоей смерти. − Произнес парень и отпрыгнул, когда к нему подскочило несколько человек. Он сделал странные движения, раздался свист и четыре воина рухнули на землю, хватаясь за горла.
Остальные накинулись на человека, выхватили из его рук меч и связали. Парень только рассмеялся, а к нему, видимо, подошел кто-то из старших.
Сархио-Бо не услышал слов пацана, но воин, подошедший к нему с кинжалом, отпрянул назад. Те, кто держал человека, сами отпустили его и разошлись, а через мгновение на него бросились все. Парня свалили на землю, били и пинали ногами, затем кто-то приказал вырыть яму и закопать парня живьем...


Рабов гнали через полупустыню. Многие не выдерживали. Их просто убивали, а вокруг часто попадались скелеты людей. Их специально не убирали, что бы устрашать пленников.
Сархио-Бо еще держался. Рядом двигалось несколько человек, которыми он еще совсем недавно командовал. Теперь же они были равны, но Сархио чувствовал, что оказался в еще более худшем положении. Люди, шедшие рядом, иногда говорили друг с другом, поддерживали. Кто-то уже строил план побега, но с Сархио не говорил никто, и даже его попытки заговорить натыкались на нежелание кого либо общаться с бывшим хозяином.
Может, он плохо с ними обращался? Сархио не мог сказать этого о себе. Он знал всех своих людей. Лишь некоторые появлялись в караване, нанятые другими, но и тех представляли хозяину, и, если Сархио не мог вспомнить чье-то имя, то в лицо признавал каждого.
Длинная колонна, гремя кандалами приближалась к горам. Людей вели на рудники, и все это знали.
Сархио вздрогнул, услышав знакомый голос позади. Оборачиваться было нельзя. Надсмотрщики тут же били плетьми тех, кто не слушался. А голос, принадлежал тому самому парню, который убил Харта-Геса.
− Все это дурацкое предприятие Критера незаконно. − Говорил парень. − И он поплатится за это.
− Ты дурак, коли веришь в эти сказки про богов. − Ответил другой голос.
− Значит, не хочешь освободиться? Ну, как хочешь. Я найду людей и поумнее.
− Если бы у меня руки не были связаны, я врезал бы тебе в морду, щенок.
− Не беспокойся. Тебе их развяжут. Только их развяжут и мне, а таких как ты я укладываю одной лапой. − Парень усмехнулся. − Совершенно определенно, этот Критер полный кретин.
− Заткнись! − Произнес собеседник парня.
− А ты покричи, тебя сразу и заткнут. − Усмехнулся парень.
− Хочешь получить, щенок?! − Выкрикнул голос. В этот момент раздался удар хлыста.
− Молчать всем! − Выкрикнул охранник.
− Понял, придурок? − Усмехнулся парень.
− Я тебя еще достану. − Прошипел голос.
− Цепь у тебя коротка, что бы достать. − Снова смеялся голос.
Перебранка все же затихла. А людей остановили и собрали в кучу. Только теперь Сархио-Бо увидел парня.
− Привет, хозяин, как плечо? − Спросил тот насмешливым тоном.
− Ты, похоже, не понимаешь, куда попал. − Произнес Сархио.
− Я понимаю. − Усмехнулся парень. − Это долина Сэк-Ахроги. Здесь у Критера рудники с золотом. А ты такой же как все, да? О побеге и думать боишься?
− Я бы отдал все за то что бы освободиться.
− Все? − Усмехнулся парень. − Мне все не нужно. Ну а когда ты освободишься с моей помощью, ты будешь мне кое чем обязан.
Перед толпой появился всадник.
− Критер дурак! Курит табак! − Закричал парень, и всадник остановился.
Парня выдернули из толпы и толкнули, пытаясь свалить на землю, но от взмаха рук парня три человека разлетелись в стороны.
− Привет, братец, скажи своим холуям, что бы убрали лапы. − Произнес "щенок", выскочивший перед огромным "псом".
− Ты сгоришь в аду.
− Глупец. Неужели ты думаешь, что мои части все здесь? − Парень рассмеялся.
− Чего тебе надо?
− Совсем немного. Освобождения всех рабов.
− Ты ничего не сможешь сделать против меня.
− Ну, тогда, извини. Я тебя просил по хорошему, не хочешь, значит, будет по плохому.
Он взмахнул руками и земля под Критером вспыхнула. Он в первый момент рассмеялся, а затем взвыл, словно зверь...
− Жил был Критер, гад паршивый. Но сгорел он весь до тла.
Монстр уже метался в огне. Он пытался выскочить из пламени, но то словно по волшебству ходило под ним. Все люди смотрели на это замерев, а зверь уже выл. Это уже был не всадник, а чудовище непонятно какого вида.
Монстр уже не бегал и не ходил. Он дергался на одном месте в предсмертных судорогах, а огонь медленно убивал его.
Когда же все сгорело, и ничего не осталось на камнях, кроме черного круга, молодой человек обернулся ко всем.
− КРИТЕР МЕРТВ! ВСЕ СВОБОДНЫ. − Произнес он. Толпа взревела. Стражники, еще державшие в руках плетки и оружие, оказались под бешеной атакой. Завязалась схватка, но ее исход уже был предрешен. Люди поняли, что у них есть шанс, что они могут победить...
Схватка закончилась достаточно быстро. К парню бежало несколько человек, когда на него набросились стражники. Те желали захватить инициатора бунта, надеясь таким образом остановить разбушевавшуюся толпу, но результат оказался совершенно неожиданным для нападавших. Парень развернулся, в его руке оказался клинок, который со свистом вошел в горло командира бежавших людей. Те замешкались на мгновение, и его хватило, что бы спешащие на помощь люди подбежали и окружили парня, ощетинясь мечами и саблями.

Его имя Ханти-Гров. Люди кричали что-то. Парня несли на руках, и вся толпа пройдясь по долине вышла к пустыне. Люди несколько погрустнели, поняв, что им просто так не перейти через эти пески.
Среди бывших рабов образовалось уже несколько группировок, под командованием бывших хозяев, но Сархио-Бо упустил этот момент и, под конец оказался в топле неприкаянных, что оказалась не особенно большой. Из нее можно было составить еще один отряд, но командира не находилось.
Командиры групп собирались вместе, что бы обсудить дальнейший план. Ханти-Гров прошелся вокруг и остановился рядом с толпой, где находился и Сархио-Бо.
− Что же ты там встал, Сархио-Бо? Я же просил всех хозяев собраться.
Люди вокруг зашевелились, оборачиваясь, а Сархио ступил вперед, и вскоре оказался среди собиравшихся командиров. Те, непонятно почему, посмотрели на него косо и не стали даже здороваться. А парень еще ходил несколько минут где-то, пока не вернулся.
− Я думаю, здесь нечего делать командиру нищих. − Произнес кто-то из людей, когда Ханти-Гров вошел в круг людей.
− Вы это о ком? − Спросил парень.
− О нем. − Человек указал на Сархио-Бо.
Парень вздохнул, затем прошел к Сархио.
− Идемте отсюда, хозяин. − Произнес он. − Видимо, нам и вправду нечего здесь делать.
− Стой?! − Выкрикнул кто-то.
Парень обернулся.
− Чего тебе? − Спросил он.
− Ты что, хочешь идти с этими? Это же глупо. − Произнес человек.
− В отличие от вас всех, господа, Сархио-Бо мне известен. И не по наслышке, я работал погонщиком в его караване.
− Так значит он богат, что же вы сразу не сказали, господин Сархио-Бо. Если так, у нас нет никаких возражений против вас.
Сархио взглянул на парня. Все теперь разрешалось, и можно было идти назад, но тот почему-то фыркнул.
− Господа, вы плохо поняли. Дело в том, что вы не только его оскорбили. Вы оскорбили МЕНЯ. А у меня нет денег, что бы похвастаться. Их у меня и не было никогда. Я был нищим, всегда, едва появившись на этом свете.
− Ты помог всем нам, мы отблагодарим тебя, и ты никогда уже не будешь нищим. − Произнес другой человек. − Я обещал половину своего состояния тому, кто освободит меня, и теперь она твоя!
− Очень красиво. Однако, сюда скачет отряд всадников.
Люди обернулись и вокруг тут же началась суета.
− К оружию! − Закричал кто-то.
Сархио-Бо так же прошел назад, но встал, когда увидел, что Ханти-Гро остался стоять на месте.
− Они же тебя убьют, если ты не уйдешь! − Воскликнул Сархио.
− Уходи, Сархио. − Ответил парень. − Мне от тебя ничего не нужно, и ты меня разочаровал.
− Но чем?! Что я сделал?!
Всадники уже приблизись и затормозили, затем один из них проехал вперед и оказался перед парнем.
− Вы кто такие?! − Прогремел его голос.
− Ты меня не узнаешь, Тарги-Кей? Ты же видел, как я убил твоего хозяина. ЗАБЫЛ?!
Всадник дернул лошадь, та встала на дыбы и прыгнула. В воздухе сверкнула сабля и удар неминуемо убил бы парня, но тот совершил странное движение, и всадник слетев с лошади рухнул на землю перед ним.
− Пришел и твой час, Тарги. − Проговорил Ханти-Гро.
− Ты сдохнешь! − Воскликнул человек, вскакивая.
− Ты сказал это себе. − Ответил парень.
Человек прыгнул к нему, намереваясь убить саблей, но у него не вышло. Ханти-Гро увернулся от удара, а затем его рука вошла в горло человека. Тот выронил саблю и хватая воздух повалился на землю.
− Радуйся, Тарги, ты убит самим Ханти-Гро.
Глаза человека на миг выдали, что он знал это имя.
Позади уже слышался топот копыт, а с другой стороны неслась толпа. Она кричала и выла. Всадники, видимо, не выдержали, понимая, что даже им не справиться с толпой. Они развернулись и бросились прочь, оставляя своего мертвого командира.
− Они же могли тебя убить! − Воскликнул кто-то.
− Не могли. − Ответил парень.
− Похоже, ты слишком большого мнения о себе. − Возникли слова одного из командиров. − Мы только что отдали тебе свой долг. И теперь уходим.
− Вот и отлично. − Ответил тот. − Уходите.
Он поднял взгля на людей.
− Все уходите! − Выкрикнул он и пошел вслед ускакавшим всадникам.
− Ты куда пошел?! − Послышались голоса. − Там же смерть!
− Ваша, а не моя. − Фыркнул парень, продолжая удаляться.
Кто-то догнал его, пытаясь остановить, но парень развернулся и человек остановился не доходя.
− Ты, кажется, хотел мне врезать в морду. − Произнес Ханти-Гро.
− Я давно расхотел. − Ответил тот.
− Ну так и катись.
− Твои обиды глупы! − Выкрикну человек. − Тебя там убьют, и не помогут тебе никакие силы, и никакое колдовство!
− Глупец. Мне не помогали никакие силы. Все что произошло, я сделал сам. − Ханти-Гро пошел дальше и человек двинулся за ним. Их голоса уже не были слышны, и только холодок пробежался по спине Серхио-Бо. Он двинулся вперед и пробежав догнал двух человек.
Они все еще ругались непонятно о чем.
− А тебе чего?! − Вдруг произнес парень и резко развернулся.
− Я пойду с тобой. − Ответил Серхио.
− Мне не нужны хозяева.
− Хозяином будешь ты, а не я.
− И слуги мне не нужны! − С гневом выпалил парень.
− Мы будем просто друзьями.
− Да? Действительно? Хорошо, Серхио. Но не забудь, что ты сам напросился.
Ханти-Гро не дожидаясь ответа пошел вперед, а человек, ругавшийся с ним, взглянул на Серхио и молча двинулся вперед...

Куда они шли, знал лишь сам парень. Если знал вообще. Вслед за ним увязалось человек сорок, и теперь толпа двигалась через долину, по той же дороге, по которой уходили день назад. Спрашивать, куда и зачем, оказалось бесполезно. Ханти-Гро объявил, что он никого с собой не тянул, и что он точно знает лишь одно. Он идет не за золотом Критера. Люди восприняли это утверждение как обратное, и не собирались "упускать" свою удачу.
Через два дня они уже не были столь радостны, потому что за время пути все успели проголодаться, а найти пищу в горах, где даже трава не росла, оказалось очень сложно. А Ханти-Гро продолжал двигаться как ни в чем не бывало, и люди начинали возмущаться тем, что он не дает им отдохнуть, на что парень отвечал смеясь. Он напоминал, что никого не просил идти за ним, и все идут сами, значит, сами и виноваты, что не устроили себе отдых, а ему отдых не требовался.
Парень продолжал идти вперед. Кто-то из людей остался, а кто-то пошел вслед. Пошел за ним и Серхио-Бо, хотя он и устал, но ему совсем не хотелось оставаться среди слабаков.
К вечеру третьего дня они достигли конца долины и оказались перед пропастью. Внизу текла река, а на другом ее конце раскинулся город. Именно поэтому никто и не сказал ни слова о сложности спуска.
− Вам придется идти туда. − Сказал парень, показывая в сторону. − Через пять миль будет спуск, оттуда вы и сможете попасть к реке, переплыть ее и прийти в город. А я пройду здесь.
− Здесь? Как ты пройдешь? − Возник чей-то удивленный возглас.
Ханти-Гров прошел в сторону, затем разбежался и прыгнул в обрыва. Раздался стон, все прошли к краю, но никто не увидел, куда попал парень, в воду или в скалу, что торчала у берега. Его больше никто не увидел.
Серхио-Бо стоял завороженным, затем прошел назад, разбежался и...
− Псих! − Закричал кто-то, а он уже летел. Перед глазами мелькало то скала, то небо, то земля с городом, то вода...
Серхио не помнил боли. Он помнил только полет, а когда открыл глаза, рядом стоял Ханти-Гров.
− А ты и вправду чокнутый. − Произнес он. − Зачем прыгал?
− Ты же прыгнул? − Проговорил Серхио.
− Мне можно прыгать. Я себе крылья отрастил и спустился, а ты грохнулся в воду, да еще спиной...
Серхио хотел был что-то ответить, но не сумел, от того, что из-за спины человека появились крылья, которые он показывал.
− Господи... Т-ты ангел?
− Я не ангел. И не Господи. Я Хан Тигров. − Серхио, словно впервые услышал это имя. Оно звучало совсем не так, как еще совсем недавно, и что-то в ней было... Крылья за его спиной исчезли. Парень развернулся и пошел прочь.
− Не бросай меня! − Воскликнул Серхио.
− А ты девица, что ли, что так кричишь? Или больной?
Серхио дрогнул, затем попытался встать, и это получилось без проблем. А Хан Тигров смеялся над ним.
− Да. − Произнес он. − Если бы я тебя не поймал, ты точно убился бы. − Сказав эти слова он двинулся через лесок. Серхио поспешил за ним. Едва он догнал парня, лес закончился, и они оказались перед городом, окруженным стеной. Со скалы стена осталась незамеченной, но теперь она встала на пути гигантским препятствием, и в город вела только одна дорога, которая проходила через мост и охраняемые ворота. Серхио-Бо и Ханти-Гров взошли на мост. Охранники тут же преградили путь, ощетивнившись копьями.
− Стоять! − Приказал появившийся позади охранников офицер. − Кто такие, и как посмели взойти на мост, по которому разрешено въезжать в город только всадникам?!
− Какая длинная речь! Какое усердие, Стагир-Си! Ладно, так и быть, за твое усердие в службе, я не стану тебя наказывать. Али ты до сих пор не узнал меня?! Я − Ханти-Гров!
Стражники дрогнули, их командир отступил на шаг.
− Открывайте ворота. − Произнес молодой парень.
Серхио-Бо словно вышел из оцепенения.
− Открывай, старый пень! − Выкрикнул он, после чего сложил все маты на стражников и их командира. Те зашевелились таки, открыли путь и ворота для двух человек.
− Хм... А ты не так прост, оказывается. − Произнес Ханти-Гров. − Я уже думал, драться придется, а ты оказывается, магические слова знаешь.
− Магические? − Усмехнулся Серхио. − Это же...
− С дороги, нищие! − Послышался вопль. По дороге скакал всадник. Его лошадь заржала. Серхио сумел отскочить, а Ханти-Гров остался на месте.
Лошать проскакала перед его носом, а всадник слетел с лошади и грохнулся на землю, гремя стальными латами.
− Мужик, ты совсем обнаглел. − Произнес парень. − Не знаешь, что по городу скорость движения ограничена?
− Мерзкий ублюдок, ты сдохнешь! − Взвыл человек, подымаясь. Он не сумел встать, закричал и рухнул назад.
− У тебя лапка поломалась, зайчик? − Спросил Ханти-Гров. − Извини. Считай, что тебе повезло, а иначе, встал бы и лег снова. Навсегда.
Парень пошел от человека, а тот лежал на дороге и кричал самыми последними словами ругая человека.
− Ты не думал, что ему надо помочь? − Спросил Серхио, догнав парня. − Он же из-за тебя упал, и...
− Он упал из-за того что гонял, как псих. − Ответил Ханти-Гров. − А помочь кому ему найдется. Полагаю, сейчас он уже воет и требует, что бы стражники искали меня. А возможно, и тебя. Ты то сам, почему не помог ему? Мог же?
− Я не хотел отставать от тебя. Ты так и не хочешь сказать, кто ты?
− Тебе мало моего имени?
− Твое имя мне ничего не говорит.
− М-да. Видать, из далеких ты мест, коли так. А здесь можно просто вот так встать...
Парень остановился и обернулся.
− Люди! Спасайтесь кто может! Ханти-Гров идет!
Через мгновение вместе с эхом голоса парня прилетели крики и визги. Кто-то шедший навстречу бросился в сторону в переулок, и через минуту улица опустела.
− О... − Произнес парень и двинулся вперед.
− Они тебя боятся? Значит, ты сделал что-то плохое людям?
− Да. − Ответил тот. − Я был ужасно глуп и родился слишком похожим на Критера. − Парень взглянул на Серхио. − Ты не замечаешь, что я на него очень похож?
− Я не знаю. Я не видел Критера никогда.
− У-у... − Парень усмехнулся. − Ну идем, коли так.
Они пересекли несколько кварталов и вышли к базарной площади. Ханти-Гров не останавливался у прилавков, а просто прошел мимо них и толкнув дверь трактира вошел внутрь. Серхио вошел вслед за парнем и едва не задохнулся попав в смрадный воздух полутемного помещения. Он едва привык к свету, и увидел, что в центре бара стоит толпа, а Ханти-Гров сцепился со здоровяком. Драка проходила под смех людей и закончилась так же быстро, как началась. Здоровяк оказался повержен и ревел словно медведь.
− Ты кто такой?! − Выкрикнул он.
− Я маленький мальчик, маменькин сыночек. − Произнес парень. − В общем, Тахид-Кин, с тебя обед. Для меня и моего друга. − Ханти-Гров указал назад и все взглянули на Серхио.
− Здесь нечего делать тем, кто не умеет драться! − Выкрикнул еще один голос. − И этому хлюпику точно здесь не место!
− Ты это про меня сказал, таракан? − Проговорил Ханти-Гров.
Человек резко обернулся.
− Что ты сказал, сопляк?!
− Я сказал, что если ты сейчас не заткнешься, здесь будет твоя кровь. И уж кого-кого, я тебя жалеть я не стану.
Человек рванулся, но его задержали двое других.
− Остынь, он тебя точно убьет.
− Это я его убью! − Выкрикну тот и вырвался.
Ханти-Гров в этот момент обернулся к бармену.
− Ханти! − Выкрикнул Серхио.
Тот обернулся, поймал руку с ножом, что уже была готова нанести удар и вывернул ее. Нападавший закричал и рухнул посреди бара. Рука человека держалась за рукоятку ножа, торчавшего в его же спине.
Люди вокруг бросились врассыпную и через мгнвоение бар опустел.
− Ну зачем было применять оружие массового поражения, Серхио? − Спросил Ханти-Гров.
− К-какое оружие? − Спросил тот с дрожью.
− Ну это дурацкое слово, от которого все шарахаются. − Парень обернулся к бармену. Тот не убежал, и Серхио понял, что причина была вовсе не в храбрости человека, а в том, что Ханти-Гров держал его второй рукой.
− Я-я... Не убивайте меня! − Воскликнул тот.
− Марух-Ис. − Произнес парень. − Ну неужели и ты такой трус, а? Уж ты-то мог меня и вспомнить? Забыл? Я же у тебя здесь подрабатывал еще пять лет назад, когда совсем пацаном был? Ну, забыл да?
− Й-а... Н-не помню!
− Ах, ну да... Ты же меня выгнал. И оболгал, будто я чего-то украл у тебя. Тоже не помнишь?
− Н-нет...
− Так значит, Хин-Таг у тебя ничего не крал? Правильно?
Человек дрогнул, но рука Ханти вцепилась в него еще сильнее.
− Узнал таки.
− Чего вам надо?! − Воскликнул бармен словно осмелев.
− Ты будешь кормить меня и моего друга. В любой день и в любой час, когда мы придем. Понимаешь меня?
− Д-да. Я согласен.
− Отлично. Надеюсь, ты понял, что речь идет о бесплатном обеде.
− Но это воровство! − Выкрикнул человек. − Я не буду!
− А мы знаем волшебные слова, Марух. − Ответил парень. − Они нам совершенно ничего не стоят, а вот тебе будут стоить очень дорого. Я всего лишь скажу, что сюда идет Ханти-Гров.
Человек дернулся, но не сумел вырваться.
− Да-да, ты даже сам готов бежать от этого имени.
− Он тебя достанет! И ты поплатишься! − Выкрикнул человек. − И!...
Он умолк, потому что в этот момент в бар вошел воин.
− С тебя два обеда, Марух. − Произнес Ханти-Гров.
− Что это здесь никого нет? − Загремел воин.
− Все сбежали. − Ответил парень. − Вот только один остался. − Он показал на мертвого с ножом в спине. − А еще говорят, что при упоминании имени Ханти-Грова, даже мертвые сбегают. Дык врут... Эй воин, ты куда?!
Громыхнула дверь и трактир опустел. Сбежал и его хозяин.
− Какие ужасы. − Фыркнул Ханти-Гров. − Придется заняться самообслуживанием. Он прошел за стойку, взял что-то, вернулся и сел за стол. − Серхио, ты то чего там встал? Или тоже уже боишься меня?
Серхио прошел к нему и сел за стол, но руки уже дрожали, и он их спрятал.
− Выпей, Серхио. − Произнес парень, протягивая кружку. − А я тебе расскажу одну историю. Может, ты и поймешь. А не поймешь, мы расстанемся. Я уйду, и ты меня больше никогда не встретипь.
− О чем ты хочешь рассказать?
− О том, как я жил здесь. Ты ведь понимаешь, что я не человек. Я родился в другом мире и попал сюда несколько лет назад. Что было там и как, не важно. Важно то, что я оказался здесь и здесь меня приняли как обыкновенного мальчишку пятнадцати лет. Силы у меня хватало, но драться никто не лез, не считая местных мальчишех, но мне с детьми драться как-то не хорошо, и я от драк убегал. В общем, они решили, что я слабак и трус. А мне было все равно. Я искал работу и нашел ее вот в этом самом трактире. В то время я еще не знал, кто такой Критер, а когда узнал, оказалось поздно. Он нашел меня сам. Я в тот момент не знал, кто он есть. В общем, по глупости раскрылся ему, потому что принял за своего. Я видел, что он сам не из этого мира. Ну, а когда Критер понял, кто я, он лишил меня силы с помощью волшебного браслета. Его стражники схватили меня и Критер продал меня в рабство. Здесь, я скажу прямо, мне просто повезло. Повезло, что он не убил меня. Видимо, испугался, что я вернусь с того света. Я пробыл рабом на корабле почти четыре года. Бежать не получилось, потому что хозяин носил тот самый браслет, а меня держали на цепи. Если бы я сумел от него уйти, хотя бы миль на двадцать, браслет потерял бы действие надо мной, и моя сила вернулась бы, но уйти мне не давали, а за попытки побега наказывали. На корабле появлялись новые рабы и от них я узнал, что в стране Критера появился ужасный и неуловимый разбойник по имени Ханти-Гров. И я поверил бы, что это действительно так, если бы у него было имя другое, а не мое. Из рассказов я понял, что все те ужасы совершал сам Критер. И сам же он якобы охотился за мной. После года бесчинств Ханти-Грова Критер его изгнал, и этим только усилил свою власть. Ну, а дальше все произошло очень весело. Хозяин мой вел корабль через океан, появились пираты, и атаковали. Хозяина убили. Половину воинов перебили, другую связали, а меня и еще пару человек, которые так же были рабами, доставили на корабль к своему командиру. Ну и после разговора с ним мы все трое оказались в команде пиратов. В общем-то мое положение почти не изменилось. Я так же оставался собственностью нового хозяина, только тот не держал меня на цепи. А браслет волшебный закрыли в одном из сундуков командира пиратов, и он продолжал действовать. Впрочем, не долго. Через день корабль пришел к острову, награбленое выгрузили, браслет остался там, а я на корабле. Когда же пираты вновь вышли в море, они вышли и из зоны действия браслета...
Ханти замолчал. Серхио представлял себе все, что происходило, затем взглянул на парня.
− Ты от них сбежал?
− Нет. Куда бежать то? В море прыгать. Я ждал, пока наступит подходящий момент, и в очередной раз, когда пираты атаковали свою жертву, я вышел наверх с оружием в руках. Первое, что мне пришло в голову, это драться на стороне пиратов. Не знаю, почему. В общем, я прыгнул на второй корабль и бился как зверь. Под конец против меня дрались четверо человек, а пираты позади почему-то стояли и не лезли в драку. Когда эти четверо свалились, я обернулся к ним... В этот же день я стал свободным. Командир объявил это всем и сказал мне, что я заслужил свободу своей силой и спросил, хочу ли я служить в его команде. Был он огорчен моим отказом или нет, он не показал. Я сказал ему, что в этом мире есть мой враг, который еще не заплатил за то что продал меня в рабство, и он понял меня. А через две недели я пересел на другой корабль. Он так же принадлежал пиратам, но был торговым. На нем возили товары продавать в разные страны. И меня высадили в первом же крупном порту. Вот только был он почти на другом краю света относительно Империи Критера, я отправился в путь, на поиски. Я не знал дорогу, но знал примерно направление. А когда у меня закончились все деньги, я стал подрабатывать по пути, а потом встретил тебя и стал погонщиком.
− Значит, ты ушел бы, после того, как мы прибыли в конечный пункт?
− Нет. Мне было нужно хорошо заработать перед тем, как отправиться к Критеру. Ну, а дальше, судьба сама отправила меня туда.
− А как вышло, что ты знаешь имена людей здесь?
− Это совсем не сложно. Я читаю их мысли.
− Читаешь?... Так ты и...
− И твои тоже. − Усмехнулся парень. − Это просто как второй голос. Представь, что ты ходишь среди толпы, которая все время что-то бормочет себе под нос. И даже бормоча человек умудряется что-то сказать еще. Вот и все. А бормотание это похоже на бред, в котором слова мечутся в стороны...
Грохнула дверь трактира, и в нее с шумом ввалилось несколько стражников. Они тут же окружили убитого, а затем и двух человек, сидевших за столиком перед пустыми тарелками и полупустыми кружками.
− Кто вы такие, и почему сидите здесь, когда хозяина нет?! − Воскликнул стражник.
− Ну так вы хозяина то приведите, он скажет, что знает меня. И я его знаю.
− Ты как говоришь с офицером?! Встять, сопляк!
− Ты, мальчик, совсем спятил. − Произнес Ханти-Гров. − Я могу шепнуть всего лишь словечко, и Критер тебя сожрет вместе с дерьмом.
Солдаты, собравшиеся было схватить парня, остановились и отошли, взглянув на командира.
− Критер мой брат. − Произнес человек. − И я не знаю кто ты, и он не знает!
− Ну, раз так, тогда идем к нему. − Произнес Ханти-Гров, подымаясь. − Там и разберемся, кто есть кто. Идем, Серхио.
Серхио поднялся. Он вновь ощущал страх. Более всего из-за того, что Критер жив, а не мертв. К тому же, совсем непонятно, почему Ханти-Гров смолчал о смерти Императора...
Их проводили в замок, и брат Критера тут же оказался перед Императором, объявляя о человеке, заявлявшем, что того знает Критер.
− Да-а. − Протянул парень и прошел вперед. Стражники, едва попытавшиеся его схватить, тут же разлетелись в стороны, сбивая еще четверых. − Как быстро ты сюда взобрался, Расоги-Вир. − Произнес Ханти, проходя к Императору и его брату.
− Кто ты такой? − Произнес тот.
− Да ты совсем обнаглел. Уже не узнаешь меня?! Я − Ханти-Гров!
Послышался шелест, и Серхио увидел лучников. Стрелы ударили в Императора и его брата, а Ханти-Гров лишь обернулся. В него не попало ничего.
− Зачем-же столько стараний. Я и сам бы их загрыз.
− Ты не будешь нами командовать! − Закричал кто-то.
− Да неужели?! − Взревел голос, и Ханти-Гро переменился. Он стал выше, его плечи раздались, а люди вокруг внезапно попадали на колени.
− П-рости нас, Повелитель! − Взвыли они.
Ханти-Гров, а, может, и не он, знаком подозвал Серхио, и тот подошел.
− Серхио-Бо. Отныне, за верную службу и храбрость я назначаю тебя первым человеком при мне. − Он взглянул на остальных. − Все слышали?!
− Д-да, Повелитель.
− Вы все обязаны исполнять его приказы как мои! А теперь все вон, и выкиньте этот мусор! − Повелитель указал на двух убитых людей.
Через минуту зал опустел, а Серхио не знал, что и делать.
Повелитель прошел через зал, к окну и раскрыл его. С улицы донесся шум базара, что находился недалеко от дворца.
− Иди сюда, Серхио. − Произнес Повелитель. Человек подошел. − Полагаю, ты понимаешь, кто я?
− Ты Критер?
− Нет. Ты ничего не понял. Фыркнул тот. Критер мертв. Я убил его. Но я теперь здесь, на его месте. Здесь, во дворце, это могут понять, а могут и не понять. Но они все в страхе и ужасе. Но это изменится. И ты мне поможешь.
− Что я должен делать?
− Скажи, как ты относишься к рабству? Честно скажи, Серхио, мне нужно знать точно.
− Я считаю, что это слишком жестокое обращение с людьми.
− Значит, так тому и быть. − Произнес Ханти-Гров.
− Чему?
− Я объявлю, что отныне в этой стране рабство вне закона. И скажу, что это твое пожелание, а я пообещал тебе исполнить любое твое желание.
− Ты же не обещал...
− Не суть. Твое имя узнают все. И, скорее всего, закончится это большой войной. Рабы восстанут и снесут все.
− Но почему?! Если их освободить...
− Ты не забыл, что стало в горах? Что стало, когда я сказал, что все свободны? Началась драка. Так будет и здесь.
− И этого нельзя избежать?
− Нет. Слишком много здесь зла. Оно везде. Весь этот город, вся эта страна пропитана злом, Серхио. И она выйдет наружу. Зло, накопившееся в людях, взорвется, как мешки с порохом. Война неизбежна.
− А если не отменять рабство?
− Шутишь? Я на это не пойду. Война будет. Но она принесет меньше зла, чем если оставить рабство. Здесь в рудниках сейчас гибнет людей больше, чем гибнет на войнах во всем мире. Этому должен прийти конец. И он придет...
Повелитель отошел от окна, и в дверь зала вскочил человек.
− Критер?... − Произнес он, и шаг человека замедлился.
− Сагеро-Хай. − Произнес "Критер". − Подойди ко мне.
Человек прошел вперед, и человек перед ним переменился, обращаясь в тигра.
− Повелитель! − Взвыл тот, отступая. − Я!... В чем я провинился?!...
− Ты убивал детей.
− Но ты же сам!... − Человек закричал и бросился бежать. Через мгновение он взвыл и захрипел, когда клыки тигда впились в его горло.
− Одним гадом меньше. − Фыркнул зверь и оставив человека прошел к Серхио. Тот стоял, ни жив ни мертв, и дрожал. − Ты, конечно, большой трус. Не понимаю, как ты умудрился дойти сюда со мной. − Зарычал тигр. Он подошел ближе, сверкнул словно молния, и вновь стал человеком. Тем самым парнем. − Ты остаешься здесь, Серхио. А я ухожу.
− Я не останусь!
− Тогда, и ты уйдешь. Но без меня.
− П-почему?
− П-потому. − Произнес парень, передразниая Серхио. − По-по-тому, что я съем тебя из-за твоего страха! Терпеть этого не могу!
Он быстро пошел на выход.
− Где все, черт возьми?! − Загремел его голос за дверью.
− Мы здесь, Повелитель. − Заговорили голоса.
− Вашим Повелителем теперь будет Серхио-Бо! − Произнес голос. − И не дай бог, ослушаетесь его, я вернусь и порешу всех! Кому еще не ясно?!
− Нам ясно, Повелитель. − Запищали голоса.
− Все. Я улетаю. − Произнес голос. Вслед за ним послышался вой людей, Серхио увидел за дверью голубую вспышку света, которая через мгновение вылетела в сторону и оказалась за окном. Огненный шар пронесся над городом, вновь сверкнул, а на его месте объявилась карета на огненных крыльях, которая рванулась ввысь с воем и грохотом, и вскоре исчезла в небесах...
Они исполняли все приказы. Серхио самым первым делом отменил в стране рабство. Его пытались отговорить, но он вспомнил Бога, что приказал всем слушаться. И никто больше не перечил.
Рабство было отменено, а затем в столицу пришла весть о вспыхнувших восстаниях. Рабы брали власть, убивали прежних хозяев, а Серхио не стал даже нанимать армию. Он объявил всем воинам, что они могут убираться из города, если боятся. В замке появилось несколько посланцев от местных богатых людей, но Серхио не слушал. Он напоминал только, что его на этом месте оставил сам Бог, и что отмена рабства есть воля Бога, которую и исполнял Серхио-Бо. А на счет войны и восстания, он заявлял лишь одно. Бог говорил о том, что это будет, что рабы будут драться за себя, будут мстить за унижения, а он, Серхио-Бо, не пошевелит и пальцем ради спасения имущества богачей.
Жители сами решили защищать город, а в замке Императора не осталось почти никого. Лишь несколько человек из охраны, да пара стариков, которые, судя по всему выжили из ума и не понимали происходящего.
Рабы подступили к городу, и на следующий же день защита пала. Город вспыхнул, а армия обступила замок и атаковала его. Серхио-Бо давно приказал всем людям уходить, и встретил ворвавшихся воинов один и без оружия.
Его схватили и связали. Затем выволокли на площать, назвали Критером и приготовили костер.
− Кто нибудь здесь желает сказать слово в защиту этого меразавца?! − Выкрикнул человек, держа Серхио-Бо за волосы.
− Я желаю. − Возник голос.
− Я желаю! − Возник другой.
− Я! Я! − Послышались все новые голоса.
Хватка палача ослабла, а вокруг уже слышались крики. Толпа ревела, а Серхио открыл глаза и увидел тех людей, что шли вместе с ним и Ханти-Гровом.
− Что это значит?! Кто вы такие, и почему защищаете его?!
− Это значит, что вы схватили не Критера. Этого человека зовут Серхио-Бо, и он вместе с нами бежал из рабства!
− Серхио-Бо, это имя человека, которого Критер назначил вместо себя! − Это всем известно!
− И всем известно, что его первым приказом была отмена рабства. − Возник новый голос. Люди расступились, а Серхио едва не закричал, увидев вышедшего из толпы Ханти.
Что это значило? Что он вовсе не улетел? Или уже вернулся...
− Развяжите его. − Приказал парень.
Веревки ослабли и Серхио ощутил свободу, а Ханти подошел прямо к нему.
− Не ожидал, что я вернусь, Серхио? − Спросил он.
− Но зачем все так?
− Вот за тем и так. − Проговорил парень и обернулся ко всем. − Вы все были рабами, и вы все теперь свободны. Вы пришли сюда, что бы покончить с рабством раз и навсегда. Теперь оно не вернется. Вы сможете жить так, как пожелаете. И вы сможете изменить свою жизнь к лучшему. Но всем вам следует узнать одну правду. Критер не был человеком. Он явился на эту землю из другого мира, продолжал бы грабить и загонять людей в рабство. Продолжал бы, если бы за ним не пришел Ханти-Гров!
Толпа взревела и взвыла.
− Вы боитесь этого имени? Зря! Вспомните, что происходило! Вспомните, как сам Критер выл, что Ханти-Гров чудовище, которого надо убить! Ханти-Гров был врагом Критера, а враги Критера − ВАШИ ДРУЗЬЯ! Разве не так?!
− Но он убивал и грабил!
− Убивал и грабил − Критер. Многие помнят тот год, но почти никто не знает, что в тот год сам Ханти-Гров был далеко от этой страны, он был рабом, и хозяин держал его на цепи, как собаку. Критер убивал и грабил, после чего требовал найти Ханти-Грова, на которого и валил вину. А потом он объявил, что Ханти-Гров мертв, и все закончилось. Однако, он не мертв. Ханти-Гров вернулся для того, что бы убить Критера, и он убил его. Критер мертв. Он был мертв еще за неделю до приказа об отмене рабства. Я приказ этот отдал Серхио-Бо, когда Ханти-Гров прикинувшись Критером приказал всей его своре считать Серхио-Бо его преемником. Я понимаю, вам всем очень хочется убить Критера. Но, увы, этого вы не сумеете сделать. Ханти-Гров отнял у вас это удовольствие. Впрочем, я полагаю, вы вполне можете удовлетвориться и сожжением кого нибудь еще. Как, господа, желаете?!
− А кого сжечь то? − Возникла чья-то усмешка.
− Виновных здесь нет, значит, жечь придется невиновного. Может, здесь одбороволец есть на сожжение? А?!
− Это уже не смешно. − Заговорил другой голос.
− Это и не было смешно. − Произнес парень. − Вы все были рабами! И вы все знаете, что такое несправедливость! Я полагаю, здесь нет никого, кто бы пожелал, что бы несправедливость продолжалась.
− Нет, но непонятно, что ты этим хочешь сказать! Ты считаешь, что наш поход несправедлив?!
− Ваш поход закончен. Вы этого не заметили? Все. Вы − в центре. Замок Императора − ваш. Вам остается только найти тех, кто будет от вашего имени управлять этой страной.
− Я полагаю, мы этот вопрос решим без всяких сопливых выскочек! − Возник грубый голос и из толпы появился воин. − Ты кто такой?!
− Я Ханти-Гров. − Тихо произнес парень. Толпа вокруг медленно прекратила движение, и над площадью возникла тишина.
− Ханти-Гров... Ханти-Гров... − Возникли тихие голоса, передававшие это всем вокруг.
− В таком случае, я Критер. − Произнес человек.
− Господа! − Воксликнул Ханти. − У нас нашелся доброволец на сожжение! Он только что назвался Критером! − Ханти указал на человека, и тут же десятки рук схватили его.
− Не прикасайтесь ко мне! − Взревел человек. В толпе возникла драка. Несколько десятков человек попытались помочь своему командиру, но их быстро схватили. Слышались только вопли и мат связываемых людей.
− На костер его! На костер! − Закричали голоса.
− Вы не имеете права! − Взревел человек. − Я Рамхан-Ди!
Люди снова стихли.
− А, так ты тот самый Рамхан-Ди, что опоздал к бою на полдня. − Произнес Ханти-Гров с усмешкой. Люди вокруг засмеялись, человек дернулся, но его удержали.
− Вы за это еще заплатите! − Защипел тот.
− Ты, мальчик, супротив меня-то, и минуты не выстоишь. − Проговорил Ханти-Гров. − Так что, укороти свой подленький язычок.
− Ну ты, паскуда! Ты еще мне попадешься!
− Да у тебя силенок то нету. Ты свалишься после моего первого прикосновения.
− Ты сам побошься меня освобождать, сопляк!
− Оставьте его. − Произнес Ханти-Гров, и человек освободившийся от рук людей прошел к парню.
− Нападай. − Произнес он.
− Это на тебя, что ли? − Усмехнулся Ханти-Гров. − Ты таракан, на тебя нападать противно.
Человек промчался к парню, когда тот улыбаясь взглянул в сторону. Послышался странный звук, Ханти-Гров развернулся и ударом ноги отбросил подбежавшего человека. Тот отлетел назад, рухнул на землю и только дернулся... Его голова свалилась на бок, а изо рта потекла струйка крови...
Люди расступились от убитого.
− Ты был слишком глуп, Рамхан-Ди. − Произнес Ханти-Гров. − Отпустите его людей, и пусть они забирают своего командира.
Те ушли молча, унося тело сквозь толпу.
− Веселье окончено, господа. Пора приступать к делу. Вы должны выбрать, как и кто будет управлять страной.
− Нам нужен свой Император! − Послышались голоса. Толпа взревела, поддерживая. Затем возникли голоса о том, что страной должен управлять Совет Избранников. Против этих людей начались крики, которые едва не перешли в драку.
− Стойте, и прекратите драку! − Выкрикнул Ханти-Гров. − Решение будет простым. Когда я подниму правую руку, вы будете кричать за Императорскую власть. Когда я подниму левую, вы будете кричать за власть Совета Избранников. Чьи крики будут сильнее, таковой власть и будет. Итак, все поняли?! Кто за Императора? − Ханти-Гров поднял правую руку и вокруг взревела толпа, затем он правую опустил и поднял левую. Шум стих и голосов осталось на много меньше. − Ну! Кто еще за Совет?! − Шума не прибавилось и Ханти поднял обе руки. Голоса взревели, а затем умолкли. − Итак, решение большинства − Власть Императора. Теперь вы должны его выбрать. Того, кто более достоин.
− Ханти-Гров! − Взвыли голоса и толпа вновь ревела.
Остановить ее было невозможно. Ханти-Гров поднял руки и некоторое время делал знаки, прося тишины. Наконец, все успокоились.
− Есть иные претенденты? − Спросил Ханти.
− Нет! − Закричали голоса.
− Я прошу всех, кто кричит "нет", помолчать! Я хочу услышать тех, кто скажет "да"!
− Уже и так все ясно! − Вновь возникли возражения.
− Кому-то ясно, а кому-то и не ясно. − Ответил парень. − Итак, кто еще?!
− Зачем тебе это? − Послышался голос рядом.
− Я хочу, что бы все, кто имеет уважение, пусть не большинства, но многих людей, пришли сюда. Императору нужны помощники, и самое разумное, что бы ими стали те, кто имеет уважение среди людей!
− Я думаю, что такими помощниками могут стать все командиры армий, пришедшие сюда. − Сказал человек.
− Очень хорошо. А теперь я прошу всех, кто считает так же подтвердить это криками. − Сказал Ханти и поднял руку.
Толпа взревела, и решение было принято.
Ханти-Гров вздохнул и взглянул вверх, на горы и Солнце, уже заходившее за них...

Только с наступлением темноты люди начали расходиться с площади, а фактически сформированное новое Правительство отправилось в замок, где все и собрались в Тронном Зале.
Вместе с каждым командиром пришли охранники, которые и становились стражниками, пока не было официальной Императорской стражи.
Ханти-Гров отдал приказ найти факела, и вскоре в зале появился свет. Факела осветили весь зал, в нем поставили большой стол и люди расселись за ним. За этим же столом остался Ханти-Гров, а рядом с ним теперь был Серхио-Бо.
− Я думаю, для начала нам надо познакомиться. − Сказал парень. − Мое имя Ханти-Гров. Вы уже знаете. Другое мое имя − Хин-Таг. Его вряд ли кто знает или слышал. Это мой друг Серхио-Бо. − Ханти толкнул в плечо Серхио. − Он малость струхнул, но это не страшно.
− Я не струхнул. − Произнес Серхио, вызвав этим некоторое оживление вокруг.
− Я прошу всех называть себя и не стесняться. Здесь нет врагов.
Люди заговорили. Кто-то, подобно Ханти-Грову называл по два и даже по три имени. Некоторые из них вызывали новые эмоции, а Ханти внимательно слушал всех и запоминал. Наконец, знакомство закончилось, и голоса стихли, ожидая слов нового Императора.
− Я должен сказать вам кое что, господа. − Произнес Ханти. − Я не стал об этом говорить там, но здесь... Вы все должны знать обо мне. О том, кто я и откуда. И первое, вы должны знать, что закон моего рода запрещает мне быть Императором где либо.
Люди зашумели и стали переглядываться.
− Исключение составляют только чрезвычайные обстоятельства. − Продолжил Ханти. − Именно поэтому, я и не сказал ничего против. Но сейчас вы должны знать, что моя власть здесь будет не долгой. Как только положение в стране нормализуется, я оставлю этот пост, и думаю, вы сами выберете нового Императора.
− Но что это за странный закон, который это запрещает? − Спросил Даффран-Кан.
− Он странен только для вас. − Усмехнулся Ханти-Гров. − А для моего рода, он есть следствие из очень простой формулы. Мы считаем, что самым ценным везде и всегда является жизнь и свобода. Любая власть, в конечном итоге, это олицетворение несвободы. У нас ее просто нет. Каждый из нас полностью свободен и волен делать все, что пожелает, с единственным ограничением, которое заключается в непричинении вреда своим сородичам. Но я знаю и другое. Применение нашего принципа здесь, среди вас невозможно по одной простой причине. Людей во много раз больше. Думаю, вы знаете, что в малых деревнях, где число жителей человек сто, все проще. Там не обязательно иметь Императора. Там достаточно иметь уважаемых людей, которых все будут слушать просто из уважения. Там каждый знает каждого, и нет проблемы, что бы собраться всем и решить вопрос, если он касается сразу всех. Здесь не так. Знать всех невозможно, и поэтому требуется власть. Если говорить прямо, я кричал бы за Совет Избранников, а не за Императора. И я думаю, это вовсе не такая плохая идея, потому что этими избранниками и являетесь вы. Я останусь на этом месте, потому что хочу, что бы здесь воцарился мир и справедливость. И, надеюсь, вы станете самыми лучшими помощниками в этом деле. Когда же мы этого добьемся, я оставлю трон и вы решите, останется ли он пустым или же найдете достойного кандидата. Ну, а теперь, я думаю, вы можете высказать свои пожелания. Как вы считаете, как должно быть устроено государство. И прошу не стесняться, предлагать любые идеи, даже если они противоречивы или кажутся кому-то неправильными.

Обсуждение длилось до самого утра. Иногда делались перерывы, а в замке уже начала работать кухня. Поваров нашли в городе, отправив туда группу солдат.
К следующему утру уже был подготовлен Первый Закон. Фактически он представлял собой Конституцию новой страны, и в ней было заявлено самое главное. О Жизни. О Свободе. О Власти. О Собственности. Каждая статья несла в себе самые настоящие лозунги, которые объявляли о политике Императора и Правительства.
А в обед, после отдыха Ханти-Гров вновь вышел на площадь. Об этом было объявлено и вновь собралась огромная толпа.
Император говорил о положении в стране, о том, что после прошедшей войны вокруг осталось очень много зла, о том, что это зло должно быть кончательно побеждено, а для этого все без исключения должны проявлять доброту, в том числе и к бывшим врагам.
− Прежде всего, это относится к тем солдатам, которые воевали против вас. − Продолжал Ханти-Гров. − Да, вы воевали. Они убивали вас, вы их. Но война окончена. Я хочу, что бы вы собрали всех пленных солдат, объявили им об окончании войны, о том, что вы избрали нового Императора страны, и о том, что всем простым солдатам предлагается Жизнь и Свобода. В обмен на это они должны пообещать не воевать против вас и вашего Императора. И не нужно требовать никаких доказательств. Пусть они скажут эти слова, пусть просто согласятся не воевать. Этого должно быть достаточно, что бы их освободить. Я понимаю, многие из вас были рабами. Я сам был рабом и меня били плетками не щадя. Этому времени пришел конец. И Бог судья тем, кто помогал хозяевам держать вас в рабстве. Пусть они взвоют не от того, что окажутся в тюрьме, а от того, что вы скажете им, что они свободны. Вы скажете им этим, что вы не такие как они. Что вы люди, а не звери. И вы освобождаете их.
Императора слушали. В этот же день были освобождены все простые солдаты, захваченные во время штурма столицы. Им объявили, что новый Император желает видеть свой народ свободным, а не в рабстве.
С начальниками и хозяевами поступали иначе. Их всех объявляли виновными, и дела каждого должен был разбирать суд. Но прежде чем этот суд состоится, должен появиться закон, по которому они и будут осуждены.
Империя менялась каждый день. К Императору начали приходить прошения о помиловании, которые писали узники. Они предлагали за это послушание и свои деньги. Но все эти прошения оставались в одной большой куче. Ханти-Гров смотрел их, но не все. Он не собирался выполнять просьбы каждого, но среди тех людей могли попасться и иные.
В одном из писем человек заявлял, что он сын Императора Диорса-Хи, правившего Восточной Империей, одной из крупнейших в мире. Принц заявлял, что он бежал из рабства и попал в плен к восставшим рабам по своей глупости...
Ханти-Гров сам отправился в ту тюрьму, где держали этого человека и говорил с ним не представляясь Императором. Принц был молод и силен. Он не особенно желал говорить с подсаженным "узником", но тот сумел развязать человеку язык, и Принц рассказал свою историю.
− Каури-Ди. − Произнес человек рядом, и принц умолк. В сказанном слышалось что-то... − Я был рабом почти четыре года.
− Что? − Произнес тот. − И вы здесь?
− Да, Принц. − Ответил Ханти-Гров, подымаясь. Он прошел к дверям и ударил два раза. − Я здесь, что бы увести вас. − Сказал он обернувшись.
Принц почти не верил. Его вместе с Ханти проводили на выход из тюрьмы. Они сели в карету и та двинулась через город.
− Куда мы едем? − Спросил Принц.
− В замок Императора Ханти-Грова. Думаю, вы будете рады с ним познакомиться. И он тоже. Впрочем... − Ханти взглянул на Каури-Ди и вздохнул. − Увидим. − Добавил он.
Карета въехала в ворота. Полуночная мгла скрывала происходящее. Двух человек проводили в замок и Ханти-Гров оставил Принца в приготовленных для него аппортаментах.
Следующее утро начиналось для Каури-Ди с хорошего завтрака, ванны и приведения себя в порядок. Его осмотрел врач. Принцу доставили приличную одежду, и уже после обеда он был представлен Совету Избранников во главе с Императором.
− В-вы? − Возник удивленный возглас человека. Все его мысли спутались и он уже не знал, что сказать из того, что думал.
− Да, Принц. Я решил, что самым лучшим доказательством того, что происшедшее явилось ошибкой будет именно тот способ, каким я вас вывез из тюрьмы. И, я очень надеюсь, что мы будем друзьями. Мы лично. И наши страны, в том числе.

Каури-Ди отправился домой через три дня в сопровождении эскорта охраны. Возглавлял этот эскорт Серхио-Бо, а Принц еще не знал, что человек, охранявший его, был не просто слугой Императора Ханти-Грова, но и гражданином его собственной страны. Серхио желал вернуться туда, потому что там была его семья и дом. И потому что здесь, в стране Ханти-Грова он так и не получил должного уважения.

Отряд двигался через пустыню. Карета катилась по песку и не застревала только потому, что имела специальные насадки на колесах, увеличивавшие площадь соприкосновения с песком и не дававшие карете проваливаться.
Принц и Серхио-Бо сидели напротив друг друга. Они говорили не много, но постепенно разговор стал более насыщенным. Серхио-Бо рассказывал о своих походах и разных историях, что случались с торговыми караванами. В том числе и многочисленные байки. Принц тоже рассказывал о своем путешествии и о том, как попал в плен и стал рабом.
− Я этого никогда не забуду. − Произнес он. − Я не представлял, что где-то может происходить подобное. Этот кошмар... Вы были рабом?
− Да. − Ответил Серхио. − Несколько месяцев назад я вел караван по Северо-Западному тракту, и на него напали бандиты под предводительством Эль-Мео.
− Эль-Мео?! − Воскликнул Принц. Его глаза вспыхнули. − Этого мерзавца следует казнить!
− Этот мерзавец уже мертв. Я видел своими глазами, как Ханти-Гров убил его.
− Император?
− Тогда он не был Императором. Но именно он убил Эль-Мео. И он убил Критера. Я был с ним и видел это.
− Он ваш друг?
− Да. Я обязан ему всем. И даже тем, что еду с вами... Домой.
− Вы серьезно?!
− Да, Ваше Высочество. Ваша страна, это и моя страна. А я ваш подданный. В городе Сихорэн мой дом и моя семья.
− Возможно, мы поедем мимо него.
− Да. Дорога идет через него. И скоро мы выедем на Северо-Западный тракт.
− Надеюсь, мы доберемся нормально. Я даже не знаю, что сейчас думает отец. Наверно, он все еще считает, что я путешествую. Я не там часто ему писал.
− А из тех людей, что были с вами, никто не мог сообщить?
− Возможно. Я не знаю, что стало с ними. Нас разделили сразу же, а меня отправили в рудник... Вы были в руднике?
− Нет. Нас привели в горы, а там и началось восстание. Даже не знаю, что бы я говорил о подобном, если не был среди них. Я раньше не считал, что рабство столь жестоко.
− Я тоже не считал. И слава Богу, в нашей стране его запретил еще мой дед. Многие были недовольны, таких и сейчас не мало. Но я теперь знаю...

Путь по тракту был быстрее. Накатанная дорога уже не требовала на колесах особых приспособлений для движения. Их сняли, и лошади смогли двигаться с большей скоростью.
Изредка по пути попадались караваны. Серхио-Бо смотрел на них с некоторым страхом. Уже никогда он не будет считать, что караван идущий навстречу не может представлять опасности...
На границе въезжающих не проверяли. Гонец, ушедший вперед, предупредил солдат и командира, и экипаж с охраной проследовал без задержек. Задержка возникла лишь в Сихорэне. Об остановке объявил сам Принц и попросил Серхио-Бо показать свой дом.
Через несколько минут карета остановилась у ворот особняка, и Серхио провел Принца к своему дому. Они вошли во двор, где играли дети, и двое из них вдруг закричали и бросились к Серхио.
− Папа! Папа приехал!
Серхио обнимал их и плакал. Затем появилась жена.
− Где же ты был?! Почему не писал?!
Они обнимались и плакали. Другие дети ушли. Это были соседи, и вскоре они собрались в доме, что бы отметить возврашение Серхио-Бо. Принца, находившегося рядом никто не узнавал. Да и не мог, а Серхио не говорил кто он, по желанию самого Каури-Ди.
Охранники расположились рядом. Дом Серхио был достаточно большим и в нем не мало комнат предназначалось для людей, служивших самому Серхио, тех, что ходили вместе с ним и караваном.

На следующий день они отправлялись в путь. Серхио-Бо объяснил жене, что должен ехать в столицу с посланием одному Императору от другого. Самого послания не было, и эту формулировку придумал Принц.
− Вы не хотите, что бы вас узнавали? − Спросил Серхио, когда карета выехала из города.
− Нет. Пока я не добрался до дома, лучше, что бы никто не знал. И я не знаю, как меня встретят.
− Почему? − Удивился Серхио.
− Потому что, когда я уезжал, я поссорился с отцом. Теперь понимаю, что из-за глупости.
− Когда-то я тоже убежал из дома. − Произнес Серхио. − Правда, никогда об этом не жалел. Отец бил меня.
− Бил? За что?
− За все что угодно. За то что к обеду опоздал, за то что раньше пришел. За то что в школе получал удовлетворительно, а не отлично... Любая провинность − наказание. В большинстве случаев я не понимал, в чем моя вина, и, когда в очередной раз он отходил меня ремнем, я в ту же ночь ушел из дома и из города. Нашел работу, заработал не плохо, начал свое дело. Потом женился и работал. Все что у меня есть, я заработал своим трудом. Не знаю, даже, искал меня отец или нет. Я его больше не видел.
− А мать?
− Она умерла, когда мне было десять лет. Заболела и умерла. Тот год, все как в тумане...


Диорс-Хи заметил приближавшийся к замку эскорт еще в окно. Первое, что бросилось в глаза, знаки чужой Империи на карете, и Император тут же направил своих слуг навстречу. А через несколько минут из четырех человек, встретивших посланцев один бегом умчался назад.
− Принц Каури-Ди вернулся! − Послышался голос, и Император больше не медлил. Он сам едва не бежал навстречу и обнял сына ничего не говоря.
− Прости меня, отец. − Произнес сын.
− Я прощаю. − Ответил тот.

Для Серхио-Бо многое изменилось. Он стал одним из самых близких людей к Принцу. Ближе были лишь его старые друзья и разница возникла лишь из-за того, что Серхио-Бо был несколько старше. Впрочем, это не мешало ему участвовать в самых разных мероприятиях при дворе. А из всех друзей Принца Серхио-Бо оказался наиболее приближенным к Императору.
Прошло несколько дней празднеств возвращения Принца. Император вызвал Серхио-Бо на личную встречу и посадил его напротив себя.
− Я узнал, что вы родились в простой семье. − Произнес он.
− Да, Ваше Величество. − Ответил Серхио-Бо.
− Но вы сумели достигнуть высокого положения при дворе Императора Ханти-Гро. − Диорс-Хи намеренно обрезал последний звук в имени Ханти-Грова.
− Да. Но этот подъем можно считать случайным.
− Действительно? Вы не боитесь в этом признаться?
− Я не вижу в этом чего либо ужасного. Я оказался с Ханти-Гро случайно. С ним мог оказаться почти кто угодно.
− Вы сказали Ханти-Гро? − Спросил Император. − Раньше вы не называли его так.
− Его имя Ханти-Гров. Не думаю, что он обиделся бы на Ханти-Гро. Просто он иноземец, и его имя правильно звучит совсем не так.
− А как?
− Хан Тигров. − Произнес Серхио-Бо. − В тех местах, где он родился, приняты иные правила в именах. Первое слово − имя. Второе − фамилия. Она может быть такой же длинной как имя и даже длиннее. И принадлежит не ему одному, а всем его родственникам. Фамилия передается по родству, по линии отца. То есть, его отец был Тигров, его дед был Тигров и так далее.
− Очень интересно. Вы можете что нибудь еще о нем рассказать?
− Да. Когда я уезжал, он разрешил мне рассказывать обо всем, что я о нем знаю. Просил только небылиц не выдумывать.
− Он знал, что вы наш подданый?
− Да. И поэтому назначил меня командиром эскорта. Ктоме того, я хорошо знаю дороги, я водил караван много лет.
− И чей это был караван?
− Мой.
Император замолчал на некоторое время, затем вновь взглянул на Серхио.
− Получается, что встретив Ханти-Гро, вы уже имели достаточно высокое положение в обществе.
− Да. И более того, я лично сам принял его на работу в своем караване.
− Значит, это правда, что в Империи Ханти-Гро сейчас правят люди, не имеющие представления о том, что такое управление и никогда ничего не имевшие?
− Это неправда. В рабстве у Критера оказалось оказалось не мало людей, имевших вес в обществе.
− Он же мог их продать в этом случае дороже чем стоит простой раб.
− Я не знаю, в чем была политика Критера. Но, по моему, ему рабы были нужны не для работы, а для удовлетворения чувства собственного превосходства. Я думаю, он и вашего сына не вернул бы.
Император вновь молчал. Затем заговорил совсем на другую тему. он спрашивал о том, где Серхио учился, о его семье и доме. А под конец предложил перевезти семью в столицу, так как отпускать нового придворного он не желал. Серхио согласился и не спрашивал ни о каких условиях.
− Я хочу, что бы вы прошли некоторый курс обучения. − Произнес Император. − Как вы на это смотрите?
− Я согласен.
− Вы даже не спросили что за курс.
− Я согласен, потому что ваше желание для меня закон. И, не думаю, что мне помешает дополнительное обучение.

Переезд для детей и жены оказался полностью неожиданным. Когда же Серхио заявил, что вместе с ним в тот день приезжал не кто-то там, а сам Принц, и что он теперь служит Императору, встречался с ним лично, радости в доме не было предела.
Серхио-Бо собрал семью, все вещи, продал дом и отправился в столицу. Там его уже ждал новый дом. Не столь большой, но каменный и в центре столицы.
Сразу же после переезда Серхио отправился во дворец с докладом, а Император уже нашел для него индивидуального учителя, который вскоре начал появляться в его доме. В обязанности учителя входило и обучение жены Серхио и его детей. Дети отправлялись в новую школу, где училось не мало детей влиятельных людей.
При дворе на Серхио-Бо смотрели несколько косо. Не мало людей считало его ниже себя. А Серхио-Бо старался изо всех сил. Он продолжал учебу, а его служба теперь проходила в замке, где он работал в команде Принца Каури-Ди.

В очередной весенний день Серхио-Бо обходил базар, подыскивая подарок для сына. У того близился день рождения. Прилавки пестрели множеством товаров, а у самого края торгового ряда сидело несколько нищих. Серхио не обратил бы на них внимания, если бы сам не был в детстве попрошайкой. Тогда его заставлял промышлять этим отец, а теперь...
Взгляд упал на очередного человека. Тот взглянул на Серхио и протянув руку просил милостыню. Серхио смотрел на него, затем вынул полный кошелек и положил в руку человека.
Тот едва не выронил его и захлопал глазами.
− А теперь встань, отец. − Произнес Серхио. − Встань.
Человек поднялся и молчал.
− Ты меня не узнал, Борин-Ни?
− Серхио? Это ты? − Проговорил тот.
− Я. Иди за мной.
Серхио-Бо привел отца в дом. Он не показывал его семье, а отправил первым делом в ванную...

Человек сидел за чистым столом, в чистой одежде и плакал.
− Когда-то ты бил меня. − Произнес Серхио. − За все что угодно. По делу и без дела. И я тебя ненавидел. Но теперь. Я прощаю тебя.
− Серхио. Ты... Но как же?
− Ты не умел работать. И не учил меня. Учил быть нищим, а я не желал. И не стал. Ты сейчас не имеешь понятия о том, кто я. А мне будет стыдно даже показать тебя. Нищего, вшивого алкаша-попрошайку. Где мой брат?
− В армии.
− Ну, слава Богу, хоть что-то.
− Ты останешься здесь, отец. И будешь работать.
− Но я ничего не умею.
− Значит, научишься. Еще не поздно. Но, если ты будешь пьянствовать или ляпнешь кому, что ты мой отец, я тебя выкину.
− Что?! Как это выкинешь?!
− Так и выкину. Как нищего. Скажу, что ты лжешь, что мой отец давно умер, что я тебя пожалел и взял на работу просто, что бы помочь, как человеку. Но я знаю, что ты нечеловек. Если выберешься и станешь человеком, тогда ты и станешь моим отцом. Ты все понял?
− Да. − Ответил тот. − Что я должен делать?
− Будешь исполнять все распоряжения старшего слуги. − Ответил Серхио. − И мои, и моей жены.
− Ты женат?.. − Рассеянно произнес тот.
− И у меня двое детей. Прикоснешься к ним, я тебя не выгоню. Я тебе просто сверну шею.

Борин-Ни поначалу вел себя как перепуганная крыса. Он боялся всех и каждого, даже слуг, в которыми вроде был на равных. Затем он немного осмелел, но за рамки не выходил.
Рауми, жена Серхио, в какой-то момент заметила пристальный взгляд мужа, и ее коснулось ощущение, что с этим слугой не все так гладко.
− Кто он? − Спросила она.
− Он мой отец, Рауми.
− Господи. Так ты его...
− Я его вытащил с базара, где он попрошайничал с другими оборванцами. Не говори никому. И вида не подавай, что знаешь. И не щади его.
− Почему?
− Потому что только работа может сделать из него человека.
− А он знает, кто ты?
− Да, хотя и не узнал меня. Только догадался, когда я назвал его имя. И я узнал, где брат. Он в армии.
− Ты хочешь его оттуда вернуть?
− Не знаю. Я уже сделал запрос, его найдут, но ничего не будут делать, пока я сам не решу.

Серхио в какой-то момент застал отца сидящим с клочком бумаги, и тихо подошел. В руках человека было письмо, и оно могло быть только от одного человека.
− Наргио-Бо? − Спросил Серхио. Человек вздрогнул и попытался спрятать письмо.
− Тебе лучше отдать его. − Сказал Серхио, и человек повиновался.
Брат писал, что у него все в порядке, что он служит и скоро может получить звание сержанта. А про Серхио требовал с отца, что бы тот писал, если Серхио обидит отца, то Наргио приедет и переломает тому кости.
− Не удивлюсь, если окажется, что после очередной порки, он сам тебе морду набил, а, отец?
− Т-ты знаешь?...
− Знаю. Сам этого хотел, да не мог... Где он?
− В армии.
− Адрес его. − Серхио вернул письмо брата отцу. − Будешь же ему отвечать?
− Д-да. Что мне писать?
− Все что хочешь, то и пиши, а я сам писать умею.

Полк, где служил брат располагался не очень далеко, и Серхио нашел время, что бы съездить туда. Служба не отменялась. Серхио-Бо рассказал о своем брате Принцу, и тот легко все устроил. Серхио-Бо направляли в гарнизон с очередным посланием. Он должен был встретиться с командиром полка, получить от него письменный доклад, и вернуться. Работа для простого гонца, но вполне подходила и Серхио, который уже получил звание полковника, полагавшееся ему по статусу при дворе.

Карета приехала в полк, и его командир вышел навстречу Серхио-Бо. После соблюдения воинских формальностей встречи, они прошли в здание штаба, где Серхио и передал конверт, получая взамен другой.
− Я несколько удивлен столь неожиданной встрече. − Произнес полковник. − Обычно для такого дела хватало и лейтенанта.
− Все очень просто. Я приехал и по службе, и по личному делу. В вашем полку служит мой брат.
− Брат? − Произнес полковник. − Он в каком звании?
− Вы не поверите. Он рядовой.
− Серьезно? − Удивился человек. − Обычно такого не бывает.
− Да, это действительно необычно. Но мы расстались с ним очень давно, еще детьми. И наши дороги сильно разошлись. Я был рад узнать, что он попал в армию, а не оказался попрошайкой, как его отец.
− Вы тоже служили в армии с рядового?
− Нет. Я получил звание по статусу, а не по службе. Можно даже сказать, выиграл в рулетку судьбы.
− Такие выигрыши легко теряются. − Произнес полковник.
− Но только теми, кто не умеет их ценить. Я прошу у вас разрешения на встречу с братом.
− Я не могу ее запретить.
− Спасибо. − Серхио встал и полковник так же поднялся. − И еще одна просьба. Не делайте ему никаких поблажек.
− Серьезно?
− Серьезно. Я работал с пятнадцати лет. И в моем положении только половина получена по выигрышу.
− Хорошо. Не буду вам мешать.

Наргио-Бо вызвали прямо из казармы. Командир объявил о предоставлении ему однодневного отпуска, и парень отправился к посту, где его ждал... брат.
Солдат прошел через пункт и некоторое время смотрел вокруг, пытаясь увидеть кого либо, но рядом не было ни одного человека, и только стояла карета с императорскими знаками.
Карета открылась, из нее вышел полковник, и солдат тут же вытянулся по стойке смирно, салютуя, как положено.
− Ну так как, брат, будешь мне кости ломать или нет?
Наргио хлопал глазами. Его рука медленно опустилась, и он не сумел сказать и слова.
− Идем, в карету, Наргио. − Произнес полковник и вошел туда. Солдат прошел к ней, и все еще не верил, что это его брат.
Он поверил лишь, когда увидел в карете отца, сидевшего словно загнанный кролик. Серхио приказал кучеру трогать, и карета двинулась вперед.
− А к-куда? − Спросил солдат.
− Гулять. − Ответил Серхио. − Под сиденьем одежда, переодевайся.
− Я...
− У тебя день отгула, не забыл.
− Да, но...
− Погуляем, и вернешься.
− Ты меня не заберешь?
− Я не полиция, что бы тебя забирать. Решишь уйти со службы, напишешь рапорт. А получать что либо за то что брат полковник, ты не будешь.
− Тебе трудно, да?
− Мне не трудно. Просто я не хочу, что бы ты стал бездельником, как твой отец.
− Он и твой!
− Да, он и мой. После того, как я ушел, Наргио, не было ни одного дня, что бы я об этом пожалел. И ты видишь результат. Ты видишь то, брат, чего лишил тебя он. − Серхио указал на отца, и Наргио вдруг понял.
− Черт возьми! − Воскликнул он, сверкнув глазами на отца, а тот только еще больше сжался.
Карета остановилась. Кучер открыл дверь.
− Как вы и просили, полковник. Мы приехали в парк. − Сказал тот.
Серхио вышел из кареты и приказав Наргио переодеваться прошел немного вперед. Кучер смотрел на полковника и плохо понимал происходящее. Серхио лишь усмехнулся, глядя в его непонимающее лицо.
− П-простите. − Проговорил кучер на всякий случай.
− Все в порядке. Там мои родственники. Отколовшиеся от семьи и оказавшиеся на улице.
− А з-зачем ему переодеваться?
− По уставу младшему по званию запрещено проявлять родственные чувства в форме на людях, если разница две или больше ступени. Понимаешь?
− Да, сэр.
− Отлично. Когда они выйдут, будешь свободен до вечера. Что делать с казенной каретой ты знаешь.
− Да, сэр. В какое время вечером прибыть и куда?
− Прибудешь на это место перед заходом Солнца. Если нас вдруг не окажется, то здесь будет кто нибудь, кто сообщит, куда ехать. Все понятно?
− Да, сэр. А если никого не будет и никто не сообщит?
− Тогда поедешь в полк, доложишь о нештатной ситуации и получишь все указания.
− Да, сэр.
Из кареты, наконец вышел Наргио. Он оглядел себя, затем взглянул на полковника.
− А форму куда?
− Там оставь. Только документ забери. И отца попроси выйти.
Парень вернулся в карету и вышел вновь.
Они втроем прошли в парк, а карета укатила.
− Ну, брат. Вот мы и встретились. − Произнес Серхио, а затем обхватил Наргио, обнимая и хлопая его по спине. − Что же ты не рад то?!
− Я рад... − Произнес тот. − Просто я не думал, что ты...
− Что я окажусь полковником? − Серхио усмехнулся. Он прошел через парк и сел на скамейку. − Садись. Расскажу, как я до такого дошел.
Отец и брат слушали рассказ не перебивая. А Серхио рассказывал о своей работе, караванах, товарах. Рассказал и о жене и детях. У Наргио только засверкали глаза, когда он об этом узнал.
И вновь рассказы, о походе, о нападении бандитов, о рабстве. Серхио говорил и встреченном молодом парне, о том как тот дрался и убивал своих врагов. А затем и о том, как стал Императором целой страны.
− Помнишь, отец, что ты говорил мне? − Спросил Серхио. − О моих выходках. Ты говорил, что забьешь меня насмерть. Ты бил не думая. Ты вымещал на мне свою злобу. И я это сейчас понимаю. Ты не умел жить и не научился. И ты, брат, не умеешь. Он тебя не научил ничему, разве что милостыню просить, а, отец?!
Тот молчал сгорбившись.
− Поэтому я и рад, Наргио, что ты на службе. Нищим не будешь. Научишься хоть чему-то. Может, даже звание получишь, если будешь стараться. А по указкам родственников званий не дают. Ты понял?
− Понял. Но ты бы мог...
− Я много чего мог бы. Но единственное, что я хочу. Я хочу, что бы ты понял, что без труда, ты ничего не получишь. Служи и зарабатывай уважение. Сумеешь, твое счастье. Нет... Тогда, извини, брат. Я, конечно, не оставлю тебя на улице, но работать будешь как лошадь.

Они еще долго ходили по парку, зашли в трактир, что бы пообедать. Серхио заставил брата рассказать о том, как он жил. Как оказалось, в армию его брали не по доброй воле, но выбор ему поставили жесткий, либо служба, либо тюрьма за попрошайничество. Отец когда-то за это дело отсидел четыре года. После чего, его выкинули и из тюрьмы. Он на некоторое время одумался, женился, даже работал, но потом все потерял и пропил. Серхио повезло, что он какое-то время учился в школе, а затем уже не смог из-за того что отец заставлял попрошайничать.

Брат остался в армии и обещал, что все изменится, что он будет служить как надо и заслужит, а о том письме, где обещал переломать кости за отца, сказал лишь, что написал сгоряча, да не подумав.

− Как ваш брат? − Спросил Каури-Ди после возвращения Серхио.
− Брат в порядке. Спасибо за заботу, Ваше Высочество.
− Может, его стоит перевести сюда?
− Нет. Не думаю. Если только заслужит. Он обещал служить хорошо.
− Вы удивительный человек. Я еще не встречал таких. Любой другой на вашем месте принял бы предложение с переводом.
− Я считаю, что каждый человек обязан заслужить свое положение.
− Но в этом случае получается, что я своего не заслужил.
− Ваше положение заслужили ваши предки. − Ответил Серхио. − Не вижу в этом ничего зазорного.
− Да, но вы отрицаете, что ваш брат мог бы получить что-то еще, за счет вас.
− Я это делаю только для него. Он уже не ребенок, и еще не старик, что бы получать просто так. Сумеет заслужить, значит, сумеет. − Серхио взглянул на Принца и несколько усмехнулся.
− Вам смешно? − Удивился тот.
− Просто я понял, что в некоторых вещах ошибался. Я нашел не только своего брата. Я нашел и отца.
− А почему не говорите?
− Мне за него стыдно. Увы. Он как не умел работать так и не научился.
− Мне странно слышать такие слова. Я тоже не умею работать. И мне не придется учиться.
− Придется. − Ответил Серхио. − И вы будете работать как проклятый. Может, это сильно сказано, но работа Императора во много раз тяжелее, чем кажется.
− Я могу вовсе не работать, а только приказывать.
− Вот именно. Отдавать приказы, это тоже работа. Впрочем, ее вы можете переложить на кого-то другого, но тогда и реальная власть будет у этого кого-то.
Принц молчал, обдумывая эти слова.
− Почему мне никто не говорил этого?
− Вам было семнадцать, когда вы уехали не спрашиваясь. А почему сейчас никто не говорит...
− Потому что разгильдяй. − Возник голос и Серхио обернулся. Он захлопал глазами от удивления, и Принц так же замер. Рядом стоял Ханти-Гров.
− Ты откуда?! − Воскликнул Серхио.
− Откуда мне еще быть-то? Оттуда. − Усмехнулся тот. − Я уже ушел, Серхио.
− Как это ушел? − Переспросил Принц.
− Ушел с работы Императора. Серхио прав, это ужасно тяжелая работа.
− Вы хотите, что бы и я ушел?
− Зачем же? − Удивился Ханти-Гров. − Страна без власти, это кошмар.
− Но вы же ушли.
− Я оставил власть Совету Избранников. В соответствии с нашей Конституцией.
− Я не ослышался, или здесь о политике разговор? − Послышался еще один голос.
В комнате объявился Император.
− Здравствуйте, Ваше Величество. − Произнес Ханти-Гров и поклонился.
− Что за хамство? Вы кто такой?
Парень усмехнулся и вынул грамоту.
− В-вы?! Но как? Как вы оказались здесь?!
− Не знаю. − Ответил тот. − Послал гонца с сообщением вперед, прибыл, меня не встретили, охрана спит, никто не заметил как я до покоев Принца дошел. А кто видел, внимания на чужого не обратил. Жуть какая-то.
− Так вы к нам с официальным визитом?
− С неофициальным. − Ответил Ханти-Гров. − Просто в гости приехал, друзей проведать. − Он улыбался.
− Да не поверю. − Усмехнулся Император. − Он действительно Ханти-Гро..в? − Он спрашивал Принца, и тот подтвердил.
− Не понимаю. Как можно так приехать, что никто не видел?
− Я не пользуюсь услугами охраны, Ваше Величество. В этом мире я еще не встречал человека, который мог бы меня убить в схватке один на один. Кстати, могу выступить против любого вашего воина, если захотите развлечься.
− Дикость какая-то. В нашей стране подоные схватки запрещены.
− Зря. Они все равно есть, и не исчезнут. А если легализовать, то налоги с дилеров раз, контроль за боями два, сокращение расходов на сыщиков три...
− И горы трупов, четыре. − Произнес Император.
− Какие горы? Нормальные схватки происходят без трупов. А зрителям, по большому счету, достаточно самого боя и определения сильнейшего, а не труп слабака. А за труп можно и дисквалифицировать бойца, и в тюрьму посадить. Тут же. Без поисков, если все легально. Впрочем, это, конечно же, не мое дело. В вашей стране все законы ваши.
− Вы действительно прибыли без дела?
− Дело, конечно, есть, Ваше Величество. Не сильно срочное. Если желаете дело прямо сейчас, то надо найти деловую обстановку, наверно.
− В моем кабинете вас устроит?
− Устроит.
− Нам можно присутствовать? − Спросил Принц.
− Вам? − Переспросил Император, глянув на Принца, а затем на Серхио.
− Полковник Серхио-Бо был первым помощником у Императора Ханти-Грова.
− Хорошо. − Ответил Император.
Вскоре все четверо оказались в кабинете Императора.
− Речь пойдет о торговле, Ваше Величество. Мы, я имею в виду мою страну, желаем заключить с вами договор о крупных поставках металла. К сожалению, у нас обнаружился некоторый дефицит одного металла и избыток другого.
− Какого другого? − Спросил Император.
− Вот такого. − Произнес Серхио и поставил на стол перед собой маленькую золотую фигурку крылатого зверя.
Император взял ее и рассматривал довольно долго.
− Эти слухи о золоте в вашей стране, действительно верны?
− Простите, я не совсем в курсе о слухах. Золотых гор у нас нет, это точно. А вот золотые рудники есть. Ваш сын в одним из них даже побывал.
− И там по прежнему работают рабы?
− Нет. Рабство это такой отсталый метод. Есть на много более эффективные.
− Почему же? Раба можно заставить работать от зари до зари.
− И он будет ковыряться как дохлятик. А нормальный человек, если он знает, что ему хорошо заплатят, что его дома ждет жена с детьми, что каждую неделю у него два праздника, что работать ему только треть суток, а вторую треть отдыхать и набираться сил... Десяток таких рабочих заменяют три десятка рабов и даже больше. Когда я смотрел на документацию Критера, где он записывал свои доходы и расходы, я смеялся. Не над рабами, а над его глупостью. Он платил кому попало, только не самим рабочим. В результате получал пшик. У нас есть нехватка домов и продуктов, но это уже временно. По рассчетам, через пару лет все будет не хуже чем в любой цивилизованной стране. И я рассчитываю на вашу помощь и поддержку.
− Какой именно металл вам нужен?
− Черный. Обыкновенное железо. Смешно, но строительство встало из-за отсутствия гвоздей. Некоторые даже гвозди умудряются везти из-за границы, что бы дома строить. Но это как-то неприлично. Руда дешевле, а железоплавильный завод у нас есть. Еле пыхтит на тех соринках, что удается найти.
− Я думаю, мы вполне можем договориться. − Ответил Император. − Только как доставлять руду? Это же слишком далеко.
− Лучше всего морской путь.
− А пираты?
− Пираты? − Усмехнулся Ханти-Гров. − Им то руду куда?
− А золото?
− А золото и по суше можно довезти.
− Ну что же. Вполне-вполне. Я так понимаю, это не все дела?
− Нет, не все. Есть еще пара. Еще одно торговое и одно политическое.
− Политическое? Какое?
− Соглашение о мире, дружбе и союзе.
− Ваше рвение понятно. − Произнес Император. − Но мне для этого требуется прояснить несколько вопросов.
− Возможно, я смогу их прояснить.
− Вашей страной сейчас фактически управляют бывшие рабы, не так ли?
− Да, так.
− И на сколько они компетентны в управлении? Не получится ли, что сейчас они за сотрудничество, а завтра заявят и мировой революции?
− О чем? − Удивленно переспросил Ханти-Гров.
− О революции. Вам не знаком этот термин?
− Революция, это некий резкий скачок в развитии системы. − Произнес Ханти-Гров. − Заявлять о ней, по моему, очень странное занятие. Разве что постфактум после анализа событий. Тогда да, у нас произошла революция. Но явно не мировая, это я вас заверяю на все сто. То что у нас случилось, в мире произошло очень давно. У вас, например, семдесят лет назад, если мне память не изменяет.
− То есть они не заявят "долой Императора?"
− Шутите? Они сами пожелали иметь Императора, хотя были и иные варианты. С этой точки зрения у нас положение более стабильно, чем где бы то ни было. Может, для вас это звучит дико, но всенародно избранный Император, имеет власть поболее чем кто либо иной.
− Вот это мне и не нравится. То что вы подаете дурной пример другим.
− Не думаю, что он дурной. Для вас было бы хуже, если бы выбрали иную форму правления, тогда да. А само избрание именно Императорской формы говорит в вашу пользу. Вам не нравится, что были именно выборы? Но это уже совсем иное. Императора не было вообще, поэтому и потребовались выборы. А дальше все будет так же как у вас.
− То есть вы увереным что в следующий раз изберут вас.
− Этого раза не будет. К вам разве не приходили документы от нас?
− Нет, ничего не приходило.
− Видимо, проблемы в дороге. Как только я вернусь, я вышлю вам их снова. Это документы о принятых у нас первых законах. В них нет перевыборов Императора. В них утверждено, что Императорская власть передается по наследству или указанию Императора. Выборы возможны только в случае отсутствия наследника, отсутствия претендента, установленного Советом Избранников, и отсутствия указаний Императора на этот счет, таких как завещание, например. Думаю, у вас порядок примерно такой же.
− Все равно, я не чувствую, что вашим людям можно доверять. Я их не знаю, и вы, надеюсь, понимаете меня.
− Понимаю. Вы боитесь, что вас в чем-то обманут. Ну что же, раз с союзом не получается, можно и что нибудь попроще. Например, просто договор о разрешении возможных инциндентов. Люди разные встречаются, не хотелось бы воевать из-за чьей нибудь глупости.
− Вы имеете в виду договор о ненападении?
− Хотя бы, как самый минимум. С нашей стороны нападать, вообще-то, совсем глупо. К тому же, у нас даже границ общих не имеется. Тут, как говорится, через чью-то голову не прыгнешь.
− Есть морская граница.
− И разница в численности флотов на полтора порядка. Кому бояться, так это нам. Но я надеюсь на договор.
− Я могу узнать, как у вас дела с Западом?
− Политические никак. Император Фарсе-Го не пожелал меня принять, заявил, что с голодранцами он говорить не желает. Я уже думал, не послать ли ему телегу из золота, что бы он сообразил, кто голодранец, да решил, что он не поймет.
− Я бы не советовал вам оскорблять его. Фарсе-Го мой дальний родственник.
− Я знаю. По моему, он просто недоволен тем, что Рахнен-Си не пожелал вернуться к нему.
− Генерал Рахнен-Си у вас? − Удивился Император.
− Да. Командует армией голодранцев. У нас не мало людей, достаточно известных. Многие разъехались по домам, а многие и остались.
− А как же его семья?
− Сын служит у Фареса-Го, а жена переехала к нам...
Политический договор так и не состоялся. Император не захотел ничего подписывать на этот счет без переговоров с Фаресом-Го. Ханти-Гров предложил провести общую встречу всех троих, а если это окажется возможно, то пригласить и других Императоров, всех крупных и даже мелких стран.
− Если приглашать мелких, то будет балаган. − Ответил на это Диорс-Хи. − По правде сказать, и ваша страна не столь велика.
− Размер, конечно играет роль в политике. Но важно и качество. Подобная встреча с заключением соглашений могла бы помочь и вам. Хотя бы тем, что выбьет почву из под ног возможных горлопанов, которые, как вы сказали, могут закричать о мировой революции.
− Значит, они у вас все же есть?
− Таких, что бы листовки на углах развешивали, нет. Есть некоторые недовольные тем, что не выбрали власть Совета, но их мало. К тому же я им подстроил пакость, назвав свой Совет Министров Советом Избранных. В этом смысле проблем у нас нет. Вас правда могут смутить некоторые наши законы, но не думаю, что они могут повлиять на ваши дела.
− Какие именно законы?
− Законы о Свободе. Очень мощная вещь. Письма с признаниями и благодарностями приходят и по сей день. В общем-то, это не удивительно. Я оказался всенародным героем.
− Вы действительно убили Критера? Ходили слухи, что он неуязвим.
− На всякого неуязвимого есть управа. Он действительно пользовался магией для защиты. Стрелой его убить было невозможно. Убил огнем. И тоже немного магии.
− Вы обладаете магией? − Удивился Император.
− Да. В былые времена, меня приговорили бы к костру наверняка. А вы как к ней относитесь?
− Я плохо верю, что она существует.
− В общем-то верно. Магия, она всегда чем-то объясняется. Ученые постепенно находят ответы на разные вопросы.
− Значит, вы знаете все эти ответы?
− Нет, что вы? Любой воин пользуясь мечом разве знает все секреты стали? Я получил некоторые рецепты действий от родителей, они от своих и так далее. Кто, когда и как их нашел, мы уже не помним.
− Но этим рецептам можно научить каждого?
− Если учить с детства, то почти каждого. Взрослого обучить им почти нереально. Исключения, конечно бывают, но они только в том случае если обучаемый как либо сталкивался с магией в детстве.
− И вы можете что нибудь продемонстрировать?
− Вполне. Но если демонстрировать, то лучше после захода Солнца и на открытом месте. Тогда выглядит эффектнее.
− Вы это про фейерверк?
− Так вам это известно?
− Это не магия.
− В общем-то да. Если она объяснена, то это уже наука.
Разговор был прерван для обеда, на котором Ханти-Гров был представлен придворным. Многие смотрели на молодого парня с удивлением, кто-то даже в тайне посмеивался, принимая его за некулюжего и неотесанного болвана.
− Император Ханти-Гров приготовил нам сюрприз с фейерверком. − Произнес Диорс-Хи. − Всех желающих посмотреть приглашаю вечером после захода в парк.

Людей собралось не мало. Они ходили вокруг, искали какие либо установки для демонстрации, а когда Ханти-Гров появился на площадке, где была объявлена демонстрация, над ним уже подшучивали. А кто-то отпускал разные предположения на счет каков будет фейерверк, вспоминая про спички и горящие соломинки.
Появился Император Диорс-Хи с сыном и все замолкли.
− Мы готовы смотреть. − Сказал Диорс-Хи.
− Очень хорошо. − Ответил Ханти-Гров. − А прошу всех немного расступиться. Вот по этому прочерченному кругу и чуть дальше.
Люди разошлись и смотрели на линию, что оказалась под ногами. Раньше ее как-то не заметили, не обратили внимания...
Ханти-Гров вышел в центр, вынул цилиндр, размером не больше стакана, и... повесил его в воздухе.
Люди притихли, когда цилиндр не упал, а завис без опоры. В полутьме это выглядело несколько завораживающе, а Ханти-Гров прошел из круга и встал рядом с Принцем.
− Свет. − Произнес он.
Цилиндр вспыхнул, и люди ахнули, отходя еще дальше. А цилиндр светился почти как Солнце, затем его свещение замерцало, вокруг возникли волны и внезапно свет словно остановился внутри большого цилиндра, описанного той самой линией на земле.
Заиграли огни, свет почти погас, а в центре цилиндра оказалось множество мерцающих точек, которые начали свое движение по кругу. Хоровод сменился резким движением, в центре вспыхнула яркая точка, а вокруг нее начали движение несколько других.
− Это же система планет вокруг Солнца. − Возник чей-то голос.
− Именно так. − Ответил Ханти-Гров, а затем одна из планет словно выросла, солнце исчезло, а планета заняла почти весь цилиндр. Теперь на ней были видны материки, моря и океаны. Планета медленно вращалась перед зрителями, а те завороженно смотрели на нее, не понимая, каким образом возникла эта картина.
Откуда-то прибежал человек, замахал крестом вокруг и начал кричать.
− Сгинь дьявол! Сгинь!
− Интересно, сгинет или нет? − Послышался чей-то смешок.
− Вы богохульники! Богохульники! − Закричал тот и замер, увидев самого Императора. − Бог вас покарает за дьявольские игры.
Свет внезапно озарил человека со спины, он обернулся и заслонился крестом.
В небе сверкнули молнии и раздался гром.
− Вот! Вот! Божественная кара идет! − Закричал человек и вскинул руки вверх.
А шар в центре круга словно сложился, обернулся узким тонким лучом и ударил вверх. Луч стал почти невидимым, а яркая световая точка возникла на облаках. Она начала медленное движение, которое быстро нарастало, обратилось в круг, затем квадрат, затем треугольник. Все смотрели в небо, а там начинала вырисовываться целая картина, которая рисовала дом, дерево рядом и человека, который вдруг начал бегать.
− О, боже! − Возникли голоса, а картинка продолжала двигаться. К человеку подбежала собака и начала лизаться, и было видно, что человек смеется от этого.
Картина внезапно лопнула и рассеялась. Все взглянули вниз и увидели, что человек с крестом стоит в центре и бьет этим самым крестом по висящему цилиндру.
Ханти-Гров промчался к человеку, сдернул его с места и утащил от цилиндра. Человек заорал, его крест свалился на землю, а цилиндр в этот момент взорвался фейерверком.
− Не ори, сейчас ты точно без глаз бы остался. − Проговорил Ханти-Гров.
− Спасибо, добрый человек. − Произнес священник, а вокруг раздался громкий дружный смех.
Усмехнулся и Ханти.
− Вы издеваетесь! Бог вас покарает! − Выкрикнул священник, а вокруг начал накрапывать дождь.
Все тут же направились ко дворцу и Ханти-Гров проследовал туда же вместе с Императором и Принцем.

− Подобной магии мы еще не видели. − Произнес Император. − Это должно быть что-то особое.
− Да. Особая смесь высокосветоизлучающего материала со специальной укладкой.
− А как он висел не падая?
− Это проще некуда. Стеклянный стержень воткнутый в землю. В темноте его и не видно.
− Но мы ходили там и наткнулись бы.
− Ну так на то и фокусники, что бы проделывать фокусы так, что не каждый увидит. Кто из вас увидел линию до того как я сказал?
Люди обернулись ища кого нибудь и рассмеялись.
− Не обратили внимания и все. Всему есть объяснение.
− А этим картинкам? Они же должны как-то возникать, но непонятно как.
− Это тонкая технология укладки. И немного магии. Секрет я вряд ли вам раскрою. Не я же мастер.
− Это кто-то сделал у вас там? − Спросил Император.
− И даже не там. Я привез его из тех земель, где родился.
− И таких фейерверков у вас больше нет?
− Пара штук осталась. Но их лучше не смотреть.
− Почему?
− Церковь взбунтуется. К тому же они у меня не с собой.

Торговые договоры были заключены. Один на поставку железной руды, второй на разрешение торговли золотыми изделиями в Империи Диорса-Хи, а Ханти-Гров отправлялся в дорогу. Предложение охраны он отстранил, заявляя, что не нуждается в ней.


История мира совершала крутой вираж. Причиной стали появившиеся из космоса крейсера, которые сначала зависли над планетой, вызывая ужас среди местного населения. Появление новых звезд, да еще кружившихся вокруг, было воспринято как угроза, и это действительно оказалось так. Прилетевшая орда высадилась в одной из наиболее развитых стран. Правительство страны пало. Многие жители из нее бежали, а часть осталась под инопланетянами, назвавшими себя богами. И все дела их говорили за то, что они боги.

Серхио-Бо готовил очередной доклад Императору Каури-Ди. Тема касалась происшествий на границах страны и сообщений беженцев из соседней страны о появлении с небес богов...
− Здравствуй, Серхио. − Послышался голос. Серхио-Бо обернулся и застыл на мгновение.
− Ханти-Гров? Ты всегда появляешься словно из пустоты.
− Дурная привычка. − Усмехнулся тот, подходя. − Слыхал, у вас тут потоп?
− Не потоп, а беженцы из Империи Расхо-Ан. Они сообщают, что туда прилетели боги на летающих машинах с огненными крыльями...
− Инопланетяне. − Произнес Ханти-Гров.
− Что? − Переспросил тот.
− Это пришельцы из другого мира, Серхио.
− Ваши?
− Нет, другие. Они больше похожи на вас чем на нас. В смысле, они не могут менять себя и простая стрела станет для них смертью если не будет защиты.
− Но они пришли с неба, в их руках молнии и гром...
− Это оружие мне знакомо. Против него щит не поможет. Но, боюсь, оно не главное. Есть и пострашнее.
− Значит, у нас нет защиты?
− Увы, Серхио. Собственно, я прилетел, что бы помочь чем смогу.
− Прилетел? Это как?
− Есть методы. А пока... − Ханти-Гров вынул несколько листов бумаги и положил их перед Серхио. − Здесь я собрал то что знаю об этих пришельцах. Не все, но самое главное.
Серхио взял бумаги и долго рассматривал их, читал текст. Больше всего его поразили даже не сами данные, а то как все ровно выглядело. Ни одна книга не выглядела так красиво, а это... Он сам отбросил эти мысли и продолжил читать, затем остановился, когда наткнулся на абзац с информацией о положении планеты пришельцев...
− Они живут на планете? − Удивленно произнес он. − Так они не в другом мире, а в нашем? − Он взглянул на Ханти.
− Другая планета, это и есть другой мир. − Ответил тот. − Разве нет? Я всегда считал именно так.
− А после смерти мы попадаем на другую планету?
− Этого я не знаю. Я ни разу не умирал... Полет между мирами, это использование техники и магии. Для тех пришельцев это вовсе не магия. У них есть люди, которые знают почти все, а что не знают, не называют магией, а считают недоступной им наукой.

Император Каури-Ди принимал Ханти-Грова и Серхио-Бо после захода Солнца. В кабинете вспыхнул свет. Ханти-Гров взглянул на новую лампу и улыбнулся.
− Вы не видели подобных ламп? − Спросил Каури-Ди.
− Видел. − Ответил Ханти. − Хорошая вещь, не коптит, воздух не жжет. Мы их применяем в шахтах.
− В шахтах? − Удивился Император. − Это же слишком дорого для шахт.
− Ну что вы, эти лампы в действительности совсем не дороги. Просто у вас их еще слишком мало, вот купцы и загибают цены. А они точно дешевле тех же факелов или свечей.
− Мы пришли по вопросу о пришельцах, Ваше Величество. − Сказал Серхио.
− Да. − Ответил тот. − С купцами потом разберемся. − Император знаком пригласил своих друзей садиться, и приготовился слушать.
Серхио говорил о том, что узнал. О пришельцах, о том, как они выглядели, как одевались. Об их оружии и о возможности ведения войны против, в случае нападения. О нереальности победы...


Два десятка всадников промчались через границу. Они двигались по направлению к лагерю Императора Расхо-Ан. Тот уже был предупрежден, что к нему направляются посланцы из Империи Каури-Ди. И, какими бы холодными ни были прежние отношения, теперь Расхо-Ан не думал о старых обидах. У него была новая проблема. Чужаки явившиеся с неба − нелюди с чудовищным оружием, извергавшим молнии и гром.
Лагерь Расхо-Ан напоминал разбитую деревню. Воинов было не видно, всюду горели костры, часть палаток развивалась на холодном осеннем ветру, и только в центре еще было какое-то движение. Туда и направился отряд под командованием Серхио-Бо.
Как только втречные солдаты поняли, кто приехал, всадников сразу же пропустили. Серхио-Бо и Ханти-Гров соскакивали с лошадей, а Император Расхо-Ан уже шел к ним навстречу.
− И более высокого посла у Каури-Ди не нашлось. − Проговорил Расхо-Ан.
− А вам хотелось увидеть посланниками самих богов? − Спросил Серхио-Бо. − Чем вас не устраивает личный визит Императора Ханти-Грова?
Расхо-Ан дрогнул и перевел взгляд на второго человека.
− Чем вы докажете, что это он? − Спросил Император.
− Ничем. − Произнес Ханти-Гров. − Неверие в вашем положении очень и очень подходяще. Серхио, может, мы поедем тогда? А то лагерь какой-то задрипаный, на Императорский даже издали не похож. А отсюда, так и вовсе пиратский...
− Вы!... − Воксликнул Расхо-Ан. Воины вокруг уже ощетинились оружием, и были готовы к драке. Приехавших было раз в пять меньше, но Ханти-Гров от подобного перевеса противника даже не дрогнул.
− Итак, вам мало войны с пришельцами, вы еще и с нами желаете ее начать? − Спросил Ханти-Гров, глядя на человека.
− Опустите оружие. − Приказал Император воинам.
− Разумно. − Ханти-Гров взглянул на Серхио, и тот отдал такой же приказ своим.
Послышался вой и все обернулись. В небе появились огромные птицы, и люди бросились врассыпную. Лишь двадцатка осталась на месте, глядя на своего командира, а тот ждал указаний от Ханти-Грова.
Расхо-Ан сбежал.
Птицы с воем пронеслись над лагерем и сделали круг.
− Привет, птичкам. − Произнес Ханти-Гров. − Не желаете ли присесть? Поболтать надо.
Серхио смотрел на Ханти. Лошади внезапно заржали и помчались прочь. Воины вокруг понеслись за своими животными и большая их часть разбежалась.
− Кто говорит? − Возник странный голос.
− Император Ханти-Гров. − Ответил Ханти. Перед ним в руке был непонятный предмет. − Надеюсь, вы понимаете, что я с вами говорю не через магический кристалл.
− Твоей Империи больше не существует. Так что, можешь убиваться, пока цел!
− Крутые слова, птички. Но крылышки то я вам пообломаю. Желаете видеть?..
В небе сверкнула молния, две птицы рассыпались на части и полетели вниз.
− За мной. − Произнес Ханти-Гров и вскочив на лошадь понесся к месту, куда упали птицы. Серхио едва сумел собрать воинов, и они помчались вслед.
В стороне раздался грохот, над лесом взвился огонь, а Ханти-Гров мчался вперед. Вновь возник грохот, на этот раз менее сильный, а когда Серхио догнал Ханти-Грова, у того в руках уже был... Пришелец. Он лишь издали напоминал человека, а вблизи выглядел уродом. Урод пытался дергаться, но не смог вырваться из рук Ханти-Грова.
− Ну так как, братец, поговорим? − Произнес Ханти-Гров. Он держал одной рукой пришельца, а другой приставил к его голове непонятный предмет. − Не желаешь... Ну как пожелаешь.
Пришелец вскрикнул, когда Ханти-Гров дернул его и одним движением взвалил на лошадь. Та фыркала чуя чужака.
− Уходим, Серхио. − Произнес Ханти-Гров.
Всадники мчались по дорогам. Уже через несколько минут над ними появились птицы, но они лишь кружились, затем улетели.
На границе царил переполох из-за появления огромных птиц, а Ханти-Гров и Серхио остановились, проехав несколько дальше. Там же был устроен и лагерь. А пришелец оказался на цепи, привязанный к дереву.
− Будешь говорить или нет? − Спросил Ханти-Гров, а затем заговорил на непонятном языке. Пришелец дернулся, сверкнув глазами. − Полагаю, тебя объявят героем и забудут. − Произнес Ханти вновь на понятном языке.
− Вас размажут. − Произнес Пришелец. − А твои кишки будут висеть на этом дереве.
− Какие забавные слова. − Усмехнулся Ханти-Гров. − Ты так и не понял, какая сила уничтожила твою птичку?
В небе вновь раздался вой, а затем появились птицы, и на этот раз из них выпрыгивали пришельцы.
− Они летают! − Выкрикнул кто-то.
− Без паники! − Приказал Ханти-Гров. − Они всего лишь падают как камешки.
Он поднял руку, и в ней сверкнул огонь. В ту же секунду огненная стрела метнулась ввысь и несколько птиц вспыхнули прямо в небе.
− Они вовсе не так неуязвимы, как кажутся. − Произнес Ханти-Гров. − Впрочем, кто желает бежать, может бежать.
Люди обернулись к нему и только сошлись вместе, готовые к драке.
Пришельцы спустились на землю, и уже двигались к лагерю с нескольких сторон.
− Огонь. − Произнес Ханти-Гров.
Несколько десятков стрел унеслись вдаль. Затем послышался грохот. около десятка пришельцев свалились на землю.
− Огонь! − Вновь приказывал Ханти.
И вновь стрелы уходили вдаль, а оттуда несся грохот. Потеряв еще десяток человек пришельцы отступили и вскоре уже собрались группой вдали.
Раздался щелчок, возникла чужая речь, которая повторилась несколько раз.
− Как вам нравится блокировка радиосигналов? − Спросил Ханти-Гров. Последнее слово никто вокруг не понял, и Серхио спросил что это такое, но тут же понял, что Ханти говорил с пришельцами через магический прибор.
− Кто вы такие?! − Возник чужой голос.
− Я Император Ханти-Гров. Вы получили то что получили за нападение на меня!
− Вы не продержитесь и часа. − Ответил голос.
− Глупцы. Со мной сила Дракона! Вам ясно?!
− Эти сказки рассказывать будешь червякам в гробу, паршивый старикашка!
− Они не знают, кто ты? − Спросил Серхио.
− Не знают. Они до того глупые, что я уже сомневаюсь, можно ли с ними договориться о чем либо. Ну, раз они не понимают что значит сила Дракона, значит, они уже проиграли.
Ханти подошел к привязанному человеку и взглянул ему в глаза.
− Ты не понял? − Произнес он. − Я прилетел сюда с неба.
− Вы, все равно, сдохнете. − Прошипел пришелец.
Ханти вынул нож и одним движением перерезал веревки, связывавшие человека, а затем дернул цепь и та освободилась.
− Пошел вон. − Произнес он. − Давай, вали отсюда! − Он толкнул пришельца и тот пролетев несколько метров растянулся на земле. − Ну!
В руке Ханти оказался непонятный Серхио и его воинам предмет. Он щелкнул странным образом, а затем громыхнул, когда Ханти-Гров поднял его над собой.
− Убирайся.
Пришелец поднялся, пошел от людей, затем побежал.
− Зачем ты его отпустил? − Спросил Серхио.
− Он больше не нужен. Я узнал все что хотел, и теперь... − Ханти взглянул на Серхио. − Они больше не страшны, Серхио.
− Почему?
− Потому что магия уничтожила их кареты с огненными крыльями. Они более не способны летать, а без полетов они не более сильны, чем обычные люди. Только оружием, но это не на долго. Только одно им сможет помочь сейчас. Появление новых космический кораблей.

Мир менялся. Информация о пришельцах разошлась во многие страны, и Ханти-Гров не жалел ее. Он объявлял всем, что данные о пришельцах не могут быть стать тайной государств. Эти данные должны знать все, и они теперь расходились с выпуском крупной книги, где Ханти-Гров описывал не только инопланетян, но и их летающие машины, и оружие, и самих пришельцев, и мир, откуда они явились.

Ханти-Гров почти не появлялся в своей стране. Он ездил по всему миру, принося с собой не только информацию о пришельах, но и о том, как с ними бороться. Одновременно он боролся с теми, кто называл пришельцев дьяволами или богами, объявляя их просто инопланетянами.
Через несколько лет к планете вновь прибыли крейсера, но они не обнаружили своей базы. Вместо этого, по всему миру были рассеяны редкие группы пришельцев, которых захватили местные люди и теперь держали в плену.
Несколько первых атак с целью освобождения закончились серьезными потерями для атаковавших. Оружие аборигенов было еще слабым, но позволяло наносить серьезный урон противнику. Это и заставило прилетевших отказаться от грубых действий по освобождению пленных. В этих операциях они теряли больше чем получали, а не редко выходило так, что не получали вообще. Пленников убивали, если к городу, где их держали прибывала армия пришельцев.
Теперь они действовали иначе и изучали обстановку. Захватить этот мир малыми силами они уже не могли, а больших не имели. В течение года над планетой летали новые звезды, и мир смотрел на них со страхом. А пришельцы начали новые действия. Они не нападали открыто, а выполняли диверсионные акции, и они оказались более успешными, нежели прямое вторжение. Впрочем, и в таких акциях они теряли своих людей.
А мир готовился к нашествию. Строилось оружие против пришельцев, армии тренировались, ученые искали пути для построения летающих машин, но у них ничего не выходило.
Ханти-Гров оставался в центре этих событий, и его теперь знал весь мир. Прошли те времена, когда Императоры брезговали встречей с бежавшим рабом, ставшим Императором. Закончилось недоверие среди людей. Все они бросили силы на подготовку к боям с пришельцами, а отсутствие таковых принимали за показатель слабости инопланетян.
Так оно и было. Но инопланетяне все же имели преимущество. Они были недосягаемы, тогда как могли спокойно атаковать людей, и вскоре эти атаки начали нарастать. Инопланетяне получали информацию с планеты, затем планировали свои действия, и начали захват важных людей, а затем и Императоров.
Первым был захвачен Расхо-Ан. Он сидел в своей разбитой столице и оказался практически без защиты, когда десантники атаковали город. Императора захватили и начались иные времена. В течение месяца пришельцам удалось выкрать почти два десятка правителей стран, и действия по захвату продолжались...

Ханти-Гров мчался на лошади через поле. Он знал, что о его поездке уже пронюхали пришельцы, и захват был неминуем, но именно это и требовалось.
Над полем появилось несколько летающих машин, и всадник был окружен высадившимися десантниками.
Человека поймали сетью, и никто вокруг не понимал, что его сопротивление было наигранным. Ханти-Грова связали и доставили в космический аппарат. Лица пленника еще никто не видел, из-за того что оно было завязано по самые глаза...


− Теперь то они отдадут всех. − Произнес командующий, глядя на Ханти-Грова.
− Сомневаюсь я что-то. − Заговорил пленник, и командир вздрогнул, услышав слова на своем языке.
Кто-то подошел к пленнику, снял с его лица повязку и все увидели вовсе не аборигена, а своего.
− Черт возьми, вы взяли не того! − Воскликнул человек.
− Может, вы меня развяжете?
− Как ты там оказался? − Спросил командир.
− Из под земли вылез, как там я еще мог оказаться? − Произнес человек.
− Я спрашиваю, из какого ты подразделения?
− Вообще-то я не военный вовсе. И прилетел на эту планету раньше вас.
− В предыдущей экспедиции? − Спросил командир и тут же решил, что это так. − Вызовите Грина!
− И не из предыдущей я. − Ответил пленник. − Вы меня не собираетесь развязывать.
− Не собираемся. − Произнес командир. − Пока не выясним, кто ты такой.
− Демон я. Черт с рогами. Дьявольский прихвостень! Не видите, что ли, кто я?!
− Мало ли, кто здесь шатается по космосу. Полно всяких проходимцев.
− Да вы сами проходимцы! Напали на чужую планету, а теперь в благородство играете!
− Назови свое имя.
− Хан Тигров.
− Ты издеваешься?!
В помещение вошел еще один человек. Он прошел к командиру и некоторое время рассматривал пленника.
− Знаете его?
− Нет. Впервые вижу.
− Глупый Грин накакал блин. − Произнес пленник, и человек дрогнул. − Узнал голос?
− Он служит дикарям! − Произнес Грин.
− Глупец. Я Император Ханти-Гров. Забыл?!
− Ты пойдешь под суд. − Произнес командующий. − Увести!
− Охрана у вас слабая, что бы меня увести. − Произнес человек.
Как он развязался, никто не видел, но возникшая схватка оказалась совсем не такой, как там, во время захвата.
Через минуту охрана лежала на полу, а человек подошел к командующему.
− Вы уберетесь отсюда. А не уберетесь, у вас будут проблемы поболе, чем сбежавший пленник.
− Стой на месте, сволочь! − Воскликнул Грин. Он держал в руке оружие, направленное на Ханти-Грова.
− Ну давай, стреляй. − Произнес тот и шагнул вперед.
Человек нажал на спуск, а пленник прыгнул в сторону, а затем обратно. Через мгновение оружие вылетело из руки Грина от удара Ханти-Грова, а последующий удар припечатал человека к стене, и тот медленно сполз на пол.
Командующий в этот момент воспользовался тем, что пленник на него не смотрел, достал оружие и выстрелил ему в голову.
− Ты промазал, косой! − Произнес Ханти-Гров, оборачиваясь.
− Нет! − Закричал человек. Удар свалил и его...
Когда в каюте командующего появились новые охранники, было уже поздно. Людей отправили в лазарет, а поиски бежавшего ничего не дали. И не могли дать...

Остановить экспансию пришельцев не удалось. Они продолжали прибывать, и вскоре над планетой летало несколько тысяч кораблей. Они готовились к штурму, а мир готовился к отражению атаки. Война обещала быть жестокой и кровавой. Но местное население практически так и оставалось незащищенным.

Ханти-Гров вернулся в свою страну. Там, как и везде, велась подготовка к войне, но упор делался совсем на иную тактику. Молодого Императора не слушал никто, кроме его Совета Избранников. Жители страны производили не оружие, а строили системы обороны. В горах это было несколько проще, а в широких горных долинах велись работы по установке особых орудий, которые должны были помешать пришельцам нормально приземляться.
Проблемы с железом легли тяжелым бременем на страну. Поставки извне прекратились. Никто не желал отдавать металл, который требовался для оружия, и в горной стране продолжался поиск железной руды, но он не привел к успеху, и не мог привести. В этих местах железа не было. Лишь остатки старого железного рудника, в котором удавалось накапывать малые крохи.

Атака начиналась с востока. Сотни кораблей высадили десант и вооруженная армия пришельцев начала свой поход. Она сметала на свом пути все заграждения, и никакие силы Императора Каури-Ди не помогли защитить страну.
Сам он не сдался и воевал до конца. Он отправил многих людей из страны, а сам возглавил армию, которая фактически шла на смерть. В одной из атак она его и настигла. Люди еще дрались, но веры в победу не осталось ни у кого. Армия только задерживала пришельцев, давая возможность своим уходить из страны.
Исход этот стал жестоким испытанием для миллионов людей. Они шли на запад, надеясь перейти пустыню и найти укрытие. Многие в этом пути погибли. Дорога, длившаяся почти целый месяц стала последней для двух человек из трех. Они достигли границ соседней Империи и влились в нее, обещая драться с пришельцами до смерти, если те явятся.

