Mak Ivan: другие произведения.

Яблоко раздора - 2

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Peклaмa:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    пошляцкая "людоецкая сказка" N5.
    Микль, шоб тебя перевернуло и подбросило!


Ivan Mak


Яблоко раздора − 2



Дверь в рубку открылась, и в помещение вошла молодая женщина.
− Кто вы, и кто вам позволил сюда войти? − заговорил капитан.
− Меня зовут Юни, мне никто не запрещал сюда входить, − произнесла она.
− Я запрещаю! Выйдете немедленно! − закричал капитан. − Стюард, черт побери! Негодный мальчишка, почему тебя нет на месте!
− Вы зря кричите, капитан, − произнесла женщина. − Ваш Стюард в обмороке.
− Какого дьявола! Выпроводите ее отсюда! − продолжил крики капитан, и один из его помощников поднялся с места и направился к нарушительнице. Только дойти он не сумел.
Женщина вскинула руки вперед, и они внезапно начали меняться. Сначала неестественно скрючились, затем покрылись черной чешуей, и вместо пальцев оказались когти.
Вслед за руками начали меняться ноги женщины. Они так же стали черными, раздались вширь и стали больщими задними лапами некоего зверя.
Из ее спины со свистом вырвался тонкий черный хвост, который немедленно начал увеличиваться в толщине, и все ее тело резко обрело черный цвет, а голова приобрела ящериный вид с большой зубастой пастью.
− Что это за чудовище? − проговорил связист со своего места.
− Чудовище − ты, а не я, − зарычала черная драконица, оказавшаяся посреди рубки. − И сейчас ты поплатишься за свой скверный язык!
Капитан уже не кричал. Он смотрел на черное чудовище, а его руки и голова тряслись из-за поразившех его тело судороги.
Выпученными глазами он смотрел, как черная ящерица выдернула связиста из кресла и тут же заглотила его. Трое оставшихся людей попытались добраться до своего оружия, но ни одному этого сделать не удалось.
Черное чудовище атаковало и острые когти прошлись по рукам двоих и по шее третьего, из-за чего те оказались недееспособны. А затем она сожрала троих, превращаясь при этом в еще более крупное существо. Последеним в ее пасти исчез уже мертвый капитан, и это действие видел вбежавший в рубку стюард − молодой человек, который замер на мгновение, глядя на монстра и не понимая, откуда он взялся.
Оцепенев от ужаса, он смотрел, как черная драконица приближается к нему, и не сдлелал ни одной попытки сопротивления, когда она коснулась его когтями.
− Ты будешь мне помогать, − заговорила она мягким женским голосом. − Сейчас ты пойдешь в салон и будешь приводить пассажиров оттуда сюда по одному. Ты все понял?
− Д-да, − проговорил он.
− Иди же! − приказала она, и зомби отправился исполнять свою программу.
Она поглощала людей с той скоростью, с какой их приводил молодой стюард. Кроме людей, пассажирами космического лайнера были и другие инопланетяне, и черная драконица не делала различий − глотала всех. Некоторые даже пытались сопротивляться, когда оказывались перед ней, но ее воздействие быстро подчиняло всех, и жертвы отправлялись в ее хищное чрево уже не понимая, что происходит. Не понимал, что делает и молодой человек, отправлявший пассажиров на смерть.
Когда все были съедены, черное чудовище изменилось и вновь стало девушкой, которую стюард и встретил в рубке, когда в салоне не осталось пассажиров, и он, исполняя рограмму, отправился к чудовищу сам.
Лайнер, тем временем, прибыл к месту назначения, но команда не вышла на связь и вскоре на корабль прибыла спец-группа, которая нашла только двух живых людей, и те не могли связать пары слов, чтобы объяснить, что же случилось. Они смогли лишь назвать свои имена. Девушку звали Юни, а молодого человека − Сарн.
Оба они попали в медицинский изолятор патрульного рейдера, а оттуда их переправили на орбитальную станцию Зио-4, где пара молодых людей попала в руки медиков, и те долго проводили свои исследования, пока не пришли к выводу, что ничего особенного в пациентах нет, И они здоровы, как физически, так и умственно, хотя, оба "не помнили", что же произошло на лайнере, и куда делась команда и пассажиры.

За прошедшие время, проведенное в изоляторе, Юни и Сарн сдружились, и, когда их спускали на планету, они уже не представляли себе жизнь друг без друга. Точнее, не представлял этого Сарн, а Юни лишь делала вид, что для нее он что-то значит. В ее сознании, невидимо от всех людей, работала совсем другая программа. Она обдумывала, каким образом добиться выполнения той задачи, с которой она попала в этот мир. Пока ее план исполнялся, и девушка без колебаний согласилась на брак с молодым человеком, который уже был приговорен.
Свадьба проходила в родном городе Сарна, в его доме, в присутствии множества гостей, которых пригласили его родители. Они же приобрели для молодоженов новый дом в респектабельном районе города, совершенно не понимая, что с их сыном из космоса явилась не красивая молодая девушка, а чудовище, способное сожрать за минуту несколько десятков человек.
Чудовище, тем не менее, чего-то выжидало и вело игру с человеком, с легкостью разыгрывая влюбленность молодой девушки. Ей ничуть не претили любовные игры в постели, и она лишь обдумывала, как обставить тот момент, когда он узнает, кто же она есть на самом деле.

− Ты о чем-то задумалась, Юни? − спросил Сарн, касаясь ее груди.
− Да. Представь, что ты женился на красивой девушке, и в один прекрасный момент, вдруг, узнаешь, что она вовсе не красавица, а чудовище.
− Что это за хандра на тебя напала, Юни? Откуда такие мысли? Ты страшилок насмотрелась, что ли?
− А ты представь, − произнесла она.
− Если этим чудовищем окажешься ты, то я не перестану его любить.
− Да? − искренне удивилась она. − Действительно не перестанешь? По-закону, браки между разными видами разумных запрещены.
− Медики уже установили, что мы оба люди − гомо сапиенс − и никто более!
− Медики ошиблись, Сарн, − произнесла она.
− Как это ошиблись? Они не могли ошибиться!
− Действительно? − ориузнесла она и, подняв над собой одну руку, изменила ее. На глазах Сарна красивая женская ручка обратилась в черную когтистую лапу.
− Юни, прекрати меня разыгрывать! − воскликнул он и покинул постель, в которой лежал вместе с ней.
Она так же встала, и молодой человек отступил, увидев перед собой не человека, а черную прямоходящую ящерицу. Глаза его бегали из стороны в сторону, наблюдая за ее хвостом, так же мятущимся влево и вправо.
− Я тебя не разыгрываю, − произнесла она прежним голосом. − Я − не человек. Я − драконица. Вот только Бог подарил мне одну способность, и я могу обернуться любым существом, в том числе и человеком.
− Бог? А, может, это был дьявол?
− Нет, это был именно Бог. Дьявол одарил меня совсем иной способностью. Он сделал меня хищником-людоедом, − с этими словами Юни оскалилась, показывая человеку свои большие клыки.
− Быть такого не может, − произнес Сарн. − Это просто кошмарный сон и не больше.
− Сон? − Она тут же изменилась, становясь прежней девушкой. − Если это сон, то ты можешь без боязни подойти ко мне и позволить мне тебя съесть. Ты это позволишь?
Он стоял и смотрел на свою жену, едва веря в слова, что она произнесла.
− Ты боишься подойти, Сарн? − спросила она.
− Нет, я не боюсь, − твердо проговорил он и сделал шаг к ней. Затем еще и еще. Под конец, он ее обнял и начал целовать, заявляя, что не верит в глупости про чидовищ, что Юни − самая обычная девушка, а то что он видел − не более чем кошмарный сон и видение...

В окно ударил яркий луч света, и два человека обернулись. Сарн все еще обнимал Юни, и снаружи раздался голос усиленный мегафоном:
− Отпусти его, чудовище! Отпусти, или мы откроем огонь и уничтожим тебя вместе с ним!
− Нет! − закричал Сарн, но руки он расцепил и отошел от Юни на шаг.
В ту же секунду радались выстрелы, загремели разбитые стекла, и на глазах молодого человека голова девушки в одно мгновение обратилась в фонтан кровавых брызг.- НЕЕЕТ!!! − заорал он и кинулся к ней, закрывая собой от очередных выстрелов.


Сарн очнулся, ощущая, что завернут в какую-то влажную теплую ткань. Попытка пошевелиться тут же вызвала боль, и в ушах возник голос.
− Не пытайся шевелиться, Сарн. Тебе нельзя, − прозвучал голос Юни.
− Где я? − спросил он и тут же отключился из-за пронзившей голову боли.

− Помощь нужна не мне, а человеку, доктор, − произнесла черная ящерица. − И очень срочная помощь. В него стреляли.
− А где же пациент? − заговорил доктор Мерсен, наконец придя в себя. Пришелице нужно было вполне обыденное, и он был готов оказать помощь, кем бы этот "человек" ни оказался.
− Он во мне, доктор.
− Как это в вас?
− Когда я поняла, что надо срочно останавливать кровь и стягивать раны, я его обхватила крыльями и срастила их так, что он оказался внутри моего тела. Так я и привезла его сюда. Иначе мне бы и не дали этого сделать.
− Не дали? Кто?
− Люди. Те, что стреляли в меня. Они стреляли в меня, а он закрыл меня собой, не понимая, что это бессмысленно. Пули мне не могут серьезно повредить.
− И как же мне его из вас доставать? − спросил человек, разглядывая большое черное тело.
− Достану его я сама. Главное, чтобы вы были готовы его принять.
− Я готов, − заявил он.
− Прямо здесь? − спросила драконица.
− Нет. Надо пройти в приемный покой. У него серьезные раны?
− Серьезнее некуда.
− Идемте.
Они прошли в приемный покой, где доктор тут же остановил порыв дежурного хвататься за телефон.
− Вызывай всех, к нам призезли тяжелораненого человека, − приказал дежурному доктор и ввел драконицу в одну из палат приемного отделения. − Его надо положить сюда, − сказал он, проводя рукой по чистому покрывалу высокой кушетки.
− Полагаю, вид вспоротого живота не должен вас шокировать, − заявила драконица, и быстрым движением провела когтем по своему животу снизу вверх.
Брызнула кровь, и человек чуть не зажмурился, глядя на это действие. Из образовавшейся раны вывалилось окровавленное тело человека, которое драконица тут же подхватила на руки и осторожно уложила на постель.
− Занимайтесь им, доктор, а собой займусь я сама, − произнесла черная ящерица и провела лапой по своей груди в обрантном направлении, словно закрывая на себе молнию. − Тут больше его крови, чем моей, − объявила она о луже на полу.
В помещение вскочило несколько человек в белых халатах, и работа медиков началась.
Уже через пять минут раненого увезли на каталке в операционную, а дежурный доктор обернулся к инопланетянке, все еще сидевшей в углу помещения и сделал пару робких шагов к ней.
− Вам нужна моя помощь? − спросил он.
− Мне нужна только немедицинская помощь, доктор. А ваша помощь нужна только ему, − она кивнула в сторону двери, куда увезли Сарна.
− Для него мы сделаем все, что в наших силах, уже сейчас ясно, что если бы вы не сделали то, что сделали, то он не дожил бы до этого момента.
− За мной охотятся. И в него попали пули, предназначавшиеся мне, я уже говорила.
− Но кто за вами охотится? На нашей планете охота на разумных запрещена!
− Увы мне, но это делают те, кто обязан обеспечивать исполнение закона. Полагаю, по причине некоторых предрассудков, связанных с моим видом. Вы ведь видите, кто я.
− Простите, но я до сих пор не знаю, к какому виду разумных вы относитесь.
− Я − драконица, − произнесла она, подымаясь и раскрывая крылья, показывая себя человеку.
− Простите, но подобного вида разумных нет ни в одном из наших каталогов. Возможно, в последних изменениях и есть упоминание о вашей расе, но я ничего не слышал о драконах.
− И ничего не услышите, даже если перероете все самые новейшие каталоги, потому что меня в них нет.
− В таком случае, вам надо заявить о себе, в вашей разумности никто не посмеет усомниться, а официальное признание многое для вас изменит.
− Я в этом сильно сомневаюсь. Разумность рихсарров была признана две сотни лет назад, но до сих пор ни одному представителю этой расы так и не позволили вылететь в космос, хотя рихсарры в своем мире достигли достаточно высокого технического уровня, чтобы посторить корабль самим.
− С рихсаррами была отдельная история, − заяввил доктор.
− Полагаю, со мной история окажется не менее отдельной.
− Но почему же? Один только факт того, что мы с вами сейчас нормально говорим, перекроет все недоразумения, случившиеся в прошлом.
− Если бы все было так просто, доктор, − произнесла драконица. − Если бы...
− Вы можете сказать, что такого было в прошлом, за что вас могут не простить после того, как вы спасли жизнь человеку?
− Вы должны прекрасно знать, какие преступления не могут быть перекрыты сомнительным спасением одного человека.
− Вы кого-то убили? − тихо спросил доктор.
− Боюсь, что не просто кого-то, − ответила она. − На моем счету несколько десятков смертей совершенно невинных существ.
− И у вас нет никаких объяснений этим убийствам?
− Мои объяснения, по вашим законам, не стоят и выеденной скорлупы.
− И все же, я хотел бы их услышать. Возможно, я смогу чем-нибудь вам помочь.
− Я была втянута в игры высших сил, и находилась под воздействием дьявола, когда совершала то действие.
Человек глубоко вздохнул, прекрасно понимая, что такое объяснение не будет принято никем из тех, кто может решать судьбу инопланетянки.
А в этот момент ее судьбу решал он сам. От него зависело, сколь скоро спец службы вновь выйдут на след драконицы, и как быстро она сможет от них уйти?
− Я могу вам помочь только беспрепятственно покинуть наше заведение через черный ход, − заговорил доктор. − Не знаю, как вы поступите дальше, черный ход выводит к скоростному авто-тоннелю, по которому наши машины скорой помощи уезжают на вызов, а там он соединяется с сетью подземных магистралей города.
− Вы должны узнать обо мне кое-что еще, доктор, − объявила драконица, и человек замер, глядя на нее. Она поднялась и в несколько мгновений преобразилась. Крылья с хлопком исчезли в спине, хвост со свистом втянулся, а когтистые лапы преобразились в ноги и руки, в обычные ноги и руки обычного человека − девушки, которую никто бы не назвал безобразной. − Надеюсь, вы не силно шокированы, доктор.
− Н-нет, − произнес он, едва удерживая себя в руках. − Никогда не верил в существование оборотней.
− Я − не оборотень, доктор, вы забыли, кто я?
− Нет, не забыл. Вы − драконица. Да, я понимаю, вы умеете обращаться в человека. В красивую девушку. Это несколько необычно.
− Я хочу знать, что сейчас с Сарном.
− Я сейчас узнаю, − ответил доктор, проходя к выходу. Идите за мной. И накиньте вот это, − он снял с вешалки халат и передал девушке.
Та накинула вго и стала почти неотличимой от других медработниц, ходивших по коридору больницы.
Операция с Сарном шла полным ходом, и по прогнозам хирургов, должна была закончится вполне успешно. Получив эту информацию, доктор проводил Юни к черному ходу, а там посадил в одну из машин скорой помощи, уезжавшей на патрулирование в город.

Она покинула машину в центре, около одной из станций метро, и уже оттуда отправилась на один из вокзалов, намереваясь как можно скорее покинуть город.

Пригород Космограда, небольшая гостиница на въезде в городок, бар на первом этаже. Красивая девушка сидит в одиночестве за оним из столиков и вяло орудует вилкой в тарелке. К столику подходит пара развязных молодых людей и без приглашения и разрешения усаживаются напротив нее.
− Мальчики, вы не в моем вкусе, − заявляет она им и вилкой, на которой поддет салат указывает в сторону свободного столика рядом.
− Нам совершенно наплевать, в чьем мы вкусе, − заявляет один из них.
− Главное, что ты в нашем, куколка, − добавляет второй, усмехаясь.
− Не ерепенься, детка, мы хороших девочек не обижаем, и денежки у нас есть, − снова говорит первый.
− И сколько же вы предлагаете? − спрашивает она.
− Вот, это по-нашему, − объявляет второй. − Четыре сотни за ночь с нами обоими.
− Половину суммы платите вперед, и тогда я соглашусь, − объявляет она.

Вскоре они подымаются на четвертый этаж, где у парочки молодых людей заранее снят номер. Аванс они платят без промедления, и девушка видит, что у них еще не мало денег в кошельках.
− Надеюсь, вы позволите мне сходить в душ? − спросила она, оказавшись в номере.
− Иди, − соглашается один, и второй не возражает.
Вскоре два молодых человека сидят в креслах и смотрят телевизор, где идут новости, а из душа доносится шуршание льющейся воды.

− Разыскивается Юни Верса, − объявляет диктор, и на экране появляется фото, в котором два молодых человека узнают свою гостью, − Всех, кто видел ее, просим немедленно сообщить в полицию. Разыскиваемая исключительно опасна, и, воизбежание серьезных проблем, мы просим никого не предпринимать активных действий против нее.
− Ничего себе, − говорит один. − Что будем делать?
− А чего? Оттрахаем, да почикаем, сделаем дело вместо этих полицейских слюнтяев. Они же, наверняка, за ней следили и упустили. Иначе, здесь сейчас была бы такая куча мала...
− Думаешь, никто из местных ее не узнал после этого сообщения и никуда не позвонил.
− Откуда кому знать, куда мы с ней ушли? Даже, если сообщили, мы это услышим раньше и уйдем.
− А она?
− Она пусть сама разбирается со своим дерьмом, − буркнул второй. − Ты же не хочешь влипнуть из-за нее?
− Нет.
− Тогда, будем начеку. И приготовь оружие, брат.
− И ты держи пушку наготове.
Они достали и проверили свое оружие, пока девушка не вышла из душа и вновь сели на свои места. Вскоре она появилась из дверей душевой.
− Вы тут дурака валяли, что ли? − спросила она. − Могли бы и сразу подготовиться к делу.
− А что тут готовить? − спросил один из них, скидывая покрывало с постели. − Тут все готово, занимай позицию и жди.
Она прошла к постели и впрыгнула в нее, после чего два человека начали раздеваться.
Вскоре все трое лежали под одним одеялом, и началось то, для чего они и пришли в гостиницу. Не понимала только пара молодцов, что они уже попались. Сначала один, а затем и второй ощутили странное неудобство, затем они начали дергаться и открыв глаза синхронно заорали, потому что лежали в одний постели не с красивой молодой девушкой, а со склизким зеленым монстром, который ко всему прочему еще и обхватил их обоих своими щупальцами, которыми притягивал к себе.
− Я ведь говорила, что еы не в моем вкусе, мальчики, но раз уж вы сами настояли, так уж не обессудьте. Я вас просто скушаю, потому что, сами видите, я − не человек, а людоед зеленый и склизский.
Они уже вопили, но вопли жертв не вырвались далеко, потому что зеленая масса заткнула обоим рты и продолжала затягивать дергавшихся людей в себя.
− Вот и все, − произнесла Юни, подымаясь с исковерканной постели. На ней были следы крови жертв, перемешанные с зелеными пятнами неизвестной людям субстанции.
Она прошла к одежде жертв, вытащила их бумажники и опорожнила их, после чего заглянула в сумку, которую нес один из них. В ней оказалоесь еще несколько пачек с крупными купюрами.
− Да эти ребятки банк ограбили, − произнесла она, рассматривая пашки денег и отправляя их в свою пасть. Она не ела бумжки по-настоящему, а прятала их в себе, чтобы использовать, когда они понадобятся.

Покидала гостиницу она через черный ход, осторожно спустившись по лестнице так, чтобы ее не видели. Вот только получилось все не так, как она желала. Нашлись люди, которые позвонили в полицию и сообщили о ней, и у выхода ее уже ждала спец команда.
Девушка вскрикнула, когда железная сеть рухнула на ее голову, свалила ее с ног и скрутила так, что она не могла пошевелиться.
− Попалась тварь! − зло проговорил кто-то. Люди еще не знали, что пришелица могла легко уйти сквозь железную сетку, вот только она сама решила, что это дело надо решать иначе, и не стала сопротивляться "связыванию" и помещению ее в клетку, которую по подземным городским магистралям быстро переправили на специальную космическую исследоательскую базу, находившуюся недалеко от Космограда.
Спецы чуть ли не сходили с ума, потому что все тесты указывали, что в клетке находится обыкновенная женщина. Однако, приказы были переданы со слишком больших высот, чтобы ни у кого не возникло идеи "помочь бедной девушке", и исследования продолжались.
На четвертый день на базе появился очередной крупный начальник, который подключился к обследованию и вскоре оказался рядом с клеткой, в которой сидела связанная пленница.

Голос человека едва доходил до ее сознания. Она понимала все сказанные слова, но не отвечала ни на какие вопросы, а человек желал знать все о том кто она, откуда, почему она атаковала пассажирский космический лайнер, почему не убила одного из членов команды и зачем начала игру в человека.
Она молчала. Через некоторое время начались новые эксперименты, на этот раз ее связали, уложили на мощную каталку и увезли в лабораторию, где подцепили к ее телу множество датчиков, большинство из которых присоединялось к голове, и вновь начались допросы, в которых один человек говорил и спрашивал, а другой определял реакцию пришелицы по активности сигналов мозга.
Активность эта колебалась совершенно хаотически, без всякой кореляции с внешними раздражителями, и эксперименты через несколько недель прекратились.
Специальная Государственная Комиссия, занимавшаяся делом Юни Версы, так и не пришла к однозначным выводам.



В противоперегрузочном кресле, привязанная толстыми ремнями сидела девушка. Кресло стояло в середине железной клетки, а по бокам от клетки еще в двух креслах сидели два вооруженных человека, которые не сводили глаз с пленницы.
Подобные беспрецедентные меры по охране одной заключенной никто из команды тюремного челнока не помнил, и они внушали людям особую настороженность в проводимом деле.

− Заключенная Юни Верса, класс ИОО, доставлена. − отрапортовал командир челнока, и автомат вывез из челнока клетку с девушкой.
Кто-то из тюремной охраны присвистнул, увидев ее, но тут же умолк, под строгим взглядом начальника космической тюрьмы.
− Исключительно Особо Опасна, − проговорил кто-то, расшифровывая класс заключенной для группы охранников-новичков. − Значит, отправится в третий сектор.
− Там же такие звери, которые ее и сожрать могут, − произнес кто-то.
− Значит, она этого заслужила, − парировал возражение другой.
− Отставить болтовню, − приказал командир охраны, и голоса смолкли.
Процедура перевода Исключительно Особо Опасного заключенного в третий сектор тюрьмы соблюдалась неукоснительно. Начальник тюрьмы получил на этот счет особые указания, как и на счет того, что делать, если в секторе, куда ее поместят начнутся некие особые события. Начальнику было сообщено, что заключенная не является человеком, и никаких контактов человеческого персонала тюрьмы с ней допускать нельзя. Кроме того, особым распоряжением начальнику было приказано включить в секторе наблюдательную аппаратуру и записывать все события после ее появления среди опасных заключенных. Записывать, что бы ни происходило, и не вмешиваться, даже если новую заключенную будут пытаться убивать.


Юни прекрасно осознавала себя, когда ее подняли в космос и переправили на станцию-тюрьму. Она могла легко вырваться, ее не удержали бы ни толстые ремни, ни стальная решетка, но ей было выгодно, чтобы люди считали, что она на такое не способна. Впрочем, понимала она, что ей предстоит новое испытание, и оно было настоащим экспериментом, над ней в котором проверялась ее реакция на близкую встречу с новыми людьми.

− Ты смотри, кого к нам привезли! − возник первый возглас из-за решеток.
− Вот, повеселимся-то!
− Повеселитесь, повеселитесь, − проговорил Начальник, наблюдавший за всем происходящим. По его указанию клетку провезли ко входу в сектор, и началась процедура впуска. Часть клетки открылась, давая заключенной проход в сектор. Затем дистанционно отключились замки ремней, и они опали с тела девушки, освобождая ее.
− Ну, вставай и иди туда, − сказал ей кто-то из охраннников, находившихся рядом. − Иди же! Там твое новое место!
По знаку начальника охранник замолк, и некоторое время все ждали.
Девушка, наконец, начала двигаться, и встав из кресла обернулась, разглядывая всех, кто был рядом. Затем она шагнула к переходу и вошла в сектор тюрьмы, предназначенный для особо опасных заключенных.
Там ее уже встречали медные обитатели.
− Привет, − заговорил кто-то из заключенных. − Тебя как звать? И за какие заслуги ты сюда попала?
− Меня зовут Юни Верса. Определила меня сюда, Комиссия Спецов, потому что она побоялась содержать меня в обычной наземной тюрьме. Им кажется, что оттуда я могу сбежать. − Она продолжала говорить, выдумывая всякую чушь про Комиссию и про спецов, но так и не сказала ни слова про себя.
− Ну, коли ты пришла к нам, тебе предоставляется право самой на первый раз выбрать кого-нибудь из нас, − произнес кто-то. − Будешь выбирать?
− Что-то тут у вас выбор какой-то худой совсем, − произнесла она. − Все худющие как солома. Вас что, тут не кормят?
− Кормят, только не особенно хорошо. И работать заставляют, а кто не работает, тому отключают удобства в камере.
− Удобства в камере? − произнесла она с удивлением. − Да у вас тут, похоже, гостиница, а не тюрьма.
− Вот, поживешь тут и перестанешь считать считать тюрьму гостиницей.
− Тогда, показывайте свободный люкс, − произнесла она.
− Вон там, вторая дверь от стены, − показали ей в сторону, и она двинулась туда. − Только там у самой стены в крайнем люксе рихсарр обитает, и он не особенно любит людей.
− Это хорошо, раз он людей не любит, значит, мне больше достанется, − объявила она, и среди заключенных раздался смех.
Она вошла в совбодную камеру, некоторое время оглядывала ее, после чего вновь вышла. Позади нее из камеры вышел зверь, и Юни Верса обернулась к нему.
− Привет, красавчик, язык этот понимаешь? − заговорила она.
− Он понимает, но не все слова, − ответил за зверя кто-то, а рихсарр только оскалился и зарычал, показывая клыки.
− Хороший у тебя голосок, но мы с тобой потом поговорим. А сначала мне надо выбрать одного из этих самцов.
− Ты выбирай, выбирай, − заговорили они.
− Давайте ка, показывайте, кто у вас тут самый толстый, − проговорила она. − Люблю жирненьких.
− Извращенный у тебя какой-то вкус.
− Какой есть, с таким и есть. − Она прошла мимо заключенных и остановилась напротив того, кто показался самым упитанным. − Вот ты сюда за какие грехи попал?
− Маньячок он. Девок трахал и резал.
− Ну, значит, пришло его время, − произнесла она и подошла к маньяку.
Тот усмехался, а затем схватил ее за руку.
− Я тебя так оттрахаю, что ты на всю жизнь запомнишь, − проговорил он.
− Мальчик, на самом деле, ты не успеешь меня оттрахать, потому что я тебя собираюсь первым сожрать, − заявила она. − Понимаешь это слово?
− Ты что, канибалл? − возник чей-то вопрос.
− Глупости. Я не человек вовсе, мальчики, − ответила оглядывая их всех. − Спецам просто хотелось, чтобы я показала свою сущность, и полигоном для этого дела они выбрали вот эту тюрьму. Вам еще что-то непонятно? Тогда, я сейчас поясню.
Она сделал еще несколько шагов, затем обернулась в избранной жертве и махнула в его сторону руками.
В воздухе раздался свист, и через мгновение толстяк заорал, когда вокруг его рук обвились тонкие черные змеи, вырвавшиеся из пальцев девушки.
В ту же секунду в сторону телекамер вылетели куски грязи, которые не позволили зафиксировать, то что случилось позже. В последствии экспертиза установила, что этой грязью было обыкновенное дерьмо.
Заключенные даже не подумали помогать толстяку, и тот орал до тех пор, пока не оказался притянут к пасти черной драконицы, которой обратилась девушка. Она сожрала его на глазах у заключенных и охраны, после чего отправилась в свою камеру, где тут же улеглась на нарах и заснула.
На утро никто не попытался с ней заговорить, и некоторые заключенные даже вступили в перепалку с охранниками, требуя перевести их в другие сектора тюрьмы, напирая на то, что нигде в законах не разрешается содержать заключенных рядом с инопланетными людоедами.

Юни вместе со всеми получила местный завтрак, но не стала его есть, отчего среди заключенных родился новый страх, и они решили, что чудовище собирается сожрать кого-нибудь из них, что каждый день оно будет кого-то глотать.


Узкая решетка двери открылась, и на пороге камеры появилась большая черная ящерица.
− Не трусь, длинный, − произнесла она, когда человек чуть ли не подскочил на нарах. − Я тебя не трону, если ответишь на пару вопросов.
− Каких вопросов? − тихо спросил он, старательно делая вид, что не испугался инопланетянки, а всего лишь поправлял на себе тонкое одеяло.
− Первый вопрос, что у вас тут за работа, почему меня туда не пустили?
− Не пустили, потому что ты не человек, и на тебя нет скафандра, а работаем мы в скафандрах. Нас отвозят на большой астероид, где мы разбираем старую горнопроходческую технику. Удрать оттуда нереально.
− Про реальность удирания я тебе вопросов не задавала, − произнесла она.
− Тогда, какой второй вопрос?
− Где вы берете книги? − спросила она, кивнув на элбук, лежавший на тумбочке.
− У библиотекаря. Он в четвертой камере от противоположной от тебя стены.
Она несколько мгновений промедлила и вышла.
Библиотекарь сидел на своих нарах уткнувшись в электронную книгу чуть ли не носом, когда решетка его камеры скрипнула, и в нее вошла Юни.
− Библиотечное время еще не наступило, − объявил он на автомате и обернувшись, едва не выронил прибор из рук. Взгляд его уперся в когти черной ящерицы и замер.
− Полагаю, ты вполне способен уделить мне некоторое время и вне своего расписания, − произнесла она.
− Д-да, − согласился он и глянул ей в лицо. − Что вы желаете?
− Мне нужны книги. И еще мне нужен урок по обращению с этим старьем, − Ее длинный гибкий хвост просвистел перед носом человека и подхватил электронную книгу из его рук. Книга описав полукруг оказалась перед носом ящерицы, и она чуть усмехнулась, поняв, что Библиотекарь занимался штудированием каких-то технических инструкций.
Она взяла книгу руками и быстро изменилась, обращаясь в девушку, после чего прошла к нему и бесцеремонно уселась рядом. Он дернулся в испуге и чуть отодвинулся от хищницы-людоедки.
− Не трусь зря, я не трогаю тех, кто делает для меня полезные дела, − объявила она. − Будешь рассказывать про эти книги? Она сунула ему в руки его же его элбук.

Библиотекарь рассказывал ей о "старинных" элбуках, искренне полагая, что инопланетянка о них ничего не знает. Он показал, как ими пользоваться, в том числе и как загружать с библиотечного терминала книги на съемный диск для элбука. На один диск умещалось около сотни томов, и читать их можно было только с помощью старого элбука-ридера, которые использовались в тюрьме только для заключенных.
− Значит, записывать что-либо сюда сама я не могу? − спросила она, когда Библиотекарь объяснял про отключенную сенсорную клавиатуру.
− Нет, − строго ответил он. − Здесь внутри не родной софт, а специальный. Его можно поменять, но только специальной программой, к которой у нас нет доступа. Разве что Банщик сможет.
− Банщик? − удивилась она, − Почему Банщик?
− Он был програмером на воле. Он здесь уже десять лет сидит. И за это время не раз ломал софт элбука. Просто от нечего делать.
− А ты откуда об этом знаешь?
− В первый раз его за этим делом поймали, и он месяц в карцере просидел. Вышел и при всех зарекся больше этим заниматься. Но я видел, что он тайком от всех что-то делает на элбуке.
Снаружи прозвучал сигнал гонга, обозначавший прошедший час, и у входа в камеру Библиотекаря появилась еще пара морд заключенных.
− Терминал будет занят не меньше часа, − заявил Библиотекарь, кивая в сторону девушки уже подсевшей к нему.
− Ладно, мы подожден, − раздались недовольные голоса, и посетители ушли. А Библиотекарь снова оказался рядом с Юни и начал объяснять, как работать с терминалом уже на реальном деле.
Сначала Юни Верса должна была получить доступ к библиотеке. Для этого хозяин терминала переключил его в режим видеосвязи и связался с Начальником тюрьмы, который некоторое время скептически смотрел на заключенную.
− В ее досье записано, что она не умеет читать и абсолютно не доступна для нормального контакта, − произнес Начальник.
− Ваша раса столь пропитана ложью, господин Начальник, что я совершенно не удивлюсь, если в моем досье наврано и о том, за что я оказалась здесь.
− Ты − чудовище и людоед, мы в этом убедились в первый же день твоего прибывания здесь, девушка-красавица, − скалясь проговорил Начальник. − Доступ к библиотеке ты получишь только в том случае, если пойдешь на нормальный контакт с агентом ПСБ. Если желаешь попытаться это сделать, говори сейчас, и я передам сообщение о твоей готовности куда надо.
− Планетарная Служба Безопасности? − переспросила она. − Это не та ли служба, что меня поймала и засадила сюда?
− Да, именно та, − подтверил человек с экрана.
− Хорошо. Я согласна.
− Тогда, жди. Полагаю, агент прибудет не ранее чем завтра, и только после твоего первого контакта с ним, я решу, следует ли тебе давать доступ. − Он перевел взгляд с Юни на Библиотекаря. − А ты, Швон, если попытаешься обойти мой запрет, сядешь в карцер и потеряешь свою должность навсегда.
− Разве я когда-нибудь нарушал ваши инструкции, господин Начальник? − проговорил он.
− Значит, конец связи, − объявил Начальник и исчез с экрана.
Заключенный обернулся к девушке и ужасе отпрянул от нее, потому что рядом с ним уже сидела черная ящерица, и над ее руками плавно извивались длинные черные змеи, растущие из ее плеч.
− А сейчас, я полагаю, ты не станешь противиться против того, что я тебя попрошу, − произнесла она и легким движением появлила его на нары.
− Чего ты хочешь? − воскликнул он, перепугавшись.
− Я хочу, чтобы ты стал мужчиной и удовлетворил маленькую похоть красивой ящерки, − заявила она, вскакивая на него сверху. − Давай же, парень, чего тебе мешает? − И он сдался.


