Mak Ivan: другие произведения.

Время Пришло - I I

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Новинки на КНИГОМАН!


Peклaмa:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    И не надо требовать мегабайтов в неделю, плиз. Они физически не получатся. 200кб за 2 месяца, и это пока все.


Ivan Mak


Время Пришло − II


Часть I. Май и Дана.



Переполох в Магическом Храме стоял знатный. Началось все еще ночью, когда весь Магический Мир ощутил резкое изменение, и каждый, мало-мальски способный маг увидел прошедшую по небесам магическую рябь. Светлые увидели рябь тьмы, темные обнаружили рябь света. Цветные совершенно запутались, потому что каждый из них видел рябь некоего цвета, но не своего, и при общении друг с другом маги не могли договориться, какого же цвета была рябь. Красные видели зеленую и синюю, Синие видели ярко-желтую, Зеленые утверждали, что событие было фиолетовым.
Ничего не могли сказать только обычные немагические существа Мира, которым не дано видеть магию, но и те проснулись или вздрогнули, если не спали, в момент самого События, из-за того, что колебания магии коснулись всех и каждого, вызывая либо видения, либо необъяснимые ощущения страха, который не редко испытывали при встрече с магическими действиями те, кто не особенно любил магов.
Мировой Спор о Цвете разгорелся с огромной силой, и три коалиции Магов едва неоказались на грани схватки друг с другом из-за этого. Коалиция светлых считала, что Событие устроили Темные. Темные винили в этом светлых. Цветные же едва не перегрызлись друг с другом.
Спор разгорался и внезапно закончился, когда на весь мир прозвучало совместное сообщение Повелителя Темных и Магистра Светлых, которые за прошедшее время сумели встретиться на внеплановой мирной конференции и договориться о том, каковым считать свершившееся Событие.
Они решили за всех, что Событие имело серый цвет, а меж собой договорились считать, что оно вызвано действием пары из темного и светлого магов, которые провели некий эксперимент, едва не стоивший Миру начала новой войны. Именно эту версию они и выдали всем магам мира по окончании конференции, а меж собой два сильнейших мага Мира решили все иначе.
Они решили, что, на самом деле, произошло вторжение в Магический Мир извне. А решив это, они нашли способ, как определить центр вторжения. Через двое суток, уже на тайной встрече, два повелителя мира соединили вместе имевшиеся у них данные и получили ответ.
− Архипелаг Менаса, − произнес Магистр, глянув на Черного.
− Архипелаг Менаса, − подтвердил вывод Черный Маг. − Мы должны отправиться туда вдвоем, Магистр, только так мы сможем противостоять вторжению, а поодиночке эта сила может нас уничтожить.
− Согласен, − впервые, почти не думая, ответил Черному Магистр. Он уже продумывал этот вариант, и пришел к выводу, что только совместные действия Светлых и Черных могут хоть немного гарантировать успех. − Когда ты предлагаешь туда отправиться?
− Немедленно, − ответил тот.
− Немедленно − нереально. Моего возвращения ждут, и Ирас знает, куда я отправился. Если я не вернусь сегодня же, он подымет тревогу, и все закончится нехорошо.
− Твое предложение, Магистр? Я готов отправляться хоть сейчас. И мой заместитель об этом знает.
− Мне нужны сутки на улаживание всех дел. Встретимся завтра и отправимся.
− Хорошо. Завтра, значит завтра. В порту Мерого.
− Идет. Завтра в порту Мерого. Полагаю, мы легко найдем друг друга.
− Разумеется, − усмехнулся Черный и обратившись крылатым поднялся в небо.
Магистр некоторое время следил за полетом Черного Мага, затем активировал Силу и мгновенно перенесся в свой дворец.

* * *

При входе в атмосферу корабль передернуло так, что он начал разваливаться.
"У нас нет иного выбора, Дана!" − мысленно взвыл Май. − "Забирай ее в себя!" − Одновременно он обратился в огромного серого зверя, прыгнул к Базилю и схватил того в пасть. Зверь лишь дернулся, проваливаясь в желудок крыльва.
Рахва успела завыть, увидев над собой разинутую пасть крыльвицы.
"Не тяни, Дана! Некогда объясняться! Она погибнет, если ты этого не сделаешь!" − мысленно возопил Май, и девушка отправилась в чрево крылатой львицы. − "А теперь улетаем отсюда! Сейчас будет ядерный взрыв!"

Взрывная волна догнала их через несколько секунд, но она ничего не могла сделать с крыльвами в состоянии телепортации. Те заметили лишь странные круговые всплески биополя, разошедшиеся от места удара. Крыльвы не сговариваясь понеслись над водой океана к острову, что виднелся на горизонте.

Базиль плюхнулся в воду и только тогда взвыл. Через мгновение рядом с ним в воду упали две женщины и мужчина. Девчонка, которой было не более двадцати лет, визжала, что было сил, и зверь, слушая этот визг, прекратил свой вой, и просто поплыл к берегу, что был совсем рядом.
− Ты меня сожрала! − закричала Рахва, едва выбравшись на берег вслед за Даной. − Сожрала! − завопила она еще сильнее, и кинулась на крыльвицу с кулаками.
− Успокойся, − приказала та, став человеком и поймав кулаки девчонки. − Только так я могла тебя вытащить из взрывающегося корабля. Иначе, ты погибла бы там, − она указала в сторону, где над горизонтом висел темный гриб от чудовищного взрыва, в котором исчез космический корабль.
Базиль чуть оскалил клыки и долго смотрел на Мая молча.
− Ты − крылев? − наконец, спросил он совсем тихо.
Май Миро кивнул в ответ.
− И теперь я обязан тебе жизнью не меньше чем она ей? − спросил он, взглядом указывая на женщин.
− Меньше. Рахва обязана Дане уже второй раз, если я правильно считаю.
− Четвертый, − заявила Дана. − Был еще Сирский конфликт.
− Сирский конфликт? − удивилась Рахва.
− Да, Рахва. Это я превратилась в ту образину, которая из-за якобы обязанпсто людям своей жизнью вывела тебя из клетки и отпустила из плена.
− Почему ты мне не сказала?!
− Потому что в то время ты еще не знала, что я нечеловек.
− Ты со мной тоже так же игрался? − спросил Базиль, глянув на Мая.
− Если мне память не изменяет, игрался со мной ты, а не наоборот, − буркнул Май. − С той лишь разницей, что ты реально не смог бы меня убить, даже если бы захотел.
− Мне известно, как убивать драконов, − проговорил Базиль.
− Драконов? − резко обернулась к нему Рахва. − Они крыльвы, а не драконы!
− Извини, малышка, если я нарушил твои идиллические представления. Крыльвы всегда были драконами. Так же, как я всегда буду зверем в представлениях людей и любых иных гуманоидов.
− Это правда? − спросила Рахва, глянув на Дану.
− Правда лишь в том, что во всей галактике очень мало существ, которые понимают разницу между словами крылев и дракон. Да, я и Май драконы. В такой же степени, в какой ты, Рахва, обезьяна. И называя нас драконами Базиль поступает ровно так же, как мелкая шавка, называющая человека обезьяной. То есть, он этим сильно НАРЫВАЕТСЯ! − Последнее слово Дана резко зарычала, отчего напугалась больше Рахва, чем Базиль.
− Дана, давай не будем устраивать глупые споры из-за древних предрассудков о драконах, произнес Май.
− Я и не спорю. Я просто объяснила твоему другу, чего не следует болтать, если только он не желает познакомиться с моим желудком.
− Только говоришь ты это словно настоящая дракониха, а не крылев.
− Забыл, чего тебе настоящие крыльвы рассказывали? − зафыркала Дана.
− Сюда кто-то идет, прервала спор Мая и Даны Рахва. Она взглядом указывала в сторону, и все обернулись туда. Базиль поднялся на ноги, сделал несколько шагов к Маю, когда оказалось, что к пришельцам двигалась толпа местных людей, часть из которых была вооружена.

Они приблизились и заговорили, что-то спрашивая, но никто из четверки не понял языка.
− Вы не знаете дентрийского языка? − спросила Дана на нем, и пришедшие начали переглядываться. Ей никто не ответил.
− Может, вы знаете этот язык? − заговорил Май на языке ратионов.
− Это язык магов, − заявил один из аборигенов. В его руке было ружье, и он сделал шаг вперед, выходя из толпы своих. − Вы маги? − спросил он.
− Смотря что вы называете этим словом, − ответил Май.
− Они маги! − выпалил человек обернувшись к своим.
− Я этого не сказал! − резко заговорил Май.
− Ты сказал достаточно, маг, − произнес человек с ружьем. − Если вы боитесь, что попали на остров дикарей, то боитесь зря. На нашем острове законы Храма Магов чтут все, и мы проводим вас туда.
− А тебе не кажется, что наше желание может быть совсем иным? − заговорила Дана. − И нам может быть, совсем не интересно идти в какой-то ваш Храм Магии!
− Тогда, чего вы хотите?
− Мы хотим, чтобы вы оставили с нами человека, знающего наш язык, который покажет нам остров и расскажет о нем все, что мы захотим узнать, − произнесла Дана.
− Я останусь только в том случае, если вы будете держать своего зверя на поводке. − заговорил человек.
− А ты имеешь какое-то право требовать, чтобы ученика Мага держали на поводке? − спросил Май. − Он не зверь, а всего лишь провинившийся ученик, обращенный в зверя за свои проказы.
Человек от такого известия отошел к своим и некоторое время тихо говорил с ними, затем слушал ответы.
− Я соглашусь, если вы пообещаете, что ваш наказанный ученик не станет кидаться на людей со своими когтями.
− Он и так наказан за то, что своими проказами задел людей, − продолжил врать Май. − Если же он заденет без повода кого-нибудь еще, я сам обернусь драконом и сожру его.
− Вы − Магистр Магии? − спросил человек со страхом.
− Я не Магистр, но достаточно силен, чтобы сделать то, что сказал, − заявил Май. − Желаешь доказательств, человек?
− Н-нет, − промямлил тот со страхом и снова заговорил со своими на своем языке. Май и Дана уже начали понимать некоторые слова, но речь аборигенов все еще была не понятна.
Вскоре толпа начала удаляться, и с четверкой остался лишь один переводчик.
− Откуда ты знаешь этот язык? − спросил его Май, когда остальные аборигены удалились.
− Я учил его в Храме Магии, когда был молодым. Отец хотел, чтобы я стал магом и заплатил за обучение, но у меня не оказалось способностей, − произнес он. − Я учил только то, что обязан знать любой помощник Мага.
− И ты служишь у кого-то из магов сейчас?
− Нет. Я служу у Наместника острова. Он хорошо мне платит за то, что я лучше всех знаю язык Магов.
− И откуда же Наместник знает, что ты знаешь этот язык лучше всех? − спросил Май.
− Он сам его немного знает, и у него есть кроме меня еще шесть переводчиков. Каждый месяц проводятся экзамены на знание языка Магов. Переводчикам предлагается перевести несколько документов, и Повелитель сам определяет, кто перевел точнее. Он это делает с помощью Книги Перевода и Дополнительных Указаний к экзаменационному тексту, которые присылает Храм. Самое сложное − это перевод "каверз языка". Я их хорошо знаю, потому что несколько лет провел в Храме Магии, и научился не только понимать "каверзы", но и составлять их.
− Можешь сказать что-нибудь из них сейчас?
− Могу, − ответил переводчик. − В любой момент могу, − добавил он на особом наречии − на первом уровне высшего языка ратионов.
− Да, похоже, ты и вправду хорошо знаешь этот язык, − произнес Май на том же уровне.
− Он знает КОДЫ? − удивленно зарычал Базиль, делая это так, что ни один человек не понял бы его вопрос.
− Как видишь, Базиль. А ты до какого уровня знаешь этот язык?
− До третьего, − буркнул зверь едва понятно, но Май и Дана поняли. Для Рахвы же все эти разговоры оставались тарабарщиной, и девушка стояла рядом с Даной, едва ли не хватаясь за нее руками.
− Чего он хочет? − спросил переводчик про Базиля.
− Он хочет того же, чего и я, − заявил Май. − А я хочу жрать. Мы уже сутки ничего не ели. Он безбожно врал, но человек этого не заметил.
− Я провожу вас в город, там есть места, где магов обслуживают бесплатно.
− И там потребуют от нас доказательств, что мы действительно маги, а не самозванцы? − произнес Май на втором уровне.
Переводчик на мгновение умолк, затем начал чесать затылок.
− Простите, но я не понял ваших слов, − проговорил он, наконец. Май повторил то же самое простым языком ратионов.
− У вас нет доказательств? − удивился человек.
− Не имею понятия, даже, что вы принимаете за это доказательство, − ответил Май. − Хотя, обычно, если мне кто-то не верит, я устраиваю какую-нибудь каверзу. Например, обращаюсь в дракона и начинаю плеваться огнем. Ты не веришь?
− Я в-верю, − испугался тот.
− Тогда, почему ты до сих пор не назвал мне своего имени, человек?
− Я − Магран Кайс. Можно просто Магран.
− Ну так что, Магран, мы пойдем в город или будем ждать второго пришествия?
− П-пойдем, − проговорил тот, силясь понять, что такое "второе пришествие". Не поняв, он повернул в сторону, куда ушли остальные люди и двинулся туда.
Пришельцы пошли за ним.
− Ты не думаешь, что своими словами о превращениях, напугал его? − заговорил Базиль, двигаясь рядом с Маем.
− Он больше боится гнева магов, нежели чьих-то клыков, Базиль. И, мой тебе совет, не показывать свои когти кому ни попадя.
− Я не такой идиот, чтобы этого не понимать, дракон.
− И не называй меня драконом. Ни меня ни Дану. Если действительно не хочешь угодить в чей-нибудь желудок по-настоящему.
− Значит, это вранье, что крыльвы не едят разумных?
− Ты меня видел, Базиль. Утверждать, что я не способен сожрать разумного − глупо. Так же, как заявлять, что я это делаю, не зная истины.
− А ты этого никогда не делал?
− Делал. За сто семьдесят лет, раз десять наберется. В большинстве случаев, это было вполне заслуженно для тех, кого я сожрал. Хотя, и невинные жертвы поначалу попадались.
− И она − тоже?
− Нет. Она с детства жила среди людей и узнала, кто она есть по-настоящему, только после своего совершеннолетия. Она любит только покичиться своей способностью кого-нибудь сожрать. А когда это потребовалось по-настоящему, чтобы спасти Рахву, ее пришлось заставлять это делать силой.
− Ты действительно не мог вытащить меня с корабля без этого проглатывания?
− Не мог. И даже проглотив тебя, я это сделал с вероятностью пятьдесят на пятьдесят, потому что делал так впервые.
− То есть, я мог погибнуть?!
− Если бы остался на корабле, ты точно погиб бы.
− А если бы я у тебя переварился в животе?
− Из тех, кто переварился у меня в животе, еще никто жив не оставался, так что, в этом случае, тебе все было бы без разницы.


Вид множества инопланетян, разгуливавших по улицам города, успокоил Мая и Дану, и уверил их, что пришельцев не станут задевать.
− Если ты обратишь своего ученика в человека на минутку, а затем обратно, хозяину не потребуется большего доказательства, что ты маг, − объявил Магран, когда они подошли к заведению, явно похожему на постоялый двор.
− Его наказание не может быть прервано ни на минуту, − заявил Май. − Я скорее сам обращусь в зверя, чем его оберну человеком.
− Если вы при этом ничего плохого ни с кем не сделаете, то этого будет достаточно.
− А если сделаю, то не достаточно? − фыркнул Май.
− Если сделаешь, на тебя будут жаловаться в Магический Храм, а там за такое по головке никого не гладят, − ответил Магран.
− Хорошо. Но объяснять все хозяину будешь ты. Я и языка не знаю, а он не знает языка магов.
− Это всегда, пожалуйста, − ответил человек. − Для того я и служу Наместнику, чтобы переводить слова магов тем, кто их не понимает.

В заведении оказалось не мало посетителей, и после объяснений Маграна с хозяином, тот прошел к пришельцам, ожидая увидеть доказательства.
"Думаю, крыльвом тебе лучше не показываться" − мысленно сказала Дана. − "Кем угодно, только не крыльвом!"
"Боишься?"
"Боюсь. Мало ли, какие у них предрассудки?"
"Ладно, попробуем так."
Май взглянул на Базиля и в мгновение преобразился, став похожим на него, но остался стоять на задних лапах. Хозяин заведения отошел от него на шаг, затем быстро что-то заговорил, глядя на переводчика.
− Все в порядке, − объявил тот на языке ратионов. − Он верит, и обязуется обслуживать вас бесплатно в любое время. А так же предоставит вам место для жительства, если оно вам надо.
− Не помешает, − ответил Май, вернув себе вид человека.


Местный Храм Магов, как выяснилось, оказался совершенно не готов принимать залетных магов. Служители Храма даже плохо знали язык, и лишь присутствие Маграна Кайса помогло четверке пришельцев объясниться с храмовниками. А Магран объяснил пришельцам, что местный Маг часто бывает в отъезде по своим делам, потому его и нет. Служители даже не знали, когда он вернется и занимались только хозяйством Храма, которое было достаточно обширно, чтобы занять работой почти всех, а их было около пятидесяти человек.

* * *

Порт Мерого встречал Магистра всеобщим переполохом. Едва он оказался у ворот Магического Храма, к нему выскочил перепуганный Хранитель − Маг Сернт и заявил, что на порт напал Черный Маг.
− Напал? − скептически проговорил Магистр. − И где же он?
− Он скрылся где-то в трущобах.
− Что же это за нападение, если он скрылся? − фыркнул Магистр.
− Это видели все! Он прилетел на огромном черном драконе, приземлился на центральной площади и разогнал всех жителей оттуда!
− Разогнал? Или они со страху сами разбежались? − вновь спрашивал Магистр. Он мысленно связался с Повелителем Черных, и тот отозвался, жалуясь на то, что его никто не принял, хотя договор о встрече в том городе с Магистром у него и был.
− Зачем ты прилетел сюда с драконом, Повелитель? Ты же знаешь, как люди реагируют на твоего демона!
− Этим драконом был я сам, − ответил Черный. − И не вижу причин, почему твои люди на меня кидаются, когда война давно в прошлом!
− А Маг, который прилетел на спине дракона, кто?
− Это был мой помощник. Он должен вернуться назад после того, как увидит, что мы отправились на дело вместе, чтобы никому из черных не пришло в голову, что я пропал.
− Тогда, становитесь людьми и идите к здешнему Храму Магии. Я жду вас здесь. Только без знаков, по которым вас примут за Черных Магов!
− В моей стране ни один даже самый глупый Маг не посмел бы напасть на идущего по улице человека со знаками Светлого Мага, − произнес Черный с некоторой обидой.
− Народ слишком долго помнит гадости, которые чинили твои предшественники, Черный! По-моему, сейчас не время вспоминать старые обидки!
− Вы могли бы, хотя бы формально запретить своим нападать на Черных, появляющихся у вас.
− Вы идете или нет?
− Идем. будем у вашего Храма через десять минут.
Стражники, по приказу Светлого Магистра пропустили двух человек во двор Храма, и вскоре все местные маги оказались свидетелями того, как их Магистр уселся на спину Черного Дракона, в которого обратился Повелитель Черных. А затем Дракона проводили через город к воротам города, где еще один Черный Маг соскочил со спины крылатого ящера, обратился черной птицей и унесся ввысь, сопровождаемый взглядами светлых магов и стражи, которой было запрещено стрелять по Черным.
Последним в небо поднялся дракон. Повелитель Черных развернулся над местом, где взлетел и взял курс в океан, к архипелагу Менаса.


− Если бы ты умел перемещаться вместе с людьми, мне не потребовалось бы столько сил для перелета через океан, − произнес Черный Дракон, укладываясь на камнях рядомс огнем, который развел Светлый Магистр.
− Если бы я умел перемещаться вместе с людьми, мы победили бы в древней войне намного быстрее, чем это случилось, − ответил Светлый.
− Если бы я сам умел перемещаться как ты, победили бы не вы, − парировал Черный.
− Тебе интересен этот бессмысленный разговор? − пробурчал Магистр, укладываясь у огня на отдых.
− Нет, − отозвался дракон.
− Тогда, давай отдыхать. Завтра лететь еще не меньше.

* * *

− Это магические тесты, − произнес Магран. − Претендент смотрит на эти цветные полоски и та, на которой он видит знаки является указанием на цвет Магии, которой он обладает.
− Здесь нарисован круг с крестом внутри, − сказала Рахва, берясь за полоску зеленого цвета. − А здесь треугольник с вписанным в него кругом, − объявила она, показывая на красный.
− Она собирается учиться Магии? − спросил Магран, глянув на Мая.
− Это она сама решит, − ответил он.
Базиль в этот момент взялся за черную пластинку.
− Что-нибудь видишь? − спросил его Май.
− Два прямоугольника. Вот таких, − он прочертил пальцем по столу прямоугольники, наложенные друг на друга под углом.
− Если он видит Черные знаки, значит, должен плыть учиться на остров Черного Храма, − объявил Магран.
− А ты сам не видишь эти знаки? − спросил его Май.
− Нет. Яне вижу и проверить не могу. Проверить может только Маг. Только Он знает, какие фигуры на всех полосках. Он их сам рисует.
− Ну, я то и так вижу все фигуры, и вижу, что Базиль указал правильно, − ответил Май. − И Рахва.
− Что? − спросила девушка, обернувшись к нему и решив, что Май зовет ее.
− Где еще ты видишь знаки? − спросил он.
Она прошлась около полосок и указала еще на три, называя, что на них нарисовано.
− Она верно назвала? − спросил Магран.
− Верно, − ответил Май.
− Значит, ей надо идти в Белый Храм. Белые Маги самые сильные!
− Самые сильные − радужные Маги, − произнес Май.
− Таких и не бывает, − усмехнулся Магран.
− Ты столь уверен? − переспросила его Дана.
− Я учился в Храме Магии и знаю об этом все!
− Знаешь все? − усмехнулась она. − Скажи ка тогда, сколько хвостов у крыльва?
Какого еще крыльва? − переспросил Магран.
− Так ты и крыльвов не знаешь?! − рассмеялась Дана. − Ну ты даешь, знаток!
− Вы надо мной смеетесь?
− Тебе, Магран, следовало бы знать, что ни один человек не может знать все-все-все на свете, − объявил Май. − И уж тем более, все о такой стихии, как Магия. Даже маги о ней знают не все.
− Я это знаю, господин Май Миро, − объявил Магран Кайс.
− В таком случае, нет проблем, Магран, И тебе осталось только рассказать нам, как добраться до Черного Храма.
− Для этого надо плыть на остров Манаса, а уже оттуда на остров Черного Храма. Там много кораблей ходят мимо него, вы легко найдете попутный. И, если у вас есть средства, то без проблем доберетесь куда желаете.
− Прекрасно. Значит, завтра мы отправляемся в порт и оттуда плывем на остров Менаса. − проговорил Май. − Кстати, здесь где-нибудь есть карта всех островов?
− Есть, конечно, − заговорил старший служитель Храма Магии. − Я сейчас ее принесу!
− Он понял мой вопрос? − удивился Май Миро, глянув на Кайса.
− Я же говорил, некоторые из них немного понимают язык магов.
− Да, говорил. А я уже привык, что никто, кроме тебя, не понимает.


