Mak Ivan: другие произведения.

Смысл жизни

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


Оценка: 4.54*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    можно считать, что это "Яблоко раздора -3"


Ivan Mak


Смысл жизни


Предисловие



Мягкая и нежная плоть окружила человека. Он некоторое время нежился от возникших ощущений, но это продолжалось недолго. Через минуту он уже не считал происходящее приятным, потому что обнаружил себя в глотке большой черной драконицы.
− Ты сам сказал, что отдашь все, что я попрошу, − произнесла она и закрыла пасть, окончательно глотая жертву. − Вот я и взяла все.
Драконица свернулась клубком на широкой постели и некоторое время наслаждалась ощущением полного живота. Она не стала подыматься, накрылась одеялом и быстро заснула.

Проснулась она от дверного звонка. Поднялась, тут же преобразилась, становясь большой кошкой, и прошла открывать.
В дверях оказался лейтенант Тсуран, отвечавший за охрану группы.
− А где Лейн Хор? − спросил он, оглядев комнату.
− Разве это комната Лейна Хора? − спросила кошка.
− Нет, но он вечером вошел сюда и не выходил.
− Наверно, под кроватью спрятался, − буркнула кошка, и лейтенант резко нагнувшись заглянул туда. − Что вы на меня так смотрите? Я здесь не для того, чтобы следить за вашими людьми, − продолжила кошка, проходя мимо кровати к тумбочке, на которой лежала ее одежда. Она быстро оделась, пока лейтенант чего-то искал в комнате. − На кухне в шкафчике есть много ящичков, может, он там спрятался? − усмехнулась кошка.
− Что он вам говорил, когда пришел? − спросил лейтенант.
− Он говорил всякие глупости, − ответила она. − А потом мы трахались. Я заснула, а проснувшись его не обнаружила. Наверно, он испарился. Не иначе. Ведь тихо выйти в дверь Лейн Хор не способен, не так ли?
− Ваш сарказм здесь совершенно неуместен, госпожа Ленная, − произнес лейтенант. − Говорите, куда вы его дели и что с ним сделали?!
− Ах вот оно как, − фыркнула кошка. − А я то, дура, не верила, когда мне рассказывали, что ксенофобия здесь цветет и пахнет, а она вона как расцвела!
Лейтенант чуть отступил и взялся за коммуникатор, вызывая кого-то.
− Вы выяснили, в чем дело? − спросил он.
− Нет, сэр. Техника исправна, но запись почему-то отключилась еще вечером.
− Собирай нашу группу и быстро ко мне, − приказал лейтенант. − Лейн Хор исчез.
− Как исчез?
− Не знаю, как. Быстро исполняйте приказ!
− Да, сэр.
Лейтенант глянул на кошку, что в этот момент уже сидела в кресле и поглядывала за окно.
− А теперь ты расскажешь все о том, кто ты такая, откуда взялась на нашу голову, и кто тебя покрывает! − произнес лейтенант, когда в комнату ворвалась группа вооруженных людей.
− А про самок скартов, глотающих ни в чем не повинных разумных, тебе тоже рассказать, человек? − заговорила кошка, подымаясь.


Часть 0. Маргират.


− Не вы ли, господин министр, говорили мне, что я могу глотать любого маньяка, который при мне будет думать о своих убийствах? − спросила большая черная ящерица.
− Я просил вас прежде сообщать о таких маньяках в соответствующие органы и только после их разрешения делать с ними то, что вам хочется, − заявил министр. − Вчера, Ваше Величество, сомнительной чести оказаться в вашем желудке удостоился вовсе не маньяк. Вы на виду у десятков свидетелей сожрали абсолютно невиновного человека. А его мысли о якобы убитых им женщинах были всего лишь репетицией перед киносъемками, в которых он играл роль того самого маньяка. И получается, что вы демонстративно у всех на глазах сожрали честного, ни в чем не повинного артиста. А это на руку тем крикунам, что вопят об отмене недавно принятого для вас специального закона о людоедстве. И у них теперь есть козыри, и не один.
− Я сожрала еще кого-то невинного? − спросила Королева.
− В списках врагов Вашего Величества значится почти два десятка имен невинно сожранных людей, трое из которых − дети, − объявил министр.
− Дети?! − воскликнула драконица. − Они что, с ума посходили?! Кто заведует этим гадючником?!
− Они считают, что вы не способны отличить пятнадцатилетнего парня от совершеннолетнего, − произнес министр. − Кто ими руководит, нам неизвестно, но мы ведем расследование и скоро об этом узнаем.
− Похоже, мне придется самой заняться этим делом, − прорычала Королева. − Вы введете меня в следственную группу, министр!
− Но Ваше Величество − слишком заметная фигура! − воскликнул минстр. − Враги подымут крик и заявят, что мы ведем следствие так как выгодно лично вам, а не справедливости!
− Вы не способны ввести в рабочую группу своего ведомства обычное существо? − спросила Королева, меняя свой вид с драконьего на кошачий.

* * *

− Что-то не так, командир? − спросил Серханд.
− Ты видел, как профессор отреагировал, когда узнал, что мы через час садимся на Земле?
− Мне показалось, что он чего-то испугался.
− Именно! − подтвердил командир. − Значит, так показалось не одному мне! С тех пор, как исчезло тело иларианина, профессор ведет себя слишком странно. Не находите, Серханд?
− Простите, сэр, но я не так долго знаю Говарда, чтобы судить об этом.
− А я его хорошо знаю. И уж поверьте, я отлично знаю, как он себя ведет, когда находится в нормальном состоянии!
− Я верю, сэр.
− Командир, на связи Земля. Нам не дают разрешения на посадку!
− В чем дело, Земля? − резко заговорил командир транспортника, когда перед ним включился экран.
− Вы докладывали, что везете тело иларианина, не так ли? − заговорил с экрана человек в форме генерала.
− Да, так, но...
− Никаких но, командир! Погрузите его в автоматический челнок и передайте его управление диспетчеру с Земли! − приказал генерал.
− Тело иларианина пропало, − произнес командир.
− Как это пропало?! − воскликнул генерал. − Кто с ним контактировал последним?!
− С ним контактировал только профессор Башенский.
− Значит, посадите в челнок Башенского и сделаете, как я сказал! И это все, капитан! Никаких лишних вопросов! Вам ясен приказ?!
− Да, сэр, − ответил командир и взглянул на своего помощника, что все слышал.
− Ты что-нибурдь понял, Серханд? − спросил командир.
− Нет, сэр, а вы?
− Я понял только то, что на Земле узнали что-то такое, чего не знаем мы. Потому и отдают такие приказы. Мы должны выполнять все беспрекословно! Вам ясно?
− Да, сэр. Готовить челнок, сэр?
− Готовь, а я пойду найду профессора и провожу его туда.
− А если он не захочет туда идти?
− У меня захочет, − буркнул командир и покинул рубку.
Профессор сидел у себя в каюте и листал какую-то тетрадь. Появление командира его ничуть не удивило, и он поднялся, словно зная, что его ждет.
− Идите за мной, профессор, − приказал командир, и тот послушался.
Башенский сел в челнок, как ему и было приказано, и не сказал ни слова, когда командир закрывал его. А через минуту челнок вышел в открытый космос, перешел под управление с Земли и включив двигатели отлетел от транспортника.
Командир и его помощник наблюдали за маневрами челнока с помощью забортных телекамер. Челнок остановился в полукилометре от транспорта, развернулся, и в этот момент в него ударил ярко красный луч с Земли.
Взрыв разметал челнок в одно мгновение, а затем осколки челнока вспыхнули неестественными мерцающими огнями, вернулись назад и соединились вновь, образуя теперь уже не челнок а...
− Это же иларианский истребитель! − закричал помощник, увидев новую форму на экране монитора.
− Без паники... − приказал командир, но он и сам уже ничего не мог сделать. Тем более, когда иларианин шел прямо на транспорт...


Часть 2. Найна.


Утренний грохот разбудил половину города. Большинство населения так и не поняло, что случилось, часть оказалась свидетелем падения с неба огненного камня, который рухнул посреди городского парка и разнес в клочья небольшой деревянный ресторан, находившийся там. Ресторан тут же вспыхнул, и лишь через несколько часов люди смогли добраться, до куска искореженного металла, который и стал причиной шума и пожара.
Группа ученых, в чье ведение и попадал упавший с неба объект, прибыла к обеду, и некоторое время им еще пришлось и ждать, пока пожарные не расчистили место. Часть ученых даже решилось помочь им в этом деле, и проблем с забором упавшего объекта не было.


Найна бежала. Единственная ее мысль, требовашая немедленно скрыться, заставляла ее предпринимать самые отчаянные попытки, и, оказавшись в огне, она не нашла иного пути, как нырнуть в грязную дыру местной канализации, по которой она теперь и уносилась от преследоваших ее людей. Она знала, что ее не оставят в покое, что ей не позволят жить и развиваться в этом мире, и у нее оставался только один путь − искать дорогу в космос.
А пока надо было уйти с места падения, и она мчалась со всей возможной скоростью, не брезгуя принимать в пищу все, что попадалось на пути. Грязь и нечистоты канализации не были ей противны, просто в них не было полного спектра всех необохдимых Найне элементов, а их прямой поиск давал непосредственную наводку на нее для ее преследователей.
Впрочем, пока у нее был старый запас, и она пользовалась лишь энергетически ценной пищей, которую встречала по дороге.
Труба канализации вывела ее в реку, где стало намного легче. Во-первых, Найна поняла, что преследователей нет, а это означало, что можно на некоторое время расслабиться и отдохнуть. Можно не торопитьсяв и как следует все продумать, прежде чем рваться в новую схватку и уходить от новой погони.
Живности в реке почти не было. Причиной было серьезное загрязнение, производимое множеством человеческих городов в районе, где протекала река. Для Найны это не было проблемой. Наоборот, грязная вода помогала скрыться, и она не показывалась из-под воды, пока не убедилась, что это можно сделать незаметно. особенно ценным подарком судьны оказалось тело утопленника человека, которое она нашла, и тут же захватила в себя. Пример генокода аборигена ей был просто необходим, чтобы выжить среди людей.

Если бы какой-нибудь человек увидел, как она выбиралась из воды, он поднял бы вой и крик или бы бухнулся в обморок, потому что из воды на берег выбралось мерзкое коричневое чудовище. Найна прекрасно знала, как выглядит ее тело со стороны, и выбрала место и момент так, чтобы ее никто не мог увидеть, а для гарантии, она сначала выпустила из-под воды тонкие усики с маленькими глазами, которыми и осмотрела все вокруг. Берег был чист, и она выбралась из воды на траву, собрав свое тело в одно целое. Теперь предстоял довольно ответственный момент с преобразованием тела, а затем и вхождением в местную жизнь.
Два часа спустя на траве лежало уже не чудовище, а тело человека с вполне нормальной окраской кожи, с правильными чертами лица и пропорциями, соответствующими местному стандарту. Найденный утопленник был мужского пола, но Найна стала похожей на женскую особь, потому что всегда ощущала себя таковой. И теперь она просто лежала, раздумывая о том, как действовать дальше. Идти прямо так, без одежды куда либо она не собиралась, и поэтому просто строила планы, а чтобы не выглядеть совершенно голой, экспериментировала с созданием на себе одежды, похожей на одежду местных жителей. О том, какова она, Найна уже знала, потому что, во первых, остатки этой одежды плавали в воде, во-вторых, она не раз наблюдала за людьми из-под воды, пользуясь своими глазами на усиках. Поначалу была даже мысль стащить одежду у кого-нибудь, но Найна прекрасно помнила старый опыт жизни на другой планете, где подобное поведение едва не привело ее в лапы ученых, которые страстно желали заполучить ee тело себе для экспериментов.

* * *

Вдоль дороги, уходившей на запад, шла девушка. Мимо проносились машины, одни ее обгоняли, другие ехали навстречу. Один из больших грузовиков, громко гугукнув, проехал немного вперед и затормозил, тяжко вздыхая.
Девушка двигалась вперед, словно не замечая, и шла мимо машины по обочине. Дверь в кабине открылась, и из нее появилась голова молодого человека.
− Эй, красавица, садись, подвезу! − крикнул шофер.
Она не заставила себя ждать и прошла к кабине, а через минуту уже устраивалась на широком мягком сиденье, рядом с водителем. Тот улыбался чему-то.
− И не страшно ходить одной по дороге? − спросил он, берясь за баранку и нажимая на газ. − Кстати, меня зовут Лонер, а тебя как?
− Найна, − представилась она.
− Девятая, значит?
− Не девятая. В моем языке мое имя никак не переводится. А потребовался бы номер, назвали бы Фирстой.
− Ты хотя бы знаешь, куда идешь? Или, топаешь куда глаза глядят?
− Именно туда, − отозвалась она. − А ты всегда подбираешь на дороге одиноких прохожих?
− Не всегда, но бывает. Скучно же одному ехать!
− И что, ни разу на неприятности так не нарывался?
− Бывало, но все обошлось, как видишь, я − живой. А у тебя что, неприятности?
− Не такие, чтобы рассказывать первому встречному, но есть, − ответила она, глянув в сторону.
− Ну так, расскажи, может, я и помогу чем! − воскликнул он.
− Ты к инопланетянам как относишься? Ну, к драконам, например, или к оборотням?
− Я в сказки не верю, Найна. Драконов, говорят, кто-то видел в космосе, а оборотни − это уж точно враки!
− Ты так и не сказал. Вот, встретил ты на дороге оборотня в виде красивой молодой девушки, что делать будешь?
− Познакомлюсь сначала, если она кусаться не станет.
Найна фыркнула усмехнувшись.
− У тебя проблемы из-за этого? Из-за того, что тебе никто не верит про твоих оборотней и драконов?
− Это не проблема, − ответила она. − Проблема в том, что в отличие от обычных психов, на которых ты намекаешь, у меня есть возможность доказать свои слова. И из-за этого за мной ведут охоту те, с кем я встречаться совершенно не желаю.
− Ты прячешься от полиции?
− Полиция вряд ли что-нибудь знает обо мне.
− Тогда, от кого? От военных?
− Вот от этих в первую очередь. И еще от высоколобых, которые заказывают музыку и дирижируют оркестром.
− Если у них есть твое фото и описание...
− У них нет ничего, кроме моего имени.
− Значит, имя надо сменить.
− Надо, но я еще не решила, на какое.
− М-да, и вправду, неприятности, − проговорил Лонер. − Ладно. Скоро будет моя деревня. Там переночуем, а утром решим, как тебя лучше спрятать.
Грузовик вскоре съехал с широкого шоссе и под вопли встречающей ребятни вкатил в деревушку, располагавшуюся в паре километров от магистрали.
− Слоник приехал! Слоник приехал! − вопили дети.
− Чего это они? − спросила Найна.
− Радуются, − улыбнулся Лонер. − Я всегда, им гостинцы из рейса привожу.
Машина остановилась у одного из домов, и Лонер выскочил наружу.
− Ну, тише, бесенята! − крикнул он, окружившей его детворе. − Выходи, Найна, и не бойся, они не кусаются.
Она и не боялась. Дети уставились на девушку во все глаза, а шофер прошел к фургону, залез внутрь и вскоре рядом поднялся гомон и крик, когда он начал раздавать гостинцы подходившим детям.
Найна смотрела на это чуть ли не с завистью. Она знала, что у нее подобные минуты в жизни вряд ли когда-нибудь наступят.
− Идем в дом, Найна! − послышался голос Лонера, и она обернувшись увидела его с другой стороны.
− Иду, − ответила девушка, и направилась вслед за молодым человеком.
Лонера встречали мать и сестра. Обе посмотрели на Найну несколько скептически, затем, чему-то усмехнулись и скрылись, а Лонер взял ее за руку и вошел в большую светлую комнату.
− Ну, как у тебя сынок? − заговорила мать.
− Все нормально, мама. Новый хозяин не то что старый. Он мне ремонт и машины оплатил и деньги за рейс вперед дал. Так что, живем! А у вас как?
− Все как и раньше, − заговорила сестра. − Мельров снова сюда приходил. Кто-то ему накапал, что у тебя новая работа, и он требовал с нас долг.
− Значит, кто-то в деревне ему служит, а значит, он уже знает, что я здесь.
− Господи, − проговорила мать. − И что же нам делать то?
− Ничего. Я с ним сам поговорю.
− Да уж ты поговоришь! В прошлый раз что из этого разговора вышло?!
− Успокойся, мама, ему же нужны деньги, а не синяки под моими глазами!
− Да какие синяки?! Он же тебя чуть не убил в прошлый раз! − заплакала мать.
− А полиция вам не помогает совсем? − вмешалась Найна.
− Да какая полиция?! − воскликнула сестра Лонера. − Этот урод Мельров сам в полиции служит, и там одни его дружки!
− И на них совсем нет никакой управы?
− Нет. Если бы была, не было бы у нас стольких проблем.