− Майор, − произнес Начальник, протягивая руку, вышедшему из челнока человеку.
− Господин Начальник, − ответил тот, протягивая свою. − Наюдеюсь, вы приготовили все для моей миссии?
− Да, Майор. Я получил подробные инструкции, и они все выполнены. Остается только надеяться, что заключенная пойдет на контакт, как она и обещала. Не знаю только, как она отреагирует, когда окажется, что контакт будет проходить через технику, а не напрямую.
− Напрямую контактировать с чудовищем, сожравшим почти сотню человек, господин Начальник? Нет уж, увольте. Я − не самоубийца. Вы ведь сами свидетель.
− Да, − вздохнул Начальник. − Подобного кошмара мне не приходилось еще видеть. Рихсарр после нее кажется просто ангелом.
− Рихсарры, по нашим меркам, уже не являются серьезным противником, − заявил Начальник. − Я даже могу раскрыть вам кое какой секрет. Скоро вашего Рихсарра от вас заберут. Сейчас ведутся переговоры с Иррсом, и его вернут туда в соотстветствии с договором, если он состоится. А он вряд ли сорвется. Нам лишние проблемы с рихсаррами не нужны.
− И этот договор предусматривает разрешение для их вылета в космос?
− Да, господин Начальник. Предусматривает.
− Тогда, вряд ли мне стоит забититься о снятии оборудования, предназначенного для удержания рихсарров. Наверняка будут и новые клиенты.
− Тут мне вам нечего советовать. Оборудование тюрьмы полностью в вашей компетенции. Сейчас главная моя забота − Юни Верса. Вы что-нибудь выяснили с помощью аппаратуры слежения?
− Я выяснил только, что это очень хитрая и похотливая тварь. И она держит в страхе весь сектор. С заключенными людьми она вполне нормально контактирует.

Внимание Юни Версы привелк непонятный шум в соседней камере. Она осторожно поднялась, тихо вышла и заглянула в кемру рихсарра, откуда и доносился шум возни.
Увиденная картинка ее позабавила. Зерь рихсарр лежал на спине, а на его животе корячился раздетый Переводчик, заключенный из центральной камеры, который знал язык рихсарра. И тут, Юни поняла, что заключенный рихсарр − самка, и человек ее по-просту трахал. Очевидно, не без ее согласия, потому что она не противилась этому действию.
Юни не стала больше следить за картиной разврата, а сама прошла рядом с камерами и обратившись в девушку без всякого разрешения вошла в камеру Босса − заключенного-человека, которого все считали главным в секторе.
− Ты, − проговорил он, подымаясь. От глаз Юни Версы не ускользнуло то, что рядом с ним под одеялом находился еще кто-то с голой задницей.
− Здесь, похоже, все только и думают о трахе, − заговорила она. − И мне почему-то кажется, что ты не откажешься от настоящего женского тела. Так что, гони эту задницу отсюда! − Она сдернула одеяло, и увидела искаженное страхом лицо второго заключенного.
− Если я это сделаю, ты пообещаешь не жрать меня, − заговорил Босс, толкая партнера и указывая тому на дверь.
− Тот вылетел чуть ли не пулей, едва натянув на свой зад тюремные штаны.
− Я, скорее пообещаю, что сожру тебя, если ты меня не удовлетворишь, − заявила Юни Верса так, что второй заключенный уходя слышал эти слова. − И запомни, Босс. Ты здесь босс для кого угодно, но только не для меня. И ставить мне условия ты не имеешь никакого права. Усек?
− Усек, − ответил тот, словно шпана перед боссом. − Как ты хочешь, сверху или снизу?
− Я хочу по-всякому, − проговорила она входя. − Не только сверху и снизу, но и внутриутробно.
− Н-не понял, − пробормотал он.
− Поймешь, − произнесла она, хватая его и валя на нары.


− Она их почти всех поимела, − проговорил помощник Начальника. − Вчера весь день, словно заведенная, пробовала всех и каждого, по-очереди. Не знаю, чего она этим добивалась. Они все соглашались на половой контакт с ней только из страха. И она им открыто заявляла, что сожрет, если они ее не удовлетворят.
− Я же говорил, похотливая тварь, − произнес Начальник.
− Да, − согласился майор. − В наших руках находится человек по имени Сарт Верса, который официально является ее мужем. Вряд ли ему понравится, что она с каждым кобелем прыгает в постель.
− И он такое же чудовище как она?
− Судя по-всему, нет. По всем тестам, он − человек, но кто этих дьяволов знает? Наши эксперты и в ней не видели нечеловека, пока она не показала себя превращением.
− Надеюсь, вы найдете подход к этому монстру, − произнес Начальник. − Желаю вам удачи, майор.
− А вы будьте готовы ко всему, − ответил он. − Ну, я пошел, − и Майор шагнул в дверь, за которой находилась переоборудованная комната для свиданий. Ее перегораживала толстая стальная решетка и два слой мощного бронированного стекла.
Юни Верса уже была на второй половине и ходила там вдоль стеклянной стены, касаясь рукой мощных ребер жесткости, выступавших из того же стекла.
− Я − агент ПСБ, майор Краб, − заговорил вошедший с другой стороны человек, и Юни узнала его. Этот человек уже не раз пытался говорить с ней там, на планете, когда ее еще держали в довольно слабой клетке и с цепями на руках, ногах и шее. − А вы Юни Верса, не так ли?
− Да, это так, − заговорила она, и человек узнал голос, который уже много раз слышал в записи,оставшихся с тех времен, когда ее и Сарта обследовали в медицинском изоляторе одной из космических станций. − Я − Юни Верса, драконица.
− Слово "дракон", в нашем языке обозначает мифических сказочных существ, которых быть не может.
− Я дала вам наиболее близкое по смыслу название моего биологического вида, майор. Не вижу смысла, зачем придираться к словам.
− А я вижу, − заявил он. − По нашим данным, ваш вид по своим свойствам ближе всего к демонам, а не к драконам. К демонам или дьяволам.
− К краснохвостым я не имею никакого отношения. Краснохвостые правят вами, майор, и вашими душами. А моя миссия на меня возложена Богом.
− Ваша миссия? И в чем же она заключается, эта ваша миссия? В пожирании невинных людей?
− В пожирании невинных людей повинен краснохвостый, − заявила она. − Это произошло из-за него и только из-за него. Я же, вполне способна мирно уживаться с людьми, пока они ведут себя согласно законов бога, а не дьявола.
− И какие же такие законы бога нарушили пассажиры и команда лайнера "Криста-34", которых ты сожрала всех до одного?
− Я появилась в этой вселенной именно там, на лайнере Криста-34, − произнесла она. − Его команде и пассажирам просто не повезло. Это был несчастный случай. Я сама не понимала, что делала, когда жрала их.
− Не понимала? У нас есть все записи с Кристы, и там четко видно, что вы все делали вполне осмысленно! − продолжал гнуть свое майор. Он уже чувствовал, что напал на золотую жилу, и полученная информация стоила всех усилий. − Я жду объяснений, − поторопил он драконицу.
− Осмысленность была только кажущаяся. Человек во вневменяемом состоянии тоже может действовать вполне осмысленно, но от этого нельзя утверждать, что он действовал абсолютно осмысленно, и нельзя в этом винить только его одного.
− Вы желаете, чтобы мы простили вам убийства? − спросил майор.
− Я не требую от вас прощения, и признаю ваше законное право на желание убить меня за то что я сделала, но я сама не желаю себе смерти и буду всеми своими силами бороться за свою жизнь. И вы не можете отнять у меня право на эту борьбу.
− Этого права у вас никто и не отнимает. Однако, согласно нашему закону, всякий убийца теряет право на собственную жизнь и свободу. И ей может распоряжаться только Суд. Суд решает, что делать с жизнью и свободой убийц. Лишать их жизни или лишать свободы. Или же дать право виновнику выкупить свои жизнь и свободу, но цена выкупа может оказаться очень высокой.
− Я полагаю, вы, со своими предрассудками, подобного выкупа мне даже не предложите.
− Я − не предложу, − ответил майор. − Это не в моей компетенции предлагать подобное. Я могу лишь передать ваше принципиальное согласие на сотрудничество с целью получения подобного права. Если, конечно, это согласие будет. Однако, любое расмотрение какого либо вопроса, касающегося вас, не может быть проведено без рекомендации на это Начальника тюрьмы, а он эту рекомендацию вряд ли даст, если вы продолжите вести себя здесь так как начали. Мне известно, что на вашем счету в тюрьме уже есть новое убийство.
− В нем виновны вы и только вы, − объявила драконица. − Вы отправили меня сюда, прекрасно зная, что здесь сидит такой цвет вашего общества, запах которого мало кто способен вынести.
− Это запах, однако, вас не смутил, когда вы жрали один из цветков, − произнес майор.
− Вам не надоело пререкаться из-за глупостей, майор? Если вам недостаточно моего заявления о готовнисти к сотрудничеству, я готова рассмотреть все ваши указания на счет условий, которые я буду обязана исполнять, чтобы вы, наконец, решились сделать то, что обязаны делать для своего мира.
− Не тебе, тварь, говорить об этой обязанности! − в злобе зашипел майор. − С этого момента ты будешь исполнять все приказы Начальника тюрьмы. И это первое условие. Остальные ты узнаешь позже! Ты согласна?
− Я согласна.
Выход для майора открылся, и он покинул помещение для свиданий.

− Вы не в себе, майор, − произнес Начальник, встретив его на выходе. − Запись этой встречи, как вы понимаете, уже ушла в ваше ведомство.
− Я понимаю, − ответил он. − Будь моя воля, эта скользкая тварь уже зажарилась бы в короне звезды! А они рассусоливают! Ищут какой-то выгоды! Сколько еще людей погибнет из-за нее?! − Майор в злобе указал на дверь позади. − Моя миссия закончена, господин Начальник. Вы слышали ее последние слова. Можете пользоваться, а я отправляюсь к челноку и улетаю!
− Я вас провожу, − произнес Начальник, двинувшись вслед за майором. − И я прекрасно вас понимаю, − заявил он, быстро шагая по коридору. − Мы все здесь становимся циниками из-за контакта с подобными отбросами. Вы ведь это прекрасно знаете, майор. Прекрасно знаете, что станет с нашим Миром, если некому будет копаться в подобном дерьме. А чтобы в нем копаться, надо это дерьмо где-то держать.
− Спасибо за поддержку, господин Начальник, − произнес майор, входя в ангар с челоноками. − И искренне вам желаю, чтобы ваш дерьмовник не проржавел.
− И я желаю вам не сойти с ума от вони дерьма, − проговорил Начальник, останавливаясь перед челноком ПСБ. − До встречи, майор. Думаю, мы еще увидимся и не раз.
− До встречи, − ответил тот, закрывая выход из челнока.


− Итак, ты будешь исполнять все, что я скажу, не так ли? − произнес Начальник, глядя на черную ящерицу.
− Да, − согласилась инопланетянка.
− Первое, ты будешь все время находится в человеческом виде, за исключением случаев крайней необходимости.
Она тут же обратилась в человеческую девушку.
− Постоянно находиться в таком виде я не смогу, − заявила она. − Но буду стараться, господин Начальник.
− Второе, − продолжил он. − Ты не будешь жрать заключенных в секторе. Мне лично плевать на них всех, но начальство меня не будет жаловать, если я начну сообщать о сожранных заключенных. Если тебе захочется кого-то сожрать, ты будешь спрашивать на это разрешение у меня. Ты согласна?
− Согласна, − ответила она.
− Этот запрет распространяется на всех, в том числе и на рихсарра. Не сомневаюсь, что ты и его способна сожрать. Ведь способна?
− В этой вселенной я не встречала существ, которых я была бы не способна сожрать, − произнесла она. − Просто укажите, кого надо сожрать, и я это сделаю с удовольствием.
− А если я покажу тебе на твоего собственного мужа? − спросил он. − Сарт Верса, кажется? Он ведь такой же как ты?
− Он обыкновенный человек, и доказательтва этому есть у ваших спецов. Не понимаю, зачем вам может понадобиться смерть этого пацана, но если я это пойму, то я это сделаю.
− Я этого у вас не просил. Лишь привел, как пример. Третье, − продолжил Начальник. − Ты будешь работать как все. И будешь делать это в человеческом скафандре, находясь в человеческом виде. Единственно, что я могу тебе позволить, это перенастроить скафандр под себя, на такие условия, которые тебе захочется. Может, тебе нравится холод, жара, или пары цианида в воздухе, я не знаю.
− Разберусь, − произнесла она.
− Дополнительные инструкции по работе ты получишь во время первого выхода, и будешь исполнять все указания инструктора, какими бы глупыми они не показались.
− Хорошо, − согласилась она.
− Значит, на этом все. Можешь идти в сектор.
− Остался один мой вопрос, господин Начальник, − произнесла она.
− Да, твой вопрос, − он глянул на нее и вынул из кармана маленький диск. − Здесь код доступа в библиотечный терминал для тебя. Код первого уровня. Максимум, что ты можешь получить − это второй, но сейчас только первый. − Начальник вложил диск в коробку, которую опустил в механизм передачи, и тот мнемного пожужжав выдвинул коробку на стороне драконицы.
− В коробке и ридер для тебя, − объявил Начальник, и Юни Верса достала его вместе с диском.
− Благодарю, − произнесла она, чуть поклонившись.
− Иди, − приказал он. − И последнее. Скоро в сектор вернется Мехлок из карцера. На него запрет на пожирание не распространяется. Если он вляпается, туда ему и дорога.
− Поняла.


Мехлок появился в секторе на следующий день. В этот момент почти все собрались в общем зале, и впущенный в сектор по стандартной процедуре человек осмотрел всех. Взгляд его проскользнул мимо Юни, стоявшей в тени, и остановился на одном человеке.
− Говноед! − воскликнул он. − Какая встреча, Говноед! Я так мечтал о тебе! Давай-ка иди сюда! Моя жопа хочет тебя покормить!
Мехлок сделал какой-то знак рукой, и двое его шестерок схватили Говноеда, уложили его на пол и прижали. Мехлок стащил с себя штаны, присел над головой человека и опорожнил свой кишечник в рот заключенного, удерживаемый руками шестерок открытым.
− Вот, урод, − произнесла Юни, оказавшись рядомс Боссом. Тот вел себя явно не как Босс.
− Потому его и зовут Говноедом, что Мехлок его так кормит, − тихо произнес Босс.
− Что-то мне не верится, что Мехлок тебя зовет Боссом, − произнесла Юни.
− Не зовет. Но и не касается меня. Он знает некоторые подробности моей истории.
− Это какие же? − заинтересованно спросила она.
− Не важно, − ответил он.
Мехлок в этот момент уже одел штаны и смотрел на заключенных. Ему, наконец, попалась на глаза новая фигура. Он сделал шаг к ней и резким движением повернул лицом к себе.
− Что это такое, Босс? − воскликнул он. − Так то вы встречаете Короля! Хотели утаить от меня такую красотку!
− Да тебе карцер на пользу пошел, Мехлок, − заговорил Босс. − Ты, наконец, то мое имя запомнил! Мой тебе совет, извинись перед Драконией и никогда к ней не прикасайся.
− Что-о?! − заревел Мехлок, и его руки еще сильнее вцепились в плечи Юни. Он затряс ее, что было сил. − Ты, девка − никто! И, если ты хотя бы пикнешь в мою сторону?!.. − Он не договорил.
В воздухе раздался свист, и заключенные вокруг разбежались, а вокругшеи Мехлока обвился тонкий черный хвост.
− Я вижу, тебе нравятся процедуры с дерьмом, Мехлок, − заговорила она, и его руки соскользнули с ее черных чешуйчатых плеч. Он попытался вцепиться в то, что обвилось вокруг его шеи и придушенно захрипел. − Ну так, ты сейчас примешь участие в самой чудесной процедуре!
Заключенные расступились еще дальше, когда тело черной ящерицу начало расти и поднялось до самого потолка. Она опустилась на передние лапы, и Мехлок завопил, что было сил, когда хватка хвоста драконицы немного ослабла.
Но вырваться он не сумел, и драконица одним быстрым движением хвоста втолкнула голову заключенного себе в задний проход.
− Ну, что встали, − зарычала она, глянув на оторопевших людей. − Заталкивайте его туда! Ну!
Энтузиастов нашлось аж шестеро. Среди них был и Босс и Библиотекарь. С особым рвением в действии принял участие и Говноед, по лицу которого все еще было размазано дерьмо Мехлока.
− Так, отошли все! − рыкнула драконица, и люди отбежали от ее зада, в котором дергался затолканный по грудь Мехлок.
Хвост драконицы вновь обвился вокруг него, но он всего лишь зафиксировал его положение, и драконица села, под общий вздох. Мехлок ушел в нее по пояс, его ноги разошлись в стороны и начали дергаться в предсмертных судорогах.
Черная драконица немного посидела в таком положении, затем поднялась, приподымая зад и показывая всем висящие из заднего прохода ноги человека. Ее живот чуть дернулся, напрягся, и человека с сильным хлюпанием засосало в нее окончательно.
− Все видели? − прорычала она. − И запомните, моя задница тоже любит покушать!


− Если эту запись увидят на планете, − заговорил Начальник. − Вряд ли там кто-то окажется против зажаривания тебя в короне звезды.
− А если я его верну, вам от этого полегчает? − спросила Юни Верса.
− Как вернешь?
− Так же. Выйду в центр сектора, сяду и навалю кучу, в которой будет ваш ненаглядный Мехлок, живой и здоровый. Ну, малость только с другим запашком изо рта.
− Он, что, еще жив?! − воскликнул Начальник.
− В такой же степени, в которой жизнь в аду можно назвать жизнью, − ответила драконица. − Вполне возможно, что он и имени своего помнить не будет после такого, господин Начальник, но живым он будет вполне.
− Нет, не надо, − произнес он.
− Те, кого ты съела, тоже отправились в ад?
− Те, кто виновен перед Богом − безусловно. Остальные − не знаю. Это не я решаю, понимаете ли.



В коридоре моргали красные лампы, ревели сирены. Несколько охранников беспорядочно болтались у решеток, в невесомости. Заключенные сидели в своих камерах, прекрасно понимая, что ничего хорошего вокруг не происходит, и паника бессмысленна.
Вой сирен в какой-то момент стих, послышались голоса охранников, переговаривавшихся по радио с другими секторами космической тюрьмы.
Главный удар, как выяснилось, пришелся по центру. Его разорвало в клочья. Шлюзы-переходы между секторами так же подверглись атаке, и центробежная сила вырвала четвертый сектор, оборвав все его связи с третьим и вторым. И теперь он просто летел по инерции в космосе, без возможности вернуться на старое место или пролететь куда-либо еще.
Заключенные остались не только в неведении о происходящем, но и без пищи. В камерах была только вода, да и та теперь выдавалась по аварийному расписанию, так, что приходилось ловить каждую каплю.

− Думаю, кто-то из крутых решил освободить своих, − тихо произнес Босс.
− Или кто-то из пологих решил наказать тех, кому мало дали, − добавил Библиотекарь.
− Если наш сектор пробьют, мы все тут же умрем, − объявил Босс.
− Не все, − возразила Юни. − Мне вакуум не страшен.
− Значит, ты можешь пройти в разгерметизированные помещения и перенести сюда то, что мы сами без скафандров достать не способны.
− Могу, только ангелы вряд ли мне это позволят, − ответила она, махнув в сторону охранников, сидевших в коридоре на своей сходке. Они не пытались разгонять заключенных, собравшихся рядом с камерой Босса, и не пытались подслушивать. Вся аппаратура слежения осталась без энергии, и в секторе горел только аварийный свет.
− Не факт еще, что и шлюз не разгерметизирован, − проговорил Библиотекарь. − Надо решить, что делать, если ангелы получат приказ растрелять нас всех.
− Если они попытаются, по приказу или без, я их сожру, − заявила драконица, и тут же переменилась, становясь черной ящерицей.
− А ты научилась проходить сквозь стальные решетки? − спросил Босс.
− Я это всегда умела, с тех пор, как появилась в этой Вселенной, − ответила она. − И никто не помешает мне сделать вот так. − Она взмахнула рукой, и выравшаяся из ее ладони длинная черная змея прошла меж прутьев решетки в камере Босса, обхватила одного из заключенных и притянула его к решетке. Тот завопил и тут же смолк, потому что черная змея заткнула ему рот.
− Заткнись, Говноед, я всего лишь показываю, что а могу сделать, − прорычала ему в ухо драконица, и тот перестал дергаться, после чего оказался на свободе. − А теперь, слушайте все, − завила она. − У меня нет желания командовать вами, но если потребуется, вы будете исполнять мои приказы, словно я ваш первый командир, царь и бог. Кто этого не понял, пусть пиняет на себя. А ты, − она ткнула черной змеей в грудь Переводчика, − Объяснишь то, что я сказала, рихсарру, все понял?
− Я понял, и я скажу все рихсарру, но я не могу гарантировать, что он будет слушаться.
− Что-то происходит, − заговорил один из заключенных, показывая в сторону коридора. Там группа охранников резко сорвалась со своего места и полетела в невесомости в сторону. Вскоре они скрылись, и заключенные сами метнулись к решетке, отделавшей сектор от коридора.
− Кажется, ты говорила, что можешь пройти через решетку, − произнес Босс, глядя на драконицу. − Сейчас самое время, пока они не вернулись.
− Тогда, приготовьтесь закрывать их в камерах.
− Им и одной камеры хватит, − заявил Босс.
Юни взялась когтистыми руками за один из прутьев решетки в двух местах, и на мгновение в ее когтях вспыхнул яркий огонь. Сталь расплавилась, и драконица выдернула кусок прута, бросая его на пол.
− Не прикасайтесь к нему, для вас он слишком горячий, − произнесла она и взялась за второй прут.
Через минуту в решетке была дыра, через которую она легко вышла наружу. Вслед за ней выбрались и заключенные. Кто-то зашипел, задев горячие прутья. Драконица взмахнула крыльями и оттолкнувшись от воздуха пролетела через коридор к двери, за которой находились охранники.
Она легким движением открыла дверь, и люди обернувшись застыли на месте под взглядом ее горящих глаз.
− Приплыли, мальчики, − произнесла она тихим женским голосом, и тонкие черные змеи метнулись в их сторону. Юни Верса первым делом обезоружила тех, кто успел схватиться за оружие, после чего она вытянула всех семерых охранников в коридор.
− Отправляйте их в камеры, закройте и караульте их как следует, − приказал она. Босс и Техник, идите за мной!
Двое прошли к черной драконице, а та постепенно разжи,ала хватку своих змей, передавая охранников другим людям.
− Тебе не хотелось кого-нибудь из них сожрать? − − спросил Босс.
− Атакуя логово врага, не забывай о возможных путях отступления, − произнесла она. − Еще неизвестно, что происходит снаружи. Может, тюрьма уже окружена регулярными космическими войсками.
− За захват заложников нас по головке никто не погладит, − проговорил Техник.
− Не хнычь, − рыкнула драконица, проходя к пульту, на котором горело несколько сигнальных ламп. − Посмотри сюда и скажи, что все это значит.
Техник оказался у пульта и тронул несколько переключателей. Включился один из экранов, и на нем появились звезды, а вместе с ними и изображение группы явно военных кораблей, нацелившихся на обгрызенный кусок, космической тюрьмы.
− Это не наша армия, − произнес Босс. − Что скажешь, Техник?
− Надо сначала включить радиосвязь и послушать, что делается в эфире, − ответил он, и вскоре в помещении радалось множество голосов.Казалось, они просто ругались, а затем кто-то рявкнул требуя тишины в эфире, и начались переговоры между командиром и кем-то из подчиненных. Разговор шел о захвате тюрьмы и убитых по приказу Начальника заключенных во втором секторе. Из комментариев стало ясно, что переговаривашиеся не питали особой любви к надзирателям, и Начальника тюрьмы они вовсе грозились скормить каким-то скартам.
− Точно, это кто-то из наших, − произнес Босс.
− Что значит, "из ваших"? − спросила Юни.
− Слышала ли ты что-нибудь про планету Маргират? − спросил Босс.
− Космические пираты? − удиелвенно проговорил Техник.
− Пиратами нас называют только уроды из правительства Метрополии, − ответил Босс. − На самом деле, в нашем мире произошло восстание, которое переросло в осовободительную войну, и мы выбили с Маргирата всех поработителей.
− Значит, они прилетели за тобой? − спросил Техник.
− Нет. Обо мне они вряд ли знают. Я был простым торговцем, когда попал на Маргират. Я помогал восстанию, но об этом вряд ли кто-то помнит сейчас. И поймали меня на обыкновенной контрабанде. А вышку я получил за то, что на меня навесили десяток убийств и контрабанду оружия, которой я, в действительности, никогда не занимался.
− Босс, у нас гости, − раздался голос из-за двери.
− Гости? Где? − спросил Босс, отправляясь к двери.
− В шлюзовой. Похоже, они режут обшивку.
− Я иду туда, − объявил Босс драконице и Технику.
− Давай-ка лучше попробуем выйти с ними на связь, − произнесла Юни. − Они могут и разгерметизацию полностью в секторе устроить, если не будут осторожны.
− Не думаю, что там идиоты, − произнес Босс.
− А мне кажется, что только идиоты будут палить по космической станции, зная, что в ней могут находиться свои. А иного смысла вашим нападать на тюрьму и не было.
− Связь установить сможешь, Техник? − спросил Босс.
− Не уверен, что двусторонняя получится.
− А ты постарайся, − тихо произнесла драконица. − Давай, пробуй. Здесь твоя стихия.
Он провозился еще пару минут, затем переключил один из тумблеров и взяв микрофон протянул его Боссу, давая знак, что можно говорить.
− Внимание, говорит Берхас, кто-нибудь меня слышит? − заговорил Босс.
− Слышу тебя Берхас. Кто ты и где ты? − возник ответ.
− Капитан Берхас. Бывший капитан транспортника "Зеран", порт приписки "Маргират-34". Нахожусь в четвертом секторе станции-тюрьмы.
− Сколько там еще людей? − раздался новый голос.
− Здесь более тридцати разумных. Сейчас кто-то пытается прорваться в сектор снаружи. Если произойдет разгерметизация, здесь мало кто выживет.
− Группа Аби-6, вы слышали, приказываю действовать как можно осторожнее. Внутри живые!
− Мы фиксируем их, командир, − вновь заговорил второй голос. − Под нами пустое отделение.
− Под вами шлюзовой отсек. Он можтет быть поврежден и не герметичен.
− Мы ввариваем в стенку переходной люк. Он сможет удержать атмосферу, и через него все смогут выйти.
− Капитан Берхас, вы в данный момент находитесь на свободе? − вновь заговорил командир. − Где тюремщики?
− Нам удалось их обезвредить. Они сейчас закрыты в одной из камер.
− Хорошо. Ждите. Скоро вы будете на свободе, по-настоящему. Я − командир Космического Ударного Дивизиона с планеты Маргират. Если вы действительно с Маргирата, то скоро вернетесь домой. А ваших тюремщиков ждет очень неприятная встреча.
− Да, мы слышали. Вы действительно держите скартов где-то на корабле?
− Мы их не держим, капитан. Вот уже более десяти лет, как скарты стали нашими союзниками, и одна из их станций сейчас осуществляет энергетическую поддержку нашего дивизиона. С их помощью мы вернемся на Маргират сразу, как только освободим из этой тюрьмы всех своих друзей.


Освобождение состоялось почти через два часа. Ввареный люк оказался достаточно широким, что в него прошел и рихсарр, которого тут же отправили в один из отсеков маргиратского транспортника, объявив, что там он встретит своих сородичей.
Затем от "спасенной" группы отделили тюремщиков и отправили в другой конец транспорта. Берхас тут же предстал перед командиром группы Аби-6, который принял его чуть ли не как брата и объявил, что командир дивизиона уже связался с Маргиратом, и там подтвердили, что капитан Берхат действительно существовал, и прислали его досье, в котором были только положительные отзывы на него. Там же было и фото, которое доказало, что Берхат действительно тот, кем назвался.

− А все остальные отправляются в распояжение П-Корпуса, − объявил командир транспортника. − Вы летите туда на челноке, и никому не советуюделать глупости, господа. В П-Корпусе, возможно и оценят ваши прежние заслуги, но я лично не одобряю те дела, за которые вы попали в космическую тюрьму.
− Берхас попал туда тоже не за красивые глазки, − произнес кто-то из бывших заключенных.
− С Ним командир будет разбираться отдельно. Не исключаю, что ваш Берхас скоро присоединится к вашей компании в П-Корпусе.
− Может, вы нам скажете, что это за П-Корпус такой? − вставила свое слово Юни, и командир впервые обратил свое внимание на нее.
− А вы, мадам, как оказались в этой тюрьме? И почему угодили в 4-й сектор? − спросил он.
− Вы, разве, доверяете словам бывших заключенных? − спросила она.
− Я хотел бы услышать эти слова, и только после этого думать, доверяю а им или нет?
− Я − нечеловек и повинна в делах, которые вы вряд ли посчитаете достойными для одобрения.
− Вы не сказали, какие, − продолжил настаивать человек.
− Людоедство, − объявила Юни, и человек подняв руку немного промедлил, а затем показал своим знак, согласно которому, ее отправляли вместе со всеми остальными.
Челнок, на который погрузили освобожденных заключенных, управлялся личностями сомнительного вида, и вскоре стало ясно, что П-Корпус, это не что иное, как Пиратский Корпус.
Освобожденным устроили, можно сказать, пышную встречу, и вскоре каждого расспрашивали о его делах, одновременно сверяясь с неким списком, в котором, как вскоре стало ясно были выписки из досье, захваченных на станции-тюрьме.
− Юни Верса, − произнес один из пиратов, читая свой список. − Кто здесь Юни Верса? − Она вышла вперед из прилетевшей группы.
− Баба! − воскликнул кто-то еще. − Во дела! Баба! Ну, у нас будет веселье!
− Только если ты зоофил, − произнес тот, что читал список. − Она − нечеловек. Хотя, по виду этого и не скажешь.
− И что же там записано в графе вид? − спросил нетерплячий.
− Дракон. − ответил пират. − Да что за черт? Здесь еще и пометка, что она согласилась на сотрудничество с Начальником тюрьмы. Ты, действительно, соглашалась? − спросил он у нее.
− А кто не согласится, если за это согласие вас обещают не зажаривать в короне звезды? − произнесла она. − Да, я согласилась. И выполнила пару заданий Начальника тюрьмы.
− Какие?
− Первым был приказ не убивать никого из заключенных без его разрешения.
− А второй?
− Вторым, он фактически приказал мне убить, и я это сделала.
− Он сказал, что этот заключенный совершил, за что его надо было убить?
− Нет. Он сказал, что я его могу убить, если он сделает что-то против меня. И он совершил эту глупость.
− Что же он сделал?
− Он решил, что я обыкновенная сука, которую можно трахать, когда ему вздумается.
− И ты его за это убила?
− Да.
− У тебя было оружие?
− Я − драконица, драконам не нужно оружие, чтобы убить человека.
− Мы все здесь свидетели, что ты ничуть не похожа на дракона.
− В архивах тюрьмы достаточно видеозаписей с доказательствами того, что я − дракон, − ответила она.
− Видеоархив тюрьмы был уничтожен одним из первых ударов, − объявил человек.
− Значит, вам придется ждать, когда кто-то из вас сам нарвется на мои когти.
− Ты не желаешь предоставить доказательства прямо сейчас?
− Не желаю.
− У нас здесь не любят тех, кто строит из себя крутых, − заговорил кто-то из толпы встречающих. В сторону Юни Версы выдвинулся некий уродливый субъект, и сделав несколько шагов, он остановился, глядя на человека, что стоял на трибуне.
− Если ты не желаешь познакомиться с силой серваля, то тебе лучше сделать то, что мы просим, − произнес тот. − Ты предоставишь нам требуемое?
− А если я желаю познакомиться с силой этого вашего серваля? − спросила она.
Урод сделал быстрый шаг к ней, поднял руки, и попытался схватить ее за голову.
В двух шагах от нее он замер на месте, глянул на свою грудь и увидел перед собой черную лапу, когти которой воткнулись в его грудь. Он дернулся, отшарнулся и свалился ничком на пол, сползая с когтей черной драконицы.
− Мне кажется, что каждому должно быть известно, что нападение на дракона равносильно самоубийству, − произнесла Юни Верса, глядя на человека, что стоял на трибуне. − Вы в этом убедились, или вам нужны еще какие-то доказательства? − зарычала она, показывая клыки.
С двух сторон в зал вскочили вооруженные люди, и все стволы оказались направлены на большую черную ящерицу.
− Если вы решили устроить войну, то выбрали очень неудачное место, господа, − зарычала драконица, и в одно мгновение обратилась в девушку, какой была. − У вас еще есть шанс остановить это безумие, − добавила она, глядя на того, что стоял на трибуне.
− Чего ты хочешь? − спросил он.
− Я хочу нормальной жизни, такой же, как у всех нормальных разумных. В нормальном мире, с нормальными законами.
− В этом зале нет таких предателей, которые посмели бы открыто заявить, что наши законы ненормальны или ненормален наш мир, − произнес человек с трибуны.
− Ваши слова после моих можно воспринимать, как приглашение отправиться жить в ваш мир. Это действительно приглашение?
− Это действительно приглашение, − ответил он. − Но, я должен предупредить, что все приглашенные обязаны пообещать исполнять законы нашего мира, прежде чем они получат право поселиться у нас. Вы согласны исполнять наши законы?
− Прежде чем отвечать, я должна познакомиться с вашим законом, и только после этого я смогу дать ответ.
− Вам будет предоставлено время и место, где вы сможете изучить наш закон и принять решение, − заявил человек. − Если у вас больше нет вопросов, прошу пройти туда, − он указал на группу бывших заключенных, уже прошедших эту процедуру.
− Остался вопрос вот с этим трупом, − заговорила Юни Верса, указывая на уродца, под которым уже растеклась лужа крови. − Согласно Закону Силы, он получил то, что заслужил, и вы должны пообещать мне, что никто не станет преследовать меня за это дело.
− Закон Силы для нас незыблем, − объявил человек. − И я прошу представителя семьи серваля выйти сюда и подтвердить отсутствие претензий к драконице Юни Версе за происшедший поединок, в котором член их семьи получил смерть согласно Закону Силы.
Из толпы появился еще один уродец, и зачитал некую ритуальную формулу, в которой он отказывался от всех претензий к драконице. После этого, по его знаку несколько человек в ошейниках унесли труп, и старательно вытерли все следы крови.

− Я уже думал, куда бежать, когда начнется бой, − произнес Библиотекарь, когда Юни оказалась рядом с ним.
− Этот побег они могли воспринять и как повод открыть стрельбу по вам, − ответила она. − А мне пули не страшны.
− Как же ты тогда попалась, если тебе не страшны пули, и никакой человек не способен сравниться с тобой по силе? − спросил он. − Неужели сама сдалась?
− Я просто выбрала момент, когда можно прикинуться пай-девочкой и просто не сопротивлялась. У меня не было смысла вырываться. Но и смысла контактировать с ними тоже не было.
− А сейчас есть?
− Сейчас есть надежда, что мой вопрос будет рассмотрен непредвзято и в достаточной мере лояльно к некоторым моим недостаткам.
− Не знаю, как ты, а я бы этим пиратам не доверял.
− Мне, как ты понимаешь, намного проще.
− Еще бы...

Процедура заканчивалась. Последним к группе бывших заключенных присоединился Говноед, невесть каким образом оказавшийся последним в списке. Впрочем, Говноедом его знали лишь освобожденные, а официально он теперь возвращал свое законное имя − Тилай Кор.


