Mak Ivan: другие произведения.

Велико-кошачий шовинизм

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Писалось маленькими кусочками, поэтому возможны маленькие нестыковки.
    продолжение "Яблока раздора".

Ivan Mak


Велико-кошачий шовинизм.

(или Яблоко раздора - 4)


Мир замер в ожидании. После публичных расправ никто не посмел высказываться на счет результатов референдума даже после того, как он закончился и началась работа счетной комиссии. Председатель этой комиссии дрожал от страха, считая, что Императрица его сожрет, если он в чем-нибудь ошибится, и человек старался что было сил.
Результат был получен, как это и планировалось, первым же утром после окончания референдума. И председатель лично передал драконице Юни Версе распечатку с ним.
− Отлично, − произнесла она, прочитав бумагу. − Вы идете со мной, председатель.
− Куда? − с дрожью спросил он.
− В студию, где нас ждут неудавшиеся завтраки, − усмехнулась она. Человек вздрогнул, осознав сказанное, но ослушаться не смел.


− Выбор сделан, − заявила Императрица Юни, оказываясь перед телекамерами. − И сейчас я уверена в том, что сделала правильный выбор, потому что по результатм референдума, − она показала всем лист с текстом, − за этот вариант проголосовало сорок три процента респондентов. Наша будущая метрополия − Мир Кошек − Фелая! В ближайшее время я лично отправлюсь туда, чтобы подписать все документы о переходе под юрисдикцию Фелаи и принести личную присягу правительству, которое станет нашим правительством! Радуйтесь, господа, Выбор почти половины мира совпал с моим личным выбором!

* * *

− У тебя есть какой-то интерес в этой разборке кланов, Альфа? − спросила драконица.
− Это не просто разборка кланов, Юни. Это разборка, в которой пострадали мои личные интересы. Кроме того, ты сама знаешь, каково сейчас положение. Любая лишняя искра может привести к новой войне кланов. А она не нужна ни мне, ни тебе. Ведь так?
− Да, Альфа, именно так. Я, к сожалению, не могу тебе сейчас помогать, Альфа, я должна лететь на Фелаю. Но, думаю, ты не откажешься от другой помощи? − Юниверса сморела на самку скартов прямо, и та замерла, обдумывая сказанное.
− Ты гарантируешь мне, что твой пожиратель не сожрет меня? − спроила Альфа.
− Если ты не станешь его сама запихивать в свое брюхо, у него не будет повода. А без повода илариане никого не касаются. И не вздумай при нем называть его пожирателем, Альфа!

− Он разозлится?
− Это не нравится не только ему, но и мне. Мы же с тобой об этом говорили!
− Ладно, я буду себя держать. Ты ему сама все расскажешь, или мне его вызывать?
− Я расскажу сама, а то он меня к кошакам ревнует и может захотеть лететь со мной на Фелаю.
− Если он улетит с тобой, я останусь ни с чем, Юни!
− Я поговорю с ним, и ты не останешься без поддержки, Альфа. Это я тебе обещаю.
− Спасибо.

* * *

Берс кричал и вырывался изо всех сил, а его палачи только смотрели и смеялись над ним. Человек совершенно обессилел и уже не мог сопротивляться большому черному ящеру, продолжавшему его затягивать в свое чрево.
− Будьте вы все прокляты! − выплюнул свои последние слова Берс, когда перед его глазами сомкнулись зубы хищника, и он окончательно провалился во тьму.

Рагс ничуть не сомневался в том, что делал. Враждебное поведение существ, к которым он попал, однозначно указывало на то, как надо с ними обращаться, и когда одно из них оказалось в его клетке, Рагс сожрал его, как этого и желали другие, наблюдавшие за ним существа. Пища ему была нужна, но в то же время, Рагсу была нужна и информация, поэтому, проглотив жертву, он переключился в режим захвата, и в несколько секунд считал всю информацию из сознания съеденного существа.

Космопорт Молерна принимал пиратскую "Крысу" по стандартной схеме. Хозяин корабля еще находясь на орбите подписал контракт, согласно которому десять членов экипажа после посадки поступали на службу в местные органы охраны порядка, и эта служба была оплатой за прием и место на стоянке кораблей.
Капитан прекрасно знал эти порядки и в команде уже были десять "добровольцев", которые должны были пойти на эту службу.

− Добровольцев можете забрать сразу, − произнес капитан, встретив группу контроля у трапа.
− Сначала карантинный контроль, − объявил командир группы, давая знак своим подчиненным начинать.
− У нас нет никаких пробелм на корабле. У меня хороший биолог в команде, и он может гарантировать.
− Знаем мы этих ваших кораблеьных биологов! − выпалил еще один проверяющий, оставшийся рядом с командиром, а не ушедший как остальные внутрь "Крысы". − Нанимаете их в кабаках после пьянки и считаете, что любой алкаш способен защитить вас от космической дряни.
− У нас не было никаких проблем на корабле вот уже полгода.
− А полгода назад что было? − резко спросил проверяющий.
− Ерунда. Двое раздолбаев простудились, потому что заснули под неисправным кондиционером, − ответил капитан.
− Космической простудой? − продолжал напирать человек.

− Да вы спятили! − воскликнул капитан, прекрасно понимая, что называет проверяющий "космической простудой" − этой фразой называли в космосе редкие космические болезни, схватив которые экипаж обычно вымирал под корень. Легенды о таких болезнях ходили по всему космосу, и из-за них пираты обходили стороной кладбища космических кораблей, где раньше не редко возникали драки из-за каких-нибудь старых железяк, выброшенных на свалку "главной цивилизацией".
− У вас есть инопланетяне или инопланетные животные на борту? − начал формальный допрос проверяющий.
− Есть. У меня половина экипажа из инопланетян. Но все они входят в дозволенный список, уродов на моем корабле нет.
− Что с животными? − потребовал человек.
− Один ящер в клетке. Мы его везем к заказчику.
− Ящер, − буркнул человек и дернулся. − Показывайте! − приказал он, и капитан, поняв, что иного выбора нет, повел его к отсеку с товаром, где уже во всю орудовали местные таможенники, проверяя груз. Понятия "незаконный груз" или "контрабанда" на Молерне не существовало, но если что-то из груза относилось к таковым в иных мирах, с хозяев кораблей брали дополнительную мзду, поэтому проверяющие старались во всею, проверяя каждую коробку с продовольствием и тряпками.
Командир приказал своему помощнику открыть дверь, за которой находилась клетка с ящером, и прошел туда, ничуть не опасаясь, потому что "знал", что ящер не выйдет из своей тюрьмы и не окажется прямо под дверью, ожидая, кого бы слопать?
− О, демоны космоса, − пробормотал себе под нос провряющий, увидев ящера в клетке, и тут же кинулся на выход. Капитан и не понял, почему, а покинув помешение с клеткой обнаружил, что все проверяющие покинули корабль.
− В чем дело? − заговорил он, выходя наружу, где все еще оставался командир группы проверки.
− Вы привезли с собой ящера-феникса, − произнес человек. − И это означает только одно. Вам не дается разрешение на стоянку. Вы должны немедленно покинуть космопорт и более не имеете права приближаться к Молерну ближе, чем до второй внешней зоны. На взлет вам дается полчаса времени, после этого − пеняйте на себя. − Человек развернулся пробежался к ожидавшей его машине, и та быстро укатила, выпуская в воздух две красные ракеты, что для всех снаружи означало одно − корабль не принят и объявляется чрезвычайно опасным.
− Что за дьявол? − выругался капитан и ушел в корабль.
− Биолога ко мне в рубку, быстро! − рявкнул он в микрофон коммуникатора и направился туда.
− Мне долго ждать?! − чуть ли не зарычал капитан. − Сильбер!
Сильбер появился в рубке через полминуты.
− В чем дело, Сильбер? Где биолог?
− Боюсь, что его нет, − ответил первый помощник.
− Как это нет?!
− Ребята повздорили пару дней назад, и Берса... − помощник замолк.
− Так в чем дело?! Где Берс?!
− Его скормили ящеру, − отозвался, наконец, Сильбер.
− Что-о?! Почему мне никто не сказал?! Вы, идиоты! Кто это сделал, Сильбер?! Отвечай, мать твою! Я с этих подонков шкуру спущу! Из-за них нас не пускают на планету!
В рубке раздался сигнал вызова, и капитан включил связь.
− У вас осталось пятнадцать минут до взлета. Если не выполните приказ, мы откроем огонь, − раздался резкий голос. − Вы все поняли?!
− Нам надо еще двадцать пять минут на подготовку взлета! − выкрикнул капитан в микрофон. − У нас обычный корабль, а не военный суперкрейсер!
− Что происходит, капитан? − спросил помощник, когда связь выключилась.
− Этот ящер, которого мы подрядились привезти, оказывается какой-то неправильный! Из-за него нас и не пускают. И из-за него нас больше не пустят на Молерн.
− Значит, нам надо от него избавиться, капитан. Я полагаю, надо просто выкинуть его в момент старта. И пусть эти козлы сами рабираются с этой заразой, коли так с нами поступили!
− Иди и подготовь его к сбросу, Сильбер, как только будешь готов, сообщай мне, мы сразу же взлетим.
− Да, капитан.
− И еще, тех, кто виновен в смерти биолога, тоже сбрось. Сам придумаешь, как это сделать!
− Как прикажешь, капитан. Но среди них наш энергетик и кок.
− Дьявол вас разбери, Сильбер! Вы что, идиоты, и ничего не понимаете?!
− Этот урод, Берс...
− Мне плевать! Иди и делай, что сказано! − заорал капитан, и помощник ушел.
Через минуту по кораблю разнесся сигнал оповещения о старте с планеты, и всем было приказано занять свои места в противоперегрузочных креслах.


− Ваше Превосходительство, − поднялся с места дежурный, когда в аппаратную вошел Главнокомандующий космической обороны Молерна.
− Что там с этой пиратской "Крысой"? − спросил он.
− Зафиксировано начало подготовки к старту, − ответил дежурный. Орудия готовы к бою, и мы можем их уничтожить прямо сейчас.
− Пусть взлетают и убираются, − приказал Главком. − И включите для меня связь по четвертому каналу.
− Да, Ваше превосходительство, − дежурный тут же сделал, что приказано, и Главком опустившись в свободное кресло включился в связь. Спутниковый оборонный комплекс рапортовал о готовности к работе.
− Возьмите в прицел крысу, взлетающую из нашего космопорта и ведите ее до орбиты, − приказал человек. − Огонь открывать только по моему приказу!
− Они стартуют, − объявил дежурный.
− Следите за ним всеми возможными средствами, − приказал Главком и сам теперь смотрел в монитор, где высвечивался рапорт системы глобального наблюдения.
− Они что-то сбросили из грузового отсека, Ваше Превосхосительство! − воскликнул дежурный.
− Визуальный контакт есть?!
− Да! Вспыхнул большок экран и на нем появилась картинка с кувыркающимся грузом, падающим с небес.
− Орбита, огонь по объекту! Уничтожить! − приказал Главком, а камера слежения продолжала показывать падающий груз. В один из моментов изображение остановилось и компьютер увеличил его. Теперь было четко видно, что это клетка, в которой находилось некое темное существо.
− Это ящер-феникс, − объявил дежурный. − Идентификация стопроцентная! Мы еще можем его уничтожить ракетами земля-воздух.
− Не стрелять, − приказал Главком. − Ящера-феникса таким дерьмом уничтожить невозможно. Против него есть только одно оружие, и его у нас сейчас нет.


На месте падения были обнружены только обломки стальной клетки, разлетевшейся на куски при ударе о скалы. Рядом были найдены и следы крови, которые немедленно переправили специалистам, и те дружно заявили, что это кровь обычного человека, а не инопланетного существа. И, тем более, не кровь ящера-феникса, о котором было известно не так много, но достаточно, чтобы понять, какая у него кровь может быть, а какой быть не может. Кровь человека у ящера быть не могла.


Берс проснулся, едва веря в то, что происходит. Он лежал в чистой постели, накрыт чистым одеялом, в окно светило солнце, а за шелестела зеленая листва. Он поднялся и осмотрел себя. Одежды на нем не было, но она лежала рядом, аккуратно сложенная на стуле. И не та старая, в которой он ходил последние месяцы, а совершенно новая и чистая. Берс подошел к стулу, пощупал одежду и решил, что она тут вряд ли лежит для кого-то другого, кроме него. Он медленно одевался, пытаясь вспомнить, что же произошло. Последней картиной в сознании было ощущение чужой теплой плоти, окружившей его и большие белые клыки ящера, сомкнувшиеся перед лицом.
− Я сошел с ума? − спросил он сам себя вслух. Больше для того, чтобы проверить, может ли он говорить, чем для того, чтобы получить ответ.
− Ты не сошел с ума, человек, − раздался голос со всех сторон, и Берс резко обернулся, после чего прокрутился на месте, пытаясь увидеть, откуда с ним говорят и где находится камера, через которую на него смотрят. Но так ничего и не обнаружил.
− Кто вы? − заговорил он громко. − И где я?!
− Ты находишься в плену, − заявил голос. − А я − тот, кто тебя сожрал. Меня на языке людей называют ящер-феникс
− Значит, ты разумен? − произнес Берс. − И ты не убил меня.
− Я − разумен. А твое тело я убил и использовал как пищу.
− А мое сознание? Я же ощущаю себя!
− Твое сознание находится в моей голове в виде отдельного контролируемого потока, помещенного в подходящую среду, в которой тебе не наносится существенный вред.
− А несущественный? Ты считаешь себя в праве держать меня так?
− Я могу просто отключить твое существование, и это будет более разумно, нежели то, что я сделал.
− Тогда, зачем ты это сделал?
− Мне нужна некоторая информация о твоей расе, которую я могу получить и иными способами, но этот способ − наиболее быстрый. Он достаточно прост и основан на инстинктах самосохранения, имеющихся у всех разумных, в том числе и у людей. Ты, как представитель своего вида, желаешь жить дальше, а не исчезнуть навсегда, и поэтому у тебя есть выбор. Либо ты сотрудничаешь со мной, либо прекращаешь свое существование. Если твое сотрудничество окажется достаточно плодотворным для меня, возможно, мои хозяева сочтут возможным вернуть тебе твое старое тело или создать для тебя новое, и ты после этого получишь и полную свободу. А сейчас ты делаешь свой выбор, человек. Сколько тебе нужно на это времени?
− Чтобы решить, я должен знать, кто твои хозяева и каковы их цели?
− Название расы моих хозяев тебе ничего не скажет, человек. Наиболее близкая раса, на которую они похожи, существует только в ваших сказках − это эльфы.
− Эльфы? − удивленно воскликнул Берс. − А кто тогда ты? Дракон?
− Можешь называть меня драконом, если тебе так хочется, мне без разницы.
− А у тебя своя воля есть, ящер?
− Есть. Я − разумное существо, и как всякое разумное, обладаю волей и разумом. И еще, у меня есть имя. Меня зовут Рагс. А твое имя мне уже известно, Берс.
− Хорошо. Я согласен на сотрудничество, но при одном условии. Если я пойму, что твои дела идут против всех людей и несут вред расе людей, я откажусь от этого.
− Ты служил на пиратском корабле, а пираты несут вред не только расе людей, но и множеству других рас. Ты это прекрасно понимаешь, но ты это делал.
− Да, делал, потому что я желал жить.
− Прекрасно, Берс. Сейчас я переведу тебя в реальность, и ты получишь первое задание, Берс. Твоя задача − войти в город людей на планете Молерн и получить статус законного гражданина. Законность, прямо скажу, не особенно требуется на пиратской планете, но ты и сам должен понимать, каковы ваши законы, поэтому иди.

Пол под ногами Берса исчез и он повалился на траву, возникшую вместо него. Стены вокруг тоже исчезли и остался лишь лес и высокая трава. Берс медленно поднялся. Лес он узнал сразу же, потому что уже бывал на Молерне. Но место было незнакомо, и он осмотревшись двинулся в сторону, где, как ему показалось, слышался шум местной цивилизации.
− Фениксов тебе лучше не вспоминать, Берс, − раздался голос в голове, и Берс дернувшись едва не повалился на землю, цепляясь за корягу. − Не дергайся. Я тебе контролирую постоянно, и ты не можешь от меня уйти, как не можешь уйти от самого себя. Твое тело сейчас − не настоящее тело человека, а модель, которую я построил. И некоторые твои ощущения будут для тебя необычны.
− Я хотя бы похож на человека? − спросил Берс, касаясь своего лица. − Не выгляжу серой куклой?
− Одежда на тебе зеленого цвета, если я правильно разобрался в ваших цветовых ощущeниях.
− Да, зеленая, − произнес Берс, глянув на себя.

Драка была короткой. Берс внезапно понял, что оказался не в простом теле. Казалось, оно действовало само и понимало самые слабые намеки на действия, и за полминуты четверо нападавших остались лежать на земле, а в голове появился голос феникса, объявлявший, что этих четверых следует съесть, чтобы не осталось свидетелей и чтобы пополнить силы, растраченные во время драки.
Берс от подобного едва не вскипел, но ящер не стал заставлять его делать то, чего Берс делать не желал, и человек пошел дальше через лес, оставив нападавших на милость случая. Они должны были скоро очнуться и, быть может, не попались бы в беспомощном состоянии какому-нибудь местному хищнику.
Поселок попался по пути уже через час, и Берс остановился там, обнаружив в своем кармане не только документ, которого хватило местному стражу, но и золотые монеты, больше всего ценившиеся в мире космических пиратов.

Ночной мысленный диалог человека и феникса изредка прерывался просмотром местнгоо новостного канала, на котором велся репортаж с мест где велись поиски "опасного инопланетянина", проникшего на планету. Именно этим проникновением объяснялась стрельба по пиратской "Крысе", не выполнившей указание военных властей Молерна.
Поиски, впрочем, быстро закончились ничем, и лишь обломки упавшей клетки, да образцы крови стали трофеями поисковиков, и только один человек знал точно, чья это была кровь, куда делся 'опасный инопланетянин', и кого, собственно, так называли местные военные. Слов о ящере-фениксе с экранов местного телевидения так и не прозвучало.
Говорили они о многом. Любопытство человека для феникса стало некоторым сюрпризом, и он без особых раздумий удовлетворял его, рассказывая о таких вещах, какие людям и не снились. Одна только магия эльфов, служившая основой неуязвимости феникса, приводила Берса в такое состояние, что оно заражало ящера, заставляя того рассказывать больше и больше.
Впрочем, для себя Рагс решил, что если эти расспросы зайдут дальше чем дозволено, то он никогда не выпустит Берса на волю, да этого и сами хозяева не позволят.