* * *

Утром Лонер взял старый джип своего отца и уехал в город, оставив грузовик в деревне. Найна отправилась с ним, решив, что в городе сможет узнать важные для себя новости и, быть может, как-то решит свой вопрос. Однако, никаких особых новостей они не узнали, и к вечеру джип вернулся в деревню. Выехав из-за бугра, Лонер резко затормозил. Взгляд его остановился на столбе дыма, подымавшемся со стороны деревни. Лонер резко нажал на газ, и машина рванулась вперед.
Они приехали, когда было уже поздно. В глвза бросался догоравший грузовик, а рядом с домом Лонера лежали два тела. Мать и сестра были тяжело ранены. Мать умерла, не приходя в сознание, а сестра успела увидеть брата и произнесла только одно слово: "Мельров."
Лонер вскочил в одно мгновение, кинулся к сараю, где оказалось, что лошади нет.
− На машине их не догнать, − бросил он Найне и умчался со двора к соседям. У тех, как оказалось, тоже не было лошадей. Мельров со своими бандитами увел всех скаковых животных. − Дьявол! − выругался Лонер, вернувшись к дому. Он вскочил внутрь и вскоре вернулся с ружьем. − Я пойду за ними пшком, − сказал он. − А ты оставайся здесь!
− Ну уж нет, − возразила Найна. − Ты сейчас сядешь мне на спину, и мы отправляемся вместе!
Он не успел ничего ответить, только отошел на шаг, а девушка перед ним вдруг начала меняться и несколько мгновений спустя перед Лонером стояла настоящая лошадь.
− Садись верхом, и не раздумывай! По дороге думать будешь!
Он не стал перечить и оказался на спине Найны, а та фыркнула и поскакала из деревни, по направлению, куда уводили следы других лошадей.
Банду Мельрова они догнали через полчаса.
− Пригнись! − приказала Найна, и Лонер прижался к ее спине. Лошадь мчалась с невозможной скоростью. Впереди послышались хлопки, мимо просвистели пули. Часть из них попали в грудь Найны, но тойбыло все равно.
Лонер тоже зарядил ружье и начал палить по удиравшим бандитам, но те оказались более меткими, и очередной выстрел выбил ружье из руки молодого человека. Тот схватился за раненое плечо, а Найна мчалась вперед, и вскоре оказалась рядом с остановившимися бандитами.
− Валите этого урода! − выкрикнул один из них, и стало ясно, что это и есть Мельров, потому что Найна слышала мысли людей.
Всадники попытались приблизиться к Найне и Лонеру. Она чуть изменилась, и внезапно зарычала, словно зверь, от чего лошади под бандитами заржали и бросились бежать, скидывая всадников.
Мельров высхвтил пистолет и несколько раз встрелил в голову Найны, Она лишь злобно ухмыльнулась и обернувшись к бандиту оскалилась словно хищник.
− Дьявол! − выпалил человек и тут же свалился со своей лошади, потому что та рванулась в сторону после попадания одной из частей Найны на ее ногу.
Найна изменилась, обращаясь из лошади в большую львицу. Лонер скатился с ее спины на траву, и она медленно прошла к бандиту.
− Не трогай меня! − завопил тот, вновь махая пистолетом перед ее носом.
− Я тебя не трону, − прорычала Найна. − Я тебя просто съем!
И он заорал, когда огромная пасть хищницы сомкнулась на его ногах.

Лонер смотрел на оборотня едва веря в происшедшее. На его глазах, казалось бы обычная девушка, обратилась сначала в лошадь, потом в львицу и сожрала его врага. И теперь огромная львица сидела рядом с ним и чего-то ждала.
− Ты ведь не верил в существование оборотней и драконов, − заговорила она прежним женским голосом. − Теперь ты веришь?
− Верю, − буркнул он. − Только дракона я не видел.
− Это исправимо, − заявила Найна, и большая львица вновь изменилась. Теперь перед человеком сидел большой черный дракон. − Ты можешь взять любую из этих лошадей, а я отправляюсь на охоту за остальными бандитами, − произнесла она.
Лонер кое-как поднялся и некоторое время боялся ступить и шаг. Драконица перед ним развернулась, прошлась в сторону и взмахнув большими крыльями метнулась в воздух. Он увидел движение в стороне и понял, что это остатки банды Мельрова пытаются убежать от черного чудовища. Лонер не стал смотреть на расправу и лишь тихо позвал по имени свою лошадь, которую бандиты увели с собой, и теперь она была здесь. Та заржала и прискакала к нему, он вскочил на нее верхом и еще раз глянув на летавшую над полем драконицу отправился к дому.

Он вернулся в деревню только ночью. Рядом с домом никого не было. Только мертвые тела матери и сестры лежали у порога, и ни одной живой души не было видно на соседских дворах.
Шорох заставил Лонера обернуться, и он увидел рядом черного зверя.
− Найна? − спросил он тихо.
− Да, это я, − ответила она. − Извини.
− Тебе незачто извиняться, Найна. Ты ни в чем не виновата.
− Я извиняюсь за то, что не сказала, кто я есть на самом деле.
− Я не виню тебя за это, Найна. Ты помогла мне отомстить за них, и я помогу тебе. Я знаю, как помочь тебе.
− Как? − спросила она.
− Ты ведь можешь стать похожей на нее? − он показал на мертвое тело сестры. − Станешь ей, возьмешь ее документы, и никто тебя не найдет.
− Я могу стать похожей на нее, но для этого надо сделать кое что, что тебе вряд ли понравится.
− Что? Взять какие-нибудь анализы? Делай все, что надо, Найна.
− Я должна съесть ее тело, − объявила Найна и замерла, глядя на Лонера.
− Делай, Найна, − ответил он и ушел в дом.
Черное существо прошло к мертным телам, и коснулось лапой сначала одного, затем второго. Найна забрала в себя оба тела, оставив часть себя в виде мертвой матери Лонера. Она не собиралась упускать ни один шанс, и оставляла очередную часть себя в новом месте, чтобы в случае необходимости возродиться вновь. Когда-то она пренебрегла подобным резервом, и едва не погибла.

− Вот твои документы, − произнес Лонер, передавая Найне бумаги. − Теперь твое имя Рания Лонер. тебе двадцать два года, ты не была замужем и не имеешь детей. Ты выросла в семье приемных родителей, носишь их фамилию, и не знаешь своих настоящих отца и мать.
− А ты? − спросила она.
− Я тоже, Рани. После прошлой войны осталось очень много сирот. Так же, как и после последней. Дети, которых ты здесь видела − тоже сироты. Их родители погибли на войне.
− Это же ужасно.
− Для нас это в порядке вещей, Найна. Войны были испокон веков, и вряд ли закончатся. Мне тоже когда-нибудь придется воевать. И тебе, если ты останешься здесь.
− Вряд ли я останусь, я останусь здесь только до тех пор, пока не найду возможность вернуться в космос.
− Я помогу тебе всем, чем смогу. Сегодня похороню мать, а завтра отправимся в окружной центр, и там ты сама решишь, как для тебя лучше.


− Ты знаешь, в чем заключается смысл жизни? − спросила Найна, когда они сидели вдвоем у костра и ужинали.
− На этот вопрос пытались ответить многия люди, но ответа никто так и не нашел, − произнес он, задумчиво глядя в огонь. − Жизнь − это замкнутый круг, и любая названная причина жизни окажется в конце концов причиной самой себе. Смысл жизни − сама жизнь.
− Такой ответ ничего не дает, − произнесла она.
− А у тебя с этим проблемы, Найна? Ты ищешь смысл жизни?
− Да, мне нужен ответ, чтобы продолжать жить, чтобы понимать, зачем я существую?
− А если ты ответ не найдешь, ты умрешь?
− Я не умру, но отсутствие смысла приведет к депрессии, а депрессия приведет к тому, что я когда-нибудь остановлюсь и прекрачу какие-либо действия, а это равносильно смерти.
− Отец мне когда-то говорил − поставь перед собой цель и иди к ней, тогда у тебя будет нормальная жизнь, − произнес Лонер.
− Локальная цель должна быть подчинена общей, а общей цели нет, − заявила Найна. − Я сейчас живу только потому что ищу смысл, это и есть та цель, которую я поставила перед собой.
− Такая цель подойдет даже бессмертному существу, − произнес он, укладываясь на ночлег. − Ты спать будешь?
− Буду, но не полностью, − ответила Найна. − На открытом месте нельзя спать без охраны.
− Мельров ведь уже мертв, а других опасных хищников в нашей степи нет.
− На вашей планете, разве, не водятся большие хищные кошки? − спросила Найна. − Львы и тигры?
− Водятся, но не в нашей степи, Найна. Здесь львы и тигры могут появитьс только если сбегут из цирка.
− Значит, я буду следить, чтобы к нам не подобрался тигр, сбежавший из цирка.
− Ладно, как хочешь. Можешь лечь рядом со мной, если боишься.
Он говорил эти слова засыпая и лишь через приоткрытую щелочку век увидел, как девушка, сидевшая напротив костра переменилась, обращаясь в большую черную кошку. И мысль его ушла далеко-далеко в детство, когда он вместе с сестрой мечтал, что у них в доме будет жить маленький львенок или тигренок, как они с ним играли бы, а потом об этом узнал отец и рассказал детям древнюю-древнюю сказку о мальчике, попавшем к волкам...


− Стоять! − резко приказал громила, заступая на дорогу перед Лонером и Найной. − Читать не умеете?! − рявкнул он, показывая на табличку с надписью "только для землян".
− Может, мне тебе паспорт показать? − спросил Лонер.
− Ты можешь проходить, а инопланетная шлюха сюда не пройдет! − резко ответил громила, выставляя вперед ручищу и преграждая дорогу Найне.
− Она моя сестра, идиот! − выкрикнул Лонер.
− Сестра?! − рассмеялся громила. − Ищи дурака, чтобы поверил! Я не слепой!
− Рани, покажи ему свой документ, − обернулся к ней Лонер.
− Здесь бесполезно размахивать бумажками, недоумок! Здесь на входе стоит сканер не хуже чем в космопорте, и он уже показал, что у этой девки не то что костей, у нее и мозгов нет!
Рядом появилось еще двое местных громил, и теперь вход в бар был совсем перекрыт.
− Идем отсюда, Лонер, − произнесла Найна. − Зайдем к шерифу и узнаем, почему в этом городишке галактический закон нарушают.
− Иди-иди, шлюха резиновая! − выпалил громила, и Найна выскочила в дверь, утягивая за собой Лонера.
− У тебя, что, правда нет костей? − спросил он едва слышно.
− Не было до этого момента. Я и не думала, что тут ксенофобия так цветет и пахнет. Если мы сейчас пойдем в заведение для инопланетян, нас оттуда так же ыгонят за то что выглядим как люди, ведь так?
− Да, там нас и на порог не пустят.
− Ты сильно хочешь есть?
− Нет, не особенно, но это же ты хотела зайти туда.
− Да, хотела и уже расхотела. С такими заворотами не трудно и в заварушку попасть. Едем, лучше, куда ехали.
− Ладно, едем.

Они остановились в забагаловке на окраине города. Двор забегаловки наполнало множество скулптур, изображавших самых разных инопланетян, от человекообразных, до зверообразных.
− Давненько я сюда не заезжал, − произнес Лонер, рассматриая скульптуры.
− Зачем они здесь? − спросила Найна.
− Просто так, − усмехнулся Лонер. − Их дочка здешнего хозяина делает. Некоторые даже покупают.
Они вошли в бар, над дверями которого висело объявления, что тут накормят всех, и хищников, и травоядных, и людей, и фелиноидов, и кого угодно.
− Привет, Мариш, − произнес Лонер, когда к стоику подошла молодая официантка. − Как у вас дела? Шериф больше не пристает?
− Ты, парень, глаза разуй, − заговорила официантка. − Я вовсе не Мариш. И ничего не знаю про шерифа.
− Здесь кто-то что-то сказал про шерифа? − раздался голос с лестницы и вниз спустился мужчина средних лет. − Лонер, неужели ты, старый шакал?! − Человек прошел к столику, уселся напротив Лонера и глянул на официантку. − Ты взяла заказ или просто лясы точишь?
− Я еще только беру заказ, − ответила она.
− Ах, берешь, ну, бери, я не буду мешать.
− Сделай мне с сестрой два обеда, − сказал ей Лонер. − Что-нибудь пороще.
− Как прикажете, сэр, − ответила она и ушла.
− Так это твоя сестра? − уставился человек на Найну. − Не знал, не знал, что у тебя такая красавица в сестрах!
− А ты сам тут что делаешь, шериф? − спросил Лонер.
− Как что? Ты, разве, не знаешь? Маришка-то сдалась. Упиралась почти год, но сдалась, − он улыбался во весь рот. − И теперь в этом заведении я хозяин.
− М-да... пропало местечко, − пробормотал Лонер.
− Ты говори-говори, да не заговаривайся, Слоненок! − воскликнул шериф и тут же осекся из-за резкого рыка, котороый извала Найна. − Это еще что? − обернулся он к ней.
− Спокойно, Рани, мы сюда обедать пришли, а не грызться с глюками прошлого.
− Я просто предупредила этого ксенофоба, − объявила она и отвернулась от человека.
− С чего ты взяла, что я ксенофоб? − заговорил шериф.
− Это видно по твоей роже, − ответила она, не глядя на него.
− Ты желаешь себе проблем, девочка?
− А у тебя их что, столько, что куры не клюют?
Он медленно поднялся, глянул на Лонера и пошел к лестнице.
Вскоре появилась официантка с заказом.
− Хояйка подойдет через минуту, − сказала она, поставив поднос на стол. − Вы же ее хотели видеть, сэр?
− Я, вообще-то, хотел видеть старого хозяина, − ответил Лонер. − С ним что-то случилось?
− Он болен и не спускается вниз, но, если надо, вы договоритесь с хозяйкой.
− Да, конечно.

− Я вас знаю? − произнесла Мариш, представ перед двумя посетителями в длинном темном платье, расшитом множеством узоров и картинок.
− Меня знает Рашер, − объявил Лонер. − Я могу его увидеть?
− Если назовете свое имя, и он сам этого пожелает.
− Я − Лонер из Интерната.
− Из Интерната, − произнесла хозяйка задумчиво. − Я спрошу у отца, − добавила она и быстро ушла. Вскоре она вернулась в более хорошем настроении и позвала гостей за собой.