− Вот здесь вы поселитесь. Можете выбирать любые места, − произнес сопровождающий, показывая вход в помещение, более всего напоминавшее казарменное. Внутри стояли ровные ряды двухярузных коек, каждая из которых имела еще и противоперегрузочные приспособления. − Каждому из вас предоставляется кредитная карточка с суммой пятьдесят кредитов. На эти деньги вы будете жить, пока транспорт не вернется в порт приписки. Прошу иметь в виду, что кредиты не имперские, а маргиратские. Это значит, что вы должны тратить в среднем два кредита в день на жизнь, а не двадцать пять, как в метрополии. Если истратите все раньше прибытия, виноваты будете сами. Никто лишних кредитов вам не выдаст, если вы не найдете себе здесь какую-нибудь работу. А работу вы не найдете, потому что все вакансии заняты. Да никто вас и не примет без необходимых рекомендаций.
− Теперь о порядке. Не советую вам ни во что влипать. Ни в драки, ни в пьянки, ни в долги. Особо отмечу, что любая стычка с кем-либо, носящим ошейник может закончиться для вас обвинением в покушении на чужую собственность, и это обвинение доказывается в два счета и жестоко карается, особенно, если у виновника нет денег, а у вас их, можете считать, что нет.
− Значит, люди в ошейниках, это рабы? − спросил Библиотекарь.
− Да, рабы. На самом деле, вам крупно повезло, что вы сами не оказались с ошейниками, но это везение может быстро закончиться, если вы начнете влезать в дурные истории. Поэтому, мой вам совет, держите себя ниже травы тише воды и не влипайте. И, на этом все.
− А как на счет изучения местных законов? Всех и полностью, и не галопом, как сейчас.
− Если умеете читать, библиотека на втором уровне. Можете попытаться нанять учителя, но вряд ли вы найдете его здесь.
− И сколько он стоит? − вмешался Библиотекарь.
− Столько, на сколько договоритесь. И не надо смотреть на меня. Я сейчас занимаюсь вами только по приказу командира, за исполнение этих приказов я получаю свое жалование. И никаких лишних слов вы от меня более не услышите.
− Теплый приемчик, − загалдели люди, когда сопровождающий ушел.
− Нам надо держаться вместе, − заговорил Библиотекарь. − И установить в этой казарме дежурство, а то мало ли, кто сюда забредет? Тебе, Юни, по-моему, тоже стоит быть рядом с нами и не нарываться зря на проблемы со здешним законом. Закон Силы, конечно, все решит за тебя, но излишнее его применение может привести к тому, что тебя просто не пустят на планету, а ты этого не желаешь, как мне кажется.
− Я сама разберусь, что мне делать, а что нет, − ответила она. − А вы решайте все за себя, а не за меня. − Она прошла к выходу и вскоре уже шагала по коридору нижнего уровня космического транспорта.
Юни изучала заведения, имевшиеся в корабле, присматривалась к пассжирам и служащим, осматривала проходы и залы. Библиотеку она нашла, как и говорил сопровождающий, на втором уровне. Там и остальные заведения были иными. Больше культурных, нежели торговых, и девушка вскоре сидела за книгой, в которой рассказывалось о Законах Маргирата специально для переселенцев, желавших поселиться на главной планете Маргиратского Содружества.

− Привет, красотка, − раздался голос рядом, и Юни обернулась. У ее столя стоял молодой человек, довольно приличной наружности, по сравнению с теми, что обитали вокруг. − Вот не думал, что в этом гадючнике есть такие девочки! − воскликнул он, приблизился и половил ей руку на плечо. − откуда ты?
− Из тюрьмы, которую разбили, − произнесла она и вновь взялась за чтение книги с законами. В этот момент она изучала законы, относящиеся к рабству, и они были достаточно "гуманны" по отношению к рабам.
− Что-то я не помню тебя, когда смотрел тех, кого привезли из той тюрьмы, − произнес он.
− А ты и не был на встрече, когда нас привезли, − произнесла Юни.
− Был, и смотрел всех! Если бы ты там была, я бы запомнил!
− И был, когда привезли четвертый сектор? − меделнно проговорила она.
− Четвертый? − удивился он. − Что же ты такого сделала, что тебя отправили в сектор ИОО?
− Может, мне написать, что я сделала на бумаге и прилепить себе на лоб, чтобы все это читали? − спросила она, отстраняя его руку. − Остынь, малыш, а не то я и с тобой сделаю то, за что меня посадили в сектор ИОО.
− Малыш? Да я в два раза старше тебя! − воскликнул он.
− Не говори о том, чего не знаешь и знать не можешь, − произнесла она. − И отвали!
− По-моему, Мистер Икс, девушка вам ясно дала понять, что вы не в ее вкусе, − возник еще один голос, и рядом нарисовался очередной щеголь. Этот был в дорогом наряде и с роскошным знаком на груди, при виде которого первый несколько отступил, а затем и совсем ушел, когда второй начал толкать его руками.
− Меня зовут Гекхан Декхан, мисс, − произнес щеголь, чуть кланяясь девушке. − Мое имя вам, конечно, ничего не говорит, но скажу сразу, я принадлежу семье, которая состоит в правящей коалицыы на Мандаворе.
− Мандаворе? А это что такое? − заговорила она.
− Мандавор − это первый спутник Маргирата, главная крепость Миргиратского Содружества. Именно Мандаворские войска разгромили тюрьму, из которой освободили вас, мисс. Я могу узнать ваше имя?
− Меня зовут Юни. Так, чем обязана?
− Зачем же так официально, Юни? Вы, красивая девушка, это скажет каждый, кто вас увидит. Разве в попытке знакомства с красивой девушкой есть что-то зазорное?
− Попытка знакомства богатого молодого человека с нищей девушкой наталкивает на не очень-то хорошие мысли по поводу этого самого дела, − продолжала она свою игру.
− Нищей? − искренне удивился он. − Да у вас есть такой капитал, какого на этом гребаном корыте нет ни у кого! − воскликнул он. − И я это докажу!
− Остался только глупый вопрос, какой смысл в попытках доказательства очевидного?
Он улыбнулся.
− Да у твой капитал явно повыше, чем я посчитал сначала! − воскликнул он. − Идем со мной, Юни, и я покажу тебе, что в мире есть много ослов, которым часто приходится доказывать очевидное! Идем же! Это шанс для тебя!
Она и не собиралась упускать такой шанс для себя. Юни в последний раз взглянула в книгу, захлопнула ее и включив сигнал, что столик освободился, направилась вслед за Гекханом Декханом.
− И куда мы пойдем сейчас? − спросила она, когда они оказались вдвоем в лифте.
− Сначала надо сменить вот это убожество на что-то более приличное, − объявил он, касаясь воротника комбинезона, в котором была девушка. Их заключенным выдали вместе с личными кредитными карточками.
− У меня вряд ли найдутся средтва на то, чтобы сменить этот наряд, − произнесла она, вытаскивая свою кредитку из кармашка на груди.
− Это не проблема, Юни, − усмехнулся он. − Я предлагаю тебе очень простую и выгодную сделку. Можно сказать, контракт. Ты на пять дней остаешься со мной, а я перевожу на твой счет тысячу кредитов, на которые ты сможешь купить любую одежду и любую вещь, которая тебе понравится. Перевод я сделаю авансом, поэтому ты сможешь это сделать прямо сейчас. Ты согласна?
− Тысячя кредитов за то что я пять дней просто буду рядом? − произнесла она. − А если возкникнут обстоятельства, по которым мне потребуется куда-то отойти? Или ты отправишся куда-нибудь, где мне нельзя находиться, просто от того, что я птица иного полета?
− Если ты заметила, сделка всего лишь на словах. Даже если ты просто получишь кредиты и сбежишь, я не смогу заставить тебя исполнять то, я что требовал. Ты делаешь это добровольно, это не есть добровольное рабство. Ты остаешься свободна, как и я. Если возникнут обстоятельства, что мы вдруг расстанемся, я не стану тебя преследовать. Я всего лишь выдаю тебе кредит доверия в самом настоящем смысле, и ты своим поведением его оправдываешь или не оправдываешь. Потом, если кредит будет оправдан, мы сможем заключить и более серьезную сделку. Так ты согласна?
− Согласна, − ответила она сразу же.
− Тогда, бери карточку и идем в расчетный отдел, − приказным тоном сказал он и покинул лифт, что стоял уже несколько минут и просто ждал, когда люди его покинут.
В расчетном отделе, оказавшемся просто отделением местного банка с кабинками, где стояли автоматы для проведения операций с кредитками, Декхан провел несколько ужасно смешных для Юни операций с первводом средств с карточки на карточку и обратно, используя при этом еще две анонимные карточки, которые он купил тут же, в кассе банка.
− Тебе, наверно, смешно от того, что я тут делал? − спросил он, увидев улыбку Юни. − Это не просто так. Я уже попадался на жуликов, которые продавали безымянные карты с автоматическими долгами словно чистые. Вставляешь такую для обмена, и долг автоматически становится твоим. − Он протянул ей карточку. − Возьми и проверь свой счет, Он должен был увеличиться на тысячу, как я и сказал.
Она вставила карточку в считыватель, приложила палец к окошку идентификатора, и автомат через секунду выдал ответ − 1050 кредитов на карточке, долгов нет, имя законного владельца − Юни Верса.
− Идем, я покажу тебе правильное место, где тебе следует покупать новую одежду, − произнес он, беря ее за руку и увлекая за собой.
Она не противилась и только спросила:
− А что значит правильное?
− Это значит, такое, где тебя не обжулят и не впарят дешевый товар по тройной цене. В некоторых местах с тебя могут снять пару кредитов только за то, что ты туда войдешь в таком вот наряде, − он снова указал на ее комбинезон.

− Девушка со мной, − объявил Декхан, когда громила открыл перед ним вход в магазин. Швейцар только чуть поклонился, косясь на знак, что Декхан носил на груди. − Вот, можешь смотреть и выбирать, − сказал он девушке, − Помогите ей выбрать новую одежду и переодеться, − добавил он подошедшей продавщице. Та улыбнулась и позала Юни Версу за собой.

Выбирала она недолго. Вскоре из примерочной вышла красиво одетая девушка, и Гекхан улыбаясь прошел к ней навстречу.
− Я же гоеорил, что тебе надо переодеться! − воскликнул он. − А теперь надо пройти еще кое куда, − и он повел Юни Версу в ювелирный отдел, где теперь уже сам выбирал, что купить, и расплачивался своей карточкой за броши, браслеты и золотые цепочки.
Юни немного прошлась по отделу и прошла во второй отделм над входом в который висела табличка "украшения для рабов". Там находились два посетителя, разглядывавшие что-то на прилавке.
Юни осмотрелась и ее привлекла витрина с ошейниками для рабов, среди которых особо выделялся тежялый металлический ошейник с шипами, который казалось, предназначался для крупных собак.
− Вот ты где, − послышался голос Декхана, и он оказался рядом. − Юни, здесь вещи, которые тебе не подойдут.
− Неужели свободная девушка не имеет права купить то, что может себе позволить рабыня? − спросила она.
− И что же тебе хочется купить? − спросил он.
− Вот это, − она ткнула в ошейник с шипами.
− Ты не шутишь? − удивился он.
− Ничуть. Я видела здесь людей с такими штуками, и мне хочется такой же.
− Но это будет означать, что ты рабыня! Если на ошейнике не будет указано, что владелец − я сама.
− Такими вывертами пользуются только бывшие рабы, − продолжал отговаривать ее человек. − Зачем тебе это надо?
− Можешь считать это глупостью, но я его возьму, − заявила она.
− И не жалко тебе будет расстаться с четырьмя сотнями кредитов из-за этой дурацкой вещи?
− Не жалко, − ответила она, направляясь к прилавку с продавцом.
Он выслушал ее слова, затем прошел к витрине и вынул запрошенный ошейник.
− Имя владельца мы сделаем гравировкой бесплатно, − произнес продавец. − Вы должны только его назвать.
− Имя напшите то, которое на этой карточке, − произнесла Юни Верса. − И не забудьте, что перед именем должно быть название биологического вида владельца.
− Не забудем, мэм, − ответил продавец. − Вы будете ждать здесь или подойдете попозже? Лазерная гравировка займет минут десять.
− Я подожду, − ответила она.
− А имя раба выгравировать не нужно? −
− Нет. Имя еще неизвестно. Да если оно ибудет нужно − рабы умеют говорить.
− Как пожелаете, мэм.
− Может, я чего-то не понял, и у тебя уже есть рабы? − заговорил Декхан, когда продавец записал все что надо на бумажку и ушел с ошейником через служебный ход.
− А ты не подумал, что я сама могу оказаться чьей-то рабыней? − спросила она.
− Ты? − Он схватил ккредитку из ее руки и несколько секунд рассматривал ее.
− Здесь твое фото, и это кредитка свободного гражданина... Точнее, свободного претендента на гражданство Маргирата, а это значит, что ты не можешь быть чьей-то рабыней!
− И почему тебя это так задевает?
− Потому что я ненавижу рабство. И в нашей семье его ненавидят все! Потому что мой дед был рабом, и я с детства слушал его рассказы о том, как рабовладельцы издеваются над рабами, о том... − он умолк, взглянув на человека, оказавшегося рядом.
Тот, казалось, внимательно слушал его слова.
− И что? Вы еще долго будете пялиться на меня? − резко вспылил Гекхан.
− Я всего лишь слушал вашу пламенную речь, молодой человек, − объявил тот. − Вы можете клеймить рабство сколько угодно, но, дело не сдвинется с места, пока вы сами ничего не сделали для его устранения.
− Откуда вам знать, сделал я чего-нибудь или не сделал? − заговорил он, делая шаг к человеку.
− Оттуда и знаю, что я был рабом вот у этой самой семейки, − он ткнул в знак Декхана, − Был, пока нас не выбросили на произвол песчаных бурь в пустыне Зохра.
− Ты лжешь, мерзавец! − выпалил Декхан.
− Спроси своего деда, что стало с рабами, когда закрылись Зохранские шахты, − продолжал доказывть свое бывший раб.

Пока шел этот спор, появился продавец и принес ошейник, на котором теперь красовалась гравировка с именем Юни Версы как хозяйки для того, кто будет носить ошейник.
Она взяла его из рук человека, некоторое время смотрела на гравировку, затем потребовала у продавца ключ от замка на ошейнике, и передал его. Она проверила, что ключ подходит, проверила, что ошейник надежно защелкивается и не раскрывается даже при приложении приличной силы.
− Возможно, вам потребуется и хорошая цепь, − произнес продавец. В таком ошейнике на обычном поводке будет трудно удержать сильного раба. Нужна хорошаая цепь.
− Не думаю, что она нужна, − ответила Юни и открыв ошейник ключом, быстро застегнула его на своей шее.
− Зря вы так делаете, мэм, − произнес продавец.
− И совсем не зря, − рыкнула Юни Верса, отходя от прилавка и направляясь к Гекхану, которого уже почти зажали к стене двое посетителей отдела товаров для рабов.
− У вас какие-то проблемы, мальчики? − заговорила она оттаскивая того, что был помоложе за шиворот.
− Тебе чего надо, девка уличная? − проговорил он, обернувшись.
− Я хочу сожрать тебя и твоего дружка, − ответила она. − Согласен?
− У тебя, что, не все дома? − проговорил он, отступая, − Селир, идем отсюда, − добавил он, и второй спорщик, наконец, оставил в покое Гекхана.
− Как это тебе удалось? − спросил Декхан, глянув на девушку, когда двое задир покинули заведение.
− Просто я им напомнила одну ужасную тварь, которой они испугались.
− Какую тварь? − не понял он.
− Думаю, дракона, − ответила она.
− Да в драконов никто не верит! − воскликнул он.
− Ага. Не верили. До вчерашнего дня, − усмехнулась она. − Думаю, и ты скоро поверишь, что драконы существуют. Да. Иначе и быть не может.
− Глупости, − отмахнулся он. − Идем отсюда.

Вскоре они оказались в лифте, который вновь двинулся наверх, и остановился на четвертом уровне транспорта. У выхода их встретила охрана, которая тут же задержала их обоих.
− Сюда запрещен вход для рабов, − заявил вооруженный человек.
− Я ведь тебя предупреждал, Юни, − произнес Гекхан. − Снимай эту дрянь! − Он обернулся к охраннику. − Она не рабыня, а обыкновенная взбалмошная девчонка. Ей видете ли, ошейник понравился, и она решила, что это украшение.
− Вы бы предложили ей какое-нибудь ожерелье на шею, господин Декхан, − произнес охранник. − А с ошейником мы ее не пропустим. Не положено.
Декхан вновь взглянул на девушку. Та уже сняла ошейник и спрятала его в свою сумку.
− И не вздумайте его надевать и даже просто защелкивать, − проговорил охранник. В защелкнутом состоянии ошейник фиксируется системой безопасности, и она тут же подымет тревогу, если обнаружит рабский ошейник в зоне контроля.А она начинается сразу за нашим постом.
− Очень интересно, − улыбнулась она. − Ладно, не буду его защелкивать, коли вас это так нервирует.
− Нас это не нервирует, мэм. Это обыкновенная политика безопасности. И вы сейчас обязаны предоставить для контроля свою идентификационную карточку.
Она провела своей карточкой по считывателю и охранники несколько секунд смотрели в экран.
− Там, наверно, целый роман на моей карточке записан, что они так долго читают, − с ехидством проговорила она.
− Мэм, − охранник вышел в проход. − Я сожалею, но доступ сюда для вас закрыт.
− В чем дело, майор? − произнес Декхан.
− Вот в этом, − ответил охранник, показывая на экран.
Молодой человек зашел к охраннику и некоторое время читал данные на Юни Версу, согласно которым, она числилась нечеловеком и ее вид − дракон − был приравнен по опасности к рихсаррам.
− Это какая-то ошибка, майор, вы же сами видите, что это глупость!
− Глупость или нет, но для снятия этого флага, необходима Стандартная Процедура, господин Декхан. Вам ли не знать, что это такое, и сколько на нее нужно времени?
− Сто двадцать чертей! − выругался Гекхан. − Похоже, поход в ресторан отменяется, − добавил он, глянув на Юни Версу. − Может, ты знаешь, почему в твоих данных вписан статус "особо опасна"? − спросил он ее.
− Думаю, это произошло по той же причине, почему в той тюрьме я оказалась в тюремном секторе ИОО, − ответила она расплывчато.
− Ладно. Я с этим еще разберусь, а пока мы идем назад, На третьем уровне есть достаточно приличные гостиницы, где мы можем остановиться.
− Если мы отправляемся назад, то, может, я могу снова одеть ошейник? − спросила она.
− Одевай, − сдался он, решив, что ошейник желает носить та ее часть, которая была "особо опасна". И эта его мысль была верна.

Гостиница нашлась очень быстро, и ее хозяин даже не особо заламывал цену, попросив "всего" по пять кредитов в день за номер.

Осмотр задержался в спальной комнате, где Юни и Гекхан остановились у широкой кровати, и разговор быстро перекинулся на насущную тему.
− Интересно, эта развалюха выдержит полтонны? − произнесла она, трогая спинку кровати.
− Полтонны? − удивился Гекхан. Ты что, хочешь устроить тут групповуху?
− Зачем же? − усмехнулась она. − Просто, при моих ворефильских замашках, кровать должна быть очень крепкой, чтобы выдержать вес дракона.
− Тебе что, нравятся извращения? − спросил он, улыбаясь.
− Нравятся. А тебе нет?
− Не знаю. Я не пробовал, − проговорил он.
− Тогда, может, попробуем? Прямо здесь и сейчас. − Он некоторое время молчал, разглядывая ее. − Может, я тебе уже разонравилась с такой пошлой болтовней?
− Да что ты?! − воскликнул он и тут же приступил к делу, взял ее за руки, усадил на постель и начал раздевать.
Вскоре кровать под ними скрипела и стонала громче их собственных голосов. Гекхан выложился весь, и Юни улыбалась, глядя ему в лицо.
− Надеюсь, ты не разочарован извеащением? − спросила она.
− Это не извращение, а самый нормальный секс. Ты что, не понимаешь?
− Вряд ли зоофилию можно назвать нормальным сексом.
− Какую-такую зоофилию? − удивился он, чуть приподымаясь и оглядывая ее тело под собой. − Ты же обыкновенный человек.
− И вовсе не обыкновенный, − ответила она.
− Ну, как хочешь, так и считай, а я хочу еще! − воскликнул он и вновь прижал ее своим телом к постели. − На самом деле, на четвертом уровне этим заниматься не так хорошо, как здесь. Там тяжесть пониженная, а здесь самая нормальная.
− А на первом как? − спросила Юни.
− На первом, думаю, это было бы тяжеловато. Особенно для того, кто светху, − усмехнулся он.
За дверью послышался шум и голос.
− Господин Гекхан, вам что-нибудь нужно? Может, обед в номер? Или что-то еще?
− Подождите одну минуту! − выкрикнул он и быстро скватился с постели, подхватывая и одевая на ходу штаны. − Обед, конечно же, − заговорил он, выходя в гостиную. − Меню у вас есть?
− Да, господин Декхан, вот,
Юни Верса вышла в гостиную, накинув платье и некоторое время стояла молча, слушая, что заказывает ее новый любовник.
− А тебе что заказать, Юни? − спросил он. − Может, что-то особенное?
− Особенное? − она взглянула на официанта. − У вас можно заказать живого поросенка?
− Как живого? − спросил тот.
− Живого, который бегает и хрюкает. Или какую-нибудь другую живую животину пудов на пять.
− Э, мэм, простите, но я из ресторана, а не из зоомагазина.
− Ваш ресторан, значит, не споебен обслужить рихсарра? − спросила она.
− Простите, но у нас ресторан для гуманоидов. У рихсарров есть свой сектор в корабле с их ресторанами.
− Тогда, свяжитесь с ними, пожалуйста и выясните, можно ли получить мой заказ?
− Вы ожидаете в гости рихсарра? − спросил он, напугавшись.
− Нет, я собираюсь сама съесть этого барана, − пробормотала она.
− Б-барана?... − едва ли не заблеял официант.
− Барана или свина, кого найдете! Вы способны это сделать или вызвать кого-нибудь другого?
− Я п-постараюсь, − произнес он. − Господин Декхан, я обязан это исполнять?
− Разумеется, − ответил тот, улыбаясь. Он уже был готов простить девчонке любую глупость и любой каприз. − И не забудьте про мой заказ, − добавил он. − В двойном размере.
− Да, господин Декхан, − поклонился официант и удалился.
− И что же ты будешь делать с бараном? − спросил он девушку, когда официант ушел.
− Съем, − усмехнулась она. − Проглочу живьем.
− Интересно будет на это посмотреть, − ответил он.
− Посмотришь, − улыбнулась она. − Может, пока мы ждем обед, повторим? − спросила она, глянув на дверь в спальню.
− Знаешь, я не настолько вели, чтобы повторять каждые пять минут, − заговорил он, подходя к ней. − Мы можем заняться и чем более простым, но тоже интересным делом.
− Это каким?
− Например, посмотрим новости или какой-нибудь фильм. Ты фильмы любишь смотреть?
− Не люблю, когда показывают туфту на постном масле, − ответила она.
− В моей коллекции только хорошие фильмы.
− А ты ее всегда носишь с собой? − улыбнулась Юни.
− Ох, − он взялся за голову. − Совсем забыл, что мы не у меня дома.
Проблема разрешилась через минуту, когда появился официант и принес первые блюда из заказа Гекхана.
− Что-то у тебя с аппетитом не зажно, − проговорил он, уплетая свой суп. − Может, отменим барана?
− Да ты что?! − воскликнула она. − Я последний раз барана ела несколько недель назад. Правда, это был натуральный козел, но мне нет особой разницы.
− Твоя воля, − усмехнулся он и продолжил свой обед, а когда официант появился вновь, поинтересовался как идет исполнение заказа на счет барана.
− Переговоры с сектором рихсарров уже начались, сэр, − отрапортовал официант. − Хозяин был удивлен заказом, но взялся за его исполнение лично. Он когда-то уже имел дела с рихсаррами.
− Будем надеяться, что и с драконицами он поладит так же, как с рихсаррами, − произнесла Юни.
− Безусловно, мэм, − поклонился официант и вышел.
− Откуда ты знаешь-то, что он с рихсаррами поладил?
− Живой − значит, поладил, − усмехнулась Юни.


* * *

− Разрешите, господин Декхан? − к немолодому человеку за столик подсел человек в форме.
− Что-то произошло, полковник? − поинтересовался старик.
− Произошло нечто, из-за чего я решил, что вы должны быть в курсе. Речь о вашем внуке Гекхане.
− Надеюсь, он ни во что не вляпался опять?
− К сожалению, не могу сказать об этом твердо.
− Так, и что же случилось?
− Дело в том, что он недавно пытался провести с собой на наш уровень существо со статусом "особо опасна". Вы уже слышали о смерти одного из сервалей. Именно она убила его, хотя, представитель сервалей на том же месте подтвердил Право Силы и снял с нее при свидетелях все претензии.
− Она? Она женщина?
− Если так можно сказать. Она − инопланетянка, и ее биологический вид − дракон. Это не каверза языка и не совпадение звучания. Она действительно дракон. Полковник протянул Декхану фото, и старик некоторое время рассматривал черное ящероподобное существо, сфотографированное на фоне толпы людей. − А это другая ее ипостась, − в руке старика появилось фото довольно приятной на вид девушки.
− То есть как другая?
− Она, по классификации профессора Матта − ксеноморф. Точнее, дракон-ксеноморф.
− Разве такое возможно в реальности?
− Свидетелями этой реальности стали более сотни разумных и несколько официальных видео записей. На одной из них четко видно, каким образом она убила серваля. Ее рука превратилась в лапу с длинными когтями, которые она и воткнула в него.
− Сервали, кажется хвалились, что их невозможно убить ни мечом, ни ножом. Как же она его убила когтями?
− Полагаю, что у нее есть скрытая сила, не менее мощная, чем сила любого серваля. Думаю, намного более мощная, иначе, схватка в магическом плане была бы четко зафиксирована на пленке. Она редко проходит без выплесков света.
− Вы считаете, что она представляет для моего внука серьезную опасность?
− Опасность она безусловно представляет, вот только мы не представляем, что за игру она с ним затеяла.
− Вам известно, где он сейчас находится?
− Да, сэр. На третьем ярусе, в одной из гостиниц, и там с ним эта особа.
− В таком случае, прошу вас, полковник, взять действующую группу поддержки и проводить меня туда.
− Я предполагал, что группа может потребоваться, и ребята сейчас здесь, за дверью.
− Тогда, идемте немедленно, пока не случилось непоправимое.

* * *

Возня, перемешанная с жалобным блеянием, за дверью возвестили о прибытии заказа драконицы.
Барана втащили в номер два человека, официант и кто-то из служащих гостиницы. За открытой дверью осталась еще одна фигура, и официант глянул на Юни Версу.
− Ваш заказ, мэм. Пятипудового не нашли, но, надеюсь, четырехпудовый баран вам подойдет?
− Подойдет, − ответила она, проходя к животному. То все еще дергалось, но два человека держали его за веревки, привязанне к рогам и не отпускали.
− И что с ним делать? − спросил официант.
− Просто держите и не дергайтесь, когда увидите, что я буду делать.

Она подняла руки вверх, потянулась и начала меняться. Сначала за ее спиной с хлопком раскрылись крылья, затем появился длинный черный хвост, в самую последнюю очередь руки и ноги обратились в когтистые лапы, а голова вытянулась и стала большой и зубастой.
Баран снова задергался, а драконица подошла к нему и резким движением схватила клыками.
Два человека отпрыгнули в стороны, отпуская веревки, и драконица, обернувшись к совершенно ошарашенному Гекхану, медленно заглотила животное.

− Стой на месте, ящерица! − раздался приказ, и в номер бодро вошел Декхан Старший. Вслед за ним прошагали вооруженные люди, и старик оказался рядом с внуком. − Иди за мной, Гекхан! − приказал ему старик.
− К-как же это? − пробормотал он, все еще не отрывая взгляда от черной драконицы.
− Этот обман тебе даром не пройдет! − заявил старик, глянув на драконицу. − Ты еще ответишь за него!
− Это еще большой вопрос, кто кого обманул, − с рычанием произнесла она, и дед уволок внука за дверь прежде чем тот попытался что-то выяснить у опасной инопланетянки.
− А нам что делать? − растерянно спросил официант, оставшийся со своим помощником наедине с черным чудовищем.
− Вы исполнили заказ, значит, можете быть свободны, − объявила Юни Верса, возвращая себе вид девушки. − А этот номер остается за мной. Он ведь оплачен на пять дней вперед.
− Да, мэм, номер ваш, − раздался голос из-за двери, она открылась, и в комнату вошел хозяин гостиницы. − Я сторонник нормальных отношений со всеми видами разумных и, надеюсь, вы тоже.
− Я − тоже. Хотя, некоторые считают нормальным лапать красивеньких девочек, не спрашивая их разрешения. А я сторонник использования подобной ситуации в своих целях.

Над дверью в языках рисованного пламени красовалась надпись "Оставь надежду, всяк сюда входящий!". А немного ниже, ярко красными лампами сияли буквы: "АД" и чуть ниже "общая каюткомпания".
Охранник за дверью тут же попытался остановить девушку, вошедшую в зал, но наткнулся на ее черную когтистую лапу, которую она подняла перед собой, когда он ереговордил дорогу.
− Если скажешь, что и здесь за вход надо платить, я точно кого-нибудь загрызу, − с рычанием заговорила она.
− Мне показалось, что ты человек, а не... − он запнулся, пытаясь подобрать слово, которое не обидело бы представителя иной расы.
− Я − драконица, − заявила девушка.
− Вы можете пройти. Но я предупреждаю, здесь реально действует только Закон Силы.
− Я в курсе, − усмехнулась она, и охранник вновь опешил из-за того, что вошедшее существо приняло человеческое обличье.

Зал напоминал своей конфигурацией большой плацкатрный вагон с открытыми купе, столиками и скамейками в них.
Купе занимали самые разные существа, и проходящая мимо девушка привлекала внимание многих из них. Одни провожали ее взглядами, другие недоумевали, что тут делает человеческая девка.
В некоторых купе все же были и люди, и тогда от них слышались приглашения, но девушка на них не реагировала.
Наконец, она нашла свободное место за боковым столиком, у которого никого не было, и усевшись немедленно вызвала официанта через коммуникатор на столике.
− Мне нужен список всего, что вы можете предложить, − заявила она.
− Меню или список развлечений?
− И то, и другое.
Официант достал несколько листов из папки вручил их девушке. Та быстро пробежалась глазами по меню и взялась за изучение списка развленией, в котором было все, от игр на деньги, до услуг, типа поиска полового партнера для мужчин и девушек, а вместе с ними и своднические услуги для половых извращений между разными видами разумных и не очень разумных. Была возможность и записаться на участие в схватках на арене. Схватки транслировались на видеотерминалы за столиками и отдыхающие могли делать на них ставки.
− Здесь можно одновременно участвовать в схватке и делать ставки на самого себя? − спросила она у официанта.
− Можно, но я не думаю, что в вашем случае так делать разумно, − ответил он.
− Предоставьте мне, пожалуйста правила всех схваток.
− Всех? И смертельных?
− Да, − твердо завила она, и человек чуть поколебавшись вынул еще пару листов из своей папки.
Девушка отдала ему те, что прочитала и принялась за чтение правил.
Они оказались достаточно подходящими. Особенно смертельные схватки один на один высшего уровня, в которых разрешалось применение любого оружия и в схватку могли вступать любые разумные в любой комбинации. Разумным разрешалось использование всех своих способностей и присущих каждому виду особенностей, типа клыков, когтей, рогов и тому подобные части тел. А в конце схватки разрешалось делать с поверженным противником все что угодно, вплоть до пожирания его плоти. Носимое холодное оружие приравнивалось к выдвижным когтям, клыкам и другим частям тел разумных, а огнестрельное могло применяться только при взаимном согласии участников схватки.
− Прошу прощения, но люди в подобных схватках участвовать не имеют права, согласно правилам Безопасности на космических транспотрах, − заявил официант.
− Вы ошибаетесь в том, что я человек, − заявила девушка. − Я − не человек, а дракон. Я могу изменить себя и обратиться в существо, имеющее когти, клыки, хвост, крылья и о-очень большую хищную пасть, − произнесла она, одновременно демонстрируя обращение своих рук в когтистые лапы.
− Боюсь, что на сегодня все подобные схватки закончились, и вам придется долго ждать следующего дня или кого-то, кто на такое решится ни с того ни с сего, а это крайне редкое событие.
− Вы же прекрасно знаете, как инициировать такие события. Если это можно, я могу согласиться на схватку, в которой мой противник будет иметь право иметь с собой огнестрельное оружие, а я − нет.
− Возможно, стоимость поиска партнера в вашем случае окажется значительно больше, чем заявленная максимальная цифра, − произнес он.
− Думаю, вы сами получите от этой схватки на много больше, чем стоимость поиска партнера. Или вы все таки отказываете?
− Нет, мы не отказываем. Я должен переговорить об этом деле с хозяином и дам ответ минут через пятнадцать. А пока вы можете просто заказать что-нибудь поесть.
Она вновь взяла у официанта лист с предлагаемыми блюдами и ткнула в один из пунктов с деликатесом из свежего мяса рихсаррского барана.


− Можешь не прятаться, Серх, − прозвучал голос Тахра. − Тебе повезло, ты не зря приготовил свои доспехи. Да-да, Серх, не прячься, я видел!
− Что значит, повезло? − зарычал Серх, выходя из-за угла и без промедления принимая боевую стойку.
− Тот зверь, что прикончил твоего брата, поимел глупость выставиться на одиночные схватки, Серх. Ты можешь пойти туда и законно прикончить его. Но, если он прикончит тебя, никто из нас не пошевелит и пальцем.
− Мне плевать! И не вздумай говорить об этом Отцу!
− Неужели ты думаешь, что он не узнал об этом раньше меня? − усмехнулся Тахра. − Не удивлюсь, если он сейчас сам готовит доспехи к бою на арене.
− Я иду туда и немедленно! − рыкнул Серх.


− Вам повезло и неповезло одновременно, мэм, − произнес официант, оказываясь рядом. − Боец, который пожелал принять схватку от вас, нашелся, но этот боец не простое существо, а серваль. И он объявил, что будет драться в полную силу и его цель − убить вас. Осталась чистая формальность − получить от вас согласие на схватку и начать готовиться. Если вы согласны, арена будет готовая через двадцать минут.
− Я согласна, − произнесла она, подымаясь. − И я желаю сделать ставку.
− Электронный букмекер в той строне, я провожу вас, − произнес официант. − Как вы оцениваете свои шансы?
− Очень просто − У него нет шансов.
Автомат букмекера находился в отдельном зале, и к нему уже выстроилась очередь. Схватка драконицы Юни Версы и серваля Серха уже была назначена, и на нее принимались ставки. Девушка поставила сотню кредитов на себя и, получив соответствующую кредитку, отправилась дальше с официантом в новое помещение.
Там велась подготовка бойцов, и вошедшей девушке предложили на выбор оружие и доспехи.
Она прошла почти в самый центр помещения и знаком указала всем разойтись.
− Вы не встречали драконов, судя по тому, что предлагаете мне всякую железную хрень, − произнесла она.
− Мы действительно, никогда не встречали драконов, − объявили ей.
− Тогда, смотрите на меня.
И вокруг воцарилось молчание, когда девушка встала, расставив ноги в стороны и начала преображаться. Сначала руки обратились в лапы, затем за спиной с хлопком раскрылись крылья, со свистом из спины вырвался хвост, и со скрежетом ее ноги обратились в мощные задние лапы. Последнее изменилась голова, преобразившись в большую драконью голову с огромной пастью и клыками длиной не меньше десятка сантиметров каждый.
− Можете попытаться стрельнуть в меня, если не боитесь, − прорычала драконица. − Где тот, с которым я должна драться?
− Он в другом зале, напротив, и вы встретитесь только на арене. Вы действительно не желаете взять никакое оружие или защиту? Против вас выступает серваль, и мы еще не встречали существ, которые бы их побеждали без оружия.
− Значит, теперь встретили, − заявила Юни Верса, гновенно вернув себе вид девушки. − Я выйду туда в этом виде.
− Как пожелаете. Надеюсь, вы знаете, что делаете.
Прозвучал звонок, и голос из динамиков объявил о свободной арене и пятиминутной готовности к выходу.
Юни Верса была спокойна. Она не знала о противнике почти ничего, кроме некотрых поверхностных данных, которые прочитала в библиотеке, но тех данных хватило, чтобы понять − серваль дракону ничуть не страшен. Особенно, такому, как она.

