Mak Ivan: другие произведения.

Серый Демон

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    лучше поздно, чем никогда


Ivan Mak


Серый Демон



Барст проснулся от грохота дверей. Приоткрыв глаза, он увидел осторожно приближавшегося к нему человека и насторожился.
− Хозяин, ваш обед готов, − произнес человек, остановившись недалеко от носа Барста.
− И где же он? − заговорил Барст, вспомнив язык человека и как на нем говорить.
− Он здесь, за дверью, − проговорил человек, пятясь назад и показывая на дверь, позади себя. Барст поднялся на лапы, и человек побежал к двери, а когда она открылась, он зашел в нее и остановился, дожидаясь, пока Барст не подойдет.
Входя в соседнее помещение, он обнаружил там несколько человек. Четверо сидели в центре на полу и дрожали от страха, глядя на Барста, еще двое смотрели на них со стороны, а тот, что говорил об обеде, теперь показывал на четырех, сидевших центре и заявлял, что это и есть обед для хозяина.

Ощущение было странным. Барст прекрасно помнил, что никаких запретов на поедание людей для него нет, и в то же время, он делал это с непонятным чувством тревоги, говорившим, что он поступает неправильно. Чувство это, впрочем, оказалось намного слабее голода, и вскоре Барст вернулся на старое место, приказывая слуге следовать за ним. Тот не посмел неповиноваться, а когда хозяин спросил, не желает ли тот стать хозяину послеобеденной закуской, человек упал на колени и взмолился, прося о пощаде.
− Это значит, что ты вовсе не мечтал с детства попасть ко мне в живот? − прорычал Барст, улегшись на пол и глядя на человека.
− Я такого не мечтал! − воскликнул человек и тут же снова начал плакать, прося его пощадить.
− А те, кого ты мне скормил, тоже не мечтали о такой чести?! − резко взрычал Барст, и человек тут же обмочился от страха.
− Простите, хозяин, но они были этим наказаны, − залепетал слуга.
− Наказаны? − фыркнул Барст. − Получается, вы совершенно не уважаете меня, мерзкие уродцы! − Барст поднялся и подошел к человеку, а тот попытался на четвереньках отползти от него.
− Ты сейчас будешь отвечать на все мои вопросы. И, если я услышу в твоих словах ложь, я откушу твою голову! Ты все понял?!
− Я понял, хозяин, − заблеял слуга.
− Тогда, рассказывай!
И Барст заставил человека говорить обо всем. Он узнал, что замок, в котором он находился, принадлежал Белым Магам, что люди, служившие в нем, были обязаны слушаться серого крылатого льва, которого все называли хозяином, но за многие годы хозяин не отдал ни одного приказа и только слушался слов людей так, словно он был куклой. Впрочем, слухов о том, что хозяин проявлял некую волю в замке было множество, и никто ни разу не осмелился 'ослушаться' его воли, по которой ему и отдавали на съедение осужденных людей и не только осужденных. Барст с большим неудовольствием узнал, что всего два дня назад ему скормили полтора десятка детей. И сделано это было на глазах у их родителей, которых держала стража, чтобы они не попытались броситься защищать детей.
− Кто это придумал? − спросил крылев, когда слуга рассказал о съеденных детях.
− Это никто не придумывал, − проговорил тот, перепугавшись. − Так было!
− Я спрашиваю, кто придумал отдать мне на съедение детей? − зарычал Барст.
− А... у... я... я не знаю! − заскулил человек.
− Иди на выход и узнай. Когда узнаешь, приведешь его сюда!
− А если это кто-то из начальников?! − воскликнул человек, считая, что не сумеет привести к Хозяину даже самого маленького начальника.
− Скажешь ему, что это мой приказ. Если не послушается, придешь сюда и скажешь мне, кто это! Ты все понял?!
− Я понял, хозяин! Я понял... я все сделаю, − залепетал он.
− Тогда, иди!
Человек ушел, а Барст некоторое время еще лежал посреди зала, затем поднялся, прошелся по кругу и направился к выходу.
Стража, стоявшая у дверей, едва не наклала в штаны, когда крылатый лев покинул свои покои и пошел гулять по замку. Барст обследовал здание, пытаясь вспомнить о нем что-либо. Память его, казалось, была чем-то заморожена, и он едва не выл от бессилия что-либо с ней сделать.
Внимание привлекла странная суета за окном, и Барст остановился на некоторое время, наблюдая за тем, как во дворе перед дворцом собираются в путь несколько всадников. Рядом с ними явно находился некий начальник, и Барст пристально смотрел на него, пытаясь вспомнить этого человека. Из этого ничего не получилось, и крылев оставив наблюдение двинулся дальше через дворец. Люди его явно боялись, но никто не проявил этот страх действием − побегом или словом. Стража прятала страх, вставая по стойке смирно, иные люди склонялись перед ним, как перед хозяином и господином. Редко кто делал вид, что не замечает проходящего мимо серого зверя. А Барст шел и одновременно слушал мысли людей. Они многое подсказывали о местной жизни. И они же выдавали страх людей, хотя те и считали, что хозяин не станет на них кидаться ни с того, ни с сего, но осознавали, что при желании крылев может сожрать любого.
Закончив обход на одном этаже, Барст отправился на другой, где вскоре и встретил управляющего замка. Тот не только поклонился хозяину, но и заговорил, спрашивая, не желает ли тот чего-нибудь.
− Два дня назад, − заговорил Барст, − у меня был довольно примечятельный обед. Ты его видел?
− В-видел, господин, − произнес управляющий, едва сдерживаясь от заикания. Ему еще не приходилось говорить с крыльвом до этого времени.
− Я хочу знать, кто приказал это сделать? − спросил крылев.
Человек взглянул на зверя и едва сдержался от того, чтобы не побежать − на него смотрели два яростных огня. И он понял, что юлить перед крыльвом нельзя.
− Это приказал Светлый Лорд Канан, − произнес он.
− Где он сейчас?
− А его нет в замке, − проговорил управляющий, и Барст понял из мыслей человека, что это именно этот лорд недавно уехал из замка в сопровождении свиты.
− Полагаю, ты-то точно с детства мечтал попасть ко мне в животик? − тихо проговорил Барст, и управляющий отпрянув от него бросился бежать. Барст нагнал его в широком зале, где было множество народа. Крылев ничуть себя не сдерживал, и в одно мгновение перекусил шею человека, после чего сожрал его на виду у множества свидетелей, отчего те пришли в неописуемый ужас и постарались побыстрее скрыться с места, где произошла расправа.

Четыре всадника мчались по лесной дороге. Лошади под ними вдруг начали нервничать, и один из всадников обернувшись и глянув вверх увидел летящего над дорогой серого зверя.
− Крылев! − воскликнул он, показывая на него. Светлый Лорд остановил своего коня, приказывая остальным остановиться и приготовиться к бою.
− Мы с ним не справимся! Для этого нужен Магистр Магии! − воскликнул воин.
− Подойди ко мне, сержант, − приказал Лорд. Воин сделал это, Светлый Лорд снял с себя золотой медальон и одел его на шею человека. − Скачи в Орден и расскажи Верховному, что крылев проснулся! Быстро!
− А как же вы, милорд? − проговорил воин.
− А я останусь здесь и задержу его! Не медли! − Лорд ударил лошадь под воином плеткой, и та унеслась по дороге, а Светлый достал из ножен свой меч и приготовился встречать нападение крыльва.
Только нападение это не возникло.
− Где он? − спросил лорд у другого воина, что смотрел вверх, так же держа в руке меч.
− Он улетел вперед, − проговорил тот.
В этот момент впереди послышалось дикое ржание и вопль человека, которые быстро стихли.
− Дьявол, − выругался Лорд и повернув коня двинулся в лес. − Езжайте за мной, и тихо! − приказал он оставшимся двоим воинам, и те не посмели ослушаться.

Барст настиг удиравшего всадника в одно мгновение и рухнул на него сверху. Лошадь заржала в страхе, а человек заорал, но крик его был недолгим. Оставлять свою добычу на дороге Барст не стал, хотя он и понял, что ему попался не Светлый Лорд, а его слуга. Обмануть крыльва каким-то дурацким медальоном − невозможно.
Сожрав всадника вместе с лошадью, Барст прислушался и тихо шагнул в чащу леса, в которой и попытался от него скрыться Светлый Лорд.
Когда же лес стал настолько частым, что крылев начал ломать небольшие деревья, продираясь, Барст остановился и вспомнив одну из своих сил переменился. Через лес продирался уже не серый крылатый зверь, а молодой человек.
След трех всадников он нашел полчаса спустя. Те ушли на другую сторону леса и вышли на параллельную дорогу, по которой и двинулись дальше, считая, что крылев потерял их след.

Подходя к поселку, Барст услышал крики и поспешил пройти туда. На окраине посреди улицы стояла толпа, а в ее центре над телом раненого парня выла женщина. Барст прошел через толпу, протиснулся к центру и опустился на землю рядом с женщиной.
− Слезами еще никто и никогда не излечивал раненых, − тихо произнес Барст. − Кто он тебе? И кто его так?
− Брат, − проговорила женщина, подняв взгляд на молодого человека оказавшегося рядом. − А кто ты?
− Я тот, кто может помочь, − ответил он. − Надо только, чтобы никто не мешал.
− Помочь? Его рана смертельна!
− Да, барышня. Именно поэтому я прошу вас слезть с него и позволить мне сделать то что я сделаю, пока еще не поздно. − Он смотрел ей прямо в глаза, и женщина отошла от брата, позволяя незнакомцу сделать то, что он задумал.
− Это маг, это маг! − зашелестела позади толпа, когда Барст приложил руку к ране человека, и под его пальцами возник красный свет. Он отпустил его только, когда раненый резко вздохнул и заорал во все горло.
− Берите его и несите в дом! − приказал молодой маг. − И осторожнее, его рана уже не смертельна, но все еще болезненна!
Женщина бросилась вслед за людьми, уносившими ее брата, а Барст остался стоять посреди улицы.
− Пойдем, маг, − проговорил какой-то мужик, оказавшийся рядом. − Тебе теперь надо восстанавливать силы, ведь так?
− Откуда знаешь?
− Дядя у меня учился в Школе Магии когда-то. Мог бы стать настоящим магом, если бы его не убили. А когда учился, он моему отцу много рассказывал о вас. И отец рассказал мне, потому и знаю. Идешь или нет? За такое дело, я тебя и обедом, и ужином, и завтраком бесплатно накормлю.
− А ты сам-то кто?
− Трактирщик я. А парень, которого ты вылечил, мне почти родственник.
− Почти? Это как это? − удивился Барст.
− У нас в деревне все почти родственники. У нас в древности одни предки. Так что, тебя все благодарить будут.
− А кто его так ранил, ты знаешь?
− Светлый Лорд, − ответил трактирщик. − Идем же, − позвал он парня, и тот прошел вслед за человеком к трактиру, где в этот момент почти никого не было.
− Светлый Лорд? Когда он был здесь? − продолжил расспросы молодой маг.
− Проезжал недавно, а Кер как его увидел, так словно с цепи и сорвался. Кинулся чуть ли не под копыта его коня, остановил его и прямо в лицо обвинил в убийстве детей. Светлый Лорд неделю назад собрал с нашей деревни два десятка детей и увел в замок серого демона. А вчера мы узнали, что он их увел на корм этому дьяволу, которому он служит. Старосте прислали список с именами тех кого сожрал серый демон, и по серебряку за каждого. И список был составлен так, словно мы своих детей продали за серебро. У Кера с Барсой Лорд угнал племянника малолетнего, и его имя было в том списке, вот он и всбесился, когда увидел Светлого.
Перед Барстом уже стояло несколько мисок с едой, и он не брезговал угощением, уплетал за обе щеки, одновременно расспрашивая трактирщика обо всем, что тот знал про серого демона, про лордов, про школы магии, в которую молодой маг и собирался идти.
− Так ты что же это? Еще и не учился магии, а уже такие чудеса творишь?! − воскликнул трактирщик.
− Магии я учился, но официально, чтобы стать магом, надо отучиться в настоящей школе магии, а не неизвестно где.
− Так ты самоучка? − удивился человек. − Впрочем, ничего удивительного. С таким талантом, если школы рядом нет, ничего другого не остается, как самому учиться.
− Вот он! − раздался чей-то радостный возглас от распахнувшихся дверей.
− Ну и чего орешь как блаженная, Мурка! − воскликнул трактирщик. − Человеку же надо поесть!
Барст обернулся и на мгновение замер, глядя на вошедшую женщину.
− Вот это красотка, − тихо проговорил Барст, но женщина-кошка услышала и ничуть не смущаясь прошла к его столику и уселась напротив, столкнув трактирщика своим задом со скамейки.
− Ты ведь настоящий маг, да?
− Это смотря с какой стороны смотреть, − ответил Барст.
− Ну, я могу посмотреть с любой стороны, с какой попросишь, если кое-что сделаешь для моего братца.
− И что же это?
− Ему нужна магическая инициализация. Он обер, но парню уже скоро двадцать пять, а так и не сумел перекинуться ни разу! И не может без помощи мага. Если согласен, я готова оплатить эту услугу своей услугой. Ты, я вижу, не равнодушен к кошечкам.
− Бестыжая! − выпалил трактирщик.
− Отвянь, торгаш! − фыркнула она, продолжая строить глазки молодому магу. − Ты согласен? − спросила она его.
− Я и вправду к кошечкам неравнодушен, вот только есть одно но, − заговорил Барст.
− Неужто ты хранишь вернусть какой-нибудь другой самке? − усмехнулась она.
− Нет, все дело в том, что когда у меня в постели оказывается продажная девица, на утро она просыпается скользкой жабой, а это, знаешь ли, не сильно приятно просыпаться с жабой в постели.
− Никогда не слыхала подобной глупости, − проговорила она. − Может, ты хочешь денег? Просто скажи, сколько! А я-то найду способ заработать! − она недвусмысленно намекала на то, каким образом зарабатывает.
− А почему твой брат сам сюда не пришел? − спросил Барст.
− Он на охоте и вернется только к ночи.
− Вот, когда вернется, тогда пусть и приходит ко мне. А там посмотрим, стоит ли его обера инициировать.
− Когда он только родился, церковный маг объявил, что он может стать тигриным обером. Его и назвали из-за этого Тигром, а сейчас он тянет не больше чем на котенка. И сам он побоялся бы подойти к тебе и попросить за себя.
− Значит приведешь его сама за ручку.
Дверь заведения снова хлопнула, и за столиками начали появляться все новые и новые посетители. Рядом появился молодой парень, объявляя, что он официант и спрашивая, желает ли маг еще чего-нибудь.
− Думаю, вот эту груду мисок пора бы унести, − ответил Барст, коснувшись волос парня.
− Я сейчас же все уберу, господин маг! − воскликнул он тут же берясь за тарелки и тарелочки.
− Не торопись, Рысеныш, − произнес Барст, когда пацан едва не просыпал собранную посуду. От произнесенного слова парень замер.
− Рысеныш? − удивленно проговорила бестыжая кошка, когда парень ушел с горой посуды в руках. − Почему ты его назвал Рысенышем?
− Разве ваш церковный маг проверяет не всех детей? − удивился Барст.
− Всех, но я ни разу не слышала, чтобы его так называли. Он что, скрытый обер?
− Нет, он спящий маг.
− Спящий? Это как же? И когда он проснется?
− Когда-нибудь он проснется, − вздохнул Барст, не желая говорить, что может стать тому причиной, потому что спящие маги просыпались под действием очень жестоких потрясений, и последствия этого пробуждения могло оказаться каким угодно.
− Лишь серый демон способен пробудить его мага безболезненно, − проговорил Барст, глядя на кошку, что уже разлеглась перед ним на столе. − Мадам, вам лучше покинуть меня, − заявил он. − Потому что в гневе я вам сильно не понравлюсь.
− Ладно, я уйду, − согласилась она соскочив со стола. − Но про жабу я, все равно, не поверила!
Барст промолчал, и она удалилась виляя хвостом.

Барса появилась в его комнате поздно вечером. Она благодарила мага за брата и обещала сделать все, что в ее силах, все, кроме некоторых вещей, обычно осуждаемых в обществе.
− Есть только одна услуга, которую вы можете мне оказать, и которая будет равноценна с возвращением к жизни вашего брата, − произнес Барст. Женщина напряглась, и молодой маг некоторое время молчал, пока она не взяла себя в руки. − Эта услуга − обряд легализации.
− Обряд легализации? − удивленно проговорила она. − Я и не знаю, что это такое. Надеюсь, это не завуалированное название того, что все называют сексом.
− Если вы не знаете, что это такое, то вам надо обратиться к своему церковному магу, он обязан знать, что это такое и объяснит вам, что от вас потребуется в этом обряде.
− Пока я не знаю, что это такое, я не могу обещать, что соглашусь.
− Тогда, вам стоит идти сейчас в церковь и все узнать, потому что утром я покину ваш поселок, и ваш долг останется за вами навсегда. Это, на самом деле, совершенно безвредно, но в некоторых случаях долг жизни может оказать плохую услугу.
− Я это знаю, − произнеса она. − Я пойду в церковь.
Барст не стал ее задерживать, а когда она покинула комнату, сам отправился вслед за ней своей невидимой частью. Женщина тут же отправилась в церковь, где церковный маг ее немедленно принял, и она заговорила об обряде легализации, который требовался магу, спасшему жизнь ее брата.
− А я даже не знаю, что это такое, − закончила она свои слова.
− Обряд легализации, − произнес маг, вздыхая и подымаясь из-за стола. − Давно я не слышал о подобном.
− Но что он делает?
− Он строит Мост Родства между тем, кто проходит обряд и теми, кто его поддерживает. Поддерживающих должно быть, как минимум трое, и они должны быть близкими родственниками друг другу. После обряда родственником становится и тот, кто обряд прошел.
− Становится родственником? Но зачем кому-то такое может понадобиться?!
− В древности с помощью этого обряда родственниками становились существа из разных народов. Потом обряд почти позабыли, но вспомнили, когда началась Великая Война. С помощью этого обряда шпионы проникали в иные страны под видом своих граждан. Сейчас войны нет, и я подозреваю, что обряд этот нужен человеку, который по какой-то причине стал изгоем или желает скрыть от всех свое прошлое.
− Он помог брату, и этот долг жизни не может остаться на нем! Вы же знаете!
− Да, Барса, конечно. Долг жизни не позволит Керу даже поступить в школу магии, куда он так стремится.
− Значит, мы просто должны его оплатить так, как того желает маг!
− Успокойся, Барса. Сначала надо найти тех, кто тебе поможет. Для обряда нужны трое близких родственников. Кер, думаю, не будет возражать, а кто третий? У тебя-то родичи в другом поселке, за ними надо отправлять посыльного и некого попало, а того, которому ты можешь довериться.
− Я могу и сама за ними сбегать. Перекинусь, и расстояние не расстояние, вы же знаете!
− А сил на это сколько потребуется? Лучше возьми лошадь у кого-нибудь.
− Я знаю только одну лошадь, которая не скинет меня, и она не в нашей деревне.
− Тогда, отправлюсь я сам, Барса. Во мне-то нет хищнической крови, и лошади меня не скидывают.
− Что я буду за это должна?
− Об этом поговорим потом, Барса. Ты же меня знаешь, я не стану требовать ничего невыполнимого.
− Хорошо.
− Тогда, иди к брату, объясни ему что вам предстоит, а я отправляюсь к твоей сестре.
− Только будьте осторожны. После смерти сына она почти не в себе.
− Спасибо за беспокойство, Барса, но Панти меня прекрасно знает, и не станет ничего со мной делать, даже если будет разозлена на что-то.
− Ладно, спасибо вам, маг Тавн!
Он подошел к ней, легонько обнял, хлопнув по спине и отправился к конюшне. Через две минуты церковный маг мчался по дороге из одного поселка в другой. Барст не собирался оставлять все на самотек и отправил вслед за человеком своего наблюдателя. Он не особенно доверял магам, тем более, чистокровному человеку, каковым и был Тавн.