− Слоник! − воскликнул старик, встретив Лонера на пороге комнаты. − Давненько мы не виделись! Кажется, с похорон твоего отца.
− Да, дядя Рашер, − ответил Лонер, позволяя ему себя обнять.
− А это... Рания? Неужели Рания?! − воскликнул Рашер, глядя на Найну.
− Да, это она, − согласился Лонер.
− Вымахала то как девка! − воскликнул Рашер, улыбаясь. − Ты меня не узнаешь?
− Нет, извините, − ответила она, принимая мысленную подсказку Лонера.
− На похоронах было много людей, Дядя Рашер, − разве она может всех помнить? − Мы же отца хоронили!
− Да, конечно, − произнес он. − А сейчас то как там? Все нормально?
− В интернате нормально, − ответил Лонер, а мать мы похоронили два дня назад.
− О, боже, что с ней случилось?!
− Мельров со своей бандой, − ответил Лонер. − Ты же знаешь, как он ненавидел отца. И нас.
− Мельров, − вздохнул Рашер. − И как только таких гадов земля носит? Ты ведь и не знаешь, что я оттуда уехал из-за него.
− Отец рассказывал, − ответил Лонер. − А потом его убили. И убийц не нашли.
− Если не нашли − значит, Мельров, − произнес Рашер. − Извини, сынок, если я задел за больное.
− С отцом уже все переболело, дядя Рашер, но Мельров уже за все заплатил сполна.
− Действително?!
− Да. Но я вам этого не говорил!
− Правда?! − воскликнул Рашер и обнял Лонера. − Ну, Слоник! Ну, обрадовал старика! Надеюсь, эта змея перед смертью понимала за что!
− Он и тебе успел нагадить?
− Да, Слоник. Ты же знаешь, мы с твоим отцом были как братья!
− Да, я знаю, но отец не рассказыал, что еще делал Мельров. Я знаю только то, что видел своими глазами. И этого достаточно, чтобы не жалеть о его смерти, − Лонер глянул на Найну, а та медленно подошла к Рашеру и взяла его за руки.
− Ох, − произнес тот и едва не повалился с ног. Найна его удержала и на помощь тут же подскочила Мариш.
− Отец! − воскликнула она.
− Что-то мне нехорошо, − произнес он. − Извини, Лонер, я болен.
− А врач что говорит? − спросил Лонер.
− Врач... − махнул рукой Рашер, позволяя уложить себя на постель.
− Рани, вызови врача! − приказал Лонер. − Звони быстрее!
− Уже звоню, − ответила та, доставая мобильный телефон.


− Врач ему не поможет, − произнесла Мариш. − Это какая-то неизлечимая инфекция. Хорошо еще, что она не передается просто так.
− Инфекция, − с сомнением произнесла Найна. − Что-то плохо похоже, это не инфекция, это-кое что другое.
− Другое? Откуда тебе знать?! − воскликнула Мариш.
− Девочки, не надо спорить, − произнес Лонер. Сейчас врач приедет и во всем разберется.
− Я вижу и без врача, в чем проблема, − ответила Найна. − И я могу ему помочь.
− Можешь? − с сомнением переспросила Мариш. − От этой болезни уже двадцать человек скончалось в городе!
− Тем более, ты не станешь мне мешать, − произнесла найна, подымаясь. − Ведь не станешь? Я действительно могу ему помочь, Мариш.
− Если можешь, тогда, говори, что надо делать, − решительно ответила Мариш.

Врач появился только через полчаса. За это время Найна провела свою процедуру с отцом Мариш, и девушка не поняла ничего из того, что же сделала инопланетянка. Мариш и не видела в Найне никого, ркоме человека, и не видела, что та сделала.
Врач осматрива и ощупывал бо9лного довольно долго и, наконец, вышел из его комнаты.
− Что, доктор?! − воскликнула Мариш. Тот смотрел на девушку словно зомби.
− Что-то сильно изменилось, − произнес врач.
− Что?
− Если бы я не знал, что у него за болезнь, я решил бы, что он идет на поправку, − ответил врач. Мариш кинула короткий взгляд на Найну, и доктор тоже обернулся к ней. − Прошу прощения, я вы кто?
− Рания Лонер, − ответила Найна. − Мы здесь в гостях с братом, доктор.
− Ты должна сказать, что сделала, Рания! − воскликнула Мариш. − Если ему стало лучше, это может помочь и другим людям!
− Что? − переспросил доктор, обернувшись к Мариш, затем снова глянул на Найну. − Что вы сделали?!
− Вы ведь знаете, доктор, что у него не инфекция, а червь, − произнесла Найна. − Знаете, знаете, должны знать!
− Да, я знаю, но симптомы подобны инфекции, и это общепризнанно!
− Я не спорю, доктор, − ответила Найна.
− Вы так и не сказали, что же вы сделали!
− Я применила средство, которое уничтожает червя, − ответила она. − И оно не может применяться массово,
− Вы должны сказать, что это за средство! Должны! − заговорил доктор. − Оно может помочь, но оно может оказаться и опасным, если оно не проверено!
− Оно не проверено, доктор. И я сейчас не могу рассказывать обо всем, потому что это может вызвать проблемы лично для меня. Я могу только позволить вам изучить этот феномен и решить, можно ли его применять на людях. Но от вас кое-что потребуется.
− Что? − спросил он.
− Личная неприкосновенность для меня. − заявила она. − Думаю, здесь нечего скрывать. Я − нечеловек.
− Как это нечеловек? − удивилась Мариш.
− Вот так, − произнесла Найна и сделав шаг в сторону обратилась большой черной кошкой.
− О, господи... − проговорил врач. − Вы действительно можете помочь?! − воскликнул он.
− Я могу помочь, но каковы последствия этой помощи − я не знаю. И, боюсь, что в случае разглашения, они окажутся намного более печальными, чем вам кажется.
− Вы попали на планету незаконно? − спросил врач.
− В той степени, в какой можно назвать незаконным падение на сбитом корабле, − ответила она. − Если ваши военные узнают обо мне, здесь начнется война. Потому что я не желаю попасть к ним в лапы!
− Вас не устроит нормальное разумное решение этого вопроса? − спросил врач. − Ведь межпланетный закон распространяется на всех разумных!
− Я вас предупредила об опасности, дальше решать вам, − ответила Найна, возвращая себе вид девушки.
− Ты сейчас выглядишь как сестра Лонера, ведь отец узнал ее в тебе, − заговорила Мариш. − Ты она и есть или нет?
− Я − не она, но я выгляжу как она с его разрешения. А настоящая его сестра − погибла вместе с матерью. Доктор, если вы желаете попытаться помочь другим с моей помощью, то вам надо начинать что-то делать.
− Да, − встрепенулся тот. − Вы согласитесь проехать со мной в медцентр?
− Соглашусь, но вам придется постараться, чтобы на нашем пути не оказалось сканеров, подымающих вой, когда через них проходят существа, похожие на людей, внешне, но не похожие внутренне.
− Хорошо. Тогда, я вызываю машину, и мы едем, − ответил он.


Врач скрылся за дверями приемного покоя и вернулся через пять минут, объявляя, что Рания Лонер может пройти вместе с ним.
− А мы? − спросила Мариш.
− Вы можете пройти как посетители, просто зарегистрируйтесь, как посетители к Рашеру, и вас пропустят.


Доктор провел ее внутрь здания закоулками и темными коридорами, в которых не было ни одного поста охраны или сканера. Лишь за одной из дверей были охранники, но дверь осталась закрытой, и врач указал Найне узкий тоннель, в который та должна была пройти.
− Надеюсь, вы сможете здесь пройти. Я встречу вас на другой стороне, примерно в десяти метрах отсюда.
− Если увидите большую крысу, не пугайтесь, доктор, − ответила, Найна и скользнула в тоннель черной кошкой на полусогнутых лапах.
Через минуту он выпусыил ее в чистом помещении, приказал стать человеком и выдал белый медицинский халат.
− Пропуска у тебя нет, но я буду всем говорить, что ты студентка-практикантка, ничего никому не говори без меня.
− У вас здесь есть доступ к информации по инопланетным видам? − спросила Найна.
− Есть, а что?
− Просто хочу, чтобы вы знали, что записано в ваших файлах обо мне.
− Сейчас мы идем в отдел общих исследований, Рашер уже там, − объявил врач. А о том, кто есть ты, будем разбираться позже. Хорошо?
− Хорошо, доктор. Только не забудьте, что кроме ваших коллег в мире есть люди, профессия которых не лечить, а калечить людей. И они могут оказаться очень недовольны.
− Я этого не забываю, более того, эти любители калечить часто пользются нашими услугами, поэтому, у меня есть шанс с ними справиться, если возникнет проблема.
− Надеюсь, что так и будет, − ответила она.

Старик лежал под большим стеклянным колпаком. Рядом на множестве экранов высвечивались картинки, на которых врачи рассматривали его внутренние органы.
− Шеф, у пациента совсем не тот диагноз, какой вы назвали! У него есть червь, но это не сихарус!
− Не сихарус? − переспросил врач, подходя к говорившему. − А какой?
− Сканер до сих пор не определил, Я смотрел сам, если бы мне показали его не говоря, что это, я решил бы, что у него в кишках резиновый шланг.
− Шланг? − удивленно происнес врач, глянув на Найну. − Вы уверены?
− Да, инодорное тело, полое внутри с плотными стенками. Но биологическая активность нулевая. Если сделать хорошую клизму, думаю мы можем вынуть это из него.
− Тогда, подготовьте все, − ответил врач.
− Не делайте этого, − произнесла Найна.
− Почему? − тут же обернулся к ней помощник врача. − И кто вы?
− У пациента там не резиновая трубка, а псевдоживой организм, который сожрал вашего сихаруса. Если вы его вынете сейчас, откроются все раны, проеденные сихарусом в кишечнике, и он умрет от потери крови.
− Черт возьми, − проговорил врач. − как такое возможно?
− Вам остается только верить, доктор. Надо ждать часа три-четыре, пока раны не затянутся, после этого оно выйдет из него само.
− После этого вы позволите нам исследовать это псевдоживое существо?
− Ваш закон запрещает исследовать разумных без их согласия, не так ли? − произнесла она.
− Да, запрещает.
− В таком случае, разрешения нет.
− Как это нет? − заговорил помощник врача. − Вы что, хотите сказать, что этот... это существо в нем... разумно?
− Оно разумно не менее, чем я. Если вы сомневаетесь в моих словах, то это ваша личная проблема.
− Рания Лонер, мы же договорились, что вы позволите нам изучить этот феномен! − воскликнул врач.
− Да, доктор. Феномен излечения, но не феномен разумного лекарственного средства...
− Шеф, там.. − заговорил кто-то. В помещении резко раскрылась дверь, и в нее ввалилось полтора десятка вооруженных до зубов людей с полковником во главе.
− Никому не двигаться! − приказал он. − Служба Космической Безопасности! Вы все обязаны подчиняться мне!
− Вы не имеете права врываться в медицинские помещения! − воскликнул врач, выходя вперед, и в его грудь тут же уткнулся автомат одного из солдат.
− Я имею право врываться в любое помещение, господин профессор! − заговорил полковник. − Более того, я имею право арестовать любого пособника инопланетной мрази, пробравшейся на нашу планету под видом благочестивых дел! − Он глянул на женщину. − И ты сейчас пойдешь со мной, а будешь сопротивляться...
− Ты перестреляешь всех людей, не так ли, убийца? − заговорила она.
− Строишь из себя благородную пай-девочку, мразь! − зашипел полковник.
− Извините, доктор, что мне приходится добавлять вам работы, − произнесла Найна. − За Кел-Илариан! − резко произнесла она, и ворвавшиеся в помещение военные взвыли, падая на пол и роняя оружие. − Такие убийцы как ты, полковник, повинны в смерти моего мира. Вы влезли на нашу планету, а когда получили по мозгам, закидали нас ядерными бомбами. Ваша дорога ведет в ад, полковник, и тебе пора туда!
Корчившиеся на полу тела солдат замерцали всполохами света и исчезли.
− Черт возьми, что это было? − проговорил врач, глянув на Найну. Он отпрянул от нее, увидев в ее глазах яростный огонь.
Она опустила веки и сама села на пол, после чего не сказала ни слова.


Часть 2. Игры на небе.


− Надеюсь, господин министр, вы готовы меня слушать? − произнес врач.
− Я готов вас слушать, − объявил министр, делая вид, что он действительно готов.
− Я начну с того, что признаю свою полную некомпетентность в вопросах планетарной безопасности, − продолжил врач. − Но, должен заметить, что в вопросах жизни я не менее компетентен, чтм любой представитель вашего ведомства. Такова моя профессия. − Он сделал паузу, чтобы министр проникся сказанным, и дождался, пока человек не заговорит.
− Продолжайте, доктор, я вас внимательно слушаю.
− Полагаю, вам прекрасно известен синдром сикоруса. Несколько месяцев назад ваше ведомство затребовало у нас все сведения о нем, и я уже в курсе, что дело в том, что этот диагноз поставлен кому-то из близких родственников Президента.
− Я знал, что в нашем ведомстве происходят утечки информации, − произнес министр. − Теперь я знаю, в какой стороне их искать.
− Полагаю, вы не увидитесь, господин министр, что именно в этот момент на столе Президента лежит мой доклад о том, что мы нашли способ лечения от сикоруса. Более того, в докладе указывается, что способ этот принадлежит инопланетному существу, за которым ваше ведомство ведет охоту так, словно оно неразумный хищник.
− Вы полагаете, доктор, что мы не знаем, как боротся с подобными хитрецами? − спросил министр. − Ваш доклад не произвел на Президента никакого впечатления, − и Министр поднял со стола папку, раскрыл ее и достал несколько листов бумаги, в которых доктор узнал документ, который ему с таким трудом удалось передать Президенту планеты. И вот, теперь, почти все его козыри были побиты.
− Есть и другие обстоятельства, господин министр, − заявил врач.
− И какие же?
− Вы развязали межпланетную войну с противником, которого совершенно не знаете. И вы нарушили этим не только закон галактики, но и закон нашего мира, потому что существа, которых вы назвали врагами, не только способны на контакт с нами, но и на плодотворное сотрудничество.
− И у вас есть этому доказательства? − спросил министр. − Ваше плодотворное сотрудничество с врагом уже стоило десятков жизней!
− Вы ошибаетесь, господин министр. Это ваши действия привели к жертвам, а в моем медцентре не погибло ни одного сотрудника. Более того, сотрудничество с представителем расы Кел-Илариан позволило нам вернуть к жизни более полусотни неизлечимых нашими методами людей.
− Вы только что признались в сотрудничестве с врагом, доктор, − объявил министр. − И вам это очень дорого обойдется. − Он нажал на кнопку, что светилась перед ним, и в кабинет вошло несколько вооруженных охранников.
− Господин министр, прикажите своим людям отступить, − раздался голос по громкой трансляции.
− Господин президент? − удивленно произнес министр. − Боюсь, вы не поняли, что здесь происходит!
− Я все прекрасно понял, министр Бартикс. Совершенно случайно я оказался в аппаратной, когда начлся этот интереснейший разговор! Доктор Барьян, я прочитал ваш доклад, и уверен, ваша заслуга в этом деле будет оценена по достоинству!
− Спасибо, господин Президент. Но вопрос, с которым я пришел сюда, до сих пор не решен.
− Мы встретимся через минуту и поговорим об этом. А вас, господин Бартикс, прошу дождаться, когда я приду!
− Я жду, господин Президент, − ответил Министр.


Часть 3. Сын илориан.


