Mak Ivan: другие произведения.

Время Пришло I V

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Если вы располагаете знаниями, которые никому более не известны, то эти знания вы украли у церкви. Иного не дано.
    26.09.2009 - 4 главa
    27.09.2009 - 5 глава
    02.10.2009 - 6-8 главы


Ivan Mak


Время Пришло − IV


Глава 1


Летавшее над городом существо заметили почти сразу. Наземные воины следили за ним с низу, а крылатые готовились к старту и выбирали момент, когда можно будет подняться и окружить шпиона, чтобы захватить его живьем. Однако, к тому моменту, когда они оказались готовы, чужак исчез, растворившись в голубом небе, и те, кто это видел, утверждали, что произошло это практически мгновенно, и некоторое время на месте чужака еще было светлое пятно, которое затем резко метнулось вниз и упало где-то за городом в северной стороне. Туда немедленно выслали отряд разведчиков, усиленный лесными воинами, и час спустя те вернулись назад ни с чем, объявляя, что не видели в лесу никого, кроме дикого зверья.
Люр следила за местными жителями, явившимися ее искать с дерева. Показываться им не хотелось, потому что в пришедших существах чувствовалась агрессия, хотя направлена она была не друг на друга, как частенько бывало в иных мирах. Здесь направленность злух мыслей чувствовалась четко, и Люр решила, что ей лучше переждать спрятавшись на дереве и уйти, когда поиски закончатся.
Поиски пришельца закончились через несколько часов.

* * *

Человека, столь бесцеремонно двигающегося по лесной дороге, Яхса видела впервые. Она несколько мгновений обдумывала, как его поймать, но желание это постепенно сошло на нет и сменилось самым обычным любопытством. Яхса хотела узнать, зачем этот безумный пришел в ее лес? А для этого надо было неслышно провожать его до его цели. Опасность заключалась лишь в том, что человек мог оказаться не один, но в таком случае Яхса об этом уже знала бы, об этом ее предупредили бы звери и птицы, об этом рассказал бы сам лес, потому что люди не умеют ходить скрытно. А чужак продолжал идти через лес так, словно ему тут ничего не угрожало, и это серьезно насторожило Яхсу. Она знала об оружии людей и об их защите, которые, впрочем, обычно были видны сразу. Но человек, шедший по лесу, не имел ни оружия ни защиты. И его запах прямо утверждал, что этот человек защиту не надевал, как минимум со времени последней помывки.
Человек дошел до лесной поляны и остановился, не выходя на солнце. Он некоторое время стоял, словно к чему-то прислушиваясь, затем медленно повернулся и глянул прямо в ту сторону, где из-за кустов за ним следила Яхса. С его губ сорвались непонятные слова, и Яхса вздрогнула, когда ей на миг почудилось, что это не простые слова, а слова древнего магического языка, на котором общались только служители церкви.
Еще несколько секунд он стоял, а затем над человеком промелькнула черная тень, и Яхса резко присела от увиденного. Большая дикая пантера сбила человека с ног и уже была готова вцепиться клыками в его горло. В этот момент произошло нечто совершенно удивительное и непонятное. Пантера рыкнула, затем остановила свое движение и опустившись к лицу человека лизнула его, а из горла человека донеслись новые слова, и на этот раз Яхса с отчетливостью поняла их смысл.
− Здравствуй, киса, − произнес поверженный. − Думаю, ты не будешь против того, что я воспользуюсь твоим телом.
А затем произошло то, чего Яхса не могла забыть еще много дней. Черная пантера встала над человеком, широко расставив лапы, ее животная пасть на брюхе широко раскрылась, и хищница легла этой пастью на человека, а когда поднялась вновь, под ней уже никого не осталось. Яхса и раньше слышала, что дикие пантеры способны глотать людей пастью на животе, но никогда не видела этого сама и не слышала, чтобы это видел кто-то из знакомых. А пантера, сожрав жертву, повела себя довольно странно. Сначала она дергалась стоя на месте, затем начала двигать лапами так, словно пробовала их, затем сделала несколько шагов вперед и делала она это так неуверенно, что казалось, будто она больна. Яхса наблюдала за ней не отрываясь и видела все. Пантера была поначалу словно пьяной, затем ее движения стали увереннее и под конец она вдруг поднялась на задние лапы, словно человек, и начала ходить так, одновременно пробуя что-то делать передними лапами-руками.

В рассказ Яхсы в деревне почти никто не поверил. А священник отвел ее в церковь, усадил за стол перед собой и начал очередную длинную проповедь о том, что Яхса делать должна, а что не должна. И в этой проповеди было ясно видно требование не выдумывать сказок.
− Значит, мне все это показалось? − спросила Яхса, когда священник замолчал.
− Тебе не показалось, ты видела то что видела. Вот только рассказывать об этом всем подряд не нужно, Яхса. Ведь рассказывая об этом ты бросаешь тень на саму себя.
− Почему это? − срезко спросила она.
− Вот поэтому. − Священник подошел к ней и провел рукой по ее животу. − Ты ведь прекрасно знаешь, что у тебя на животе есть такая же пасть, как у той дикой пантеры. И у тебя иногда бывает желание поймать и сожрать какого-нибудь человека. Не отпирайся, Яхса. Так происходит со всеми из твоего рода.
− Но почему?! − воскликнула она.
− У меня нет всех ответов, Яхса. Я не могу знать, почему так устроен мир. Он просто таков, каков есть, и нам надо просто знать об этом. Возможно, твои родители об этом знали, но я не из твоего рода, я всего лишь обыкновенный дикий тигр, а ты − тигр-скаф. Возможно, когда-нибудь ты узнаешь всю правду о себе, но я не думаю, что это произойдет так скоро, как тебе хочется. Я знаю только, что люди охотятся на вас не для того, чтобы убивать, а для того чтобы пленить и поработить. А нас, диких, они просто убивают, потому мы с ними и воюем.

* * *

Изучение мира продолжалось. Люр с некоторым удивлением для себя узнала, что населениe планеты состоит из десятков различных видов разумных существ, среди которых своей численностью особенно выделяются голубокожие люди. Язык, на котором говорил весь мир, оказался потомком древнейшего языка галактики − языка ратионов, и это поначалу показалось очень странным, пока Люр не натолкнулась на самих ратионов. Они жили на крупном острове, отделенном от остального мира буйными океанами и вечными полярными льдами. Попасть туда для Люр не составило труда, но, прибыв на остров ратионов, она обнаружила там страну все тех же людей, а ратионы там были всего лишь атрибутом церквей. И не редко их держали на цепях и даже в клетках словно диких животных. Люр попыталась заговорить с одним из таких цепных ратионов, но тот даже не понял слов.
− Что же тут такое произошло, что вы не способны даже постоять за себя? − тихо проговорила Люр, сидя около клетки.
− Вы что-то сказали? − раздался голос рядом, и обернувшись Люр увидела местного священника.
− Вы знаете историю ратионов? − спросила Люр.
− Историю? Ну у вас и шуточки, девица! Какая такая история может быть у диких животных?
− Я могу воспользоваться церковной библиотекой?
− Можете, если сделаете соответствующий взнос на ее поддержание.
− Сколько? − тут же вопросила она.
Цена была названа, деньги уплачены, и Люр оказалась в читальном зале рядом с множеством книжных полок. Идея использовать силу для быстрого изучения погасла из-за присутствия множества свидетелей, и Люр пройдясь мимо полок взяла ту книгу, которую желала прочитать первой. У нее было достаточно времени, чтобы во всем разобраться, и спешить было некуда. Спасать ратионов физически не требовалось, хотя они представляли собой жалкое зрелище. Тем не менее, в человеческой истории нашлось не мало случаев с ратионами, из которых было ясно, что их разумность всем известна. А в угнетенном состоянии люди винили их самих, заявляя, что эти существа давно потеряли тягу к жизни и живут лишь потому что они еще нужны людям для множества разных дел. И использовали для этих дел молодых ратионов, тех, кто еще не успел разочароваться в своей жизни, тех, что еще пытались жить, но долгая жизнь ломала их всех, и тогда они превращались в старых едва движыщухся существ, место которым только в клетках или на цепи, потому что в ином случае они уходили куда попало и, в конце концов, гибли.
Церковь правила этим миром. Правила твердо и жестко. И целью этого правления была жизнь всего мира. Согласно церковным канонам под запретом находились все проявления каких-либо высоких технологий. В главной книге все эти технологии были описаны, и там же было заявлено, что под запретом находятся именно технологии, а не знания. И поэтому церковники знали очень многое. Они знали биологию и медицину, Они знали физику и химию. Они знали астрономию, теорию вычислений, лингвистические науки. Они умели сохранять знания, пронося их через века и тысячелетия, не утрачивали их в опустошительных войнах и катаклизмах. Но их цель была одна. Донести до всего мира одну единственную информацию о том, ЧТО НЕЛЬЗЯ ДЕЛАТЬ, потому что ИНАЧЕ придет СМЕРТЬ всему миру. И имя этой смерти − ЗВЕЗДА СМЕРТИ − слова из древнего языка ратионов.
− Вот значит, откуда все пошло, − тихо проговорила Люр, подымаясь из-за стола. − Хорошо же я попала. Влипла, что называется. − Она прошлась по читальной комнате, затем собрала все книги, что вытащила с полок и расставила их по местам. Порадок с книгами здесь был почти идеальный. Порядок был и в стройной теории о том, как жить в таком мире, где нельзя применять технологии? Разрешены были только самые примитивные технологии, и церковь несла их в мир, организовывала предприятия и обеспечивала население всем необходимым. И поэтому Церкви верили. Верили во все запреты, и народ осуждал любые проявления "технологичности", особо рьяно охранялась чистота технологий производств. Бумагу делали так как делали всегда и никак иначе. Дороги строили только по технологии, которой пользовались и сто тысяч лет назад. Из химических производств допускались лишь те, что требовались для производства повседневных вещей, и для обеспечения работы некоторых производств. Электричество находилось под строжайшим запретом, и использовать его разрешалось лишь в самых малых количествах, в приборах облегчающих жизнь. фонарики, некоторые медицинские приборы, зажигание для машин, которые разрешалось производить только для целей перевозок населения и имущества населения. Самая крупная разрешенная машина − паровоз с несколькими вагонами. Количество вагонов в составах было ограничено, и это ограничение устанавливала церковь, делая это каждые пять лет, когда насступал момент решения о том, какие технологические проявления следует давить в следующие пять лет. Давили все. Периодически даже машиностроительные заводы рушили до основания. Делая это "в угоду жизни".
Свободомыслие, однако, не давилось столь жестоко, как это могло быть. Первым его разрешенным проявлением была возможность организации собственных конфессий, чем многие и пользовались. В мире насчитывалось несколько десятков религий, сходящихся в одном, но расходящихся в другом. Не редко различия состояли лишь в том, какие ограничения на технологии надо устанавливать. А о том, что ограничения нужны − сомнений не было ни у кого. И причина этого − одна. Внешняя Угроза. Подтверждением ее существования был целый "список погибших миров", названия которых переходили из религии в религию, передавались от поколения к пололению через века и эпохи. Когда-то давно здесь очень хорошо потрудились те, кто разрабатывал все эти религии, кто определял, какие технологии разрешены, а какие нет. И какие из околозапретных технологий просто необходимы для поддержания нормальной жизни мира, варящегося в собственных соках полтора миллиона лет.
О ратионах религия молчала. Однако, в книгах нашлась другая интересная информация, и Люр узнала, что миллион лет назад в этом мире появлялись пришельцы, которые едва не ввергли мир в смерть, принеся с собой свои технологии. Тогда весь мир восстал, и пришельцев били всеми имевшимися силами. Эту мировую бойню приводили как пример того, к чему могут привести технологии. Церковь тогда сняла очень много ограничений, и мир за несколько десятков лет построил гигантские заводы, начал производить оружие ужасающей силы и тем самым жители мира едва не погубили и себя вместе с пришельцами. Пришельцев выгнали, но в качестве их наследия в мире осталось очень много разумных существ, созданных пришельцами по образцам имевшихся на планете диких животных. Этих новых разумных называли скафами. Существовали тигры-скафы, пантеры-скафы, медведи-скафы, лошади-скафы. Пришельцы, как оказалось создали тогда и людей-скафов, но людей-скафов давно истребили, а остальных признали неопасными в плане возможных технологических прорывов, потому что древние исследования показали низкое умственное развитие скафов. Они были неспособны разивать опасные технологии. Однако следить за скафами не перестали и в местах их обитания церковь периодически производила "зачистки" − военные походы с целью обнаружения и уничтожения проявлений у скафов любых технологий.