Утро началось с завтрака, который прямо в комнату магу принес Рысеныш. Парень некоторое время мался, а затем заговорил о том, что его интересовало больше всего.
− Сам рысью ты не станешь, и никакой маг тебе не поможет инициироваться. Помочь тебе в этом может толькосерый демон.
− Серый Демон?! Но он же убивает всех!
− Он убивает только своих врагов, а называть простых крестьян его врагами может только полный тупица.
− Но я не хочу к нему идти! − воскликнул парень.
− Тебя, разве, кто-то заставляет? Или ты так хочешь стать рысью, что сам думаешь, не рискнуть ли?
− Я хочу, но я не пойду к серому демону! Он людоед!
− Тебе не пора идти?
− Да, сэр! − воскликнул парень и скрылся за дверью.
После завтрака к молодому магу явилась Мурка и чуть ли не со скандалом притащила своего брата.
− Я вижу, ты Мурка прямо вся в свою мать, − заговорил Барст.
− Не смей прикасаться к нашей матери! − резко заговорил ее брат.
− Успокойся, мелгвин, рожденный кошкой, − остановил его маг.
− Мелгвин? − удивленно муркнула кошка.
− А что, церковный маг от вас это скрыл? Хорош, хорош, ничего не скажешь.
− Что это значит? − заговорил брат.
− А мне откуда знать? Я не гадалка. Инициировать я могу тебя в любой момент. Только после этого ты станешь обером не человека и кошки, а обером кошки и мелгвина. Знаешь, кто такие мелгвины?
− Мелгвины? − проговорил брат Мурки. − Это же крысы!
− Не может такого быть! − воскликнула женщина и резко кинулась на выход. Брат ушел за ней, не сказав ни слова, а через некоторое время к магу пришла Барса, объявляя, что она и ее родичи готовы оплатить свой долг перед ним тем, чем маг и просил − обрядом легализации.
− Третий кто? − спросил маг.
− Моя сестра, − ответила Барса. − она обер, как и я. И брат. Он обером не может стать, серый демон только и знает, почему.
− Потому что он Дикий Знаменосец, − произнес маг.
− Что? Что это значит? − удивилась Барса.
− Это станет известно только после того, как он принесет в мир свое Знамение. Пока он этого не сделал, о нем никто не может знать. Разве что серый демон. Но ты ведь не пойдешь к нему спрашивать?
− Не пойду, − буркнула Барса.

Обряд прошел по всем правилам. Церковный маг поинтересовался у Барста лишь парой вещей, и получив ответы тут же взялся за дело.
− Ты обращаешься в барса? − спросила Барса, когда впервые услышала имя молодого мага.
− Любой сильный маг, Барса, способен обращаться в любое существо. Имя мое только похоже на название барса, но оно из другого языка, в котором обозначает совсем иное.
− И что, если не секрет? − спросила Панти.
− Для тебя, барышня, не секрет. Барст − это вспышка света или огня.
− Вспышка... − пробормотала себе под нос большая черная кошка и больше не спрашивала ничего. А маг Тавн приступил к обряду, потребовав всех четверых участников встать в круг в центре которого он стоял сам. Вскоре он уже брал кровь у всех четверых, и получив требуемое, принялся за колдовство.
− Ты должен будешь принять в себя их кровь, Барст, − проговорил маг, глядя на молодого человека. − Для этого существует четыре способа.
− Магия, − проговорил Барст.
− Что? − переспросил Тавн.
− Я знаю все способы и выбираю магический способ. Ты же видишь, что магия − моя стихия.
− Тогда, бери и делай как надо, − произнес Тавн, передавая Барсту колбочки с кровью всех четверых.
Барст взглянул на мага, подставил ладонь правой руки, проведя по ней ладонью левой и приказал Тавну выливать препараты с кровью на его ладонь, а та начала слабо светиться голубоватым светом. Маг ощутил действие силы и сделал все как надо. Когда кровь новых родственников Барста оказалась в его ладони, он накрыл ее другой ладонью и медленно заговорил.
− Именем господина моего, Серого Демона, именем врагов моих, Белых и Черных, клянусь, отныне и навсегда, Барса, Кер и Панти становятся моими кровными родственниками. Барса − сестра, Кер − брат, Панти − жена. − Он назвал их, как и было оговорено заранее, после чего уже маг Тавн повел церемонию дальше, давая указание троим новым родственникам Барста взяться за его ладони, в которых тот держал кровь и произнести свои слова.
− Брат мой кровный, − произнесла Барса.
− Брат мой кровный, − проговорил Кер.
− Муж мой кровный, − последней закончила Панти.
− Отныне и навсегда! − возвестил Тавн. − Свидетельствую перед Мировой Магией и перед господином своим, серым демоном, и перед врагами своими, слугами преисподней. Свидетельствую и клянусь хранить тайну Семьи Барста, Панти, Барсы и Кера. И, да прибудет с вами Господь!
На последних словам Магия Мира отозвалась, и в ладонях Барста вспыхнул яркий голубой свет, который пронзил всех четверых, коснулся Тавна и угас.
− Ну и силища у тебя, Барст, − проговорил Тавн, когда обряд завершился и все расселись за столом, на котором уже стояли угощения с напитками, приготовленные трактирщиком и его официантом − Рысенышем.
− Серый Демон не обделил, − проговорил Барст, глядя на Панти. Та сидела чуть ли не уткнувшись носом в стол. − Тебе нехорошо, Панти? − спросил он. − Может, надо помочь?
− Мне никто не сможет помочь, − ответила черная пантера.
− Панти, сейчас не время для твоих истерик, − произнесла Барса.
− Пусть говорит, − заявил Барст. − Когда еще говорить, как не сейчас, пока мы все вместе? Ведь я скоро уйду, и мы можем больше никогда не увидеться.
− Серый Демон убил моего мужа и сожрал моего сына, − произнесла Панти, глядя Барсту в глаза.
− Серый Демон подарил тебе нового мужа и подарит нового ребенка, − заявил Барст.
Черная кошка провела лапой по глазам, размазывая слезы, после чего взялась за кубок с вином и одним залпом осушила его.
− Не пей, Панти, − тихо молвил Барст, вкладывая в свой голос толику Силы. Черная кошка подпрыгнула из-за стола, выскочила на улицу и встав на четыре лапы на пороге раскрыла пасть. Выпитое вино мгновенно вылетело назад. Барса и Кер выскочили за ней, а Барст глянул на церковного мага. Тот смотрел на молодого мага, и в его руке дрожала ложка, из которой уже расплескался суп.
− Я сам отведу ее домой, − произнес Барст. − И не беспокойся зря, маг. Серый Демон не бросает своих верных слуг.
− Станет ли он считать, что я ему верен, после того, как узнает, что я его предал и служил врагам его? − проговорил маг.
− Не обвиняй его, не будешь обвинен и сам, − произнес Барст. − Серый Демон вернулся к жизни. Эту Весть и принесет в Мир Знаменосец Кер. Ему это надо только осознать.
− Вряд ли он это осознает, − вздохнул маг, подымаясь из-за стола.
− Время покажет.
Барст тоже встал и вышел на крыльцо, где сидели две кошки, уткнувшись друг в друга хлюпающими носами.
− Что же ты с ней сделал?! − воскликнула большая пятнистая кошка.
− Ничего особенного. Обыкновенная Защита, − ответил он и подойдя к Панти, сел рядом с ней с другой стороны. − Заливать горе мерзким пойлом, киса − это самое неправильное дело, − проговорил он. − Ты теперь моя жена, и это значит, что ты должна кое в чем меня слушаться.
− А ты меня не должен ни в чем слушаться? − рыкнула она.
− Скоро мы пойдем домой, Панти, и ты мне расскажешь все, в чем я тебя буду должен слушаться. Я не обещаю, что все исполню, но постараюсь исполнить хоть что-нибудь. В обмен на твое обещание, что ты больше не станешь травить себя людской отравой.
− Ты же меня от нее уже заколдовал! − воскликнула она. − Мне сейчас об этом пойле и думать противно!
− Не беспокойся. Я тебе поставил очень слабую защиту. Она всего лишь не даст тебе упиться в хрюкающую образину. Кер!
Кер подошел, с вопросом глядя на Барста.
− Сядь здесь, − Барст указал на место рядом с собой. − Я должен еще кое-что сделать с твоей раной.
− Она уже не болит, Барст, − проговорил парень, но все же сел рядом с магом. − Спасибо.
− Не болит, это не значит, что все прошло, − заявил Барст. − Я не закончил твое излечение полностью вчера, потому что много магии сразу применять для лечения тебя нельзя.
− Почему нельзя?
− Потому что в тебе есть кое-что, мальчик, − заговорил Тавн, оказвшийся рядом. − Ты ведь знаешь о своем Знамении.
− Знаю, но я не знаю, о чем оно, − произнес Тавн.
− О чем бы оно ни было. Сильное действие магии на тебя может дать обратную реакцию из-за Знамения. Поэтому маг Барст и не применил всю свою силу. Ведь это так? − Тавн обращался к Барсту.
− Да, Тавн. Сила Знамения может даже убить Мага, если он своей магией залезет дальше чем это Знамение позволяет.
− Сиди и не шевелись, − приказал Барст и забрался рукой парню под рубаху. − Не дергайся! − резко рявкнул он, и Кер вздрогнул, но именно это и было нужно магу. Тело человека само отозвалось в тех местах, где было не все в порядке, и через мгновение новая вспышка озарила руку Барста красным цветом, и магия вошла в парня, окончательно избавляя его от последствий ранения.
− У меня остался один вопрос к тебе, Тавн, − заговорил Барст закончив лечение и поднимаясь. − Ты ведь знал про мелгвина. Не мог не знать!
− Знал, − вздохнул церковный маг.
− Мелгвина? Какого мелгвина?! − зашипела Панти.
− Успокойся, киса, − бросил в ее сторону Барст. − В свое время, даже Серый Демон не убил мелгвина, так что и тебе незачем кидаться на его поиски.
− Его мать хотела, чтобы я поставил блок на нем, и я это сделал. За определенные услуги, от которых ты сам отказываешься. Я знаю, что ты можешь этот блок снять, видел твою силищу, но подумай сам, стоит ли это делать? Представь, что с ним станет после такого?
− Я потому и не стал его снимать, когда они ко мне пришли. Только глазки им расклеил, чтобы поняли, чего просят.
− Еще бы ее сестрицу окоротить, было бы совсем хорошо, − проговорил Тавн. − Девка пошла не по тому пути.
− Знаешь, маг, родить эту девку заново даже Серый Демон не может. А такое можно переделать только заменой родства.
− Замена родства, − проговорил маг себе под нос. − Да, такое под силу только настоящим богам.

Человек бежал через степь. Вслед за ним по редкой траве неслась большая черная кошка. Она нагнала человека и одним прыжком сбила его с ног, после чего вцепилась клыками в его шею со стороны спины. Через мгновение раздался свист воздуха, и не успев воткнуться в тело черной кошки стрелы вспыхнули голубым огнем и исчезли.
− Черт подери! Эта зверюга человека загрызла! − послышался чей-то голос, и из-за кустов вышло несколько воинов, направляясь к возившейся над человеком пантере, что и не заметила стрел.
Кошка ощутила чужих и резко отпрыгнула от жертвы, одновременно оборачиваясь к подошедшим людям.
− Не стрелять, это моя жена! − выкрикнул тот, что казалось был только что загрызен.
Однако, несколько стрел уже вылетели в сторону кошки, и на этот раз она увидела магические вспышки, в которых сгорели стрелы.
− Кто такие? − резко спросил командир воинов. Он все еще не рисковал приближаться к магу и черной пантере, что уже поднялась на задние лапы и подойдя к человеку остановилась чуть позади него и легко коснулась его лапой.
− Мы здешние, − заговорил человек. − Из соседней деревни, − он махнул рукой, показыва направление в степи, где за холмом находилась деревня, в которой и жила Панти.
− Что-то я не слыхал, чтобы в местных деревнях жил маг, способный сжигать стрелы налету, − произнес офицер.
− Я здесь недавно, − объявил молодой маг. − А вам следовало бы знать здешние игры, чтобы не убивать зря кого ни попадя.
− Серый демон вас разберет, играетесь ли вы, или это нападение настоящее! − выпалил офицер и обернулся. Из-за кустов появился еще один воин, выглядевший как старый лев. Он подошел к командиру и что-то сказал ему на ухо.
− Ладно, показывайте свои документы и убирайтесь в свою деревню! − приказал офицер.
Молодой маг шагнул к нему, протягивая свою бумагу.
− И как же это так? − заговорил командир. − Получается, что ты только вчера здесь появился и уже пытаешься обмануть стражу Белого Совета?! − Рен, держи эту кошку! − приказал он льву, и тот двинулся к задержанной парочке.
− Тронешь ее, и я тебе своими руками шею сверну, − заговорил Барст. − И не погляжу, что ты адепт Серой Магии.
− Адепт Серой Магии? − проговорил офицер. − Предатель! − завопил он и выхватив меч кинулся на льва. Тот успел выдернуть свой, и в мгновение ока рядом возникла схватка на мечах. Офицер был не слаб и хорошо владел оружием, но и лев не уступал ему в мастерстве, поэтому схватка длилась довольно долго, пока человек не остался без оружия, выбитого ловким приемом, который применил лев.
− Плохой из тебя командир, − произнес лев, убирая свой меч в ножны. − Поверил навету врага, а дело свое не выполнил. − Лев обернулся, глядя на остальных воинов, что уже тоже были готовы вступить в схватку. − Что встали?! За ними! − лев показал на убегавших через степь человека и черную пантеру, и воины, сообразив, наконец, что надо делать, помчались вслед за беглецами.

− Беги вперед, в свою деревню, Панти, − произнес Барст. − Спрячешься у своих, а меня им не взять!
− Ты уверен? − рыкнула она.
− Давай же! Чем больше ты медлишь, тем меньше у меня времени на установку защиты! − выкрикнул он, останавливаясь и разворачиваясь к бежавшим воинам.
Пантера не остановилась и припустила быстрее, как этого и желал Барст, и через минуту вооруженные люди окружили его, а вслед за пантерой несся лев. Впрочем, бежал он недолго. Внезапно лапы его подвернулись, и он свалился на землю, меняя облик с львиного на человеческий.
Убегавшая пантера была уже далеко и скрылась за холмом. Воины, окружившие мага вдруг взвыли от ихватившего их тела огня, и лишь два существа остались в живых через минуту. Это был командир, что не успел добежать до места, где маг убил его воинов, и лев, что все еще лежал на земле и пытался придти в себя от внезапного превращения. Он видел совсем не то, что увидел командир людей. Перед львом разыгралось видение, в котором маг обратился в серого крылатого льва, который попросту сожрал всех людей, а затем подошел к нему.
− Знаю, ты нападал на меня и мою жену, не зная, кто я, и делал это по приказу, − прорычал серый демон. − Я ухожу, а ты помни, кому принадлежишь, лев!
− П-простите, господин, − едва выдавил из себя обращенный.
− Прощения ты будешь заслуживать всю свою оставшуюся жизнь. И не думай, что ты ее проживешь в виде человека. Ты обер, точно такой, каким был до того, как возникло ранение, из-за которого ты не мог обернуться назад.
− Я... излечился? − проговорил он, едва веря.
− Да, лев. А теперь ты свободен!
− Господин! − воскликнул он, вставая на четвереньки.
− Что? − спросил Барст.
− Что мне делать? − спросил он.
− Делай то, что ты и обязан делать, как адепт Серой Магии, лев.
− Но я не он! − воскликнул лев.
− Да, ты им не был, но теперь печать адепта на тебе увидит любой церковный маг, так что, отправляйся к Серой Цитадели, там и получишь указания, что тебе делать.
Крылатый лев оставил человека и исчез с его глаз. Рядом оказался только его бывший командир, который свалился рядом с перегрызенным горлом. И лев вдруг ощутил, что сам снова стал львом, и на его клыках была кровь человека.
− НЕЕЕТ!!! − взвыл он, но он уже ничего не мог изменить.


Черная кошка осторожно вошла в дом, ощущая, что там кто-то есть. Входя она по запаху поняла, что это Барст, и пошла дальше осторожнее и тише. Барст лежал в кровати, и кошка неслышно прыгнула на него, тут же хватая его клыками за шею. Барст завозился, пытаясь вырваться, и Панти отпустила его, когда из-за резких движений человек поцарапался о ее когти, которые она не премянула выпустить, хватая "жертву".
− Как это ты оказался здесь быстрее меня? − спросила она. − И как ты попал в дом? Он же был закрыт!
− Маг я или червяк двуногий? − спросил он, усмехаясь. − А в дом меня твои родичи пустили, когда я просидел на крыльце полчаса. Странные они у тебя. Меня не знают, а показали, где ключ спрятан и дверь открыли. Они так и воров пустить могли.
− Ты им сказал, кто ты?
− Не сказал. А надо было? Кто бы поверил без доказательств-то?
− Они бы поверили, − ответила она. − Потому что такие вот странные... родственники.
− Ты их за что-то недолюбливаешь, да?
− Когда твои родственники способны на общем собрании отдать твоего ребенка в руки убийц, прекрасно осознавая, что это именно убийцы, от любви к ним ничего не остается, − произнесла она, все еще держа Барста под собой. Ты так и не сказал, что с теми, кто за нами гнался? Ты их магией остановил?
− Я их отдал серому демону, − ответил Барст. − Только лев остался. Мне показалось, что ты его знаешь.
− Я его не знаю, но слышала о том, что есть такой лев-обер, который служит в армии Белого Ордена. Ты его пожалел из-за того, что он кошак?
− Его сам серый демон пожалел, так что с моей стороны убивать его было бы глупо.
− Серый демон? Ты его что, действительно видел?!
− Ну, в каком-то смысле я его видел. Его когти и лапы, − проговорил Барст, рассматривая свои руки. Кошка намека ничуть не поняла и лишь чуть сдвинулась на постели, чем Барст тут же и воспользовался − толкнул ее в бок и перекатился так, что оказался над ней. − Скажи, ты хочешь мальчика или девочку, обезьяну или кошку, может быть, обера?
− Я хочу, чтобы ты никуда не уходил, Барст. И чтобы у нас был хотя бы кто-нибудь! − Она лизнула его в лицо. − Ты не уйдешь?
− Знаешь, киса, хотел бы я сказать, что не уйду, но в этом чертовом мире, когда не знаешь, что будет завтра, какая напасть придет, какие враги проснутся, каких друзей придется вытаскивать из бездны, я так сказать не могу. Могу сказать только другое. Идем со мной, Панти, и тогда мы будем вместе всегда! Просто роди мне маленького серого котенка, согласна?
− На котенка − согласна, а идти с тобой, Барст, ты маг или кто? Если маг, то должен видеть, что я не могу обращаться обратно в человека, а с таким уродством меня ни в какой город не пустят!
− Маг я или червь двуногий? − буркнул Барст. − Рядом со мной никто не посмеет тебя коснуться, Панти. А я не хочу от тебя уходить, и не хочу, чтобы ты оставалась в какой-то деревне с родственниками, способными продать твоего ребенка Светлому Лорду! Они ведь его продали, ты это должна понимать.
− Мне об этом больно думать, Барст. Больно! − взвыла она.
− Враги еще заплатят за это, Панти. Заплатят. Это я тебе могу обещать. Именем серого демона! − Он прижался головой к ее груди, продолжая ласкать руками.
− Если все так замечательно, Барст, чего ты медлишь? − рыкнула она и попыталась перевернуться и подмять его под себя.
− Это я-то медлю?! − воскликнул он и приступил к своему делу. Через мгновение кошка дрогнула, из ее горла вырвался дикий "мя-я-я-яв!" от которого проснулись все соседи. А те, что не спали, встрепенулись и глянули друг на друга.

