Mak Ivan: другие произведения.

Машка

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Новинки на КНИГОМАН!


Peклaмa:


Оценка: 3.74*6  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    12.10.07 появился у меня тут небольшой просвет в доступе до интернету
    потому и выкладываю... э... так скажем, очередную людоецкую сказку :)
    Да, пока не забыл... Микль, чтоб тебя перевернуло и подбросило!

Ivan Mak


Машка


На стене этого города я оказался совершенно внезапно и абсолютно неожиданно для себя. Я так и не понял, как так случилось, что я переместился из самого обычного совмещенного санузла, самой обычной однокомнатной квартиры, которую я снимал в самом заурядном пригороде Питера. И переместился я так, что оказался в той же самой позе, в какой сидел на унитазе, только оказался я на крепостной стене средневекового города, а мой зад свисал с этой самой стены, и делал я то же самое, что и на унитазе − опорожнял свой кишечник.
В отличие от обычной квартиры, здесь на это мое действо смотрело множество людей, а мой кал сыпался на головы каких-то людей, оказавшихся за стеной.
А вместе со всем этим безобразием, я внезапно увидел вместо своих рук большие когтистые лапы, и глаза мои смотрели поверх широкого носа, а взглянув на себя, я внезапно понял, что тело мое покрыто чешуей, несколько более светлой на животе, нежели на руках и, как потом оказалось, и на всем остальном теле.
От такого я едва не кувырнулся назад через стену на головы тех, кого я только что самым натуральным образом обосрал.
− Так их, Машка! − услышал я чей-то крик со стороны, и обернувшись понял, что рядом на стене стоит еще одна группа наблюдателей, не считая тех, что я видел перед собой. А этим самым именем они называли меня.
− Машка? − Почти в изумлении произнес я, и мой голос меня самого напугал. Впрочем, в руки я себя взял довольно быстро. От рычания, что вырвалось из моего горла, наблюдатели отпрянули от меня, а я поднялся, решив, что пора заканчивать это грязное дело.
В этот момент в стороне затрубил рог, и люди, что стояли внизу, кинулись по каменной лестнице на стену. Через минуту рядом уже кипел бой. какие-то коротышки лезли с той стороны, а те, что на стене, отбивали их атаку. В этот момент я понял, что был не просто драконом, а огромным драконом, ростом не меньше пяти человек, то есть метров пять или шесть.
Несколько коротышек влезло на стену и напротив меня, и я решил, что мне надо таки делать общее дело, а не стоять и смотреть, как эти люди пытаются пробить мою чешую копьями или угодить стрелой мне в глаз.
Чуть развернувшись, я несколькими щелбанами отправил в полет со стены тех, кто был рядом со мной.
− Жри их, Машка, жри! − раздался чей-то голос рядом.
Я чуть промедлил с тем, чтобы скинуть очередных атакующих, и мысль, что врагов и вправду можно жрать, сделала свое дело. Я схватил первого попавшегося коротышку и ничуть не сомневаясь в правильности своих действий, проглотил его.
Казалось, горло чем-то обожгло, и я едва не взвыл, но тут же ощутил, как жжение исчезает, после чего схватил следующего атакующего когтями. Чуть приглядевшись, я понял в чем дело. На этом человечке были стальные латы с шипами на плечах, на спине и по бокам. В ту же секунду пойманный рубанул меня мечом по лапе, но чешуя выдержала удар, и я второй лапой начал сдирать с латника его защиту.
Когда он остался без железа на теле, я схватил его зубами и прежде чем проглотить, как следует прожевал. На этот раз никакого жжения в горле не было, только солдаты рядом смотрели на меня как-то странно. Нескольких атакующих я снова сшиб со стены. Последнего поймал и раздев проглотил не жуя.
Атака заканчивалась. Вновь послышался звук рожка, и солдаты, покончив с последними врагами, начали присаживаться тут же на каменных выступах, чтобы отдохнуть.
Я уселся на камнях и стал рассматривать себя. Первым осмотру подвергся хвост. Которым мне удалось даже шевелить, и чувство хвоста показалось каким-то почти невероятным. Хвост был длинным, и на конце имел костяной нарост в виде плоского лепестка. Кроме того, на хвосте были плотно отдеты три кольца − два железных и одно... поначалу мне оказалось, что бронзовое, но присмотревшись, я вдруг понял, что оно золотое.
− Машка, ты чего? − послышался голос рядом. − Может, тебе плохо?
Я повернулся на голос и увидел солдата, стоявшего совсем рядом. Он подошел к самому моему животу и хлопнул по нему ладонью.
− Чего стучишься? − заговорил я, стараясь, чтобы голос не был рычащим. И это удалось. − Хочешь туда попасть? − спросил я, наклонившись к человеку.
Тот отскочил.
− Ты чего, Машка? Не балуй! Ты же только что слопала восьмерых! на тебя что, жор напал? Ты же раньше больше трех-четырех не глотала.
− А тебе их жалко, что ли?
− Ну, насмешила! − воскликнул он. − Да накой их жалеть, супостатов?! − Он замолк, и я не нашел, о чем больше говорить. − Слушай, тебе что, правда нехорошо? Что-то ты неважно выглядишь.
− Мне воды надо, − сказал я, решив, что такая тема вполне подойдет.
− Так спустись вниз, к колодцу, − произнес он, махнув рукой в сторону. Я глянул туда и заметил там сооружение с крышей. Рядом с ним было несколько человек, кто-то доставал воду, кто-то пил, кто-то промывал раны. Я приподнялся и глянув на лестницу, по которой солдаты подымались и спускались со стены, решил, что она не для меня. А раз так, мне ничего не оставалось, как соскочить вниз, и я это сделал. Оказавшись в воздухе, я внезапно ощутил еще пару новых частей тела. Крылья раскрылись сами, спасибо инстинктам, и я не бухнулся на землю, как думал, а плавно приземлился, едва не раздавив оказавшегося подо мной человека.
− Спятила, Машка?! − раздался вопль. Солдат выкатился из-под меня, а я не отвечая прошел к колодцу. Сначала мне дали выпить ведро, затем я обнаружив, что вода в колодце совсем близко к поверхности, просто сунул в него голову и начал хлебать большими глотками.
− Лопнешь, Машка! − крикнул кто-то, и я хлебнув в последний раз вытащил голову из колодца. В животе теперь ощущалась приличная тяжесть от воды, и я отойдя чуть в сторону, разлегся прямо посреди двора.

Проснулся я от того, что кто-то лупил меня по животу.
− Вставай, ящерица! − раздался грубый неприятный голос, и я открыв глаза увидел человека в шутовском балахоне и палкой в руке. Этой палкой он и бил мне в живот, но совершенно не причиняя боли. − Вставай, я тебе сказал! − завопил человек.
− Ты кто такой? − зарычал я, приподняв голову.
− Совсем спятила, ящерица? − выкрикнул он, обернувшись ко мне. − Я − твой хозяин! Если ты сейчас же не встанешь, ты получишь наказание!
Я встал, решив не нарываться. Хотя не мог и представить, какое такое наказание мне может придумать маленький человечек.
"Хозяин? А я кто? Раб? Или рабыня?"
Мысль об этом тут же заставила меня действовать, и я ничуть не сомневаясь в своем праве, схватил хозяина когтями и лишь чуть подумав втолкнул его себе в задницу.
− Вот тут твое место, хозяин! − прорычал я и сел так, что хозяин и не смог бы выбраться.
Несколько человек, находившихся вокруг, поразевали рты и чуть разошлись, глядя на меня.
− Ну, кто желает стать моим завтраком? − спросил я, глядя на них и облизываясь.
− Ты чего это на своих пасть разеваешь, Машка? − раздался ответ со стороны. − Вон, куча врагов мертвых, бери и ешь их сколько хочешь!
Человек показал в сторону, где действительно была навалена куча тел. Они уже были без лат и оружия, со многих стянули и одежду. Я прошел к куче, чуть принюхался и принялся за еду, решив, что эти мертвецы еще не успели протухнуть.
− Машка, ты же летать не сможешь, если будешь столько жрать! − снова заговорил кто-то из людей
− А голодной летать легче, что ли? − фыркнул я и отойдя от кучи вскочил на стену, а оттуда прыгнул вверх, раскрывая крылья.
Полет получился не лучше чем полет пьяного ежика, но в воздухе я кое-как удержался и некоторое время сильно дергался, пока не нашел правильный ритм движения крыльев. Его мне подсказал все тот же инстинкт, который, по счастливому обстоятельству, не оставил тело драконицы, когда то лишилось своего разума и приняло иной.
В полете я вдруг понял, что разум драконицы мог попасть в мое тело там, в "обыкновенной квартире", и я едва не грохнулся, представив, в какую ситуацию попала она в тот момент.
Обогнув пару шпилей я все же поднялся выше, и теперь видел весь город. Он был не особенно большим, и войска противника осаждали его со всех сторон. За счет чего город собирался держаться, я не особенно понимал, но защитники были явно в повышенном настроении. Возможно, они знали что-то такое, чего не знал я. Может, на помощь спешила другая армия, или под городом были тайные ходы, уводившие через гору к местам, где нет врагов. Возможно, причина была в другом.
Я продолжал летать, разглядывая город, когда мое внимание внезапно привлекла темная точка над лесом. Присмотревшись, я увидел дракона, довольно быстро летевшего к городу.
Вскоре он оказался над стенами и тогда я разглядел на его спине человека, который что-то показывал дракону знаками, а затем указал вниз, и крылатый, сделав небольшой полукруг, приземлился в центре города, около дворца, который я приметил довольно давно и собирался к нему лететь, когда решу, что полет пора заканчивать.
И это время настало. Я пролетел к месту, где приземлился дракон, и бухнулся почти рядом с ним.
− Здорово, дура, − произнес дракон. − Ты пьяная что ли, что так грохнулась?
− Привет, дурак, − ответил я. − Я не пьяная, просто мне хозяин в заднице летать мешает. − Ничуть не смущаясь, я опорожнился прямо перед драконом, и тот ошалело уставился на человека, вымазанного в дерьме, что вывалился из моего зада.
− О, черт, − пробормотал он. − А ты вовсе не дура! − Он вдруг прыгнул в сторону, затем помчался ко дворцу и вскоре оттуда послышались вопли людей.
Я пошел вслед за драконом и обнаружил нескольких мертвецов. Кто-то был обезглавлен, кто-то проткнут когтями, и я двинулся по кровавому следу, оставленному драконом.
В зале, куда он меня привел, я увидела и дракона и его хозяина, и еще нескольких людей. Хозяин что-то говорил, словно пел, а дракон стоял истуканом и не мог пошевелиться. Я не особенно раздумывая подошел к хозяину дракона, и он не успел ничего сделать, оказываясь в заднице своего дракона. Пока я затолкал его туда, дракон не шелохнулся и так и оставался стоять, глядя в одно место.
− Что это такое, Машка?! − раздался вопль человека со стороны.
− А ты кто такой, чтобы меня спрашивать? − зарычал я, оборачиваясь и показывая клыки. Человек шарахнулся и попытался бежать, но его остановила большая когтистая лапа. Моя, разумеется. − Ты мне не ответил, кусок дерьма! − зарычал я, и человек заблеял что-то совершенно непонятное.
− Говори четко, пока я не решила, что ты просишься ко мне в животик!
− Я − третий советник Повелителя, − проговорил он, наконец, более внятно.
− Отпусти его, Машка! − возник приказ, и я повернулся на голос. Рядом стоял молодой парень, лет двадцати по виду.
− А ты кто такой, чтобы мне приказывать? − зарычал я.
− Эт-то Повелитель, − проблеял у меня под ухом советник, которого я так и держал в когтях.
− Делай, что я сказал! − вновь потребовал Повелитель, и я решил, что надо бы послушаться. По крайней мере, сейчас, чтобы потом хуже не стало.
Советник вывалился из лапы и отполз от меня. Краем глаза я заметил, что несколько человек вытаскивают хозяина из задницы его дракона. А дракон, так и стоял истуканом.
− Что происходит, Машка? − произнес Повелитель.
− Не знаю, − буркнул я. − Похоже, меня околдовали, − добавил я, решив проверить, как здешние люди относятся к подобной ереси?
− Тогда, иди в свой зал, Машка. И отдохни как следует! А я, как только найду мага, пришлю его к тебе, чтобы он посмотрел, что можно сделать.
− Я плохо помню, куда идти, − заявил я, и Повелитель тут же нашел провожающего. Им стал паж − мальчишка лет четырнадцати. Казалось, ему доставляло удовольствие вести меня через дворец, а когда мы оказались на месте, он глянул на меня как-то странно.
− Тебя, похоже, и вправду околдовали, − сказал он. − Ты не сказала мне ни слова по дороге. − Парень уже собрался уходить.
− А ну, стой, − произнес я, и он обернулся около дверей. − Иди сюда, − приказал я, он послушался, прошел ко мне и встал почти перед самым моим носом. − Ты, я вижу, смелый парень, − тихо произнес я.
− Машка, да что с тобой!
Я улегся на бок и осторожным движением взял парня лапой. Он не дернулся и не попытался вырываться, даже, когда я перевернулся на спину, поднимая его над собой.
− Ты хочешь меня трахнуть? − спросил он.
− Я? По-моему, это ты хочешь меня трахнуть, − ответил я.
− Да, я хочу! − воскликнул он.
− И как ты это себе представляешь?
− Ты меня себе на живот опусти.
− А, может, тебя сразу в живот опустить?
− Это я сам сделаю, − произнес парень.
Я опустил его на свой живот, и он начал быстро раздеваться, а когда остался в чем мать родила, прошел по животу вниз и оказался над драконовским влагалищем.
− Лапы раздвинь пошире, − приказал он, и я это сделал, после чего резко свел их вместе от возникшего ощущения, когда он спрыгнул в женское лоно драконицы. − Не зажимай меня! − воскликнул он, оказавшись там по пояс. − Раздвинь! − Он коснулся руками моих задних лап, словно расталкивая их, и я снова раздвинул лапы, после чего едва не взвыл от накативших ощущений, когда он провалился в меня по грудь и начал шевелить внутри меня ногами.
Под конец, я уже сам толкал его внутрь и вытаскивал назад, пока рядом не возник чей-то вопль.
− Ты что же это с мальчишкой делаешь, блядища чешуйчатая! − Отвлекшись от извращения я увидел рядом толстую женщину со скалкой в руках. Я тут же повернулся на бок и схватил ее в пасть. Женщина взвизгнула, скалка вывалилась на пол и покатилась в сторону, а я чуть помяв ее на языке, глотнул.
− Машка, ты спятила! − раздался голос из пи@ды. − Выпусти ее назад, сейчас же! Своих нельзя жрать!
Я только притормозил движение жертвы в пищеводе, и она застряла посреди дороги до желудка. Само ощущение живого человека в глотке мне понравилось не меньше чем извращенный секс, и я чуть помедлив повернул движение в пищеводе, и женщина вывалилась из моей пасти на пол.
Она оказалась без сознания. Я осторожно разодрал ее одежду когтями, лизнул в лицо, а когда женщина не очнулась сразу, легконько шлепнул ее кончиком языка по щеке.
Раздался вопль, она попыталась вскочить и убежать, но я задержал ее лапой.
− Машка, отпусти меня сейчас же! − завопила она.
− Ну уж нет, где это видано, чтобы драконица обед отпускала? − проговорил я.
− Твоя еда в подвале, а я не еда! − завопила она.
− В каком таком подвале?
− В подвале! Там смертники ждут, когда ты их съешь! − выкрикнула женщина вновь пытаясь вырваться.
Парень в этот момент вывалился на пол, потому что я уже стоял на полусогнутых лапах.

И прошел вечер, и прошла ночь. Утром я проснулся с мыслью, что все происшедшее не более чем сон, но открыв глаза, я увидел все тот же зал. За дверями стояли какие-то люди, и я это чувствовал своим новым нутром.
Открыв выход, я обнаружил за ним стражников и группу связанных грязных людей, которых тут же повели ко мне.
− Это еще что такое? − зарычал я, останавливая их.
− Это смертники, Машка, твой завтрак! − произнес один из стражников.
− Такие грязнущие? Сначала, помойте их!
− Да какая тебе разница? − воскликнул человек.
− Вот, сейчас слопаю тебя, и будешь знать, какая разница! − зарычала я, и стражник перестал ерепениться. Осмотрел жертв и приказал гнать их на мойку.
− И тряпье с них все сымите! − добавил я вдогонку и ушел в свой зал.
Их привели через полчаса, мокрых, но чистых, и я еще какое-то время раздумывал, правильно ли делаю? С одной стороны, у меня разум человека, с другой, не окажись я здесь, тут все текло бы по прежнему, и эти утренние жертвы уже были бы съедены.
Я решил "не нарушать порядок" и прошел к дергавшимся жертвам. У них были заткнуты рты, поэтому они только дергались, издава лишь невнятное мычание.
Я выбрал того, что потолще, взял его и посмаковав немного, медленно проглотил. Медленно, чтобы насладиться возникавшими чувствами. Затем я взял другого, третьего. У кого-то из оставшихся вывалился кляп, и он завопил, что он невиновен, что это не он убил, что это кто-то другой. Я подошел к вопящему и проглотил его следующим, не обращая внимания на слова.
После четвертого в животе ощущалась полнота, но я сожрал и пятого, а шестого приказал развязать, объявляя, что хочу за ним побегать. И я бегал за жертвой несколько минут, пока та не выдохлась. Стражники не давали смертнику выскочить в дверь, окна были закрыты решетками, и бедолаге ничего не оставалось, как продлевать свою жизнь, бегая от меня. Его я заглотил так же медленно, как первого и некоторое время катал туда-сюда по пищеводу, услаждая свои чувства.
− Ну ты и жрать, Машка, − проговорил стражник, оказавшийся рядом. − Смотри, какое у тебя пузо стало!
− Хочешь в него попасть? − тихо спросил я, касаясь человека носом.
− Не хочу! − воскликнул он, отпрыгивая. − Машка, прекрати баловаться!
− Я тебе кто, девчонка или прорва людоедская? − прорычал я.
− Девчонка, конечно, кто же еще! − воскликнул он.
− Ну, я тебя сейчас точно слопаю!
Я двинулся к нему, и стражник отбежал за дверь.
− Прекрати, Машка! Вот, черт! − выругался он и побежал куда-то, а я немного пройдясь по залу, пошел на выход и вскоре уже бродил по парку перед дворцом. Люди реагировали на меня по-разному. Кто-то улыбался, махал руками, кто-то, наоборот, старался скрыться.
Проходя мимо одного из флигелей, я услышал, как меня кто-то зовет.
− Машка! Машка, иди сюда сейчас же! − вопил голос, и я покрутив головой понял, что это кричит женщина из окна четвертого этажа. Я подошел к стене, встал на задние лапы и дотянувшись до окна, заглянул в помещение.
− Чего надо? − зарычал я, глядя на бабу Дусю, что вчера вечером успела побывать в шкуре драконовского ужина.
− Тебя везде ищут, к Повелителю! − сказала она, отойдя от моей морды, всунувшейся в окно.