− Ее имя Найна Рания Лонер, − произнес врач. − Мне пришлось приложить не мало усилий, чтобы уговорить ее не отвечать на выпады нашей КСБ, а о том, что это за выпады, вы можете судить по своим данным. В КСБ ее дело носит кодовое название "Найна", потому что несколько лет назад она уже контактировала с головорезами из КСБ, из-за чего у нее сложилось сильно превратное мнение о людях вообще. Илариане бессмертны, и у людей не существует оружия, способного убить иларианина. Для илариан люди не более чеминые животные, и поэтому они считают, что с людьми надо обращаться так же, как с иными животными. Убийство человека или иного существа, разумного по нашим меркам, у них не считается преступлением. И они уничтожили иларианскую колонию, когда та разрослась и начала наносить вред природе планеты. В ответ армия людей закидала Кел-Илариан ядербыми бомбами. Илариане не погибли и нанесли ответный удар по атакующим крейсерам в тот же час. Для нас это событие является Иларианским Конфликтом, и военные скрыли от всех важнейшие сведения о том, что на планете Илариан были обнаружены следы древнейшей цивилизации. Цивилизации Илариан, которая пережила биологическую фазу и вышла на иной уровень существования. Уровень, недоступный людям.
Он говорил и говорил, рассказывая о существе, которое стояло рядом в виде женщины, и наступило время, когда слово было передано илорианке.
Она поднялась на трибуну, некоторое время рассматривала присытсвовавших, затем объявила, что не будет говорить как люди, а будет ПОКАЗЫВАТЬ.
Тело ее сверкнуло и растворилось в воздухе, обращаясь в облако мерцающих звездочек. Облако взлетело над трибуной в одно мгновение выросло в несколько раз и обрело форму дракона, который взмахнул крыльями и унесся ввысь.
Найна была рада. Впервые за многие годы ей удалось не просто изменить свое существование, она нашла новую жизнь и новую цель. И теперь она кружилась в небе над огромной толпой людей, кружилась и танцевала, ощущая их радость и радуясь сама.
Наконец, она поняла, что время танца закончилось, Драконица вихрем спустилась вниз и под шумный вздох толпы приземлилась рядом с человеком, который изменил ее жизнь. Изменил, подарив ей новую цель, новый Смысл.
− Сегодня я собираюсь улетать в свой мир, − объявила она, и ее голос услышали все. − Я улетаю, но здесь остаются мои друзья, и я не собираюсь оставлять вас просто так. Я сделаю вам самый дорогой подарок, какой только могу себе представить. Я подарю вам своего малыша. Сегодня − День Рождения нового иларианина!
Драконица наклонилась, раскрыла пасть и дохнула на человека. Мерцающие звезды вылетели из нее, окружили Барьяна и вошли в него.
− Что это значит, Найна? − спросил он, глянув на драконицу.
− Это начит, что теперь ты − иларианин − мой ребенок. В своем мире мы давно потеряли связь с теми живыми существами, которые породили нас, и которые становились нашими детьми, обращаясь в нас. Мы продолжали жить и порождая детей, вкладывали их в неразумных существ, живших в нашем мире. Потому вы и столкнулись с их дикими повадками. Теперь же все изменится. Я вернусь домой, найду всех разумных илариан, и они отправятся в космос, чтобы искать иной разум, чтобы дарить жизнь и бессмертие тем, кто этого достоин! До встречи, сын мой!
Драконица взлетела в воздух и вновь изменилась. На этот раз над людьми оказался иларианский космический истребитель, который мгновенно разогнавшись исчез в яркой вспышке света.
− Прощай, Найна, − произнес профессор Барьян. − Обещаю, в буду твоим достойным сыном!


* * *

У могильной плиты сидел молодой человек. Он ничего не делал, просто смотрел в камень, иногда проводил руками по буквам, говорившим, что здесь похронена чья-то мать.
− Тебе нехорошо, Лонер? − раздался тихий вопрос и человек резко обернулся.
− Найна? − удивился он. − Ты же улетела! Или нет? − Он поднялся и прошел к большой черной кошке, стоявшей на задних лапах.
− Ты никогда не летал в космос, Лонер? − спросила она.
− Нет.
− Оно и видно. Время в космосе относительно. Я улетела вчера, прилетела позавчера, и за это время побывала у себя дома и сделала все, что хотела.
− Как это за это время? − удивился он. − Оно что, шло вспять?
− Это у здесь оно, как будто шло вспять, а у меня прошло не мало времени. Мне пришлось не мало потратить времени, чтобы уговорить своих собратьев. Многие из них желали только мести, и все же мне удалось сделать все, что я хотела. И я вернулась сюда, потому что здесь мой ребенок. И потому что здесь мои друзья. И ты, и Мариш, и ее отец.
− Доктор действительно стал таким как ты?
− До такой как я ему еще слишком далеко, Лонер. Мне больше миллиона лет.
− Глядя на тебя так не скажешь, − произнес Лонер.
− А ты когда-то встречал других миллионолетних существ и знаешь, как они себя должны вести?
− Не встречал, но я встречал столетних и, думаю, ты должна быть не менее мудра чем они.
− Или не более маразматична? − спросила она, усмехнувшись.
− Может быть и так, − ответил он. − Ты искала меня для дела?
− Нет. Я искала тебя для игры.
− Какой игры?
− Давным давно, Лонер, когда илариане были молоды, когда мы делали только первые шаги на пути бессмертных, мы искали для себя дела, которые были бы для нас достойны. И мы находили их. Одним из таких дел была Игра. Игра с большой буквы, и ее правило очень просто. Мы выбираем некое существо, из смертных и начинаем игррать с ним, исполняем его капризы и желания, становимся для него личным ангелом и богом. Вот поэтому я и здесь. Я хочу вспомнить свое детство и начать игру. Игру с тобой.
− Когда старики играют в детские игры, это уже признак маразма, − произнес он.
− Ты отказываешься?! − взрычала Найна, одновременно обращаясь в огромного дракона.
Он отпрыгнул от нее и не удержавшись на ногах свалился на землю рядом с могильной плитой.
− Прекрати эти шуточки, Найна! − воскликнул он.
− Хорошо. Я уже прекратила. Что мне делать дальше?
− Стань моей сестрой!
Драконица тут же обратилась в девушку.
− В таком виде меня все будут узнавать, − произнесла она. − Тебе это надо?
− Ты так и не объяснила, чего ты хочешь от меня?
− Я хочу игры, Лонер. Представь, что я − джин из сказки и веди себя так, словно я − твой джин и приказывай все, что хочешь.
− А если я захочу такое, что тебе не под силу?
− Тогда, я напомню тебе, что я далеко не всесильна, − ответила она. − Просто начни, а там будешь просто наращивать силу желаний, и определишь мой порог.
− Можешь превратить меня в тигра? − спросил он.
− В тигромана разумного или дикого? В последнем случае, твой разум исчезнет.
− Тигроманы некрависые. Неужели в космосе нет более красивых разумных тигров, чем тигроманы?
− Я могу создать такое существо, но для этого тебе придется, как минимум, его нарисовать. А рисовать ты, кажется, не умеешь.
− За то Мариш умеет! − воскликнул он. − Перенеси нас обоих к ней!

Вопль женщины ворвался в уши, и Лонер понял, что просизошла первая ошибка. Он оказался в комнате Мариш, когда та была без одежды. И теперь она визжала во все горло, потому что не узнала его в той одежде, в какой он был. Мысль Лонера сработала иначе, и он обратился к Найне совсем по другому. В ту же секунду его новое желание оказалось исполнено и он возник в коридове собственной квартиры в городе, где жил все последнее время.
− А теперь давай договоримся, Найна, − заговорил он. − Ты будешь делать все как разумное существо, а не как Хоттабыч!
− Что еще за Хоттабыч? − спросила она.
− Это глупый старикан из детской сказки, который исполнял все желания буквально настолько, что это приводило к идиотским ситуациям вроде той, в какой мы только что побывали! Ты жила здесь несколько лет в виде женщины и должна понимать, что появление чужого мужчины в спальне чужой женщины, да еще и когда она раздета − недопустимо! Ты это понимаешь?
− Хорошо, я тебя поняла, − ответила она. − Я не должна понимать тебя буквально, а интерпретировать твои желания разумно, и, если что-то непонятно, переспрашивать, так?
− Да, так. И не вслух, а мысленно. Надеюсь, тебе известна телепатия в обе стороны?
"Известна" − услышал он в своей голове.
− Вот и прекрасно, а теперь надо исправлять то, что мы наделали, и, мы еще должны встретиться с Мариш.
− Как ты предлагаешь это исправить?
− Для начала, мне надо переодеться, − ответил он и ушел в комнату.
Найна ждала. Она прекрасно понимала все, что говорил Лонер и не знала только о чем он думал в тот момент, пока находился у себя в комнате. Она могла бы это подслушать, но вела игру по собственным правилам, а в них не было цели шпионить за хозяином.
− Ты слышала, что я тебе говорил, когда переодевался? − спросил Лонер, выходя из комнаты.
− Когда ты туда ушел, ты не хотел, чтобы я последовала за тобой, − ответила она. − Я ничего не слышала.
− Это плохо. Надо сделать что-то, чтобы ты слышала мои вызовы. Вдруг ты мне понадобилась бы?
− Вариантов только два, − произнесла Найна. − Первый − технические средства вашего мира, второй − иларианская метка.
− Что за иларианская метка?
− Это часть моего тела, которая будет находиться в тебе, и тогда я буду постоянно рядом и слышать все твои приказы.
− А если мне будет надо, чтобы ты чего-то не слышала?
− Выберите что-нибудь одно, шеф!
− А давай без этих штучек, Найна, а?
− Без подколов или без меток?
− Без потколов.
− Без потколов по отношению ко всем или только к тебе?
− Пока ко всем, − ответил он. − Если появится желание потколоть кого-то еще, сначала спроси у меня. Мысленно.
"Принято."
− Теперь вопрос, ты можешь находиться рядом со мной так, чтобы никто не тебя видел?
− И ты?
− Мне достаточно знать, что ты рядом, и не обязательно видеть.
− Это воможно. Для этого достаточно, чтобы моя метка находилась в тебе, внутри тела.
− Внутри, это в каком месте?
− Ты можешь выбрать сам.
− Предложи варианты для выбора.
− Желудок, кишечник, подкожно, в любом месте тела, лобная полость.
− Метка будет обнаружима нашими техническими средствами?
− Только при очень тщательном обследовании она будет замечена, как инородное тело.
− Ясно. Тогда, начнем с желудка. Надюсь, она не киллограмовая?
− Десяти граммов вполне достаточно. Это минимальный вес моего тела.
− То есть, в этом случае ты будешь вся во мне?
− Да, Лонер. Тебя это не устраивает?
− Лишь бы не было неудобно тебе самой.
− Мнене будет неудобно, − ответила она и исчезла, обращаясь в маленький сгусток, который метнулся к Лонеру и вошел в его грудь.
"Приказывай" − возник голос Найны в его голове.
"Преврати меня в небольшого дракона, такого, что поместится здесь и ничего не разворотит."
Лонер ощутил изменение в себе и глянул на свои руки, обратившиеся в черные когтистые лапы.
"Где-то я видел более интересную раскраску дракона. Ты ее можешь изменить?"
"Черный − это мой цвет, но если ты хочешь, можешь задать любой цвет. Нужен только пример."
"Так, кажется, я вспомнил. Перелетаем в бар Мариш, но появляемся там не драконом, а человеком и в таком месте, где никто не увидит нашего появления."

Он осмотрелся на месте, куда попал и узнав его двинулся в сторону лестницы. Через минуту Лонер уже стоял на пороге комнаты Мариш, а там, казалось, стоял скандал. Мариш ругалась со своим мужем, из-за того, что тот не верил ей, не верил, что в ее комнату кто-то вошел чужой.
− Мариш, можно тебя? − заговорил Лонер.
− Лонер! − воскликнула она и чуть не выскочила из комнаты. Шериф задержал ее, схватив за руки и киул на диван, после чего сам прошел к Лонеру.
− Это ты влез в ее комнату, когда она была раздета? − спросил он.
− Это произошло совершенно случайно, и я сразу ушел, − ответил Лонер.
− Ах ты мерзавец! − закричал Шериф и кинулся на Лонера.
Тот отпрыгнул назад, закрываясь руками от кулачищ шерифа, и тут человека отбросило от Лонера мощным невидимым ударом.
"Ты просил поступать разумно, поэтому я не убила его мгновенно на этом месте" − заявила Найна.
− Лонер! − восклкнула Мариш и проскочила к нему. У дверей она остановилась и некоторое время смотрела на Шерифа. Тот лежал на полу не дигаясь.
− Ты его не убил? − спросила она.
− А ты хочешь, чтобы я его убил? − удивился Лонер.
− Он заставил меня дать согласие на свясьбу силой, − произнесла она. − А теперь ревнует к каждому столбу и бьет меня! А отцу говорит, что я шлюха. И я не знаю, как от него избавиться!
− Ах ты сука, − раздалось бурчание Шерифа, и он начал подниматься на ноги.
− Сделай же что-нибудь, Лонер! − воскликнула Мариш. − Избавь меня от него! Как угодно!
"Просто пожелай, я оберну тебя в дракона, и ты его сожрешь с дерьмом" − возник голос Найны в голове.
"У тебя совсем нет тормозов, Найна?" − спросил он. − "На незаконные дела. Нет?"
"Нет, Лонер. Единственный тормоз − твои желания. Ты этого не хочешь, поэтому я так не делаю. Пожелай, и будет так!"
"А Мариш? Она же испугается!"
"Мариш все детство бредила встречями с инопланетянами. Для нее встреча с драконом не станет страшной."
"Если она напугается, я скажу ей, что это ты, а не я!"
"Делай все, как хочешь, Лонер."
Мариш в этот момент уже кричала, а Шериф держал Лонера за горло и пытался задушить.
"Я − дракон" − мысленно произнес Лонер, и человека откинуло от него ударом мощных драконьих лап.
Мариш перестала визжать и только рот раскрыла, глядя на Лонера-дракона, а тот прошел к поднимающемуся человеку и выпустил из себя наружу инстинкт голодного хищника.
И он сожрал человека. Проглотил его целиком, и еще сидел в кошачьей позе с торчавшими из пасти ногами Шерифа, когда Мариш прошла к нему и просто обняла за шею.
− Это ведь ты, Лонер, да? − произнесла она. − Ты − иларианин, как и Найна, она же твоя сестра, ты сам говорил!
Он попытался ответить, но ноги недоеденного человека еще торчали в пасти, из-за чего у него получилось только невнятное мычание.
"Доешь сначала, а потом говори" − усмехнулась Найна в голове.
Лонер дорнул головой, и жерва провалилась в его драконье чрево полностью, после чего он осторожно обнял девушку когтистой лапой.
− Тебе его было совсем не жалко, Мариш? − спросил черный дракон.
− Нет, Лонер, ничуть! Он угрожал убить отца и спалить наш бар, если я не соглашусь! И в полицию было бессмысленно идти, ты же знаешь, какая у нас полиция!
− Эй ты, чудище, а ну, отпусти девушку! − раздался крик позади, и Мариш разжала руки, отпудкая шею дракона.
Лонер медленно развернулся уже зная, что увидит. В коридоре стояло четверо полицейских, и все их оружие было направлено на дракона.
− Я ее не трогал, − заявил Лонер.
− Он меня не трогал! − выкрикнула Мариш.
− Мы все видели, − заявил полицейкий, и знаком потребовал, чробы Лонер сдвинулся в сторону. Тот не повиновался. − Отойди к стене, чудище! − приказал человек.
− У вас проблемы с мозгами, мальчики? − заговорил Лонер, подчиняясь мысленным указаниям Найны. − Я − иларианин!
− Нам плевать, кто ты такой! − выпалил полицейский. − Как это отступить? − произнес он в свой микрофон. − Черт... Отступаем!
И они тут же убрались из коридора на лестницу.
Прошло некоторое время, шум на лестнице утих, и Лонер вновь обернулся к Мариш.
− Что я могу для тебя сделать, Лонер? − спросила она.
− Мне нужны картинки, Мариш. Ты ведь умеешь красиво рисовать.
− Картинки? − удивилась она. − Только картинки?
− Только картинки, − ответил он. − Картинки существ, в которых я смогу обратиться.
− А если я нарисую какое-нибудь чудище ужасное?
− Только если оно будет красивым, − произнес дракон.
− Эй, док! − раздался голос снизу. − Что за дела, док? − и в коридор вышел отец Рашер. − О, док... − протянул он, увидев дракона.
− Вообще-то, я − Лонер, а не док, − произнес дракон и обернулся в человека.
− Лонер? − удивился Рашер. − Что здесь происходит? Кто вызвал полицию?
− Не знаю, кто их вызвал, но они уже были здесь, помахали своими пушками и убрались.