− Неужто Панти с кем-то трахается? − спросил кто-то в соседнем доме.
− Быстро она, однако, − ответил другой. − Уж не с тем ли плюгавым, что после обеда пришел к ее дому? Во будет смеху-то!
− Не вздумай смеяться над ней при всех, болван! − рыкнул первый голос.
− Не дурак, − рявкнул второй. Из соседней комнаты донеслось мяуканье проснувшихся котят, и мать ушла к ним, оставляя мужа за его занятием − тот шил очередную пару ботинок для продажи на базаре.

− Тебе не хочется, чтобы я выходил туда таким? − спросил Барст утром, когда закончил завтрак. − Просто скажи, кем мне стать, и я изменюсь. Маг я или червяк?
− Ты можешь стать каким-нибудь кошаком?
− Легко, − ответил Барст и переменился, обращаясь серым львом. И, окажись у него в этот момент крылья, пантера точно решила бы, что он − серый демон.
− Господи, − проговорила она, сев на свой стул. − И ты не стал таким ночью?! − воскликнула она.
− У нас с тобой еще не мало ночей впереди, Панти. Разве нет?
− Да, конечно! − воскликнула она и подскочив пронеслась к мужу. Она едва сдерживала слезы, уткнувшись носом в его большую гриву.


− Это мой новый муж − Барст. − представила односельчанам серого льва Панти.
− И где же это ты такого красавца нашла? − заговорила старая кошка.
− Серый демон принес, − буркнула Панти.
− Да ладно тебе! Уже и спросить нельзя!
− Мы уходим в столицу, − заявил Барст. − Дом можете сдать или продать. Деньги, если появятся, используете для пользы всей деревни. Сами придумаете как.
− Ты ему уже разрешаешь командовать? − удивилась старая кошка.
− А тебе завидно? − фыркнула Панти. − Твоему-то олуху даже топор доверить нельзя, чтобы дрова рубить!
− Ты что же, правда дом бросаешь? − раздался очередной голос.
− Сказано же, продавайте его! − рыкнула пантера. − Мы и сами продадим, если найдем покупателя, и дом еще не будет продан.
− Ну, как хочешь, − буркнул кошак и ушел из толпы. Вскоре ушли и все остальные. Осталась только одна старая кошка. Она еще ничего не говорила, но смотрела на Барста не особенно хорошо.
− Карда ты уже и забыла? − произнесла кошка, обернувшись к Панти. − И трех дней не прошло!
− Ты, мамань сама все забыла? О том, как твой Кард силой меня взял, забыла? Не было у меня с ним ничего общего, маманя. Только сынок наш, но и того Светлый Лорд угнал на смерть с вашего же согласия! Так что, забудь обо мне, − Панти взяла Барста под лапу и зашагала вместе с ним по дороге из деревни.
− Мать твоего бывшего мужа? − спросил он, когда они ушли довольно далеко.
− Да, − вздохнула пантера. − Не хочу о нем вспоминать.
− А я то еще удивлялся, как это ты так быстро согласилась, что меня мужем твоим назовут?
− Только ради брата я и согласилась. Маг Тавн когда рассказал, что случилось, я была готова кого угодно порвать. Ты сам-то как на такое решился? − спросила она. − Ведь не знал же меня раньше!
− Для меня оно было сюрпризом, − произнес Барст. − Решением церковного мага. И я рад, что так вышло. − Он обнял ее, притянул к себе и чмокнул в нос.
− Я тоже рада, − и пантера любовно лизнула его. − Играть будешь?
− Буду, только не на дороге, Панти. A то опять появятся какие-нибудь тупоголовые с мечами.
Кошка фыркнула, усмехнувшись.
− Они меня, вообще-то, и вправду напугали, − проговорила она серьезно. − Наверно, и вправду, надо выбирать подходящее место для таких игр.
− А сама не испугаешься, если я на тебя прыгну? − спросил он.
− Чего уж теперь пугаться-то? − усмехнулась она, ткнув его лапой в живот. − Нам далеко идти-то? Может, лучше бежать на четырех?
− Давай, − ответил серый лев и встав на четыре лапы глянул на пантеру снизу.
− Догоняй! − рыкнула она и с ходу метнулась вперед по дороге.

По дороге мчалась черная кошка вслед за ней бежал серый лев.
− Сэр, смотрите, за кошкой лев гонится! − заговорил солдат, окликая начальника.
− Гонится, говоришь? − вздохнул сержант, выглядывая за стену. − Эх, молодежь! А ну ка смотри как следует, рядовой!
− Смотрю, − объявил тот.
− Видишь как хвост у кошки стоит.
− Ну, стоит, − согласился тот.
− Что это означает не знаешь?
− Простите, сэр, но нас такому не учили.
− Тогда, учись сейчас, пока время есть. Если у кошки хвост стоит вот так, значит она играет. Понимаешь?
− Нет. Она же бежит, а не играет.
− Вот лопух! Она играет! Бежит и играет! Вот с этим самым львом. Может, они родственники, а ты, неуч, наверняка решил, что надо за оружие браться и стрелять по нему?
− Но, сэр, лев-то не играет, у него хвост не торчит, как у нее!
− Успокойся, парень. Нет ничего странного в том, что двое кошаков бегут друг за другом. Иди давай, к воротам, предупреди там наших, что к нам двое кошаков направляются. И не вздумай отсебятину там пороть! Этот лев, явно не из деревенского хлева, как некоторые, которых ты тут видел!
Солдат умчался, а сержант еще некоторое время наблюдал за бегущими, потом направился вдоль стены к башне, где в этот момент находился лейтенант с группой других сержантов.

− Что это вы на меня уставились, словно бараны на волка? − спросил Барст, проходя в раскрытые ворота и останавливаясь рядом с группой стражников, что еще минуту назад перекрывали дорогу, а теперь расступились, увидев, как прибежавший лев поднялся на задние лапы и обратился в человека. − Оберов не видели никогда, что ли? − спросил он, касаясь рукой бока большой черной кошки, что поднялась рядом с ним, но так и не изменила себя.
− Кто вы? − раздался голос со стороны, и по лестнице быстро спустился офицер. − И зачем пришли сюда?
− По мне не видно, что я − слуга серого демона? − спросил Барст, обернувшись к офицеру.
− Не видно, − ответил тот. − Вы обязаны предъявить свой документ, а я обязан его проверить. − Человек ступил на землю с лестницы и остановился рядом с обером, а тот достал из-под рубашки золотой медальон, от вида которого офицеру стало не по себе. Обер был не просто высоким начальником. Он был еще и магом, потому что только оберы-маги могли обращаться так, что их одежда оставалась целой. С медальона на человека смотрел лик льва с горящей гривой. И вместе с тем магический знак под ликом зверя однозначно указывал, что хозяин сего медальона не просто маг, а магистр магии, что превращало его в еще более высокого начальника.
− Прошу прощения, сэр, что не встретил вас, как подобает, − проговорил лейтенант, возвращая медальон магу. − Мы вас не ждали.
− Эта кошка − моя жена, − произнес маг. − Полагаю, вы прекрасно знаете, как надо себя вести, но я предупреждаю сразу, если кто из солдафонов ее обидит, порву на месте и скажу, что так оно и было!
− У нас в гарнизоне подобных беспорядков не бывает − заявил лейтенант. − Я могу вам чем-нибудь служить, сэр?
− Вы окажете мне услугу, если покажете, где здесь можно остановиться на ночь?
− Да, конечно, у нас есть своя гостиница, где вы можете остановиться, сэр, − объявил лейтенант. − Я вас туда провожу.
− И еще одно, − произнес Барст, двигаясь вперед.
− Да, сэр? − насторожился лейтенант.
− Не появлялся ли здесь вчера или сегодня Светлый Лорд Канан?
− Сэр Канан? Нет, сэр! Последний раз он здесь появлялся месяца три назад.
− Хорошо. Если вдруг появится, предупредите меня. Я его ищу.
− Да, сэр!

Местная армейская гостиница по удобствам и обслуживанию не дотягивала даже до деревенского трактира дальнего родственника Барсы.
Официантами тут служили молодые солдаты, и они не особенно хорошо знали этикет, хотя старались делать вид, что знают. Особенно после того, как лейтенант прямо им заявил, что если Магистр или его жена на что-нибудь пожалуются, официанты тут же получат гауптвахту или чего похуже.


Закрытые железные ворота магической академии возвышались над площадью. Стражники, стоявшие у ворот с подозрением смотрели на подошедших кошаков, один из солдат взялся за амулет связи и сообщил о странных пришельцах. Через минуту приоткрылась небольшая дверь в воротах, и из-за них вышел маг. Он четко видел, в стоявшем у ворот сером льве магическую силу, а в черной кошке не было ни капли этой силы.
− Кто вы? − заговорил маг, ступая ко льву.
− Я слышал, что Белый Орден принимает на службу серых магов, и пришел сюда, чтобы лично убедиться, так ли это? − заговорил серый лев. − Я − Барст, Магистр Серого Пламени, − Лев вынул из-под рубахи золотой медальон и показал его магу. Тот отпрянул назд, потому что от медальона шибало дикой силой, и маг не понял, почему он не увидел эту силу, когда медальон был у льва под рубахой.
− Белый Орден действительно принимает на службу серых магов, но вопрос с каждым из серых решает лично Верховный Магистр и никто более.
− Полагаю, ты доложишь ему обо мне и как следует подумаешь, стоит ли держать меня и мою жену под дверью, пока решается вопрос о принятии меня на службу.


− Белые Маги могут устроить мне любую пакость, Панти. Я оставляю тебе свой знак, он тебе поможет, − Барст передал кошке медальон. − Не отдавай его никому и помни, ты носишь под сердцем не простого малыша, а потомка самого серого демона. Береги его, и ты не пожалеешь.
− Ты словно прощаешься, Барст. Ты больше не вернешься ко мне?
− Я не знаю, Панти. В наше время, когда никому нельзя верить, загадывать на будущее очень сложно. Я постараюсь вернуться, но если это не получится, ты узнаешь. И, да хранит тебя серый демон, киса моя. − Он обнял ее в последний раз и покинул гостиницу, отправляясь в карету, что уже ждала его для поездки на встречу с Верховным Магистром Белого Ордена.


− Назови свое настоящее имя и полное магическое звание, серый, − заговорил старик в белой мантии, встретивший Барста у входа в зал, где намечалась встреча.
− Мое настоящее Имя − Огненный Лев. В магии я − Магистр Серого Пламени, − объявил он, и стоявший на дороге маг не смог усомниться в сказанном, потому что грива серого льва действительно вспыхнула призрачным серым огнем, от которого повеяло Силой Серого Демона.
− Жди здесь, − приказал старик и ушел за дверь, а через полминуты он появился вновь, приглашая Огненного Льва заходить.
Посреди зала лежал огромный белый дракон. Старик поклонился ему и отошел к стене, а Барст прошел вперед и остановился, глядя на существо, с предком которого бок о бок воевал много лет назад против одного врага.
− Наглость, с которой ты сюда заявился меня позабавила, − заговорил дракон. − А сейчас ты назовешь свое настоящее имя, а не это! − рыкнул он. − Мне известно, что среди серых магистров никогда не существовало никого с подобным именем! И не могло появиться без моего ведома!
− Ну что же, ты сама этого захотела, − рыкнул лев и раскинув лапы в стороны в одно мгновение переменился.
− Серый Демон! − раздался вопль старика позади. − О, нет!
− Ты и сейчас будешь утверждать, что имя Барст не принадлежит мне?! − зарычал крылев, глядя прямо в глаза белой драконицe.
− Ты проиграл свой бой двадцать лет назад, не выиграешь его и сейчас! − зарычала она, подымаясь на лапы. Старик уже сбежал из зала, и Барст чуть промедлив уселся перед своим противником.
− Тебе явно неведом Источник Силы, девочка-красавица, − произнес он. − И ты не знаешь, что победить Серого Демона в этом мире никто не способен ни тогда, ни сейчас!
− Ты лжешь! − рыкнула она и прыгнула вперед.
Крылев не шелохнулся и не двинулся с места даже когда ее когти вцепились в его грудь.
− В мире не существует разделения на черную и белую магию. Вся магия этого мира − СЕРАЯ. − произнес Барст. − Твой предшественник это знал, потому и держал меня в сером замке не пытаясь убивать. Он и не смог бы меня убить, потому что я один в этом мире знаю секрет Настоящего Бессмертия. А сюда пришел только для того, чтобы подтвердить законность имени моего верного слуги − Огненного Льва, − зарычал крылев, и рядом с ним во вспышке света возник серый лев, которого еще минуту назад белая драконица приняла за самозванца. − Он служит мне, и более никому. − продолжал серый демон. − И сейчас я объявляю перед тобой, Белая, что с этого момента Серый Орден тебе более не подчиняется! Серый Орден возрождается, и это подтверждаю я − Серый Демон!
Крылев резко зарычал и взвыл так, что его голос услышали не только во всей Магической Академии, но и во всем мире. Все маги мира ощутили магические волны, которые сообщали о возвращении Серого Демона о возрождении Серого Ордена, о его выходе из подчинения от Белого.

Два существа остановились перед широким черным полем. Земля здесь была сухая и черная, кое-где только виднелись проплешины из засохшей грязи, появлявшейся тут во время дождей.
− Что это за дьявольское место? − спросила черная пантера.
− Здесь много лет назад стоял Серый Храм, − ответил лев и осторожно шагнул на землю. Лапа его погрузилась в сухую черную пыль на несколько сантиметров, и лев двинулся вперед более уверенно, подымая своими шагами пыль в воздух. − Иди за мной, Панти! − призвал он, и пантера двинулась вслед за львом. Вскоре они бежали рядом, не обращая внимания на поднимаемую в воздух пыль позади себя.
− Мне это место не нравится, − заявила пантера, когда они остановились рядом с еще не просохшей лужей, наполненной черной водой.
− Нравится или нет, Панти, это место не менее свято, чем земля под Белым Храмом. Помнишь, где он стоит?
− Он стоит на высокой скале.
− На высокой, ГОЛОЙ и МЕРТВОЙ скале, Панти. Понимаешь?
− Не понимаю, к чему ты это говоришь, Барст.
− К тому, что Серый Храм будет стоять здесь, независимо от твоего ощущения, Панти. Нравится тебе это место или не нравится, оно священно, и не может быть перенесено.
− Ты привел меня сюда, только чтобы это сказать? − спросила она.
− Не только. Я привел тебя сюда, чтобы ты на этом месте принесла клятву верности Серому Демону. Но перед этим ты должна сделать кое-что еще.
− Что?
− Простить его.
− Простить?! Кто я такая, чтобы за что-то прощать его, Барст? Ты с ума сошел?!
− Если ты его не простишь, он не примет клятву, Панти. И ты должна его простить за то, что он, сам того не ведая, принес тебе горе. Прости его, за убитого мужа, за съеденного сына. Просто сделай это, чтобы больше никогда не вспоминать! Ты способна на этот подвиг, Панти?
− Подвиг? Почему ты так говоришь, Барст?
− Потому что на это способен далеко не каждый. Даже сам Серый Демон не может простить своих врагов, хотя, прекрасно знает, что ему это сделать придется, чтобы вернуть на эту землю Мир и Покой.
− Откуда ты о нем такое знаешь, Барст? ОТКУДА?!
− Взгляни на меня, − произнес лев, отходя от нее и вставая на задние лапы. Вокруг его тела возникло голубое сияние, и оно начало меняться, обретая серый цвет. За спиной льва появились большие крылья, и пантера замерла, поняв, что перед ней стоит сам Серый Демон. − Ты сейчас можешь отомстить мне в полной мере, кошка, − произнес серый крылатый лев. − Ты можешь лишить меня супруги и моего малыша. Тебе достаточно лишь покинуть меня и убить дитя, которое ты носишь в себе.
− Я не могу такое сделать! − взвыла она. − НЕ МОГУ!!
− Тогда, сделай то, что я просил. Прости меня за ту боль, что я тебе принес не по своей воле, но по воле врагов моих.
− А что ты сделал с Барстом? − зарычала она.
− Барст всего лишь служит мне, − заявил Серый Демон. − И он носит меня в себе, потому ты и увидела, как вместо него появился я.
− Значит, если я сейчас уйду, я потеряю и его? Это неравноценный обмен!
− Тогда, скажи, что ты хочешь?
− Какой обмен ты посчитаешь равноценным?
− НИКАКОЙ! − рявкнула она. − Верни мне Барста сейчас же!
Вместе с этим воплем Серый Демон исчез. Черная кошка вздрогнула от резкости действия и тут же ощутила появление позади себя другого существа. Обернувшись, она увидела Барста.
− Барст! − взвыла она и кинулась на него. Лев ничуть не сопротивлялся, когда она повалила его на землю и встала над ним. − Барст! Зачем ты так сделал?! − завыла она.
− Прости, − произнес он, и кошка вдруг увидела, как блестят его глаза, как покатились из них крупные капли и упали в серую пыль.
− Ты ведь ни в чем не виновен, Барст! ТЫ! − зарычала она и лизнула его в морду. − Уйдем отсюда, Барст! Уйдем из этого проклятого места!
Она резко развернулась к тому месту, где минуту назад стоял Серый Демон.
− Отпусти его, Серый Демон! ОН МОЙ и ТОЛЬКО МОЙ! И он уйдет со мной отсюда! А ты найдешь себе других слуг!
Она еще рычала с гневом, требовала и требовала исполнения своего желания от Серого Демона, пока не оказалась вдруг поднятой на задние лапы. Пантера умолкла и увидела перед собой лицо своего мужа.
− Идем отсюда, Панти, − произнес он. − Брось раззоряться зря. И пусть этот мир горит в аду, пусть его пожрет Белый Демон со всеми потрохами, нам на это наплевать! Идем же!
Они ушли. И только вечером нашли речку, в которой смогли отмыться от черной пыли, осевшей в их шерсти, пока они находились на земле Серого Храма.
− Он тебя отпустил? − спросила она в полутьме ночи. − Отпустил, Барст?!
− Отпустил, − ответил он тихо. − Но я этого не хотел. Месть − это страшная вещь, Панти. Ужасно страшная.
− Почему ты это говоришь?
− Потому что это правда. За себя ты отомстила. А кто теперь будет мстить за меня?
− О чем ты, Барст?! − воскликнула она.
− Забудь, буркнул он. И прошу тебя только об одном. Не мешай мне служить ему хотя бы для виду. Не мешай.

О том, что это означало, Панти узнала только через несколько дней, когда они оказались в небольшом городке, где обнаружилась целая толпа серых магов, собиравшихся идти к СероГраду, старый столице Серой Империи. Маги бурно обсуждали происходящие события. Кто-то еще не во все верил, иные были уверены полностью и заявляли, что в СероГраде их никто не посмеет задержать и не пропустить к Главной Святыне − единственному Серому Храму, оставшемуся целым после старой войны. Именно туда все и шли, и, когда Барсту об этом сказали, он глянул на Панти так, что она не смогла устоять.
− Хорошо, мы пойдем туда, Барст, − сказала она. − Но ненадолго.
− Ты слушаешься какую-то кошку? − удивились маги вокруг, когда Барст при всех согласился на ее "условие".
− Разве сам Серый Демон не говорил когда-то: "Слушайтесь своих жен, носящих под сердцем ваших детей!"? − произнес Барст, и все вокруг оживились, оглядывая Панти и, находя, наконец, признаки того, что она беременна.
− Ладно, коли так, то это все меняет! − воскликнул волк, которого до появления Барста признавали чуть ли не командиром. Теперь же, многие маги смотрели на серого льва, как на кандидата в новые командиры.
− У вас план какой-нибудь есть? − спросил Барст.
− Какой там еще план? Собираемся завтра утром и идем на восток! − раздались голоса. − Если кто отстанет или забежит вперед, сначала собираемся у ворот СероГрада, затем на площади перед Серым Храмом!
− А если сложности какие возникнут? − спросил Барст.
− Какие сложности?! − раздался вой. − Серый Демон с нами!
Барст заметил лишь, как Панти вздрогнула от этого возгласа, но кошка тут же успокоилась, когда он обнял ее лапой.
− Я с тобой, Панти, не дергайся.
− А если он вернется? − спросила она тихо.
− Не трусь, прошу тебя. Ты его там прогнать не побоялась, а теперь от одного имени вздрагиваешь.
− Он ведь что угодно с нами сделать может, Барст. Ты же понимаешь.
− Ну так что, развернемся и пойдем отсюда? − спросил он ее.
Панти глянула в его глаза и промолчала, давая понять, что так она поступать не намерена.