Повелитель приказывал мне лететь в соседний город с посланником на спине, и я не возражал, объявил только, что не помню дорогу в тот город, на что получил указание слушаться седока.
Лететь, как выяснилось, надо было почти двое суток, и в первую ночь мой наездник едва не замерз, когда спал. Во вторую ночь я предложил ему лечь рядом со мной, под моим крылом, но человек отказался, заявляя, что "он не идиот".
Ночью пошел мокрый снег, и человек долго ворочался из-за него, пока не встал и не пошел собирать дрова для костра. Я делал вид, что сплю, хотя его движение рядом меня мгновенно пробудило.
Мне было не холодно. Вода стекала с моей шкуры, и я лежал, засунув лапы и хвост под себя, а голову под крыло.
Наездник еще долго разводил костер, потом сидел рядом с ним и грелся. Под утро, когда осадки закончились, он снова заснул, а я "проснулся" и вскоре пошел прогуляться. Окрестности казались совершенно безлюдными, но вернувшись к месту стоянки, я увидел там трех чужих людей. Двое связали моего наездника, третий уже рылся в его вещах, и у меня не осталось сомнений в том, кто они.
Я тихо вышел из-за леса. Хруст костей первой жертвы заставил двух других обернуться и с воплями кинуться прочь. Но убежали они недалеко. Одного я схватил лапой, другого сбил с ног хвостом, после чего, ничуть не медля проглотил сначала одного, потом другого.
− Может, мне и тебя слопать? − проговорил я, подходя к связанному человеку. − Ты ведь даже не подумал, что я жрать хочу после длинного перелета.
− Ты спятила, ящерица?! − воскликнул он, пытаясь выбраться из пут. − Ты обязана подчиняться мне! Тебе это Повелитель приказал!
− Хм, и вправду, − пробормотал я и облизнувшись улегся рядом с человеком. − Ты долго валяться будешь? Лететь уже пора.
− Развяжи меня! − резко выкрикнул он.
− Ах, развязать, − проговорил я и подойдя к нему начал дергать веревку когтями. Когти у меня были острые, но круглые, без режущей кромки, из-за чего перерезать веревку не было возможности, и я попытался ее растрепать, тыкая когтем, а затем порвать по ниточке.
Человек это видел, но был связан и ничем помочь не мог. В конце концов, провозившись почти полчаса я разорвал веревку, и он дальше освободился сам, приказав мне отойти в сторону от него и ждать, когда он будет готов.
К полудню мы долетели до нужного места. На стенах города было не мало стражников, они махали руками, показывая на меня, а наездник в какой-то момент резко приказал мне лететь вниз и опускаться у ворот, потому что таков приказ стражи.
Я выполнил указание, и вскоре мы оказались на земле. Стражники встретившие моего наездника долго о чем-то с ним ругались. Я слышал только некоторые слова, в том числе его заявление о том, что я − "глупая никчемная необученная ящерица".
О чем посланник говорил в городе, мне не сообщали. И в город меня не пустили, приказали оставаться у стены и жевать траву. Траву я жевать не стал, но у стены прошелся и некоторое время прислушивался к словам людей наверху. Болтали они о многом, но более всего о драконе, оказавшемся под стеной.
− Эй, дракон! Иди к воротам, тебя там зовут! − раздался крик со стены. Я глянул на кричавшего, что стоял между высоких зубцов, развернулся и направился к воротам. Кричавший убежал, видимо, докладывать, что я уже иду.
У ворот меня встречал всадник.
− Ну, ты и вымахала, Машка, − произнес молодой парень, соскакивая с нервничавшей лошади. Он прошел ко мне, а лошадь унеслась за ворота, где ее и поймали. Парень подошел ко мне без всяких церемоний и хлопнул ладонью по боку. − Абалдеть! − воскликнул он.
− А ты кто такой? − заговорил я, стараясь делать это тихо.
− Машка, ты чего, не узнаешь меня?! − воскликнул он. − Я принц Аркад! Ты у меня жила, когда маленькой была! Забыла, что ли?
− Забыла. Меня маг околдовал так, что я все забыла, и теперь мне кажется, что я в другом мире жила раньше. И там все было не так как здесь. Так что, придется тебе мне все рассказывать заново, если не хочешь переселиться ко мне в брюхо.
− Этот паршивый маг тебя что, людоедству научил?! − воскликнул Принц.
− Не знаю, чему он меня учил, − буркнул я. − Не помню. Помню только, что жрать хочу постоянно, сколько бы ни слопала.
− Зря тебя отец отдал этому магу на обучение, − проговорил принц. − Слушай, а ты людей на спине возить не разучилась?
− Не разучилась, − ответил я и опустился, подставляя принцу шею, чтобы он забирался на нее.
Он сделал это не медля и тут же завопил:
− Полетели!
И я полетел. Чуть разбежался и взлетел, после чего понял, что принц перепугался. Он прижался к моей шее, вцепился пальцами в чешуйки так, что чуть не выдрал их, и я сделав круг над полем перед городом вернулся вниз.
− Струсил? − фыркнул я.
− А если бы я свалился? − проговорил он. − У тебя тут и зацепиться незачто!
− Надо было на спину перебираться и за шипы держаться, − сказал я.
− А ты и вправду сильно изменилась, − проговорил он тихо. − иди за мной, Машка.
И я пошел. Он провел меня через ворота, гаркнув на стражников, что попытались не пустить драконицу в город. Вперед убежал какой-то мальчишка с воплями о том, что: "Принц Аркад ведет дракона!" И улицы перед нами мгновенно пустели. Я замечал взгляды из-за дверей и закрытых ставен, из-за плотных заборов и высоких калиток, но никто не остался на улице, по которой я шел вслед за Принцем.


Старик в дурацком балахоне долго осматривал меня со всех сторон и, наконец, отошел к принцу и тихо заговорил, считая, что я не слышу его слов.
− Вашу драконицу, принц, кто-то инициировал, − произнес он. − Она получила магическую силу и, если ее не обучить правильно, то могут возникнуть большие сложности.
− Тогда, скажите, что надо для ее обучения? Я не хочу ее потерять!


− Раба в Школу Магии никто не примет, − произнес старый маг. − Не пройдут никакие уловки, как бы вы не попытались обойти закон. При поступлении производится магическая проверка, и существо, находящееся в зависимости от другого, будет выявлено сразу же. Вы не можете использовать для этого никакие магические договоры, никакие иные договоры. Поэтому, у вас, Принц, есть очень мало вариантов для выбора. Вы либо отказываетесь от своей затеи, обучить драконицу магии, после чего остается вероятность того, что магия в ней проснется сама в совершенно неизвестном виде. Либо Вы даете ей настоящую свободу и отправляете учиться в Школу Магии, из которой она вернется Магом, подчинить которого не сможет никто в этом мире. Если же она привязана к вам как к другу, то она вернется к вам, и я не могу знать, каковы будут после этого отношения между вами.


Высокие черные стены в первый момент меня даже напугали. Я смотрел на них из окна кареты и думал обо всем, что со мной произошло за последнее время. Я знал, что совершенно не желаю возвращаться в свой дом. Я знал, что магия этого мира имеет такое множество проявлений и применений, что дал обещанию Принцу Архаду вернуться по окончании школы магии только за то, что он меня сюда отпустил и нанял сильного мага, который дал мне первый урок, научив драконовскому обращению. Обязанность эта была совсем слабой, и я подумывал, что, быть может, и не сдержу его, если обстоятельства сложатся как-то иначе. И все же я не желал начинать с темных дел, а потому твердо решил, с момента поступления в школу вести себя как можно сдержаннее и спокойнее.
Карета въехала на широкий мост перед черными воротами и развернулась, останавливаясь поперек моста. Кучер соскочил со своего места и тут же открыл передо мной выход. Я вышел на каменную мостовую. Или, надо говорить − вышла, потому что обращение не изменило мой пол, и я была в легком красивом платье, какое носили девушки в этом мире. В руке я держала сумку с документами, необходимыми для поступления в школу магии, и с деньгами, которыми принц Архад снабдил меня в приличном количестве. Их должно было хватить на первый год, а дальше Архад обещал давать деньги еще в обмне на мое обещание приезжать на каникулы, которые у учеников магов случались два раза в год. Если же у меня возникли бы какие-нибудь сложности с приездом, он обещал приехать сам или прислать кого-нибудь из верных людей.


− А мы вас давно ждем, − произнес старик, встретив меня посреди широкого двора за воротами, через которые меня пропустили сразу, как только охранник увидел магическое направление на обучение.
− Я нигде не задерживалась по дороге, не считая пары дней, когда карета сломалась, − заявила я, решив, что оправдательный тон в этот момент не уместен. − Говоря эти слова, я протянула магу свой документ, и он глянув на него мельком пригласил меня идти за ним.
В школе, как я и ожидала, оказалось множество самого разного народа. Большинство были люди, но были среди них и иные расы этого мира, о которых я почти ничего не знала. Лишь некоторые мне показались "знакомыми", потому что дома я прочитал не мало фантастики, где обилие разных рас разумных было нормой. И сейчас я смотрела на учеников школы, выделяя из них эльфов и гномов, обычных людей и оборотней. Не было здесь только драконов и иных крупных существ в своем виде.
Старик проводил меня через вестибюль в административное крыло и вскоре я оказалась перед Верховным Магом Виолеттом. Когда старик назвал его имя, я решила, что Верховный и вправду окажется фиолетовым, но ничего подобного не оказалось. Маг оказался обычным человеком, и в его одежде не было даже намека на фиолетовые части. У него была зеленая мантия и зеленые шаровары. Зеленый был явно его любимым цветом.


Маги шарили по мне своими приборами, жезлами, амулетами. Чего они хотели найти, я не знал. Мог разве что подозревать, но еще перед выездом, маг, научивший меня обращаться, дал мне несколько уроков, из которых стало ясно, что драконовское обращение самое лучшее, и обнаружить в ином существе дракона можно только если этот дракон сам пожелает быть обнаруженным. Я же этого не желал, поэтому маги во мне видели только девушку с магическими способностями и никого более, а проверку они устроили потому что так здесь заведено, и подобным образом они проверяли всех поступавших.

− Привет, меня зовут Гарри, а тебя как? − спросил меня один из учеников, встретив в коридоре рядом с комнатой, в которой меня поселили.
− Гарри Поттер? − спросил я, едва сдерживая смех от вида его очкастой физиономии.
− Не Поттер, а Гарри Лорх, − произнес он. Ты не хочешь себя называть?
− Меня зовут Мария, − заявил я, решив, что от имени "Машка" надо бы избавляться.
− А с чего это ты решила, что я Поттер? − спросил он.
− Так, с того, что ты похож на Гарри Поттера из детской сказки.
− Глупая шутка, − буркнул он и пошел от меня. Я не стал его догонять, потому что рядом уже собирались новые ученики, желавшие познакомиться.
Пока я с ними знакомился, я и не заметил, что в мою комнату привели еще одну девчонку, и я обнаружил ее только, когда вернулся туда, решив взять деньги, чтобы идти вместе с новыми знакомыми в местный бар.
Судя по виду мою соседку звали Мымрой Обыкновенной, но она от этого имени отказалась и назвалась госпожой Брагсой, и оказалась сильно недовольна, когда поняла, что ее посеили в комнате не одну. Мое предложение пойти со всеми в бар она проигнорировала, и я ушел, взяв что нужно.
В баре для учеников первого круга, был выделен отдельный стол, так же было и для средних, и для старших. Совсем отдельное место предназначалось для преподавателей и магов, уже закончивших обучение.

Молодые ученики рассказывали о себе, и своих странах и своих делах. Больше всего они интересовались тем, у кого какая магия, и в этом вопросе я оказался на последнем месте, потому что не сумел назвать ни одну стихию, к которой бы относилась моя магия.
− Как же ты поступила, не зная свою стихию? − спросил Гарри, глядя на меня сквозь свои очки.
− Я поступила по направлению Королевского Мага, − заявила я, не зная, что и сказать. − И в нем не было указаний никаких стихий, только сказано, что у меня есть способности.
− Направление Королевского Мага − это серьезно, − пробормотал один из новых учеников. − Но самое лучшее направление обычно дают Королевские Шуты, − добавил он, и за столом раздался смех. Мне смешно от этого не было, но я не собирался в первый день с кем либо ссориться, поэтому чуть усмехнувшись глянул на ученика и проговорил:
− Видать, у тебя именно такое направление. − Отчего все рассмеялись еще больше.
− Да уж посерьезнее, чем у тебя! − воскликнул он и отвернулся.
− Не обращай внимания, это же просто шутка, − заговорил Гарри.
− А у тебя какая стихия, Гарри? − спросили его. − Ты так и не сказал!
− У меня − вода, − заявил он, и никто этим особо не впечатлился, только я заметил, что говоря это он как-то подозрительно смотрел вниз, а не на вопрошавшего.
"Празднование" по случаю поступления в школу магии продолжалось до самого вечера, пока не появился кто-то из преподавателей и не объявил, что ученикам пора расходиться по своим комнатам.
Брагса уже спала, когда я вернулся в комнату. Я не стал ее будить и постарался не особо шуметь, когда укладывалса спать. Тем не менее, ночью я проснулся от ее вопля и открыв глаза увидел, что она прыгает на своей кровати, одновременно показывая рукой куда-то на пол. Я поднялся на ноги, некоторое время смотрел вниз, но ничего не увидел, пока дверь в комнату не открылась и не появилась женщина с факелом в руке. В свете факела я увидел на полу змею, которая извивалась и шипела, глядя на меня.
Шипела она недолго. Вошедшая Женщина махнула свободной рукой, и вылетевшая в змею молния мгновенно ее уничтожила, так что и следов не осталось.
− Кто из вас это сделал? − спросила она, глядя на меня и на мою соседку.
− Это она! − завопила соседка, показывая на меня. − Она мне змеюку в постель подсунула!
− Дура полоумная, − проговорила я, усаживаясь на свою постель.
− Это твоя работа? − спросила женщина, глядя на меня.
− Не моя.
− Тогда чья?! − воскликнула она.
− Мадам, я здесь всего первую ночь, и еще не знаю даже, какая у меня стихия, − произнесла я, глядя на нее в упор. − И я не могу знать, кто подкинул змею в нашу комнату. Не понимаю вообще, зачем это могло потребоваться. Я спала, когда эта полоумная госпожа заорала, словно змею увидела.
− Ты сама, полоумная! − завопила Брагса.
− С этим мы еще разберемся, − произнесла женщина и ушла, закрывая за собой дверь.
− Ты за это еще заплатишь! − зашипела Брагса.
− У тебя тупые шутки, девочка, − произнес я. − Заглохни и не мешай мне спать, − и я лег обратно, накрываясь одеялом.
Утром после завтрака нас обоих отправили в кабинет Верховного Мага школы, где был учинен допрос, на котором ничего так и не выяснилось. А под конец Брагса начала требовать, чтобы меня из ее комнаты выселили, и чтобы ей предоставили отдельную комнату.
− Отдельные комнаты в нашей школе предоставляются только старшим ученикам, да и это бывает только в очень особых случаях, заявил Верховный Маг.
− Я буду жаловаться! − завопила Брагса.
− Это занятие не более полезное, чем дурные вопли по ночам и распускание нюнь, − проговорил Маг. − Отправляйтесь на свои занятия.

