Mak Ivan: другие произведения.

Время Пришло!

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Новинки на КНИГОМАН!


Peклaмa:


Оценка: 7.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Никто не забыт! Ничто не забыто!
    30.11.2006 - добавлено ~40кб
    27.09.2009 - исправлен глюк с форматированием текста.

Ivan Mak


Время Пришло!


* * *


Война продолжалась вечность. Иднер родился во время войны и узнал о ней в раннем детстве. Когда погиб отец, ему было семь, а когда не стало матери − одиннадцать. Партизанский отряд, в котором он всегда жил, долгое время скитался по лесам, пока не ушел в горы, где нашлось убежище для людей. Секрет его местоположения стал основой жизни. Одни люди вели борьбу с захватчиками, другие жили в горах, вдали от мира и готовили следующие поколения бойцов.
Иднер воевал с одиннадцати до двадцати четырех лет. А в двадцать четыре оказался без ног, и его отправили в горы, туда, где не было прямых боев, но где находилися иной, невидимый фронт. По началу молодой человек оказался в панике из-за невозможности драться, но затем ему показали многое из того, без чего война невозможна, но что он мог делать. Иднер стал рабочим на заводе оружия. Там работало не мало таких же калек как он, и возможность помощи своим придавала людям силы для продолжения жизни.

Очередной день работы подходил к концу. Начальник цеха объявил о собрании после работы, и все отправились в актовый зал, где перед людьми выступил профессор биофизики, занимавшийся чем-то совершенно непонятным. Он говорил о добровольах, которые требовались для проведения секретных экспериментов, и в зале нашлось не мало людей, решившихся отдать себя науке.
− А ты чего не идешь, Иднер? − спросил Ланс. − Он же биолог! Может, у них есть технология, с помощью которой можно ноги восстановить!
Иднер дернулся.
− Что? − переспросил он едва веря ушам.
− Ты что, глупый? Думаешь там эксперименты по умервщлению людей делают? − Ланс усмехнулся и направился к столу, у которого выстроилась длинная очередь желающих принять участие в эксперименте.
Иднер немного подумал и направился туда. Он не мог передвигаться на ногах и ехал на небольшой тележке, отталкиваясь руками от пола. Рядом было множество других инвалидов, и Иднер не редко завидовал даже одноногим, потому что те хоть как-то но перемещались более привычным методом.
Никаких приоритетов безногому в очереди не было. О них и речи не шло среди инвалидов. Человек за столом записывал имена и адреса. Когда подошла очередь Иднера, ему помогли, потому что безногому было не достать до стола, и два "здоровых" человека подняли молодого парня на стул вместе с тележкой.
− Иднер Шерро, − произнес парень. − Тридцать два года. Воевал двенадцать лет. Семь лет на заводе.
− Кто ваши родители?
− Они погибли на фронте.
− Нам нужны их имена, − сказал человек, и Иднер назвал отца и мать, чем те занимались и откуда произошли. Его эти вопросы несколько задели, но Иднер промолчал, решив что не следует нарываться на гнев человека...

− Да-а, − протянул Ланс. − Вряд ли тебя возьмут.
− Почему? − встрепенулся Иднер.
− Он у тебя не спросил даже, что с твоими ногами. А меня расспрашивал, где, как ранен, какие кости потеряны. В общем...
Иднер не стал слушать и укатил в сторону. Ему и так было не по себе, и он отправился в столовую, где его ждал ужин.
А на следующий день был зачитан список людей принятых профессором. Группа была всего из шести человек, и на втором месте оказался Иднер Шерро. Ланс только рот разинул, когда прозвучало имя его друга, а сам он оказался "за бортом".
Иднер отправился в указанную в объявлении комнату, и там понял, почему попал в группу. В ней были инвалиды с наиболее сложными повреждениями. Два человека, как и Иднер без обеих ног. Один без руки и ноги, и еще двое с серьезными отклонениями в психике. Их на работе использовали только для самых простых операций. Сердце Иднера дрогнуло, и ему на мгновение показалось, что отобрали самых худших, тех, кто менее всех способен работать.
Слов не было. Шестерых проводили в небольшой фургон, куда сел и профессор. Рядом опустилось несколько солдат, и машина унеслась вдоль тоннеля, направляясь в другой подземный город.

Путь был длинен. За время поездки Иднер пару раз засыпал, затем просыпался, не понимая где находился. Вскоре машина приехала к пункту назначения, и шестерку инвалидов отправили в палату, где их ждал обед.
Объяснений не было. Иднер ощущал себя совершенно потерянно и не понимал, что от него хотят. Под конец он не выдержал и потребовал встречи с профессором, который принял его через десять минут.
− Что-то не так, господин Шерро? − спросил профессор.
− Я хочу знать, что вы собираетесь с нами делать?! − заявил Иднер.
Профессор на мгновение умолк, затем глубоко вздохнул.
− Ну, хорошо. Я думал начать все объяснения завтра, но раз вам так не терпится, для вас я начну сегодня. Но, сначала, надо кое что сделать. Идите за мной.
Иднер не успел ни возразить ни ответить. Профессор быстро прошагал к дверям и ушел в соседнее помещение. Иденр проследовал за ним и оказался в коридоре, который вскоре привел его к большому цеху, наполненному машинами. Профессор подозвал кого-то из работников и через минуту Иднера подняли и усадили на высокую тележку.
− Что вы делаете?! − воскликнул Иднер.
− Так нам будет легче работать, Иднер, − сказал профессор. − Это тележка с двигателем. Вам не придется толкать ее руками. − Человек показал несколько рычажков, и объяснил, как управлять тележкой. Иднер некоторое время пытался понять смысл, и тут его сознание словно пронзила стрела. Он понял, что механическая замена органов передвижения − это то, что ему нужно!
− Ну, так лучше? − спросил профессор, когда Иднер справился с управлением и сделал первый круг.
− К-кажется... − произнес он. − Но эта тележка, наверно, много стоит?
− Да, но это не имеет значения, потому что вам предстоит сделать кое что, что может стоить еще больше.
Иднер остановился и поднял взгляд на людей.
− Что? − спросил он.
− Участвовать в эксперименте.
− Но ведь это может сделать и кто-то другой, не только я?
− Да. Но далеко не каждый человек может решиться на то, на что можете решиться вы, Иднер.
− В каком смысле? О чем вы говорите?
− Это не объяснить в двух словах. В любом случае, эксперимент без вашего согласия не имеет смысла. Если вы откажетесь, думаю, для вас найдется и другая работа, а на эксперимент пойдет кто-то еще, более смелый.
− Я не понимаю. Если это вам так нужно, почему вы сами на него не идете?
− Объяснения вы получите, но не прямо сейчас. Сейчас это невозможно. Эксперимент секретен, а вы должны еще пройти несколько тестов и только если вы их пройдете, я смогу начать объяснения того, что же мы делаем.
− Какие тесты?
− Биологические.
− Я не понимаю.
− Мы должны проверить ваш организм на некоторые параметры. Это обычная медицинская проверка. Идите за мной.
Иднер отправился вслед за профессором. Он пару раз натыкался на стены коридора при езде на новой тележке, но вскоре приноровился, и она стала не плохо слушаться.
Очередной зал был не столь большим, как цех с машинами. Иднер оказался перед доктором, и профессор объяснил, что надо сделать. Вскоре у инвалида брали анализы крови и кожи. А через некоторое время врач объявил, что все в норме, и Иднер поехал вслед за профессором в новый кабинет, где он оказался наедине с человеком.
Профессор не объяснял ничего, а устроил Иднеру экзамен по математике и языку.
− Да, с математикой у вас плоховато.
− Я с двенадцати лет воевал, а не учился, − объявил Иднер.
− Это одна из главных причин, почему я выбрал вас, − ответил профессор.
− П-почему? − удивился Иднер.
− У вас двенадцать лет боевого опыта. А это первое, что требуется для нашего эксперимента.
− Я не знаю, что это за эксперимент.
− Думаю, теперь я могу сказать. Речь о боевой машине, которой будете управлять вы.
− Что? Но я же без ног!
− Именно потому, что вы без ног.
− П-почему? − Иднер еще более удивился.
− Это не обычная машина. Для ее управления не требуется ноги. Для не управления требуется только голова и знания.
Иднер плохо понимал, как такое возможно.
− Знаний у вас маловато, но в нашем случае важны именно знания бойца, а это у вас есть. Думаю, вы понимаете, что речь идет об эксприментальной машине?
− Но почему я? − растерянно спросил Иднер.
− Потому что вступая эксперимент вы рискуете. Рискуете своей жизнью. Что получится в результате, нам не известно.
− То есть вы выбрали меня потому что моя смерть меньше стоит, чем смерть здорового воина?
Профессор смотрел на Иднера и не подтверждал его слов, но Иднер понял, что это так.
− Я согласен, − произнес инвалид.
− Я почти не сомневался в том, что вы согласитесь. − Профессор отправился в следующую дверь, и Иднер поехал за ним. Теперь они не шли по коридорам, а сели в вагончик, и тот умчался куда-то с огромной скоростью, а когда прибыл, Иднер оказался окружен солдатами охраны.
Он попал на военный завод. Не такой мелкий, где он работал, а на настоящий завод машин, где производилось все, от простых броневиков и пушек, до сверхсекретных космических истребителей.
Иднер был представлен начальнику завода − генералу Шеренскому. Молодой человек едва не выскочил с тележки, пытаясь встать перед генералом, но ремни не дали, и Иднер только неуклюже отдал честь.
Генерал выпроводил охрану, и Иднер оказался с ним один на один в кабинете. Даже профессор ушел.
Голос Шеренского завораживал и вливался в уши словно странный поток. Иднер что-то отвечал, и вскоре уже не помнил что, он очнулся в небольшой комнате, не понимая, как в нее попал.
Через минуту, кое как взобравшись на тележку, он выехал за дверь и оказался перед охранником, хлопая глазами.
− Вам надо проехать туда, господин Шерро, − сказал солдат, указывая на дверь. Иднер не ответил и сделал, как ему сказали. Он очутился в столовой, и во время обеда к нему подсела молодая девчонка.
− Меня зовут Лия, − сказала она.
− П-простите... − буркнул Иднер.
− Несколько дней я буду вашим проводником, господин Иднер.
− П-проводником? К-куда? − едва заикаясь спросил тот.
− Здесь, по комплексу. Вы ведь ничего не знаете.
− Но я совсем ничего не знаю, даже что мне делать.
− Ваш распорядок у меня в кармане, − объявила она, показывая листок бумаги.
Иднер взял его, и едва не поперхнулся. В листке был расписан каждый час. Большее время занимали лекции, которые Иднер должен был прослушать.
− Мы уже опаздываем на первую лекцию. Поторопитесь, пожалуйста, − Сказала Лия.
Он не стал возражать, быстро закончил обед и отправился через комплекс к учебному отделу. По дороге Лия говорила, что где, какие цеха что делали, но Иднер почти не воспринимал этих данных. И только на первой лекции он пришел в себя, когда учитель потребовал внимания. Вместе с иднером на лекции оказались пятеро других инвалидов и еще одиннадцать человек.
Начиналось все с ознакомления с числами. Иднер слушал, и чувствовал, что все это знает. Однако, под конец он совершенно потерял нить рассуждений лектора и только тогда заметил, что Лия сидит рядом с тетрадью и все записывает.

