Mak Ivan: другие произведения.

Зеленое, красное, и кружит, и кружит, и кружит.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


Читай и публикуй на Author.Today
Оценка: 5.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Вот, очередное начало продолжения. Кто не найдет - продолжение чего - я не виноват.
    Добавки - каждый день помаленьку - как пишу, так и добавляю.
    08.01.2011 +30kb
    16.01.2011 +14kb


Ivan Mak


Зеленое, красное, и кружит, и кружит, и кружит.


Сидит у дороги дракон.
Прохожих тестирует он.
Каждый, кто попусту по лесу бродит,
В желудке дракона конец свой находит.


− Идем быстрее, Алька! Чего ты там застряла! − голос матери эхом пронесся над лесом, и девчонка обернулась на мгновение.
− Извини, малыш, мне надо бежать, − проговорила девчонка и поднявшись на ноги помчалась вслед за матерью, уже покинувшей двор и направлявшейся по дороге из деревни к лесу. Она и не увидела, как ее подопечный поднялся на задних лапках, вставая на поленице и глядя вслед уходившим людям. В глазах его возник невидимый огонек, и зверек из маленького пушистого грызуна обратился в невесомое крылатое создание, которое тут же поднялось в воздух и понеслось вслед за ушедшими людьми.
Алька шла по дороге вместе с матерью. Она и не почувствовала, когда в ее спину влетело эфирное существо. Лишь лесные птицы отметили это событие внезапным резким галдежом и хлопаньем множества крыльев.
− Не к добру это, − сказала мать, останавливаясь и глядя вверх на раскричавшихся птиц.
− Почему? − заинтересовалась дочь.
− Примета такая, − ответила взрослая женщина и двинулась вперед.
− Так, может, нам не ходить туда, мама? − спросила Алька.
− Если не пойдем, будет только хуже, − ответила мать. − Разве ты не помнишь, что говорил деревенский маг?
− Он злой, − буркнула Алька.
− Почему ты так решила?
− Потому что он кошек пинал. Я это сама видела.
− Это еще ничего не значит, Алька. Не вздумай это говорить в городе.
− А зачем мне там что-то говорить?
− Магистр Колдовства будет спрашивать тебя разные вещи, Алька. И ты будешь отвечать на его вопросы. Но, не говори ему ничего лишнего.
− Я и не говорю ничего лишнего, мама.
Женщина промолчала, и вскоре разговор между дочерью и матерью возобновился, но совсем на другую тему. Малышке хотелось многое знать о городе и о людях, что там жили, о том, что они делают и зачем. И мать рассказывала, то, о чем знала.


− Стоять! Ни с места! − раздался звонкий голос девчонки. − Отпустите ее сейчас же, а иначе, я вас превращу в крыс!
Хватка разбойничих рук ослабла и совсем исчезла, после чего они с воплями "ведьма!" кинулись бежать через лес, оставляя мать и дочь одних на дороге. Женщина, наконец, обернулась и увидела в руке дочери обычную сухую ветку, которую та все еще держала перед собой, направляя на убежавших бандитов.
− Что это было? − произнесла мать.
− Не понимаю, − ответила дочь. − Они испугались обычной палки. − Она взглянула на ветку, что дeржала в руке и еще некоторое время разглядывала ее.
− Идем, Алька, нам надо спешить.
Солнце уже зашло, когда мать и дочь подошли к воротам города. Те были готовы закрыться, и лишь появление на дороге двух путников заставило командира охраны придержать ворота открытыми до тех пор, пока женщина с девчонкой не оказалась внутри.
− Почему не торопились? − заговорил он. − Могли и снаружи остаться на ночь!
− Как же не торопились? − заговорила мать. − Мы уже бежали под конец!
− А почему поздно вышли, что пришлось бежать? Или ты не знаешь, сколько времени до города идти от твоей деревни?
− Знаю, но нас задержали бандиты в лесу.
− Бандиты? Задержали и отпустили, что ли?
− Они чего-то испугались, − произнесла женщина, глядя на дочь, а та промолчала, потому что еще несколько минут назад мать запретила ей рассказывать о "волшебнй веточке", которой Алька "прогнала бандитов".
− Ну, до чего же нынче бандит пугливый пошел, а? − произнес стражник. − Паспорт свой показывай. И говори, зачем в город пожаловали?
Мать достала бумагу, что хранила больше всего на свете, и объявила, что привела дочь к Магистру Колдовства, как это и было предписано делать со всеми детьми, достигшими определенного возраста.
− Иди в центр. Там собираются все такие, − произнес стражник. − И радуйся, что я сегодня добрый!
− Спасибо, господин! − начала кланяться мать, и дочь повторила поклоны за ней.
Вскоре они оказались на центральной площади города, которая в этот день была очищена от базара, и теперь там была лишь толпа родителей, пришедших с детьми.
− Возьми это, встань в центр круга, и подыми палочку над собой, − произнес какой-то старик, подавая Альке тонкую струганую палочку и показывая на круг, вычерченный посреди плошади.
Девчонка взяла палочку, некоторое время смотрела на нее, затем прошла к кругу и ступила за черту. Выданная стариком палочка выпала из ее руки, и она ничуть не сомневаясь в том, что делает, достала веточку, которой прогнала бандитов в лесу.
− ААА-а-а-а-а!!! − дикий вопль разнесся над площадью, и вместе с ним все вокруг осветилось ярким голубым светом, Алька и не поняла сразу, что происходит. Люди кинулись прочь, на месте остался лишь старик, а рядом с ним мать Альки. Она жмурилась от яркого света исходившего... Алька глянула вверх и едва поверила глазам. Светился кончик той самой веточки. Настолько ярко, что глазам было больно смотреть. Девчонка опустила руку с палочкой, и ее свет затух.
− Что происходит?! − раздался крик, и Алька обернувшись увидела еще одного старика в балахоне. Тот выскочил из палатки, что стояла на площади, а раньше ее и видно не было из-за толпы, что ее окружала.
− Это она, − проговорил первый старик. − Та самая, у которой в руке ярче всех вспыхнет обыкновенная сухая ветка. Она, наша будущая Повелительница.
− Ты бредишь, идиот! − завопил старик в балахоне, и из его руки в первого старика с грохотом ударила молния.
− Не-е-ет! − раздался вопль матери Альки, когда девчонка кинулась в сторону молнии, бившей из руки колдуна. Крик не остановил девчонку, и она влетела в молнию. Та дернулась, перескочила со старика на девчонку, а старик в балахоне внезапно завопил, словно молния поразила его, а не девчонку. Колдун рухнул на мостовую, молнии обвились вокруг его тела и то еще дергалось в судорогах. Алька приблизилась к нему, и старик в какой-то момент замер. Его глаза немигающе уставились на девчонку, и в них застыло отражение ужаса, представшего перед ним в виде девчонки, державшей в руке обыкновенный сухой прутик.
Несколько мгновений ничего не происходило, затем тело колдуна засветилось мертвенным светом и вспыхнув на мгновение яркой вспышкой, обратилось в пепел, который тут же осел на землю.
− Ты освободила меня, Нюта. − раздался голос рядом, и Алька повернувшись увидела висевшее над землей полупрозрачное светящееся существо. − Спасибо, − сказало оно и упорхнуло высоко в небо, исчезая во тьме.
− Госпожа! Я рад привествовать вас! − заговорил старик, оказываясь под ногами Альки. − Я сделаю все, что вы прикажете!
− Замечательно! − заговорила она совершенно не понимая, как это выходит. − Я приказываю тебе стать моим первым обедом! − И Алька ощутила, как тело ее меняется, как вырастают ее руки и ноги, как на животе и спине появляется чешуя, а за спиной взвивается толстый ящериный хвост. И вместе с тем, она не управляла своим телом, казалось, оно живет само по себе, и девчонка внезапно поняла, что обратилась в дракона, который жил собственной жизнью, и пока Алька пыталась что-то понять, дракон подхватил передними лапами старика и отправил его в свою пасть.
− Нет! Не смей трогать мою маму! − закричала девчонка, поняв, что дракон, сожрав старика теперь смотрит на женщину, а та стояла замерев и смотрела на чудовище, в которое обратилась ее дочь.
− Не трогать маму, − возник странный смешок в голове. − Пожалуй, я сделаю это исключение, в порядке, так скажем, эксперимента.
− Кто ты?! − воскликнула Алька, но ее вопрос не прозвучал снаружи, а остался лишь в голове дракона.
− Я − Нюта, повелительница всех ютов этого мира, − ответило чудовище. И вместе с тем оно шагнуло к матери Альки и подхватив ее одной рукой, зашагало через площадь в сторону, куда убежало большинство народа.
− Не трогай мою маму! − закричала Алька.
− Хочешь ее потерять навсегда? Так и будет, если я ее здесь оставлю, − раздался ответ дракона. Алька не знала, что и говорить, а дракон покинул площадь и свернул во двор одного из домов, на окраине площади. В его лапах оказались простыни и веревки, что были развешены во дворе, и дракон за несколько мгновений соорудил из них перевязь, которой примотал женщину к своей груди. Алька боялась и слово сказать в этот момент, когда же дракон закончил, он резко кинулся в сторону, и Алька тут же ощутила, как еще один человек провалился в ее брюхо.
− Что ты делаешь?! − закричала девчонка, но ответом ей был лишь вопль очередной пойманной жертвы.

Кошмар не заканчивался. Алька билась внутри головы дракона, пытаясь того остановить, но тот остановился лишь когда окончательно насытился, сожрав не меньше двадцати человек, половина из которых были стражники, пытавшиеся в самом конце атаковать дракона своим оружием. А оружие лишь злило злило Нюту, и та продолжала глотать людей даже после того, как тело дракона прекратило ощущать какую-либо потребность в пище.
− Вот, пришло и твое время управлять телом, − раздался голос в голове, и Алька внезапно ощутила, что тело дракона действительно стало слушаться ее, и вместе с этим ощущением пришло иное чувство. В ее пасти находился человек, которого дракон уже начал заглатывать, и чувства Альки мгновенно остановили этот процесс, а ее отвращение к людоедству включило новое действие, и ее стошнило. Человек вывалился из ее пасти, зашевелился и резко вздохнув начал подыматься на ноги. Его качало из стороны в сторону, а увидев дракона он шарахнулся от него и не удержавшись на ногах свалился на мостовую.
А из пасти Альки уже вываливалась другая жертва. Та, которую дракон заглотил полминуты назад. Этот человек просто свалился на мостовую и даже не пошевелился.
Алька попыталась его расшевелить, тронула рукой и поняла, что еще немного, и она его убьет острыми когтями, поэтому она не стала его больше трогать, а отошла в сторону и попыталась извергнуть из себя другие жертвы. Ничего из этого не вышло, и она внезапно вспомнив о своей матери взглянула на привязанную к драконьей груди женщину. Та была без сознания, и Алька поняла, почему. Перевязь была слишком тугой и еще больше затянулась из-за того, что брюхо драконицы было заполнено множеством жертв.
В стороне послышался кашель, и Алька увидела, что вторая жертва, вывалившаяся из пасти, начала приходить в себя. Человек выкашливал что-то, попавшее ему в горло. В другой стороне стояла группа воинов, ощетинившихся копьями, мечами и стрелами арбалетов.
− Не стрелять! Не стрелять! − раздался приказ со стороны воинов, и рядом с драконицей появилось несколько человек в балахонах. − Госпожа Нюта, не гневайтесь! − воскликнул один из них, а другие уже разгоняли воинов и зевак, что не побоялись высунуться в присутствии чудовища.
− Кто вы такие? − заговорила Алька и собственный рычащий голос ее напугал.
− Мы твои подданые, Нюта, − произнес человек. − Ты можешь приказать нам все что желаешь, и мы это исполним!
− Верните к жизни всех людей, которых я сегодня сожрала! − зарычала Алька.
− Но, госпожа, это же ты их съела, а не мы!
− Так значит, вы обманули меня! И даже не собираетесь делать то, что я приказываю!
− Мы исполним все, что в наших силах, а то что ты просишь, нам не под силу...
− И кто докажет, что вы выполните другие мои приказы, если вы не исполнили даже первого?
Алька на мгновение задумалась, откуда взялся этот странный вопрос, который она сама-то едва поняла. И поняла, что вопрос этот исходит от той самой Нюты, что сидит в ней и никуда не исчезла. Да еще и так, что Алька не поняла, когда та вмешась в ее разговор.
"Мы вдвоем в одном теле, малышка, и мысли у нас общие, так что, можешь не волноваться." − раздался голос Нюты в голове.
"Вовсе не общие у нас мысли! Я не ем людей как ты!"
"А вот этого ты никому не докажешь, кроме меня. Так что не брыкайся зря. Я тебя научу быть драконом, а ты меня, быть можешь, научишь быть человеком."
"Я не хочу быть драконом!" − закричала в мыслях Алька. − "Я − человек!"
И вместе с этим воплем, перед глазами Альки возникла вспышка света, и она упала на каменную мостовую, больно ударившись носом в один из выпиравших булыжников.
− Алька! − воскликнул знакомый голос, и девчонка увидела свою мать. Та ее подняла на ноги, глянула в лицо и, вытащив чистый платок, промокнула им кровь, пошедшую из носа девчонки.
− Она не Алька, а Нюта, − заговорил один из магов, приближаясь к матери, державшей дочь.
− Я − Алька! − резко воскликнула девчонка. − А будешь пререкаться, прикажу посадить тебя на кол и жарить на медленном огне!
− Что же ты такое говоришь, доченька? − проговорила мать со слезами на глазах.
− Мамочка! − воскликнула Алька и обняла ее. − Я тебя очень люблю, мамочка! Очень! Ты ведь мне веришь?
− Конечно верю, Алька. Как я могу не верить? Ты же моя дочка.
− Она уже не твоя дочка, − снова возразил какой-то старик в балахоне.
Алька глянула на него с яростью, и от одной мысли перед грудью девчонки вырос огненный шар и мощный удар откинул мага прочь. Тот пролетев несколько метров меж своих собратьев рухнул на мостовую и больше не поднялся.
− Кто еще что-нибудь вякнет против слов Альки, сожгу к чертям всех! − взрычал голос Нюты. И исходил он от девчонки.

* * *


− Маги выпустили на город чудовище, − проговорил человек, кланяясь перед Повелителем. − И у нас нет сил с ним справиться, Ваше Величество. Теперь они снова захотят получить власть над всем миром.
− Разве двести лет назад люди не победили чудище, вызванное магами? − заговорил Повелитель.
− Да, победили, но тогда были другие времена. Тогда у людей еще было мощное оружие, а не те жалкие останки, какие есть сейчас. Пушечные мастера до сих пор так и не получили ядра, способные пробить толстую каменную стену, а древнее оружие было способно одним ударом целый замок снести.
− Значит, ты предлагаешь нам просто сдаться от того, что у нас оружие слабое, генерал?!
− Нет, Ваше Величество! Как я могу подобное предлагать?
− Тогда, что ты предлагаешь?
− Надо усиливать армию, Ваше Величество. И использовать все возможности, даже те, что предлагают проклятые маги.
− Они же не пойдут против своего чудовища.
− Есть маги, Ваше Величество, которые ради сиюминутной выгоды пойдут на что угодно. Даже на предательство своих.
− Значит, ты этим делом и займешься.
− Рад служить Вашему Величеству! − поклонился генерал.
− Составишь план действий и представишь его мне для утверждения завтра же утром. Иди!

Генерал явился к Повелителю с планом уже вечером, заявляя, что одно из действий надо начинать немедленно, а поэтому план должен быть утвержден. И Повелитель утвердил план генерала, потому что тот был не дурак, и вполне годился на то чтобы занять место Повелителя.

* * *


− Кто ты? − тихо спросила Алька.
− Я − Нюта. Ты же это знаешь.
− Это всего лишь имя, которое ни о чем мне не говорит.
− Я − ют. Это тебе тоже ничего не говорит. И как же мне тебе объяснять, если ты слов моих не понимаешь?
− Зачем ты съела людей?
− Для того, чтобы жить, я должна кого-то есть. А в этом мире нет никого кроме людей, кого я могла бы съесть.
− Есть не только люди.
− Животные не считаются.
− Почему?
− Потому что в них нет того, что мне нужно для жизни. В них нет силы духа. А именно она мне и нужна.
− А ты знаешь, что люди тоже хотят жить?
− Знаю. Людей много, а ютов намного меньше.
− Значит, в этом мире есть другие юты, которые так же питаются душами людей?
− Тебя это не должно страшить.
− Почему не должно?
− Потому что и тебя, ни твою мать никто из ютов более не коснется. Тебя не тронут, потому что я живу в тебе, а твою мать, потому что я не желаю делать тебе плохого и не дам никому к ней прикасаться.
− Все равно, я этого не понимаю. Не понимаю, почему ты так делаешь? Ты же злая!
− Когда-нибудь ты поймешь, что зло и добро не опеределяется по одному действию.
− Не одному! Ты сожрала больше двадцати человек!
− И ты в этом деле участвовала.
− Из-за тебя!
− Для всех людей вокруг это не имеет никакого значения. Они видели тебя. Видели, что в чудовище обратилась ты, и им плевать на то, что это я была в тебе. Потому что им не нужны объяснения. Им нужно совсем другое.
− Что?
− Чтобы ты их не сожрала как тех несчастных.
− Но это не я!
− Не нужно так нервничать, девочка. Завтра ты поедешь вместе с магами в столицу этой страны для того, чтобы поступить в школу магии, где тебя будут учить тому, как контролировать силу. По-настоящему контролировать меня ты никогда не сможешь, но я буду делать вид, что ты меня контролируешь. Потому что это нужно мне.
− А тебе это зачем?
− Много лет назад я совершила чудовищную ошибку и вселилась в человека, душа которого была полна тьмы и злобы. Я не поняла этого сразу, а когда поняла, стало поздно, потому что он, овладев всей силой магии и пользуясь тем, что я не могу просто так уйти от него, подчинил меня и заставил делать то, из-за чего сейчас весь мир проклинает его имя. И проклятие это еще очень долго будет висеть надо мной, потому что это я по его приказам вершила чудовищное зло, убивала людей и жгла города, а под конец едва не ввергла весь мир в бездну. Его убили. Убили люди, и я этому была только рада, потому что смерть человека, с которым мы связываем себя, не убивает нас, а всего лишь освобождает для того, чтобы могли найти для себя нового хозяина.
− Ты же не собираешься подчиняться мне.
− Я сказала, что буду делать вид, что я подчиняюсь, но у меня есть и своя воля. Я буду делать многое такое, что нужно для меня, а ты об этом даже не узнаешь. Я тебе это говорю лишь для того, чтобы все было честно. Мне надоело вранье, которое меня окружало в прошлой жизни. И я такого больше не хочу. Я хочу, чтобы мы с тобой были друзьями, Алька. Такое желание ты можешь понять?
− Понять его я могу. Но я не могу понять, как можно дружить с тем, кто жрет людей.
− Извини, это проблема, которую решать придется тебе. А мне совсем не сложно дружить в людоедом.
− С каким это?
− С тобой, девочка. Ведь людей жрать теперь будешь ты, а не я.
− Я не буду жрать людей! − выкрикнула девчонка.
− Очень на это надеюсь. А теперь я ухожу спать. Ты полностью распоряжаешься моей силой, и можешь делать все, что хочешь. Учить магии тебя будут другие маги. А я теперь не скоро проснусь.
− Почему?
− Потому что без силы я не проснусь, а силу ты можешь получить только через людоедство.
Висевшее перед носом девчонки маленькое светящееся существо растворилось в воздухе и более не появлялось.

* * *


Как много может измениться в жизни, когда все вокруг считают, что ты − воплощение легендарного чудовища по имени Черная Смерть, которого многие сотни лет боялся весь мир. Алька ходила по замку, глядя в лица людей и не видела в них ничего, кроме страха и раболепия, которым те пытались заслужить ее снисхождение, а девчонке это было чрезвычайно неприятно. И люди вокруг, казалось, этого не желали понимать. Лишь ее мать oсталась прежней, хотя в ней и появились неуловимые изменения, которые девчонка иногда замечала, но не обращала на них внимания.
Верховный маг замка тоже постоянно предлагал девчонке сделать все, что она пожелает, и в какой-то момент она не выдержала.
− Где здесь находится магическая школа? − спросила она.
− Магическая школа есть только в столице, госпожа, − проговорил верховный.
− Вы выдадите мне обыкновенное направление в магическую школу, в котором будет указано, что я обыкновенная девчонка с магическими способностями, которую надо учить магии.
− Но зачем вам это? − удивился маг.
− Ты что, ДУРАК?! − закричала она. − Не понимаешь, зачем мне это надо?!
− Не понимаю.
− В таком случае, сделаешь все, как я сказала, и после этого напишешь на своем лбе слова − "Я дурак!" и будешь ходить с ними везде. Ты все понял, Верховный маг?
− Вс-се п-понял, − пролепетал он.
− Тогда выполняй!
С надписью "Я дурак" на лбу Верховный маг проходил одни сутки до того момента, пока Нюта Ужасная не покинула замок вместе со своей матерью. Девчонка получила нужное направление, стребовала с Верховного кошель с золотом и, наняв карету, укатила в столичную школу магии.

* * *


Стражников, пытавшихся открыть старые чугунные ворота, шибануло молниями и отбросило от ворот.
− Вы что, дураки? − раздался голос старика, вылезавшего из кареты, что остановилась напротив ворот. − Не знаете, как открывать магические ворота?
− Откуда нам знать, как открывать эти дьявольские ворота? − зашипел лейтенант, подымаясь с земли и придерживая обожженную молнией руку. Старик сделал шаг к нему, взялся за его руку своей, и под пальцами старого мага возникло голубое свечение, из-за которого лейтенант едва не бросился бежать. Не бросился только потому, что боль в руке исчезла, а вместе с болью пропал и ожог.
Старик взглянул на второго солдата, прошел к нему и залечил его ожоги полученные от магической защиты ворот. Затем маг осторожно приблизился к воротам и встав в паре метров от них тихо заговорил, произнося непонятные стражникам слова. Закончив заклинание, он обернулся и подманил к себе лейтенанта.
− Найдите магистра Форсанда, − проговорил он. − Только он может открыть эти ворота.
− Но его же нет в городе!
− И куда же вы его услали в тот момент, когда Повелителю так срочно нужно открыть магическую цитадель столицы?
− Его не мы услали.
− Найдите того, кто его услал, и верните магистра Форсанда в город!

− Тебе мало заплатили, старик?! − едва ли не рычал генерал, перед которым маг оказался после того, как стражники доложили о невыполнении приказа.
− Неужели так трудно вернуть Форсанда? − спросил старик. − Когда я последний раз встречался с магистром Форсандом, его сила была на два порядка выше моей, господин генерал. И вряд ли вы найдете мага более сильного чем Форсанд. Поэтому у вас и нет выбора, потому что защиту цитадели, установленную Форсандом, может снять только сам Форсанд. Желаете, чтобы маги работали на страну, верните его. И будет лучше, если возвращая вы принесете ему извинения за ложные обвинения, из-за которых его отправили в ссылку. Я это вам советую сделать, как гражданин, которому не безразлична судьба страны. Ведь открывать закрытую школу магии вас вынудил не каприз какого-нибудь принца, а жестокие обстоятельства, не так ли?
− Если будешь болтать языком зря, старик, отправишься в ту задницу, из которой тебя сюда привезли.
Старик лишь плечами пожал и просто ушел. Генерал лишь знаком указал страже не задерживать его.

Форсанд появился в столице через два дня.
− Проныра! Неужели ты?! − воскликнул он, встретив старика.
− И тебе, привет, Лысый, − усмехнулся старик старому прозвищу. − Не знаешь, что за ерунда? С чего это Повелитель магов возвращает в столицу?
− И многих вернул?
− Я уже четверых наших видел, не считая тебя.
− Заварушка будет, − произнес Форсанд. − Уж и не знаю, из-за чего, может, когда соберемся, что-то станет ясно.
− Думаешь, нас просветят, перед тем, как использовать вместо пушечного мяса?
− Войн между странами не было много лет. Вряд ли Повелители настолько поглупели, чтобы начинать их снова.
− Так же мы говорили, когда обсуждали разгон магического ордена, и видишь, что получилось?
− Думаешь, дело в магии?
− Не просто думаю, хвостом чую.
− И когда это ты им обзавелся? − усмехнулся магистр демонстративно заглядывая Проныре за спину
− Тогда и обзавелся, когда загнали нас в Берское ущелье. Проня просто озверел, когда понял, что происходит.
− А Фойт даже не проснулся, − объявил Форсанд. − Лучше молчи о них. Целее будешь.
− Не дурак.

* * *


Очередной город встречал карету широкими мощеными улицами. Многоэтажные каменные дома говорили о богатстве хозяев города, а раскинувшиеся вокруг центра огромные районы с деревянными постройками о том, что многие годы этот город не знал серьезных бед и не становился ареной для войн.
Стражники проводили въехавшую в ворота карету взглядами не задерживая. Не было среди них дураков, чтобы задерживать подобных путников, потому что знаки магии на карете горели золотом, и на подобных путешественников не посмели бы напасть даже самые безголовые бандиты. Впрочем, и бандиты в этих местах не появлялись очень и очень давно, потому что стража Великого Города не лаптями щи хлебала.
Очередная улица встретила путешественников множеством вывесок, лавок, магазинов и постоялых дворов. В один из таких дворов и въехала карета, Слуги сразу же завертелись вокруг, лошадей распрягли, дорогих гостей проводили в широкий светлый номер, располагавшийся в большом каменном строении. Окна номера выходили на широкий балкон, с которого была лестница, спускавшаяся в сад, где постояльцы могли отдохнуть или погулять на свежем воздухе под деревьями или рядом с фонтаном.
Лишь раз управляющий встретился с новыми постояльцами, посмотрел на Магический Знак, который предъявляла тринадцатилетняя девчонка, и попросив извинения за недоверие удалился. А минуту спустя все работники гостиницы были собраны в служебном помещении, и управляющий объявил, что девчонку и ее мать следует обслуживать не хуже чем особ королевской крови, что абсолютно все услуги те должны получать без всякой оплаты, потому что таков закон, установленный основателями заведения, потому что гостья за любую обиду имеет право не только приговорить к смерти обидчика, но и исполнить этот приговор на месте. Управляющий и не знал, что девчонка выглядела на несколько лет старше, чем ей было на самом деле.
До конца дня Алька осидела в комнате наедине сама с собой. И лишь ее мать ушла в город, на базар в сопровождении кучера, что служил не только кучером, но и телохранителем, и носильщиком, когда это было нужно. Он знал лишь о том, что девчонка едет учиться в магическую школу, что и без школы у нее сила побольше чем у иного магистра магии, что ему обо всем этом нельзя где-либо распространяться, и он выполнял свою работу безукоризненно, за что и получал соответствующую оплату.
Кучер же и дорогу планировал, согласовывая это с молодой хозяйкой, а та не поправляла его решения, и лишь раз попросила свернуть с намеченного пути, когда увидела в окно большой и красивый замок, куда ей захотелось заехать. Замок, как оказалось, принадлежал семье Повелителя страны, и иногда служил ему резиденцией, когда Повелитель оказывался в этих местах. А пока он оставался в столице, замок использовался как гостиница для высоких особ. Впрочем, те в замке появлялись довольно редко, и девчонка оказалась именно такой редкой заезжей, которую управляющий был обязан принимать.
Ночь перевалила далеко через середину, когда Алька проснулась из-за шороха в комнате. Она услышала тихие шаги двух человек, и те оказались напротив ее постели, когда повинуясь мысленному указанию, под потолком вспыхнул яркий свет, и два человека увидели, что хозяйка комнаты не спит, а лежит на боку, подперев голову рукой и смотрит на них.
− Вам подсказать, где лежат самые ценные вещи, господа воры? − спросила она.
Они кинулись бежать, но ни один не добрался до двери, и оба свялились на пол, потому что их ноги оказались связанными непонятно откуда взявшейся веревкой. Непонятно для воров, но не для Нюты, которая проснулась вместе с Алькой и теперь смотрела на воров плотоядным взглядом. Мысленно девонка и ют уже пререкались на счет того, что делать с этими людьми. Нюта желала их сожрать на месте, а Алька хотела вызвать стражу из-за дверей, чтобы воров схватили на месте преступления. Под конец Нюта "сдалась" скрыв какие-то свои мысли, и Алька дернула за веревку, что висела рядом с постелью. В коридоре послышался топот, в дверь ворвались стражи и едва не свалились поверх валявшихся на полу воров.
− Эти двое пытались меня обокрасть, − заявила она, и стражники тут же взялись за воров. Затем появился следователь, который записал показания девчонки на счет того, что и как произошло, утром он вновь оказался в номере и объявил, что два человека оказались постояльцами гостиницы, перепутавшими номера, а не ворами.
− Значит, вы их отпустите?
− Они уже освобождены из под стражи, госпожа. Они ведь и не успели у вас ничего утащить?
− Потому что я проснулась, когда они сюда забрались, и включила магией свет. После этого они бросились бежать как настоящие воры, и не пытались извинияться за ошибку, как это сделали бы те, кто действительно ошибся.
Алька глубоко вздохнула и не стала больше что-либо говорить. В конце концов, она собиралась покинуть этот город к вечеру, и разборки с ворами в ее планы не входили. Следователь ушел, девчонка отправилась в команту к матери, где все было тихо, и вскоре мать и дочь сидели за столом, уплетая завтрак и обсуждая план на день. Алька согласилась с тем, что надо сходить в город на базар, и вскоре она бродила там вместе с матерью, выбирая для себя и для нее одежду и иные нужные в дороге вещи.
Вечером, как и планировалось, карета покинула город и направилась в столицу по прямой дороге. Этот путь даже ночью был освещен, и Алька долго смотрела на проплывавшие мимо магические фонари, светившие ровным солнечным светом. Под колесами телеги так же была ровная дорога, и карета двигалась без толчков и стука, как это было раньше. Под ровный шелест движения Алька и заснула. Проснулась же она из-за шума, который заставил ее подскочить и выснунуться в окно. По дороге навстречу катила рычащая безлошадная телега, о которых девчонка раньше лишь слышала, но никогда не видела. Нюта тоже проснулась из-за возбуждения Альки и, сказав пару слов в стиле "ерунда, раньше таких было полно в городах", ушла в свой сон, а Алька выбралась из кареты к кучеру и начала донимать того вопросами о том, что видела вокруг. Тот вполне охотно просвещал девчонку, о том, что такое машины, откуда они берут силу для того, чтобы ездить и многое-многое другое, что Альке было вновинку.
На улицах столицы было не так много машин, большинство ездили по-старинке в каретах, запряженных лошадьми. На въезде в город стража, как обычно, потребовала документы, и Алька предъявила свою грамоту, что получила от магов. Солдат долго ее разглядывал, пока рядом не оказался офицер. Он заглянул в бумагу через плечо солдата, взял ее из его рук и вернув девчонке, объявил, что госпожа может проезжать. По его знаку другой солдат открыл шлакбаум, и лошади въехали на мост, ведущий через ров, окружавший город. Зачем был нужен ров, если за ним не было каменной стены Алька не понимала, но спрашивать не стала. На другой стороне моста карету поджидали какие-то мальчишки. Оказалось, они предлагали свои услуги "за умеренную плату", чтобы показать самую короткую дорогу через город к нужному месту.
− Я и сам знаю столицу, − заявил кучер.
− Но вы не знаете, где ремонтируют улицы и можно из-за этого застрять или попасть в грязь, − объявил пацан. На вид ему было лет десять, и Алька видела его большое желание получить работу, потому что ему были очень нужны деньги. Другие парни уже отходили назад, потому что кто-то из них узнал "страшные знаки" на карете, а молодой продолжал пререкаться с кучером.
− Поехали, − произнес кучер, трогая поводья, и мальчишка отскочил в сторону от кареты, начавшей движение. Полчаса спустя она въехала в ворота магической школы столицы. Те не были заперты, как предполагал кучер, а в открытых гаражах виднелись другие кареты самых разных видов. Появились конюхи и слуги. Алька разбудила мать, и они вышли, навстречу спешащей делегации из магов и стражи. Маги были в обычных для них мантиях, вот только выглядели они далеко не так браво, как это было в той магической цитадели, где Алька впервые узнала магов и их правила.

− Мы проводим вас к магистру Форсанду, − произнес один из магов, прочитав направление, переданное ему девчонкой. − Он примет вас немедленно.
Никто не возразил, и вскоре делегация направилась к главному корпусу. По дороге Алька объявила, что ее кучеру незачем идти к магистру, и тот раскланявшись госпоже удалился.
Кабинет магистра располягался в высокой башне, и Алька осталась наедине с Форсандом, когда тот понял, кого встретил.
"Я с ним договариваться буду сама, Алька. А ты только слушай и не вмешивайся. Так надо." − объявила Нюта внутри девчонки, и та не стала сопротивляться, прекрасно понимая, что в магии она сама мало что понимает.

Старик смотрел на девчонку чуть ли не с ужасом. Его тело дрожало от одного понимания того, что перед ним оказалась та самая Нюта, которой досмерти боялись все маги. И даже проснувшийся Фойт не мог ничего сделать с его страхом.
− Просто скажи, что этот пройдоха тебе нужен, Фойт, и я его не коснусь, − объявила Нюта.
− Тогда, чего ты хочешь от меня? − спросил ют. Он не боялся своей королевы по-настоящему, как это было со многими иными. Просто не желал менять свою жизнь, а это именно так и произошло бы, если бы Нюта убила магистра Форсанда.
− Ты примешь эту девчонку и научишь ее всему, что положено знать магу. Я выбрала себе новую хозяйку, и можешь быть уверен, что порву за нее кого угодно. Если же вы ее испортите, Фойт, я и вас не пожалею. Я понятно объясняю?
− Ты не сказала, что значит это твое "испортите".
− Это очень просто. Если она окажется вами недовольна, то пеняйте на себя. А если окажусь недовольна я, то сам понимаешь, Фойтик. Ты можешь назвать ему все свои условия, Алька. − И Нюта вернула девчонке тело. Та некоторое время смотрела на Форсанда, затем прошла через комнату и села в кресло напротив магистра.
Фойт еще некоторое время пытался придти в себя.
− Ты тоже людоед? − спросила Алька, так и не дождавшись, что старик заговорит сам.
− Что? − переспросил он. − С чего ты это взяла?
− Ты же такой же ют, как Нюта. Я это вижу.
− Я вовсе не такой же, − заявил он.
− Ну, дальше говори, дальше.
− Что говорить?
− Какой ты людоед. Не такой же как Нюта. Так какой?
− Я не людоед.
− Хочешь сказать, что она может обойтись без людоедства?
− Может, если ее не злить.
Алька вздохнула поглубже, поняв, что добиться чего-либо от дрожащего старика в этот момент не сможет.
− Вы меня принимать на обучение не собираетесь?
Старик несколько мгновений молчал, затем плюхнулся в свое кресло и взглянул на Альку так, словно впервые ее увидел.
− Что ты хочешь знать? − спросил Форсанд.
− Все. С самого начала и до самого конца, − объявила Алька. − И так, чтобы никто не знал про Нюту.
− Оба объяснила тебе, чего хочет?
− Объяснила. Это дело касается только меня и ее.
− Те, кто выдал тебе эту бумагу, знают про нее и врядли станут молчать, − произнес магистр.
− Думаете, Нюта им не объяснила, что с ними сделает, если они откроют рты?
− Так это ее требование?
− Это мое требование. И, мне кажется, для вас должно быть без разницы, мое или ее. Любые последствия, которые заденут меня, тут же заденут и ее. Разве не так?
− Я не настаиваю на том, чтобы о ней знали. Но ты должна знать, что это знание может придти сюда и иными путями.
− Я не стану говорить, что она сделала для того, чтобы этого не случилось, могу сказать только, что с той стороны, откуда я приехала, это придти не сможет, если только вы не станете кому-нибудь это подсказывать.
− Я не собираюсь что либо делать против Нюты.
− Значит, и против меня не станете. Не так ли?
− Да.
− Что должна сделать любая обыкновенная девчонка, чтобы поступить к вам на учебу?
− Пройти экзамен и оплатить обучение, если экзамен не выявит у нее существенных способностей.
− А если выявит?
− При уровне способностей выше четвертого школа берет такого ученика без оплаты и обеспесчивает его всем необходимым.
− Когда будет экзамен?
− Первые экзамены начнутся через десять дней. Но это можно ускорить.
− Чтобы навести на меня ищеек? Не нужно ничего ускорять. Мне нужно только место, где я буду жить. И не такое, из-за которого все будут на меня пальцами показывать.
− У нас есть только общежитие для поступающих. Но оно намного менее комфортно чем любая гостиница в городе.
− Что я должна сделать, чтобы поселиться в общежитии со своей матерью?
− Получить направление на поселени у моего секретаря, оплатить, и можно поселяться.
− Ему для этого понадобится ваше слово, так?
− Да. Я распоряжусь немедленно.
− И не вздумайте меня выделять каким-либо образом.
− Я и не собираюсь тебя выделять. Если ты сама не станешь выделяться.

* * *


Общежитие напоминало большой сарай. Но Алька не стала об этом ничего говорить и приняла все как есть. Мать ее отправилась в город и нашла там для себя жилье, какое и хотела, а вместе с тем начала поиски работы, потому что считала, что на стипендию ученицы вряд ли можно прожить вдвоем, тем более, когда еще было неизвестно, получит ли Алька эту стипендию.
Девчонка тем временем знакомилась с поступающими. Большинство из них так же оказалось в общежитии, и многие занимались перед экзаменами, готовились, совершенствовали свои "умения". Алька лишь раз сходила на такую "тренировку", после чего поняла, что ей заниматься надо совсем другими вещами, поэтому она отправилась в группу новичков, которые брали консультации по обычным немагическим предметам, которые предстояло сдавать на экзаменах. Математика, правописание, живопись, литература и много иных предметов, которые, казалось, были магам ни к чему.
− Магия − это прежде всего знание, − говорил учитель, − Знание того, как управлять материей и энергией. А материя и энергия едины. Если вы не знаете законов этого единства, вам не удастся познать магию. Только тот, кто понимает законы мира, сможет овладеть знаниями магии в полной мере. Только тот, кто разберется в математике, сумеет управлять магией настолько тонко, чтобы делать такие вещи, какие не под силу никому.
Лекцию все слушали чуть ли не с раскрытыми ртами. Алька слушала слова вместе со всеми, ловила каждую мысль учителя и запоминала.
− Есть у кого-нибудь вопросы?
− Есть! − тут же заявила Алька и по знаку учителя поднялась из-за стола.
− Назови себя и спрашивай, − объявил учитель.
− Любой деревенский увалень знает, что чиркнув спичку о коробок он получит огонь. При этом ему совсем не нужно знать азов науки о превращениях вещества. И ему плевать на то, какая энергия заключена в этой спичке. Тем не менее, спичка загорится и без этого знания у любого дурака, который чиркнет спичкой о коробок. И знания эти про превращение веществ ему вряд ли понадобятся когда-либо. Так зачем они ему, если достаточно знать как чиркать спичками о коробок?
− Дураку это знание действительно не нужно. Но вы ведь пришли сюда не для того, чтобы учиться быть дураками? А вот, если у тебя нет спичек? Как ты огонь разводить будешь?
− Вот так, например, − объявила Алька, подняла перед собой руку, и сделав едва уловиемое движение пальцами зажгла промеж них огненный шарик.
− Осторожнее! Это не игрушка! − воскликнул учитель.
− Я знаю, что это не игрушка. Не дура, − проговорила она, опустила руку и немного подождав взяла висевший в воздухе огонь в кулак, после чего раскрыла руку, показывая, что в ней ничего нет и следов от огня не осталось. − Я знаю много других возможностей чиркать спичками, так и для чего надо знать, что там горит и как?
− Твои знания − это эмпирическая магия. Ты знаешь, что надо сделать, чтобы получить что-то. Но ты не знаешь, что надо сделать, чтобы получить что-то другое. Вот, посмотри. − Учитель поднял перед собой руки, и в них вспыхнул огненный шар, затем он изменился и обратился в подобие маленького горящего замка. − Ты, наверняка сможешь сделать так же после долгих тренировок, но если ты будешь изучать основы теории магии, ты сможешь это сделать намного быстрее. Теория позволяет делать новое. А эмпирика лишь нечто известное. − Он схлопнул ладони, и горящий замок из них исчез. − Тебе понятны мои объяснения?
− Да, учитель, − ответила она, усаживаясь на свое место.
− На первом круге вы все начнете изучение эмпирической магии. Учителя помогут вам раскрыть ваши возможности, и поначалу не у всех будет получаться. Бывает и такое, что у кого-то совсем ничего не получится. Но для этого и проводятся экзамены. А мои занятия нужны вам для того, чтобы вы определились сами, что вам больше подходит. Эмпирика − это начальный круг. Теория − это средние круги, и их шесть. Последний круг − выший. Можете быть уверены, до него дойдут далеко не все, но это не должно вас расстраивать. Потому что даже пройдя первый круг вы получите звание мага и сможете начинать свою карьеру в магии. Теоретические круги можно проходить не сразу, а раздельно. По мере накопления опыта.

* * *


Экзамен по математике Алька прошла с трудом. Правописание она провалила. Литературу и искусство − просто не знала. Естественно-научный экзамен стал для нее чуть ли не открытием только своими заданиями, из которых она узнала, что многие вещи можно расчитывать, а не просто знать.
А затем начались магические тесты.
Основой теста были подготовленные выступления претендентов. Поступающие просто показывали, что умели. вызывать дождь или зажигать пламя, подымать ветер или выстраивать из камней пирамиды не прикасаясь к ним.