Я прошел на выход первым и вскоре уже сидел в классе, где находилось еще семеро младших учеников, ожидавших появления преподавателя.
− Что там у вас случилось, ночью? − спросил Гарри, глянув на меня.
− Змея ночью заползла к нам в комнату, а моя соседка подняла из-за этого скандал.
− Змеи по ночам просто так в комнаты не заползают, − проговорил один из учеников.
− Значит, эта дура орала из-за того, что ей змея привиделась, − проговорил я. − Идиотская ситуация.
В дверь класса вошел Маг-учитель, и все поднялись со своих мест.
− Итак, начнем со знакомства, − заговорил он, − после знакомства мы отправимся в начальную лабораторию, где будут проведены тесты на Стихии и уровень Силы, в соотсветствии с которыми вы и будете обучаться. − Меня зовут Дориан Грост, я − ваш Ведущий на весь первый круг. Все вопросы по своему обучению вы будете решать со мной. Все Вопросы бытового плана вы должны решать с начальником общежития.
− А вопросы магической защиты с кем решать? − спросил Гарри.
− Магическая защита − это общешкольный вопрос, который вы можете обсудить с Верховным Маго школы. Почему у вас возник этот вопрос?
− Сегодня ночью в одну из комнат общежития заползла магическая змея, которая сильно напугала Марию.
− Меня она ничуть не напугала, − заявил я. − Эта моя соседка разбудила меня воплем ночью как полоумная.
− С этим вопросом, как я и сказал, к Верховному. А сейчас продолжим знакомство.
Когда все назвали свои имена, и Дориан Грост сверил их со своим списком, первый час занятий закончился, и все отправились к лабораториям.
− Тест на стихии очень прост, − заявил преподаватель. − Вы проходите рядом с клетками, в которых сидят стихийные зверьки, и по их реакции мы определяем, у кого какая стихия. Кроме стихий, проверяется еще и животная магия, по реакции группы зверьков, соответствующих разным животным. Итак, кто пойдет первым? − спросил он, оглядывая учеников.
− Я, − вызвался Гарри, и ушитель провел его к ряду с клетками, в которых сидело множество существ. Реакция на молодого ученика у них была самая разная. Одни пытались отойти от решетки, когда ученик подходил к клетке, другие, наоборот, приближались, и по их реакции стало ясно, что у Гарри не только водная стихия, у него оказалась еще и огненная, и к стихиям, добавилась животная змеиная магия. У остальных шестерых парней стихии так же оказались двойными, и к ним тоже прибавлялись магия какого-нибудь животного.
− Ну-с, барышня, теперь ваша очередь, − произнес учитель, и я прошел к клеткам.
Земляной зверек повернулся ко мне хвостом, после чего задними лапами метнул в меня через прутья песок. Водный вылез из воды и прошел вслед за мной вдоль решетки. Воздушная птица с силой замахала крыльями, нагоняя ветер, огненный сверкнул на меня глазами и остался сидеть не двигаясь. Кошка зашипела, змея едва не вылезла из-за решетки, кто был в следующей клетке, я не знал и понял только, когда подошел. Из клетки на меня глянул сверкающим взглядом маленький дракончик, к которому мне вдруг захотелось прикоснуться, и я это сделал, просунув руку через решетку. Дракончик не противился и только лизнул мою ладонь, когда я погладив его вытаскивал руку назад. В последней клетке сидел кролик, и он увидев меня тут же забился в угол своей клетки. На этом тест закончился, и я прошла к ученикам, глядя на преподавателя, который должен был вынести свой вердикт на мой счет.
− Первый раз такое вижу, − произнес он, после чего не сказав более ничего, он прошел к клеткам, подошел к той, где сидел маленький дракончик и что-то просвистел. В ответ послышался подобный свист от дракончика, и человек обернувшись глянул на меня так, что у меня чуть было пупырышные мурашки не случились.
− Вы не боитесь сказать, что у нее драконья магия? − вдруг спросил Гарри.
− Драконья четырехстихийная, − произнес Дориан Грост. − Плюс змеиная и кошачья. Добавил он. Никогда такого не видел.
− Наверно, нас не спроста в одну группу назначили, − произнес Гарри. − Отец мне рассказывал, что двухстихийники − это очень большая редкость. − Он смотрел на меня довольно странно. − Знаешь, обращаться с чешуехвостом, как с котенком, это надо либо не иметь головы, либо не понимать, что делаешь, − произнес он.
− Я похожа на безголовую? − спросил я.
− Думаю, ты не понимала, что делаешь. Укус чешуехвоста абсолютно смертелен для любого мага.
− Он меня не пытался кусать, − проговорил я.
− Вот это-то более всего и странно.
− И совсем не странно, − раздался голос учителя, появившегося в комнате. − Это просто действие драконьей магии. Чешуехвост к ней наиболее чувствителен, и почуяв ее принимает такого мага за своего, потому и не кусает.
− А тест на силу мы сегодня будем проходить? − спросил Гарри.
− Сегодня, Гарри, не беспокойся. Но сначала я должен прочитать лекцию по безопасности при проведении этого теста. То что у вас у всех сила не маленькая, я полагаю, никому объяснять не надо. И поэтому, тест Силы с вами мы будем проводить не в здании, а на открытом месте, на учебном полигоне. Рассаживайтесь. Лекция будет длинной.
Техника безопасности заключалась в том, чтобы каждый молодой ученик должен был понять, как контролировать ту или иную стихию, не выпуская на волю слишком мощные силы. Для каждой стихии контроль был свой особый, и учитель объяснял все. Лекция закончилась только перед обедом, а после обеда группа отправилась на полигон, рядом с которым уже собралось множество зрителей, что желали видеть молодых сильных учеников и их способности.
− А почему не было техники безопасности для животной магии? − спросил я, когда Дориан вел нас на полигон.
− Потому что самое сильно проявление животной магии − это всего лишь обращение в иное существо. А это далеко не так опасно, как может быть со стихией.
− Значит, я буду обращаться в дракона? − спросил я.
− В дракона, в змею или в кошку. Быть может, и в иных зверей. В волка − наверняка, не думаю, что зря кролик от тебя шарахнулся.
− Он же мог и от кошки, и от змеи, и от дракона шарахнуться, − проговорил Гарри.
− Это уже не так важно, − ответил учитель.
− А когда я смогу обернуться драконом? − спросил я.
− Не спеши с этим, Мария. Это еще зависит от стихийных сил. Когда достигнешь достаточных уровней по всем четырем, тогда и сможешь обернуться драконом. И змеей, и кошкой, тоже. Магия обращения не столь сложна, но она требует сил и хорошего контроля. Сейчас обозначился только твой потенциал, и он у тебя уникальный, но если он выйдет из-под контроля невовремя, может случиться непоправимое. Поэтому, не спеши.
− Я спрашиваю только, чтобы знать. А то вдруг, я завтра проснусь в своей постели змеей или кошкой, а то и драконом. Это, мне кажется, будет не особенно приятно.
− Приятного в обращении не много, это точно, но оно и не предназначено для развлечений.
Они дошли, наконец, до полигона. Там, как оказалось, уже шло тестирование других групп, и я некоторое время смотрел, на проверки своих новых знакомых.
− Ты будешь тестироваться последней, Мария, − заявил Дориан.
Я не возражал и занял место среди зрителей. Тестирование Силы было не особенно сложным. Земляная стихия проверялась по весу подымаемых камней, водная по высоте столба воды, который ученик мог вырастить в бассейне. Воздушная стихия проверялась с помощью измерения силы ветра, который проверяемый загонял в аэродинамическую трубу. Огонь же проверялся толщиной прожигаемой железяки.
Когда на полигон вызвали мою ствервозную соседку, я насторожился и внимательно следил за ее магией. Она у нее была земляной, и сила ее оказалось не особенно большой, но впечатлила бы любого немагика. Под ее руками воспарил булыжник размером с конскую голову. Больше всего из поступающих было водников и воздушников. Двойных стихийников было всего семеро − те, с которыми я оказался в одной группе, и вскоре наступило время их проверки.
Гарри поднял столб воды на такой уровень, что вокруг раздались охи и ахи среди молодежи.
Огонь его тоже оказался не слабым и прошиб железяку восьмого уровня силы.
После теста он оказался почти без сил, и его проводили до скамейки двое учеников среднего круга. Затем продолжились тесты двухстихийников, и, наконец, подошла моя очередь.
Я более всего заботился о технике безопасности, поэтому не особенно напрягался, когда принялся за тест.
Камень у меня поднялся не особенно большой. Всего лишь, размером с кулак.
Вода долго колебалась, пока не выплеснулась из бассейна небольшой волной.
Воздух засвистел в трубе словно реактивный двигатель, и индикатор силы воздуха выполз на отметку девять с половиной баллов.
С огнем же получилось не особенно хорошо. Я ощутил в себе странную силу, в результате чего резко ограничил выплеск огня, и он едва преодолел две пластины, объявляя, что у меня сила огня на два балла. Впрочем, и это было довольно много, потому что присутствовало вместе с тремя другими стихиями.
Тест меня тоже не слабо вымотал, и я плохо помнил, как оказался в своей комнате. Соседка надо мной тихо посмеивалась, когда меня оставили на постели и ушли. Я на это не обращал внимание и вскоре заснул.
Потекли дни учебы. Госпожа в моей комнате больше не кричала по ночам, и дни проходили спокойно. Как вскоре выяснилось, наша группа обучалась, по специальной усиленной программе, и на развлечения, какие устраивали остальные ученики по вечерам, у нас не оставалось времени.
Очередной ночью меня разбудило рычание. Я проснулся и осторожно повернувшись к соседке, увидел ее в обличье волчицы. Та сидела на своей кровати и рычала что-то совершенно бессвязное, после чего резко обернулась в мою сторону, но я успел закрыть глаза, и она, возможно, не заметила моего подглядывания.
Утром я не стал с ней разговаривать, а сразу же направился к Виолетту, и Верховный Маг, выслушав мои слова о волчице, объявил, что это ничуть не опасно, что моя соседка − настоящий оборотень и обращалась в волчицу еще до поступления в школу, что это происходит периодически по ночам во время полнолуния и еще не особенно ей подконтрольно, а по сему, она в виде волчицы просто боится что-либо делать. Тем не менее, Верховный поблагодарил меня за сообщение и попросил в случае возникновения чего-либо подобного сообщать ему. Пообещав, что я так и сделаю, я ушел в столовую, где вскоре присоединился к своим одногруппникам.
следующую ночь я проснулся от рычания уже над своим ухом и открыв глаза увидел над собой оскаленную пасть волчицы.
− Ты наябедничала! − зарычала она, − И ты сейчас за это заплатишь!
Мне показалось, что еще мгновение, и она вцепится клыками мне в горло, и эта мысль мгновенно все во мне переменила. Волчица не успела издать ни звука, как я оказался вокруг нее, и сжал ее мощными змеиными кольцами. И желание у меня было только одно, схватить эту стерву пастью о проглотить. Она дергалась, пытаясь вырваться, хрипела, пытаясь зарычать или завыть, и мы свалились с моей постели на пол.
Утром я помнил только, что в дверях снова появилась ночная дежурная магичка, и удар ее молнии пришелся мне в голову, после чего все провалилось во тьму.
Допрос в кабинете Верховного проводился отдельно. Сначала под магическим конвоем туда привели меня, и Виолетт потребовал, чтобы я рассказал все что случилось. Я рассказал, как все помнил, и меня увели в соседнюю комнату. Затем на допрос привели оборотня, и маг долго выпытывал из нее, почему она напала на свою соседку по комнате в общежитии.
Брагса только огрызалась в ответ, заявляя, что это я на нее напала, а не наоборот. Но Маг, видимо, знал правду, потому и не поверил ей, после чего начал ее расспрашивать о других событиях, о которых я ничего не знал. Закончился допрос на первой змее, что появилась у нас в комнате ночью, и истеричка завопила, что в нашей комнате только одна змея, и что эта змея − я, а не она.
Допрос закончился, и нас развели по группам. Дориан смотрел на меня несколько косо, затем, после первого часа лекций отвел меня в сторону и спросил, когда я научилась обращаться в змею.
− Думаю, это произошло сегодня ночью, когда моя соседка пыталась меня загрызть.
− Может, тебе это показалось?
− Может, и показалось, но именно поэтому и произошло обращение. Иной причины я не вижу.
− Ты можешь это повторить?
− Не знаю. Верховный запретил мне обращаться в змею. Он сказал что это может вызвать панику.
− Завтра вместо самостоятельных упраженений у тебя будут отдельные занятия от всех, Мария. По-моему, ты раньше спрашивала о безопасности животной магии, и мне кажется, что это из-за того, что ты уже обращалась сама в каких-то экстремальных ситуациях. Доверься мне и расскажи об этом. И я помогу тебе научиться контролировать себя.
− Я расскажу, но не сейчас, − заявил я. − Завтра, на дополнительных занятиях.
− Хорошо, постарайся сдержать себя до завтра.
Вечером я обнаружил, что моей соседки нет, как нет и ее вещей. Я на всякий случай проверил свои вещи, и свой магический сейф, в котором были спрятаны деньги и документы. Все было на месте, и магия утверждала, что никто кроме меня не пытался открывать сейф.
Успокоившись, я лег спать, а утром сам направился к Верховному и спросил о соседке.
− А зачем тебе знать, где она? − спросил Виолетт.
− Я хочу быть уверена, что она не выскочит из-за угла и не вцепиться мне своими клыками в горло, − ответила я.
− Она не выскочит, − заявил маг. − Потому что еще вчера она покинула школу, и больше никогда сюда не придет. − Не понимаю даже, почему вы так невзлюбили друг друга с самого начала?
− Она повела себжя как заносчивая стерва с самого начала, − ответил я. − В первый же день пыталась заставить меня называть ее госпожой и не пошла вместе со всеми отмечать поступление. Потом была эта змея. Я так и не понимаю, откуда она взялась.
− Я подозреваю, что это было твое действие, − заявил маг. − Возможно, даже, неосознанное. Ты ведь в тот момент уже ее недолюбливала.
− Не знаю. Если это было мое действие, то в программе обучения что-то не так.
− Что не так?
− Нет занятий по технике безопасности животной магии.
− Сегодня у тебя будет такое занятие, Мария. Это для нас, действительно урок. Думаю, он пойдет нам на пользу. А теперь иди, если у тебя больше нет вопросов.

Дориан проводил меня через длинный коридор, в крыло, где я еще не бывал. Я смотрел по сторонам во все глаза, замечая то, чего не было в других частях школы. В некоторых местах были видны выбоины в стенах, словно тут когда-то шли бои. В одном из углов непонятно зачем стоял старый ржавый рыцарский доспех. Мы прошли мимо него, и Дориан открыл широкую дверь в темный зал, где не было ничего, кроме стен, мощных колонн, поддерживавших потолок и песка на полу.
− Стой здесь, − приказал он мне, оставляя посреди зала и проходя через центр в другой конец.
Я стояла и смотрела на учителя. Тот остановился в какой-то момент и резко повернувшись ко мне вдруг обратился в темно зеленого дракона. Я лишь на мгновение замерла, и во мне внезапно сработал некий ключ, после чего меня уже ничто не сдежало, и я обратился в драконицу.
За время обучения в школе магии я успел прочитать не мало книг о драконах, и потому понимал, что Дориан был дракон мечехвост, а я − самка иглохвоста. Отношения между драконами мне были почти неизвестны, поэтому, когда Дориан приблизился ко мне, я отошла назад и едва не уперлась в каменную стену зала.
− Не пугайся, я не сделаю тебе ничего дурного, − заявил Дориан, продолжая приближаться. В конце концов, он оказался рядом и коснулся своей лапой моей чешуи на плече, затем легонько провел когтями по ней и остановился, глядя на меня. − Невероятно, − произнес он. − Подобное обращение я еще не видел.
− За то я видел, − раздался рядом новый голос, и я узнала в нем голос Верховного Мага. Он появился рядом в виде крупного кошака с черной шерстью, отливающей фиолетовым блеском. − Так обращаться могут только настоящие драконы, − проговорил кошак, глядя на меня. − Вот только я никогда не видел, чтобы магический драконий амулет промолчал, встретив дух настоящего дракона. − Кошак протянул ко мне свою лапу, на которой блестел браслет, один из тех, которым меня проверяли при поступлении. − В этом теле находится человеческий дух, и это однозначно, − заявил Виолетт.
− Ты можешь вернуть себе прежний вид, Мария, − заявил Дориан, мгновенно обращаясь в человека. А я стоял и смотрел на него и на кошака, не зная, что и делать. − Стань человеком, Мария, и ничего не бойся. Мы не причиним тебе вреда, − повторил Дориан.
И я, несколько успокоившись, запустил в себе программу обращения в человека, как меня учил Маг.
− Вот и отлично, − произнес Виолетт, так же становясь человеком. − Теперь все встало на свои места, − добавил он, глядя на меня. − Ты могла и не скрывать перед нами, что уже умеешь обращаться в дракона, − произнес он. − Хорошо еще, что все выяснилось вот так, а не с каким-нибудь ЧП, наподобие того, что уже случалось.
− Есть еще одна проверка, − произнес Дориан.
− Не сейчас, друг мой, не сейчас, − заявил Виолетт. Верховный прошел ко мне и глянул прямо в глаза. − Просто держи себя в руках, Мария. А главному контролю мы тебя научим. Надо будет немного скорректировать твой план обучения, но это-то не сложно.
− А что мне теперь делать? − спросила я.
− На сегодня твои занятия окончены. Возвращайся в свою группу и, если успеешь, сделай все самостоятельные упражнения, которые даны на сегодня. А сюда приходи завтра в это же время. Ты все поняла?
− Да, − ответила я. − Мне только надо знать, что можно, а что нельзя расказывать всем.
− Ты можешь рассказывать все что захочешь, − ответил Верховный. − О том, что Дориан умеет обращаться в дракона, знает вся школа, вам просто еще никто не говорил. Обо мне тоже знают все. А о себе ты расскажешь сама, если захочешь. Мы об этом никому лишнему говорить не будем. Об этом от нас узнают только члены Магического Совета школы.

Я вернулась в свою группу и взялась за заданные упражнения.
− Ты что-нибудь нового узнала? − спросил Гарри, оказавшись рядом.
− Узнала, − ответила я. − Думаю, и вы об этом скоро узнаете. Я теперь умею обращаться не только в змею, но и в дракона.
− Серьезно?! − воскликнул Гарри.
− А зачем мне так шутить?
− А я тоже уже обращался в змея, − заявил Гарри. − Еще до поступления в школу.
− Ты тогда попал в какую-нибудь серьезную переделку? − спросила я.
− Да, − ответил он, вздохнув и загасив огонь, который держал в руке в порядке упражнения. − Мне казалось, что это так ужасно, когда знаешь, что обращаешься в такую скользкую тварь. Отец у меня тоже оборотень, Но он не змей, а просто черный ворон. Может, он и прилетит сюда, если дела не задержат.
− А твоя мать? − спросила я.
− Она погибла.
− Извини.
− Ее убили люди, − произнес Гарри. − Я, когда узнал, отец меня тогда едва сумел сдержать. Мне хотелось их всех перебить! А потом они узнали о моем обращении и хотели убить меня. До сих пор не забуду их вопли − "убить змееныша!" А потом мы бежали. Сначала, в имение моей бабушки, потом отец отправил меня сюда, он не ладил с бабушкой, потому что она тоже змея. Когда мы пришли, она его едва не задушила, а я обратился в кобру и укусил ее. Ей этот укус ничего не сделал, но она бросила отца, напала на меня и остановилась только, когда он крикнул, что я ее внук. До сих пор в дрожь бросает, когда все вспоминаю. И бабка моя, просто кошмарная. Врагу такой не пожелаешь.
− И что в ней кошмарного? − спросила я.
− Она людей глотала чуть ли не каждый день. Слуга что-то сделал не так, что-то сказал не так, и все. Нет человека. Она и меня пыталась научить глотать людей. Я едва от нее вырвался тогда.
− Может, глотать врагов, оно не так и страшно? − спросила я, глянув ему в лицо.
− Ты смеешься надо мной?! − воскликнул он, отпрыгивая.
− В первый день, когда я оказалась драконом, я сожрала восьмерых человек, − заявила я, глядя на него.
− Но как ты могла?! − воскликнул Гарри.
− Я не только смогла, я и не видела причин, почему этого нельзя делать, − заявила я. − Потому что они нападали на город в котором я жила. В тот день, когда после боя собрали всех убитых и свалили в кучу, эта куча была выше второго этажа. И не понимаю, чего ты так удивляешься, Гарри. В мире, где каждый день убивают тысячи людей, жалеть врагов − глупо.
− Она права, Гарри, − раздался голос Дориана. − Когда-нибудь ты поймешь, что пожалев и оставив в живых врага, ты этим убьешь своего друга, и тогда боль окажется во много крат тяжелее.

− Тебя зовут Мария? − спросила девчонка, подходя ко мне во время перерыва в занятиях, когда я просто бродила по коридору.
− Да, − ответила я, глядя ей в глаза. Они мне на мгновение показались зелеными, но затем вдруг стали желтыми. Или это мне показалось. − А ты кто? − Я уже видел, что она − ученица среднего круга − об этом говорил знак, висевший на ее шее.
− Меня зовут Шара, − объявила она. − Идем, Дориан сказал мне найти тебя и привести с собой.
− Он не сказал, зачем? − спросила я.
− Ты это скоро узнаешь. − объявила она, прибавляя шаг. − Не трусь, я тебя не укушу.
− Не понимаю, зачем мне трусить.
Мы оказались в том самом зале, где я впервые узнала, что Дориан обращается в дракона. Он уже был там и стоял у дальней стены в своем драконьем облике. Шара пробежала к нему и остановилась, развернувшись.
− Ну же, Шара, давай, − произнес Дориан, и ученица шагнув как-то странно в сторону начала быстро меняться. Через минуту перед Дорианом стояла уже не девушка, а дракон − чешуехвост, и я вдруг поняла, что это именно она была в той самой клетке, во время первой проверки.
Я больше не раздумывала и сама обратилась драконицей, после чего Шара резко развенулась и зашипела, глядя на меня.
− Успокойся, Шара, она тебя не тронет, − заявил Дориан.
− Это она сидела в клетке? − спросила я у Дориана.
− Да, Мария.
Я подошла к ней ближе и осторожно протянув руку, коснулась ее шеи, как в тот раз.
− Ты обещала, что не станешь меня кусать, Шара, − произнесла я, и драконица захлопнула пасть, после чего шагнула чуть вперед и тоже коснулась моей шеи.
− Зачем мы здесь? − спросила Шара, обернувшись к учителю.
− Вы должны кое-чему научиться, девочки, − объявил Дориан. − Вы уже знаете, что близится время обще школьных магических состязаний, и в нем вы будете должны сыграть особую роль.
− Нам придется драться друг с другом? − спросила я.
− Нет, Мария. Драконьи драки − это не для нашей школы. Вы должны будете выступить в своем драконьем виде, но не в качестве соревнующихся. Многие века в нашей школе существует традиция, по которой в полуфинале школьных соревнований, ученики вступают в борьбу с драконами, и тот, кто проходит это испытание, тот и проходит в финал. Раньше, для этого в нашу школы прилетали настоящие драконы, но после драконьих войн сто лет назад, все изменилось, и драконы к нам больше не прилетают. Поэтому, для этих соревнований мы приглашаем магов, с драконьим обращением. Появятся они или нет, это зависит от многих причин, и поэтому, чтобы не срывать соревнования, я должен подготовить к ним вас двоих. Вы должны научиться двум вещам. Во-первых − защищаться от любых магических атак, во-вторых наносить свои удары так, чтобы не убить учеников, которые выступят против вас. А тренироваться вы будете друг с другом и со мной, потому что никто не должен об этом узнать. Ты ведь никому не показывала себя в драконьем облике, Мария? − спросил учитель.
− В школе − никому, кроме вас и Верховного, а вне школы меня видели многие в моей стране.
− Даже если кто-то из твоей страны окажется на соревнованиях, он не успеет никому рассказать, увидев тебя. Поэтому, не показывайся. Хорошо?
− Хорошо, − согласилась я, глянув на Шару. − А ее все видели маленькой.
− Это не имеет значения. Увидеть схожесть маленького чешуехвоста с большим − дано далеко не каждому. И, даже если увидят, то решат, что это просто совпадение. А сегодня начнем с лекции.


Я осторожно постучала в дверь комнаты, которую мне указали, как комнату Шары. На ней была нарисована картинка со змеей, разинувшей пасть. С клыка змеи стекала капелька яда, а внизу стояла надпись − "посторонним не влезать − укушу!"
Дверь пердо мной открылась, и Шара отступив назад, пригласила меня заходить.
− Ты здесь одна живешь? − спросил я, не увидев признаков присутствия еще кого-либо.
− Да, − ответила она. − У нас пятеро девчонок на среднем круге, и для меня нет пары. Была раньше, но они трусят.
− А я у себя просто одна, − произнесла я, усаживаясь на стул рядом со столом. − Была сначала одна стерва, но ее выкинули из школы.
− Я слышала эту историю, − произнесла Шара, глядя на меня как-то странно. − Знаешь, а мне тогда понравилось, − продолжила она, − В тот раз, когда ты меня в первый раз погладила.
− А ты мне руку лизнула, − улыбнулась я. − Ты действительно была тогда маленькой?
− Да, я могу менять свой драконий рост почти как захочу.
− Действительно? − удивилась я, и передо мной появилась маленькая драконица, которая вскочив на стол, подошла ко мне и наклонившись коснулась моей руки.
Я снова провел рукой по ее шее, а когда Шара уркнула почти как кошка, я подхватила ее на руки и посадив на колени стала гладить как настоящего котенка. И ей это нравилось.
Когда за дверями раздался шорох, Шара резко спрыгнула на пол и мгновенно вернув себе вид девушки, прошла к двери.
− Я ведь и вправду тяпну так, что мало не покажется, − произнесла она громко, после чего резко открыла дверь. За ней послышался шум убегавших учеников. − Вот ведь, шпионы!
− Они что, всегда так? − спросила я, когда она закрыла дверь.
− Не всегда, но почти всегда, когда ко мне кто-то приходит. Особенно, если парни. У тебя есть кто-нибудь знакомый?
− Чтобы приглашать в свою комнату, таких нет. Но ты можешь ко мне приходить когда захочешь.
− Ты только не говори никому, что мне нравится, когда кто-то меня касается.
− Почему? − удивился я.
− Не люблю, когда ко мне пристают, − ответила она. − Да и не безопасно это для них. Я ведь не дворовая девка.
− Да уж, − вздохнула я.
− А ты чего вздыхаешь?
− Да так. Мне немного завидно. Я то свой размер именить не могу, и драконом в общежитии стать не могу. Если стану, просто развалю все вокруг.
− Тебе надо научиться, Мария. Это не так уж и сложно. Я научилась менять рост всего за пару занятий.
− Тебя Дориан научил?
− Нет. Я училась дома. Меня мама многому учила. Я думаю, Дориан знает, как этому учить. Тебе надо у него спросить. А если не знает, тогда я тебе покажу.


