Mak Ivan: другие произведения.

Отчаяние ирсканиан

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


Оценка: 1.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Мы - ирсканиан. Тьма времени поглотила наш мир, и мы летим сквозь тьму пространства. Мы не знаем, куда прилетим. Мы не знаем когда мы прилетим. Мы не знаем, кого мы встретим. Но мы знаем, что мы будем делать. И мы это сделаем. Чего бы это ни стоило. Мы заплатим любую цену. Потому что мы - ирсканиан. Мы можем все. Но сейчас мы не можем ничего. Потому что вокруг нас тьма. Тьма пространства. Тьма времени. А впереди, маленькая-маленькая точка света. Она не растет. Она едва светит, но она еще не гаснет. И поэтому мы летим...
    21.11.2009 - 1-9 главы
    22.11.2009-26.12.2010 - 10 глава
    21.08.2011 - 11 глава


Ivan Mak


Отчаяние ирсканиан


Предисловие


Мы − ирсканиан. Тьма времени поглотила наш мир, и мы летим сквозь тьму пространства. Мы не знаем, куда прилетим. Мы не знаем когда мы прилетим. Мы не знаем, кого мы встретим. Но мы знаем, что мы будем делать. И мы это сделаем. Чего бы это ни стоило. Мы заплатим любую цену. Потому что мы − ирсканиан. Мы можем все. Но сейчас мы не можем ничего. Потому что вокруг нас тьма. Тьма пространства. Тьма времени. А впереди, маленькая-маленькая точка света. Она не растет. Она едва светит, но она еще не гаснет. И поэтому мы летим...

Часть 1


Нашествие


Глава 1. Поинтовка.


Рев истребителей пронесся над лесом. Несколько человек, сидевших у костра, на берегу озера, подняли головы вверх и проводили взглядами боевые машины.
− Тут где-то учения проходят, − сказал один из молодых людей.
− А я слышал, что эту заразу где-то здесь нашли, − возник другой более тихий голос.
− Да вранье это! Здесь сейчас такое бы было!
− Какое? Думаешь, на Мадагаскаре было что-то ТАКОЕ, когда амеры туда ядрен-батоны кидали?!
− Спокойно, товарищи! − послышался еще один голос. − Истребители и рядом с Москвой летают. Там тоже очаг?
− До России эта зараза не дойдет, − заявил еще один молодой человек. − От Австралии до Мадагаскара вон сколько, а до индонезии рукой подать, а там ни одного очага нет.
− Может, она на Мадагаскар и не из Австралии попала, − снова возникло возражение.
− Ладно, давайте с этой темой завязывать, она еще в чате всем надоела!
− Точно, надо о чем-нибудь другом поговорить.
Воцарилось молчание. Слышался только треск костра, да тихие отголоски шума летающих где-то вдали боевых машин.
Рядом вдруг послышался треск ломаемых сучьев, и все обернулись к лесу, из которого вышло нечто. Нечто это своим видом напоминало большое зеленое чудище с крокодильей пастью, когтистыми лапами и хвостом. Ростом оно было метра два с гаком, и молодые люди поднялись со своих мест.
Чудище сделало шаг вперед, развело в стороны зеленые лапы и рявкнуло:
− ПРЕВЕД!!

Они еще смотрели на гостя, а тот прошествовал к огню и уселся в свете языков пламени. Теперь уже никому не казалось, что это маскарад. Неуловимые, на первый взгляд, штрихи показывали, что пришелец − настоящий, что это именно зеленый ящер, а не облаченный в диковинный наряд человек.
− Меня зовут Семикондрассиконалис, но можно просто − Семикондра, − изрек ящер, оглядывая людей.
− Кто ты? − послышался тихий вопрос. Молодые люди прошли к костру, кто-то сел напротив пришельца, и остальные постепенно уселись вокруг, но не приближаясь к ящеру ближе, чем на два метра.
− Я та, против кого Земля ведет войну, − заявил пришелец, глянув в потемневшее небо. Истребителей там уже не было слышно. − Точнее сказать, я ее дочь. Я родилась здесь, на Земле.
− Так ты − инопланетянка?
− Телом я инопланетянка, но сознанием − человек. Лучше обо всем расскажет ГиТаня.
− ГиТаня?! − возникло восклицание. − Она же пропала год назад!
− Она недавно вернулась, − заявила Семикондра и указала в сторону леса.
Оттуда появились две человеческие фигуры, которые тут же были опознаны.
− ГиТаня! Драко!! − раздались возгласы молодых людей, и новые гости прошли к костру. Для них освободили место. Драко опустился среди людей, а ГиТаня прошла к Семикондре и уселась в траве рядом с ней.
− Где ты была? − вопрос был направлен к ГиТане.
− Это длинная история, − произнесла та.
− Так ведь у нас вся ночь впереди.
− Возможно, − отозвалась девушка, загадочно глянув вверх. − Я расскажу. Началось все год назад, сразу после экзаменов...

Глава 2. Внезапная командировка.


Татьяна оказалась на собрании биологов совершенно случайно. Она искала своего знакомого − аспиранта Михаила Спицына, а тот спешил на собрание, и Татьяна прошла туда вместе с ним.
Речь шла об экспедиции на Мадагаскар, где обнаружились новые биологические организмы, о которых сообщали газеты, но не оказалось ни одного правдоподобного сообщения местных биологов.
Заинтересовавшись, молодые ученые решили лететь туда немедленно, и Татьяна оказалась среди них в качестве помощника Михаила.

Работа по прилету началсь почти сразу. В столичном аэропорту стояла паника, и ученым пришлось выкупать машину, а не нанимать, потому что никто не желал отправляться в джунгли, где по словам местных жителей завелись чудовища. От них все и бежали, пытаясь улететь с острова.
Напряженность передалась и русским ученым, но они все же решили продолжать свое дело, и не верили в рассказы о чудовищах, каких и быть не могло. Однако, множество беженцев, что шли по дороге навстречу машине, сильно настораживало, и ученые решили остановиться в одной из деревень, когда время подошло к ночи.
А утро началось с воплей и криков. Семеро русских проснувшись выглянули на улицу и обнаружили там побоище. Несколько человек с копьями кидались на прохожих, и вокруг уже было не мало трупов. Появившийся полицейский тоже был заколот копьем, хотя и сделал несколько выстрелов в атакующих.
− Надо уезжать отсюда, − произнес профессор Лозовский, руководивший экспедицией. Русские собрались быстро, и вскоре машина выехала из деревни, объезжая место, где происходила бойня.
Машина проехала не больше километра. Дорога оказалась перекрыта поваленым деревом, а когда микроавтобус остановился, послышался треск, и еще одно дерево перекрыло выезд позади.
− Бандиты, − проговорил кто-то в машине.
− Спокойно! − воскликнул профессор, и в этот момент в окно ударило что-то похожее на бревно, выбивая стекло. Удары продолжились. Казалось, кто-то стоит сверху и бьет бревном в окна машины. Разбив все окна, нападающий остановился, и люди повыскакивали из машины, надеясь сбежать.
Никто даже не обернулся, терять время на разглядывание врага, когда тот может в любой момент напасть, никто не пожелал, и семь человек пронеслись в лес, где вскоре и остановились, но ненадолго, потому что рядом что-то зарычало и зашевелилось. Обернувшись, биологи увидели нечто, чего и ожидать не могли. Меж деревьев стояло огромное ящероподобное... чудовище.
Лапы чудовища метнулись к людям, схватили двоих, и те с воплями исчезли в огромной пасти ящера. Остальные бросились бежать, но...

Татьяна, ощутила, как что-то схватило ее за грудь, и взвизгнула. В ту же секунду ее лицо уткнулось во что-то теплое, мягкое и скользкое, которое проскользило по лицу, груди и рукам. Девушка успела понять лишь, что чудовище сожрало и ее, после чего в сознании возник резкий переворот.
Чувства исчезли, и осталось лишь ощущение странного прикосновения и непонятной песни, что вливалась в мысли, заполняя собой все, вытесняя старые ощущения, и порождая новые.

− Здравствуй, ГиТаня, − раздался странный голос, которого Татьяна не узнала. Было непонятно даже, мужской он или женский − нечто среднее. − Я − твоя мать, − сказал голос, и Татьяна открыла глаза. В них ударил яркий свет, прорывавшийся из-за деревьев, что были видны в дыру. Татьяна обернулась и поняла, что находится в пещере. Тело ее странно изогнулось, и она вскрикнула, увидев вместо рук лапы с когтями. − Не кричи зря. Твое тело изменилось, ты теперь такая, какой мечтала быть. Вспомни. − В сознание словно кто-то вставил кассету и прокрутил ее мгновенно. Девушка увидела себя сидящей за компьютером и переписывающейся в чате с такими же как она молодыми людьми, возможно даже школьниками или уже достаточно взрослыми по возрасту, но молодыми своим духом. И, самое главное, все они были похожи своими идеями и мечтами, все они видели себя некими иными существами, и ГиТаня среди них была... была вот таким вот полузверем с когтистыми руками, с телом ящера, с крыльями и... с осознанием себя драконом.
− Я стала драконом? − произнесла она, вновь оглядывая свои лапы и грудь. Она обернулась и увидела за спиной крылья, которые в сложенном виде почти не мешали движениям.
− Да, вы, люди, называете этот вид именно таким словом.
Она обернулась и попыталась разссмотреть собеседника.
− Почему я тебя не вижу? И кто ты?
− Я − ирсканиан − это наиболее близкое по звучанию к вашим словам название моего вида. Для тебя я − инопланетянка. Я не показываюсь, чтобы ты не пугалась. Я знаю, что ты испугаешься, если увидишь меня сейчас.
− Значит, все эти рассказы о чудовищах, это о вас, об инопланетянах? − спросила Татьяна.
− И да, и нет. Чудовищами стали те, кого я родила здесь. Все, кроме тебя.
− Но я же была человеком! И я родилась человеком! − воскликнула Татьяна.
− Я должна многое тебе рассказать, прежде чем ты покинешь меня, Татьяна.
− Откуда ты знаешь мое имя и то, кем я называлась?
− Я знаю все, что знаешь ты. Копия твоего сознания принадлежит мне, и только поэтому я могу общаться с тобой сейчас. Выслушай меня, пожалуйста. И не уходи, пока я не расскажу все.
− Хорошо. Я слушаю. − Татьяна опустилась на землю и ощутив движение рядом взглянула вглубь пещеры.
Оттуда появилась огромная голова.
− Тебе незачем меня бояться, − произнесла она и приблизилась. Теперь Татьяна увидела и огромное тело ирсканиан. Тело ее вдруг начало меняться, уменьшилось и обратилось в некое подобие человеко-ящера, который подошел к Татьяне и сел рядом. − Ты тоже можешь изменить себя и стать такой, какой была раньше. А я сейчас просто стала похожей на твой образ, каковым ты представляешь драконов. Ведь я похожа?
− Да. Что стало со мной? И с остальными людьми, с кем я прилетела сюда.
− Ты теперь − ирсканиан, как и я. Биологически − ты моя дочь. А сознанием ты та кем была. Остальные твои собратья не выжили. Я расскажу тебе все о том, кто мы и откуда, и после этого ты сможешь уйти куда пожелаешь.