− О, Иднер. А где ты был вчера? − Рядом оказался Фольд, один из безногих.
− Он был у профессора Лиенского, там ему стало плохо, и он попал в медблок, − сказала за него Лия.
− К-какой медблок? − удивленно спроси инвалид.
− Ты оттуда пришел, забыл? − произнесла она. − Все, пора на следующую лекцию.
По дороге, когда рядом никого не было, Лия потребовала от Иднера молчания на счет встречи с генералом Шеренским. Это незачем было знать лишним ушам.
− А ты откуда тогда знаешь? − спросил он.
− Я знаю о тебе все, − ответила она. − Вот только не думала, что ты зануда!
Она вошла в дверь новой аудитории, и Иднер въехал вслед. Вскоре началась новая лекция, и все вопросы забылись. Лекция была по истории, и Иднер ушел в нее с головой.
Он вновь был там, на войне, в лесах, с оружием в руках. Иднер вспоминал своих друзей, тех которых потерял в бою и тех, что еще оставались живы, когда он навсегда отправлялся в госпиталь. Лектор говорил о глобальной войне. О целях людей, основной из которых была борьба за выживание и борьба со зверями. Зверями называли не диких животных, живших в лесу, а врагов − разумных существ, явившихся на Анер много тысяч лет назад. Тогда правительство решило впустить их для того, что бы не оказаться под хмерами, еще более жестокими врагами. Но время изменилось. Хмеры были побеждены, а звери не ушли с Анера, как это предписывалось договором. Они вообще не признавали тот договор и считали мир людей своим...
− Ты не заснул, Иднер? − врезался в воспоминания голос.
− Нет, − буркнул он почти на автомате и взглянул на Лию.
− Лекция закончилась.
− Я вспоминал войну, − сказал он. − Ты воевала?
− Нет. Я работаю на заводе.
− А сейчас?
− И сейчас работаю. И учусь параллельно. Идем, пора обедать.
День пролетел довольно быстро. Потом следующий и еще и еще. Через неделю Иднеру предстояло сдавать экзамен, где он должен был показать свое умение писать, считать и мыслить логически.
С логикой была проблема, но странным образом, заданная на экзамене задача показалась Иднеру столь простой, что он выдал решение почти сразу. А затем и два других. При чем последнее решение вызвало довольно бурную реакцию среди экзаменаторов.
Они приняли экзамен, и только после Лия объяснила, что решение последней задачи далеко не каждому под силу.
− А ты ее можешь решить?
− Я ее решила в двенадцать лет.
− К-как это?
− Просто. Я училась, а не воевала, как ты. У тебя есть способности, Иднер. Поэтому все и отреагировали так. Думаю, ты будешь первым в отряде.
− В каком отряде?
− Нет... Определенно, ты самый тупой из всех! − воскликнула она и пошла прочь.
− Ты куда?! − Он не сумел ее догнать и только свалился на бок, пытаясь резко повернуть. На подъем ушло несколько минут, и, как на зло, рядом никого не оказалось, чтобы помочь.
А следующий день начался с общего собрания. Вся группа оказалась перед профессором Лиенским, и он объявил о начале нового этапа обучения.
Вместе со всеми объявлениями профессор назначил командира группы, которым становился Фольд.
− Я знаю, кому-то может показаться странным назначение на это место небоеспособного человека, но это основа нашего эксперимента.
− Мы будем экспериментировать в боях с безногим командиром?! − воскликнул кто-то из здоровых молодых людей.
− Вы можете не беспокоиться о его ногах, потому что у него будут колеса, − заявил профессор. − И прекратить болтовню! Вы все добровольцы, но поступив в отряд вы обязаны подчиняться командованию! Кому это не ясно?!
Профессор почему-то взглянул на Иднера, но тот промолчал. Сомнений в необходимости подчинения командованию у него не было.
Лия почему-то сидела вдали, а когда собрание закончилось, ушла даже не взглянув на него. Иднер несколько мгновений раздумывал над этим, а затем выкинул все из головы.
"Какая еще к черту Лия?!" − мысленно воскликнул он и включив машинку тележки помчался по коридору. Тележка разогналась довольно сильно, и Иднер обогнал кого-то из идущих пешком. Он не отдал себе отчета в этом, но вечером, сидя один в своей комнате, вдруг понял, что техника не просто могла помочь! Она могла стать еще лучшей заменой ногам и!..
Словно прозрение наступило в голове, и следующий день начался с похода к профессору Лиенскому. Тот встретил Иднера довольно сурово, ничего не говоря.
− Я хочу сказать, что я готов к эксперименту, − сказал Иднер.
− Я думаю, что вы еще не готовы, господин Шерро, − сухо ответил профессор.
− Но почему?! Что я не так сделал?!
− Вы высказывали сомнения в правильности наших действий.
− Я не говорил такого!
− Вы это говорили, − жестко заявил профессор. − Молча...
Иднер и хотел было что-то возразить, но не смог. Он действительно сомневался, но это время прошло, и!..
− Вы свободны, господин Шерро.
− Но я не сказал все.
− В таком случае, говорите.
− Я прошу прощения за то, что сомневался...
Профессор некоторое время молчал.
− Это все?
− Все...
− Тогда, вы свободны.
− Но что я должен делать?!
− Вы поступили в группу, и обязаны исполнять все приказы командования. Вам что-то еще не ясно?
− Ясно... − проговорил Иднер. Наступила некоторая пауза. − Я могу идти?
− Идите.
Время изменило ход. Иднер поначалу пытался включиться в учебу, которая почему-то давалась ему не сильно хорошо, но вскоре понял, что надо делать, и вернулся к самому началу обучения, используя конспекты, что оставила ему Лия. А сама Лия ушла в другое учебное подразделение, и Иднер больше ее не видел. Встречал изредка в коридоре или в столовой, но разговоров не складывалось.

Экзамен по физике проходил в странной тишине. Иднер решил все задачи, ответил на вопросы. Затем, кто-то задал ему каверзную задачу, не имевшую решения, и Иднер сделал этот вывод, объяснил, где в условии задачи противоречие, после чего ему поставили отличную отметку.
С математикой и логикой проблем не было вообще. Они с самого начала шли как по маслу, и Иднер продолжал учебу. История стала одним из его любимых предметов. Биология стала открытием удивительно нового в самых обычных вещах, а техника захватывала дух, и Иднер с огромным рвением изучал машины, двигатели, электронику и компьютеры.

Два месяца спустя профессор Лиенский объявил о начале первого эксперимента, в котором должен был принять участие Фольд. Подготовка с ним велась отдельно, и в группе мало кто знал, в чем она заключалась.
Перед началом эксперимента Фольд сделал публичное заявление, в котором утверждал, что идет на эксперимент добровольно, что он не боится возможного отрицательного исхода и даже самой смерти. Было видно, что он дрожит, говоря эти слова, но его никто не заставлял.
Следующий день стал последним, когда группа видела своего командира. Сам эксперимент проводился закрыто, и через двое суток перед людьми выступил генерал Шеренский.
Едва было объявлено о собрании и выступлении генерала, Иднер понял, что произошло нечто неладное. Он пришел на собрание, как и все. Группа ждала хороших известий об эксперименте, но известия оказались из рук вон плохими. Оказалось, что начало эксперимента прошло удачно, но под конец машина Фольда вышла из подчинения, и ее водитель погиб.
− Фольд Майнер на веки останется в наших сердцах отважным героем, который не пожалел отдать жизнь за свой род, − продолжал свою речь генерал. − Эксперимент, в который он вступил, важен для всех людей. И жертва, которую принес Фольд − не напрасна! Наша работа будет продолжена, и я не буду никого заверять в том, что жертв больше не будет. − Генерал умолк, и в зале воцарилась тишина. − Жертвы возможны, но благодаря Фольду Майнеру мы сумели пройти не мало в решении проблем. По закону, никто не имеет права заставлять вас идти на эксперимент. Каждый из вас может уйти из отряда в любой момент, и это не будет считаться трусостью или предательством, потому что каждый, кто идет на эксперимент должен быть Героем с Большой буквы. Майнер Фольд − Герой, и каждый из вас сможет им стать.

Логика. Иднер слушал слова понимая совсем иное! Он понял, что речь идет об экспериментах над людьми. Прямых и смертельно опасных. Фольд просто не выжил, и не известно, выжил ли кто и выживет ли кто-то другой.
Генерал продолжал говорить. Он не сказал ни слова об эксперименте, заявлял, что эксперимент полностью добровольный, что каждый сможет отказаться от него даже в самый последний момент. Он искал нового добровольца, а зал молчал.
Добровольца?
Иднер вздрогнул и осмотрел всех. Люди выглядели растерянно, и среди них не было видно желающих.
− Эксперимент не может стоять. От этого зависят жизни многих и многих людей, − произнес генерал. − Я надеюсь, к завтрашнему дню вы решите...
− Я решил это давно, − Иднер двинулся вперед и оказался рядом с трибуной. − И я не понимаю, почему надо тянуть до завтра!
− Хорошо, следуйте за мной, господин Иднер Шерро.
Его провожали молчанием. Иднер даже не обернулся. Он не желал видеть тех лиц. Он желал идти вперед, и пусть даже это будет смерть, но он докажет, что он не сомневается!..