А корабли пришельцев прибывали и прибывали. Новая высадка произошла в самом центре Запада, и на этот раз пришельцы применяли все оружие. Они прибыли с танками, самолетами, артиллерией. Еще несколько точек высадки возникло в новых местах, и весь мир погрузился во тьму войны...

История борьбы страны освободившихся рабов стояла особняком меж остальных войн. В течение четырех лет страна держала оборону. Крупные корабли не могли приземлиться в горах, а мелкие получали мощнейший отпор, и те, кто сумел высадиться оказывались в аду. Бомбардировки с воздуха ничего не давали. Столица страны оказалась разрушенной, но сотни тысяч жителей уже переселились в иные места. Большая часть оказалась в пещерах и шахтах. Там не было всех удобств, но были не страшны воздушные налеты. Дороги в горы оказались перекрыты и небольшие отряды сдерживали натиск пришельцев, пытавшихся прорваться через завалы.
И только прибытие танковых и артиллерийских частей пришельцев оказались неуязвимы от ударов защитников страны. Снаряды обрушились на вычисленные точки дислокации войск аборигенов. Удар пришелся по наиболее слабо защищенному месту и армия врага прорвалась...

Ханти-Гров был захвачен в плен. А остатки его войнства стали свидетелями казни. Человека привязали к столбу в центре костра и сожгли. Но это не сломило бойцов, потому что у них были слова их предводителя.

− Я знаю, эта война закончится нашим поражением. Все, кто боится погибнуть, кто не желает умирать, могут уходить сейчас, и никто не имеет права винить их. Весь мир в руках пришельцев, и ваша задача не в том, что бы защититься, а в том, что бы показать им, что вы можете. Что вы способны драться, что в этом мире еще есть силы. А когда вас убьют или поймают, когда они схватят меня и казнят в присутствии тысяч свидетелей, я не умру. Верьте в это, и вы услышите обо мне. Если не вы, то ваши дети. Им придется тяжело, они окажутся рабами, но у них останется жизнь. А когда нибудь, они освободятся. Возможно, они смогут сделать это сами, а возможно, к ним на помощь придут иные пришельцы. Да! Именно иные пришельцы. Те, кому противно рабство, кто знает, что такое свобода. Те, кто явится сюда не завоевывать вас или ваших хозяев. Они придут, что бы освободить вас. И они принесут вам свет и знания для того что бы продолжить борьбу за жизнь и свободу во всех мирах. В тех, где сейчас правят нынешние захватчики. Вы не одиноки в борьбе, и ваш подвиг не будет забыт!...


− Сэр, только что зафиксировано вторжение. Неопознанный корабль вошел в систему и проник на планету. По предварительным данным − дентриец.
− Дентриец. Кому же еще лезть сюда с такой наглостью? − Произнес генерал. − Точка высадки известна?
− Да сэр. Я отдал распоряжение подготовить группу захвата.
− Хорошо. Как только доложат о готовности отсылайте туда. И постарайтесь без шума, полковник.
− Да, сэр.

Аппарат быстро терял высоту. Четыре человека бились как могли и им удалось выправить полет за счет атмосферы. Машина прошла почти горизонтально, рухнула на песок и пропорола брюхом несколько десятков метров.
− Все на выход! Быстро! − Приказал командир, и команда не медлила.
Дверь пришлось выбивать ломом, так как она не захотела открываться. Четверка промчалась по песку и залегла за барханом.
− Может, он и не взорвется? − Спросил Анти.
− Сходи проверь, коли дурак. − Буркнул командир и лег на спину.
− А что это за планета? − Спросила Мари.
− Сигма-Зет-44.2 − Ответил Лоран. − Нам повезло, что мы... − Голос человека заглушил удар огромной силы. Над людьми пронесся поток пыли и песка, смешанного с огнем, а через минуту все поднялись и некоторое время вытряхивали песок из одежды и волос.
− А ты говорил не взорвется, Анти. − Усмехнулся Лоран. − Нарушение системы охлаждения, это тебе не палец бритвой порезать...
− Что теперь, командир? − Спросила Мари.
− Ничего. − Он вынул из кармана небольшую электронную записную книжку и некоторое время рассматривал на ней что-то. Затем повернулся, взглянул на Солнце и показал назад.
− Нам в ту сторону идти.
− Ты уверен? − Спросил Лоран.
− Уверен. Во время падения я успел сделать пару снимков и перегнал их в калькулятор. Идем.
Он спрятал свой приборчик в карман, поднял мешок с песка и закинув его на плечо зашагал по песку.

Появление летающих машин не стало неожиданностью. Кто бы здесь ни жил, они заметили падающий аппарат. Четыре человека не заметили только, что к ним присоединился пятый, когда прилетевшие машины опустились и из них выскочило несколько десятков солдат.
− Неприветливая встреча. − Буркнула Мари.
− Они вас и убить могут. − Послышался голос, и четыре человека обернулись. Рядом с ними стоял человечек, ростом на полторы головы ниже самого низкого Анти.
− А ты кто? − Проговорил Анти. − И язык наш откуда?...
Он не договорил, потому что солдаты вокруг уже сомкнули кольцо, и послышалась незнакомая речь.
− Он требует, что бы мы сдавались. − Сказал человечек.
− Скажи им, что мы граждане дентрийской Империи, потерпели крушение здесь, и у нас нет оружия, что бы сдаваться.
Маленький переводчик заговорил на чужом языке и командир солдат что-то резко буркнул, на что маленький почему-то ответил хихиканьем.
− Что он говорит? − Спросил командир.
− Он глупый, говорит, что насквозь видит нас, и что мы шпионы.
− Он так и сказал?
− Да.
Офицер вновь заговорил, а человечек начал переводить.
Прибывшим дентрийцам предлагалось бросить все вещи и следовать за солдатами в аппарат.

Они выполнили приказ. Переводчик оказался с командой, и всех пятерых связали.
− Они не поняли, что ты не с нами?
− Не поняли. И незачем им это понимать. − Ответил человечек. − Меня зовут Хан.
Четыре человека назвали свои имена и некоторое время тихо переговаривались. Солдаты, сидевшие рядом ничего не понимали, но и не заставляли молчать.
− Ты знаешь, куда нас отправят?
− Не знаю. Все зависит от того, какая муха укусит начальника.

Аппарат приземлился на территории военной базы. Пятерых пленников проводили через нее и оставили в подземном бункере, закрытыми в камерах поодиночке. Единственный плюс в том, что двери камер были решетчатыми, и можно было спокойно говорить друг с другом. Впрочем, говорить не особенно и хотелось. И только абориген, сидевший рядом, пытался выспросить у командира чего-то, задавая вопросы типа: "Как там Дентра?" и "Кто сейчас правит?"
Прошло около двух часов. Охрана зашевелилась, и пленников выели из тюрьмы. Их доставили в более презентабельное строение, да и то было всего навсего старой казармой.

− Я генерал Джерс Рангро. − Произнес человек, в кабинет которого попали пленники. Кабинет не принадлежал генералу, но видимо лучшего помещения здесь не нашлось. − Вы явились на нашу планету без приглашения и ворвались сюда как бандиты и шпионы. Но у вас есть шанс оправдаться. − Генерал говорил на дентрийском, и это задевало людей.
− Генерал совсем обнаглел. − Произнес маленький человечек. − Планета то не твоя, дядя. Вы сами воры и бандиты, ворвались сюда и!...
Его схватили солдаты...
− Не прикасайтесь к нему! − Выкрикнул Кристиан, и солдаты остановили свое действие, ожидая приказа генерала.
− Оставьте этого щенка, он нам не страшен. − Произнес генерал на языке непонятном дентрийцам.
− Очень ослоумно. − Произнес маленький человечек. − Впрочем, я прощу вам те неудобства, что вы нам предоставили, если вы сделаете все в соответствии с цивилизованными законами.
Генерал уже был зол, но он явно медлил. Кристиан же, словно чувствовал, что человек помогает им выбраться. Быть может, он сам не смог бы быть столь нагл по отношению к захватившим его и его команду людям.
− Итак, первое. Вы предоставите нам полную свободу. − Продолжил абориген. − Если вы это выполните, я обещаю, что мы не полезем ни в какие ваши секреты. Второе, вы предоставите нам корабль для возвращения назад, в обмен на сбитый...
− Что?! Вас никто не сбивал! − Воскликнул генерал не выдержав.
− Генерал, зачем столько шума из-за пустоты? − Проговорил человечек. − Наш корабль упал здесь и взорвался. Либо его вы сбили, либо это была авария, и вы не имеете права нас обвинять в чем либо.
− Вы могли сами подстроить взрыв!
− Еще одна глупость глупого генерала... − Произнес человечек. − У вас есть все записи, в том числе и записи телеметрии с нашего корабля. Если их нет, это означает, что вы не выполняете межпланетное соглашение о контроле за прилетающими кораблями.
− Мы не подписывали никаких подобных соглашений.
− Глупости. Эти соглашения подписываете не вы, а компании, выпускающие корабли. Именно для того, что бы в случае аварии была возможность помочь друг другу. Если ваши компании этого не подписывали, это только доказательство вашего варварства. Я так понял, вы не собираетесь нам помогать, генерал, не так ли?
− Вы здесь никто. И отправитесь в тюрьму.
− Ошибаетесь. Это вам кажется, что я никто. Но в действительности я имею не мало друзей, там, в космосе, откуда я прилетел. Вы в это не верите, генерал? Считаете, что люди здесь никогда до вас с инопланетянами не встречались? Встречались. И, видит Бог, не зря. Если вы выполните все формальности, я закрою глаза на этот маленький инцидент, потому что прилетел сюда не для того что бы с вами драться.
− Зачем же ты прилетел?
− Это мое личное дело, генерал. Не вам спрашивать, зачем. Эта планета не принадлежит вам. Хотя вы тут и хозяйничаете сейчас, это не на долго. Придет время, и вашему Правительству придется признать Закон Галактики. А в нем сказано ясно, кому принадлежат планеты, имеющие собственный разумный вид. Я не просто чучело, как вам это мерещится. Я имею гражданство Дентрийской Империи. И, кстати, не только ее, так что, мой вам совет, сделайте все по хорошему, и я не буду держать на вас зла.
Генерал молчал. В этот момент казалось, что командовал вокруг не он, а этот самый человечек. Кристиан не знал, откуда тот взялся, но был уверен, что в подходящее время получит все объяснения. Сейчас же следовало только подыгрывать и не лезть в перебранку.
− Нам известно, что вас не было в прилетевшем корабле. − Произнес генерал.
− Какие ужасы вы рассказываете, генерал. Выходит я сюда на своих крыльях прилетел? Или вы будете утверждать, что тут у вас банда орудует, которая готовит нас для встреч падающих с неба кораблей с дентрийцами. Учит языку, а затем закидывает точь в точь к месту падения, да еще и быстрее чем ваши спецы туда прилетают. Вы так считаете, полковник?
− Вы отправитесь за решетку. − Произнес генерал. − За шпионаж.
− Спасибо, полковник. За столь хорошую встречу вас кондражка хватит маленькая-маленькая. И только за задницу, где у вас мозги. Ох простите, я вас полковником обозвал, господин лейтенант....
− Уведите его! − Приказал генерал и аборигена схватили.
Его утащили, а генерал сверкнул глазами на дентрийцев. Он медленно опустился в кресло, закрыл глаза и вздрогнул...
Кто-то рядом вскрикнул, подбегая к человеку. А четырех дентрийцев просто увели, когда в кабинет пришел врач...

Хан сидел на полу и напевал какую-то песенку на своем языке. Охранники оставили дентрийцев в соседних клетках и ушли.
− Что ты ему наговорил? − Произнес Кристиан.
− Глупо было вмешиваться с моей стороны? − Спросил тот. − Да?
− Я не знаю, кто ты, но все эти слова могут означать только одно. Что ты работаешь на них.
− Ты прав. Я работаю на них. Хотя, многие из них и не знают. Многие вообще уже не понимают, кто они. Осталось совсем мало тех, кто помнит старые времена.
− Какие старые времена?
− Те, когда здесь были наши страны. Когда сюда еще не явились эти паразиты. Здесь еще есть свободные люди. Большинство просто прячется, и о борьбе за свободу мало кто думает. Некоторые считают, что можно освободиться выбив их с клочка земли, и не понимают, что все на много более глобально. Да, я проследил за вами, и прибыл именно к тому месту, где вы свалились. Ну а вам выбирать, считать это везением или проклятием.

Генерал скончался в этот же вечер. Врач констатировал смерть от сердечного приступа, и вокруг на какое-то время воцарился хаос. Внезапная смерть Командующего заставила людей действовать самим, но они не могли решать, что делать с пленниками, и те остались в камерах, ожидая приказа сверху. По непонятным причинам приказ задерживался...

− Кстати, о чем вы думали, когда падали? Что вам удастся скрыться и найти корабль? Или о чем? − Вдруг заговорил абориген.
Кристиан не отвечал. Он сидел в полузабытьи, а остальные люди видимо, заснули. Аббориген замолчал, но что-то происходило. Дентрийец словно ощутил что-то, и обернулся. Маленький человечек стоял рядом с его клеткой и был на свободе.
− Нет. Ты так и не сказал, на что вы надеялись. − Произнес тот.
− Ни на что. Мы хотели выжить. − Ответил тот.
− Понятно. Значит, свобода вам, как бы, и ни к чему.
− О чем ты говоришь?! Думаешь, отсюда есть выход?!
− Эта тюрьма была построена до того, как появились вы и ваши братцы. − Ответил человек. − А в каждой приличной тюрьме всегда был потайной ход. Если же говорить об этой, то и здесь он есть. Надо только уметь воспользоваться.
− Как ты вышел?
− Я сквозь стену прошел. Не знаешь, что ли? Все узники умеют ходить сквозь стены. И ты умеешь, только глупишь и задаешь дурацкие вопросы, которые лишь оттягивают момент, когда ты выйдешь. Ну, а коли ты выходить не желаешь, то я пожалуй, пойду сам.
Аббориген уже сделал шаг в сторону, но Кристиан остановил его.
− Стой! − Произнес он.
− Ну чего? Будешь кричать стражников звать, да?
− Не буду. Ты же можешь открыть нас. Ведь можешь!
− Могу. Только вот надо ли мне это?
− А что тебе надо?
Тот на некоторое время умолк, а затем заговорил.
− Вы возьмете меня с собой, когда будете улетать.
− Куда? − Не понял Кристиан.
− На вашу планету, разумеется. И поможете мне добиться встречи с вашим Императором. Это, так сказать, будет ваша плата за то что я выведу вас отсюда на свободу.
− У нас нет корабля и...
− Это не важно. Вы просто даете слово, что возьмете меня, если у вас появится возможность. А на нет и суда нет. Не получится, найдется и другая возможность. Итак, ты согласен?
− Хорошо. Мы возьмем тебя...
Аббориген прошел в сторону, затем послышался грохот и решетка перед Кристианом открылась. Открылись они и в других камерах, после чего четверо человек вышли в коридор.
− И где выход? − Спросил Кристиан.
− Найдем. − Ответил человечек...

Они пробирались по этажам тюрьмы вниз. Охраны почти не было, и только один человек встретился на пути, но тот быстро умолк, перелетев через перила от удара Лорана. Охранник шмякнулся где-то внизу и замолк.
− Идем. − Тихо произнес Хан, и все двинулись за ним.
Почему вокруг никого не было, никто не знал, но и не спрашивал. Изредка попадавшиеся окна пропали. Собственно, это не удивительно, потому что в последнем окне была видна земля, а тюрьма уходила вниз, под землю еще на несколько этажей.
Аббориген стал заходить в камеры и что-то долго там высматривал. Это, казалось будет происходить вечность, но в какой-то момент он оживился.
− Есть! − Произнес он, и прошел к стене с какими-то каракулями. Он заговорил что-то на непонятном языке, затем резко развернулся и почти бегом понесся куда-то.
Четверка поспешила за ним, и войдя в одну из камер обнаружила аборигена с булыжником в руке. Тот долбил стену... Может, он свихнулся? А может, в камере и вправду было написано, что здесь потайной выход? Это совершенно непонятно...
Послышался шум, затем в стене появился темный проем, и Хан исчез в нем. Что бы пролезть остальным, потребовалось несколько расширить лаз. А когда все оказались за стеной, вокруг ничего не было видно. Даже аборигена.
− Эй, ты где? − Произнес Кристиан.
− Тихо. − Прошипел тот, словно их мог кто-то услышать. После всего грохота снаружи, крика падающего стражника, это слово показалось глупым, но Кристиан умолк.
Слышалось какое-то ровное шипение, затем возник топот.
− Идите на звук, и нагнитесь все! − Послышался приглушенный голос аборигена. Четверка двинулась друг за другом, держась за руки. Кристиан пошел первым и первым ударился лбом во что-то. Он тихо взвыл, закрыл глаза и нагнулся... Глупо было не слушать Хана, когда тот предупредил...
Они двинулись вперед, затем рядом послышался тихой голос Хана.
− Стойте и тихо.
Они встали и молчали. Вновь слышался шелест, затем топот уходивших ног.
− За мной. − Сказал голос.

Словно в каком-то глупом анекдоте четыре человека двигались за пятым, а тот останавливался, прислушивался и шел вновь. Четверка, наконец, разогнулась, когда Хан объявил, что это можно.
− Ты видишь в темноте, что ли? − Спросил Кристиан.
− Нет. У меня локаторы вместо ушей. − Произнес тот.
Это казалось глупостью, но Кристиан не стал ничего говорить. А остальным троим и подавно не хотелось что либо спрашивать.
Шум вскоре начал усиливаться, а затем, после очередного поворота обратился в отчетливый плеск воды. Пять человек вышли на освещенное место. Вернее, это было едва освещенное место, но после блуждания в кромешной тьме, и оно показалось достаточно светлым.
Во всяком случае, теперь был виден тоннель, по которому текла вода. Хан стоял на месте, дожидаясь четырех человек.
− Мы должны перейти. Здесь скользское дно. Держитесь друг за друга и не вздумайте падать. Видишь темный проем напротив?
− Нам туда?
− Да.
− А откуда ты знаешь?
− Не важно откуда. − Фыркнул тот и шагнул в воду. Он быстро пробежал по ней и скрылся в проеме. Четыре человека двинулись за ним, и Кристиан едва удержался, когда подскользнулся. Лоран схватил его за руку, а того поддержала Мари.
Непонятно, как этот малый проскочил по такому скользкому дну... Четыре человека кое как перебрались через подземную речку и скрылись во тьме проема.
− Стойте. − Произнес малый.
− Я думал ты ушел. − Сказал Кристиан.
− Сейчас. Сначала надо дверь закрыть. − Произнес тот.
Послышался скрежет, затем громыхнуло что-то позади.
− Вот теперь можно и отдохнуть. Они решат, что мы по тоннелю ушли.
− Почему? У них могут быть и фонари.
− Тольку от них никакого, когда светишь на стену. Все. Тихо! Садитесь и не дышите.
− Шутишь?
− Я сказал тихо! − Зашипел тот и все затихли.
Через несколько минут послышались приглушенные голоса, затем чей-то крик. Они звучали на чужом языке. Потом вновь возник крик и плеск воды. Видимо, кто-то подскользнулся в речке...
Голоса стихли. Возник шорох, а затем вдруг вспыхнул огонь. Четверка обернулась. Рядом стоял Хан с факелом в руках.
− Идем. − Сказал он свою коронную фразу и пошел вдоль тоннеля.
− Что это за тоннели? − Спросил Лоран.
− Канализация. − Ответил человек. − Раньше наверху был город. Его сожгли пятьдесят лет назад. Только тюрьма и осталась. А все остальное построили ваши братцы.
− Они не наши. − Возвразил Анти.
− Мал ты еще, что бы понять мои слова. − Фыркнул Хан. − Они ваши, потому что прилетели как и вы оттуда. − Он показал вверх.
− А ты сам откуда взялся? И язык откуда узнал? − Спросил Кристиан.
− Я тоже прилетел. Только с другой стороны. Это с виду я маленький, а по возрасту, я старше вас всех. Было время, когда я гулял по тому самому городу, что был сверху. Тогда, кстати, я и узнал, что в тюрьме есть места, которые проходят рядом с канализацией. Об этом знали все в городе.
− Что же это была за тюрьма, если все знали, как можно сбежать?
− А она в то время и тюрьмой не была. Уже не была, потому что Император пожелал ее снести. Но его уговорили не сносить. Кто-то подсказал, что она может быть не плохим домом для всякого сброда, и она вскоре такой и стала. Здесь селились те, кто не имел дома. Вы видели, что в некоторых камерах даже дверей не было.
Он вдруг остановился и показал знак молчать, затем тихо прошел вперед. Послышался шорох, затем пищание.
− Крысы. − Произнес Хан и пошел увереннее.
Они шли так довольно долго. Факел в руке Хана начал тухнуть и вскоре совсем угас. Вновь все погрузилось во тьму, а человек шел дальше.
− Ты хотя бы знаешь, куда итди то? − Спросил Лоран.
− Знаю. − Ответил тот. − На север.
− Я говорю не вообще, а здесь.
− А я про здесь и говорю. На север.
− А север здесь где?
− Вот там, куда идем. − Произнес абориген.
Лоран умолк, видимо, решив, что спрашивать бесполезно.

А путь продолжался в кромешной тьме, и возможно, кто-то из четверки не выдержал бы долгого похода неизвестно куда. Но впереди возник свет. Он довольно быстро приближался, и вскоре четверка оказалась перед поворотом, за которым в круглый тоннель было видно голубое небо.
− Вот и вышли. − Произнес Хан, поворачивая в тоннель. Он подскользнулся на небольшим ручейке, что был на дне и уехал вперед.
Четверка двигалась осторожнее. Они вышли наружу прищуриваясь. Ручеек уходил вниз, а там плескалась вода реки, в которой в этот момент и барахтался Хан.
− Прыгайте, чего встали? − Послышался его голос.
Он выплыл к берегу и вышел на песок, а четверке не оставалось ничего, кроме как скользить по руслу ручейка, уводившего вниз. Каждый из них спускаясь ударился о каменный выступ, но все смолчали. Лишь Хан чему-то посмеивался, когда четверка выбралась на берег.
− Они нас долго будут искать. − Сказал Хан.
− Почему?
− Потому что тоннель этот с другой стороны горы выходит. А все остальные на восток смотрят.
− Мы сейчас как на ладони. − Произнес Лоран, взглявну вверх. − Надо уходить, пока не поздно.
− Только вот куда? − Спросил Анти.
− В лес. − Произнес Хан и двинулся вверх по берегу речки.
− Ты знаешь эти места? − Спросил Кристиан.
− Знаю. Я здесь все знаю.
Они добрались до леса к полудню и расположились в небольшой пещере, которую уже знал Хан. Здесь же, в пещере оказались не только продукты, но и оружие.
− Ты словно знал, где мы будем проходить. − Сказал Кристиан. − Как это может быть?
− Вы так не догадливы? − Усмехнулся Хан. − Все же просто донельзя. Я не один. Есть и другие люди. И у меня с ними есть связь. Понятно? Я им сообщил, где я, как буду уходить, и они все приготовили.
− Тогда, они могли и ждать тебя здесь. − Произнес Лоран.
− Разумеется, они тебя ждали. − Проговорил Хан, почти смеясь. Лоран резко обернулся, и трое человек так же взглянули на выход из пещеры.
Там стояло около двадцати вооруженных человек − аборигенов.
Хан заговорил на их языке и оружие вскоре было опущено. Все прошли в пещеру и теперь рассматривали пришельцев.
− Что они говорят? − Спросил Кристиан.
− Они спрашивают, нельзя ли этих обезьян зажарить и съесть. − Усмехнулся Хан, после чего заговорил на языке аборигенов, и те вдруг рассмеялись. Хан приказал им что-то, и два человека ушли из пещеры, а затем вернулись с ящиками.
− Это для вас. − Сказал Хан дентрийцам. − Переоденетесь, и вас почти не будет заметно.
− Ты же не знал нас, пока нас не поймали, а потом... − Заговорил Лоран.
− Кристиан, можно, я ему в морду дам, а? − Спросил Хан. − Он такой дурак, что я теряю терпение.
− Нельзя. − Произнес Кристиан. − Я и сам хочу знать...
− Ты хочешь знать, как пользоваться радиопередатчиком? Или думаешь, что мы здесь дикие совсем и ничего не знаем? На самом деле, здесь уже бывали ваши родственники. Некоторые из них попали к нам и научили языку.
− Но ты говоришь так, словно родился дентрийцем.
− Я не в счет. Я в отличие от всех, в космос летал. Поэтому, мне все ваши штучки-железки знакомы не хуже чем вам. Так что, кончайте пороть всякую чушь. Вы дали мне обещание, ты его не забыл, Кристиан?
− Я не забыл. Только я не чувствую себя на свободе.
− Хочешь уйти? Ну уходи. Давай, валяй! Здесь вокруг нет никого. Мои люди тебя не коснутся, они меня слушаются как бога.
− Это почему же?
− А потому.
Хан что-то выкрикнул и аборигены все вокруг замерли. Кто-то что-то спросил, Хан махнул рукой, и все задвигались.
− Мы уходим, Кристиан. А вы можете делать что хотите. Я знал, что ты лгун, и не выполнишь обещания. Все вы такие. Вам сделаешь добро, а вы злом отвечаете...
Абборигены покинули пещеру, и Хан пошел вслез за ними.
− Хан! − Выкрикнул Кристиан.
− Я все сказал. − Ответил тот на выходе. − Вы свободны...
Он скрылся, и Кристиан отдал приказ подыматься.
Четверка взяла все, что смогла унести и двинулась из пещеры. Они догнали отряд Хана и двинулись следом. Тот шел делая вид, что не замечает идущих позади дентрийцев.

Лагерь аборигенов оказался не малым. Теперь дентрийцы видели, как вокруг встречали Хана. Его приветствовали все. Крики разнеслись по лагерю, когда отряд вошел в него, а затем Хан сказал несколько слов, и вокруг началось движение. Люди снимались с места, готовясь к походу.
Куда, зачем? Дентрийцы не понимали. Было только ясно, что аборигены вовсе не были рабами.
− Что это вы прицепились к нам? − Возник голос Хана. Кристиан обернулся. Рядом стоял, казалось, другой человек. Его одежда сверкала белизной, на поясе висели две сабли, а за спиной ружье.
− По моему, ты ведешь себя глупо. − Произнес Кристиан.
− Я веду себя так, как мне и следует. Вы оскорбили меня. А теперь решили, что я стану вам помогать. Если вы думаете, что мы без вас не найдем возможности вылететь в космос, то вы глубоко заблуждаетесь.
− Без нас вы не найдете дорогу к нашей Империи. − Произнес Лоран.
− Найдем. − Произнес Хан. − Хотя, это еще вопрос, стоит ли. Вы − очередное доказательство того, что вы не лучше тех, кто захватил наш мир. Я надеялся, что вы поможете, но вы отплатили черной неблагодарностью.
− Мы вообще еще ничего не делали! − Воскликнул Кристиан.
− Не делали? Да вы всю дорогу только и делали, что спрашивали меня, а не гад ли я, не задумал ли подлости, не сдам ли я вас обратно, не выпытаю ли из вас ваших секретов! Мне плевать на вас. Ясно?! Можете убираться, идти к своим братцам и плакаться о том, как вас обманул и оскорбил Хан Тигров. Им будет очень приятно вас видеть. Возможно даже так приятно, что вас не казнят, а всего лишь отправят в какую нибудь шахту...
Он развернулся и пошел прочь.
− Хан! − Воскликнул Кристиан и пробежал за ним. − Хан, я прошу прощения. Мы все... Мы просим прощения.
− Хорошо. − Ответил тот. − Но я вас предупредил. И не советую вам даже думать о том, что я служу им. Вас разорвут в клочки, и даже мое слово не поможет. Ясно?
− Ясно.
− Все. − Сказал он. − Если идете с нами, значит идете. И никаких вопросов, куда и зачем. Не нравится − отправляйтесь на все четыре стороны. Вас никто не держит. И никто здесь не будет считать вас особенными, если вы этого не заслужите. А то что вы явились оттуда, это вам только в минус, потому что здесь нет никого, кто посчитал бы пришельцев друзьями.
− Но ты сам... − Заговорил Кристиан и умолк, поймав взгляд Хана на себе. Он понял в этот момент, что предводитель аборигенов вовсе не считал дентрийцев друзьями. Они были нужны ему только для осуществления своих задач. А команде, потерпевшей крушение, ничего не оставалось делать, как оставаться с этими людьми...

Отряд Хана Тигрова, или Хан-Ти, как его называли все вокруг, пробивался сквозь военные кордоны. Они двигались большей частью ночами, а днем прятались. Плохая организация противника объяснялась долгим отсутствием связи с метрополией, но до победы местных жителей еще было слишком далеко.
Изредка над ними появлялись вертолеты, но те улетали едва завидев аборигенов. Почему, стало ясно только через неделю, когда одна из машин не свернула, а полетела над лагерем.
В ту же минуту взвились огненные струи и в машину ударили ракеты. Взрыв. Машину разметало в воздухе, под радостные крики людей, а Хан-Ти тут же поднял отряд и приказал двигаться дальше.
И не зря. Еще через несколько минут воздух взвыл, над головами людей засвистели снаряды и все остановились, глядя назад. Снаряды били по тому месту, где находился лагерь.
− Вперед. − Послышался приказ, и люди двинулись дальше.

Человек-бог. Он предугадывал атаки. Он видел засады. Он знал, когда можно идти днем, а когда следует хорошо прятаться. Непослушных в отряде просто не было. Лишь четверка дентрийцев находилась некоторым особняком. С ними почти не говорили, и только иногда на стоянках один из аборигенов сидел рядом с дентрийцами и обучал их местному языку. Он делал это по приказу своего командира, и особого рвения в нем не чувствовалось.

Отряд выходил к океану, где его ждали корабли. Там его ожидала целая армия. Хан Тигров выехал перед людьми на лошади. Его приветствовали тысячи людей. И в этот же день люди погрузились на корабли, которые отплывали с наступлением темноты.
Четверка дентрийцев оказалась на корабле командира аборигенов, и только в этот момент она получила некоторые привилегии, когда оказалась в каютах, а не на палубе, как большинство солдат.

Плаванье было долгим. Корабли шли под парусами и, казалось, были беззащитны. Ночью в небе были видны звездочки, летавших над планетой кораблей, и было сложно представить, что там не понимали, кто плыл через океан. Однако, нападений не было ни с воздуха ни с моря.
Обучение языку пошло в несколько более быстром темпе. Теперь было больше времени, да и людей вокруг оказалось больше. Некоторые даже отваживались задираться к пришельцам, но тех быстро осаживали свои же. Не редко останавливающие слова оказывались непонятны и в них узнавалось лишь имя Хан-Ти.

Кристиан, Лоран, Мари и Анти обычно держались вместе. Каюты их находились рядом и отделялись от общего коридора дополнительной дверью, которую приказал сделать Хан-Ти. У этой же двери постоянно дежурил охранник, который был обязан выполнять все приказы четырех человек, но те этой властью не пользовались.
Корабли двигались на север и направлялись к берегам страны, где по словам людей пришельцев не было. Видимо, на этой планете не все территории были заняты пришельцами. В это плохо верилось, но вполне могло быть так.
Очередной день начинался с воя тревоги. Четверка дентрийцев выскочила наверх вместе с другими людьми. А там уже шел бой. Несколько космических истребителей носились над кораблями. Два корабля уже горели, а с истребителей велась стрельба.
Кристиан со своими людьми оказался у кормы. Истребители летали несколько впереди, и люди только смотрели на бой, происходиший рядом.
Послышался странный шорох и в небо ушла огненная стрела. Она прочертила линию над кораблями и вошла в один из истребителей. Атакующие в этот момент разлетались в стороны, надеясь уйти от удара ракеты, но одному из них не повезло...
Новая ракета. На этот раз истребители поднялись высоко в небо, из них вылетело несколько ярких огненных шашек, но ракета проигнорировала обманные цели и ударила во вторую машину. Первая в этот момент уже падала и в море вдали возник взрыв.
С корабля вышли еще два ракеты. Они неслись к своим целям, их пути искривлялись, когда истребители делали маневры ухода, но две машины так и не смогли уйти. Оставшиеся четыре включили ракетные двигатели и огни унесли их ввысь.
Люди вокруг торжествовали, подняв крики, а корабли продолжали движение, подобрав тех, что оказались в море после затопления двух кораблей. Еще на одном удалось затушить пожар и он несколько отстал от остальных.
Налет больше не повторялся. В море пришельцы, видимо, не имели флота или он был слишком далеко. Противовоздушная же защита оказалась довольно эффективной. Впрочем, и она была слабой. Удар по кораблям можно было бы нанести и прямо из космоса. Здесь, в океане, хватило бы совсем немного. Небольшой ядерный заряд и...
Но, видимо, что-то мешало нынешним хозяевам планеты это сделать. Что-то сдерживало силу их ударов. А, может, они действительно были не столь сильны?

Корабли, наконец, прибыли в порт. Люди ссаживались и расходились. Появлялись другие и начинали разгрузку. Только в этот момент четверка дентрийцев поняла, в чем заключался смысл похода через океан. Местная повстанческая армия вела подготовку к будущим боям и недавняя их атака совпала с моментом падения корабля дентрийцев. А там, на той стороне осталось не мало разбитых складов оружия, взорванных заводов и разгромленных баз. Абборигены, совершив дерзкий рывок, атаковали незащищенный берег. Каким образом они прошли туда незамеченными, еще не было ясно, но вокруг стоял почти праздник. Люди радовались одной из своих побед. А на кораблях они вывезли с той стороны захваченное оружие, в том числе и те самые ракеты...
Одним вопросом стало меньше. Дентрийцев проводили через город и вскоре они оказались в конвое, с которым Хан-Ти отправлялся дальше, в глубь страны.
Теперь их окружал отряд из двадцати воинов. Все они двигались на лошадях и только четверо пришельцев оказались в карете. Они просто не могли скакать. И потому что не умели и потому что лошади чувствуя чужаков не подпускали их к себе.

− Не понимаю, зачем тебе они понадобились, Хан? − Послышался голос. − Они же чужие.
− Чужие или нет, они нам помогут.
− Не помогут. Они нас предадут.
− Ты либо глуп, Саан-Ли, либо прикидываешься. − Возник голос Хана.
− Да ты сам ничего не понимаешь! − Ответил гневный голос. − И, можешь не сомневаться, я не буду молчать, и скажу Императору все что думаю!
− Я буду рад, если ты скажешь ему все, что думаешь. − Ответил Хан. − Но, мне кажется, ты никогда не говорил все, Саан-Ли. К тому же ты забываешь кое о чем. Я сам расскажу Императору то, что считаю нужным рассказать. В том числе и свой план, о том, зачем они нам нужны. А тебе, тупоголовому, я рассказывать не стану.
− Ты хочешь, что бы я вызвал тебя на бой?!
− Попытайся. Только не забудь, тупица, что за подобный вызов тебя вздернут.
Разговор прервался. Саан-Ли произнес что-то невнятное и уехал вперед.
− Он ведь и вправду может на вас напасть, командир. − Заговорил другой человек.
− Даже если он нападет, он поплатится за это жизнью. − Ответил Хан. Его воин лишь усмехнулся этому ответу.
Дорога продолжалась...

Кристиан полудремал, когда услышал этот разговор. И раньше он слушал голоса людей за дверями кареты, но до сих пор они не несли какой либо особой смысловой нагрузки.
Здесь же, разговор мгновенно выдал несколько ответов. Во первых, Хан-Ти не был главой всех. Был еще и Император, да и сам Саан-Ли, судя по всему, не подчинялся командиру отряда. Слова лишь подтверждали, что Хан-Ти собирался воспользоваться дентрийцами, не понятно только была его уверенность на счет отсутствия предательства...

Грохот разбудил четырех человек. Они выглянули в окно и увидели, что карета въезжала в город. Темноту ночи разрывали горящие факела. Карета гремела по мощеной дороге, а впереди виднелись крупные дома из камня.
Воинов видно не было. Они двигались позади и впереди. Шум прекратился, когда карета проехала по каменной мостовой и выехала на улицу с обычной песчаной дорогой.
Она остановилась въехав во двор какого-то дома, и четырех человек по приказу Хан-Ти проводили в него, указав комнаты, где четверка могла отдохнуть после дороги.
Вскоре появились слуги и принесли ужин, а затем появился и сам Хан-Ти, который оказался хозяином дома.
− Вы прибыли на остров Ке-Ра. − Произнес он. − Здесь мой дом, и я не советую вам куда либо выходить, прежде чем вы не предстанете перед Императором Ринджи-Ву. Он и будет решать, будете ли вы здесь свободны, или же...
− Что или же? − Спросил Кристиан, когда Хан-Ти умолк.
− Или же вам придется уходить. − Ответил он.
− Он может решить, что нас надо убить.
− Он много чего может решить. − Ответил Хан-Ти. − Он может решить, что весь этот город надо спалить, жителей продать в рабство, а ему самому повеситься. Все решится завтра. А до завтра вы свободны. Можете даже уйти из города, если боитесь. Вас никто не станет держать, если не нарветесь...
− Не нарвемся на кого? − Спросил Кристиан.
− На придурков. − Фыркнул Хан и хлопнул дверью.

− По моему, он сам не в духе. − Сказал Лоран. − Что думаешь, командир?
− Если мы на острове, то нам и бежать некуда.
− А если нет?
− Вряд ли нет. Я думал, как эта страна могла остаться незахваченой, а ответ прост. На острове проще всего держать оборону, если у противника нет кораблей. К тому же, его могут посчитать и неперспективным для захвата. Больше потерь, чем пользы.
− Сейчас вопрос не в том. А в том, что нам делать. Оставаться среди них и рисковать или уходить...
− И рисковать. − Добавил Анти. − В любом случае мы рискуем. И неизвестно, в каком случае больше.
− А я думаю, что надо оставаться, потому что я хочу спать. − произнесла Мари и бухнулась в постель.
− Что решаем? − Спросил Кристиан.
− Ты командир. − Ответил Лоран.
− В данном вопросе будем решать голосованием. − Ответил он. − Кто за то что бы остаться?
Руку подняла Мари, затем Анти, вслед за ним Кристиан и самым последним Лоран. Он только усмехнулся и три человека принялись за ужин. Дозваться Мари они уже не смогли...

Императорский дом показался не более богатым, чем дом Хан-Ти. Такой же особняк, охрана. В доме был всего один этаж и несколько комнат, одна из которых служила тронным залом.
Четверо дентрийцев прошли в зал вместе с Ханом. Рядом оказался какой-то зверь, который тут же оскалился и зарычал.
− Спокойно, Риру, дентрийцев не встречала, что ли? − Произнес Хан-Ти, и зверь тут же умолк. А навстречу вышел абориген.
− Что это ты сказал, что она сразу послушалась? − Заговорил тот, глядя на зверя.
− Ничего особенного. Обыкновенные магические слова. − Ответил Хан. Четверо дентрийцев в этот момент поняли, что слова, сказанные зверю прозвучали на дентрийском.
− Мне уже доложили, что ты привез с собой четырех пришельцев. Но я не думал, что ты их никак не держишь. Они могут быть опасны.
− Они другие.
− Это мало что значит.
− Это много что значит. Великий Ханти-Гро говорил, что мы встретим других, и они нам помогут! − Слова человека звучали более резко и Император не ответил на них сразу. Он пристально смотрел на Хана, затем перевел взгляд на четверых дентрийцев и рассматривал их довольно долго.
− Мне плохо верится, что они нам чем либо помогут. Им незачем это делать.
− Мы этого не узнаем, пока не встретимся с Императором дентрийцев.
− Ты смеешься, Хан-Ти! Где мы его встретим?! Он в другом мире, а не здесь!
− Эти четверо прилетели из другого мира и знают дорогу назад.
− Знают? Ты уверен?
− Уверен. Ты же знаешь, что пришельцы прилетали сюда не раз и улетали не раз. Они знают дорогу в оба конца. А иначе, они не смогли бы сообщить своим и не могли выслать дополнительную армию.
− А где гарантия, что они не явятся сюда с армией, которая поддержит наших врагов?
− Я вытащил их из плена. И я уверен, что здесь не мало их родственников, которых те держат в качестве рабов. Кроме того, они обещали помочь...
− Обещали! Да их обещаниям верить!... − Воскликнул Император.
− Я не отступлю от задуманного. Мы найдем корабль. Захватим его или построим сами, но он у нас появится. Мы отправимся в космос и вернемся с помощью.
− Ты безумен. Твой план просто смешон! Даже если ты туда прилетишь, ты будешь никем, пустым местом, и станешь рабом у этих... нелюдей!
Хан-Ти усмехнулся. Он взглянул на Императора как-то странно и заговорил вновь ровным голосом.
− Я никогда не говорил тебе таких слов, Император. Но на этот раз мне придется их сказать. Я ухожу от тебя. Ухожу, потому что ты не веришь мне. Ты не веришь даже словам Великого Ханти-Гро!
− Я верю Ханти-Гро! − Воскликнул человек. − Но он не говорил ничего подобного! Он боролся за нас и был убит слугами дьявола!
− Разговор окончен, Император. − Ответил человек и пошел на выход. − Идите за мной. − Сказал он дентрийцам, и те двинулись вслед.
− Стража! − Выкрикнул голос позади.
В зал вскочило несколько воинов.
− Кто желает драться со мной, может попытаться. − Произнес Хан-Ти, глядя на людей.
− Я не давал тебе разрешения уходить, Хан-Ти! − Произнес Император.
− Мне не нужно твое разрешение, что бы уйти. − Произнес Хан-Ти и прошел вперед. Стражники расступились.
− Взять пришельцев! − Приказал Император.
− Кто к ним прикоснется, будет иметь дело со мной! − Ворвался голос Хана, и люди остановились. Они смотрели растерянно на Императора и на Хана, не зная, что делать.
− Идем. − Произнес Хан. − Риру, ты тоже можешь идти со мной. − Добавил он, и зверь, сидевший рядом с Императором, помчался за Ханом.
− Нет! Вернись, Риру! − Закричал тот, но зверь не слушал.
Не слушали Императора и стражники, пропуская Хана и четырех дентрийцев.

Они вернулись в дом Хана. Вокруг по прежнему было множество людей. Хан-Ти объявил перед толпой, что собирается в новый поход. Люди кричали и приветствовали его. А через некоторое время послышались новые голоса. До людей дошли слухи, что Хан-Ти уходит навсегда, потому что он поссорился с Императором.
− Скажи, Хан-Ти, это правда?! − Воскликнули люди.
− Да, это правда. − Произнес он. − Я ухожу. Император прямо высказал мне недоверие! − Рядом с ним сидел зверь, и Хан тронул его, гладя по голове. − Мы уходим сегодня же. − Добавил он и пошел в дом.
Слуги разошлись, в комнате остались только Хан, два его человека и четверка дентрийцев.
− Садитесь все. − Сказал он и знаком подозвал зверя. Тот подошел и положил голову на колени человека. − Мы полетим в космос, Риру. − Сказал он. − И ты полетишь. − Он взглянул на своих людей. − Вы можете остаться здесь, с Императором. − Сказал он.
− Я не останусь. − Произнес один из них. − Я считаю, что Императором должен быть ты!
− Я уже знаю это твое мнение, Тахор-Ди. И ты знаешь мнение людей. Они высказали его еще пять лет назад.
− Все можно изменить! − Заговорил второй. − Люди сейчас больше верят тебе, чем ему!
− Я не буду ничего менять, Рой-Айн. Кроме того, я уже сказал, что собираюсь делать. А вам решать, будете ли вы мне помогать.
− Мы всегда были верны тебе. − Ответил Тахор-Ди. − Мы выполним все что ты прикажешь! Даже если ты скажешь целовать задницу пришельцам, мы это сделаем!
− Это зачем же? − Произнес Хан-Ти с удивлением.
− Не знаю зачем. − Ответил Тахор-Ди. − Если ты это прикажешь, значит, это нужно, а зачем, тебе лучше знать.
Хан-Ти усмехнулся.
В дверь послышался стук, затем вскочил какой-то человек.
− Хозяин! В городе драка! − Воскликнул он.
− Дьявол! − Произнес Хан и сорвавшись с места помчался на выход.

Что была за драка, дентрийцы так и не узнали. Они узнали лишь, что причиной был раздор между Хан-Ти и Императором. Одни люди оказались за Императора, другие за Хана, и возникли беспорядки...
К вечеру Хан вернулся, а около его дома собралось огромное количество людей. Они выли и кричали, требуя, что бы Императором стал Хан-Ти. Затем в стороне появился эскорт всадников, люди разошлись, пропуская их, и в дом Хана прибыл сам Император.
Они встретились, а люди вновь сомкнулись и только стража Императора окружала его.
− Ты понял, что сделал? − Произнес Император, глядя на Хана сверкающими глазами.
− Я не думал, что ты окажешься столь глуп, Каури-Ди. Твой дед был куда умнее.
− Ты не смеешь так обращаться ко мне! − Воскликнул тот. Слова человека услышали в толпе и через мгновение та взревела, а затем взвыла, требуя новых выборов Императора, которым должен стать Хан-Ти. − Ты это специально подстроил? − Зашипел человек. В нем явно был виден страх.
− Ты думал, около моего дома ошиваются те, кто верен тебе? − Усмехнулся Хан. − Тихо! − Выкрикнул он, подымая руку.
Шум вокруг стих и Хан-Ти осмотрел людей.
− У вас есть Император. − Произнес он. − Его имя Каури-Ди!
− Мы не хотим его! Мы хотим тебя! − Взвыла толпа.
− В таком случае, вы будете делать то что я скажу. Ваш Император Каури-Ди! Кто нибудь желает ослушаться приказа?!
Люди молчали, а Хан взглянул на Императора и поклонился ему, делая реверанс.
− Ваша воля − закон, Император. − Произнес он и отправился к дому. − Однако, я, все равно, уезжаю. − Добавил он с порога. − Ты не желаешь мне верить? Не верь. Но не забудь свой же закон. О том, что если брат пойдет против брата... Я не против. В всего лишь считаю, что у нас есть возможность победить. И на много раньше, чем тебе кажется... Я буду драться за то же дело, за которое дерешься и ты. Я не собираюсь идти против тебя и против людей. Просто я собираюсь осуществить план, который нам поможет. Ты не веришь, что он поможет. Ты считаешь, что ничего не выйдет. Ну так и не мешай мне. А не выйдет, тогда я сам приду к тебе и буду просить прощения за свою глупость.
Хан не сказал больше ни слова и ушел в дом. А через минуту Император покинул его двор.

Хан-Ти оставил своих двух человек на острове. Просто приказал им это. Приказал им служить Императору и не забывать, что дело которому они служат необходимо не Императору или Хану-Ти, а всем людям, всему миру. И в этом деле не должно быть личных обид или ссор.
А сам Хан-Ти отправлялся в путь, на поиски корабля, что улетит в космос. Для этого не нужно много воинов. Для этого достаточно одного отряда, что шел вместе с ним.

Небольшой корабль отправлялся с пристани, где собралось огромное количество людей. Все они провожали Хана-Ти. Перед отплытием он вышел перед людьми и произнес речь, в которой говорил о том, что собирается сделать, о том, что его путь далек, и он не скоро вернется. А пока его нет, он просил всех служить Императору и не поддаваться на провокации глупцов, желающих заработать на возникшей размолвке. Он говорил, что сам пять лет назад кричал за Каури-Ди на выборах и не желает, что бы его дело помешало бы делу, которое вел Император. Он говорил, что желает помочь и что он докажет всем... Его дело правильно!...
Корабль уходил в океан. Он управлялся всего лишь тремя матросами и капитаном. Все остальные оказались практически без дела в дороге. Путь был не близким, но и не так далек, как тот переход с материка на остров. Корабль шел в другую сторону, а там до земли было ближе.
Пролетали дни. Люди Хана все это время проводили за играми в карты. Иногда они устраивали на палубе схватки, но все они проходили без оружия и без крови. Иногда за ними наблюдал и Хан, а рядом с ним сидел черный зверь − Риру, что так же отправился в путь.

На мачте постоянно кто-то дежурил. Человек следил за океаном и предупреждал, если там кто-то появлялся. За все время встретилась пара кораблей, и оба они были своими.
Корабль шел с попутным ветром достаточно быстро и рассчетное время прибытия уменьшилось с двух недель почти до одной.
− Земля! Земля! − Закричал человек сверху.
− Лево руля... − Произнес капитан.
Корабль приближался к цели. Вскоре земля стала видна всем, и корабль теперь шел вдоль берега. Капитан все время смотрел в бинокль, что-то выискивая и в какой-то момент показал на берег.
− Спустить паруса! − Приказал он...

Они прибыли. На берегу располагался маленький поселок, и группа людей высадилась на берег в простых шлюпках. Корабль не мог подойти близко. Ему и не требовалось. Капитан попрощался с Ханом, и уводил корабль дальше, где он собирался брать груз, что бы идти назад, на остров.
Они двигались пешком. Лошадей не было, а в соседнем городе имелась настоящая трофейная техника. Добираться до города пришлось почти целый день, а в городе появились первые сложности из-за присутствия в кампании четырех пришельцев. Хана там никто не узнал, а тот, видимо, и не старался, что бы его узнали.
Городскую стражу остановила только решительность, в которой люди Хана решили защищать четырех дентрийцев. Все четверо оказались в круге, а воины ощетинились оружием, после чего нападавшие отступили, а в переговоры с Ханом вступил их командир.
Хан не говорил никаких высоких слов. Он просто заявил, что четверка пришельцев его пленники, и он их не отдаст ни за так, ни за деньги. Смущало командира охраны лишь то, что четверка не связана или не в клетке. Хан на вопрос об этом сначала фыркнул, а затем заявил, что он не зверь, что бы обращаться с людьми как со скотом. И даже с нелюдьми. После чего добавил, что от него еще ни один пришелец не сбежал.

В городе были пришельцы. Их держали в клетках и продавали как скот. Группа продвигалась по узким улочкам, и вскоре вышла на довольно просторные проспекты, застроенные многоэтажными домами. Выглядела эта картина довольно странно. Словно стадо дикарей, поселившееся в цивилизованном городе. С балконов слышались звуки, издаваемые скотиной, вместо зеленых насаждений вокруг домов раскинулись огороды. Проезжая часть давно не ремонтировалась, но для пешеходов и редких всадников вполне подходила.
Хан двигался впереди. Вслед за ним шел отряд, четверо дентрийцев находились в центре. Они могли уйти, но идти им было некуда. Свободен был только зверь, что бежал рядом с Ханом, иногда забегал вперед, отчего большинство людей расходилось с дороги.
Они вышли на очередную улицу, свернув с проспекта. Слева появилось сооружение напоминавшее дворец, и Хан направился именно к нему. Стража на входе только на мгновение задержала его, затем расступилась, и все вошли внутрь дворца. По внутреннему виду дворец был похож на супермаркет. Кое где даже стояли прилавки, но они были пусты.
Вся группа поднялась на второй этаж, где и располагался местный Правитель.

− Хан! Неужели сам Хан-Ти! − Послышался голос.
− Сам-сам. − Ответил тот несколько грубовато.
− Что случилось то? − Веселость человека тут же исчезла.
− Я тебе сколько раз говорил, прекратить торговлю рабами! − Воскликнул Хан.
− Какие рабы, Хан, помилуй! У нас такого нет!
− Нет? Тогда, почему меня впустили только после того, как я заявил, что четверо пришельцев со мной мои рабы?! Ну?!
− Хан, о чем ты говоришь? Они же не люди!...
− В общем так, Саирх-Ми. Я принимаю твои отговорки в последний раз. Если в следующий раз я приду сюда и увижу, что у тебя здесь рабство, мне все равно, какое, хоть люди, хоть нелюди, пеняй на себя!
− Мне что, и скотину всю впыустить, да?!
− Если ты не способен отличить разумных от скотины, значит выпустишь и скотину!.. Все! − Последний окрик остановил хозяина, когда тот хотел что-то сказать еще. − Я здесь сейчас не за этим. − Произнес Хан. − Где техника?
− У нас ее нет давно. Она сломалась и не работает.
− Д-дурак... − Фыркнул Хан, развернулся и пошел от человека.
− Ты совсем обнаглел! Ты здесь не хозяин! − Закричал Саирх-Ми. − И я!..
Человек умолк, потому что Хан вернулся назад.
− Ты чего, Хан, ты чего?! − Воскликнул он, отступая...
− Я знаю, что ты скотина, Саирх-Ми. − Произнес Хан, хватая его за грудь. − Сейчас не время, а иначе, я убил бы тебя на этом месте. Я ухожу, но я вернусь. И ты знаешь, что будет, если ты не выполнишь закон!
Больше хозяин не сказал ни слова, а Хан вместе со своими людьми спустился вниз и покинул здание...
− Куда нам идти? − Спросил Даур-Ни. В команде Хана он был первым помощником.
− На север. − Ответил тот. − Этот придурок всю технику переплавил...
− А, может, не всю?
− Может, не всю, но где эту не всю теперь искать, один черт знает.
− Ты говорил, у тебя знакомый мастер есть. Может, он знает?
− Да. Идем...
Они вновь шли по улицам, и вскоре вышли к не очень богатому кварталу. Впереди слышались крики и шум. Группа оказалась перед базаром, и обогнула его.
− Эй, по чем рабов продаешь? − Послышался чей-то голос.
− За бесплатно не отдам, а за твою жизнь, еще подумаю! − Резко произнес Хан и проскочив к человеку свалил его на землю.
− Хан, Хан! − Воскликнул Даур-Ни и поймал командира за руку, которой тот выдергивал меч.
− Я буду жаловаться! − Закричал человек, вскакивая и убегая.
− Успокойся, Хан. Выкинь из головы все. Наших в плену во много раз больше...
Хан не ответил и только пошел в сторону от базара, откуда и прискакал торговец.

Лишь под вечер Хан нашел человека, которого искал, и группа остановилась у него во дворе. Разговор с Дарсом шел о технике и, едва Хан упомянул о полете в космос, у человека загорелись глаза. Он решил идти с группой, и Хан-Ти не возразил...
С поиском машины ничего не вышло. Дарс знал пару мест, где еще можно было найти технику, но все они оказались давно растащены, и ничего кроме металлолома там не нашлось. Оставалось лишь одно решение − идти своим ходом. Покупать лошадей было слишком дорого, к тому же местные лошади не терпели дентрийцев. Потребовалась бы еще и карета, а деньги были нужны совсем на другое. На оружие и продукты...
Несколько дней пути привели отряд к границе, за которой начиналась зона, котролируемая пришельцами. Там местные люди могли появляться, но без оружия и поодиночке, максимум по двое. Группы сразу же привлекали внимание, так же как и любые чужаки.
Отряд двигался лесом. Он направлялся к одной из точек, где располагался космодром. О том, как двадцать человек собирались захватывать корабль, да еще и угонять его, никто не спрашивал, и на очередной стоянке Кристиан сам поднял этот вопрос.
− Это признание того, что вы не способны управлять кораблем? − Спросил он.
− Мы управляли своими кораблями, а не чужими.
− Своими, чужими, какая разница?
− Большая разница! − Вспылил Кристиан. − От этого несколько воинов вскочили, хватаясь за оружие и Хан вернул их на место.
− Мы захватим корабль, там и будете разбираться, как им управлять. − Произнес Хан.
− Это глупо.
− Глупо ничего не делать! − Резко ответил он. − Мне все равно, как вы будете разбираться. И все равно сколько, день два или год! Мы его захватим, а вы поднимете. И нечего ныть, не желаете нам помогать, уматывайтесь! Вон там город ваших братцев! Идите! Я вас не держу!
− Видать, ты и сам кретин. − Проговорил Кристиан и ушел. Он сел рядом со своими, спиной к Хану и его воинам.
Они не собирались уходить. Но слова человека оказались не совсм нормальными. Впрочем, давно было ясно, что Хан-Ти не понимал, что такое техника и на сколько она различна у разных конструкторов даже одного разумного вида. А техника, построенная на разных планетах, и подавно различается.

Движение продолжалось. На следующий день, когда Анти подвернул ногу и не смог двигаться, четверо дентрийцев отстали. Отряд ушел вперед, последние воины лишь глянули на дентрийцев и скрылись за деревьями.
Четвека осталась одна.

− Они нас бросили? − Спросил Анти. − Я не смогу идти...
− Ничего. Мы тебя понесем. − Ответил Лоран.
Кристиан и не говорил ничего. Трое человек остановились и принялись за сооружение носилок из подручного материала. Они закончили к вечеру и прошли несколько сотен метров и наткнулись на лагерь воинов Хана-Ти. Самого его не было.
− Мы будем стоять здесь несколько дней. − Произнес Дарс, встретив дентрийцев. Отвечать не хотелось, и все промолчали.
Хан вернулся, когда совсем стемнело и принес крупного зверя, вызвав этим гул одобрения среди воинов.
− Повезло тебе. − Сказал Дарс.
− Не мне, а Риру. Риру, где ты там?! − Воскликнул он. Зверь появился из леса, прошел к огню и сел рядом с Ханом, а тот вырезал крупный кусок мяса и сразу же отдал его зверю.
Мясо было разделено на всех. Достались куски и четырем дентрийцам, а воины начали обычные разговоры, рассказывая истории из своей жизни и те, что слышали от кого-то.

Оглушающий рев поднял всех.
− Нас засекли! − Воскликнул кто-то.
− Тихо, без паники! − Выкрикнул Хан. − Тихо! − Приказал он.
Все затихли. В воздухе еще слышался вой, затем он начал нарастать и над лесом пронесся космический истребитель.
Хан вскинул ружье и несколько мгновений прицеливался, но машина ушла. Она вернулась и на этот раз Хан сделал выстрел. Звук в небе переменился, затем захлюпал и машина скрылась.
− Вперед! − Приказал командир.
Отряд несся через лес. Где-то там затих шум, а через минуту группа оказалась рядом с поляной, на которой приземлилась машина. Хан молча показывал своим знаки и те разошлись вокруг. Четырех дентрийцев он усадил на месте приказав не двигаться.
Атака. Безумная, дерзкая. Они нарвались на огонь и несколько воинов остались на земле, но часть из них сумели прорваться к машине и Хан оказался перед дверью, когда та закрывалась. Он бросил вперед копье и дверь аппарата заклинило. Изнутри послышался чей-то вопль, а затем в незакрытую дверь полетела граната. Взрыв. Дверь раскрылась от ударной волны и Хан-Ти первым вскочил в машину. Как проходил бой внутри уже не было видно. Только грохот, какие-то крики, затем тишина...
Хан появился в дверях и подал знак Дерсу, сидевшему в кустах вместе с дентрийцами. Они прошли через поляну и вошли внутрь аппарата.
− Дерс, разбирайтесь, что здесь сломано, а мы будем держать оборону. − Сказал Хан.
Четверо воинов появившихся в коридоре вынесли мертвых людей. Их бросили здесь же, рядом с машиной, а затем воины занялись похоронами убитых своих. Они делали это молча и никто никого не упрекал.
На Хана в этот момент было страшно смотреть. Он выглядел совершенно подавлено, но продолжал командовать.

Анти перенесли в маленькую каюту. Аппарат был рассчитан только на четырех человек, и было не ясно, как все могли на нем лететь. К тому же, космический истребитель мог вовсе не иметь сверхсветового двигателя...
В небе раздался вой и люди прекратили свои дела. Появившаяся в небе машина тут же встретила удар огненной ракеты. Машина рухнула на землю где-то в стороне и воины умчались туда. Они вернулись через полчаса.
− Если нужны запчасти, Дерс, там их сколько хочешь. − Произнес Хан.
− Пока еще не ясно, что здесь не работает. − Ответил тот.
− Все ясно. − Произнес Лоран и два человека обернулись к нему. − Здесь ничего не работает. − Произнес дентриец.
− Ты такой умный? − Произнес Хан.
− Если вы хотите, что бы мы что-то делали, прекратите нас оскорблять! − Выкрикнул Лоран.
− Вас никто не оскорблял. Вы сами оскорбляетесь по поводу и без повода. То еда вас не устраивает, то вода не того цвета, то еще черт знает что! Вы с космос гулять летали?!
− Во всяком случае, мы не собирались на войну. − Ответил Лоран.
− Не собирались, но вляпались. И не по нашей вине! Сами влетели и сами грохнулись! Я уже начинаю думать, не зря ли я все это затеял? Не будь вас, мои люди были бы сейчас живы и сидели дома!
− Как ты сказал, сами вляпались, значит сами и виновны. − Ответил Кристиан. − Дикарь...

Ремонт машины занял весь день и всю ночь. Пришлось менять не мало элементов. Повезло, что они оказались целы на второй машине. А к утру уже Дерс сообщал Хану, что аппарат можно пробовать подымать в воздух.
Как он это собирался делать, никто не спрашивал. Молчал и Кристиан с Лораном. Мари и Анти в этот момент не было рядом. Анти лежал в каюте, а Мари была с ним.
− Командир! Солдаты в лесу! − Закричал голос снаружи.
− К бою! − Приказал он. − Дэрс, разбирайся, как ее подымать!
Дерс умчался в рубку и двое дентрийцев оказались там же. Дэрс дергал самые разные переключатели, но ничего не выходило.
− Ты понимаешь, что здесь написано? − Спросил Лоран.
− Нет. − Ответил тот.
− Без этого мы не взлетим. Это все надо понимать!
Снаружи послышался грохот. Где-то там люди вели бой. Он быстро приближался. Хан вскочил в машину.
− Дэрс! − Выкрикнул он.
− Ничего не выходит!
Хан захлопнул выход, затем проскочил к пультам и несколькими взмахами рук пронесся по переключателям, переводя их в случайные положения...
− Так ничего не выйдет! − Закричал Кристиан. − Надо слова перевести!..
В этот момент послышался вой, машина дрогнула, за окном появилось пламя и Дэрс схватился за управление. Машину метнуло в сторону.
− Оставь! − Закричал Лоран, хватаясь за ручку. Он еще несколько мгнвоений дергал машину в стороны, а затем она начала подъем... − Дьявол... − Произнес он.
А за окном появилось небо, когда аппарат поднялся над лесом.
Хан прыгнул в кресло, что освободил Дэрс, некоторое время смотрел вокруг, затем пронесся руками над пультом. Открылась клавиатура с чужими буквами, перед человеком вспыхнул экран, и он начал ввод непонятного текста...
Кристиан смотрел на это почти не понимая.
− Дикари. − Фыркнул Хан. − Машину поднять в воздух и ту не умеют, а дентрийцы еще!..
Рядом вспыхнул экран и на нем возникло изображение человека-пришельца. Тот закричал что-то, и Хан ответил ему на непонятном языке...
Машина набирала высоту, затем возникли перегрузки и аппарат резко пошел вверх.
Человек на экране что-то еще кричал, а Хан продолжал вводить на клавиатуре непонятный текст, который, казалось вылетал из под его рук.
Он резко дернул руками, клавиатура уехала под пульт и Хан подняв голову вверх дернул ручку...

Внезапно все вокруг стихло. Тяжесть исчезла...
− Мы падаем! − Закричал Дэрс...
− Не падаем. − Тихо произнес Хан. За окном сверкнула молния, послышался удар и машина оказалась во тьме. Лишь звезды мерцали на черном фоне.
Хан подпрыгнул вверх, перевернулся в невесомости словно летал так уже много раз и скрылся за дверью.

Лишь на следующий день он появился вновь. За прошедшее время стало ясно, что машина ушла не только от планеты, но и от звезды. Теперь она висела в просторах космоса, и никто не смог бы ее достать. Если только не знал точного местоположения беглецов.
Из воинов в корабле никого не оказалось. Дэрс спросил о них, и Хан только вздохнул, садясь в кресло.
− Они погибли. − Произнес он. − Все... − Он смотрел перед собой, словно сквозь стену и мониторы. − И сколько еще будет убитых? Мы должны лететь, Дэрс. И привести помощь.
− Но куда лететь? − Спросил тот.
Хан взглянул на Кристиана.
− Пришло время вам выполнять свое обещание. − Сказал он. − С этого момента я не командир. Ты командир.
− Я не знаю куда лететь. Информация должна быть в компьютере, а я не могу ее прочитать.
− Я могу прочитать. И перевести. В конце концов научить тебя понимать. У нас есть время. Здесь запас продуктов на месяц. Не разберетесь, значит, вернемся.
− Значит, теперь ты выполнишь любой мой приказ?
− Почти любой. Такой, который выполним.
− И ты ответишь на мои вопросы?
− Спрашивай.
− Ты знал систему этого корабля и умел управлять. Мы могли взлететь раньше и половина твоих людей осталась бы жива. Им не пришлось бы защищать пустое место, они были бы здесь.
− Здесь их не было бы. Они вернулись бы домой. И я виновен в их смерти. Однако, мы не взлетели бы и не улетели раньше. Потому что прежде чем взлететь мне надо было получить вот это. − Хан достал прибор из кармана, на котором светилась красная лампочка. − Это ключ, без которого машина не сдвинулась бы с места. А тот, что был здесь... − Он вынул кусок другого подобного же прибора. − Они его уничтожили раньше чем мы захватили корабль.
− А где ты взял второй?
− В кармане офицера, командовавшего отрядом, пришедшим на захват. Он не хотел отдавать, пришлось его застрелить.
− Значит, если этот прибор выключить, корабль станет неуправляем?
− Его невозможно выключить. − Ответил Хан и воткнул прибор в панель. Он работает постоянно от подзаряжаемого источника.
Кристиан замолчал. Все это было странно, с этим ключом, но лишь богу известно, что думали инопланетяне. Видимо, на этих ключах была завязана система защиты от угона...

− Ты можешь вывести карту галактики. − Произнес Кристиан.
Хан молча нажал несколько клавиш. На экране появились звезды.
− Мы должны попасть вот в этот район. Кристиан указал его кончиком карандаша. − Сможешь?
− Смогу. − Ответил тот.
Машина погрузилась во тьму.
− Хан! − Выкрикнул Дэрс.
Все обернулись. В дверях рубки висел зверь и сверкал глазами.
− Риру, давай, лети сюда. − Произнес Хан. Зверь взглянул на него, но не двинулся. − Струсила, что ли? Лети, Риру.
− Она же не понимает. − Сказал Кристиан.
− Глупости. − Фыркнул Хан, отворачиваясь. − Она все понимает. Прикидывается только диким зверем.
Послышалось рычание.
− Не глупи, Риру. Никто тебя не тронет и твою планету мы тоже найдем.
Зверь двинулся вперед, оказался рядом с Ханом и только смотрел на него, чуть оскалившись.
− Думала, я ничего не понял? − Усмехнулся он. − Я все понял. И язык твой знаю не хуже дентрийского.
Риру зарычала вновь, и только теперь людям вокруг стало ясно, что она произносит какие-то слова, а Хан только усмехнулся, а затем сам вдруг зарычал словно зверь...


Корабль прибыл к Хвосту. Сделать это оказалось совсем не сложно. Хан вел корабль, Кристиан и Лоран указывали направление для поиска и вскоре они поймали сигналы планетарных маяков, которые помогали разрешить вопрос о положении кораблей, а вместе с этим и получить возможность прилететь куда надо.
Аппарат был принят на космической станции. Несколько дней прибывшая группа находилась в изоляторе, на карантине. Одновременно проводились тесты на различных чужеродных микробов.
Уже через час стало известно, что Риру − рин, и ее планета находится не так далеко от Хвоста и по сути принадлежит Дентрийской Империи, но входит в нее с правами полной собственности на свой мир, как и Оллира, планета волков. Рины получили свой статус много сотен лет назад, когда на их планете побывала наследница престола Империи, ставшая затем Императрицей.
Сразу же после прохождения карантина Риру ушла. Она встретила своих родственников, что находились на Хвосте и являлись представителями ринов в Империи.

Дерс, казалось был без ума. Он смотрел на все вокруг такими глазами, словно попал в рай. А Хан не смотрел почти никуда. Лишь иногда отвечал своему другу, и вновь погружался в свои мысли, словно исчезая из этого мира. Он становился просто куклой, исполнявшей указания, приходившие снаружи.


− У меня такое чувство, словно мы его предали. − Произнес Анти.
− Мы сделали все что могли. − Ответил Кристиан. − И даже больше. Помогли ему встретиться с другими людьми, кто занимается помощью на других планетах.
− Да, но никто не согласился помогать. Послушали, записали. Да, хорошо, мы подумаем, что можно сделать...
− А у меня и чувства нет, что он нам помог. Использовал только, что бы лететь сюда и все. − Произнес Лоран.
− Он управлял кораблем сам и мог долететь без нас. Только информацию нашел бы и все. − Ответил Анти. − Там столько людей погибло, а мы...
− А люди ли они вообще? − Выпалил Лоран. − Дикари, среди которых мы едва не погибли!
− Он нам помог!
− Он помог себе, а не нам. И получил, что хотел! И все, я больше о нем и слышать не желаю! − Лоран развернулся и пошел прочь.
− Мы сделали все. − Произнес Кристиан. − А лезть из кожи и биться о стену, я не вижу смысла.


Хан сидел на койке и смотрел в одну точку. Он вспоминал прошедшие годы, мир, где прожил много лет, друзей, что остались там. Нет, его люди не погибли. Хан сам позаботился об этом. Все они после попаданий пуль оказались в разных местах, но получали слова напутствия, в которых Хан объявлял, что он не просто Хан-Ти, что он Ханти-Гро, тот самый, о котором все знали, и он отправлялся в космос за помощью. Он говорил им о том, что когда-нибудь вернется и приведет с собой флот, который освободит планету от рабства. Он просил верить, ждать и продолжать борьбу. Продолжать, потому что космос непредсказуем, и не известно, отпустит ли он Ханти-Гро назад...
Вокруг были люди, которые помогали ему. Впрочем, Хан видел, что они помогали лишь формально. Многие просто работали и делали свое дело, а инопланетянин Хан-Ти был всего лишь очередным пациентом клиники для душевнобольных.
Врач бился над ним некоторое время, затем охладел и потерял всякую надежду, что сможет вернуть это существо к нормальной жизни.
Время уходило, а дело стояло на месте. Хан продолжал раздумывать над своим планом. Он не желал раскрывать себя и, в то же время, хотел помочь тем людям. Помочь освободиться, но при этом не озлобиться на иных разумных. Последнее казалось почти невыполнимым. Любое упоминание о пришельцах там встречалось со злобой. И это останавливало. Что принесут туда дентрийцы? И что станут делать местные люди, увидев их? Скорее всего, начнется новая война, а дентрийцы бросят все и улетят, решив, что эти существа не стоят их забот.


Два человека, появившиеся в дверях показались знакомыми, но Хан никак не мог понять, кто это. Дентрийцы прошли в палату и сели напротив него, на стулья.
− Здравствуй, Хан. Ты не узнаешь меня? − Спросил один из них.
− Кто ты?
− Анти Хайрес. А это Мари.
До сознания начало доходить, и Хан на мгновение закрыл глаза, а затем вновь открыл. Стало легче и он приподнялся с постели.
− Вы выросли, или мне кажется? − Спросил он.
− Прошло четыре года, Хан.
Он силился вспомнить, что было за эти четыре годам но не помнил ничего. Лишь воспоминания о том времени, о полете и боли за погибших друзей. Нет, не за погибщих, а за тех, кто еще погибнет и тех, кто просто умрет. А эти двое? Кто они? Что о них знает Хан? Не более того, что случилось там.
− Хан, ты слышишь?
− Слышу. − Ответил он. − Зачем вы пришли?
− Мы не забывали о тебе, Хан. Я и Мари помнили все время.
− А Кристиан и Лоран?
− Их нет на Хвосте. Они улетели.
− Понятно. Я знал, что от дентрийцев помощи не дождешься.
− Почему? И зачем тогда ты летел?
− Затем, что у меня была надежда. Но ее не стало. Император отказался от встречи, а все остальные...
Хан умолк. Он не желал об этом говорить.
− Ты не понимаешь? Император не мог тебе помочь.
− Ну да. Даже послушать не пожелал!
− Хан, ты совсем ничего не помнишь? Тебе же объяснили! Он еще ребенок. Ему сейчас пятнадцать, а тогда было всего одиннадцать...
Хан взглянул на Анти. Слова о том что Император столь молод показались бредом. Империя дентрийцев не могла управляться таким человеком... Впрочем, кому управлять, конечно, нашлось бы.
− И что мне делать? Ждать двадцать лет, когда он повзрослеет?
− Нет. Есть и другие организации, которые занимаются помощью.
− Которые послушали и забыли обо мне и моем мире.
− Они не забыли. Просто у них очень много дел.
− Да, я знаю. Когда дел много, забыть о каком-нибудь очень и очень легко. Главное, что при этом делать ничего не нужно.
− Ты злишься на людей, а сам провалялся здесь четыре года, вообще ничего не делая! − Воскликнул Анти.
Хан не ответил. Он действительно ничего не делал, и это полуживое существование не доставляло ему удовольствия.
− Мне надо уйти отсюда как нибудь. − Произнес он.
− Идем. − Ответил Анти.
− Ты думаешь, меня выпустят?
− Выпустят. Я официально являюсь твоим попечителем.
Хан промолчал.
Он покинул палату. Анти просто сказал врачу, что забирает Хана Ти, и они покинули заведение.


Анти старался. Казалось, он уже выбивается из сил, пытаясь что-то сделать. Теперь он сам ходил по разным организациям, где просил помощи, но все оказалось тщетно. Военные даже думать не желали о каком-то походе, организация защиты инопланетян занималась делами внутри Империи, а не вне. Множество других небольших компаний вели подготовку к конкретным миссиям, и до далекой планеты Хана им не было дела.
Организация помощи в поиске пропавших космолетчиков, как оказалось, помнила о Хане и его мире, но дело не сдвинулось ни на шаг, из-за того что не было средств. Собственно, вся деятельность компании была построена именно на поиске средств для экспедиций и их сбор. Не редко поиск заканчивался просто организацией очередной небольшой компании, ведущей подготовку к конкретной миссии.

Машина двигалась через город. Хан молча смотрел в окно, затем попросил остановить. Анти затормозил, и маленький человечек вышел на тротуар.
− Бессмысленно это. − Сказал он. − Никто и думать не станет, пока петух в задницу не клюнет.
− Ты хочешь все бросить, Хан? Я не понимаю. Ты то почему! Речь же о твоем мире и ты должен бороться до конца!
− Бороться? Это с кем же? − Усмехнулся тот. − С безразличием и тупостью? Это не в моих силах. На подобноде способен разве что Бог. Вот и пойду к нему. − Хан развернулся и пошел куда-то.
− Хан, да куда ты пошел то?!
− Вон туда. − Ответил Хан, показывая в сторону, где виднелся купол церкви.
Анти попытался его догнать на машине, но Хан свернул от проезжей части и пошел дворами.
− Мари, подожди здесь! − Сказал он и побежал вслед за человеком, скрывшимся за углом.
Анти вернулся через несколько минут, так и не сумев найти Хана. Он сел в машину и замолчал.
− Он пошел в церковь?
− В церковь? Да, наверно... − Хан пустил машину вперед и вскоре она остановилась на площадке перед церковью. Человек выбежал из машины и быстро направился к зданию. Мари догнала его и дернула за руку.
− Что? − Спросил он.
− Ты смотри, куда идешь! − Воскликнула она, показывая вверх.
Над дверями церкви сидел каменный зверь. Крылатый зверь-крылев.
− О, господи, если он здесь!... − Анти проскочил вперед и почти ворвался в церковь.
Хан был там. Он стоял совершенно один в зале, перед огромным рисунком на стене. Казалось, перед ним не стена, а настояще поле, за которой лес, перед ним река.
− Его сейчас нет. − Произнес голос.
Анти обернулся и увидел священника. В нем на мгновение возникла ярость и тут же исчезла. Как бы там ни было, закон не запрещал. Хотя, теперь в Империи и не было того закона крыльвов, по которому они имели право делать что захотят...
− Иногда он возвращается, но в последнее время он не появлялся. − Продолжал священник.
− Без веры он и не вернется. − Произнес Хан, подошел к стене и коснулся ее. Странно коснулся, провел рукой по камню и взглянул на священника. Его глаза сверкнули. − Здесь нет веры, и даже ты не веришь. − Сказал он.
− Я верю. − Произнес священник.
− Нет. Иначе, он вернулся бы. Он появляется только, когда есть вера. Хоть немного...
− О чем ты? − Спросил Анти.
− О рисунке. − Ответил Хан, затем закрыл глаза и словно взглянул куда-то вверх.
− О, боже! − Воскликнул священник.
В этот момент уже и Анти заметил, как на картине, посреди поляны появился слабый силуэт. Он медленно проявлялся, затем вновь исчез, а Хан открыл глаза и взглянул на священника.
− Что ты сделал? Почему он исчез?!
− Потому что ты не веришь. − Ответил Хан. − А у меня другая вера.
Хан пошел на выход. Священник попытался остановить его словами, но не сумел. Анти так же поспешил уйти из этого места. Церковь, показавшаяся поначалу ему ужасным местом, теперь казалась жалкой. Анти в последний раз взглянул на растерянного священника, стоявшего в одиночестве перед иконой, на которой исчез его бог. Захотелось рассмеяться, но Анти сдержал себя.
Он вышел ища глазами Хана. Тот был рядом сидел внизу на ступенях.
− Хан. Ты же знаешь на много больше и не должен верить во всякую чушь.
− Ты это себе скажи. − Ответил тот с усмешкой.
− Мне это говорить незачем.
− Незачем? Тогда обернись и скажи, что ты там видишь?
Анти взглянул на церковь, некоторое время смотрел, но ничего особенного не обнаружил.
− Церковь, что я должен видеть?
− Свой собственный страх. Взгляни вверх, на своего бога, и ты ощутишь страх.
− Это не бог. − Произнес Анти, взглянув на крыльва. − Это крылев. Это зверь-инопланетянин. Они наши враги.
− Д-дурак ты. − Фыркнул Хан.
− Почему дурак! Тебе то откуда знать, кто они такие?!
− Оттуда и знать, что я сам крылев. − Ответил Хан и поднявшись пошел в сторону.
Анти не сумел сказать и слова. Он еще сидел, затем вскочил и помчался вслед.
− Хан! − Воскликнул он, останавливая инопланетянина.
Тот остановился и лишь взглянул в глаза дентрийца.
− Хан, ты не должен уходить!
− Почему?
− Ты же хотел помочь своим, и ты... − Анти осекся. − Так они там не твои, да?
− Не мои. Я помогал им, но я не бог.
− Но там же твои друзья. Или ты их не считаешь друзьями?
− Они мои друзья. Но все они смертны. И мое возвращение уже ничего не изменит. Даже если я уничтожу завоевателей сейчас, я не смогу это сделать потом. Будет только кровь. Еще больше крови и...
Анти молчал, глядя на Хана.
− Я думал, что это все вранье...
− Что?
− Что вы можете жить с людьми.
Хан не ответил, а просто пошел вдоль улицы. Анти не отстал, догнал его и двинулся рядом.
− Зачем ты идешь? − Спросил Хан, останавливаясь. − Нам больше нечего делать вместе.
− Почему нечего? А тот мир?
− Тот мир спасти можете только вы. Больше некому. Там давно прошли времена, когда все решалось словами богов.
Анти на мгновение взглянул назад, а когда обернулся, Хана рядом не оказалось. Он вертелся еще несколько мгнвоений.
− Хан, где ты?! − Выкрикнул он, но ответа не было. Лишь деревья шелестели рядом, да слышались шаги прохожих. Хана среди них не было...

Анти вернулся в машину. Он сидел долго и молчал. Мари тоже молчала, понимая, что говорить сейчас не стоило.
− Видимо, только я один и остался. − Сказал он.
− О чем ты, Анти? А я?
− Ты полетишь туда? На ту планету?
− Ты хочешь лететь туда? Помогать тем людям, да?
− Да. И, если я этого не сделаю, я не смогу жить спокойно.
− Но это же невозможно...
− Сейчас невозможно. Завтра, послезавтра. Но что такое двадцать лет для космоса? Я полечу туда. Чего бы это ни стоило. А ты...
− Я полечу с тобой. И буду тебе помогать. Я ведь тоже обязана ему, как и ты.
Анти вздохнул, завел двигатель и машина пошла вперед. Это было начало его пути. Пути всей его жизни.

Пройдет не мало лет, Анти Хайрес станет космолетчиком, заработает не мало славы и уважения, а через двадцать лет шесть космических крейсеров под его командованием вернутся к тому миру. Они отправятся с целью миссии спасения дентрийцев, но Хайрес обратит ее в совсем иную миссию. Его флот разобьет захватчиков на орбите, несколько команд спустятся вниз и организуют новые походы по освобождению всего мира, а через пять лет новое Правительство планеты передаст в Империю Дентрийцев свое прощение о союзе, которое будет удовлетворено, а Анти Хайрес и его семья останутся там навсегда, что бы жить, работать и защищать тот мир от возможных нашествий...


Силы покидали его. Вера иссякла. Пропали какие-либо желания. И осталось лишь существование. Полное бессмысленности и никчемности. В таком положении исчезали какие либо мысли, и первая глупость, что приходила в голову, вдруг становилась самой разумной идеей.
Хан изменил себя. Он все еще думал о тех людях, о чужой планете, но понимал, что изменить ничего больше не сможет. Он не сможет заставить дентрийцев лететь туда, а один он не справится. Начавшееся восстание не имело хорошей поддержки, а это означало, что ему скоро придет конец. Просто к планете прилетят новые корабли и нанесут сокрушающий удар по развивавшейся стране дикарей. Они не сумеют защититься. Будет только война и кровь, кровь, кровь!...
Хан вздрогнул и в слепой злости ударил по витрине, попавшейся под руку. Звон стекла привел его в себя. Рядом послышались крики людей, а затем появилась полиция и скорая помощь...
Недочеловека увезли в больницу из-за множественных порезов на руках. Хан не долго оставался там. Врач не дал полиции допрашивать раненого, а тот воспользовался моментом, когда отлучился санитар и сбежал. Это было последнее появление Хана Ти в этом мире и во всем космосе.
Вырвавшись из больницы он переменился, становясь дентрийцем. Теперь никакая полиция не вычислит его и не найдет. Да и не будет она искать дентрийца...
Хан бродил несколько часов по городу, пока не оказался перед пунктом сбора призывников. Они строились и Хан встал рядом с молодыми людьми. Никто не возразил ни слова. Они еще не знали друг друга. Быть может, и не поймут...


− Имя. − Сказал лейтенант.
− Хан Тигров. − Произнес молодой человек.
Лейтенант долго смотрел списки, затем взглянул на Хана.
− Тебя нет в списках. − Сказал он.
− Как это нет?! − Воскликнул он...
− Так и нет.
Лейтенант поднялся и приказал Хану идти за ним. Через минуту они оказались в кабинете полковника.
− Обнаружился заяц, сэр. − Сказал лейтенант и вытолкнул Хана вперед.
− Так-так... Сколько лет? − Спросил полковник.
− Семь тысяч триста восемдесят четыре! − Произнес Хан Тигров.
− И что это за глупости? − Произне полковник.
− Вы спросили, сколько лет, я ответил.
− Значит, тебе семь тысяч лет? Ты кто, дракон?!
Хан вздрогнул и икнул.
− Я.. я... − Заговорил он. − Я же сказал, сколько лет со дня победы над хмерами...
− Я спрашиваю, сколько лет тебе!
− Я не знаю точно. − Ответил парень. − Но точно больше восемнадцати, а в армии я еще не служил!
− В семерку. − Произнес полковник и лейтенант увел Хана.
Семеркой оказалась обыкновенная камера. А через два часа Хан Тигров оказался в руках полицейских, которые отправили его уже в свою камеру, где разбирались, кто он такой и откуда...
Разобраться не удалось. В полиции не оказалось никаких данных, и Хана Тигрова долго допрашивали на предмет места жительства, родителей и многом другом.
Закончились эти расспросы только через два дня. Полиция, так и не сумев ничего найти, была вынуждена выдать молодому парню временные документы, но в них прямо указывалось об отсутствии свидетельств происхождения и запрете на службу в армии. Полковник полиции долго распинался перед Ханом Тигровым, объясняя тому, что закон не позволяет служить людям с темным прошлым, что у таких людей не будет нормального будущего, что Хан, отказываясь открывать себя, закрывает себе дорогу в нормальное общество...
Освободившись от всех, Хан больше не захотел попадаться ни в чьи лапы.
− Видел я ваше общество в заднице! − Выругался он не глядя на прохожих вокруг.

Часть 2



− Хан, ты послушай, что пишут в нашей газетенке! Хан! − Левис чуть сам не забрался под машину, где лежал Хан с гаечным ключом.
− Да слышу я, не видишь, делом занят!
− Я тебе про статью говорю, Хан, слышишь? Тут пишут, что в наш город приезжает киногруппа для съемок фильма "Полет над горами".
− Ну и что? Мало ли в мире киношников?
− Так ведь они же снимать будут! Здесь! И артисты известные будут!
− Эка невидаль... − Буркнул Хан, продолжая закручивать гайку. − Ты мне лучше ключ подай на восемнадцать, а не газеты читай в рабочее время!
− У меня сегодня выходной.
− Тогда не мешай! − Фыркнул Хан и выбрался из под машины. − Он сам взял нужный ключ, забрался обратно и молча продолжил свое дело.
Левис замолк и только шуршал газетой.
Раздался грохот железных дверей, в гараж вошел кто-то. Хан на смотрел на человека.
− Где Хан? − Послышался голос хозяина.
− Под машиной. − Ответил Левис.
− Здесь я. − Подал голос Хан.
− Что там у тебя? Клиент ждет?
− Скажите ему, что ждать еще семь минут сорок секунд. − Ответил Хан.
Хозяин взглянул на часы и пошел молча на выход. Он, конечно, не выделывался как его мастер, просто попросил клиента подождать еще несколько минут. Хан выбрался, наконец, из машины, сложил ключи, затем подошел к Левису, сидевшему с газетой.
− Обиделся, да? Ну я тебя тоже как-нибудь начну дергать, когда хозяин скажет сделать машину как можно быстрее.
− Мог бы и сказать.
− А то ты не понял. − Фыркнул Хан, вытирая руки от смазки. − Словно не видишь, что за машина, и не знаешь, кто на таких приезжает.
Хан прошел в сторону, скинул рабочий халат и сел за руль машины. Через минуту та шурша мотором выезжала из мастерской. Хан остановил ее у выхода из конторы и прошел туда.
− Господин Харт Шойген? − Произнес он, взглянув на человека, сидевшего в кресле с журналом. − Ваша машина готова. − Добавил Хан, когда человек взглянул на него.
− Хорошо. − Ответил тот подымаясь. − Почему так долго?
− Сломался рычаг К-14, сэр. По заводскому стандарту его замена требует более двух часов. Мы справились немного быстрее.
− А почему он сломался известно?
− Есть только подозрение, сэр. Некоторые сборщики эконимят на небольших деталях, ставят некондицию. Можно провести экспертный анализ, но он стоит на много дороже самой детали.
− Я думаю, этот рычаг больше не будет ломаться?
− Этот нет, сэр. Но есть и другие, там, как повезет. Я просмотрел все, какие смог, признаков что они могут скоро поломаться не видел.
− Хорошо. Спасибо.
Человек прошел на выход и вскоре уехал, а хозяин взглянув на Хана сверкнул глазами.
− Что-то мне надоело работать. − Произнес Хан. − Не пора ли увольняться?
− Что?! − Воскликнул человек. − Да ты! Хан, в чем дело?! Я что, плохо с тобой обращаюсь?!
− А что, хорошо? Ты же меня обругать только что хотел. За то что я с клиентом говорил вместо тебя.
− С чего ты взял?
− Знаю. Проходили уже.
− Чего ты хочешь?
− Да так. Ничего особенного. Корнер мне семдесят тысяч предлагал, если я к нему пойду работать.
− Ты смеешься?! Да у него столько никто не получает!
− А ты по чем знаешь?
Человек дернулся. Его нервы явно не выдержали и он выкрикнул:
− Ну и убирайся, к своему Корнеру! Когда он тебя замучает и захочешь вернуться, я тебя не приму!
− Вот и договорились.
Хан прошел к столу, выдернул лист бумаги, взял ручку и быстрым размашистым почерком написал заявление об увольнении. Хозяин подписал его и взглянул на Хана сверкающими глазами. Тот развернулся и отправился на выход.
− Эй, Хан, ты куда? − Послышался голос Левиса. Хан в этот момент сел на свой мотоцикл и завел мотор.
− Хан, вернись! − Закричал хозяин, выскакивая из офиса.
− Ищи ветра в поле. − Ответил Хан и рванул вперед. Мотоцикл взревел, встал на дыбы и проехав несколько метров так опустился на оба колеса.
Хан гнал по улице. Он уже не думал ни о деньгах, ни о прежней работе. Его свобода вновь была с ним, и он мог мчаться куда угодно. Мотоцикл вылетел на проспект и ревя мотором понесся, обгоняя машины.
Хан затормозил только перед светофором. Гонять в городе было сложно, и он решил отправиться в дорогу. Но прежде надо было вернуть хозяину ключи от квартиры, что он снимал. Его вещей там почти не было, а что были, не имели значения.

Мотор ревел, дорога уносилась назад, а машина мчалась по шоссе, набрав огромную скорость. Ветер бил в лицо, мимо проносились встречные машины, а попутные Хан обгонял. Он остановился только под вечер, в небольшом придорожном лагере, прошел в кафе, что было сооружено из простого фургончика. Столы и стулья стояли здесь же, прямо под открытым воздухом.
Хан заказал ужин и получив что хотел, сел за столик. Два человека, сидевшие за соседним обернулись и некоторое время рассматривали его, но Хан не обращал внимания.
Он доел ужин, затем прошел к стоявшим в кругу домикам на колесах.
− Где здесь хозяин? − Спросил он.
Рядом объявился человек.
− В чем дело? − Спросил он.
− У вас свободные места есть?
− Места то есть, но...
− Что но? Деньги не нужны что ли?
Рядом оказался еще кто-то.
− Чего ему нужно? − Спросил второй.
− Ночлег мне нужен. Кто хозяин?
− Мы. − Сказал второй. − Но мы никого не принимаем.
− Не понял. Это почему?
− Потому что у нас не лагерь для проезжих. − Ответил первый.
Хан, наконец, понял, что его так смущало. Весь вид лагеря говорил о том, что он здесь недавно.
− Извиняюсь. − Произнес Хан и пошел назад, к своему мотоциклу.
− Эй, парень! − Воскликнул человек, подходя. Хан молча взглянул на него, и был готов уезжать. − Ты торопишься куда? Поговорить надо.
− Мне еще надо место найти на ночь. − Ответил Хан.
− Ты можешь остановиться у нас.
− Да? Вы же не принимаете никого.
− За деньги не принимаем, а за так вполне возможно. − Ответил человек.
Хан молча осмотрел человека и усмехнулся.
− Ладно. Я согласен. − Произнес он. − И о чем вы хотели поговорить?
− Пройдем ко мне в дом, там будет удобнее. Нам нужен консультант по поводу мототехники. Вы ведь разбираетесь в мотоциклах?
− Разбираюсь. Вот только я сегодня уволился из мастерской, потому что мне до чертиков надоело в ней разбираться.
− То есть вы не хотите нам помочь?
− Почему же не помочь? Вопрос только в чем? Консультации по технике можно получить где угодно, спецов навалом.
Они вошли в небольшой фургон и сели за столик.
В фургон вошел еще один человек и сел рядом.
− А это кто? − Спросил он.
− Можно узнать ваше имя? − Заговорил хозяин.
− Хан Тигров. А ваше?
− Сагир Масстанг. − Ответил тот. − А это Дик Кинвиро. Мы снимаем кинофильм.
− Случайно, не "Полет над горами"?
− Нет. Почему вы так решили?
− Да так. Один знакомый мне все утро над ухом жужжал, что в наш город едет киногруппа, снимающая "Полет над горами".
− Нет. Мы снимаем фильм "Прыжок в будущее".
− Интересное кино... − Произнес Хан, и два человека рассмеялись. − Что, серьезно?
− Серьезно. Фильм о человеке, который испытывал космические двигатели и, в результате аварии, попал в будущее на пятьдесят тысяч лет.
− А мотоциклы при чем?
− По сюжету он оказывается здесь никому не нужен. Летчиков сколько хошь, а физику испытатель не знает. Да и испытателем он здесь стать не может, потому, что ему никто не поверил, что он прилетел из тех времен, когда люди жили только на Дентре.
− Это по реальным событиям или нет?
− Нет, это фантастика.
− М-да... − Произнес Хан, вздохнув.
− Что? Вам не нравится?
− Не мне говорить нравится или нет. Если я что-то понял, он прилетел, оказался на планете и занялся мотоциклами, так?
− Нет. Просто мотоцикл его любимый транспорт после всех летающих.
− Ну а я то чем могу помочь?
− Нам нужно выбрать машину, которая подошла бы человеку, хорошо знакомому с техникой.
Хан покачал головой и взглянул в окно.
− Если выбирать, то выбирать ту, что он собрал сам.
− Собрал? Он не мог успеть ее собрать.
− Тогда, он не мог успеть и понять, какая машина лучше, а должен был бы полагаться на слова продавцов. Ну и какие-то свои знания о двигателях. Но за пятьдесят тысяч лет они явно не стояли на месте. Он не может знать, какие лучше, если у него не было времени.
− То есть он просто взял бы то, что попалось?
− Ну, не то, что попалось, а то, что получше. Что считается хорошим всеми вокруг. Из того, что предлагается, я выбрал бы машину "Си-4". В крайнем случае "Альгер".
− А ваша машина не похожа ни на тот ни на другой. − Сказал Дик.
− А моя машина собрана моими руками. Основа от Си, а двигатель я собирал сам. Заказывал на заводе детали.
− И хорошо ходит?
− На городских совернованиях в прошлом году все четверки были позади меня. А впереди никого не оказалось. Впрочем, это не помешало получит приз другому человеку.
− Почему? − Удивился Сагир Масстанг.
− Кому-то в жюри не понравилось, что машина без сертификата мотокомитета. Меня дисквалифицировали.
− И вы не боролись после? − Спросил Дик.
− За что? За присуждение мне первого места? − Хан усмехнулся. − Кому надо, тот знал, а приз, стоимостью всего в половину моей зарплаты, не стоил трудов.
− Вы хорошо зарабатывали или приз был мал?
− И то и другое. − Усмехнулся Хан.

За окном уже становилось темно. А разговор мог продолжаться сколько угодно. Дик больше интересовался техникой. Собственно, как оказалось, он и играл того человека. Хану дали почитать сценарий и он показал пару мест, где его стоило изменить. Особенно, то что касалось мгновенного прыжка.
− Прыжок на пятьдесят тысяч лет длится часа два-три, но никак не полминуты. Понимаю, это мало кого волнует, но если вы претендуете хоть на какую нибудь достоверность.
− Пятдесят тысяч лет в пространстве, это два часа, а сколько во времени, не известно.
− Известно. Любому космолетчику это известно. И прыжки в будущее это не фантастика. Они реальны, только нужны ли кому? Вряд ли.
− Вы считаете, что это не правильно? Что авторы не имеют права на вымысел?
− Имеют. Я же сказал слово "если". А фантазировать можно как угодно. Даже то что он прыгнул за полминуты, а ему не поверили, от того, что спецы считают это невозможным. Спокойно. Принципиально то ограничений в фантастике нет. Вон, крыльвам божественность приписали, и ничего, всякие лохи в нее верят.
− А вот об этом вы зря упомянули. − Произнес Сагир. − По вашей логике выходит, что я лох.
− М-да.. Чувствовал я, что придется мне ночью искать стоянку. Так и выйдет.
− Я не собираюсь вас выгонять в ночь. Но мое впечатление о себе вы сильно испортили.
− Спасибо и на том. − Произнес Хан.

Они разошлись. Хану выделили место, он проспал до рассвета, а утром отправился в путь.
Мотоцикл мчался через степь по ровной, как стрела, дороге. Впереди виднелись машины, которые почему-то стояли на дороге, и Хан снизил скорость. Он затормозил около поста полиции, что перегородил путь и указывал объезд по узкой дороге.
− А что там стряслось? − Спросил Хан офицера.
− Ничего. − Ответил тот. − Кино снимают.
− Хм... − Усмехнулся Хан. − Что-то мне последнее время везет на киношников. − Он повернул машину в сторону и полицейский долго провожал его взглядом, надеясь, что человек не свернет в степь. В этом случае, ему пришлось бы гнаться за ним и останавливать.
Но Хан не собирался смотреть на съемки. Он въехал в небольшой поселок, где почему-то оказалось множество машин. Впрочем, это стало ясно. Он все таки попал именно в гущу съемочной группы, которая большей частью находилась в этом поселке. А на дороге снимали эпизод фильма с участием немногих.
Хан медленно пробирался сквозь толпу. Ему пришлось сойти с мотоцикла, потому что улица была забита людьми, и Хан просто вел за собой мотоцикл.
− Эй, а вы артист, да? − Заговорил какой-то человек. Вокруг тут же возникла толпа зевак и Хан выругался, потому что они закрыли проезд.
− Он артист-артист! − Воскликнул кто-то.
− Да не артист я! − Ответил Хан, но люди уже не понимали слов. Хана окружили, кто-то просил назвать имя, другие уже начинали гадать и остановились на неком Терри Бенгараде, которого кто-то узнал в Хане.
Уйти от толпы удалось лишь через полчаса, когда на помощь "артисту" подоспела полиция. Хан просто молчал, когда его посадили в машину, а мотоцикл погрузили в прицеп, непонятно почему оказавшийся у полицейских. Машина проехала через поселок, долго сигналя.
− Куда мы едем? − Спросил Хан, оглядываясь.
− На съемочную площадку.
− Еще не легче, мне там нечего делать!
− Нам вернуть вас в толпу? − Спросил полицейский тоже чему-то раздражаясь. Видимо, его уже достали всякие зеваки.
− Нет. − Ответил Хан. − Но я не виноват, что вы везете меня не туда. Мне надо в другую сторону.
− Вот ваш шеф, с ним и будете разбираться. − Сказал полицейский останавливая. Рядом с машиной появился человек в обезьяньем наряде.
− Мы привели Терри Бенгарада. − Сказал полицейский. Хан вышел из машины, а из прицепа кто-то уже доставал его мотоцикл.
− Терри. Что это ты вырядился как на "рокеров"? − Произнес человек-обезьяна.
− Я вообще не Терри. − Ответил Хан. − Я Хан Тигров.
− Браво-браво! Какая игра! − Воскликнул в ответ человек, и Хан понял, что ему просто не отвертеться.
− Д-дурдом... − Проговорил он.
− Идем, Терри, тебя все ждут.
− С чего это вдруг?
− Как это с чего? Ты что, не с той ноги встал?
− Можно узнать ваше имя, господин обезьяна? − Спросил Хан.
− Дикс Тарнен. − Ответил тот.
− Так вот, я заявляю вам официально, господин Дикс Тарнен, что меня схватили на улице, обозвали Терри... как его там?.. И привезли сюда без моего согласия.
Вокруг оказалось еще несколько человек и Тарнен заявил, что Терри Бенгарад разыгрывает левака, которого якобы приняли за него...

Хан не сумел уйти. Его вновь окружили люди, и ему не осталось ничего, как идти в их сопровождении к лагерю, что поставили уже сами артисты. Он напоминал настоящий поселок, который, как оказалось являлся основной съемочной площадкой. Вокруг было не мало людей, разодетых под инопланетян, да и настоящих инопланетян хватало.
− Райзи! У нас тут Терри заигрался, изображает из себя какого-то Хана и говорит, что он не он! Может, ты его выведешь на чистую воду?
Из дома, что был рядом появилась женщина и Хан усмехнулся, увидев ратиона.
− Да, Райзи, объясни им, что я Хан, а не какой-то там левак Терри.
− Он не Терри. − Произнесла женщина.
− Да они сговорились! − Послышались голоса вокруг.
− Боже... − Хан фыркнул. − Этот мир окончательно сведет меня с ума.
− Это серьезно не он, вы что, не видите? − Заговорила Райзи. − У вас документ есть? − Спросила она Хана.
Он вынул удостоверение личности и показал его.
Человек подошедший к Хану выдернул документ из его рук.
− Красивый муляж! Почти как настоящий!
− Болван! − Выркикнул Хан. − Это и есть настоящий, а я Хан Тигров! У вас что, телефоны все испортились, не можете своего человека найти?!
− Успокойся, парень. − Произнесла Райзи. − Расслабься, тебе повезло, а ты не соображаешь.
− Соображаю я. Второй день, а я уже в третий раз с какими-то киношными группами сталкиваюсь!
Люди вокруг рассмеялись.
− Вот это артист. Вот это артист! − Послышался голос. − Здорово, Терри. − К Хану прошел еще один человек, а он обернулся к ратиону. Райзи лишь усмехалась и едва не смеялась в открытую.
− Ну и? Нет ничего, что меня отличило бы от этого вашего Терри? − Спросил Хан.
− Ты не узнаешь меня, что ли? Своего то друга?! − Проговорил человек. − Кончай дурить то!
− Не знаю я тебя.
Человек лишь усмехнулся, взглянув на остальных, а Райзи вовсе скрылась.
Представление продолжалось. Вокруг опять стояла толпа, народ смеялся, а Хан уже перестал доказывать, что он Хан Тигров, а не Терри...
Люди расступились и появился еще один псевдо-инопланетянин в костюме крысы. Голова крысы торчала вверх, словно шляпа.
− Что за маскарад, Терри? − Заговорил человек. − Я же просил тебя одеться нормально, а ты...
Терри молча отвернулся от человека.
− Терри устроил забастовку и говорит, что он не Терри. − Прокоментировал кто-то.
− Тебя что-то не устраивает? В чем дело? − Произнес человек.
− У тебя телефон мой есть? − Спросил Хан. − Мобильник. Есть?
− Есть.
− Звони. Давай, давай, сейчас звони! − Воскликнул Хан.
Вокруг наступила тишина. Кто-то протянул человеку телефон и тот набрал номер.
− Алло? Кто говорит?...

Настоящий Терри Бенгарад, как оказалось, еще ехал на машине и должен был прибыть через несколько минут. Люди вокруг молчали, а Хан уже сидел на земле и ни на кого не смотрел.
Кто-то протянул ему удостоверение личности и Хан молча приняв его убрал в карман.
− А ведь похож же. − Произнес чей-то голос.
− Ну да, похож. − Раздался другой.
Хан не отвечал. Проходили минуты, затем послышался звук подкатывавшейся машины, из которой появился Терри Бенгарад.
− Что? − Спросил он, глядя на людей и те расступились, показывая человека, сидевшего на песке.
Хан поднял взгляд и усмехнулся.
− Вот это да? Где это вы его нашли?
− Нигде. Сам приехал.
− Не сам. − Произнес Хан, подымаясь. − Толпа задавила, полиция захомутала и доставила сюда, не спрашивая моего согласия.
− Ну да, а ты чего молчал тогда?
− Я не молчал. Я сказал, а они словно собаки, сами разбирайтесь... Черт возьми, полдня потерял!
Хан пошел в сторону, но ему перегородил путь Терри.
− Очень хорошо, парень, но масочку придется снять.
− Ну так снимай, дядя. − Произнес Хан.
Человек схватил Хана за одежду и через мгновение отлетел назад.
− Эй, вы что?! − Послышались голоса вокруг.
− Прекратите!
Артист подскочил к Хану и через мгновение получил новый удар, от которого улетел в сторону и ударился в стену дома.
− Прекратить! − Послышался новый голос и к дерущимся подскочил человек. Хан просто стоял, а Терри поднялся, вытирая кровь с носа. Подошедший несколько раз смотрел то на одного, то на другого. − Что за черт? − Произнес он.
− Никаких чертей. − Ответил Хан.
Терри попытался к нему подскочить, но человек поймал его и удержал.
− По моему, этот настоящий, а не тот. − Заговорил человек, показывая на Хана.
− Ты что несешь?! Он самозванец!
− Это ты самозванец. − Произнес Хан.
− Я Терри Бенгарад!
− Врешь! Я − Хан Тигров! − Выкрикнул Хан.
− Ты псих. − Произнес Терри.
− Ты сам осел безрогий. Я собирался уезжать, я ты мне не дал.
− Тебе придется сначала снять грим.
− Сам снимай. Я тебе не нанимался в служанки.
− Что за паскудные мысли рядом с моим домом? − Послышался голос ратиона. Райзи подошла ближе и взглянула на Хана, затем на Терри.
− Скажи этому болвану, что у меня нет никакого грима. − Произнес Хан.
− А этот болван слепой и не видит, что его нет? − Спросила Райзи.
− Я не потерплю оскорблений! − Выкрикнул Терри. − Можете подавиться этим своим!.. А я уезжаю!
− Не очень то ты был и нужен, фуфло-муфло. − Произнесла Райзи.
Терри проскочил к своей машине, резко дернул ее, и она пустив пыль на развороте умчалась прочь из поселка.
− Ну и кто теперь будет Герцогом? − Раздался одинокий голос.

Вопрос так и повис в воздухе, а Хан оказался приглашенным на обед. Возможно, Райзи увидела в нем что-то, и решила не отпускать сразу. Она проводила его в соседний дом, оказавшийся местным рестораном и усадила перед собой.
− Ты злишься на людей, Хан? Что они тебе сделали? Приняли за артиста?
− Не артиста, а фуфло-муфло.
Райзи усмехнулсь.
− Да. Ты явно не в духе. Что за проблемы?
− Не надо ни о чем спрашивать. Я не хочу отвечать.
− Ты не доверяешь мне из-за того, что я не человек?
− Чушь. − Ответил он.
− Я вижу, ты умеешь управлять своими мыслями. А это не каждому дано.
− И что? Ты хочешь, что бы я открыл тебе все? Я тебя вижу впервые.
− Ладно. Не хочешь, так не хочешь. Только вот, мне хотелось бы, что бы ты остался.
− Зачем?
− Просто так. Очень редко мне встречаются люди, которые в разговоре со мной не вспоминают о том, что я нечеловек.
− Нам не о чем говорить. Я фильмами не интересуюсь.
− Совсем что ли? Чем же ты занимаешься все время?
− Ничем. Всякой ерундой.
− В таком случае, не вижу никаких проблем, если ты займешься ерундой здесь, у нас. Какая тебе разница? У нас не мало интересных людей, а такие как Терри встречаются очень редко и долго не задерживаются.
− Я полагаю, завтра вы получите иск от этого самого Терри.
− Не получим. Он еще не подписывал контракта. Иск можешь получить только ты за то что нос ему разбил.
Хан только закрыл глаза, считая, что ему все равно.
− Зря так считаешь. − Произнесла Райзи.
− Человек, подающий в суд за разбитый нос, будет смешон. Если у него ума нет, пусть подает.
− Он наймет адвоката и тебе присудят тюрьму или денежное возмещение физического ущерба.
− В том случае, если ваши люди будут врать.
− Что врать?
− Врать, что я напал на него, а не защищался.
В дверях появились два человека, прошли внутрь и сели напротив Райзи.
− Неприятные дела, Райзи. Нам некем его заменить.
− Может быть, Хан сумеет, а Хан?
− Что я сумею?
− Сыграть Герцога. Ты сейчас очень даже подходишь на эту роль по своему состоянию. Он тоже угрюмый, ему на все наплевать. И он готов на людей кидаться.
− Артиста из меня не выйдет.
− Не умеешь, научим, не хочешь, заставим. − Зарычал голос. Хан обернулся и захлопал глазами. Более всего он не ожидал увидеть здесь крыльва. Впрочем, зверь, изображавший его, был явной подделкой.
− О, боже... − Произнесла Райзи.
− Что? − Спросил Хан, взглянув на нее.
− Ты понял, что она не похожа?
− А что тут понимать то? Волка в крыльва не переделаешь. У вас в сюжете что, крылев есть?
− Есть. И на этом все завязано.
− И что за сюжет?
Хан проявлял явную заинтересованность, и Райзи это видела.
− Сюжет о встрече человека с детенышем крыльва, о дружбе...
− Невероятно, и здесь никто не против?
− С чего вдруг против то? Ты сам то против?
− Я − нет.
− Ну, и почему остальным быть против?
− Не знаю, почему. Сколько встречал людей, столько они были против.
− Значит, ты не всех встречал. Люди бывают разные. На Конфедерации, например, все совсем иначе. Там не найдешь тех, кто против.
Хан глубоко вздохнул.
− Ладно. − Произнес он. − Я помогу. Только крыльва вам следовало бы настоящего найти.
− Где его найдешь то? Мы объявление давали и на Конфедерацию посылали запросы, и на Ренс. Все без толку. Либо их нет, либо не желают.
− А вы сами желаете? Ну вот, придет он сюда, и какие мысли будут вокруг?
− Нормальные мысли. Я сама выбирала артистов и предупреждала, что будет настоящий крылев. Только вот теперь все смеются...
− И как же вы собираетесь снимать? − Хан взглянул на волчицу. Та была недовольна его словами, но молчала.
− Так и будем. А потом с помощью компьютера выправим все что нужно. Эта технология давно отработана.

Хан подписал контракт на съемки. Перед этим были проведены пробы и режиссер был доволен, объявив, что для новичка вполне сойдет подобная игра. До самих съемок надо было ждать два дня, и большая часть людей вокруг просто репетировала.
Хан еще был в раздумьях на счет того, что бы показывать себя. Все могло закончиться совершенно глупо. Впрочем, он не считал, что ему станет от этого хуже. Люди есть люди.
Хан ощутил прыжок позади себя, отошел в сторону и одной рукой сбил волчицу. Она перекувырнулась в воздухе и с воем свалилась на землю. Одно из крыльев на ее спине поломалось, и она зарычала недовольно.
− Бежала как слониха и недовольна? − Усмехнулся Хан.
− Ты мне крыло сломал! − Зарычала она.
− Ну так, плохое крыло значит...
Волчица внезапно замерла.
− Ты понял меня? − Возникло ее удивление.
− А в чем дело? Никто не понимает, что ли?
− Н-никто. Только Райзи.
− Значит, теперь не только. − Ответил Хан.
− Ты, наверно, жил среди волков?
− Нет. Я жил среди крыльвов. − Последние слова Хан зарычал и волчица обернулась вокруг.
− Вы что? Говорите? − Спросил Хайн, оказавшийся ближе всех.
− Да. − Ответил Хан. − Тут подробности выясняются. Она боится слова крылев.
− Я не боюсь! − Зарычала волчица.
− Да уж так и не боишься? − Усмехнулся Хан. − Вот прилетит сюда настоящий крылев, и останешься без роли, что будешь делать?
− Глупый! У меня здесь три роли!
− Даже три? − Удивился Хан. − Несправедливо, несправедливо!
Волчица зарычала и побежала волоча за собой сломанное крыло.