СероГрад встречал магов закрытыми воротами и белой стражей на стенах.
− Похоже, нам придется брать свой город силой, − произнес Волк.
− Не придется, − заявил Барст.
− Ты уверен? И как же мы туда попадем?
− Мы войдем туда через широко открытые ворота, как только белые воины покинут город, − заявил Барст. − А они его покинут, потому что это приказ Белого Демона. Ждите здесь. − Лев глянул на Панти и чуть постояв двинулся к стенам города. Вскоре он вошел на мост, что вел к западным воротам, и к нему навстречу вышли двое белых воинов.
Серые маги и не слышали, какой произошел разговор между ними и Барстом. Видели они только бумагу, что Барст вынул из-под одежды и передал воинам. Те прочитали, кому она предназначена, и ушли за ворота, а Барст остался ждать на мосту.
Прошло почти два часа. Ворота вновь приоткрылись, и на мост вышли несколько белых, в одном из которых по одеянию угадывался высокий начальник.
− Кто докажет, что эта бумага не подделка? − заговорил он, без страха глядя на льва.
− Мне рассказать вам, что делает Белый Демон с теми, кто не выполняет его приказов и требует от него доказательств, что это его приказ? − спросил Барст. − А, может, ваши маги совершенно глухие и ничего не слышали, когда весь мир был оповещен о возвращении Серого Демона? Или ты желаешь, чтобы Серый Демон явился к тебе и сожрал тебя, так же, как он сожрал Светлого Лорда Канана? Если не веришь бумаге, вызови своего мага-связиста, и пусть он получает прямое указание из БелоГрада о том, что вам делать?! Я − Барст, Магистр Серого Пламени, и я требую, чтобы вы выполнили этот приказ не позднее, чем до завтрашнего утра! Потому что завтра я приду сюда с Серыми Магами, и мы войдем в Свой Город, и нам никто не помешает. А кто попытается мешать, тот познает на себе Гнев Серого Демона!

Вечером, когда серые маги собрались вокруг костров и обсуждали, что и как будут делать в СероГраде, когда войдут туда, над кострами разнесся резкий тревожный вой, и все тут же повскакивали с мест и промчались на вершину холма, где находился пост наблюдателей. Им не надо было показывать, из-за чего тревога. Из ворот СероГрада выезжала белая конница.
− Если они нападут, мы не сможем отбиться, − проговорил кто-то из серых.
− Чушь, − фыркнул Волк. − С этими сопляками я один справлюсь!
− Не вздумай даже пытаться это делать, Волк, − произнес Барст.
− Это почему?! − рыкнул тот. − Ты их испугался, Лев?!
− Я их не боюсь. Я всего лишь передал тебе приказ Серого Демона, Волк. Ему не нужна война с белыми. Ты все понял?!
− Это еще вопрос, кто здесь командует от имени Серого Демона, − проговорил Волк и ничего более не сказал.
Белое воинство построилось длинной колонной в поле у стены и в какой-то момент резко снялось с места, уходя в сторону. Через несколько минут голова колонны скрылась за лесом, а из ворот города продолжали выходить белые воины. Их там оказалось довольно много, и серые маги насчитали почти полторы тысячи пеших и около двух сотен конных. Последними СероГрад покидала группа конников, а перед их выездом, кто-то из воинов забрался на башню, возвышавшуюся над воротами и снял с нее Белое Знамя.
− У нас то своего знамени здесь и нет, − произнес кто-то из серых.
− У кого нет, а у кого и есть, − произнес Барст. − Панти, достань мой плащ. − Черная кошка развязала мешок Барста и вынула из него серый плащ. Барст взял его и одним резком взмахом раскрыл так, что все увидели огромное серое полотнище, в одном из углов которого светлосерыми нитками был вышит силуэт крылатого льва − Серого Демона. − Кого-то не устраивает такое знамя? − спросил он, оглядев магов.
− Откуда оно у тебя? − спросил Волк.
− Серый Демон подарил, − ответил Барст, глянув на Панти, а та стояла молча и смотрела только в землю. − Барст подошел к ней и обнял. − Все нормально, Панти. Мы уже почти дома.
Серые двинулись в дорогу, когда собрали свои вещи и затушили костры. Они действительно входили в СероГрад через широко открытые ворота. За воротами их встретила пустынная площадь, по которой гулял ветер, разнося какой-то мусор. Маги не ожидали никакого подвоха, но не ожидали они и того, что город окажется совершенно без жителей. И теперь они шагали через площадь, слушая только эхо собственных шагов. Они двигались к широкой улице, что вела в центр, и все уже видели, что Серый Храм в центре города стоит на месте и на нем нет признаков разрушений.
Двигаясь вдоль улицы они смотрели в пустые окна домов, в переулки, что пересекали, заглядывали во дворы и в подворотни, и везде было пусто.
Лишь оказавшись почти у центра кто-то заметил промелькнувшую серую тень в подворотне, оказавшейся рядом. Четверо магов метнулись туда и через минуты выволокли маленького серого звереныша, что пытался вырваться из их цепких рук.
− Да это же мелгвин! − раздалось рычание одного из кошачьих магов.
− Не убивайте! Я ничего вам не сделал! − заскулил мелгвин.
− Этого крысеныша надо зажарить на ужин! − рыкнул маг.
− Сначала его надо допросить, − заявил второй. − Он, наверняка, шпион! Все мелгвины − шпионы!
− Предрассудок, − буркнул Волк и глянул на льва, явно предлагая решать ему, что делать с пойманным.
Барст приблизился к пленнику и несколько мгновений рассматривал его серую личность.
− Знаешь ли ты закон, мелгвин? − спросил он. − Закон Серого Демона знаешь?!
− З-знаю... − проблеял тот.
− Тогда, говори! Ну?!
− Я.. я.. − забормотал он.
− Не ты, а закон говори!
− Я и говорю! − заскулил он. − Я − мелгвин. Но, когда-то давно, даже Серый Демон не убил мелгвина!
− Отпустите его, − приказал лев.
− Отпустить? − удивились маги.
− Вы же слышали. Он знает Закон! И этого достаточно.
− Ты уверен, Барст? − заговорил Волк. − Этот крысеныш... − он не договорил.
− Барст?! Магистр Серого Пламени?! − раздался визг мелгвина, он вырвался из рук державших его магов, подскочил ко льву и встал перед ним на колени. − Магистр! Клянусь, я буду служить вам! Эти белые глупцы хотели заставить меня шпионить для них, и я им поклялся в этом, но еще до того я услышал, что здесь скоро появитесь вы, Магистр. И я знаю, что Серое Пламя очищает! Я знаю, что вы можете все изменить, и сжечь эту проклятую клятву! Серое Пламя способно сжечь любую клятву! Я это знаю!
− Откуда ты это знаешь, мелгвин?
− До войны в нашей деревне был маг, и он мне много рассказывал о магии, господин Магистр! Он рассказывал мне о магии, потому что видел во мне скрытую Силу! Он и сказал, что Серое Пламя способно освободить кого угодно от любой клятвы!
− Тебе это сказал церковный маг, глупый мелгвин?! − рассмеялся Волк. − И ты ему поверил?!
− Я не мог ему не верить! − воскликнул крысеныш. − Потому что он был моим отцом!
− Отцом?! − теперь вокруг смеялись и другие. − Отец мелгвина − маг! − гогот заполонил всю улицу, и не смеялся лишь Барст и черная кошка, что стояла чуть позади него и едва сдерживала отвращение, глядя на мелгвина.
− Когда-то давно, Серый Демон не убил мелгвина, − произнес Барст. − Не убил, потому что этот мелгвин был магом. Смех серых стих и все уставились на Барста.
− Ты серьезно? − спросил Волк. − Всегда и во все времена было известно, что мелгвины магами не бывают!
− Волк, когда-то давно, все люди всего мира считали, что единственное желание волков − жрать людей. Ты считаешь, что всем диким предрассудкам надо верить?
− Я так не считаю, − ответил волк. − Только ты так и не объяснил, почему ты никому из нас не сказал, что ты Магистр Серого Пламени?
− Ты поверил словам мелгвина? − спросил лев.
− Ты их не отрицал! − зарычал Волк.
− Успокойся, серый, − рыкнул в ответ лев. − Я не собирался говорить об этом, потому что не собирался задерживаться в этом городе.
− Как это не собирался?! − воскликнул Волк. − Ты собирался всех нас предать, Лев?!
− Ты очень хорошо учился у белых, Волк. Настолько хорошо, что забыл один наш закон. Закон Серого Демона. Тебе напомнить или ты сам его вспомнишь, Волк?!
− Я помню, тут же сник Волк. Но, все равно, если ты уйдешь, это будет выглядеть как предательство!
− Когда я тебя увидел, Волк, мне показалось, что ты совершенно не горел желанием подчиняться кому бы то ни было и считал, что ты будешь командиром серых магов! Твое желание пропало?
− Я никогда не обольщался на счет того, что мне позволят командовать всеми, Магистр. И здесь Закон на моей стороне! Я имею право думать и обольщаться как угодно!
Барст осмотрел серых магов и вновь обратил внимание на мелгвина, по-прежнему стоявшему рядом.
− Назови свое имя, Мелгвин, − приказал лев.
− Меня зовут Ларса.
− Так ты самка мелгвина?! − воскликнул Барст.
− Не убивайте, господин! − завыла Ларса, падая ниц и чуть ли не целуя ноги Барста.
− Есть здесь кто-нибудь способный убить самку? − спросил лев, оглядывая серых магов.
− Самок надо трахать, а не убивать! − раздался чей-то голос, и вслед за ним возник смех.
− Серые маги тебя не тронут, Ларса, − произнес Барст, глядя на крысу. − А остальным − не попадайся.
− А Серое Пламя? − заговорила она.
− Что Серое Пламя?
− Оно должно сжечь клятву, которой белые могут заставить меня слушаться! А я не хочу их слушаться! Я хочу служить только Серым!
− Ты выполнишь для меня несколько заданий, и только после этого Серое Пламя сожжет твою клятву, Ларса. Если же ты ничего не сделаешь, оно сожжет вместе с клятвой и тебя саму. Ты все поняла?
− Да, господин! Я сделаю все, что вы прикажете!
− Тогда, ступай в город, найди всех, кто не сбежал вслед за белыми, и доложишь мне об этом завтра утром! Иди!
− А как я к вам пройду? Меня же не пропустят!
− Ни за что не поверю, что мелгвин не знает тайных ходов под Храмом, − произнес Барст. − Иди!
Крыса долю секунды не двигалась, затем метнулась прочь, уносясь в подворотню.
− Ты ей поверишь? − спросил Волк.
− Разве магия перестала позволять различать правду и ложь? − спросил Барст.
− Твоя воля, Магистр, − ответил Волк. − Что нам делать?
− То же, что и делали. Идем в Храм!


− И куда мы отсюда пойдем, Панти? − спросил Барст.
− Ты же не хочешь отсюда уходить, − заговорила она.
− Да, не хочу, но ты ведь не хочешь, чтобы я служил Серому Демону, а здесь иной службы для меня и нет.
− Ты хочешь, чтобы я отказалась от своего требования, Барст?
− Знаешь, киса, я этого очень хочу. Просто ужасно! − Барст подошел к ней, подхватил на руки и понес через гостиную. − Я хочу остаться в этом городе. Хочу остаться на службе, хочу, чтобы ты перестала дуться из-за того, что я служу ему, а не тебе лично!
− Я из-за этого не дуюсь! − воскликнула она.
− А из-за чего тогда? Из-за того, что ты не смогла ему отомстить за своего бывшего мужа и сына? Мужа то ты, вроде, и не любила, если я правильно понял. Про сына ничего говорить не буду. − Он внес ее в спальную комнату, уложил на постель и лег рядом, продолжая ее ласкать. − Панти, просто скажи, что мы остаемся здесь, и все! Не нужно так упираться, тебя же в этом никто не упрекнет!
− Никто? А ты?
− Я? Как я могу?! Я же сам этого хочу!
− А я не хочу отказываться от своих слов, − произнесла она.
− Тогда, не отказывайся, а манкируй!
Она фыркнула, усмехнувшись. И сдалась. Не на словах, а внутри себя. Барст это видел, но не подал вида, что понял. Просто, на следующий день он вновь отправился на свою новую службу, и там занялся делами в полную силу, уже не думая о том, что ему придется уйти.

СероГрад постепенно оживал. В него приходили и приходили новые жители, возвращались старые, что когда-то жили в столице Серой Империи. Тех, что помнил те времена практически и не было, Были лишь дети тех, кто помнил и кто им рассказал о давних временах.
Волк стал Начальником Стражи, и никаких конфликтов между ним и Магистром более не происходило. Барст стал Повелителем СероГрада не по назначению или выборам, а по признанию. Не было ни единого существа, которое бы это оспорило, и даже старые маги, явившиеся в город через некоторое время, приняли главенство Магистра Серого Пламени просто потому, что он своей Магией отвязал их от давней клятвы, что те дали Белому Демону после поражения в древней войне.
− Ради выживания всех нас, ради спасения Серой Магии, вы сделали правильный выбор, − произнес Барст, когда Серое Пламя сошло с его когтей и вошло в тела стариков. − И Серый Демон дарит вам свое подтверждение!
Вспыхнул ярко голубой свет, и огонь охватил стариков, меняя их, обращая из старых в молодых, давая им новые силы, чтобы жить и вершить те дела, что они вершили.
− Отныне и навсегда! − воскликнул Барст, подымая руки к небу и звездам, под которыми и происходило все действие. − Ваша служба не заканчивается, а продолжается!
Вой свидетелей вокруг подтвердил свершившееся и омоложенные маги поднялись, оглядывая друг друга и удивляясь тому, что видят.
− Видит Серый Демон, наши души и сердца всегда принадлежали ему! − воскликнул один, и за ним повторили остальные. − Мы вновь приносим клятву верности Серому Демону! Отныне и НАВСЕГДА!

− Как ты это сделал? − спросила Панти, когда оказалась наедине с Барстом.
− Извини, − произнес он, склонив голову.
− Это он, да? ОН?! Он от тебя не ушел?!
− Я от него не ушел, Панти. И не могу уйти. Это не в моих силах. Прости меня, прошу! Прости!
− Я тебя и не виню, Барст. Просто я поняла, что он не сделал то, что я от него требовала!
− Ты ведь тоже не сделала того, что он просил, Панти.
− Что я не сделала?! − воскликнула она.
− Ты его не простила. И, похоже, уже никогда не простишь, − Барст коснулся ее живота, и кошка чуть вздрогнула из-за того, что малыш шевельнулся в ее утробе. − Не злись, Панти. Настоящий виновник твоего горя уже давно поплатился за все.
− Думаешь, меня успокаивает, смерть какого-то Светлого Лорда, Барст?
− Не надо об этом думать, Панти, прошу тебя! Не надо!
− Я, разве думаю? − фыркнула она.
− Вот и хорошо, что не думаешь, − он обнял ее и начал вылизывать. − А когда родится малыш, ты совсем забудешь! − И Лев прижался щекой к ее животу, одновременно поглаживая его лапой.


Тихо зашуршал сдвигаемый камень. Барст замер, глядя на стену и ничуть не увидился, когда в ней открылась дыра, в которую просунулась серая острая мордочка.
− Заходи, Ларса, − произнес лев. − Я тебя давно жду.
− Извините, господин, я не могла придти раньше!
− И что же тебя задержало?
− Под землей куча людей, которые почти все ходы заделали, − пожаловалась крыса. − Я едва сумела добраться до тайных тоннелей.
− Ты сделала то, что я просил?
− Да, господин, − ответила Ларса и юркнув в дыру вернулась через минуту с железной коробкой. − Здесь то, что вы просили, господин Магистр, тайные записи Черного Лорда, которые он оставил в своей камере перед казнью!
− Тебя никто не видел, когда ты их доставала?
− Нет, меня никто не видел! Я бы почуяла, если бы кто-то заметил!
Барст подошел к крысе и взяв коробку вскрыл ее. В ней лежало несколько десятков листков, исписанных мелким почерком. В качестве чернил Черный использовал свою кровь и прежде чем взять листки Барст зажег в своей руке серый огонь, которым и провел над коробкой, сжигая тем самым все охранные заклятья. И вместе с тем узнавая все, что они несли. В том числе и то, что коробку никто не открывал после того, как Черный спрятал ее в крысином ходе.
Записи несли информацию о последних днях Черного Лорда. Черный писал о том, что он ничего не выдал белым, что он остался верным своему господину, что он идет на смерть, зная, что за ним нет никаких долгов перед своими. И все же, кроме этих слов в бумаге была и иная информация. То, что и искал серый Демон − информацию о сущности Черного Демона, о его происхождении и способе возвращения, которое вполне могло произойти в любой момент времени. Для этого надо было только собраться нескольким Черным и свершить Обряд Возвращения.
− Я нужна господину? − спросила крыса, все еще остававшаяся рядом.
− Ты знаешь как заделывать свои дыры так, чтобы их никто не находил? − спросил Барст.
− Знаю, Господин. Я бы заделала, но у меня не хватит денег, чтобы купить все что нужно. Да и покупать мне что-либо сложно, когда каждый в городе так и норовит меня пнуть, если увидит.
− Да уж. Умение обращаться в кого-нибудь тебе не помешало бы, − произнес Барст.
− Разве такое возможно? − удивилась Ларса.
− А ваш церковный маг, разве не умел обращаться?
− Нет, он не умел. Он только магию знал!
− Обращение − это и есть магия, Ларса.
− Не знаю. Может, он мне не все успел рассказать.
− Он погиб?
− Да.
− Как?
− Пришли черные и убили почти всех. Они нас убивали не разговаривая!
− А белые вас не убивали?
− И белые убивали, но только после того, как получали отказ служить им.
− Ладно. Ты можешь идти и отдыхать. Я тебя позову, когда будет нужно. И не беспокойся на счет клятвы, тебе осталось сделать еще только одно дело, чтобы можно было проводить обряд очищения.
− Я все сделаю, Господин! − воскликнула она.
− Вот и хорошо. Иди.
Крыса скрылась в дыре, не забыв заложить ее камнями и после этого Барст магией заделал щели оставшиеся в стене после проникновения Ларсы.


− Магистр, − позвал Волк. Барст прошел к нему, поняв, что Волк не желает, чтобы его слова услышал кто-то лишний.
− Что-то случилось?
− В общем-то ничего, но есть одно дело, − ответил Волк. − В городе появилась кошка, которая утверждает, что знает тебя и что ты ее знаешь. Ее зовут Мурка, и она живет в деревне, где живут сестра и брат твоей жены.
− И что она от меня хочет? − спросил Барст.
− Ты ее знаешь?
− Знаю, Волк. В чем дело?
− Я думал, что это какой-то бред, потому что она вела себя словно ненормальная. Пыталась что-то скрыть, но я так и не понял, что.
− Где она сейчас?
− Она в моем доме, − ответил Волк.
− Вот даже как? − удивился Барст, мгновенно поняв, что Волк не премянул воспользоваться Кошкой, что отдавалась каждому встречному, если могла получить от него выгоду. − И почему ты ее не привел сюда?
− Я не был уверен, что это следует делать.
− Тогда, приводи. И не бойся того, что между вами произошло. Эта гулящая кошка и под меня пыталась забраться, даже после того, как Панти стала моей женой.
− Только она мне не сказала, что ей надо от тебя.
− Приведешь ее, тогда я и узнаю, − ответил Барст.

