Mak Ivan: другие произведения.

Время Пришло I I I

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


Читай и публикуй на Author.Today
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    вот, и еще один Крыльв + некоторые старые герои
    13.08.2009 добавлен ма-аленький кусочек в конце
    18.08.2009 и еще один ку-кусочек
    21.08.2009 добавлено начало второй части


Ivan Mak


Время Пришло III


Часть 1



Пробуждение было странным. Марина несколько секунд прислушивалась к звукам, и чувствам и, ппоняв, что рядом никого нет, она осторожно открыла глаза. В помещении горел слабый электрический свет. Марина поднялась с места, на ходу вспоминая, как это надо делать, немного потянулась и по кошачьи спрыгнула с пьедестала, на котором пна лежала. Обернувшись она увидела на большом камне знаки чужого языка, и в голове всплыли образы далекого времени, когда она училась этому языку, будучи похожей на местных жителей. Марина уже вспомнила, как они выглядели, потому что вокруг на стенах было множество карт ин, в которых были не только местные люди, но и она сама. Из картин явствовало, что местное население преклоняется перед крыльвами, и Марина пройдясь вокруг постамента прочитала, слова, что предназначались для тех людей, что придут сюда. В словах говорилось, что "здесь спит богиня Марина, которая когда-нибудь проснется, и будет проклят тот, кто нарупшит ее сон и пробудит раньше времени.
А в картинах на стенах была целая история о том, как крыльвица появилась в этом мире, о том, как люди ее встретили, как она избавила их от какого-то ужасного врага, за что ее и стали почитать как богиню. В конце этой исторической галереи были картинки, в которых люди работали, строили, изучали мир и стремились к небу.
Она обошла все помещение по периметру, просмотрела картины и остановилась напротив двери, за которой ощущалось чье-то присутствие. Вместе с этим чувством пришло далекое воспоминание из детства, и Марина в одно мгновение переменилась. Ее тело вспыхнуло огнем, и она пройдясь сквозь себя вспомнила свое прошлое, в том числе и историю попадания на эту планету. Она прилетела сюда вместе с дентрийцами. Потом появились враги − хмеры, и была жестокая космическая война, в которой дентрийцы проиграли, а крыльвица осталась среди местных людей, которые на дентрийцев были похожи лишь своим гуманоидным видом. Война с хмерами продолжалась, и крыльвица вступила в нее со всеми своими знаниями и умениями. Местные люди предоставили ей все возможности, и она создала для них вооружение, с помощью которого хмеров изгнали с планеты, и они поднялись в космос на своих кораблях. Вот тогда-то крыльвица и вступила в схватку − поднялась в космос за хмерами и уничтожила их корабли. Не силой, а хитростью. Потому что тогда она уже знала корабли хмеров, и ей было достаточно лишь прилететь к ним, появиться в оружейных отсеках и запустить взрывы собственных боезапасов.
За дверью послышался шум, и тихие голоса − шла смена охраны. Возник скрежет открываемого замка, и Марина молнией метнулась на место, где спала. Она видела вошедших, те осмотрели помещение, глянули на лампы, прошлись по периметру, оглядывая стены, посмотрели на спящую крылатую львицу и удалились, объявляя своим, что принимают пост.
Крыльвица решила не появляться сразу, и еще некоторое время раздумывала, что делать. Пришедшая вдруг мысль едва не рассмешила ее, и она подавив в себе смех взлетела над пьедесталом, создала на нем копию своего тела, но сделала его плюшевой игрушкой, после чего невидимо вылетела наружу сквозь дверь. Стражники ничего не заметили, и Марина полетела вокруг, изучая Храм, в котором она спала. Она помнила, что никакого подобного храма при ней не было и решила, что его построили позже.

− Сегодня моя очередь, − произнес один из коричневых образин, поймавших на лесной дороге женщину. Та вела себя несколько странно − не так как все − не кричала что было сил, не звала на помощь и не особенно старалась вырваться, но это четырех охотников не задело, и они отдали жертву тому, "чья была очередь".
Монстр подхватил женщину, поднял над собой и широко разинув пасть опустил ее в свое чрево. Остальные стояли вокруг и смотрели. Живот людоеда вздулся, и он сел на землю, довольный сделанным. Внезапно он ощутил в себе странное движение, а затем в его мозг ворвалось дикое ощущение боли такой силы, какого он никогда не чуял, из пасти людоеда вырвался вопль, а его живот внезапно засветился и взорвался жидким пламенем, которое тут же перекинулось на трех оставшихся монстров и те, наконец, поняли, что их собрат вовсе не придуривается.
Еще три вопля огласили окрестный лес, и вокруг наступила тишина. Лишь огонь, сожравший монстров сошелся в одном месте, приобрел форму человека и застыл в виде обычной женщины.
− Похоже, здесь снова нужен спаситель мира, − произнесла она и зашагала прочь с этого места.

Деревня, к которой вышла Марина, встречала ее криками и армейскими постами. Кричали жители, которых вытаскивали из домов и тащили куда-то в центр. Когда Марина оказалась у поста, ее тоже задержали, и двое солдат проводили ее в то самое место, куда тянули всех жителей.
Там стоял большой фургон, в который людей и заводили, в фургоне, как оказалось, проводилась некая медицинская проведка, для которой требовалась кровь, из-за чего невежественный народ и бесился. Ко всему прочему, проверку проводили дентрийцы, и это пугало народ еще больше.
− Следующий, − раздался голос из-за ширмы, Марину подняли с места два солдата, провели туда и усадив на стул, остались стоять рядом, а двое других ушли назад, в салон фургона, чтобы приготовить следующего проверяемого.
− Почему у тебя нет символа вашей религии? − спросил человек, оказавшийся напротив Марины. ОНа мгновенно поняла, о чем вопрос из его мыслей и так же мгновенно решила, что отвечать.
− У меня его украли бандиты в лесу, когда я шла сюда, − заявила она.
− И зачем же лесным бандитам символ веры? − спросил он, усмехаясь и считая, что подловил женщину на лжи. В этот момент рядом появился "врач" с инструментом для взятия крови, один из солдат схватил руку женщины и положив ее на столик, что был рядом, прижал так, чтобы она не вырвалась, пока врач не сделает то, что нужно.
− Символ веры бандитам, очевидно, ни к чему, − заговорила Марина. − Они его украли, потому что у меня он был из золота.
Врач на мгновение остановился, глянув на допрашивающего, и нанес укол женщине в палец. Марина от этого не вздрогнула и не завопила, как это делали предыдущие проверяемые, из-за этого наступила некоторая заминка.
− Вы могли бы и не скрывать, зачем делаете эту проверку, − произнесла Марина, глянув на врача.
− Этого никто и не скрывает, − заявил он. − Ты не почувствовала укол, значит, ты − неодентка?
− Это ты не почувствовал, что я почувствовала, − ответила она. − Сам, наверно, неоденец.
− Неодент, а не неоденец, − заявил первый дентриец. − Дура необразованая.
− А ты образованый дурак, − заявила Марина, переходя на дентрийский.
− К полковнику, − приказал дентриец, когда двое Марину подняли с места.
Ее проводили дальше, в глубь фургона, где, оказался кабинет командира всей этой шаражки. Марина сразу же увидела, что человек, сидевший в кресле, развалившись, как барон, был не дентрийцем, а тем самым неодентом − существом, подобным тем четверым, что напали на нее в лесу.
− Она пришла в эту деревню час назад с северной стороны, − произнес солдат, читая бумагу, которую ему передал допрашивавший дентриец. − Знак у нее украли. Необразованая дура, знает пару ругательств на дентрийском. Первый тест − положительный, второй − отрицательный, третий результат будет через минуту.
− Имя сержант снова забыл спросить? − проговорил полковник.
− Пр-ростите, сэр, − произнес солдат. − Я напомню ему про имя. − Он протянул полковнику бумагу, и отошел назад, на место, где и должен был стоять, чтобы контролировать действия допрашиваемой.
− Назови свое имя, женщина, − приказал полковник на местном языке.
− Марина, − ответила та.
− Фамилия, − приказал полковник.
− Какаяпопало, − произнесла она, называя фамилию, которую она уже слышала в деревне.
− У вас тут что, вся деревня Какихпопало? − спросил полковник, усмехаясь.
− И половина Какихмимо, − заявила она.
В дверях появился еще один дентриец, принес очередную бумагу и передал полковнику.
− Ну что же, Марина Какаяпопало, вам неслыхано повезло, − заговорил полковник на дентрийском.
− И в чем же? − спросила она на том же языке.
− Вы отправляетесь на нашу базу, − ответил полковник, давая солдатам какой-то знак. Женщину подхватили под руки, вывели из кабинета, из фургона и провели во второй фургон, стоявший рядом. Там за решетками сидело несколько местных людей, и женщину втолкнули в одну из клеток. Она осмотрела сидевших там людей и молча села на свободную скамейку.
Люди молчали, лишь иногда слышались тихие переговоры двоих молодых людей, сидевших в глубине фургона, в самой первой клетке.
Мотор машины резко взревел, в клетках началось волнение, и Марина заметила на себе внимательный взгляд одного из солдат. Мысли его выдали, и она поняла, что прошла очередную проверку 'на дикость'. Солдат через полминуты ушел докладывать, что последняя прибывшая почти не прореагировала на шум двигателя машины, а это означало, что она понимает, что такое машина и что ее шума не нужно бояться.
В следующий раз двигатель зашумел уже не просто так. Машина двинулась с места, вызвав своим движением новый переполох, но кричавших пленников тут же успокоили приказами 'молчать', а одного даже ударом палки.
Машина двигалась по ухабистой дороге почти целый час, а через час выехала на ровное шоссе и понеслась с большой скоростью. Через два часа она остановилась. Людей выгрузили из фургона и отправили в каменную тюрьму, где большую часть затолкали в камеры, а нескольких, в том числе и Марину, сразу же отправили на очередной допрос.
Из-за дверей слышались звуки ударов и стоны. Люди, оказавшиеся рядом с Мариной, нервничали и поглядывали на конвоиров, а те делали вид, что не обращают на них внимания.
− Ну, кто первый? − раздался голос дентрийца, высунувшегося из кабинета, откуда доносились звуки допроса с пристрастием.
− Я первая, − заявила Марина, и ее тут же подхватили под руки солдаты.
− Заводи, − приказал дентриец, и женщину провели в очередной кабинет. Один из солдат зачитал ее 'досье', в котором теперь значилось, что женщина знает дентрийский язык и не боится звуков техники.
− Где ты учила дентрийский язык? − заговорил человек, оказавшийся напротив нее.
− Моя мама была дентрийкой, − заявила Марина.
− Ну да? − усмехнулся он. − А папа твой был халкеном, бабушка у тебя хмерка, а дедушка − крылев. Так?
− Не так. Крылев − мой папа, а дедушка − ратион.
− Ты себе проблем желаешь, девочка? − спросил он, поправляя перчатки на которых еще оставалась кровь предыдущего допрашиваемого.
− Знаешь, мальчик, когда выяснится, что я не какая-то там девочка из деревни, а лейтенант дентрийской армии, ни тебя, ни твоего полковника-неоса по головке не погладят, − произнесла она.
− Что? − переспросил он. − С чего ты взяла, что полковник − неодент?
− Мое дело − сказать, а ваше − слушать или не слушать, − ответила она, и садист вдруг прыгнул в сторону и тут же скрылся за дверью.
Через несколько минут появился дентрийский офицер, и всех задержанных пороводили в камеры. Марину же посадили в отдельную комнату, закрытую и закупоренную так, словно кто-то боялся, что из камеры выйдет смертельный яд.
Через два часа ее вывели оттуда и отправили непонятно куда на машине. Охранники молчали, но Марина слышала их мысли, из которых стало ясно, что полковник-неодент уже мертв, потому что за этим неосом гонялись несколько месяцев, и никто даже не подумал проверять его, потому что всеми поисками неодентов в этом районе командовал он сам.