Наступила очередь и Альки. Она вышла в центр магического полигона, прошлась по нему, подобрала несколько глинянных черепков, оставшихся после выступления одного из учеников, положила их на каменный стол и отошла в сторону. Камень загудел, черепки на нем начали подпрыгивать и раскалываться. Вой над полем разносился такой, что заглушал все звуки и зрители, сидевшие вдали от места действия не слушали свлов друг друга.
А над каменным гудящим постаментом подымалось облако глинянной пыли, которое клубилось и разрасталось. Звук резко исчез, и пыль начала оседать на землю. Но это не было окончанием представления. Она прошла к камню, провела над ним руками, и глинянная пыль, осевшая вокруг, вновь поднялась и собралась под ее руками в шар, который начал крутиться, превратившись в маленький пылевой смерч. Девчонка снова отошла от каменного пьедестала, над которым вертелся смерч, и тот начал подыматься. Вместе с подъемом он ускорялся и сжимался, превращаясь в маленький глиняный шарик, который в какой-то момент начал светиться. Светящийся шар продолжал подыматься и оказавшись высоко в небе вспыхнул ярчайшей звездой, которая озарила не только весь магический полигон, но и окружавшие его здания школы и кварталы города.
− Я закончила, − заявила Алька, проходя к столу, за которым сидели учителя.
По их глазам можно было судить, что они поражены. Лишь Форсанд был почти спокоен. Вернее, он пытался сделать вид, что он спокоен, а Алька видела, как Фойт бесится внутри человека и не показывает себя лишь потому что сам скрывался от большинства магов.

* * *


− Если бы в комиссии был кто-нибудь, чувствующий пятую стихию, ты выдала бы себя, − произнес магистр, когда девчонка оказалась в его кабинете после экзаменов. − И тебе молиться надо, чтобы таких магов не оказалось в столице в тот момент, потому что вспышку видел весь город. Ты могла бы подготовиться и получше, чтобы не выдавать себя подобным образом.
− Я и не готовилась.
− Что? − удивился магистр. − Как это не готовилась?
− Вышла и показала первое, что в голову пришло.
− Сумасшедшая. А если бы ты не удержала этот огонь, и он раванул бы не в небе, а прямо посреди полигона?!
− Посреди полигона в нем не было столько силы. Он ее набрал там. − Алька показала пальцем вверх.
− Никогда так не делай, если не хочешь покончить с собой. Зря она дала тебе столько силы.
− А это-то не вам решать, магистр.
− Я и не решаю. Тебе правда не нравится?
− Если это глупая правда, то не нравится. Я могу идти?
− Иди.

Комиссия пришла к единому мнению. Алька попадала в начальную усиленную группу и вскоре приступила к занятиям вместе с с полутора десятком других учеников.

Место жительства Альки и всех поступивших поменялось. Ученическое общежитие оказалось таким же зданием, как и то, из которого съехали поступавшие, только более благоустроенным. Впрочем, благоустроенность эта была только внешне. Комната, которая досталась Альке, оказалась не менее захолустной, чем та, в которой она уже прожила две с лишним недели. Располагалась новая комната в крыле, где селили только девушек, и у Альки появилось множество соседок, многие из которых жили по двое, а то и по трое в команте. Зависело это от того, сколько они платили за общежитие, и каждая новая ученица получила отдельную комнату за полную плату. В дальнейшем девушки могли познакомиться и поселиться друг с другом, но никого не селили вместе просто так из-за нехватки комнат или чего-то еще. Комнат хватало, а учениц, было и не так много, как учеников.
В первую же ночь Алька узнала о существовавшем в общежитии жестоком правиле, которое называлось здесь "Правом Силы". Она и раньше слыхала, что подобное может быть в общежитиях, не знала только, что сама с этим столкнется.
Поздним вечером из коридора общежития донесся вопль о помощи. Алька попыталась выглянуть нружу из своей комнаты. Ее тут же втолкнули обратно, и на пороге появился один из старших учеников.

− Привет, помнится в прошлый раз ты не сопротивлялась, − проговорил он, и Алька мгновенно поняла его мысль.
− А ты решил отдаться мне полностью? − произнесла она фразу, подсказанную Нютой, проснувшейся в этот момент.
− Раздевайся и не ерепенься, − проговорил он. − Против этого ты ничего не сделаешь, − и его руки вспыхнули желтым огнем, от которого шибануло магией боли. Алька отпрыгнула назад и тут же оказалась на своей постели. Сделала это она не сама, а под воздействием Нюты, говорившей о том, что "Вот и пришло время для первого урока", о котором Нюта намекала девчонке не один раз, предлагая провести его на каком-нибудь лавеласе еще по дороге в столицу.
Молодой маг спрыгнул за ней и остановился, потому что Нюта перед ним уже расстегнула несколько пуговиц на одежде. Он смотрел молча, как она раздевается, затем начал раздеваться сам.
− Сразу надо было так делать, а не ерепениться, − заявил он вскакивая в постель и укладывая девчонку под собой.
− Смотри и запоминай, Алька, как это делается, − проговорила Нюта вслух, и лавелас вздрогнул, когда желтая магия на его руках начала быстро таять. Нюта в несколько мгновений высосала из него всю магию до последней капли, сделав это так, что он и не понял, куда все делось. Решил, что магия ушла из-за того, что он потерял сосредоточение и переключился с магии на другое дело. Мгновение спустя его лицу уткнулось в мягкую влажную плоть, и Алька поняла, что обратилась ящерицей, в пасти которой торчала голова человека. Нюта ничуть не жалея сжала челюсти и маг-наудачник окончательно отправился в утробу людоедской ящерицы.
Алька вновь ощутила свое тело, добавилось к этому ощущение сожранной жертвы, вот только чувства были не такие, как в первый раз, и желания выблевать проглоченного у нее не возникало.
"Завтра ты сделаешь то же самое без моего участия", − заявила Нюта, отправляясь в спячку. Алька ничуть не жалела о том, что сделала Нюта в этот раз. И она впервые поняла, что способность глотать магов дает ей огромную власть над ними. Вот только сначала надо сделать так, чтобы на нее не нападал каждый маг из-за этого. Нюта в этом смысле была спокойна, объявляя, что сожрет любого нападающего, и Алька уже не противилась ей в этом.
Следующая ночь прошла без приключений. Вечером никто к ней в комнату не вломился, снаружи не слышалось воплей насилуемых, и, могло показаться, что лавеласы удовлетворились одним разом.

− Почему ты мне не рассказала, мама, о Праве Силы? − спросила Алька, встретившись с матерью через несколько дней после начала занятий.
− Ох, Алька, − заговорила мать, обнимая дочь. − Ты же была совсем маленькой, когда все это началось. Было еще рано рассказывать. Они тебя задели, да?
− Все, кто меня задел, познакомились с Нютой.
− Она их?..
− Именно так, мама. И мне их совсем не жаль.
− Это Право Силы, − произнесла мать.
− Ты считаешь, что все так и должно быть?
− С ним ничего не поделать, Алька, остается только подчиняться. А ты... Ты можешь его использовать. Потому что оно на твоей стороне. Если Нюта действительно подчиняется тебе.
− Она подчиняется только из своей прихоти. И я ничего не смогу сделать, если она не захочет подчиняться.
− И не делай ничего такого, Алька. Лучше так как сейчас, чем оказаться у нее в брюхе.
− Не думаю, что она врала на счет того, что я ей нужна, мама. Иначе, она со мной не возилась бы так.
− Ты ведь не можешь этого знать наверняка, Алька?
− Не могу, но пока я не видела ничего, что противоречило бы ее словам. Ясно, что ей от меня что-то нужно, и взамен этого она отдала мне всю свою силу.
− А всю ли?
− Может, и не всю, но ее все-равно столько, сколько мне и не снилось.
− Надеюсь, что ты не ошибаешься, дочка. Очень надеюсь.

Разговор о Праве Силы, который Алька завела с магистром Форсандом, едва не закончился для того встречей с утробой Нюты. Форсанд поначалу и не понимал, что задевало девчонку в законе, являвшемся законом всегда и везде? Даже хвастался тем, как брал силой самый разных женщин, от шлюх на базаре до принцесс.
После этих признаний Алька дала волю своему гневу, и магистр оказался в ее когтях, а она сама в виде дракона, который едва поместился в кабинете магистра. Осознав, наконец, что запахло жареным, магистр взмолился, обращаясь к Нюте, за что получил дополнительную трепку. И под конец он дал обещание, что в школе будет введено особое положение, согласно которому действие Права Силы приостанавливалось до особых распоряжений.

Недовольные нововведением явились в первую же ночь на женскую половину общежития, и все осталось так же, как было. За исключением того, что лавелас заявившийся в комнату Альки, на утро оттуда так и не вышел. Но этого остальные не заметили. И лишь на третий день обнаружилось, что пропало четыре старших ученика, и все четверо были из тех, кого знали как самых больших развратников.
Уже через час, как это обнаружилось, Алька оказалась в кабинете магистра, и тот потребовал вернуть пропавших учеников.
− Мне попросить Нюту выблевать то что от них осталось? − спросила девчонка.
− Ты не имела права! − воскликнул магистр, подымаясь со своего места, и тут же сел, увидев прямой Альки.
− Мне плевать, как вы будете объяснять этим остолопам о том, кто и какие права имеет, но если они еще раз заявятся, я их всех сожру, не глядя на то, виноваты они или не виноваты, хотели их или не хотели, и мне плевать на то, чего хотят они! Я знаю только то, чего НЕ ХОЧУ я!

Учеба постепенно набирала обороты. Алька оказалась среди первых учеников, и вскоре для них начали проводить отдельные занятия по усиленной программе. Первый курс состоял только из практики, и Алька ее осваивала с легкостью. Иного она и не ожидала после общения с Нютой. Ей приходилось только самостоятельно ограничивать используемую силу, когда же она осталась одна на магическом полигоне в один из вечеров, Алька решила испытать силу побольше. Она пробудила Нюту, и та, поняв о чем речь, взялась за обучение. В этот вечер Алька узнала несколько приемов, которые могли ей помочь в чрезвычайных обстоятельствах. Один из них − разделение на двух и более существ. Она могла обратиться в толпу народа, в табун лошадей и даже в стаю драконов. Нужна была только сила, а силы у Альки в этот момент было предостаточно.
− Я рада, что ты, наконец-то приняла меня, − произнесла Нюта.
− Ты мне выбора-то и не оставляла, − ответила Алька.
− Сюда кто-то идет, − объявила Нюта и вокруг Альки вспыхнула огненная пелена множественного взрыва. В воздух поднялись пыль и песок, заслоняя девчонку и драконицу, а когда пыль осела, осталась лишь девчонка, стоявшая посреди оседавшего песка.
− Ты что здесь делаешь? − заговорил учитель, появляясь из-за пыльной пелены перед девчонкой.
− Тренируюсь, − заявила Алька. − У меня есть разрешение от Форсанда.
− Ты, разве, не знаешь, что полигон не предназначен для магии более шестого уровня силы?
− Знаю. Мне для того и надо тренироваться на полигоне в одиночку, чтобы почувствовать уровень, который нельзя переходить. А вы нарушили технику безопасности и зашли дальше чем позволено. − Она указала на линию, которую пересек человек.
− Мне не нравится, как ты со мной разговариваешь, девчонка. Назови свое имя и учебную группу!
− Группа "У" Первого круга, − произнесла она. − Мое имя − Злая Алька.
− Ты врешь! На первом круге ты не могла получить столько Силы! − воскликнул он и шагнул к ней.
Алька вскинула руку и расставив широко три пальца призвала голубой огонь. Человек не остановился, и Алька больше не медлила. Молния ударила в учителя, тот замер и затрясся. Из его горла вырвался вопль ужаса, потому что какая-то девчонка буквально за доли секунды лишила его большей части магической силы, и продолжала ее вытягивать из него.
Молния оборвалась, когда Алька закончила мысленное воздействие, и человек без сил рухнул на песок.
− Ты нарушил технику безопасности, маг, и сам нарвался на это. Так что, возвращать свою силу будешь через магистра Форсанда, а от меня ты ничего не получишь.
Она оставила его лежать на песке и покинула полигон.

Ночью Алька проснулась от криков внизу. Она тут же вскочила, кинулась к лестнице и, оказавшись на первом этаже увидела множество учеников, лежавших на полу без сил. Магию из них кто-то выпил, и ученики лежали без чувств. Рядом появилось еще несколько старших учеников, и уставились на непонятное явление.
Алька подошла к одному из лежавших, коснулась его рукой и мысленно направила в парня силу, восстанавливая нормальный уровень.
− У кого есть сила, помогайте! − приказным тоном, выкрикнула она в сторону старших, и те чуть промедлив двинулись к лежавшим ученикам. Те начали подыматься, не понимая, что происходит и смотрели на непонятную картину с валявшимися вокруг сокурсниками. Алька подняла семерых до того, как в коридоре появился магистр Форсанд.
− Ты что наделала, Алька! − воскликнул он. Она заметила позади него шатающегося учителя. Того самого, которого она лишила силы. Вот только Сила в нем была намного больше, чем Алька ему оставила.
− И что же я наделала? − спросила она, подымая очередного ученика из магического обморока.
− Ты использовала магию поглощения против учеников.
− И зачем это мне, магистр? − спросила она, подымаясь и проходя к нему. Учитель позади Форсанда попятился и бросился бежать. Вслед за ним ушел огненный сгусток, сорвавшийся с руки Альки.
− Ты чего творишь?! − закричал Форсанд, пытаясь схватить Альку за руку, которой она метнула убийственный огонь. В месте касания вспыхнул голубой свет, и магистр задергался, ощущая, как сила покидает его и перетекает к девчонке. Из последних сил он рванулся от нее и отлетел к стене.
− Ты действительно поверил этому уроду, магистр? − спросила Алька, глядя на него. − И ты считаешь, что мне нужны какие-то жалкие крохи от малышни, когда тут бегает куча жирных магов, с которых магия сама по себе капает от переизбытка?
− Чего тебе надо?! − вырвалось из горла магистра, и попытку назвать Альку именем Нюта, пресекла невидимая магическая сила. Человек замолк не закончив фразу.
− О том, что мне надо, я буду говорить не с тобой, − произнесла Алька, глядя на магистра, пока тот приходил в себя после потери магии. А маг, который меня оболгал, будет иметь дело с той, от кого ты так шарахаешься.
Рядом стояло множество старших учеников.
− Вы всех подняли? − спросила Алька, глянув на них.
− Всех, − ответил один из старших. − Почему ты командуешь?
− Найдите того, кто будет командовать, после того и спрашивайте.
Девчонка развернулась и зашагала через коридор. Остановилась на мгновение в месте, где огонь настиг бежавшего мага, вздохнула глубоко и зашагала дальше, понимая, что теперь все снова изменится.

* * *


Дверь в кабинет открылась, и перед Советником появилась девчонка. Генерал, так и не отвыкший носить свой мундир после того, как получил новую должность, поднялся из-за стола и с удивлением смотрел на посетительницу.
− Кто ты? − заговорил он.
− Я − Злая Алька, − объявила девчонка. − Я записывалась на прием, почему вы спрашиваете?
− Ты выглядишь как девчонка.
− Вам будет удобнее, если я буду выглядеть старухой? Или вы предпочитаете что-нибудь вроде такого? − И девчонка резко переменилась, обращаясь в огромную львицей, стоявшую на задних лапах и демонстрирующей длинные когти на руках.
Человек от неожиданности плюхнулся в свое кресло.
− Мне оставаться такой? − спросила она. − Или вы же боитесь тринадцатилетних девчонок больше чем когтей?
− Лучше девчонкой, − пробормотал Советник, едва контролируя себя. Он и не ожидал, что встреча с магичкой обернется столь явной демонстрацией Силы. Девчонка прошлась по кабинету и не спрашивая разрешения уселась в кресло напротив хозяина.
Он некоторое время молчал, боясь сказать и слова. Пауза затянулась.
− Чего вы хотите? − проговорил, наконец, напуганый человек.
− Я уже решила, что вы этого и не спросите, − произнесла девчонка. − Я пришла по вопросу о магической школе столицы. Этими делами ведь вы занимаетесь при дворе Его Величества?
− Да, − произнес человек, наконец, совладав с собой. − Что за вопрос?
− Вопрос очень существенный и важный, − объявила она. − И заключается он в том, что вы хотите получить от этой школы? Настоящих магов, готовых служить стране и Его Величеству или же вы желаете заиметь кучу уродов, гребущих все под себя и действующих с позиции силы?
− Его Величеству нужны маги для службы во благо страны.
− Тогда вы выбрали очень неподходящего кандидата на место магистра школы.
− А кто вы такая и почему говорите подобное?
− Я − ученица этой самой школы. Не прошло и месяца с начала обучения, как я поняла, что там все не так как должно быть. Вы открыли школу и не задумываясь приняли на место учителей каких-то мерзких магиков, творящих с учениками всякие гадости и позволяющих ученикам делать то же самое. Потому я и пришла к вам. Предупредить, что если вы и дальше будете сквозь пальцы смотреть на то, что творится в этом гадючнике, из гадючника начнут выползать настоящие гадюки. Злые и опасные для всех. И, если не это ваша цель, то вы просто должны с этим что-то сделать.
− У тебя есть какие-нибудь предложения, что с этим делать?
− Я всего лишь ученица школы, и не я должна определять, что надо делать в подобных случаях. Но в первую очередь я нашла бы других учителей. Тех, кто по-настоящему служит добру, а не закручивает все для своих темных делишек.

Алька покинула кабинет Советника, поняв, что ничего от него не добьется. Страх перед магичкой отшиб ему все умственные способности, Советник боялся раскрыть рот и сказать что-нибудь, что не понравится гостье, за что она могла сделать с ним все что угодно. И она действительно могла. Уходя Алька внутренне пререкалась с Нютой из-за того, что та предлагала "сожрать противного генералишку". Вернувшись в школу магии она узнала, что занятий в этот день так и не было. Учителя прозаседали сначала до обеда, а затем и после, "решая какие-то свои дела". Альку за это время никто не хватился, и она весь вечер слонялась по школе, не зная, чего придумать. Ученики иногда поглядывали в ее сторону, но никто не решился подойти и что-либо спросить. Так бывало и раньше, и Алька не обращала на это внимание, хотя иногда до нее доносились отголоски чьих-то слов, обсуждавших злую магичку из первого-У.
− Привет, тебе совсем нечего делать? − раздался голос рядом, и Алька обернулась. Перед ней оказалась девчонка, которая по возрасту выглядела так же как Алька.
− А ты кто? − спросила в ответ Алька.
− Я − Танька Химера из третьего-А.
− А я − Злая Алька из первого-У.
− Я знаю. Тебя уже все здесь знают. Не хочешь куда-нибудь сходить?
− Куда?
− Ну, просто, прогуляться.
− А ты не темнишь, Химера? − спросила Алька, напрягась. Она уже привыкла, что от учеников школы можно ожидать любой гадости.
− А ты трусишь, что ли? Врут, наверно, что ты самого магистра сегодня ночь отшила синим огнем.
− Конечно врут. Синий огонь никого не отшивает. Отшивает белый, а не синий. А синий − силу забирает. Ты ведь это должна знать на третьем-то круге.
− Пресветлая Королева! А ты-то откуда знаешь столько теории?
− Какой теории? Это практика, а не теория. Ты плаваешь что ли в разделении практик?
− А кто в этом не плавает? − усмехнулась Танька Химера.
− Я − не плаваю, − заявила Алька.
− Способная значит.
− Не вижу в этом ничего плохого.
− Кто-то не видит ничего плохого и в том, чтобы девок ночью насиловать.
− Это ты про себя говоришь?
− Сдурела девка?! − воскликнула Химера, отпрыгивая от Альки так, словно та внезапно оказалась заразной.
Алька не обратила на это внимания и пошла в сторону. Девчонка догнала ее через пару минут.
− Ты обиделась, что ли? − спросила она, обгоняя и останавливая ее перед выходом на лестницу.
− На что обижаться-то?
− Мне-то откуда знать, на что ты обидиться можешь? Ты ведь почти ни с кем не говоришь в школе. Словно тебе все враги.
− Настоящие мои враги живут очень недолго, − произнесла Алька.
− То есть как это?
− Вот так, − и на пальцах Альки, поднятых перед грудью вспыхнуло красное свечение.
− Да ты спятила! − воскликнула Химера и отскочив от Альки метнулась вниз по лестнице, испуганно оглядываясь.
Алька погасила Убийственный Огонь и отправилась гулять по школе дальше. Она заходила в места, где раньше и не появлялась. Одним из таких мест оказалось старое книгохранилище, и девчонка долго ходила между полок, рассматривая названия запылившихся фолиантов и даже открывая некоторые из них. Большинство книг не относилось к магии, но одна показалась Альке интересной, и она вытащив книгу на свет села с ней за стол у окна, предварительно сдунув с него пыль одним магическим приемом.
Книга рассказывала об истории магии мира, и девчонка углубилась в чтение, пытаясь разобраться в хитросплетениях политики, заговоров, интриг, обмана и правды. Она так и заснула за книгой, а проснулась лишь утром, когда во дворе школы зазвенел побудочный колокол. Поняв, что книгу еще читать и читать, она вернула ее на место, запомнила его и покинула старое хранилище, направляясь к своей комнате.
Во время завтрака ее нашел дежурный ученик и объявил, что магистр Форсанд желает видеть Альку в своем кабинете сразу после завтрака.

В кабинете вместо магистра ее встретила группа учителей, которые потребовали от Альки объяснений, почему она убила учителя Грабта.
− Не знаю такого, − заявила Алька, глядя на магов.
− Ты желаешь получить наказание за вранье? − спросил учитель Лабрант.
− Вам не удастся доказать, что я знала этого вашего Грабта.
− Ты его убила вчера, и это видел магистр Форсанд! И не только он, но и старшие ученики!
− Форсанд вам что, не рассказал всего? Или вы его слушать не стали и решили все вместе нарваться на ту же силу, на какую вчерашний идиот-магик нарвался? Где Форсанд?! − резко проговорила девчонка. − Давайте его сюда, иначе, всех порешу и скажу, что вы сами тут так валялись, когда я пришла!
В кабинете запахло магией. В руках некоторых вспыхнул желтый огонь и против него на пальцах Альки возникло алое сияние.
− Прекратите немедленно! − раздался вопль Форсанда и в кабинет ворвался магистр. − Алька, остановись!
− Что за идиотов вы набрали учителями, магистр? − заговорила Алька, погасив свой огонь. − Они у вас тут что, про магическую иерархию ни ухом ни рылом?! И какого черта я должна перед ними объясняться за смерть идиота, посмевшего сначала напасть на меня, а затем еще и оболгать?!
− Не делай ничего, Алька. Если ты их убьешь, школа просто закроется, потому что все остальные сбегут, а я один не смогу учить всех!
− Какого черта ты слушаешь эту пигалицу, магистр Форсанд?! − выступил один из тех, что был готов пустить в ход желтую магию против девчонки одним из первых.
− Согласно закону, Нораб, любая пигалица, обладающая высшей эмпирикой, имеет право размазать вас всех по стенке, по собственной прихоти. Не сам ли ты вчера допытывался, кто это вчера высшей эмпирикой баловался в школе? Грабт на нее и нарвался! Желаешь испытать ее на себе, иди на полигон и попроси Альку, чтобы она тебя там зажарила. А других в это не тяни! Иначе, я тебя своими же руками порешу!
Нораб несколько мгновений стоял на месте, затем сорвался и умчался из кабинета. Вслед за ним стали выходить и остальные. Вскоре кабинет опустел, и Алька осталась наедине с Форсандом.
− Ты чего-то хотела? − спросил он, глянув на нее.
− Меня сюда вызвали от вашего имени, магистр.
Он на мгновение глянул на дверь, за которой все скрылись, затем глубоко вздохнул и прикрыв глаза заговорил.
− В этом мире очень мало магов, досконально знающих все тонкости. Даже я многого не знаю. Нюта сделала ошибку, направив тебя сюда. Она должна была отправить тебя к Пресветлой Ли. А здесь обучаются только последние проходимцы наподобие меня и тех, кого ты только что чуть не прибила. Не знаю, чего этим желала добиться Нюта, но ты сама можешь решать за себя, что тебе делать дальше.
− И как мне попасть к этой Пресветлой? − спросила Алька.
− Быстрых магических путей туда я не знаю. А реальный, по земле, проходит через весь мир. Оплот пресветлых находится на другой стороне мира. Если идти пешком, потребуется три года. Самая короткая дорога − через юго-запад. Лучший вариант, если бы ты умела обращаться в кого-то летающего. Тогда и за полгода добраться можно, а то и быстрее. Но в этом я тебе не помощник.
− И как они меня там примут?
− Если узнают про Нюту, попытаются убить. Но узнать это может только тот, кто связан с одним из ютов, а среди пресветлых таких не было. Во всяком случае, я таких не знаю.
− Значит, вы для них темные?
− Темные и черные. А Нюта − чернее всех. Не знаю, рассказывала она тебе или нет, чего она творила раньше.
− Рассказывала. И мне на это начихать с высокой горы.
− Я тебя не посылаю туда, Алька. Ты можешь оставаться здесь и делать все что угодно. Но выбор у тебя есть. И я объяснил тебе, какой он.
− Спасибо, что объяснил, − проговорила она. − Я могу идти?
− Да.
В этот день занятий вновь не было, а на следующий школу наводнили солдаты, и учительский корпус был аккупирован полностью. Учеников закрыли по комнатам, запрещая куда-либо выходить, и Алька решила воспользоваться одной из своих способностей. В старом хранилище вспыхнуло магическое сияние, и одна из книг исчезла с полки, перемещаясь в комнату ученицы. Возможно, это кто-то и заметил, но солдаты не давали магам перемещаться по школе, и Алька оставалась наедине с историей магии и магов до конца дня.
Пару раз ученикам разрешили выйти на обед и ужин, а ночью в комнату Альки завалились двое бравых, решивших воспользоваться Правом Силы. Девчонке приказали раздеваться, объявляя об этом самом праве, и Алька поднявшись на ноги скинула с себя одежу, после чего переменилась, став львицей.
− Право Силы говоришь? − прорычала она и прыгнула на того, что был ближе. Второй завопил и кинулся к дверям, но дверь каморки захлопнулась, и солдат брякнувшись головой об нее свалился под лапы хищницы. Первого она проглотила живьем, медленно и с чувствами, наслаждаясь процессом и наблюдая за второй жертвой, у которой все это происходило на глазах.
− Будешь заявлять, что не знаешь обратной стороны закона о Праве Силы? − произнесла девчонка, возникшая на месте львицы только что сожравшей человека.
− Не ешь меня! − заныл тот.
− Там, за стенкой, девочки просят твоих братцев, чтобы они их не насиловали. Они, по-твоему, остановятся от их слез?
− Нет, − дрожа проговорил солдат.
− И я не остановлюсь, когда буду тебя жрать, − объявила Алька.
− Нет! − закричал он. − ПОМОГИТЕ!!! − завопил он во весь голос. И тут же его лицо накрыла широкая чешуйчатая лапа с когтями. От вида зеленой рептилии человек совершенно слетел с катушек, начал дергаться и кричать, но на звуки его воплей никто не пришел.

− Черная магия мне совершенно не нравится, − произнесла Алька, глядя на Нюту. Та сидела перед ней на столе в виде маленькой светящейся рептилии.
− Ты желаешь отправиться на другой край света, в ту самую школу Пресветлых, о которой тебе рассказал магистр?
− А ты будешь против, Нюта?
− Магистр тебе сказал, что Пресветлые охотятся на таких как мы с тобой? Со мной они ничего сделать не смогут, а чтобы убить тебя, ни у кого из них рука не дрогнет.
− Но почему? Какие же они светлые, если для них убить человека так просто?!
− В этом вся разница между ними и нами, Алька. Они убивают и объявляют свои деяния добром. А мы убиваем и честно признаем, что наши дела темны и черны. Мне не объяснить тебе всего. Это ты можешь понять только сама без чьей-либо помощи. Я не буду против, если ты отправишься к пресветлым, только там тебе придется изворачиваться и врать, скрывая свою связь со мной. Быть может, ты сумеешь это сделать и даже добьешься среди пресветлых высокого положения, но угроза раскрытия будет над тобой висеть всегда.
− И все же, мне кажется, что там мне будет лучше.
− Обычно так всегда кажется, что где-то там нам будет лучше. И очень редко оказывается, что это действительно так.
− Но ведь бывает же!
− Бывает, Алька. Я вот знаю, что мне лучше быть с тобой нежели с каким-нибудь подобием Форсанда.
− Не понимаю я, чем тебе со мной лучше.
− Когда-нибудь ты это поймешь, когда станешь постарше.

* * *


Лес наполнился звуками.

Топот копыт, крики людей, дикий свист охотников, лай собак, рычание загоняемого зверя.
Странное шипение, резкий удар и огненная вспышка, в которой высвечиваются деревья, всадники и собаки. В воздухе ощутимо пахнет магией, и охотники резко осаждают скакунов, отзывают собак и рвутся прочь от этого места, а вслед им продолжают нестись огненные удары и поджигают лес в местах, где проносятся охотники, обратившиеся в бегство.
Несколько огненных шаров рвется промеж несущихся всядников, мгновенно половина из них падает. К грохоту прибавиляется ржание раненых лошадей и предсмертные крики гибнущих людей.

Огонь затух под дождем, пролившимся на лес. Топот бежавших всадников давно затих, и лес наполнился обычными звуками лесной жизни. Кусты раздвинулись, и на дороге появилась любопытная рыжая морда. Зверь вышел на дорогу, прошелся по следам всадников и остановился рядом с побоищем, разглядывая мертвые тела. Кто-то из лежавших людей шевельнулся. Рыжий на мгновение замер, затем медленно приблизился к еще живому человеку.
− Ну, и наворотили вы тут дел, − раздался его тихий голос. Человек чуть дрогнул и разлепил веки.
− Кто здесь? − раздался его ослабленный голос.
− Здесь никого нет, − проговорил зверь в ответ.
− А ты кто?
− Звери в лесу называют меня Рыжая Смерть.
Человек попытался приподнять голову, чтобы рассмотреть собеседника, но сил у него почти не осталось.
− Я не вижу тебя, − произнес он.
− Зачем тебе меня видеть? − фыркнул зверь. − Лучше бы ты меня и не слышал.
− Ты ведь можешь мне помочь.
− Не смеши меня, человек. Помогать тебе, чтобы ты после этого взял свою железяку и меня же зарезал? Ищи дурака.
− Тогда, что ты здесь делаешь?
− Жру твоего парнокопытного дружка, − проговорил рыжий. − А ты лежи и не дергайся. Скоро сюда придут мои зубастые братья, съедят и тебя, и лошадей мертвых, и других твоих дружков, что тут валяются.
− Так ты не человек! − воскликнул раненый.
− А ты чего хотел? Чтобы тут с тобой женщина голая разговаривала?
− Значит, ты знаешь того, кто на нас напал?
− Не знаю. Знаю только того, на кого вы напали. Он с утра никого не трогал, а вы приперлись и помешали ему догрызть позавчерашнего рыцаря.
− Так значит, ты дружишь с этим чудовищем?
− Не говори глупости, человек. А не то, откушу тебе язык и скажу, что оно так и было, когда я тебя увидел, а ты и возразить не сможешь.

Лес огласился новыми звуками, и на дорогу из-за кустов проломился большой медведь. Он осмотрелся и остановив взгляд на рыжем звере заговорил:
− Убирайся отсюда, мелюзга, это моя добыча!
− У тебя мозгов совсем нет, толстый? − тихо проговорил рыжий. В этот момент из леса появилось еще несколько медведей. − Берх, заткни пасть этому прыщу, − рыкнул рыжий, указывая на первого медведя и глядя на новых пришедших.
− Он не наш и не желает слушать мои слова, − проговорил тот, к кому обращались.
− Сейчас вы все станете слушать мои слова! − взревел медведь, и в его лапах возник огненный шар, который он метнул в сторону зверей. В ту же секунду рядом возник взрыв, и огонь разорвавшегося шара переметнулся на деревья.
− А вот теперь ты попался, − проговорил рыжий, вставая на задние лапы и оглядываясь вокруг. Все медведи, кроме одного тут же разошлись в стороны, под взглядом рыжего затух начинающийся лесной пожар, и небольшой зверь внезапно переменился, обращаясь в рыжее облако, которое в мгновение метнулось к первому медведю, и тот взревел, когда тысячи мелких насекомых впились в его тело.
Человек, наблюдавший за всем этим, не понимал, что происходит. На его глазах странное облако атаковало медведя и в считанные минуты сожрало его, оставляя лишь белые кости.
Рядом из сжавшегося рыжего облака вновь соткалось тело небольшого зверя, чем-то смахивавшего на лису по своему виду.
− Выйди сюда, Берх, − приказал он. Медведь покорно явился из-за кустов и встал перед рыжим, ожидая приказов.
− Трупы все ваши, а живого человека доставите в поселение людей. Мне все равно, как вы это сделаете, но если он не дойдет или с ним еще чего случится по дороге, шкуру за это я спущу лично с тебя, Берх. Ты понял приказ, медведь?
− Понял, господин. Я все сделаю, как ты желаешь.
Рыжий развернулся и направился прочь, еще раз остановился напротив человека, встал на задние лапы перед ним и растворился в воздухе рыжим туманом.

Появление из леса медведя тут же подняло тревогу в поселке, и навстречу зверю выскочило несколько крупных псов, а вслед за ними появились и люди-охотники, вооруженные копьями и луками. К спине медведя был привязан раненый человек. Медведь зявил, что принес его по приказу Хозяина Леса, что ранили его не звери, а демон, которого Хозяин Леса уже наказал за это.
Раненого забрали, и медведя отпустили в миром.

* * *


Магическая сеть дрогнула, и в небе над лесом развернулся огненный шар, просто вырос из одной точки. Внутри шара оказалось крылатое существо. Звери, глядя вверх, заметили лишь огненную точку, маги ощутили вибрацию сил, а те, кому следовало следить за порядком, тут же подняли тревогу из-за непонятного магического действия, сообщение о котором немедленно ушло в Храм пресветлых.

Алька не пыталась улетать. Крылья ей были нужны только для того, чтобы спуститься с небес, где она появилась после магического перемещения, и не особенно раздумывая она камнем рухнула вниз, чтобы незадолго до земли раскрыть крылья и приземлиться посреди лесной поляны, где ее появление никто не заметил, не считая диких неразумных зверей. Оказавшись на земле, она тут же обратилась девчонкой и зашагала к лесу, направляясь в ту сторону, где она видела дорогу пока спускалась с неба.
Она шла легко и непринужденно, не ожидая нападений со стороны зверья. Даже если бы оно и произошло, сделать что-либо магичке они не сумели бы. В этом Алька была уверена.
− Привет, красавица, и как это тебя сюда занесло? − раздался голос. Алька обернулась и увидела сидевшего на поваленном у дороги дереве разбойника. О том, что это именно разбойник, было написано на его одноглазом лице. И было в его виде что-то странное. Алька сделала шаг в сторону и глянула на незнакомца магическим взглядом. В магии это был вовсе не человек. Верхом на дереве сидел огромный одноглазый медведь.
− В этом лесу все медведи такие разговорчивые? − спросила она, ничуть не испугавшись встречие. О зачарованных лесах она уже знала из занятий в школе, а то, что лес вокруг именно таков, было ясно с перового взгляда с небес.
− Диких охотники давно перебили, − заявил медведь, слезая с бревна. − Ты так и не сказала, кто ты? − проговорил он, приближаясь к дороге, на которой остановилась девушка.
− Не будь дураком, Хильд, − раздался новый голос, и из-за кустов высунулась морда маленького рыжего зверька. Алька прищурилась, глядя на него, и в магическом свете увидела лишь слабый отблеск магии ютов.
− А ты кто? − спросила нового встречного Алька.
− Я − Хозяин Леса, − произнес зверек, поднялся на задние лапы и вырос, обращаясь в молодого человека. − А тебе что здесь понадобилось, Черная Смерть?
− Меня зовут Алька, и мне надо пройти на восток, − произнесла она, игнорируя имя, которым некоторые юты называли Нюту. Медведь тем временем скрылся в лесу, делая это как можно тише и незаметнее. − и будет лучше, если ты не станешь меня задерживать, Рыжая Смерть. − Последние слова она говорила уже под действием проснувшейся Нюты.
− А ты, я вижу, сменила хозяина, Нюта, − проговорил парень, оказываясь рядом. − Ты так и не сказала, зачем заявилась.
− Тебе слов девчонки мало? − спросила Нюта. Алька ничуть не вмешивалась в ее переговоры. Дела ютов ее мало касались, хотя и могли задеть в какой-нибудь момент.
− Мне плохо верится, что ты отпустила ее в земли Белой Погибели.
− Это ее выбор, и меня он вполне устраивает. А ты так и носишься с диким зверьем? Не надоело?
− Они давно уже не дикие. И они всяко лучше людей. И уж точно лучше всех этих магов, с которыми носишься ты.
− Ну так, и зачем ты меня здесь задерживаешь? − спросила Нюта.
− Я тебя задерживаю? − удивился парень.
− Ну, я же тут не сама задержалась, − усмехнулась Нюта.
− Ты сама встала, а я тебя не держу, − произнес рыжий и тут же растворился в воздухе, улетая в лес.
Алька вздохнула поглубже и зашагала по дороге дальше. Нюта не засыпала, пока девчонка не покинула зачарованный лес и не оказалась в городе. На воротах при входе на девчонку смотрели довольно косо, но никто не задержал. Она прошла город насквозь, как ей и советовала Нюта, и к вечеру вошла в новое поселение, где и остановилась на ночлег.

Утром девчонка поднялась пораньше и позавтракав в холле гостиницы направилась на местный базар, где довольно быстро выяснила все что ей было нужно. Кратчайшая дорога в пресветлые земли проходила через юг, и Алька, вооружившись картой, купленной на базаре, покинула город через южные ворота, сидя верхом на лошади, купленной на том же базаре.
Дорога до границы была почти прямой, но Алька решила не идти прямо, а как и советовала Нюта, пройтись довольно большим зигзагом по стране, куда она попала, чтобы было что рассказать на экзамене у пресветлых о той стране, откуда она пришла, не упоминая темных земель, откуда она произошла по-настоящему.

− Свято место пусто не бывает, − произнесла Нюта. − Твое место на темном троне займет кто-нибудь другой. Найдется этакий Форсанд, а то и Проныра. И все было бы ничего, если бы их сила не менялась. Со временем она растет и, если ее некому урезать, она вырастает в чудовище, с которым потом очень сложно справиться. Именно таким и стал мой бывший хозяин.
− И как же его убили?
− Желаешь правду, Алька?
− Да.
− Я его предала.
− Как это?! Ты же говорила, что не способна на подобное!
− По отношению к тебе, сейчас и в ближайшем будущем это именно так. И так будет до тех пор, пока ты сама не перейдешь границу, за которой рушатся моральные принципы. Он эту границу перешел, и я поняла, что для меня ее тоже нет, когда он с моей помощью вершил такое, что мне и вспоминать противно. Ты об этом легко узнаешь, когда прочитаешь книги о деяниях Черной Смерти. Вряд ли пресветлые их прячут.
− А если они начнут мстить за это?
− Поэтому я тебе и сказала сразу. Не выдавай себя.
− Но как?! Рыжему я ни слова не сказала, когда он назвал тебя!
− Ютов среди пресветлых нет, Алька. А узнать меня в тебе может только ют. И только очень сильный ют. Ну, или в том случае, если я сама покажусь. Но мне выставляться перед пресветлыми совершенно незачем.

− Бей демона! − пронесся крик над площадью, когда девчонка въехала туда на лошади. В центре собралась толпа, послышались удары и вой, из-за которого Алька тут же кинулась в вперед и оказавшись в центре увидела мальчишку, лежавшего на мостовой, а люди вокруг швыряли в него камнями.
− Да что же вы делаете, изверги?! − воскликнула она и кинулась к парню. Один из камней попал ей в спину, но она даже не обернулась, склоняясь над его разбитой головой.
− Это оборотень! − крикнул кто-то, но Алька не остановилась и коснувшись рукой головы раненого вызвала в себе Нюту, поняв, что парень обладает своей магией, а значит лечить его было не так просто, как обычного человека.
"Просто поделись с ним голубым огнем", − проговорила Нюта ничуть не возражая, как она не редко делала, когда девчонка вступалась за кого ни попадя − чуть ли не за любого первого встречного.
Она так и сделала, парень чуть дрогнул затем открыл глаза, глядя на девчонку, и его тело под ее руками внезапно пришло в движение. Мальчишка обратился черным волком. Толпа вокруг снова взревела, но камни в волка никто больше не кидал.
− Меня зовут Алька, а тебя как? − спросила она глядя в волчьи глаза и не обращая внимания на его оскал.
− Глупая магичка демона вылечила! − раздался вопль в толпе, и волк вздрогнул, осознав сказанное.
− Стань человеком и просто дай мне руку, − произнесла Алька по подсказке Нюты. Она обернулась к толпе и лишь протянула руку волку. Тот не стал перечить и Алька ощутила руку парня в своей. − Вы люди или звери? − спросила она, глядя на человека, что держал самый крупный булыжник.
− Эта девка заодно с демоном, значит, она сама − демон! − раздался новый вопль в толпе. Это и стало спусковым крючком. Камни полетели в Альку и ее спасенного. Вот только вместо того, чтобы попасть, они разлетались огненной пеленoй, встречая невидимую преграду на своем пути. Та окружила двух подростков, и не пропустила ни одного камня, хотя звуки и ветер проходили сквозь нее беспрепятственно.
На площади появились стражи порядка и прорвались через толпу к пламенеющей завесе, закрывавшей от камней двух молодых людей.
− Что здесь происходит?! − выкрикнул один из пришедших.
− Разгоните этих идиотов, господин офицер, а иначе, клянусь магией, я сотру с лица земли весь этот городишко со всеми мракобесами, что здесь живут!
− не делай этого, − проговорил мальчишка, дернув Альку за руку.
− Почему? Они же хотели тебя убить, − произнесла она, обернувшись, а солдаты уже разгоняли толпу, повинуясь приказу офицера.
− В этом городе живет моя мама, − проговорил он.
− Она такая же, как ты?
− Нет. И я не был таким, меня кто-то заколдовал.
− Пресветлая дева! − раздался новый крик над площадью, и сквозь расступившихся зевак в центр прошла женщина в белых одеждах. Алька и не поняла бы, что означали эти одежды, если бы Нюта не подсказала, что это форма пресветлых магов, находящихся на официальной службе.
− Кто ты? − спросила женщина, с легкостью пройдя через место где еще секунду назад полыхали остатки защитной пелены.
− Я − маг первого круга посвящения по прозвищу Черная Смерть, − заявила Алька и ощутила, как из-за ее слов дрогнула рука мальчишки, что держал ее.
− Отпусти мальчишку, − приказала женщина. Алька и не держала его. Лишь ощутила, как парень схватился за ее руку сильнее.
− Но, ма... − он запнулся под взглядом магички не договорив.
− Что еще?! − резко спросила пресветлая.
− Она спасла меня! − воскликнул парень.
− Да он сам демон! − раздались вопли из толпы, что вновь была вокруг.
− Молчать всем! − резко приказала женщина. − Идите за мной, приказала она Альке и парню.
Он двинулся первым вслед за ней, и магичка отдав приказ офицеру разогнать толпу пошла через площадь к высокому зданию, в котором Алька узнала магическую ратушу, о которых ей уже рассказывала Нюта и даже показывала, как они выглядят. Эта не была похожа на классическую ратушу, но вполне вписывалась в ее словесное описание.