− Церкви давно пора меняться, − проговорила Люр вслух. Она прекрасно понимала, что рядом есть чужие уши и рассчитывала именно на них, потому что церковник что-то заподозрил, когда Люр взялась за изучение самых старых книг, в том числе и тех, что уже давно никого не интересовали.
− И как же церкви надо мненяться? − раздался голос человека, и тот вышел из своего укрытия, направляясь к женщине, сидевшей за столом.
− Очень сильно надо меняться, − заявила она. − В самом корне.
− Чтобы изменить церковь в самом корне, надо изменить саму природу и доказать, что мы при этом сможем избежать смерти, − проговорил церковник. Он оказался напротив стола Люр и замолчав некоторое время рассматривал ее. − Вы не желаете ответить?
− Церковь не осуждает разговоры и мысли на крамольные темы, не так ли? − произнесла Люр.
− Не осуждает, если они не превращаются в действия, ведущие к гибели мира. А попытка изменить церковь в самом корне, не подтвержденная доказательствами безопасности этого действия, именно таковой и будет считаться.
− А если я предоставлю доказательства того, что Древнее Зло давно ушло из нашей галактики и никогда сюда не вернется? − спросила Люр.
− Если предоставите такие доказательства, которые устроят церковь, то изменится весь мир, барышня. Это должен знать и понимать каждый образованый человек.
− В моем образовании есть некоторые пробелы, − заявила она.
− В таком случае, и надеяться на то, что вы сможете что-то доказать − смешно! − заявил он.
− Глупое заявление, − парировала Люр.
− И почему же?
− Потому что вы упустили одну очень важную деталь. Пробелы в образовании очень легко могут быть перекрыты. Кроме того, помимо вашего церковного образования существуют и другие возможности получить образование. И, говоря о пробелах я говорила лишь о пробелах в образовании, подобном тому, какое дает ваша церковь.
− Так значит, вы представитель другой церкви? − усмехнулся он. − И какой же?
− Неверный вывод. Образование способна давать не только церковь.
− А это глупость! В нашем мире образование может дать только церковь и никто более. Потому что все знания мира принадлежать церкви, и это незыблемо везде и всегда!
− Да ну? Даже в соседней галактике ваша церковь образование дает? − усмехнулась Люр.
− Для начала, тебе придется доказать, что ты явилась из соседней галактики, чтобы такое утверждать.
− Я всего лишь вопрос задала, а ничего не утверждала, господин привиратель.
− Полагаю, твое время истекло, и тебе пора покидать библиотеку, − заявил он. − Прошу на выход.
Люр не стала противиться, потому что формально церковник был прав. Она платила за возможность читать в библиотеке до конца "рабочего дня", а он то, как раз, и закончился.
− У меня остался только последний вопрос, − заявила она. − Где мне искать тех, кто в разговоре на пособные темы не станет пробегать к применению собственной власти?
− С такими запросами тебе надо идти на улицу Скабрезов, − заявил церковник.
Люр после этих слов глянула на человека совсем иным взглядом. Он еще смеялся в своих мыслях, считая, что удачно ответил на вопрос "глупой бабы".
− Полагаю, Инспектор будет сильно удивлен, когда я расскажу ему, как вы со мной разговаривали, − произнесла Люр и быстро прошла на выход из библиотеки. Церковник не успел ее догнать и, когда оказался в дверях, увидел, как женщина прыгнула в пролет лестничной клетки. Он тут же пробежал туда и глянул вниз с третьего этажа. Но Люр там уже не было. Она не упала с третьего этажа, а пролетев до второго мгновенно исчезла и задержалась на мгновение рядом в невидимой фазе, наблюдая за человеком. Церковзник заметался, пронесся на второй, затем на первый этаж, пытаясь понять, куда делась женщина, затем помчался назад и еще долго искал ее, считая, что она прячется где-то на этажах.

* * *

Город посреди полупустыни, казалось не мог существовать. Не было для этого природных предпосылок. Однако, город процветал и здравствовал. Причиной этому было множество торговых путей, сходившихся в этом месте. И именно поэтому в городе можно было встретить самых разных существ, начиная от обычных людей, заканчивая ратионами и даже скафами разных пород.
Люр не первый раз меняла место жительства для того, чтобы изучать мир, начиная из центров цивилизаций. И мир не переставал ее поражать своей необычностью и устойчивостью. Церковь правила этим миром вот уже более миллиона лет. И, казалось бы, что ее давно все должны ненавидеть и проклинать, но такого не было. Мир вот уже многие тысячи лет обходился без серьезных войн и жестоких катаклизмов. Природа жаловала жителей и не приносила серьезных катастроф, а редкие землетрясения, наводнения и бури весь мир давно уже принимал как несерьезные бедствия. Их было не избежать, но против них было не мало средств борьбы. Сейсмоустойчивые здания, водоотводные каналы, мощные укрытия от бурь и штормов вошли в жизнь мира как само собой разумеющееся, как часть бытия, и здесь давно никому не приходило в голову, что за иной вид соседна надо закидывать камнями или прогонять из города.
И все же, без борьбы нет жизни, без несчастий сложно познать счастье. Без худа не бывает добра. Во многие дела церковь просто не вмешивалась. И одним из таких дел были общественные отношения. Рабство оказалось довольно приличной ложкой дегтя в бочке с медом каким мог показаться здешний мир снаружи. Рабом мог оказаться кто угодно. И человек, и тигр-скаф. Бывший король сидел на одной цепи с нищими и ворами.
В обществе процветали самые жестокие игрища. Ограбления среди бела дня на виду у всех были едва ли не нормой. Караванщику, не сумевшему защитить свой товар, уже никто не помогал. Только сами они могли вернуть потеряное или умереть в этой борьбе. Отсутствие серьезных войн было всего лишь следствием того, что никто не был способен построить вооружить большую армию, ибо оружие производилось в ограниченном количестве в разрешенных церковью квотах. На этом контроле все и останавливалось.

Перед серой львицей, входившей в город, разыгрался целый спектакль. Молодой солдат, по мнению старшего, не отдал честь служителю церкви, как полагалось, за что получил сначала затрещину, затем выговор и нравоучительную лекцию, в которой сержант объяснил молодому, в чем тот не прав и почему он обазан отдавать честь любому служителю церкви, даже если тот выглядит не как человек. Под разглагольствования на эту тему Люр и прошла в город, и стражники не подумали ее задерживать, как не думали задерживать и множество других существ, входивших в город.
Цергалл принимал всех, и стража следила лишь за соблюдением формальной законности, тме не менее, не вмешиваясь ни в какие стычки и ссоры между гражданами и не гражданами города. Цергалльское гражданство, как оказалось, довольно серьезно ценилось, и Люр получила от ворот поворот, когда обратилась к властям с официальным заявлением с просьбой о получении гражданства. И, тем не менее, гражданство было необходимо получить, потому что Люр собиралась остаться в этом городе надолго, ибо ее целью было попасть в Цергалльскую Академию, считавшуюся одной из лучших в мире. А это можно было сделать только имея гражданство Цергалла.

Все знания мира принадлежат церкви.
Все способы добывания знаний принадлежат церкви.
Все знания, полученные какими-либо способами, принадлежащими церкви разумеется, так же принадлежат церкви.
Если вы располагаете знаниями, которые никому более не известны, то эти знания вы украли у церкви. Иного не дано.

Люр читала строки, выбитые в камне и понимала, в какую ловушку попала. В этом мире ей будет очень сложно что-либо доказать словами и знаниями. В этом мире она по-определению обязана служить церкви, и если той не понравятся ее дела, то закончиться это может очень и очень плохо. Во всяком случае для тех дел, которые Люр будет делать, ибо сделать что-либо серьезное с ней самой церковь не способна.
Потому что нет такой силы в этом мире, которая справилась бы с настоящим крыльвом. Нет таких знаний, которые бы заставили бы Люр подчиниться. И только в одно заставляло Люр глубже и глубже погружаться в этот мир − невозможность покинуть этот мир без применения местной техники и невозможность развития этой техники из-за действий церкви. А остановить эти действия церкви можно только уничтожив саму церковь на корню. Ведь она давно отыграла свою роль. Ее цели давно потеряли смысл, а угрозы не действительны, ибо "Смерть, гуляющая по галактике" давно свое отгуляла и уже не способна придти.
Вот только, как это доказать?