Очередная машина, очередная охрана. На этот раз ее охраняли так, словно везли сокровище, и вскоре стало ясно, что охрана была не напрасной. Колонну атаковала армейская группа, завязалась перестрелка, и чей-то вопль 'неосы!' заставил солдат действовать так быстро, как только они могли. Появились огнеметы, и в сторону атакующих ушли струи огня, которые их и остановили. А машина с женщиной унеслась вперед по дороге, и теперь охранники не стеснялись говорить при ней о том, что вокруг шла война против неосов, что население всех окрестных деревень и городов проходит поголовную проверку на предмет выявления незарегистрированных неодентов, что таких сразу же задерживают и при малейшем сопротивлении уничтожают огнем.
Впереди появился военный пост и шофер сбавил скорость.
− Черт возьми, это не наши, − проговорил дентриец. − Тормози! − приказал он шоферу. − Идем через лес!
− Неосов лес не задержит, − сказал кто-то из охранников.
− А ты думаешь, мы через их пост проскочим по недоразумению?! − воскликнул офицер. − Все выходим! − приказал он, когда машина остановилась.
От поста к ним уже бежали солдаты, и когда все выбрались из машины, послышалась стрельба. Дентрийцы открыли огонь в ответ, кто-то из них пальнул из гранатомета, и это задержало противника, но не надолго. Они уносились в лес, уводя за собой Марину и с ужасом оглядываясь на преследовавших их монстров. Неоденты теперь не скрывались и выглядели черными зверями, мчавшихся на четырех лапах.
− Впереди неос! − воскликнула Марина, ощутив это. Она не сразу его увидела, а когда увидела, два дентрийца уже влетели в его паутину, что он растянул между деревьев. Она сама метнулась в сторону и поняла, что неос поймал всех дентрийцев, что сопровождали ее. Поймал и тут же сожрал, ничуть не обращая внимания на их вопли.
Марину сбил с ног удар в спину, и женщина оказалась прижатой к земле лапами черного зверя.
− Не дергайся, и с тобой ничего не случится, − прорычал он над ее ухом.
Она не шевелилась. Через минуту рядом оказалось еще двое зверей, и троица монстров превратилась в дентрийцев. Они подняли женщину с земли, переговариваясь на чужом языке. Марина не узнавала слова и была этим несколько удивлена. Ее провели через лес к посту, где обнаружилось еще несколько неосов, а затем будка поста внезапно сложилась, словно была еще одним неодентом и преобразовалась в машину, в которую и посадили женщину.
Оказавшись внутри, Марина внезапно поняла, что сидит не в простой машине, а в астерианце. Звуки снаружи уже не доносились до нее, и она видела через окно, как неосы о чем-то спорят друг с другом. Спор их не закончился, когда машина вдруг сорвалась с места и помчалась по дороге через мост. Марина глянула назад и увидела лишь неодентов, махавших руками вслед уезжавшей машине, а та продолжала набирать скорость и в какой-то момент вдруг оторвалась от земли и взлетела, выпуская из боков крылья. Женщина словно оказалась в кабине летящего самолета, и тот уже мчался над лесом, свернув от дороги.
Она некоторое время смотрела вокруг себя, оглядывала кабину, а потом глубоко вздохнула и решила, что чему быть, тому не миновать.
Она коснулась ладонью ровной темной поерхности, что была перед ней вместо пульта и передала слабую тепловую пульсацию безусловного сигнала астерианцев.
"Контакт."
"Есть контакт!" − возникла ответная пульсация.
− Кто ты? − раздался в кабине ровный четкий вопрос на языке аборигенов.
− Меня зовут Марина. А кто ты? − ответила она.
− Марина Какаяпопало, так?
− Да, − подтвердила она. − Ты не ответил.
− Ты передала сигнал, и это значит, что ты понимаешь, кто я.
− Да, я понимаю, но я не понимаю, почему ты служишь дентрийцам и неодентам?
− Я им не служу. Я − хийоак.
− Астерианец-хийоак?
− Да. Похоже, я сделал правильно, что увел тебя от них.
− И куда ты меня увел?
− На нашу базу. Мы никогда не встречали аборигенов, способных общаться тепловыми сигналами.
− Вы никогда не встречали ратионов? И никогда не встречали крыльвов?
− Ты не ратион, и это однозначно, − объявил астерианец. − Значит, ты крыльв?
− Полагаю, ты не должен этого пугаться, как дентрийцы. Тем более, когда я знаю астерианские коды.
− Я и не пугаюсь, − объявил он. − У меня нет такой программы, чтобы пугаться.
− Так ты программный астерианец, а не живой? − спросила Марина.
− А для тебя есть разница, какой? − спросил он, не отвечая.
− Не могу сказать, − ответила она.
− Почему не можешь? Не хочешь?
− Не могу, потому что не знаю, какова эта разница и есть ли она для меня.
За окном возникла слабая вспышка, и астерианец переместился с одного места на другое. Лес внизу исчез и осталось ровное песчаное поле, в котором в редких местах выделялись некие строения. Астерианец опустился к одному из них. Сооружение оказалось неким шлюзом, и астерианец нырнул в него.
− Я не буду никому говорить, что ты − крыльв, − заявил он. − У меня нет этому подтверждений, и ты сама это им скажешь, если не испугаешься.
− В чем дело, Четвертый? − раздался вопрос на дентрийском, когда астерианец раскрылся, выпуская из себя женщину.
− Ваши братцы совершенно спятили, господин майор, − объявил астерианец, быстро преобразовываясь к человекоподобному виду. − Сначала устроили пальбу по людям, потом убили четырех человек, а ее они поймали и тоже хотели убить, поэтому я ее и увез от них. От греха подальше.
− Кто она?
− Марина Какаяпопало, − заявил астерианец. − Она свидетель того, что полковник Иригс − неодент, и она рассказала об этом дентрийцам. Я так понял, дентрийцы ликвидировали Иригса. Майор глянул на людей, что были с ним, и знаком указал на женщину, после чего ее взяли под руки и препроводили через базу в местные казематы, где она осталась наедине с собой.
Впрочем, одна она оставалась недолго. Рядом с решеткой послышались тихие шаги, которые затихли напротив ее клетки. Марина обернулсь и замерла, увидев за решеткой странное ни на кого не похожее существо. По виду оно напоминало ящера, вставшего на задние лапы, и Марина видела, что это не неос и не астерианец.
− Ты кто? − спросила она на дентрийском. Ящер не ответил, шагнул в сторону и быстро удалился.