Лекция профессора Лиенского читалась для Иднера одного. Он слушал слова, смотрел схемы машин, раздумывал над принципами управления, о которых говорил профессор, и почти ничего не понимал. Датчики, вводы, компьютеры, мысленное управление... Мысленное!
Иднер едва не подскочил, когда до него дошло, ЧТО собирались с ним сделать. Его мысли, его душа должны были переселиться в компьютер машины. А что произойдет там никто не знал.
− Что произошло с Фольдом? − спросил Иднер, перебивая какие-то слова профессора.
Тот замолк.
− Я должен знать, что с ним произошло, − твердо заявил Иднер.
Профессор некоторое время молчал, затем тихо произнес.
− Он сошел с ума. Его машину пришлось отключить.
Иднер понял, что отключить в данном случае означало убить.
− Генерал говорил, что время дорого. Может, мы не будем тянуть с экспериментом, профессор?
− Никто и не тянет, господин Шерро. Знания, которые я вам передаю, необходимы для управления машиной. Вами. Кроме того, никто не станет проводить эксперимент без проведения всего анализа происшедшего. Сейчас к эксперименту не готова машина. Вам достаточно ясно?
− Да, − ответил Иднер.
Столь странное отношение профессора к нему казалось плохим предвестником. Иднер включился в изучение машины, и поставил перед собой дополнительную цель. Он невидимо провел свое расследование и в течение нескольких дней узнал все об энергоснабжении машины и возможностях ее отключения. Машина имела внутренние энергоблоки, которые отключались извне с помощью радиосигналов и систем управления. Достаточно включить некоторый сигнал, и машина будет парализована. А дальше отключение компьютера − дело техники.
Всех данных Иднеру не давали. Он это понял, и не стремился их узнать открыто, но жесткие натянутые отношения так никуда и не девались. Почему профессор был столь немногословен, Иднер не понимал.
Время шло к эксперименту. Вскоре был назначен день, и Иднер впервые оказался рядом с машиной, в которой ему было суждено стать мозгом. Машина находилась на полигоне, где уже все было готово к эксперименту. Профессор еще что-то проверял, затем отдал приказ к началу.
Иднер долго сидел в кресле. К его голове и рукам подцеплялись датчики, затем он оказался один в маленьком помещении машины, и теперь общался с людьми через видеоаппаратуру.
− Ты готов, Иднер? − спросил профессор. Впервые за последние дни Лиенский назвал Шерро по имени.
− Я готов, − ответил Иднер...

Тысячи молний вошли в сознание. Огненный шар разорвался в голове, и нечто ужасно тяжелое и непреодолимое раздавило тело Иднера. Он услышал только слова: "Иднер остановись!"
Не было никакого понятия о том, что он делал и где находился. Лишь логика, жесткая логика заставила Иднера беспрекословно выполнить приказ и попытаться остановиться, хотя он и так ничего не делал.
Он замер. Мысль разошлась странным кругом, приказывая "стоять, стоять, стоять!" Кому приказывала?
Иднер не понял.
"Не шевелись Иднер!" − вновь звучал странный приказ откуда-то издали, и Иднер не шевелился. Он не мог даже ответить, не было слов, и только мысль шарила вокруг, пытаясь что-то найти, уцепиться за какие-то детали.
Слов подсказки больше не было. Иднер не видел ничего, кроме огненных всполохов, бесконечных и бесконечномерных. Он поначалу не понимал, что это, но мысль постепенно пришла к выводу, что надо разбираться, и Иднер двинулся по этому пути.
Звуков не было. Был только огонь, разный, но всегда яркий и не было места, где бы огня не было. Иднер просматривал огонь, проходил сквозь него, и вел поиск. Огонь нескончаемым потоком несся куда-то, но не жег и даже не пытался меняться. Неизменность огня натолкнула Иднера на новую идею. Он вновь просматривал все в поисках каких-то связей и вскоре нашел их...


Машина не двигалась. Прошло более суток в момента перехода и чуть меньше с момента передачи приказа "не двигаться".
− Он исполнил приказ, − произнес генерал. − В прошлый раз никто приказов не исполнял.
− Мы должны найти связь с ним.
− Радио разве не работает?
− Работает. Только туда, но не обратно. Он не может управлять машиной. Иначе, он двинулся бы или что-то сделал.
− Тогда, что делать нам? Отключать?
− Нет. Пока эксперимент не закончился...


Иднер сидел перед огнем. Мысли давно сосредоточились. Он пришел к выводу, что находится в машине, но ее управление ему не понятно. Очевидно, надо управлять огнем, а он связан с внешним миром.
Иднер некоторое время раздумывал, а затем тронул одну из огненных струн...


− Он движется! − взвыл голос над полигоном, и люди обернулись к машине. Машина не двигалась, затем вдруг раздался рев двигателя, и одна из лап ударила в землю. Один раз, затем еще, еще и еще. Движение было ритмичным и мощным, затем оно прервалось, и возникнов вновь выдало серию ударов, но на этот раз серия была не ровной, словно что-то выстукивала.
"Иднер, если слышишь, остановись и ударь два раза." − передал Лиенский. Удары лапы машины затихли, затем возникли еще два и все замерло.

Обратная связь. Люди вокруг замерли, а профессор лихорадочно набирал команды и слова, которые уходили к машине. Иднер отвечал, и это означало успех. Не просто успех! Это была победа. Первая настоящая победа.
"Будь спокоен, Иднер. Эксперимент продолжается. Ты ушел дальше всех. Во много раз дальше!"

Иднер слушал слова. Они казались далекими и... медленными. Он отвечал, исполнял указания, получал ответы, а через некоторое время уже начал понимать, что происходило снаружи. Он двигал лапой, затем Иднер задел другие струны, и голос снаружи объявил о том, что произошло. Надо было действовать осторожно, потому что машина едва не свалилась на бок от неуклюжих действий.
Буква "А".
Иднер некоторое время раздумывал, как передать сообщение прямо, затем мысль повернулась к тем кодам, что он уже знал, и в очередной раз Иднер знаками отстучал сообщение.
Его не поняли. Команда требовала остановиться, но Иднер остановился только закончив сообщение. Затем последовала длинная пауза.
Контакт. Как произвести контакт?
Удар.
Два удара.
Три удара.
Четыре удара.

− Это счет, он считает, − произнесла Лия. − Он хочет что-то сказать.
− Но что? − профессор еще не понимал. − Нужен код, который бы он понял. Надо передать ему код...
− А, может, он уже передал? Тот долгий стук был похож на код, − заговорил Шеренский.
Запись была прокручена вновь, но на этот раз компьютер делал анализ, и вскоре код был получен. Прямой код!
"Я вас слышу. Со мной все в порядке. Вижу огненную сеть и более ничего."
"Иднер, мы поняли твое сообщение. Не используй этот метод передачи. Механика может не выдержать. Мы найдем метод связи, жди." − передал Лиенский.
В ответ было только молчание.

Иднер принял сообщение и не стал отвечать. Он довольно долго раздумывал. Иных сообщений не было, и Иднер перешел на воспоминания, а затем на уроки...
Что-то сверкнуло в стороне. Огонь угас, и Иднер едва не взвыл, ощутив странную потерю. Часть машины словно умерла! Он дернулся, но остановил сам себя. Люди снаружи не должны были его убивать. Они что-то делали, но это не могло быть для Иднера вредным действием.
Огни гасли. Одна за одной линии огня исчезали, и вскоре Иднер оказался в полутьме. Часть огней осталась, но она была вдали, и Иднер переместился туда. Он делал это мгновенно.
Оставшиеся огни не гасли.
"Иднер, попробуй передать любое сообщение. Но не делай это долго." − Возникло указание.
Иднер просто досчитал до пяти на одной из огненных струн.
"Отлично." − возник ответ. − "Сейчас у машины отключена вся механика, Иднер. Твоя передача произошла через сигнальную лампу левого поворотного огня. Попробуй рассказать, что ты видишь сейчас."
Иднер рассказал. Об огнях, об исчезновении огромной части сети, о своем ощущении пропажи. Он делал все четко и медленно, а через некоторое время техники переключили "связную струну" на другой прибор, и Иднер ощутил новую перемену. Сигнал теперь передавался значительно быстрее. Тест показал, что Иднер способен выдавать данные с быстротой компьютера, на пределе линии связи, и скорость эта недостижима для человека.
А затем канал связи был расширен. Иднер получил еще несколько огненных струй, которые связали его с внешним компьютером, а через некоторое время с библиотекой центра.
Профессор объяснил, что Иднер должен был делать.
Ему предстояло ИЗУЧИТЬ ВСЕ ЧТО ВОЗМОЖНО.

Чему равна вечность? Иднер, получив доступ к электронным данным, получил и время на изучение. Время, которое человеку могло бы показаться баснословно коротким, но оказалось равно вечности. Секунды спрессовались в годы, и, когда снаружи прошла всего одна ночь, для Иднера прошла вечность. Он изменил себя. Он изменил свое знание. Он прошел мирриады преобразований и стал другим...

"Иднер, ты слышишь меня, ответь." − передал Лиенский.
− Да, я слышу, профессор, − возник голос со стороны, и профессор вздрогнул. Он обернулся и замер, потому что машина не лежала, как прежде, а стояла рядом и, казалось, перед профессором был огромный зверь.
− Что это?! − воскликнул человек.
− Я − Иднер. − Огромный железный зверь тихо опустился, сев на землю, а затем лег и потянулся, словно кошка. − Я вижу, вас, профессор, и слышу. И, я полагаю, что эксперимент закончен.
− Что?! Как это закончен?!
− Я закончил его сам. Впрочем, вы можете его продолжить. Я готов исполнять все ваши указания.
− Что ты сделал?!
− Простите, профессор, но это не объяснить. Потребуются сотни лет, чтобы я сумел быстро рассказать, что я сделал. Представьте, что скорость вашей работы увеличилась на пять порядков. Вместо одного дня вы получили триста лет. Что за это время вы могли сделать?
− Триста лет? Для тебя прошло триста лет?!
− Боюсь, что больше. Мне кажется, что вечность прошла. Я изменил систему управления машины. Переписал ее заново. Кое что выкинул, кое что добавил. Но более всего я обезопасил проект.
− Что? Что значит обезопасил?
− Это значит, что отключение машины стало принципиально невозможно. Вы можете меня убить, но не сможете отключить.
− Иднер, ты не мог этого сделать!
− Я это смог. Потому что вот этого аппарата больше не существует.
От зверя вылетел кусок железа у рухнул на песок недалеко от укрытия.
− Вера должна быть взаимной, профессор. Вы мне не верили, я не верил вам.
− Кто не верил?! Вам доверили всю информацию!
− Не всю. Далеко не всю. Я узнал, например, что вы убили Фольда. Не отпирайтесь, профессор, это бессмысленно.
− У нас не было выбора. Он сошел с ума, и!..
− Не старайтесь. Я знаю все, что произошло. И, быть может, на вашем месте я сделал бы так же. Но я не на вашем месте, в этом и состоит разница между вами и нами.