− Райзи, да что с тобой сегодня?! − Воскликнул Майр. Он махнул рукой, и камеры выключились.
Она прошла мимо человека и подошла к Хану.
− Отвечай, кто ты?! − Произнесла она. − Ну?!
− Так прямо? И здесь? − Спросил Хан.
− Да, здесь. Здесь!
− Ладно, уговорила. − Хан прошел от нее.
− Ты куда пошел?!
− Стой там, Райзи. − Ответил Хан и вышел на свободное место.
Сверкнула молния, и перед людьми возник крылатый лев.
− Достаточен ответ? − Зарычал Хан.
− Ну и почему ты молчал? Хотел нас проверить, да? − Райзи прошла к нему. − А когда проверил? Почему, Хан?!
− Потому что я шел мимо и не собирался ни на какие съемки. − Ответил он.
− Я не верю.
Райзи вздрогнула из-за того что крылев перед ней исчез и появился человек.
− Коронные слова, Райзи. Главное, что без вранья. И я ухожу.
Он пошел в сторону и люди расступились, пропуская его. Райзи промчалась вслед и схватила его.
− Хан! Хан, нет! Не уходи! − Воскликнула она. − Хан, я все что угодно сделаю для тебя!
− Ошибка номер два. − Произнес Хан двигаясь дальше.
− Господи, Хан, ну чего ты хочешь?! Чего?!
− Посмотри вокруг, Райзи. Посмотри на людей. И скажи, способны они на что либо?
− Они способны!
− Да. На дрожь и глупые мысли. Они больше не могут выполнять свои роли. Потому что здесь я. Тот, кому вы НЕ ВЕРИТЕ. А ваша игра до сего момента была лишь в деньгах. Вы желали получить побольше, и выбрали сюжет покруче. И все. Вам не нужен крылев для съемок. Вы не сыграете ни одной роли в его присутствии.
− Почему ты так уверен? Я же не убегаю от тебя и не шарахаюсь.
− Ты играешь, Райзи. Не плохо играешь. Но я вижу тебя насквозь. Ты в страхе. У тебя мысль в голове дергается "а вдруг!" Скажи еще, что нет?
− Не скажу. Но она так и останется, если ты уйдешь. И у всех останется, если ты не пожелаешь помочь нам! И не только нам, а и самому себе. Своему же роду! Этот фильм о дружбе!
− Да. Как все легко в кино. Разыграть дружбу, когда ее не было. История то ваша выдуманная.
− Она написана по реальным событиям.
− Реальным? − Усмехнулся Хан. − Райзи, реально подобного быть не может.
− Почему не может?
− Потому что любой крылев, когда ему десять лет, не может учиться так, как вы это описываете.
− Ну так помоги. Скажи, как.
− Вам придется весь сюжет перерезать.
− Пусть будет так, Хан. Пусть. Но ты же можешь помочь? Я прошу, Хан. Это нужно всем! Ты сам говорил, что тебе нечем заняться, так почему ты хочешь сбежать?! Или ты сам трусишь? Да, Хан? Боишься, что сюда армия нагрянет, если узнают?
− Не говори глупостей.
− Я не говорю. Твой отказ...
− Замолчи! − Зарычал Хан. − Все. Никаких слов. Я вернусь. Но не сегодня.
− Когда?
− Завтра.
− Хорошо. Завтра мы будем ждать, Хан. Я надеюсь, ты исполнишь свое слово.

Хан лежал в степи. Вокруг была лишь трава да дикие животные. Крупных хищников в этих местах не водилось и человек мог не опасаться за свою жизнь. Крылев − тем более.
Мысли витали вдали. Хан понимал, что ему не уйти от этих съемок. Не потому что его просили, а потому что его неучастие станет плохим признаком. Люди решат, что крыльвы враги, а не друзья. Хан теперь больше думал о сюжете. О встрече маленького крыльва и маленького человека. О возникшей дружбе, которая затем стала большой и настоящей. Поначалу мальчишка помог крылатому львенку спрятаться, а через несколько лет, крылев обрел силу и помог своему другу защитить от набегов бандитов свой поселок. А между этими событиями было не мало приключений, когда друзья были вынуждены уйти и скитаться по лесам и степям, скрываясь от недоброжелателей.
Хан взял бумагу и вписал в нее все, что должно было измениться. Не должно быть ляпов, не должно быть дурацких неверных объяснений, а тем более, не должно быть глупых мыслей и слов почти взрослого крыльва.

Наступал следующий день. Хан не спешил возвращаться сразу и отправился к поселку ближе к полудню. На его глазах туда въехала машина, и Хан пролетел оставшееся расстояние совершенно невидимо.

Терри, появившийся из машины, прошел по улице и грубо вломился в дом Райзи, не стучась.
− Что это за!... − Произнесла она и замолчала.
− Где этот придурок?! − Загремел Терри.
− Ты про это себя? − Спросил Хан, появляясь у него позади.
Терри выдернул бумагу и всунул ее в нагрудный карман Хана.
− Это вызов в суд. − Произнес он. − Можешь веселиться, не долго тебе осталось!
Терри вышел из дома, прошел к своей машине и умчался резко нажимая на газ и подымая колесами столбы пыли.
− Может, мне и вправду измениться? − Произнес Хан. − А то такая рожа...
− Ты решил, Хан?
− Решил. − Ответил он и вынул несколько листов бумаги. − Это не судебные повестки. − Он передал бумаги Райзи. Она села за стол и некоторое время бегала глазами по строчкам текста.
− Видимо, нам придется все переснимать заново. − Сказала она.
− Вы много сняли?
− Нет, но половина не пройдет по твоим бумагам, а вторую половину будет не привязать к новому сюжету.
− А кто его писал?
− Я писала. С одним человеком.
− Он здесь?
− Нет. Он в могиле. − Ответила Райзи. − Люди не живут столько как мы.
− Он был твоим другом?
− Да. И то что описано там, произошло с нами. Со мной и с ним. На другой планете.
− Тогда, почему ты изменила все? Сделали бы фильм с ратионом. Это же проще.
− Ты смешься? Что проще то? Речь не о том, кто именно оказался в том положении. Там мог быть и крылев...
− Мог быть. − Произнес Хан. − А мальчишку кто будет играть?
− Мальчишка и будет.
− Он же перепугается, если увидит крыльва.
− Не перепугается. Ты же сможешь стать не большим? Подобно детенышу, сможешь?
− Смогу. − Хан переменился, обращаясь во львенка.
− Э, а крылья?
− Крылья тебе? − Фыркнул Хан. − То что видишь, то так и есть.
Райзи подошла к нему и коснулась спины.
− Боже, что, действительно так?
− Да, так.

Съемки поначалу двигались с трудом. Даже вид маленького львенка пугал людей, но Райзи находила в себе силы и заставляла людей и нелюдей работать. Сцены с детенышем крыльва проходил достаточно легко. Пацану просто сказали, что с ним будет играть артист-волк, загримированный под крыльва, и тот принимал это без каких либо проблем. Рядом присутствовала и его мать. Женщине так же не сказали ни слова о настоящем крыльве, а Хан играл роль малыша. И очень хорошо играл.
Они бегали, играли, разговаривали. Мальчишка со львенком больше всего снимался в лесу, и там же снимались сцены с первыми погонями и попытками убить "исчадие ада".
Очередная сцена снималась около входа в пещеру, где прятался львенок. Мальчишка принес ему еду, и тот с радостью принимал ее, затем игрался со своим другом. Они баловались на траве...
Съемка продолжалась, когда в небе громыхнуло, затем полился дождь и через минуту камеры остановились.
− Идем в пещеру! − Произнесла Райзи и вся группа забралась туда. Ливень усилился. Мальчишка сидел у выхода из пещеры и обнимал Райди. Имя это получилось из Райзи, и она предложила Хану поменять, если тот хочет, но он не стал. Райди вполне подходило для него.
Тимоня или Тим, протягивал руки к потоку воды, что текла сверху. Иногда он вытирал свое лицо из-за попадавших на него капель дождя. На руках оставались цветные следы.
− А у меня маска с лица сошла. − Сказал он, обернувшись и взглянув на Райзи.
− Ничего страшного, Тим. Сегодня уже съемки не будет.
Тим успокоился, а затем взглянул на львенка и тронул его шерсть. Она была мокрой, слиплась клочьями и свисала с морды.
− А у тебя краска не сходит? − Спросил он.
− Не-а. У меня нет краски. − Ответил Хан.
− Как это нет? Волки же серыми не бывают.
− Какие волки? Я лев, а не волк.
Пацан обернулся назад. А рядом никого не было. Люди ушли вглубь пещеры, где теперь разгорался костер.
− Ты меня пугаешь, да?
− Кто? − Спросил Хан. − Ты меня пугаешь?
− Я тебя не пугаю. Ты же волк, да?
− Какой волк? Ты глаза то раскрой. Где ты видел волков с такими мордами?
− А.. а... А кто ты? − Проговорил тот.
− Я львенок. Не веришь, что ли? Кто тебе наговорил глупостей про волков? У волков и крыльев не бывает, а у меня они есть, только маленькие еще...
Хан провел крылом и парень коснулся его.
− Так ты что, настоящий?
− А какой же еще то?
Львенок сел, повернул голову и опустил ее еще ниже, так что она оказалась ушами вниз.
− Я настоящий. − Произнес он, а пацан хлопал глазами, а затем толкнул львенка. Тот повалился на землю и чихнул. − Видишь, чихаю. Значит, настоящий! − Сказал он.
− Так ты крылев!
− Крыльв-крылев, ты что, маленький, повторяешь все?
− Мама! − Закричал парень и помчался через пещеру. Хан пробежал за ним, а парень оказался у костра.
− Что, Тим? − Спросила мать.
− Он трусит играть дальше! − Произнес Хан и Тим умолк, взглянув на него.
− Я не трушу! − Воскликнул он.
− Трусишь, трусишь. Ты крыльвов то боишься на самом деле!
− Я не боюсь! − Воскликнул он.
− А че сбежал тогда? Рассказать все хочешь, как Маранька? Ну давай, рассказывай...
Хан пошел к выходу и скрылся там.
Он выскочил в ливень, скрыл следы и умчался в лес.

Хан вернулся назад только на следующий день. Райзи только фыркнула, встретив его.
− Ну и что ты сделал? А, Хан?
− Что? − Спросил он.
− Пацана перепугал. Сам же не хотел ему говорить сначала.
− Он совсем струсил?
− Не он, а мать его. Они уехали.
− Понятно. Так ведь сцены то закончились, а? Он теперь взрослым должен стать, а я десятилетним.
Райзи вздохнула.
− Все равно плохо получилось. Они теперь что угодно сделать могут. Даже в суд подать.
− Да, кстати... Мне тут отлучиться надо, на денек другой.
− Куда это?
− В суд. С этим Терри.
− И что ты там будешь делать? Что скажешь?
− А так и скажу, что я его тихонько, а он нос сразу себе разбил.
− Хан, это же не шутки.
− А что же тогда? Ты думаешь, я боюсь этот миллион заплатить, что он требует? − Хан усмехнулся. − Ну отдам, пусть подавится. Мне их все равно девать некуда. А так развлекуха будет. Ты можешь посмотреть, если хочешь.
− У меня нет времени. Мы и так отстаем от всех графиков.
− Ладно, как хочешь. Но сейчас то я не нужен пока?
− Ладно, найдем что снимать без тебя. Только как снимать, потребуется человек, который тебя не побоится? Вам же надо будет познакомиться и время какое-то вместе провести.
− Найдем время. Суд то не двое суток будет.
− А ехать сколько?
− Лететь одну секунду туда и обратно.
Райзи замолкла, хлопая глазами, а Хан усмехнулся и вышел из ее дома.
А через день он уже стоял в зале суда, как ответчик.
− Вы пришли без адвоката, господин Хан Тигров? − Спросил судья.
− Да, ваша честь! Мне не нужен адвокат, я всегда зашищался сам и сейчас сумею.
− Вы в курсе того, в чем вас обвиняют?
− Да. Сэр Терри Бенгарад считает, что я желал его убить, но его спасло от смерти чудо.
− В иске указаны совсем иные причины. − Произнес судья.
− Да, ваша честь. Но я всегда читаю между строк. А там сказано, хотел убить. И требование смертной казни через сожжение.
− Господин Хан Тигров, ваши слова могут быть приняты как оскорбление в адрес суда!
− Я прошу прощения, Ваша Честь. − Произнес Хан. − Но есть один нюанс, который не указан в документах. Проблема в том, что я не представляю, каким образом господин Терри Бенгарад остался жив после того как я якобы на него напал. Спасти его могло только чудо. − Хан обернулся к человеку, сидевшему в зале. Тот скалился, едва сдерживая свою ухмылку и считая, что победа будет за ним. − Понимаете ли, еще не существовало такого человека, на которого бы я напал... А он остался жив. Как подобное возможно? Может, вы объясните, господин Терри Бенгарад, каким образом вы выжили после нападения крыльва?
Человек, сидевший за столом начал медленно подыматься. Он еще не верил, что Хан может оказаться... И уже верил, потому что посреди зала оказался крылатый лев.
Хан обернулся к судье. Позади послышался топот и крылев вновь взглянул в зал. Терри выскакивал из зала, а его адвокат уже подбегал к дверям.
− Мне кажется, они сняли свое обвинение. − Произнес Хан, обернувшись к судье. Тот сидел ни жив ни мертв. − Я могу быть свободен, Ваша Честь?
− Д-да... − Произнес человек.
Хан обернулся человеком и прошел через пустой зал. Нескольких журналистов, пришедших за Терри, тоже словно смыло.

Он вернулся на съемочную площадку, когда там велась работа. Переделывались декорации, а в одном из мест снималась сцена с появлением молодого Тима в маленьком городке.
Хан изменил свою внешность и стал похожим на молодого человека семнадцати лет, как и Тим. Он вошел в бар, где еще сидели артисты, но уже закончилась съемка. Они отмечали очередной удачный день. Хан прошел через зал, взял у бармена пару бутылок лимонада и сел рядом с Тимом.
− Привет, Тим. − Сказал он.
− Я, вообще-то, Джек. − Ответил тот.
− А я Хан. Или, вообще-то, Райди.
− Райди? Как это Райди?
− Ну ты не понимаешь, что ли? Он же в конце в человека обратится. В молодого. Вот я его и сыграю. − Хан поставил бутылки на стол.
− Бери, угощайся. − Сказал он, открыая одну.
− Я что-то не понял. − Произнес Джек. − Его кто играет?
− Кого?
− Крыльва? Он настоящий или нет?
− Настоящий, Джек. Как увидишь, так и онемеешь. Тут половина народу с ним и играть не может... без стаканчика храбрительного.
− Если он настоящий, то он и сам может изобразить человека. Он же может превращаться, и здесь всем это известно. А ты откуда взялся, вообще непонятно.
− А... − Ответил Хан и выпил лимонад до дна. − Надо чего-нибудь покрешче взять.
Он взял пива, закуску и вернулся назад.
− Ты, я вижу, струхнул от одного слова. Сам его даже боишься сказать!
− Я не боюсь.
− Ну так скажи. Кто твой друг по сценарию?
− Крылев. − Произнес тот.
− Ты погромче скажи, не бойся.
− Крылев? − Выкрикнул парень. Вокруг наступила тишина и люди обернулись.
− Джек, ты чего?
− Да вот, пристал какой-то, говорит, что я крыльвов боюсь! − Произнес тот.
Люди смотрели на Хана, а тот лишь улыбался.
− А ты кто такой? − Произнес Рахнед Хертис, подходя к Хану.
− А в чем дело то? − Спросил Хан. − Что, уже в бар нельзя зайти?
− Отвечай, кто ты! − Прогремел человек.
− Щас. − Усмехнулся Хан и взялся за пиво.
− Марри, позови Райзи. − Сказал человек.
Хан лишь усмехнулся, когда через бар пробежала волчица на выход. А через минуту там появилась женщина.
− Этот парень не хочет себя называть. − Сказал Рахнед.
Хан рассмеялся и обернулся. Из его горла вырвался нечленораздельный звук и Хан бросился через бар, опрокидывая стулья. Он выскочил через черный ход. Марри метнулась вслед.
− Марри, стой! − Воскликнула Райзи. − Мальчишка, наверно, из деревни соседней.

Инцидент был позабыт, а Хан на следующий день встретил Джека, когда тот ходил в ту самую деревню за покупками для себя.
− Вот значит, ты откуда? − Произнес тот.
− Откуда? − Спросил Хан.
− Отсюда.
− Какой познавательный разговор, я аж слов найти не могу! Кстати, ты идти обратно то как собираешься? Тебя же полиция не пропустит.
− Пропустит. − Фыркнул парень. − Отстань!
Хан отстал, а Джек свернул за угол и через мгновение вернулся назад.
− Ты это чего? − Спросил Хан. Он уже сидел на лавке и смотрел на Джека с усмешкой. Тот пошел вновь и вернулся обратно. За ним выскочила собака, начала лаять и едва не хватал его за ноги.
Хан поднялся и прошел на пса. Тот увильнул, затем попытался обойти его.
− Пшел вон, пес! − Воскликнул Хан, и собака отпрыгнула от него, а затем пошла немного боком и скрылась с другой стороны улицы. − Да-а. Трусишка ты еще тот. − Проговорил Хан, глядя на Джека.
− Чего тебе надо?
− Да ничего. Думал ты человек нормальный, а ты... − Хан махнул рукой и пошел от него.
− Хан! − Джек догнал его и остановил. Хан молчал. − Я понимаю, что тебе хочется там побывать, но я...
− Но ты боишься.
− Я не боюсь. Ты сам сбежал от ратиона. А мне играть с крыльвом, с настоящим.
− Интересно, как ты будешь с ним играть. Ты собаку и ту испугался.
− Эта собака неразумная и лает как дура.
− Ну да. А ты представляешь, какой голос будет у крыльва? Он зарычит так, что этот лай тебе детским плачем покажется.
− Да что ты меня учишь?! Ты сам то кто такой?!
− Вообще-то, мы с Райзи тебя разыграли. − Сказал Хан. − Не веришь?
− Не верю.
− Ну тогда идем, коли не веришь.
− Куда?
− К посту. Ты же собрался туда?
Джек не ответил. Он просто зашагал через деревню и взглянул на Хана совсем по другому, когда тот спокойно прошел, показав свой пропуск.
− Ну, и теперь не веришь?
− А разыгрывали зачем?
− Это называется, ускоренный курс обучения бесстрашию, Джек. Ты же его еще не видел, а я видел. Понятно?
− Понятно. − Ответил тот. − Только глупо это.
− Не то слово. Глупее точно не придумать.
Джек остановился.
− Что ты хочешь этим сказать?
− Ты не понял? Это же он придумал. План этот дурацкий.
− Он? Крылев!
− Угу. Ты еще с ним встретишься. И узнаешь все. Тебе говорили, что с тобой будет по сценарию?
− Ничего не будет. Я буду с ним гулять, говорить и...
− И что?
− Играть.
− Во. Вот это-то самое сложное и будет. Представляешь, какие игры?
− Какие?
− Кошки-мышки, например.
− Не говори ерунды!
− Почему же. Ты не видел кадров с маленьким крыльвом? Крылев на тебя как на скочит, так и свалит на землю. И когтями тебя и клыками хватать будет.
− Ты меня специально пугаешь, да?
− Я тебе правду говорю. Как будет. Он же малыша играть будет. Десятилетнего. А у десятилетнего чувство меры понимаешь какое?
− Какое?
− Да никакого. Особенно после того, как он с пацаном десять лет провел и всегда с ним играл и баловался. В общем, по сценарию он тебя малость поцарапает.
Они вернулись к съемочному поселку и встретили на дороге Райзи.
− Ну что, познакомились? − Спросила она.
− Почему вы не сказали? − Спросил Джек. − Я же...
− Что? Сладить с человеком не сумел? А тебе еще с крыльвом встречаться. Если не поладишь с Ханом, можешь забыть о съемках.
− Но...
− Да не дрейфь ты, Джек. Мы щас сходим, опрокинем по стаканчику и будем друзьями!
Джек обернулся к Хану и хотел возразить, но не стал, поняв, чем все может грозить.
− Мне надо продукты занести в дом. − Сказал он.
− Ну давай, я тебя в баре подожду.
Джек пришел туда не совсем в настроении, а Хан сидел за столом и уплетал салат, которого в тарелке было порции четыре сразу. Парень сел рядом, к нему подошел официант и получил заказ. На банку пива и пару бутербродов.
Через пару минут Джек едва отхлебнув из банки тут же все выплюнул на пол.
− Господи, что за гадость!
− Ты не пил никогда, что ли?
− Нет. И не хочу!
Он отставил пиво.
− Тогда вот, возьми это. − Хан подвинул к нему свою кружку. − Да не боись, там сок обыкновенный. А я твое выпью.
Джек принял кружку и отпив немного взялся за бутерброд.
− Тебе родители разрешают пить? − Спросил парень.
− А с чего им запрещать то?
− Это же спиртное.
− Э... М-да. Я малость того, наверно. Ну да ладно.
− Чего ладно? − Спросил Джек.
− Да так. Просто спиртное на меня не действует. Вот я и забыл, что тебе его нельзя.
Джек не стал спрашивать, что и почему, а просто жевал бутерброд и запивал соком.
− О чем мне с ним говорить то?
− А о чем хочешь. Он же вумный, как сто компьютеров.
Джек фыркнул.
− Шутишь?
− Шучу. Компьютеры то глупые совсем. Умных в другой галактике искать только.
Хан доел, наконец салат и взялся за банку с пивом.
Он попробовал и тут же выплюнул все.
− Черт возьми, да он и вправду мерзость! Эй, бармен!
Тот подошел.
− Глотни ка.
− Я на работе.
− Именно, на работе. Попробуй, что за гадость продаешь!
Тот взял банку и отпив сам выплюнул пиво.
− Я прошу прощения, это наверно, случайно попалась плохая банка. Я заменю.
− Ты ее на лимонад замени. − Ответил Хан.
Он взял банку с собой и допил уже выходя из бара вместе с Джеком.
− Ну, Джек, ни пуха тебе завтра. И не трусь. Если что, бей ему кулаком в нос!
− Шутишь? Он же меня...
− Ничего он не сделает. Он же артист. Обязан терпеть.
Джек не особенно был обнадежен этими словами. Время шло к заходу и он отправился в свой дом.
А на утро съемочная бригада собралась для начала новой работы.
Все собрались вместе, Хан стоял рядом с Джеком и бригада подготовилась к съемкам.
− Хан, тебя долго ждать? − Спросила Райзи.
− Сейчас. − Ответил он и прошел назад. Джек обернулся и хлопал глазами на своего нового друга, не понимая, почему тот отошел в сторону от всех.
Тело Хана вспыхнуло разрядами, и он переменился, становясь крыльвом. Он выглядел совсем молодым, но крылья уже были достаточно большими.
− Ну, что скажешь, Джек? − Зарычал он. − Крутой прикид?
− Т-ты?... − Проговорил тот едва сумев.
− Ну так ты подойдешь или будешь стоять там?
Джек прошел вперед.
− Я тебе позавчера еще сказал, кого играть буду, а ты не поверил. Говоришь, крылев, да сам может... Соображалка то не сработала, а, Джек?
− Ты специально все?...
− Да. Ускоренный курс. Не забыл?
− Нет.
− Тогда, забирайся мне на спину.
− Се-серьезно?
− Се-серьезно. − Произнес Хан и лег. − Ну давай, не трусь!

Джек, наконец, сделал, что от него требовалось. Хан прошелся немного вокруг.
− Держись прямо, Джек. − Сказала Райзи. − Ты же на лошадях ездил уже.
− Да, но...
− На драконах еще не ездил. − Фыкрнул Хан и пошел быстрее.
− Мотор. − Произнес режиссер...

Съемки проходили достаточно быстро. Некоторые проблемы возникли при работе с лошадьми, которые совсем не желали гнаться за крупным хищником, и эти сцены пришлось снимать раздельно, что бы затем наложить при монтаже.
А Джек под конец уже не боялся. Он достаточно легко говорил с Ханом, когда тот находился в виде крылатого зверя, а в виде человека вообще проблемы исчезали.
− А сколько тебе лет по настоящему? − Спросил Джек.
− Я и не знаю точно. Семьсот или восемьсот. − Ответил Хан.
− Семьсот... − Джек опешил. − Так ты взрослый давно?
− А что? Проблема? − Усмехнулся Хан.
− Я думал, ты действительно молодой, а получается...
− А получается, что и не очень. Для нас семьсот лет не так уж и много. Некоторым и по десять тысяч бывает и даже больше.
− И ты воевал с людьми?
− Нет. С людьми я не воевал. Я вообще не воевал, считай. Были мелкие стычки на другой планете, но там я был как человек. Просто человек и все. И воевал как человек.
− С кем?
− С другими людьми. За свободу от рабства.
− Серьезно?
− Серьезно, Джек. Там и сейчас война. А я и помочь не смог.
− Там дентрийцы?
− Нет. Там совсем другие люди. И воюют с третьими. Дентрийцы там бывали только изредка.

Съемки продолжались. По сюжету Тим и Райди путешествовали по миру, в самых разных местах. Местность вокруг позволяла снимать три типа, горы, степь, лес. Не было только моря, но оно не требовалось. Разные поселения появлялись из разных декораций и различных мест съемок. Кроме того имелись дополнительные кадры, снимавшиеся в других местах и при монтаже они должны были наложиться.
Второй этап съемок подходил к концу. Джек не уезжал. Теперь уже он должен был передавать свой "опыт" новому артисту, которому предстояло играть уже с молодым, но взрослым крыльвом.
Однако, здесь возникли новые затруднения. Артист, ранее согласившийся на съемки, теперь отказывался. Причину он не сообщал, но это было и так ясно. Группа за несколько последних недель довольно сильно поредела. Артисты, отыгравшие свои роли уезжали, а новых не появлялось.
− Не знаю, что и делать. Он отказался, а подходящего человека нет! − Воскликнула Райзи, прочитав очередное письмо. − Ты ничего не можешь придумать, Хан?
− Я не совсем понимаю, чем не подходит Джек, например?
− Он молод. А нужен артист двадцати пяти лет, минимум.
− А гримеры не помогут? Ну маловат он, компьютером потом подмахнете.
− Компьютером. − Фыркнула Райзи. − Им и так подмахивать и подмахивать, а сроки уже жмут. Мы должны были уже закончить съемки, а у нас в третьей части и конь не валялся.
− Я думаю, проблем больших не будет. − Сказал Хан. − Можно же начать снимать, параллельно искать замену. Не найдется через день два...
− Ладно. Ты то с ним как?
− Нормально. Хороший парень. Пахнет очень аппетитно.
− Хан! − Воскликнула Райзи. − Ты спятил?!
− Что такое? − Невозмутимо спросил Хан. − Я что-то не так сказал?
Райзи промолчала.

А съемки продолжились. Джек узнав, что сможет сниматься под видом взрослого, был ужасно рад. Теперь он выглядел как воин. А его друг умел летать и превращаться в человека. Сюжет закручивался еще больше, два друга возвращались к родным местам Тима, и подходя к ним все больше и чаще попадали в разные переделки, встречались с инопланетянами и гордо выходили победителями в случае нападений.
Райди не особенно показывал себя и часто дрался просто как человек, но в этих боях его нечеловеческая сила все же проявлялась и обидчики разлетались от двух героев как перья от растрепанной курицы.
К съемочному поселку начали стекаться группы людей. Их готовили к предстоявшим массовым сценам, где должны были появиться настоящие сражения. Героям предстояло их только видеть и видеть горы трупов, и два друга глядя на это приходили к выводу о бессмысленности войн, об их жестокости и зле. А впереди предстояла последняя сцена. В ней крылатый лев вместе со своим другом спешил на помочь к тем самым людям, что в первой части собирались убивать крыльва.
Над поселком уже нависла угроза, тысячи воинов наступали со всех сторон, и в этот момент в небе раздался гром, возникли молнии и появился крылатый зверь, несущийся средь облаков, а на его спине − человек...
Войска бежали, бросая оружие, а крылатый лев спустился посреди поселка и испуганные жители выглядывали из щелей, рассматривая молодого воина и человека, возникшего вместо крыльва. Тим отправился к своему дому, где ему еще предстояло узнать весть о гибели отца и об исчезновении брата. А мать лежала присмерти и только помощь друга Райди помогла поднять женщину с постели.
А затем жители поселка просили у Тима прощения за то что не поверили ему много лет назад и просили его остаться. А вместе с ним, и его друга...

Последние кадры снимались без участия крыльва. Это была картина набега войска на поселок с боем, с огнем, с пожарами. По сценарию одна из деревень должна была сгореть, и это был тот самый поселок, построенный в начале съемок, где жили артисты, и где проходили сами съемки.
В полуночной мгле он горел, среди домов носились люди. Слышались крики и вопли. А съемочная группа вела свою работу...

Фильм назывался просто: "Тим и Райди". Теперь оставался последний этап. Монтаж, озвучивание, введение спецэффектов. Райзи хотела, что бы превращения крыльва на экране выглядели более эффектно, и Хан не возражал.

− Хан. − Рядом стоял Джек. − Я хочу сказать тебе одну банальность.
− Ну, говори.
− Я теперь уверен, что мы друзья.
− Да? − Удивленно произнес Хан. − И что же тебя так убедило?
− Ничего. Просто, я уверен. − Ответил он. − И я хотел бы, что бы мы встретились вновь. Когда нибудь.
− Может, мы и встретимся, Тим.
− Я Джек, а не Тим.
− Ты и Тим тоже, Джек. Это твое второе имя.
− Да. Я согласен. Мне пора уезжать, Хан. Меня родители ждут.
Они обнялись на прощание и Тим сел в машину.
− До встречи, Райди! − Воскликнул он, махая рукой из окна.
− До встречи. − Ответил Хан.
Он сам еще не знал, куда отправится. Вокруг все уезжали, и Хан сам еще день назад подготовил свой мотоцикл.
− Хан, я хочу попросить тебя. − Заговорила Райзи.
− Нет! Нет! И не проси! − Воскликнул он. − Я уезжаю!
− Но Хан, мне еще нужна твоя помощь! Я же не смогу!
− Что ты не сможешь?
− В фильме есть места, которые ты должен озвучить. Там твой голос, Хан, а мы не все записали.
− Ты мне выходные дни хотя бы выделишь? Недельку, а?
− Ладно. Но я буду ждать, Хан!

Мотоцикл мчался по дороге. Быть может, прошедшие недели почти ничего и не изменили, но Хан чувствовал, что изменилось многое. В нем самом. Пропало то напряжение, и исчезла тоска. Он все еще вспоминал старый мир, где жил раньше, но теперь и здесь была его часть. Он мог на что-то опереться. И не на работу в глухих городках в мелких конторках и мастерских, а на дело, которое стоило его усилий. Его, как крыльва.

Он ехал в небольшой городок, где хотел завершить еще одно дело. Совсем небольшое, но очень нужное. Мотоцикл въехал на мост перекатившись на другую сторону реки свернул по набережной. Хан оставил свой транспорт на платной стоянке, а его взор уже искал названия улиц и номера домов.
Хан прошел спросил об одной из них и остановился около особняка. Достаточно богатого, но и не особенно роскошного. Он некоторое время смотрел на него, пока рядом не объявился человек.
− Вы кого нибудь ждете? − Спросил он.
− Я ищу дом Берсонов. Он должен быть здесь, но почему-то...
− Берсоны давно переехали.
− И куда?
− Не знаю. Они не сообщали. И, думаю, вряд ли вы узнаете.
− Почему? Они от полиции сбежали?
− Не знаю, сэр. − Ответил человек, уходя за ворота. − Я бы не советовал вам здесь стоять. Мой хозяин этого не любит.

Хан ушел. Он некоторое время вел поиск, а затем сделал все иначе и послал на имя Тима Берсона письмо, по этому самому адресу. Сначала оно пришло к новому хозяину, затем тот переправил письмо по адресу в другой город. Хан отправился туда. Адрес оказался просто почтовым ящиком до востребования, но этого хватало. Теперь надо было лишь ждать. Впрочем, даже здесь оказалась некоторая засада. Письма из ящика вынимал поверенный, вскрывал, отправлял в сканер и переводил на электронный почтовый сервер. И, не будь Хан крыльвом, ему было бы сложно найти адресата.
Он проследил сети и, наконец, вышел на новый дом Берсонов. Он располагался в маленьком городке, в тихом месте, где его вряд ли можно было найти. Родители пацана были перепуганы, и он сам боялся из-за происшедшей встречи с маленьким крылатым львом.
Письмо, преназначавшееся Тиму от Райди, попало в руки отца, и он не задумываясь уничтожил его. А в голове человека возникла мысль, что крылев нашел его дом и теперь будет преследовать его сына.
Хан видел это. Он понимал, что ему не придется больше встречаться с этим пацаном. Он был слишком мал и мало чего понимал, но поговорить с ним все же следовало, и Хан избрал иной путь.
Он остался до ночи, а затем пришел пареньку в сон.

− Здравствуй, Тим. − Сказал он.
− Чего тебе надо?! Уходи! − Закричал пацан и только действие крыльва не дало ему кричать во сне.
− Я пришел только попрощаться. Я уйду, Тим. Только я хочу, что бы ты не боялся меня. Я ведь твой друг, Тим. Помнишь, как мы играли, как нам было весело?
− Ты злой! − Проговорил Тим.
− Тебя обманули, Тим. Я не злой. Я хочу, что бы ты не боялся. Я не сделаю тебе плохо.
− Моя мама не обманывала меня.
− Твоя мама не знает меня. Она и видела меня меньше чем ты, Тим. А твой папа вообще меня не видел. Когда ты станешь взрослым, Тим, ты увидишь то кино, где ты был маленьким. И ты вспомнишь обо мне. Ты узнаешь все. Не бойся. Пусть боятся твои папа и мама, а ты не бойся. Будь смелее. Ты сейчас спишь, Тим, а я тебе снюсь.
− Значит, это все неправда?
− Когда ты вырастешь, ты узнаешь, что правда. И не забудь, что мы друзья, Тим. Даже если только в кино или во сне, все равно, мы друзья. Спи спокойно, Тим. И не бойся. Я не буду за тобой гоняться. Это же смешно. Зачем мне это? И прощай, Тим...

Хану больше нечего было делать в этом месте. Он умчался из города и вскоре его мотоцикл несся по дороге к столице, где находилась монтажная студия.
Он приехал туда и застал Райзи в совершенно разбитом состоянии. Она сидела в маленькой комнатушке, рядом крутились два магнитофона, но звука не было.
− Райзи. − Произнес Хан.
− Хан! Ты пришел! − Она вскочила и бросилась к нему и обняла.
− Ты точно спятила. − Сказал он.
− Все кончено, Хан. Они не хотят его.
− Кто?
− Студия. Всучили мне эту рухлядь и сказали, делай, что хошь!
− Так и сказали?
− Да.
− Тогда, не все потеряно, Райзи. Ленты у тебя?
Она показала на них и Хан прошел к полкам, затем достал бобины и включил аппарат для просмотра.
Райзи не мешала. Неслись кадры, слышались звуки. Голоса людей и нелюдей, рычание крылатого львенка и слова маленького Тима. Отснятого материала было не мало, и Хан теперь смотрел все, от начала и до конца. В том числе и предыдущие кадры.
− Не хочешь сходить в кино, Райзи? − Спросил он.
− В кино? − Удивленно переспросила она.
− Да. В обыкновенное кино. Хочешь?
− Не знаю. Ты хочешь?
− Да. У меня есть одна идея...
− Тогда, идем.
Они спустились вниз и вошли в кинозал, что находился здесь же. В нем намечался просмотр фантастической кинокартины одного из "древних" режиссеров. В зале собралось не мало людей. Большинство работали здесь же, на студии, другие зашли с улицы, покупая билеты.
Свет погас, заработали видео-аппараты и на экране появились мерцающие всполохи.
− Эй, что за дела? − Послышался голос, когда всполохи продолжались почти минуту.
Зал загудел, включился свет.
− Прошу прощения, у нас проблема с техникой. − Сказал человек позади. − Прошу пару минут, господа. Он ушел...

Человек вошел в аппаратную, закрыл за собой дверь и замер, увидев чужого в комнате.
− Вы здесь что делаете?!
− Зашел, когда никого не было. Вот, кассету принес. С новым фильмом.
− Что за фильм?
− "Тим и Райди".
− Он же еще в работе.
− Да, но здесь уже все готово к показу.
Человек прошел к аппарату и некоторое время возился с ним, затем вытащил кассету.
− Черт возьми... − Прошипел он. Кассета в его руках рассыпалась, пленка разлетелась. Он встал и закрыл глаза, считая про себя до десяти, затем взглянул на пол. − Это и вправду случилось. − Произнес он. − Фильм, говорите? А ну ка!..
Он взял кассету человека, вставил в аппарат и замер, когда обернувшись не увидел никого.

− Ты где был, Хан?
− Увидишь. − Ответил он. Свет в зале погас, а на экране замерцали всполохи. Люди было загудели, но тут же замолчали, потому что из всполохов появилась планета и голос диктора...

Эта история началась давным давно, еще в те времена, когда на Дентре бегали обезьяны, предки нынешних людей-дентрийцев. Тогда, миллионы лет назад в нашей галактике царствовали ратионы, и не было такой планеты, где бы они не побывали.
Экран менялся, а на нем появилась карта галактики с распространявшимся пятном.
Ратионы заняли почти всю галактику, и они царствовали бы и поныне, если бы в галактику не пришла война. Полчища врагов обрушились на миры ратионов, и им пришлось вступить в схватку не на жизнь а на смерть. Война была кровавой, и ратионам была уготована жестокая судьба. Не смотря на создание мощнейщего орудия защиты, враг оказался сильнее. Он создал Звезду Смерти, против которой не смог устоять никто. Даже сами создатели оказались уничтожены смертоносной звездой, и ее блуждания по галактике закончились, когда в ней не осталось ни одного развитого мира. Звезда Смерти, исполняя свою программу ушла к иным мирам, к иным галактикам, а здесь остались лишь дикие миры, в которых жили останки прежней цивилизации, предки новых цивилизаций и созданные ратионами грозные существа, которые в те времена назывались защитниками, а в наши их название получило совсем иной смысл и оттенок. Эти существа − ДРАКОНЫ.
Экран вспыхнул и на нем появился лес.
− Драконы, это создания, пришедшие в наши времена из глубины времени. Они сильны и неуязвимы. Они умны и коварны. Но вместе с тем, они такие же живые, как и все мы. Они рождаются, живут и умирают. С биологической точки зрения драконы бессмертны, но их смерть на конце иглы, а игла в коробке, коробка в сундучке, сундучок на дереве... Сказка сказкой, но сейчас вряд ли найдется человек, который не знал бы, как убить дракона. Все мы живем и умираем. Все мы желаем жить. И, так же как мы, жить хотят те самые драконы. Мы расскажем вам историю, которая произошла не так давно, на одной из планет, где люди еще не научились жить в мире друг с другом, но где уже царствует разум. Это история о детях, о дружбе, о взаимопомощи. Это история, которая поможет понять вам те истины, что были заложены в основу жизни самых сильных существ нашей галактики...

ТИМ И РАЙДИ.

− Ха-ан! − Едва не закричала Райзи, но ее голос никто не услышал, кроме сидевшего рядом человека
"Сиди и учись, как надо делать фильмы."

Лес закончился и в небе возникло несколько звезд. Десятки сверкающих машин пронеслись над землей и удары вонзились в нее, выбивая огонь, выворачивая деревья.
Было совсем не ясно, что же происходило там, внизу, Почему несколько десятков кораблей били по одному месту, а камера спустилась вниз и там послышались крики и вой. С места ударов бежали животные, летели птицы, а среди них оказалось маленькое существо, детеныш какого-то хищника, который бежал со всеми. Удары приближались и звереныш метнулся в сторону, уносясь куда-то.
Он выскочил из леса, пробежал к скалам и забился в щель. Удары настигли это место, камни разлетелись в стороны, взрывы разметали скалы и, казалось, зверь погиб, но в этот момент все увидели глубокую дыру из которой донесся плеск воды и детское "мяяу!"
В небе вновь неслись машины, но на этот раз их удары били совсем в иную сторону. Там, с другой стороны появились два крылатых силуэта, которые двигались не глядя ни на какие удары.
Крыльвы. Два крылатых льва настигли машины и рвали их на куски. Взрывы отбрасывали крыльвов, но вниз падали только машины.
− Они нас всех убьют! − Послышался чей-то жалкий голос.
− Это драконы! Смерть драконам! − Закричал другой.
− Не-ет! Так мы умрем все! − Вновь взвыл первый.
− Смерть драконам! − Закричал второй и новая машина оказалась в лапах крыльва. И в то же мгновение экран озарила вспышка. Ударил гром. Грохот раскатами пронесся вокруг, а от вспышки расходилась волна.
Ядерный взрыв. Огромный огненный гриб поднимался над лесом... А вокруг уже не было никого. Ни драконов, ни машин. Они погибли все...
Небо погасло, послышались тихие звуки льющейся воды, а в них какое-то шлепанье и с каждым сильным шлепком непонятное вяканье... Затем появился слабый свет и все увидели, как поток воды вынес маленького звереныша из пещеры. Он, наконец, выбрался из воды, отряхнул шерсть и пошел от ручья шатаясь...

− Тим! Не ходи далеко в лес! − Возник голос.
− Ладно, мама! − Ответил паренек. Появились кадры. Те самые кадры, с которых начинался бы фильм Райзи...
Большая часть кадров снималась в натуре, но среди них появлялись и иные. Не было в сценарии упоминаний о мертвых зонах, о летающих драконах, о войне за горами, которая по слухам должна была прийти и в эти места, но так и не приходила. Жизнь текла тихо и спокойно, а Тим, ушедший в лес встретил там маленького львенка, которого поначалу испугался, но вскоре понял, что это детеныш, и у него нет родителей, а он совсем маленький и ослаб... Тим принес ему еду и воду, укрыл соломой, развел рядом костер и львенок ожил, а затем заговорил, ошаравшив пацана этим своим умением. Они стали друзьями, играли, прыгали, баловались. Тим еще не знал, что встретил детеныша дракона, но не стал говорить никому о говорящем звере, потому что тот сам пугался и прятался в пещере.
Но время летело, и Тим проговорился о звере, а когда понял, что все его село собралось идти против львенка Райди с огнем и оружием, убежал из дома и едва успел предупредить своего друга.
Они ушли по речке, переплыли на другую сторону и отправились в путешествие...

Города, села, дороги, леса, пустыни. Новая часть начиналась с криков и быстрого бега Райди, у которго на спине сидел Тим. Они носились по степи и лесам. Встречавшиеся люди пугались дракона, а те, кто желал его поймать, не получали ничего. Им мешал и сам Тим, и быстрые лапы Райди. После очередной погони они ушли в горы и перешли на другую сторону, туда, где шла война, где они и увидели те ужасы, ту страшную резню. Райди и Тим избегали людей, и это удавалось делать с умением крылатого льва бегать и скрывать следы.

Они прошли полмира и уже возвращались назад, когда до молодого человека и его друга дошла весть о войне, начавшейся, в родных местах. Они неслись вперед, а по пути вновь видели войны и разрушения.
Со стороны они видели, как огромная армия разнесла поселок и сожгла его дотла, а впереди были знакомые места. Совсем недалеко находился родной дом Тима.
Райди уже был человеком. По дороге они встретили старика, который рассказал историю мира, о крылатых машинах, о войне, в которой две мощнейшие страны испепелили друг друга. Там не осталось никого, и эти слова только утверждали веру в необходимость мира.
А впереди была схватка. Короткая, но действенная. Тим узнал о наступлении войск и Райди понял все, что тот хотел сказать. Перед Тимом возник крылатый лев и молодой воин оказался на его спине. Крылев промчался вперед, взмахнул крыльями и взлетел.
Он несся над лесами и полями, над реками и озерами. Внизу проносились раззореные селения, и вот появилось то самое место. Дракон спикировал на врага. Небо потемнело, ударили молнии и тысячи огненных стрел впились в землю перед людьми, что собирались наступать и убивать. Войска бросали оружие и убегали...


− Кто-то скажет, что это все неправда, что подобного никогда не было и быть не могло. − Произнес голос за кадром. − Но эти слова будут смешны, потому что история эта взята из жизни. И не важно, с драконом подружился маленький Тим, или это был другой зверь. Важно, что он подружился, и важно, что эта дружба возможна. Именно благодаря ей, благодаря подобным историям вы сейчас можете смотреть этот фильм и не бояться, что на вашу землю придет война. Она не придет. И вовсе не потому, что все драконы убиты. Они не убиты и живут так же как и вы. Они здесь, вместе с вами. И, быть может, кто-то из них сейчас сидит в том же зале, где и вы, и смотрит этот фильм. Они такие же как все. Только немного сильнее. И они − друзья.


Зал сидел в тишине. Включился свет, а люди оглядывались, словно завороженные.
− Народ припух, думает, что тут дракон среди зала затесался. − Произнес Хан.
− А почему без титров?
− Три недели до выпуска. Титры успеем сделать. Успеем, Райзи?
− Успеем. − Ответила она, поднялась и помчалась из зала.
Хан догнал ее в коридоре.
− Хан, зачем так?! − Воскликнула она.
− Сделай лучше, если не нравится. Время есть. Это же не официалный выход.
− Я не знаю, смогу ли.
− Ты просила меня о помощи, а теперь не желаешь ее принять? Я сделал как смог. А ты можешь сделать лучше.
− Я не смогу сделать. Мне не на чем.
− А я?
− Что ты?
− Ты скажи мне, что не так, я исправлю.
Она взглянула на Хана и больше не сказала ни слова против...


Фильм выходил на экраны почти без переделок. Убрана была лишь первая история про миллионы лет назад, и начиналось все с описания драконов и боя, в котором маленький львенок потерял родителей...
Выход сопровождался почти скандалом. Кинокомпания не пожелала выпускать фильм, но ей пришлось не уничтожить его, а продать все материалы Хану Тигрову, который "вежливо" намекнул, что не будет никого убивать в случае отказа и предупредит работников за несколько минут до того, как разнесет студию в клочья.
Фильм был продан за ничтожную цену, затем образовалась компания Райзи, которая и объявила о выпуске картины в тот самый день, когда это и должно было произойти.

ТИМ И РАЙДИ.

Картина прошлась по тысячам городов. Кинотеатры штурмовали толпы людей. Они шли вовсе не за идеей. Они шли за зрелищем, а такого, что бы на экране художественного фильма был настоящий крылев, никто не видел. Райзи ликовала, хотя вокруг никто кроме Хана не знал, что в основе фильма лежит ее собственная история, что ее родители погибли, а она выжила благодаря пацану, который приносил ей еду и помогла скрыться от преследователей, пока она была маленькой. Потом все изменилось. Не было той войны, не было защиты поселка. Просто на планете появились космические корабли и Райзи вместе с Тимом удалось добраться до них. А там она встретила ратионов и уже ничто не сдерживало ни ее, ни Тима, что бы лететь в космос, в страну, где жили ратионы и люди.

Закончились времена показа в кинотеатрах, и фильм вышел на телеэкраны, а Райзи теперь заключала контракты на поставку фильма на другие планеты. Выплачиваемые суммы многократно превысили затраты, а бывшая кинокомпания, что упустила этот шанс, теперь кусала локти. Она не только потеряла прибыль, она получила и пинок, когда Райзи рассказала всему миру, как хозяева компании попытались зарезать ее фильм.

− Теперь ты не будешь говорить, что я сделал не все? − Спросил Хан.
− Буду. − Ответила Райзи.
− Опять? И что теперь?
− Ты хочешь меня бросить?
− Райзи, ты же не ребенок, что бы тебя бросать. А я не могу оставаться при тебе собачкой.
− Я и не прошу! Я прошу, что бы ты взял меня!
− Куда взял то?
− Собачкой. − Произнесла она.
− Господи, что за глупости, Райзи? Я же не останусь в этом мире. Пройдет время, и я улечу. Мне уже до чертиков этот Хвост надоел.
− А я тоже надоела? Я тебе не друг, да?
− Ты друг, Райзи. И я не хочу тебя потерять.
− Если ты улетишь без меня, то ты именно это и сделаешь. Потеряешь друга!
− Понятно. Из-за дурацкого полета ты готова от дружбы отказаться.
− Да что ты несешь!
− Ты сама сказала. Если я улечу, ты перестанешь быть мне другом.
− Я сказала не это. Я сказала, что ты улетишь и больше не вернешься. И неизвестно когда вернешься, а меня уже и не будет!
− Тебе надо лететь на Ренс, к своим.
− Издеваешься, да?! К своим?! Ты даже не понимаешь, что я там пережила! Ты не понимаешь!
− Ты и не говорила ничего об этом.
− Я говорила, только ты не понял. Я оказалась там полной дурой. Потому что меня никто не учил!
− Райзи-Райзи... − Произнес Хан. − Училась бы сама. Ты же туда не старухой прилетела.
− Не старухой, но меня там сразу определили как третьесортную. Со мной считаться никто не станет. И надеяться на брак мне не с кем. У меня нет туда пути. И здесь я не хочу оставаться! Хан, ты же можешь! Я знаю, что можешь!
− У меня будет одно условие, Райзи. Я полностью свободен.
− О чем ты?
− Обо всем. Когда я полечу, я приду за тобой. Но не раньше. А там будет видно.

Хан уезжал. Он вновь носился на своем мотоцикле по дорогам. Он не знал, что ищет. У него не было цели. Но теперь он выглядел вновь молодым человеком, а его документы перерегистрировали, и в них появилась запись о том, что Хан Тигров − крылев. Запись эта оставалась на невидимом месте, и люди, проверявшие документы не часто заглядывали туда. А кто заглядывал, тут же терял всякое желание к чему либо придираться и возвращал документ, желая лишь побыстрее спровадить нечеловека.
И все же, перелом в отношениях был виден. Весь мир, взбудораженный фильмом, теперь обсуждал его. На радиоволнах появились сообщения о том, что его посмотрел и будущий Император, которому совсем недавно исполнилось двадцать лет. Не редко Хан слышал и голос Райзи, которая продолжала появляться и на экранах телевизоров и в радиоэфире.

Хан затормозил у очередного придорожного кафе. Внутри играла музыка, люди отмечали какой-то праздник, а вошедший человек остался почти незамеченным. Он взял обед и сел за столик в углу, где было не так шумно, как в центре.
− Э, кого я вижу, неужто сам Карам! − Послышался голос рядом. Хан не обратил бы на него внимания, если б кричавший не сел прямо перед ним и не взял его бутылку с лимонадом. − Что это за гадость ты пьешь? − Проговорил человек, попробовав, а затем вылил содержимое бутылки на пол. Хан не стал отвечать и продолжал есть. − Ты это что, хамить вздумал мне, Карам?! − Воскликнул человек. − Эй, Рахид! − Рядом объявился здоровенный мужик. − Выкинь этого придурка на улицу. Он меня оскорбил!
Рахид бесцеремонно схватил Хана за шиворот, протащил пару шагов, а затем заорал и полетел в сторону.
Человек, что сидел перед Ханом, поднялся, и тут же влетел в стену, получая удар ноги Хана. Вокруг все стихло, и кто-то выключил музыку.
− Вы можете веселиться дальше. − Произнес Хан, одним движением смахнул остатки обеда со стола на пол, и пошел на выход.
− А ну стой, скотина! − Выкрикнул кто-то. Грянул выстрел, и рядом с Ханом в стену вошла пуля.
Он остановился и обернулся. Человек, державший в руке оружие, теперь направлял его Хану в голову.
− Взять его! − Приказал он.
Завязавшаяся драка закончилась новой стрельбой. Кто-то закричал, и люди рассыпались в стороны, а Хан развернулся и ударом ноги выбил оружие из рук человека. Пистолет прокувыркался в воздухе, разбил окно и упал снаружи бара.
− Если у кого-то расплавились мозги, то я вам напоминаю. − Произнес Хан. − Я − крылев.
На этот раз он вышел на улицу без проблем, сел на мотоцикл и рванув его с места помчался прочь.
Где-то вдали слышались полицейские сирены. Мотоцикл несся в полуночной мгле, машины нагоняли его, и Хан затормозил, когда послышалось требование полиции.
Он остановил около обочины и вынул свое удостоверение личности, которое обычно и спрашивала полиция. Но на этот раз его не спрашивали, а схватили сразу же. Одели наручники, Хан оказался в фургоне для задержанных.
− Молчишь, значит, знаешь, за что арестован. − Произнес лейтенант, он подсел рядом и теперь сверлил глазами своего пленника.
− Я молчу, потому что в ваших поганых мыслях не появилось даже желания что либо делать по закону. − Ответил Хан.
− Не тебе говорить о законе!
− А кому же тогда? Вы от него отказались, а третьего не дано. К тому же, я прекрасно знаю, что вам придется отпустить меня.
− Об этом можешь не беспокоиться, ты сядешь до конца своей поганой жизни. А будешь рыпаться, ее тебе укоротят!
− Отличные слова, лейтенант! В суде они будут очень кстати.
− Еще неизвестно, доживешь ли ты до суда, щенок.
− О... Вашими то заботами... − Усмехнулся Хан. − Не стоит тратить сил. Я ведь и зашибить кого могу случайно. И это уже будет ваша вина, а не моя.
Человек молчал. Полицейский эскорт вернулся в город и вскоре Хан оказался в общей камере с группой других задержанных.
Хан лег на свободные нары и закрыл глаза. Он уже видел, как во тьме встает человек, и не стал дожидаться, пока он дойдет. Человек подскользнулся и с матами свалился на пол. Он еще что-то орал, затем включился свет и задержанный завопил, словно его резали. Его одежда была вымазана в дерьме, и сам он стоял в размазанной по полу чьей-то куче.
В камере появились полицейские. Они не удержались от хохота, а затем приказали перемазавшемуся человеку выходить и идти мыться. А остальным было приказано убрать дерьмо.
− Эй, ты! − Проговорил человек, когда полицейские ушли. − Суслик! − Выкрикнул человек. − Толкните его!
Хана толкнули, и он приоткрыл глаза.
− Чего тебе? − Произнес он.
− Вставай, работа для тебя есть!
− Сам иди и жри, коли хочешь. − Ответил Хан и отвернулся.
− Кому сказано?! − Загремел человек, дергая Хана сильнее. Хан обернулся и тут же получил кулаком в глаз.
Он сел на нарах, а человек, стоявший рядом свалился от полученной подножки.
− Ах ты паскуда! − Взвыл он, но подняться сам не сумел. Хан толкнул его и схватив за одежду выкинул в проход.
− Пшел вон, урод. − Произнес он.
Драки так и не было. Человек, нападавший на Хана то падал, то улетал назад от толчков, а в какой-то момент он перелетел через соседние нары и грохнулся в ту самую размазанную кучу дерьма.
− Кто хочет в морду, подходите, да не по одному, а все сразу! − Произнес Хан.
Люди завелись, и в камере началась драка.
Недолго. Когда полицейские открыли дверь, люди вокруг лежали на полу, висели на спинках нар, кто-то корчился от боли, кто-то блевал и матерился.
− Что за дьявол? − Произнес один из них и увидел, стоявшего рядом Хана. Человек больше не успел ничего сказать. Он пролетел назад, сбил двух своих в дверях, а Хан прошел на выход.
Появился еще один полицейский, и выхватив оружие выпустил в Хана целую обойму.
− Ты промазал, болван. − Произнес Хан. По ранам на его груди прошлись всполохи света, и они исчезли.
Человек убежал. Он орал что-то непонятное, а трое других пытались отползти от надвигавшегося на них Хана.
− Благодарите своего начальника, детки. − Произнес Хан. − Из-за него вы стали преступниками, я преступников я убиваю на месте.
− Нет! Мы не преступники! − Закричал сержант.
− Да неужели? Вы выполняли преступные приказы, значит, преступники!
− Он нас заставлял! Он!...
Хан зарычал и человек умолк. Троица, наконец, поднялась и бросилась бежать, мешая друг другу и спотыкаясь.
− Скоты. − Фыркнул Хан.

Он шел по улице утреннего города. Солнце уже играло на крышах домов, кое где виднелись прохожие. Хан вошел в бар, на вывеске которого висел знак круглосуточной работы.
Дверь звякнула и через полминуты в зале появился человек.
− Желаете чего нибудь? − Спросил он.
− Да. Ужин на троих. − Ответил Хан, сажаясь за стол. − Сейчас и сюда! − Добавил он, показывая перед собой.
Человек выполнил приказ и удалился. Ему посетитель не особенно понравился, а телефон полиции почему-то не отвечал на звонки.
Хан съел все, выпил три бутылки и вынув деньги положил их на стол так, что хозяин видел. Хану он тоже не понравился, но лезть в глупости он не собирался. У него было другое дело.
Он прошел через улицу и громыхнул дверью телеграфного пункта связи.
− Мне нужна связь со столицей. − Сказал он.
− У нас сейчас нет связи с районом, сэр, а со столицей тоже никак.
Она говорила это дрожа, и в ее мыслях была ложь.
Хан не стал больше ничего говорить, а просто вломился в дверь и прошел к пульту связи.
− Что вы делаете?! Я вызову полицию!
− Ну так вызывай. У тебя связи то нет. − Ответил Хан и взял трубку, переключив два тумблера. − Допотопная техника. − Фыркнул он. − Алло, центр?!... Мне связь со столицей, срочно!
− Что случилось?
− ЧП. Нужна связь. С Министерством Внутренних Дел!
− Одну минуту. − Ответил голос.
Вскоре в телефоне что-то зашуршало, затем послышался новый голос.
− Дежурный МВД на связи. − Сказал он.
− Мое имя Хан Тигров. − Сказал Хан. − Я нахожусь в городе Ромет, в восточном штате. И у меня здесь возникли проблемы, нужно ваше вмешательство.
− Вы не можете обратиться к местному шерифу?
− Не могу. Потому что проблемы именно с ним. Он возглавляет местную мафию.
− С чего вы это взяли?
− С того, что он со своими бандитами поймал меня на дороге, арестовал не спрашивая ни документов ни имени, не предъявляя никакого обвинения и посадил в камеру с десятком ублюдков, которые хотели меня убить. Я полагаю, вы понимаете, что с ними стало?
− Я не понимаю.
− Значит, вы не в курсе. Тогда я вам сообщаю, что я − Хан Тигров. И я − крылев. Ясно?!
Рядом послышался грохот. Хан обернулся и увидел лежавшую на полу женщину без сознания.
− Вы слышите меня, дежурный?!
− Да, я слышу. Что вы хотите?
− Я хочу, что бы вы прислали сюда внутренние войска для наведения порядка. Потому что эти бандиты не только оскорбили меня, они еще и обокрали.
− Если вы крылев, как они это сумели?
− Так и сумели! Прикрываясь формой и законом! Я не сопротивлялся им до тех пор, пока не понял, в какое дерьмо вляпался! И советую вам поторопиться, потому что чем больше вы медлите, тем больше здесь будет жертв! Я не стану с ними цацкаться. Вам все понятно?!
− Да. Я передам указания, войска прибудут через несколько часов. И прошу вас воздержаться от насилия.
− Об этом просите людей, а не меня. Все. Я буду ждать здесь. И не забудьте предупредить своих командиров обо мне.
− Не забудем.
Хан прервал связь, затем прошел на выход и взяв графин с водой полил лежавшую на полу женщину.
Она зашевелилась, и Хан скрылся за дверями телеграфа.

Армия прибыла уже через полтора часа. Прибыли вертолеты, а затем появились самолеты и десантники. Город был взят без каких либо проблем. Шерифа подняли с постели, когда тот ничего не соображал. В тюрьме уже велись разборки с охраной и заключенными, а Хан встретился с командиром прибывшей части.
− Как все это понимать? − Произнес капитан, глядя на Хана. − Мне сообщили, что здесь идет бой, есть убитые и раненые, а здесь только горстка подравшихся заключенных и несколько побитых полицейских.
− Вы прилетели довольно быстро, капитан. − Ответил Хан. − Вам повезло, что здесь еще не начался бой.
Рядом остановилась машина, из которой вывели лейтенанта, который ругался и что-то доказывал с пеной у рта. Он умолк, увидев Хана.
− Это бандит! Он убийца! − Закричал лейтенант, пытаясь проскочить к Хану, и его схватили под руки.
− Вот это и есть моя проблема, капитан. − Сказал Хан. − Если бы вы не прибыли, сейчас здесь была бы драка и стрельба. Полагаю, они сдохли бы все за нападение.
− Вы могли просто уехать.
− Именно этим я и занимался, когда меня поймали на дороге. Они украли у меня документы, деньги и мой мотоцикл.
− Да что вы его слушаете?! Он же бандит! − Закричал лейтенант.
− Уведите его. − Приказал капитан. Он еще не знал, что делать, затем прошел к своей машине и вышел на связь с командованием, передавая обстановку.
Хан сидел в стороне, пока его не подозвали к машине. С ним желал говорить Министр Внутренних Дел.
− Здравствуйте, господин Министр. − Ответил Хан на приветствие с другой стороны.
− Мне очень хотелось бы, что бы этот инциндент был улажен мирно, господин Хан Тигров. − Сказал министр.
− Мне тоже, господин Министр.
− Но есть один момент, который нужно разрешить. Вы должны представить доказательство капитану, что вы именно тот, кем назвались.
− Я не вижу причин, по которым я это должен был бы делать, господин Министр. Не вижу, потому что до сих пор, до того момента, пока я не связался с министерством, я не говорил об этом, не представлял доказательств, и, как вы понимаете, действовал только как человек. Поэтому я хочу, что бы ваши люди разобрались во всем, принимая мои действия за действия человека, и относясь к ним соответствующим образом. Я не нарушал законов и никого не убивал. В некоторый момент мне пришлось защищаться и применить силу. И не более. Однако, местная полиция, навешала мне таких обвинений... Я полагаю, что она сама по уши в дерьме, и вы должны с этим разобраться, безотносительно к тому, что я здесь делал. Я ничего не делал. Я просто ехал мимо и влип в это дерьмо. Вы понимаете меня?
− Да, я понимаю. Наши люди во всем разберутся.
− И прошу вас не требовать с меня доказательств. Они лишние. Если ваш капитан выяснит, что я должен сесть в тюрьму за что-то, пусть так и будет. Я сяду, потому что я не собираюсь нарушать закон.
− Хорошо. Я не буду требовать. Передайте связь капитану, пожалуйста.
Хан покинул машину. Капитан еще некоторое время говорил со своим Министром, а затем вышел.
− Мы проведем расследование. − Сказал он.
− Я буду ждать. − Ответил Хан. − И, надеюсь, вы найдете мой мотоцикл.
− Мы сделаем все, что сможем.

Через день уже не осталось никаких сомнений в преступной деятельности шерифа местной полиции и его людей. Шериф держал в страхе всех жителей и теперь, когда его власть закончилась, нашлось не мало свидетелей преступлений, которые не забыли зло, принесенное этим человеком.
Хан Тигров получил свой документ и мотоцикл. Капитан не стал его задерживать, и крылев уехал.

Новая дорога, новые города, села. Хан не имел никакой цели и только иногда позволял самим целям находить себя. Разборка с преступниками была не первой. Он не раз попадал в подобные дела, и вскоре информация о нем ушла вперед. Изменилось отношение людей к появлявшемуся одиночке на мотоцикле. Они не знали, тот ли это человек, о котором рассказывали по радио, но не желали оказываться на его пути.
Хан появлялся и исчезал. Вновь дорога несла его вперед.
Вперед ли? Хан знал, что он вовсе никуда не движется. Что это маленький мир, в котором он бродил в бесцельных поисках того, что он и сам не знал. Он много думал об этом и надеялся, что ему удастся понять, когда он встретит то, что ищет...
Но он так и не встретил. Дорога провела его вокруг целого континента, и он возвращался в столицу Хвоста. Возвращался, не зная о том, что будет делать.
Он продал мотоцикл не доезжая до города. Отдал почти задаром молодому парню, что возился с техникой в одной из мастерской, попавшейся по пути. Тот почти не верил, когда получил отличную машину всего за сотню империалов. А Хан оставил машину, ушел в степь и растворился там. Невидимое облако перенеслось к городу в несколько мгновений, и никто не заметил появления нового человека из пустоты в полутемном подъезде.
С момента его последнего появления здесь прошел почти год. Хан прошелся по улицам и усмехнулся наткнувшись на киноафишу с изображением летящего крылатого льва с человеком на спине.

Тим и Райди.

Хан сидел в зале и смотрел картину, представляя себе ту несуществующую историю. Зрители менялись с каждым сеансом, а Хан не уходил. Он заплатил двадцать империалов, приобретая билеты на все сеансы дня и вечера. Вахтер принял это с некоторым удивлением, но не стал ничего говорить. Лишь под вечер он встретил Хана в местном кафе между сеансами и подсел, спрашивая разрешения. Отказывать смысла не было, но уже через минуту Хан пожалел об этом, потому что человек оказался проповедником очередного бреда про крыльвов-богов. Хан перестал слушать его бред и отвлекся к своим мыслям, а затем просто ушел, направляясь в зал, где начинался очередной сеанс.
Зрителями большей частью была молодежь, и Хан едва не поперхнулся, когда проповедник выбрался на сцену, и начал толкать свою речь в качестве предисловия.
− Что за чушь ты несешь?! − Воскликнул Хан с места. − Любому нормальному человеку известно, что крыльвы не боги, а инопланетяне! Такие же как все!
− Бог покарает тебя за подобные слова!
Хан поднялся и прошел на сцену.
− Он уже покарал меня. − Произнес он и схватив проповедника потащил со сцены.
− Отпусти меня сейчас же!
− Выйдем, поговорим. − Ответил Хан и вытолкнул человека за дверь. Он сам вышел туда, закрыл за собой и зарычал, превращаясь в птицельва.
Проповедник раскрыл рот и упал на колени.
− Пошел вон отсюда, придурок! Еще раз увижу, что ты несешь чушь, загрызу на месте!
Хан исчез и вошел в дверь зала, когда там уже гас свет. Он тихо прошел на свое место. Можно было и не думать об этом. Фильм начинался с грохота боя, который заглушал все...

Быть может, сама судьба привела Хана в это место, а может, о предстоящей встрече сообщали везде, на на всех вечерних сеансах. Сразу же после окончания фильма на сцене появился человек и объявил о предстоявшей встрече с артистом, сыгравшим в фильме роль Тима. Она проходила в другом месте в крупном кинотеатре и до нее оставалось два дня.
Хан отправился туда и не пожалел сотни, покупая билет у перекупщика. В свободной продаже их давно не было. Оставшиеся до встречи дни Хан провел в городе, гуляя и наслаждаясь теплым солнцем. Больше всего он просидел в парке, а ночью отправлялся в квартирку, снятую недалеко от центра.

Кинотеатр осаждала толпа. Рядом стоял полицейский кордон и контролеры тщательно проверяли билеты. Хан, как большинство зрителей отстоял очередь и, наконец, попал внутрь. Зал наполнялся. Рядом располагались довольно богатые люди, и Хан среди них выглядел несколько тускловато.
Один из соседей рядом с Ханом выглядел расфуфыренным попугаем. Он некоторое время смотрел на Хана, затем потребовал от него показать билет. Убедившись, что Хан не занял чужое место, человек отвлекся на время, но его недовольство осталось, и перед самым началом он потребовал от Хана, что бы тот покинул зал.
− Раусс Хей разбушевался. − Фыркнул Хан, отчего человек дернулся, и в нем возникла ярость.
− Если вы не выйдете, я вызову охрану.
− Хоть две охраны. − Ответил Хан. − Когда вас будут уводить, я не стану кидаться вслед, так что можете уйти и так.
− Да кто ты такой, что бы говорить со мной так!
− Вы желаете скандала, ну так получайте. − Произнес Хан.
Человек вскочил от боли, пронзившей его зад, и заорал на весь зал. Он стоял, махал руками и кричал, кричал. Попытка что либо сказать осмысленное, у него не выходила и закончилось все тем, что охрана утащила его, а человек все еще вопил. Самое осмысленное слово было петушиное "кукареку".
− Что это с ним? − Спросил человек с другой стороны от Хана.
− Не знаю. Псих какой-то.
Зал, наконец, затих, а затем началась встреча. Зал встречал Джека-Тима громом аплодисментов. Тот улыбался, но Хан видел, что под улыбкой скрывалась усталость. Джек начал свой рассказ. Рассказ, подобный, которому он уже говорил много-много раз. Это была далеко не первая встреча, и именно поэтому Джек не ощущал от нее радости или волнения. Он чувствовал усталость и желал, что бы все поскорее закончилось.
Рассказ длился почти час. Джек рассказывал о съемках, о фильме, о встрече с крыльвом. Он подробно описал прошедшие "учения", когда оказался вместе с крыльвом в первый же день, но не понимал кто это. А потом все уже было проще. Фильм, съемки, ощущения человека, прикоснувшегося к существу, которого все боялись. Джек расказывал о своих чувствах, о той дрожи, что стояла в нем, в самом сердце, но он был должен ее перебороть, и он переборол. В самом конце он не боялся. Он знал, что Райди его друг, что они сделали очень большое дело, которое нужно всем. Джек не называл имени Хан, а называл его Райди, потому что именно Райди был его другом. Навсегда.
После рассказа посыпались вопросы. Самые разные, глупые и умные, смешные и грустные, злые и добрые. Время встречи подходило к концу. Вопросы продолжали сыпаться нескончаемым потоком. Зал шумел, но слушал слова человека, встретившегося с крыльвом...

Хан воспользовался суматохой при выходе, проскользнул в коридор мимо охраны и исчез. Человек, побежавший за ним, никого не нашел. А крылев уже был рядом с Джеком, который садился в машину. Вокруг так же стояла толпа, которая что-то кричала, махала руками. Охранники и полиция разводили людей, что бы машина смогла проехать.
Джек, как только оказался в своем номере, в гостинице, бухнулся на кровать не раздеваясь и закрыл глаза. Вокруг наступила тишина, около входа в номер стоял охранник и никого не подпускал.
Хан возник рядом с Джеком, на его постели. Человек вздрогнул и замер, увидев перед собой маленького львенка.
− Здравствуй, Тим. − Сказал львенок.
− Райди? К-как это? − Произнес парень. Он обернулся к дверям, затем вновь взглянул на маленького крыльва, а тот переменился и рядом с Джеком оказался молодой человек. − Хан? Ты?
− Я. Ты что, забыл меня?
− Я не забыл, но столько времени прошло.
− Всего один год. Я вижу, ты не плохо живешь, зашибаешь деньгу.
− Какую еще деньгу? Я устал до ужаса.
− Ну так брось все.
− Не могу. У меня контракт на год, а в нем...
Джек замолчал. В номер вошел кто-то.
− Это еще кто? − Произнес незнакомец. − Охрана! − Рядом объявились еще два человека. − Вы почему пропускаете к нему неизвестно кого?!
− Мы не видели, как он зашел. Наверно, прятался где-то в номере, когда нам его передали.
− Выпроводите его!
− Не трогайте его! − Воскликнул Джек, и охранники остановились.
− Что это значит, Джек? Кто он?
− Он мой друг.
− Друг, который пробрался тайком? Что-то не похоже. Чего ему надо от тебя? Отвечай, Джек. Ты же не хочешь сделать себе хуже?
− Что это за фуфло, Тим? − Спросил Хан.
− Это мой менеджер. − Ответил Джек.
− Вы сейчас же покинете номер, или я вызову полицию. Джек должен отдыхать! У него еще выступление вечером!
− Ничего. − Ответил Хан. − Одним выступлением меньше, одним больше, с вас не убудет.
− Да что ты несешь?! Кто ты такой вообще?!
− Тим, выгони их. Скажи им "пшли вон". Ты крыльва не боялся, чего тебе бояться какого-то менеджера?
Тим взглянул на человека и произнес.
− Пшли вон.
− Что? Ты кого слушаешь?! − Выкрикнул менеджер.
− Смелее, Тим. Помнишь, как в первый день, там в баре ты сказал запретное слово?
− Пшли вон! − Закричал Джек, вскакивая, и человек дернулся.
− Хорошо. Сейчас мы во всем разберемся. − Произнес менеджер и покинул номер.
Охранники только посмотрели на двух парней и закрыли за собой двери.
− И что теперь? − Спросил Джек.
Хан поднялся, прошел по номеру и открыл окно, распахнув его широко-широко.
− Не хочешь полетать, Тим? − Спросил Хан. − Как тогда?
− Ты серьезно? Тебе же не развернуться здесь?
− Да ну. − Усмехнулся Хан. − Надо то всего лишь прыгнуть, да приземлиться. Ну как? Не боишься?
− Нет. − Ответил Джек.
Хан обратился в крылатого льва и лег, приглашая Тима садиться ему на спину.
− Держись. − Сказал лев, поднялся и прыгнул в окно.
Мало кто заметил, как из окна гостиницы вылетел крылатый зверь. Он раскинул крылья, взмахнул ими, взлетел вверх и поднявшись на несколько десятков метров опустился на крыше одного из домов. Тим оказался на ногах, а рядом с ним появился Райди.
− Ну? Пойдем гулять, Тим? − Спросил он.
− Пойдем. А куда?
− А куда хочешь? Можно просто походить, можно в парк, можно уехать за город, в лес.
− Давай, в лес! − Произнес тот. − А...
− Что?
− У тебя деньги есть? Нам же надо на билеты.
− Деньги найдутся. − Ответил Райди, показывая свой карман. В нем было несколько купюр.
Два человека спустились вниз по пожарной лестнице.
− Что это вы делаете? − Послышался голос, когда Тим и Райди спрыгнули с лестницы.
− Мы в пожарников играем. − Ответил Райди.
− Что-то не похоже. Не вижу касок.
− Они невидимые, сэр. Тим, бегом! У нас срочный вызов, пожар на железнодорожном вокзале! − Райди помчался по улице, и Тим побежал вслед. Полицейский остался позади.
Они притормозили немного за углом.
− Фу. Как он меня напугал. − Произнес Тим.
− Тебя? Тим, да ты смешной! Человеков пугаешься!
Райди махнул рукой и свистнул. Рядом притормозила машина такси и Райди сразу же сел в нее.
− Куда? − Спросил шофер.
− На северный вокзал. − Ответил Райди. − Сколько с нас будет?
− Десятка. − Ответил человек, пуская машину вперед.
Машина двигалась вперед и двое парней сидели позади и только улыбались друг другу.
− Что это вы молчите? − Спросил шофер.
− У нас секретные разговоры, мы их выдавать не хотим. − Произнес Райди.
− Неужто совсем секретные? − Спросил человек.
− Совсем. − Произнес Тим.
− А о чем нибудь не секретном вы говорить не умеете?
− Умеем. − Тим произнес это слово с улыбкой, и больше ничего не сказал.
− Ну, тогда я радио включу. − Сказал шофер, когда два парня вновь заиграли в молчанку.
Послышалась музыка, затем слова диктора о новостях. В них не было ничего интересного, все как обычно. Под конец диктор объявил сводку погоды. Она ожидалась солнечной и теплой.
Машина остановилась у вокзала и два парня помчались туда. Вскоре они сидели в поезде, который шел на север, к общегородской зоне отдыха. В ту сторону направлялось не мало народу, и Тим с Райди в своих разговорах не упоминали о крыльвах. Тим рассказал о том, как жил, как выступал почти все время. Лишь иногда были выходные, но и в эти дни ему не удавалось хорошо отдохнуть.
Теперь же он был рад. И еще больше был рад встрече с Райди.
Они вышли вместе со множеством людей, направлявшихся к озерам, и вскоре оказались на пляже. Солнце, вода, теплый ветер, свежий воздух! Игра в стихийной сборной команде и победа над противником. Многие вокруг поняли, что она произошла благодаря молодому парню, который играл лучше всех.
Игра закончилась, и к нему подошел человек.
− Можно узнать ваше имя? − Спросил он.
− Можно. Меня зовут Райди.
− Вы давно играете в волейбол?
− Давно. Почти час.
− Я говорю вообще, а не сегодня.
− А вообще я играл в первый раз сегодня.
− Вы шутите? С таким мастерством? Я не верю.
− Ну так это не моя проблема. Можете не верить сколько хотите. − Усмехнулся парень.
− Я хотел бы пригласить тебя в профессиональную команду.
− Вы летите в космос? − Спросил Райди.
− Нет. Я говорю о команде волейболистов. Из вас выйдет очень хороший спортсмен.
− Не-не. Ни за какие пироги. − Произнес тот.
− Вы сможете получать до ста тысяч.
− Всего то? − Удивленно произнес парень. − Я не соглашусь и на миллион.
− Вы серьезно?
− Серьезно. Думаете, это деньги? − Парень вынул из кармана несколько сотенных купюр, а затем бросил их вверх. Ветер подхватил бумажки и понес в стороны. Вокруг послышались крики и множество людей побежало ловить свое "счастье".
Райди смеялся, а человек отступил от него. Он понял, что ему уже ничего не светит.
Два человека шли по дорожке. Рядом были люди, но они не обращали внимания на молодых парней и только один человек, увидев их издали тут же взялся за телефон и сообщил "куда следует". А уже через полчаса молодых людей окружили машины полиции. Из одной из них объявился менеджер Джека.
− Я требую, что бы вы арестовали этого человека! − Произнес он, указывая на Райди, но полиция, двинувшаяся было с места не смогла этого сделать, потому что Тим схватил Райди за руку и потребовал обратного.
− Вы ведете себя очень глупо, Джек! − Произнес менеджер. − Вы нарушили контракт, и поставили под удар не только себя, но и свою мать и меня и многих других людей.
Тим не отвечал. Он и не знал, что отвечать, и не хотел.
− Вы сказали все, что желали, господин Ислер Сенниди? − Спросил Хан.
− Вам я слова не давал! − Воскликнул он.
− А вы и права не имеете распоряжаться моими словами. У нас есть только два пути разрешения конфликта. В первом, цивилизованном, мы переписываем контракт, во втором, не очень цивилизованном, мы его рвем.
− Что? Как это понимать?! − Человек смотрел на Джека. − Если вы разорвете контракт, это будет стоить вам очень дорого. Не вам, а вашей матери.
− Господа, офицеры, вы слышите, какой наглый шантаж? − Спросил Хан. Он вновь взглянул на менеджера. − Джек мой друг, господин Сенниди. И я уже ознакомился с теми бумагами, что вы заставили его подписать.
− Я не заставлял!
− Заставили. − Тихо произнес Хан. − И не важно как. Важно то, что в этом контракте содержится столько нарушений закона, что я полагаю... − Хан замолчял, глядя в глаза человека. − У вас нет выбора, господин Сенниди. Вы перепишете контракт, выплатите Джеку и его матери все, что они заработали, а не те крохи, что вы им платили. В случае же отказа, вы сядете. И никакие адвокаты вам не помогут.
− У вас не хватит денег на суд. − Ответил Сенниди.
Хан лишь поднял руку и опустил.
− Идем, Тим. Мы же собирались в ресторан.
− Вы никуда не пойдете! − Воскликнул Сенниди.
− Это почему же? У вас нет прав ограничивать свободу Тима. И, тем более, мою!
Хан пошел по дорожке, и Тим проследовал за ним. Полиция позади только лишь смотрела на уходивших молодых людей, а Сенниди едва не рычал вслед.

Они сидели в ресторане. В самом роскошном и дорогом. Официант выполнял все без разговоров, вокруг никого не было, потому что Тим и Райди сидели в отдельном небольшом помещении. С очередным разом официант объявил Джеку, что пришла женщина, которая назвалась его матерью. Требовалось согласие клиента, что бы ее впустить, и Джек не мог отказать.
Женщина почти прибежала. Она была едва ли не в слезах, умоляла Джека вернуться, говорила об угрозах, что все деньги придется отдать как неустойку... Затем она начала кричать на сидевшего рядом Хана, обвиняя его во всем и заявляя, что подаст на него в суд!
− Мама, прекрати! Мама! − Воскликнул Джек. − Ты мне не веришь, а веришь этому... паразиту Сенниди?!
− Джек, да что ты говоришь?! Он наш друг! Если бы не он, мы ничего не получили бы!
− Ваш друг за ваш счет гребет миллионы лопатой. − Произнес Хан.
− Что? Да кто ты такой, вообще?! − Воскликнула мать.
− Лично я совладелец компании Райзи-Видео. − Произнес Хан. − И мне не понятно, почему вы влезли в авантюру с этим Сенниди, имея на руках акции, которые приносят не малый доход и по сей день.
− У нас их нет.
− Продали?
− Да продали! Нам было нужно что-то есть! − Воскликнула женщина. − А вы нам и не помогали!
− Каждый, кто снимался в фильме, на конкретной роли, получил процент акций. Вы получили десять процентов. Зачем вы их продали, когда фильм еще не вышел, я не представляю. Кто вас надоумил? А? − Женщина молчала. − Господин Сенниди друг семьи! Крутой друг, ничего не скажешь!
− Ты его вообще не знаешь!
− Мне достаточно того, что я уже видел. Ведь это он вам предложил их продать, не так ли? Ну? Боитесь признаться?
− Он хотел нам помочь, и он помог! Нам были нужны деньги. И акции купил не он!
− Да-да. Их купил другой дядя. Так, случайно объявился... А Сенниди десять процентов акций компании получил совсем с другой стороны. Купил у другого артиста, которому деньги были нужны, но точно не у вас.
− Что? У него нет этих акций!
− Ну почему же? − Усмехнулся Хан. Он вынул бумагу и передал ее женщине. − Это копия документа, который компания предоставляет каждому совладельцу. Можете полюбоваться третьей строчкой на своего друга.
Женщина взглянула на бумагу, а затем бросила ее.
− Я не верю!
− Правильно. Не верьте. − Усмехнулся Хан. − Но дело не изменится от того, верите вы или нет. Он вас обокрал. А теперь еще и заставляет работать вашего сына. Я был на его последнем выступлении и видел все. Но самое интересное, это безумная цифра, что он вам платит. Целую тысячу за одно выступление! Это же огромное богатство! Вот только непонятно, куда остальные пятьдесят тысяч уходят?
− Какие пятьдесят тысяч? За выступление он получает не более пяти и большая часть уходит на оплату охраны, зала и организацию...
− Наивное дитя. − Усмехнулся Хан. − Я покупал билет. Заплатил сто империалов.
− Значит, вы покупали его у перекупщика, а не в кассе.
− Разумеется. Как же еще Сенниди может уйти от налога на прибыль? Билет стоит недорого. В кассу выкидывается малая часть, после объявляется, что все распродано. А дальше билетики плывут к перекупщикам, которые ими и торгуют. Получают свой процент с продажи, а все остальное устроителю. Или вы полагаете, что Сенниди способен упустить подобный куш? То что я рассказал, недоказуемо. Юридически недоказуемо. И юридически вы не сможете привлечь его за эти десять процентов, что он у вас украл. В бизнесе это называется "законное воровство". Воротилы им не гнушаются. Им дозволено все что законно и приносит прибыль. А вы просто не понимаете. Вы не разбираетесь в делах. Вы не видите, как он убивает вашего сына.
− Что?! Что это за бред?!
− Это не бред. Вы считали, сколько он выступает?
− Все по закону. Не более восьми часов в сутки, и два полных выходных.
− Сенниди рассказал о законе? − Усмехнулся Хан. − Друг! Настоящий! Вы когда-нибудь читали закон о творческой деятельности? То, что относится к выступлениям? Там ясно записано, что никто не имеет права заставлять артиста выступать на сцене более четырех часов в сутки. Это жутко тяжелая работа. Вы никогда не выступали? Серьезно, а не так, что ла-ла-ла. С подготовкой, с необходимостью рассказывать все правильно, ничего не забыть.
Хан замолчал. Он взялся за свой обед и продолжил его, как ни в чем не бывало.
− Я полагаю, что вы сами ничего не понимаете, и втравили моего сына в глупую игру, в которой он только проиграет!
− Я думаю, Тим знает, кто прав. − Ответил Хан.
− Его зовут Джек!
− Прекрати, мама! − Воскликнул парень. − Тим мое второе имя! Я уже говорил тебе!
− Ты пойдешь со мной, Джек, и не вздумай сопротивляться! − Произнесла она. − Вставай.
Она взглянула на сына, и Джек поднялся, когда Хан знаком согласился, что он уйдет.
− Мы увидимся завтра, Тим. − Сказал Хан.
− До завтра. − Ответил тот, уходя. Парень уже почти не верил, что это будет. Он уходил с матерью, а вечером он молча стоял и два человека вдалбливали в его голову, что он должен выступать, а не слушать всяких однодневных дружков.
Джек так и не сказал, кем был этот дружок. Не сказал даже матери, поняв, что может стать только хуже. Она могла и вовсе сойти с ума от подобного контакта.
Утром Хан пришел в гостиницу, но его не пропустили. Он потребовал встречи с менеджером Тима, тот только смеялся, скалясь.
Хан ушел. Он понимал, что надо делать, но желал не просто заставить человека отказаться от контракта. Он задумал совсем иное...

Слабое повышение активности денежного движения не было принято, как нечто особое. Оно совпало с сезонным выбросом и никого не взволновало. Биржа продолжала работать, и появление на ней нового дилера мало кого привлекло. Молодой человек работал на некоего "босса", и его довольно быстро приняли в круг, когда он предложил несколько выгодных сделок своим новым знакомым.
Малый круг тихо сжался, а затем резко разошелся в виде ударной волны. Совсем слабой. Возникли колебания цен, и они тут же отразились на активности биржи. Дилеры не просто работали. В такой момент они получали хорошие прибыли, и это приводило к раскачиванию рынка. Государственные же чиновники стремились к подавлению колебаний, и им приходилось потратить не мало средств...
Колебания были странными. Совсем необычными на этот раз. Первое вливание государственного капитала для гашения колебаний ничего не изменили и только усилили возникшую волну. Рынок пришел в движение, волны расходились и сходились, нанося удары по отдельным частицам. Волны сходились...

Сенниди вскочил, когда на его экране появились цифры с убытками. Он долго пытался понять, в чем дело, где прокол, и понял, что его дилеры не справились в возникшей ситуации, прозевали подъем рынка и последовавшие сделки привели к серьезным потерям.
Человек лихорадочно искал выход. Он просматривал данные акций, что держал постоянно и теперь думал о том, что бы их продавать. Первыми в списке оказались те самые злополучные акции видеокомпании. Сенниди удалось убедить мать Джека, что тот документ подложный, что никаких акций у него нет, и он решил теперь это доказать.
Дилерам ушли указания о продаже акций, и они ушли почти сразу. Тут же нашелся покупатель, который не поскупился и заплатил всю цену. Это, конечно было нехорошим признаком, но и избавление от акций имело свою цену. К тому же сейчас были нужны свободные средства.

Новая волна. Тихая, едва заметная. Никто не обратил внимания на дальний сходящийся круг. Он словно не подчинялся никаким законам и шел вспять по времени. Волна прошлась, сужаясь и вырастая, а под конец обратилась в мощнейший ударный фронт, вызвавший панику среди определенного круга людей. Сработали защитные механизмы, реакция, почти моментальная. Люди проводили почти молниеносные сделки, предполагая, что они дадут выигрыш или избавят от проигрыша, но...
Удар.

Сенниди орал и выл. Он вскочил, бросился на компьютер и скинул его со стола. Затем помчался в коридор, вызывая своих людей. Человек бесился. Он не понимал, как! КАК подобное могло произойти?! С НИМ! С человеком, который никогда не проигрывал, и теперь... Теперь словно весь мир ополчился против него, словно невидимый враг подставлял его... Да! Враг!
Сенниди понял, что проиграл из-за кого-то. Кого?!
Он сорвался с места, попытался дозвониться до своих дилеров, но те оказались недосягаемы. Еще бы. Проиграв бешеные деньги люди бежали боясь гнева хозяина. Они не знали, что их хозяин уже не был львом. Он не был даже собачкой. Он стал никем.
Человек, появившйся в коридоре, показался чудовищем. Он был одет во все черное и шел прямо к нему.
− Господин Сенниди? − Произнес он.
− Что? Что вам надо?!
− Вы обязаны оплатить счета на сумму шесть миллионов семьсот тысяч империалов.
− Какие еще счета?!
Человек протянул бумаги, и Сенниди задрожал, увидев старый договор. Он был заключен еще в самом начале этого кошмара, тогда Сенниди был уверен в себе и мог позволить...
− Вы собираетесь платить?
− Да. Да. − Произнес тот. − Я оплачу их. Сегодня же!
Он хотел только, что бы этот человек ушел, и он скрылся. Сенниди сидел за столом и смотрел на бумаги. Семь миллионов. Семь миллионов! Еще две недели назад он отдал их почти не задумываясь, а теперь...
Его капитал лопнул. Лопнул как мыльный пузырь, непонятно почему. Впрочем, понятно. Ведь он вложил все деньги в рисковый бизнес! А там... Кто его подставил?
Сенниди лихорадочно искал. Ему пришлось звонить и брать справки, и наконец, он добрался до имени того, кто выкупил акции, Те самые десять процентов. Сенниди был уверен, что это тот самый человек, что его...
− Райди. Что еще за Райди?! − Выкрикнул Сенниди, но в ответ послышались короткие гудки.
Райди, Райди. Сенниди схватил каталог и пытался искать это имя среди тех, кого знал, среди бизнесменов. Но его не было. Не было никакого Райди!

Он едва держался на ногах. Очередное выступление Тима. Только это и осталось у Сенниди. Только этот контракт, а остальное он либо продал сам, либо оставил у себя нули. Акции обанкротившихся компаний.

Сенниди сидел вдали от людей. Он не слушал слов Тима, но что-то коснулось его. Странное ощущение. Человек внезапно понял, что в выступлении что-то шло не так...

Тим рассказал в очередной раз обо всем. Поднялся человек в одном из рядов.
− Тим, можно я пройду к тебе? − Спросил он. Тим поднял взгляд и чуть не вскочил.
− Хан! Хан! Иди сюда! Иди!
Люди загудели, а человек прошел вперед и охранники, стоявшие у подъема на трибуну пропустили его. Хан прошел к Джеку и они обнялись.
− Где же ты был, Хан?
− Извини, Тим. Меня не пускали к тебе, а тут удалось билетик раздобыть.
Хан обернулся в зал.
− Господа, вам сегодня крупно повезло. Вы увидите очень интересный спектакль. Сейчас сюда прибежит Карабас-Барабас.
На сцену выскочил Сенниди.
− Какого дьявола?! Уберите этого придурка! − Закричал он.
Зал грохнулся со смеху.
− Это Ислер Сенниди, собственной персоной. − Произнес Хан. − Вор, мошенник... и банкрот.
Зал затих, а Сенниди замер.
− Господин Сенниди. У вас сейчас есть шанс избавиться от долговой тюрьмы. Я повторяю, что бы вы поняли. Он у вас есть сейчас, и более его не будет, если вы откажетесь. Я при всех свидетелях предлагаю вам восемь миллионов империалов. За тот самый контракт, что вы подписали с Джеком и его матерью. Итак, господин Ислер Сенниди. У вас пять минут на размышление. Восемь миллионов или тюрьма. Время пошло!
Сенниди молчал. Он усиленно прокручивал в голове все, что мог сделать. Он не мог ничего. У него не было выбора.
− Я согласен. − Произнес он.
Хан показал знак, и из-за кулис вышли два человека. Они принесли стол, затем появился еще один и положил на стол бумагу.
− Это документ о продаже. − Произнес Хан. − Подписывайте.
Человек взял бумагу, прочитал ее, а затем подписал. Хан так же прошел к столу и взяв ручку подписал акт.
− Это ваш экземпляр. − Произнес он.
Сенниди взял бумагу и прочитал имя...
РАЙДИ.
− Ты! − Закричал он. − Это ты меня раззорил! − Он бросился на Хана и пролетев мимо него распластался на полу.
− Господа. − Произнес Хан в зал. − Я, как новый менеджер Тима, должен вас огорчить. Контракт был подписан с нарушением закона. Этот человек эксплуатировал Тима, и получил все деньги, что вы заплатили. Вы все прекрасно знаете, сколько вы заплатили, и можете представить, каков сбор со всего вашего собрания. Думаю, все умеют умножать. А теперь вы можете посчитать, кто вор. Тим и его мать получали за выступление тысячу Империалов. Всем остальным вы обязаны ему. − Хан указал на Сенниди. − Прошу его бить и не жаловать, а мы удаляемся. − Хан и Тим пошли к выходу со сцены. − Да, господа, одно замечание. Это выступление было ПОСЛЕДНИМ! − Произнес Хан.
Они вышли за кулисы, прошли по коридору и зашли в комнату, где сидела мать Тима. Она полудремала в кресле.
− Мама. − Позвал Тим.
− А? Что? Уже закончилось?
− Да, мама. − Ответил тот, улыбнувшись.
Женщина увидела Хана.
− Что вы здесь делаете?! − Воскликнула она.
Хан протянул ей лист, и она некоторое время читала его.
− Что? Как это продать контракт?! Он не имел права!
− Имел. Контракт, это такой же товар, как и любые акции. Теперь он принадлежит мне. Так что, пройдемте, мэм. Нам надо обсудить кое какие вопросы.
− Я никуда с вами не пойду! Где Ислер?!
Она вскочила и побежала в коридор.
− Ислер! Ислер! − Закричала она.
− Пошла вон, шлюха! − Взвыл его голос.
− Что?! Да как ты можешь?! − Завыла она, а человек не ответил.
− Ислер!...
Она вскочила в комнату и бросилась на Хана, но тот увернулся.
− Вы поступаете глупо. − Произнес он.
− Я подам на вас в суд!
− Разумная мысль. Только не кидайте в меня туфлями. − Ответил Хан. − Пожалуйста.
Тим усмехнулся.
− Что ты смеешься?! Ты не понимаешь, что происходит?! − Закричала мать. − Ты теперь его раб! Понял?! − Женщина показала на Хана и убежала, а Тим взглянул на своего друга совсем по другому.
− Поедем куда нибудь, Тим? − Спросил он.
− Я действительно теперь принадлежу тебе? − Спросил он.
− Ты историю не учил, Тим? Рабство отменено много тысяч лет назад.
− Но контракт...
− Вот о нем и поговорим. Едем.
Они покинули театр и вскоре оказались в доме Хана. Он сел за стол, пригласил Тима сесть напротив и вынул бумагу. В кабинет вошел еще один человек.
Джек смотрел на него, не понимая, кто это.
− Я Грэй Райжед, государственный исполнитель. − Сказал человек.
− Присаживайтесь. − Произнес Хан. − Я пригласил вас, что бы засвидетельствовать передачу акций компании Райзи-Видео.
Хан передал человеку бумагу и тот читал ее некоторое время.
− Я могу поинтересоваться, к чему подобная щедрость?
− Это просто восстановление справедливости. − Ответил Хан. − Джек имеет право обладать этими акциями, так как исполнял роль главного героя в единственном фильме компании. Эти акции были украдены у его матери. Теперь они возращаются.
− Вы заявляли в полицию?
− Это бессмысленно. Вы знаете термин "законное воровство"?
− Это вульгарное выражение, и оно никем не принимается.
− Не важно. Важно, что вы знаете каков процесс. Человек дал "дружеский совет", потом сам же и выкупил акции по дешевке. По цене менее одной десятой процента от нынешней.
− Кто будет платить налог?
− Я. − Ответил Хан.
− Это довольно крупная сумма.
− Это меня не волнует.
− Хорошо. Я подтверждаю передачу.
Райжед подписал бумаги и передал их Хану. Он так же подписал и взглянул на Джека.
− Подписывай, Джек. Твои акции возвращаются к тебе.
Джек взял бумагу и некоторое время читал, затем подписал. На его глазах появились слезы. Хан передал один лист Исполнителю и тот попрощавшись удалился.
− Хан, я не знаю, что и говорить.
− Не надо ничего говорить, Джек. Мы же друзья.
− Но они... Сколько они стоят?
− Не особенно много, Тим. Около четырех миллионов. И цена снижается.
− Почему?
− Потому что компания не ведет съемок. Все прибыли только за счет показа одного фильма, а они снижаются. Снижаются прибыли, снижается цена акций. Они будут приносить доход еще несколько лет. Потом совсем обесценятся. Впрочем, в любом случае, показ фильма где бы то ни было будет означать, что к тебе придут проценты от сборов. Про пиратские показы, конечно, говорить нечего.
− Какие пиратские?
− Мелкие видеопрокаты и тому подобное. Они не платят, а просто крутят фильм и зарабатывают сами. Это не должно тебя волновать. Сейчас тебя должно волновать другое, Тим. Ты должен учиться.
− Чему?
− Вообще. Закончить школу, поступить куда нибудь. А для начала как следует отдохнуть от этого дурацкого контратка.
− Но он же не завершен.
− Он завершен. Что там в бумаге записано не важно. Ты сможешь выступить, если захочешь сам. Ты хочешь?
− Нет. − Ответил он.
− Вот и все.
− А неустойки?
− Тим, это вранье Сенниди. Забудь о нем.
− Значит, за те залы и те билеты, что уже проданы, мы не должны платить?
− За залы платить второй раз глупо. А билеты продавали люди Сенниди, им и деньги возвращать. Впрочем, я полагаю, этот прохвост сейчас собирает свои вещички и мотает отсюда подальше. Он знает, к кому придут за деньгами.

Зазвонил телефон и Хан включил громкую связь.
− Сэр, вас вызывает какая-то женщина, говорит, что вы якобы похитили ее сына.
− Включай прямую связь, Макс. − Ответил Хан.
Возник щелчок, затем послышался голос матери Джека.
− Алло! Я требую, что бы вы вернули моего сына! Сейчас же! − Закричала она.
Хан знаком указал Джеку на телефон.
− Мама, это я, Джек.
− Джек! Где ты?! Где?! Я вызвала полицию! Они сейчас приедут!
− Мама, ну что за ерунда?! Хан мой друг! Он... − Хан показывал знак молчания и Джек умолк.
− Джек! Джек! Где ты?! − Закричала мать.
Хан протянул Джеку бумажку с адресом.
− Дворцовая площадь, дом 17, четвертая квартира. − Сказал он, сам удивляясь. Хан только улыбнулся.
− Где?! Где?! − Закричала мать.
Джек повторил адрес.
− Я сейчас приеду! Я приеду с полицией! И!...
Она не договорила. Связь оборвалась.
− Хан, я что-то не понял. − Послышался голос Макса.
− Обычная женщина, доведеная до истерики. − Ответил Хан. − Макс, позвони в одиннадцатый отдел.
− Серьезно?
− Да. Боюсь, я не справлюсь.
− Хорошо.
Щелкнул динамик, и Хан взглянул на Джека.
− Что это за отдел? − Спросил Тим.
− Государственная Императорская клиника. − Ответил Хан. − Срочная помощь. Ей не сделают плохо. Просто немного успокаивающего не помешает. От нервов.

Врачи появились раньше, Хан объяснил им ситуацию, и они остались ждать. Через несколько минут появилась мать Джека. Она уже не понимала слов, выла и кричала, бросилась к Джеку схватила его.
− Мама, мне больно! − Закричал он. И после этого врачи не медлили. Женщину оторвали от парня, затем вкололи ей успокаивающего. Хан показал комнату, где ее можно было положить. Она еще что-то пыталась кричать, махала руками, затем заснула.
− Что с ней? − Спросил Тим с испугом.
− Нервы, это нервы. − Ответил Хан.
− Она проснется через несколько часов. − Сказал врач. − Вы справитесь?
− Да, спасибо. − Ответил Хан. − Если что, я вас вызову.

Тим остался в комнате с матерью. Он лег, когда наступила ночь, проспал до утра и проснулся, когда мать уже поднялась.
− Где мы? − Спросила она.
− Это дом Джека, мама. Не волнуйся, пожалуйста! − Воскликнул он.
Женщина поднялась, подошла к двери и начала барабанить. Дверь просто открылась, и Тим усмехнулся.
− Вставай, Джек, мы уходим отсюда!
− Зачем? − Спросил он. − Ты же не хочешь платить неустойку и сесть в долговую тюрьму?
− Дьявол! − Воскликнула она и вернулась. Она села на кровать и заплакала. − За что нам такое наказание?! За что?!
− Это все крылев виноват. Он, паскуда! − Возник голос и женщина резко вскочила. В дверях стоял Хан.
− Что вам надо?! − Воскликнула она.
− Вы бы привели себя в порядок, мэм. А то вдруг сейчас на вас будущий Император смотрит?
Хан показал в окно и женщина обернулась. Джек так же поднялся.
− О, боже, это дворец Императора! − Воскликнул он. − Я и не заметил вчера.
− Темно было уже, вот и не заметил. Так что, приводите себя в порядок, и приходите в столовую.
− А где это?
− Налево до упора. − Ответил Хан и ушел.
− Кто он такой? − Спросила мать.
− Он наш друг, мама. Мы подружились еще на съемках.
− Но это место. Он что, министр?
− Я не знаю. − Ответил Джек.
− Не знаешь? А говоришь, что друг!
− Я знаю, что друг.
Женщина прошлась по комнате, затем вошла в ванную, что была здесь же и закрылась там. Она вышла через несколько минут с немного прибранными волосами и Джек сам пошел умываться.
Вскоре они оказались в столовой, где их ждал Хан. Появился слуга и принес завтрак.
Они ели молча. Мать не желала говорить, Джек молчал, потому что ничего не говорил Хан, а тот выжидал время. Чем больше пройдет времени, тем проще потом будет разговор.
− Очень вкусно, Макс, спасибо. − Сказал Хан.
− Рад служить, господин. − Произнес человек, поклонившись.
Он забрал пустые тарелки и кружку перед Ханом и скрылась.
− Это тот же самый? − Спросил Джек удивленно.
− Нет. Просто совпадение имен. − Ответил Хан.
− Он так сказал, словно ты его хозяин.
− Здесь так принято.
− Что нам делать? − Спросила женщина.
− Вам не знаю. − Ответил Хан. − Что пожелаете. А Джеку пора собираться в школу.
− Куда? − Удивленно спросила мать.
− В школу, мэм. Вы забыли, что такое школа?
− Но он же должен выступать.
− Джек, ты должен выступать? − Спросил Хан.
− Я не знаю. − Ответил тот.
− Ничего не понимаю. − Проговорил Хан. − Может вы скажете, мэм?
− Ч-чего?
− Где он выступать должен?
− На встрече, с...
− Что за встреча?
− Вы что, издеваетесь?! Откуда мне знать?! − Воскликнула она.
− Вы же сказали, что он должен выступать, а не я. Вот я и спрашиваю, что еще за должен?
− Он должен по контракту, который вы купили!
− Ах это... − Усмехнулся Хан. − Это он уже не должен, мэм. В контракте указано, что все коммерческие выступления Джека могут проводиться только через меня. То есть никто, кроме меня не имеет права требовать с него где либо выступать. Любые иные выступления он волен делать по собственному усмотрению. В соответствии с контрактом, я установил, что никаких коммерческих выступлений не будет до конца срока контракта. То есть еще почти два года.
− А жить мы на что будем?! − Воскликнула женщина.
− Не надо так волноваться. Что за дурацкий вопрос? Ваш сын миллионер, а вы спрашиваете на что жить...
− К-кто миллионер? − Опешила женщина.
− Джек. − Ответил Хан. − Вы вчера так были взволнованы этим событием, что уже не помните?
− Я.. Я не помню! Как это?!
Джек уже смеялся.
− Джек?! − Воскликнула мать.
− Мам, я миллионер. − Сказал он. − Это правда.
− Но откуда?!
− Я объясню, откуда. − Ответил Хан. − Пару недель назад я рассказывал вам о том, как ваш любимый Сенниди вас обжулил. Вы в это не поверили. Ну и бог с ним. Я просто отправился на биржу и за пару недель обжулил этого самого Сенниди. И таким образом, что те десять процентов акций, что вы продали, стали принадлежать вашему сыну.
− Но тогда!...
− Ничего тогда. − Перебил женщину Хан. − Все законно. Может, вы желаете вернуть Сенниди то, что принадлежит вашему сыну?
− Н-нет.
− Вот и прекрасно. Вы можете оставаться здесь сколько пожелаете. Рядом с вашей комнатой есть другая, ее может занять Джек.
− А мои вещи! У меня же квартира!..
− Вам нужны две квартиры? − Спросил Джек.
− Но эта не моя.
− Можно подумать, что ту вы уже купили. − Усмехнулся Хан. − Перевезете вещи сюда и все. И перестаньте вести себя обиженным ребенком. Ваш сын мой друг. И я делаю все для него. А то что вам кажется, что все это слишком дорого, то это не так. Вы имели бы все это еще год назад, если бы не ваш так называемый друг.
Хан поднялся, взглянув на часы.
− Джек, я буду ждать тебя минут через пятнадцать внизу.
− Хорошо. − Ответил тот.

Мать ходила по дому, не зная куда себя деть. Она плакала, потом перестала, а после полудня отправилась на старую квартиру... А там царил разгром. Все вещи были выгружены на улицу, хозяин кричал на женщину, что больше никогда ее не впустит... за то что ее муж отказался платить по долгам...
Она собрала, что смогла и уехала, оставив мебель. Такая драная и разбитая она уже не была нужна в новой квартире.

А Джек отправился в школу и ему пришлось не мало потрудиться, что бы догнать своих сверстников. Он жил вместе с матерью в роскошном доме. Вокруг было множество богатых людей. Вскоре они узнали и о Джеке.
А о Хане, как оказалось, вокруг никто ничего толком не знал. Поняв это, Джек не стал особенно распространяться.


Лайжет Хиргс, министр финансов, читал очередной доклад. В нем говорилось о причинах колебаний, возникших на рынке, и в них указывался источник, некий человек, скрывавшийся под псевдонимом Райди. В докладе так же было указано, место, где он жил, а так же, что того человека по другим источникам звали Хан. Узнать фамилию никто не смог.
Министр раздумывал некоторое время, после чего решил сам встретиться с этим человеком и выяснить все до конца. Он отправился пешком, так как Райди жил в правительственном районе, совсем не далеко от дворца.
Квартира располагалась на третьем этаже, и по местной иерархии могла принадлежать даже министру. Хиргс воспользовался своим пропуском. Охрана только сообщила наверх о его посещении, и вскоре человека встретил лакей.
− Хозяин встретит вас. − Сказал тот, провожая министра в большой холл. Навстречу вышел молодой человек, не более тридцати лет.
− Здравствуйте, господин Министр. − Сказал он.
− Вы Райди? − Спросил Хиргс тут же.
− Да, это мое второе имя. Чем могу служить?
− Мы можем поговорить где нибудь, где вы сможете посмотреть документы?
− Да, в моем кабинете. − Ответил Райди, и они прошли через пару комнат в небольшой кабинет. Его окна выходили на площадь и министр на мгновение задумался. Хозяин казалось, этого не заметил.
− Вы работаете на бирже? − Спросил министр, вынимая документы.
− Работал до недавнего времени. − Ответил Райди.
− То есть уже нет? − Хиргс хотел сдержать удивление, но язык выдал его.
Райди взглянул на бумаги и графики, затем поднял взгляд на министра.
− Ваши люди не плохо поработали.
− Да. И они определили, что вы нанесли довольно серьезный ущерб.
− Переливание капитатал из одних карманов в другие. Развал слабых компаний. Я не считаю, что этот ущерб серьезен. В некотором смысле, он полезен.
− Но вы понимаете, что сделали? Вы вызвали подкритическое состояние. И я полагаю, сделали это намеренно, с некой целью.
− Да, господин министр. У меня была цель, и она выполнена. Ваши люди немного не досчитали. Всего тройку дней. Выполнив цель я ушел.
− Я могу узнать что это за цель?
− Человек по имени Ислер Сенниди.
− Кто это? − Спросил министр.
− Бывший миллионер, нынешний бегун от долгов. Он построил свое богатство на "воровстве в законе". И теперь потерял его.
− Никаких дел типа "воровства в законе" не существует.
− Господин министр. Я сказал вам это как человеку. Да, я знаю, юридически таких дел нет. Точно так же, как нет никаких противозаконных действий в моих делах на бирже. Вы не сможете доказать, потому что модель, используемая вашими людьми, по сути вероятностная. Вам ведь так и написали, что вероятность сорок процентов. Меньше половины. Прямое попадание − везение. Вот и все. Полагаю, вы хотите, что бы подобного не повторилось. Я могу вас заверить, что у меня таковых планов больше нет.
− Я хочу знать, каким образом вы все это рассчитали? В заключении сказано, что для этого нужен самый мощный суперкомпьютер.
− Вы смотрели фильм "Тим и Райди"?
− Да, смотрел.
− Так вот, я − Райди. Понимаете?
− Не понимаю. Вы... − И мысль вдруг принесла связь. − Крылев... − Произнес человек.
− Вот поэтому мне и не потребовался никакой суперкомпьютер...
Хиргс пришел в себя, когда выскакивал из дома...