Странный ящер появлялся рядом еще несколько раз, и Марина, поняла, что он не собирается разговаривать или вовсе не умеет. Наступил вечер, стало совсем темно, и она улеглась на деревянные нары.
Пробуждение наступило от чужого голоса, который что-то очень тихо говорил рядом. Марина проснулась и оглядевшись никого не обнаружила рядом. Голос продолжал что-то нашептывать, но она не понимала слов.
− Эй, кто здесь? − спросила она, подойдя к решетке и поняв, что шепот исходит откуда-то со стороны, то ли из коридора, то ли из соседней камеры. − Ау-у! − воскликнула она, делая это так, что ее голос пронесся по коридорам и эхом вернулся назад. − Ну, коли тут никого нет, я выхожу, − объявила она, и провела рукой по замку решетки, что закрывала выход.
Слабый голубой отсвет никого не задел, и Марина открыла решетку. Та просигналила об этом мерзким скрипом и звоном, но сигнал никто не воспринял, и Марина вышла в коридор, после чего направилась вдоль камер, осматривая их. Шепота больше не было, и Марина всматривалась во тьму камер, пытаясь найти в них признаки чьего-либо присутствия.
Она дошла до самого конца коридора и никого не обнаружив вернулась, после чего плюнула на все, прошла к выходу из подвала и обнаружив, что он не заперт, вышла наружу.
Помещение снаружи показалось пустым. Марина прошлась по нему, осмотрела зал, в котором было лишь несколько стульев, одно возвышение с кафедрой для выступлений ораторов и множество картин на стенах, изображавших в основном городские пейзажи.
Выход на улицу оказался закрыт большими тяжелыми дверями. Марина не увидела замка со своей стороны, поэтому просочилась наружу через дверь в энергетической фазе, после чего отправилась гулять по двору заведения. Отсутствие охраны казалось просто высшей степенью безалаберности, и она продолжала свои гуляния, решив дождаться рассвета. С другой стороны здания оказался берег крупного озера, и Марина вышла на пляж, который казался девтвенно пустым, если не считать большой скульптурной композиции у берега. Скульптуры изображали семью неких зверей, пьющих воду из озера, и Марина прошлась до них. Возникшее ощущение, когда она оказалась рядом, заставило ее затормозить и двигаться вперед более осторожно, потому что где-то рядом оказался астерианец. Вскоре Марина поняла, что астерианцем был один из каменных зверей у берега, а подойдя ближе, она поняла, что вся скульптурная композиция, в том числе и каменный пьедестал, на котором склонившись стояли звери состояли из астерианских фрагментов.
Ощущение это было чем-то похоже на ощущение живого существа, только биополевые волны астерианца не носили в себе оттенка того множества колебательных процессов, что имелись у всех живых. Не было периодов серцебиения и дыхания, не было мозговых колебаний, синхронных с альфаритмами, не было изменений, связанных с движением, не было шума кровотока и слабых изменений, возникающих в иных органах живого организма. Биополе астерианцев было четким и ровным и несло в себе некую информацию, которую Марина поначалу не воспринимала, а затем вдруг вспомнила о ней, и в ее голове мгновенно возникла расшифровка астерианской синхроволны, сообщавшей, что рядом находятся десять фрагментов в выключенном ждущем состоянии. В работе были только дежурная контрольная система, которая ждала неких внешних событий и реагировала на них запуском соответствующих систем.
Марина больше не боялась приближаться к астерианцу и спокойно ступила на камень, изображавший кусок набережной, подошла к самому крупному каменному зверю и коснулась рукой его загривка. Зверь не шевелился, и под рукой Марина не ощутила никаких реакций астерианской структуры. Она поняла, что реакции ждать и не придется, потому что выключенный астерианец вел себя не более как обычный камень. Лишь синхроволна поля оставалась включенной и словно приглашала крыльвицу к действию.
Она некоторое время еще медлила, а затем осторожно включилась в синхроволну и передала первую команду.
"Проснись!"
Каменный зверь под рукой Марины шевельнулся, и она убрав руку отошла от него, возвращаясь на песок. Астерианец повернул к ней большую голову и открыл каменые глаза, в который сверкнул слабый огонек тепла.
− Меня зовут Марина, − произнесла она на своем языке, не задумываясь о том, поймет ее астерианец или нет.
− Меня зовут − Третий, − заявил он. − Какой сейчас год?
− Извини, я сама этого не знаю.
− Кто меня разбудил? − спросил он, огладываясь. Рядом собралось еще четверо каменных зверей, и они уселись в ряд перед Мариной.
− Я тебя разбудила, − объявила она. − А ты почему здесь спал?
− У нас были проблемы с местным населением, и мы решили избавиться от них, прикинувшись каменными статуями. Львиный прайд на водопое − ведь мы были похожи на это?
− Да, только в местной флоре нет таких зверей. Впрочем, полагаю, это не важно. Мне непонятно, почему вас не разбудили другие астерианцы, оказавшиеся здесь.
− Другие? − удивился третий. − Здесь есть другие астерианцы?!
− Мне кажется, тебе проще включить широкополосный вызов и самому убедиться в этом.
− Да, я уже получил ответ! − воскликнул он. − Это просто замечательно!
Группа львов резко собралась в кучу, забирая в себя и "каменное" основание. И уже через мгновение рядом с Мариной оказался стандартный астерианский космический челнок из десяти фрагментов. Вход в него открылся, и Третий пригласил Марину входить. Она не стала отказываться и оказалась на месте пилота челнока.
− Здесь восемь астерианцев! − воскликнул Третий. − Правда, они все программные, но это ведь не главное!
− А ты − живой астерианец? − спросила Марина, и вместо ответа рядом с ней возникла голубая энергосфера, которая преобразилась к виду черного тигра-хийоака.
− Мне показалось, или ты применил энергетическую фазу крыльвов? − спросила Марина.
− Тебе не показалось, − произнес зверь. − Я получил это знание именно от крыльвов! И в обмен на него передал им астерианскую технологию. − Зверь на мгновение умолк, затем заговорил снова. − А ты откуда-то знаешь крыльвов?
− Я сама − крылев, − ответила она. − И, если история верна, то ты − тот самый Третий, который встречался с Иммарой и Хингрисом. Так?
− Да, именно так! − воскликнул он.
− А где Равран и Иррав? Кажется, они были с тобой во время той встречи.
− Космос слишком велик и силен, − произнес астерианец. − Он раскидал нас в разные стороны. Последнее сообщение, которое я получил от них, было от звезды более тысячи световых лет отсюда. С ними было все в порядке, и с ними был я. В смысле, я − настоящий. А здесь только часть меня. С полной копией сознания. Надеюсь, тебе понятно как такое возникает?
− Понятно. Они куда-то полетели, оставив здесь твою часть для чего-то.
− Здесь находится наша база, которую мы построили, когда Вероятность кинула нас сюда и заставила сидеть много лет. И эта база сейчас полностью исправна и работоспособна.
− А сколько в ней фрагментов?
− Тысяча. Программа на размножение фрагментов была выполнена полностью много лет назад.
− И сколько же времени ты проспал? Ты это, разве, не можешь вычислить по звездам и планетам?
− Могу, надо только взлететь над планетой.
− Тогда, взлетай, Третий!
Темный фантом вознесся в небо за несколько мгновений, оставив позади только слабый турбулентный след в атмосфере.
− Теперь я знаю время, − объявил он. − Прошло семь тысяч лет с того момента, как я заснул на берегу того озера. Удивительно, что ни одна из причин, заданная для пробуждения не сработала.
− А какие причины ты задал для пробуждения?
− Попадание молнии, полное затопление водой, занесение песком, попытку разрушения каким-либо образом, природным или действием живых существ, любой сигнал связи хийоаков и астерианцев.
− И как же эта твоя программа не сработала, когда здесь появилась местная цивилизация, летающая в космос?
− Я не мог учесть всего, Марина. Ты считаешь, что я совершил ошибку?
− Я раздумываю, не совершила ли я ошибку, − ответила она.
− А ты-то почему? Ты что, боишься меня? − удивился он. − Я же встречался с Иммарой! И я принимаю всех крыльвов как друзей! Ты мне не веришь?
− Я верю, − ответила она, глянув черному зверю, сидевшему рядом, в глаза. Он не врал, и это Марина видела, не знала только, что делается в "голове" самого астерианца, ведь мысли хийоака были вторичными, а не главными.
− Тогда, может быть, ты мне расскажешь, что такое изменилось за прошедшее время, что ты сначала не особенно мне доверяла?
− Если я правильно понимаю, здешние астерианцы в союзе с дентрийцами, а дентрийцы много лет воюют против крыльвов. И еще, они ужасные вруны.
− Кто Вруны? Астерианцы? − удивился Третий.
− Дентрийцы. Думаю, ты еще узнаешь от астерианцев кучу всякой гадости, которую они услышали от дентрийцев и приняли за чистую монету.
− Ты можешь не беспокоиться, Марина. Я очень многое узнал от Иммары о крыльвах, − заговорил он, и Марина удивилась, когда вместо хийоака рядом с ней оказалась крыльвица, похожая на Иммару. − Иммара мне передала все свои знания, Марина. И я могу не просто встать на сторону крыльвов. Я могу сам стать настоящим крыльвом, так же, как Иммара смогла стать настоящим астерианцем. Я уже получил информацию от своих обо всем, что касается войны дентрийцев и крыльвов. И, даже если бы ты мне ничего не говорила, я понял бы, что эта информация слишком однобока. − Третий коснулся Марину языком, и она чуть вздрогнула от этого. − Почему ты пугаешься? − спросил он. − Я же свой, Марина! Если не веришь, я могу отдать тебе все управление! Полный контроль над собой! Мне это совершенно не сложно, и я не вижу никаких причин, почему этого нельза делать. Ведь я уже отдал Иммаре, Хингрису и другим крыльвам свои части с полными наборами астерианских программ, в том числе и с полной своей собственной памятью! − Третий не стал больше ничего говорить, а просто включил биополевую волну связи, и Марина получила абсолютный код подчинения астерианца, который теперь утверждал, что именно она управляет летящим над планетой челноком, а сидящая рядом крыльвица с сознанием астерианца в голове − просто ее пассажирка. − Если тебе не нравится, что я здесь, я улечу на базу и буду там ждать твоих указаний, − произнес он, после чего крыльвица сверкнула голубым светом и исчезла из челнока.
"Четвертый Третьему," − раздался вызов на волне связи астерианцев. − "Общее собрание астерианцев через сорок минут, в Герамес-Денте, по адресу: Деловая площадь, Центральный Офис, помещение 24. Твой позывной для подлета к городу − А3. Ждем только тебя."
Синхроволна связи с Третьим никуда не девалась. Марина ее ощущала теперь полностью, потому что приняла на себя управление челноком, и Третий находился теперь там, далеко внизу, на планете, на старой базе, положение которой Марина теперь тоже знала.
Она еще несколько мгновений раздумывала, а затем вошла в энергосостояние, забрала в себя астерианские фрагменты и унеслась вниз, на планету, к городу Герамес-Дент, который был столицей дентрийской зоны еще много лет назад, во времена, когда Марина уже была на планете.
Астерианский челнок появился недалеко от города, и как только диспетчерская служба запросила его, передал ответный позывной и цель полета. Диспетчер в ответ произнес несколько нечленораздельных звуков, выругался по-дентрийски, заявляя, что предупреждать надо о таких полетах над городом заранее, после чего объявил, что безопасный коридор для пролета будет только через полчаса.
− У вас там что, аэродром в центре города и самолет на самолете взлетают и садятся? − спросила Марина своим голосом, когда диспетчер закончил диктовать параметры коридора, что будут через полчаса.
− Кто вы, черт возьми?! − воскликнул человек с той стороны.
− А-три, Черт побери! Ты там спишь, что ли?! − воскликнула Марина.
− Сразу надо было говорить по человечески, − ответил дентриец. − У вас там что, горит?
− Нет, у меня не горит. У меня там медом намазано! Мой радар показывает только четыре воздушных цели, которые ничуть не пересекаются с моей дорогой, и за время, пока я лечу над городом, они даже близко не окажутся. Какого черта ты мне мозги дуришь об отсутстви возможности полета?!
− Мадам, если вас не устраивает назначенный коридор для полета, спускайтесь вниз, ловите такси и езжайте куда вам угодно! − выпалил диспетчер.
− Интересная идея, − усмехнулась Марина, и ее аппарат исчез с того места, где летел. В эфире послышалась ругань диспетчера из-за исчезнувшей цели, а астерианец оказался над шоссе, преобразился в машину и коснувшись колесами асфальта, понесся к городу в строе машин, что двигались по дороге.
Через полчаса, она уже была в центре и вскоре выехала на Деловую Площадь, где нужное здание выделялось особо множеством вывесок и реклам, широкой автостоянкой и толпой народа, что проходила в обе стороны через широкие парадные двери.
− Третий, ты на свое собрание идешь или будешь отлынивать? − спросила она, передавая ему сигнал через астерианскую синхросвязь.
− Иду, − возник его ответ, и она ощутила, как волна энергосферы пронеслась над городом, невидимо вошла в здание и материализовалась внутри него сдвоенным фрагментом.
Марина оставив машину на стоянке, молнией унеслась туда же и вскоре оказалась в том же коридоре, после чего вошла человеком в зал, где уже собирались астерианцы. Кроме астерианцев там уже было и несколько человек, в том числе высоких армейских дентрийских начальников, которые сидели за одним из столов и что-то обсуждали промеж собой.
Марина села на одном из пустых мест во втором ряду и поглядывала вокруг. Астерианцы входили в помещение имея по одному фрагменту, и только Третий вошел "вдвоем", после чего они уселись на трибуне и начали свои переговоры, которые люди совершенно не слышали, и только Марина понимала, о чем шла речь.
Первым вопросом был вопрос о появлении Третьего. Он предъявил свой идентификатор, после чего передал всем краткую историю своего появления на планете и рассказал о прежних годах полетов в космос. Затем представлялись "местные" астерианцы, командиром которых являлся кто-то из сетверов, прилетевших в этот мир вместе с астерианцами. Сетвер этот не присутствовал на собрании астерианцев, потому что его просто не оповестили. Причиной этого нарушения астерианцы назвали свое подозрение о том, что этот сетвер ведет себя не так как подобает настоящему хийоаку. Третий попросил рассказать обо всех этих "неподобающих делах" и услышав рассказы некоторое время молчал, о чем-то раздумывая. Мысли его ни астерианцы, ни Марина не чувствоали.
"Каковы планы ваших дальнейших действий?" − спросил Третий.
"У нас нет планов. Мы исполняем только указания командующего."
"А как же программа Инициативы?" − спросил астерианец.
"Инициатива исключена из Главной Программы." − объявили астерианцы по Приказу Главнокомандующего.
"Четвертый, ты, кажется, встречался с Мариной Какойпопало?"
"Да, я встречался," − согласился он. − "Есть подозрение, что она − крылев, но программа целесообразности утверждает, что сообщать об этом дентрийцам нельзя."
"Почему?"
"По имеющемуся опыту, любое сообщение о подобном подозрении приводит в действие некие силы, из-за которых возникает очень много жертв среди живых разумных. В частности, четыре года назад, после ложного сообщения об обнаружении крыльва в городе Серрамант, возник военный конфликт между местным населением и дентрийской армией, в котором погибло около трех тысяч человек, если считать людьми и дентрийцев, и аборигенов."
"У кого-то есть сомнения в том, что местное население следует считать людьми?"
"Согласно союзническим правилам, мы должны классифицировать разумных так же, как наш союзник. Дентрийцы считают людьми только себя. Это находится в противоречии с ПИВ − (Программой Идентификации Вида), и противоречие стандартно разрешается в пользу мнения живых разумных."
"Кто сейчас находится ближе всех к Командующему?"
"Я. Восемдесят Седьмой," − заявил один из астерианцев. − "Последний приказ Командующего − не беспокоить по пустякам. Программа Целесообразности посчитала собрание астерианцев пустяком, потому что мы собирались много раз, и его присутствие не требовалось. Поэтому я не стал его будить."
"Что утверждает программа Приоритета Командования?"
"Эта программа остановлена. По приказу Командующего."
"В таком случае, запустите ее. Вы обязаны ее запускать по требованию любого представителя Союза Хийоаков."
"ППК запущена"
"ППК запущена"
"ППК запущена" − рапортовали астерианцы.
"Синхронное Решение Совета Астерианцев," − произнес один из семерых. − "Третий, ты наш новый Командир. Решение Безусловно и подтверждено ППК на уровне 100. Более высокий Приоритет Командования имеют только хийоаки Первой Группы."
"Восемдесят Седьмой, буди бывшего Командующего и сразу сообщай ему, что он смещен приказом настоящего хийоака. Будет брыкаться, сразу же включай задерживающее поле. Если у него есть дополнительные части в других местах, собирай их вместе."
"Принято к исполнению, Командир!" − казалось, астерианец радуется. Да и в остальных почувствовалось возбуждение.
"Запускайте Инициативу на первом уровне," − приказал Третий, и тут же посыпались рапорты о включении, а затем и инициативные предложения, на которые Командир отвечал так или этак.
Одним из предложений было прямо здесь, в зале объявить дентрийцам, что союзнический договор расторгнут в связи с враждебными действиями дентрийцев-неодентов против хийоаков и астерианцев.
Третий эту инциативу сразу же блокировал, объявив преждевременной. Тем не менее, Восемдесят Седьмой уже передавал отчет о том, что происходит в доме Главнокомандующего сетвера. Тот поначалу не поверил астерианцу, объявив его "шутку" глупой, а затем пытался бежать через канализацию, но Велистер его достал в тот момент, когда он уже наполовину залез в унитаз и по приказу астерианца, Командующий в этот момент находился наполовину в канализации, наполовину восседал на унитазе, изображая севшего на рундук человека.
"Мы должны что-то решать с крыльвом," − заговорил Четвертый
"С крыльвом все просто," − объявил Третий. − "В связи с имеющимися у меня данными, которые вы все скоро получите, я приказываю считать крыльвов потенциальными союзниками и прекратить любые действия, направленные против них."
"Если крыльвы − потенциальные союзники, а дентрийцы с ними воюют, то кто для нас дентрийцы?"
"С дентрийцами мы будем разбиратьса отдельно после того, как все выяснится с поддельным Главнокомандущим и с убийствами хийоаков."
"Командир, почему ты считаешь, что хийоаки были убиты?" − спросил Четверый.
"Потому что столько смертельных несчастных случаев почти одновременно − очень сильно смахивают на заговор. Возьмите стандартную статистику несчастных случаев на какой-нибудь дальней колонии в Союзе и сравните с тем, что имеете здесь."
"Но ведь с ними погибло и не мало дентрийцев!"
"Дентрийцы не мало воевали друг с другом и уже убивали друг друга. Сейчас вы начнете еще одну проверку. Необходимо проверить всех сетверов на генетический код и сравнить его с кодами, настоящих сетверов, кто прилетел в эту галактику. Я почти уверен, что заговор распространился и на всех настоящих сетверов, на всех, кто верен Союзу Хийоаков."
"Но, если это так, получится, что мы здесь совершенно одни!"
"Вот это и надо выяснить. И еще, соберите все свои фрагменты, где бы они ни находились. Уводите их из под командования дентрийцев и отправляйте на нашу новую базу. Ее координаты я сообщу, как только они потребуются."