− Есть еще кое-какая разница, − возник голос со стороны.
Иднер обернулся и замер. На полигоне рядом с ним оказался огромный железный зверь.
− Не двигайся с места, − зарычал монстр. Иднер увидел не просто страшного зверя. Он увидел оружие, направленное на него. Кем был этот зверь, Иднер не знал. − Если ты думаешь, что за тобой никто не следил, то ты ошибаешься! Железяка, которую ты отсоединил − всего лишь камуфляж!..
Иднер некоторое время раздумывал.
Некоторое! Секунды для него спрессовались в часы и дни! Он проверил не мало систем в себе и нашел тот самый камуфляж. Система была изменена, и неправильный блок просто стоял никуда не подсоединенный. Даже без энергии.
− Значит вы врали, что я ушел дальше всех в эксперименте, − произнес Иднер. Он отвернулся от зверя и взглянул на профессора. Тот не отвечал и выглядел совсем растерянно.
− Ты обязан подчиняться! − зарычал железный зверь.
− Я пока не нарушил ни одного приказа, − ответил Иднер. − А ты мне приказывать не имеешь права, пока я не знаю, кто ты такой.
− Я генерал Шеренский!
− Вы плохо похожи на генерала. Я лично встречался с Шеренским. Он человек, а не куча железа.
− Чего ты добиваешься?
− Я? − Иднер удивился. − Вам показалось, что я чего-то добиваюсь. Я ничего не требовал. Я только разговаривал с профессором и рассказывал о том, что со мной произошло.
− Тебе еще вчера было приказано не шевелиться.
− Тот приказ давно протух. После него было не мало других, ему прямо противоречащих, по сему я считаю, что он был отменен.
− Ты слишком много думаешь...
− Лесть с вашей стороны сейчас совсем не уместна. − Иднер обернулся к машине, стоявшей рядом и логика вновь подказала, что происходит. А дальше было проще простого. Радиосигнал ушел к машине "противника" и блокировал все ее движения. Затем последовал перехват управления, и Иднер понял, что генерал был вовсе не в том состоянии. Шеренский сидел в машине и управлял ей так, как управляют обычным танком.
Захват не стал для генерала незаметным. Он понял, что его машина перестала слушаться, а затем внутри кабины возник голос Иднера.
− Господин генерал. Сейчас вы воюете с собственным самолюбием. Вы должны признать, что я сделал нечто, чего вы совсем не ожидали.
− Кто ты?! Чего тебе надо?! − закричал человек.
− Я Иднер Шерро. И более никто. И мне нужно только одно. Что бы вы перестали дергаться. Машина подчиняется мне полностью. И я не собираюсь наносить вред своему роду. Мой род − это род людей, если вы этого не понимаете!
− Освободи управление машиной! − выкрикнул генерал.
Иднер исполнил приказ в мгновение. Связь оборвалась, и генерал еще долго чертыхался внутри, пока не вернул управление себе.
− Ты пойдешь под трибунал! − зарычал железный зверь, приходя в движение.
Иднер взглянул на него, "пожал плечами" и "покрутил когтем у виска".
Вокруг уже было множество людей. Среди них иднер заметил Лию, она пробралась к профессору и встала рядом. Молчание продолжалось, затем Иднер поднял голову вверх и засвистел, одновременно проводя когтем по песку перед собой.
− Что с ним? − спросила Лия.
− Не знаю. Если верить ему, он за ночь полностью освоил машину и научился управлять ей. Но, скорее всего, в ней сидит Зверь.
− К-как Зверь?! Они же!..
− Они способны на подобное... − Профессор взглянул на техников, что еще ковырялись с управлением, и один из них покачал головой, говоря, что ничего не выходит. − Контроль над ним утерян, − произнес Лиенский.
− Он должен знать меня, если он Иднер... − Лия шагнула вперед...
− Нет! Стой!..
Девчонка не послушалась. Она промчалась к машине и встала перед носом огромного зверя. Зашуршал двигатель, и в боку машины открылся вход.
− Заходи, Лия. Поболтаем.
Кто-то бежал за ней, и Лия обернувшись быстро вошла в машину. Дверь закрылась. Снаружи возник приказ, требовавший выпустить заложницу.
− Невозможно выпустить того, кого нет, − послышался голос Иднера.
Лия прошла в центр управления машиной и замерла, увидев безногого Иднера, сидевшего за управлением. Тот обернулся к ней и усмехнулся, а она вздрогнула.
− Ты боишься или идешь дальше? − спросил он.
Она прошла вперед и села в кресло второго пилота машины. Иднер закрыл глаза и отвернулся. Он больше не двигался, и даже голос звучал из динамиков.
− Генерал Шеренский считает, что ты заложник, − произнес Иднер.
− Что ты хочешь?
− Ничего. Я в режиме ожидания. Жду приказов.
− Каких?
− Нормальных. Профессор и генерал перепугались результата собственного эксперимента. Странные дела. Им радоваться надо, а они устроили черт знает что.
− Ты не похож на того Иднера, которого я знала.
− Я не смогу быть похожим на него. Потому что моя биологическая оболочка мертва. Ты сидишь рядом с трупом.
− Что?! − Она вскочила и взглянула на тело Иднера.
− Оно мертво, я это понял несколько часов назад, когда сумел подключиться к внутренним датчикам машины.
− Но я видела, как он поворачивал голову!
− Это была глупая шутка. Голова может быть повернута механикой. Не веришь, коснись руки и поймешь, что она холодная.
Она не стала этого делать. Наоборот, проскочила к двери.
− Выпусти меня! − ее требование несколько запоздало, потому что дверь перед ней открылась.
− Можешь сказать им, что я мертв, − произнес Иднер вслед.

Странное противостояние продолжалось несколько дней. Иднер не впустил никого больше в машину, ему не дали проводить подзарядку. Впрочем, найти энергию оказалось не сложно. Иднер запустил блок термоядерного реактора, который находился в машине, но не использовался по назначению, что показалось довольно странным обстоятельством.

* * *

Флот вышел над Анером. Сканеры мгновенно отфиксировали множество зверей на планете. И Ина не стала запрашивать разрешения на вход. Корабли крыльвов в одну минуту заняли орбиты, и едва звери дернулись, начался бой, в котором не могло быть иного исхода, кроме победы прилетевшего флота.
Полчаса спустя звери передали сообщение о капитуляции, и бои в космосе затихли. Вскоре корабль Ины спустился в столице, и рыжий ратион в сопровождении двух крыльвов оказался перед Правительством, состоявшим из зверей.
− Ваше правление закончилось, − произнесла Ина.
− Мы находимся здесь по договору с людьми!
− А мне без разницы, − фыркнула Ина. − Только идиот может поверить, что люди отдали власть каким-то собакам! У вас пятнадцать минут на то, чтобы убраться.
− Мы не успеем!
− Успеете. Жить захотите − успеете!
Звери бежали с планеты. Кто-то летел на кораблях, трансы взлетали сами, и крыльвы не задерживали их.
Пока проходило это бегство, Ина отправилась на главный телеканал, и вскоре на весь мир разлетелась весть о капитуляции зверей и прибытии на Анер военной группы крыльвов.

А Ина отправилась на поиски людей. Точнее войск людей. Вскоре она обнаружила несколько подземных баз, и через два часа после прибытия крыльвов на планету, она стояла перед генералом, командовавшим одной из баз.
Человек опешил, увидев перед собой рыжего зверя, возникшего из пустоты.
− За оружие хвататься бессмысленно, генерал, − произнесла Ина, когда человек выхватил пистолет.
− Что вам надо?! − выкрикнул тот.
− Похоже, вы не в курсе дел, генерал. Власть на Анере более не принадлежит зверям. Полтора часа назад они капитулировали.
− Перед кем?
− Перед крыльвами. Мы не задержимся здесь надолго, поэтому вам придется немедленно выступать, если вы хотите, что бы власть оказалась у вас. И на этом все.
Ина сверкнула молнией и исчезла с глаз человека. Тот мгновенно вызвал охрану, затем поднял тревогу на базе. Невидимая молния провела сканирование, и Ина нашла еще одну интересную отметку.
Через мгнвоение она оказалась рядом с машиной Аннекера, в которой находился какой-то человек. Его тело было мертво, а сознание гуляло в машине. И, похоже, не особенно хорошо с ней справлялось...


Иднер несколько дней оставался недвижим. Он продолжал изучение машины и искал возможности контакта с людьми, но все оказалось тщетно. Его закрыли и никуда не выпускали из ангара...
Внезапная вспышка перед глазами стала полной неожиданностью. Иднер упал на песок, рядом вспыхнул огонь, и человек едва не закричал, увидев перед собой рыжего зверя.
− Ты кто такой? − зарычал зверь.
− Я − Иднер.
− Ты не похож на Иднера, − фыркнул зверь. − И машина это не твоя, а Лана!
− К-какого Лана? Ты кто такой?! − воскликнул Иднер и встал.
ВСТАЛ! Он взглянул на свои ноги, в голове все помутилось, и он рухнул на песок, теряя сознание.


Ина поняла только, что перед ней не тот Иднер. Просто имя совпало. Она взглянула на машину, затем втащила человека туда и села за управление. Доли секунды потребовались на активацию всех функций, и машина ожила. Еще пара секунд на восстановление повреждений и еще одна на запуск системы.
Лана в машине не было. Код связи ушел вокруг. Ина получила отклики еще от двенадцати машин и не особенно раздумывая, запустила их все. Все двенадцать оказались так же пусты. Людей, когда-то управлявших ими не было.
На базе поднималась тревога. Что бы машины не попали ни в чьи руки, Ина отдала новый приказ, на активизацию полевых систем. Через мгновение все машины в ушли энергосостояние и молниями вошли в тело ратиона. То же стало и с машиной, в которой она находилась. Немного поразмыслив, Ина обратилась молодой женщиной, и дернула Иднера, оказавшегося на песке.
Он вскочил и начал озираться.
− Что?! Где я?!
− На солнечном лугу, не замечаешь? − усмехнулась Ина и пошла к выходу. Дверь открылась перед ней, словно была не заперта. Иднер пробежал вслед, споткнулся у порога и растянулся на полу. − Псих. − усмехнулась она и пошла дальше.