"Стой" − приказал голос в голове, и Берс остановился. Он осмотрелся вокруг и не увидел ничего примечательного, кроме витрины зоомагазина, в которой было множество клеток и клеточек с самыми разными зверями. − "Зайди туда." − Берс повиновался. Он и не мог ослушаться феникса, а ящер уже вел его дальше через магазин и остановился у прилавка, за которым стояла большая коричневая образина с длинным хоботом вместо носа.
− Покажи мне эльфа, − произнес Берс не по своей воле.
− Какого такого эльфа? − забулькал продавец, и Берс заговорил свловами, каких раньше ни в жизнь не смог бы произнести, из его горла исходило странное клокотание, которое для обладателя хобота явно что-то означало, и он согласившись непонятно на что скрылся за портьерой и вернулся с клеткой, в которой сидело маленькое существо, которое действительно нельзя было назвать никак иначе, кроме как эльф.
Феникс взял клетку из рук хоботоносого, быстрым ловким движением открыл ее и достал из нее эльфа, после чего Берс чуть не заорал, потому что из его рта выскользнул длинный тонкий язык, который мгновенно обернулся вокруг эльфа и утянул его в рот человека, и маленькое существо оказалось тут же проглочено.
Продавец задергался и закричал, но Берс, подчиняясь невидимой воле феникса унесся из зоомагазина на улицу, а там со всех ног помчался прочь. Человек так бегать не мог, но Берс уже знал, что находится в теле нечеловека и не удивлялся этому бегу. Не понимал он только того, почему феникс сожрал эльфа. Берс не сомневался, что эльф именно сожран. И лишь оказашись в лесу за городом он рухнул на траву и провалился во тьму беспамятства.

− Меня зовут Лабранирэль, − раздался тихий голос над ухом, и Берс, открыв глаза, снова обнаружил себя в чистой комнате, в чистой постели, и в окно светило солнце. Он повернул голову на голос, но ничего не увидел, кроме стены. − Не ищи меня, ты меня сейчас не увидишь, человек.
− Кто ты? − спросил Берс.
− Я − эльф. Феникс, которого вы привезли, теперь принадлежит мне. Он тебе это сам подтвердит, если хочешь.
− Какой мне прок с этого подтверждения, пока я в плену?
− Твой плен скоро закончится, человек, − ответил эльф. − Я знаю, что ни у тебя, ни у кого-либо еще из людей нет никакого доверия к ящерофениксу, но у меня нет выбора, и я могу просить о помощи только тебя.
− Помощи в чем?
− Помощи в установлении нормального контакта между нашей расой и остальным космосом. Контакт этот затруднен тем, что мы слишком сильно отличаемся от вас, но это отличие преодолимо, если не делать из него трагедию.
− Почему ты не показываешься мне, если хочешь контакта?
− Ты меня уже видел, человек.
− У меня есть имя − Берс.
− Извини, Берс, я еще не знаю всех тонкостей вашего этикета, а феникс в нем разбирается еще хуже. Мне нужно твое принципиальное согласие на наше сотрудничество, Берс. Как только ты его дашь, мы договоримся о том, как я буду выглядеть, и ты меня увидишь.
− Я уже давал согласие на сотрудничество с фениксом. Его не достаточно?
− Феникс − подчиненное существо, Берс. И согласие ты должен дать мне. Прямо.
− Хорошо, я согласен, − ответил он. − Я долго еще буду находиться здесь?
− Феникс по незнанию совершил несколько ошибок, и твоего тела больше не существует. Есть только визуальная модель, которую ты и видишь. Тело самого феникса сейчас принадлежит мне, поэтому ты не можешь им воспользоваться. Ты сможешь получить новое тело только после того, как я вернусь в свой мир. Или если удастся найти свободного феникса, но это маловероятно. Поэтому, тебе придется быть там, где ты сейчас находишься.
− Я здесь просто сдохну от безделья.
− Я могу предложить тебе там не мало развлечений, Берс. И еще, иногда, буду давать тебе возможность погулять снаружи, передавая управление телом, в котором мы оба находимся, но только на очень короткое время.
− В таком случае, зачем вообще я тебе нужен? − спросил Берс.
− Твой вопрос смешон. Ты предлагаешь мне убить тебя?
− Нет, я этого не предлагаю.
− Тогда, что ты предлагаешь? Назови свое решение ситуации, в которой мы оказались? У тебя ведь есть свое собственное тело, я не поверю, что феникс его уничтожил.
− Да, Берс, у меня оно есть. Только есть одна маленькая проблемка, из-за которой и не состоялся нормальный контакт между нами и иными разумными. Мы слишком малы, и нас просто никто не принимает всерьез.
− Но, все равно, получается, что ты имеешь два тела − свое и феникса, а я − ни одного.
− У тебя совершенно нет терпения, Берс? Тебе надо всего-лишь чуть-чуть подождать, пока я не доберусь до дома. И там ты получишь и новое тело и полную свободу. Если же ты действительно поможешь нам установить нормальный контакт с остальным космосом, ты получишь еще и приличную награду за это.
− В таком случае, что ты предлагаешь мне делать сейчас? − спросил он, подымаясь с виртуальной постели.
− Сейчас ты мысленно представишь себе вид, в каком хочешь увидеть меня, − произнесла она. Берс на несколько мгновений задумался, а затем в его голове возникла шальная мысль, и в ту же секунду перед ним словно нарисовался в воздухе выдуманный образ.
Берс не представлял себе эльфийку, а представил совсем иное существо, о каком мечтал когда-то давно в детстве. И перед ним возникла большая кошка, похожая на львицу, вставшую на задние лапы. Львица эта несколько мгновений смотрела на него, хлопая ресницами, затем взглянула на себя и заговорила человеческим голосом.
− Где это ты видел таких существ? − спросила она, и позади нее шевельнулся длинный хвост с кисточкой на конце.
− Я их и не видел, − проговорил Берс. − Ты сказала представить, я и представил.
− Хм, − она разввернулась, осматривая себя сзади, затем глянула на переднюю лапу-руку, растопырила пальцы, и на них выскочили острые когти. − Не плохая у тебя фантазия, однако. − За одну такую модель можно получить хорошую премию.
− А вам для чего-то нужны модели подобных существ? − спросил он.
− Да, Берс. Разнообразие природы − это одно, а разнообразие фантазии − совсем другое! Ты можешь придумать что-нибудь еще такое? − спросила она.
− Могу, − ответил он. − Только я хочу за это кое-что получить.
Она глянула на него, и Берс ощутил холодок, пробежавшийся по спине от этого хищного взгляда. И на мгновение он пожалел о том, что выдумал такую зверюгу.
− Не трусь, Берс, − произнесла львица. − Бояться хищника в виртуальности − это самое смешное, что можно только придумать!
− Действительно? − пересросил он и мысль его обернулась совсем в иную сторону.
Мгновение спустя он лежал на полу, и львица прижимала его к полу своим телом. Берс едва верил в возможность подобного, но оно было, и он понял, что его уже ничто не сдерживает от того, чтобы осуществить самую невероятную свою фантазию.


В полутьме ночи на берегу ручья сидел черный ящер. Перед самым его носом на ветке дерева расположилось маленькое человекоподобное существо. Эльфийка ни на мгновение не прерывала мысленную связь с фениксом, и в голове ящера, в маленьком виртуальном мирке продолжалось действие, которое Лабранирэль не прекращала, потому что оно нравилось и ей самой.
− Кажется, я нашла способм как его привязать к себе, − тихо произнесла она для ящера.
− Ты считаешь, что сексуальная связь для них имеет достаточно большой приоритет? − спросил Рагс.
− Не просто считаю, я в этом уверена. Я и раньше удивлялась тому, как много уделяется внимания этому делу на их развлекательных каналах, и теперь поняла окончательно, почему. Пора и нам приступать к делу, Рагс. Слушай мою мысль.
Феникс повиновался. Эльфийка смотрела на него, и под ее взглядом тело ящера начало меняться. Изменилась форма лап, головы, тела, и вот уже перед ней сидит не черный ящер, а крупная кошка соломенного цвета, которую любой человек назвал бы львицей.
Львица некоторое время шевелилась, ходила по кругу, пробуя новую конфигурацию тела, затем остановилась напротив ветки, где сидела эльфийка и раскрыла пасть.
Лабранирэль легким движением запрыгнула на язык большой кошке, и та тут же проглотила ее.
Еще через несколько минут львица вновь зашевелилась, проверив себя, встала на задние лапы и двинулась через ручей, направляясь к дороге, что вела к городу.

− Здравствуй, Слоник, − произнесла инопланетянка, остановившись перед прилавком за которым стоял хоботоносый увалень. − Тебе привет от Керка.
− Что? − дернулся тот и тут же нажал кнопку под столом.

− Знаешь, первым делом я расскажу всем, что ты продал Робинзона, Слоник. Знаешь, на какую сковородку тебя Керк посадит после этого?
− Чего тебе надо? − забулькал продавец.
− Мне нужна одна ма-аленькая бумажка. В которой будет сказано, что ты продал большую инопланетную кошку человеку по имени Берс. Продал не за деньги, а за услугу, которую он тебе оказал. Тебе объяснять, какую именно?
− Какую? − спросил тот.
− Он избавил тебя от хищника, который собирался отгрызть твой хобот, Слоник! − зарычала львица, хватая продавца за его длинный нос.
− Отстань от меня, зверюга! − закричал он, и в этот момент позади львицы оказалось несколько вооруженных людей из местной стражи.
− Отпусти его, или мы откроем огонь! − выкрикнул офицер.

− У вас, мальчики, такая опасная работа, и вы защищаете воров, − произнесла львица, медленно оборачиваясь к ним. Люди едва удержались, чтобы не начать стрельбу, и только отсутствие резких движений инопланетянки не дало им повода для этого. Она все еще держала продавца за нос, вытянув его так, что он чуть ли не переваливался через прилавок, за которым стоял.
− Вы действительно желаете, чтобы я его отпустила? − спросила она, глядя прямо на командира.
− Отпусти! − приказал тот, и львица разжала когти. Хобот продавца, сжался словно резиновый, ударяя хозяина в лоб, и тот отшатнувшись от прилавка едва не рухнул за ним.
− А теперь ты пойдешь с нами, и если дернешься, получишь пулю в лоб, − заявил человек.
− Как скажете, − согласилась инопланетянка.


− Лабра Нирэль, − назвала она свое имя, когда ее привезли на допрос и усадили перед комиссаром участка. − С планеты Антитар. Можете не искать, ее нет в ваших каталогах.
− Каким образом ты оказалась здесь, если твоей планеты нет в каталогах?
− Меня привезли в клетке и держали в ней как дикое животное. А ваш подзащитный слоник меня продал.
Инопланетянке легко удалось отбрехаться, имея все знания человека. Нападение на продавца магазина, как таковое, засчитаное ей не было, так как местные стражи и сами знали, что этот "зоолог" не брезгует продавать и разумных существ, а это даже по меркам пиратов было делом дурно пахнущим. Официально, на Молерне собственность одних разумных над другими считалась незаконной, и поэтому львица вскоре получила все документы, удостоверяющие ее личность, и уже через два часа она покинула участок, получив даже предложение поступить на службу, так как хранителей порядка на Молерне хронически не хватало всегда и везде.
Львица пообещала подумать над этим предложением и снова отправилась в город, где без особого труда получила все, что желала − место в гостинице и кучу наличных бумажных денег, обменянных на золотые монеты.

Машина мчалась через молернскую степь. Позади нее подымался и рассеивался шлейф пыли, и путь машины мог проследить кто угодно. За ней наблюдали с нескольких сторон, и боевой пост охраны был готов встретить чужаков, когда машина подъехала к нему. Не были только готовы люди увидитеть за рулем львицу вместо человека.
− Я ищу Курта Бигоса, − объявила она чистым человческим языком, когда рядом с машиной оказались вооруженные люди. − Мне сказали, что он живет где-то здесь.
− Бигос никого не ждет сегодня, − произнес человек.
− Свяжитесь с ним, и скажите ему обо мне. Я здесь по вопросу 214-го заказа, который он делал несколько месяцев назад.
Офицер взялся за телефон и вскоре говорил с кем-то, передавая слова инопланетянки и описывая, как она выглядит. Получив ответ, он приказал вызвать кого-то из барака, и через минуту рядом появилось существо, чем-то напоминавшее длинного кролика своим видом. Ему офицер отдал приказ садиться в машину и показать гостье хозяина дорогу до Крепости. Вид хищницы кролика напугал, но людей он боялся явно больше, поэтому сел в машину рядом с инопланетянкой и заявил, что покажет дорогу.


Тьма окутала Заринбет. Злобное чудовище с рычанием и грохотом вот уже не первый день рушило город, и жители ничего не могли с ним поделать. Чудовище запускало свои злобные когти в землю и жрало ее вместе с домами и с жителями, не успевшими поокинуть свои дома или оказавшимися там по неосторожности. Храбрецы, пытавшиеся остановить чудовище, гибли под ударами неизвестной магии, окружавшей монстра и не дававшей кому-либо приблизиться к нему. Удары отбрасывали каждого, кто пытался приблизиться, а тех, кто делал это особенно рьяно − эта сила просто убивала.

Берс едва верил глазам. Перед ним был огромный мир с тысячами городов, с миллионами и миллиардами жителей, и все они, по меркам людей, были не просто малы, они были столь малы, что человеческая биология не была способна объяснить возможность существования разума в существах, размер который едва ли превышал размер обычного голубя.
Он стоял на берегу здешнего мора и чувствовал себя Гуливером, попавшим в страну гномов. Рядом, на воде покачивался небольшой космический аппарат, на котором он вместе с Лаброй добрался до мира Антитар и спустился вниз.
Из корабля осторожно выбрался феникс. Черный ящер осмотрелся и прыгнув в воду поплыл к берегу.
− Мы приземлились в самом малонаселенном районе планеты, − объявил он и вспоров себе грудь когтями, вытащил из нее маленькое существо. Эльфийка несколько мгновений еще стояла на раскрытой ладони ящера, затем подпрыгнула в воздух и зависла там. Берс едва верил глазам, за спиной эльфийки трепетали едва видимые крылья.
− Очень интерсная была мысль, Берс, мне нравится, − произнесла она и оказалась перед его лицом. − Я думаю, Берс, тебе не стоит здесь находиться в таком виде.
− А в каком стоит? − спросил он.
− Придумай для себя что-нибудь. Ты же умеешь. Просто подумай о том, кем ты хочешь стать.
Он прикрыл глаза и услышал, как эльфийка вскрикнула. месте с этим восклицанием он ощутил изменения в себе и открыв глаза взглянул на свои руки. Они уже не были руками, а были зелеными когтистыми лапами. Берс обернулся и удовлетворенно отметил, что он действительно обратился в дракона, каковым и пожелал стать в мыслях. Вот только цвет оказался совсем не таким, каким он желал. И... еще одна мысль, и цвет чешуи дракона поменялся. Он стал чисто голубым, словно небо, сиявшее над головой.
− Знаешь, Берс, фениксы в нашем мире не бывают свободными, − произнесла эльфийка. − И это закон, который никто не может нарушить.
− Ты откажешься стать моей хозяйкой? − спросил он, глянув на нее.
− Я не могу стать твоей хозяйкой, Берс, потому что у меня уже есть один феникс, − она опустилась на черное плечо Рагса.
− И что мне тогда делать? − спросил Берс.
− Есть один выход, Берс, − ответила она. − Но ты должен будешь измениться и стать одним из нас.
− Стать эльфом? − удивился он. − Такое разве возможно? − Он глянул на себя и от одной мысли потерял опору под ногами, после чего шмякнулся на песок в виде маленького существа.
− Видишь, Берс, это очень просто, − усмехнулась Лабранирэль, оказываясь рядом с ним.

− Хозяйка, я принимаю очень тревожный сигнал, − заговорил черный ящер.
− Что за сигнал, Рагс? − спросила она, глянув на него.
− Мировой Призыв. Ужасные чудовища напали на Антитар, рушат города и убивают их жителей.
− Чудовища... − она взглянула на Берса. − Мы должны лететь, Берс, − сказала она. − Думаю, только ты можешь остановить этих чудовищ. Если же не сможешь, ты обещал мне, что поможешь установить контакт с другими разумными космоса.
− Да, − ответил он. − Надо разобраться, сначала, что это за чудовища. Не все инопланетяне станут слушать слова человека.
− Летим, Берс, − эльфийка прыгнула к ящеру, и тот, посадив ее в свою грудь, пошел в воду и проплыл к кораблю.
Берс же воспользовался вновь обретенным телом и пролетел туда на своих крыльях.
− Чувствую, скоро в небе станет нерптолкнуться так же, как на земле и под землей, − объявила эльфийка, проходя вслед за человеком в рубку. Она теперь полностью управляля телом своего феникса и выглядела львицей.
− Под землей... − пробормотал Берс, запуская системы челнока. − Взлетаем, − объявил он, и сила тяжести вжала обоих в кресла.


Внизу разыгрывались картины из сюрреалистического кошмара. Огромный горнодобывающий комплекс медленно продвигался через эльфийский город, сметая на своем пути все, что встречал, и захватывая на свой конвеер "руду", каковой он и считал то, что оставалось от домов эльфов. Руда отправлялась в огромное железное брюхо − контейнер. Вокруг комбайна волнами ходили эльфийские войска. Иногда они накатывались на машину и откатывались назад, получая удары электрозащиты комбайна, служившей для отгона диких животных, если они оказывались рядом. Именно таковыми и посчитали местных жителей железные мозги комбайна. Если же жители предпринимали более жесткую атаку, используя крупных фениксов, комбайн начинал отстреливаться, и фениксам приходилось отступать, потому что огонь боевых систем, установленных на комбайне, был слишком жестким.
− Ты знаешь, как с ними справиться, Берс? − спросила эльфийка.
− Есть один способ, но он довольно рискован. Он сработал бы стопроцентно, если бы эти комбайны были не пиратскими.
− Ты уверен, что они пиратские?
− Только пираты могли додуматься ставить на горнопроходческие машины настоящие боевые системы. Они их ставят против конкурентов. Но, я знаю, как с ними справиться. Мне нужно только, чтобы Рагс кое что сделал с нашим кораблем.
− Твоя мысль, Берс, и все будет сделано, − заявил Рагс.
− При условии, что ты в человеческой технике ни бе ни ме, я в этом сильно сомневаюсь, − ответил Берс.
− Тогда, объясняй все мне, Берс. А я объясню Рагсу, что делать.