− На выход! − скомандовал динамик, и девушка шагнула к раскрывающимся воротам на арену.
Ее встретил рев огромной толпы на трибунах, и он только усилился, когда она вышла почти в самый центр арены, где к ней навстречу прошагал закованный в доспехи гуманоиде, похожий по своей уродливости на тех сервалей, которых она уже видела.
− Ты сдохнешь! − проревел противник Юни Версы, направляя на нее меч.
− Все в этом мире смертны, − заявила она, и начала свое обращение.
Происшедшее явно вывело противника из равновесия, но он не стал ждать окончания ее обращения, и нанес первый удар мечом по передней лапе, когда у драконицы только появлялись хвост и крылья.
Меч просто отскочил от ее чешуи, и серваль отпругнул в сторону, обидая атаки. Но атака не последовала, и он продолжил наносить удары, на этот раз, целясь в крылья.
Удары по крыльям оказались более результативны, и противник успел порвать мечом оба ее крыла, когда у драконицы появилась большая голова на длинной шее. Он этот момент явно пропустил, потому что продолжал лупить мечом по крыльям, а затем отпрыгнул назад, свел руки вместе, и на Юни Версу под вой трибун обрушился удар электрического разряда.
Он не причинил ей никакого вреда, хотя красивых эффектов с искрами и молниями на крыльях и лапах драконицы была масса.
И в этот момент она подала голос, зарычала и двинулась в сторону, перекрывая дорогу сервалю к обходу вокруг нее.
− Получай, тварь! − выкрикнул он, атакуя драконицу новой молнией. Расряд на этот раз пришелся ей прямо в нос, и Юни Верса вновь зарычала, а затем атаковала мощным движением головы.
Серваль не успел отреагировать, как огромные клыки драконицы сомкнулись на его торсе. Она подняла его, подкинула над собой и очередным движением, словно большой чулок, одела свою глотку на него.
Трибуны орали, а драконица уселась в центре и некоторое время еще двигала головой, заглатывая жертву. Та продолжала огрызаться, находясь в ее чреве, и из глотки драконицы изредка вылетали молнии, которые выпускал серваль. Однако, делал он это недолго, и драконица коночательно захлопнув пасть осмотрела трибуны.
− Мерзкая тварь! − взревел кто-то с первого ряда трибун, и над брнированным ограждением появился урод с мощным пулеметом в руках.
Началась стрельба. Трассирующие пули понеслись в драконицу, реикошетили от нее и уносились к трибунам. Послышались новые вопли, и через минуту арена наполнилась грохотом стрельбы со всех сторон.
Кровавая схватка прекратилась только через несколько минут, когда зал наполнился слезоточивым газом, выпущенным явно по приказу хозяина заведения. Газ был явно расчитан на множество разумных или был смесью нескольких, потому что подействовал на всех, и зрители повалили прочь, оставляя на трибунах только убитых и раненых.
Драконица все еще сидела в центре арены, когда они разбегались, и двинулась с места, направляясь к залу, через который она вошла, только когда снаружи никого не осталось.
− Полагаю, здесь вряд ли найдется еще кто-нибудь, кто пожелает драться со мной, − произнесла она, вернув себе вид девушки.
− Вы не ранены? − спросил все тот же официант, оказываясь рядом. Возможно, он был не только официантом.
− Нет, как видите, − ответила она, − Ну у вас и взгляд, смотрите, словно кролик на удава.
− П-простите, − проговорил человек. − Я на своем веку еще ни разу не видел, чтобы кто-то сожрал серваля.
− А пытались? − спросила она, усмехнувшись?
− Да, пункт о том, что участник съевший соперника на арене считается победителем, введен специально для подобных случаев, и сделано это по настоянию рихсарров.
− Не порали мне пройти в кассу? − улыбнулась Юни Верса. − Если мне память не изменяет перед началом схватки объвляли ставки пятьдесят против одного на победу серваля.
− Да, конечно, − произнес человек с некоторым напряжением. − Это ваше право.
Она прошла из зала и вскоре оказалась в помещении электронного букмекера, где тут же получила от ворот поворот из-з того, что схватка была засчитана сорванной из-за перестрелки в конце.
− Кто хозяин этого ящика с гадюками? − спросила она, глянув на официанта.
− Что-то не так? − спросил тот, прикидываясь дурачком.
− Не надо делать вид, что ты идиот, − проговорила она. − А не то мне придется делать вид, что я тебя проглотила совершенно случайно из-за того, что приняла за неразумное животное.
− Простите, но я ничего не делал против вас, госпожа Юни Верса.
− Хочешь сказать, что не знал, что этот ящик мне ответит?
− Я предполагал, что схватка будет объявлена сорванной из-за нарушения правил, но не мог быть в этом уверен.
− В таком случае, у тебя сейчас есть только один выход. Ты проводишь меня к хозяину арены. Немедленно!
− Я провожу, но должен сразу предупредить, что он наверняка сейчас дает показание Службе Безопасности Транспорта по поводу стрельбы на арене.
− Значит, объяснит это и мне заодно, − прорычала она. − Вы проводите меня или нет?
− Провоожу, − ответил он и направился к выходу.

Административные помещения арены действительно уже были под охраной вооруженных людей со знаками СБТ. Но двух человек пропустили, как только один из них показал свое удостоверение и объявил, что Юни Верса имеет право на встречу с хозяином арены в связи с финансовыми делами.
Кабинет хозяина так же был оккупирован эсбистами, и его хозяин действительно отвечал на вопросы офицера СБ. Тихонечко так отвечал, едва слышным голосом.
− В чем дело? − резко воскликнул офицер, обернувшись к двери, в которой появились двое "незванных" посетителей.
− Кажется, мы уже встречались, господин офицер, − произнесла Юни Верса, проходя в кабинет. − Я кое-что знаю о происшедшей перестрелке, поэтому смысла меня выгонять совершенно нет.
− Могу поспорить, что без вас там не обошлось, − произнес он. − По-моему, вы давали слово, что не будете влезать ни в какие противозаконные дела, а чтобы это так и было, постараетесь сами быстро узнать все наши законы.
− Я и не нарушала ваших законов, − ответила она. − Ведь это заведение работает здесь с вашего разрешения, не так ли? А значит, я имею полное право пользоваться его услугами.
− Вы сказали, что знаете что-то о стрельбе на арене, − переключился офицер. − Я хочу знать, что?
− Стрельбу первым открыл серваль. И стрелял он в меня.
− Вы полагаете, я поверю, что кто-то из уважаемых сервалей нарушил слово своего Предводителя?
− Вам не останется ничего, кроме как поверить, когда вы найдете этого самого уважаемого Предводителя на трибунах арены вместе с тем пулеметом, из которого он начал стрелять. Да, надо еще заметить, вы найдете его мертвым.
− Что?! − воскликнул офицер и дернулся в сторону, хватаясь за коммуникатор. Он начал быстро кому-то объяснять, что надо послать группу на трибуны арены, чтот там, возможно, находится убитый серваль, что если это так, то тело надо немедленно забрать и отправить на экспертизу, что... − Он еще долго что-то говорил своим помощникам, а Юни Верса уже была перед столом хозяина заведения и наклонилась к нему.
− А с тобой, жилик, у меня будет особый разговор, − прошипела она ему в лицо. − Будешь платить долг или мне воспользоватьс Правом Силы, чтобы тебя заставить?
− К-какой долг? − заблеял он. − Я вам ничего не должен!
− Я победила в схватке на арене. Ты обязан выплатить премию Победителя и выигрыш по ставке, − медленно проговорила она, поднося ему под нос карточку, что она получила в автомате букмекера.
Эсбистов смело словно ветром. Офицер умчался из кабинета, получив какое-то сообщение, и вслед за ним убежали остальные.
Хозяин остался с драконицей чуть ли не наедине. Юни Верса видела, что человек в страхе, а значит, он прекрасно осведомлен о ее способностях.
− Может, ты ему лучше объяснишь, что обманывать дракона из-за какого-то десятка тысяч кредитов намного опаснее, чем просто выплатить долг? − заговорила она, обернувшись к официанту.
− Сколько? − едва ли не скуля проговорил хозяин.
− 10000 − назвала она, обернувшись.
− Я отдам деньги, − завил он. − Только, не убивайте!
− Тогда, действуй, − произнесла она, сунув букмекерскую карточку ему в руку.
Расчет был уже произведен, когда в кабинете вновь появились эсбэшники.
− Здесь все в порядке? − спросил офицер, глянув на хозяина.
− Все в порядке, − ответил тот, неотрывно глядя на девушку.
− Надеюсь, вы решили все вопросы, пока я был занят? − произнес эсбэшник, глянув на нее.
− Я решила все, − согласилась она.
− В таком случае, пройдите за мной, госпожа Юни Верса.

Через десять минут они находились в помещении СБ. Рядом на железном столе лежало расстрелянное тело серваля, и его осматривали еще четверо представителей этой расы. Увидев Юни Версу все четверо дрогнули, но не двинулись с места, потому что рядом с ней был человек.
− Я всегда полагал, господа, что любому вашему обещанию можно верить, − заговорил офицер. − Сегодня эта моя вера иссякла, потому что один из вас нарушил слово, данное вашим же братом.
− Он был ослеплен желанием мести, − заговорил один из сервалей. − Оно его и погубило. И все потому, что существо, которое вы защищаете, убило его сына!
− Мне не нужны ваши оправдания, господа, − ответил офицер. − Не нужны, потому что вы опозорили свою семью и весь свой род! Вы в этом повинны не меньше чем он, − человек указал на мертвого. И а не имею понятия, как вы будете опрадываться перед своими Основателями, потому что им об этом вашем проступке станет безусловно известно. Ибо свидетелей у него больше чем достаточно! Однако, мне надо выполнять свою работу, и поэтому, я официально сейчас объявляю, что не пошевелю и пальцем, если вы снова столкнетесь с драконами и, даже, если они вас всех здесь перебьют. Я специально это говорю в присутствии драконицы Юни Версы, потому что, в случае, если вы начнете устраивать проблемы, я сам предложу ей вознаграждение за вас, господа. Это предупреждение официальное, первое и последнее. Вы меня знаете.
Он развернулся и пошел на выход, увлекая за собой девушку.
− Вы действительно сделали на аренето, что о вас говорят? − спросил он, когда они оказались в коридоре.
− А что говорят?
− Что драконица сожрала серваля. Такое не под силу никому, даже самому сильному рихсарру.
− Да, я его сожрала. Вас что-то не устраивает?
− Меня все устраивает. Даже очень устраивает, и я рад, что в космосе нашлись существа более сильные, чем эти фанатики.
− Я вас должна разочаровать, господин офицер. Потому что я одна на весь космос. И слово "нашлись" не подходит.
− То есть вы не имеете представления, где искать ваш мир?
− Его в этой вселенной нет. А я сюда попала оттуда по воле бога. Он мне сказал, отправляя, что здесь очень нужно существо, умеющее жрать людей.
− Похоже, мне придется поверить в бога, − произнес он. − Потому что здесь действительно нужно такое существо. И, если вы согласитесь работать на наше СБ, мы предоставим вам абсолютное покровительство.
− И дадите разрешение жрать кого угодно?
− Не кого угодно, но, если вы сведете лишние инциденты к минимуму, мы можем и закрыть на них глаза.
− И это только из-за того, что я способна сожрать серваля?
− Вы, видимо, еще не с курсе, что у нас серьезные проблемы с сервалями, которые очень плохо решаются, в условиях, когда у нас нет реальных средств борьбы с ними.
− Но того-то завалили обычными пулями, или я чего-то не поняла?
− Вы хотя бы знаете, кто это был?
− Нет. Видела, что серваль и все.
− Не просто серваль, а Серваль-Отец. Его убили не обычными пулями. Кто-то явно готовился к этому убийству, и я почти уверен, что это дело Гильдии Убийц. Скорее всего, они об этом заявят, потому что у них свои счеты с сервалями.
− Похоже, вы меня втягиваете в игру, о которой я ничего не знаю.
− Я не требую от вас немедленного ответа, госпожа Юни Верса. Вам еще нужно получить гражданство Маргирата, и только после этого мое предложение будет иметь действительную официальную силу.
− Полагаю, вы меня не станете сейчас задерживать?
− Не стану. Если вы куда-то спешите, я вас не держу.


* * *

− На самом деле, мальчики, эта казарма − моя, − произнесла Юни Верса. − И здесь все правила устанавливаю я и только я. − Она прошла мимо нар и остановилась перед группой верзил в зеленых комбинезонах с рожами отъявленных негодяев.
− Ты глянь, Жополиз, эта цаца строит из ссебя крутую! − воскликнул один из верзил. − Эй, Цаца, может, ты желаешь мне отсосать прямо здесь?
− Может, и желаю, − произнесла девушка, отчего верзилы задергались, а их заводила тут же спустил штаны, оголяя свое хозяйство.
− Тогда, на! Начинай!
Клацнули клыки, и человек еще несколько секунд стоял, глядя вниз, а затем дико заорал, когда увидел потекшую на пол кровь. Схватившись за раненое место кастрат осел на пол и умолк, потому что раздался новый "клац", и на этот раз редом с ним упало тело Жополиза, голова которого осталась в пасти большой черной ящерицы.
Она откусывала им по одной части тела, кому руку, кому ногу. Последний лишился части живота и тут же рухнул на пол, заливая его собственной кровью.
− Может, этого достаточно? − возник голос рядом, и Юни Верса обернулась к человеку, у которого хватило смелости не только подойти, но и одернуть ее за хвост. Им оказался Берхас.
− Босс, тебя таки выгнали из тепленького местечка! − воскликнула драконица славным женским голоском. − Отпусти мой хвост, а то я решу, что ты просишься вслед за Мехлоком!
Он выпустил ее хвост из руки, и большая черная ящерица обернулась к корчившимся на полу людям. Через минуту они все заняли свои законные места у нее в брюхе, и Юни Верса вновь обратила внимание на Босса.
− Ну, рассказывай, что ты там натворил, что тебя отправили сюда, Босс! − произнесла она, рассматривая скисшие физиономии остальных людей в казарме.
− Ничего я не творил, − пробормотал Берхас. − Я здесь из-за тебя. Торговая Гильдия Маргирата хочет сделать тебе выгодное предложение.
− В последнее время мне стали делать слишком много выгодных предложений, − проговорила Юни Верса. − и, чем-чем, а торговлей я заниматься совершенно не желаю.
− Речь не о торговле.
− А о чем же? − усмехнулась она. − Кого-то надо сожрать?
− Нет. Иногда бывают такие дела, когда твои умения будут очень кстати.
− Мой ответ − Нет, Берхас.
− Но почему?
− Потому что я уже ответила, почему. Торговцы меня ничуть не привлекают. Разве что только как завтраки. И трахаться ты совершенно не умеешь! Так что, отвали.
− Ну, как скажешь, − ответил он и тправился на выход.
Драконица некоторое время еще стояла посреди казармы, затем отправилась в свою постель и начала вызывать бывших заключенных по именам. Они уже знали, чего она желает, и никто не возражал против того, чтобы лечь с ней в одну постель и удовлетворять до изнеможения.
Оргия, как и в передыдущую ночь, продолжалась до самого утра.

* * *

− Ваше имя − Юни Верса, не так ли? − заговорила подошедшая к столику девушка. − Я видела вашу схватку с сервалем. Она меня сильно впечатлила, и я хотела бы с вами поговорить. Вы позволите?
На ней был комбинезон, похожий на комбинезоны эсбистов, но знаки на комбинезоне четко означали, что она не принадлежит СБТ.
− Кто вы? − поинтересовалась тихом голосом девушка из-за стола.
− Катин Берриф, посредник четвертой категории Гильдии Защиты.
− И что это означает? − спросила Юни Верса. − Что означают звания, которые вы назвали?
− Гильдия Защиты, это гильдия профессиональных охранников и телохранителей. Звание − Посредник четвертой категории − официально приравнивается к воинскому званию подполковника. Посредник между противниками.
− И кто же из моих противников прислал вас для переговоров?
− Я разыскала вас по просьбе не противника, а вашего друга. Его зовут Гекхан Декхан, и он желает с вами встретиться.
− И почему, тогда, он не пришел прямо сюда? В прошлый раз он не побоялся спуститься на второй уровень и встретил меня в библиотеке.
− Господин Декхан Старший держит его под домашним арестом на четвертом уровне, и не позволяет ему пользоваться стандартными средствами коммуникации на транспорте. Он хочет знать, помните ли вы договор, который заключили с ним на словах?
− Помню, разумеется, но обстоятельства не позволяют мне его исполнять, мне закрыт доступ на четвертый уровень транспорта.
− Гекхан Декхан, учитывая обстоятельства непреодолимой силы, не требует от вас исполнения договора, − произнесла Катин Берриф.
− Госпожа Юни Верса? − возник рядом еще чей-то вопрос.
− Какой-то кошмар, − пробормотала драконица, − С самого утра только и слышу свое имя в исполнении незнакомцев. Да, это я! − добавила она, глянув на пацана, что оказался перед столиком.
− Почтовая Служба Транспорта, − произнес он. − Получите и распишитесь, − он вручил ей конверт, и показал место, где надо было расписываться.
− Чертовщина какая-то, − прокоментировала Юни Верса, вскрыв конверт и доставая лист со странным рисунком, на котором был перечеркнутый черный цветок и слова о том, что это "первое предупреждение". − Это, наверно, какие-то глупые шутники, − произнесла она, пытаясь найти парня.
− Вы его зря ищете, − объявила Берриф.
− Зря? Значит, это ваша работа? − Юни Верса ткнула лист в лицо женщине.
− Нет, это не моя! − воскликнула она, отшатнувшись. − Черт возьми, это же ГУшники!
− Что еще за Гэушники?
− Гильдия Убийц, а это предупреждение, что на вас объявлена охота.
− Не вижу в этой бумажке ничего подобного.
− Это означает вот этот знак с перечеркнутым цветком, − объявснила Берриф. − Вам следует быть как можно осторожнее! Если они на транспорте, то они могут устроить вам любую пакость!
− Однако, далеко не любая пакость может мне по-настоящему навредить, − заявила драконица.
− Вам следует быть осторжнее ини в коем случае, никому не говорить о том, что действительно может вас убить. Потому что уши есть везде, даже здесь.
− Спасибо за предупреждение, но вы так и не сказали, что хочет от меня Гекхан Декхан.
− Он желает, чтобы вы не забывали о нем и надеется, что вы с ним еще встретитесь. Если не на корабле, то на Маргирате.
− Передайте ему, что я не жалуюсь на провалы в памяти, − улыбнулась Юни. − А до Маргирата еще надо долететь.
− До Маргирата мы долетим через час, не больше, − проговорила Берриф.
− Вот как? − удивилась драконица. − А я думала, туда лететь намного дольше.
− Когда-то это путешествие действительно заняло бы несколько месяцев, но после установления дип-отношений со скартами, Маргират получил и доступ к скартским услугам, а именно к технологиям быстрых полетов через космос и многому другому.
− Надо будет на забыть почитать в библиотеке про этих скартов, − сказала сама себе драконица.
− Вы же не жалуетесь на память.
− Не жалуюсь, и этими словами я просто сделала себе дополнительную заметку. Вы желаете поговорить о чем-нибудь еще? − спросила она посредника.
− Нет, если вы торопитесь, я вас не смею задерживать.

* * *

Очнувшись, драконица увидела перед собой несколько странных существ. Они чем-то походили на гуманоидов, но выглядели коротышками с уродливой кожей со множеством наростов, из-за чего смахивали на ежей с толсвыми затупленными иголками.
− Она очнулась, − прошипел один из коротыршк, и из-за угла тут же набежало еще десятка полтора таких же существ.
− Что здесь, черт возьми, происходит?! − раздался гневный, но знакомый голос. Драконица чуть дернулась и повернулась в сторону, откуда он донесся. В широкую дверь вошел человек в форме СБТ.
Вслед за Командором Сиклером в помещение вошла Катин Берриф.
− Я же говорила, командор, что они ее похитили! − воскликнула женщина.
− Немедленно освободите драконицу! − приказал коротышкам человек.
− Это животное сожрало профессора Тариназа! − воскликнул один из которышек. − И оно будет унитчожено!
− Это не животное, а разумное существо! − воскликнула Катин и прошла к голове драконицы. − Скажи им, Юни, скажи, что ты разумна, и что ты − самка.
− Зачем мне им это говорить? − зарычала драконица, поднимая голову и глядя женщине в глаза. − Кто они такие?
− Они − скарты. Я не смогла их задержать. Когда ты там вдруг закричала и свалилась без сознания, они ворвались в зал и захватили тебя. Никто не помешал, все разбежались, а меня они не тронули только потому, что я − самка, и они это признают согласно договору.
− Я свалилась без сознания? − удивилась Юни Верса и обернулась назад, огладывая себя. Она была в виде черной ящерицы без крыльев, и ее тело прижимали к полу многочисленные стальные цепи.
Драконица вновь взглянула на Кэтин Берриф и быстро преобразилась, став человеческой девушкой. Цепи свалились на пол, и Юни выбралась из-под них.
Скарты все еще находились в зале, но теперь они сбились в кучу и смоттрели на девушку со страхом и ужасом во взглядах.
− Уходим отсюда, − приказал Сиклер. Берриф взяла Юни Версу за руку и повела за собой.
Вскоре три человека оказались в челноке, и тот быстро пронесся через космос, уходя от станции скартов к транспорту людей.

− По-моему, здесь что-то не так, командор, − произнесла Берриф, пока челнок еще летел.
− Что не так? − спросил он.
− Разве мы прибывали не к Мандавору? А здесь не видно ни звезды, ни планеты, и это значит, что мы прибыли не к Мандавору.
Сиклер одмотрел экраны внешнего обзора и обратился к пилоту челнока, с приказом немедленно дать связь с транспортом.
Через минуту связь была налажена, и командир транспорта объявил, что прибытие к Мандавору не состоялось из-за того, что у скартов что-то пошло не так, и прыжок оказался сбит. Так говорили сами скарты.
− Мы должны встретиться, как только челнок прибудет на транспорт, капитан, я не могу сейчас говорить, почему, по открытой связи.
− Тогда, сразу же подымайтесь в рубку.
− В этом случае, вам придется дать разрешение на подъем в рубку еще одному существу, в досье которого записано, что она "особо опасна".
− Вы в своем уме, командор?! − восклкикнул капитан.
− Вполне возможно, что какой-нибудь уже скарт выжрал мой мозг, капитан, но я вынужден настаивать, потому что это вопрос безопасности не только транспорта, но и всего Маргиратского Содружества.
− Хорошо. Я дам разрешение. На чьем имя?
− Просто предупредите охрану, чтобы пропустили, кто бы это ни был. Могу только пообещать, что это не самка скарта.
− Судя по вашим словам, это существо не менее опасно, чем самка скарта, − произнес капитан.
− Я не хочу это обсуждать на открытой волне, капитан.
− Хорошо. Вас проводят в рубку, с кем бы вы ни оказались.


* * *

− Вы все таки притащили это чудовище сюда, − возник голос в рубке, как только командор вошел туда вместе посредником и драконицей. − Альфа, запускай прыжок!
− Не делай этого, Альфа, если только ты не желаешь убить единственное существо, способное уничтожить любого серваля, − громко выкрикнул командор.
− Я не желаю никого убивать, командор, − возник ответ, − И не запущу прыжок, пока не пойму, кто прав, а кто нет.
− Объясните свои слова, командор, − приказал капитан. − О ком речь?
− Речь о драконице по имени Юни Верса. О той самой, о которо мы с вами говорили еще вчера, капитан. В момент прыжка у нее возник прыжковый шок, и, я думаю, что ее непроизвольная реакция на него и сбила прыжок так, что мы не попали к Маргирату. Если мы прыгнем сейчас, это произойдет снова, и я уверен, что серваль воспользуется этим и попытается ее убить. Потому он и требовал запустить прыжок немедленно.
− Я не стану запускать прыжок, пока существо, о котором вы говорите не окажется в безопасности, − объявила Альфа. − И пока не найдется способ блокирования непроизвольных выбросов Силы, мешающих правильному нацеливанию прыжка.
− Это заговор! − воскликнул серваль. − Именем Основателей, приказываю немедленно начать процедуру прыжка!
− Если ты можешь, Юни, съешь этого урода, − произнесла Кэтин на ухо драконице. − Все тебе только спасибо скажут.
Серваль уже выхватил свое оружие, когда большая черная пасть захлопнулась на его голове...

* * *

Новый провал в памяти, и перед глазами драконицы осталась только серая стена и странные непонятные устройства вокруг, словно пушки, нацеленные на нее. И снова ее тело опутано цепями, но на этот раз цепи не просто натянуты, они накручены на механизм, который тут же натягивает их вновь, как только натяжение ослабевает.
Толчок лапами в пол. Цепь на мгновение поддается, скручивается с барабана, а затем вновь натягивается, и черное тело прижимает к полу.
Обращение в человека. Мощный удар об пол, цепи вновь натягиваются, но меганизм не соизмеяет силу, и цепи ломают кости рук и ног, душат ее, стягивая грудь. Она пытается кричать, но сил на крик уже нет...

− Черт возьми, что вы наделали?! − Катин Берриф промчалась к Юни Версе, дернула за цепь рукой, но освободить изломанное тело девушки от них она своей силой не могла. − Освободите ее от цепей, сейчас же! − закричала она. − О, господи? Какого дьявола?! Почему вы не следили?!
Цепи, наконец, ослабевают, и Берриф оттаскивает девушку с места, на котором разлилась ее кровь. Она несколько мгновений лихорадочно соображает, что же делать, трогает у раненой пульс, ищет дыхание. Юни Верса еще жива, но, судя по виду, еще немного, и она будет мертва.
Внезапно приходит единственно верная мысль.
− Альфа!
− Я слушаю, − отзывается Первая самка скартов.
− Передай на нее импульс Силы! Любой!
− Это приведет к ее обращению в дракона.
− Именно это и нужно! При обращении, ее раны, наверняка мгновенно заживут!
− Но она в опасной близости от тебя, слишком близко!
− Сделай, как я прошу, она же все равно, не сразу придет в себя!

* * *

Снова провал, цепей нет. Но, на этот раз, перед ней человек. Женщина.
Юни Верса несколько мгновений смотрит на нее, затем делает к ней шаг.
− Остановись, Юни, − говорит женщина.
− Юни? Мое имя − Юниверса! − рычит драконица.
− Да, Юни Верса, это твое имя.
− Кто ты?
− Ты меня не помнишь? Я − твой друг!
− Друг, − словно зомби повторяет драконица и оглядывается вокруг. − Где мы?
− Это корабль Альфы, самки скартов. Она не враг тебе.
− Хотелось бы верить, но я слишком хорошо помню цепи, которыми меня держали.
− Это была излишняя предосторожность, − звучит голос Альфы.
− Где ты?! − резко оборачивается Юни Верса. − Почему мы тебя не видим?!
− Для человека такая встреча смертельно опасна, − заявляет Альфа.
− Почему?
− Катин Бериф, ты можешь подтвердить ей мои слова, − говорил Альфа.
− Мне не нужны подтверждения, − рычит драконица. − Я хочу знать причину, по которой одно разумное существо не может находиться рядом с другим?! Я уже видела скартов, и они находились рядом с людьми без всяких проблем.
− Ты видела только самцов...
− Ты не желаешь объяснять, Альфа? − спрашивает драконица.
− Все дело в инстинктах. Любая самка скарта в присутствии человека обращается в убийственную машину. И я не исключение. Хотя, мне, в отличие от других, удалось очень сильно обуздать свой инстинкт. Я способна не касаться людей, когда они находятся за стальной стенкой. Но, если стены нет, я не могу ее вообразить. И тогда человек неминуемо окажется внутри меня. Инстинкт задействует всю Силу организма, и телепортирует жертву в желудок. Тебе достаточно объяснений, драконица Юни Верса?
− Достаточно, − соглашается та.
− Тогда, наступает время для того дела, зачем ты оказалась здесь.
− Какого дела? Я сюда не просилась, − рычит драконица.
− Ты здесь по настоянию самки человека. Для того, чтобы я попыталась выяснить, почему импульсы Силы вводят тебя в бессознательное состояние и найти способ защитить тебя от этох импульсов.
− И какой тебе в этом интерес?
− Твоя способность справляться со злейшими врагами скартов − сервалями. Люди уже подтвердили тебе, что и для них сервали не особенно друзья.
− Никто мне этого не подтверждал, − рычит драконица.
− Разве просьба командора не есть это подтверждение? − спрашивает Бериф.
− Она может быть чем угодно, вплоть до личной неприязни командора к конкретному индивиду из сервалей.
− По-моему, ты говоришь глупость, − с упрямством в голосе утверждает Берриф. − Может сервали друзья тебе?
− Не знаю.
− После того, как ты съела двоих из них, один из которых носил звание Отца?
− А кем по такой логике я должна считать людей, если я съела несколько десятков человек, за что меня и засунули в ту тюрьму?
− Ты же способна сдерживать себя, находясь среди людей.
− Откуда тебе знать, способна ли я сдерживать себя от съедания попавшегося мне насильника?
− Я надеюсь, что ты на это сподобна, Юни Верса.
− Ваш спор ушел слишком далеко от дела, − радается голос Альфы. − Надо решить, надо что-либо делать или нет?
− Ты хочешь что-то делать, не показываясь мне на глаза? − спрашивает драконица.
− Если я тебе покажусь, то твоей подруге сильно непоздоровится, − отвечает Альфа.
− Твои предложения?
− У меня нет предложений. Катин Берриф не может выйти так, чтобы не наткнуться на меня.
− Разве ты не можешь просто переправить меня назад, на наш транспорт? − срашивает Берриф.
− Могу, но драконица в момент применения Силы вновь окажется без сознания, а я не могу никем рисковать в момент, когда она снова придет в себя и решит, что кого-то надо сожрать.
− Она же сейчас никого не сожрала!
− Да, потому что не успела. Ты ведь не можешь гарантировать, что никого не тронешь, Юни Верса, если снова очнешься здесь?
− Нет, − прорычала та. − Тем более, что ваша Сила на меня действует совершенно непредсказуемо.
− С этим я разберусь. Надо решить, куда спрятать Кэтин Берриф. Единственное место, откуда мой инстинкт не попытается ее захватить, это у тебя внутри, самка дракона.
− Внутри?! Ты, как краснохвостый, хочешь, чтобы я ее проглотила?!
− Краснохвостый... − чуть потянув произнесла Альфа. − Новое слово. Красный − это цвет... хвост − понятно. Мы, скарты, не различаем цвет. Я не знаю, что такое краснохвостый.
− Это дьявол, − рычит драконица.
− Дьявол − злой демон... Нет, я не демон, хотя, люди так не скажут, если увидят меня. Ты действительно, не сможешь ее спрятать в себе? Не обязательно глотать до конца, достаточно, если она просто окажется у тебя в глотке. Она ведь там легко поместится.
− Первый импульс Силы, я в обмороке, прихожу в себя и чую, что у меня в глотке жертва, как ты думаешь, что сделает МОЙ инстинкт?
− Значит, совсем никак нельзя, − говорит Альфа.
Кэтин смотрит на драконицу словно с мольбой.
− Только не там, − говорит она, и Юниверса проследив за ее взглядом, усмехается.
− Знаешь, а твоя мысль не лишена смысла, − рычит она.
− Нет! − чуть ли не кричит Берриф.
− Нет, Кэтин, не там, − спокойно говорит драконица. − Не там, а здесь, − она садится на хвост, касается когтистыми руками живота и показывает еще одно место. − Да, я знаю, люди очень часто посылают друг друга именно туда, и не хотят там оказаться. Уж и не знаю, почему. Они ведь именно из таких мест пришли на свет. У тебя есть шанс, Кэтин, узнать, что такое родиться заново. Извини, конечно, что я не невинная ящерка, но это, по-моему, наиболее приемлемый вариант из трех. Просто сядь и подумай, а я пока поговорю с Альфой о том, что делать дальше.

* * *

Тело женщины дрожало, а драконица испытывала наслаждение от производимого действия. Она осторожно опускала Кэтин Берриф в свое влагалище, иногда вытагивала назад, затем опускала вновь. Женщина в такие моменты чуть ли не кричала, и под конец, она оказалась в теле драконицы по самую шею.
− А теперь ты все сделаешь по-другому, − произнесла Юни Верса и снова вытачила ее из себя. − Руки свои вдоль тела протяни, они не должны торчать снаружи.
− А если я провалюсь до конца и задохнусь? − заволновалась Берриф.
− Ногами внутри упрись во что-нибудь и не вылезай раньше времени!

* * *

Чего драконица не ожидала, так это того, что самка скартов окажется большой и толстой змеей. Настолько большой, что она проползла по периметру помещения, вытянувшись вдоль стены два раза. В ней было не меньше двадцати метров длины, и будь Юни Верса в виде человека, она действительно испугалась бы этого существа.
− Тебе незачем меня бояться, − заявила змея, подняв голосу и остановив ее напротив головы черной драконицы. − По отношению к тебе мой инстинкт хищника молчит. Не двигайся. Сейчас я кое что проверю и решу, чем тебе помочь
− Каким образом ты это проверишь?
− Я смотрю сквозь тебя, − заявила Альфа, и драконица тут же закрыла низ своего живота. Появившимися из-за спины крыльями. − Съеденный человек меня тоже не интересует, − продолжила свои слова Альфа. − А тебе нужен червь-скарт.
− Какой червь? Зачем?
− Червь-симбионт. Ты его просто глотаешь, он остается в тебе и живет в твоем кишечнике, подобно червям-паразитам, но он не паразит, а выполняет полезную работу. Во мне таких червей больше двух десятков, и каждый делает свое дело. Не бойся, этот червь ничем не опасен. Он просто втянет в себя Силу, и ее воздействие на тебя исчезнет.
− И как это проверить?
− Просто проглотишь червя, чуть подождешь, я тебя отправлю на транспорт людей, и ты сразу же поймешь, что избавилась от шокового воздействия Силы скартов.
− А если не получится?
− Я верну тебя назад, и будем выяснять, почему не получилось. Ты готова?
− Да, − объявила драконица.
− Тогда, жди. Сейчас тебе принесут червя. Только носильщика не глотай.
− Н-не буду, − согласилась драконица и обернулась к двери, на которую смотрела змея...

