Mak Ivan: другие произведения.

Безумие драконов

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    чтобы никто не говорил, что автор де разучился новое писать.
    И С Новым 2009 Годом!
    Да, сие есть продолжение 9998-й романы



Ivan Mak


Безумие драконов.


Часть 1


Тварь



Сквозь грозу и ночь по степи мчались три всадника. Бежали они от преследователей, и еще не знали, что те давно окружили их, и теперь смыкают кольцо, потому что древний артефакт, помогал им увидеть искомое. А искали они четырнадцатилетнюю девчонку, которая сейчас мчалась на лошади через степь вместе с отцом и матерью.
− Гелана, − раздался внезапный вскрик женщины, и всадники резко затормозили, потому что перед ними возникла стена из множества других всадников. Они были вооружены и быстро сомкнули кольцо вокруг троих беглецов. Вспыхнули факела, освещая лица и тех и других.
− Попалась, тварь! − раздался голос одного из преследователей, и вперед выехал всадник в темном плаще, расшитом религиозными знаками, означавшими, что носитель этого плаща не простой церковник, а Высший Инквизитор.
− Не смейте прикасаться к моей дочери, ублюдки! − выкрикнул отец Геланы. − Не смейте!
− Ты, жалкий червь, еще смеешь мне мешать?! − воскликнул инквизитор. − Убейте его!
− Нет! − закричала Гелана, но слова не могли помочь. Десятки стрел одновременно вонзились в тело ее отца, и он рухнул с коня на мокрую землю. − НЕЕТ!!! − закричала дочь и бросилась к нему. ать так же оказалась рядом с убитым мужем. − Отец! − Гелана склонилась над ним и слезы вырвались из глаз в месте с ее воем. − Убийцы! − закричала она, когда поняла, что отец мертв. − УБИЙЦЫ!! − Душа ее пылала, а в теле клокотал Гнев, который жаждал Мести и Крови.
В небе грянул очередной гром. Удар был столь близок, что вспышка молнии возникла одновременно с первым грохотом, и в ней высветились не только лица убийц, но и возникший посреди степи зловещий силуэт.
− Останови свой гнев, Гелана! − взрычал мощный голос дракона, и церковники, овернувшись увидели огромное существо, что приближалось к ним. Всадники тут же бросились врассыпную, но убежать они не успели. Языки пламени, вырвавшегося из пасти дракона, достали их, и они попадали с взбесившихся лошадей.
Когда с церковниками было покончено, драконица шагнула к трем оставшимся в живых людям. Вместе с Геланой и ее матерью жив остался и Верховный Инквизитор, который не побежал вместе со всеми и даже не отошел от тела человека, убитого по его приказу.
− Чего тебе здесь надо, Тварь? − выкрикнул он.
− Не прикидывайся идиотом, Инквизитор! − зарычала драконица. − Тебе ли не знать, ЗА КЕМ я пришла?! − и взгляд ее перешел к Гелане.
− Ты не получишь мою дочь, Тварь! − закричала мать девушки.
− Ты не сможешь мне помешать, женщина, − прорычала драконица. − Не сможешь!
− Я буду драться! − выкрикнула мать, выхватывая из ножен короткий меч.
− Ты будешь драться?! − рассмеялась драконица. − С КЕМ?!
Она сделала еще один шаг вперед и мгновенно преобразилась, становясь старой женщиной, на вид которой можно было дать лет шестьдесят.
− Поди вон, Инквизитор, если не желаешь стать Первой Кровью для моей сестры! − произнесла она, махнув рукой в сторону Верховного. Из руки драконицы в него вошел удар молнии, и человека откинуло на несколько метров. − Иди прочь, или я тебя разорву своими руками! − выкрикнула она, и на этот раз Инквизитор не стал медлить, а пошел в ночь и вскоре скрылся за пеленой дождя.
− Подойди ко мне, Гелана, − произнесла драконица. − Подойди же и не бойся! Я пришла сюда только для того, чтобы удержать тебя от жестокой ошибки, за которую ты расплачивалась бы всю свою жизнь, так же как я.
− Какой ошибки? − спросила Гелана, делая шаг к драконице. Она уже чувствовала своим внутренним чутьем, что драконица не сделаей ей ничего дурного, хотя молва людская рассказывала о драконах ужасные вещи.
− Гнев, который ты ощутила, когда был убит этот человек, привел бы тебя к непоправимой ошибке.
− Но этот человек − мой отец! − воскликнула Гелана.
− Он не твой отец. − Драконица взглянула на женщину. − Вы не говорили девочке правду? − спросила она.
− А откуда тебе эту правду знать?
− Все мы рождаемся одинаково, − ответила драконица. − Все драконы, а не драконы и люди. Мы − драконы − появляемся из света звезд, чистыми и тихими ночами. Свет падает с неба, сгущается и обращается в малензкое человеческое существо, которое отличается от обычных людей лишь тем, что на руке есть ЗНАК. − Старая женщина подошла к Гелане и закатав рукав показала свой знак на запястье. Казалось, он изображал свернувшуюся спящую змею. У тебя есть такой же, Гелана. Не может не быть!
− Да, есть, − согласилась девушка и тоже закатала рукав. Ее знак тоже изображал змею, но не спящую, а готовящуюся к атаке.
− Этот знак и означает, что ты − одна из нас.
− Из вас? − удивилась Гелана. − Так ты не одна?!
− Не одна. В этом мире нас не особенно много, но вместе с тобой, теперь уже четырнадцать.
− Со мной? Но я не умею обращаться в чудовище!
− Ты научишься. Сегодня, ты была на грани обращения. И, если бы я тебя не остановила, ты стала бы тем, кто ты есть. Ты стала бы драконом, и убийцы человека, которого ты считала отцом, стали бы твоей Первой Кровью.
− И что это означает?
− Первая Кровь − она же − Первая Жертва Дракона. Именно она определяет, кого бы ты стала убивать в будущем. Если бы это оказался бы баран, ты убивала бы баранов, если человек − то людей.
− А твоей Первой Кровью кто был?
− Палач.
− Палач? Как это палач?
− Самый обыкновенный палач, Гелана. Такой, каких полно у любого местного правителя. Впрочем, теперь уже далеко не полно, потому что я их убиваю.
− Ты хочешь сказать, что если бы я убила церковников, то до конца своей жизни убивала бы их?
− Да, Гелана. При чем, совершенно независимо от собственного желания. Тобой двигали бы те же чувства, что были бы в момент Первой Крови. Гнев и Месть. Они рождались бы в те моменты, когда ты встречала бы свои жертвы и завладевали бы тобой полностью и безраздельно. Мы в эти моменты себя не контролируем.
− А когда ты их сейчас убивала, ты это сделала контролируя себя?
− Да. Со временем мы учимся контролю. Для этого нужен хороший наставник, и у тебя теперь он есть.
− Но я еще не обращалась в дракона!
− И это дает тебе возможность, какой нет ни у кого из нас − возможность выбора, Гелана. Выбора собственного безумия. Сейчас ты даже можешь отказаться от него, тогда ты проживешь еще не мало лет в виде человека, состаришься и, быть может, даже умрешь. До инициации мы уязвимы для убийц. А после... после нас может убить только кто-то такой же сильный как мы.

* * *

Они сидели под дождем, и драконица рассказывала о себе и о драконах. Для Геланы это все еще было сказкой, хотя не поверить в нее она уже не смогла бы.
− Сколько себя помню, меня всегда называли − Тварь, − ответила драконица, когда Гелана спросила ее об имени. − И другого имени у меня нет.
− Но это же неправильно! − воскликнула Гелана. − У тебя должно быть нормальное имя! Без имени жить нельзя!
− Может быть, так оно и есть для человека, но не для дракона.

* * *

Она проснулась от ощущения лившейся на нее воды. Гелана открыла глаза, приподнала голову над землей и огляделась. Рядом была каменная стена, с другой стороны покосившийся забор. Она поднялась и замерла, ощутив себя в виде драконицы. К этому ощущению добавлялось и другое чувство. Гелана провела лапой по своему животу, поняв, что с ней произошло именно то, о чем ее когда-то предупреждала драконица. Она прошла через инициацию и теперь ее жизнь магически была связана с инстинктивным действием, направленным против кого-то, вот только кого?
Гелана обернулась вокруг, пытаясь понять, кого же она убила в эту ночь? Никаких следов, которые подсказали бы ей это, рядом не было. Если следы и были, то их смыло непрекращавшимся ливнем, Рядом была лишь дверь в заведение, которое Гелана помнила. Вечером она пришла сюда, чтобы поужинать, а там произошло что-то такое, чего она не помнила. И это было не особенно хорошо. Ведь ей это было необходимо знать! Мыслить надо было логически, и Гелана поняла, что ей делать. Она шагнула чуть в сторону, и тело ее преобразилось в одно мгновение от единого мысленного усилия. Она вернулась к виду человеческой женщины и теперь одной проблемой становилось меньше − она могла возврашать себе нормальный облик, а значит, ее положение было не так безнадежно.
Одежды на ней не было, но Гелана знала, что это всего лишь временное явление. Драконы были способны обращаться не теряя одежду, а пока ей было надо просто найти что-то, чтобы прикрыться, а это можно было сделать только с посмощью людей. Она шагнула к двери заведения, что было рядом и вошла туда, не смущаясь собственной наготы.
Заведение не было пустым, но выглядело так, словно в нем недавно промчался ураган. Гелана обернулась и поняла, что этот ураган вряд ли был вызван появлением драконицы, потому что в этом случае она не вышла бы наружу не поломав дверь или окно.
− Мадам, что произошло? Вас ограбили? − раздался голос позади и Гелана обернулась. Рядом оказалась девушка лет пятнадцати.
− Да, − ответила Гелана. − Ограбили и бросили тут под дверью. У вас не найдется какой-нибудь одежды для меня?
− Найдется, конечно! − воскликнула девчонка. − Я сейчас принесу!
Она умчалась, и Гелана проследила за ней взглядом, а затем стала осматривать остальных людей. Они занимались уборкой в помещении и ремонтом мебели. Но никто из мужчин не глазел на обнаженную женщину. Девушка вскоре прибежала, принесла халат и широкие брюки явно не женского фасона. Но Гелану это сейчас не интересовало.


* * *

Город горел. Дым застилал ворота, но стражникам, как оказалось, не было дела до входивших в разрушенный город людей. Поэтому девушка, пересекшая ворота сквозь густой дым никого не привлекла, и она свободно прошла на улицы, по которым метались погорельцы и беглецы. Найти рассказчиков в такой обстановке не составило труда. Многие хотели выплакаться и пожаловаться хоть кому-нибудь, и девчонка, желавшая знать, что случилось, оказалась этакой жилеткой для слез.
Не знали рассказчики толкько того, что виновата в разрушениях была именно эта девчонка, и она сейчас искала ответ на вопрос о том, в чем же состоит ее безумие?
Гелана так и не поняла, из-за чего убивала. Она уже не в первый раз приходила в себя, ощущая, что совершила нечто ужасное, но причину этого действия она так и не находила. Видимо, причина приводила к смерти всех свидетелей этой самой причины или она была таковой, что никто не думал, что драконица атакует именно из-за этого.
− Эта мерзкая, ужасная тварь... − говорила старая женщина.

Тьма... Гелана вновь очнулась с ощущением полного живота, вот только рядом не было ни одной постройки, было лишь пепелище и останки сгоревших домов. Она поднялась, осмотрелась и, поняв, что рядом нет ни одного свидетеля, обернулась человеком. Полчаса спустя она уже шагала по дороге от сожженного города, а через два часа появилась в поселке, где встретились беженцы из уничтоженного драконом города. Какая-то смутная мысль заставила ее отказаться от писков причины и оказавшись одна в гостиничном номере, Гелана начала поиск ответа в себе, в логике событий или в отсутствии этой логики.


* * *

− Драконы живут в нашем мире не одну тысячу лет. Общеизвестно, что в начале прошлого века численность населения драконов нашего мира составляла пятнадцать особей. К сожалению (или к счастью) люди до сих пор не смогли вступить в нормальный контакт с этими существами. Хотя, существует не мало свидетельств о том, что такие контакты были, но все они не выдерживают никакой критики. Оснако, не смотря на отсутствие контактов, науке удалось установить не мало фактов относительно драконов, и один из самых важных фактов, который позволяет нам избегать лишних нападений. Мы все должны относиться к драконам с уважением и почтением, и тогда их гнев пройдет мимо нас. Это вывод не раз проверялся историей, и в литературе вы найдете множество фактов, подтверждающих его. Главная задача нашей науки состоит не в том, чтобы изучать драконов, как это может кому-то показаться, а в том, чтобы научиться не конфликтовать с ними и найти возможности разрешения возникающих конфликтов, при возникновении которых у нас нет никаких шансов на победу. Драконы непобедимы и неуязвимы − это установленный историей факт, и любые попытки поиска способов уничтожения драконов являются прямым приглашением к нападению с их стороны. Наша цель − поиск бескровных решений, и эта цель оправдана, потому что в истории есть факт, подтверждающий, что эта цель может быть достигнута. В частности, это история дракона по имени Убийца Темпля. Много сотен лет назад рыцарский орден Темпля разозлил одного из драконов, за что и поплатился своим существованием. Дракон уничтожил всех рыцарей и с тех пор живет в Темпларских горах, где вот уже более пятисот лет никто и не слышал о том, чтобы Убийца Темпля убил человека. Последний раз это случилось, когда несколько безумцев попытались возродить рыцарский орден, что и вызвало гнев дракона.

Гелана слушала эту лекцию уже не в первый раз. Что-то в словах этого человека трогало ее за душу. Что-то заставляло приходит и приходить на лекции. Она знала их наизусть, знала, что он будет говорить и как отвечать на вопросы. Знала, как будут реагировать люди на его слова о драконах и, самое главное, она знала, что рядом с ним она способна контролировать свою ярость, способна останавливать себя и свои убийства, возникавшие из-за самых глупых поводов. Она так и не смогла узнать, в чем состоит ее собственное безумие, знала лишь некоторые ситуации, после которух это безумие возникало и старалась в такие ситуации не влезать.

− Профeссор Гарман, − человек обернулся и на его лице осталось только презрительное выражение из-за подошедшего к нему офицера.
− Это опять вы, комиссар? − произнес он. − Чего случилось на этот раз?
− На этот раз у меня есть неоспоримое свидетельство вашей связи с убийцами, профессор, − произнес комиссар. − И, на этот раз, вы не отвертитесь. − Комиссар поднял руку и рядом появилось еще несколько полицейских, которые подхватили Гармана под руки и потащили к машине.
Втолкнув задержанного в фургон и сев за ним, полицейские не заметили, что за рулем машины сидит уже не их человек, а некая женщина в форме полиции. Первым это обнаружил комиссар, когда сел в кабину рядом с ней и увидел, что это не его человек.
− Это еще что такое? − заговорил он.
− Нам надо поговорить, комиссар, − произнесла она. − Сидите и не дергайтесь зря. Мы доедем до гостиницы, полагаю, за это время я скажу вам все что хочу, и на том мы расстанемся, если только вы не пожелаете вляпаться во что-нибудь совсем нехорошее.
− Что это значит? Кто ты?!
− Меня зовут Гелана, а согласно документам, я − Гелана Тварь. Вам известна такая фамилия?
− Не известна. Куда вы дели сержанта?
− Ах сержанта, извините, комиссар, он был таким невежливым, что мне пришлось его скормить дракону.
− Да ты спятила, тварь?! − воскликнул он и тут же умолк, потому что его схватила большая когтистая лапа, превратившаяся из руки женщины.
− Профессор Гарман спасает на своих лекциях таких вот ублюдков, наподобие тебя, комиссар, спасает по-настоящему, а не так как ты, на бумажке! Но тебя он уже не спасет, потому что ты меня разозлил, комиссар. А ты должен знать, что происходит с тем кто злит дракона!
− Я не хотел! Простите! − завизжал вдруг человек словно поросенок. − Не убивайте! У меня дети!
− Неужели ты думаешь, что я пожалею кого-то из-за того, что он наплодил мерзкого себе подобного отродья?! − прорычала она, и ее когти сжавшись вонзились в плоть человека.
Машина остановилась, и Гелана выскочив из кабины прошла назад, где полицейские уже открывали дверцы, считая, что они приехали в участок.
− Что за черт? Мы не туда приехали! − воскликнул тот, что высунулся первым.
− Выходите мальчики, − произнесла Гелана. − Вы ПРИЕХАЛИ. И побыстрее! Там, в кабине ваш дохлый комиссар!
− Как это дохлый? Ты кто такая? − заговорил один из тех, что начал вылезать.
Через минуту они убедились, что комиссар мертв и тут же вернулись, чтобы схватить женщину, а та в этот момент выводила из фургона профессора.
− Взять эту суку! − крикнул один из полицейских, и рядом в одно мгновение возникла драконица. Двоих полицейских она проглотила сразу же, еще троих сбила с ног смертельным ударом хвоста. Профессор Гарман попытался спрятаться от нее в фургоне, и она заглянула туда.
− Лучший способ не злить дракона словами, профессор, это не произносить никаких слов в адрес дракона! Вылезай же, пока здесь не появились уроды с пулеметами! − зарычала она и протянув лапу схватила человека за одежду.
Сопротивлялся он недолго, и почти перестал, когда оказавшись снаружи фургона увидел рядом не огромное чудище, а обычную женщину.