− Основных приемов драконьей борьбы против магов не так много. Я покажу только такие, которые не смертельны, − произнес Дориан, и две ученицы приготовились слушать и смотреть. Учитель показывал, как действовать хвостом так, чтобы сильным ударом не поломать человеку позвоночник. Он показывал, как сделать хватку когтями такой, чтобы маг не вырвался, но в то же время и не оказался задушен. Он рассказывал, как можно победить Мага, отправив его в драконье чрево, но оставив при этом живым. В реальном бою, проглоченный маг − это уже мертвый маг, потому что драконье магическое пищеварение первым делом выдирает из проглоченного все магические силы, после чего остатки плоти жертвы растворяются в желудочных соках и всасываются в кишечнике, как у обычных существ, только быстрее. Способность же магически менять свой рост, в сочетании с быстрым магическим пищеварением позволяет дракону глотать врагов без остановки, десятками, сотнями и тысячами.
− А еще они мне запрещали козявки по стене размазывать, − произнесла я, когда Дориан закончил рассказ тем, что согласно Закону Магической Империи, маги имеют право расправляться со своими врагами как угодно, в том числе и глотать их без всякой меры.
− Что? − удивленно переспросил Дориан. − Какие такие козявки?
− Забудьте, учитель, − это просто тупая шутка из наших краев.
− И что она означает?
− Извините, но мне этого не объяснить. Надо вырасти у нас, чтобы понимать.
− Может, ты все же попробуешь?
− Как-нибудь в другой раз, я сейчас даже и не знаю, как объяснять.
Драконьи занятия продолжались несколько недель. Каждый день Я и Шара оказывались в зале наедине с учителем, и лишь раз туда пришел Верховный Маг, чтобы узнать, как идут дела? Дориан объявил, что все нормально, и ученицы будут готовы к нужному моменту в полной мере.
За две недели до начала школьных соревнований, Дориан, взяв нас с собой отправился за город, объявив, что нашей целью будет бандитская группа, орудовавшая на дороге в степи, и там мы должны были пройти свое "боевое крещение". К этому времени я уже научился менять свой рост в драконьем виде, освоил множество драконьих приемов борьбы, и в тренировках с Шарой мы устраивали такие потасовки, что Дориан иногда даже пугался, глядя на наши разъяренные схваткой морды, на свиставшие в воздухе хвосты, на смертельные хватки клыков, которыми мы обменивались по несколько раз за тренировку. Не видел учитель только того, что мы устраивали вечером, когда оставались одни в комнате Шары. Мы с ней сдружились настолько, что она в какой-то момент предложила мне переселиться к ней в комнату, и против этого в руководстве школы никто не возразил, хотя и считалось, что ученики разных кругов должны жить отдельно. Для нас сделали исключение, потому что мы в одной из программ обучались вместе.
Бандиты напали на нас поздним вечером, когда солнце почти село, и схватка началась с магической атаки, которая в одно мгновение свалила лошадь, тем самым останавливая телегу. Дориан, сидевший впереди очень артистично закричал, и бандиты кинулись на нас целым скопом, после чего уже они вопили и вовсе не артистично, а по-настоящему, потому что встретились с тремя драконами.
Мы расправились с нападавшими за минуту. Двадцать бандюков были просто убиты, четырех мы захватили живыми, что и было одной из задач этого "учебного" рейда. И среди этих четырех оказался тот, что произвел первую магическую атаку. Он оказался в когтях Дориана и дракон не церемонился, выбивая из него информацию об остальной части банды и их местонахождении. После первого, Дориан допросил еще троих. Получив всю информацию, мы должны были взлетать и отправляться к расположению бандитского степного лагеря, но перед этим учитель глянул на нас суровым взглядом и приказал каждой сожрать по восемь жертв. Меня заставлять не пришлось, а Шара некоторое время пыталась отказываться, пока Дориан не заставил ее есть силой.
В эту ночь мы разгромили всю банду. Разгромили и сожрали. Во время этого драконьего пиршества Учитель дал нам еще один урок о том, как поглощать жертвы впрок, так чтобы этого обеда нам хватило на много дней. Когда эта лекция закончилась, Дориан объявил, что силы полученные в этой схватке, нам потребуются во время соревнований, где нам предстояло не просто красоваться перед зрителями, но и драться с претендентами на попадание в финал.

Утром мы уже были в общежитии, и оказавшись в комнате, бухнулись на постель. Я не особенно раздумывая, запечатал дверь магией так, чтобы никто не смог войти или подслушать, после чего перебрался к Шаре и постарался ее успокоить из-за происшедших дел, в котором ее больше всего подавляло то, что она стала людоедом.
Я обнял ее, и утешая ласками и голосом обещал, что об этом никто никогда не узнает, что все по закону, что убитые люди и людьми то не были, потому что это были бандиты, а не люди.

В этот день мы никуда больше не ходили, и лишь на следующее утро в дверях раздался стук, после чего за ними возник шум и ругань с матами. Я поднялся и открыл, сняв все свои магические замки, после чего с некоторой усмешкой смотрел на ученика, что сидел у противоположной стены и в ужасе смотрел на меня.
− Что это с ним? − спросила Шара, появляясь рядом со мной и рассматривая ученика. Тот поднялся и метнулся по коридору прочь, но его остановила магическая веревка, которую я метнул ему вслед, и за которую притянул его назад.
− Ты не сказал, чего барабанил в дверь, − сказал я ему, и тот выпутавшись из веревки поднялся и больше не убегал. − Дориан сказал, чтобы вы сразу, как проснетесь, шли в кабинет к Виолетту, − произнес он и после этих слов все же сбежал.
− Так что же с ним случилось? − спросила Шара, глянув на мою ухмыляющуюся морду. − Говори же!
− Ему померещилось, что рисованная змея на твоей двери ожила и кусила его за нос, − ответил я. − Идем, Наверняка там и Дориан нас будет ждать.
− Вот только зачем? − спросила она.
− Не трусь, Верховный нас не станет кусать, − ответил я.

В кабинете Верховного Мага действительно оказался Дориан, и вместе с ним еще один Маг, по знакам на одежде которого можно было понять, что он занимает очень высокий пост в Империи.
− Проходите и усаживайтесь, − произнес Виолетт, показывая ученикам на стулья перед своим столом. − Нам предстоит длинный разговор. − Это Министр Хорвант, представил Мага Верховный, и Хорвант опустился в кресло, рядом с креслом, в котором сидел Виолетт. − Полагаю, вы хорошо учились и вам не нужно объяснять, какой пост в Империи занимает Хорвант?
− Министр Тайных Магических Операций, − произнесла Шара, и Министр чуть поклонился, подтверждая ее слова.
− Так вот, − заговорил Министр. − Наше расследование, наткнувшись на факт похищения, пошло в новом направлении. Мы связались с Ареал-Вождем Драконов и получили от него не просто подсказку, а прямое указание, где искать пропавшую драконицу. И мы выяснили, что по совершенно невероятным обстоятельствам, кои, мы полагаем, возникли из-за темного колдунства, в ткани мироздания произошел разрыв и маг похититель перетащив к себе дух драконицы, отправил на ее место дух другого существа. − Министв взглянул на меня. − Существа по имени Сергей Иванович Баголов. − Я вздрогнул, услышав свое имя, и в ту же секунду магия захватила меня...


В психиатрической клинике меня держали более полугода, а когда выпустили, оказалось, что у меня нет ничего, кроме старой одежды, паспорта и полутора рублей мелочью по десять копеек. Этих денег не хватило бы даже на автобус, чтобы доехать до места, где я жил перед тем, как попал в психушку. Чуть сориентировавшись и поняв, в какую сторону мне надо топать, я повернул и двинулся вдоль шоссе, вспоминая, где мне лучше свернуть, чтобы сократить путь. Мысль, что на автобусе можно и зайцем проехать, пришла ко мне слишком поздно, когда я уже прошел почти половину пути пешком и двигался я по не слишком оживленной трассе, чтобы можно было поймать попутку.



Хорвант прогуливался по дворцовому парку, когда странная слабость вдруг настигла его, и он повалился на землю. В нос вошел странный неприятный запах, и Маг вдруг осознал, что это магический запах, с силой которой Хорвант не мог противостоять. Последней его мыслью перед тем, как провалиться в бессознательное состояние, было − вызвать магическую стражу, но он не успел.
− Здравствуйте, господин Министр, − раздался тихий голос, и человек открыв глаза увидел перед собой девушку, в руках у которой был комок темной грязи, который она перекидывала с одной руки в другую. В нос снова ударил запах, и Хорвант понял, что он лишен всех магических сил.
− Кто ты? И что тебе надо? − заговорил он.
− Вы меня забыли, господин Министр? − проговорила она с кислой усмешкой на лице. − А зря. Потому что в моем лице вы имеете очень серьезного врага.
− Врага? Что я вам сделал, барышня?!
− Вот, с этого и начнем, − произнесла она и кинул комок грязи ему в грудь. − Это всего лишь гарантия того, что вы ничего не сможете сделать с помощью своей магии, господин Министр. Я совершенно не желаю подымать здесь шум, чтобы сюда половина имперской магической полиции сбежалась. Впрочем, начать надо бы с того, чтобы напомнить о том, КТО Я. Так вот, господин Министр, меня зовут − Шара. Помните такое имя?
− Не помню.
− Очень плохо, что не помните, потому что за последние полгода я пыталась попасть к вам на прием полсотни раз, и всякий раз безрезультатно, потому что ваш покойный секретарь слишком рьяно исполнял свои мерзкие обязанности.
− Покойный? Почему покойный?! − воскликнул Министр.
− Потому что он не просто так пропал без вести, господин Министр. Он − умер. Хотите знать, как? − Она взяла стул и села прямо перед ним, наклоняясь к нему. − Его укусила самка чешуехвоста. Полагаю, вы знаете, что укус чешуехвоста смертелен для любого мага?
− В Империи нет чешуехвостов и быть не может, − проговорил Министр.
− Ошибаетесь, господин Министр. Ошибаетесь, − повторила Шара. − Но бес с этим. Важен лишь факт. Ваш секретарь поплатился жизнью за то, что не пожелал меня пропустить к вам. И не думайте, что он погиб как герой. Он сдох как свинья, напившись в баре и подцепив бульварную девку, которая его и привела к чешуехвосту. Я совершенно не думала, что вы окружите себя столь глупыми людьми, не понимающими, что Маги просто так к вам на прием не просятся. Если бы он меня пропустил, то мы встретились бы совсем в иной обстановке, и вы были бы хозяином своего кабинета, а я всего лишь просительницей, но все получилось совсем не так, как видите, поэтому, вы и лежите сейчас здесь, в окружении этого драконьего кала, который вам всю магию и перебил. Вы ведь знаете, господин Министр, что достаточно всего несколько грамм драконьего кала, чтобы перебить любую магическую силу. Любую, кроме драконьей.
− Так значит, ты пришла от драконов! − воскликнул он.
− Глупец. Я пришла сама по себе, потому что ты наступил мне на хвост, Министр! Наступил с такой жестокостью, какой я и не представляла! Ты убил моего друга, превратил ее в глупую никчемную дуру, которая теперь служит дураку-принцу, исполняя все его капризы. А она была до этого подающим огромные надежды ученицей магической школы. Не вспомнил, Министр?! − воскликнула она и со злостью ударила его по щеке. Из-за той же злости, на ее руках появились когти, и на щеке человека оказались четыре кровавые отметины. Ну, я тебе сейчас напомню, − произнесла она и резко вскочив со стула мгновенно переменилась, становясь драконицей, и теперь перед лицом человека оказалась оскаленная пасть с большими клыками, и в этот момент Министр понял, что магичка обратилась в чешуехвоста, а это означало, что для его смерти достаточно доли капли яда с ее клыка. Ты и сейчас не помнишь, Министр, как ты убил ее?! Убил Марию!
− Я ее не убивал! − завопил Хорвант внезапно вспомнив все. − Я ее не убивал! Я только вернул тело драконицы ее законному владельцу! А твой дружок-похититель отправился назад, в свой преисподний мир!
− Так значит, он жив! − воскликнула Шара. − Ну что же, в таком случае, тебе очень крупно повезло, господин Министр, у тебя появился шанс остаться в живых. Я не стану тебя убивать, если ты покажешь мне, где находится этот мир, и где в нем искать его?!
− Переброской занимался не я, а драконий маг, который был здесь в то время и занимался этими делом.
− Драконий маг? Кто именно?! Говори!
− Разорг Даш, − произнес человек. − Не-е-ет! Ты обещала меня не убивать! − завопил он, увидев приближающиеся клыки драконицы.

− Господин, − возник голос секретаря, и дракон взобравшись на каменную верандуо становился вопросительно глядя на него.
− В приемной сидит магичка, и она очень сильно хочет встретиться с вами, Господин.
− Магичка? − удивленно проговорил дракон. − Все дела с магами ведет Министерство Борогура, а у меня с ними давно дел нет!
− Я не знаю, какое у нее дело, Господин, но она выглядит как чешуехвост, и еще, у нее в животе министр Хорвант.
− Как это в животе? − удивился дракон.
− Вы можете это увидеть сами, Господин. Но она требует немедленной встречи с вами.
− Ну, раз так, иди и скажи ей, что я приму ее через десять минут.

В животе самки чешуехвоста действительно сидел живой человек, и Разорг мгновенно понял, что это именно Хорвант, потому что он уже с ним встречался.
− И чем же я обязан столь странному визиту? − спросил он, разглядывая гостью. По сравнению с Разоргом она выглядела сущим ребенком, впрочем, дракон знал, как коварно суждение о маге по росту. Магической силы в ней было не мало, и, быть может, она даже сумела бы выстоять несколько секунд против Разорга в магическом поединке.
− Несколько лет назад в магическую школу Империи попала драконица по имени Мария, в которой оказался дух некоего существа из иного мира, которого по словам министра Хорванта вы вернули в его мир, вернув оттуда дух драконицы, − заговорила магичка. − Это было?
− Да, я помню эту историю, − объявил дракон. − Что вы хотите?
− Я хочу попасть в тот мир, − заявила она. − Потому что я хочу встретить то существо, которое некоторое время прожило здесь в теле драконицы Марии. И только вы знаете дорогу туда. Я хочу ее узнать.
− Это знание стоит не малого. Ты готова платить?
− Я знаю, что деньги Магической Империи для драконов ничего не значат, но я готова выслушать, что вы за это потребуете?
− Оплатой за знание может быть только другое знание, − заявил дракон. − Ты расскажешь, каким образом ты дежишь в своем животе живого человека, и за это я дам тебе информацию, как попасть в тот мир.
− Как попасть в другой мир я знаю. Мне надо знать точно, в какой именно, чтобы не промазать.
− Хорошо, я дам тебе точные координаты того места, где находится дух того существа, которое ты ищешь. А теперь, рассказывай то, что я хочу знать.
− Для того чтобы научиться держать в своем животе человека живьем, надо отправиться в магическую школу Империи и получить драконьи уроки от учителя Дориана. Я научилась у него.
− Ну что же, достойный ответ, − произнес дракон. − Нужная информация за ненужную − это вполне выгодный обмен. Держи.
В лапе дракона возникла молния со знаками на маготексе, магичка поймала их, несколько мгновений молчала, затем поблагодарила дракона и исчезла. На ее месте остался лишь человек, который вывалился из живота драконицы, когда она сама оказалась в другом мире.
− Здравствуйте, господин министр, − произнес Разорг, склонившись над человеком.
− Я не виноват! − завопил тот, увидев над собой дракона. − Я не винова-а-а-т!..
− Виноват или не виноват, надо же на ком-то проверить правильность моих догадок на счет того, как держать человека в животе живьем. − пробормотал дракон, заглатывая министра. − Упс... переварился... Ну что же, учитель Дориан, значит учитель Дориан.