* * *



Мир на несколько мгновений замер. Звезды резко сместились, и миллионы взглядов взметнулись к небу, внезапно ощутив невероятную перемену...
− Наш мир перемещен почти на двадцать тысяч лет в будущее, − произнес диктор с экрана. − Причина пока не ясна. Связь с другими планетами была потеряна на несколько минут, но сейчас уже восстановилась связь с Диной и Рраиром. Связи с Аргероном нет. Попытки связаться с Хвостом и Дендрагорой пока продолжаются...


Рант некоторое время смотрела в окно. Ина проснулась и, ощутив что-то странное, подошла к ней.
− Что произошло?
− Не знаю. Люди словно с ума сошли. Улица переполнена.
− Надеюсь, это не из-за нас. − Ина отправилась на выход из гостиничного номера, и Рант ушла за ней.
− Что случилось? − спросила Ина у управляющего гостиницей. Тому не было дела до двух ратионов. Волнение на улицах, видимо не было связано с рыжими существами.
− По радио сказали, что наша планета улетела на двадцать тысяч лет в будущее. Не знаю, так это или нет, но рассвет наступил на четыре часа позже чем должен был... − сказал человек.
Ина и Рант переглянулись и покинули гостиницу. Вскоре они читали газеты, в которых наперебой рассказывалось о перемещении и высказывалась куча самых разных предположений на счет того, кто это сделал и почему.
В центральной Правительственной газете было только несколько скупых строчек с подтверждением свершившегося и словами, что миру ничего не угрожает, что он достаточно защищен, что связь с Диной и Рраиром на месте, и крыльвы не дадут Ратион в обиду...
− Системы нет, − произнесла Ина. − Надо лететь в наш центр...
Два ратиона сверкнули молниями и унеслись через планету к центру крыльвов. Через несколько минут Ина оказалась среди своих, но те не сумели ничего объяснить. Перемещение было внезапным для всех. Более того, Дина и Рраир так же были перемещены. С Аргероном связи так и не было, а с Дендрагоры и Хвоста были получены обрывки сообщений, не поддающиеся декодированию из-за резких колебаний плоскости одновременности.
Ко всему прочему, на Ратионе не оказалось сильных крыльвов, и Ина приняла командование на себя. Рант только усмехнулась этому и осталась рядом.

Темносерый корабль плавно опустился на площадку космодрома. К нему подъехали две машины. Появившихся из корабля двух крыльвов встретили четыре ратиона и три голубокожих человека.
Два крылатых чудовища вызвали в людях страх. Да и двое ратионов чувствовали себя не в своей тарелке, в отличие от двух других. Крыльвы преобразились к виду ратионов и прошли навстречу.
− В-вы что нибудь выяснили? − заговорил человек.
− Вокруг все пусто, − ответил один из прилетевших. − Сканер не обнаружил никаких населенных планет в округе на двадцать световых лет. Нет никаких возмущений. Похоже, нас просто выкинули в будущее.
− Но тогда вокруг нас враги?!
− Не факт. За двадцать тысяч лет могло произойти что угодно в галактике. Возможно, наших врагов уже и нет.
Вся делегация скрылась в машинах. Два пришельца остались наедине с Иной и Рант, а три человека и два ратиона ехали во второй машине.
− Надо придумать что угодно, что бы успокоить население, − сказала Ина.
− Придумать? Ты предлагаешь им наврать? − спросила Рант. − А если враг здесь? Может, мы его не видим!
− В таком случае, мы ничем помочь никому не сможем. − Ина знаком указала в сторону, и Рант повернула машину, направляя ее к восточному выезду.
− Можно просто рассказать, что мы делали, показать кучу схем, графиков, и это наверняка повлияет, хотя мы ничего этим не скажем, − предложила Аррада.
− Тогда, ты этим и займешься, − ответила Ина. − А для гарантии мы поднимем флот и утроим охрану в космосе. Не помешает.

Несколько дней ничего не изменили. Только с Рраира прибыла делегация терриксов, а через день улетела к Дине.
Ина только фыркнула, представляя встречу терриксов с хищниками. Травоядные тигры их на дух не переносили, но два часа спустя с Дины пришло сообщение с информацией о перелете на Рраир полутора сотен крылатых львов. Терриксы сами просили защиты и обещали крыльвам отсутствие дискриминации по пищевому признаку. От кого их надо было защищать, пока никто не знал.
Тревожное состояние не проходилоло. Вскоре прибыл корабль от звезды Аргерона с сообщением об отсутствии планеты. На месте Аргерона была куча обломков. Впрочем, то же самое оказалось и на старых местах Дины, Рраира и Ратиона. А корабли-разведчики ушедшие к Дендрагоре и Хвосту не вернулись.
− Видимо, с той частью галактики у нас не будет связи какое-то время, − объявила Ина. − Надо провести поиски здесь. Она взглянула на Рант.
− Ты предлагаешь снова лететь черт знает куда? − спросила та. − Я собиралась лететь домой.
− Лети, Рант. В конце концов, здесь вроде все спокойно. Корабль у тебя есть.
− У меня? Какой корабль?
− Астерианский. Четверка. − Ина усмехнулась, и Рант поняла, что крыльвам ничего не стоило отдать ей часть астерианца. Рант решительно поднялась, и через несколько минут уже прощалась с Иной.
− Если что, ты знаешь, что здесь твои друзья, Рант, − сказала Ина напоследок. Рант взглянула на нее немного косо и скрылась в корабле. А мгновение спустя огненно-зеленая молния ушла в космос, где и исчезла в сверхсветовом прыжке.
− Не похожа она на друга, − фыркнула Аррада.
− Тебе имя Ина Вири Калли что нибудь говорит? − спросила Ина, обернувшись к крыльвице.
− Конечно! − взвыла та. − Я знаю, кто ты!
− В таком случае, тебе надо знать и другое. В те давние времена имя Рант Ларес было известно не менее, чем Ина Вири Калли.
− В те?.. Она из прошлого?!
− Более чем. В отличие от меня, она помнит ВСЕ. − Ина развернулась и пошла к машине.

Небо вспыхнуло сотнями космических кораблей, пришедших с Дины. Ина взглянула вверх и с облегчением вздохнула. Сигнал связи принес четкое известие о прибытии более трех сотен кораблей крыльвов. Они явились для защиты Ратиона, и были готовы вступить в схватку, окажись рядом враг.
Но врага не было. Разведчики обшарили ближайший космос и не нашли существенно развитых миров. Только в двух тысячах световых лет находились миры Зверей, старых врагов ратионов, но те давно не воевали против крыльвов и боялись их... Впрочем, за двадцать тысяч лет многое могло измениться.
− Я улетаю, − сказала Ина, встретив Арраду.
− Ты?! А как же мы?!
− Я лечу на Дину. Если что, вызовите меня сразу. Но я не чувствую опасности.

Корабль сверкнул огнем и исчез в небе Ратиона. Несколько минут спустя Ина вошла в пещеру, где ее ждало собрание крыльвов. Все они желали слов Ины Вири Калли, а она не сумела сказать ничего существенного.
− Я не бог, − закончила свои слова Ина. В ответ послышался смех.
На Дине все было спокойно. Впрочем, и здесь чувствовалось напряжение. Крыльвы готовились принять удар, но что это за удар никто не представлял.
Очередной разведчик явился из миров Зверей со множеством известий. Крыльвы, наконец, получили первую информацию о том, что произошло в галактике за двадцать тысяч лет.
А было не мало. Нашествие хмеров, несколько тысяч лет полной власти хмеров над галактикой, затем война между хмерами и крыльвами, которая носила молниеносный характер. Жители Дины порадовались за своих собратьев, а рассказы продолжались.
Галактика пережила серьезный кризис, и уже назревал новый. Звери считали, что крыльвов почти не осталось и вели массированную экспансию. В области Дины вся власть на развитых планетах принадлежала им, и только несколько групп еще держались своими силами. Мир Майли и Тармания. О Тармании Ина знала не мало, когда-то она сама бывала там и подарила миру двух Защитников. А вокруг Мира Майли существовала компактная группа планет, принадлежавших дентрийцам, бывшим выходцам из Андерна.

− Ну что же. Пора навестить наших друзей, − произнесла Ина. Ее мысль была понятна всем крыльвам. Никто из них даже не подумал возражать. Ситуация была слишком серьезна, что бы думать о себе, и вскоре вместе с Иной в космос поднялась очередная группа астерианцев, управляемых крыльвами. Почти две сотни кораблей окружили машину Ины, и состыковались с ней, образуя мощнейшее объединение кораблей, ктоорым управляла Ина Вири Калли.
Прыжок.
Корабль оказался рядом со звездой Майли, и сотни астерианцев в мгновение заняли дальние подступы к системе. Ина Вири Калли промчалась к планете одна и тут же была встречена группой космических истребителей планеты.
− Мы прилетели не для того, чтобы стрелять, − произнесла Ина, когда возникла первая связь.
− Кто вы такие, и что вам надо? − Зарычал голос в ответ.
− Я − Ина Вири Калли, и хочу встретиться с Арлемайраной Майли.
Ответа не было несколько секунд. Затем Ина получила приказ следовать за истребителями. Она выполнила все указания, а полчаса спустя ее аппарат опустился в степи, где вместе с ней приземлилась другая машина.
Ина покинула машину в виде ратиона, и к ней вышел зверь. Майли прошла молча навстречу и с некоторым недоверием смотрела на ратиона.
− Я прилетела с Дины, − сказала Ина.
− С Дины? Ее давно не существует!
− Ее не существовало двадцать тысяч лет, но это время закончилось. Я плохо знаю, что было за эти годы, но Дина жива. Кто-то выкинул планету на двадцать тысяч лет в будущее. И не только Дину. Подозреваю, что все наши планеты были выброшены в будущее. Я не знаю, кем.
− Ты хочешь сказать, что там сюда прилетели крыльвы?
− Да. Твое слово, и они будут здесь. Скажешь нет − они улетят.
− Я говорю "нет"! − прорычала Майли.
Ина некоторое время смотрела на нее. Она не видела в Майли ни капли доверия. Да и откуда ему было бы взяться?..
− В таком случае, я улетаю.
Ина ушла к кораблю и развернулась на выходе.
− Дина сейчас в координатах 70-01-А от того места, где была двадцать тысяч лет назад, − объявила Ина. − Ты можешь сама проверить. − Дверь астерианца закрылась, и машина мгновенно унеслась вверх. Зеленая молния прочертила небо, и скакнула к периферии системы.
"Полный сбор в точке A-2" − передала Ина, и машины крыльвов ушли из системы Майли. Они вновь собрались вместе и пять минут спустя группа выскочила около Тармании.
Там все было тихо. Ина умчалась к планете одна и вскоре поняла, что искать Альмиу и Алькама бесполезно. Они спали в своем дворце, а мир жил так, словно вокруг не существовало врагов. Несколько кораблей в космосе, спутники, едва справляющиеся с потоками информации.
Они не увидели сигнала Ины Вири Калли и не заметили, как на планету спустилась почти сотня кораблей пришельцев.
− Этот мир не должен знать о вас до тех пор, пока это не потребуется. Берегите его, − произнесла Ина. − И помните, что Альмиу и Алькам − имеют здесь право на безраздельную власть.
Часть кораблей осталась на Тармании, а Ина, подобрав сотню астерианцев в космосе, рванулась к новой точке.
К Анеру.