Корабль до столичного порта шел ровно сутки. Вечером чтерверка на него погрузилась, а вечером следующего дня она оказалась в порту Менаса, где поиск корабля, идущего в сторону острова Черного Храма занял не более получаса. Май просто спрашивал об этом у матросов, стоявших у причала кораблей, и вскоре нашелся такой, кто указал, где искать нужный корабль.
− На остров Черных Магов? − переспросил капитан. − Только в том случае, если вы хорошо заплатите! Я рисковать зря не буду!
"Май, по моему, нам проще добраться туда своим ходом" − заговорила Дана.
"И там, мы прямо всем расскажем, что прилетели на своих крыльях?" − с сомнением переспросил он. − "По-моему, проще сделать так" − Он сунул руку в карман и достал оттуда пластину, сверкнувшую на солнце золотом.
− Могу предложить за то, что вы нас туда доставите, вот это, − сказал он, показывая пластину капитану.
Блеск, возникший в глазах человека, сказал все. Вскоре четверка уже устраивалась в просторной каюте. Человека ничуть не смутило присутствие Базиля и отсутствие какой-либо сдерживащей аммуниции на нем.
Плавание продолжалось двое суток, и вскоре корабль прибыл к острову Черного Храма. Черный Храм возвышался над островом, словно скала и был виден уже с воды. Несколько минут ушло на переговоры капитана и начальника местного порта, в котором тот получил разрешение на высадку пассажиров, и тех переправили к причалу на обычной шлюпке.
− У вас должна быть очень весская причина, чтобы высадиться здесь, − произнес начальник порта, встретив чертверку.
− У нас достаточно весская причина, − ответил Май на языке людей и протянул капитану бумагу из Храма Магии, в котором говорилось, что некто по имени Базиль имеет задатки к Черной Магии и направляется на обучение в Черный Храм.
− И кто же этот Базиль? − спросил человек.
− Он. − Май указал на зверя.
− Я − Базиль, − прорычал зверь, и человек сделал шаг назад от него, оглядывая его с ног до головы.
− Хорошо. Его проводят в Храм, проверят и тогда Совет Черных Магов решит, имеет ли смысл его обучать Магии, − заявил начальник.
− Мы пойдем с ним, потому что Совет может решить, что и нас надо обучать, − заявил Май.
− И у вас есть такие же бумаги?
− Нет. У нас есть кое-что более весомое, чем бумага, − Май, словно фокусник, вынул из кармана золотую пластинку, и алчность сделала все остальное.

* * *

Черный дракон приземлился в порту Менаса в кромешной тьме ночи, и никто из стражи этого приземления не заметил. Стражников привлек только шум, из-за которого они некоторое время носились по причалу с факелами, но поиски ничего не дали, и они успокоились.
А двое прилетевших магов давно покинули причал и отдыхали в местной таверне, где было не мало капитанов, которых маги решили расспросить первыми.
Единственной зацепкой стал рассказ одного из капитанов о сильном взрыве в океане, происшедшем у одного из островов. Маги заинтересовавшись этим явлением отправились на его корабль и прослушали еще несколько похожих рассказов от матросов, некоторые из которых не только слышали, но и видели явление, напугавшее моряков так, что они спешно снялись с якоря и покинули то место.
Расследование быстро привело магов к острову, на котором появилась странная четверка, и Магран Кайс не посмел что-либо скрыть, рассказывая о пришельцах.
− Он выглядел вот так? − спросил черный маг, являя в своек руке картинку со зверем.
− Да, он был похож на это существо, − ответил Магран. − И он тоже говорил на языке магов.
− Ясно, − ответил черный.
− Что это значит? − заговорил светлый на языке, которого помощник местного мага не понимал.
− Это релайс, существо из другого мира. Это только подтверждает, что произошло вторжение в наш мир. Только не подтверждает, что они прибыли сюда чтобы нас захватывать. Захватить мир вчетвером? − черный усмехнулся. − Да и магию, судя по всему, знают они далеко не всю.
− Не всю? − фыркнул светлый. − Одно только умение обращаться означает силу не менее восьмого уровня магии!
− Ты испугался пришельцев, Магистр? − усмехнулся черный. − Глупо!

* * *

Черный Храм принимал новых учеников. Никто ничего не заподозрил в том, что появилось сразу четверо. Силы Магии "могли проделать" и не такое, поэтому уже на второй день четверка приступила к обучению. Поначалу их не разделяли по цветам, хотя, с самого начала выяснилось, что магия Базиля − черная, магия Мая и Даны − белая, а магия Рахвы − сине-зелено-голубая.
Местные учителя, казалось, куда-то торопились, особенно, в обучении Базиля, и тот вскоре начал делать такое, что и "крыльвы не могли". Впрочем, так казалось только самому Базилю, у которого от успехов просто кружилась голова.
Рахву учили не менее быстро. Не прошло и недели, как она сдала экзамен на первую ступень, и теперь по всем меркам этого мира стала называться Магом.

Очередное утро началось для четверки новых учеников с ранней побудки. Учителя требовали учеников к себе, и те явились непрекословя.
Вместе со знакомыми уже храмовниками сидели два новых мага, и Май с Даной мгновенно ощутили в них Силу. Силу во много раз большую, чем у любого из местных учителей. А это означало только одно − эти двое были местной элитой или даже членами магического правительства мира.
− Нам стало известно, что вы не из нашего мира и вторглись в наш мир с некими целями, очевидно, неблаговидными, раз вы не рассказали об этом, когда явились в Храм, − длинно заговорил Главный Храмовник. − Вы признаете это?
− Ваше заявление смешно, господин Маг, − поднялся со своего места Май. − Космос велик, и в нем ваш мир − не более чем мелкий островок, и ваше обвинение не более правомочно, чем обвинение крестьянину, явившемуся на базар, в том, что он вторгся в город с якобы неблаговидными целями, потому что не рассказал Королю, сколько и какой травы он привез торговать!
− Вы явились сюда торговать?! − воскликнул храмовник. − Не смешите меня! У вас нет ничего, что бы вы могли продать!
− От того, что наша летающая телега свалилась в ваш огород, господа, смысл моих слов не изменился, − объявил Май Миро. − Мы попали в ваш мир случайно и отправились в Храм только потому, что это нам посоветовали местные жители, когда узнали о нашей Силе.
− Только идиот поверит в то, что в чужой дом можно попасть случайно, вышибив при этом дверь сапогом и переполошив всех жителей! − воскликнул один из высших Магов. − Говори, кто ты такой, если не желаешь себе неприятностей!
− Ну, коли так, я не виноват, − произнес Май и сделал шаг вперед.
"Май, ты уверен?!" − воскликнула Дана.
"Приготовься и сама стать крыльвицей! Следи, чтобы Базиля с Рахвой не задели!"
Рык огромного серого льва разорвал воздух в зале, и храмовники повскакивали со своих мест, увидев перед собой мощные клыки в гигантской пасти.

− Атакуем! − воскликнул Магистр Светлых, и это стало последним словом в его жизни. "Всесокрушающий Удар" Магистра оказался для Мая не более чем булавочный укол для льва, который его только разозлил, и в следующее мгновение огромные когти проткнули тело мага, а рядом уже начиналась схватка крыльвицы с черным драконом. Длилась она недолго. Дана проявила все способности кошки и вцепилась клыками в горло черного ящера. Тот некоторое время бился в агонии, его хвост мотался по залу и едва не пришиб Рахву. Девчонку защитил Базиль, закрывший ее от удара черного хвоста своим телом.
Дракон уже был мертв, а Май расправлялся с оставшимися магами, попытавшимися атаковать его.
− Дана! − воскликнула Рахва. − Базиль ранен! Крыльвица, наконец, отпустила шею дракона и развернувшись проскочила к Базилю и Рахве. Рядом оказался и Май, вернувшийся к виду человека.
− Что здесь произошло? − раздался чей-то голос, и в зале появился кто-то из учеников.
− Маги подрались! − выкрикнул Май. − Медиков сюда, живо! − приказал он, и ученик умчался исполнять указание.
Через пять минут храмовый медик уже занимался Базилем, зашивал рану на его боку, что тот получил от удара дракона. Сам дракон уже пропал, и Май напару с Даной "навешивал лапшу" на уши оставшимся магикам и ученикам о том, "что случилось".
К вечеру Базиль очнулся, и Май, оказавшийся рядом с ним в этот момент, тут же объяснил ему, о чем говорить можно, а о чем нет.
− Мы в плену у этого чудовища? − спросил он тихо.
− Дана его загрызла, мы там же, где и были, в Храме Черных, и никто, кроме нас, не знает, что произошло в действительности.
− А ты сам знаешь, что произошло?
− Что бы ни произошло, наши враги мертвы, Базиль. Лежи и не волнуйся ни о чем.
− Девчон ка то осталась жива? − спросил он.
− Осталась, − усмехнулся Май. − Она скоро придет сюда, и ты с ней поговоришь. Может, она и позволит тебе сделать то, чего никому не позволяла.
− Ты подслушиваешь мои мысли, дракон?
− Ты их сам выставляешь напоказ, Базиль. И я тебя предупреждал на счет дракона!
− Извини, вырвалось... − буркнул Базиль.

* * *


− Проходите, − раздался старческий голос, и четверо учеников вошли в дом старой ведьмы, не принимавшей учеников вот уже много лет. Но, на этот раз, слишком серьезными оказались слова нового Магистра Светлых о возникших в мире сложностях из-за исчезновения старого Магистра Светлых и Повелителя Черных. − Меня зовут, как вы уже знаете, Марфа, − объявила она усаживаясь в кресло и указывая на четыре места, приготовленных ученикам.
Они расселись, и ведьма внимательно следила за всеми четырьмя, двое из которых вели себя совсем не так, как обычные ученики. Они оглядывали все вокруг, и словно чувствовали, что попали не в простой дом.
− Учить вас своей магии я не собираюсь, − заявила Марфа.
− Будете учить чужой магии? − спросил один из тех, что много оглядывался.
− Нет. − ответила она. − Я вас буду допрашивать. До тех пор, пока вы не признаетесь в том, откуда вы взялись?
− А просто нормально спросить об этом вам не позволяет религия? − спросила девушка, та, что тоже что-то заподозрила.
− А вы, разве, ответите? − спросила Марфа.
− Не спросив − не узнаете, − произнесла девушка, и Марфа чуть не подскочила со своего места, потому что ученица использовала родной язык самой Марфы. − Нам известны, кто такие лайинты, мадам Марфа, − продолжила девушка, и старуха поняла, что это правда.
− Тогда, вам просто глупо не отвечать на мой вопрос, − заявила Марфа.
− Вы желаете знать абсолютно точно координаты той планеты, с которой мы прилетели? Или вам достаточно того, что она на другом краю галактики? − спросил юноша.
− Я хочу знать, зачем вы здесь? Чего хотите в нашем мире?
− Странные вопросы здесь задают гости хозяевам, однако, − произнесла девушка. − Может, вы не в курсе, КТО хозяин НАШЕЙ галактики?
− Хотите сказать, что ее принадлежность всем местным жителям кем-то снова оспорена? − спросила Марфа.
− Если вам известно, кто такие крыльвы, вы вряд ли станете возражать, что галактика принадлежит им. Не станете?
− Не стану, − призналась Марфа.
− В таком случае, пора вам признать и то, что ваш вопрос неправомочен, − зарычала возникшая на месте девушки серая крылатая львица.
Марфа от ее резкого превращения дернулась и попыталась бежать, но убежала недалеко.
− Если вы не вернетесь, мы спалим ваш дом до самого основания, − заявила крыльвица. − А потом включим сканер и вычистим твое гнездо так, что и капли рыжей не останется!
− Что вам от меня надо?! − воскликнула Марфа, перепугавшись досмерти. Уж чего-чего, а о способностях крыльвов она знала не мало! И обещанное они вполне могли провернуть.
− Нам нужны обещанные вами уроки и... "рыжая магия", − заявла крыльвица, обращаясь в прежнюю девушку.
Теперь Марфа увидела, что двое других учеников не были крыльвами, потому что их мысли оставались почти открытыми. Она вернулась к ученикам, села на свое место и дала свое согласие на игру в "учителя и учеников".


Война назревала давно, и мир готовился к ней, готовился как никогда. Люди и нелюди изобретали все новое и новое оружие, маги совершенствовались в убийственных заклятиях, короли и императоры ссорились, мирились, вступали в союзы и рвали отношения. Оснако, бойня началась, как это не редко бывает, с пустяка. Один высокопоставленный осел подвернул ногу на балу у дрогого высокопоставленного осла, в результате, отец пострадавшего осла увидел в этом "настоящий заговор" и не колеблясь отправил войска через границу "выручать сына". А затем, пошло-поехало. Сработал запал и пороховая бочка взорвалась. Уже через три дня дрались чуть ли не все страны мира. Не вступили в войну лишь некоторые из тех, что были труднодоступны для других.

− Мировой Магический Турнир откладывается на неопределенное время, − заявил Верхновный Магистр Светлых.
− Мировой Магический Турнир откладывается, − подтвердил Повелитель Темных.

− Я улетаю с темными, − произнес Базиль, − Надеюсь, ты не против, Май?
− Не вижу причин, зачем мне быть против, Базиль. У тебя хороший потенциал. Не удивлюсь, если станешь Повелителем Темных.
− Думаешь, они позволят?
− Станешь драконом покрупнее, никто и не посмеет возразить.


* * *

− Считаешь, мы правильно сделали, оставив их одних? − спросила Дана.
− Ну, Базиль не пропадет, это я могу гарантировать, − ответил Май. − И девчонку в обиду он не даст. В этом ты и сама убедилась.
− Да, только, по моему, он решил ее совратить.
− Он ее совратил уже давно, Дана. Еще в тот день, когда закрыл своим телом от хвоста дракона. Ты тогда просто не видела, каким взглядом она на него смотрела!
− Да видела я все, − усмехнулась Дана. − Думаешь, я не знаю, какие у нее были тайные мечтания? − фыркнула она, ткнув Мая лапой.
− Осторожнее, а то мы врежемся куда-нибудь! − воскликнул Май, выправляя направление полета, изменившееся в момент толчка.
− Врежемся в пустом космосе? − фыекнула Дана. − Куда мы вообще летим-то, Май?
− Сейчас − вот к этой планете, − ответил он, указывая на экране точку. − А вообще, ты и сама знаешь. Мы ищем крыльвов. Не забыла?
− Думаешь, они есть на этой захудалой планетке?
− Захудалая или нет, на этой планетке есть разумные существа, а значит, они могут что-то знать и о крыльвах.
− И ты приземлишься там и тут же спросишь у первого прохожего крокодила, а не видел ли он крыльвов где-нибудь неподалеку? − усмехнулась Дана.

* * *

− Скажите, уважаемый, а на этой планете бывали крыльвы? − спросил Май, когда большой коричневый монстр на таможне разглядывал его дентрийский паспорт.
− Крыльвы, − промямллил тот едва внятно. − Не знаю таких. А вот, таким как ты на нашу планету влет запрещен! − зарычал он, тыкая в Мая Миро лапой.
− А таким как я, тоже запрещен?! − взрычала Дана, мгновенно обращаясь крыльвицей.
Таможенник вздрогнул и попятился назад.
− И-и-и... − раздалось из его пасти, и он рухнул на пол, теряя сознание.
− Похоже, они все-таки знают, кто такие крыльвы, − произнесла Дана, поднимая документ Мая и возвращая его ему. Вместе с этим она вернула себе и дентрийский вид.
− Что здесь произошло? − раздался еще один голос, и в помещение вошло еще одно гориллоподобное существо.
− Понятия не имею, − ответила Дана. − Этот, по моему, в обморок упал, словно привидение увидел.
− Привидение? − второй инопланетянин начал нервно озираться. − Он точно видел привидение?
− Да откуда нам знать, чего он видел?! − воскликнул Май. − Вы документы нам делать будете или нет?
− Документы? У вас, что, нет документов?
− А на вашей планете каждый встречный полицейский знает, какие документы правильные, а какие нет на другой стороне галактики? − продолжал наступать Май.
− Показывай, какие у тебя документы! − приказал второй таможенник, и Май снова показал свой паспорт.
− Это не документ, − пробурчал инопланетянин. − С такими каракулями... − добавил он и умолк, глядя на лежавшего на полу собрата, рядом с котороым стояла Дана. Он резко дернулся, выхватил из-за пояса непонятный прибор и нажал на кнопку. Мгновенно взвыла тревога и через пять минут двое пришельцев были затолканы в маленькую камеру, где и закрыты на ключ.
− И что теперь, спросила Дана, огладываясь.
− Для начала, успокойся, − ответил он. − Мы не на Дентре, и здесь нет никакого ОПД.
− Ты в этом уверен? Я − почему-то нет.
− Я думаю, нам надо просто подождать, − объявил он. − Приляжем и подождем. − Он забрался на нары и разлегся там, знаком указывая Дане ложиться рядом. Она не стала сопротивляться и вскоре они лежали рядом и тихо переговаривались, строя планы возможного побега.


* * *

За маленьким зарешеченным окошком небо обратилось из голубого в темносинее, когда дверь в камеру заскрипела, и в проеме появилась фигура человека.
− Есть здесь кто-нибудь? − раздался вопрос на дентрийском языке.
− Нету никого, − буркнула в ответ Дана. − Заходи на вечеринку, − добавила она, когда поднялась и увидел человека в дверях.
− Выходите, − произнес он. − Оба, − добавил дентрийец, когда увидел и проснувшегося Мая.
− Кто ты? − спросил его Май.
− Меня зовут Фур Сархас, − ответил дентриец. − Меня наняли, чтобы я перевел ваши документы на официальный язык этого района.
− Района? − переспросила Дана. − А почему не на официальный язык планеты?
− Потому что на официальный язык планеты ваши документы переводить незачем. Дентрийский является одним из них. Я и сам не понимаю, почему вы приземлились именно здесь, а не в столице Тиверада, например.
− Из космоса не было видно надписей над космодромами о том, какой из них столичный, − произнес Май. − Мы выбрали тот, что показался самым крупным.
− Да уж, − усмехнулся Фур. − Хеммеры явно перестарались, когда строили свой космопорт.
− Хаммеры? − удивленно произнесла Дана. − Это кто?
− Это те, образины, что вас встретили и запихнули сюда.
− Образины? И ты не боишься их так называть? − удивился Май.
− Судя по всему, вы не знаете всей обстановки на Тивераде, − ответил он. − Если вы сделаете все, как я скажу, могу гарантировать, что у вас не останется никаких проблем.
− А с чего ты взял, что у нас есть какие-то проблемы? − спросил Май.
− Разве, попадание за решетку к хаммерам для вас не является проблемой?
− А ты нас отсюда вывел, разве не с их согласия?
− С их, но они на это пошли вовсе не от уважения к дентрийцам.
− Именно, − буркнула Дана. − Может быть, ты, Фур Сархес, объяснишь нам, каково отношение к крыльвам на этой планете?
− Если бы вы знали, кто такая Рута Каррвенс, вы бы этот вопрос не задавали.
− Фур, давай, без ребусов, − произнес Май. − Мы скоров ыйдем из этого коридора, и тебе будет намного лучше, если ты ответишь на вопрос Даны прямо и бeз всяких уверток.
− Рута − Императрица Тиверада − крыльвица. Это вы знаете?
− Не знаем, − ответила Дана.
− Вот потому вы и задаете свои дурацкие вопросы. Из-за них, видимо, хаммеры вас и посадили за решетку, потому что перепугались и не захотели брать на себя ответственность за то, что станет с вами, если что-то пойдет не так.
− А что может с нами стать? − спросил Май.
− В районе хаммеров дентриец может пропасть, и его никто не станет искать. Просто потому что здесь нет нормальной власти, а работает только закон джунглей, по которому прав тот, у кого когти длиннее. Кроме того, хаммеры сильно злы за то, что им лапы укоротили, когда они попытались наложить эти лапы на Тиверад.
− Кто же это сделал? − спросил Май.
− Рута, кто же еще! Она, хоть и людоедка, но в глобальных делах людей в обиду не дает.
− И ты знаешь, почему? − спросила Дана.
− Это каждый знает, кто историю учил. Потому что ее мужем был человек.
− Был? А теперь его нет?
− Он умер, и Рута очень тажело это пережила. Ей было так плохо, что она улетела в космос и вернулась только через двенадцать лет. А когда вернулась, тут властвовали узурпаторы. Вот их-то она ничуть и не пожалела, хотя они и были людьми.
Коридор закончился, и троица оказалась перед группой местных хозяев.
− Говорю только я, а вы молчите, − произнес Фур Сархас перед тем, как выйти.
Полчаса спустя хаммеры сами довезли трех человек до площадки, на котором стоял приземлившийся аппарат Мая и Даны, после чего позволили им взлететь и выдали все данные для пролета к столичному космопорту.
− Что-то мне подсказывает, что ты обыкновенный прохиндей, Сархас, − заговорил Май, когда аппарат приняли на новом месте. − И от хаммеров ты просто-напросто сбежал с нашей помощью.
− На Тивераде профессия прохиндея достаточно хорошо ценится, − ответил Фур Сархас. − Вот вы, например, как собирались от хаммеров уходить?
− Ножками, − ответила Дана.



Часть II. Переворот


− Закрывайте выход и запускайте мост! − воскликнул человек, вбежавший в перемещаемую капсулу моста.
− Вы собираетесь лететь так? − спросил кто-то, оглядев вбежавшего.
− Не важно, как! Быстрее! Сюда летит дракон!
За окном действительно появился огромный крылатый зверь, он носился над городом и метал молнии, уничтожая здания и машины.
Командир больше не медлил и включил механизмы закрывавшие входной шлюз. Камера погрузилась в полутьму, и люди притихли, ожидая слов о начале космического прыжка.
− Старт! − объявил командир. Раздался грохот, за небольшими окнами исчез металл, окружавший капсулу и осталась непроглядная тьма в ничто. Теперь капсула находилась вне пространства и времени. Она неслась к цели и десять минут спустя с грохотом влетела в приемную камеру, располагавшуюся во многих световых годах от места старта.
− Прибыли, − объявил капитан. Люди зашевелились. − Снаружи минус тридцать, − сообщил капитан, прочитав информацию с экрана.
− Что? − проговорил непутевый пассажир, вскочивший в камеру последним.
− Это Игрумина, господин, − сказал какой-то мальчишка. − Здесь всегда зима, а у вас нет шубы.
Выход из капсулы открылся, и в нее вошел сухой морозный воздух. Непутевый теперь только ежился в своей легкой одежде. За его спиной был рюкзак, в котором послышался тихий скулеж.
− Что это у вас там? − спросил капитан.
− Зверь, − буркнул человек. − Вы полетите обратно?
− Еще не знаю. Часа два надо ждать следующего окна. Куда назначат, туда и полетим.
− Значит, я могу выйти?
− Если не боитесь превратиться в ледышку.
− Посмотрим, − буркнул тот и шагнул вслед за последним пассажиром.
Снаружи стоял холод, хотя станция космического моста и располагалась под большим куполом.
− Ваши документы, − произнес человек в форме, подходя к прилетевшему. Тот вытащил свои бумаги, и контролер долго рассматривал их. − По-моему, вы попали не на ту планету, господин Маори Атар. Это Игрумина. У вас нет регистрации.
− Я не задержусь здесь надолго. Мне не повезло, попал не в ту капсулу. Здесь можно где-нибудь купить теплую одежду?
− Там, − указал служивый и оставил незадачливого пассажира. Тот направился в указанном направлении и вскоре нашел магазин, где торговали шубами и другими теплыми вещами. Недостатка в деньгах человек явно не испытывал, да и местные цены на теплые вещи оказались далеко не заоблачными, как могло бы быть на других вокзалах.
Вскоре Маори Атар стоял у справочной, выясняя, куда отправится следующая капсула. Путь той, в которой он прилетел, его не устраивал.
− А куда вы хотите попасть? − спросил оператор, когда ни вторая, ни третья цели не подошли Атару.
− Мне нужен двадцать четвертый Сектор.
− Там нет космических мостов.
− Есть. На Рангсе и Тивераде.
− Боюсь, что туда можно попасть только через Центральный Мост на Ренсиане, − оператор ввел новую команду и вскоре подтвердил свои слова: − Да, с Ренсианы можно попасть на Рангс.
− Мне нельзя на Ренсиану, − заявил Атар.
− Нельзя? − удивился оператор.
− Нельзя. Я не имею ренсийского гражданства.
− Ну, тогда, могу посоветовать только одно − отправляться в космопорт и нанимать корабль. Или лететь рейсовыми.
− Хорошо. Спасибо.
Атар прошел через зал, некоторое время смотрел схемы на стенах, затем обратился к служителю порядка с вопросом о космопорте. Тот объяснил, как туда попасть и посоветовал зарегистрироваться, чтобы не было проблем с законом.