Уже становилось темно, хотя летние ночи в Питере достаточно светлые, но время близилось к осени, и время белых ночей уже миновало. В небе сверкнуло и раздался грохот. Я глянул вверх, надеясь, что ночной ливень обойдет меня стороной, и тут я ощутил, как на мою спину что-то упало. Нечто вцепилось в мои плечи, и что-то обернулось вокруг пояса. Глянув вниз я резко остановился, потому что вокруг пояса меня охватывал зеленый чешуйчатый хвост.
− Быть этого не может, − пробормотал я. − Или я опять сошел с ума.
− Ты меня совсем забыл? − раздался знакомый голос, и передо мной оказалась Шара в своем драконьем облике, но ростом с человека
− Шара! неужели, это ты?!
− Я, Мария! Я! − воскликнула она, бросилась мне на шею и обняла всеми четырьмя лапами и хвостом.
Я обнимал ее и едва не плакал. Мне почти не верилось, что она нашла меня, что все то время, что мы прожили в том мире, действительно было на самом деле, а не примерещилось мне, пока я валялся в психушке. И теперь все менялось!
− Шара, ты здесь надолго? − спросил я. − Или ты хочешь забрать меня туда?
− Я хочу остаться с тобой, Мария, и мне все равно, здесь или там!
− Здесь, в этом мире, у меня другое имя. И здесь нет магии.
− Нет магии? − фыркнула она и соскочив с меня в одно мгновение обратилась в девушку, в руке которой возникла шаровая молния. − ЭТОГО НЕТ?! − воскликнула она, показывая молнию мне.
− Я сойду с ума, − проговорил я.
− Не надо сходить с ума, Мария. Достаточно того, что там драконица сумасшедшая после того, как она побывала здесь. Тебе решать, останемся мы здесь или вернемся туда.
− На переход туда и обратно надо много сил, Шара?
− Нет, Мария, если знаешь, то сил почти не нужно. Нужны только подходящие обстоятельства.
− Тогда, давай, не будем торопиться, хорошо? Я хочу побыть дома некоторое время.
− Только не забудь кое-что. Полгода здесь, это пять лет там. Понимаешь?
− Понимаю. Жаль, что у меня здесь транспорта нет сейчас.
− Как это нет? А я?! − воскликнула Шара, тут же обратилась в драконицу и ни секунды не рассуждая подхватила меня под руки и усадила себе на спину. − А теперь, говори, куда лететь!
− Подымайся над лесом и лети над этой дорогой в ту сторону, − сказал я, указывая направление. И постарайся не подыматься слишком высоко.
− Почему? Ты боишься высоты?
− Я не боюсь высоты, Шара, но это я не могу объяснить на языке магии. В общем, подыматься высоко − означает подвергать нас опасности, Лети, и я буду говорить, когда надо подняться выше, когда спуститься. Темной полночью мы спустились на крыше дома, где я снимал квартиру, Шара став девушкой пошла за мной вниз, и вскоре я оказался перед лицом хозяина, который меня узнал, и тут же заявил, что из-за того, что я пропал, он квартиру уже сдал другим людям, а мои вещи, которые были там, по решению некоего суда, были распроданы, и деньги ушли в оплату долга за найм.
− Я могу его сожрать, и квартира снова станет твоей, − произнесла Шара, когда мы ушли обратно на крышу.
− Шара, − заговорил я. − В нашем мире другие законы, и сожрав хозяев ты не станешь хозяйкой их собственности. Таков закон. Даже странно, Ты тогда так переживала из-за того, что тебе пришлось бандитов сожрать, а тут хочешь сожрать совершенно невиновного человека!
− Он же оставил тебя без дома!
− У меня не было дома, Шара.
− Тогда, я ничего не понимаю.
− Не бери в голову. Просто слушай, что я тебе говорю и делай так, как я говорю. Иначе, очень быстро наживешь неприятности. И, первое правило − не показывайся никому лишнему в виде драконицы.
− Ладно, как скажешь, но мне надо будет что-то есть здесь. А у тебя, как я поняла, нет денег, значит, купить еду не получится, так?
− Так, но я что-нибудь придумаю.
− Когда я отправлялась сюда, Разорг мне передал знания об этом мире, и там было сказано, что здесь золото является деньгами.
− В некотором смысле, − произнес я.
− То есть как это в некотором? − удивилась она.
− В таком, что напрямую платить золотом у нас не получится. Золото надо сначала поменять на здешнюю валюту.
− Здешнюю что? − переспросила она.
− Деньги. Золото − это ценность, но не сами деньги. Понимаешь?
− Понимаю, но не совсем.
− Ладно, давай спускаться отсюда.
− Ты говорил, что приземляться мне там не стоит.
− Спускаться надо по лестнице. Зря мы поднялись назад. Идем.
Вскоре мы вышли из подъезда, и Шара с некоторым любопытством осматривала двор дома, после чего заметила провода и указав на них спросила, зачем там эти веревки так высоко?
− По этим веревкам передается местная магия, − заявил я. − Их лучше не касаться, а если коснешься, шарахнет так, что мало не покажется.
− Ты говорил, что здесь магии нет.
− Нет магии той, которая в вашем мире, Шара. А то, что ты показывала, ты просто принесла с собой. Если она у тебя закончится, я не знаю, что будет.
− Ладно, если она будет заканчиваться, я перелечу в наш мир и наберу ее там сколько нужно.
− А что там с твоим обучением, Шара? Ты бросила школу?
− Бросила, удивилась она. Мария, я же тебе уже говорила, там проходит пять лет, когда здесь проходит полгода! Сколько здесь прошло, после того, как ты вернулся?
− Полгода, наверно, и прошло, − ответил я. − Я что-то не совсем понимаю точно, когда я вернулся. Я как вернулся, сразу попал в больницу и оказалось, что был там все то время, пока я был на той стороне.
− Ладно, с этим потом разберешься. Сейчас надо решить, что делать с этим, − она сунула руку в карман и достала оттуда золотую монету.
− Спрячь, чтобы никто лишний не видел, − сказал я. − И идем. По дороге я тебе объясню, что надо будет делать, как себя вести и что делать, если возникнут проблемы. Ты можешь обернуться маленькой драконицей?
− Могу, конечно! − воскликнула она.
− Тихо, − проговорил я, увидев двигавшуюся навстречу компанию молодых людей. Они были явно навеселе и шли рядом друг с другом перекрывая всю пешеходную дорожку.
− Мне они не нравятся, − произнесла Шара.
− Просто будь готова к тому, что тебе надо будет действовать, − сказал я. − будут угрожать, просто прижми их к асфальту.
− Прижать к чему? − не поняла она.
− К асфальту, − ответил я, указывая на дорожку.
− Эй вы, двое пьяных, а ну, разойдитесь! − заговорил один из встречных, и остальные загоготали.
− Действуй, Шара, − произнес я, и четыре человека завопили, увидев перед собой огромную драконицу.
− Вот вы и попались зеленому змию, − объявил им я.
− Это же бред! − воскликнул парень. − Глюки, пацаны, в натуре глюки! Вы видите?!
− Карманы выворачивайте, − приказал им я, когда Шара сбила троих с ног хвостом, а четвертого подняла одного из них, взяв за ноги. Трое не стали дожидаться, когда их начнут трясти подобным же образом, вывернули карманы сами, вываливая на дорогу монеты и бумажки, после чего на карачках начали расползаться с дороги.
− Его сожрать можно? − спросила у меня драконица.
− Можно, − согласился я, и парень завопил, отправляясь в ее широкую глотку. − И остальных можно, − добавил я, заметив ее взгляд. Шара не медлила с ними, и вскоре все четверо оказались у нее в животе.
− Магии с них ничуть не прибавилось, − сообщила она, усевшись на дорожке и разглядывая свое округлившееся пузо.
− А совесть тебя теперь не грызет за съеденных невинных людей? − спросил я.
− Это эти-то невинные?! − воскликнула она.
− Не шуми, Шара. Стань поменьше и залезай мне на спину.
Она некоторое время устраивалась у меня на спине, пока я собирал с асфальта деньги, затем я поднялся и некоторое время раздумывал, что делать дальше. Маленькая драконья мордочка оказалась у меня перед лицом, высунувшись из-за плеча.
− Не знаю, как тебе, а мне так сидеть неудобно, − сказала она. − Мне надо поспать, а если я засну, я не удержусь.
− Знаешь, давай-ка сделаем по-другому, − сказал я, пробуя снять куртку. Отцепись на немного. Она слетела с меня, я скинул куртку, и Шара поняла мою мысль. Вскоре она устраивалась у меня на спине под курткой и, когда я куртку застегнул так, что она натянулась, и драконицу прижало к моей спине, она объявила, что теперь все нормально, и она не свалится.
− Ну что же, идем, − сказал я, и направился к шоссе, что вело через пригород в сторону Питера. Протопав пару километров я притормозил на автобусной остановке и сев на скамейку решил ждать, когда появится первый утренний транспорт.
Через полчаса рядом остановилась раздолбанная копейка. Водитель высунулся в окно, предлагая подвезти до Питера за цену маршрутки, и я чуть подумав согласился. Собственно, ждать другого варианта и не было смысла, или надо было сидеть до рассвета.
− До какого места надо-то? − спросил шофер.
− До метро, − ответил я.
− Метро сейчас еще не работает, − проговорил он.
− Значит, буду ждать там, когда заработает, − ответил я. − через весь город-то не повезешь за цену маршрутки.
− Если добавить, то можно и через город.
− У меня с деньгами не фонтан, − ответил я, доставая пару мятых десяток.
− Ну, до метро, значит, до метро, − пробурчал он. − До Автово или до Ветеранов?
− До Ветеранов.
Дальше ехали молча. У поста ГАИ водитель снизил скорость, и там его не остановили, а через пятнадцать минут машина уже была у метро. Я решил, что пока метро закрыто, пройдусь вокруг, посмотрю, какие есть рядом заведения. Меня привлекла большая реклама ломбарда, где можно было поменять золото на нормальные деньги, и отдав двадцать пять рублей за извоз, я покинул машину и зашагал в сторону рекламной вывески.
− Ты спишь, Шара? − спросил я и ощутил, как она вздрогнула.
− Что-то случилось? − спросила она.
− Нет. Золото можешь достать сейчас?
Я ощутил движение под курткой и сунув туда руку нащупал Шару, а затем и ее лапу, в которой она держала монету.
− Если не хватит, у меня есть еще, − сказала она.
− Сейчас пока хватит, Шара. Ты как в порядке? Я тебя не придавил, пока мы ехали?
− Со мной все будет в порядке, даже если ты ляжешь на меня, − ответила она. − Все хорошо. Мне нравится быть рядом с тобой.
− Я сейчас пойду пробовать менять золото на наши деньги, будь готова действовать на всякий случай.
− Хорошо, я сразу проснусь от твоего голоса.
Рассудив, что раз реклама светится, значит ломбард работает, я прошел к нему и вскоре вошел в подвальное помещение, у входа в которое стояли пара громил, явно для охраны. Внутри, за широким столом сидел старичок, который сразу же поднял взгляд, как только звякнул колокольчик в дверях.
− Чем могу служить, молодой человек? − спросил он.
− Вы золото принимаете? − спросил я.
− А как же, − буркнул он. − Будете показывать?
Я положил на стол перед ним монету, и старик осторожно взяв ееначал рассматривать. Сначала так, потом взял лупу, что лежала рядом.
− Какая проба? − спросил он.
− Высшая, какая же еще? − ответил я, надеясь, что монеты в Магической Империи параллельного мира делались из настоящего золота, а не из сурогатного сплава.
− Берете деньги под залог или продаете? − спросил старик, наконец, завершив все манипуляции с монетой, проверив ее в каком-то своем приборе и взвесив на электронных весах.
− Мне нужны баксы, − заявил я.
Он некоторое время нажимал кнопки на калькуляторе, затем повернул его ко мне, показывая цифру 740.
− Устраивает? − спросил он.
− Семьсот сорок баксов? − проговорил я и добавил нагло: − Я надеялся, минимум, на кусок. Мне кажется, такие вещи вам приносят не каждый день.
− Округлим до семьсот пятьдесят, и это последняя цена, − заявил старик.
− Грабите, папань, − пробормотал я. − Ну, да ладно, мне баксы нужны сейчас.
− Документ есть? − спросил он. − Паспорт.
Я выложил на стол свой паспорт, и старик некоторое время заполнял бумаги, после чего заставил меня расписаться и отсчитав доллары из кассы, передал их мне вместе с паспортом.
− Будет еще − заходи, − сказал он напутствуя меня, после чего нажал что-то под столом, у дверей раздался тихий 'блямс', и ничего более не произошло. Я вышел под взглядами громил, и те не двинулись с места, когда я покинул это место. 'Блямс', видимо, означал, что клиента можно выпускать.
− Обжулил он тебя в три раза, − произнесла Шара, выглянув из-под куртки.
− А чего там не сказала? − спросил я. − Ладно, бес с ним, в следующий раз мы его сами обжулим.
− Я могу и сейчас вернуть золото назад.
− Прямо сейчас не надо. А вот немного погодя... − я усмехнулся. − А пока не стоит кусать руку дающую.
− Покажи, что за гниль он тебе дал за золото.
− Почему гниль? Вполне нормальные баксы. Даже не старые.
− Мне кажется, что эти цветные бумажки ничего не могут стоить.
− А сколько в твоем мире стоит бумага, с указом Императора, где он дает распоряжение казначею выдать предъявителю этой бумаги тысячу золотых монет? − спросил я.
− Если казначей не дурак, он ничего не выдаст без личного подтверждения Императора.
− А если это подтверждение уже было? В нашем мире эти цветные бумажки не менее надежные деньги, чем золотые монеты в твоем, Шара.
− Ладно, тебе лучше знать, − сдалась она. − Что ты собираешься делать теперь?
− Сначала, надо найти место, где остановиться.
− По-моему, остановиться можно где угодно, даже прямо здесь. В каком-нибудь из этих домов, наверняка есть свободное место.
− Наверняка, но мы не можем ходить по всем квартирам и спрашивать. Для этого есть иные способы. Все, Шара, я сейчас зайду еще в одну контору, ты пока не показывайся.
Она спряталась, а я вошел в ярко освещенный ларь, с кучей витрин, на которых стояли мобильники и другая аппаратура. Двадцать минут спустя у меня в руке была приличная модель Нокии, с заряженным аккумулятором, с вставленной активироанной симкартой, и счетом достаточным, чтобы говорить целые сутки. Чтобы не вдаваться в длинные объяснения, я коротко назвал для Шары 'эту штуку' амулетом связи, и она довольно долго изучала его, разглядывая, ощупывая и обнюхивая его.
− Воняет какой-то гадостью, − заключила она.
− С этим не поспоришь. Новый пластик всегда так воняет, − сказал я и остановился у доски, обклеенной частными объявлениями. Листков 'сдам-сниму' была целая куча, и я искал те, где было указано, что звонить можно в любое время суток.
Обнаружив нужное объявление я сорвал листок, затем взял мобилу, набрал нужный номер и отправился с места в карьер, едва услышав женский голос:
− Барышня, мне нужна квартира на день-два прямо сейчас, и за эти день-два, возможно, надо будет найти другое, более подходящее место на более длительный срок. Прописка не нужна, регистрация у меня есть областная.
Женщина тут же оживилась и начала задавать привычные ей вопросы о районе города, где нужно жилье, о необходимых удобствах о телефоне, по которому меня можно найти. О количестве людей, которые будут жить в снимаемой квартире. Я назвал все, после чего прервал связь, когда она пообещала перезвонить через десять-пятнадцать минут.

А через двадцать минут я уже стоял на углу соседней улицы, ожидая встречи. Появилась немолодая женщина, сразу же подошла ко мне и, представившись Тамарой Евгеньевной, предложила пройтись пешком до первого адреса, он был совсем рядом. По дороге она рассказывала о вариантах с квартирами на длительный срок, какие тоже были недалеко, и которые можно было посмотреть прямо сейчас. Шара не показывалась, как я ей и сказал все время, пока мы не оказались в первой квартире.
Там было явно видно, что кто-то жил в ней еще несколько дней назад, и барышня снова извинялась за некоторый беспорядок в предлагаемом помещении. Мне первая квартира чем-то не приглянулась, и я решил, что надо посмотреть и второй вариант. Туда надо было ехать на транспорте, и мы сели в утреннюю маршрутку, что уже начали ездить по городу.
Второй вариант мне понравился значительно больше.
− Немного пустовато с мебелью в гостиной, − заметила женщина, но мне это было лучше. Я то понимал, что нам с Шарой потребуется не мало места для 'игр'.
− А мне нравится, − заявил я. − Сколько это будет стоить?
Цены были названы, документы подписаны, мои требования к постоянному жилью записаны, и Тамара Евгеньевна, вручив мне ключи от квартиры и передав свою визитку, удалилась.
Я прошелся по квартире, зашел в маленькую комнату, немного постоял рядом с широкой кроватью, затем скинул куртку и указал драконице, куда ей надо было перебираться, а через минуту и сам оказался рядом с ней. Мы игрались почти целый час, после чего остались лежать в постели, и я немного подумав начал рассказывать свой план того, что хочу сделать.
− Первым делом надо подумать о защите. Тебя в первую очередь.
− Почему меня? − спросила она. − Разве тебе не нужна защита?
− Я в своем мире, Шара. Здесь, формально, мне ничто не угрожает, хотя, опасностей вокруг целая тьма. Бандюков повывести мы не сможем, как бы ни старались, их такая тьма, что потребуется армия, а армию здесь собрать не получится, как бы ни старались. А если попытаемся, нарвемся так, что мама не горюй. Надо все очень хорошо продумать, и этим займусь я. А тебе надо будет сначала изучить местную жизнь. А потом мы подумае, как обжуливать жуликов так, чтобы на нас ничто не указывало.
− А более надежных домов здесь нет? Таких, чтобы в дом не мог войти любой, кто пожелает?
− Есть такие, но и там все не настолько хорошо защищено. Впрочем, надо будет поискать хорошие места.
− Хм... Знаешь, я думаю, квартиру надо покупать, а не снимать. Деньги есть, значит, можно купить.
− Ну, что-то наподобие этой квартиры, думаю, за полсотни твоих монет можно найти.
− Полсотни у меня нет. Три десятка, не больше.
− Значит, будем зарабатывать здесь.
− Как?
− Жуликов обжуливать. Это небезопасно, но иного быстрого пути я сейчас не вижу. Это потом, когда я разберусь с магией, когда будет возможность ходить отсюда в твой мир и обратно, тогда можно будет подумать о подходящем способе заработка. Торговлей.
− Тебе надо бы еще и нашу школу магии пройти, − произнесла Шара.
− А смысл в этом есть? Я же перестал быть драконом, значит, и магии во мне не осталось.
− Глупость какая. Машка после твоего исчезновения осталась дура-дурой, не могла и слова связать на магитексе, уже на следующий день, и ее через неделю вернули принцу Архаду.
− Жаль, − проговорил я.
− Что жаль?
− Ее жаль, − ответил я.
− Что-то я не понимаю! Ты же ее не пожалел, когда захватывал ее тело!
− Шара, ты серьезно думаешь, что ее захватывал именно я?
− А кто же еще! Ты меня узнал, значит, ты! В этом мире меня никто узнать больше не может!
− Я не об этом, а о том, что это самое пермещение сознаний сделал не я, а кто-то другой, понимаешь?!
− Кто бы это ни сделал, магия − это свойство твоего духа! И это значит, что ты можешь учиться в школе магии! И я тебе это докажу!
− Как? − спросил я.
− Вспомни свое обращение, Мария. Вспомни, как ты обращался в кошака и в змею. Драконьего тела у тебя нет, но змеиное и кошачье было присуще тебе самому, значит, ты можешь обратиться в кошака и прямо сейчас! Тебе надо только поверить в свою силу и вспомнить, как ты это делал!

Магия мне давалась не так просто, и все же через несколько дней я понял, что она никуда от меня не ушла, когда в момент очередной вечерней прогулки и встречи с любителями легкой наживы, я обратился в кошака посреди улицы и своими когтями порвал нападавших.
− Ты должен съесть одного из них, − заявила Шара, указывая на убитых.
− Я не смогу, − заявил я.
− Сможешь, потому что если ты их сейчас не съешь, ночью в тебе проснется дикий зверь и ты уйдешь на дикую охоту, в которой можешь и сам пострадать − попасться и другим людям навредить − убить невинную жертву, попавшуюся тебе на дороге. Жри их, Машка! − рыкнула Шара, и я не стал больше медлить, потому что вдали появились фигуры людей, а свидетели мне совсем не требовались.
Только закончив я понял, что сожрал одну из жертв полностью, оставив в траве только ее голову, которую через мгновение подхватила драконья пасть, и я понял, что Шара уже сожрала вторую жертву.
− Господи, − пробормотал я, оглядываясь. − Я стал чудовищем.
− Верни себе свой вид, − приказала драконица и сама стала человеком, когда я обратился в самого себя.
Мне стало плохо от одной мысли о том, что же я сделал. Так дурно я давно себя не ощущал. Соображать снова я начал, когда драконица спустилась на крышу высотного здания, в котором теперь была наша квартира, приобретенная в рассрочку с подачи все той же Тамары Евгеньевны, которая и подбирала нам квартиру под мои запросы.
Когда я сообщил ей, что надумал покупать квартиру, и объявил, что на руках имею только часть суммы, она предложила взять ипотечный кредит, и все был оформлено с такой скоростью, словно от этого зависела чья-то жизнь.
И теперь, замечательная двухкомнатная квартира, на двенадцатом этаже, с лоджией и видом на лесопарк из окон, принадлежала мне, не менее чем на треть, а остальная треть стала залогом под кредит, расчитанный на три года под "минимальные проценты".
Шара держала меня под руку, когда мы спустились с крыши и вошли в нашу новую квартиру, где еще не было никакой мебели, и имелись даже некоторые недоделки, на которые мы согласились, приобретая квартиру в срочном порядке.
Шара уложила меня в большой комнате, на матрасе, кинутом посреди и улеглась рядом со мной, обратившись драконицей. Я слушал ее слова и вдруг понял, что они мне знакомы. Знакомы тем, что когда-то я сам их говорил ей, в тот самый день, когда она лежала в общежитии магической школы и рефлексировала из-за съеденных бандитов. Теперь картинка повторилась с точностью до наоборот, и я постарался взять себя в руки и сказать самому себе, что ничего ужасного не случилось, что бандиты, нападающие на прохожих ночью в парке на ничем не лучше тех бандитов, что нападают на одинокие экипажи посреди степи, и что законное место таких бандитов − в животах у драконов и кошаков-оборотней.
− Мне дурно стало не только поэтому, − заговорил я, когда Шара остановила свои нравоучения. − Я чего-то не знаю про оборотнбей и сделал что-то не так.
− Ты не съел все, что должен был съесть, Мария. Потому тебе и стало дурно. Оборотень после каждого обращения должен хорошо поесть, и это закон, нарушение которого может закончиться для тебя очень плохо. Ты можешь оказаться без сил в тот момент, когда они потребуются, например, для того чтобы удрать. И я не всегда смогу оказаться рядом, ты же это понимаешь!
− На обращение уходит много сил? − спросил я.
− Да.
− А почему ты смогла за день несколько раз обращаться, но тебе не требовалось после этого сразу кого-нибудь сожрать?
− Потому что драконье обращение другое. Оно не требует столько физических сил, как обращение оборотня-кошака или оборотня-змеи.
− В змею я еще не обращался, − заявил я.
− В школе магии ты обращался в змею. Забыл?
− Я говорю про здесь, а не там.
− Здесь ты еще много чего не делал из того, на что способен. Но, тебе надо запомнить, что жрать тебе придется очень много, чтобы жить оборотнем. Или надо будет постоянно сдерживать в себе кошака, а это тоже неполезно.
− А змею сдерживать не надо?
− Змею сдерживать проще.
Я коснулся ее груди, погладил ее, потом еще и еще. Шара приблизилась ко мне, и мы начали игру, о которой мечтали днем.