Они оказались внутри здания, а стража осталась снаружи.
− Ты опять чего-то натворил, негодный мальчишка?! − воскликнула женщина, останавливаясь и разворачиваясь к нему.
− Но, мама, я не виноват! − воскликнул он.
− Мама? − удивленно проговорила Алька, глядя на женщину.
− Я тебе говорила не баловаться магией?! − воскликнула женщина, не обращая внимания на возглас девчонки.
− Я не баловался! Это злые маги превратили меня в оборотня! − И он вновь перекинулся в черного волка.
− Не двигайся! − приказала пресветлая, прошла к волку, присела перед ним и взяв его за лапу перевернула, разглядывая подушечки и когти.
− Никакие маги тебя не обращали в волка-оборотня, − произнела она. − Ты им был с самого рождения.
− Как это с рождения? − зарычал волк и умолк, напугавшись собственного голоса.
− Оборотнем был твой отец, − заявила она и вдруг притянула волка к себе, обнимая за шею. Тот обратился в мальчишку. − Господи, я так надеялась, что это тебе не предалось!
− Что мне делать, мама! − заныл он, и его взгляд остановился на Альке, что так и стояла, глядя удивленными глазами на семейную сцену.
Женщина оставила сына и обернулась к девчонке.
− Ты поклянешься жизнью, что никому о нем не расскажешь, − заявила она.
− А за тысячу деревенщин, которые видели, как он обращался на площади, мне тоже поклясться своей жизнью? − спросила она. − Не глупи, пресветлая. Скрыть все ты никак не сумеешь. И от меня это не зависит.
− Кто ты? − спросила магичка.
− Ты не видишь во мне черную бездонную пропасть злой магии? − спросила Алька.
− Не говори глупостей, девчонка! Я в тебе ни капли магии не вижу!
− И так? − Алька отошла на шаг, раскинула руки в стороны, и за ее спиной вспыхнули радужные крылья, похожие на крылья огромной бабочки.
− Быть такого не может, − произнесла пресветлая, шагнула к девчонке и протянув руку коснулась ее крыльев. В то же мгновение крылья вспыхнули ярким пламене, Алька свалилась на пол и закричала от боли, пронзившей ее спину.
− Не убивай ее, мама! − раздался вопль мальчишки. Сознание Альки помутилось, и она провалилась во тьму.

Проснувшись она обнаружила себя лежащей в чиствой постели, в светлой комнате. В окно заглядывали зеленые кроны деревьев, в которых играли на ветру солнечные лучи. Она приподняла голову и огляделась. Рядом за столом сидел мальчишка и что-то писал.
− Ты проснулась! − воскликнул он. − Лежи, тебе нельзя вставать!
− Что произошло? − спросила Алька.
− Мама сказала, что это из-за несовместимости магии. У нее она белая, а у тебя непонятно какая, но несовместимая с белой.
− Значит, черная, − проговорила Алька.
− Не черная. Если бы была черная, ты в Храм магии и зайти не смогла бы.
"Глупость!" − возник в голове Альки голос Нюты.
"Что произошло, Нюта, почему мне было так больно?"
"Извини, это я не объяснила тебе, что магическая аннигиляция приносит столько боли. Но и ты меня удивила!"
"Чем это?"
"Придумать такую комбинацию, чтобы обвести вокруг пальца пресветлую!"
"Я ничего не придумывала."
"Уже не важно, придумала или оно само сложилось."
"А что сложилось? Я ведь не понимаю."
− Я позову врача, − сказал мальчишка и убежал из комнаты.
"Пресветлая тебя приняла. И приняла как свою. А твоя боль вызвала в ней чувство сострадания и вины за эту боль. Постарайся, чтобы она не поняла, что ты все это понимаешь. Делай вид, что ничего не понимаешь, и быть может, тебе удастся попасть в школу магии пресветлых без всяких проблем."

* * *


− Ты ведь понимаешь, что я все сделаю ради того, чтобы мой сын выжил? − произнесла пресветлая. Алька сидела напротив нее в кабинете, предназначенном для встреч с важными гостями.
− Не понимаю, зачем вы мне это говорите, мадам. Особенно после того, как именно я ему помогла, когда толпа на площади пыталась забить парня камнями.
− Я тебя ни в чем и не обвиняю. Я прошу у тебя помощи!
− Помощи? − удивилась Алька. − Я до сих пор не услышала ничего подобного. − Может, вы делали это не на том языке?
− На каком не на том? МЫ говорим на одном языке!
− Извините, мадам, но вы говорите совсем не на том языке, который я понимаю. Неужели так сложно сказать человеческими словами, чего вы хотите, а не вырисовывать странные принципы, из которых надо выводить десятой дорогой, чего же вы хотите? Я не понимаю языка намеков.
− Я хочу, чтобы ты отправилась вместе с моим сыном за границу, в пресветлую школу, и там, в случае, если он снова обратится в волка, ты скажешь, что он твой друг и что это твоя магия его обратила в зверя, потому что это ваша игра.
− А меня за это не прикончат на месте? − спросила девчонка, вспоминая боль, которой одарила ее мать парня в последний раз. Пресветлая видела эту ее мысль.
− Не прикончат. Пресветлая Королева хорошо знает меня, и я попрошу ее, чтобы она тебя не касалась.
− Не проще ли в таком случае сразу за сына попросить? Или она не настолько ваш друг, чтобы простить связь с демоном, да еще и за рождение демонического отпрыска?
− Она мой друг, но дружба в делах долга − плохой советчик. − Я хочу представить все так, чтобы оказаться словно в стороне. В этом случае мне будет проще объяснить свою озабоченность им.
− А он сам поймет это отчуждение?
− Он поймет. Он давно знает, что когда-нибудь подобное наступит, я ему уже объясняла все, и он знает, кем был его отец.

* * *


Алька впервые сидела в безлошадной телеге. Та с рычанием двигалась по ровной дороге, и ее скорости можно было только позавидовать. Впрочем Альку в этот момент занимал совсем другой вопрос. Она повторяла историю, которую придумала мать оборотня, тот сидел в этот момент рядом с девчонкой напротив женщины.
Машина пересекла границу Пресветлого Королевства почти без задержки. Шофер лишь на мгновение притормозил у пограничного поста, офицер глянул на знак пресветлой в руке женщины и приказал "пропустить".
− Через полчаса будем на месте, − сообщила магичка, глядя на детей. − Не напрягайся, Алька. Если будешь бояться, это может вызвать лишние подозрения.
− И как мне не бояться, если я не представляю, как меня здесь встретят?
− Как тебя встретят, зависит только от меня. А у меня все под контролем, можешь быть уверена.
− Пока все не закончится, я не могу быть ни в чем уверена, − ответила девчонка.
− Мне надо больше бояться, но я то не боюсь, − проговорил парень.
− Тебе проще. Тебя не прекручивает болью, когда кто-то из пресветлых тебя касается.
− Ты до сих пор не простила меня? − спросила женщина. − Я ведь извинилась.
− Но боль от извинений ведь не исчезнет, если кто-то сделает так же?
− Извини, − снова произнесла пресветлая, и разговор на этом закончился, потому что за окнами машины появился огромный город, каких Алька еще не видала по-настоящему. Видела только на картинках, как выглядит Светлый Город, и теперь он был перед ней во всей красе огромных высотных зданий, оплетенных множеством дорог, подвешенных в воздухе и выглядвших словно моток переплетенных нитей, накинутый на здания.
Машина взлетела на одну из таких нитей и понеслась вглубь города. Что делалось внизу, из окон машины и видно не было. Солнце играло в окнах миллионами отраженных бликов, и величественная картина волшебного города завораживала взгляд. Машина нырнула на очередное ответствление дороги, ушла вниз и вскоре оказалась в ярко освещенном тоннеле. Алька ощутила, как передернулась магия, когда самоходная телега прошла сквозь магический щит. Было не ясно, почему он не задержал мчавшийся автомобиль, и Алька обернулась назад, глядя на завесу розовой магии, что еще несколько мгновений колебалась после проезда машины. И в этот момент она выскочила в огромное подземное помещение, проехала еще немного и остановилась.
− Что это за место? − спросила Алька, оглядывая непонятное сооружение в центре подземного зала.
− Это вход в магическую цитадель пресветлых магов, − объявила женщина, взяла обоих детей за руки и пошла к пирамиде, в которой открылся ярко освещенный вход. − Не дрожи, и все будет нормально, − напомнила она Альке, и та взяла себя в руки. Нюта так же проснулась и готовилась к самому худшему, а так же удерживала Альку от лишних эмоций.

* * *


− Я хочу встретиться с Пресветлой Ли, − заявила женщина, когда покинула транспортный телепорт и оказалась перед магическими стражами вместе с двумя детьми.
− Вы знаете, что правила едины для всех, Пресветлая Дева, − произнес страж. − Проверка должна быть пройдена прежде чем вы с кем-либо встретитесь.
− Лейтенант, немедленно выйдете на связь! − раздался приказ, разнесшийся эхом по помещению.
Страж дернулся, некоторое время разбирался со своим прибором и, наконец, включил его.
− Прошу прощения, у меня радиостанция барахлит.
− Почему не проверили ее перед выходом на дежурство, лейтенант?!
− Я проверял!.. Она работала...
− Оправдываться будете не здесь. Сейчас прибудет дополнительный наряд, передадите полномочия его командиру и немедленно явитесь к начальнику караула!
− Есть... − не успел он договорить это слово, как рядом возникла вспышка, и из нее появилась группа стражей в серебряных комбинезонах, что означало их принадлежность к элитному подразделению, служившему Пресветлой Королеве.
Лейтенант сдал полномочия и удалился, включив личный телепорт, а новый командир взглянул на женщину с двумя подросткам и приказал ей следовать за ним.
− Куда вы нас хотите отвести? − спросила магичка.
− Мне приказано доставить вас в тронный зал Пресветлой Королевы.
− Но я не готова! Мне надо переодеться?!
− Неужели вы считаете, что Пресветлая Королева оценит ваше переодевание и простит задержку из-за него? − усмехнулся стражник, ступая в наметившийся круг телепорта, и женщина поняв весь смысл шагнула вслед за ним, увлекая за собой детей.

Тронный зал был таким же как тогда, когда она покинула его в последний раз. Огромные высокие окна, легкие занавеси, приглушавшие ярость светила, заглядывавшего в окна, огромный золотой трон. Вот только трон был пуст, и женщина обернулась, услышав шаги. Через зал двигалась пресветлая Ли, и женщина на мгновение замерла, увидев движение стражей. Те не просто стояли, а выказывали шедшей знаки...
− Здравствуй, Пресветлая Дева, − заговорила Ли, подходя. − Я не ожидала твоего прибытия.
− Прели, − проговорила Дева и внезапно до нее дошло. − Ваше Величество? − возник ее удивленный голос. − Но как такое возможно?!
Королева подошла еще ближе и обняла гостью.
− Времена меняются, Девочка, − произнесла Ли, − Раньше меня забавляло, что ты не знаешь по-настоящему того, кто я. А мне нравилось разыгрывать из себя обыкновенную деревенскую девчонку. Помнишь, как ты меня защищала перед Глерсами?
− Но получается, что тебе эта защита и не была нужна!
− Не была. Но разве, это не лучший метод искать друзей, Дева? Ты ведь осталась моим другом?
− Конечно осталась! − пресветлая Дева глянула на детей, а те во все глаза смотрели на Королеву. Парень присел, как и полагалось воспитанному подростку, а Алька смотрела стоя, раздумывая, не дать ли деру, пока не поздно.
− Кто они? − спросила Королева. Дева глянула на стражей, и те по знаку Ее Величества удалились из зала.
− Это Корбин, мой сын. А это Алька, его подруга. Я привела их поступать в школу магии. Алька − радужная. А мой сын... − Пресветлая Дева вновь осмотрелась вокруг. − Его отец − оборотень, и он унаследовал его способность.
− И как же ты с оборотнем связалась? − удивленно заговорила Ли.
− По правде говоря, меня с ним познакомила ты. На том самом последнем балу, где мы расстались.
− Рош?! Вот мерзавец!
− Я его не видела с той ночи, когда... − Дева не стала продолжать.
− И не увидишь, − произнесла Королева. − Когда его разоблачили, он сбежал на Кортус.
− Ты примешь их? − спросила Дева.
− Приму, но парню придется скрывать, что он твой сын. И тебе тоже.
− Мы к этому готовы. И Алька будет с ним рядом. Она его не выдаст.
− А она тебе кто?
− Корбин обязан ей жизнью.
− Вот как? − удивилась Королева, глянув на Альку. − Тогда, это все меняет.
− Что меняет? − спросила Алька.
− Насколько хорошо ты знаешь магию, Алька?
− Я готова сдавать экзамен за первый круг.
− Значит, пойдешь на занятия первого круга. Пара месяцев занятий тебе не помешает, а там и экзамен сдашь.

* * *


− Я − Алька, по прозвищу Черная Смерть, − произнесла девчонка, представляясь перед группой учеников первого круга. Они тут же притихли, а учитель глянул на девчонку довольно строго.
− С подобным прозвищем тебе будет очень нелегко в пресветлой школе, − произнес он.
− Мне надо было соврать, и придумать какое-нибудь прозвище, наподобие Солнцеликой? − спросила она.
− Врать не нужно, но лучше придумать тебе другое прозвище. Ладно, когда придумаешь, тогда и скажешь. А сейчас, садись вот сюда, − и учитель указал на место рядом с одной из учениц.
− Я − Кошка, − произнесла та.
− Мяу? − спросила Алька.
− Мяу! − воскликнула девчонка, и вокруг раздался смех.
− Садись, и начнем занятия.

* * *


− Показывай, чего умеешь! − раздался веселый возглас, и Альку вытолкнули в центр арены, где начинался новый урок.
Алька остановилась, обернулась вокруг, глянула в улыбающееся лицо Кошки и поднясь перед собой руки начала их менять. Сначала на них появились когти, затем ладони сжались и обратились в кошачьи лапы, покрытыe черной шерстью. Шерсть постепенно нарастала, покрывая руки Альки до самых локтей. В этот момент на арене появился учитель и оказавшись рядом остановился, глядя на Альку. Учитель понимал, что представление магии превращения требовало огромного сосредоточения, и не мешал, пока Алька не закончила.
− Новенькая? − спросил он. Та кивнула, размахивая длинным черным хвостом и стоя перед собравшимися на задних лапах большой черной кошкой.
− Не пристало в пресветлой школе иметь подобный цвет, − произнес учитель.
− А такой? − спросила она и ее шерсть вспыхнула радужными переливами, которые замельтешили в глазах. − Не прикасайся! − резко рыкнула Алька, когда кто-то попытался ее тронуть.
− Ты чего? − дернулся ученик, отпрыгивая.
− Ничего, − буркнула Алька. − Если прикоснешься к радуге, будет ужасно больно. Алька не зря предупреждала ученика, потому что незадолго до этого Нюта научила ее перебрасывать боль из-за аниглияции магии на того, кто ее вызвал.


Первые же занятия привели Альку к пониманию, что темная и светлая магии ничем не различаются по своей сути. Просто люди неким образом разделили разные модели магии и назвали одни светлыми, другие темными, и отличить их могли далеко не все.
Странная теория, не имеющая под собой никакого основания, давалась Альке с трудом, но она, по совету Нюты, принимала все подобно эмпирике, и просто запоминала, что та же фиолетовая магия в одном случае является светлой, в другом темной, хотя чисто магически и та, и другая имела один и тот же спектр и ничем не различалась.
Желтая магия, которую Алька сама называла наиболее темной, светлыми была названа "боевой магией", и имела светлость согласно канону. Почти то же самое было с белой магией. Ее светлость определялась лишь силой. Чем сильнее − тем светлее. Слабая белая магия принималась за темную, и учителя довольно долго добивались от учеников Силы в этом виде магии, а тех, у кого светлая магия была слаба, приписывали к "темным кандидатам". О таких было сказано, что тот, кто на экзамене проявит таким образом свою "темность", тот получит не только кучу проблем но и "светлое проклятие".
Подходил к концу первый семестр обучения. Проблем у Альки не было и не предвиделось. Ее сила в белой магии, проявленная на одном из занятий, стала поводом для сплетен в магической школе, и в тот же день Алька вновь встретилась с Пресветлой Ли, которая желала сама убедиться в силе ученицы. И она убедилась. Когда в руке Альки вспыхнул яркий белый огонь, невольные экзаменаторы, оказавшиеся свидетелями, зажмурились, а слова Пресветлой Девы, оказавшейся в тот день в школе и доставившей в тронный зал Королевы, решили все сразу же.
− Свет этой девочки когда-нибудь затмит твой, Прели, − сказала Дева и пройдя к Альке, взяла ее за свободную руку. − Не бойся ничего, Алька, идем, мне нужна твоя помощь в одном деле. Ей не возразил никто, и Дева увела Альку из тронного зала. Пару минут спустя они окзались в губоком подвале, от навалившихся ощущений, вызывавших страх, проснулась Нюта.
"Беги, Алька! Беги, пока есть возможность!" − раздался панический вопль юта в голове девчонки.
"Не паникуй, Нюта", − спокойно ответила Алька. − "Тебя они не заденут, а за себя я отвечаю сама. Не так ли?"
"Ты рискуешь!"
"Лучше, расскажи, на чем ты завалилась, когда пыталась затесаться к пресветлым?"
"Не знаю, на чем. Возможно, я сболтнула чего лишнего, когда с ними спорила."
"А я не понимаю, чего ты боишься, Нюта? Здесь не более страшно, чем в подвале у Форсанда."
"В пытках пресветлые более изощренны, чем темные, Алька. Ты должна это знать!"
"Меня никто не собирается пытать, Нюта. Успокойся и постарайся меня не отвлекать."

* * *


Корбин висел на каменной стене, закованный цепями. Лицо его было разбито, тело в ссадинах и синяках.
− О, боже! − воскликнула Алька и подскочила к парню. − Как вы могли такое допустить?! − воскликнула девчонка, касаясь тела мальчишки и действуя своей магией. Радужный огонь вошел в парня и заиграл на его теле, залечивая раны.
− Палачи скоро вернутся, − произнесла Пресветлая Дева. − Его надо вынести отсюда.
Алька взглянула на женщину, и внезапно поняла, что той тоже нехорошо.
"Не выдавай себя!" − возник голос Нюты.
"Я и не выдаю."
Алька взглянула на парня и не особенно раздумывая взялась за цепи. Белое пламя расплавило зачарованные кандалы, и Корбин повалился на Альку. Его мать тут же оказалась рядом и подхватила парня. А за дверью камеры уже слышался вой поднятой магической тревоги.
− Не шевелись, − приказала Алька, касаясь рукой Пресветлую Деву. Та замерла, даже не представляя, что задумала девчонка, а во второй руке Альки вспыхнул синий огонь, и как только за дверями камеры кто-то появился, она метнула его сквозь дверь. С той стороны послышался вопль и шум падающих тел. Алька шагнула к двери, увлекая за собой двоих. Дверь камеры вылетела под ударом огненной магии, и троица покинула ее, после чего оказалась в подвальном зале с телепортом.
− У меня нет к нему доступа.
− А доступ и не нужен, − заявила Алька, показывая переливающийся шар магии в своей руке. − Просто скажи, куда можно переместиться?
− В покои Пресветлой Ли.
− Ты еще шутишь?!
− Я не шучу! − воскликнула Пресветлая Дева. Вскочившие в подвал маги и стражи увидели, как сверкнул свет в зале с телепортом. Одни метнулись туда, другие занялись людьми, валявшимися на полу рядом с покинутой камерой.

* * *


− Как вы подобное допустили?! Кто еще имел доступ к этому вашему телепорту?! И какого черт он у вас делает в подвале с заключенными?! − Крик Королевы доносился сквозь закрытые двери. Алька и пресветлая Дева молча сидели в комнате непосредственно примыкавшей к тронному залу, а Пресветлая Ли давала разгон нерадивым магам, у которых из-под носа сбежал темный оборотень-щенок.
Прошло несколько минут. Разгон закончился, тронный зал опустел и Пресветлая Ли прошла в свою комнату.
− Как вам удалось сломать секретный код Фарфана? − спросила она, оказавшись перед троицей. Корбин и не понимал, что происходит, потому что все еще оставался без сознания.
− А как вы допустили, что он попал туда? − спросила Алька. − Вы же знаете, что он никакой не шпион, а сын Пресветлой Девы!
− Мне принадлежит далеко не вся власть в Цитадели, − объявила Пресветлая Королева. − Есть еще Инквизиция, которая формально может даже меня сместить. И я не могла придти к Фарфану и потребовать освободить оборотня по своей прихоти.

− Его ищейки могут напасть на наш след, Прели, − произнесла Дева. − Я и не знаю, что делать.
− А кто может сместить Фарфана? − спросила Алька.
− Никто, должность Верховного Инквизитора пожизненна.
− То есть у него больше власти чем у Королевы? − удивилась Алька.
− Можешь смеяться, но фактически так оно и есть. И даже те, кто предан мне, ходят под сапогом Фарфанда. У него есть компромат на каждого.
− Интересно посмотреть, какой у него компромат на меня, − пробормотала Алька.
− Можешь быть уверена, он его найдет, если захочет. Не найдет, так подделает.
− Господи, а я то думала, почему мне в этом подвале такая тьма померещилась?
− Постарайся об этом не говорить и не думать, Алька. Доносчиков везде полно, а у Фарфанда есть и доносчики-телепаты.
− Вот тебе и заговор Белой Погибели с Черной Смертью, − проговорила Алька.
− За подобные слова он тебя точно на цепь посадит, если узнает, − произнесла Дева.
− Ваше Величество! − послышался голос из тронного зала, и Королева тут же покинула свою комнату, делая это так, чтобы никто не увидел ее гостей.

* * *


− Звереныш как сквозь землю провалился, магистр. Ни одной зацепки. Мы проверили всех, кто знал код телепорта, у всех есть алиби.
− Проверяйте еще и еще. У кого-то это алиби ложное! − гневно заговорил Фарфанд. − Что по втророму вопросу?
− Из всех новичков мы выбрали только двух кандидатов. Та самая Алька и серый Лорбен.
− Думаешь Пресветлая Королева отдаст нам Альку?
− Девчонка себе на уме, она может и не послушаться Королеву. Да и слушается она скорее Деву, чем Ли.
− Эти две бабы стоят друг друга, Блерд. Ты же знаешь!
− Знаю, магистр. Потому мы и услали Деву в свое время. Только это не помогло. Белая Погибель подложила нам здоровую гадюку, когда назвала преемницу.
− Тут ты прав. Ли − та еще змея. Так что, не стоит расслабляться! Начинай проработку девчонки, а я вплотную займусь Лорбеном.

* * *


− Я тебя предупредила. Последствия будешь расхлебывать сам.
− Да что ты мне сделаешь, глупая девка! − воскликнул парень и повалив ее на постель запрыгнул сверху.
Она больше не медлила, и в короткой магической вспышке обратилась толстой чешуйчатой рептилией, делая так, чтобы маг, находившийся на ней, сразу же оказался в ее утробе.
Горячая плоть сжала человека, и он начал дергаться, попытался вызвать какую-нибудь магию, но сила его в доли секунды угасла и обратилась в такой мизер, каким и первокурсника не напугать.
Дергания ничего не дали и, когда воздух в его легких окончательно закончился, он в последний раз дернулся и замер.
Алька ощущала мага в себе и просто наслаждалась этим чувством. Когда человек в ее утробе прекратил сопротивляться, она поднялась с постели, наклонилась и выблевала неудачника на пол комнаты. Дождавшись, пока маг придет в чувство, Алька выпинала за дверь комнаты. В коридоре вполне мог найтись какой-нибудь свидетель, но там было пусто, и Алька выдернула из кармана мага артефакт телепортатора. Ее магия поглощения опустошила прибор вместе с магом, когда тот оказался у нее в брюхе, и теперь надо было как-то им воспользоваться. Для этого Алька вызвала Нюту и объяснила ей мысленно, чего она хочет.

* * *


− В последнюю неделю пропали четыре сыщика, магистр. Все четверо работали по первому делу.
− Значит, у Пресветлой Королевы снова появился Темный Защитник, − вздохнул Фарфан. − Передай Серену, чтобы действовал как можно осторожнее. Этот темный явно силен, если сумел убить четверых не оставляя следов.
− Немедленно передам.
− Что по второму делу?
− Лорбен отпадает. Мы обнаружили его связь с еретиками. Непрямую, но довольно короткую. Один из его друзей находится в списке Твердена.
− И что мешает ликвидировать этого его друга? − спросил Фарфан.
− Лорбен может быть в курсе его проблем, а ликвидация станет явным указанием, на Инквизицию, даже если все будет подстроено под несчастный случай.
− А что с девчонкой?
− Она пришла со стороны зачарованного леса. Не удивлюсь, если окажется, что от Рыжего. И еще, ей очень интересуется Пресветлая Ли. Во всяком случае, из всех первокурсников, Алька больше всех встречалась с Королевой.
− Это не удивительно, учитывая силу девчонки. И вполне нам подходит. Ее связь с Королевой может нам помочь.
− Если только Королева уже не переманила ее на свою сторону.
− А это стало бы известно очень быстро. Королева ведь выдает всех своих любимчиков, раздавая им привилегии.

* * *


Начавшийся урок прервал грохот влетевшей в кабинет выбитой двери.
На пороге стояла девчонка, и учитель несколько мгновений молча рассматривал ее.
− Вы в прошлый раз сами сказали, что опоздавший может войти сюда только выбив эту дверь, − произнесла она, переступая через порог.
− Как ты это сделала? − проговорил учитель, глядя на лежавшую дверь.
− А в чем дело? Я опоздала не по собственной прихоти. Меня магистр Фарфан задержал в коридоре.
− Я спрашиваю, как тебе удалось выбить магически закрытую дверь.
− Разве это можно было сделать иначе, чем с помощью Черной Магии? − спросила Алька. − Вот, ее я и применила.
− Что за бред ты несешь, девчонка! − воскликнул учитель.
Та, подняла перед собой руки, повернула их так и этак, показывая учителю.
− У вас галлюцинации, учитель. Я пришла с пустыми руками.
− Сегодня же ты придешь после уроков к кабинету магистра магической школы. Садись на свое место, а перед этим поставь на место дверь!
Девчонка сделала шаг в сторону, подняла перед собой руку, направив ее в сторону двери. Та взлетела в воздух и по взмаху руки девчонки с грохотом влетела на свое место и осталась там. Учитель смотрел на это ошарашенным взглядом, ученики тоже все молчали, и Алька спокойно заняла свое место за одной из парт.

− Как ты это сделала? − спросила Кошка, когда урок закончился, и учитель покинул класс.
− У меня был хороший учитель до того, как я поступила в эту школу, − объявила Алька. − Это был один из приемов высшей эмпирики.
− Ее же знают только магистры! − воскликнул кто-то.
− Предлагаешь мне всем назло назваться магистром вместо ученицы? − с усмешкой спросила Алька.
− Ничего подобного я не предлагал! − воскликнул ученик, вспоминая один из первых уроков, где говорилось о наказаниях, какие могут получить ученики за незаконные присвоения магических званий.

− Ты не надумала сменить прозвище? − спросил магистр школы, когда Алька вошла в его кабинет.
− Нет, зачем оно мне?
− А тобой уже интересовался из-за этого Верховный Инквизитор.
− Странно, что магистр Фарфан не сказал мне об этом ни слова, когда встретил меня сегодня перед занятиями.
− И о чем же он с тобой говорил? − спросил учитель, появляясь из-за колонны, за которой он, казалось, прятался, когда Алька входила в кабинет магистра.
− Он предлагал мне записаться на курсы инков.
− И что ты ответила?
− Господин магистр, − Алька обратилась к магистру школы, не отвечая учителю. − Он имеет право допрашивать меня в подобном ключе?
− Он тебя не допрашивает, а всего лишь любопытствует, − заявил магистр.
− Тогда я не обязана и отвечать, не так ли?
− Не обязана. Но, из вежливости, можно было бы и ответить.
− Магистр Фарфан дал мне время подумать и просил не распространяться о том, какой выбор я сделаю, а сообщить об этом только лично ему. Я удовлетворила ваше любопытство? − спросила она, глянув на учителя.
− Да, − ответил он, и было видно, насколько трудно ему дался этот ответ. И Алька знала, почему. Знала, потому что уже интересовалась ведомством Фарфана и была знакома с методами инквизиторов, некоторые из которых она уже испытала на себе. Правда, инквизиторам применившим их против девчонки, не повезло.
Двоих Нюта прикончила со свойственным ей садизмом, а двух других Алька с помощью телепортатора, отнятого у первой ищейки, переправила в клетку с донберсом − магическим хищником, которого инквизиторы держали в своем подвале, чтобы скармливать ему провинившихся магов. Охранники даже не заметили, что донберс кого-то сожрал, ни в первый, ни во второй раз, а ищейки к Альке больше не клеились. О том, что с ними стало, она не сообщала ни Пресветлой Деве, ни Королеве, хотя те и просили девчонку сообщать обо всех странных происшествиях.

* * *


− Перед началом экзаменов будет одно объявление, − заявил учитель, выступая перед учениками первого круга, выстроившимися на плацу перед главным входом в школу. − За проявленные во время обучения умения и силу ученице первого круга, Альке, по прозвищу Черная Смерть, экзамен засчитывается сданным. − Ученики зашумели, а кто-то позади подтолкнул Альку, и она вышла из строя учеников, после чего прошла к учителю, что подзывал ее знаком.
Рядом появился магистр школы, и врычил девчонке диплом, а вместе с ним медальон.
− С этого момента ты получаешь звание Мага Первого Посвящения и имеешь право наниматься на работу на должность мага в любом месте, где тебя примут, − объявил он.
− Благодарю вас, магистр, − произнесла Алька, кланяясь. − И, думаю, для вас не станет сюрпризом мое желание поступить в вашу школу, на второй курс теоретической магии?
− У тебя еще есть время подумать, − объявил магистр. − Кроме нашей школы ты можешь поступить во множество других школ, и тебе надо сделать правильный выбор.
− Разве столичная школа магии не считается лучшей пресветлой школой? − спросила Алька.
− Она считается одной из лучших, а с лучших школах числится не меньше десятка. Поэтому, выбор за тобой. А я могу сейчас лишь объявить, что к нам ты можешь придти в любой момент, хоть через три месяца, хоть через тридцать лет. И с этим дипломом мы примем тебя без вступительных экзаменов. А сейчас тебя примут в любой школе без экзаменов, и потому тебе лучше как следует подумать и решить, куда идти.
− Спасибо.
Алька развернулась к строю учеников, несколько мгновений стояла на месте, затем присела и прыгнула вверх, одновременно выращивая за своей спиной большие белые крылья. Раздался вздох удивления со стороны учеников. Многие не знали, что лучшая ученица первого круга обладала магией обращения и умела летать.
− Эта девчонка высоко взлетит, − произнес магистр, обращаясь к учителю. − Я бы на вашем месте объяснился перед ней.
− Обяснился в чем? − спросил тот.
− В своих придирках. Я ведь видел, с какой неохотой вы согласились засчитать ей экзамен автоматом.
− Вы просто мало имели с ней дел, магистр. Это будет стерва почище Белой Погибели.
− Тебе повезет, если став инком, она не придет тебя брать под предлогом учебной операции.
− Вы думаете, она пойдет к ним?
− Я бы на ее месте пошел, − ответил магистр, давая знак учителю, что того ждет целая толпа учеников.

* * *


Небо разорвал чудовищный рев, и маги подняли взгляды, пытаясь понять, что там происходит.
− Демон! Это демон! − закричал командир группы, и маги не сговариваясь атаковали летящее существо приготовленными заклятиями. Вот только демон не собирался поддаваться, и сделав несколько маневров ушел от огненных шаров, магических молний и иной мишуры, которой его атаковали ученики. А несколько секунд спустя огромная птица пропоров когтями песок приземлилась рядом с магами.
− Сдавайтесь, несчастные! А иначе, я вас всех сожру! − раздался громогласный голос птицы, и ученики кинулись прочь с этого места. Они и не увидели, как птица изменилась и обратилась в девчонку. Та прошлась вокруг канавы, оставленной большими когтями, и направилась вглубь полигона, где находилась условная точка с магическим артефактом, захват которого засчитался бы группе магов сданным экзаменом.
В клубке красных нитей сиял белой магией Знак Инков. Алька сразу же поняла, что представляет собой клубок. Это была магическая ловушка смертельной огненной магии, которую можно было избежать только как следует подумав и применив знание теории. Той самой, которую изучали струдиозусы, Алька эту теорию знала лишь поверхностно, но все же нашла тонкую желтую нить в плетении, за которую надо было потянуть, чтобы клубок распался.
Коснуться красной нити − значит умереть. Желтая − это всего лишь боль. Есть еще канонические зеленая и синяя, а реально существовали и иные цвета. Те, которые обычные маги не видели. Инфракррасная магия невидимого огня, которую пресветлые называли магией тьмы. И ультрафиолетовая − Магия Богов. Для нее классификации у пресветлых просто не существовало. Магией Богов она звалась у темных.
Рука девчонки обратилась в светящуюся призрачным светом лапу. Рядом запахло озоном, а девчонка киснулась когтями мкрасного клубка, выдернула желтую нить, и ничуть не опасаясь разлетающихся красных подхватила белый светящийся знак.

* * *


Ученики один за одним рассказывали учителю о том, что видели. Тот воспринимал рассказы об огромной птице со скепсисом, но не высказывался вслух о том, что думал.
В кустах послышался шорох и треск веток, и все обернулись туда. Из леса медленно вышел большой белый тигр. Ученики замерли, учитель пытался понять, кто это, а тигр поднялся на задние лапы и обратился в девчонку, делая это с демонстративным выплеском белой магии.
− Мне кажется, что это ваше, − произнесла девчонка, вынула из под платья белый знак, и тот завис перед ней в воздухе, когда она его отпустила. Девчонка толкнула знак, и он поплыл в сторону учителя.
− Кто ты? − спросил он, поймав из воздуха знак инков и погасив его магию, в которую кроме белых нитей были вплетены голубые и зеленые, из-за которых знак и парил в воздухем не падая вниз и не улетая вверх.
− Я − Алька − Черная Смерть, − заявила девчонка.
− Черная?! − раздались возгласы учеников, и они все как один принялись плести атакующие заклятия.
− Магистр Фарфан знает меня, и я получила из его рук приглашение в школу инков, − заявила девчонка, вынимая из сумки, оказавшейся при ней лист бумаги с белыми светящимися письменами.

Учитель просмотрел их, затем вернул лист девчонке.
− Ты видела большую птицу там, где взяла этот знак? − спросил он.
− Я видела только ее отражение в глазах двоешников, − ответила она, глядя на собравшихся учеников. − Они так меня перепугались, что я решила за ними не гнаться, чтобы не нарваться на психа с боевыми заклинаниями.
− Ты пойдешь со мной, − объявил учитель, притягивая левую руку и вытаскивая правой активирующийся телепортатор.



Магистра Фарфана учитель не нашел, и Алька оказалась перед экзаменационной комиссией, в распоряжение которой учитель и оставил девчонку, предварительно объяснив, что "эта девчонка подмочила репутацию десятку третьекурсников, которым теперь все экзамены пересдавать".
Старая костлявая женщина вышла с трибуны и прошла к девчонке.
− Ты знаешь желтую магию? − спросила она.
− Знаю, − заявила Алька.
− Тогда, ты сейчас покажешь свое знание, − заявила магичка, и ее рука вспыхнула желтым свечением. − Сделай так же со всей своей силой и прикоснись к моей ладони своей, − приказала она.
"Применяй полную силу и не бойся", − возник голос Нюты в голове. − "Даже если ты ее прибьешь, экзамен тебе зачтут, а в несчастном случае виновата будет только эта Белая Стерва".
"Откуда ты знаешь, что это именно Белая Стерва?" − спросила Алька, одновременно зажигая в своей руке желтую магию и поднимая ладонь перед собой.
"У нее это на роже написано", − заявила Нюта, и зал огласил дикий вопль, когда желтое пламя Нюты пожрало магию женщины, вызывая этим жестокую боль, из-за которой взвыла не только магичка, проводившая тестирование, но и все эмпаты, находившиеся на трибуне.
Старуха свалилась рядом ничком, и несколько магов выскочили к ней. Они с опаской глядели на Альку, а та стояла столбом, всем видом показывая, что она тут ни при чем.
− Техника Безопасности не зависит от рангов. Мне ли это вам объяснять? − спросила Алька, когда от нее потребовали объяснений.
− Ты должна была ее предупредить.
− Действительно? − удивилась Алька. − Я должна была предупреждать самоуверенную Белую Стерву о том, что желтая магия смертельно опасна в жестоких дозах?
− Решение будет принимать магистр Фарфан, − заявил один из экзаменаторов. − Он будет здесь завтра, а до завтра тебе придется оставаться под стражей.
− Вы всех поступающих под стражей держите? − спросила Алька.
− Не всех, но всех особо одаренных, − заявил другой маг.
− Тогда, предупредите своих особо одаренных стражников, что жареных идиотов, которые сунутся в мой номер-люкс, они выносить будут без моей помощи.
− Не усердствуй, девица, если не хочешь нажить здесь себе врагов.
− Странные у вас советы. А в других школах рекомендуют ученикам усердствовать и как можно лучше.

* * *


− Что? − удивленно проговорил Фарфан.
− Магистр Зарва − Белая Стерва − находится в коме после желтой экзаменовки с магичкой первого посвящения, пришедшей поступать по вашему приглашению, магистр Фарфан.
− В коме? − удивился Фарфан. − Так Белая Стерва, наконец, НАРВАЛАСЬ?! − воскликнул он, не скрывая смеха. − Если кто-нибудь прикоснулся к девчонке после этого, я его своими руками придушу!
− Она в карцере, и вся охрана предупреждена, о ее магической силе, магистр.
− В карцере, − фыркнул магистр. − Ну, посмотрим на нее в карцере, − объявил он и не говоря более ни слова активировал свой телепорт.
Стражники встали по стойке смирно. Командир охраны доложил, что особых происшествий за время его службы не случилось, и магистр прошел к камерам. Рядом с одной стояла охрана, и Фарфан приказал открыть ее.
Из тьмы камеры сверкнули два зеленых глаза, и в коридор медленными шагами вышла черная львица. Она остановилась, глядя на Фарфана, а стражники попятились назад, держась за свои мечи.
− Стань собой, − приказал магистр. Львица поднялась на задние лапы, одновременно меняясь и становясь девчонкой.
− Ты знаешь, что с тобой станет, если ты будешь применять черную магию? − спросил он.
− Мою магию назоавут белой, а ее простейшее применение канонизируют и занесут в учебники первого круга, − произнесла девчонка.
Магистр несколько мгновений вдумывался в сказанные слова, затем демонстративно рассмеялся.
− Мне нравится ход твоих мыслей, девочка! − воскликнул он. − Идем же! − провозгласил он, протягивая ей руку. Алька приняла ее, и магистр вместе с ней оказался в коридоре магического госпиталя, рядом с палатой, в которой крутились медики вокруг лежавшей на каталке старухи.
− Мы ничего не смогли сделать! − воскликнул один из врачей.
− Покиньте палату, − приказал Фарфан.
Он подошел к каталке, взял старуху за руку и заглянул в ее глаза.
− Помнишь, что ты сделала со своим первым учителем? − спросил он. − Старуха не ответила, а только чуть пошевелила губами. Алька услышала в ее мыслях лишь проклятия.
− Подойди сюда, Алька, и добей ее, − приказал магистр.
Девчонка приблизилась к каталке, глянула на женщину, и коснулась ее руки. Та лишь вздрогнула и замерла.
"Я остановила ей сердце", − мысленно объявила Нюта.
"Спасибо", − ответила ей Алька и взглянула на Фарфана.
− Какой смысл в добивании трупа? − спросила она, глянув на магистра.
− Она еще жива.
− Она уже мертва.
Магистр дернулся, схватил руку старухи крепче и на мновение закрыл глаза. Магия сказала все, и Фсрфан понял, что в старой магичке не осталось ни капли магии и жизни.
− Когда-нибудь и ты погибнешь от руки своего ученика, − произнес Фарфан.
− Я не такая дура, чтобы погибать столь глупо, − заявила Алька. − И Белая Стерва не была моим учителем ни секунды.
− Мне кажется, что придя сюда ты чего-то боишься, − заговорил верховный инквизитор.
− Вас не должно удивлять, что какая-то ученица боится инквизиторов.
− Ты ведь не простая ученица.
− Простая или не простая, страху без разницы. Ведь к непростой и внимания больше.
− Хочешь сказать, что тебе есть, чего бояться?
− Единственный мой страх, который заслуживает внимания − это страх того, что бояться будут меня.
Она смотрела в глаза верховного инквизитора, и тот, казалось, чему-то улыбался. Но мысли его были сокрыты.
− Ты прошла вступительный экзамен и принята в магическую школу Инквизиторов. Несчастный случай с Белой Стервой на экзамене, произошел по ее вине и не повлияет на твое обучение. Через три месяца ты приступишь к занятиям, а на эти три месяца у тебя есть выбор − отдыхать или же получить магическую практику в Храме Инквизиции. Выбирай.
− Отдых мне нужен не меньше чем практика. Я хочу получить хотя бы месяц отдыха, и после этого приступить к практике до начала занятий.
− Хороший план, девочка. Так и быть. Отдыхай, а через месяц я жду тебя в Столичном Храме Инквизиции.