Серая львица присоединилась к толпе разумных кошаков, двигавшихся куда-то толпой через город. Люр пошла за ними, потому что почуяла нехорошие намерения вожаков собранной стаи, и у нее возникла идея помешать их осуществлению. Через несколько минут толпа кошаков ввалилась во двор некоего заведения, и к ним навсречу вышло несколько человек в монашеских рясах и со знаками Церкви в руках.
− Немедленно убирайтесь отсюда! − заговорил один из людей. − Вы не имеете права нападать на церковную школу! И поплатитесь, если сделаете это!
− И кто же нам помешает разрвать вас в клочки? − заговорил предводитель кошаков. − Вы можете этого избежать только одним способом − если уберетесь отсюда по собственной воле.
− Вас покарает Церковь! − воскликнул человек.
− И где же эта ваша карающая церковь? − усмехнулся кошак.
− Вообще-то, я уже здесь, − раздался голос позади кошаков, и они резко обернулись. Стоящая на задних лапах серая львица показалась им на мгновение каким-то трюком, но львица заговорила вновь. − Я − адепт Церкви Силы, − зарычала львица. − С этого момента школа находится под моей защитой. Тот, кто посягнет на нее, поплатится всем, что имеет, в том числе и собственной жизнью.
− Ты, глупая самка, думаешь, мы испугаемся твоих дешевых фокусов? − заговорил предводитель.
− От первого дорогого фокуса ты умрешь, − заявила она. − Желаешь испытать?
− Порвите эту дуру! − приказал кошак, и в ту же секунду его грудь пронзила резкая боль. Лапы его покосились, он шумно осел на землю и повалился на бок.
− Убирайтесь отсюда и заберите эту падаль, − приказала львица, прошла сквозь расступившуюся толпу кошаков и остановилась перед людьми. − Они вас больше не побеспокоят, − заявила она, не глядя на кошаков. А те уже поджимали хвосты и убирались со двора школы, забрав своего мертвого предводителя.
− Мы не ожидали вашего появления, − заговорил человек, что минуту назад выступал перед другим кошаком.
− Вы не желаете меня принять? − спросила львица.
− Принять? − переспросил человек. − Принять адепта Церкви Силы − честь для нас! − воскликнул он. − И еще большей честью будет, если вы назовете свое имя, − добавил он стандартную фразу.
− Мое имя − Люр, − заявила львица. − А свой знак я получила в Северном храме Церкви Силы.
− В северном?! − воскликнул человек. − Простите, что я этого не понял сразу. − Он поклонился, как и следовало, вслед за ним так же сделали остальные люди.
− Не узнал? Какой же ты учитель, если не узнаешь принадлежность адепта церкви по знаку? − Люр указала на свой знак.
− Простите, госпожа, но я слаб глазами, − произнес он.
− Если так, то ты прощен. − Люр обернулась к воротам, за которыми скрылись кошаки и глянула туда резким взглядом. − Подойди сюда, малец, − приказала она. − Ты-ты, тот, что за воротами, я вижу тебя.
Из щели в приоткрытых воротах появился молодой кошак. Он сделал несколько неуверенных шагов вперед, остановился и вновь пошел, когда Люр поманила его рукой.
− Я могу чем-то служить вам, госпожа? − спросил он.
− Да, ты можешь служить мне, − ответила львица. − мне нужен кто-то такой, как ты для того, чтобы исполнять мелкие поручения.
− Госпожа! − воскликнул человек. − В нашей школе найдется достаточно тех, кто сможет исполнить все ваши поручения, какие вы хотели бы поручить такому как этот... − Человек умолк из-за резкого взгляда львицы, брошеного на него.
− В вашей школе учатся кошаки? − спросила она.
− Нет, согласно уставу, мы принимаем на учебу только людей и некоторых иных разумных, похожих на людей.
− Если у вас нет кошаков, то у вас нет того, кто мне нужен, − заявила Люр. − азови свое имя, малец, и отвечай так, как есть. Есть ли что-либо, что мешает тебе поступить на службу ко мне?
− Меня зовут Шахо, − проговорил кошак. − Я мог бы поступить на службу, но моя мать больна, и мне за ней надо присматривать.
− У тебя в семье нет никого, кто мог бы это делать?
− У меня есть сестра, но она сама слишком маленькая и за ней самой надо смотреть, − проговорил он. − А отец пропал несколько лет назад.
− Расскажи мне о том, что здесь происходит, Шахо? Почему кошаки пытались выжить отсюда церковную школу?
− Госпожа, вы что, будете слушать этого звереныша?! − воскликнул человек.
− Ты, похоже, совершенно слепой, человек! − взрычала Люр. − Ты не видишь моих собственных когтей?!
Кто-то из стоявших рядом, наконец, приблизился к своему собрату и шепнул ему на ухо пару слов, после чего люди попятились назад и вскоре скрылись за парадными дверями.
− Дай руку, Шахо, ты поведешь меня к своему дому, а по дороге расскажешь, что здесь творится.
− У меня нет рук, − заявил Шахо, пряча руки за спиной. − Только лапы.
− Не говори глупостей, Шахо. Ты прекрасно понял, что я имела в виду, − рыкнула львица. − Ну?! − Она протянула ему свою лапу, и кошак сдавшись подал свою.
Некоторое время они шли молча, затем Шахо вспомнил, о чем его просили и начал рассказывать. О жизни в городе, о хозяевах улиц, о Берге, которому служили кошаки и он в том числе, и о приказе Берга захватить церковную школу для того, чтобы в ней учились дети не только людей.
− Берг − это тот, которого я убила? − спросила Люр.
− Нет. Берг − медведь. А ты убила Рагса, предводителя кошаков.
− Мне показалось, что ты не особенно расстроен смертью Рагса.
− Рагс не стал помогать мнес, когда мама заболела. Он сказал, что тот, кто не способен сам себе помочь − не достоин жить.
− И ты ему служил после такого?
− У меня не было особенного выбора.
− Шахо! Там люди твою сестру в тупик загнали! − раздался вопль через улицу, и молодой кошак сорвался с места, вырвавшись из руки Люр. Кричавшим был тоже кто-то из кошаков, но помладше, и Люр не колеблясвь кинулась вслед за Шаро.
Забежав за угол она оказалась свидетелем схватки, в которой Шаро уже свалил кого-то из людей на землю, и его окружили трое других с мечами в руках. Еще двое в этот момент издевались над связаной кошкой лежавшей на мостовой.
Небольшой проулок огласил мощный львиный рык, от которого в соседних домах полопались стекла, а мечи в руках людей рассыпались на мелкие кусочки. Люр поднялась на задние лапы и развела руки в стороны, так, чтобы люди увидели, как на них выдвинулись мощные когти.
− Сваливаем! − завопили они и все как один кинулись бежать. Люр не стала их преследовать, а подошла к кошке и развязала ее, порвав веревки острыми когтями.
− Кто ты? − заговорила та, наконец, придя в себя.
− Ты можешь называть меня − госпожа Люр, − объявила львица. − А как тебя зовут, дитя?
− Меня зовут Рума, госпожа Люр, − проговорила кошка пытаясь встать. Но встать она не смогла из-за боли, пронзившей лапу, и Рума зашипела.
− Что с тобой?! − раздался вопль Шахо, и он оказался рядом.
− Больно, − прошипела она, пытаясь доатьть рукой до задней лапы.
− Они ее палками лупили по лапам, − проговорил малыш, тот что звал Шахо. Он смотрел только на Люр, и был готов дать деру, если только она двинется в его сторону.
− Разве в этом городе не действует закон о равенстве всех разумных видов? − спросила Люр.
− Действует, − ответил Шахо. − Только некоторые равнее всех остальных, потому что их больше. Городом управляют люди. медведи им служат, потому что помогают им своей силой. Кошаков просто терпят, но всегда пытаются выжить, если это возможно. Про других, кого еще меньше − вообще можно не вспоминать. Их давят всеми силами.
− А куда смотрит Церковь?
− Не знаю. Мне кажется, что вся церковь за людей. о всяком случае, я впервые вижу нечеловека служителя церкви.
− Настоящая церковь не делит общество на людей и нелюдей. Перед церковью все равны, не считая некоторых, более равных. Но они выделяются не по виду, а по службе. Для церкви слово любого церковника, даже нелюдя весомее слова любого человека, будь он хоть королем, хоть нищим.
− Если бы все было так как вы говорите, госпожа Люр, мы бы так не бедствовали, − произнес Шаро.
− Значит, пришло время все изменить, − заявила Люр. − И вы двое можете мне в этом деле помочь, если согласитесь поступить на службу.
− На настоящую службу? − удивилась Рума. − Я ведь еще не подхожу по возрасту.
− По возрасту ты прекрасно подходишь, Рума, − заявила Люр. − Мне нужны именно молодые, такие как вы.
− А я? − раздался голосок еще одного малыша.
− А ты − еще трусишка, − проговорила Люр.
− Он не трусишка, − вступилась за него Рума. − Он хотел драться за меня, но я ему приказала звать Шахо, и он позвал.
− Тогда, и он подойдет, если не побоится назвать свое имя.
− Меня зовут Гирхан, − заявил малыш.
− Или просто Гирх, − добавила за него Рума
− Мне было бы достаточно и одного из вас, но, я вижу, вы все стремитесь к службе, поэтому, я приму троих, но если кто-то из вас не выполниткакое-нибудь задание или не оправдает надежд, он очень быстро закончит службу. А теперь, Шаро, идем в ваш дом. А потом в твой, Гирх.
− А зачем в мой? − спросил Гирх.
− Затем, чтобы узнать, что скажут твои родители о службе. Если они не разрешат, то ты сам понимаешь.
Гирх только голову повесил, но не стал ничего говорить.

Дом Шаро и Румы оказался маленькой однокомнатной конурой, в каких жили многие местные. Кошка-мать лежала в постели и даже не видела пришедших. Она не смогла ответить, когда Люр попыталась заговорить с ней.
− Ну что же, коли такое дело, будем лечить, − произнесла львица, глядя на детей. − Шахо, здесь чистая посуда есть?
− Есть, − первой ответила Рума. − Что надо принести?
− Полкружки чистой кипяченой воды. Найдете?
− Найдем, − тут же ответила девчонка и унеслась в маленькую кухню. Через минуту она вернулась с водой, и Люр взяла кружку.
− То, что вы сейчас увидите, не должно уйти дальше этих стен, − заявила львица, глядя на Шахо. − Вам все понятно?
− Да, госпожа Люр, − ответил он.
− Да, госпожа Люр, − повторила Рума, когда львица глянула на нее.
− Вот и отлично. − Люр прошла к столику, поставила на него кружку и подняв над ней левую руку полоснула когтями правой по своему запястью. В кружку полилась кровь, и через некоторое время Люр закончила приготовление своего "лекарства". Рана на ее лапе закрылась, когда она ее зализала. − А теперь попробуйте ее разбудить. Надо заставить ее выпить это. − Люр подошла с кружкой к постели больной, и двое детей оказались рядом. Кошка вскоре проснулась, но все еще не понимала происходящего, и выпила предложеную воду только потому что она пахла кровью, которая для хищницы была просто приятной на вкус.
− И что теперь? − спросил Шахо, глядя на Люр.
− Отойдите, − приказала львица и дети разошлись, а Люр оказалась рядом с кошкой, подняла над ней руки и опустила свои когти на грудь больной. В них в этот момент вспыхнуло голубое синяние, свет вошел в тело кошки, и через мгновение она разко вздохнула и внезапно села.
− Что? − проговорила она, глядя на Люр. − А ты кто такая?! − воскликнула она.
− Мама, это госпожа Люр! − заголосили Шахо и Рума. − Она тебя вылечила!
− Вылечила? − удивилась кошка, глянула на свою грудь и коснулась ее руками в нескольких местах. − Сколько времени прошло? − спросила она, обернувшись к Шахо.
− Последний раз мы говорили с тобой утром, мама, − сообщил он.
Кошка взглянула на Люр.
− Разве возможно излечить переломы ребер за несколько часов? − спросила она.
− Знания церкви безграничны, − заявила Люр. − А тебя я вылечила используя тайные знания Церкви Силы.
− У нас нет денег, чтобы оплатить подобное, − проговорила кошка.
− Полагаю, три года службы твоего сына у меня будут вполне адекватной платой за излечение.
− Три года?! − воскликнул Шахо.
− Ты считаешь, что три года мало, Шахо? − спросила львица.
− Н-нет, − пробормотал он.
− Значит, три года. А через три года посмотрим, что будет. Собирай, Шахо, все, что тебе нужно, и мы уходим.
− А я? − заговорила Рума.
− А ты остаешься с матерью.

Глава 2




За воротами церковной школы львицу встретила группа церковников. Часть из них была вооружена, Люр не увидела среди них ни одного представителя Церкви Силы, а это меняло весь расклад.
− Вам не достаточно знака, господа, и вы решили проверить на собственной шкуре мою принадлежность Церкви Силы? − спросила она, останавливаясь перед церковниками. − Предупреждаю сразу. Любой, кто нападет на меня, тот будет мертв.
− Кто ты такая и что здесь делаешь? − заговорил тот, что был с наибольшим рангом, судя по знакам. Знак указывал, что он, как минимум, непосредственный помощник Верховного Служителя.
− Похоже, в этом городе нарушаются не только мировые гражданские законы, но и мировые церковные законы, − проговорила Люр. − О том, кто я и что я здесь делаю, никому из вас знать не положено. Ростом не вышли.
− Верховному не понравятся ваши слова, − заявил человек.
− Что же он сам сюда не явился, а прислал шестерок? − усмехнулась Люр. − Испугался?
− Это его дело, куда идти, а куда не идти, − заявил церковник.
− А вот за такие шуточки наказание наступает незамедлительно, − рыкнула Люр, подняла руки и сжала кулак, словно что-то сжимая по-настоящему.
Человек дернулся, ноги его подкосились, и он рухнул на землю, хватаясь руками за грудь. Под конец, он уже вопил во все горло, катаясь по земле. Люр разжала кулак, и боль оставила церковника. Он некоторое время еще лежал со стонами, затем кое-как поднялся с помощью своих коллег.
− Ты будешь отвечать на вопрос или мне напомнить еще раз, что происходит за непослушание? − спокойно спросила Люр.
Церковник дернулся, глянув на львицу, затем резко заметался, пока ему не напомнили вопрос.
− Верховный болен и не может придти сам, − промямлил он.
− В таком случае, вы проводите меня к нему, − прорычала Люр. − И это приказ!

Человека, представленного как Верховного Служителя, поддерживали с двух сторон два церковника.
− Усадите его в кресло и оставьте нас наедине, − приказала Люр.
− Но мы не можем оставить его наедине без присмотра, − возразил один из церковников.
− Похоже, у вас, господа проблемы с головами. Я могу очень быстро вас от них избавить! И от проблем, и от голов! − зарычала львица. − Выполняйте приказ!
Два человека переглянулись и молча решили, что надо выполнять приказ. Старика провели в сторону, где было кресло, усадили в него и оставили. Проделав все, оба церковника молча удалились. Люр прошла к Верховному, провела рукой перед его глазами и несколько мгновений вслушивалась в едва теплившиеся в мозгу человека мысленные потоки. Реальных мыслей не было, было лишь слабое движение, что обычно присутствовало в живых существах, когда они ни о чем не думали. Старик находился в совершенно подавленом состоянии и не осознавал происходящего, словно растение.
Однако, мозг человека не был поврежден, и ему не хватало для включения всего лишь одного толчка. И этим толчком стала невидимая информационная волна, которая прошла сквозь человека и пробудила его разум.
Старик зашевелился, затем открыл глаза и поднял взгляд на львицу, стоявшую перед ним. Вопрос о том, кто она такая, не вырвался из его уст, потому что взгляд его обнаружил знак Церкви Силы, висевший на ее шее. Верховный повернул голову в сторону, затем в другую и, никого не обнаружив опять взглянул на львицу.
− Кто вы? − заговорил он и тут же удивился. − Я нормально говорю? − спросил он и подняв перед собой руки так же удивленно уставился на них.
− Вашему здоровью в данный момент ничто не угрожает, − заявила Люр.
− Действительно? − переспросил старик и сделав усилие поднялся на ноги. − И вправду, − произнес он. − Надеюсь, что я не сплю. Кто меня вылечил? И как?
− Это сделала я. Применив для этого древние знания, принадлежащие Церкви Силы.
− Древние знания? Но этого же нельзя делать! Как вы можете рисковать всем миром для личной выгоды?!
− Я лично ничем не рискую, господин Верховный. Мое оружие − знания, которые позволяют мне точно знать границу, за которой от моих действий может произойти катастрофа. Можете мне поверить, за всю мою жизнь в этом мире я эту границу никогда не пересекала и даже близко к ней не подходила.
− И, все равно, древние знания не безопасны.
− Никто и не утверждает обратного. Церковь обладает всеми знаниями, и от этого знания ничего не происходит. А применение жестко ограничено. Не так ли?
− Да, это так, конечно, − согласился старик. − И у вас должна быть очень весская причина для их применения даже в том малом объеме, который вы себе позволили.
− Разумеется, у меня есть причина. Полагаю, вы не станете требовать от меня раскрывать вам опасные знания?
− Не стану. Однако, подобным образом можно прикрыть неблаговидные дела.
− Да, например, прямое нарушение всех мировых законов, какие я обнаружила в этом городе и из-за которых я оказалась здесь. Церковь Силы в моем лице не станет смотреть на эти безобразия спустя рукава и ничего не делая.
− Вам придется доказать, что эти безобразия происходят.
− Как доказать слепцу, что в комнате темно? − спросила Люр. − Как доказать глухому, что его громко зовут? Вас держали здесь как растение, вы ничего не видели и не слышали не знаю сколько времени. Полагаю, что все это проистекает из заговора. Того самого, из-за которого некоторые церковные господа решили, что меня надо задержать после того, как я применила Силу для защиты школы, которую церковь же и обязана защищать от всяких подонков!
− Я должен все увидеть сам, − заявил Верховный. − Если я здоров, то способен исполнять свои обязанности. А раз так, вызовите ко мне Расхада!
− Вам следует самому отдать этот приказ тем, кто стоит за дверями, а меня они не послушают.
− Почему это?
− Вот, вы это и узнайте, почему?