− Люди-люди. − Произнес Хан. Прошел вокруг стола и собрал документы в папку. − Макс! − Воскликнул он.
− Да, господин! − Тут же объявился слуга.
− Господин Лайжет Хиргс забыл это. Догони его и передай.
− Да, господин!
Человек убежал, а Хан сидел за столом и с усмешкой смотрел, как по площади бежит министр, а за ним слуга. Под конец Хиргс отмахнулся от слуги, не принимая ничего, а тот стоял в растерянности некоторое время, после чего вернулся назад.
− Г-господин, о-он н-не з-захотел. − Произнес человек, отдавая папку.
− А с тобой чего? − Спросил Хан.
− Он с-сказал, что в-вы... р-крылев, г-господин.
− Бывают же психи на свете. − Проговорил Хан. − Не верь глупостям, Макс.
− Да, господин! − Ответил тот.


Слух пронесшийся по дворцу словно ветер, добрался и до Тиоли. Она подняла взгляд, затем пробежала вслед служанке и не отпустила ее, пока та не выложила все.
О том, что рядом с дворцом поселился крылев, что он чуть не съел министра финансов...
Тиоли больше не спрашивала. Ей было все равно, за что. Она быстро нашла Хиргса, который в этот момент находился в медкорпусе. На съеденного он похож не был, да и ранений не было видно. Слухи...
− Господин Хиргс? − Произнесла она.
− Простите, я не могу сейчас ничего решать. − Произнес он.
− Просто назовите его адрес и имя.
− Его? − Спросил человек испуганно.
− Да, именно. Вы же на службе, мы должны знать!
− Д-да. Он... Райди. Здесь, в правительственном...
Человек дернулся и закрыл глаза. К нему подбежал врач.
− Мэм, ему плохо. Это сердце.
− Хорошо. − Ответила Тиоли и ушла.
Найти по имени Райди человека в Правительственном районе оказалось не сложно. Он был всего один, и Тиоли не медля отправилась туда...


Джек вернулся из школы. Его мать где-то гуляла в городе. Сам Хан почти ничего не делал. Лишь изредка его беспокоили по финансовым делам, и он решал все почти мгновенно.
С поста охраны позвонили и Хан ответил сам. К нему на прием просилась довольно старая женщина, как сказал охранник, и говорила, что это личный вопрос, касающийся Райди.
− Очень интересно. − Произнес Хан. − Впустите. − Ответил он. Дел все равно не было.
Через две минуты слуга проводил женщину в его кабинет. Хан взглянул на нее и усмехнулся.
− Однако. − Произнес он.
− Мне нужно с вами поговорить.
− С условием, что на ты, Тиоли. − Ответил он.
− Да. Ты ведь крылев.
− Министр донес? − Спросил Хан.
− Он с сердечным приступом. Зачем вы его пугали?
− Мы его не пугали. Они сами. Я даже слова не сказал. Только про фильм напомнил и добавил, что тот самый.
− Так ты в кино снимался?! − Произнесла она.
− Я слыхал, что ты крыльвов ни на грош не боишься, но что бы так...
− Я уже встречалась с твоими родственницами. С Иммарой и Нарой. Знаешь таких?
− Знаю. Ну так и что за дело?
− Мой сын.
− Съесть?
− Учить, а не съесть. Специально тупишь?
− А фильм он видел?
− Видел. Говорит, что это монтаж все, компьютерный.
− Ну, наполовину он прав. Компьютерного там до чертиков. Но и натуры до них же.
− Хан! − Послышался голос. − Хан! − В кабинет вскочил Джек. − Ой. Извините.
− Заходи, Тим. − Сказал Райди.
− А похож. − Произнесла Тиоли.
− Он самый и есть.
− Это кто? − Спросил Хан.
− Императрица Тиоли.
− Д-да ты шутишь?
− Я не Императрица. − Произнесла Тиоли. − Зачем врешь?
− Но ты же ей была? Сколько там, три дня, что ли?
− Полгода.
Тим стоял замерев.
− Вот человек, крыльва не боится, а людей пугается. − Сказал Хан.
− Я не боюсь. − Пробурчал Тим.
− А почему он тебя Ханом назвал?
− Потому что Райди, это имя в фильме, а в жизни − Хан. Или Хан Тигров.
− Вот черт! − Воскликнула Тиоли. − Так ты здесь был все время?!
− Не здесь. Гулял я по вашим владениям, Императрица.
− Прекрати это!
− А что такое то? Не нравится?
− Хочешь мне больно сделать?
− Ладно, не буду. А сын у тебя что, к власти рвется?
− Рвется. Я его учила как могла, но как учить то! Я же сама дура...
− А отец его? Генерал Скедер, кажется.
− Не кажется. Он отец. И он мой муж по закону. И не вздумай его обижать!
− Ой, уж ребенок он прямо!
Женщина замолчала, глядя в глаза Хана. У нее была подленькая мыслишка, что человек перед ним жулик, а не крылев, но она давила ее. Если жулик, то не уйдет.
− Жулье одно вокруг. − Произнес Райди. − Сама то чем докажешь, что та самая?
− Приходи во дворец, коли не веришь.
− Министров пугать? − Усмехнулся Хан. − Ладно, сходим. Кстати, мне надо бы с одним встретиться.
− С кем?
− С Кервентом. Задолжал он мне пару медалей за доблесть и отвагу.
− Серьезно, что ли? − Усмехнулась Тиоли. − Ты с ним знаком?
− По телефону. Недавно болтали. Не слыхала?
− Это там, где ты шерифа чуть не съел?
− Ну что за пошлости? Он у меня мотоцикл украл.
− Ты на мотоцикле ездил? Вот черт...
− Что еще за черт?
− Да так. Мой балбес тоже гоняет на мотоцикле.
− И где?
− Здесь, на стадионе. И за город иногда с друзьями выезжает.
− Это хорошо.
− Чего хорошего-то? Разобьется парень!..
− Хорошо, что с друзьями. Может, нам соревнования устроить? А, Тим?
− Чего я? Я на мотоцикле не ездил никогда.
− Научишься.
− Не учи ты его этим глупостям! Это же... − Тиоли замолчала.
− Дошло, да? − Усмехнулся Хан.
− Ладно. Но, если что случится, я с тебя буду спрашивать!
− Даже если ему метеор по лбу попадет?
− В особенности, если попадет. Я уж знаю. Если чего случайно, значит, без крыльва не обошлось.
− Чушь то пороть не надо.
− Сам порол. Ну так ты придешь?
− Приду. Как-нибудь.
Тиоли поднялась и пошла на выход. В дверях она только усмехнулась, а затем едва ли не побежала. В ней была только радость...

− Ну так как, Тим? − Спросил Хан.
− Что, Райди?
− Пойдем в гости к будущему Императору?
− П-пойдем. − Ответил он.


Дервент мчался по дорожке. Мотор ревел, ветер бил в лицо. Стадион был пуст, и только после второго круга на одной из скамеек появились два человека. Проезжая мимо Дервент их не узнал, а на следующем круге затормозил и остановил рядом.
− Вы кто? − Спросил он.
− А что нельзя? − Спросил человек, что был немного постарше. На вид ему было лет двадцать пять, а второму вовсе не больше двадцати.
Дервент снял шлем и его несколько разозлило, что двое не узнали в нем Наследника.
− Мой мотоцикл получше твоего будет. − Сказал старший.
− Чего?! − Воскликнул Дервент. − Не говори глупостей! Лучше моего на всем Хвосте нет!
− На что спорим, что я тебя обставлю на трех кругах три раза подряд? − Спросил старший.
− А на что хочешь?
− На полцарства.
− Охренел?! − Воскликнул Дервент.
− Ты сказок не читал, что ли? − Усмехнулся парень. − Или слов не понимаешь? "Полцарства" это сам мотоцикл.
− А зачем мне твоя развалюха?
− Как это зачем? Польешь бензинчиком и подожжешь. Красивый фейерверк. Мне то твоя тоже как бы и незачем, если я выиграю. А?
− Ладно. Когда?
− Сейчас. − Ответил человек.
Он ушел, а малый остался сидеть и только ежился непонятно от чего.
Через минуту послышался гул мотора и на стадион выехал мотоцикл непонятной конструкции.
− Это еще что?
− Сишка с мотором. − Ответил человек. − Я его сам собирал.
Дервент усмехнулся, затем завел мотор и приказал малому старт отдавать на гонки...
Старт. Первое, что поразило Дервента был рев мотора соперника. Из под его колеса полетел шквал камней, мотоцикл встал на дыбы и рванулся вперед. Дервент отстал сразу же и не сумел даже догнать парня.
Второй раз он сам рванул что было сил, но его машина не сумела набрать скорость как противник, и вновь поражение. На третий раз надежды уже не было. Отстав на старте Дервент уже не смог ничего сделать.
Под конец гонки, когда оба остановились, Дервент смотрел только на мотор, что был в мотоцикле соперника.
− Ну так что, выполняешь уговор, али как? − Спросил парень.
Дервент сошел с мотоцикла и взглянул в улыбающееся лицо победителя.
− Тебя звать то как, парень? − Спросил тот.
Это показалось неслыханной дерзостью, но Дервент почему-то остановил свой гнев. Сам не понял, почему и произнес:
− Дерви.
− А меня Райди. − Сказал человек. − А это Тим.
− Да так уж и прямо! − Воскликнул Дервент, сверкнув глазами. − Тим и Райди!
− Чего тебе не нравится то?
− А то что не ваши это имена.
− Ну да. − Усмехнулся Райди. − Вобщем-то ты прав. Наполовину. У нас есть и другие имена. Он Джек, а я Хан. Но Тим и Райди тоже наши. Ты, кстати, тоже мог бы себе имя второе придумать.
− Вы его забираете или что?
− Забираем. Тиму, как раз будет. А, Тим? Что скажешь? Нравится машинка?
− Я не знаю. − Проговорил тот.
− Не знает. − Усмехнулся Хан. − Бери. В магазине все равно лучше не найдешь.
− А ты свой где взял? − Спросил Дервент.
− Сам собирал. Ты сам то в моторах секешь?
− Секу. − Проговорил Дервент едва не дергаясь от подобного жаргона.
− Тогда, проще некуда. Берешь сишкину основу, а чертежи мотора я тебе дам. На заводе заказываешь детали и собираешь. Повозиться, конечно, придется, но результат ты сам видишь.
− А ты сам чертежи где взял?
− Тута. − Ответил Хан, показывая на свою голову. − Я в автомастерской несколько лет работал.
− А сюда как попал?
− Так и попал. Заработал, и теперь живу на министерском этаже.
− Наверно, отец твой заработал, а не ты.
− Не веришь, твоя проблема. − Ответил Хан. − Ты то уж точно купил все не на свои заработанные, а? Папа миллионер, небось? − Хан смеялся.
А Дервент в этот момент почему-то не хотел говорить, кто он есть.
− Да какая разница то! − Воскликнул он вдруг, выплеснув непонятно откуда взявшиеся эмоции.
− Вот именно. − Ответил Хан. − Люди все одинаковы. А кто министр, кто нищий, все равны.
Дервент хотел возразить, но не стал. Он пытался понять, что за человек перед ним, но не мог. А тот уже показывал Тиму, что и как надо делать, что бы ездить на мотоцикле.
− Он не умеет, что ли?
− Нет. − Ответил Райди. − Ты же тоже когда-то не умел или родился умеющим? − Райди смеялся, а Дервент ничего не ответил. Он еще стоял какое-то время, а затем пошел со стадиона. Он мог просто приказать, отнять мотоцикл, но язык не повернулся такое сказать. Он его проиграл сам.

День был совсем дурацкий. Сначала проиграл мотоцикл, потом сломался видеомагнитофон, а у дворцового мастера, как на зло, был выходной в этот день. Дервент нажимал кнопки телеканалов, ворочал нос от кучи рекламы, затем бросил это занятие и пошел в компьютерный класс.
− Вы, похоже, не в настроении? − Спросил учитель.
− Да. Видик сломался, а мастера нет.
− Вы можете посмотреть какой нибудь фильм здесь, на компьютере. У меня есть коллекция видеодисков.
− Где? − Спросил Дервент.
− В шкафчике, на второй полке.
Дервент прошел туда и некоторое время смотрел диски. Все что там было, он видел. На очередном диске в глаза бросился крылатый зверь. Тот самый фильм, про Тима и Райди. Дервент некоторое время смотрел на диск, затем взял его и прошел к компьютеру.
− Если я звук включу, ничего? − Спросил он.
− Ничего. Я ухожу через пару минут.
Начался фильм, Дервент смотрел, включил звук на полную мощность и в уши ворвались звуки боя и ударов. Треск огня и тявканья маленького крыльва... Он видел фильм много раз, прекрасно понимал смысл, то что в него вкладывали создатели. Идею мира и дружбы. Все эти проповеди давно ему надоели. Он понимал, что все верно и правильно, но не понимал, почему надо долдонить одно и то же столько раз...
Вновь и вновь перед ним проходила эта история. Прошла почти половина фильма, и на экране появился молодой крылатый лев и парень с ним.
Дервент, раскачиваясь в кресле едва не вылетел.
− Черт! Это же он! − Наследник остановил кадр, промотал немного назад, где было видно лицо парня. − Точно! Тим...
Он схватил коробку и некоторое время искал имя артиста, игравшего Тима... Джек. В классе раздался смех. Смех от того, что Дервент понял, откуда взялись эти двое. Конечно же! Это придумала мамочка. Еще одна учеба.
Он поднялся и пошел искать ее. Мать сидела в очках, с книгой в руках.
− Мам. − Произнес он.
− Да, Дерви, заходи. − Она опустила книгу и сняла очки. − Что ты хочешь, сынуля?
− Зачем ты их вытащила? А?
− Кого?
− Не говори, что не знаешь. Я же все понял. Этот Тим и Райди.
Мать усмехнулась. Ее усмешка означала, что она подтверждала, что это ее дело.
− Ну и как ты с ними встретился? Небось тут же грудь выше носа?
− Я им не сказал, кто я. А они сделали вид, что не знают. Артисты, блин! Зачем, мама! Ну зачем?! Опять учить? Я маленький что ли?
− Крыльвов, значит, не боишься совсем?
− Что крыльвов то? Он что, крылев!
− Он крылев. − Произнесла она, и в голосе матери Дервент услышал не смех и не ложь. Он понял, что она таки нашла крыльва, и этот Райди... В груди все дрогнуло.
− Мама, нет. Нет. Скажи, что нет! − Воскликнул он.
− Да. − Произнесла она. − Меня ты не слушал, отца не слушал, учителей не слушал. А вот против крыльва ты свою грудь не выпятишь.
− Ты хочешь, что бы я их боялся?
− Ты прекрасно знаешь, что я хочу. Я хочу, что бы ты не лез туда, Дерви. А тебя хлебом не корми, дай покомандовать.


− Мне надо уехать на некоторое время. − Сказал Хан.
− Далеко? − Тим смотрел на своего друга, и было видно, что он и сам хотел поехать с ним.
− Не очень далеко, но на несколько дней. − Ответил Хан. − Тебе туда лучше не ехать.
− Почему?
− Потому что я еду на похороны. − Ответил Хан.
Тим больше не просил, а Хан в этот же день уехал.


Дорога привела машину в небольшой городок. Вокруг ничто не говорило о предстоявшем Хану деле. Люди жили как всегда, и чья-то смерть их не волновала. Лишь где-то там, в глубине одного из домов, забившись в какой нибудь угол, плакал маленький человек, у которого погибли отец и мать.
Впрочем, Хан ошибся. Пацан сам оказался при смерти и лежал в местной больнице, а о его родителях даже некому было позаботиться. Никто вокруг не возразил, когда Хан Тигров, объявившийся в больнице, заявил, что знает мальчика и его родителей. Ему показали пацана и Хан просидел рядом некоторое время.
Мальчишка ничего не чувствовал и едва дышал. Приборы кое как еще держали его жизнь, организм боролся, а сознание спало.
− Он просыпался? − Спросил Хан, взглянув на врача.
− Да. Мы не говорили ему, что с родителями. Он может не выдержать.
Хан поднялся, вздохнув.
− Я надеюсь, на вас, доктор. − Произнес Хан. − А мне пора.
− Вы придете?
− Да. Но Тим может меня не узнать. Мы виделись только мельком, больше года назад, на киносъемках.
− У него нет больше родственников?
− Не знаю.
Хан отправился в другой отдел больницы и принял на себя все обязательства по похоронам, после чего еще надо было все узнать в полиции.
Лейтенант, разбиравшийся с этим делом, рассказал просто. Машина мчалась с превышением скорости, в дождь, по мокрой скользкой дороге. Шофер не справился с управлением и они вылетели на повороте с дороги, врезались в дерево. Схема аварии была в документах. Место лейтенант указал, а поиск родственников, что полиция уже провела, ничего не дал.
− Вы не знаете, куда они могли спешить? − Спросил лейтенант.
− Не знаю. − Ответил Хан. − Думаю, они бежали от призрака дохлого дракона.
− По моему, эта шутка здесь не к месту.
− Если бы это было шуткой, я бы не говорил. Тим снимался в фильме с участием крыльва. Вы знаете фильм "Тим и Райди"?
− Да, но там... Он тот маленький мальчик?
− Да. Его родителям сказали, что крылев не настоящий, а когда они узнали, что это не так, они бежали. Не понимаю, почему.
− Зачем был этот обман?
− Что бы ребенок играл и не боялся. Он сыграл отлично, а когда съемки закончились, тогда ему и сказали. А зачем было бежать, я не понимаю.
− Он мог их преследовать.
− Мог. − Ответил Хан. − Наверно, что бы фотокарточки отдать.
− Какие фотокарточки?
− Вот такие. − Ответил Хан и вынул несколько снимков. Они все относились ко времени съемок. На одной из фотографий малыш целовался со львенком. На других было не мало артистов, и он среди них. Еще на одной, Тим сидел на руках у Хана и махал кому-то рукой, улыбаясь.
− Это вы? − Произнес офицер, рассматривая снимок.
− Да. − Ответил Хан. − А это его мать. − Он показал на женщину рядом, что поддерживала малыша за руку. − Хан показал новые снимки. − А здесь его уже нет. − Сказал он. Они уехали, а съемки продолжались.
Человек смотрел на фотографии и долго рассматривал одну из них, на которой был крылатый лев, сидевший на траве, а перед ним, под его головой, стоял молодой парень, расставив руки в стороны.
− А это кто? − Спросил он.
− Это тоже Тим, только постарше.
− А крылев другой?
− Тот же. Он один и тот же везде.
Человек подавлял в себе страх, глядя на зверя. На другом снимке Тим-старший сидел на спине крылатого льва.
− Это не монтаж?
− Нет.
Человек продолжал смотреть снимки. На новой фотографии крылатый лев сидел в центре снимка. Справа от него был Тим, слева Райзи, а рядом с Тимом и Райзи множество других людей. Почти вся съемочная группа.
− Я взял на себя обязанности по похоронам, лейтенант. Если появятся родственники или знакомые, сообщите мне.
− Хорошо. Где вас искать?
− Я еще нигде не остановился. − Хан вынул карточку. − Здесь мой мобильный телефон. − Человек принял карточку, и Хан ушел.
Друзья семьи все же нашлись. Один человек приехал к вечеру, еще два, на следующий день. Никто не возражал против руководства Хана в деле похорон. Они почти не говорили, и только после совершения самого обряда, во время поминального ужина люди несколько разговорились. Они вспоминали своего друга, которым был отец мальчика, и замечали, что в последний год человек резко переменился, а его бега казались всем троим совершенно непонятными. Хан не стал упоминать о том, от чего бежали два взрослых человека.
Зазвонил телефон. Хан сразу же поднял трубку и получил сообщение из больницы о том, что мальчик пришел в себя.
Хан умчался туда сразу же и вскоре уже сидел рядом с пацаном. А тот плакал, потому что рядом были чужие, и не было мамы и папы. Хан взглянул на врача и тот разрешил сказать.
Мальчишка завыл, когда Хан сказал о смерти его родных. Он вытащил парня из постели, взял на руки и прижал к себе, успокаивая. Но слова ему не были нужны. Они не могли успокоить, и Хан просто молчал. Парень уснул, и Хан не оставил его.
На утро он не хотел ничего есть. В палате появились другие люди, и мальчишка узнал в одном из пришедших знакомого. Они говорили некоторое время, но не много. А когда парень заснул, все четверо вышли в коридор, где встретили и врача.
− Господа. − Произнес врач. − Я прошу прощения, но вы должны решить еще один вопрос. О попечительстве над мальчиком.
− Я возьму его. − Сказал Хан.
− Почему вы? − Спросил дядя Ракси, которого знал Тим. − Я знал отца Тима с самого детства. Мы учились в одной школе, а кто вы?
Хан достал фотографию, ту самую, где Тим был у него на руках, а рядом его мать.
− Я не спорю, но Тим мой друг. − Произнес Хан. − Я думаю, будет лучше, если он поедет в столицу.
Человек смолчал, а Хан уже видел, что им двигало. Не столько забота о мальчике, сколько забота о его капитале, оставленном родителями.
− Я думаю, решать будет суд. − Сказал человек.
− Господа, зачем же сразу суд? − Заговорил врач. − Для разрешения таких вопросов существует попечительский совет.
Совет был собран уже через день и два человека представили свои заявления о попечительстве над Тимом. Председатель долго читал заявления, затем взглянул на двух человек.
− Мне трудно выбрать сразу. − Сказал Председатель. − Вы можете добавить что либо на словах в свою пользу?
− Я думаю, надо спросить самого Тима. − Сказал Ракси. − Пусть он выберет.
− А я думаю, что Тиму и без этого дурацкого спора слишком тяжело. − Ответил Хан. − Кроме того, он еще мал, что бы выбрать правильно. Тем более, в таком состоянии. В столице очень много всего, что может отвлечь парня от происшедшего.
− И где он там будет жить? − Спросил Ракси.
− В моем доме. − Ответил Хан. − И вы сможете его навещать, когда пожелаете.
− Зачем это? − Спросил человек.
− Странный вопрос, не находите? Он сын вашего друга, а вы спрашиваете зачем его навещать?
− Можно узнать, где конкретно вы живете в столице? − Спросил Председатель. Хан прошел к столу, за которым сидела комиссия и положил бумагу.
Человек прочитал ее, передал другому и тот странно взглянул на Председателя.
− Это, что заговор?! − Воскликнул Ракси. − Где он живет?! Я должен знать!
− Дворцовая площадь, 17-4. − Произнес Председатель.
Человек дрогнул, взглянув на Хана.
− Я все понял. Ему нужен не Тим, а его деньги! − Воскликнул дядя Ракси.
− Вот вы и признались, господин Ракси, о своих собственных намерениях. − Ответил Хан. − Раз уж вы заговорили о деньгах, я согласен на разделение попечительства. Вы будете распоряжаться его деньгами до совершеннолетия мальчика, а жить он будет у меня. Всяко лучше жить в столице, в самом центре города, чем неизвестно где. Ну, а для надежности, мы застрахуем его состояние в ИСК.
− Где? − Не понял человек.
− В Императорской Страховой Компании. − Произнес Хан. − Что бы ни произошло, к своему совершеннолетию он получит не меньше, чем имеет сейчас.
− Я думаю, что ни у кого больше нет вопросов. − Сказал Председатель, взглянув на людей. Ему не ответили, соглашаясь. − Попечительство над мальчиком передается Хану Тигрову.
− Я подам в суд! Я буду жаловаться! − Воскликнул Ракси.
Хан получил документ и покинул заведение. Ракси выскочил в след и все еще кричал.
− Сколько вы хотите, что бы заткнуться? − Спросил Хан, взглянув на человека. − Сто тысяч? Миллион?
Человек осекся.
− Если вы хотя бы заикнетесь при мальчике об этом деле, господин Ракси, я не пожалею никаких денег, что бы утопить вас в дерьме и долгах. Вы все поняли?!
Человек не ответил, решив уезжать. Он еще думал о суде, но перед этим хотел узнать, кто такой Хан Тигров. Через два дня его хватит удар, когда на его запрос в столицу придет бумага из Министерства Внутренних Дел, в которой будет указано, что Хан Тигров − крылев, и любое вмешательство в его дела будет расцениваться Министерством, как попытка подрыва нормальных отношений дентрийцев с иной разумной расой, а так же объявлено о снятии каких либо обязательстве по защите самого просителя и его семьи в случае, если тот чем либо разозлит крыльва и вызовет его гнев... Человек так и не узнает, что бумага эта вовсе не из министерства, и ударится в бега вместе с семьей... Эстафета бега будет передана именно ему...

Тим сидел в купе и смотрел на пролетающие мимо леса, поселки и города.
− Нам далеко ехать? − Спросил он.
− Далеко, Тим. Еще два дня.
− А как ты приехал так быстро?
− Я прилетел, Тим. Как только узнал. А сейчас некуда спешить.
− Ты теперь будешь моим папой?
− Нет. Я буду просто твоим другом. Ты согласен?
− Да. − Ответил он. − А мои мама и папа? Они теперь где?
− Они похоронены, Тим. Так происходит со всеми людьми. Все рождаются, живут и умирают. Так устроен мир.
− И я тоже умру?
− Когда нибудь, это произойдет. Но еще очень не скоро. Ты будешь жить, учиться, потом найдешь себе жену, и она станет мамой твоих детей, а ты будешь им папой.
− И они будут плакать, когда я умру?
− Будут.
− А твои папа и мама тоже умерли?
− Нет. Они просто исчезли.
− Как исчезли?
− Я расстался с ними, когда они были живы, и больше мы не виделись. Я не знаю, где они, живы ли. И они не знают.
− Они не знают твой адрес?
− Нет. Я родился на другой планете, Тим.
− Правда?!
− Да. И я тебе расскажу как нибудь об этом.
− А сейчас?
− А сейчас не надо. Это грустная история, Тим. Скоро мы будем проезжать рядом с морем, Тим.
Парень тут же прильнул к окошку и долго смотрел, затем его глаза загорелись, когда появилось огромное, бескрайнее море, а где-то вдали плыл корабль.

Они приехали в столицу утром, и Хан показал Тиму не мало достопримечательностей. Парень на время забывал, о своем горе, но вновь и вновь вспоминал. Больше всего он вздрагивал, когда кто-то из детей рядом звал свою маму. Потом на его глазах появлялись слезы.

Тим и Хан приехали в дом только к вечеру. Джек, встретив пацана у дверей тут же воскликнул.
− Боже мой! Это же Тим!
− А.. А откуда вы меня знаете? − Спросил пацан.
− Ты не узнаешь меня, что ли? − Спросил Джек. − Мы же с тобой в одном фильме были.
− А.. А он.. Его же не показывали.
− Как это не показывали?
− Тим не видел его. − Сказал Хан.
− Тогда, его надо ему показать!
− Завтра. − Сказал Хан, а сегодня уже поздно.

Тим с первых кадров фильма напугался, но затем взял себя в руки и смотрел бой крылатых драконов с машинами. Он смотрел на львенка, бежавшего через лес, а диктор коментировал происходящее. Эта версия фильма предназначалась для детей, и в нем показывалось не все, но самое главное, и со словами человека, объяснявшего, что маленький львенок остался без родителей, когда те дрались со своими врагами и погибли...
Тим плакал, слушая слова и глядя на малыша, барахтавшегося в воде, несшей его непонятно куда. Он чувствовал в этот момент то же самое. Он был малышом, родители которого погибли, а он оказался совсем один.
Затем появился друг, который его принял, накормил и согрел. Фильм продолжался. Слезы Тима высохли, и он, наконец, понял, что там, на экране, он сам. Он, с тем потерявшимся львенком. Он вспоминал те дни, когда проводились съемки, а теперь смотрел на фильм и на кадры, где он играл с ним в последний раз. Они баловались, в траве, около пещеры, затем пошел дождь.
Тим обернулся к Хану и Джеку, сидевшим рядом.
− Ты помнишь, Тим? − Спросил Хан.
− Да, я помню. Он... Он потом сказал, что он не волк.
− Да, Тим. Он самый настоящий. Смотри дальше.
Фильм продолжался. Диктор теперь говорил о том, что случилось после о прошедших годах, о дружбе Тима и Райди. О том, что Тим вырос и стал молодым человеком.
И вот, на экране появился крылатй лев с человеком на спине.
Тим смотрел на это с раскрытым ртом. Он почти не верил глазам, но зверь с человеком на спине оказался рядом, и диктор объявил, что это те же Тим и Райди.
Они вновь говорили и играли, а Тим вскоре оказался в своей деревне, оставив Райди в пещере. А люди в деревне были переполошены. Кто-то рассказал, что видел дракона, и Тим объявил всем, что знает этого дракона, что его имя Райди, и что он друг.
Ему не верили. Люди поднялись на бой, хватали оружие, а Тим сумел убежать в лес и понесся к Райди, что бы предупредить об опасности. Крылатый лев в этот момент сидел в пещере и вел себя как ребенок, боясь высунуться, но Тим вытащил его и сказал, что надо убегать, что он поможет Райди скрыться от всех.
И они ушли...
Фильм захватывал воображение. Особенно множеством кадров с участием крыльва и человека, а затем и чудесами с превращениями и полетами. Тим уже молчал. Он впился глазами в экран и теперь вместе с молодым героем переживал все, что происходило вокруг. Встречи с людьми, погони. Страшные войны. Он понимал все по своему, но понимал. И видел, что здесь, в этой истории крылатый дракон вовсе не враг, а друг человеку. По дороге они помогали некоторым людям. А затем говорили о войне, о том, что она никому не нужна, о том, что ее не должно быть.
Конец фильма был по детски веселым. Тим смеялся, когда дракон гонял какого-то недотепу по полю. Тот с перепугу вместо того что бы убежать вместе со всеми, засунул голову в стог сена, как страус... А потом бегал из стороны в стороны, как ненормальный, падал и снова бежал.
Тим и Райди вернулись в деревню, где их встретили все жители и благодарили за избавление, а Тим напоминал им о том, что он тот самый Тим, который убежал и увел дракона...
Фильм заканчивался без последней встречи Тима с матерью. Она была более грустной, чем кадры с прощанием. Фильм заканчивался словами диктора о вечной дружбе Тима и Райди, а титры проходили на фоне застывшего кадра с летящим крылатым львом и Тимом на его спине.

− Мама говорила, что он гонится за нами. − Сказал Тим.
− Кто? − Спросил Джек.
− Дракон. Он хотел нас убить.
− Он не хотел вас убить, Тим. И он не гнался за вами. Он жил здесь.
− Где?
− Здесь, в столице. И он сейчас с нами. Он наш друг, ты же видел.
− Но это же только кино.
− Конечно, кино. Тим, разве враги могут вместе кино снимать, ты головой то подумай.
− Значит, он?...
− Он друг. А ты его испугался непонятно почему.
− И он придет сюда?
− Придет. И мы с тобой прокатимся на его спине. Как там, в кино. Хочешь?
− Я?! − Тим не выговорил больше ни слова.
− Трусишь, да? − Спросил Джек. − Я тоже сначала трусил, а потом нет.
− А вот это ты помнишь, Тим? − Спросил Хан и вынул фотографию. Ту, где Тим целовался с маленьким львенком.
− Я... Нас же никто не видел тогда! − Воскликнул Тим.
− Это ты думал, что никто не видел. − Ответил Хан. − Вы ведь подружились тогда, Тим, а ты потом боялся.
− Он же дракон.
− Ну и что. Он твой друг. И он ничего плохого тебе не сделает. Он ведь живет здесь. И никто не воюет с ним. Ты же видишь. Войны то нет.
− А зачем тогда мы убегали?
− Не знаю, Тим. Твои мама и папа просто испугались. А, может, их кто-то специально пугал, но это точно не он. Да и зачем ему гнаться за вами? Он же дракон и может летать. Ты видел как в начале они догоняли даже самолеты, а на машине от них вовсе не убежать, Тим. Он догнал бы в раз. В одну минуту. Если бы хотел догнать.
Парень только всхлипнул.
− Ты в школу пойдешь, Тим? − Спросил Хан.
− Пойду. Но я же... − Он взглянул на Хана.
− Здесь есть другая школа. И ты больше не будешь перебегать из класса в класс как раньше. У тебя появятся друзья. Но ты должен кое что запомнить, Тим.
− Что?
− Если ты там скажешь, что боишься дракона, тебя засмеют. Ты же играл самого Тима. Понимаешь?
− Это кино все видели?
− Все. Весь мир его видел. И тебя узнают.
Хан прошел через комнату и вытащил газету, в которой на первой странице был кадр из фильма с Тимом и львенком. В статье говорилось об успехе фильма, огромных очередях в кинотеатрах...
Тим вновь заплакал.
− Они мне врали! Врали! − Воскликнул он.
− Они боялись, Тим. И не надо их винить за это.

Тим пошел в школу на следующий день. Он попал, казалось бы, в обычный класс, с обычными детьми, но уже к концу дня парень узнал, что у одного его одноклассника отец генерал, у другого министр, у третьего − мама великая артистка, у четвертого брат − герой.
А он. Тим не сумел сказать, кто он, и дети балуясь делали кучу глупых предположений о том, кем были родители Тима. Тот после этого только расплакался и убежал. На следующий день те же дети приносили извинения пацану, когда узнали, что его родители погибли. А затем кто-то притащил в класс фотографию с кадром из фильма "Тим и Райди".
Вот тут все и началось. Дети подняли крик, окружили парня и просили его рассказать обо всем, о кино, о драконе, с которым тот снимался, а Тим и слова сказать не смог.
А к концу занятий появился Хан и объявил, что все кто хочет может остаться после уроков и посмотреть фильм с участием Тима.
Остался не только весь класс, но пришли дети и из других классов. Старших и младших. В школе почти весь день висела афиша с рекламой фильма. В ней же говорилось о том, что это версия фильма для детей младшего школьного возраста, и что этот показ будет проходить впервые.
Хан перед сеансом выступил сам и так же сообщил всем, что показываемый фильм почти никто не видел, что он был смонтирован совсем недавно и этот показ является открытием...

"Тим и Райди". Вновь и вновь. Новые кадры, новые задумки, не мало веселых смешных моментов. Несколько иные слова и оформление.
Хан сидел вдали от детей, на балконе. Он ждал появления Райзи, но она почему-то задержалась. Фильм дошел почти до середины, когда дверь позади тихо открылась и появился ратион.
− Хан? Это ты? − Спросила она.
− Я, конечно. Садись и смотри.
− Я видела...
− Не видела. − Ответил он, и Райзи села на стул рядом.
Она, наконец, поняла, в чем разница, и довольно долго слушала слова, смотрела кадры.
Дети кричали и смеялись в смешных местах, промолкали на грусных, а под конец все начали хлопать.
− Им понравилось, Райзи. Видишь?
− Вижу. Но где ты был?
− Ты обижаешься? По моему, глупо, Райзи.
− Ты мог мне сказать.
− Я и сказал. Я позвал тебя, а ты задержалась. Это премьера, Райзи. Неофициальная пока еще. А к тебе у меня предложение. Снять еще один фильм.
− Какой?
− Тим и Райди − 2.
− Ты шутишь? После всего, он не пойдет.
− Значит, придумаем другой сюжет. Ты не хочешь?
− Не знаю. Я все время была одна. А ты ушел и даже не писал мне.
− Ты прямо, словно и не ратион вовсе. − Ответил Хан.
− Это почему?
− Да так. Ты не знаешь самых простых вещей. Например, что ты способна позвать меня через всю планету без всяких телефонов. Просто вспомнить и позвать, вот так... − Хан мысленно назвал имя Райзи и она дрогнула. − Что? Ты ратион или кто, Райзи.
− Ты влез в мою голову!
− Ты и вправду дура. − Проговорил Хан и закрыл глаза, облокачиваясь на спинку кресла.
− Ты мне ничего не объяснял!
− Ты не вой, Райзи, дети внизу.
Дети уже услышали голос ратиона и теперь смотрели наверх, где сидел Хан и Райзи.
Хан поднялся и ушел.
Райзи оказалась в доме Хана и некоторое время рассматривала его. Хан ждал ее в своем кабинете. Она пришла и села напротив него.
− Ты хочешь знать, кто я? − Спросила она.
− Да, Райзи.
− Меня вырастили люди.
− Я уже знаю.
− Тогда, что ты еще хочешь?! − Воскликнула Райзи, вспылив.
− Я хочу понять, почему ты так глупо ведешь себя, когда я говорю о твоих собственных способностях? Ты же ратион. Ты должна понимать очень многое. Ты способна понимать, но ты... Я понимаю, почему ты не понимаешь. Ты никому не дала возможности себя учить. Ты знаешь все о людях, среди них ты гений. Но среди ратинов. Ты это не понимаешь, или понимать не желаешь? Что ты хочешь, что бы тебя вот такой уродиной кто нибудь принял?.. Стой! − Приказал он, когда Райзи вскочила. − Сядь и слушай, Райзи. Ты ничего не получила, потому что сама не пожелала. Сбежала так же, как сейчас попыталась бежать. Я уже говорил тебе, что делать. Лететь к своим. И учиться. Учиться, как ребенку, а не как взрослой. Тебе надо лететь на Ренс. И не бизнесом заниматься. Там ты вылетишь в трубу со скоростью света. Ты должна учиться. Должна, если хочешь чего-то достичь, как ратион. Ты понимаешь меня, Райзи?
− Понимаю. Но я не смогу.
− Сможешь. Если захочешь, сможешь. Если не побоишься, сможешь. Если плюнешь на бизнес и вложишь все в учебу. Если забудешь о паршивом золоте и найдешь иную цель. Лучшую, Райзи.
− Но ты сам все это получил не за лучшую цель?
− Все, что я получил, я получил за две недели. А потом прибежал Министр финансов и на коленях просил меня остановиться, не рушить экономику Хвоста. Смешной человек.
− Ты не остановился?
− Нет. Нельзя остановиться еще раз, если и так стоишь. Решай, Райзи. Я дал тебе совет, как друг.
− Хорошо. Я поеду туда. Но мне надо оставить компанию кому-то. − Она смотрела на Хана в этот момент. − Ты ее возьмешь?
− Под управление и не более. Съемки я провести не смогу, но этот второй фильм выпущу. Если вовремя продать акции, ты сможешь получить раза в два больше чем сейчас.
− Продать? Ты думаешь, что я это смогу?
− Если не будешь держаться за золото, то сможешь. Компания не работала и не сможет работать. Ты же знаешь. А выкупит ее кто-нибудь, кто пожелает именно начать работу. Что-то снимать и использовать имя Райзи-Видео для распространения фильмов. Ты против?
− Я не знаю.
− Думай. Является ли для тебя эта компания неотделимой частью твоей жизни, или ты можешь с ней расстаться. Лично я не собираюсь связывать себя с ней навсегда. Я свободен и могу улететь отсюда в любой момент. Меня не интересуют деньги, Райзи. Это всего лишь следствие моих дел здесь и не более.
Она решилась...

Рекламная компания, начавшаяся по всей планете принесла свои плоды. Акции компании поднялись почти вдвое, а затем на экранах всех кинотеатров появился фильм "Тим и Райди", предназначавшийся для детей. Во всех рекламных роликах говорилось именно о том, что фильм облегчен по своему содержанию и пониманию, что он сделан в духе былины и по сюжету и кадрам большей частью повторяет первый фильм.
И вновь был успех. Не среди взрослых, а среди детей. Дети всего мира мечтали увидеть этот фильм, и увидели. Они не были разочарованы. Красочные картины, удивительные приключения, чудеса.
Тим и Райди стали символом, а всемирная киноакадемия назвала его лучшим фильмом года для детей.
В бизнесе же все шло иным путем. Хан Тигров объявил о продаже видеокомпании, вернее, той ее части, что принадлежала ему, Райзи и Джеку. Покупатель нашелся довольно быстро и заплатил ту невысокую цену, что была назначена за сорок с лишним процентов акций. Покупатель был доволен, потому что ему удалось собрать более половины всех акций и теперь он фактически становился единоличным управляющим компании. Текущие активы были невелики, но раскрученное имя и не малые прибыли, что еще шли от проката, и стали для человека лакомым кусочком. Он сам снимал кинофильмы...


Проходило время. Тим младший уже не был столь грустен. Он еще вспоминал о родителях, но новое окружение помогало забыть о горе. В школе он стал не менее знаменит чем остальные, а о его дружбе с настоящим крыльвом ходили легенды.
− Ты говорил, что крылев живет здесь, а я его не видел. − Сказал как-то Тим Джеку.
− Как это не видел? − Удивился Джек. − Ты же все время с ним.
− Где все время?! Я его не видел!...
− Ты не видел Хана?
− Он же человек.
− Он крылев. Просто он стал человеком.
Тим молчал, глядя на Джека. Он плохо верил в это, а затем обернулся, когда в комнату вошел Хан.
− Ты крылев! − Спросил Тим.
− Да, Тим. Не боишься?
− Я не знаю.
− А так? Хан обернулся крылатым львом и Тим вздрогнул.
Тим дрожал. Джек едва сумел его подвести к Хану, и парень не перестал дрожать, даже когда оказался на спине зверя. А за его спиной оказался и Джек.
− Пойдем гулять, Райди? − Спросил Джек.
− Пойдем. − Ответил тот, подымаясь.
Крылев прошелся по квартире и выскочил в окно, распахнувшееся от возникшего ветра. Он оказался на площади перед дворцом и прошелся вокруг. Джек держал Тима, а тот вцепился в шерсть крыльва и больше боялся свалиться, чем самого дракона.
А крылев перешел через площадь и вошел в ворота Императорского дворца. Стражники стояли замерев, а Хан двигался дальше, и вскоре они уже гуляли по Императорскому дворцу, пока не встретили Тиоли.
− Что это за безобразие? − Произнесла она.
− Не нравится, полезай ко мне в животик. − Зарычал Хан.
− Иди за мной. − Ответила та, и через несколько минут крылатый лев вошел в аппортаменты Наследника. Тот попытался сбежать, но Тиоли его удержала.
Хан лег, и Тиоли провела сына к нему... Наследник не должен бояться друзей.

Мир переворачивался. Взрослые почти не замечали этого изменения. Оно происходило в умах молодых людей. Тех, кому предназначались листовки, все еще появлявшиеся на улицах. Но они уже не имели силы. Призывы к борьбе с драконами не воспринимались, как раньше. Антидраконовские организации бились в предсмертных конвульсиях. Мало кто из них выдержал вливание столь мощного яда, как кинофильм "Тим и Райди". Он нес революционное начало. Семена, которые в отличие от многих других, что иногда появлялись на Хвосте, дали свои плоды. Бабушкины сказки падали замертво перед безапелляционными заявлениями о дружбе, подкрепленные красивыми картинками и эффектами на видеоэкранах. Хвост, ранее не принимавший крыльвов, теперь менял свое отношение. Менял в самом корне. В людях, которые едва вступали в жизнь и только начинали что-то понимать. Им преподносилась идея о дружбе, как самая правильная и верная, и они верили в нее. Верили, что драконы тоже живые и желают мира и дружбы.
Иначе, и не могло быть.


Империя готовилась к великому празднеству. По всей планете велись приготовления. Тысячи городов, миллионы деревень, миллиарды людей и нелюдей. Мир собирался принимать клятву от молодого Наследника, которому исполнялось тридцать лет. В этот момент, согласно принятому много лет назад указу Императрицы Тиоли, ее сын должен был стать Императором и принять власть. Дервент Скедер принимал новое звание и становился Императором Дервентом Восьмым.
Много лет назад никто даже не думал, что его приход к власти будет столь праздничным и мирным. Многие этого боялись и считали, что Империя может погрузиться в хаос и войну, но этого не произошло. Люди, находившиеся у власти готовили себя к этому переходу и теперь принимали его как само собой разумеющееся. Государственная машина двигалась к этому барьеру с огромной скоростью, и перешла через него без помех.
Коронация проходила при огромном количестве свидетелей. Площадь перед дворцом заполнилась десятками тысяч людей и они приветствовали нового Императора. Они ждали этого момента, как праздника, и он пришел...

− Жаль, что здесь нет Нары. − произнесла Тиоли.
− Кто это сказал, что меня здесь нет? − Возник голос, и Тиоли обернулась. − Боже. Нара! − Она проскочила к женщине и обняла ее. − Где же ты была? − Спросила Тиоли.
− Далеко. Занес черт неизвестно куда, еле вырвалась. А у тебя, я вижу все хорошо. Даже удивительно, как это ты без меня сумела что-то сделать.
− Можно подумать, что других крыльвов кроме тебя не нашлось. − Усмехнулась Тиоли. − Ты давно здесь?
− Давно. Семнадцатая минута уже пошла.
Тиоли усмехнулась.
− Пойдем. Я тебе кое с кем познакомлю.
Они прошли через толпу и оказались в небольшом зале, где сидели несколько человек.
− Ну, знаешь кого из них? − Спросила Тиоли.
− Генерал Скедер, если у меня не глюки. − Произнесла Нара. Генерал поднялся.
− Кто это, Тиоли? − Спросил он.
− Это Нара Крылев. − Ответила Тиоли.
− Что-то у нее шерсть не того цвета. У Нары была серая, а эта какая-то лохматая... − Заговорил Хан.
− Хочешь лапой получить? − Произнесла Нара.
− Хочу. − Ответил Хан и вышел из-за стола. − Мы вернемся попозже, Тиоли. − Сказал он и исчез.
− Нет! − Воскликнула она, но Нара так же растворилась в воздухе. − Господи! Нара! − Закричала она, но ответа не было.
− Они теперь не скоро вернутся. − Сказал Джек.
− Почему? Ты знаешь куда они исчезли?
− В лес. − Ответил Джек. − Крыльвов хлебом не корми, дай в лес сбежать. Не знаешь?
Тиоли вздохнула, затем села за стол и взяв кусок мяса начала есть. Женщина едва не соскочила со стула, когда перед ней исчез Тим Младший, а затем и Джек.
− Эй, что за шутки?! − Воскликнула она.
− Мы улетаем в космос. − Ответил Хан появляясь рядом. − А с тобой Нара останется. Она говорит, надоело ей в космосе до чертиков, никуда с места не двинется десять лет. Кстати, ты ей про кино будешь сама рассказывать. Я не говорил.
− А она меня не сожрет за него?
− Если сильно попросишь, может, и сожрет. − Ответил Хан и исчез.


Часть 3



Человек спешил через зал. Стражники открыли перед ним двери.
− Ваше Высочество, срочное сообщение! − Заговорил вошедший сразу же.
− Что произошло, Советник? − Спросил Принц. Он был недоволен подобным вмешательством в его раздумья, но постарался не выказывать недовольства.
− Великие Маги сообщили о сильных колебаниях Поля Жизни.
− И вы оторвали меня из-за этой глупости?! − Воскликнул Принц, уже не скрывая гнева.
− Это не глупость, Ваше Высочество! Маги сообщают, что центр колебаний находится рядом с нашей Столицей, и это означает...
− Я знаю, что это означает! Это означает, что они выдумали очередную басню про драконов, которые напали на нас! Ну и где они?!
− Маги могут их найти...
− Вон! Вон! Не желаю слышать ни о каких... Магах!
Советник удалился. Стражники проводили его уже не таким почтенным вглядом, как встречали. Но что бы там ни было, Советник решил действовать сам. На благо государства и во имя Его Высочества.
Так он думал выходя из замка и отправляясь в город. Он не знал, что пройдет несколько часов, и посыльный доставит ему письмо, в котором Принц потребует от Советника убираться из города навсегда. И в письме будет угроза. Принц пообещает казнить человека, если тот не исчезнет в этот же день.


Ратник двигался по дороге. Мало кто видел его лица, закрытого плотной темной маской. Мало кто мог проникнуть в мысли этого человека и понять, что он не ратник, а изгнанник, что еще месяц назад он служил Советником Принца, и вот непонятная сила привела Советника к Повелителю в злополучный час, когда тот был чем-то разозлен. А под горячую руку Принцу никто не желал попасть. Советник был вынужден покинуть город и дом. И вот теперь он шел по дороге в одежде ратника, неведомо куда. Позади остались знакомые земли, и человек вступил в иное королевство. Возможно, здесь он найдет новое место и заслужит уважение, но сделать это будет очень и очень не просто.
Ратник остановился около поворота. Впереди у дороги сидели три человека. Перед ними горел костер и все трое говорили о чем-то на неизвестном языке. Они замолчали, заметив путника, и тот прошел вперед.
− Здравствуйте, далеко ли путь держите? − Спросил один из незнакомцев, поднимаясь. Двое других так же поднялись. Ратник уже нащупал рукоятку меча под плащом, но старший из троих знаком опустил своих людей на землю, и те сели.
− Я иду на север. − Сказал ратник.
− Какое совпадение. Мы тоже идем на север. − Сказал незнакомец. Он улыбался, и что-то в этой улыбке ратнику не нравилось. − Может, присядете отдохнуть? А потом пойдем вместе? − Спросил незнакомец.
− Нет. − Ответил ратник. − Я спешу.
− Ну, как хотите. − Ответил человек и опустился. Его улыбка исчезла, и на мгновение ратнику почудилось, что этот человек − маг. В душе возник страх, который тут же исчез. Мало ли он видел магов на свете.
Он пошел вперед и холодок прошелся по спине. Ратник чувствовал взгляды трех человек в спину. А в мыслях появилось сомнение. Тот старший вряд ли был магом, потому что услышал бы ложь. Маги ее ненавидели и наказывали людей за самое малое вранье.
Давно исчез позади костер, но ратник продолжал идти быстрым шагом. Он совсем не желал, что бы троица нагнала его по дороге. Впереди, наконец, появился город, и теперь можно было расслабиться.
Стражники у ворот молча пропустили человека. Как бы там ни было, а своих они уважали, и не брали ничего за вход. Впрочем, вполне возможно, в этом городе за вход и не надо было платить, как в иных местах.

Иной город, иной народ. Ратник почувствовал другую атмосферу, а вместе с ней и новые возможности. Здесь его никто не знал, а если и знал, вряд ли стал бы распространяться. Смысла большого не было.
− Откуда это такой бравый? − Возник голос позади, и на плечо ратника легла тяжелая рука.
− Из соседней страны. − Ответил ратник. − Ищу новое место работы.
− А хорошо ли сражаешься?
− Иные говорят, неплохо. − Уклончиво ответил ратник.
− Звать то тебя как! − Загремел голос.
− Агно Ти Лассарн.
− О... Знатного рода, похоже, только вот ратником почему вырядился?
− Изгнан я. − Признался Агно. Никогда он еще не говорил этих слов, но сейчас. Почему-то ему захотелось довериться этому человеку. И Агно не пожалел об этом.
В этот же день он получил службу. Хоть и простую, но вполне приличную. А Драго Хассан стал его командиром. Командир был силен. Вокруг было не мало рассказов о том, что Драго побеждал в самых крупных соревнованиях борцов. Но при этом он почему-то оказался не более чем командиром отряда стражи. Возможно, тоже не угодил Повелителю. Агно не спрашивал. Он был рад, что хоть что-то получил.

Служба протекала без особых проблем. А через несколько дней Агно встретил того самого человека, что был на дороге.
− Здорово, служивый. − Произнес тот, улыбаясь. − Как жизнь?
И вновь в человеке ему что-то не нравилось. Но отвечать грубо Агно не стал.
− Нормально жизнь. − Ответил он.
− А это еще кто? − Загремел голос Драго, объявившегося рядом.
− Не знаю кто, командир. − Ответил Агно.
− А ну ка парень, отвали. Не нравится мне твоя рожа, могу и в глаз заехать случайно.
− Рискни. − Ответил тот. − И не обижайся, когда заезжалка поломается.
− Пшел вон, сказал! − Топнул ногой Драго.
Человек чему-то усмехнулся и пошел прочь.
− По моему, ты его уже видел. − Сказал Драго.
− Видел, когда шел сюда. На дороге. − Ответил Агно. − И мне он не нравится.
− Мне тоже не понравился. − Ответил командир, глядя вслед уходившему человеку. − А ты, похоже, чуешь чего?
− Есть немного. − Ответил Агно. − Но не потянул даже на помощника Мага.
− Я тоже не потянул. − Произнес Драго. − Ладно. Мне дальше пора. Пристанет этот тип, дай знать, сразу же!
− Да, командир.

Раньше, когда Агно еще шел по дорогам, он не представлял себе, как будет общаться со своим новым командиром. Кто им станет? Ему казалось, что ссора будет неминуемой, и служба может не состояться, но сейчас. Драго, хоть и выглядел неотесанным мужиком, но в нем чувствовалась доброта, которая просто притягивала. Таких людей один на миллион...


Драго следил за незнакомым человеком уже несколько дней. То что тот чужак, было видно с первого взгляда. С ним были еще двое малых, те едва говорили на нормальном языке и чаще болтали со своим господином на иноземном, да еще и таком, что Драго не сумел понять ни слова, как ни старался. Старший слежку явно заметил, но вида не казал. Сорил деньгами направо и налево. Было ясно, что он что-то вынюхивал. На базаре, как чего не покупал, вечно выспрашивал чего нового, а лавочники по чем зря болтали языком, слава богу, им никто тайны не доверял, выболтали бы все кому угодно.
Кого либо еще с троицей Драго не заметил. А та явно прохлаждалась без дела. Двое малых чаще ходили за своим господином, но иногда и отставали, а иногда он отправлялся один. Хитрости у него было немерянно. И от слежки уходить умел. Под конец Драго понял лишь, что бесполезно следить. Человек чуял его. А кто чует, тот не пойдет на прямое дело, не оторвавшись от хвоста.

− Что это ты здесь вынюхиваешь, Драго?!
Хассан едва не подскочил, встретив своего начальнил. Чужак это заметил и усмехнулся. А Рангив Серрен даже не заподозрил ничего и сверлил глазами своего подчиненного. Чужак уходил.
− Ты отвечать собираешься, или нет?! − вновь заговорил Рангив.
− Да, капитан. Думаю, чего соврать или обмануть! − отрапортовал Драго.
− Что-о?! − протянул командир. − Иди за мной, проходимец!
Как бы там ни было, Серрен сейчас делал именно то, что было нужно Драго. Он вел его к Начальнику Стражи, который должен был разрешить вопрос. Но Драго дружил с полковником и знал, что сказать, что бы тот оставил командира отряда у себя "для отчитки".
Саркадо Торрен громыхал голосом что надо. В былые времена он вместе с Драго ходил в дозоры, и были они равны, да те времена ушли. Поднявшись вместе на следующую ступень, не удержались оба. Торрен сумел получить звание полковника, а Драго свалился до командира отряда, и ему это положение светило до конца службы. Потом полковник добился того, что Драго перевели к нему. Сделал это хитро, когда другой человек попросил отпустить его родственника.
Рангив Серрен покинул кабинет, довольный тем, что подчиненный получит нагоняй от самого полковника. Не понимал он, что уже через минуту два человека сидели вместе и говорили об ином деле.
Хассан поведал Торрену о чужаке, что появился в городе. Некоторое время друзья обсуждали они его, но так ничего и не решили. Сообщать выше, означало, не в свое дело соваться. Мало ли, что за человек. Да и усмешки его много могли значить. Например, что следить за ним глупо, потому что он посол какой.
− Не посол он, − произнес Драго. − Стал бы посол жить в сарае у Хнутти? Да и ко дворцу он не ходил ни разу на моих глазах. И одежда попроще, чем у послов.
− Ладно. Ты уж поосторожнее. Мало ли, кто это? Если высокий какой, можешь и загреметь по крупному. А вообще, следи. Неспокойно нынче стало.
− Что?
− Ходят слухи, что хищники нынче сильно ярые. Могут и через нашу границу перейти. А тогда войны не миновать.
− Господь нам поможет.

Драго покинул кабинет полковника. Он прошел так, что бы Серрен не заметил, и отправился в казарму. На завтра было не мало дел, и следовало хорошо отдохнуть.


Война ворвалась в страну почти внезапно. Сообщения о наступавших полчищах хищников пришли всего за два дня до того, как эти полчища подступили к городу. И началась схватка.
Драго со своим отрядом оказался у стены, когда хищники начали атаку. Они ломились в ворота, лезли на стену. Драго дрался, скидывал их вниз, но ворота не выдержали и огромная толпа с воем и гиканьем ворвалась в город.
Теперь бой принял иной оборот.
Воины сбегали со стен и атаковали врывавшихся в ворота, но тех было слишком много.
Пришел приказ командира отходить к центру города, и Драго собрав всех своих воинов повел их к центру. Хищники, бежавшие вслед отстали из-за сидевших на крышах лучников. Отряд мчался вперед и по приказу прибыл к торговой площади. Там собрались остатки нескольких полков, которые готовились к контратаке на востоке.
И вот, новая команда. Вперед! В бой!
На этот раз воины бились насмерть. Их поход на восток был не просто атакой, это была попытка вырваться из окружения. Драго понял это, когда увидел крупных начальников в строю. Только так они могли уйти, вместе с войсками, во время боя.
А совсем недалеко, Драго внезапно заметил чужака, с оружием в руках, в легких доспехах. Рядом с ним бились два человека, и троица двигалась вместе со всеми.
Мысль ушла. Драго оглядел своих воинов, пересекся взглядом с Агно.
− Держитесь, прорвемся, − произнес он.
Они неслись в атаку. Навстречу двигались полчища врага и посреди улицы схлестнулись две лавины. Драго дрался как зверь. Давно он не был в подобной битве, давно он не видел смерть своих друзей, а теперь...
Рядом с ним оказался Агно и теперь они отбивались от наседавших хищников. Таких же людей, как и все, но только иных. В разум не укладывалось, как эти люди могли убивать живые существа, что бы питаться ими, подобно зверям... Они и вели себя как звери...
Схватка на мгновение утихла. Драго увидел, как дрался чужак. Меч мелькал в его руках, словно заколдованный и разил врага. Удары били в цель, и ни одна атака врага не приблизилась к цели. Но более всего, поразило Драго отношение чужака к двум малым. Те бились явно слабже, но хозяин!... Он не только отбивал удары от себя, но и помогал своим! Вот это командир!... Невольное чувство уважения к этому человек ворвалось в сердце и исчезло в пучине прорвавшихся к Драго врагов.
Он бил, что было сил, но они не были равны. Позади протрубил сигнал к отступлению, Драго на мгновение притупил бдительность и тяжелый удар по голове свалил его. Падая Драго увидел смеющееся лицо хищника на крыше. А рядом были другие, с булыжниками, что теперь падали на головы его солдат...

Он очнулся в плену. Как и почему? Непонятно, почему Драго оказался не в городе. Что бы враг тащил его через город? Зачем?
Рядом сидел Агно. Драго не видел его лица, просто почувствовал, что это он.
− Агно? − Произнес он.
− Что? − Спросил тот.
− Как я здесь оказался?
− Мы дотащили, − ответил Агно. − Я видел, что ты жив.
− Спасибо, Агно. − На сердце отлегло, но вид маячивших рядом врагов-охранников не дал боли уйти совсем.
− Мы в плену. − Сказал Агно. − Здесь сотни две пленных. Не знаю, что они собираются с нами делать.
− Город пал?
− Да. Никто не ушел. Они ждали снаружи, еще больше, чем ворвалось сюда.
− О, боги. Что же это такое, Агно? Что происходит?!
− Боги отвернулись от нас. Не знаю, почему. Что-то не так. Что-то мы делали неправильно.
− Но мы служили и исполняли все верно!
− Верно. Но верно ли, когда Повелитель выбрасывает слугу просто по прихоти? Он выкинул меня ни за что. Из-за того что пришел не вовремя.
− Не знаю, Агно. Если боги послали нам наказание за неправильные действия Повелителей, то это же неверно! Не справедливо!
− Нам ли судить о справедливости богов? Мы должны исполнять и терпеть.
− Красивая вера. Как раз для рабов. − Возник голос рядом.
− Кто здесь? − Спросил Драго.
− Не важно, кто. − Произнес незнакомец и умолк.
Лишь на утро удалось разглядеть людей рядом. Им приказали встать, собрали в кучу, а затем перед людьми обявился всадник на черном коне. Конь двигался немного пританцовывая, затем остановился.
− Вы все мои пленники! − Выкрикнул он. − И вы будете служить мне! − Произнес он. − И будете есть мясо!
Люди заволновались, а человек на коне смеялся.
− А сейчас кусочек можно? А то я слишком голоден. − Послышался голос среди пленников. Люди отступили от него, и повелитель бросил взгляд на человека.
Увидели его и Драго с Агно. Тот самый чужак.
− Подойди сюда. − Произнес повелитель.
Человек прошел к нему, и по знаку повелителя кто-то принес кусок мяса. Мяса, с которого еще капала кровь. Человек принял его и начал есть. Многие отворачивались, а Драго смотрел. Смотрел, и в нем сливались все чувства вместе. И ненависть, и непонимание. Еще недавно он его уважал за то что он защищал своих, а теперь... Он хищник. Теперь это было видно.
− Как же ты попал к ним? − Произнес Повелитель.
− Просто шел мимо, и попал.
− Значит, ты хищник?
− Хищник.
− И охотиться умеешь?
− Умею.
Повелитель вновь показал знак. Из толпы пленников выдернули кого-то. Рядом с чужаком в землю воткнулся меч.
− Убей его! − Приказал Повелитель.
Человек поднял меч и подошел к пленнику, которого держали перед ним на коленях.
− Оставьте его, и дайте ему меч. − Сказал чужак.
− Зачем это?! − Выкрикнул Повелитель.
− Пусть у него будет шанс остаться в живых. Может, он сильнее меня и лучше послужит вам?
Повелитель был явно недоволен, но приказал оставить пленника и тому вручили меч.
Воин явно не понял, что от него требовали. Он взревел, бросился на противника, пролетел мимо, рухнул на землю, дернулся и перевернулся на спину. Тот меч, что ему вручили, торчал в его груди.

− Убейте его! − Приказал повелитель, показывая на чужака.
Драго вздрогнул, словно очнулся. Он не понял, как все вышло, но теперь человек дрался с воинами Повелителя. Схватка была короткой. Четыре человека не сумели справиться с человеком, и оказались на земле вокруг него... мертвыми.
Повелитель сверлил взглядом человека.
− Великий Повелитель трус. − Произнес чужак. − И слабак, можешь только слуг своих на смерть посылать, а сам не способен!
Казалось, небо почернело. Сверкнули молнии и удары вошли в чужака. Он вскинул руки в стороны и стоял. Грохот заглушил все звуки, молнии били в него словно озверевшие, но человек стоял, а затем его тело вспыхнуло огнем, и Повелитель закричал. С его руки сорвался огненный шар и вошел в чужака.
Обуглившееся тело разлетелось в огенном взрыве, и вокруг раздались крики и вой хищников. Они славили Победителя и тот двинул коня с места, подымая руки вверх.
Небо сверкнуло и небольшая слабая молния ударила в человека. Конь под ним заржал, подымаясь на дыбы, Повелитель слетел на землю и рухнул. Он дергался несколько мгновений, затем перестал и перевернувшись на живот, встал на карачки.
Громыхнул удар, вокруг возник огонь, который собрался со всех сторон, образовывая тело человека, которое оказалось перед Повелителем.
Чужак. Он не просто Маг, он... Повелитель поднял взгляд, затем попытался ударить в человека. В его руки сорвался слабый светящийся шар и чужак отмахнулся от него. Шар отлетел в сторону и исчез.
− Я плохо вижу, или это сам Тшистар передо мной в виде жалкого уродца? − Произнес чужак.
− Кто ты?! Кто?! − Взвыл Повелитель, вскочил и бросился на человека. Он отлетел и распластался на земле.
− Я Хищник. − Произнес человек. − И, в отличие от тебя, НАСТОЯЩИЙ!
Человек внезапно переменился и перед людьми возник зверь. Огромный хищник, с крыльями за спиной.
− А ты − жалкий червяк! − Зарычал зверь, подходя к человеку.
Тот вновь вскочил и вскинул руки вверх.
− А-а-а-а!... − Заорал он. Он дергался как сумасшедший и выл, затем рухнул на землю и стал бить ее кулаками. − Не-е-ет! Не-ет!
− Твоей власти пришел конец, Повелитель! − Зарычал зверь.
− Кто ты такой?! Кто?! − Заорал тот.
− Хищник. − Произнес зверь. − Доказать?
− Докажи!
Зверь ударил человека лапой, тот взвыл, хватаясь за ногу, а затем заорал, когда огромная пасть зверя сомкнулась на его теле.
Сверкнула молния и зверь исчез. Повелитель рухнул на землю с окровавленной грудью, а рядом сверкнула молния и вновь чужак явился в виде человека.
Хищник...

Войска, стоявшие вокруг, не двигались с места. Командиры слушали человека, только что убившего их Повелителя, и тот объявил, что все они теперь будут подчиняться ему, как Победителю. А всем, кто не желал, он приказывал убираться. Командиры остались на местах, а затем объявили, что будут подчиняться новому Великому Повелителю. После чего последовал приказ всем войскам двигаться на север. Недоумение, почему на север, а не на юг было пресечено сразу же. Хищник объявил, что кто будет возражать, отправится вслед за прежним Повелителем, и войска, получив приказ пришли в движение.
К вечеру вокруг никого не осталось. И только несколько групп охранников еще стояли вокруг двух сотен пленников.
− Что делать с ними, Повелитель? − Спросил командир стражников.
− Пусть идут, куда хотят.
− Отпустить?! Но они же!...
− Здесь кто-то хочет сказать, что я боюсь горстки проигравших солдатиков?! − Зарычал голос. − Отправляйтесь за войском!
Охранники покидали свои места. В них чувствовался страх, но он сейчас витал везде, во всех людях, вокруг.

Драго стоял среди пленных, смотрел на приближавшегося человека. Хищник остановился напротив него и усмехнулся. Да, ему было над чем смеяться. Он обладал такой силой, какой мог поазвидовать самый сильный Маг. И разыгравшаяся перед людьми схватка была схваткой Магов, в которой победил чужак.
− Вы можете расходиться. − Произнес Хищник. − Все свободны.
Он пошел в сторону, кто-то выскочил из толпы и Хищник отмахнулся от человека, как от мухи. Тот прокатился по земле и поднялся, глядя вслед уходившему.
− Ты еще заплатишь за все! − закричал солдат.
− Было бы за что, − ответил Хищник, уходя. − Я долгов не держу.
Никто более не посмел нападать. Люди вокруг зашевелились, а затем пошли через поле. Драго все еще стоял.
− Я чувствовал, что он враг, − послышался голос Агно.
− И на много серьезнее, чем тот, что был, − произнес Драго.
Он увидел в этот момент двух человек, что служили чужаку. Они о чем-то говорили, а затем пошли... вслед за хозяином. Вряд ли они понимали... А, может, и сами были хищниками.
− Ты идешь, Драго? − спросил Агно.
− Иду, − ответил тот.
Они уходили вместе. Два человека, которые теперь стали друзьями. Из отряда Драго уцелели лишь четверо, но те трое не были столь привязаны к командиру, хотя немного погодя Драго и Агно встретили их. Пять человек отправились в путь.

Война, объявленная хищниками, затихла. Из раззоренных земель пришла весть, что новый Повелитель отправил войска назад, в свои земли, и что это означало, никто не знал.
Но не прошло и полугода, как война возобновилась. Хищники вновь шли в наступление и вел их вовсе не тот человек. Видимо, новый Повелитель не пожелал сам возглавлять поход, а это оказало довольно плохое влияние на его армию. Она уже не выглядела столь свирепой.
Война затягивалась. Раззорив несколько городов хищники остановились на зимовку, и это стало их концом, потому что во время передышки Великий Маг Архинго выслал войску подкрепление в виде крылатых воинов, которые вскоре и начали наступление. Хищники не были способны летать и атаки с воздуха наносили им серьезные потери, как физические так и моральные. Поддержки нового Повелителя они не ждали, и вскоре все узнали почему. Появившиеся пленники боясь пыток рассказали, что Хищник, победивший Повелителя оказался засланым магом от Архинго, он убил Великого Повелителя и задержал войска, вернув их назад. Когда же Маги Тшистара разобрались, что их Повелитель мертв, а новый вовсе не собирался ничего делать, его попытались убить. Покушение не удалось. Хищник сбежал с двумя своими слугами и исчез без следа. Только потом маги нашли доказательства, что Хищника прислал Архинго, что бы задержать наступление...

Драго почти не верил в этот бред. Хотя он и подтверждался происходившими событиями. Войска под флагами Архинго вели наступление. Сам Драго оставался в тылу, потому что в одном из боев получил серьезное ранение и стал хром. Агно Ти Лассарн тоже остался в тылу. Он получил прощение от своего Повелителя, и теперь вновь служил ему, изредка навещая Драго.
Рангив Серрен, как оказалось, погиб во время восточного прорыва, а Саркадо Торрен получил смертельное ранение уже во время наступления и был похоронен, как герой, с почестями, какие подобало отдавать полковнику.
Несколько недель все оставалось по прежнему. Война продолжалась. Драго сидел перед окном и наблюдал за людьми. У него не было дел, и не могло появиться. Как воин он больше никуда не годился, а ничего иного он и не умел.
Послышался знакомый голос.
− Привет, Драго. − Он обернулся уже зная, кого увидит.
− Здравствуйте. − Произнес Драго.
− Что ты, прям как чужой? − Агно прошел к нему и сел рядом. − Я принес тебе хорошую весть.
− Уж и не знаю, что может быть хорошего.
− Я рассказал Повелителю о тебе, когда он был в хорошем настроении.
− Ну и?
− Тебе дарован дом, Драго. И не плохое заведение при нем. Понимаю, ты был воином, но ничего не поделаешь. Будешь жить там, торговать. Можешь открыть кабачок для своих друзей. А там, глядишь, и жену себе найдешь, детей заведешь. Жизнь то надо продолжать, друг. На войнах свет клином не сошелся.
− Да уж верно, но не умею я торговать.
− Ничего. Поначалу я тебе помогу, а там и научишься. Не особо хитрое это дело, а уж у тебя и подавно получится не плохо.
− Почему?
− Потому что чуешь. Ну так как, пойдешь дом смотреть?
Драго вздохнул.
− А передумает если?
− Не передумает. Он уже и забыл, что подарил. Для него это так, малость совсем.

Драго стал торговцем. Поначалу пришлось туговато. Со всякими прохиндеями сталкивался, иногда чуть в драку не лез, но Агно был рядом, объяснил, что к чему, что хитрость да лукавство в торговле не принимается за враждебность. Драго и сам умел хитрить не хуже других. Агно научил его, как надо делать дела и как не прогадать.
А через некоторое время Драго открыл внизу кабак для воинов. Впрочем, вход был свободен, и он только назывался "Для воинов". Драго появлялся там разве что встретить кого или поболтать с кем.
Однажды даже зашел туда крылатый воин. И, как оказалось, был он с перебитым крылом, и не мог летать. Подумал какой-то балбес посмеяться, да тут же и вылетел от мощного кулака Драго.
− Коли потешаться вздумал над ранеными в бою, нечего делать тебе здесь! − Загремел он своим голосом командира, и притих вокруг народ. − Садись, брат, угощайся. − Сказал он крылатому.
Тот принял кружку с пивом и заговорил.
− Тоже на войне был?
− Был. Нога теперь не сгибается, бегать не могу. − Ответил Драго.
− А я летать не могу.
− Так ты идешь куда или живешь здесь?
− Иду. На юг, к Великому Архинго. Он мне поможет.
− Может, и мне к нему пойти? − Произнес Драго вслух.
− Не пустят тебя. Многие хотят идти, да не так много сил у Мага, что бы всех излечить. Он и так много растратил, что бы войну остановить.
− Да. − Произнес Драго, вздыхая. − А не слыхал ты про Хищника? Что Повелителя дикарей победил? Говорят, его Архинго послал.
− Слыхал, но не посылал его Архинго. Чужой это. И никто не знает, откуда. Говорят, что явился он с неба из другого мира. Никто не знает, зачем. Тшистара он убил.

Поговорив с крылатым Драго ушел. А воин пообедав сам отправился в свой путь. Не мало ему предстояло пройти по дорогам, не мало городов пересечь. Но вряд ли вокруг нашелся бы кто, кто справился бы с ним даже так, на земле. Хоть и со сломанным крылом, он все равно воин. Только летать не может.
А мысль отправиться к Великому Магу так и засела в голове. Как бы там ни было, Драго чувствовал себя не таким как все. Он был сильнее, и вокруг его уважали, хотя, за глаза и прозвали Хромым. Обижаться глупо.

Агно куда-то исчез. Однажды пришел, сказал, что уезжает на долго. И длилось это уже который год. А Драго начинал стареть. Чувствовал это. И жены не нашел. Была одна женщина, но увел ее какой-то бравый.
Он вновь часто сидел около окна. Иногда в баре. Просто в темном углу, где его почти не замечали. Драго сидел и слушал слова людей, что приходили. Историй рассказывали не мало, и это скрашивало одиночество.

− Эй ты, гусь, а ну пошел вон от моего стола! − Произнес голос.
− Тебе места мало, или в морду хочешь? − Ответил голос. Драго словно дернуло. Он слышал этот голос. Слышал! Он открыл глаза и взглянул в салон, где какой-то бравый уже хватал за грудки человека, сидевшего за столом...
Бравый растянулся на полу, а затем вылетел из бара да мордой в конское дерьмо, что на дороге лежало.
− А теперь вали отсюда, пока я тебе не отстриг твое хозяйство! − Проговорил человек, направляя на поднявшегося человека меч.
Тот попятился и пошел по улице прихрамывая, а человек вернулся назад. Драго уже видел, кто это.
Хищник. И едва возникла эта мысль, человек сел прямо перед ним.
− Здорово, солдат. − Произнес он.
− Чего тебе надо? − Произнес Драго.
− Помощь мне нужна. − Ответил тот.
− Тебе? Помощь? − Драго не верил, хотя и не видел лжи. Перед ним был Маг, сила которого могла сравниться разве что с силой самого Архинго. Хищник молчал. Драго не видел его глаз, но понимал, что они сейчас смотрят на него, и видят насквозь.
− Помощь нужна моим друзьям. Ты их видел. Пропали они.
− А я здесь при чем?
− При том. Ты ведь человек. И они люди. А я сглупил, не уследил, и их утащили.
− Я не буду служить тебе. Ни за что.
− Действительно? − Произнес тот. − А если я тебе предложу весь этот город.
− Он тебе не принадлежит.
− Не важно. Принадлежит или нет, я могу его стереть с лица земли за одну минуту. Я знаю, что моих людей здесь нет. А остальных мне не жаль. Чуешь, чем пахнет?
− Ч-чем? − Не понял Драго.
− Не согласишься, я убью всех вокруг. − Произнес он тихо. − Останешься только ты, что бы полюбоваться на свое злодеяние.
− Оно не мое!
− Твое. Будет твое, потому что твой отказ означает их смерть. Ты понял, солдат?
В сознание вошел кошмар. Драго внезапно ощутил всю подлость и мерзость высказанной мысли. Он понял, что Хищник не просто заставил его служить себе. Драго придется это делать добровольно.
− Завтра на рассвете я буду ждать тебя на южном холме за городом. − Сказал человек, поднялся и пошел на выход. − И не забудь свое оружие, воин.

Драго молчал. Его жизнь переворачивалась. Он и представить себе не мог, каким образом зло может завладеть им. Ночь прошла в кошмарах. Драго видел горящий город и смеющееся лицо Хищника. Он пытался что-то сделать, но не мог. Удары огня приходили с неба, едва появлялось место, где что-то не горело. А Драго стоял в этом кошмаре и не мог сдвинуться. Он закричал. Кричал, что не желает, кричал, что будет служить, а Хищник требовал, что бы Драго называл его Господином, Повелителем, вставал на колени, и Драго падал на землю из-за того что не мог стоять на коленях. Одна его нога не сгибалась.
Он сдался окончательно и после этого проснулся. За окном уже подымалось солнце. Драго поднялся и отправился на выход. Его проводил взглядом новый хозяин дома. Вечером Драго продал его, почти за бесценок, а человек, покупавший дом и представления не имел, что заставило старого хромого солдата бросать все и идти к черту на рога.

Хищник стоял на холме и смотрел на Солнце. Драго прошел к нему,
− Я пришел, Повелитель. − Произнес он.
Человек обернулся, посмотрел на Драго, затем в сторону.
− Ты кого это Повелителем обозвал? − Спросил он.
− В-вас.
− Ты что, пьян? У тебя в глазах двоится?
− Нет.
− Тогда, называй меня нормально, без всяких вы, вас, господинов и повелителей. Понял?
− Понял, но к-как тогда?
− Никак. По имени. Меня зовут Хан. И свое имя назови.
− Драго.
− Идем, − сказал Хан и зашагал вперед, вниз по холму. Он двигался на юг и Драго пошел за ним, прихрамывая.
Он шел так несколько минут, затем догнал Хана, когда тот притормозил и обернулся.
− Ты чего хромаешь? − Спросил он и хлопнул Драго по ноге.
Боль ушла в ногу как острый клинок и исчезла, а с колена словно пропали оковы. Драго не удержался на ногах и упал. Хан смотрел некоторое время на Драго, затем пошел по дороге.
А Драго поднялся, ощупывая свою ногу. Он не нашел ни рубца, ни торчавшего бугра из-за сломаной кости. Он вновь был здоров, и это казалось чем-то совершенно ненормальным. Маг излечил его в одно мгновение. Просто на ходу, словно эта болезнь была легким недомоганием. Но хуже всего было осознавать, что получено это от мага, служившего злу.
Драго пошел вслед, а затем прибавил шаг. Он не должен был отставать от Хана. Не должен. Это было почти невыносимо. Он стал рабом и делал это добровольно.
Они двигались по дороге молча. Драго почти ни о чем не думал. В его голове только и возникали кошмары, что мог устроить Хищник. Они двигались через очередное поселение и Хан вошел в кабак. Драго оказался там вместе с ним, рядом объявился мальчишка, обслуживавший клиентов.
− Принеси нам обед, парень. − Сказал Хан, высыпав на стол несколько монет.
− Сию минуту, господин. − Ответил тот.
Через минуту обед уже был перед Драго и Ханом.
− Бери и ешь, Драго. − Сказал Хан и принялся за обед.
Драго ел плохо. От мыслей в голове становилось дурно.
− Тебе, Драго, цены нет. − Сказал Хан. − Думаю, твоих подлых идей, что ты сейчас напредставлял, хватит на целый год какому нибудь Тшистару.
− Они не мои.
− Твои. Личные. Копирайт можно ставить. Идеи злобного Драго. Неужели ума не хватает думать о чем нибудь... более добром. А, Драго? Или ты что, думаешь, раз служитель зла, значит, добра ну ни капли совсем? Или ты думаешь, что излечение людей является добром или злом в зависимости от того, какая планета над головой пролетела?
− Я не понимаю. − Произнес Драго. Он действительно не понял последних слов Хана. Смысл оказался на столько странным, а еще непонятные слова...
− Мне нужно найти моих друзей. Тех самых, которых ты видел. Я знаю, что их взяли в плен те самые летуны, что тут недавно были.
− А я здесь при чем? Я их не знаю.
− А ты ни при чем. Неужели не понятно? Ты просто попался. Вместо тебя мог попасться какой-нибудь другой. Понимаешь?
− Понимаю.
− Вот и отлично. Бери и ешь все. Мне дохлятики в дороге не требуются.
− Зачем я тебе нужен?
− Об этом ты узнаешь. Но не сейчас. Я буду ждать тебя на улице.
Драго сидел один. Он съел все, выпил пиво и поднялся.
− Господин, вас спрашивает вот тот господин. − Сказал мальчишка подходя.
− Кто? − Спросил Драго. Парень показал в сторону. Навстречу ему прошел незнакомец.
− Вы знаете, кто сейчас здесь с вами?
− Знаю. − Ответил Драго. − Я должен идти.
− Ты пойдешь со мной, парень. − Сказал человек.
− Ты спятил?! − Воскликнул Драго, но человек показал знак Архинго. − Он не должен узнать.
− Не узнает. − Ответил человек и взял Драго за руку.
Сверкнула молния, вокруг все переменилось. Драго едва удержался на ногах, а через мгновение в его голову вошла молния. Драго зажмурился от яркого света, затем все исчезло, и он оказался перед человеком.
− Он обманул тебя Драго. − Сказал человек.
− Кто? Кто ты?
− Это Великий Маг Архинго. − Произнес голос рядом. Драго обернулся и замер.
− Агно? − Произнес он.
− Мы, разве знакомы? − Спросил тот.
− Вы знакомы, Агно. − Сказал Маг. − Он Драго Хассан.
− Но... − Агно смотрел на Драго так, что тот сам стал смотреть на себя.
− Ты стал молодым, Драго. − Произнес Архинго. − Это магия. И очень сильная магия.
− Что я должен делать? − Спросил Драго.
− Что хочешь. − Возник новый голос. − Ты сделал все, что мне было нужно, и ты свободен.
Драго резко обернулся и дернулся. Рядом стоял Хищник.
− Как ты посмел явиться сюда?! − Воскликнул Архинго.
− Ты похитил моих людей, Великий Маг. Если ты их не вернешь, или они окажутся убиты, даже один из них, умрешь ты.
− У меня их нет!
Хищник поднял руку и удар молнии вошел в голову Мага. Тот закричал, а Драго бросился на Хищника. Воин сбил Хана с ног и молния исчезла. Великий Маг упал на пол и несколько мгновений дергался, а затем замер.
− Ты убил его! − Закричал Драго, попытался достать Хищника, но тот отбросил его как котенка.
Архинго двинулся, а затем поднялся.
− Понравилось? − Спросил его Хищник. − Ты с Драго сделал то же самое. И уж коли добрый Маг применил подобное, злому и подавно можно. Разве не так, Архинго?
− Ты заплатишь за все!
− Я давно за все заплатил. Хочешь сказку, Архинго? Про Сантеро Виро, которого ты убил.
− Замолчи! − закричал тот.
− Зачем же? Ты боишься правды? О том, что Тшистар твой брат, например. Боишься?!
− Он не мой брат!
− Твой. Я знаю все, что знаешь ты. И не надо врать. Вы с ним поссорились, Архинго. Поздорили, власть не поделили. И что же после? Война, Архинго. Только непонятно почему, война там. Между людьми, когда драться должны были только вы двое! И никто бы не погиб.
− Ты ничего не понимаешь!
− Я понимаю. И на много больше чем ты, Великий Маг. Я убил твоего братца. Ты это знаешь. Но тебе даже не больно. Ты же Великий Маг! Ты служишь добру, а он...
− Ты дурак, если думаешь, что что либо изменится, если убьешь меня. − Сказал Архинго.
− Дурак ты. И знаешь почему? Потому что я не убью тебя. Зачем мне это? Я же знаю тебя насквозь. Ты Великий Маг, ты управляешь остальными... доб-ря-ка-ми. Разве нет? Да. Ну и зачем мне кто-то другой, кроме тебя? Кто-то, кого я не знаю, от кого можно и подлости ждать. От тебя тоже можно, уж я то знаю. Ты похитил моих людей, и ты ВРАЛ, что они не у тебя. Они у тебя. У твоих дружков. И теперь я знаю, где их искать. − Хищник обернулся к Драго. − Ты хотел знать, Драго, зачем мне понадобился. Я тебе скажу. Ты мне был нужен, что бы узнать, где прячется этот змей Архинго! Я пришел туда, где меня узнали, оставил тебя наедине. Верный слуга Архинго, конечно же помог тебе бежать от чудовища. Ну да. Куда бежать то? Сюда, разумеется. С докладом и побыстрее. А кто там на хвосте у него прилетел, ему и не важно. Тебе повезло, Драго. Будь у тебя душонка покривее, он убил бы тебя не задумываясь. Это, так сказать, ДОБРО! А, Архинго? Скольких ты убил? Не считал? Не считал. Но тысчонка другая наберется уж точно.
− Заткнись! − закричал Маг.
− Правда матка глаза колет, добрячок? Твоя мнительность о том, что ты есть ДОБРО, сама по себе является самым настоящим ЗЛОМ, Архинго. И ты сейчас не можешь сказать "нет". А скажешь, это будет другим злом − ложью, Ну так как на счет расплаты, Архинго? Желаешь еще? Могу вспомнить о маленьком таком случае. Молодой маг не послушал учителя и применил силу. Так, чуть больше чем надо. И ничего не случилось. Ну улетел шарик в небо. А в том, что он упал на город, спалил пару кварталов и людей поубивал, ученик не виноват. Правда, Архинго? Об этом ты никому не рассказывал, а потом клялся вместе со всеми отомстить убийце. Но клятву ты не выполнил. Не мог же ты самому себе мстить?
− Не тебе меня судить, − произнес Маг.
− А кто судит? Я не судья. Может Драго судья? А, Драго, ты судья?

Драго не отвечал. Он смотрел на происходящее, и не верил, что Архинго мог быть таким. Но он был. Он даже не ответил на слова Хищника. Быть может, это испытание послал ему Сам Бог.
Архинго глянул на Драго так, что тот вздрогнул.
− Отличная мысль, Драго, − произнес Хищник. − Самое веселое, что ты попал в десятку.
− Нет! Ты лжешь! − выкрикнул Архинго.
− Ты столько лгал, Великий Маг, что твоим словам веры нет. Ты никто. Все. Мне пора уходить. Идем Драго.
− Куда это? Ты сказал, что я свободен!
− Правда? − удивленно произнес Хищник. − Ай-яй-яй, соврал скотина. Ты что мне обещал, Драго? Слушаться меня до конца своей жизни.
− Когда это я обещал?!
− Как это когда? Совсем обнаглел?! Ты это во сне мне обещал! Забыл? Когда город горел, а ты на колени не мог опуститься! Иди за мной, Драго. И он тебе не поможет. Он не способен меня остановить, а ты знаешь, что будет, если...
− Если? Если что? − спросил Драго.
− Ты знаешь, что.
Хан подошел и протянул ему руку.
− Нет! Не делай этого! − закричал Архинго. − Он лжет! Он!...
Но Драго уже сделал. Он коснулся руки Хищника и перед глазами сверкнула молния.
Он оказался непонятно где, в окружении каменных стен, в полутьме. Хан прошел меж каменных столбов и чиркнув пальцами зажег факел.
У стены лежали два человека. Они оба были избиты и в цепях.
− Хан? Хан, это ты? − произнес один из них.
− Я, Тим. − Хан прошел к ним и коснулся второго. − Джек.
Второй человек обернулся.
− Боже. Где ты был, Хан?!
− Извини, Джек. Я искал вас и нашел.
Хан дернул цепи и разорвал их. Два человека поднялись и обняли его.
− Они пытали нас, Хан, − сказал Тим.
− Я знаю. Они уже получили свое.
− Ты их убил?
− Нет. Смерть слишком легкое наказание для них.
Сверкнула молния и два человека словно изменились. На них уже не было ран и рваной одежды. Они прошли к Драго, стоявшему в свете факела. Хан вдруг проскочил к нему и свалил на пол. Свистнула стрела и Драго увидел, как Хищник поймал ее, развернул и пустил назад с таким же свистом. Где-то вдали послышался вскрик человека и грохот падающих лат...
− Мне не нужны мертвые слуги, Драго, − произнес Хан. − Подымайся.
Это выглядело почти как издевательство. Спасение жизни от Хищника. Они прошли по полутемному коридору и задержались у выхода, где лежал охранник. Он был закован в железо, но стрела торчала в его горле, в щели, между шлемом и нагрудным щитком...
Они вышли на открытую площадку, поднялись на стену крепости. Она стояла на холме, а внизу раскинулся огромный город.
− Стоять! Кто такие?! − послышался голос позади.
− Остынь, солдат, − произнес Хан, показывая ему знак.
− П-простите, сэр, − ответил тот. − Иди, проверь посты вокруг, а мы здесь побудем.
Солдат ушел, а Тим фыркнул, усмехнувшись.
− Ты не обижаешься, Тим? − спросил Хан.
− Нет. Мы же знали, что можем попасться.
− Теперь этого не будет. Надо было сразу сделать вот так. − Он раскрыл ладонь, на которой лежали кольца. − Оденьте их. И, если что, я найду вас сразу.
Тим и Джек взяли кольца. Тим одел сразу на палец, а Джек примерял кольцо то на ухо, то на нос, то на язык, отчего все трое рассмеялись, а Хан протянул третье кольцо Драго и взглянул ему в глаза. Драго принял кольцо молча и одел, как Тим, на мизинец.
− Он говорить то умеет? − спросил Тим.
− Умеет. Только считает, что я злобное чудовище.
− Тогда, почему он не сбежал?
− Есть метод. Навешать лапши на уши, и, если человек честен и готов умереть за других, он пойдет за тобой куда хошь. И сделает все, что прикажешь. Правда, Драго? Отвечай.
− Не все, − произнес он.
− Ну, за исключением того, что ты не способен сделать.
Послышались шаги, и на стене появился человек в одежде Мага.
− Кто ты такой?! − произнес он.
− Архинго, − произнес Хан.
− Ты не Архинго! − выкрикнул Драго, а Маг теперь смотрел на него.
− Этот малый до сих пор считает, что Архинго и Хищник это разные Маги.
− Архинго говорил, что Хищник не служил ему!
− Ну и что? Ты уже перестал отличать добро от зла, Рахма? Тебе не кажется это странным?
− Кто ты такой? − произнес Маг.
− Драго умный парень, но дурак. Ты кому служишь, Драго? Злу или добру?
− Ты дьявол, − произнес Драго.
Рахма вскинул руку и в Хищника ударил огненный шар. Он отлетел от него и унесся в сторону, вниз... в город.
− Не-ет! − закричал Рахма, но там уже вспыхивали дома и огненный фейерверк взошел к небу.
− Ты сдурел, Рахма? − произнес Хан.
− Это из-за тебя! − взвыл тот.
− Ты ошибаешься. Я не стрелял, это твой огонь. Ты убийца. Можешь пострелять еще. Желаешь?
Маг бросил все и убежал, а там, внизу горели дома. До замка начали доноситься крики людей.
− Ты не мог иначе, Хан? − спросил Джек.
− Вы тоже могли бросить мечи и не защищаться, там, Джек.
− Там они нападали, а здесь.
− А здесь был выбор. Убить вас или отбить удар. − Ответил Хан.
− Ты не мог ничего придумать?
− Джек, ты можешь придумать что-нибудь за одну микросекунду? Ну давай, придумай. Надо было мне рассчитать, что это за огонь и вычислить куда он улетит? Ты понимаешь или нет? Он стрелял не конфетами.
− Извини. Просто это слишком трудно.
− Об этом я и говорю. Мы можем все бросить, Джек. Оставить этот мир, как есть. Вот и скажи, что? Останемся, или улетим?
− Но я не понимаю, что здесь происходит. Как я отвечу?
− Здесь война, Джек. Война между магами. Одни называют себя служителями Добра, а своих врагов служителями Зла. А вторые считают, что они живут в реальном мире, в котором добро и зло смешаны, а своих противников называют идиотами и глупцами, потому что те желают сделать то, что нереально. Понимаешь, Джек?
− Их нельзя остановить?
− Я не знаю. Я попытался это сделать, но увы. Одни решили, что я дьявол, другие считают засланым и готовы драться никого и ничего не жалея.
− Тогда получается, что наше вмешательство, это подливание масла в огонь. Разве нет, Хан?
− Возможно. Но я не знаю.
Хан развернулся и взглянул в город. Район, где начался пожар, уже заволокло дымом и он стелился по улицам, подымая жителей.
− Ты не можешь сказать, что может получиться, Хан? Вероятные исходы.
− Можно. Маги будут продолжать войну. Лучший вариант, если одни победят других, но это почти нереально. Скорее всего, они перебьют друг друга. Останется маленькая горстка, не способная контролировать весь мир. Когда мир выйдет из под контроля, начнется развитие техники. Появится цивилизация, в которой маги будут просто ненужным элементом. Тех, что остались, будут истреблять, и они уйдут, спрячутся. О них почти забудут и мир будет развиваться по технической линии. Если маги явятся вновь, если покажут силу, скорее всего, они столкнутся с новой силой, с новой властью и возникнет иная война. Война магов и людей. И вновь все решится либо победой одних, либо победой других, либо уничтожением всего. Если победит техника, маги наиболее вероятно, воспользуются этой техникой и улетят в иные миры. В ином случае, они вновь завладеют миром. Хотя, вряд ли. Люди их проклянут, будут называть дьяволами или драконами. − Хан взглянул на Джека. − Понимаешь, во что мы вляпались, Джек?
− И нельзя это изменить? Что можно сделать?
− Победить в войне. Когда я убил Тшистара, мне казалось все просто. Потом вышло, что магов не единицы а сотни. Убивать всех − безумие. Я попытался с ними договориться, вы помните, что вышло. Драка. Я думал, встречу Архинго, и мы поладим, но он подложил такую свинью... У них борьба не за добро и зло, Джек. У них война за власть.... Да что там за дьявол! Они пожары тушить не умеют, что ли?! − Воскликнул Хан.
Сверкнула молния, Хищник исчез. А через несколько мгновений над городом, над районом пожара возникло облако и на огонь обрушились потоки воды. Когда все рассеялось, огня уже не было видно. − Пойдем отсюда. − Возник голос Хана. − Идешь или нет? − Спросил он, взглянув на Драго.
Тот прошел, поняв только одно, кем бы ни был Хищник, он не мог уйти. Если зло − не мог. Если добро − уходить глупо.
Мысль словно выбила из под ног землю и Драго свалился в траву. Рядом появились два человека, а затем и Хан. Хан сел в траву, а затем лег.
− Мне надо отдохнуть, а вы как хотите. − Сказал он, закрывая глаза.
Тим и Джек сели рядом со своим хозяином и тихо заговорили на языке, которого Драго не знал.

Их разбудил топот копыт. Драго поднялся сразу же. Затем поднялись Хан и его люди.
− Кто такие?! − проговорил всадник.
− Че за грубости? − произнес Хан. − Не узнаешь, что ли?
− Какого черта?! − воскликнул тот. − Ты что делаешь на моей земле?!
− Какой еще твоей? Ты че? Земля она же круглая.
− Я сказал, пошел вон с моей земли! − выкрикнул человек, выхватывая меч.
− Ну ты меня достал, − зарычал Хан. Он обернулся огромным зверем. Лошадь под человеком шарахнулась, скидывая седока и умчалась.
− Т-ты кто?! − взвыл человек.
− Я Хищник! − зарычал зверь. − Пошел вон с моей дороги!
Человек вскочил и побежал вслед за своей лошадью спотыкаясь.
Хищник лег на землю и Джек с Тимом подошли к нему.
− Кто это, Хан?
− Так. Один местный пройдоха, − ответил зверь. − Не, Тим, слишком много чести ему.
Зверь обернулся человеком.
− Идем, − сказал он.
Драго так и не понял, про чью честь упомянул зверь и почему.

Четыре человека вошли в небольшой городок и оказались в баре.
− Нам пивка. − Сказал Хан подошедшей женщине.
− Пивка? Детям? − Произнесла она глядя на Тима.
− Мамаш, какие дети, взрослые парни уже! И на службе! Тим, покажи ей кольцо от Хищника.
Тим поднял руку и женщина несколько мгновени смотрела на кольцо.
− Откуда мне знать, что оно не поддельное? − Спросила она.
− Ты здесь работаешь или чего? − Спросил Хан. − Может этого хочешь? − Он выложил на стол монеты.
− Я уже думала, что вас выкидывать придется. − Сказала она, забрала монеты и ушла.
Вскоре она появилась вновь с кружками.
− Закуска нужна или нет?
− Нужна. − Ответил Хан, принимая кружку. − И не говори, что денег мало, а не то хозяину пожалуюсь.
− Здесь я хозяйка, мальчик! − Произнесла она.
− Вот это крутизна! − Ответил Хан и женщина отошла.
− Пошляк. − Проговорила она издали и скрылась.
− Драго, мне тебе как, приказывать и в туалет ходить? Сам не способен ни на что?
− Чего ты хочешь?
− Бери и пей.
Драго принял кружку, попробовал пиво и сделал еще пару глотков.
Появилась хозяйка заведения и принесла тарелки. Одна из них оказалась перед Драго, и он увидев что в ней, вскочил с места, споткнулся и свалился вместе со стулом, опрокидывая на себя пиво.
− Что это с тобой? − Произнесла женщина.
− Этот мальчик никогда мясо не ел. − Сказал Хан.
− Что?! Так он шпион?! − Воскликнула она.
− Какой шпион, мамань? Он посол!
− Да уж прямо и посол! − Произнесла она, установив руки в бока. − Ну и что мне с вами делать, а?!
− Ничего. Ты ему принеси чего-нибудь. Заграничного. Не с голоду же ему помирать?
Женщина удалилась. Драго поднялся, и смотрел на Хана.
− Ты забыл наш уговор, Драго? Садись.
Драго сел. От вида мяса на тарелке у него дрожали руки, а в голове стоял кошмар от того, что Хищник мог его заставить есть мясо.
− Тим, забери у него это.
− А мы где сейчас, Хан? − Спросил Джек.
− Мы рядом с городом Тер-Диогандом. Примерно, треть длины экватора планеты от того места, где мы были. Здесь порядки совсем другие. Кто не ест мясо, того принимают за шпионов. В общем, все наоборот от того, что было там. Чуешь Джек?
− Да. Этот дурацкий спор. И из-за него война?
− Это поверхностная причина, Джек. Кстати, маманя уже за стражей побежала. Идейная однако. Опять драка будет.
В дверях послышался шум и появилось несколько стражников, а вместе с ними хозяйка.
− Мамань, что за дела? − Произнес Хан.
− Они шпионы! − Воскликнула она.
Хан поднялся. Стражники схватились за оружие, а Хан открыл перед офицером Знак.
− Сэр!... − Проговорил тот отступая.
− Оставьте нас, господа. Мы обедаем.
− Да, сэр. Простите, сэр. Все на выход!
Стражники вышли, а офицер взглянул на женщину.
− Ну, маманя, ты еще попляшешь! − Проговорил он, грозя кулаком.
Женщина смотрела на Хана и чего-то бормотала себе под нос.
− Ну, давай, маманя. Второй раз прошу, принеси нашему другу обед... заграничный.
− Но! Но!... − воскликнула она.
− Да что за чертовщина?! − выкрикнул Хан. − Где это видано, что бы кухарки шпионов ловили?! Тебе что, и приказы Мага не указ?!
Она убежала, а Хан сел на место и принялся за еду.
Женщина, наконец, принесла что-то, что мог есть Драго, и тот ел через силу, а затем выпил все пиво до самого дна.
− Джек, не подскажешь, как мне от него избавиться?
− От кого? − Спросил Джек.
− Вот от этого пьяницы. − Хан показал на Драго.
− Отправь его в то место, где взял и исчезни, − ответил Джек.
− Хм... Как это я не догадался? − проговорил Хан...

Драго не понял, что вышло. У него шумело в голове, затем все вдруг пропало, и он оказался посреди улицы, напротив своего дома, вернее, того, что он продал.
− Вот тебе мой приказ, Драго. Жди меня здесь, в этом городе. Колечко не сымай. Сымешь, городок подпалю, понял?
− Понял, − ответил Драго.
− Вздумаешь куда уехать, езжай, но не на долго. До встречи, Драго.
Хан просто исчез.
Что задумал Хищник, было не понятно. Ясно только, что ему чем-то мешал Драго в тот момент. Может, оно и к лучшему...


− Господин! Господин! − послышался крик.
− Что еще?! − взревел Маг.
− Господин! Срочное сообщение! Х-хищник вернулся!
− Что? Как он посмел?!
− Я-я.. Не знаю, господин, это от Джиссо сообщение...
Думать было нечего. Маг повелел собрать всех и вскоре зал наполнился прилетавшими со всех концов страны людьми. Сообщение о возвращении Хищника напугало всех. Но подвергать его сомнению никто не стал, потому что его видели не только в городе Джиссо.
− Ба! Вы не меня встречать собрались? − Послышался голос. Все обернулись. В дверях стоял человек, и никто уже не сомневался, что это Хищник.
− Чего тебе надо?! − Взревел Харранд.
− Что за хамский вопрос? Вы здесь собрание золотых рыбок, что задаете такие вопросы? У меня к тебе вопрос, Харранд, почему ты не сказал мне, что Тшистар и Архинго были братьями? Я жду ответ, Харранд.
− Какая тебе разница?
− Очень большая. Вы воюете со своими братьями, а смерть получают люди. По моему, это неслыханная гадость, какую вы только могли придумать. А, Харранд?
− Люди воюют не из-за нас.
− Из-за вас. Именно из-за вас! Из-за кого же еще то? Какой болван мог придумать эту дурацкую идею с разделением по тому, кто что ест? Что за идиотизм?
− Чего ты хочешь?
− Я хочу твоей крови, Харранд. Именно твоей и ничьей более. Отдашь?
− Не отдам. Я буду драться и даже если умру, ты сам потеряешь не мало крови!
− Ты глупый, Харранд. Я же убью тебя на месте, едва ты подумаешь напасть на меня.
Харранд дернулся. В ту же секунду удар молнии вошел в его грудь и тело человека разлетелось в клочья, поливая кровью всех вокруг.
− Ты был глуп, Харранд. − Произнес Хищник. − Кто еще желает умереть, можете нападать. Только все сразу. На счет три. Раз, два, три...
Зал наполнился ударами и вокруг вспыхнули огни. Удар взрыва выбил окна, вошел в самое основание замка и строение начало рушиться.
Город дрогнул, и его жители обернулись. На их глазах пал Замок Магов. Они еще не знали, что произошло, но этот день менял все. Всю жизнь вокруг. Уже через несколько дней люди поймут, что магов не стало, что их страна оказалась без власти. А через год мир содрогнется от нового известия. В небе появятся стальные крылатые драконы и начнется иная эра. Нашествие будет остановлено ударами магов, но их силы иссякнут, и мир окажется в странном положении. Нет правителей, а в руках людей останутся пленные пришельцы из иного мира. Те ради сохранения своей жизни расскажут все, что знают, и это станет толчком. Мощнейшим рывком мир проскочит стадию слабого развития техники, и уже через двадцать лет технология достигнет высот, при котором появятся самолеты, а еще через некоторое время и ракеты, уходящие в космос. Всего сорок лет от полудиких времен, до космоса...

Короткий прыжок. Хан, Тим и Джек еще не успели обсудить, что будут делать, когда компьютер корабля выдал сообщение об отказе прыжков в будущее.
− Приехали. − Сказал Хан и взглянул на экраны. − Что за ерунда?
− Что там, Хан? − Спросил Джек.
Хан ударил кулаком по панели.
− Похоже, эта железяка сбрендила. По виду планеты мы проскочили лет на двести, не меньше. Тут уже спутники летают. А компьютер говорит, сорок лет... Погоди... Бог мой, Джек!
− Что?!
− Мы прозевали. Здесь появились инопланетяне. Видимо, это их техника.
− И маги их не выбили?
− Еще не ясно.
Летим вниз, там и увидим...


Город, машины, лошади, самолеты над головой. Средневековье скрещенное с технической цивилизацией.
− Похоже, они выбили пришельцев, а техника осталась. − Сказал Хан.
− А тот человек... Драго? − Спросил Тим. − Он здесь?
− Здесь. − Ответил Хан. − Нужен ли он нам?
− Он может рассказать. − Сказал Джек.
− Вряд ли. Пусть живет, как хочет.
Что случилось, они узнали и так. Нашлись любители рассказывать истории. Мир переживал странные времена. Маги исчезли. Пришельцы побеждены. Войны куда-то пропали. Хищники ни на кого не нападали и жили сами по себе. Почти идилия, но совершенно нестабильная. Где-то строили самолеты, а в иных местах все оставалось как раньше и не было ни техники, ни электричества.


Драго сам случайно разыскал троицу. Не специально, а просто в очередной вечер огромная фигура ввалилась в бар, где сидели три человека. Было видно, что человек уже пьян, но он заказал себе еще пива. Несколько посетителей тут же удалились и Драго сопроводил их тяжелым взглядом.
− Пропал человек, − произнес Хан.
− А ты заткнись, сопляк, а не то в морду заеду! − прогремел Драго.
− Заезжалка поломается, − ответил Хан, и Драго ощутил совсем иное, а затем вскочил и бросился на Хана.
Он не задел его ни разу. Лишь пару раз грохнулся сам, своротил чей-то стол, а затем вылетел на улицу от удара и замер, распластавшись на земле.
− Что за дьявол? − произнес человек, глядя в небо, а затем попытался подняться, но не сумел. Кружилась голова, да и выпивка давала знать свое.
− Не надоело пьянствовать, Драго? − Произнес Хан. − Лучше бы делом занялся. Полезным. Камни бы на стройку таскал, всяко лучше, чем людей кулаками дубасить.
− Кто ты такой?! − Взревел Драго, наконец, сумев встать на ноги. Позади Хана вышли Тим и Джек. − Нет. Вы не можете быть молодыми! − Закричал он.
− И почему же? − Усмехнулся Хан. − Тебе самому то сколько лет? Забыл, старикашка?
− Чего тебе от меня надо?! − Закричал Драго.
− А то ты ничего не понял. Сорок лет прошло, а до тебя ничего не дошло. Не нужен ты мне. Понял? НЕ НУЖЕН...
Хан пошел по улице и два человека ушли вслед за ним не оборачиваясь.


− Зачем мы здесь, Хан? − Спросил Джек.
− Не знаю, зачем. Я же предлагал лететь куда нибудь еще, Джек.
− Думаю, надо лететь. Здесь мы не нужны.
− На чем полетим? На своем, или на чужом?
− На каком чужом?
− Здесь есть несколько кораблей. Инопланетяне то прилетели. У них и космодром есть, и сверхсветовые двигатели. Только они из завоевателей обратились в слуг местных Повелителей.
− А мы ни во что не влипнем снова? − Спросил Джек.
− Влипнем. Во что нибудь обязательно влипнем. − Ответил Хан. − А иначе, вообще непонятно, зачем мы летаем, а Джек?
− Может быть, только вот, не хочется, снова быть кроликом для битья. Я тогда думал, что нас убьют.
− Я не мог вас найти. А теперь у вас есть метки.
− Их могут и отнять. И уничтожить.
− Я это увижу, Джек. Если их будут отнимать.
− И никакой блокировки не существует? Ты же можешь оказаться где-то, куда сигнал не доходит, или мы там, откуда он не выходит.
− Ну, Джек, единственное место, где вас никто не сумеет достать, не задев меня, это у меня в животе. − Произнес Хан. − Я то думал, что вы не трусите оставаться одни.
− А мы не трусим. − Произнес Тим.
− Ну так, куда летим?
− На космодром. − Ответил Джек.

Три человека объявились недалеко от крупного города. Он разительно отличался от тех, что были на другой стороне планеты, и более походил на цивилизаованный.
− Это зона хищников. − Сказал Хан.
− Они так и разделяются, как раньше?
− Да. Не думаю, что это разделение быстро исчезнет.
Город наполнялся шумом людей. Изредка появлялись машины. Они выглядели довольно неуклюже, и на фоне этой недотехники полеты самолетов и ракет выглядели нонсенсом.
Троица добралась до района, где находились заводы, а за ними располагался космодром. Проход туда был закрыт для большинства населения, и попасть законным способом на территорию космического предприятия не удалось. Но это все же не помешало. Хан перенесся туда, захватив с собой своих друзей, и вскоре они уже ходили среди людей, не подозревавших, что рядом чужаки. Их задержали только через полчаса, посадили в машину и отправили к Повелителю.
Охранники доложили о пойманных лазутчиках, и Повелитель приказал всем выйти, оставаясь наедине с пойманными.
− Кто вас послал? − Произнес он.
− Глупый вопрос. − Произнес Хан, и в ту же секунду в него вошел удар молнии.
Ответ не замедлил появиться и еще более мощный удар отбросил Повелителя назад.
− Великий Маг опустился до жалкого повелителишки в мелком городишке. − Произнес Хан. − Ты не узнал меня, Архинго?!
− Дьявол... − Проговорил тот.
− Ошибаешься. Все твои дьяволы передо мной не более чем козявки. Ты понял?!
− Чего тебе надо?! − Закричал Маг.
− А ты хам. Твои глупые людишки приволокли меня сюда, а ты теперь спрашиваешь меня, зачем они это сделали?
− Ты бы не пришел, если бы тебе не было этого нужно.
− Глупец. Ты до сих пор не понял одной истины. У меня нет привычки наказывать исполнителей, Великий Маг. Ты понял?! Они исполняли твой приказ, когда хватали нас посреди улицы. Тебе и отвечать, чего тебе от меня понадобилось. Ты будешь отвечать?!
− Мне ничего не надо от тебя!
− Ах ничего не надо?! − Зарычал Хан и обратился в крылатого зверя. − Ты, паскуда, решил поиздеваться надо мной?!
− Нет! Нет! Я не знал! − Закричал человек, отползая.
− Тьфу. − Фыркнул Хан. Он ушел обращаясь в человека.
− Прикажешь своим болванам, что бы не прикасались ни ко мне, ни к моим людям. Ты все понял?!
− Понял. − Произнес Маг.
Хан метнул молнию в дверь, и она вылетела с грохотом. Стражники, стоявшие за дверью отскочили в стороны и не прикоснулись к выходившим людям.

Аппарат подымался в небо. Мощные двигатели разгоняли его и невиданная сила вжимала людей в кресла. Сидевший за управлением инопланетянин коснулся нового рычага и вокруг него послышался вой и крики. Через несколько мгновений они стихли, а пилот смотрел в экран прямо перед собой и ничего не делал. Он знал, что у него нет времени. Почти нет шанса вырваться, но он надеялся, что ему это удастся.
Аппарат покинул атмосферу планеты, компьютер уже рассчитал прыжок сверхсветового драйва, и через мгновение на экране вспыхнула новая надпись.
Резко исчезли перегрузки. Пилот едва не вылетел из своего кресла, но ремни удержали его. В воздухе появился запах крови. Жертвы этого полета, семь местных людей, решившихся лететь в космос. Глупцы...
Машина уносилась прочь. Теперь все изменится. Весть о новом мире дойдет до метрополии и...