* * *


Среди солдат на стене царила паника. Они бегали, что-то кричали, хватались за луки и копья. Иные пытались командовать этим бардаком, но ничего не изменилось, и летающее чудовище, появившееся в небе беспрепятственно пролетело к центру города, где и спустилось вниз. Солдаты на стене и не увидели, куда спустился дракон. Увидели его приземление только стражи дворца Повелителя, которого оторвали от полуденного отдыха паникеры и заставили смотреть в окно. А там дракон сверкнул магическим светом и исчез. А находившися рядом с этим местом свидетели, видевшие, как дракон приземлился на площади перед воротами в дворцовый парк, увидели, как со спины дракона соскочила магичка и дракон магически сжавшись в огненную точку, исчез в ее руке.
Магичка мельком глянув на дворец Повелителя зашагала в сторону, направляясь к магической цитадели. Там тоже было не мало паникеров из-за дракона, появившегося над городом, но стража не посмела отказать магичке и пропустила ее. Та, не давая никому вокруг опомниться, умчалась к кабинету магистра Форсанда и буквально ворвалась туда, в момент, когда кто-то докладывал ему о драконе, появившемся над городом.
− Алька? − удивился он. − Ты как сюда попала?
− Ой, я из-под земли вылезла, − заявила она. − Не могла же я на драконе прилететь?
− И где же тебе удалось раздобыть такого зверя? − спросил магистр, одновременно знаками выгоняя всех, кто был в кабинете.
Маги скрылись за дверями и один из них, оставшийся за дверью, чтобы подслушать, получил в лоб удар огненного шара, слетевшего с пальцев девчонки.
− Проходи же, садись, − проговорил Форсанд, указывая на кресло перед собой. Он и не ожидал ответа на вопрос про дракона, потому что задал его лишь для того, чтобы потянуть время, пока лишние свидетели не уберутся. − Рассказывай, чего ты хочешь. Ты ведь не просто так сюда залетела?
− На самом деле, именно просто так я и залетела. А реальное мое дело к магии не имеет отношения. Потому что я прилетела, чтобы забрать отсюда свою мать. Сильно не удобно, когда она живет на другом конце света.
− Тебе удалось устроиться у пресветлых?
− Более чем удалось. Они чернейшей тьмы во мне и не заметили. Сам Пресветлый Инквизитор лично вручил мне приглашение поступить в его школу, когда выяснилось, что моя сила затмила Свет Белой Погибели.
− Она, разве, не погибла? − удивленно спросил Форсанд.
− Погибла, но там много магов, которые ее помнят. И помнят ее Силу.
− Значит, мне надо приложить усилия, чтобы о твоей связи с нами никто не узнал.
− Лучше не стоит. Это усердие скорее привлечет внимание, нежели его отсутствие. Так что забудь обо мне.
− Это довольно трудно сделать после всего, − произнес магистр.
− Надеюсь, ты сумеешь, потому что Нюта вряд ли оставит безнаказанным того, из-за кого я провалюсь у пресветлых. Если это вообще сейчас возможно.
− Она ведь сама боится Пресветлых.
− Не говори глупостей, Форсанд. Единственный ют, которого она могла бы испугаться, бегает по зачарованным лесам за медведицами.
− Рыжий прохвост? Ты его встречала?
− Встречала. Ну, кажется, я тут засиделась, пора и честь знать. − Алька поднялась и направилась к выходу.
− Ты куда-то спешишь? − спросил магистр.
− Именно спешу, − объявила девчонка и исчезла. Она появилась посреди города, недалеко от места, где работала ее мать. А через пять минут женщина уже обнимала дочь.
− Попрощайся с кем хочешь, мама, и мы уезжаем отсюда.
− Куда уезжаем ? − удивленно произнесла та.
− Туда, где сейчас лето, − усмехнулась Алька. − Не бойся, там вряд ли тебе будет хуже чем здесь. Хотя местные деньги и не в ходу. − Я тебе по дороге все расскажу, мама.

* * *


Полет на драконе для матери Альки был довольно короток. Крылатый ящер взлетел в небо, мгновенно переместился через полмира и приземлился во тьме ночи, ориентируясь только по огням внизу.
Дочь взяла мать за руку и повела в поселение, рядом с которым приземлилась.
− Это место принадлежит Пресветлой Королеве, − произнесла Алька. − Здесь живут те, кого Королева защищает своей властью, и здесь никто не станет тебя обижать.
− Но такие привилегии не даются просто так, Алька. А я их ничем не заслужила.
− Не надо так говорить, мама. Ты ведь моя мама, и я имею полное право позволить жить своей маме в доме, который мне подарила Королева. Ведь я теперь настоящий маг, мама. Вот, видишь? − Алька достала знак из-под платья, и женщина некоторое время рассматривала его. − А здесь страна пресветлых магов, и это совсем не так плохо, когда родственники магов получают особые привилегии. Тем более, когда ты моя мама.
Дом, принадлежавший Альке, утопал в саду, и был хорошо убран, когда Алька привела туда мать.
− Здесь всеми делами по дому занимается служанка, и ты можешь делать все, что захочешь, мама.
− А если я захочу найти работу? − спросила женщина. − Я не могу жить просто так, ничего не делая и не зарабатывая.
− Давай сначала отдохнем, мама, а вечером сходим к управляющему поселком, возможно, у него найдется работа, которую тебе будет не сложно выполнять.
− Я не боюсь сложной работы, Алька.
− А чем тебе больше всего нравится заниматься, мама? Какой работой?
− Ты же знаешь, чем я всегда занималась, Алька.
− Конечно Знаю! И здесь твое умение оценят, мама. Вот увидишь! А первую свою работу здесь я хочу, чтобы ты сделала для меня.

Поселок жил своей жизнью, но от Альки не ускользнуло царившее в нем веселье. И, чтобы обо всем узнать, она обратилась к своему другу.
− Все готовятся к всемирному магическому празднику, Алька, − объявил Корбин. − Как так вышло, что ты о нем не знаешь?
− Я ведь жила в другой стране, Корбин. А она очень далеко отсюда, и там неизвестны местные праздники.
− Этот праздник всемирный!
− Значит, на него должны прибыть и гости из темных королевств?
− Из всех, Алька, из теммных и светлых, и с острова оборотней, и из поднебесного царства. Будет много магии и веселья − настоящий праздник!
− Первый раз в жизни попаду на настоящий праздник, − произнесла Алька.
− Ты серьезно?! − воскликнул мальчишка.
− Серьезно. А у тебя как дела, Корбин? Тебя здесь не обижают?
− Нет. Я тут в цирке работаю. Прикидываюсь псом, никто и разницы не видит. Знают об этом только четыре человека в поселке. Да вот, теперь еще и ты.
− И хорошо платят?
− Нормально. Ты же знаешь, что мне лишнего не надо, а все что надо мне мама дает.
− А я свою маму сюда привезла. Она теперь в моем доме жить будет.
− А чем она занимается?
− Лучше всего у нее получается вышивание. Это ее работа. − Алька указала на свое платье, в котором много раз появлялась на людях. − Помнишь, как ты удивлялся, чего это я в праздничном наряде хожу по поселку?
− Я думал, у тебя какой-то праздник и хотел узнать, потому так и спрашивал.
− Ну, сегодня то у меня точно праздник. Придешь ко мне домой вечером? Я тебя со своей мамой познакомлю.
− Приду, конечно! Если моя мама будет здесь сегодня, я с ней приду!
− Замечательно!

* * *


− Что случилось, мама?! Чем ты так растроена? − воскликнула дочь, пробегая к женщине сидевшей за пустым столом в гостиной.
− Ох, Алька, и не знаю, как я тут смогу жить? Я два дня работала, принесла вышивку в мастерскую, а там мне выплатили одну монету, которой ни на что не хватит!
− Одну монету? − удивилась Алька. − Покажи, что за монета.
Женщина достала из кармана расшитый кошель и вывернув его выбрала из кучки монет другого государства невзрачный кругляш.
− И ты не спросила, что это такое, мама? − удивилась Алька.
− Зачем спрашивать, и так ясно, что это самая мелкая монета.
− Это Королевская Печатка, мама. Не понимаешь? − усмехнулась Алька. − Тебе оплатили работу не простой монетой. − Алька развернула ее перед собой. − Хоть она и от Белой Погибели, такие печатки в ходу и после ее смерти. И ничуть не хуже печаток Пресветлой Ли. Пойдем, я покажу тебе, как ей пользоваться.
Девушка взяла мать за руку, вывела на улицу, и они направились в ближайший магазин.
− Держатели для печаток у вас есть? − спросила Алька.
− Есть, но не для любых, − объявил хозяин лавки, развернулся и вынул из шкафчика непонятный на первый взгляд предмет.
− Подойдет, − заявила Алька, взяла держатель и ловким движением вставила в него печатку. − Сколько за него?
− Если будете заходить сюда еще, можете забирать так. Все равно, эти старые держатели мало кому нужны сейчас.
− Это моя мама. Она теперь живет недалеко отсюда, и будет к вам заходить, если обижать ее не станете.
− Какой же дурак во владениях королевы станет обижать мать пресветлой? − проговорил торговец.
− Вот и прекрасно. А теперь нам надо купить что-нибудь полезное. Я хочу показать маме, как делать покупки с помощью печатки.
− Что вас интересует?
− Спрашивай, мама, − проговорила Алька.
− Тонкие гвозди у вас есть? − спросила женщина.
− Гвозди? − удивился торговец. − Какие пожелаете, на выбор. − И он вышел из-за прилавка, подошел к стене, закрытой полотном, открыл его, показывая полки с самыми разнообразными металлическими изделиями. Гвозди и скобы, шурупы, болты, гайки. Некоторые вещи Алька и не знала. Знала только, что это детали от безлошадных телег.
Женщина осмотрела все, затем указала на гвоздики, что ей приглянулись.
− Три печати за сотню, − произнес торговец.
− Три? − удивилась женщина, глянув на Альку. − У меня ведь только одна.
− Мама, ну что ты как маленькая! − воскликнула девчонка. − Идем! − Она прошла к прилавку, на котором уже лежала пачка выбранных гвоздей, а рядом был чистый листок бумаги. − Вот, смотри.- Алька взяла руку матери, вложила в нее держатель с печаткой и ткнула им в листок. − А теперь ты. Еще два раза.
Женщина сделал это довольно неуверенно.
− Больше не нужно, мама. На одном листке нельзя ставить больше пяти печатей, иначе они станут недействительными.
− И что, здесь все так расплачиваются?
− Не все, а только те, кто имеет привилегии от Королевы. Получив печатку за работу, ты получила такую привилегию. Листки с печатями уходят в магистрат поселка, и туда же отправляются сведения с мест работы. Твоя печатка действует до тех пор, пока ты работаешь. И будет действивать потом еще очень долго. Ее может отнять только магический страж и никто более. пользоваться ей можешь только ты, мама. Если печать поставишь не ты, сработает магия, и печать сразу же станет фальшивой. Это увидит каждый. Поэтому не давай ее никому в руки.
− Но ты ведь ее уже держала.
− Только держала, но не пользовалась. Печатка активируется в момент первого использования и привязывается именно к тому, кто ее держал в этот момент.

* * *


− Почему ты не осталась в Королевской школе магии, а ушла в школу инквизиторов? − спросила Пресветлая Королева.
− Вы говорили, что я должна сама выбирать школу, а теперь удивляетесь, что я выбрала не ту школу, которую вы мне назначили?
− Я всего лишь интересуюсь причиной такого выбора.
− Разве, она не очевидна? Чтобы победить паука, лучше всего подобраться к нему, находясь в его же гнезде.
− И кто гарантирует, что ты не отвечаешь так же Фарфану, когда он спрашивает о том, почему ты живешь под покровительством пресветлой Королевы вместо того, чтобы перебраться в город инквизиторов?
− Это гарантируется хотя бы тем, что ваш поселок Фарфан называет змеиным гнездом.
Королева чуть вздрогнула, а через мгновение девчонка оказалась зажата в кольцах большой белой змеи, в которую обратилась Пресветлая.
Алька несколько мгновений смотрела в змеиные глаза, затем сосредоточилась и начала менять себя. Сначала под ее кожей заиграло радужное сияние, затем оно проросло острыми иглами, которые мгновенно проткнули тело змеи. И как только Королева попыталась использовать свою магию для защиты, включилась аннигиляция магии. Удар боли заставил змею резко распустить кольца, и ее отшвырнуло в сторону, после чего Королева обратилась женщиной и взвыла от пронзившей ее тело дикой боли.
− Не мне тебя учить, Королева, но некоторые элементарные вещи ты должна понимать сама. Я не позволю командовать собой ни тебе, ни Фарфану, ни кому бы то ни было еще. И поэтому подобные трюки со мной никогда не будут заканчиваться хорошо. Белая Стерва поплатилась за подобный фокус жизнью. Фарфан сейчас считает, что ты наняла Темного Защитника, который прикончил нескольких ищеек, занимавшихся какими-то интригами против тебя, хотя их убила я, когда они напали на меня. Пожелаешь стать моим врагом, Королева, просто сообщи об этом верховному Инквизитору.
Алька покинула тронный зал и несколько мгновений смотрела на Первого Советника, что ждал под дверями.
− Вызови магов-лекарей, Королеве стало нехорошо, − заявила она и направилась дальше. Советник дрогнул, подумал было остановить девчонку, но в его мыслях внезапно всплыл эпизод встречи с Фарфаном, в котором верховный инквизитор приказывал своему агенту не прикасаться к делам Альки, потому что она, скорее всего, станет новой Белой Стервой.

* * *


Крик, донесшийся из подвала, показался Альке знакомым, и она метнулась туда. Сбив по дороге стражника, девчонка ворвалась в камеру пыток и замерла на пороге. В цепях на стене висела Кошка. Та самая Кошка, что стала ей первой подругой на первом курсе пресветлой школы. Рядом стоял палач и готовился к очередной пытке.
Огненный смерч сбил человека с ног и тот взвыл, упав на пол. Взвыл из-за того, что раскаленный прут, которым он пытал девчонку, упал вслед за ним и попал ему прямиком промеж ног. Не обращая внимания на его вой, Алька кинулась к девчонке и с силой выдрав цепи, которыми та была прикована к стене, подхватила ее и уложив на стол, что был рядом, взялась за магическое излечение.
− Алька? − удивленно проговорила девчонка, когда пришла в себя и открыла глаза.
− За что они тебя схватили, Кошка?
− Они пытали меня, пытаясь спрашивать о тебе, но я им ничего не сказала!
− Ты ведь и не могла ничего сказать, − произнесла Алька, оборачиваясь к палачу, что, наконец, справился с болью и поднялся на ноги. Из его паха шел дым и несло паленым мясом.
− Кто тебе приказал пытать мою подругу? − резко заговорила Алька.
− Я делал все по приказу магистра Фарфана! − воскликнул он.
− Да неужели? Ты считаешь, что я поверю в то, что Верховный Инквизитор лично занимается делами учениц своей школы?!
− Клянусь всем, что у меня есть, это правда! − воскликнул палач, вставая на колени.
− А у тебя еще что-то есть? − удивленно проговорила Алька. − Ну, так я тбе я этого недостатка лишу. Потому что ты лжешь! − Алька протянула руку в сторону, и от стены отделился тяжелый чугунный багор. Он завис в воздухе, развернулся, направляясь в человека и с резким чавкающим звуком вошел в его шею со стороны спины.
− Алька! − воскликнула Кошка. − Это ты сделала?!
− Не надо жалеть палачей, Кошка. Особенно тех, которые тебя мучали. Идем отсюда.
Они оказались в коридоре, где на дороге оказалась группа стражников.
− Вы никуда не выйдете отсюда, − проговорил один из них.
− Ты что-то имеешь против этого? − Алька подняла перед собой руку, и в той вспыхнул желтый огонь в знаке инквизитров.
− Пресветлая госпожа!.. − раздались возгласы стражей за спиной первого, и они попадали на колени, а второй, обернувшись и увидев это, так же бухнулся на колени, прося прощения за то что не распознал госпожу.
Девушки прошли мимо них, и те более не пытались их задерживать.
− Куда мы идем? − спросила Кошка, когда Алька повела ее по лестнице наверх.
− К одному старому пауку, которого надо как следует проучить.
Они оказались у кабинета верховного инквизитора, где собралось множество других магов, и Алька не слушая ничьих возражений вошла туда, проводя за собой и подругу.
− Что это значит, Алька?! − воскликнул Фарфан, вставая из-за стола. − Почему ты врываешься без разрешения?
− Я слыхала, господин магистр, много ужасных вещей про методы пресветлой инквизиции. И никак не ожидала, что вы их применяете против своих.
− Немедленно выйди за дверь, ученица! − приказал магистр с гневом изрыгая слова.
− Неужели ты думаешь, старый паук, что я испугаюсь твоих слов и убегу за дверь? − проревел в ответ голос Альки, изменившийся до неузнаваемости настолько, что Кошка отпрянула от нее и едва не сбежала. Не сбежала только потому, что в двери кабинета Фарфана вспыхнула огненная сеть, через которую никто в здравом уме не сунулся бы проходить, не зная, как ее погасить.
− Прекрати сейчас же, Алька! − заговорил магистр уже иным голосом. В нем появились ноты страха из-за того, что он видел бешеную СИЛУ разъяренной магички, настолько большую, что идти против нее в этот момент означало, как минимум, разрушение половины здания при столкновении.
− Зачем же мне прекращать? − усмехнулась девчонка. − Мне нравится, когда ты смотришь на меня именно такими глазами, как сейчас, а не такими, как минуту назад. И голос у тебя явно улучшился, в тот момент, когда я показала тебе свою силу. − Она чуть замолчала затем резко выкрикнула. − Поди прочь, пес! − слова были сказаны в сторону докладчика, которого магистр принимал в момент, когда в кабинет ворвалась Алька. − В руке Альки вспыхнул телепортатор, и докладчик исчез в короткой вспышке. − Присядем или будем разговаривать на повыенных тонах и стоя? − спросила Алька, глядя на магистра. Тот сдержал резкий вздох из-за спавшей магической напряженности и опустился в кресло.
− Чего ты хочешь? − спросил он.
− У меня есть друзья, магистр. Обыкновенные маги и магички, наподобие Кошки, − Алька притянула девчонку к себе и усадила рядом. − А еще простые люди и не очень простые. Разные там медведи, рыжие, темные маги. Оборотни, наконец. Понимаете мою мысль?
− Не понимаю, − искренне объявил старик.
− Как же с вами трудно, с негодями, самоуверенными в собственной непогрешимости! − воскликнула Алька. − Я тебе прямо объявляю, магистр. Заденете еще хоть кого, даже просто пса, живущего у моего дома на помойке, я приду сюда снова и больше не остановлюсь. И мне плевать, если окажется, что это сделают не по вашему приказу, а из-за глупого переусердствования какого-нибудь служаки, искренне считающего себя правым в подобных делах. Расплата настигнет лично вас, магистр. Вам понятны мои объяснения?
− Ты желаешь развязать личную войну против всей инквизиции? − спросил Фарфан, начиная приходить в себя от наглости Альки.
− Значит, не понятны. Ну, чтоже, будем объяснять иначе, − Алька поднялась, подымая за собой и Кошку. Из свободной руки девчонки в магистра полетел клубок тьмы, и он шарахнулся, не понимая, что это. Но клубок не собирался мазать и настиг старика. В этот момент Алька и Кошка исчезли во вспышке телепорта. Кошка оказалась перед своим домом.
− Иди домой и ничего не бойся. Тебя больше никто не посмеет тронуть, объявила ей Алька, появляясь рядом на доли секунды. А затем она оказалась посреди полигона школы инквизиторов, где из темного клубка возник магистр Фарфан и свалился торкаясь лицом в песок.
− Я вызываю тебя на магический поединок, магистр Фарфан. Здесь и сейчас, без свидетелей и помощников. Ты можешь либо принять бой, либо сдаться. Во втором случае ты поклянешься всей своей магией, в том что ни ты, ни кто либо из твоих подчиненных не пойдет против меня каким-либо способом, делом или бездействием, обманом или правдой. Твой выбор, пресветлый инквизитор!
Магистр ощутил, как дрогнула земля под ним, как нечто большое и тяжелое оказалось рядом. Он встал на четвереньки и подняв взгляд замер, уткнувшись в черный чешуйчатый живот.
− Я − Алька, Черная Смерть, − взрычал дракон. − И я жду твой ответ. А будешь тянуть время, радавлю тебя как паука!
− Так значит, ты и есть та самая черная тварь! − воскликнул магистр. После этого он не успел сказать ни слова. Его лицо уткнулось в горячую влажную плоть, и последняя попытка мага защититься потонула в бешеном вихре поглощающей магии юта. тело старика мгновенно лишилось сил, и Алька не медля проглотила его.
"Надо было сразу так сделать", − возникла мысль Нюты. − И с Королевой тоже.
"Не говори глупостей, Нюта".
"Не буду тебе мешать".

* * *


Магический праздник начинался с переполоха из-за исчезновения верховного инквизитора. Чтобы сбить ищеек со следа, Алька появилась в канцелярии инквизиторов поздно вечером того самого дня, когда Фарфана не стало, и став похожей на него, отдала несколько мелких распоряжений и одно достаточно крупное, в котором первому секретарю было приказано подготовить приказ о неприкосновенности Пресветлой Альки, согласно которому она получала право не только освобождать пойманных подозреваемых, но и отдавать приказы командирам действующих групп инквизиторов, а так же пресветлым дознавателям. По сути это означало, что Алька получала власть над инквизиторами не менее сильную, чтм у верховного.
Несмотря на переполох среди магов, устроители праздника получили приказ Пресветлой Королевы продолжать все так, словно ничего не случилось.

− Я могу с тобой поговорить, Алька? − раздался голос из-за двери, и девчонка тут же открыла ее.
− Вы меня так спрашиваете, Пресветлая Дева, словно я не ученица, а какая-нибудь важная шишка.
− Ты ведь встречалась с Фарфаном накануне его исчезновения?
− Да, встречалась. Я ему по тыкве настучала за то что его подчиненные хватают моих друзей и кидают в свои пыточные камеры.
− Твое неуважение к своему учителю кажется совсем не к месту, − объявила магичка, усаживаясь на стул напротив девчонки. − Разве так можно о нем говорить?
− А ты его продолжаешь уважать после того, что они с твоим сыном сделали?
− Иногда мне начинает казаться, что в тебе сидит настоящий демон, − произнесла женщина.
− Эта идея не только ваша. Вчера Совет Инквизиторов полдня мучался, хотел этого демона из меня изгнать. А я им втирала, что изгнать того, кого во мне нет − невозможно. И, представляешь, они поверили!
− Это все не шутки, Алька.
− Да, я знаю. Если Гидре отрубить голову, на ее месте вырастет две. Осталось теперь заставить эти две головы передраться друг с другом, и Гидра совсем перестанет быть опасной.
− Чего ты добиваешься, Алька? Почему ты ведешь себя так, словно я враг?
− Проблема-то не во мне. Это ведь вы меня втянули в свои придворные интриги и желаете, чтобы дикая кошка после подобного не огрызалась и не царапалсь? Королева обижается за то что я ее коронный змеиный номер побила легким приемом первокурсника?
− Ты не должна была так делать?!
− Как делать? Я должна была сдаться Белой Змее и позволить ей себя сожрать, так?
− Она бы не сделалал такого?
− Да с чего мне это знать-то? От Королевы то на милю кровью воняет, а я должна верить, что она вся этакая белая и пушистая?
− Ты сильно изменилась, Алька.
− Я вовсе не менялась. Просто мой страх прошел, когда я поняла, что способна дать отпор своей силой любому пресветлому магу. И Королеве и Верховному Инквизитору. Теперь вот, осталось понять, чего стоит Пресветлый Боевой Единорог. Он ведь появится на соревнованиях во время праздника?
− Он не появлялся уже много лет на этом празднике. Мне жаль, что ты меня не понимаешь,
Пресветлая Дева поднялась и покинула комнату Альки. А та немного посидев за пустым столом решила в этот вечер пойти в какое-нибудь увеселительное заведение, и вскоре кружилась в танцах под громкую музыку, что наполняла крытую танц-площадку на одной из площадей Пресветлого города, где развлекалось не мало гостей, приехавших на Всемирный Праздник Магии.

* * *


Соревнования начинались с обычных спортивных состязаний. В беге и в прыжках, в плавании и в борьбе. Затем начались вечерние состязания магов в том, кто устроит самый красивый фейерверк. В нем участовали в большинстве ученики старших курсов, и победителем оказался один из учеников Королевской Школы Магии.
− А теперь мы начинаем традиционные соревнования магов-оборотней. − объявил ведущий магических состязаний. − Победителя выберет зрительское жюри, а сейчас всех участников мы просим пройти на сцену.
Алька была одной из записавшихся на это соревнование, и ей не отказали, как не отказали многим другим первокурсникам, только получившим дипломы магической школы. Они выстроились в очередь к помосту, и началось представление. Волки, кошки, лисицы, большая пушистая белка... Один из участников стал большим хомяком ростом с человека, и зрители встретили его дружным смехом
Алька вышла на помост скидывая с себя платье и оставаясь нагой. Народ на мгновение притих. Согласно правилам, девушкам запрещалось находиться без одежды на виду у всех более пяти секунд, и в последнее мгновение тело девчонки вспыхнуло разноцветной радугой и расплылось перед взглядами зрителей и жюри. Радужное пятно несколько мгновений колебалось, затем застыло в виде дракона, и радуга медленно погасла, обращаясь в абсолютную черноту. Алька не становилась большим драконом. Всего лишь на голову выше ее собственного роста и в два раза тяжелее ее самой. Она прошлась по помосту, который скрипел и прогибался под ее весом. Зрители смотрели на черную драконицу с оцепенением. Кто-то даже со страхом, а маги у сцены готовились к любым неожиданностям. Прозвучал гонг, означавший, что время выступления претендента закончилось, и Алька направилась к группе обротней, что стояли в стороне, ожидая завершения первой части.
− Я одна что ли, черная среди вас? − спросила она, когда разношерстное зверье сделало попытку отстраниться при ее приближении.
− По правилам запрещено превращаться в страшных зверей, − произнес один из оборотней-волков.
− А я что, превратилась в обиженного инка? − спросила Алька. На сцене в этот момент выступала новая претендентка, и выглядела она как большая белая кошка.
− Вот, эта точно пройдет в финал, − объявил кто-то из оборотней.
− Вот черт, а я то дура не додумалась в белого дракона обратиться, − пробормотала Алька, и рядом послышались смешки.
− Ты точно спятила, Алька, − проговорила белая Кошка, оказываясь рядом с оборотнями.
− Кошка? Ты?! − воскликнула Алька, узнав ее голос.
− А ты прослушала, когда меня объявляли перед выходом? − усмехнулась та, махая большим пушистым хвостом.
− Меня отвлекли, когда тебя объявляли, а этот мямля у микрофона даже мое имя назвать не сумел правильно.
− Не удивлюсь, если тебе первое место присудят, − произнесла Кошка.
− Смеешься? Кто здесь черных уважает?
− По правилам цвет значения не имеет, если только он не претендует на абсолют.
− Да уж, у тебя-то абсолют просто выделяющийся.
− Не меньше чем у тебя. Ты специально на черноту тренировалась?
− Нет. И не думала тренироваться.
− А я два месяца тренировалась, когда узнала об этих соревнованиях.
− Я о них узнала только неделю назад, − объявила Алька.
− Значит, ты тогда занятие пропустила в школе, когда всем рассказывали о нем.

Представление продолжалось и продолжалось. Сцена уже переполнилась от множества оборотней, занявших все заднее пространство, и теперь в разношерстной толпе черную драконицу было почти не видно. Алька и не желала выделяться, хотя от победы в конкурсе не отказалась бы.
Некоторое время жюри совещалось, затем назвало несколько имен, среди которых были Алька, Кошка, Рыжий Белк и еще двое волков. Они остались на сцене, и прошли вперед к помосту, на который начали вызывать финалистов по одному.
Претендентов расспрашивали о том, почему они обращались именно в тех существ, какими предстали перед жюри.
Первым вызвали белого гривастого волка.
− Мой дед обращался в волка, отец обращался в волка, и я обращаюсь в волка, − заявил он.
После волка вызвали Кошку.
− Мне нравятся кошки, поэтому я и обращаюсь в кошку. В белую, потому что такой цвет подобает каждому пресветлому магу.
Следующим стал черный волк, который так же говорил про родственников волков-оборотней.
− Я всегда прихожу на соревнования в таком виде. Надеюсь, что белки когда-нибудь окажутся в моде, − заявил предпоследний участник.
− Я вижу, что многих мое превращение шокирует, но я показала всего лишь один из возможных видов. Тот, который мне больше нравится. Вид дракона не только олицетворяет Силу Магии, но и довольно удобен. Я могу летать на огромные расстояния, могу возить на себе своих друзей, и это просто здорово!
− Вы собираетесь участвовать на состязаниях в магической силе? − спросил один из магов в жюри.
− Разумеется, кроме этого, я подала заявки еще на четыре вида состязаний.
Расспросы закончились, и драконица оказалась рядом с остальными финалистами. Жюри удалилось на совещание, а претендентам предложили выступить с показательными номерами. Это была не обязательная часть конкурса, но все о ней знали, и каждый к ней готовился заранее.
Первым пошел Рыжий, и большой грызун перед зрителями обратился в молодого человека, одетого в меховой комбинезон с тем же цветом шерсти, какой был у него перед этим. Он некоторое время стоял, показывая себя, затем в его руках появились разноцветные шары, и началось натуральное цирковое представление жонглера. Шары в руках мага вспыхнули разноцветными магическими огнями, и над сценой довольно долго кружились яркие пламенные линии, в которые обратились шары, когда скорость их полета увеличилась, а вместе со скростью увеличилась и высота, на которую они залетали. Последним аккордом стал взлет шаров на высоту нескольких сотен метров и их взрыв в разноцветном салюте.
− Ты что-нибудь показывать будешь, Кошка? − спросила Алька.
− А ты?
− Конечно, буду. Но я могу и последней выступить.
На сцене после этого оказались волки. Белый и Черный. Казалось, они сговорились, и теперь вытанцовывали друг перед другом нечто в зверином танце.
− Это волчий танец света и тьмы, − произнесла кошка, глядя на волков.
− Я и не знала, − проговорила Алька. − Он что-то означает?
− Да. Давным давно белые и черные волки враждовали и воевали друг с другом. Черные на стороне тьмы, а белые на стороне пресветлых. − Кошка замолчала, напрягаясь. − Мой выход, − сказала она и белым клубком выкатилась на сцену промеж волков. Те встали замерев на мгновение, а кошка поднялась промеж них на задние лапы и встала, раскинув руки в стороны.
Яркий свет на мгновение вырвался из тела кошки, коснулся волков, и те, заканчивая танец сошлись и обнялись, символизируя примирение. Кошка обняла обоих волков, и они замерли втроем перед зрителями. А те разразились криками и овациями, а затем все резко смолкли, когда позади троицы на сцене появилась черная драконица. Она раскинула черные крылья в стороны, вырастая почти в полтора раза, и волки с кошкой смотрели на нее расширенными глазами.
− Расходитесь же, я одна выступаю, − раздался тихий голос Альки, и они разбежались в стороны, а драконица прошла вперед по сцене и оказалась на помосте, где перед жюри показывали себя претенденты. Жюри на месте не было, и теперь драконица оказалась на самом краю помоста, почти над зрителями первого ряда. Она опустилась, усевшись в позе сфинкса, сложила большие крылья и глянула на людей внизу.
− Вы все еще боитесь? А я всего лишь месяц назад получила диплом мага первого круга, − произнесла Алька.
− А не врешь? − раздался чей-то голос. − А вдруг, ты и вправду та самая Черная Смерть, Чудовище Тьмы, которое явилось сюда, чтобы нам праздник испортить?
− И я двести лет готовилась к этой мелкой пакости вместо того, чтобы мстить всему миру за свое поражение в той войне? − спросила Алька. Народ вокруг начал смеяться. И смех прокатился по толпе зрителей, заглушая все остальные голоса.
− И все же, ты черная, и нам кажется, что ты задумала какую-то пакость! − возник все тот же голос, когда смех поутих.
− Ты бы вышел сюда что ли, Рыжий, а не задавал бы вопросы из-под сцены.
− Откуда ты знаешь, что я рыжий? − спросил он, действительно высовываясь из-под сцены.
− Забрался во тьму и хочешь, чтобы тьма тебя не заметила? − усмехнулась драконица.
− А ты ловко ушла от ответа, − заявил он, глядя на драконицу снизу.
− А что мне отвечать? Я не виновата, что вам кажется всякая пакость. Хотя, конечно, я могу придумать кучу пакостей для еретиков. Не зря же я в школу инквизиторов поступила.
− Что здесь происходит? − раздался голос председателя жюри, появившегося из дверей домика, в который те удалялись на совещание.
− Мы народ развлекали, пока вы решали, кому из драконов первое место присудить, − проговорила Алька и прыгнула с помоста к Рыжему. Народ ахнул, а жонглер сиганул под сцену, прячась от драконицы. − Да не трусь ты, я не кусаюсь, − заявила Алька, обращаясь в девчонку.

Жюри заняло свои места, председатель вышел на сцену, поднялся на помост и некоторое время смотрел в лист бумаги, что был перед ним.
− Сегодня передо мной оказалась довольно трудная задача. Мнение жюри разделилось почти поровну между двумя претендентами. Алька глянула на человека снизу и коротким прыжком телепортации оказалась позади него в виде черной драконицы. Люди вновь резко замолкли, а Алька смотрела в лист через плечо человека, и там были расписаны баллы, проставленные претендентам. Девятки и десятки в равном количестве за белую кошку и черную драконицу. Остальные отстали довольно сильно, и выбор был не так очевиден.
Председатель обнаружив рядом с собой черную драконицу шарахнулся в сторону.
− Киса, подь сюды, − сказала Алька, поманив белую кошку когтем. Та поднялась на сцену и оказалась рядом, глядя на драконицу с некоторым испугом.
− Вы еще сомневаетесь в том, кто победитель? − спросила драконица, обернувшись к председателю жюри. − Тогда я вам подскажу, − объявила она и подхватив кошку водрузила ее на помост. − Объявляйте же! − приказала она человеку. И рядом с помостом уже была не драконица, а девчонка в стандартной мантии ученицы магической школы.
− Победительница − Пресветлая Кошка, ученица Королевской Школы Магии, − объявил человек.
− Почему ты так сделала? − спросила Кошка, когда все закончилось, и они оказались вдвоем посреди улицы среди расходившихся зрителей. Те и не видели в двух девушках Кошку и Драконицу еще недавно находившихся на сцене.
− Силой заставлять признавать себя победительницей я буду в других соревнованиях. Они ведь просто напугались, когда меня увидели. А мне это совсем не нравится. Да и по-настоящему, у тебя превращение было лучше. Качественнее, понимаешь?
− Не понимаю.
− Ну, да и Фарфан с ним!
Кошка фыркнула.
− Пойдем куда-нибудь отмечать твою победу?
− А куда?
− В бар победителей, куда же еще! − усмехнулась Алька. − Покажешь им свой орден, и тебя пропустят без разговоров, а за меня скажешь им "мяу", и этого тоже будет достаточно.
Кошка усмехнулась.
− Смотри, а вот и рыжий, − произнесла Алька. − Эй, рыжий! − крикнула она, ускоряя шаг. Тот обернулся и остановился. − Пойдешь с нами отмечать?
− Мне-то и отмечать нечего, − пробурчал он.
− Ты двух заговорщиков не видел?
− Каких заговорщиков? − удивился он.
− Волков.
− Да, вон они, впереди идут. − Рыжий махнул неопределенно, но Алька заметила двоих парней и тут же закричала через всю улицу.
− Эй, парни!
Обернулось на крик сразу не меньше десятка парней, но Алька смотрела на двоих, и те заметили ее взгляд на себе.
Вскоре все пятеро оказались на ярко освещенном пороге "Бара Победителей".
Слов о магическом конкурсе оборотней и ордена Победительницы оказалось вполне достаточно, и все пятеро оказались внутри. А затем началось пиршество за общим столом, где сидело множество гостей, и многие группировались рядом со своими кумирами.
Оплату за обслуживание никто не требовал, и пятеро магов-оборотней быстро получили свой заказ.
− А вы действительно сговорились перед выступлением? − спросила Алька у парней-волков.
− А ты можешь отличить сейчас, кто из нас белый, а кто черный? − спросил тот, что был ближе.
− Мне это совсем не трудно. Пара инквизиторских приемчиков, и вы сами все скажете, − произнесла Алька, улыбаясь.
− Это совсем не смешно.
− Да уж. Я весь вечер пытаюсь кого-нибудь рассмешить, а мне это не удается.
− Представляю, как рассердится Фарфан, когда узнает, что ты экзамен по рассмешиванию народа не выполнила, − проговорила Кошка.
− Это точно. А его любимую пытку щекоткой я не выдержу.
− Так ты действительно инквизитор? − спросил Рыжий.
− В данный момент я только инк. Ученица школы инквизиторов. А инквизитором я могу стать только закончив школу инков и поступив на службу. Можно и раньше на службу поступить, но какой дурак возьмет на такую работу ученицу?
− А почему ты туда пошла? − спросила Кошка.
− Это проще простого. Находясь в гнезде змей лучше быть опасной гадюкой чем вертеться ужом на сковороде.
− А ты не боишься, что за такие слова тебя просто поймают и посадят в камеру пыток? − спросил Рыжий.
− После того, как Фарфан лично подписал приказ о моей неприкосновенности, дураков, пытающихся подобное сделать, днем с огнем не найдешь.
− И почему у меня ощущение, что ты инквизиторов совсем не уважаешь?
− Потому, Рыжий, что это так и есть. Мне их уважать незачто, понимаешь?
− Не понимаю. Ты пошла к ним учиться, но их не уважаешь? Это же нелогично.
− Логика в подобных вопросах сильно субъективна.
Разговор постепенно стих, а затем Алька решила расспросить волков на счет того, кто они такие, откуда, где учатся, и те вскоре охотно рассказывали, совершенно не заботясь о том, что рядом сидит инк.
Пиршество продолжалось до утра. Рыжий под конец налакался и буквально лип к Альке не смущаясь свидетелей.

Проснулся он в одной постели с ней. Алька была в виде черной драконицы, и парень лежал на ее груди.
− О, нет! − воскликнул он, пытаясь вскочить, но сильная черная лапа удержала его, прижимая к чешуйчатой груди. − Чего ты от меня хочешь? − заговорил он.
− Хочу, чтобы ты повторил, − заявила она. − Тебе ведь это не трудно. Когда ты был пьян, ты не возражал!