* * *

− Зортак!
− Я здесь, Повелитель!
− Ты отправляешься в пустыню, Зортак.
− Кого-то надо убить?
− Нет. В Цергалле появился некто, называющий себя представителем Церкви Силы. Но его имя мне ничего не говорит. Ты должен выяснить, кто это и, если это самозванец, то привести его сюда, на Церковный Суд.
− А если не самозванец?
− Тогда, можешь вызвать его на поединок и выяснить, кто сильнее. Если окажется он − призовешь его на службу Храму. Отправляйся!
− Да, Повелитель!

* * *

Молодой воин вытянулся по стойке смирно, когда перед ним оказался Служитель Церкви.
− Ты давно здесь служишь? − заговорил церковник первым.
− Да, ваше сиятельство! Третий год!
− Значит, знаешь все городские слухи?
− Не все, но знаю, − ответил солдат с несколько остывшим рвением.
− И о адепте Церкви Силы, появившемся здесь знаешь?
− Знаю, конечно. Она в центральном храме, в гостях у Первосвященника. − Воин и не заметил, как насторожился гость. А тот никак не ожидал, что самозванцем окажется женщина.
− Расскажешь, как туда пройти?
− Конечно! Это не трудно. От ворот пойдете прямо по улице, дойдете до площади, а там, слева Храмовый Сад, а в самой его глубине − Храм.
− Ну, бывай, солдат, − проговорил церковник и зашагал в город.
До площади он добрался довольно быстро, а когда оказался перед входом в Храмовый Сад, немного задержался, чтобы достать атрибуты своей принадлежности. Знак Южного Храма Силы был известен каждому, и стража пропустила его в Сад без задержек. Кто-то из юнцов умчался вперед докладывать и появлении гостя, и вскоре того встретила большая свита служителей, которые и проводили его в главный зал, где ему предстояло встретиться с Первосвященником Цергалла.
Не знал Зортак, только о чем ему говорить с немощным стариком. Первое, что бросилось в глаза − большая серая зверюга, сидевшая рядом с троном, на котором восседал первосвященник. Вид зверя Зортак не узнавал, но было ясно, что он из кошачьей породы, и воин прошел навстречу сошедшему с трона старику. Тот шагал на удивление ловко и бодро. И не скажешь, что ему за девяносто.
− Рад приветствовать адепта Церкви Силы, − заговорил старик. − Полагаю, вы желаете поговорить со представителем Северного Храма Силы. − В этот момент серый хищник вдруг поднялся на задние лапы и прошел так вперед, оказываясь рядом с Первосвященником.
− Меня зовут Люр, − возник рычащий голос хищницы, и только в этот момент Зортак увидел знак Северного Храма Силы на ее груди. До того он скрывался под длинной серой шерстью. Нелюди среди церковников встречались, и Зортак ничуть не испугался этой встречи. Он лишь понял, что ни о каком поединке не может быть и речи. Против такого зверя он не устоит ни минуты. И сомнений в том, что хищница принадлежит Храму Силы не осталось. Из всех Храмов Силы Северный был самым лояльным к нелюдям и там можно было встретить какого угодно зверя. До того момента, как Северный Храм оказался разрушен.
− Я − Зортак, − заявил воин. − Из Южного Храма Силы.
− Вижу, что из южного. И что же сюда привело Южный Храм?
− Храму не нужен повод, чтобы куда-либо приходить, − произнес Зортак стандартный ответ на подобный вопрос. − А я пришел сюда по приказу своего Повелителя, который желает призвать тебя на службу Храму Силы.
− Вот как? И с каких это пор Южных Храм командует северными храмовниками?
− Все Храмы выполняют одно дело, и ты обязана подчиниться, если только ты не самозванка. − Кошка воину совсем не нравилась, и он решил задеть ее как угодно.
− Похоже, твой Повелитель окончательно выжил из ума, коли прислал сюда такого идиота, − парировала Люр. Она взглянула на Первосвященника. − Я ухожу в Южный Храм. Но через пару дней я вернусь.
− Глупая кошка, до Южного Храма дорога в одну сторону занимает не меньше недели.
− Это только для такого недоумка как ты, не умеющего пользоваться транспортом, но не для меня, − объявила она, вставая на четыре лапы и направляясь к выходу.
Зортак немедленно последовал за ней, и вскоре ему пришлось нанимать лошадь, чтобы не отстать от бегущего зверя.

* * *

Люр поняла, что воин отправился за ней. Она тут же о нем забыла и сосредоточилась на деле. Южный Храм Силы, каким бы он ни был, должен был принять ее. Хотя Храмы Силы и конкурировали друг с другом делали они в общем-то одно дело, и поэтому Люр не боялась встречи с Повелителем Южного Храма. Максимум, что тот мог сделать − это отлучить ее от Церкви, но для этого была нужна какая-то формальная причина. И она решила задавить рождение подобных причин в самом корне − доказать Силой, что она та за кого себя выдает. Дорога уносилась назад. Люр мчалась на своих четырех и где-то позади в безумной гонке скакал воин на лошади. Пустыня давно была позади, и хищница вылетела на очередное поле из леса. Перед ней оказался город. В стороне на поле горели огни, вокруг которых собралось множество людей. Какие-то солдаты оказались на дороге перед Люр, и она остановилась, подымаясь на задние лапы и открывая свой Знак.
− Не двигаться! − приказал один из них.
− Вы не имеете права останавливать служителя Храма Силы, − заявила Люр.
− Ты думаешь, глупая самка, мы тебя пропустим туда? − усмехнулся человек. − Разворачивайся и проваливай, если не желаешь получить пулю в свою глупую башку!
− Кто командует этим гадючником? − заговорила она. − Покажите мне своего командира, и пусть он повторит ваши слова.
− Эту глупую зверюгу надо пристрелить, командир, − произнес один из воинов.
− Заткнись, − приказал тот что оказался командиром. − А ты не рыпайся. Попытаешься сопротивляться, получишь пулю. Свяижите ее, − приказа он еще двоим солдатам, поднявшимся из высокой травы позади. Люр их чуяла, но не подала вида, сделав вид, что напугалась, когда люди оказались позади нее и схватили ее за руки.
Веревки, которыми ее связали, не представляли никаких проблем. Достсточно одной мысли, и они рассыплются в прах, но Люр собиралась выяснить, что тут происходит, хотя это дело ее вовсе не касалось. Касалось лишь как служителя Храма Силы, которые никогда не проходили мимо, если видели намечавшееся столкновение.

* * *

Зортак притормозил перед тем как выезжать из леса. Впереди был город Бергас, который по информации Храма уже второй месяц находился в осаде. Что кошке в нем понадобилось, Зортак не знал, но упускать ее он не собирался, поэтому осторожно спешился и привязав лошадь у дороги осторожно выглянул из леса. Украсть лошадь, принадлежащую церкви, ни один идиот не решился бы, и Зортак не беспокоился о ней. Беспокоился он только о том, что происходило в лагере войска, осадившего город. Кошка уже была там и далеко не в самом приятном положении. Ее пленили, и Зортак решил, что не так уж она сильна, коли позволила это сделать.
Слух уловил движение позади, и Зортак резко изменил свое положение, быстро оборачиваясь. Рядом было несколько воинов, направлявших свое оружие на него.
− Попался шпион, − заговорил один из них.
− Это храмовник, идиот! − выпалил другой и первый получил затрещину по затылку. − Прошу извинения за этого недотепу, сэр, − обратился он к Зортаку. − Вы ведь знаете, что здесь происходит, а мы патрулируем лес.
− Знаю. Вы проводите меня в свой лагерь. Я должен встретиться с вашим Главнокомандующим. Кто он, кстати?
− Принц Барзан, ваше превосходительство. Мы проводим вас немдленно.
И вскоре группа людей покинула лес, а через несколько минут патруль передал храмовника страже лагеря, и та проводила его в центр, где уже начиналось противостояние между кошкой и командирами.

− Что здесь происходит? − раздался командирский голос.
− Мы поймали эту зверюгу в поле, − заявил солдат. − Она пыталась пробраться в город, прикидываясь служителем церкви. А всем известно, что служителями церкви не могут быть подобные звери!
− Что за бред ты несешь, молкосос? − раздался еще один возглас, и все расступились, когда в круг вошел молодой человек в дорогих одеждах. Он остановился напротив кошки и прямо глянул в ее глаза. − Кто ты? − спросил он.
− Я − Люр, из Северного Храма Силы. А ваши безграмотные молокососы даже Храмового Знака не признают.
− Северный Храм Силы? − удивился принц Барзан. Люр уже поняла, что это именно он из мыслей людей вокруг. − Северный Храм не занимается делами здесь. Ты должна объяснить, что делаешь здесь?
− Я иду по своим делам в Южный Храм Силы. А вы меня беспричинно задержали. Если не преступно.
− Здесь проходит война, киса. И мы имеем право задерживать кого угодно. А ты даже еще не доказала, что принздлежишь Храму. Твой знак не знаком моим людям, потому что здесь распоряжается Южный Храм, а не Северный. И я не вижу здесь никого, кто бы мог подтвердить твою принадлежность Храму Силы. − Принц обернулся, оглядывая собравшихся офицеров и солдат. − Есть здесь кто-нибудь, кто может подтверить ее принадлежность храму? − спросил он и вновь глянул на кошку.
− Есть! − внезапно раздался возглас, и из толпы солдат вышел воин-храмовник. Знак Южного Храма здесь знали все. − Есть, повторил он и оказался перед Принцем. − Я − Зортак из Южного Храма Силы, − заявил он. − Полагаю, этот знак здесь всем известен? − И он продемонстрировал свой знак.
− В таком случае, мне остается только признать свою ошибку, − заявил принц. − Развяжите ее, − приказал он солдатам, и те взялись за свои веревки, а когда развязали, с опаской отошли от хищницы. − Я приношу официальные извинения, − заговорил принц, прблизившись к ней. − Надеюсь, вы их примете и не откажетесь остановиться на отдых в моем лагере?
− Прежде чем я их приму, вы объясните, что за чертовщина здесь происходит и почему ваши олухи делают заявления, нарушающщие Мировой Закон?
− Какой закон?
− Закон о равенстве всех разумных. Они заявляли мне в лицо, что такие как я не могут быть служителями церкви, а это не просто нарушение, это ересь, которая может привести к межрасовым и межвидовым конфликтам, против которых и направлен Закон.
− Они всего лишь молодые олухи, не понимающие Закона, − заявил Принц. − Если за это наказывать, придется половину населения в тюрьмы посадить.
− Ах вот оно как! − воскликнула кошка. − Значит, тут у вас рассадник мракобесия с плантациями светопреставлений, а вы их еще и качественно удобряете личным потаканием преступникам!
− Ничего подобного! Я всегда исполняю Мировой Закон, и Законность этой войны подтверждена печатью Южного Храма Силы! − воскликнул Принц, явно принявший обвинение на свой счет.
− Показывайте! − приказала кошка. Чуть промедлив Барзан прошел в свою палатку и вскоре вернулся с бумагой, в которой давалось согласие на военное разрешение конфликта возникшего из-за похищения сестры принца представителями властей Бергаса. Бумага была скреплена печатью Храма и Подписью Южного Повелителя.
Люр разглядывала бумагу, не зная, подлинные ли подпись и печать, а люди вокруг считали их подлинными, поэтому она шагнула к Зортаку и показала ему бумагу.
− Эта подпись настоящая? − спросила она.
− Печать настоящая, а подпись − нет, − заявил он, рассмотрев их как следует.
− Вот значит как! − воскликнула она, глянув на принца. − Ваше разрешение на войну − фальшивое! Вы немедленно свернете свой лагерь и уберетесь от города!
Принц Барзан взглянул на Зортака, и тот подтвердил указание храмовницы-кошки.
− А как же моя сестра! Они ее похитили и черт только знает, что они с ней творят сейчас!
− Вы забыли, что такое переговоры, Принц? − спросила кошка.
− Переговоры?! С бадитами?!
− Это только вы утверждаете, что они бандиты, а вашим словам веры нет. Вы только что подсунули мне фальшивую бумагу, пытаясь обмануть, что ваши дейстивя якобы законны! Выполняйте приказ, если не желаете получить отлучение от церкви за неповиновение Храму Силы!
Барзан вновь глянул на Зортака, и понял, что у него нет иного выхода, как исполнять приказ кошки. Вскоре рядом оказались все командиры, и принц начал раздавать приказы, по которым войска снимались и уходили от осажденного города.