Мурка и вправду вела себя как ненормальная. Кидалась Барсту в ноги и просила помощи, не говоря прямо, что же ей надо.
− Ты скажешь, наконец, что произошло или нет?! − взрычал Барст, хватая ее и подымая на ноги. − НУ?! ГОВОРИ!
− М-мой бр-рат...
− Что твой брат?
− Его кто-то инициировал.
− Он жив?
− Жив, но он...
− Я понимаю, что он... Где он? Здесь?? Веди меня к нему! Давай же!
Барст приказал, подготовить карету, и она вскоре прокатилась через город, за ворота, в район недавно выросших за стенами деревянных трущоб, где жили все кому не лень. Там и оказалась гостиница, в которой кошка оставила своего брата.
Мэл выглядел совершенно неважно. Он был полосатым словно тигр, но с уродливой мордой, грязной шерстью, и весь его вид говорил о том, что он − "болен". Барст увидел почти сразу, что же случилось. Инициация, которую он якобы прошел, была неполной, из-за чего парень и выглядел недопревратившимся тигром. Вот только недопревратился он из мелгвина и потому выглядел ужасающе.
− Помоги ему, Барст! Помоги, я все что пожелаешь сделаю! − заныла Мурка.
− Выйди, − приказал он ей. − Ну же! Выходи! − Она смотрела на него ошарашенно. − А сказала, что исполнишь все, что я сделаю, − фыркнул Барст.
Кошка покинула комнату, и Барст подошел к лежавшему на постели существу. Тот слышал и видел все, но словно отсутствовал в этом мире. Лев коснулся его спины рукой, некоторое время еще раздумывал, правильно ли делает, а затем яркая вспышка озарила комнату и появившийся на постели тигр попытался вскочить на ноги.
− Лежи! − приказал ему Барст, и тигр замер, глядя на свои передние лапы, которые уже не выглядели так уродливо, как минуту назад. − А теперь говори, какой маг с тобой это сделал и почему?
− Я охотился в лесу, − произнес он. − Увидел оленя, выследил, выстрелил и попал, а олень этот оказался магом. Он обратился в человека, выдернул стрелу из своей шеи и метнул в меня магический шар. Шар попал в меня, и я начал превращаться, он это увидел и сбежал. Наверно решил, что я его загрызу, если он не сбежит. Потом я вернулся домой. Мурка чуть с ума не сошла, увидев меня. Не знаю даже, как она меня узнала в таком ужасном виде. Потом пришел Тавн, пытался мне помочь обратиться хотя бы в кого-нибудь одного, но у него не получилось, и тогда он сказал, что надо ехать в СероГрад, что здесь... ты, Барст, и ты поможешь.
Тигр снова попытался подняться.
− Не шевелись, Тигр. Твоя инициация еще не закончилась.
− Но если я стал нормальным, зачем она мне?!
− Ты не стал нормальным, Тигр. Через пару минут ты войдешь в свою вторую фазу.
− И я стану... крысой? − спросил он.
− Не трусь, крысы тоже живут. Некоторые даже служат серым магам. Постоянно быть Тигром ты не сможешь. Этот белый маг тебя хотел убить, но не убил, а только навредил твоей тигриной сути. Возможно, он это сделал после того, как увидел твое обращение, а ты этого действия не почуял. Ведь он сбежал, наверняка, не сразу.
− Он был ранен моей стрелой и не мог бежать сразу, Сидел несколько минут у дерева, смотрел на меня, держал свою рану рукой, а потом вскочил и убежал.
− Сестра тебя очень любит, Тигр?
− Она же моя сестра!
− Да, Тигр, надеюсь, она тебя и в таком виде не оставит. − Новая вспышка озарила тело Тигра, и он обратился в небольшого крысеныша. Не дергайся, Мэл, просто лежи и не пытайся никуда бежать. − Барст мысленно позвал Мурку, и та ворвалась в комнату, увидела брата, после чего свалилась на пол и взвыла.
− Не вой, Мурка. Воем ему не поможешь.
− А чем поможешь?! − воскликнула она, прекратив вой.
− Тавн не рассказал тебе, как вышло, что кошка родила от мелгвина? − спросил Барст.
− Рассказал, − ответила Мурка. − Это белые маги сделали. Заплатили ей за ночь, потом привязали ее к постели, притащили мелгвина и заставили его ее трахнуть. А сами на это смотрели. Через четыре месяца она его и родила.
− А беременность не прервала почему? − спросил Барст.
− Они ей сказали, что если прервет, умрет вместе с ним. − Кошка едва снова не взвыла.
− Успокойся, Мурка, − приказал Барст. − Обер тигра и крысы − сочетание особое.
− Особое?! Какое еще особое?! − взвыла она.
− Не важно, какое, − буркнул Барст, решив не открывать то, что знал. − Он будет мелгвином большую часть времени, а тигром сможет становиться раз в день на час, максимум два.
− И что теперь делать?! Он же и на улицу выйти не сможет таким! − взвыла она.
− Будет жить мелгвином, − ответил Барст. − И останется в СероГраде. Здесь официально запрещено нападать не мелгвинов.
− Он же не умеет жить мелгвином!
− Найдем учителей, − ответил Барст. − Сейчас, Мурка, твоя главная обязанность удержать его от глупостей, чтобы он не удрал куда-нибудь и не убился! Ты все поняла?
− Поняла, − вздохнула она.


− Привет, Ларса, − произнес Барст. Крыса резко развернулась и замерла, увидев серого льва.
− Господин! Вы меня напугали! − воскликнула она.
− Я думал, ты мой голос узнаешь и не испугаешься услышав, − произнес лев, входя в дом крысы. Дом этот был довольно широкой норой. Широкой для мелгвинов, но не для льва.
− Я должна что-то сделать, господин? − заговорила она.
− Да, Ларса. Последнее дело, после которого Серое Пламя сожжет твою клятву, и ты станешь свободной навсегда.
− Что я должна сделать?
− Обучить одного молодого мелгвина всему, что должен уметь мелгвин и всему, что знаешь ты сама в том деле, которое мелгвины знают лучше всех.
− А он сам этого не умеет?
− Он всю прежнюю жизнь прожил человеком.
− Как это?! − удивилась крыса.
− Жизнь сложная штука, Ларса. Иногда в ней происходит такое, что и Серый Демон удивляется. Он не просто мелгвин. Он обер. И иногда обращается в тигра. Ты тигров боишься, Ларса?
− Б-боюсь.
− Придется тебе научиться не бояться. Просто не обижай его и все.
− Не обижать? Я разве могу его обидеть, если он такой обер?!
− Он не умеет жить мелгвином, Ларса. Совершенно не умеет. Тебе придется его учить словно маленькое дитя. Понимаешь? Много ли надо, чтобы обидеть дитя?
− Я не буду его обижать! − воскликнула она.
− Тогда, иди за мной, Ларса, − произнес Барст, покидая ее нору.

− Все нормально? − спросила Мурка, когда лев выбрался из темной дыры, и вслед за ним не вышел ее брат.
− Все нормально, кошка. А ты как? Привыкла, что у тебя брат мелгвин?
− Куда я денусь-то? − буркнула она. − Ты говорил, что в нем есть что-то особое, Барст. Но так и не сказал, что.
− Об этом сейчас лучше не говорить, − ответил лев. − Потом, когда-нибудь. Ты себе работу нашла в городе?
− Нашла, − ответила она.
− Надеюсь, не со своими штучками?
− Я тебе что, жена или сестра, что ты так меня спрашиваешь?! − зафыркала она. − Какую хочу, такую работу и нахожу!
− Я просто не хочу, чтобы ты во что-нибудь вляпалась, Мурка. Тем более, когда твой брат, скорее всего, получит хорошую службу в Храме!
− Значит у вас там и вправду крысы на службе?
− Тебя это сильно смущает, развратная девица?
− Если вы берете крыс, почему не берете таких как я? − спросила она.
− Глупый вопрос, кошка. Не находишь? Словно сама не знаешь, почему.
− Не знаю! − фыркнула она.
− Тогда, пойди на улицу и спроси, может, тебе кто-нибудь чего и объяснит!

− Белый Демон! Белый Демон! − вопила толпа на улице.
Маги уже почувствовали появление Белого Дракона, и многие выскочили на улицу и теперь смотрели в небо, на медленно снижавшегося дракона. Белый Демон приземлился на площади перед Серым Храмом и зарычал, требуя от Серого Демона, чтобы он вышел.
Барст не медлил. Серый крылатый лев появился над Храмом и под новый вой горожан спустился вниз.
− Могла бы и не превращать свое появление здесь в цирковой балаган, − произнес он, встав перед белой драконицей.
− Я пришла, чтобы призвать тебя к ответу, Серый Дьявол! − зарычала она.
− И за чьи грехи на этот раз? − спросил он.
− За твои! Можешь не прикидываться, я знаю, что это твоих лап дело!
− Ты имеешь в виду, что я виноват в твоей тупизне, красавица? В том, что ты даже выговорить обвинение не способна из-за своей тупизны и бараньей упертости?
− Хочешь сказать, что десятерых белых магов в Академии положил какой-то серый сопляк, а не ты сам? − зарычала драконица.
− Бедные-бедные белые маги, − фыркнул Барст. − Берсерк их положил, а не я. Черный Берсерк. Знаешь такого?
− Где он?!
− Неужто ты думаешь, что я стану покрывать черных в своем городе?!
− Если ты узнал, что это Черный Берсерк, ты должен знать и где его искать!
− Кретинская логика, − фыркнул серый лев. − Впрочем, как раз, именно сейчас, я знаю, где он, потому что, пока ты здесь точишь лясы, он убивает твоего любимого Белого Магистра.
Вихрь белого пламени поднялся над СероГрадом и унесся на юг. Крылев тоже не остался на месте и взлетев невидимым потоком унесся к месту, где в ярости схватились две силы.
Белая Драконица появилась на месте схватки, когда уже было поздно. Магистр лежал на камнях кровавыми ошметками, а Черного Берсерка рядом уже не было.

− Как жизнь, мальчик? Череп не жмет? − раздался тихий вопрос, и Черный Зверь резко развернулся на голос. Он не увидел никого, и его черные глаза вспыхнули яростью.
− Кто ты такой?! Выходи! − зарычал он.
− Рано ты вернулся, Черный Берсерк. Рано. Твои ученички перестарались, не поняли предупреждения, так что извини, но я − вокруг тебя.
И зверь ощутил, как его со всех сторон охватила чужая плоть. И в то же мгновение пропали все его силы, словно какая-то тьма поглотила их.

Посреди Черного Храма лежал серый зверь и тихо говорил, направляя свои слова к кому-то, находящемуся у него в животе. Говорил о том, что Магия всего мира никогда не делилась на черную и белую, что она всегда была только Серой, а разделение появилось, когда люди, получившие магию, ударились в крайности. Одни в крайность зла, другие в крайность добра, что было не менее злым, чем первая. И именно поэтому ни черные ни белые не способны уничтожить Серого Демона, а Серый Демон, наоборот, может в любой момент отправить в небытие, как Белого Дракона, так и Черного Берсерка. Но, главная правда в том, что Серый Демон всегда ратовал за мир и спокойствие, а потому он не намерен потворствовать тем, кто занимается разжиганием вражды и войны, прикрываясь дурацкими идеями о справедливости, каковой в реальности просто не бывает. Именно поэтому Серый Демон пришел к Черному Берсерку в момент, когда он никем и ничем не защищен.
ПРИШЕЛ и СОЖРАЛ.

− Я знаю, что это сделал ты! − в гневе рычала драконица. − ТЫ! Потому что больше некому! Никакого Черного Берсерка не существует!
− Ты все сказала? − тихо произнес Барст. − Тогда, поди вон, коли все. И, попомни мое слово, когда твои маги покрасят твою чешую в кровавый цвет, я приду и УБЬЮ ТЕБЯ. Не веришь, что Серый Демон на это способен? Это твоя личная проблема. Убирайся!
Драконица исчезла, и Барст некоторое время следил за ее полетом по миру. Она искала следы Черной Магии, так и не поняв, что таковой просто не существует. Магия не делилась ни по цвету, ни по оттенкам серого. "Цвет" ей придавала лишь направленность действий самих магов.


Мягкий белый снег покрывал улицы города. Редкие прохожие задерживались из-за слышавшихся из-за окна соседнего дома криков. Прислушавшись они шли дальше, потому что понимали, что крик этот не из-за того, что кого-то грабят или насилуют. Кричала роженица в момент самих родов. Кричала, словно дикая кошка, и в какой-то момент крик ее стих, а через несколько мгновений комнату, где она лежала, наполнил тихий "мяв" только что родившегося существа.
Панти была счастлива. Она гладила и вылизывала малышку, еще не понимая, что за странные бугорки у нее на спине. В комнате появился серый лев, и все остальные покинули счастливых родителей.
Лев поднял малышку и лизнул ее в мордочку.
− Как мы ее назовем? − спросила черная кошка.
− Назовем Серой Дьяволицей, − произнес лев.
− Барст, ну что за глупости?! − воскликнула мать.
− Извини, я еще не в состоянии придумать божественное имя для такой божественной малютки, − произнес он, снова лаская малышку языком. − Давай, не будем торопиться, а? Подождем, пока не приедет Барса с Кером. Они завтра должны будут быть здесь.
− Ты хочешь, чтобы я доверила давать имя дочери кому-то другому?! − воскликнула Панти.
− Тогда, скажи сама, Панти. Ну? − Барст подошел к кошке и опустил малышку ей на нос.
− Такая Лапочка, − проговорила она, поднимая ее над собой.
− Лапочка? Это имя?!
− Нет! − рыкнула Пантера.
− Мяв! − раздалось от малышки.
Тогда, думай. И я подумаю. А когда надумаю, приду. И ты меня зови, если придумаешь.
Барст ушел, и Панти осталась с котенком одна. Она игралась с малышкой, потом кормила ее молоком, и, под конец, заснула, держа ее рядом с собой. Охрана снаружи и не видела, что происходит в комнате, поэтому, когда рядом с постелью Панти возникло смутное свечение, никто этого не обнаружил. Лишь Панти, почуяв что-то во сне, вдруг проснулась и взвыла, увидев рядом Серого Демона, державшего в лапах ее котенка.
− Не вопи зря, − произнес крылев. − Как вы ее назвали?
− М-мы ещ-ще н-не назвали, − едва выговорила Панти.
− Тогда, я ей дам имя, − произнес Серый Демон, и Панти не сумела возразить, потому что в этот момент в комнату ворвалась охрана, и кошаки остановились, увидев крыльва. − Я нарекаю тебя именем Секош! − произнес крылев и лизнул маленькую кошечку. − Все слышали? Маленькую крыльвицу зовут Секош!
− Кры... − пробормотала Панти и замерла под взглядом Серого Демона. − Через месяц самый послдений мелгвин будет видеть, что это крыльвица, а не просто кошка! − произнес он, поднимая ее над Панти. − И не вздумай ее обижать! Приду и башку откушу тому, кто ее обидит! − зарычал крылев, глядя на охранников.
− Барст! − завыла Панти, увидев его в проеме двери.
− Ее имя − Секош, − произнес крылев, передавая малышку в лапы вошедшего льва.
− Секош? Это же имя... − заговорил Барст.
− Ну? Чье это имя? Говори же!
− Это имя матери Белого Демона.
− Надо же! − фыркнул крылев. − А я то думал, ее имя все давно забыли! − Он взглянул на Панти и мгновенно исчез в короткой вспышке.
− Барст! − завыла Панти, подымаясь и протягивая к нему руки.
− Успокойся, все хорошо, Панти. Ничего с ней не сделается от его прикосновения!
− Он сказал, что она − крыльвица, а не кошка!
− Он вернул тебе долг, Панти. Не свой, но вернул!
− Не свой? Почему не свой?
− Виновен ли топор перед овцой, которую мясник этим топором зарубил?
− Он же не мог не понимать, что делает!
− Ты так в этом уверена, Панти?
− Я не знаю... − завыла она.
− Не реви, Панти. Малышке будет плохо, если ты будешь реветь! Она ведь все чувствует! А, Секош? − он поднял ее над собой и лизнул в живот. − Ты все понимаешь, Секош?
− Ня! − раздалось от нее.
− Вот, видишь, Панти! − улыбнулся Барст и передал матери дочь. − Ты должна радоваться малышке! Ну, давай же, Панти! Давай!
− Останься здесь, Барст, останься рядом снами, пожалуйста! Я же боюсь его!
− Я останусь, − ответил он. − Ты только не трусь. Он ведь теперь будет часто появляться.
− Часто? − спросила она с испугом.
− Да, Панти. Это ведь его дочь.
− Его? Значит, она не твоя, Барст?
− Как же не моя-то?! Моя! − зарычал он, теребя пантеру.


− Что-о?! − взревел голос белой драконицы. − Да как он посмел?!
− Так и посмел, − раздался голос, и драконица резко обернулась к появившемуся рядом серому крылатому льву. − Уж кто-кто, а ты должна знать, что Секош никогда не считала меня врагом!
− Ты виноват в ее смерти! − взвыла драконица.
− Да неужели? − фыркнул крылев. − И с каких же это пор ты веришь роскозням черных?!
− Я не верю тебе, Серый Дьявол! − продолжала рычать драконица.
− Не верь сколько тебе влезет, но я тебя предупреждаю сразу. Если твои белые маги приблизятся к моей малышке хотя бы на милю, я им головы поотрываю и буду утверждать, что они такими безголовыми и были! И я не шучу.