* * *


Силовые соревнования были одними из последних в списках праздника, но начинались они далеко не в последние дни. Сначала шли отборочные туры, в которых для финала выбирались самые сильные маги. Алька с легкостью преодолела все отборочные круги. Она выходила на арену в виде черной драконицы, и уже после первых двух схваток ее стали бояться. Дошло даже до того, что некоторые особо ретивые слезно молили комиссию переиграть жребьевку, когда выяснялось, что им надо будет драться с Пресветлой Алькой по прозвищу Черная Смерть.
Пришел день финальных схваток, и Алька оказалась на Большом Полигоне, где проводились все схватки. Теперь предстояло провести три боя за один день. Два полуфинала и финал. Полуфинальные схватки проводились в первой половине дня, и Алька смотрела на бойцов, с которыми ей предстояло сразиться. Лишь одно имя среди финалистов было известно Альке.
− Первый бой, Пресветлая Дева против Пресветлой Альки, − объявил ведущий результат жеребьевки. − У вас пять минут для занятия позиций и предбоевые переговоры, дамы.
− Дерись со всей силой, как можешь, − произнесла Дева, глядя на Альку. − И не думай обо мне как о том, кого ты знаешь. Думай только как о противнике. Я не хочу тебя убивать по-настоящему, но обещать, что не будет больно − не могу.
− Не надо делать мне снисхождений, Дева. Я не хочу только, чтобы вышло так же, как с Белой Стервой. А о боли тебе надо беспокоиться только о своей. Я терпеть боль умею.
− Полминуты до начала! Бойцам принять боевую форму и занять позиции в круге!
Дева шагнула через линию, очерчивающую круг схватки, и Алька ничуть не увдивлась, когда женщина на глазах у всех быстро выросла и оказалась великаншей, ростом выше трибун располагавшихся в полукилометре от места схватки. Алька так же шагнула в круг и обратилась черным драконом, оказавшимся лишь немного меньше по росту, чем противница. Вот только это уже ничего не решало.
− Бой! − пронесся голос над площадкой, и схватка началась.
В то же мгновение в сторону Альки полетело несколько ярко светящихся стрел, выпущенных из возникшего в руках Девы магического лука. Алька ожидала подобной атаки. Дева победила подобным образом с первых выстрелов в девяти схватках из десяти. Алька понеслась вперед большими прыжками и уворачиваясь от стрел. Она знала, что стрелы промазав не сгинут вдали, а развернутся и полетят назад, чтобы поразить противника сзади. И поэтому Дева не особенно волновалась из-за атаки черной драконицы. А та неслась по песку, опустив одно крыло и прочерчивая им линию на песке. Противница Альки просто не знала приемов драконицы и совершенно не ожидала, что в момент, когда белые стрелы вернутся, Алька остановится, и в Деву полетит широкий веер песчаной бури, поднятой черным крылом. песок поднялся темным занавесом и закрыл от Девы драконицу, а та развернулась и увернувшись от первой вернувшейся стрелы резко вскинула руки в стороны.
Трибуны ревели. Сначала из-за того, что Драконица показала спину Деве, потом из-за того, что в руках драконицы оказались пойманные магические стрелы. И третьим эхом прокатился вопль из-за того, что стрела, не попавшая в Альку оказалась слишком глупой и поразила свою хозяйку. То что ей в этом помогла невидимая рука Черной Смерти, зрители и не заметили. А Дева, падая на песок из-за собственной стрелы, попавшей ей в плечо, проговорила лишь два слова − "Какой позор".
− Мы стали свидетелями рождения чуда! Впервые за многие годы в финал турнира боевой магии прошла маг первого посвящения, Алька по прозвищу Черная Смерть! − Слова коментатора разносились над полигоном, а рядом с Девой появилось множество магов-медиков, Алька уже стала девчонкой и тоже прошла к поверженой противнице.
− Не нужно ничего, − произнесла она, когда медики попытались помогать. − Я и сама смогу залечить себя. Она выдернула из плеча обыкновенную стрелу и взглянула на подошедшую Альку. − И как же тебе это удалось? − спросила она.
− Отвлечь тебя от магического управления стрелами было не сложно. А дальше было дело техники.
− В следующий раз подобный трюк у тебя не пройдет.
− Если этот следующий раз будет, − усмехнулась Алька. − Меня ведь инквизиторы за будущий год могут поджарить не один раз.
− Не советую тебе шутить с ними, Алька.
− Да уж, после шутки с исчезновением Фарфана их будет сложно рзвеселить.
− Ты чего-нибудь об этом знаешь?! − воскликнула Пресветлая Дева.
− Блерд уже допрашивал меня по этому поводу. Даже камерой пыток грозил. Я уже думала сказать ему, что я Фарфана проглотила в драконьем облике, но вдруг поняла, что если толстяк Блерд полезет ко мне в глотку искать доказательства, я им подавлюсь и концы отдам. Так что, я молча врала, что ничего не знаю, и вообще, он ошибся адресом, когда приказывал меня на допрос приглашать.
− Ты играешь с огнем, Алька, − произнесла женщина.
− С ним все маги играют. Разве нет? − спросила Алька, подкидывая в руке возникший изниоткуда огненный клубок.
Люди, находившиеся рядом, шарахнулись от нее в стороны.
− Ты чего делаешь?! − раздался вопль одного из магов-лекарей.
− Тренируюсь к финальной схватке, − заявила Алька, глянув на мага. − В очередной раз, огненный шар подпрыгнув из руки Альки, завис на одном месте на долю секунды и лопнул словно мыльный пузырь и с таким же звуком.

− Победитель второй полуфинальной схватки − мастер Бели! − объявил коментатор. − Вечером, перед закатом состоится финальная битва турнира. Кто же станет победителем на этот раз? Умудренный опытом учитель боевой магии Королевской Школы или же совсем молодая магичка первого круга посвящения с феноменальной силой, прошедшая в финал? Об этом мы узнаем вечером, а пока претенденты будут отдыхать и готовиться к схватке, зрители могут посмотреть другие финальные соревнования Всемирного Праздника Магии!

* * *


− Назваться подобным прозвищем способен далеко не каждый маг, − произнес Бели. − Ты так и не поняла, кто она, Дева? И чего от нее можно ждать?
− Каждая ее схватка на турнире, полна сюрпризов. Слабых она побежадала быстро, не очень слабых − медленнее, но ни о какой особой стратегии говорить невозможно. Она удивляет и ошарашивает противника каждый раз. Думаю, и в финале будет то же самое. Не могу предсказать, какой трюк она выкинет. Могу только сказать с уверенностью, что это будет именно трюк, мастер Бели. Совет я могу дать только один. Будь осторожен. И не пытайся убивать.
− Убивать? Ученицу в турнирной схватке? Дева, да за какого изверга ты меня принимаешь?!
− Просто подумай сам, что ты сделаешь, если поймешь, что она побеждает? Ты ведь мастер боевой магии. Что скажут другие, если ты проиграешь девчонке?
− А ты о таком думала? Что скажут о тебе?
− Мне проще. Для меня боевая магия не является частью работы. Никто меня не упрекнет за поражение. И даже Пресветлая Ли все поймет.
− Она не пошла на турнир, зная, что победителем станет это чудовище?
− Бели, я лично обязана этому чудовищу жизнью своего сына. Поэтому прошу тебя, не делай глупостей! В магии ее сила такова, что одни ей пророчат стать новой Белой Стервой, а другие готовы признать, что ее сила подобна силе Белой Погибели. Ни с той ни с другой я не пожелала бы столкнуться по настоящему. И никому не советую.
− Ну чтоже, Бели поднялся со стула. Думаю, я решил, как сделаю. Если главное оружие девчонки − удивить противника. Надо его же использовать против нее.
− Что ты придумал?
− Не беспокойся, Пресветлой Альке ничего не грозит. Если только не окажется, что она настоящая Черная Смерть. А это то ты исключаешь. До встречи после турнира, Пресветлая Дева.
− До встречи, мастер Бели.

* * *


− Чудеса нынешнего магического праздника не перестают нас удивлять! − несся голос коментатора над полигоном. − Сегодня посмотреть на финальные бои турнира боевой магии к нам прибыл величайший воин всех времен, победитель неисчислимого количества турниров и схваток, мастер из мастеров − Белый Единорог! Встречайте же его!
Небо озарилось магическим сиянием, и над полигоном вспыхнул огненный шар, не менее яркий, чем солнце, скрывшееся в этот момент за тучкой. В ярком сиянии появилась фигура скачущего по небесам Белого Единорога. Он словно спускался с огромной лестницы и вскоре оказался перед трибунами и множеством пресветлых магов, что занимали первые ряды на трибунах.
Алька была вдали от места явления чудесного существа и, едва поняв, что происходит нечто особенное, разбудила Нюту.
"Позер", − произнесла та, увидев, как светящееся существо сошло с невидимой небесной лестницы и остановилось перед группой магов, выбежавших навстречу.
"Ты с ним знакома? Он ют?"
"Нет, он не ют. Он − сюр."
"Что значит сюр?"
"Есть люди, алька, есть юты, есть звери зачарованного леса, и есть сюры. Он пришелец из другого мира, Алька. Так же как я и все юты, только из другого мира, а не из того, где живут юты. Но магия у них такая же, как у нас, ютов. И не менее сильная. Не удивлюсь, если окажется, что именно он прикончил Белую Погибель."
"Но зачем он здесь?"
"Это надо у него спрашивать."
А рядом с трибуной продолжалось действо встречи. Маги кланялись Великому Воину Всех Времен, говорили какие-то слова, Единорог выслушивал их, затем проходил дальше, приближаясь к трибуне, на которой сидели устроители турнира.
Коментатор молчал, и какое-то время было непонятно, что происходит.
− Внимание! − раздался голос коментатора. − Только что произошла встреча Белого Единорога с мастером Бели, финалистом нашего турнира. − Я прошу Пресветлую Альку подойти сюда для того чтобы обсудить предлагаемые изменения в турнире.
"Иди, Алька, и не трусь. Сюр опасен только для своих врагов, но ютам они не враги."
Она прошла к трибуне и вскоре оказалась рядом с человеком в белых одеяниях с необычно длинными волосами и дорогим украшением на лбу. Алька и не заметила, как величественный единорог обратился в человека, но мыслей людей вокруг было достаточно, чтобы понять, что это именно так. Рядом оказался и мастер Бели.
− Я предложил Белому Единорогу участие в финале турнира, − заявил Бели, глядя на Альку.
− На вашей стороне? − удивленно спросила она.
− На своей стороне, − заявил человек-единорог. − Я не проходил отборочного турнира, поэтому решение этого вопроса лежит на вас, Пресветлая Алька.
− Почему на мне? Я не устроитель турнира, а всего лишь участница.
− Значит, ты не будешь против?
− Зачем мне быть против?
− Это вопрос именно к тебе. Если ты не против, жюри проведет жеребьевку между троими и определит, как будут проходить схватки этого финала.
− Я не против.
Вокруг раздался вой свидетелей, затем коментатор объявил об изменениях и вступлении в финал Белого Единорога, а затем была объявлена последовательность. Первой была схватка Бели с Единорогом, второй Альки с Единорогом, и третьей, если бы она потребовалась − двух победителей из первых двух.

Первая схватка оказалась столь короткой, что Алька вздрогнула от ее скорости.
"Я тебя еще не просила о помощи, Нюта, но сейчас она мне нужна", − произнесла она.
"Слушай меня внимательно и делай все как я скажу", − ответила Нюта. − "Победить его можно только уложив спиной на песок. Просто так сделать это он тебе не позволит, но..."

Схватка начиналась. Алька в виде черной драконицы вступила в круг, и с другой стороны в него вошел Белый Единорог. Казалось, его магия куда-то исчезла, и он стал обычным животным.
"Не попадайся на его выпендривания", − приказала Нюта. − "Действуй, как я сказала, как только услышишь гонг".

Трибуны взвыли, когда в первое же мгновение схватки черная драконица растворилась в воздухе. Единорог прыгнул вперед, затем встал на дыбы, и тут зрители увидели, что черная драконица оказалась у него на спине.
Алька схватилась одной рукой за его рог, второй вцепилась в мощную гриву. Ее задние лапы обхватили живот единорога и сцепились под ним когтями, чтобы он не смог ее просто так скинуть. Хвост драконицы так же обвился вокруг живота единорога, укрепляя позиции Альки на его спине
И он понесся вперед, несколько раз дергался из стороны в сторону, пытаясь скинуть черную наездницу, но та держалась. Попытки вырваться из ее хватки не прекращались. В какой-то момент рог вспыхнул ярким разноцветным огнем радужной магии, но она не причинила драконице никакого вреда и угасла вместе с воздействием, которым сюр попытался завладеть разумом противницы.
− Я могу держаться на тебе сколько угодно, а твои силы быстро закончатся, − произнесла Алька.
− Ты так думаешь, девчонка? − раздался его ответ.
− Именно так. Вырваться ты уже не сможешь, коли не смог раньше, пока имел все силы. А телепортацию использовать запрещено правилами, так что, сдавайся.
− А ты использовала не телепортацию, когда оказалась на мне.
− Не смеши меня. Ты прекрасно слышал, что я пользовалась крыльями. Только прощелкал не поняв, что черное может стать нвидимым.
− Ты что, признаешься, что пользуешься магией тьмы?
− Мне ли тебе объяснять, что магия тьмы − это всего лишь страшилка для неучей, а на самом деле вся магия едина?
− А ты и вправду умеешь удивлять, − проговорил он, продолжая бешеную скачку с попытками скинуть Альку. Разговором он пытался сбить ее сосредоточение на происходящем.
− Значит, ты знал, что тебе придется со мной драться на турнире, когда пришел? − спросила Алька. − Как интересно.
− На самом деле я наблюдал за турниром с самого начала, просто не показывался.
− И решил вступить, когда дело пошло к победе Черной Смерти?
− Зачем тебе это ужасное прозвище?
− А ты зачем прикидываешься легендарным существом, когда сам обыкновенный пришелец из другого мира? − спросила она.
Он дернулся еще более яростно, скакнул в одну сторону, в другую, встал на дыбы, а затем резко перекувырнулся, и рухнул на спину, понимая, что это проигрыш, потому что Черная драконица за последнюю долю мгновения оказалась в воздухе, пролетев под ним и тут же оказалась сверху, прижимая его к песку всем весом.
− Можешь с меня слезть, все закончилось, − произнес он, глядя в широкие драконьи глаза.

− Как так получилось, что вас победила девчонка?
− Обычно так и бывает, − произнес Еднорог. − Дерешься с, казалось бы, обычной девчонкой на турнире, она тебя убалтывает, и ты забываешь применить убийственную магию, против которой нет никакой защиты. Вот только она не обычная девчонка. И я еще хочу с ней встретиться. Надеюсь, она не будет против этой встречи.
Альку выносили с полигона на руках. Венок победителя турнира на ее голове говорил сам за себя, и вечернее шествие принесло ее к "Бару Победителей", где для нее было приготовлено самое почетное место, потому что более престижной победы на магическом празднике не существовало.

* * *


Загородный дворец Королевы окружала магическая стража. Машину, въехавшую в ворота, как следует проверили, офицер долго вглядывался в лица шофера и девчонки, которую тот вез, сравнивал их с описанием, которое у него было на руках. Затем связался с внутренней охраной и объявил о прибытии гостьи.

− Мы должны быть готовы ко всему, − произнесла Королева.
− В том числе и к тому, что Черная Смерть изменилась за двести лет настолько, что стала одной из Пресветлых, − ответил Белый Единорог.
− Ты думаешь, подобное возможно?
− Не ты ли триста лет назад доказывала, что Белая Змея способна быть доброй? − вопросил магистр Бели, вскинув глаза на женщину.
− Я и сейчас этого доказать не смогу.
− Вот именно, − усмехнулся Единорог.

Стражник доложил о прибытии машины, и троица заняла места в широких креслах за круглым столом напротив друг друга, как они это и задумывали. Четвертое кресло оставалось пустым, и как только в дверях зала появилась девушка, Королева поднялась и пригласила ее пройти за стол и садиться в свободное кресло.
Она сделала это с настороженностью и несколько скептически смотрела на трех человек, среди которых оказалась. Королева выглядела казалось, как обычная женщина в довольно простом платье, которое даже казалось излишне простым. Мастер Бели оставался в форме, в какой выходил на турнир. Белый Единорог сидел весь в белом, каким его Алька и увидела впервые, когда он обратился в человека. Только белая накидка висела позади него на спинке кресла.

− Слава, которая тебе досталась, пресветлая Алька, не единственное следствие победы на Всемирном Магическом турнире, − заговорил Белый Единорог. − Вместе с венком победителя ты получила пожизненное право постоянного участия в Совете Сильнейших Магов Мира. Получение этого права не афишируется на турнире для того, чтобы не было лишних проблем со случайными победителями, которые могли бы потребовать себе это право.
− И поэтому вы вышли на турнир, чтобы не пустить меня сюда? − спросила Алька.
− Мы и не пустили бы, если бы пожелали не пускать, − тут же заявил Бели. − Ты ведь ничего не знала раньше о Совете Сильнейших?
− Не знала, − согласилась Алька.
− Цель нашего совета в том, чтобы решать важнейшие проблемы общемирового характера, − заявил Единорог. − И сейчас перед нами стоит только один вопрос. Мы хотим знать, кто ты, и насколько ты связана с тем существом, именем которого назвалась? Ты ведь прекрасно знаешь, что Черная Смерть − это имя демона, поверженного в последней мировой войне, закончившейся двести лет назад. И ты взяла это прозвище неспроста, иначе давно бы его поменяла, как тебе советовали все твои друзья. Хотя, еще вопрос, считаешь ли ты их друзьями по-настоящему?
− То есть вы сейчас готовы просто взять и навесить на меня вину за то что творил тот самый демон за долго до того, как я родилась на свет? − спросила Алька. − По-другому я ваш вопрос понять не могу.
− Мы не собираемся тебя ни в чем винить, − вступила в разговор Королева. − Просто мы хотим знать, чего от тебя ожидать? Двести лет назад закончилась страшная война, и нам совершенно не нужно ее повторение.
− Так не повторяйте! − воскликнула Алька. − Я то тут при чем?
− Ну что же, будем считать, что и ты этого не хочешь, − произнес Единорог. − Приступим к обсуждению других вопросов. − Он осмотрел присутствовавших. − Кто-нибудь хочет высказаться? − Все молчали. − Может быть ты хочешь о чем-нибудь сказать, Пресветлая Алька?
− Мне нечего говорить. Я не имела понятия, что попаду на подобное собрание, отправляясь сюда по вашему приглашению. Мне только непонятно, почему здесь нет Пресветлой Девы. Она ведь уже когда-то побеждала на Всемирном магическом турнире.
− Она занята важным делом, − объявила Королева. − Достаточно важным, чтобы пропустить собрание Совета, на котором по сути ничего не решается. Если ни у кого нет вопросов для Совета, то мы можем на этом разойтись.
− Кто-нибудь объяснит мне, в чем будут заключаться мои обязанности как члена Совета? − спросила Алька.
− Это объясню я, − произнес Единорог. − После того, как мы разойдемся. − Он поднялся, вслед за ним поднялись Королева, мастер Бели, и Алька сделала так же.
В руке Королевы появился телепортатор, и она исчезла. Вслед за ней так же исчез мастер Бели.

* * *


− Тебе, на сколько я знаю, не нужен прибор для телепортации. Ты и своей магией умеешь телепортироваться, − произнес Единорог, проходя к ней и подавая руку. − Пойдем, в соседней комнате готов обед, и я надеюсь, ты не откажешься отобедать со мной?
− Не откажусь, − объявила Алька, и они покинули зал вдвоем.
− Ты не хочешь назвать свое человеческое имя? − спросила она, когда они оказались в обеденном зале, где был накрыт роскошный стол.
− Меня всегда называли Единорогом.
− А почему тебя не называют Пресветлым Единорогом?
− Потому что я − Белый. Много лет назад в мире существовал орден Белых Магов, и я последний из них.
− Впервые об этом слышу.
− И о Древней Войне не слышала?
− Древних Войн было несколько десятков.
− По сути, это была одна большая Древняя Война. В той войне победили Черные маги. А потом появились Пресветлые, и через некоторое время вспыхнула новая война, в которой Пресветлые победили Черных. Я им всегда помогал, поэтому они и принимают меня почти как божество.
− И ты им в этом слегка помогаешь разными фокусами?
− Не без этого. Имидж надо держать, чтобы он не запылился. А вот, как ты будешь держать имидж Черной Смерти, я не представляю.
− Я вот, думаю, не отправиться ли мне после окончания школы инков к темным магам? Прижму их к когтю, и никаких проблем с имиджем. И здесь никого своей чернотой смущать не буду.
− Настоящей черноты-то в тебе нет.
− Ты в этом уверен, пресветлая Дева не уверена, Королева вполне может эту черноту придумать, А мастер Бели ее поддержит. Долго ли умеючи полить человека в какой-нибудь гадостью и обвинить на этом основании?
− Это и не будет по-настоящему.
− А кто это поймет? − усмехнулась Алька. − Поверят-то Королеве, а не мне. Скажут, зазналась девка и полезла куда не след.
− Пожалуй, повелительница темных из тебя вполне получится с такой фантазией. Если еще тебя и обучить правильно, то и сами темные не отличат.
− И кто же меня обучит? − спросила Алька.
− Я хорошо помню черных, и могу много о них тебе рассказать. А ты уже сама придумаешь, как это использовать.
− Вот не думала, что Белый Единорог предложит мне обучаться Черной Магии, − усмехнулась Алька, не забывая одновременно уплетать королевские яства. Ее собеседник тоже не хлопал ушами, пробуя то одно, то другое блюдо.
− Так ты согласна? − спросил он.
− Согласна. Остается только понять, как это будет выглядеть? Ты ведь не пойдешь преподавать в школу инков, чтобы официально стать моим учителем?
− Господи, да твоей сообразительности можно только позавидовать! − воскликнул он.
− Почему это?
− Потому что именно это я и сделаю, если Фарфан к осени не вернется.
− А ты знаешь, куда он исчез? − спросила Алька, настораживаясь.
− Не знаю, но подозреваю.
− И куда?
− К Белой Погибели.
− Как это?! Она что, жива?! − воскликнула Алька.
− В том все и дело, что нет. И Фарфан на тот свет отправился. Уж и не знаю, кто ему помог, но претендентов на место Верховного Инквизитора полно. Начиная от Блерда и заканчивая тобой.
− Не надо меня смешить во время еды! − воскликнула Алька, демонстративно давясь тем, что у нее было во рту.
− Это совсем не смешно. Блерд ведь тебя уже допрашивал, и ты должна знать, что Фарфан перед смертью распорядился назначить тебе привилегии, каких он не давал даже своей любовнице Белой Стерве.
− Так эта Стерва была его любовницей?! − воскликнула Алька искренне удивляясь.
− Была, но недолго. Однажды она перехимичила с магией и обратилась в старуху, а назад не вышло. А до того она была вполне ничего, а Фарфан редко пропускал юбки, когда была возможность. Тебя он наверняка тоже пытался соблазнить.
− Не пытался. Я в анкете при поступлении в школу инков прямо написала, что оторву яйца любому Блерду, если он попытается ко мне приставать в этом ключе.
− Так ты что же, совсем с парнями ни разу?
− Почему же совсем? А тебя этот вопрос так интересует, Единорог?
− А тебя это так удивляет?
− Совсем не удивляет, − усмехнулась она. − Вот только насильников я сразу же знакомлю с Черной Смертью.
− А меня с ней познакомить не хочешь?
− Ты же с ней встречался в финале.
− Это было совсем не то. Я имею в виду знакомство в сексуальном плане. Может, ей понравится, если я обращусь драконом?
− А ты можешь? − удивилась Алька.
− Закончим обед, и я тебе покажу.

По сравнению с черной драконицей, какой обращалась Алька, зеленый дракончик Единорога показался щупленьким ящерком, который, тем не менее, внушил бы ужас своим четырехметровым ростом любому человеку, оказавшемуся рядом. Алька осмотрела его, обойдя вокруг, затем он шагнул к ней, и она позволила ему сделать то, чего он так желал.

* * *


Осень пришла очень быстро. И все это время, с конца магического праздника до начала занятий Алька провела рядом с Белым Единорогом. Нюта не была против, хотя и не желала ему показываться. Тем не менее, когда дело дошло до истоков магии мира, сюр не стал скрывать, что он − пришелец из другого мира, что большая часть магии Черных так же была принесена в мир пришельцами, о которых он "мало что знал знал". Знал только, что они похожи на сюр в своей силе. Нюта объявила Альке в тот момент, что Сюр совершенно не видят ютов. Даже если она появится в виде полупрозрачного существа перед Алькой, для Сюр она будет выглядеть всего лишь магическим огоньком, наподобие боевого огненного шара, и различить в этом огне отдельные части тела магического существа сюр не может в силу слабого разрешения магического зрения. Нюте пришлось довольно долго объяснять Альке, что означают ее слова, но та все же разобралась, проявив свою незауряднуюю сообразительность.
Магия пресветлых принадлежала местной природе, и поэтому, согласно знаниям Единорога, она "оказалась сильнее всех". Нюта на это заявление сразу же возразила, объявляя, что Белые проиграли Черным в силе, а Черные проиграли Пресветлым не из-за силы, а из-за того, что главная сила черных отказалась драться. Черная Смерть тогда предала своего прежнего хозяина, и тот был уничтожен пресветлыми. Возражение это, до Единорога и не дошло.
О зачарованном лесе Единорог знал не особенно много, но объявил, что там тоже хозяйничают какие-то пришельцы, и с ними еще могут возникнуть проблемы.
Сюр разложил перед Алькой весь мировой порядок, показал, как Пресветлые управляют ближайшими странами, объявил, что земли Черных находятся в отрыве от всего мира, и идея Альки отправиться туда под видом Темной Повелительницы ему очень нравится в том плане, что таким образом будет закрыта очень серьезная дыра в безопасности всего мира. Кроме того, Единорог считал, что у темных магов наилучшим образом развита теория магии, намного лучше чем у пресветлых. И знает он это потому что довольно долго находился среди темных в качестве разведчика от белых. Вот только о ютах он так и не узнал по-настоящему. Просто считал, что многие темные были шизофрениками и болтали сами с собой, не редко даже давая имена своим "вторым я".

* * *


− Таким образом становится очевидно, что Пресветлая Алька по прозвищу Черная Смерть является ни кем иным, как лазутчиком темных магов, и это доказано абсолютно точно! − объявил Блерд. − Я полагаю, что в связи с открывшимися фактами мы должны приложить все силы для того, чтобы изгнать ее из Пресветлых Пределов, а еще лучше, заставить ее ответить за свое преступление и убийство магистра Фарфана, вина за исчезновение которого со всей очевидностью ложится на эту темную тварь!
Собрание инквизиторов загудело, доказательство Блерда было далеко не очевидным и основывалось на донесениях шпионов со стороны темных, которые можно было легко фальсифицировать. К тому же, темным было вполне резонно подставить Пресветлую Альку, потому что слава о ее Силе разошлась по всему миру.
− Я уже представил этот доклад Пресветлой Королеве, и решать этот вопрос мы будем с участием Ее Величества, − заявил Блерд, когда шум немного поутих.
− А с каких это пор дела Пресветлой Инквизиции перешли в ведение Королевы?! − раздался выкрик с места.
− Дело Черной Смерти − это дело всего государства! − высокопарно заговорил Блерд. − Пресветлой Инквизиции удалось разоблачить ее, но наказать ее можно только силами всех Пресветлых! А дело сбора всех сил уже находится в руках Королевы, поэтому я попрошу всех спрятать свое недовольство, и понять, что в такой борьбе мы должны выступить единым фронтом, не глядя на наши разногласия с Двором!
− В последнее время Пресветлая Алька стала одной из ключевых фигур при дворе Пресветлой Ли. Вы полагаете, магистр Блерд, Королева возьмет и просто так отдаст ее?!
− А вы предлагаете закрыть на это глаза? Вы сможете просто так сидеть и ничего не делать, зная, что в самом сердце нашей страны орудует лазутчик темных магов?! СЕМЕРО наших уже погибло, а вы предлагаете НИЧЕГО НЕ ДЕЛАТЬ?!
− Доказательств, что в этом виновна именно эта ученица, у вас нет, магистр Блерд. Только догадки и не более. Неужели вы думаете, что Королева поведется на ваши догадки?
− Вы что, совсем ничего не понимаете?! Эта тварь нас всех передушит, если мы не выведем ее на чистую воду прямо сейчас!
Собрание вновь загудело, и продолжало шуметь еще довольно долго. Решение в этот день инквизиторы так и не приняли. Под конец они перестали слушать Блерда и разошлись. А Блерд буквально бесился. Он-то был уверен, что его догадки верны, и магистр решился на отчаянный шаг. Покинув Цитадель Инквизиции он направился в королевский дворец, где добился встречи в Пресветлой Королевой.

* * *


− Что ты об этом скажешь? − проговорила Ли, разглядывая длинноволосого блондина в белом плаще.
− Думаю, магистра Блерда можно прямо сейчас назначать на место Верховного Инквизитора, − объявил Белый Единорог.
− Я спрашиваю не о Блерде, а о девчонке!
− Ты ведь в курсе того, на сколько она стала близка мне в последнее время, Королева? − проговорил Единорог.
− Только поэтому я и вызвала тебя, потому что приказ об аресте Альки уже лежит у меня на столе.
− Девчонка просто гениальна. Даже ты купилась, − покачал головой Единорог. − Сделай копию с этого приказа, Ли, и отправь ее анонимно на ее адрес. Лучше всего, доверенным курьером, чтобы его никто не перехватил.
− Как это понимать?! − воскликнула Королева.
− За месяц, пока мы были вместе, мы с Алькой разработали план, согласно которому она отправляется к темным магам для того, чтобы стать у них Темной Повелительницей. А для того, чтобы все выглядело естествено, она подкинула Блерду идею о том, что она настоящая Черная Смерть. Та самая, которая была побеждена двести лет назад и якобы возродилась сейчас. С ее силой и способностью к телепорту, устроить эти доносы со стороны темных было не сложно.
− Ты в ней уверен? Я − совершенно не уверена!
− И не будь уверена. Она просто уйдет туда и установит там такой порядок, какой нужен нам. А Блерда мы потом умоем его собственными фекалиями.
− Хорошо. Пусть так и будет, − согласилась Королева. − А я по-настоящему решила, что это она.
Белый Единорог только чуть усмехнулся в ответ. Через пять минут он сам обратился в молодого человека, забрал копию приказа об аресте Альки и покинул дворец, встретив по дороге спешащего к Королеве Блерда.
Тот и не знал, что своими импульсивными действиями лишь подыгрывал своим политическим противникам.

* * *


− Я и не думал, что ты устроишь все так быстро, − произнес Единорог, разглядывая Альку, лежавшую рядом с ним. − Мне даже жаль с тобой расставаться. Мы ведь теперь не скоро увидимся.
− Скажи, в твоем королевстве Пресветлая Инквизиция имеет шпионов?
− Они там долго не живут, − усмехнулся Единорог. − Я ведь показывал тебе, как я поступаю со шпионами?
− Да уж. Сказал бы мне кто раньше, что Белый Единорог людоедством балуется, я бы не поверила.
− Ты не болтай об этом зря. Тебе я рассказал, и никто об этом больше не знает. И незачем кому-то знать.
− Я не дура, чтобы болтать.
− Вот и замечательно, − он снова притянул ее к себе, и ночная игра продолжилась.
Утром никто и внимания не обратил на молодого человека, покинувшего ворота особняка пресветлой магички. Кому есть дело до посыльных, приходящих в дома магов по утрам? Шпионам, но шпионов в поселке пресветлой Королевы давно всех повывели. И даже пресветлая Инквизиция оставалась с носом, если дело доходило до слежения за кем-то, живущим в этом месте.

Алька закрыла дом, передала ключ управляющему, который получил приказ сдать его в поселковую канцелярию вместе с заявлением пресветлой Альки, что она перезжает жить в другое место, и особняк возвращается в общественное пользование, где он и находился до того, как она его получила после победы в магическом турнире.

− Привет, Кошка, − произнесла девчонка, входя в комнату общежития.
− Алька?! − воскликнула та, подпрыгивая. − Ты откуда?!
− Да, вот, из-под земли тут вылезла, представляешь?
− Опять ты со своими шуточками! − воскликнула Кошка.
− Я к тебе с серьезным делом, Киса.
− Что такое? Опять что-то не так?
− Тебя ведь недавно опять допрашивали инквизиторы?
− Ты чего-то натворила, Алька? Они ведь просто так не приходят!
− Вот, смотри, − Алька показала лист с приказом Королевы об аресте Пресветлой Альки по подозрению в шпионаже в пользу темных магов.
− Откуда это?!
− Из Королевского дворца. Где же еще по-твоему такие приказы подписывают?
− И что ты будешь делать?
− Полечу к черным магам докладывать о провале миссии.
− Это же не смешно, Алька!
− Я действительно улетаю, Кошка. И мы теперь не скоро увидимся. Одно только меня не радует. Инквизиторы могут тебе жизнь испортить из-за меня.
− Но ты же не виновата!
− Киса, где ты видела, чтобы судьи принимали подобные показания в пользу обвиняемых? Блерд выкопал кучу дерьма, прилепил к ней своего, и представил все как доказательство моей черноты. Так что, выбора у меня нет, Киса. Мне надо бежать.
− И куда ты побежишь?
− Куда-нибудь подальше. Можешь не сомневаться, я не пропаду. Если инки начнут тебя зажимать, обращайся к Пресветлой Деве. Она вряд ли поверит в доказательства Блерда.
− А если поверит?
− Тогда, твоей последней надежной будет Белый Единорог. Но до него тебе будет не добраться. Ты же понимаешь.
− А он тебя зашитить не может?!
− Каким образом, Кошка? Он всего лишь Король в своей стране, и Инквизиторы его слушать не станут.
− А Королева?
− А Королева подписала приказ о моем аресте, так что, − Алька развела руками.
Дверь позади Альки открылась, и в комнату вошел Волк.
− Привет, Черный, − проговорила Алька.
− Алька? Ты чего тут делаешь? − удивился тот.
− Шпионов вербую, чего я еще могу тут делать? − усмехнулась Алька. − Пока, Киса. − Она махнула рукой, покидая ее комнату. О том, что Черный Волк стал любовником Кошки, Алька узнала давно. Хотя, Кошке больше нравился Белый Волк, но у того уже была своя пассия, и ей достался лишь черный.

− Смотрите! Это же Черная Смерть! Хватайте ее! − раздался крик посреди улицы. Группа магических стражей кинулась к Альке, но та обратилась черной драконицей, и маги затормозили, не добегая до нее нескольких метров.
− Хватать Черную Смерть? Вы чего, сдохнуть хотите? − взрычала она и прыгнула вверх, взмахнув крыльями. С рук магов полетели задерживающщие заклятия, вот только сделать что-либо с драконицей они не смогли, и в ответ с крыльев Альки в магов полетели радужные стрелы. Удары магической аннигиляции мгновенно скрутили пресветлых магов болью и те с воем катались на земле, глядя, как Черная Смерть набирает высоту и улетает прочь. В последний момент она исчезла во вспышке телепортации, и Пресветлые не поняли, куда она улетела.

* * *


Женщина удивленно оглядывалась, рассматривая большие каменные стены, оказавшиеся вокруг нее. И вместе с тем рядом оказался человек в белых одеяниях с длинными белыми волосами.
− Что происходит?! − воскликнула она, отскакивая от него. Он переменился обращаясь в единорога, и женщина вскрикнув повалилась на землю, теряя сознание.
Рядом оказалось несколько человек, и по приказу Единорога женщину пронесли через широкий вход внутрь замка. Рядом с ней оказался врач-маг, и вскоре она пришла в себя.
− Что вы со мной сделали?! − воскликнула она, обнаружив себя в постели.
− Ты потеряла сознание, когда узнала, что тебя похитил Белый Единорог, − произнес врач.
− Но за что?! − воскликнула она.
− За что? − удивился врач. − Ты действительно считаешь, что подобное происходит за что-то?
− Во всяком случае, не за просто так! − воскликнула женщина.
В комнате появился длинноволосый блондин. На его голове сияла корона золотом и дорогими камнями.
− Кто ты?! − воскликнула женщина.
− Я − Король Единорог, − объявил он. − Ты свободен, лекарь.
Врач удалился, Король оказался напротив женщины и уселся на стул рядом с ней.
− Ты ведь и есть мать Альки по прозвищу Черная Смерть?
− Что вы с ней сделали?! − воскликнула женщина, решив, что и Альку тоже похитили.
− Она прилетит сюда завтра утром, − объявил Король. − А вам не о чем беспокоиться, мадам. Жаль, что Алька не познакомила нас раньше. Сейчас было бы проще.
− Что вы хотите от меня?
− Алька просила меня спрятать вас от инквизиторов, и поэтому я перенес вас в свой замок. Это мое королевство, и здесь никакая Пресветлая Инквизиция вас не достанет.
− Не понимаю, зачем меня прятать от Инквизиции? Я ни в чем не провинилась.
− У инквизиторов есть дурная манера хватать родственников и друзей тех, кто ей не нравится. А за Алькой началась охота.
− Но почему?!
− Инквизиторы решили, что она − настоящая Черная Смерть. − Женщина вздрогнула от этих слов, она тут же замкнулась, помня наставления Альки о том, что от магов надо скрывать все мысли, если в разговоре пойдет речь на запретную тему. − Вы можете никого не бояться здесь. В моем королевстве вы полностью свободны и вольны делать что пожелаете. И никто не посмеет к вам прикоснуться, потому что мое слово здесь − закон для всех.

* * *


В ночном небе никто не видел появление черной драконицы. А та появилась над лесом и поднявшись выше осмотрелась и направилась к месту, где виднелись отсветы ночных огней. Под крыльями драконицы оказался какой-то поселок, в котором горели дома. По улицам, освещенным пожарами бегали жители, и за ними гонялись вооруженные солдаты.
Алька едва поверила глазам, когда группа солдат на ее глазах вытащила из дома двух женщин. Женщин бросили на землю и начали насиловать. Черная драконица спустилась прямоком в этот двор. От мощного удара драконьих лап в землю солдаты обернулись, и в ту же секунду удар мощных когтей разорвал одного насильника, одновременно Алька перекусила второго, и девчонка, на которую свалилась окроваленный остаток насильника, окропив ее лицо кровью, завизжала от ужаса.
Остальные солдаты хватались за оружие, но сделать они ничего не успели. Мощный взмах драконьего хвоста раскидал их в стороны, и они не сумели больше подняться. Под вопль девчонки черная драконица обратилась в молодую женщину.
"Нюта, проснись! Для тебя есть работа. Тут какая-то армия мирное население убивает. Я хочу, чтобы ты их остановила. И можешь их жрать сколько хочешь."
К воплям людей вокруг прибавились крики солдат о черном драконе и выстрелы из ружей.
− Что здесь происходит? − спросила Алька старшую женщину. − Почему они напали на вас?
− Мы отказались платить двойной армейский налог, − произнесла женщина. − Кто ты?
− Я − Алька, Черная Смерть. Кому понадобилось собирать двойной армейский налог?
− Так приказал губернатор Оквард,
− Значит, это Оквардская губерния?
− Да, мэм, − с дрожью проговорила женщина.
Кошмар, начавшийся в ночи для жителей поселка, превратился в кошмар для солдат, выполнявших преступный приказ своих командиров. К утру оставшиеся в живых собрались на площади, посреди которой лежала большая черная драконица с туго набитым брюхом. Перед людьми оказалась женщина в черных одеяниях, она прошлась перед толпой, объявила, что приказ губернатора Окварда отменяется по приказу Черной Смерти.
− Кто считает, что Черная Смерть не имеет права подобное приказывать, может пойти к ней в брюхо и доказывать это там.
Люди только переглядывались, но желающих что-то доказывать не нашлось, как не нашлось и тех, кто решился бы задавать вопросы.
Алька прошла к носу драконицы и встала перед ее глазами.
"Ты взлететь то сможешь с таким брюхом?" − спросила она.
"Смогу, даже если еще столько же сожру."
"Тогда, переворачивайся на живот, и подставь мне лапу, чтобы я забралась тебе на спину"
Нюта исполнила все, и Алька оказалась на ее спине промеж двух больших шипов.
− Взлетай и лети в Оквард! − приказала она. Черная драконица прыгнула вверх с силой ударяя задними лапами в землю.
"Ты разве не собиралась встретиться с матерью в замке Единорога?"
"Там утро еще не наступило, сначала разберемся с этим губернатором, а потом полетим туда."
"Чего с ним разбираться, проглотишь его, и дело с концом."
"А тебе не жирно будет? Сколько ты сегодня сожрала?"
"Двести сорок восемь. Ты сама сказала ешь сколько хочешь, а я даже наесться не успела."
"Нюта, перестань."
"Перебирайся ко мне в пасть, и я перестану."
Алька усмехнулась и коротким телепортом переместилась драконице в пасть. Та чуть дернулась, прижала ее языком к небу и проглотила. Алька вновь оказалась в драконьем теле, ощущая в себе множество съеденных жертв. Некоторые из них были еще живы, и Алька сделав над собой усилие мгновенным магическим действием умертвила всех и переключила драконовский желудок на быстрое усвоение пищи.
Нюта промолчала, хотя Алька и знала, что ей не нравилось подобное обращение с едой.
К полудню драконица, летевшая в небе уменьшилась в размерах, и к Окварду подлетала уже не огромная черная драконица, а маленькая крылатая ящерица, длиной не больше трех метров. Стражники на стенах города хлопали ушами, и драконица пролетела высоко над стеной незамеченной. В центре города она быстро спустилась вниз, оказалась над дворцом губернатора и приземлилась на широком балконе, где в этот момент находилось несколько человек.
− Где губернатор Оквард? − заговорила женщина, в которую на глазах у них обратилась черная крылатая ящерица.
− Губернатора здесь нет, он уехал рано утром по важным делам, − заговорил кто-то из людей.
Алька чуть прищурилась, понимая, что он врет. Рядом несколько человек в мыслях уже выдали Окварда, да и он сам смотрел на жанщину-дракона, раздумывая о том, как бы от нее избавиться?
В руке Альки появился тонкий прутик, и она зажав его в кулаке сломала большим пальцем. В ту же секунду врун с воем согнулся пополам и свалился на каменный пол балкона.
− Врать с его стороны было очень глупо, − проговорила она, глядя прямо на губернатора, а тот смотрел на растекавшуюся из-под человека лужу крови. − Если бы ты признался сразу, он был бы жив.
− Ты убийца! − закричал он, выдергивая из-за пояса меч и кидаясь к женщине.
Меч вылетел из его руки от удара мощной когтистой лапы черной драконицы. Другая лапа драконицы схватила человека за грудь и подняла над полом.
− Ты приказал армии нападать на мирные поселки, грабить и убивать их жителей, жечь дома и насиловать женщин! − зарычала драконица. Он дергался, дрыгая ногами и ничуть не возражая в мыслях против обвинения.
− Отпусти его, тварь! − раздался голос позади, и на балкон вскочила группа вооруженных стражников.
Драконица развернулась, в ее свободной руке появился желтый огненный шар, и она метнула его в пол. Молнии разошлись по камню, настигая людей, и те падали, роная свое оружие и воя от ихватившей их боли.
− Говори, кто тебе приказал так поступать с людьми?! − зарычала Алька, тряся губернатора.
− Ко-ко-ко... − заговорил он, пытаясь сказать "Король", а затем, когда драконица прекратила его трясти, выпалил − Никто!
− Значит, ты сам эту мерзость придумал?! − взрычала Алька, и губернатор взвыл, увидев приближавшуюся к нему широкую глотку. Она не жалела человека и с силой вцепилась клыками в его плоть. Люди вокруг приходили в себя не в силах что-либо сделать. На их глазах черная драконица заглотила губернатора живьем.
− А вы разошлете приказы своим солдатам прекратить грабежи и насилие над людьми! − взрычала драконица. − Если я завтра увижу хоть что-то подобное, я приду и сожру вас всех!