* * *

На этот раз она очнулась, помня все, что произошло. Кроме этого, драконица ощущала внутри себя двух живых существ. Первым был червь в желудке, и Юни Верса попыталась установить мысленный контакт с ним, как это и рекомендовала Альфа. Контакт установился сразу же и потек мысленный диалог, в котором драконица вскоре убедилась, что у червя нет разума, а есть только инстинкт, чем-то похожий на компьютерную программу, дающую четкие ответы и исполняющую волю хозяина − носителя червя.
Второе существо − человек − уже пыталось вырваться наружу, и драконица не стала препатствовать, поднялась и раздвинула задние лапы так, что выход тут же освободился, и из нее на пол вывалилась женщина.
− Ты продержала меня там дольше чем надо! − воскликнула она, пытаясь встать на ноги, но окутавшая ее слизь не позволяла встать, и женщина несколько раз ткнулась носом в пол, прежде чем длинный черный хвост не обвился у нее вокруг груди не не поднял ее с пола.
− Дольше чем надо? − удивилась Юни Верса. − А сколько было надо? Сутки или двое?
− Не больше нескольких минут! − выпалила та.
− А по-моему, ты сама не хотела вылезать и просидела там почти шестнадцать часов.
− СКОЛЬКО?! − закричала она.
− Посмотри на свои часы, если не понимаешь, где ты, и сколько сейчас времени. И мне скажешь, а то я тоже не понимаю.
Она глянула на часы и снова заскулила из-за того, что ее руки были измазаны темнобурой слизью.
− Мне надо в душ! − выпалила она.
− Если я тебя отпущу, ты снова свалишься, − произнесла драконица и через мгновение уже сама несла женщину в душевую комнату. И только там, включив теплую воду, она отпустила ее, позволив взяться за поручни, что были в кабинке на случай, если кто-то окажется там во время маневров транспорта.
Позади хлопнула дверь. Юни Верса обернулась и остановила свой порыв двинуться в сторону человека, вошедшего в номер. Это был Гекхан Декхан.
− Юни? − проговорил он, глядя на драконицу. − Неужели это ты?
− А ты, пока я отсутвтсовала, завел себе какую-то другую драконицу, Гекхан? − ехидно спросила она.
− Нет, но раньше ты была в виде человека, а не... − он больше ничего не сказал, потому что драконица у него на глазах изменилась. кРылья ушли за спину, длинный хвост укоротился, но не до конца, и перед человеком осталась высокая прямоходящая ящерица.
− Сейчас я еще не могу обращаться до конца в человека, − объявила она, мысленно общаясь с червем и пытаясь найти возможность оставить его в себе, когда она в виде человека. Но червь упорно требовал, чтобы окружающая обстановка для него не менялась, и носитель оставался тем, кто он есть. − Но, я думаю, ты вполне способен меня трахнуть и в таком виде, если, конечно, ты не трус.
− Это же получится... извращение какое-то, − пробормотал он.
− А то что было, разве не было извращением? Зоофилией это кажется, зовется.
− Ксенофилией.
− Тьфу! Да вы, люди, самые злостные извращенцы, каких я только видела! Даже слово нормальное и то извратили!.. Да, какая разница-то?.. Ты так и не ответил, я тебе нравлюсь или нет?
− Нравишься, но в том виде лучше.
− Будешь ждать, когда я смогу снова в тот вид обернуться? Или, пойдем прямо сейчас? − усмехнулась ящерица. − Я хочу прямо сейчас и так, − добавила она, хватая его за руки. − Идем!
И они оказались в спальне.

− Видела я всякое, но такого − еще нет, − раздался женский голос.
Гекхан слетел с живота черной ящерицы словно ошпаренный. Глянув вниз, он обнаружил, что совершенно без штанов и тут же опустился на пол, прячась от женщины.
− Выйди же! Мне надо одеться! − воскликнул он.
− Да чего я там у тебя не видела? − усмехнулась Катин Берриф и взглянула на подымавшуюся с постели Юни Версу.
− Ревнуешь? − спросила ящерица чистым женским голосом.
− Чего ревновать-то? − выпалила Берриф. − Если мне понадобится, я выйду в коридор и найду десяток кобелей получше этого!
− А ты не думаешь, что за такие слова можешь оказаться без работы? − поднялся, наконец Гекхан, застегивая свои брюки.
− Можно подумать, что на работу меня нанимал ты, − фыркнула женщина.
− А кто же?! − выпалил Гекхан.
− А это уже не твоя забота, мальчик!
Спор явно затягивался и, казалось, мог продолжаться вечно.
Драконице это надоело, и она покинула спальню. Вслед за ней выскочила Бериф, и последним вышел Гекхан Декхан.
− Может, вы отложите свой спор на другое время? − спросила драконица, когда двое попытались продолжить.
− Это не спор! − заявил Декхан.
− Хорошо. Может, вы отложите свою ругань на другое время? − поправилась Юни Верса, и молодой человек глянул на нее совсем по-другому. − Не знаю, как тебе, а мне понравилось, может, повторим?
− Не сейчас, − буркнул он.
− Ну, как скажешь.
Черная ящерица тут же двинулась к выходу из гостиничного номера и вскоре оказалась в незнакомом для нее коридоре. Она прошлась влево до тупичка, затем вправо и оказалась рядом с постом охраны, на котором стояли два вооруженных человека.
Они оба чуть вздрогнули, увидев ее.
− Я могу отсюда выйти? − спросила она их.
− Да, госпожа Юни Верса, − тут же ответил один. Второй только кивнул, и ящерица двинулась дальше. Вскоре она оказалась у лифта и тот опустил ее на самый нижний уровень, который на ее удивление оказался еще ниже первого.
И там было множество разумных, которые стояли в длинных очередях. Когда подходила чья-то очередь, его проверяли, осматривали багаж, проверяли документы, идентифицировали личность и выдавали какие-то бумаги, после чего тот отправлялся дальше и выходил через широкие ворота наружу.
− Юни Верса? − раздался голос рядом, и драконица обернулась.
− Командор Сиклер, − признала она подошедшего человека. − Что здесь происходит?
− Обыкновенная таможенная процедура. Транспорт прибыл на Маргират и пассажиры покидают его. Но вам идти туда сейчас нельзя.
− Почему?
− Потому что вы еще не прошли законную процедуру получения гражданства.
− Ее надо проходить на транспорте?
− Да. Все освобожденные уже ее начали, и вам следует пройти за мной. Я провожу вас туда, где вы сможете все сделать.
− Хорошо. Куда идти?
− Сначала, в лифт.
Пока лифт подымался, командор объяснял, что надо будет сделать драконице, и та согласилась, что сделает так. Затем человек объявил, что даст свою рекомендацию для Юни Версы, что такую же рекомендацию она получает и от Альфы, а это означало, что у комиссии не будет никаких вопросов по поводу выдачи гражданства драконице. Будет только формальное соглашение, в котором Юни Верса должна была обязаться исполнять законы Маргирата. А их драконица уже знала достаточно хорошо, чтобы понять, что это обязательство почти ни к чему реально и не обязывает.

Процедура прошла достаточно быстро. Против выдачи гражданства драконице не выступил никто. Даже серваль, сидевший в президиуме Комиссии ничего не возразил, лишь под конец взял слово и напомнил, что существа, носящие в себе червей-скартов, будут подвергаться опасности, если окажутся в неких районах Маргирата, где это дело считается плохим признаком.
− Надеюсь, этот район не занимает половину поверхности планеты, − ответила на его слова драконица.
− Не занимает, − подтвердил серваль и опустился на свое место, не желая более ничего говорить.
Драконице выдали документы и несколько знаков, которые ей следовало носить с собой на самые разные случаи. Один из знаков, например, означал, что Юни Верса обладает Прямым Правом Самки Скарта. Знак этот она получала от имени Альфы, и означал он то, что на нее распространяется закон, по которому всякое существо, оказавшееся в чреве самки скарта, повинно в этом само и только само. Не важно, случай это, невнимательность, или чей-то злой умысел. По сути, драконице давали право глотать кого ей заблагорассудится. Однако, скарты все же оставляли за собой право отнять эту привилегию у драконицы, оставляя ей лишь Право Силы, которое на Маргирате никто отменить не мог.
− У вас есть какие-нибудь вопросы к комиссии? − задал вопрос председатель.
− Да, у меня есть вопрос, − ответила драконица. − Вы видите, кто я и видите, что у меня есть крылья. − Она продемонстрировала их. − И мне кроме всех прочих документов нужен документ с разрешением на полеты. В ваших законах записано, что это надо, поэтому я и спрашиваю.
− Это разрешение вы можете получить и на Маргирате. Не думаю, что кто-либо будет возражать, − произнес председатель.
− Однако, пока я его не получила, у ваших полицейских будет формальное право меня задерживать из-за отсутствия этого разрешения, потому что я не собираюсь таскаться по поверхности, а буду пользоваться крыльями в каждый момент, когда мне это будет надо.
− В полиции служат разумные существа, госпожа Юни Верса. Уверен, там войдут в ваше положение и не станут вас задерживать, если вы будете летать.
− Надеюсь, что это так, − ответила драконица. − У меня больше нет вопросов.
− В таком случае, рассмотрение дела Юни Версы закрыто, − объвил председатель. − Вы свободны, госпожа Юни Верса.

Командор Сиклер помог ей пройти зал с таможней без задержек. Он просто подошел к кому-то из знакомых, тот его выслушал, и Юни Версу проводили через отдельный терминал, предназначавшийся для рихсарров.
После этого Сиклер попрощался с драконицей, попросив ее не забывать о его просьбе. Та заключалась в том, чтобы изредка связываться с космической СБ и просто давать о себе знать.

Оказавшись на выходном пандусе, Юни Верса остановилась, обернулась назад и, махнув лапой командору, прыгнула назад и вверх.
Мгновение спустя она уже летела над космодромом и мчалась в сторону, куда от корабля уходила цепочка людей и нелюдей.

Она летела над огромным полем. Где-то вдали подымался фонтан огня − это стартовал очередной корабль. А впереди виднелась полоса леса, перед которой раскинулась группа белокаменных строений. Именно к ним и двигалась цепочка от транспортника. Иногда параллельно их движению проносились машины, сначала в одну, затем в другую сторону. Кто-то имел возможность заказать, кто-то имел свои машины на Маргирате, а драконица летела на своих крыльях и вскоре пролетела над зданиями. Те оказались обычными казармами местной охраны.
На драконицу смотрели снизу, но против нее никто ничего не предпринимал, и она вскоре оказалась над лесом, за которым появился большой город.

У города к ней навстречу поднялось несколько вертолетов со знаками полиции на борту и вскоре черная крылатая ящерица оказалась на земле, а рядом с ней появилось несколько офицеров.
− Вы драконица Юни Верса, не так ли? − заговорил один из них.
− Да, это я.
− Нам сообщили о вас, и у нас к вам будет одна небольшая просьба, − продолжил человек.
− Какая просьба?
− Мы контролируем воздушное пространство над городом, и, чтобы не было никаких случайных инцидентов, вы должны взять радиомаяк и носить его с собой все время, пока находитесь в воздухе. Так му будем знать, где вы находитесь, и сможем корректировать полеты воздушных машин так, чтобы не создавать помех.
− Но для этого вам надо иметь и обратную связь, чтобы не толко знать, где я, но и предупреждать, на случай каких-либо опасных ситуаций. Так?
− Да. Мы рады, что вы это понимаете, и вместе с маяком передаем вам радиостанцию, с помощью которой мы сможем связаться. Для вас она будет подобна телефону, связанному по одной линии с нашими диспетчерами.

Вопрос разрешился идеальным образом, и на следующее утро Юни Верса получила приглашение в офиц Гильдии Пилотов, где она и могла получить все документы с разрешениями на полеты, радио-позывные для себя и лицензии на деятельность в околовоздушной сфере работ и услуг.

* * *

Здание Гильдии Пилотов напоминало по виду, перевернувшийся вверх колесами самолет, лежащий посреди поля. Вокруг него раскинулось несколько вертолетных площадок и даже небольшой аэродром, на котором стояла группа небольших самолетов.
Драконица приземлилась рядом с главным входом, получив перед этим формальное разрешение на эту посадку от местного диспетчера.
Ее встречала целая толпа людей в пилотских комбинезонах, и Юни Верса поймала на себе множество завистливых взглядов. Им было чему завидовать существу, обладающему крыльями.
В здание ее проводил старик-пилот, который здесь служил только потому, что уже не имел возможности летать по медицинским причинам.
Местная комиссия начала сразу с вопросов, и Юни Верса с треском провалила этот экзамен на знания правил полетов.
− Что же вы пришли не подготовившись? − спросил председатель.
− Я только вчера прилетела из космоса и не имела понятия, к чему готовиться.
− В таком случае, вам просто необходимо пройти курс молодого летчика, который каждый пилот обязан знать от корки до корки.
− Он существует в книжном или компьютерном варианте? − спросила драконица.
− Он существует только в варианте лекций, но все преподаватели сейчас в отпусках. Никто не рассчитывал, что появится ученица, которой надо этот курс читать немедленно.
− Кхе-кхе, − напомнил о себе старичок, провожавший драконицу.
− В чем дело, сэр Лерх?
− Должен заметить, что когда-то я преподавал этот курс самому Магистру Гильдии. И вполне способен это сделать и сейчас. Не думаю, что медики будут против того, что я прочитаю несколько лекций, тем более, что слушательница всего одна, а это значит, что и нагрузка на меня минимальна.
Председатель взглянул на человека сидевшего чуть вдали от него. Тот носил знаки как Гильдии Летчиков, так и Гильдии Медиков.
− Думаю, Лерху эти лекции не повредят. И даже чем-то пойдут на пользу, − произнес врач. − Вопрос только в том, согласится ли уважаемая претендентка на такие лекции?
− Я буду только рада, послушать лекции старого летчика, − объявила драконица, глянув на старика. − Господин Лерх, это ваше полное имя?
− Мое полное имя Лерх Альфа-Ромео-210, − заявил старик, но вы можете называть меня просто Лерх.
− Хорошо, Лерх. Когда мы можем приступить?
− В любой момент, хоть сейчас. Но сейчас вы еще не все вопросы решили с комисиией, поэтому я подожду вас здесь, госпожа Юни Верса.
Старик сел, а комиссия продолжила свою работу, начав с вопросов о том, как долго драконица летает, случались ли с ней в воздухе какие либо инциденты.
− Теперь вопрос о позывных, − заговорил председатель. − В Гильдии Пилотов принята определенная система позывных, нарушать которую никто не намерен. Вы, прилетев сюда назвали позывной Альфа-Драго. Откуда он у вас?
− Его мне предложил полицейский, когда выдавал радиостанцию для связи с авиадиспетчерами. И я не стала от него отказываться.
− Позывной Альфа может получить только пилот высшей категории, то есть сдавший все экзамены и имеющий не менее двух лет стажа работы пилотом. О стаже мы можем забыть, коли вы летаете с детства, а экзамены придется сдать все. И Лерх вряд ли сможет вас подготовить к сдаче экзамена на Альфу. Этому учатся не один год.
− И Что же вы мне предложите?
− Звание не более чем Дельта, которое дается ученикам, допущенным к полетам.
− Мне, в общем-то без разницы, − согласилась Юни Верса.
− Тогда, остаются лишь одни формальности. Об оплате лекций вы договоритесь с самим Лерхом, он не станет обманывать. О вступительных взносах в Гильдию Пилотов он так же расскажет, как и об оплате всех экзаменов. Иных финансовых вопросов больше нет. Остается вопрос с вашими личными данными, которые мы должны зафиксировать.


Казалось, его душа пела. Старик рассказывал и рассказывал, казалось, он мог говорить до бесконечности, но у него на руке были часы с таймером, которые прерывали его лекцию почти через каждый час.
Юни Верса слушала его, одноввременно ощущая человека. Ощущая его старые чувства полета, его мечты снова подняться в небо, не исполнимые из-за врачей, запрещавших ему летать. И он, едва не плакал, рассказывая о том, что должен знать пилот, как выходить из тех или иных ситуаций.
Казалось, он читал лекции каждый день, настолько легко и слаженно звучала его речь.
− А если ты поднимешься в воздух не сам, а с другим пилотом? − спросила она, в очередной перерыв. − Врачи такое разрешают?
− Да, но кому будет интересно взять меня?
− Мне, например, − ответила она. − Ты ведь не испугаешься сесть мне на спину? Я читала книги, где люди летали на спинах драконов. Это, конечно, сказки, но я то не сказка?
− Если мне станет нехорошо в таком полете, врач никогда не подпишет твой документ, и ты останешься без полетов.
− Без полетов я не останусь никогда, Альфа-Ромео. Оставить меня без полетов так же просто, как лишить человека ног.
− Мне совсем не хочется оказаться причиной этого дела, Юни.
− Врача можно и провести вокруг пальца, Лерх. Просто скажешь, что тебе стало нехорошо во время лекции, а сам сядешь мне на спину, и мы долетим до офиса Гильдии. Он тебя сразу же и проверит. И, если ничего не найдет, ему придется признать, что полеты на спине дракона тебе не опасны.
− А если станет? − спросил он.
− Тогда, извини, я сама не смогу делать тебе плохо, и дам врачу обещание никогда не делать так без его разрешения.
− Ты действительно этого хочешь? − спросил он. − Я ведь не знаю, как настоящие драконы относятся к подобным делам. Вдруг, это осуждается или еще чего?
− Просто я хочу, чтобы твоя мечта исполнилась, − ответила драконица. − И в моих силах сделать ее реальностью. Так почему нет?
− Спасибо, − произнес он и коснулся ее крыла. − Я завидую тебе. И все пилоты тебе будут завидовать. Все они посчитали бы за счастье иметь собственные крылья.
− Надеюсь, эта зависть будет доброй, − ответила Юни Верса. − Так ты сядешь мне на спину или нет?
− Я сяду, − ответил он. − Только не знаю, как взобраться.
− Вот так, − ответила драконица, и ее гибкий длинный хвост обхватил человека, поднял над землей и водрузил на спину. − Не дергайся. Седел у меня нет, но я буду тебя держать, − произнесла она и сделала первые шаги разбега.
Он просто плакал. Плакал, касаясь ее крыла и шеи. Плакал, благодаря драконицу за подаренные мгновения счастья.
Драконицу вновь окружила толпа пилотов, затем появился врач и увел старика, не позволяя драконице идти вслед.
А двадцать минут спустя Лерх вышел из парадной двери, радостно улыбаясь и махая какой-то бумажкой.
− Что? − спросила драконица.
− Я получил разрешение! − воскликнул он и проскочив к ней обнял за шею. − Надеюсь, ты не откажешь старику?
− С моей стороны глупо было бы отказывать, − ответила она. − Забирайся, и пора приступать к практическим занятиям, учитель!
− К каким занятиям?
− К полетам. Ты мне будешь на практике показывать, что правильно, а что неправильно я делаю. Согласен?
− Согласен, конечно! − воскликнул он. − И еще, я не буду брать с тебя деньги за эти уроки. Не могу брать.
− Как хочешь, Но я надеюсь, ты поможешь мне найти репетитора, чтобы сдать экзамен хотя бы на Гамму?
− Этому я тебя и сам научу!
− Тогда, вперед!

Он не кричал во все горло только потому что сдерживал себя от криков, когда драконица летала над полем, кружилась вокруг высотных зданий города, носилась вдоль шуроких улиц, откуда ее вскоре попросили из-за того, что вид летающей над улицей драконицы отвлекает водителей и повышается аварийность.
− Ты все время молчал, − заговорила драконица, ссадив старика перед воротами его собственного дома. − А мне казалось, что тебе хочется визжать от восторга.
− Мне нельзя кричать, − ответил он. − Потому что врач запретил. В прошлый раз, когда я сел в самолет на место второго пилота, я начал кричать, пока самолет летал, и мне стало плохо.
− А мне казалось, что я делаю что-то не так из-за этого ты и не кричишь.
− Ты, разве, возила на себе людей раньше?
− Нет.
− Тогда, почему ты решила, что я обязан кричать в полете?
− Я чувствую твое настроение, Лерх. Просто чувствую и все. Это твой дом, я не ошиблась?
− Мой. Спасибо тебе еще раз.
− Завтра утром я прилечу за тобой.
− Ты же говорила, что у тебя нет дома в городе.
− Нет, − подтвердила она. − Но мне его не трудно найти.
− Не трудно? Что-то я сомневаюсь.
− У тебя есть какие-нибудь предложения, Лерх? − спросила она, наклонившись к человеку.
Тот глянул на свой дом, на драконицу, затем чуть опустил голову и тихо заговорил:
− Извини, я сказал глупость.
− Знаешь, на самом деле, ты еще не все знаешь обо мне. − Я не просто драконица. Я умею менять свой вид, ты видел, что я была и без крыльев и с крыльями. Я могу так же и в человека обернуться.
− Действительно? − удивился он, глянув на нее.
И в этот же момент перед ним оказалась девушка.
− Вот так.
− Значит, ты можешь переночевать в моем доме! − воскликнул он. − У меня есть свободная комната!
− У меня еще есть дела в городе, но если ты не против, я вернусь около полуночи.
− Я не против. Сейчас, − он заторопился, чуть ли не бегом вскочил в дом и выбржал оттуда, держа в руке ключ. − Это от входной двери, а дальше, ты найдешь все сама. И пользуйся столько, сколько тебе будет надо!
− Спасибо, Лерх. − Она приняла ключ, легко прыгнула вверх, и над улицей вновь распахнулись черные крылья.


* * *

− Что ты сказал, Милар?
− Они притащили на Маргират существо, способное убивать нас, − повторил Милар свое сообщение. − И они убили нашего Отца!
− В таком случае, они за это заплатят! ЗАПЛАТЯТ! − разнеслось мощное рычание в зале, и перед Миларом оказался уже не старый Основатель, а большой черный зверь, в которого обратился серваль.
И схватка началась.

* * *

В городе творилось что-то непонятное. В центре горело несколько зданий, по улицам бегали люди, ездили военные машины. С одной из сторон послышался грохот стрельбы, и драконица метнулась туда, перелетая через дома очередной улицы.
В переулке шел бой, и Юни Верса мгновенно поняла, с кем дрались люди. Они стреляли в серваля, вот только тот был в виде не гуманоида, а крупного черного фелиноида, и пули его не брали, а отскакивали от мощной Силовой защиты.
Червь внутри драконицы чуть ли не всбесился, ощутив присутствие этого существа. Он всеми силами пытался заставить драконицу уйти с этого места, но она не слушалась его и резким приказом остановила все его дергания, после чего обратилась в женщину и прыгнула на лестницу, что вела с крыши во двор, недалеко от которого шел бой.
Два солдата в черных комбинезонах попытались ее задержать в подворотне.
− На улице бой, туда нельзя! − сказал один из них, останавливая девушку рукой.
− Если вам надо убить серваля, обращайтесь к драконице, − произнесла она и переменилась, становясь черной ящерицей. − Не дергайтесь зря, мальчики, − продолжила она свою речь тем же голосом. − Вы ведь желаете уничтожить этого серваля?
− Какого серваля? Там зверь!
− Да. Зверь-серваль. И он мой. Свяжитесь со своим командованием и предупредите, чтобы не палили в меня.
Она шагнула, обходя двух человек и быстро вышла на улицу, по которой все еще продолжал идти зверь.
Он на мгновение остановился, увидев черную ящерицу, затем поднялся на задние лапы и переменился. Теперь все увидели, что это серваль, и со стороны людей прекратилась стрельба.
− Ты, глупый ящер, полагаешь, что сможешь справиться со мной?! − заревел серваль нечеловеческим голосом. − Тебе этого не удастся! А все глупые людишки поплатятся за то что помогли тебе сюда прилететь!
− Не говори гоп, урод, − буркнула драконица и прыгнула к сервалю, меняясь и вырастая в размере.
Последний удар молнии отразился от ее груди, и огромная черная пасть захлопнулась на теле серваля. Драконица заглотила врага и медленно обернулась к людям, что все еще стояли ощетинившись оружием посреди улицы.
− Вам лучше убрать оружие, − произнесла она. Я − драконица Юни Верса, и имею полное право глотать всяких проходимцев, оказывающихся у меня на дороге! − Драконица подняла лапу и в ней сверкнул Знак Самки Скартов.
− Самка Скартов! − воскликнул какой-то паникер. − Спасайся кто может!
И они кинулись врассыпную, словно кролики от льва, вскочившего в их кусты.
− Самка драконов, − буркнула Юни Верса и пошла вдоль улицы, обратившись в девушку.


* * *

Война затухла так же быстро, как вспыхнула. Мало кто реально знал, что люди нашли способ уничтожить всех Основателей сервалей. И, когда те по-настоящему объявили войну, оружие было приведено в действие столь быстро, что сервали не успели и сообразить, как их главы были поглощены черным чудовищем по имени Юни Верса.
Специально для нее за несколько часов организовали подразделение доставки, которое действовало по наводкам скартов и с помощью самки скартов Альфы, которая не только поборола свой инстинкт, допустив на свой корабль людей, но и рискнула своей жизнью, когда перебрасывала челнок с драконицей на борту в места, где находились Основатели. А дальше действовала сама драконица − выскакивала из челнока скартов как черт из табакерки и отправляля всех обнаруженных сервалей в свое чрево.
Когда же Основателей просто не стало, оставшиеся сервали тут же сдались и позволили не только взять себя, но и лишить Силы, что люди делали так же с помощью скартов.

* * *

− Привет, малышка, − произнес молодой человек, опускаясь перед девушкой, сидевшей за столиком в полном одиночестве.
− Привет, мальчик, − ответила та, улыбнувшись. − Полагаю, мою цену ты знаешь, коли сел сюда?
− Знаю, малышка, знаю, − ответил он и проятнув руку, положил перед ней монету с изображением оскалившегося зверя. Девушка взяла монету в руку, некоторое время рассматривала ее с одной, затем с другой стороны, после чего резко поднялась и помчалась через зал ресторана к выходу.
− Эй, стой! − воскликнул парень, отправляясь вслед за ней. Он нашел ее на улице, стоящей в парадных дверях одного из домов с мобильным телефоном в руке.
− Да, та самая монета, как вы и сказали, госпожа, − говорила девушка, когда парень оказался рядом. Он тут же выхватил из ее рук телефон и заговорил в трубку.
− Юни Верса? − спросил он.
− Кто вы? И какого черта? − послышался ответ из трубки.
− Космическая Служба Безопасности, капитан Серге, Мы должны встретиться и немедленно.
− Немедленно, так немедленно, − раздался голос рядом и капитан резко обернулся. Рядом оказалась женщина, которая тут же выдернула трубку из его руки и передала перепуганной девчонке, что все еще стояла в глубине подъезда. − Иди домой, девочка, твоя работа на сегодня закончилась.
− Д-да, госпожа, − пробормотала та и боком протиснувшись между стенкой и женщиной выбралась наружу, после чего сразу же убежала.
− По-моему, вы должны были находится в ресторане лично, а не посылать на опасное дело ребенка, − заговорил капитан СБ.
− Ваши претензии, капитан, попросту смешны, − ответила она. − И хватит болтовни, вы должны отвезти меня туда, куда вам сказано, и прямо сейчас!
− Я это сделаю, но я доложу кому следует о нарушении инструкций!
− Да, можете об этом хоть в газетах напечатать! − выпалила женщина. − Долго мы еще будем здесь воздух сотрясать?
− Идите за мной, − ответил он, и женщина вышла вслед за ним на улицу.


Женшина проснулась, когда машина остановилась у придорожной забегаловки.
− Полагаю, вы не откажетесь пообедать здесь? − произнес капитан.
− А если откажусь? − спросила она.
− Тогда, вам придется ждать в машине, пока я пообедаю, − ответил он, усмехнувшись.
− Как хотите, − ответила она, и он вышел из машины.
Женщина некоторое время смотрела, как он шел к забегаловке, затем пересела за руль, повернула ключ и тронула машину с места.
Человек вдали обернулся, дернулся и помчался вслед за машиной, отъезжавшей от забегаловки. Он что-то кричал, а она смеясь, вырулила на шоссе, надавила на газ и умчалась прочь.
А через несколько минут он говорил со своим начальником, заявляя, что "эта баба" угнала у него машину.
− Вы ее не сумели удовлетворить, капитан? − раздался вопрос из трубки.
− Что значит, удовлетворить?
− Именно то и значит. Удовлетворить, как женщину.
− Я и не пытался!
− Странно, странно.
− Чего странного, не понимаю! Кто она такая, черт возьми!
− Это не имеет значения, капитан. Вы не справились с простым заданием, не смогли вывезти агента из пункта Икс, устроили какую-то остановку для дурацкого обеда, вместо того, чтобы доставить ее на место в самый кратчайший срок!
− Я что, уже и пообедать не имею права!
− Ловите машину, капитан. Любую, отправляйтесь в Лезборг, там явитесь в отдел СБ, вас будут ждать.
− А моя машина?! Она ее угнала, я что, должен это так и оставить?!
− Никуда она от вас не денется, капитан. Тем более, что машина ведомственная, а не ваша личная! Исполняйте приказ!
− Да, сэр.
Он вышел на шоссе и некоторое время голосовал. Пара машин останавливалась, но они были местными и не ехали до Лезборга.
Рядом вновь остановилась машина, и на этот раз капитан замер, потому что это была его машина, а за рулем сидела она.
− Вы чего-то ждете, капитан? − спросила она, приоткрыв дверцу.
− Какого черта ты это сделала?! − завопил он.
− Ты садишься или пойдешь обедать второй раз? − словно издеваясь спросила она.
− Я и первого раза не пообедал!
− Неужто швейцар не пустил из-за того, что воняешь бензином? − усмехнулась она.
− Это из-за тебя! − выпалил он.
− Сколько нервов на пустом месте? − фыркнула она. − Ты садишься или мне можно дальше кататься?
Он дернулся от последнего слова, открыл дверь и сел.
− Вылазь с моего места! − приказал он.
− Лучше скажи, куда ехать, я поведу, а то ты с голоду еще врежешься в столб или прохожего собъешь.
− Чего ты мелешь, идиотка?!
− Будешь дальше тупить, я разверну машину, и поседем назад, − ответила она и включив первую скорость начала заруливать на разворот.
− Надо ехать прямо, − проговорил он, наконец, − В Лезборг.
− Не удивлюсь, если самка скартов тебя сожрет с такими закидонами, − произнесла она.
− Я с ними целоваться не собираюсь, − ответил он.
− Значит, так и останешься мальчиком на побегушках.

Машина въехала в ворота базы СБ только к вечеру. Охрана немедленно доложила о прибытии капитана и Юни Версы, после чего за женщиной пришел новый человек, а капитана отправили к начальнику на отчитку.
− Что у вас за проблемы? − заговорил командор Сенар, когда женщина оказалась у него в кабинете.
− Проблема не у меня, а у вашего недоделанного посыльного. Он то ли не умеет работать, то ли не понял, за кем его отправили.
− В нашей службе нет и не может быть любимчиков, госпожа Юни Верса. Советую вам это запомнить.
− Действительно? − удивилась она. − Неужели КСБ нашла другого дракона, который сможет заменить меня?
− Какие еще, к черту драконы? − с гневом заговорил командор.
− Ничего не понимаю, Сиклер не передал вам всю информацию обо мне?
− Сиклер погиб во время Мандорской Операции в прошлом году.
− Интересные дела, и у вас не осталось никакой официальной информации обо мне? Что-то плохо в это верится.
− Вы можете изъясняться нормальным языком, а не идиотскими намеками?
− Вы подослали мне идиота-капитана, который полдня не мог объяснить нормальным языком, куда надо ехать. А это, знаете ли, ужасно заразно. Я, пожалуй, не стану вас более задерживать, командор. Просто напишите приказ о моем увольнении, и дело будет закрыто.
− Вы понимаете, о чем просите?!
− Нет, командор. Я ничего не понимаю. Я − тупое безмозглое животное!
− Ну что же, в таком случае, вы пойдете под трибунал. Может быть камера вас и образумит, поэтому я дам вам одни сутки на обдумываниесвоего поведения. − В кабинет вошли охранники. − Уведите! − приказал Сенар, и Юни Верса несколько минут спустя оказалась в сырой подвальной камере.
− Что же ты наделал, Сиклер? − проговорила женщина, когда стальная дверь за ней закрылась. − И что случилось с вами, люди? Вашу память совершенно отшибло?
Она легла на нары и некоторое время раздумывала, как поступить. Можно было просто разнести в клочья эту тюрьму, вырваться на свободу и устроить этой базе показательный армагеддон местного значения, но такое поведение не соответствовало "мирному характеру" драконицы, и она перебрав все варианты выбрала тот, что показался наиболее надежным.

Сеть Силы дрогнула, и множество скартов получили Сигнал, которого они не слышали вот уже несколько лет.
− Юни Верса? Это ты? − возникло можество ответных откликов.
− Да, это я. И у меня возникли проблемы.
− У тебя есть Сила, и все проблемы могут быть решены с ее помощью.
− Да, могут, но мне сейчас нужно иное решение. Я до сих пор не умею перемещаться с помощью Силы, и вы должны мне помочь.
− Мы все поклялись помогать тебе, Юни Верса, и не отказываемся от этой клятвы! Просто скажи, чего ты хочешь, и мы это сделаем.
− Я хочу, чтобы вы вытащили меня из этого места.
− Включи маяк своего червя, и тот из нас, кто ближе всех к тебе, вытащит тебя к себе.
− Включаю, − ответила Юни Верса, и сделала это.
В ту же секунду она свалилась в объятия большой толстой змеи, которая зашипела и сжала ее чуть ли не со всей своей силой.
− Зачем же так резко? − взрыкнула Юни Верса по связи и быстро изменилась, обращаясь в черную ящерицу.
Самка скартов тут же выпустила ее из своих колец.
− Ты хотела меня сожрать? − спросила драконица.
− Тебе следовало принять свой вид перед тем, как включать маяк. Я действительно тебя едва не сожрала. Ты же знаешь про наш инстинкт! Только Альфа имела силы бороться с ним.
− А ты сама кто?
− Я − Гамма.
− Ты научишь меня перемещаться с помощью Силы?
− Да, но для этого ты должна принять в себя еще трех червей. Альфа говорила, что ты не особенно желала принимать первого.
− Для того, чтобы уметь перемещаться, я приму и десяток, если потребуется.
− Надо только трех. Десяток, это если надо перемещаться вместе с космическим транспортом.
− Такая возможность мне тоже не помешает.
− Сначала, ты должна научиться перемещать себя. Червей сейчас доставят. и ты их примешь. В следующий раз примешь остальных, но это не меньше чем через год. Кроме того, учится тебе надо не меньше месяца.
− И начинать надо не сразу, а после того, как три червя приживутся, так?
− Да, Юни Верса. Именно так.
− Тогда, приняв червей я покину тебя и вернусь, когда буду готова начинать учиться.
− Это твое право, − прошипела самка скартов. − Я буду ждать твоего вызова и перемещу тебя сюда, когда ты попросишь.
− Ты знаешь, где сейчас Альфа?
− В космосе, как обычно. Она сейчас далеко от дома и вернется не скоро.
− Давненько я с ней не встречалась.
− Встретишься. Альфа всегда возвращается. Ну, так куда тебя переместить отсюда?
− В небо над столицей сможешь?
− Без проблем. Я и на космическую станцию могу тебя забросить.
− Нет, туда не надо, − усмехнулась драконица.
− Сейчас принесут червей, примешь и...