Глава 3. Чудовища.


Они вышли к поселению, и Татьяна была поражена увиденным. Селение наполняли люди, но это были не настоящие люди. Это были ирсканиане, которых она теперь легко видела в любой форме, потому что ирсканиане отличались особым "светом", исходящим от их тел и невидимым обычному глазу, но легко видимым глазам ирсканиан.
Увидев Мать все поднялись и издали приветственный вопль, который Татьяне показался просто криком дикарей.
− Они и есть дикари, − тихо произнес голос матери рядом. − Я тебе рассказывала, что мы можем порождать истино-разумных и псевдо-разумных. Так вот, это они − псевдо-разумные, в отличие от тебя и от меня. Они подчинятся любому моему или твоему приказу, в них это заложено изначально.
− Но все они были людьми, так?
− Да, Татьяна. Я пыталась породить из них истино-разумных, но никто не выжил кроме тебя. Ты просто не такая как они. Твой разум не рассыпался от происшедших изменений. И сейчас я понимаю, почему.
− Получается, что ваша раса разделена на два подвида, так? − Татьяна взглянула на Мать.
− Да, именно так. Я знаю, что ты осуждаешь подобное разделение, но иначе у нас и не могло бы быть. Мы не можем размножаться бесконечно, а это значит, что истино-разумных среди нас не может быть сколь угодно много. Большинству людей придется стать именно такими как они.
− Но это же чудовищно!
− Извини.
У Татьяна увидела в Матери совсем иное чувство. В ней было настоящее сожаление, связанное именно со знаниями Татьяны, с ее пониманием мира и того, что должно быть, что справедливо, а что нет. Ей уже не хотелось такой судьбы для человечества, для ее собственной дочери − Татьяны.
− Они будут делать то, что в них заложено. Они пойдут и будут обращать людей в таких как они. Порождать истино-разумных сейчас способны только я и ты, Татьяна. Я рассказывала тебе, как это делать.
− Но ведь, так можно делать не только с людьми, но и с любым разумным? В том числе и с ними. − Татьяна указала на толпу, что собралась рядом. Эти существа и не понимали речей на русском языке.
− Да, можно, но только в том случае, если ты поймешь, что кто-то из них достоин этого. А такого будет сложно найти.
− А как ты нашла меня?
− Я увидела, что ты и твои сородичи иные, и просто попробовала. И не ошиблась. Ты оказалась тем, кого я искала несколько циклов. И сейчас я знаю, как отличать таких как ты. Эту программу различения я передам им, и они не будут брать сами тех, кто может стать истино-разумным. Они приведут их к нам. А теперь просто смотри и слушай, − мать подняла лапы вверх и издала рев, который внезапно сменился совершенно нечленораздельным звуком, напоминающим некий шум и свист. Татьяна поняла, что это код ирсканиан, о котором мать ей уже говорила, но который она сама могла воспринимать как некий набор символов, укладывавшихся в голове, но не приводящих к действиям, как у псевдо-разумных. Мать фактически программировала своих подчиненных подобным образом, и когда ее голос стих, вокруг опустилась тишина, которая постепенно наполнилась звуками присвистов и шипений, издаваемых ирсканианами. Они повторяли код, сравнивали друг с другом и определяли, кто получил ошибку, а кто нет.
Шум стих, и вся толпа внезапно сорвалась с места и ринулась куда-то по дороге. Татьяне уже не требовались объяснения, куда. Они шли на завоевание, они шли в поход на людей, для того, чтобы взять их и обратить в себя. Такова была эта космическая раса.

В далекой древности космос породил разумных, которые в своем развитии нашли способ, как обращать себя в бессмертных. Они создали расу ирсканиан, которые не рождались подобно всем разумным, а были лишь носителем разума, и могли порождать такие же носители, для которых требовалось найти разумное существо, чтобы в этот носитель переселить.
Создатели ирсканиан давно исчезли, потому что при создании бессмертия они совершили ошибку и не подумали, как размножаться. В результате настоящих рожденных разумных не осталось. Все стали ирсканианами, и постепенно численность ирсканиан начала снижаться. Они были бессмертны, но не абсолютно. Несчастные случаи уносили часть жизней, и население мира ирсканиан падало, пока разведчики не принесли весть о найденом мире с иными разумными. ирсканиане ринулись туда, чтобы использовать чужой разум для своих детей.
И таким образом они стали космическими завоевателями, пока не возникла ситуация, когда не осталось миров с разумными. Остались только дикие и полуразумные виды, которые не годились для порождения настоящих ирсканиан − истино-разумных.
Тогда и появилась новая программа поиска разума в космосе. Ирсканиане отправлялись в далекие путешествия сами, решив, что так они улетят дальше и охватят большее пространство для поиска.
Мать была представителем одной из таких экспедиций. Она улетела столь далеко, что корабль оставался едва жив, и встреча с Землей стала для ирсканиан подарком судьбы. Вот только подарок оказался жестоким. Во время посадки корабль не выдержал и взорвался, в результате чего погибли все, кроме одной. И теперь у Матери не было выбора, кроме как исполнять программу размножения, которую она и начала прямо там, где приземлилась.

Глава 4. Война.


Ирсканианина можно убить. Но только не пулей. Скорость регенерации такова, что попадание пули не более вредно, чем укус обычного комара человеку. Более того, залечивание раны происходит всего за несколько минут. Даже попадание гранаты, разрывающей тело и выворачивающей ирсканианина наизнанку не смертельно. Восстановление в этом случае более долгое, но все равно, не более суток.
Лишь разумное действие убийц, с полным сжиганием развороченного тела чудовища приводило к смерти. Люди, оборонявшиеся от нашествия нашли не мало способов, как убивать чудовищ, и все же они несли огромные потери, а армия нашествия только увеличивалась. Люди не знали, что ее пополняют те, кого пришельцы "съедают" живьем на поле боя.

Татьяна не уходила. Ее мысли были далеко от войны, и в то же время она понимала, что приди она к людям, ее не пощадят. Даже научившись становиться человеком, она не покинула мать, и та продолжала передавать ей свои знания и умения.
Через полгода, Татьяна уже не задумывалась над чувствами людей, которых ей приносили псевдо-разумные. Этими людьми были кандидаты в истино-разумных, а их появление по мнению татьяны могло многое изменить. И даже покончить с войной. Вот только породить истино-разумных она так и не смогла. Разумы людей рушились в ней раз за разом при попытке преобразования, и под конец Татьяна остановилась, прекратив попытки. Теперь их предпринимала только сама Мать, но и у нее не выходило. Что-то было явно не так с местными аборигенами.

Вспышка. Огненный шар, возникший над лесом в мгновение ока испепелил огромную территорию и породил пожары на еще большей. Ирсканиане падали, сраженные жестокой радиацией, и теперь стало ясно, что эта война закончится их поражением.
Татьяна находилась в пещере вместе с Матерью, когда возник первый удар, когда же Мать вышла наружу, чтобы понять, что происходит, лес вокруг накрыл второй удар, и ирсканиан едва успела забраться в пещеру, когда ударная волна накрыла это место. Но радиация настигла ее раньше, и Мать упала у самого выхода. Ее тело дрогнуло. Татьяна подскочив к ней попыталась помочь.
− Поздно. Это моя смерть, ГиТаня. Тебе надо уходить! Уходи отсюда, ты знаешь свой мир, ты спрячешься, и когда-нибудь сможешь начать все иначе, не так как я! Я должна была понять, что так получится. Я ведь знала об этом оружии! Знала от тебя!
− Скажи, если я приму тебя, твое сознание так же разрушится, как сознание человека?
− Нет, я останусь собой. Вот только ты можешь измениться, если узнаешь все, что знаю я. Тебе решать.
− Я не хочу остаться одна на всем свете.
− Тогда, возьми меня. Делай так, как я тебя учила, а я не буду сопротивляться. Если все получится, я вернусь через месяц. Если нет, значит такова моя судьба. Она в твоих руках, доченька.
Татьяна сделала это. Она приняла в себя тело матери, и то растворилось в ней, оставляя зародыш нового существа, в котором заснуло сознание Матери. И теперь уже Татьяна становилась для нее Матерью. Только она не знала столько сколько Мать.
Впрочем, она уже знала, и знание это вошло в ее сзнание жестоким штопором, который мог разрушить личность кого угодно. В нее вошла та бездна времени, которую прожила Мать, в нее вошло Отчаяние Ирсканиан, не сумевших найти подходящий мир и готовившихся умереть в космосе. В нее вошло Знание, которое Мать не успела передать Дочери, и теперь Татьяне оставалось лишь разложить это знание для себя, понять все и научиться применять.

Ядерные удары продолжались. Татьяна не совалась в эпицентры и обходила их, двигаясь к берегу океана. Вскоре она оказалась там и не задумываясь вошла в воду, сделав это темной ночью, чтобы люди не могли ее увидеть. Она изменила себя, обратилась в крупную рыбу и поплыла. Сначала, думала плыть к Африке, но вспомнив, что не знает местных языков, повернула вдоль берега и направилась на север. По ее предположениям она могла проплыть так до Черного Моря, а там было не трудно добраться и до России.
Сложности с плаванием возникли только в ближневосточных морях, где она сначала едва не попалась в сети, затем ее обстреляли торпедами с подводной лодки. Ирсканиан увернулась от торпед и изменила тактику своего движения − опустилась ближе ко дну, а затем и вовсе вышла на берег, когда оказалась у границ Египта.
А там, став человеком, она смогла двигаться более уверенно и вскоре добралась до Каира, где не долго рассуждая пробралась на корабль, шедший в Россию.

Глава 5. Зайчиха.