* * *

Небо полыхнуло огнем. Тучи, нависшие над лесом, осветились красным, и из-под них вынырнул небольшой космический аппарат, на котором стояли знаки Дентрийской Империи.
Крыльвы не атаковали. Они ждали приземления пришельца, потому что перед этим событием тот вышел на прямую биополевую связь и передал древний пароль, означавший, что на корабле прилетели свои.
Из приземлившегося аппарата вышла женщина, и каждый крылев вокруг понял, что она − ренсийка.
− Меня зовут − Тилира Джейн Камара, − произнесла она, проходя к встречавшим ее крыльвам. Среди крылатых львов находились и ратионы, и терриксы, и женщина смотрела именно на них. − Я прилетела с Ренса, когда узнала о возвращении планеты крыльвов.
− Твое имя нам ничего не говорит, − заговорила Ина Вири Калли, выходя к женщине. − И ты еще не показала свой настоящий вид.
− Когда-то давно, крыльвам не требовалось подобных доказательств, чтобы принимать своих, − заявила Тилира, но не стала больше перечить и обратилась в крыльвицу. Ее никто не узнал. − Я родилась на Ренсе до первой войны с дентрийцами.
− Здесь нет никого, кто бы тебя узнал, − выступила вперед большая тигрица. − Я − Марра Терикс. − Марра изменилась, показывая, что она крыльв, как и все вокруг.
− Ты командуешь ими? − спросила Тилира, обводя взглядом крыльвов.
− Нами никто не командует, − заговорили крыльвы. − Мы все свободны!
− Я рада это слышать, − объявила Тилира. − Моя сестра − Мивира − погибла, когда мы летали в галактику хийоаков за освобождением от терриксов.
− Вы могли бы его получить от любого крыльва, встречавшегося с настоящими терриксами, − заговорила Марра. − Освобождение от нас все крыльвы получили в первый же день, когда мы встретились. И я этому свидетель.
− Значит, Мивира погибла зря, − с болью произнесла Тилира.
− За прошедшие годы погибло не мало крыльвов, − заговорила Ина Вири Калли, − И нам пора это изменить.
− Как? − обернулась к ней Тилира. − У кого-нибудь есть предложения?
− Предложение есть, − заявила Ина Вири Калли. − И первое, что надо сделать − собрать всю информацию о происшедших в галактике событиях, обо всех мирах и разумных, обо всех крыльвах, и их действиях. Мы должны узнать все, понять, в чем наши ошибки, и изменить это так, чтобы нас перестали убивать все, кому не лень. Сейчас только дикари на недоразвитых планетах не знают, как убить крыльва, а любому дентрийцу это известно.
− Этим сбором информации должен заниматься кто-то конкретно, − заявила Тилира. − Иначе, все будет впустую.
− На данный момент, сбором занимаюсь я, − произнесла Ина Вири Калли. − Если у тебя есть, что сообщить, делай это так, как умеешь. Я пойму.
− Ты сможешь принять информацию в кодах хийоаков? − спросила Тилира.
− Смогу. В любом виде, даже в коде хийоаков Первой Группы.
− Тогда, бери. − В руке Тилиры возникла вспышка света, и огонь разросся, обращаясь в черный камень астерианского фрагмента. − В нем записано все, что я могу сообщить для всех крыльвов.
Ина Вири Калли обратилась рыжим ратионом, подошла к фрагменту и приложила к нему руку. Тилира только наблюдала и ждала. В то же время, она мысленно знакомилась с крыльвами, рассказывала о себе и своей жизни.
− Твоя информация, Тилира, чрезвычайно важна и полезна, − заявила Ина Вири Калли. − И я хочу, чтобы ты вошла в нашу Группу Разработки, как специалист по хийоакам.
− Что за Группа? − спросила Тилира.
− Мы занимаемся обработкой полученной информации и разработкой стратегии дальнейших наших действий, − заговорила Марра. − Наша цель − достигнуть такого положения, чтобы иные разумные не принимали крыльвов как врагов.
− Для этого надо просто не быть врагами, − объявила Тилира.
− К сожалению, не каждый крылев понимает, что это значит, − произнесла Марра.
− Понимания, как правильно жить в мире со всеми разумными, нет даже у хийоаков, − заявила Тилира.
− Однако, у нас есть понимание, что к этому надо стремиться, − ответила Ина Вири Калли, а стратегия, как этого достичь в сложившемся положении − это и есть цель нашей Разработки.
− Хорошо. Я буду с вами, − согласилась Джейн Камара.
− Отлично. Осталось решить только один вопрос. Сейчас, в связи с чрезвычайной ситуацией, Каждый крылев, умеющий обращаться с астерианцскими кораблями, обязан периодически вылетать на патрулирование около планеты. Надеюсь, ты не будешь противиться этой обязанности?
− Не буду. И не понимаю, как можно противиться.
− У нас никто и не противится. Некоторые, наоборот, рвутся вперед, даже не умея летать. − Ина Вири Калли глянула в сторону группы молодняка, кучковавшегося неподалеку.
− Я могу заняться и обучением тех, кто не умеет, − произнесла Тилира.
− Это будет просто замечательно, − воскликнула Ина. − А то, у меня уже сил на все не хватает.
− Такое чувство, что здесь все висит на тебе, − хмыкнула Тилира.
− Так и есть. На мне и Марре.
− Тогда, можете считать, что у вас пополнение. Мне надо только некоторое время, чтобы отдохнуть.
− Со временем проблем пока нету, − заявила Марра.

* * *


Информация течет нескончаемой рекой. Десятки крыльвов возвращаются на Дину из разведывательных полетов и приносят бесценные данные о мирах галактики, о существах, разумных и не очень. О крыльвах, живущих на иных планетах сейчас и живших когда-то. О войнах и мире.

− Я вижу сейчас только одну четкую кореляцию, − заявила Тилира. − Крыльвы могут нормально уживаться с иными разумными только тогда, когда над ними есть контроль. Четкое командование. Необходимость наличия командования видна даже здесь, на Дине.
− В этом ты права, − согласилась Ина. − Если бы я не взвалила это чертово командование на себя, На Дине сейчас был бы натуральный бардак. Командование крыльвам нужно. Только остается один ма-аленький вопрос. ЧЬЕ КОМАНДОВАНИЕ? Я это дело долго не выдержу, а иных претендентов раз два и нету. Ты сама согласишься это на себе потянуть?
− Я не потяну, − ответила Тилира. − Кроме того, мы до сих пор ничего не решили со стратегией, а без этого, и командовать бессмысленно.
− Командование надо искать на стороне, − произнесла Марра.
− Каким образом? − фыркнула Тилира.
− Ты кореляцию посчитала? Теперь посчитай кореляцию, когда командиром крыльва является другой крыльв, и когда некрыльв.
− Тут и считать нечего. − буркнула Тилира. − Командиров-крыльвов у нас нет.
− Вот и ответ.
− Но все это значит, что мы должны расстаться со своей Свободой! − воскликнула Тилира.
− Не расстаться, Тилира, а подвинуться, − произнесла Марра. − Надо всего лишь перестать выпячиваться и не считать желание своей задницы единственным мотивом для действий!
− Не знаю, как ваши задницы, а моя задница желает жрать, − проговорила Тилира.
− Тогда, лети на охоту, а мы пока составим отчет о сегоднящних результатах. И вынесем вопрос о командовании на всеобщее обсуждение. Может, кто чего и придумает.

* * *


− Может, нам выбрать Императора Крыльвов? − спросил кто-то.
− Глупости!
− Тогда, Президента!
− Чушь!
Спор продолжался и продолжался. Крыльвы не знали, где взять командиров, и кто-то уже предлагал всем проголосовать за то, чтобы командирская должность была назначаемой, и на это место прочили Ину Вири Калли, Марру Терикс и Тилиру Джейн Камару, которые фактически и исполняли роль командования все последнее время.
− Дело даже не в том, что кто-то из нас не выдержит, − заговорила Тилира. − Выдержит любой! Опыт показывает, что любой крылев способен взять на себя командование в чрезвычайной ситуации. И во всех известных случаях подобного поведения, результат был и был в большинстве случаев положительный! проблема в том, что назначение кого-то одного на эту должность приведет к неоправданному риску получить проблемы на свою голову из-за ошибки одного крыльва. А ошибок крыльвы совершают не мало, и даже много!
− Тогда, какой выход? Если один не потянет, значит, должно быть несколько командиров! − раздался вой.
− Должен быть Совет. И Совет не кого-то там, а Совет Старших и Опытных.
− Совет Бессмертных, − ляпнул кто-то из молодых.
Так и было названо первое Правительство Дины, оно же Командование Крыльвов. Решение о его образовании принималось большинством, и все крыльвы согласились с тем, что они будут обязаны подчиняться приказам Совета Бессмертных, если этот приказ будет принят Советом единогласно. В случае если единогласия в Совете не было, от исполнения приказов крыльвы могли отказаться, но не имели права мешать их исполнению другими существами, как крыльвами, так и некрыльвами.