* * *

Первым необычным ощущением в момент пробуждения было то, что рядом с ней лежал человек. Не просто человек, а мужчина, и Гелана прекрасно помнила, что провела с ним всю ночь, в которой они стали любовниками.
− Ты до сих пор трусишь, профессор? − произнесла она. − Неужели я тебе противна?
− Нет, Гелана, − подал, наконец, он голос. − Я не ожидал, что подобное возможно.
− Ты ожидал, что драконица окажется бесчувственной дурой, способной только людей жрать? − спросила она.
− Нет, как можно?! − воскликнул он. − Ты же знаешь, чем я занимаюсь!
− Знаю. Потому я тебя и выбрала.
− Выбрала? Для чего?
− Мне нужны люди, которые будут мне помогать. Не такие, которые это делают из-за денег или из-за страха, а такие, которые будут понимать, кому служат и зачем.
− И в чем я буду должен тебе помогать? − спрсил он.
− Во всех моих делах. Даже в таких, которые тебе могут показаться направленными против людей. Ты ведь не жалеешь тех полицейских, что попались мне, когда я тебя освобождала?
− Можно было это сделать и без убийств.
− Да? − удивилась Гелана. − Вот, значит, с этого и начнем. Ты мне расскажешь, как тебя особождать из лап полицейских-бандитов не убивая их. И объяснишь, почему надо оставлять в живых подобных ублюдков.
− В полиции служат в большинстве своем нормальные люди, а не ублюдки, − заявил он. − Ты словно маленькая рассуждаешь!
− Вот, значит с этого и начнем.
− С чего? − не понял он.
− С того, что я маленькая. Я − маленькая, но ты-то взрослый человек, не так ли? Значит, обязан учить маленьких. − Он чуть усмехнулся. − Я не смеюсь, профессор.

* * *

Пассажиры медленно выбирались на перрон. Многие были в большими мешками и чемоданами, но одна пара пассажиров особо выделялась отсутствием багажа, ведь небольшой профессорский портфель и маленькую женскую сумочку нельзя назвать багажом. Впрочем, именно в женской сумочке и находилось все, что эти двое взяли с собой в путешествие, а именно деньги и удостоверения о счетах в крупнейших мировых банках. В удостоверениях значилось имя Гелана Тварь, которое и носила женщина.
− Ну, так что скажете профессор? − спросила она. − Мы найдемь здесь то, что ищем?
− Здесь вряд ли, а вот немного подальше, вполне возможно. Идем?
− Идем.
Старик, сидевший в приемной турагенства, некоторое время рассматривал вошедшую парочку, затем поднялся и прошел к ним навстречу.
− Я могу быть чем-нибудь вам полезен? − спросил он, обращаясь к молодму человеку.
− Можете, − объявил тот. − Вы ведь здесь все знаете?
− Конечно, я в этих местах родился и знаю все, что только может потребоваться таким туристам, как вы! − воскликнул старик. − Кстати, меня зовут Дехан Смеркс.
− Смеркс? − удивленно произнес профессор. − Уже не родственник ли того самого Смеркса, что водил по горам четверку безумцев в книге Тарга Лигорана?
− Хотелось бы мне быть его родственником, − улыбнулся старик. − Но, увы. Лигоран всего лишь воспользовался фамилией, которая в наших местах очень широко распространена. А вы, кем будете?
− Я − Хан Гарман, профессор истории, а это моя жена Гелана.
− Так вы приехали в наши края за историями? − проговорил старик несколько остудив свой прежний пыл.
− Не только, − возразил Гарман. − Нам нужно кое-кого здесь найти. И, я надеюсь, вы, как знаток местной жизни, подскажете, как нам лучше добраться до гор Темпля.
− До гор Темпля? − старик чуть приищурил глаза. − Туда ходят только безумцы.
− И что же такого ужасного с ними делает дракон? − спросил профессор.
− Вам лучше покинуть это место, − произнес старик. − И, чем быстрее, тем лучше. − Он обернулся в сторону, а оттуда к троице уже приближался человек.
− Мне это послышалось, или здесь действительно кто-то произнес слово 'дракон'? − задал вопрос подошедший.
− А вы этого слова боитесь? − спросила Гелана, глядя на человека в упор.
− Я его не боюсь, но цена из-за этого слова повышается в десять раз, и вместе с этим исчезает слово 'страховка'.
− Сэм, − заговорил старик.
− Не надо, отец. Толстые кошельки для того и существуют, чтобы опустошаться, когда их хозяева пускаются в опасные авантюры. А моя работа заключается в том, чтобы вовремя предупреждать об опасности и получать за это оплату, соответствующую риску. Я правильно говорю? − спросил он, глянув на профессора.
− Вы правильно говорите, − произнесла Гелана. − И, полагаю, вы не удивитесь, узнав, что мы уходим искать других жуликов. Их тут за углом целая улица, идем, Хан. Она взяла его за руку, словно дитя, и вывела наружу.
− Гелана, ты думаешь, это правильно?
− Поверь моему чутью. Со стариком я бы согласилась идти хоть на сам Пик Дьявола, а его сынуле нельзя доверять и получасовую экскурсию по городу!
− Ладно, я поверю, − ответил он. − И куда пойдем?
− Вперед, а там увидим.
Они ходили по улицам городка до самого вечера, и только когда начало темнеть, нашли гостиницу на ночь. Гелана за это время приобрела несколько местных справочников, карты гор и половину ночи изучала их. А утром за изучение карт и справочников взялся профессор. Все что находил он старательно записывал в свою записную книжку и делал пометки на отдельной карте, которую специально для того и взял, чтобы на ней рисовать. Именно на ней и появилась первая жирная точка, означавшая начало путешествия.
Через много лет, анализируя эти события, Гелана пришла к выводу, что все можно было сделать иначе. Тогда и история повернула бы совсем в иную сторону. Не произошло бы встречи Темпля и Геланы, не принял бы он ее за Врага, не начались бы Драконовы Войны, расколовшие мир на несколько воюющих лагерей.
Впрочем, Мир нашел бы и другой повод для войны. А тогда, начав путешествие, Гелана и Хан Гарман купились на все уловки местных деньговымогателей и направились по ложному пути, к горам Дракона, обозначенным на карте. Горы эти оказались принадлежащими некоему Повелителю, не желавшему никого к себе пускать, и именно с ним возник первый конфликт и Геланы Твари. Разрешила она его своим драконовским способом и, сожрав половину стражи, драконица заявилась во дворец Повелителя, где и встретила дракона Темпля, оказавшегося у этого самого Повелителя на службе. Лишь потом Гелана узнала, что сам дракон и был Повелителем, и начавшаяся схватка для него была схваткой за самого себя, а не за кого-то там, как думала Гелана.
Смерть Повелителя Темпля повлекла за собой цепь роковых событий, в которых Гелана и Хан оказались ключевыми фигурами, потому что страна, в которую они прибыли, имела некую зависимость от Темпля, и смерть дракона стала для нее фатальной. Потеряв дракона, страна потеряла нить, за которую держалась, а потеряв эту нить, она потеряла влияние на другие страны, и те, не премянув возможностью, атаковали ее всеми своими военными силами.
Потом некое Военное Следствие установило, что Повелителя Темпля убили два представителя другой страны, и это стало поводом для очередной военной атаки. Хотя, реальной причиной была экономическая. Мир давно готовился к войне, развивал вооружение. В мире менялось расположение сил, возникали напряженности. В этих местах и начался раскол и разброд. Крупные страны перессорившись окончательно, начали широкомасштабные войны, в которые вступили и драконы. Вступила в войну и Гелана. Просто, когда ее стране объявили ультиматум, она заявилась на собрание Правительства и объявила о себе и своем драконстве, предлагая людям свою помощь в обмен на собственное будущее благополучие. Правительство это предложение приняло и вскоре было заключено первое Драконово Соглашение, в котором Гелана Тварь и Империя Соукли договаривались о сотрудничестве и взаимопомощи. Драконица поступала на службу Империи, а Империя предоставляла ей почти неограниченные права и узаконивала ее статус как представителя Империи Соукли во всех действиях в мире.
Иные же драконы вступили в войну против Геланы просто потому, что она убила Темпля, которого они уважали, и в результате, после первой же победы драконицы Геланы, когда она личным участием помогла отбиться от морского флота противника, на Империю Соукли обрушился удар других драконов. Четыре крылатых монстра атаковали главный порт страны, потопили почти все корабли, находившиеся там в момент атаки, а затем вступили в схватку с драконицей, явившейся к месту схватки согласно подписанному ею договору. Тогда-то драконы и узнали, что Гелана Тварь обладает не простой силой. Она справилась с четырьмя драконами, обратив их в бегство. Погоня за одним из них ей не удалась, а остальные удрали в разные стороны, так что Гелана больше не нашла их следов, но весь мир оказался свидетелем схватки драконов над городом, и эта схватка и стала затем причиной для названия войн, как Драконовых, хотя больше подобных схваток на виду у всех между драконами не случалось. Случались иные схватки. Гелана начала поиск других драконов, и ей в этом помогла разведка Империи, которая в обмен на информацию о драконах получила всего-лишь дракона-агента, способного исполнять очень сложные задания. И имперские разведчики не пожалели об этом.
Сведения, приносимые драконицей, стали ключевыми в победе Империи над всеми врагами, и Гелана получила в Империи просто невероятную власть, такую, какой не имел даже сам Император. Не раз он обращался к ней, чтобы решить какие-то свои проблемы, и драконица не отказывала в помощи, потому что знала − то, что она сделает для кого-то сейчас, завтра обернется в ее пользу. Через некоторое время Гелана получила от Императора предложение, от которого не отказалась бы ни одна женщина. Он предлагал ей стать официальной Наследницей. Драконица на это предложение ответила далеко не сразу. Сначала попросила время на обдумывание, потом это время растянулось на несколько лет. Сама она была против, а вот Хан Гарман считал, что Гелане следует принять предложение, ибо в этом случае, драконица получит абсолютно все, что ей надо.
И вместе с тем что надо, она получила бы то, что ей не надо, а именно огромную ответственность за все и вся во всем мире.

* * *

− Что там еще? − спросил Повелитель, глянув на секретаря так, что тот едва не провалился под каменный пол тронного зала.
− Прошу прощения, но там к Вам пришел посетитель, Ваше Величество, − проговорил молодой секретарь с дрожью в голосе. Дрожал он вовсе не из-за того, что стоял перед Повелителем страны, а из-за того, что под рукой повелителя в этот момент сидел большой зверь, и секретарь знал, что его предшественник закончил свою карьеру в брюхе этого зверя просто потому что в один несчастный день напоролся на него в коридоре дворца, когда зверь был не в духе и попросту решил сорвать свою злость на человеке.
− Ну так и что за посетитель? − грозно произнес Повелитель, глянув поверх головы секретаря.
− С-с-старуха, − проговорил тот. − Она утверждает, что ее имя − Гелана Тварь.
− Тварь?! − воскликнул Повелитель, подпрыгивая с трона, он глянул на зверя и тот фыркнул, после чего заговорил человеческим голосом, приказывая секретарю немедлнно приглашать посетительницу.
− Ты уверен, Сикор? − спросил Повелитель, когда секретарь скрылся за дверями.
− Уверен или нет, нам самим пришлось бы идти к ней, а это куда опаснее, чем когда она пришла к нам, − произнес зверь, поднялся на задние лапы и обратился в человека. На его левом запястье темнел старый темный рисунок, изображавший змею свернувшуюся в клубок.
− Здравствуй, Императрица, − произнес дракон, когда женщина вошла в тронный зал. − Меня зовут Сикор, я был знаком с твоей настоятельницей.
− Действительно, − удивилась старая женщина. − Что-то я не помню, чтобы она упоминала твое имя, дракон.
− Я просил ее не называть мое имя, потому что это могло повредить мне. Я знаю зачем ты здесь, Гелана.
− Значит, ты уже готов дать ответ, не так ли? − спросила она.
− Да, готов. И он тебе безусловно понравится, − улыбнулся Сикор, подходя к ней. Она тут же насторожилась, но постаралась не показывать этой настороженности дракону. − Сикорское ущелье тебе обойдется совсем дешево. Всего за один лист бумаги, в котором будет подписан Союзныический договор между нами и твоей Империей.
− Ты прекрасно знаешь, что моей Империей правит законный Император, а не я.
− Я прекрасно знаю, что твоей Империи этот союз не менее выгоден, чем моей стране. Да, конечно, мы получим кое-чего более существенное, но ведь и ты получаешь желаемое. Сикорское ущелье имеет стратегическое значение, потому что через него можно проложить скоростную магистраль и связать напрямую две части твоей Империи, разорванные войной. Да, Гелана. Мне известно, что ваша победа над Тартийцами всего лишь мнима. И вы не контролируете ситуацию на захваченной территории из-за чего и имеете проблемы со связью с другой частью Империи. Если тебе кажется, что я хочу слишком много, назови свою цену.
− Ты знал Темпля, не так ли?
− Разумеется. Его знали все драконы. Не знаю почему, но ты с ним поступила слишком жестоко.
− Не более жестоко, чем он того заслужил.
− Ты можешь сказать, ЧЕМ он заслужил обственную СМЕРТЬ?
− Убийством драконицы. Он убил мою подругу. И он сам мне признался в этом. Только признаваясь он просчитался. Ты узнал все, что хотел, Сикор?
− Не все, − ответил он. − Я еще не узнал, почему ты не явилась на Столетний Сход Драконов. И почему не объяснила там причину смерти Темпля. Я уверен, узнай ее, никто не стал бы воевать против тебя.
− Ты сам то понял, чего спросил? − фыркнула она. − Какой, к дьяволу, сход, когда вы все воевали против меня?
− Во-первых, не все, − ответил он. − Моя страна официально была в нейтралитете, а реально ты получила от меня не малую помощь.
− Это какую же?
− Помнишь скандал с Ошибкой Роха? Его обвинили в том, что он потопил флот своих союзников. И Рох тогда едва отмазался от этого обвинения. Его обвинители просто не сумели доказать, что в момент потопления того самого флота ты находилась где-то в ином месте. Так вот, тот флот потопил я. Просто они меня тогда сильно задели. Я никого не трогал, плавал на своей ахте, а они приперлись и спалили мою любимую яхту. Ну, я по ним и врезал, да еще и добавил, когда понял, кто они такие. Ты можешь мне не верить о том, что я знал Тварь, но это именно так. И я с самого начала был против этой войны. Я знал, что объяснение твоего убийства существует. И я был прав.
− И ты сразу поверил тому, что я сказала про Темпля?
− Врать перед драконом может только очень наглый дракон, но ты на такого не похожа. Самым наглым драконом был Темпль, но и он перед тобой не соврал, когда речь пошла об убийстве Твари, не так ли? Почему он признался? Ты знаешь?
− Не знаю, почему. Я просто спросила, знает ли он, кто ее убил? И он мне прямо заявил, что он ее и убил, за то что она сто лет назад убила его любимого палача.
− Господи, как все глупо, − вздохнул Сикор. − Столько убийств из-за глупости! Четверо несдержанных идиотов начали войну, не спросив причины. Другая несдержанная дура приняла схватку и поубивала нападавших. Остальные маразматики не рассмотрели всего этого! А в результате − численность драконов сократилась на треть. Когда будет объявлен Внеочередной Сход Драконов, Гелана, не игнорируй его! Мы должны собраться и решить раз и навсегда кое-какие вопросы, чтобы все убийства прекратились!