* * *


Зеленый дракон сюрен лежал на широкой кровати раскинув в стороны крылья и лапы. Тихо открылась дверь, и в спальню Белого Единорога вошел человек. Он был в чем мать родила, и лишь тонкая нить с серебряным медальоном висела на его шее.
Дракон не шевелился, а человек прошел к нему, коснулся рукой его живота, провел по нему и вскоре начал массировать живот дракона двумя руками. А дракон не шевелился и лежал с закрытыми глазами, наслаждаясь ощущениями. Человек, казалось, совершенно не уставал. закончив с животом дракона, он перешел к массажу его задних лап, хвоста, затем дракон первернулся на живот, и действие продолжилось. Руки человека не касались только крыльев дракона. Лишь немного прошлись по плечевым суставам крыльев и перешли к его шее. Под конец человек остановился и медленно прошел к носу дракона и чуть постояв неподвижно, коснулся руками его губ. Пасть дракона открылась, человек просунул в нее свою голову и взявшись руками за клыки полез в глотку дракона. Тот по-прежнему не шевелился и лишь иногда вздрагивал, когда человек совершал резкое движение из-за некоторой своей неуклюжести. под конец оказавшись почти целиком в глотке ящера, он уперся ногами в его клыки и оттолкнувшись окончательно проскользнул в утробу дракона.
− И часто он так делает? − раздался тихий голос за дверью.
Дракон вздрогнул и резко вскочил на четыре лапы, разворачиваясь и спрыгивая с постели.
− Кто здесь?! − взрычал его голос, и в дверь вошла девушка. − Алька? − удивился он.
− Извини, кажется, я тебя застукала за очередным темным делом.
− Это был доброволец, госпожа, − возник голос из-за двери.
− Рафсен! − резко приказал дракона. − Я тебе что говорил?!
− Простите, господин, но вы говорили, что ей можно делать все что она пожелает. А она сразу пошла сюда.
Зеленый дракон поднялся на задние лапы и переменился в магической вспышке. Перед Алькой оказался длинноволосый блондин, только совершенно без одежды.
Она только хмыкнула, отворачиваясь. Рафсен вскочил в спальню господина и подал ему его белые одежды.

− Об этом знают очень немногие, − произнес Единорог, когда слуга оставил его наедине с Алькой.
− Почему-то мне кажется, что из Пресветлых я узнала об этом первой, − проговорила она, глядя в его глаза.
− О том, что я сюр, а не человек, ты тоже узнала первой из Пресветлых, − ответил он.
− То есть ты обыкновенный сюр-людоед? − спросила она.
− Я просто обыкновенный сюр. А людоеды мы все.
− Ты ведь один в этом мире.
− Да, но и в нашем мире все так же. Мы живем за счет людей. И не только людей. В других мирах, где живут другие разумные, мы едим их.
− И иначе нельзя?
− Если я не буду раз в неделю принимать подобную жертву, закончится все тем, что я стану неуправляемым чудовищем, которое будет нападать на всех подряд без разбора.
− И как это сочетается с твоей белизной?
− Никак. Тьма натуральная. И, если Пресветлые об этом узнают, они придут сюда и убьют меня.
− И ты не боишься мне об этом говорить?
− Мне надо, чтобы кто-то об этом знал, Алька. Рафсен знает уже сорок лет, и все эти годы он служит мне, потому что понимает.
− Что понимает?
− Что зверя лучше держать в узде. Он называет их добровольцами, но на самом деле это обычные смертники, осужденные за преступления.
− Что-то он не особо был похож на смертника.
− Их перед этим делом держат в особых условиях. Моют, кормят, некоторых лечат. А когда приходит время, Рафсен одевает на одного из них медальон, и тот беспрекословно выполняет все приказы.
− А ты не думаешь, что вся мерзость, что у них накапливается в душе, после подобного к тебе прилипает?
− Она не прилипает, а сжигается.
− Ладно. Надеюсь, мою маму ты еще не слопал?
− Это не смешная шутка.
− Тебе разве не наплевать на всех людей? Ты же их просто жрешь.
− Алька, жизнь не настолько прямолинейна. В нашем мире сюр − это не просто хищники или паразиты. Мы выполняем многие полезные дела для общества людей. И здесь все так же. Я не убиваю кого попало. А там, в нашем мире, все это находится под жестким контролем, и я надеюсь, ты поймешь, что здесь я стараюсь делать так же.
− Я не буду тебя ни в чем обвинять, Сюр. В конце концов, я и сама не безгрешна.
− Рассказывай, как тебя темные приняли?
− Я до них там еще не добралась. Наткнулась на войну армии против населения, и пришлось там шороху наводить.
− Черная Смерть в подобной ситуации просто жрала бы всех подряд.
− Не надо мне такие подсказки делать, Белый. Лучше покажи мне, как моя мама устроилась?
Он провел Альку на выход и через несколько минут хождений по закоулкам замка, они оказались в крыле, где была куча народу. Короля встречали, как и подобало, поклонами, приветственными словами и стойками смирно.

Когда Алька вошла в комнату, ее мать еще спала, тихий шорох разбудил женщину, и она тут же вскочила, увидев дочь.
− Алька! − воскликнула она. − С тобой все в порядке?!
− Все нормально, мама. У меня теперь новая работа. Вдали от страны Пресветлых.
− Какая работа? Почему ты меня не предупредила?!
− Извини, все вышло так быстро, что я не успела.
− И где ты теперь будешь жить?
− На стороне темных. Я там теперь буду темной повелительницей. С согласия Пресветлых.
− Но, мне сказали, что тебя хотели арестовать!.. − мать глянула на блондина, остановившегося в дверях.
− Это прикрытие, мама. Но у пресветлых не все об этом знают, поэтому Белый Единорог унес тебя оттуда. Чтобы дураки наподобие Блерда чего-нибудь не натворили с тобой из-за своей злобной глупости.
− И что же мне теперь здесь делать?
− Просто живи как все. У тебя ведь есть любимое занятие, а я буду тебя навещать, как смогу. Мне ведь не трудно перелететь сюда хоть с другого края света.
− Мне все равно страшно за тебя, Алька!
− За меня не надо бояться. Ты же знаешь, что я победила в мировом турнире, и вряд ли найдется такой маг, который сумеет что-то сделать против меня.
− Они же могут собраться в большую армию!
− Это не так просто сделать, мама. Да я им и не позволю.

* * *


Темный коридор уводил глубоко под скалу. Алька шла вслед за Белым Единорогом, а тот молча спускался вниз, держа в руках факел. Поначалу Алька даже считала ступени, но сбившись где-то на тысячной, перестала, поняв, что занятие это совершенно не имеет смысла. В конце концов лестница после десятка поворотов и ответветвлений в пещеры закончилась в большом темном зале. Блондин вставил факел в держатель на стене, прошел немного в сторону, вскрыл маленькую дверцу в стене и что-то там сделал. Зал озарился огнем магических ламп, вспыхнувших высоко вверху. Но лампы Альку не интересовали. Посреди зала лежало огромное чудище, во много раз превышающее по размерам и сюра и Альку в самом крупном драконьем облике.
− Это корабль для путешествий между мирами, − объявил Единорог, оборачиваясь к Альке. − Не бойся, он давно мертв.
− А он был живым?! − воскликнула Алька, удивляясь.
− Скажи, если ты увидишь на улице самоходную телегу, ты будешь говорить, что она живая?
− Нет.
− А если кто-то тебе скажет, что она мертва, ты поймешь, что это значит?
− Сломаный механизм?
− Да. В нашем корабле еще не все сломано, но главный механизм, с помощью которого он летал между мирами, давно мертв и не подлежит восстановлению.
− Почему? − удивилась Алька.
− Это очень сложная техника, для ее воззтановления нужны тысячи мастеров, а у меня просто нет возможности задействовать столько.
− Ты ведь мог мне это сказать и не показывая мертвый корабль, − проговорила Алька.
− Идем внутрь, − объявил Единорог и тронул корпус корабля. В нем открылся непонятный для Альки механизм, Сюр переместил несколько рычяжков, нажал цветные кругляши, и рядом затарахтел и зажужжал какой-то механизм. Медленно открылся широкий вход в борту корабля, и Алька вошла внурь вслед за пришельцем.
По мере продвижения внутрь зажигались магические светильники, и Алька заинтересовавшись ими, услышала комментарий Нюты.
"Это магия электричества", − заявила она. − "Высшая магия техники. Для тебя она очень опасна, поэтому не пытайся ее использовать, пока не изучишь всю теорию."
Алька уже не понимала, в каком конце корабля они находились. Перед ней открылось новое помещение, Сюр вошел в него и включив свет показал ей на большую стеклянную колбу, занимавшую почти половину зала. Алька приблизилась к ней с осторожностью и замерла, увидев внутри зеленое чешуйчатое тело. Размером оно было в несколько раз крупнее того, в какой обращался Единорог. И существо, лежавшее в стеклянном саркофаге было со всей очевидностью мертво.
− Это сюрэн, − объявил Единорог. − Говоря понятиями людей, она − моя мать.
− Но она мертва?! − воскликнула Алька.
− Увы, это так. Я очень хочу ее оживить, Алька. И, надеюсь, что ты мне в этом поможешь.
− Как?! Оживлять мертвых не умеет никто!
− Мертвую машину можно починить, и она оживет, − проговорил Единорог. − Так же можно сделать и с мертвым телом бывшего живого существа. Его можно оживить, Алька. Сейчас это тело заморожено. Оно мертво и не оживет просто так, если его разморозить. Но, если использовать магию, размороженное тело можно оживить. И, если ты поможешь мне оживить сюрэн, я буду благодарен тебе всем что имею. И навсегда.
"Соглашайся, Алька!" − возник голос Нюты. − "Секрет оживления мертвых − это бесценное знание! И даже юты его не знают!"
"А я уже думала, что не существует ничего, чего юты не знали бы."
− Ты мне поможешь? − раздался голос Единорога.
− Я помогу, но я должна знать, что мне делать.
− Я объясню все, Алька. Но на это потребуется не мало времени.
− Разве мы не договорились еще раньше, что ты будешь учить меня, Сюр?
Он подошел к ней и обнял, заглядывая в глаза.
− Я твой, Алька. Твой навсегда. Что бы ты ни сделала, что бы ни натворила, какие бы ошибки не совершила.
− Да? − переспросила она. − Даже если во мне живет какой-нибудь пришелец из другого мира?
"Алька, не смей!" − взвыл голос в ее голове.
− Кто угодно, Алька. Хоть десять пришельцев! − Он опустился на колени и прижался головой к ее животу. Алька рукой коснулась его головы и взяв за руку подняла перед собой. Глаза Единорога блестели от сырости, и Алька впервые видела у него подобное проявление эмоций. − Если захочешь, я ради тебя перейду на сторону темных, Алька и стану Черным!
− Что за глупости ты говоришь, Белый?! − воскликнула она с настоящим гневом.
"Похоже, у него на этой почве крыша съезжает, Алька. Боюсь, как бы не вышло, что эта его затея с оживлением невыполнима. А свихнувшийся сюр способен наделать бед не меньше чем свихнувшийся ют."
− Ты ведь согласилась, − проговорил он.
− Согласилась, но ты понес такой бред, Сюр, что я начинаю думать, что эта твоя затея с оживлением не больше чем "идея фикс"!
− Идем, − проговорил он, подымаясь с колен и беря ее за руку. Через пару минут блужданий по коридорам они оказались в новом помещении, где находилась непонятная Альке техника.
"Вот и сердце этого монстрика", − прокоментировала Нюта.
"Что за сердце?" − переспросила Алька, а Сюр в этот момент начал говорить о древних знаниях сюр, о том, что они заключены в неких магических механизмах, которые способны накопленные знания выдавать в виде картинок и текстов. Перед Алькой вспыхнул призрачным светом один из таких магических механизмов, и на нем появились картинки из другого мира.
Алька уже сидела в кресле, рядом опустился Сюр, и его голос переводил на язык понятный Альке слова, произносимые чудесным механизмом. А тот рассказывал о мире, где жили сюр. О цивилизации, достигшей высочайших знаний в технике, о машинах, научившихся летать в небе и промеж миров, о чудесах космоса и вселенной, о встречах с иными разумными существами.
Время улетало, и Алька не заметила, как прошел день. Под землей это было трудно понять, но поднявшись наверх, она поняла, что уже наступила ночь. Лететь к темным, чтобы наводить там новые порядки, ей совсем не хотелось, и она осталась с Белым Единорогом на эту ночь, а потом еще и еще. Днем они спускались вниз и алка получала все новые и новые знания, многие из которых Нюте были знакомы, особенно то, что касалось техники и электричества.
В какой-то момент она осознала, что в электричестве и технике нет никакой настоящей магии, как нет ее в падающем на землю камне.

* * *


Двор замка покрывал белый снег. Алька смотрела на него с недоумением, затем вскочила и промчалась через залы дворца к окнам на противоположной стороне. Там так же все было покрыто снегом.
− О, боже. Уже зима наступила! − воскликнула она.
− Что-то не так, Алька? − раздался голос Единорога.
− Зима наступила! − воскликнула она. − А я должна была осенью поступать в школу темных магов!
− Это ведь была не последняя осень в твоей жизни, − произнес он, проходя к ней.
− Не последняя, но получается, что я тут у тебя уже несколько месяцев!
− Тебе плохо рядом со мной? − спросил он.
− Плохо? Да ты что?! − воскликнула она. − Просто время пролетело, а я и не заметила.
− Хочешь слетать в свои владения, моя Темная Королева? − спросил он. − Можно сделать и перерыв в занятиях. Они никуда от тебя не убегут. Даже если я буду занят, ты сможешь заниматься сама. Ты ведь уже знаешь, как все включать.
− Знаю, но все равно, мне кажется, что я упустила что-то важное.
− Тогда лети. Лети и найди это важное. А найдешь, отдохни как следует. Считай, что у тебя каникулы!

* * *


Повелитель с ужасом смотрел на черное чешуйчатое брюхо, в котором только что сгинули его главнокомандующий и четверо генералов.
− Ты и теперь будешь упираться и отказываться исполнять мои приказы? − зарычала Черная Смерть.
− Н-не буд-ду... − с дрожью проговорил человек, подняв взгляд.
Алька видела, что человек сдерживается перед ней что есть сил. Он пересиливал себя, чтобы не закричать и не побежать, как это сделал вся охрана минуту назад. Упорства в человеке было не занимать, хотя он и направлял его совсем не в ту сторону, какую было нужно Альке.
− А теперь слушай мой приказ, Повелитель, − проговорила молодая женщина, возникшая вместо дракона. − Ты прямо сейчас отправишь на сторону противника делегацию для организации переговоров.
− Но они же обыкновенные бунтовщики! − воскликнул человек.
− Ты настолько туп, и не понимаешь, что под моим командованием не может быть "обыкновенных бунтовщиков"?! − взрычала женщина тем же драконовским голосом, каким она говорила минуту назад. − Ты сделаешь что я сказала или мне притащить сюда твоего наследника, чтобы он командовал отступлением и твоими поминками?
− Я сделаю, − пробормотал он.
− Тогда, делай! И прямо сейчас!
Найти парламентеров оказалось не так просто после того, как все сбежали с холма, на котором стоял шатер Повелителя и располагалась ставка его командующих. Тем не менее, Повелитель сделал это, стараясь не показывать своего страха перед Темной Повелительницей, следовавшей за ним по пятам.
В делегацию попало несколько офицеров и полковник, которого нашли чуть ли не чудом среди оставшихся в живых после атаки Черной Смерти на военный лагерь Повелителя. Чуду, разумеется, помогла невидимая черная лапа. Делегаты и не поняли, что молодая женщина, находившаяся рядом с Повелителем и есть та самая Черная Смерть, которая совсем недавно наносила по ним удары с воздуха.
Командовать он умел. И люди слушались Повелителя. Слушались даже тогда, когда он объявил, что бой проигран, и делегация отправляется к противнику для того, чтобы передать весть о том, что Повелитель готов принять посланцев наступавшей армии для того, чтобы договариваться об условиях прекращения войны, в которых Повелитель согласен пойти на уступки, подчиняясь Силе.
"Если бы ему мозги выпрямить, из него получился бы замечательный Повелитель", − произнесла Нюта.
"Нам пора на ту сторону, а то ведь они и глупостей наделать могут".
"Так лети, не я же тебя держу!"
Алька оставила Повелителя на горе, приказав, чтобы он командовал своей армии отступление и ждал делегацию противника. И тому ничего не оставалось делать, кроме как подчиниться.
В лагере повстанцев царил ажиотаж. Они знали, что Черная Драконица, начавшая несколько месяцев назад восстание, вернулась из-за границы, и скоро должна была прибыть к штабу командиров. Те были не особенно тому рады, прекрасно зная, что им придется подчиняться, ведь они подняли восстание именно именем Черной Драконицы, и народ пошел за предводителями, поверил в рассказы о том, как она уничтожила армию, пришедшую собирать непомерный налог. Они поверили в то, что этот налог снят ее приказом, а поверив поднялись на борьбу, принося новый порядок во все земли, по которым проходила повстанческая армия.
Сопротивление Повелителя восстанию поначалу было слабы, а когда ему удалось собрать большую армию, она вышла в поход, и ей навстречу отправилась армия повстанцев. И вот, теперь они стояли в одном дне перехода друг от друга, готовясь к схватке, а до командиров дошла весть о том, что Черная Драконица вернулась, что она уже подтвердила свое намерение помогать поднявшимся на борьбу с тираном людям, а командиры в ответ направили к ней послание с просьбой о помощи в предстоящей финальной схватке, которая намечалась на ближайшие дни.

Появление в чистом небе черной драконицы вызвало шквал голосов людей. Они поднялись и приветственный вопль разнесся над полем, где собралась армия повстанцев. Драконица сделала круг над ней и опустилась в самом центре, где собрались командиры. Она опустилась и тут же обратилась в молодую женщину, точно такую, описание которой уже давно разошлось по всей стране. Молодая, красивая, черноволосая, в черном боевом комбинезоне, сделанном, из чешуи никому неизвестного зверя. На ее поясе висел меч, за спиной было короткое ружье, неизвестной конструкции.
− Мы ждали вас, госпожа, − проговорил один из командиров, выступая вперед и вставая на одно колено, как это полагалось делать воинам перед Повелителями согласно канонам здешних мест. − Мы готовы выполнить любые ваши приказания, госпожа.
− Все готовы? − спросила она, оглядывая других командиров. Те так же выступили вперед и встали на одно колено, объявляя о своей готовности. Вокруг послышался ропот, и Алька, обернувшись увидела тысячи воинов, которые так же вставали на одно колено, выказывая этим свое подчинение.
− Поднимитесь и слушайте мой первый приказ, − произнесла Алька. − Командиры поднялись и смотрели на нее, ловя каждое слово. − Я принимаю под свое командование вашу армию, и самым первым делом вы отправите мой приказ ко всем дозорам. Сюда скоро прибудет переговорная делегация от Повелителя страны. Ее должны встретить как подобает и проводить сюда. Перед ними вы будете называть меня Темной Повелительницей по имени Алька Черная Смерть. Так же, перед тем, как они прибудут все войска должны поднять мои флаги, которые надо начинать готовить немедленно, прямо сейчас. Соберите всех художников, каких сможете найти, найдите белое полотно и краски, я покажу, какими должны быть флаги. И последнее. По дороге сюда я нанесла удар по армии Повелителя, и он сдался в тот же час! Он стоял передо мной на коленях и обещал исполнять все мои приказы, а это значит, что ВЫ ПОБЕДИЛИ! Сообщите об этом всем, и можете подымать флаги победы!

* * *


Группа всадников выезжала из леса в поле, на котором стояла армия. Огромная многотысячная армия, под белыми флагами с черным драконом, и от одного этого парламентерам становилось не по себе. Рядом появился всадник и приказал следовать за ним к ставке командиров. Через несколько минут они въехали на холм, посреди которого стояло сооружение чем-то напоминавшее трон по своему виду, вот только он слишком большим для человека. И собран трон был из свежесрубленных деревьев, выглядел как широкое кресло над спинкой которого развивался больший белый флаг с черным драконом.
Темная Повелительница Алька Черная Смерть! − раздался громкий голос, и из-за трона появилась группа людей. В ее центре была женщина, которая прошла к трону, взобралась на него по приставленной лестнице и уселась там, свесив ноги с высоты двух человеческих ростов.
− Говорите, зачем пожаловали! − приказала Повелительница, и один из делегатов вышел вперед, объявляя, что их прислал Повелитель, что он готов капитулировать перед Темной Повелительницей и просит прислать послов для обсуждения и принятия условий капитуляции.
− Отправляйтесь назад и передайте своему Повелителю, что мои послы прибудут вслед за вами на следующий день.

* * *


Форсанд чуть не подпрыгнул на месте, когда в его кабинет вошла женщина.
− Алька?! − воскликнул он. − Ты откуда?!
− Чего это ты так испугался, магистр? Вся столица знает, что Черная Смерть вернулась и разбила войско Повелителя, а ты вздрагиваешь при моем появлении словно нашкодивший кот. Давай, признавайся. Или ты не знаешь, что признание облегчает работу палача.
− Я не виноват! − воскликнул Форсанд.
− Рассказывай, чего натворил, а виноват ты или нет, будет зависеть только от того, насколько голодна Нюта.
− Повелитель заставил нас вступить в союз против тебя.
− Заставил? И как это ему удалось что-то заставить сделать мага?
− Он где-то нашел древний подавитель магии, с помощью которых убивали Черных и заставил нас всех вступить в этот союз. Они пришли сюда, включили этот мерзкий артефакт, захватили цитадель, убили семерых магов, пока захватывали. А тебя и в помине не было рядом.
− То есть, ты утверждаешь, что в этом я виновата?! − воскликнула Алька.
− Нет! Я такого не говорил! − заныл магистр, сжимаясь, словно его собирались бить.
− Клятву ты ему не на магии давал?
− Нет. Нас заставили принести присягу, как обычных солдат.
− Значит, за нарушение − трибунал и смертная казнь, так?
− Да.
− Занятно, − буркнула Алька. − Похоже, мне все же придется Повелителя сожрать.
− Как сожрать?! − воскликнул магистр.
− Живьем, − рыкнула черная драконица, возникая перед магистром вместо женщины.

* * *


− Ты закончил? − спросила женщина.
− А ты куда-то торопишься? − спросил мужчина, удерживая ее под собой.
− Я тебя предупреждала, что ем тех с кем оказываюсь в одной постели? − произнесла она. − Так что, пришло и твое время.
Он усмехнулся, и в женщина под ним вдруг странно зашевелилась, и человек внезапно обнаружил себя лежащим не на груди красивой молодухи, а на черном чешуйчатом пузе огромной ящерицы. Вопль вырвался из его горла и потонул в широкой темной глотке людоеда. Попытка сопротивления выродилась в короткую возню на широкой постели, и черная драконица без всякой жалости заглотила навязавшегося партнера.
− Не мужик и был, − фыркнула она, подымаясь. − Никакого удовольствия.
В дверь начал кто-то стучать.
− Горх, выходи! Нам пора ехать! − раздался голос из-за двери.
− Мне что, и бабу трахнуть перед дорогой уже нельзя? − проговорила Алька голосом съеденного человека. Она позаимствовала эти слова из мыслей самого Горха, который перед началом оргии раздумывал, как отвечать, если его спутники начнут его звать.
− Ты уже затрахал нас своими трахами! − возникла ругань из-за двери. − Заканчивай давай! Итак уже опаздываем из-за тебя!
Алька промолчала, а человек за дверями постоял, не дождался ответа и ушел, решив, что его дружок и сам все понимает.
Она стала человеком и покинула гостиничный номер, когда за дверью никого не было. Чтобы не оставлять никаких следов, Алька уничтожила всю одежду Горза, его кошель перекочевал к ней в сумку, а на постели не осталось следов от происшедшего. Выходить через холл она не стала и ушла из гостиницы черным ходом. А два часа спустя верхом на лошади она въезжала в соседний город.
Главная достопримечательность этого города вовсе не пробуждала желания ее увидеть или посетить. Потому что это была цитадель давно побежденных Черных Магов. Стража на воротах города взглянула на документ женщины и ничего не сказав пропустила ее внутрь. Вскоре Алька оказалась у ворот самой цитадели. Там не было стражи, но ворота оказались заперты, и чтобы их открыть пришлось вызывать Нюту, потому что Алька почувствовала смертельные заклятия, наложенные на ворота. А попадаться в магические ловушки она не собиралась. Нюта глянула на чужую магию своим взглядо, провела Альку к самым воротам приняв на себя управление ее телом, и приложив ладонь к черному металлу одним резким магическим движением выпила весь магический заряд, закачанный в ловушки. Ворота после этого закрипели, покосились и приоткрылись.
Она проникла внутрь, некоторое время оглядывалась, рассматривая запустение, затем двинулась в центр, к главному зданию, которое само по себе было подобно крепости. В отличие от внешних стен, внутренние носили следы прокатившейся здесь много лет назад войны.
"Ты здесь не одна." − предупредила Нюта, и Алька двинулась дальше осторожнее, внутренне готовясь к любой пакости. Нюта так же оставалась настороже.
Вход во внутреннюю цитадель оказался разворочен, но нагромождение старого металла и камней не позволяли пройти внутрь просто так, и по подсказке Нюты, Алька пролетела сквозь преграду телепортом. За ней открылась вполне ухоженная территория. Во всяком случае, под ногами не шуршала опавшая листва, дорожка ко входу в черный замок была чиста, а в стороне виднелась недавно сложенная поленица с непросохшими дровами.
Из-за угла появился старик с ружьем в руках. Алька его узнала почти мгновенно.
− Проныра? − произнесла она. − Ты как здесь оказался?
− Г-госпожа, − пробормотал старик, и ружье брякнулось на каменную дорожку. − Меня сюда Форсанд отправил.
− И давно? − спросила Алька.
− Год уже, − проговорил старик, немного осмелев от того что Черная Смерть не выказывала признаков агрессии.
− Значит, Повелитель тебя не достал с блокиратором магии?
− Не достал. Здесь никого не было весь год.
− Теперь все изменится, − объявила Алька. − Завтра пойдешь в город и найдешь людей, которые будут здесь служить.
− Они же меня и слушать не станут, − попытался возразить старик.
− Не пытайся меня обманывать, что ты не способен выглядеть иначе, Проныра. Станешь нормальным мужиком, возьмешь деньги и наймешь охрану, прислугу и работников, которые будут заниматься ремонтом. Ты все понял?
− Да, госпожа. Я сделаю все, что ты прикажешь!
− И еще, Проныра. Я − не просто госпожа. Я − Темная Повелительница, Алька Черная Смерть. И перед всеми ты будешь называть меня только так!
− Как прикажешь, Повелительница.
Ночью Проныра приперся в апартаменты, занятые Алькой, показывая, как он умеет обращаться в мужика и предлагая Повелительнице провести ночь с ним в постели. И он провел ночь вместе с ней, оказавшись в брюхе черной драконицы. На утро она его выпустила и объявила, что ему всего лишь повезло, что Черная Смерть не была голодна по-настоящему, и пообещала, что в следующий раз он не переживет близости с Темной Повелительницей.

− Я знала, что тебе понравятся подобные извращения, − произнесла Нюта. Она в этот момент была рядом с Алькой и выглядела черной драконицей.
− Откуда ты это могла знать, если я сама этого не знала?
− Предрасположенность к ворефилии определяется генетически.
− Ты говоришь столько непонятных слов и так, словно я их понимаю, а я их не понимаю, Нюта.
− Это совсем не страшно, я тебя научу всему, что знаю. Тебе будет сложновато, конечно, но только поначалу.
− Ты говорила, что тебе сложно находиться отдельно от меня, а сейчас этого и не видно, − проговорила Алька, подходя к драконице.
− Раздельное тело − это еще не значит, что мы разделились по-настоящему, − объявила та. − Ты ведь чувствуешь оба тела одновременно. Так же, как и я.
− И это очень странное ощущение.
− Еще бы! − усмехнулась Нюта. − Зря я тебя тренировала, что ли?
− Ты ведь не станешь теперь устраивать набеги на поселения людей? − спросила Алька.
− Только прикажи, на какое поселение набежать, и я это устрою. Ты все еще пытаешься поймать меня на том, что я якобы тебя не слушаюсь?
− Тебе пора научиться делать вид, что тебя это не задевает, − заявила Алька. − Особенно, когда подобное происходит при свидетелях.
− Хочешь поиграть в добрую Повелительницу и Злую драконицу? − усмехнулась Нюта.
− Еще не факт, что не наоборот.
− Ладно. Проныра уже ведет сюда мои обеды.
− Не дури, Нюта.
Черная драконица поднялась на задние лапы, резко уменьшилась в размерах и взлетев выпорхнула в окно. Алька чуть промедлив покинула комнату и спустилась в холл дворца, который теперь принадлежал ей и Нюте.
Люди, пришедшие с Пронырой, воспринимали все довольно скептически, а появление Альки встретили как повод для веселья.
− Посмеялись? − спросила Алька, когда смешки поутихли. − А теперь слушайте, что я говорю, потому что заявления, что кто-то этого не слышал, я принимать не буду. − Она осмотрела людей, дождалась, когда все обратились в слух и объявила: − Предательство, воровство и насилие я буду принимать как самые грубые нарушения. Жалеть никого не буду, и наказание за эти деяния будет одно − провинившийся отправляется в брюхо моего дракона.
− Как это в брюхо дракона? − спросил кто-то.
− Желаешь увидеть, как кто-то попадает в брюхо дракона? − спросила Алька. − Это не сложно продемонстрировать для остальных... на тебе.
− Нет! − воскликнул человек пoпятился назад и побежал к воротам. Алька не стала его задерживать, а затем продолжила объяснения того что будут обязаны делать слуги, а что охрана.

* * *


Известие о начале восстановления Черной Цитадели и Темной Повелительнице, ставшей его новой хозяйкой, очень быстро разлетелось по всей стране. И уже через несколько дней в Черную Цитадель начали прибывать посланцы из разных городов от обычных и знатных людей, от градоначальников и от магов. А затем в город пришло войско повстанцев, присягнувшее Черной Смерти и прошедшее через всю страну без задержек, потому что армия страны исполняла приказ Темной Повелительницы и пропускала всех.
Вместе с тем, в страну пришел мир, и появился экономический рост, когда прекратился налоговый грабеж населения со стороны государства. Возрастало промышленное производство, сельское хозяйство получило толчок после возвращения солдат домой.
В стране формально оказалось двоевластие. Впрочем, указы Повелителя имели меньшую силу, чем приказы Королевы Альки, как ее окрестили сами жители. Единственными недовольными оказались жители столицы, которые внезапно окзались выкинутыми от опустевшей налоговой кормушки. Вместе с тем и центр новой экономической жизни оказался вне официальной столицы, и город вокруг Черной Цитадели быстро превратился в центр государственной торговли.
Согласно одному из законов Черной Смерти, в стране было отменено Право Силы в отношениях между полами. В законе было прописано прямо, что особо рьяные насильники будут преследоваться законом и отдаваться на съедение драконам. В первый месяц правления Альки под этот закон попало одиннадцать человек в городе Черной Цитадели, и Темная Повелительница провела ряд показательных казней, в которых насильники были проглочены черной драконицей при свидетелях. Вместе с тем, Алька распускала слухи, в которых рассказывалось о насильниках, попавшихся Черной Смерти непосредственно в попытках насилия. Слова − "Я тебе отдамся, а потом проглочу живьем" − стали барьером для многих любителей пользоваться старыми привычками, и многие женщины взяли их на вооружение для того, чтобы отказываться от сексуальной близости, когда им этого не хотелось. А о том, что Черная Смерть способна обращаться в женщину, все узнали во время показательных казней.

− У нас связаны руки, Ваше Величество, − произнес Советник. − Темный Двор уже прибрал к рукам большинство важнейших сфер жизни страны. Многие вас просто игнорируют, исполняя указы Темной Королевы. Если ничего не изменить, столица превратится в захудалую губернию при ней.
− У тебя есть предложение, как что-то изменить? − спросил Повелитель.
− У нас пока еще есть часть армии в нашем распоряжении. И есть верные люди, которые способны пойти на все ради Вашего Величества.
− В том числе на предательство!
− Предателей мы ликвидируем в первую очередь.
− И что дальше? Двинуть нашу Бравую Сотню на Черную Цитадель? Они и подойти к ней не смогут, не то что бы вступить в бой с этой дьяволицей! − А что с магами? Они ведь присягали мне на верность!
− Этих змей надо было сразу придушить всех.
− Ты же знаешь, что артефакт, лишающий их силы, перестал работать!
− Знаю. И жалею, что, пока он работал, их не перебили всех. А они теперь служат ей. Все до одного!
− Иди, и пока не придумаешь чего-нибудь, можешь не приходить!
Советник неохотно покинул место рядом с троном и удалился, а Повелитель остался сидеть, раздумывая потерянной короне.

* * *


− Ты в ней уверен, Единорог? − заговорила Королева Ли, как только он оказался в зале собраний Совета Сильнейших. − С той стороны приходит столько кошмарной информации, что я плохо представляю, как подобное могла бы совершить пресветлая.
− Ты веришь в бред инквизиторов, Королева? − удивленно проговорил Единорог. − Они же очерняют ее специально, и мне это очевидно, потому что Алька мне сама рассказывает, что делает и зачем. Кроме того, я уже проехался по стране черных туда и обратно несколько раз, и, где бы я ни был, Черную Королеву все только благодарят за освобождение от тирана. Против нее там только те, кто заслуживает отправки на каторгу или виселицу.
− Ты уверен, что она не подставила тебе морок, Единорог? Она же сильнее тебя в магии! Ты сам это говорил!
− Морок на всю страну, Королева? − переспросил он. − Не смеши меня. Действие подобной магии вы почувствовали бы здесь, а вы ведь даже отголосков ее магических действий не видите!
− Видим, и я сама два раза чувствовала чудовищные магические вспышки ее черного колдовства!
− Это были не ее действия.
− А чьи же тогда?
− Ты когда-нибудь слышала о пришельцах из других миров, Королева?
− Пришельцы из других миров − это бред, Единорог. Ты что, в него веришь?!
− У тебя сейчас есть возможность убедиться своими глазами, что это реальность. Если только ты не побоишься отправиться вместе со мной на сторону черных.
− Когда ты предлагаешь туда отправиться?
− Как только все будут готовы. Ты, Бели и Дева. Я бы и Альку туда пригласил, чтобы на месте все решить, но ты ее в последнее время начала по-настоящему бояться, поэтому не буду.
− Она не должна узнать, когда мы туда отправимся! − воскликнула Ли.
− Хорошо. Но магическое прикрытие этой операции будет на тебе и Деве. Про неуклюжесть Бели в разведке уже давно анекдоты ходят, поэтому вам придется его самим удерживать от глупостей.
− Надеюсь, ты не сообщал ей о том, что собираешься подобное прелагать Совету.
− Не сообщал. Вот только мне совсем не хочется нарваться на ее недовольство, если мы туда явимся без разрешения.
− Ты же уверен, что она пресветлая, а не черная! Чего же ты боишься?
− Хочешь сказать, что твое собственное недовольство любому покажется медом? − усмехнулся Единорог. − Я постараюсь провернуть все так, чтобы она ничего не поняла, но не гарантирую. Гарантировать могу только быстрый отход для всех. И обещаю все взять на себя. На меня-то она не станет злиться, если узнает, что я на ее стороне шпионил.
− Ты уверен?
− Я не просто уверен. Мы с ней давно договорились, что я в ее стране могу появиться и делать все что мне вздумается когда угодно и где угодно. Она даже разрешила мне при необходимости пользоваться ее внешностью и отдавать приказы от имени Черной Смерти. Только я этим разрешением ни разу не пользовался. В моем королевстве она тоже имеет все привилегии, и может появлятся когда захочет и где захочет.
− И все равно, я ей не верю, − заявила Ли.
− А я верю, − раздался голос Девы, появившейся в зале. − Бели сказал, что не придет, − объявила она.
− Меня он об этом тоже предупреждал, − подтвердила Королева.
− Ты так и не сказала, чем тебе Алька насолила, что ты так против нее настроена, Ли?
− А мне Алька рассказала, чем, − заявил Единорог, и Дева уставилась на него. Королева молча уткнулась взглядом в пол.
− Говори же, − приказала Дева.
− На одной из встреч Королевы с Алькой произошла натуральная схватка Королевы с Алькой. Алька применила радужную атаку, когда змея зажала ее в своих кольцах, и результат был закономерен.
− А ты уверен, что все было именно так, как она рассказала? − заговорила Ли.
− Давай не будем обманывать друг друга, Королева. А то так недолго и до передела мира из черно-пресветлого в радужно-пресветлый, и знаешь, я в этом случае прямиком окажусь на ее стороне.
− Ты бы поосторожнее делал подобные заявления, Единорог, − произнесла Дева.
− Я всего лишь объяснил, чем вы сейчас играете. Алька наш друг. Ваша инквизиция перестаралась, очреняя ее, а вы повелись на Блердовы роскозни. Ты действительно веришь во все сказки Блерда, Королева?!
− Не верю, − ответила та коротко. − Но то что из-за этой девки у нас возникли проблемы − просто очевидно!
− А дело лишь в том, что Алька − не простая девка, − заговорил Единорог. − И она первая не только в магической силе. Она и по сообразительности даст фору любому из нас.
− Тебе то уж точно, − криво усмехнулась Королева. − У тебя из-за нее явно крышу сносит.
− Я и не скрываю, что она мне нравится как женщина.

* * *


− Что сообщают разведчики от Северных гор? − спросила Повелительница.
− Простите, Ваше Величество, но от разведчиков до сих пор нет никаких сообщений.
− И вы не направили туда другую группу?!
− Мы направили, но они не сообщали еще ничего существенного. Только о том, что добрались до нужного места.
− Что значит, добрались? Я вам передавала артефакт для телепорта, вы им что, пользоваться не умеете?!
− Но он же был только один, и он у первой группы!
− Господи... − Алька поднялась со своего места, глядя на человека. − Прочь, с глаз моих! − рявкнула она, и нерадивый советник скрылся за дверями.

* * *


Четыре человека появились на лесной поляне и некоторое время оглядывались по сторонам.
− Идите за мной, − приказала женщина, и остальные двинулись вслед за ней. Несколько минут спустя они оказались на окраине леса и выглядывали из-за густых кустов, рассматривая, что делалось в поле.
− Что это? − спросил один из разведчиков.
− Стройка, − объявил другой. − Похоже, тут строится настоящий город.
− Только стен не видно, − заметил третий.
− Зачем городу стены, если нападения не ожидается? − спросил первый, соглашаясь, что строится действительно город.
− Вам ясна задача, парни? − спросила женщина. − Проникаете в этот город и узнаете все о них. О том, кто они, откуда, зачем строят город на чужой земле и так далее.
− Да, мэм, а вы с нами не пойдете?
− У меня сейчас другая задача. Найти тех олухов, что здесь пропали раньше. И выяснить, что с ними стало. Держите артефакт связи под рукой и немедленно его включайте, если окажетесь в опасности!
− Да, мэм. А если нас окружат? Вы же тоже попадете в окружение, если переместитесь к нам!
− Для того и нужен этот артефакт, чтобы из окружения выскакивать, − заявила она. − Все. Задачи ясны?
− Да, мэм.
− Тогда, расходимся.
Троица осталась на месте, а магичка просто исчезла.