Отсиживаться она могла почти бесконечно. Телу Ирсканиан не требовалось постоянно питаться, чтобы не умереть. Оно могло годами находиться в заторможенном состоянии, поджидая удобного момента, но Татьяна использовала не его, а состояние полусна, когда не надо двигаться, и расход энергии очень низкий.
И все же, на второй же день ее обнаружили. Матросы не были дураками, и на корабле имелась собака, которая и почуяла спрятавшуюся, после чего облаяла, вызывая этим внимание матросов, и те прошли к закутку, где пряталась девушка.
− Баба! − воскликнул первый увидевший. − Ребята, гляньте!
− Я − русская, − произнесла Татьяна, когда на нее смотрело уже четыре пары глаз.
− Врешь! Ты − негритянка! − произнес кто-то. Вокруг раздался смех. − Ну, вылазь оттуда. Идем к капитану. Он и решит, что с тобой делать.
Она не сопротивлялась, и вскоре оказалась перед капитаном, которому доложили об обнаруженной зайчихе.
− Тебя ограбили в Египте, что ли? − спросил он, увидев ее в старом ободранном платье, босиком и с царапинами на руках.
− Нет. Я с Мадагаскара...
Рядом кто-то присвистнул.
− А ну ка, садись и рассказывай, − капитан сам сел за стол, и Татьяна опустилась на табурет, что стоял рядом с ней.
Она не говорила о чудовищах и войне. Рассказала только об экспедиции биологов, о том, что все погибли, а ей чудом удалось доплыть до африки, через которую она и добиралась в Египет. Историю эту она выдумала еще раньше, пока плыла и думала, что говорить дома.
Капитан, выслушав ее, приказал отправить ее в свободную каюту, после чего связался с Москвой и запросил данные об экспедиции биологов на Мадагаскар. Когда же данные подтвердились, в том числе и о бесследном исчезновении, он решил, что девчонка не врет. В любом случае, с ней разбираться не ему, а совсем другим органам.

Она сошла в Новороссийске в сопровождении людей в черном. Те представляли некие гос органы, заинтересовавшиеся ее рассказом, и вскоре Татьяна Гималаева сидела в кабинете перед высокими начальниками и едва не заикаясь рассказывала о "злоключениях" на Мадагаскаре и по дороге оттуда.
Не знала она только о проверке, что ей устроили в одну из ночей, когда в комнату, где она спала, был запущен газ, который должен был воздействовать на человека, но не действовал на пришельцев. Эту информацию русские получили от американцев, что вели бои не только на Мадагаскаре, но и в Австралии. Про Австралию Татьяна и не знала.
На утро в камеру никто не принес завтрак, ее не повели на допрос, и даже охранника не было слышно за дверью. Татьяна все же не была полной идиоткой, и поняв, что ее дело плохо, предприняла попытку вырваться. Решетка за окном показалась ей менее надежной преградой, чем стальная дверь, и разбив стекло, она взялась за стальные прутья. Силы ирсканианину было не занимать и вскоре перед ней появился достаточно широкий выход. Вот только под окном уже было несколько человек, смотревших за ее действиями.
Девушка ничуть не смущаясь людей вылезла из окна, все еще держась за оставшиеся прутья, после чего воткнула когти в кирпичную кладку стены и полезла вверх. Внизу послышался шум, кто-то побежал к дверям, а Татьяна быстро вскарабкавшись на крышу, пробежала по ней и не особенно раздумывая, прыгнула с обратной стороны здания за забор тюрьмы. С охранных вышек прозвучали выстрелы, но было поздно.
Совсем недалеко от забора был лесной массив, и девушка скрылась в нем. А затем в дело вступала техника ирсканиан. Вскочив в небольшую речку, татьяна изменилась и быстро поплыла вниз по течению, а там совсем недалеко речка впадала в море, и выход для нее оказался открыт.

Глава 6. Друзья.


− Привет, хочешь заработать, девочка? − Татьяна обернулась к остановившейся рядом машине, из которой выглядывала улыбающаяся морда молодого кобеля. Чего он хотел было ясно сразу.
− Сто пятьдесят зеленых, − произнесла она, решив, что это ее шанс.
Парень открыл дверцу машины, и Татьяна села туда. В машине были еще двое, и шофер пустил ее вперед. Будь это еще год назад, Татьяна и не подумала бы соглашаться на такой заработок, но теперь все было иначе.
Кто-то уже лез к ней, щупая ее груди.
− Деньги вперед, мальчики, − сказала она, отстраняя от себя руку.
− Это еще что за чудеса? Клиент всегда прав! Обслужишь, тогда и получишь!
− За троих − четыреста пятьдесят, − заявила Татьяна, и в машине раздался смех. Эти могли и вовсе не заплатить. Впрочем, Татьяне уже было без разницы.
− Уговор на сто пятьдесят, и ни цента больше, − заявил тот, что высовывался в окно.
Она промолчала, а машина уже заезжала во двор какой-то дачи. Вскоре девушка оказалась в доме, где ей и приказали сразу же раздеваться.
Она исполнила приказ не переча, и трое парней тут же замерли, увидев исполосованное шрамами тело девушки.
− Да эта уродина и десятки не стоит, − проговорил один из троицы.
− Одевайся, и вали отсюда! − приказал другой.
− Сто пятьдесят баксов, − произнесла она. − Сейчас же, или вы − трупы. Один из троицы подскочил к ней, пытаясь вытолкать за дверь, но руки его внезапно словно вошли в мягкий пластилин, и парень заорал, увидев выскользнувшие из спины девушки белые щупальца. Те обвились вокруг его рук и уже не выпустили. А два других пучка щупалец рванулись к двум другим, и все трое оказались в одной куче, рядом с чудовищем, в которого обратилась девушка.
− Будете платить, или желаете стать моим ужином? − зарычала огромная клыкастая голова.
− Мы заплатим! − завопил один из троицы. Именно его Татьяна и выпустила, приказывая нести деньги.
Тот достал бумажник и объявил, что у него только двести, после чего бумажник оказался в щупальцах чудовища, и вскоре опустел. Пустой бумажник чудовище сожрало, а двести баксов так и остались зажаты в щупальце.
− Ты можешь идти отсюда, а этих я съем, раз они желают сдохнуть за бумажки.
− Они заплатят! − воскликнул отпущеный. − Отпусти их! Отпусти!
− Желаешь снова попасться? − зарычала Татьяна, и новое щупальце обвилось вокруг руки так и не ушедшего парня. Тот отпрянул назад, вырвался и побежал к двери.
− Да отдайте вы ей деньги! − завопил он выскакивая из дома.
А двое других уже были без сознания. Монстр выпустил их, обшарил карманы и извлек еще пару бумажников, которые оказались не столь бедны, как первый.
Получив около полутора тысяч баксов, ирсканиан бросила жертв на полу и неслышно выскользнула из дома через черный ход.
Полчаса спустя девушка уже ехала в полуночной электричке, направлявшейся к ближайшему областному центру. Татьяна поняла, как ей получить документы, и под утро легко исполнила свой план, когда к ней прицепился пьяный кобель. Показываться ему она не стала, а только связала и унесла документ, сунув вместо него зеленый полтинник.
Границу пересекала уже не девушка, а бородатый мужик, который предъявил паспорт, и некоторое время препирался с пограничником, заявляя, что у него родственники в соседней деревне, и он не виноват, что граница прошла так. Пропустили его только когда появился офицер. Тот выслушал слова мужика, стребовал с него пятихатку и пропустил, получив на лапу.
Теперь дорога была открыта, и Татьяна вновь стала собой, не забывая как следует смотреть, чтобы ее не поймали.
Дома ее ждал полный разгром. Дверь квартиры была опечатана, но печатка сорвана, и Татьяна прошла в свою однокомнатную квартиру, понимая, что вряд ли там найдет то, что оставалось перед отъездом.
Вскоре появилась соседка, заохала, заахала, начала рассказывать о грабителях, которые полгода назад ворвались в квартиру и обнесли ее. Остались лишь неподъемные вещи − диван и шкаф, столы да стулья с табуретками. От компьютера висел только обрывок сетевого шнура, на кухне был просто разгром, бандиты побили посуду, сломали шкафчик над мойкой. Нетронутым оказался только холодильник, который ко всему прочему, еще и заработал, когда Татьяна включила его в розетку.
Соседка еще что-то кудахтала, а девушка прошла в комнату, легла на диван и тут же заснула.
Проснулась от звонка в дверь. Появилась милиция, и вскоре дело закрутилось. Гос.органы, казалось, и не интересовались ею. В паспортном столе уже на второй день ей выдали новый паспорт, в институте никто не возражал против восстановления, в ЖКХ странно вежливая чиновница лишь головой покачала, когда принимала оплату за год, да посочувствовала, когда девушка кратко рассказала о своих "мытарствах за границей".
Жизнь, казалось, возвращалась обратно, вот только состояние Татьяны оказалось совершенно иным.
Полторы сотни долларов разошлись очень быстро, и Татьяна оставшись почти без денег, устроилась на работу в магазин, что был недалеко от дома.
Знаний там не особо требовалось, а хозяйкой были родители школьной подруги, которые Татьяну прекрасно знали.

<ГиТаня> Здравствуйте!
<ЗверюгА> Здравствуйте. Мы знакомы?
<ГиТаня> Да, Крыля, мы встречались на канале год назад.
<ЗверюгА> Прошу прощения, просто не помню всех. Есть какие-нибудь вопросы?
<ГиТаня> Да, есть один вопрос. Надо поговорить, но не здесь.
<ЗверюгА> Где?
<ГиТаня> Завтра буду в Питере, к вам можно заехать?
<ЗверюгА> В принципе, можно. Но, далековато от центра Питера.
<ГиТаня> Не имеет значения. Как вас найти?
<ЗверюгА> Звоните XXX-YY-ZZ, и договариваемся о встрече.
<ГиТаня> Хорошо. До завтра. Звонить буду утром, как приеду.
<ЗверюгА> Ok.


Глава 7. Обращение.


Рассказ ГиТани он выслушал молча, когда же она в подтверждение своих слов изменилась и стала большой крылатой ящерицей (то есть драконом), он дико закричал, но вовсе не от страха. ГиТаня мгновенно вернула себе человеческий облик, и уже думала бежать из квартиры.
− Не уходи, − услышала она его голос, и обернулась. − Извини, я не сдержался.
− Ты испугался?
− Нет, ты, разве не поняла моего состояния?
− Не путай реальность с фантастикой, − ответила она, прекрасно поняв намек. − Я стала не человеком, но без сверхспособностей, не считая некоторых мелких вещей.
− Мелких? Обращение в драконицу − это мелкое?! − воскликнул он.
− Да, в общем-то, − тихо ответила она. − И я пришла к тебе только по одной причине. Мы должны спасать Землю.
− Спасать от кого?
− От нас. От меня и тех, кто меня породил. Я родилась человеком, а не такой, какая я сейчас.
Она снова пересказывала, как стала ирсканиан, и на этот раз Крыля слушал совсем по-другому.
− Завтра она вернется, − произнесла ГиТаня под конец. − Ты ведь не станешь противиться обращению?
− Я? Не стану, − произнес он и замер, глядя на девушку. − Поверить невозможно, это словно сон.
− Я тоже поначалу думала, что это сон. Но это не сон. И это очень опасный не сон. Боюсь, что если об этом узнают, начнется такое...
− Да, нам надо как следует подумать о том, как все оставить в тайне. И вообще, как все это поставить.
− Я не могу решать за всех, поэтому я и пришла к тебе. И я думаю, что надо и других драконов собрать.
− Да, возможно, − произнес он, глядя куда-то в пол.
− Ты считаешь иначе?
− Я считаю, что надо как следует все продумать. На самотек пускать ничего нельзя, понимаешь?
− Да, понимаю!
− Вот и прекрасно. Решать за всех мы тоже сами не можем. В любом случае, нам придется выходить и на официальные круги.
− Ты думаешь, это надо?
− Не сейчас, а когда у нас будет план, и когда мы будем не одни.