− Я, вообще-то, биолог, а неспециалист по оружию, − ответил Берс, − Но, ладно. Будем думать как надо. Ты должна связаться со своими, Лабранирэль, и передать им, чтобы они отошли подальше от комбайнов. Мы будем их бомбить с воздуха.

− Владыка! Срочное сообщение! − воскликнул Маг, пробегая к Повелителю.
− Что за сообщение? − спросил тот.
− Нас просят отойти от чудовища, чтобы его можно было уничтожить более мощным оружием, чем у нас.
− Кто просит?
− Хозяйка летающего феникса, − ответил маг, показывая в небо, где вот уже несколько минут кружился черный крылатый ящер.
− Кто гарантирует, что чудовище будет уничтожено? − спросил Повелитель.
− Смерть тех, кто умирает сейчас, на нашей совести, Повелитель, − заявил Маг. − Заставить летать феникса может только очень сильный маг, и я уверен, что у нее есть сила, о которой она говорит. Прошу вас, отведите войско подальше, потому что удар будет страшен, я это чувствую.
− Хорошо, − согласился Повелитель. − Огласите приказ об отходе! − приказал он своим военноначальника, и над войсками эльфов взвыли голоса труб, дававшие точно определенный приказ.

− Ну, с богом, − произнес Берс, и в голове его сформировался четкий образ того, что надо сделать.

Феникс рухнул с небес и перед самым падением обратился в яростный огонь, который с шипением врезался в чудовище, и то в одно мгновние разлетелось во взрыве.
− Победа! − закричали голоса вокруг, и тут же смолкли, потому что рядом начали появляться новые и новые чудовища, которые спускались с небес и лупили своими огненными плетьми по месту, где огненный феникс дрался с одним из них. Вспышки били в феникса, вызывая новые взрывы, но тот не собирался сдаваться.
Над поверженным чудовищем поднялся огромный огненный ящер, и в его пасти сверкнул новый огонь.
Недавно спустившися чудовища метнулись в стороны, но огненные плевки феникса достали их, и два чудища, объятые огнем рухнули на землю. Еще трое рванулись ввысь и скрылись в небесах.

− Ты в порядке, Рагс? − спросил Берс.
− Уже поздно спрашивать, − ответил феникс.
− Рагс, отвечай на все его вопросы, − приказала эльфийка.
− Да, хозяйка. Я в порядке. Нужно только немного поесть. Я думаю, вы не будете против, если я сожру это чудище.
− Не будем, − ответила эльфийка, глянув на Берса, а тот сидел в кресле с закрытыми глазами и, казалось, уже засыпал.
− Берс, а ты как? − спросила Лабранирэль.
− Нормально, если не считать, что некая ящерица едва не вывосала мне мозг, − ответил он.
− Ты же сам дал ему разрешение!
− Лабра, мне нужен отдых, − произнес он, и эльфийка больше не звала его.

Черный феникс медленно приближался к холму, на котором его ожидал Владыка. Войска, окружившие своего Повелителя, расступались перед победителем чудовища, и тот, прошествовав до дозволенного места, остановился и склонился перед Повелителем эльфов, после чего феникс раскрылся и из него на землю соскочила эльфийка. Она без оглядок на церемонии прошла к Владыке и глядя ему прямо в глаза назвала себя.
− Мы благодарны тебе, Лабранирэль за спасение от чудовища, но все же мы желаем услышать от тебя объяснения, почему ты ведешь себя не так, как подобает вести законному эльфу перед Владыкой?
− Объяснения очень просты, Владыка, − ответила она, едва заметно кланяясь. − Я не принадлежу роду законных эльфов.
− Что? − удивленно раскрыл глаза Повелитель.
− Да, Владыка. Вы обязаны победой над чудовищем незаконной эльфийке. Мой род был проклят Решением Трацидиуса.
− Решение Трацидиуса может быть пересмотрено, тем более, когда мы обязаны тебе своим спасением. Если же ты научишь наших воинов своему заклятию, которым победила чудовище, у Трацидиуса и выбора не будет, как снять проклятие с твоего рода и вернуть его в Лоно Законности.
− Подобное возможно только в том случае, если Трацидиус сам объявит свои прежние нерушимые устои незаконными, − ответила она. − Потому что действие, совершенное моим далеким предком, за которое наш род и был проклят, ныне ПОВТОРЕНО мною.
− Что? Какое действие?!
− Я связала свою жизнь с существом из иного мира, и не собираюсь эту связь рвать ни под каким предлогом, даже если Трацидиус решит за это меня изгнать навсегда.
− Но почему?! Что может заставить эльфийку совершить столь неразумный поступок?! − воскликнул Владыка, оглядываясь. Все вокруг единодушно осуждали подобную связьи, и это было видно не только Владыке, но и каждому образованному в магии эльфу.
− А что может заставить Владыку лишить награды Законного Победителя? − спросила она.
− Этого никто не может заставить, и я не собираюсь лишать тебя Законной Награды.
− Не меня, Владыка, а Законного Победителя. Он − не я.
− Тогда, кто?
− Рагс, дай мне его, − приказала эльфийка, протягивая руку ящеру. Феникс чуть приподнялся, коснулся ее руки губами, и в ладонь Лабранирэль выкатился маленький светящийся комочек, в котором каждый эльф увидел ДУШУ существа, лишенного тела, но не убитого. − Готов ли ты, Владыка, передать Законную Награду Законному Победителю, душу которого я держу в своих руках? Готов ли ты отдать ему тело Законного эльфа, потерявшего душу в этой проклятой войне? Готов ли ты это сделать, зная, что это душа существа из иного мира, та самая, с которой я связала свою жизнь навсегда?
Владыка медленно приблизился и взглянул в голубой шар огня. Он видел его, видел маленького человека, видел его душу и его суть, видел, как она трепещет под магическими струями, пронзающими вершину холма, и видел, что это существо − Достойно.
− Да будет так, − произнес Владыка. − Принесите сюда тело моего сына Альбериуса! − приказал он.
− Владыка! − заговорил со стороны верховный маг, и в его голосе послышалось какое-то осуждение.
− Мое решение непреклонно! − объявил он, обернувшись к магу. − Никто не имеет права оспариввать его, потому что это моя обязанность наградить Законного Победителя, а иначе боги отвернутся от нас и не принесут более ни одной сколь-нибудь значимой победы! Вопрос решен! Более Законного тела, чем тело моего сына, здесь и быть не может! Повелитель взглянул на эльфийку все еще стоявшую рядом и державшую Душу существа в ладонях. − Дай мне его, − приказал он, и Лабранирэль без сомнений вручила душу своего друга Повелителю эльфов.
Рядом появилась процессия с носилками, на которых лежало обезображенное тело молодого эльфа. В груди его зияла кровавая рана, а на лице осталась только печать смерти − признак того, что душа покинула это тело и уже не собиралась возвращаться.
− Форгиус! − приказал Владыка, и рядом тут же оказался маг-лекарь, он прекрасно понял мысль Повелителя, и взялся за свое дело. Прошло всего несколько минут, и на носилках лежало уже нормальное тело эльфа, отмеченное лишь печатью смерти.
− Сын мой, − заговорил Повелитель. − В этот черный для тебя день, и в то же время, в день, освещенный Огнем Победы, Я Владыка Эльфийского Народа, дарю тебе новую душу − душу Законного Победителя, которому твое тело станет Законной Наградой. И, клянусь перед всеми богами, что не перестану считать тебя своим сыном, клянусь, пока я жив, никто не посмеет попрекнуть тебя за то, что ты потерял душу во время боя и получил после победы новую. Вместе с этим я признаю, что твоя жизнь отныне и навсегда связана с жизню эльфийки по имени Лабранирэль, Законного Победителя. Отныне и навсегда! Владыка провел рукой над грудью мертвого эльфа и возложил на нее голубой светящийся шарик. Тот на мгновение замерцал и вошел в тело эльфа, после чего то резко дернулось и начало быстро-быстро дышать.
− Кто ты? − произнес оживший юноша.
− Я − твой отец, − объявил эльф. − Ты помнишь свое имя?
− Меня зовут Берс, но я...
− Берс, − осторожно произнес ново имя Повелитель. − Стало быть, это знак Бога, что я сделал все верно. Молчи, Берс, − приказал Повелитель. − Я знаю, что ты был раньше другим существом, а не эльфом. Это знают все, и никто не посмеет упрекрать тебя за это, Альбериус!
− Аль, что? − переспросил Берс.
− Твое полное имя − Альбериус. − Владыка взглянул на эльфийку. − Подойди сюда, дочь моя, − произнес он, и она подошла. − Отныне твой род более не может считаться проклятым, Лабранирэль, потому что любое проклятие снимается с рода того, кто породнился с родом Владыки эльфийского народа.
− Лабра! − тихо заговорил Берс, и она тут же оказалась рядом с ним.
− Все в порядке, любимый, − произнесла она, наклоняясь к нему и целуя. − Мы победили, Берс!
− Но это ведь была не единственная машина, − проговорил он.
− Рагс! − воскликнула эльфийка, оборачиваясь к черному ящеру. Тот немедля поднялся с земли и остановил движение, потому что вокруг было слишком много эльфов, и он мог их задеть по неосторожности.

− Слушаю, хозяйка! − произнес феникс.
− Пролети над миром, Рагс, найди все подобные машины и уничтожь их так же как эту.
− Да, хозяйка! − прооизнес ящер и приготовился взлетать, расправляя огромные крылья.
− Рагс! − выкрикнул Берс. − Уничтожай только машины, а живых в них захватывай в плен! Они еще будут нужны, чтобы разобраться, с кем нам придется драться!
− Исполняй то, что он сказал, − приказала эльфийка, и ящер грациозно прыгнул в небо, взмахивая крыльями.
− Он справится один со всеми? − спросил Повелитель.
− Он − справится, − ответила эльфийка, и в небе возникла огненная вспышка, когда феникс ушел на сверхсвет, чтобы достичь своей первой цели.


− Я − ваш учитель, Ваше Высочество, − произнес старый эльф. Берс еще не привык к такому обращению к себе, но старался не обращать на это внимание. − Думаю, вам вряд ли понадобится мое учение, но я обязан Вас учить, независимо от того, что думаю.
− Вы не желаете назвать себя и хотя бы объявить, какой именно науке собираетесь меня учить? − заговорил Берс.
− Я − Мастер Жизни, и я не собираюсь учить Вас никаким наукам! − заговорил эльф на что-то обижаясь. − Я − учитель Магии, а не науки! Магии Жизни! Вам ее понять вряд ли дано, поэтому я не буду с вас требовать понимания и знания всех тонкостей.
− Магия Жизни, − задумчиво произнес Берс. − Мастер Огня тоже так говорил, когда впервые пришел ко мне. Говорил, что мне не дано понять, − Берс прошел по комнате и развернувшись обратился в огненного зверя. Он очень долго извинялся потом и успел мне ужасно надоесть своими извинениями.
− Я попрошу вас, Ваше Высочество, принять нормальный вид! Жизнь с Огнем не совместима, так что он вам на моих занятиях вряд ли поможет!
− Хорошо, Прошу прощения, Мастер Жизни, − произнес Берс, обращаясь в нормального эльфа. − Я Вас внимательно слушаю.
Эльф и не представлял, что его лекции окажутся записанными с помощью некого технического средства из иного мира. Для эльфов техника была так же противоестественна, как огонь для жизни, и они не понимали, какова может быть сила в технических средствах, а Берс, едва поняв, что он среди эльфов полностью свободен и может делать все, что пожелает, сразу же создал для себя множество вспомогательных приборов, таких как записывающая и воспроизводящая аппаратура, приборы для научных исследований, и одна из его комнат превратилась в настоящую лабораторию, в которой местные маги не нашли ничего, кроме "детского баловства".

* * *

Лабра недовольно зарычала, когда ее разбудил вызов посреди ночи.
− Надо вставать, киса, − произнес Берс. − Возможно, это Магистр Жизни с очередным экзаменом для меня.
− Магистра Жизни я ощутила бы отсюда даже в соседнем замке, − рыкнула львица, но все же поднялась и выпустила из под себя молодого эльфа. Принц Альбериус быстро вскочил на ноги и подошел к устройству связи.
− В чем дело? − заговорил он, включив прибор.
− Ваше Высочество, здесь Магистр Тьмы, он желает вас видеть и не желает ждать до утра, − заявил голос охранника.
− Скажи ему, что это дело жизни и смерти всего мира, остолоп! − раздался незнакомый голос вслед за словами охранника.

− Пропусти его, − приказал Берс, и выключил связь, как только дверь в покои начала открываться.
− Осторожнее с ним, Берс, − произнесла Лабранирэль, проходя к нему в своем виде обычной эльфийки. Отличал ее от обычной эльфийки только знак принадлежности к роду Повелителей, который она получила, став мужем Законного Принца.
− Что это за демоническая магия, через которую вы говорили с остолопом на входе? − заговорил Магистр тьмы, проходя навстречу Принцу, ожидавшему его в центре своих покоев.
− Если вы, Магистр, пришли только по этому вопросу, то вы с ним опоздали. Трацидиус уже признал мое право использовать Магию Науки так как мне заблагорассудится. А так же, объявил, что я получаю пост Магистра Науки в самом Трацидиусе.
− Я пришел вовсе не поэтому, − заявил гость. − Дело в том, что к Антитару прибыли пришельцы из Темной Бездны, которые желают нас всех уничтожить.
− И что? Ваша Темная Магия отказывается вам служить, Магистр?
− Принц, сейчас не время для споров! − выпалил Магистр, поправ все местные нормы обращения к особе, принадлежащей роду Повелителей.
− Тогда, что вы хотите от меня? − спросил Берс.
− Чтобы вы помогли нам их прогнать или уничтожить.
− Скажите, Магистр, а чтобы вы сделали, если бы я сейчас не впустил вас, а просто прогнал бы или, еще хуже, приказал бы остолопу на входе вас убить?
− Вы потеряли бы достоинство, вызвали бы гнев своего отца и получили бы в моем лице первого врага. Почему вы это спрашиваете?
− Потому что вы предлагаете именно так поступить с пришельцами.
− Они не гости, а враги! − чуть ли не закричал Магистр. − Вы не поняли, что я сказал?!
− Мураш из-под стола тоже мог бы заявить мне, что вы − враг, Магистр. Напомнить, почему? Вы мчались ко мне совершенно не глядя под ноги и раздавили их не меньше десятка! Будете оправдывать пришельцев, что они не видели, что делали, посылая сюда своих монстров?
− Что?! − вспылил Магистр. − Я не собираюсь оправдывать пришельцев! Я!.. − он замолк, увидев на себе взгляд эльфийки.
− Темный Мархабур, − произнесла она. − Я тебя узнала, потому что дух Сихадиуса здесь, − она прижала руку к своей груди. − Рагс! − рыкнула эльфийка.
− Я здесь, моя госпожа! − раздался голос ящера, и он появился рядом с ней черной горой, едва помещавшейся в зале. − Сожри его! − приказала она, указывая на Темного Магистра.
− Но я не могу, госпожа! − воскликнул феникс.
− Тебе нужен приказ члена семьи Владыки эльфов, феникс?! − воскликнула она, и ящер прыгнул к эльфу. Тот попытался защищаться своей магией, но действие Лабранирэль не позволило ему.
Эльфийка проскочила к ящеру и впрыгнула в открывшуююся грудь феникса. К ней присоединился и Берс.
− Он в той же тюрьме, что и пленные пришельцы, − заявил ящер.
− Ты не сделал, как я приказала?! − воскликнула эльфийка.
− Я твой приказ поправил, Лабра, − заявил Берс. − Не убить, а пленить. В Трацидиусе у нас еще много врагов, и незачем их множить.
− Этого темного нельзя подпускать к Трацидиусу, Берс! Он один из тех, кто засудил мой род!
− По-моему, у нас сейчас другая проблема, Лабра, Давай, разберемся сначала с ней, а потом будем думать, как разбираться с Трацидиусом.
− Что ты предлагаешь?
− Рагс, взлетай на орбиту. Как взлетишь, засекай все каналы связи пришельцев и расскажешь, что засек.