Магический маяк пульсировал в бешеном тревожном ритме. Белая драконица ощутив его пульс развернулась и ринулась вниз, к поселению, из которого исходил тревожный сигнал. Увиденная картина могла повергнуть в шок кого угодно. По деревне прыгало несколько больших жаб. Они гонялись за людьми, настигнув их они хватали жертв длинными языками и тут же заглатывали.
− Будешь дальше смотреть на этот спектакль, красавица? − раздался голос рядом и драконица обернувшись увидела серого крыльва. Тот прыгнул вверх, пролетел над одним из домов и рухнул сверху на толстую жабу. В завязавшейся схватке у жябы явно не было ни шанса, и через несколько мгновений из ее распоротого брюха вывалилась куча людей. Кто-то из них еще шевелился, но крылев их не касался, а окончательно разорвав жабу прыгнул к другой. Белая драконица тоже уже не стояла, и под ее лапы уже вываливались жертвы из распоротого живота жабы.
Живыми остались едва ли один из десяти проглоченных, но и они едва понимали происходящее. Драконица и крылев в какой-то момент оказались рядом друг с другом.
− А я думал, что ты этих черных сама хочешь сожрать, − произнес он.
− Каких еще черных? − рыкнула она.
− Этих, − он провел лапой показывая все поселение вокруг, а затем прошел к церкви, из которой все еще вырывались сигналы магической тревоги.
Крылев вошел в двери и остановился, глядя на мага и его учеников, что сидели в кругу и генерировали этот самый сигнал, используя самый жестокий способ − собственную кровь. Ученики уже были без сил и просто лежали на подставках, а из их рук в желобки лилась кровь, которая сливалась с кровью мага и короткими струйками капала в чашу с огнем.
Крылев подошел к магическому сооружению и одним ударом лапы разворотил его, отчего маг очнулся и поднял едва видящие глаза на серого льва.
− Серый Демон, − пробормотал он и рухнул, теряя сознание.
− Скажи ка мне, красавица, каковая здесь была магия? − спросил крылев. − Светлая или темная?
− Спасать людей может только светлая магия, − рыкнула она.
− Да неужели? А детей на съедение серому демону какая магия отдавала? − зарычал крылев резко обернувшись. − И ты еще защищала этого недоноска!
− Он был предателем! − взрычала драконица.
− Оживлять этих малых ты будешь? − спросил крылев, указывая на обескровленных учеников.
− Оживление мертвецов − это черная магия, − заявила она.
− Да неужто?! − воскликнул крылев и его тело вспыхнуло ярким белым светом. Он подошел к ученикам и коснулся каждого из них светящимися когтями, после чего они вздрогнули и зашевелились. И раны на их руках тут же затянулись.
− Маг твой, − произнес крылев. − Он еще концы не отбросил, как эти, так что просто излечи его, если умеешь. − Последние слова крылев сказал почти с усмешкой. Но драконица не обратила на это внимание, прошла к магу и своей силой подняла его, вернув ему силу и здоровье.
Он, увидев рядом белую драконицу, шарахнулся назад и упал, не удержавшись на ногах, едва не разбивая голову при падении.
− Подымите его, − приказал двум ученикам серый лев, и те не посмели ослушаться.
− Скажи-ка мне, Черный, что заставило тебя совершить этот обряд вместотого, чтобы сбежать? − спросил крылев, подходя к нему.
− Я уже на том свете? − спросил он.
− Да, ты уже на том свете, − рыкнул крылев и подхватив валявшуюся на полу статуэтку Черного Демона сунул ее под нос магу. − И это ОН тебя спрашивает! ОТВЕЧАЙ!
− Я знаю, что ты не ОН, − произнес маг. − Ты Серый Демон!
− И сегодня на тебе весь СВЕТ клином сошелся, маг, поэтому тебе придется ответить, если ты не желаешь, чтобы я вернул всех жаб к жизни и дал им возможность дожрать тех, кого они не дожрали!
− Не трогайте его! − раздался вопль от дверей, и через зал пронеслась маленькая девчонка. − Не трогайте его, звери! − завопила она и подбежав к магу обняла его.
− Их ты убивала, красавица, − произнес крылев, глянув на драконицу. Та еще несколько мгновений смотрела на девчонку, обнимавшую Черного Мага, затем сверкнула белым огнем и исчезла.
− Откуда взялись эти жабы? − спросил Барст, оказываясь позади учеников Черного мага в виде человека. Они обернулись и заговорили, рассказывая о болоте, в котором эти жабы жили и о том, что болото это недавно было решено осушить, чтобы изничтожить жаб, охотившихся на людей. Вот только жабы после осушения болота не сдохли, а пришли в деревню и начали всех жрать.
− А обряд этот кто придумал провести? − спросил Барст.
− Учитель, − произнес второй ученик. − Он сказал, что только Черный Демон нам может помочь избавиться от этих бестий.
− Что же этот ваш Черный Демон не пришел на помощь? − спросил крылев.
− Не тебе спрашивать о том, что делать Черному Демону! − внезапно закричал Черный Маг.
− Папочка! − завопила девчонка.
− Что ты здесь делаешь, детка!
− Они маму съели! И меня! − заныла она.

− До сих пор ищешь Черного Берсерка? − спросил крылев появляясь в воздухе рядом с Белой.
− А ты знаешь, где он? − спросила она.
− Вообще-то, я его сожрал еще в тот день, когда он твоего магистра убил. Ты же знаешь, что я жру своих врагов.
− Черного мага ты тоже сожрал, когда я улетела?
− Смеешься? − фыркнул крылев. − После того, как ты его там прямо у меня на глазах в Белого Мага обернула?
− Я его не оборачивала в Белого Мага! − взревела драконица.
− Да ну? Может, ты не веришь и в то, что те жабы произошли из того же мира, что и твоя белая семейка?
Она кинулась на него прямо в воздухе и лишь промчалась сквозь серый туман, оставшийся на месте исчезнувшего крыльва.
Вопрос не просто задел ее за живое! Драконица резко развернулась и метнулась к тому месту, где произошла схватка с жабами. Ее новое появление вызвало переполох среди жителей, собиравших в этот момент погибших в одно место. А драконица не обращая на них внимания подошла к разодранной жабе и схватив кусок ее плоти поднесла к глазам, вглядываясь в ее сущность.
Серый Демон БЫЛ ПРАВ!!!
Откуда? И как он это разглядел за короткое время схватки? Она не понимала, но теперь у нее была иная задача. Она подпрыгнула на месте и метнулась к церкви, в которой уже собралось множество людей. Входить туда в виде драконицы было просто нельзя, и она мгновенно изменилась. Люди, видевшие это, тут же разошлись в стороны, и никто не проронил ни звука, когда женщина в белом вошла в Черную Церковь.
− Маг! − рявкнула она прямо от входа, и люди, стоявшие там расступились, пропуская ее. − Откуда они взялись? С какого болота? ГДЕ ОНО?!! − продолжала она спрашивать, двигаясь к магу, что стоял у своей кафедры и смотрел на нее не отрываясь. Ответы были в его мыслях, и драконица, получив все, что хотела, в одно мгновение исчезла, уносясь от деревни на восток, к болоту, из которого и пришли жабы. По дороге она обнаружила еще несколько этих тварей и почти не раздумывая прикончила их своей силой. И лишь на самом болоте она поняла, что надо было жаб не убивать сразу. Очередная тварь перед смертью подверглась магическому допросу, и из творившейся в голове жабы каши, драконица не поняла почти ничего, кроме того, что жабы появились в этом мире через портал, находящийся в Черном Замке, что был в центре болота.
Резкий взлет и спуск. Белая драконица оказалась над черным полуразрушевшимся замком и молнией влетела внутрь. В центре замка, в полу зияла дыра, от ее краев веяло старой магической силой, но ничего более драконица узнать не сумела. Портал, если здесь и был, то уже давно не существовал.
"БАРСТ!" − взрычала она, призывая его магической силой.
"Что еще?" − раздался его вялый ответ.
"Ты мне нужен!"
"Да неужели? Проголодалась, что ли?"
"Прекрати свои глупые шутки! Здесь слишком серьезное дело!"
"И где же? Неуж-то в этой дырке для большой задницы?" − раздался его магический ответ, но драконица поняла, что он уже рядом.
− Ты знаешь, что это такое? − спросила она.
− Дырка, что же еще? − произнес он, оказываясь по другую сторону от дыры.
− Здесь был портал в другой мир! − зарычала драконица.
− Да ну? Неужто жабы рассказали?
− Значит ты об этом знал?! − взревела она.
− Успокойся, красавица. О том, что Черный Демон шатается промеж миров через порталы, известно уже не одну сотню лет!
− Здесь был портал в мой мир! − зарычала она.
− Надо думать, коли тут твои родственницы квакают, − произнес он. − Ты долго будешь раззоряться? Может, скажешь прямо, чего хочешь, а не будешь мне ребусы загадками загадывать?
− Ты знаешь, как попасть в мой мир?
− Секош искала дорогу назад все пять сотен лет, пока жила в этом мире, и не нашла.
− А как она сюда попала?!
− Черный Демон затащил, когда шастал по чужим мирам. Он там чего-то перехимичил, продырявил пространство так, что несколько миров в одном месте сошлись, сам сюда перескочил и несколько десятков других разумных вслед за ним в дыру засосало. на месте той дыры Сахский залив образовался. Неужто мать тебе не рассказывала?!
− Она не хотела об этом вспоминать! Почему ты ей не помог, когда ее убивали?!
− Когда ее убивали, я вытаскивал из дерьма одну взбалмошную ящерицу, которая потом решила, что это я во всем виноват, в том числе и в смерти ее матери. Тебе напомнить, кто эта ящерица?
− Почему все так несправедливо?! − взвыла она.
− В реальной жизни нет такого понятия, красавица, − проговорил крылев. − В реальной жизни только жабы большие квакают на болоте.
− Получается, что только Черный Демон знает, как открыть портал в иной мир? − спросила она.
− Да. Но я его уже сожрал, так что узнать это от него не получится. Разве что он возродится вновь и появится где-нибудь в океане в виде рыбы. Тогда мы можем его поймать, взять за жабры и заставить говорить! У тебя ведь есть белые мастера пыток, у которых и рыбы заговорят! Я знаю, что они у тебя есть! Лично встречался!
− Ты не можешь разговаривать без этих своих идиотских шуточек?
− Извини, что ты еще хочешь от идиота?
− Я хочу знать, как построить портал?! И я не поверю, что ты об этом ничего не знаешь!
− Я много чего знаю, красавица. О порталах знаю только одно. Черный Демон их строил с помощью своих магов, и те, кто был в эту тайну посвящен, он нечаянно убивал после того, как портал был построен.
− Ты говорил, что черные могли что-то сделать, чтобы вернуть его в любой момент! − воскликнула она.
− Да, говорил. Это не портал, вообще говоря. Это, знаешь ли, такая маленькая штучка, которая светится Черной Магией и служит маяком для наводки. Понимаешь мою мысль?
− Значит, если этот маяк построить, то сюда на него прилетит кто-то, умеющий строить порталы?
− Да, только может оказаться и так, что этот кто-то будет уметь не только порталы строить, но и глотать живьем дракониц, а вместе с ними и Серых Демонов. Ты желаешь вызвать сюда такого монстра?
− Сколько раз черные запускали этот маяк, и всякий раз на него являлся только Черный Демон, значит, и теперь явится кто-то подобный!
− Знаешь что, у меня есть одна очень интересная мысль, − произнес крылев. − Если ты согласишься и не будешь особо ерепениться, исполняя мои указания, мы можем распутать одну не такую старую загадку и, быть может, узнаем, как строить Черный Маяк.
− Что я должна сделать?
− Выдать Барсту магический пропуск высшей степени допуска и, возможно, лично проводить его до кабинета убитого Белого Магистра, чтобы дать ему возможность покопаться в его личных вещах.
− Что ты собираешься там искать?
− Доказательства того, что Белые Маги сами открыли путь в наш мир Черному Берсерку, за что и поплатились своими жизнями. Я полагаю, что информация о том, как строить магический маяк известна каждому достаточно сильному Черному, и твои маги эту информацию добыли, но не сказали тебе.
− Они не могли не сказать! − взрычала драконица.
− Будешь верить в то, что они не могли или проверишь сама? − спросил крылев.
− Хорошо. Я буду ждать тебя завтра утром в своем замке! − ответила она и умчалась белой молнией прочь из Черного Храма.
Крылев некоторое время еще стоял над дырой, затем вдруг прыгнул в сторону и резким движением выбил чудом оставшуюся дверь.
− Выходи, глупая жаба, − произнес он, и глупая жаба появилась перед ним. Она была столь огромной, что могла бы заглотить и крыльва, если бы тот не умел менять себя. Жаба именно это и попыталась сделать, только язык ее просвистел на месте, где стоял крылев и через мгновение огромная серая пасть с хрустом сомкнулась на жирной жабьей туше. Он уже не думал о том, чтобы вытягивать из нее информацию, разум этого существа был слишком примитивен, чтобы нести достаточно важные сведения, и крылев без всяких сомнений сомкнул челюсти, проталкивая жертву в свое чрево.
Женщина в белом широким шагом двигалась через коридор. Маги и студенты расходились перед ней, и никто не посмел мешать ни ей, ни серому льву, что двигался вслед за ней на четырех лапах. Маги не смели даже выказывать удивления в мыслях, потому что на платье женщины горел красным цветом силуэт драконицы, что по местному негласному закону означало − "Не прикасаться, я в ярости!"
Маг, встретивший ее у дверей в покои убитого магистра, заверял, что туда никто не заходил, да и не мог, потому что дверь была под магической защитой, которую ни один белый маг Академии не смог бы снять.
Встречающий отпрыгнул от драконицы, когда она обрела свой истиный облик и одним мощным ударом задней лапы выбила магически защищенную дверь.
− Ламер твой магистр! − фыркнул лев, глядя на белого мага.
− Иди сюда, Барст! − зарычала из покоев Магистра драконица, и серый лев прошел через дверь без каких-либо помех. − Ты знал об этом? − спросила она, указывая на чертеж непонятного на первый взгляд сооружения.
− Я видел такую штуку во времена Второго Пришествия, − произнес Барст.
− Ты видел? − переспросила с недоверием драконица.
− Красавица, ты сюда кого пригласила? Серого Демона или Жалкого серого Магика? − спросил он. − Я ВИДЕЛ! Полагаю, сейчас надо идти в то место, где были убиты первые десять белых магов. Пойдешь или поверишь, что следы этой дьавольской машины могут легко скрыть те, кто не сумел вломиться в эту дверь?
− Мирсах! − рыкнула драконица, и белый маг вошел в помещение. − Иди сюда, Мирсах! − зарычала она гневно. − Подойди и посмотри на это!
Маг подошел и замер, глядя на рисунок.
− Узнаешь? − спросила драконица.
− Я... − забелял маг. − Я не понимаю, что это.
− Не проще ли спуститься прямо в лабораторию Зет, красавица? − спросил серый лев. − Ведь они там были убиты! Больше и негде эту хрень запускать!
В лапе драконицы возник белый огонь.
− Стой! − приказал лев.
− Что? Почему?!
− Вот поэтому! − рыкнул он, и во все стороны от льва разошлось Серое Пламя. Помещение резко опустело, и белый маг вскрикнул, падая на пол из-за того, что опирался на уже несуществующий стол. − В лабораторию Зет, − произнес Барст и исчез. Белый Маг увидел лишь, как вслед за исчезновением льва исчезла и белая драконица.
− Ну? − буркнул серый, рядом с которым появилась белая. − Будешь еще обвинять меня в том, что я их убил?
− Не буду, − ответила она, глядя на обломки демонической машины. Магия вокруг говорила сама за себя − здесь бесился Черный Берсерк. В одном из углов обнаружились останки белого мага, на который виднелись следы когтей. − Что это значит? − словно спрашивала у крыльва драконица.
− Думаю, из него Берсерк выпытал информацию перед тем, как убить. Помнишь свои ощущения, когда тебя выдернули из твоего мира сюда? Хотя, что я спрашиваю? Ты же не Секош!
− Почему она верила тебе? − спросила драконица.
− Знаешь ли. Все дело в предрассудках. И в том, что я ее выдернул из Черных Лап Смерти. Когда Черный явился в очередной раз, вместе с ним явилась огромная армия, и они просто убивали всех, кто пришел вслед за ними в ту же дыру, и кто был не с ними. А я там был рядом, потому что ожидал их появления. Не знал только, что Черный явится с той бешеной армией. А когда среди тьмы сверкнул свет и явилась Секош, я сначала решил, что это кто-то из моего мира. Потому и рванулся к ней, схватил ее и перенесся за сотни миль от того места. Она меня даже покусать успела, когда мы на землю свалились в степи. И остановили ее только мои крылья. Она тебе разве не рассказывала?
− Рассказывала, − произнесла белая. − Я не верила.
− Да уж. Собственной матери не верила а верила каким-то белым дебилам, выдумавшим грязь! Неужто не знаешь методов подлецов?! Они берут наивную душу, учат ее так как хотят и подсылают к тебе. И тот говорит грязь, искренне веруя, что это правда! А ты ему веришь, потому что он видите ли "не врет!"
− Ты не можешь так говорить обо всех белых!
− Знаешь, красавица, если взять бо-ольшую белую стену и посадить на нее одно черное пятно, то стена СТАНЕТ ГРЯЗНОЙ ВСЯ! И тебе еще повезло, что они на тебя только черное пятно посадили! − крылев ударил лапой в обломок черного маяка. − А посадили бы кровавое, знаешь, что получилось бы?!
− Где ты был раньше? − спросила она.
− А то ты не знаешь? Меня держали в плену не серые маги.
− Ты же мог вырваться из плена в любой момент!
− Мог, если бы мог. Против подлых методов есть только одно средство.
− Да, − ответила она. − Это средство − желудок Серого Демона.
− Некоторым вещам тебя даже учить не надо, − усмехнулся крылев.
− Меня этот метод не устраивает.
− Тогда, учись сама глотать белых магов, − ответил крылев и отпрыгнул от резкого выпада драконицы. Она зашипела, словно его слова ее ужалили.
В стороне послышался грохот открываемой железной двери и через минуту в помещение вошло несколько белых магов с факелами в руках.
− Здесь Серый Демон! − выкрикнул один из них, и маги попытались тут же удрать.
− Стоять всем! − взрычала белая драконица, выскакивая в центр из закутка, где она находилась.
− Хозяйка? − раздался удивленный голос. − Что вы здесь делаете?!
− Кто бы это спрашивал?! − рыкнула она. − Что ВЫ здесь делаете?!
− Стражник доложил о непонятном шуме в закрытой лаборатории, и мы пришли проверить.
− Проверили?! − рыкнула она.
− Проверили, − ответил маг.
− Тогда, выходите! И выход не закрывать! Я иду вслед за вами! Она обратилась в женщину, и прошла к магам. Те не посмели ослушаться и проходя к дверям драконица глянула на крыльва. − Иди за мной, − сказала она, и серый лев двинулся с места.


Сигнал тревоги заставил Курша подпрыгнуть с места. Глянув на экран, черный тут же схватил оружие и метнулся в дверь, не заботясь об одежде. Код высшей степени тревоги не давал времени на рассуждения и рассуволивания.
Через минуту он уже был в строю, рядом со своими товарищами и перед командиром, расхаживавшим перед всеми и нервно размахивавшим хвостом.
− В полигонной лаборатории 13 произошел взрыв, − заявил командир. − Командование считает, что взрыв мог возникнуть, как случайно из-за экспериментов, так и в результате диверсии, поэтому у нас появилось дело − Прочвесать весь окрестный лес и проверить, не было ли там чужих. Отправляемся немедленно, по плану Зета-6. Инструктаж каждый получит по пути следования. А сейчас, по машинам!
Курш прекрасно знал свое дело, и из-за него взлет вертолета не задержался ни на секунду. В машине, радом с пилотом сидела Ласка, его четвертая напарница, которая уже была готова к тому, чтобы действовать. В ее лапах был планешт, и она начала свою речь сразу же, как только Курш появился на своем месте.
− План Зета-6, − произнесла серая кошка, − Высадка в коориднатах 13-11, на востоке от объекта, двигаться на север до точки 11-7, проверяя все, что только можно. Оборудование по высшему классу, вооружение − полное.
Курш уже знал про еооружение и потребовал от напарницы зачитать список всех проверок, что он должен произвести. Сделал он это не только для того, чтобы освежить память, но и для того, чтобы не забыть, какие приборы необходимо взять из машины и включить сразу же.
По ходу слов Ласки, он открывал перед собой ящики и брал необходимые приборы.
− Передавай на базу, что я готов к выходу на поиск, − приказал он, когда все было взято, закреплено и подготовлено к включению.
− Передано, − произнесла напарница, глянув на Курша чуть иначе, чем это бывало в рабочей обстановке. − Не пропадай, − сказала она ему.
− Не пропаду, − бдуркнул он, − А ты не строй иллюзорных планов, малышка. Моя жизнь − служение науке, а не семье. Ты это уже знаешь.
− Ты мог бы и совместить, − произнесла она.
− Не смеши меня, Ласка, − буркнул он.
− До места полминуты, − заявил пилот.
− Я пошел, − тут же рыкнул Курш и скрылся за дверью в салоне.
Через минуту он уже спускался на веревке вниз. А пока спускался, он успел заметить огненное зарево над одним из научных корпусов. О том, что там делалось, Курш знал не понаслышке. Несколько месяцев назад он сдал последние экзамены по теории Пространства и Времени, и был на хорошем счету у научных руководителей Проектов. Ему оставалось лишь закончить Контракт Службы, чтобы перейти на новую работу. А сейчас он просто исполнял свои обязанности, как Воина, и уже шел через лес, проверяя все вокруг себя не только приборами, но и собственным чутьем, которое у него было на много лучше, чем у среднестатистического тигра.