Миром правили драконы. Где-то тайно, как в Сикории. Где-то явно, как в Империи Соукли. Внеочередной Сход Драконов произошел по инициативе Сикора. Инициатором Схода мог стать любой дракон, и у Сикора была очень важная причина для созыва.
Их было всего девять. Совсем недавно, драконы радовались появлению Геланы, но прошло несколько лет и произошла трагедия со смертью Твари. Затем многие годы ничего не менялось и вот, пришла очередная смерть. На этот раз смерть Темпля, вина за которую легла на Гелану, и она этого не отрицала. Вот только нокоторые молодые драконы вместо того, чтобы разобраться, кинулись в бой и тоже были убиты.
Она вошла в зал последней. Восемь драконов молчали, глядя на нее.
− Здравствуйте, − произнесла она первой, и драконы зашевелились, после чего так же начали здороваться, представляться и объявлять, что лично к Гелане у них более нет никаких претензий. − У меня тоже нет претензий ни к кому из вас, − объявила Гелана в конце.
− Претензия есть у меня, − заявил Сикор. − И претензия эта, в первую очередь, к старшим, − он глянул на четырех самых старых драконов, сидевших рядом друг с другом. − Претензия эта в том, что вы своим молчанием одобрили то, что произошло. Вы не остановили эту безумную войну в самом корне! И не нужно оправданий! Все они сейчас ПРОТИВ НАС! Мы должны раз и навсегда решить один главный вопрос. А именно то, что мы все берем на себя обязательства никогда более не убивать себе подобных! Пятьсот лет назад это решение не прошло, и вы знаете из-за КОГО?! Из-за Темпля, − произнес Сикор, глянув на Гелану. − Он оказался против такого соглашения, потому что оно де давало драконам возможность безнаказанно творить безобразия в мире. А вышло так, что безобразия эти возникли среди нас! Есть кто-нибудь против этого Соглашения? − Сикор осмотрел всех и остановил взгляд на Гелане.
− Я не против, − произнесла она, и драконы тут же зашумели, после чего один за одним начали объявлять, что тоже не против.
− Осталось решить еще один вопрос, − произнес дракон Суран из старших. − Близится время, когда на свете должен появиться еще один дракон. − Он взглянул на Гелану. Ты ведь знаешь, как появляются драконы?
− Да. Сгущается свет звезд, и в каком-то месте Мира появлятся человеческое дитя, которое и есть только что родившийся дракон. Его надо сразу же найти и взять на воспитание в свою семью.
− К кому он попадет на воспитание, решает только судьба, а не мы, − произнес Суран. − Мы не можем нарушать порядок.
− Порядок? − удивленно переспросила Гелана. − Какой же это порядок?! Это не порядок, а форменное безобразие! Выдели ли вы где-нибудь, чтобы дикие звери своих детей кидали на произвол судьбы?! Видели ли вы где-нибудь, чтобы так поступали люди?!
− С людьми такое случается сплошь и рядом, − заявил Суран.
− Уподобимся негодяям? − спросила Гелана. − А если он погибнет?!
− Если погибнет в виде человека, то возродится снова не позже чем через год после гибели. Так было со мной несколько раз, − проговорил Суран.
− И ты желаешь такой судьбы другому дракону? Своему собрату?! − воскликнула Гелана. − Не бывать такому! − взрычала она.
− Успокойся, Гелана, − заговорил Сикор. − Новый дракон еще не родился, и нет никакого смысла ругаться из-за того, чего еще нет! То ли ее этому Тварь научила, то ли все драконицы такие, − добавил он, глянув на Сурана. − Вы ведь не смогли ее переубедить тогда, не сможете и сейчас.
− И что из этого вышло? − произнес Суран.
− Вышло все из-за идиота Темпля! Зря ты, Святозар, отвадил крестоносцев от Темпля, − Сикор глянул на другого старого дракона. − Не давали бы они ему покоя, не занимался бы он своим идиотизмом!
− Считаешь, что их надо снова натравить на драконов? А то вдруг появится очередной идиот?! − Старик уставился на Сикора, словно утверждая, что говорит о нем.
− Не нужно никого натравливать, − спокойно ответил Сикор. − Нужно сделать так, как говорила Тварь еще тогда! Найти нашего собрата как только он появится на свет и воспитать его в СВОЕЙ СЕМЬЕ! Полагаю, лучше всех с этим справится Гелана. А найти малыша ей поможем мы! И тебе, Святозар, надо попридержать своих святош, а то ведь найдется среди них какой-нибудь идиот с предсказанием о появлении нового дракона, и понесутся они по всему свету с дубинами и копьями!
− О них можно не беспокоиться, − произнес Святозар. − Всех, кто мог нам навредить, я давно изолировал от мира. − И дракон недвусмысленно хлопнул себя по пузу. Они все у меня в руках.
− Значит, заставишь их работать на нас.
− Они всегда работали на нас. Иногда только психи случались. Так психов и без святош полно. Всех не сожрешь.
− Зато можно от них защититься, − произнесла Гелана. − Моего приемного отца святоши зарезали, я этого им не простила!
− Надеюсь, ты не режешь по ночам монахов в церквях?
− Не режу, − ответила она.
− И тут Тварь была права, − загояворил Сикор. − Мы можем избавить молодого дракона от безумия! Или направить его в безвредное русло!
− Я от безумия не избавилась, − произнесла Гелана.
− И кого ты режешь? − полюбопытствовал Святозар.
− Не знаю кого. Но иногда просыпаюсь в таких местах, что хоть вешайся. Последний раз, семь лет назад, я проснулась драконом посреди детской песочницы.
− О, господи, − вздохнул Святозар. − Если окажется, что ты в своем безумии жрешь детей, репутации драконам не прибавится.
− А ты кого жрешь? − спросила Гелана.
− Я жру еретиков-антикосмитов.
− Это кто такие? − удивилась она.
− Были такие тысячи две лет назад, но давно перевелись, поэтому я и возглавляю мировую церковь.
− Стимон? − удивилась она, и дракон тут же обратился в человека, которого знал весь мир. − Если бы ты согласилась на встречу в начале войны, все могло бы быть иначе.
− А сейчас есть смысл гадать, что было бы, если бы да кабы? − спросила она.
− Нет, − и глава Мировой Церкви умолк, осев на пол.
− Тебе худо? − спросила Гелана, делая шаг к нему.
− Стой, Гелана, − произнес Сикор. − Он молится. Она глянула на Сикора такими глазами, что дракон сам замер на месте. Чего Гелана не понимала, так это настоящей веры у Дракона.
− У тебя, Сикор, будет еще одно дело, − заговорил Святозар, поднявшись с пола в своем драконьем облике. − Ты обучишь Гелану всему тому, чему ее не успела научить Тварь. А когда она узнает все, что должен знать дракон, тогда настанет время и нам кое-чему у нее поучиться.
− Ты согласна? − спросил Сикор, глянув на драконицу.
− Согласна, − ответила она. − Только не забудь, что у меня есть муж.
− Он тебе родил хотя бы котенка? − спросил Суран.
− О том, почему я не могу родить, вы мне тоже расскажете. И пора бы всем рассказать, кто кого жрет? А то вдруг?
− Когда я появляюсь в каком-нибудь крупном городе, в нем резко снижается уровень проституции, − заговорил Суран. − А местная полиция в очередной раз объявляет о появлении маньяка − похитителя потаскушек. А я их вовсе не похищаю, я их ем. Хочешь знать, почему? Все проще некуда. В день, когда я стал драконом, я узнал, что моя любимая девушка продается налево и направо любому встречному с кошельком в руках.
− А я жру казнокрадов, − объявил Сикор. − В моей стране они давно перевелись, а в законе прямо прописано, что за любое хищение из казны, даже ржавого медяка, виновник будет съеден.
− Значит, если тебе придет почтовая открытка, в которой будет сказано, что там-то и там-то в таком-то затрипаном графстве, казначей украл медяк, считай, что его уже нет, так? − спросила Гелана.
− Ты такие шуточки брось! − воскликнул дракон. − Если тебе надо кого-то сожрать, жри сама, а не подставляй других драконов!
− Я никого и не подставляла. Я и не знала, кого и как подставлять!

Сход зканчивался. Драконы в последний момент решали вопрос о времени следующего и решили, что планово он будет только после того, как родится новый дракон, а это событие ожидалось в течение нескольких лет, в крайнем случае, нескольких десятков. Но что бессмертным драконам годы?
− Что будем говорить журналистам? − спросил дракон Морав. − И какому умнику вообще взбрело в голову сообщать всему миру о нашем сходе? − Взгляды большинства сошлись на Гелане.
− Я им ничего не сообщала, − заявила она.
− Я им сообщил, − заявил Святозар. Сейчас пойду и прогоню их. А будут настаивать, отправятся искать новости в моем брюхе.
− Хочешь, чтобы весь мир увидел тьму в твоем брюхе? − спросила Гелана. − Они должны работать на нас, а не против нас!
− Ты хочешь сама с ними поговорить?
− Во всяком случае, мне от них скрываться не нужно, они меня и так знают.
− Как хочешь. Иди и говори. Только не вздумай выдать им какие-нибудь наши секреты!
− Не принимай меня за дуру, дракон!
− Ладно, ладно, не злись зря...

Мир воспринял поначалу заявление Геланы Твари чуть ли не с усмешкой. Но уже двое суток спустя мало кто смеялся, потому что шесть правительств крупнейших держав заявили о выходе из войны и своей готовности к Мировым Переговорам. А еще через несколько дней во многих дворцах и правителственных домах стояла паника из-за пришедших известий с самых разных сторон о том, что драконы ЖРАЛИ тех, кто не прекращает войну.

Очередной правительственный дворец. Хозяин дворца просыпается ит воплей, доносящихся с улицы, и поднявшись с постели проходит к окну, за которым наблюдает невероятную картину. Группа стражников и вельмож бегает по парку и визжит, а вслед за ними носится большой зубастый хищник. Иногда он нагоняет отставшего, валит его на землю и с рычанием впивается в его горло. Остальные в этот момент снова визжат и орут, кто-то даже стреляет в зверя, но тот жрет жертву не обращая внимания на попадание пуль.
− Это мой ручной дракончик, король Лекханд, − раздается женский голос позади, и король резко оборачивается. Перед ним стоит женщина, не узнать которую он просто не может.
Гелана Тварь.
− Будете утверждать, что не знаете, зачем я здесь, или сразу согласитесь исполнять все, что я прикажу? − спросила она.
− Вы считаете, что такими методами можно добиться мира? − спросил он, глядя на нее прямо.
− Миром правят тираны, господин Лекханд, − произнесла она, и король дернулся от непривычного к нему обращения. − Не нравится обращение? − усмехнулась женщина, − Хочешь, чтобы я называла тебя 'сэр', мальчик?
Король на мгновение снова обернулся к окну, затем опять глянул на женщину.
− Каковы гарантии, что вы не явитесь снова, чтобы меня убить? − спросил он.
− Абсолютно никаких, − усмехнулась Гелана. − Лишь ваше благоразумие может защитить вас от моего террора. Благоразумие и подчинение. Плюс немедленный выход из войны с отводом всех войск с фронта и официальным заявлением об отказе от каких-либо претензий к соседям и ко всем остальным странам.
− И что я скажу солдатам?
− То и скажешь. Скажешь, что не желаешь больше проливать ни их кровь, ни свою, − произнесла она и взяла его за руку. Лекханд вздрогнул, когда в его плоть впились острые когти, и вскрикнул, обнаружив перед собой уже не женщину, а большую зубастую ТВАРЬ. − Бисарг вчера отказался исполнять мои требования, − заговорила она тем же женским голосом. − И мне пришлось изолировать его. − Драконица хлопнула себя по животу. − Желаешь глянуть на то, что от него осталось, человек? − Король отпрянул от нее, увидев широко разинутую пасть и вскрикнул, когда из этой пасти на пол вывалилось обезображенное тело, в котором было не особенно сложно узнать Бисарга, потому что люди с таким сложением встречались очень редко. − Я вернусь завтра утром, чтобы проверить, как ты исполняешь обещания, Лекханд! − зарычала драконица и прыгнула в окно. А с улицы донесся очередной вопль, и Король еще некоторое время стоял у окна, глядя, как Тварь накидывается на загнанных зверем людей и жрет их.

Мировые Переговоры начинались в одном из красивых пригородов Империи Соукли. Съехавшиеся со всехо мира Повелители, Короли, Министры собрались в одном большом зале, и один из них, представлявший маленький островок, находившйся вдали от всего остального мира, открыл собрание и объявил о начале выступлений других Королей. Одним из первых выступал Король Сикории, призвавший всех к мирному сотрудничеству, отказу от споров и решению проблем. Его выслушали и никто не заметил, что оратор поглядывал в сторону одного из своих спутников, которого по-настоящему знали очень немногие. Дракон Сикор присутствовал на переговорах для обеспечения безопасности и был готов начать действовать в случае возникновения любых непредвиденных ситуаций.
Гелана Тварь находилась в этом же зале и сидела за одним столом с представителями сильнейших держав мира.
− Меня интересует только один вопрос, − начал свою речь Король Лекханд. − Очевидно, следует признать, что в Мировой Войне победа осталась за Драконами, и мне совершенно непонятно, почему их представитель − Гелана Тварь − собрала нас здесь вместо того, чтобы прямо объявить себя Императрицей Мира и править открыто, а не тайно, так как это происходит сейчас? ПОЧЕМУ? − он смотрел прямо на женщину, задавая этот вопрос. И все теперь смотрели на нее, ожидая ответа.
− Разрешите? − раздался голос Главы Мировой Церкви, и из-за одного из столов поднялся Стимон. Гелана едва заметно кивнула, и человек прошел к трибуне, от которой в этот момент отошел Король Лекханд.
− По долгу своей службы я лично знаком с Геланой, − заговорил Стимон. − И мне достаточно хорошо известна ее биография, потому что в прошлом ее общение с церковью было не так безоблачно, как сейчас, но речь не об этом. Речь о том, что Гелана Тварь просто не имеет реального опыта в политике, а потому и не смогла придумать столь изящный ход, который может предложить только такой прожженный пройдоха, как Король Лекханд. − Стимон взглянул на Лекханда, что уже был готов чуть ли не взорваться из-за брошенного в его адрес оскорбления. − Полагаю, драконы оценят вашу идею, и ты еще получишь с этого свою выгоду. Станешь при Императрице Гелане Советником, как минимум. А я, от имени Церкви заявляю о поддержке этой идеи и предлагаю всем прямо сейчас решить именно этот вопрос. А чтобы у вас не осталось сомнений, я открою одну Тайну, о существовании которой многие из вас знают, но до сих пор не знаю, что это за тайна. Знают лишь некоторые, что Тайна эта стала ПРИЧИНОЙ, почему Церковь отказалась от преследования Драконов. Это произошло, потому что Бог явил на свет ИСТИННО ВЕРУЮЩЕГО ДРАКОНА. Тем, кто не верит, не понять, какая в этом деле сокрыта сила. Имя этого дракона известно только немногочисленным избранным, но сейчас пришло время, чтобы назвать его для всего Мира. Его имя − СВЯТОЗАР. Он принадлежит Церкви, и именно поэтому Мировая Церковь не поддерживала никого в мировой войне. И не могла поддерживать. Я все сказал. − Он сошел с трибуны и вернулся на свое место, а в зале начался тихий ропот и продолжался, пока на трибуне не появился ведущий.
− Я должен поставить на голосование поступившее предложение и перед этим обязан узнать, согласна ли Гелана Тварь быть избранной Императрицей Мира?
Она в этот момент была напряжена, как никогда. Ее мысленная беседа с драконами не прекращалась и не прекращался спор драконов о целесообразности подобного шага, тогда как все решили давно создавать Мировое Правительство на ином принципе.
В конце концов, спор этот был отложен, и Гелана объявила, что согласна на избрание, после чего и началось голосование, а драконы продолжили спор, объявляя друг другу, что все будет можно изменить, даже если драконицу изберут Императрицей. Пока они спорили, счетный комитет Мировых Переговоров закончил свою работу и объявил, что ЗА − 65% голосов, против 31% голосов и 4% воздержавшихся.

Часть 2


Синхромагия


Тяжелый контейнеровоз остановился перед въездом на мост у ворот в старый замок. Водитель выскочил из кабины, прошелся по мосту и остановился напротив открывшихся ворот, из-за которых выглянул стражник.
− Этот мост может не выдержать весь моей машины, − заявил молодой человек.
− Десять лет назад по этому мосту проезжали Зипаранские танки, и он выдержал, так что, и твою колымагу выдержит. Не сотня же тонн в ней у тебя?
− Гарантируешь, что выдержит? Если не выдержит, я скажу, что виноват ты.
− Я то тут при чем? Моя обязанность на воротах стоять, а не мост поддерживать, − заговорил стражник, отступил назад и там послышался вопрос о причине задержки. Стражник объявил, что водила боится по старому мосту проехать.
Из-за ворот вышел новый человек, этот был более похож на хозяина, чем на слугу, и водитель молча дождался пока он подойдет и заговорит сам.
− В контракте на доставку у тебя конечный пункт какой записан? − спросил он. − Под стенами замка груз оставить или во двор доставить?
− Во двор, но отсутствие нормального моста − это не моя вина! − воскликнул водитель.
− Этот мост нормальнее все тех мостов, что строят сейчас там, у вас! − заговорил человек, махая рукой в сторону, откуда приехал грузовик. − Здесь заговоренные камни, и они не сдвинутся даже если сюда десяток таких машин заедет! Так что, кончай тянуть время и заезжай! Или возврашайся, но тогда компания с твоей зарплаты упущеную прибыль высчитает!
Водитель чуть поколебался, затем вернулся к машине и сев в кабину завел двигатель. Через минуту он уже останавливался в центре замкового двора, где не было и намека на приспособления для снятия доставленного контейнера с колес.
− Не понимаю, как вы его собираетсь забирать, − проговорил он снова встретившись с "хозяином". Тот чуть усмехнулся и махнул кому-то рукой. И водитель едва не лишился рассудка, когда из-за внутренней стены появилось огромное чешуйчатое чудовище. Оно приблизилось к машине, подхватило лапой контейнер, словно тот был кирпичиком от детского строительного конструктова и унесло его за внутреннюю стену.
− Что это за чудовище? − спросил водитель, когда "хозяин" потребовал с него документы на доставленый груз и расписался в квитанции о получении.
− Ну вот, с первого взгляда вы показались образованным человеком, а тут не узнали самого обыкновенного дракона, − усмехнулся "хозяин". − Возвращайся. И не болтай лишнего дома.

Проводив грузовик за ворота, Верховный прошел через двор и скрылся в небольшой двери, что вела через внутреннюю стену.
Контейнер уже стоял на приготовленном месте. Грозак сменил свой облик на человеческий и ждал, когда появятся маги, чтобы увидеть, кого же в этот раз доставили в замок. Чувства дракона подсказывали, что в контейнере находится существо не менее сильное, чем он сам, а это означало, что надо быть настороже. Ведь новичок мог оказаться и буйным.
Когда же делегация магов вышла во двор, и один из них открыл контейнер, все на мгновение замерли, потому что посреди контейнера, в клетке сидела обыкновенная девчонка, по вид, лет десяти. Сила в ней уже не чувствовалась, и маги несколько мгновений рассматривали ее, затем Верховный сделал шаг вперед, вошел в контейнер и остановился перед решеткой, из-за которой на него смотрели внимательные изучающие глаза...