Старый рейдер опустился в Саарском космопорте Тиверада. Капитаном рейдера был старый знакомый Маори Атара, который с радостью взял земляка, встретив его на холодной Игрумине и попросил с того символическую плату, не больше чем стоил бы билет на обычный лайнер. Атар был этому только рад, потому что платить полную стоимость за полет он был не в состоянии.
− Ну, будет чего нужно, звони, не стесняйся, − сказал Маори, пожимая руку космическому волку.
− Да уж не застесняюсь, − усмехнулся тот. − Рад был помочь!
Они расстались, и Маори отправился в гостиницу, где тут же взял приличный номер и заказал обед для себя и звереныша, что тихо просидел в мешке всю дорогу.
Показывать его Маори никому не собирался. Слишком дорог был этот зверь, чтобы делиться с кем-либо наградой за его поимку.
Пока служащие не принесли обед, Маори взялся за телефон и некоторое время дозванивался до свого старого босса. Каррвенса на было на месте, и Маори оставил для него номер телефона и сообщение о важности сообщения.
Каррвенс позвонил только вечером, когда Маори лежал на диване и наблюдал за возней серого зверя. Тот был размером со среднего пса, но для своего вида был едва родившимся малышом.
− С вами будет говорить господин Каррвенс, − произнес секретарь, и Маори сел на диване.
− Что у тебя за сообщение, Атар? − послышался грубый голос. − Говори быстро, у меня мало времени!
− Я привез маленького крыльва, − произнес Атар, решив говорить все прямо.
− Что? − переспросил человек с той стороны сдавленным голосом.
− Маленького крыльва. Совсем малыша. Два года назад вы обещали хорошую награду тому, кто привезет вам малыша крыльва.
− Сколько вы хотите за него? − спросил Каррвенс.
− Двадцать пять миллионов дентрийских империалов.
− Я должен быть уверен, что у вас именно тот зверь.
− Я приеду к вам с ним завтра утром, господин Каррвенс. Надеюсь, вы встретите меня как надо.
− Хорошо. Я жду вас, господин Атар.


Машина въехала на территорию частных владений Каррвенса без проблем. Атар показал свое удостоверение охраннику, и тот немедленно открыл проезд. Встречать Атара вышел сам хозяин и проводил его в холл, где Маори и выгрузил соедржимое мешка.
Каррвенс рассматривал маленького звереныша несколько минут. Он ощупувал его лапы, когти, спину, трогал бугры на спине, которые должны были вырасти в крылья.
Малыш не особенно давался и пытался играть с человеком. Тот, наконец поднялся и улыбнулся Маори Атару.
− Вы желаете получить деньги наличными или переводом в банк? − спросил он.
− Переводом, − ответил Атар. − Так надежнее и легче, чем набивать багажник деньгами.
− Хорошо, пройдемте. − Каррвенс поднял маленького зверя на руки и пошел с ним через холл. Оставлять крыльвенка без присмотра он не собирался.


Рута вошла в ворота замка, некоторое время принюхивалась к дорожке, оглянулась на улыбающегося Каррвенса и прошла дальше.
Древний дворец короля пиратов теперь был восстановлен. Каррвенс не пожалел денег и заставил строителей расширить множество проходов, выгрести из замка весь старый хлам, установить новейшие системы освещения, отопления, связи, наблюдения. Вокруг замка появились военные посты, на которых теперь стояли вооруженные солдаты. У них были самые жесткие приказы − не пропускать никого чужого и стрелять на поражение в случае обнаружения нарушителей. Все охранники получили прямые инструкции Каррвенса на счет Руты. Маленькая крыльвица становилась в замке хозяйкой не менее важной, чем сам Каррвенс, и только приказ Каррвенса мог отменить ее приказ.
Рута уже умела говорить, и за прошедший год довольно сильно выросла. Едва научившись понимать свое состояние, она стала требовать от Каррвенса больше еды, и человек не возражал. Он понял, что ему потребуется еще не мало вложить средств в то самое будущее, которое он рисовал себе. Каррвенс, в отличие от большинства людей Тиверада, знал, кто такие крыльвы, и надеялся с помощью Руты получить огромную власть.
План его несколько покосился, когда оказалось, что управлять маленькой инопланетянкой не так легко. На ней не срабатывали многие методы воспитания инопланетян, и Каррвенс решил идти своим путем. Теперь в замке, который переименовывался из "пиратского" в "Замок Каррвенса" служило не мало воспитателей, целью которых было только одно − сделать из Руты послушное хозяину существо. Каррвенс, зная многие способности крыльвов, выбрал таких людей, которые не могли бы в будущем стать плохим примером для воспитуемой. Он подбирал персонал не менее тщательно, чем это сделал бы Президент или Император целой планеты, и каждый воспитатель прошел личное инструктирование, в котором Каррвенс "объяснил" цель. Но он все же не объяснял главного − не объяснял, что в будущем Рута станет большим сильным зверем, против которого не устоит никто, в этом Каррвенс был уверен. И теперь его плану служили лучшие люди, каких только можно было найти на планете. Каррвенс не собирался платить за ошибки воспитания, и первые результаты его вполне устраивали.



Каррвенс вошел в свою спальню и остановился. В его постели лежала большая серая львица.
− Рута? Что ты здесь делаешь? − заговорил он.
− Я жду тебя. Ты ведь меня любишь?
− Конечно, люблю, Рута, что за вопрос?!
− Тогда, ты должен спать вместе со мной! − возкликнула она. − Так же, как с Фико.
− С Фико? Ты о ней что-нибудь знаешь? Она куда-то пропала!
− Фико не пропала, − улыбнулась Рута, поглаживая лапой свой живот. − Она просто ушла в меня.
− Ты ее съела?! Рута, я же просил тебя не делать так без моего разрешения!
− А ты и впраду не слышишь, когда я говорю не то, что есть на самом деле, − усмехнулась Рута. − Я ее еще не съела! Но, если окажется, что она наврала, про любовь мужчины и женщины, я ее точно съем!
− Где она, Рута?
− Ты больше любишь ее, чем меня? − спросила Рута.
− Я люблю тебя больше всех, Рута! − ответил Каррвенс, подошел к львице и начал ее гладить. − Рута, ты должна сейчас же выпустить Фико!
− Только после того, как ты докажешь, что действительно любишь меня больше, чем ее!
− Ну что за капризы, Рута! Ты же давно не маленькая!
− Вот именно, что давно! Значит, ты не хочешь? Тогда, я сейчас же пойду и сожру ее!
− Ну, чего ты хочешь, Рута? Чего?!
− Чтобы ты меня любил как женщину! А не как ребенка! Я давно не ребенок!
− Хорошо, я это сделаю, но ты пообещаешь, что выпустишь Фико.
− Выпущу, − ответила Рута. − После того, как ты докажешь.

В этот час для Каррвенса изменилось все. Он любил львицу как женщину, и сделав это в первый раз, понял, что уже никогда не сможет отказаться от такого удовольствия. В нем выросло нечто, чего человек еще не понимал. И только Рута ощущала это по-своему, И ощутила так, что у нее не осталось сомнений в любви ее самого близкого человека, хотя она давно поняла, что она сама − инопланетянка, а не человек. Узнала она и то, что Каррвенс заплатил за нее выкуп у похитителя, выкравшего ее с другой планеты. Не знала она только с какой. Но Рута четко знала, что ее хозяин (а именно так называли Каррвенса все вокруг по отношению к ней) сказал далеко не все об этом "выкупе". Не стала она об этом выпытывать только зная, что у Каррвенса есть дела, о которых ей знать не надо, и она это в детстве приняла как аксиому, а позже поняла, что вмешиваться и расспрашивать не стоит, чтобы не потерять то, что имеет. Впрочем, теперь она уже не могла это потерять. Просто потому что Каррвенс пошел в своих делах с ней до конца, и крыльвица Рута была зарегистрирована как полноправная гражданка планеты, и замок Каррвенса наполовину принадлежал ей.
Он проснулся в объятиях серой львицы, и в мыслях его все переворачивалось. Каррвенс решил, что должен отбросить все предрассудки на счет зоофилии и ксенофилии. Он желал любить львицу снова и снова, жалал и горел этим желанием так, что Рута, проснувшись, сама потребовала повторения. И он не отказался, совершенно забыв про Фико. И вспомнил про нее только после подъема, когда вместе с Рутой оказался в столовой, где хозяев замка ждал завтрак.
− Ты покажешь, где спрятала Фико? − спросил он.
− Покажу, − ответила крыльвица, ощущая в человеке совсем иное отношение к это женщине. Он ее уже не любил, а говоря точнее, вообще не любил. Она была лишь продажной девицей, и Рута давно знала о таких отношениях все.
Фико сидела в клетке, которую не могла открыть. Не мог ее открыть и никто из людей, если бы не воспользовался инструментом.
− Хозяин! − воскликнула женщина. − Рута хотела меня сожрать!
− Вообще-то я ей позволяю подобные вольности, − заявил Каррвенс. − И Рута уже съела не мало людей. Одним больше, одним меньше, какая разница?
− Но, как вы можете?!
− Я ее люблю и позволяю ей делать все, что она хочет. И, раз она хочет тебя сожрать, я хочу на это посмотреть. Рута, ты можешь ее съесть прямо сейчас.
− Нет! − завизжала женщина.
Крыльвица прошла к ней, и Фико запрыгнула обратно в клетку, где и была тут же заперта крыльвицей.
− Я ее потом съем, − объявила Рута.
− Почему потом? − заговорил Каррвенс. − Я хочу на это посмотреть! Ты уже стольких съела, а я ни разу и не видел этого представления!
− Она еще должна мне кое-что рассказать по поводу постельных игр. Она мне это обещала! − ответила Рута. − А если ты хочешь посмотреть, как я кого-нибудь съем, я могу специально для тебя съесть повара. Он мне давно не нравится!
− И что же он такого сделал, что ты его съесть хочешь?
− Он − жулик. Устрой ему ревизию, и ты это поймешь сам!
− Ревизия − это долго, Рута.
− Тогда, не спеши с представлением. Оно же никуда от тебя не денется!
− Ладно, Рута, − Каррвенс положил руку ей на шею и чуть потрепал. − Для тебя, любимой, мне ничего не жалко!
− Значит, ты позволишь мне выбрать учебное заведение, куда я смогу поступить учиться?!
− Ты этого хочешь, Рута?
− Да!
− Значит, так и будет! Но жить ты будешь вместе со мной!
− Конечно! − взвыла она. − Я тебя люблю! − И она обняла его всеми четырьмя лапами и крыльями, повалившись на пол так, что он оказался у нее на животе.
− Тебе надо будет учиться вести себя прилично на людях, Рута, − произнес он,когда освободился от ее объятий.
− Ты это о чем?
− О том, что ты иногда делаешь такое, что кто-то может принять за плохое дело или агрессию. Это здесь, в замке, все знают, что ты своя и никого зря не трогаешь, а там все будет иначе.
− Кодекс инопланетного хищника? − спросила она.
− Так ты его знаешь?
− Зря что ли в замке телевизоры работают? − усмехнулась она. − Может, ты считаешь, что я совсем дикая и не знаю жизни?
− Жизни ты не знаешь, это точно. Уверен, ты вляпаешься в какую-нибудь историю в первые же дни, как окажешься на материке!
− Что-то мне не хочется туда вляпываться.
− Поэтому и надо будет учиться. А еще, тебе надо будет слушаться меня. Сразу и без задержек!
− Я тебя когда-нибудь слушалась с задержками?
− Иногда бывает, − усмехнулся он. − Ладно, Куда идем?
− В столовую, за поваром.
− Ты действительно его хочешь того? − спросил Каррвенс.
− На самом деле, из всех случаев, в которых тебе докладывали, что я кого-то съела, только один был настоящим. Когда тот гад выстрелил мне в нос, я разозлилась, загрызла его и съела, но не сразу целиком, а по частям. И я сейчас не знаю, смогу ли в действительности проглотить человека? Вполне возможно, он у меня в глотке застрянет.
− Тогда, почему ты мне раньше не говорила?!
− Я не была уверена, что ты мне поверишь. Тем более, что те люди исчезли.
− И ты знаешь куда?
− Только одного. Его закопали в парке. Я это по следам поняла.
− Покажешь где.
− Покажу.


Полиция перекрыла все подходы к порту по суше и по воде. Группа полицейских катеров сопровождала теплоход Каррвенса при входе в порт и была гарантией, что ничего не случится. Хозяин крыльвицы не собирался терять свое сокровище из-за глупостей и недодумок. Он предупредил о ней все службы страны, и никто не посмел возразить против ввоза крыльвицы в столицу, и вскоре она уже изучала особняк Каррвенса в центре главного города мира Тиверад.


Поступление Руты в Столичный Императорский Университет стало делом лишь нескольких звонков и пары не особенно больших взносов в налоговое управление. Она поступила на первый курс Инопланетного Факультета и вскоре оказалась на лекциях вместе с группой студентов − инопланетян в своем большинстве. Но и в этом большинстве оказалось свое большинство − гуманоидов.


Переговоры выходили на завершающую стадию. Каррвенс встречался со своим новым партнером лично, и Руту на эту встречу он не брал. Вот только сама крыльвица была совсем другого мнения о предстоявшей сделка, и не собиралась слушаться запрета хозяина. Она невидима парила в небе над мчавшейся по улицам машиной Каррвенса и в момент, когда встреча началась, ринулась вниз.
Все бумаги были подписаны, и сторонам оставалось только разойтись. Но вокруг раздался раздался рев моторов, и место встречи окружили несколько десятков машин, из которых выскочили вооруженные боевики и открыли огонь по охране Каррвенса. Те не успели даже выстрелить в ответ.
− Ты меня обманул, Жизбар! − воскликнул Каррвенс.
− Да, и теперь ты ничего не сможешь сделать! − рассмеялся враг.
Боевики в этот момент пришли в движение и открыли огонь вверх. Каррвенс глянул туда и едва не упал. На место встречи опускалась крылатая львица.
Жизбар рванулся в сторону, приказывая боевикам убить зверя, а крыльвица наклонилась к Каррвенсу и подцепив его языком втянула в свою глотку, после чего она быстро взлетела и унеслась прочь от стрелявших в нее людей.
Она возвращалась в замок, включив на своем коммуникаторе сигнал вызова медпомощи, и приземлялась уже рядом с собравшимися медиками.
− Рута! В тебя опять стреляли?! − воскликнул врач.
− Это не главное! − зарычала она и широко разинула пасть, вытрахивая из себя человека. − Займитесь им! − приказала она медикам. − А потом будете вытаскивать из меня пули. Не меньше сотни на этот раз.


Каррвенс появился рядом, когда доктор уже заканчивал выковыривать пули из тела Руты.
− Я уже решил, что ты меня совсем сожрала, − произнес он, касаясь ее носа. − Ты была права, этот Жизбар меня обманул! Надеюсь, ты его там порвала прежде чем улететь?
− Я улетела сразу же, иначе не улетела бы никогда, − ответила она. − Главное, что ты жив!
− Ты рисковала собой ради меня, Рута, я этого не забуду.
− Я думаю, ты не станешь возражать против моей охоты? − произнесла она.
− Охоты? Какой охоты?
− Охоты на Жизбара. У меня есть очень большое желание откусить ему голову.
− Это опасно, Рута! Он будет ждать твоего нападения!
− Будет, но он и понятия не имеет, чем меня можно убить!
− Достаточно сильное оружие тебя может убить, Рута. А уж у него-то оно имеется, можешь мне поверить.
− Я верю. И все же, он задложал не только тебе, но и лично мне!
− Значит, мы будем охотиться на него вместе, Рута. Ты согласна?
− Конечно, согласна!


Пули врывались в тело, выбивая фонтаны крови. Боль обожгла сознание, и Рута уже не могла сопротивляться. Осталась лишь досада и злость на саму себя за то что так глупо попалась.
− Стреляйте не переставая! − вопил человек рядом и крыльвица внезаоно осознала, что это ее враг − Жизбар. Он тоже стрелял ей в голову и в глаза, но лицо человека внезапно исказила гримасса ужаса, а Рута ощутила, как боль исчезла, и все вокруг нее рухнуло вниз, а сама она взлетела в небо, прекратив слышать что-либо.
"Это смерть?" − возникла мысль в голове. − "СМЕРТЬ?!"
Но это была не смерть, и уже через несколько минут Рута четко осознала, что жива, вот только оказалась она в странном состоянии, о котором никогда ничего не слышала. Лишь давно в детстве ей снился сон, в котором она вот так же летала над всем миром, и была абсолютно свободна.
И теперь она летала так же. Направление движения менялось от обычных мыслей, и крыльвица быстро вернулась к месту, где бандиты все еще палили в ее истерзанное пулями тело. Рута была рядом, висела невидимым − это она теперь знала − существом над израненным телом, и из глубины сознания вдруг всплыло ЗНАНИЕ о том, КАК ДЕЙСТВОВАТЬ.
Бандиты завопили от ужаса, когда тело огромной крылатой львицу перед ними заискрилось и в одно мгновение обрело совершенно целый вид.
− Прекратить огонь, или вы сдохнете ВСЕ! − взревела Рута, одновременно нанося невидимые, но ощутимые удары по тем, кто стрелял в этот момент.
Людей отшвырнуло от нее неведомой силой, и крыльвица зарычала, оборачиваясь к Жизбару:
− А ты сдохнешь сейчас!
Огромная пасть сомкнулась на голове человека, и его тело, отделившись от головы, мешком рухнуло на землю. Голову Жизбара Рута с отвращением выплюнула.
− Все вон! − зарычала она на боевиков, и те попятились, еще не понимая, свидетелями какого события оказались...


Рута не сказала ничего Каррвенсу. Просто не решилась, и начала свое собственное расследование того, что же с ней стало. А стало то, что она получила не только возможность восстанавливать свое тело после любых ранений, не только возможность полета в любую точку мира за доли секунды. Рута вскоре поняла, что может меняться, и впервые оказалась человеческой женщиной, объявившись в полутемном коридоре одного из местных борделей, где изучала свою способность незаметно подглядывать. Оттуда она сразу же улетела и некоторое время потратила на раздумья о том, как же ей быть?
Спонтанное решение пришло, когда она пролетала над корпусами университета, и едва поняв, что делать, серая крылатая львица ринулась вниз, к корпусу Инопланетного Факультета.

Профессор Ширен с кем-то говорил по телефону, когда в его кабинете появилась неслышно крылатая львица. Рута вошла в незапертую дверь по кошачьи неслышно и уселась около стены, ожидая, когда профессор закончит свой разговор.
Повесив трубку, Ширен поднял взгляд и вздрогнул, увидев гостью.
− Рута? − удивленно произнес он. − Что вы здесь делаете?
− Мне надо с вами поговорить, профессор, − ответила она, двигаясь с места и проходя к его столу.
− По-моему, экзамены у вас закончились, и у вас нет никаких долгов по моему предмету. − произнес он, меделнно поднимаясь из-за стола.
− Да, профессор, Ширен, у меня нет долгов по экзаменам, − подтвердила Рута. − но у меня есть кое какие вопросы лично к вам.
− Какие вопросы? − встрепенулся он.
− С самого первого раза нашей встречи, профессор, вы вели себя, мягко скажем, не особенно разумно. Казалось бы, вы знаете всех инопланетян, ваша специальность обазывает, но встречая меня вы пугаетесь так, словно.. словно я сделала вам что-то дурное. Но, ничего подобного я вам не делала, не так ли?
− Не делали, − подтвердил он.
− Тогда, объясните мне, чего вы боитесь? И чего такого вы знаете обо мне и моей расе? Вы ведь что-то знаете, но ни разу об этом не говорили!
− Я не знаю о вашей расе ничего, кроме того, что стало известно при обследованиях лично вас, Рута.
− И все же, вы пугались меня с самого начала, как только увидели! И я не поверю, что это только из-за того, что у меня когти и клыки больше чем у всех. Вы что-то знаете еще, но почему-то не хотите говорить!
− С чего вы это взяли?
− Профессор, не надо со мной играть! − зарычала Рута, заставив этим человека отпрыгнуть от стола и метнуться к выходу.
Он не добежал. Легкий прыжок огромной кошки, и человек оказался под ней, а ее оскаленная пасть над его лицом.
− Вы поступаете очень опрометчиво, скрывая от меня информацию, профессор, − зарычала она. − Вы меня боитесь, значит прекрасно знаете, что я способна загрызть человека в одно мгновение! И, я вас предупреждаю, что именно это и сделаю, если вы будете упорствовать!
− Что вам от меня надо?! − заскулил он.
− Информацию о том, кто я? Говори все, что знаешь и даже то, что тебе кажется!
− Т-ты − дракон, − произнес он.
− Дракон? Что значит дракон?
− Дракон − значит дракон − существо, способное менять себя и летать со скоростью света.
− Откуда ты это знаешь?!
− Я этого не знаю! Я только... только... так д-думаю... − заскулил он словно пес.
Она поднялась, освобождая его, и отошла в сторону.
Профессор поднялся на ноги и снова попятился к двери кабинета.
− Ты не ответил на все вопросы, − произнесла Рута. − Мне нужна вся информация о драконах. Говори, где и у кого я ее могу найти?
− В-в кн-ниге профессора Рэгета, − проговорил Ширен и выскочил, наконец, за дверь.
Он выбежал в коридор, помчался по нему и вскрикнул, налетев на большую серую львицу, внезапно возникшую посреди коридора.
− Что это вы носитесь не глядя, профессор, − произнесла она, обернувшись к нему.
− Что вам от меня надо?! − завопил он.
− Я хотела сказать вам спасибо, профессор. За информацию. Надеюсь, если у меня появятся еще вопросы, я могу к вам зайти?
− Нет! − выпалил он и бросился в другую сторону по коридору.
Рута не преследовала его и только одним мгновенным прыжком перелетела на верхний этаж, в библиотеку, которая еще была открыта, потому что не мало студентов готовились к экзаменам и переэкзаменовкам.

− Я могу вам чем-нибудь помочь? − заговорила девушка-библиотекарь, встретив крыльвицу.
− Да. Мне нужна книга профессора Рэгета о драконах.
− Профессора Рэгета? − удивленно произнесла она. − Я о такой и не слышала. Сейчас посмотрю в каталоге. − Она нажала несколько кнопок перед собой. − Простите, госпожа, Рута, но в каталоге нет даже такой фамилии − Рэгет.
− Значит, Ширен меня таки обманул, − буркнула Рута.
− Ширен? Профессор Ширен?
− Да, это он мне назвал эту книгу.
− Может, она не в общем отделе? − произнесла девушка. − Я сейчас посмотрю, подождите, пожалуйста.
Она ушла, и Рута осталась сидеть у места, где выдавали книги. Мимо проходили студенты. Люди и нелюди, и Рута рассматривала их прощуренным взглядом.
− Я нашла! − радостно возвестила девушка, оказавшись рядом с Рутой. − Но есть одна проблема. Эта книга очень старая, и ее не разрешено выдавать кому-либо кроме людей.
− То есть как это? − удивилась Рута. − А как же закон о равенстве разумных?
− Равенство прав разумных не означает их физического равенства, − произнесла она. − Вы ведь не станете требовать, чтобы вас пускали в трамвай вместе с людьми, прекрасно понимаете, что не поместитесь в нем. С книгами нечто подобное. Старые книги мы имеем право выдавать только тем, кто может с ними правильно обращаться, то есть имеет вот такие руки, − произнесла она, показывая свои руки.
− Значит, я никак не могу прочитать эту книгу?
− Вы можете ее прочитать, если кто-то из людей вам поможет это сделать. У вас есть кто-нибудь из знакомых людей, кто сможет вам помочь?
− Есть, но он слишком занят делами, и ему незачем появляться в университете.
− Возможно, я могла бы помочь, если вы не сильно спешите, − произнесла она. − У меня вечер свободен.
Рута глянула в глаза девушке, и поняла, что та искренне желает помочь.
− Я не сильно спешу, − произнеала крыльвица. − И готова оплатить ваши услуги столько, сколько скажете.
− А если я попрошу не деньги? − спросила она.
− Тогда, смотря что.
− Можно я скажу это потом? А если вам не понравится − я не стану требовать этой оплаты.
− Ну, если вас устраивает полное отсутствие гарантий, то пусть так и будет, − ответила Рута.
− Мне будет самой приятно помогать вам, − ответила девушка. − Да и интересную книгу почитать всегда полезно.