− Я хочу тебя кое о чем попросить, Мария, − сказала Шара.
− Проси, − ответил я, лежа на ее чешуйчатом животе. Мне нравилось ее тепло, нравилось ее касаться, и я нежился от прикосновений ее когтистых рук к моей спине.
− Я хочу, чтобы ты не обижался, если вдруг проснешься у меня в животе.
− Человек способен проснуться у тебя в животе? − удивился я.
− Да, и так уже бывало, но все они после этого на меня обижались и считали та, словно этим действием я их изнасиловала.
− Знаешь, Шара, если так случится, я не буду на тебя обижаться. Ведь ты меня оттуда потом выпустишь? − и я тихонько хлопнул ладонью ее по животу.
− Выпущу, конечно! − воскликнула она. − Просто ты должен знать, что такое может случиться ночью, если я засну рядом с тобой.
− Просто с ума сойти, − проговорил я, глядя ей в глаза. − Ты даже не знаешь, как мне этого хочется!
− Хочется? − удивилась она.
− Да, Шара. Тебе это кажется невозможным? А я с детства мечтал оказаться в чьем-нибудь животике, оставаясь при этом живым. Не знаю почему. Вот такие глупые детские мечты. И потом извращенные фантазии у меня разные бывали.
− Какие? − заинтересованно спросила она.
− Ну, знаешь, некоторые даже трудно словами высказать, потому что разумом понимаю, что это и глупо, и невозможно, и даже пошло.
− Пошлые фантазии?! − воскликнула она. − А ну ка давай, рассказывай!
И я рассказывал, рассказывал, а затем чуть ли не вижал от того, что фантазии мои сбывались. И я под конец оказался в животе драконицы, которая напомнила мне давние уроки Дориана, в котором он учил двух дракониц, как глотать жертвы так, чтобы они оставались живыми. Шара подняла меня над собой, широко раскрыла пасть, чуть напряглась, втягивая в себя воздух, но не в легкие, а в желудок, после чего опустила мою голову в свою глотку и проглотила. Я оказался окружен ее теплой и нежной плотью, проскользнул в ее желудок, где оказалось достаточно просторно, чтобы не только там находится, но и для того, чтобы развернуться и проготовиться к обратному путешествию. Воздух драконица для меня заглатывала новый каждую минуту, и снаружи могло показаться, что она дышит желудком. Вопрочем, так оно и получалось, потому что, как я потом узнал, она постоянно тренировалась так дышать и не раз в ее животе оказывались"жертвы драконьих извращений", которые ей тоже нравились. И я знал эти чувства. Просто помнил, каковы они с тех времен, как я был драконицей Машкой.
Я действительно проснулся в животе драконицы. Сначала даже не сразу сообразил, но ощутив теплое ее прикосновение вокруг себя, понял, что не испытываю никаких неприятных ощущений. В потянулся, протянул руки вперед, в ее пищевод, и некоторое время ласкал ее изнутри, пока не ощутил, что она проснулась и зашевелилась.
− Я тебя люблю, Шара, − проговорил я, направляя мысленно слова к ней.
− И я тебя люблю, Мария, − услышал я ее ответ в своей голове. − У нас гости, я сейчас тебя выпущу, тебе надо сразу же одеться.
− Одеваться мокрым? − спросил я.
− Если хочешь, можешь встречать их в чем мать родила, − ответила она.
− А кто пришел?
− Увидишь сам. Одного из них ты знаешь.
Я вывалился на матрас, валявшийся посреди комнаты, и Шара меня быстро облизала, после чего обратилась в женщину и бросила мне мою одежду. Я и не сразу сообразил, что гостей она встретила в драконьем облике.
Когда я оделся, она прошла к двери и позвала их из соседней комнаты.
− Дориан? − удивился я, узнав одного из вошедших.
− Мария? − удивленно произнес он. − Я думал, ты − девушка.
− Вы сказали, что пришли по делу и обещали представить вашего коллегу, − заговорила Шара.
− Я − Разорг Даш, − заявил второй гость. − Мы уже встречались, и это я дал вам координаты этого мира.
− Что вы хотите? − произнесла она, обращаясь небольшим чешуехвостом и обнимая меня крылом, демонстративно указывая, что она намерена меня защищать.
− Вы можете не беспокоиться за своего друга, − произнес Разорг Даш, − Мы не намерены причинать ему вред, и даже наоборот, мы хотим просить его о помощи в деле о похищении духа драконицы Машки, в теле которой он находился некоторое время.
− И в чем будет заключаться эта помощь? − спросил я. − И, вообще, где вы раньше были?
− Ему известно, что после его возвращения у нас прошло несколько лет, − заявила Шара.
− Мы все то время считали дело закрытым и следили за Машкой, а два дня назад похищение повторилось, и теперь она связана цепями, потому что начала буйствовать, как только в ее теле оказался чужой дух.
− А я чем могу помочь? − спросил я. − Я не имею понятия о том, как произошло это перемещение душ.
− Как оно происходит, нам известно, − заявил Разорг Даш. − Нам надо поймать того, кто это делает, потому что это действие незаконно.
− Вы долго будете тянуть кота за хвост или вы считаете, что я сам умею ловить магов-похитителей-душ? − спросил я.


Я снова рассматривал тело драконицы Машки, в котором я оказался после магического обмена душ, а рядом двое магов и дракон уже начинали допрашивать неизвестное существо, которое после этого обмена оказалось в моем человеческом теле, предварительно посаженном в клетку, из которой оно не могло вырваться. Согласно договору, который от моего имени заключила Шара, я должен был оставаться в теле драконицы еще пять лет − время, необходимое для обучения в магической школе, и туда я поступал снова в виде девушки, которую звали Мария. Маги не особенно стремились объяснять, каким образом у меня оказалось второе человеческое тело, когда первое занято чужаком. А мне это нание особо и не требовалось.
Шара оставалась рядом со мной, и мы отправлялись в школу магии вместе. Там она получала работу преподавателя начальной магии.

− Ну, наконец-то! − воскликнула она, когда мы остались наедине. − Пора нам приступать к нашим извращениям, Мария! − Шара обратилась драконицей, прыгнула на меня и обняв всеми лапами повалила на кровать.
− Ты дверь хорошо закрыла? − спросил я.
− Не беспокойся. Это же не ученическое общщежитие! − фыркнула она. − Это крыло преподавателей, и никакой идиот не полезет сюда подглядывать. А если полезет, его ждет пренеприятнейший сюрприз! − она усмехнулась и я решил больше не подымать этот вопрос.
Мы баловались и игрались с вечера до утра, и на следующий день я едва не получил первое взыскание за невнимательность на занятиях. Чтобы такого больше не происходило, следующую ночь я предложил Шаре перелететь в мой мир, и мы поняли, что можем спокойно предаваться любым забавам столько времени, сколько нам хочется, и возвращаться в школу магии только на то время, которое необходимо для учебы и работы.
Не забывали мы и о том, чтобы обустраиваться в моем мире. В очередной день я провел Шару на наш базар, и она долго рассматривала самые разные товари, приценивалась и определяла, сколько они могут стоить в соседней параллели. Вскоре выяснилось, что наиболее выгодно было менять на золото нашу посуду. Эмалированную и фарфоровую. Чтобы не тратить особо много времени, я нашел людей, которые за 'мизерные' деньги доставляли на наш 'склад' посуду ящиками. А складом служил обыкновенный гараж, взятый в наем за совсем смешные деньги. Чтобы не вызывать подозрения, на складе стояла выкупленная по дешевке "Газель", куда мои нанятые и грузили ящики с посудой. Чтобы переправить ящики на другую сторону, Шара поступала очень просто. Она их просто глотала, перемещалась туда и там выгружала уже на местном складе, откуда 'чудесная посуда' отправлялась местным купцам за 'бешеные' по нашим меркам деньги. Прибыль получалась на уровне десятков тысяч процентов. За тарелку, стоимостью полбакса мы в конечном итоге получали сотню зеленых, и торговля наша процветала без особых проблем. Самой большой сложностью был неравномерный режим, в котором нам приходилось часть времени жить в одном мире, часть в другом. Получалось так, что мы появлялись в Питере с периодичностью в пять суток, находились там полтора дня, после чего возвращались в магическую школу. Кредит за квартиру мы полностью оплатили уже через полмесяца питерского времени. В этой квартире Шара устроила магический портал, который выводил прямо в ее апартаменты в магической школе и таким образом мы могли ходить туда-сюда не напрягаясь в любой момент времени. Лишь иногда Шара производила переход своими силами в ином месте, чтобы переправить товар туда или обратно. Золото, которое мы по-прежнему продавали тому же старичку, Шара переносила так же, как посуду, предварительно проглотив упакованные в полиэтилен монеты. Выгружала она их в ванной комнате, потому что вместе с монетами из ее желудка вываливалось не мало всякой гадости, начиная от полупереваренных останков жертв, заканчивая гнилыми водорослями, которыми Шара любила закусывать во время купаний в море. Причину, по которой вся эта дребедень не вываливалась из нее после наших извращенных игр с проглатываниями живого человека, выяснить удалось только через некоторое время. Оказалось, что магия чувствует живое существо иначе нежели неживую материю и поэтому при отрыгивании живого существа, оно выходило из чрева драконицы без побочных потоков, как это происходило с мертвым золотом. Полиэтиленова упаковка избавляла нас от грязной работы по очистке золота от разных фекалий.

Очередным питерским утром я нежился в окружении теплой плоти Шары, когда в дверь квартиры кто-то начал настойчиво звонить. Нам пришлось срочно прерывать извращения, быстро одеваться и идти открывать.
− Кто там? − спросил я, через дверь.
− Налоговая полиция! − раздался резкий ответ. − Открывайте!
Вот, чего нам не хватало для полного счастья!
Я октыл дверь, и отошел, пропуская двух молодых людей в формах.
− Где хозяин квартиры? − спросил один из них.
− Он в отъезде, − заявил я. Сказать, что это я − я не мог, ибо выгляделв этот момент девушкой, а не самим собой. Над возвращением мне моего тела еще надо было хорошо поработать, потому что там, в магическом мире возникли некоторые сложности, которые формально меня не касались. И именно из-за них Шара выторговала у магов для меня пять лет жизни в драконьем облике. − Если надо, мы можем ему передать все, что вы скажете.
− А вы, собственно, кто?
− Я − Мария, подруга Сережкиной жены, а это Шура − его жена.
− Согласно документам, у него нет жены, − заявил второй человек.
− Вчера не было, сегодня появилась, что в этом чудесного? − проговорил я.
− Он что, уехал прямо со свадьбы?
− Мужики, у вас чо, пожар? − заговорил я, начиная заводиться. А Шара уже сигналила мне, что хочет что-то сказать наедине. − Тогда, говорите чего надо и проваливайте!
− Деньги они хотят, Машка, − произнесла Шара. − И никакие они не полицейские, а бандюки обыкновенные. Я их мысли насквозь вижу.
В их руках появилось оружие, но я уже не сомневался в том, что с ними надо делать. Я прыгнул к Шаре, протолкнув ее в большую комнату, и оба человека вскочили туда. Вскочили, чтобы тут же попасться в кольца большой змеи, в которую я обратился. Их оружие грохнулось на пол, и оба человека попытались кричать, но мои кольца сжали их так, что в их легких не осталось воздуха и послышался хруст ломающихся костей.
Никакого удовольствия от двух проглоченных жертв в змеином облике я не получил. Более того, оказалось, что в таком состоянии не работает магическая задержка пищеварения и Шара, решившая испытать на себе роль змеиной жертвы, выскочила из моей глотки сразу, как только поняла это. Под конец она просто пыталась доставить мне хоть какое-нибудь удовольствие, поглаживая мое змеиное пузо в тех местах, где оно вздулось из-за жертв, но уводольствия змея, видимо, не получала принципиально, поэтому я через некоторое время обратился из змеи драконицей, и только после этого Шара получила от меня свою порцию наслаждений от пребывания в тесном контакте с моей плотью.
В этот день нам пришлось оставить все дела, и лишь поздно вечером мы покинули квартиру и отправились в срочном порядке делать то, что не сделали днем.
Голос Иннокентия Палыча, который скупал у нас золотые монеты и платил за них чистыми долларами, был несколько странным. Он сразу же согласился принять нас у себя дома, когда я объявил о появлении золотых монет от Сергея Ивановича, и мы с Шарой отправились на новое дело.
Железная дверь открылась далеко не сразу, хозяин долго щелкал замками и звенел ключами с обратной стороны, пока, наконец, не открыл все что надо.
Мы вошли в его прихожую и сразу же оказались перед чужими людьми, которые не церемонясь потребовали от нас выкладывать монеты и в подтверждение своих намерений получить то что хотят, достали оружие.
− Простите, девочки, я ничего не мог сделать, − проговорил старик, и тут же рухнул от удара еще одного человека, что стоял за углом в коридорчике, ведущем на кухню.
− Нам сегодня просто везет на бандюков, Шура, − сказал я, и ничуть не сомневаясь в том, что делать, прыгнул на того, что стоял напротив меня. Прыгал я, разумеется, обращаясь на ходу в кошака, и мои когти мгновенно разодрали горло бандита. Вместе с этим прыжком послышались маты, и я краем глаза заметил действующую вместе со мной зеленую драконицу, которая ловким приемом обезоружила второго бандита, после чего прыгнула на третьего, одновременно, нанося второму смертельный удар когтями задних лап.
Дверь в квартиру я закрыл как сумел, на пару засовов, а не на все замки. После этого я сожрал свою жертву, а Шара проглотила двух других и занялась стариком − перенесла его в комнату, где уложила на кровать, после чего привела в чувство. Он смотрел на нас чуть ли не с ужасом, но Шара его быстро успокоила, заявляя, что бандиты уже мертвы, и ему ничто не угрожает.
− Остается выяснить только один вопрос, Инокентий Палыч, − заговорил я, присаживаясь напротив него. − Скольких еще бандюков надо ликвидировать, чтобы наш маленький бизнес оказался в безопасности? − Я не особенно церемонясь снял со стены рамкус почетной грамотой, выданной полковнику НКВД Инокентию Палычу Березовому за отличную работу, и некоторое время демонстративно разглядывал ее, после чего перевел взгляд на старика. − Похоже, бизнеса у нас больше не будет, − произнес я, когда старик промолчал. − Жаль, придется искать другого скупщика. − Я поднялся, собираясь идти к выходу.
− Стойте, − заговорил, наконец, старик. − Люди, которые заинтересовались монетами Сергея Ивановича, находятся очень высоко, и они не остановятся ни перед чем, чтобы получить весь найденный клад.
− Клад? − удивленно произнесла Шара. − А кто сказал, что это был клад?
− Есть эксперты, которые знают толк в проверках, и они определили абсолютно точно, что эти монеты найдены в виде клада, а не полуечны каким либо еще способом.
− Эти эксперты облажались, Инокентий Палыч, − проговорил я. − Я бы сказала, откуда они, да только я совершенно не уверена, что вы нас не продадите снова своим бандюкам, как сегодня.
− Они не мои!
− Да неужели? Неужто вы думаете, я не знаю, где в России находятся самые высокие бандюки? И поверить, что бывший полковник НКВД с ними не связан, может только полная дура.
− Если бы я был с ними связан, я сейчас отдыхал бы на Канарах, а не дрожал в однокомнатной хрущевке, − произнес старик.
− Вы золото покупать сейчас будете? − спросил я. − У нас нет времени здесь прохлаждаться.
Он кивнул, соглашаясь, что надо делать дело, и вскоре сделка была завершена. Мы получили сто пятьдесят тысяч долларов, он получил сотню монет, как это и было оговорено еще несколько дней назад. Доллары были приготовлены в кейсе, и я использовал магию, чтобы проверить всю наличность и отсутствие подвохов, наподобие радио-меток в самом кейсе. Выдавать место собственной дислокации я не собирался, хотя, если за дело возьмутся спец службы вычислить меня могли в несколько минут. Тем не менее, покинув дом скупщика, мы направились через парк, где спрятавшись от всех мы перепрятали деньги. Кейс ушел в иной мир, а на его место явилась его магическая копия, в том числе копия и находившихся в нем долларов.
− A ты хотел, чтобы я поняла, как эти бумажки могут иметь ту цену, какую им дают в твоем мире, − усмехнулась Шра, рассматривая копии пачек стодолларовых купюр.
− Если бы у нас их можно было так штамповать, они не имели бы такую цену, − усмехнулся я. − Однако, нам придется быть с ними очень осторожными. Особенно, если появятся настоящие и копии одновременно.
− Почему? − спросила она. − Копии ничем от настоящих и не отличаются.
− Вот именно поэтому. Настоящие доллары все имеют свои собственные идентификаторы. Если появляются купюры с одинаковыми номерами − это однозначное указание на подделку. Банки, выпускающие доллары, не идиоты, и у них далеко не один способ защиты от подделок.
− Идем назад, или остаемся здесь? − спросила Шара, глянув на часы. До местного утра оставалось еще два часа, это означало, что у нас есть еще часов десять на развлечения в Питере.
− Идем в Питер, − объявил я, и мы через минуту оказались в своей квартире. Подобным образом мы уже не раз возвращались домой из самых разных мест. Магия межмировых переходов позволяла просто сделать два шага туда-назад и оказаться за многие километры от начального положения. Несколько раз мы использовали это для ухода от слежки, и я уже подумывал о том, как построить для нас защиту на подобной магии. Например, бронежилет мог просто переправлять все попадающие в него пули в другой мир. Вот только носить такую вещь на себе оказалось нереально, и я сумел просчитать такую защиту только для бронефургона, но создавать я ее не стал, потому что на это потребовалось бы намного больше сил, чем имелось у меня и у Шары вместе. А посему, в магическом мире у меня появилась новая задача − создание генератора "магической энергии". Взять ее изничего не представлялось возможным, и единственными источниками Силы были живые существа, а вытащить Силу и живого можно было только одним способом − сожрав его, и Маги постоянно искали для себя источники Силы. Молодых магов защищал Закон, согласно которому любой старик, убивший и сожравший молодого становился магическим преступником, и на него немедленно открывалась охота, после чего такой преступник жил очень недолго, если не имел возможности защититься, потому что любой, достаточно сильный маг мог законно его убивать любыми доступными средствами.
Жестокость магических законов меня поначалу шокировала, однако, я очень быстро сориентировался и нашел для себя законный способ получения Силы, в котором потенциальные жертвы сами кидались на меня, а я будучи "молодым магом" имел полное право убить любого, напавшего на меня, "если сумею". Для того, чтобы желающих нападать было поменьше, каждый молодой маг носил магический знак, который предупреждал всех остальных, что нападать на него нельзя. Знак этот мог нести и информацию о Силе, что прямо показывала, каковы шансы нападающего получить его силу или стать для этого мага законной добычей. С другой стороны параметр Силы мог служить подсказкой для магов-хищников о том, на кого нападать можно, а на кого не стоит, поэтому, указатель Силы делался не четким. Формально, были всего четыре ступени − начинающий, опытный, сильный и старый. А для разрешения не редко возникающих между магами споров использовался магический Суд и магическая Арена. В Суде разрешались вопросы между магами разных ступеней. На Арене же решались вопросы между магами одного уровня. Суд мог как решить спор, так и перевести его на арену, если более слабый маг был недоволен решением суда. Арена же считалась высшей инстанцией, где все решала Сила и только Сила. Именно туда я и попал в первый же раз, когда возник спорный вопрос между мной и одним из старых магов, которому не понравилось, что я его "криво попривествовал" на одной из встреч Магов в Школе Магии, где этот старик когда-то учился. Когда я отказался принести ему извинения за то что он меня оскорбил, я получил прямой вызов в Суд, а Суд перенаправил дело на Арену, когда я прямо там объявил, что не собираюсь пресмыкаться перед "всякими".
"Всякий", разумеется, обиделся и потребовал в Суде разрешения назревшего конфликта на Арене. Я принял этот вызов, и вскоре началась подготовка самой Арены, где очень редко проводились схватки с высоким уровнем Магии, каковая и должна была состояться между мной и Магом Фиборатом.
Дориан, когда узнал об этом, тут же утащил меня к себе и попытался отговорить от схватки − по закону я мог отказаться от схватки на Арене для исполнения первого решения Суда в любой момент до начала Схватки, даже за секунду до Гонга.
− У Фибората , по последним данным Сила − семь миллионов магилиний, Мария! − воскликнул Дориан. − А у тебя и миллиона еще нет!
− У меня − четырнадцать тысяч магилиний, − объявил я.
− Ты спятил, Мария! Ты должен отказаться от схватки, или я сделаю так, что ее запретит Магический Департамент Безопасности! Потому что ты находишься не в своем теле! Ты просто не имеешь права в нем проиграть на Арене!
− Я и не проиграю, − заявил я. − Потому что я давно все просчитал. Мне не страшен никакой старик даже с миллиардом магилиний!
− Ты с ума сошел, Мария! − воскликнул он. − Не вздумай это где-нибудь сказать! В мире не так много Магов миллиардников, но любой из них после подобных слов будет вправе раздавить тебя как червяка!
− Им перед этим потребуется, как минимум обратиться в Суд за разрешением вызвать меня на Арену. А за время судебной волокиты я подготовлюсь к схватке с кем угодно. Ты помнишь, Дориан, что я делал на уроках по Теории Магии?
− Ты на этих уроках валял дурака и игрался с машинками из своего мира.
− Однако, если ты помнишь, именно на магикомпах я получил свою первую тысячу магилиний. Ты просто не представляешь, какую Силу имеет нечто неуловимое на магическом уровне, имеющееся в моем мире. Да, конечно, тебе не пристало не так ли? Магикомпами пользуются только молодые, и уже не мало из них благодарны мне не только получением игрушки, но и кое-чем более существенным. Нынешняя схватка покажет всеми Миру, что мой магикомп − не просто игрушка, учитель Дориан.