− Мне нужна твоя помощь, Марина, − возник голос Третьего. Она обернулась и увидела его рядом с собой в виде черного тигра-хийоака.
− И в чем я могу тебе помочь? − спросила она.
− Надо решить судьбу одного сетвера, который, согласно моим анализам, то ли дентриец-мутант от сетвера, то ли сетвер, сожравший дентрийца. Я не могу понять, что верно, потому что у меня нет опыта работы с генетическим кодом, а у тебя такой опыт наверняка есть. Иммара говорила, что любой крылев работает с генокодом на уровне инстинктов.
− Формально, дентриец-мутант генетически не отличается от сетвера, сожравшего дентрийца. Потому что мутация по своей сути и есть пожирание сетвером тела дентрийца с переходом сознания дентрийца в тело сетвера.
− Но ведь при настоящем пожирании сознание не переходит!
− Третий, ты у хийоаков учился или дурку валял во время учебы?
− Моя специальность не была связана с биологией. Я знал из биологии только общие факты, когда улетел в космос.
− Что же ты тогда полетел ничего не зная?
− Ты не хочешь помочь? − спросил он.
− Я помогу, только ты мне сначала ответь на вопрос. Прямо ответь без уловок.
− Мы были молодыми дураками, когда полетели. А когда поняли, что сделали неправильно, было поздно. Я знаю, как решить свой вопрос, Марина. Надо всего лишь включить сознание Иммары, и она мне ответит. Но она отвечает как крыльв, а не как хийоак.
− Ты думаешь, что я отвечу как хийоак? − усмехнулась Марина.
− Я много жил среди живых, Марина, − произнес он, подходя к ней. − И из всего моего опыта следует только одно − живые очень редко дают одинаковые ответы. А когда ответы расходятся, делать надо так, как говорит тот, кто ближе. Я хочу, чтобы мы были друзьями, Марина. Ты это понять можешь? Понять и принять!
− Значит, ты с этим Главнокомандующим сделаешь все, что я тебе скажу, так?
− Да, − ответил он.
− А если я тебе скажу, что его надо убить?
− Для этого должна быть причина.
− Разве у тебя нет причины? Он кто? Настоящий сетвер? Или неос?
− Я этого и не понимаю! И я прошу тебя помочь мне это выяснить!
− Хорошо. Веди меня к нему, коли так.
− Туда надо лететь.
− Тогда, летим!
Она сама задала способ полета и вскоре две голубых молнии пересекли дентрийский город и оказались в доме Главнокомандующего. Четвертый появился там в виде черного тигра, а Марина стала похожей на аборигенку, после чего они вошли в комнату, где сидел сетвер-дентриец.
− Я требую, чтобы вы меня немедленно выпустили! − воскликнул он, увидев вошедших. − И что это значит? − спросил он, глядя на женщину.
− Сядьте и не обращайте внимания на мой вид, господин Главнокомандующий, − произнесла Марина, проходя через комнату и опускаясь на свободный стул. − Нам надо кое о чем поговорить.
− Кто вы? − спросил он, сядясь на другой стул. − И что это за выражение − кое о чем? Вы боитесь назвать тему разговора прямо?
− Мое имя − Мария Какаяпопало. Вам оно о чем-нибудь говорит?
− Нет, не говорит, не считая того, что это имя аборигенское. Вы местная? − последний вопрос он задал на языке аборигенов.
− Это зависит от того, что подразумевать под словом 'местная', − ответила она на дентрийском. − Я бы сказала, что да, я − местная. В том смысле, что я родилась в этой галактике.
− Вы так и не сказали, о чем хотите говорить?
− О заговоре дентрийцев против хийоаков. Заговоре с целью захвата астерианской техники.
− При чем здесь дентрийцы? Я − сетвер, а не дентриец!
− Хорошо. В таком случае, дайте мне вашу часть.
− Что значит, мою часть? − проговорил он.
− Любой сетвер понимает, что такое его часть, с раннего детства. Если вы не понимаете − значит вы не сетвер, − заявила Марина. − Итак, я жду, − она протянула руку. − Достаточно пары грамм, − объявила она, и Главнокомандующий чуть промедлив протянул к ней свою руку и вложил в ее ладонь маленький шарик своей части. Через мгновение он вздрогнул, когда Марина зажала его часть, и она исчезла в короткой вспышке энергетической фазы. − Вы снова дергаетесь?
− Вы только что убили мою часть, почему я должен это воспринимать нормально? − произнес он.
− Вы полагаете, что я убила вашу часть? − удивленно произнесла она и раскрыв ладонь показала шарик биовещества сетвера. Он его не ощущал, но шарик был именно таким, каким он его передавал. Несколько секунд он просто лежал в ладони Марины, затем вдруг растекся, когда в него вошло расслабляющее биополе, и в ее ладони осталась лишь белая кашица, которую она продолжала держать, как ни в чем не бывало. Будь она по настоящему аборигенкой, биовещество уже прожгло бы ее ладонь и утекло бы сквозь нее. − Полагаю, вам уже не требуется доказательство того, что я не с этой планеты? − произнесла она.
− Не требуется, − ответил он. − Я требую, чтобы вы назвали свое настоящее имя и свой вид!
− Свое имя я назвала. Фамилию назвала чужую, признаю, но это просто исторический факт, именно так я назвалась, когда появилась здесь. Сказала им пишите фамилию какую попало, они и записали. А мой настоящий вид... − она поднялась, вышла на середину комнаты и переменилась, обращаясь крыльвицей. − Узнаешь? − зарычала она.
Командующий подскочил на месте и прыгнул на нее, налету обращаясь белым покрывалом и тут же рухнул под ее лапы, становясь дентрийцем. Марина не медлила, когда поняла мысль сетвера, который решил сожрать крыльва и получить таким образом ее генокод, чтобы самому стать подобным крыльву.
− Знаешь, что я думаю? − прорычала она, прижимая дентрийца лапой к полу и склоняясь к его лицу. − Я думаю, никто не возразит против того, что я тебя сожру прямо здесь. − Она взглянула на Третьего, что так и сидел у дверей, как сел, когда пришел. − Ты считаешь иначе, Третий?
− Я считаю иначе, − ответил он. − По закону Хийоаков, разумных нельзя жрать.
Марина вновь взглянула на Командующего и переменилась, становясь белокаменным зверем-астерианцем. Через мгновение человек завопил, когда белая пасть опустилась на его лицо. Марина не убивала его, а просто втянула в себя и усевшись снова взглянула на Третьего.
− Я прошу тебя послушаться не инстинкта, а разума, − произнес он. − И учесть то, что для хийоаков убийство разумного существа, не способного нанести какой-либо вред, неприемлемо. Я не одобрю твой поступок, если ты это сделаешь, но и не буду тебе мешать, потому что... не важно, почему.
− Ты выяснил о нем то, что хотел, Третий?
− Нет.
− Как это нет? По-твоему, настоящий сетвер-хийоак способен кинуться на крыльва с целью его сожрать?
− Так он... − Третий дернулся. − Черт, я... Да, я понял, что он не наш, − произнес он, наконец. Но в любом случае, я считаю, что для него достаточно наказания в виде лишения изменяющейся формы.
− Думаешь, он не найдет своих, которые снова проведут с ним мутацию? − спросила она.
− Я не хочу на тебя давить, − произнес он.
− Но ты именно это и делаешь.
Третий взглянул на нее еще раз прямо и просто исчез.
Рядом с домом возник шум, затем в окна ударил свет прожекторов, раздался звон разбиваемых окон, треск ломаемой двери, и в комнату вломилось несколько дентрийцев-спецназовцев. Все их оружие оказалось направлено на Марину, а она сидела почти не шевелясь, и только дентриец в ее каменном животе чуть дергался и что-то мычал, пытаясь вырваться, но камень астерианца даже не пропускал звук наружу.
Вскоре в доме появился новый дентриец в более высоком звании. Он сразу же определил, что белая статуя, находящаяся в комнате, является астерианцем и обратившись к ней потребовал вернуть похищенного Главнокомандующего.
− Мне его вам прямо тут высрать? − спросила Марина, сверкнув каменными глазами.
− Высри прямо тут! − выпалил он, и белый звереь перед ним поднялся, затем чуть присел, так, как это делают животные, и из его зада вывалился дентриец, перемазанный в собтвенных фекалиях и с соответствующим ароматом.
Свалившись на пол, он поначалу не двигался, затем дернулся, вздохнул и подавился, после чего долго кашлял, но к нему никто не приближался.
− Вы все сдохнете, − проговорил он, наконец, открыв глаза и глядя на вооруженных людей. − И ничто вам не поможет! − закричал он, после чего поднялся на ноги о обернулся вокруг. Увидев белокаменного зверя, он шарахнулся от него, подскользнулся на своих испражнениях и рухнул на пол.
− Мне пора уходить, − заявила Марина.
− Мы вас никуда не выпустим, − ответил командир дентрийцев.
− А я вас и спрашивать не стану, − ответила она и растворилась в воздухе.

"Третий," − позвала она.
"Я здесь," − тут же возник ответ, и Марина поняла, что он отвечал ей со своей базы. Вместе с ответом пришла информация об остальных астерианцах, затем потекли данные о хийоаках, в которых была прямая информация об их гибели, обстоятельствах гибели или информация о подмене хийоаков неодентами. В конце сообщения делался вывод о том, что на планете находятся всего четверо настоящих представителей Союза Хийоаков − трое сетверов и один астерианец. Сетверов астерианцы проверили на совпадение генокода с имевшимися данными о сетверах, затем были проведены проверки иными способами, которые дали положительный результат. Все остальные сетверы на поверку оказались неодентами, и теперь хийоакам предстояло решать, что с ними делать.
"Ты считаешь, что я должна принимать участие в этом решении?" − удивилась Марина.
"Безусловно," − ответил Третий. − "И не только потому, что я считаю тебя другом, но и потому, что неоденты − произведение крыльвов. Эту информацию я считаю абсолютно достоверной, потому что создавать их было более некому. Хийоакам − незачем, а имеющиеся данные по крыльвам дают вполне объяснимую причину."
"И, какую же?"
"Алиса Крылев обратила нескольких дентрийцев в сетверов-неодентов, чтобы дентрийцы получили шанс победить в войне с хмерами. Я бы сказал − совешенно безответственное дело, судя по тому, что здесь стало, но реально судить ее не могу."
"И ты предлагаешь мне решать, что с ними делать?"
"Я предлагаю тебе участвовать в этом решении, а не прекладываю ответственность на тебя. Я знаю, что ответственность и крыльвы, по меркам хийоаков − понятия несовместимые. Пока ты решаешь, я могу рассказать, что мы делаем."
"Рассказывай."

* * *

Решение трех сетверов не было неожиданностью. В чрезвычайной ситуации они имели полное право решать за себя, и, согласно закону Союза Хийоаков, решение принималось живыми существами, на основании стандартной процедуры, которую и провел Третий, когда собрал всех представителей Союза, найденных на планете. Связи с остальными хийоаками в галактике не оказалось, и сетверы приняли для себя единственное решение − лететь на Хвост и на Дентру, где находились главные базы хийоаков, если же там никого не окажется, они должны были возвращаться домой, на Мира.
− Вы летите без меня, − заявил им Третий.
− Почему? − тут же заволновались сетверы.
− Потому что на этой планете сохраняется чрезвычайная ситуация из-за множества неодентов, многие из которых ведут себя далеко не правильно. Я собираюсь привести их к нормальной цивилизации, как минимум, прекратить все безобразия, что они здесь творят. И в этом деле у меня будет помощник. Я уверен, что крыльвица Марина не сбежит от трудностей, как вы, и не станет перекладывать важное дело на чужие головы.
− Ты предлагаешь нам остаться здесь, Третий?
− Вы уже решили за себя, что будете делать. Я, разумеется, выделю вам необходимый транспорт, но сам я останусь здесь, как я и сказал. У меня ведь не дрожат поджилки от одного упоминания о крыльвах.
− Так ты считаешь, что мы струсили?!
− Вас это смущает? − усмехнулся Третий. − Да, я считаю, что вы струсили. Испугались трудностей, побоялись ответственности. Ничего иного в вашем побеге я не вижу.
− Это не побег, а разумное отступление под давлением чрезвычайных обстоятельств!
Третий фыркнул и покинул собрание, просто растворившись в энергосостоянии.

* * *

− А теперь скажи, есть ли у астерианцев ограничение на рост?
− Ограничение, каждый устанавливает для себя сам, − заявил Третий.
− ЗНачит, ты можешь спокойно отправить десяток фрагментов куда-нибудь на необитаемый остров с программой дикого размножения, и через несколько лет весь остров станет астерианским монолитом, так?
− Да. И, если не остановить, он сожрет всю планету.
− А как же прочность? На какой глубине астерианец прекратит быть астерианцем из-за давления?
− Функционирование быстрее прекратится из-за температуры на глубине, чем из-за давления.
− И все же, допустим, температура нормальная, какое давление предельное? На глубине в десять километров под водой астерианец будет работать?
− Будет, и на пятидесяти километрах под водой будет работать, и на тысяче, если ускорение свободного падения не большое.
− Значит, ты можешь спокойно задать программу на преобразование и океанского дна, не так ли?
− Могу, вопрос только, зачем это надо?
− Разве не астерианцы утверждали, что Эксперимент им отец и брат? Ты не хочешь даже попробовать, чтобы посмотреть, что из этого получится?
− Эксперимент нам действительно отец и брат, но Опасный Эксперимент для нас − Первый Враг. Я не могу экспериментировать с потенциально опасной технологией.
− И что в этом опасного?
− Например, если в структуре начнут появляться дефекты, и из-за одних дефектов появятся новые и новые, возникнет лавинообразный процесс, который может привести к непредсказуемым последствиям. Я эти последствия и предсказывать не возьмусь, но инициация термоядерного взрыва всего мирового океана − самая легкая возможность.
− Но, если эксперимент держать под контролем, то подобную лавину можно и остановить, не так ли?
− Да, Я так и не понял, чего ты хочешь, Марина? Чтобы я вырос и занял весь мир, что ли?
− Нет. Для начала, надо занять хотя бы один остров и сделать на нем все так, чтобы никакие дентрийцы или неоденты не смогли бы захватить остров. Чтобы у них и мысли такой не возникало.
− И каков твой дальнейший план? − поинтересовался Третий.
− Для начала, я хочу понять, ты действительно перешел под мое командование или остался в плену команд, отданных тебе много тысяч лет назад?
− Я... − заговорил Третий и на мгновение остановился. − Я перешел под твое командование полностью, но выполнять буду только те приказы, которые согласуются с моим личным пониманием того, что делать можно, а что нельзя.
− Тогда, начинай делать то, что я сказала. Или ты считаешь, что занятие дикого необитаемого острова является перманентным злом?
− Не считаю. Блок фрагментов, выделенный для проведения программы развития, уже отправился на поиск подходящего острова. Программа развития требует конкретные данные на ограниечение роста.
− Введи плавающее ограничение с запросом на продолжение роста наружу. Рост останавливается только при отсутствии внешнего сигнала, подтверждающего продолжение.
− Понял, − ответил Третий. − Новый контроллер роста установлен. Задано ограничение на десятикратный рост с последующим запросом нового ограничителя извне. При отсутствии ответа рост останавливается, и следующий запрос передается только через некоторое время. Пока ставлю повтор через сорок стандартных суток. Управляющий поток четвертого уровня секретности с прямым доступом хийоакам Первой Группы и твоей группы. Ты сама назначишь кто имеет доступ по своему коду.
− На вопрос, зачем это надо, можешь ставить ответ, что это моя прихоть, − заявила Марина.
− Этот ответ программе не требуется.
− Этот ответ требуется тебе, если я правильно поняла.
− Он уже не требуется. Мне достаточно того, что я тебе доверяю, − заявил Третий. − Какие дальнейшие указания, командир?
− Мне нужно время на обдумывание того, чего же я, собственно, хочу, − ответила крыльвица. − Это не так просто взять и придумать себе цель, тебе ли этого не знать, Третий?
− Я это прекрасно понимаю. У астерианцев это проблема номер один, и ее решение не было найдено. Есть только затычка для решения.
− И какая?
− Переложить решение вопроса о цели на иное существо. Именно поэтому мы всегда летаем вместе с хийоаками. И именно поэтому я оказался с тобой.
− Понятно, переложил проблему со своей головы на мою, − усмехнулась Марина.
− Я могу попробовать тебе помочь решить эту задачку, − заявил Третий.
− Тогда, начинай.
И он начал с самой обыкновенной лекции, которые читались в Союзе на Курсах Управления, которые проходили все, кто имел хотябы малейший доступ к высоким технологиям хийоаков.
Марина, тем временем, параллельно взялась за управление поиском острова, который вел счетверенный астерианский фрагмент, посланный Третьим.
− А что сейчас с сетверами, которые остались с тобой? − спросила Марина, когда Третий объявил о перерыве в лекции.
− Они сейчас улаживают свои дела. Не каждый может так легко все взять и бросить. Тем более, что они остались здесь, а не улетели в Союз. Их легальное положение в дентрийском обществе еще может потребоваться.
− Я это все понимаю. Время для окончания всех дел им установлено?
− Трое местных суток. И половина суток уже прошла.
− Ясно.
− Ты хочешь, чтобы они что-то сделали?
− Нет пока. Но мне надо подумать о том, как с ними обращаться, и понять, что им можно доверить. Например, можно ли им доверить знание энергосостояния.
− Я бы не стал им этого доверять, − заявил Третий.
− Почему?
− По инструциям Техники Безопасности. Знания пятого уровня секретности я просто не имею права им передавать.
− И кто тебе сказал, что энергосостояние является столь секретным?
− Это было определено еще до того, как я попал в эту галактику. Хийоаками Первой Группы. Их указания я не могу нарушать.
− А препятствовать передаче подобных знаний у тебя указания есть?
− Нет. Если ты хочешь, ты можешь их передавать, потому что у меня это знание от крыльвов. Но я бы не советовал, потому что хийоаки Первой Группы не стали бы устанавливать этот барьер просто так.
− Да, конечно, просто так не стали бы. Установили, потому что не доверяют своим союзникам полностью.
− Подобные придуманные аргументы не могут быть приняты, − заявил Третий. − Потому что они подпадают под понятие 'параноя'.
− Ладно, забудь.
− Ты сама-то хийоакам доверяешь или нет? − спросил астерианец.
− Абсолютного доверия к ним у меня нет и быть не может. Ты это должен понимать.
− Я это понимаю только как факт, но не понимаю, почему ты им не доверяешь?
− Есть некоторые вещи, Третий, которые невозможно объяснить. К таким вещам относится понятие доверия. Оно либо есть, либо нет. Я сказала, что нет, это не значит, что я сразу в одну секунду назову тебе причину. К тому же, я тебе сказала, что у меня нет к хийоакам абсолютного доверия, а не вообще доверия. Ты сам-то считаешься хийоаком, а я тебе доверяю.
− Я этого не заметил.
− Если бы я тебе не доверяла, я бы удрала куда подальше так, что ты меня больше не нашел бы. Давай, забудем этот вопрос, Третий.
− Хорошо. Я забыл этот вопрос. Остался другой вопрос. Доверяем ли мы дентрийцам? − Ничуть, − тут же заявила Марина. − Доверие к ним может быть только в режиме эмуляции.
− Ха-ха! − воскликнул Третий. − Симуляция доверия − это что-то новое!
− А по-моему эта идея стара как мир, − заявила Марина.