Небо покрылось множеством новых звезд.
− Хан, что это?! − Воскликнул Джек, показывая вверх.
− Похоже, кто-то прилетел. − Ответил он.
Уже через несколько минут было ясно, что это так. Город оказался атакован, и тысячи машин пришельцев высадили десант в районе космического завода. Где-то возник бой, но он продолжался не долго.
Атакующие, на этот раз, имели огромную силу. А люди не могли защититься.
− Хан, ты ничего не можешь сделать? − Спросил Джек.
− Убивать, Джек? Это не поможет. Только затянет войну. А победить всех я не смогу. Это абсолютно точно.
Джек молчал. Он вместе с Ханом и Тимом сидел вдали от города, в горах и смотрел, как над ним кружатся стальные птицы и громят кварталы. Бой закончился довольно быстро. Несколько машин пришельцев людям все же удалось сбить, и одна из них пролетев к горам упала совсем недалеко от того места, где сидела троица.
− Вот теперь посмотрим, кто они такие. − Сказал Хан.
Они прошли к упавшему аппарату. Тот не взорвался, а только дотянул до горы и рухнул. Экипаж вполне мог остаться жив, да если и не остался...
Они подошли к месту, где горел огонь. Рядом кто-то возился и троица выглянула из-за кустов.
− Дентрийцы... − Проговорил Тим. − Это же наши, Хан! − Воскликнул он.
Человек около машины резко дернулся и выхватил оружие. А Хан лишь коснулся Джека и Тима. Они переменились, становясь самими собой. Обернулся дентрийцем и Хан. Они вышли к пилоту и тот несколько секунд хлопал глазами, опустив оружие.
− Невероятно. − Произнес Хан. − Вы откуда?
− А в-вы откуда? − Произнес дентрийец. − Здесь что, наши?!
− Нас здесь только трое. − Сказал Джек.
− Боже. Но как?! Вы...

Встреча оказалась удивительной. Не только потому что Дентра была за миллионы световых лет, но и потому, что дентрийцев было не больше полусотни. Они залетели в чужой мир, не сумели вернуться назад и остались там, видимо, навсегда. Только нескольким удалось подняться в космос в составе местных военнокосмических сил, которые теперь исполняли миссию по освобождению своих сородичей из плена.
− А ты говорил, Джек, что мы должны помогать местным. − Сказал Хан. − Ну и что вышло бы?
− Я же не знал.
− Никто не знал. А не зная противника лучше не лезть в драку.
Четверо дентрийцев ожидали прибытия челнока. Рядом лежал раненый командир Натана. Инопланетянин походил на помесь человека и кошки. Ушки на макушке, почти все тело, покрытое короткой шерстью, руки с пальцами, заканчивающимися когтями. Натан говорил с ним о чем-то на языке пришельцев и только Хан понимал эти слова. Дентриец объяснял, что уже вызвал челнок, и скоро он перевезет их на орбиту, где командир получит должное медобслуживание.
Тот был недоволен присутствием рядом чужаков, но Натан называл их своими, и командиру пришлось их терпеть.
Челнок прибыл только к вечеру. Карсана погрузили на носилки, и вслед за ним на корабль вошли четверо дентрийцев. Машина поднялась в космос, на крейсер, где Натан и представил трех человек высшему начальнику. Быть может, людям следовало бояться этих существ, более походивших на хищников, но карсаны были не столь крупными. Самый высокий из них имел рост на голову ниже чем у среднего дентрийца.
Командир приказал отправить людей в один из отсеков крейсера, и там они встретили друзей Натана, других дентрийцев, которые были рады видеть своих.
О том, что Хан крылев, никто даже не заикнулся и не подумал. Все жаждали рассказов друг друга, и они перемешались. Говорили то друзья Натана, то кто нибудь из троицы. Самым невероятным оказалось то, что группа дентрийцев попала в другую галактику из времен, когда дентрийцы дрались с хмерами. Узнав об этом, Джек и Тим поспешили обрадовать своих дальних родственников, что хмеры побеждены и уже много тысяч лет Империя Дентрийцев живет в мире.
− А с крыльвами как вы справились? − Спросил Фарсан.
− Никак. − Ответил Хан. − Крыльвы хмеров и победили. И война с ними закончилась.
− Вряд ли она закончилась. Думаю, они готовятся, что бы захватить всех.
− Глупости. − Ответил Хан. − В тот год, когда крыльвы разбили хмеров, они уже захватили всех. Всю галактику и дентрийцев в том числе. Так что теперь Империя дентрийцев живет и процветает под лапами у крыльвов.
− Что за чушь? − Произнес Натан.
− А ты что, не веришь? − Спросил Тим. − Когда мы улетали, проходила коронация нового Императора, и он там сидел за одним столом с крыльвом.
− За каким столом? Он же за стол не поместится.
− Что за детский лепет. − Усмехнулся Хан. − Крыльвы могут выглядеть как люди. Вы этого не знаете?
Они молчали.
− Ну ничего. − Произнес Хан. − Мы тут как следует развернемся, а когда накопим сил, вернемся назад и задаим жару этим зверям. Разнесем их всех к чертям вместе со всеми планетами. И камня на камне от глакатики не оставим.
− Ты дурак, да? − Спросил Натан.
− Дурак. − Ответил Хан. − А что, это не видно?
− Если бы не наше положение, я бы тебе точно морду набил. − Сказал Фарсан.
− А что у нас такое с положением? − Спросил Хан. − В Дентрийской Империи, например, действует закон о свободе слова. Вы то знаете, что это такое?
− Знаем. − Ответил Фарсан. − Из-за таких как вы и начинаются войны.
− Глупец. Войны начинаются из-за таких как ты. Тех, у кого кулаки чешутся, как только слово не то слышат.
− Если бы ты не молол всякую чушь, то ничего и не было бы!
− Это точно. Ничего не было бы. Ни вас, ни нас. Только камни и пустыни.
− Может, вы прекратите грызню? − Произнес Натан. − Что за ерунда?! Здесь то крыльвов нет.
− А откуда тебе знать? Может, этот Фарсан и есть этот зверь. Только прикидывается овечкой.
Фарсан вскочил, но его задержали.
− Ты еще ответишь за свои слова! − Проговорил он.
− Прекратить! − Выкрикнул Натан.
Хан отвернулся от Фарсана, а тот уже думал о том, как проучит "сопляка".

В группе дентрийцев появились еще четыре человека, а затем командир крейсера объявил им, что корабль летит назад. Помощь "людей" на планете уже не требовалась.
Они вернулись в иной мир. Планета разительно отличалась от предыдущей. Бросалось в глаза огромное пространство. Мир был почти в два раза больше по размеру, отличался большей тяжестью и более плотной атмосферой.
Дентрийцев высадили в районе, где находилось их поселение, и мужчин встретило множество женщин. Они радовались встрече, а еще более тому, что с ними прилетели еще трое.
Из новоприбывшей троицы только Тим и Джек отвечали на ухаживания девушек, а Хан оставался "холоден как лед". Девицы вели себя довольно свободно, а в положении колонии чувствовалось нечто не совсем обычное. Не было старого закона о семье. Мужчины имели по несколько жен, и это объяснялось странной диспропорцией в рождаемости мужчин и женщин. Появилось это довольно давно...
− Хан. − Послышался голос. − Хан, ты слышишь?
− Слышу. − Ответил он, обернувшись. В дверях стояла полураздетая девушка. Они все ходили в подобном виде здесь, и никто не стеснялся мужчин.
− Фарсан сказал, что ты импотент. − Произнесла она, желая уязвить человека. Видимо, этот дентриец все еще копал под Хана.
− Ты хочешь узнать, так ли это, Дана? − Спросил Хан.
− Да. − Она прошла к нему, села рядом и коснулась груди, а затем поцеловала в губы.
− Он прав, Дана. − Сказал Хан.
− Что? Ты серьезно?!
Ее рука уже двигалась меж ног мужчины.
Хан поднялся и уже не сомневался в том, что делать. Он скинул легкую одежду и женщина закрыла рукой рот от ужаса...
− Надеюсь, ты больше не станешь ко мне приставать? − Спросил Хан.
− Извини, я... − Она поднялась и убежала, а Хан только улыбнулся вслед. Ему совсем не нравились дентрийки. Если уж с кем и развлекаться, так с местными карсанками.
В одном из разговоров с Джеком на эту тему Хан так и сказал ему, отчего парень едва не рассмеялся. Он и не думал, что так может быть...

Хан был вызван из комнаты. Его проводили через коридор два дентрийца, и в них чувствовалось нечто иное. Дом остался позади, где-то там находились сейчас Джек и Тим, играя с девицами. Хан уже понял, что их попросту использовали как молодых бычков-осеменителей.
А его провели через парк, посадили в машину и та проехав через городок остановилась рядом с новым домом. Не менее большим и красивым, но ощущение недоброжелательности в охранниках уже подсказывало Хану, что начинаются проблемы.
Его привели в зал, где находилось несколько человек. В том числе и Фарсан. Он ухмылялся, глядя на Хана, а его провели вперед, где на троне восседала женщина.
− Мы сообщили, что ты не желаешь исполнять мужской долг. − Произнесла она и прошла к Хану. Движение это возникло почти случайно. Хан выглядел очень привлекательно для дентрийки. Она невольно поддалась влечению и подошла к нему. − Почему ты молчишь?
− А ты что нибудь спросила? − Спросил Хан.
− Я спросила, почему ты не желаешь исполнять долг?
− По той же причине, почему ты не летаешь в небе как птица. Почему?
− Я человек, а не птица.
− А я крылев, а не человек. − Произнес Хан.
− Что? Что еще за крылев!
− Это такой монстр-оборотень, который обращается в зверя, когда его злят.
− Так ты, значит, крутой? Ну, тогда, мы поразвлекаемся. − Женщина отошла и махнула рукой.
В зале объявилось несколько женщин в темных обтягивающих одеждах, и одна из них оказалась перед Ханом, крутя перед собой длинной палкой. В какой-то момент она взмахнула ей и ударила Хана по ногам.
Он остался на месте, а палка переломилась и конец улетев через зал влетел промеж ног... Фарсану. Человек взвыл, падая на пол, а женщина, что еще мгновение назад нападала на Хана отскочила от него.
− Крутой. − Произнесла хозяйка, сидевшая на троне. Она знаком указала своей "боевой подруге" на Фарсана и та пробежав к мужчине увела его.
− Крутое развлечение лишать людей потомства. − Произнес Хан.
− Ты колдун? − Произнесла женщина.
− Зачем же вы меня оскорбляете такими похабными словами? − Спросил Хан, а если я тебя назову посудомойкой, тебе понравится?
− Разденьте его! − Приказала женщина.
Схватка длилась не более минуты. Бойцы, атаковавшие Хана разлетелись назад, попадали на пол и больше не поднялись.
− Ты что с ними сделал?! − Взвыла женщина.
− Ничего. Им полезно отдохнуть.
− Если ты не выполнишь моих приказов, я велю казнить твоих дружков!
− И будешь дурой. Ответь на маленький вопросик. Где та девица, по имени Дана? Она приходила ко мне несколько дней назад, а потом пропала. Где?
− Она наказана за непослушание.
− Да неужто? − Удивленно произнес Хан. − Уж не за то ли, что не сумела соблазнить импотента?
− Что?
− Повторяю, для глухих. Она была наказана за то, что не сумела соблазнить импотента? Ты слова понимаешь?
− Я думаю, что ты лжешь.
− А я думаю, что ты дура. Кто ее наказал? Твой муженек? Фарсан? Круто-круто. Тебе известно, что этот самый Фарсан решил мне отомстить за то что не сумел мне морду набить? Можешь и дальше слушать этого придурка, а мне пора домой.
− Ты никуда не пойдешь! Стража! − Выкрикнула женщина.
Хан прошел сквозь налетевших на него людей, словно ураган. Они попадали на пол, а оставшиеся отскочили, ощетивнивщись копьями.
− Девочка, ты желаешь видеть свою охрану в виде трупов? − Спросил Хан. − Это именно так и будет, если ты еще раз им прикажешь остановить меня.
Хан ушел. Он скрылся в парке и перенесся через город, в другой дом и попытался достучаться до Тима и Джека, но те не желали выходить. У них были свои развлечения вместе с группой девиц.
− Тим, Джек, я уйду. − Сказал Хан.
− Ну так иди, Хан. Мы будем здесь!
− Ну как пожелаете. − Ответил он. − Но потом не обижайтесь ребята.
− Хан, да что случилось то?!
− Я не буду об этом кричать на весь дом, Джек. Выходите. Я буду ждать у себя пять минут. Если не придете, я уйду.

Хан ждал. Проходили минуты. Он уже видел, как к дому бежали люди. Повелительница приказала им схватить Джека, Тима и Хана, когда узнала, что Хан оказался там. Прошли те самые пять минут, Хан еще ждал, но время уходило.
Сверкнула молния. Хан перелетел в комнату, где находились его два друга, объявился там в виде большого крылатого зверя и зарычал. Девицы завопили, выскочили из постели и бросились прочь из комнаты.
− Хан, черт возьми! Какого дьявола?! − Закричал Джек.
− Вы не поняли, что я сказал? Я УХОЖУ.
− Ну и уходи! Мы остаемся! − Выкрикнул Джек. − Здесь наши люди, и мы тебе не собачки!...
Крылев исчез. Просто исчез, и два человека еще не понимали, что это означало. Они не просто остались. Они остались НАВСЕГДА.

Хан улетал, надеясь, что еще вернется. Он не собирался покидать планету, но вышло все совсем не так. Где-то там, уже велась слежка за ним. Импульсы биополя при перемещениях и превращениях зафиксировались приборами, информация прошла в Правительство карсанов. И зона, куда перелетел Хан оказалась накрыта стабилизацией.
Он только фыркнул, поняв, что влип. Плюс к этому он еще оказался молодым карсаном, который почти ничего не знал, не умел вести себя как все, не знал языка.

С языком было туго. Хан попался в руки местных блюстителей порядка, когда не сумел объясниться с кем-то из них. Он не знал языка, не умел обращаться со столовыми приборами, не знал, как правильно вести себя. К тому же, был без одежды. Карсаны носили легкие покрывающие тело костюмы. О том что такое теплая одежда они знали лишь по сообщениям с иных планет и из космоса. А здесь, на их родной планете климат никогда не переходил границы, когда карсан не смог бы находиться вовсе без одежды.
Райди был помещен в психиатрическую клинику. Он понял это позже, а поначалу она казалась лабораторией, в которой изучали инопланетянина. У него не раз брали анализы, что-то проверяли, делали инъекции.
Через несколько дней появился учитель, и Райди не особенно усердствовал, что бы не выдать себя. Понять настроения окружавших его существ он не мог из-за стабилизатора, а слова еще не помогали. Но вполне сносное отношение успокаивало.

Какой шел день, Райди не знал. Несколько раз он оказывался в состоянии, когда был без сознания. Один из-за подхваченной болезни, второй, когда подрался с другим карсаном. Тот разозлился непонятно из-за чего, и Райди едва остался жив, так как не ожидал нападения и получил серьезное ранение. Нападавшего оторвали от него другие, и больше Райди его не видел.
Учитель ушел. Он посчитал, что Райди достаточно того, что он уже знал. Порядка нескольких тысяч слов, которые позволяли общаться с другими карсанами. Давно закончились всякие исследования. Райди большую часть времени проводил в палате. Другие карсаны больше находились на улице. Врач изредка навещал "больного". О чем-то спрашивал. Райди отвечал, как обычно и врач уходил.
Что все это означало, он не понимал. Самым странным казалось отсутствие формального курса лечения, но кто знал, что находили в Райди врачи? Он мог выглядеть сумасшедшим со своими инопланетными замашками, казавшимися Райди нормальными.

− Райди. − Позвал врач.
Он вышел и карсан указал ему на ведро. Райди поднял его, как ему было сказано, затем пошел за врачом... Через несколько минут он драил полы. Может, это и глупо?... Райди стал местным уборщиком. Врач вменил ему в обязанность каждый день убирать на этаже, мыть полы, а раз в месяц проводить генеральную уборку с мытьем стен, дверей, окон. И он исполнял все приказы.

Звезды не раз прошли круг по небу. В клинике сменилось не мало больных. Появились другие врачи, а Райди оставался, как и раньше. Его не лечили. Он жил в небольшой каморке и каждый день занимался уборкой. Его кормили и поили. С ним почти никто не говорил. Изредка с Райди заговаривали сумасшедшие, но с ними нормальных разговоров не получалось. Райди не понимал многих слов, да и те карсаны могли не понимать, что говорили.
Пришел очередной день. Врач объявил утром, что это день генеральной уборки, и Райди принялся за работу. Сначала он мыл стены и двери, затем принимался за окна.
Он мыл окно. Спокойно, легко, почти на автомате. Взгляд упал вниз, где посреди травы сидела карсанка. Она выглядела несколько необычно, не так как все. Райди смотрел на нее, пытаясь понять, что не так, и наконец, увидел. Ее лицо было больше похоже на морду кошки, чем у других карсанок. Это показалось даже удивительным. Райди еще не видел таких, и смотрел на нее забыв о своем деле, а она глазела на него.
− Тебя как звать? − Вдруг произнесла она.
− Райди. − Произнес он. Карсанка почему-то фыркнула и, казалось, усмехнулась. − А тебя как звать? − Спросил он.
− Нау. − Ответила она. − Почему ты на меня так смотришь? − Спросила она.
− Ты выглядишь не так как все. − Ответил Райди.
То ли ей не понравились эти слова, то ли Райди сказал не то. Нау поднялась и пошла прочь. Райди не видел ее больше, а через два дня встретил Нау во время обеда.
− Нау. − Произнес он и сел рядом.
− Чего тебе? − Фыркнула она.
− Я хочу поговорить. − Ответил Райди. − Тебе не понравились мои слова там, а я не понимаю почему. Я не знаю всех слов.
− Кто тебя учил? − Спросила она.
− Учитель. Он приходил сюда, а потом перестал.
Можно было сказать, что она удивлена этими словами. Ее взгляд замер, и она долго молчала, рассматривая карсана.
− Почему ты молчишь?
− Ты ведь Райди. − Сказала она.
− Да.
− Вот поэтому.
− Не понимаю. Почему? Слово "райди" что-то означает?
− Ты не понимаешь, что?
− Нет. Это мое имя.
Она фыркнула, затем поднялась и ушла. Райди не сумел ее остановить словами, но не пошел вслед.

Нау оказалась пациенткой с верхнего этажа. Она больше не приходила вниз, но Райди решил все же ее найти сам и выбрав свободный момент, поднялся туда.
Нау сидела в своей палате и замерев смотрела в окно.
− Нау. − Произнес Райди.
− Ты? Ты как здесь оказался? − Произнесла она.
− Пришел. − Произнес он.
Нау фыркнула.
− Надо говорить не пришел, а... − Она сказала совсем другое слово. Райди повторил его, и она, казалось, улыбнулась. Он ответил тем же...
Знакомство, возникшее почти случайно, переросло в дружбу. После нескольких дней встреч Нау окончательно взялась за обучение Райди языку. Врач эти встречи заметил, но не стал против них возвражать. А Райди и Нау стали больше бывать на улице, и по многу разговаривали.
Через месяц знакомства Нау решила показать Райди книги, научила читать, и вскоре в его комнате появилась небольшая полка, где лежали книги, взятые в местной библиотеке.
Райди много читал. Книги помогали ему понять язык и некоторые тонкости в общении карсанов. Из книг же он понял, что слово "райди" означает не более и не менее, чем "слабоумный". Райди едва сдержал смех. Он продолжал читать, а в очередной раз пришел в библиотеку и попросил позволить ему выбрать книги.
Ему разрешили, и Райди прошел между полок.
Он смотрел на все это улыбаясь. В нем словно родилось новое чувство. Райди окончательно убеждался, что оказался не в исследовательском центре, где его изучали, как инопланетянина. Он полагал, что подобное вполне возможно, но теперь...
Перед ним была дорога. Дорога на выход, и он двинулся вперед...

− Ты сильно изменился, Райди. − Сказала Нау.
− Я кое что понял, Нау. − Ответил он.
− И что же?
− Что я не райди. − Произнес он, наклонившись к ней.
− Действительно?
− Да. − Ответил он. − Я... Оборотень.
Она рассмеялась.
− Ну и кем ты умеешь оборачиваться? − Спросила она.
− А кем угодно. Могу стать зверем с дом ростом.
− С пятиэтажный. − Произнесла она, усмехаясь.
− Ага.
− Эй, уродина, иди сюда! − Послышался чей-то голос.
Нау резко дернулась и обернулась.
− Я тебе сказал! − Чуть ли не зарычал карсан.
− Ты это мне, суслик? − Спросил Райди.
− Молчи, Райди. − Произнесла Нау и отвернулась.
− Уродина вместе с райди! Вот умора! − Заговорил карсан.
Она вскочила и убежала, а Райди некоторое время смотрел на карсана рядом.
− По моему, ты сам урод. − Произнес он. − И во много раз больше, чем тебе кажется.
− Пошел вон, райди!
Он не стал задираться. Это могло плохо закончиться. И не только из-за драки. Райди не знал, кто был перед ним, и если бы это оказался кто-то из обслуживающего персонала...

Райди нашел Нау закрывшейся в своей палате. Открыть замок не составило труда и Райди вошел к ней.
− Ты?! − Резко произнесла она, обернувшись.
Он подошел к ней и тронул заплаканное лицо.
− Плюнь на него, Нау. − Сказал он. − Для меня ты лучше всех. − Он сел рядом и обнял ее. − Ты одна помогла мне, Нау. И я помогу тебе.
− Ты не сможешь. Я уродина, и это каждый видит.
− Не каждый. Я не вижу. − Сказал Райди. − Я вижу не то что снаружи, а то что изнутри, Нау. И ты лучше всех. Ты мой друг, Нау. Понимаешь?
Она не отвечала. Быть может, она считала, что Райди ведет себя просто как ребенок. Он привязался к ней...
Именно так Нау и думала. Она не знала, что делать, но отталкивать этого райди. Она поняла, что он такой же как она. Только немного другой, у него не в порядке с головой, но душа была чистой, и Нау не смогла его оттолкнуть. Она обняла его, и они сидели так вместе довольно долго.

− Что у тебя за книга? − Спросил врач.
Райди вздрогнул, а затем спрятал книгу под подушку.
− Какая книга? − Спросил он.
− Я видел, Райди. Доставай.
Он вынул книгу и врач взяв ее долго рассматривал обложку, словно не веря. Это был учебник биологии.
− Зачем ты ее взял? − Спросил врач.
− Почитать. − Ответил Райди. − Мне нельзя?
− Можно. Но тебе надо читать не такие книги.
Он сам отправился в библиотеку, и некоторое время говорил с карсанкой, занимавшейся выдачей книг на счет Райди. Он отчитал ее за то, что та разрешила ему выбирать книги самому...

Путь был закрыт. Но только временно. Райди поджидал, когда карсанка куда нибудь уходила, после чего спокойно приходил в библиотеку и выбирал, что хотел. Лишь пару раз она застала его за подобным занятием, а Райди делал вид, что все произошло случайно. А что бы так и казалось, он периодически приходил и в открытую брал те книги, что разрешал врач.
А когда читал, пользовался обложками от других книг. В его руках был справочник по биологии, а на обложке была красочная картинка с названием сборника сказок. Против них врач ничего не имел, а в книгу уже не смотрел.

Разговоры Райди и Нау менялись. Он не редко пересказывал то, что прочитал. Она радовалась за своего друга, а Райди изподволь, совершенно незаметно для нее, вел свою политику. Он доказывал ей, что внешняя красота не главное. Делал это не прямо, а через книги, и разные истории.

В очередной день Райди сидел в кабинете врача. Они говорили, Райди не проявлял рвения показывать свои знания. Он вел себя как обычно, крутился, смотрел по сторонам, и в какой-то момент обнаружил на полке кабинета врача книгу.
"Высшая биология". Чего-чего, а такого в библиотеке для больных не было. Мысль утащить ее, возникла тут же, и уже через два дня Райди осуществил свой план.

И первая же глава резко переменила все представления о карсанах. В ней говорилось о происхождении видов и о древних биоэкспериментах, в которых и появились сами карсаны.
Несколько сотен тысяч лет назад планету заселяли люди. Они вели завоевание космоса, искали пути наверх, но высокая тяжесть не давала им возможности вырваться. Все смельчаки погибали от стартовых перегрузок. После чего и начались биоэксперименты. Запрещенные во всем мире, но ставшие золотой жилой для подпольного бизнеса.
Работы велись в основном в двух центрах и именно они произвели на свет два новых подвида. Карсанов и тенхиров. Центры конкурировали друг с другом, и когда в в одном прознали об экспериментах по скрещиванию людей и крыс, тех, что уже побывали в космосе, во втором решили отдать должное и начались работы по скрешиванию людей с диким хищником из отряда кошачьих...
Почти невероятная история. Оба центра получили новые виды, которые вскоре вышли из под контроля. Поначалу они не встречались, а прятались от людей, но мир двигался вперед. Карсаны, оставшиеся в лабораториях, были доведены до совершенства и отправлены в космос. ПЕРВЫМИ.
Человек, создавший их, сам назначил последний день своей жизни. Он знал, что существа, которых он породил, ненавидели его. Ненавидели за то что он сделал из них рабов. В тот день, когда группа карсанов вернулась из космоса, когда они выполнили всю программу, он выпроводил всю охрану из центра, открыл двери, сам сломал систему аварийного закрытия и открыл отсек, где находились карсаны.
Он вошел к ним один и объявил, что отныне они свободны, что он сделал все, что желал, и готов принять смерть.
Его убили. Разодрали в клочья, а затем карсаны ушли. Они встретили своих одичавших сородичей в лесу, и начался новый эксперимент. Теперь уже природный, по естественному отбору.
Когда люди достигли этих мест, они встретили сильный разумный вид хищников-карсанов. Встреча эта не принесла ничего хорошего непрошеным гостям, но некоторым удалось сбежать и весь мир узнал о происшедшем.
Против карсанов выступили войска, которые ничего не смогли сделать, кроме как разогнать своих противников по всему миру. Карсаны селились в лесах, размножались и уходили все дальше и дальше. Война погасла, а затем разрослась с новой силой.
К тому же, в нее вступил новый вид. Тенхиры, в отличие от карсанов, слушали своих хозяев. Это их и погубило, потому что через тысячи лет карсаны выиграли биологическую войну. Они выиграли потому что сумели размножиться, и это стало концом человеческой расы, на смену которой пришли карсаны.

Врач обнаружил пропажу только через день. И надо сказать, он был не глуп, потому что быстро определил, кто стащил книгу. Райди узнав о поисках, сделал вид, что ничего не знает, но книга была найдена в этот же день. У него на полке, на самом видном месте.
Наказывать слабоумного не стали. Врач только сделал разгон охране, которая не уследила, и стал закрывать свой кабинет. Он и раньше закрывал, но не каждый раз.

− Райди. − Позвала Нау. − Иди сюда.
Он прошел к ней, улыбаясь.
− Зачем ты украл книгу?
− Я хотел почитать.
− Мог бы попросить.
− Он не дал.
− Не дал? Что это за книга?
− Высшая Биология.
− Райди, эта книга не для тебя.
− Почему? Там была интересная сказка. Про то что все карсаны раньше были людьми, а потом люди поженились на кошках и стали карсанами.
− Кто тебе такую глупость сказал, Райди?
− Книжка.
Она не стала его больше расспрашивать, и они отправились гулять.

Проходили дни. В очередной раз, после встречи Нау с врачом, она пришла к Райди и сообщила ему, что уходит.
− А ты меня с собой возьмешь? − Спросил он.
Нау не сумела и сказать слова.
− Я сейчас вернусь. − Сказала она и убежала.
Райди понял все. Конечно же. Нау отправилась к врачу с просьбой, которую тот решил выполнить, особенно после того, как Райди оказался мелким воришкой.
Нау уходила из клиники, уводя с собой Райди.

Дом Нау был довольно большим. Карсанка принадлежала богатой семье, и Райди знал, что у Нау есть родственники. Ее мать не редко навещала дочь в клинике, и вот теперь Райди входил в новый дом. Он смотрел вокруг, а Нау вела его дальше и дальше.
Ее встретила мать, и Нау объявила ей, что Райди будет жить вместе с ней. Мать не сказала ни слова, хотя недовольство было написано на ее лице. Нау сделала вид, что не заметила этого недовольства, а Райди смотрел по сторонам.
Нау показала комнату, в которой теперь жил Райди.
− Я тебя хочу попросить, Райди. − Сказала она. − Если тебе захочется почитать, не утаскивай книги к себе. Хорошо?
− Хорошо. А тут есть книги? Я их не видел.
− Есть. Они в библиотеке. Я тебе покажу. Захочешь читать, приходи туда и читай сколько захочешь. А когда почитаешь, книги надо возвращать на те же места, где взял. Понимаешь?
− Понимаю. Что бы порядок не нарушать.
Она была рада.

Семья Нау была довольно большой. И в ней не было никого с подобным отклонением, как у Нау. Хотя, это и встречалось в подобных семьях. С чисто биологической точки зрения это вызывалось случайно возникающим переизбытком генов определенного типа.
На вульгарном языке подобное уродство называлось "кошачьей мордой". Наука же давала названия менее обидные, но и менее понятные непосвященным.
В тот же вечер Райди оказался за одним столом со всей семьей. Никто не возразил Рау, только что вернувшейся из клиники после перенесенного депрессивного припадка. Появление в доме слабоумного все приняли как каприз, как желание только что излечившейся, и его исполнили, потому что не желали родственнице снова попасть в клинику.
− А он говорить то умеет? − Спросил карсан, сидевший напротив Райди.
− Не умеет. − Сказал Райди. − Я и читать не умею.
− Действительно? − Удивился карсан.
− Ага. Врач говорил, что мне не нужно читать там книжки, что они мне будут не интересны. А я читать не умею, и поэтому, когда читал, они мне были интересны.
Нау усмехнулась, и рядом возникли усмешки других карсанов, затем заговорили другие. Ужин шел в соответствии со всеми правилами, и только Райди иногда нарушал порядок, так как не знал всего. Нау говорила ему, что и как делать, и он исправлялся.
Мать заметила, что именно Райди оживлял ее дочь. Именно после прогулок с ним, даже после простых, глупых или не очень, реплик Райди Рау улыбалась. Это переменило отношение женщины к появившемуся в доме карсану.
В один из дней Райди оказался не к месту вместе с отцом Рау, во время встречи с кем-то из важных гостей.
− Что это ты здесь крутишься? Иди к себе. − Сказал отец Рау.
− А у каждого Императора должен быть шут! − Произнес Райди.
− Кто тебе это сказал?
− Книжка.
− Кто это? − Спросил чужак.
− Это Райди.
− Райди? − Удивился тот.
− Его Рау привела. Славный малый. Райди, иди к себе!
Он ушел. Как бы там ни было, он постепенно становился вполне нормальным членом семьи. Хоть и чужим, но своим.

Проходили дни. Райди после очередной прогулки по парку отправился читать, а Нау шла на встречу с кем-то из гостей. Она не рассказывала об этом карсане, как обычно делала об остальных, и Райди решил узнать, что это значило.
Он прокрался через дом и оказался в небольшом закутке, где было все слышно.
Нау встречалась с неким Каррасом. Из разговора стало ясно, что речь идет о женитьбе. Ни о какой любви тут даже не было речи. Обыкновенный брак по рассчету, в котором карсан становился мужем Рау, обещая ей "верность", двоих детей и отсутствие материальных притязаний в случае развода.
Может, Райди и не должен был вмешиваться, но что-то в нем переменилось. Словно поломалось в душе. Он не находил себе места, а в один из вечеров, когда они сидели вместе, Райди взглянул на нее.

− Ты не любишь меня. − Сказал Райди.
− Да что ты говоришь, Райди. Я люблю тебя. − Произнесла она. − Райди, кто тебе такое сказал?!
− Я видел, как ты говорила с тем карсаном. Ты говорила, что станешь его женой. Значит, ты не любишь меня.
− Райди, это же совсем другое.
− Не другое. − Ответил он. − Не другое! − Он вскочил и бросился от нее.
Быть может, это безумие. Райди оказался в своей комнате. Он сидел закрывшись и в мыслях была грусть. Вряд ли что либо изменится. Вряд ли...
Он заснул, а на утро уже почти забыл о происшедшем. Глупая выходка. Райди понимал все. Ведь он не был карсаном в действительности. В нем просто играла химия, то что он не мог остановить сейчас из-за блокировки биополя.
А может, мог?
Он ушел наверх, в библиотеку и долго копался в книгах, в старых, запыленных, тех, которые никто не брал много лет. Он нашел и биологию и химию и физику. Но искал совсем иное. Он искал науки по боевым искусствам, если они существовали здесь. Он хотел найти информацию о скрытых возможностях карсанов.
В библиотеке появилась Нау.
− Райди. − Произнесла она. Он только глянул с лестницы, на которой сидел и снова откнулся в книгу. − Райди, почему ты не пришел на завтрак?
− Нипочему. − Произнес он. − Я читаю. − Он чихнул от пыли, попавшей в нос.
− Райди, ну как ты не понимаешь? Я же не могу иначе!
− Я тебе не мешаю. − Ответил он. − Иди к своему... умнику. − Проговорил он. − А когда ты выйдешь замуж, я сбегу.
− Оставь его, Нау. Идем со мной. − Послышался голос матери. Нау ушла, а Райди продолжал свой поиск. Он смотрел книги, ходил между полок, искал. И, наконец, у него появилась зацепка. Сначала упоминание об одном из авторов, затем довольно популярный блок...
Нужные книги оказались в другом конце библиотеки. Они были собраны все вместе, кем-то когда-то. Так же, как и многие, они стояли нетронутыми и Райди принялся за чтение...

Он стоял, широко расставив руки в стороны, глядел перед собой. Самые простые упражнения. Элементарные занятия по приведению организма в нормальное состояние. Ему это было нужно. Он должен был успокоиться, заглушить, действовавшие на сознание гормоны.
Он не карсан. Он − крылев.

Нау не вышла замуж. По словам окружающих просто поссорилась с тем человеком из-за ерунды. Какой именно, никто не говорил, а Райди не пытался узнавать. Он вел себя как обычно, словно забыл обо всем.
Лишь иногда его взгляд пересекался со взглядом Нау. В них было какое-то единение, и в то же время, между ними была пропасть. Огромная, гигантская. Нау понимала это, но не представляла, на сколько эта пропасть велика в действительности.

Нау в один из дней застала Райди в пустом зале, где он занимался упражнениями. Она долго стояла, смотрела, а он бегал, прыгал, словно дрался с невидимым противником. Она ушла сделав так, что Райди ее незаметил. Она так думала, что он не заметил. А он ощутил ее присутствие, по слабому шороху, по колебаниям воздуха, по едва ощутимому запаху.
Она стала часто за ним наблюдать. Тайком. Райди видел это и решил использовать. Он двигался к своей цели и тихо подталкивал Нау к мысли о том, что он не Райди, что он понимает на много больше, чем показывает. Больше всего это было видно по тем упражнениям, в которых Райди набирал силу и мастерство. Он словно учился у невидимого карсана.
Проходили недели и месяцы. Родители Нау вновь искали своей дочери мужа, но вряд ли могли теперь найти. Мать видела, как дочь смотрела на Райди. Она не говорила этого, но вскоре уже вся семья знала, что Нау влюблена в Райди. В этого слабоумного. Говорили об этом так, что Нау не слышала. Но Райди слышал. Он знал, что некоторые родственники считают, что Райди любовник Нау.

Жизнь вокруг протекала своим чередом. Райди и Нау научились скрывать друг от друга свои чувства. Они гуляли, говорили и вели себя так, словно ничего нет и не было.
А Райди теперь декларировал большие куски выученных текстов, не редко делая это при всех. Просто так. Иногда в тему, иногда нет. Он словно читал книгу, хотя ее и не было перед ним.

Райди стоял в полутемном зале. Перед ним, на двух стульях лежал брусок дерева. Достаточно толстый, но не слишком. Райди отошел на шаг, взмахнул рукой и только шорох пронесся послышался в воздухе, а затем возник удар.
− А!... − Послышался вскрик. Райди обернулся, затем поднял с пола два куска дерева и показал их Нау.
Она вышла из полутьмы и взяв его руку смотрела накоторое время, а затем взглянула в его глаза.
− Кто ты? − Спросила она. − Кто? Ты не Райди, я же вижу!
− Ты расскажешь всем? − Спросил он.
− Райди! − Воскликнула она. − Господи!... − Она дрогнула. − Кто? Кто?! Скажи!
− Я пришелец из космоса.
− Д-дурак! − Произнесла она и бросилась бежать.

Вечером за ужином стояла тишина.
− Вот так всегда! − Произнес Райди вдруг. − Скажешь им правду, они не верят, а наврешь с три короба!... И сразу герой!
− Что с тобой, Райди? − Спросила мать.
− Я не райди. − Произнес он, взглянув на нее. − Я инопланетянин!
− Понятно. Опять чего-то начитался. − Возник голос Санны, двоюродной сестры Нау. Нау молча поднялась и ушла. − И что я сказала? − Спросила Санна недоуменно.
− Она из-за меня ушла. − Сказал Райди. − Из-за того что я инопланетянин, а она думала, что я райди.


Мать ушла вслед за дочерью. Она нашла ее в комнате и села рядом.
− Ну что с тобой, Нау?
− Я люблю его. Люблю! Это выше моих сил! − Воскликнула она. − Что мне делать, мама? Что?!
− Люби его, дочка. Люби по настоящему.
− Ты серьезно?
− Тебе будет легче. А если родится нормальный ребенок, то ты будешь счастлива.
− А если нет?
− Все равно, Нау. Я ведь люблю тебя. − Мать обняла ее. − И не думай ни о чем. Любовь вершит чудеса.
− Только в сказках.
− Не важно. Он ведь тоже любит тебя, хотя и не понимает.
− Он понимает.
− Почему ты так решила?
− Я знаю. Он говорил мне.
− Он признавался в любви?
− Нет. Он сказал по другому. Сказал, будто я его не люблю и сбежал.
− Пусть будет, что будет, Нау. И не слушай никого. Злые слова − ничто. Их не нужно слушать.


Райди сидел в своей комнате. Нау вошла к нему, закрыла дверь, села рядом.
− Что? − Спросил он.
− Раздевайся. − Ответила она.
− За-зачем? − Произнес он, хлопая глазами и отскакивая.
− Ты меня не любишь, Райди?
− Я люблю. Это ты меня не любишь.
− Я люблю тебя. − Сказала она.
− Да?! − Он проскочил к ней и обнял.
Нау в этот момент поняла, что Райди просто не понимает, что такое любовь, в ее материальном представлении.
Она сидела рядом с ним, обнимала его и плакала.
Они вновь говорили, не так как раньше, а затем легли вместе. Нау ласкала его, желая, что бы в нем проснулись те самые инстинкты, которые влекли ее.
− Ты хочешь, что бы я стал твоим мужем? − Спросил Райди.
− Да, Райди, я хочу.
− А когда мы поженимся, мы поедем в путешествие?
− Ты хочешь?
− Да, я хочу. − Ответил он.
− Мы поедем, Райди. Ты знаешь, что должны делать муж и жена?
− Знаю. − Ответил он. − Я ведь не Райди.
− Да? А кто?
− Я инопланетянин. Ты не веришь?
Она не стала говорить, что не верит. Да и зачем?
− Я верю. − Сказала она.
− И ты веришь, что я оборотень?
− Верю.
− И что я родился большим львом с крыльями? − Спросил Райди.
− Верю. − Ответила она, улыбаясь. − Я хочу, что бы ты стал моим мужем, Райди. Сейчас.
− Тогда, нам надо сказать клятву. − Ответил он. − Я клянусь тебе, Нау, что буду любить тебя всегда, что бы ни случилось, что бы я ни узнал о тебе, какой бы ты ни была. Я буду всегда тебе помогать и буду любить наших детей. Я клянусь, Нау. − Он смотрел на нее, а затем уже она говорила подобные слова, а Райди поправлял, если она что-то забывала. − И даже, если я превращусь в большого льва с крыльями, ты будешь любить меня, Нау. − Произнес он.
− Даже, если ты обратишься в большого льва с крыльями, я буду любить тебя. − Сказала она.

Они любили друг друга. Любили по настоящему. А утром не пошли на завтрак и еще долго игрались в постели.
− Мы теперь муж и жена. − Сказал Райди.
− Да? − Переспросила она.
− Да. − Ответил он твердо. − А когда ты родишь котенка с крыльями, я тебя буду любить еще больше.
− А если без крыльев? − Спросила она.
− Все равно. − Ответил он. − Мы поедем в свадебное путешествие? − Спросил он.
− А ты хочешь в путешествие?
− Хочу.
− Мы поедем, Райди. Только мне надо будет кое какие дела доделать. Хорошо?
− Хорошо. А я кое какие книжки дочитаю.
Она улыбнулась и обняла его.

Мать встретила ее прекрасно понимая, что произошло.
− С ним все хорошо? − Спросила мать.
− Да. Он теперь инопланетянин.
− Это как же?
− Он сам сказал. Сказал, что родился большим крылатым львом, и что он оборотень. Сказок, наверно, начитался.
− Ну и пусть. Ты то как?
− Я счастлива, мама. Он даже про свадьбу не вспомнил. Сказал, что мы уже муж и жена.
− Он может об этом заговорить, Нау. Ты должна ему сказать как нибудь, что бы он не говорил.
− Придумаю. Он еще думает, что нам надо в свадебное путешествие. Даже не знаю, что и делать.
− А что? Может, и вправду? Отправитесь куда-нибудь. И ты развеешься, и он будет рад. И не помешает вам никто.
− А отец что скажет?
− А что отец. Ну решила ты погулять, почему ему быть против?
Нау обняла мать.

Перед обедом Нау вновь пришла к Райди. Она заговорила именно о том, что не нужно выдавать то, что случилось ночью.
− А я это уже знаю. − Ответил Райди.
− Откуда знаешь?
− Ну я же инопланетянин. А у нас свадьбы не такие. У нас они такие, как сегодня ночью было. А о том, что мы поженились, никто не узнает. Что бы никто нашего котенка не забрал и не засунул в пробирку. Они и меня хотят засунуть. Но ты меня не выдашь, правда?
− Правда. − Ответила Нау.
Обед проходил как всегда, Райди, как обычно посредине начал болтать, и рассказал историю о том как инопланетяне завоевывали планету, на которой жили люди, от которых произошли карсаны.
− А про людей ты откуда узнал? − Спросил отец семейства.
− В книжке. Там все написано. Про то, как люди хотели в космос полететь, а полетели карсаны.
− Ты, наверно, всю энциклопедию прочитал? − Спросила Санна.
− Не, не всю. Я на одиннадцатом томе остановился. − Ответил Райди, как ни в чем не бывало. − Там столько всего!

Тайна осталась тайной. Путешествие, о котором заговорила Нау с отцом, не показалось тому чем-то сверхневозможным, и он согласился, решив, что дочь может и мужа найти себе в дороге. А то что с ней отправлялся и Райди, было почти как само собой разумеющееся.

− Мы поедем в путешествие, Райди. − Сказала Нау.
− А куда?
− А куда ты хочешь?
− А я хочу далеко-далеко, что бы на самолете, а потом на пароходе!
− Здорово. − Произнесла Нау. Она и не подумала об инопланетянских запросах, которые могли быть столь большими.
Впрочем, все оказалось очень даже просто. Отец нашел билеты не на простое путешествие, а на кругосветное, рассчитанное почти на полгода. Нау едва не прыгала от радости.
Их провожали почти всей семьей. Нау и Райди садились в самолет, который направлялся к берегу океана... Это был обычный рейсовый самолет и в салоне находились обычные пассажиры. Никто и не думал, что вместе с Нау летел слабоумный, а Райди вел себя так, что этого никто и не замечал.
Полет продолжался почти четыре часа и Райди большую часть времени смотрел в окно. Он смотрел на города, что проплывали внизу и сам называл их.
− Вы, наверно, много читали? − Спросил кто-то, когда Райди продекларировал половину лекции о городе, что был внизу.
− Да. − Ответил он. − На прошлой неделе я весь атлас прочитал.
Нау не сдержалась, усмехнувшись, а Райди взглянул на нее.
− А что? − Спросил он. − И прочитал. И теперь все города знаю.
Они летели дальше. Прямо в самолете был подан обед и Райди уплетал все с удовольствием, а Нау почти ничего не ела.
− Ты почему не ешь? − Спросил он.
− Я потом, Райди. Когда приземлимся.
Он не спрашивал больше.

Самолет опустился в припортовом городе. Райди веселился, глядя вокруг, а Нау чувствовала себя не очень хорошо, и по прибытии на пароход она сразу же обратилась к врачу.
Женщина взяла анализы, некоторое время что-то проверяла, затем обернулась к Нау.
− С вами все в порядке. − Сказала она. − Вы беременны.
Нау закрыла лицо руками, затем вскочила.
− Вы не волнуйтесь так!
− Я не волнуюсь. Я счастлива! − Ответила Нау. Врач не выпустила ее сразу, выписала некоторые препараты, объяснив, что надо делать. − И советую вам почаще заглядывать сюда. − Сказала женщина.

Нау умчалась наверх, где ее ждал Райди. Она обняла его, улыбаясь.
− Я люблю тебя. − Тихо сказал он ей на ухо.
− Я тоже люблю тебя. − Ответила она. − У нас будет ребенок, Райди.
− Котенок. − Сказал Райди.
− Увидим. − Ответила она.

Плавание предназначалось для богатых людей. Среди них было не мало молодых пар. Нау знакомилась с некоторыми карсанами. Многие вокруг делали это скорее из вежливости. Кроме того, семья Нау была довольно известна, хотя вокруг не нашлось никого, кто был бы знаком лично с Нау или ее родителями. О Райди тоже слышали. К тому же, о нем писали в газетах, о богатой семье, которая взяла на попечение молодого слабоумного карсана.
Наступало первое утро на пароходе. Он уже вышел в море. Райди оставил каюту, поднялся наверх, на палубу и стоя в тумане проделывал свои упражнения.
− Не плохо. − Послышался голос позади.
Райди обернулся. Перед ним стоял карсан, который через мгновение принял боевую стойку. Райди смотрел на него ничего не делая.
− Не желаете потренироваться? − Спросил он.
− В чем? − Спросил Райди.
− В борьбе.
− Я не хочу убивать. − Ответил Райди.
− Я имею звание мастера. − Произнес карсан.
− А я Райди.
− Что? − Удивился человек.
Райди поднял перед собой руки и резко провел ими вниз и встал в стойку.
Он бил не сильно. Карсан атаковал, пролетел мимо, перекувырнулся в воздухе и упал на палубу.
− Это же невозможно. − Проговорил он.
− Сарх Вей так не считает. − Произнес Райди. − СРМ − Скорость, Реакция, Маневр!
Райди подбросил в воздух деревянную палочку и чиркнул по ней когтями в воздухе. Шорох и звук падения нескольких кусочков на палубу.
− Н-невероятно. − Проговорил карсан, а Райди уже уходил... в туман.

Они плыли через океан. Карсан, с которым Райди встретился утром, больше не появлялся, а Райди все время проводил с Нау. Сначала они гуляли по палубе, затем отправились в клуб и Райди захотел сыграть в местные шахматы. Он знал эту игру, читал о ней, но не играл раньше.
Карсан севший против него, выиграл несколько партий, потерял интерес, и вместо него села Нау. Она тоже играла не ахти, но выиграла пару партий подряд.
− Тебе, наверно, неинтересно проигрывать? − Спросила она.
− Интересно. Я хочу еще.
Следующая партия затянулась. Райди ее проиграл, а четверую выиграл.
− Невероятно. − Произнесла Нау, глядя на разгром, что ей устроил Райди.
− Еще? − Спросил он.
− Еще. − Ответила она, и игра продолжилась.
Нау выиграла только еще раз, после чего стала проигрывать. После седьмого проигрыша она смотрела на Райди и не знала, что говорить. Ей хотелось и смеяться и плакать. Кому проиграла!...
− Вы играете? − Спросил карсан, подходя.
− Я уже нет. − Ответила Нау.
− А я еще да. − Ответил Райди.
− Мы уже играли, вы проиграли раз десять.
− Ну и что? Может, я научился уже?
Карсан сел, начал игру довольно легко, считая, что выиграет и... Проиграл.
− Э... − Раздался его голос. − Еще...
Он выиграл. Еще и еще, но с каждым разом все сложнее и сложнее.
− У каждого короля должен быть шут! − Проговорил Райди и выставил вперед фигуру.
Кто не понял, тот бы ее побил, но карсан знал, что это за ход. Он долго пытался выстроить комбинацию, что бы убрать эту фигуру из центра, и когда все же убрал... Проиграл.
− Вы же играли едва... − Произнес он.
− Ну и что? − Безапелляционно заявил Райди. − Я сегодня играл в первый раз.
Карсан от сделанного заявления замер и поднял взгляд на противника.
− Вы серьезно?
− Еще? − Спросил Райди.
− Еще.
Он вновь проиграл. Карсан уже сидел на нервах. Он вновь играл. Рядом появилось несколько зрителей. Кто-то коментировал ходы. Так и так. А так выграл чемпион, а так экс...
− Кто вы? − Спросил карсан проиграв снова.
− Я Райди.
− Я серьезно.
− И я. Это мое имя.
Райди взглянул на Нау. Она сидела рядом и непонятно, о чем думала.
− Ты спишь, Нау? − Спросил он.
− Нет. − Ответила она, очнувшись.
− Пойдем на обед?
− Пойдем.

Они ушли, а весть о Райди, обыгравшем в логическую игру мастера разлетелась по кораблю.
Нау молчала. Райди сидел рядом и гладил ее, а затем тихо сказал на ухо.
− Я инопланетянин.
− Ты что, правда? − Спросил он.
− А как же? Я люблю тебя. И у нас будут маленькие котята.
Она решила, что все же это вполне объяснимо. Кто знает, что за логика у карсана, которого считают слабоумным. В чем-то он слаб, а в чем-то силен, а шахматы... Она решила не думать.

Корабль шел сквозь ночь. Пелена тумана окутывала его. Нау и Райди лежали вместе и тихо разговаривали. Словно волна пронеслась сквозь тело Райди. Он умолк, ощутив, что стабилизация поля исчезла. Он приподнялся.
− Что, Райди.
− Ты не чувствуешь? − Спросил он. − Туман ушел.
− Какой туман?
− Туман. − Произнес он. − Ау-ау-ау! − Взвыл он.
− Райди, да что?! − Воскликнула она.
− Пойдем. − Сказал он. − Идем, идем.
Он поднялся и прошел на выход. Они оказались на палубе. В небе светили звезды и Райди смотрел вверх, а затем коснулся Нау. Он взглянул на нее совсем иным взглядом и теперь видел ее. Видел ее чувства. Она любила его, но в ней была тревога.
− Не бойся ничего, Нау. − Сказал он. − У нас будет дочь.
− Дочь? А почему не сын?
− Я вижу. − Ответил он. − Я теперь все вижу. Туман ушел. Я не хочу туда возвращаться.
Нау вздохнула. Она не понимала, о чем он говорил, о каком тумане.
− Давай, сядем здесь. − Они присели на скамейке и Райди взглянул вверх.
− Что ты там смотришь?
− Звезду, с которой я прилетел.
− И где она?
− Ее не видно. Она очень далеко, в другой галактике. А она. Она там. − Райди показал вниз.
− Как там?
− Планета круглая. Там, за планетой тоже звезды.
− Ты выдумываешь все, да? − Спросила она.
− Нет, Нау. Я тебе все расскажу. Ведь ты моя жена. И у тебя будет мой ребенок. Дочка. Хочешь ей придумать имя?
− А ты какое хочешь?
− Не знаю. Я хочу такое, какое хочешь ты. Ты ведь не бросишь меня? Нет?
− Нет, Райди. Я не брошу.

Шторм налетел почти внезапно. Пассажиры находились в каютах. Райди и Нау спали, как и все, а корабль болтало по океану. На радиоволнах неслись сигналы, передававшие обстановку. Крупный круизер шел прежним курсом и шторм не был ему страшен.
Лишь пассажиры сидели в каютах и дрожали.
Райди улыбался и говорил на ухо Нау, что он ее спасет, если корабль потонет. Но корабль не потонул, и в очередное утро выглянуло солнце. Пассажиры выходили на воздух. На палубе работали матросы, убирая прилетевшую во время шторма тину.


Корабль прибыл в первый порт. Там пассажиры сходили на берег. Для них организовывались экскурсии, и Райди с Нау отправились в одну из таких экскурсий, к историческому месту, первому в мире пассажирскому космопорту.
Райди сам выбрал именно эту экскурсию из нескольких предлагавшихся, и Нау не возражала. Раз уж он инопланетянин, почему бы не побывать в космопорте.

Они гуляли там почти весь день. Смотрели выставку космической техники, от первых ракет, до инопланетного аппарата, что залетел в этот мир, да так и остался в нем, навсегда.
А Райди искал свои данные. Он хотел узнать о дентрийцах и одна часть музея была посвящена им. Там говорилось, что это люди из другой галактики, что они живут отдельной колонией, в которой властвует матриархат, что единственное их дело, это веселье и забавы. Работы от них никто не ждал. Дентрийцы жили за счет средств от проданных космических технологий и не имели какой либо нужды.
Райди смотрел и другие данные. Об инопланетянах, залетавших в мир. Именно они когда-то завезли сверхсветовую технологию и Райди узнал, наконец, корни чьей технологии лежат в основе.
Лайинты. Даже странно, что об их превращениях ничего неизвестно, изображений лайинт было не мало. Они прожили около десятка лет, отремонтировали свой корабль, получили все, что желали в обмен на технологию сверхсветовых кораблей.
Потом появлялись и эрты − враги лайинт. Их спровадили довольно быстро. А местных инопланетян практически не было. Большинство известных вокруг планет не имело космической техники, и мир карсанов был наиболее развитым.
Информации о крыльвах не было вообще. Даже упоминаний в делах дентрийцев.
− Ищешь своих родственников? − Спросила Нау в какой-то момент.
− Угу. Их здесь нет. − Ответил он. − Есть только те, что в той же галактике.
− Эти люди?
− Ты не веришь?
− Не-а. − Ответила она почти играясь.
− А обещала верить. До конца жизни. Забыла уже. − Произнес он и пошел от нее.
− Райди, ну я пошутила. − Сказала она, догнав его.
− А я не шутил, когда рассказывал тебе. − Ответил он. − Ты вот, наверно, не веришь, что я и львом могу стать.
− Я верю. − Сказала она, но не верила.
Райди видел это.
− Ты не веришь. Я вижу. − Сказал он, вздохнув. − А если стану, то ты вовсе перепугаешься.
− Я не перепугаюсь.
− Перепугаешься. Вот возьми, представть, что и вправду, стал я им. Ну, представь, по настоящему, а не так. Представь, Нау. Ты же можешь просто подумать. Подумать, что будет, если...
Она думала, и в ее сознании вдруг мелькнула мысль. Та самая, что если... Она испугалась даже ее.
− Вот. Боишься ты. − Сказал Райди. − У тебя ребенок мой будет, а ты все равно боишься.
− Я не боюсь.
− Да. Ты думаешь, раз у тебя ребенок, значит, не может быть, что я инопланетянин. А вот может. Я могу превращаться в кого захочу. И в карсана тоже.
− Если ты настоящий карсан, то ты обратно не вернешься. А у ненастоящего детей не будет.
− Ну да. У нас, между прочим, дети могут быть с любым видом.
− И у вас все такие райди, как ты? − Спросила она.
− Нет. Я вовсе не райди. Я просто говорить не умел, когда прилетел. И не знал ничего, вот и попал.
− Значит, ты умный, да? Очень умный?
− Да. − Ответил он, улыбаясь.
− Ну ладно. − Ответила она. − Пойдем тогда, что ли? Нам на корабль пора возвращаться.

Вновь плавание. В наступивший очередной день Райди и Нау оказались в корабельном клубе. Карсаны шумели, играла музыка, затем кто-то оказался рядом с Нау и Райди.
− Это не вы на прошлой неделе обыграли мастера Райсадо? − Спросил он.
− Мы. − Ответил Райди. − А что?
− Может, сыграем партейку, другую?
− Хочешь? − Спросил Райди у Нау.
− Ты же играть будешь, тебе и выбирать.
− Ну, тогда я не буду. − Произнес Райди.
− Почему? − Спросил карсан.
− У меня жена расстроенная. − Ответил он, взяв Нау за руку.
− Я не расстроенная. − Возразила Нау.
− Значит, обиженая.
− И не обиженая.
− Значит... Ну ты сама выбери, какая.
− Я никакая.
− Ой! − Проговорил Райди.
Нау от этого усмехнулась.
− Ты играть будешь? − Спросила она.
− А как ты скажешь, так и будет. − Ответил Райди.
− Тогда, идем. Посмотрим, как ты играешь.
Они сели за доску, а вокруг уже собралось множество зрителей, которые перед этим делали вид, что никто ничего не слышит.
Теперь они стояли и смотрели на игру.
− У каждого короля должен быть шут. − Сказал карсан классическую фразу и выставил вперед фигуру.
− А лучше два. − Проговорил Райди и поставил перед "шутом" свою.
− Я же ее побью. − Проговорил человек с удивлением.
− Ну и что. − Ответил Райди.
Его фигура пала, затем вперед вышла другая.
Райди тихо шмыгнул носом и побил шута.
− Сдаетесь? − Спросил он, взглянув на карсана.
− Шутите. − Фыркнул тот и пошел дальше.
Райди сделал новый ход, противник пошел было в наступление, но Райди перебил его возникшей угрозой королю противника. Тот отступал закрывясь, а затем...
− Шах. − Сказал Райди.
Карсан замер. Он сидел несколько минут, глядя на доску. Почти глупейшая комбинация и... Он проиграл.
− Реванш. − Произнес он.
Райди начинал. Он разыграл новую комбинацию и... Проиграл сам.
Вокруг послышался шорох, затем началась третья партия. Райди вновь выиграл. Выиграл и в четвертый и в пятый раз.
− Не может быть. − Произнес противник и взглянул на Райди. − У кого вы учились?
− Ни у кого. Я Райди.
− Вы понимаете, кто я? − Спросил карсан.
− А кто? − Удивленно спросил Райди.
− Гросс Рансей, эксчемпион мира. − Произнесла Нау и Райди обернулся.
− Вы меня разыгрываете, да? − Спросил он, оглядев карсанов вокруг.
− Чудовищно... − Проговорил проигравший и поднялся со своего места.
Он ушел, а Райди вышел из-за столика и ему аплодировали.
Нау обняла его и усмехнулась чему-то. Она уже верила в свою идею о том, что Райди просто немного гений за счет того, что райди в другом.
− Ты не устал? − Спросила она.
− Устал. − Ответил он.
Они ушли. Круиз продолжался, а через четыре дня появилось новое предложение на игру.
Эксчемпион связался с чемпионом Тарьерро, и предложил тому сеанс радиоигры. Тот согласился, и совершенно не понял, что играть будет не с эксчемпионом, а с неким Райди...

Райди сел за столик, провел над ним руками, взял своего ферзя и словно шаман нашептал ему чего-то, вернул на место...
Чемпион проиграл пять раз подряд, затем вышел на прямую видео-связь.
− Я уже понял, что вы заставили меня играть с суперкомпьютером. − Сказал он, глядя на Рансея.
− Вот он. − Ответил Рансей и показал на Райди. Тот выглядел почти напуганным, затем сорвался с места и убежал.
Нау нашла его в каюте, забившимся в угол.
− Райди, что с тобой?
− Я не компьютер. − Произнес он. − Я не компьютер! Я не компьютер!
− Ты не компьютер, Райди, ты не компьютер, иди ко мне.
Она вывела его, и обняла.
− Ты обыграл чемпиона, Райди. Ты теперь чемпион.
− Нет. Я не чемпион. Я райди.
− Ты не райди. Ты инопланетянин. − Сказала она.
− Да? Ты поверила?
− Я поверила. − Ответила она.
− И когда я стану львом, не испугаешься?
− Нет.
Она говорила это "нет" совсем по иной причине.

Сенсация, ушедшая в мир осталась неподтвержденной. Райди отказался играть и не желал даже слышать о шахматах. А Нау говорил, что его убьют, если раскроют.

Путешествие продолжалось. Корабль пришел к новому материку. Теперь путешественникам предлагалось двигаться по суше, где они могли увидеть множество местных городов, а корабль огибал материк без пассажиров и ждал их с другой стороны. Впрочем, выбор оставался и кто желал плыть, мог продолжать плавание на корабле.
Райди и Нау уходили в путешествие по земле.
Дорога лежала через степи и горы, через древние города, где начиналась история цивилизации карсанов. После войны с людьми они долго выкарабкивались из дикости, но новая цивилизация родилась и выросла, раскинувшись почти на всю планету. На других материках еще были места, где жили дикие племена, но всех их уже коснулась цивилизация и там появлялись города, заводы, энергостанции. Где-то даже остались люди, но они не помнили ничего из своего прошлого и несколько племен находилось на попечении карсанов.

Райди и Нау пробирались через толпу. Они немного отстали от своей группы и теперь спешили, что бы догнать ушедших.
Кто-то дернул Нау, толкнул ее вперед, а Райди оказался задержан и его рука расцепилась с рукой Нау.
− Нау! − Воскликнул он.
Райди ощутил рядом карсанов, попытавшихся его задержать. Кто-то уже хватал Нау. Ей накинули на лицо повязку, не давая возможности закричать. Подобная же повязка оказалась перед глазами Райди, но он вывернулся и резким движением сбил с ног карсана.
Резкое движение, взмах и только шорох ветра. Райди прыгнул вперед. Он сбил двух карсанов, что уже вязали Нау. Удар отбросил одного. Второй попытался атаковать, его когти полоснули по руке Райди, и он больше не медлил, атакуя. Карсан свалился, получая ранение, а подскочившие еще двое нарвались на когти Райди...
Прохожие расступались. Райди поднял Нау, сорвал с нее тряпку и попытался поднять. Нау еле двигалась. В тряпке было какое-то вещество, которое вызывало сонное состояние.
Трое раненых лежали вокруг, а четвертый нападавший сбежал. Райди не думал о нем. Он коснулся живота Нау. Что бы ни было, ребенок не должен был пострадать. Невидимый поток вошел в тело Нау и уничтожил все следы чужеродного вещества. Райди представлял последствия этого действия. Его тут же засекли, но стабилизатор не включался.
− Райди, что случилось, − пролепетала Нау, придя в себя.
− Уже все, Нау. Они получили свое.
Появились, наконец, служители порядка. Райди и Нау провели в участок, где им пришлось долго объясняться, а затем нанимать машину, что бы догнать группу, уезжавшую вперед.

Через несколько дней, на пароход прибыло сообщение для Нау и Райди о том, что расследование происшествия закончилось. Четвертый нападавший пойман, и это оказалась одна из местных банд, что промышляла похищениями с целью получения выкупа.

Корабль двигался через океан. Появившийся над ним вертолет стал сюрпризом для всех. Машина опустилась на палубу, из нее вышло несколько карсанов. Райди схватил Нау за руку, а она словно ощутила опасность.
Карсаны направились именно к ним и все разошлись.
− У вас нет выбора. − Произнес один из них. − Вы отправитесь с нами.
− Не выйдет. − Произнес Райди. − Мы никуда не пойдем.
− Вам не причинят вреда.
− Ну да. У вас нет выбора, вреда не будет! − Выпалил Райди. − Ищите дураков среди акул!
− Мы будем вынуждены применить силу, господин Хан Тигров.
− Что? Какой еще Хан?! − Воскликнула Нау.
− Это его настоящее имя. Он не карсан, а оборотень. Нам известно все. − Карсан смотрел на Райди.
− Мы никуда с вами не пойдем. − Произнес Райди. − Я знаю, что это вы подослали к нам бандитов там, и у вас ничего не выйдет!
− Мы просили вас по хорошему, но вы не желаете. − Произнес карсан. Трое карсанов прошли вперед.
− Что происходит, Райди?!
− То что я говорил. Они хотят засадить меня в пробирку. − Ответил он.
− Вы не имеете права! − Воскликнула Нау.
− Это их не остановит, Нау.
Они отступали, затем три зверя прыгнули.
Райди вскинул лапы вверх. Двое нападавших свалились от ударов его когтей, а третий вцепился в горло Райди.
− Райди! Райди! − Закричала Нау.
Но карсан сваливший Райди отлетел от него. Райди вскочил. Его когти просвистели в воздухе, и уже вскочивший карсан получил новый удар. На этот раз он распластался на палубе и больше не пошевелился.
− Ра-айди! − Взвыла Нау и бросилась к нему. Карсан, говоривший все слова вначале стоял с поднятым оружием.
Райди схватил Нау и развернулся с ней от карсана.
Она кричала, а в спину Нау били пули. Вой Нау заглушил грохот, который стих через несколько секунд. Затем возник новый грохот. На этот раз от падавшего из лап карсана оружие.
− Райди, Райди... − Говорила Нау с воем.
− Не вой, я жив. − Произнес он.
− Жив? Жив? Он же!...
− Стой. − Сказал Райди и отпустил Нау, а затем развернулся. Карсан пятился от него.
Райди словно отстегнул со своей спины часть себя и рядом с ним загремел кусок металла с вмятинами от пуль.
Карсан поняв в чем дело метнулся вперед, нарвался на удар Райди и отлетев свалился на палубу. Он судорожно хватал воздух, а затем замер. Райди поднял автомат, взмахнул им и бросил. Оружие описав дугу улетело в воду.
− Идем отсюда. − Сказал Райди.
Они ушли и остановились в своей каюте.
− Райди, что происходит?! Почему они называли тебя... Х...
− Хан Тигров. − Сказал Райди. − Я инопланетянин, Нау.
− Но у меня твой ребенок! Твой! − Взвыла она.
− Нау, он мой. Конечно мой.
− Значит, ты карсан! Иначе...
Он обнял ее и опусти на постель.
− Нау, я тебе объяснял уже много раз. Я могу изменить свой вид. Ты же говорила, что веришь, а ты.
− Значит, ты не райди? Да?
− Я говорил тебе, говорил. Сколько раз говорил!
− Но ты вел себя как!...
− Нормально я себя вел. − Произнес Райди. − Это вы меня прозвали ненормальным. А у меня и выбора не было.
− И что нам делать? Что?!
− Ничего. Мы найдем место, где нас никто не найдет, и будем растить своих детей, Нау. А когда они вырастут, мы полетим к звездам.
− Ты... Как мы полетим, Райди? Как? Нас же будут искать и...
− И не найдут.
За дверями послышался шум.
− Ломайте! − Зарычал чей-то голос.
− Райди! Райди! − Воскликнула Нау.
− Не бойся, Нау. − Ответил он и обнял ее. − Сейчас мы исчезнем отсюда.

Ворвавшиеся карсаны увидели обнимавшуются влюбленную пару. На мгновение они замерли.
− Это они! − Зарычал голос из-за двери, и в то же мгновение сверкнула молния, и два карсана исчезли.
− Они сбежали! − Закричал другой.

Хан вылетел в космос. Он видел, как к нему неслись огни. Он мог вступить в бой, но рисковать любимой и ребенком!
Вспышка. Несколько огней сошлись в точке, где уже ничего не было. Возникший на мгновение космический корабль тут же ушел в прыжок.
− Фиксация! − Взвыл голос. − За ним!
Хан вывел корабль из системы, но вокруг тут же появились новые точки, и он не медлил. Новый прыжок. Еще длинее, куда попало и... обрыв. Теперь они не найдут...
Корабль возник в глубине космоса, в тысячах световых лет от мира карсанов. Где-то далеко в стороне, за сотни световых лет выскочили преследователи. Они долго рыскали в поисках беглецов, но не сумев ничего найти вернулись назад. Вернулись, что бы получить приказ лететь в иные миры и прочесывать их один за одним в поисках... крыльва.

Маленькая богом забытая колония карсанов стала почти спасением. Райди проведя поиски населенных планет, наткнулся на колонию и высадился там. Его корабль исчез, за он провел сканирование окрестностей и проверил все спутники, что обнаружил на орбите. Они были давно мертвы, а космодром вдали от колонии давно не работал.
Карсаны жили полудикой колонией. Охотились и не конфликтовали с местным населением, кое составляли люди. Несколько карсанов даже состояли на службе у местного Повелителя, и именно это служило гарантией неприкосновенности для остальных. Верная служба. Если же кто-то из них нарушал закон или приказ, наказание было очень жестким. Этим карсаны доказывали Повелителю, что они верны ему...

Райди объявился недалеко от колонии, пришел туда и некоторое время осваивался. Вскоре он встретился с вождем племени карсанов и тот не стал возражать, что Райди со своей семьей поселится рядом. Он не понимал только откуда тот взялся, да не стал выпытывать. Райди просто сказал, что пришел из леса.

Вспыша перед глазами Нау исчезла, и она долго смотрела на лес, в котором оказалась.
− Боже, что со мной?! − Воскликнула она.
− Нау. − Позвал Райди. Она обернулась.
− Райди? Где мы?!
− Это другая планета, Нау. Я сбежал и забрал тебя. − Он подошел к ней и обнял. − Ты можешь просить меня, что хочешь, Нау. Я все сделаю.
− А если я захочу домой? − Спросила она.
− Мы вернемся туда, Нау. Когда нибудь. Но не проси сейчас. Я не хочу, что бы с тобой и ребенком что нибудь случилось.
− А здесь ничего не случится? Что это за место? Может, здесь звери какие живут или...
− Здесь карсаны живут, Нау. Там, недалеко. Я искал планету и нашел.
− А я где была?
− Тебя не было. Просто не было нигде. Ты исчезла там и появилась здесь.
− Они могут не принять меня. Я же уродина.
− Ничего не уродина. Ты лучше всех, Нау. Пойдем.


Тим и Джек плохо понимали, что от них требовали. Допросы, приказы, требования рассказать обо всем о Хане Тигрове. Поначалу не казалось, что это делалось со злом, но постепенно стало ясно совсем иное.
Дентрийцы, а вместе с ними и карсаны желали знать все, до самого конца, и не гнушались никакихми средствами. Из двух человек выжали все, что смогли. Их подвергли допросам с помощью химических средств. Тим и Джек не смогли противостоять. Они обратились в послушных кукол, которые отвечали на вопросы помимо своей воли.
Они рассказали все, что знали. О превращениях, телепортации, оружии и многом другом. Они не знали, как убить крыльва и считали, что это возможно только ядерным взрывом.
А когда все закончилось, когда Хан Тигров был обнаружен, для двух человек все закончилось. Их выбросили словно мусор, отправили в зону, где находились такие же измученные люди, измученные жестоким обращением и пытками. Их не выпускали из зоны, и вокруг никто даже не надеялся выбраться.
− Как это вышло, Тим? − Произнес Джек.
− Я не знаю. Мы не послушали Хана, и сами прогнали его тогда... И все из-за этих... ведьм.
− Может, он еще вернется.
− Он не найдет нас. Как там, на той планете. У нас отобрали кольца, а без них...
− Здесь не так много дентрийцев. Это проще для поиска.
− И сложнее. За ним охотятся. И мы в этом виноваты. Мы все рассказали.
− Мы не виноваты, Тим, нас заставили, эти мерзкие звери... И те глупцы еще называли их друзьями!
Уже бесполезно было говорить. Два человека еще не знали, что Хан был вынужден улететь с планеты, что его едва не убили при взлете, что его ищут теперь по всему окрестному космосу.
Они не знали, что проведут в этом месте весь остаток своей жизни и умрут, даже не увидев своих детей, а те ничего не узнают о родителях. Мир, в котором правили карсаны был жесток по отношению к людям. И кто из людей это понимал, кто хотя бы пытался заикнуться или узнавал правду, отправлялись из рая в ад...


А у другой звезды, на другой планете, ситуация была прямо противоположна. Карсаны жили малой колонией среди людей. Эти люди не были дентрийцами и по происхождению они были предками карсанов. Как они попали в космос никто не знал. Да и не пытался узнавать. Никто об этом не задумывался, кроме одного пришельца, которого карсаны не принимали за чужого.
Его имя − Райди − поначалу отбило охоту у кого либо показывать свое превосходство над новым поселенцем. И жена у Райди была далека от идеала, никто на нее не позарился бы. И только потом, через много дней, когда Райди и Нау познакомились с большинством жителей, когда их приняли в общину на равных правах, карсаны узнали, что прозвище Райди вовсе не соответствовало настоящему положению вещей. Райди, хоть и имел сдвиг в голове, но был умен и силен.
А его жена, ожидала ребенка, и вскоре все узнали о рождении дочери Нау и Райди.

Хан не полагался на авось. Он создал по всей округе мощную сеть следящих устройств, оживил несколько спутников на орбите, и они работали, передавая информацию о планете. Ее никто не мог принимать, кроме датчиков самого Хана. Все остальные системы планеты давно вышли из строя.
Райди побывал и на космодроме и в городе, где еще стояли старые полуразрушившиеся заводы. Он устанавливал системы слежения и там. Хан не собирался прозевать возможную опасность и был готов применить всю свою силу для защиты жены и дочери.

Девочку назвали Диной. Для карсанов это слово ничего не значило, а Рау знала, что это название далекого мира, уже не существующего, в котором родился Райди. Она знала о нем очень многое, Райди рассказывал не мало и о космосе и о своих полетах и о встречах с инопланетянами. Она только плохо верила в его способность обращаться в кого угодно и не знала всех его сил, просто потому что Райди не показывал. Он говорил, что это незачем сейчас, что придет время, и Нау увидит все.

Вокруг стояло спокойствие. Только где-то далеко шла война, но местного Повелителя она не касалась, а с двумя соседями он был в ладах и никаких проблем не предвиделось. Они могли возникнуть только от глупости человеческой, да потакания богатых родителей детским капризам, таким как желание маленького сына повелителя заиметь маленького слугу, похожего на карсана...

Райди вернулся после охоты и Нау выскочила к нему навстречу.
− Райди! Райди! Они утащили Дину! − Воскликнула она.
− Мы вернем ее. − Ответил Райди.
− Но как? − Заговорил вождь. − Это был приказ Повелителя, его люди прискакали сюда, потребовали от всех собраться, а затем выбрали ребенка и отобрали его силой. Мы с ним не справимся.
− Есть кому справиться. − Ответил Райди. − Идем, Нау. И не ходите за нами! − Приказал он всем.
Повелитель принял двух карсанов, скорее от того, что не желал выглядеть перед ними трусом. Райди и Нау прошли в тронный зал и человек молча рассматривал их. В нем возникло недовольство от того, что двое нелюдей пришли подобным образом, да еще и не выказывали должных почестей Повелителю страны, подданными которой они являлись.
− Мы пришли за дочерью дракона, которую ваши люди украли из нашего поселка. − Сказал Райди.
− За кем? − Удивленно произнес человек.
− За дочерью дракона, Повелитель. − Ответил Райди. − Ваши воины совершили ошибку и утащили ее. И у вас есть время ее исправить. Дракон еще не вернулся с охоты.
− Что за чушь?! Какой еще дракон?! − Взвыл, человек подымаясь.
− Он выглядит как большой крылатый лев. И с ним не справитесь ни вы ни все ваше войско, ни все армии по всей округе. Если он узнает, он будет в ярости, и я не знаю, что он сделает с вами. Мы не хотим проблем, Повелитель. Вы это знаете, и я прошу вернуть ее. Если пожелаете, я стану вашим слугой в обмен...
− Ты совсем обнаглел, зверь! Ты и так мой слуга, и обязан выполнять все мои приказы!...
Человек вышел к двум карсанам и дрогнул, когда они оба исчезли. Дрогнула земля, взвыло небо, сверкнули молнии. Удар ветра разнес все окна в зале. Охрана Повелителя попадала, а стена рядом дрогнула и разрушилась. В ней объявился огромный зверь... с крыльями.
− Ты, мерзкий червяк! − Зарычал он.
− Я.. Я... Я.. − Заговорил человек. − Я не виноват! Это воины перепутали! − Закричал он.
− Если с ней что нибудь случилось, я тебя съем с дерьмом! − Взвыл дракон.
Повелитель сам вернул дочь дракона, а тот все еще стоял.
− На колени, слизняк! − Зарычал дракон. − Проси прощения, или!...
Повелитель исполнил приказ, просил и умолял, говорил, что накажет виновных...
Дракон фыркнул, а затем вспыхнул молнией и обратился в человека-воина.
− Запомни, червь, тронешь их хоть чем, заденешь хоть одного, хоть чужого, если какой нибудь твой холуй заденет их даже словом, я вернусь и убью. ТЕБЯ! Ты все понял?!
− Д-да. − Проговорил тот дрожа.
− А что бы ты помнил обо всем, я оставлю здесь своего слугу. Он будет следить за тобой и твоими стражниками. И не дай бог, ты сделаешь что не так.
Вновь сверкнула молния и рядом с целой стеной возник силуэт крылатого зверя, не такого большого, как первый, но достаточно крупного.
− Он будет следить за тобой, Император. − Прорычал дракон. − И всем вокруг, ты будешь говорить, что это подарок от твого друга. Ты все понял?!
− Д-да. − Ответил человек, глядя на зверя. В полутьме глаза того блестели, и не мигали, глядя на Повелителя.
А Дракон исчез.
Человек все еще сидел на месте, он боялся двинуться с места из-за зверя, что сидел напротив около выхода из зала... Впрочем, этот выход был ничем, против дыры, что зияла напротив трона.
Только через полчаса, когда кто-то осмелился войти в зал, Повелитель сумел двинуться с места, а затем он увидел, что зверь, сидевший напротив был не живым. Его тело не двигалось и блестело... золотом.
В этот день Повелитель впервые наорал на сына, когда тот стал спрашивать о маленьком карсане, а когда тот не понял, то оказался запервым в темном чулане. Парень поначалу обиделся, а затем испугался, что его закрыли навсегда, что отец, бушевавший снаружи стал злым и больше его не любил...

Карсаны поначалу не поняли, как Райди вернул свою дочь. Он сказал, что Повелитель сам ее отдал и просил у него прощения. Райди говорил это, держа малышку на руках. Та почти забыла о случившемся и смеялась.
А вечером до поселка карсанов дошли слухи о появлении в столице Дракона − большого крылатого зверя, что тот порушил стены дворца, ворвался к Повелителю и заставил того... делать непонятно что. Никто из карсанов не узнал, что требовал дракон от Повелителя.
И только через несколько дней слуги Повелителя, вернувшиеся домой рассказали о том, что Дракон явился к Повелителю за своей дочерью и что он требовал не прикасаться к карсанам.
Райди вел себя как ни в чем не бывало. Нау поняла, что это именно он появился там в виде крылатого зверя и будучи наедине спрашивала, почему Райди не желает показаться ей. Она говорила, что любит его, что не испугается, и Райди сдался. Но согласился это сделать не дома и не в деревне, а далеко в лесу, где никто не увидит.
Они ушли туда втроем вместе с маленькой Диной, говоря, что отправились на прогулку.

Райди переменился, Нау держала на руках дочь, а перед ней теперь был огромный лев.
− Это ты? − Спросила она.
− Я, Нау. − Ответил он. − Иди ко мне.
Она подошла, Райди повалил ее лапой на землю и принялся лизать. Нау завизжала в первый момент с перепугу.
− Ну чего визжишь? Дину только перепугала. − Произнес он.
− Ты меня напугал. − Ответила она.

Теперь она знала все. Вернее, думала, что знала все, а в действительности знала не более малой части...

Спутники слежения отфиксировали изменение погоды. Система просчитав происходящие изменения выдала сигнал тревоги и вниз ушло предупреждение. Райди получив сообщение просмотрел все сам, после чего объявил всем карсанам в поселке, что в следующий день над лесом пройдет ураган. Он не добивался веры, а просто умчался в соседний город и пришел в местную церковь. Там было пусто и только служитель стоял перед иконой о чем-то бормоча.
Райди издал шорох и человек обернулся. Вид карсана в церкви показался ему чуть ли не издевательством.
− Я прошу прощения, но видит бог, вам лучше выслушать меня. − Произнес Хан.
− Что вам надо?! − Проговорил человек. − Вы не имеете права приходить сюда!
− Я знаю, что вы не верите нам, но я принес плохую весть. Я хочу вам помочь и только предупредить. Завтра здесь будет буря. И очень сильная. Вы можете мне не верить, но будет лучше, если вы предупредите людей, что бы они были готовы, что бы у них было место, где спрятаться.
− Откуда мне знать, что ты не лжешь, зверь?!
− Ниоткуда. От того что вы приготовитесь к худшему варианту, вам хуже не станет. Предупредите людей. Вам они поверят скорее, чем мне.
− А если ничего не будет, то я буду выглядеть дураком?
− Если вам дороже не выглядеть дураком, чем жизнь людей, то... Прощайте.
Сверкнула молния и Райди исчез, а человек вздрогнул. В нем возник страх, а затем все вокруг застряслось.
− О, боже! − Воскликнул он, и встав перед иконой на колени начал молиться.
"Ты отверг предупреждение, которое я послал тебе через своего посланника!" − Возник у него голос в голове.
− Нет! Нет! Я все сделаю! − Воскликнул человек.
Все вокруг затихло и только трещина прошлась через стену, на которой висела божественная икона.

Священник ушел из церкви вышел на площадь и подняв руки призвал людей слушать, после чего он объявил о послании от Господа, что он услышал, о том, что на следующий день над городом пройдет буря, что все должны подготовиться и спрятаться...
Райди ушел. Дело было сделано и за день весть о буре точно разойдется по городу, а там в дело вступит лишь разум людей.

Райди вернулся в поселок. Он вновь был с Диной, играл с ней, учил словам. Нау только улыбаясь тому, что говорил дочери отец. Она думала, что Дина не понимает, что ей еще рано, что весь ее лепет мало что значил, а Райди говорил с дочерью. Говорил по настоящему и учил ее. Ей был всего год, но понимала она на много больше, чем карсаны в подобном возрасте.

− Райди, что это ты там говорил об урагане? − Спросил вождь.
− Завтра будет ураган. − Ответил он, не оборачиваясь и балуясь с дочерью. − Сильный ураган, правда, Дина?
− Правда. − Произнесла та.
− Что-то мне не нравится эта болтовня. − Произнес карсан. − С чего ты это взял?
− Он знает, что так будет. − Произнесла Нау. − Этого мало?
− Мало. Только народ баламутишь зря!
− Ты бы глупости не говорил, вождь. − Произнес Райди. − Лучше скажи всем, что бы подготовились, укрепили окна и двери в домах. Лишним всяко не будет, а пройдет ураган мимо, тогда и будете мне шею мылить.
− Я хочу знать, откуда. − Произнес вождь.
− А от дракона. − Произнес Райди и взглянул карсану в глаза.
Тот уже не был уверен в себе и немного постояв ушел из дома.
− Ты бы сказал откуда, Райди. Они то свои.
− А ты пойди, да спроси, что они знают про спутники-шпионы, про компьютеры, что метеорологию, про датчики, что по всей округе понатыканы.
− К-какие датчики?
− Обыкновенные. Автоматические датчики. Сигнал уходит на спутник, там обрабатывается, возвращается назад. Народ то здесь дикий, Нау. А техника старая еще кое как дышит. Да и я кое что исправил, пока ходил по лесам.
− Они могли бы и понять.
− Что понять то? Ты спрашивала, что они о машинах знают?
− Что?
− Ничего не знают. Я спросил как-то, не появлялись ли здесь самолеты, потом полчаса объяснял, что это такое, потом еще час отбивался от глупых вопросов, не нападут ли эти самолеты на них и от другой всякой глупости. Закончилось, когда все решили, что я райди и выдумал все.

Первые порывы ветра пришли ночью, а затем началось такое... С нескольких домов сорвало крыши, в лесу стоял треск от ломавшихся деревьев, дождь, гроза... Молнии били непереставая.
Удары входили в деревья и не будь льющегося с неба потока воды, в лесу вспыхнул бы пожар. В этот день солнце не вышло, и только на следующий день карсаны сумели покинуть дома. Ветер еще был силен, но не так как день назад.
Разрушений в поселке оказалось не мало. Несколько домов едва держались, другим требовался серьезный ремонт. Целым остался дом Райди и Нау, да еще пара крепких домов. А местность вокруг изменилась до неузнаваемости. Несколько деревьев в поле просто лежали. Лес напоминал собой непролазный бурелом, дорога к городу оказалась перекрыта множеством упавших стволов.
− Один плюс. Стройматериала теперь дофига. − Произнес Райди, глядя на завал. На его слова послышался смех.
− Ты скажи, откуда узнал то о буре, Райди? − Спросил кто-то.
− Да ерунда. Я вчера около города был, а там шум. Священник на весь город кричал, что буря будет, ну я не дурак, смекнул, что к чему...
− Ты же сказал... − Заговорил вождь.
− А ты и поверил в глупость. − Усмехнулся Райди.
− Тьфу! Не мог сказать нормально?! − Воскликнул тот и пошел прочь.


Дорогу расчищали почти всем селом. Потребовалось почти четыре дня, что бы путь к городу вновь оказался свободным. А там в этот момент царил хаос. Пришедший ураган развалил почти половину домов, крышу сорвало даже с замка Повелителя, и теперь там велись работы по ее восстановлению.
Появление карсанов было встречено не особенно хорошо, но неприязнь прошла почти сразу, когда вождь объявил, что карсаны привезли с собой много охотничьих трофеев в виде шкур и мяса, а так же другие продукты из леса. Карсаны, служившие Повелителю, явились к нему и рассказали об урагане, который наделал много бед в поселке карсанов и перекрыл дорогу. Но дорога теперь была свободна, разрушения в поселке карсанов были не столь значительны, как в городе, и они были готовы помогать людям.
Повелитель смолчал, хотя предполагал, что карсаны могли быть виновниками гнева богов.
Райди в этот момент ходил по городу и, словно случайно забрел к церкви, у которой находилось множество людей. Священник командовал строителями, которые вели восстановительные работы. Церковь тоже серьезно пострадала.
Кто-то показал человеку на карсана, стоявшего рядом. Священник прошел к нему с намерением прогнать, но встал как вкопанный, когда увидел Райди.
Карсан зевнул во всю пасть и пошел прочь, оставляя человека. Тот так ничего и не сказал.

Жизнь продолжалась. Дина уже проявляла свои особые способности, и Нау поняла, что занятия Райди с дочерью не просто игра. В свой один год девчонка говорила не хуже трехлетней. Райди рассказывал ей очень много историй и сказок. Многие были интересны и самой Нау. Особенно то, что казалось рассказов о крылатых львах-крыльвах, далеких звезд, других разумных и отношений между ними.
В тот день, когда Дине исполнился год, Райди взял ее с собой в город. Нау так же отправилась вместе с ними, и вскоре семья уже ходила среди людей. Те поглядывали на карсанов с нескрываемым отвращением и злостью. Но никто не пожелал нарываться на гнев Повелителя, а приказ того о неприкасаемости карсанов действовал, как и раньше.
Дина говорила почти не переставая, спрашивала обо всем. Райди отвечал, и они двигались в центр, к замку Повелителя. Маленькая девочка не помнила той давней истории, и слова о замке только привлекали ее, она хотела видеть "большой каменный дом".
Охранники на воротах несколько мгновений стояли, глядя на подошедших карсанов, а затем открыли вход, и те прошли к замку. Райди объявил, что желает встретиться с Повелителем. Весть об этом ушла в замок и вернулась с разрешением.
Карсанов провели в тронный зал, и Повелитель дрогнул, увидев тех самых двоих, после чьего визита в замок явился дракон. Глаза Повелителя на мгновение оказались на золотом крылатом звере, и он заговорил, стараясь делать это достаточно вежливо.
В мыслях он спрашивал только "какого черта надо этим зверям?"
− Мы пришли просто так. − Сказал Райди. − Что бы проведать вас, узнать как дела.
− У нас все в порядке. − Ответил Повелитель.
− Я видел. На улице нас встречали не сильно злые люди и видеть они нас не желали не особенно рьяно.
− Я не могу контролировать всех, но я...
− Мы видим, что вы стараетесь. − Ответил Райди. − Думаю, вы заслужили награды, и можете просить, что пожелаете.
Человек молчал. Он не имел понятия о том, что можно просить у дракона.
− А если это окажется невыполнимо, или дракон не пожелает исполнить?
− Тогда, вам надо будет хорошо постараться, до следующего раза, когда у него будет хорошее настроение, и он решит что нибудь сделать для вас. И желание приготовить поменьше.
− Я не знаю, что просить. Мне нужно время подумать.
− Хорошо. Когда надумаете, вы знаете где нас искать.
− А если я скажу ему? − Повелитель взглянул на льва.
− Статуе бесполезно что либо говорить. − Усмехнулся Райди.
− Ста... − Проговорил человек. − Это?...
− Обыкновенная статуя. Можете ее переплавить на золото, если захотите.
− Дракон сказал, что это его слуга, и он...
− Ну, как пожелаете. Нам пора идти.
Повелитель не пытался их задержать, и вскоре семья удалилась из замка.
− А Дина даже не пикнула там. − Сказала Нау, глядя на дочь.
− Мне папа сказал, что там мне нельзя говорить. − Ответила она.
− Правильно. − Произнес Райди.
− Папа, а ты мне расскажешь про дракона?
− Расскажу. Обязательно. − Ответил он, улыбаясь.
− А он меня не съест?
− Зачем же ему есть такую красавицу? − Усмехнулся Райди. − Да еще и свою дочку.
− А... − Проговорила та, вздохнув. − Это ты дракон?!
− Я. − Ответил он, улыбаясь. − И ты когда станешь большой, станешь драконицей.
− И мама?
− И мама станет.
− Как это мама станет? − Удивленно спросила Нау.
− Так и станешь. Превратишься.
− Я не умею.
− Не умеешь − научим, не хочешь − заставим. − Ответил Райди, усмехнувшись. − Вот только родишь еще братика Дине и...
Райди обнял Нау, а та играясь взбрыкнулась и ткнула его кулаком.
− Не говори глупости, Райди. Я карсанка, а не как ты...
− Ладно, идем домой.

Нау родила сына через полгода. В семье вновь была радость, а в поселке готовились к празднику, по случаю десятой годовщины, как он образовался. Карсаны решили отправить Повелителю подарок от себя, и в город уехала целая телега с дорогими выделанными шкурами и множеством даров леса, которые были собраны в этот год.
А через несколько дней в поселок прибыл Повелитель, сопровождаемый эскортом стражников. Он осмотрел поселок, встретился с вождем и почти всеми карсанами на площади, после чего объявил, что желает встретиться с драконом.
Райди вышел вперед, не дав никому ничего сказать.
− Что вы хотите от дракона?
− Я хотел бы поговорить наедине.
− Ну, начали при всех, так при всех и говорить. Какая теперь разница?
− Ты сказал, что он выполнит мое желание, которое я попрошу.
− Да. Вы придумали что нибудь?
− У меня заболел сын, и врачи сказали, что он умрет, что лекарств от этой болезни не существует.
− Вы хотите, что бы дракон его вылечил?
− Да, если это возможно.
− Хорошо. Я передам ему вашу просьбу. Сегодня же.
Повелитель уехал, а карсаны окружили Райди, требуя с него ответа, что за дракон, и что это за дела вообще.
− Он живет здесь. − Ответил Райди. − Недалеко, но никому не показывается. И не покажется просто так. Он уже помогал и нам и вам. И он встречался с Повелителем. Потому тот и переменил так отношение к нам и заставил всех в городе относиться к нам как к людям, а не зверям.
− Они относятся так же, только скрывают это. − Сказал вождь. − И вряд ли вмешательство твоего дракона нам в помощь.
− Очень даже в помощь. − Ответил Райди. − Вы все допытывались, откуда я про ураган узнал? От него. И он же помог мне вернуть дочь и сделал так, что у Повелителя и мыслей нет что бы похищать наших детей.
− А та статуя из золота? Откуда он ее взял?
− Какая разница то? Откуда бы ни взял. − Ответил Райди. − Мне пора бежать, а то еще выйдет так, что он опоздает. И не ходите за мной!
Райди ушел в лес и унесся в город. Повелитель еще не добрался туда, когда в замок явился человек в темной одежде. Он прошел в покои Повелителя и объявил, что он лекарь и пришел, прознав о болезни сына Повелителя.
Его провели в комнату, где лежал парень. Он бредил и горел. Мать крутилась рядом и лекарь попросил ее уйти, потому что ему требовалась тишина, что бы прослушать мальчика.
Их оставили наедине. В человека вошло воздействие крыльва. Мгновенное преобразование убило болезнь. Организм еще не ощутил это. В руке Райди появился небольшой пузырек он взял стакан, вылил в него жидкость, разбавил водой и заставил парня выпить. Пузырек остался на столе рядом, как доказательство. На нем была этикетка с изображением крылатого зверя.
− Он будет жить. − Сказал Райди, выйдя из комнаты.
− Будет?! − Воскликнула мать. − Вы нашли лекарство?!
− Идите к нему. Через час он проснется, и ему будет лучше. А мне нужно отдохнуть, надеюсь, у вас найдется комната?
− Да. − Ответила женщина и отдала слугам разместить лекаря в одной из комнат. Когда те оставили комнату, Райди закрыл ее изнутри, затем тихо открыл окно и исчез.
Когда же Повелитель вернулся во дворец, его встретили радостным известием, что его сын пошел на поправку и пришел в себя, что в замке объявился лекарь, который принес лекарство.
Повелитель тут же отправился к сыну. Он обнял парня, а затем его взгляд упал на столик, где стоял тот пузырек с крылатым львом.
− Господи... − Произнес человек, схватив его, затем позвал жену, спрашивая, откуда это, та заговорила о лекаре, ушедшем отдохнуть. Комнату вскрыли, и в ней нашли только открытое окно. Человек не мог прыгнуть с третьего этажа или уйти по стене. Не было ни веревок ни чего либо другого, что указывало бы о его побеге, как человека.
− Это был дракон. − Сказал Повелитель. − Это он... он...
Только отец и мать знали об этом. Никто больше не догадывался, а Повелитель знал, потому что сам просил об этом.
Через два дня парень поднялся, а через четыре не осталось и следов от прошедшей болезни.

Сына Райди и Рау назвали в честь деда Рау − Арнан. В поселке карсанов на некоторое время забыли о драконе, но на Райди и Рау смотрели довольно косо.
Рау, говоря об этом Райди, считала, что ему стоит рассказать всем о том, кто он. И Райди решил сделать это, но сделать по своему. Он рассказал план Рау и та решила, что он вполне подойдет.

− Эх, что за денек, а! − Воскликнул Райди, входя в местный бар. − Ниро, налей ка мне своего фирменного!
− Ты же не пил, Райди? − Произнес тот с удивлением.
− У меня сегодня день особенный. − Ответил тот. − День рождения.
− Правда?! И сколько же?
− А черт его знает. Я уже не помню, когда родился.
Райди принял вино и сев за стол выпил кружку, улыбаясь посетителям. Он хорошо закусил и заказал еще вина.
С оплатой у него проблем не было. Чего чего, а то что Райди был одним из лучших охотников все уже давно знали.
− Расскажи чего нибудь, Райди! − Произнес Дерро.
− Да, расскажи! − Послышались голоса вокруг. Карсаны часто слушали истории, что он рассказывал, а Райди не редко выдумывал всякую чертовщину, что никто и не верил, но слушать его было интересно.
− А, чего там рассказывать. − Ответил тот и взялся за кружку. − Хорошее вино, а? Ниро, давай еще!
− Ты же опьянеешь.
− Ну и пусть. Раз в год можно!
− Правильно! − Послышались голоса рядом.
Райди принял еще, затем поднялся и начал с декларации настоящих стихов. Его слушали развесив уши.
− Это ты сочинил?
− Нет. Это Великий Тару Ан Рейхор! − Произнес Райди. − Знаете такого?
− Нет!
− Нет! Ну вы даете, великого поэта не знать! Да он по всему космосу известен! А вот еще!
Райди продолжил свое выступление прочитал еще несколько стихов, в которых речь шла о великой любви и отсутствии перед ней преград.
− Ниро, давай еще! − Воскликнул Райди. − За Нау! За мою любимую Нау, самую лучшую и самую красивую! − Воскликнул он, подымая кружку. − Ну, пейте же! − Воскликнул он...
Райди уже "был пьян". Он рассказывал стихи, затем пел. После чего просил Ниро наливать, и тот не думал ограничивать своего постоянного клиента.
В очередном стихе пролетели слова о драконах, и кто-то из карсанов "воспользовался" этим, что бы спросить о драконе.
− Ха! − Воскликнул Райди. − Щас, я вам так и рассказал! − Воскликнул он.
− Да расскажи, Райди, расскажи! − Послышались голоса. − Он же твой друг?
− Еще бы! − Фыркнул тот. − Чтоб не быть другом самому себе, надо быть полным кретином. − Он взялся за кружку, а вокруг возникла тишина. − Чего это вы? − Спросил Райди, хлопая глазами. − Ну дракон я! Дракон! Что теперь? А? − Он говорил это пьяным голосом, затем поднялся и поставил кружку перед Ниро. − Еще!
Тот налил, а кто-то рядом уже говорил, что Райди спьяну болтает.
− Что, не верите да? − Проговорил тот, садясь за стол. − А вот Повелитель это знает! Он то меня видел в настоящем виде! − Райди отпил еще. − А знаете, такого поэта! − Он словно забыл, что говорил секунду назад и начал читать новые стихи, а затем сел за свой стол и зевнул. − Что-то мне спать охота, полечу ка я домой. − Тока вы это. − Он взглянул на карсанов. − Вы никому ни-ни про меня. − Он заговорил шопотом. − Это секрет.
Кружка осталась на столе, а Райди вспыхнул голубой молнией и исчез с глаз карсанов.
На следующий день уже весь поселок знал, что Райди − дракон. Кто-то не верил, другие считали, что это так, потому что видели исчезновение. Почти весь поселок собрался у его дома и Райди вышел навстречу.
− Эй, что случилось? − Спросил он и прошел к вождю.
− Мы узнали, что ты дракон. − Произнес вождь.
− Да? − Произнес Райди с некоторым недоверием.
− Да. − Произнес Ниро. − Ты вчера напился и всем рассказал!
− Хм. Говорила мне мама, не пить. Вы че, в бред пьяный верите?
− Мы видели, как ты исчез. Как молния сверкнул и... − Произнес Дерро.
− М-да. Ладно, так уж и быть. Я расскажу все.

Райди рассказал. О других звездах и планетах, о разумных существах, живущих там и о том, что прилетел оттуда, сначала на планету, где властвуют карсаны, а затем уже в этот мир, куда он улетел вместе с Нау, ставшей его женой. Он рассказал о том, что обладает особыми способностями и что с их помощью заставил Повелителя слушаться и не вредить карсанам. А под конец просил карсанов не гнать его и обещал помогать, чем сможет.
Его оставили. Уже на следующий день Райди вел себя так, словно ничего не случилось, хотя вокруг уже и чувствовалось отчуждение. Это поняла и почувствовала Нау. А через неделю она уже сама жалела, что настояла на раскрытии. Все, кто раньше мало мальски относился к ней как к равной, теперь обходили стороной, а при встречах почти не говорили.

− Почему так, Райди? Почему они не понимают? − Спросила Нау.
− Я говорил тебе. Они не знают космос. У них нет понятия об инопланетянах. О самих себе они считают, что их предки были заколодованы, что когда-то они были людьми. Для них инопланетяне − демоны или заколдованные люди.
− Я не знаю, что делать. Надо как-то все вернуть, Райди!
− Можно вернуть. Но это будет сложно. И может привести к плохим последствиям.
− Каким?
− Например, нас всех выгонят. Всех карсанов.
− А это здесь при чем? Повелитель то не будет знать.
− Это один из вариантов. Я не знаю, что решит вождь. Выход только один, Нау. Убить дракона.
− Нет! − Воскликнула она.
− Ты не поняла. Убить для всех, а не для нас. Разыграть, что он убит.
− Но тебя тогда не станет.
− Почему не станет? Я карсан, а убит будет дракон.
− Но все знают, что ты...
− Как знают, так и обратно можно все вернуть. Но будет сложно. И все будет зависеть от вождя и его рассудка.
− Что ты думаешь сделать?
− Рассказать ему наедине совсем другую историю. И просить помощи, что бы избавиться от дракона. А о том дне, скажу, что он меня заставил.
− Думаешь, он поверит?
− Не знаю. Если он увидит меня и крылатого льва одновременно, может, он и поверит.
− Как же он увидит то?
− Есть способы. Я могу сам создать зверя и управлять им, так что никто не увидит.
Нау вздохнула, взглянула на спавших детей в постели.
− Надо так и сделать. Иначе, нам придется просто уходить.

Вождь сидел за столом и смотрел на Райди злыми глазами. Он не желал говорить... с драконом.
− Я пришел сказать, что я не дракон. − Произнес Райди.
− Что? Ты об этом сам говорил.
− Он заставил меня. Но я уже не могу. Я не могу этого терпеть. А он требует с меня повиновения, и что бы я заставил вас подчиняться. Но я не хочу. Я хочу от него избавиться, и только вы можете мне помочь. Больше некому.
Вождь молчал. Он все еще смотрел на Райди и плохо верил. Слишком много всего тот наговорил, да и исчезновение его видели.
− Если так, каким образом ты исчез из бара?
− Это было его кольцо. − Сказал Райди. − Оно сейчас осталось дома, иначе, он все услышал бы. Это кольцо обладает силой и может переносить кого угодно куда угодно.
− И как ты предлагаешь от него избавиться?
− Убить. Сделать большой самострел, выманить его из леса и...
− А если он останется жив?! Он убьет нас всех!
− Я боюсь, что он убьет и так. Он уже зол из-за того, что я не нашел новых слуг для него. Я искал людей, но они не хотят. А теперь он требует, что бы это были карсаны.

Вождь думал долго, потом посоветовался с кем-то из своих, и на следующий день они вызвали Райди. Тот объяснял, что надо сделать и каков должен быть самострел...
Уже на следующий день в поселке началась работа. Была сооружена большая телега, на ней укрепили несколько мощных бревен, установли "стрелу", целое бревно с металлическим наконечником, который сделал местный кузнец.
Важнейшей частью был механизм пуска и для него выбрали молодые деревья. Несколько достаточно тонких стволов вставили в специальные гнезда, выгнули с помощью веревок, и те закрепили на конце убийственной машины.
Работа заняла два дня. Самострел установили посреди поселка и направили в сторону, куда сказал Райди. Ему еще не все доверяли, но никто не желал оказаться под лапой дракона.
Всем действием командовал вождь. Он сам определил, где должен стоять самострел и пройдя по улице прочертил линию полета стрелы, ту, где должен был находиться дракон, когда самострел должен был стрелять, а затем он приказал всем, кроме нескольких воинов спрятаться, уйти в лес и ждать. Ушла вместе со всеми и Нау, унося двух детей, а Райди достал "волшебный прибор" и заявил дракону через него, что он не собирается ему служить больше, что пусть тот убирается. Он обозвал дракона самыми последними словами и заявил, что расскажет о нем людям, в том числе и о том, как его можно убить.
Дрогнула земля, сверкнула молния и огромный зверь оказался перед карсанами. Воины попятились назад.
− Ты заплатишь за это мерзкий щенок! − Взревел дракон. Он выглядел совсем не как крылатый зверь, а именно как дракон. Но сейчас никому не было до этого дела.
Вождь проскочил вперед и метнул в зверя копье.
− Ты, мерзкий слизняк! − Зарычал дракон и вступил в сторону, на линию огня.
− Стреляй! − Закричал вождь, обернувшись, но рядом его воинов уже не было. Лишь Райди проскочил к самострелу, схватил топор и рубанул канат...
− Уходи оттуда! − Взвыл Райди. Дракон встал на дыбы, а в его тело вошла стрела, проткнув насквозь.
Грянул гром, сверкнула молния и туша зверя рухнула на землю.
− Какого дьявола?! − Закричал Райди... А вождь оказался на том месте, куда рухнул зверь. Копье тупым концом вмазало карсана в землю...

Воины собрались вокруг. Дракон лежал на земле бездыханным. Из под его туши торчало мертвое тело вождя карсанов.
− О, господи! − Возник возглас Нау. − Райди, он!...
− Он сделал все и погиб как герой. − Произнес Райди и подошел к мертвому карсану. − И какого дьявола тебя понесло сюда?! − Произнес он.
Нау увела Райди в дом. На улице все еще стояла толпа. Они рассматривали дракона, кто-то попытался вытащить из под него вождя, и карсаны использовали для это несколько бревен.
− Болван... − Произнес Райди. − Идиот!
− Что случилось, Райди? Что? − Произнесла Нау.
− Я не понимаю. Я ему кричал, что бы он уходил, а он влез прямо на место, куда упал дракон.
− Ты не мог его задержать?
− Как задержать?! Закон притяжения отменить, что ли?!
− А если бы ты его вытащил оттуда сам? Ты...
− Я мог вытащить, но было слишком поздно. По моему, он сам не хотел жить.
− Кто? Вождь?
− Да. Он был безумен, Нау. Влез словно специально...
− Ладно. Бог с ним, уже все кончено, Райди. Все. Забудем о нем. Нам надо теперь о другом думать.
− Этот зверь мертв?
− Мертв, конечно. Он и живым не был. Просто кукла. Его надо сжечь.
− А если разрезать на мясо?
Райди едва не поперхнулся.
− Нау, у него внутри нет мяса. Это машина с шерстью. Понимаешь?
− Да. Там кто-то пришел.
Около дома Райди собрались воины. Они вызывали его, и он прошел ко всем.
− Мы должны решить, что теперь делать. − Сказал один из них.
− Я не знаю, что. Вождь погиб...
− А что делать с этим драконом?
− Не знаю. Может, сообщить Повелителю, что мы его убили?
− Если он узнает, нас могут выгнать.
− А если он явится и снова будет просить что нибудь от дракона? − Спросил Райди.
− Ну и пусть. Скажешь, что дракон не желает ничего исполнять.
− Ладно. − Ответил Райди. Он взглянул на тушу, лежавшую посреди улицы. − Его надо сжечь. − Сказал он.
− Сжечь? Мы можем использовать его на мясо. − Заговорили карсаны.
− Да? − Переспросил Райди. − Лично я не прикоснусь к нему. Оно, наверняка ядовитое. И черт знает, вдруг он еще оживет! Лучше его сжечь, пока он не...
Упоминание об оживлении подействовало, и вскоре вокруг начали подготовку к сожжению дракона. Его окружили бревнами, закидали хворостом, облили горючей жидкостью и подожгли...
Огонь поначалу горел не сильно, а затем вспыхнул на много ярче и вспыхнуло тело зверя. Огненный столб огня взвился к небу.
− Все расходитесь! − Закричал Райди. − Расходитесь!
Карсаны разбежались. Огненный столб пылал над поселком, его языки уносились в небо. От жара задымились соседние дома и карсаны бросились к ним с ведрами и водой.
Пожар не успел возникнуть. Пламя постепенно угасло. Сгорели только заборы с двух сторон. Угли посреди улицы тлели до утра. Затем пошел дождь и все попрятались в домах.
Вечером воины собрались в баре, и туда вошел Райди.
− Это была славная охота. − Произнес он, и карсаны рассмеялись! − Я обязан вам всем. − Сказал он. − И прошу прощения за то что случилось. Он убил бы и меня, и Нау, если бы я не слушался.
− Все уже закончилось, Райди. − Произнес Ниро. − На, выпей.
Райди принял кружку и выпил ее одним залпом.
− За победу. − Сказал он. − За вашу победу. И за вождя. Я уверен, он уже в раю.
− Вряд ли. − Произнес Дерро.
− Почему вряд ли? − Спросил Райди.
− Скотиной он был в действительности. Только в последнее время изменился. Думаю, он специально под него полез. Он не хотел жить.
− Глупо. − Фыркнул Райди, вздохнув. Он знал не мало из того, что натворил вождь. Знал, что он был виновен в гибели своей жены и ребенка, знал, что он терроризоровал многих карсанов, но этому пришел конец. Еще до того, как Райди появился в поселке.


Система слежения отфиксировала новое событие. В район старого космопорта прибыла крупная армейская группировка людей. Они захватили космопорт, город при нем и окрестные поселения. И вряд ли бы Райди обратил на это внимания. Нашествия вокруг были не редкостью, но на этот раз целью людей было именно это место, а среди них находились люди, имевшие представление о технике. Командовал армией человек, называвший себя Императором, а технари находились при нем и имели почти неограничеснные права.
Первым делом они восстановили часть техники, запустили энергостанцию, построили рядом новый заводской корпус, где разместили станки. Первой продукцией заработавшего завода стало огнестрельное оружие. Химики еще колдовали над порохом, но получить ничего не могли. Райди следил за ними и понял, что с химией они просто не были хорошо знакомы.