Время подходило к вечеру. Разговоры об ирсканиан и их способностях продолжались и продолжались. Вместе с ними строился примерный план действий, в котором первое место занимало сообщество молодых людей, считавших себя драконами. Именно такие могли проще всех принять обращение себя в "чудовищ". Нашлось в этом плане место и для фурри, которые, в общем-то были ни чем не хуже. Во всяком случае, таково было мнение Крыли, а ГиТаня в этом несколько сомневалась и предлагала не торопиться с ними.
"Рождение" Матери ирсканиан происходило совсем не так, как у людей. ГиТаня изменилась в какой-то момент, став ящероподобным существом, отделила от себя часть плоти, и та обратилась в небольшую ящерицу, размером со среднюю собаку.
− Она сейчас спит, а когда проснется, будет знать все, о чем мы сегодня говорили, − сказала девушка, укладывая "новорожденную" на диван. − Ты должен понять, что она − не ребенок. Ей много больше лет, чем мне. Она − ирсканиан.
− Я понял, она не будет твоей копией?
− Нет. Если не захочет ей казаться − не будет.
Он подошел к спящей ящерке и осторожно провел по ее боку рукой. ГиТаня чуть отошла, и Мать-ирсканиан шевельнулась, а затем приподнялась и глянула на человека.

Мгновенный прыжок.
Короткая возня.
Тело человека, окутанное полупрозрачной слизью лежит на полу.
Изменения происходят на глазах. Слизь быстро белеет, затем покрывается зеленой коркой чешуи, и с пола подымается ирсканиан, не меньше по размеру, чем стоящая рядом ГиТаня в ящероподобном виде.

− Ты не могла не так резко? − послышался тихий голос.
− А зачем было тянуть? Ты же сама его для меня оставила.
− Он остался? − спросила ГиТаня, обращаясь в девушку.
− Остался, и он будет истино-разумным ирсканиан. Ты сделала хороший выбор, ГиТаня. А теперь мне надо отдохнуть.
− Я надеюсь, ты не пойдешь сразу в город на охоту, − произнесла девушка, все еще рассматривая Мать.
− Не пойду, − ответила та. − Мы ведь можем оставаться на этом месте?
− Да, − подтвердила ГиТаня, и разговор на этом закончился.
За окном стояла ночь, и двое ирсканиан заснули. Старшая, впрочем, ненадолго. Она проснулась с мыслью о необходимости разобраться с сознанием принятого человека. В нем было нечто, что настораживало ирсканиан, и та взялась за изучение человека.


Глава 8. Аспекты Силы.


− Сейчас надо четко определиться с тем, кто мы такие и каковы наши цели? При этом надо прямо признать, что мы находимся в чрезвычайном состоянии − в состоянии войны. И Война эта не с каким-то пресловутым врагом. Это война всего мира против нас, потому что мы формально оказались на стороне захватчиков, и земляне вряд ли примут объяснения того, что случилось, какими бы разумными они ни показались.
− И что ты предлагаешь?
− Во-первых, держать все в тайне до поры до времени. Не распускать инстинкты и не позволять себе дикие выходки, наподобие тех, что творят те недоразумения, что появились в Австралии и на Мадагаскаре.
− А нам кто-нибудь рассказал, что это за недоразумения? Правительство то молчит по этому поводу! И все держится в секрете!
− Именно поэтому и нам надо все держать в секрете. И в то же время, искать контакты с Правительством. У кого-нибудь есть предложения, как это сделать?
− Послать анонимку Президенту с сообщением, что так и так, мы − инопланетяне − и желаем с вами поговорить по душам, как разумные с разумными. Ни нам ни вам этот конфликт не нужен, мы хотим его закончить как можно быстрее и с минимумом крови.
− А у нас такая возможность есть? − раздался вопрос, и все обернулись к зеленой ящерице, что все еще сидела рядом и слушала возникшие разговоры.
− Ты ведь можешь их остановить, Мама, − произнесла ГиТаня.
− Остановить − значит убить, − произнесла ирсканиан. − Я не смогу отдать такую команду.
− Тебе ее и не надо отдавать, − раздался новый голос со стороны леса, и все обернулись на него. Меж деревьев появилась непонятная тень, а затем она обрела форму, и все увидели вышедшего из леса большого серого льва. − Твоя цель − продолжить свой род, но это ведь не означает, что тебе надо наращивать собственную массу. Ты желаешь, чтобы появились иные разумные, подобные тебе. Но при этом ты допускаешь возможным гибель иных разумных. Тех самых, которых ты желаешь обратить в себе подобных. Это неизбежные потери, так почему ты считаешь, что не можешь выбрать, гибель каких именно разумных наиболее рациональна для исполнения главной цели?
− Крыля, ты сам то понял, что сказал? − раздалась тихая усмешка.
− Выбирай, Мать, − произнес серый лев. − Ты командуешь сама всей этой кашей, что заварила, или даешь нам свободу выбора действий, как истино-разумным.
− Я не хочу отступать от того, что уже достигнуто, − завила она.
− Тебя никто не просит отступать от достигнутого. Но надо заметить, что достижение у тебя есть только одно − ты достигла поверхности планеты, на которой существует собственный разум, с которым ты вступила в жестокий конфликт, не важно, по каким причинам. Важен только факт! Ты способна сама просчитать, что станет с тобой и с твоим потомством, если все пустишь на самотек?
− У меня есть шанс на победу.
− У тебя этого шанса нет, − заявил лев. − Нет, потому что ты к голосу разума не прислушиваешься и действуешь только по диким инстинктам. Они тебя уже привели под ядерную бомбардировку.
− Ты желаешь свободы? Так она у тебя есть! Я тебе это сразу сказала, − заявила ирсканиан.
− В таком случае, нам пора решать другой вопрос. Вопрос о том, что делать, когда свобода одного ирсканиан пересекается со свободой другого и вступает в конфликт? Конкретно, действия твоих недоаразумных детей мешают мне делать то, что я делаю.
− Чем мешают?
− Мешают тем, что наносят вред моей репутации. Из-за их дикого поведения все вокруг считают, что и я такой же кретин как они. Доказать, что это не так я могу только показав, что те дикари слушаются меня, но они слушаются тебя, а не меня, а ты меня слушать то ли не желаешь, то ли не способна.
− И что ты предлагаешь мне делать?
− Я предлагаю тебе остановиться, отдать все в наши руки, а самой просто заснуть на время, пока мы сами не загасим этот конфликт и не сделаем то, что желаешь сделать ты − а именно продолжить род ирсканиан. Если же, проснувшись ты обнаружишь, что мы этого сделать не сумели, у тебя будет шанс продолжить все по-своему.
− А если я проснусь на мертвой планете?
− Тогда, будешь думать, как вернуть планете жизнь. Очень надеюсь, что ты это умеешь.
− Мне нужно время, чтобы все продумать.
− Сколько?
− Сутки...

Глава 9. Переговоры.


− Сергей Владимирович, нам надо поговорить, − раздался тихий голос, и человек на мгновение замер, затем быстро коснулся едва заметной кнопки под крышкой стола. − Разговор касается безопасности России и всей Земли, − продолжил голос. − Не ищите меня, я говорю с вами через устройство, вмонтированное в ваш стол. Прикоснитесь к нему рукой, и вы почувствуете вибрацию от звука. − Хозяин кабинета так и сделал, после чего поднялся из-за стола и прошел к выходу. − Вы зря уходите...
Генерал, оказавшись за дверями тут же отдал приказ вызывать техников и начальника охраны.
− Кто-то тайно установил в мой стол переговорное устройство и только что пытался говорить со мной через него. Проверьте все! − приказал он полковнику и покинув приемную направился в другой кабинет.
− Что у вас стряслось, Сергей Владимирович? − тут же заговорил хозяин кабинета, в который зашел генерал.
− Со мной пыталась выйти на контакт неизвестная личность, Александр Николаевич. И по заявлению неизвестного сделано это было через некое устройство, вмонтированное в мой рабочий стол.
− На самом деле, это была инопланетянская шутка, Сергей Владимироваич, − вновь раздался чужой голос. − Александр Николаевич, я совершенно не желаю, чтобы какой-нибудь шпион сообщил в Вашингтон, что в Кремле завелась австралийская зараза.
− Кто вы? − спросил Александр Николаевич.
− Вы можете звать меня просто Лев Бегемотов. Я − русский. Во всяком случае, считаю себя таковым, поэтому прошу вас меня выслушать, прежде чем бросаться бежать из кабинета, как это сделал Сергей Владимирович, услышав мой голос.
− В моем столе тоже вмонтировано ваше устройство?
− Нет, господин Президент. Сейчас я говорю с вами через обыкновенного жука. Ну, не совсем обыкновенного, но это не имеет значения. Я пытался выйти на контакт с вами через официальные структуры, но мне официально заявили, что с психами Президент говорить не будет. Но вы то в курсе, что в Австралии и на Мадагаскаре война идет с инопланетными захватчиками, поэтому вы должны понять, что я не псих.
− Что вы хотите мне сообщить? − спросил Президент.
− Есть группа людей, которая вступила в контакт с пришельцами, и я один из них. Мы хотим урегулировать возникший конфликт и установить официальный контакт так, чтобы на Россию не посыпались ядерные бомбы, как на Мадагаскар.
− Каким образом вы себе представляете это урегулирование? И кто будет отвечать за смерть тысяч людей?
− Оружие землян в данном конфликте убило во много раз больше людей, нежели пришельцы, − объявил Лев бегемотов. − Будем искать виновных?
− Мой первый вопрос остался без ответа. Как вы представляете урегулирование?
− Вариантов два. Первый − инопланетяне выходят на официальный контакт со всеми правительствами Земли, и заканчивают все свои действия в районах, где идут бои. После этого весь мир получает доступ к инопланетным технологиям, которые будут переданы в качестве компенсации за ущерб, причиненный непреднамеренным вторжением. Второй вариант − официальный контакт тайно поддерживается только с Россией. Американцы празднуют победу. А все технологии достаются России в качестве оплаты за предоставление пришельцам убежища.
− Вы понимаете, что второй вариант − это мина замедленного действия, которая может в будущем спровоцировать войну всего мира против нас? − спросил Президент.
− Понимаю, поэтому я и не воплю об этом на весь мир, а говорю тихо, чтобы никто лишний не услышал. А политика, по моему скромному мнению, всегда была грязным делом. Я ничего вам не навязываю, а просто даю выбор. Пришельцам реально нужно только место для жизни.
− Какова гарантия, что получив это разрешение, они не продолжат свою экспансию и не захватят в конечном итоге всю Землю?
− Вы забегаете вперед, господин Президент. Еще нет договоренности даже о встрече с ними, а вы спрашиваете какие-то гарантии непойми о чем.
− Я говорю о вполне конкретных вещах.
− Да? И кто гарантирует, что завтра вы не объявите экспансией инопланетян распространение какой-нибудь новой технологии? Вопрос сейчас стоит только один. Желаете ли вы нормального разумного контакта с пришельцами?
− Было бы глупо отказываться, − заявил Александр Николаевич.
− В таком случае, пора решать, где, когда и как обеспечивать безопасность сторон на встрече? Плюс, необходимо решить вопрос экстренной связи через наши технические средства, потому что метод, который я использую сейчас, неприменим для рабочей связи.
− Почему?
− Потому что у меня нет бесконечного источника энергии для моего таракана.