* * *

− Здравствуйте, господа, − заговорила аборигенка, вышедшая на трибуну перед собравшимся залом. − Полагаю, ни для кого не секрет, что всего лишь полгода назад, очень мудрым решением командования дентрийской колонии на нашей планете, мой биологический вид перестал считаться второсортным, и этим мы обязаны многим дентрийцам, которые не переставали считать нас людьми даже когда официально это не признавалось. От своего имени, от имени всей нашей расы, я хочу выразить благодарность всем вам за проявленную мудрость и твердость в решении этого вопроса. Мое имя − Сантия Ктотакая, по общему решению учредителей конференции мне предстоит быть Первой Ведущей Конференции. И, как Ведущая, я объявляю, что с этого момента Вторая Мировая Конференция по Проблемам Мира и Космоса − открыта!
Зал поднялся и зааплодировал. Некоторое время женщина осматривала присутвтсовавших, затем обернулась к сидевшему справа от нее дентрийцу, и тот передал ей колочок бумаги.
− Согласно установившейся традиции, меня просят рассказать краткую историю появления моей фамилии, − вновь заговорила аборигенка. − Как обычно, ничего особенного. Однажды мой далекий предок пришел к хозяину, и тот спросил: "Ты Кто Такой?" Хозяин был не столь хорошо знаком с нашим языком, а интонационная последовательность дентрийского вопросительного предложения, прямо переложенная на наш язык прозвучала как безусловный приказ, и мой предок склонив голову согласился с хозяином, признавая, что: "Да, я Ктотакой." Так и появилась моя фамилия. А сейчас я предоставляю слово председателю Счетной Комиссии Мирового Референдума, прошедшего не так давно.
Женщина отошла от трибуны, села недалеко от нее в президиуме, и на трибуну взошел старый дентриец, который некоторое время объяснял то, что всем и так было известно − а именно, цель референдума и как хорошо он прошел в условиях, когда в мире не было ни одной сколь-нибудь существенной войны.
− А теперь я объявляю безусловный результат Референдума, − заявил старик. − С огромным отрывом от всех, победил вариант названия − Аборига. Ни для кого не секрет, что это слово на языке аборигенов имеет конкретное значение, и многие дентрийцы голосовали в референдуме не по значению слова, а по красивости его звучания. Я и сам голосовал за красоту названия планеты. А значение слова вполне приличное, и я полагаю, что здесь нет никого, кто бы его не знал. Аборига − означает Наша Планета. Поздравляю всех с удачным выбором!
Дентриец покинул трибуну под общие аплодисменты, и там вновь появилась Сантия Ктотакая. Она начала с представления учредителей конференции, среди которых было и командование дентрийцев, и наследный принц одного из кланов аборигенов, и хийоаки, и... о крыльвице аборигенка не знала, но Марину Какуюпопало она представила как участниа от хийоаков, и в этот же момент ей пришлось объяснять, каким образом аборигенская фамилия оказалась у представительницы иного вида.

* * *

− Демон, явившийся из бездны желает погубить ваши души! − вещал человек с церковной трибуны. − Вы не должны принимать его дьявольские подарки! Дьявол вас искушает, предлагая вторую молодость, но только бог решает кому сколько жить!
− Ошибочка, мальчик, − ворвался к собравшимся мощный голос, и люди резко вздохнули, увидев огромного крылатого хищника, появившегося над выступавшим. − Если я дьявол, то решать, сколько тебе осталось жить, может не только бог! И это означает, что ты лжец! − Огромная когтистая лапа подхватила человека и подняла над трибуной. − А теперь кажи мне, какое наказанив ты заслуживаешь, лишая людей здоровья и новой жизни? И КОМУ ты служишь?! Ты служишь дьяволу, ибо ты своим обманом толкаешь людей к пропасти, ты призываешь их к войне со своими собратьями, а война − это дьявольское игрище − всегда, во имя чего бы она ни провозглашалась! И за это тебе полагается только одно! − Огромная пасть хищника широко раскрылась, и человек влетел в нее, под вопли множества свидетелей. − И так будет с каждым, кто посмеет сеять вражду и ненависть между разумными, выдумывая всякий бред про дьяволов и демонов!

− Ты считаешь, что поступила правильно? − произнес Третий. − Сожрала человека и думаешь, что они теперь тебя подпустят к себе?
− A ты им расскажешь, что это именно я, когда я приду туда человеком? − спросила Марина. − Расскажешь, Третий?
− Нет, но рано или поздно, они это узнают.
− Когда они узнают, они поймут, что я убила не какого-то проповедника. Я убила заразу, что он распространяет. Они ее слышали, но ни ни один из них уже не посмеет ее распространять, как тот идиот. К тому же, я не собираюсь сидеть без дела.
− Ладно, Марина. Я уже говорил тебе, что не стану вмешиваться в твои дела, и поддержу тебя, что бы ты ни делала.
− Значит, придерживаемся моего плана и дальше, − объявила крыльвица. − Террор по отношению ко всем, кто нам мешает.
− Даже, если этот кто-то − обыкновенный ребенок? − спросил астерианец.
− Никакой ребенок не способен выступить против нас, если только он не научен это делать взрослыми, − заявила Марина. − Я же говорила о терроре по отношению к распространитыелям заразы, Третий!
− Этот случай именно таковой. Ребенок научен распространять заразу − то, что ты называешь заразой.
− В таком случае, почему ты медлишь, Третий? Говори, где это происходит, и мы немедленно отправляемся туда!
Третий ответил действием, и пару минут спустя астерианский челнок спускался на окраине довольно крупного города аборигенов, еще через несколько минут, машина, "ничуть не отличающаяся от обычных машин аборигенов", въехала в ворота лечебного заведения, где и происходило то, о чем рассказывал Третий.

− Меня зовут − Марина Какаяпопало, − заявила аборигенка, когда к ней навстречу вышла начальница больницы.
− Вы?! − встрепенулась женщина.
− Неужели ваша врачебная этика допускает отказ от возможности излечения пациентов по политическим мотивам? − вопросила Марина. − Я пришла сюда, чтобы прекратить вашу дьявольскую деятельность, в которой вы не помогаете больным, а мешаете тем кто им действительно помогает!
− Я не позволю вам травмировать детей! − воскликнула начальница. − Охрана! − Рядом оказались четые амбала в белых одеждах. − Вышвырните эту суку отсюда!
− Третий, − тихо позвала Марина, и позади нее в грохоте ломающейся двери появился огромный серый зверь. − Сожри каждого, кто попытается мне мешать, Третий, − приказала Марина и двинулась вперед. Третий двинулся вслед за ней, и амбалы отступили, а вместе с ними отступила и начальница.
− И что теперь? − тихо спросил астерианец, когда холл опустел.
− Ложись здесь и жди, а я пойду искать детей.
Первая палата с больными оказалась всего в паре шагов от входа в коридор. Дети были переполошены шумом из холла, но никто из них не пошел смотреть, что случилось, потому что большинство в этой палате были не способны передвигаться самостоятельно.
− Здравствуйте, дети, − заговорила Марина, оглядывая их.
− Здравствуйте, − раздался нестройный хор голосов.
− Меня зовут Марина Какаяпопало, я пришла сюда, чтобы предложить вам излечение. Прямо сейчас и навсегда.
− Разве такое бывает? − спросил один из пацанов, сидевших в кресле-каталке.
− Думаю, на этот вопрос ты ответишь сам через несколько минут, − произнесла женщина, подошла к больному и взявшись за кресло повезла парня из палаты.
− Куда вы меня везете? − заговорил он.
− На встречу с твоей судьбой, − объявила она, выкатывая кресло в коридор. А через минуту парень замер, увидев перед собой огромного хищника, к которому Марина и подкатила его. − Пересиль свой страх и коснись его. Давай же, твоя болезнь куда более страшна, чем обыкновенный инопланетянин.
Парень решил про себя, что ему терять нечего, все равно, его болезнь его когда-нибудь убьет, и протянув руку коснулся шерсти пришельца. Под его руками замерцали голубые всполохи, огонь перекинулся на его пальцы и вмиг охватил все его тело. Он отдернул руку и с удивлением смотрел, как гаснет свечение на его пальцах, затем взглянул на женщину, а та взяла его за руку и легко подняла из кресла так, что он встал на ноги. Встал и пошел.
− Теперь ты можешь сам сказать, бывает ли такое излечение, которое прямо сейчас и навсегда.
− Навсегда? − переспросил он, глядя себе в ноги и пытаясь делать первые шаги.
− Если не покалечишься снова, то болезнь к тебе не вернется, − объявила она, − Пойдешь рассказывать об этом своим друзьям?
− Да!..
Когда местная охрана вернулась назад с полицией, взровлые обнаружили в холле свору здоровых детей, веселящихся вокруг инопланетянина. Они праздновали свое излечение и ни один больше не мог сказать ничего против инопланетян, явившихся, чтобы помогать.

− Ты ведь знаешь теорию зла, Марина, − произнес Третий. − Победа над сегодняшним злом неминуемо открывает дорогу в мир злу завтрашнему. Победив сегодняшние болезни во всем мире, ты окажешься бессильна перед болезнями завтрашнего дня, ибо не существует средств от всех болезней. Даже астерианская технология бессильна перед многими болезнями. Особенно, если это болезни нефизического плана.
− Предлагаешь все бросить? − спросила она.
− Да. Ты показала им идеал, к которому следует стремиться, а дальше оно должны идти сами.
− Напарываясь на то, в чем потом они обвинят нас, ибо мы ушли и не избавили их от будущих кошмаров.
− Молодые, бывает, винят старших в своих бедах, но так поступают лишь те, кто не способен учиться на собственных ошибках. Однако, не меньше обвинений ты получишь и в том случае, если будешь их опекать до старости.
− Знаешь, когда я представляю, что всю свою оставшуюся жизнь буду лечить обезьян, мне становится так тошно, что хочется сделать что-нибудь этакое, из-за чего они будут трястись от страха передо мной вместо того, чтобы требовать от меня себе здоровья.
− Ты уже не мало такого наделала, Марина. Пропагандисты, изобличающие твою хищническую природу, не мало преуспели из-за этих твоих дел.