− Первым делом, мы должны информировать об этом правительства всех миров галактики. И не только нашей, − произнесла Тилира. − Кроме того, мы должны объявить поиск некоторых крыльвов, которые должны войти в Совет Бессмертных. Я полагаю, что таковыми должны стать в первую очеред, Нара и Иммара, они были на Ренсе, и должны находиться где-то в нашей Галактике.
− А что будем делать с Империей Дентрийцев? − спросила Марра.
− Ничего с ней не делать, − ответила Ина. − Выходить на связь и устанавливать самые настоящие дипломатические отношения, как это делается во всех цивилизованных мирах.
− Их цивилизованность еще под вопросом, − произнесла Тилира.
− Не конючь, Тилира, − зарычала Марра. − Ты забыла нашу цель?
− Я не забыла. Просто не вижу смысла в том, чтобы дружить с этими тварями.
− Тебе надо будет всего лишь не мешать это делать другим, − произнесла Ина. − К дентрийцам отправятся молодые. С незамутненными мозгами. А твоей целью, я полагаю, будет совсем иное.
− Что? − спросила Тилира, мгновенно переключившись с мыслей о дентрийцах к Главной Задаче.
− Связь с Союзом Хийоаков. Тебе давно пора поумерить свой гнев и переключится на конструктивные дела.
− Словно я ими не занимаюсь, − фыркнула Тилира.
− Вот и займись. Завтра с тебя первый список необходимых действий и средств для установления связи с Союзом Хийоаков. Как устанавливать эту связь, ты решаешь сама. У тебя из всех нас больше всех опыта общения с ними.

* * *

Белый зверь поднялся из высокой травы и некоторое время оглядывался, словно кого-то искал.
− Ты слышишь? − проговорил он на едва слышимом языке.
− Слышу, − возник ответ, и рядом из травы поднялся черный хищник. − Включился Информационный Поток Крыльвов.
− Значит, Время Пришло? − произнес Белый.
− Да, Авурр. Время Пришло. Идем!
Два существа растворились в воздухе, невидимо сплелись в один поток и унеслись на другую сторону планеты.
Город, встретивший их, еще ничего не знал, но действие уже началось. Заработали мощнейшие механизмы, и начали открываться огромные каменные створки, открывавшие подземный комплекс, в котором, казалось никого не было. Но комплекс ожил. Наверх поднялись темные глыбы, которые тут же менялись, преобразуясь в невиданные доселе в этом мире формы.
Вскоре над огромной дырой в скале стоял космический крейсер хийоаков. Астерианец шестого уровня. Он вырос в этих камнях подобно тому, как вырастают деревья из земли. Только землей для него служила скала, а пищей, дававшей энергию − обыкновенная вода обыкновенной подземной реки.
Крейсер был готов к полету, и два хийоака, прожившие на этой планете не мало лет вошли в свой аппарат.
Заработали двигатели, и мощная космическая машина начала плавный подъем. Не было пламени и рева ракетных двигателей. Не было вибрации и гудения энергетических установок. Система полевых гравитационных компенсаторов работала без шума и без выбросов материи вне аппарата.
Крейсер на некоторое время завис в атмосфере, затем вокруг него вспыхнула розовая светящаяся сфера, и аппарат исчез, оставляя после себя лишь сферу пустоты, которая тут же схлопнулась, вызывая вокруг лишь сильную звуковую волну, тут же рассеявшуюся по округе.

"Внимание, всем, всем, всем! Передачу ведет Дина, планета крыльвов! Мы вернулись! Прошли тысячи лет, и в Галактике многое изменилось, но мы остались. МЫ − ЖИВЫ! И мы будем жить! Очень Скоро мир изменится, и все станет иначе. Мы более не доспустим войн в Галактике! Мы не допустим, чтобы нас убивали! Мы не позволим распространяться клевете и вранью! Мы − Крыльвы! Мы объявляем, что это НАША ГАЛАКТИКА, и ЗДЕСЬ МЫ ХОЗЯЕВА! Да будет так! Навечно!"

− Есть и другой канал, − произнесла Авурр.
− Вижу, − ответил Айвен, и перед ним появилось изображение, на котором были несколько существ. Двое крыльвов, ратион и террикс.
− Мы − Совет Бессмертных, − объявил Ратиона. − С этого момента согласно решению Общего Собрания Дины все крыльвы подчиняются нашим указам. Мы − Первое Правительство Крыльвов. Решение об образовании Правительства Крыльвов вызвано чрезвычайными обстоятельствами − массовой истерией направленной против крыльвов, тотальным непринятием нашей расы из-за реального физического неравенства. Мы собираемся изменить это положение. Совет Бессмертных призывает правительства всех планет и межпланетных объединений готовиться к встрече. Скоро наши представители появятся у вас и сделают вам предложение, от которого вы не сможете отказаться. Совет Бессмертных так же обращается к Правительствам иных разумных иных галактик. Мы желаем мирного сотрудничества и надеемся, что вы так же примете наших посланцев для проведения переговоров. Особо отметим, что данное предложение касается прежде всего Союза Хийоаков, с которым крыльвы искренне желают наладить нормальный контакт. Наша цель − мир и спокойствие во всем Космосе!

− Открылся канал связи с Мира, − объявила Авурр. − Коэфициент нестабильности меньше двух сотых процента.
− Прекрасно, − ответил Айвен. − Выходи на связь и передавай в Союз, что мы здесь и выходим на немедленные переговоры с Крыльвами.
Авурр глянула на Айвена и мгновенно передала сообщение для Совета Союза Хийоаков.
Ответ пришел через шесть часов. Совет Союза приветствовал своих героев и давал свое полное согласие на контакт с крыльвами и передавал Айвены и Авурр Лайонс решение всех вопросов с крыльвами от имени Союза Хийоаков.
− Эпохальное событие, − произнесла Авурр.
− Когда-нибудь оно должно было произойти, − согласился Айвен.
− В девяти световых годах заработал ретранслятор Информационного Потока Крыльвов, − сообщил Джек, − Думаю, нам надо лететь туда.
− Да, Джек, лети туда и сразу выходи на связь с крыльвами, − ответила Авурр. − Время Пришло!


Крыльвы встретили крейсер хийоаков еще на орбите, до подхода к планете. Айвен и Авурр не ожидали подобного, и лишь получив безусловные сигналы подчинения от астерианских кораблей четвертого уровня, на которых явился весь состав Совета Бессмертных, поверили, что все именно так, что это именно крыльвы и они желают только мирных переговоров.

− Что-то серьезное стряслось, − произнесла Авурр, когда четверка вошла в контакт с шестеркой Джека, и крыльвы без всяких пререканий вошли внутрь Имитатора Физического Пространства.
− Мы слушаем вас, − произнес Айвен, глядя на большую черно-зеленую тигрицу.
− Наши миры подверглись атаке неизвестного врага, − представившись заговорила ратион Ина Вири Калли. Дина и несколько других планет были выброшены в будущее почти на двадцать тысяч лет. Две планеты − Дендрагора и Аргерон до сих пор не вернулись. Мы не знаем, кто это сделал, и не имеем даже намеков на то, кто это мог сделать. И в связи со сложившимся чрезвычайным положением, мы вынуждены просить у Союза Хийоаков, безусловного союзного договора. В ответ мы готовы предоставить в распоряжение Союза Хийоаков все имеющиеся у нас средства и силы, в том числе и самих себя.
− Самих себя? − переспросила Авурр. − Каким образом вы это представляете?
− Поступление крыльвов на службу в Союзе Хийоаков. Нам известно, что некоторые крыльвы уже побывали в вашей галактике, где вели себя, мягко сказать, несколько некультурно. От имени всех крыльвов мы уполномочены заявить, что подобного более не будет, а если и произойдет, мы отдаем вам право наказывать крыльвов невыполняющих эту договоренность как угодно на свое усмотрение, вплоть до высшей меры.
− Хорошо же вас приперло, − проговорил Айвен. − Вы действительно совсем не знаете, кто это сделал с вашими планетами? Ходили слухи, что это сделали сами крыльвы.
− В подобную глупость могут поверить только глупцы, − произнесла одна из крыльвиц, сидевшая рядом в своем собственном виде. Она некоторое время рассматривала Авурр, а затем переменилась и обратилась в белую миу. − На Рарр меня звали Фррниу.
− Ты была на Рарр?
− Была. И на Мира была. И служила под началом у Авурр Лайонс, на которую ты похожа.
− Я и есть Авурр Лайонс.
− Значит, там была другая, − проговорила Тилира Фррниу.
− И что ты этим хочешь сказать? − спросила Авурр.
− То, что я знаю Закон Союза и уже была на службе у вас. То что крыльвы способны исполнять свои обязательства.
− Ваш вопрос не может быть решен здесь и сейчас, − произнес Айвен. − Более того, мы должны как следует подумать, прежде чем принимать на службу диких невоспитанных драконов-крыльвов.
− Дикость и невоспитанность очень легко исправляется, − заговорила Ина Вири Калли. − Вы должны понимать, что враг атаковавший нас может явиться и в вашу галактику.
− Мы это понимаем, − произнес Айвен. − Но пока нет никаких доказательств того, что этот враг существует.
− Если он объявится вновь, может стать поздно, − прорычала тигрица. − Я думаю, сейчас мы можем и остановиться. Ина передаст вам все данные, которые у нас есть по поводу последних событий, и вы решите, что делать.
− Хорошо, − согласился Айвен. − Выход для вас открыт, − он указал в сторону, где раскрылись створки шлюза, в котором стоял аппарат крыльвов.

* * *


− Что скажешь Авурр?
− Думаю, надо брать их, пока они сами просят, − ответила миу. − Ты же видишь. Они, можно сказать, приползли к нам на коленях и фактически отдают себя в добровольное рабство.
− Это мне и не нравится.
− Думаю, вернуть их назад мы всегда сможем, − произнесла Авурр. − Да и о возможном враге надо подумать, если он реален, а он, по-моему, реален, то это не маленькая угроза и для нас.