Я стоял на одном конце Арены, и ведущий называл мои магические атрибуты, перечислял "заслуги", среди которых полное отсутствие магических конфликтов в прошлом и "Чистое Изобретение" магикомпа, признанное многими магами Мира.
− Вооружения Мага Марии − Копье с ядом чешуехвоста в наконечнике, магикомп и четырнадцать тысяч магилиний. − Последнее объявление вызвало шквал на трибунах зреителей. Одни называли меня психом, другие призывали отказаться от схватки, пока не поздно, но я молчал, и ведущий назвал имя моего противника, объявил, что его оружием будет драконье тело, Магический Кнут и семь миллионов магилиний.
Зрители не особенно приветствовали Старого Мага, потому что большинство составляли молодые, болевшие за меня.
Гонг!
− Я даю тебе последний шанс отказаться, жалкое ничтожество! − зарычал Фиборат.
− Ты сольешь, − заявил я ему, и дракон шагнул в мою сторону. В этот же момент, я обратился в Черного Кошака, и в моей руке появился маленький прямоугольник магикомпа, экранчик которого светился голубым светом, вырисовывая спектр магического излучения от дракона. Тут же комп провел анализ излучения, просчитал его спектр по Фурье, и программа выдала мне четыре четких пункта с вариантами действий.
Магический хлыст взлетел над ареной и ударил в возникшую передо мной голубую дымку магической защиты.
Хлыст попросту растворился в сферической поверхности, а мой комп отметил поступление в мой магкумулятор тридцати тысяч магилиний Силы. Фиборат чуть вздрогнул, когда из его лапы исчез кнут. В ту же секунду кнут появился вновь, возрожденный Силой Мага, и второй удар по сфере защиты принес мне еще полсотни тысяч магилиний.
− Не получается, маленький? − проговорил я, и мой усиленный голос, разнесся над Ареной. − Ты кулаком бей, кулаком!
Дракон чуть ли не взревел, и очередной Хлыст обратился в Магическую Дубину, которую он опустил на голубую сферу огня, бездарно слив в нее еще девятьсот тысяч магилиний.
Трибуны взревели, потому что мой магикомп работал постоянно, передавая в магисеть, построенную мною же текущую информацию о схватке, где было четкое обозначение моей Магической Силы, и подскок с четырнадцати тысяч почти до миллиона вызвал подобную реакцию.
− Рви его, Мария! Рви! − взыл чей-то вопль с трибуны, и я не сомневался, чей это голос. Так могла кричать только моя Шара. К тому же, она одна из всех магов умела пользоваться магикомпом на том уровне, чтобы с его помощью запустить магический усилитель голоса в нужный для нее момент.
Фиборат, сообразил, наконец, что дело нечисто и на мгновение отступил назад.
Я же, не будь дураком, направил в то место воздействие своего магикомпа, и дракон шагнул не на песок арены, а в Магическую Дыру, после чего вывалился прямо передо мной-кошаком в человеческом облике.
− Маленькая проверочка, мальчик, − произнес я, схватил его руку и ткнул ее в зеркало магического теста, что возникло рядом со мной. − Упс. Да ты просто чудовище, у тебя целых сорок Магилиний Силы! Помнишь пунктик в договоре схватки про разрешенное магическое обращение против противника? − рыкнул я. − Так вот, ты мертвец, Фиборат!
И после этого я действовал совершенно законно. Мои клыки впились в глотку противника, и тот завопил последний раз в своей жизни. Разодрав его тело, я прямо на Арене сожрал его, после чего Магический Арбитр объявил о Безоговорочной Победе мага Марии над магом Фиборатом.
Трибуны взревели, и чере мгновени рядом со мной появилась зеленая драконица. Она обняла меня чуть не плача, а я сунул ей в лапы копье, которое она мне и дала перед схваткой.
− Забери его прямо здесь, Шара. Давай.
− Зачем? − спросила она. − Оно − твое навсегда!
− Ты мне потом новое подаришь, а свое забери, потому что я его немного изменил, Шара. Для тебя.
Она взяла копье, чуть подержала его в лапе, затем оно вспыхнуло синим огнем, и драконица чуть не подпрыгнула.
− Что ты сделал?! Сколько в нем было Силы?! − воскликнула она.
− Знаешь, я все равно, зажал большую часть, − ответил я тихо, и мы направились к выходу с арены, где меня уже поджидало несколько местных магических стражей, в том числе Страж Арены, чтобы вручить все, что мне полагалось за победу.
− Замок Фибората, − проговорила Шара. − Боже мой, это же!..
− Так что? − спросил я, улыбнувшись. − Зря на схватку пошел?
− Нет, конечно! Они тебе еще должны кое-что отдать! − воскликнула она, и Страж вновь прошел ко мне, поднося документ, удостоверяющий, что мне теперь принадлежит Драконье Тело, которым владел Маг Фиборат.
− Драконы торгуют своими телами? − спросил я.
− Вы меня спрашиваете? − удивился Страж. − Не знаю, торгуют драконы своими твлами или нет, но если вы с этим телом сунетесь к ним, могут возникнуть проблемы, особенно, если еще живы родственники этого дракона. Но, в любом случае, в Магической Империи вы имеете на него Законное Право.
− Ладно, с этим делом я разберусь сам. Тем более, что Разорг Даш мне кое-чем обязан.
− Он тебе ничем не обязан, Мария, − заявила Шара.
− Да, наверно, − согласился я. − Я постоянно путаю законы разных миров. Это все наследство от Фибората?
− Не все, − ответил Страж и вручил мне еще один лист, в котором были имена родственников Мага, в том числе его жены и детей. Закон определял их как мою абсолютную собственность, то есть я мог делать с ними все что угодно, в том числе имел полное законное право сожрать, потому что таков был местный закон.
Страж еще не успокоился, и я получил еще не мало бумаг, в том числе, с правом собственности на землю вокруг замка с картами, с указанием границ, пограничных положений и договоров с соседями. В частности, одна из границ являлась и границей магической Империи с Эльфийским Лесом. Рядом с ней проходила граница с владениями Гномов и Кентавров. Еще одна граница проходила по морю, на берегу находились два торговых порта, и мне еще предстояла встреча с неким Владыкой Моря, который что-то требовал с Фибората. Что именно, в документе не указывалось, и мне это еще предстояло выяснить.
Короче говоря, я получил в наследство от него целую страну, являющуюся частью Магической Империи. Когда передача, наконец, закончилась, я оказался перед очередным чиновником, и тот рассказал мне некоторые мои новые обязанности, как владельца земли, состоявшей в Магической Империи, в том числе о налогах, которые я теперь был обязан выплачивать ежегодно, налогов была большая куча, начиная с денежного, заканчивая армейским, по которому с моих земель собирали новобранцев для армии Империи. Вместе с тем, я, как Имперский Маг, каковым я и стал, приняв на себя все титулы побежденного Фибората, тоже становился военно обязанным. Империя ни с кем не воевала, но я уже прекрасно знал, что состояние без войн в этом Мире вовсе не столь прочно. Магическая повинность состояла в том, что я был обязан исполнять магические действия для Империи, и в соответствии с законом устанавливался Уровень Силы для действий, которые с меня могли потребовать в уплату этой повинности. Как оказалось, у Фибората по этому пункту имелась задолженность на сто тысяч магилиний, и я не стал оспаривать этот долг. Магу, что мне это обявлял со словами о возможности моего отказа, я сказал, что Магическая Империя скоро сама будет просить меня списать свои долги передо мной за услуги, которые я оказываю.

* * *

Дориан впервые смотрел на меня со страхом. Я старался этого не замечать и под конец потребовал, чтобы учитель прекратил на меня смотреть так, словно я чудовище.
− Ты действительно распылил все миллионы магилиний? − спросил он меня.
− Дориан, я похож на идиота? − не ответив вопросил я.
− Значит, ты действительно нашел способ прятать магическую Силу, − вздохнул он. − Думаю, маги скоро начнут охотиться за твоими секретами, и они очень быстро поймут, где их искать.
− Ты им расскажешь? − спросил я. − Или Разорг Даш?
− Мне это неизвестно, − заявил он.
− Ну да, ты где-то научился врать так, что тебе каждый поверит, что два плюс два равно пять?!
− Чего тебе надо, Мария?
− Скажи, за сколько драконы продают настоящие драконьи тела? И где, вообще, они их берут?
− Законно они их не продают.
− А незаконно?
− Тебе зачем-то нужно драконье тело, за владение которым любой драконий Маг будет считать тебя законной добычей?
− Я хочу понять, что я получил в наследство от Фибората. Пока я в теле Машки, Разорг Даш мне ничего не сделает, но что будет, если он увидит меня в теле мечехвоста Фибората?
− Фиборат получил своего дракона во время Четвертой Драконьей Войны. Согласно Договору, Все драконьи тела, захваченные магами в магических боях являются законной собственностью Магов, и Драконы на них не претендуют.
− Значит, я могу переселиться в новое тело, а Машкино отдать назад?
Дориан на мгновение замер.
− Не знаю, что на это скажет Разорг Даш.
− Черт побери! Я именно это и хочу узнать!
− Тогда, спроси у него сам, а не через меня, − ответил Дориан.
− Ты на меня за что-то обиделся, Дориан? − спросил я. − Из-за того, что я убил старика?
− Завтра ты узнаешь, что тебя боятся все Маги Империи. Так что, привыкай.
− Знаешь, чего я боюсь, Дориан? Я боюсь, что через год выяснится, что я вручил вам оружие огромной силы, с помощью которого вы перебьете друг друга. Мне будет жаль, если все так и окажется.
− Ты сам то знаешь защиту от этого своего оружия?
− Пока защита только одна − Авторское Право.
− Это же смешно, Мария!
− Это было бы смешно, если бы не было так грустно.

Шара летела на огромной высоте над степью, что являлась центром моих новых владений. Внизу виднелись поселения и дороги, по одной из дорог мчались всадники и приглядевшись, я понял, что это погоня. Группа всадников неслась за одним, и тот предпринимал некоторые маневры ухода, пытаясь оторваться. Шара тоже увидела эту погоню.
− Этот, что убегает − эльф, − сказала она. − А гонятся за ним − стражи.
− И кому мы должны помогать? − спросил я.
− Никому, это не наше дело, Мария. Ты хочешь спуститься? Зачем?!
− Если этот эльф окажется на моей шее, он вотнет в меня свой убийственный клинок или спрыгнет вниз, чтобы убиться? − спросил я.
− Думаю, он убьется раньше чем ты окажешься внизу, потому что лошадь его скинет, как только ты окажешься над ними.
− Ты мне так и не сказала про клинок.
− Убийственные эльфийские клинки на драконов действует только в том случае, если у них нет иммунитета против яда чешуехвоста. А у тебя этот иммунитет есть даже в человеческом виде, ты же это знаешь!
− Тогда, я спускаюсь, а ты как хочешь.
Я взглянул вниз и одним мысленным движением переместился туда.
Погоня в одно мгновение разбежалась в стороны, когда обезумевшие лошади увидели летящего дракона. Эльф оказался на мне, когда я переместил его себе на шею, а его лошадь в свой желудок. Эльф на мгновение замер, разглядывая дракона, под собой, а затем вцепился в один из моих спинных шипов и обернулся назад, где группа стражников снова собралась вместе, заставив своих лошадей слушаться.
Я приземлился чуть впереди.
− Чего тебе от меня надо, маг? − заговорила эльфийка. Я понял, что это была именно эльфийка а не эльф, когда она оказалась на моей шее.
Стражи медленно приближались ко мне, но явно не торопились. Да и лошади их вели себя слишком нервно из-за моего присутствия.
− Понимаешь ли, меня в некотором роде интересуют дела происходящие в этих землях, − заговорил я. − И, обнаружив тебя и кучу стражников, мчавшихся за тобой, я решил вмешаться, чтобы разобраться, что же тут происходит? Поэтому, у тебя есть шанс объяснить мне первой, что это за погоня, и почему? Если тебе удастся меня убедить в своей правоте, я, вполне возможно, соглашусь тебе помочь от них удрать.
− Ты знаешь, кто хозяин этих земель, Маг? − спросила она. − О том, что он сам − Маг, и он имеет достаточно Силы, чтобы справиться с любым, самым сильным Магом?
− А еще, я знаю, что Старик Фиборат совсем недавно был побежден в схватке на Арене, − заявил я. И поэтому я могу быть вполне спокоен за себя.
Стражники приблизились. Двое из них спешились и оставив лошадей своим собратьям, прошли ко мне пешком.
− Господин, − заговорил один из них. − Если вы намерены помогать этой женщине бежать от правосудия, то вы поступаете неправильно.
− Я вижу, ты смелый парень, не боишься даже драконьего желудка, − произнес я, наклонившись к стражникам. − Значит, ты не испугаешься и сказать мне, в чем она виновна, не так ли?
− Она − беглая рабыня, ее господин − Маг Фиборат − хозяин этих земель!
− Если мне память не изменяет, всякий беглый раб − законная добыча для любого хищника! − зарычал я, и стражники отступили из-за моего голоса. Эльфийка же из-за мои слов попыталась соскочить на землю, но я ее задержал, осторожно прижав к спине крылом.
− Хозяин Фиборат будет сильно недоволен, если вы это сделаете, господин! − воскликнул стражник. − Мы отдадим вам за нее двух лошадей!
Я чуть повернулся и взялдраконьей рукой эльфийку со спины. Она не шевелилась и едва дышала, Магией я понял, что она без сознания.
− Полагаю, Фиборат сам заплатит за нее побольше, чем двумя занюхаными лошадьми! − рыкнул я. − Она − моя добыча! Убирайтесь!
− Как прикажете, господин, − пробормотал стражник отступая. Через минуту отряд уже мчался прочь, а я оказался на песке в человеческом виде, а рядом опустилась Шара.
− Проще всего ее сожрать, − заявила драконица. − Не понимаю, зачем ты с ней возишься!
− Ты уже ревнуешь, Шара? − спросил я.
− Глупости то зачем болтаешь? − фыркнула она, мгновенно обращаясь человеком.
Эльфийка пришла в себя, через несколько минут, когда Шара плеснула ей в лицо воды из фляги.
− Кто вы?! − воскликнула она дернувшись.
− Меня зовут Шара.
− А я − Сергей, − объявил я, мысленно напоминая Шаре, чтобы она не упоминала имени Мария.
− Где я? − спросила эльфийка, приподымаясь с песка. − И где?
− Где и где? − спросил я. − Тут степь, если я правильно понимаю. А вы кто?
− Я − Беран, − сказала она, называя далеко не полное свое имя. − Здесь был дракон! − воскликнула она, показывая на следы, что еще оставались рядом на песке.
− Мне кажется, что тебе не пристало бояться магов, обращающихся в драконов, − заявила Шара.
− Он хотел меня сожрать!
− Хотеть никому не запрещено, − проговорил я. − Ты вот, хочешь сбежать из рабства, не так ли?
− Меня убьют, если я попаду к хозяину, − произнесла она.
Шара в этот момент взяла эльфийку за руку и закатав ее рукав взглянула на браслет. Беран попыталась вырвать руку, но Шара не отпустила ее, схватив сильнее.
− Не надо дергаться, − приказала она. − Ты не просто беглая рабыня. Ты еще и беглая жена! − произнесла она. − Беглая жена Мага Фибората. − Шара взглянула на меня, мысленно напоминая мне о нашем разговоре, что состоялся прошлым вечером. Мы тогда обсуждали, что делать с доставшейся мне наследной женой и детьми Фибората.
− Дети твои тоже сбежали или убегая ты их бросила? − спросил он.
− Дети? − вздрогнула она. − Они в другой крепости.
− Знаешь, Беран, я думаю, что мы тебе кое в чем поможем. А именно, поможем сбежать и скрыться. И даже поможем бежать твоим детям, но за это ты будешь должна для нас кое-что сделать.
− Что сделать? − спросила она, глядя на меня и с интересом, и со страхом.
− Я полагаю, в Эльфийском Лесу тебя не посчитают вне закона?
− Не посчитают, − ответила она.
− Значит, ты сможешь помочь мне встретиться с Повелителем Эльфийского Леса.
− Я не уверена, что смогу помочь в этом. Он может меня и не послушать.
Шара тихо коснулась моих мыслей, передавая то, что она чувствовала в этот момент. Она знала эльфов и понимала, когда они врут или говорят правду. Эльфийка в этот момент говорила полуправду, и что это означало, я понять пока не мог.
− Ты пообещаешь, что сделаешь попытку мне помочь в этом, − сказал я. − И не одну, а как минимум две-три. Согласна?
− Согласна, − она глянула мне в глаза, и в них было что-то такое, из-за чего засвербило в носу и захотелось плакать.
− И еще одно, − заговорил я. Эльфийка чуть дрогнула из-за этих моих слов. − Ты выкинешь из головы все свои страхи на счет драконицы. Потому что лететь тебе придется на ее шее.
− Но она сказала, что я − ее добыча, − произнесла эльфийка.
− Это была всего лишь уловка, чтобы прогнать стражников, неужели непонятно?
− А если она вас не послушается?
− Было бы очень странно не слушаться саму себя, − фыркнул я, и эльфийка дернулась, потому что я в этот момент обратился драконицей, только не столь большой, как был несколько минут назад. − Ну, будешь снова в обморок падать? − спросил я ее.
− Не буду, − ответила она и подойдя коснулась моей шеи. Позади эльфийки возникло рычание, и она обернувшись резко отпрыгнула из-за большого чешуехвоста.
− Успокойся, Шара, мы летим на запад!
− Слава тебе господи! − фыркнула она. − А я-то думала, ты меня в надир пошлешь!
− Ты все еще трусишь? − спросил я эльфийку. − Может, мне вместе с тобой на драконицу в виде человека сесть?
− Не надо, − ответила она. − Я летала на драконах и не боюсь.
− Тогда, забирайся, − приказал я, вырастая до нормального драконьего размера.
Она все еще боялась, и ее страх прошел только после того, как мы приземлились, и Шара организовала ей магическое прикрытие, когда мы входили в город, над которым возвышался Замок Фибората, в котором держали детей эльфийки. План побега для них мы обговорили еще накануне вечером, когда сидели в степи у костра и ели жареную свежевыловленную рыбу. Тогда же Шара и попробовала создать прикрытие для эльфийки. Магический полог просто обращал ее для всех окружающих в человеческую женщину, и лишь голос мог ее выдать, но мы решили, что Беран будет молчать когда надо, и все прошло без проблем. Стража города, как выяснилось, уже была знакома с новыми печатями, и мой документ открыл дорогу для всех. Город еще гудел от недавно пришедшего известия, что Маг Фиборат побежден молодым Магом Марией, который и стал новым хозяином. O новом хозяине никто ничего не говорил, а если и говорил, то только в предположениях и шепотом, потому что еще никто не знал, что произойдет, когда появится новый Хозяин, и каково будет отношение к сплетникам. При Фиборате их не особенно жаловали, поэтому никто и не рисковал зря. Лишь про Фибората сплетни теперь распространялись очень быстро и широко.
В замок мы попали достаточно легко. Все правила знала Беран, и с ее подсказки мы пошли прямо туда, представились магами, и нас пустили в замок, потому что по правилам Фибората всех магов принимали во дворце, и там им предоставляли апортаменты, где они могли остановиться на столько времени, сколько им требовалось. Большого наплыва желающих поселиться в магических апартаментах замка не было, поэтому мы оказались там одни. В журнал магостиницы было вписано: "Маг Шара с сопровождающими."
А дальше в дело шло знание Беран о том, что и где находилось в замке. Вечером мы спустились вниз, прошли через подвальный коридор до одной из тайных лестниц и поднялись наверх, в места, куда посторонних не допускали, но там не было и серьезной стражи, и Беран шла уже без магического прикрытия, поэтому слуги ее узнавали как Госпожу, и никто не попытался остановить.
− Брин, Галси! − проговорила эльфийка, входя в одну из комнат.
− Мама! − раздались детские голоса, и к Беран промчались двое детей. Брин выглядел почти как зверь. Он, по словам Беран, был рожден после того, как Фиборат изнасиловал эльфийку будучи в облике зверя, и парень родился эльфийским оборотнем. Девчонка же была обычной полуэльфийкой-получеловеком. Она появилась тоже после насилия со стороны Фибората, и после ее рождения Маг заставил Беран согласиться на брак, который был законно зафиксирован, но тот же закон объявлял эльфийку собственностью Мага, и поэтому она была и рабыней и женой одновременно.
− Как ты к нему попала? − спросил я вечером, когда мы совершенно обнаглели и, заказав ужин прямо с кухни замка, уселись за большой стол.
− Двадцать лет назад была война, − ответила она. − Я ходила в составе одного из разведотрядов. Нас разбили, и я попала в плен. Когда война закончилась, никто из наших не знал, что я осталась жива. Поэтому никто и не требовал моего возвращения. А сам Фиборат и не думал меня возвращать. А когда я согласилась стать его женой, я поклялась, что не буду пытаться возвращаться. Он заставил меня дать эту клятву, в противном случае, я потеряла бы детей.
− Когда я вырасту, я загрызу всех магов! − проговорил Брин.
− Брин, прекрати! − воскликнула мать.
− Фиборат его не любил, так? − спросил я.
− Он хотел сделать из него цепного пса. Не смог, потому что не сумел достать столько эльфийского железа, чтобы посадить его на цепь из него. А обычное железо Брин рвет как тряпку.
− Хочешь кусить мага? − спросил я парня. − На, − я протянул ему свою руку, и Брин, глянув на мать опустил взгляд в стол, отворачиваясь.
− В Лесу его вылечат, − произнесла Беран.
− Вылечат? − удивился я. − От чего?
− От душевных ран. Он еще маленький и многого не понимает.
− А ты все понимаешь? − спросил я. − Ты ведь ходила в разведку сюда и воевала против магов.
− Та война давно закончилась, − произнесла Беран.
− А причина, по которой она была, закончилась?
− Не знаю. Я и причину не знаю.
− А как твои сородичи отнесутся к тебе, когда узнают, что ты была женой мага? − спросил я. − Ведь ваш народ не особенно нас любит.
− Ты думаешь, мой народ не примет меня назад после поругания? − спросила Беран прямо.
− Я этого не знаю, Беран. Потому и спрашиваю у тебя. Ведь бежать ты собралась именно туда, в Эльфийский Лес.
− Мама? − проговорил вдруг Брин.
− Да, Брин, в этом мире не все такие злые, как твой отец. Шара и Сергей нам помогут. Ты ведь не станешь противиться помощи магов?
− Не стану, − буркнул он.
− Вот и хорошо.
Двери в зале раскрылись, и к столу прошло несколько стражников во главе с офицером.
− Кто вы такие? − заговорил офицер, проходя прямо к столу и глядя в упор на Шару.
− Ты не на нее смотри, ты на меня смотри, − произнес я. − Сам, кто такой?
− Я − начальник стражи замка! − воскликнул человек, выхватывая меч и оборачиваясь ко мне. − И я не потерплю!..
− Шара, прижми их к полу, − тихо сказал я, и стражники вмиг оказались под лапами зеленой драконицы, которая ничуть не смущаясь уселась на двоих, а трех других пришпилила к полу передними лапами.
Меч из руки офицера брякнул об пол, и он схватился обоими руками за язык драконицы, который обвился вокруг его шеи.
− Твое слово, Беран, − произнес я, глянув на эльфийку. − Этот человек сделал тебе хоть что-нибудь хорошее?
Она смотрела то на меня, то на драконицу и явно не знала, что говорить.
− Ну, раз нет, значит, нет, − произнес я и знаком показал драконице, что сделать. Офицер дернулся последний раз и исчез в ее пасти.
− Если ты промолчишь, она и остальных съест, − объявил я.
− Мне всегда казалось, что в стражу он набирает самых последних негодяев, − произнесла она, глядя в лицо второму человеку, приготовленному драконицей для проглатывания. И Шара не медлила. Через минуту в ее животе улеглись все пришедшие стражники, и она вернув себе человеческий вид прошла на свое место за столом, только после всего более не притронулась к еде в тарелках.
− Если в этом замке есть люди, которых ты желаешь защитить, ты должна их назвать, − объявил я.
− А если это не человек? − спросила Беран, глядя на сына.
− Не человек? − переспросил я. − А кто?
− Он − оборотень. Цепной пес, − произнесла Беран. − Брин с ним много играл, когда был маленьким. − Его зовут Церб.
− Церб, − проговорил я. − Цербер... он, случайно, не трехголовый?
− Да что вы?! − воскликнула Беран. − Обыкновенный оборотень. Только он немного..
− Что немного?
− Немного покалеченый, и не может полностью вернуть себе облик человека. Из-за этого его многие боятся.
− А Брин не боится? − спросил я, глянув на эльфийского оборотня.
− Нет, − ответил тот.