* * *

− Огонь не открывать ни при каких обстоятельствах, − приказал Лонер.
− Ты уверен, командир? − спросил капитан. − А если они нас атакуют?!
− Для этого у вас есть я.
− И что ты сделаешь против ядерной ракеты?!
− Отставить разговоры! Следить за планетой! − приказал Лонер. − Что у вас за идиотская информационная система? Живой мир объявлен мертвым!
− Какой живой мир? − переспросил капитан.
− Планета, к которой мы прилетели − живая, а не мертвая! Альфу на свазь живо!
− Да, командир, − произнес связист и Лонер включился в связь с самкой скартов, следовавшей на втором крейсере.
− Альфа, ты говорила про войну на мертвой планете, а здесь живой мир. Ты это видишь?
− Вижу, иларианин, − ответила она. − Но я не вижу в этом мире разума.
− Плохо смотришь. Мир светится разумом в тысячи раз сильнее Маргирата.
− Я этого не вижу! − возкликнула Альфа.
− Тогда, поверь мне. И не вздумай их атаковать!
− Я и не вижу, кого атаковать, − ответила она.
− Передай мне полную информацию геологов, Альфа, − произнес иларианин.
− Она есть в нашем компьютере, − заговорил капитан, глянув на Лонера. Тот уже выглядел не человеком, а странным темным существом, по виду похожем на черную пантеру.
Лонер взглянул в компьютер крейсера и нашел все. Альфа в этот момент, все равно, передала всю информацию, и иларианин ее принял.
− Проверьте орбитальные комплексы, − приказал Лонер, глянув на капитана.
− Они не отвечают, − произнес капитан. − И, похоже, что все комплексы мертвы.
− Запустите автоматических разведчиков на отбиту, но чтобы ни один не спускался вниз!
− Лонер, я вижу на планете группу людей, − раздался голос Альфы.
− Слава тебе, господи, − произнес Лонер. − Я думал, ты мое имя забыла из принципа.
− Извини, − возник ее голос. − Что ты предлагаешь сделать?
− Ты можешь выдернуть тех людей к себе?
− Тебе зачем-то нужна их смерть, иларианин?
− Тьфу ты! Не трогай их!
− Не трогаю.
− Ты их увидел сразу? − спросила Альфа.
− И не только их, − ответил Лонер.
− Капитан, наблюдаю старт неизвестного аппарата с планеты! − раздался вопль одного из наблюдателей. − Седьмой спутник! На ночной стороне!
− Спокойно, ребята, не нервничайте, − произнес Лонер. − Здесь начинается не война кланов. Здесь начинается только война миров. И мы будем в ней повинны, если не загасим ее в самом начале.
− Но этот мир мертв, и это подтверждают все наблюдения! − воскликнул капитан.
− Капитан, у вас есть лишняя голова? − спросил Лонер. − Если нет, советую не нести чушь имеющейся. Я сказал, что вижу разум этого мира, значит, он есть! Вам все понятно?
− Д-да, Ваше Высочество, − вспомнил, наконец, капитан, с кем полетел в космос. − Что нам делать?
− Передавайте им запрос на идентификацию в галактическом стандарте.
− Передаю, − объявил связист. − Есть ответ! − воскликнул он тут же.
− Выводи для всех.
− Корабль "Феникс" − начал читать компьютер. − Класс − космический истребитель. Порт приписки − планета Антитар. Расовая принадлежность − эльфийский. Цель полета − переговоры с пришельцами.
− О, демоны космоса, − произнес наблюдатель.
− Что там еще? − спросил Лонер.
− Он выглядит словно зверюга какая-то.
− Покажи.
На общем экране появилась смазанная картинка, которая постепенно изменилась, приобретая четкость, и стало видно, что корабль имеет черный цвет и форму, чем-то похожую на летящего дракона.
− Тебе что-нибудь известно об этой расе, Альфа? − спросил Лонер.
− Эльфы − это раса из человеческих сказок − ее не существует.
− Связист, Передавай "Фениксу" стандартный галактический запрос на информацию по расе эльфов. И выводи ее, как только придет.
− Передаю, − ответил связист. Несколько мгновений длилось ожидание, и рубка крейсера вновь наполнилась компьютерным голосом.
− Раса эльфы. Происхождение − из мира Антитар. Биологически − полиморфы. Возраст расы − 430 тысяч стандартных лет.
− А где эта планета, черт побери? − выругался Лонер.
− Передать им запрос об этом? − спросил связист.
− Передавай.
− Передаю.
− Вы находитесь рядом с Антитаром, − зачитал компьютер ответ.
− Спроси, могут ли они общаться нормально на стандартном языке? − спросил Лонер.
− Они могут, командир, эта информация была в ответе по кораблю.
− Тогда, передавай запрос на стандартный видеоконтакт.
− Передаю.
− Привет, тугодумы, − раздался человеческий голос в рубке, а на экране высветилось лицо человека на фоне черной стены. − Вы сами представляться не собираетесь? Или нам надо приглашать телепатов?
− Приветствую, − заговорил Лонер, включая видео связь со своего пульта. Я − командир крейсера, с которого ведется передача. Меня зовут Лонер. Вы передали, что вы − эльфы, а я вижу на экране человека.
− И так вы видите человека? − спросил чужак с экрана. Изображение его изменилось, черты лица поплыли, и стали совсем иными, нежели у обычных людей. − Я официально представляю Антитар и хочу знать, кого представляете вы?
− Мы представители Маргиратской Империи, − ответил Лонер. − По нашим данным, на вашей планете произошло нападение на наших людей. И мы прилетели, чтобы разобраться с этим.
− Мы не допустим, чтобы в нашем мире происходили ваши пиратские разборки, − заявил представитель Антитара.
− Мы хотим знать, кто атаковал наших рабочих? − произнес Лонер.
− Вам назвать поименно всех, кто их атаковал? − спросил чужак.
− Нам будет достаточно узнать их принадлежность.
− Последней атакой на ваши боевые машины командовал лично я, я − Альбериус, Принц Антиара.

− Какие боевые машины? − заговорил Лонер.
− Вот эти, − ответил Альбериус, и на большой экран выскочило несколько фотографий, переданных с "Феникса".
Лонер смотрел на них, едва понимая, что же на фотографиях изображено. Это были какие-то чудовищные машины из бреда пьяного инженера − смесь геологических комплексов и боевых систем.
− Ты это видишь, Альфа? − спросил Лонер.
− Вижу, − ответила она. − Геологический комплекс с боевым усилением.
− Мадам, представиться не желаете? − ворвался в этот разговор голос чужака.
− Я − Альфа, самка скартов, если вы понимаете, что это значит.
− Прекрасно понимаю, − ответил Принц. − С планеты Маргират, не так ли?
− Да, подтвердила она.
− Осталось выяснить, кто будет отвечать вот за это, − заговорил Принц, и на экран выскочили новые изображения − разрушенный и сожженный город, вывороченные с корнями деревья, трупы эльфов, выложенные в ряд. Казалось, их были тысячи.
− Подобное не могли сделать те машины, которые вы нам показали, − произнес Лонер.
− Они это сделали, Лонер. И у нас есть все доказательства. Не только видео, но и показания ваших людей, которые в этом деле участвовали.
− Мы требуем, чтобы вы вернули всех наших людей, − заговорил Лонер.
− Мы их вернем, как только разберемся в том, кто будет отвечать за разрушения и жертвы среди мирного населения.
− Кому за это ответить, мы найдем, − заявил Лонер. − Но мы должны быть уверены, что люди, попавшие к вам не пострадают.
− Если вы обещаете, что призовете к ответу тех, кто во всем этом виновен, то мы можем вернуть людей и сейчас.
− Это мы обещаем, − ответил Лонер. − А от себя лично могу обещать, что от ответа не уйдет ни один виновник.
− В таком случае, ждите на орбите нашего возвращения, − объявил Принц.
Крейсер уже был с той стороны планеты, где и корабль хозяев мира, и на экране появилось изображение их корабля по прямой видимости.
− О, господи, − раздалось восклицание наблюдателя, а черный силуэт дракона обратился в огненный и рухнул вниз, на планету. Он несся сквозь атмосферу на непостижимой скорости, и вслед за ним тянулся огненный хвост, который быстро угасал.
Огненная точка сгинула внизу и через несколько минут появилась вновь, но на этот раз взлетал совсем другой корабль, и был он больше всего похож на обычную пиратскую "Крысу", на каких летали маргиратские пираты.
− Похоже, они были к этому готовы с самого начала, − раздался голос наблюдателя.
− Ты уверен?
− Вывести пленников из тюрьмы, посадить в корабль, подготовить его к взлету, такое за десять минут не делается.
− Ну что же, это им только в плюс, − ответил Лонер. − Альфа, ты как там?
− Нормально, продумываю план, как мне от ответственности скрыться.
− А ты то тут при чем? − спросил он.
− Я проводила обследование этого сектора космоса много лет назад, и по моим данным этот мир числился безжизненным.
− Много лет назад − это сколько?
− Около семисот.
− В таком случае, эта вина не может быть принята. Виновны те, кто обследовал мир перед тем, как отправить туда горнодобывающие комбайны. За семьсот лет любой мертвый мир мог стать обитаем. За примерами далеко и ходить не нужно.
− Все равно, я не понимаю, как ты это увидел, а я нет, − ответила она.
− Если ты не побоишься меня и пустишь к себе, я могу попробовать тебе помочь научиться видеть то, что ты не видишь. А научившись, ты полетишь исправлять свою ошибку.
− Исправлять? Каким образом?
− Пролетишь по своему старому пути и проведешь обследование на предмет наличия жизни на планетах снова. Хотя, конечно, гвозди микроскопом забивать неприлично, но тебе же станет легче. И подобные ошибки более не повторятся.
− Командир, они уже рядом. − заговорил связист. − Идентификация − "Крыса" с Молерна.
− Принимай их в свободный ангар.
− А если там пришельцы, а не люди?
− Не смеши меня, спроси у Альфы, кого она видит в "Крысе"?
− Я вижу в ней людей, но местных живых я не вижу, ты же знаешь, иларианин, − заявила Альфа сразу же.
− Ну, коли все трусят, а их встречу сам, − ответил Лонер, подымаясь и направляясь к ангару, который уже принимал пиратскую посудину.
Лонер вышел в ангар, когда шлюзование закончилось, и ангар наполнился нормальной атмосферой. Внутри было только немного холодно, но не для иларианина.
Выход из пиратского корабля открылся, и первым в проеме появился рабочий в темной грязной робе и оранжевой горняцкой каске.
− Здесь какая-то черная зверюга и никого больше, заговорил он, окинув ангар взглядом.
− Выходите все, − произнес Лонер нормальным человеческим языком. − В команде этого крейсера не нашлось ни одного человека-храбреца, который бы вас встретил. Все считают, что вы чудовища, напавшие на мирную планету.
− Мы не чудовища, − заявил рабочий, спустившись, наконец на пол ангара.
− Дежурный, вы там долго телиться будете? − спросил Лонер, поднося руку со стандартным браслетом коммуникатора ко рту.
− Мы уже входим, − раздался ответ, и дверь в ангар открылась. Появилась группа военных в полном облачении.
− Скажи всем, чтобы выходили, − приказал Лонер рабочему и сам подошел ко входу в пиратский корабль. − Выходите все! Кто останется, за тем обратно не полетим!
Они выходили. Половина из них, казалось, была убита каким-то горем, другая половина тоже была явно не в настроении, и, казалось, они не рады возвращению из плена.
− Все? − спросил Лонер, осматривая группу рабочих.
− Все, − подтвердил кто-то, и Лонер впрыгнул внутрь "Крысы", намереваясь все же встретиться с хозяевами мира.
Он прошел в рубку, где чувствовалось присутствие живых и вошел туда никого не предупреждая. За управлением сидел один ящер, и Лонер мгновенно просканировав базу данных, получил информацию о нем.
− Ящер-феникс? − заговорил он, и ящер обернулся к нему, ощерив все свои клыки.
− А ты ожидал здесь увидеть ангела, пришелец? − спросил он ехидно. − Кто ты? И зачем явился сюда?
− Я − иларианин. И здесь я только для того, чтобы увидеть вас. Не знал я, что ящеры называют себя эльфами.
− Эльфами называют себя вовсе не ящеры, − раздался тихий голос, и Лонер удивленно поднял взгляд. В воздухе над пультом висело маленькое существо, напоминавшее своим видом человека. Вот только людей высотой всего восемь дюймов еще никто и никогда не встречал. Рассмотрев его, Лонер понял, что именно с этим эльфом и проходила видеосвязь. − Рассмотрел? − спросил эльф.
− Рассмотрел, − ответил Лонер.
− А теперь представь себе свою чортову машину в нашем городе, пришелец, представил?!
− Представил, едва выговорил Лонер.
− Раз представил, значит, не будешь больше говорить, что ваши машины не способны причинить столько разрушений. Для вас это столько, − он показал пальцами едва различимый размер, а для нас − столько, − он развел руки в стороны, как это обычно делали люди, показывая что-то большое. − Полагаю, тeбе больше нечего делать в нашем корабле, Лонер, и ты можешь идти!


* * *

Космическая станция около Фелаи имела размер небольшой луны. Челнок Императрицы Юни Версы, приближался к ней, словно к планете, опускаясь на поверхность. Внизу открылись створки шлюза, и аппарат опустился в ангар, который немедленно закрылся и начал наполняться атмосферой. Кошаки, летевшие на том же корабле, собрались у выхода со всеми своими вещами, и Юни не стала отставать от них. Только вещи вслед за ней несла прислуга и сопровождающие.
Императрицу встречали. Группа кошаков уже ожидала в ангаре, когда выход из корабля открылся, и черную драконицу тут же окружили, как только она спустилась по трапу.
Прозвучали приветственная и ответная речи, Юни Верса объявила, что изменит себя и будет находиться в виде львицы, и, чтобы хозяевам было удобнее, она будет говорить на фелайском языке. Последнее оказалось сюрпризом для всех кошаков, которых предупреждали лишь о том, что драконица умеет менять себя и будет на официальных встречах в кошачьем виде.
Затем начиналась экскурсия по станции, совмещенная с поездкой к временным апартаментам, принимавшим гостей. Гостью проводили в вагончик, который начинал свое движение по станции, и во время этого движения кошак-экскурсовод на приличном человеческом языке рассказывал о станции, о ее устройстве, о ее истории и причинах создания столь огромного сооружения, которое, как оказалось несло не только жилые и рабочие помещения. На станции размещались несколько космических боевых подразделений, и сама станция имела мощнейшее вооружение, потому что в недавноем прошлом Фелая была на грани войны с соседними мирами, и только усилия кошачьих дипломатов позволили предотвратить глобальную бойню, в которой, по всем расчетам, Фелая могла быть просто уничтожена. Потому и строились огромные станции, тратились дикие ресурсы на строительство и научные разработки, организоваывалась космическая армия, которая теперь присто осталась без дела.
− Кто же был этим врагом? И какова гарантия, что угроза войны не возникнет вновь? − спросила Юни Верса, когда кошак закончил рассказ о вооружении станции.
− Фураци, − заговорил другой кошак − тот, что в самом начале назвался гидом для драконицы.
− Фураци, − повторила она слово, вспоминая все, что она знала об этой таинственной расе. Маргиратцы с ней встречались раза два, и оба раза встречи заканчивались плачевно для людей. − Они, как я понимаю, и с людьми не дружат?
− Представители фураци есть на Фелае. Если вы пожелаете, мы можем организовать вам встречу с ними. Они, во всяком случае, свою заинтересованность в этой встрече проявили.
− Им откуда-то известно о моем визите?
− Об этом известно всем, кто умеет пользоваться телевизором и радиоприемником, − ответил кошак. − Вы, как я помню, не требовали соблюдения тайны, и никто об этом не заботился, кроме тех тайн, что связаны с безопасностью. Представительство Фураци существует на Фелае уже более ста лет, и мы можем гарантировать безопасность.
− Хорошо, я думаю, эту встречу можно будет организовать, и я в ней заинтересована, как и во всей информации о фураци.
− Вся информация о них, которая у нас есть станет для вас доступна, как только Фелая примет Маргират под свою юрисдикцию, − объявил кошак.
− Хорошо, согласилась драконица.
Вагончик мчался по тоннелю, и лекция экскурсовода продолжилась. Постепенно она перешла с рассказов о станции к рассказам о тех, кто на станции живет и работает, в том числе и о производстве, которое для станции являлось единственным источником средств к существованию. Производствео было связано в основном с добываемой из астероида, являвшегося ядром станции. Вокруг этого астероида станция и была построена.
Постепенно, с приближением к оси вращения, сила тяжести уменьшалась, и вскоре она почти исчезла, с кошак рассказывал о новых предприятиях, тех, что располагались у самой оси астероида − для них низкая гравитация была одним из условий нормального производственного цикла.
Наконец, лекция закончилась, и вагончик остановился, а гид объявил, что он прибыл к космической гостинице, которая и примет Императрицу маргирата. Расположение ее у оси станции было чисто историческим, и на станции было не мало других гостиниц, способных принимать самых высоких гостей, но эта имела свои особые прелести, и вскоре гости их ощутили. Гостиницу окружал огромный зеленый сад, в котором можно было не только отдыхать, но и играть и наслаждаться жизнью. Гостиница в этот момент была почти пуста, и это было одной из причин, почему правительство Фелаи выбрало именно ее для проведения официальной встречи.

* * *

− Совет Федерации рассмотрел прошение Маргиратской Империи и принял единодушное решение − УДОВЛЕТВОРИТЬ ЕГО − с момента принятия решения Маргиратская Империя становится субъектом Фелино-Федерации с правами Главного Мира.
В соответствии с Законами Федерации, Империи Маргирата предписывается в течение ближайших двух лет устранить все рзночтения Законов Маргирата и Законов Фелино-Метрополии. В связи с имевшим место недавно на Маргирате общенародным решением об изменении формы правления на монархическую, Федерация оставляет ее без изменений и возлагает на Императрицу Маргирата Юни Версу обязанности законного верховного органа власти на Маргирате и подчиненных ему мирах. Тем не менее, Верховная Власть Федерации оставляет за собой право потребовать измения системы правления на Маргирате, если существующее управление в течение двух лет не обеспечит в подчиненном субъекте исполнение всех законов Фелино-Федерации.
Верховный Совет Федерации так же принял решение оставить без изменений некоторые законы Маргирата противорячащие законам Федерации, но существующих на Маргирате в силу исторических причин. В частности, остается без изменений закон о Праве Самок Скартов, который ограничивается в своем действии и не распространяется на граждан Фелино-Федерации, не являющихся гражданами Маргирата.
Так же, в связи с местными особенностями, на Маргирате остается в действии закон о Рабстве, который властям Маргирата предписывается изменить так, чтобы постепенно изничтожить рабство под корень в течение пяти лет с момента принятия данного решения, то есть с сегодняшнего дня, И плавно, без эксцессов привести субъект к принятию закона об отмене рабства, при котором не произойдет массовых потрясений и беспорядков. В частности, Властям Маргирата дается указание разработать и немедленно ввести в действие закон об Освобождении из рабства всех, кто этого пожелает, и обеспечить такую возможность для всех рабов.

* * *

Через коридор мимо группы посетителей, ожидавших своей очереди под дверями кабинета министра внутренних дел Фелино-Федерации, прошла стройная черная кошка. Ее провожал старый гривастый кошак, которого все знали, как секретаря министра, и ни один из посетителей не возразил, что он провел кого-то вне очереди. То, что эта кошка − не работник министерства поняли все, потому что работники носили специальные знаки, указывавшие на это, чтобы у посетителей не возникало лишних вопросов, почему кто-то куда-то прошел без очереди.
Секретарь не предупреждая Министра открыл дверь и вошел, приглашая за собой кошку.
− Здравствуйте, Ваше Величество, − произнес Министр, вставая из-за стола и выходя навстречу гостье. − Вы, наверно, удивлены моим приглашением?
− На самом деле, господин Министр, я устала такому удивляться. За последнюю неделю меня приглашали в такие места, что удивляться вашему приглашению меня совершенно не тянет. Извините за откровенность, если что.
− Я пригласил вас по одному очень важному и деликатному делу, − произнес Министр, указывая гостье на кресло и опускаясь в соседнее. − Вы, наверно, в курсе, что еще месяц назад я был против присоединения Маргирата к Федерации, но перед самым ответственным моментом, я изменил свое решение.
− Да, я в курсе. И, надеюсь, вы мне объясните столь резкий поворот в ваших суждениях.