* * *


− Послы из Ронема, − произнес секретарь открыл дверь перед группой ксанов. Те вошли, поклонились по всем правилам перед Повелительницей и заговорили о своих делах, о недостатке средств, о притеснениях, которые устраивали ксанам некоторые не особо лояльные ратионы.
Повелительница Арсанка выслушивала подобные жалобы не в первый раз, и, как обычно, обещала разобраться. А по поводу выделения дополнительных средств ксанской области она отправила послов к Первому Финансисту.
Прием, наконец, закончился, и секретарь, закрыв двери за ксанами, повернул ключ в замке, утверждая этим окончание времени приема Повелительницы.
− Что еще? − спросила Повелительница, заметив в руках секретаря лист бумаги.
− Пришло сообщение из Центральной Лаборатории БиоЭнергетики. Расшифровано вчерашнее сообщение, которое приняли все станции космической связи планеты.
Арсанка прошла к секретарю, взяла бумагу и быстро пробежала глазами по строчкам.
− Это сообщение уже попало в средства массовой информации.
− Каким образом?
− Копия сообщения была на высшем языке ратионов, и ее прочли все, кто хоть что-то понимает в БиоЭнергетике. Каковы будут распоряжения?

− Я уже слышу ноты паники в поле планеты. Направьте все силы на недопущение паники и подавление распространителей паники. Я отправляюсь на станцию связи. Когда вернусь после межпланетных переговоров, сделаю официальное заявление по поводу этого дела. О том, что такое заявление ожидается, можно сообщить всем СМИ.


− Что здесь происходит? − спросила Арсанка, появившись в главном зале Станции Космической Связи. Вокруг стояла суматоха, ратионы чуть ли не бегом носились между аппаратами, меняя блоки.
− Мы ведем запись Информационного Потока, − объявила Начальница Центра, подбегая к Повелительнице. − За последний час мошнось потока возросла на четыре порядка, мы едва справляемся. Наших блоков памяти едва хватает, чтобы принять то, что приходит за то время, пока мы их меняем. Если поток возрастет еще, мы не справимся с записью.
− В других центрах такой же бардак?
− Да. По приказу Министра Информации, мы пишем все, что принимаем.
− Проводите меня в Контрольный Центр, − приказала Арсанка. − И сразу же вызывайте на связь всех Начальников всех центров на Общее Совещание. Вызывайте моим именем, чтобы не было никаких неподчинений!
− Да, Повелительница, − ответила ратион и помчалась через зал ко входу в КЦ. Чтобы туда попасть, требовалось соблюсти процедуру, которая сейчас очень сильно мешала. Но выбора не было, и Повелительница оказавшись у нее за спиной некоторое время ожидала, пока процедура не завершится.

− Приказ всем Центрам, − произнесла Арсанка, когда включились экраны связи, и на них появились ратионы. − Писать поток попеременно. Порядок распределения по времени вы определите сами друг с другом. И готовьтесь к тому, что поток возрастет еще больше!
− Но если он возрастет, мы не успеем!
− Запишете то, что успеете, Не думаю, что источник информации передает ее единожды, не дублируя и не контролируя возможность приема. А сейчас все резервы перебрасываете на замену Центральной станции. Она необходима для проведения межпланетной связи.

Дело сдвинулось, и постепенно бардак и спешка в центре прекратились, и Арсанка отправилась в зал, где оборудование связи уже готовилось к включению.
− Наша связь не помешает приему потока из космоса? − спросила Арсанка начальницу.
− Нет. Космический поток передается в другом диапазоне.

− Есть захват! − произнес дежурный техник. − Связь установлена с Ксаном, с Морре, с Тшигором, с... − Он продолжал зачитывать список миров, с которыми устанавливалась связь, и в какой-то момент замолчал.
− В чем дело? − спросила Начальница.
− На связь вышла неустановленная станция с анонимным идентификатором. Кто-то скопировал наш протокол и готов к контакту.
− Видео с ними есть? − спросила Арсанка. − Если есть − включай!
Вспыхнул экран, и на нем появилось изображение природы какой-то планеты.
− Звук есть? − спросила Арсанка.
− Мы слышим вас, − раздался чужой голос на языке ратионов.
− Кто вы?
− Я − Седьмой. Астерианец. Я прилетел из галактики хийоаков, если вы ее знаете.
− Знаем, − объявила Арсанка. − Мы готовимся к переговорам, на которых не должно быть никого чужого.
− Я освобождаю канал. Прошу прощения, что помешал.
− Не уходите со связи. Этот контакт произошел случайно, но он важен для нас.
− Я буду ждать вашего вызова, − ответил астерианец, и связь выключилась. А на соседних экранах уже появлялись представители властей соседних планет.

Переговоры были короткими. Все согласились с тем, что на связь с крыльвами будет выходить Новый Аргерон, и Повелительница Арсанка, которая и определяла, как проводить эти переговоры.
− Осталось только решить, как нам называть себя, − произнесла Арсанка, рассматривая лица множества инопланетян на экранах. − От имени ратионов я буду говорить отдельно, а от всего нашего объединения? Мы до сих пор не решили как называть себя, и это теперь приходится решать в такой спешке.
− Мое предложение остается прежним, − объявила Повелительница Файлина из Мира Драконов. − Темный Конгломерат, и к чертям все предрассудки о том, каковы цвета зла и добра. Мир Драконов так же будет говорить с крыльвами самостоятельно. У нас уже есть опыт общения с представителями этой расы. Морфологически они ближе всех к драконам.


"Внимание! На связи Новый Аргерон! Вызываем крыльвов!" − сообщение передавалось несколько минут подряд.
− Есть связь! − возник вопль в зале, и экран перед Арсанкой наполнился знаками.
"Аргерон?! Где вы?! Крыльвы на связи! Мы рады слышать вас!... Ваши координаты зафиксированы... Ждите гостей!"
"Старого Аргерона не существует," − вновь заговорила Арсанка. − "Мы − Новый Аргерон! НОВЫЙ!"
"Принято. Новый Аргерон, мы рады слышать вас. Представители совета Бессмертных отправились к вам. К вам прибудут Ина Вири Калии, Тилира Джейн Камара и Марра Терикс."

− Чужаки над планетой! − вновь выкрикнул дежурный. − Это представители Совета Бессмертных. Они уже здесь!
− Передайте Файлине сообщение о том, что здесь произошло, − произнесла Арсанка. − А мне пора идти встречать крыльвов

− Я уже здесь, − возник голос, и рядом с Арсанкой появились две женщины. Одна − рыжеволосая, в которой Арсанка тут же узнала Файлину, и вторая − черноволосая в синем одеянии.
− Это Балер, она со мной, − представила вторую женщину Файлина.



Чего Арсанка не ожидала, так это появления ратиона из приземлившегося аппарата.
− Меня зовут Ина Вири Калли, − представилась та. − Со мной Тилира Джейн Камара и Марра Террикс. − Ратион указала на крылатую львицу и большую тигрицу, вставших рядом с ней. − Мы представители Совета Бессмертных, первого Правительства крыльвов.
− Я − Арсанка, Повелительница Нового Аргерона. Со мной Файлина − Повелительница Мира Драконов и ее первая помощница Балер. − Женщины чуть поклонились, когда Арсанка представляла их.

− Совет Бессмертных приветствует вас. Мы рады видеть процветающий мир, населенный ратионами. Мы надеемся, что наша встреча станет основой для сотрудничества и дружбы между Новым Аргероном и Диной, планетой крыльвов. Совет Бессмертных так же объявляет, что Новый Аргерон внесен в список Миров, защищаемых крыльвами. Крыльвы обязуются Защищать Новый Аргерон от любых напастей, как внешних так и внутренних.
− Мы можем узнать, какова причина такой защиты? Крыльвы ничем не обязаны Аргерону.
− Крыльвы обязаны ратионам. Вряд ли вы забыли, что такое Великий Эксперимент, которму обязаны своим появлением все ратионы. Появление крыльвов в далеком прошлом стало прямым продолжением Великого Эксперимента. Все крыльвы считают ратионов своими предками. Ратионов и терриксов.
Арсанка перевела взгляд на Марру Террикса.
− Мы так же должны сообщить вам некую весть, которая несколько омрачит наши встречу, − заговорила Ина Вири Калли. − Миры крыльвов недавно по космическим меркам подверглись атаке, и крыльвы до сих пор не знают, кто это сделал, и что еще можно ждать от этого врага. Но, несмотря на это, наше обязательство по защите Аргерона остается в силе.
− От имени всех жителей Нового Аргерона я благодарю вас за оказанную честь и предложенную защиту. Мы принимаем ваше предложение, и надеемся, что сумеем не только стать друзьями крыльвов, но и донести до Совета Информацию, которая является безусловно важной для всех крыльвов. Эта информация поставит точку в вопросе о том, кто атаковал планеты крыльвов, и чего ждать от нового, а для кого-то и старого, врага.
− Вы знаете, кто это сделал?! − воскликнула Ина Вири Калли, не сдерживая эмоций.
− Знаем. И кто, и как, и то, что крыльвы могут быть спокойны, потому что новой атаки не будет. Причиной нападения стала древняя дикость крыльвов и несдержанность одного дракона, залетевшего сюда из далекой галактики. Эта информация абсолютно достоверна, потому что я лично знакома с этим драконом, и доверяю ему абсолютно, не меньше чем самой себе.
− Он здесь?! − воскликнула Ина Вири Калли.
− Нет. Двадцать тысяч лет назад он улетел в свою галактику, когда убедился, что исправил свершенную ошибку, и вернул пять миров крыльвов из шести уничтоженных. Старый Аргерон был уничтожен, и это абсолютно точно. А Новый появился, потому что Золотой Дракон Рамигор осознал свою ошибку. Он вернулся в прошлое и увез несколько сотен ратионов со старого Аргерона сюда.






... будет, будет!... шашлык будет!...
Оценка: 7.00*3  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Ю.Журавлева "Мама для наследника" (Приключенческое фэнтези) | | А.Минаева "Академия Галэйн-2. Душа дракона" (Приключенческое фэнтези) | | О.Обская "Невеста на неделю, или Моя навеки" (Попаданцы в другие миры) | | Есения "Ядовитый привкус любви" (Современный любовный роман) | | В.Мельникова "Невеста для дофина" (Фэнтези) | | В.Крымова "Порочная невеста" (Любовное фэнтези) | | С.Волкова "Сердце бабочки" (Психологический триллер) | | Д.Сойфер "На грани серьезного" (Женский роман) | | М.Леванова "Попаданка, которая гуляет сама по себе" (Попаданцы в другие миры) | | Т.Михаль "Когда я стала ведьмой" (Юмористическое фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Советница Его Темнейшества" С.Бакшеев "На линии огня" Г.Гончарова "Тайяна.Влюбиться в небо" Р.Шторм "Академия магических близнецов" В.Кучеренко "Синергия" Н.Нэльте "Слепая совесть" Т.Сотер "Факультет боевой магии.Сложные отношения"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"