* * *

− Здравствуйте, дети! − произнес человек, входя в класс. − Меня зовут Симбар, я ваш первый учитель. Сегодня вы впервые на первом уроке. Многие из вас уже знают, что этот класс необычен. Ваш класс − класс оборотней. И, если кто-то еще боится в этом признаться, можете больше не бояться. Здесь вас никто не будет попрекать за то что вы умеете делать так, − Учитель показал свои руки, и они обратились в лапы с когтями. − Или так, − Он переменился полностью, и перед классом оказался не человек, а лев, стоящий на задних лапах с большими оскаленными клыками в приоткрытой пасти. − И здесь никто не станет называть вас отродьями или тварями, как это бывает там, за стеной нашей школы. Здесь вы все будете чувствовать себя братьями и сестрами, друзьями и подругами. Здесь вы научитесь всему, что вам должно знать. Научитесь онтролировать свои силы, научитесь использовать их намного лучше, чем умеете сейчас. А кто еще совсем не умеет, тот тоже научится. Кроме того, вы будете изучать магию, и многие из вас научатся делать чудеса, о которых раньше и не думали. А я буду для вас первым учителем, и вы можете меня спрашивать о чем угодно и когда угодно.
− А сейчас можно спросить? − радался голос из середины класса, и все обернулись к пацану, что посмел выкрикнуть вопрос.
− Что ты хочешь спросить, малыш? − поинтересовался учитель, проходя между рядов. − Поднимись, назови себя и спрашивай.
− Я про имя и хотел спросить, − заговорил парень, поднимаясь из-за стола. − Я не хочу называться старым именем, потому что оно мне не нравится, а перед тем, как я сюда попал, мне сказали, что я смогу выбрать себе любое имя, какое захочу, но мне этого не дали сделать. И я хочу знать, почему?!
− Ты можешь назвать себя сейчас любым именем, малыш. И это имя станет твоим, даже если ты потом решишь его поменять снова.
− Я не захочу его поменять!
− Не торопись. В жизни всякое бывает, и смена имени в жизни таких, как мы, довольно частое явление. Не хочешь менять − не меняй, но не зарекайся не делать того, что тебе может понадобиться когда-нибудь, по причинам, каких ты сейчас и представить не можешь. Просто скажи сейчас, как тебя звать, и все запомнят твое имя именно таким, каким ты его сам назовешь, а не таким, какое тебе приписали те, кто тебя сюда привел. Ты назовешь?
− Да, − ответил он. − Мое новое имя − Барс!
− Барс, Барсенок, Барсик, − проговорил учитель, − Не обижайся, если какое-то изменение твоего имени тебе не понравится. У всех имен есть разные звучания, и, если ты сам выбрал это имя, ты сам выбрал и все его дополнения.
− Я и не обижаюсь, − проговорил парень, опускаясь на свое место и едва ли не плача.
А учитель в этот момент начал спрашивать других детей о том, кто из них вкого умеет обращаться и каковы их имена. Дети и не замечали, что все их слова записываются, что с этого момента меняются все их имена, в том числе и те, что зашисаны в официальных документах школы.
− Ты чего-то боишься? − спросил учитель очередную девочку. − Не бойся ничего. Тебя никто не обидит, и ты никого не обижай, что бы ни случилось. Встань, назови свое имя, новое или старое, любое, каким хочешь, чтобы тебя здесь называли. И, если хочешь, скажи или покажи, кем ты умеешь оборачиваться.
− Меня зовут Зарка, − произнесла девочка, подымаясь. Она несколько мгновений промедлила, оборачиваясь вокруг и глядя на детей, которые уже назвали себя или еще не называли, но успели показать, в кого они обращаются. Затем она взглянула на свои руки, и те медленно изменились, обращаясь в когтистые лапы, покрытые черной шерстью. За полминуты она изменилась вся, и все ученики теперь смотрели на нее с восхищением, потому что Зарка обратилась в черную львицу, шерсть которой местами переливалась разными цветами радуги, словно состояла из бриллиантов.
− Отлично, Зарка, − произнес Симбар. − В кошачьем полку прибыло, − добавил он, улыбаясь.
− Я не кошка, − заявила Зарка, серьезно глянув на учителя в упор.
− Не обижайся, пожалуйста. Слово "кошка" ничуть никого не оскорбляет. И вы все должны это запомнить, дети! Любое слово, которое описывает ваш иной вид, не должно восприниматься как обидное или оскорбительное. В одном из старших классов есть оборотень-крокодил, и он ничуть не обижается за то что его называют Крокодилом, хотя среди людей такое прозвище вряд ли кого-нибудь порадовало бы. − Он вновь глянул на черную львицу. − Если хочешь оставаться такой, можешь оставаться, Зарка, − произнес он. − Или ты хочешь еще что-то о себе сказать нам?
− Мне нечего больше говорить, − ответила та и опустилась на свое место, одновременно возвращая себе вид десятилетней девочки.
Урок подолжался. Среди новичков оказалось еще несколько кошачьих оборотней, среди которых особенно выделился Тигр, он так назвался − Тигром, и учитель улыбался ему, называя Тигренком.
Когда представления закончились, выяснилось, что почти два десятка учеников в классе еще не умеют ни в кого обращаться. Некоторые из них были даже нашиганы видом грозных львов, тигров, медведей и волков. Некоторые уже сами знали, что их обороническая натура от них не уйдет, потому что они были потомственными оборотнями.
− Сегодня и завтра вы будете изучать правила нашей школы и свой новый распорядок дня. − продолжил занятие учитель. − А послезавтра в школе будет праздник Посвящения, в котором каждый из вас пройдет омовение в Светлом Источнике, который избавит вас от всех прежних ран, если они у кого есть и даст толчок к обретению своего Дара. Не только оборотнического, но и любого другого, какой у кого имеется. На этом ваш первый урок заканчивается. Вы можете выйти из класса и отдохнуть перед новым уроком, который начнется через пятнадцать минут. Во время перерыва вы можете заниматься всем, чем хотите, только не опаздывайте на следующий урок, дети, и не балуйте.

Светлым Источником оказался фонтан, находившийся во внутреннем дворе, скрытый от всех глаз извне, и лишь птицы молглипролетающие вверху могли его увидеть и, возможно, пилоты самолетов, если бы самолеты умели зависать на одном месте на низкой высоте.
К фонтану никого не подпускали все дни, пока не настал праздник Посвящения. Всех новичков к нему готовили особо, и действительно дети чувствовали праздник, и после завтрака началось то таинственное Посвящение, к которому готовили всех "первоклашек".

− Иди, Зарка, войди под струи воду и ничего не бойся. Они всего лишь очистят тебя от всего, что тебе не нравится, и ты станешь тем, кто ты есть на самом деле, − произнес Симбар, выводя девочку во внутренний двор. Учитель не пошел за ней, как было со всеми учениками. И магическая завеса мгновенно скрыла все, что происходило во дворе от глаз учеников и магов, что прильнули к окнам. Не каждое посящение они могли видеть. Магия дейтвовала на свое собвтенное усмотрение, и кого-то показывала всем, кого-то скрывала. Кому-то из учителей открывала глаза, и они видели то, что не видел больше никто кроме самого посвящаемого.
− Будь готов ко всему, Грозак, − произнес Симбар. − Ты знаешь, как поступать, если ее Сила выйдет из-под контроля.
− Я знаю, − подтвердил дракон и уставился в белую пелену, что скрыла девочку от всех глаз. Она там была сама с собой, наедине с собственными стрхами и с собственным злом.

Зарка вступила в воду, подставила лицо под теплые капли, несшиеся сверху и на мгновение закрыла глаза. Земля внезапно ушла из под ног, и она увидела себя бредущей по лесу совсем недалеко от дома, в котором она жила. Зарка узнала этот лес, потому что много раз гуляла по этим местам, будучи еще совсем маленькой.
Она шла непонятно куда, и вдруг из-за кустов ей нвстречу шагнул человек. Огромный, грязный и злой. Зарка вспомнила этот момент и внезапно поняла, что видит все со стороны. И она увидела, как человек кинулся на девчонку, схватил ее, повалил на землю и начал насиловать.
Вопли, вырвавшиеся из горла девочки смешались с криком Зарки, и она кинулась на человека, кинулась, чтобы остановиться в тот самый момент, когда Зарка-видение резко закричала и ее тело внезапно изменилось. Она помнила тот момент очень смнутно, а теперь видела все с самых мельчайших подробностях. Вот, ее руки обращасются лапы с когтями, и когти впиваются в грудь человека. Тот орет благим матом, а из под него выбирается уже не девчонка, a... дракон.
− Не убивай! − вопль человека уносится эхом в лес и возвращается оттуда, впиваясь в уши, но у Зарки-дракона нет пощады. Она вспоминает, как несколько дней назад в деревню принесли из леса изуродованную изнасилованную девочку, од ни з тех, что жила в деревне, ту, с которой Зарка сама разговаривала за день до ее смерти. Она вспоминает, как люди вокруг приходят в бешенство, собираются и идут в лес искать насильника и убийцу. Но его тогда не находят.
И вот он сейчас перед ней, перед Заркой, которая ощутила в себе древнейшую Силу Мира. Она стала даже не странным оборотнем, о каких в деревне было не мало слухов. Она стала Легендарным Драконом, при упоминании о которых люди начинали креститься и вплевывать через плечо. И в ней нет ни единой капли жалости к этому человеку.
И вот, наступает тот самый момент, который все изменил в ее жизни. Зарка-дракон одним резким движением мощных когтей вспарывает живот насильнику, и тот падает в фонтане брызнувшей крови. Кровь летит во все стороны, и теперь Зарка-наблюдатель видит совсем не ту картину, какую она помнит. Ей казалось, что она тогда просто убежала с этого места, убежала, скрылась в лесу, где успокоившись снова стала прежней девочкой.
А теперь она видела, как Зарка-Дракон в остервенении и злобе продолжает рвать тело человека на куски, рвать и кидать окровавленные останки в стороны. Один из таких останков, словно попадает в Зарку-наблюдателя, и она в ужасе отскакивает назад, падает в воду и обнаруживает себя в Источнике. Вот только вода вокруг нее не обычная и прозрачная, а кроваво-красная, и сверху на нее летят не капли теплой воды, а капли теплой крови...

− Что-то там не так, Симбар, я чувствую это! − воскликнул Грозак. − Силы Всбесились!
− Успокойся Дракон, когда ты впервые оказался там, Силы бесились не меньше.
− A такое было?! − воскликнул Грозак, и отошел от окна, белеsый туман в котором внезапно сменил окраску и стал кроваво красным.
− Такого не было, − пробормотал Симбар. − Такого на моей памяти никогда не было! − воскликнул он и отпрыгнул от окна, за которым шевельнулось что-то огромное и темное.
− Я иду туда! − резко воскликнул Грозак, и не слушая запрета Симбара шагнул к двери во двор.

− НЕ-Е-ЕТ!!! − завопила Зарка, когда увидела кровь на своих драконьих лапах. − Нет! Нет! Нет! Я не хочу этого! Не хочу! Не хочу!
Она металась среди деревьев, среди, казалось бы, родного леса и не могла найти выхода. Что-то непонятное держало ее и не выпускало из нового видения, что обрушилось на нее после потока крови из фонтана. И в этом видении у нее не было выхода.
− Зарка! − раздался внезапно голос, и ей на мгновение почудилось, что это голос отца. − Зарка, остановись и не мечись. Успокойся, и ты сможешь вернутся.
− Кто ты? − произнесла она, и обернулась. Вокруг никого не было.
− Я − Магистр Грозак. Ты в Источнике, и ты в нем заблудилась. Обычно такого не происходит, но то, что ты не такая как все, видели даже ученики. Если можешь, скажи, что ты сейчас видишь?
− Я вижу лес, который находится вокруг деревни, где я жила.
− Знакомый лес − это хорошо, Зарка. Постарайся успокоиться и не нервничать. Ты выйдешь оттуда, как только придешь к согласию с самой собой, с тем, кто ты есть, с тем, что ты делала и о чем ты думала. Чтобы это ни было, оно в прошлом, и ты не должна об этом волноваться.
− Я не могу об этом не волноваться! − воскликнула Зарка.
− Тогда, доверься мне и расскажи, что тебя волнует, а я помогу тебе выйти оттуда.

Невидимый заслон прорвался, и перед Заркой появился дракон. Она отступила назад, и едва не кинулась бежать, но дракон вдруг заговорил голосом магистра Грозака.
− Я − Грозак, − произнес он и припал к земле, словно кланяясь. − Господи, я едва верю глазам!
− Я настолько ужасна? − спросила она, наконец, осмелев.
− Ужасна? − дракон поднял взгляд. − Да нет же! Ты прекрасна! Ведь ты − Королева Драконов!
− И что это значит?
− Это значит, что тебе подчинится каждый дракон, которого ты встретишь на своем пути. И я сделаю все, что ты прикажешь, моя Королева!
− Я вовсе не твоя Королева, и откуда мне знать, что ты не лжешь?!
− Мы находимся внутри Источника. Здесь невозможна ложь, − произнес Грозак. − И я подтвержу свои слова при всех, когда мы отсюда выйдем.
− А если я не хочу никому говорить о том, что я − дракон? − спросила она.
− Просто скажи, и мое знание твоей тайны умрет вместе со мной.
− Такими же запутаными словами меня пытались поймать люди, но я не поддалась на их обман!
− Люди, − фыркнул Грозак. − О них ты можешь забыть.
− Я не могу о них забыть! − взрычала Зарка.
− Успокойся. Я говорил тебе о твоем праве, что ты − можешь, значит имеешь на это полное право. Это не было указанием к действию. Я всего лишь старый дракон, который желает тебе только добра, Зарка. Я и не могу желать тебе чего-либо другого, потому что ты не простая драконица. Ты − Королева Драконов! Не воспринимай это как запутывание и обман. Это всего лишь слова правды. И, если ты их сейчас не понимаешь, то я помогу тебе все понять. Я стану твоим учителем, и твоим слугой, Зарка. Просто скажи, чего ты хочешь.
− Я хочу выйти отсюда, − произнесла она.
− Тогда, идем, − дракон подошел к ней и протянул когтистую лапу. − Дай мне свою руку, и я тебя выведу отсюда.
И она доверилась. Как только ее рука коснулась руки дракона-магистра, все вокруг изменилось, лес исчез, остались лишь струи воды и стены внутреннего двора школы. И окна... окна, окна, окна. Окна, в которых на Зарку и Грозака смотрели все, кто мог смотреть. Они не знали что произошло, и не видели Зарку в виде дракона. Они видели лишь девчонку, которую держал за руку человек − магистр Грозак. И он шагнул за бортик фонтана, вывел за собой ученицу, и они оказались в холле, где их уже ожидали все учителя.
− Что это было? − спросил Симбар.
− В прошлом у Зарки была страшная трагедия, о которой она не хочет говорить, − заявил Грозак, глянув на девчонку. Та напряглась, но не проронила ни звука, когда дракон попросту врал и выгораживал ее. Хотя она и не знала, что ему известно о ее прошлом, о ее долгих скитаниях по лесам, о встречах с людьми, которые в последние месяцы становились все более жестокими и превращались в кровавые побоища, в которых разъяренная Зарка убивала всех вокруг себя.
От воспоминаний об этом у нее вновь вскипала кровь, и она была готова кинутьсяться на кого угодно. Вот только на этот раз за руку ее держал Грозак, и он, казалось, чувствовал ее нарастающий гнев, готовый вырваться наружу.
− Я провожу ее до комнаты. Ей надо отдохнуть после всего, − заявил Грозак. − И напомню, что тайна, открытая в Источнике защищена Великой Магией Предков. Тот, кто будет пытаться ее узнавать, получит на свою голову Древнее Проклятие.
Магистр не сказав больше ни слова, вывел Зарку из зала, куда уже приглашали нового посвящаемого.
− Держи себя в руках, − произнес Грозак, оставляя Зарку в ее комнате. − А я еще зайду вечером тебя проведать, моя Королева.
− Ты же выдашь меня, если будешь так называть, − проговорила она.
− Сейчас здесь никого нет. Все на Посвящении. Не буду больше тебя задерживать, Зарка. − И он закрыл за собой дверь, покидая комнату.