* * *


Деревня выглядела совсем пустой. Алька прошлась между домов и обнаружив старика, копавшегося в огороде, направилась к нему со своим вопросом. Весь народ, как оказалось, отправился на работу в другое село, и Алька, выяснив, где находится дом управляющего деревни, направилась к нему.
Дом управляющего оказался ничуть не лучше других домов. Лишь немного больше по размеру, но такой же старый и давно не ремонтированный. Во дворе оказалась какая-то женщина, и Алька спросила у нее об управляющем. Тот был в доме, и женщина ушла внутрь, чтобы предупредить его о гостье. Управляющий появился на пороге и некоторое время рассматривал молодую женщину, какой Алька и пришла в это место. Им оказался седеющий старик, опиравшийся на корявую палку, служившую ему посохом.
− Что вы хотите мне сказать? − заговорил он, наконец, разглядев знак на ее одежде и поняв, что перед ним не простая крестьянка.
− Вы знаете о новом городе, который строится у подножия гор гор? − спросила Алька. − О том, кто его строит, зачем и по чьему распоряжению?
− Кто я такой, чтобы спрашивать это у них? − заговорил старик. − Когда они пришли сюда поздней осенью и избавили нас от голодной смерти, никто не спрашивал, кто они такие.
− Голодной смерти? Вы что, в прошлом году не смогли собрать урожай?
− Собрать то мы собрали, вот только все, что мы собрали забрали сборщики податей. − Старик еще долго распинался на счет сборщиков, пожаловался на то, что они убили нескольких крестьян, что даже ему самому, управляющему, досталось, и он всю зиму проболел из-за поврежденной спины. А пришедшие чужаки не просто помогли всем, но и предложили народу хорошо оплачиваемую работу в новом городе, который строился на севере.
− Значит, на этой стройке работают все ваши?
− Не только наши. Из соседних деревень народ тоже туда ушел. Их ведь тоже обчистили, как и нас. А в этом году еще неизвестно что будет. В прошлом году уходя они заявили, что мы им еще должны, и в этом году они снова будут зверствовать.
− Не будут, − произнесла Алька. − Ты знаешь, что власть в стране поменялась?
− Знать-то я знаю. Только нам-то без разницы, какая власть подати собирает.
− Даже если указом Повелительницы сбор податей отменен со всех поселений, где в прошлом году был неурожай? − спросила Алька.
− К-как это? − едва выпалил старик и резко схватился за свою палку, после чего осел на крыльцо.
− Отец! − раздался голос женщины, и она выскочила из дома.
Алька тоже оказалась рядом и две женщины вместе подняли старика, после чего отвели его в дом и уложили на постель.
− Опять спину прихватило, − проговорил старик, глядя на дочь.
− Разденьте его, − приказала Алька, и женщина на несколько мгновений застыла, глядя на нее. А в руке Альки появился знак лекаря, который говорил сам за себя.
− У нас нет денег, чтобы оплачивать лечение, − заявил старик.
− То есть и работой платить откажешься? − спросила Алька.
− Какой из меня работник? − пробормотал он и со стоном повалился на постель.
Алька уже ничего не спрашивала, а сама стянула с него рубаху и с помощью дочери старик перевернулся на живот, подставляя лекарке голую спину, на которой поврежденное место было видно любому, даже не медику.
Алька тронула его спину, провела над ней руками, и женщина вскрикнула, когда в руках Альки вспыхнуло зеленое свечение.
Старик закричал, когда свечение коснулось его спины, и резко выгнулся назад, уперевшись ладонями я постель.
− Когда мы встретимся в следующий раз, ты сам решишь, будешь ли оплачивать лечение так как я сказала, − произнесла Алька и быстро покинула дом.

* * *


− Привет, парни, узнали чего интересного? − раздался голос рядом, и три человека вздрогнули, обернувшись. Рядом оказалась большая черная кошка, и руки людей сами потянулись к мечам. − Спокойно, это же я! − воскликнула кошка и преобразилась к виду женщины, которую эти трое знали.
− Мэм?.. − заговорили они хором.
− Никогда магов не видели, мальчики? − усмехнулась она.
− Магов-оборотней − никогда не видели, − проговорил один из них.
− А магов необоротней и не бывает. Разве что недоучки какие-нибудь. Превращениям учат на первом курсе, а звание мага можно получить только сдав экзамен за первый курс. Не хотите рассказывать, чего узнали?
− Еще и одного дня не прошло, мы не так много узнали.
− Рассказывайте, чего узнали, все может пригодиться.
И они рассказали. О том, как поймали крестьянина, бродившего по лесу, о том, как тот с перепугу выложил все что знал о чужаках, о городе который они строили с разрешения старого Повелителя, о "небесных каретах", что летали подобно птицам в небе, но намного быстрее. Одну из таких карет разведчики видели над городом вечером, но приняли ее тогда за летающего демона из-за сильного шума, что он издавал. А слова пленника вернули все на места, и небесный демон стал летающей машиной, подобно безлошадным телегам, которые были давно известны.
− Во времена до последней мировой войны, небесные кареты тоже существовали, − объявила Алька, когда речь зашла о машинах и их происхождении из довоенных времен. Непонятно только, какое разрешение мог дать старый Повелитель, когда он уже давно ничем не повелевает?
− Есть ведь и такие люди, которые служат ему до сих пор, и я таких знаю, мэм.
− И знаешь, почему они ему служат?
− Одни когда-то давали присягу, другие просто клятвы верности. И я их понимаю. Окажись я на их месте, я оказался бы таким же отщепенцем.
− Обманутым, а не отщепенцем. Повелитель сам стоял на коленях перед Черной Смертью и клялся служить ей. А это значит, что все его подчиненные могут служить Темной Повелительнице без всякого нарушения клятв и присяг.
− Существует еще один закон, который не позволяет считать так как ты говоришь, − произнес воин. − Для того, чтобы некто, давший клятву стал подчиняться господину своего господина, он должен от своего господина получить приказ подчиняться. А пока его нет − нет и подчинения. И это означает, что ты, послушавшись неизвестно кого, кто тебе это впарил как правду, нарушаешь собственную присягу, когда служишь ей, а не Повелителю.
− А с чего ты взял, что я давала присягу Повелителю?
− Ее давали все маги.
− Вовсе не все, а только те, кого поймали и заставили это сделать силой.
− А разве можно можно силой заставить мага что-то сделать?
− Для этого достаточно лишить мага силы, а от смерти при отрубания головы никакой маг не способен уйти. Что еще вы узнали?
− Чужаков там не особенно много. Они командуют строительством, а большую часть работ выполняют нанятые из окрестных деревень люди. Не знаю, чем чужаки их купили.
− Это я знаю, и что еще вы узнали?
− Собственно и все почти. Узнали, куда идти, чтобы устроиться там на работу. Так можно сделать, чтобы проникнуть в город и увидеть все своими глазами. Вот только мы на крестьян не особенно похожи.
− Не думаю, что чужаки разделяют людей по тому, похожи они на крестьян или нет. А вот в том, что работу ищут люди, ушедшие со службы из армии Повелителя, нет ничего особенного. Так что, у нас один день на подготовку, а завтра с утра пойдем туда, наниматься.
− И вы пойдете, мэм?
− А вы как думаете! − воскликнула она.

* * *


Попасть в город чужаков действительно оказалось не сложно. Принимали на работу действительно те, кто не особенно разбирался в людях. А дойти до места, куда их послали, четверке разведчиков не удалось.
− Попались шпионы! − раздался возглас рядом, и они были окружены вооруженными людьми. Чужаков среди них не было.
− И с каких это пор граждан Империи на территории Империи стали шпионами называть? − заговорила женщина, но договорить ей не дали. Трое мужчин схватили ее и тут же связали. То же самое стало и с парнями.
− Мы за вами давно следим, − проговорил тот, что командовал стражей, подходя к женщине. − Так что, не отвертитесь!
− Командир, шеф приказал немедленно доставить их в центр, − проговорил один из тех, что стоял в стороне и не участвовал в захвате.
− Ты ему сообщил о захвате? − спросил командир, подходя к своему.
− А я должен был молчать, когда он спрашивал, что тут происходит?! − воскликнул страж. − Я ему сказал о то, что двое из них мужиков, а одна баба.
− Ну, с тобой я еще поговорю, − заявил командир, оглядываясь на пленников. − В центр их, живо! − приказал он, явно не желая нарываться на неприятности со своим шефом, кто бы он ни был.
Их вели через строящийся город, и разведчики глазели по сторонам, не скрывая этого. Стражники им и не мешали.
В центре находилась настоящая крепость, сделанная из белого камня так, что издали ее было и не рассмотреть среди построенных больших домов. Когда же четверку провели через ворота крепости, Алька едва не выдала свое удивление узнаванием того, что находилось внутри. Белой каменной стеной был окружен приземлившийся в поле космический корабль пришельцев.
Местных среди пришельцев было не так много, и пленники сразу же перекочевали в руки стражей пришельцев, а те провели их к кораблю, и без всякого стеснения завели внутрь через открывшиеся в борту ворота. О том, что это такое космический корабль, Алька уже знала. Занятия в замке Белого Единорога, не прошли для нее даром, и по знакам внутри кораблям она узнала не только чей это корабль, но и на какой планете он построен, и для чего предназначен. Это был транспортник, предназначенный для колонизации.
Пленников проводили черед длинный коридор, и ввели в зал, где находилось несколько клеток. Одна из них была открыта, трех молодых людей затолкали туда и закрыли, а женщину провели дальше и она окзалась в соседней комнате, где за столом сидел человек-пришелец. Альку усадили перед ним на стул, и чужак поднявшись со своего места прошел к ней. Он долго ее разглядывал, ничего не говоря. Молчала и она, глядя на него прямо и без всякого страха.
Он взял другой стул, уселся напротив женщины и знаком приказал страже скрыться.
− Вы уверены, шеф?
− Неужели вы думаете, что я с какой-то бабой не справлюсь? − проговорил он все удалились, оставляя ее наедине с Алькой.
− Самоуверенность это порок, за который следует платить, − произнесла Алька.
− Просто поверить невозможно, − усмехнулся он. − До чего докатился ваш Повелитель. Посылает детей в разведку.
− А ты, оказывается не просто самоуверенный. Ты − самоуверенный дурак, − произнесла она.
Кoмандир пришельцев не успел ничего ответить. Стул под ним исчез, и он плюхнулся на гладкий каменный пол посреди зала с узкими высокими окнами. Женщина тоже оказалась там, но не связанной и сидящей на стуле, а стоящей на ногах. Он вскочил, пораженно оглядываясь, затем кинулся к женщине и напоролся на резкий мощный удар, из-за которого плюхнулся обратно на камень.
− Нюта, вернись туда и забери всех наших из клеток, − приказала Алька. − А в место него... найди какое-нибудь огородное пугало из соломы и посади на его место.
− Будет сделано, Повелительница! − раздался громкий ответ в зале от невидимого собеседника, и командир пришельцев начал оглядываться.
− Кто ты такая? − заговорил он.
− Какой глупый мальчик, − усмехнулась Алька, шагая к нему. − Неужели ты считаешь, что и сейчас ты имеешь право о чем-то меня спрашивать?
− Не знаю, как ты это сделала, но ты за это заплатишь, − проговорил он.
Рядом послышались разные голоса и шлепки. Затем раздалась матерная ругань, и перед Алькой свалился тот командир, что несколько минут назад обвинял ее в шпионаже.
− Я решила, что этого свинтуса тоже надо захватить, − возник голос невидимой Нюты в зале. Kомандир начал нервно оглядываться и замер, увидев своего Шефа. Они оба вскочили на ноги, один потянулся рукой к поясу, где должно было находиться оружие, но ничего не нашел, а позади Альки подымалось несколько человек, трое из которых знали Альку как своего командира.
− Мэм? − возник голос одного из них. − Где это мы?
− Нюта, отправь парней в город и объясни им все, а свинтуса... в подвал. Им мы позже займемся.
Голоса людей исчезли, и в зале остались лишь двое.
− А теперь мы поговорим, − произнесла Алька, глядя на командира. − У тебя есть всего один шанс остаться в живых. Ты будешь отвечать на все мои вопросы. Если же будешь упорствовать, я просто скормлю тебя своему дракону, и узнаю все от тех, кто остался там, в твоем летающем корыте.
− Я не верю ни в каких драконов, − заявил он.
− А мне плевать, во что ты веришь или не веришь, − Алька развернулась и вновь смотрела ему прямо в глаза. − А теперь говори, какого черта вы сюда приперлись, и почему начали строительство без разрешения Повелительницы?
− У нас есть разрешение от Повелителя.
− Какого Повелителя? Его уже полтора года, как свергли!
− Разрешение было получено пять лет назад.
− И ты считаешь, что оно продолжает действовать и сейчас, после того, как в Империи сменилась власть?
− А вы рушите все города, которые были построены при прежнем Повелителе? − спросил он.
− Не рушим, но вы были обязаны, как минимум, получить подтверждение разрешения у новой Повелительницы!
− Только в том случае, если бы она развесила об этом объявления на каждом бугре в своей Империи. А без этого действует старое разрешение. Земля была отдана нам. Мы начали строительство не нарушая законов.
− Вы нарушили закон, и это очевидно, потому что тот урод, что хватал нас посреди улицы сам признался в том, что ваше предприятие незаконно и устроено врагами Империи. Признался, обвиняя нас шпионами.
− И вы будете обвинять нас на основании болтовни дурака? − спросил командир пришельцев.
− А ты думаешь, что Черной Смерти нужны какие-то основания для того, чтобы осудить того, кто ей не понравился? − спросила женщина. − Ты же не думаешь, что я просто так возьму и выпущу тебя отсюда? − В руке Альки появился телепортатор.
− Стой! − воскликнул он, увидев его. Она замерла, глядя на него. − Ты знаешь, что это такое?
− Знаю, − заявила она.
− И знаешь, что эти приборы сделаны врагами всех людей?
− Что за бред ты несешь? − Алька активировала птелепортатор и оказалась вместе с пленником посреди подвала, рядом с клетками. Она не церемонилась с ним и с силой толкнула его в одну из клеток, после чего взялась руками за место, где должен был находиться замок, закрывающий вход в клетку. Под ее пальцами вспыхнуло белое пламя. Человек отшатнулся назад и замер, глядя на происшедшее. Вместо замка решетка намертво приварилась к двери, и теперь человек не смог бы выйти из клетки, не имея инструментов, а их то у него и не было.

* * *


− Черные маги перешли к активным действиям, сэр, − объявил майор Ортинг.
− В чем это проявляется?
− Они похитили командира Бервалиса. Я провел расследование, Бервалис не соблюдал предписания техники безопасности, расслабился и купился на легенду разведчиков, согласно которой вражеский маг замаскировался под личиной местного медика, и остался с ним наедине для допроса. Охрана его тоже баклуши била, они прошляпили не только похищение командира, но и возвращение мага, который вернулся за шпионами, сидевшими в клетках.
− Вы абсолютно уверены, что это сделали именно черные, а не пресветлые?
− Телепорт − это ведь черная магия согласно канонам, сэр.
− Это вовсе не означает, что им способны пользоваться только черные маги. Усильте охрану и установите высшую степень тревожного порога.
− Но это приведет к тому, что экипаж будет дергаться из-за самых дурацких ситуаций, сэр!
− Вы уже влипли в самую дурацкую ситуацию по уши, майор! Похищение командира из-под носа у охраны, это вам что, мелкое происшествие?!
− Простите, сэр.
− Не прощу! Нам некем заменить Бервалиса! Вы понимаете, что это значит?!
− Да, с-сэр, с-срыв с-сроков с-строительства.
− Срыв сроков − это еще цветочки! Вы забыли цель нашего дела?!
− Нет, сэр.
− Вы именно забыли! Забыли и расслабились! Решили, что одичавшие крестьяни ни на что не способны, и ведете себя как идиот!
Ортинг молча выслушивал отчитку, а главнокомандующий не останавливался, припомнил майору еще множество его просчетов и ошибок, после чего объявил, что на время отсутствия Бервалиса, отвечает за сроки строительства именно Ортинг.
− А освобождением командира Бервалиса я займусь лично. И не вздумайте разводить самодеятельность, майор!

* * *


"Маринование пленника" само собой затянулось на несколько дней.
В Империи имелась куча других проблем, кроме появления пришельцев, и Алька разбиралась с ними. Первым делом, она издала указ, согласно которому все территории, где в прошлом году были зафиксированы неурожаи, освобождались от податей и долгов за прошлые годы. Чтобы приказ дошел до всех и не канул в столах чиновников на местах, его распространение и донесение до населения было возложено на новую гвардию, которая получила особое распоряжение на счет сборщиков податей, слишком рьяно исполнявших свои обязанности в прошлом. В гвардии было не мало сыновей крестьянских семей, и особым распоряжением Повелительницы отряды информаторов собирались из земляков, которые направлялись в места, где жили их родственники.

− Поднимайся, Алька! − раздался голос, и Алька открыв глаза увидела рядом черную драконицу.
− Нюта? − удивилась она. − В чем дело?
− В том, что сюда летят пришельцы.
− Сюда? − удивилась Алька.
− Да. Десант с неба.
− Почему я ничего не слышала? Летающие машины же тихо не летают?
− Летают. Если они высоко и выключают двигатели на время планирования над городом.
Алька вскочила и быстро оделась.
− Я подняла Темную Тревогу во дворце, − заявила Нюта. − А тебе надо решать, что делать с этим пленником. Я бы его сожрала не раздумывая.
− У тебя других мыслей нет, Нюта? − спросила Алька.
− Все другие мысли − твои. Что скажешь, то и будет.
Алька посмотрела в глаза Черной Смерти, и драконица в одно мгновение растворилась в воздухе, невидимо сжалась и влетела в грудь девчонки, какой стала Алька. По виду ей теперь было дать не больше тринадцати лет. И, если бы она в таком виде появилась перед стражниками, те мгновенно задержали бы ее. Вот только план Темной Повелительницы был совсем другой, и девчонка исчезла из своей спальни, пролетела через дворец, спустилась в глубину подвала и оказалась в темном коридоре, где даже стражей не было. Слышался только шорок в камере, да и тот издавала крыса, возившаяся с останками пищи узника, которыми тот делился с единственным живым существом, что разделяло его положение.

В руке девчонки вспыхнул факел, Огонь осветил длинный коридор, и Алька двинулась по нему, специально делая так, чтобы звуки ее шагов были слышны. Пленник проснулся и зашевелился. Отсветы пламени попали ему в глаза, и человек тут же вскочил с нар, едва не стукнувшись головой о низкий потолок. Он оказался у решетки, за которой медленно ползли непонятные дергающиеся тени от трепещущего пламени факела.
− Ты кто? − удивленно произнес узник, увидев девчонку с факелом в руке.
− А ты не видишь на мне черный капюшон и косу в руках? − спросила она.
− Не вижу, − заявил он.
− Тьфу, черт! − воскликнула она, вынула из кармана непонятный камень и провела по нему пальцем, словно что-то включая. В ту же секунду девчонка преобразилась, и узник отпрянул от решетки, увидев вместо нее "натуральную смерть". Вместо камня в ее руке теперь была коса, отблескивавшая лезвием в свете факела. Факел она воткнула в держатель на стене, и человек дрогнул, увидев ее костлявые пальцы, которые она протянула к нему через решетку. − Иди сюда, я за тобой пришла, − заявила Смерть, и Бервалис отступил еще глубже в камеру.
− Поди прочь! − выкрикнул он. Но Смерть не исчезла и лишь вплыла в его камеру, пройдя сквозь решетку подобно дыму.
− Приссал, мужик? − раздался веселый голос, и вместо смерти в черном капюшоне перед ним снова оказалась девчонка. На ее лице расплывалась улыбка, и в любой иной момент командир Бервалис легко купился бы на нее, но не после того, что увидел.
− Ты черная магичка! − воскликнул он, − Уйди от меня!
В руке девчонки появилась бумага, которую она развернула одним взмахом руки. Что было написано на листе он не видел, потому что свет факела доходил в камеру из-за решетки и не попадал на текст. А вот знак внизу светился радужными всполохами, и не узнать печать Пресветлых Бервалис не мог.
− Я пришла, чтобы вытащить тебя отсюда, и это твой единственный шанс, потому что наверху уже поднята тревога, и можешь не сомневаться, я исчезну отсюда без тебя, если ты откажешься, потому что по-настоящему, ты мне не нужен.
− Тогда, зачем ты это делаешь? − заговорил он, понимая, что время дорого и в то же время осознавая, что и черные маги вполне могут провернуть подобные трюки.
− А вы зачем спасали крестьян от голодной смерти зимой? − спросила она.
− Мы им просто помогали.
− Представь, что я сейчас делаю то же самое, и просто помогаю, − заявила она. − Давай руку, пока не поздно! − она протянула к нему свою руку, и Бервалис снова отступил, упираясь в стену.
− Зачем тебе моя рука?
− Телепорт заберет двоих только если ты коснешься моей руки, − заявила она. − Быстрее же! − воскликнул ее голос, и вместе с ним из коридора послышался лязг металла.
− Там кто-то есть! Огонь в коридоре! Быстро туда! − раздались приказы. Вслед за ними послышался топот кованых сапог по камням, и Бервалис протянув руку, коснулся руки девчонки. Она тут же ухватила его за запястье, и человек закричал, ощутив, как пол ушел из под ног, и он провалился непонятно куда.

Вокруг свистел воздух, и он падал. Бервалис пересилил себя и открыл глаза. Внизу был виден бескрайний зеленый лес, а рядом раскинув руки в стороны летела девчонка. Делала она это мастерски, и командир Бервалис тут же вспомнил все, чему его учили. он тоже раскинул руки в стороны и лег на поток воздуха.
− Не ссы, мужик, − раздался голос девчонки, и она поднырнула под него в потоке воздуха. Бервалис не понял, зачем она это сделала, и внезапно в его глазах потемнело, и он ткнулся лицом и всем телом в черную поверхность. Руки сами вцепились в подвернувшися выступы, и Бервалис чуть приподнявшись понял, что оказался на спине огромной птицы. Даже не птицы. Он сидел верхом на огромном черном драконе, и от осознания этого, он едва не прыгнул вниз.
Дракон летел над деревьями. Макушки мелькали внизу, и Бервалис некоторое время не мог оторваться от этой картины. Когда же под крыльями дракона появилось широкое озеро, он ничуть не раздумывая прыгнул вниз.
− Дурак! − раздался вопль вслед, но думать над этим у человека уже не было времени.
Он ударился о воду, подлетел и вновь ударился, и вновь, и вновь, словно плоский камень брошенный вдоль по поверхности воды. Когда же прыжки закончились, и он бултыхнулся в воду целиком, он понял, в какую глупость вляпался. Вода была ледяной. Он начал быстро двигаться и поплыл к берегу, надеясь, что не успеет замерзнуть прежде чем доберется до берега.
Руки уже не слушались, когда человека накрыла большая тень, и он решив, что это конец, прекратил грести. Мощные черные лапы выхватили его из воды, и не менее сильные крылья пронесли его над поверхностью озера.
Он свалился в сухой траве, рядом огромный черный монстр глубоко вздохнул и ударил огненной струей в землю. Сухая трава мгновенно вспыхнула, а земля в месте удара расплавилась и стала красной.
− Раздевайся и сушись, пока не подхватил простуду, − послышался голос девчонки позади, и мужчина обернувшись увидел ее среди травы. А дракона рядом уже не было. Лишь раскаленное пятно, да земля, вспоротая когтями, напоминали о том, что дракон здесь только что был.
− Не дрейфь, я тебя не съем, − проговорила она и пошла в сторону. Через минуту она уже кидала собранные ветки на место с раскаленной землей, и те быстро загорелись, обращаясь в обычный костер.
Холод заставил Бервалиса действовать, он скинул в себя мокрую одежду, после чего уселся на траву рядом с костром. С обратной стороны от огня села девчонка. Она молча раглядывала его и, казалось, ждала вопросов.
− Кто ты? − спросил он, наконец, решившись начать разговор.
− Я − Алька, по прозвищу Черная Смерть, − заявила она.
− То есть как это Черная Смерть?
− Ты же видел дракона, в которого я обращаюсь, − заявила она. − Или тебе холод совсем соображение отморозил? Зачем прыгнул в ледяную воду как дурак?
− Сколько времени прошло? Почему здесь осень?
− Ну ты прямо, словно инопланетянин, − усмехнулась она. − Может, ты не знаешь, что с одной стороны планеты день, а с другой ночь а на границе утро и вечер? Не знаешь, что в одном полушарии весна, в другом осень, а посередине лето?
Он некоторое время молчал, обдумывая сказанное, затем задал вопрос, который его интересовал больше всего.
− Чего ты хочешь от меня получить? − спросил он.
− Мне нужны ответы на вопросы, − объявила она. − Ты будешь отвечать честно из без увиливаний, потому что магия слышит вранье. Если же ты начнешь врать, я применю ту же магию для того, чтобы ты отвечал на любые вопросы без всякого вранья. И, можешь мне поверить, это будет далеко не так приятно, как сейчас.
Он молчал, глядя на нее и ожидая вопросов. Мысли о том, что от магички можно сбежать, у него не возникало.
− Вы узнали о том, что в стране поменялась власть за долго до того, как ты попал в плен. Почему вы начали строительство, не получив на него разрешения новых властей?
− Мы получили разрешение и начали стоительство до того, как узнали о перевороте в стране.
− Тогда, почему после того, как узнали, не отправили послов к новой Повелительнице для того, чтобы получить разрешение и от нее? Вы ведь должны были понимать, что информация до нее дошла бы в любом случае.
− Этими вопросами занимался не я, и я не знаю всех причин подобной политики.
− Однако, ты знаешь какие-то причины, зачем надо было все скрывать. Какие?
− Вмешательство ваших властей могло задержать строительство, а это мы не могли допустить.
Бервалис уже чувствовал, что с ним говорит не простая девчонка. Магичка, умеющая обращаться в чудовище, была не на столько опасна, сколько умная и расчетливая магичка, умеющая обращаться в чудовище. А с такой противницей задача строительства оборонного комплекса планеты сильно усложнялась.
− Каким образом один город может защитить планету? И от кого ее надо защищать? − ввинтился в голову новый вопрос, и Бервалис увидел напротив себя уже не девчонку, а черное чешуйчатое существо.
− Город нужен для обеспечения орбитальных защитных платформ, − заговорил командир Бервалис, внезапно осознавая, что отвечает помимо своей воли. − И он не один. Такие же города строятся сейчас по всей планете. − Он вскочил и попытался зажать руками собственный рот.
− В твоих интересах рассказать все, командир Бервалис, − заявила девчонка, вновь оказываясь у костра. − Потому что ради безопасности своей страны я способна на чудовищные вещи. А твое упорное молчание будет означать, что ты мне вовсе не друг. И даже враг. Тебе должно быть известно, как Черная Смерть поступает со своими врагами.
− И ты считаешь, что запугивая меня ты можешь добиться дружбы? − спросил он. − Откуда мне знать, что ты не шпион тех самых врагов, которые желают уничтожить этот мир?

− Ты слыхала, Нюта? − спросила Алька, и человеку показалось, что она спрашивает об этом воздух. − Что ты об этом можешь сказать?
− В окрестном космосе существует несколько цивилизаций, которые могут быть врагами людей по разным причинам. − раздался ответ, и Бервалис начал озираться, пытаясь понять, кто говорит. − Самая дурацкая причина − это политическая. Ты ее прекрасно знаешь и знаешь, чего она стоит.
− Она ничего не стоит, и из-за нее уничтожать мир никто не станет. Только идиоты. А с идиотами мы справимся, − проговорила Алька.
− Другая причина − видовая, − продолжила отвечать невидимая Нюта. − Существуют иные виды разумных, которые точно так же как люди желают подчинить себе все и вся вокруг. И они делают это не глядя ни на какие разумные доводы. Их ничто не остановит перед уничтожением всей жизни на планете для того, чтобы достичь своих целей.
− Но зачем им мертвая планета?
− Существует такая жизнь, Алька, которая основана на другой химии. Для нее кислород является смертельным ядом, так же, как для людей являются ядом серные газы. Есть и такие, для кого смертельным ядом является и кислород, и сера. И эти враги не уживутся с вами просто потому что им нужна другая среда. Поэтому они и будут пытаться уничтожать здесь ту жизнь, что есть сейчас.
− Значит, с любой стороны, видовые интересы у нас и у этих пришельцев одни? Так, Нюта?
− Именно так. А политически, они всегда будут стремиться захватить власть во всем мире. И они вполне способны устроить войну по политическим мотивам.
− И этого не избежать?
− Политические споры можно решать политическими методами, − заявила Нюта. − Но для этого противник должен понимать, что имеет дело не с взбалмошными детьми, а с настоящей силой.
− Значит, настало время действовать, − заявила она. − Ты можешь поднять нас в космос, Нюта, На их главный корабль?
− За одну секунду. Надо только узнать, какой из них главный, − объявила Нюта.
− Так узнай у него, − приказала девчонка, махнув рукой на человека.
Бервалис ощутил, как тьма навалилась на него, ноги подкосились, и он повалился на землю, теряя сознание.

* * *


− Боевая тревога! Боевая тревога! Проникновение мага на крейсер! − Вместе с голосом по всем помещениям разносился мерзкий вой, а голос продолжал объявлять о том, что маг по всем признакам черный, что появился он в медицинском отсеке, и отсек этот уже заблокирован от всех остальных.

Форбес замер посреди лаборатории, когда прямо перед ним из воздуха материализовалось большое черное чудовище. Тут же взвыл сигнал тревоги, объявляя о проникновении мага на крейсер. Чудовище несколько мгновений озиралось, затем что-то рявкнуло, и вой в лаборатории стих, остался лишь тот, что проникал из других помещений.
− Ты врач? − внезапно раздался голос от черного чудища. И голос этот был совсем другим, нежели секунду назад. Казалось, говорит женщина. − Тогда, бери его и делай все что надо! − приказал этот голос, и Форбес не успев ничего сказать увидел, как бок чудовища раскрылся, и из него на пол повалился человек в форме наземной службы.
− Что с ним? − спросил врач, тут же отбрасывая все страхи перед инопланетянином и подскакивая к человеку.
− Ему мозгоклюй повредил голову, − завил черный дракон, и Форбес понял, что дракон держал человека полминуты назад своим крылом. Врач положил пациента на пол, прощупал пульс, проверил дыхание и, поняв, что срочная реанимация не требуется, начал попытки приведения пострадавшего в чувство.
Дракон в этот момент шагнул в сторону, и Форбес на мгновение замер, увидев, как черный монстр обратился в девчонку. Та ко всему прочему, была еще и без одежды.
− Нечего на меня глазеть! − резко заговорила она, показывая на человека, что еще не пришел в себя. Врач оторвал взгляд от голой девчонки и продолжил начатое, а та прошлась по лаборатории, сняла с вешалки первый попавшийся медицинский халат и завернувшись в него уселась на стул.

Вооруженные солдаты ворвались в лабораторию, проломив дверь. Оружие окзалось направлено на доктра Форбеса и командира Бервалиса, а затем и на девчонку, завернувшуюся в белый халат.
− Мы взяли помещение под контроль, сэр, − доложил командир боевиков по радио. − Здесь только три человека.
− Кто-то из них − маг, явившийся на крейсер.
− Они не сопротивлялись, и непонятно, кто это из них.
− Выводите оттуда всех троих, майор, и доставьте в блок С-2.
− Да, сэр.

Алька молчала, разглядывая человека в форме, оказавшегося перед ней.
− Ты будешь молчать? − заговорил он.
− Не буду. Я про вас все маме расскажу! − проговорила девчонка.
− Нам известно, что ты − поганый маг, и тебе не удастся нас обмануть видом ребенка.
− Мне тоже известно, что ты − поганый солдафон, и тебе не удастся обмануть меня своими глупостями.
Допрашивающего отозвали, и Алька осталась наедине сама с собой. Нюта в это время уже наводила шороху на крейсере, обшаривая его от носа до кормы. Через некоторое время она вернулась к Альке с сообщением, что теперь приборы крейсера будут слепы, и не увидят магических действий, потому что Нюта сбила все настройки, и вместо магии прибор будет измерять количество чертей на конце иглы.

"Они ведь это быстро заметят" − мысленно заявила Алька.
"Не настолько быстро, когда ты решишь просто удрать. И еще, их прибор сейчас не заметит, даже если ты драконом станешь посреди клетки."
"И, все равно, я не вижу смысла в этом действии. Когда они обнаружат неисправный прибор, они наверняка решат, что это моих рук дело."
"Скорее, они решат, что на корабле появился диверсант. Ты то в клетке."
"А тебя они почему не видят, когда ты летаешь по крейсеру?"
"На самом деле, они не увидели бы даже, как ты перемещаешься с помощью телепортации, если это делать моим методом. Впрочем, я тебе все объясню. Может, и сюрский телепортатор можно будет настроить так, что они не увидят его действие."
"Тогда, рассказывай."
Ситуация оказалась настолько смешной, что Алька едва не рассмеялась открыто. Магический обнаружитель крейсера работал на принципе эхолокатора с относительно редкими зондирующими импульсами. Настолько редкими, что за время между импульсами можно успеть переместиться из замаскированного положения и замаскироваться снова. Для этого надо было только знать период импульсов. А он легко определялся, потому что импульсное магическое воздействие локатора очень легко улавливалось.
"Мне кажется, что его можно не только обойти, но и заглушить," − объявила Алька.
"Можно, Алька, только это сразу же будет воспринято, как враждебное действие. Впрочем, если начнется война, то это действие надо производить первым."
"Они могут производить магию приборами, значит, и магическое оружие могут сделать?"
"Могли бы, если бы в магии что-то понимали. Но у них это знание находится на самом примитивном уровне."

* * *


Бервалис уже взмок, когда допрашивающий контрразведчик припер его к стене логикой, по которой оказывалось, что действия противника были не только хаотичны и безплановы, а попросту глупыми. И вывод был такой, что словам Бервалиса не оставалось никакой веры.
− Полковник, вас просит на связь капитан и прямо сейчас, − раздался в допросной камере голос, и контрразведчик оставил командира Бервалиса наедине с самим собой.
− Полковник Утран на связи, − объявил он, взяв трубку связного аппарата.
− Бервалис что-нибудь рассказал, полковник, кроме того, что мы слышали вечером?
− В его рассказе ничего не сходится, сэр, − объявил полковник. − И я не верю ни одному его слову. Полагаю, что он продался дикарям.
− Не делайте поспешных выводов, Утран. У нас появились новые сведения из столицы дикарей, от команды занимавшейся его освобождением. Они могут перевернуть все наше представление о том, что там происходит.
− Какие сведения?
− Это сведения о новой Повелительнице страны черных. Она сильный маг, но кроме того она − обыкновенная девчонка. И она просто не способна вести политическую игру на том уровне, на каком ее видите вы, полковник. Из-за этого все несуразицы и нестыковки, полковник. Это не нестыковки, а обыкновенная детская глупость и наивность, которую вы приняли за некую игру. А игры нет.
− То есть та стерва, которую мы поймали вместе с Бервалисом − обыкновенный ребенок? Вы в этом уверены, капитан?
− Не уверен, но не исключаю. И считаю, что к делу надо подключить нашего мага. Ясно, что он не маг, но он может многое прояснить.
− Тогда, вам придется передать это дело кому-то другому, капитан. А я с этим психом работать не смогу.
− В таком случае, подготовьте отчет о том, в чем вы разобрались, полковник, и передавайте дело командиру Хургу. А у вас будет новое задание. Вы полетите вниз, разбираться со всеми делами на месте.
− Как прикажете, сэр.
Полковник не был особенно рад сложившемуся положению, но это дело действительно сильно его вымотало, и "спихнуть" его на Хурга было вполне резонно. Тем более, что если командир прав, и играть действительно придется против ребенка, то это все меняло.

* * *


"Они обо мне забыли?" − спросила Алька.
"Они делают вид, что забыли. Ты ведь Бервалиса тоже несколько дней продержала в одиночке."
"Я сделала это не специально."
"А они делают специально. Чтобы потом тебя разговорить."
"У меня что-то и желание говорить с ними пропало."
"Тогда, мы можем просто сбежать отсюда."
"Думаешь, они этого не заметят?"
"Заметят, но не сразу. Если хочешь, я могу тебя просто провести по кораблю и показать все интересное. А они будут смотреть на тебя и считать, что ты одна из них. Хочешь?"

Алька оказалась посреди пустого коридора, и зашагала вперед, почти не ощущая своего тела. Его вела Нюта, и Алька теперь только смотрела вокруг. На ней была форма пришельцев, и через минуту она поняла, что форма правильная, когда появившиеся навстречу люди прошли мимо ничего не говоря и не задерживая ее.
Корабль оказался настолько огромен, что для обхода его по большому периметру понадобилось полчаса, и Алька с удивлением обнаружила, что двигаясь только вперед можно через некоторое время попасть в то же место. Нюта напомнила ей занятия в корабле Сюра, где рассказывалось о типах космических кораблей, о том, что такое сила тяжести и как эта сила появляется в невесомости, где ее просто "не бывает". Алька некоторое время простояла в комнате наблюдений, глядя на движущиеся звезды, и поняла, что корабль действительно вращается, создавая таким образом внутри силу притяжения. чтобы попасть на второй периметр, она поднялась по лестнице и обнаружила, что там действительно легче идти. Это несколько позабавило, и Алька потратила еще полчаса на то, чтобы осмотреть этот уровень корабля. Тут располагались жилые отсеки, столовая, зал для тренировок, оружейная и много-много других подсобных помещений, какие обычно имелись в наземных дворцах.
"Да, Алька, этот корабль можно считать летающим дворцом, и тебе многое станет в нем понятно."
"А самый верх получается в центре этого круга?"
"Да. Но туда нам лучше не соваться, если не хочешь попасться."
"Ты говорила, что у них есть мощное оружие, а я его и не видела."
"Оно на самом краю круга и в центре. Это не просто летающий замок, а натуральная летающая крепость."
"И они могут прилететь к любому городу внизу и атаковать?"
"Нет. В атмосфере эта бандура долго не продержится и просто рухнет на землю. Вниз они могут спускаться только на небольших корабликах."
"А увидеть их можно?"
"Можно даже полетать, если не испугаешься."
"Мне сейчас есть чего бояться?"
"Прямо сейчас − нет."
"Тогда, веди меня туда."

* * *


− Капитан! Девчонка сбежала из клетки!
− Как сбежала?!
− Неизвестно! Камера наблюдения переключилась на стоп-кадр, и исчезновение обнаружил дежурный, разносивший еду задержаным! По логу камеры, это произошло полтора часа назад!
Капитан не медля ударил по кнопке включения тревоги, и на крейсере вновь начался переполох. Поиски ничего не дали.
− Куда она могла деться, дежурный? − спросил капитан.
− Может, она улетела с плановым челноком вниз? − спросил тот.
− Дьявол! Диспетчер! Немедленно свяжитесь с челноком ушедшим вниз и запросите у них информацию обо всех пассажирах!
− Да, сэр, − возник ответ, затем послышался запрос на челнок, и некоторое время капитан ждал.
− Сэр, у них четырнадцать пассажиров в салоне, а по нашим данным их должно быть тринадцать.
− Передайте командиру челнока, что у них в салоне беглый пленник. Наиболее вероятно − девчонка четырнадцати лет.
Снова была пауза, в которой капитан слышал только слова диспетчера, но не слышал ответы, приходившие с челнока.
− Среди пассажиров нет детей, сэр. Только взрослые.
− Получите от них видео из салона и передайте его прямо ко мне! − приказал капитан и обернулся к дежурному. − Алора немедленно в рубку! − потребовал он, и дежурный занялся поисками полковника Алора.

Алор появился в рубке, когда там уже было видео с челнока. Капитан приказал вывести изображение на обзорный экран, и теперь все рассматривали людей в салоне, пытаясь вычислить беглянку.
− Алор, посмотрите на этих людей, вы ведь знаете весь экипаж, все ли из них вам знакомы?
Полковник несколько мгновений рассматривал лица.
− Не смогу назвать все имена, но лица знакомы все, сэр, − объявил Алор. − А в чем дело?
− Среди этих людей находится бежавший с крейсера магичка, способная стать похожим на члена экипажа.
− Сосредоточьте внимание на женских лицах, сэр. − раздался новый голос в рубке. − Маги способны менять лица, но пол обычно меняют с большой неохотой. − Прогоните их по компьютерной базе и выясните, кто из этих женщин находится там по делу, а кто нет.
− Сэр, это четвертая слева, фельдшер Карсанда, − заговорил один из помощников. − По данным компа она сейчас не может находиться в челноке, потому что она внизу, на пятой базе.
− Спокойно, − приказал командир. − Ошибки быть не может?
− Сейчас будет связь с пятой базой, сэр. Если она там, значит, эта точно магичка.
− Экипаж челнока с ней никак не справится, − произнес Алор. − Значит, брать ее надо в космосе. Челнок надо разворачивать назад.
− С разворотом будут проблемы, − заявил навигатор. − У челнока ограничеснное количество топлива. Если потратить на разворот, любая нештатная ситуация поставит всех под угрозу.
− Ваше предложение, навигатор? − спросил капитан.
− Вести его к другому узлу, на четвертую или вторую космическую базу. А там подготовить встречу. Где лучше встречать, выбирать не мне, а долететь челнок сможет нормально до любой из них без сильного торможения у планеты.
− Связь с четвертой и второй базами. − Приказал капитан.
− Сейчас будет, сэр!
− Капитан, менять курс челнока надо сейчас, − заявил навигатор. − Я передаю им изменения курса, а через пать минут надо будет точно знать, посылать их на вторую или четвертую.
− Действуй, − одобрил решение навигатора капитан. − Что там со связью?!
− Командир четверки будет через минуту на связи, сэр, двойка еще не ответила, планета сильно мешает прохождению сигнала.
− Капитан! Магичка исчезла! − раздался возглас одного из наблюдателей.
− Что значит, исчезла?!
− Утелепортировала, сэр. Магисканер зафиксировал вспышку в момент ее исчезновения.
− Возможно, ее спугнуло начало маневра челнока, − произнес навигатор.
− Сканер отфиксировал, куда она переместилась? − спросил капитан.
− Нет, сэр. Фиксации точки выхода нет. В состоянии телепортации возможно зависание на несколько минут.
− Внутри челнока?
− В челноке мы бы ее увидели. Она куда-то улетела, но совершенно не ясно, куда.