− Я объясню, − вздохнул кошак и сделал знак своему секретарю. Тот отошел в сторону, открыл в стене пульт управления аппаратурой, и на противоположной стене открылся большой экран. − Все дело в том, что несколько недель назад наши исследователи нашли в космосе новую планету, на которой существует жизнь и разум. Более того, обследуя этот мир, они обнаружили, что в нем живут наши сородичи. Мы пока еще не установили, как они туда попали, но это в моем рассказе не главное. Главное в том, что наши родственники в том мире совершенно одичали и ведут себя не более разумно, чем дикие звери. Более того, они совершенно осознанно охотятся на других разумных, живущих рядом с ними в этом мире. Известие об этом настолько шокирующе для нас, что мы не решились их публиковать для всех и оставили в тайне. Но именно этот шок и заставил меня переосмыслить некоторые вещи. Я пришел к выводу, что судить Маргират за то, в чем мы и сами повинны, я не имею права, поэтому в последний момент мое ведомство и сняло все претензии к вашим законам.
Министр умолк и некоторое время ожидал слов гостьи, но Юни Верса ничего не сказала и только смотрела на экран, где появлялись кадры из нового мира, в которых было видно, что мир этот населен множеством разумных, большинство из которых человекоподобны.
− Мне кажется, что вы меня вызывали сюда не для того, чтобы раскрывать передо мной позор своего рода, господин Министр, − произнесла она, наконец.
− Вас ничуть не смутила эта информация? − проговорил кошак.
− Меня смущает только ваше желание, чтобы я поняла что-то такое, что вы хотите от меня что-то, что я не понимаю.
− Я хочу попросить вас выполнить для нас одну работу, которую мало кто из нас способен выполнить будучи в здравом уме, − произнес Министр. − Вы знаете, что станет с кошаком, если он встретит своего сородича поедающего другое разумное существо?
− Не знаю. Подозреваю, что минимальным действием будет упадание в обморок. А максимально − он кинется в драку, чтобы спасти труп от поедания.
Министра, казалось, передернуло от последних слов, но он взял себя в лапы, чуть сжался, прикрыв глаза и вновь глянул на гостью.
− Так что вы хотите, чтобы я сделала? − спросила Юни Верса.
− Я хочу, чтобы вы отправились туда и привели их к Закону. К Нашему Закону, а не к своему. Я прошу об этом вас только потому, что никто из нас не будет способен исполнить это дело как надо. Ни один кошак не сможет спокойно выполнять работу, зная, что рядом кто-то из его сородичей охотится на разумных, и он эту охоту не имеет права останавливать.
− Вы почему-то боитесь просто отправить туда войска и сделать все, как надо? − спросила Юни Верса.
− Война − это самое последнее средство. Вам ли этого не знать, Ваше Величество?! − воскликнул кошак.
− Тогда, что вы желаете от меня? Чтобы я отправилась туда, поймала всех дикарей в лесу и каждому лично вбила в башку, что разумных жрать нельзя? Вы можете объяснить мне прямо, что вы хотите?
− Для начала, нам надо установить связь с дикими, − произнес Министр. − Сделать это может только тот, кто не свихнется, увидев кошмары того мира. Поэтому я и прошу об этом вас.
− А как потом эта связь будет поддерживаться? − спросила она. − Вы же не сможете отправить туда своих агентов, не рискуя их психикой.
− Для этого надо набрать агентов из кошаков того мира. Именно это и будет вашей первой задачей. Найти подходящие кандидатуры, договориться с ними и переправить их на нашу базу, которую мы собираемся организовать там в необитаемом районе. А дальше мы сами с ними будем работать и отучать от вредных наклонностей.
− Надеюсь, всю имеющуюся информацию вы мне дадите.
− Информацию мы выдадим вам всю, что есть, плюс то, что собрали наши агенты уже находящиеся там.
− Вы нашли кошаков, которые не падают в обморок от вида крови?
− Их у нас не так много. И, я надеюсь, вы не откажетесь пройти короткий курс обучения на нашей базе, чтобы не попдать впросак на ерунде.
− Не откажусь, − согласилась Юни Верса.

* * *

Храм Великих Кошек представлял собой грандиознейшее сооружение, окруженное огромным кошачьим городом, который, как оказалось, принадлежал студиозусам, которых здесь была настоящая тьма.
− Семьсот восемьдесят тысяч студентов, − объявил гид, встретивший черную кошку Вси. − Я провожу вас в ректорат, где вы сможете оформиться на учебу по всем правилам.
− Спасибо, − ответила Вси, и на этом разговор почти закончился. Гид лишь иногда что-то говорил, либо по поводу дороги, либо по поводу мест, мимо которых проезжала машина. В ней они через некоторое время и прибыли к Храму.

Сам Храм возвышался над городом большой темной пирамидой, на вершине которой сидела гигантская каменная кошка в довольно неприличной для кошаков позе. Из описаний стало известно, что в самом неприличном месте у этой статуи расположен выход из здания храма, через который проходят те, кто закончил обучение, символизируя этим факт своего "нового рождения".

Ускоренный курс Вси прошла за четыре дня, как это и предполагалось. За это время она многое узнала о Великих Кошках и об их свершениях, которые и лежали в основе всей Фелино-Цивилизации. Вси учила в основном историю и старые условности, потому что должна была отправляться в мир, где жили потомки древних Великих Кошек.


* * *

− Были времена, Нагай, когда кошки и люди жили вместе. Люди тогда уважали кошек и никогда не убивали их. Кошки тоже уважали людей, и людедство было вне закона. Существовал только один род кошек, которому позволялось охотиться на людей, и охотиться они имели право только на людей, преступивших закон. Но времена менялись менялись люди и кошки, менялись законы, и много лет назад, между разными группами людей вспыхнула война, в которой победили те, кто не считал кошек друзьями. И тогда для нас начались темные времена. Нас стали убивать всех без разбора, и тогда кошки решили, что для них более нет запрета на охоту, и с тех пор мы охотимся на людей так же, как и дикие хищники. Но, в отличие от диких хищников, мы разумны, и это дает нам не мало преимуществ. Особенно против тех людей, которые позабыли о нашем разуме и считают нас дикими животными.

− Мы − не дикие животные, − тихо произнесла Нагай, обходя очередную ловушку, установленную человеческими охотниками. − Мы − разумны. − И молодая кошка вернулась к ловушке, чуть изменила ее, и ушла. Теперь охотники, что придут ее проверять, сами попадутся в свою же западню!
Она шла через лес, примечая все изменения, что здесь появились из-за пришедших людей. Вдали послышался шум, и кошка остановилась, напрягая слух, зрение и Чутье. Она ощутила людей. Они тоже шли через лес где-то в стороне, и кошка быстро поняла их намерения. А поняв, двинулась в сторону, и вскоре оказалась на пути трех охотников. Она не показывалась им и не собиралась показываться. Во всяком случае, до того момента, пока они опасны. Впрочем, Нагай уже давно знала, что эти охотники ей ничуть не страшны. Их луки слишком слабы, чтобы нанести ей сколь-нибудь существенную рану стрелями. А их копья слишком тяжелы, чтобы люди могли их кидать достаточно хорошо. И это означало лишь то, что она могла их обезвредить в несколько секунд. Достаточно одного мощного прыжка, пары ударов лап, и эти слабые существа превратятся из охотников в дичь.
Она всего лишь ждала подходящего момента, а пока ждала, слушала их разговоры, ведь то, о чем говорили охотники, могло коснуться и ее, потому что Нагай в этих краях была впервые, и еще не знала местных законов и обычаев людей. А это знание было необходимо для существования. Что они станут делать, узнав о появлении в лесу большой кошки? Что они предпримут, если обнаружат, что она охотится на людей? Как они прореагируют, если она не просто покажет себя, но заявится прямо в какое-нибудь из поселений, чтобы поохотиться не на людей, а на их скот?
− Коберу точно все показалось по пьяни, − проговорил один из охотников. − В наших лесах больших кошек не было уже больше ста лет. И им неоткуда сюда попасть, через горы они пройти не могут, а появись они на равнине, их обнаружили бы намного раньше, чем они дошли бы сюда.
"Какой глупый" − подумала Нагай. − "Через горы любая из нас пройдет намного легче чем самый выносливый человек. Но вам это знать совсем не обязательно!"
Она продолжала неслышно двигаться параллельно охотника, а те затеяли спор по поводу того, сколько этот их Кобер выпил, что ему примерещились большие следы?
"Глупцов не жаль" − вновь думала она, просчитывая свои действия. Надо всго лишь вызкочить из-за кустов или из-за пригорка, и воспользовавшись замешательстом, лишить их возможности махать копьями и пользоваться луками. Нагай совсем не хотела получать больные удары, да и стрела в глазу была бы для нее далеко не самым лучшим подарком.
− Будь здесь такая зверюга, мы давно увидели бы ее следы, − произнес другой охотник, когда ему надоела болтовня первого.
− Не успели бы увидеть, − произнесла Нагай, и неслышной тенью оказалась прямо перед охотниками.
Они не успели даже вскрикнуть, когда мощные когти большой кошки обезоружили всех троих. И лишь один вскрик пронесся над лесом. Это закричал третий охотник, на глазах у которого огромная кошка схватила первого зубами и начала заглатывать, а второго прижала огромной лапой к земле. Крик оборвался с ударом задней лапы, которым Нагай пригвоздила человека к дереву, нанизав его на торчавший из ствола сухой сук.
Кошка на мгновение замерла, прислушиваясь к звукам леса. Рядом не было ни одной души, и она более не медлила со своими жервами. Сожрав всех троих и спрятав свои следы у тропки, она прыгнула в сторону, так что другие люди, даже появись они здесь прямо сейчас, не поняли бы, куда делся хищник.


Много сотен лет назад, Нагай, когда люди и кошки жили вместе, когда они только-только появились в этом мире, они обнаружили здесь новую особыю силу, пронизывавшую весь мир. Сила эта поначалу показалась разумной, но после ее изучения, люди и кошки пришли к выводу, что это сила дикого мира, сила дикой природы, которая порождена не разумом, но жизнью, и потому сила эта была названа Силой Жизни, а затем из-за предрассудков некоторых людей, ее стали называть магией, а тех, кто умел этой силой пользоваться и управлять, стали называть магами. Магами были и люди, и кошки. Знание магии еще больше уравняло людей и кошек, и вскоре появились общие семьи кошек и людей, которые скреплялись магией, позволяешей кошкам становиться людьми, а людям становиться кошками. Эти семьи через некоторое время объединились в единый род, который стали называть родом Великих Кошек, и именно они всекоре возглавили Восточную Империю, которая через много лет и стала страной инициатором мировой войны, уничтоживпей в мире порядок и справедливость, обратившей кошек и людей в кровных врагов. Ты должна знать, Нагайн, что вина за эту трагедию лежит на нас, потому что и я и ты являеся потомками Великих Кошек. Ты еще молода, но придет время, и в тебе проснется Сила Магии, которая изменит твою жизнь, и даст тебе возможность Великого Выбора − Выбора между дикой жизнью дикой кошки и тайной жизнью среди людей. Мало кто из нас выбирал второе, но тебе этот выбор предстоит сделать самой, Нагай. И мой тебе совет будет только один − не торопись. Я знаю многих, кто сделал тот или иной выбор, и никто из тех, кого я знаю, не сумел потом доказать, что его выбор был правильным. Многие из нас так и не сделали этот выбор, и метались от одного выбора к другому, наделав при этом не мало ошибок, подчас смертельных ошибок.


Из пещеры, в которой жила Нагай последнее время, тянуло дымом. Кошка не торопилась туда входить и сначала проникла внутрь пещеры своим сознанием, прощупывая тех, кто там оказался. В пвщере находились пять человек. Иного она и не ожидала, потому что кошки огнем не пользуются. И из этих пятерых, четверо оказались магами. Отличать магов-людей Нагайн научилась давно, еще когда мать учила ее магическим действиям, и теперь кошка действовала очень осторожно. Впрочем, ее осторожность оказалась недостаточной, потому что четверо магов тут же вскочили, едва их коснулось разведывательная сеть кошки. Вслед за четырьмя вскочил и пятый, и все они тут же схватились за оружие, готовясь к вторжению извне.
− Кто это может быть? − спросил один из магов.
− Кто-то из стихийных, − объявил второй. − Очевидно, это кто-то из молодых самоучек. Слишком меумелое и неприкрытое действие.
− Что будем делать, Магистр?
− Мы здесь для того, чтобы поймать зверя. Маг-самоучка нам может помешать, а может и помочь. Он, наверняка, знает все окрестности и может подсказать, где тут может спрятаться крупный дикий хищник. Эй, парень! Выходи, мы тебя обнаружили! − закричал Магистр так, что его голос пронесся эхом в пещере и вылетел наружу.
− Кто вы такие, и почему я должна вам верить? − заговорила Нагай, одновременно обращаясь из кошки в человеческую девчонку. Когда-то, еще во время обучения у матери, она научилась обращаться в такой вид так, что это магическое действие оставалось незаметно для окружающих. Во всяком случае, на том расстоянии, на котором она находилась от пещеры, маги не могли понять, что произошло, потому что магию обращения Нагай прикрыла "неуклюжим магическим отступлением" из пещеры.
− Я − Тагиран, Магистр Алого Ордена. Тебе нечего бояться. Мы ищем дикого зверя. Думаю, тебе будет лучше, если ты присоединишься к нам. Я обещаю, что тебя здесь никто не тронет. Кроме того, я могу рассказать тебе об Алом Ордене, и, если ты пожелаешь, то по окончании наших поисков, ты сможешь пойти туда учиться. В этом случае, тебе больше не придется ни от кого прятаться, и ты сможешь развить свои магические способности до такого уровня, что станешь уважаемым магом, а не прячущимся по лесам отшельником.

Когда-нибудь, Нагай, у тебя появится возможность учиться у людей. Не пренебрегай ей. Уйти от них ты сумеешь всегда, а получить новые знания − никогда не вредно.

− Девчонка, − пробормотал Магистр, когда Нагай вышла на оствешенное место перед входом в пещеру. Она была готова бежать при первой же опасности, но все пятеро тут же опустили свое оружие, когда она оказалась навиду.
− Вас это не устраивает? − спросила она.
− Я ничего не имею против! − тут же воскликнул Тагиран. − Просто маги среди женщин − это большая редкость. Ты можешь нам верить. Назови свое имя.
− Меня зовут Нагай, − произнесла она. − И я не давала согласия идти в ваш орден.
− Тебя никто не заставляет туда идти, Нагай, − произнес Магистр Тагиран. − Твои магические способности просто открывают тебе дорогу для обучения в ордене, и одного моего слова будет достаточно, чтобы тебя приняли ученицей.
− И что я буду вам должна за это? − спросила Нагай, прекрасно помня слова матери о том, что люди ничего не делают просто так даже для своих.
− Нам нужна твоя помощь здесь, Нагай, в этих местах. Ты ведь их знаешь, и знаешь, где здесь можно пройти и где спрятаться?
− Вы от кого-то скрываетесь? − удивленно спросила она, прекрасно зная ответ.
− Нет, Нагай. Мы здесь для того, чтобы проверить дошедший до ордена слух о том, что в эрих лесах появился крупный хищник − большая кошка.
− Бред пьяных охотников, − объявила она. − Самый крупный хищник, какого я здесь встречала, ходит на двух ногах.
− Медведь? − спросил пятый человек, тот у которого не было магических способностей.
− Нет, − усмехнулась Нагай. − На медведя он ничуть не похож. Он немного выше тебя, и обычно ходит с большим топором и с копьем. Но мне почему-то кажется, что вам проще пойти в ближайшую деревню и просто спросить там Казара, нежели бегать за ним по лесу, тем более, что сейчас он вряд ли на охоте, потому что верит в бред про больших кошек.

* * *

− Согласно древней традиции, Алый Орден предпочитает Магию Огня, − объявил Тагиран, когда пятеро всядников остановились около огромных железных ворот, украшенных изображениями пламени. Издали казалось, что ворота горят. Иллюзия эта создавалась без всякой магии, просто особым рисунком на металле и подсветкой от солнца с помощью зеркал. А чтобы огонь не казался застывшим, зеркала двигались, и движение это им придавали люди, крутившие механизм за воротами.
− Мама мне всегда говорила, что разделение магии на магию огня, землю, воздуха и воды является предрассудком тех, кто не знает магию, − произнесла Нагай.
− Твоя мать, должно быть, была великим магом, если сумела научить тебя такому, − заявил Магистр. − Не понимаю, почему ты боишься назвать ее имя. Наш Орден не подвержен предрассуркам, и мы никогда не поступали так, как поступают в иных орденах. Алый Орден никогда не славился гонениями на своихг братьев по магии и никогда ни с кем не враждовал.
− В таком случае, вы не станете и меня преследовать за то, что я не хочу раньше времени называть имя своей матери. Тем более, когда оно вряд ли вам что-либо скажет, как ничего не сказало и мое имя.
− Если так, ты могла бы его назвать.
− Не требуйте от меня невозможного, Магистр!
− Хорошо. Забудем об этом, − согласился он и пустил лошадь вперед, когда ворота крепости, наконец, открылись.


Встреча с Верховным Магом ордена не стала для Нагайи особым испытанием. Наоборот, она лишь немного удивила девчонку, потому что Верховным Магом оказалась женщина. Госпожа Эссир была безусловно обрадована, когда в Ордене появилась девушка с магическими способностями, и ей "не составило труда" уговорить Нагай остаться на учебу. И вскоре девушка уже знакомилась с другими учениками, молодыми людьми и не только людьми. Кошек среди учеников не было, а вот черных волков оказалось двое, и оба они с самого начала почуяли в новенькой что-то такое, что заставило их насторожиться, но ни один этого не высказал, а Нагай, заметив их настороженность, решила держаться рядом с волками поосторожнее.
Первые уроки магии не "прошли для Нагай даром", и уже через неделю ученицу перевели с начального курса на высший, где она должна была учиться мастерству, а не азам. Азы Нагай знала. Не знала лишь некоторых условностей, которые ей быстро объяснили за две недели.