Глава 10. Операция "Рояль в кустах".



Перед окошком бюро пропусков появился толстый мужчина в очках.
− Пароль − Белый рояль, − заявил он. Женщина за окном некоторое время искала нужные слова в списке, затем потребовала от посетителя документ. − Вы обязаны выдать мне пропуск без всяких документов, − заявил тот.
− Ждите, − приказала она. − Присядьте там где-нибудь. Когда пропуск будет готов я вас позову.
Он исполнил указание и сел на скамейке недалеко от окошка. На другой стороне проходной прошагала группа солдат, а в будке охраны два человека пристально следили за гостем, ожидая указаний начальства, и то вскоре появилось. Из бюро пропусков вышел майор и направился к гостю.
− Лев Бегемотов? − спросил он.
− Да, это я, − заявил гость подымаясь.
− Следуйте за мной.
Офицер проводил гостя через проходную. Где предъявил пропуск на посетителя и отдал распоряжение пропустить его без предъявления какого-либо удостоверения личности.
Воинская часть жила собственной жизнью. Вдали занимались борцы, в стороне маршировал взвод. Из открытого окна учебного корпуса несся хор голосов, распевавший гимн России.

Майор проводил гостя к офицерскому корпусу, и вскоре Лев бегемотов оказался перед седым старичком, который некоторое время пристально рассматривал гостя.
− Ду ю спик инглиш? − заговорил он.
− Нихт ферштеен, − ответил гость.
− Немец, что ли? − переспросил старик.
− У меня на лбу, разве, не написано "Иван Дурак"? Странно, утром ведь подписывал!
− Ладно, не обижайся, − произнес старик. − Надо же мне знать, кому спец-технику выдаю!
− За технику расписываюсь я, дед, − объявил майор.
− Знаю уже, − отмахнулся тот. − Код операции, на который записывать выдачу? − добавил он, глянув на майора.
− РВК-2, − ответил тот, протягивая старику листок с записью кода.
Дед молча проигнорировал листок, прошел к столу и некоторое время калиграфически вписывал в журнал данные о производимой выдаче.
− Расписывайся здесь, − приказал он майору, показывая место. − И не забудь расшифровку подписи!
Майор молча взялся за ручку, а старик отошел от стола, прошелся вдоль полок с аппаратурой и вытащил с одной из них довольно крупный чемодан.
Гость на это смотрел довольно скептически, а майор, закончив писать, обернулся на старика, затем заглянул на другую страницу журнала и быстро ее закрыл, пока старик не увидел.
− Иди сюда, − приказал дед молодому человеку, и очкарик приблизился к столу, на котором оказался чемодан.
− Знаешь, что это такое?
− Ядерный чемоданчик, не иначе, − заявил тот, и дед рассмеялся.
− СВУ-14 − это. Специальное Вызывное Устройство.. Открывай.
Гость не ожидая подвоха взялся за замки и с легкостью их открыл, затем поднял крышку "чемодана" и замер, глядя на агрегат, что находился внутри.
− Маловат что-то, − проговорил он. − Надо, чтобы было пудов пять или шесть.
− На шесть пудов секретность не тянет. А хочешь полегче − покупай американские воки-токи.
Рядом оказался майор и некоторое время рассматривал аппарат в чемодане.
− Ну, дед, ты и вправду жмот, − произнес он.
− Вам секретная связь нужна или вы с бабами болтать собираетесь? Это все, что есть. Остальное уже давно продали американцам.
− Ну так что, берешь или что? − спросил майор гостя.
− Упаковка менее приметная есть хотя бы?
− Упаковку найдем. Штатная тебе в любом случае не положена, − заявил дед, и отправился что-то искать на своем складе.
− Как им пользоваться знаешь? − спросил майор.
− Научите, разберусь.
− Этому учатся годами в военных академиях, а ты хочешь за пять минут научиться?
− Вы собираетесь за пять минут учить меня здесь, как ремонтировать эту рухлядь? − спросил Лев Бегемотов. − Если техника сломается − провал операции спишут на вашу нерасторопность, товарищ майор.
− А тебя, думаешь, за это по головке погладят, пожалеют и не расстреляют в темном тупичке?
− А обо мне вам беспокоиться незачем, − ответил тот, поднял перед собой руку и сделал странное движение пальцами, чем-то похожее на упражнение, которому учат младших школьников для разминания пальцев после длительного письма. Меж пальцев проскочили едва видимые электрические разряды, и майор замер, глядя на них. На мгновение он зажмурился, тряхнул головой и решил, что ему это померещилось. Из темного закоулка появился дед. В его руках был старый рюкзак явно не гражданского вида. Тем не менее, внутри него оказался вполне нормальный рюкзак, и дед некоторое время возился с ними, упаковывая аппарат сначала в один рюкзак, затем во второй так, что второй рюкзак оказался полностью скрыт в первом.
− Значит, инструкцию по пользованию этой гравицапой вы мне выдавать не хотите? − спросил гость, глядя на старика.
− А ты где учился, парень.
− В университете. Нас там учили ламповую довоенную технику ремонтировать.
Дед взглянул на майора, делая странный знак рукой. Тот ответил подобным знаком, и оба глубоко вздохнули, затем выпроводили гостя со склада, и вскоре они оказались в учебном классе, где аппарат вновь оказался распакован, и два человека долго и нудно рассказывали, как им пользоваться, как устанавливать разные режимы, какой надо включать для боевой работы, какой для тестирования, какой для проверки каналов связи и так далее...

* * *


− Ну, как, Лева? Получилось?
− Получилось, если не считать мелких деталей.
− Каких?
− Да так, − махнул он рукой. − За державу обидно. − Он снял со спины рюкзак и водрузил на стол.
− Что это.
− Миниатюрное карманное устройство для секретной связи. Надо проверить, не насажали ли сюда жуков?
Рядом со столом оказалась Мать. Она теперь выглядела как человеческая женщина, лет пятидесяти. Становиться столетней старухой ее отговорили, но и в таком виде она казалась старше всех, что в общем-то и соответствовало действительности.
Мать провела руками над прибором, ее пальцы на несколько секунд зажглись синим светом.
− Примитивная вещь, − заявила она, глянув на Льва.
− Главное, чтобы в ней не было ничего лишнего, − произнес он.
− А что ты считаешь лишним? Я бы посчитала лишней всю эту железяку.
− Ты знаешь, что такое радиоволна?
− Я знаю все, что знаешь ты.
− Тогда попробуй понять, что я бы посчитал лишним и проверь, что такого в этой железяке нет.
− В таком смысле здесь нет ничего лишнего, если не считать лишней массы. Этот же прибор можно было бы сделать размером с обычный мобильник.
− Ты можешь научить меня видеть так же?
− Дай руку.
Он протянул руку, и Мать коснулась ее. В месте касания вспыхнул голубой свет, и Лев на несколько мгновений закрыл глаза, затем открыл вновь, оглядываясь вокруг, затем он подошел к прибору и коснулся его. Его руки так же засветились призрачным светом, и свет на несколько мгновений окутал весь прибор, а затем погас.
− Ты доволен? − спросила Мать.
− Ты ведь знаешь все, что я подумал бы.
− Есть вещи, которые невозможно рассчитать. И некоторые твои идеи мне до сих пор непонятны.
− Ты сможешь их понять. Я на это очень надеюсь. А теперь нам пора уходить. И не толпой, а по одному. Встречаемся, как и было условлено.