Часть 4. Игры богов.


− Играть роль бога? Это не по мне, Найна. Не по мне.
− Ну, а научиться летать ты хочешь или нет? − произнесла черная драконица, склонившись над человеком. Его глаза тут же изменились и сказали все. − Тогда, летим!

− Аааааа!!! − Он несся над лесами и степями, под крыльями проносились горы и поверхность морей, ветер бил в лицо, свистел в ушах, и это было так прекрасно, что хотелось продолжать и продолжать. И Лонер летал. Летал, пока были силы, летал, поняв, что сил на много больше, чем ему показалось сначала, летал, несмотря на непогоду и грозовые тучи, летал, не обращая внимания на собравшийся вокруг боевой воздушный флот.
"Мы должны что-то сделать, Найна" − объявил он.
"Просто пожелай, и их не станет, Лонер!"
"Так нельзя, Найна!"
"Хорошо. Говори, как можно."
"Ты можешь сделать так, что дракон обратиться в иларианский истребитель? Ты ведь можешь?"
"Могу, но ты окажешься внутри него."
"Это чем-то опасно?"
"Нет, Лонер, но это будет означать, что ты окажешься внутри меня. Всякий иларианский истребитель − это тело иларианина."
"Если не опасно, тогда, делай!"

Черный силуэт дракона замерцал в небе и преобразился к виду истребителя. Его формы мгновенно оказались опознаны автоматами боевых машин людей, и те рванулись в стороны, словно стая голубей, в которую вскочила кошка.
− Ты этого хотел? − спросила она четким голосом, и Лонер обернувшись увидел ее сидящей рядом за пультом истребителя. Пульт этот, впрочем, был так же полезен в иларианском истребителе, как гипс здоровому человеку. − Ты совсем не желаешь игры, Лонер? − спросила она.
− Когда боги играют, смертные плачут, − произнес он.
− Они не успеют заплакать, Лонер.
− О чем ты говоришь, Найна?! Плакать будут не они, а те, для кого они дороги! Матери и отцы, жены и дети, наконец!
− Я могу выбрать тех, у кого нет жен и детей.
− Не говори глупостей, Найна! Нельзя убивать людей! НЕЛЬЗЯ!
− Во время охоты на Мельрова ты так не говорил.
− Тогда было совсем другое, − произнес он.
− Ах, да, конечно! Тогда желание мести было твое, а не мое! И в том вся разница!
− Мести? Какой мести, Найна?! Ты желаешь отомстить тем, кто ни в чем невиновен?! Если так, Найна, тогда, начни с меня!
− Ну что же, твое желание − закон, Лонер. Я начну с тебя! Запомни навсегда, Лонер, Илариане − ЖЕСТОКИЕ БОГИ!


Он падал во тьме. Падал бесконечно долго, не понимая, куда. Жесткий Удар выбил из него сознание, и Лонер очнулся, не понимая и не помня, что случилось. Ему казалось, что он у себя дома, в постели, он протянул руку и попытался нашарить выключатель на стене, но вместо этого, рука наткнулась на что-то шершавое и неровное. Он откыл глаза и увидел рядом ствол дерева. В глаза бросился черный цвет руки, даже не руки − лапы, и Лонер дернулся, пытаясь вскочить. Но вскочить ему не дала цепь, которой он был привязан к мощной скобе, вбитой в ствол. Но он все же сумел взглянуть на себя и понял, что он − черный дракон. Поняв, что радом никого нет, он попытался порвать цепь, и это не удалось. Лишь жалобный звон металла разносился вокруг, когда дракон бил по цепи когтями, когда дергал, что было сил за цепь, пытаясь вырвать скобу из дерева. Все было тщетно, и он, истратив все силы, лег засыпая.
Он проснулся от скрипа и стука колес по каменной мостовой. Открыв глаза, дракон увидел, что находится в телеге, что он по-преженему связан цепями, но теперь они сковывали его так, что он не мог пошевелиться. И лишь Голова имела некоторую свободу движения, поэтому ему удалось рассмотреть некоторые детали проплывавших мимо зданий и фигуры людей, что выстроились вдоль улицы, по которой везли дракона.
До ушей доносились проклятия, посылаемые в адрес Короля, и вместе с ними слова о том, что теперь Король будет казнить непокорных, скармливая их черному чудовищу.
Впереди появились большие ворота, за которыми раскинулся широкий парк. А в глубине парка стоял дворец. Телега остановилась и несколько человек схватили дракона за цепи, вытащили и положили на землю. Теперь Лонер увидел, наконец, что он не особенно велик. Ростом примерно в полтора местного человека, а люди здесь ему казались карликами.

* * *

Глотать людей он научился очень быстро. К этому его подстегивали и голод, и сами люди, которые нападали на него и наносили довольно болезненные удары в крылья и лапы. А потому, уже в первой же схватке дракон понял, что трое нападающих его доканают и либо просто убьют, либо оставят без глаз, потому что копья они кидали довольно метко, и не будь у дракона прочных век и быстрой реакции, глаза были бы уже проткнуты. Именно быстрая реакция и стала решающей, когда в очередной момент атаки, он выбрал жертву и резким прыжком настиг ее и схватил широкой пастью. Двое других в этот момент продолжали колоть дракона в лапы и крылья, поэтому он не медлил с заглатыванием жертвы и сделал это не менее быстро, чем делает цапля, заглатывая лягушку.
Как только ноги первой жертвы скрылись в пасти дракона, два других человека отступили, но дракон уже не собирался останавливаться, и последующие его действия привели жертв в ужас, потому что дракон поднял с земли копья, которыми люди пытались его колоть, и наколол на эти копья свои новые жертвы. После этого он их съел в довольно спокойной обстановке, если можно было считать спокойным присутствие наблюдателей за решетками, что отделяли их от черного чудовища.


− Дракон, − раздался тихий голос сверху. Дракон, проснись, нам надо поговорить, − продолжалкто-то настойчиво звать дракона.
− Кто здесь? − тихо спросил дракон, впервые заговорив в этом мире.
− Я − принцесса Ивина. Мне было видение во сне, в котором я увидела богиню Найну, и она просила меня тайно от всех поговорить с тобой.
− Чего она от меня хочет?
− Она хочет, чтобы ты продолжил Игру. Она сказала, что ты знаешь, о какой Игре речь и что, если ты продолжаешь, то ты знаешь, и как продолжать.
− О, да, − произнес Лонер. − Я знаю. Он поднялся на задние лапы, чуть прикрыл глаза, и мысль его сформировала Образ, который в ту же секунду обратился Исполненным Желанием.
Огненный дракон взвился ввысь, вознесся над ареной и взмахнув крыльями, обратил свой Взгляд к замку.
Принцесса внизу завизжала, и Лонер, увидев что ее схватил какой-то человек, метнулся вниз.

− Что мне с ним сделать, Принцесса? − спросил черный дракон, держа в лапе человека, что еще пару секунд назад куда-то тащил ее.
− Съешь его, дракон! − выкрикнула она. − Он хотел меня изнасиловать!
Кровь человека брызнула во все стороны, часть ее попала на платье принцессы, и она вскрикнула, а перед ней огромные клыки пронзили тело человека, и огромные зубы начали его безжалостно жевать.

− Что ты наделал?! − воскликнула Ивина.
− Что? − переспросил дракон, − Я всего лишь тебя похитил. Тебе что-то не нравится? Или ты против своего участия в играх Богов?
− Я не против, но ты меня напугал! − воскликнула она, оглядываясь. − Где это мы?
− Не имею понятия, − ответил дракон. − Обыкновенная пещера в обыкновенной горе, на обыкновенной планете, у обыкновенной звезды. − Он прошел к выходу из пещеры и встал на самом краю. − Полагаю, рыцари сюда будут до-олго добираться! Если вообще сумеют.
− Рыцари? − переспросила Ивина.
− А как же? Они же должны тебя спасать от дракона.
− Ты же не собираешься делать мне плохо?
− А им откуда знать, собираюсь я или нет? − усмехнулся Лонер и мгновенно преобразился к виду человека. − Так ты играть будешь или нет?
− Буду, − ответила она. − Только я не знаю, как играть?
− Спросишь у Найны, когда ее встретишь снова.
− Я ее встречала только во сне!
− Значит, ложись и засыпай, − ответил он. − А я слетаю в соседнюю деревню, сожру там кого-нибудь.
− Как это кого-нибудь?
− Тебе показать как? − удивился дракон. − Ну, тогда, смотри. − Он разинул пасть и проскочив к Принцессе схватил ее языком.
− Нет! Отпусти меня сейчас же! − завопила она, вырываясь. − Не смей так делать! − воскликнула она, упав на каменный пол пещеры.

* * *

− Принцессу Ивину похитил злобный черный дракон, и теперь только настоящий благородный рыцарь может спасти ее от дракона. − произнес молодой человек.
− Вот только, в этой стране нет настоящих благородных рыцарей, − заявила девушка, что сидела рядом с ним за столиком в баре. − А это значит, что она будет вечно заточена в пещере дракона и ей придется стать женой злобного чудовища.
− Что это за чушь ты нагородила? − тихо заговорил юноша.
− Не более чушь, чем городил ты, − так же тихо ответила она. − Их ничего более, кроме чуши, и не проймет.

− Вот они! − раздался вопль, врывающихся в зал стражей. − Кто-то указывал на рассказчиков, заявляя, что это "они".


Король, казалось, сошел с ума. Увидев Принцессу он тут же отдал приказ схватить молодого человека, и Лонера тут же отправили за решетку. Ивина пыталась что-то говорить в его защиту, но ее не слушали.


− Привет, парни, как живется в тюряге? Хорошо тут кормят? − заговорил Лонер, попав в камеру с кучей народа.
− Кормят здесь хорошо, только не нас, − ответил кто-то.
− И кого же? − поинтересовался Лонер.
− Дракона, кого же еще. Тебя к нему первым отправят.
− С каких это щей? − буркнул Лонер.
− Слишком много болтаешь, − рявкнул кто-то над ухом. − Попал в тюрягу, сиди тихо и не шуми! А не то еще и от нас получишь!
− А-а... так вы к дракону на съедение добровольцами, значит! − воскликнул Лонер. − Ну, тогда ладно. Таких сожрать и не жалко.
− Бей его! − крикнул кто-то, и на Лонера кинулась толпа с кулаками.
С первым ударом молодой человек начал меняться, и последним оказался удар чьего-то кулака в черный драконий нос.
Дракон чуть дернулся, и мощные зубы перекусили запястье руки, нанесшей последний удар.
− Я вижу, вы способны кидаться только на слабых и беззащитных, − произнес он, глядя в глаза человеку, что кричал минуту назад "бей его!" − А тебе, очевидно, твоя голова совершенно не нужна, ты же ею ничуть не пользуешься!
− Нет! − завопил человек и кинулся вглубь камеры, пытаясь спрятьтся за спинами остальных людей. Но, те расступились, и черный ящер свободно прошел к своей жертве. − Пощади! − завыл он. − Съешь кого-нибудь другого!
− Неужели ты думаешь, урод, что я буду слушать тебя, кого мне сожрать? − зарычал дракон.
Человек взвыл и умолк, от мощной хватки челюстей дракона за горло.
Лонер не торопился. Он медленно заглатывал жертву, получая свою порцию наслаждения, и в то же время следил за толпой заключенных, что прижалась к стене и вытолкнула перед собой тех, от кого они явно желали избавиться, подставляя первых под удар дракона.
А за решеткой уже стояло несколько стражников, смотревших на происходящее.
− Идите к своему Королю и скажите ему, что я сейчас приду! − зарычал дракон, шагая к решетке. Стражники отпрянули назад, кто-то проскочил к выходу из подвала, а дракон легким движением лапы чиркнул когтями по стальной решетке, и та со звоном посыпалась на пол кусками арматуры.
Лонер больше не медлил и прыгнул к самому толстому стражнику. Тот завопил и смолк, когда клыки дракона вонзились в его грудь.
− Хорошо тебя откормили, − проговорил дракон, вырывая куски плоти человека и глотая их. − Вкусно!


Королевский наряд выглядел словно клоунский. Красная мантия, корона, больше похожая на по-дурному украшенную кепку. Появившийся же в тронном зале молодой человек в черном костюме-тройке на фоне разодетых стражников и рсфуфыренного Короля выглядел просто божественно. Особенно, учитывая, что местный божественный цвет был именно черным.
− Ты кто такой и откуда взялся?! − выпалил Король вскакивая с места. − Стража!
− Стража в обмороке, − произнес Лонер, но стражники уже делали первый шаг к нему. − Я сказал, стража в обмороке, − повторил Лонер, мысленно вызывая Найну, и тут все стражники попадали, отчего Король начал нервно озираться в поисках тех, кто стрелял в стражников. − Что же ты, хренов король, пошел против воли богов? − произнес Лонер, ступая к трону, на который бухнулся Король.
− Волю богов несут священники, а не неизвестно кто! − воскликнул, наконец, Король.
− Ах вот оно как! Наш Король глуп как тролль, и не знает Великого Лонера!
− Ну, хватит этих глупостей! − раздался резкий возглас со стороны, и Лонер увидел, как вокруг него появилось несколько существ. У них не было формы и не было лиц, Лонер узнал только одно из них − Найну, да и то только потому, что она тут же изменила свою форму и обратилась в Ранию Лонер.
− Твой игрок не принимается, Найна! − воскликнуло другое существо.
− Вы кое в чем ошибаетесь, − заговорила Найна. − Скажи, Лонер, сколько существ ты видишь здесь кроме меня?
− Восемь, − произнес он.
− Этого быть не может! − воскликнул один из восьмерых.
− Он тебя видит, Фавер, − произнесла Найна. − Потому что Лонер − десятый иларианин!
− Но это невозможно! − снова возражало существо.
− Ты упираешься только потому, что не подтвердилась твоя гипотеза на счет неразумности землян, Фавер. Ты и только ты повинен в том, что Кел-Илариан подвергся массовой бомбардировке из космоса, Фавер! Ты и только ты! Потому что ты не пожелал устанавливать контакт с землянами, когда это было и возможно, и необходимо! И ты повинен в том, что произошло со всеми нами! И сейчас ты смеешь утверждать, что Лонер − не мой потомок?! Ты смеешь это утверждать, когда это очевидно ВСЕМ НАМ?
− Я этого не утверждал. И ты не имеешь права запрещать мне выражать свои сомнения!
− Ты не имеешь права выражать сомнение в том, что мой потомок есть мой потомок! − произнесла Найна. − Ты не имеешь права!
− Я такого и не утверждал, − произнес Фавер.
− Я требую прямого признания, что это так от всех! − воскликнула Найна.
− Мы признаем... признаем... − заговорили голоса, и существа исчезли.
Лонер остался наедине с Найной, и вокруг не осталось ни замка, ни города. Они оказались посреди лесной поляны.
− У тебя есть какие-то вопросы, Лонер? − спросила она.
− Ты говорила, что доктор Барьян стал твоим сыном.
− Да, он стал, но потом перестал, − ответила она. − Я не смогла его научить всему, потому что совершила ошибку, и выбрала не того человека. Он не стал настоящим иларианином, и не сможет иметь потомков.
− И что с ним стало? Кем он стал?
− Он похож на нас, но он не такой как мы.
− А я? Я разве такой как ты? Такой, как они? − Лонер обернулся, словно илариане еще были вокруг.
− Да, Лонер. Ты − такой же. Ты только еще не все знаешь, но ты все узнаешь. Для этого надо только время, а времени у тебя − целая вечность. Ты − бессмертен, Лонер. Убить таких как мы может только существо не менее сильное, чем мы.
− Значит, иларианин может убить иларианина?
− Теоретически − да. Практически такого никогда не случалось. Случалось только самоубийство, но это единичные случаи, которые можно не принимать в рассчет.
− Но тогда, почему вас осталось всего девять?
− Десять, Лонер. С тобой − десять.
− Но, до меня было девять?
− Да, до тебя здесь было девять. Остальные разлетелись в самые разные концы вселенной. Иногда мы встречаемся.
− А смысл жизни, который ты искала?
− Это вечный поиск, Лонер. Не думай о нем. Это МОЙ ПОИСК. А ты выберешь себе другое занятие длиной в вечность. Выберешь, когда настанет время.
− И сколько у меня времени на выбор?
− Вечность, Лонер, вечность. У тебя теперь вечность на любое дело.
− А на Землю ты меня не вернешь?
− Это... ты сделаешь сам. После того, как закончится обучение. Учить тебя буду я и начинаем прямо сейчас.