Городок при Ордене оказался не самостоятельным. Здесь, как выяснилось, с самого начала жили слуги магов и иные люди, служившие в ордене. Со временем городок вырос, в нем появилось не мало жителей, не связанных с орденом, но сам город, как назвался изначально Орденом, так и остался с этим названием навека.

Помни, Нагай, твой магический цвет − Зеленый Огонь Жизни. Это означает, что ты способна управлять самыми мощными силами, которые только известны магам. Ни обычный огонь. ни вода, ни воздух не могут сравниться с твоей силой, даже моя Алая Сталь во много раз слабее. Твоя магия − это твой дар, и она будет служить тебе до конца твоей жизни, а жизнь у тебя будет такой длинной, что ты когда-нибудь потеряешь счет годам и сможешь понять, сколько тебе лет лишь воспользовавшись математикой и стандартным летоисчислением. Ты переживешь многих и многих своих знакомых и друзей, Нагай. Ты переживешь меня и, возможно, своих детей. Быть может, когда-нибудь ты проклянешь свой дар и свою жизнь, но от этого он не исчезнет и не перестанет тебе служить. Старая поговорка, "у кошек девять жизней" для тебя приобретет смысл в виде "У кошек девять бессмертий". Даже если тебя убьют в какой-то момент, ты возродишься. Из пламени или из праха, со дна моря или из-под каменных глыб. Ты − бессмертна, а твой величайший дар когда-нибудь станет предметом преклонения. Потому что ты − Великая Кошка, и наш род будет гордиться тобой! Тебе надо учиться. Найди людей, найди магов, и ничего не бойся! Помни, твоя Сила − это сила Жизни, и она даст тебе дорогу везде. Даже если они узнают, кто ты, они не смогут тебя убить, Нагай. Лишь тебе, возможно, придется уйти и скрыться, чтобы они не надоедали тебе, потому что попытки убийства будут продолжаться и продолжаться. Поняв, что не способны убить тебя, но станут мстить твоим друзьям и родственникам, а это слишком тяжело осознавать, когда из-за тебя гибнут близкие. Даже не из-за тебя, а просто потому, что ты рядом. Найди человека, Нагай. Найди такого человека, который тебе поверит и станет настоящим другом, тогда ты сможешь узнать их и понять. Тогда ты сможешь жить среди них.


* * *

− Вы чем-то обеспокоены, Магистр? − спросила Верховный Маг.
− Да, мэм. Мне кажется, что Нагай от нас что-то скрывает.
− И почему вам так кажется?
− Она всегда утверждала, что жила в лесу охотой, а недавно на занятиях по изучению оружия, выяснилось, что она не только не умеет обращаться с луком, но даже не может попасть в цель даже одной из десяти стрел. Когда я просил ее, как же она охотилась, она не ответила сразу, и ответ ее оказался очень странным.
− И что же она ответила?
− Она сказала, что охотилась с помощью камней. Будто бы она их кидала в жертв. Я попросил ее показать, но она отказалась, ссылаясь на усталость после занятий.
− Действительно странно, − согласилась Верховный Маг. − И что вы предлагаете делать?
− Я думаю, мы должны установить за ней наблюдение. Может оказаться, что она обыкновенный шпион.
− Шпион, не умеющий обращаться с луком, Магистр? Это нелогично.
− Но иного объяснения я не вижу.
− А вы не думаете, что девочка могла жить не одна? И просто боится нам это сказать, чтобы мы не стали искать ее родственников. Ведь о них оина тоже ничего так и не рассказала?
− Возможно, что это именно так, − согласился Магистр. − Но зачем ей это скрывать? Она у нас уже не мало времени, и знает, что мы не обидим ни ее, ни ее родственников.
− Может, ее надо просто подтолкнуть к этому рассказу?
− Возможно. Но, в любом случае, минимум наблюдений за ней не помешает.
− Попытайтесь, Магистр. Но не усердствуйте!
− Да, мэм! − поклонился он и перешел к очередному вопросу, с которым пришел к Верховному Магу.

* * *

− Основой Магии Обращения является Магия Жизни, − объяснял учитель. − Из вас сейчас очень немногие обладают силой, достаточной для обращения. Я покажу вам, как это делается, а затем мы приступим к индивидуальным занятиям, чтобы я мог проконтролировать действия ученика в момент первого обращения. − А сейчас просто смотрите, слушайте и запоминайте. − Маг прошел в центр перед учениками, поднял руки над собой, произнес несколько фраз, настраивавших его на применение Магии, и переменился, обращаясь из человека в медведя.
Закончив этот урок, Учитель назначил времена индивидуальных занятий. Первыми стали волки, которые, как все уже знали, умели обращаться в людей, и Учитель собирался показать им некоторые дополнительные нюансы обращения.
Нагай пришла на занятие, как ей и было предписано, на следующий день. Учитель объяснил ей некоторые тонкости, в том числе объявил о необходимости для первых упражнений полностью раздеться, после чего провел ее в соседнюю комнату, где находилась Эссир, и передал девушку для последующего урока женщине.

− Просто скажи, кем ты хочешь научиться обращаться в первую очередь, − произнесла Эссир, рассматривая девчонку. Она уже знала, что получит подобное предложение, и тут же выдала подготовленный ответ.
− Я хочу уметь обращаться в дракона.
− В дракона? − удивилась Эссир. − Ну, в дракона, так в дракона. Я-то думала, что ты пожелаешь научиться обрщаться в Кошку, − слово магички было именно тем названием Великих Кошек, о которых маги знали, в том числе и о том, что Великие Кошки не вымерли и не погибли все, как это твердили народу попы в церквях.
− Я думала, что обращаться в дракона сложнее, чем в Кошку, − произнесла Нагай.
− На самом деле, сложнее обращаться в Кошку, чем в дракона, − объявила Верховный Маг. − Впрочем, с твоими задатками к магии, ты научишься и тому и другому. Думаю, пора начинать. Ты маг-подражатель, не так ли?
− Да, мэм.
− В таком случае, смотри и запоминай!
Женщина вышла в центр зала, скинула с себя мантию и медленно преобразилась сначала к виду обычного ящера, а затем стала крылатой.
− Как видишь, обращение в дракона происходит в два этапа. Чтобы сделать это сразу, надо оба этапа объединить в один, − завила Эссир и вновь стала человеком, после чего продемонстрировала почти мгновенное обращение без задержек.
А затем началась учеба. Нагай не торопилась, прекрасно зная, что может себя выдать, если случайно обратится в Великую Кошку. И она училась так, как учился бы другой маг-человек, постепенно приобретая в своем обращении необходимые черты конечного вида. Первым сдвигом для Нагай стали когти, затем хвост, после чего она сумела изменить свою голову, и под конец она обрела крылья, после чего Эссир взялась за обучение ее полетам.

− А теперь, Нагай, ты поможешь мне сделать кое-какую работу. И эта помощь станет твоей платой за обучение в Ордене. Если помощь окажется существенной, то полной оплатой, если не очень − то частичной. Ты согласна?
− Я должна знать, что делать, − ответила Нагай. Она в этот момент стояла перед Верховным Магом в виде черной драконицы, каковой и решила быть в драконьем облике.
− Согласно нашим правилам, ты обязана исполнить любую работу, какую бы я ни потребовала, Нагай, − произнесла женщина.
− Согласно этим же правилам, в случае неисполнения работы, вы имеете право забрать у меня все знания, какие я у вас получила, − ответила Нагай. − Я хочу знать, что за работа и сделать свой выбор, а не бросаться бездумно неизвестно куда.
− Хорошо. Я скажу тебе, что за работа, − объявила Эссир. − Но не сейчас, а утром, перед тем, как нам вылетать. Откажешься − твое право, но в этом случае, ты потеряешь не только знания, но и Силу, которую получила, пока училась у нас.
− Сила у меня была и до того, как я пришла в Орден, − ответила Нагай. − И, как бы вы ни желали, отнять то что у меня было, вы не в состоянии. НЕТ ТАКОЙ МАГИИ, которая была бы способна. Сейчас-то я это знаю.
− Ты знаешь далеко не всю магию, девочка, но можешь думать так и дальше. Завтра с восходом солнца я жду тебя в Главной Башне.

* * *

− Много лет назад, Нагай, повелитель одной из северных стран обманом заманил моего отца в ловушку и убил его. Я собираюсь отправляться туда и отомстить за него. И ты мне в этом поможешь, если не посчитаешь неприемлемой для себя подобную службу. Страна эта называется Сакронанд, и ее повелитель − Великий Маг. Но сила его не столь велика. Силен он только своей хитростью, и именно хитростью он погубил моего отца. Иначе, у него ничего и не вышло бы! Ты согласна мне помочь?
− Не вижу причин, по которым я могла бы отказаться. Название этой страны мне ни о чем не говорит. Но у вас должен быть какой-нибудь план, мэм, иначе наша атака кажется бессмысленной.
− План у меня, разумеется, есть, Нагай. Этот план очень прост и не может не сработать. Мы явимся в его столицу и начнем погром на окраине города. Магия будет нашим оружием, и повелитель будет вынужден вылететь из своего замка, чтобы этот погром прекратить. Вот тогда я его и достану.
− Вылететь? Он что, тоже умеет обращаться в дракона?
− Каждый достаточно сильный маг умеет, Нагай. Разве ты не учила это?
− Учила, но вы говорили, что он не такой уж и сильный.
− В магии он обыкновенный дилетант. Сила его только в его интригах.
− В таком случае, я готова, − объявила Нагай.
− Тогда, летим. По дороге я тебе расскажу еще кое-какие детали, чтобы не тратить время здесь.

* * *

Когда из-за леса появилась телега, запряженная бешеными лошадями, стражники подняли тревогу, и уже через минуту мост через ров поднялся, закрывая въезд в город.
− Маленький прокол, − констатировала Эссир, когда бешенство лошадей, наконец, удалось обуздать.
− Не надо было кидаться на них сверху, − произнесла Нагай. − Надо было спрятаться в лесу и остановить этого крестьянина иначе.
− Поздно об этом сожалеть, − ответила женщина. − Надо думать, что делать теперь.
− По-моему, пора подымать шум, как мы и хотели, − объявила Нагай и поднявшись в телеге обратилась черной драконицей. − Эй вы, болваны с ведрами на головах! Открывайте ворота Великой Нагай, если не желаете познакомиться с моим желудком!
− У тебя силенек не хватит, до нас добраться, глупая ящерица! − завопил кто-то со стены.
− Ну, вы сами нарвались! − взревела Нагай, продолжая расти. Телега под ее лапами с треском развалилась, обезумевшие лошади раванулись в стороны и сбежали, а Эссир стсла невидимой и начала осуществлять свою часть плана.
− Надеюсь, у тебя хватит смелости выполнить свою угрозу, − тихо произнесла она и скользнула сквозь стену невидимыми магичческими путями.
А черная Драконица уже рычала и плевалась огнем, отчего деревянные ворота быстро сгорели, и дорога в город оказалась открыта.
Стрелы и копья отскакивали от чешуи Нагай, и она была благодарна за это Эссир, научившей ее создавать на себе непробиваемую броню. Драконица продолжала атаковать, и от ее огненных плевков загорелось несколько построей за стеной, а затем два безумных стражника отправились в ее чрево, когда в своем безумном порыве попытались пронзить копьями ее глаза, прыгая на ее голову со стены. После этого Нагай больше не церемонилась с ними и глотала всех, кто попадался ей под лапы.
Очередной огненный взрыв раздался прямо под лапами черной драконицы, и она взглянув вверх увидела несшегося на нее красного дракона. Тот атакуя продолжал плеваться огнем и одновеременно рычал.
− Кто ты такой, мерзкий урод! − взревел красный, чуть ли не рухнув перед Нагай. Его задержал магический щит, который она применила против его огня.
− Твоя песенка спета, умник, − зарычала Нагай. − Сейчас ты сдохнешь!
И ее огненный удар обрушился на красного дракона. Однако, противник оказался не столь слаб, как утверждала Эссир, и удар Нагай он отбил так же легко, как взрослый человек отбивает брошенный в него снежок.
− Это все, на что ты способен, сопляк? − зарычал красный. − Сейчас ты у меня взвоешь!
− Обернись сюда, скотина красная! − раздалось рычание позади дракона, и он обернувшись увидел зеленую драконицу Эссир.
− Смотрите, кто к нам пришел в гости?! − ехидно заговорил красный и тут же рухнул на землю, подкошенный магическим ударом Эссир.
Она двинулась к нему, и черный дракон в один миг переменился, обращаясь в человека.
− На самом деле, Корен не был твоим отцом, − заявил он, и это словно плетью ударило по драконице. Она рухнула, как подкошенная, и человек без страха подошел к ее обездвиженной голове. − Ты думала, я не знаю, как тебя уничтожить, глупая баба? − ехидно проговорил он. − Твой настоящий отец − Сиберс, − Маг расхохотался. − Помнишь, Эссир, как ты его убивала? ПОМНИШЬ?! А теперь умрешь и ты, потому что я ЭТО СДЕЛАЮ!
− Дядя, ты ничего не забыл? − тихо произнесла Нагай, осторожно тронув человека большим когтем.
− Отстань, урод! − рявкнул маг, отмахиваясь от черной драконицы. Из его руки вырвался странный сноп магии, и драконица ощутила, что ее сущность меняется.
− Ты, я вижу, удивлена, − произнес он, оборачиваясь. − Как тебе нравится заклятие возврата?! Сейчас ты обратишься тем кто ты есть на самом деле, и я прикажу твоей подружке Эссир тебя сожрать! Она это сделает, потому что сейчас полностью подчиняется мне!
Лапы Нагай изменились, но когти на них не исчезли. Исчезли ее крылья, хвост преобразился к иному виду, и последней изменилась голова, обращаясь в огромную кошачью.
Удар огромной лапы подкосил мага, и тот заорал, увидев перед собой оскаленные клыки Великой Кошки.
− Твоя магия, человек, слишком слаба, чтобы противостоять вот этому! − зарычала она и схватила его зубами. Он только заорал, проваливаясь в ее чрево, и кошка в одно мгновение уничтожила его в себе, перехватывая всю его магическую силу и все магические связи, в том числе те, что держали зеленую драконицу в подчинении.
Нагай не стала сразу освобождать Эссир, потому что у нее было еще не мало дел вокруг. И этим делом были свидетели. Более двух десятков человек, что видели обращение черной драконицы в Кошку. Двенадцать из них умерли сразу, а за еще восьмью Нагай бегала по городу почти два часа. Делала она это не в виде Кошки, а в виде драконицы или человека, чтобы иные свидетели не могли сказать, что видели в городе Кошку.
Когда последний свидетель улегся в ее животе, она вернулась к Эссир и взялась за магию подчинения, которая была не столь проста. Кошка могла в миг ее уничтожить, а вот, "молодая и неопытная" ученица возилась целый час, прежде чем первая нитка подчинения не оборвалась, и Эссир не оказалась способна встать на ноги.
− Что произошло? − спросила она.
− Я его сожрала, − объявила черная драконица. − И его магия прилипла ко мне.
Эссир увидела все почти мгновенно. В том числе и то, что она теперь привязана к Нагай, да так, что была бы неспособна ее ослушаться! И магия, державшая ее была не столь безобидна. Обрыв ее в одно мгновение мог стоить жизни самой Эссир, и она потребовала от Нагай, чтобы та не пыталась распутывать магию сама без помоюи учителей.
Та согласилась, после чего обернулась вокруг и сделала свое первое заявление.
− Я хочу, чтобы этот город стал моим, − сказала она, глянув на Эссир. − Ведь я победила его повелителя!
− Хорошо. Пусть так и будет, − согласилась Эссир, поняв, что иначе и не может сделать. − Но заставлять их подчиняться, ты будешь сама. − Этой фразой Верховный Маг не столько пыталась отпугнуть девчонку от своей идеи, сколько желала сама остаться в стороне от этой работы. Ведь, Нагай могла просто приказать ей остаться, и Эссир не смогла бы ослушаться.

* * *

Стражник вздрогнул, увидев в открывшемся окошке черную кошачью морду.
− Я должна встретиться с вашим верховным магом, − заявила она, и стражник едва понял слова, потому что они звучали на древнем языке, который мало кто знал.