Люр смотрела на Зортака. Тот, казалось, впал в оцепенение и смотрел на нее ошалевшим взглядом.
− В чем дело, Зортак? − спросила она.
− Ни в чем, Повелительница, − проговорил он.
− Что еще за повелительница? − рыкнула она.
− Ты говорила с ним так, как могут говорить только Повелители Храмов. И это доказывает.
− Ничего это не доказывает, − ответила она и опустившись на четыре лапы быстро двинулась через снимающийся с места лагерь. Когда она подходила к воротам города, войска принца Барзана выстроились походным строем и шагали через поля куда-то прочь от поля боя.

Зортак не собирался отставать, но и бросать лошадь было глупо. Поэтому он вернулся в лес и вскоре догнал львицу, когда она остановилась перед воротами Бергас.
− Именем Храма приказываю открыть ворота! − воскликнул Зортак, увидев чью-то фигуру за маленьким наблюдательным окошком.
− Я им это уже говорила, − произнесла Люр своим рычанием, и лошадь под Зортаком едва не всбесилась. Он едва удержался в седле, когда она заржала и встала на дыбы. − Может, лошадиный язык они поймут? − усмехнулась Люр.
В этот момент за воротами послышалась возня, металлический скрежет, а затем в них открылась небольшая дверь, в котором появился старый кошак.
− Прошу прощения, мэм, что заставили вас ждать, − проговорил он, жестом приглашая Люр войти.
− Лошадь в эту дверь не пролезет, − заявила она. − Открывайте ворота как следует! Не видите, что ли, что войска от города ушли?!
Заскрежетали ржавые петли, и ворота частично раскрылись. Люр вошла в город и вслед за ней туда въехал Зортак.
Старый кошак оказался не единственным представителем своего рода, и Люр увидела, что город наводнен кошаками, а вместе с ними людьми и полукровками. Было видно, что горожане стойко держались при осаде и могли держаться еще довольно долго.
Старый кот проводил гостей до замка в центре города, и вскоре Люр, а вместе с ней и Зортак предстали перед Повелителем, которым оказался получеловек-полузверь. Его связь с кошачьей породой подтверждалась усатой мордой, ушами на макушке и длинным хвостом, который ему явно мешал сидеть на троне, отчего хвост был завернут и лежал на его коленях.
− А теперь рассказывай, что тут за дела с похищнием принцесс? − бесцеремонно заговорила Люр после того, как старый кот представил ее и Зортака Повелителю города.
− Не было никакого похищения, − тут же заявил Повелитель. − Кто вам сказал подобный бред?
− Если ты будешь врать представителю Храма Силы, я уйди, верну войско Барзана и сама возглавлю его во время атаки, − зарычала Люр. − Говори все как есть, а иначе еще и вина за эту войну ляжет на тебя!
− Мы никого не похищали. Принцесса Карса сам пришла в Бергас и не собирается уходить, − проговорил Повелитель, подымаясь со своего места. − И ты не имеешь права так говорить здесь, самка! Твой знак ничуть не похож на храмовый!
− Мой знак ты тоже не признаешь, кот недоделанный? − спросил Зортак, показывая свой.
− А твой знак здесь вовсе ничего не стоит, − заявил полукот. − Потому что мы не подчиняемся Южному Храму. Мы подчиняемся только Храму Кошки, а он напрямую подчиняется Восточному Храму Силы, а не Южному.
− Однако, Принцессу вы похитили из города, подчиняющегося Южному Храму, и поэтому будете отвечать передо мной.
− Не было никакого похищения, − заявил Повелитель Бергаса. − Это вранье, выдуманное нашими врагами!
− Я поверю только после того, когда услышу это от самой Принцессы Айан, − заговорила Люр. − Если же вы будете препятствовать этой встрече, я буду считать, что вы ее именно похитили. И мне плевать, какому из Храмов вы подчиняетесь. Церковь Силы едина, и делает одно дела, а именно занимается защитой Мирового Закона, который вы нарушаете.
− Мы не нарушали Закон! − воскликнул Повелитель. − Хотите это услышать от нее, идите к ней и спрашивайте! Вам никто не мешает это делать!
− Я именно так и сделаю, − объявила Люр и развернувшись направилась к выходу из тронного зала.
Зортак вскоре поспешил за ней.
− Ты уверена, что сможешь ее найти? − спросил он, догоняя. − Они ведь могут и не сказать.
− Если они глупые, то сами будут виноваты, − буркнула в ответ Люр.
Стражники только провожали взглядами двух служителей церкви, и они спокойно добрались до выхода из дворца повелителя, а оказавшись в городе Люр в первую очередь узнала, где находится Храм Кошки и направилась туда.

* * *

Айан сидела перед иконой Кошки-Ангела и молилась. Шорох позади ее не остановил, и женщина замолчала лишь услышав, как кто-то из кошаков подошел и встал рядом, и это явно был не Грас. Его она узнала был и по шагам и по едва уловимому запаху. А теперь рядом был чужак и даже не местной породы. Она обернулась и едва сдержалась от вскрика. Чужак был просто огромен.
− Мы должны поговорить, Айан, − послышался мурлыкающий голос.
− Кто ты? − произнесла она, подымаясь на ноги и оглядываясь. Чужак остался на четырех лапах, и Айан уже поняла, что подымись он на две, он оказался бы выше ее. Но он этого не делал, казалось, специально.
− Я − Люр, из Северного Храма Силы.
− Северный Храм здесь не распоряжается, − заявила Айан.
− Почему, когда я говорю о своем Храме все думают о каких-то распоряжениях? Я здесь не для того, чтобы распоряжаться. Я здесь для того, чтобы прекратить назревающую войну. А причина этой войны в тебе, Айан. По крайней мере, именно так твой брат Бергас объявил храму. А о том, что говоришь ты, я не слышала. И поэтому я здесь.
− Он мне вовсе не брат!
− Не нужно выплескивать на меня свою злость на него, − произнесла Люр. − Я здесь восе не для этого.
− Для чего бы ты здесь ни была, я не стану тебя слушать! − выпалила принцесса, отходя от большой кошки. Та, словно поняв ее отступление, сделала шаг вперед и оказавшись напротив иконы Кошки-Ангела, обернулась к ней.
− Прости меня, господи, за все кощунственные слова, что я говорила когда-то и что мне придется сказать в будущем, − заговорила Люр вдруг на чистом священном языке. Айан хотела было сказать, что в храме Кошки этот язык не действует, но Люр продолжила свою молитву. − Ты ведь знаешь, что я делаю правильное дело, так докажи этой неверующей, что это так! Дай же мне свои крылья, Кошка-Ангел, чтобы сделать то, что я задумала!
Айан замерла на месте, потому что в лике Кошки-Ангела что-то изменилось, и глаза Кошки-Ангела внезапно вспыхнули ярким зеленым светом, и в их сиянии тело Люр переменилось. На ее спине возникли бугры, которые начали расти, а затем лопнули, раскрываясь огромными полотнищами крыльев. Некоторое время женщине казалось, что они такие же белые, как у Кошки-Ангела на иконе, но свечение глаз на иконе погасло, и вместе с ним померкли крылья за спиной Люр, становясь такими же серыми, как она сама.
− Похоже, ты не поверишь, даже, если она явится сюда сама, − проговорила Люр, обернувшись к Айан.
А та внезапно опустилась на колени и быстро-быстро заговорила.
− Я верю-верю! − ее слова зазвучали на языке Всемирной Церкви, и Айан внезапно осознала, что и Храм Кошки принадлежит ВЦ, а иначе молитвы на древнем языке не возымели бы подобного действия.
− Если веришь, тогда встань и никогда не вставай передо мной на колени! − взрычала Люр, и в ее рычании отчетливо послышалась нота злости. Айан поднялась, не зная, что теперь и говорить.
− Твой брат, или, мне все равно, кем там тебе приходится Барзан, заявил мне, что кошаки тебя похитили, − произнесла Люр. − И он верит в свои слова, и это значит, что тебе придется объяснять, каким образом оказалось, что они в это верят, если все было не так?
− Я не знаю, почему они в это верят, − произнесла Айан.
− А что, по твоему, он скажет, если увидит меня в таком виде?
− Я не знаю. Он может и ничего не знать об Ангеле-Кошке, потому что он ненавидит кошаков.
− Значит, выяснением этого вопроса мы сейчас и займемся. Ты сядешь мне на спину, и я донесу тебя до того места, где он сейчас находится. И у тебя будет время ему объяснить о том, кто кого похитил. Ты ведь почему-то считаешь, что тебя похитили люди из королевства, которым сейчас правит Барзон. Не хочешь сказать, почему? − Люр наклонила голову и смотрела снизу в лицо Айан, а та не знала, как и отвечать. Ведь ничего подобного она еще никому не говорила.

* * *

Зортак не приближался к Храму Кошек, потому что его не пропускала стража. Которая не признавала знак Храма Силы, и заставлять их подчиняться воин не стал потому что в Храм ушла Люр. Ее пропустили только из-за того, что она была из кошачьей породы. Человек остался ждать, и когда вход в Храм открылся вновь и из него появилась Люр, он едва удержался на ногах, потому что за ее спиной были огромные крылья, между которых сидела молодая женщина, в которой без труда угадывалось родство с некой Королевской семьей.
− Серый Ангел, − проговорил Зортак, и в этот момент на улице послышался вой, и множество прохожих метнулось к воротам Храма, чтобы увидеть чудо.
"Не высовывайся, Зортак, если не хочешь, чтобы фанатики тебя порвали на сувениры" − раздался голос Люр в голове, и Зортак резко обернулся, пытаясь ее увидеть, но кошки рядом не было, и лишь толпа взвыла у ворот, которые все так же были заперты, и стражник мешал тем, кто пытался их открыть. Крылатая кошка в этот момент пробежала от храма к воротам и не добежав прыгнула вверх, махая крыльями. Толпа ахнула, и задрала головы вверх, глядя, как над ними пролетает Серый Ангел с женщиной на спине. До слуха Зортака донесся лишь визг женщины, а взгляд уловил, как она с силой сжимает руками длинную шерсть на шее кошки, чтобы не свалиться с ее спины.
Зортака никто не задел. Он так и стоял на площади, глядя как беснуется толпа, те, кто видели крылатую, рассказывали тем, кто не видел, и им верили, потому что свидетелей было слишком много.

− Не вой, Айан, − рыкнула Люр, когда женщина завизжала, оказавшись в воздухе вместе с ней. − Держись за шерсть и не дергайся.
Площадь быстро оказалась позади, а Люр продолжала набирать высоту, и вскоре оказалась далеко за городом, направляясь вдоль широкой протоптанной тысячами солдатских сапог дороге.
Войско за несколько часов ушло не далеко, и в свете заката уже остановилось для ночевки в окрестностях одного из городов. Люр смотрела вниз, пытаясь найти командующего, но принца в войсках не оказалось, и крыльвица воспользовалась своей силой, чтобы вытащить нужную информацию из головы генерала, что командовал в этот момент устройством военного лагеря.
Барзан ушел в город, где его должны были принять, потому что город принадлежал Королевству, где он имел всю власть.