* * *

− Пираты сдались, сэр, − объявил капитан, когда адмирал появился в рубке флагманского корабля. − Не знаю, что их подтолкнуло, но это должно быть нечто ужасное. Они согласились на все наши условия, передали под наш контроль все свои корабли и спешили занять тюремные камеры так, словно за ними гнался сам дьявол.
− После взрыва Президентского звездолета, правительство Земли пошло на беспрецедентные меры. − объявил Адмирал. − К операции возмездия привлечены все силы, в том числе силы, предоставленные инопланетянами. С одним из инопланетян вы скоро встретитесь. Именно он заставил пиратов сдаться. И попрошу, капитан, без самодеятельности. Это не простое существо, и ему позволено делать очень многое. Вплоть до физического уничтожения тех, кто пойдет против него.
− Вы не хотите сказать прямо, кто он?
− Иларианин.
− Иларианин? − удивился капитан. − Я слышал о них только сплетни, в которые поверить можно, разве что по пьяни.
− Я в них не верил, пока не увидел своими глазами возможности иларианина на полигоне.
− Капитан, один из сдавшихся пиратов требует, чтобы мы передали адмиралу кодовую фразу "черная звезда", − раздался вызов по корабельной связи.
− Немедленно отделите его от пиратов и доставьте сюда! − приказал адмирал. − И, чтобы никаких инцидентов!
− Выполняйте приказ адмирала, дежурный, − произнес капитан.
− Да, сэр! − раздалось из динамиков.

− Господин Лонер, я приношу извинения за недоверие к вам, высказанное мною на первой встрече, − заговорил адмирал, выходя навстречу человеку в черном костюме, которого привела охрана.
− У меня есть для вас одно известие, − заговорил человек в черном. − Не знаю, на сколько оно хорошо или плохо, но вы, возможно, пожелаете оставить его в секрете, поэтому я полагаю, что необходимо организовать встречу наедине, так, чтобы предотвратить любые возможные каналы утечки.
− Капитан, прикажите охране выйти и обеспечьте отсутствие прослушивания, − приказал адмирал, и капитан тут же прошел к выходу, давая знак охране исполнять. − Я вас слушаю, господин Лонер, − произнес адмирал.
− Президент Земли, которого вы объявили погибшим во время взрыва крейсера, возможно, до сих пор жив и находится на пути к Маргирату.
− Откуда эта информация?! − воскликнул адмирал. − И почему вы считаете, что о гибели Президента первым объявил я? Это было сделано комиссией, в которой я участвовал, но был не один!
− Я сказал "вы", имея в виду землян, господин адмирал. А информацию эту я услышал от командиров пиратов перед тем, как они умерли. Доказательств у меня нет, и пираты могли врать, пытаясь продлить себе жизнь. И, возможно, им бы это продление удалось, если бы взрыв их флагмана инициировал я сам, а не часовой механизм в вашей бомбе, которую я туда доставил.
Но, чтобы они это начали говорить, их что-то должно было подтолкнуть.
− Что-то или кто-то, − ответил иларианин. − Полагаю, вот такой демонстрации им хватило! − зарычал он, мгновенно обращаясь в огромного черного дракона.
Адмирал отпрыгнул от него и в ужасе едва не закричал, растянувшись на полу.
− Вы же не первый год в космосе, адмирал, вам следовало бы привыкнуть к подобным фокусам, − произнес Лонер, возвращая себе вид человека.
− В таком случае, и вам следовало бы привыкнуть к тому, что на вашу показушную угрозу следует немедленный ответ огнем на поражение, − произнес адмирал, подымаясь с пола.
− Я к этому уже почти привык, − ответил иларианин. − Если бы я мстил за каждый выстрел в мою сторону, мы бы с вами сейчас не разговаривали.


Черного ящера вели мимо решеток, за которыми сидели заключенные. Инопланетянин дергался, и четыре человека едва удерживали его, ругаясь меж собой о том, почему командир не выделил еще десятерых человек, чтобы вести это чудовище.
Цепь внезапно выскользнула из руки одного конвоира, тот несколько замешкался, попытался вновь схватить цепь, из-за чего шагнул к ящеру, и тот вдруг двинулся на человека, разинул пасть и схватил конвоира, когда тот наклонился за цепью.
− Огонь! − приказал другой, выхватывая оружие, и трое оставшихся, отскочив от ящера открыли по нему огонь из своих пушек.
Из-за дверей примчалось еще несколько охранников. Ящер уже лежал не двигаясь, и под ним разливалась лужа крови. Охранники некоторое время только смотрели на инопланетянина, затем по приказу командира подняли его, пронесли до одной из камер, бросили там и закрыли.
Узники некоторое время шумели, обсуждая происшедшее, затем шум стих и возник вновь, когда ящер за решеткой очнулся. Более того, он поднялся на ноги и некоторое время пытался выдрать решетку, за которой сидел, но "не сумел" этого сделать.


Побег был подстроен. При чем так, что инициатором был "один из пиратов", являвшийся на самом деле агентом спецов. И ему все удалось. В том числе "втянуть в игру" ящера-инопланетянина, которого агент уже "знал" по неким "старым делам". Ну, а сожранный у всех на виду охранник был только гарантией того, что ящер для пиратов "свой".
− Это корыто не развалится, пока мы летим? − спросил Лонер, когда остался наедине со своим "знакомым".
− У этого корыта самый современный двигатель, − заявил человек. − Мы должны обсудить наши дальнейшие действия. Ты ведь в курсе, что командую операцией я?
− Мне почему-то кажется, что ты даже не знаешь, что за операция мне поручена, − произнес черный ящер.
− Операция внедрения на Маргират, а что делать там, мы узнаем позднее.
− Интересное у вас начальство, однако. Ты, надеюсь, в курсе, что мне позволено жрать всех, кто встанет мне поперек дороги?
− Если ты будешь усердствовать в этом направлении, это не сделает чести твоей расе, − заявил человек.
− И это говорит тот, чья раса закидала ядерными бомбами планету, на которой родилась моя мать? − фыркнул ящер. − По-моему, этот спор глуп. Если желаешь кем-нибудь командовать, выбери себе шестерок среди пиратов и командуй, а я делаю дело, в котором ты не имеешь права мне мешать.
− Этот спор бессмысленен.
− Именно так, − подтверил ящер. − Бессмысленен и глуп. Я вполне могу разыграть, что слушаюсь человека, но эта игра может быть прервана в любой момент. Я не продавал себя в рабство людям и не собираюсь признавать над собой ваше командование. Вы можете только ПРОСИТЬ меня о чем-либо.


В дверь кто-то постучал, и хозяин каюты открыл
− Калач, там проблема у Весельчака, − заговорил пришедший, еще не замечая ящера.
− Что за проблема?
− С двиглом нашей шлюпки что-то не так.
− Идем, − тут же заговорил Калач и глянул на Лонера. Тот так же шагнул к выходу из каюты, и пришедший человек отшатнулся от двери.
Вскоре они оказались в машинном отделении, где шел спор двух техников на счет того, что же случилось.

Часть 5. Королева Юни.


До Маргирата кораблик добирался почти три недели. За это время произошло не мало событий, в том числе пара бунтов, которые заканчивались одинаково плачевно для бунтовщиков. Второй бунт возник, когда оказалось, что на шлюпке не осталось продовольствия, и никто еще не предполагал, что до конца полета осталась всего неделя. Нападения на ящера случались еще чаще, и все они заканчивались одинаково − нападавшие становились для инопланетянина обедом, и никто после этого не протестовал, потому что сожрав человека ящер не требовал другой еды.
И вот, наступил долгожданный момент. Как только аппарат оказался в районе подконтрольном Маргирату, внутри возникли резкие вспышки света, и на корабле появились вооруженные боевики.
− Никому не двигаться! − раздался резкий приказ в рубке.
− Мы свои! − завопил Корс, командовавший челноком. − Не стрелять!
− Освободите командный пульт челнока, и выйдете все в коридор! − приказал командир группы захвата. − И прикажите никому не сопротивляться! Кто нарушит приказ, отправится на обед к самке скартов!
Все беглецы построились в коридоре, и вскоре их стали группами отводить в освобожденную кают компанию, и оттуда они исчезали, перемещаясь на космическую станцию.
Ящера боевики не касались, как их и предупредил командир беглецов, но его так же как и всех проводили в помещение, откуда он и попал на орбитальную станцию.

* * *

− Для вас срочное сообщение, − произнес молодой человек, протягивая большой кошке пакет. − Та приняла его, быстро расписалась в бумаге почтового курьера и тут же развернула конверт. В нем для Королевы Маргиратской Конфедерации сообщалось о появлении на одной из орбитальных станций инопланетянина очень сильно похожего на Королеву по своему виду.
− Я выхожу из команды, − завила кошка, проходя к командиру.
− В чем дело, Вси? Ты не можешь просто так взять и уйти!
− Я получила сообщение с орбиты и должна немедленно лететь туда, − объявила кошка. Она подняла перед собой левую лапу с браслетом и нажала на нем кнопку. − Альфа, я готова, забирай меня, − произнесла она, и человек ничего более не успел возразить, потому что кошка мгновенно исчезла из его кабинета.
"Я не уверена, что этот пришелец не опасен, Драго" − заявила Альфа.
"Он среди людей, Альфа, а это значит, что я могу разобраться с ним будучи человеком. Но будь готова. Если поймешь, что он со мной что-то сделал, сразу выкидывай его на звезду" − ответила драконица.

* * *

Лонер стоял один посреди зала. Вскоре вокруг начали появляться люди и, наконец, собрание началось. Последней в зал вошла женщина, на которую все вокруг смотрели так, словно она − королева. Она прошла к ящеру, некоторое время осматривала его, затем обошла вокруг.
− А ты совсем не похож на дракона, − произнесла она, остановившись напротив его ящериной морды.
− Я никогда не утверждал такого, что я похож на дракона, − произнес Лонер.
− Да ты и разговаривать умеешь! Вот это сюрприз!
− Еще удивительнее то, что ты сейчас говоришь, а не валяешься в обмороке, − произнес Лонер.
− И кто же ты такой? Почему я должна валяться в обмороке?
− Я − иларианин, − тихо произнес Лонер.
− Иларианин, − повторила она, − что-то не припоминаю такого названия. − Она обернулась к группе людей и пальцем подманила кого-то из них. − Вам известно что-нибудь об иларианах, полковник?
− Нет, мэм, но я отдам приказ и сюда доставят всю информацию, которую найдут на Маргирате и Мандаворе.
− И долго ее будут доставлять? − спросила она.
− Доставлять недолго, но нужно время на поиск.
− Сколько?
− Несколько часов, я так полагаю.
Она вновь обернулась к ящеру.
− Если ты дашь обещание на нападать на разумных, я возьму на себя обязательство проводить тебя на Маргират и показать все, что ты пожелаешь из того, что можно показывать, − произнесла она. − Но только в случае отсутствия нападений.
− Я обещаю ни на кого не нападать, при условии, что вы не станете считать нападением действия по личной самообороне, − произнес Лонер.
− По закону Маргирата право личной самообороны у разумного не может отнять никто. Ограничения личной самообороны вступают в силу только при вступлении в действие закона самообороны общества.


Она водила его по столице Маргирата так, словно он был принцем, а не пришельцем. Самым невероятным из ее рассказа показалось сообщение о том, что Маргиратом управляет не парламент и не какой-либо иной выборный орган. Маргират факически был космической Империей, в которой правила Королева − Королева Юни, избранная советом представителей Гильдий, которые по информации, имевшейся у Лонера, и заправляли всем на планетах космических пиратов. Вот только, судя по тому, что он увидел, тут не было никаких пиратов. Возможно, они и были в космосе, но действовали там далеко не открыто и независимо от правительства Маргирата.
− Я слышал, что вас называют космическими пиратами, − произнес Лонер по окончании очередного рассказа о местной достопримечательности, которой был Театр Космической Оперы. − Этому есть какое-нибудь объяснение?
− ОБъяснение есть, − объявила она. − Только они ничего не стоят на фоне тех событий, что произошли и происходят сейчас.
− Каких событий?
− Жителей Маргирата заставили стать пиратами, и они ими стали. Просто потому что нет иного выбора.
− Разве нельзя просто жить в мире? − спросил Лонер.
− Это надо спрашивать не у нас, а у Метрополии, которая до сих пор претендует на то, чтобы Маргират стал ее вотчиной. Когда первые корабли Маргирата достигли Метрополии, там их не встретили, как подобает встречать братьев, а попытались захватить силой, из-за чего возникла стычка, в которой пришельцы отбились и улетели, а местные обозвали их пиратами и с тех пор никакого иного объяснения их существования не приемлют. Многие маргиратцы с этим смирились и ведут себя в космосе действительно как пираты. Когда же корабли Метрополии пришли сюда, их захватили всех до единого, команды спустили на планету и высадили в зоне скартов, где от них ничего в скором времени не осталось.
− А кто такие скарты?
− Это аборигены. С ними местные люди только недавно заключили союз, и поэтому у них появились силы на стоительство космического флота. Скартами правят самки, и они, согласно договору имеют исключительные права, в том числе право глотать людей, оказавшихся рядом с ними, независимо от того, по чьей вине.
− У них матриархат?
− Можно и так сказать. Только самки скартов слишком сильно отличаются от самцов, и поэтому иного варианта у них и быть не может, так же как у муравьев и пчел.
− Они что, насекомые?
− Нет. Биологически они не подпадают ни под какую человеческую классификацию. Они просто − скарты. Любому местному биологу достаточно этого слова, чтобы понять, о ком речь. Можно проводить параллели с видами, появившимися в Метрополии, но это будет не более чем сравнение людей с обезьянами. И не менее обидное для скартов. Поэтому, не вздумай даже упоминать об этом, если встретишь их.
− Что-то у меня не появляется желания с ними встречаться, после твоего рассказа.
− И правильно. Согласно давнему договору, скарты живут обособленно, и никто не имеет права к ним соваться без их разрешения. Ни им ни нам не нужны лишние проблемы.
− Мне кажется, или ты смотришь на меня как-то странно, − произнес Лонер. − И на ты мы явно перешли не без твоего молчаливого согласия.
− Если бы ты видел нашу Королеву, ты не стал бы этому удивляться.
− Да? − удивился Лонер. − И что же в ней такого особенного?
− То, что она − драконица. Если тебе приделать крылья за спину, ты станешь похож на дракона.
− Я прекрасно знаю, как выглядят драконы, − произнес Лонер. − Но, единственные существа, которых я знаю и какие способны обращаться в драконов − это илариане.
− Обращаться? − удивилась она. − Ты способен обратиться в дракона?!
− Не веришь?
− Покажи! Ну же, показывай! − воскликнула она, и Лонер услышал в ее голосе столько мольбы и какой-то невыразимой тоски, что не смог устоять. Он отошел от нее на шаг и обратился в черного дракона.
Позади послышались вопли, Лонер обернулся и увидел удиравших с улицы людей.
− Убегай, дура! Она тебя сейчас сожрет! − закричал кто-то рядом, и Лонер обернувшись, увидел человека, прятавшегося за дверь парадной. Он обернулся к девушке, что сопровождала его, а та стояла замерев и разглядывала его.
− Ты довольна? − спросил он, наклонившись к ней.
− Да, − ответила она. − Ты должен прямо сейчас отправляться во дворец Королевы и предстать перед ней!
− Почему это должен? − спросил он.
− Потому что она − драконица.
− Но я то не дракон. Я − иларианин.
− Ты способен быть драконом, иларианин, значит, должен идти к ней! Давай же! Лети!
− Куда лететь-то? Я не знаю даже в какой стороне этот дворец, не говоря уже о том, как он выглядит.
− Если ты способен взлететь с человеком на спине, то я покажу, куда лететь, − произнесла она. − Ты способен?
− Способен, только я никогда так не делал, − ответил Лонер.
− Тогда, сейчас у тебя есть возможность попробовать. Если ты не побоишься взять меня на спину.
− Если в этом и есть какая-либо опасность, то она есть только для тебя, − произнес Лонер, ложась на землю, чтобы девушка сумела взобраться на спину дракону.