Вечером они остались наедине в читальном зале. За окном уже темнело, и Анья включила верхний свет, после чего села за стол и раскрыла книгу. Рута присела рядом и некоторое время пыталась читать, но книга оказалась на языке, которого Рута еще не знала, в чем крыльвица и призналась помощнице.
− Я буду читать и сразу переводить, − ответила та. − Это язык ратионов, я его хорошо знаю.
− Язык ратионов, кажется в учебном плане четвертого курса, − произнесла Рута. − Ладно, я слушаю.
И девушка начала читать.
С первой страницы информация оказалась столь странной, что в нее можно было и не поверить. Не поверить в существование особой группы существ, способности которых на много превыашают способности обычных разумных. Рута вслушивалась в слова, одновременно читая знаки в книге и постепенно язык ратионов становился для нее более знакомым. Она еще не знала звуков, но на символьном уровне он был очень прост и легок в усвоении.

− Телепортация − это основная сила драконов, − читала Анья. − С помощью силы телепортации драконы способны перелетать на расстояния в миллионы километров, в том числе и в открытом космосе. Сила телепортации же позволяет драконам менять свой вид на вид любого другого разумного, существующиего в галактике или выдуманного самим драконом. Драконы неуязвимы для обычного оружия. Сила телепортации мгновенно излечивает их от ран и болезней, Дракон с помощью этой силы может излечить не только себя, но и иное существо.
Анья задержалась и глянула на Руту.
− Вам интересно? Может, стоит пропустить эти сказки?
− Не стоит, − ответила Рута. − Мне именно они и нужны. Надо будет выучить язык ратионов и самой все это прочитать.
− Я продолжаю, − объявила девушка, и чтение продолжилось.
Вскоре описания закончились и начались новые истории, на этот раз они были более похожи на сказки, потому что описывали встречи с драконами на разных планетах. И, в какой-то момент Анья вдруг остановила чтение.
− Что случилось? − спросила Рута.
− Здесь написано, что крылатые серые львы − самые злобные драконы нашей галактики, − произнесла она, глянув на Руту.
− Очень интересно, а что еще там написано про крылатый серых львов?
Она читала. Читала и иногда начинала дрожать от того, что было написано в книге. Автор преподносил крыльвов как самых коварных врагов всех разумных существ, "вспоминал", что крыльвы были союзниками хмеров − бывших властителей галактики. Под конец, он предупредил всех, что любая встреча с крыльвом означает неминучую смерть для любого разумного. После чего перешел к описанию нового вида драконов.
− Думаю, этого достаточно, − прервала Анью Рута. − Надеюсь, ты не веришь во весь этот бред про злобных драконов?
− Н-нет, − со страхом ответила девушка.
− А я то думала, почему профессор Ширен принял у меня экзамен так быстро и поставил отлично, когда следовало ставить три балла? Ладно. Ты так и не сказала, что хочешь за свою помощь?
Она молчала, боясь сказать то, что хотела, но крыльвица услышала желание в мыслях девушки, и чуть усмехнулась.
− Ты хочешь, чтобы я прокатила тебя на своей спине, так?
− Я этого не сказала! − воскликнула Анья.
− Не ты ли читала о том, что драконы слышат мысли? − спросила Рута, подымаясь. − Давай, не трусь, мне и самой будет интересно прокатить тебя на себе. Я так еще никого не катала.
− Только я должна отнести книгу назад.
− Относи и возвращайся быстрее, − ответила Рута. − Мне мне ведь тоже надо домой.


− Где это тебя столько времени носило? − спросил Каррвенс. − Я волновался за тебя!
− Неужели охрана меня где-то потеряла? − удивилась Рута. − Может, их надо того? Уволить за некомпетентность? Я весь вечер в библиотеке просидела с книгой.
− Интересная книга?
− Очень интересная. Там написано, что крыльвы − самые злобные драконы во вселенной.
− Что за глупые шутки, Рута?! − воскликнул он.
− Сейчас мы пойдем в спальню, и ты мне все расскажешь. Все-все-все без утайки. О том, кто я, откуда и так далее. Ты ведь расскажешь? − она глянула на него прямо, и Каррвенс тут же сдался.
− Расскажу, − ответил он. − Расскажу все, что знаю, Рута. И, надеюсь, ты меня после этого не сожрешь.
− А ты сделал что-то такое, за что тебя следует сожрать? − удивилась она.
− Я ничего такого не делал, Рута, но ты можешь решить иначе. Ты ведь знаешь, что многое я делаю не только для тебя, но и для себя.
− Ты скрыл что-то важное от меня, Каррвенс?
− Я не скрыл, а просто не говорил раньше времени.
− Тогда, считай, что время наступило! Потому что в моей жизни кое-что сильно поменялось!
− Идем. Идем, я тебе расскажу все, что знаю и все, о чем думал тогда и сейчас. Надеюсь, ты меня поймешь.
− Ты же не собираешься изъясняться на языке, которого я не знаю? − усмехнулась крыльвица. − Идем!


Дверь тихо скрипнула, и в комнату вошла девушка. Старик, сидевший в кресле, обернулся и некоторое время пытался понять, кто же это пришел.
− Я Рута Каррвенс, − произнесла она, − И пришла к вам, господин Маори Атар за ответами на некоторые вопросы. Полагаю, вы эти ответы дадите мне сразу же, и наше короткое знакомство на этом закончится.
− А если я не дам ответов? − спросил старик.
− Тогда, за ними придет большая серая кошка, и вам вряд ли удастся от нее избавиться, пока она не получит желаемое.
− Откуда мне знать, что вы именно та, за кого себя выдаете, а не очередной прихвостень Камила? − спросил старик.
− Вам этого знать вовсе не обязательно. Ответите на пару вопросов, и я исчезну. Вопросы достаточно простые, и я не вижу для вас смысла утаивать ответы на них.
− И что это за вопросы?
− Первый − с какой планеты вы привезли сюда маленького крыльвенка? И второй − каким образом вам удалось его поймать при условии, что силой у родителей малыша отобрать нереально?
− А ключ от сейфа, где деньги лежат тебе не нужен? − спросил он.
− У меня таких ключей, господин Атар столько, что можно грузовиками возить. Или вы не расслышали мое имя?
− Я все прекрасно слышал, и не собираюсь отвечать на ваши вопросы. Можете убираться и лизать зад своей кошке!
− Это ваше последнее слово? − спросила она, все еще оставаясь на месте.
− Последнее, госпожа Каррвенс! − выкрикнул он. − Убирайтесь!
В руке старика появился пистолете, и он демонстративно щелкнул предохранителем.

− Ну что же, не хочешь по-хорошему, будет по-плохому, − произнесла Рута, покинув дом Маори Атара. Она сделала несколько шагов по дорожке, и тут на нее выскочил какой-то человек из кустов. Он схватил ее за горло и попытался стащить с дорожки, но Рута уже не была той неуклюжей девчонкой, какой оказалась в момент своего первого обращения в человека. Ловким движением она освободилась от хватки, а затем нанесла удар, от которого нападавший улетел в кусты, где свалился и надолго замолк. Однако, это было не все. Вокруг появилось еще несколько человек, намерения которых не были ясны, но явно несли угрозу.

Атар вздрогнул, когда после первого выстрела снаружи, послышалось рычание, а затем дикий вопль человека. Затем вновь возникло рычание, несколько выстрелов и снова чей-то вопль, словно последний в жизни.
Старик поднялся и прошел к дверям. До слуха больше не додносилось никаких звуков, и он решился выйти наружу и посмотреть, что же случилось.
Вокруг было тихо и ни души, только где-то в стороне слышалась непонятная возня, и Маори осторожно прошел туда.
Представшая взгляду картина, когда он выглянул из-за кустов на дорогу, могла удостоиться приза на конкурсе кошмаров. На дороге валялось несколько разодранных в колочья людей. Можно было подумать, что их разорвало взрывом, но Маори Атар слишком хорошо знал последствия взрывов, чтобы так подумать. Он видел, что тела порваны каким-то огромным зверем, когтями, размер которых можно было представить разве что в кошмаре.
И этот кошмар оказался перед ним. Атар не успел двинуться с места, увидев большого серого зверя, и в то же мгновение он оказался схвачен огромной лапой.
− Будешь отвечать, урод, или желаешь составить компанию своим съеденным дружкам? − зарычал зверь.
− Ты не имеешь права! − закричал старик.
− Глупец! − фыркнула огромная кошка. − Неужели ты думаешь, что меня может остановить отсутствие какого-то дурацкого права?! − Она повернулась в сторону, схватила одного из убитых людей и кинула его себе в пасть. − Ты − похититель детей − даже и рассуждать об этом не можешь, потому что ты − преступник! И жив ты только потому, что мне нужна информация! Если ты не ответишь на мои вопросы, на них никто больше не ответит, но ты сам закончишь свою никчемную жизнь в моем желудке. Будешь говорить?! − взрычала она и поднесла его к своей разинутой пасти.
− Я скажу! Я скажу! − закричал он. − Я все скажу!


− Ты узнала то что хотела, Рута? − спросил Каррвенс.
− Да, − ответила она. − Атар рассказал все, когда я ему показала, куда он попадет, если не ответит. Я теперь знаю название планеты, где я родилась и название космопорта, у которого находятся горы, где жили мои родители. Только не знаю, когда я туда отправлюсь. − Рута приблизилась к Карвенсу и лизнула его в лицо. − Извини, что я на тебя рычала вчера. Мне не в чем тебя винить. И не в чем упрекнуть. Ты сделал для меня все, что мог. А заменить родителей мне не смог бы никто. Я не хочу уходить от тебя, и я помогу тебе, обещаю. Хотя, мне твой план и кажется глупым, но я помогу тебе всем, чем смогу. Удастся, значит, удастся, а нет, думаю, ты вряд ли останешься в накладе с тем, что имеешь. Если же ты станешь Императором всего мира, то в стану твоей Императрицей. Ты ведь не будешь против?
− Не буду, Рута. Не знаю только, как это примут, если мы объявим всему миру о своей близости.
− А кому какое дело? Разве в законе где-нибудь записано, что Император и Императрица обязаны быть одного биологического вида?
Каррвенс рассмеялся, и Рута подхватила его смех.
− А как у тебя дела с учебой?
− Все отлично. На последнем экзамене пришлось профессорам глаза кувалдой вправлять на места − повылезали у всех на лбы, − усмехнулась Рута. − Я им прямо на экзамене решила две задачи, над которыми они сами бились годами, и ничего не сделали. В общем, мне осталось сдать еще четыре экзамена, и диплом поливида у меня в кармане.
− Поливида? − удивленно проговорил Каррвенс.
− Да. Так называется диплом для тех, кто получает сразу несколько специализаций. У меня, ты знаешь − физика, химия, биология, математика, экономика, история космоса, экзобиология.
− И как оно у тебя все уместилось в голове-то? − спросил он.
− Уместилось, − усмехнулась Рута. − И место осталось на еще десять раз по столько же.
− Хвастунишка, − бросил Каррвенс.
− Ах, хвастунишка?! − воскликнула Рута. − Вот, щас как слопаю! − Она прыгнула на него и разинув пасть над человеком остановилась.
− Не балуй, Рута, − спокойно проговорил Каррвенс, прекрасно зная, что это не угроза, а всего лишь ее игра.
− Знаешь, чего я думаю? − проговорила она.
− Откуда мне знать-то? Я же мысли читать не умею, как ты!
− Ладно, я тебе и так скажу, − ответила она, укладываясь и прижимая его лапой к полу. − Мне нужен полигон.
− Что-что? − удивился Каррвенс.
− Полигон, − повторила она. − Для тренировок. И такой, чтобы на него никто лишний не прошел. Ты ведь имеешь связи с военными, можешь у них выпросить полигон для меня?
− Боюсь, что тут связи не помогут, − произнес он. − Ты, разве не понимаешь, Рута? Все военное хозяйство находится в руках Правительства, и только Правительства. Никто не имеет прав создавать военизированные организации и объекты, кроме государства.
− Значит, это надо сделать так, словно оно от государства, но будет моим!
− Какая же ты хитрая бестия! − воскликнул он. − Это надо хорошо подумать, под каким углом подать, чтобы все получилось.
− Ты же это умеешь, − усмехнулась она.
− А ты нет? Учишься в университете и не умеешь?
− В университетах такого предмета нету. Надо бы мне поучиться прямо у тебя. А, Каррвенс? Ты не против?
− Не против. Только, как это организовать? Я же не могу приводить тебя в контору или клиентов прямо сюда?
− Я, разве тебе не показывала вот это? − Рута поднялась и в одно мгновение переменилась. Перед Каррвенсом оказалась молодая девушка. − Ну, как я тебе нравлюсь в таком прикиде? − спросила она, поворачиваясь на 360 градусов.
− Обалдеть! − воскликнул он, вставая и подходя. − Тебя потрогать то можно?
− Можно. И нужно! − рассмеялась она и схватив его за руки притянула к себе. − Я уже показывалась в таком виде на людях. Никто ничего не заподозрил.
− И ты показывалась вот так же, без одежды?! − воскликнул он.
− Ну, что ты! Я что, совсем похожа на дурочку?!
− Не похожа, совсем не похожа, − ответил он, обнимая ее. − Ты этот вид у кого-нибудь стянула, да?
− Нет, я просто взяла несколько журнальчиков, посмотрела, прикинула и стала такой, какой сама себя представила! И поэтому мне нужен полигон. Чтобы проверить себя, узнать все, что я могу, чтобы никто лишний не увидел и чтобы было не жаль чего-нибудь порушить.
− Хорошо, с полигоном подумаем. А с этим твоим видом, надо тоже что-то решать. У тебя ведь в таком виде даже паспорта обыкновенного нет!
− Ах, паспорта! Да неужели, Великий Каррвенс не сумеет мне организовать самый маленький задрипаный паспортик, которым можно любому полицейскому единственную мозговую извилину запудрить?!
− Ах, ты бестия! − воскликнул он, вновь беря ее за руки. − Просто не могу дождаться, когда же мы пойдем в нашу спальню?!
− Сейчас и пойдем, − объявила Рута, направляясь прямиком туда.

* * *

− Мне почему-то казалось, что ты против подобных дел, − произнес Каррвенс, разглядывая округлившийся живот серой львицы. − А ты сожрала человека ничуть не сомневаясь в том, что это можно делать!
− Тебе не нравится, что я сожрала этого толстяка? − спросила Рута. − Он же угрожал тебе, я слышала!
− Да, угрожал, но я вполне мог с ним справиться и иными способами.
− Когда-то ты говорил мне, что хотел, чтобы я тебе помоглала в твоих делах, в том числе и таких, как это. Этот слоник тебе мешал, и теперь он мешать не будет.
− Да, но полиция будет его искать и может наткнуться на информацию, что он был здесь и не вернулся отсюда.
− Мне казалось, что полицию ты не боишься.
− Я не дурак, чтобы ее совсем не бояться, Рута.
− Мне вернуть его труп и подкинуть его куда-нибудь, где его не свяжут с тобой? − спросила она.
Каррвенс глянул на нее совсем иным взглядом, а крыльвица усмехнулась.
− Ты думал, что я совершенно не способна делать то, что противоречит закону, Каррвенс? − спросила она. − Да, мне тоже так казалось, и я не хотела нарушать никаких законов. Ты это знаешь.
− Так что же произошло, Рута? Что тебя изменило?
− Меня ничто не изменило. И все осталось так же, как и было. Просто я поняла кое-какую вещь. Я поняла, что ты у меня один, и кроме тебя никто и никогда уже не сможет быть так мне близок и дорог. Я знаю, что по закону, по тебе плачет тюрьма, а то и веревка, но мне совершенно не хочется, чтобы тебя отняли у меня. Ты такое понять можешь?
− Могу, Рута, − ответил он, проходя к ней и обнимая переднюю лапу. − Иногда так бывает. Живешь, и вдруг понимаешь нечто совершенно новое и совершенно невыразимое словами, но оно заставляет тебя делать такое, чего ты не делал никогда.
− Да, со мний именно так и произошло. Я поняла, что закон − это всего лишь рамки, которых стоит придерживаться, но они не жесткие. Более того, они изменимы, и ты можешь их изменить, если добьешься того, чего желаешь. И тогда никакие мои действия нельзя будет назвать незаконными. Ведь так?
− Да, Рута, так!
− Значит, я могу делать все, что мне захочется! Могу просто взять и прямо сейчас заявиться к Императору планеты и познакомить его со своим желудком. Он ведь не сумеет отказаться это этого знакомства. И никто ему не поможет. Никто, кроме тебя.
− Что ты задумала, Рута? − заговорил Каррвенс.
− Я ничего не задумывала. Я лишь сказала тебе, что пойду для тебя до самого конца. Сделаю все что угодно!
− А если я попрошу тебя обчистить банк Саллюкеса?
− Я это сделаю. Просто скажи, и я его обчищу, а потом сравняю с землей, чтобы никто не понял, что там случилось. Ты желаешь этого? Просто скажи, что желаешь, и это будет сделано!
− Да! − произнес он и свалился на пол, потому что Рута исчезла и пропала опора, за котороую он держался.
А затем из-за окна донесся грохот и шум. Мгновение спустя шум послышался в доме, и Каррвенс промчался в холл. Рута уже была там, и рядом с ней посреди холла лежала куча золотых слитков и упаковки с банковскими бумагами.
− Мне кажется, что для золота нужно более надежное место, чем этот дом, − произнесла она. − А с бумагами ты разбрешься сам, я так думаю.
− Ты что, готовилась это сделать, Рута? Готовилась, да?!
− Если пять секунд, что у меня ушли на планирование операции, считать подготовкой, то да, я готовилась.
− А Саллюкес где?
− Дрыхнет у себя дома. Желаешь, чтобы я его притащила сюда? Это будет сложнее, чем притащить все золото из его банка.
− Тогда, не надо. Я хочу увидеть, что стало со зданием банка?
− Включай телевизор, думаю, там уже начались первые репортажи. Или ты хочешь туда сам проехать?
− Нет, лучше посмотрю телевизор, − ответил он и вернулся в спальню.

Когда Каррвенс объявил о создании собственного банка, на него посмотрели как на сумасшедшего, потому что вокруг царил хаос из-за террора, устровенного против банкиров и их охраны. Однако, Каррвенс предоставил убедительнейшее доказательство своей вменаемости, когда объявил о том, что защищать его банк будет не какая-то там полиция, а крыльвица Рута, которой в связи с творившимся в мире безобразием, давали неограниченные привилении по действиям против террористов и бандитов.
В действие вступал план Каррвенса, который тот продумывал еще много лет назад, и теперь все оправдывалось. Крыльвица не просто исполняла все, а исполняла так, что никто не мог ее и заподозрить. Рута, тем временем, внесла свои коррективы в план захвата всего мира, теперь в ее лапы начались попадаться "виновники", которых она непременно сдавала в полицию, а сама продолжала свое дело.
Теперь уже никто не сомневался в ее людоедской природе, потому что свидетелей было не мало. И бандиты не молчали, рассказывая как огромная серая кошка сжирала их главарей. Каррвенс и глазом не успел моргнуть, когда она добралась до его собственных подельников и расправилась с ними все тем же способом. И, когда в очередной раз она вернулась домой, он встретил ее с ужасом в мыслях, считая, что теперь она и его самого сожрет.
А она лишь заставила его любить себя всю ночь, а на утро вновь отправилась на свою охоту, и на этот раз добила всех, кто что-либо знал о противозаконных деяниях Каррвенса.

* * *

− Вы уже читали мой доклад, Ваше Величество, − произнес Министр Орко.
− Читал, отозвался человек. В нем такой бред, что я и представить не могу, как вы могли до подобного додуматься!
− Я делал очень серьезный анализ, господин Ваше Величество! И я знаю не только о том, что банки рушит и грабит дракон. Но я могу предоставить вам и доказательство того, что драконы − не выдумка, и один из них живет в столице даже ни от кого не прячась!
− Уж не про Руту ли Каррвенс вы говорите?
− Именно про нее! И, заметьте, ни банк Каррвенса, ни его филиалы ни разу не подверглиса нападениям! А это говорит о том, что...
− Что вы дурак, господин, Министр, − раздался женский голос в зале, и два человека обернулись. К ним через зал шла молодая женщина.
− Кто вы? − спросил Министр.
− Хорош обвинитель, − фыркнула женщина. − Только что обвинял меня черт знает в чем, а сам даже не знает, как я выгляжу! Я − Рута Каррвенс!
− Нам прекрасно известно, что Рута Каррвенс − крылев, а не человек! − воскликнул Император и собрался уже нажать кнопку вызова охраны.
− Вы не желаете выслушать, с чем я сюда пришла, Ваше Величество? − спросила она. − Ваша охрана только помешает, тем более, что в ней служат шпионы ваших врагов!
− Не вижу смысла, зачем нам слушать неизвестно кого, − ответил Император и нажал злосчастную кнопку.
Зал через мгновение наполнился вооруженными людьми, а женщина в за это мгновение обратилась в большую серую львицу.
− Вы и теперь не верите, что я это я?! − зарычала она.
− Ты − дракон! − завопил Министр Орко.
− Ваша догадливость, господин Министр, просто не знает границ! − воскликнула Рута, вновь обращаясь в женщину. − О том, что я дракон, знает весь столичный Университет. И знает более двух лет! А то, что вы об этом не в курсе, всего лишь означает, что ваши подчиненные − абсолютные бездари.
− Что вам здесь надо? − заговорил Император, и по его знаку охрана сомкнула кольцо вокруг женщины.
− Я пришла, чтобы предложить вам помощь в обезвреживании того дракона, что грабит банки.
− Вам известно, кто он?
− Нет, но мне известно, что он меня боится.
− Так вы с ним встречались? − удивился Император.
− Не встречались. Я знаю, что он меня боится, потому что он не коснулся ни одного заведения Каррвенса. А боится он потому что крыльвы − не просто какие-то драконы, а сильнейшие драконы во всей галактике. Этого ваш Министр не сумел прочитать в книге.
− В какой книге? − спросил Император.
− В книге профессора Ширена "Драконология", которая вышла два года назад, и в которой есть вся информация о крыльвах, какую он сумел найти. Но, я вижу, моя помощь вам совсем не требуется, поэтому я удаляюсь.
− Стойте! − крикнул Император. − Я не позволял вам уходить!
− Вы не можете запретить мне уходить, − ответила женщина. − Я сказала все, что хотела. Пожелаете говорить нормально, как разумные существа с разумными, ваш Министр знает, где меня найти. До свидания.
Император вздрогнул, когда женщина перед ним просто исчезла.
− Черт возьми! − воскликнул он. − Военного и космического Министра сюда! − приказал он охране, и те разошлись от пустого места, вокруг которого стояли.
Совещание продлилось до поздней ночи, и под конец люди пришли к выводу, что крыльвица Рута не может быть причастна к последним трагедиям, потому что она, во-первых, слишком молода, во-вторых, вряд ли бы явилась к Императору, если бы была замешана в грабежах, и в третьих, на ее счету уже было не мало "положительных" дел. Не знали они только о "коварности дракона", которую Рута проявляла все в больше и больше, продвигаясь к намеченной цели.

Очередной взрыв прогремел совершенно не по общей схеме. Грабители на этот раз были настоящими, и устроили взрыв в здании они в полдень, когда внутри была толпа народу. В результате погибло более сотни человек, а сами грабители были схвачены полицией, что и так стояла на ушах, а тут причиной повышенной бдительности были проводимые в банке работы по переносу золотого запаса из одного хранилища в другое.
Следствие быстро разобралось, что эти бандиты не имеют отношения к предыдущим взрыам. Просто потому что взрывы были иными, да и бандиты, бравшие на себя многие ограбления, не знали многих нюансов, таких, например, как расположения разграбленных хранилищ, количество золота и тому подобное. Однако, из правительства пришло распоряжение повесить на тэих бандюг всех собак и приговорить их по всей строгости, что означало смертную казнь только за гибель людей в последнем взрыве.

Финансово-индустриальная империя Каррвенса набирала обороты. Концентрация банковского капитала в одних руках приводила к тому, что он начинал решать все. Не редко теперь ему приходилось решать и государственные задачи. А вскоре Каррвенс был приглашен во дворец Императора, куда пришел, разумеется, со своей женой − Рутой.