Серая крылатая львица сделала круг над городом, привлекая к себе внимание жителей и опустилась на центральной площади, рядом с замком, к которому в этот момент подъезжала свита Барзана. Воины, оказавшиеся рядом на площади и не знавшие, что делать в подобном случае, ощетинились оружием и окружили крылатую, а вместе с ней и принцессу Айан, что соскочила со спины серой львицы и теперь ждала, когда рядом появится Барзан.
− Кто попытается подойти ближе к Принцессе, порву прямо на месте, − прорычала Люр на человеческом языке, одновременно меняясь. Ее крылья скрылись в спине, и она поднялась на задние лапы, демонстрируя мощные когти на руках.
Приближаться никто и не посмел. Лишь процессия во главе с принцем вскоре оказалась рядом, и Барзан покинув свою лошадь подошел к принцессе.


Глава 3


− Ну, как твой братец? Все понял или его надо познакомить с моим желудком для того, чтобы он понял? − спросила Люр, когда Айан вернулась к ней после переговоров с Барзаном.
− Да как ты можешь такое говорить?! − воскликнула Айан. − Если бы Кошка-Ангел знала, что ты будешь такое говорить, она не дала бы тебе крылья!
− А ты совсем шуток не понимаешь? − зафыркала Люр.
− Согласно Межвидовому Кодексу, сама эта мысль, высказанная даже в шутку, является преступлением!
Люр молачала. Она смотрела на женщину и понимала, что все отношения с ней закончены. Одна глупая шутка, и точка. И не помогут тут никакие божественные фокусы, потому что эту ошибку совершила сама Люр. И исправить ее уже не было возможности.
− Иди прочь отсюда, я не желаю иметь с тобой никаких дел! − воскликнула Айан. Люр развернулась, опустилась на четыре лапы и зашагала прочь от нее.

Айан едва не взвыла от бессилия. В ее голове все перевернулось, и одна мысль о том, что она пользовалась помощью преступной кошки, била в сознание жестокой плетью. Она обернулась назад, где еще стояла свита Барзана и где еще находился сам Барзан. Они смотрели на разыгравшуюся сцену не понимая, что случилось, и почему серая кошка ушла.

* * *

− Тебе известно, что такое Межвидовой Кодекс, Зортак? − спросила Люр, когда они вновь оказались вместе посреди леса, и Зортак занимался приготовлением ужина для себя.
− Известно, − произнес он и странно глянул на серую львицу. − И я не позавидую тому, кто попался на его удочку. И что это ты на меня так смотришь? Или ты тоже веришь в этот идиотизм?
− В какой идиотизм? − не поняла Люр.
− В этот Кодекс, по которому преступником является каждый, кто его прочитал или даже просто думает о нем.
− Значит, Церковь его не поддерживает?
− Смотря, какая церковь, − буркнул Зортак. − Что-то мне не нравится, что ты спрашивешь меня об этом. Здесь что, экзамен?
− Когда ты целый час расспрашивал меня, словно профессор студента, пропустившего лекции, я тебя этим не укоряла.
− Я имею на это полное право.
− Значит и на вопросы о Кодексе имеешь право отвечать.
− О любом другом кодексе, но не об этом. Об этом кодексе распрашивать будешь в Храме Дракона, если доберешься до него.
− А ты знаешь, как до него добраться?
− Этого никто не знает, глупая самка.
Шорох в стороне заставил Люр напрячь слух. Она ничем не выдала своей настороженноести и лишь невидимая молния прошлась вокруг и обнаружила вооруженных людей, прятавшихся в кустах совсем недалеко от места, где остановились два служителя церкви. Они уже готовились открыть огонь, и Люр взмахнула когтями. Человек рухнул, подкошенный невидимым ударом.
− Ты что делаешь?! − взвыл он, пытаясь встать, но ноги его почему-то не слушались, и Зортак в ужасе обернулся к серой львице, что уже держала его, прижимая лапами к земле.
Люр продолжала свою игру, не глядя в ту сторону, где сидели бандиты.
− А теперь ответь мне, глупый кобель, почему мне не воткнуть в тебя свои клыки за то что ты постоянно оскорбляешь меня по делу и без дела, даже не замечая этого?! − зарычала она, скалясь и глядя в лицо Зортаку.
Он не успел ответить. Грохот выстрелов наполнил лес, и несколько пуль одновременно вошли в голову и грудь серой львицы.

Кровь.
Сознание на мгновение помутилось, а когда вернулось, серая львица летела прочь, отброшенная мощным движением рук.
Контроль.
Зортак собрал все своил силы, чтобы обуздать безумие.
"Враг − не здесь, враг − там" − сказал он сам себе, указывая на кусты, из которых неслась ругань человека, командовавшего нападавшими. Он ругал их за то что они выстрелили все одновременно, ругал, не понимая, что сделать так их заставилa неведомая людям сила, принадлежащая той, кого они посчитали за свою жертву.

Сознание вновь погасло, когда Зортак понял, что тело исполняет правильный приказ.
Стрелки еще перезаряжали ружья, когда на них с диким ревом обрушилось чудовище.
− Берсерк!! − завопил один из них и замолк навсегда, падая с переломанным хребтом. В следующее мгновение удар настиг второго стрелка, затем третьего.
Командир нападавших увидел окровавленные когти, вышедшие из горла одного из его людей, и попытался бежать.
Бесполезно.
Чудовище с огромными окровавленными когтями настигло его, и не было никакой возможности с ним договориться, не было возможности даже соврать, оправдаться, что они нападали не на Берсерка, а стреляли только в зверя, что напал на него.
Боль ворвалась в грудь, и в последний момент человек увидел фонтан крови, вырвавшийся из-под когтей чудовища, впившихся в его плоть.

Тьма.
Сознание медленно просыпалось после вспышки бешенства, и Зортак поднялся с земли, бросая кусок плоти человека, которую он только что рвал своими клыками и глотал, не думая о том, можно так делать или нет... Пролитая Кровь врагов сделала свое дело, и напряжение тела постепенно проходило, а сознание вновь ощущало ужас от происшедшего. Зортак знал себя. Знал, что он способен обращаться в чудовище. Знал это и его Повелитель. Знал и использовал. А Зортак мечтал только об одном. О том, чтобы избавиться от этого проклятия. Ведь это было именно проклятие, полученное от родителей. И, хотя Зортак их никогда не видел и не знал, кем они были, он старался о них не думать, потому что от этих мыслей вскипала кровь, и телом вновь завладевал дикий Монстр, а не разумный Зортак.
Рядом раздался шорох, и Зортак мгновенно обернулся туда, готовясь отражать возможное нападение. Его взгляду престала картинка, в которую едва верилось. Люр была совершенно здорова и лежала держа в зубах один из кусков плоти поверженного врага.
− Так ты людоед?! − удивленно воскликнул Зортак.
− Ты в зеркало давно не гляделся? − фыркнула она, выпустив мясо.
− Но как это вышло? Они же в тебя стреляли!
− Именно. Они в меня стреляли, и я теперь что, не имею права сожрать их? − произнесла она, подымаясь. − Ты сам то что делаешь? Или бревно с собственном глазу не видишь?
Зортак взглянул на свои руки, на которых еще оставалась кровь жертв, и ничего не ответив направился через лес, к роднику, который он видел раньше. Вернувшись, он не обнаружил вокруг ни одного куска плоти разорванных людей, и только разбрызганная вокруг кровь говорила о том, что тут недавно проходило побоище. Взгляд его остановился на львице, что сидела и вылизывала себя как ни в чем не бывало.
− Тебя совсем не задевает то, что здесь произошло? − спросил он.
− А в чем проблема, Зортак? Тебя не научили справляться со стрессом после того, как ты кого-то убьешь? Или ты считаешь меня виновной в том, что ты их убил за просто так?
− За просто так?! − вспылил он. − Они в тебе кучу дырок наделали! И ты... Ты ведешь себя так, словно ничего не случилось!
− А что случилось-то? − зафыркала она. − На тебя в лесу бандиты никогда не нападали, что ли?
− Я говорю не об этом.
− Ты вообще непонятно о чем говоришь. Высказываешь мне претензии, вместо того чтобы благодарить, что я своей тушкой поймала все пули, что предназначались тебе. Они ведь за тобой охотились, а не за мной.
− С чего ты это взяла?
− Как это с чего? Ты что, их не разглядел? У них же это было на лбу написано!
− Я вообще не помню, что и как произошло, − проговорил он.
− А про то, как ты сожрал всех убитых ты тоже позабыл?
− Это не я! − вспылил он.
− А кто? Я, что ли? − фыркнула она. − Ты погляди на свой вздувшийся живот и на мой худющий, и кому поверят, как ты думаешь?
− Какого дьявола?! − закричал он, обнаружив, что все так и было. Он закрыл лицо руками, пытаясь сосредоточиться и вспомнить, как все было.
Выстрелы, кровь, обращение в берсерка, атака. − это он помнил, а о то, что он сам сожрал всех, в голове не укладывалось.
− Ты и меня сожрать хотел после того, как с ними покончил, − произнесла Люр, и Зортак вздрогнул из-за того, что не услышал (да что же это творится!), как она подошла. − И об этом забыл, бденяжка-оборотняшка?
− Заткнись! − вскричал он и внезапно ощутил нечто странное. Странное в том, что его внутренний монстр даже не шевельнулся после того, как Зортак попытался его вызвать своей злостью. Раньше он сразу отзывался на ото чувство, и Зортак мог контролировать себя в таком состоянии, а сейчас... что-то было не так.
− Ты идешь или остаешься здесь? − спросила Люр как ни в чем не бывало.
− Я должен остаться один, − ответил он, понимая, что в присутствии серой львицы не сможет сосредоточиться и окончательно освободиться от последствий превращения.
− Как хочешь, − ответила она. − Я остановлюсь в первом селении, что попадется по дороге, и буду ждать тебя там.
Он не ответил, и Люр удалилась.

Она двигалась через лес, раздумывая над тем, что случилось. Зортак оказался очень странным существом. Про оборотней она слыхала и раньше, но подобную их подноготную ей не рассказывал никто. И теперь спокойно шествуя через лес она изучала образец его генов, который получила в тот момент, когда оборотень еще был безумен и кинулся на нее. Люр в тот момент ушла от него и не стала больше показываться, воспользовавшись тем, что внимание Зортака переключилось на окровавленные куски, раскиданные им же самим несколько минут назад.
Это были гены человека, носившее в себе отпечаток чужого вмешательства, как и гены почти всех существ в мире. Чистыми гены были только у ратионов, если про них вообще так можно было говорить после Великого Эксперимента, и у некоторых видов людей, которые, как поняла Люр, прибыли в этот мир из космоса много лет назад и остались по разным причинам. Кто-то из них мечтал когда-нибудь вернуться на родину, кто-то наоборот надеялся, что их в этом мире никто и никогда не найдет. Иные просто остались без возможности вернуться в свои миры. Таких Люр искала, потому что они могли помочь поднять космическую промышленность в обмен на осуществление мечты о возвращении.
Близость поселения она ощутила по запахам и звукам, проникавшим через лес. Пока впереди ничего не было видно из-за густых зарослей, и львица продолжала идти вперед, пока не оказалась посреди чьего-то огорода, когда проломилась через очередные кусты.
Раздался чей-то визг, и львица обернувшись в сторону увидела детей. Двое были постарше и они тут же бросились бежать, с мельнького они оставили, и тот пялился на появившегося рядом зверя, не понимая возможной опасности. Люр прошла к малышу, наклонилась, и он схватив ее за шерст на загривке поднялся на ноги.
− Помогите! Помогите! На нас зверь напал! − випили удалявшиеся голоса. − Он сейчас Тарзика загрызет!
− Это ты Тарзик? − спросила Люр у малыша.
− Я, − ответил он.
− Тебя кто-то собирается загрызть? Давай-ка забирайся мне на спину и я тебя покатаю.
Идея ребенку понравилась, и он начал неуклюже карапкаться на ее. Люр прилегла, помогая ему этим, и поднялась, когда малыш уселся как надо и вцепился в ее шерсть ручонками.
− А ты кто? − спросил он по-детски.
− Меня зовут Люр, куда пойдем?
− Вперед! − воскликнул Тарзик, и серая львица зашагала в ту сторону, куда убежали двое старших детей.