− Кто ты? − спросил он, разглядывая кошку. Мысль о том, что это одна из тех великих кошек, которых боятся все, даже маги, не позволила ему открыть вход сразы же, как это было бы, окажись перед воротами человек или волк или какое иное существо. А вот кошка...
− Я − серый волк зубами щелк, не видишь, что ли? − объявила кошка.
− Не вижу, − ответил он. − Ты кошка, а не волк, и ты черная, а не серая.
− В таком случае, что за глупые вопросы, человек?
− Я спросил о том, как мне тебя представлять верховному магу, а не о том, кем ты выглядишь.
− Мое имя никому неизвестно и ничего не скажет. Меня зовут Вси, если тебя это интересует. Мне долго ждать, когда ты отелишься?
− В чем дело? − раздался еще один голос, и стражник отошол от окошка в воротах, пуская к нему кого-то. На кошку глянул старик. Он некоторое время смотрел прищурившись, затем ворота начали медленно открываться.
− Проходи, − произнес старик, и гостья вошла во двор магической школы. − Откуда ты?
− Из Храма Великих Кошек, − заявила она.
− И что же храм Великих кошек желает от нас?
− Храм Великих Кошек собирает информацию о своих заблудших детях. Я полагаю, что у вас такая информация есть, потому и пришла сюда.
− Никого из Великих Кошек в нашей стране не было уже более века, − заявил старик.
− Эта информация устарела, − черная кошка смотрела человеку прямо в глаза, и тот едва не повалился на землю из-за навалившегося на него страха перед существом, в котором он теперь явственно видел Силу. Силу, подобную которой он не встречал за всю свою жизнь.
− Ты принадлежишь роду Великих Кошек? − спросил он, едва сдерживаясь.
− Нет, я всего лишь выполняю некоторую работу для Великих Кошек. Тебя что-то смущает, старик?
− Какова же сила самих Великих Кошек, если им служт маг такой огромной силы? − произнес он.
− Я пришла сюда не для того, чтобы выслушивать ахи по поводу силы Великих Кошек, − заговорила Вси с некоторым гневом в голосе.
− Кто ты? − раздался новый тихий голос, и к черной кошке подошла молодая девушка в ученическом наряде. Взгляд ее говорил сам за себя.
"Я пришла за тобой" − мысленно сказала ей черная кошка. − "Я вижу, что ты принадлежишь роду Великих Кошек."
"И почему я должна тебя слушаться?" − вопросила девушка невидимо для окружающих.
"Можешь не слушаться. Просто другого шанса встретить своих сородичей из мира по имени Фелая у тебя может не оказаться."
Магия вокруг постепенно приходила в движение. На площади появлялись все новые и новые существа. В какой-то момент из высокой башни вылвтел огненный сгусток и оказавшись рядом обратился в женщину, которая так же теперь смотрела на черную кошку, как многие иные ученики и маги.
− Я пришла из Храма Великих Кошек! − громко заговорила гостья. − Пришла, чтобы объявить всем, что Храм Великих Кошек теперь возрождается внивь, и очень скоро этот мир вернется под Закон Великих Кошек!
− Ты, глупая зверюга, думаешь, здесь найдутся те, кто будет слушать твой бред? − заговорила женщина, спустившаяся огнем из башни.
− Остановись, Эссир! − раздался голос молодой девушки, что принадлежала роду Великих Кошек. − Пусть она говорит! − слова звучали как приказ, и Эссир остановилась, а гостья увидела магическую связь − тонкую, едва заметную нить подчинения, которой была привязана женщина к молодой кошке.
"Ты держишь ее в рабстве?" − удивилась черная кошка.
"Нет. Это не моя магия. Я убила существо, подчинившее ее, и его магия пристала ко мне."
"Для этого ты должна была его не просто убить, а сожрать живьем. Ты это сделала?"
"Да. У меня не было иного выбора."
"Не нужно опраздываться передо мной. Оправдываться за людоедство ты будешь перед Великими Кошками, когда встретипь их."
"Оправдываться? Почему я должна перед ними оправдываться?"
"Потому что настоящие Великие Кошки никогда не охотятся на разумных."
"Моя мать никогда такого мне не говорила."
"Твоя мать... Где она?"
"Ее убили."
"В этом мире есть силы, способные убить Великую Кошку?"
Мысленный диалог проходил на скорости не доступной местным магам, и лишь некоторые из них видели обмен, проходивший между ученицей Нагай и черной кошкой. Вот только понять этот разговор никто не сумел.
− О чем ты с ней говоришь, Нагай? − заговорил старик, подходя к девушке.
− Я? − удивилась она, делая вид, что не понимаяет, о чем разговор.
− Ты, Нагай. Здесь только полный кретин может не увидеть, что ты говоришь с этой кошкой через магию.
"Кто он?" − спросила Вси.
"Мой первый учитель." − ответила девушка. Она глянула на учителя, затем чуть отошла от него и в одно мгновение изменилась, обращаясь из женщины в кошку. В Великую Кошку. Зрителей, казалось, отбросило от нее невидимой силой, и они разбежались к краям площади.
− Нагай? − едва веря в увиденное заговорила Эссир. − Ты − КОШКА?!
− Глупо теперь утверждать обратное, не правда ли, Верховный Маг? − официально ответила Нагай. − Теперь вы меня прогоните из школы, Эссир?
− Ты можешь приказать, − проговорила та, чуть опустив голову.
− Я не собираюсь ничего приказывать! − рявкнула Нагай, и ее громкий голос эхом разнесся над площадью. И вместе с ним Эссир увидела огненную нить связи. Та лопнула посреди и теперь магический огонь неумолимо несся к ней, сжиая нить и грозя убить ее. Эссир отскочила назад от кошки, но это не помогло замедлить скорость сгорания нити.
− Замри! − приказала кошка, и женщина встала, в ужасе глядя на несшийся к ней огонь. Его видели далеко не все, а кто видел, тот видел, как новый огненный всплеск вырвался из груди кошки и обратившись в огненную змею сожрал остаток нити связи вместе с убийственным огнем на ней.
− Похоже, у тебя, Нагай, не остается иного выбора, кроме как пойти со мной, − произнесла черная кошка.
− Сначала ты должна доказать, что сказала правду о Храме Великих Кошек! − рыкнула Нагай в ответ.
− Линоран, твой выход, − произнесла Вси, поднося лапу ко рту. Через мгновение воздух разорвал мошный удар, и в небе появилась "огненная колесница" − именно так называли местные жители космические транспорты, если видели их. А видели их в последнее время не мало и во могих местах.
Нагай смотрела в небо и едва верила глазам. В небе летела машина. Машина, о которых ей когда-то рассказывала мать, такая, на которых древние кошки и люди прилетели в этот мир. Огонь, вырывавшийся из под ее крыльев, однозначно указывал на то, что эта машина прилетела из космоса, хотя, нагай и не знала точно, на сколько это указание верно. Тем не менее. Летающая машина пронеслась над городом магов и плавно опустилась на площади за стеной, вызвав этим резкое движение среди очевидцев, и вскоре приземлившися аппарат был окружен магами, их учениками и простыми горожанами. Появление Великой Кошки тут же распугало горожан, и они даже не заметили, как к аппарату пробежала черная кошка, которая вскочила в открывшуюся дверь и остановилась, оборачиваясь.
− Твой выбор, Нагай, − произнесла Вси. − Остаешься с дикарями, ненавидящими твой род или идешь со мной на встречу со своими сородичами.
Нагай прошла к аппарату, затем обернулась, взглянув на старика и чуть промедлив прошла вслед за черной кошкой.


* * *

Мир вставал на дыбы от рухнувшего на него известия. Сотни магических орденов в одно мгновение узнали, что Великие Кошки вернулись и намерены взять власть в свои когти, как это и было много веков назад.
Встречи с Великими Кошками проходили во многих странах и подчас становились последними для Повелителей и Императоров, рискнувших противиться воле Кошек. И после нескольких показательных расправ над одними из самых сильных властителей мира, остальные стали вести себя более сдержанно, и Великих Кошек вновь стали уважать, как раньше и, в то же время, их не перестали бояться.

− Мировая война не за горами, − произнес Командующий Базы Кошек. − А ваши действия, Вси, эту войну только приближают!
− Если она неизбежна, не проще ли сделать так, чтобы она побыстрее прошла? − тихо спросила черная кошка.
− Мы хотим ее избежать, а не начать и побыстрее закончить! − зарычал Командующий в гневе.
− В таком случае, вам придется изменить поставленную передо мной задачу, Командущий. На Фелае мне было дано задание найти всех вменяемых диких кошек и привести их к закону, и ничего не говорилось о том, что я должна при этом еще и усмирять разбушевавшихся местных гномов.

− На Фелаю уже ушел доклад о вашем неподобающем поведении, − заявил кошак. − Думаю, оттуда скоро придет указание, которое избавит нас от возни с вашими звериными закидонами. Возвращайтесь в свою казарму и ждите указаний!
− Да, сэр! − чуть ли не радостно рыкнула кошка и покинула кабинет командующего.

− Привет, киса, − произнесла черная кошка, оказавшись рядом с Нагай. − Как теперь? Не сомневаешься, что попала в Храм Великих Кошек?
− Разве я могу сомневаться? − спросила Нагай, глянув в сторону, где над лесом возвышалась огромная пирамида с каменным изваянием кошки на вершине.
Нагай и не знала, что эта "огромная" пирамида является лишь слабым малым подражанием Храма Великих Кошек на Фелае. И лишь немногие здесь знали, что "каменное изваяние" способно двигаться и представляет собой мощного боевого кошкоробота, несшего дежурную службу и готового в любой момент вступить в бой, если это потребуется.
− Сомнения, Нагай, это такая зараза, от которой порой бывает очень трудно избавиться. Если ты от них избавилась полностью, то я рада за тебя.
− Ты мне обещала, что расскажешь о себе после того, как я поверю, − произнесла Нагай. − И, по-моему, это время пришло.
− Хорошо, Нагай. Идем в Храм, только там есть место, где я могу это рассказать не опасаясь за последствия.

− Какие последствия? − удивилась Нагай.
− Дурные, − ответила черная кошка и развернувшись быстро пошла в сторону большой пирамиды.

* * *

− Внимание! В ближайший час в главной аудитории Храма состоится демонстрационная лекция с рассказом об Империи Маргирата, недавно присоединившегося к Фелино-Федерации. Все, кто интересуется делами Федерации и Космоса, приглашаются в Главную аудиторию Храма. Рассказывать будет представительница Маргирата, Великая Кошка Первого Посвящения Вси Ленная. Спешите, демонстрационная лекция будет только одна.
Поток желающих оказался таким, что черная кошка на мгновение пожалела, что сделала такое объявления. Ее и Нагай едва не оттеснили от входа в Главную Аудиторию и только используя знание Высшей Магии Вси попала внутрь, телепортируя туда вместе с Нагай. Молодую кошку после того, как она вышла из служебного помещения и села на одном из мест в первом ряду, никто не коснулся. А зал оказался забит до отказа. Многие зрители и слушатели расселись даже на ступенях, другие толпились у дверей, пытаясь как-нибудь протиснуться внутрь, но им этого не давала местная охрана, обявляя, что мест больше нет и все, кто опоздал могут пройти в соседние свободные аудитории, куда будет транслироваться выступление по видео.

Нагай слушала лекцию замерев на месте. Вид огромных картин из иного мира завораживал ее воображение, и многие кошаки в зале впервые видели подобное представление, а Вси Ленная рассказыала о людях, иных разумных, о Маргиратском Конгломерате и его недавноей истории с войнами и выборами, с референдумом и решением Драконицы-Императрицы, о присоединении Маргирата к Фелино-Федерации, о причинах этого решения и о последствиях, каковые такое присоединение ждало Фелино-метрополию.

* * *

− Вы должны это видеть, командующий! − ворвался в кабинет секретарь и тут же включил главный видеоэкран, на котором появился огромный зал Главной Аудитории Храма и множество кошаков, собравшихся там. Они слушали выступление...
Командующий с рычанием вскочил с места, увидев, что в центре аудитории находится черная кошка.
− Что она говорит?! − резко зарычал он, взглянув на секретаря.
− Она рассказывает о Маргирате, сэр. Если бы вначале не было объявления, я не поверил бы, что так может рассказывать кошка Первого Посвящения. Ее выступление подобно лекции Великой Кошки Высшего Посвящения, сэр. Не удивлюсь, если окажется, что у нее более высокое звание, чем нам было названо.
А Вси продолжала свой рассказ, который с рассказов о Маргирате перешел на рассказ об Императрице Маргирата, драконице Юни Версе, о ее роли в последних событиях и о ее недавнем визите на Фелаю, где она лично получила документы о принятии Маргирата в Федерацию и получила подтверждение своего статуса, как Императрицы присоединившегося к Федерации субъекта.

* * *

− И последнее, − произнесла Вси Ленная. − Вы сейчас прослушали лекцию, и, полагаю, никто из вас не усомнился в правильности решения Правительства Федерации, никто не решил, что "некоторые несоответствия законов", которые Маргирату еще предстоит устранить, касаются таких морально-этических сфер, услышав о нарушении которых, многие из вас пришли бы в ужас! Одно только Право Самок Скартов, согласно законов Федерации, является столь жестоким, что из-за него могла бы начаться глобальная космическая война, однако, Правительство Федерации сочло разумным не рвать когти, требуя отмены этого закона, а лишь ограничило его действие так, чтобы это варварство не задело тех, кто окажется рядом с Маргиратом, по тем или иным причинам. Правительство Фелино-Федерации проявило ТЕРПИМОСТЬ для того, чтобы избежать более жестоких последствий. Именно об этом я и хочу вам сейчас напомнить. О ТЕРПИМОСТИ!
Многие из вас, глядя на порядки этого мира, приходят в ужас, и считают, что их надо немедленно менять, менять кардинально и всеми возможными методами. Однако, далеко не все отдают себе отчет, что такое резкое изменение приведет к серьезным порясениям, и к огромным жертвам, куда более огромным, нежели те, что будут, если дикость этого мира будет преодолеваться постепенно, а не одним наскоком. Подумайте над этим и не рвитесь ломать то, устройство чего не знаете! Потому что сломав, вы окажетесь перед фактом, что виновны в таких деяниях, что выходки одичавших кошаков этого мира покажутся детскими играми.
Я знаю, вы все желаете избежать войны. И никто из вас не желает воевать, никто не желает начать этот кошмар. Однако, вы не должны забывать, что миром правят не идеалистические желания, а реальность. ЖЕСТОКАЯ РЕАЛЬНОСТЬ, которой плевать на законы, придуманные вашими Великими Предками. И поэтому, я хочу вас кое о чем предупредить. ВЫ НЕ ГОТОВЫ К ВОЙНЕ. Да-да, вы не ослышались, я сказала именно это, и я это повторю. ВЫ НЕ ГОТОВЫ К ВОЙНЕ!
А тот, кто не готов к войне, тот эту войну проиграет с вероятностью сто против одного! И я говорю это вам вовсе не потому, что я взбамошная свихнувшаяся кошка. Я говорю это вам, потому что я ЗНАЮ ЭТО! Потому что я прилетела сюда не со спокойной Фелаи, где тысячи лет не было ни одного сколь-нибудь значимого боя. Я прилетела с Маргирата, с того самого Маргирата, о котором рассказывала. И своим рассказом я хочу вам помочь в вашем деле здесь. Оно безусловно заслуживает того, чтобы его сделать, но вы должны знать и понимать, что этот мир − НЕ ИДЕАЛЕН. И он не поймет ваших идеалистических законов, которые вы ему предложите. Он примет их как акт АГРЕССИИ ИЗВНЕ. И будет ЖЕСТОКО СОПРОТИВЛЯТЬСЯ. С той самой жестокостью, которую вы попросту не приемлете и считаете, что "такого быть не может". Такое быть может. Пример − тот же Маргират. Подумайте об этом все. Очень хорошо подумайте и решите, что вам следует делать? А я на этом заканчиваю свою лекцию. Но перед концом хочу еще кое-что показать.
Черная кошка отошла от трибуны, вошла в центр и подняв передние лапы вверх глянула вокруг, осматривая собравшихся.
Вспышка света озарила кошку, и она переменилась, мгновенно обращаясь в человеческую женщину. А затем женщина начала меняться. Ее руки неестественно выгнулись, изменились в цвете, скрючившиеся пальцы обратились в когти. Ноги женщины так же изменились, раздались вширь и стали мощными задними лапами существа, которого кошаки еще не встречали. А Вси продолжала изменяться. Из ее спины со свистом вырвался длинный тонкий хвост, который теперь метался из стороны в сторону, увеличиваясь в толщине. Изменилась и голова женщины, обращаясь в рогатую голову дракона. Теперь никто не сомневался, что посреди зала стоит черная драконица. И в завершение обращения из ее спины с хлопком вырвались большие черные крылья.
− Я знаю, что многие из вас способны сделать так же, − произнесла черная драконица, глянув в сторону Нагай. Этого взгляда никто и не увидел, кроме нее самой. − Но, я должна вам сказать, что я − не кошка. Я родилась такой, какой вы меня сейчас видите. А обращаться научилась только став взрослой. МОй вид называется − Дракон. Думаю, это не должно никого удивлять.
− Так, значит, ты и есть Императрица Маргирата?! − раздался чей-то несдержанный голос в зале, и драконица обернулась к молодому кошаку, что это спросил. Многие кошаки смотрели на него в этот момент и смотрели даже осуждающе.
− Не судите зря молодого студента, − произнесла драконица. − Он, как это ни странно, сделал правильный вывод. В этой Вселенной я одна из своего рода. И я не намерена отступать от своих слов, а именно от своего обещания служить Федерации, принявшей меня такой, какая я есть. Я хочу быть для вас другом, и, надеюсь, мы таковыми и будем.
Все на этом.

Драконица в одно мгновение исчезла, а на ее месте осталась небольшая, по меркам кошаков, черная кошка. Зал поднялся, и общий дикий "МЯЯВ" слился вбепеный рев, какого это помещение еще не знало. Так кошаки выражали свое отношение к услышанному, и драконице не надо было объяснять, что это за вой. Она слышала настроение кошаков, а в нем было только одно − овации, называемые в кошачьем языке, как мявации!
Кошаки хлопать не умеют (не считая что только ушами), поэтому вместо хлопков издают дикий "мяВ!", сливающийся в мощный рев, от которого иногда лопаются стекла в окнах. Этот вой и называется "мявациями", что в переводе с кошачьего на человеческий означает − "овации".


− Ты об этом знала? − спросила Нагай, когда вновь оказалась рядом с Вси.
− О чем? − спросила та.
− О том, что я умею обращаться в дракона. Ты ведь, когда говорила о том, что это многие могут, смотрела на меня.
− Я не знала, но предполагала, что ты это можешь. Ты действительно можешь?
− Показать? − спросила та и, не дожидаясь ответа отступила от Вси, обратилась черной драконицей. Не такой крупной, в какую обращалась Вси, но намного крупнее обычного кошака.
− Не плохо, − улыбнулась Вси. А летать умеешь?
− Умею, − ответила Нагай.
Вси подошла к драконице и обняла ее за шею, когда та наклонилась.
− Ты мне нравишься, Нагай. Честно!
− Ты, наверно, знаешь и другую магию? − спросила Нагай.
− Знаю. Я много магии знаю, Нагай. Хочешь ей научиться?
− Да! − воскликнула та и уже не сдерживалась сама обняла черную кошку и передними лапами, и крыльями.
− Кажется, я знаю, как заставить Правительство Фелино-Федерации признать Право Самок Скартов навсегда, − произнесла Вси, и Нагай расцепила крылья и лапы, выпуская кошку от себя.
− Как? − спросила черная драконица.

− Потом как-нибудь расскажу. Сначала мне надо обо всем как следует подумать, посоветоваться с другими самками скартов, после того и предлагать.