− Вот ты и на вершине, − произнесла Рута, когда они вошли во дворец.
− Это еще не вершина, − ответил он.
− Ну, комбинацию из трех пальцев сделать то мы всегда сумеем.
− Ты уверена?
− Посмотрим сначала, что придумал Его Величество.

Император начал разговор о Руте, вспоминая закон, в котором не было явного запрета на межвидовые браки.
− Неужели Ваше Величество нас вызвали только затем, чтобы обсуждать проблемы ксенофилов? − вступила в разговор Рута сразу вслед за Императором.
− Нет, конечно, я вас вызвал потому что мой Министр Финансов не справляется со своими обязанностями и я собираюсь его заменить. − Император взглянул на Каррвенса. − И лучшей кандидатуры, чем господин Каррвенс я не вижу.
− Почему же? − деланно удивилась Рута. − Разве господин Кнорре не был претендентом на место Министра Финансов Вашего Величества?
− Господин Кнорре куда-то исчез, и Внутренняя Полиция до сих пор его разыскивает. Вы, случайно, не знаете, куда он мог уехать?
− Если мне не изменяет память, у господина Кнорре не было ограничений на перемещения, а значит уехать он мог куда угодно, − заявил Каррвенс. Он то прекрасно знал, что этот его враг уже две недели как уехал в брюхо крыльвицы. Врагов и конкурентов Каррвенс теперь убирал не щадя, и Рута ему в этом помогала.
− Так вы отказываетесь? − спросил Император.
− Я не могу ответить положительно или отрицательно, Ваше Величество, пока не ознакомлюсь со всеми делами и не узнаю, какую задачу вы мне поставите.
− Задача только одна − удержать Империю от финансового распада, а о делах государства в финансовой сфере, я думаю, вы прекрасно осведомлены.
− Осведомлен только в общем, но не в конкретностях, − ответил Каррвенс. − Но, если Ваше Величество желает, я могу заняться финансовыми вопросами Империи, только мне потребуется доступ ко всем делам.
− Я назначу вас временным исполняющим обязанности Министра Финансов, и вы автоматом получите доступ ко всем делам. Полагаю, две недели на ознакомление с делами вам будет достаточно?
− Две недели − это слишком мало, но я постараюсь, Ваше Величество, − ответил Каррвенс кланяясь. − Полагаю, вы не будете против того, что Рута мне будет помогать?
− Не буду.
− А что случилось с нынешним Министром Финансов? − поинтересовалась Рута.
− Он, увы, свихнулся от свалившихся на него проблем. Ему начали мерещиться зеленые человечки, поедающие золото и банковские купюры.
− У меня остался вопрос к вам, Рута Каррвенс. Вы что-нибудь узнали о драконе, терроризирующем нашу страну?
− Вы шутите, Ваше Величество? О каком таком драконе? Я и не пыталась ничего узнавать. Если мне память не изменяет, ваш Министр Орко пытался обвинять во всем меня, а уж о себе то я знаю все, и мне незачем узнавать что-то еще.
− Орго очень убедительно доказал нам, что все террористические акты в банках совершал дракон. Он не утверждал, что именно крылев, по данным мировой переписи, вы единственная представительница своей расы в нашем мире. Но могут быть и другие драконы, те, которые скрывают себя. Вы ведь прекрасно знаете, как дракон может скрыться.
− Знаю, конечно. Не знаю только, какой в этом смысл. Разве что от правосудия скрываться, но драконовских судов в Империи, вроде бы и нет.
− Нет, − подтвердил Император. − И все же, я хочу, чтобы вы проверили версию о драконе-террористе своими методами. Вы ведь какое-то время работали в сыске, и знаете не мало методов, доступных только для таких существ, как вы.
− Я проверю, но ничего не гарантирую.
− Мне будет спокойней только от осознания того, что Империи служит настоящий дракон, признающий все законы.
Рута не стала разочаровывать Императора тем, что служит совсем другим законам.

Теперь дорога к цели была открыта. Каррвенс повел дальнейшую игру едва ли не в открытую. Во всяком случае, уже через неделю после его назначения на пост Министра Финансов Империи, он "был уличен" в "заигрывании" с женой Императора, и Министр Внутренней Разведки, лично познакомился с пищеварительной системой крыльвицы, после чего возражений с его стороны против того, что Каррвенс станет Императором, не осталось.

Траурная процессия за гробом Императора тянулась через всю столицу. Журналистская братия мусолила дело об убийстве Императора, которое было раксрыто в тот же день, как произошло. Убийца − "молодой безработный, доведенный до отчаяния" − сидел за решеткой, и его судьба уже была решена Кабинетом Министров, который единогласно постановил, что преступник должен быть публично казнен, и предстоявшему суду оставалось выбрать только метод казни.
А в Императорском дворце продолжался тихий переворот. Каррвенс уже подкупил каждого третьего Министра, и запугал каждого второго, предоставив им "убедительные доказательства" их собственной связи с убийцей Императора, и после этого не было ничего удивительного, когда Кабинет Министров большинством голосов избрал Каррвенса Премьером, которому Императрица перепоручала всю полноту власти.

− Тебе остается только взять ее в жены и стать Императором по-настоящему, − сказала Рута, в тот же вечер, когда Каррвенс получил пост Премьера.
− А ты сама не хочешь стать Императрицей? просто станешь ею, и все дела.
− Нет, я не смогу разыграть ее из себя. Я же о ней многого не знаю. Первая дура, которую Императрица должна узнать, а я ее не узнаю, разоблачит этот финт. И уж, можно быть уверенными, что таких дур во дворце не один десяток.
− Они не посмеют об этом завить, Рута.
− Мне кажется, что проще тебе просто добиться ее согласия на брак, чем мне ее подменять, − произнесла Рута. − Ты же можешь, у тебя есть все козыри для этого! Нажмешь на "государственную необходимость", и она сдастся.
− Ты в это уверена? − спросил он.
− Ну, я могу к этому подготовить почву. Кстати, ты еще не предлагал Судье то, что я говорила?
− Нет, Рута. Это может вызвать лишнее сопротивление против тебя же!
− Ерунда. Я просто хочу, чтобы они все узнали, что я могу сожрать кого угодно! А уж преступника и подавно!
− Какая же ты у меня законница! − усмехнулся Каррвенс. − Просто настоящая борцунья за справедливость! Интересно, а этот парень в чем-нибудь реально виновен?
− Виновен.
− И в чем же?
− Вообще-то, он девочек на улице резал. Можешь себе такое представить?
− И почему он в этом не сознался, когда его пытали на допросе?
− Плохо пытали, вообще-то.
− Ладно, думаю, нам пора спать, Рута.
− Пора, − рыкнула она и толкнув его в бок, легла сверху. − Помощника полицейского я завтра съем, − объявила она.
− За что это?
− Он постоянно думает о том, чтобы установить в твоей спальне подглядывающую камеру. Представляешь, что будет, если он получит запись хотя бы одного нашего разговора?
− Представляю. И не жаль тебе мальчишку?
− Где это ты видел, чтобы хищник своих жертв жалел? − усмехнулась Рута.
− Ну, знаешь ли, иногда попадаются такие, чокнутые.
− Но я-то не чокнутая! − рыкнула она и легонько взяла его клыками за горло.
− Не балуй, Рута, увидит кто!
− Ты все еще боишься меня, да? − произнесла она, отпуская его. − Так и боишься!
− Ты же прекрасно знаешь обо мне все!
− Знаю, − вздохнула она. − Ладно, будем спать.


* * *

− Что вам здесь надо?! − раздался едва ли не визг женщины, когда в ее покои вошла крылатая львица.
− Нам надо поговорить с вами, − завила Рута. − Я полагаю, вы в курсе, что ваш покойный супруг давал мне кое-какие государственные поручения?
− Я об этом ничего не знаю, − заявила Императрица. − Покиньте мои покои!
− На самом деле, я пришла сюда вовсе не для того, чтобы меня выпинали как какую-нибудь облезлую кошку, − произнесла Рута, делая шаг к Императрице.
− Если вы не уйдете, я позову стражу, и вас вышвырнут! − закричала женщина.
− Чего же вы тогда медлите? − спросила львица. − Я вовсе не собираюсь уходить.
Женщина метнулась в сторону и резко дернула за шнурок, что висел на стене. Тут же раздался громкий звонок, и в зал вскочило несколько стражников.
− Убейте эту зверюгу! − закричала Императрица, показывая на Руту.
Стражники не медлили, и в Руту с грохотом полетели пули. Но она даже не дрогнула и лишь двинулась к Императрице, а та попыталась бежать из-за чего вскочила на линию огня, и очередная пуля влетела ей в голову.
В зал вбегали новые и новые стражники. Руты там уже не было, и люди оказались перед картиной, в которой каждый бы решил, что эти четверо свихнулись и расстреляли Императрицу.
Они кричали и вырывались, когда их хватали и вязали. Рута в этот момент уже была вместе с Каррвенсом в виде женщины и вскоре они оказались среди Министров, которым представили четырех новых убийц.
О крылвице не говорили ни слова, потому что на них продолжала действовать сила дракона, заставлявшая молчать о том, что они видели.
"И какой же теперь твой план?" − мысленно спросил ее Каррвенс.
"Теперь Кабинет должен будет избрать нового Императора, и им станешь ты, ведь они все в твоих руках!"
"Иногда ты ведешь себя, Рута, как наивная дурочка!" − мысленно воскликнул он. − "Военный Министр просто объявит чрезвычайное положение и возьмет власть в свои руки."
"Я думаю, что Военный Министр не менее съедобен, чем остальные," − ответила крыльвица. − "Если будет надо, я их всех сожру!"
"Тогда настанет полный хаос."
"И власть будет в руках того, у кого все золото, разве не так?"
"Золото без надлежащей Силы не будет иметь никакого значения."
"Уж чего-чего, а Силу-то ты на золото купить сумеешь!"
"Ладно, что сделано, то сделано. Будем действовать так, чтобы достичь желаемого минимальными затратами."

* * *

− Ваш зверь вам не поможет, − самоуверенно заявил Каррвенсу генерал. Вместе с ним в дом Каррвенса ворвалось множество солдат, и теперь они хозяйничали, проводя обыск и попросту натуральный грабеж.
− Вам, мальчики, пора на покой, − раздалось рычание Руты, и по холлу пронесся вихрь, который смел людей в одно мгновение. Генерал оказался в лапах огромной львицы, и она подняла его перед своей мордой. Вопль человека стал последним громким звуком в доме Каррвенса, и генерал отправился вслед за своими солдатами в брюхо крылатой львицы.
− Ты не лопнешь от такого количества еды? − спросил Каррвенс касаясь ее толстого живота.
− Не боись, я не лопну даже если тысячу человек сожру за раз. Проверено.
− Проверено? − удивился он. − И когда же это ты успела?
− Помнишь взрыв небоскреба Боруса? Перед тем, как его взорвать, я сожрала всех людей, что там находились, а их было более тысячи − почти сто тонн мяса. Так что два десятка этих для меня − тьфу!
− И тебе не стало дурно от стольких съеденных?
− Нет. Только спать сильно хотелось, потому я и провела тогда неделю на нашем острове.
− Надеюсь, сейчас ты не бухнешься спать невовремя.
− Не боись. Идем, нам пора возвращаться в Императорский дворец. Сегодня ты, наконец, получишь свою половину Империи!
− Половину? − переспросил Каррвенс.
− Ну да, половину, ведь вторая половина будет принадлежать твоей императрице! Разве не так? − Она наклонилась и лизнула его.
− Так, Рута, конечно так! − воскликнул он. − Идем же! Надо какую-нибудь машину поймать на улице, пока не стало совсем поздно.
− Я думаю, тебе надо сесть мне на спину, и никакой машины! Давай же!

Власть медленно перетекала в руки Каррвенса. Министры, оставшиеся в живых после переворота, ему не мешали, а на места глав силовых ведомств встали люди, безоговорочно подчинявшиеся Каррвенсу, потому что у того в руках была самая главная движущая сила − золото.
Полиция получила указание действовать как можно более жестко, и вскоре тюрьмы оказались переполнены всякой швалью, от мелких воришек, до бомжей. Но переполненность эта просуществовала недолго. Пару раз в главную тюрьму города заявлялась крылатая львица и опустошала камеры, после чего в городе резко наступил "порядок", потому что никто не желал оказаться в тюрьме, зная, что попадание туда означает прямое попадание в желудок дракона.

Коронация нового Императора состоялась через три месяца после реального захвата власти. А еще через три дня, Император Каррвенс объявил на весь мир, что берет в жены крыльвицу Руту, которая, соответственно, становилась Императрицей Тиверада. Этому никто не возразил.


* * *

- Живой организм − это довольно сложный механизм. В нем многое связано, и связи эти далеко не так логичны, как может показаться, что должно быть. Отклонения в чувствах из-за соседства нервных путей случаются не так редко. Именно таковым отклонениям является всем известный мазохизм. Нервы, отвечающие за боль переплетены с нервами отвечающими за иное ощущение, настолько переплетены, что реальное болевое воздействие вызывает измененное ощущение. Та же ситуация возможна и с нервами, отвечающими за чувство насыщения. Они переплетаются с нейро-путями, вызывающими сексуальное наслаждение, и возникает иное нейрофизиологическое отклонение − так называемая ворефилия...
Лекция продолжалась, и Ларзен − профессор нейрофизиологии − читал ее с упоением юнца, которому позволили рассказать о собстветнном приключении.
Студенты слушали его с полуразинутыми ртами, просто от того, что человек говорил о вещах, будораживших воображение многих из них. Лекция знаменитого ученого о физиологии сексуального наслаждения привлекла многих только одним своим названием, и зал был забит слушателями, не только студентами, но и преподавателями университета и бывшими выпускниками.
Именно как бывшая выпускница туда и попала Рута Каррвенс, и для нее слова человека не были особым откровением. Она и сама знала многое из того, о чем говорил профессор, просто для нее было впервые услышать всю эту информацию вместе в единой связке, во взаимосвязи, и Рута решила, что ей самой надо исследовать свой собственный организм и найти такие нейро-связки, о которых говорил Ларзен. О некоторых Рута знала просто по своим ощущениям, но какие-то могли остаться и в тени.

* * *

Слушатели расходились с лекции, совершенно не зная, что в этот момент было на уме у профессора, лихорадочно собиравшего свои бумаги на трибуне. Не знали они и того, что на выходе им придется пройти через кордоны СБ Тиверада, у которых было только одно задание.
− Задержите его! − вопль позади бегущего человека заставил того прибавить скорости, но на этот раз бежать ему было не суждено. Четверо эсбистов перекрыли профессору дорогу и он не смог проскочить мимо них. Сбил только одного с ног, после чего сам повалился на землю и тут же был придавлен тремя другими.
− Куда же ты бежал, Ларзен? − произнесла молодая женщина, оказавшаяся рядом. Эсбисты пропустили ее, потому что каждый из них знал, что эту женщину они обязаны слушаться как саму Императрицу Руту.
− Я ни в чем не виновен! − воскликнул профессор.
− Человек, который ни в чем не виновен, не станет убегать так как ты! − выговорил офицер, командовавший группой захвата. Он глянул на женщину. − Что нам с ним делать?
− Вы проводите его вместе со мной в Императорский Дворец, − ответила она. − Ее Величество давно желает с ним встретиться.
Эсбист едва заметно хмыкнул, но тут же отдал честь: "будет исполнено!"

Пара попыток профессора вырваться закончились грубым их пресечением со стороны эсбистов. Женщина только смотрела за этим и тихо напомнила офицеру, что Ее Величество очень не любит, когда ее гостей приводят к ней с разбитыми лицами или поломанными костями. Он принял это напоминание и в свою очередь потребовал от своих людей не применять слишком большую силу.
Его ввели в пустой зал, усадили на железный стул, привзали к нему цепями и оставили. Человек уже решил, что пришел его конец, потому что он "знал", что Императрица − настоящий хищник, который глотает тех, кто ее не слушается.
− Известно ли вам, господин Ларзен, какие нерные пути отвечают за чувство любви? − раздался тихий женский голос из-за спины профессора. − Известно ли вам, какие нервы надо задеть, чтобы сымитировать ощущение, которое испытывает разумное существо к своему другу, к своему родителю или своему потомку? − Голос продолжал задавать вопросы, на которые профессор не мог ответить, потому что таковых ответов не существовало. − Известно ли вам, господин профессор, чувство осознания совершенного бессилия перед Силами Природы, чувства осознания, что вот-вот свершится то, что не может не свершится, и это событие навсегда отнимет у вас того, кого вы любите, кто для вас так же дорог, как сама жизнь?
Ларзен пытался повернуть голову и увидетеь вопрошающего, но цепи не позволяли ему этого сделать. Он увидел лишь неясную тень в стороне, которая двинулась в его сторону и перед ним вдруг выскочил огромный серый зверь.
Ларзен вздрогнул и едва сдержался от крика, когда огромная морда зверя оказалась перед его лицом.
− Ты совершил оень большую глупость, когда сбежал от Призыва, Ларзен, − заговорила огромная львица все тем же женским голосом. − Сколько лет ты потерял, бегая от полиции и скрываясь от СБ Тиверада?
− А сколько лет я потерял бы, оказавшись в вашей идиотской армии? − осмелев заговорил профессор. Он решил, что наказания ему все равно не миновать, а это значило, что он мог высказать в лицо (или в морду) Императрице все, что он думал о Призыве ученых на службу, о новой полиции Империи и об СБ. И он говорил. Говорил о подонках и грязных полицейских, не гнушавшихся убийствами, когда они вели охоту за молодыми учеными, за талантливейшими людьми, которые должны были работать в науке, а не маршировать перед дворцом Императрицы.
− На самом деле, в этих убийствах виновен ты, Ларзен. Ты, смутивший их разум и заставивших их делать то, что привело их к смерти, потому что убегая от полиции они поддавались панике и совершали то, чего не следует делать! Ты − глупец, потому что ты выдумал глупость, в которую поверил сам и заставлял верить других! Глупость, потому что Призыв молодых ученых проводился вовсе не для того, чтобы заставлять их маршировать! − крыльвица обернулась в сторону и громко зарычала, требуя, чтобы в зал вошел Сайбран.
Ларзен не верил свом глазам. В зал действительно вошел Сайбран, его старый друг и коллега по университету, с которым Ларзен работал несколько лет, прежде чем не возникла эта дикая ситуация с Призывом.
− Ларзен? − удивленно проговорил Сайбран и прошел к связанному пленнику. − Что произошло, Ваше Величество? Что он натворил?!
− Статья 12/4, политическая агитация против государственных мероприятий, повлекшая за собой человеческие жертвы, − произнеасла крыльвица.
− Агитация? Но как такое возможно?!
− Как это вышло, ты будешь разбираться сам, Сайбран. Ларзена я отдаю в твою группу, надеюсь, тебе удастся выбить из него дурь, которой он сам забил свои мозги. Забирай его, а отчет о работе представишь мне позже, когда разберешься с ним. − Крыльвица вновь обернулась к Ларзену, приблизилась и махнула когтями перед его грудью. Профессор увидел лишь вспышку молнии, которая тут же освободила его от цепей, и он едва не свалился со стула, оказавшись на свободе. − Мне нужна только твоя работа, Ларзен, − произнесла крыльвица. − Настоящая работа по твоей специальности и ничего более. И запомни последнее. Если ты будешь снова заниматься выдумыванием и распространением идиотских идей, я не остановлюсь ни перед какими санкциями, чтобы это пресечь. А лично с тобой сделаю то, что ты выдумал! Уводи его, Сайбран!

* * *

Рута Каррвенс стояла перед окном и смотрела на город. Он сиял внизу в вечерних огнях, и там жили сотни тысяч людей, принадлежавших ей, подчинявшихся ей, но не способных исполнить то, что она по-настоящему желала.
Прошло не мало лет с тех пор, как Каррвенс взошел на престол Тиверада, осуществив этим свою мечту, но счастье человека было недолгим. Сначала пришлось почти год разбираться с беспорядками, которые он сам и учинил перед тем, как взять власть, затем наступил период, который можно было назвать счастливым, и Каррвенс тогда действительно был счастлив, а вместе с ним счастье испытывала и Рута. Ей ничего не было нужно, кроме него и его хорошего настрояния и здоровья. Но с последним вскоре начались проблемы. Старческие недуги, сговорившись, атаковали нового Императора, и крыльвица ничего не могла с ними поделать, хотя в некоторых книгах и были упоминяния о том, что драконы способны излечивать людей от всех болезней и даже возвращать им молодость. Вот только ни одна книга не давала и намека на то, как это сделать.
Золото Каррвенса, управление которым перешло в лапы крыльвицы, когда Император впервые надолго слег с серьезным недугом, рекой устремилось в медицину и науку, в биологию и физику, в авиакосмическую промышленность, и Тиверад за несколько лет превратился в космическую державу, поддерживающую связь со многими окрестными мирами, где посланцы Императрицы искали ответы на волнующие ее вопросы: Каким образом драконы излечивают людей? Как драконы омолаживают своих друзей? Что еще могут делать драконы и, в частности, крыльвы?
Вот только ответов на эти вопросы было так же мало, как в тех крохах информации, что имелась на Тивераде.


"Императрица Рута, молю тебя! Услышь меня! Я привез важную информацию!" − едва различимый мысленный голос заставил крыльвицу подняться, и она поднялась с постели.
− Что-то случилось? − раздался тихий голос Каррвенса.
− Спи, любимый, это просто сон. Мне надо пройтись, − ответила она и выскользнула из спальни в коридор. Охрана тут же встала по стойке смирно, но не проронила ни звука по знаку Руты, требовавшему тишины.
Мысли людей, копошившиеся в их головах, мешали сосредоточиться и выловить тот первый вызов. Рута прошлась по кородору и поднялась на высокую башню, где никого не было, и где она могла спокойно сидеть и смотреть на звезды или город. Мысленный шум города и здесь достигал ее, но он был ровным и слабым, поэтому Рута могла услышать некий одиночный вызов, вот только он не повторялся, и пролежав на вершине башни некоторое время, Рута унеслась вниз, в канцелярию, где принялась за обычные государственные дела, какими она занималась по утрам.
"Рута, помоги мне! Помоги! Ты должна это услышать! Ты должна!" − вновь возник мысленных голос, и на этот раз, казалось, он кричал откуда-то издали. − "Они меня убью-у-у-у-ут!..." − Она не сидела на месте и резко переместившись в другую точку города, тут же поняла, откуда исходит этот вопль.

* * *

Хезрон уже начал терять надежду. Он смотрел на своих мучителей и орал во весь голос, прызывая на помощь Императрицу Руту. А люди вокруг только смеялись и подначивали.
− Зови громче, может, она и проснется в замке от твоих воплей! − смеялся палач.
Через секунду он уже не смеялся, потому что из тьмы за его спиной появилась огромная серая голова, а огромные зубы перекусили тело человека пополам, и его голова свалилась на каменный пол.
Два других палача свалились на пол под ударами больших львиных лап, и Хезрон замер, глядя в огромные зеленые глаза, оказавшиеся перед ним.
− Назови свое имя, мальчишка, − произнесла крыльвица, ничуть не заботясь, чтобы ее голос был похож на человеческий.
− Я Рин Хезрон из экспедиции ИК-14, − ответил он и отключился, теряя сознание.

СБ Тиверада потеряла в этот день не мало голов. Мелкие сошки и их начальники по началу просто становились мясом, пока Рута не добралась до глявного виновника того, что вернувшаяся из космоса экспециция не была принята как подобает, потому что кто-то из начальников возжелал завладеть информацией о крыльвах, что эта экспедиция нашла, для того, чтобы затем выторговать себе вознаграждение за нее.