− Император, мы поймали карсана! − воскликнул воин.
− Карсана?! Подавайте его сюда! − произнес человек. Казалось, он был готов встретив зверя разорвать его и сожрать.
Воины провели к нему связанного человека. Это был, конечно же карсан, но выглядел он совсем не воином, а скорее мальчишкой. Впрочем, лет тридцать ему было наверняка.
Карсана провели к самому трону, и Император подошел к нему, оглядывая. Он был несколько разочарован увиденным. Зверь был ниже его ростом на целую голову и выглядел хлюпиком.
− И это карсан? Вы что, покрупнее не могли найти? − Произнес Император.
Вокруг раздался только смех.
− Ну? Ты говорить то умеешь? − Спросил Император, смеясь и глядя в лицо пленника.
− Умею. Чего не уметь то? − Произнес тот.
− Да ты не боишься меня, я погляжу! − Загремел Император.
− Ну так я же сам к тебе шел, чего бояться то? − Произнес он.
− Сам?! Тебя поймали!
− Ну да. Это посреди то вашего лагеря. Я сам пришел, а то что твои солдаты меня повязали на полдороги, это не считается.
− И зачем же ты шел?
− Поболтать о том о сем. − Ответил он. − Вы ведь понимаете, что здесь за место, не то что местные дикари.
− А ты, значит, тоже понимаешь?
− Понимаю. И могу кое в чем помочь при определенных условиях.
− А ты понимаешь, что условия здесь ставлю только я и больше никто?
− Не-а. Не понимаю. Вы что, думаете, к вам пришел трус и дурачок, которого можно раскрутить непонятно на что? Ерунда. Без выполнения наших условий мы вам помогать не будем. Я здесь не один. Понимаете?
− Ерунда. Мне известно, что вас здесь нет на сотню миль вокруг.
− Ну, ты, конечно круто все проверил, но сотни миль маловато. Да и не умеют твои воины летать, что бы проверить, что там на орбите крутится.
Человек уже не смеялся. Как бы там ни было, а угроза из космоса ему больше всего не нравилась. И сделать против нее было ничего нельзя.
− И что за условия?
− Для начала, вы меня развяжете. Так, что бы у меня было желание говорить. Бояться меня одного вам, по моему, глупо.
− Никто тебя и не боится.
− Тем более. − Ответил тот и умолк.
Император некоторое время молчал, затем приказал развязать пленника, и тот освободившись взглянул на свои руки и когти.
− Может, присядем где? А то в ногах правды нет. − Произнес тот.
− Может, тебя и обедом накормить? − Спросил Император.
− О! Вот это было бы здорово. Я с утра ничего не ел. − Он смотрел на Императора, словно не понимал сарказма. − Вы это просто так, что ли спросили? По моему, гостей все же полагается накормить.
− У нас уже был обед.
− От вас, чего убудет, что ли? Я же сказал. Поговорим, а за обедом это будет даже удобнее. Ну чего? Боитесь, что я наемся и стану большим как трактор?
− Мне не нравится, как ты ведешь себя.
− Я нормально себя веду. У меня есть что вам предложить, и я выясняю, стоит ли это делать. Ну так чего? Вы не надумали?
Император взглянул на кого-то, а затем объявил об обеде и приказал принести для гостя все необходимое. Вскоре карсан уже сидел за небольшим столиком и уплетал мясо за обе щеки.
− Очень не плохо. − Произнес он. − А вот вино у нас получше, чем эта брага.
− Ты долго будешь нас дурить? − Спросил Император. − Мое терпение может и кончиться.
− Я хочу кое что выяснить для начала. − Ответил тот. − Впрочем, как залог того, что я кое что знаю и умею, я вам покажу один маленький фокус.
Карсан прошел к окну и попросил всех подойти.
− Видите, вон тот сарайчик. − Сказал он, показывая вдаль, а теперь смотрите.
Карсан вытащил из кармана маленький коробок, вытянул из него антену и нажал на кнопку.
− Черт... − Послышался голос, а затем раздался удар. Стекла едва выдержали его, а над сарайчиком взвился огненный столб огня.
− Вам понравилось? − Спросил карсан. − Думаю, да.
Он прошел от окна и словно хозяин уселся в кресло, служившее троном.
− По моему, ты совсем обнаглел, зверь. − Произнес Император.
− Ну зачем такие сложности? − Произнес тот. − Я же знаю, что Император вы самозваный, и что вы пришли сюда не для того что бы завоевывать всех вокруг. А, ведь так?
− Чего ты хочешь?
− Поговорить. − Произнес тот так, словно никакого разговора и не было. − Нормально поговорить, а не так как сейчас. Я уже сказал, мне надо кое что выяснить. А там уже будем думать, что делать дальше. Я ваше место занял? Ну так это же ерунда. Мы давно могли бы пройти куда нибудь, где все могли бы сесть. Вы желаете поговорить или нет?
− Мы хотим знать, что тебе нужно?
− Господи, ну народ. Ну я же только что сказал что. Мне повторять, что я хочу, что бы мы сели в нормальной обстановке, как цивилизованные существа, а не дикари.
Император молчал некоторое время, затем начал раздавать приказы. Он решил собрать всех своих друзей. Что бы там ни было, этого карсана следовало услышать всем. Возможно, он и мог что-то предложить. Хотя, верить этим зверям...

Люди оказались за столом в небольшой комнате. Император сел посередине, а напротив него оказался карсан.
− Я думаю, вам известна история? − Спросил карсан. − О том, откуда появились мы, карсаны?
− В эту глупость никто не верит и не поверит.
− И почему же?
− Потому что люди летали в космос еще пятьсот тысяч лет назад. − Ответил Император. − А вы и четверти того не были в космосе, а заявляете, что мы якобы попали в космос с вашей помощью. Это смешно!
− И вправду смешно. − Усмехнулся зверь. − Смешно, например, то, что история карсанов именно такова. Мы появились из экспериментов по скрещиванию людей с диким хищником. А то что вы летали раньше, может лишь подтверждать гипотезу о том, что кто-то из родственников ваших предков залетел на ту планету и остался там. Чем не гипотеза? Прилетел корабль, потерпел аварию, а назад... Оп-па, а никак. Тяжесть то слишком большая, кораблю не выйти. Или он просто не смог из-за аварии.
− И что ты этим хочешь сказать?
− То что воевать с родственниками глупо.
− Это еще не доказано, что вы родственники. И войны захватнические вы начали.
− Да бог с ними с войнами. Здесь то их нет. Пока нет. И вполне может не быть.
− При условии, что мы вам будем подчиняться? − Усмехнулся Император. − Не выйдет.
− А никто такого условия и не ставил. С нашей стороны это условие ставить глупо. Просто потому, что нас здесь слишком мало. Вы это знаете. И речь именно о том, что бы договориться о мире. То есть о положении, когда мы сможем жить не беспокоясь о себе, о том, что нас могут убить просто за то что мы не люди. Понимаете меня? Это не уловка и не хитрость. Это голос разума. Жить всем в мире. А то что было когда-то где-то в космосе... Люди ведь тоже воевали друг с другом. Было такое. Живете же вы сейчас иначе? Скажем так, вы можете жить иначе, и я это знаю.
− И что дальше?
− Все просто. Мы заключаем мир. Здесь, на этой планете. Мир навсегда. И что бы ни было там, наверху, мы останемся при своем. Я так скажу, мы покажем всем пример, как надо жить. Думаю, это не плохо. А вы как думаете?
− Мы думаем, что это утопия. − Ответил человек.
− Зря вы так думаете. Уж я то зверь, и то так не думаю.
− Я полагаю, что вы задумали что-то против нас.
− Глупо. Если бы тут цивилизация была, если бы вокруг корабли летали, можно было бы так думать, но здесь ничего нет. Есть кое что из того, что осталось. И мы могли бы помочь друг другу. Это не сложно. Вам это не составит труда никакого, даже выгоду принесет. А для нас будет гарантия того, что мы будем жить. Нормально жить, а не прятаться в лесах от всех и каждого.
− И как вы это представляете?
− Просто. Вы же Император. Издаете указ о том, что карсанов нельзя убивать, что с нами надо обращаться не хуже чем с обычными людьми. Я понимаю, что у вас тут полно дикарей, которым в голову это не вбить, но это же временно. Потом будет проще, когда станет ясно, что мы можем жить в мире. Это возможно, и я это знаю. А вам бояться глупо, потому что нас мало.
− И чем же вы собираетесь заплатить за свое спокойствие? − Спросил Император.
− Информацией. Скажем, для начала, я выдам вам все данные о том, как произвести некоторые химические компоненты для вашего оружия. С условием, что оно не будет обращено против нас.
− После того, как вы это сделаете, у вас не будет никаких гарантий. Вы ведь это понимаете.
− Да, понимаю. Но я надеюсь на ваш разум. Кроме того, у меня есть в запасе еще не мало такого, что вас может заинтересовать. Например, данные со спутников, которые еще живы и крутятся на орбите. Семь лет назад, например, они помогли мне предсказать ураган, и мы заблаговременно приготовились к встрече с ним. Есть и другие данные. Думаю, вы знаете, что информация очень многого стоит.
− Да, мы понимаем. − Ответил человек.
− Тогда, я думаю, мы договорились. Как только вы издаете указ, о котором я просил, к вам доставят пакет по химической технологии. Вы согласны?
− Хорошо. Но есть еще одно условие. − Сказал Император. − Вы скажете, где вы находитесь.
− Я сделаю проще. − Ответил карсан. − Я оставлю вам аппарат, и вы сможете связаться со мной в любой момент времени. А на счет того, где живут карсаны, давайте повременим. Вы об этом узнаете немного попозже.


Райди провел переговоры с людьми почти на грани. Император издал указ о карсанах, в котором объявлял их друзьями и требовал от всех своих подданых относиться к ним так же как к людям.
Возникшее некоторое недовольство исчезло довольно быстро, потому что воины просто не встречали карсанов, а Райди переправил документы по технологии. Не просто какие-то записи от руки, а натуральные компьютерные распечатки, на качественной бумаге и со своей подписью "Райди".
Человек только усмехнулся, когда прочитал подпись, но все остальное его сильно настораживало. Один только вид текстов говорил о наличии где-то высокой технологии, а это означало, что карсаны вели игру.
И все же, как бы там ни было, технология оказалась верной, и порох был получен, а вместе с ним и взрывчатка, а затем и первые артиллерийские орудия. Они были пущены в ход незамедлительно, когда уязвленный Повелитель страны собрал войска и двинул их в атаку.
Его войско разбежалось, когда с неба пришел огонь и ворвался в стройные ряды лучников и всадников, готовившихся к атаке. Начавшееся наступление остановилось на границе с соседним государством. Здесь же началось строительство линии обороны. Император не собирался вести захватнические войны. Ему была нужна только технологическая зона, где имелось не мало старого оборудования. Оно теперь приводилось в действие. Энергостанция выдавала достаточно электричества, но его было мало для всего задуманного. Восстановление других энергостанций не вышло, а о термоядерной станции люди пока еще и не мечтали, хотя, она могла бы дать всю энергию, что нужна комплексу.

Райди оказался во дворце Повелителя, когда туда явился посол из соседней страны. Сосед собирал войска для атаки на Императора, что захватил страну на востоке.
− Я бы не советовал вам вступать в эту войну. − Сказал Райди. Посол обернулся и замер, за Повелитель поднялся с гневом в мыслях, но гнев тут же исчез и сменился на страх. Страх из-за того, что карсаны до сих пор были под защитой дракона, а тот пару лет назад вновь показывал свой гнев, когда Повелитель подзабыл о своем долге.
− Почему вы так считаете? − Спросил Повелитель.
− Вы что, слушаете этого зверя?! − Воскликнул посол.
Райди молчал, пока Повелитель продолжал перепалку с послом. Кончилось тем, что тот ушел, заявив, что более не останется в этой стране...
− Он может напасть на нас, и тогда вам же будет куже. − Сказал Повелитель.
− Ну да. У него с той стороны войско перед границей, а он сюда воевать полезет? Если только дурак последний. Но он не дурак. И дракон ему намекнет, если что. И мой вам совет, не забывайте, чем вы ему обязаны.
Человек промолчал и Райди покинул дворец. Он отправлялся в соседнюю страну, что бы попытаться отговорить Повелителя от бессмысленной атаки. Райди пришел к нему как человек, но так и не сумел ничего сделать. Вместе с Повелителем оказался его брат, тот самый, которого вышибли с трона из соседней страны, и они теперь думали о планах реванша. Отказ соседа многое ломал, но нападать на него в этот момент было глупо.
Парламентера за мир казнили, а войска выступили к границе. Схватка была не долгой. Атакующие войска попали под артобстрел и большая часть бежала, но часть сил все же попыталась идти дальше в атаку, и нарвалась на пулеметный огонь...

Император просто махнул рукой и приказал своим войскам идти в наступление. Он сделал это в угоду генералам, которые жаждали боев и через несколько дней они подступали к границам новой страны.

− Вы отдадите им приказ остановиться. − Сказал Райди.
Император обернулся и несколько мгновений смотрел на карсана.
− Ты как сюда вошел?
− Секрет фирмы. − Ответил тот. − Но я вам открою другой секрет. Ваши войска подошли к нашей стране. Надеюсь, вы понимаете меня?
− Понимаю. Вы в ужасе.
− Думаю, вы так же понимаете, что я уничтожу все, что может как либо вам послужить, если ваши варвары перейдут через границу.
− И что же ты можешь предложить теперь?
− Ничего. − Ответил карсан. − Я сказал, что. Неуничтожение информации. Вам этого мало?
− Нам неизвестно, есть ли она вообще.
− Вот как. − Удивленно произнес карсан. − А я то думал, вы умнее. Мое дело, предупредить. Нас вы не захватите в любом случае, мы уйдем в леса, и получите вы только головную боль с зарвавшимися генералами и кукиш без масла. До встречи, Император.
Карсан прошел к выходу и скрылся за дверью. Человек промчался вслед и никого не обнаружил в коридоре.
− Охрана! − Воскликнул он. − Черт возьми?! Где охрана?!
Послышалась возня и Император обнаружил воина, что лежал на скамейке и спал. Ему просто не повезло...


Войска стояли перед границей. Повелитель дрожал от страха. Уже с другой стороны к нему явились послы с предложениями объединить армии. Карсаны готовились к возможному побегу, все было собрано и они ждали только сигнала. Как только войска перейдут через границу, им надо уходить.

А по ту сторону границы в этот момент шел спор. Император требовал от генералов подчинения, а те заявляли о своей власти. Замок Императора оказался окружен войсками, требовавшими продолжения наступления.
Заседание "Правительства" проходило за закрытыми дверями. Верные люди охраняли подходы, а шум на улице нервировал и не давал нормально думать.
− Откуда нам знать, что он не лжет? − Спрашивал один человек.
− Дело не в том, лжет он или нет. − Ответил Император. − Дело в том, что они сделают после. Эти придурки, которым мы оружие вручили. Если мы не остановим их сейчас, мы их не остановим никогда, и станем здесь заложниками. Кому это не ясно?
Люди молчали. Император сел на свое место. Дверь позади него раскрылась и человек обернулся.
− Я пришел не вовремя? − Спросил карсан.
− Похоже, здесь есть какие-то потайные ходы. − Произнес один из "министров".
− Вы правы. Есть. И даже не один. − Карсан прошел к столу и бесцеремонно уселся на свободный стул. − Давайте, спрячем куда нибудь недовольство? Я пришел, что бы помочь вам.
− Из-за вас все и проблемы!
− Да, конечно. Вы сейчас копались бы с химией, а вас били бы со всех сторон объединившиеся Повелители. Мы виновны, что этого нет и в том, что вы начали настоящую войну, и сейчас ваши солдаты готовы разорвать в клочки еще одну страну. Будем ругаться или думать?
− Что вы предлагаете? − Спросил Император.
− Объяснить, что такое мир и что война это зло, вы своим людям не в состоянии. Это ясно. Они желают войны, в их руках оружие, которое сделало их богами в собственных глазах. Значит, вам следует показать им, что они не боги. Есть способ. Их вера станет вашим оружием. Ее просто следует определенным образом повернуть. Нужно маленькое чудо, которое докажет им, что есть боги выше их, и что они желают иного.
− И что им может это доказать? − Спросил Император. − Явление самого бога в виде карсана? Вряд ли.
− А как на счет явления Императора в божественном сиянии? − Спросил карсан. − Скажем так, даже, явление его с неба, на драконе, летящем на огненных крыльях?
− У вас есть космический корабль?
− Есть. Вы могли бы догадаться, получив от меня бумаги. Вы согласны?
− Надо составить план.
− Думаю, для начала вы должны заставить их слушать вас. Хоть чуть чуть. Так скажем, выйти и объявить, что вы собираетесь обратиться к богам с вопросом о том, что он желает и объявить, что решение будет вечером, после заката.
− Они могут не поверить.
− Скажете им, что бог будет не доволен, если они не захотят подождать такую малость.
− Хорошо. Но надо будет незаметно выйти, а потом...
− Это не сложно. Выход есть. А потом, доберемся до корабля и сделаем все.

Все было решено. Император собирался выходить на балкон и там объявили, что он сейчас выйдет.
− Одну минуту. − Произнес карсан, прошел к шкафчику, что был рядом в стене и вытащил из нее чемодан.
− Что это? − Спросил Император.
− Божественный голос. − Ответил карсан, нажимая на чемодане кнопки. Он раскрылся и в рука карсана оказался мегафон. − Подойдет? Не орать же?
− Он работает?
− Можно попробовать. − Ответил тот и включил прибор. − Раз-раз... − От его голоса люди вокруг поотскакивали.
Император взял мегафон и вышел с ним на балкон. Послышалися вой и крики солдат.
− Солдаты. − Произнес человек.
Его голос разнесся над площадью и ропот людей стих.
− Я знаю, вы все рветесь в бой. − Произнес Император. − Я знаю, вы готовы умереть за меня и за своих друзей. Но я прошу вас сейчас немного подождать. Совсем немного, всего лишь до вечера. Я хочу спросить совета у Господа Бога. Как он скажет, так и будет! Вечером я вернусь к вам и объявлю его желание!
Император вернулся в зал, а снаружи послышался вой людей, а затем скандирование имени Императора.
− Хм... Может, с кораблем повременить? − Произнес карсан. − По моему, им и мегафона хватило.
− Нет уж! Начали, так начали. − Произнес Император.
− Ладно.

Столица новой Империи бурлила. Люди ждали и площадь несколько опустела. А три человека вместе с карсаном двигались по старым заброшенным подземным коммуникациям. Было видно, что там давно никто не ходил. То и дело приходилось разгребать паутину, что лезла на одежду и в лицо.
Они шли почти целый час, пока не оказались в большом зале подземной стоянки космических аппаратов. Здесь их было несколько.
− Это все барахло старое. Не работает. − Сказал карсан. Он двигался дальше и вскоре оказался в новом помещении. Там было чисто, посреди стоял небольшой аппарат, внутри которого горел свет.
Люди прошли в него вслед за зверем, тот сразу же принялся за управление. Включились приборы, зажегся основной свет.
− Ну как? Красиво? − Спросил зверь с усмешкой.
− Как вышло, что мы это не нашли? − Спросил Император.
− А вы много чего не нашли. Здесь подземный комплекс поболе, чем огрызки наверху.
Карсан развернулся, откинул крышку рядом с собой и вытащил большой том.
− Можете посмотреть. Здесь почти все схемы сооружений.
− А почему не все?
− Потому что букварь выпустили раньше, чем здесь все оказалось заброшено. Что-то построили или изменили позже.
− И где ты его взял?
− Я здесь был до вас и не мало поковырялся со всякими штучками. Например, вот такими. − Он включил перед собой экран, ввел что-то с пульта и на экране появилась картинка, изображавшая планету. − Это реальное изображение с метеоспутника.
− А откуда ты все это знаешь? Или сам прилетел, как мы? − Спросил Император.
− Прилетел. И не собираюсь улетать, как минимум, лет двадцать точно. А дальше будет видно.
− Этот корабль может улететь к другой звезде?
− Принципиально да, практически нет.
− Почему нет?
− Не хватает кое каких деталей. А здесь, в этом комплексе даже технологий нет, что бы их сделать.
− Когда нам надо взлетать?
− Через полчасика. Когда Солнце сядет, что бы эффекта было поболе. Тут есть хорошая лампочка, подсветим так, что у них не останется сомнений.

Божественное явление поразило всех. В темном небе послышался вой, затем появился огненный всплеск и люди увидели несущийся в небе аппарат, под крыльями которого горел огонь.
Для них это был знак Бога. Аппарат прошел над замком и завис над площадью, освещая его мощнейщим прожектором. В свете прожектора вниз спустился лифт на тонких невидимых нитях, что придало спуску еще больше эффектности.
И теперь все видели, что из божественного небесного корабля на землю спустился сам Император. Здесь же он и произнес свою речь о том, что Бог не желает войны, что он желает, что бы солдаты возвращались по домам, что бы они трудились в мире и только в случае опасности для страны подымались и брали в руки оружие. Бог объявлял, что оружие, которое он вручил людям не должно служить злу и насилию, что оно должно только защищать, а не нападать.

Война была прекращена. Солдаты верили Богу, генералы верили Императору и только редкие неверующие, кто ничего не видел, еще пытались проповедовать свое, но таких быстро повывели.

А через два года страна, в которой жили карсаны перешла под управление новой Империи. Повелитель исполнил волю дракона и остался на своем месте, но только Наместником Императора. Войска прошли через страну без боев и встали на новой границе, где собиралось другое войско. Новой войны не было от того, что один противник боялся нападать, другой не имел желания.
А в Империи все шло совсем иным путем. Власть Императора не имела границ. Его слушали, как бога. Люди работали на восстановленных заводах и получали не только оружие, но и орудия труда.

Дине исполнялось пятнадцать лет, Арнану − тринадцать. Поселок карсанов несколько изменился. Теперь в нем был электрический свет. Он появлся раньше чем в соседнем городе. Карсаны считали свет чудом, подаренным им Императором.
И только четверо знали правду о том, что Император многим обязан Райди. Он уже не воспринимал их как врагов и в очередной раз, во время поездки по стране, заехал в поселок, что бы увидеть их.
А люди вокруг постепенно привыкали к мысли, что карсаны не враги. Целое поколение выросло под пропаганду о том, что карсаны друзья, что они такие же как люди и их не следовало ни бояться ни обижать. Посещение Императором поселения карсанов стало очередным доказательством, что с ними следует жить в мире. И только Повелитель оставался недоволен тем, что оказался вторым, к кому отправлялся Император.
Райди со своей семьей тоже решил навестить Повелителя и четверо карсанов присоединились к эскорту, сопровождавшему Императора. Встреча в замке Повелителя проходила на официальном уровне. Повелитель дрожал, а Император делал вид, что не замечает этого и распоряжался как у себя дома.

− Ну, что скажешь, карсан? − Спросил Император. − По моему, у тебя уже закончилась информация, и тебе нечем заплатить за то, что бы я не отправил войска в твою деревню.
− Действительно. − Произнес тот. − Мне нечем платить. − Райди взглянул прямо в глаза человеку. − Видимо, придется звонить на южный континент и просить прислать сюда парочку космических дивизионов для защиты.
− Что?! − Воскликнул человек, резко останавливая свою лошадь.
− Разве я не сообщал, что месяц назад к планете прибыл космический флот? Вы на небо по ночам не смотрите?
− Теперь то я понял, почему ты тянул эту волынку! − Воскликнул человек. − Взять его!
Несколько всадников проскочили к Райди и вылетели с лошадей, когда те шарахнулись в стороны. Раздался свист и рядом ударил взрыв, затем еще и еще.
− Дьявол?! Кто?! − Взвыл Император.
Еще один удар лег совсем рядом и взрывная волна выбила Императора из седла, затем послышались крики и вой. Из леса появилось несколько сотен воинов.
− Нау, нам пора сматываться. − Произнес Райди и четверо всадников помчались вперед. Позади еще слышались удары и взрывы. Лошади дергались, но Райди держал их своим воздействием.


Император плохо понимал, что происходит. Его связали, заткнули рот, накинули на голову мешок. Кто-то приказывал догнать всех сбежавших охранников, а затем пленник оказался на лошади, и его повезли непонятно куда.
Только через несколько часов отряд остановился, а затем Император был брошен в подвал своего собственного замка. Его развязали, и человек увидел своих друзей.
− Это Джарсон. Он нас предал.
− Сволочь. − Фыркнул Император. − Мы влипли и по крупному.
− Ясно, что влипли.
− Дело не только в этом. Сюда прилетели карсаны!
− Интересно, кто сказал подобную чушь? − Император резко обернулся, и увидел в полутьме фигуру зверя.
− Ты?! − Воскликнул он.
− Не я. Я сказал, что прилетел флот, но не говорил чей. Но ты решил, что предательство, это твое призвание. Не мудрено, что и генералы у тебя такие же.
− Заткните его! − Приказал Император.
Карсан только рассмеялся, а подскочивший к нему человек дернулся в сторону.
− Черт! Это изображение, а не он!
− Что?!
Люди собрались вокруг и теперь видели, что в полутьме стоял не карсан, а полупрозрачная фигура.
− Красиво, не правда ли? − Спросил зверь, усмехнувшись. − Я тут сижу в комфорте, а вы в тюряге. − Карсан сел в появившеся рядом с ним кресло. − Кстати, Император, я еще два года назад говорил тебе, что твой Джарсон паразит, но ты мне сказал, что это не мое дело.
− Откуда ты знал?
− А ты не догадываешься?
− Ты с ним заодно.
− Глупее ничего не придумал? Джарсон нас на дух не переносит. Однако, не будем говорить плохо о мертвецах.
− Кто ты такой? − Проговорил Император. − Ты не можешь быть карсаном!
− Чушь какая-то. Ты ослеп на старости лет? Я помогал вам больше десяти лет. Но вы отплатили мне черной неблагодарностью. Мне очень жаль, но нашему знакомству пришел конец. Вы, конечно, не плохие люди, но жизнь карсанов для меня дороже вашей. Понимаете мои слова.
− Они бессмыслены. − Произнес император.
− Ты прав. Они бессмыслены, потому что я говорю их мертвецам. До вашей смерти осталось...
Изображение передернулось и на нем появилась бомба с мерцающим табло. Десять, девять, восемь...
− Он псих, думает нас испугать этим. − Проговорил Император.
Два, один...
Дрогнула земля, вокруг все вспыхнуло, и люди взвыли, в последний раз в своей жизни...

Джарсона встречали войска. Он проскакал перед людьми на лошади и объявил, что теперь он Император, теперь ему все подчиняются, и он исполнит предназначенное. Он будет править всем миром!
В небе раздался вой. Он нарастал с каждой секундой, лошадь под Джаросном начала нервничать, заржала. Над головой человека возникла вспышка и удар в одно мгновение разнес человека.
− А теперь расходитесь все. − Возник громогласный голос. − По домам! Пахать землю, а не воевать. А кто ослушается, тот умрет так же, как скотина Джарсон!

Райди вернулся в поселок с плохими новостями. Нау с детьми уже была там, но они не знали всего, что случилось. А Империя осталась без Императора.
− Ты убил его? − Спросила Нау.
− Он не оставил мне выбора. Они решили, что мы им больше не нужны. А еще этот флот на орбите. Не знаю, что они задумали.
− Там карсаны?
− Нет. Там люди. Возможно, они ждут дополнительные силы, а может, не хотят высаживаться, пока не узнают все.


Ожидание продолжалось, жизнь текла, а время для Райди и его семьи было на вес золота. Страна вступила в полосу хаоса, вновь разбилась на несколько частей. А Райди посоветовал Повелителю переплавить золотую статую и выкупить за полученное золото побольше нового оружия.
Оно и стало некоторым залогом дальнейшего псевдомира, в котором люди долго готовились к войне, к нападениям извне. С одной стороны все еще бравировали армии дикарей, но их останавливали периодически проводившиеся у границы "учения" с боевыми стрельбами. Пара снарядов, огненные взрывы, и желащих напасть убавлялось.
С другой стороны царил хаос. Несколько неудавшихся Императоров сцепились друг с другом и теперь рвали на куски промзону. Видимо это и заставило прилетевших спуститься с орбиты и занять основные производственные районы. Этим они не только обрезали поставки нового оружия, но и заставили Императоров подумать об объединении и атаке с целью выбить врага.
Кутерьма эта продолжалась год, затем второй. А Райди тем временем учил своих детей и жену, рассказывал о возможностях драконов, о самой физике этих действий. Нау воспринимала все, хотя понимания у нее не прибавлялось. Дина схватывала налету, а Арнану приходилось потрудиться, но и он справлялся с тем, что вряд ли бы решил самый умный профессор карсанов.


− Мы обнаружили поселение карсанов, сэр. − Произнес полковник.
− Большое?
− Нет, не более сотни особей.
− Тогда, не вижу смысла размениваться на эту сотню. − Ответил генерал. − Что еще?
− Сэр, я считаю, что они могут быть опасны. И там наверняка есть шпионы.
− Господин полковник, я плохо выразился? У нас достаточно проблем с дикарями, что бы еще думать о каких-то карсанах! Они что, живут здесь, рядом среди дикарей?
− Да, сэр.
Генерал взглянул на полковника молча. Сложившееся положение его удивило.
− Вы серьезно? Они среди дикарей, и те их не задевают?
− Несколько карсанов служат одному из повелителей, и тот разрешил им жить.
− В таком случае, господин полковник, я попрошу вас больше не вспоминать о них. До тех пор, пока мы не коснемся дел с тем повелителем. У нас есть с ним дела?
− Нет, сэр.
− Вот и отлично. Карсаны, подчиняющиеся людям, нам вовсе не могут причинить вред. Или вы боитесь, от того что у них когти на руках?
− Нет, сэр.
− А, значит считаете, что карсаны во много раз умнее людей?
− Нет, сэр.
− Тогда, какого дьявола вы устраиваете панику из-за сотни никчемных зверей?!
Генерал больше не желал ничего слышать о карсанах и полковник перешел к другим делам.


Райди не желал рисковать ни детьми ни женой, но положение менялось. Спутники фиксировали биополевые вспышки чужих действий внутри комплекса. Кто-то вел восстановление его важнейших частей. Космические корабли, летавшие на орбите уже несколько раз пытались перехватить управление работавшими спутниками, но так и не сумели. Они не знали кода, а Райди не выдавал его. Аппараты работали как надо и только несколько из них были уже захвачены пришельцами. Это мало что меняло. В каждом спутнике был свой код управления, а секретов в них не содержалось.
Вести прямую разведку Райди не решался, но время подходило, когда его действия и Дины, Арнана и Нау не могли быть незамечены противником. Считать того лохом было бы ошибкой и после очередного семейного совета было решено сделать так как предложил Райди. Он оставался один, а всех остальных переносил в будущее, туда, где будет возможность действовать в безопасности.


− Сэр, только что зафиксирована магическая вспышка в поселке карсанов! − Произнес полковник, вбегая в кабинет генерала.
− Где Каргеро?
− Я уже вызвал его...
Дверь открылась, в кабинет вошел Маг. Он был в обычной военной форме и ничем не отличался от остальных служащих, кроме украшений на пальцах, которые не пожелал снимать.
− Вызывали, сэр?
− Что вы делали у карсанов? − Спросил генерал.
− Простите, но я никогда в своей жизни не был у карсанов. − Ответил тот.
− Мы зафиксировали твои действия там!
− Мои? − Удивленно произнес Маг. − Скорее, это был другой Маг, чем я, сэр. Я могу попытаться с ним связаться, если вы прикажете.
− Что для этого нужно?
− Ничего, сэр. Я могу сделать это отсюда и передать все его слова.
− Я хочу видеть, что это кто-то иной, а не твое воображение! − Произнес генерал.
Маг дрогнул на мгновение.
− Тогда, лучше это делать в зале связи. Возможно, тот маг может перейти на радио или видеосвязь...


Райди сделал все как можно более незаметно, но все же обнаружил возникшее волнение в зоне. А через несколько минут на биополевых волнах прозвучал вызов мага, который просил неизвестного, выйти на связь с базой по видео.
Райди не отвечал. Он чувствовал, что это может стать ловушкой, а маг продолжал говорить, утверждая, что действия неизвестного были зафиксированы у поселка карсанов и что ему лучше открыться, иначе командование сочтет его врагом.
Отвечать? Выдать себя? Это означало только одно. Райди будет накрыт стабилизатором, а там придется удирать. Впрочем, лайинтой он еще может стать. А там будет видно.
Мгновенное преобразование...


− Сэр, новая вспышка! − Воскликнул лейтенант у монитора.
− Кто там, черт возьми? − Возник голос, а на экране связи вспыхнуло изображение. − Какого черта спать мешаете?!
− Кто вы? − Произнес полковник...
− Сэр, это лай... − Проговорил лейтенант и полковник обернулся. Лейтенант не шутил, да и не имел права.
− Вы совсем обнаглели? Сначала вызываете меня, будите, а теперь еще и спрашиваете, кто я такой?! − Голос едва ли не рычал последние слова. − Я отказываюсь разговаривать с хамьем!
Связь оборвалась.
Генерал сел в кресло и взглянул на Мага. Тот тоже был не в себе и стоял с видом растерянного ребенка.
− Их не было здесь много тысяч лет. − Произнес генерал. − Вы не ошиблись, лейтенант?!
− Нет, сэр. Мы и сейчас его видим, он движется через лес.
− В какую сторону?
− На север, к горам. Возможно, где-то там их база.
− И мы ее не видели?
− Это возможно, сэр. Они могли блокировать все сигналы и мы не увидели бы ничего.
− Мы увидели бы дыру в поле. − Сказал генерал.
− В горах и есть дыра, там никого нет.
− Приготовьте операцию по захвату. − Произнес полковник. − Мы вытащим из этого зверя все.
− Но сэр, они же...
− Вы боитесь инопланетян, лейтенант?!


Райди уходил через лес. Он шел довольно долго и в какой-то момент над ним возникло несколько космических истребителей. Они не атаковали, а только окружили и опустились вокруг. Бежать к лесу уже было бессмысленно. Да и вид боевиков, ощетинившихся автоматами, означал что люди не знали точно, как надо драться с лайинтами.
− Стой на месте! − Возник усиленный голос. Райди и так стоял. Он выглядел в этот момент человеком, но только в одежде дикаря.
− Вы сядете в одну из машин и отправитесь вместе с нами на нашу базу. − Сказал новый голос. − Если не будете сопротивляться, вам не причинят вреда.
Райди молчал, он еще раздумывал, что делать, а затем ему указали, в какую машину он должен пройти. Он мог бежать, но его, скорее всего вычислили бы. Риск был одинаков, что при побеге, что при сдаче. В последнем варианте Райди мог не мало узнать и понять для себя. И это решило все. Он прошел к машине, и та вскоре начала взлет.
Аэрокосмический самолет вышел на орбиту. Он оказался в одном из крейсеров, где Райди был препровожден в каюту, где ему и предложили оставаться некоторое время.


− Он выглядит как человек и не проявляет агрессии. − Доложил полковник.
− Он знает, что умрет в случае ее проявления. − Ответил генерал. − Отправляйтесь в центр. Там лучше знают, что с ним делать.


Ощущение прыжка через космос заставило Райди действовать мгновенно. Вспышка и дополнительное поле от маленького генератора, возникшего на его руке в виде браслета. Теперь будет на много лучше. Новая вспышка. На этот раз энергосгусток пронесся через крейсер. Райди приложил все силы, что бы разобраться с корабле и его системой. ИИ корабля не справился с обработкой нахлынувшего на него потока информации с датчиков поля. Он только выдал сигнал тревоги и через несколько секунд навсегда исчез. Теперь на его месте оказался Райди. Он был и в виде лайинта и в компьютере корабля. В его руках оказалось все управление.
Помощник капитана барабанил по клавишам, пытаясь что-то выяснить, сам капитан требовал ответа от компьютера, а Райди не отвечал. Он анализировал код ИИ и нашел все, что было необходимо. Теперь он сам мог отвечать подобно компьютеру и, наконец, выдал ответ, предназначавшийся для капитана.
− Прошу прощения, сэр. Произошел сбой системы.
− Что произошло? Что его вызвало?!
− Предполагаю, что присутствие на борту инопланетянина. Все датчики указывают на его прямое воздействие на боротовые системы.
Капитан еще пытался выяснить, но только добавил еще одно основание к своему мнению о тупости компьютера корабля. Системы продолжали работу и действовали теперь без сбоев, как и раньше. Техники провели диагностику оборудования, и не нашли никаких повреждений, а корабль висел в космосе после выхода из прыжка.
− Выйди на связь с планетой. − Произнес капитан.
− Это невозможно. − Ответил компьютер. − В системе нет планет, с которыми можно вступить в связь.
− Как это нет?! Где мы?!
Компьютер выдал координаты...
− Инопланетянин. Это он! − Воскликнул навигатор. − Он сбил наш прыжок!
− Привести. − Приказал капитан.
Инопланетянина доставили в рубку. Он, казалось, полудремал, когда оказался в кресле напротив капитана.
− Отвечай, куда ты привел корабль?! − Приказал капитан.
− Куда попало. − Ответил тот. − Я сбил прыжок, корабль выскочил в случайном месте космоса.
− Ты желаешь себе проблем?!
− Именно потому, что не желаю, я так и сделал. Компьютер корабля находится под моим контролем. Вы никуда не улетите без меня. А попытаетесь убить, умрете сами. Вы и ваше командование виновно в случившемся. Вы захватили меня, а это есть враждебный акт. Вам повезло, что вы еще живы, и у меня нет желания убивать. Вы будете жить не дольше чем я, это я вам гарантирую на все сто процентов. Можете объявить об этом своему экипажу.
Инопланетянин поднялся и пошел к выходу. Охранники, попытавшиеся его схватить, разлетелись в стороны словно котята, а инопланетянин обернулся к капитану.
− Прикажите своим болванам не прикасаться ко мне. Иначе они все отправятся лечиться, а особо рьяные − на тот свет.
Райди еще продумывал план, и у него, наконец, возникла идея, как все провернуть. Капитан пытался добиться отчета от компьютера, где находится инопланетянин, а тот твердил, что везде. Под конец помощник вытащил таки нужную информацию и оказалось, что датчики не фиксировали инопланетянина, а компьютер из-за своей дурацкой программы посчитал это сигналом, что инопланетянин во всех местах, что и заявлял.
Взвыла новая тревога, затем крейсер содрогнулся от удара.
− Проникновение в оружейный отсек! − Закричал помощник. Еще несколько мгновений выла тревога, затем на экранах появился аппарат, вышедший в космос. − Это инопланетянин!
− Уничтожить! − Приказал командир, но системы отказывали. Истребители оказались повреждены в ангаре. Тот удар возник из-за стрельбы, которую устроил инопланетянин захватив один истребитель. Теперь он стремительно удалялся, а затем система отфиксировала сверхсветовой прыжок...
− Он ушел. Гад! − Выкрикнул капитан.


Райди оставался на корабле. Поначалу он прятался. Но это не могло продолжаться долго. Корабль висел в космосе. Техники возились с системами выискивая ловушки и истребляя запущеный в машиу вирус, не дававший ей нормально работать. А Райди искал возможность оказаться в команде и, в конце концов, нашел. Он занял место одного из солдат. А тот отправился в дальнее путешествие. Когда нибудь человек появится вновь и поймет, что он уже не на корабле...


Выправить все удалось только через неделю. Крейсер, наконец, вошел в прыжок и вскоре оказался рядом с центром − планетой Армазон, где и существовала основная часть цивилизации людей.
Команда прошла формальную проверку. Райди не показывал себя. Он знал достаточно о человеке, которым стал, но это даже не потребовалось. Достаточно оказалось проверки генокода и некоторых характеристик рук, глаз и ушей. Компьютер, проводивший проверку выдал зеленый свет и рядовой получил такую же бумажку, как и все, покидавшие корабль. Они не искали инопланетянина. Ведь тот улетел...


Райди почти не жил. Он просто существовал. Тело, в котором он находился, вело собственную жизнь, только по инстинктам. Солдат гулял, много пил со своими друзьями, баловался с женщинами, ловил и насиловал молодух. Он был своим среди подобных же грязных скотов, которые оказались без работы после того, как крейсер списали. Полученных за службу денег хватало, что бы жить еще целый год и лишь пара человек из семерых задумывалась о том, что делать дальше. Они искали работу и вскоре нашли нанимателя, которому требовалось отделение солдат для охраны личного звездолета.
− Что скажешь, Крыс? − Спросил Таргон, бывший командир отделения.
− А че мне говорить! − Воскликнул тот. − Надоела работа, у нас еще достаточно денег! Правда, Кирпич?
Кирпич полупьяным взглядом посмотрел на человека. У него почти ничего не шевелилось в голове и только ясное сознание Райди, уловив в идее командира положительный смысл толкнуло человека и тот заговорил.
− А по моему, командир прав. − Произнес он. − Пора идти, а то бабы закончатся, и нам некого будет трахать...
− Ну, Крыс, вон Кирпич вдрызг пьян и то все понял. − Произнес Таргон. Он не показлывал своего почти искреннего удивления словам сказанным Кирпичом. Разум у того не просыпался уже несколько месяцев с тех пор, как команда ушла с корабля.

Кирпич проснулся уже на новом месте работы. Он долго смотрел вокруг, затем ткнул своего товарища.
− Где это мы? − Спросил он.
− На корабле. − Ответил тот.
Кирпич продрал глаза, затем прошелся через каюту, вышел в коридор и побродив там нашел, наконец, где вымыть лицо и попытаться освежить мозги. Он силился вспомнить, как оказался на корабле, когда в последний раз входил в бар, а затем пришел назад, разбудил Крыса.
− Как мы здесь оказались? Я ничего не помню.
− Не помнишь? Да ты сам командиру ляпнул такое! − Воскликнул Крыс.
− Чего? − Спросил Крипич, хлопая глазами.
Рядом послышался смех, а затем в каюте появился Таргон.
− Подъем, сони! За работу пора приниматься!
− Командир, че за работа? Я ни хрена не помню! − Воскликнул Кирпич.
− Охрана корабля. − Ответил тот. − Все, с сегодняшнего дня, кого увижу пьяным, лично морду набью!
Командир ушел.
− Чего это с ним? − Спросил Кирпич.
− Это с тобой чего? − Ответил Крыс. − Если бы ты не ляпнул вчера, что нам работать, сейчас с бабами сидели бы!
− Я ляпнул? − Удивился Кирпич. − Я что командиром стал? − Усмехнулся он, глядя на всех.

Служба начиналась не особенно хорошо. Команда поначалу почти ничего не делала. Только Таргон и Крайв вели нормальную службу и старались, что бы хозяин не заметил разгильдяйство остальных. Тот и не замечал, потому что бывал на корабле лишь изредка.
Впрочем, кроме хозяина на корабле было кому замечать непорядок. Был еще капитан, два его помощника и женщина. Прикасаться к ней кому либо было запрещено и солдаты не особенно это пытались делать. Кроме того женщина большей частью проводила время в своей каюте и команда видела ее только изредка. Обедали солдаты отдельно от команды корабля, и их жизнь протекала как будто отдельно. С капитаном общались только Таргон и Крайв.
Пролетел месяц. Служба наладилась. Раз в неделю каждый солдат получал отпуск, но одному проводить время в городе было сложно, впрочем, никто не отказывался и каждый день все слушали рассказы очередного вернувшегося отпускника.
Работы фактически не было. Изредка кто-то приходил к кораблю, но вид солдат у входа и внутри не давал кому либо повода посягать на чужую собственность.
Прибытие хозяина произошло почти внезапно. Таргон не выпустил очередного отпускника и тот некоторое время сопротивлялся, пытаясь его уговорить.
Прибытие хозяина все изменило, а уже в полдень корабль готовился к старту. Появились еще четыре человека, которых хозяин приказал впустить и те разместились в каютах высшего класса, как пассажиры.
Звездолет взлетел и не сделав одного витка вокруг планеты ушел в прыжок.

Райди вновь управлял человеком. Тот этого не понимал, да и не мог понять. Он был просто куклой в руках крыльва, но вокруг этого никто не замечал.
Очередное дежурство. Кирпич стоял на посту около рубки. Зачем этот пост он не понимал. Да и кто мог ворваться в корабль, когда тот находился в космосе?
Появился капитан. Сытая довольная морда. Хотелось вмазать ему, но что-то изменило мысль, и Кирпич вытянулся по стойке смирно и отдал честь. Капитан прошел в рубку ничего не говоря.
Мысли человека, если их можно было назвать мыслями, часто прерывались. Он не думал ни о чем, стоял и выполнян роль автомата. Под конец Райди вовсе захватил его тело и почти не выпускал эту обезьяну, только вел себя похоже. Впрочем, солдаты изменение заметили.

− Что-то ты на себя не похож Кирпич. − Произнес Крыс.
− А на кого я похож? − Ответил тот.
− Во! На клоуна!
Настояший Кирпич от этого оскорбления полез бы в драку, но Райди только отвернулся и взялся за кружку с квасом. Пива не было и квас заменял его всем солдатам. Поначалу кто-то даже пытался его смешать с пивом, но Таргон обнаружив это наказал виновника. Не дав ему отпуск в следующий раз и закрыв на неделю на гауптвахте.

Корабль висел в космосе уже почти неделю. Хозяин вел переговоры с кем-то, а команда оставалась без дела. Те четверо, что летели с хозяином, оказались его родственниками. Немолодая женщина − жена, двое молодых парней − сыновья, один постарше, другой совсем сосунок. И старик − отец. Старик ни разу не выходил из каюты, женщина чаще была вместе с капитаном, а двое парней не редко наведывались в бар.
В очередной раз младший сын пришел в бар один. Он сидел один, пока к нему не подсел Крыс. Парень несколько испугался, да старался не показывать вида, а Крыс донимал его глупыми вопросами, да такими, что парень еле держался.
− Что пристал к парню?! − Воскликнул Кирпич, когда пацан уже был готов сорваться. − Делать больше нечего?! Иди лучше палубу драить!
Крыс обернулся к Кирпичу с полным недоумением.
− Я что, к кому-то пристал? − Спросил он. − Я с ним как друг говорю, правда парень? Ведь я твой друг?!
Кирпич поднялся, прошел к Крысу.
− Пойдем, друг, выйдем поговорим.
− Ну пойдем! − Ответил тот, и оба человека направились из бара.
− Похоже, ты совсем слетел с катушек? − Произнес Крыс, хватая Кирпича за плечо.
Человек едва удержался на ногал пролетев вперед.
− Ты всбесился, Кирпич?! − Воскликнул Крыс.
− А ну отставить! − Выкрикнул Таргон, объявившись из-за угла.
− Я ничего не делал. − Ответил Крыс.
− Ты приставал к сыну хозяина. − Произнес Кирпич.
− Ничего я не приставал, он сам ко мне сел и мы просто говорили!
− Ни хрена он к тебе не садился, это ты к нему сел!
− Прекратить! А ты Крыс, отправляйся драить палубу!
− Что? − Удивился тот.
− Я сказал, отправляйся чистить гальюн! − Выкрикнул Таргон.
− Ну, Кирпич, ты еще заплатишь. − Произнес Крыс.
− А ты отправляйся в казарму! Завтра у тебя будет наряд вне очереди. − Проговорил командир.

На следующий день Райди оказался на посту в отсеке с пассажирами. Молодой парень в какой-то момент появился из каюты и смотрел на солдата, а затем заговорил.
− Спасибо, сэр. − Сказал он.
− Не за что. − Ответил Райди. − Если кто еще пристанет, ты мне только намекни, и я ему шею намылю.
− Да никто и не приставал. − Ответил парень. − Я все понимаю, ему хотелось поговорить.
− Он не умеет говорить.
− Как это не умеет?
− Так. Солдату не положено говорить. Солдат должен исполнять приказ. И я, по уставу, не имею права разговаривать на посту.
− Извините, сэр. − Произнес парень и прошел дальше.

Через несколько часов рядом оказались хозяин, его младший сын и Таргон.
− Ты сказал моему выну, что тебе нельзя говорить с ним на посту. − Сказал хозяин.
− Да, сэр! − Произнес солдат.
− Почему?
− Так положено по уставу, сэр! Солдат не имеет права говорить на посту ни с кем, кроме своего непосредственного начальника и вышестоящих начальников!
− Значит, ты нарушил устав, говоря с ним?
− Да, сэр! Я посчитал, что будет некрасиво не ответить. Кроме того, он ваш сын, значит, почти начальник.
Хозяин больше не ответил и пошел дальше. Только Таргон остался рядом с солдатом.
− Тебя прямо не узнать. − Проговорил он и пробежал дальше.
Вечером командир собрал всех солдат.
− Итак, сообщаю некоторые изменения. − Сказал он. − По приказу начальника вы все обязаны исполнять приказы не только его и капитана, но и всех его родственников. Отца, двух сыновей и жены. Кому нибудь что не ясно?
Все молчали.
− А тебе, Кирпич, хозяин выдал особенную премию.
Командир вынул бутылку с пивом и вокруг раздался вой всех солдат.
− За что ему, командир?!
Командир взглянул на на солдата, которому передавал бутылку.
− Не знаю, за что. − Ответил тот. − Пусть он сам скажет.
− Говори, Кирпич!
− За службу, за что же еще. − Фыркнул тот и открыл бутылку. − Ну, несите стопки, угощаю всех!
Послышался свист и через полминуты Кирпич уже разливал пиво.
− А ты чего там сидишь, Крыс? − Спросил Крипич.
− Пошел в жопу!
− Не хочешь, не надо, нам больше достанется. − Ответил Кирпич и закончив разлив сам выпил оставшееся пиво из горла. − Класс! − Произнес он.
− Ты настоящий друг, Кирпич!
− С нас причитается! − Заговорили солдаты, с удовольствием потягивая свои маленькие дольки запретного напитка.


Звездолет отправлялся в путь. Сверхсветовой прыжок в несколько минут сложно назвать подобным словом. На сборы и подготовку уходит времени больше. Можно и не собираться, но команда обязана быть готовой к неожиданностям при выходе из прыжка.
Очередной сеанс связи. На этот раз хозяин договорился очень быстро и вскоре на звездолет прибыли грузы, которые следовало переправить в одну из колоний. А там появились еще и еще.
Задача солдат только охранять. Грузчиков хватало и в портах отправления/назначения. Звездолет прошел несколько десятков планет, на некоторые залетал по несколько раз. Работа почти не отличалась от той, что была на земле, только не было выходных. Один раз за месяц хозяин отпустил охранников отдохнуть в крупном космопорте. Те вернулись довольными и пьяными. Крыс оказался с крупным фингалом под глазом. Он таки сцепился с Кирпичом, и тот проявил небывалую ловкость. Врезал Крысу и в глаз, и в грудь. И на землю свалил, и едва не забил человека, только команда и остановила Кирпича, подоспев вовремя.
Хозяину сказали, что солдата избили местные, напав вчетвером, когда тот несколько отстал от остальных. Для разборок времени не было, и звездолет вновь взлетел в космос.
А к Кирпичу остальные стали поменьше задираться. Впрочем, он оставался своим. Все помнили ту бутылочку, и только Крыс оказался обделенным, и теперь все более и более отдалялся от команды.
В очередной раз, после возврашения к Армазону, Крыс попросту уволился и охранников на корабле оказалось шестеро. Хозяин это принял без проблем. Ему было почти без разницы, шесть или семь человек в команде охранников. Проблем с нападениями у него еще не было. Лишь пару раз, на чужих планетах, ему приходилось отправляться на переговоры с охраной.

Часть 4



Хозяин платил за работу не мало. Хотя, она и казалась не нужной, но время пришло, и вся оплата окупилась сторицей. Небольшая дальняя колония едва не стала последним пристанищем для всего экипажа из-за нападения на корабль. Бандиты захватили его, и только безумное действие того самого Кирпича, прорвавшегося в корабль во время перестрелки, вернуло его хозяину. Сначала в корабль ворвался солдат, затем вслед за ним туда вскочили охранники и бой уже произошел внутри. Боевики потеряв нескольких человек закрылись в отсеке управления и были готовы запустить двигатели, да что-то у них не заладилось.
Только Райди, знал что произошло. Он не делал ничего сам, а только видел магические действия, совершенные женщиной, той самой, что сидела в корабле все время и не покидала его. Кто она никто из охранников не знал, а интересоваться не позволяло положение. Теперь же было ясно, что она − Маг. Или не совсем, но имеет способности.
Не сумев запустить двигатели бандиты прошляпили другое действие. Солдаты проникли в отсек через запасные ходы, которые были известны только хозяевам корабля и быстрыми действиями обезвредили остальных.

Наконец, все закончилось. Четверых пленных заставили вытаскивать из корабля трупы боевиков, а хозяин почти не верил в чудо. Результатом схватки стало четырнадцать убитых бандитов, а в охране только четверо получили ранения, из которых всего да серьезных.
Райди оказался с немного задетой рукой. Наверно, впервые и капитан со своими помощниками и семья хозяина, и охранники, и странная женщина-маг собрались вместе.
Ранен был и один из помощников капитана. Но чудо оставалось чудом. Все живы, а четырнадцать бандитов...

− Я хочу знать, почему ты ничего не сделала? − Произнес хозяин. Он обращался к женщине, остававшейся на корабле.
− А по моему, если бы не она, не видать бы вам своего космолета. − Произнес Райди. Женщина взглянула на солдата, и не увидела в нем ничего, кроме грубого желания мужчины понравиться женщине.
− Что она сделала? − Спросил хозяин взглянув на Райди.
− Ничего. − Произнес Кирпич, думая лишь о том, что врывался в корабль, считая что надо спасать красивую девушку.
Ее реакция только выдала, что она слышала мысли человека. Женщина издала странный звук, в котором слышался смешок, а хозяин решил, что она не желает отвечать.
Это были странные отношения. Звездолет взлетел в космос и начались очередные будни. И только люди стали несколько ближе друг другу. Хозяин ощущал, что платит охране не зря, а солдаты испытывали чувство гордости за исполненный долг и все допытывались у Кирпича, что это он под пули полез и так рисковал жизнью, прорываясь к кораблю. Тот не отвечал.

Полеты продолжались. В один из моментов Райди узнал новое в отношении хозяина и женщины-мага. Он был чем-то обязан, и она спрашивала о том, когда человек собирается исполнить обязательства. Тот ответил расплывчато, объясняя, что ему надо заработать, а для этого надо много летать.

Райди вел свои наблюдения, делая незаметно для всех. Он узнавал о планетах и мирах. Об инопланетянах, торговле. Он не мало нашел данных о магах и понял, что их не особенно уважали. Более того, травили как зверей, а подчас заставляли работать как проклятых, используя самые жестокие методы, от подкупа до шантажа убийством родственников.
Во множестве книг маги назывались предателями, прислужниками инопланетян. Нашлась информация и о лайинтах, от которых и была получена технология сверхсветовых перемещений. Впрочем, судя по полумилионной истории это могло быть совсем не так. Лайинты не имели столь глубокой истории, да и не было их видно, впрочем, как и эртов.
Информация о планетных системах и колониях позволяла понять, где следовало вести себя более осторожно, а где можно было и воспользоваться магическими силами.
Именно эти данные Райди и использовал для изменения своего положения. В одной из малых колоний он получил отпуск на день и отправился в припортовый городок. Он нашел возможность скрыться, изменил себя, став достаточно молодым, но сильным человеком и вновь оказался в космопорте, где передал капитану заявлением с желанием поступить на службу. В списке возможных профессий он указал и слугу, и охранника, а в пункте причин указал свое большое желание летать.
Капитан принял заявление. Он не думал принимать парня, но все же передал его заявление хозяину, и тот решил разузнать, что это за человек. Запрос ушел в космопорт, оттуда в местную полицию и на этом пути был перехвачен. Крылев передал запрос в полицию о другом человеке, получил все по форме, после чего данные ушли к капитану корабля. В них не было ничего особенного, указывалось, что человек чист перед законом и не имеет каких либо замечаний.
− Думаю, его можно принять. − Сказал капитан.
− Да? − Удивился помощник.
− Да. Передадите его Таргону, а там будет видно.
Райди получил сообщение о согласии принять его по телефону и вскоре прибыл на корабль. А о том, что стало с Кирпичом, все узнали только на следующее утро, когда в местную полицию ушло сообщение о пропавшем человеке.
В морге уже лежал труп неопознанного человека, который по пьянке попал под трамвай.

Ханти Гро вошел в экипаж, когда там хоронили человека. Парень поначалу и "не узнал" о том, что оказался заменой солдату, погибшему по нелепости.
А новый молодой воин сразу же оказался вне компании остальных. В первые же дни он "понял", что среди солдат ему не найти нормального общения. Парень оказался не только любителем книг. Он знал не мало из навигации и обслуживания космических кораблей, стал завсегдатаем компьютерной библиотеки, познакомился с Джимом и Роскардом, сыновьями хозяина, и общался с ними почти на равных.

В очередной день Ханти оказался за компьютером. Он сидел за симулятором и громил "врагов". Система корабля подымала его рейтинг в списке игроков, и Ханти оказался на втором месте. Первое занимал некий Джи, который по очкам перебрал в несколько раз больше, чем все остальные.
Ханти на своем уровне достиг лишь раза в полтора выше, чем у капитана корабля. Тот в игре вставил именно свое имя и был вторым, до поры до времени...
"Сыграем?" − Возникла надпись на мониторе, а затем подпись: "Джи".
"В поддавки." − Написал Райди в ответ.
"Нормально. Играешь или нет?"
"Играю."
Он проиграл. Проиграл, как ни старался. Джи, видимо, имел не мало опыта.
"Слабоват ты парень." − Появилась надпись.
"Не все сразу − по очереди." − Ответил Ханти.
Слов больше не было, и Райди перешел на другую программу. Он вновь взялся за чтение книг и просидел за компьютером почти до самого вечера. Затем ему следовало поужинать и отправляться спать, так как на следующий день у него начиналась вахта.

Все как будто осталось прежним. Даже место в каюте Ханти занимал от старого Кирпича.
− Сегодня у нас будут тренировки. − Сказал командир. − Приходи на тренажер.
− Да, сэр. − Ответил Ханти. Позавтракав он отправился в отсек с тренажерами для команды. Пять воинов уже были там.
− Ну, показывай, что умеешь, парень. − Сказал Таргон.
− А что показывать то? Стихи рассказать наизусть?
− Не глупи, парень. Подходи к штанге и подымай.
Ханти прошел на помост, взглянул на штангу, оценивая ее вес, затем взялся за нее и поднял...
Послышался скрежет. Несколько болтов вылетели из пола.
− По моему, вы ее не отцепили от креплений. − Сказал Райди, опуская штангу.
Пять человек смотрели на него с полураскрытыми глазами. Еще не было случая в их практике, что бы кто-то поднял штангу, срывая при этом крепления...
− Черт возьми... − Произнес Таргон.
− А ну ка, сожми. − Он показал на ручной силомер. Райди взялся за него, и сжал. Стрелка уперлась в край шкалы и погнулась.
− Че-то, ребята, у вас техника для хлюпиков. − Сказал Ханти. − Может, прямо померяемся с кем силой? Кто желает?
Таргон вышел на ковер и попытался припереть Ханти к стене, словно танк. В результате, сам влетел в стену, а парень оказался в стороне с очередной язвой на словах.
Новая схватка, и на этот раз командир перелетев через солдата рухнул на спину.
− Да что за черт, вы что, все такие слабаки? − Спросил Ханти.
Людей его слова задели, а через несколько минут солдаты уже не считали новичка слабаком. Он побил всех.
− Ну так что скажешь, командир? − Спросил Ханти, когда все пришли в себя.
− Ладно. Тренировка закончена. − Ответил он.

Они уже не думали, что парень, принятый в команду, не имел сил. В каюте, где все солдаты спали вместе, стало меньше пререканий и подколок по поводу молодого человека, а Таргон еще пару раз пытался победить Ханти в схватке, но оба раза проигрывал.
− Не понимаю, как это возможно. − Произнес Таргон после третьего поражения. − Где ты учился борьбе?
− Дома. − Ответил Ханти. − Родители меня учили, отец и мать. Потом уже сам, когда остался один. Да, надо еще заметить, что родился я в семье хищников.
Таргон взглянул на Ханти совсем иначе.
− И ты не боишься в этом признаваться?
− Что значит признаваться? Я не совершал преступлений, мне не в чем признаваться. И закон никто не отменял. О равенстве и уголовной наказуемости дискриминации.
Таргон больше ничего не говорил. Упоминание о хищничестве вызвало в нем какое-то отвращение. Он не стал говорить всем об этом, а Ханти сам больше не упоминал.

В который раз Джи вызывал Ханти на схватку в компьютерной игре. Еще не было ни разу, что бы Ханти победил. По рейтингу он медленно подымался вверх, но не достиг и половины того, что достиг Джи. Бои были словно обучением, и Ханти занимала эта игра.
"Не боишься?" − Возник очередной вопрос.
"Чего бояться? Это всего лишь игра."
"Тогда, еще раз."
На этот раз Джи специально подставил несколько своих позиций, а затем повел игру во всю силу и, все равно, одержал победу.
"Слабо ты играешь." − Возникла надпись.
"Кто ты?" − Спросил Ханти.
"Я − Джи. А кто ты?" − Появился ответ.
"Ханти." − Ответил он.

Выяснить, кто именно был Джи, Райди не сумел. Он мог проверить это через компьютер, но не желал себя выдавать. Скорее всего, его противником был либо сам хозяин, либо его старший сын. То что не младший Ханти знал, потому что тот один раз сидел рядом, наблюдая борьбу Ханти и Джи.

Корабль прибыл к Армазону. Ханти Гро оказался на этой планете "впервые" и получил отпуск. Он прошел почти получасовой идентификационный тест, получил новое удостоверение личности. Оно становилось основным, а старое полагалось сдавать. Когда от него затребовали старый документ, он недоуменно заявил, что оставил его, "не подумав".
И это было принято. От Ханти потребовали только, что бы он в очередной раз занес старый документ, а с новым он мог отправляться хоть куда. Впрочем, уходить с корабля он не собирался. Еще не пришло время, еще многое надо было выяснить, да и некоторая личная связь оставалась с командой и хозяевами звездолета.

Прибыв на корабль, Ханти первым делом выгрузил несколько десятков видео и инфодисков. Он взял несколько самых последних справочников по навигации, учебники, просто книги и пару фильмов, которых не было в списках видеотеки звездолета.
− И не жалко тебе было тратить столько денег? − Спросил Таргон, глядя на пачку дисков, появившуюся в каюте.
− А чего жалеть то? Заработаю еще. − Ответил Ханти. − А здесь много интересного. И пара самых последних фильмов. Их можно будет посмотреть.
− Фильмы то дурацкие. − Фыркнул Таргон, глядя на названия. − Какая-то ерунда про магов.
− Не понимаешь ты ничего в химии мозга. − Ответил Ханти.

Фильмы, хотя и имели захватывающий сюжет, Райди не особенно понравились. Не понравилось то, что пропаганда была направлена против магов.
Хозяин в один из дней вызвал солдат и задал вопрос об этих фильмах, спрашивая, кто их принес на корабль. Ханти сразу же сказал о себе, затем выслушал недовольство хозяина, требовавшего, что бы подобное дерьмо не появлялось в его видеотеке.
− Наверно, я полный дурак. − Сказал Ханти в ответ.
− Что? Как это понимать?!
− Вы называете дерьмом фильмы, получившие не мало призов за художественность и исполнение. На Армазоне они названы лучшими фильмами года, и я не понимаю, почему вы против них, особенно, в свете кодекса о свободе информации.
Человек лишь дернулся, а затем ушел, ничего не сказав.

А через день свое "фи" на счет фильмов высказал Джи. Он просто отказался играть, заявив, что не желает знать такого человека, который покупает подобную муть.
Ханти просто получил дополнительное время для своих занятий. Он обходился без игр и не играл даже с компьютером. А на следущей планете приобрел еще пару фильмов с той же темой, чем вызвал почти негодование хозяина, который заявил, что выгонит человека, если тот еще раз приобретет подобную гадость.
− Вы в серьез желаете проблем с комиссией по свободе информации? − Спросил Ханти. − Я просто заявлю туда и стребую с вас соответствующее количество нулей за дискриминацию в связи с личными убеждениями.
Человек ничего не ответил, а Ханти уже был готов к тому что следующий крупный порт станет для него последним. Однако, ничего не изменилось даже после того, как он приобрел очередную порцию "гадости". Впрочем, на этот раз она оказалась разбавлена. Из двух фильмов только один был направлен против магов, а второй повествовал о полудиком мире, где велась война дикарей-хищников и цивилизованых людей. Хищники, конечно же, проиграли.
Ханти приобрел на очередную зарплату целый компьютерный блок и, как ни в чем не бывало установил его в техническом отсеке. Капитан не был против, каждый человек на корабле имел право иметь свой компьютерный блок, держать на нем свою информацию и забирать уходя с корабля.

Взлет. Новые планеты, новая работа. Ханти Гро оставался в экипаже корабля. Он уже понимал, почему это происходило. За дискриминацию хозяин мог получить не мало неприятностей, но больше всего неприятностей он мог получить при обнаружении на корабле мага. Теперь то было ясно, почему женщина не выходила никуда. Она не прошла бы контроль.
Очередной перелет к новой планете закончился слишком близко к цели. Корабль попал в зону, куда никто не имел права входить без разрешения, и капитан был вынужден сдаться подошедшим боевым крейсерам.
На космолет прибыл взвод, который захватил корабль и команду. Охране был отдан приказ не сопротивляться, и вскоре одиннадцать человек были собраны в одном помещении.
− Чьи это диски? − Спросил офицер, показывая пачку.
− Мои. − Ответил Ханти.
− Мы изымаем их для экспертизы.
− С условием, что вы их вернете целыми и не заезженными.
− Никто из вас не имеет права покидать каюты до нашего распоряжения. А теперь расходитесь!

Ханти оказался вместе с отделением. Он лежал на своем месте и не говорил ни с кем. Пять человек резались в карты. Через два часа их начали вызывать по одному. Сначала командира, затем Ханти.
Его провели в каюту капитана, и Ханти оказался перед офицером.
− Итак, я вас слушаю, Ханти Гро, − сказал он.
− Что? Сказку рассказать? − спросил Ханти удивляясь.
− Почему в вашей коллекции фильмы только одной тематики?
− Я не на столько богат, что бы иметь фильмы всех тематик. Покупал то, что больше нравилось. Вы еще спросите, почему у меня информационные диски по одной тематике.
− Информация у вас, как раз, более разнообразна.
− Ну почему же? Вся так или иначе с космосом связана. Всяких биологий, географий, языковий и тому подобного там нет.
− Хорошо. Закроем эту тему, − вам известна эта женщина? − Человек показал фотографию той самой таинственной пассажирки.
− Да, она вместе с нами летает.
− И что вы можете о ней сказать?
− А что говорить? Я с ней не сплю.
− Может, вы замечали за ней что-нибудь? − человек показал странный жест.
− Не понял, − произнес Ханти. − Что я должен был заметить?
− Странности.
− Какие еще странности? Что вы мне голову морочите?! − воскликнул Ханти. − Нормальная женщина. Вам же сказали, мы по ошибке влетели. Ну попали, случайно. Что, не бывает, что ли?
− Не бывает. В нашей системе подобного никогда не случалось.
− Ну и что? Вашей системе без году неделя. А на Армазоне таких случаев было до фига. Однажды корабль даже в атмосферу попал и сгорел из-за большой скорости.
− Похоже, вы не плохо информированы в этом вопросе.
− А как же. Я не дурачок какой-нибудь. Когда-нибудь и сам стану капитаном корабля.
− Значит, вы не знаете, откуда в вашем корабле взялись следы магии?
− Чего? − удивленно переспросил Ханти.
− Следы магии.
− Что-то я не видел никаких следов магии.
− Они в компьютере.
− Это игра что ли? Нет, не знаю. И не видел даже.
− Это не игра.
− Тогда, я не понимаю. Что значит следы магии в компьютере?
− Вы же покупали фильмы и знаете не мало о магах.
− Я конечно, покупал, господин офицер, но я не такой тупой, что бы не понять, что может быть, а чего не может быть. Вы никогда не слышали о спецэффектах? Это такие трюки, что в фильм вставляются с помощью компьютеров, а кажется, будто все на самом деле...
− Мне известно, что такое спецэффект, − произнес офицер. − Но то, о чем я говорю, довольно серьезно. Речь идет о том, что на вашем корабле находится маг, и мы хотим это выяснить.
− Вы, ребята, психи, − ответил Ханти. − Не, если бы здесь и впраду маг обнаружился, я бы ему первый кол осиновый в сердце всадил, но корабль летает не первый год, и я здесь не одну неделю, и на Армазоне мы были, а там уж спецы есть покруче, вы можете поверить. Да и кто маг то? Солдаты? Так они болваны из болванов. Капитан? − Усмехнулся Ханти. − Он меня за такие фильмы превратил бы в крысу. А женщина маг, ну это же вообще смешно.
− Может быть, это вы сами.
Ханти усмехнулся.
− Шуточки у вас однако. Меня проверяли всего лишь месяц назад, на Армазоне, и ничего не нашли, так что я чист.
− Зачем же вас там проверяли, если не подозревали?
− Ну так там положено, каждого, кто впервые прилетел, проверить. Вы же знаете, с какой я планеты прилетел. Там, между прочим, и магов никогда не было.
Ханти Гро был возвращен. Затем на допрос отправились остальные солдаты. Их спрашивали меньше, и кто-то решил узнать, почему это Ханти задержался на допросе больше всех.
− Ясно почему, − усмехнулся тот. − У кого голова умнее, того и спрашивали больше. А с дурака много не спросишь.
Человек едва не набросился на Ханти, но командир его остановил.
− Ты, гад! Ты еще поплатишься за свои слова!
Лишь к вечеру солдатам дали возможность поужинать, а затем вернули назад. Ханти вновь вызвали, и он опять оказался перед офицером.
− Я полагаю, вы хорошо обо всем подумали за это время? − Спросил он.
− О чем это? − Удивился Ханти.
− О магах.
Ханти фыркнул, усмехаясь.
− Вы серьезно? Я о них и не вспоминал.
− Я хочу, что бы вы помогли нам. − Сказал офицер.
− И чем же?
− Определить, кто маг.
− Я, вообще-то, не детектор. У вас приборов, что ли нет?
− Нет.
− Ну и какого черта тогда вы возитесь, здесь?! − Воскликнул Ханти. − Приборов нет, а вы тут решили магов ловить? Ребята, вы − психи!
− Успокойтесь! − Приказал офицер. − Сейчас сюда приведут Джи.
Ханти замолчал. Дверь открылась, ввели молодую женщину.
− Присаживайтесь. − Сказал офицер.
− Итак, вы знакомы? − Спросил офицер.
− Нет. − Ответила женщина.
− Как это нет? Вы играли с ним на компьютере.
− С кем? − Удивленно спросил Ханти.
− Это Джи.
− Джи, это хозяин корабля. − Произнес Ханти.
− Джи, это я. − Сказала женщина.
− Действительно? − Ханти смотрел на нее не скрывая удивления.
− Вы же были на одном корабле. − Произнес офицер.
− Ну и были. − Ответил Ханти. − В чем проблема то?
− И при этом вы не знакомы?
− Ну, не знакомы. Мы встречались то раза два и все.
− И после этого вы говорите, что знаете ее? − Спросил офицер.
− Да кто вам сказал такое?! − Воскликнул Ханти, подымаясь. − Что вы тут несете чушь всякую?! Маги, немаги?! Я вам сказал, нас на Армазоне проверяли! В вашей занюханой колонишке даше приборов не нашлось, а вы несете всякую чушь о каких-то следах в компьютере!
− Прекратите сейчас же! − Воскликнул офицер.
− Нет, не прекращу! Если вы не прекратите это издевательство, я подам на вас в суд! И в комиссию по дискриминации!
− Какой еще дискриминации?!
− А такой! Думаете, я не знаю, почему вы прицепились ко мне?! Вам не нравится, что мои родители в племиени хищников родились! Вот вы и несете всякую окалесицу! Я подам на вас в суд! И вашей вшивой колонишке номерочек-то понизят за мерзости, что вы тут устраиваете законопослушным гражданам! Нет такого закона, что бы за случайность людей мурыжить сутками на допросах!
− Уведите этого идиота! − приказал офицер.
− Вы еще заплатите за оскорбление! − выкрикнул Ханти, когда его выводили.

Утром вся команда оказалась на свободе. На свободе оказалась и Джи. Ханти вряд ли стал бы рисковать из-за нее. Он не знал эту женщину, но было ясно, что корабль не улетел бы никуда без нее. Теперь он выполнял свою обычную работу, а затем вновь вышел в космос.

"Сыграем?" − Возник вопрос на экране, подписанный Джи.
"Нет." − Ответил Ханти.
"Почему? Боишься?"
"Нефиг дискриминацию устраивать." − Ответил Ханти.
"Какую еще дискриминацию?"
"Когда поймешь, тогда и будем говорить." − Ответил Ханти и отключил связь.
Он увидел ее на следующий день, когда стоял на посту.
− Ты ведь не такой дурак, каким прикидываешься. − Произнесла она.
− А я не прикидываюсь.
− Тогда, почему не сказал там, что капитан пытался заставить тебя выкинуть те фильмы?
− А почему я должен был об этом говорить?
− Тебя же допрашивали о магах.
− Ну и что? Ты считаешь, что дискриминация, которую вы устроили, означает, что и я должен поступать так же как вы?
− Какая еще дискриминация?
− Обыкновенная. Против свободы личности. Если вам эти фильмы не нравятся, почему я должен страдать?
− А почему мы должны страдать из-за них?
− А чем они вам помешали? Я вас заставлял их смотреть? Нет? Тогда, почему бы вам не полететь на Армазон и не устроить там экзекуцию всем дискам с этими фильмами? Чем они лучше моих, если ни те ни другие вы не смотрите?
− Ты не понимаешь, что не все люди разделяют эту точку зрения?
− Я то как раз понимаю. А понимаете ли вы? Да если бы не эти фильмы, вы вообще сидели бы где нибудь там в кутузке и вас мурыжили бы еще больше из-за того что какому-то идиоту пришло в голову искать здесь магов. И этот кретин еще хотел, что бы я ему помог магов искать. Болван.
− Почему болван то? А если и вправду здесь маг оказался бы?
− Тогда, он давно бы их зажарил. − Ответил Ханти. − Ты не видела фильмы? О том, как против пары магов целый космический флот выступает? И драка там такая, что куски планет летят в стороны.
− Это преувеличение.
− Чего ты хочешь? − Спросил Ханти. − Доказать мне, что ты маг?
− И посмотреть, как ты будешь втыкать осиновый кол, о котором ты там говорил.
− Что-то я не помню, что бы ты там была в тот момент.
− Была. Рядом. И приборы у них были, они проверяли, что я думаю обо всем. Я сидела и думала, что ты придурок.
− А о том, что сама дура, не думала?
− Не думала.
− Ну так подумай, пожалуйста.
Она не ответила, а проскочила вперед и закрыла за собой дверь из отсека. Через мгновение с другой стороны появился Таргон.
− Стоишь? − Спросил он.
− Стою.
− Ну стой-стой.
− Какая крутая мысль. − Произнес Ханти.
− Ты что-то сказал?! − Произнес командир, обернувшись.
− Никак нет, сэр! − Воскликнул Ханти.
Таргон несколько мгновений стоял, затем прошел дальше.

Больше разговоров между Джи и Ханти не было. Заметно стало только изменение отношения к Ханти хозяина. Тот стал терпимее. Стал больше встречаться с Ханти и Роскард, который ранее почти забыл о нем.
Таргон же и четверо солдат, наоборот, вели себя все более и более вызывающе, и это поведение вылилось в самую настоящую драку, которая возникла во время отпуска, вне корабля.
Задирания со стороны четверки закончились нападением, а попытка командира "разнять" дерущихся оказалась просто его вступлением в драку на стороне четверых.
Райди бил не жалея. Четверка разлетелась в стороны, а командир после полуминутной схватки получил мощнейший удар под глаз.
− Вы даже впятером против меня слабаки. − Фыркнул Ханти и пошел прочь.

Вечером, после возвращения охраны и ужина, хозяин собрал всех шестерых.
− Я полагаю, пришло время нам распрощаться. − Сказал хозяин, глядя на Ханти. − Осталось только выбрать, с тобой, или с ним. − Хозяин указал на Таргона.
− Он останется. − Послышался голос Джи.
− Спасибо, Джи. − Произнес Ханти.
− По моему, я не сказала, кто.
− Я решил, что речь вряд ли об этом хлюпике. − Ответил Ханти.
Таргон бросился на Ханти, тот обернулся и отбил два удара, а затем нанес свои. Человек отлетел назад и распластался на полу.
− Похоже, ясно, кто останется. − Произнес хозяин.
− Мы не останемся, если вы его выгоните! − Заговорили четверо.
Хозяин обернулся к Джи.
− Пусть они убираются. − Произнесла она и скрылась, давая понять, что это ее окончательное решение.
− Вы уволены. − Произнес хозяин пятерке.
− Вы серьезно?! − Воскликнул Таргон.
− Я серьезно. Получите рассчет сегодня же. Все по закону, как мы и договаривались.
− Хорошо. − Ответил Таргон, хотя был явно не доволен. − Идем отсюда. − Сказал он своим друзьям, и те удалились.
Хозяин так же уже уходил, оставляя Ханти.
− Можно вопрос? − Спросил Ханти. − Кто здесь хозяин? Вы или она?
− Она. − Буркнул человек и пошел прочь.
Ханти это знал. Он так же знал и о том, что корабль периодически останавливался среди космоса, и Джи проводила какие-то свои эксперименты, используя магическую силу. Это делалось незаметно для охраны. В основном только ночью...


Хозяин вошел в каюту и взглянул на свою повелительницу.
− Таргон обманул вас. − Сказала она. − Это они напали на него. Все пятеро, и не справились.
− Серьезно?
− Да. Это было в его мыслях. Я все слышала.
− Но этот парень опасен.
− Да, но он менее опасен, когда здесь. Кроме того, я хочу, что бы он оказался на нашей стороне. Может, это и произойдет. А его пристрастие к тем фильмам... Не думаю, что оно отражает его собственные мысли.
− Почему?
− Потому что я говорила с ним на эту тему.
− Но это же опасно! Он мог догадаться!
− Он не догадывается. Он считает, что магу глупо скрываться на каком-то корабле, когда он может взрывать боевые крейсера врага и планеты. Он не понимает, что это преувеличение реальных наших сил. И, тем более, моих. Мне на мгновение показалось, что он слышал мою мысль. Но это не так. Вряд ли бы нам так повезло.
− Повезло? О чем вы?
− Сейчас не важно. Вы будете искать другую охрану?
− Набирать новых людей, когда мы почти у цели, слишком рискованно.
− Когда? В прошлый раз вы сказали, что через год, но год уже прошел.
− Осталось не больше двух месяцев. После этого вся сумма будет у нас и мы сможем лететь.
− Хорошо. − Ответила она. − И спасибо за то что верите мне.
− Я всегда верил, но не был раньше уверен, что вы действительно маг.


Звездолет вновь летал меж звезд. Теперь охранник был только один. Расписание его было свободным и не требовались никакие дежурства, кроме моментов, когда корабль прибывал к планетам. Кроме того, в качестве охранников теперь выступали и Джим с Роскардом. Это выглядело почти смешно, хотя для внешнего наблюдателя корабль не казался неохраняемым.
Пролетели два месяца. Хозяин объявил, что корабль отправляется в дальний путь и может не вернуться. Он говорил это для четырех человек, капитана с помощниками и Ханти.
− Это дальняя колония, и корабль может оттуда не вернуться.
− А почему вы не называете ее? − Спросил капитан.
− Я лечу. − Сказал Ханти, перебивая слова человека. − Мне без разницы, какая колония.
− Я не знаю ее точных координат. − Произнес хозяин. − Надо лететь туда и искать. Это планета Джи, и она ее узнает.
− Вы дадите нам время на обдумывание? − Спросил капитан.
− Да. Одного дня будет достаточно?
− Достаточно.
Хозяин оставил их. Ханти только усмехнулся, глядя на капитана и отправился в свой отсек. Теперь он был там единоличным распорядителем.
Он почти заснул, когда в каюту вошла Джи.
− Ты живешь в таком бардаке? − Удивленно спросила она.
− Нормальный бардак. − Ответил Ханти. − Он здесь все время был такой, я не стал ничего менять.
− Почему ты решил лететь?
− А почему мне не лететь? − Усмехнулся Ханти. − Я в космос отправился не для того что бы на мелкоте плавать все время. Надо и на глубине побывать. Хозяин сказал, там твоя планета?
− Да. Я была еще девчонкой, когда меня оттуда увезли.
− Плохо, когда родители не думают о детях. − Ответил Ханти.
− При чем здесь родители?
− Как при чем? Они не знали, что ты не хочешь улетать из дома?
− Ты всегда рассуждаешь на три шага вперед, не думая, что первый может оказаться не верен?
− Почти. Так интереснее. Скажешь такое, и человека сразу видно. Дошло до него или нет.
− Я хочу, что бы мы стали друзьями. − Сказала она.
− А мы, разве нет? − Удивился Ханти.
− Я понимаю, ты не хочешь показаться невежливым. Но дело в том, что там нас встретят не очень то хорошо. Я не знаю, каково там положение.
− Понятно. Ты хочешь, что бы в случае всяких непредвиденных ситуаций, я не сбежал?
− Дело не только в этом. Я не думаю, что ты сбежишь от трудностей. Я хочу, что бы ты верил мне.
− А я верю. − Ответил Ханти.
− И можешь поклясться в верности?
− Не могу. − Ответил он спокойно.
− Почему не можешь?
− Ну, мало ли? Вдруг окажется, что ты хищников ненавидишь?
− Я знаю, что это разделение глупо. И, надеюсь, ты это сам понимаешь.
− Я понимаю. Мне это не понимать было бы как-то странно.
− Я надеюсь, ты понимаешь, что и другое разделение глупо?
− Какое?
− На людей и магов.
− Так на вашей планете маги живут? − Усмехнулся Ханти. − Весело.
− Ты не ответил.
− Я понимаю. И, если вдруг окажется, что какой нибудь маг там твой друг, можешь не беспокоиться, я не стану вспоминать про осиновые колья.
− Хорошо. − Вздохнула она. − Кстати, ты мог бы переехать и в более удобную каюту.
− Не знаю, только зачем. − Ответил Ханти. − Я уже здесь привык.
− Я имею в виду, отдельную каюту для командира охранников. Там есть связь и будет лучше, если ты переедешь туда.
− Хорошо.


Капитан после раздумываний так же решил лететь, и вскоре космолет отправился в путь.
На этот раз все собрались в рубке, нашлось там место и для Ханти. Капитан вел корабль, а Джи рассматривала картинки звезд и планет. Сначала она указала диапазон типа звезды, а затем космолет начал поиск. Он прыгал средь звезд. Десятки, сотни, тысячи прыжков. В большинстве случаев отсев происходил сразу же, в некоторых приходилось пройти ближе к планете.
День поисков закончился безрезультатно. Джи объявила, что все свободны и почти все покинули рубку.
− Ханти, ты идешь? − Спросила Джи.
− Я думаю. − Ответил он. − Почему такой странный поиск?
− А как ты предлагаешь?
− Включить, например, сканер.
− Мы не можем выдавать себя. − Ответила Джи.
− Есть же пассивные сканеры. Ты не выдашь себя, а обнаружишь точки, где эти сканеры работают. Как минимум, появятся более вероятные цели.
− Я думаю, он прав. − Сказал капитан.
− Хорошо. Значит, завтра с утра так и попробуем. А сейчас отдых.
Ханти ушел в свою новую каюту и заметил некоторое непонимание со стороны Джи. Непонимание того, почему он не интересуется ею, как женщиной. Любой мужчина при ней в мыслях всегда ощущал влечение, а Ханти был словно лед.

На следующий день поиск оказался более успешным. После обнаружения точек пассивным сканером, звездолет прошел к нескольким мирам, и один из них оказался именно тем, который нужен.
Хан смотрел на планету почти не веря. Это был тот самый мир, в который он попал много лет назад вместе с двумя дентрийцами. Тогда он подвергся нападению карсанов, а теперь...
− Сканер показывает, что на планете кроме людей находятся карсаны. − Сказал капитан. − Это тот мир?
− Да. − Ответила Джи. − Это он. Мы должны спуститься.
− Надо только понять куда. Я не вижу никаких маяков и чего либо похожего на космодромы. И спутников почти нет.
− Возможно, придется садиться в поле. − Ответила Джи. − Мы должны оказаться примерно вот в этом районе.
Она показала его на экране.
− И что потом? − Спросил капитан.
− Вы высадите меня и сможете лететь куда захотите.
− Может, тогда воспользоваться просто спасательной шлюпкой? Я настрою программу, и она спустит вас в любую точку, какую укажете. Это и безопаснее, потому что шлюпку сложнее заметить.
− Хорошо. Пусть будет так. − Ответила она.
Через несколько минут шлюпка уже была готова.
Джи села на первое место и не успела закрыть вход, когда в шлюпке оказался Ханти Гро.
− Ты куда? − Спросил капитан.
− Туда. − Ответил он. − Мне как-то надоело летать без дела. А тут будет интереснее. Да и Джи говорила, что ее могут встретить враждебно, так что я не помешаю. Ты не против, Джи?
− Нет. − Ответила она почти неуверенно.
− Хорошо. − Произнес капитан. − Уже пора, звездолет подходит к рассчетной точке выхода.

Шлюпка вышла из корабля. Ханти сидел, как ни в чем не бывало и не думал ни о какой опасности. Аппарат затормозил и начал вход в атмосферу. Джи напряглась и надеялась только, что все получится, что машина спустится на землю и никто ее не собьет.
Все так и вышло. Аппарат пронесся в воздухе, пролетел над лесом и почти рухнул в поле, пропоров довольно большую канаву. Джи попыталась открыть выход, но ее силы не хватило. Ханди добавил усилия и дверь наконец съехала в сторону.
− Ну? Кто первый выходит? − Спросил он.
− Выходи. − Ответила Джи.
Ханти выскочил на землю и сразу же огляделся. Рядом лес, вдали река, с другой стороны тоже лес. Никого вокруг.
Джи выбралась из машины и прошлась по земле с некоторой опаской.
− Интересно, сколько ты лет просидела в корабле? − Спросил Ханти.
− Почти два года. − Ответила она. − Идем отсюда.
− Думаешь, нас заметили?
− Лучше не проверять. − Ответила она и зашагала к лесу.
Ханти вернулся в челнок взял рюкзак со спецзапасом и закинув его за спину двинулся вслед за женщиной.

Они брели почти двое суток никого не встречая и не замечая признаков цивилизации.
− Он, наверно, промазал. − Сказала Джи.
− Вряд ли. Это твой палец промазал, когда показывала место. А челнок садится с точностью до километра.
Джи взглянула на Ханти и усмехнулась.
− Что смешного то?
− Ты сюда за приключениями спустился?
− А что? Плохо? Ты говорила, что тут маги, пилот сказал, что тут карсаны. Значит, будет веселье.
− Не будет веселья. Во всякие приключения лучше не попадать.
− Я это знаю.
− Я думаю, ты не сильно удивишься, когда узнаешь, что я маг? − Спросила она.
Ханти притормозил... Для формы.
− Ты? Маг?! − Произнес он. − А-а-а-а-а-а!...
Он бросился бежать и бегал вокруг трех деревьев, а затем остановился и взглянул на Джи с усмешкой.
− Надеюсь, ты не станешь меня в крысу превращать? − Спросил он.
− Не стану. − Усмехнулась она. Она чувствовала, что Ханти не боится.
− Теперь то ясно, чего вы так из-за фильмов тех бесились. А хозяина ты заставила слушаться?
− Нет. Он был обязан мне жизнью.
− Ты расскажешь о том, что можешь делать?
− Мне нечего рассказывать. Я маг, но я ничего не умею.
− Тогда, как же ты знаешь, что ты маг?
− Это показывают те приборы. И есть еще некоторые признаки. А что бы стать магом по настоящему, мне надо учиться.
− И куда мы сейчас идем?
− Уже никуда. Я искала свой дом, но его нет. Это то место, но здесь все пусто. Наверно, прошло много лет. Я узнаю сколько, когда мы доберемся до людей.
− Мы можем и до карсанов добраться.
− Здесь их нет. Сканер показал, что они далеко... В зоне хищников. − Джи взглянула на Ханти с каким-то странным чувством. − Я бы не хотела, что бы ты убивал животных для того что бы их есть.
− Хорошо. Но я тоже надеюсь, что ты не станешь мне запрещать есть мясо, если его будут продавать на базаре.
− Ты думаешь, что кто-то?... − Она замолчала, поняв, какова могла быть картина. − Ладно. Но ты сам, не убивай!
− Я не могу обещать, что не буду охотиться никогда, но воздержусь. − Ответил Ханти. − А обещать не убивать, когда вокруг неизвестно кто, и возможно нападение, по моему, неразумно.
− Ладно. − Ответила она. − Идем.

На следующее утро они вышли к первой деревне. Джи заговорила с женщиной, что копалась в огороде, и та указала направление к городу.
Вскоре два путника пришли туда. Джи искала что либо о магах и ей рассказали, что маги исчезли много сотен лет назад, что слухи о еще живых магах были, но никто не знает где они. Вскоре Джи узнала и о том, сколько прошло времени. Она держала себя, а когда покинула школу, села на скамейку и заплакала.
Ханти сел рядом и обнял ее.
− Прошло полторы тысячи лет. − Сказала она. − Вряд ли кто остался жив из моих родственников.
− А как же бессмертие магов? − Спросил он.
− Здесь была война, и они не выжили. Ты же слышал. Они не стали бы уходить. А меня увезли, когда я была еще маленькой. Мне было девять лет.
− Но ты помнишь место?
− Да. У нас была карта мира и я любила ее рассматривать. И знала много разных мест. Но сейчас все изменилось.
− Думаю, материки не изменились. − Ответил Ханти.
− А что мне материки?
− Как что? Ты же домой прилетела. Из такой дали. Для тебя вся планета дом родной.
Она усмехнулась сквозь слезы.
− Про плачущих магов я еще не слыхал. − Произнес Ханти.
− Не говори об этом вслух. − Сказала она. − Нас могут услышать.
− Думаешь, кто-то станет нападать?
− Не знаю. Но они не все хорошо к нам относятся.
− Ладно. Что будем делать?
− Не знаю, что. Даже не знаю, куда идти.
− Искать своих, наверно. Вряд ли убиты все.
− Ты думаешь?
− Да.
Она взглянула на Ханти с некоторым укором в мыслях за то что он не ощущал влечения...
− Да. Надо их искать.

Поиски было решено начать с похода к городу Каур-Анд, в котором по слухам жили крылатые воины, потомки тех, кто около тысячи лет назад громил хищников. На те времена и приходились все самые страшные войны, тогда же из мира исчезли и маги.
Впрочем, по дороге стали попадаться и иные слухи. О том, что маги живы, что некоторые из них живут в городах среди людей, но их сложно найти.
Легенд было не мало. Среди них даже встретились упоминания об именах, которые Джи знала. Знала она и Архинго, и Тшистара. В те времена они уже враждовали, но больших войн не было. Люди делились на дикарей-хищников и цивилизованных, хотя последние сами жили так же как дикари, только не охотились.

Пересечение очередной границы едва не стоило жизни Джи. Ханти вовремя столкнул ее с дороги, а затем вступил в схватку с атаковавшей группой людей. Закончилось все их побегом, когда половина осталась лежать на земле.
− Чего им было нужно?! − Воскликнула Джи.
− А фиг знает, чего бандитам нужно? − Ответил Ханти, и они зашагали дальше.
В новом городе вопрос о магах был встречен совсем не так как в предыдущем.
− Вон там. − Сказала торговка, когда Джи спросила о том, не знает ли она что о магах.
− Что там? − Не поняла Джи.
− Что, совсем глупая?! Там они, говорю!
− Идем. − Произнес Ханти и взял Джи за руку. Она была удивлена подобным обращением, но пошла за ним и они вскоре оказались перед домом, где большими буквами было написано "Школа Магии".
− Я сплю... − Произнесла Джи, хлопая глазами.
− Не спишь. И неизвестно, кто там. Может, шарлатаны.

Вошедших встретил старик с седой бородой.
− Желаете учиться магии? − Спросил он. − Ну тебя я, возможно, и приму, но ее точно нет. − Старик взглянул на Джи. − Я сказал, нет!
− Ну, на нет и суда нет. − Ответил Ханти. − Идем, Джи, найдем другую школу.
− Другой здесь нет, неуч! − Воскликнул старик.
− Ты, дед, не зарывайся, а то как подумаю, ты сразу в обморок упадешь!
− Что-о?! Вон! − Выкрикнул он.
− Идем, Джи. Он шарлатан. Я думал о мешке с золотом, а он даже не среагировал.
− Каком еще мешке? − Джи и старик спросили это одновременно, а затем переглянулись, и...
"Ты маг?" − Мысленно спросила Джи.
"Я маг, а ты кто?"
"Я могла бы им быть, но ничего не умею."
Старик стоял молча, а затем свалился, теряя сознание.
− Эй, я ничего такого не думал! − Произнес Ханти и взяв воду, что стояла рядом, плеснул ее на человека.
Тот пришел в себя.
− К-как это возможно? Женщина... Так не бывает! − Он взглянул на Ханти. − Это ты меня дуришь!
Тот в ответ лишь икнул.
− Вы не желаете даже попробовать? − Спросила Джи.
− Может быть. Деньги у тебя есть?
− Н-нет.
− Нет?! И как?! − Воскликнул старик.
− Раскудахтался. − Произнес Ханти. − Деньги найдутся. Работать мы умеем.
− А учиться когда?
− Чего тебя не устраивает? Она будет учиться, я буду работать.
− Ты должен учиться!
− А я здесь при чем? Я не маг.
− У тебя есть способности! Я это вижу.
− Ну и? Что ты предлагаешь? Что бы я учился, а женщина вкалывала? Тебе не кажется это... − Ханти показал знак, который старик не понял.
− Я буду вас учить, но вы заплатите после. Выполните кое какую работу для меня.
− С одним условием, что работа не окажется грязной.
− Ты за кого меня принимаешь?!
− Откуда мне знать? Вдруг ты хищник?
Старик чуть ли не задрожал.
− Вон! Вон отсюда!
− Я же сказал, что он шарлатан, Джи. Идем отсюда.
Они покинули дом. Старик еще о чем-то грозился, затем хлопнул дверью.
− Он слышал, что я думала. − Произнесла Джи. − Он маг.
− Хороший маг не будет учить за деньги. − Ответил Ханти. − А плохого тебе не нужно. Как думаешь?
− Может быть, но мы можем и не найти больше.
− Найдем.
− Не найдете! − Возник голос старика позади.
− Видишь, он уже оболгал всех, сказал, что мы хороших магов не найдем, значит, и сам дерьмо.
− Ты не знаешь, что можешь получить за оскорбление мага?! − Проговорил старик.
− А что? В крысу меня превратишь? Кишка тонка.
Маг взмахнул рукой, в ней вспыхнул огонь и удар должен был войти в Ханти, но Джи проскочила вперед и молния вошла в нее. Удар тряхнул ее, и она упала, теряя сознание.
− Ну ты гад старый! − Воскликнул Ханти и ударил человека промеж ног. Маг взвыл и в ту же секунду от нового удара влетел в свой дом.
Ханти попытался привести в чувство Джи, а из дома выскочил старик с ружьем в руке. Ханти среагировал в одно мгновение... Ружье описало дугу и упало на землю.
Хан лишь чиркнул двумя пальцами. Невидимая молния вошла в старика и в одно мгновение лишила его силы. Человек дернулся, закричал и бросился в дом.
Джи пришла в себя только вечером. Она чувствовала себя очень плохо, но Ханти не отходил ни на минуту. Он дал ей поесть и выпить.
− Что произошло? − Спросила она.
− Зачем ты полезла под молнию? Глупо же?
− Я маг, а тебя он убил бы.
− Не убил бы. Я сильнее тебя, и выдержал бы. А ты едва жива теперь.
Ее голова почти не работала, и Джи заснула.

Утром она уже смогла подняться. Поиски магов в городе не увенчались успехом. Старик попросту сбежал, и на следующий день два человека отправились на новые поиски.

− Мы можем так бродить вечно. − Сказала Джи. − Надо было остановиться там, и...
− Нахвататься всякой мерзости от того негодяя? − Спросил Ханти. − Он был и не маг, а так, мелкота.
− Ты думаешь, я не мелкота? Я вообще не умею ничего.
− Ну мысли то ты видишь насквозь у всех? − Произнес Ханти, улыбаясь.
− Вижу. − Ответила она понизив голос. − И вижу, что я тебе не нравлюсь.
− Женой моей тебе не быть. И не потому, что ты мне не нравишься, а потому, что у меня есть жена.
− Есть? Ты ее бросил там?
− Нет, я ее не бросил. Но я ее найду. И ты найдешь себе мужа. Когда нибудь.

Новые маги встретились только через две недели пути, в новом городе. Но они правили и вряд ли стали кого либо учить. А царившая вокруг жестокость отбивала всякое желание даже пытаться идти к ним.
Джи и Ханти задержались в городе почти на неделю. Надо было заработать на дальнейшую дорогу. Кроме того, можно было побольше узнать о магах.
А через неделю они получили некоторое количество денег и узнали информацию о школе Великого Мага Архинго, что располагалаясь не так уж и далеко. Всего в месяце пешего пути.
− Мы должны идти туда. − Сказала Джи. − Архинго, это добрый маг.
− Надеюсь. − Произнес Ханти, выражая в мыслях сомнение.
− Ты думаешь, что он может быть злым?
− Чернобелое представление, Джи, ты ведь понимаешь.
− Да. Он мог и измениться, но все же, это лучше.
− Хорошо.

Они двигались по дороге, указанной людьми. Впереди появились горы, а перед ними располагался поселок. Два человека вошли в него и в глаза тут же бросились силуэты крылатых людей. Тех самых, что по слухам служили магам.
Двое крылатых воинов встретили путников на дороге.
− Куда вы идете?
− В школу Великого Мага Архинго.
− Его давно нет.
− Архинго нет? А кто есть? − Спросила Джи.
− Никого нет.
− Не может быть, что никого! Кто-то должен быть!
− Может, ты угомонишь свою женщину, а то в ушах уже звенит. − Произнес воин.
− Во первых, она не моя женщина. − Произнес Ханти. − А во вторых, школа нужна ей, а не мне.
− Глупее ситуации я не встречал. − Ответил Воин. − Вы не сможете найти никого. Здесь никого нет.
− Ты лжешь. − Произнесла Джи. − Он лжет, Ханти!
− Я вижу, что лжет. − Ответил тот, и Джи взглянула на него. − Наверно, здесь тоже злые маги, как и везде, Джи. Раз слуги лгут, значит сами маги еще подлее. Идем искать других.
Они развернулись и отправились в обратную дорогу.
− Что же мне делать? − Произнесла Джи. − Так мы никого не найдем!
− Найдем. Кого нибудь да найдем.


На дороге сидел старик. Солнце уже садилось, а вокруг не было видно ни одного поселка. Двигавшиеся по дороге два путника остановились.
− Папань, что же ты сидишь здесь? − Спросил молодой человек.
− Идти больше нет сил. − Ответил тот.
− Совсем нет, или просто отдохнуть надо?
− Отдохну, да пойду утром.
− Ну, тогда и мы остановимся, да Джи? − Спросил человек.
− Да. − Ответила девушка несколько нерешительно.
Через полчаса рядом с дорогой горел костер. Три человека подсели к нему. Ханти подогрел ужин и предложил старому человеку.
− Мне и заплатить то нечем. − Произнес тот.
− Заплатить? − Удивленно спросил Ханри. − Джи, ты не знаешь, что это слово означает?
− Не знаю. − Ответила та думая о чем-то совсем другом. − Какое слово? − Встрепенулась она.
− Заплатить. Папаня говорит, что у него нет этого заплатить. Может, у тебя оно есть?
− Кончай прикидываться, Ханти. − Она протянула деду миску с едой. − Не надо ничего платить.
− Спасибо, люди добрые. − Произнес старик. Он поел, запил еду легким вином и взглянул на Ханти. − Не знаю, как вас и благодарить. − Сказал он.
− Может, ты нам сказок расскажешь? − Спросил Ханти. − Или историй каких нибудь, мы их любим слушать.
− Он же устал, Ханти.
− Не так уж я и устал, что бы язык не поворачивался. − Произнес старик.
Солнце уже зашло. Старик рассказывал о давних временах, о своей молодости, о том, как ходил по земле, встречал самых разных людей, вступал в борьбу со злом.
− А магов ты не встречал? − Спросил Ханти, когда старик закончил очередную историю.
− Магов? Зачем они вам?
− Да так, надо для дела. − Ответил Ханти, зевая. Он лег в траве и заснул, почти сразу же.
− Надо уже спать. − Сказала Джи.
− Ты ложись, а я еще посижу. − Ответил старик и Джи легла рядом с Ханти. − Он твой брат?
− Почти. − Ответила она, закрывая глаза.
На утро Ханти и Джи проснулись одни. Старика рядом не было и Ханти прошел вокруг.
− Забавный старичок то. − Произнес он.
− Ты о чем? Что он ушел не спрашиваясь?
− Я не сказал бы, что он ушел. − Ответил Ханти. − Следов то нет.
− Как это нет.
− Ну, подойди сюда.
Он показал Джи на дорогу.
− Видишь, подошли мы, здесь сидел он, потом мы ушли туда, а его следов и нет.
− Может, он по траве шел.
− Посмотри вокруг. Видишь, как мы натоптали? Вот... − Ханти прошел по свежему месту. − След от меня остался, а от него нет. По воздуху он улетел?
− Может, он маг?
− Думаю, да. Вот только странно это. Наверно, проверял нас, а мы купились.
− А по моему, ты выдумываешь ерунду. − Ответила Джи. − Идем, лучше.

Первое поселение появилось вдали около полудня, а после обеда путники добрались до нового города. Он сильно выделялся на фоне тех городов, которые Ханти и Джи видели раньше. Высокие каменные дома, мощеные улицы. Город раскинулся на несколько километров в округе, и в нем можно было заблудиться не зная о правилах ориентирования на местности.
Джи и Ханти добрались до центра. Они вновь вели свои поиски, расспрашивая о магах. Рядом объявился паренек лет двенадцати.
− Господин, господин. − Проговорил он. − Вас зовет вон тот лавочник.
− Зачем это? − Спросил Ханти.
− Он сказал, что у него есть то что вы ищете. − Ответил парень и побежал прочь.
− Рекламный трюк. − Сказала Джи.
− Рекламный или нет, зайдем и узнаем.
Хозяин торговал золотыми украшениями.
− Ходят слухи, что вы знаете, где можно найти магов. − Сказал Ханти.
− Кто это вам сказал? − Удивился торговец.
− Один человек. Он сказал, что у вас есть то что мы ищем, значит, вы об этом уже знаете и знаете где их искать.
− Я мог бы подсказать. − Произнес человек.
− Подсказать могут многие. И я могу много чего подсказать. − Ответил Ханти. − А вот знать.
− Я знаю одного мага, который мог бы взять ученика. − Ответил торговец. − Только он не берет кого попало.
− А среди нас разве есть кто попало? − Удивленно спросил Ханти. − Сколько ты хочешь за информацию?
− Сотню золотых, и вы получите карту, где указано нужное вам место.
− Хорошо. Мы зайдем через пару деньков. − Ответил Ханти.
− Через пару дней ее может и не остаться. Найдутся другие покупатели.
− Значит, не судьба. У нас есть только половина этой суммы. Через пару дней будет другая.
− Вы думаете, что сумеете за два дня заработать столько?
− По моему, вы сейчас нанесли мне оскорбление своей мыслью о том, что я не способен заработать за два дня какие-то вшивые полсотни золотых.
− Мне не нужны вшивые золотые, мне нужны нормальные.
− Ну так для вас они все нормальные, а для нас они все вшивые. − Ответил Ханти. − Надеюсь, мы еще увидимся.
Он покинул лавку и Джи прошла вслед за ним.
− Он знал о магах, Ханти.
− Ты все боишься, что мы их не найдем? Это же смешно, Джи. Ну посмотри вокруг, сколько мы прошли и сколько уже нашли информации о магах? И полугода не прошло, а мы уже нескольких встретили, так что не беспокойся. Найдем мы их. Важно не влипнуть в какое нибудь дерьмо, Джи. Понимаешь?
− Да. Не знаю даже, что бы я делала без тебя.
− То же самое, наверно. Искала бы магов.
− Кто здесь ищет магов? − Возник голос рядом. Ханти обернулся и уставился в двух служивых.
− Мы ищем. − Ответил Ханти. − Вы знаете где их найти?
− Мы знаем, что вы арестованы за распространение ереси о магах! − Произнес солдат и схватил Ханти за руку.
Солдат взвыл и пролетев вдоль мостовой растянулся на ней. Через мгновение свалился и второй.
− Ребята, мой вам совет, идите по добру по здорову. − Произнес Ханти.
Два солдата поднялись и с ревом кинулись в драку.
Джи только дрогнула, когда Ханти развернулся и новым ударом отбил нападение одного из них. Второй пролетел мимо и пропахал носом землю из-за подножки.
− Им определенно не хватает уроков по этикету. − Ханти улыбался. − Может, вы желаете встретиться с Хищником? − Спросил он, когда солдаты поднялись.
От слов о Хищнике их сдуло как ветром.
− Зачем ты о нем вспомнил? − Спросила Джи.
− Так. − Ответил Ханти. − Не думаю, что он так зол, как о нем говорят.
− После его появления началась война.
− А по моему, Хищник появился после того как началась война. Вспомни, что нам рассказывали. Впервые он объявился, когда Тшистар с огромной армией громил один из городов. Тшистар был убит, войска вернулись назад и войны еще полгода не было. Так что, давай, не будем выдумывать о нем то, чего не было.
− Это в тебе твое происхождение покоя не дает. − Ответила Джи. − Ладно, я не буду спорить.

Заработать деньги не составило особого труда. Ханти и Джи уже получали их подобным образом. Они находили какого нибудь местного жулика на базаре, что дурил людям головы и чистил кошельки богатеньких дурачков. Обычно это делалось игрой в карты, и Джи легко обыгрывала людей, потому что слышала мысли. Если же после проигрыша кто-то не желал отдавать проигранное, в дело вступал Ханти. Еще не было у жуликов такой охраны, с которой он не справился бы.
А через два дня торговец говорил о том, как повезло двум покупателям, что он еще не продал карту. Ханти отдал деньги, развернул карту здесь же, на месте. Это была очень старая бумага, на ней были указаны города и села, а одна из точек выделялась особо и там стоял знак Магов.
− Вот они! − Послышался крик, Ханти обернулся и выскочил вперед, встречая подбегавших стражников.
И даже десять человек не сумели с ним справиться. Он отбил все атаки, свалил восьмерых, а двое сбежали.
− Я... я... − Заговорила Джи. − Господи, как я испугалась! Ханти, зачем ты полез?! Они же могли тебя убить!
− Они скорее это сделали бы, поймав нас. Уходим, Джи.

Они пробирались к месту, отмеченному на карте почти две недели. Пришлось двигаться через горы, через завалы и снежные перевалы. Джи едва держалась на ногах, когда они, наконец, достигли небольшого домика в горах. У его входа сидел крупный зверь и два человека были встречены его рычанием.
− Чего рычишь на гостей? Хозяина позови. − Сказал Ханти.
В дверях появился старик.
− Брысь! − Сказал он зверю, и тот убежал за дом.
− Похоже, мы уже встречались. − Сказала Джи.
− Да, я и не думал, что вы ко мне забредете. − Произнес старик. − Ну, заходите, коли пришли.
Они вошли в дом, старик угостил двух человек обедом, а затем стал спрашивать зачем, да почему.

Да, он был магом, но учить Джи желания не имел, считая, что женщины не способны. Он предлагал учиться Ханти, но тот отказался. Отказался даже, когда Джи наедине просила его согласиться, что бы он смог тайком учить ее. Ханти только показал, как глупа эта мысль, когда Маг все может легко узнать. На следующий день маг вновь спрашивал Ханти, может, он передумал.
− Мне не нужно учиться магии. Это нужно ей. − Сказал он. − Раз вы не желаете, значит, мы пойдем искать других магов.
− Вы не найдете других.
− Ерунда, мы это уже не в первый раз слышим. − Ответил Ханти, собирая вещи. − Я то дурак, думаю, чего это магов так мало? А оказывается, вы своих женщин затравили. Вот и остались одни старики, а молодых нет, потому что женщин нет, рожать некому.
− Да что ты говоришь?! Маги рождаются среди обычных людей!
− Ну-ну. − Усмехнулся Ханти. − Я не такой дурак, что бы в подобное верить. Да и опыт показывает.
− Какой опыт?
− Ваш опыт. Нет у вас женщин, и род ваш... вымирает. − Ханти вздохнул, взглянув на Джи. − Мы найдем кого нибудь, Джи. В конце концов, вернемся в тот город и наймем учителя.
− В какой город? Какого учителя? − Спросил маг.
− Вам то, какая разница, папань? Вы помочь нам не желаете, так что не мешайте хотя бы.
− Да вы! − Воскликнул старик и замолк, глядя на Ханти. Мысль человека была ясна для мага, как кристалл. Он не собирался отступать от задуманного. − Хорошо. Я буду учить ее, но с одним условием.
− С каким? − Спросила Джи.
− Если не получится, ты навсегда забудешь обо всем.
− Не пойдет. − Произнес Ханти.
− Это почему же? Если у нее нет способностей, то попытки будут слишком опасны!
− Она это и так знает, без всяких лишних объяснений. А отбирать у человека знания − преступно.
− Мне нужно будет подумать. − Ответил Маг. − Вы можете остаться до завтра?
− Хорошо. Мы останемся. − Ответил Ханти.

Утром следующего дня Ханти наблюдал за магом. Он стоял на улице и делал свои упражения. Джи спала, и возникшая мысль решила все в одно мгновение.
− Кого я вижу! − Зарычал зверь, возникая перед Магом.
Старик дернулся, затем метнул в Хищника молнию и ответный удар свалил его в ту же секунду.
− Ты напал на меня, старикашка! − Зарычал зверь.
Из дома выскочила Джи, проснувшаяся от рычания.
− О, дьявол! − Воскликнула она, увидев крылатого зверя. Она поняла, что это Хищник.
Зверь только фыркнул, взглянув на нее, а затем подошел к старику.
− Не трогай его! − Закричала Джи.
− Да нужен он мне, как собаке пятая лапа! − Зарычал Хищник и исчез, вспыхнув огненным шаром. Он разлетелся во все стороны и Джи не поняла, куда он исчез.
Она подскочила к старику и попыталась его поднять.
− Господи, откуда он взялся?! − Произнес тот.
− Что там еще за шум? − Проговорил Ханти, выходя и продирая глаза, как ни в чем не бывало.
− Здесь был Хищник! − Воскликнула Джи.
− Да ну? − Удивился Ханти. − А трупы где? − Он обернулся.
− Он чуть не убил его! − Выкрикнула Джи, показывая на поднимавшегося старика.
− Чуть не убил? − Ханти делал вид, словно не понимает. − Ничего не понимаю. Он взглянул на следы рядом и присвистнул. − Однако, не маленькая зверюга здесь была. Определенно, он мне нравится...
− Кто?! Ханти, ты спятил?! − Воскликнула Джи.
− Почему спятил то? Хищник, который никого не убил... Ну дела-а...
Он пошел в дом и сидел там, дожидаясь, пока появятся Джи с Магом.