* * *

− Сегодня мы принимаем в Прайд новых членов, − объявил Симбар, давая знак дежурному, и тот открыл вход, приглашая входить первого претендента. − Полагаю, Зарку уже знают все, и мне нет нужды ее представлять Прайду. Если у кого-то есть возражения против приема ее в Прайд, вы можете это высказать сейчас.
Зарка остановилась напротив кошачьего собарания, и на нее теперь смотрели почти три десятка вертикальных зрачков.
− Коли ни у кого нет возражений, я объявляю, что Зарка отныне − полноправный член нашего Прайда, − объявил лев-оборотень и знаком указал Зарке проходить и располагаться среди кошаков.
Вторым Симбар представлял Барсенка. Того тожр не было особой надобности представлять, потому что как и Зарка он не раз появлялся в своем кошачьем виде у всех на виду, и с его принятием не было никаких вопросов.
Представление Тигра вызвало не меньший интерес, чем представление Зарки, и против него тоже никто не возразил. Последним Симбар представлял черного волка по имени Блар. Своему новому виду Блар был обязан Посвящению, которое и раскрыло его оборотническую сторону, и теперь Прайд внимательно следил за волком, что вошел в помещение и уселся в центре рядом с Симбаром.
− Волк − это не кошачья порода, он должен идти в Стаю, − заговорил кто-то из старших учеников, когда Симбар спросил о возражениях.
− Согласно правилам Прайда, мы можем принимать оборотней не только кошачьей породы, − заявил Симбар.
− Так было раньше, − заявил все тот же кошак. − А теперь правила пора менять, потому что здесь нет никого, кто бы их защитил.
− Ты делаешь мне вызов, Барзон? − заговорил Симбар, мгновенно обращаясь львом.
− Я делаю вызво не тебе, Симбар, а этому дурацкому правилу, по которому в Прайд можно принять даже обезьяну! − зарычал тот.
− Тогда, тебе самому пора уходить из Прайда, − послышался голос черной львицы и та вышла в центр. − Я ведь имею право голоса в этом вопросе, Учитель? − спросила она, глянув на Симбара.
− Безусловно, − объявил тот, взглянув на волка. − Если Блар примет твое покровительство, Королева, − последнее слово он добавил совсем тихо.
− Эта глупая девка не имеет права голоса! − зарычал Барзон и выскочил в центр, обращаясь большим ягуаром.
Зарка резвернулась к нему и замерла на несколько мгновений.
− В случае проигрыша ты не только вылетишь из Прайда, но и станешь обыкновенной обезьяной, − прорычала черная львица.
Ягуар прыгнул. Прыгнул, намереваясь вонзить когти и клыки в черную львицу, но перед ним внезапно оказалась десятилетняя девчонка, в руке у которой появился маленький ножик, которым в школе точили карандаши.
− Что же ты не нападаешь, глупый ягуляр? − спросила Зарка, глядя на внезапно остановившегося зверя.
− Вопрос решен, − заявил Симбар, когда ягуар недовольно развернулся и прошел на свое место. Яростный взгляд кошака все еще метался от черной львицы к черному волку, принятому в Прайд, но Барзон более не проронил ни звука.

− Кто тебе сказал, как достать Барзона? − спросил Симбар, когда собрание закончилось, и учитель оказался рядом с ней посреди пустого коридора.
− Я и не понимаю, почему он отступил, − произнесла Зарка, глядя в большие львиные глаза.
− Когда-то давно, когда он был еще маленьким мальчиком, ему было дано предсказание, что смерть придет к нему из руки девчонки, в которой та будет держать маленький перочинный ножик. Тебе об этом кто-то рассказал, Зарка, иначе ты вступила бы с ним в серьезную схватку.
− Разве между мной и им может быть серьезная схватка, учитель? − спросила Зарка останавливаясь. − Грозак ведь сказал тебе, кто я.
− И ты раскрыла бы себя ради волка?
− Ради справедливости, а не ради волка, − заявила Зарка. − Барзон точно так же мог выступить и против Барсенка, да против кого угодно! Разве не так?
− Если бы ты не решила держать в секрете то, кто ты есть, он не посмел бы и пикнуть в твою сторону. А твое гипертрофированное чувство справедливости делает тебя очень уязвимой.
− Ты предлагаешь мне стать злой ящерицей, учитель? − спросила она.
− Я предлагаю тебе быть в этом вопросе немного гибче. Думаю, Грозак тебе лучше объяснит, что это значит.
− Грозак сказал, что мое слово для него закон, и что он сам сожрет того, кто выдаст мою тайну. На данный момент, она известна только мне, тебе и ему.
− М-да, у Грозака и вправду крыша поехала, − проговорил Симбар.

* * *

− Я никого не просил принимать меня в Прайд, − заявил Блар, глядя львице прямо в глаза. − Мне и в Стае было бы не плохо.
− А в школу без волчей стаи тебя кто просил идти? − спросила Зарка. − И чем это тебе Прайд не нравится? Неужто у тебя расовая неприязнь к кошачьим, волк?
− Нет у меня никаких расовых неприязней, − прорычал Блар. − И в эту школу я не сам пошел, а меня заставили сюда идти, не давая никакого выбора.
− Меня сюда тоже привезли словно дикого зверя в клетке, − произнесла Зарка. − А перед этим ловили и стреляли, не считаясь с тем, что я девчонка.
− Твое Кровавое Посвящение означает, что у тебя в прошлом была какая-то трагедия, как сказал Грозак? Или что-то другое?
− Это была кровь жертв, − призналась Зарка. − Кровь тех, кого я убивала. Я была настоящим зверем и убила многих людей. Убила и сожрала. − Она взглянула на волка. − А с тебя какую тьму смыло Посвящение, волк?
− Я поклялся, что никога и никому не скажу об этом, − объявил он.
− Кому ты поклялся?
− Великим Богам Вечности. Они мне поверили и очистили от всего зла, что накопилось во мне. Я не хотел идти в Прайд, потому что чувствовал, что не достоин этого.
− Если бы в Прайде были только те, кто достоин, боюсь, он был бы втрое меньше по численности, − произнесла Зарка.
− Ты со всеми так откровенна, Зарка? − спросил он. − Ты, разве не понимаешь, что за подобные слова тебя могут не только из Прайда выкинуть, но и вообще, отправить куда-нибудь, откуда не возвращаются.
− A ты станешь об этом болтать на каждом углу, волк?
− Я не стану, но кто-то другой станет. Из тех, у кого нет достоинства.

* * *

Вопль, разнесшийся по лесу заставил черную львицу остановиться и прислушаться. Крик был человеческим, но голос не знакомым, и Зарка метнулась меж деревьев, решив узнать, в чем дело. Лес этот принадлежал магической школе, и кричать мог кто-то из младших учеников, попавших в беду.
Крики еще продолжались, и Зарка быстро достигла места, откуда они неслись. Среди деревьев, на небольшой открытой полянке разыгралась трагедия для человека. Некий мужчина лежал на земле, и его тело рвал зверь. А рядом вопила девчонка, привязанная веревками к дереву. Мужчина уже был мертв, и Зарка осторожно прошла вокруг, подбираясь к дереву, у которого кричала девчонка. Из криков было ясно, что убитый − ее отец. А хищника, задравшего его, Зарка знала. Это был ягуар Барзон. Зверь, казалось, ничего не слышал, Зарка обошла дерево с привязанной девчонкой и ловким движением когтей разрезала веревку. Девчонка продолжала вопить, но теперь уже от того, что рядом с ней оказалась черная львица. А та остановилась, глядя на ребенка, и обратилась из львицы в человека. Вопль оборвался, и ягуар резко обернулся, почуяв, что что-то не так. Он прыгнул в сторону двух девчонок, совершенно не ожидая, что одна из них шагнет к нему наперерез.
В руке Зарки был не маленький ножик, а серьезный кинжал, которым можно было зарезать зверя, но только не оборотня.
− Уйди с дороги, мерзкая тварь! − зарычал он, приземляясь прямо перед ней и не двигаясь дальше. − Это моя добыча!
− У тебя протухли мозги, Барзон? Охота на людей запрещена!
− Там, а не здесь! Здесь наш лес, и каждый человек, зашедший сюда, становится законной добычей для любого оборотня! И, если ты сейчас же не уйдешь, глупая девка, я убью тебя, и никто об этом не узнает!
− Тупой кот. Неужели ты думаешь, что справишься со мной? − произнесла Зарка.
И в ту же секунду ягуар прыгнул. Прыгнул, чтобы в мгновение ока влететь под огромную лапу черной драконицы.
− Ты, глупый зверь, посмел напасть на королеву Гнезда Драконов! − зарычала Зарка, наклонившись к нему.
− Нет! Это нечестно! − завопил он, закрываясь лапами.
− Нечестно, − фыркнула драконица, подымая кошака за хвост. − Какая такая, к дьяволу, честность, ягуар?
Вой зверя разнесся по окрестному лесу, и потонул в глубокой темной глотке, куда и провалился ягуар.
Зарка несколько мгновений стояла на месте, затем обернулась к девчонке, что лежала рядом под деревом. Драконица быстро уменьшилась в размерах, обратилась черной львицей и подошла к девчонке. Та была без чувств. Зарка попыталась привести ее в сознание, но девчонка не очнулась. Обморок оказался слишком глубоким, и львица подняв ее себе на спину направилась к магической школе.

− В тебе все еще сильна человеческая часть, Зарка. Иначе, ты не притащила бы эту девчонку сюда, − проговорил Симбар. − Может, ты забыла, что с тобой сделали люди?
− Я не забыла, Симбар. Но я не забыла и того, как сама была маленькой, и как желала жить, а не умирать от когтей гнусных убийц, таких как Барзон!
− Барзон, − пробормотал Симбар. − И почему ты не можешь с ним поладить, Зарка?
− А кто он такой, чтобы мне с ним ладить? − зафыркала Зарка. − Сыночек Министра?
− Сыночек Министра, которому достаточно одной причины для того, чтобы закрыть нашу школу навсегда.
− Уж не для того ли он послал сюда своего сынулю? − спросила Зарка.
− Не знаю, для чего он его послал сюда, Зарка, но наша школа одна из самых лучших в мире. Это ты должна знать.
− Мне почему-то кажется, что никакой министр не сможет противостоять воле Гнезда Драконов. Разве не так, Симбар?
− Нам еще не известно, как Гнездо отреагирует на твое появление, Зарка. У Грозака какие-то свои секреты, которыми он ни с кем не делится. И с Гнездом он общался последний раз лет десять назад, когда закончилась Мировая Война. И я совершенно не знаю, почему он здесь. Ведь есть много более удобных мест для драконов. Он один живет здесь, а все остальные драконы находятся на Главмате.

− Идем, Ирьян, − произнесла Зарка, входя в комнату.
− Куда? − испуганно спросила девчонка, вставая со стула и нетрывно глядя на черную львицу.
− На кухню, там суп из тебя варить будут, − буркнула Зарка.
− Нет! Я не пойду! − завизжала та.
− Вот, глупая! Ты шуток совсем не понимаешь?
− Таких, не понимаю.
− Тогда, собирайся и иди за мной. И это не шутка, а приказ! − рыкнула львица.
Девчонка больше ничем не возразила, оделась, взяла свои вещи и остановилась, глядя на Зарку и всем своим видом показывая, что она готова идти.
Львица поднялась перед ней на задние лапы, обратилась девушкой и сама взялась за одежду. Пару минут спустя они спускались по лестнице, ведущей во двор школы. Ирьян все еще пугалась, когда встречала разных оборотней. Но те ее не задевали, потому что в магической школе никто не касался людей, кем бы они ни были.
− Ты все еще трусишь? − проговорила Зарка. − Я тебя хоть раз коснулась? Ну, ответь же! Я тебя тронула хоть раз? Почему ты ведешь себя так, словно я тебя не спасла от смерти, а наоборот?
− Т-ты оборотень... − пробормотала девчонка, едва выговаривая слова.
− Мы идем на выход, − заявила Зарка. − Полагаю, людям ты охотно расскажешь, какого беса вы с отцом приперлись в Запретный Лес и ты им сама расскажешь как и почему погиб твой отец.
Они пересекли ворота, ведущие из внутреннего двора во внешний, и Ирьян на мгновение остановилась, увидев там несколько полицейских машин, а затем бросилась вперед, узнав среди приехавших людей свою мать.
− Почему сюда не вышел ваш главный? − заговорил один из полицейских.
− Потому что сегодня я за него, господин капитан, − заявила Зарка. − Вы должны подписать вот эту бумагу. − Она протянула ему планшет.
− Я не буду ничего подписывать, пока ваш главный не выйдет сюда, − заявил человек.
− Не думаю, капитан, что вас поглядят по головке за нарушение закона, − произнесла Зарка. − Вы обязаны подписать документ о происшедшей передаче, в противном случае, в следующий раз из Запретного Леса вообще ни один человек не выберется живым. Если же вас не устраивает в качестве представителя Школы обладатель вот такого Знака, − Зарка открыла его на своей груди, − то вы можете убираться отсюда прямо сейчас!
− Вы не имеете права на нас нападать! − воскликнул капитан.
− Ах, нападать. Значит добровольная передача пойманного нарушителя у вас называется нападением! Ну что же, будем знать, господин капитан! И не обижайтесь, когда к до вас дойдет ответ за ваше нападение на школу!
− Мы не нападали!
− Вы сюда приперлись? Приперлись! С оружием? С оружием! ЗНАЧИТ − НАПАЛИ! − Зарка последние слова рычала, обратившись в зверя, и человек отпрянул от нее, после чего быстро скрылся в своей машине и те начали разворачиваться, чтобы уезжать.
Ворота не открывались, и Зарка оказалась рядом с машиной, в которой сидел капитан.
− За подписью я к вам сама приеду, − объявила она. − К вашему начальнику, если вы не подпишете документ прямо сейчас. − Она вновь протянула ему планшет с бумагой, и человек чуть промедлив взял ручку и поставил свою роспись. − Давно бы так, − буркнула Зарка, отходя от машины и давая знак своим открывать выезд.

− Ну что же, первый экзамен ты сдала, − произнес Симбар. − Осталось разобраться только с одним вопросом. Он взглянул на Грозака. С вопросом о том, как сложившееся положение примет Гнездо Драконов. Вы можете что-нибудь сказать, Магистр Грозак?
− Гнездо сочло твою наигранную неуклюжесть в знании политики драконов за чистую монету, Симбар. То ли Совет теряет хватку, то ли Глюмбер что-то знает и строит какие-то свои планы. Думаю, когда все всплывет, Зарка уже будет достаточно сильна, чтобы противостоять любому натиску. А я ей в этом помогу всем, чем смогу. Со следующего семестра мы приступаем к изучению драконовской магии, и Гнездо Драконов уже поставлено об этом в известность.
− Почему мы не можем просто взять и поставить всех в известность обо мне? − заговорила Зарка. − Ты же сам говорил, Грозак, что любой дракон выполнит все, что я скажу, едва узнает меня.
− Твое непонимание этого вопроса ставит меня в тупик, Зарка, − произнес Грозак. − Я тебе это столько раз объяснял, что не понимаю, почему ты этого до сих пор не поняла!
− Не надо на меня рычать, Грозак! − воскликнула Зарка. − Заставить меня силой понимать то, что я не понимаю, ты все равно не сможешь!
− Думаю, на этом сегодня можно закончить, − объявил Симбар. − А с тобой мы еще поговорим, Зарка.


Вал камней несся с горы. Несколько учеников стояли внизу и пытались задержать камнепад, но сила его нарастала, и в какой-то момент стало ясно, что остановить камни молодые маги не сумеют.
− Остановитесь, − приказал Учитель и слабым движением махнул рукой в сторону несущихся с горы камней. Те резко изменили свое движение и словно встретив на пути невидимое препятствие начали собираться перед этим препятствием в гору щебня. − Ваша синхронизация ни к черту не годится! − воскликнул Учитель. − Будете тренироваться по блоку упраженений номер семь снова, пока не сумеете остановить эти чертовы камни!
− Может, для их остановки нужно применять не магию земли, а античертовые заклятия? − спросил чей-то слабый голосок среди учеников.
− Кто тут такой умный?! − вспылил Учитель, оглядывая учеников. Те расступились, являя его взору девчонку. Та лукаво поглядывала на человека и чуть улыбалась.
− Думаешь, Зарка, твои античертовые закялтия на них подействуют? − спросил он, показывая рукой на камни.
− На эти? − спросила Зарка, так же подымая руку, и гора камней зашевелилась, из нее вылезли самые крупные валуны и взлетели в воздух. − Или эти? − усмехнулась она, взмахивая рукой снова. Большие валуны улетели в сторону, и в воздух вслетели кани помельче. На третий раз среди щебня не осталось крупных камней и в воздухе завертелся вихрь из мелких камней и песка. − Синхронизироваться надо учиться тем, чья сила сравнима. Разве не так? − спросила она, глядя на учителя в упор. Тот все еще неотрывно следил за вихрем камней.
− Как ты это сделала? − спросил он, взглянув на нее расширенными глазами.
− Разве магия может объясняться, как? Ты просто делаешь, не думая, как, − Зарка вновь махнула рукой, и каменный вихрь распался и осыпался. − И у тебя либо получается, либо не получается, в зависимости от способностей. А обучиться божьему дару невозможно. Его можно только иметь или не иметь!
− Это учение дра... − учитель резко замер и обернувшись к Зарке взглянул на нее самым пристальным взглядом, каким мог. − Занятия окончены, − объявил он, и ученики чуть постояв начали расходиться. Вскоре ушел и сам учитель, оставляя учеников, а те вскоре окружили Зарку, и той ничего не осталось делать, как снова показывать свою силу на мертвых камнях.