Ее вопль был столь заразителен, что Лонер едва сдержался, чтобы не закричать самому. Он несся над улицами города, огибал высотные дома, взлетал над башнями и опускался к проспектам. Лишь раз он едва не задел высоко висевшие провода, но о них его предупредил крик девушки и ее указание на препятствие.
Вскоре они оказались над крупным комплексом, огороженным высокой оградой, охраняемым множеством солдат. Ни один ствол не оказался направлен в сторону приземлявшегося дракона, и Лонер понял, почему, когда навстречу выскочило несколько человек в форме, которые тут же склонились в приветствии Ее Величеству. Его приняли за нее, и Лонер пошел дальше уже без страха, сопровождаемый группой охранников. Не понял он только, куда делась девушка, с которой он прилетел. Она как-то незаметно соскочила на землю и исчезла за какой-то постройкой.
Секретарь, встретивший его у тронного зала, уже знал, что пришедший дракон − не королева, а пришелец-иларианин. Он так и поприветствовал его, по названию вида, после чего поинтересовался именем, и Лонер назвал его.
− Ее Величество Королева Юни ждет вас, − поклонился секретарь и открыл широкий вход в тронный зал.
Лонер вошел туда и некоторое время оглядывался, пытаясь найти Королеву, но вместо черной драконицы, каковой она должна была быть, он увидел женщину, вернее, девушку − ту самую, с которой только что прилетел ко дворцу.
− А где Королева? − спросил он ее.
− Ты так и не понял? Я и есть Королева, − ответила она.
− Это не смешно, − проговорил он в сторону.
− Это совсем не смешно, − раздалось рычание, и Лонер резко обернувшись увидел, как девушка преобразилась за одну секунду к виду черной драконицы. − Больше всего мне хочется, чтобы ты был таким же как я, но я уже поняла, что илариане − не драконы. И это очень прискорбно. Особенно, если у тебя окажется куча предрассудков на счет того, с кем можно, а с кем нельзя ложиться в постель.
− В постель? − удивленно раскрыл пасть дракон.
− Да, именно в постель. В этом мире нет ни одного существа, которое было бы способно удовлетворить меня. И, узнав о тебе, я понеслась в космос, на встречу, чтобы понять, сможешь ли ты стать таковым? Если судить по виду, то сможешь, а на счет морали − решать только тебе. Ты должен лишь знать, что для меня тормозов не существует.
− То есть, ты готова с любым и каждым по поводу и без? − произнес он, едва веря в подобный вывод.
− Именно так, Лонер. Если ты не против, то я не понимаю, чего мы еще ждем? Ты против?
− Я не против, но...
− Что еще за но? − она подняла голову почти к самому потолку, говоря эти слова.
− Есть еще некоторые дела, которые я должен сделать.
− Если ты сделаешь то, что я прошу, я помогу тебе сделать любые дела, − объявила она. − Просто трахни меня, и Маргират будет у твоих ног, иларианин!
− Возможно, я чего-то не понимаю, но это, разве не будет предательством собственного народа с твоей стороны?
− Предательством это не может быть просто потому, что закон на моей стороне во всех делах. Так они сами решили, так что, с этой стороны можешь не беспокоиться.
− А с какой стороны мне беспокоиться? − спросил он.
− С той, что если ты меня не удовлетворишь или сделаешь это небрежно, так что мне не понравится, то ничего из того, что я сказала, ты не получишь. А я, как вижу, ты в этом сильно заинтересован. Уж и не знаю, почему.
− Потому что дело, которое мне надо сделать, связано с маргиратскими пиратами, и ты действительно можешь мне помочь, если у тебя есть настоящая, а не видимая власть здесь.
− В таком случае, тебе осталось только заслужить это. Ты согласен?
− Согласен.
− Тогда, идем. Идем, и ты увидишь мой секс-полигон.
− Секс-полигон, − пробормотал себе под нос Лонер и пошел вслед за драконицей Королевой.

А затем было то, что Лонер не забыл бы никогда. Игру, устроенную Королевой Юни Версой, можно было назвать только под стать месту, где все проходило − гигантским сексом. Как иларианин он не чувствовал этого, но как существо, подобное человеку, он испытал наслаждение, какого не испытывал никогда в своей жизни. За такое можно было отдать что угодно, и Лонер понял, что Королева не просто удовлетворена. Она была готова на все, чтобы этот секс продолжался и продолжался, и еще лежа рядом с ним давала ему обещания сделать все, что он пожелает, только за то, что он останется с ней и станет ее Королем. Он не давал таких обещаний, но мысль, что так и надо сделать, уже закрадывалась в голову иларианина. Только перед этим надо уладить все дела с Метрополией и...


* * *

Картен проснулся от ощущения падения. Вздрогнув и открыв глаза, он понял, что находится все в той же камере, на небольшом космическом челноке, на котором его похитили, только теперь в челноке не было искусственной гравитации, и вокруг все плавало в невесомости. Освободившись от пут спального мешка, Картен проплыл по камере, выискивая малейшую возможность для побега, но все было тщетно, как и в первый осмотр. Ни одна щель, ни одно отверстие не давали и намека на возможность бежать.
Раздался грохот, и человек обернулся к стенке, от которой доносился этот звук. Он понимал, что это. Челнок то ли куда-то влетел и коснулся чего-то корпусом, либо к нему что-то приблизилось и коснулось.
Прошло еще несколько минут, и на этот раз загремели замки, закрывавшие помещение с камерой. Картен оставался на месте и смотрел почти безучастно на вплывшего в помещение предводителя пиратов и второго человека, которого он раньше не видел.
− Господин Картен, вы сейчас проследуете за мной, − произнес незнакомец. − Это в ваших же интересах.
− И куда вы намереваетесь меня отправить? − спросил Картен.
− В данный момент вы направляетесь на встречу с лордом Лонером. Все остальное решает он. Вы сделаете то, что я прошу?
− Я не слышал от вас никаких просьб.
− Я прошу вас следовать за мной и не предпринимать никаких экстраординарных действий, господин Картен.
− Хорошо, я пойду с вами, − согласился пленник.

Маленький кораблик действительно оказался в ангаре крупной станции и вскоре Картен оказался стоящим нормально на полу, в помещении с искусственной гравитацией, генерируемой самым простым центробежным способом. Это Картен понял по тем переходам, по каким ему пришлось следовать за сопровождающим пиратским офицером.
Открылась дверь с противоположной стороны от той, в какую вошел Картен, и в комнату вошел молодой человек в черном кожанном плаще. Он прошел к стене, провел по ней рукой, и из стены выехал стол и пара скамеек с двух сторон.
− Прошу вас, присаживайтесь, − произнес человек. − Я − Лорд Лонер, и вы для меня гость, а не пленник.
− Гость? − удивленно произнес Картен. − Это означает, что я могу уйти в любой момент, и вы не станете меня задерживать?
− Я вас задерживать не стану, но вокруг полно других людей, у которых совсем иные нравы, господин Президент.
− Значит, вам известно, кто я, − буркнул Картен.
− И даже более того, − ответил Лонер. − У меня есть для вас сообщение номер 77X11. Сейчас нас не слышит никто, кроме тех разумных, которым я доверяю.
− С каких пор на службе Метрополии находятся люди со званием лорд? − спросил Картен.
− С тех пор, как вышла спец-инструкция Альфа-3, господин Президент. − И я не человек. Я − иларианин. Полагаю, вам известно, что это означает.
− Известно, − ответил Картен, тут же решив, что все это обыкновенная ловушка, в которую он давно попался.
− В метрополии все считают, что вы погибли во взрыве крейсера, господин Президент, − произнес лорд Лонер.
− Во взрыве?! − воскликнул Картен, вскочив с места.
− Похоже, вы совсем не знаете, что произошло после вашего похищения, − заговорил Лонер. − Группа пиратского флота, настигла ваш крейсер и уничтожила его. После этого произошла схватка с флотом метрополии, в котором пиратам удалось отбиться и отойти, но их догнала спец-группа возмездия, и пираты сдались, когда в дело вступил агент Зиро. Он и узнал, что вас похитили до взрыва крейсера, после чего на Маргират отправился агент Лонер с целью вернуть вас назад.
− Значит, на стороне Метрополии находятся двое илариан? − спросил Картен.
− Именно так. О том как появился Зиро, вы должны знать. А я, говоря понятными вам словами, сын той самой Найны Рании Лонер.
− Хорошо, Пусть все так. Что вы предлагаете делать сейчас?
− Сейчас вы вместе со мной отправитесь на Маргират, на встречу с Ее Величеством Королевой Королевой Юни. Она в курсе того, что я сейчас делаю.
− Но, разве она не должна этому мешать, если она Королева Маргирата?!
− Она кое-чем обязана мне, и поэтому сделает все, что я захочу. И именно поэтому я получил звание лорда. Официально я претендент на место Короля Маргирата, и если мне все удастся с вами, господин Президент, откроются очень хорошие перспективы для нормализации положения в космосе.
− И как вы видите эту нормализацию?
− Во-первых, должно быть признание Метрополией Независимых Человеческих Колоний. После этого можно уже думать об объединении колоний в Союз, который формально и станет гарантом безопасности космоса в ближайшей от Метрополии области галактики. Затем наступит время встреч и переговоров с иными цивилизациями. С частью из них Маргират имеет нормальные отношения, и вы можете их получить в наследство, если признаете Маргират независимым миром.
− Вы полагаете, что мы можем признавать подобные выверты в своих колониях? Для людей монархическая форма правления является атавистической.
− Да, для людей, но не для иных разумных. Маргират − это многовидовая колония, кроме того, этот мир, по всем разумным меркам, принадлежит скартам − аборигенам Маргирата.
− Их еще не перебили всех? − удивился Президент.
− Даже более того. Королева Маргирата имеет официальный статус Самки Скартов. Формально, она Королева и для Скартов, хотя они этого не признают прямо. Думаю, сейчас пора заканчивать разговор и отправляться вниз, на Маргират.
− Хорошо, − согласился Картен.

* * *

На спине черного дракона сидели двое. Человек едва согласился на подобный полет, но лорд Лонер сумел убедить Картена, что это необходимо. И теперь Картен смотрел вниз, на огромный город, на дома и улицы, ничем не уступавшие подобным же домам и улицам в городах Метрополии. Только здесь, кроме обычных людей, на улицах было не мало инопланетян.
Дракон несколько замедлил полет, пролетая над очередным районом и спустился ниже, чтобы гость увидел то, что ему хотели показать. И он увидел. Увидел множество детей, которые бегали на площадках около здания школы, и многие из них, завидев дракона в небе, останавливались и задирали головы, показывая вверх пальцами и что-то крича. Они были похожи на тех детей в Метрополии, что смотрят на пролетающие над ними вертолеты или самолеты.
Полет продолжился, и вскоре впереди появился Императорский Замок, о чем и объявил Лонер. Теперь Картен смотрел на огромный Замок, представлявший собой не одно строение, а целый комплекс. Дракон приземлился между зданий, и Лонер помог человеку спуститься на землю.
− Спасибо, Гамма-Драго, − произнес Лонер, обращаясь к дракону. − Думаю, теперь ты можешь быть свободна, а нам надо идти на встречу с Ее Величеством.
− Удачи вам, − ответила драконица и легко взлетела в небо, оставляя пассажиров на попечение спешивших к ним стражников.

* * *

"Оставь надежду, всяк сюда входящий" − любимая надпись местных жителей красовалась над входом на камбуз небольшого корабля, что готовился к старту.
− Что это значит? − спросил Картен, намекая на надпись.
− Ничего особенного, просто у местных жителей очень специфическое чувство юмора. Нам лететь не более суток, господин Картен. И самое сложное в этом полете − не нарваться на ретивых пограничников у Метрополии, которые решат открыть пальбу не спрашивая разрешения.
− Разве у вас нет кода, который передавть, чтобы там поняли, что здесь свои?
− Есть, господин Картен, но вы же знаете, что отморозков везде полно. Но, забудем об этом. Идемте, я покажу вам вашу каюту.
− С нами летит еще кто-нибудь?
− Да, господин Президент. С вами летит Королева Юни. Вы же договорились об этом на встрече с ней!
− Я просто хотел убедиться, но я ее почему-то не вижу.
− Она появится перед стартом. Ей надо сделать не мало дел перед отлетом.
− Хорошо, А чем заниматься мне?
− Думаю, лучше всего вам отдохнуть. И мне тоже нужен отдых, хотя и не так сильно.
− Хорошо, − согласился Картен. − Осталось только узнать, кто будет пилотировать этот аппарат?
− Пилотировать будет Бета-Драго, она же Королева Юни.
− И что означает это "бета-драго"?
− Драго − это позывной, бета − квалификация пилота. Высшая квалификация − это альфа. А бета − это предпоследняя ступень. Вы можете не беспокоиться. Юни − летает с рождения, с ней можно лететь хоть к черту на рога и быть спокойным за все, что касается полета. К тому же, нам надо всего лишь взлтеть, перескочить к Метрополии, а там нас уже встретят. Никаких проблем не предвидится.

* * *

Пограничный крейсер принял маргиратский челнок в шлюз почти без вопросов. Возвращения агента Лонера ждали, и его пароль был принят сразу же, и никто не усомнился в том, что прилетел именно он, а не кто-то иной, косящий под него.
А уже через час на крейсер прибыла комиссия, и вместе с ней оказалась жена Президента Картена, которая тут же признала его, и ей никто не помешал пробежать к нему навстречу и обнять его.
− В Метрополии прошло полгода, господин Картен, − произнес председатель Комиссии. На планете за это время прошли новые выборы, потому что вас считали погибшим, и сейчас там новый Президент.
− Надеюсь, он примет меня, − произнес Картен. − Пока я был на Маргирате, я узнал не мало очень важной информации, и эту информацию просто необходимо знать новому Президенту!
− Вы встретитесь с Президентом сразу же после приземления.