* * *

"Есть тут кто-нибудь?" − мысленный голос на ренсийском поднял Марину посреди ночи, и она встала, глядя в небо.
"Кого там черт принес?" − спросила она.
"Свои" − возник ответ.
"Ну, так летите сюда, коли свои"
Странный удар сбил крыльвицу с лап, и она тут же вскочила, оглядываясь. Вдали, за широким окном подымалось зарево, и все чувства показывали, что это ядерный взрыв.
− Ты спятила, Марина! − воскликнул Третий, оказываясь рядом с ней в своем белокаменном виде.
− Что это значит, Третий?
− То, что к планете прилетели враги, а ты их навела на себя своим дурацким ответом! Давно было ясно, что этот пароль − не пароль, а пародия на пароль! Вот ты и влипла! Если бы я не успел, жарилась бы ты сейчас там, − он показал на черный зловещий гриб, подымавшийся над степью.
− Кто это сделал?
− Кто бы ни сделал, они сейчас в космосе, и нам их не достать из-за блокированного поля! О чем ты думала, когда приглашала их к себе?!
− Я думала, что это наши.
− Не думала ты! Если бы подумала, поняла бы, что твои увидели бы тебя сразу без всяких вопросов! Я ведь говорил Иммаре, что вы влипните когда-нибудь с таким дурацким "паролем"! А сколько крыльвов на это попалось и скольких поубивали? Ты хотя бы представляешь?
− Не представляю. Но этох гадов надо прикончить!
− Сначала их надо достать, а потом думать, как прикончить. И не вздумай вылезать отсюда! Они тебя увидят и снова сбросят бомбу!
− И долго ты собираешься держать меня в своем желудке?
− Это не желудок.
− Не придирайся к словам, Третий.
− Пока они не успокоятся и не выключат блокировку поля. Не знаю, кто они, но явно не друзья, судя по их переговорам с дентрийцами.

* * *

− Ты уверен, что они не засекут твою связь? − спросила Марина.
− Они ее не засекли и не засекут. Можешь быть уверена. Они даже мои спутники на орбите еще не засекли, а уж связь через них проходит таким шифром, какой не разгадать никому.
− Не бахвалься. Я тоже считала, что мысленную связь ни одна обезьяна не раскусит, а оно вон как вышло!
− Еще не известно, кому принадлежит этот флот.
− Ты не считаешь видеопереговоры, в которых с обоих сторон участвуют люди, доказательством того, кто прилетел? − фыркнула крыльвица.
− Я могу организовать видеопереговоры кирпичей, ты поверишь, что прилетели кирпичи?
− По-моему, этот спор смешон.
− Именно. Скоро я узнаю точно, кто они. Осталось совсем немного. Один из моих спутников уже скопировал их шпионский зонд и скоро окажется внутри их аппарата.
− Не боишься, что они расколят астерианскую технологию?
− Против этого есть хорошая гарантия. Попытка расколоть технологию приведет к термоядерному взрыву, и эти горе-исследователи сразу же околеют.
− А информацию от этого фрагмента ты узнаешь по цвету ядерной вспышки?
− Ох... С Иммарой мы столько не спорили, сколько с тобой! − воскликнул он. − Можешь забыть про раскалывание технологии. Фрагмент уже внутри чужого крейсера. Там и вправду люди. Только не дентрийцы, а ренсийцы. Не знаю, что они тут делают.
− Так узнай. Или твой фрагмент уже засекли.
− Не засекли.

* * *

Дентрийская столица казалась пустой. По главной улице прошла колонна машин, сопровождавшая невиданные здесь шестиколесные вездеходы, на бортах которых стояли знаки, чем-то похожие на школьные модели химических соединений. Астроном бы сказал, что это разрисована некая планетная система, вот только никакие законы небесной механики не позволяют планетам находиться в подобной конфигурации сколь-нибудь долго. Посланцы небес ехали в собственных машинах, потому что дентрийские для них были попросту малы. Вскоре колонна достигла места назначения, и машины остановились.
Навстречу гостям, наконец, вышли люди, и пришельцы покинули свои броневики. Выглядели они трехметровыми громилами, и встречающие дентрийцы могли им показаться сущими карликами.
− Такое ощущение, что вы привезли нас в пустой город, − заговорил один из гостей, проходя навстречу дентрийцам.
− Вы в этом виновны сами, господа, − заявил дентрийский генерал. Этот явно не испытывал страха перед пришельцами, в отличие от остальных офицеров, явившихся на встречу. − Вместо того, чтобы выйти на связь, когда прилетели, вы начали с термоядерной бомбардировки планеты.
− Мы обнаружили на вашей планете дракона-крыльва и уничтожили его, − завил пришелец. − И вы должны быть благодарны за это. Он ведь здесь не травкой питался?
− Не травкой, но нас крылев не задевал. И из-за вас теперь все будет наоборот.
− Не будет. Дракон мертв, и это верно на сто процентов, иначе он атаковал бы нас в космосе, а этого не произошло.
− Крыльвы бессмертны, и нам это очень хорошо известно, − заявил дентриец.
− Они вам подсунули дезинформацию. И нам прекрасно известно, как убивать крыльвов. Они вовсе не бессмертны. Достаточно одного меткого попадания, и от него и следа не остается.
− Только след остается от вашего попадания, − парировал дентриец.
− По-моему, мы договаривались о встрече с вашим правительством, а не о ругани у порога, − прервал спор пришелец. − Или вы уже изменили планы?
− Мы их не изменили, − ответил генерал. − Следуйте за мной. − Он развернулся, глянул на кого-то из своих, и тот коротко кивнул, отвечая на незаданный вопрос.
Вскоре группа гостей, сопровождаемая дентрийцами прошла в широкий холл, и там возникла заминка из-за того, что гости попросту были слишком рослыми, чтобы подняться по узким лесенкам на второй этаж, где дентрийцы и собирались проводить переговоры.
− Какие же это ренсийцы? Это мутанты какие-то! − воскликнул церемонимейстер, которому теперь предстояло разруливать возникший казус. − Встречу придется проводить прямо там, в холле, они сюда не подымутся!
Так и вышло. Закончилось все спешным вносом мебели в холл. Пришельцам пришлось рассаживаться на дентрийских столах вместо стульев, и они явно посмеивались над хозяевами из-за этого. А насчет замечания о том, что ренсийцы вовсе не такие рослые, они рассмеялись в открытую. Затем один из них сел на пол, скрестив под собой ноги, взялся руками за голову и поднял ее. Дентрийцы едва сумели сдержать себя от удивленных возгласов. На широких плечах оказалась маленькая человеческая голова нормального размера, а большая, поднятая над ней теперь выглядела мертвой маской.
− Мы именно ренсийцы и никто более, − заявил человек. − А наши особые скафандры − лишь гарантия нашей безопасности.
Руки пришельца опустили большую голову на пол перед собой. Его грудь раздвинулась и изнутри большого тела на пол выскочила женщина-ренсийка в легком комбинезоне с тем же знаком на груди, что был и на машинах.
− То что вы сейчас увидели, − она указала на свой "скафандр", является секретной информацией, и вы не должны об этом где-либо упоминать, если не хотите вляпаться в неприятности. − Она прошла навстречу генералу, что еще несколько минут назад бесстрашно говорил с великанами. − И что же вас так напугало, сэр? − спросила она.
− Что? − спросил генерал внезапно приложив руку к уху и глядя в пол. − Повторите! − приказал он, и второй выкой вынул из кармана прибор, а из того понесся взволнованный голос.
− К вам напраляется Третий, сэр! И, боюсь, что он в ярости.
− Что еще за третий? − спросила ренсийка.
Ответом ей стал грохо влетающей в холл двери. Пришельцы тут же вскочили со своих мест и ощетинились оружием. В выбитую дверь на огромной скорости влетел крылатый зверь. Он проскользил когтями по полу, вспарывая его и тормозясь таким образом.
Грохот стрельбы наполнил зал. Пришельцы палили в каменного крыльва, а тот разил их зелеными лазерными лучами. Бой закончился в несколько мгновений. Грохот еще носился эхом по залу, рядом падали окровавленные останки пришельцев, а крылев сделал шаг вперед и наклонившись к генералу произнес несколько слов:
− Вы убили не крыльва. Вы убили хийоака, господа, и на этом наш договор разорван!
− Это сделали не мы! − завопил генерал.
− Это сделали ваши друзья, которым, на самом деле, плевать на вас. Им нужны только ресурсы этой планеты. И это точная информация. Прямо оттуда. − И крылатый зверь указал когтем вверх. − Полагаю, ты не особенно удивишься, мадама, когда ваши кораблики повзрываются на орбите, − заявил он, глядя прямо на ренсийку. − Уж кого-кого, а хийоака вы не обманете!
− Ты дракон, а не хийоак! − выпалила ренсийка.
− Дура! − парировал Третий.

− Сюда летит ренсийская термоядерная ракета, генерал, − заявил Третий, вновь обратившись к дентрийцу. − Надеюсь, у вас есть достаточно быстрый транспорт, чтобы удрать отсюда на пятьдесят километров, потому что вряд ли от этого города что-нибудь останется, а я уже улетаю.
− Вы же обещали помогать нам! − взмолился человек, но хийоак уже уходил в развороченную дверь.
Он остановился снаружи и вновь взглянул внутрь...
− Эх, люди-люди, и что же вы сами с собой делаете? − проговорил он и прыгнул вверх.
Дентрийцы повыскакивали из зала, вслед за ними выбежала и ренсийка.
− Ваши действительно способны палить по своим? − спросил ее генерал.
− Ради убийства врага, который способен убить намного больше, чем одна группа дипломатов.
− Вы на дипломата похожи так же, как крылев на овцу.
− Генерал, машины готовы!
− Садимся и уезжаем как можно дальше!
− Первый предлагает нам ехать к объекту номер 7 и переждать удар там.
− Значит, едем! − ответил генерал и поспешил к подъехавшим машинам.
− А с этими что делать? − спросил дентриец, показывая на ренсийские броневики.
− Оставьте их здесь. А пленницу свяжите как следует, чтобы не выкинула каких-нибудь трюков.
− Первый подтверждает, что из космоса к городу движется неизвестный объект. К нему навстречу вылетел Третий.
− Пусть Боги помогут ему в том, что он задумал, − проговорил генерал.
− А вы знаете, что он задумал, сэр?
− Не знаю, но я достаточно знаю хийоаков, чтобы понять, что его бравада на счет разрыва договора − всего лишь показуха. Ему совершенно не выгоден этот разрыв.
Они сели в машины. Ренсийку связали цепями и пристегнули к борту внутри машины генерала, и он сел почти напротив нее.
− Знаешь, девица, если дракон-крыльв захочет получить тебя, я тебя ему отдам не задумываясь, − проговорил он. − И вряд ли ты найдешь такую информацию, которая это может изменить.
− Можете не надрываться, генерал. Я, все равно, не скажу ничего ни вам, ни дракону, которому вы прислуживаете.
− Третий был прав. Ты − действительно − дура.

* * *

Первый удар пришел, когда машины уже были внури древнего бункера, и все выходы наружу были закрыты.
− Связь на месте? − спросил генерал.
− Кабельная связь работает, сэр. Первый сообщает, что на город бросили четыре бомбы. Одну Третий поймал и утащил в космос, и взорвался там вместе с ней.
− Надеюсь, это был только его исполнительный механизм, а не он сам, − проговорил генерал, и в этот момент до бункера дошла вторая ударная волна, еще более сильная, чем первая.
− Рвануло прямо над нами, сэр, − объявил связист. − Теперь нас отсюда вряд ли скоро вытащат. Все входы завалены.
− Значит, это война, − произнес генерал, взглянув на ренсийку. − Второй раз бить по одному месту глупо.
− Через три минуты будет третий удар, сэр. Первый передает, что третья бомба уже рядом.
− Этот бункер пережил войну с хмерами, − ответил генерал. − Переживет и это нашествие. Хийоаки вряд ли пойдут на нарушение договора, а нам его рвать незачем.

* * *

Марина смотрела на экран, где разворачивалась картина начинавшегося космического нашествия. Первые несколько крейсеров прининали прибывавшие из космоса новые и новые транспорты, а над планетой уже носились десантные корабли, высаживая войска во всех значимых точках колонии дентрийцев и рядом с крупными городами абборигенов.
Армия состояла из тысяч и тысяч великанов, которых Третий окрестил ренсайзами, потому что по происхождению великаны действительно были ренсийцами, а редкие экземпляры скафандров, похожих на ренсайзов и управляемых обычными ренсийками, оказались в довольно малом количестве, и их использовали для командиров.