* * *

− Сегодня открываются традиционные мировые совервнования по магическим путешествиям между Магическими Школами, − объявил Симбар. − Жребий в этом году выпал особый, и наша Школа впервые за время существования МСМП становится Школой Старта. В течение ближайшего месяца мы будем заниматься подготовкой к приему гостей, а затем начнут прибывать команды-участницы, а так же команды контролеров, которые разлетятся по всеми миру и будут контролировать прохождение участниками магических маршрутов. Финал магического маршрута так же находится у нас, и по окончании соревнований нас ждет вемирный магический праздник − Праздник Драконов, на котором мы так же будем принимающей стороной.
Первые гости начали появляться уже на следующий день. Особенно удивило появленив мага-старика верхом на драконе. Дракон улетел сразу же, как только старик оказался во дворе Магической Школы, и к нему навстречу вышли Симбар и Грозак.
− Мог бы хотя бы здрасти сказать, − проговорил Грозак, глядя вслед улетевшему дракону.
− Здрасти! − поклонился старик и глянул туда, куда смотрел Грозак.
− А-а, ты, малой, про него... − вздохнул он.
− Малой, − фыркнул Грозак. − Смотрел бы сначала, кому это говоришь, З-заноза старая!
Старик обернулся и присмотрелся к говорившему.
− Неужели Грозак? − проговорил он. − Вот черт! А я то думал, куда ты пропал?!
− Святозарчик весь при делах? Умчался так, словно на пожар... мировой, − проговорил Грозак. − Знакомься, Симбар, это − Заноза.
− Заноза? Разве это имя?
− А где ты видал у нас нормальные имена, − буркнул старик. − Заноза − ничем не хуже Симбара!
− Вы к нам по делу или как?
− Разумеется, по делу. Грозак, ты никому ничего не говорил о деле?
− Они и сами знают, что за дела. А ты вместо того, чтобы выделываться, сказл бы прямо, зачем прилетел.
− Строить Столицу Мировых Игр я прилетел, − объявил Старик. − Примерный план у меня есть, разберусь, что здесь к чему и начнем.
− А нашего мнения никто не спрашивает? − спросил Симбар.
− Грозак, он здесь кто?
− Хозяин здешних мест, − объявил Грозак. − Граф Хваленая Лапа, если по нашему.
− Тогда, прошу прощения, что не узнал, − заявил старик, поклонившись Симбару.
− Мы и не были знакомы, − заявил Симбар. − Но ответа я так и не получил.
− Согласно Правил Мировых Игр, на время их проведения и подготовки, принимающая сторона обязуется подчиняться Мировому Комитету, в том числе и во всем, что касается распоряжения землей, недвижимостью и всем остальным. А по окончании Игр все построенное остается в собственности принимающей стороны независимо от того, кто что строил и на чьи средтва. А ты думал, почему на эту роль такой огромный конкурс? Именно поэтому!
− Знаешь, Заноза, оставь свои приколы для работы, а Симбара не трожь, − проговорил Грозак.
− Ну нифигасебе! − воскликнул старик. − Впервые слышу, чтобы Грозак так говорил о ком-то!
− Времена меняются, Заноза. Но ты как был занозой, так им и остаешься. И твои несправедливые упреки по-прежнему бьют в самое больное место.
− Я и не пытался тебя ни в чем упрекать, Грозак! − воскликнул старик.
− Может, вы перестанете пререкаться и скажете, что делать собираетесь? − вступил в спор Симбар.
− Строить, Симбар, − объявил Грозак. − Заноза − в роли Главного Прораба, а Архитектором, думаю, мы пригласим Звездуна.
− Звездун не согласился, − заявил старик. − Вы его обошли в Лотерее, так что не согласится.
− И кого ты предлагаешь? − спросил Грозак.
− Есть у меня на примете пара архитекторов, − ответил Заноза. − Думаю, они справятся.
− И почему ты их с собой сразу не взял?
− Потому что они сейчас сидят в библиотеке и штудируют Историю Игр, чтобы понять, что надо строить. Думаю, три дня им на это хватит, а через три дня Святозарчик их сюда доставит, если они со страху не помрут.
− Похоже, тебе самому никто давно пистонов не вставлял, старик, − рыкнул Грозак.
− Успокойся, Где ты видел, чтобы я за месяц не сумел построить все что надо?!
− Лирманский водоотвод... − произнес Грозак, и в ту же секунду рядом с ним оказался не старик, а огромный зеленый дракон. − И что теперь? − спросил Грозак, глядя на дракона снизу, со своего человеческого роста.
− Ничего, − проговорил Заноза и вернулся к прежнему виду. − Ты прекрасно знаешь, что тогда произошло!
− Знаю. И ты про меня все знаешь, так что, не пытайся больше меня задевать за больное место, ели не хочешь получить то же самое в ответ!
− Ладно, ладно. Все! Проехали!

* * *

− Привет, детки, − произнес старик, когда группа учеников окружила его на холме. − Кто из вас самый способный в магии земли?
Ученики разошлись и некоторое время смотрели друг на друга, затем к старику шагнула девчонка.
− Меня зовут Зарка, − объявила она.
− М-да, а мне говорили, что у вас есть сильные маги земли... − заговорил он чуть ли не обиженно. − Опять придется все самому ковырять!
− Вы бы сказали, что ковырять, а мы поможем, − заявила Зарка. − Синхронной магией.
− Синхронной?! − воскликнул старик. − Что за глупо... − Он осекся, потому что девчонка перед ним вдруг пришла в движение, и вместе с ней таким же образом двинулись остальные ученики, а затем от одного взмаха Зарки в поле вздыбилась и пришла в движение земля.
Ученики вели какой-то странный танец, и Заноза видел, что управляет ими Зарка. Какими-то неуловимыми движениями рук и тела, какими-то невероятными пассами, в результате чего сила людей и оборотней складывалась в единое мощнейшее магическое действие, и начинало казаться, что в нем присуствует Сила Дракона.
− Просто говори, что надо делать, − произнесла Зарка, и в ее голосе послышалась такая властность, что старик не посмел ослушаться. Он обернулся к полю, где бушевали волны земли, мысленно представил, что надо сделать с этой землей и передал образ девчонке. Передал, не зная даже, примет ли она его.
Волна Силы разошлась во все стороны, и старик вздрогнул от того, с какой скоростью все произошло. Движение земли остановилось. Пыль осела на землю, и вгляду предстало полностью перерытое поле, в котором правильными квадратами распологались новые котлованы, ровными линиями тянулись траншеи и красивыми горками лежала вынутая порода, расфасованная так как надо − земля к земле, песок к песку, глина к глине, камни к камням.
− Здравствуй! Глупость − это я! − внезапно воскликнула Зарка и все ученики сорвались с места и помчались вниз, к изрытому месту, чтобы посмотреть на плоды своей работы.
− Синхронная магия, − медленно проговорил старик. − Как давно это было?
− Что было? − спросила Зарка, и старик вдруг вскочил с места, отпрянул от нее, глядя на нее полудиким взглядом, затем он резко сорвался с места и помчался с пригорка в сторону замка, помчался так, словно ему было десять лет, а с под сто, как казалось с первого взгляда.
− Что это с ним? − спросил Барс.
− Не знаю, − ответила Зарка. − Надо у Грозака спросить.
− И как только ты не боишься у него что-то спрашивать? − произнес он.
− И как только ты дрожишь от одного упоминания имени дракона, Барс? − спросила она, глянув на него.
− Я лучше Симбара спрошу, − ответил Барс.
− Эй, смотрите, там какие-то грузовики едут! − раздались крики, и все тут же бросились в сторону дороги, что подходила к воротам школы. − И автобусы! − добавил кто-то.
На стройку прибыло несколько строительных бригад, и вместе с ними было доставлены первые тонны строительных материалов, бетона, асфальта, дерева. Несколько бригадиров собрались вокруг Главного Прораба, и к вечеру началась первая стройка, на куске земли, свободном от котлованов и траншей. С закатом над стройплощадкой вспыхнуло множество огней, работа продолжилась. А к утру в поле стоал целый лагерь строителей с жилыми бараками, складами, столовыми и иными заведениями, нужными для обычной жизни строителей.

− Тьфу на тебя! − воскликнул Заноза. − Могла бы и сказать мне, кто ты! А то, синхронная магия, синхронная магия!
− Не понимаю, почему ты этих слов так испугался, − произнесла Зарка.
Заноза глянул на Грозака.
− Она что, совсем ничего не знает? − спросил он.
− Чем успел научить − то знает. А намеков твоих я не понимаю, Заноза.
− Может, ты сам не учил историю, Грозак? Историю Диких Войн. Знаешь, кто тогда выступал против драконов? СИНХРОМАГИ!
− А это, разве, не бред пьяного дракона?
− Во, дурак! − воскликнул Заноза. − Во дурак! Да ты понимаешь, что произойдет, если здесь появится хотя бы один адепт синхромагии?!
− И что произойдет? − спросила Зарка.
− Катастрофа! Это будет означать, что драконов начнут убивать!
− И что, договориться мирно драконам слабо?
− Ох, ну и умная же у тебя головка, детка! Вот только досталась она ДУРЕ!
− А я ведь могу и укусить, − зарычала Зарка.
− Успокойся, Зарка. Заноза потому и Заноза, что вечно ведет себя как заноза в заднице.
− Нам надо решать вопрос с водоснабжением, − объявил Заноза. − Ваш ручеек − это всего один процент от минимума.
− Другой воды в наших горах нет, − заявил Грозак.
− Значит, надо вести воду из другого места, − ответил Заноза. − Завтра я отправляюсь в местную столицу по делам. Надо еще кое какие вопросы решить, заодно и о воде подумаю. Строители пока обойдутся без меня. А чтобы они не лезли куда не надо, ты сам думай, что делать, Грозак.
− Ну, когда надо было кап-ремонт в замке делать, их было не заманить ничем. От одного упоминания о магии они в обморок падали. Думаю, и тут достаточно отчертить границу и сказать, тут магия там нету, и они через границу не полезут.
− Грозак, ты когда-нибудь поумнеешь? Неужели думаешь, что не найдется психов для того чтобы все испортить?! Следи за ними! Здесь это твоя обязанность!
− Словно я не слежу, − буркнул дракон.
− Ты со мной в столицу полетишь, Зарка? − спросил Заноза.
− Полечу. Только я летаю как курица.
− Ничего. Заодно и летать подучишься. Это не сложнее синхронной магии, − усмехнулся он.

* * *

Министерские коридоры показались узкими, неуютными и неприветливыми.
Секретрь Министра Строительства сначала упирался, не желая даже сообщать своему боссу о появлении некоего Занозы Старого, а когда перед ним оказался не старик, а зеленый и пупырчатый монстрик, обделался прямо в штаны и едва не лишившись головы из-за острых клыков Занозы, разрешил ему пройти в кабинет Министра.
− Ты! − Министр подскочил со своего места и, казалось, собирался вскочить на стол, чтобы спрятаться от вошедшего.
− Помнишь меня, значит, старый пройдоха, − проговорил старик, проходя к столу министра. − Сядь на место и не дергайся. Я пришел по делу, а не для того, чтобы мстить за старые обиды.
− Чего тебе надо? − выдавил из себя министр.
− Воды мне надо.
− В-воды?.. − переспросил тот. − Я сейчас распоряжусь.
− Сиди на месте, дурак! Мне не стакан воды нужен, a десять мегалитров в день в течение трех месяцев в таком месте, где такой водой и не пахнет. Не понял? Водопровод мне нужен! В Симбарских горах.
− Но-но там не наша территория.
− Я что, похож на жителя ваших территорий?! − воскликнул Заноза. − Значит так. Давай, зови сюда всех, кто занимается планированием в том районе, а именно планированием глобальных водопроводных систем. Со всеми планами на будущее, в том числе нереализуемыми вашими средствами. Полагаю, полчаса тебе хватит на сбор нужных людей?
− Х-хватит...
− Значит, через полчаса встретимся. Здесь же.

* * *

− Я хочу вам кое-что показать, господин Президент, − произнес старый человек, усаживаясь напротив не молодого, но еще и не столь старого Президента Лирманского материка. − Старик вытащил из своего чемодана кинопроектор, установил его на стол и включив направил на стену, где появились старые кадры Лирманской катастрофы, когда из-за землетрясения в горах произошел обвал одной из гор, из-за которой на огромную территорию вылилось горное озеро. − Не мне вас учить истории, но я напомню, что тогда в наводнении погибло около десяти миллионов человек, а когда жертвы были подсчитаны, ваш предшественник − президент Зарадан покончил с собой. Ваша история утверждает, что он это сделал, потому что нервы сдали. А в Секретном Архиве хранится его предсмертная записка, в которой Зарадан признается в том, что в этих смертях виновен он один и более никто.
− Чтобы такое написать надо быть сумасшедшим, − произнес Президент. − И это очевидно.
− Далеко не для всех. Представьте себя на месте Зарадана. И представьте, что вам в некий момент приносят план некоего Лирманского водоотвода, который вы отклоняете просто потому что он по вашему мнению никому не нужен.
− Строительство такого фантастического сооружения невозможно физически, и это доказано наукой. Наукой же доказано, что никакого плана Лирманского водоотвода не существовало и в помине. Потому что это чистейший бред.
− На самом деле, я − автот этого плана, господин Президент. И я лично говорил о нем с Зараданом, но у Зарадана были некоторые политические закидоны, из-за которых мы не сумели договориться. А после того, как произошла та катастрофа, я ему напомнил о себе. Потому он и повесился. Но, как я уже сказал, я пришел сюда не за этим, господин Президент.
− А зачем же?
− Продолжим просмотр, − объявил старик, и вновь включил проектор. На стене появилось новое изображение. Огромная толпа людей, которые стоят на краю обрыва и чего-то ждут. Затем камера меняет направление съемки и в кадре оказывается далекий горизонт, над которым поднимается странное пятнышко. Пятнышко растет и увеличивается. И вот, уже над пустыней, на границе которой все происходит, крутится огромный песчаный смерч, который медленно движется через пески, оставляя позади себя гигантский след в виде широкой траншеи, а камера продолжает снимать происходящее, и теперь словно парит над пустыней, показывая не только странный смерч, но и проделаный им канал. И в канале где-то вдали бурлит вода. Она несется вдоль канала, заполняя его и пытаясь нагнать странный смерч, а тот уходит вперед и движется вдоль границы пустыни, направляясь непонятно куда, да это и не важно. Ведь свое дело он уже сделал, и в пустыню пришла вода. Камера на некоторое время отвлекается от действия, показывая ликующих людей, а затем она возвращается к смерчу и влетает в него, в самый его центр, чтобы показать, кто же его создал. В центре смерча висит большая стальная платформа, на которой стоит молодая женщина. Маг − это видно по тому как горят ее глаза. Она стоит не двигаясь, широко расставив ноги и раскинув руки так, что они едва ли не касаются бушующего вокгруг потока воздуха.
− Магия − это Сила, господин Президент. Огромная и подчас жестокая Сила. Но она может нести не только смерть и разрушения. Она может нести жизнь и созидать.
Человек вздрогнул от щелчка, с которым выключился проектор. Старик убрал его в свой кейс и замолчал, усаживаясь в кресло и глядя на человека.
− Кто вы? И кого представляете? − спросил Президент.
− Официально мое имя − Заноза Старый. Представляю я Драконов разумеется. Полагаю, вы в курсе, что через три недели в Симбарских горах состоится Мировой Праздник Магии? И мне не нужно вам объяснять, что он будет проходить, безусловно, под защитой Драконов. А значит, вы уже в курсе того, что произойдет, если вы попытаетесь мешать проведению этого мероприятия.
− Что произойдет? − спросил человек, явно не понимая намека.
− Понимаете ли, наша всеми любимая Императрица Гелана обычно применяет очень примитивные способы наказания тех, кем она оказывается недовольна. Примитивные, но очень действенные. Не на тех, к кому они применяются, а на тех, кому об этом рассказывается. Вы ведь не захотите оказаться в брюхе дракона из-за какой-то глупости типа "идиот-полицейский перебежал дорогу драконовскому прислужнику невовремя" или "блядский замминистра отказался выполнять требование дракона из-за ударившей в голову собачей мочи"?
− Это угроза?
− Понимаете, господин Президент. Я − человек подневольный. Что мне дракон Грозак приказал, то я и делаю.
− И что же он от меня хочет?
− Чтобы вы отдали распоряжения своим подчиненным не ставить палки в колеса драконовским делам. А именно организации Мирового Магического Праздника. Драконам эти палки не особенно помешают, а вот отдача может и убить того, кто их сует. Я понятно изъясняюсь, господин Президент? Конкретно, переговорите с Министром Строительства, он в курсе того, что нужно драконам.
Старик ушел, и Президент некоторое время раздумывал что делать, затем вызвал охрану и отдал приказ.
Шум за дверями кабинета был такой, словно в резиденцию прорвался диверсивонный взвод. Когда же все стихло и Президент решился покинуть кабинет, его встретил дикий разгром и кровь. Кровь на полу и стенах, кровь на потолке, кровь на столах и стульях. Казалось, через резиденцию прошел сам дьявол и перебил всех, кого встретил.

− Что скажешь, малышка? − спросил Заноза.
− Праздник замешанный на крови, − произнесла Зарка. − Знаешь, после того, что ты сделал, у меня появляется желание выкорчевать подобных зверей вроде тебя с корнями к чертям собачьим.
− Я совершил лишь минимальное зло для предотвращения еще большего.
− Ничего подобного. Все можно было сделать без этой кровищи.
− Да ну?! − воскликнул дракон. − Покажешь старому пердуну, как надо дела делать? Ну, так вперед, Зарка! Давай, делай! А я погляжу.
− Кто та женщина на пленке?
− Не догадываешься? − усмехнулся Заноза. − Гелана Тварь. Императрица. Она той канавой убила на корню все причины Сарсонской войны.