* * *


− Ты ведь не считаешь себя бессмертной, Мать? − спросил он.
− Нет. Я тебе об этом уже говорила.
− Тогда скажи мне, сколько тебе лет, в переводе на наши года?
− Это непереводимо. У вас таких возрастов не бывает.
− И все же. Ты должна понимать, что такое время и можешь его выразить в цифрах. Согласно нашим теориям, например, наша планета образовалась примерно четыре миллиарда лет назад, хотя в то время здесь еще никто не жил. Мы можем так считать. И ты можешь так посчитать свой возраст.
− Это будет бессмысленное число. Долгое время меня, можно сказать, что и не было, когда мы спали.
− Посчитай, сколько времени ты бодрствовала. Хотя бы примерно, Мать.
− Примерно, − проговорила она, чуть прикрыв глаза, затем взглянула на человека. − Примерно − Семдесят миллионов лет. И что это дает?
− И это означает, что мне, например, еще предстоит прожить эти миллионы лет. Так?
− Да, так, если тебя не убьют или ты не убьешься сам.
− Эти оговорки можно пропускать.
− Они существенны. Я вижу, что ты хочешь сказать. Ты хочешь сказать, что людей можно подкупить обещаниями бессмертия, но никакого бессмертия нет!
− По сравнению с годами, какие живут люди, твой возраст настолько огромен, что он почти равен бессмертию.
− Почти, но не равен.
− Неужели так сложно плюнуть на мелкие детали? К тому же, никто не собирается обещать всем бессмертие. Это нереально в принципе, ты это и сама знаешь.
− Знаю, поэтому и не понимаю твоих идей.
− Идея очень проста. Люди ценят жизнь, свою, по крайней мере, очень высоко. А ты предлагаешь почти бессмертие, и за это можно получить очень многое.
− Мне это многое не нужно.
− Тебе нужно совсем немного, правда? Тебе нужны всего лишь души всех-всех людей Земли. Даже не всех, тебе хватит и одной тысячной части, если я правильно понимаю.
− Мне хватит и одной тысячной, − подтвердила Мать. − Но ты ведь не собираешься их мне отдавать. Я это вижу!
− Успокойся. Тебе их никто не отдаст за просто так. Но если ты начнешь их забирать силой, тебя остановят так же, как на Мадагаскаре. Остановят, потому что люди в этом увидят угрозу для себя. Для своих жизней. Понимаешь?
− Я же собираюсь дать им во много раз больше жизни!
− А кто в это поверит? Я? ГиТаня? Да даже если тысяча человек тебе поверит, миллиарды окажутся против, потому что не поверят. И именно это проблема, которую надо решать. Решать не атаками и наскоками, а решать разумом!
− Ты ведь и сам не знаешь, как это решить.
− Но я знаю, как к этому решению идти. Я − человек, хотя любая проверка и установит обратное. Но я стал ирсканиан, и я прекрасно понимаю, что получил, и что именно будет пугать людей в первую очередь в этом превращении. − Он взглянул на себя, и руки перед ним обратились в лапы покрытые шерстью с мощными когтями. − Ты знаешь свою силу. Представь, что тысяча таких как ты обратилась против другой тысячи таких же, и началась война. Чем это закончится?
− Я не хочу такого представлять!
− Не хочешь, потому что знаешь, что это будет ужасный кошмар. Настолько ужасный, что Земля его просто не выдержит. И закончится все смертью.
− И что ты предлагаешь?
− Придержать лошадей, Мать. Не гнать, не рваться к тому, чего ты хочешь, со стремительностью локомотива несущегося к обрыву.
− Я это уже поняла и остановила все.
− Ты еще не все остановила. Локомотив − да. Но вслед за ним еще множество вагонов, которые тащат нас всех к пропасти, а ты этого видеть не хочешь.
− Их уже не остановить.
− Их можно остановить. Если ты захочешь. Но ты не хочешь. Не понимаю, почему ты желаешь собственному роду смерти.
− Я этого не желаю! − воскликнула она, вскакивая.
− Тогда, почему ты отказываешься слушать разумные доводы и не желаешь их принимать?
− Ты желаешь получить власть над всеми ирсканиан. И не говори, что это не так. Я вижу тебя насквозь!
− Я и не говорю. И ты знаешь, зачем это мне надо. Кроме того, ты прекрасно знаешь, что я хочу получить власть над всеми недоразумениями, которых ты породила, но не над всеми ирсканиан без исключения. Над тобой у меня власти не будет никогда. Это ведь ясно любому.
− Дай мне руку, − произнесла она.
− Зачем?
− Ты мне не доверяешь?
Он не ответил и молча протянул к ней руку, которая еще за мгновение до этого была когтистой лапой.
Мать коснулась его руки, и в месте касания вновь возникло голубое свечение. Человек на мгновение дернулся, затем закрыл глаза и повалился лицом на стол.
− Ты получишь то, что хочешь, но только вместе со мной, − тихо сказала она, ее тело вспыхнуло и став призрачным светом слилось телом человека-ирсканиан.

* * *


− Связь установлена, − доложил майор.
− Что они сообщают?
− Они готовы к встрече, господин полковник. Странно это.
− Вы обязаны исполнять приказы, майор, а не коментировать то что делаете.
− Простите господин полковник. Если бы я понимал, почему мы на свой территории связываемся с кем-то так, словно... − майор запнулся, потому что из только что подъехавшей машины появился генерал.
− Докладывайте, полковник, − приказал тот.
− Связь установлена, они готовы к встрече. Что им передавать?
− Передавай, что мы вылетаем и будем на месте в условленное время, − приказал генерал и взялся за свой мобильник. Через несколько минут рядом появилась группа вертолетов, один из которых выделялся особо президентской атрибутикой на борту.
Майор только рот раскрыл, глядя на это. Генерал вскоре скрылся в одной из приземлившихся машин, они поднялись в воздух и ушли на восток.
− Будешь и дальше задавать непотребые вопросы, майор? − спросил полковник, глядя вслед улетавшим.
− Не буду, − отозвался тот с дрожью в голосе.

* * *


Вершина горы, на которую опустились машины, выглядела ровной и, казалось, гора здесь специально срезана, чтобы образовать открытое место. Группа военных некоторое время оборудовала место. Рядом с вертолетами появились антены радиолокаторов, от которых к одной из машин проятнулись толстые кабели. Люди смотрели вокруг, оглядывались и вопросительно посматривали на генерала, что стоял рядом с президентским вертолетом. О том, что он пуст, здесь знали все, кроме тех, для кого была приготовлена встреча. Согласно плану операции, первая встреча должна была произойти так, чтобы президент не оказался под угрозой. Вот только здесь не все понимали, о какой именно угрозе шла речь.
− Полковник! Неопознанное летательное средство на северо-северо-западе! − раздался возглас над собравшимися. − Второй радар! Расстояние семь километров, скорость пятьдесят километров в час!
− Визуальное обнаружение! − приказал полковник.
− Визуально − ноль, − раздался ответ с другой стороны.
− Что значит ноль, они что невидимки?! − выкркнул полковник.
− Господин полковник, − раздалось со стороны радаров. Полковник оказался рядом, и инженер торкая пальцами в какой-то экан с непонятными кривыми заговорил нервно и сбивчиво. − Это не вертолет. − проговорил он чуть ли не с испугом. − Это ПТИЦА.
− Птица? Вы что с ума посходили, разучились ложные цели отсеивать, мать вашу?!
− Это не ложная цель, − вновь заявил инженер. − По интенсивности отражения, эта птица не меньше мигаря!
− Это наверняка активный радар, только он может дать такой эффект, − произнес другой инженер, наблюдавший за изображениями на экранах.
− Господин полковник! Есть визуальное обнаружение в ИК диапазоне!
Полковник пробежал к другой группе техников и остолбенело уставился на картинку, что показывал монитор тепловизора.
− Что это? − спросил он.
− Я бы сказал, это дракон, − объявил кто-то из офицеров. − Или птеродактиль.
− Они же холоднокровные и не должны быть видны на тепловизоре, − возразил кто-то.
− Летающих ящеров вообще не бывает, − заявил другой. − Они вымерли миллион лет назад.
− Двести миллионов лет назад, − поправил кто-то.
− Отставить болтовню! − приказал полковник. − Какое до них расстояние?! − он обратился к радарщикам.
− Четыре километра. Через пять минут оно будет здесь.
− Их до сих пор не видно? − спросил полковник.
− Мы видим только неясное пятно в том направлении, − ответил инженер. − четкой картинки нет.
− Может, объявить воздушную тревогу, господин полковник? − раздался еще один вопрос.
− Мы обещали им, что встреча будет проходить без оружия, − возразил полковник. − Объявите только готовность номер один для групп поддержки, и майор взялся за свой связной блок, приказывая боевым группам быть готовыми ко всему, но без приказа не стрелять. − Что там со связью? − полковник обернулся к связистам.
− Фиксируется только несущая частота в заданном диапазоне, господин полковник. Другого сигнала нет.
− Есть визуальный контакт! − раздался крик над площадкой. − Господи, неужели дожили? − тут же возник комментарий.
− Да это же дракон! − возник новый голос. − Черт возьми, точно змей летучий!
Показывать где − уже не требовалось. Все смотрели в нужную сторону, и там над землей действительно неслось на крыльях огромное существо, всем своим видом вопящее "я − дракон!"

* * *


− Ты уверен, что они не начнут палить, увидев нас? − спросила ГиТаня.
− Не уверен, но уверен, что кидать ядрен-батон они не станут, а все остальное нам не страшно, ведь так?
− Я не была бы так уверена.
− Под лежачий камень и вода не течет. Знаешь такое?
− Ладно, летим, что ли?
− Летим. − Лев взобрался на спину драконицы, и та быстро поднялась в воздух.
Вскоре впереди появилась гора, и на ней уже были видны приземлившиеся боевые вертолеты.
ГиТаня летела к ним по прямой, как и было оговорено раньше. За несколько минут она оказалась рядом со встречавшими и приземлилась в сотне метров от них, после чего медленно приблизилась, но не ближепары десятков драконьих шагов. Лев спрыгнул с ее спины на землю, и было видно, как люди вздрогнули из-за этого действия, потому что выглядел он совсем не тем человеком, которого уже видели в Москве. Он был "натуральным львом", и люди, казалось, совершенно не ожидали подобного появления.
Лев прошел к людям, не доходя десятка метров поднялся на задние лапы и медленно преобразился к виду человека.
− Вам достаточно хорошо видно, что мы не трюки голивудской порноиндустрии? − заговорил он, глядя прямо на генерала, вышедшего из вертолета.
Дракон позади пришельца чуть повернулся и так же как лев минуту назад плавно изменился, став похожим на обыкновенную русскую девушку. Она прошла кo льву и взяв его за руку встала рядом с ним перед встречающими.
− Кто вы? − заговорил полковник, выходя вперед, но не приближаясь к чужакам особо.
− Мы − люди, вступившие в биологический контакт с пришельцами, − заговорил молодой человек. − То что вы видели − это всего лишь доказательства моих слов, проявление технологии биотрансформации ирсканиан.
− А кто докажет, что вы не инопланетяне, прикидывающиеся людьми?
− А это незачем доказывать. Мы будем говорить от имени инопланетян, и вам должно быть без разницы, кто мы. Вам нужны еще какие-либо доказательства того, что мы имеем право говорить от их имени?
− Какие доказательства? − спросил полковник.
− Это я у вас спрашиваю, товарищ полковник, согласно предварительной договоренности мы должны были предоставить доказательство, что у нас есть связь с пришельцами, и мы это доказательство предоставили. Теперь вы должны сказать, принимаете вы это доказательство или нет?
− Я не могу это решать в одиночку.
− Скажите, сколько вам нужно времени, и мы вернемся сюда, когда вы скажете.
− Для этого нужно четыре часа, − заявил он.
− В таком случае, − пришелец взглянул на часы на своей руке, − мы вернемся сюда к пяти часам вечера. Очень надеюсь, что здесь будет кто-нибудь способный принимать решения более оперативно.
− А что хотите вы? − спросил полковник.
− Проведения официальных переговоров. И не таких, о которых телевизор вопит на весь мир, выдавая секреты.
Рядом с полковником появился связист и передал трубку телефона.
− Думаю, на этом мы можем закончить первую встречу. К пяти часам вечера мы будем ждать вас здесь, − объявил военный, выслушав голос в трубке.
− Очень хорошо. В таком случае до вечера, − объявил пришелец, и двое чужаков развернулись, чтобы уходить.
Их никто не задержал, и удалившись на полсотни метров два человека остановились. Девушка превратилась в дракона, молодой человек взобрался на ее спину, и крылатый ящер быстро улетел.

* * *


− Спускайся в просеку, ГиТаня, там пролетишь километров пять, а после разлетаемся стаей птиц и через лес к нашему месту.
− Думаешь, они за нами следят?
− А ты на их месте не следила бы? − усмехнулся лев. − Следят всеми возможными и невозможными средствами. Можешь не сомневаться.