* * *

− Гамма-Драго-14, штормовое предупреждение, фронт наступает справа,
− Я Гамма-Драго-14, сообщение принято, штормовое предупреждение, фронт справа. Спасибо.
− Тебе еще долго лететь?
− Полчаса, не больше, а что за интерес?
− Здесь толпа туристов с Мандавора, хотят тебя видеть.
− Ясно. Скоро буду.
− Мы ждем.


− У меня все в порядке, Гекхан. Сижу одной задницей на пяти стульях.
− Как это на пяти? − удивился он.
− А так. Гильдия Пилотов, Гильдия Медиков, Гильдия Защиты, Гильдия Развлечений и КСБ. Последняя, правда, в последнее время, осталась с носом.
− Почему?
− Потому что командор Сиклер погиб, а новый шеф СБ совершил девятнадцать ошибок, первая из которых состояла в том, что он не поцеловал меня под хвостом.
− Неужели командор Сиклер удовлетворял тебя подобным образом? − удивился Гекхан.
− Нет, конечно, но он мне был больше другом, чем начальником. А Сенар... Сенар первым делом попылался меня запереть в камере.
− А с остальными как? К медикам ты как попала?
− С медиками все просто. Иногда я выполняю для них особо осторожные операции по перемещению тяжелых больных. С Защитниками еще смешнее.
− Что смешнее? − вступила в разговор Катин.
− Представь, заявляется ко мне Магистр Гильдии Защиты и предлагает работу по сопровождению и охране некоего человека. Я соглашаюсь, потому что предлагаемая сумма не маленькая, ну и понеслась. Нападали на него раз двадцать за сутки. Мой желудок едва успевал переваривать попадавших в него боевиков. А клиент оказался еще и извращенцем в высшей степени. Под конец он сам забрался мне в зад и просидел там больше двух часов.
− И с ним ничего не стало? Кожа не слезла? − спросила Катин.
− Нет, потому что он был защитном обелгающем гидрокомбинезоне. Он только кайф ловил, а потом оплатил мою работу в двойном размере и Магистр по его просьбе оформил мне членство в Гильдии Защиты.
− А с Развлечениями что? − спросил Декхан.
− Ну, там все просто. Началось с простых покатушек на спине дракона. А теперь в ассортименте все, от покатушек, до секс-развлечений с ксенофилией. Я развлекаюсь, и мне за это еще и приплачивают. Самый большой спрос на "Глубинное Погружение", − усмехнулась драконица.
− Глубинное? − переспросил Декхан. − Уж не в желудок ли?
− Не только в желудок. Некоторым и задница нравится. Пара дураков нашлась даже, отправились ко мне в желудок без защитных комбинезонов.
− И что? Переварились? − спросил Декхан.
− Нет, но отправились в госпиталь сразу же после извлечения из желудка. − Драконица усмехнулась, глядя на двух человек. − Ну, а вы как, Гекхан? Ходили слухи, что ты женился на Кэтин.
− Да, она моя жена, − ответил он, обняв Кэтин. − И у нас есть двое детей.
− И вы их оставили дома, улетая сюда?
− Нет. Они остались на нашем корабле, когда мы вернемся. Если хочешь на них посмотреть, заходи, когда будет время.
− А вы надолго сюда прилетели?
− Недели на две, не меньше.
− Тогда, зайду как-нибудь. А сейчас мне пора. Срочный вызов, − драконица ткнула когтем в браслет на своей лапе, на котором уже светился сигнал вызова и слышалось тихое попискивание.
− До встречи, Юни, − улыбнулся Гекхан.
− До встречи, − махнула рукой Катин.


* * *

− Я работаю на тебя только из-за денег, − говорил человек. − И не собираюсь рисковать жизнью, отправляясь в это заведение. −
− Ты получаешь деньги за ценную информацию, − ответила девушка. − Информация же о заведении, где людей режут по шять штук в день, не является для меня ценной. Не разочаровывай меня, Вульдемар, если не желаешь в один прекрасный день обнаружить на своем счету очень кругленький минус.
− Мне известно далеко не все. Ты это прекрасно знаешь. И прекрати шантажировать меня долгами, если не хочешь в один прекрасный день обнаружить, что Вульдемар Инред больше на тебя не работает!
− Будем считать, что мы квиты по угрозам, а теперь говори, что это за гадючник?
− Клан Красной Розы, − тихо произнес он. − По слухам, некоторые дела этого клана пострашнее дел ГУшников.
− На кой черт мне слухи? − фыркнула девушка.
− Слухи часто бывают более информативными, чем официальные заявления правительства. Я говорю то, что знаю о них. Не хочешь слушать, так и скажи, и мы уйдем из этого опасного места.
− Рассказывай дальше, − бросила она, обернувшись ко входу в заведение. Теперь, рассматривая дверь, она заметила на ней едва заметный издали знак − нарисованный в белом круге красный цветок розы.
− Это, собственно и все. Остальное я уже говорил. Здесь можно найти тех, кто что-то знает о Гильдии Убийц. Но я не советую тебе пытаться это делать прямо. И, вообще, людям в эту дверь лучше не входить!
− Если ты сказал все, можешь отправляться домой. И не забудь о том задании, что я тебе дала вчера!
− Да, да, я не забуду. НО ты, все равно, сумасшедшая, если желаешь связаться с Черной Убийцей.
− Что еще за Черная Убийца? − выпалила девчонка.
− Это прозвище, которым называют драконицу Юни Версу. Я найду о ней всю информацию, но рисковать я не буду. Это уж ты сама.
− Тогда, иди, − ответила она и шагнула к двери с красной розой.

Раздался тихий щелчок, и дверь автоматически отъехала в сторону, открывая вход. Девушка вошла в полутемный коридор, и магкий голос на человеческом языке попросил назвать свое имя и цель прихода в офис ККР.
− Меня зовут Вси Ленная. Я ищу информацию, и мне стало известно, что здесь я ее могу найти, − произнесла она.
− Вы можете войти, − ответил автоматический голос, и перед девушкой открылась еще одна дверь.
За ней был зал с несколькими столиками, за которыми сидели самые разные существа. Были тут и гуманоиды и фелиноиды. Не мало внимания приевлекало к себе большое бурое существо, которое смело можно было назвать медведем.
Из боковой двери появился гуманоид, который прошел к девушке и пригласил ее за один из свободных столиков, предлагая перекусить или выпить, если та желает.
Она не отказалась от сока с парой бутербродов, и гуманоид отдал сообщение о принятом заказе кому-то из официантов через коммуникатор.
− Если ваши вопросы к Клану не терпят разглашения, вы можете сказать об этом сейчас, и вас примут в более подходящем месте.
− Кто меня может принять?
− Вам повезло, потому что сейчас здесь присутствует даже Предатор Клана. Возможно, она примет вас, если у нее есть время. Но, сначала, вы поговорите с агентом, который и будет принимать решение, стоит беспокоить Предатора Клана или нет.
− Хорошо. Мне ждать здесь?
− Да, госпожа, Вси Ленная. − И он тут же удалился в дверь протироположную той, в которую пришел.
Вскоре появился официант и поставил перед девушкой ее заказ. Она тут же оплатила его и взялась за сок.

Гуманоид появился через десять минут и объявил, что агент примет Вси Ленную в отдельном кабинете, куда он ее и намерен проводить. Юни Верса чувствовала, что он почему-то дрожит, но причина осталась непонятной.
Агентом оказалось существо фелиноидной расы.
− Меня зовут Линоран, − заявило оно, − указывая когтистой рукой на кресло около столя. − Присаживайтесь и можете начинать рассказывать о своем деле. Гуманоид позади тут же скрылся, и драконица поняла, что боялся он именно этого фелиноида. Чтобы вам было понятно, для своей расы, я являюсь существом женского пола.
− Я действую от существа, имя которого не может быть разглашено, − заговорила девушка.
− Полагаю, у вас есть документальное свидетельство этого?
− Разумеется. Удостоверения от имени Гильдии Посредников вам будет достаточно?
− Вполне.
Двушка поднялась и положила на стол перед Линоран удостоверение. Удостоверения ГП приравнивались к государственным документам Маргирата и могли заменить паспорт в любых делах. Драконица получила его после того, как выполнила одно из дел, имевших важное значение для ГП. Получила не на свое имя, а на выдуманное, и теперь, согласно этому документу, она была человеком по имени Вси Ленная, информация о которой являлась закрытой и была доступна лишь высшим офицерам Службы Безопасности. Впрочем те не особенно копались в этих документах, иначе, посредника драконицы давно взяли бы в оборот, потому что КСБ до сих пор искала потерянные концы связи с драконицей Юни Версой, и, казалось, там сидят натуральные лохи, потому что никто из них так и не обратился к драконице напрямую. Через Гильдии, в которых она состояла, а таковых уже было около десятка.
− Дело в том, что восемь лет назад, мой наниматель получил бумагу с черной розой и предупреждением о начале охоты.
− Черная Роза − это знак незаконой Гильдии Убийц, мы к ней не имеем отношения.
− Я уже знаю, что вы не они, но мне нужна информация именно о них. Схожесть ваших знаков дает понять, что вы просто не могли с ними не сталкиваться.
− Почему вы так думаете? Наш клан имеет все официальные документы о регистрации и отдельный правительственный акт, согласно которому никакой связи между нами и Гильдией Убийц нет.
− Линоран, пройди немедленно ко мне! − раздался резкий голос в помещении.
− Да, Предатор, − произнесла большая кошка и встав из-за стола удалилась в дверь, что была позади. Через полминуты в нее вошло другое существо. Им оказался огромный рихсарр.
− Ты сейчас же скажешь, кто твой наниматель, если не желаешь отправиться с камеру с крысами! − зарычал он, и Юни Верса поняла, что это и есть Предатор Клана.
− У вас проблема с головой, Предатор? − заговорила девушка. − Если что-то произойдет со мной, мой наниматель объявит вам Личную Вендетту, и, можете не сомневаться, что вы потеряете, в этом случае, не лицензию клана, но и всякую защиту перед убийцами. Потому что информация о вашей связи с ними пройдет в печать вместе с доказательствами связи, имеющимися у моего нанимателя.
− Линоран! − зарычал рихсарр, и в комнате тут же появилась кошка. − Выкинь эту тварь отсюда, Линоран! И в следующий раз, чтобы ни один человек не посмел входить в этот дом! − Линоран прошла к девушке и взяв ее за руку повела на выход. − И не вздумай с ней цацкаться, Линоран! − проревел голос рихсарра позади.
− У вашего Предатора явно не в порядке с головой, − произнесла девушка.
− Пятнадцать лет назад люди похитили у него его самку, и он до сих пор ее не нашел. Известно только, что это сделали люди из Метрополии, иначе, он сейчас здесь убивал бы их всех!
− Восемь лет назад КУД Маргирата разбил около Метрополии тюрьму, из которой было освобождено несколько десятков разумных, в том числе одна самка рихсарров, − произнесла Юни Верса.
− Что?! − воскликнула Линоран.
− Тебе что-то послышалось, киса? − спросила девушка, делая вид, что ничего не сказала.
− Дай мне свою визитку или номер телефона, − произнесла Линоран. − Если я что-нибудь узнаю про ГУ, я сообщу.
Вси Ленная вынула карточку и передала кошке. Та просмотрела ее, затем поблагодарила и ушла в дверь, через которую вывела девушку на задний двор офиса.

* * *

− Привет, Берхас, как жизнь?
− С каких это пор драконица стала интересоваться моей жизнью? − удивленно спросил Берхас.
− С тех пор, как некий Босс однажды опустил в нее свой член, − фыркнула черная ящерица. − Не желаешь меня видеть, Берхас?
− Если у тебя дело, говори сразу, а не тяни, − ответил он.
− Мне нужно десять миллионов, − объявила драконица.
− Очень интересно. А почему не двадцать? Или не пятьдесят?
− Берхас, прекрати паясничать, а не то, откушу тебе башку и скажу, что оно так и было!
− Ты полегче с такими заявлениями, ящерица. Здесь тебе не курорт, и все происходящее записывается на видео. Это только я терплю твои выходки, потому что когда-то был близок к твоей заднице. А другой тут же заявит в СБ или куда повыше.
− Куда выше-то? − фыркнула Юни Верса. − Неужто ТГ крышуется в ГУ?
− Издеваешься?
− Это ты, по моему, издеваешся. До сих пор обижаешься за то, что я не пошла в вашу прохиндейскую гильдию!
− Что же ты пришла к нам за деньгами, если считаешь прохиндеями? − усмехнулся он.
− Только потому, что четырнадцать других Гильдий, в которых я состою, не сумели наскрести в сумме и одного миллиона, а мне нужно десять.
− Зачем тебе они? − спросил он. − Лучше ответь, возможно у торговцев есть какое-нибудь дело, которое можно делать параллельно с твоим или они в нем будут заинтересованы.
− Я собираюсь лететь в Метрополию. Хочу найти своего мужа и вывезти его оттуда на Маргират, если он захочет. КГ за подобный полет хочет десять миллионов.
− Космачи... − фыркнул Берхас. − Глупые. − Он некоторое время что-то смотрел на компьютере, затем взглянул на черную ящерицу, сидевшую напротив в обычном кресле, − Торговая Гильдия имеет свои интересы в Метрополии. Если ты готова ко всему, в чем я не сомневаюсь, то тебе надо немного подождать, возможно, для тебя найдется место в одном из транспортов Гильдии, который туда отправится через некоторое время.
− Сколько надо ждать?
− Даже, если полгода, у тебя есть другие варианты?
− Заплатить десять миллионов за специальную экспедицию, организованную КГ.
− А десять миллионов ты с воздуха возьмешь? − усмехнулся он.
− Найду, − фыркнула драконица. − Если не желаешь помочь, так и скажи!
− Если бы я не желал тебе помочь, я бы и встречаться не стал, − ответил он. − А я, наоборот, хочу тебе помочь! И уже помогаю!
− И сколько Торгоая Гильдия пожелает получить с меня за такую помощь?
− Этого я сейчас сказать не могу. Скорее всего, потребуется твое участие в каком-нибудь из дел.
− Соглашаться на что угодно, я не стану.
− И не надо. Оставь координаты, как с тобой связаться, и жди моего сообщения. Я лично займусь твоим делом.
− Хорошо, я буду ждать, − ответила она, подымаясь.
На столе перед человеком появилась карточка с номером телефона для связи, и драконица в то же мгновение исчезла из кабинета Берхаса.


− Привет, Альфа-Ромео, как дела? − Юни Верса оказалась перед стариком, сидевшим на скамейке в парке.
− Дельта-Драго! − воскликнул он, подымаясь. − Или ты уже не Дельта?
− Дельта, − ответила она. − Ангел снова меня завалил.
− И на чем теперь?
− В его дурацком ящике какой-то датчик зашкалило от встряски при посадке.
− Тебе надо было объявить для себя класс-Б по вибрациям.
− Что же ты раньше-то не сказал?
− А я что, с виброизмерителем хожу?
− Ладно. Давай-ка лучше делом займемся.
− Куда летим на этот раз?
− Сихское летное, − ответила Юни Верса. − Там у тебя лекция по истории вертолетов.
− О! − воскликнул старик. − Люблю про вертолеты рассказывать! А у тебя с ними как? Научилась штурвал держать правильно?
− Нет. Учитель требует, чтобы я руками держала, а мне удобнее хвостом.
− Лучше бы ты не выделывалась, Юни. Сдашь руками, а потом можешь хоть хвостом, хоть ушами штурвал держать, лишь бы проблем в полетах не было!
− Залазь, уже время поджимает.
Старик влез на спину драконице. Та, пройдясь по аллее, вышла на свободный от парка участок и вскоре уже подымалась над деревьями.
− Сейчас будет прыжок, держись, − предупредила она, и старик вцепился в ремень сбруи.
Прыжок прошел без проблем. И только драконица получила выговор от местного диспетчера за то, что появилась слишком внезапно на его радаре.
Она только тихо извинилась и резко пошла на снижение, из-за чего диспетчер вновь принялся ругаться, заявляя, что вертолетам нельзя так быстро снижаться в том районе.
− Я не вертолет, олух! − взрычала драконица на связи.

Курсанты Сихского училища встречали драконицу уже не в первый раз. Лерх теперь читал им лекции, и драконица, по прежнему, возила его на себе, хотя он этого и не требовал.
− Куда полетишь сейчас? − спросил старик, оказавшись на земле.
− Есть пара заказов от развлекателей, − ответила она. − К обеду залечу за тобой.
Гильдия Развлечений давала драконице не мало хороших заказов. Чаще всего, это были развлекательные полеты над городом, которые устраивались для детей и взрослых. Иногда были и более сложные задания. Как в этот раз, например. Драконица должна была заявиться на свадьбу одного из местных "принцев" и "умыкнуть невесту". Сложность была в том, что у принца была реальная охрана, и драконица вполне могла схлопотать и пулю в голову, если появилась бы прямо. Но все дело было расписано по минутам, и черная ящерица не появлялась у всех на виду. Она пришла на свадьбу как обычный гость, по нормальному приглашению, выданному заказчиком, которым был отец девушки. Тот желал испытать ее будущего мужа, и вариант с драконицей ему понравился.


Невесту драконица унесла, как это и было оговорено в контракте, после того, как ее заманили в парк, и она осталась на некоторое время без внимания жениха. Жених понял, что что-то не так, когда послышался вопль перепуганной девушки, когда та оказалась в лапах взлетающей в воздух драконицы.
− Не стрелять! − тут же выкрикнул отец девушки, иначе, она упадет и разобьется!
Часть охраны уже была проинструктирована, и они лишь для вида взялись за оружие и прицелились, а потом опустили оружие, глядя на отца невесты. Вторая часть охраны, так же быстро "сообразила" что к чему. Им было известно, что "похищение" на свасьбе будет. Не были известны только подробности.
Жених тут же бросился "в погоню", вот только успеть за улетавшей драконицей он не мог. А девчонка в лапах Юни Версы присмирела, когда та наклонилась к ней и приказала не дергаться.
− Вывалишься, и твой отец не получит даже страховку за тебя, − объявила она. − Он сам от нее отказался, когда контракт на похищение подписывал.
Она лишь дернулась от последних слов и глянула вверх, как сумела.
Юни Верса приземлилась на крыше башни заброшенного замка, что был в десяти километрах от имения, где проходила свадьба, и уже там черная крылатая ящерица обратилась в женщину.
− Ну, принц, теперь ты должен меня трахнуть, если хочешь, чтобы я тебя отпустила, − произнесла Юни Верса, и невеста отступила от нее.
− Я не принц! − выпалила она.
− А мне все равно, − усмехнулась драконица. − Трахнешь меня − отпущу так, нет, значит, за тебя выкуп платить будут!
− Ты издеваешься, что ли? Не поверю, чтобы в твоем контракте такое было!
− Как же? − фыркнула Юни Верса, − Хочешь его почитать? − Она вынула бумагу и ткнула в пункт, где драконица должна "поиздеваться" над невестой после похищения.
− Это не настоащий документ! − воскликнула невеста, взяв бумагу в руки.
− Что я дура, что ли давать в твои когти настоящие документы? Ты же его и съесть можешь!
− Я не ем бумагу!
− Да, так я и поверила! Вон, в прошлом году, меня уверяли, что люди не кусаются! А оказалось, что это неправда! Похитила я одного детеныша по заказу, а он меня так кусил за руку, что вывалился и чуть не разбился! Я едва успела его хвостом поймать!
− И откуда только такие чудища берутся? − пробормотала девушка.
− Да ты еще и ксенофобией страдаешь! − воскликнула драконица.
− Ну, папочка, я тебе устрою веселую жизнь! − пробормотала похищенная, отвернувшись.
− Под ноги смотри, там дыра в полу, − буркнула драконица, и девушка дернувшись отпрыгнула от дыры у себя под ногами. − Интересно, сколько времени твой жених тебя искать будет? А то у меня еще куча других дел.
− Сколько бы ни искал, за все вреня заплачено, − ответила невеста.
− Так прямо и за все! Откуда тебе знать, за все или не за все? В контракте записано − превышение времени поиска на каждый час будет стоить удвоения суммы долга. так что, пусть ищет побыстрее, а не то еще раззорится.
− Тебе лучше помолчать, − буркнула невеста.
Юни Верса глянула на нее, затем обратилась драконицей и улеглась на камнях. Девушка от этого действия чуть не прыгнула с башни, и резко вскрикнула, когда длинный черный хвост обвился вокруг ее тела и притянул к животу драконицы.
− Не сбежишь, − прорычала Юни Верса и закрыла глаза, делая вид, что собирается спать.
− Отпусти меня! − закричала девушка. − Ты не имеешь права меня хватать!
− Да что ты вообще знаешь о Праве Самки Скартов! − воскликнула драконица. − А твой папочка об этом даже не знал!
− Чего тебе от меня надо? − заныла она вдруг.
− Может, мне тебя слопать, а? − брякнула драконица. − А то и не видно, чтобы тебя искали, а мне еще и свои дела делать надо!
− Если ты это сделаешь, тебя прикончат.
− Так прямо и прикончат! − фыркнула Юни Верса.
− Прикончат! И шкура твоя станет ковриком, об который сапоги будут вытирать!
− Пожалуй, пора звонить твоему папане, − прорычала Юни Верса и обратившись в женщину взялась за мобильный телефон.
Отец невесты ответил сразу же.
− Где вы? -заговорил он.
− Там где и договаривались, − ответила Юни Верса, − Стоимость контракта удваивается, господин Магистр.
− Что? Это еще почему?!
− Потому что ваша доча − невоспитанная дура, страдающая ксенофобией! Я не гарантирую, что она своим грязным языком не заставит меня ее живьем сожрать!
− Вы не можете! − закричал человек в телефон. − Вы не имеете права!
− Права Самки Скартов у меня никто не отнимал, господин Магистр. Если вы не в курсе того, кто я − это не моя вина!
− Нет! НЕТ! ВЫПУСТИ ЕЕ НЕМЕДЛЕННО, ТВАРЬ!
− Ах вот, значит как, − Юни Верса поднялась, притянула к себе "жертву" и мгновенно переместилась в толпу людей, что окружали отца похищеной.
− Ваши слова, господин Магистр, станут доказательством того, что вы меня оскорбляли при исполнении контракта, − прорычала драконица и девушка выкатилась из объятий ее хвоста под ноги человеку. − Теперь-то я понимаю, откуда в ней эта ксенофобская зараза! Она просто наследственная!
Через толпу прорвался жених и проскочил к невесте.
− Прощайте, господа, − произнесла драконица, обернувшись и мгновенно исчезла.
Через десять минут на столе у Магистра Гильдии Развлечений лежал отчет о происшедшем и требованием драконицы об оплате данного заказа в четырехкратном размере, в связи с многоратными личными оскорблениями, нанесенными закзачиком, и неисполнением им пунктов контракта о недопущении подобных оскорблений со стороны иных лиц.


− Ты, я вижу, веселый, Альфа-Ромео? − произнесла драконица, когда старик оказался рядом.
− А с тобой что? − спросил он. − Случилось чего?
− Да, так, ерунда. − буркнулая она, помогая ему забираться себе на спину. − Клиент непутевый попался. − Магистр полиции − ксенофоб! Можешь себе такое представить?!
− Представить то не сложно. Я же его не знаю.
− А у тебя как дела? Ты-то весел, как я посмотрю!
− Для тебя хорошая новость, Дельта-Драго. Впрочем, теперь уже, Гамма-Драго.
− Гамма? − Ты не шутишь?
− Ничуть. Я дозвонился до Магистра, стал выяснять, что за дурацкие придирки, он и не понял сразу о чем речь, а когда понял, вызвал Ангела... И все решилось тут же! Так что, лети в Офис Гильдии!
− Ладно, только отправлю тебя в Госпиталь, а то Врач меня живьем сожрет, если тебя вовремя на месте не окажется!
− По-моему, это ты его скорее сожрешь, чем наоборот.
− А мне-то его за что жрать?
− Ну, найдешь к чему придраться и под шумок, ам-ням-ням!
− Не дразни меня, Лерх!
− А я что, дразню? − деланно удивился он.

Хлоп... Драконица мгновенно оказалась над парком Госпиталя и тут же рядом оказалось несколько санитаров, решивших, что она принесла очередного больного.
− Это гулящий пациент, а не больной для приема, − сказала она медикам, и те отступили.
− Гулящий? − хитро переспросил старик, глянув на нее. − Кто из нас гулящий, так это ты, а не я!
− Лерх, все, до завтра! И, спасибо за Гамму!

Она прыгнула вверх и вновь исчезла, мгновенно перелетая к офису Гильдии Пилотов.

− Завидую я твоему старику, − произнес Магистр.
− Это почему? − удивилась драконица.
− Да так. За мной в старости некому будет возиться, как ты с ним возишься. Сколько ты за его госпиталь платишь, я даже не знаю.
− Нисколько, − ответила она.
− Как это?
− Так. Как член Гильдии Медиков, имею право лечиться сама или лечить любого своего родственника в госпитале бесплатно. Вот, я его и устроила как своего деда. Магистр лично подписал распоряжение о его приеме.
− Ладно. Ну, так что же. Поздравляю, Гамма-Драго! Звание у тебя теперь нормальное, как на Бету готовиться соберешься, говори сразу, Лерх уже не сможет тебя готовить − надо в обычную группу подготовки идти.
− Хорошо. Спасибо, Магистр.


* * *


Три человека медленно пятились от большой черной ящерицы. Только что на их глазах это существо сожрало их предводителя, ничуть не прореагировав на несколько выстрелов, сделанных почти в упор. Один из троих развернулся и побежал, затем второй. Третий сообразил, что надо бежать только обнаружив, что остался один на один с людоедом, и попытался это сделать. Однако, ноги его в чем-то запутались, и он глянув вниз увидел, что их держит черная змея, на поверку оказавшаяся хвостом людоедской ящерицы. Закричал он только оказавшись в пасти ящерицы по грудь. Но крик его никого не привлек в темном переулке. Вокруг были нежилые дома, и ни прохожих, ни полиции рядом не было.
Драконица продолжала свою охоту. Двое сбежавших ушли недалеко. Уже через две минуты они встретили посреди другого переулка молодую девушку. Ту самую, которая пять минут назад на их глазах обратилась в черное чудовище и сожрала их заводилу.
− Мальчики уже но хотят трахнуть девочку? − спросила она завлекающим голосом, и два человека дванулись от нее что было сил. − Куда же вы, вкусные мои?! − заговорила она, и две жервы подняли вой и крик, обнаружив, что их держат черные змеи, тянущиеся из плечей девчонки.
− Не убивай! − завопил один из них. − Мы тебе ничего не сделали!
− Да ну? А кто мне платье продырявил? − заговорила она, показывая пальцем дырку в платье у себя на груди.
− Это не мы! Это они! − заорал человек, увидев, как черная ящерица заглатывает его товарища.
− Значит, тебе не повезло, − зарычала она. − Погибаешь невинным!


Слухи о том, что черная драконица охотится по ночам за людьми в городе, ходили давно. Но, на этот раз они оказались подтверждены кадрами тепловой видео съемки, которую вели охотники за сенсациями в неблагополучном районе, и на пленку попали последние моменты охоты, когда, казалось, что драконица напала на людей совершенно без причины.
Ее брали "еще тепленькой" утром следующего дня. Полиция оказалась оснащена новейшими приборами, блокирующими Силу скартов, и Юни Верса была захвачена в виде женщины, когда все считали, что ее способность к обращению блокирована прибором.
− Твои заслуги давно потеряли ценность, − произнес следователь, выступая перед плененной женщиной-драконицей. − И сейчас настало время положить окончательный конец беззаконию и засилию так называемой скартской магии! Ты − первое доказательство того, что этот прибор действует! И теперь мы покончим со всеми змеиными тварями! − Он встал перед ней и усмехнулся. − Ну, давай, убей меня! Попытайся доказать, что твоя Сила осталась!
Блокиратор действительно работал, и Юни Верса не ощущала связи с червями-симбионтами. Вот только никакого влияния на способность к обращению этот прибор не оказывал...

Клац! Тело человека, проткнутое огромными клыками, рухнуло на пол. Снаружи кабинета послышались крики и топот, затем возникла стрельба, когда большая черная лапа выбила дверь кабинета.
Пули отскакивали от чешуи драконицы, и люди поняли, что этот бой они уже проиграли.
Она не жалела никого, и уничтожив одних людей своими когтями, начала бой, используя их же оружие.
Пять минут спустя здание горело, а из парадных дверей из него выползяли те, кто еще мог самостоятельно двигаться. Драконицу они уже не видели. Юни Верса поднялась на крышу и взлетела над городом, одновременно выходя из-под действия прибора, который имел довольно ограниченный радиус. Как только скартская Сила начала действовать, драконица переместилась в свой дом, и тут же связалась с Самкой Скартов Гаммой, объявляя той о нападении людей и об их блокираторе Силы скартов.
− Я слышала, что люди ведут такую разработку, но не думала, что она зашла так далеко, − ответила Гамма. − Спасибо за сообщение, Юни Верса. − Если бы тебе удалось захватить этот прибор и принести его ко мне, возможно, я разобралась бы как с ним бороться.
− Я попытаюсь его раздобыть, − ответила драконица. − А пока тебе надо куда-то спрятаться.
− У меня пути отхода всегда были. Можешь не беспокоиться. Мы достаточно долго воевали, чтобы не оказаться беззубыми в этой ситуации.
− Я рада за вас. Надеюсь, мне удастся помочь. А тебе придется помнить, что я могу придти и в виде человека.
− Я постараюсь сдержаться, но, не суди меня, если что получится не так.
− Довольно трудно судить Самку, находясь у нее в желудке, − ответила драконица. − Просто попробуй потренироваться на настоящих людях, Гамма. Сейчас, когда фактически объявлена новая война, это реально.
− Надеюсь, Альфа успеет уйти, прежде чем ее убьют в космосе, − произнесла Гамма. − Она должна вернуться через несколько недель. Если сумеешь, предупреди ее!
− Если сумею, предупрежу. А теперь мне пора идти.


* * *

Из дома Лерха доносился шум и крик. Юни Верса не медлила. мгновенно переместившись внутрь, она оказалась посреди гостиной, где хозяийничали четыре человека в формах СБ. Лерх был привязан к креслу, и один из четырех эсбэшников, бил его кулаками в лицо.
− Ты расскажешь все! − говорил он, нанося очередной удар. − Все! А иначе, ты сдохнешь!
Трое остальных рылись в вещах, и драконица не медлила. Двое мгновенно оказались у нее в желудке, третий сразу попал в глотку, а четвертого она схватила клыками, и человек замер, увидев перед собой чернуючелюсть драконицы. Он завопил, когда она подбросила его и снова схватила, на этот раз так, что его голова попала ей в глотку.
Лерх смотрел на это представление в шоке.
− Так, значит, это правда, − пробормотал он.
− Что именно правда? − спросила она, заглотив четвертого эсбэшника окончательно.
− То, что ты людоед! − Он сорвался на крик и закашлял. Из горла старика пошла кровь.
− Ты это только сейчас узнал, Лерх? − Она подошла к нему, изменив свой рост на меньший, но все же оставаясь черной ящерицей, и начала развязывать веревки. − Тебе жалко этих садистов, Лерх? − спросила она, когда он отстранился от ее прикосновений.
− Они были людьми!
− Они? − удивилась Юни Верса. − Они людьми не были, Лерх. Думаешь, им нужна безопасность людей? Ничего подобного. Им нужна только власть! Власть любой ценой, даже ценой предательства! Они уже объявили войну всем инопланетянам, и, я уверена, сейчас какие-нибудь другие садисты так же допрашивают всех, с кем я имела дело! Ты полагаешь, что в этом виновата я, что это из-за того, что я людоед? Об этом они знали и восемь лет назад, Лерх. И ты об этом должен знать, только ты все пропускал мимо ушей! О том, что я обладаю Правом Самки Стартов, например. Тебе ведь это известно!
− Известно, но я считал... − заговорил он и умолк, схватившись за грудь.
− Ты считал, что я веду себя словно человек? Это же смешно, Лерх!
− Это не смешно. Это страшно!
− Страшно то, что сейчас делается, − ответила она и проскочив к нему обняла.
Он лишь дрогнул, когда моргнул свет в глазах, и он оказался в другой комнате, где слышались вопли и стоны. Кричал садист, нанося удары со всей силы Магистру Гильдии Пилотов, а стонал сам Магистр, потому что удары приходились ему в живот.
− Ты этих уродов за людей считаешь, Лерх? − спросила она, и старик скривился от вида гримасы боли на лице Магистра.
− Им нужна ты, Юни! Уходи! − через силу выговорил забитый человек.
− Садисты уже начавшие оборачиваться, сделали это после слов Магистра очень быстро. Но они больше ничего не успели сделать.
Черные змеи метнулись к садистам, и те свалились на пол связанными, а Лерх прошел к Магистру и стал помогать ему освобождаться от веревок.
− Чего им надо, Гамма-Драго? − спросил Магистр, когда драконица оказалась рядом и протащила за собой связанных садистов.
− Они объявили войну скартам и хотели испытать на мне свое новое оружие против них. Только их испытание провалилось.
− Значит, полицию вызывать бесполезно?
− Если не желаешь попасть в их лапы снова, то не стоит. − Драконица указала на дергавшихся людей. Те пытались вырваться от черных змей − не сумели, и змеи стянули их еще больше.
− Она − людед, Магистр! По-настоящему! − произнес Лерх.
− Ты этого не знал, старик? Да ты просто идеалист! Обычно, самка скартов не способна сдержать себя от людоедства, если рядом оказывается человек. Ведь это так, Юни?
− Да, так, − ответила она. − Так что вы решили? Жрать мне этих троих или оставить для развода?
− Мне бы очень хотелось посмотреть, как ты съешь вот этого, − ответил Магистр, показывая на того, что бил его пару минут назад.
− Не делай этого, Юни! Нет! − воскликнул Лерх, но его голос опоздал.

Она поглощала их, смакуя каждую откусываемую часть тела. Чтобы не было много криков, откусила сначала головы.
− Я всегда думал, что когда-нибудь ты придешь съешь вот так меня, − произнес Магистр, − А получилось, что ты пришла и спасла меня от смерти.
− От смерти? − переспросил Лерх.
− Неужели ты думаешь, старик, что эсбэшники оставляют в живых свидетелей своей грязной работы?... Идеалист... что ты собираешься делать, Юни?
− Думаю, мне надо облететь всех, кто был связан со мной. Боюсь, что такая картиночка сейчас у всех, − она обвела рукой вокруг, показывая разгром в кабинете Магистра.
− Тогда, лети, а мы как-нибудь справимся сами. Помнишь замок Теллеров? Мы будем там. И будем ждать там всех, кого ты принесешь. Желаю тебе успеть, Юни. Твоим друзьям сейчас действительно нужна помощь.