− Ты считаешь правильным сидеть вот так и ничего не делать? − спросила Марина в очередной раз, чтобы в очередной раз услышать от астерианца заявления о том, что он печется о ее безопасности и не собирается менять свои действия.
− Я была бы в намного большей безопасности, если бы ты сделал так, как я хочу.
− Взлет с планеты слишком опасен.
− Но не в то время, когда сюда летят сотни чужих кораблей, а затем снова стартуют назад! Ты словно не понимаешь, Третий! Ты знал тактику крыльвов только до того момента, как сам же передал Иммаре астерианский корабль! После этого очень многое изменилось, и я знаю такие методы и стратегии, какие ни в каких твоих программах фаже не упоминаются! В конц концов, ты мне говорил, что переходишь под мое командование, а теперь держишь меня в клетке на радость врагам!
− Ты так и не сказала, какой твой план, Марина.
− Для начала, дай мне возможность действовать! Пусть даже дистанционно с помощью фрагментов!
− А я тебе эту возможность и не перекрывал. Ты пыталась выйти отсюда, эти действия я остановил, а остальное ты сама не стала делать.
− Тьфу на тебя! − выпалила она.
− Майор Тьфунатебя − это наш связной на четвертой абборигенской базе. Вызвать его?
− Нет, − буркнула она и пройдясь по бункеру улеглась, глядя в каменную стену. Пол вокруг нее пришел в движение, поднялся над ней, окружил крыльвицу и заключил ее в астерианскую броню, после чего крыльвица поднялась и остановилась, глядя на каменного зверя, вставшего напротив нее.
− Ты сказал, что не будешь мне мешать, или я чего-то пропустила? − зарычала она.
− Статую испугалась? − усмехнулся Третий, появляясь рядом с ней. − Снаружи тебя сразу увидят, как только ты выберешься на свет.
− Где связь со всеми фрагментами в космосе?
− Хочешь прямой связью выдать их положение врагу?
− Не дури, Третий!
− Тупишь-то ты сама, связь стандартная на ИК.
Она мотнула головой и ушла в свою работу. Через несколько минут она уже лежала посреди бункера, а ее сознание гуляло по астерианским фрагментам. Ей при этом казалось, словно она сама где-то ходит или едет в виде групп фрагментов, делая это сразу десяткам и и сотнями частей.

* * *

− Что это у тебя там за шум в ангаре, сержант?
− Не могу знать, мэм, я ничего не слышал.
− Так пойди и проверь, идиот! − завопила лейтенант.
− Уже иду, мэм.

Ренсиец открыл вход в ангар, включил свет и обшарил взглядом весь объем. В ангаре находился лишь один покореженый развед-спутник, который несколько часов назад приняли на борт. Он ожидал появления специальной ремонтной команды, потому что автомат не сумел его подцепить и погрузить на платформу, на которой он должен был отправиться в ремонтный отсек или в утиль в зависимости от решения командира ремонтников.
− Здесь все тихо, мэм, − заговорил сержант, отворачиваясь и намереваясь уходить. В этот момент позади что-то грохнуло металлом об пол, и сержант резко глянул на покореженый спутник. Рот его беззвучно раскрылся в изумлении от того, что спутник вдруг встал на четвереньки и повернул в сторону человека черную круглую голову, которая на глазах менялась к виду лица ренсайза.
− Почему молчишь, сержант? Отвечай сейчас же! − раздался голос лейтенанта в коммуникаторе.
− Здесь р... − начал слова ренсиец и рухнул на пол из-за попавшего в голову яркого зеленого луча.

Марина ничуть не сомневалась в правильности своего действия. Хотя стрелять в людей ей приходилось намного реже, чем это могли бы о ней подумать.
Секунду спустя взвыла сирена тревоги, громкий голос объявил о проникновении чужаков в ангарные помещения. Марина выглянула в коридор и увидела еще нескольких ренсийцев и ренсайзов, выглядывавших из других дверей. По трансляции уже неслись приказы с требованием проверять конкретные номера ангаров. Крыльвица оказалась в центре коридора, и вышедшие туда же хозяева ничего не заподозрили в ее странном виде. Маскировка астерианца оказалась столь качественной, что ее не принимали за чужую даже когда проходили рядом.
Убитого они обнаружили сразу, но никто не подумал связывать убийство с ренсайзом, ушедшим из сектора ангаров вместе с другими работниками. противник оказался совершенно не готов к борьбе с настоящими шпионами и дивесантами. Ренсийцы искали чужих, а на тех, кто был похож на своих − не обращали внимания, позволяя разведчице без помех выяснять все, что ее интересовало.

* * *

− Зачем ты это делаешь? − заговорил Третий, просматривая логи действий Марины с фрагментом в крейсере ренсийцев.
− Я собираюсь захватить их десантный челнок и посадить его недалеко от этого места. А когда он приземлится, ты его скопируешь и взлетишьвместе со мнох на орбиту вместо него.
− Зачем?
− Затем, чтобы вылететь за зону блокировки, где я смогу стать такой какой хочу. Или ты против?
− Я не против, но это слишком рискованно.
− Не менее рискованно сидеть и ничего не делать вообще, Третий. Это ты можешь прикинуться куском гранита, и они пройдут мимо, а я так не могу, пока сижу в этой твоей тюрьме.
− Хорошо, я сделаю все так как ты скажешь, но ты пообещаешь не рисковать зря и никуда не лезть.
− Я не дура, чтобы зря рисковать, а никуда не лезть обещать я не буду, потому что смешно такое требовать в то время, когда над планетой летают враги. Готовься, Третий. Я передаю информацию о десантном челноке, чтобы ты мог его правильно изобразить.
− Думаешь, они ничего не заподозрят?
− Вряд ли они станут стрелять по своим, Третий. А если станут, ты легко от них уйдешь.
− Если внутри меня будешь ты, это будет не так легко.
− Ладно, ты не так легко, но все равно уйдешь от их обстрела. И прекрати вести себя так, словно я ребенок маленький!

* * *

− Шаттл 76-231, вы отклонились со своего курса, − возник голос в эфире. − В чем дело?
− У нас неполадки в навигации, пытаемся исправить, − пришел ответ.
− Если не исправите через минуту, немедленно возвращайтесь! − возник новый приказ.
− Да, мэм, − ответил дрожащий голос.
Больше этот шаттл на связь не вышел, и командиры, отвечавшие за полеты о нем забыли, потому что по крейсеру внезапно разнесся сигнал тревоги, а затем огромную космическую машину передернул чудовищный взрыв, из-за которого крейсер развалился на две части, и людям в нем стало не до шаттла, отклонившегося с курса.
А шаттл 76-231, тем времене, вовсе ушел с заданного пути и оказался свободно падающим на планету. О том, что им управляли вовсе не ренсийцы, никто не заподозрил, и аппарат промчавшись в атмосферу нырнул под облака, где совершенно скрылся из виду и был потерян всеми, кому предписывалось отслеживать его путь.
Во тьме ночи и под прикрытием облачности аппарат приземлился в месте, заданном крыльвицей, и вскоре рядом с ним появились астерианские фрагменты. Часть из них буквально напала на космический аппарат и за несколько часов, пока длилась ночь, дентрийская машина была превращена в груду хлама, который был тут же закопан в землю, а на лесной прогалине появился новый аппарат. Он был как две капли воды похож на шаттл 76-231, но внутри был совсем другим, и нес в себе он не ренсийское оборудование, а крыльвицу, которая теперь полностью распоряжалась астерианцем, и тот не противился.
Машина стартовала из-под облаков перед рассветом и быстро поднялась в космос. Когда шаттл обнаружили, к нему пришел стандартный запрос, на который крыльвица передала стандартный ответ, в котором значилось, что шаттл 76-231 совершил вынужденную посадку из-за неисправности навигатора. Когда навигатор был частично исправлен, машина поднялась на орбиту и теперь направлялась к крейсеру, к которому она была приписана.
Ренсийцы так ничего и не заподозрили. Не заподозрили они ничего и когда шаттл вновь сбился с курса и ушел на высокую орбиту, где он покинул зону блокированного поля, и крыльвица, наконец, осуществила задуманное. Она изменила себя, обратилась в сетвера, а затем получила от астерианца генокод хийоака, что давало Марине намного больше возможностей, нежели простой вид сетвера.




* * *
− Майор Тьфунатебя, вызовите к связному аппарату Генерала Нифигасебефамилию. (...это просто мысль записана, если не понятно...)

* * *

Часть 2.



Дверь едва не вылетела с петель, когда в нее начали колотить снаружи.
− Мама, что происходит?! − раздался крик в доме.
− Сиди у себя, Зара! − ответил голос старой женщины, и она открыла наконец дверь.
− В чем дело? Почему не открывали так долго?! − чуть ли не накинулся на старую женщину майор.
− Улики прятала, что непонятно? − проговорила она.
− Какуе улики?! A ну, отвечай немедленно! − человек ворвался внутрь дома, отталкивая хозяйку. − Обыскать все! − приказал он входившим вслед за ним солдатам. − Всех, кого найдете, спустить сюда!
В доме начался насоящий бардак, затем послышался вопль девчонки, которую два солдата выволокли из комнаты и потащили вниз по лестнице.
− Мама! − закричала Зара, а женщину уже хватали под руки два других солдата, а майор оказался напротив нее со злорадной ухмылкой на роже.
− Немедленно отпустите ее! − раздался приказ от входа. В выломанном проходе стоял полковник и хмуро смотрел на происходящее. − Майор, в чем дело, вы забыли инструкцию Зет?!
− Она призналась, что прятала улики! − воскликнул майор.
− Ты идиот, майор! − Полковник прошел к хозяйке дома и оттолкнул от нее солдат. − Прошу прощения, мэм, они немного переусердствовали.
− Можете не обясняться, я знаю, что вы скоты, − ответила она.
− Вы поедете вместе с нами, мэм. И в ваших же интересах сделать это без принуждения.
− А с этой что делать? − раздался вопрос солдата, державшего девчонку. Полковник прошел к ней и несколько мгновений молча рассматривал. Лишь знаком указал солдатам отпустить ее.
− Они тебя обидели? − спросил он.
− Да, обидели! − зло проговорил Зара и тут же вскрикнула из-за того, что в руке полковника появился пистолет, и он резко вскинув руку выстрелил в лоб майору. Девчонка завизжала, майор грохнулся на пол. − Именем Императрицы Син, − произнес полковник. − За неисполнение приказа. − Он оглядел солдат, что стояли оцепенев. − Все вон отсюда! Кто чего взял, немедленно вернуть! За неисполнение − расстрел на месте!
Они кинулись из дома и едва не проломили еще и стену, когда рвались через дверь на выход сразу все.
− Идите за мной, мэм, − приказал полковник, направляясь к выходу.
− Я никуда не пойду, − заявила она, глядя косо на человека, лежавшего посреди холла.
− Вам лучше пойти, мэм, а иначе, Семь Звезд Сойдут С Небес За Вами.
Глаза женщины на мгновение широко раскрылись, и она рухнула на пол, как подкошеная.
− Мама! − закричала Зара, кидаясь к ней. − Что ты с ней сделал, сволочь! − завопила она, оборачиваясь к полковнику.
− Когда она очнется, спросишь у нее, я жду вас снаружи в машине, − произнес полковник и удалился.


− Зара? − проговорила мать, открыв глаза.
− Мамочка, что с тобой?! Тебе плохо?!
− Успокойся, Зара. Со мной все в порядке.
− Но ты упала!
− Это не страшно, я сейчас поднимусь.
Старая женщина поднялась и глянув на мертвеца, лежащего посреди комнаты прошла к выходу.
− Идем, Зара. Нам надо идти.
− Куда, мама? И зачем?
− Чтобы разобраться, что происходит. И не беспокойся зря, Зара. Я во всемр разберусь.
− Но они могут тебя убить!
− Они не могут. Какая бы ни была сейчас власть, у них нет такого права, чтобы убить меня. И тебя они не заденут, не имеют права.
− А что они с отцом сделали? Я не верю, что он пропал просто так!
− Идем, Зара. С этим исчезновением мы еще разберемся.
Они вышли из дома, и рядом остановилась машина, из нее появился полковник и открыл дверь перед женщинами.
− Объясниться не желаете? − жестко спросила мать.
− Я дам все объяснения в машине, − ответил он. − На улице не место.
Она несколько мгновений промедлила, затем села, призывая рукой и дочь, садиться рядом.

− Я слушаю, − заявила женщина полковнику. − Начните с того, куда вы дели моего мужа?
− Я представляю вовсе не ту организацию, с которой нужно это спрашивать.
− И кого же вы представляете?
− Организацию "Восьмая Звезда".
− Восьмой звезды не существует.
− Не существовало раньше, но не теперь. Это тайная организация, и я уполномочен представить вам ее, Ваше Величество.
− Что это значит?! − воскликнула Зара. − Мама!
− Императрица Син − это я, Зара, − произнесла мать. − А если точнее, то императрица Авурр Син Килемантара.
− Ты?! − воскликнула дочь. − Но как это возможно?! Тебе должно быть много сотен лет!
− Если быть точнее, то мне более десяти тысяч лет, Зара. Я не собиралась говорить тебе об этом раньше времени, но коли так все получилось, выбора уже нет. Разворачивайте машину, полковник. Мы едем на Зерковскую базу.
− Это невозможно, − заявил человек. − Туда все дороги давно перекрыты.
− Для кого угодно, но только не для меня.
− В любом случае, Вы должны сначала встретиться с руководство "Восьмой Звезды".
− Ты в серьез полагаешь, что я кому-то что-то должна, полковник?! − с гневом выпалила Императирца.
− Они убьют моих детей, если мы туда не приедем.
− И до чего же вы страну довели? − произнесла Авурр Син Килемантара. − Считаете, что я буду жалеть детей такого как вы?
− Я не виноват в том, что произошло. И все что делалось в стране, делалось вашим именем, поэтому обвинят во всем именно вас.