* * *


− Вы ведь не открываете все секреты перед американцами, товарищ генерал, − заговорил инопланетянин, когда его упрекнули в том, что он скрывается от обнаружения. − А они-то уж точно люди, и в Америке живут миллионы русских, так и зачем от них что-то скрывать?
− Это совсем другой вопрос.
− Абсолютно тот же самый, − возразил Лев Бегемотов. − Доверие не появляется из пустоты. Ирсканиане грохнулись на Землю, наломали дров, этого никто не скрывает и не отрицает. Но они разумны и как разумные существа хотят жить, а не умирать. Это вы понять способны?
− Способны.
− Вот отсюда и надо идти. Им нужно место для жизни. Нормальное место, где их никто не станет задевать и где они смогут делать то, что хотят. В оплату предоставления подобного места, они предлагают свою технологию, возможности которой вы сейчас и представить не можете, потому что они все лежат за гранью, где для всех людей начинается такое понятие, как "фантастика". Вы сами свидетель одной из подобных возможностей.
− Какова гарантия, что они не станут раздавать свою технологию направо и налево, кому попало? И какова гарантия, что это не приведет к жестоким противоречиям на Земле?
− В данный момен таких гарантий не существует.
− Тогда нам не о чем говорить!
− Вы кое о чем забываете, товарищ генерал.
− О чем?
− О том, что берете сейчас на себя ответственность за безответственное решение. Прерывание переговоров без попытки поиска компромисса является высшей глупостью, какую только можно придумать в подобном положении. Ирсканиан УЖЕ ВСТУПИЛИ в контакт с людьми, а вы ведете себя как обиженный ребенок, которому по голове снежком попало.
− Какой компромисс, если вы не желаете давать никаких гарантий?
− Глупость спрашиваете. Я сказал, что гарантии сейчас нет, но я не сказал, что она не может появиться.
− И какую гарантию вы предлагаете?
− Первое подтверждение мирных намерений ирсканиан − полное прекращение всяких действий с их стороны на Мадагаскаре и в Австралии. Это действие уже произведено, и все сообщения американцев о том, что там продолжаются тяжелые бои − всего лишь их борьба с дымом от их собственных боеголовок.
− Но никто не гарантирует, что это не обычное стратегическое отступление, чтобы перегруппироваться перед новым наступлением.
− И наступая снова они приползли к вам на коленях, − проговорил Лев Бегемотов. − Ирсканиане поняли, что люди способны их убить. Это первая причина, почему они вышли на контакт. И это гарантия того, что чрезвычайных ситуаций подобных мадагаскарской не повторится. Пройдет совсем немного времени, и вы не сможете отличить ирсканиан от обычных людей ни по виду, ни по поведению. Это будет, если вы откажетесь.
− Это угроза? − проговорил генерал. − Подобными заявлениями вы ничего не добьетесь.
− Я всего лишь описываю перспективу на случай вашего отказа сейчас. Чтобы потом, те, кто придет после вас, понимали, что я не бросаю слов на ветер и говорю все, как есть. − Лев Бегемотов поднялся из-за стола. − Я предлагаю сделать очень просто. Сейчас мы разойдемся, вы до завтра переговорите со своим начальством, а завтра мы встретимся снова. С вами или с кем-то другим, не важно. Важно только, чтобы у него было понимание, что мы тут не в бирюльки играем. Вы или не вы выставите свои требования, коли вас не устраивает мое предложение. Тогда и будем решать. А сейчас − до завтра. В десять утра я буду ждать вас здесь.
Генерал дернулся, потому что пришелец перед ним внезапно превратился в дым, который мгновенно рассеялся вокруг и скрылся без следов. Точно так же растворилась в воздухе и девушка-дракон, сопровождавшая льва.

* * *


− Мне кажется, ты наговорил ему много лишнего, − произнесла ГиТаня.
− А мне кажется, что я говорил с каким-то болваном, не понимающим, чего от него хотят. Начинает казаться, что с американцами мы быстрее договорились бы. Хотя они и потеряли на Мадагаскаре больше всех остальных, но живут же они в мире с Вьетнамом?
− Ты меня спрашиваешь? Я плохо понимаю даже, что ты сейчас делаешь?
− Хочется как лучше, а получается опять, как всегда, − вздохнул он. − Завтра последняя попытка. Если на переговоры снова придут идиоты, закончим на этом и начнем план "Б".
− А он у тебя есть?
− Есть варианты.

* * *


− Кто пустил этого Бульдозера на клумбу? − проговорил мидовец, просмотрев материалы "переговоров". Они были не просто провалены. Дилетант, взявший на себя обязанность дипломата, завалил все своим бычьим упрямством и непримиримой тупизной.
− Критика генерала нам не требуется, Василий Иванович, − объявил Александр Николаевич. − Нам нужно выправлять положение. И срочно, вы хотя бы что-нибудь поняли из этих переговоров?
− Если бы там был я, этот инопланетянин сейчас вам не только Луну с неба достал бы, он бы и Фобос к МКС притаранил для исследований, господин президент. − Он же выложился перед этим болваном полностью! Всю свою подноготную на блюдечке принес, а этот бык...
− Значит так, Чапаев. Сейчас бросаешь все, садишься в спец-машину, собираешь кого надо и дуешь в аэропорт. Самолет будет вас ждать и вылетит, как только вы взойдете на борт. К десяти утра вы должны быть здесь. Как угодно!
− Тогда, я начинаю прямо сейчас, − заявил мидовец. − Надеюсь, в самолете будет связь, чтобы переговорить по дороге.
− Будет, не сомневайся.

* * *


− Тревога! Нас окружают! − завопил лейтенант, выскакивая из фургона.
− В чем дело, лейтенант?! − воскликнул полковник, вскакивая от костра, где он просидел всю ночь. Делегация высшего начальства давно улетела, и на месте встречи остались лишь технические группы обеспечения с полковником во главе.
− Вокруг нас более сотни объектов на расстоянии в десять километров, и они быстро приближаются!
− Более сотни? Ты их что, считал?! − воскликнул полковник, вскакивая в фургон с радаром.
− Автомат считает, − ответил сержант, сидевший за пультом. Перед ним светился большой круг, на котором неровной линией высвечивались приближающиеся объекты, слившиеся в почти сплошную линию. − Разрешение радара десять секунд, автомат считает отражения, и их больше ста. по одному-два на каждые три градуса обзора.
− И что, соседние радары их не видят? Или связи с ними нет?
− Связь есть, но там все тихо, Их видим только мы. Скорость до двухсот километров в час, через три минуты они будут здесь!
− Сколько сейчас времени? Точно!
− Девять пятьдесят пять, товарищ полковник.
− Штаб молчит? Сообщи туда о том, что происходит.
− Я уже сообщил, − заявил лейтенант, входя внутрь. − Штаб ответил − ждать. Скоро прибудет спецкоманда для переговоров с этими... Кто они, товариш полковник? Марсиане?
− Не тупи, Витька. − заговорил сержант. − Марсиан не существует. А эти... Эти от другой звезды явились. Можешь не сомневаться.
− А ты откуда такой умный взялся? − заговорил полковник.
− Я из универа сюда загремел, − ответил сержант. − Хорошо еще, что по специальности, а то бы совсем дураком стал.
− А загремел почему? За неуспеваемость?
− За то что скоты в военкомате сидели. Прислали повестку, а я как дурак пришел, принес справку о брони, а они ее сожгли, мне руки заломили и вперед. Хорошо, что в учебке лейтенант человеком оказался. А то бы так сгноили где-нибудь в Мухосранске.
Слова сержанта прервал вызов из штаба и первым его принял полковник, тут же представляясь.
− Что у вас? Нам сообщили, что вас кто-то окружает?
− Радар на полкилометра засвечен, но визуално ноль, − произнес полковник. − Наверно, это трюки этих... − полковник промолчал, не договаривая. − Что там с делегацией? Когда будет? Что им говорить, если они явятся, а никого нет?
− Попросите их подождать. Русский язык-то они понимают.
− Попросить то мы попросим, а что если...
− Полковник, когда наступит это если, тогда и будете спрашивать, − заявил штабист с того конца. − Конец связи.
− Они уже здесь! − раздался вопль снаружи, и полковник выскочил из фургона.
Посреди площадки, словно в каком-то фантатстическом фильме собралась туча серого тумана, который быстро сгущался, превращаясь в фигуру дракона с сидящим на нем всадником.
− Кто-нибудь включил видеозапись? − спросил полковник, и солдат, стоявший рядом показал в сторону. Там был один из операторов, державший на плече камеру.
А дракон в этот момент уже материализовался полностью, повел головой из стороны в сторону, что-то сказал Льву, сидевшему у ящера на спине, и инопланетянин соскочил на землю, после чего преобразился к виду человека. Полковник несколько мгновений промедлил, затем двинулся навстречу. Дракон так же изменил себя, и когда полковник оказался рядом с пришельцами, вместо дракона была девушка, в которой и заподозрить нечеловека было невозможно по виду.
− Здравствуйте, товарищ полковник, − проговорил молодой человек, который минуту назад был львом, а две минуты назад − серым туманом.
− Здравствуйте, − проговорил полковник. − Делегация задерживается, вас просили подождать.
− А сколько ждать не сказали?
− Нет, думаю, недолго, сказали, что они уже летят.
− Надеюсь, ядрен-батон сюда кидать не станут, − проговорил пришелец.
− Какой ядрен-батон, вы чего? − испугался полковник.
− А ни чего. Во время войны по своим били не стеснялись, когда приказывали сверху, думаешь тебя пожалеют, если решат нас здесь прихлопнуть?
− Это же переговоры, а на переговорах так не поступают!
− Я слишком хорошо знаю людей, чтобы понимать, как люди поступают, а как нет, − произнес пришелец.
− Да откуда тебе это знать?! − воскликнул полковник.
− Я родился человеком. Не веришь? − усмехнулся чужак. − А зря.
− Ты инопланетанин. А люди не умеют превращаться в дым.
− А дети не умеют на велосипедах ездить, значит ли это, что они не люди?
− Они дети людей.
− А я − человек, научившийся превращаться в дым. От инопланетян. Будешь утверждать, что такого быть не может?
− Зачем это мне?
− Не знаю, зачем.
− Товарищ полковник! − послышался зов от фургона, и полковник медленно развернувшись зашагал туда.
Через минуту он уже докладывал о спонтанно возникшем разговоре между ним и пришельцем.

Вертолеты с новой делегацией появились на полчаса позже назначенного времени. Появившийся из первого вертолета старичок в смокинге и с галстуком тут же направился к пришельцам и начал с того, что представился, называясь именем Василий Иванович, после чего объявил, что он от имени правительства России выражает благодарность за терпение и мирный настрой. Слова человека лились нескончаемым потоком и казалось, он способен заговорить зубы кому угодно, даже дракону-инопланетянину, что обратился в девушку и теперь внимательно слушал старичка.