* * *

Человек смотрел на вошедшую в кабинет девушку хмурым взглядом. В нем чувствовалась обреченность и смирение со сложившимся положением, но где-то в глубине сидел яростный зверь, готовый в любой момент перехватить все чувства и эмоции человека, обратить их в звериную ненависть и жестокость.
− Я пришла к вам, чтобы передать некоторую информацию, которой не было в официальных отчетах по расследованию гибели вашего сына, господин Министр.
− Некоторую информацию? − переспросил Министр, усаживаясь на свое место. − Что за глупая формулировка? Что вы хотите сказать?
− Вам известно, что делают с семьями тех, чьи родственники уличены в действиях против драконов, господин Министр?
− Что это за бред? Моя семья чиста! − воскликнул он.
− Вот только сынуля запачкался, − проговорила девушка, и Министр резко вскочив обратился в зверя − темного кошака, породу которого было трудно определить. Девушку это обращение ничуть не смутило, и она осталась стоять на месте, ожидая действий оборотня.
− В чем его обвиняют? − спросил Министр, взяв себя в лапы и возвращая человеческий облик. Обращение его было не высокого класса, и на человеке остались обрывки разодранной одежды.
− Смысла в обвинениях против мертвеца не много, господин Министр. И не думайте, что он жив.
− Да кто ты такая, мерзкая стерва, чтобы так говорить со мной?!
− Ты так и не понял, жалкий недоносок? − произнесла девушка. − Благодаря мне твоего котенка узнают только превращенным в дерьмо. Перед своей смертью он напал на дракона.
− Ты лжешь, мерзкая сука! − Взрычал Министр и прыгнул на нее выпуская когти...

* * *

− Закономерный результат, − произнес Бираз, глядя прямо в глаза драконице, перед которой на видео-экране закончились кадры, отснятые камерой наблюдения в кабинете Министра Внешней Разведки.
− Кто она? − спросила Гелана, я не видела ее ни на одном из сборов.
− Официально − Заркадра − первая ученица Симбарской Школы Магии. По непроверенным данным обладает даром СинхроМага, который и превратил ее в драконицу.
− Что она делает в столице?
− Этих данных нет. А ее никто не посмел допрашивать, после этого происшествия.
− В Симбарские горы запрос отправили?
− Грозак утверждает, что она работала с Занозой.
Зазвонил сигнал вызова на рабочем столе Геланы, и она оказавшись там в виде человека, взяла трубку телефона, затем глянула на Бираза, давая распоряжение впускать посетителя.
− Она уже здесь. Сейчас войдет.

Внешний вид вошедшей мог обмануть кого угодно, только не тех, кто разбирался в драконах. Грация хищника и острый взгляд прямо говорили, что с этой особой опасно связываться, и тот, кто это понимал не стал бы совершать опрометчивых поступков.
− Значит, ты пришла объясниться, девочка-красавица? − произнесла Гелана, не отрывая взглядя от вошедшей.
− Объясниться? − удивленно вскинула та брови. − Это в чем же, просите?
− Вот в этом, − Гелана указала на экран, где все еще оставался последний кадр, изображавший разгромленный кабинет министра. Разгромлен он стал после того, как драконица, сожравшая оборотня, пронеслась по кабинету руша и разбивая все, что в нем находилось.
− Разве Закон не утверждает, что личная месть дракона − это его личное дело, которое никого более не касается? − произнесла девушка.
− И чем же тебе насолил наш Министр Внешней Разведки? − поинтереовалась Гелана.
− Ничем. Он всего лишь распустил когти не в том месте и не в то время. Я сюда пришла вовсе не для того, чтобы отчитываться о своих действиях.
− Тогда, я жду твоих слов о том, зачем ты пришла, Заркадра.
− Мне нужно построить канал, шириной сто метров, глубиной пятьдесят метров и длиной... не имеет значения сколько, на Лирманском материке. Вы делали нечто подобное в Сарсонии, и я хочу научиться делать так же.
− Ты слыхал, Бираз? Какова нахалка! − воскликнула Гелана.
− Эта девочка далеко пойдет, − заговорил Бираз, выходя из тени. − Не стоит вам с ней ссориться из-за несдержанного придурка, который и с работой то своей не справлялся как полагается.
− Не справлялся? − Гелана удивленно обернулась к Биразу. − Как это несправлялся?
− Доран уже обнаружил несколько просчетов Министра Барзона Старшего. В частности, именно по его вине мы проморгали Сарсонских синхромагов десять лет назад, а Барзон нам подставил стрелочника. Есть и другие не менее серьезные просчеты, не думаю, что сейчас стоит о них говорить. − Бираз прошел в центр зала и остановился напротив Заркадры. − Надеюсь, мадам, вам нужно это знание для благого дела? − спросил он.
− А разве строительство каналов может быть применено во зло? − поинтересовалась она.
− О, в коварстве некоторых личностей можно не сомневаться! − восклкнул Бираз. − Некоторые умудряются даже не убивать во зло. А уж наделать бед путем строительства каналов можно очень много. Увести реку в сторону, и плодородная земля обратится в пустыню, прорубить скалу за которой находится вода, и жестокое наводнение застигнет миллионы врасплох. Любая сила может быть обращена как в добро, так и во зло.
− Это мне известно. И я не собираюсь причинять кому-либо зло без серьезных на то причин, − Зарка смотрела прямо в лицо Гелане, и та глубоко вздохнув улыбнулась.
− Хорошо. Я научу тебя как делать подобное, − объявила она. − Но ты дашь мне обещание не жрать наших министров не получив на это моего согласия.
− При условии, что они не будут втыкать в меня свои когти, − согласилась девушка.

* * *

Колонна машин медленно подымалась по горной дороге. Несколько раз она останавливалась, солдаты выбирались наружу и занимались разбором каменных завалов, преграждавших путь. Затем дорога продолжалась, и никто не сомневался в том, что она приведет туда, куда надо, потому что космическая съемка четко указала цель и как к ней лучше всего подобраться по земле. Дорога по воздуху тоже была, но она была слишком открытой, чтобы по ней можно было бнезаметно подобраться к логову врага. А враг этот был не прост, и обмануть его было не так просто, как могло бы показаться поначалу.
Очередная остановка возникла не из-за завала, а потому что цель оказалась всего лишь за одним перевалом, и теперь войска должны были двигаться скрытно и пешком.
На ночь был выставлен дозор, а утром дозорные привели в лагерь задержанную девчонку, попавшуюся перед самым рассветом.
− Ты кто такая? − спросил полковник, когда ее провели в его палатку и усадили на скамейку. Двое солдат оставались рядом на страже, потому что военным было известно коварство врагов и их способности.
− Ваши разведчики ничего вам не сказали обо мне? − удивилась она. − А меня они так просвещали, что я едва не им поверила. − Девчонка на мгновение замерла, глядя в глаза человеку. − Меня зовут Заркадра, господин полковник. − И я собираюсь развернуть всю вашу крутую ватагу и отправить в ту задницу, из которой вы выползли.
− Даже если вы та, кем назвались, вы не имеете права нас останавливать, потому что мы выполняем приказ Имперстрицы Геланы, − заявил полковник, − Приказ, который я получил лично от нее, и никакие ваши уловки меня не остановят.
− Вот значит как, − фыркнула девчонка и в ее руке после легкого пасса появился мобильный телефон.
− Привет, Гелана, это я, Зарка, − заговорила она в трубку. − У меня тут возникла некоторая щекотливая ситуация. Понимаешь, тут в горах какие-то солдатики шуровали, ну, я их немного почикала, а теперь их командир заявляет, что они тут по твоему приказу, − Зарка замолчала на несколько секунд. − Ах вот как?! − воскликнула она. − И как же это понимать, Гелана? Одной рукой мы пишем законы, а другой сами же их нарушаем?... Нет-нет-нет! Какие к черту общепланетные интересы, если ты даже не спросила меня?!.. Я тут кто?! Девка уличная или погулять вышла?!.. А мне плевать, кто там тебя избирал! Если ты не вернешь их сейчас же, ты Получишь ту самую синхромагическую войну, которую так боишься! И я первая буду драться на их стороне, а не на твоей!.. Все, я жду. − Зарка глянула на полковника сверкающим взглядом и телефон из ее руки исчез. − У вас есть один единственный выбор, полковник. Вы немедленно разворачиваетесь и убираетесь отсюда, и тогда я позволю вам уйти, или же вы отказываетесь и ждете приказа Геланы, но в этом случае, если она прикажет вам драться, не уйдет никто из вас.
− И вы будете драться простив своей Императрицы? − спросил он.
− Она − не моя Императрица. − Когда вы ее выбирали, ваши тупоголовые братцы в таких же касках, как у вас, гоняли меня по лесам, пытаясь убить. − Гелана не понимает некоторых очевидных вещей, и поэтому я буду драться.
− А почему бы вам ей эти вещи не объяснить, если вы их сами понимаете?
− К этому каждый должен приходить сам. Без чужих подсказок. Иначе всегда будет оставаться соблазн все передумать.
− Ну что же, − полковник поднялся из-за стола и знаком выпроводил охранников. − Я принял решение, − заявил он. − Я не стану вмешивать своих людей в ваш личный конфликт, и мы уйдем.
− Вы сделали разумный выбор, полковник, − объявила Зарка и поднавшись прошла на выход. Ее больше никто не задерживал, и она спокойно ушла в сторону перевала, за которым располагалась вовсе не база врагов мира, а место, где тренировалась группа магов, которых возглавляла Заркадра.
Спускаясь к небольшому домику, у которого в этот момент никого не было, Зарка ощутила приближение дракона, и он оказался рядом в тот момент, когда она уже остановилась на пороге дома.
− Зарка! − раздалось рычание, и девчонка обернулась.
− Ты хочешь мне что-то сказать, Грозак? − спросила она.
− Я тебе уже это говорил! Я тебе говорил, что твое увлечение запретной магией не доведет до добра!
− Ты уже сказал Гелане, что это я? − спросила она.
− Нет. Я ничего ей не говорил!
− Зря не говорил, Грозак, − объявила Зарка. − Потому что она у тебя за спиной.
− Кто?! − Грозак резко развернулся, но никого не увидел. − Ты будешь убивать меня, Гелана? − спросила Зарка.
− Кто ты такая, дьявол тебя забери?! − Взрычал голос Геланы, и она проявилась изниоткуда всем своим драконьим существом.
− Темной ночью, когда звезды скрыты тучами, когда на землю льются тонны воды, и вместе с ними низвергаются тысячи молний, Земля Дает Ответ на вопрос, КТО Я?! − проговорила Зарка. − И ТЕПЕРЬ ТЫ ЗНАЕШЬ.
− Нет! − взвыла Гелана. − Этого не может быть! ВЫ ВСЕ МЕРТВЫ!
− Глупая, − усмехнулась Зарка. − Синхродраконы НИКОГДА НЕ УМИРАЛИ. И теперь пришла пора делать выбор, Гелана. Я предоставляю этот выбор тебе.
− Какой выбор?! − взревела Гелана.
− Мир или Смерть, Гелана. МИР... ИЛИ... СМЕРТЬ... ТВОЙ ВЫБОР. Только не забудь, что все что ты выберешь, достанется тебе. А я свой выбор сделала давно. И сейчас пришла пора мне назвать себя заново. Моя имя − Зарка. И я не драконица. Я − СИНХРОМАГ, Гелана. Самый настоящий, и, отныне, мое имя − ЗаркаСин! Твой ход, Императрица.
− Ты предательница, − взрычала Гелана. − И за это ты умрешь!
− Нет! − взревел Грозак, бросаясь наперерез удару. Огненный шар вошел в грудь дракона, когда он пересек его путь, закрывая собой Зарку.
− Идиот! − зарычала Гелана и атаковала вновь, не глядя на распластавшегося на земле дракона. На этот раз ее удар достиг цели, вот только действие его оказалось совсем не таким, какое ожидала драконица. Тело Зарки на мгновение вспыхнуло и поглотило всю энергию удара, и гелана, поняв, что попусту тратит силы, метнулась прочь, улетая ввысь, в небо, подальше от этого места, где свершилось первое поражение в начале новой войны драконов и синхромагов.
Зарка опустилась рядом с головой Грозака и коснулась его носа рукой.
− Извини, − проговорил он. − Я больше не смогу служить тебе, Зарка, − проговорил он собрав последние силы.
− Ты обещал служить мне до конца своей жизни, Грозак. Ты отказываешься от своих слов?
− Разве ты не видишь, что это пришла моя смерть? − проговорил он.
− Не вижу, − объявила Зарка. − Вижу только раненого дракона, которого шибануло по голове так, что он решил, будто помирает. − Зарка коснулась его второй рукой, и Грозак ощутил, как меж ее рук возникло напряжение магических сил. И он закрыл глаза, отдавая себя в ее руки.

* * *

− Звездный свет собирается вместе, спускается на землю, и в том месте появляется маленькое существо − по виду ребенок человека, а по сути − маленький дракон.

Лес наполнился криком, и эхо унесло его вдаль, в глубокую чащу и в поле, что примыкало к лесу. Крик ребенка, на этот раз, был услышан, и в лес бросилось сразу же несколько человек. Они нашли кричавшего малыша, и одна из женщин взяла его на руки, чуть покачала и успокоила. Она и не заметила сверкнувший в маленьких глазах странный отблеск, а сразу же направилась в деревню, в свой дом, не слушая разгоревшееся обсуждение того, кто же это бросил ребенка в лесу?

− Маги ищут всех детей, которые появились странным образом, − произнес Синх, глядя на мать. − Не знаю зачем, но по слухам, они это делают для драконов.
− Для драконов? − испуганно проговорила женщина и глянула на девчонку, спавшую в постели. − Зачем драконам наши дети?
− Понятия не имею, − проговорил Синх. − Может, они их едят.
− О, господи! Что же мне делать! − воксликнула женщина. − Синх! Ты же можешь что-нибудь придумать!
− У тебя есть только один выбор. Либо ты отдаешь ее магам, либо бежишь отсюда. Как можно дальше. Тыда, где ни тебя, ни девчонку твою никто не знает, где ты сможешь покойно поменять свой старый документ на новый, где будет записано, что она твоя настоящая дочь.
− Но, куда я так пойду? Мне же некуда идти!
− Сейчас есть много мест, где принимают всех новых людей, − объявил Синх. − Я тебе дам бумагу, где будет сказано, что твой дом во время войны сожгли, что у тебя нет родственников, и тебя примут на любой новой стройке, где нужны рабочие руки. Там тебе и жилье временное обеспечат. А сумеешь устроиться, может, и дом новый получишь. Только помни одно. Никогда не вспоминай откуда ты, даже не упоминай об этом месте, потому что так они тебя найдут. И тебя и ее.

Поезд уносился через страну. За окнами пролетали поля и леса, проносились города и села. Иногда в вагоне появлялись проверяющие, и тогда женщина говорила почти магические слова − "на Восточную Стройку", и ее больше ни о чем не спрашивали, лишь желали доброго пути, как это им и полагалось согласно правилам.
С очередным изменением пейзажа за окнами пришла путынная жара. Поезд пересекал песчаные пустыни, за которыми и находилась та самая Великая Восточная Стройка, куда направлялось множество людей.

− Десять лет назад вы не обнаружили бы разницы между этой стороной и той стороной от дороги, − заявил человек, выступавший перед приехавшими. Одной рукой он показывал в сторону буйных зеленых садов, другой в песчаную пустыню, в которой не было ни травинки. Однако, вот уже десять лет мы ведем наступление на пустыню, и мы побеждаем! Полоса садов вдоль берега океана − этому подтверждение, а тысячи приезжих, таких как вы − наша надежда на будущее! Каждый из вас получит достойную работу, каждый из вас получит место для жительства, и каждый сможет сам обеспечить свое будущее и будущее своих детей! Сейчас отсюда не видно, но там, за холмами, − он указал на восток, где зеленели сады, − Там вас ждут новые чистые дома, построенные специально для вас, друзья! Вы поселитесь в них и вступите в новые бригады, которые будут строить новые дома для новых переселенцев, сажать новые сады, строить новые дороги. Здесь вы обретете свой новый дом и новое счастье!

− Кто я, мама? − спросила дочь в какой-то из дней за ужином.
− Как это кто, Найдя? Ты − моя дочь, кто же еще-то?
− В школе говорили, что дети похожи на своих родителей, мама. А я, разве на тебя похожа?
− Конечно похожа, Найда, ну что за вопросы?!
− Да? − переспросила девчонка и подняла перед собой руку, разглядывая ее словно диковинный предмет. − Скажи, мама, ты вот так делать умеешь? − девчонка развернула руку ладонью к матери чуть шевельнула пальцами, и ее рука внезапно переменилась, обращаясь в чешуйчатую когтистую лапу. − Ты знаешь, что это такое, мама?! − воскликнула девчонка, выскакивая из-за стола. − Ты знаещь, КТО Я?! − закричала она, и все ее тело резко изменилось. Руки и ноги стали лапами, на голове выросли рога, рот обратился в большую зубастую пасть с огромными клыками, а позади вырос длинный хвост, который шевельнувшись повалил на пол стул. − Мама! − вырвалось, из горла чудища. − МАМА, КТО Я?!
Женщина едва держалась, чтобы не закричать.