− Я ничуть не сомневаюсь, что ты обладаешь некой ценной информацией, Рин, − произнесла крыльвица, оставшись с ним наедине в палате Императорского госпиталя, куда его тут же перевезли из пыточной камеры. − Но есть один странный нюанс, который требует объяснений с твоей стороны. В экспедиции КИ-14 не было никого ни с именем Рин, ни с фамилией Хезрон. Каким образом ты оказался с ней связан и что стало с другими членами экспедиции?
− Я встретил командира Меона Загера на Игрумине, и он взял меня на борт корабля, когда узнал, что я обладаю некоторой информацией о крыльвах, а через некоторое время зачислил меня в команду, потому что один из членов команды − Рокс Бертон − погиб в аварии в космосе.
− Значит, ты много знаешь о крыльвах?
− Я не так уж много знаю, − ответил он. − Но я знаю, где можно найти эту информацию. Я родился на Игрумине и учился в космическом колледже, где нам расказывали о многих разумных, в том числе и о крыльвах. Я знаю, что многие слухи о крыльвах врут, я знаю, что крыльвы вовсе не такие злобные, каковыми многие вас считают. И я знаю, что басни о том, что крыльвы были якобы союзниками хмевор в древней войне − это полная чушь и вранье!
− Вот как? − удивилась Рута. Ведь она сама была в плену тех же иллюзий, даже не думая, что это может быть иначе. − И откуда же у тебя такая уверенность?
− Я слишком верю своему учителю, а он говорил именно так, − ответил парень. − На Ренсиане есть вся информация о крыльвах, какая только может быть доступна людям.
− Я где информация, которая может быть доступна только крыльвам? − спросила она.
− Наверно, на Дине.
− На Дине, − вздохнула Рута. − Эти слова мне ничуть не помогают, потому что Дина для меня не более чем древняя легенда.
− Легенда? − удивился Хезрон. − Планеты крыльвов обозначены на всех космических картах. Там есть и Дина, и Рраир, и Аргерон!
− Ты хочешь сказать, что на каких-то твоих картах есть информация о расположении планет крыльвов?!
− Да!
− Ты способен достать такую карту, мальчик?
− Да!
− В таком случае, тебе остается только сказать, какие для этого нужны средства. И не бойся называть большие числа.
− Я и не боюсь, − ответил он. − Для этого надо освободить команду Бертона и вернуть им корабль.
− Освобождением Бертона и его команды сейчас занимаются люди, которым я доверяю, − ответила Рута. − А тот, кто виновен в их аресте и задержании, понесет самое суровое наказание!
− Я должен увидеть Бертона, − произнес парень.
− Ну что же, должен, значит, увидишь, − произнесла Рута и направилась на выход из палаты.

− Если с мальчика упадет хотя бы один волос, всех сожру! − прорычала Рута командиру охраны. − Вам все ясно, майор?!
− Так точно, Ваше Величество! С парнем все будет в порядке!

* * *

− Будьте вы прокляты! Чтоб вас всех крылев сожрал! − выкрикнул Бертон, когда его грубо вытащили из камеры и поволокли по коридору космической станции, куда он и не знал.
− Хорошее проклятие, главное, что сбудется, − раздался женский голос, и Бертон резко обернулся, но его тут же грубо вернули в прежнее положение и потащили дальше.
Вскоре он оказался в шлюзе, где охранники тюрьмы передали его в руки эсбистов. Те были в своей фирменной черной форме, но у каждого на груди была вышита эмблема с белой оскаленной мордой, и Бертон едва не рассмеялся, увидев их. Он знал еще со времен учебы, что подобные подобные эмблемы на форме носят не простые эсбисты, а те, кто исполняет личные приказы Императора и Императрицы.
− Проходите в салон и занимайте место, какое вам понравится, − приказал Бертону офицер, и желание обложить его матом или послать куда подальше у пленника почему-то пропало. Он вошел в салон и замер. В обычных пассажирских креслах там сидели четырнадцать человек − члены его команды, и все они, казалось, были навеселе.
− Я думаю, наши мучения закончились, командир, − произнес Леффер, первый помощник командира экспедиции.
− А где Рин?
− Его отправили вниз три дня назад, − ответил Леффер. − Будем надеяться на лучшее.
− Надеждой наше дело не поправишь, − ответил Бертон, усаживаясь в крело рядом с Леффером. − Если Рин сдался, то мы им больше не нужны, потому нас и возвращают.
− На самом деле, Рин Хезрон не сдался и добился встречи с Императрицей, потому вы и летите сейчас вниз, а не продолжаете сидеть в каталажке, − возник женский голос, и люди обернувшись назад увидели женщину, вошедшую в салон через хвостовой люк. − В связи с этим делом Рута уже откусила не одну голову. Скоро вы встретитесь и с ней и со своим мальчиком.
− Кто вы? − спросил командир.
− Служба Безопасности Империи, − ответила женщина, показывая свой знак на одежде. − Стартуем.
Челнок дернулся и люди схватились за поручни, что были опущены перед их креслами. Невесомость быстро исчезла, когда челнок включил двигатели, и теперь сомнений в том, что он пошел на приземление не осталось.
− Мой вам совет, господа, не делать поспешных выводов обо всей СБ на основе своего печального опыта. Кое-кому в СБ требуется не просто взбучка, а кое-что покруче, и они уже нарвались.
− Мы поверим только когда Рин лично подтвердит ваши слова, − проговорил Бертон.
− Через полтора часа, господа. Через полтора часа...

* * *

Если бы тут были люди, которым я могла бы доверить Империю, я сама полетела бы туда, Каррвенс, − произнесла Рута. − Но таких людей нет. Они плетут заговоры даже у меня под носом, прекрасно зная, что я с ними за это сделаю!
− Это я виноват, Рута, − тихо произнес Каррвенс. − Прости меня.
− Ты то в чем виноват?!
− В том, что вокруг нас одни подлецы и бандиты. Они все продажные скоты просто потому что я набирал в команду именно таких, потому что такими можно управлять с помощью денег. А сейчас им стало мало, вот они и пытаются урвать кусок. Такова их природа, Рута, извини.
− Тебе незачто извиняться. Я сама приложила свою лапу к тому, чтобы вокруг не осталось тех, кто бы нам мешал, а вместе с нами и этим продажным скотам. Потому они везде и властвуют. Переделывать же сейчас совсем нет времени! Если бы во власти все было так, как устроил Сайбран в своей команде, все было бы иначе!
− Не знаю даже, чем ты Сайбрана удержала, − произнес Каррвенс. − Я когда-то пытался с учеными работать, кончилось все тем, что они все сбежали.
− Сбежали? И почему? Наверно, потому что их контролировали какие-нибудь уроды-дебилы?
− Возможно и поэтому. Я тогда не стал их искать и возвращать, потому что другие дела были, а когда появилась ты, а о них совсем забыл.
− Может, мне о них вспомнить? − спросила Рута.
− Какой смысл?
− Они ведь уже работали на тебя, значит, что-то с этого да поимели, разве нет?
− Не сказал бы, что много, но и нет нельзя сказать.
− Списки какие-нибудь сохранились?
− На острове, в "дальнем" сейфе, где все мои старые бумаги.
− Загляну, когда буду там, а пока... − Рута не договорила, а просто влезла в постель и легла рядом с Каррвенсом. − Больше всего я хочу найти метод омоложения для тебя, − произнесла она, укладывая голову на его грудь.
− У меня есть подозрение, что это омоложение − обыкновенные сказки, − ответил он, гладя ее. − Кто-то когда-то видел, крыльва, который становился молодым человеком из старого, вот и напридумывали.
− Сама я становлюсь молодой как угодно, Каррвенс, даже девчонкой двенадцатилетней могу стать!
− Ты не рискуй зря, Рута. А то вдруг, станешь девчонкой, и все твои способности пропадут, пока не вырастешь до двадцати лет.
− Я уже так делала, ничего не пропало. Но рискоать больше не буду. Я и сама знала, что рискую.
− А на полигоне какой-нибудь результат у тебя есть?
− Только куча трупов и не более. На самом деле, мне не особенно приятно экспериментировать с омоложением на преступниках, заслуживающих не второй жизни, а второй смерти!
− Тогда, экспериментируй на невинных! Тех, которые не заслуживают смерти. Хотя, если не научишься омолаживать любого, то и меня не сможешь. Я же первый кандидат на виселицу по своим делам, ты это знаешь.
− Забудь об этом!
− Ладно, забыл, − улыбнулся он, вновь касаясь ее шерсти рукой.

* * *

− Что происходит? − заговорил Лесмар, в упор глядя на Сайбрана. − Почему это вы здесь командуете?!
− Сдесь командует только Императрица Рута, господин Лесмар. И мой вам добрый совет, уходите, пока не поздно.
− Я не собираюсь уходить! − резко выпалил Лесмар. − И требую, чтобы вы меня пропустили!
− Ну, раз вы требуете, − проговорил Сайбран, − отходя в сторону от двери, ведущей в покои Императрицы. − Но, я вас предупредил...
− Предупредил о чем?
− О том, что Императрица в трауре и в очень подавленном состоянии. Она не желает никого принимать, и вы рискуете нарваться на ее гнев или чего похуже.
− Мне плевать на твои угрозы, щенок! − выпалил Лесмар и шагнул к дверям. В этот момент они резко распахнулись и человек замер, увидев огромную львицу. Та вышла из-за дверей, медленно подошла к Лесмару и е резким рычанием прыгнула на него.
Лесмар не успел даже вскрикнуть, когда клыки Руты сомкнулись на его теле, и в стороны полетела кровь.
Сайбран смотрел на это молча и не двигался.
− Мне кажется, что я тебе приказывала уйти отсюда, Сайбран, − зарычала она.
− Если я уйду, ты перебьешь всех остальных, Рута, и останешься в замке одна, − ответил он, глядя прямо в глаза хищницы только что сожравшей очередного человека. Если бы они были виновны в смерти Каррвенса, может быть, я и понял бы тебя, но ты их убиваешь низачто.
− Я их убиваю, потому что мне не нужны продажные скоты, − прорычала Рута. − И ты должен уйти! Сейчас же!
− Почему? Ты хочешь сказать, что можешь сорваться так же, как на последнем заседании Кабинета Министров, и загрызть меня?
− Я могу сорваться по любому самому идиотскому поводу, Сайбран!
− Вот, поэтому я и не ухожу. Чтобы удержать тебя от глупостей! Чтобы защитить невинных людей, которые попадутся тебе и умрут просто потому что ты не в себе.
− Да, я не в себе! − зарычала она и прыгнула. − Не в себе! − повторила она, когда человек оказался под ее лапами, а его лицо едва не уперлось в ее губы, когда она наклонилась к нему. − И ты знаешь, почему я не в себе!
− Да, знаю, произнес Сайбран. Потому что ты не смогла найти способ для его омоложения. Ты его плохо искала, потому и не нашла.
− Что?! − взревела крыльвица вскакивая. − Ты об этом что-то знаешь?!
− Я не знаю, как не знаю и того, почему ты не сделала всего, что могла сделать для его поиска!
− Я сделала все, Сайбран! ВСЕ!
− Не все, − повторил он. − Не все, потому что кроме простого слепого рыскания по космосу есть еще и иные способы поиска − научные. Те, которые ты игнорировала. Не знаю, почему. Наверно, потому что боялась.
− Боялась? Чего боялась?
− Того, что кто-то найдет способ уничтожения драконов, если получит доступ к научному исследованию твоих способностей.
− Уходи отсюда, Сайбран. Уходи! И сделай так, чтобы сюда никто не приходил, пока я сама не выйду!
− Я уйду, − согласился он. − Только меня вряд ли послушают, если я объявлю о твоем запрете.
− Идиотов не жалко, − прорычала крыльвица, подымаясь и освобождая его. − Вставай и иди!

* * *

Прошло почти четыре месяца со дня смерти Императора Каррвенса. Тиверад давно похоронил и оплакал (если были такие, кто оплакивал) его. Власть перешла в руки горстки людей под командованием Сайбрана, который взял на себя смелость и объявил от имени Императрицы, что управление Империей передается тем, кого он сам выберет.
В смерти большинства бывших министров никто не сомневался, потому что ни один из них более не появился на государственной сцене, и только Сайбран − старый Министр Науки − оставался у дел и делал все так, как считал правильным сам. Ему помогали те, кого он хорошо знал, кто поставил управление Империей на научную основу, и это управление окзалось достаточно эффективным, чтобы продержаться все эти четыре месяца.
Императорский Дворец оставался неприкасаем, по приказу Сайбрана его охраняли остатки прежней стражи и нанятой новой. И задача их была одна − не допускать во дворец никого чужого до тех пор, пока не объявится сама Императрица Рута и не даст иные распоряжения.
Впрочем, она не объявлялась все эти месяцы, а Сайбран получил несколько косвенных свидетельств того, что Рута находится на острове Каррвенса, в замке, где она провела детство. И он был готов в случае необходимости отправиться за ней туда.

* * *

Ларзен смотрел в окно, на площаддь, где собралось множество народа.
− Я думаю, это не настоящая демонстрация, − произнес он, обернувшись к Сайбрану.
− Почему ты так думаешь?
− Потому что они ведут себя не так, как вели бы себя обычные люди. Я давно туда смотрю. Это не горожане. Это армия, Сайбран. Армия, закамуфлированная под гражданских, и они вот-вот начнут стрелять.
− Думаешь, это Гуттер?
− А больше и некому, только этот идиот мог решиться на открытое выступление против нас.
− Он не идиот, потому что он знает, что Руты здесь нет, − проговорил Сайбран. − А без нее мы ничего сделать не сможем.
− А с ней смогли бы? − усмехнулся Ларзен. − Вряд ли она может остановить армию!
− Армия формально подчиняется ей напрямую, Ларзен. Ей достаточно выйти туда, сказать пару ласковых, и они уберутся не слушая никаких Гуттеров.
− Может быть и так, − вздохнул Ларзен.

Стрельба началась когда стемнело. Сначала это были одиночные выстрелы, словно пробные, а затем началься штурм, и в пдин миг правительственный комплекс был взят в кольцо, и только действия охраны не позволили атакующим прорваться на территорию комплекса. Впрочем, охрана продержалась недолго, и уже через полчаса после начала штурма, Сайбран, Ларзен и еще несколько их министров оказались окружены в зале заседаний, и солдаты во главе с генералом Гуттером ворвались туда.
− Ваше самозванское правление закончено! − проговорил генерал, проходя к Сайбрану.
− И кто же это тебя надоумил на такое дурное дело, жалкий генералишка? − послышался голос со стороны, и к Гуттеру прошла женщина. Она была одета как уборщица, и генерал, глянув на нее, показал кому-то из своих офицеров знак, чтобы ее убрали.
Четыре человека с лязгом рухнули на пол и больше не поднялись, а женщина остановилась в двух шагах от генерала и усмехнулась.
− Уверена, ты радовался, когда умер Император Каррвенс, − произнесла она.
− О, Рута, − тихо проговорил Сайбран, и в то же мгновение женщина обратилась в огромную крылатую львицу.
− А-а-а-а!.. − вырвалось из горла Гуттера, и он смолк навсегда.
Солдаты попятились назад, кто-то попытался направлять оружие на крыльвицу, но в то же мгновение в таких били молнии, и они падали замертво.
Под конец оставшиеся бежали и толпились у дверей, пытаясь выскочить из зала, потому что Рута никого не смущаясь начала жрать убитых.
Когда ни мертвых, ни живых солдат в зале не осталось, крыльвица развернулась и медленно прошла к Сайбрану. Он стоял не шевелясь и не двинулся с места даже когда язык крыльвицы прошелся по его лицу, и лишь Ларзен завизжал в стороне, увидев это.
− Тоже хочешь? − прорычала крыльвица и направилась к профессору. Тот побежал от нее и некоторое время бегал по залу, а Рута ходила за ним, не догоняя, но и не отставая.
− Оставь его, Рута, − произнес Сайбран. − У него нервы не в той последовательности переплетены.
− А у тебя в той? − спросила она, возвращаясь к Сайбрану.
− Вряд ли я смогу заменить тебе Каррвенса, − проговорил он, и крыльвица встала, сверля его взглядом. − Извини, что я задел эту тему, Рута, но иначе нельзя. Ты ведь это и сама прекрасно понимаешь.
− Понимаю, − подтвердила она. − И я хочу знать, кто откуда вернулся и какую информацию принес?
− Все отчеты у меня в кабинете, я могу принести их куда скажешь?
− Думаю, проще мне самой туда пройти, − ответила она, обращаясь в женщину.
− Тогда, идем.

Отчеты, как и раньше, не содержали почти ничего ценного. Единственной важной информацией оказалось возвращение Рина Хезрона. По краткому отчету, он принес важные сведения, но открыть их он мог только самой Руте, и Хезрон все последнее время находился в отпуске, ожидая, когда Рута вернется к государственным делам и пожелает его принять.

* * *

− Прибыла Рута Каррвенс, сэр, − произнес охранник. − Мы не могли ее не пропустить.
− Все правильно, спасибо, − ответил Рин и взглянул на девушку, сидевшую рядом с ним. − Прячься, Алура, если она тебя увидит, не знаю, что она сделает.
− Но ты же не раб, Рин! − воскликнула она.
− Не раб, но на службе! Давай же, пока не поздно! − Он подхватил ее под руку и провел через комнату к двери, за которой Алура и скрылась. Там был коридор, уводивший к комнатам прислуге и черному ходу.
− Как слетал, Рин? − Хезрон едва не подпрыгнул, услышав вопрос и обернулся.
− Вы меня напугали, Ваше Величество, − заговорил он.
− Напугала? С каких это пор ты стал меня пугаться, Рин? Ты что, сделал что-то против меня?
− Нет, − тут же заявил он.
− Тогда, пора приниматься за дело. Рассказывай все, что ты узнал?
− Я нашел планету, где живут драконы, − ответил он. − И у них точно есть информация, которая вам нужна. О способностях драконов там знает все население.
− Ты скажешь мне, где находится эта планета? И как она называется?
− Олема-2, − произнес он. − Ее точные координаты у меня записаны, − он прошел в кабинет, и Рута проследовала за ним. − Вот, − он достал бумагу с цифрами и передал ей. А здесь мой полный отчет, − добавил он, вынимая большую папку. − И, я хотел бы вас попросить... − заговорил он едва слышно.
− О чем?
− Освободить меня от службы. Мне уже почти сорок, и до сих пор у меня не было ни жены ни детей. Я не могу оставаться без них.
− Полагаю, от работы на планете ты отказываться не станешь?
− Не стану, − повеселел он.
− Значит, как соберешься, отправишься к Сайбрану и получишь работу у него. А я улетаю на Олема-2.

* * *

− Думаю, ты не обидишься, обезьяна, когда тебя съедят, − произнес зверь, встретивший Руту в ангаре космической станции, где приняли ее маленький челнок.
− Думаю, и ты не обидишься, когда съедят тебя, − ответила она, решив говорить на том же языке, что и встречающий.
− Отвечай, зачем ты прилетела на Олема-2?
− Я собираюсь идти учиться в школу трансов, − заявила Рута. Она уже знала, что говорить, исходя из информации, которую привез Хезрон.
− Ты? В школу трансов?! − воскликнул зверь. − Да тебя к ней и близко не подпустят, обезьяна!
− Подпустят и тебя не спросят, − заявила Рута. − А теперь, говори, где она находится, я не собираюсь сидеть в твоей консервной банке!
− Да кто ты такая, чтобы мне приказывать?! − зарычал он и резвернувшись прыгнул на нее.
Удар большой черной лапы откинул зверя и он перекувырнувшись в воздухе распластался на железном полу, после чего медленно поднялся и замер, глядя на пришелицу. Та выглядела подобно местному жителю, но была в два раза крупнее по размеру.
− Будешь говорить то что мне надо или желаешь познакомиться с моим желудком, уррод? − прорычла Рута.
− Я все скажу! − взвыл он, пытаясь отбежать от нее, но бежать ему было некуда. Рута перегородила весь коридор, а зверь находился в тупике.

Ей не пришлось с ним долго возиться, и Рута узнала все что хотела, после чего отправилась вниз и вскоре оказалась среди жителей Олема-2, большинством которых были релайсы, среди которых и встречались изредка существа, обладающие силой драконов, а вместе с силой и властью над всем миром.
Местные законы отличались от законов людей, как день и ночь. Судя по меркам людей, на Олема-2 не было никакой цивилизации, а была дикарская планета, на которой властвовал закон джунглей, и Рута, поняв это, быстро освоилась и довольно легко добралась до школы, которая ей требовалась. Вот только обучение там затянулось на долгие двенадцать лет, большую часть которых Рута исполняла приказы старших, то есть попросту была рабыней учителей. Лишь в последний год ее допустили до настояших знаний, да и то произошло потому, что во время очередной местной войны трансы поубивали друг друга, и той стороне, на которой находилась школа, где училась Рута, требовались новые сильные трансы.
Под конец последнего года, когда учителя проверяли силу ученицы, они пришли к выводу, что ее следует направлять непосредственно в комиссию РЕДА, верховный орган управления трансов, и Рута отправилась туда в сопровождении группы релайсов, лишь один из которых имел силу трансов, а остальные были просто командой корабля.
Встретив посреди космоса на корабле крыльвицу, транс со страха выложил столько секретов, сколько Рута не узнала за двендацать лет учебы. И его вознаграждением за предательство стало знакомство с желудком крыльвицы, после чего Рута стала знакомить со своим желудком и остальных релайсов из команды корабля. Делала это не сразу, а постепенно, пока корабль тащился через космос к Тивераду, куда его она же и направила.

* * *

Насильник, прижимавший собой тело Лии к земле, внезапно как-то странно дернулся и прекратил все свои движения, затем девушка ощутила, как на нее полилось что-то теплое и резко открыла глаза.
Увиденное ее столь шокировало, что она не сумела даже закричать. Бандита над ней держала огромная пасть, клыки которой пронзили тело человека и из-под них на Лию лилась его кровь.
Инстинкт, наконец, взял верх, и она резко выкатилась из-под нависшей над ней гигантской клыкастой морды, быстро вскочила и схватив с земли подвернувшийся под руку бандитский автомат, тут же, не раздумывая, открыла огонь по зверю. Она поливала огнем голову зверя, не отпуская спускового крючка и остановилась только когда закончился весь боезапас.
Загрызенный насильник вывалился из пасти зверя, и он издал ужасающее рычание, глядя на девушку.
− Ты, девка, совсем дура? − заговорил вдруг зверь человеческим языком, а затем наклонился и с хрустом откусил ногу бандита.
Лия медленно пятилась назад, пока зверь жрал бандита, откусывая от него крупные куски. Когда в пасти хищника скрылась последняя часть тела человека, девушка кинулась бежать, бросив на землю ставшее ненужным оружие.
Убежала она недалеко. Сильный толчок в спину свалил ее на землю, и Лия завизжала, увидев над собой окровавленную пасть зверя.
− Не пытайся мне говорить, что ты этому насильнику добровольно отдалась, − прорычал хищник.
− Не трогай меня! − закричала девушка, − Чего тебе надо?!
− Вот, думаю, живьем тебя проглотить или загрызть сначала? − проговорил зверь.
В стороне раздался грохот выстрела, и Лия увидела, как пуля попала в щеку зверя. Он тут же вскинулся, подымаясь на задние лапы, а стрелявший продолжил в него палить одиночными.
Хищник отскочил в сторону, еще немного промедлил, а затем ушел в лез и умчался, ломая сухие ветки на ходу. Треск от ломаемых им сучьев быстро удалялся, но слышался еще довольно долго.