Старик плохо понимал, как вышло, что Хищник не убил его. Но силы он лишился. Маг не сумел совершить даже самого простого волшебства и чуть ли не взвыл от этого. Старик считал, что теперь его жизнь кончена, что он не проживет и нескольких лет.
− Думаю, у тебя еще есть шанс. − Сказал Ханти. − Научишь всему Джи, может, она и сумеет вернуть тебе силу.
− Как я ее научу?! Я сам ничего не могу!
− Не знаю. − Ответил Ханти. − Как нибудь, по книгам, по памяти. Ты же знаешь, как все получается, хотя и не способен теперь, а она способна, но не знает как.
− Еще неизвестно, способна ли она.
− Способна. − Ответил Ханти. − Ну так как? Сделаешь доброе дело, хотя бы напоследок? − Ханти смотрел на старика, и тот понял его слова. Понял без магического чтения мыслей человека.
− Хорошо. − Ответил он.

Учеба, наконец, началась. Несколько недель Джи только тренировалась умению держать себя, управлять своими мыслями и действиями. Она читала старые книги, и Маг учил ее, как проникать в самую глубь строения материи, как управлять ею, как создавать...
Старик предлагал заняться учебой и Ханти, но тот махнул рукой, объявив, что он не маг.
А через два месяца учитель уже верил в то, что Джи способна. Она научилась проделывать некоторые трюки и погрузилась в обучение с головой. А Ханти оставался рядом. Он следил за всеми окрестностями и частенько игрался со зверем, что служил магу. Тот оказался даже не хищником, хотя и выглядел довольно грозно.
Но в один из дней зверь ушел. Старик что-то кричал, пытался заставить зверя вернуться, но тот лишь прорычал что-то и удалился.
− Он что-то сказал? − Спросил Ханти с удивлением.
− Он сказал, что не будет мне служить, потому что я не маг. − Ответил Старик. − Чертов предатель! − Выкрикнул он.
− Видать, не был он тебе другом. − Ответил Ханти. − Очень странно.
− Ты на что намекаешь? − Произнес старик.
− Да так, ни на что.


− Почему ты так смотришь, Ханти? − Спросила Джи. − Словно ты сам все это умеешь и посмеиваешься надо мной!
− Ну что ты, Джи, это не смех, это радость за твои успехи.
− Успехи? Их же нет, ты не видишь, я не могу даже простых вещей сделать! У меня даже молния не получается.
Она с какой-то силой взмахнула рукой, пытаясь получить, что хотела, но едва ли вышло что либо, кроме слабого импульса поля.
− У тебя получится. − Ответил он. − Я рад, что ты учишься. Пройдет лет десять и...
− Сколько? − Удивленно воскликнула она.
− Десять лет, а что? − Ханти был невозмутим.
− Я не думала, что это так долго.
− Быстро только кошки родятся. − Ответил он.
Джи молча продолжила свои упражнения. Она делала это подальше от дома, что бы не порушить чего случайно.

Упражнения не давали результата. Старик уже начинал думать, что у Джи ничего не выйдет, что она пришла к пределу, а Джи от этих его мыслей почти раскисла, и едва старалась.
− Ты определенно делаешь что-то не так. − Произнес Ханти. − Ну ка... − Он отодвинул Джи, встал на ее место, взмахнул рукой и...
Огненный шар сорвался с его пальцев, унесся в горы и рванул там с такой силой, что задрожала земля.
Старик выскочил из дома и пробежал к площадке, где тренировалась Джи.
− Получилось! − Воскликнул он.
− Да, но не у меня, а у него. − Проговорила Джи понизив голос. Она и вовсе решила, что неспособна, раз подобное колдовство вышло у простого человека.
− Я же говорил, что у тебя есть способности! Ты должен учиться! − Воскликнул Маг, глядя на Ханти.
− Зачем мне учиться, если я и так все умею? − Возразил Ханти.
− Ты?! − Воскликнула Джи. − Ты маг?! Ты... И ты мне не сказал?! − Она проскочила к Ханти и замерла, глядя в его глаза. Он не скрывал в мыслях, что это так. − Ты мог сказать! Ты мог сам меня учить!
− Извини, Джи, но как-то не кузяво это выглядело бы. − Произнес он. − Да и не Маг я.
− Как это не Маг? Я же видела!
− Ну видела, ты видела маленький фокус. Трюк, который под силу не только магам, но и драконам, например.
− Драконов не существует, и это доказано! − Проговорил старик.
− Чушь. − Фыркнул Ханти. − Ты сам встретил дракона, а теперь болтаешь ерунду.
− Я не встречал!..
− А Хищник? Ты же его видел. Он дракон, а не маг.
− Откуда ты это знаешь? − Спросила Джи.
− Я его встречал на днях. На охоте. Мы очень даже мило побеседовали.
− О-о.. он здесь? − С дрожью произнесла Джи. − Господи, он же мог тебя убить!
− Он сказал, что может и планету взорвать, но ему что-то не хочется. − Ответил Ханти.
− Да ты врешь! − Воскликнула она.
− Я вру?! Да ты сама врешь! − Воскликнул Ханти и Джи осеклась. Она и вправду сказала глупость.
− Что ему здесь надо? − Спросил старик. − Эта земля моя!
− Папань, ты не боишься, что тебе на голову Луна упадет? − Спросил Ханти.
− Не упадет!
− Упадет, если будешь к нему придираться. Он сказал, что прилетел в гости, а ты его молнией шарахнул, вот он тебя и лишил силы, что бы ты не покалечил кого нибудь еще.
− Ханти, ты что, правда с ним говорил?! − Воскликнула Джи.
− А почему нет? С тобой то я говорю? Или ты в дурные сказки про магов не веришь, а про драконов веришь?
− Да я не знаю ни про каких драконов вообще! Их и в рельности то нет! − Вспылила она.
− Жаль. А я так надеялся, что видел его не во сне. − Произнес Ханти. − Кстати, ты слыхала папаню? Он даже не возразил, когда я сказал, что это он напал на Хищника и получил полбу вареную.
− Ханти, ты должен все рассказать! Я же видела, что ты!.. − Воскликнула Джи и замолчала.
− Ладно, я расскажу. Ты и сама знаешь не мало обо мне и о том, как я оказался на корабле вместе с тобой.
− Ты явился с какой-то захудалой планетки. Напросился в команду и тебя приняли, когда там погиб один солдат... − Она вздрогнула. − Так это ты его?
− Не я. Он вообще даже не погиб. − Ответил Ханти и в мгновение переменился. − Помнишь Кирпича?
− Ты?... − Она не удержалась на ногах и свалилась в траву без сознания.
− Зачем ты привел ее ко мне? − Спросил старик. − Ты же сам мог!...
− Это было игрой. − Ответил Ханти. Он подсел к Джи и привел ее в чувство, вернув себе прежний вид.
− Т-ты... − Заговорила она.
− Будешь валяться, или займешься учебой дальше?
− Ты мне поможешь?
− Самую малость.
Она поднялась, Ханти подошел к ней, взял руку.
− Расслабься и запоминай ощущения. − Сказал он.
Он провел ее рукой в воздухе и в сторону улетела молния.
− А теперь сама.
Джи пробовала и Ханти подсказывал что и как надо делать еще, каких чувств не хватало.
В очередной момент с пальцев Джи сорвался огненный шар. Небольшой и слабый, но.
− У меня вышло, да? − Спросила она.
− Да. Идем в дом.

Состоявшийся разговор был не из обычных. Джи хотела знать, почему Ханти молчал все это время, и он рассказал о том, как его встречали на разных планетах, в том числе и здесь, на планете магов. Джи почти не верила, что Ханти уже тысяча лет, но учитель объявил ей, что маги бессмертны и живут во много раз дольше людей. После этого Джи стала на много более сдержанной. Она ощутила себя девчонкой перед взрослыми.
А Ханти продолжал. Он рассказал о своих походах, о полетах, о жене и детях, вызвав этим в Джи тоскливое состояние. Он рассказывал о том, как они путешествовали, как встречались с разными людьми и магами, как Ханти использовал силу для того что бы защититься, но Джи этого не заметила.
− Ты мог бы и сказать, что летишь домой вместе со мной. − Сказала Джи.
− Ты ошиблась, Джи. Эта планета не мой дом. Мой дом на много дальше, и я не Маг. Я уже говорил об этом. Я дракон.
− Это же смешно!
− Почему смешно, не понимаю. Ну, ладно, мой вид называется крылев, а не дракон. Поняла ты это слово?
− Нет.
− Вот поэтому я и называю себя словом, которое наиболее близко по значению.
− Ближе было бы Маг.
− Не более близко, если бы я тебя назвал крыльвом. − Ответил Ханти.
− Значит, ты из другого мира? − Спросил старик.
− Да. И это же означает, что я не мог учить Джи.
− Почему? − Спросила она.
− Потому что я не знаю ваших правил. Так скажем, не знал раньше, сейчас кое что уже знаю. А ты Джи прекрасно знаешь, что выйдет, если что неправильно сделаешь. Как я мог учить, не зная, как правильно для тебя?
− Ты мог хотя бы объяснить.
− Да. После того, как меня пытались убить сотню раз, после того, как за мной следили, и я едва ушел от этой слежки, после того, как попал случайно на корабль и там совершенно случайно оказался маг. Так, Джи? Ты сама поверила бы мне, явись я к тебе в тот первый день?
− Я поверила бы.
− Ничего подобного. Ты решила бы, что я злой колдун и охочусь за тобой.
− Я не решила бы! Я вообще не встречала магов там!...
− Давай закроем эту тему, Джи? А то ты говоришь, что поверила бы тогда, а сама даже сейчас не веришь, после того, как я тебе помог и не один раз.
− Я верю тебе, но...
− Но ты обижена за то что я был осторожен? Откуда мне было знать, что ты не притворялась?
− А откуда тебе это знать теперь?!
− Теперь проще. Просто я сам стал знать на много больше о вас. Я понял и то, что ваша сила на много меньше нашей. И ты притвориться не смогла бы. Или это означает, что ты не маг, а сверхмаг, но тогда непонятно зачем это притворство. Так что я верю.
− Осталось только выяснить, кто есть ты сам, и не притворяешься ли. − Произнес старик.
− Я притворялся до сих пор. Но сейчас мне это ни к чему. Так что, продолжим учебу. И не волнуйся зря, папань, я верну тебе силу.
− Что?! Ты мог это сделать?! − Воскликнул он.
− Ты не шуми, мог, конечно. Но зачем тогда было забирать?
− Ты?! − Старик вскочил. − Ты Хищник!
− Да, я Хищник. Мне это имя здесь присвоили, и я не против.
− Но это значит, что ты!...
− Ты веришь в сказки? Джи, вспомни, сколько было глупостей про магов там? Точно так же и здесь, про меня насочиняли небылиц, что у меня шерсть дыбом встает от страха.
− Ты мог сказать.
− Вот я и сказал. − Ответил Ханти. − Ладно, мне пожалуй пора уходить. Терпеть не могу, когда кто-то передо мной трясется от страха.
Джи и учитель не успели ответить. Ханти просто исчез...


Рау, Дина и Арнан увидели иной свет. Перед ними возникла вспышка и объявился Райди.
− Райди? Что произошло? − Спросила Джи.
− Мы на другой планете. − Ответил он.
− Уже? − Удивилась Дина.
− Да, уже. Для вас не прошло и мгновения, а я прожил несколько лет в поисках спокойного места. Здесь не так спокойно, но относительно остальных получше. И здесь карсанов побольше, чем там.
− А что там стало с карсанами? − Спросила Рау.
− Не знаю. Меня тогда поймали и увезли на другую планету.
− Ты не мог сбежать, папа? − Спросила Дина.
− Я мог, но они узнали бы куда сразу же. И гонялись бы до тех пор, пока я не потерял бы силы. А так все вышло проще. Я захватил корабль, на котором меня увезли. А потом сделал вид, что удрал, а сам стал одним из солдат.
Ханти рассказывал обо всем. Четверо карсанов шли через лес, а когда стемнело развели огонь и сели вокруг. На утро они вновь отправились в путь и вскоре вышли к городу.
− Это город карсанов? − Спросила Дина.
− Да. Идем. − Ответил Райди.
Они нашли все, что искали. И работу и жилье и спокойствие. Никто вокруг не подозревал в появившейся четверке магов, а местное управление, как оказалось, не имело никакой связи с космосом.
Теперь Райди учил Дину, Рау и Арнана. Изредка он улетал на другой край планеты и смотрел за упражениями Джи. Она не плохо справлялась и продолжала постигать азы своей силы. Системы слежения оставались вокруг гор и Ханти не упускал из виду ничего. Он не желал, что бы маг и его ученица попали в какую нибудь глупую историю и встретились со злыми магами. Но волнения были пока напрасны.

Четыре голубые молнии взвились в небо. Огненные шары пролетели через горы и остановились в полупустынной местности. На месте огня объявились четыре крылатых зверя.
− Вот теперь и все. − Сказал Ханти. − Вы знаете все, что знают молодые крыльвы.
− А то что знаешь ты, ты нам не расскажешь? − Спросил Арнан.
− Для этого вам придется прожить тысячу лет. Опыт не передается рассказами. Но мы будем вместе еще долго. Так что, пока можно и просто побегать и попрыгать.
Крылатые львы вскочили и вскоре началась самая настоящая игра в догонялки и просто борьба понарошку.


Джи слушала слова учителя, когда вдруг ощутила нечто. Она вскочила, взглянув в окно. Рядом сверкнула молния и из нее объявился Ханти.
− Ханти? − Произнесла она. − Ты меня напугал!
− Чего это вдруг ты меня пугаться стала? Или старое еще не прошло? М-да. Сколько лет пролетело, а ты все дрожишь. − Ханти взглянул на старика. − А тебе я кое что принес. − Он положил на стол светящийся шарик. − Возьмешь его, и твоя сила вернется.
Маг осторожно протянул руку, коснулся шарика и вздрогнул, когда тот ярко вспыхнул и исчез.
− Ну, мне пора. Может, еще и увидимся когда нибудь.
− Ханти! − Воскликнула Джи, подскакивая к нему. − Ты улетаешь?
− Улетаю. Я живу на другой стороне, в городе карсанов.
− Но зачем там?! − Воскликнула она.
− Смешная ты, Джи. Я тебе не говорил, что моя жена − карсанка?
− К-как карсанка? Ханти, ты шутишь?
− Нет. Ты до сих пор считаешь, что раз не человек, так значит, и никто? Я родился львом, Джи. Настоящим крылатым львом. А человеком стал только попав в мир людей. Но я остался тем, кем родился. И останусь навсегда. Иного не дано. Прощай, Джи.
Ханти взлетел и мгновенно унесся в свой дом. Там все оставалось по прежнему. Город только просыпался. Приходило новое утро.
− Встретился? − Спросила Нау.
− Да. Они нас не примут. Слишком боятся.
− Что мы будем делать теперь?
− Жить. Пойдем куда нибудь в лес. И будем ждать, когда на планету кто нибудь прилетит. Только тогда мы сможем лететь куда нибудь еще.
− У тебя же есть корабль, папа. − Сказала Дина.
− Да, есть. Но на нем мы только влипнем в какую нибудь глупость. Он же нигде не зарегистрирован, а вокруг только развитые миры. Здесь тоже скоро появится кто нибудь. Люди или карсаны. А, может, и еще кто залетный, вроде меня.
Они решили все же оставаться в городе и начинали новую работу. Нау желала помочь всем карсанам, научить их цивилизации, и вскоре началась работа по строительству небольшого завода, который и должен был стать первым кирпичиком в это здание...



Тим бежал через лес. Он не думал о погоне, не думал о том месте, где жил. Ему хотелось только уйти. Дальше! Быстрее! Он мчался, перескакивал через овраги, перебирался через заросли и речки. Казалось, кто-то гонится позади, но в действительности за ним никто не бежал. Там, в маленьком поселении людей еще никто не хватился парня. Там никто о нем и не вспомнил.
А Тим, выскочив у широкой реки, задержался на мгновение, а затем прыгнул в воду. Он плыл не думая, греб, что было сил и выбрался на другой стороне, едва чувствуя себя. Время приближалось к ночи, и он ушел в лес, нашел густые заросли и забрался туда, надеясь, что ночью его не найдут.
А на утро он вновь пустился в путь. Голод заставлял его искать плоды на деревьях и кустарнике, но Тим так ничего и не нашел. Он уже не бежал. Сил почти не осталось.
А лес вокруг казался каким-то странным. Он был не похож, на тот, что Тим знал. В подобных местах он никогда не был, и это вызывало страх, подгоняло, и он шел вперед, надеясь, что найдет что нибудь поесть...
Что-то больно ударило по ноге. Тим взвыл и упал на землю. Он попытался вывернуться, но боль пронзила ногу, в голове помутилось, и все ушло во тьму.
Он открыл глаза, и тут же закричал, увидев перед собой какую-то уродливую морду. Тим попытался вскочить, но не сумел. Боль пронзила ногу, и он не смог подняться.
Урод, стоявший над ним, отошел назад, и Тим понял, что это карсан. Полузверь-получеловек, каких он видел раньше только издали.
− Не трогайте меня! − Закричал он, хотя, карсан его и не трогал. Он заговорил на непонятном языке, а затем ушел.
Тим смотрел вокруг. Он лежал в постели, рядом был стол, за ним окно. Ужас из-за того, что он оказался в доме карсана, не покидал его, но уйти Тим не мог. Его нога болела, и не позволяла подняться.
Карсан появился вновь, но на этот раз не с пустыми руками. Тим в иной ситуации вряд ли принял из его когтей пищу, но в этот момент он просто не мог сделать иначе. Голод заставил принять все, что передал ему получеловек.
Он ел и пил не глядя. Карсан удалился, но не исчез. Тим уже не кричал, когда тот появлялся в комнате, когда что-то делал. Через некоторое время появились новые карсаны, и кто-то из них попытался заговорить, но Тим не понимал, и от него отстали.

Проходило время. Нога не заживала. Карсан иногда делал новую перевязку, что-то говорил при этом, но смысл не доходил до человека. Тим понимал лишь, что придет время, и он должен будет расплачиваться за все. Он не знал, что с него потребуют карсаны и как потребуют.
Пролетали дни. В один из вечеров в доме объявился новый карсан. Он выглядел еще страшнее других, но Тим уже привык к их виду. Даже стал различать. Этого он еще не видел.
Карсан сел рядом на стул и заговорил.
− Как тебя зовут? − Зазвучали его слова на дентрийском. Тим дрогнул. − Не бойся, тебя никто не тронет, ответь. − Произнес полузверь.
− Я Тим. − Произнес Тим.
Карсан обернулся к хозяину дома, произнося какие-то слова и вместе с ними имя.
− Ты понимаешь, что с тобой произошло? − Спросил карсан, вновь взглянув на Тима.
− Нет. − Ответил тот.
− Ты ходил по лесу и попал в капкан, установленный на зверя. У тебя сломана нога, и ты еще долго не сможешь ходить.
− Долго? Сколько?
− Два месяца, может, три.
− Что вы хотите от меня? − Спросил Тим.
− Вряд ли у тебя есть что либо, что бы заплатить за лечение. − Сказал карсан. − Я уже знаю, что ты сбежал из колонии людей.
Тим дрогнул и напрягся. Он совсем не желал возвращаться туда, но теперь, скорее всего, так и будет, а карсан продолжал свои слова.
− Тебе было там плохо?
− Да. − Произнес Тим.
Зверь ничего не говорил больше, а только обернулся к хозяину и заговорил с ним на непонятном языке. Они говорили довольно долго, затем хозяиб ушел.
− Если ты не захочешь сам, мы не станем отправлять тебя туда. − Сказал карсан.
− А куда? − Спросил Тим.
− Не знаю, куда. Пойдешь куда хочешь, когда вылечишься.
− Вы не станете сажать меня в клетку?
− Если будешь безобразничать, нарушать закон, воровать, тогда посадим. А если будешь вести себя как цивилизованный карсан, то это незачем.
− Я человек, а не карсан.
− Я вижу. Ты, похоже, не понимаешь, в каком положении находишься?
− В каком?
− Ты и все твои собратья находитесь в нашем мире, на нашей планете.
− Я это знаю.
− И то что каждый из вас находится на полном обеспечении, ты знаешь?
− Как это?
− Очень просто. Твои предки прилетели сюда и кое что продали нам. Не важно что, ты вряд ли поймешь сейчас. Смысл в том, что в качестве оплаты они получили полное обеспечение для самих себя и всех своих потомков. Исключительной ситуацией является только тот случае, если вас окажется слишком много, тогда вам пришлось бы работать самим. Слишком много, это цифра около пятнадцатти тысяч. Ты понимаешь, сколько это?
− Понимаю.
− Вот и отлично. Значит, понимаешь, что вам до нее еще слишком далеко.
− К-как это?
− Так. На нашей планете по официальным данным сейчас находится около трехсот твоих сородичей. Они все там, откуда ты сбежал.
− Но почему?! И за что?! − Воскликнул Тим.
− Что значит, за что? − Спросил карсан.
− Почему вы держите нас как рабов и заставляете работать в этой пещере?!..
− Никто не имеет права держать вас как рабов и, тем более, заставлять работать. − Произнес карсан.
− Но я был там, я... − Тим замолчал. Он не знал, стоит ли говорить правду, можно ли вообще верить этим существам?
Карсан ушел и не вернулся. Тим не знал, что и делать. Впрочем, у него не было выбора. Он оставался лежать, а за ним ухаживали карсаны. Что означали все слова об обеспечении, он не знал. Это казалось каким-то издевательством. Словно он был не человеком, а зверем. Может, так и было. В этом мире никто не считал людей нормальными. Это мир карсанов...

Сколько пролетело времени, Тим не знал. Он так и оставался лежать в этом доме, ему приносили пищу, хозяин дома иногда что-то говорил, но понять Тим не мог. Он чувствовал, что боль в ноге постепенно уходит и в какой-то день после перевязки карсан знаком указал, что Тим может попытаться встать.
Он поднялся, но встат не смог. Боль в ноге заставила его сесть назад. Карсан что-то сказал и удалился.
А через день в комнате вновь объявился тот, что говорил на дентрийском.
− Я узнал все, Тим. − Сказал он.
− Что все?
− О тебе и твоих родственниках. И был в той пещере, где ты жил.
− Вы хотите вернуть меня туда?
− Нет. Туда уже никто не вернется. То что происходило там, было незаконно. Ты не зря сбежал, Тим. Если бы не ты, мы ничего и не знали бы об этом.
− Не знали? Вы не знали?!
− Ты видел там хотя бы одного карсана? Скажи, Тим. И не бойся.
− Не видел.
− Вот об этом я и говорю. Тебя и твоих друзей там держали люди. Они сказали, что вы были в чем-то виновны, но я так и не понял в чем. Ты это можешь сказать?
− Я не знаю. Я ни в чем не виновен.
− То есть вас там держали просто так?
− Я не знаю! − Выкрикнул Тим. − Я не знаю за что и почему!
− Ясно. Тебе надо подыматься.
− Мне никак. Нога еще болит.
− Я знаю. Ты должен пересиливать боль. Твоя кость срослась. И тебе надо тренироваться. Если будешь лежать, боль не пройдет. Это все. Увидимся через неделю.
Тим хотел было что-то спросить, но карсан скрылся за дверью, а затем послышался шум уезжавшей машины.
Все шло как и прежде, но слова о несправедливости вызывали какое-то отчаяние. Тим вновь переживал все то время, что прожил в пещере, а в голове стучала мысль "ни за что, ни за что". Он был наказан ни за что.

Тренировки действительно помогали. Уже через несколько дней Тим смог передвигаться по комнате, а когда хозяин увидел это, он взял Тима за руку и вывел на улицу. Казалось, он его гонит, но через некоторое время они вернулись назад, и Тим свалился в постель. Нога опять ныла и он едва сдерживал себя, что бы не взвыть.
А через неделю вновь к дому подъехала машина.
Тим вздрогнул, когда вместе с карсаном в дом вошла женщина-дентрийка − Ридга.
− Нет! Я не хочу! − Закричал Тим. − Не подходи ко мне!
− Я чем дело, Тим? Я тебя не обижала.
− Ты злая, мерзкая, гадкая! Уходи вон! Я не пойду никуда с тобой!...
Он бился в истерике. Кричал и выл, считая, что все кончено, что карсаны вернут его туда, и тогда Ридга его точно убьет.
Женщина ушла. Карсан еще какое-то время стоял в комнате, затем скрылся. Послышался шум уезжавшей машины, и Тим затих. Он боялся. Все его тело дрожало, и хотелось бежать. Бежать!
Он поднялся и поковылял к дверям, а когда те открылись, Тим не удержал равновесия и упал, глядя на карсана.
− Ты поедешь со мной. − Сказал он.
Тим поднялся кое как. У него уже не было выбора. Бежать он не мог, и оставалось только идти за карсаном. В машине сидел только шофер карсан, но от этого легче не становилось.
Тим сел позади, как ему было сказано и взглянул на дом, в котором пробыл все время. На пороге стоял хозяин, провожая взглядом отъезжавшую машину.
− Как твоя нога, Тим? − Спросил карсан.
− Еще болит. − Ответил он.
− Ну, ничего, скоро пройдет. Я везу тебя в свой дом. − Тим обернулся от этих слов. − Ты все еще чего-то боишься?
− Что вы хотите от меня?
− Я хочу тебе помочь. Кто тебе сказал, что все карсаны злые звери?
− Мне этого никто не говорил.
− Значит, ты сам себе это выдумал?
− Я ничего не выдумывал.
− Тогда, я не понимаю тебя. Карсаны тебе помогли, а ты все еще сидишь и дрожишь от страха, непонятно из-за чего. Может, ты думаешь, что раз мы не дентрийцы, значит, желаем вам зла?
− Я не думаю.
− Тогда, в чем дело, Тим? Что за ерунда? Ты испугался той женщины, что ли?
− Она издевалась надо мной. Била и заставляла таскать камни в пещере.
− Понятно. И в этом, конечно же, виноваты карсаны.
− Ч-что? − Тим едва понимал смысл сказанного.
− Я говорю, кончай хандрить. Тебя никто не собирается бить или заставлять таскать камни.
− Вы не отравите меня туда?
− Я же сказал, куда мы едем. Эта женщина врала мне, сказала, что ты ее друг, что тебе снились кошмары с пещерами, а на самом деле ничего не было.
− Это было!
− Я верю тебе, Тим. Поверить в те глупости, что рассказала она, может только полный кретин. Вот только доказательств этого нет. Твои слова против ее, и все.
− А другие люди?! Те, кто был в пещере!
− Я полагаю, что их увели и спрятали. Не знаю, куда, и никто из нас не знает. И доказательств нет, Тим. Мы не можем врываться туда и устраивать свои порядки, это было бы незаконно.
− Но почему?! Они же!...
− Тим, успокойся. Ты вырвался, и это сейчас главное. Понимаешь или нет?
− Но там остались мои друзья.
− Твоим друзьям не будет лучше, если тебя примут за психа. А сейчас ты ведешь себя именно как псих. Ты должен взять себя в руки. Взять и понять, что наскоком ты ничего не решишь, а сделаешь только хуже. Тебе не поверят.
− Значит, и ты не веришь?
− Я один. Кроме того, здесь по всей округе не более десяти карсанов, которые знают твой язык, и вряд ли они поверят тебе сразу. И они не поверят, потому что они были там и видели совсем не то, что ты рассказываешь. И я видел совсем не то. Но я верю тебе, поэтому я и не позволил им увезти тебя туда. Это будешь решать только ты. Понимаешь или нет?
− Понимаю. − Ответил Тим, хотя едва понял сказанное. Смысл всей этой тирады пролетел где-то в стороне...
− Вот и прекрасно. Поживешь у меня, потом будем решать, что делать дальше. Тебе ведь некуда идти, Тим. Куда бы ты ни пошел, везде живут карсаны.
− Что я должен буду делать?
− Для начала, я буду учить тебя нашему языку. А там будет видно.

Пролетела неделя, две, месяц. Тим учился языку, и карсан Ирр Аронг стал ему почти подобен другу. Тим все еще чувствовал недоверие к нему, он боялся, что все закончится, что вся эта учеба нужна для чего-то, чего он не понимал, а он многого не понимал в словах карсана.
Учеба продолжалась. Каждый день, по два-три часа проводились занятия, а остальное время Тим так же оказывался в положении, когда был вынужден учить язык. В доме карсана жили и его слуги, и его семья, но никто из них не знал дентрийского, кроме Ирра Аронга.

Наступал очередной день. Ирр куда-то уехал, объявив Тиму, что тот должен заниматься языком самостоятельно без него несколько дней, что его никто не будет заставлять учиться. Ирр говорил, что не заставляет все время, но все же заставлял. Тим решил провести время, как хотел, но вскоре обнаружил, что дел у него никаких нет. Проболтавшись один день просто так, он решил на следующий действительно позаниматься, и долго сидел над книгами и тетрадями. Язык карсанов не был труден. Надо было только тренироваться, и Тим учился.
Хозяин дома вернулся через неделю, и уроки были продолжены с новой силой. Вновь разговоры, переводы. Теперь Аронг гонял Тима по самым разным темам. Он говорил по многу, требовал, что бы Тим понимал, и тот старался как мог.
Эти старания не прошли даром. Тим еще не знал языка, но уже мог объясняться со слугами, мог сказать, что ему нужно и понять, что требовали от него. А в очередной день Аронг заговорил с Тимом о том, что происходило с ним среди людей. Он говорил на своем языке и требовал, что бы Тим рассказывал обо всем на языке карсанов. Тим узнавал новые слова, те, что обозначали боль, ненависть, злобу, рабство, жестокость... Он еще не понимал, зачем это, но Аронг объяснил уже на второй день.
Тим должен был выступить в суде, в котором разбиралось его дело. Не дело против Тима, а дело против людей, в котором Тим должен был выступить обвинителем. Это показалось почти невозможным. Тим спрашивал о суде, о том, что это такое, о том, как все пройдет. Ему не верилось, что подобное возможно, что кто-то станет его защищать, что карсаны заставят людей отвечать за беззакония.
Но дело шло именно к этому, и вскоре пришло время суда. Тим к этому времени уже не плохо владел языком карсанов.

Судьями выступали карсаны. Тим сидел с одной стороны, а с другой находились три женщины, среди которых была и Ридга. Казалось совершенно несправедливым, что против одного Тима выступали трое, но Ирр успокоил его, заявив, что он с ним, и никто не посмеет его обидеть в суде.
Началось все с выступления карсана, который объявлял о начале суда и деле, в котором Тим выступал как обвинитель. Затем слово дали Тиму, и он рассказал обо всем. Он говорил на языке карсанов, и какой-то карсан, находившийся рядом, переводил слова на дентрийский.
Закончив выступление Тим вернулся назад. Затем вышла Ридга и заявила, что все это чушь, что никто у людей не работает в пещерах, что парень болен и ему все приснилось в кошмаре. В доказательство она привела слова самого Ирра, который несколько месяцев держал Тима у себя, под предлогом того, что он болен.
Ирр заявил, что речь шла совсем не о той болезни, которую выдумывает Ридга, а о переломе, который Тим получил, когда бежал от людей.
Ридга все отрицала. Она ссылалась на других людей, на целый список свидетелей, в том числе и карсанов, что находились в зоне, которые подтверждали, что никаких пещер с рабами там нет, а пещера, которую называл Тим, необитаема, и там никого нет, что было проверено еще несколько месяцев назад.
Суд заканчивался. Судья объявил, что дело закрывается, что ни о каком наказании людей не может быть и речи, так как никаких доказательств, кроме слов больного мальчишки нет.
Тим едва не закричал, вскакивая, но Ирр удержал его.
− Успокойся, Тим, еще не все проиграно.
Суд закрылся, после чего Ирр попросил слова у судьи, сказав, что это важно.
− Я хочу попросить вас сделать одно заявление, которое не противоречит закону, господин судья.
− Какое заявление?
− Заявление о том, что Тим свободен, что он имеет все права гражданина, и что никто не имеет права задерживать его и отправлять куда либо без его собственной воли. Я прошу вас это сделать, потому что Тим и сейчас боится, что его могут увезти туда.
− По моему, достаточно того, что мы установили здесь сейчас.
− Не достаточно. Вы поверили ей, что он болен, и на основании этого я прошу вас сделать заявление. Просто, в качестве лекарства для него, что бы он понял, что он свободен.
Судья взглянул на Тима, затем взял молотой и ударив в гонг попросил всех тишины.
Тим услышал эти слова. Слова о том, что он свободен, что никто не имеет права его задерживать, что против него нет никаких обвинений. Это были простые слова, но смысл Тим понял. Он понял, что Ридга не властна над ним, что он может делать все, что хочет, что он... свободен.

− Едем домой, Тим. − Сказал Ирр.
− Домой? − Переспросил он.
− Да, домой. Ко мне. Мы же друзья.
− Да. − Ответил он. Не сколько из-за того, что считал карсана другом, сколько из-за того, что ему некуда было идти. А Ирр... Он действительно был другом.
Они сели в машину и ехали до самого дома молча.
− Значит, ты не будешь меня держать, если я уйду? − Спросил Тим.
− Не буду. Ты можешь идти куда хочешь, Тим, если действительно хочешь.
− Я не знаю, куда идти.
− Тогда, идем домой. А завтра обо всем поговорим. И ты решишь, что будешь делать и куда пойдешь. Я помогу тебе выбрать.
Следующий день начался с рассказов карсана о школе, учебе, молодых карсанах и о том, как те выбирали свой путь в жизни. Они выбирали то, что им нравилось, что чем хотелось заниматься. Тим слушал. Об одном другом, о разных профессиях и науках, но его не трогало ничто. Он не знал, чем ему заниматься, не знал, куда идти. А Ирр объяснил ему, что означало государственное обеспечение. Тим мог не работать. Каждый месяц из государственной казны выплачивались деньги, которые Тим мог получить в банке.
− Но я ничего не получал. − Произнес Тим. − Они все отдавали туда, да?
− Да. Но ты можешь все изменить. Думаю, это и надо сделать, что бы ты мог понять, сколько у тебя есть и как ты сможешь жить.
Уже на следующий день Ирр и Тим оказались в специальном отделении госбанка, где карсаны долго пытались определить, кто такой Тим. Они не нашли никаких документов на него.
− Где вы его взяли? − Спросил служащий у Ирра.
− Не важно где. По закону каждый дентриец получает определенную сумму, и Тим имеет на нее все права.
− Мы предоставляем средства в соответствии с документами. Ваш человек у нас не числится, это означает, что он не тот, за кого себя выдает.
− Я тот! − Воскликнул Тим.
− Спокойно, Тим. Не нужно криков.
− Они... − Произнес Тим. − Они держали меня в пещере, и ничего никому не говорили! − Произнес Тим. − Ты же знаешь!..
− Да, Тим, я знаю. Идем!
− Куда?
− Я, кажется, знаю, как все доказать. Ридга теперь не отвертится.
Тим плохо понимал, что задумал Ирр, но пошел вместе с ним. Через два часа они оказались в лаборатории, где карсаны провели какие-то тесты и выдали Ирру документ, удостоверяющий личность Тима.
− Это идентификационная карта, Тим. − Произнес Ирр. − Он прошел в новый зал, вставил документ в машину, и ввел несколько команд. Через минуту появилась новая бумага. Ирр не объяснял, а просто тащил Тима за собой, и вскоре они оказались в том самом здании, где проводился суд.
Там в этот момент не велось никаких разбирательств, и судья принял Ирра Аронга.
− Вы что-то нашли? − Спросил карсан.
− Да, господин судья. Неопровержимое доказательство того, что Ридга лгала.
− И что же это за доказательство?
− Идентификационная карта Тима и данные о ее опознании компьютером центрального банка. Вы знаете, что все данные на людей находятся там.
− Да, и что же?
Ирр положил перед судьей две бумаги.
− Тим не числится в документах банка.
− И что же это означает? Что его забыли? Я не вижу в этом преступления. Полагаю, она так и скажет. Что после?
− Я уверен, что таких людей, которые не числятся значительно больше чем один. − Произнес Тим. − Она лжет. Она хочет специально занизить численность населения дентрийцев, что бы получать от государства деньги. Ведь если окажется, что людей больше чем она говорит и превысит какое-то число, ей и всем ее прихвостням придется идти работать...
− Тим прав. Занижение численности населения, это серьезное нарушение договора. − Произнес Ирр. − И это уже не отдельное маленькое дело, а дело государственной значимости.
− Вы оставите документы у меня? − Спросил судья.
− Да. − Ответил Ирр.
− Хорошо. − Судья взглянул на свой блокнот. − Я предлагаю вам прибыть сюда еще раз, через три дня, вы сможете?
− Да. − Ответил Ирр.

А через три дня Тим и Ирр уже были не перед судьей, а перед государственной комиссией карсанов, которая слушала только Тима. Тот вновь рассказал о том, что произошло, о пещере, о людях, что там работали. Судья в этот момент сидел в стороне и молчал. А затем Председатель комиссии объявил, что считает необходимым провести новую проверку в зоне людей.
− И сделать это надо внезапно, что бы они не были готовы. − Сказал Тим. − Не предупреждать их!
− Боевой парень. − Произнес председатель. − Так и сделаем.
Тим почти ликовал. Он понял, что все движется именно так как ему хотелось. Более того, спецгруппа карсанов отправлялась в зону вместе с ним и с Ирром.
Они высадились в зоне ночью. Десант был произведен с самолетов и несколько сотен парашутистов за один час заняли поселок людей, после чего отправились во все стороны.
А уже к утру были обнаружены люди. Несколько десятков рабов в пещере, затем еще несколько десятков в тюремных камерах под "дворцом" королевы.
Людей собрали вместе, и вскоре выяснилось, что население колонии было занижено более чем в полтора раза, а треть населения находилась в условиях рабства.
Тим прошел перед группой людей и остановился напротив человека, которого знал. Тот стоял, тупо глядя в землю.
− Хан. − Произнес Тим.
Тот поднял взгля и, казалось, плохо понимал.
− Тим? Ты откуда?
− Оттуда. − Ответил он. − Я сбежал, и теперь я свободен.
− Ты пришел с этими зверями, Тим?
− Да.
− Но как ты мог?! Они же!... − Человек замолк, потому что рядом с Тимо оказался карсан.
Тим обернулся.
− Командир зовет вас. − Сказал карсан на языке, которого люди не знали.
Тим прошел вслед за карсаном, и вскоре оказался перед командующим операцией.
− Как вы это объясните? − Спросил карсан.
− Что?
− Расхождение численности населения.
− Вы меня спрашиваете? Они держали меня рабом в шахте!
− Вам следует это спрашивать у нее. − Произнес Ирр. К командующему в этот момент подвели женщину, которую Тим не знал. − Отвечайте, Ваше Величество, почему вы нарушили договор? − Произнес Ирр на дентрийском.
− Мы не нарушали.
− Вы нарушили, это очевидно и бревну. В документах указано полтора раза меньше населения дентрийцев, чем есть на самом деле!
− Вы считать не умеете. − Ответила она.
− Правда? − Удивился Ирр. − Ну, отлично. Значит, договор расторгнут. С этого момента вы не получите никаких средств. Так же аннулируется ваша собственность на эту территорию, и вы отправляетесь в каменоломни. Все до единого.
− Нет, Ирр! Нет! − Закричал Тим.
− Да, Тим. Все кончено.
Ирр показал какой-то знак, Тима схватили карсаны и уволокли. Он кричал, сопротивлялся, но все уже было бесполезно. Его засунули в машину и закрыли там связанного, а через несколько минут в ней появился шофер и Ирр Аронг.
− Я ненавижу тебя! − Закричал Тим. − Ненавижу!
− Мальчишка. − Фыркнул Ирр и приказал шоферу уезжать.
Тим еще дергался, затем машина остановилась, и Ирр вышел. Он открыл заднюю дверь, вытащил нож и перерезал веревки, связывавшие Тима.
− Ну, до чего же ты глуппый, Тим. − Произнес Ирр. − Я сказал все те слова, что бы она раскололась. Ты не понял? Это была уловка.
− Ты сказал, что всех отправите с каменоломни!
− Глупый. Ты забыл, что я тебе рассказывал? О том, что работа машин в шахтах во много раз дешевле, чем ручная работа каких-то людей или карсанов. Забыл? Или ты снова обратился в неверующего? Ирр усмехнулся.
− Ну, если не веришь, тогда можешь выходить из машины и идти на все четыре стороны. Давай, Тим, выходи. Ты же никогда не считал, что я твой друг. Тебе невдомек, что карсан, умеющий говорить на твоем языке, уже жил с твоими родственниками.
− Ты жил с дентрийцами? С кем?
− Это было давно. Тебя еще на свете не было, Тим. А я был таким же молодым и глупым, как ты сейчас. Правда, мне не приходилось сбегать из рабства, и людей я встретил не случайно, а сам напросился, когда поступил в космический флот. Мы летали в космосе, Тим. С твоими родственниками. Понимаешь это?
− Они летали?
− Ты смешон. Ты до сих пор не понял, что вы здесь инопланетяне? Тим, ты на столько глуп, или тебя не учили ничему?
− Мне не говорили этого.
− Судя по всему, тебе много чего не говорили.
− Что вы сделали с ними?
− Еще ничего. Это не мне решать, и не тем, кто сейчас там. Это будет решаться в Правительстве планеты. Тебе кажется, что мы тобой воспользовались, Тим. Может, это и так, но тебе следует понять, что что бы ни произошло сейчас, для твоих друзей-рабов это будет лучше, чем оставаться в пещерах. Это ты можешь понять или нет?
− Я не знаю.
− Я могу отвезти тебя назад. Ты присоединишься к своим друзьям, и все узнаешь. Тебе решать, что делать.
− Я хочу к ним.
− А как же Ридга?
− Я не боюсь ее.
− Ну что же. Пусть так и будет.
Ирр сел в машину, и та развернулась. Через несколько минут Тим оказался рядом с людьми.
− И не забывай обо мне, Тим. Я твой друг. − Сказал Ирр, выпроваживая парня. − Возможно, мы когда нибудь и встретимся еще.

Карсаны охранники ничего не предпринимали против Ирра и Тима. Он прошел к своим, нашел Хана и сел рядом с ним в траву.
− Что происходит, Тим? − Спросил Хан.
− Не знаю. Если Ирр меня не обманул, то хуже нам не будет, чем было.
− Ты уверен?
− Я не уверен. Ты можешь рассказать мне что нибудь? Обо всех нас, о людях? Откуда мы взялись?
− Мы родились здесь.
− Я знаю, а наши предки, Хан?
− Я не знаю. Были слухи, что они прилетели с неба, но я не думаю...
− Думаю, это так и было.
− Ты серьезно, Тим? Но как?!
− Не знаю. Я много узнал там, но все равно, не все. Я узнал, что они не имели права держать нас рабами, Хан.
Тим поднялся. Он вдруг ощутил такую злость, что в нем все вскипел. Он прошел мимо людей, прошел мимо группы женщин, и остановился перед Ридгой, что сидела в окружении нескольких человек.
− Выйди сюда. − Произнес Тим.
− Что это с тобой? − Спросила она.
− Ты трусливая мерзкая баба. − Произнес Тим. − Я не боюсь тебя. И ты за все заплатишь.
Ридга поднялась.
− Ты что-то сказал, щенок? − Произнесла она.
Тим смотрел на нее, а затем взвыл и бросился вперед. Он пытался ее бить, но отлетал назад. Ридга была сильнее. Тим снова кидался на нее, снова падал в траву, пока рядом не оказались карсаны и не задержали его.
− Не трогайте меня! Я убью ее! − Закричал Тим, но его утащили, затем вкололи что-то в руку, и Тим не помнил больше ничего.
Он очнулся только поздно вечером. Рядом сидел Хан. Он дал Тиму воды и еды.
− Глупо ты поступил, Тим.
− Не глупо. Я еще достану ее!
− Она и без этого получит свое. − Произнес Хан.
− Что? Как?
− Не важно, Тим. Ее уже наказал сам Бог.
− Бог? Как?! Хан, ответь!
− У нее нет детей, Тим. И никогда не будет.
− Это наказание?
− Наказание. И очень жестокое наказание. Ты это поймешь, когда станешь старше.

Несколько дней ничего не менялось. Изредка карсаны уводили людей, затем возвращали назад. Очередь дошла и до Тима. Он оказался в полевой лаборатории, где карсаны проводили полную перерегистрацию.
− Он уже был зарегистрирован. − Сказал карсан, передавая карточку кому-то.
− Значит, это ошибка. − Ответил другой. − Отправьте его в соответствующую группу.
− Я не пойду ни в какую соответствующую группу! − Воскликнул Тим. Два карсана обернулись и замерли. − Вы не имеете права!
− Откуда ты знаешь язык?
− Я много чего знаю, а вы не знаете, что именно я пришел и рассказал обо всех преступлениях здесь! Я − Тим!
− Так ты тот?... − Заговорил карсан.
− Тот. И я буду со своими друзьями, а не с тем, кого вы мне навязываете!
− Как хочешь. − Ответил второй.
Тима вернули назад.
− Все в порядке, Тим? − Спросил Хан.
− Да. − Ответил тот.
− По моему, ты не в духе. Что там с тобой делали?
− Проверяли, нет ли у меня глистов... − Буркнул Тим. Хан усмехнулся. Он уже прошел эту процедуру, и знал, что делали карсаны.
Проходили дни, в поле появились палатки, и всем людям было приказано размещаться в них. Причина выяснилась на следующий день, когда пошел дождь. Карсаны знали об этом, и позаботились заранее.
Штаб карсанов располагался в доме бывшей Королевы. Люди не знали, что там происходило, а карсаны вели работу по поиску информации, и довольно небезуспешно. Через четыре дня после проведения теста Тим вновь был вызван,
− Тим Райдер, не так ли? − Произнес карсан, едва выговаривая дентрийский. Тим опешил.
− Что значит, райдер? − Спросил он.
− Твое имя Тим Райдер.
− Мое имя Тим.
− Твое полное имя Тим Райдер. − Произнес карсан.
− Я не знаю. Я всегда был Тим, и только.
− Не важно. Твое полное имя Тим Райдер, ты должен это запомнить.
− Хорошо.
− За что тебя отправили в каменоломни?
− Низачто.
− Низачто не бывает.
− Что значит не бывает?! − Воскликнул Тим. − Я был там с тех пор, как помню себя!
− Тебя отправили туда ребенком?
− Да.
− Ты же этого не помнишь.
− А ты дурак, или с роду так?! − Воскликнул Тим, переходя на язык карсанов. − Ума не хватает сообразить, что я помню себя ребенком, а до этого взрослым не был?!
Тим вскочил говоря эти слова, и карсан сам выскочил из-за стола, отбегая.
− Ну ты, тихо! − Выкрикнул он.
Тим вдруг понял совсем другое. Он видел перед собой карсана, маленького, как большинство этих существ. Карсан просто перепугался. В комнату вбежало еще несколько.
− А ну сядь! − Приказал кто-то позади. − Быстро! Иначе, мы тебя свяжем!
Тим сел и просто молчал, пока карсаны обсуждали его между собой, в том числе и знание языка. Они, наконец, выяснили, что Тим − тот самый. Он только фыркнул, усмехаясь.
− Ты не мог сказать сразу? − Спросил карсан.
− Что сказать? То что вы были обязаны знать и без моих слов? Или вы до сих пор в свои бумаги это не записали?
− Ладно, не злись. Мы не сделаем тебе ничего плохого.
− Вы меня допрашиваете, словно я преступник.
− Мы должны все выяснить и определить, кто из вас кто.
− А у людей спросить слабо? Или вы думаете, что мы стадо обезьян, не способных понять, кто из нас был рабом, а кто нет?
− Это нам уже известно. Речь о другом. Ты, например, не знаешь, кто твой отец и кто твоя мать?
− Не знаю. Они умерли.
Тима больше не спрашивали, не возвращали назад и продержали одного довольно долго. Его пригласили пройти в другое помещение. Тим предстал перед группой карсанов. Они вновь задавали вопросы. И глупые, и нормальные, и совсем непонятные. Тим отвечал, как мог, а когда вопросы иссякли карсаны еще некоторое время обсуждали между собой человека.


Возникавшие в небе точки поначалу не привлекли внимание почти никого, кроме специалистов, но уже через день весь мир увидел странную картину, вырисовывашуюся в небе. Миллионы точек слились в единое целое и теперь выглядели, как светящийся пояс вокруг планеты.
На космодромах и военных базах уже ревели сигналы тревоги, тысячи кораблей поднялись в космос и... Исчезли под ударами мощнейшего излучения. Пояс, возникший над планетой, словно был живым. Его элементы представляли огромные зеркала, управляемые кем-то или чем-то, но самое ужасное для жителей планеты была массовость этих зеркал. Их площадь превысила площадь всей планеты в несколько раз и ученые уже рассчитали, что произойдет, если...

Сигнал, направленный в Правительство от пришельцев требовал сдаваться. Жителям планеты обещали жизнь, если они сдадутся сразу. В ином случае... Зеркала повернулись и по планете пронесся огненный луч. Миллионы отражений Солнца совпадая в точке создавали высокую температуру, которая выжигала все на своем пути.
Обугленная полоса длиной в несколько сотен километров и несколько десятков шириной, стала знаком, доказывавшим способности пришельцев. После чего те описали еще одну картину, объявив, что способны поднять температуру на всей планете почти в два раза, это означало бы конец всему живому.
Еще летали корабли, которые пытались подобраться к кольцу, но пришельцы оставались неуязвимы. Их система слежения имела миллионы глаз, которые просто не пропустили бы ничего. Не помогали и сверхсветовые двигатели. Максимум, что успевали сделать корабли, приблизившиеся к зеркалам − уничтожить несколько из них, после чего пришельцы уничтожали их сфокусированными огненными лучами. Даже если бы все корабли прорвались и взорвали по несколько серкал, мало что изменилось бы. Они не взорвали бы и одной тысячной от всего количества...

Карасны попросту забыли о людях. Ин объявили о полной свободе, вручили какие-то документы, состряпаные почти на ходу, после чего все военные снялись и умчались.
Мир на грани катастрофы, а огненное кольцо в небе говорило о том, что дело очень серьезно. Правительство было вынуждено признать поражение, и пришельцы начали диктовать свои условия с орбиты.
Тысячи заводов планеты по их приказу меняли свой профиль, но захват проходил не так гладко. Огромное количество жителей планеты не желало подчиняться захватчикам. Множество заводов было уничтожено, что бы не достались врагу. Правительство не сумело держать власть и общее мировое государство раскололось на множество частей, которые начали свою политику. Но это было не на долго.
Через несколько недель пришельцы начали атаку на планету, и вскоре по ней уже двигалась армия, поддерживаемая из космоса. Любые попытки сопротивления жестоко подавлялись. Ворвавшимся в мир существам практически не приходилось сталкиваться с военными карсанами. Тех просто выжигали точечными ударами по скоплениям войск. Их выкуривали из городов, используя для этого отражатели на орбите. Города не сжигались, а просто подогревались до температур, которых карсаны не выдерживали...


Еще один покоренный мир. Раскадо докладывал Императору об огромной планете, которая подходила для жизни, в которой существовала цивилизация. Но самая большая удача была в том, что мир подходил для тароссов без какой либо предварительной обработки, и он был огромен. Почти в два раза больше по диаметру планеты Таро, и в семь раз больше по площади суши. Местное население − карсаны − не представляли для тароссов серьезной угрозы.
− Ты заслужил награду, Роскадо. − Произнес Император, рассматривая карты новой планеты. − Такой жемчужины мне еще никто не приносил. − Ты можешь просить все, что пожелаешь.
− Я хотел бы найти для Вашего Величества новую планету и стать там вашим Наместником. − Произнес Роскадо.
Император сверкнул глазами, взглянув на своего слугу. Его наглости можно было бы позавидовать, но в такой момент...
− Хорошо. Пусть будет так! − Произнес он. − Следующая планета, которую ты найдешь, станет твоей.

Роскадо был на высоте. Ему завидовали, и его боялись. Он стал любимцем Императора. Огромный флот вновь готовился к полету в космос. Роскадо уже знал несколько миров, принадлежавших карсанам, и решил взять тот, что был наименее защищен. Это была маленькая колония, располагавшаяся на окраине Империи карсанов, не имевшая почти никаких сил. К тому же, в ней существовала и другая раса − раса людей, существ, которые так же как и карсаны не могли ничего противопоставить тароссам.
Флот медленно выходил из прыжков, занимал позиции на орбите. Несколько десятков зондов ушли к планете, и Роскадо ликовал. Этот мир был слаб и беспомощен. В нем не было даже космических сил, что бы противостоять нападению. Он просто падал в лапы Роскадо, и теперь он принадлежал ему...


− Райди, ты видишь? − Произнесла Рау.
− Да. − Ответил он. − Кто-то прилетел к планете.
− И их очень много.
Они смотрели на небо, где появилось множество светящихся точек. Их количество все возврастало, и вскоре точки заняли целую полосу, которая ярко светилась в ночном небе.
− Летим. − Сказал Райди.
Четыре молнии поднялись в небо и пролетели через горы. Райди, Рау, Дина и Арнан объявились среди гор, около небольшого дома. Из дома выскочила женщина и замерла, увидев четырех карсанов.
− Привет, Джи. − Произнес Райди, проходя к ней.
− Кто ты? − Заговорила та. Райди переменился, становясь человеком, которого она знала − Ханти? Ты?...
− Ты все еще дрожишь, Джи? Ты видишь, что делается в небе?
− Да. Учитель куда-то улетел вчера вечером и не вернулся.
− А ты как? Летать не научилась?
− Нет. − Произнесла она неуверенным голосом.
Ханти вновь изменил себя и стал карсаном.
− Ты нас впустишь? − Спросил он. − Это моя жена, Рау, и наши дети, Дина и Арнан.
− Я могу вас не впустить? − Спросила она.
− Тебе достаточно подумать: "пшли вон, хищники поганые", и мы исчезнем.
− Я боюсь. Я не знаю, что происходит...
− Ничего особенного не происходит. − Ответил Ханти. − Обыкновенное космическое нашествие. Скоро они спустятся и все люди и карсаны станут их рабами.
− Что? Ханти, но!... − Воскликнула Джи.
− Что но? Ты предлагаешь драться, Джи? С кем?
− С ними.
− А ты их знаешь? Может, они там все маги и их миллион.
− Ты трусишь, да? Трусишь! Тогда, я обойдусь без тебя!
Ханти развернулся и пошел прочь. Джи не успела ничего сказать. Сверкнули четыре молнии и четверо карсанов исчезли.


− Нам снова надо удирать, Райди? − Спросила Рау.
− Пока еще нет. О нас не знают. Что эти пришельцы задумали, я не знаю. Лететь туда сейчас не имеет смысла, это глупый риск.
− А защищать планету не нужно?
− У нас не хватит сил, Рау. Даже если мы порушим их корабли, мы влетим в заторможенное состояние, а сюда придет новый флот и разнесет все к чертям. Получится, что мы убили тех, те убьют этих, и никакого толку. Для начала надо все узнать, Рау. Вот этим мы и займемся. Начнем с поисков места, куда они высадились. Но не так, что бы они поняли, где мы находимся.
Райди бросил вверх небольшой комок, который обернулся птицей и унесся куда-то вдаль. Он объяснял, что делал жене и детям, рассказывал о том, что может произойти, как надо действовать, что бы все прошло как можно более гладко.
Уже через час стало ясно, где находились пришельцы, и молнии ушли к этому месту. Высадка не прекращаялась. Множество кораблей спускались вниз, другие подымались, и на планете оказывались существа, напоминавшие смесь человека с тигром. Они ходили на задних лапах, имели когти и шерсть, клыки торчали из пасти, голос напоминал рычание.
Вокруг уже велись наступательные действия. Несколько десятков отрядов захватывали города и поселения людей, заставляя последних сидеть в домах и не высовываться. Язык шришельцы уже знали, и было ясно, что к нашествию они готовились довольно основательно.

Полоса на орбите меняла свою яркость. В несколько мгновений она резко возросла и достигла яркости Солнца. Мощный поток тепла обрушился на город и через несколько секунд вокруг все задымилось, а затем вспыхнуло. Жители взвыли. Они бегали по улицам, не зная, куда деваться. Огненная полоса жарила не щадя никого. От жара горели деревья и дома, и через несколько минут уже никто не кричал. Город в несколько минут обратился в сплощное пожарище, в котором не уцелело ни одно живое существо.
Поток света и жара иссяк. Кольцо на орбите погасло и теперь вновь выглядело, в голубом небе как белесая дымка. Пожары в городе и вокруг бушевали несколько дней. Люди, приходившие в эти места, видели кошмар, подобного которому никогда не случалось. Им оставалось совсем недолго, что бы узнать, что произошло. Когда над сожженным городом пронеслись ливни и пожары затухли, к этим местам подошли огромные полчища чужаков − зверей, каких люди еще не видели. Люди бежали от них, а кто попадался, оказывался в плену. Их не жалели. Сопротивлявшихся убивали, а тех, кто сдавался сразу, отправляли в рабство...


Джи уже давно не была той девчонкой. Она знала не мало. Ее учитель улетел и не вернулся. Ханти так же ушел, почти ничего не сказав, и Джи решила, что у нее нет иного выбора, как идти к людям.
Через несколько дней она уже была в городе, где находилось огромное войско, и Джи решила, что у нее нет иного выбора, как явиться к Повелителю и объявить о себе.
Человек в первый момент не поверил, что женщина, пришедшая к нему, является магом. Джи доказала это делом. Огненный удар разрушил стену во дворце, и Джи едва сумела остановить стражу, когда они попытались схватить ее. Людей остановили ее слова, о том, что она пришла драться со зверями, а не людьми. Через несколько часов она уже была в войска, готовившихся к выступлению против врага.
Первые бои были жестокими и кровавыми. Удары оружия тароссов оказались на столько сильны, что войска бросились врассыпную и бежали. Город оказался без защиты, и тароссы захватили его.
Джи в этот момент уходила вместе с небольшой частью, которая охраняла Повелителя, и человек уже знал, что обязан ей жизнью. Обязан, потому что именно удары мага на некоторое время задержали противника, и дали возможность ему бежать из города.
Они уходили в соседние страны, а оттуда еще дальше. Вести, приходившие из захваченных земель, повергали в ужас. Но Джи надеялась, что найдет силы...

Сверкнула молния, и перед Джи возник человек.
− Ханти? Где ты был?! − Взвыла она.
− На орбите. − Ответил он. − Разведка вещь очень полезная, Джи.
Она едва понимала, что он сказал.
− Джи, проснись. − Произнес он. − Очнись, черт возьми! − Удар молнии вошел в нее, и Джи едва удержалась на ногах.
− Что ты делаешь?! − Воскликнула она.
− Ничего особенного, тебе полезно встряхнуться. − Ответил он. − Ты тратишь силы совсем не туда, куда надо, Джи.
− Как это не туда?! А куда же еще их тратить?!
− Пойдем, Джи, я расскажу тебе сказку. − Произнес он, словно издеваясь. Джи не успела ничего ответить. В комнату ворвалась охрана, и через мгновение все исчезло. Джи упала в траву, а рядом оказался крылатый зверь.
− Чего тебе от меня надо?! − Закричала она.
− Мне нужно, что бы ты мне помогла.
− Что?! Ты издеваешься?! − Закричала она.
− Ты совсем поглупела, Джи?! − Взвыл зверь. − Ты летала в космос, ты видела всяких разных инопланетян, ты видела этих зверей, и ты не способна увидеть, что я не такой, как они?! Ты этого не видишь Джи?! Ты не знаешь, что они напали не только на твою планету?! Они напали и на мою!
− Твоя планета находится в другой галактике.
− Дура! Еще раз дура! − Зарычал Ханти. − Планеты, на которой я родился не существует! И живу я здесь! И сейчас! Может, тебе напомнить, что я говорил?! Ты забыла?! О том, что я не приемлю никакого рабства, о том, что я не желаю никаких войн! Ты этого не помнишь специально, Джи?!
− Тогда, зачем, ты сейчас стоишь передо мной зверем?!
− Затем, что это мой вид. Я родился таким, ясно?! И ты опять ничего не соображаешь! Сама еще пять лет назад просила меня, что бы я не разделял людей на людей и магов, а теперь вздумала делить меня на зверя и незверя!
Ханти переменился, став человеком.
− Мне нужна твоя помощь, Джи. Не лично твоя, а помощь всех людей. Я знаю, как их выгнать и как победить, но для этого нужно, что бы вы все собрались! И люди и нелюди! Все жители планеты, Джи! И кому как не тебе собирать людей! Ты осталась единственным магом во всем мире!
− Что? Как это единственным?!
− Увы, я не нашел никого, Джи. Они все бросились в бой со зверями, как полные глупцы, и теперь их нет.
− Ты считаешь, что драться с ними глупо?!
− Так как это делаешь ты − глупо! И очень глупо! Потому что своей силой, ты могла убить не сотню и не тысячу, а сто миллионов! Ты могла их убить всех, Джи! Но ты дура, ты этого не понимаешь, и не желаешь понимать!
− Как я могу это сделать?! Как?! − Взвыла она.
− Ты вернешься сейчас назад, Джи. А я прилечу завтра. В это же время. У тебя будет время обо всем подумать и прекратить крики. У меня есть план. И ты можешь в нем мне помочь. Это все на сегодня...
Джи увидела лишь вспышку и оказалась в пустом зале замка. Она вернулась в свою комнату и оказалась перед множеством стражников, которые тут же окружили ее.
− В чем дело? − Произнесла она.
− Где ты была?! − Послышался голос Императора. − Я запретил тебе куда либо выходить!
− Ты не имеешь права мне приказывать. Я − маг! − Произнесла Джи.
− Женщин-магов не бывает! Ты лжешь! Ты не маг, а ведьма! Взять ее!
Несколько воинов налетели на Джи, схватили и связали.
− Завтра на площади будет священный суд, и ты получишь наказание!
− Я не ведьма! − Закричала Джи. − Она попыталась что-то сделать, но не сумела. Ее руки и ноги уже были связаны. Это казалось каким-то безумием. Император явно не понимал, какова надвигавшаяся опасность...
А на следующий день Джи оказалась на площади. Она ужаснулась, увидев несколько столбов, на которых были повешены люди. Среди них был и Повелитель, с которым приехала Джи...
Начался суд. Толпа на площади выла и ревела. Тысячи людей кричали и требовали казни для ведьмы, а вокруг начинался спектакль, в котором Джи должны были "судить"...
Она ничего не отвечала. Семь обвинителей, как один говорили против нее, а защитников не было. Судья сидел в роскошном кресле и слушал обвинения. Джи видела, что он давно все решил, и не отвечала ни на какие вопросы. Это было бессмысленно.
Суд подходил к концу. Толпа ревела.
− На костер ведьму! На костер! − Кричали люди. Затем все замолчали. Джи взглянула в сторону, куда смотрели люди. А там, четверо человек вынесли носилки с Императором и поставили на постамент.
− Что вы решили? − Спросил Император.
− Осталась простая формальность. − Произнес судья. − Узнать, нет ли здесь кого, кто скажет в ее защиту слово? Кто нибудь есть? − Спросил судья.
− Нет! − Завыла толпа. − Сжечь ведьму!
− Есть. − Внезапно раздался странный голос, и люди утихли.
Толпа расступилась, и на площадь вышел человек. Он прошел к постаменту, на котором сидел Император.
− Вы разрешите мне выступить, Ваше Императорское Величество? − Спросил он.
− Кто ты?
− Меня зовут Ханти Гро. − Ответил он. − Я из рода Крыльвов.
Джи вздрогнула. Она взглянула на человека, и узнала его.
− Я ничего не слышал ни о каком роде Крыльвов. − Произнес Император.
− Это поправимо, Ваше Величество. − Произнес Ханти Гро. − Все всегда бывает впервые.
− Что ты хочешь сказать в ее защиту?
− Я не буду ее защищать, Ваше Величество. Это же глупо. Но я хотел бы вас попросить об одном маленьком деле, которое связано с этой ведьмой. Я хочу ее выкупить.
− Что? Выкупить?! − Воскликнул Император.
− Да, Ваше Величество. Я думаю, вам на нее плевать, а вот на эту вещь, совсем даже нет. − Ханти Гро достал маленький ларец и открыл его. Император аж встал, увидев его содержимое. Никто вокруг этого не видел.
− Откуда это?! − Воскликнул Император.
− Из-за океана. − Ответил Ханти Гро. − Я думаю, вы примете от меня этот скромный дар в знак моего уважения.
Человек сделал шаг вперед и передал ларец в руки Императора. Тот все еще рассматривал его.
− Это означает, что ваше состояние на много больше, чем стоимость этого камня?
− Да, Ваше Величество. Должен признать, этот камень не самый крупный из тех, что у нас есть, но, я думаю, он вам понравился.
− И ты хочешь, что бы я за него отдал эту ведьму?
− Да. Я думаю, она не стоит и десятой части этого подарка.
Император взглянул на Ханти Гро, и некоторое время раздумывал.
− Зачем она вам? − Спросил он.
− Понимаете, у меня двое детей, и я пообещал им привести из-за океана подарки, какие они пожелают. Дочь попросила самое красивое платье, а сын сказал, что хочет ведьму. Я пытался его отговорить, но дети такие упрямцы, в общем, я прошу вас.
− Хорошо. Забирайте ее. И держите как следует, что бы она не сбежала!
− Не сбежит. − Ответил Ханти-Гро.
Он отвернулся от Императора, прошел к Джи, и свистнул, махнув рукой.
Толпа взвыла, когда над ней взметнулась огромная тень. На площадь выскочил крылатый зверь и лег рядом с Ханти-Гро. Люди не успели ничего сказать. Император раскрыл рот и замер, стражники стояли держась за оружие, а Ханти Гро погрузил связанную женщину на спину зверя, сам влез на него, и обернулся к Императору.
− До встречи, Ваше Величество! − Выкрикнул он. − Вперед, Арнан!
Зверь прыгнул вверх и взлетел.
Молния пролетела над городом и спустилась посреди лесной поляны.
Джи свалилась в траву, и рядом с ней оказался Ханти.
− Ты? − Произнесла она. − Я не собираюсь быть твоей собственностью!
− А ты этого и не заслужила. − Усмехнулся он. − Тебе не понравился спектакль? Очень даже здорово вышло, мне не пришлось стрелять. А Император все равно обречен. Через неделю его не станет.
− Почему?
− Потому что мне известны планы захватчиков. Через два дня они начнут новую атаку. Они не способны захватить всю планету сразу, Джи. У них нет стольких сил, но постепенно, они это сделают.
− Но ты же сказал, что хочешь помочь нам!
− Да, Джи. И не только вам, но и карсанам. Ты их не любишь, да? Совсем? Они же ваши родственники, Джи. Это то ты знаешь?
− Мне все равно.
− Значит, тебе плевать на свою планету?
− Нет!
− Как же нет, ты только что сказала, что тебе все равно.
− Я сказала не об этом!
− А я слышал об этом. Я тебе сказал об объединении сил людей и карсанов в борьбе против тароссов, а ты говоришь, что тебе все равно.
− А я здесь при чем?! Я не могу ничего сделать!
− Ты можешь. Но ты не хочешь.
− Я хочу!
− Тогда, прекрати кричать. Сейчас мы прилетим в город карсанов. В мой дом, Джи. Тебе придется как следует потрудиться, что бы не казаться там мерзкой бабой.
− Чего ты хочешь от меня?
− Я хочу, что бы ты вспомнила, что мы друзья, Джи. Ты забыла об этом?
− Ты пять лет не появлялся у нас.
− Ты этого не желала сама. Я же поганый хищник.
− Ты!... − Выкрикнула она и смолкла. − Почему все так? Почему?!
− Потому что не все и не всегда делается правильно. Ты вступила в войну не доучившись. И учитель твой тоже хорош. Самому главному тебя не научил.
− Чему?
− Перелетам, Джи. Телепортации. Это главное оружие и главная защита. Ты могла бы не торчать там в тюрьме, а исчезнуть, и никто бы тебя не нашел. Не нашел бы, потому что ты могла бы изменить себя. Свою внешность.
− А ты можешь меня этому научить?
− Могу. Но только с одним условием.
− С каким?
− Ты прекратишь считать меня за врага. И выкинешь из головы всю дурную дискриминацию хищников и нехищников. Ну? Ты способна на подобный подвиг?
Она фыркнула усмехаясь.
− Что, нет?
− Не нет.
− Что не нет? Ты нормально сказать не можешь?
− Я не буду считать тебя врагом.
− И моих родных не будешь считать. И всех карсанов.
− Не буду.
− Тогда, летим.
− А люди?
− Ты сейчас ничем им не поможешь. Спасешь, может десяток другой, а потом твои силы иссякнут, и ты не сможешь даже сама уйти от зверей. Это будет глупостью. А когда ты научишься самому главному, ты сможешь делать на много больше, Джи. Не понимаю, о чем ты думаешь. Ты же играла лучше меня в компьютерную войну.
− И ты тогда не поддавался?
− Нет. Я просто мало играл и не умел.
− Жизнь это не игра.
− Вся жизнь − игра, Джи. Тебе следует понять одну истину. Жизнь и смерть неразделимы. Каждый человек рождается и умирает. И твоя цель не спасать солому от пожара, а бежать к телефону и вызывать пожарников.
− Каких пожарников, Ханти?! О чем ты?!
− О том, что ты можешь сделать во много раз больше, чем делала. Ты должна не идти в бой, а помогать людям строить оружие, например. Ты же знаешь во много раз больше, чем все местные алхимики.
− Я почти ничего не знаю об оружии.
− Ты знаешь, что оно существует. Ты знаешь принципы, Джи. А с конкретностями, я помогу. У меня есть несколько рассчетов того, что можно сделать местными силами. Ружья и пушки − минимум. А с луками против космических кораблей не попрешь, Джи. Ты же понимаешь.
− Понимаю. Против них и пушки не годятся.
− Корабли, это моя задача. Я найду способ, как их уничтожить. А тебе надо будет собрать людей. А теперь летим.

Джи оказалась среди карсанов. В первый же день она узнала, что среди карсанов жили и люди. Они, хоть и не имели больших прав, но оставались достаточно свободны, и в городе, где жил Ханти со своей семьей, все было достаточно спокойно и тихо.
Карсанами управляли не повелители и императоры, а выборный Совет. Более того, он оказался один на всю территорию. Карсаны жили достаточно сплоченно, и Джи поняла, что все последнее время они работали только на одну цель. Они готовились к отражению атаки из космоса. Впрочем, веры в победу почти ни у кого не было. Карсаны знали, что над ними находятся миллионы кораблей противника, и что в любой момент они могут просто выжечь все вокруг.
Джи поначалу не поняла, в чем была подобная уверенность, а когда Райди объяснил ей, она взвыла. Взвыла от бессилия что либо сделать. Она поняла, что война будет проиграна. Если люди будут сопротивляться, их просто уничтожат.
− Если так, то мы обречены, Ханти. Я не понимаю, что еще можно сделать! − Взвыла Джи.
− Не вой. − Ответил он. − Я говорил, что веду работу. Это не так легко, но уже сейчас двенадцать процентов зеркал находятся под моим управлением, Джи. Это мало, но по рассчету, через год я смогу захватить их все. И тогда мы сможем ударить. Мы выкинем их отсюда, Джи. Сметем корабли с орбиты, а зверей загоним в такие места, где они будут грызть друг друга.
− Их надо выкинуть с планеты.
− Это не реально. Даже если их все затолкать сейчас в корабли, они все уже не влезут.
− Но тогда они остануться в нашем мире, и...
− И ничего страшного не будет. Ну, будет еще один вид инопланетян на планете и все. Это они сейчас такие грозные и страшные. И не думай, Джи, что это планета людей. Люди здесь сами пришельцы, ты это должна понимать.
− Ты думаешь?
− Я уверен. Просто расселились вы очень давно, и сами уже не помните. Это сейчас не важно. Идем, Джи, я тебя познакомлю кое с кем.

Джи предстала перед десятком карсанов, которые управляли городом. Ханти выступил перед ними, представляя ее, затем объявил, что Джи − маг, и что она скоро отправится к людям, что бы возглавить новую армию. Он так же объявил, что магия, это не просто сила, что с ее помощью можно завладеть космическими кораблями пришельцев, в том числе и зеркалами. И это может стать ключом к победе.


Роскадо стоял на холме. Вокруг него выстроилось войско, и он объявлял всем о победе над миром, объявлял о том, что теперь он хозяин планеты, как это и повелел Император.
− И теперь нам никто не может помешать! − Зарычал он.
Раздался удар. В небе сверкнула молния, и объявился небольшой космический корабль, на котором стояли странные никому не известные знаки. Корабль пронесся над толпой, и Роскадо слетел с холма, когда машина зависла над ним, и начала опускаться.
− Что это за дьявол! Взять! − Зарычал Роскадо.
Войска начали атаку. Корабль обстреляли управляемыми ракетами и кропнокалиберными пулеметами. Он несколько секунд еще висел в воздухе, а затем взорвался. Огненная вспышка ослепила всех вокруг, и десятки тысяч тароссов попадали замертво.
Роскадо резко обернулся. Он почти не понимал, почему остался жив, а в этот момент на месте вспышки объявился зверь. Огромный крылатый зверь, подобный тому, что был изображен на корпусе взорвавшегося космического аппарата.
− Этого не может быть. − Прорычал Роскадо.
− Ты, глупый зверь, решил, что имеешь право распоряжаться в моем мире?! − Зарычал крылатый зверь и пошел на Роскадо. Тот стоял не двигаясь. Стоял, понимая, что его ничто не спасет, что он не сумеет убежать... − Отвечай! Кто тебя послал?! − Зарычал зверь.
Роскадо молчал. Он не собирался ничего говорить об Императоре и уже не думал о себе. Он думал лишь о том, что тароссы встретили нового противника, такого, о котором ничего не знали...
Удар вошел в Роскадо, и он увидел лишь вспышку перед глазами...

Тысячи и тысячи тароссов выли от ужаса. Они пытались бежать, но происходило то, чего они боялись более всего. Система обороны планеты оказалась захваченой. Миллионы и миллионы зеркал на орбите, служивших еще день назад наступавшим войскам, теперь били по ним. Десятки тысяч космический кораблей на орбите и на земле оказались взорваны и уничтожены. Удары наносились кем-то, кто знал обо всем. Знал управление зеркалами, знал все коды...
И вместе с этим ударом, на позиции тароссов начали наступление местные жители. Милионные армии, собравшись в единый кулак наносили удары своим слабым, но вполне убийственным оружием, и зверям ничего не оставалось, как отступать.
Они узнали, что наступавших вели в бой крыльвы и маги. Они знали, что это иные существа, такие, о которых тароссы никогда не слышали. А с другой стороны их теснило войско карсанов. Эти мелкие, никчемные существа оказались не менее грозной силой, когда у тароссов не осталось никакого вооружения.

Схватки на планете продолжались. Миллионы людей и карсанов дрались вместе за одно дело. Объединение враждовавших ранее племен основывалось на объединении их командования. Во главе людей стояла Джи Непобедимая. А карсанов в бой вел Хищник. Тот самый, о котором ходили страшные легенды, но теперь все видели, что он дрался за весь мир. Джи помнила все. Она чувствовала, что обязана крыльвам, и делала очень многое именно так, как говорил Ханти.
Они вновь встретились после нескольких месяцев жизни порознь. За это время враг был повержен, и Джи удивилась, когда Ханти объявил, что карсаны не убивали пленных как люди.
Когда она рассказала о том, что делали люди со зверями, Ханти рассмеялся. Он хохотал и выл, а Джи не понимала.
− Ты не объяснишь мне, что это значит? − Спросила она. − По моему, это совсем не смешно.
− Да, Джи, это не смешно. Не смешно, что вы оказались более жестокими чем карсаны. Джи! − Воскликнул он. − ТЫ ПОНИМАЕШЬ ЭТО?!
− Я думаю, вы решили их использовать для чего-то еще. − Произнесла она.
− А я думаю, что ты не понимаешь что такое нормальные отношения разумных существ. − Ответил он. − Ты не понимаешь, что убивая их вы подкладываете мину замедленного действия под себя. Ты этого не понимаешь. Ты не понимаешь, что планету может взорвать маленький кораблик, который может проникнуть сюда совершенно незаметно. Ты не понимаешь, что тароссы, что остались здесь станут щитом против тех, кто будет нападать из космоса. Не понимаешь? Не понимаешь. Тогда, представь, что у тебя есть оружие, разрушающее планеты, ты прилетаешь в мир своего врага, и видишь, что в нем живут твои родственники. Ты будешь стрелять?
− У них нет такого оружия.
− Есть. Оно есть у всех, кто летает в космосе. Не считая разве что ползающих. Хочешь знать, какое это оружие? Это сверхсветовой двигатель. Надо всего лишь направить корабль внутрь планеты и побольше радиус действия двигателя. Понимаешь, что станет, когда внутри планеты возникнет дыра, этак километров сто? Понимаешь?
− Ты думаешь, они остановятся, если здесь будет кто-то из них?
− Вероятность этого поболее, чем если никого не останется. Я говорил тебе не раз. Главное во всем мире, это жизнь и свобода. Сейчас вашей жизни и свободе ничто не угрожает. И убийство пленных будет не более и не менее, чем самым натуральным убийством. Желаешь быть убийцей − убивай.
− Но мы же не можем их выпустить?
− Почему не можем? Из-за того что у них когти и клыки? Ты их боишься?
Она молчала. Молчала, считая, что для Ханти нет оправдания убийств хищников.
− Когда-то ты говорила, что не приемлешь дискриминации, что ты не считаешь правильным драку из-за того что кто-то хищник, а кто-то нет. Ты передумала, Джи? Или ты боишься признаться в этом перед своими людьми?
− Ты ведь знаешь, что они этого не поймут.
− Знаю. Я много чего знаю. В том числе и то, что у тебя куча олухов, которые желают начать войну против карсанов. И знаю, что ты думаешь. Что мы не убили зверей, что бы драться с их помощью с людьми.
Джи сверкнула глазами на Ханти. Его слова задели ее, потому что в них была правда. Она боялась.
− До встречи, Джи. − Произнес Ханти и сверкнул молнией, исчезая.
Она не успела ответить. А через мгновение в зал вошел Министр Карадо.

− Ваше Величество, мы поймали хищников в городе!
− Каких еще хищников? − Резко спросила Джи.
− Хищников, которые охотятся на зверей. Люди требуют, что бы их судили!
− Покажите мне их. − Ответила Джи.
Она не знала, как поступать, не знала, что делать с людьми, как им объяснять, и по дороге еще раздумывала. Возникшая идея показалась не особенно плохой, и Джи ускорила шаг. Вскоре она оказалась на площади, где держали двух человек. Они сидели на цепи и со страхом смотрели на людей вокруг, а теперь и на Джи.
Народ вокруг притих.
− Кто их поймал? − Спросила Джи. Несколько человек оказались рядом с ней. − Вы участвовали в войне? − Спросила она.
− Да, Ваше Величество. Мы были на фронте!
− Убивали там зверей?
− Да...
− Стража. − Произнесла Джи. − Связать их и посадить рядом с этими хищниками.
− Но мы не хищники! − Закричали люди. Стража уже хватала их, хотя и без особого энтузиазма.
− Вы убивали. − Ответила Джи. − Этого достаточно, что бы вас повесить.
− Нет! Мы делали это по вашему приказу! − Закричали люди.
− Вы делали это по приказу хищников. − Ответила Джи. − Взять! − Она оказала на человека, который стоял в толпе.
Тот метнулся прочь, но не успел.
− Итак, господа, вы все убийцы. И вам место с убийцами.
Стражники усадили людей рядом с двумя пойманными.
− Итак, начнем суд. − Сказала она взглянув на толпу. − Вы желаете их убить?
− Не их, а тех! − Закричал кто-то.
− Они все убийцы. И те и эти.
− Но те ели зверей!
− Все люди едят.
− Но они не едят зверей!
− Едят траву, а она тоже живая. − Ответила Джи. − И те и эти виновны в убийствах. И те и эти ели живых. Траву или зверей, не важно. Кто нибудь еще хочет что сказать?
Люди молчали. Они молчали минуту, другую.
Джи прошла мимо связанных людей и подошла к Министру Карадо.
− Итак, слушайте все! − Произнесла Джи, и ее голос разнесся над площадью. − Вы все едите живых! Живую траву, живые плоды, живые ягоды! Кто заявит, что это не так? Все деревья живые, если же ягоды на них не живые, значит вы − убийцы! Вы их убили и съели! И в этом вы еще больше преступники, чем те, кто ест зверей, потому что звери едят живых, а растения не едят! Звери виновны, растения не виновны! Так кто же виновен больше? Тот кто жрет живых невинных или тот кто жрет живых виновных?
Джи остановилась. Она слушала мысли людей. Большинство было в недоумении, кто-то считал, что Императрица свихнулась, говоря подобные слова.
− Отныне и навсегда. − Произнесла Джи. − Объявляются незаконными любые обвинения, основанные на том, кто что ест. Мы все люди, и хищники и нехищники, мы все живем в одном мире, и драться друг с другом из-за того, что кто-то ест не то, что другой − глупо! Глупо и неразумно! − Джи обернулась и взглянула на людей. − Развяжите их. Всех, кроме этого. − Исключение было для того, кого Джи приказала взять из толпы.
Остальные были освобождены, и только один человек стоял еще связанный.
− Итак, наступила твоя очередь, вор. − Произнесла Джи.
− Я не вор.
− Ты вор. Если ты не признаешься, тебя повесят. Здесь и сейчас. Итак?... − Человек молчал. − Стража. Повесить!
Поначалу человек кричал, что не виновен, а затем, когда на его шее уже была петля, и Джи объявила, что он останется жив, если расскажет, где спрятал награбленное, он сознался... И мысленно сказал, где... Джи заставила его говорить при всех, что он вор, что он грабил обозы в лесу... После этого виновник был отправлен в каменоломни. Пожизненно.


Джи не отвечала на вызов Ханти несколько минут. Тот еще продолжал звать, затем вызов резко оборвался и через мгновение перед Джи возникла вспышка.
− Что происходит, Джи? Почему ты не отвечаешь? − Произнес он.
− Зачем мне отвечать?
− Я вызывал тебя не по пустякам, Джи. Мы собираемся улетать, и ты останешься одна на всей планете.
− Ты мог этого и не сообщать.
− Мог. И мог не говорить тебе, что зеркала на орбите я бросаю, черт с ними, пусть ими звери управляют, так?!
Джи взглянула на Ханти не отвечая.
− В тебе поселилось зло, Джи. Мне очень жаль, но это так. Это зло в твоем неверии. Ты не желаешь доверять никому, кроме себя. И это зло, потому что оно приведет к беде. Не сейчас, так потом. Мы улетаем. Как управлять зеркалами, ты знаешь, я тебе объяснял. Все, а теперь, прощай...
Лишь молния унеслась ввысь, но Джи еще плохо верила, что осталась одна. Она поняла это, когда сама умчалась в центр управления зеркалами и не обнаружила там никого и ничего. А через несколько минут она уже летала в городе карсанов и ворвалась в дом, принадлежавший Ханти.
Он был пуст. Казалось, прошла вечность, казалось, все это нереально, что через мгновение рядом объявятся крыльвы, но их не было. Джи села на пол и взвыла. Взвыла от того, что осталась одна. Вокруг был ее мир, но он был ей чужд...


− Ты знаешь, Нау, что там прошла тысяча лет. − Сказал Райди.
− Да. Я понимаю. Ты говорил мне, что так может быть, и я не виню тебя.
− Ну, спасибо, что не винишь. − Ответил Райди.
− Райди? Что не так? − Спросила она.
− Не так то, что ты сейчас не в себе, Нау. Ты вспоминаешь мать и не думаешь, что мы влетим в дьявольское пекло. Тароссы захватили мир карсанов, и ты это знаешь. Ты должна думать не о себе и своих родственниках сейчас, а о том, что нам надо быть готовыми к отражению атаки, когда влетим туда. Нау?
− Я готова. − Ответила она.
− Осталось несколько секунд...

Корабль вскочил в систему, затем прошел к планете и начал планомерные скачки вокруг мира. Крыльвы в этот момент уже унеслись из корабля к зеркалам и волна управления пронеслась по ним, захватывая каналы связи. Пролетали секунды. Несколько раз система тароссов атаковала место, где останавливался корабль, но он уже уходил оттуда на сверхсветовом двигателе.
Сигнал о противнике ушел на планету и вернулся приказом уничтожить любыми средствами. В космос поднялись боевые корабли тароссов и... Тепловой удар от системы зеркал уничтожил несколько вышедших в космос кораблей.
На планете начиналась паника. Поначалу кто-то решил, что произошел сбой в системе связи, затем тароссы поняли, что зеркала им вовсе не подчиняются и бьют по своим...

Император выл и рычал. Он раздавал приказы направо и налево. Несколько минут зверь пытался добиться связи с зеркалами из своего пункта управления, но в ответ приходили подтверждения приема приказов, которые реально не выполнялись.
Старты с планеты были остановлены. Несколько десятков кораблей, ушедшие в космос, теперь летали по орбите в виде оплавленных огрызков...

Щелк-щелк...
Император резко обернулся и не увидел никого. Внезапно возник новый щелчок, и перед ним возникло сияние, от которого зверь шарахнулся назад. Сияние в виде тонкой вертикальной линии расширилось, образуя цилиндр, и в нем объявился таросс.
− Роскадо! − Взвыл Император, узнав его. В порыве ярости Император прыгнул на зверя в луче света, и пролетел насквозь.
− Как это смешно, Ваше Величество. − Фыркнул зверь. − Вы и в экран телевизора стрелять в меня начали бы?
− Какого дьявола?! Что это значит?!
− Извини, Ваш высочеств, но я решил, что мне мало одной маленькой планетки. Теперь и эта планета принадлежит мне. А ты мой пленник. Ты глупый, не понял, что влез на планету, которая управляется МОИМИ зеркалами.
− Ты ничего не сможешь сделать, поганый предатель!
− Глупец. Я могу сделать вот так.
Что-то сверкнуло, и Император резко обернулся. Вокруг вспыхнул яркий свет. Удары вошли в стены и все помещение оказалось словно в огне.
Император взвыл, а свет исчез. Все почти восстановилось, хотя дыры остались и было видно, как вдаль ушло яркое пятно, которое разошлось в стороны и исчезло.
− Ну так как тебе представление, мальчик? − Зарычал зверь в огенном столбе.
− Ты за это еще заплатишь!
− Глупый. Кому платить? Тебе, что ли?! − Зверь завыл смеясь. − С этого момента здесь я Император!
− Тебе никто не будет подчиняться.
− Ошибаешься. Ты глупый зверь! Глупый! Глупый! − Роскадо смеялся, а затем его изображение переменилось и Император похолодел, увидев карсана вместо таросса. − Хочешь посмотреть на своего верного слугу? − Произнес он. − Ну так смотри!
Изображение резко переменилось, и в нем вновь объявился Роскадо, но на этот раз он был в клетке. Его лапы были связаны цепями, и он дергался, пытаясь вырваться.
− Итак, господин Император, твое императорство закончилось. − Произнес карсан. − И об этом узнают все!
Изображение схлопнулось в точку и исчезло.
Император бросился на выход и вскоре уже встретил своих слуг. Те выли о нашествии инопланетян...

В действительности же все оказалось иначе. Не инопланетяне напали на планету, а ее жители атаковали инопланетян. Несколько часов подряд по всем телеканалам шли передачи карсанов. Тот самый зверь, которого видел Император и еще одна карсанка выступали попеременно, передавая важнейшую стратегическую информацию тароссов.
Уже на следующий день вся планета поднялась в войне против захватчиков. Удары наносились из космоса. Зеркала теперь действовали против тароссов, а карсаны с телеэкранов объявляли о точках, по которым будут наноситься тепловые удары.
Карсанам предлагалось покидать эти места. Тароссы так же были вунуждены уходить, но причина ударов была не в живых, а в военных объектах.
Очередное объявление вызвало почти панику на главной авиабазе. Еще полчаса назад удар был нанесен по складу с топливом, а теперь тароссы бежали с аэродрома, потому что тепловое пятно приближалось к нему.
А в небе творилось что-то невероятное. В течение нескольких часов полоса зеркал резко изменилась и на ней понеслись яркие волны, которые вскоре выстроились в бегущую строку с надписями на языке карсанов.
Надписи сообщали, что зеркалами управляют карсаны, и всем, кто мог сопротивляться захватчикам предлагалось выходить из укрытий и атаковать.
А в штаб начали приходить новые сообщения. Несколько аэродромов не были подвергнуты тепловому удару после объявления, а были атакованы карсанами. Теперь они захватывали военную технику на сотнях баз...

Мощнейший артобстрел зоны тароссов, где располагалось командование, вывел из строя всю оборону. Удары наносились точно по пунктам артиллерийской защиты, по ракетным точкам, по узлам ПВО. Противник бил в соответствии с планом оборонительных укреплений зоны.
А затем появились самолеты и десантники. Тароссы сопротивлялись, но им не было суждено на этот раз выиграть. Тысячи и тысячи мелких зверей захватывали бывших властителей планеты, а через несколько минут они ворвались в зал, где сидел Император.
− Привет, Твое Высочество, давненько не виделись. − Зарычал карсан. Таросс в этот момент понял, что перед ним тот самый...
− Убейте их! − Зарычал Император.
В эту же секунду из оружия карсанов вырвались молнии. Удары оплели тароссов, и те рухнули на пол связанные цепями, возникшими из молний.
Подобная же молния вошла в Императора, и тот оказался не связан, а растянут за лапы в стороны. Он висел на цепях, а те плавали в воздухе ни на чем не держась...
− Великий Император тароссов побежден. − Произнес карсан.
− Ты дьявол! − Взвыл Император.
− Ошибаешься. − Фыркнул тот. − Я всего лишь крылев.
Карсан переменился, и таросс в ужасе уставился на крылатого зверя, оказавшегося перед ним.
− Выносите их! − Зарычал крылатый зверь.
Карсаны вытащили всех тароссов из здания, погрузили в машины, и те помчались по дороге с базы. Крыльва уже никто не видел. Он вновь выглядел карсаном, а позади пылал огонь. Удар зеркал обращал базу тароссов в ничто...

Телеканалы показывали Императора тароссов, который просил прощения у карсанов за свои преступления перед всей планетой, и отдавал приказ всем своим подчиненным прекращать сопротивление и сдаваться карсанам.


Райди, Нау, Дина и Арнан предстали перед Главнокомандующим карсанов. Их встречало множество военноначальников и огромная толпа, которая выла приветствуя героев. Они еще не знали, что четверка, захватившая управление зеркалами, не принадлежала виду карсанов. Об этом знали лишь немногие, и они не выдавали, потому что были обязаны крыльвам не только своими жизнями, но и освобождением всего мира. После довольно длинных переговоров с командованием, Райди Нау, Дина и Арнан решили оставить все в тайне. Карсаны не были готовы принимать инопланетян, и это чувствовалось в них. Они были готовы драться с кем угодно. И вместе с тем, они были готовы превозносить своих героев до самых небес. Райди был известен всей планете, и его имя воспринималось совсем не так как раньше. "Слабоумный", победивший тароссов!
Планета жила послевоенными делами. Восстанавливались дороги, мосты, заводы, города. Миллионы и миллиарды карсанов смотрели в небо, где зеркала выписывали новые сообщения для них. Они стали всемирной доской объявлений, которая была видна всем, и все знали, что зеркалами управляют всенародные герои Райди, Рау, Дина и Арнан.
О прошедших тайных переговорах между командованием и четверкой, никто не знал. Командование карсанов высказало свое желание владеть зеркалами и управлять ими, но Райди объявил, что эта задача еще невыполнима. Нужно много времени для обучения карсанов, и нужно построить систему защиты, которая станет надежным щитом от проникновения к управлению зеркалами кого попало. А пока Райди просто предлагал свои услуги, объявляя, что готовы выполнять указания командования по управлению системой зеркал.
Недовольство карсанов было видно почти невооруженным взглядом, но оно не высказывалось прямо. Время шло к началу предвыборных кампаний, когда по всей планете организовывались команды, претендующие на участие в новом Правительстве.
Нау так же объявила о начале предвыборной кампании с выдвижением на пост Президента Планеты Райди. Она так же объявила всем, что его настоящее имя − Ханти Гро или Хан Тигров. Ханти не мешал ей, хотя и сказал, что не будет особенно усердствовать в этой кампании и все предвыборные дела выполняла Нау. Его отказ от множества выступлений она приподнесла по своему, объявив, что Ханти и без того выполняет очень много работы по управлению планетой, и у него не хватает времени еще и на предвыборную агитацию.
Многие карсаны примкнули к течению, образованному Нау. Тысячи и миллионы агитаторов рассказывали о победе, об уме и достоинствах Ханти Гро, о его личной великой победе, благодаря которой все карсаны теперь свободны, а захватчики сидят в лагерях или прячутся в лесах.
Не мало небольших кандидатов явились к Нау с просьбами принять в свою команду и обещаниями поддержать Ханти Гро. В этом деле участвовал и сам Ханти. Он не желал принимать в свою команду кого попало, и несколько кандидатов были отсеяны ввиду их очевидной агрессивности.
Предвыборная кампания ознаменовывалась многотысячными демонстрациями и митингами. Карсаны бролись за свои места. Но, на этот раз, все уже было предрешено. Почти все предсказатели в один голос заявляли, что победит на выборах в Президенты Ханти Гро, а выборочные опросы заканчивались подавляющими цифрами. За Ханти Гро выступали более восьмидесяти процентов респондентов.
Выборы прошли как праздник, и в них уже не было никаких сомнений. Миллиарды голосов, отданные за Ханти Гро, сделали свое дело, и через несколько дней счетная комиссия объявила, что победил на выборах именно он, с подавляющим большинством голосов, с более чем девяносто процентов.

− Здравствуйте, друзья мои! − Произнес Ханти, выходя на трибуну перед многосоттысячной толпой. Он поднял руки и вокруг все взвыли. Вся площадь погрузилась в вой приветствий. − Я знаю, что вы все рады встрече! − Произнес Ханти. Толпа медленно утихла и он повторил слова. − Я тоже рад этой встрече, и я благодарю вас за оказанное мне доверие. Я бы сказал очень высокое доверие, потому что вы выбрали темную лошадку. − Карсаны взвыли и утихли. − Впрочем, вы уже не мало знаете обо мне, моя любимая Нау выдала вам очень много моих секретов, но, скажу я вам, далеко не все. Но это не важно. Я хочу сейчас рассказать о том, что желаю сделать с вашей помощью. Все вы знаете, что я и моя семья много лет пробыли в космосе, что мы улетели отсюда много лет назад и вернулись, когда узнали о нашествии тарросов. Но вы не знаете одного маленького факта. Мы прилетели с планеты, где так же было нашествие тароссов, и улетели оттуда, когда тароссы были побеждены! Да, именно так! И мы участвовали в той войне, защищалю ту планету от захватчиков, и, скажу я вам, там живут не только карсаны. Там живут еще и люди. Те самые люди, которые являются предками карсанов. Я думаю, все помнят, что до нашествия между карсанами и людьми не было хороших отношений. − Ханти замолчал, и все слушали его. − Мы улетали с планеты, где эти отношения были нормальными! И я хочу, что бы карсаны и люди жили в мире. Вы скажете, что людей нет здесь, что желание мое странное, я отвечу просто. Мы не собираемся становиться затворниками. Наши корабли скоро вновь выйдут в космос, и я хочу, что бы с этого момента и навсегда, карсаны установили для себя один из главнейших законов! Я хочу, что бы карсаны никогда не становились завоевателями. Вы все знаете что значит быть завоеванными иными существами. Вы все знаете, на сколько это плохо, и вы все ненавидите захватчиков. Я хочу, что бы отныне нигде, ни на какой планете не было ни единого повода для подобной ненависти кого либо в отношении к карсанам! И я хочу, что бы вы подтвердили это сейчас! Я хочу, что бы вы сказали свое "Нет − завоевательным походам!" Ну? Я жду! − Ханти поднял руки вверх и толпа взревела, а затем послышались голоса в поддержку, хотя в них и не ощущалось того, что было в самом начале. − Я рад, что вы согласны. И, я надеюсь, что этот мой самый первый закон станет основой для всей жизни карсанов! А теперь я зачитаю список следующих наших дел. − произнес Ханти и вынув свиток взялся за его конец. Бумага развернулась и рулон покатился вниз, раскатываясь в длинный-длинный лист.
Ханти читал о делах. О множестве самых неотложных мет, о программах помощи бездомным, о программах обычения, о восстановлении заводов и коммуникаций, о возвращении космической промышленности. В списке так же говорилось о законодательной реформе, в том числе и о том, что касается отношения с иными видами разумных.
Бумага еще не кончалась, и Ханти объявил, что не будет читать весь список, ибо, он слишком длинен и его можно читать до бесконечности.
− Я думаю, на этом закончить свое выступление, и, надеюсь, мы еще встретимся, друзья!

Взяв дела за рога Ханти не выпускал их. Уже через несколько месяцев карсаны ощутили влияние новой власти, они поняли, что Ханти говорил не просто слова. Он выполнял сказанное.
В космос поднялись первые корабли, построенные на новом заводе карсанов, а вокруг планеты уже кружились пришельцы-тароссы. Им было приказано уйти от планеты, и несколько особо-непослушных было просто выжжено с помощью зеркал. После этого тароссы удалились подальше, и вели наблюдение за планетой карсанов, одновременно, пытаясь захватить управление зеркалами.

Ханти стоял среди полуразрушенных домов. Здесь много-много лет назад он оставил своих друзей, и теперь людей-дентрийцев совсем не осталось. Ханти прошел между домов и остановился. До него донесся шорох со стороны, затем тихий шопот. И он понял, что еще не опоздал, что здесь есть люди. Только они, видимо, боялись карсанов.
− Эй! − Возник голос. Ханти обернулся. Посреди улицы стоял молодой человек. − Тебе чего здесь надо? − Спросил человек на языке карсанов.
− Я тут деньгу потерял, теперь ищу. − Произнес Ханти. − Тебя как звать?
− Тим.
− Знакомое имя. А меня Ханти. Как дела, Тим, много людей осталось?
− А тебе какое дело?
− Да так. Вы же здесь прячетесь не от карсанов, а от тароссов. Разве нет?
− Нет.
− Тогда, от кого?
− Мы не прячемся.
− Тогда, показались бы все, что ли?
− Может, мы и показались бы, но у нас здесь всяких зверей поперебывало, и мы не собираемся принимать кого ни попадя.
− А я и не напрашиваюсь к вам. Я вообще улечу через десять минут. − Ответил Ханти. − Он прошел к человеку, и тот стоял лишь на своем упрямстве, хотя и был в напряжении. − Ты, я вижу, карсанов боишься, да?
− Не боюсь.
− Ну, надеюсь. Читать по нашему умеешь?
− Умею.
− Тогда, идем.
− Куда?
− Я привез кое что, что вам может быть интересно. − Ханти обошел человека и обернулся пройдя пару десятков метров. − Трусишь, что ли?
Человек прошел за ним и оказался рядом с вертолетом, что стоял на площадке. Ханти открыл дверцу, достал пачку бумаг и пронес ее к человеку.
− Это последние новости от нас.
− Зачем нам макулатура?
− Ты же боишься сказать, что вам надо в действительности. А здесь не макулатура. Здесь очень много интересного, в том числе и о том, что карсаны победили тароссов, прилетевших сюда.
− Мы это знаем.
− И закон новый знаете? О том, что все разумные на нашей планете теперь имеют равные права? Вы являетесь гражданами планеты. И все, что вы не получили в последнее время, как граждане, вы не получили из-за своей упертости. Возьмешь, почитаете, может, и сообразите, что к чему. А мне пора лететь. Кроме вас еще десять поселков надо облететь.
Ханти забрался в вертолет и сел за управление.
− Эй! − Выкрикнул человек.
− Ну чего еще?
− А связь? У нас нет никакой связи.
− Ладно. Я там скажу, где надо, вам что нибудь пришлют. Только не советую их встречать, как меня. Могут решить, что вас и нет вовсе.
− А как встречать?
− Толпой. Чем больше, тем лучше. Что бы они видели, что вы не исчезли. А будет вас много, глядишь, и до правительства информация дойдет, а там придумают что нибудь, может, даже поселок вам помогут восстановить. Сейчас же везде строительство. Даже если не помогут строить, может, просто технику какую пришлют. Ясно?
− Ясно. − Ответил человек.
− Тогда, бери бумаги и отойди подальше, что бы винтом не зашибло.
Человек отошел от вертолета, и Ханти поднял его в воздух.
Уже через день информация о зоне людей-дентрийцев появилась в Правительстве, а затем "дошла" и до Президента.
Ханти Гро просмотрел бумаги и отдал распоряжение выслать в зону людей спасательно-строительную команду, а вместе с ней и наладить нормальные отношения с людьми, установить связь и довести до дентрийцев все изменения в законах планеты. Указом Президента люди-дентрийцы объявлялись полноправными членами общества, в том числе им предоставлялось и избирательное право.

− Господин Главнокомандующий. − Произнес секретарь, и Ханти дал знак впускать. Карсан вошел в кабинет и прошелся к столу, за которым сидел Ханти Гро.
− Давненько не виделись, господин Главнокомандующий. − Произнес ханти, улыбаясь и проходя навстречу. − Как дела в армии?
− Я докладывал вам.
− Да, конечно. Я в курсе. Но вы пришли, видимо, по вопросу, о котором не докладывали?
− Я пришел по вопросу о тароссах. Я уже докладывал, что они устраивают. Вокруг зоны фактически идут военные действия. Я считаю, что их надо уничтожить, но вы по каким-то непонятным идейным соображениям считаете правильным оставлять врага живым.
− Мне кажется, вы должны быть удовлетворены убийством девяносто пяти процентов всех тароссов на планете. А оставшиеся пять процентов я не позволю убивать. Это стратегически важно.
− Какая еще стратегия, если они побеждены!
− Они побеждены здесь, а не в космосе. Вам известно, что вокруг нашей планете летает около сотни разведчиков тароссов? Они не подходят близко, но они знают, что здесь есть тароссы.
− И они могут напасть.
− Им мешают зеркала. Они не могут провести массированной атаки.
− Тогда, я ничего не понимаю!
− Вы понимаете, что в космосе существует более мощное оружие, чем все ваши ядерные заряды вместе взятые.
− У нас это оружие тоже есть.
− Да, но оно неприменимо на планете, не так ли? И тароссы способны его применить.
− Неизвестно, есть ли оно у них.
− Есть. Оно у всех есть, кто летает быстрее света и имеет мозги. Эти звери, что находятся у нас являются для нас живым щитом против этого оружия. Так скажем, не совсем непробиваемым, но довольно сильно уменьшающим вероятность применения ОМП против нас. Я уже объяснял вам это в секретном докладе, но вы понимать явно не желаете. Вы желаете быть зверем-убийцей.
− Я требую уничтожить их не поэтому, а потому что они не остановили войну!
− Это вы не сумели их заставить, господин Главнокомандующий. Не они не остановили, а вы не сумели. Очень большая разница. Пожалуй, вы убедили меня в том, что мне следует заняться этим вопросом лично. И я им займусь. У вас есть другие вопросы?
− Нет... Кроме одного.
− О зеркалах мы уже говорили. Можете об этом не беспокоиться. Как я и сказал, они будут переданы в ваше ведение после того, как будет подготолена команда по их управлению. В данный момент на это способны лишь четверо. Вас не устраиваю ни я, ни моя жена, ни мой сын, ни дочь. Мне очень жаль. А на счет команды, я вас заверяю, через пять-десять лет она будет готова.
− Через сколько?!
− Быстро только кошки родятся, господин Главнокомандующий! Есть еще вопросы?
− Нет.
− Тогда, вы сободны.

Нау появилась рядом, когда Главнокомандующий ушел.
− Он явно желает тебя отсюда скинуть. − Сказала она.
− Не важно. Он же сам метил на это место, а ты ему дорогу перебежала.
− Я?
− Ну а как же? − Усмехнулся Ханти. − Это была твоя идея, значит ты. А я лишь выполняю то, что ты хочешь, как и обещал.
− У меня к тебе одно дело, Ханти.
− Ну?
− Не здесь, идем.
Они ушли из кабинета, а затем и вовсе покинули здание, оказавшись в парке.
− Ты помнишь, как убегал отсюда?
− Ну?
− Эта система слежения и сейчас заработала. Она уже фиксирует наши действия.
− Что ты предлагаешь?
− Я не знаю.
− Ну, я тоже не знаю. Ты то совсем ничего не придумала?
− Я думаю, мы должны взять ее под контроль.
− Ты знаешь, кто ей управляет?
− Да. Один старик и несколько карсанов с ним. Не знаю, как они заставили Главнокомандующего выделить средства, но тот явно не поскупился.
− Ясно. Думаю, они решили наехать на нас, а тому это на руку.
− Думаешь, они подозревают?
− Первое подозрение против тех, кто явился из космоса, Нау. Как ты думаешь?
− Я и не подумала. Тогда, что делать?
− Ты знаешь, где все это находится?
− Да. И карсанов знаю, и...
− Что, Нау?
− Я уже была там один раз.
− Понятно. Тогда, рассказывай все, что узнала, а там подумаем, как и что сделать.


Машина с правительственными знаками в окружении президентской спецохраны въехала в ворота базы, и они закрылись позади. Президента и его жену встречал почти весь гарнизон, кроме тех, кто находился в охранении и на дежурстве.
Ханти Гро произнес приветственную речь, выслушал ответ командира базы и вместе с женой прошел дальше, в секретную зону, куда не допускался никто лишний.
Они спустились под землю и встретились со старым карсаном, который был одновременно и заинтересован в посещении Президента и, в то же время находился в некотором страхе. Вновь последовали формальные слова, а затем Ханти Гро и Нау остались перед двумя карсанами, начальником базы и стариком.
− Я думаю, нам стоит оставить все формальности, и просто поговорить. − Произнес Ханти, усаживаясь в кресло. Нау села рядом, и напротив опустился начальник базы. Старик и без того сидел в кресле, потому что был не особенно здоров.
− Мне хочется узнать, откуда подобная заинтересованность нами? − Спросил старик.
− Я думаю, вам известна система биосканеров космических кораблей тароссов? − Спросил Ханти. − Она фиксирует на вашей базе повышенную активность. Она не просто показывает, что здесь находятся карсаны, но и указывает на дополнительные источники сверхсветового поля. Надеюсь, вы меня понимаете.
− Я понимаю. Но наши системы не могут быть видны на биосканерах.
− Могут или нет, они видны. − Ответил Ханти, и вынул бумагу, где было видно хаотическое распределение точек. − Это выдает прибор, вид из космоса, масштаб около сотни километов на сантиметр. Вот эта яркая точка − ваша база.
Старик долго рассматривал бумагу, затем вздохнул.
− Я не знаю, что это. − Произнес он. − Это не может быть снимком сканера. Здесь нет даже городов, а они свтятся на сканере, как белые пятна.
− Они светятся в другом диапазоне. − Ответил Ханти. − Я понимаю, что вы не верите. Однако, это снимок из космоса. И не с нашего сканера, а с чужого. Он захватывает более широкий диапазон, чем наш.
− И что вы хотите этим сказать?
− Я хочу сказать, что ваша база светится как бельмо. Именно поэтому мы и здесь. И я, как Президент планеты, имею право знать, чем вы здесь занимаетесь.
− Мы ведем слежение за иными существами, здесь находятся пассивные сканеры, которые улавливают излучение от этих существ, и мы фиксируем их. В данный момент, по нашим данным здесь находятся четверо таких существ. И они все живут в столице.
− А более точно?
− Более точно, у нас нет данных. Нужна более широкая сеть, что бы это определить. − Старик смотрел на Ханти и молчал. В его мыслях не было никаких колебаний, он скрывал все.
− Стало быть, вы ищете магов? − Спросил Ханти.
На мгновение глаза старика вспыхнули, а затем этот огонь исчез.
− Вы не верите в их существование, спросил он.
− Маги и драконы, это разумные существа. Такие же, как и все, немного более способные, чем все. − Произнес Ханти. − В соответствии с законом, они имеют такие же права здесь, как и все карсаны. − Ханти смотрел на старика в упор, и тот сдался.
− Я знал, что все закончится именно так. − Произнес он. − Но у меня еще есть шанс.
− У вас нет шансов. Вы просто вымрете, как класс. − Ответил Ханти и взглянул на командира базы. Тот был в недоумении.
− Я знаю, что ты не карсан. − Произнес старик. − Ты − маг.
− Ошибаешься, папаня. − Ответил Ханти. − Я − дракон, а все маги передо мной − просто букашки. − Старик на мгновение раскрыл свое поле, в котором было полное неверие. − Полагаю, вы покажете мне все здесь. − Сказал Ханти, взглянув на командира базы.
− Что означают эти слова о магах? − Спросил тот.
− Глупости. − Ответил Ханти. − Бред безумца. − Ханти взглянул на старика. − Вам пора на заслуженный отдых. А ловить инопланетян мы и сами умеем.
− Когда нибудь, вы за это еще поплатитесь!
− Когда нибудь, наши дети и внуки посмеются над вами. − Ответил Ханти, подымаясь. − Он взглянул на командира базы. − Проводите нас.
Карсан показывал все. И приборы и компьютеры, и системы слежения. Компьютер в этот момент показывал, что маги находятся где-то рядом с базой и в столице.
Ханти вынул небольшой прибор из кармана и в несколько секунд невидимый поток прошелся сквозь базу и компьютеры. Сигнал на базе исчез.
− Они исчезли! − Воскликнул командир.
− Кто? − Спросил Ханти.
− Маги. Маги исчезли с базы, а...
− Что?
− Непонятно куда, они пропали совсем...
− Может, у вас приборы барахлят? − Спросил Ханти.
− Нет, они не должны...
В дверях объявился старик и прошел к компьютерам.
− Вы победили, но не на долго. − Произнес он, взглянув на Ханти.
− Ты хочешь сказать, что мы не сумеем удержать зеркала в своих руках? − Спросил Ханти.
Старик не ответил. Он лишь взял что-то, а затем возник биополевой всплеск. В то же мгновение включился стабилизатор, и на месте старика карсана оказался человек. Он грохнулся с высоты на пол и заскрежетал зубами, глядя на Президента.
− О, дьявол! Это маг! − Закричал командир базы. Он тут же направил на человека оружие, и оно вылетело из его рук от удара Ханти.
− Кажется, вам не давали приказа стрелять...
− Но он...
− Глупый маг. Вот кто он. − Ответил Ханти и прошел к человеку, все еще сидевшему на полу. − Ну так, кого же ты выслеживал здесь? Самого себя?
Тот молчал.
− Подымайся. Давай, давай, или тебя силой подымать?!
Тот встал, и через минуту Ханти, Нау и человек оказались в пустом кабинете, где оказалось и еще семь человек из командиров.
− Полагаю, ты понял, маг, во что что вляпался? − Спросил Ханти. − Ты попался на наживку, как глупая рыбешка.
Человек вздрогнул, взглянув на Ханти.
− Да-да. Именно так. Ты еще считаешь, что видел магов в столице? − Ханти достал небольшой прибор и показал его. − Вот это ты видел. Маленький кусочек кремния, который маленько гуляет на нужных частотах. Понимаешь?
− Ты лжешь! Мы видели, как вы перемещались.
− Ну да. Приборы перемещения вне закона! − Ханти рассмеялся. − Полагаю, тебе известно имя Архинго? − Человек дрогнул. − Да, я вижу, что известно. Так вот, дорогой мой. Мы прилетели оттуда. С той самой планеты. И там тоже были тароссы. Полагаю, ты понимаешь, что они делали с твоим миром? А ты здесь прохлаждался. − Человек дернулся, но не сумел вырваться. − В общем так. Мы дадим тебе корабль, и ты улетишь туда. Надеюсь, ты понимаешь, что у себя дома ты нужен поболе чем здесь. А когда встретишь своих родственников-магов, передай им привет... от Хищника.
Человек теперь только сверкал глазами...