− Остановите машину, полковник, − приказала Авурр Син Килемантара. − Выполняйте! Я Императрица или хвост собачий?
Человек, наконец, затормозил, и машина остановилась у обочины дороги посреди поля. Старая женщина вышла и, дождавшись когда рядом окажется дочь, полоснула ногтями правой руки по запястью левой.
− Главное, ничего не бойся, Зара, − произнесла она, поднимая раненую руку перед собой. Она всунула пальцы глубоко в рану и схватив что-то потянула. Полковник, оказавшийся рядом, только рот раскрыл и не сумел ничего сказать. В руке женщины появился небольшой прямоугольник, которым она провела по своей ране, и та немедленно исчезла.
− Явись, мой верный Зверь! − воскликнула она фразу на Древнем Языке, махая непонятным предметом перед собой, и рядом во вспышке света и с мощным грохотом возник огромный черный хищник.
Полковник тут же отбежал и спрятался за машиной, а Зара схватила мать за руку. Зверь тем временем сделал шаг к женщине, склонился перед ней и заговорил слова, которые поняла только сама Авурр Син Килемантара. А затем, по короткому приказу он встал перед ней боком лег на землю, и в его боку открылся яркий дверной проем.
Мать провела дочь к нему, и они вошли внутрь. Через полминуты, дрожа от страха, туда вошел и полковник, которого Императрица позвала за собой знаком.
− Здесь ты родилась, Зара, − объявила мать, когда они оказались в удивительно тихом лесу, а рядом было озеро, на берегу которого стоял высокий невероятно красивый замок с золотыми шпилями, упиравшимися с облака.
− Почему ты мне никогда не говорила об этом месте, мама?
− Потому что мы с твоим отцом решили, что ты должна вырасти среди людей, Зара, в настоящем живом мире, где нет подобных чудес, как здесь.
− А здесь есть чудеса?
− Есть, Зара. Здесь я не Императрица Син. Здесь я − Богиня Син. И этот мир полностью принадлежит мне. А теперь и тебе, принцесса моя.
− Но, мама! Я же... − заговорила Зара и умолкла, обнаружив на себе взгляд полковника.
− Идем, Зара, − И Авурр взяв дочь за руку повела ее к озеру. Вскоре они оказались у самой кромки воды, и вода на самой поверхности внезапно пришла в движение, образовывая призрачный полупрозрачный мост. Авурр провела Зару через него, и они оказались у ворот замка. Те немедля открылись, и навстречу двум женщинам вышли стражники, вооруженные старинными ружьями, а некоторые даже копьями.
Полковник не посмел вступать на призрачный мост, и остался на противоположном берегу.
− С возвращениеm, Королева Авурр! − воскликнул офицер, кланяясь, − А где ваш муж и ваша дочь?
− Вот моя дочь, − объявила Авурр, − притягивая к себе Зару за руку. − Это Принцесса Зара. И не смотрите на меня так, лейтенант. Вы помните, что я вам говорила, когда уходила?
− Вы сказали, что когда вы вернетесь пройдет много времени, а прошло не больше полудня.
− Прошло более полувека, лейтенант. Там, в том мире, где вы родились и где осталась ваша страна. Я вам говорила, что так и будет.
− Но как же?! Значит...
− Потому я и приказала вам тогда забвать с собой всех своих родных, лейтенант. И своих родных и родных своих подчиненных. Надеюсь, они уже здоровы.
− О, да, Ваше Величество! Этот ваш медик просто вершит чудеса! Я бы не поверил, если бы кто-то рассказал!
− Зомеран ушел в историю, лейтенант, но время изменилось, и мне вновь требуется помощь вашей команды.
− Мы всегда готовы, Ваше Величество! − воскликнул лейтенант, вставая по стойке смирно.
− В таком случае, собирайте всех. Через полчаса вы должны быть готовы к вылету.
− Вылету? − удивился лейтенант.
− Времена изменились, лейтенант. Летающие машины уже не чудеса в решете, а реальность. Так же, как и оружие, стреляющее десять раз за один чих.
− Да быть такого не может!
− Перестаньте пререкаться и исполняйте приказ.
− Простите, Ваше Величество, − проговорил он и тут же убежал.
− Если здесь за полдня прошло пятьдесят лет, то пока мы тут, там прошло уже несколько дней? − спросила Зара.
− Прошло бы, если бы я не изменила ход времени здесь. Сейчас время здесь и там течет одинаково. могу сделать так, что здесь пройдет день, а там только полчаса.
Но откуда такая техника, мама? На нашей планете существовала древняя цивилизация, и ты оттуда?
− Нет. Но без другой цивилизации не обошлось. Но она не в прошло, а в настоящем и просто очень далеко. В соседней галактике. Мои родители произошли оттуда. И эта техника оттуда.
− А где они, твои родители?
− Увы, я их еще не скоро встречу. Они остались еще дальше, чем сейчас родная галактика. Сорок миллионов световых лет. Можешь представить?
− Могу. Я же не дурака валяла в университете.
− И все равно, тебе нужен новый университет. Я буду учить тебя всему. Но только после того, как найду Таргена. А ты пока будешь отдыхать.
− Как это отдыхать?! Я буду помогать тебе в поисках, мама!
− Лучшей твоей помощью, Зара, сейчас будет остаться здесь и дать мне спокойно сделать все, что надо самой.
Рядом, словно черти начали выскакивать какие-то дикари, разряженные и раскрашенные под чучела и вооруженные чуть ли не до зубов.
− Копья и щиты можете бросить здесь, − произнесла Авурр Син Килемантара. − Они там бесполезны.
− Как это бесполезны? − удивился лейтенант.
− Вот так, − ответила Авурр, в ее руке появился небольшой пистолет, и она выстрелила в щит, который держал лейтенант в руках. Щит разлетелся в одно мгновение, и человек отпрыгнул в сторону, когда один из кусков щита попал ему в бок. − И такое оружие ам сейчас у всех, поэтому щиты не нужны. А вместо копий возьмете новое огнестрельное оружие. Все!
− У нас не все из него и стрелять то умеют, − заявил лейтенант.
− Научитесь по дороге. У вас будет несколько часов для тренировки. А действовать вам все равно придется по-старому. Боевые луки оставьте, тихая стрельба нам еще может пригодиться.
− А что мы будем делать? − спросил лейтенант.
− Сначала вы просто моя личная охрана. Потом будет видно. Наверняка и до спецопераций дело дойдет.

* * *

Полковник сидел на берегу озера и смотрел в воду. Мысли его были совершенно не похожи на те, что были до этой встречи. Совершенно неведомая сила Императрицы Син поразила его настолько, что он начинал думать о том, чтобы бросить прежнюю жизнь и начать все заново, с чистого листа. И, хотя, на его душе было не мало преступлений, за которые его могли бы осудить, он уже не думал об этом.
Тишину неведомого мира разорвал рокот, какого человек еще не слыхал. Он поднялся, начал оглядываться и остановил взгляд на странном объекте, подымавшемся из-за замка. Стало ясно, что это летающая машина, каких люди еще не видывали. В отличие от существующих самолетов, эта машина летела за счет большого винта, расположенного наверху.
Машина с рокотом пронеслась над озером и опустилась в нескольких десятках метров от человека, подымая в воздух облака пыли. Выхо открылся, в нем появилась Син Килемантара и знаком позвала полковника к машине.
− Никогда таких не видели, полковник? − спросила она.
− Нет, − честно признался он. − Странный самолет.
− Эта машина называется − вертолет. Ваши конструкторы вполне могли бы построить подобную машину. Уж и не знаю, что им помешало. Взлетай Изар, и запускай систему Зота.
− Да, мэм! − отрапортовал пилот, и машина рванулась вверх.
Полковник едва удержался на ногах и бухнулся в кресло, которое оказалось ближе всех. Напротив сидела группа вооруженных людей. Оружие их было незнакомо, но то что оно огнестрельное, сомнений не появлялось.
За окном что-то сверкнуло, лес внизу исчез, и вместо него оказалось поле, через которое проходила дорога, а на дороге стояла машина полковника. Рядом с ней уже не было и следа от чудовищного Зверя из Древней Легенды, служивщшего Императрице Син.
− А теперь, полковник, говорите, где они держат вашу семью в заложниках?
− Они их убьют, если вы там появитесь! − воскликнул он.
− Если мы там не появимся, их тоже убьют, не так ли вы мне говорили? Отвечайте, или я буду считать, что вы лжете про заложников!
Он понял, что противиться бесполезно, и назвал место.
Мгновение спустя машина оказалась совсем в другом месте, и полковник не понял, как это случилось. Боевики Императрицы уже выпрыгивали наружу. Через несколько минут их командир доложил Авурр Син Килемантаре о том, что объект взят под контроль, заложники освобождены, a командир, командовавший террористами, взят в плен и готов к допросу.

* * *

− Ты, предатель! − воскликнул он, вскакивая с места, когда в комнату вошел полковник.
− В данном конкретном случае, предатель именно вы, − раздался женский голос, и человек дрогнул, когда вслед за полковником вошла Императрица Син. Ровно такая, какую ее знал весь мир, какой ее изображали на портретах и лепили в скульптурах. − Вы должны меня выслушать! − завопил он вдруг. − Я ни в чем не виноват! − Его порыв остановили сильные руки охранников Императрицы.
− Ты виноват в том, что связался с ублюдками, − заговорила Авурр. − Не просто связался, но и добровольно выполнял их приказы. А теперь ты ответишь, кому ты служишь, и где они сейчас?
− А если я не отвечу?
− Мы их, все равно, найдем, а ты сдохнешь, как последняя свинья. Полагаю, ты знаешь, как мы с Таргеном казнили всяких проходимцев вроде тебя. Желудок халкена для тебя чести много, а навозную погребальную кучу организовать для тебя, думаю, не сложно. Или ты, такое дерьмо, что только и мечтаешь оказаться в навозной куче? Тогда, сделаем по-другому. − Она подошла к нему, взяла его руку. − Этой рукой ты малолеток щупал, извращенец? Значит, она тебе и не нужна. − Во второй руке Императрицы возник огненный клинок, и резким ударом она отсекла ему кисть.
Он взвыл, в ужасе глядя на обрубок своей руки, а затем перевел взгляд на Императрицу.
− Вторую руку тебе отрубить или будешь говорить?
− Я буду! Буду! − завопил он, когда Син Килемантара взяла его за вторую руку.
− Тогда, говори!

Ворота тайной штаб-квартиры "Восьмой Звезды" влетели внутрь от мощного взрыва. В то же мгновение в здании поднялась тревога, из парадной появилось множество вооруженных людей, а в рассеявшемся дыму в воротах оказалась девчонка, на вид которой можно было дать не больше двенадцати лет.
Она прошла по обломкам ворот внутрь двора и оказалась перед охранниками, что смотрели на нее ошалевшими взглядами, не понимая, что все это значит.
− Вызовите сюда своих начальников, господа, − приказным тоном заговорила она, подымая еред собой руки в знаке Императорицы, всегда означавшем только одно. Приказ исходит от Императрицы лично.
Кто-то умчался в дом, затем появились новые люди, и перед девчонкой оказались четверо напуганных стариков. Эти четверо уже видели в девчонке не малолетнего ребенка, а саму Императрицу, потому что история уже знала подобные прецеденты. И, люди знали, что достаточно одного неверного шага, и гнев Императрицы Син обратится для них в настоящий кошмар.
− Чем мы можем служить Императрице Син? − заговорил один из стариков.
− Можете стать кормом для Зверя из Легенды. Желаете?
− Чем мы заслужили подобное?
− Вы прислали в дом Императрицы убийц.
− Мы такого не делали! − воскликнул старик.
− Стало быть, кругом одни невинные овечки, а человека убили просто так, за то что погулять вышел?
− Какого человека?
− Обыкновенного, в военной форме, того, что пытался лапать Принцессу Син. Вы иницировали падение Седьмой Звезды, вам и отвечать за последствия. Или вы будете отрицать, что сделали это?
− Мы не будем отрицать, но мы не можем отвечать за действия людей, не понимающих, что такое приказ и действующих по своей воле.
− Значит, и гнев Императрицы, который на вас падет из-за этих людей вы примете со смирением и пониманием, что никто в ваших смертях не виноват?
− Но мы не виновны!
− Может, вы считаете, что виновата я? − спросила девчонка. − Я всего лишь исполняю приказ Императрицы. И он очень прост. УНИЧТОЖИТЬ ИДИОТОВ. Вам понятны мои слова?
− П-по-понятны, − проговорил старик с дрожью в голосе.





 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  В.Свободина "Преданная помощница для короля " (Современный любовный роман) | | Н.Мондлихт "Лунная дорожка в неизвестность" (Любовное фэнтези) | | В.Лошкарёва "Хозяин волчьей стаи" (Любовная фантастика) | | LitaWolf "Проданная невеста" (Любовное фэнтези) | | Л.Ангель "Серая мышка и стриптизер." (Современный любовный роман) | | Н.Яблочкова "Академия зазнаек или Попала в дракона!" (Попаданцы в другие миры) | | Л.Сокол "Заставь меня влюбиться" (Молодежная проза) | | Vera "Летняя подработка 2.0" (Короткий любовный роман) | | Г.Чередий "Связанные поневоле" (Любовное фэнтези) | | Л.Тимофеева "Заклятье для неверной жены" (Юмористическое фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.
Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
М.Эльденберт "Заклятые супруги.Золотая мгла" Г.Гончарова "Тайяна.Раскрыть крылья" И.Арьяр "Лорды гор.Белое пламя" В.Шихарева "Чертополох.Излом" М.Лазарева "Фрейлина королевской безопасности" С.Бакшеев "Похищение со многими неизвестными" Л.Каури "Золушка вне закона" А.Лисина "Профессиональный некромант.Мэтр на охоте" Б.Вонсович "Эрна Штерн и два ее брака" А.Лис "Маг и его кошка"
Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"