Кошмар не закончился. "Спасатель" оказался таким же бандитом, как и тот, которого сожрал хищник, только теперь Лию ничто от насилия не спасло, и бандит утащил ее в деревню, что была неподалеку и оказалась лагерем лесных раабойников, живших тут явно без всякого страха перед властью и законом Тиверада.
Девушку еще несколько раз изнасиловали, прежде чем она попала в дом, где держали таких же, как она, пленниц для забав. И от других девушек Лия узнала, что надежды на спасение нет и не будет, что кто-то из них в этом кошмаре уже не первый год, что некоторые, пленницы, побывавшие здесь, так умерли, не дождавшись справедливости.
А вот в рассказ Лии об огромном хищнике, сожравшем бандита, никто из пленниц не поверил, и они решили, что Лии этот зверь приснился в кошмаре. Она не стала настаивать, что все было наяву. Ей и самой было легче думать, что происходящее не более чем сон.
Утром девушек разбудила стрельба снаружи. Прислушавшись они пришли к выводу, что это не обычная пальба, какая тут была не редкостью. Где-то шел бой, и судя по звука, недалеко от бандитской деревни.
Очередной грохот автоматной очереди сменился человеческим воплем, а затем мощным рычанием. Девушки переглянулись и все обернулись к Лие. Та поднялась и подошла к окошку, через которое ничего не было видно, кроме зеленой листвы куста, загоражвавшего обзор.
Еще один выстрел, вскрик человека, и все стихло. Затем за дверью раздался скрежет и грохот открываемого засова. Девушки отпрянули от двери, ожидая самого худшего, но в открывшейся двери появилась человеческая фигура в платье.
− Рута! − воскликнула одна из узниц.
− А ты не верила, что я это сделаю, Сара, − усмехнулась вошедшая. − Можете выходить, и не трусьте, моя киска уже наелась и не станет вас трогать, если вы не будете палить ей в морду из автоматов. − Рута глянула прямо на Лию. − К тебе это в первую очередь относится.
− Это зверь меня хотел сожрать! − воскликнула Лия.
− И что же ей это помешало сделать? Неужели уродец с пистолетиком? Выходите!
Рута сама вышла, и девушки начали осторожно выбираться из своей тюрьмы. Выходя они оглядывались в поисках хищника, но его нигде не было видно. Рута прошла к одному из больших сараев и накинулась на ворота. Через минуту, выломав замок с помощью короткого ломика, она открыла створки, и все увидели стоявшую в сарае машину.
− Кто из вас умеет водить такой драндулет? − спросила она.
− Я умею, − произнесла Лия.
− Вот и садись за руль. Выезжайте в ту сторону, там дорога есть отсюда. А меня подберете на развилке.
− А проехать вместе с нами не хочешь? − спросила Сара.
− Только если вы позволите ехать рядом с собой большой людоедской кошке. − Девушки переглянулись, и ни одна не пожелала ехать рядом со зверем. − Значит, встретите меня, где я сказала. А я провожу киску до пещерки. − Сказав это Рута тут же скрылась за домами в лесу.


На ровную дорогу машина выехала к вечеру. Рута уже сидела в кабине рядомс Лией, и та вела машину вперед без отдыха. Лишь в середине дня они остановились раз, чтобы поесть.
− Это военная дорога, − произнесла Рута. − Километров через пятьдесят будет военный пост, и там нас задержат.
− Тогда, нам надо его объехать, − произнесла Лия.
− Почему? − спросила Рута.
− Потому что военные − хуже бандитов. Они нас пустят по кругу, а когда искалечат − убьют.
− Почему-то мне кажется, что при Каррвенсе подобного не было, − проговорила Рута.
− Ты бы еще Старую Империю вспомнила! − рассмеялась Лия. − Каррвенс тоже был бандитом, ничем не лучше тех, от которых мы сбежали! − Она умолкла под яростным взглядом Руты, и новые слова ненависти, адресованные к Императрице Руте, так и не сорвались с ее губ.
− Езжай прямо, − приказала Рута. − И останавливай сразу, как они потребуют. С военными буду говорить я. Пусть только попробуют сделать что-нибудь не так.
− И что? Ты на них кошку свою спустишь?
− Может, и спущу, коли ты уверена, что она у меня в кармане.

Военный пост, казалось, ожидал нападения целой армии. Дорога была перекрыта, по бокам высились большие баррикады, за которыми находились солдаты, а чуть в глубине этого оборонительного рубежа готовилось к стрельбе артиллерийское подразделение.
Машина остановилась в сотне метров от рубежа, Рута покинула кабину и прошла к баррикаде, показывая, что у нее нет оружия.

Офицер рассматривал документ Руты, казалось, бесконечно. Ни государственная печать, ни гербовая бумага с именем Императрицы Руты, и ее личной печатью, не впечатлили человека, и он объявил, что никого не проспустит через пост, потому что это приказ какого-то там генерала.
− Вы дадите мне связь с вашим начальством и прямо сейчас, − произнесла Рута. − И я вас предупреждаю, что ваш отказ будет расценен, как антигосударственное деяние, которое не назвать иначе чем предательство. С соответствуюими выводами, вам непонятно какими, господин капитан? Вы познаете на себе, что значит не исполнять волю людей, находящихся на службе у Императрицы Руты.
− Твоей императрицы не существует уже пятнадцать лет, глупая девка, − ответил офицер. − Взять ее! − приказал он солдатам.
− Он не понял, − произнесла Рута, глядя на подошедших солдат. − Мне жаль вас, ребята, но за исполнение преступных приказов надо платить. − Она развернулась к капитану и подняв перед собой руку показала ему раскрытую ладонь. Люди замерли, увидев возникший в центре ее пятно голубого огня, которое начало расти и обратилось в шаровую молнию размером с небольшой мяч.
− Взять ее! − заорал капитан, и Рута взмахнув рукой метнула огонь в землю перед собой.

На месте баррикады воникла стена огня, поднявшая в воздух все укрепления. Волна огня прошла к артиллеристам и еще дальше, к машинам с боеприпасами, замаскированным у леса.
Когда взрывы улеглись, на месте военной заставы осталась лишь ровная дымящаяся земля. Офицер словно безумный смотрел вокруг, а Рута сделала знак Лие двигать машину вперед.
− Что это было? − спросила Сара, появляясь в кабине, когда Рута села туда.
− Ничего особенного, девочки. Обыкновенный удар дракона.
− Какого еще дракона? − переспросила Лия.
− Так ты и не знаешь, кто такие драконы? − усмехнулась Рута. − Ну, коли не знаешь, я расскажу. Много миллионов лет назад в нашей галактике существовала цивилизация сверхсуществ, которые породили на свет особую расу разумных и бессмертных существ, способных менять свой вид и имеющих силу, с которой не сравнится никакая нынешняя армия. Драконы живут на многих планетах и по сей день. И не стоит завидовать тем, кто с ними встречается. Хотя, резуьльтатом такой встречи может быть что угодно. От смерти до второй жизни.
− Не рассказывай сказки, Рута, − проговорила Сара. − Ты знала об этой засаде и наверняка подготовила этот взрыв перед тем, как освобождала нас от бандитов.
− Эх, Сара-Сара, ты так и не поняла, кто же вас освободил на самом деле!
− Да, я помню, что это была большая людоедская кошка, − ответила Сара. − Уж и не знаю, как ты заставила ее служить себе. Наверно, сказками про драконов, в которые эта кошка поверила.
− За поворотом будет мост, на котором тоже может быть военный пост, − произнесла Рута. − Езжай осторожнее, Лия.
− А там ты ничего не подготовила? − спросила Сара.
− Поготовила. Мост взорвется сразу, как мы по нему поедем.
− Глупости то не говори! − воскликнула Сара.
− А ты их не спрашивай, − парировала Рута.
Машина выехала из-за поворота и вскоре оказалась на мосту через реку. Мост никем не охранялся и только на другом берегу у моста стояла военная машина, от которой к дороге пробежал солдат.
− Медики есть?! − выкрикнул он, когда Лия открыла дверцу.
− Есть, − ответила Сара.
− Быстрее, там лейтенанту плохо! − крикнул солдат, показывая на свою машину.
− Идем, Сара, − сказала Рута, и они вдвоем прошли вслед за солдатом.
− Что с ним случилось? − спросила Сара по дороге.
− Он вел машину, а когда подъехали к мосту, ему стало плохо, и я едва успел на тормоз нажать! Вон, машина чуть в реку не уеахала.
Лейтенанта вытащили из кабины и уложили в траву.
− Радио есть? − спросила Рута солдата.
− Не работает, − ответил солдат, ударив кулаком по машине. − Я пробовал, а оно...
− Показывай! − приказала Рута, и солдат полез в кабину. Рута влезла за ним, взялась за его радиостанцию и чуть потрогав ручки, ударила по панели кулаком. Невидимое человеку воздействие ушло в аппарат, и тот через мгновение зашипел, выдавая в динамики чей-то голос.
− Вызывай своих, − приказала солдату Рута, выбираясь из кабины. − Ну? − спросила она Сару, уже прекрасно зная ответ.
− Мертв, − коротко объявила она. − Быстрая смерть.

Вертолет со знаками медслужбы Империи прибыл через пятнадцать минут. Мертвого лейтенанта увезли, и прибывший сместе с медиками офицер заменил его в военном грузовике. Рута и Сара вернулись в свою машину и та вскоре двинулась вперед.
Вскоре впереди появился городок, и на этот раз постовые сразу же открыли проезд, как только увидели знаки на бумаге Руты.
− А там ты эту бумагу не могла показать? − спросила Сара.
− Нет, Сара, не могла. Я ее ЗАБЫЛА показать, понимаешь?
− Не понимаю.
− Глупости перестань говорить, Сара! − воскликнула Лия. − Показывала она там бумагу свою! Я видела!
− На следуюем перекрестке поворачивай налево и заезжай на полицейский двор, − ппроизнесла Рута. Лия лишь чуть скосилась на нее, но сделала все, как было сказано.
Несколько полицейских окружили въехавший к ним грузовик.
− Комиссар здесь? − спросила Рута, выскочив первой и сразу показывая свою бумагу с императорскими знаками.
− Я комиссар, − произнес человек проходя к ней и глядя в бумагу. − Чем могу служить, мэм?
− Проверьте, чья это машина, комиссар. И запишите у себя, что банда Климентина уничтожена.
− Как уничтожена? − удивился полицейский.
− Полностью, окончательно и бесповоротно. Физически уничтожена, − ответила Рута. − Дайте мне карту, и а покажу, где она дислоцировалась.
− Но кто это сделал? − спросил комиссар, направляясь в участок.
− Императрица Рута, − ответила девушка. Позади послышался резкий вздох, и глухой удар упавшего на землю тела.
− Что еще? − спросил комиссар, обернувшись. − Что с ней?! − воскликнул он, увидев лежавшую на земле девушку.
− Обморок, − ответила Рута. Над Лией склонилась Сара и быстро привела ее в чувство. Девушка смотрела на Руту чуть ли не с ужасом, ее глаза словно спрашивали 'это была она?'
− Да, Лия, именно ей ты выпустила в морду целую обойму из автомата.
− Что? − произнес комиссар, оборачиваясь.
− В чем дело, комиссар? Мы идем или нет?
− Если она стреляла в Императрицу, я должен ее задержать, − объявил он.
− Задержите сначала себя, комиссар, потому что этой попыткой вы нарушаете приказ Императрицы о том, что эта девушка − неприкосновенна. Вам нужны еще какие-то объяснения?
− Нет, мэм, − ответил он и вновь пошел, к дверям участка.

− Чего она от меня хочет? − спросила Лия, когда Рута показала комиссару по карте уничтоженную бандитскую деревню и вернулась на улицу.
− Она хочет, чтобы ты поступила к ней на службу, Лия. Отказываешься?
− Нет! − выпалила та. − Но, почему?
− Не спрашивай дракона, почему он чего-то хочет. Просто исполняй, и быть может, когда-нибудь ты что-нибудь поймешь, − ответила Рута. − А ты н смотри на меня так, Сара. Тебя Императрица на службу не возьмет.
− Почему?! − вскинулась та. − Я ничего против нее не делала!
− Да, не делала. Пререкалась только со мной из-за глупостей. Нет, Сара. Ты возвращаешься к себе домой. Может, если Императрице понадобятся стервы, она тебя и пригласит.
− Да ты!.. − Сара сделал шаг к Руте и остановилась. − Какого черта ты вообще тут раскомандовалась?! Имперстрица сама будет решать, кого брать на службу, а кого нет! Пока она сама мне этого не сказала, твои слова ничего не значат!
Рута фыркнула усмехнувшись и отвернулась в сторону.
− Ну, как пожелаешь, Сара. Встретишься ты с ней, если не испугаешься. Императрица любит таких как ты... на завтрак.


− Просто скажи, что ты боишься, и будешь свободна, − произнесла Рута. Она вдвоем с Лией шла по улице городка, направляясь к вокзалу, где скоро должен был появиться поезд, идущий в столицу. − Она не любит тех, кто дрожит перед ней.
− Но я, все равно, боюсь, − произнесла Лия.
− Ты выбери что-нибудь одно, девочка. Либо боишься, либо нет. Если боишься − свободна, если нет − поступаешь на службу.
− Я хочу поступить на службу, но я боюсь, − произнесла Лия.
− М-да, − буркнула Рута. − Хотя, да, конечно, из автомата ты палила именно из страха. Она тебя от насильника спасала, а ты в нее стреляла.
− Я думала, она меня сожрет, − ответила Лия, опустив голову.
− Надо было сожрать, − вздохнула Рута. − Глядишь, у меня сейчас возни меньше было бы!
− Да, чего ты говоришь?! − воскликнула Лия, разворачиваясь и едва не кидаясь на Руту с кулаками.
− Успокойся, а то потом снова жалеть будешь! − остановила ее Рута. − Ладно, закроем эту тему. Твои нервы, явно лечить надо после всего.


Две девушки сошли с поезда на платформу и срауз же направились к вокзалу, у которого стояло множество машин такси, ожидавших клиентов.
Рута махнула рукой одному из них, и машина тут же оказалась рядом.
− В район Коро, − приказала Рута шоферу.
− Туда пускают только по специальным пропускам, − произнес шофер.
− А ты что, уже проверяешь пропуска? − спросила Рута. − Езжай.

Машина остановилась у КПП. Рута прошла к охране, показала свой документ и вернувшись приказала Лие выходить из машины. Расплатившись с шофером, она отпустила машину, и две девушки направились ко входу, который перед ними тут же был открыт.

− Мне нужен дом Сайбрана, − сказала Рута охраннику.
− Четырнадцатый участок по центральной аллее, − ответил он, глянув в свои бумаги, и девушки направились туда.

Старый человек встретил гостей у дома и, едва увидев Руту, замер там, где стоял.
− Рута? − проговорил он едва слышно, когда она подошла.
− Как же так вышло, что ты оставил государственный пост? − спросила она.
− Я это сделал не по своей воле. Меня заставили, − проговорил старик. − Это действительно ты?
− Разумеется, это я, − ответила Рута. − И мне нужно, чтобы ты вернулся на ту работу, какую делал.
− Я слишком стар, чтобы вернуться.
− Эта отговорка, Сайбран, теперь не принимается, − произнесла Рута. − Я нашла то, что искала, и теперь я не собираюсь никого терять из-за дурацкой старости. Ты пройдешь процедуру омоложения, Сайбран. Ты согласен?
− Разве я могу быть не согласен? − спросил он.
− Тогда, готовься прямо сейчас, − произнесла она, обращаясь в крыльвицу и вставая над ним. Он замер и только вскрикнул, когда огромная пасть сомкнулась на его теле.
Рядом раздался визг Лии, и Рута обернулась к ней, все еще удерживая старика в пасти. Она уселась, задрала голову вверх и проглотила человека до конца.
− Прекрати кричать, а не то и тебя сожру, − произнесла Рута, и Лия умолкла, глядя на нее с ужасом.
Из дома выскочила женщина, и замерла на пороге, уткнувшись взглядом в серую крылатую львицу.
− Привет, малышка. Ты кто? − заговорила Рута.
− Я М-марта, − произнесла та заикаясь. − А где мой отец? − спросила она, оглядываясь.
− Он скоро вернутся, − ответила Рута и исчезла. На ее месте на землю свалился человек, затем рядом с ним возникла молодая женщина.
− Тебе понравилось, Сайбран? − спросила она.
− Это надо было обязательно делать именно так? − спросил он.
− Да, обязательно. Иного способа я не знаю. Взгляни на себя в зеркало, Сайбран.
− О-отец? − удивленно произнесла Марта. − Это действительно ты?!
− Кажется, я, − произнес человек, ошарашенно и взглянул на Руту. − Это действительно так?
− Так, Сайбран, так. Надеюсь, теперь ты не станешь отказываться от возвращения на старую работу?
− Не стану. Для тебя я сделаю все, что захочешь, Рута!

* * *

Генерал стоял перед крылатой львицей и дрожал.
− Полагаю, вы сделаете все, что я прикажу? − спросила она его.
− Да, Ваше Величество, − выдавил из себя человек.
− В таком случае, прикажи, чтобы сюда доставили Рика Хезрона. Немедленно!
− Да, Ваше Величество! − и он, наконец, сдвинулся с места, а через несколько минут в его кабинет приволокли едва живого человека. Его тело покрывали следы побоев, и пыток. Хезрон, глянув на Руту, ничего не сказал и лишь рухнул на пол, когда крыльвица шагнула к нему и охранники выпустили его из рук.
Они стояли и смотрели, а Рута лизнула Хезрона в лицо, затем начала зализывать его раны, после чего, совершенно неожиданно для окружающих подцепила человека языком, втащила в свою пасть и проглотила.
− Что-то не так, генерал? − спросила крыльвица, глянув на человека.
− В-с-се так, − пробормотал он заикаясь.
− Вот и прекрасно. Если кто-нибудь еще узнает о том, что сейчас произошло, я приду сюда снова и откушу вам голову, генерал. Я понятно говорю?
− П-понятно, В-ваше В-величество. Об этом никто не узнает!
− Вам сильно повезло, генерал, что Хезрон оставался жив до того, как я юда пришла. Но впредь мой вам совет, выбирать как следует, ЧЬИ приказы исполнять!
Рута развернулась и шагнула к выходу. Охрана разбежалась в стороны, и крыльвица лишь оскалилась, проходя мимо них.

* * *

− Привет, малышка, − произнесла молодая женщина входя в дом. Хозяйка впустила ее только потому, что позади нее стояло несколько вооруженных людей, которых Алура не знала, но спорить с которыми она не могла.
− Мне уже за сорок лет, и я давно не малышка, − произнесла женщина, поняв, что охрана молодой особы не спешит входить в дом, а это что-то значило.
− Извини, − произнесла гостья. − Дети дома?
− Кто вы? И какого черта ворвались в мой дом?! − воскликнула женщина, теряя терпение.
− Я − Рррррута! − зарычала крыльвица, появляясь перед ней в своем виде, и Алура отпрыгнула от большого зверя, оказавшегося перед ней. А Рута в этот момент широко разинула пасть, и из нее на ковер вывалился человек.
− Рин? − едва поверила глазам Алура. Она подошла к своему мужу, села рядом и глянула на крыльвицу.
− За что вы его так?!
− Не спрашивай о том, чего не знаешь, − прорычала Рута. − Он получил от меня подарок, которого ты до сих пор не заметила. И на этом все. Когда он очнется и придет в себя, скажешь, что я жду его в Императорском Замке, на старом месте.
С этими словами крыльвица исчезла, и Алура взялась за мужа. Первым делом оттащила его в ванную, где отмыла от слизи, которой оказалось покрыто его тело, затем отнесла с помощью приехавшего на вызов сына в спальню, где Рин и пришел в себя через несколько часов.

* * *

− Ну что же, мой маленький деликатес, ты думал, что можешь напугать меня своей паршивой железкой? − тихо произнесла Рута, прижимая к полу человека.
− Я не виноват! − завизжал тот, словно поросенок.
− Понимаешь ли, все дело в том, что невиноватых я тоже ем, − прорычала она, оскалив клыки.
− Пощадите! Не убивайте! Я все расскажу! − завопил он.
− Неужели ты знаешь что-то такое, чего я узнать не смогу? − фыркнула Рута.
− Я знаю весь план советника Берлиха!
− Советника?! − взрычала Рута. − И ты еще смеешь при мне называть этого самозванца советником?!
− П-простите!.. О-он сам себя так назвал, а не я!
− Пусть он говорит, Рута, − произнес молодой человек, сидевший на спине крыльвицы. − Ты ведь поймешь сразу, если он попытается соврать.
− Пожалуй, ты прав, Рин, − ответтила она, толкая лапой лежавшего человека. − Говори все! − приказала она ему.
И он говорил. Говорил о том, как Берлих строил свой план по захвату власти, о том, как он уговаривал других министров, доказывая, что Императрица Рута не вернется, что даже если она вернется, у него есть против нее оружие, против которого ни один дракон не устоит. Он говорил об этом оружии, о том, что этот прибор установлен во дворце и он должен остановить крыльвицу, если она попытается туда пройти. Не знал узурпатор только того, что блокиратор силы дракона ничуть не блокирует его обычные действия, и теперь один из прислужников Берлиха расплачивался за это незнание. Когда ему уже было нечего рассказывать, Рута не раздумывая проглотила его и пошла дальше.
В этот день она сожрала еще не мало людей, пережде чем добралась до самого Берлиха и его министров, собравшихся в одном из залов. Они, как ни в чем не бывало, обсуждали свои дела и не ждали появления крыльвицы, да еще и такого, что всем кто знал о блокираторе стало ясно, что он не действует.
− Чем это вы тут занимаетесь? − прорычала она, склонившись над ухом Берлиха, сидевшего за столом. Человек дернулся, но не успел ни вскочить ни закричать. Лишь задергался, когда длинный язык Руты обвился вокруг его шеи и втянул человека в хищную крыльвовскую пасть.
Она не стала его глотать, а просто с хрустом перекусила его шею и выплюнула голову лже-Советника так, что та прокатилась по столу, забрызгивая остальных присутствовавших кровью.
− Выбор у вас, господа, совершенно мизерный, − прорычала она. − Вы либо слушаетесь меня, либо становитесь моими завтраками. Выбирайте!
Они все решили одинаково. Никто не желал разделить судьбу Берлиха. И в замке началась новая работа.


* * *

− Вам, засранцы, сильно не повезло, − произнес офицер, построив учебный взвод на плацу. − И все дело в том, что вы имели глупость пойти на службу под предлогом, который теперь считается незаконным.
− Как это незаконным?! − закричали голоса. − Мы имеем полное право призвать дракона к ответу за его злодеяния!
− Кто-то еще считает так же, как этот недоносок? − спросил офицер, давая знаком указание своей охране. Крукина вытащили из строя и поставили перед всеми. − Так вот, господа, борцы за справедливость, вы пошли на поводу у преступника у узурпатора, который придумал для вас сказки-страшки про дракона, якобы совершавшего какие-то злодеяния. А злодеяния вершил он сам! И одно из таки злодеяний − разжигание межвидовой вражды − а именно натравливание вас на ни в чем неповинное существо!
− Этот дракон захватил власть и!.. − попытался кричать схваченный, но его тут же заткнули ударом в живот.
− Ты, недоносок все еще думаешь, что власть захватил дракон? − проговорил офицер. − Власть на Тивераде захватил не дракон, а Ваш наниматель Берлих, за что он и был казнен. А власть вернулась к законной Императрице Руте. И вы теперь все будете отвечать перед ней за то, что готовились убивать ее!
Рядом появилось еще несколько десятков вооруженных людей и вскоре весь учебный взвод был препровожден в закрытый фургон, в котором их и отправили в военную тюрьму.