Глава 4


Поле перед городом наполнилось криками атакующего войска.
− В атаку!!! − вопили одни.
− Долой церковных крыс!!! − кричали другие.
− Сдавайтесь звери!!! − орали третьи.
Атакующие и не увидели вышедшую за их спинами из леса серую львицу.
− Какая знакомая форма? − проговорила она себе под нос. − И какой это дурак пропустил сюда через свою землю этих идиотов? − Она зашагала через поле, затем внезапно исчезла и появилась лишь оказываясь на стене атакуемого города, где врага встречала вооруженная армия церковников.
− Ты кто такой?! − раздался гневный голос, львица обернулась и столкнулась взглядом с волком. Тот тут же зарычал, но не стал кидаться в бой не понимая с кем. − Ты кто такая?! − зарычал он вновь.
− Ослеп? Знака Северного Храма на мне не видишь? − взрычала она в ответ, показывая свой знак.
− Ты откуда здесь взялась? Я тебя раньше не видел.
− Ясное дело! Я с неба свалилась. Откуда же еще взяться северному в Южном Храме?
− Что такое? − раздалось позади волка. − Почему застрял?
− Тут какой-то шпион с кошачьей мордой, − прорычал волк и зашел на площадку, оставляя за собой открытый проход вниз, со стены. Оттуда появилась удивленная человеческая морда.
− Северный Храм? − проговорил он, рассмотрев знак на груди кошки.
− Ну, слава тебе господи, хоть кто-то еще его узнает, − произнесла она, тронув знак лапой.
− Я должен проводить тебя к Повелителю. И немедленно!
− Ну так провожай, кои должен.
− Рорк, иди к своим, передавай им приказ и оставайся с ними!
− Ты уверен, что она не шпионка?
− Не говори глупостей. Жогран кошек еще больше ненавидит чем волков! Иди. А ты иди за мной, − приказал он серой львице.
− А где Зортак? − спросил он, когда серая львица назвала свое имя.
− Он остался в лесу, гонять тараканов в своей голове, − заявила львица. − Они у него жирные-жирные, что даже смотреть страшно. Но мне почему-то кажется, что он вам совершенно не поможет справиться с этими идиотами за стеной.
− Они тут уже вторую неделю, но до сих пор не решились напасть. Знают, какой ответ их ждет.
− У Северного Храма они тоже знали, но все же поперлись, когда Паливион свои пушки притащил. И после первых выстрелов их уже ничто не остановило. И вам их нечем останавливать, разве что кое-кто из Храма Кошки за вас вступится и прогонит этих скотов.
− При чем здесь Храм Кошки? − не поняв переспросил Повелитель.
− Неужели вы думаете, что я такая дура, чтобы не зайти в Храм Кошки, пока шла сюда? − усмехнулась Люр. − Или вы настолько привержены расовым предрассудкам, что готовы за них продать свою веру психам-фанатикам?
− Если ты можешь предложить помощь, так предлагай, а не юли, как хитрая лиса! − выпалил человек. − Ты предлагаешь или нет?!
− Предлагаю. А вы ее примете или нет?
− Я не идиот, чтобы не принять! А теперь говори, что ты за это хочешь получить. Я ведь знаю, что просто так ты делать для нас ничего не станешь!
− Мне нужно совсем немного. Мне нужен Северный Храм. Полностью. С пожизненным Правом Северного Повелителя. И в подтверждение я покажу вам еще и вот это. − Люр достала еще один храмовый знак, и Повелитель замер.
− Откуда он у тебя?! − воскликнул он.
− Повелитель Северного Храма перед тем, как отдать душу, уж и не знаю, кому он ее продал, отдал его мне и просил принести его сюда. − Люр протянула знак храмовнику, и тот осторожно взял его.
− Ты хотя бы понимаешь, что это такое?
− Знаю только, что это ключ, но не знаю, что он открывает.
Снаружи донесся шум, затем послышался грохот и все вокруг заходило ходуном. в одном из углов зала расцвел огенный цветок, а в стене появилась огромная дыра.
− Вот и началось, − произнесла Люр. − Теперь, Повелитель, все зависит от тебя. Тебе надо просто сказать, "Иди, Люр, уделай их к демонам проклятым, а уделаешь, получишь все что попросишь." И нынешняя проблема будет решена. Раз и навсегда.
Человек не стал ничего более говорить, а только повторил слова, которые требовала львица. Она несколько мгновений еще стояла на месте, глядя на него замершим взглядом, затем человек вздрогнул из-за внезапного исчезновения гостьи.

Армия неслась к рушащимся стенам Храма. В небе над Храмом внезапно возникло странное серое облако, в котором заплясали молнии и до нападавших донеслись раскаты грома. Облако внезапно двинулось с места и быстро оказалось над стеной в том месте, где было намечено главное место удара. И вместе с тем облако резко изменило свои очертания, обращаясь в огромную крылатую кошку. Она взмахнула своими ватными крыльями, те засверкали молниями, и в атакующих понеслись ветвистые электрические удары. Глаза облачной львицы вспыхнули зеленым лазерным светом. Лучи прошлись через смешавшуюся толпу солдат и ударили где-то за их спинами. Там на воздух поднялись склады со снарядами и пушки, которые уже были готовы стрелять, но невидимая врагу сила заклинила механизмы и заряды, заложенные в стволы взорвались раньше времени, выламывая механизмы заряда и превращая группы артиллеристов в контуженых идиотов.
Враг бежал, а храмовники не знали, что и думать, глядя на разбушевавшуюся стихию над их головами.
Люр остановила атаку и ее словно не стало на поле боя. Противник кое как начал приходить в себя, разбежавшиеся солдаты вновь собрались − среди них нашлись командиры, а затем началась новая атака, когда они решили, что колдовство храмовников закончилось и серое облако в небе не более страшно чем возможным дождем. Но они ошибались. Люр, глядя на новую атаку поняла, что у нее остался лишь один выход, и облако раскинув крылья на сотни метров ринулось вниз. Она не жалела атакующих и мгновенно уничтожала их, забирая в себя вместе с их физическими и жизненными силами. Именно последние Люр и собиралась восстановить подобным образом, а для наблюдателей все выглядело так, словно огромное облако накрыло войско, и то исчезло.
Лишь несколько коротких мыслей кого-то из уничтожаемых подсказали Люр, что это еще не все. Еще были те командиры, что заставили наполовину разбитое войско вновь атаковать. А их среди атакующих просто не было. Они сидели в укрытии и наблюдали, как чудовище, вызванное храмовниками расправляется с войском.
− А вы, я вижу, умнее остальных, − прорычала Люр, оказываясь позади группы людей, что еще смотрели в поле, над которым уже рассеивался серый туман, открывая пустоту.
Резкий разворот, грохот выстрелов... рычание... куски плоти летят в стороны... В лапах Люр остался лишь один человек. Мысли сказали все. Именно он руководил последней атакой, и теперь ему предстояло ответить на некоторые вопросы.
− Будешь отвечать на вопросы, обезьяна, или мне тебя сожрать, как остальных? − спросила серая львица проходя к оцепеневшему человеку. В мыслях тот уже был готов сделать что угодно, чтобы избавиться от людоедской кошки, что прямо на его глазах жрала останки его бывших помощников. − В таком случае, отвечай!

− Что это было? − со страхом спрашивал у Повелителя командир гарнизона, когда Люр вновь появилась в полуразрушенном зале.
− Ты не понял, что это была Жогранская армия? − спросил Повелитель.
− Я спрашиваю не про Жогранскую армию!
− Значит, ты жаждешь запретных знаний про Храмового Дракона? − произнесла Люр, оказываясь позади человека. Он резко развернулся и отпрыгнул в сторону.
− Что это за глупые слова, Люр? − заговори, Повелитель, сходя со своего места и направляясь к ней.
− Хабрейший из Храбрых не посмотрел, что там делается за стенами тронного зала? − фыркнула Люр усмехаясь. − Что же ты так опростоволосился Повелитель? И не стыдно перед собственными подчиненными? Северный Повелитель получил смертельные раны в бою, когда сражался бок о бок со своими людьми на стенах Северного Храма. Ему не повезло, я появилась там уже после того, как они проиграли бой. И все из-за его гордыни. Если бы он меня не услал с глупым приказом, все было бы иначе, и Северный Храм стоял бы целым, как прежде. Ты не понял, чего этот Жогран задумал? А он задумал весь мир захватить. Не он, а его папаша, но это считай, одно и то же. И сейчас точно такие же уроды в желтых касках готовятся атаковать Западный и Восточный Храмы Силы. Если уже не атаковали. Так что, если ты будешь и дальше сидеть и просирать штаны на троне, Храм Силы падет. Твои друзья на востоке и западе вряд ли лучше подготовлены к войне чем ты сам.
− Да кто ты такая, чтобы указывать мне, что делать и как себя вести! − завопил человек, останавливаясь на полпути к кошке. Воин, что был в зале, развернулся и уже схватился за рукоятку меча, готовясь к атаке, если Повелитель прикажет.
− Хочешь знать, кто я. Ну так смотри! − зарычала Люр, обратилась крыльвицей и встала на четыре лапы, расправляя крылья, чтобы люди их как следует рассмотрели.
− Кошка-Ангел... − проговорил Повелитель. − Быть такого не может!
− Может, тебе глаза выколоть, − взрычала Люр. − Ты же, все равно, им не веришь, а значит, они тебе и не нужны!
− Я верю своим глазам! − воскликнул человек.
А в своих мыслях человек уже пытался прокрутить вариант того, как можно было провернуть подобные трюки с помощью тех технологий, что были доступны храмовникам.
− Подойди сюда, солдат! − приказала Люр, обернувшись к командиру гарнизона, что еще находился здесь.
− Я офицер, а не солдат, − заявил он, проходя вперед.
− Вот и прекрасно. Объясни этому удоду, что вы видели там, наверху, когда начался бой?
− Я не знаю, что это было.
− То есть у тебя язык отсох, и ты не способен даже сказать, что ты видел своими глазами?
− Я видел грозовую тучу, которая начала бить молниями по войскам Жограна. А когда они попытались наступать снова, их накрыл серый туман, а когда он исчез, от войска осталось только валяющиеся в поле перед стенами груды вражеского оружия и желтого тряпья.
− И почему ты об этом не рассказал своему Повелителю сразу?
− Я не успел!
− Плохой, значит, у тебя повелитель, коли у него командующие не успевают доложить, что происходит на поле боя, − объявила Люр и развернулась к Повелителю, а тот стоял, словно тюкнутый чем-то тяжелым по голове.


Глава 5



− Шалят?
− Не то слово. Такого бардака я еще не видела. Их надо чем-то занять, пока они себе не придумали чего сами.
− Если сами придумают, и то будет хорошо. Не так-то просто придумать занятие для нескольких тысяч драконов.
− Мы себе-то занятий придумать не смогли сколько времени! А теперь на нас еще эти свалились.
− Ты же первой была за то что бы их принять, Авурр.
− А ты был против, что ли? − фыркнула она.
− Не был, но надо придумать что-то такое, что было бы достаточно полезно и в то же время заняло бы их как следует.
− Послать их куда-нибудь далеко и надолго? − спросила белая миу.
− Только вот, куда?
− Куда послать всегда найдется, − вмешался в разговор новый голос.
− Седьмой, а у тебя идей тоже нет?
− У меня их вагон, бери не хочу!
− Ну так выкладывай! И начни с самой безумной.
− Как на счет исследования галактики? Послать их во все концы, пусть собирают всю информацию о звездах, мирах, о разумных и диких существах, о том, что где интересного, опасного или, наоборот.
− А обрабатывать всю эту информацию кто будет? − поинтересовался Айвен.
− Если собрать все астерианские корабли, которые у них есть, получится нечто наподобие станции "Надежда". Помнишь такую?
− Как же не помнить? − усмехнулся Айвен. − Только ведь у них только четверки.
− Ну и что? Союз тоже не сразу на пятерки пересел, сколько лет на трешках и четверках летали?
− Ладно, план то у тебя есть?
− Только скажи, и через день-два будет.
− Тогда, приступай. Только не зависни.
− Еще неизвестно, кто из нас первым зависнет! − рассмеялся Седьмой, и голос его исчез.
− Интересно, почему мы сами не додумались до такого? − спросила Авурр.
− Может, мы стареем?
− Да ну! Скажешь тоже! − зафыркала миу. − Какие-то пять тысяч лет, и уже старики? Не смеши меня!
− Пять? А не пятнадцать?
− Да хоть двадцать пять!