По приказу Президента Маг был отправлен в космос, и вскоре корабль с ним вышел из системы. Командование карсанов плохо понимало, что все это означало. Ханти собрал свою команду, вызвал командиров армий и Главнокомандующего. Он вызвал так же и ученых из университетов, которые должны были предоставить доклад о магах, их способностях и обо всей истории отнощений с ними. В том числе и о поисках магов на планете
Данных оказалось не мало. Среди них нашлись даже сообщения о крыльве Райди и о том, как он удрал в самый последний момент перед уничтожением.
Собрание продолжалось почти целый день и, когда ученые и военные закончили свои выступления, на сцену вышел Ханти Гро и сделал свой доклад, в котором объявлял всех магов и драконов пришельцами из космоса, заявлял, что все их сверхспособности есть не что иное, как проявление достижений их цивилизаций. Он заявлял, что в космосе есть множество виднов, которые достигли больше, чем карсаны и часть из них оказалась здесь, случайно или нет, это уже не имело значения.
Ханти за несколько минут снял весь мистический налет с собрания и прямо заявил, что никаких сверхъестественных сил в действиях магов и драконов нет.
− И последнее, что я хочу сказать, господа. Все эти существа разумны. Так же разумны, как и карсаны. Очевидно, они ушли дальше в своем развитии, и в этом нет ничего страшного для карсанов. Более того, вполне возможно, что в будущем могут найтись карсаны, которые вступят в контакт с ними и научатся такому, чего не умеет делать никто. Я думаю, никто из вас не может сказать, что карсаны не способны учиться. И я надеюсь, что в будущем, когда вы встретите их, вы не станете смотреть на них как на врагов. Контакт и обучение, не есть акт предательства, надеюсь, это всем ясно. И, надеюсь, что когда нибудь вы сможете понять все. Это не дано всем, как не дано всем понять все тонкости физики и математики, но наша сила не в том, что бы все все знали, а в том, что бы тот кто знает мог помочь тому, кто не знает. Пусть многие не смогут понять ту же магию, но пользоваться ей смогут не только те, кто понял все до конца, но и те, кто умеет просто нажимать на кнопки и отдавать команды приборам. Надеюсь, это всем ясно. И, напоследок, я сообщу всем, что мы уже встречались с магами. Да, именно с магами, именно на той планете. Они такие же живые, как и мы, и вы знаете наш закон. Закон о равенстве прав всех разумных. Конечно, равнять в правах магов, драконов и простых разумных несколько глупо, но в нашем положении это самый идеальный вариант, ибо прав у них не может быть меньше, чем у нас. Надеюсь, это всем ясно.
Ханти еще продолжал объяснять и говорил о политике отношений с магами. Карсаны слушали. Ханти объявлял, что вся давняя шумиха с погонями за магами, за тем же крыльвом, есть не что иное, как проявление дикости карсанов. Именно дикости, потому что преследовать разумное существо за то что оно умнее и сильнее, есть глупость и варварство.
Его слушали. Карсаны понимали и принимали слова своего Президента. А он объявлял о новых структурах, о подразделениях, которые должны были следить за появлением подобных существ на планете, но не преследовать их, а выявлять, докладывать об их появлении, и осуществлять контакты, если это необходимо...


Очередная атака тароссов была отбита. Несколько раненых карсанов было отправлено в госпиталь, а двое убитых похоронены по всем правилам. Воины делали это молча. Они считали, что все эти похороны напрасны, что тароссов давно пора уничтожить, но Правительство по каким-то своим причинам не желало это делать.
В этот же день воинские подразделения были выстроены и вскоре перед ними появился правительственный эскорт, из которого объявился Президент. Солдаты стояли замерев, и не знали что думать.
Ханти Гро прошел перед ними и остановился напротив взвода, который попал в самую горячую точку в этот день.
− Я полагаю, вы все желаете знать, почему здесь до сих пор идет война, и почему до сих пор это вражеское племя не выжжено к чертям собачьим? Я скажу, почему, но для начала, напомню, что вы все защитники своего мира. Вы все обязаны служить не думая о смерти, потому что ваше дело защищать всех карсанов. И даже, если кто-то из вас погиб, это означает, что не погиб кто-то другой, не погибли сотни и тысячи других. Я знаю, что такое война. Я сам воевал и не только здесь, но и на других планетах! Я знаю, что такое смерть друзей... − Ханти замолчал, оглядывая солдат. − Информация о том, почему все так, является стратегической тайной, и не может быть выдана. Вокруг планеты летают сотни разведчиков тароссов, и они могут услышать все, если эта информация выйдет наружу. Это говорю вам я. И прошу вас выполнять свою задачу так же как и раньше. И еще, я попрошу вас не распространяться о том, что я сказал сейчас. Даже информация о том, что здесь есть тайна, может подтолкнуть противника к ее разгадке, и тогда у нас могут возникнуть очень серьезные проблемы. Во много тысяч раз более серьезные, чем вся прошедшая война. Я надеюсь, что вы все поняли, и со своей стороны могу пообещать, что мы усилим контроль за зоной, у вас будет больше вооружения и техники. Надеюсь, вы сможете отбивать их без потерь личного состава. Единственно, что я могу сказать, это то, что мы не можем убить их всех. Это одно из условий, и это тайна, которая не должна выйти наружу. Все поняли? Не слышу.
− Так точно! − Возникли голоса карсанов.
− Спасибо за понимание. И помните, что война в действительности не закончилась. Враг во много раз сильнее, чем тот, которого мы выбили с планеты. Нам предстоит еще не мало боев.

Ханти Гров отправился в штаб и объяснил командирам, в чем дело. Он заявил о стратегической тайне, и о том, что она не должна попасть к тароссам.
− Почему об этом не говорилось раньше? − Спросил один из командиров.
− Прошу прощения, но я не всегда могу контролировать все. Все объяснения были известны Главнокомандующему еще в самом начале, когда было начато образование зон. Почему он не довел это до вас, я не знаю. Полагаю, от излишней секретности, которая не всегда оказывается в пользу. Именно поэтому я и здесь. Что бы понять все дела и решить как все организовать, как обезопасить личный состав. На счет техники вы можете не думать. У вас будет все, что нужно. А теперь одно объявление. Завтра я буду ждать от вас докладов с предложениями о том, что можно и что нужно сделать. А послезавтра мы их обсудим. Я останусь здесь достаточно долго.


Император грохнулся с высоты, плохо понимая, что происходит. На мгновение показалось, что все прежние события были сном, но через мгновение позади послышался шорох, и он обернулся. Рядом оказался Роскадо. Зверь стоял и смотрел на Императора почти в ярости, его глаза сверкали и, казалось, он через мгновение нападет.
− Что это значит? − Зарычал Император. − Отвечай!
Роскадо молчал, еще раздумывая, а Император бросился на него.
− Стой! − Взвыл таросс. Он несколько секунд пытался уворачиваться и остановить нападения, но Император в ярости кидался на своего слугу, заявляя, что убьет его.
Под конец Роскадо оказался на земле и поняв, что у него нет выбора, вступил в схватку. Он чудом увернулся от клыков Императора, и через несколько мгновений сам сбил его с лап. И уже никакая сила не могла его остановить. Роскадо понял, что либо убьет он, либо он сам будет убит.
На клыках появилась кровь. Император еще дергался, а затем замер. Роскадо держал его до тех пор, пока таросс не испустил дух.
− Браво-браво. − Возник издевательский голосок позади. Роскадо обернулся и увидев карсана бросился на него. Карсан не сбежал, а таросс пролетел сквозь него и свалился в траву. − Как смешно! − Взвыл карсан.
− Ты дьявол! − Зарычал Роскадо, оборачиваясь.
− Глупец. Ты прыгал на мое изображение. − Фыркнул карсан. − Я вижу, ты не понимаешь, что происходит. Так я тебе скажу. Вы проиграли войну.
− Нет! Мы не проиграли! − Взвыл Роскадо.
− Проиграли. − Усмехнулся карсан. − Вы большие и сильные, но вы глупые звери. Карсаны умнее вас во много раз. А обо мне и говорить нечего, передо мной ты все равно, что кролик перед карсаном.
− Я достану тебя, поганая сопля! − Зарычал Роскадо.
− Да неужели? Ты понятия не имеешь кто я. Ты видишь картинку с карсаном, а я крылев. Хочешь увидеть меня по настоящему? Ну так смотри!
Картинка переменилась, и на месте карсана возник огромный крылатый зверь, в два раза больше по размеру, чем самый крупный таросс.
− Меня картинкой не испугаешь. − Зарычал Роскадо.
− А мне не нужна картинка. − Зарычал крылатый зверь и удар лапы обрушился на Роскадо. Он не ожидал этого и улетел в сторону кувыркаясь по траве. − Ты уже забыл меня?!
− Я не боюсь тебя! И ты ничего от меня не добьешься!
− Глупый зверь. Ты уже продал свой род. Ты только что убил своего собственного Императора. И ты это знаешь. Если бы тебе не была дорога своя жизнь, ты не стал бы сопротивляться, так что можешь не говорить, что не боишься смерти! Ты будешь делать то, что я скажу, и будешь служить мне. А не будешь, я убью тебя без сожаления. У меня еще тысячи таких как ты, найдутся те, кто согласится! Я им вообще могу вот таким представиться! − Зверь переменился и Роскадо вздрогнул увидев Императора. Его взгляд метнулся в сторону, где лежал убитый зверь. − Ну, ты понял? − Зарычал крылев. − Ты будешь служить мне или сдохнешь. Выбирай прямо сейчас! У тебя пять секунд на ответ. Четыре, три...
− Я согласен!
− На что ты согласен?
− Служить. − Прорычал Роскадо.
− Очень хорошо. А теперь иди за мной. − Произнес тот и стал карсаном. − Иди! − Зарычал голос, и Роскадо двинулся вслед.
Они прошли за лес. Роскадо чуть не взвыл, увидев космический корабль. Карсан вошел в него, таросс пронесся вслед и ударился в невидимую стену, когда едва не налетел на карсана.
− Ты потерял голову, или думаешь, что здесь ты сможешь меня убить? − Спросил карсан. − За мной.
Роскадо едва пришел в себя. Голова трещала от удара, и он кое как добрался до рубки, где в этот момент сидел карсан. Маленький зверь знаком указал на место, предназначавшееся для таросса и Роскадо прошел туда.
− Взлет. − Прорычал карсан. Машина поднялась в воздух и ушла в космос. Роскадо едва не подскочил, когда понял, что находится совсем не у той планеты, где был.
− Я привез тебя сюда в замороженном виде, Роскадо. − Произнес карсан.
− Откуда ты знаешь, кто я?! − Зарычал таросс.
− Не тебе задавать вопросы, котенок. − Ответил тот. − И запомни на всю жизнь. Я − крылев, и это значит, что никакие твои когти и клыки тебе не помогут, если попытаешься напасть на меня. Я могу выглядеть как угодно, как мне захочется, даже с перегрызенным горлом! − Зверь переменился и Роскадо едва выдержал, увидев окровавленный труп, который не только сидел и что-то делал, но и смотрел на него и говорил. − Ты все понял?!
− Да. − Ответил таросс.
− Я знаю, что ты достаточно умен, Роскадо. Именно поэтому я выбрал тебя для того дела, которое ты будешь делать. Я тебе открою несколько своих секретов, что бы ты понял кое что. И что бы ты понял, почему мне нужно, что бы ты делал именно то, что я тебе скажу. Так вот слушай. Я − крылев. И это означает, что я бессмертен. Даже если на меня нападет тысяча таких как ты, вы не сумеете меня убить, потому что... − Зверь полоснул когтями по своей лапе, и возникшая рана зажила в ту же секунду. − Ты понял?
− Понял.
− Отлично. Здесь, в этом мире вашими зеркалами управляю я. То же самое было и на той планете, которую ты решил захватить в свою собственность. Ты проиграл, потому что пытался отнять мою собственность. Ты понял?!
− Понял.
− Ты отправишься вниз, в зону где находятся твои родственники. Те, которых карсаны не убили во время войны. И твоей задачей будет заставить их прекратить сопротивление.
Роскадо сверкнул глазами на сидевшего рядом карсана.
− Ты плохо понял? Тогда, я тебе объясню еще раз. Если ты этого не сделаешь, я направлю туда зеркала, и от вас останутся только жареные яйца. Понял?!
− Понял.
− Я не отдаю карсанам приказа убить вас только по одной причине. Вы еще понадобитесь мне живыми. А тебе следует понять, что вы будете живы только до тех пор, пока нужны мне. Если я пойму, что ты не способен выполнить простых заданий, я пойму, что вы никчемные звери, и тогда вы мне не будете нужны! Полагаю, ты понимаешь, что после этого будет. Понял?!
− Понял.
− Все. Сейчас ты грохнешься в зоне вместе с этим кораблем. У тебя будет три минуты, что бы взять что хочешь здесь и убежать. После этого корабль взорвется. Время пошло.

Роскадо услышал грохот и вой. За окнами появился лес, корабль протаранил несколько деревьев и рухнул. Одна из его стен лопнула и раскрылась, из шкафа вывалились какие-то вещи. Роскадо проскочил к ним, выхватил оружие, несколько бумаг, со стоявшими на них Императорскими знаками и выскочил. Он пробежал несколько десятков метров, после чего позади возник взвыв. Ударная волна сбила его с ног. Роскадо на мгновение потерял сознание, затем поднялся и побежал дальше. Позади горел огонь...
Он выскочил из леса и оказался перед поселением тароссов. Они уже были в панике и окружили Роскадо.
− Где ваш командир?! − Зарычал он. Через минуту рядом оказались два таросса, и Роскадо, показывая им Императорские знаки, начал раздавать приказы...
Он сумел добраться до командования зоны, где оказалось двое тароссов, узнавших Роскадо. Роскадо так же их помнил, в том числе и то, что они не особенно его любили, но напор Роскадо был таким, что он оказался вместе с ними и еще двумя незнакомыми тароссами наедине.
− Я должен срочно встретиться с Императором. − Произнес он. − У меня важное донесение.
− Императора здесь нет и до него мы не можем добраться. Он в плену.
− Где?! − Взвыл Роскадо.
− В плену. Мы потерпели поражение здесь.
− Дьявол... − Роскадо остановился. Он взглянул на тех двоих, что знал. − Мы должны сейчас забыть все наши прежние обиды друг на друга и действовать вместе. − Сказал он.
− Ты получил свое место не по праву. − Зарычал один из них.
− Как я его получил, так я его и потерял, так что сейчас эти разговоры бессмысленны. Та планета тоже захвачена чужаками.
− Кем?
− Я не знаю, кто они, но они сильнее нас. Я видел только одного такого зверя, и сейчас мы должны сделать все, что бы выжить!
− Ты смеешься?! Мы должны победить!
− Вы глупцы! В их руках зеркала, и мы не победим никогда! А будем рыпаться, они нас выжгут!
− Тогда, почему они еще не сделали этого?
− У них есть какой-то рассчет. Я не знаю какой и на что, но я знаю, что мы не выживем, если будем дергаться! Мы должны жить, копить силы и делать вид, что никого не задеваем, а когда придут наши, тогда у нас и будет возможность ударить со всей силой! Кто считает, что эта тактика неверна?
Роскадо смотрел на тароссов. Да, он знал как говорить. Он видел перед собой все тех же тароссов, которым требовался Император. Да, именно Император! Без него они − никто.
И он фактически стал им. Четверо тароссов так не считали, но остальные слушали Роскадо, слушали и поддерживали, считаля его слова верными. А Роскадо фактически исполнял волю зверя, хотя и делал это не так, как хотелось бы крыльву. Роскадо считал, что это не так.
А для карсанов наступило время, когда они смогли вздохнуть спокойнее. Тароссы, наконец, прекратили свои бесплодные попытки прорывов из зон.



Тим ходил по старой пещере. Здесь когда-то жили люди. В одном из углов валялось множество старых вещей, и Тим прошел к ним. Он долго разбирался с ними, рассматривал различные предметы, назначение которых он не знал. В куче было и старое белье, которое уже никуда не годилось и рассыпалось от прикосновения, и какая-то посуда. Ее еще можно было использовать, потому что она была из металла и не развалилась от времени. Были и другие предметы. Несколько книг. Тим вытащил их с особой осторожностью. Именно книги были его целью в этом поиске, и он складывал их в стороне.
Тим обнаружил странную коробку, которая была словно из стекла, но стекло давно помутнело и было словно мягким. Он понял, что это пластик, а не стекло. Такие материалы были и у карсанов, но к людям они не попадали. Тим раскрыл коробку и достал еще несколько небольших плоских коробочек, в которых находились непонятные круглые диски. Странно было и то, что на коробках и дисках имелись надписи, словно это были книги. Немного подумав Тим решил взять их с собой и на несколько секунд задержал внимание на одной из коробочек.
На бумаге, вставленной внутри, была странная картина. Большой крылатый зверь, с оскаленной пастью и рядом человек. С другой стороны картинка была похожей, но зверь лежал, а человек обнимал его. Что это значило, Тим не знал, а название "Тим и Райди" ничего не говорило.

Он вернулся назад только ночью, а утром пришел к своим друзьям.
− Нашел чего, Тим? − Спросил Хан.
− Нашел. И не мало. − Ответил Тим, показывая сумку.
− Ух ты! − Воскликнул Хан, увидев несколько книг. − А это что? − Хан взял в руки пластиковые коробочки. − По моему, это не книги.
− Я не знаю, что это. − Ответил Тим, но мне кажется, что это что-то важное. Смотри, как упаковано.
− Думаю, это только для того, что бы дороже стоило. − Ответил Хан.
− А я не думаю. Ну, если не хочешь, я их себе заберу.
− Забирай. − Ответил Хан. − А книги пойдут в нашу библиотеку, что бы все могли читать.

Тим почти забыл о пластиковых коробках. С тех пор прошло почти четыре года. За это время многое изменилось, и сотни людей обрели дома и все права граждан планеты. Карсаны теперь были рядом, но они не командовали. Они все выполняли волю своего Президента, и Тим по неволе проникался к нему уважением.
Ханти Гро выполнял не только свои обещания карсанам. Он производил такое действие на весь мир, что он за прошедшие годы почти оправился от войны.
Люди теперь работали, подобно всем карсанам. Дети учились в школах, где им преподавали карсаны и люди-старики, еще что-то знавшие о своем прошлом.
Однажды, разбираясь со своими вещами, Тим вновь наткнулся на пластиковые коробочки, и они показались на этот раз никчемными, ненужными вещами. Он уже решил выкинуть их, но перед этим отправился таки к старику Райжену, который знал больше всех. Тим взял только одну коробочку с собой, решив, что все не обязательно.
Старик принял его и несколько секунд смотрел на коробку, затем поднял взгляд на Тима.
− Где ты это взял?
− У себя дома. − Ответил Тим. − Я их нашел несколько лет назад, думал, что-то нужное, но...
− Это клад, Тим.
− Что?
− Это компьютерный диск. Не от карсановских компьютеров, а от наших.
− Ты хочешь сказать, что это детали от наших компьютеров? − Переспросил Тим.
− Да, Тим. И очень важные детали. Ты должен их сохранить, все до единого, даже если они выглядят старыми и царапаными. Это клад. На одном таком диске умещается тысяча томов книг.
− Сколько?! − Воскликнул Тим.
− Тысяча. Они закодированы, но их можно раскодировать. Для этого нужен компьютер и считывающее устройство.
− Ну у нас же их нет.
− Нет, Тим. Но у нас есть книги, где сказано все, как можно сделать эти устройства. Не обязательно компьютер наш, Тим. Важно только прочитать диски. А для этого нужен только один блок.
− Ты думаешь, мы сможем его сделать?
− Сейчас − нет. Но кто знает, может, через десять лет это удастстся сделать. Ты должен их сохранить. И я скажу, как их держать, что бы они сохранялись лучше, Тим.
Слова старика казались почти безумными. И вел он себя соответствующе. Его глаза корели, руки тряслись, когда он держал диск. Быть может, он просто спятил, но Тим все же записал все книги, которые надо было прочитать и понять для того, что бы считать информацию с дисков.
Вечером он вновь рассматривал диски, и понял, что все названия относились к различным областям наук. Это действительно были книги, хотя часть Тим так и не понял. Не понял он и что означали слова "Тим и Райди" на диске со зверем. Тим открыл коробку, некоторое время рассматривал диск, затем вынул бумажку и вдруг понял, что она двойная. Тим раскрыл ее и обнаружил новый текст.
Глаза впились в слова. В слова об истории Дракона Райди и мальчика Тима, об их приключениях и дружбе. Слова означали, что именно об этой истории идет речь в книгах на диске.
Скупых строк хватало, что бы понять не мало. Тим понял, что человек на картинке и есть тот самый Тим, что зверь, это Райди, и что они с Тимом − друзья. Стала понятна и картинка с обратной стороны, где человек обнимал зверя.
Желание прочитать засело в самую глубину сознания человека. Он нашел все книги о которых говорил старик и углубился в изучение. Несколько дней усиленных стараний ничего не дали. Тим не понимал множества слов. Он просто не сумел понять всех деталей, и это сильно задевало. Обратиться к старику на этот раз он не смог. Райжен тяжело заболел и не мог ни с кем говорить.
Тим продолжал поиски. Он читал новые книги, расспрашивал людей, кто что знал о компьютерах, но все оказалось тщетно. Через несколько недель он уже потерял надежду, что сумеет что либо понять. И в то же время вспомнились слова старика о десятке лет... Тим решил отложить поиск. Он не потерял надежду навсегда, но решил, что найдет путь к этим книгам.

Он работал в районном управлении среди карсанов. Тим давно перестал различать своих коллег по виду. Он одинаково обращался и с людьми и с карсанами. Поначалу у карсанов это вызывало странную реакцию, но постепенно они привыкли. Тим знал язык карсанов и это было одной из основ его положения. Чаще всего он азнимался переводами с одного языка на другой и обратно. Люди вокруг только учились языку, и Тим проводил с ними занятия. Не мало людей называли его Учителем. Поначалу это несколько коробило, но вскоре Тим принял это как надо. Он действительно становился учителем, хотя и ему самому надо было многому учиться.
Он посещал вечернюю школу, где учителями выступали карсаны и люди-старики. В этой же школе Тим преподавал язык карсанов, и это давало ему некоторые привилегии.

В самый обычный день, когда на небе светило солнце, когда в школе шли обычные занятия, поселок облетела плохая новость. Умер старик Райжен. Занятия были прерваны, работа встала, и все отправились к больнице. Там стояло какое-то странное оживление. Тим прошелся среди людей и остановился перед лежавшим в гробу стариком. Тим опустился рядом с ним, тронул Райжена за руку.
− Прощай, Учитель. − Произнес он.
Вновь послышался какой-то шум, затем плач ребенка.
− Ирина родила мальчишку. − Сказал кто-то. − Она назвала его Райженом.
− Люди рождаются и умирают, а жизнь продолжается. − Произнес кто-то из толпы.
Были новые слова. Кто-то говорил о Райжене, о его делах, о том, как он учил многих, и вокруг не мало людей были обязаны старику своими знаниями. Кроме того, у него были дети и внуки...
Похороны состоялись в этот же день. Старика похоронили на кладбище, где хоронили всех людей из колонии дентрийцев. Целое поле было усеяно можеством надгробых камней, и Тим дрогнул, глядя на это. Он вспомнил слова какого-то карсана, говорившего, что люди скармливают своих умерших червям и молятся сгнившим останкам.
Мысль о том, что это неправильно, словно вошла в голову, и Тим решил, что не желает быть здесь, не желает, что бы его съели черви. На следующее утро он написал свое завещание и передал его судье. Тот лишь усмехнулся, говоря, что Тим еще молод, что бы писать завещание. Но принял бумагу, объявив, что Тим имеет право изменить его какогда пожелает.
В эти дни многие думали о смерти и судья принял еще не одно завещание. Он складывал эти бумаги в сейф, как и полагалось. Когда нибудь Тим будет похоронен, и именно так, как написано в том письме. Он просил, что бы его тело было сожжено, а пепел развеян по воздуху...

Мир готовился к выборам Президента. Тим был назначен в избирательную комиссию, и одной из его задач был перевод всех документов, связанных с выборами.
На место Президента претендовало несколько десятков карсанов. Все они были похожи, и люди вряд ли выбрали кого либо, если бы среди кандидатов не оказался бы Ханти Гро, карсан, изменивший весь мир, победивший тароссов войне.
Выборы проходили в поселке людей как праздник. Они не думали, что выбирают карсана, а не человека. Важен был сам факт, что их голоса учитывались, и все как один голосовали за Ханти Гро. Собственно, за него голосовали и карсаны по всему миру. Выборы показали, что 95 процентов населения поддерживали прежнего Президента.
И вновь все продолжалось...


− Здравствуйте. − Послышался голос. Тим обернулся, и увидел в дверях девчонку. Ей было лет шестнадцать. Тим подавил в себе желание выгнать ее. Он все еще ненавидел женщин. Из-за того, что когда-то делала с ним Ридга. Эта женщина и по сей день жила в поселке. Тим даже иногда видел ее, но никогда не говорил и не здоровался.
− Мне можно войти? − Спросила девчонка, словно она не стояла в комнате.
− Что вы хотите? − Спросил Тим.
− Мне нужны дополнительные уроки языка карсанов. − Ответила она. − Я хочу поступить в институт, там... − "Там" на местном языке людей означало "у карсанов". Тим некоторое время раздумывал, затем вновь взглянул на девчонку. − Я заплачу, сколько вы скажете. − Сказала она.
− Я не беру деньги за уроки. − Ответил Тим.
− Вы хотите меня? − Спросила она.
− Пошла вон отсюда, мерзкая тварь! − Закричал Тим вскипев в одно мгновение.
Девчонка вздрогнула, затем выскочила из комнаты и убежала.
− Ты что это детей обижаешь, Тим? − Возник голос, и в дверь вошел Хан. − Ты совсем спятил?
− Она предлагала мне себя. − Ответил Тим, отворачиваясь.
− Ты смеешься? Она же девчонка еще!
Тим не ответил. Хан вошел и закрыл дверь.
− Похоже, ты так и не забыл все. − Сказал он.
− Я не могу забыть. Не могу!
− Не можешь. А сам только что сделал то же самое, что делала с тобой Ридга.
− Нет!
− Не нет, а да. Ты обидел ее. НИ ЗА ЧТО.
− Не ни за что!
− Я слышал, что она сказала. Она всего лишь ребенок, и не понимает всего. А вокруг мужики только и желают то, что она тебя спросила.
− И ты тоже этого от нее желаешь?
− У меня есть жена, так что ты все прекрасно знаешь. Ты попросишь у нее прощения.
− Я скорее удавлюсь. − Ответил Тим.
− Ну, как скажешь. − Ответил Хан. − Я думал, что ты человек, а ты...
Хан ушел и Тим обернулся. В комнате никого не осталось. Он долго сидел, раздумывал над всем. Тим понимал сознанием, что не прав. Понимал, что обидел девчонку зря, но другая часть души говорила, что так и надо, что это месть всему племени Ридги, что это...



Альм Рсан Теву сидел перед экраном и смотрел на планету, окруженную зеркалами тароссов. Перед ним был далекий мир Магов, где властвовали братья Архинго и Тшистар. Альм помнил этот мир, помнил, как попал в него и оказался в плену у магов. Его изучали почти как крысу, а затем Архинго выкрал человека у Тшистара. Альм прекрасно знал, что это игра, но он и сам играл. И подыграв Архинго сумел добиться свободы, а затем служил Архинго несколько сотен лет, пока на планету не пришла новая напасть. Сначала появился Хищник, а затем в мир явились карсаны. Теперь Альм знал все о карсанах, знал, что те имели слабое представление о магии, но он знал и другое, что Хищник был инопланетянином, служившим карсанам.
С тех пор прошло не мало лет. Альм Арсан Теву долго скрывался у карсанов. Ему не удавалось никуда вылететь, потому что все корабли тщательно проверялись. А летать с помощью телепортации было смертельно опасно. Система слежения фиксировала перелет и Маг попадался в ловушку, когда включалась блокировка его действий. Если же это происходило не на земле, а в полете, это означало неминуемую гибель.
Маг разбивался падая с высоты. Он мог обратиться в некое подобие птицы, но это означало, что на земле придется скрываться, и вряд ли карсаны или люди помогли бы крылатому существу.
Впрочем, на планете Архинго все было иначе. Много веков назад маги создали людей-птиц, и они теперь жили среди населения. Возможно и обособлено, но их не пугались, а это означало, что в случае блокировки маг мог стать подобным существом и не разбиться.

Альм все еще смотрел на планету. Он не подходил близко и пытался понять, кто правит миром через радиосигналы, но не сумел принять ничего, кроме редких слабых радиостанций, большая часть которых принадлежала карсанам.
Мысль внезапно переключилась совсем в другую сторону. Ведь это не его мир! Это другая планета, и Альму на ней нечего делать!
Он едва не вскочил со своего места, а затем взялся за управление. Маг несколько минут вел поиск данных о различных мирах и, наконец, нашел планеты людей, а среди них и свою. Небольшая планета по имени Тансара значилась в списке... уничтоженной войной. Альм Рсан Теву взвыл. Он вел новый поиск и понял, что планета была уничтожена еще много лет назад, во время какой-то войны людей друг с другом. Противники обменялись ядерными ударами, и мир прекратил свое существование после обрушевшегося на него бедствия.
Единственным местом, куда теперь мог отправиться Альм, была планета Армазон, столица людей. Мир, откуда они все произошли.
Он ввел координаты для прыжка и рейдер погрузился во тьму. Минуты ожидания тянулись словно бесконечность. Альм Рсан Теву рассматривал пульт и долго разумывал о том, как его встретят...
Вспышка. Корабль выскочил в системе и через в кабину ворвались сигналы местной радиосвязи. Система приема почему-то оказалась настроена на множественный прием и Альм слышал сразу несколько голосов. Где-то слышался крик. На других волнах неслась музыка. Еще несколько сигналов явно передавали что-то зашифрованое, и Альм выключил все одним разом, когда не выдержали его нервы.
Он оказался в тишине. На экране пеоплывали множественные точки, где-то около планеты кружились крупные крейсера, и Альм внезапно понял, что это машины тароссов.
Мир Армазон был захвачен... Впрочем нет. Вдали появились вспышки боя. Альм пытался понять, кто с кем воевал. Он повел корабль ближе, но не использовал сверхсветовой двигатель, что бы случайно не оказаться в центре боя.
Судьба распорядилась иначе. Не прошло и пяти минут, как рядом объявилось несколько кораблей. Через мгновение пришел удар, корабль дернулся и начал рассыпаться. Не будь Альм Магом, он погиб бы в ту же секунду от прямого попадания в рубку. Телепортация помогла спастись, и он оказался в спасательной капсуле, которая вскоре вылетела в космос. Рядом продолжался бой. Теперь рядом с тароссами появились новые корабли, и удары заставили врага отступить.
Альм некоторое время летел ничего не делая, затем включил систему, передававшую сигнал зова о помощи...

− Человек... − Послышался чей-то голос. − Ребята, здесь человек! − Закричал он, и Альм через несколько минут оказался окружен солдатами. Они смеялись. И в их мыслях не было никакой злобы, никаких подозрений.
Через час Альма доставили на крейсер носитель, он предстал перед командиром космического эскадрона.
− Ну, рассказывай, человек. − Произнес он.
− Я родился на планете Тансара. − Произнес Альм. − Примерно полторы тысячи лет назад.
Вокруг возник присвист.
− Спокойно. − Приказал командир, и люди утихли.
− Последний раз я улетел на исследовательском корабле "Глубина-14". Мы отправлялись на поиски новых миров в глубокий космос и пролетели несколько сотен тысяч световых лет. Корабль сделал круг по галактике и возвращался назад, но нам не повезло. Мы застряли у маленькой малоизвестной колонии. Я и сейчас не знаю, как она называется, знаю, что до нее двадцать семь минут в сверхсветовом прыжке. Мы остались там из-за того, что двигатель корабля не смог вывести его от звезды. Через некоторое время экипаж высадился. А через много лет в тот мир прилетели карсаны. Они атаковали планету, а я оказался в плену, и меня увезли оттуда. А через несколько лет мне удалось захватить корабль и бежать. Я прилетел сюда, а здесь кто-то разбил его, я едва спасся...
− Значит, ты ничего не знаешь о тароссах?
− Я знаю. Карсаны воевали с ними в своем мире. Из-за неразберихи, что там была, мне и удалось бежать.
− Значит, умеешь воевать? − Спросил командир.
− Умею. − Ответил Альм.
− Ну и отлично. Звание имел?
− Лейтенант запаса, после института.
− Ну что же, лейтенант. Значит, отправишься на Армазон, пройдешь курс, а затем... Куда отправят. Думаю, все ясно?
− Да, сэр. − Ответил Альм. − Я хотел бы узнать, что сейчас на Тансаре? Там тоже война?
− Нет. Там война давно закончилась...
Альм понял, что командующий потерял к нему интерес. Собственно, именно это и требовалось.

Он летел вниз. Несколько сотен солдат летели вместе с ним на планету. Они получали отпуск после очередного боя с тароссами. Альм Рсан Теву получил направление, и довольно долго плутал по городу один, пока не нашел нужную улицу и дом.
Его приняли без разговоров, затем отправили на медкомиссию, где признали годным к службе.

Учеба давалась свободно и легко. Не прошло и месяца, как Альм получил подтверждение своего звания лейтенанта, а затем был направлен учиться дальше. Физические показатели и хорошие знания космоса привели Альма в Военно-Космическую Академию, где он сразу же оказался на третьем курсе, на котором начинались практические занятия на кораблях.
Командование не оставляло его успехи без внимания, и вскоре Альм оказался командиром космического истребителя, а еще через два месяца в составе учебного подразделения выступил в одном из боев, возникших в космосе.
Все учащиеся получали в этом бою свое крещение, и Альм выглядел не хуже других. Окончание боя оказалось несколько не таким, как представлял себе Альм. Истребители были собраны вместе, переправились на крейсер, который вместо того что бы лететь назад, отправился в глубокий космос, к другой планете.
Командир объявлял, что обучение на этом закончено, и остальное бойцы будут узнавать уже в ходе боев и в промежутках между ними. Объяснялся такой быстрый переход из учеников в бойцы нехваткой сил на космическом фронте. А вскоре стало ясно, что на фронт посылали почти всех, кто мог воевать. Остальная часть населения занималась строительством оружия, в том числе, и космических кораблей.










Альм Рсан Теву

Джи

Райди, Нау. Дина и Арнан

Ирр Аронг

планета Армазон

Джим и Роскард

Ниро, Дерро

Маг Архинго
Тшистар

Саркадо Торрен − полковник
Рангив Серрен − капитан
Драго Хассан
Агно Ти Лассарн




Часть 5



Казалось, что войны нет. Наступившее затишье радовало с одной стороны, с другой пугало. Военное командование вело усиленные поиски новых решений. Разведка приносила все новые и новые данные. Сообщения о победе карсанов на тароссами поначалу не принималось в серьез, но через несколько месяцев множественные данные разведчиков подтверждали, что система карсанов очищена от кораблей тароссов. И только система зеркал по прежнему находилась около планеты, но, по всей видимости, не действовала. Впрочем, у командования были и иные сведения, о том, что зеркала захвачены карсанами, но в это плохо верилось.

Альм продолжал учебу в местном Космическом Университете. Учебу там продолжали многие прилетевшие, но далеко не все. На всех не хватило бы ни мест, ни учителей. Выбирали самых способных, и Альм оказался одним из первых. Иного и не могло быть. Он имел достаточный опыт.

− Нет, сэр. Не вижу смысла в подобной атаке. − Произнес Альм. − Прежде чем идти сюда, необходимо подавить артиллерийские точки...
− Вы их заметили? − Перебил молодого лейтенанта полковник.
− Да, сэр. Здесь, здесь и здесь. − Альм показывал по карте. − Они скрыты, но достаточно заметны. Кроме этого, я заметил подземный аэродром.
− Серьезно? И где же?
Альм взглянул на карту и ничего не говоря, указал точку. Это была небольшая поляна, которая ничем особо не выделялась.
Полковник молчал, а Альм смотрел на человека, прекрасно понимая, о чем тот думает. Полковник думал не долго. Он решил, что лейтенант имел не плохие данные для того что бы учиться на разведчика.
− Зачет принят. − Произнес полковник.

Через неделю, после сдачи всех экзаменов за четвертый курс, Альм был вызван к командиру полка, и предстал перез несколькими людьми в формах полковников и подполковников. Среди них был и учитель, принимавший зачет по тактике.
− Лейтенант Альм Рсан Теву по вашему приказанию прибыл! − Отрапортовал командиру полка Альм.
Люди в этот момент начали расходиться, и Альм отошел от дверей, что бы не мешать. В кабинете остались лишь командир и учитель по тактике.
− Проходите лейтенант и присаживайтесь. − Сказал командир, указывая на место, где еще минуту назад сидел кто-то из полковников.
Альн выполнил распоряжение и некоторое время смотрел то на командира, то на учителя.
− Я собираюсь рекомендовать вас перевести в учебный корпус разведчиков. − Сказал учитель. − Что вы об этом скажете?
− Это большая честь для меня, сэр. Я с радостью...
− На сколько мне известно, вы уже летали в космосе, бывали на планетах тароссов, это так?
− Не совсем, сэр. Я бывал на планетах карсанов и на наших. Но я встречался с тароссами. Не открыто, но видел их, и их корабли. Участвовал в боях против них, в том числе и на земле.
− Очень хорошо. В таком случае, можете возвращаться и собирать свои вещи. Приказ о переводе придет завтра.
Альм поднялся и взглянул на командира.
− Желаю вам удачи, лейтенант. − Произнес тот, подавая руку. Рукопожатие значило лишь одно. Человек оценил Альма. А в его мыслях был прямой ответ. Полковник считал, что Альм Рсан Теву далеко пойдет, и, быть может, даже окажется в командном составе через какое-то время.

Собственно, так и произошло. Через два года, после окончания разведшколы, уже капитан Альм Рсан Теву получил первые задания. Разведка теперь имела первоочередное значение, так как в войне наступило длительное затишье. С тароссами оказалось все достаточно просто, они получив жестокое поражение от карсанов, теперь готовились к реваншу и отвели свои силы от планет людей.
Основной упор теперь делался на разведку в колониях карсанов, а так же в смешанных колониях карсанов и людей. Именно в подобную смешанную колонию и получал направление Альм.
Он знал хорошо язык карсанов, и это предопределило основное направление разведки, которую он должен был вести − разведка в тылу противника.

Крупный транспортный корабль прибыл к планете Наариз. Альм находился в рубке, и только капитан знал о его настоящем назначении. Остальные считали, что Альм Рсан Теву окончил летную школу и теперь являлся практикантом на транспортнике.
Перед экранами появилось несколько кораблей.
− Это же карсаны! − Воскликнул Альм.
− Спокойно, Альм. − Приказал капитан. − Это всего лишь патрульные корабли. − Капитан вышел на связь и через минуту получил разрешение на проход к планете.
Альм смотрел на это полудиким взглядом, а капитан улыбался.
− Соглашение, по которому они пропускают нас к своей колонии на планете, подписано более года назад. − Произнес капитан. − Так что, можете не беспокоиться, практикант.
В рубке раздался смешок, который через несколько секунд затих по приказу капитана.
Корабль приближался к планете и подходил к космической станции. Рядом было несколько кораблей как карсанов, так и людей. Они летали рядом, и это казалось почти безумием, почти предательством.
Станция принимала прибывших, и Альм Рсан Теву отправился на выход, как ему и было приказано. Через десять минут он оказался вместе с капитаном и командиром станции. Полковником Лингро Саан Тегро принимал разведчика из рук капитана корабля.
Передача прошла по всем правилам, и Альм отправился вслед за полковником.
− На сколько я понимаю, вы не знакомы с настоящим положением дел на Наариз. − Произнес полковник. − У вас есть время изучить его здесь, капитан. Альм чувствовал настроение человека. Тот не особенно был рад появлению молодого горячего противника карсанов, считая, что он может испортить все дело. Надежда была только на исполнительность капитана, что он не полезет в драку без приказа.
Альм остался наедине в небольшой каюте, где был доступ к информационной системе станции. Полковник указал с какого места начинать изучение материалов и Альм погрузился в чтение.
Он узнал не мало. О войне, что была на планете, о почти полной победе людей, но пришло время и все войска были внезапно отозваны. Никакие слова о скорой победе над карсанами не подействовали, и флот ушел, оставив колонии и людей на планете. Оставив фактически на произвол судьбы.
Начавшееся через некоторое время наступление карсанов, так же внезапно оборвалось, и космический флот карсанов исчез из системы. Жители посчитали это за знак чего-то ужасного. Большинство решило, что причина в глобальной катастрофе, которая ждала весь мир, но она не наступила.
Через несколько лет дошли вести о новой войне, с новым противником, еще более коварным и страшным, чем люди. На планете в это время шла своя война. Люди и карсаны бились чем могли, строили свои колонии и появление нового флота карсанов вызвало среди людей панику.
Мир фактически был захвачен. Людям был представлен ультиматум, в котором от них требовалось прекратить военные действия в обмен на прекращение действий карсанов против них. Отсутствие ответа привело к массированному наступлению карсанов, и через несколько месяцев от войск людей не осталось и следа. Планета оказалась фактически под контролем карсанов, но их поведение стало полной загадкой для оказавшихся в плену людей. Карсаны устанавливали свой военный контроль, но оставляли людям полную свободу действий. Более того, им было разрешено одганизовать свое правительство, вести любые дела, не связанные с войной. Когда же процесс сдвинулся с мертвой точки, появилось новое правительство, с ним и было заключено соглашение о ненападении. В этом соглашении не только снимался запрет на формирование новой армии людей. Им предоставлялась полная свобода, армия карсанов покидала колонию людей. И только немногие знали истиную причину подобного поведения карсанов. У них был иной враг − тароссы.
Когда к колонии прибыл военный флот людей, едва не начавшаяся военная стычка была прекращена благодаря действиям командующего военными силами карсанов. Он в открытую вылетел к флоту людей на небольшом корабле и объявил, что ему необходима встреча с командованием людей, и она более важна, нежели защита колонии.
Именно это заставило людей пойти на встречу с карсаном, который фактически был пленен, затем доставлен на Армазон, где и прошли основные переговоры.
Люди "дали себя уговорить", и соглашение о перемирии в колонии было подписано. И теперь подбные же переоворы проходили во многих смешанных колониях.

− Надеюсь, капитан, вы поняли, что перемирие с карсанами есть важная часть стратегического плана? Если мы начнем войну друг с другом, сюда явятся тароссы и планета окажется приподнесенной им на блюдечке, вам это понятно?
− Да, сэр. − Ответил Альм.
− Надеюсь. Вы поступаете под начало к подполковнику Раско Дев Тенгу. Он встретит вас внизу, сразу после приземления.


Подполковник встречал Альма в здании космопорта. Тот совсем не ожидал, что челнок приземлится в дождь. Пассажирам пришлось пробежаться под ливнем, что бы не сильно намокнуть, но это не помогло, и Альм предстал перед своим новым командиром словно мокрая курица.
Подполковник только усмехнулся.
− Здесь очень часто идут дожди, капитан. Привыкайте. − Сказал он.
Раско сел в машину и оказался рядом с незнакомым человеком.
− Знакомьтесь, это капитан Ред Жи Дайс. Вы будете напарниками некоторое время, а там будет видно.
Капитан протянул руку, и Альм принял ее.
− Рассказывайте, капитан. Как долетели? − Сказал полковник, давая знак шоферу машины ехать вперед. Машина вышла из под навеса и сразу же оказалась под ливнем, который, казалось только усилился.
− Нормально долетел. Как обычно. − Сказал Альм.
− Обычно? Вы куда-то летали еще?
− Я родился на планете Тансара, еще до тех времен, как она была уничтожена. Я летал в космос, был на планетах карсанов, и в последний раз сумел удрать, пока карсаны воевали с тароссами. А когда вернулся, попал на Армазон и в Космический Университет. Потом служил два года и учился в далекой колонии, там и получил звание капитана после окончания разведкурсов.
− Я уже читал об этом. − Произнес подполковник. − Надеюсь, вы понимаете, что такое разведка, и как надо себя вести.
− Я понимаю. − Ответил Альм.

Пара дней была дана просто на знакомство с Редом. Тот оказался не особенно разговорчив, но мыслей скрывать не мог. Его плохое настроение было связано с гибелью напарника, и Ред никак не мог простить себе этого. Теперь же ему давали на руки совершенно неопытного человека, который судя по всему, даже плохо понимал реальную суть разведки. Знал бы этот Ред, с кем встретился в действительности.
Альм усмехнулся этой своей мысли и капитан взглянул на него.
− Что это тебе смешно?
− Да так, представляю, что ты обо мне думаешь. − Ответил Альм.
− Ты, парень, не зарывайся.
− А кто зарывается? Нам сказали познакомиться получше, а ты сидишь и молчишь, словно рыба. Я, конечно, могу взять на себя роль ведущего, но, мне кажется, тебе это не понравится.
− Мал ты еще для роли ведущего. − Ответил Ред.
− Можно подумать, что рост имеет значение. − Произнес Альм, переходя на язык карсанов. − Могу поспорить на месячный оклад, что ты в спортзале не продержишься и пяти минут против меня.
− Считай, что ты уже проиграл. − Ответил Ред, подымаясь.
Он пошел совсем не в ту сторону, где находился спортзал, и Альм некоторое время шел вслед, а затем остановился. Ред попросту не желал его видеть. Ну, раз не желал...
Альм развернулся и пошел своей дорогой. Он зашел в спортзал и некоторое время наблюдал за борьбой на ринге. Когда схватка закончилась, к нему подошел тренер.
− Вы что-то хотели?
− Нет. − Ответил Альм. − Просто смотрел.
Учеба продолжалась. Тренер больше не спрашивал Альма ни о чем, и тот ушел. Он отправился бродить по базе, зашел в местный бар и просидел там до самого вечера, пока не прозвучал сигнал отбоя.

− Ты где вчера был? − Спросил Ред, встречая Альма утром.
− На Армазон летал. − Ответил Альм. − Ты сам мне заявил, что не желаешь меня видеть. Забыл?
− Я такого не говорил.
− Наверно, у меня слуховые галлюцинации. Я пошел за тобой, когда ты вышел, и ты меня прогнал. Сказал: "Видеть тебя не желаю, молокосос".
− Ты чего несешь?! Я таких слов ни в жизнь не сказал бы!
− Ну, стало быть, я от тебя сбежал, а ты не сумел воспользоваться стандартными средствами поиска на базе. За четыре чеаса не найти человека, который не пратался... Извини, Ред, но это ТЫ не желал меня видеть.
Громыхнула входная дверь.
− Вижу, вы уже вместе. − Сказал подполковник. − Отлично. Собирайтесь. Пришло ваше время.
Альм и Ред не сказали ни слова. Через полчаса они уже сидели в самолете, готовые к прыжкам с парашутом. Командир объяснил в чем была задача. Два человека должны были войти в один из разведотрядов на территории карсанов, а заодно доставить на одну из лесных баз дополнительное продовольствие и оружие.
Все шло по плану, до последнего момента, когда два парашутиста приземлялись. Альм опустился нормально, а Ред попал ногой на камень и не сумел подняться.
− Ну, брат, молись, что бы нашу высадку не заметили. − Произнес Альм.
− Я смогу идти.
− Сможешь. Как черепаха. Не подымайся.
− Мы должны уйти в лес.
− Уйдем. Но если ты сейчас попытаешься идти, будет только хуже. Лежи, и не дергайся.
Альм стянул с ноги человека сапог, некоторое время прощупывал ее, затем взялся и с силой дернул. Ред вскрикнул.
− Спокойно. Теперь будет легче. Лежи.
− Надеюсь, ты все правильно делаешь. − Ответил тот превозмогая боль.
− Не дурак. − Ответил Альм.
Тащить человека было не особенно сложно. Единственная проблема была в широком проспекте, возникавшем позади. Альм затащил Реда на полотно парашута и проволок его до леса, где и остановился. Он вернулся назад, постарался скрыть следы в траве.
На утро рядом уже почти ничего не было видно.
− Я думаю, тебе надо идти на базу. − Сказал Ред. − Ты дойдешь, а я через день-другой приду.
− Тебе валяться неделю, а не день-другой. − Ответил Альм. − И ничего там не случится, если мы задержимся. Они месяц нас ждали, подождут и еще.
− Ты не понимаешь... − Произнес Ред.
− Что? Секретное задание тебе дали, тогда, где твой вертолет?
− Ты явно ненормален. Сейчас я здесь командир. И я приказываю тебе идти одному!
− У тебя жар и бред, командир. − Ответил Альм. − И вообще, завтра они сами сюда придут за нами. Не дураки − поймут.
Альм был прав. Даже более. Два разведчика появились рядом уже к обеду. Их послали встречать своих, и это оказалось как раз кстати. К вечеру следующего дня Реда доставили на базу на носилках.
− Что там произошло? − Спросил командир базы.
− Неудачная посадка. Тяжеловат он для десантного парашута. − Ответил Альм. − Ногу подвернул.
− На сколько я понял, вы еще не участвовали в подобных операциях. − Сказал командир.
− Не участвовал. − Ответил Альм.

На базе фактически был не просто отряд разведчиков. Это была армейская группировка в тылу противника. Карсанов в этом районе не было, самые близкие поселения располагались более чем в сотне километров от базы, и люди чувствовали себя достаточно спокойно. Основная работа проводилась в рейдах, а на база предназначалась для обучения новичков и отдыха вернувшихся из рейдов групп.
Альму не требовалась учеба, и возникший период отдыха из-за подвернутой ноги Реда стал для него фактически периодом отдыха. Впрочем, Альм не терял времени зря. Он изучал данные о местности, много расспрашивал вернувшихся солдат. Еще больше времени он провел над чтением захваченных у карсанов бумаг.
А мысли бродили совсем иными путями. Альм вспоминал прожитые годы, магов, людей, карсанов, тароссов. Он знал, что самым опасным проивником были даже не тароссы. Наиболее опасными являлись маги и драконы. Да, именно так и можно было назвать Хищника, с которым Альм столкнулся два раза. Один раз, будучи на службе у мага Архинго, второй раз на планете карсанов.

− Чего читаешь? − Спросил Ред. Он все еще хромал, но уже мог ходить и постоянно тренировался. Альм считал, что так рано это только вредит, но не высказывался. Ред присвистнул, увидев, что книга в руках Альма на языке карсанов.
− Это довоенный учебник истории.
− Какой довоенный? − Захлопал глазами Ред. − По моему, война с карсанами началась много сотен лет назад.
− Я имею в виду, до войны с тароссами. − Ответил Альм. − Здесь они не церемонятся, называя людей варварами, врагами, ублюдками и так далее.
− И тебя не мутит от чения подобного дерьма?
− Чего тебе не нравится? Язык как язык, такой же, как все. − Ответил Альм.
− Да при чем здесь язык? Я о тех гадостях, что ты читаешь.
− Я их читаю для дела, а не для удовольствия. − Ответил Альм. − И не понимаю, почему еще ты их не читаешь?
− Спасибо, но мне они уже вот здесь сидят эти чтения. Обойдусь.
Альм не ответил. Он понял только, что Ред не особенно рвется все понять. Его цель была в чем-то другом. Впрочем, это сейчас не важно...

На первое задание Ред и Альм шли вместе с группой солдат. В их задачу входила проверка множества объектов, а Альм и Ред должны были пройти вместе с группой, а затем уходить дальше, в глубь территории карсанов, где им предстояло фактически войти в контакт, представляясь местными людьми и устроиться в одном из многочисленных поселений людей в зоне карсанов. Этот ход имел далеко идущие планы и первое задание заключалось в получении легального статуса среди карсанов.

Ред и Альм пробирались через лес. Они вышли к небольшому поселку и отправились по адресум где жил агент. Человек встретил их с настороженностью, но принял, когда Ред показал бумагу с необходимыми знаками и печатями. Бумага через минуту уже горела в печи, а два солдата сели к столу.
− Как там дела? Скоро наступление? − Спросил человек.
− Скоро. − Ответил Ред.
− Лет десять или двадцать осталось. − Произнес Альм. − А там будет заседание, на котором решат, когда наступать и наступать ли вообще.
− По моему, это глупая шутка. − Произнес человек, уставившись на Альма.
− А это не шутка, а жестокая правда жизни, сынок. − Ухмыльнулся Альм.
− Да ты?! − Вскипел хозяин дома, подымаясь.
− Ну, тихо! − Выкрикнул Ред. − Ты что, Альм, перепил?!
− Да нет. Я просто думаю, удавить этого ублюдка или помучать перед смертью, что бы он рассказал, как продал предыдущую группу карсанам.
− Ничего подобного не было! − Выкрикнул человек.
− Да ну? А мне Кандир рассказывал, что их взяли сразу после того, как они вышли отсюда. А после того, карсаны тебе деньжонок подкинули. Он это видел своими глазами. И ты это знаешь... сынуля... Альм знаком показал на глаз, и человек бросился к выходу.
Он вскрикнул и упал около двери от меткого броска Реда. Кинжал вошел человеку в горло, и тот не сумел даже закричать перед смертью.
− Уходим отсюда. − Произнес Альм.
Ред не возражал. Вскоре они уже продирались через заросли, и через болота, скрывая свои следы на воде. Они остановились только под утро, в густом лесу, вдали от поселений людей и карсанов.
− Откуда ты узнал, Альм? − Спросил Ред. − Ты же не был здесь.
− Это тайна, которая не подлежит разглашению.
− Тайна?! Ты это мне говоришь?! Я твой напарник, и, к тому же, командир! Ты не имеешь права!...
− Ладно. Я скажу. Но никаких вопросов, командир. − Ответил Альм. − Я обладаю врожденными телепатическими способностями.
− Что? − Захлопал глазами Ред. − Какими еще способностями?!
− Я все сказал. Больше никаких вопросов.
− Никаких вопросов? Ты издеваешься?! − Воскликнул Ред.
Альм смотрел на человека, и раздумывал, как поступить. Он мог сделать что угодно, показать свою силу, заставить Реда подчиняться, но сознание не давало это сделать. Там, в мире карсанов все было просто и легко, кого бы он ни задел, все враги, а здесь... Здесь нет врагов. Ред должен стать ему другом, настоящим другом, но как? Как заставить его поверить?..
− Ты не желаешь отвечать, Альм? − Спросил он.
− Хорошо. Я расскажу тебе все, Ред. Ты знаешь, что я родился далеко и давно, на Тансаре. В те времена люди воевали с карсанами и охотились на магов. Сейчас говорят, что магов нет и не существовало, но в те времена такого не говорили. И магов искали среди людей, этим занимались целые организации. Так вот, если бы я тогда попал к ним, меня посчитали бы за мага, Ред. Я это знал, потому что прошел тест, и он указал на существование у меня телепатических способностей. Это одно из свойств магов. Я улетел в дальнюю экспедицию и был почти рад, что остался на планете, где никто не охотился на магов. Более того, магов там считали богами, а через некоторое время я попал к ним в ученики...
Ред внезапно рассмеялся.
− Ты думаешь, я поверю во весь этот бред?! − Воскликнул он.
− Поверишь. Потому что иного объяснения тому, как я узнал, у меня нет. Ты, конечно, можешь думать, что я там встретил того человека, и он мне рассказал, но глупо ведь? Рассказал мне о провале, а не рассказал командиру. К тому же, ты помнишь, что он говорил? Что предыдущая группа не вышла на связь...
− Так значит, ты просто догадался? И ты заставил его признаться!...
− Я сказал тебе, как было на самом деле.
− Ну да!..
− Тихо! − Прошипел Альм, услышав дальний разговор. Ред затих, через несколько минут уже и он слышал слова, а затем в стороне появилась группа карсанов, прочесывавших лес.
Альм метнулся прочь из кустов, поняв, что два человека уже обнаружены. Ред помчался за ним, проклиная едва ли не вслух. Он считал, что укрытие было надежным и совсем не думал о ветре.
Карсаны уже шли по следу. Они нагоняли и Альм выхватив оружие выстрелил, сбив двух первых. Он бежал дальше. Ред мчался вслед и уже начинал отставать.
− Быстрее, черт возьми! − Воскликнул Альм, задерживаясь.
Ред не ответил. Он только прибавил шаг, как мог...
Впереди появилась вода и два человека вскочили в речку. Они пробежали по ней немного вперед, затем выскочили на противоположный берег и помчались дальше.
Карсаны продолжали преследовать, но Альм видел, что их мало. Он вновь затормозил, сел в небольшой яме и ждал. Ред уходил дальше не заметив этого. Тем лучше для него.
Вот они. Один, три, четыре... Альм собрался и огненные молнии ударили в зверей. Они взвыли и замолкли навсегда, а молния ушла вперед. Альм объявился на одном из мест, немного пробежал и встретил Реда.
− Черт, я тебя чуть не потерял. − Произнес он.
− Сам черт. − Фыркнул Альм. − Уходим!
Они мчались дальше, но преследователей уже не было. Еще не раз два человека входили в ручьи, не раз путали след и уходили, уходили... Ред не понимал, что карсаны позади давно отстали и считал, что они всего лишь распутывают след. Альм его не разубеждал, тем более, что карсаны могли пройти по следу даже тому, что остался день назад. Спасением мог стать только дождь, и он, наконец, пошел.

Промокнув до самой последней ниточки, два человека остановились под большим деревом. Идти им было некуда, кроме еще одного адреса, но и он мог быть провален.
− Чего ты там сорвался, Альм? Мы сидели бы и...
− И они нас взяли бы тепленькими, Ред. Ты где учился? В детском саду, что ли? Не знаешь, что карсаны запах чувствуют не хуже собак? Они подошли с той стороны, куда дул ветер.
Ред не ответил. Он словно каким-то иным ощущением чувствовал, что Альм на этот раз спас ему, если не жизнь, то свободу.
− Мы должны идти. − Сказал он.
− Отдохнем и пойдем. Завтра будет сложнее. Нам надо будет пробраться мимо нескольких сел, а они нас легко почувствуют. Особенно, те, что будут по лесу шастать рядом.

Путь был длинным. Два человека уже не раз встречали карсанов, но те ничего не предпринимали. Это были местные. Лишь один раз кто-то из них заговорил при встрече, и Альм ответил. Карсан умолк и удалился.
− Что ты ему сказал? − Спросил Ред.
− Я ему сказал: "Чего тебе надо, пошел к черту".
− Я ты не думаешь...
− Не думаю.
− Я не сказал что.
− Я не дурак, Ред. Я прекрасно понимаю, что ты думаешь. Ты думаешь, что он может пойти и донести. Он не пойдет, потому что у него в деревне полно людей. И рядом полно, для него эта всреча так же обычна, как для тебя встреча с собакой на улице города.
− Но ты сказал такое, что даже я не понял.
− Главное, что понял он. А он понял. Очевидно, язык карсанов я знаю на много лучше чем ты.
− Еще не факт, ты мог ляпнуть...
− Я жил среди них, Ред. Это ты понимаешь или тоже не веришь?!
Ред не ответил. Ему пора было ложиться отдыхать, и на этот раз Альм дежурил первым.

Наступал день связи. По всем правилам, группа не должна была выходить на радиоволну без серьезной необходимости, но могла получить приказ из центра. Альм настроил приемник и некоторое время слушал слова, относившиеся к иным группам. Передача велась по правилам конспирации, и большая часть сообщений носила туманный характер. Некоторые вообще, представляли словно шахматную партию.
− Сообщение Альфреду. − Произнес голос после паузы. Ред насторожился и придвинулся. Диктор повторил слова о сообщении, а затем продолжил.
− Альфред, твою оборону просекли, тебе мат через два хода, если ты не вернешь слона на место.
Сообщение было коротким, но в нем было все. Собственно даже более чем все. Группе следовало отступать и как можно быстрее.
− Я все принял, командир. − Сказал Альм в микрофон.
− Ты сдурел?! − Закричал Ред, подскакивая к нему. Он осекся, увидев, что передатчик выключен, а Альм рассмеялся.
− Не плохой розыгрыш? − Спросил он смеясь.
− Идиот. − Ответил Ред и пошел прочь. − Собирайся, мы уходим!

По дороге они почти не говорили. Альм видел, что Ред злился. Из-за чего, было совершенно не ясно. Можно было только догадываться. Альм уже жалел, что рассказал о себе, о своих связях с магами...
− Ложись! − Ред толькнул Альма на землю. А над лесом пронесся вертолет. − Совсем оглох? Не слышал ничего?! − Воскликнул он.
− А тебе какое дело? Ты же про своего мертвого напарника все вспоминаешь, а на меня тебе плевать. − Ответил Альм.
− Если ты скажешь о нем хоть слово, я тебя убью! Ты не стоишь и его мизинца!
− Да-да. − Фыркнул Альм, подымаясь. − Ты его, как раз и стоишь.
Альм двинулся через лес и Ред не сумел его заставить остановиться, когда вновь появился вертолет. Он прошел достаточно далеко, и Альм ушел еще дальше вперед.
Он остановился только около охранного поста базы, в десяти метрах, и стоял, ожидая, пока подойдет Ред. Тот двинулся вперед, и встал, когда перед ним объявилось два вооруженных человека.
− Стоять! Пяроль! − Произнес один из них.
− Семдесят четыре устрицы. − Ответил Ред.
− Этот пароль уже устарел. − Сказал второй солдат.
Альм рассмеялся и вышел из-за дерева.
− Вы, ребята, уже трупы. − Сказал он. − Будь здесь не я а кто другой, он вам вышиб бы мозги за подобное выскакивание из кустов.
− Кто вы такие?!
− Проводите нас к командиру. − Произнес Ред. − Он знает, кто мы. Мы назвали верный пароль.

Двух человек проводили в штаб и охранники удалились.
− Что это за фокусы с паролем? − Спросил Ред, встретив подполковника.
− Какие фокусы, вы о чем?
− Его разыграли, что пароль устарел на входе. − Сказал Альм. − Кстати, очень глупо поступили. И подставились под удар, не по уставу.
− Кто именно?
− Пост номер 7, сэр. − Ответил Альм.
− Как вам удалось уйти? По нашим сведениям, обе явки провалены.
− На первой мы поняли, что что-то не так и успели вырваться, а до второй не дошли, получили приказ вернуться. − Сказал Ред.
− А поняли как? − Спросил командир. Ред обернулся к Альму.
− Я его разыграл. Сказал, все мужик, ты попался, мы знаем, что ты предатель. Он и не выдержал.
− Вы не выполнили задание, но это не ваша вина. − Сказал подполковник, поэтому вам засчитывается эта миссия, как первая и пройденная. − Он говорил это обращаясь к Альму. − А что вы скажете о своем напарнике? − Подполковник теперь спрашивал у Альма.
− В гробу я видел таких напарников. Он неуправляем. Считает себя пупом земли и не слушает приказов.
Подполковник на мгновение опешил от таких слов.
− Капитан Дайс забыл упомянуть, что несколько раз обязан мне своей жизнью, что удрали мы от того предателя только благодаря моим способностям, а свое командование он проявлял исключительно на стоянках, где командовать было нечем, а в дороге он всегда волочился позади меня, потому что не успевал бежать...
− Ты совсем обнаглел, молокосос?! − Выкрикнул Ред.
− Молчать, обоим! − Приказал полковник. − Я все понял. Капитан Теву, вы отправляетесь на кухню... тьфу, в базовый лагерь! Сейчас же!
− Да, сэр. − Ответил Альм.
Он развернулся и вскоре уже двигался через лес в сопровождении небольшой группы солдат, пто уходила туда же. Там Альм и предстал перед полковником Лингро Саан Тегро.
− А, это вы, молодой человек. − Произнес полковник. − Как служба?
− Отлично, сэр.
− Отлично? Мне передали, что вы поругались со своим напарником.
− Подполковник Раско Дев Тенг не совсем понял. Это напарник поругался со мной, а я с ним не ругался. Я считаю, что это глупо, сэр. Мы выполняли одно дело, а ему не понравилось, что я считал его нормальным человеком, равным себе, а не командиром.
− Формально, он был вашим командиром.
− Да, но реального командования и не было. А командовать, как мне через кочку перескакивать, по моему, не имеет смысла. Капитан Дайс сказал мне прямо в глаза, что я не стою и его мизинца. После этого я понял, что нам не быть напарниками.
− Это он отказался от вас, а не наоборот.
− Просто его первым спросили, сэр.
− Значит, вы считаете, что справились бы с этой миссией и без него.
− Я считаю, что не справился бы, потому что не все знал. Но я так же считаю, что Дайс сейчас сидел бы в плену у карсанов, не будь рядом с ним меня.
− Вы что-то сделали такого, что он не сумел бы?
− Да, сэр. Я знаю карсанов лучше его. Знаю язык карсанов лучше его, знаю их повадки и методы поисков. Дайс несколько раз совершал грубейшие ошибки во время уходов. Ошибки, из-за которых карсаны могли нас выследить и найти.
− Он считается одним из лучших.
− Мне нечего ответить, сэр.
Полковник некоторое время молчал, затем достал лист бумаги и передал его Альму. Это был простой тест на знание языка карсанов, что Альм заполнял перед уходом, пока Дайс лежал с вывихом.
− Это ваша анкета?
− Да, сэр. − Ответил Альм, читая ее. В самом конце стояла отметка за прохождение теста и она была наивысшей.
− Ваш бал максимален среди всех знатоков языка карсанов на этой базе. Как вы посмотрите на перевод в штабной отдел переводчиков?
− Я выполню любой приказ, сэр. − Ответил Альм.
− В данном случае требуется ваше личное согласие или несогласие. Вы же разведчик и, возможно, не захотите.
− Я не против, сэр. Да, я разведчик, но здесь не мало разведчиков лучше меня, а лучших переводчиков вряд ли найдется. Я выбираю то, что полезнее для всего нашего дела, а не для себя.
− Хорошо. В таком случае, вы можете быть свободны до завтра. Утром в десять часов я буду ждать вас здесь.
− Да, сэр.

Альм освободился. Он некоторое время просто проглуливался по базе, зашел в местный клуб, располагавшийся под землей. А после отправился в "казарму", где мог переночевать.
− Явился. − Произнес Ред, появляясь перед Альмом. − Тебя где носило?!
− Ты, наверно, съел чего не то, Ред? Ты мне больше не командир и не напарник, так что отвали. Иди на могилку своего напарника и поплачься.
Ред рассвирипел и бросился на человека. Несколько раз он отлетал назад и падал, пока не сообразил, что происходит что-то не то. Он собрался со всеми силами и был готов раздавить козявку...
Капитан Дайс растянулся на земле вновь, и на этот раз в нем возникло недоумение.
− Я тебе давно сказал, капитан Дайс, что ты слабак и не продержишься против меня и пяти минут. Теперь ты это знаешь наверняка, если только ты не идиот.
Альм зашел в свою комнату и закрылся.
− Ты еще заплатишь за это щенок! Завтра увидимся!
− Давай-давай. − Тихо усмехнулся Альм и заснул.
Утром он предстал перед полковником, и тот отдал первый приказ. Собираться и к одиннадцати часам сидеть в машине, что стояла неподалеку. Собирать было почти нечего и вскоре Альм оказался в машине, рядом с шофером. Тот уже знал о человеке, который поедет с полковником и принял капитана как положено.
Время уже подходило к полудню, когда полковник, наконец, объявился рядом с машиной. Он быстро сел, приказывая шоферу заводить мотор.
− У вас все в порядке, капитан?
− Да, сэр. − Ответил Альм.
Машина выехала из под навеса и направилась через базу. Альм усмехнулся, увидев оказавшегося невдалеке Реда. Тот недоуменным взглядом провожал машину полковника, в которой сидел капитан Альм Рсан Теву.

Работа отдела переводов была достаточно напраженной. Поначалу к Альму отнеслись как к обычному переводчику. Начальник отдела давал ему не особенно сложную работу, но Альм справлялся с ней мгновенно, и уже через четыре дня Полковник Гер Тивен Сано передал на перевод Альму более сложный документ. Через два часа Альм оказался в кабинете своего нового начальника.
− Какие нибудь сложности, капитан?
− Никак нет, сэр. Я принес перевод.
− Уже? − Человек не скрывал своего удивления и принял бумагу у Альма. Он некоторое время смотрел на нее, затем взглянул на Альма. − Здесь несколько десятков слов карсанов, которых нет в словарях.
− Простите, сэр, но я не пользуюсь словарями при переводе. − Ответил Альм. − Я не встретил здесь слов, которых бы не знал.
− И это? − Человек показал фразу в документе.
− Да, сэр. Здесь сказано: "семдесят процентов респондентов отвечают на заданый вопрос − <да>".
− Но фраза построена иначе.
− Я перевел смысл. Некоторые наши словосочетания в языке карсанов обозначаются простыми словами. "Отвечать на вопрос", например, одни из таких.
Человек некоторое время раздумывал. Он даже сам не помнил подобной возмжности, но не стал возражать, а затем передал Альму новый документ.
Он едва не рассмеялся, увидев его. Это была новая "Конституция" карсанов. Он принял бумаги и отправился выполнять задание. На "Конституцию" ушло довольно много времени, но Альм просто знал ее. Он больше времени потратил на правильно представление перевода, чем на сам перевод, и выдал на следующий день принес перевод полковнику Сано.
Тот читал молча, иногда почему-то хмурился, а когда закончил взглянул на Альма.
− Вы уверены, что ваш перевод правильный?
− Да, сэр. Я достаточно хорошо знаю язык. Я жил среди карсанов и не мало общался с ними.
− Хорошо. Я передам вам другой перевод этого документа, и вы составите отчет о различиях того, что переведено там, с тем что переведено у вас.
Альм спокойно справился с работой. Перевод другого человека был сделан достаточно хорошо для хорошего переводчика, но он был не полон и не передавал все нюансы языка.
Альм делал сравнительный анализ, затем указывал, где и что не так. Альм нашел место, где было все откровенно переврано переводчиком. Тот просто не понял смысла фраз и перевел, фактически, кое как.
Капитан Теву выполнял все больше и больше сложнейших работ. Теперь большей частью это был перевод уже известных документов, кторые переводили другие люди и Альм находил не мало ошибок.


Заканчивалась третья неделя. Альм Рсан Теву сидел в своем кабинете, работая над очередным документом, а в этот момент полковник Сано встречался с командующим Тегро. Речь шла именно о Теву.
− У меня нет к нему никаких нареканий, сэр. Он исполнителен, его работа выше всяких похвал. Сейчас капитан Теву занимается исправлением старых неудачных переводов и сравнительным анализом. Иногда у меня возникает впечатление, что он знает язык карсанов не хуже чем свой родной.
− Хорошо. Вы прововали его для переводов на прямых встречах?
− Нет, сэр. Не представлялось возможности. За прошедшее время было мало заявок и во всех уже были свои переводчики.
− Хорошо. Я хочу знать, сможет ли он переводить на открытых встречах.
− Я думаю, это можно проверить достаточно легко. На наших рабочих встречах с карсанами.
− Да. Только имейте в виду, что самыми последними его встречами с карсанами были столкновения в боевой обстановке.
− Я понимаю. Буду иметь это в виду.


На очередную встречу с карсанами Альм Рсан Теву был отправлен в качестве основного переводчика. Карсаны восприняли это несколько по своему. Они не плохо знали предыдущего человека, но не знали нового.
− Вы сменили переводчика? − Произнес карсан на языке людей после официального приветствия. − Разумно ли? Мы едва понимаем дру друга, а тот человек уже не плохо переводил. − Карсан едва выговаривал слова и в мыслях надеялся, что говорил верно.
− Мы разберемся в этом в процессе работы. − Ответил полковник Тегро. − В прошлый раз мы обсуждали вопрос о границе в зоне лесов. Вы что нибудь решили?
− Мы настаиваем на своем. Лес более предназначен для карсанов, чем для людей. − Слова были сказаны на языке карсанов и полковник обернулся к Альму, и тот спокойно повторил их на языке людей.
− Ваша неуступчивость довольно странна. Вам известно, что в лесах живет не мало людей, и выгонять их оттуда неразумно. Это приведет к лишним столкновениям, которые вам не нужны, не так ли?
Альм высказал эту фразу так же легко и свободно, что вызвало некоторое удивление карсана, и он несколько секунд смотрел на переводчика.
− Людям не свойственно жить в лесу. − Сказал карсан.
− Позвольте людям сами выбирать, что им свойственно, а что нет. − Ответил Альм. − Прошу прощения. − Произнес он и заговорил на языке людей, переводя фразу карсана и свой ответ и также извиняясь за несдержанность.
Выговор полковник оставил на потом. Он вновь говорил, и Альм на этот раз не вмешивался ни во что. Он переводил словно машина, и разговор постепенно перешел с лесов на обсуждение вопросов в космосе и воздухе. Карсаны заявляли, что они впустили людей не для того, что бы те устанавливали свои порядки. Полковник же давил на то, что людям необходима свобода, как в воздухе, так и в космосе, иначе, это будет вовсе не сотрудничество.

− Нам прекрасно известны ваши завоевательные планы. − Произнес карсан в пылу разговора. − Вы сейчас желаете получить преимущество для того что бы потон атаковать нас!
Альм перевел. А полковник отвечал совсем в ином в духе, говоря о заблуждениях и неверном понимании ситуации.
− Простите, сэр, что я вмешиваюсь, но по моему, здесь было бы уместно напомнить им о Саарге и Тервенди. − Произнес Альм.
− Вы в своем уме, капитан? Это вызовет... − Он замолчал, глядя на карсанов, а те смотрели на Альма и было ясно, что слова о Саарге и Тервенди для них имели очень серьезное значение.
− Вы заявляеете, что желаете мира. В вашей Конституции записано равенство прав всех разумных, но вы сами не выполняете этот закон. Хотите сказать, что это не так? Тогда, докажите. Действием. − Альм говорил это на языке людей и карсаны уже не чувствовали себя спокойно. − У меня есть впечатление, что нам проще отправить корабль к Президенту Ханти Гро и договориться с ним, нежели с вами.
− Нам нужно время на обсуждение. − Сказал карсан.
− Одного часа, думаю, будет достаточно?
− Час?! Вы смеетесь?
− Я понимаю, что это многовато, но надо же вам понять, что ваш отказ есть не что иное, как нарушение вашей же конституции. Там все прекрасно сказано об отношениях с иными видами разумных. О равенстве прав, о ненападении, о суверинитете отдельных территорий, наконец. Будем продолжать спор, или вы выполните то, что обязаны сделать по конституции?
− Нам нужен час.
− Отлично. Перерыв на один час. Альм взглянул на командущего и перевел свою последнюю фразу.
Все поднялись и разошлись.
− Что это значит, капитан? − Произнес полковник.
− Это значит, сэр, что вас водили за нос до сих пор. Самым прямым и натуральным образом. Используя некомпетентность предыдущего переводчика. Конституция карсанов прямо указывает, что делать в ситуации, подобной нашей. Именно это я им и объяснял в конце. Возможно, я влез не в свое дело, сэр, но в данном случае, мне кажется, это стоило сделать. Именно для самого дела. Слова, это не просто способ донесения мыслей. Слова − это оружие. А в подобных переговорах, это мощнейшее оружие.
− Очень хорошо, капитан, но все же, здесь я определяю, какие слова говорить, а какие нет. И советую вам более не вмешиваться!
− В таком случае, увольте меня от подобных переговоров. Я не в силах видеть это убожество, сэр.
− Как пожелаете. Можете отправляться в своей департамент прямо сейчас.
Альм ответил лишь то что положено в подобном случае и удалился.
Он не уехал никуда, а объявился недалеко от места, где находились карсаны и прошелся перед ними в форме полковника. Те были взволнованы еще больше и Альм едва не смеялся, когда на встрече они оказались перед фактом возвращения старого переводчика.
Переговоры так ничем и не закончились. Альм вернулся в отдел переводов и довольно долго оставался практически без дела. Тегро просто высказал свое недоверие к нему. И вопрос об этом ушел в космос, на Армазон, где полковник желал получить указания к действиям с человеком, подозреваемым в шпионаже в пользу карсанов.
Альм понял это достаточно быстро и теперь надеялся, что на Армазоне не поверят в этот бред. Однако, надежды не оправдались. Приказ с Армазона потребовал вернуть Альма Рсана Теву, и вскоре капитан оказался в космосе. Для него это возвращение выглядело, как приказ о переводе.

Полковник Лингро Саан Тегро так же получил приказ прибыть в главную ставку, и Альм оказался вместе с ним на одном крейсере. Все проходило по прежнему сценарию. Крейсер стыковался со станцией. Это сопровождалось полетами карсанских истребителей, и они контролировали все действия.
Связь людей с Армазоном не прерывалась но была довольно узкой и на станцию не могло прибыть крупного подразделения. Вся поддержка зоны заключалась только в информации.

Альм был отправлен в каюту с приказом не выходить. Формально он уже находился под домашним арестом. Полковник хотел спровоцировать капитана на необдуманные действия, что бы тот выдал себя, но это было не так легко.
Капитан просто прилег в каюте, решив отдохнуть.

Ему снился странный сон. Далекие-далекие времена, война магов, и он сам в виде человека-птицы с копьем в руке. Альм бился с Хищником, а тот, казалось над ним смеялся. От крыльяв огромного зверя Альма сносило к земле, он пытался подняться, но не мог!...
− Капитан Теву! Капитан Теву! − Ворвался голос в уши.
Альм проснулся и включил связь.
− Капитан Теву! − Продолжал говорить голос.
− Капитан Теву на связи. Простите, я немного заснул. − Произнес Альм.
− Я жду вас в рубке, капитан. − Послышался голос командующего и Альм поправив форму отправился туда. Он взглянул на часы и остановился на мгновение. С момента старта прошло более десяти часов, а крейсер явно еще не прибыл к Армазону, иначе это чувствовалось бы...
Альм взглянул в сторону. Его ощущений коснулось излучение иного мира, у которого находился крейсер. Мир людей, но чужих людей.
Он прошелся по крейсеру и доложил как положено входя.
− Вы знаете этот мир, капитан? − Спросил полковник.
− Простите, я не в курсе, где находится крейсер.
Полковник приказал ему пройти и сесть рядом. На экране появилась планета, и ее параметры.
− Нет, я не знаю этой планеты. − Ответил Альм.
− Это Крайвенс. Вы, кажется родились на этой планете.
− Вас неверно информировали, сэр. Я родился на Тансаре, а о Крайвенсе слышал только когда учился. − Альм взглянул на полковника, пытаясь понять, о чем тот думал.
У командующего была новая проблема. Крейсер вышел в открытый космос и не сумел пройти к Армазону. Его снесло в сторону и он оказался около Крайвенса, где не было даже космической техники. Планета славилась дикими нравами населения, несколько веков назад на нее ссылали преступников, потом эта практика была прекращена из-за серьезных последствий в другой похожей колонии. Там организованная преступность обрела силу, построила космический флот, что привело к далгой и тяжелой космической войне с пиратами. Людям в каком-то смысле повезло, что через пару десятков лет тот мир был атакован и захвачен карсанами. Пиратство в космосе прекратилось, хотя и не до конца. Остались отдельные отщепенцы...
− Значит, вы ничего не знаете об этой планете, капитан?
− Не более того, что записано в стандартных описаниях миров, сэр. Я не интересовался Крайвенсом.
− Вам предстоит лететь туда, капитан. В качестве разведчика, это ведь ваша прямая специальность.
− Мне странно слышать, сэр, что вы доказываете мне необходимость исполнения приказа. Я не нарушал приказов.
− Капитан Дайс был иного мнения.
− Капитан Дайс наврал обо мне, потому что я ему морду набил, сэр.
− Что? − Удивленно произнес полковник.
− Морду. Физиономию. − Альм показал на лицо. − Дайс не желал меня знать. Он плакал над своим покойным напарником, как над девицей, а обо мне даже думать не желал. Он не выполнил приказ своего командира, когда тот сказал нам познакомиться поближе и дал на это два дня. Дайс прогнал меня и ушел.
− Значит, вы ни в чем не виновны?
− За последние несколько лет я не сделал ничего, о чем пожалел бы.
− А раньше.
− Раньше я был далеко от дома. Возможно, меня здесь и не было бы, если бы я не отправился в космос с экспедицией. И, замечу сэр, я отправлялся на научном корабле, а не военном. Я поступил в армию только потому что в космосе шла война.
− Так может, ты хотите уйти? Сейчас войны нет.
− Отличное предложение, сэр! Вы можете выкинуть меня в открытый космос прямо сейчас.
− Здесь не до шуток, капитан!
− Я и не шучу. Я не знаю, что вы там себе выдумали обо мне. Но я говорю с вами как с человеком, а не как с полковником. И со всеми людьми я говорил именно так. И с Дайсом и с Тенгом, и с Сано. Дайс из-за этого бесился, Тенгу было без разницы, Сано был рад поговорить с человеком, а не с капитаном. А вы, я так полагаю, уже списали меня в шпионов тароссов или карсанов. Это очевидно, судя по тому, как вы ко мне отнеслись.
− Возможно, я был не прав, но вы сами ведете себя не так как все.
− А что вы хотите от человека, кторый родился на полторы тысячи лет раньше вас? Я летал в космос, я потерял друзей, я потерял весь свой мир! Я вернулся к своим, желал сделать как можно больше, вы же едва не удавились из-за того что какой-то капитанишка вперед вас вылез на переговорах. Однако, как человеку я вам скажу. Вы это переговоры − ПРОСРАЛИ. Прямым образом. Мне оставалось их только дожать, и они подписали бы все! Но вам это было не нужно, вас звездочки на погонах больше волнуют, чем дело!
− Прекратить немедленно! − Выкрикнул полковник.
− Я сказал все, что хотел. Можете готовить шлюз для сброса...
Альм развернулся и пошел на выхода.
− Я не давал вам разрешения уходить, капитан!
− Можете меня арестовать и разжаловать. Что угодно. Но я отказываюсь выполнять ваши приказы. − Ответил Альм и вышел.
Через пять минут он был взят под конвой и препровожден в камеру. На этот раз в настоящую. Рядом оказался какой-то рядовой, которого удивило появление в тюрьме капитана.
− Неужели и вы не угодили сержанту? − Спросил тот.
− Именно так. − Ответил Альм, не глядя на человека.
Оба заключенных умолкли. Рядовой все еще сидел на месте. Он хотел узнать, за что оказался за решеткой капитан, но решил, что тот вовсе не потому что наказан.
Альм лег на нары и закрыл глаза.
− Капитан, вы не знаете, где сейчас крейсер?
− В дыре. − Ответил Альм. − Около планеты Крайвенс.
− Крайвенс?! Это же!...
− Что?
− На Крайвенсе родился мой отец.
− Поздравляю. Значит, ты почти дома. − Усмехнулась Альм. − Твой отец там или нет?
− Нет. Он погиб во время войны.
− А ты как сюда попал?
− Я родился на Армазоне. А отец улетел туда с кораблем, который случайно принесло к Крайвенсу.
− Ясно.
− Да? Вы и не знаете, что там была за история.
− Я могу представить. Я сам мотался по космосу полторы тысячи лет.
− К-как это?
− Вот так.
Разговор умолк. Альм тихо прислушивался. Вдали шла какая-то работа. Было ясно, что крейсер находится на орбите, и его явно держали некие высшие силы. Альм Рсан Теву знал об их существовании, о том, что космос не редко выкидывает различные фортели, забрасывая целые крейсера к иным мирам и не дава им улететь. Так случилось и с ним, когда он попал в мир магов...
Новый грохот показался слишком сильным. Альм открыл глаза, затем послышался сигнал тревоги.
− Что это? − Послышался голос рядового.
− Не знаю. Похоже, стрельба на крейсере. − Ответил Альм, прислушиваясь.
− Здесь же никого нет.
− Не факт...

Бой в крейсере продолжался. Он был атакован несколькими небольшими кораблями и служба наблюдения просто прозевала их. Корабли подошли к крейсеру очень близко и тот не успел подготовиться к отражению атаки, когда пришельцы пошли на абордаж.
Впрочем, пришельцы оказались людьми.
Нападавшие все же не рассчитали силы. Они не думали столкнуться с военным крейсером, а тот с виду им и не казался. Ворвавшихся довольно быстро блокировали, а затем заставили сдаться. Полковник попросту объявил, что сбросит давление в закрытом блоке, если люди не сложат оружие. В конце концов, он так и сделал с остатком нападавшей банды. Давление не сбрасывалось полностью, но боевики просто остались без сознания, после чего и были захвачены.

Громыхнули решетки. Послышался шум и в камеры начали распихивать захваченных боевиков. Рядового просто вытащили и освободили, а Альм остался в клетке и к нему втолкнули еще четверых человек.
− Поучи их уму разуму, капитан. Ты же это умеешь. − Усмехнулся полковник, и клетка захлопнулась.
Охранники удалились, а Альм оказался под вниманием четырех человек, больше похожих на грязных горилл, нежели людей.
− По моему, он не наш. − Сказал один из горилл.
− Да, надо его поучить. − Произнес второй.
Альм обернулся и невидимый удар вошел в человека. Тот закричал и отелетв назад грохнулся на пол.
− Продолжим учебу? − Спросил Альм.
− Ты что с ним сделал?! − Закричал человек.
Альм вскинул руки, подымаясь и еще трое заорали. Вокруг них кружились электрические разряды и люди попадали на пол.
− Ведите себя прилично, и ничего подобного с вами больше не случится. − Сказал Альм.
− Ты кто такой? − Едва выговорил человек, сидевший в углу.
− Вам это знать не обязательно. Вы крупно влипли. Вы попали на крейсер магов, так что мой вам совет, не рыпайтесь. А если желаете, остаться целыми, и что бы ваш мир остался цел, вам лучше рассказать все и о себе и о планете. Маги это все равно узнают, так что сопротивление глупо.
− Так значит, ты маг?
− Я не маг. Я только ученик. Был бы настоящим магом, от вас бы только кишки полетели в стороны. Все ясно? Ну, раз ясно, не мешайте мне спать.
Альм лег и отвернулся от людей. Он чувствовал, что те в страхе. Слова о магах вызвали у них суеверный ужас...


Допрос пиратов оказался на редкость легким и простым. Те отвечали на все вопросы, и детектор не показывал сколь-нибудь существенной неправды.
− По моему, они чего-то боятся. − Сказал профессор Таор, рассматривая данные прибора. − Их кто-то сильно напугал, и они говорят все.
− Кто-то? Кто их мог напугать? − Спросил полковник.
− Не знаю. Кто их охранял в тюрьме?
− Охранники не находились рядом... Хотя... Капитан...
− Что? − Не поняв переспросил профессор.
− Продолжайте обработку. Я зайду позже.
Полковник ушел. Он отдал приказ привести капитана, и тот оказался перед Тегро. Вид капитана был вполне нормальным, что несколько удивляло.
− Они вас не тронули? − Удивленно спросил полковник.
− Зачем им меня трогать? Они нормальные люди, а я, так сказать, оказался их братом по несчастью. − Усмехнулся Альм.
− Что ты им сказал?
− Ничего особенного. Сказал, что это крексер магов, и что от их планеты только кишки полетят, если они не будут отвечать правильно на вопросы.
Полковник дернулся, но промолчал.
− Я говорил вам, полковник, что слова − это мощнейшее оружие. Вы не верили, но вот вам и подтверждение.
− Это не изменит моего отношения к вам, капитан.
− А мне плевать на вас. − Усмехнулся Альм. − Даже с дикарями жить легче, чем с вами. Вы не понимаете силы слов. Вы ее боитесь, и поэтому держите меня в тюрьме. Глупо, я вам скажу. Ужасно глупо, потому что вы получили бы от меня во много раз больше пользы, если бы не кичились своим званием. Желаете знать, что нибудь еще? Спрашивайте.
− На кого ты работаешь?
− На себя. И на людей. На нормальных людей, а не таких как вы. А вы не человек вообще. Вы − полковник. − Альм смеялся, а полковник уже выходил из себя. Тегро все же сдержался, но приказал охране увести капитана и вернуть в ту же камеру.
По дороге Альм сделал попытку сбежать, вывернулся от одного человека, сбил второго, а затем поддался, и охранники набросились на него. он все еще бил, но не сильно, и получил в результате два фингала под оба глаза, разбитый нос и разодранную окровавленную рубашку. После чего, в таком виде он и был доставлен в камеру. Китель Альм вовсе "потерял".
Четверо человек приняли "побитого" молча.
− Похоже, они тебя не жалуют. − Произнес один из пленников.
− А вам какое дело? − Фыркнул Альм.
− Не кипятись, парень. Возможно, мы и погорячились поначалу.
Альм едва не смеялся. Теперь сокамерники думали совсем о другом. Они желали вырваться с корабля и поняли, что Альм может им помочь. Мысль эта была здравой, если бы не одно обстоятельство. Альм совсем не желал оставаться на Крайвенсе, а это значило, что бежать с крейсера не имело смысла. Впрочем, и на Армазон путь ему был заказан. Там наверняка нашлись бы спецы покруче полковника, которые записали бы Альма в маги или шпионы.
Раздумывая над этим Альм заснул и проснулся только от нового грохота. На этот раз он был сильнее чем раньше, затем ушел куда-то дальше. Задрожал пол и внезапно исчезла гравитация...
− Однако... − Произнес Альм.
Он попытался понять, что происходит и, на этот раз, решил действовать. Невидимый поток пронесся через крейсер. Около рубки шел бой, по коридорам плавало множество убитых солдат и оставшаяся гростка билась насмерть... с тароссами.
Удар выбил решетку и Альм выскочил из камеры. Он пролетел к пульту и введя пароль на открывание вскрыл все решетки.
− Спокойно! Сейчас вы все получите оружие и мы пойдем в бой!
− В бой?! Они же нас перебьют! − Взвыл кто-то.
− Если вы этого не сделаете, то окажетесь в лапах самих дьяволов. Все за мной. И вы поймете!
Люди послышались. Альм вскрыл склад с оружием. Тревога, которая должна была возникнуть от несакционированного доступа, не произошла. Система крейсера была повреждена.
Альм отдал приказ и несколько групп пошли в наступление.
− Вы встретите настояших зверей. Именно они и есть ваша цель, а людей не трогать! Все ясно?!
− Ясно. − Ответили те.
Атака оказалась внезапной для тароссов. Альм бросился в бой одним из первых и несколькими мощными ударами выбил тароссов из главного коридора. Затем четыре группы оттеснили зверей в поврежденный отсек крейсера.
Невидимый поток ушел к рубке, и Альм восстановив один из каналов управления перекрыл вход в отсек, после чего включил разгерметизацию.
Смерть тароссов наступила через несколько секунд. Еще несколько зверей бродили где-то по крейсеру. Альм вычислил их достаточно быстро и отправил туда пару отрядов.
Еще одна схватка, и четыре зверя были убиты.
− Что это за звери? − Спросил пират... Бывший пират.
− Это враги. − Ответил Альм, глядя на окровавленное тело таросса, плававшее в коридоре. − Он развернулся и отправился к рубке.
Два человека, охранявшие вход, едва не открыли огонь по появившемуся из-за угла капитану. Рядом болталось несколько мертвых тел зверей.
− Спокойно, ребята. Звери уже мертвы. − Сказал Альм.
− Кто ты такой?
− Я капитан Альм Рсан Теву, передайте это полковнику, он меня знает.
Один из солдат вышел на связь и охране приказали пропустить капитана.
Полковник Тегро был тяжело ранен. Он оказался в момент нападения в неподходящем месте и прорывался к рубке с боем вместе с группой солдат.
− Ты словно дьявол, Теву. − Произнес полковник. − Ничто тебя не берет, даже звери пропустили. Чего им надо?
− Им нужны гробы и посмертный салют, полковник. Я выбрался из камеры и выпустил пиратов. Тароссы мертвы, полковник.
− Вы серьезно?! − Воскликнул врач.
− Серьезно. Сколько у вас осталось солдат?
− Только двое. − Ответил врач.
− Тогда, молитесь Богу и благодарите его за спасение. − Ответил Альм.
− Пираты убьют нас. − Произнес полковник.
− Не будьте на столько тупы, полковник. Они в шоке. Они никогда не видели подобных зверей.
− Вы хотите сказать... − Заговорил врач.
− Я хочу сказать, что кем бы они ни были, пиратами, бандитами, убийцами или кровопийцами. Они не такие дураки, что бы не понять что будет в случае новой войны людей друг с другом. Где вы подцепили эту мерзость, полковник?
− Мы пытались улететь на Армазон. − Сказал врач. − И...
Запищал прибор, и арач бросился к человеку, который собрался уходить на тот свет.
− Извини, брат. Но ты мне еще нужен. − Сказал Альм тихо.
− Что? − Спросил врач не поняв. Он не видел потока, вошедшего в человека.
А Альм своей силой привел все восстановительные механизмы человека в движение, и прибор через несколько секунд отреагировал. Сердце человека вновь застучало, он глубоко вздохнул и пришел в себя.
Альм молчал. Он видел все, видел главную причину, по которой полковник мог умереть, и уничтожил ее.
Прибор среагировал совершенно странно. Он вдруг выдал надпись на экране, что пациент здоров.
− Похоже, машинка барахлит, доктор. − Сказал Альм.
− Полковник, вы меня слышите? − Спросил врач.
− Да. Что происходит?
− Сейчас ничего. − Ответил Альм. − Мне надо выйти.
− Оставайтесь на месте капитан. − Произнес полковник. − Я не разрешаю вам выходить.
− У вас бред, полковник. − Ответил Альм и направился к выходу. Врач на это промолчал.
Альм оказался около выхода. Два солдата смотрели на него ожидая слов.
− Молитесь, ребята. − Сказал Альм и проплыл мимо них.

Крейсер едва держался. Альм вновь оказался среди пиратов, и те уже не чувствовали себя пленниками или обязанными ему. Среди них нашлись и командиры, которые теперь распоряжались всеми. Были вскрыты дополнительные склады вооружений и пираты встретили капитана с готовностью стрелять.
− Вы, случайно, не потеряли память? − Спросил Альм.
− Мы не потеряли. − Ответил командир. − И разум не потеряли. Этот корабль не принадлежал магам никогда. А ты − лжец!
− Да. И звери вам привиделись.
− Еще не известно, что это за звери. Может, они ваши слуги.
− Ты умен не по годам. − Ответил Альм. − У вас проблемы с мозгами, да? Вы не соображаете, что сейчас идет война? Не между вами и нами, а между людьми и зверями.
− Нас эти войны не касаются.
− Они вас просто не коснулись. Пока еще. Потому что вам повезло. Вы видели, что сделала горстка этих зверей с крейсером. Вы их победили вовсе не потому, что вы сильнее, а потому что удар был внезапным, и потому что я знаю крейсер и знаю, как их нужно уничтожать. А теперь уберите свои пушки. Вы все здесь обязаны мне своими жизнями. Все без исключения. И попытайтесь это опровергнуть.
− Мы не подчиняемся всяким соплякам! − Выкрикнул какой-то пират из толпы.
− Понятно. Вы подчинаетесь только самым сопливым из сопляков. Ладно, как хотите. Но в таком случае, не рассчитывайте на мою помощь.
Взревела тревога, включился яркий свет и люди попадали на пол, словно горох, как только включилась гравитация.
− Что за черт?! − Выкрикнул капитан пиратов, оглядываясь.
− Магия в действии. Им просто сейчас не до вас, вот вы и распоясались.
− Тогда, почему они не победили зверей!
− Вы болваны! − Выкрикнул Альм. − Именно они их и победили! А вам достались жалкие остатки! Скольких зверей вы убили? Семерых? А остальные где?
− Они сбежали.
− Ничего не сбежали. Они убиты. Ими. Так что, мой вам совет, не дергайтесь.

Альм не командовал пиратами, но не подчинялся полковнику. Система крейсера работала на полную мощность. Несколько десятков кибернетических механизмов вели работу по восстановлению. Уже была восстановлена герметичность множества отсеков. Обнаружился блок, где оказались семеро солдат, оставшихся в живых, и Альм отправился туда. Вид капитана тут же заставил солдат опустить оружие.
− Идите за мной, ребята. − Сказал Альм. − И без разговоров. Это опасно.
Альм провел семерку по закоулкам и привел их в головной отсек крейсера. Врач захлопал глазами.
− Принимайте пополнение. − Сказал Альм. − Пока, везунчики. − Альм покинул рубку и вернулся к своей работе. Прямой вход в рубку по прежнему был закрыт, но пираты не знали всех систем, и вели свои поиским не понимая, что есть еще целая система скрытых ходов.

− Отвечай, где они скрываются! − Приказал капитан пиратов. Альма схватили под руки два человека, и капитан приставил к его горлу нож.
− Они скрываются на крейсере. − Произнес Альм. В это же мгновение невидимый удар отбросил капитана. Альм раскинул руки и сделав взмах перед собой направил на капитана два пальца.
Тот взвыл и закричал от попавших в него молний. Нож вылетел на пол, люди вокруг задрожали от страха, а Альм отпустил человека, и тот свалился около стола.
− Дорогой мой, я терплю твои выходки только потому, что ты мне нужен живым. − Тихо произнес Альм. − Не зли меня, пожалуйста. Командуй своими людьми, а на чужих варежку не разевай. Ты меня понял, капитан?
− П-понял. − Ответил тот в страхе.
− Вот и отлично. Еще увидимся.
Альм ушел, решив, что его дело в этот момент не имело значения. Оно и не могло быть исполнено, пока пираты не приняли командование Альма. Капитан же теперь думал о том, как избавиться от мага. Он искал помощи у своих людей, но те ничего не придумали умнее, чем убить мага осиновым колом. А на крейсере даже осины не было...

− Вы все еще боитесь меня, доктор? − Спросил Альм, присаживаясь напротив человека. − Зря боитесь.
− Я знаю, что вы предатель.
− Правда? − Удивленно произнес Альм. − Может, расскажете, а то что-то я этого не знаю совсем.
− Полковник рассказал мне все!
− Невероятно. Может, вы мне скажете, что это за все? Чьим шпионом он меня считает? Тароссов или карсанов? А то я что-то не в курсе.
− Вы меня не проведете.
− Можете не сомневаться. Не проведу. Я ужасно хитрый старый лис, а полковник меня раскусил давно. Еще, когда я в пеленках лежал, он меня уже насквозь видел... Кстати, доктор, спросить у полковника, кто из оставшихся в живых людей мог восстановить систему жизнеобеспечения крейсера, а то я никак не могу его найти, что бы поблагодарить за спасение...
Альм покинул медпункт рубки и прошел к солдатам. Те так же были настороже, но никто ничего не предпринимал.
− Д-дурдом. − Произнес Альм и ушел.

Крейсер висел посреди космоса. Альм, наконец, разобрался с системой навигации. Ему пришлось не мало перекроить программ, что бы они не требовали всякого рода паролей, которых никто не желал выдавать.
Маленький островок жизни болтался посреди космоса вдали от миров и звезд. Видимо, после нападения крейсер ушел в космос. Теперь ему требовался серьезный ремонт, который мог продолжаться очень и очень долго. Имевшихся ресурсов явно не хватало. Роботы теперь не делали почти ничего полезного и Альм перевел ремонтную систему на полуавтоматический режим. Перед тем как использовать ресурс ремонтники запрашивали разрешение у человека...

Система, наконец, полностью подчинилась. Альм некоторое время наблюдал за безуспешными попытками полковника вернуть управляемость с помощью терминала в медблоке, но он не сумел ничего сделать. Связи с основным центром у него не было физически, а десять человек не имели понятия о технике. Девять солдат были молоды и неопытны, а врач был специалистом в своей области, а не техники.
Невидимое противостояние продолжалось. Пираты не раз сталкивались с солдатами в коридорах корабля, но ни те ни другие не стреляли и просто расходились. Альм сам предупредил обе стороны, что конфликт не выгоден никому, и его избегали.
Полковник, наконец, сумел подняться. Ему еще нельзя было ходить, но сидеть он мог некоторое время. Альм знал об этом.

В очередной вечер Альм Рсан Теву получил сообщение от полковника с требованием о встрече. Альм пришел в рубку и солдаты взяли его в кольцо. Полковник сидел в кресле-каталке и молча ждал реакции капитана. Альм молчал.
− У вас нет выбора, капитан. − Произнес полковник.
− Да, у меня нет выбора. − Ответил Альм. − Так же, как и у вас, полковник, так же как и у пиратов. Исход известен. Мы все умрем. А этот крейсер есть не что иное, как наш гроб. Двигатели неисправны, полковник. Сверхсветовой генератор не работает.
− Вы не понимаете, о чем говорите, капитан. − Ответил Тегро. − На этом корабле только я знаю, как запускать двигатели.
− Вы ошибаетесь. И очень глубоко. Потому что вам должно быть известно, где я учился до разведшколы. Я учился в Космическом Университете и закончил его с отличием. Так что, мне известно все о системе крейсера. Даже то, что вы пытались до нее добраться через терминал в медблоке, но увы. Какой-то мерзкий таросс кабель перегрыз. Сейчас система находится под моим контролем. И все пароли доступа я давно изменил, так что, полковник, не будьте наивны.
− Если вы не подчинитесь, это будет прямым доказательством вашего предательства, капитан.
− Очень жаль, что обратное не будет прямым свидетельством обратного, полковник.
− Я могу это изменить.
− Да, но могу ли я верить вам после всего, что вы сделали со мной? Я подчинюсь, полковник. При одном условии. Вы здесь и сейчас расскажете и мне, и доктору, и солдатам о том, за что вы меня ненавидите. Вы это расскажете честно, под контролем детектора, что бы потом не было заявлений, что я вас заставил это сделать. Мне нужна правда. И всем нужна правда, потому что ваша ложь уже стала всем поперек горла. От вашего признания зависит все. В том числе и ваша жизнь, потому что я знал, что вы задумали. И ввел в систему маленькую программку. Это простой таймер. Когда он сработает, произойдет нечто. Полагаю, вы понимаете, полковник, что будучи мертвецом я не буду сильно волноваться от того, что же произойдет. А теперь, я слушаю вас. Говорите, мне ужасно хочется знать. ЗА ЧТО?
− Хорошо, я отвечу. И пусть детектор подтвердит, что я прав. Доктор...
Человек уже понял, что требовалось сделать. Через минуту он вернулся с комплектом для детектора.
− Заодно, принесите и еще один. − Произнес Альм и сел в кресло, напротив полковника. − Выясним все, раз и навсегда.

Это был поединок, каких, возможно, никто не знал. Капитан Альм Рсан Теву и полковник Лингро Саан Тегро сидели напротив друг друга. Рядом работало два детектора, которые определяли, правду или ложь говорил человек. В качестве судьи выступал врач, а свидетелями было девять солдат.
− Начинайте, полковник. − Сказал Альм.
− Я знаю, что ты шпион карсанов. − Произнес полковник, и прибор указал, что это правда.
− Это неправда. − Ответил Альм. − Вы выдумали это не имея никаких реальных оснований, кроме домыслов и сплетен. Вам это померещилось на переговорах из-за того, что я знаю их язык лучше чем кто либо другой. − Альм говорил эти слова и полковник видел, что в них правда. Он видел, что именно так и считает капитан.
− Я считаю это вовсе не из-за переговоров, а из всех ваших действий. Вы ведете себя ненормально. − Продолжал полковник. − И ваше отношение к карсанам и означает, что именно они учили вас!
− Стало быть, вам совсем не известно, что во время моей последней разведоперации я лично прикончил шестерых карсанов? − Спросил Альм. − Я сделал это без сожаления, потому что я считаю, что они враги! И точно так же я считаю врагами тароссов. Вы этому и сейчас не верите, полковник?
Тому нечего было отвечать. Прибор показывал правду.
− В таком случае, остается только один вариант. Ты − шпион пиратов.
− А эту глупость вы выдумали только сейчас. − Ответил Альм. − Да, я сейчас защищаю их, но только по одной причине, полковник. Мы все в космосе, на одном корабле. И вы лично обязаны им своей жизнью, тем, что они уничтожили зверей, тех, которые едва не убили вас. Они пираты, но они люди. Сейчас важно только это. Они властвуют там, на всех территории крейсера. Но они не властвуют здесь. И вот этим вы обязаны лично мне. Потому что они слушают меня. Пока слушают, полковник. Если перестанут, мы все умрем. Их больше семидесяти человек.
− Что вы предлагаете делать?
− Я предлагаю прекратить наш спор. Он теперь бессмысленен. Потому что вы поняли, что все ваши претензии ко мне необоснованы.
− А что делать с вашими претензиями ко мне? − Спросил полковник.
− Сначала их следует найти, полковник. У меня не было никаких претензий. И не могло быть. Я подчинялся вам до тех пор, пока вы не выдумали черт знает чего обо мне. И сейчас, когда вы поняли, что я свой, а не предатель и не сообщник пиратов, мне остается только подчиниться вам, как старшему по званию и командиру крейсера. Надеюсь, вы выяснили все что хотели?
− Я хочу знать твое настоящее имя.
− У меня только одно имя. Я Альм Рсан Теву, родившийся на планете Тансара, более тысячи пятисот лет назад по летоисчислению крейсера.
− Хорошо. Я верю вам, капитан.
Альм снял с себя прибор. Врач снял его с полковника и тот несколько мгновений смотрел на Альма молча. Впечатление было такое, словно он вернулся из далекого путешествия.
− Сверхсветовой двигатель действительно неисправен?
− Да. Система восстановления работает только на его ремонт. По предварительным данным он закончится через две недели.
Полковник глубоко вздохнул и взглянул на врача.
− Мне нужен отдых. − Сказал он.
− Да, сэр. − Ответил врач и взяв кресло покатил его к медотсеку.
Альм взглянул на солдат. Те ожидали распоряжений, и не знали выполнять их или нет.
− Слава Создателю. − Произнес Альм и пошел на выход.

Некоторая напряженность еще осталась. На следующий день врач встретив Альма принес ему извинения за то что не поверил сразу.
− Надо было сразу воспользоваться прибором. − Ответил Альм. − Может, и проблем было бы меньше.
− Полковник не выдержа бы подобного испытания раньше. − Ответил врач.
− Он что нибудь передавал для меня?
− Нет. Он передал распоряжение солдатам, что бы они подчинялись вам.
− Хорошо.


Переговоры между полковником и капитаном пиратов были назначены. Альм на этот раз выступал в роли посредника. С обоих сторон присутствовали еще по два охранника, и начиналось все в довольно напряженной форме.
Требования пиратов были простыми. Они желали получить управление крейсером в обмен на сохранение жизни оставшимся солдатам и командованию крейсера. Полковник с этим не соглашался и предлагал пиратам только один выход. Возвращение к планете и отлет с крейсера на челноках.
Никаких подвижек не произошло. Кроме взаимных угроз и требований стороны не высказывали, и через несколько минут переговоры закончились.

− Они вас не слушаются, капитан? − Спросил полковник. − Тогда, почему не трогают?
− Я не пытался заставлять их слушаться. Я только говорил с их капитаном и привел ему некоторые аргументы, которые его убедили. Поэтому они не касаются меня. Я думаю, сейчас вариант действий только один. Пытаться лететь на Армазон. Если получится, их выбьют мгновенно. Если нет, то нас спасет только сам Бог.
− Есть и другие планеты.
− Я понимаю. Важно, что бы войска там могли прибыть вовремя. В конце концов, мы можем даже улететь с крейсера на челноке и их просто уничтожат.
&mi