* * *

− Ты меня звал, Лонер? − раздался тихий голос, и рядом возникло слабое мерцающее облачко.
− Да, Найна, я тебя звал, − ответил он. − Взгляни на этот мир, − он взглядом указал на него. Он тебе знаком?
− Знаком. Это мир Трацидиуса. Тебе туда лучше не соваться. Его хозяин − Трацид, и он меня не особенно уважает.
− Он иларианин?
− Да.
− И он способен напасть на такого как я, недавно появившегося на свет?
− Этого я не знаю, но совершенно не уверена, что он остановится. Он никогда не любил чужаков, Лонер, и всегда отгораживался от них всеми возможными способами.
− Возможно, мне придется с ним столкнуться. И я хочу знать, как мне поступать по отношению с ним?
− Ты не можешь сделать вид, что прилетел сюда случайно?
− Не могу. Так же, как это не может сделать человек, заехавший в чужой огрод на танке. Взгляни вокруг, со мной два боевых маргиратских крейсера.
− И один из них захвачен тварью! − зашипела Найна, готовясь к атаке.
− Не трогай ее! − воскликнул Лонер.
− Лонер? Ты защищаешь существо, которое недостойно жизни!
− Найна, я тебя прошу! Я знаю, что это самка скартов, которая способна за раз сожрать полк из людей, но она здесь со мной!
− И как тебя угораздило в такое вляпаться? − зафыркала найна. Она уже была в виде черной кошки, которая опустилась в свободное кресло рядом с местом Лонера.
− Я тебе уже говорил, что встретил ту, единственную, с которой связал свою жизнь, Найна. Для тебя это звучит глупо, конечно.
− Неужели ты связал жизнь с этой самкой скартов?!
− Не с этой, но с другой. И она, в действительности не самка скартов, а драконица. А эта самка − ее друг! Понимаешь?!
− Лонер, когда-то мы с тобой договорились, что я исполняю твои желания без объяснений с твоей стороны. Твоих слов уже достаточно!
− Тогда, просто успокой меня и скажи, что не станешь их трогать! Потому что она меня боится, а я не хочу, чтобы она боялась! Это далеко не приятное чувство!
− Я не буду ее трогать. Просто не напоминай мне о ней.
− НЕ буду напоминать о ней. Но напомню, что нам еще разбираться с Трацидом.
− С Трацидом я разберусь сама. Он тебя не коснется, Лонер.
− А с тобой он ничего не сделает?
− Со мной не сделает. Просто скажи, чего я должна от него добиться?
− Я с ним не сталкивался и еще не знаю, чего он захочет. Проблема в том, что в этот мир вломились пришельцы с Маргирата. Не скарты, но люди, которые с этими скартами сейчас в союзе.
− Люди в союзе со скартами?! − воскликнула Найна. − Лонер, ты шутишь! Подобный союз невозможен в принципе!
− Ты кажется, хотела, чтобы я тебе о них не напоминал, но это, похоже невозможно в данной ситуации.

− Хорошо. Сейчас этот запрет снимается. Скажи мне лучше, как людям удалось добиться союза со скартами?
− Этого я и не знаю. Знаю, что этот союз есть и все. Могу спросить у Альфы. Это самка скартов, которая здесь со мной, Найна.
− Спроси.
Лонер чуть промедлил и включил связь.
− Альфа, ты слышишь меня? − спросил он.
− Да, Лонер, я слышу, − ответила она.
− У меня возникло несколько вопросов к тебе, Альфа. Связанных с данной ситуацией, и в то же время не связанных.
− Какие вопросы?
− Первый вопрос, каким образом вы поладили с людьми? Ведь они приницпиально считают вас своими врагами.
− Тебе зачем-то это нужно именно сейчас, Лонер?
− Да, именно сейчас. Я жду ответа.
− Ответ проще некуда, Лонер. Я желаю жить, а не умирать. И все мы желаем жить, а не умирать! Люди нас убивали, мы убивали людей, эта бесконечная бойня закончилась бы, в конечном итоге, нашей смертью, потому что они не остановились бы. Мы это поняли очень давно, и сопротивлялись как могли. А потом решение само нашло нас.
− Какое решение?
− Это была длинная история. Ко мне в болото свалился корабль с инопланетянами, в том числе и с людьми. Я их не особенно жаловала, но в тот раз мне впервые удалось установить достаточно конструктивный контакт с инопланетанами, и я помогла им уйти с "ужасного болота". Мне пришлось применить все мое умение на тот момент, и люди даже не поняли, кто их вывел. Поняли только, когда оказались на суше, и я им сама сказала, кто я. Они ушли, но через некоторое время вернулись и уже не со злобными солдатами, а с вполне вменяемыми учеными, решившими изучить болото, в котором живет самка скартов не сожравшая людей, а помогшая им выйти.
− А что тебя подтолкнуло к тому, чтобы их вывести, а не сожрать? − спросил Лонер.
− Идеализм, Лонер. Я давно искала способ, как остановить смертельную бойню, и мне вдруг показалось, что таким образом можно это сделать. И все получилось. Хотя, мой дикий инстинкт после того еще не раз просыпался, и ученые людей успели проклясть меня не меньше десяти раз, пока не установили, что я их жру не осознанно. Защиту от этого они так и не нашли, но нашли стратегию поведения, при которой можно со мной контактировать, но не нарываться на дикий инстинкт. Они просто держались подальше от меня и говорили со мной с помощью техники, так же, как мы говорим сейчас с тобой.
− Спасибо за рассказ, Альфа. Ты мне помогла кое-что понять.
− Что?
− Как сделать так, чтобы моя мать и другие илариане не кидались на тебя.
− Ты не один?! − воскликнула Альфа, и в ее голосе послышался страх.
− Успокойся, у меня все под контролем.
− Ничего у тебя не под контролем, сопляк! − раздался гневный голос, и рядом на экране нарисовался силуэт огромного черного корабля.
− Остановись, Трацид! − раздался резкой ответ, и он исходил от появившейся рядом с Лонером черной кошки.
− Найна! Так это твои игры! − воскликнул Трацид. − Ну, сейчас я с тобой разберусь раз и навсегда!
− ЗАКОН тебе НЕ ПОЗВОЛЯЕТ, − возник новый голос, и на этот раз Лонер ощутил появление рядом еще нескольких иллариан. − Ты перешел все границы, Трацид, угрожая ребенку Иллариан!
− Что?! Я вижу, что это не ребенок! Это Найна!
− Ребенок Найны, Трацид. Ты обезумел окончательно, и уже не видишь, что творишь! Твое преступление, Трацид, очевидно всем! Оно не только в нападении на молодого Илларианина, но и в твоем нежелании исполнять свой долг перед Кел-Илариан! И наше решение будет для тебя очень жестким, Трацид! Ты покинешь этот мир и отправишься в Северный Поход!
− Вы не можете заставить меня это сделать! − взревел иларианин.
− Мы... это... можем... − раздался поскойный размеренный ответ, и темный аппарат Трацида исчез с экранов.
Лонер все еще сидел не двигаясь и только поглядывал на Найну. Рядом возникло свечение и перед Лонером оказалась едва видимая фигура голубого цвета, изображавшая крылатого ящера. Лонер не мог его узнать по виду, но илларианин сам назвал себя − это был Фавер.
− Наша первая встреча была не так безоблачна, Лонер, но ты уже доказал всем, что твои игры намного более совершенны, чем наши, − произнес Фавер.
− Игры? − произнес он. − Разве, это игры?
В ответ он увидел лишь эмоцию. Эмоцию, которую нелзья было назвать никак иначе, кроме как родительской улыбкой. Этим же светом в этот момент светилсь и Найна и остальные илариане, которые уже прояявились вокруг своим разноцветьем.
− Какой малыш признет, что его жизнь есть всего лишь игра в жизнь? − неслышно для Лонера произнес Фавер и добавил так, чтобы Лонер понял его слова. − Ты действительно нашла то, что мы желали, Найна. Ты вернула нам СМЫСЛ ЖИЗНИ. Спасибо тебе от всех! С этого момента мы все играем только на тебя, Найна. И тень Трацида будет делать то, что ты скажешь. и то, что скажет твой малыш. Просто скажи, что ты желаешь, Лонер!
− У меня слишком много желаний, чтобы выразить их одним словом, − произнес он.
− Так это же замечательно! Значит, мы все не останемся без дела! Говори прямо сейчас! Твое первое желание!
− Я хочу, чтобы вы понизили планку уровня развития сознания, после которого существа считаются разумными.
− До какого уровня, Лонер? Считать разумными диких животных?
− Я просто передам вам список существ, которых следует считать разумными, а вы сами определите, как надо устанавливать планку, чтобы все без исключения оказались выше нее.
− Не плохая задачка, − вознила улыбка в ответ. − Передавай список!
И Лонер, чуть поднапрягшись, выдал всю информацию обо всех разумных, о которых он узнал в последнее время.
− Принято, Лонер, − объявил Фавер. − Тебя не смущает, что по твоему видению теперь в одном только этом мире более двадцати разных видов разумных? − илларинаин указал на мир, у которого летал крейсер.

− Ничуть не смущает, − ответил Лонер. − Чем больше разумных, тем лучше!
− Воистину, "уста младенца, глаголят истину", − неслышимо для Лонера прокоментировал Фавер.


* * *

К приземлившемуся фениксу промчалось несколько эльфов. Они замерли, как только на площадку выскочили Альбериус и Лабранирэль.
− Ваше Высочество, мы вас ищем по всему замку! − воскликнул один из них.
− И в чем дело? − спросил Берс.
− В замок прибыл Трацидиус в полном составе и желает видеть вас с вашей супругой!
− Тогда, проводите нас к ним, офицер!
− Да, Ваше Высочество!

Собрание эльфийских магов напоминало собой растревоженный улей. Они шумел, галдели, ходили с места на место, чтоэто обсуждали друг с другом, о чем-то спорили, и все это одновременно. Появление принца и его жены тут же прекратило шум и хождение. Кто-то сел прямо там, где оказался в этот момент, а к трибуне прошел старый эльф − Мастер Огня.
− Наконец-то! − раздался его голос. − Трацидиусу стало известно, что вы, Принц Альбериус, без всякого на то разрешения поднялись в небо и вели там переговоры с заклятым врагом эльфов!
− Очень странно, − произнес Альбериус.
− Что странно? − спросил Мастер огня.
− Странно, что вы прохлаждаетесь здесь, а не сидите в своем замке и не разбираете прошения от всех кухарок мира с просьбами воспользоваться огнем для приготовления завтраков, обедов и ужинов.
− Что за глупости, Принц?! − воскликнул маг. − Какие еще разрешения?!
− Вы только что ответили на заявление, которое сделали вначале, Мастер Огня. − Альбериус усилил свой голос и выкрикнул − ЧТО ЗА ГЛУПОСТИ?! КАКОЕ ЕЩЕ РАЗРЕШЕНИЕ?! Вы не понимаете? Не понимаете, что недавняя победа в войне − это не полная победа, а всего лишь ШАГ К ПОЛНОЙ ПОБЕДЕ? Чудовищные машины, рушившие города, прибыли сюда из космоса, из того самого космоса, куда я летал для переговоров с теми самыми пришельцами, от которых зависит, чтобы в наш мир более не являлись подобные чудовища! И вы, Мастер Огня, упрекаете МЕНЯ в том что я занимаюсь делом ЗАЩИТЫ МИРА без вашего РАЗРЕШЕНИЯ?!!
− Кто докажет, что вы занимались там именно этим? − возник вопрос кого-то из магов. − И кто докажет, что пришельцы не совершили какое-нибудь ужасное кощунство, и не прислали сюда своего лазутчика под видом Принца?! − воскликнул он, обращаясь к остальным магам.
− Я это докажу, − раздался тихий мелодичный голос, и посреди зала в сиянии белого огня проявилась фигура эльфа, кторый не стоял на полу, а висел в воздухе, показывая себя всем.
− Великий Трацид! − раздался общий возглас магов, и они тут же умолкли, глядя на свое божество.
− Тебе повезло, жалкий человечишка, − проговорил он, глянув на Берса. − Повезло, что я не убил тебя в тот самый день, когда ты впервые оказался передо мной! Но теперь ты от возмездия не уйдешь, потому что в том, что я сейчас делаю, виновен ты и только ты!
− Речь жалкого шута, − прокомментировал слова эльфийского Бога новый голос, и рядом с фигурой из света появилась другая − она состояла из тьмы, клубившейся словно дым и собравшейся в фигуру темного эльфа.
− Я ухожу, − заявил Трацид, а над вами теперь будет властвовать вот этот демон! − он указал на темную фигуру и растворился, унося за собой свет.
− Что это значит?! − раздались вопли эльфийских магов в возникшей тьме.
− Это значит, что ваш бывший бог вас предал, − возникл ответ и вместе с ним зал вновь наполнил свет дня, а на месте темного эльфа висела фигура эльфийки в ярком разноцветном наряде.
− Кто ты? − заговорил Магистр Жизни, привставая с места. Он видел в эльфийке Силу Жизни и едва верил, что ее может быть столько много.
− Я − Найна. С этого момента я − Ваш Бог. Полагаю, вы не должны быть против.
− А кем был тот черный демон?! − выпалил кто-то из темных магов, явно интересуясь сущностью, безраздельно владевшей магией тьмы.
− То была всего лишь моя Тень, − заявила новая богиня. − Вы с ней еще встретитесь, можете не сомневаться.
Найна обернулась к Принцу и некоторое время смотрела на него молча.
− Подойди сюда, Альбериус, − заговорила она, наконец и опустилась на пол. Берс не стал медлить и прошел к новой эльфийской богине. − Я знаю, что ты не веришь в богов, − произнесла она.
− Я верю, − возразил он.

− Не ври мне, Берс!
− Не дави на него, Найна, − раздался очедной голос, и рядом с эльфийкой появился большой черный зверь, в котором Берс тут же узнал пришельца, с которым разговаривал на орбите. − Просто забирай его и летим отсюда!
− Нет! − возник вопль Лабранирэль. − Я его вам не отдам! − она подбежала к Альбериусу и обняла его. − Рагс, ко мне!
− Забирай всех троих, Найна, − приказал Лонер, и Берс вместе с Лабранирэль свалился на металлический пол космического аппарата. Рядом шмякнулось большое черное тело феникса, и ящер тут же вскочил на лапы, принимая оборонительную стойку.

− Берс поднялся едва соображая, прошел вместе с Лабранирэль к фениксу. Тот пустил их в себя и остановился, оглядываясь.
− Не нервничай, феникс, ты всего лишь на маргирастком крейсере.
− Кто ты? И что тебе надо от меня и моих хозяев? − спросил ящер, не оборачиваясь. Он прекрасно понимал, что голос исходит из обычных динамиков, а не от кого-то, кто оказался рядом.
− Тебе известно, что такое свобода, феникс?
− Известно. И тебе не удастся купить меня на красивые слова о свободе. Потому что мне известно и то, что настоящей свободы не существует.
− Ну что же, тем лучше. Значит, ты должен понимать, что требовать с меня несуществующее бессмысленно.
− Я с тебя ничего и не требовал. Вообще, не знаю, кто ты такой.
− Я − Лонер. Илларианин. Понимаешь, что это значит?
− Не понимаю.
− Ну, и бес с ним. Мне надо переговорить с Берсом. Либо ты впустишь меня к нему, либо выпустишь его ко мне. Выбирайте сами, как вам удобнее.

Берс еще никогда не бывал в рубке боевого маргиратского крейсера. Он вошел туда, сопровождаемый обычным космодесантником и некоторое время рассматривал присутствовавших, пытаясь увидеть илларианина. Однако, в креслах за пультами сидели только люди и некоторые иные существа, которых Берс после всех своих приключений мог называть "обычными".
− Ты ведь был человеком до того, как стал эльфом? − произнес один из людей, и Берс взглянув на него понял, что это и есть капитан крейсера, а значит это и был илларианин Лонер.
− Откуда вам это известно? − спросил Берс.
− Мне известно о тебе все, что было известно эльфийскому Трацидиусу. Потому что эльфийский бог Трацид − илларианин. Полагаю, мне не нужно объяснять тебе, каким образом пришелец из космоса стал богом у некой разумной расы?
− Не надо, − ответил Берс.
− Тогда, давай договоримся сразу, Берс. Мы будем друзьями, а не врагами. Такими друзьями, какими только могут быть представители разных разумных рас.
− Ты считаешь, что после похищения нас с планеты подобное возможно? − произнес Берс.
− Я считаю, что да, возможно, Берс. Тем более, что похищение это было произведено с благой целью.
− С какой же это?
− Во-первых, вытащить вас из под судилища Трацидиуса, которое они вам собирались устроить. Во-вторых, чтобы провести переговоры в условиях, когда нам никто не будет мешать. И в-третьих, я полагаю, что вы должны отправиться вместе с нами на Маргират для того, чтобы свидетельствовать по делу о разборках с горнопроходческими комбайнами. Некоторым силам на Маргирате выгодно повернуть это дело так, чтобы ваша планета осталась в статусе мертвого мира и продолжить на ней разработку, но уже другими способами. Ты ведь как человек понимаешь, что существуют некоторые личности, которые удавятся ради лишнего бакса и не остановятся убивая миллионы разумных для этого.
− Хорошо, я согласен коли тут такое дело, − объявил он. − Но тебе придется кое-что сделать для нас, чтобы мы были уверены, что ты искренно желаешь нам помогать, а не задумал какую-нибудь подлую комбинацию.
− Что я должен сделать? − спросил Лонер.
− Дойти до правительства своей планеты и заставить его принять закон, по которому будет признана разумность некой группы существ, признано их право на полеты в космос и посещение всех ваших миров. И, плюс к этому, вы снимете с них все старые обвинения за возникавшие ранее стычки, в том числе и за смерть тех, кто на них нападал.
− Можешь быть уверен, мне не сложно это сделать, Берс, − ответил Лонер, и Берс заметил, возникшие на многих лицах улыбки.
− Как это понимать? − спросил он, глядя на людей.
− ......


________
продолжение будет, но не так, чтобы скоро

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Межзвездный мезальянс. Право на ошибку" С.Ролдугина "Кофейные истории" Л.Каури "Стрекоза для покойника" А.Сокол "Первый ученик" К.Вран "Поступь инферно" Е.Смолина "Одинокий фонарь" Л.Черникова "Невеста принца и волшебные бабочки" Н.Яблочкова "О боже, какие мужчины! Знакомство" В.Южная "Тебя уволят, детка!" А.Федотовская "Лучшая роль для принцессы" В.Прягин "Волнолом"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"