Курш на мгновение замер, ощутив новый удар и секунду спустя по земле пронеслась ударная волна, исходившая от лаборатории. Черный на мгновение замер, теперь он видел не просто нечто иное. Он видел мощнейший Источник, горевший на месте лаборатории, и вместе с тем он видел импульс ушедший во Тьму, где на некотором расстоянии во ВНЕ находился другой огонь. Курш видел это так же четко, как видел деревья, мимо которых бежал, и видел, что происходит нечто невероятное.
− Командир! − резко зарычал Курш, включая связь. − Докладывает лейтенант Курш!
− Слышу вас, лейтенант Курш, доказдывайте!
− Я видел селкорскую вспышку, − заявил Курш. − Вы должны немедленно связаться с профессором Ирравой и сообщить ему об этом. То что сейчас происходит напряму связано с селкорским феноменом! Вспышка была одновременно с последним ударом!
− Что это за бред, лейтенант? − заговорил командир.
− Командир, вы знаете, что я учился и собирался переходить в Науку! Поверьте, моео сообщение чрезвычайно важно для ученых! Сделайте это, возможно, именно этих данных им не хватает, чтобы остановить реактор! О, черт... − пробормотал он, увиде новое изменение.
− В чем дело, Курш?!
− Удар возвращается! Черт возьми, он отразился от чего-то и возвращается назад! Сейчас будет новый удар!
Дрогнула земля и связь оборвалась.
− О, нет, − пробормотал Курш, понимая, что произошла еще большая катастрофа.
Он резко свернул со своего пути и понесся через лес в сторону лаборатории. Курш не знал, что его заставило это сделать, но неведомая сила манила его туда, требуя повиновения. И он шел.
Над корпусом лаборатории вился гигантский огненный шнур, уходивший в небо. Вокруг него бешено крутился воздух, и было видно, что это огромный вихрь, засасывавший в себя все, что находилось вокруг. Он уже сорвал крышу здания из которого исходил и рушил стены, вдирая из нее не только отдельные кирпичи, но и крупные бетонные блоки, которые швыряло в вихрь, и они там сразу же исчезали.
Связи не было. Эфир молчал. Как бы Курш ни пытался выйти с кем-нибудь на связь, а наушнике слышался лишь шум и треск, словно рядом бушевала мощнейшая гроза. И в то же время, он снова видел селкорский импульс, несшийся к лаборатории неведомо откуда. Он видел когда наступит момент столкновения, и в этот момент земля ушла из-под лап, здание лаборатории подкинуло в воздух и тут же засосало в вихрь, а вспышка, отразившись назад ушла к точке, находившейся непонятно где, в ином пространстве, которое Курш на мгновение увидел в свете селкорской вспышки. Когда локальное землетрясение на мгновение стихло, он вскочил на ноги и рванулся в сторону, где замртил стоявший на дороге фургон с антеннами. Он не знал, кто там, но наделялся, что у них есть связь...
Оказвшись рядом он увидел знаки научной лаборатории на борту машины и немедленно рванулся ко входу.
− Мне нужна связь с Ирравой и немедленно! − зарычал он, на охранника, что преградил ему путь.
− Ты не видишь, что делается, псих? − спросил он.
− Ты сам псих, у меня для него есть важная информация, связанная с этим дерьмом! − он махнул лапой в сторону вихря, что после последнего удара только увеличился вширь.
Охранник решил, что перед ним все же свой, а не диверсант и открыв дверь в фургон заскочил туда, после чего позвал знаком за собой Курша.
Он вскочил в фургон и увидел там группу ученых, среди которых были и знакомые лица.
− Кто ты, и что у тебя за сообщение? − заговорил один из них.
− Я вижу селкорский феномен, − произнес Курш. − Вспышка с каждым ударом, и каждый раз она сильнее.
− Уберите этого психа, − приказал тигр, и охранник попытался схватить Курша, но тот боевым примемом выкинул его в дверь.
− Вы сейчас же дадите мне связь с Ирравой, − прорычал Курш, выхватывая оружие, а иначе я откротю огонь и выйди на связь с профессором без вашей помощи!
− Здесь какой-то псих заявляет, что у него глюки, связанные с ударами, − произнес кто-то в этот момент, и в фургоне возникло новое рычание.
− Дайте мне с ним связь, к кто он?! − Курш узнал голос Ирравы, и теперь его никто не задержал, когда он прошел к пульту.
− Вы меня знаете, профессор, я − Курш, студент, который однажды затеял с вами спор на счет селкорского конфликта на лексии по ТПиВ.
− Что ты видишь, Курш? Описывай все прямо, как видишь, а не свои догадки.
− Я вижу селкорский импульс, двигающийся туда-сюда между лабораторией и чем-то подобным в ином мире. когда импульс возвращавтся к нам, здесь возникает очереной удар, и импульс отражается назад. Я не знаю, что его отражает здесь, но его что-то усиливает на каждом периоде, и следующий удар сильнее предыдущего. Не знаю, что это за эксперимент, но его над останавливать, пока не поздно!
− Уже поздно, − возник ответ Ирравы. − Генератор пошел в разнос, и мы не можем его заглушить, потому что все управляющие системы разрушены. Командующий, вы все слышали, остается только вариант Последнего Довода. Сделайте это! Курш, сколько времени до следующего удара?! Ты видишь возвратный импульс?
− Вижу, профессор. Осталось не больше трети периода ударов, значит, минуты полторы, не больше.
− Командующий, ваше слово.
− Похоже, у меня нет выбора. Внимание. Группа Зера, приступайте к вашей операции! Всем остальным, немедленно покинуть зону! Радиус поражения − от заряда Т-40!
Фургон, развернулся, кто-то втащил в него бесчувстенного охранника и машина понеслась по дороге прочь от места катастрофы.
А позади разраставшийся вихрь уже встречал, приближавшийся к нему ракетоносец. Никто и понятия не имел, что вихрь не уже подчинялся Законам Физики, и прежде чем ракетоносец выпустил свой заряд, из вихря вылетела молния, которая прошла параллельно земле, завернула вверх и ударила в самолет.
А Курш уже видел, как приближался новый импульс и в момент, когда он нанес очередной удар, тигр не закрывал глаза, а смотрел прямо туда, где катастрофический взрыв разворотил землю, и на месте вихря образовалась гигантская дыра в коре планеты.

Курш об этом уже не знал, потому что в момент очеедного удара, импульс Силы, пришедший к миру не нашел прежнего отражателя и развернувшись отправился в поикс центра своего притяжения, который, как на зло совпал с существом, обладавшим наибольшим потенциалом этой Силы − он попал в Курша и, в соответствии с программой, заложенной в него устройством, от которого импульс отразился последним, импульс растворил в себе живое существо и унес его обратно, в мир, который призывал на службу Черного Демона.


"Так не бывает" − было первой мыслью, пришедшей в голову Курша, когда он очнулся и увидел, что лежит посреди чужого леса. То что лес чужой, он понял немного позже, а мысль относилась к тому, что его лапы и все его тело светилось селкорским феноменом. Поднявшись на лапы, он заметил, что свечение в нем колеблется и зависит от самого слабого движения мысли. Эксперименторуя Курш понял, что может не просто изменить свое свечение в этом новом поле, а он решил называть селкорское свечение неким полем, в соответствии с тем, как его учили. Он мог сконцентрировать свечение в одном месте, например, на кончиках пальцев и даже метнуть его от себя. При попадании в препятствия селкорский огонь быстро гас, и Курш сосредоточился на том, чтобы регулировать его в себе до такой степени, чтобы можно было его погасить или зажечь простым мысленным усилием. И это у него очень быстро получилось.
Занятия эти его прервала встреча со странным животным в лесу. Животное это повело себя как и подобало животному, а странность была в том, что Курш таких животных никогда не видел ни наяву, ни по видео, ни в книгах.
Животное убежало, как это и следовало делать дикому животному при встрече с хищником, каковым и был Курш. Он двинулся через лес, решив, что надо искать дорогу к городу, и в результате вскоре убедился, что дорог по близости никаких нет.
Нашел он только звериную тропу, по которой и двинулся, решив, что ему уже давно пора найти для себя хоть какой-нибудь обед. Тропа принадлежала довольно крупным животным и вскоре Курш с нее свернул, почуяв зверя в стороне.
Этот зверь и стал ему первым обедом в этом мире. Тигр еще не знал, что попал в другой мир, но мысль эта уже зарождалась в его сознании и совершенно окрепла, когда выйдя к тропе он увидел среди деревьев совершенно невероятную картину. По тропе двигалась телега, которую тянули невиданные животные, и ими управлял странный зверь, одетый так словно он собирался отправляться в заснеженную зону.
Зверь этот действовал достаточно разумно, чтобы Курш не принял его за дикого, хотя последнее он со счетов не сбрасывал, так как совершенно не понимал, куда же он попал.
Он двинулся в ту же сторону, куда укатила телега и через час вышел из леса в поле, за которым виднелось селение, и тут Курш уже абсолютно уверился в том, что попал в иной мир, потому что селение наполняли существа ничить не походившие на тигров, а их разумность стала очевида, когда Курш заметил орудия, которыми существа ловко манипулировали с помощью своих передних конечностей.
Особое внимание Курша привлекло существо, носившее темную одежду и светившееся селкорским полем. Курш за ним проследил и вскоре понял, что он живет в самом крупном здании поселка, да еще и каменном, что и заставило тигра поздним вечером, когда стемнело, двигаться к этому зданию. Справедливо полагая, что сввчение селкорского поля этому существу может быть заметно, он вошел в здание предварительно включив свечение на концах своих лап.


− Ты все еще нервничаешь? − фыркнул крылев, встретив белую драконицу посреди главного зала Серого Храма.
− Ты же знаешь, что черные снова вызвали своего Черного Демона к жизни! − зарычала она. − И я не понимаю, почему ты так спокоен, Барст! Ты желаешь, чтобы он набрал Силу и начал новую войну?!
− Я желаю, чтобы он добрался до черных и навешал им люлей за то что они сделали, − ответил крылев. − Вот только есть одна загвоздка. Новый Черный Демон ничуть не смыслит в магии, и черные даже могут его убить, не поняв, что это он.
− Так ты его нашел?! − взвыла она. − Где он?! Говори же!
− Ты хочешь прикончить на месте того, кто может помочь тебе вернуться в свой мир, красавица?
− И как его заставить это сделать?
− Очень просто, придти к нему на помощь, когда она действительно потребуется, перетащить на свою сторону, обучить белой магии и после этого он сам согласится.
− Белой магии?! ЧЕРНОГО?! − чуть ли не всбесилась драконица.
− Похоже, ты так ничему и не научилась, красавица, − фыркнул крылев. Ну, коли ты не понимаешь, иди и гуляй. Можешь его искать до усрачки, а я тебе не стану помогать это делать, потому что у тебя на уме только одно − поймать и убить его. А в возвращение домой ты уже и не веришь.
− Я его найду! А когда найду, не скажу тебе, где нашла! − зарычала она и исчезла.
− Какие же дурацкие у нас проблемы, − проворчал крылев и исчез сам, мгновенно перелетая домой, где его ждала веселая возня с маленькой крылатой львицей. Маленькая она была только по возрасту, а ростом она уже вымахала настолько, что впервые увидевшие ее люди, первым делом начинали ее бояться.


Курш сидел за столом и смотрел на гостей почти отсутствуеющим взглядом. Они говорили о таких вещах, которые его совершенно не интересовали, и тигр слушал людей только потому, что не желал показаться невежливым. И не желал подоводить своего нового друга − церковного мага − Арцена, что принял его в своем доме и не только дал кров и пищу, но и начал учить местному языку и тому, что знал сам.
− В столице переполох, − заговорил гость, меняя тему с обсуждения последнего урожая. − Магистры снова предприняли попытку Вызова, и на этот раз она прошла успешно, но Черного Демона так и не появилось.
− И что же это за успех? − спросил Курш, решив, что эта тема более интересна, нежели обсуждение грызунов едва не погубивших урожай.
Успех в том, что Черный Демон пришел в мир, а неудача в том, что он пришел неизвестно где.
− А как он выглядит? − спросил Курш.
− Кто? − не понял гость.
− Черный Демон.
− Арцен, твой ученик совсем тупой или притворяется? − спросил гость.
− Он недавно упал с крыши и иногда у него перестает соображать голова, − произнес Арцен, глянув на Курша строго. − Хотя, иногда мне начинает казаться, что мозги у него вовсе не в голове, а в заднице, потому что, когда падал, он ударился о землю именно задницей.
Курш на мгновение замер, а затем трое магов резко подскочили с мест, потому что увидели в нем мощнейшую вспышку гнева с такой силой, что у всех троих не осталось сомнения о том, КТО перед ними.
Двое магов сбежали с такой скоростью, что черный тигр и не успел их остановить, и не сумел бы. А Арцен изменился настолько, что говорить с ним Курш уже не мог. Церковный маг встал на колени и стал просить пощады, обещая вечную службу и преданность.

Уходить пришлось так и не доучившись ни языку, ни местной магии, которой в этом мире и называли проявления селкорского поля. Тигр научился лишь мелким фокусам, таким, как выведение магии из своего тела в виде ярко светящихся в воздухе линий.

Он медленно брел по дороге, раздумывая, что и как делать, иногда тигра догоняли телеги, и тогда он уходил в лес или высокую траву, чтобы местные жители не видели его и не могли никому сообщить.
В очередной раз какой-то всадник резко появился из-за поворота, его скаковое животное встало на дыбы, скинуло человека на землю да так, что тот не сумел подняться. Животное же просто сбежало.
Тигр медленно приблизился к человеку. Тот попытался вытащить меч, но из-за боли в спине не сумел правильно повернуться, и черный зверь окзался рядом прежде, чем его противник получил возможность действовать оружием.
Курш не особенно раздумывая взялся за рукоять меча воина и вытащил его из ножен.
− Не убивай! − выдавил из себя воин, глядя на зверя обезумевшим взглядом.
− Назови свое имя, − потребовал Курш.
− Я Сертан, лейтенант Службы Донесений.
− Доносики развозишь? − спросил Курш.
− Донесения, − поправил тигра тот, проглатывая оскорбительный вопрос.
− Скажи ка мне, лейтенант, что с тобой станет, если я тебя здесь просто оставлю валяться на дороге со сломанным хребтом? Тебя либо зверь какой найдет и загрызет, либо какой-нибудь безумный вроде тебя промчится и затопчет копытами? Я не прав?
− Чего ты хочешь? − спросил тот.
− Мне учитель нужен. Потому что я сам − безграмотный сильно. Понимаешь?
− Если я здесь погибну, а не смогу тебя ничему учить.
− Зверя твоего я сюда пригнать не смогу. Он у тебя совершенно необученный и, очввидно, боится таких как я. − Курш тяжело вздохнул. − Значит, придется мне тебя на себе тащить. Согласен?
− Ты сможешь?
− Смогу. Я у церковного мага тяжелые мешки таскал. Вот только он, гад черный, не заплатил мне ни гроша.
− У меня есть деньги, − проговорил лейтенант.
− Да уж, не сомневаюсь, что есть. Вот только, если я тебя сейчас начну подымать, ты же окосеешь от боли.
− Я вытерплю, − пообещал он.
− Хорошо, я тебя дотащу до ближайшего поселения, но, если ты попытаешься взяться за меч, я тебя просто брошу, понял, солдатик?
− Понял, − простонал он, и Курш не стал больше разводить болтовню. Он вернул меч еоина на законное место, затем лег рядом с ним, прижавшись спиной к его животу и приказал тому хвататься руками за шерсть и за шею.
− Только не души меня, когда будешь держаться. Можешь на ходу какую-нибудь песню петь, чтобы от боли отвлечься. Ну, взялся!
Тигр осторожно поднялся и чуть пошевелился, укладывая удобнее человека на своей спине. Затем он двинулся вперед по дороге, и тут в его сознании разорвалась дикая боль, пронзившая человека. У Курша от неожиданности резко подкосились лапы, потемнело в глазах, и он лег на дороге. Пытаясь проанализоровать, что же произошло, он понял, что дело все в той же магии. Она была присуща многим местным жителям в малых количествах, но и этого количества было достаточно, чтобы передать дикую боль, возникшую у человека в спине так, что тигр ощутил ее словно свою собственную. Курш вновь поднялся на лапы и на этот раз постарался своей силой заглушить боль, так, чтобы она не передавалась ему, а если бы и передавлась, то доходила не столь резкой.
Поселение впереди появилось почти через час. Дорога вынырнула из леса, и тигр прошел к первым домам, после чего резко зарычал, требуя, чтобы кто-нибудь из месных жителей вышел наружу. Было уже почти темно, но из какого-то дома послышалось чье-то ворчание.
− Кто тут? − раздался голос.
− Здесь человеку помощь требуется, он с лошади навернулся и едва жив! − заговорил тигр.
− Где? − глупо спросил все тот же голос.
− Свет включи, и увидишь, − буркнул Курш. − И не дергайся зря, когда увидишь меня.
− Ты вроде говоришь по человечески, почему я должен дергаться?
− Да мало ли? − фыркнул тигр. − Встречал я всяких, и таких, что за меч хватались, когда меня видели. Хватит болтать! Зови помощь!
Человек, наконец, начал действовать, и вскоре рядом появились другие селянте, а затем и местный церковный маг. Курш его узнал по одеяниям, и тот ничуть не смущаясь подошел к зверю и к человеку, которого уже сняли со спины тигра и положили на ровную землю. Тигр все еще осторожно сдерживал в себе ощущение боли, которое продолжало действовать.
− Он тебе родственник, что ли, что ты так его боль своей магией сдерживаешь? − спросил маг.
− Не родственник, − буркнул тигр. − С каких это пор тигры людям родсвенниками начали приходиться?
− Ладно, глупый вопрос. Если тебе магию не жалко на такое, почему не излечил его сразу?
− Потому что магией меня учили людей не лечить, а калечить, − фыркнул тигр. − Давай, лечи его, пока я не решил, что ты хочешь узнать на себе мое умение калечить магией!
− Ладно, ладно, не нервничай, кошак, − пробормотал церковный маг, поднялся и начал раздавать приказы людям вокруг. По его указаниям принесли носилки, лейтенанта осторожно погрузили на них, и перенесли в местную церковь, где маг и принялся за лечение.
− Лошадь то его где? − спросил маг, когда закончил свое дело. Тигр лежал едва сдерживаясь. Он увидел такое, отчего все его цивлизованное сознание восставало, как против невозможного! Магия не просто избавляла человека от боли, Она излечивала и восстанавливала покалеченное тело, и с теперь Курш не просто понял, как это происходило. Он мог легко повторить это действие!
− Лошадь его удрала, когда меня увидела. Глупое необученое животное, − зафыркал тигр.
− В нашей стране кошаков не водилось лет сто, − заявил маг. − Уж и не знаю, как ты здесь оказался, но подозреваю, что лощадь сначала тебя испугалась, потом и его скинула.
− Угу, и он решил, что я дикий зверь и хотел меня своим мечом зарубить, да вынуть его не сумел, − объявил тигр.
− И почему ты его после этого потащил на себе, да еще и обезболивание магическое сделал?
− Потому что не мог я разумное существо кинуть на дороге умирать, − ответил Курш. − А боль его просто меня самого достала, когда я его на себя понес. Потому и глушил.
− Ладно, пойду пошлю кого-нибудь в лес, чтобы лошадь нашли. Где это случилось то?
− Далеко, наверно, я больше часа его нес с того места. Но если свет есть, то по следам найдете, где я с ним встретился.
− С факелами по лесу в такое время шастать опасно. Пожар лесной устроить не долго.
− А другого света нет, что ли?
− Магического? Ты смеешься, кошак? Магическое освещение для таких поисков стоит больше десяти лощадей.
− А до утра лошадь в лесу доживет? − спросил тигр.
− Ладно, пошлю кого-нибудь, найдут сразу или утром − ему-то уже все равно. А от зверья лошадь и сама сбежит. а тебе здесь лучше человеком обернуться, меньше проблем.
− А ты обращаться в кого-нибудь умеешь? − тут же заговорил Курш.
− Умею немного, − ответил маг. − А ты что, стсняешься, что ли? Я могу и выйти! − Он тут же покинул комнату, и Курш остался лежать на полу, рядом с постелью, где спал излеченный магией лейтенант.
Тигр проснулся с рассветом, когда за окном появилось Солнце. Он поднялся, прошелся по комнате и вышел наружу. Церковного Мага он нашел в другой комнате спящим и не стал будить. Курш прошелся по церкви, некоторое время просто изучал ее, рассматривая украшения и картины, затем сел перед главной иконой, изображавшей Черного Демона, которому здесь все молились и долго смотрел на него, пытаясь понять, кто же он такой? В мире Курша подобные существа не водились, не было даже похожих. Больше всего смущали огромные крылья за спиной ящера. Если представить, что Черный Демон умеет летать, то он должен быть размером с какую-нибудь птицу и не больше, но на соседней стене была другая картина из которой явствовало, что Черный Демон имел огромные размеры в несколько раз превышавщие размер людей, а значит, летать он не мог!
Позади послышались шаги, и тигр обернувшись увидел шедшего через главный зал человека.
− Маг еще спит? − спросил он, глядя на тигра.
− Спит, − ответил Курш. − Чего ему передать?
− Лошадь казенная нашлась, − ответил тот.
− Ну так сделай с ней что нужно, коли нашлась, − ответил тигр. − Не мне же с ней возиться!
− Я привязал ее у церковного сарая, дал ей сена и воды. Хозяин должен узнать, что мы ее нашли.
− Если считаешь, что мага можно будить, иди и буди сам, − ответил тигр, прекрасно помня слова своего первого знакомого о том, что церковных магов утром будить из-за мелких дел нельзя.
− Ладно, я пойду, − проговорил крестьянин, не решившись будить мага.
Тигр через некоторое время тоже покинул церковь, взглянул на лошадь, что мирно жевала сено у сарая и направился через деревню. Любопытных взглядов он отметил на себе не мало, но никто не посмел к нему приблизиться сам. Курш дошел до центра и вошел в заведение, над которым висел знак с кружкой и миской.
− Господин маг желает завтрак? − тут же появился рядом молодой парень.
− Да, желает, − ответил Курш. − И пиши все на счет лейтенанта.
− Какого лейтенанта? − спросил парень.
− Того, которого я вчера сюда принес на себе, − ответил тигр, глядя на мальчишку прямо. − Может, ты думаешь, что он не заплатит?
− Я спрошу у хозяина! − выпалил маленький официант и скрылся.
Через минуту появился толстяк, который тут же начал извиняться за сорванца, что еще не понимает всего в жизни.
− Эти слова − это все, чем вы можете меня накормить? − спросил Курш, глянув на человека прищуренным взглядом хищника.
− Я сейчас же принесу вам завтрак, господин маг! Сам принесу! − воскликнул человек и убежал за свою стойку. А через минуту он появился с подносом и поставил перед тигром мясное блюдо и кружку вина.