* * *

Замок Теллеров напоминал осажденную крепость. С одной из сторон, к нему приближалась военная колонна, с трех других множество людей строили оборонительные укрепления. Командовал всеми этими приготовлениями командор Сакаг, попавший под раздачу только из-за того, что намеревался сотрудничать с драконицей, которая должна была лететь в Метрополию под его командованием, за деньги торговцев. Сакага драконица вытащила, когда машина командора подверглась обстрелу по дороге от базы, где он командовал, к столице.
Сакаг поначалу решил, что драконица и устроила обстрел, чтобы остановить машину и похитить его, с единственной целью − сожрать. Он тогда еще был под впечатлением "журналистского расследования", согласно которому драконица охотилась на людей в столице и пригородах. И лишь встретив своих соратников в замке Теллеров, он понял, что дело куда глубже, что сюжет с драконицей − всго лишь предлог для начала физических действий одной коалиции против другой.

− Поверить невозможно, что из-за смерти каких-то двух уродов начинается война, − произнес Магистр Гильдии Пилотов.
− Война начинается вовсе не из-за этого, − объявил Берхас. − Война назревала уже много лет, и ситуация с драконицей − лишь предлог для ее начала! Просто от того, что с представителями нашей стороны у нее больше связей. А с ними у нее связей просто нет. Были, но со смертью Сиклера не стало.
− Сиклера убили, потому что он был на нашей стороне, − произнес Декхан Младший. − И сейчас в СБ очень много людей, которые могли бы нас поддержать, если бы Сиклер был жив. Многих из них тоже убили, некоторые до сих пор на каторге в шахтах.
− Я могла бы помочь их вытащить, если знать кого и откуда, − заявила Юни Верса.
− Я поговорю с Сакагом. Думаю, он не станет отказываться от этой помощи. Тем более, что о твоих способностях он знает по себе.

За два месяца войны на счету драконицы было более четырехсот спасенных. Она вытаскивала их из камер и шахт, уносила из-под носа ищеек и расстрельных команд. Она вытаскивала самых высоких лиц, вплоть до Магистра Гильдии Торговцев, который попался в руки противника, и те собирались заставить его подписать акт о капитуляции.
Диверсию на станции, где держали Магистра ГТ, готовили очень тщательно, и в нужный момент в нужном месте прогремел взрыв, который отключил блокироатор Силы скартов, после чего видеокамеры, наблюдавшие за узником в камере, зафиксировали появление там черной драконицы, которая без слов схватила человека и проглотила, затем она показала операторам наблюдения длинный нос в одну из камер и исчезла.

− Десять секунд в желудке драконицы, не такая уж высокая плата за освобождение, Магистр, − произнес медик, встретивший его первым, когда дракница вспорола себе живот своими же когтями и Магистр вывалился из нее.
− А я уже подумал, что вы решили меня убить с ее помощью, − произнес Магистр, встретившись взглядом со множеством своих соратников, что так же видели, как он вывалился из вспоротого брюха черной ящерицы.
− Может, стоит зашить? − спросил медик Юни Версу, что все еще стояла рядом и держала лапами свой живот.
− Не надо. Само зарастет, − ответила она и мгновенно преобразилась к виду женщины. − А вот, сожрать кого-нибудь по-настоящему, мне надо, − добавила она, глянув на собрание.
− Сходил к Сакагу, у него, наверняка готов список жертв для тебя, − ответил ей Декхан. − И возвращайся побыстрее!

* * *

Война шла на нескольких фронтах. На земле и в небе, в космосе и в радиоэфире. И, если с небом все было почти ясно, так как Магистр Гильдии Пилотов был на одной стороне, то и небо принадлежало коалиции Троговцев.
На земле же, почти везде властвовали приверженцы Гильдии Убийц, которая теперь не таилась и играла главенствующую роль на второй стороне. Убийцы не бездействовали. Они шныряли везде, и не мало вторговцев было убито, прежде чем они достигли своего нового оплота − замка Теллеров.
Однако, против Гильдии Убийц уже началась иная война.

* * *

− Не стреляйте, − произнесла большая кошка, оказываяс перед группой вооруженных людей. − Я должна встретиться с драконицей Юни Версой!
− А с Богом встретться не хочешь, зверюга? − спросил один из солдат.
− Вы должны передать ей это! Дело слишком серьезно! И она меня знает! Я − Линоран из Клана Красной Розы!
− Будем сообщать? − спросил другой солдат, оглядев своих.
− Лучше сообщить, − ответил третий. − А то, мало ли? Окажется, что они и вправду знакомы, и из нас сделают походные завтраки для драконицы.
− Тогда, иди в бункер и сообщай.

Солдат еще не вернулся из бункера, когда рядом раздался треск электрических молний, и перед людьми во вспышке света появилась женщина.
− Привет, Линоран, давно не виделись, − произнесла она.
− Здравствуй, Вси, − ответила та. − У меня важные известия.
− Дай руку, − приказала девушка, протягивая ладонь кошке. Та протянула протянула ей лапу, ворча о том, что у нее не руки, а лапы.
Перед солдатами вновь возникла феерия из молний и девушка с кошкой мгновенно исчезли.
− Когда рядом люди, Линоран, старайся не акцентировать их внимание на том, что у тебя лапы, а не руки, − произнесла Вси, оказываясь вместе с кошкой в широком коридоре замка. − Иди за мной.
Они прошли в широкую гостиную, где девушка села за стол и усадила гостью напротив себя, после чего вызвала через коммуникатор слугу, приказывая нести обед для себя и большой кошки.
− Я должна встртиться с твоей хозяйкой, − загпвприла Линоран.
− Ф-фу ты, господи, − выпалила Вси Ленная. − Ты ведь знаешь, что драконица способна менять себя как захочет?
− Да, знаю, ты не хочешь, чтобы я с ней встретилась?
− Ты уже давно с ней встретилась, Линоран, − зарычала девушка, плавно изменяясь. Линоран поднялась со своего места, увдев, что напротив сидит уже не человек, а черная ящерица. − Я и есть Юни Верса, − произнесла она. − Что ты хотела мне сообщить?
− О Гильдии Убийц, − произнесла кошка. − Ими командуют бывшие сервали. Сервали и раньше командовали Гильдией Убийц, а когда Основателей не стало, Гильдия едва не выскользнула из их рук. Они снова подмяли ее под себа, когда уничтожили зачинщиков бунта. И сейчас они командуют на той стороне фронта.
− Это все мне известно, Линоран. Может, есть еще какие-нибудь известия?
− Других известий нет, − ответила та чуть сникнув.
− Что не так, Линоран? Говори же!
− Наш Предатор... ушел из Клана... Бросил нас всех, − тихо произнесла кошка. − Он нас предал! − зарычала она в злости и отвернулась от драконицы.
− Разве Клан не способен выбрать себе нового Предатора? − удивилась Юни Верса.
− Клана уже нет, − ответила кошка. − Уходя он забрал все средства Клана и загрыз тех, кто попытался ему помешать это сделать.
− Хороший мальчик, − проговорила драконица. − А ты еще и цацкалась с ним.
− Если бы я знала! − рыкнула она.
− Ты не поверила бы, киса. А он просто использовал вас как самый обыкновенный прохиндей!
Драконица вновь обратилась в женщину, и в дверях появился слуга с тележкой, на которой привез обед.
− И куда ты пошел? − спросила девушка, когда слуга покатил освободившуюся тележку на выход.
− Простите, мэм, но ваши игры не для меня, − ответил он. − Хотите развлекаться, найдите кого-нибудь другого, а будете настаивать, я уйду и уволюсь.
− Шантажист, − фыркнула Юни Верса. − Иди уж, коли пошел, − и он скрылся.
− О чем это он? − спросила Линоран.
− Ты, я так понимаю, не любишь всякие половые игры? − ответила драконица. − А мне они нравятся. Жаль, что рихсарр сбежал, с ним бы я не отказалась поиграться.
− Ему была нужна кошка, а не ящерица, − произнесла Линоран и подскочила на месте, когда Юни Верса в одно мгновение обратилась в рихсарра. − Нет, − пробормотала кошка и попыталась выскочить из-за стола.
− Тебе незачем бежать, − остановила ее Юни Верса. − Я − не он. И меня не прельщают лезбийские игры. Хотя, я не отказалась бы, если бы ты захотела.
− Нет! − резко ответила Линоран.
− Ты совсем не знаешь, куда он отправился?
− Кто?
− Ваш предатор, киса. Ну? Вспомни, что он делал перед побегом, может, он узнал чего важное?
− Он... Черт! Черт! Черт! − зафыркала Линоран. − Он узнал, что тот транспорт, где находилась освобожденная самка рихсарров, приземлился в космопорте Зорага! Он ушел туда, черт возьми! Вот идиот!
− Почему идиот? Может, он ее по-настоящему любит?
− Да эти урроды и не знают, что такое настоящая любовь! − в злости выпалила Линоран.
− Шутишь? − удивилась Юни Верса. − Я кое что о них читала. Рихсарры ради любви способны на безумные поступки, Линоран. У них даже столица на планете называется в дословном переводе как Любовный Роман.
− Риххмеррат, − проговорила кошка. − Сволочь он, сволочь!
− Закроем эту тему, − обявила драконица. − Успокойся, садись и ешь. Потом придумаем, что тебе делать дальше.
− Я здесь не останусь, − заявила кошка.
− Пойдешь в лапы врага?
− Нет. У меня есть и другие дела!
− Ладно, тогда, просто покажешь мне по карте, куда тебя доставить, и там мы расстанемся.
− По карте? − удивилась кошка. − А если это на другой стороне планеты?
− Да хоть на Мандаворе! − фыркнула драконица. − Я самка скартов или кто?
− С-самка... − выдавила из себа Линоран. − О, боже, так ты... − Она осеклась и уставилась на Юни Версу немигающим взглядом.
− Снова какие-то проблемы, Линоран? Приступ ксенофобии?
− Я всегда представляла самок скартов, как больших толстых змей, − ответила кошка. − Так нас учили, когда мы отправлялись в космос.
− Ох уж эти предрассудки, − вздохнула Юни Верса и включила коммуникатор на своей руке. − Юни Верса на связи, что там такое?
− Юни, нам надо встретиться, − заговорил голос Берхаса. − Есть одно дело для тебя, не так чтобы лететь сломя голову, но достаточно срочное.
− Тогда, приходи ко мне, и поговорим.
− Мне не до игр, Юни! Это серьезное дело!
− Зачем же ты разыгрываешь из себя недотрогу, Берхас, если тебе не до игр?
− Хорошо, я сейчас приду сам. Надеюссь, ты успеешь выкинуть из головы все свои извращенные фантазии.
− Я жду, − ответила она, отключая связь.
− Ты действительно настолько развратна, что об этом здесь каждый знает? − спросила Линоран.
− Знаешь, у людей есть много недостатков. Они пьют и курят, другие просаживают кучи денег в глупых играх. Все эти их забавы куда опаснее моих. И от того, что мои всем известны, мне ни холодно, ни жарко. Иногда даже проще, потому что просители не редко знают, чего от них потребуется и не сопротивляются моим вполне ествественным потребностям.
− А людей ты глотаешь тоже из-за естественной потребности?
− Именно. Хотя, в последнее время я себя сильно ограничиваю, но врагов, все равно, намного больше, чем мои потребности.
− А я надеялась, что это ложь, − произнесла кошка.
− Извини.
− За что?
− За то что разочаровала тебя. Я прекрасно понимаю, что ты сейчас ощущаешь?
− Откуда ты это можешь понять? − недоверчиво пробурчала кошка.
− В детстве я не была хищником. Я когда стала, я много об этом думала, и лишь недавно поняла, что обратной дороги уже нет и быть не может.
− Почему не может? Ты не способна сдерживать себя?
− Дело не в сдерживании или отсутствии. Дело в жизни, которая часто ставит такие развилки, при которых выбор у тебя как будто есть, а на самом деле, его и нет!
В дверь позвонили, и Юни Верса открыла ее с дистанционного пульта в своем браслете.
− Юни... − Берхас чуть ли не бегом вскочил в зал и остановился, увидев кошку.
− Это Линоран, Берхас. Можешь говорить при ней все что угодно.
− Кошка де Ситтера? − произнес он, разглядывая Линоран.
− Это вульгарное название, придуманное людьми, − ответила она. − Мы называем себя иначе, − и она издала звук, который человек и воспроизвести не сумел бы. В нем было что-то от дикого кошачьего "рррмияу!", а что-то вполне напоминало речь, но невыразимую через звуки человеческой речи. − Ты обещала, что отправишь меня туда, куда я покажу, − добавила она, глянув на драконицу.
− Вы, разве не собираетесь на сегодняшнюю встречу вместе со своими сородичами? − спросил ее Берхас.
− Что? Какими сородичами? − мяукнула она.
− Делегация из вашего мира находится сейчас здесь, в замке. Юни, ты ей не сказала?
− А мне откуда это могло быть известно? − фыркнула драконица. − Мне никто не докладывает о делегациях с других планет.
− Если бы ты не отказывалась от места в Совете Конгломерата Гильдий, тебе бы обо всем докладывали.
− Спасибо, но мне хватило пары раз послушать ваш Совет, чтобы понять, что эта работа не для меня. Ты пришел уговаривать меня занять место в Совете?
− Нет. Я пришел по делу, которое тебе вполне под стать. Надо провети одну операцию на территории противника.
Юни Верса вновь вызвала слугу, приказывая тому принести карту Маргирата.
− Зачем тебе карта? − спросил Берхас.
− Линоран должна показать, куда ее переправить.
− Сначала я должна встретиться со своими! − тут же заговорила кошка. − Вы ведь меня проводите к ним? − спросила она Берхаса.
− Тогда, идем сейчас. Нам по пути.
Троицу, шедшую по коридору, встречали по-разному. Кто-то с любопытством рассматривал кошку, кто-то смотрел в сторону девшуки, в которой все узнавали драконицу, потому что та ходила в платье со знаками, однозначно указывавшими на это. Стражники вставали по стойке смирно при виде командира, каковым являлся для них Берхас.
Наконец, они пришли к крылу, в котором находились сородичи Линоран.
Они чуть задержались напротив зала, где находилась группа людей.
− Эй, киса, тебя можно трахнуть? − раздался чей-то веселый голос.
− Можно, конечно! − тут же возник ответ Юни Версы, и она быстро прошла в зал.
Люди замерли, увидев черную драконицу. Та медленно осмотрела присутвовавших и безошибочно угадала, кто произнес слова на счет "трахнуть". Человек еще не понимал, что произойдет дальше, но остальные вокруг него уже пятились и готовились бежать.
Длинный черный хвост обвился вокруг шутника, и он завопил, увидев, поднавшееся над ним огромное черное тело. Драконица, удерживая его хвостом прямо под собой, резко опустилась, и человек мгновенно оказался целиком в ее драконовском влагалище.
Остальные только смотрели. Смотрела на это представление и Линоран.
Юни Верса приподнялась, освобождая человека, и опустилась на него вновь. Проделав такое движение несколько раз, она шагнула в сторону, освобождая его из объятий хвоста, и он свалился на пол, выкашливая попавшие в нос и рот слизь.
− Хороший мальчик, − произнесла черная ящерица, наклонившись и лизнув его в лицо. − Сегодня вечером я жду тебя в своей спальне. И не вздумай увиливать! − Она поднялась и осмотрела свидетелей. − Полагаю, вы все проследите, чтобы он оказался там вовремя! − сказала она с рычанием. − А иначе, я сама приду к кому-нибудь из вас! И не забудьте, что я ненавижу кровавые отбивные!
Люди молча слушали эти слова, и ни один не возразил ни словом, ни жестом. Драконица шагнула к выходу, обращаясь в женщину, и оказалась рядом с Берхасом и Линоран.
− Ты чудовище, − проговорила кошка.
− Всех этих мальчиков, наши доблестные воины вытащили из тюрьмы, киса, − объявила Юни Верса, глянув на Берхаса. Тот даже не смотрел на нее, прекрасно зная, что она будет говорить дальше. − Так вот, они все получили свои сроки за изнасилования. Ты прекрасно знаешь, что это такое?
− И ты им воздваешь по заслугам? − спросила кошка. − Кто тебе дал на это право?
− Когда Бог отправил меня в этот мир, киса, он сказал, что здесь очень нужен людоед. Он меня не учил этому, но он знал, что я уже такова. Так что, право это у меня есть!
− Надо еще заметить, что из всех, кого она поимела, ни один не прикоснулся более ни к одной женщине, − произнес Берхас. − Жестокое, но вполне заслуженное наказание.
Линоран промолчала. Они, наконец, подошли к посту охраны, и Берхас лично проводил Линоран, оставив Юни Версу ждать вне территории посольства кошек.
− Все нормально? − спросила драконица, когда Берхас венулся.
− Нормально. Похоже, решилась еще одна давняя задачка, − ответил он. − Твоя подружка, оказывается из команды корабля, который разыскивали послы, и она знает, где он грохнулся на Маргирате. Идем, Юни! Нас ждут! − Он чуть ли не побежал дальше, и она двинулась вслед.

− Итак, мальчики, правило тут только одно, − произнесла женщина. − Вы находитесь под моим командованием и исполняете все приказы беспрекословно и немедленно! Если я сказала, стоять, значит, стоите, если я сказала бежать под пули − бежите под пули не рассуждая! Если я приказала прыгать с десятого этажа, прыгаете именно с десятого, а не с двенадцатого и не с третьего! Кому что не ясно?
− Здесь нет тех, кто не понимает, что такое приказ командира, − заговорил один из молодых людей.
− В прошлый раз мне говорили так же, и мне пришлось лично вытаскивать из дерьма целых четыре задницы! − резко произнесла женщина. − Мне это, разумеется, не сложно, но это отвлекает от главной задачи! А моя главная задача − это и ваша главная задача! Усекаете?
− Мы это знаем.
− Очень хорошо, что знаете! Теперь следующее. Для тех, кто до сих пор в танке. Я − не человек. И это означает, что пули, летящие в меня будут рикошетить во все стороны, кто не понимает, что такое рикошет, лучше признавайтесь сразу, и вас заменят более опытные бойцы.
− К-как это нечеловек? − раздался чей-то тихой голосок.
− Так же просто, как два плюс два! − рявкнула женщина. − Мое имя − Юни Верса! Кто-то еще не знает, что Юни Верса − драконица?!
− Все знают, − послышался более твердый первый голос.
− Значит, переходим к третьему пункту. Оружие вы выбираете сами, а одеваться будете в то, что скажу я, а именно, вы все оденете костюмы высшей химзащиты!
− Зачем это? Мы же идем в обычное здание, там никто не станет примнять химическое оружие!
− Его применять буду я. Но прежде всего, каждый из вас должен пройти еще через одно испытание. Я не собираюсь ни с кем нянчиться, и переносить вас к месту действия в люльках! Вы все отправитесь туда в моем желудке, и именно там вам будет нужна высшая хим-защита! На этом лекция закончена. Все остальное узнаете у своих командиров!
Она развернулась и зашагала на выход из зала, обращаясь в черную крылатую ящерицу. Позади послышался лишь тихий шорок перешептывающихся людей.

− А у тебя неплохо получается командование, − произнес Берхас.
− А оно у меня раньше плохо получалось? − удивилась драконица.
− Раньше, вроде, не было столь явных случаев. Я, во всяком случае, их не помню. Зачем тебе надо их всех в желудке переносить? Не проще ли как раньше?
− Не проще. Для них это тренировка. И не будет дураков, снимающих химзащиту невовремя. В прошлый раз двое таких идиотов чуть не переварились заживо, когда я их из задницы вытаскивала.
− Зачем же ты их туда запихивала? − спросил он.
− Дурак! − фыркнула она. − Не из своей задницы!
− А кто тебя знает, извращенку? − буркнул он.
− Берхас, сожру и не помилую! − зарычала она.
− Кто же тебя будет трахать так же как я? − усмехнулся он.
− Вот, только на том и выезжаешь, − ответила драконица. − Однако, вполне можеть найтись и более крутой извращенец, чем ты!
− Тебе не надоело повторять этот спор каждый раз? − спросил он.
− Надоело, поэтому, давай заниматься делом!


− Спокойно, мальчики, − прорычала драконица. − У меня в животе не хуже чем в десантном модуле. Только немного темно, сыро и скользко, на то у вас и соответствующие костюмы. Шум в эфире не подымать! Падать после прибытия будете в воду, поэтому, молчите и плывете к берегу. Лишний свет не включать! А теперь, вперед!
Они не были спокойны, однако, ни один не задержался, подходя к драконице и позволяя себя проглотить. Сначала Юни Верса сожрала несколько хорошо запеленатых в резину ящиков с оружием, затем заглотила группу из десятерых десантников.

Высадка прошла без проблем, и группа разобрав оружие и спрятав его упаковку выдвинулась на исходную позицию атаки.
"Ты приблизилась к опасной зоне, Юни" − передала Гамма. − "Зоне блокирования Силы скаров!"
"Я вижу. Спасибо за предупреждение, Гамма." − она переключилась на связь с группой и передала"План действий будет другой. Радио не использовать, как я и говорила! Передавать все через меня! В зоне нашей работы связь работать не будет, поэтому, командование дальнейшими действиями передается майору Сорко. Вы поняли, майор?"
"Да, я понял. Что-то пошло не так?"
"Здесь включен блокираотор Силы скартов. Пока он не выключен, исполнение задания невозможно. Я остаюсь с вами, вы можете на меня расчитывать, как на одного из бойцов, с некоторыми дополнительными возможностями."
"А, если в тебя попадут, ты не сможешь восстановиться?"
"Моя способность к восстановлению не зависит от Силы скартов. Это опытный факт, поэтому, вы можете спокойно посылать меня на опасные дела. Но ни в коем случае не выдавайте эту информацию в открытый эфир."
"Понятно. Мне надо несколько минут на обдумывание."
"Ты командуешь, майор. Задача операции тебе известна. Если сочтешь ее невыполнимой в новых условиях, мы вернемся на базу, и перепланируем все там заново."
"Хорошо. Но я должен посоветоваться со своим заместителем и бойцами. Общая связь через тебя совсем невозможна?"
"Возможна, но вам проще снять колпаки и поговорить без лишнего использования связи. Я не уверена, что она совершенно никем не засекается."
"Тогда передай всем приказ снять шлемы и собраться."

Ситуацию они обдумывали недолго и под конец решили, что надо возвращаться, потому что все намеченные действияоказались либо невыполнимы, либо неподготовлены. Майор сообщил об этом решении драконице, и та приказав всем готовиться к купанию, тут же перенесла их на базу, где десантники плюхнулись в местный пруд, а их оружие свалилось горкой на берегу.
− Еще увидимся, мальчики, − попрощалась драконица и хлопнув крыльямиулетела в сторону замка.

У дверей покоев ее ожидал "провинившийся" боевик. Еще двое сторожили, чтобы он не сбежал, и Юни Верса появилась изничего в своей комнате, после чего вышла и позвала человека. Предстояла очередная развратная ночь, в которой бывший насильник испытает унижение и стыд, в которой драконица удовлетворит все свои похоти, а затем методом скартов запишет в сознание человека отвращение ко всем подобным делам и выпустит на свет существо, которому предстоит пройти через немаленькие испытания и внутреннюю борьбу с собственными инстинктами. Драконица будет уверена, что эту войну он выиграет и станет иным человеком.

* * *

Проваленную операцию люди выполнили без участия драконицы по своему старому плану. Десантники потеряли двух бойцов, но достали то, что хотели, а Юни Верса была привлечена к новому делу, и уже через два дня отправилась на задание одна. Она должна была проверить один из объектов и принести развед-данные о базе противника, в случае, если там не было блокираторов Силы.
Их не оказалось, и Юни Верса провела операцию по захвату нескольких высоких чинов противника, когда они прибыли на базу для проведения каких-то своих переговоров. Семь человек плюхнулись в пруд, исчезнув из кабинета, в котором сидели, и рядом с ними в воде оказалась огромная черная туша драконицы. Вокруг пруда уже ожидала группа захвата, и семерых пленников увели, а драконица отправилась в свои апартаменты, где собиралась оставаться до утра следующего дня, потому что ее брюхо было набито сожранными врагами.


* * *

− На самом деле, Магистр, вы серьезно рискуете, − произнес Берхас. − Лично я не дам никаких гараннтий, что после вашего эксперимента ваша голова не окажется откушенной. Прежде чем начинать, вы должны переговорить с ней и предупредить.
− Если я ее предупрежу, никакого эксперимента не получится, − ответил Магистр Химии. Химия не была его основной специализацией, это название было просто историческим для его научной Гильдии. − Кроме того, если вы не знаете, господин торговец, согласно ее требованиям, любые подобные приборы, захваченные нашими людьми, мы должны отдавать ей немедленно, а этого я делать не собираюсь.
− Вы слишком плохо ее знаете, господин Магистр. И плохо знаете меня, потому что я не буду молчать о том, что вы нарушаете ее указания на счет этих железок!
− В таком случае, вы не оставляете мне выбора, − Магистр поднял руку, делая знак кому-то, и в шею Берхаса вошла игла. Больше он не смог ничего сказать и был уложен на кушетку в соседней комнате, а Магистр начал свой эксперимент. Начал, совершенно не понимая, что драконица уже следит за ним. Берхас не успел ей ничего передать, но маленький "жучок", давно сидевший в его теле, мгновенно сообщил драконице, что с ним не все в порядке, когда в его крови появилось постороннее вещество.

− Начнем, − объявил Магистр своим помощникам, и четыре человека приготовились ко всему, кроме того, что из-за включения блокиратора Силы, черная драконица вывалится из состояния телепортации прямо посреди их лаборатории.
− Выключайте свою шарманку, если не желаете сдохнуть прямо сейчас, − прорычала она.
− Без Силы ты ничего не сможешь сделать, − возразил Магистр и тут же был схвачен длинной черной змеей, вырвавшейся из тела драконицы. Его помощники попытались бежать, но и они были схвачены щупальцами чудовища, после чего она начала их жрать по одному, делая это так, что их жизни уже нельзя было вернуть. Первому откусила голову, второго перекусила напополам, третьему начала откусывать сначала руки и ноги, давая его хозяину лаборатории понять, что она не остановится, и он так же сдохнет.
− Если ты, профессор, думаешь, что я дура и не сумею выключить эту дрвнь, то ты ошибаешься, и твоя ошибка будет стоить тебе твоей головы.
− Я выключу, − пробормотал он.
− И говори сразу, что ты задумал делать с ее помощью, предатель!
− Я не виноват! Мне приказали! − воскликнул он.
− Кто?! − зарычала она.
− Он там, отдыхает, − промямлил человек, показывая на дверь.
− Думаешь, я куплюсь, пойду туда, а ты сбежишь, мерзляк?! Выключай сейчас же или сдохнешь!
Она схватила его когтями за горло, и он потянулся к столу, чтобы выключить прибор. Драконица не выпускала его, но дала пройти, и человек нажал несколько кнопок, после чего глянул на нее в надежде, что его уловка сработала. Вот только драконица слишком хорошо знала поведение жертв, чтобы не раскусить его ход, и Магистр в следующее мгновение увидел темный провал широкой глотки, метувшийся к нему.

Блокиратор выключился как только Юни Верса оборвала несколько проводов, лежавших прямо на столе. Она схватила прибор и тут же переправила его к Гамме, одновременно отвечая, на ее беспокойный вопрос о "попадании в ловушку".
"Это то, что ты просила, Гамма, их прибор блокировки. Надеюсь, ты найдешь способ, как эту блокировку обойти."
"Постараюсь найти, Драго. Спасибо!"

Дверь вылетела с петель и рухнула посреди комнаты. Юни Верса почти не удивилась, увидев Берхаса на кушетке. Драконица поняла, что человек спит мертвецким сном и подняв его переместилась в свои покои, куда немедленно вызвала медиков, и те вскоре привели человека в чувство.
− Полагаю, ты не удивишься, Берхас, тому, что будешь сегодня ублажать меня самым глубоким способом? − произнесла она.
− Неужели ты поверила вранью этих уродов? − спросил он, решив, что его оболгали и обвинили перед драконицей.
− Неужели ты думаешь, что эти уроды еще не переварились? − усмехнулась она. − А ты сам не обазан мне эндцатый раз своей жизнью?
− Ты думаешь, они меня убили бы?
− Разве враги оставили бы в живых свидетеля?
Он глубоко вздохнул и согласился, не только с тем, что снова обязан драконице, но и с тем, что будет исполнять все ее извращенские капризы. Не знал он только, что на этот раз окажется испытателем очередной конструкции защитного костюма, в котором отправится в желудок драконицы. Кюстюм выдержал только двадцать минут, а сам Берхас ублажал ее и ублажался до утра.


− У меня будет к вам одна просьба, командор Сакаг. Вы должны передать мне всю информацию, какая у вас есть о блокираторах Силы и местах, где враг их производит и применяет.
− А если я этого не сделаю, то ты меня проглотишь, как Магистра Химии? − спросил человек.
− Значит, ты все видели, − буркнула драконица. − И видели, как он говорил с Берхасом?
− Видели. И отправили туда спецкоманду, когда они усыпили Берхаса, но она пришла к шапочному разбору. По-моему, мы договаривались, что вы плененных врагов будете отдавать нам для допросов, а вы их снова сожрали.
− Мы договаривались, что я буду отдавать вам для допросов тех врагов, которые не успели причинить мне вред, командор. А вы, стало быть, отказываете мне?
− Мне нужно время, чтобы собрать всю информацию, какую вы желаете получить, − сказал он, немного подумав, как сформулировать ответ.
− Надеюсь, к вечеру вы это сделаете.
− К вечеру постараюсь. Крайний срок − к утру.
− Спасибо за понимание, командор, − Юни Верса чуть поклонилась и исчезла, после чего некоторое время наблюдала за человеком. Тот вызвал своего помощника и отдал распоряжение готовить все документы по блокираторам для передачи их драконице. Помощник ушел исполнять, и Юни Верса оставила командора, решив, что дальше следить незачем.


"Тебе более не нужны дополнительные черви от меня, Драго" − объявила Гамма. − "У тебя есть свои,и не только те, которых дала я, но и новые." − Самка скартов показала драконице, как увидеть в себе новых червей. Те, как выяснилось, не плохо плодились в ее кишечнике и теперь в ней была целая гроздь молодых симбионтов. − "Тебе надо только взять некоторых из них и пересадить в желудок, чтобы они проросли как взрослые особи, и они дадут тебе новую силу. Когда у тебя их вырастет два десятка, мы сможем поговорить об оружии скартов."


− Привет, Линоран, − произнесла девушка. Кошка чуть улыбнулась, обнажая клыки. − Ты, кажется, хотела меня видеть для чего-то.
− Да, хотела. Ты ведь в этом замке хозяйка, не так ли?
− Не так. Но, если тебе что-то надо, просто скажи.
− Мне нужен транспорт на другую сторону планеты. Но командор нам отказал.
− Он нужен тебе одной или всем вам? Вас здесь, кажется десятка два?
− Будет достаточно, если я полечу туда одна.
− Тогда, просто покажи место на карте, и я тебя туда переправлю.
− В своем желудке?
− Только попроси, я с удовольствием!
− Ты совсем не можешь без этого?
− Линоран, а ты можешь обойтись без своей рыбы? Вот так, взять и забыть о ней на недельку, другую, третью. Можешь?
− Не могу. Но я не хочу оказаться у тебя в желудке!
− Тогда, зачем напоминала?
− Извини, я сказала глупость.
− Так тебе надо куда-то переправляться или нет?
− Надо.
− Тогда, показывай, куда и не выделывайся! − Драконица достала карту планеты, расстелила ее на столе. − Показывай.


* * *

Война продолжалась и продолжалась. Один из развитых районов планеты превратился в сплошные руины, в друх других районах шло усиленное строительство, и две страны Маргирата наращивали свои силы, параллельно продолжая воевать и мешать друг другу всем, чем только можно.
Самка скартов Альфа, вернулась из дальнего космического путешествеия и заняла прочное положение над планетой. Юни Верса вышла с ней на связь еще до того, как она встретила корабли противников, и самка скартов получила исчерпывающую информацию о том, что происходило на планете. Двоеваластие в космосе закончилось и теперь над Маргиратом летали только Мандаворские космические силы, а они были в союзе с Торговцами, потому и Альфа оказалась на их стороне.

− Ты выросла или мне кажется? − спросила драконица, встретив Альфу на ее собственном корабле.
− Выросла. У нас тоже были веселые дела в дороге, мне пришлось как следует поработать мапинкой для пожирания вражеской живой силы. А ты как? Тебе не запрещают глотать кого ни попадя?
− Не запрещают. Врагов столько, что иногда кажется, что я лопну. Но я не расту, как вы. Уж и не знаю, почему, но не расту. Гамма обещала, что научит меня вашему оружию.
− Этому тебя учить буду я, и не беспокойся, Гамма не обидится.
− А ты не обижаешься, что я у нее училась и червей брала?
− Нет, конечно. У нас не так как у людей, Юни. Мы всегда вместе, даже когда в разных мирах. Друг с другом мы не воюем.
− А если бы с нашими врагами оказалась какая-нибудь из самок скартов?
− Мы договорились бы и все драки закончили бы. А люди на Маргирате, я смотрю такого наворотили!
− И к этим наворотам я свою лапу приложила.
− Ну, я тоже в этот котел скоро начну плевать, так что, не думай ничего такого. Мы ведь когда-то воевали против людей и знаем все их уловки!
− Хотелось бы, чтобы эта бойня закончилась побыстрее.
− Вот, научу тебя, ты ее и закончишь.

* * *

− Смотри, дракон летит!
− Драконов не бывает, неуч! Это самолет!
− Самолеты не могут махать крыльями как птицы, неуч! Это дракон, и он летит сюда!
Спр прекратился, а через две минуты никто уже не сомневался, что к заставе по воздуху приближается большой черный дракон.
Крылатый ящер приземлился на дорогу перед воротами, и все увидели, что на его спине сидит кошак.
− Здесь раньше жили мои сородичи, я хочу с ними встретиться! − раздался голос кошака, и люди на стенах переглянулись.
− Здесь больше не живут кошаки! − крикнул командир заставы, который примчался снизу, как только ему доложили о приближении не то большой птицы, не то самолета.
− А где они живут? − спросил пришелец.
− Нигде! − выпалил кто-то из солдат. − Их всех порезали на шапки!
− Молчи, идиот! − зашипели на болтуна.
А кошак на спине чудовища уже повесил голову и едва ли не выл от услышанного. А дракон вдруг двинулся, встал на задние лапы и оперевшись передними на стену оказался перед командиром.
− Говори правду, где кошаки! − зарычало чудовище, − А не скажешь, станешь бифштексом!
Со всех сторон в дракона уже были нацелены ружья.
− Мы не подчиняемся таким дьявольским отродьям как ты! − выпалил командир заставы.
− Тогда, зови сюда тех дьявольских отродий, которым вы подчинаетесь! − зарычал дракон.
− Огонь, парни, огонь, − произнес командир отступая, и тут же грянуло несколько десятков выстрелов.
Дракон несколько отступил, но все видели, что пули, попадая в его чешую, лишь отскакивали. А те, что летели в глаза, исчезали в всполохах голубого света.
− Мерзкие дикари! − взревел монстр, прыгая в воздух. − Сейчас вы у меня попляшете!
Под крыльями дракона возникли вспышки света, которые материализовались в четыре многоствольных авиационных пулемета, и начался новый бой.
Рев дракона смешался со свистом воздуха и треском пулеметов.
Очереди мелких разрывов прошлись по стене, уложили нескольких стрелявших и погнали остальных вглубь заставы.