Городок продолжал жить своей жизнью, и никто не узнал, что в одном из домов живет существо, способное обращаться из человека в дракона и обратно. Найда не желала об этом никому рассказывать, ее приемная мать тоже боялась огласки. Не только из-за себя, но и из-за Найды, которую женщина по-прежнему любила как свою дочь. Тем не менее, она не стала скрывать от драконицы истории ее появления, и Найда решила, что ей незачем встречаться с другими драконами, потому что, как она посчитала, они ее бросили в том лесу − бросили умирать, ибо иначе такое действие назвать было нельзя.
А Великая Стройка продолжалась. Каждый год зеленая полоса расширялась на пять километров, и за прошедшие тридцать с лишним лет с ее начала, прибрежная зеленая полоса в большинстве мест превышала полсотни километров, изменив вокруг все, и климат, и жизнь людей, и природный баланс. За балансом следили драконы, и это ни для кого не было секретом. Именно драконы организовали это наступление на пустыню, и они контролировали все глобальные процессы. А люди вносили свои коррективы. Так, через пару десятков лет восточные леса обрели новых жителей, переселившихся туда без ведома драконов. Из-за бесконтрольности процесса переселения часть населения попросту захватила места для поселения, и лесах появились незаконные поселки, в которых завелись жители, не уважавшие закон и занимавшиеся грабежами и насилием. Ответом на это стало усиление полиции в законных поселениях, но полиция не могла контролировать все и вся. У каждого дерева невозможно поставить полицейского, на каждой тропинке нельзя установить пост дорожной полиции, и бандиты процветали за счет безнаказанности.
Именно такой бандит и вопил на весь лес, когда попал в глотку большой розовой ящерицы, в которую обратилась невинная на вид девушка, шедшая через лес. Бандит решил повеселиться и напал на нее, и теперь вопил благим матом, потому что сам стал жертвой существа, у которого не появилось даже мысли о том, что оно делает что-то не так.
− Мне нравится глотать людей, − заявила ящерица тихим девичьим голосом, усаживаясь рядом с тропинкой, по которой она мирно шла всего пару минут назад. − И закон мне этого не запрещает, − произнесла она, меняя себя. − Одно только непонятно, − продолжила она размышления вслух. − Настоящий ли я дракон? Я ведь драконов и не видела никогда. А на картинках они выглядят совсем иначе. − Она прибавила шагу, и вот, уже перед ней появилось шоссе, по которому мчалось множество машин. Девушка вышла на обочину и направилась к автобусной остановке, на которой стояло несколько человек. Некоторых она знала.
− Привет, Найда! И как это ты не боишься через лес одна ходить? − раздался девичий голос, когда Найда подошла к остановке.
− А что в этом лесу такого страшного? − спросила Найда.
− Говорят, что в нашем лесу завелись бандиты, они ловят девушек и насилуют пойманых!
− Бандиты − это корм для драконов, − заявила Найда. − Они тут недолго проживут. Если не драконы, то полиция их отсюда быстро прогонит.
− А каково тем, кого они изнасилуют, пока полиция их не прогнала? − продолжила разводить панику собеседница Найды.
− Так это что же, Лайза, ты меня обвиняешь в том, что я бандитов из леса не выгнала? − спросила Найда.
− Тьфу на тебя! − выпалила Лайза. − Вечно ты серьезные разговоры переводишь в клоунаду!
К остановке подъехал автобус, и пассажиры зашли внутрь. Лайза оказалась в толпе в глубине салона, а Найда остановилась рядом с кабиной водителя, и не стала пробираться через толпу к подруге. Да и несклеившийся разговор продолжать не хотелось.

Автобус въехал на территорию завода и покатил непонятно почему не к цеху, а куда-то дальше, не останавливаясь.
− Эй, водила, что за дела, нам выходить надо было! − раздались голоса людей в салоне.
− Успеете еще наработаться, − ответил тот. − По приказу директора сегодня все проходят медицинскую проверку, в медчасть и едем.
− А что случилось-то? Эпидемия?
− А мне по чем знать? Я не доктор. Мне сказали, я и везу, куда сказали. Вот, уже приехали. Автобус замедлил движение и развернувшись остановился у входа в заводскую медчасть. Его встречали люди в белых халатах, и всем, тут же раздали пустые бланки со списками специалистов, которых надо было пройти каждому.
Подобные проверки проводились раз или два в год, и теперь внеплановая проверка становилась третьей в этом году. Люди не роптали. В конце концов, проверки делались ради блага, к тому же, никто не был против того, чтобы пару часов ничего не делать стоя в очередях. Ведь время тратилось не личное, а рабочее.

− МА-тест, сэр, выявил положительную стопроцентную реакцию в группе из семидесяти человек, − произнес доктор. − Все они прибыли сюда на одном транспортном средстве. − Полагаю, мы обнаружили КОНТАКТ.
− Вы выявили в этой группе потенциальных Носителей?
− Нет, сэр. Наши приборы слишком неточны, чтобы определить их. Думаю, мы можем провести тест по схеме Ферта с каждым из семидесяти, и выясним, кто из них потенциальный Носитель.
− Не забудьте, что контакт с персоналом может все исказить, доктор.
− Я знаю все меры предосторожности, и они уже приняты. Весь персонал сейчас проходит МА-тест на выявление того, кто контактировал с Носителем. Четверо уже отправлены в карантин, сэр. Но они контактировали с каждым прибывшим.
− Похоже, мы здорово влипли, доктор.
− Да, сэр. Вы думаете о том же, что и я, сэр? Надо задействовать инструкцию из Красного Списка?
− Красный код номер один, доктор.
− Вы уверены, сэр? − вздрогнув произнес врач.
− Вы зря так пугаетесь. Драконы уважают тех, кто исполняет все добросовестно и качественно. Вводите в действие код Красный-1.
− Да, сэр...

Сигнал ушел, и уже через минуту в специальной комнате вспыхнул яркий свет и во вспышке появилась женщина. Она несколько мгновений огладывалась, затем шагнула к двери и вышла к человеку, что оказался в таком страхе перед ней, что не сумел даже попроветствовать ее.
− Проводите меня к ним, − приказала она, и человек зашевелился и задергался, затем шагнул к дверям и вышел в коридор, объявляя, что надо идти туда. Он чуть ли не бежал от женщины и постоянно оглядывался. − Такое чувство, что у тебя душонка не чиста, − произнесла женщина, когда он остановился перед дверью, за которой находилась группа контактировавших.
− Я не виноват! − воскликнул человек.
− Если ты не виноват, тебе нечего и бояться, − произнесла она, проходя к двери. − Разве не так, доктор?
Он только отступил и едва сдерживался от того, чтобы не начать закрываться от нее руками.
А женщина вошла в зал с людьми, и минуту спустя вышла оттуда, выводя за собой девушку. Та не была напугана, но была напряжена, хотя и скрывала это так, что люди этого напряжения не заметили бы. Люди, но не драконы.

− Куда вы меня ведете? − подала голос Найда, когда женщина ввела ее в небольшую комнату, где не было ничего, кроме старых ободранных стен.
− Мы отправляемся в Симбарский Горный Замок, − объявила женщина, что так и не удосужилась назваться. − Грозак, ты чего тормозишь? − спросила она в стену.
− Я не могу исполнять противоречивые желания, − раздался голос, словно исходивший со стен.
− Мне напомнить тебе, как ты таскал меня в контейнере, не спрсшивая моего на то согласия?
− Нет, мэм. − Вместе с ответом вокруг все резко изменилось, и две женщины оказались в новом помещении. Это выглядело совсем не так, как предыдущее. тут не было облезлых стен, а был стеклянный купол, в котором тут же открылся проход наружу, в большой зал, где и располагался купол.
В зал вскочил человек и тут же промчался к женщинам. На молодую он смотрел с полураскрытым ртом, словно на чудо, вторая же, казалось, была ему не интересна.
− Не смущай девушку своим любопытством, Грозак, − заявила старшая женщина.
− Простите, − проговорил он, поклонившись молодой женщине, − Не так часто в нашем замке появляются такие гости.
− Я чувствую себя не гостем, а похищеной, − ответила та.
− Как это похищеной?! Заркасин, ты что, ничего не объяснила бедняжке?!
− Заркасин?! − Найда едва не подскочила и резко глянула на женщину.
− Ну-у, барышня, − протянула Заркасин, − Вот чего я не поняла, так это того, что ты меня не узнала. Ведь и дня не проходит, чтобы какая-нибудь газета или телепередача мою морду не показала!
− Чего вы хотите от меня? − девушка отступила назад и от Заркасин и от Грозака, который в ее воображении уже представал в виде огромного дракона, на котором держалась вся власть в Империи Заркасин.
− В нашей Империи − трое драконов, барышня, − заговорила Заркасин. − С тобой, теперь уже четверо. Понимаешь, что это означает?
− Не понимаю, − ответила та.
− Ну, это надо же! − воскликнула Заркасин. − Найду людей, которые тебя растили, сожру и не помилую!
− НЕТ! − взрычала Найда и тут же обрстилась большой ящерицей.
Заркасин и Грозак уставились на нее замерев на месте. Они еще не видели розовых драконов.
− Если вы прикоснетесь к моей матери, я вас!.. − взрычала Найда и тут же умолкла, потому что появившаяся перед ней огромная черная драконица оказалась почти в три раза больше ее ростом, а Грозак − зеленое чудище − оказался еще больше и навис над ней такой горой мускулов, что Найда впервые испытала страх в своем драконьем виде и несколько мгновений металась из стороны в сторону, не зная куда спрятаться.
− Ты ее напугал, Грозак, − раздался тихий женский голос.
− Ты ее больше напугала, Зарка, − ответил мужской голос.
− С чего это я больше? Ты крупнее меня в два раза, значит, ты ее напугал больше меня в восемь раз!
− Зарка, не дури.
Найда уже никуда не смотрела, а только зажмурила глаза и открыла их лишь ощутив прикосновение человеческих рук к своему носу.
− И сколько же ты пряталась, трусишка? − спросила Зарка розовую драконицу.
− Я не преталась, − заявила та, подымаясь и возвращая себе человеческий облик. − Я не хочу, чтобы вы трогали мою мать! Она ни в чем не виновата!
− Мы и не собираемся ее трогать, − объявила Зарка. − Хотя ее следует хорошенько расспросить о том, как она ушла от всех проверок, чтобы в следующий раз так же не опростоволоситься с другим драконом. Вызови Сикора, Грозак и объяви, что мы используем свое Право Созыва. А место для Схода Гелана пусть выбирает сама, если ей не нравится встречаться здесь.
− Что мне сказать о теме созыва? − спросил Грозак.
− Просто назови число шестнадцать. Если она не дура, то поймет.
− Мда, как бы самому дураком не оказаться, − пробормотал Грозак.
− Иди же!
− Что, прямо сейчас?
− А ты хочешь годик другой подождать, Грозак?! Время не ждет!
− Ладно, я уже иду, − и Грозак скрылся за широкими дверями зала.

* * *

− Гнездо синхромагов на моей земле? − удивленно произнесла Гелана.
− Да, Императрица, − подтвердил Суран. − Мы все проверили, они − синхромаги, и они скрываются от драконов. А это действие означает, что с ними надо разбираться, кем бы они ни были.
− В таком случае, начинайте разбираться сами, а возникнут сложности, тогда вызовите меня.
− Да, Императрица.
Суран исчез с экрана, и Гелана обернулась. Позади ее ожидал Хан Гарман.
Она улыбнулась ему, и человек осторожно приблизился.
− Ты ведешь себя так, Хан, словно боишься меня, − заговорила она.
− В последнее время ты сильно изменилась, Гелана, − произнес он, глядя ей в глаза. − И это изменение меня по-настоящему пугает.
− Какое изменение? Я ничего подобного не замечаю.
− В начле Драконьих Войн ты всеми силами боролась за то, чтобы примирить всех врагов и остановить все войны. Сейчас же ты совершенно не хочешь прислушиваться к словам о мире, и наоборот, желаешь развязать новую войну.
− Я же тебе уже объясняла все! − воскликнула Гелана.
− Да, объясняла. Синхромаги − враги драконов, если их не уничтожить, они снова подымут голову и начнут убивать драконов, − заговорил Гарман. − Знаешь, есть такая детская поговорка: "Эта сказочка стара, обосрать ее пора!" Помнишь такую? Хочешь ты или нет, синхромаги подымут голову. Ты их будешь преследовать, они будут прятаться, а прячась − набирать сил. И, в один далеко не предкрасный день, они начнут убивать. Я так понял, ты просто очень хочешь, чтобы они убивали драконов.
− Нет! − резко взрычала Гелана.
− И ты еще говоришь, что не замечаешь в себе изменений, − грустно произнес человек. − Раньше ты никогда так не рычала, отвечая на мои слова, кзкими бы они ни были.

* * *

Четыре человека стояли рядом друг с другом и тихо повторяли слова.
− Наши сердца бьются в унисон.
− Наши слова звучат в унисон.
− Наши тела движутся в унисон.
− Мы − Сила! Вместе − мы − непобедимы!

Вокруг них в нескольких метрах вставала на дыбы земля, сверху бешено выли бомбардирощики, со стороны несся грохот пушечной канонады, но четверку окружала невидимая завеса, которая не пропускала ни звуки, ни снаяряды, ни взрывные волны.
На радиоволну, на которой велась координация стрельбы, внезапно ворвался новый голос.
− Именем драконов приказываю остановить обстрел! − Рычащий оттенок голоса лишь подтверждал право говорившего отдаватьтакие приказы, но в ответ послышалось возражение командующего операцией, заявлявшего, что он действует по приказу Императрицы Геланы.
− У тебя хватает глупости не исполнять прямой приказ дракона, человек?! − взревел гневный голос. − Немедленно прекрати обстрел, или я сама вступлю в этот бой, и клянусь всем миром, я уничтожу и тебя, и всех твоих солдатиков!
Обстрел продлжался, и в эфире возник новый звук. Резкий свист с сильным шумом, после которого в небе возникло несколько вспышек, и самолеты разлетелись на куски во взрывах. А затем удары возникли и на земле, там откуда еще вылетали снаряды.
А на командирский фургон рухнуло большое черное тело драконицы. Огромные когти вмиг разорвали жалкий металл, и люди завопили, увидев над собой разъяренное чудовище. Командующий что-то вопил о своей невиновности, но доказывать это он отправился в желудок дракона.

Четверо магов продолжали свою "молитву" и стояли на прежнем месте. Они не смотрели вокруг и не видели, как дракон разнес их врага. Не видели они и того, как черное чудивище опустилось рядом с кругом, в котором они стояли, не видели, как дракон обратился в девчонку, и ощутили чужое присутствие только когда она подошла к слабо мерцавешей сфере защиты и коснулась ее раскрытыми ладонями. И будь эта девчонка обычным человеком или нечеловеком, магия мгновенно убила бы ее, но магия не причинила ей вреда, почувствовав родственную силу. А почувствовав ее, магия позволила девчонке войти в круг, и четверо ошарашенно уставились на нее, едва веря тому, что видят.

− Наши сердца бьются в унисон, − заговорила она, повторяя слова вместе с остальными.
− Наши слова звучат в унисон.
− Наши тела движутся в унисон.
− Мы − Сила! Вместе − мы − непобедимы!

− Кто ты? − заговорили они вместе, не прекращая своего колдовства.
− Я − Заркасин − синхромаг, − заявила девушка. − Я здесь для того, чтобы помочь вам защититься и чтобы переправить вас на другую сторону мира, туда, где на вас никто не посмеет нападать.
− Переправить? − − удивились они. − Каким образом?
− Вам придется перебороть себя и сесть на спину дракону, − произнесла Заркасин. − Если же вы откажетесь, то я улечу одна, и далеко не факт, что в следующий раз я смогу вам помочь отбиться так же, как сейчас.
− Мы не желаем служить драконам, − заявили все четверо хором.
− А людям вы служить тоже не желаете? − спросила она.
− Нет. Мы никому служить не собираемся.
− В таком случае − прощайте. Передумаете, ищите меня в Симбарских горах, − объявила Заркасин и покинула круг синхромагов. Защитный полог прошустил ее так же легко, как впустил.
− Стой! − раздался голов магов позади, и Заркасин развернулась на ходу и остановилась. Четыре человека пробежали к ней, но остановились, потому что тело девчонки резко изменилось, становясь сначала телом черной львицы, а затем и преображаясь к виду черной драконицы.
− И ты заявляешь, что ты синхромаг, а не дракон после такого? − заговорил один из четверки.
− Вы настолько хорошо знаете синхромагию, что не считаете возможным обращение синхромага в дракона? − усмехнулась Заркасин. − Я вам сказала, где мне искать, а теперь, прощайте. − Заркасин прыгнула вверх, помогая себе крыльями, и оказавшись над полем мгновенно исчезла, перемещаясь на другую сторону мира.

* * *

− И ты теперь будешь утверждать, что это я хочу войны? − спросила Гелана. − Эта нахалка наворотила столько дел, а я и ответить не смей!
− Заметь только, что эта нахалка дела воротит лишь тогда, когда твои доблестные воители находят очередную группу синхромагов и пытаются их уничтожить, − произнес Гарман.
− Хочешь сказать, что она защищает своих?
− Именно. А что тебе сообщают твои шпионы из Симбарских гор? Они сообщают, что там все спокойно, и никто никого не призывает готовиться к войне.
− Думаешь, они не готовятся? Что-то мне в это совсем не верится!
− Если бы ты с ней не цапалась, как кошка с собакой, сейчас все было бы иначе, и в Симбарских горах у тебя были бы настоящие осведомители, а не случайные залетные. Да и синхромагов найденых ты могла бы приручить у себя, а не настраивать их против себя же.
− Я не собираюсь цацкаться с врагами! − рыкнула Гелана.
Гарман на мгновение замолк, глядя ей в глаза.


продолжение... когда-нибудь...




 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Межзвездный мезальянс. Право на ошибку" С.Ролдугина "Кофейные истории" Л.Каури "Стрекоза для покойника" А.Сокол "Первый ученик" К.Вран "Поступь инферно" Е.Смолина "Одинокий фонарь" Л.Черникова "Невеста принца и волшебные бабочки" Н.Яблочкова "О боже, какие мужчины! Знакомство" В.Южная "Тебя уволят, детка!" А.Федотовская "Лучшая роль для принцессы" В.Прягин "Волнолом"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"