Он покинул деревню так, что никто не не заметил. Два часа спустя черный зверь оказался перед большими воротами и некоторое время смотрел на стражников, что стояли, закрывая.
− Что этой зверюге здесь надо? − спросил один из них не вытерпев.
− А ты пойди и спроси, − ответил второй, усмехнувшись, и первый шагнул к черному тигру, выставляя перед собой пику.
− Значит, ты и есть доброволец? − спросил Курш, глядя человеку в глаза.
− К-какой доброволец?
− На обращение в барана, рыкнул Курш и поднялся на задние лапы. Ему это удалось сделать без особых проблем, потому что целый день перед этим он тренировался и вставать и ходить на задних лапах, потому что в этом мире кошаки ходили подобно людям.
− Ты кто такой? − заговорил стражник.
− Неужели не узнаешь? − фыркнул тигр. − Ты еще долго будешь стоять на моей дороге?
− Что там за шум? − раздался вопрос из-за ворот, и мгновение спустя оттуда появился маг в черном балахоне. Он мгновенно сообразил все что нужно. − А ну, немедленно пропустить! − приказал он страже, и те, наконец разошлись в стороны, пропуская кошака к воротам.
− Что-то я тебя не узнаю, − проговорил маг, оказавшись за воротами вместе с тигром.
− В этом городе есть школа магии? − спросил тигр.
− Есть, конечно! − воскликнул маг. − Вы идете туда, уважаемый?
− Да, я иду туда, и мне нужен проводник, потому что я в этом городе не был ни разу.
Маг резко гаркнул назад, вызывая из каптерки молодого рядового, и рядом появился низенький солдатик, который годился разве что детей пугать.
− Пойдешь с господином магом и покажешь ему все, что он пожелает увидеть в городе! − приказал маг солдатику, и тот не прекословя подошел к кошаку.
Курш воспользовался этим случаем и вскоре парень болтал без умолку, уверенный в том, что сопровождаемому магу это и нужно. Он показал не только школу магии, но и дворец наместника и многие другие местные достопримечательности, а затем прошел вместе с кошаком к воротам, где объявил страже, что ему было приказано проводить господина мага (указание на кошака) к школе магии. Упоминание имени приказавшего, тут же заставило стражу на воротах школы шевелиться и пропустить пришедшего внутрь, где сразу же нашелся новый провоатый, и тигра довели до дверей в кабинет Верховного Магистра Школы.

Когда учителя поняли, с какой скоростью новый ученик впитывал магическуе уроки, было уже поздно. Курш не просто научился тому, чему его учили. Он за одну ночь перечитал почти все учебники магии, и на очередное утро пришел на урок не в виде кошака, а в виде человека, объявив учителю, что он "случайно" научился обращению. О том, что подобные случайности бывали в истории, он вычитал в книге, а обращению Курш научился, наблюдая за упраженениями старших учеников, которые учились обращению очень тяжело, и маг-учитель показывал им, как надо обращаться на себе. Для Курша было достаточно это увидеть и прочитать в самом магическом поле, КАК!

Занятия продолжались, и тигр еще не понимал, что тучи над ним сгустились, что маги заподозрили в нем шпиона, и уже готовились к "разоблачению". В школе появились новые "учителя" − так было сказано всем ученикам, но Курш понял, что это вранье, потому что умел слышать не только мысли, но и мысленные переговоры магов, в которых те не имея понятия о такой прослушке, обсуждали, что они будут делать с лазутчиком белых магов, которого и видели в новом ученике.

Допрос продолжался уже несколько часов. Поначалу Курш и не понял, что это именно допрос, а не простое любопытство магов, решивших узнать, кто он такой и откуда взялся. Давление вопросов постепенно нарастало, и в какой-то момент тигру прямо объявили, что он обвиняется в шпионстве, что он − шпион белых, потому что "белизна" его магии видна невооруженным взглядом "даже церковному магу'.
− Откуда эта глупость? − спросил Курш, решив, что пора переходить в наступление.
− Ты понимаешь, что спрашиваешь, ученик?! − рявкнул Магистр.
− Да, я понимаю. Вы с бодуна решили, что я якобы шпион белых и теперь пытаетесь это заявлять без доказательств. Потому я и спрашиваю, ОТКУДА ЭТА ГЛУПОСТЬ? Вы отвечать не собираетесь?
− Здесь мы задаем вопросы, а не ты! − рявкнул магистр.
− Ясно. Урока вы не знаете, господин Магистр. Плаваете в элементарных вопросах как дерьмо в проруби.
В руке Магистра возник огненный шар и маг метнул его в ученика. Вот только вместо того чтобы пригвоздить кошака к стене, шар влетел в черную лапу Тигра и исчез в ней так, словно это было не мощное боевое заклинание, а детская игрушка.
− Я полагаю, настало время объясниться, − произнес Курш, и в его лапе возникло ослепительно белое сияние.
− Малыш, не делай то, о чем потом будешь жалеть, − раздался голос со стороны, и Курш резко обернулся. Он и не увидел сразу, что рядом с ним оказался крупный серый кошак. Тот сделал шаг к черному тигру и легко взял белый клубок из когтей Курша. − Меня зовут Барст, − произнес он. − И я хочу сделать тебе одно предложение.
− Какое предложение? − спросил Курш, не дождавшись продолжения слов.
− Будем друзьями, − произнес серый кошак, протягивая ему свою лапу.
− Блокируйте магию и убейте их! − завопил кто-то из черных Магистров.
− Времени на раздумывания уже не осталось, − напомнил Барст.
− Хорошо, я согласен на дружбу, но как мы отсюда выйдем?
− Просто дай мне свою лапу, черный, − ответил кошак, и Курш больше не медлил.
Как только его лапа коснулась серого, в глазах сверкнуло, и Курш оказался посреди совсем другого зала.
− Это Серый Храм, − заявил кошак.
− Ты служишь Серому Демону? − спросил Курш.
− Можно и так сказать, − ответил Барст, и Курш вздрогнул, когда перед ним в короткой вспышке появился серый крылатый лев.
− Если желаешь вернуться на допрос к черным, просто скажи, и я верну тебя туда, − произнес Серый Демон.
− Ты пришелец из другого мира? − спросил Курш, старательно подбирая слова, чтобы выразить свой вопрос, как можно точнее.
− Так же, как и ты, − ответил крылев. − Я следил за тобой, с того момента, как ты появился здесь. И не я один следил.
− Черные тоже следили? − спросил он.
− Черные тебя потеряли, хотя, именно они виновны в том, что ты попал в этот мир.
− Они не могут быть виновны в том, в чем виновны те, кто остался в моем мире.
− Ты знаешь, как устроен тот прибор, что перенес тебя сюда?
− Я вообще не знаю, как я сюда попал.
− Магия тебя сюда перенесла. Не знаю, почему именно тебя, но именно сюда, потому что здесь черные маги построили маяк, который и вырвал тебя из твоего мира. А без знания, как строить то устройство, что взаимодействовало с маяком здесь, отсюда нет дороги назад.
− Не думаю, что в моем мире кто-нибудь пожелает повторить этот эксперимент, − произнес Курш. − И это значит, что я останусь здесь до самой своей смерти.
− В твоем деле есть одна светлая сторона, − объявил крылев. − Магия, которая зашвырнула сюда и вошла в тебя, обратила тебя в бессмертное существо.
− Бессмертное? И ты тоже бессмертен?
− Да, но я бессмертен сам по себе − такова вся моя раса. Я могу умереть только в том случае, если меня убьют.
− Разве это бессмертие? − буркнул Курш.
− При условии, что в этом мире никто не знает даже намека на способ убийства для меня, это именно бессмертие, Курш.


− Много тысячелетий назад вся магия мира была серой, − говорил учитель, прохаживаясь перед аудиторией. В то время лишь Серый Демон обладал абсолютной властью над миром, но Серому Демону не была нужна эта власть, и тогда, он пришел к первым магам, организовал первую Школу Магии, построил самый первый Серый Храм, и мир изменился. Мы не устали и не устанем повторять − вся магия мира − СЕРАЯ. Разделение не Белую и Черную придумали люди, получившие в свои руки власть и силу, после чего одни решили, что магия − их собственность и должна служить только их собственным интересам, другие заявляли, что магия должна служить всем. Первые назвали себя Черными, вторые − Белыми, и началось первое противостояние, которое через несколько веков вылилось в Страшную Войну, едва не погубившую весь мир. Лишь возвращение Серого Демона и его вмешательство в дела магов не позволили безумцам погубить мир.
Лекция продолжалась. Большинство слушателей впитывало эту информацию как есть и вероло учителю, но были среди молодых учеников и иные существа − те, что подходили ко всем рассказам критически и осмысленно. Тем, что искали самые малые изъяны в логике, тем, что желали найти нестыковки и показать свое умение их находить. Лекция давно закончилась, а слушатели все еще не покидали зал, разговаривая друг с другом и проверяя свои догадки.
Мысль Курша была совсем о другом. Он раздумывал о том, правильно ли сделал, согласившись учиться в Сером Храме? В мире существовали три Силы. Курш причислял себя к черным, но не желал верить в их злодеяния. Он не хотел быть таким! И теперь, находясь среди серых, которые по его мнению претендовали на мировое господство в магии, он искал смысл своего нового существования.
− Привет, ты появился здесь недавно? − раздался голос рядом, и Курш от неожиданности вскочил. Неожиданность была в том, что неизвестный появился так незаметно, что Курш этого не услышал. Он обернулся и замер, глядя на белого кошака.
− Кто ты? − спросил он, наконец, совладав с собой.
− Меня зовут Иррава, − и Курш понял, что это самка кошака, а не просто кошак. − Мне казалось раньше, что в Серый Храм не допускают черных.
− И кто бы поверил в общность магии мира, если бы черных не пускали? − спросил Курш. − И почему не пускать черных, но пускать белых?
− А ты уверен, что я белая? − спросила тигрица.
− Возможно, я плохо различаю цвета, − буркнул тигр и лег на прежнее место.
− Ты не будешь против, если я лягу рядом? − спросила она.
− Зачем мне быть против?
− Не знаю. Предрассудки давно правят этим миром, а не разум.
− И кто же тебя такому научил? − спросил Курш, вновь оборачиваясь к тигрице.
− Моя мать. Ее убили много лет назад.
− Ты, наверно, хочешь отомстить убийцам?
− Я уже давно им отомстила, − заявила Иррава. − А ты так и не назвал своего имени.
− Я − Курш, − ответил он. − Тебе интересно разговаривать с черным?
− Мне интересно разговаривать с тем, кто от меня не шарахается, как все остальные.
− И почему же тебя боятся? Неужто Белая Справедливость столь жестока?
− Кроме Белой Справедливости, существует еще и Справедливая Ярость, кошак. Знаешь, что это такое?
− Не знаю, − буркнул он.
− Удивительно. Ты, наверно, плохо учился, если не знаешь что такое.
− У белых это считается правильно, делать выводы на пустом месте и считать их абсолютно непогрешимыми? − спросил Курш. − Я в Сером Храме всего несколько дней, и попал на первый круг позже, чем все остальные.
Тигрица умолкла, и Курш не смотрел на нее. Движение в аудитории постепенно затихло, и вскоре на кафедру вышел очередной лектор. Он рассказывал о теории магии, и некоторое время Курш слушал слова человека, который по его мнению иногда нес такой бред, что хотелось заткнуть уши.
− Мне показалось, что последнюю лекцию ты пропустил мимо ушей, − произнесла Иррава, когда они вдвоем покинули аудиторию.
− будь моя воля, такой лектор мгновенно вылетел бы из школы, − ответил Курш. Он заметил, что тигрица остановилась и смотрит куда-то мимо него. Курш развернулся и чуть не столкнулся с лектором, о котором столь нелестно отозвался.
− И что же вам не понравилось в моей лекции? − спросил человек, глядя на тигра сверкающим взглядом.
− Понимаете ли, сэр, − заговорил Курш. − Вы на лекции несли столь редкостный бред, что мне хотелось сбежать. И я этого не делал только потому, что в правилах для учеников прямо записан запрет на уход с лекций.
− Ах вот как. Стало быть, вы лучше знаете, как читать лекции по теории магии, так?
− Все может быть, − тихо проговорил Курш.
− Ах вот как?! − воскликнул лектор. − Покажите мне свой документ, я хочу знать, какой неуч дал вам рекомендацию на обучение в Сером Храме!
Курш медленно достал из кармана серый медальон, от вида которого учитель на мгновение замер, а затем рванулся с места и быстро скрылся.
− Чего он испугался? − спросила Иррава, останавливаясь рядом.
− Вот этого, − ответил Курш, показывая свой медальон тигрице. Та достала свой и теперь рассматривала два медальона, пытаясь найти в них разницу. Разница была лишь в именах учеников, которым принадлежали медальоны.
− Эй, серый! − рыкнул Курш, проходившему мимо человеку.
− Чего? − спросил тот, задержавшись.
− Покажи свой медальон, − произнес Курш, показывая свой. − Хочу посмотреть разницу между твоим и моим.
− Тебе больше нечем заняться, черный? − спросил тот, пятясь от тигра.
− Не понимаю, почему здесь все такие трусливые? − пробормотал Курш. − Я что, прошу дать мне тебя укусить за руку, что ли?! − рыкнул он, и студент сорвавшись с места тут же скрылся.


Белые маги со страхом смотрели на серого крылатого льва, прохаживавшегося по приемной перед кабинетом Белой Драконицы. Они, конечно, знали, что крылев их не тронет, пока они не нарушили какой-нибудь серый закон, но маги считали, что Серый Демон может в любой момент выдумать какой-нибудь предлог, наподобие того, который был предъявлен группе старых магов, когда-то помогавших проштрафившемуся верховному Магистру Белых, построившего Черный Маяк и поплатившегося за это своей жизнью и жизнями многих других магов и не только магов.
Встреча Белого Дракона и Серого Демона начиналась с официальных приветствий, после чего Белая выпроводила из своего кабинета всех своих помощников и секретарей, оставив лишь одного, который затем получил приказ проверить все двери, чтобы за ними не оказалось никаких шпионов.
− Ты могла бы просто придти ко мне, а не устраивать этот спектакль, − произнес Барст, вставая перед драконицей.
− Мне кажется, мы договорились, что не будем друг с другом ругаться из-за глупостей, − ответила она. − Разве не так?
− Да, конечно. Извини, − произнес он и умолк, ожидая ее слов.
− Я хочу знать, где сейчас находится Черный Демон и чем занимается. И мне известно, что ты знаешь, где он.
− Понимаешь ли, Красавица, я тебе уже говорил, что не стану помогать тебе убивать Черного Демона, − заговорил крылев. − Меня, знаешь ли, совсем не прельщает перспектива, в которой сюда явится новый Черный с совершенно неизвестными намерениями, который может оказаться инициатором новой мировой бойни из-за цвета бантиков. И поэтому, я сделал кое-что такое, что тебе, быть может, сильно не понравится, но это дело я считаю правильным.
− Что? − рыкнула драконица.
− Я научил Черного Демона скрывать свою Силу. От всех, кроме меня, разумеется. И он сейчас находится в таком месте, где ты его сто лет искать будешь, но так и не найдешь. Черные его тоже ищут, но он не желает иметь с ними ничего общего. И всему Миру будет намного лучше, если Черный Демон так и останется в тени. По крайней мере, до тех пор, пока не произойдет что-то сверхнеординарное, а такого ожидать не приходится.
− Черные могут построить новый маяк и вытащить его из любого места, где бы ты его ни прятал! − воскликнула драконица.
− Надеюсь, ты не станешь им это подсказывать, − проговорил крылев. − Полагаю, на этом мы можем растаться, если у тебя нет иных дел ко мне.
− У меня нет сейчас иных дел, − заявила она, и крылев чуть поклонившись исчез во вспышке невидимой Силы.












 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Межзвездный мезальянс. Право на ошибку" С.Ролдугина "Кофейные истории" Л.Каури "Стрекоза для покойника" А.Сокол "Первый ученик" К.Вран "Поступь инферно" Е.Смолина "Одинокий фонарь" Л.Черникова "Невеста принца и волшебные бабочки" Н.Яблочкова "О боже, какие мужчины! Знакомство" В.Южная "Тебя уволят, детка!" А.Федотовская "Лучшая роль для принцессы" В.Прягин "Волнолом"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"