Глава 11. Первые ласточки


− Это вы, Василь Иваныч загнули, − проговорил Лев Бегемотов. − Луну с неба. Апокалипсиса захотелось пораньше? Может, сделать чего попроще? Слетать туда и притащить, например, американский флаг, что они там оставили в прошлом веке, а? Или накидать на поверхности отражающие шарики, выложив какую-нибудь фразу по-русски? Представляете, американцы просыпаются, а на Луне жирным ариалом надпись: "Собственность России, платите за лунный свет!"
− Если бы тебя Иваном звали, то куда ни шло, а Лев Дурак − не звучит, − произнес Василий Иванович. − Нормальное дело предлагай, а не глупости.
− Первым делом о безопасности надо думать. О безопасности страны и мира, − произнес Лев бегемотов. − За себя я не боюсь, а вот за Россию.
− Значит, пришельцы нам все же угрожают? − спросил дипломат.
− Мне ли вам говорить, что сделают американцы, если узнают, что Россия заключила с мадагаскарскими инопланетянами какой-то договор о сотрудничестве? Мало того, что весь мир против нас настроят, так еще и решат, что это повод отбомбиться по России всеми ядерными бомбами.
− Если здесь начнут появлятся инопланетные технологии, они это и так поймут, − объявил Василий Иванович.
− Значит, надо сделать так, чтобы они не поняли. Сделать вид, что технологию здесь получили. Или привезли из Австралии, откуда русская научная экспедиция вернулась. Начать с чего-нибудь простенького, наподобие лекарства от рака.
− У вас оно есть?
− На самом деле нет. Есть кое-что более серьезное, но и более опасное. Что вы скажете, если у вас появятся излеченные от рака люди, способные обращаться в дым?
− Эту силу нелзья давать кому попало!
− Именно так, потому я и не спешу кричать на весь мир, что стал суперменом благодаря пришельцам.
− Но они с вас за это что-то потребовали, не так ли?
− Они меня не спросили, когда обращали. Но я на это ничуть не обижаюсь. Вы ведь тоже не обиделись бы?
− Я не был бы столь категоричен. Вы ведь не знаете всех последствий. Не знаете, что они с вас потребуют за это, какую цену придется заплатить в конце концов?
− Если быть точнее, то это вы не знаете, знаю ли я это, − уточнил Лев Бегемотов. − Страх перед неизвестным всегда был первейшим побудителем человека. И я тоже боюсь. Боюсь неизвестности, того, что произойдет, если все, что я знаю о пришельцах, станет известно всем. В первую очередь, это будет жестокий раскол в самом человечестве. Раскол на тех, кто верит и тех, кто не верит. Церковь вообще взбесится и перебудоражит всех. Ведь, на Землю пришел Дьявол и искушает всех силой и бессмертием!
− Вы сказали, бессмертием?
− Я именно это и сказал.

* * *


Большой сферический зал планетария наполняла тьма. Место для наблюдения неба в этот момент маполняла тишина, звездные картины были погашены, и стены не испускали ни одного фотона. Дверь на одной из сторон открылась, впуская в зал слабый луч света, в котором туда вошли два человека. Женщина пятидесяти лет на вид, и мужчина, казавшийся моложе ее лет на десять.
Они встали в центре. Дверь позади закрылась, и зал погрузился во тьму. Затем тьма начала расступаться, а вокруг людей зажглась картинка Земли так, словно они находились в центре ядра планеты. Перед ними раскинулись материки и моря, и всю Землю покрывали белые светящиеся точки, среди которых иногда попадались сверкающие оранжевые и очень слабые зеленые точки.
− Это жестоко, − проговорила женщина. − Убивать своих детей.
− Еще более жестоко убивать разум, мать. Тот самый разум, который ты хочешь дать своим детям. Мы ведь уже закончили спор. И ты согласилась с тем, что надо делать.
− Да, закончили, − произнесла она, глубоко вздохнув по человечески, и взглянула в сторону, где сияли зеленые точки. Они покрывали почти всю Австралию, некоторые светились на Мадагаскаре и на восточном побережье Африки.
Она подняла перед собой руку, затем, коснулась молодого человека и закрыла глаза. Зеленые точки вспыхнули яркими звездами, начали мерцать и угасать. А зал наполнился криком двух человек.
− Не растягивай боль! − кричал он.
− Тогда, она превратиться в шоковый удар.
− Пусть!

Последний всплеск зеленого света угас, и зал погрузился в тишину. Два человека уже не стояли, а лежали на центральной площадке, а стены наполняло мертвенно-белое сияние, в котором не ощущалось изменений. Только где-то в Австралии свершившееся возымело воздействие на людей, но оно не повлияло на свечение белых точек.
Первым очнулся молодой человек, коснулся рукой женщины, и та пришла в себя.
− Я говорила, что так будет.
− Оранжевые − это истино разумные? − спросил он.
− Да. Но не ирсканиане, а только потенциально.
− Сколько их, можешь сказать?
− Несколько миллионов. Один на тысячу.
− Пора действовать, мать.
− Вот, ты и действуй. А я потеряла слишком много сил, убивая своих. Она сжала его руку, и в одно мгновение исчезла, растворяясь в зеленом сиянии.

* * *


− Что у вас происходит, полковник? Почему прекратили бой?
− Противник внезапно прекратил свои действия и словно исчез.
− Что значит "словно исчез"?
− Мы его не видим, господин генерал. Приближаемся к поселку, но в нем нет движения, не считая птиц и мелких животных.
− Вы же знаете, как коварен этот противник, полковник. Не поддавайтесь обману!
− Мы готовы ко всему.
− Действуйте по обстановке!

Войска вошли в поселение и не обнаружили живых врагов. В домах оказались трупы, которые разлагались на глазах, и по приказу полковника химики взяли образцы разлагавшихся тканей, после чего в занятый поселок прилетел вертолет поддержки, и образцы отправились в полевую лабораторию.
К полудню стало ясно, что то же самое происходит и в других местах.
− Похоже, марсиане таки сдохли, командир, − произнес лейтенант. − Как у Уэлса.
− На марсе таких тварей нет, − заявил другой солдат. − Они давно были бы здесь, если бы были там.
− Отставить болтовню! − приказал полковник. − Наша работа не закончена!

Вечер начался с сообщений о множестве пожаров. Выяснилось, что разлагавшиеся трупы инопланетян вспыхивали от малейших искр и сгорали так, словно были пропитаны легко воспламеняющейся жидкостью.

* * *


− Сообщение от Санта Клауса, товарищ генерал, − заявил полковник, появляясь в кабинете.
− Читай, Семен.
− Произошли резкие изменения. Противник прекратил сопротивление и американские войска продвигаются вперед на всех фронтах.
− Значит, они это сделали, − проговорил генерал. − Свяжи меня с Чапаевым.
− Десять секунд.
Вскоре на связи оказался Василий Иванович, и генерал доложил о текущем положении дел в Австралии.

− Они это сделали, Александр Николаевич, − объявил мидовец, появляясь в кабинете Президента.
− И каков твой совет, Василий Иванович? − Президент поднялся из кресла, выходя навстречу посетителю, и они обменялись рукопожатиями.
− Мы на пороге великих событий, Саша. Хочешь верь, хочешь не верь, а это мое предчувствие. Они фактически сдались и отдали себя в наши руки. Если мы этим не воспользуемся, история нам не простит такой оплошности.
− А если мы ошибемся, она простит?
− Они остановили бойню. Американцы сейчас бесятся, не понимая, что происходит. И, если мы откажемся, они пойдут к ним, и, сам понимаешь, они-то от своей выгоды не откажутся.
− А если они играют на две стороны, Вася?
− Тогда, нам надо вытянуть из них как можно больше, пока они это позволяют. Из разговора я понял только одно. Учились они не у акул политики, а вытянули душу какого-то наивного мальчишки и действуют так, как действовал бы он. Они боятся, что что-то сорвется, но сделают все, что мы пожелаем.
− А когда эта наивная душа станет прожженным пройдохой, куда мы пойдем?
− Если постараться, этот пройдоха станет нашим пройдохой. И тогда, он будет делать все, что надо нам. И не нужно сейчас гадать, что да как. Если профукаем все сейчас, нам уже ничто не поможет. Ты же знаешь, в какой мы заднице сидим.
− Ты так и не сказал, что делать будем? − напомнил Александр Николаевич.
− Мне нужны чрезвычайные полномочия для действий на месте. Они желали получить какой-нибудь пустующий район. Думаю, у нс найдется пара таких в предуралье. Начнем оттуда, а по ходу будем думать дальше.
− Думаешь, удастся свернуть, если что-то пойдет не так?
− Постараюсь до этого "не так" не доводить. Если же все пойдет так, то через полгода Россия получит нечто, что выведет ее в мировые лидеры. А если вы тут подсуетитесь, и к Европе подмажетесь, Америка останется с носом навсегда.
− Чем же мы Европе подмазывать будем?
− Да хоть нефтью, хоть солидолом. Тебе ли не знать, Саша, чем европейских буржуев привлечь?
− Ты бумагу-то написал хотя бы, какие полномочия тебе передавать?
− Утром буду у тебя с бумагой. Надо будет водить прямое президентское правление на месте. Чтобы ни одна крыса помешать не посмела. И еще одно. Надо быть готовыми к тому, что в предуралье появится новый российский космодром. Начнем зарабатывать запусками спутников, а там и другие идеи заработают.
− Ты в них точно веришь.
− Верю. Верю, пока есть возможность верить. Потом все это станет нашим, Александр Николаевич. Им ведь в космос вылететь, как нам погулять выйти из Кремля. Эскорт только увязаться за ними не сможет.
− Тогда, жду тебя утром с бумагой. С двумя бумагами. На второй напишешь все, что мы получим в ближайшее время. Нам ведь не только к Европе надо подмазываться. В Москве-реке и своих акул хватает.
− Будет, − объявил мидовец, и попрощавшись с Президентом покинул кабинет. Через пять минут его машина покидала Красную Площадь.

* * *





Оценка: 1.00*3  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Межзвездный мезальянс. Право на ошибку" С.Ролдугина "Кофейные истории" Л.Каури "Стрекоза для покойника" А.Сокол "Первый ученик" К.Вран "Поступь инферно" Е.Смолина "Одинокий фонарь" Л.Черникова "Невеста принца и волшебные бабочки" Н.Яблочкова "О боже, какие мужчины! Знакомство" В.Южная "Тебя уволят, детка!" А.Федотовская "Лучшая роль для принцессы" В.Прягин "Волнолом"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"