− Это магический дракон! − кричал кто-то снизу.
− Не магический, а технический, неуч! − кричал другой.
Начальника заставы дракон поймал в когти пролетая над одной из улиц. Схватив человека, черный монстр взмыл в небо и унесся в сторону от каменных строений.

− А теперь ты будешь отвечать на все мои вопросы, − объявил черный монстр человеку, шея которого была зажата меж двух больших когтей, воткнутых в дерево. − Будешь врать − откушу тебе башку! − предупредил дракон. − Говори, где все кошаки?!
− Я не знаю! Они куда-то ушли! − заблеял человек.
− Куда?! − равкнул дракон.
− Я не знаю!
− Кто знает?!
− Я.. н-не зна... − Он запнулся, увидев вылезающий из лапы дракона еще один коготь, нацеленный ему прямо в горло. − Там есть пленный, − пробормотал человек. − Не убивайте! Я покажу! − завыл он.
− Показывай! − приказал дракон и выдернул когти из ствола дерева.
Человек рухнул перед ним и дернувшись замер, потому что огромное черное существо на его глазах переменилось, обращаясь в человека − в женщину.
− Полагаю, ты не забыл, что пули меня не берут! − рявкнула она, пнув его так, что он отлетел от дерева и растянулся на траве. А из травы поднялся кошак, и человек затрясся от ужаса, прекрасно зная, что кошак может его порвать как кролика. − Вставай и иди, − приказала женщина, и он исполнил приказ.

Застава казалась пустой. Лишь кое-где на улицах валялись трупы, и троица прошла мимо них не задерживаясь. Начальник трясущимися руками открыл вход в подвал и провел за собой пришельцев.
В подвале, в железной клетке лежал старый кошак.
− Сальтран, − тихо произнесла Линоран и драконица приказала человеку открывать клетку. Тот исполнуил приказ, Линоран скользнула к лежавшему зверю и некоторое время пыталась привести его в чувство, но тот не шевелился и, казалось, не дышал.
− Он едва жив, − сказала она, глянув на женщину. − Ему нужна немедленная помощь.
− Возьми его на руки, мы сейчас же перелетим в замок, − приказала драконица. Линоран так и сделала.
Через мгновение она оказалась посреди зала, рядом свалился захваченный начальник заставы.
− Охрана! − приказала драконица, и тут же к ней подскочило несколько человек. − Взять этого дикаря и запереть в клетке! − она указала на захваченного пленника.

Сальтран пришел в себя через несколько часов после того, как им занялся медик кошаков. Медик констатировал сильное истощение старика и крутился вокруг него словно тот был ему отцом.

− Линоран? − удивленно произнес Сальтран, увидев ее одной из первых. − Что произошло? Где мы?
− Вы в нашем посольстве, на планете Маргират, − сообщил ему врач. − Пока вы с Линоран единственные, кого мы нашли из вашей экспедиции.
− Эти ужасные дикари едва не перебили нас всех, − заговорил Сальтран.
− Сальтран, вы должны сказать, где остальные наши, − заговорила Линоран. − Мы их вытащим, где бы они ни оказались!
− Дикари их продали какому-то своему королю, − произнес Сальтран. − И я не уверен, что они сейчас живы.
− У нас здесь пленник один из этих дикарей, мы из него вытрясем всю информацию, − произнесла Линоран.
− Вытрясете? − скептически проговорил Сальтран. − А как же Кодекс Разумного Существа? Линоран, разве ты его забыла?!
− А вы его сами помните, Сальтран? − раздался человеческий голос, и кошак резко обернулся. От вида человеческой женщины, оказавшейся рядом, он оскалился и зарычал, а на его руках выдвинулись когти.
− Вы держите эту тварь на свободе?! − зарычал Сальтран, и его тут же схватили двое своих.
− Успокойся, Сальтран, − заговорила Линоран. − Перед тобой вовсе не то существо, какое тебе мерещится! Покажи же ему! − воскликнула она, глядя на драконицу.
− Зачем же? Пусть он порычит и выплеснет свою ненависть на меня, а не на других людей, − спокойно произнесла Юни Верса. − Отпустите его, пусть он своими когтями докажет, что я вам зря помогаю.
− Этим лживым чудовищам нельзя веррр... − Сальтран осел недоговорив от инъекции, сделанной врачом.
− А теперь все прочь отсюда, приказал медик. Ему нельзя нервничать!


− Привет, бандюга, как жизнь в застенках?
− Я не бандюга, − пробурчал человек с нар.
− Да ну, − усмехнулся вошедший. − Сидишь − значит бандюга. Здесь других не держат.
− А ты, значит, тоже бандюга?
− Ага, − усмехнулся тот. − Но меня, в отличие от тебя, скоро выпустят.
− Отстань, − буркнул тот.
− Ну и зря. Я мог бы что-нибудь передать твоим друзьям, если бы не ты оказался таким хамом. Не бесплатно, разумеется.
− Ты их и не найдешь.
− Это почему же? Я кого угодно найти могу. У меня знакомые и в космосе есть.
− В каком космосе?
− В зеленом, − Вошешдий пересек камеру и занял свободное место на нарах в другом углу. − Хрюкай себе дальше в платочек, урод хвостатый.

Пленник все же клюнул на уловку Берхаса, и через несколько минут они вновь говорили. О космосе, о летающих машинах, о метрополии, планете с которой произошли все люди.
Дикарь об этом знал из историй, которые слушал в детстве от родителей и учителей, а о летающих машинах почти ничего не знал.


Сальтран перестал шарахаться от людей только через неделю. Но и после того, как пришел в себя он старался не выходить с территории посольства и не встречаться ни с какими чужаками.
Линоран с драконицей продолжили поиски кошаков на территории дикарей и за несколько дней проверили довольно обширную территорию, проверяя поселения и разыскивая там информацию о кошках.

− Если бы ты могла менять свой вид, ты могла бы пойти со мной в этот город, − произнесла Юни Верса, обращаясь в женщину. − А так, тебе придется ждать здесь. А я пойду одна.
− Ты же можешь взять в помощники кого-то из людей, − проговорила кошка.
− Могу, только особого толка с них нету. Хотя, если мне потребуется, я их могу принести сюда хоть сотню. Ладно, жди. Если что, вызывай меня сразу. А я пошла.

− Привет, мальчики, как жизнь в столице? Блохи здесь сильно кусаются? − заговорила женщина входя в дверь бара.
− Привет, красавица, − ответил кто-то из посетителей, оборачиваясь. − Блохи здесь такие же, как везде. А ты чего, одна что ли?
− Одна или не одна, не важно, − произнесла она. − Лучше бы сказали, где тут можно найти работу для красивой девушки.
− Бордель напротив, − брякнул кто-то. − Там самое место таким шлюхам как ты!
− Молчал бы лучше, алкаш несчастный, − ответила она, и человек тут же завелся. Вскоре он уже кидался на нее с кулаками, а получив в глаз и отлетев, схватился за оружие. Однако, его тут же подхватили под руки его знакомые и уволокли за стол, не давая бузить дальше.
Женщина, наконец, пересекла зал и заняла одно из свободных мест. Сидела она недолго. В заведение вскочило несколько стражников, и кто-то указал им на нее, заявляя о "шпионке ангелов".
Она не сопротивлялась, когда ее схватили и выволокли из бара. Вскоре ее уже усаживали за стол перед седым старичком.
− Красивенький ангелочек, шеф, а? − произнес один из стражников.
− Красивеньких ангелочков к нам просто так никто не посылает, − произнес старичок. − Давайте ка приступать, − Он чуть наклонился вперед и заглянул пленнице в глаза. − Будете говорить? − спросил он ее.
− А вам надо, чтобы я говорила? − спросила она. − Может, лучше сразу перейдем к пыткам?
− К пыткам мы еще успеем перейти. Сначала вы нам все расскажете добровольно, а потом уж будут пытки, когда мы выясним, что вы лжете.
− Не, папань, так дело не пойдет, − заговорила она. − Сначала ты мне все расскажешь, а не расскажешь, тогда будем пытать.
− Вы гляньте ка на эту наглую рожу! − воскликнул старик. − И что же ангелам хочется узнать?
− Ну у вас и вопросы, дедуля. Про ангелов спрашивайте у них самих. Они мне не докладывают о своих желаниях.
− Да ну? К то же тебе о своих желаниях докладывает, девица-красавица?
− Мальчики.
− И чего они хотя?
− Да все хотят одного и того же! − усмехнулась она. − Трахаться они хотят!
− И только? − удивленно моргнул старик. − Мне вот хочется совсем другого. Впрочем, я и не мальчик.
− Неужто девочка? − спросила женщина, и старик рассмеялся.Вслед за ним рассмеялись и охранники.
Рядом раздался звонок, и старик поднял трубку телефона, выглядевшего как большая развалюха.
− Слушаю, Ваше Величество! − произнес он. − Да, ямедленно отправляюсь к вам, Ваше Величество! − Он повесил трубку и встал. − В клетку эту барышню. Потом с ней разберемся, − приказал он и пошел на выход из кабинета.
− Королю привет от Черного Дракона передавай, − произнесла женщина, когда старик выходил. Он на несколько мгновений задержался, затем махнул рукой и ушел.
− Ну так как, барышня, тебя к насильникам или к ворам посадить?
− Меня к кошакам, пожалуйста, − ответила она, и ее толкнули в спину.
− Иди!
К кошакам ее не сажали, но проводили мимо множества клеток, в которых сидели самые разные люди, по большей части выглядевшие оборванцами и скотами.
Они тянули руки к женщине, но никто ее не достал, а только получил по этим рукам. Стражники лупили по ним дубинками.

* * *

− Вызывали, Ваше Величество? − произнес старик, входя в тронный зал.
− Ну, что за вопрос, Полковник? Забыл что ли наш разговор по телефону десять минут назад?
− Так что за дело, Крис? − серьезно спросил старик.
− С горной заставы вернулись остатки погранотряда. Заявляют про некоего черного дракона, который на них напал и почти всех перебил.
− Черного дракона? − удивился старик. − А ну ка, ну ка, поподробнее!
− У Кервеса спрашивай подробнее, я едва понял чушь, которую эти психи несли. По их словам, этот дракон − настоящий и он летал.
− Настоящих драконов не бывает, ты же знаешь!
− Откуда мне знать, что недоумки могут называть драконом? А ты, похоже, о нем что-то знаешь, хитрец!
− Не сказал бы, что что-то знаю, но мои ребата недавно поймали одну женщину, она тоже упоминала черного дракона. Полагаю, ее надо брать в оборот и выяснять, что за дела. Твои молодцы что о нем говорят?
− Несут редкостный бред. Судя по их рассказу это был настоящий воздушный истребитель с пулеметами на борту. Непонятно только, каким образом они умудрились с ним разговаривать.
− Разговаривать? − удивился полковник. − Странные дела.
− Если ангелы пошли в наступление, то надо мобилизовать армию.
− Вряд ли они пошли наступление. Звездочет говорит, что у них там заваруха между собой.
− Слышал я его, − махнул рукой Король. − По моему, он спятил. Зачем ангелам друг с другом драться?
− А если это пришельцы? Мы то знаем, что они существуют!
− В любом случае, нам лучше быть начеку и вовсеоружии! И разобраться, кто атаковал горную заставу!
− Разберемся. Не в первой распутывать всякую галиматью.

* * *

− Кстати, мальчики, насильника мне сюда приведите, − произнесла женщина. − Да такого, который покруче! Не люблю костлявых!
− Может, тебе и официанта пригласить? − спросил стражник.
− Официанта не обязательно. Я насильника и так съем, без лишних церемоний.
Стражник присвистнул, покрутив пальцем у виска и удалился.

Поиск занял не более нескольких минут. Кошек не было ни в тюрьме, ни в замке местного Короля. Юни Верса некоторое время наблюдала за спором старика с Королем, о каких-то местных делах, затем улетела в тюрьму, где ее уже хватились. Стражники пбыскивали камеры, решив, что сами перепутали, куда посадили женщину, но сообщать начальству о случившемся им все же пришлось, и вскоре полковник и Король сорвались с места и умчались с тюрьму, где поднялась тревога, и стражники обыскивали все закоулки.
Снаружи уже темнело. Драконица слетала к Линоран, прятавшейся в лесу. У той все было спокойно, и спрятавшуюся в кустах кошку никто не обнаружил. известие о том, что в местной тюрьме нет кошек, ее не обрадовало, но она ничего не могла с этим поделать.

Король сидел в кресле напротив полковника. Стражи рядом не было, и два человека вновь обсуждали дела, когда дверь тихо открылась, и в помещение вошла женщина.
− Стой и не двигайся! − выкрикнул полковник, выхватив пистолет.
Женщина усмехнулась.
− Я вижу, у вас отменная хватка, полковник. Но я пришла вовсе не для того, чтобы вы меня пристрелили.
Король, наконец, поднялся и развернувшись взглянул на женщину.
− Здравствуйте, Ваше Величество, − произнесла она, кланяясь.
− Кто ты такая? − спросил он.
− Во всяком случае, я не ангел, − ответила она. − Уж и не знаю, кого вы этим словом кличете.
− Тебе не удастся нас одурачить! − резко выпалил полковник.
− Я сюда пришла вовсе не за этим.
− А зачем же? − спросил Король.
− Мне нужны кошаки. Да-да, Ваше Величество, вы не ослышались. Мне нужны именно кошаки. Все до единого. Если вы их мне отдадите, я могу что-то сделать и для вас. Но, это только в том случае, если вы не совершили против них какого-нибудь гнусного злодеяния, неподобающего разумным существам!
− Так значит, эти звери разумны? − спросил полковник.
− Вас интересуют разумные существа, полковник? − деланно удивилась женщина. − Вы со своим отношением к пришельцам очень сильно просчитались. Понимаете?
− Не понимаю, − ответил он.
− Хорошо, тогда сделаем вот так.
Два человека ощутили, как пол под ними пропал, и они рухнули в воду.
Оружие тут же ушло на дно, потому что тянуло вниз, и Король с полковником выплыв на поверхность начали яростно грести.
− Вам помочь? − возник рядом голос женщины, и над прудом вспыхнуло множество электрических огней.
Два человека увидели ее на берегу, а из-за стен, окружавших пруд, начали выходить вооруженные люди в формах. Их форма похищенным ни о чем не говорила.
− Капитан, подымите, пожалуйста, пару вертолетов в воздух, − произнесла Юни Верса.
− Это сильно надо? − спросил капитан, оказываясь рядом с ней.
− Да, капитан. Эти двое дикарей еще плохо понимают, где оказались. А они должны кое-что узнать.
− Да, мэм, будет сделано! − воскликнул капитан и взявшись за коммуникатор отдал распоряжение.
Через две минуты над прудом возник рев и появились две винтокрылые машины. Король и полковник, наконец, выбрались на берег.
− Кто они? − спросил капитан, вновь оказываясь рядом с женщиной.
− Они со второго материка. Дикари обыкновенные. Ну, не считая мелких званий.
− Что это значит? − заговорил Король, делая шаг к женщине.
− Разыгрываете дурачка, Ваше Величество? − усмехнулась Юни Верса. − Вы попали на базу ВКС Маргирата. − Позади людей раздался всплеск воды, затем дикий "МЯВ" большой кошки.
− Чертова ящерица! Ты что наделала?! − взвыла кошка и поплыла к берегу.
Полковник схватился за кобуру, но та была пуста.
− Не делай глупости, папаня, произнесла женщина ему почти в ухо, и он отпрыгнув чуть не сбил Короля с ног.
− Ты не могла полегче? − спросила кошка, выйдя из воды и встав перед женщиной.
− Вот эти двое знают, где твои родственники, Линоран, − объявила Юни Верса. − Ты можешь пустить им кровь своими когтями, если они не скажут, где они.
Кошка обернулась к людям, и те попятились, увидев когти, вылезшие на ее руках.
− Будете говорить? Или мне вызвать сюда настоящего людоеда? − спросила женщина у двух пленников.
− Вы не посмеете, − проговорил полковник.
− Да неужели? − удивилась драконица и шагнув к нему преобразилась к виду большой черной ящерицы. − Ты, мерзкий урод, считаешь, что я не посмею тебя тронуть?! И это после того, как вы перебили больше половины кошек, никого из вас не тронувших, из экипажа, потерпевшего крушение?!
− Мы их не трогали! − завопил Король, уткнувшись взглядом в огромные когти драконицы.
− Ты думаешь, я не слышу твоего вранья, грязная обезьяна?! − зарычала черная ящерица, хватая Короля когтями.
− Не прикасайся к нему! − воскликнула кошка и дернула драконицу за хвост. Та обернулась, и кошка отступила на шаг, решив, что сделала нечто серьезно разозлившее Юни Версу.
− Ты не хочешь узнать, где они? − спросила драконица.
− Они и так скажут, ответила кошка и прошла к полковнику.
Король вывалился на землю из большой когтистой лапы.
− Ты ведь скажешь, где они? − произнесла кошка, подходя к старику. − Говори же! Мы их заберем, а вы вернетесь в свой город и обо всем забудете!
− Мэм, командор требует, чтобы вы передали нам людей пленников, − произнес капитан, протягивая драконице радиотелефон.
− Забирайте, − ответила она, мгновенно обращаясь в женщину. − Идем, Линоран.
− Но они должны сказать! − воскликнула кошка.
− Они уже все сказали, − объявила Юни Верса. − Там полно других людей, которые не пожелают стать кормом и все расскажут.


Зал наполняло множество людей. Все они толпились и галдели в одной стороне, потому что с другой перед ними находились два опасных существа − черная драконица и большая кошка. Рядом с нелюдьми стояла женщина, и только кошка Линоран знала, что эта женщина и драконица − одно и то же существо.
− Мы собрали вас здесь только с одной целью, − заговорила женщина, выходя вперед.
− Мы не будем разговаривать с прислужниками чудовищ! − завопил один из присутствовавших и выскочил к ней, выхватывая клинок.
Через мгновение толпа шарахнулась назад, прижимая к глухой стене зала, потому что выскочивший вперед человек оказался подхвачен длинным языком драконицы и тут же проглочен.
− Так станет с каждым, кто не пожелает со мной говорить, − объявила женщина, проходя к толпе. − А теперь продолжим. Полагаю, вы уже догадываетесь, что стало с вашим Королем? − женщина подняла руку и хлопнула по животу большой черной ящерицы.
− Убийца! − завопил еще чей-то голос.
− Сейчас убийцей стал ты, − заявила женщина, − потому что это происходит из-за твоего выкрика, − Драконица выхватила из толпы еще одну жертву и тут же сожрала. − Итак, кто здесь тупой, объясняю. Каждый ваш ответ не по делу будет означать, что кто-то из вас отправится в животик моей маленькой ящерки!
Люди зашумели, но новых выкриков не последовало.
− А теперь я объясню, что мне надо, − продолжила Юни Верса. − Мне надо, чтобы вы рассказали, где ваш гнусный королишка прячет кошаков?! Если вы будете молчать, с каждой минутой вас будет становиться все меньше и меньше. − Она махнула рукой, и очередная жертва отправилась в пасть драконицы. − Итак, кто-нибудь из вас желает высказаться? Чем дольше вы молчите, тем хуже для вас! А тот, кто знает, но молчит сейчас, тот становится убийцей!
И драконица сожрала еще двоих, схватив сразу обоих.
В зале поснялся вой, и кто-то уже начал требовать, чтобы те, кто знает, сказали все, что от них требуют.
− Не трогай ребенка, зверь! − закричал кто-то. В лапе драконицы в этот момент оказалась девчонка лет десяти. Она визжала от ужаса, а какая-то женщина кинулась к драконицедержа в руке нож и ткнула им в большую черную лапу. Нож соскользнул с чешуи, вывалился из руки женщины, и огромная пасть поглотила сначала женщину, затем девчонку.
Юни Верса видела, как дернулась с места Линоран, но знак Юни Версы заставил кошку стоять. В мыслях Линоран уже было проклятие, и она винила себя за то что согласилась на дьявольский план драконицы, из-за которого теперь гибло столько людей.
− Говорите же, куда он их отправил?! − выкрикнула Юни Верса, когда в животе драконицы сгинуло больше половины жертв. − Ну, коли не желаете отвечать, жри их всех, малышка!

− Какого черта! Останови ее! − завыла кошка, когда осталось всего три человека.
− Поздно останавливать, − ответила Юни Верса, и большая пасть поглотила осташихся.
− Ты убийца! Убийца! Если бы я знала, чем это закончится! − Кошка еще продолжала выть, а драконица улеглась псреди зала и смачно рыгнув, взяла в пасть последнюю женщину.
− Твоя идея по поводу того, чтобы выглядеть двумя существами − просто великолепна! Теперь я могу сама себе зубы чистить!
− Ты убила разумных! Ты это понимаешь или нет?!
− Главное, чтобы это понимала ты, а не я, − ответила Юни Верса, потому что скоро у тебя появится желание убивать их все без разбора.
− Не появится! − зарычала кошка. − Я не убийца! И не собираюсь поддаваться грязным инстинктам, как ты!
− Тогда, вперед, неподдающаяся моя, − ответила драконица. − Вперед.
Кошка клацнула зубами, свалившись посреди коридора, вдоль которого на стенах были вперемешку прикованы люди и кошки. Кто-то из них стонял, кто-то висел молча и истекал кровью.
Линоран несколько секунд осматривалась, затем кинулась к ближайшему кошаку и начала вскрывать оковы.
Они Верса взмахнула рукой и огенный зигзаг молний пронесся через зал, разбивая цепи и освобождая узников.
− Командор, немедленно выдвигайте все медиков к пруду, − передала драконица, по связи скаров. − Сейчас туда будут прибывать искалеченные существа. Несколько десятков, возможно больше ста.
Линоран оказалась рядом с женщиной.
− Тебе и сейчас жалко тех людей? − спросила Юни Верса.
− Да, − твердо ответила кошка. − Они невинны!
− Откуда тебе знать? Ведь именно один из съденных мысленно проговорился о том, где они, − женщина обвела рукой шатающуюся толпу людей и кошаков.
− Кто вы? − заговорил один из них.
− Кто бы ни были, − произнесл Юни Верса. − Готовьтесь к перемещению, поддержите тех, кто плохо держиться на ногах. Они могут упасть.
В руке женщины возник короткий жезл, который вспыхнул ярким голубым светом и испустил молнии, попадавшие в людей и кошек. За несколько секунд зал очистился, и последней исчезла Линоран.
А Юни Верса осталась одна и прошла к дальним дверям, за которыми собралась куча людей в рясах.

− Мы видели свет божественных испепеляющих молний! − произнес кто-то из вышедших навстречу женщине людей, и они начали опускаться на колени. − Мы видели, как божественный свет уничтожил всех демонов и их прислужников!
− Я пришла, чтобы забрать их, и я не уйду, пока не заберу всех! − произнесла женщина со светящимся жезлом. − Вы покажете мне, где остальные!
− Мы покажем, − загалдели люди.
Еще два десятка искалеченных существ оказались заперты по отдельным камерам. Люди в рясах смотрели, как огненные молнии поглощали "демонов" и "прислужников", после чего только верили еще больше в свою правоту и право "посланницы Бога" "уничтожать нечистых".

* * *

− Инквизиторы приехали! Инквизиторы приехали! − кричал кто-то со стены замка.
− Именем святой инквизиции, открывайте ворота! − приказал командир отряда инквизиторов.
Некоторое время стражники внутри, видимо спорили с кем-то, открывать ворота или нет. Под конец, все же раздался мерзкий скрип, и ворота раскрылись, впуская отряд инвизиторов на лошадях.
Они проехали через широкий двор замка и оказались перед парадным входом во дворец. Навстречу спустился хозяин замка Косто, как это подсказал один из инквизиторое женщине с жезлом.
− Что за странный визит? − заговорил Косто. − И почему с вами не видно ни одного старшего инквизитора?
− Мы прибыли сюда по воле Господа! − заговорил командир отряда. − И с нами по... − он умолк, получив тычок в бок от женщины.
− Умолкни, неуч! − приказала она ему, и инквизитор тут же заткнулся.
− Я жду ответа на вопрос, − заявил хозяин, и множество воинов вокруг подняли оружие, направляя его на приехавших.
− Я приехала сюда, чтобы забрать всех кошаков, − заявила женщина.
− А кто вам сказал, что я их отдам? − усмехнулся Косто.
− Уничтожь его! Он прислужник демонов! − завопил инквизитор.
Юни Верса направила жезл на кричавшего инквизитора, и удар молнии выбил его из седла.
− Если еще откроешь пасть, отправишься к дьяволу, − произнесла она и взглянула на Косто.
− Ваше оружие меня ничуть не испугало, − заявил он.
− У меня нет оружия, господин Косто. Если ты действительно друг кошаков, то ты проводишь меня к ним. − Она махнула рукой и жезл упал под ногами человека.
Кто-то из его слуг поднял его и подал хозяину. Коско некоторое время рассматривал его, и от него не ушли гравировки на ручке, изображавшие кошек, людей и космическую технику.
− Хорошо, я провожу вас к ним, но все эти останутся здесь!
− Они останутся, − ответила она, совскакивая с лошади и подходя к поднявшемуся на карачки инквизитору. − Твой поганый рот превратится в задницу, если ты ляпнешь здесь хоть одно слово, − произнесла она.
Он покорно склонул голову и ничего не ответил.

− Полагаю, теперь вы можете назвать себя, − произнес Коско, когда инквизиция осталась за дверями, и он с женщиной оказался в длинном коридоре.
− Меня зовут Юни Верса, я − дракон людоед, − обявила она.
− Это совсем не смешно, мадам, − остановился он. − Если вы мне не доверяете, тогда вам здесь нечего делать.
Она молчала, глядя ему в лицо и одновременно проносясь другой своей частью через замок. Кошаки нашлись сразу же. Один лежал на человеческой постели в одной из спален, другой, совсем маленький, игрался с мальчишкой лет двенадцати в явно детской комнате.


* * *

− Саргеза-27, отвечайте же! Саргеза-27!
− Саргеза-27 на связи, Земля. У нас без изменений. СЖО не восстановлена, воздуха по всем расчетам не больше чем на час. Ждем помощи.
− Помощь будет, Саргеза-27! К вам прибудет драконица Юни Верса!
− Ну, спасибо, утешили. Значит, мы не задохнемся. Нас съедят живьем.
− Отставить хандру, Саргеза-27! Самка Скартов переместит весь транспорт в атмосферу планеты! Приготовьтесь к резкому входу в атмосферу и аварийной посадке на воду! Как приняли, Саргеза-27?!
− Приготовиться к аварийной посадке на атмосферу и резкому входу в воду, понял вас, Земля. Самка Скартов нас слопает небольно.


− Что ты с ними сделала? − удивился командор.
− Ничего особенного. Я их проглотила и из своего живота телепорртировала на необитаемый остров Верского залива. Всех до одного, в том числе и Верховного инквизитора. Полагаю, Король Кристиан уже с ним встретился?
− Кристиана ты вернешь туда, откуда взяла, − произнес командор. − И без своих шуточек, пожалуйста!
− Как прикажете, командор. Когда отправляемся?
− Через час.


* * *

− Война подходит к концу, господа, и это уже очевидно, а это означает, что нам следует уже сейчас задуматься над тем, как жить дальше и как устраивать послевоенный мир. Уже сейчас стоит проблема, что делатс с пленными. Мы не можем постоянно держать их в лагерях, не можем обеспечить работой и жильем, не можем обеспечить продовольствием. А когда вся армия врага сдастся, нам придется думать и о них!
− Не рано ли, господин Берхас? И что вы предлагаете делать со всеми этими проблемами?
− Начать с решения вопроса о послевоенном государственном устройстве. Бывшее правительство себя дескридетировало окончательно, развязав войну, и это означает, что мы должны подумать о новом правительстве и о том, чтобы оно не могло стать таким же, как прошлое!
− Вы предлагаете отказаться от демократии? Тогда, что? Монархия?
− Да хотя бы и монархия! − воскликнул Берхас. − Избрать самого сильного, самого смелого, самого...
− Под ракую характеристику, господин Берхас, лучше всего подходит драконица!
− Заметьте, это не я предложил! − воскликнул Берхас.
− Не ты, так твой подпевала! − раздались крики, и шум в зале едва не перерос в драку. Остановились все только когда центральная дверь зала с грохотом распахнулась и перед людьми появилась Юни Верса в своем малом драконьем обличии.
− Что здесь происходит, Берхас? − спросила она, проходя к трибуне.
− Они спорят, избирать тебя Королевой Маргирата или нет?
− Что за глупости? − фыркнула она. − Сначала вы должны меня спросить, а согласна ли я на эту адову ношу?
− Маргират, разве похож на ад? Здесь не хуже чем в метрополии!
− Да чего ты мне про метрополию рассказываешь? Я там уже бывала, и не вижу там ничего хоршего, чтобы сравнение с ней дало какой-нибудь плюс Маргирату.
− Ты собираешься улетать в метрополию?
− Да, собираюсь. Уже все готово, через неделю стартую. А в чем дело, Берхас? Ты здесь что, не справляешься? Может, надо кого-нибудь слопать, чтобы тебе стало легче?
− Если понадобится, ты узнаешь об этом первой, Юни. А мы сейчас решаем, что делать после войны.
− По-моему, делить шкуру неубитого медведя, бессмысленно.
− Ты пришла сюда по делу? − спросил он.
− Да, по делу. Мне нужно разрешение на снос Сахелерской военной базы.
− То есть как на снос?
− Снос, То есть снос. Под корень, со всеми строениями и землей под ними на глубину местами до пяти километров. Побочным явлением будет небольшое землетрясение, плюс, Сахлерская бухта увеличится примерно на тысячу квадратных километров.
− Этому делу есть какое-нибудь разумное объяснение, не считая желания варварского истребления вражеских войск?
− Сахлерская база, несмотря на все ваши старания продолжает оставаться главным изготовителем блокираторов против Силы скартов. Я не знаю, возможно, вы имеете какую-нибудь выгоду с этого, поэтому я и пришла за разрешением.
− Там ведь наверняка блокирована Сила, как ты собираешься это делать?
− Я буду делать это не одна, а с другими самками. Вместе мы береборем все блокираторы. У Альфы есть хороший план, но вы должны дать на это дело добро, потому что в результате база физически прекратит свое существование.
− Хорошо. Вопрос принят к рассмотрению. Надеюсь, тебе надо его решать не сию минуту?
− Я могу подождать еще день-два, если вы сильно заняты.
− Завтра после военного совета я сообщу тебе решение, − Берхас лишь глазами похлопал, когда драконица перед ним исчезла. − Похоже, она ушла, − сказал он в зал. − Продолжим наше обсуждение!

* * *

Огненные всполохи перечеркнули небо, в землю ударили невиданные лучи, и база не успела подняться по тревоге. Множество взрывов разнесли крупнейшие здания, лучи проникли под землю, и огонь ворвался на уровни, где еще находились люди. Они не поняли, что случилось. Не успели. Взрывы мгновенно убили всех, и некому было наблюдать за фонтанами новых ударов, за всбесившейся водой, ринувшейся в возникшие провалы в земле. Никто не видел и возникших рядом с солнцем каменных глыб, тут же рухнувших в корону звезды и моментально сгоревших.
Лишь единицы существ на планете точно знали, что происходит − несколько самок скартов и одна драконица. Даже союзники не знали, какое именно оружие собирается применять Юни Верса против врагов. Она объявила лишь, что оружие очень мощное и от вражеской базы и камня на камне не останется.
Так и вышло. Вскоре разведка донесла информацию, что на месте Сахлерской базы оказалось несколько круглых озер, соединенные тонкими перемучками воды друг с другом и с морем. Метеорологи действительно засекли слабое землетрясение в момент атаки и могли лишь констатировать, что реальных ударов было одиннадцать. Сначала четыре почти одновременных, а затем серия из семи мощных и отстоящих друг от друга на несколько секунд.
А потом произошло то, чего никто не ожидал. Враги капитулировали. Одномоментно и везде, по всей планете, командовние вражеских войск вышло на связь с командованием армии Торгового Альянса, объявляя о своем желании закончить войну с признанием за ТА абсолютной победы.

* * *

Решение о форме правления было принято Советом ТА почти мгновено. Торговцы не желали признавать демократию и решили, что править планетами должен Император, которого следовало выбрать один раз и навсегда. А затем уже Император решал, как и кому передавать власть.
Рассчитывали торговцы или нет свои ходы вперед, но, когда пришло время мирового референдума, на котором избирался Император, выяснилось, что население Маргирата и Мандавора более чем наполовину состоит из нечеловеческих разумных рас. Именно это и сыграло решающую роль, когда кандидатом на место Императора была выдвинута драконица Юни Верса. И результат оказался для нее чертовски неожиданным.
Более половины населения Маргирата и Мандавора проголосовали за драконицу.

− Можешь объяснить, чем ты думал, когда выдвигал ее кандидатуру от Гильдии Торговцев? − спросил Декхан, прибывший на Маргират в составе делегации Мандавора, для того, чтобы принести присягу на верность Императрице.
− Тебе, мальчик, этого не понять, − усмехнулся Берхас. − Не понять, потому что ты на месте Императора, первым делом думал бы о себе и своих прибылях! И я думал бы только о них! А драконица не такая! Она человечнее многих из нас во сто крат, даже будучи людоедом. И она будет делать то, что нам надо. И во много раз лучше любого человека. Хотя бы потому, что от этого зависит все отношение к ней. Она прекрасно понимает, что находится в наших руках, и у нас есть возможность воздействия на нее, не только разумом, но и силой. Она будет делать все для нас, потому что от нашего процветания зависит и ее жизнь. Она совершенно одна, и кроме нас у нее никого нет. Ты понимаешь, что это значит?
− Понимаю.
− Плохо ты это понимаешь, Декхан. Понимал бы, не убегал бы от встреч с ней!
− Я и не убегал!





 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  У.Михаил "Ездовой Гном -1. Росланд Хай-Тэк" (ЛитРПГ) | | М.Эльденберт "Девушка в цепях" (Любовное фэнтези) | | Р.Навьер "Эм + Эш. Книга 2" (Современный любовный роман) | | Д.Антипова "Близкие звёзды: побег" (Любовное фэнтези) | | А.Субботина "Невеста Темного принца" (Романтическая проза) | | А.Черчень "Джентльменский клуб "Зло". Безумно влюбленный" (Романтическая проза) | | А.Россиус "Ковен Секвойи" (Любовное фэнтези) | | Д.Вознесенская "Таралиэль. Адвокат Его Темнейшества" (Любовное фэнтези) | | А.Красников "Забытые земли. Противостояние" (Приключенческое фэнтези) | | Д.Вознесенская "Игры Стихий. Перекресток миров." (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"