* * *

− Назови свое имя, − произнес сержант.
− Мио Терлин, − ответил допрашиваемый.
− Каким образом ты оказался в этом отряде и почему?
− Мне были нужны деньги, а наниматель обещал хорошую оплату за эту работу.
− Ты говоришь не все, − произнес сержант, странно глянув на Мио. − Называй все причины. Что еще заставило тебя пойти на эту работу? Говори правду, парень. За стенкой работает детектор лжи, и я сразу же узнаю, все ты говоришь или нет. − Сержант приложил руку к уху, словно к чему-то прислушиваясь.
− Я сказал все, − заявил Мио Терлин.
− Ну что же, раз все, значит, все, − сержант нажал на кнопку перед собой и в комнате появилась охрана. − В четвертую камеру, − произнес сержант, и солдаты увели Терлина в дверь противоположную той, в которую он вошел.
Переговариваться тем, кого уже допросили, не давали. Терлин оказался в четвертой камете один и, как только охраннику удалились, закрыв его, попытался узнать, кто есть рядом, но на его вопросы никто не ответил.
Больше он никого из своих бысших сослуживцев не увидел, а вечером его вывели из камеры, проводили во двор заведения, где посадили в машину, и та поехала через город. Мио разгладывал дома и людей, машины и плакаты на улицах, и нигде не увидел даже намека на 'правление злобного дракона'. Собственно, в эту пропаганду он и не поверил сразу же. Просто ему было необходимо улетать с Лонвера, и работа на Тивераде гарантировала этот отлет. Поступление же в отряд 'драконободцев' для Мио был не более чем развлечением. Он не верил, что встретит 'настоящего дракона', хотя и не исключал встречи с кем-то подобным. В любом случае, способов борьбы с драконами он знал достаточно, чтобы не влипнуть. Вот только теперь он влип по совершенно иной причине.
Машина, наконец, въехала в широкие ворота, и вскоре остановилась у парадного входа во дворец. Теперь Мио понял, что это дворец Императрицы, а значит, его везли именно на встречу с ней. Не понимал он только, почему так?
− Еще один, − раздался тихий голос в стороне, Мио не оборачивался. Рядом с ним все еще стояла охрана, а в стороне продолжалась чья-то тихая беседа.
− Скольких она сегодня съела? − спросил второй голос.
− Этот будет восемнадцатым, − ответил первый. − Туда этим заговорщикам и дорога.
Громыхнула раскрывающаяся дверь, и Мио провели через нее в большой зал, посреди которого лежала крылатая львица.
− Кто он такой? − спросила она человеческим голосом, когда Мио подвели к ней.
− Мио Терлин, из того же отряда, что и предыдущие. Но утверждает, что пошел в отряд только из-за денег.
Крыльвица резко поднялась, и солдаты, державшие Мио отпрянули назад. Лишь он сам остался стоять перед ней, а крыльвица подошла ближе и наклонилась к его лицу.
− Мио Терлин, ты что-то знаешь о крыльвах? − произнесла она, то ли спрашивая, то ли утверждая. − И ты ничуть не боишься меня, я это вижу.
− Не вижу причины, почему я должен бояться, − произнес он, продолжая стоять на прежнем месте.
− Я уже сожрала больше десятка твоих дружков, с которыми ты собирался убивать меня, − зарычала она, но даже это рычание не вывело Мио из равновесия.
− Я не собирался убивать тебя, − ответил он. − Я поступил на службу в отряд, назначение которого убивать драконов, а не крыльвов.
− Тебе неизвестно, что все крыльвы драконы? − спросила она, прищурившись.
− Мне известно, что все настоящие крыльвы считают, что драконами крыльвов называют только ничего не понимающие недомерки, и называть так крыльва, так бе уместно, как называть человека обезьяной.
− Что?! − взрычала она. − Откуда ты можешь знать, что считают крыльвы?!
− Ты так спрашиваешь, словно сама никогда крыльвов не встречала, − усмехнулся Мио и тут же был пришплен к полу большой серой лапой. − Не делай того, о чем потом сама будешь жалеть, − произнес он, глядя прямо ей в глаза, и едва слышно добавил мысленно: 'я − крылев'.
− Подобные слова требуют доказательств! − зарычала она, убирая лапу с его груди.
− Ничего подобного. Настоящив крыльвы слышат ложь и правду, и им не нужны доказательства сказанных слов.
− Если бы ты был крыльвом, ты не нанимался бы на подобную грязную работу! − зарычала она.
− Да откуда тебе знать, чем занимаются настоящие крыльвы, дракониха? − произнес он, подымаясь на ноги. − Тебе даже невдомек, что настоящие крыльвы никогда не становятся императорами и императрицами! Ты не крыльвица, а обыкновенная дракониха! О-БЕЗЬ-Я-НА!
Мио больше не медлил и взмахнув руками мгновенно исчез, телепортируясь из Императорского замка на другую сторону планеты.
Он не особенно хорошо скрыл свое действие, появился посреди ночного городка и тут же направился в гостиницу, у которой очутился, по дороге заметив появление в стороне еще одного существа. Он был уверен, что это Императрица, проследовавшая за ним. Была она действительно крыльвицей или нет, Мио не был уверен, но драконом она была безусловно, и поэтому он решил, что надо действовать как можно осторожнее.

* * *

Учеба в школе трансов позволила Руте выследить дракона почти мгновенно. Она не стала ему показываться, а сделала все по правилам, чтобы он не сумел ее вычислить и подловить, после чего она сама начала за ним следить, и уже через два дня оказалась в одной конторе с Мио Терлиным, назвашемся перед работодателем иным именем − Тео Мирлиным.

− Тебя в кино еще никто не пригласил? − спросила девушка, проходя мимо стола, за которым работал Тео Мирлин.
− Нет, − произнес он. − А в чем дело?
− Хочу пригласить тебя в кино. Сегодня вечером. Пойдешь?
− Мне надо подумать, − ответил он.
− Хорошо. Ты подумай, а яприду после обеда, и ты скажешь, что решил.
Она ушла, а молодой человек обернулся к работнику, сидевшему за соседним столом.
− Здесь, что, все женщины такие? − спросил он его.
− Нет, не все. Но есть порода таких, которые все такие, − ответил тот едва связно.
− Порода, говоришь? − произнес Мирлин. − Знаю я одну такую породу. Их называют ренсийками, но я что-то не заметил, что эта из них.
− Ренсийками? − усмехнулся сосед. − Ты язык плохо знаешь, что ли? Таких называют не ренсийками, а проститутками. Вот увидишь, она тебе потом еще будет предлагать идти с ней в постель, а согласишься − потребует за это денег.
− С такими я никуда не хожу, − прорбормотал Мирлин, возвращаясь к своей работе.

− Ну, ты решился, парень? − раздался женский голос. Тео обернулся и не увидел рядом никого из соседей.
− А что за фильм-то? − спросил он, решив, что если название ему не понравится, то откажется сразу.
− Фильм − Власть Дракона. Идешь?
− Фантастика, что ли? − спросил он.
− Ну, ты прямо, как с другой планеты! − воскликнула она, усмехаясь. − Это фильм про Императрицу. Идешь или нет?
− Иду, − проговорил он, едва поняв, что ему сказали. − Когда он начинается?
− Через полчаса. Если поторопишься, можно успеть в кафешку перекусить перед сеансом.
− Хорошо, − согласился он и быстро привел рабочее место в порядок, отключая приборы и складывая инструмент на место.

Вряд ли вы станете сочувствовать тем, кто захватил власть и поплатился за это собственной жизнью, особенно, если принять во внимание, что захват этот произошел через попрание закона и прямых распоряжений законной Императрицы. Вряд ли вы осудите того, кто вернул себе власть с помощью репрессий и террора по отношению к тем, кто еще недавно попирал закон и пытался всеми силами уничтожить законную власть в нашем мире. Императрица Рута − наш единственный полноправный Властитель, и нет ни одного довода, чтобы оспаривать ее власть над миром. И пусть заткнутся те, кто кричит о ее нечеловеческом происхождении. Вспомните, кто живет в нашем мире! Вспомните, кто здесь люди? Люди − здесь пришельцы, и власть вовсе не обязана принадлежать только людям. Согласно последним переписям, население людей Тиверада едва достигает сорока процентов от общей численности разумных в нашем мире. И согласно всем известным опросам, три четверти населения Тиверада голосуют за власть Нашей Императрицы. ЗА ВЛАСТЬ ДРАКОНА!

− Бред какой-то. − произнес Тео, покинув зал кинотеатра.
− Почему бред? − удивленно спросила девушка.
− Потому что власть должна принадлежать народу, а не какой-то залетной драконихе. − произнес он, глядя на прямо девушку. − Мы посмотрели кино? Ты удовлетворена?
− Нет, − тут же заявила она.
− И чего ты хочешь еще?
− Я хочу знать, почему ты против нее? Почему осуждаешь только за то, что она нечеловек? Почему?
− А почему ты меня об этом спрашиваешь? Кто ты такая, вообще, чтобы спрашивать? − он не увидел в ней ни капли страха, даже когда повысил голос, даже когда в его голосе возникли признаки рычания, и Мио Терлин больше не стал сдерживать себя. В одно мгновение он переменился и перед девушкой оказался крылев. − Ты и теперь будешь утверждать, что я не имею права говорить то, что думаю?! − зарычал он, приближаясь к ней. И он понял лишь то, что она уже встречалась с крыльвами, потому что ничуть не испугалась его, а это означало только одно. − Ты шпионка, − произнес он. − И ты служишь ей, так?
− Даже если и так, − проговорила она твердо. − Будешь меня убивать, Мио Терлин?
− Я не убийца, в отличие от твоей Императрицы, − произнес он, отступая.
− Что же ты, такой благородный, пошел на службу в отряд убийц? − выкрикнула она, когда крылев собрался исчезать.
− Не твое, свинячье дело! − зарычал он и тут же исчез, улетая невидимым.

Он не видел ее действий. Просто не замечал, потому что не умел этого делать! Рута это поняла, когда в очередной раз проследила за ним и оказалась в квартире Мио Терлина, которую он теперь снимал в самом обычном доме, в жилом квартале города.
Не понял он и того, что она вновь оказалась рядом на следующий день, когда он покинул дом и направился на работу, чтобы взять расчет и исчезнуть навсегда из этого города.

− На самом деле, с твоей стороны обвинять ее в чем-либо − вообще глупо. − Мио едва не подпрыгнул на месте, услышав ее голос.
− Боже мой, да ты даже меня боишься! Вот смешной! − воскликнула она.
− Чего тебе надо?! − резко выпалил он, отсраняясь от нее.
− Да ясно, чего мне надо, − усмехнулась она. − Постельных утех, чего же еще может понадобиться драконовской шлюхе?
− Пойди вон! − выпалил он. − А если не уйдешь...
− Ты мне голову откусишь, да, дракон? − ехидно произнесла она.
− Странно, что с такими словами ты при ней все еще с головой, − ответил он.
− Знаешь, а ты дурак, Мио. Самый натуральный. И мне уже совершенно расхотелось с тобой знаться, − произнесла она и тут же переменилась, становясь крыльвицей.
Вокруг тут же началась беготня и шум. Кто-то убегал из помещения, кто-то, наоборот, примчался посмотреть, а Мио стоял и смотрел на крыльвицу, ничего не говоря.
− Похоже, разговаривать со своими сородичами у крыльвов совсем не принято, − произнесла она и, на этот раз исчезла сама, улетая в столицу.
Мио за ней не последовал, но Рута посчитала все правильно, и уже через несколько дней Мио Терлин сам явился в замок Императрицы.

* * *

− Похоже, Тиверад становится местом сбора крыльвов, − произнес Хезрон, гляда Императрице прямо в глаза.
− Почему ты так решил? − спросила она.
− Только что пришло сообщение из космопорта о появлении там двух крыльвов. Их имена − Май Миро и Дана Скай. Вам они не известны?
− Нет, − ответила Рута. − Их надо пригласить сюда и прямо сейчас!
− Я взял на себя смелость и уже отправил это приглашение от вашего имени, Рута, − произнес Рин.
− Очень хорошо. Когда они прибудут?
− Если нигде не задержаться, то примерно через полчаса. А если поспешат, могут появиться в любую секунду.
− Тогда, чего ты медлишь?! Предупреди всех во дворце!
− Рута, я уже все это сделал. Я же помню, как ты встречала Мио Терлина. Все сделано так же!
− Мио об этом предупредил?
− Предупредил. Сегодня он не забыл свой мобильник, когда ушел в город.

* * *

Четверо крыльвов оставались наедине в одном из залов дворца довольно долго. Разговоров было достаточно много, и уже к утру следующего дня среди них не было недопонимания или умалчивания каких-либо важных фактов.
Дана рассказала Руте и Мио о сообщении с Дины, планеты крыльвов, Рута ошарашила всех своими умениями, которые она получила в мире "зверей". О том, что крыльвы называют их именно так, она и не знала, как не знала и многого другого.

* * *

− Нам надо поговорить, Рута, − произнесла Дана, появляясь в дверях.
− Заходи, − ответила крыльвица, впуская женщину в свою спальню. − О чем ты хочешь поговорить, Дана? − спросила Рута, укладываясь на свою постель.
− О Мио Терлине, − ответила Дана, проходя к крыльвице и обращаясь крылатой. − Мне почему-то кажется, что он тебя совершенно не любит.
− Ты можешь мне чем-то помочь с этим несчастьем? − спросила Рута, вздохнув.
− Несчастьем? − удивилась Дана.
− А как еще можно назвать положение, в котором твой избранник тебя совершенно не любит?
− Значит, я это правильно заметила.
− Да, правильно. Но ты так ничего мне и не сказала, Дана.
− Дело в том, Рута, что мой Маймиро тоже не особенно ко мне тянется. И, я думаю, что мы могли бы друг другу помочь с этим делом. Если ты соблазнишь Маймиро, а я − Мио, то мы можем получить свое счастье обе.
− А они? − спросила Рута, глянув на Дану совсем иначе.
− Маймиро мне давно сказал, что если я найду кого-то, кого полюблю, он не будет мне мешать. А Мио, кажется, не особенно и претендует на твою любовь. Разве не так?
− И у крыльвов такое считается нормальным?
− Много лет назад, на другом конце галактики, мы с Маем встретили старых крыльвов и узнали, что для крыльвов вообще неприменимы человеческие понятия о семье и верности. Ты родилась крыльвицей, Маймиро − тоже родился крыльвом, и ваши судьбы чем-то похожи в этом. А моя судьба похожа на судьбу Мио Терлина. И он и я не знали, кто мы есть, пока не возникли чрезвычайные обстоятельства. Я думаю, это может нас сблизить. А тебя, наверняка, лучше поймет Маймиро.
− М-да, − произнесла Рута. − Чего не думала, так это то, что стану такой вот стервой. − Она поднялась и прошла к Дане. − Твой план мне нравится, но, давай договоримся, если он не сработает, мы все вернем назад. Согласна?
− Согласна.

* * *

"Берлога Василиска" бурлила от наплыва народа. Из-за этого мало кто заметил очередного вошедшего молодого человека, и тот едва нашел свободное место, которое ему подсказал официант, случайно оказавшийся поблизости, когда парень вошел.
− Что здесь происходит? − спросил парень у девушки, что не возразила, когда офицант преложил ей подсадить рядом соседа.
− День рождения у местного главного прохиндея, − ответила та, пристально глядя на него.
− Прохиндея? − удивился парень. − Он что, так и назвал себя прохиндеем?
− Он этим "званием" в кавычках, даже гордится, − ответила она, улыбаясь. − А вот и он. − На сцене появился немолодой человек, разряженный словно клоун.
− Господа, минуточку внимания! − воскликнул он, подняв руки вверх.

Фур Сархас играл свою роль первоклассно. Пока он говорил, Дана охмуряла Мио, и столь успешно, что тот проснулся на утро в ее постели, чем был несказанно удивлен, а затем попытался сбежать, но выход ему перегородила большая серая кошка, которая ничуть не смущаясь продолжила свое дело охмурения, рассказывая свою историю, о своей жизни в детстве о перевоплощении в крыльвицу, в котором Май Миро сыграл свою роль, но не пошел дальше, потому что ему хотелось совсем другой любви, а Дане был нужен человек. Мужчина, а не кот.

В замке Императрицы, тем временем, проходила вторая часть марлезонского балета, и Рута объяснялась с Маймиро, жаловалась ему, что ее 'никто не любит' в ее настоящем виде, а всем вокруг хочется с ней секса только когда она обращается в человеческую женщину. И Маймиро не устоял под ее натиском, как не устояли многие другие, когда Рута добивалась своего. Ночь прошла в играх и любви, какой ни Маймиро, ни Рута еще не знали. Не знали они еще и того, что Рута после этой ночи понесла малыша.Молодые крыльвы просто еще были слишком неопытны в этом вопросе.
На следующий день Рута и Дана обменялись своими впечатлениями и договорились окончательно об "обмене мужьями", хотя ни один из браков не был оформлен на Тивераде официально. В докуемтнах была лишь записана принадлежность Мая и Даны к роду крыльвов, а их взаимоотношения никак не закреплены. Это дело, в общем-то, никого и не касалось, кроме самих крыльвов.
Тайное стало явным, через несколько дней, когда Маймиро застал Дану и Мио вместе во время любовных утех. В этот момент Дана и объявила ему, что знает все про него и Руту, напомнила, что Май обещал ей не вмешиваться в ее интимные дела, если таковые появятся.
Май не стал возражать и предложил лишь встретиться всем чeтверым вечером, чтобы закрепить и узаконить создавшееся положение, потому что недосказанность в таких вопросах могла, по его мнению, лишь повредить.
Собрание состоялось в тот же вечер, а на следующий день весь мир был ошарашен известием о помолвке Императирцы Руты с крыльвом Маймиро, которому в скором времени предстояло стать Императором Тиверада.

* * *

Дина. Главная планета крыльвов.

Великое Собрание Крыльвов начиналось. На него прибыли представители всех миров, до каких крыльвы сумели добраться за прошедшие несколько лет после возвращения. Представляли миры только крыльвы и некоторые существа, которых крыльвы допустили до своих секретов, Таковыми были ратионы, терриксы и драконы из Темного Конгломерата − Огненная Файлина и Синяя Балер − они выделялись не только своим видом, но и своим цветом. Арсанка лишь раз появилась перед крыльвами в виде огромной Красной Драконицы, в каковую ее обратили магия Рамигора и Сильвериана. Появились на Дине, наконец-то и Иммара и Нара. Прилетел и Кри со своей новой женой. Чуть ли не тайно на Дину прилетела Миура Индира и она сразу же оказалась перед Советом Бессмертных, где поставила свой вопрос, а именно, вопрос о Зверях − существах, которых крыльвы не особенно уважали, точнее сказать, совсем не уважали из-за древней войны, которая давно закончилась, но почему-то еще не была забыта. Видимо, потому, что ее участники все еще были живы и до сих пор не забыли свой гнев.

− Более трех тысяч лет назад была эта война, и до сих пор, каждый крылев, встретившийся со зверями, почему-то считает себя обязанным их пнуть за ошибку предков. Так крыльвы не поступают даже с дентрийцами, которые совершили куда более жестокие ошибки по отношению к крыльвам. Я считаю, что подобное поведение крыльвов не только недостойно разумного. Оно порочно по своей сути, и Совет Бессмертных обязан его осудить! Вместе с этим, Совет Бессмертных обязан признать, что существа, которых крыльвы всегда называли "Зверями", имеют полное право на жизнь и свои миры, а так же имеют право, чтобы их называли так, как они называют себя сами. Они − Релайсы, а не звери!
Миура закончила свою речь и покинула центр собрания.
− Кто-нибудь желает поддержать это предложение? − спросила Иммара, которая в этот день была ведущей.
− Я желаю, − раздался тихий голос со стороны, но все крыльвы его услышали и обернулись. По стихийно образовавшемуся проходу между присутствовавшими, к центру прошла молодая крыльвица, которую собравшиеся не узнавали. Просто не знали, и это полное незнание быстро стало очевидным для всех.
− Кто ты и откуда? − спросила Иммара, когда крыльвица оказалась рядом с ней.
− Меня зовут Рута, − объявила она. − Я только что прилетела с планеты Тиверад. На орбите мне сказали, чтобы я летела прямо сюда, на Собрание Крыльвов, я и прилетела. − Она смотрела на Иммару прямо. − Я не имею здесь права голоса? − спросила она.
− Имеешь. Любой крылев имеет. Но, если ты хочешь, чтобы твой голос был услышан, потрудись его объяснить. Почему ты выступаешь в поддержку этого заявления? И почему ты это делаешь, даже не зная выступавшей? Ведь ты не знаешь никого из присутствующих здесь крыльвов?
− Не знаю. Никого, кроме тех, что прилетели вместе со мной. А поддерживаю заявление Миуры, потому что двенадцать лет училась на Олема-2 и знаю их. А так же знаю, что они совершенно не заслуживают того отношения, каковое имеют со стороны крыльвов.
− Ну что же, в таком случае, вопрос решен, − произнесла Иммара. − Совет Бессмертных, в соответствии со своим решением, постановляет образовать Группу Разработки по мирам Релайсов. Группу возглавит Миура Индира, и в нее войдет Рута. − Иммара глянула на молодую львицу. − Ты согласна? − спросила она.
− Согласна, − ответила Рута.
− Значит, переходим к следующему сегодняшнему вопросу, − объявила Иммара.

* * *

− Маймиро, неужели это ты?! − раздался вой, и рядом опустилась крыльвица.
− Тилира? − удивленно проговорил тот отступая.
− Да, это я. Я уже думала, ты меня и не узнаешь! − воскликнула она, проходя к нему. − А невеста твоя где? − спросила она, оглядываясь.
− Вообще-то я здесь, − возник голос, и рядом с Маймиро появилась Рута.
− Рута? По-моему, его невесту зовут Дана, и она − не ты, − проворчала Тилира.
− Дана нашла себе другого хахаля, − ответила Рута. − А Маймиро − мой! − она резко рыкнула, двинувшись к Тилире.
− Успокойся девочка, я у тебя его не отбиваю! − ответила Тилира. − Он тебе, разве не рассказывал о нашей встрече в прошлом?
− Рассказывал. И о том, что ты к нему приставала, рассказывал!
− Я думаю, тебе, малышка, не мешало бы кое о чем узнать, − зарычала Тилира. − Но я не буду тебе об этом сейчас говорить. Ты сама решишь, оставаться тебе неумехой, обученной шибко умными релайсами, или все же идти в настоящую школу крыльвов.
− Ты сказала все, что хотела? − спросила Рута.
− Не беспокойся. Я уже улетаю, − ответила Тилира и исчезла.
− Ты не слишком резко с ней говорила, Рута? − спросил Маймиро.
− А тебе она нравится? − спросила Рута.
− Нет, − ответил он тут же.
− Тогда, забудь о ней!
− Я о ней и не вспоминаю, − буркнул Маймиро, подходя к Руте и касаясь ее носа языком.
− А про Дану, что ты думаешь?
− Я думаю, что ты могла бы и не ревновать зря. В конце концов, семьи крыльвов ничем не ограничены, Ты же это теперь знаешь!
− Ты ее любишь как раньше, да?
− Извини, но мы с Даной пережили слишком много, чтобы это забыть. Вот, если у нее с Мио все будет нормально, тогда я, быть может, и забуду о ней.
Рядом вновь ощутилось чье-то появление, и через мгновение перед Маймиро и Рутой появилась Иммара.
− Тоже будешь приставать к моему жениху? − спросила Рута.
− Чего? − удивилась Иммара. − И какая же это дура пыталась приставать к твоему жениху?
− Тилира.
− Тилира? − еще больше удивилась Иммара. Она приблизилась к Руте и коснулась ее шерсти языком. − Думаю, в следующий раз она будет перед тобой извиняться.
− Почему?
− Ты совсем ничего не чувствуешь, Рута?
− О чем ты?
− Ох, дети, дети! − воскликнула Иммара. − Рута, у тебя будет маленький! Ты этого не совсем чувствуешь?
Рута глянула на себя и села разинув пасть.
− О, боже, − воскликнул Маймиро и прыгнул к Руте. − Рута! − он взвыл, и его больше ничто не остановило. Он повалил ее на пол и начал вылизывать.
− Я расскажу о вас всем, Рута. И не удивляйтесь, когда вас станут поздравлять и знакомые и незнакомые. Береги свое счастье, Рута. И, желаю тебе с Маймиро побольше деток!

А на следующий день был праздник. Настоящий Праздник Крыльвов, на котором Рута и Маймиро были его центром, на котором их поздравляли все. И знакомые и незнакомые. На котором Тилира действительно подошла к Руте и извинялась за свои слова, за свою слепоту, за то что не увидела, что Рута беременна.
А затем началась учеба, в котором Рута стала настоящей крыльвицей и узнала все, что должна была знать, и много-много другого.





------
− Не примеряй свои человеческие трусы на дракона!











 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Ю.Журавлева "Мама для наследника" (Приключенческое фэнтези) | | А.Минаева "Академия Галэйн-2. Душа дракона" (Приключенческое фэнтези) | | О.Обская "Невеста на неделю, или Моя навеки" (Попаданцы в другие миры) | | Есения "Ядовитый привкус любви" (Современный любовный роман) | | В.Мельникова "Невеста для дофина" (Фэнтези) | | В.Крымова "Порочная невеста" (Любовное фэнтези) | | С.Волкова "Сердце бабочки" (Психологический триллер) | | Д.Сойфер "На грани серьезного" (Женский роман) | | М.Леванова "Попаданка, которая гуляет сама по себе" (Попаданцы в другие миры) | | Т.Михаль "Когда я стала ведьмой" (Юмористическое фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Советница Его Темнейшества" С.Бакшеев "На линии огня" Г.Гончарова "Тайяна.Влюбиться в небо" Р.Шторм "Академия магических близнецов" В.Кучеренко "Синергия" Н.Нэльте "Слепая совесть" Т.Сотер "Факультет боевой магии.Сложные отношения"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"