Собирать в дорогу было почти нечего. Особых вещей у Беран не оказалось. Галси взяла с собой только одну игрушку, а у Брина нашлась "секретная шкатулка", в которой он держал свои "ценности". Мы не стали заставлять его их показывать, и парень убрал ее в свою сумку, куда мать положила для него еще несколько вещей из одежды.
Церб оказался похож на большого старого бульдога с отвисшими щеками и ободранным хвостом. Он глянул на меня с желанием зарычать, но Брин появился рядом раньше, чем из горла оборотня послышался хотя бы один звук.
− Будешь с ним прощаться? − спросил я.
− А его нельзя отпустить? − спросил он. − Я порву цепь, и он убежит!
− А куда ему бежать, ты подумал, Брин? И что с ним станет, если его поймают люди или стражники?
− Не знаю, что будет, − проговорил парень, опустив взгляд в землю.
− Тогда, спроси у него сам, он ведь может говорить?
− Да, я спрошу! − воскликнул Брин.
− Если он захочет сбежать сам, тогда и порвешь его цепь. Ты ведь можешь?
− Да, − согласился он и зашагал к Церберу.
Я ждал довольно долго, пока они не наговорятся, и, когда парень вернулся, цепь осталась цела.
− Он не захотел сам, − произнес Брин. − Сказал, что лучше жить так, чем умереть убегая от магов.
− НУ что же, идем, Брин. − Я взял его за руку, и он ничуть этому не противился, хотя я в его глазах и был магичкой.

Когда посреди замкового двора появилась большая зеленая драконица, вокруг начался переполох, и никто не подумал задерживать прошедших к драконице детей, эльфийку и человека.
Я садился на спину Шары в виде человека, и позади меня оказался Брин, которого я накрыл плащом и привязал к себе, чтобы в полете он не свалился. Эльфийка то же самое сделала с дочерью, и Шара, дождавшись, пока мы не устроились как следует, поднялась в воздух.
Внизу все еще продолжался переполох, но в городе, над которым пролетела Шара, никакого переполоха не было. Горожане, видимо, знали, что их хозяин способен обращаться драконом, и знали, что паника от дракона не спасет.
Дорога до границы заняла несколько дней. Мы летели не скрываясь, и вечерами спускались у городов или сел, где ужинали, ночевали, завтракали и отправлялись в путь снова. Посреди дня мы делали где-нибудь остановку на обед. В последний вечер мы оказались почти у самой границы, и там не нашлось ни одного поселения. Шара их особенно и не искала, зная, что не найдет. Поэтому, мы спустились на лесной поляне и заночевали в лесу. Костер с одной стороны и драконье тело Шары с другой прекрасно защищали нас от любых напастей, и утром мы собрались в дорогу, как обычно. План состоял в том, чтобы пересечь границу по воздуху, и уже в Эльфийском Лесу искать связи с местной властью.

− Мне кажется, что она чего-то не договаривает, − тихо сказала Шара, когда мы прошли с ней с ней в лес, оставив эльфийку и ее детей у костра.
− Скажи прямо, Шара, эльфы способны причинить нам сколь-нибудь существенный вред, если мы попадемся? Вот, прямо скажи, способны?
− Эльфийские маги были первыми в мире, мы не знаем всех их секретов и возможностей, − ответила она. − Я совершенно не уверена, что они не способны, например, перекрыть нам выход в твой мир. А тогда, нам и не уйти никуда с помощью магии.
− Тогда, давай решать, Мы идем туда или не идем. Если не идем, просто доводим их до границы, и они сами идут дальше.
− Пограничное ущелье они не пересекут без магии. Я же тебе говорила.
− Значит, летим, и будь что будет! − проговорил я.
− Значит, летим, − согласилась она.

Как только Шара пересекла границу, внизу появились вспышки, и через мгновение рядом с драконицей засверкали молнии, возникавшие с момент попадания стрел в защитную магическую сферу.
− Спускайся, Шара, − приказал я, и она начала спуск, направляясь к видневшейся среди леса прогалине, на которой стояло нечто похожее на крепость.
Стрельба прекратилась, когда Шара сделала первый круг на снижение, и приземляясь мы увидели множество эльфов, выходивших из-за деревьев и собиравшихся на стенах крепости, которая оказалась просто высокой каменной башней, огороженной каменной же стеной.
Как только драконьи лапы коснулись земли, Беран спрыгнула с ее шеи, приказывая детям остальным не спускаться, пока она не вернется.
Она прошла несколько шагов вперед, затем встала и побежала назад.
− Улетайте! − раздался ее вопль. − Улетайте! Это немерлы!
Шара рванулась в воздух так, словно ее ошпарили. Я не особенно раздумывая телепортнулся к эльфийке и оказавшись и нее за спиной, в которую несли стрелы, вернулся назад.
− Спокойно, Беран, это я, − проговорил я, и она прекратила визжать и вырываться.
− Мамочка! − заголосила Галси.
− Тихо, доча, мы уже улетаем.
Стрелы снова били в магическую защиту вокруг летевшей драконицы. Я мысленно переговорил с Шарой, и она согласилась с тем, чтобы лететь вперед с помощью магии, поэтому, когда под нами исчезли горы с лесом и появилась равнина в широкой рекой, я ничуть не удивился, а Беран вздрогнула из-за изменившегося окружения.
− Эти места тебе знакомы, Беран? − спросил я. − Просто скажи, где спускаться, если знаешь.
− На берегу реки должен быть эльфийский город. Но его сверху не видно. Спускаться лучше на воду, если Шара умеет плавать.
− А разве бывают драконы, не умеющие плавать? − фыркнула Шара, направляясь вниз.
На этот раз защита оставалась невидимой, и в нас никто не стрелял.Ни стрелами, ни заклятиями. Шара опустилась на воду, и Беран не прыгала в воду, а поднялась на ноги, вставая на спине драконицы, и от берега к Шаре сразу же двинулось несколько эльфийских лодок.
На этот раз нас приняли нормально и без проблем. И Шару никто не задел, когда она обернулась человеком оказываясь в одной лодке со мной.
Через час пути по лесным тропам, мы оказались на широкой прогалине, посреди которой стоял очень старый дуб. Нас подвели к дереву. В ветвях что-то зашевелилось, и вскоре с толстой ветки спустилась очень удивленная морда змеи, в которой я сразу же увидел одну очень знакомую мне личность.
− Привет, Гарри, а ты здесь откуда? − спросил я.
− Я − не Гарри, − раздалось шипение, и в то же время, я услышал тихий мысленный голос иного духa:
"Они меня поймали и силой заставили сидеть все время на этом старом дереве," − произнес Гарри, и это был именно его голос.
Я осторожно приблизился к змее и подняв руку коснулся ее. В ту же секунду я ощутил магическое воздействие, направленное на меня, и мой магикомп мгновенно ответил на него компенсацией действия. В то же время, я мысленно задал компу еще одну задачку, и он за полминуты выдал мне ответ. Источником магического действия было дерево.
− Ты вернулся, Старый Змей, − шипела тем временем голова Гарри под действием чужой воли.
− Ты перепутал, дубина березовая, − ответил я. − Мое имя не имеет ничего общего со змеями. − Комп тем временем уже расшифровывал компоненты воздействия на Гарри, и в следующий момент вместо ответа на оскорбление послышалась матерная брань, и мне под ноги свалился человек. − Гарри, ты живой? − спросил я.
− Вроде, живой, − ответил он, оглядывая и хлопая себя по бокам. − Нам надо отсюда убираться, пока этот дуб!..
Эльфы вокруг пришли в движение, и внезапно остановились. Я глянул вокруг и понял, что остановились они по приказу Беран. Та показала какой-то знак, и через секунду к дереву проскочил какой-то эльф. Вскочив на ветви дуба он вдруг начал вещать на весь лес, объявляя о возвращении Принцессы Беран, о пришествии в Эльфийский Лес Духа Старого Змея, о пророчествах древних эльфов, в которых утверждалось, что эти события произойдут, и все эльфы без исключения, даже немерлы, должны будут подчиниться, ибо неподчинение приведет всех к гибели.
Магикомп продолжал работать и обнаружил еще одну магическую связь, которая тянулась от дерева к Беран. Вот только связь эта была обратной, то есть не дерево управляло эльфийкой, а она управляла деревом. Управляля напрямую, и оно работало словно усилитель ее воли, которая выливалась в болтовню эльфа, рассевшегося на ветке.
− Это Шара? − спросил вдруг Гарри.
− А что, я не похожа? − усмехнулась та.
− Похожа, потому я и спросил.
− Ты давно тут на дереве куковал? − поинтересовалась она.
− Давно, − ответил он. − Они меня поймали еще в тот год, когда я из магической школы возвращался домой. Я думал, что сдохну на этом дереве, а потом обнаружил, что мое брюхо редко бывает пустым. Я много времени вообще не помню. Мы тут так и будем стоять?
− Подождем, пока Беран не закончит, − ответил я, глянув на эльфийку. А та продолжала управлять дубом и в то же время присела, обнимая своих детей и что-то им говоря.
Когда все закончилось, эльф соскочил с дуба, Беран прошла к нам и встала напротив меня.
− Ты просил о встрече с Повелителем Эльфов, − произнесла она. − Так вот, это он и есть, − она указала на старый дуб.
− Знаешь, я тут постоял и понял, что совершенно не готов разговаривать с деревом, − произнес я. − Нам бы того, домой, Беран. Надеюсь, ты не станешь нас задерживать?
− Не стану, − ответила она. − Я не могу задерживать Старого Змея. Вас проводят до реки, а там вы сможете взлететь.
− Мы можем взлететь и здесь, − заявил я.
− Деревья не выпустят дракона.
− Беран, ты совсем не видела моей магии? − спросил я. − Мы взлетим, и никакие деревья не смогут помешать.
− Тогда, прощай, Старый Змей. И просто помни − здесь тебя всегда встретят как родного.
− Ага, встретят. − проговорил Гарри. − Только от такой встречи можно и одеревенеть. Мы летим или что? − спросил он, глянув на меня.
− Летим, Шара?
− Летим, − ответила она, готовясь к обращению.
Слабая мысль ушла в магикомп, и мы втроем оказались на высоте полукилометра, где Шара мгновенно обратилась драконицей, и я, поймав Гарри оказался на ее широкой спине. Еще один импульс привел нас к границе с Эльфийским Лесом, а оттуда мы перенеслись к Замку Фибората.
− Не слабо, − проговорил Гарри, хлопая глазами, когда мы соскочили со спины Шары, и она обратилась женщиной.
− Всех начальников сюда! − приказал я подбежавшей страже.
− А х-хозяина нет дома, − пробормотал кто-то.
− Х-хозяин − перед вами, болваны! − выпалил я. − Я − Маг Мария! Кому чего не понятно?! Исполняйте приказ!
Они разбежались и вскоре рядом начали появляться офицеры охраны, затем появился Управляющий Замка, который по привычке начал кланяться, кидаясь на колени перед Хозяином и прося прощения за то что не уследил, за то что "эльфийка и ее отродья" сбежали.
− Церб тоже сбежал? − спросил я.
− Нет, этот пес сидит на цепи! − воскликнул управляющий.
− Тогда, веди нас к нему, и прямо сейчас!
Человек не стал мешкать и повел нас через двор на другую сторону, где мы оказались рядом с большой будкой, и псом-оборотнем, сидевшим на цепи.
Управляющий объявил ему, что "это новый хозяин, которого надо слушаться", и Церб уставился на меня собачьими глазами, пытаясь что-то понять. Я прошел к нему, присел, коснувшись его собачьего загривка, и одним движением сорвал ошейник, отбрасывая его в сторону. Церб дернулся, а я обратился в кошака и взглянул ему в глаза.
− Будешь кидаться на кошака, пес? − спросил я его.
− Н-не буду, − буркнул он в ответ.
− Тогда, вставай и обращайся в человека.
Он поднялся на задние лапы и начав обращение остановился в уродливой промежуточной форме. Я коснулся его и одним магическим импульсом выбил клин, не дававший ему обратиться до конца.
− Тебя ведь сам Фиборат покалечил, − произнес я. − И почему же ты ему служил после этого?
− А я мог не служить Магу? − спросил он.
− Ну, коли не мог, значит, и сейчас отказываться не станешь?
− Не стану, Господин.
− И еще, узнаю, что ты кого загрыз без разрешения, скормлю тебя дракону. Понятно?
− Понятно, − буркнул пес.
− Чего еще непонятно − спрашивай.
− Жить мне в будке? − спросил он.
− Сам решай, где хочешь жить. В будке или в нормальной комнате в замке. Комнату Управляющий тебе выделит, − я глянул на Управляющего, а тот стоял рядом и дрожал. − Слушай, а может мне тебя Шаре скормить? − спросил я. − А то ты такой большой, толстый, а толку от тебя ну никакого не видно!
− Господин! − взмолился тот. − Я же все всегда делал как надо! Пощадите!
− Так и быть, на первый раз прощаю, но, если еще раз увижу, что ты хлопаешь ушами, когда я тебе даю указания, станешь драконьим завтраком. И запомни как следует, Все ее указания ты будешь исполнять так же, как мои! Все понял?
− Да, господин, я все понимаю! − заговорил он, снова кланяясь.
Я пошел дальше и вскоре застал Шару, макающую слуг в какие-то дела, которые те должны были исполнять в замке.
− Хочешь покомандовать, Гарри? − спросил я.
− А что тут такое-то? − спросил он. − Это что, твой замок, что ли?
− Мой. Раньше он принадлежал Фиборату, теперь он мой.
− А с Фиборатом что стало?
− Его кошак на Арене загрыз.
− А замок почему тебе достался? − не поняв переспросил Гарри.
− Потому что этим кошаком был я.
− Что-то я совсем плохо соображаю. Мне надо отдохнуть, Мария.
− Тогда, идем, найдем для тебя апартаменты, и мы ушли в замок, где вскоре нашлось место и для Гарри, и для нас с Шарой. Мы с Шарой, разумеется, поселились в старых хозяйских покоях, и моя драконица долго по ним ходила и что-то замазывала по углам своим антимагическим раствором (из драконьего кала) − он одинаково действовал на заклинания любой силы, и вскоре в покоях Фибората не осталось никаких магических ловушек, а затем мы установили свои системы охраны и наблюдения, после чего уединились в большом зале, где занялись тем, чем не занимались много дней, пока рядом с нами находились лишние свидетели.




Оценка: 3.74*6  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Д.Эйджи "Пятнадцать" (ЛитРПГ) | | Н.Самсонова "Жена мятежного лорда" (Любовные романы) | | М.Махов "Бескрайний Мир" (ЛитРПГ) | | Р.Прокофьев "Игра Кота-3" (ЛитРПГ) | | И.Смирнова "Проклятие мертвого короля" (Приключенческое фэнтези) | | В.Крымова "Смертельный способ выйти замуж" (Любовное фэнтези) | | С.Волкова "Кукловод судьбы" (Магический детектив) | | Я.Славина "Акушерка Его Величества" (Любовное фэнтези) | | А.Субботина "Плохиш" (Романтическая проза) | | В.Свободина "Вынужденная помощница для тирана" (Современный любовный роман) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Советница Его Темнейшества" С.Бакшеев "На линии огня" Г.Гончарова "Тайяна.Влюбиться в небо" Р.Шторм "Академия магических близнецов" В.Кучеренко "Синергия" Н.Нэльте "Слепая совесть" Т.Сотер "Факультет боевой магии.Сложные отношения"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"