* * *


− Как продвигаются исследования, Седьмой? − спросил Айвен, появляясь в центре недавно выросшего астерианского комплекса.
− Если бы в Союзе был применен этот метод, мы уже знали бы всю свою галатику, − заявил он.
− И что нам помешало так сделать?
− Ты не поверишь, Айвен, запрет на рабство.
− Они ведь не рабы!
− Но ведут они себя именно так, словно они рабы. Получают приказ, тут же летят, возвращаются, снова получают приказ и улетают. В округе на сто световых лет уже нет ни одной необследованной звездной системы.
− А как ты проверяешь, что они делают именно то, что ты им приказал?
− Астерианцкие корабли с этим прекрасно справляются, Айвен. Ты же знаешь наши программы!
− Знаю, но я еще и знаю способности крыльвов. Они легко обойдут все твои программы.
− Такие случаи фиксируются отдельно. И они есть, но я пока не вижу в них криминала.
− И что за случаи?
− Некторые крыльвы уже контактировали с хийоаками, и они влазят в управление астерианцами почти до самого конца.
− Почти? А есть что-то, куда они не могут забраться?
− Помнишь, я тебе рассказывал про фрактальные программы? Ты тогда одну из них пытался расковырять и бросил. Помнишь?
− Помню.
− А почему бросил?
− Надоело ковыряться, но я ее расковырял бы, будь уверен.
− На счет тебя-то я уверен, а вот у крыльвов терпение то хромает. Даже у самых, казалось бы, старших его явно не хватает для расковыривания этих программ. Иммара для этого расковыривания даже своего астерианца пристроила, но я не такой дурак, чтобы со своим не сговориться.
− И она не поняла, что ты с ним сговорился?
− Она поняла, только она не поняла, где произошла подмена сговора и считает, что это он со мной сговорился, а не наоборот. Когда-нибудь они об этом узнают, но это уже ничего не изменит. Они ведь приняли Закон Союза? Приняли! А значит, приняли и наши правила игры, в которых Контроль стоит далеко не на самом последнем месте.
− А ты сам то как со своими фрактальными программами разбираешься? − спросил Айвен.
− Не смеши меня, Айвен! Я в них живу уже не первую тысячу лет!
− Ладно, рассказывай, что они там интересного нашли?
− Интересное есть, но это интересное, как раз там, где они ничего не нашли. Из нескольких мест экспедиции еще не вернулись. А пассивное полевое наблюдение показывает, что эта галактика дырявая словно сыр, погрызеный мышами. Вот, смотри. − Седьмой вывел голографическое трехмерное изображение карты. − А теперь я ввожу четвертую координату в картинку. − Изображение изменилось, появились цветные пятна, и Айвен некоторое время рассматривал картинку, прекрасно понимая, что на ней означают разные цвета. Горячие цвета означали ближайшее прошлое, а более холодные − более далекое прошлое. Переливающиеся цвета означали, что в галактике несколько тысяч лет назад проходили некие глобальные процессы, которые отражались в полевом представлении и пока еще не было ясно, что они означают.
− А вот в этих местах пропало самое большое количество экспедиций. − картинка изменилась, и на ней появились ярко выделенные сферы, вокруг которых клубился разноцветный туман.
− Если я правильно понял, эти точки соединены вместе неким одним событием? − спросил Айвен, указывая на переплетения цветных нитей.
− Это сложно сказать. Ведь сначала надо понять, кто или что производит эти нити.
− Просмотри ближайшее время и сопоставь картинки в нем с тем, что нам уже известно от крыльвов. Должны же быть кореляции между их действиями и данными сканера.
− Я этот поиск уже начал. И пока нашел соответствие только с их действиями двадцать тысяч лет назад. − Картинка изменилась, и на ней появился новый временной срез галактики с отмеченными нитями связей. − Все эти нити − это перелеты крыльвов. Здесь Ренс, а здесь Дина. А эта плетенка − это путь бегства крыльвов от Ренса на Дину.
− А здесь что за клубок? − спросил Айвен, указывая на скопление нитей недалеко от Дины.
− Здесь проходила древняя космическая война. Крыльвы там тоже появлялись, но эти линии в большинстве относятся к действиям других разумных. Многие лнии удалось распознать. Например, очень легко читаются линии перемещения дентрийцев на их пещерных кораблях со сверхдрайвами. Они наследили больше всех в те времена. Некоторые умудрились на другой край галактики улететь, но такие полеты чаще всего обрываются где-то среди звезд. Я отправил несколько экспедиций к местам, где обнаружил такие обрывы, и четверо из них вернулись притащив за собой старые дентрийские корыта с замерзшими трупами. А тот клубок, что ты первым заметил − это следы космической войны астеков и десектов. След десектов уходит к Ирену на другую сторону галактики, а там их окончательно накрыли хийоаки и крыльвы.
− А с астеками что?
− Их пути я еще не отследил до конца. Но они где-то остановились наверняка. Иначе характерные следы нашлись бы в будущем.
− А что-нибудь о той угрозе, про которую крыльвы говорили, есть?
− Есть жирные следы, оставленные непонятно кем и уходящие куда-то вне галактики. Возможно, это оно, но если так, то возникают непонятки. Этот след прошелся по галактике два раза, один раз двадцать тысяч лет назад, и один раз почти сто тысяч лет назад. Оба следа примерно одинаковой конфигурации, и совершенно непонятно, почему этот враг, если он враг, в первый раз пролетел через миры, где крыльвы БУДУТ находиться, но не там, где они были. А во второй раз он точно прямо по ним прошелся и улетел, судя по всему, в сторону нашей галактики. Но у нас в то время никаких потрясений подобных тем, что здесь с крыльвами произошли, не было.
− Очень странно.
− Именно. Ты ведь не веришь в предсказателей?
− Если только эти предсказатели не явились из будущего.
− Кольца причинно-следственной связи могут много чего объяснить, − ввязалась в разговор Авурр. − Например, появлении бруска золота из пустоты, − Миу появилась рядом с Айвеном, и в ее руках во вспышке света появился брусок желтого металла. Она некоторое время его держала, затем он растворился в воздуге без всякой иллюминации, как при появлении.
− Что ты хочешь этим сказать, Авурр? − спросил Айвен.
− В прошлом кто-то отирался по планетам крыльвов потому, что он уже знал, что они ими станут. Уж и не знаю, зачем, но объяснение именно таково. Случайное-то совпадение мы исключаем, не так ли?
− Кстати, Пятый, что там на счет Дендрагоры и Хвоста? − спросил Айвен. − След в поле хоть какой-нибудь остался?
− Нет. Исчезли, словно корова языком слизала.

Глава 6


− Время Пришло!

Схватка в космосе была недолгой. Явившиеся к планете корабли в считанные секунды расправились со всеми атакующими, и очередные мощные удары разнесли боевые станции ренсийцев. А в эфир несся сигнал, требовавший немедленно сдаваться от армии, посмевшей сопротивляться флоту крыльвов.

− Просыпайся, Марина! − завопил голос над ухом крыльвицы. − Крыльвы прилетели!
− Что за глупые шутки, Третий?! − воскликнула она, открывая глаза. − Ты же знаешь, как я вымоталась за последние дни!
− Это не шутка. Взгляни в небо или послушай хотя бы местное радио! Не знаю, крыльвы там или нет, но называют они себя именно крыльвами.
Серая львица, наконец, поднялась и вслушалась в эфир.

"Крыльвы?!" − возник ее голос на биополевой волне.
"Крыльвы-крыльвы!" − пришел ответ. − "А ты кто?"
Она подпрыгнула на месте и не медля покинула "свое убежище" , которым с недавних пор стал тот самый остров, который заняли астерианские фрагменты Третьего. База астерианца так же переместилась на этот остров, и он был вполне доволен тем, что когда-то послушал Марину и отправил на этот остров свои фрагменты с целью размножения. Его мощи уже сейчас было достаточно, чтобы разнести ренсийцев, захвативших весь мир, и он не делал это только потому что не желал вступать в войну.

− Кто-кто? Крыльвы? Быть такого не может! − продолжал гнуть свое главнокомандующий дентрийцев.
В одно мгновение перед ним возникла вспышка света, в которой появилась большая серая львица.
− А меня тоже быть не может?! − взрычала она.
− Что вам надо! − завопил человек. − Вы обещали нас не трогать!
− И кто же это вам такое обещал, обезьянам? − зафыркала хищница.
− Я им такое обещала, − раздался в зале новый голос, и перед носом крыльвицы в голубой вспышке появилась женщина. − Ты кто такая? Почему не знаю?


Глава 7


− Время Пришло!

− Комиссия РЕДА постановляет принять.
− Первое. Слово "крылев" более не считается нецензурным.
− Второе. С настоящего времени признать крыльвов полновластными Хозяевами всей галактики.
− Третье. Империя релайсов меняет свою политическую направленность, и с настоящего момента останавливаются все военные действия, направленные на устанвление контроля над иными мирами. Так же производится освобождение от контроля группы миров, означенных в приложении к данному документу.
− Четвертое. Все трансы без исключение обязаны пройти контроль на лояльность к новым властям, а так же проверку на понимание новой политики.
− Пятое. Так называемые Тюрьмы Драконов получают статус Стандартных Колоний и переходят под прямое управление Хозяевами-крыльвами.
− Шестое. Все население метрополий и колоний обязано пройти обучение новому закону, устанавливаемому крыльвами.

... Чтение документа продолжалось и продолжалось. Крючкотворы всегда находили для себя дела, и в документе, принимаемом главным правящим органом релайсов были затронуты такие темы, о каких крыльвы и не задумались бы. Но документ был принят и утвержден. И теперь он вступал в силу вместе с новыми Законами, согласно которым РЕДА признавала над собой власть крыльвов окончательно, бесповоротно, отныне и навсегда ...

Глава 8


− Время Пришло!

− Говорит и показывает Императорская Телевизионная Сеть. Сегодняшний день войдет в историю дентрийской Империи как день переворотов. Как вы помните, сегодняшнее утро началось с сообщений о космическом нашествии крыльвов, которое закончилось поражением дентрийского оборонного флота на орбите и встречей Императора Ксарана-XXII с командующим крыльвов, на которой Император был вынужден подписать безоговорочную капитуляцию перед крыльвами и признание дентрийской Империей абсолютной власти крыльвов над всей галактикой и над собой. Многие из нас не отошли от шока из-за этого события, но прошел день, и к Хвосту-2 прибыл очередной флот крыльвов, с которым в Дентрийскую Империю прибыло Правительство крыльвов, во главе которого стоят хийоаки. Многие из вас знают со школьных времен, что когда-то хийоаки уже бывали в Дентрийской Империи, и с их помощью Империя освободилась от первого нашествия крыльвов. Сегодня мы узнали совершенно невероятную новость. Бывшие непримиримые враги, хийоаки и крыльвы объединились в единый союз, целью которого является противостояние еще более серьезной угрозе, чем когда-либо бывала для дентрийцев и для всей галактики. В результате вечерних переговоров, состоявшихся с участием Императора Ксарана-XXII и группы первых министров Империи, формулировки в подписанных утром документах изменились.
Дентрийская Империя остается таковой, какой была, суверенной и управляемой Императором, но с этого дня Дентрийская Империя является частью Галактического Союза, основой которого являются крыльвы и хийоаки. Оборонная Армия Дентрийской Империи еще утром потерпевшая поражение на орбите, становится частью Галактической Армии, призванной для защиты всех миров галактики от внешних и внутренних врагов. К Галактической Армии сейчас присоединяются армии большинства миров галактики, и Император Ксаран-XXII уже признал, что согласился бы с подобным объединением армий, если бы ему сразу объяснили положение дел в нашей галактике, а не устраивали образцово-показательный захват Империи крыльвами. По заверению Правительства Крыльвов, только чрезвычайные обстоятельства в делах галактики заставили Командующего армией крыльвов предпринять подобные жесткие меры к Дентрийской Империи, которую, как признаются сами крыльвы, многие из них недолюбливают за прошлые дела.






 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Межзвездный мезальянс. Право на ошибку" С.Ролдугина "Кофейные истории" Л.Каури "Стрекоза для покойника" А.Сокол "Первый ученик" К.Вран "Поступь инферно" Е.Смолина "Одинокий фонарь" Л.Черникова "Невеста принца и волшебные бабочки" Н.Яблочкова "О боже, какие мужчины! Знакомство" В.Южная "Тебя уволят, детка!" А.Федотовская "Лучшая роль для принцессы" В.Прягин "Волнолом"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"