* * *

− Вам следовало бы хорошо подумать, господин Президент, прежде чем отказываться от заключения союза со Свободными Человеческими Колониями из-за своих же предрассудков, − произнесла Юни Верса. − Да, закон Маргирата вас не устраивает из-за того, что согласно ему некоторые разумные существа обладают правами, которые вам кажутся бесчеловечными. Однако, при этом ваш собственный закон допускает на много более бесчеловечные деяния, нежели те дела, которые позволены некоторым избранным на Маргирате. Полагаю, на этом наши переговоры закончены, господин Президент. Мне очень жаль, что вы не поняли моих слов.
− Да, безусловно, эти переговоры закончены, − ответил Президент. − Думаю, вы не удивитесь тому, что я вам сейчас скажу, − он немного промедлил, а затем объявил: − Вы арестованы, Юни Верса!
Вокруг сразу же появилось множество солдат, и Королева Маргирата обернулась, пытаясь разыскать взглядом Лонера, но того почему-то не оказалось.
− Ну, что же, − произнесла она. − Коли вы желаете подобных отношений, то пусть они такими и будут! − Последние слова Юни Верса уже рычала, обратившись в черную драконицу.
− О, нет! − раздался вопль в стороне, и драконица увидела бывшего президента Картена, которого схватили солдаты и теперь держали перед собой, словно щит, закрываясь от драконицы.
− Если ты ко мне прикоснешься, чудовище, это будет объявлением войны! − воскликнул Президент.
− Я не стану к тебе прикасаться, слизняк! − зарычала Юни Верса. − Вы и сами друг дружку перестреляете, без моей помощи! − Она резко двинулась в сторону Картена, и кто-то из командиров приказал: "Огонь!"
Грохот выстрелов смешался с воем людей, в которых попадали пули, рикошетившие от чешуи драконицы. Президент вскрикнул в последний раз, получив рикошетом в лоб, а в стороне вскрикнул Картен, которого солдаты оттолкнули от себя под лапы шедшего на них чудовища, и они ничего не предприняли, когда огромная пасть подхватила брошенного человека и тот с воплем скрылся в глотке драконицы.
"Лонер, да где тебя дьявол носит?!" − мысленно воззвала Юни Верса.
"Я здесь!" − возник ответ иларианина, и он действительно оказался рядом с ней невидимым облаком. − "Что тут происходит?!" − завопил он. − "Ты кого-то сожрала!"
"Успокойся! Сейчас мы перелетим в другое место, и ты вытащишь его из меня. Просто вспорешь мне брюхо своими иларианскими когтями!"

Картен едва пришел в себя после того, как вывалился в траву из распоротого брюха драконицы. Юни Верса еще некоторое время стояла, давая человеку возможность увидеть ее потроха, и тот отпрянул от нее, тут же попав под лапы большого черного зверя.
− Что вам от меня надо?! − завопил он, пытаясь отползти в сторону от двух огромных монстров.
− Сейчас решается только один вопрос, господин Картен, − заговорил Лонер. − Желаете ли вы по-настоящему служить своей расе?
− Я желаю, но откуда мне знать, что желаете вы? − ответил он. − Тем более, когда мне известно все о вашем появлении на нашей планете!
− И о том, что вы убили моего мужа здесь, вам все известно? − спросила драконица, приближаясь к человеку. − Молодого парня по имени Сарн, который остался единственным выжившим в том лайнере, на который я попала, оказавшись в этой вселенной! Вы его убили! Только за то, что он меня полюбил!
− Его казнили за предательство, и это было не во время моего президентства!
− Я не обвиняю лично вас, господин Картен. Будь в этом виновны вы, меня ничто не остановило бы от мести!
− Меня интересует, какой лично у вас интерес в том, чтобы оставаться с людьми, не считая гастрономического?
− У меня интерес только один − я не хочу жить одна на дикой планете, где нет ни души, с кем бы я могла поговорить. А ваша зацикленность на моем гастрономическом интересе лишь доказывает, что вы боитесь.
− Да, я боюсь, − признался человек. − На моем месте всякий бы испугался. И вы испугались бы, если бы узнали, что рядом с вами поселился какой-нибудь мегазавр, встреча с которым означала бы ненулевую вероятность оказаться у него в брюхе.
− Я прекрасно понимаю ваш страх, и не требую от вас геройства, господин Картен. Вы узнали меня совсем недавно, но вы не узнали главного. Вы не знаете, что я вовсе не стремлюсь сожрать каждого встретившегося мне человека. Баловство − не в счет.
− Тогда, что вы хотите от меня?
− Нормального сотрудничества. И, если вы так боитесь, то сотрудничества не со мной, а с людьми, теми, что живут на Маргирате и других человеческих колониях.
− Я от него и не отказывался. А за действия нынешнего Президента Метрополии, я не несу ответственности.
− Значит, вы согласитесь лететь с нами на Маргират? − спросила драконица. − Мы можем забрать не только вас, но и вашу семью. И всех, на кого вы укажете.
− Я не могу никого заставлять лететь силой, − ответил Картен. − Даже своих родных.
− Так спросите же у них самих! − вмешался в разговор Лонер. − Ведь из-за всей этой свистопляски, при нынешнем президенте, могут постарадать и они!
− Они не посмеют! − воскликнул Картен.
− Я тоже когда-то думала, что вы не посмеете стрелять в единственного в этой вселенной представителя моей расы, − произнесла драконица. − И я ошиблась. Некоторые из вас способны продать и свою мать ради своих целей!
− Если они не захотят, вы не станете их заставлять? − спросил Картен.
− Не станем, − ответила драконица.
− Тогда, остается только отправляться к ним, − согласился экспрезидент.

* * *

− План такой, − произнес Лонер. − Мы фрахтуем обычный корабль до Сигеруса, на нем отправляются все, кроме Юни Версы. А Юни своим ходом летит на станцию Гарес-4, где похищает оставшийся там маргиратский аппарат, на котором мы прилетели сюда. Встречаемся на Сигерусе, пересаживаемся и летим на Маргират.
− Если она может похитить корабль, почему бы на него сразу не пересесть? Здесь, где-нибудь в районе Ипрона или Тагана?
− Вы согласитесь на такой риск для своей семьи? − удивился Лонер. − За ней наверняка увяжется погоня, и они могут не отстать даже у Ипрона.
− Точно так же, они не отстанут и до Сигеруса, − возразил Картен.
− По-моему, надо просто взять корабль с Гареса и лететь прямо отсюда, − заговорила Юни Верса. − Уж чего-чего, а наделать шума на станции так, что они забудут про наш корабль, я смогу.
− Ты обещала, что жертв не будет, Юни, − заговорил Лонер.
− Обещала, значит, так и будет, я от своих слов не отказываюсь!
Лонер обернулся к Картену, и выжидательно на него посмотрел.
− Если вы ждете моего согласия, то я его уже давно на все дал, − произнес тот.
− Тогда, вперед. Садись с ними в машину, Лонер, а я отправляюсь на Гарес прямо сейчас! Встретимся, когда я выдеру у них наш корабль!

* * *

− Сбежала группа заключенных сэр, они захватили заложников и держат под огнем подходы к ангарам. Среди них нет пилотов, но они могут решиться на безумный шаг и вылететь в космос на автомате.
− Если они вылетят, мы их тут же возьмем на мушку.
− Среди заложников, ваш сын, командир, − произнес офицер.
− Что?! Как он там оказался?
− Не знаю, сэр, но это точно. Именно он поднял тревогу, когда заключенные бежали, и они его схватили в этот момент.
− Черт возьми! Почему за Кирсаном не следили?! − воскликнул командир, − Я же давал распоряжение!
− Наверно, дежурный куда-то отлучился, и парень выскользнул из каюты.
− У них нет пилота? − произнес командир.
− Нет. На нашей станции не держали никого, кто имел бы отношение к управлению космическими транспортами.
− Значит, они не вылетят. Систему автопилота не запустить просто так. Челнок − это не земляной мобиль! Значит, они, скорее всего, будут требовать себе пилота в обмен на заложников.
− Сэр, там что-то происходит! − послышался возглас от пульта.
− Что там еще?!
− Беглецы собираются около ангара... Они вошли туда и садятся в челнок!

* * *

− Привет, мальчики, кто у вас тут главный? − раздался женкий голос и люди обернулись.
− Ты глянь, баба! − воскликнул кто-то − Сейчас позабавимся!
− Если прикоснешься ко мне, останешься здесь, когда все улетят, − заявила женщина. − Я здесь одна, кто может управлять космичческими челноками.
Их проняло, и вскоре незнакомка уже говорила с предводителем бунтовщиков, который был только рад появившейся возможности и вскоре все жеглецы размещались в корабле, на который указала женщина.
− Сначала, мы летим вниз, подбираем кое каких людей, а затем отправляемся на Маргират, − объявила женщина.
− Если мы сядем, нас могут поймать! − завопили бывшие узники.
− А если не сядем, вы здесь помрете от голода, потому что продовольствия на челноке нет!


На орбите стояла кутерьма. Несколько истребителей гонялись за челноками, летавшими без всякой системы, их пытались захватить с помощью дистанционного управления, но компьютеры челноков не слушались команд создателей и продолжали водить за нос людей, которые даже не заметили переместившийся с орбиты в атмосферу маргиратский корабль.
Не смогли они ничего сделать и после его взлета. Маргиратский челнок сразу же ушел в прыжок, и его не могли догнать, не зная, куда он направился. А лететь к Маргирату было бессмысленно.


Часть 6. Свободный Выбор.


− К сожалению, человеческая метрополия отказывается признавать Маргират, − говорила с трибуны Королева Юни. − В связи с этим, я считаю необходимым провести исследование на предмент поиска не менее развитой метрополиии иного разумного вида, с которой мы могли бы войти в союз для получения технологической поддержки на том уровне, какой нам необходим для осуществления всех наших планов по расширению и развитию Маргиратского Конгломерата. В случае, если подобный союз удастся организовать, мы будем способны не только защищаться от любых напастей космоса, мы сможем и объединить все Человеческие Колонии и организовать Союз Колоний, который станет главной силой всего окрестного космоса! Со своей же стороны я приложу все усилия, чтобы когда-нибудь и человеческая Метрополия оказалась в этом Союзе! Ибо иного пути, кроме объединения у нас нет!

Они рукоплескали ей, а потом началась работа, какой еще никто не делал. Несколько метрополий иных разумных получили послания Маргирата, в котором Королева Юни объявляла о поисках мира, который станет "праматерью" для Конфедерации. И многие откликнулись на эти послания и прислали в ответ своих представителей, которым было дано право решать законодательные вопросы, в том числе решать, на каких условиях будет проводиться объединение. Маргирату же оставалось только выбрать тот мир, который предложит наилучшие условия.

* * *

− Твой выбор, Юни? − спросил Берхас.
− Я не хочу его называть раньше, чем его сделают все, − ответила драконица. − Могу только сказать, что для себя я его уже сделала.
− В любом случае, твой голос останется решающим. Мы это подтвердили еще когда избрали тебя Королевой. Что это означает, ты знаешь.
− Да, знаю. Это означает ответственность перед всеми. Но это же и означает, что я имею полное право проводить любые референдумы, а затем решать, исполнять желание народа или наплевать на него.
− Если бы ты назвала свой выбор, многие сейчас не были на распутье и не задумывались бы, за кого голосовать. А ты даже своим не сказала, какой из вариантов тебе больше нравится.
− Ты так желаешь это знать, Берхас, но при этом ты совершенно отказываешься от от меня. Я могла бы сказать лично тебе, но только с одним условием. Ты останешься меня ублажать до окончания референдума. Согласен?
− Согласен, − ответил он.
− Ну, тогда, не обессудь, − зарычала драконица, подхватила его двумя руками и ловким движением втолкнула себе промеж ног. − Не сопротивляйся, ты услышишь мой голос с ответом, когда окажешься ТАМ с головой.

* * *

− Сегодня, господа, я хочу сделать одно очень важное заявление, − заговорила Королева Юни, оказываясь на телеэкранах. − Нынешний референдум является не только волеизъявлением граждан Маргирата. Нынешний референдум станет показательным в смысле указания на стиль моего правления. Как вы помните, закон о референдуме предусматривает не просто период молчания агитаторов перед днем выбора. Он так же предусматривает запрет на высказывания со стороны сколь-нибудь значимых в политике личностей, способных изменить ход референдума, а так же абсолютное право Королевы выделять таковые личности и определять, каковы будут накасания в случае неисполнения Закона о Референдуме. Сейчас я объявляю, что мой личный выбор останется в тайне до конца референдума, что я сделаю все возможное и невозможное, чтобы оно так и оказалось, и во исполнение Закона, сейчас я собираюсь произвести действие, которое станет для некоторых совершенно неуважаемых мною дерьмократов (да-да, вы не ослышались, я применила это слово, потому что они именно таковы!) последним.
Драконица шагнула к группе журналистов вооруженных микрофонами и камерами, что стояла перед ней, и весь мир увидел, как огромная пасть схватила одного из них и проглотила, затем второго и третьего, четвертого.
− Во имя Свободы и Справедливости! − зарычала Юни Верса, и еще один журналист оказался в ее пасти, и его она не просто схватила, а буквально нанизала на свои клыки, и телекамеры показали брызнувшую во все стороны кровь. − Закон о Референдуме будет исполняться, и никто, а повторяю, НИКТО не посмеет вести агитацию за или против выборных пунктов, используя грязные дерьмократовские методы агитации, а именно влиять на ход выборов, используя ложь, грязь, "ходы конем" и тому подобные выпады в средствах массовой информации. Сейча я заявляю, что тот из журналистов, кто посмеет играться на именам казненных в целях повлиять на исход выборов, будет так же казнен! Я уже заявляла, что воспользуюс всеми своими правами для поддержания законности выбора, и сейчас вы видели орименение мною Права Самки Скартов по отношению к существам, применяющим грязные дерьмократические методы! Так будет и впредь! Советую всем агитаторам как следует задуматься, еще раз перечитать Закон о Референдуме и хорошенько подумать, где они его переступают, где подходят к границам, где делают неявные ошибки. Завтра, на месте этих пятерых может оказаться кто угодно! Просто за то, что пернул не той задницей невовремя! Закройте свои рты и забудьте о том, чтобы делать предположения на счет моего выбора, его вы не узнаете до того момента, пока не закончится референдум, если же кто-то будет пытаться узнать его раньше этого времени, я клянусь, кем бы они ни был, он будет наказан! Так или иначе, но будет! И немедленно, потому что на референдуме, я желаю слышать настоящую волю народа, а не результат игрищ грязных ублюдков! Все на этом.
Драконица покинула съемочную площадку и оказалась рядом с толпой журналистов, что еще не разбежались после ее кровавого представления.
− Вас я предупреждаю еще раз. -рыкнула она, наклоняясь, − Тот, кто посмеет играться и спекулировать на том, что сейчас произошло, до окончания референдума, тот станем очередной закуской для моего хищного чрева!
И это не шуточки! Я НАУЧУ вас ИСПОЛНЯТЬ ЗАКОН!




Оценка: 4.54*4  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Межзвездный мезальянс. Право на ошибку" С.Ролдугина "Кофейные истории" Л.Каури "Стрекоза для покойника" А.Сокол "Первый ученик" К.Вран "Поступь инферно" Е.Смолина "Одинокий фонарь" Л.Черникова "Невеста принца и волшебные бабочки" Н.Яблочкова "О боже, какие мужчины! Знакомство" В.Южная "Тебя уволят, детка!" А.Федотовская "Лучшая роль для принцессы" В.Прягин "Волнолом"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"