* * *


Салон космического челнока исчез и перед глазами Альки оказался один из коридоров космической станции.
"Что произошло, Нюта?"
"Они нас вычислили, Алька. По роже. И я перенесла нас назад на станцию."
"И что нам тут делать?"
"Есть одна идея. Ты ведь мне доверяешь?"
"Доверяю," − объявила Алька, стараясь не думать о том, что жрать людей нельзя. Нюта и сама прекрасно понимала, что она подобное не одобрит.

* * *


Новый вой ворвался в рубку, и каждый человек знал, что это означало.
− Дьявол! − закричал дежурный стрелок. − Зафиксирован несанкционированный запуск подготовки главного орудия к стрельбе!- В тот же момент все ощутили, как станция пришла в движение, разворачиваясь, чтобы произвести направленный выстрел.
− Кто это делает? И откуда! − закричал капитан, − Прервите управление орудием и остановите подготовку к стрельбе!
Разворот станции завершился через полминуты, но подготовка к стрельбе не закончилась, и до готовности осталось всего полминуты.
− Куда оно нацелено?! − выкрикнул капитан.
− Дьявол! Оно нацелено на расположение резервного флота! − закричал стрелок. − Капитан, передавайте им приказ убираться оттуда в сторону!
Капитан и сам знал, что надо делать. Сигнал связи ушел в космос, к флоту, и тот получил приказ прыгать от выстрела главного орудия станции.
− Орудие готово к стрельбе, сэр! Мы не можем это остановить! Техники рубят кабеля, но они не успевают!
− Три секунды до выстрела, − раздался компьютерный голос. − Две секунды... Одна... Огонь!
Станция содрогнулась от чудовищного удара, возникшего из-за отдачи мощнейшего орудия. Огненный поток метнулся в космос, но за долю секунды до выстрела, резервный флот прыгнул с линии огня, и смертельный поток ушел в бесконечную космическую тьму.
− Выключите этот чертов вой! − Закричал капитан, и вместе с его криком в рубке стих вой тревоги, прекратились сигналы оповещения о боевом режиме главного орудия, и стихли все голоса людей.
− Капитан, − раздался голос в динамиках, и все резко развернулись, пытаясь найти говорившего. − У меня к вам есть одно маленькое предложение. − продолжил говорить чужак. Голос его был таков, что было трудно понять, женщина это говорит или мужчина.
− Кто ты?! − выкрикнул в ответ капитан.
− Я − Черная Смерть. Полагаю, мне не надо вам объяснять, кто такая Черная Смерть?
− Не надо. − более тихо проговорил капитан. − Что вам надо?
− Я хочу, чтобы вы приняли мою девочку и ответили на все ее вопросы. Итак, вы готовы, капитан?
− Как мы должны ее принять?
− Полагаю, что как друга вы ее сейчас принять не способны, поэтому будете принимать как посла. Это ведь вы умеете?
− Я имею в виду, каким образом она прибудет на крейсер?
− Ровно так же, как она уже прибыла сюда, − на этот раз голос исходил не из динамиков, а от возникшей посреди рубки черной драконицы. Она огляделась, остановила свое движение, глядя на капитана, и в одной вспышке преобразилась к виду той самой девчонки, какую поймали день назад. Девчонка прошла через рубку и остановилась напротив капитана, сидевшего за главным пультом.
− Вы готовы к разговору, капитан? − спросила она. − Или вас опять не устраивает мой вид?
− Я готов, − заявил капитан, хотя его по-настоящему трясло от всего происшедшего, от напряжения последних двух дней, от того, что перед ним оказалась магичка с необъяснимой чудовищной силой, от настоящего страха за миссию, поставленную на грань срыва из-за действий всего одной взбалмошной девчонки-магички. А сколько еще таких могло быть внизу, и подумать было страшно.

* * *


Разговор был не из легких. Нюта просветила Альку, что она по сути в этот момент оказалась голосом жителей планеты, и девчонка, ощутив всю ответственность едва не решила просто сбежать. Нюта ей не позволила это сделать, потому что после всего сделанного это выглядело бы натуральной глупостью.
Кончились попытки увиливания от ответственности тем, что переговоры начала сама Нюта, делая этот так, как она понимала. Медленно, шаг за шагом она подвела капитана пришельцев к тому, что ему было необходимо сотрудничество с магами, управлявшими всем миром. И даже видимый раскол между пресветлыми и темными ничего не менял, потому что по словам самого капитана в опасности бы весь мир, а в таком случае, маги прекратили бы вражду друг с другом ради дела защиты всего мира.
Как Повелительница темных магов, Нюта объявила, что союз с темными лишь вопрос взаимного согласия. А с пресветлыми она обещала договориться сама, ибо она их "хорошо знала".
Закончился разговор договоренностью о новой встрече, на которой должны были появиться представители всех сторон, представлявших магические силы мира. И Черная Смерть улетела с крейсера, позволяя людям отследить ее перемещение в Черную Цитадель.

* * *


Алька выглядела вполне взрослой женщиной перед собравшимися военными.
− Мы собрались здесь для ого, чтобы провести первичный обмен информацией, − заявил капитан, выступая перед собравшимися. Людей было полтора десятка, включая охрану. К разговору были приглашены главные специалисты экспедиции, как военные, так и гражданские. − Сначала мы расскажем нашей новой союзнице о положении в космосе и о том, почему мир нуждается в защите от космического нашествия. Врагов у нашей расы в космосе много, поэтому мы начнем по порядку. − Командир взглянул на одного из присутствовавших. − Начнем с вашего доклада, профессор Илиан. Для начала представьтесь, как вы это делаете перед студентами, а затем приступайте.
Илиан выглядел немолодым человеком, и Нюта первым делом перечислила Альке болячки его организма, какие у него увидела. Профессор вышел перед аудиторией, осмотрел всех, глянул на женщину, из-за которой и проходило это собрание, и чуть вздохнув начал свою лекцию, которую можно было смело называть "классификация врагов людей в космосе".
Саргасты, технозавры, рмяфски, юты, сюрены. Человек назвал несколько десятков рас, разложив их по классам. кислородники, серники, кремники.
Кислородники были врагами поскольку делили с людьми одинаковую среду и стремились занять все доступные миры с кислородной атмосферой. Среди кислородников оказалось несколько подклассов. Часть кислородных рас характеризовалась как паразитическая (типичные преставители − юты и сюрены), другую часть профессор назвал естественными врагами, к котороым он отнес рмяфсков и некоторые виды гуманоидов. Третьей частью были политические враги − это были те же люди, но из других миров, где человеческая раса обосновалась уже давно и успела построить высокоразвитые колонии. Такие колонии не слушали указаний центрального мира, и частенько вели собственную политику, направленную на объединение колоний для противостояния центру.
Паразитическим врагам Илиан уделил особое внимание, поэтому Альке не пришлось спрашивать дополнительно. Сюрены были попросту людоедами, и они стремились захватить миры людей для того, чтобы получить себе новые кормушки. Юты так же захватывали миеры людей, подчиняли их себе, "превращая в безмозглых скотов, бездумно идущих против своей расы", и в этом заключался их паразитизм. В том, что юты жили за счет людей, среди которых селились.
"Ты ведь понимаешь, что физически я способна подчинить тебя своей воле," − произнесла Нюта в голове Альки, когда профессор рассказывал о том, что знает о ютах, а знал он не мало. − "Черные так и делали, когда нашли этот мир. Вот только здесь есть своя магия, поэтому планы черных-ютов пошли наперекосяк, хотя они и разбили сюренов в древней войне. А я всегда была не такая как все. Мне надо, чтобы рядом был друг, а не безмозглое подчиняющееся животное. И таких ютов как я − не мало."
Профессор продолжал, плавно переходя к описанию сюренов, в котором те были кровожадными монстрами, желающими жрать людей десятками в день. Нюта не стала коментировать эти слова, тем более, когда Алька знала о сюренах куда больше, чем профессор. Алька знала их, можно сказать, изнутри. По крайней мерее, одного из них − точно. А о том, что сюрены захватывали миры людей, она знала от Белого Единорога. Тот этого не скрывал, не оправдывая и не одобряя действия своих сородичей.
− Саргасты − это самый страшный враг. С ними бессмысленно договариваться. Да и невозможно, потому что встреча человека и саргаста в одной атмосфере невозможна. Саргасты захватывают миры определенного класса. Если в этих мирах есть кислородная атмосфера, такие миры подвергаются жесткой бомбардировке с целью вскрытия коры планеты и превращения кисородной атмосферы в серную. Не со всеми планетами так можно сделать, но с большинством из тех, где живут люди. И поэтому с саргастами у нас все разговоры вдутся не учеными и исследователями, а военными, − профессор кивнул в сторону военного командования экспедиции, и Алька уже понимала, почему так. − Задача нашей экспедиции в первую очередь не позволить саргастам отбомбиться по этой планете. Даже если одна двадцатая часть их "стандартной атаки" доберется до мира, кислородная жизнь здесь остановится, потому что растительность будет выжжена, города исчезнут в землетрясениях, а новые вулканы извергнут в атмосферу столько серы, что жить в таком мире смогут только сами саргасты и подобные им расы.
"Ты о них знала, Нюта?"
"Знала, но не знала, что они до такого варварства дошли. Это действительно серьезный враг, против которого и юты, и сюрены окажутся вместе с людьми, если люди не будут привередничать и воротить нос от паразитов."
"Тебе нравится, когда они тебя называют паразитом?"
"Не нравится, но куда денешься правды?"
"Но ты ведь не такая! И ты можешь это доказать!"
"Алька, сыми радужные очки, пожалуйста. Я такая − одна на миллион. И я не смогу объяснить миллиону ютов, почему надо тратить свои силы на капризы подчиненных им скотов."
"А с сюренами что?"
"Извини, об этом будешь с Единорогом договариваться. Могу сказать только, что сюренам вряд ли захочется терять свои кормушки, и поэтому они будут драться и с саргастами, и с людьми, и с технозаврами."
"А технозавры почему враги?"
Илиан, как раз, перешел к технозаврам. Кремниевая раса, для которой ни кислородная, ни серная атмосфера не годились для нормальной жизни. Сера их убивала медленно, а кислород очень быстро. И поэтому технозавры дрались со всеми. Потому что когда-то серники вторгались в их миры, потому что люди когда-то чем-то помешали им в космосе, а юты и сюрены пошли под одну гребенку с людьми. Просто от того, что были кислородниками.
"Здесь атак технозавров можно не ждать," − заявила Нюта. − "Наиболее вероятный главный враг − саргасты. Но могут припереться и сюрены, отбивать колонию, и юты, чтобы закрепить ее за собой."
"А если прилетят юты, что будешь делать ты?"
"Что ты скажешь, то и буду делать."
"Разве это правильно?"
"С точки зрения ютов − я − сумасшедшая дура, Алька. Поэтому не спрашивай."
Лекция уже подходила к концу, профессор еще что-то говорил, отвечая на вопросы людей, затем обернулся к Альке, а та молча переговаривалась с ютом в своей голове, не зная, что и говорить.
− У вас есть какие-нибудь вопросы, Повелительница? − прервал задумчивость Альки капитан.
− Мне сначала надо переварить услышанное, − заявила она. − Слишком все сложно и непонятно. Но вы ведь не откажетесь ответить, если у меня возникнут вопросы и я с ними окажусь здесь? − Она обращалась к профессору, и тот несколько мгновений молчал, ожидая слов капитана.
− Мы примем вас в любое время и ответим на все вопросы, − заявил капитан. − Надо только, чтобы вы предупреждали нас заранее о своем посещении, потому что дела не всегда позволяют отрываться.
− Я понимаю. А теперь пришла пора и мне рассказывать, − объявила Алька.

* * *


− Рыжего позови, − приказала девчонка медведю, оказавшемуся на дороге. − Давай, шевели задницей, если не желаешь, чтобы я перед ним оправдывалась за то что ее тебе поджарила.
− Злюка, − рыкнул медведь и скрылся за кустами.
Рыжий появился на дороге через несколько минут и предстал перед девчонкой большой зерюгой, которую каждый бы назвал лисой, если бы эта лиса не была ростом в полтора слона.
− Чего тебе надо, Черная Смерть? − проговорил лис, усаживаясь средь деревьев, и глядя на девчонку сверху вниз. − Говори быстрее, у меня и без тебя полно дел.
− Твои дела очень быстро протухнут, если ты не станешь меня слушать, − заявила девчонка. − Ты ведь знаешь, что около планеты появился космический флот пришельцев.
− Помогать тебе с ним драться я не стану, − заявил лис.
− Я тебя об этом и не просила, − рыкнула черная драконица, возникая на месте девчонки. − Они здесь не для того, чтобы завоевывать мир, а для того, чтобы его защищать от чужаков.
− Тогда пусть эти чужаки защитят мир от самих себя.
− Ты специально тупишь, Рыжая Смерть? Или ты действительно тупой?
− Если будешь говорить глупости, я просто уйду и не стану тебя слушать.
− Я собираю все силы мира для того, чтобы вступить в альянс с пришельцами в деле защиты мира от внешней угрозы, − заявила Черная Смерть. − И мне нужна поддержка со всех сторон, в том числе и от сумасшедших ютов, живущих в диких зверях и мнящих себя правильными из-за того, что не порабощают иных разумных, как большинство остальных.
Огромный лис извернулся и начал чесать задней лапой у себя за ухом, делая так, что из его грубой шерсти в черную драконицу полетели мелкие животные, мыши, крысы и даже кролики.
Драконица отмахнулась от них, выставив перед собой огненный щит, в котором вся эта мелкота тут же сгорала, как только попадала.
− И каким образом ты видишь мое участие в этом деле? − заговорил лис вновь, когда закончил чесаться.
− Есть не мало дел, которые могут делать маги, и которые не под силу людям. И не пытайся говорить, что ты не способен превратиться в человека или не переносишь их общество.
− Откуда эти глупости? − зафыркал лис.
− Мне тебе рассказать теорию популяризации белок-магов или ты сразу сам признаешься, что с детства мечтал забраться человеком в постель к Черной Смерти? − проговорила Алька, делая это по подсказке Нюты.
− Ты так и не сказала, в чем будут заключаться мои обязанности в твоей Империи? − проговорил он внезапно меняясь и обращаясь в человека, того самого Рыжего, что когда-то вместе с Черной Смертью участвовал в магическом конкурсе, представляясь большой белкой.
− Ты подпишешься под магическим соглашением, в котором обязуешься мобилизовать все имеющиеся у тебя силы для участия в космической обороне мира, когда это потребуется.
− И каким образом ты представляешь себе медведя на космическом корабле? В какой роли?
− В роли резерва физической силы, как минимум. Магическую-то силу ты им особо не раздаешь?

* * *


Во тьме пещеры моргал тревожный зеленый сигнал. Алька прошла к кораблю сюрена, открыла вход и сразу же направилась в рубку. Экраны показывали множество вражеских кораблей над планетой, в логе мерцающим зеленым были обозначены действия противника и рекомендовалось ничего не предпринимать, потому что один маленький кораблик сюрена никак не справился бы с флотом людей.
− И что же мне с тобой делать, Единорог? − произнесла Алька. − Этих людей ведь не успокоит, что ты жрешь их не десятками в день, а всего лишь одного в неделю?
Она покинула тайное место и отправилась к матери. Заявившись к ней без предупреждения, она обнаружила в новом доме своей матери девчонку.
− Кошка! − воскликнула Алька. − А ты здесь откуда?! − Алька ворвалась в дом как ураган, обнимая подругу.
− Алька! − воскликнула та. − Это правда ты?!
− А кто же еще? − спросила Алька, разглядывая девушку. Та выглядела позврослевшей и каким-то новым взглядом. − Что-то случилось, Киса?
− Инквизиторы случились, − ответила та.
Мать Альки в этот момент оказалась в гостиной, всплеснула руками, увидев дочь, обнимающуюся с подругой и услышав слова про инквизиторов пошла на кухню, знаками показывая дочери, что скоро вернется.
− До сих пор не могу поверить, что пресветлые способны на такое, но они способны, Алька. − продолжила жаловаться Кошка.
− Тебя Единорог вытащил?
− Нет. Королева. Заявилась прямо туда, наорала на инквизиторов, объявила, что разгонит всю их компанию, если еще такое увидит, а потом увела меня оттуда телепортом.
− И что было дальше?
− Она расспрашивала о тебе, и я рассказала все, что знаю, сказала ей, что ты не черная, что все это глупости!
− Ох, кошка-кошка, − проговорила Алька, обнимая ее. − Ты ведь и не знаешь ничего обо мне, а говоришь такое.
− Как это не знаю?! − воскликнула Кошка.
− Я − черная. По-настоящему черная.
− Нет! − вскрикнула та. − Ты чего, напугать меня хочешь?! Единорог мне все рассказал! О том, что ты исполняешь план пресветлых, по-которому играешь Черную Королеву!
− А ты можешь себе представить подобную игру от недоучившейся девчонки, да еще и такую, что все темные купились? Для этого надо не просто играть тьму, Киса. Для этого ее надо иметь здесь, − И Алька прислонила ее руку к своей груди.
− Но ты же не такая! − воскликнула Кошка.
− Какая не такая? − усмехнулась Алька. − Я давно поняла одну вещь, Киса. Тьма и Свет − это всего лишь названия, и не более того. Названия, обозначающие противников. Но ничуть не характеризующие их дела. У темных нет инквизиторов, Кошка. Вообще нет. Нет даже чего-то подобного.
− А кто же там шпионов ловит?
− Никто не ловит. Они сами проваливаются, если появляются. Одного в прошлом году я пинком под зад спровадила, пообещала, что сама отправлю в камеру к Блерду и выжгу ему раскаленным железом на лбу слово "шпион". Он поверил и испарился в тот же день. А магистру черных я сказала, что сожрала его.
− И они поверили?
− Им совсем не нужно верить или не верить, Киса. Они просто знают, что я − людоед, как все темные.
− И ты говоришь, что они не отличаются от пресветлых?! − воскликнула Кошка.
− Отличаются, но не в том, в чем ты думаешь. Темные не скрывают своих черных дел, Киса. Там все знают, что маги − людоеды. Все до единого. И в иное они не поверят, даже если ты обратишься в ангелицу и прошагаешь по улице, тебе не поверят, что твоя белая шерстка не заляпана кровью жертв. А пресветлые всего лишь врут, что они другие. На самом деле, они такие же, Киса. И так же принимают жервы, только они так завуалированы и спрятаны, что не каждый увидит.
− Тебя этому черные научили, Алька, да?
− Не веришь, − усмехнулась Алька. − Ну, и бес с тобой. Ты и про инквизиторов не верила, пока к ним не вляпалась. А они-то напрямую пьют кровь у жертв. Медленно высасывают из пленников жизнь, и ты это прочувствовала на себе, если только они с тобой не игрались по приказу Королевы.
− Детки, пора обедать! − раздался голос матери Альки, и она вошла в комнату, выкатывая перед собой тележку с посудой.
− Ох, мамочка! Ты прямо спасительница! − воскликнула Алька, подымаясь и проходя к ней. − Дай я тебя обниму, мамочка! Я ведь с вечера ничего не ела!
− С вечера?! Как же так, Алька! Так же нельзя!
− Ну, мамочка, у нас же там вечер наступает в то же время, когда у вас утро! Ты словно не знаешь!
− Так тебе сейчас спать надо!
− Какой сон, мамочка? Я разве здесь засну?
Женщина рассмеялась, и Алька отпустила ее, позволяя докатить тележку до стола, а затем начала помогать ей выставлять посуду и блюда с едой на стол.
− Король тебя не обижает, мама?
− Да что ты, Алька! Он такой обходительный, что в его присутствии я себя чувствую неотесаной дурой!
− А меня он лапал, − заявила Кошка.
− Надеюсь, не сильно? − спросила Алька. − А то ведь он − натуральный бабник!
− Я ушла от него, когда он начал приставать, − заявила Кошка.
− Алька, и ты так о нем говоришь?! − воскликнула мать. − Здесь, в замке, его все любят. И не вздумай говорить такое на людях, я же тогда от позора помру!

* * *


Человек провел рукой по черному животу, и драконица мгновенно проснулась. Открыв глаза она с некоторым удивлением обернулась и замерла, глядя на человека, а тот продолжал, не обращая внимания на ее пробуждение шевеление. Алька ощутила едва видимую связь магическую, и поняла, что рядом находится сюрен. Он и управлял человеком, на шее которого висел медальон подчинения. Тем не менее, медальон в магическом действии никак не участвовал, и все делал сам Белый Единорог. Она немного расслабилась и закрыв глаза положила голову на передние лапы, вслушиваясь в собственные ощущения, и они ей нравились. Нравились, когда человеческие руки гладили живот и лапы, нравились, когда он касался промежности меж задних лап, нравилось, когда он гладил хвост и водил руками по спине и крыльям. А затем человек оказался перед ее носом и попытался руками открыть пасть драконицы.
− Остановись, сюр, − заговорила Алька, и человек отошел от нее, а затем в зале появился сюрен в своем настоящем облике.
− Тебе не понравилась игра, Алька? − спросил он.
− Я тебе уже говорила, что я об этом думаю, Белый Единорог. Я никогда не ем людей, если их вина для меня не доказана.
− Тебя не устраивает то, что этот убийца приговорен к смерти судом людей? − спросил он.
− Судом, которого я не знаю, который состоит из людей, которых я не знаю, которые осудили его по причинам, которые мне не известны − не устраивает.
Сюрен несколько мгновений молчал, разглядывая черную драконицу.
− В своей стране ты глотаешь людей по чем зря, и об этом знают в каждой подворотне, − проговорил он. − И я перестаю понимать твои мотивы.
− Скажи, что сделают твои собратья, если к вашей планете прилетит корабль людей, и люди объявят, что желают получить от вас помощь в защите одной из своих планет от жестокого врага, цель которого уничтожение всех людей?
− Сюрен сделал шаг к драконице, остановился рядом со смертником, что все еще находился здесь, и быстрым движением схватил его зубами, подкинул, перехватил удобнее и проглотил, одновременно отпуская управление его телом так, что человек, попавший в брюхо хищника сразу же ощутил все прелести этого положения.
− Это был твой ответ на мой вопрос? − спросила она.
− Нет, это вовсе не ответ. Это всего лишь исполнение приговора, который заслужил этот субъект. Если бы нашей цивилизацией управляли сюрены, разделяющие мою философию, они отправили бы вместе с этими людьми все имеющиеся свободные силы. − Сюрен подошел к черной драконице и коснулся носом ее груди.
− Откуда у тебя такие вопросы, Алька?
− В твоем корабле уже несколько недель не смолкает сигнал тревоги из-за кораблей пришельцев, явившихся из космоса. Ты об этом знаешь?
− Знаю. И о пришельцах знаю, о том, что они люди, знаю, о том, что они считают всех моих сородичей врагами, знаю. Можно сказать, что я о них знаю все.
− И о том, что они строят на планете свои базы, знаешь?
− Одна из них на территории твоей страны. Я могу подсказать, как их оттуда выкинуть с минимальными затратами.
− Я не собираюсь их оттуда выкидывать, Сюрен. Более того, я уже вступила в переговоры с командованием пришельцев и пообещала им поддержку всех магов мира в том деле, которым они здесь занимаются.
− Ты серьезно? − удивился Белый Единорог, мгновенно меняя свой вид к человеческому. Алька так же обратилась в женщину, потому что ощущала приближение людей по коридору.
− Мне незачем шутить на подобную тему. А ты сказал, что знаешь о пришельцах все. А значит, знаешь и то, что они здесь для того, чтобы защищать наш мир от внешней угозы.
− Они могли тебе врать, Алька.
− Врать магу? − усмехнулась она. − Сюрен, ты можешь представить себе человека, способного врать магу так, чтобы маг этого не увидел? Я имею в виду мага обладающего такой же силой, как у меня или у тебя, а не двоешников с первого круга.
− Есть достаточно много методов обмана, Алька. В том числе и обмана магов любой силы. Для этого надо всего лишь подставить тебе человека, свято верящего в то, что он прав, какую бы чушь он ни порол при этом.
− Ты хочешь сказать, что таким подставным человеком может быть капитан космической экспедиции?
− Такое вполне возможно.
− Вопрос лишь в том, кому это надо?
− Ты хочешь сказать, что мы все должны поверить какому-то капитану, явившемуся в чужой мир якобы его защищать, только потому, что ему поверила ты?
− А ты сам на подобное геройство способен, сюрен? − спросила она.
− Легко. Хотя бы для того, чтобы потом тебя же ткнуть носом в твою ошибку. Если же ты не ошиблась, тогда и вопроса нет. Так что, считай, что я уже присоединился к этому твоему договору с пришельцами. И настала пора рассказывать твой план действий в соответствии с этим договором.
− Для начала надо включить в этот договор четвертую силу мира.
− Четвертую? − удивился Белый Единорог. − Ты имеешь в виду Рыжего?
− Я имею в виду Пресветлых, а Рыжий уже согласился помогать мне всем, чем он сможет.
− А ты уверена, что он не какой-нибудь скрытый вражеский шпион?
Алька усмехнулась в ответ.
− Ты мне веришь, сюрен?
− Тебе − верю, а ему − нет.
− Как же это трудно, когда в мире нет полного согласия. Королева Ли, я так понимаю, до сих пор на меня дуется?
− Королева Ли и мастер Бели тебе не верят, в этом можешь быть уверена. И они не предпринимают активных действий только потому что я и Дева против. И я даже не знаю, что произойдет, если ты явишься на очередной Совет Сильнейших.
− Ты ведь понимаешь, что я ни перед чем не остановлюсь, чтобы туда заявиться? − спросила она.
− Тебе никто и не мешает это сделать. Официально ты можешь даже сама инициировать внеочередную встречу Совета.

* * *


− Капитан, я могу все понять, но ваш новый командир здесь не способен внятно объяснить, почему вы отказываете мне во встрече с профессором Илианом, − произнесла женщина с экрана видеосвязи.
− Илиан не может сейчас никого принимать, − объявил капитан.
− По какой причине? Он занят важной работой? Или у него нет желания? Или что-то еще? Я не понимаю, почему надо делать тайну из ерунды?!
− Илиан болен и находится в реанимации. Наши медики второй день борются за его жизнь.
− Вам известно такое понятие, как магическое излечение, капитан? − спросила женщина.
− Оно не действует на тех, кто в него не верит, а профессор Илиан, можете быть уверены, в такое не поверит никогда.
− Поговорите со своими медиками, капитан. Быть может мое предложение окажется последним шансом для профессора. А для вас и вашей веры, насколько я понимаю, превыше всего не святая уверенность в собственной непогрешимости, а экспериментальная проверка, не так ли, капитан. Я же утверждаю, что магическое излечение может вершить то, что с вашей точки зрения называется чудесами.
− Откуда вам известно столько о нашей точке зрения?
− Просто поверьте, капитан, что я не дура с планеты дикарей, а вполне цивилизованное существо, которое знакомо с устройством Вселенной намного лучше чем вам это кажется.
− Хорошо. Я переговорю с медиками, но ничего не гарантирую.
− Просто подумайте об Илиане и о том, что мои методы могут по-настоящему помочь. Если не излечить, то хотя бы облегчить состояние больного. Кроме того, я уверена, у вас есть документальные свидетельства с планеты, о том, что магическое излечение здесь считается самым эффективным из всех известных методов лечения.
− Вы можете сказать, что именно вас интересует от Илиана?
− Мне нужна информация о врагах, все что он знает, чтобы знать, к чему готовиться и, возможно, придумать новые методы ведения боевых действий с использованием все той же магии.
− Эта информация есть и у нас, − заявил капитан.
− Да, но на сколько я понимаю, Илиан − первый специалист в этом вопросе, и он может знать такие нюансы, какие знают далеко не все.
− Хорошо, вы меня убедили, Повелительница. Я сделаю то что вы просите и передам вам решение медиков по этому вопросу, как только его получу.
− Спасибо, капитан. У меня более нет вопросов к вам. Может быть есть вопросы у вас?
− Вы обещали провести совещание вместе со всеми магами вашего мира и с нашим участием по вопросу обороны мира. Это дело как-нибудь продвигается?
− Да, капитан. Я уже получила согласие со стороны еще двух мировых сил, и осталось договориться с Пресветлыми. И этот вопрос будет решаться в ближайшее время. Я немедленно сообщу вам, как только он будет решен.
− Существует ли вероятноть того, что вместо переговоров с Пресветлыми, возникнет конфликт между вами и ими?
− Я ее не исключаю, но постараюсь свести к минимуму.
− А что вы будете делать, если конфликт все же возникнет?
− Я соберу все силы темных магов и запрячу их так далеко, что никакая пресветлая змея их не достанет.
− Пресветлая змея? − удивился капитан. − Это такая фигура речи или вы их настолько ненавидите?
− Это констатация факта, капитан. Королева Ли − это еще та змея, и я действительно не уверена, чем закончатся мои переговоры с ней, но у пресветлых есть мои союзники, которые могут повлиять на нее, и многое зависит от них.
− Мне остается только пожелать вам удачи в решении этого вопроса.

* * *


От одного вида идущей через коридор медицинского отсека женщины в черном одеянии, люди разбегались в стороны, будь то больные или медики. О Черной Смерти на крейсере уже знали все, и далеко не все разделяли уверенность капитана в том, что сотрудничество с этой особой необходимо для выполнения главной миссии. Да и сам капитан не был в этом уверен. Он просто делал свое дело и исполнял приказ, согласно которому, к обороне планеты могли привлекаться любые силы, имевшиеся в этом мире, если они действительно могли помочь.
Очередной переход охранялся вооруженными людьми, и появление перед ними капитана сделало свое дело. Гостью пропустили в блок реанимации, где в этот момент находился человек необходимый всей экспедиции. Все слова уже были сказаны, и все оговорено, поэтому женщину в черном пропустили туда, куда обычно никого кроме медиков не допускали.
− Постарайтесь не вмешиваться, что бы ни примерещилось вашим приборам, − произнесла женщина перед входом в палату профессора Илиана.
− Приборам не может ничего примерещиться, − заявил глав-врач. Черная магичка в этот момент скинула свое черное одеяние и получив из рук медика желый халат накинула его на себя, после чего шагнула в палату, не отвечая.
Илиан висел над полом, подвешенный на специальных ремнях в условиях слабой гравитации одного из верхних уровней крейсера. К его телу были присоединены датчики и провода, рядом мерно пиликал монитор, информирующий о состоянии пациента. Тот находился без сознания, и так было уже более суток.
Женщина остановилась рядом с телом и сделала несколько непонятных для наблюдателей движений руками. А затем наблюдатели замерли, потому что вокруг ее рук возникло зеленое свечение. Кто-то даже оборачивался в сторону, где был монитор, передававший изображение, которое наблюдала видеокамера. На ней зеленое свечение казалось еще более ярким, чем в натуре.
А затем магичка коснулась светящимися руками тела Илиана.
Приборы тут же взвыли, сигнализируая о резких изменениях состояния человека. Подскочило давление крови, затем изменился сердечный ритм, и последним изменением стала активация мозговых процессов. Женщина закрыла глаза, все ее тело засветилось зеленым, и свечение окружило старого человека.
− Он приходит в себя! − раздалось восклицание кого-то из медиков, следивших за приборами.
− Быть такого не может, − пробормотал глав-врач.
Из-за стены, зазвучали слова, передаваемые микрофонами.
− Где я? И что происходит? − заговорил Илиан.
− Вы в реанимационном боксе медицинского изолятора, − произнесла женщина. − Вы меня узнаете, профессор Илиан?
− Черная Смерть?! − воскликнул он. − Что вы здесь делаете?!
− Я здесь с разрешения вашего глав-врача, показываю чудеса дикарской медицины. На вас.
Он некоторое время рассматривал датчики, прикрепленные к его телу.
− И что со мной было? − спросил он.
− Это вы у своего врача спросите, а я могу лишь сказать, что избавила вас от врожденного генетического дефекта. Не знаю, как его называет ваша медицина, а у нас дети с подобными дефектами не доживают и до трех лет.
− Почему, если вы можете его излечивать?
− Потому что мир большой, а я одна. Кроме того, большинство магов занимаются не лечением больных людей, а усугублением их болезней.
− Почему? Вам что не жалко собственных людей?
− Лично мне − жалко. И я делаю все, что в моих силах, чтобы изменить этот мир к лучшему. И даже убивая я делаю это во благо.
− Можно ведь делать то же самое, не убивая.
− Можно, но об этом мы поговорим после того, как ваши врачи убедятся в том, что вам можно об этом говорить, − произнесла магичка и прошла на выход из бокса.

* * *


− Для вашей цивилизации, капитан, это удар в поддых. И я это прекрасно осознаю, поэтому не лезу к вам со своей философией. А у нас все иначе. Когда люди гибнут постоянно от многих причин, в том числе и таких, какие я могла бы устранить жестокими методами типа "пусть умрет один, а трое выживут за его счет", я делаю именно то, что делаю. Вы − военный человек и делаете по сути то же самое. У вас только это самое "за его счет" оказывается не так явно. Вы всего лишь осознаете, что в любой войне жертвы неизбежны и стремитесь их минимизировать своими методами.
− Вы действительно ставите меня в тупик, − произнес капитан, когда женщина замолчала и тишина провисела несколько минут.
− А что с Илианом? Он не повредился рассудком из-за подрыва основ?
− Если бы я его не знал, я бы сказал, что да, повредился, − проговорил капитан. − Профессор забыл даже о своих прямых обязанностях, но я его не виню и сейчас не трогаю, потому что у него официальный отпуск по настоянию врачей.
− А что врачи говорят о его болезни? − спросила она.
− Одни называют все трюком, другие придумывают методы, как эти трюки можно было бы провернуть. Глав-врач написал целый трактат о жульничестве и жуликах, но он не выдерживает никакой критики. Иначе получается, что вы подменили профессора в день его рождения еще на Кортусе.
− Кортусе? − удивилась она. − Профессор Илиан родился на Кортусе?!
− А что вас удивляет. Наш экипаж целиком состоит из жителей самых разных колоний. И я тоже не в метрополии родился.
− А где, если не секрет?
− Колония Брейз. Знаете такую?
− Нет. У нас остались документы ваших предшественников двухсотлетней давности, и там не упоминалось подобного названия.
− Двести лет назад Брейз был зоной фронта, а такие планеты не заносили в каталоги.
− Вас не накажут за то что вы раскрываете секреты потенциальному противнику? − спросила магичка.
− Наказать меня могут только отправлением в более опасное место, а найти его сейчас будет очень и очень сложно.
− Настолько опасно наше положение или сейчас затишье в войне?
− И то и другое.
− Может, я злоупотребляю вашим доверием и веременем, капитан?
− Ничуть. Вы просто не знаете, каких трудов бывает стоит достижение подобного взаимопонимания в иных местах. Две недели назад я был уверен, что мы стоим на грани войны с местным населением. Как вам удалось активировать Главное орудие крейсера?
− С помощью магии я могу это сделать не сходя с этого места, капитан, − заявила Темная Повелительница. − И, можете быть уверены, что промазало оно в прошлый раз с моего позволения. Я задержала выстрел до момента, пока флот не прыгнул.
− Но информация об этом пришла только через секунду после выстрела!
− По радио − да, а в магическом поле это произошло мгновенно в момент, когда они скакнули.
− Вы ведь выдаете сейчас стратегическую информацию.
− Я делаю это во благо своего мира. Потому что у меня нет оснований не верить в ваши слова о цели вашей миссии.
− Многие дикие колонии погорают именно на такой слепой вере. Я не пытаюсь говорить, что вы ошибаетесь, просто как друг указываю на ваше слабое место, которым может воспользоваться враг.
− Если никому не верить и не доверять, исчезнет весь смысл в этой жизни. Поэтому я предпочитаю верить, и выполнять свои слова, не оглядываясь на то, что может выдумать хвост.
− Капитан, на семерке ЧП! − раздался резкий вопль из динамиков. − Вы срочно нужны в рубке!
− Увы, это моя работа, − произнес он, подымаясь из кресла.
Женщина так же встала, и капитан быстро удалился из кают-компании. Темная Повелительница немного постояла там, раздумывая над всем, затем шагнула к выходу и вскоре быстрыми шагами приближалась к жилым боксам, в одном из которых находился профессор Илиан. Интерес к нему у нее был далеко не праздный, и он был взаимным.

* * *


− Что вы читаете? − раздался голос над ухом, и женщина обернулсь из-за терминала к подошедшему человеку.
− Закон о Диких Мирах, − ответила она. − Судя по всему, некоторые вещи, мне не надо вам объяснять.
− Какие вещи? − спросил Илиан.
− О том, что драться со стихией − неразумно. Дикие миры − это стихойно родившийся порядок. И изменить его войной, не считая жесточайших кровавых исключений, еще никому не удавалось.
− Такова природа самоорганизации, − объявил он. − Вы поняли объяснения, какие даны в законе?
− Более чем, − произнесла она. − Я ведь сама − часть подобной чудовищной машины, и я это осознаю.
− Осознаете и не желаете это изменить? − спросил он.
− Вы ведь должны понимать, профессор, что попытка претворить подобное желание в жизнь будет подпадать под тот самый пункт "о злостном прогрессорстве" закона о Диких Мирах. Вы это понимаете?
− Это так, если изменения совершаем мы, а не вы сами, − произнес он.
− Не будьте наивным, Илиан. Закон есть закон, и как бы по-разному одни и те же дела ни назывались, они приведут к тем же последствиям. Если я попытаюсь провести в жизнь хотя бы одну программу, которая у вас подпадает под классификатор "злостного прогрессорства", вы ее мне подскажете или я сама выдумаю, последствия будут одинаково кровавыми. Вы желаете, чтобы оно так было?
− Нет.
− И я не желаю.
− Но вы при этом желаете еще что-то мне доказать, разве нет?
− Да, профессор. Вы ведь этот закон знаете. И знаете, что такое "продукты дикого мира, замешанные на крови"? А так же отношение метрополии к их использованию цивилизованным обществом.
− Знаю. И ничего не могу с этим сделать. Жестокая действительность заставляет мириться с такими вещами, потому что иначе будет еще хуже. Если вы прочитали весь закон, то прочитали и приложения с историческими описаниями?
− Их я читала особо тщательно обдумывая. От некоторых особо диких вещей наш мир давно ушел, но остались иные, без которых мы попросту скатимся в еще более кровавую бездну.
− Если вы это понимаете, то вы можете и все изменить.
− А потом вы будете плакать на суде, заявляя, что вы не "злостный прогрессор" и давали мне этот совет не понимая, что все так получится?
− Какой совет?
− Об изменениях, профессор. Помните, что бывает, когда в мире, построенном на рабовладении, кто-то распространяет идею свободы от рабства? Даже если эта идея там сама родилась, но еще не разрослась?
− У вас же этого нет.
− У нас есть другое.
− Что?
− Разношерстная магия, замешанная на крови.
− Как это на крови?! − воскликнул Илиан.
− Представьте, что магия сама по себе − некая материальная сущность. И магия изначально распределена между всеми людьми одинаково. В результате некоего природного процесса распределение магии среди людей оказывается неравномерно. Ну, примерно, как распределение власти. Те, кто имеет магии больше, те получают от этого явную выгоду и, естственно стремятся к увеличению собственного магического потенциала. Увеличить его можно лишь одним образом − отобрав этот потенциал у других людей. Если отобрать у каждого по капле − это на первый взгляд и не заметно. Другой вариант − отбирать у конкретных личностей. Сразу все и целиком. Последствия этого дела, профессор, совершенно несовместимо с жизнью.
− Вы хотите сказать, что маги получают свою силу убивая людей?!
− Это один из широко распространенных способов. Конкретно в моей стране это дело узаконено настолько, что мага даже к ответственности нельзя призвать за убийство. Я, конечно, как повелительница, могу это дело изменить. Издать закон, и его даже выполнять будут некоторое время, потому что черные маги меня по-настоящему боятся. Вот только закончится это натуральным бунтом и войной, в которой погибнет намного больше людей, чем это будет, если я оставлю все как есть. И совсем неизвестно, чем эта война закончится. Не исключены даже варианты с полным уничтожением населения целых стран.
− И вы способны подобное допустить?!
− Я подобное допускать не собираюсь, профессор, но, понимая, что подобное может произойти, я буду драться за имеющийся порядок в мире всеми своими силами и получится то самое прямое кровавое сопротивление прогрессорству из-за которого этот вид деятельности преследуется вашим законом.
− Чудовищно, − проговорил Илиан.
− Вы еще не осознали кое-какой вещи, профессор.
− Мое излечение по сути имеет кровавую цену? − произнес он.
− Так же, как продукты, привозимые из рабовладельческих миров, как космические корабли, построенные на верфях в колониях с тоталитарными режимами. И вы так же с этим сделать ничего не можете.
− Если бы я знал об этом, я бы отказался, − заявил он.
− А кто бы вас послушал, профессор? Больного и коматозного? Я это уже сделала. И не только с вами. Через мои лапы прошло несколько десятков человек на крейсере, и вы можете ознакомиться с результатами у главврача. Когда ознакомитесь, тогда вам придется решать очень сложную задачу, профессор. О том, стоят ли жизни излеченных людей чего-нибудь, и какую из кровавых цен платить? И еще, вопрос о том, рассказывать обо всем этом вашим людям или нет, я оставляю лично вам, профессор Илиан. Советую вам как следует подумать прежде чем бить дубиной по головам ничего не подозревающих людей.
− Получается, что моя жизнь здесь стоила жизни какому-то бедолаге там на вашей планете?
− Можно и так сказать, если у вас язык повернется называть бедолагами убийц, воров и насильников.

* * *


− Это магичка, а не девка, болван! − раздался шепот из-за кустов. Женщина остановилась напротив них и несколько мгновений вглядывалась сквозь листву.
− Вы то мне и нужны, мальчики, − произнесла она. − Вылезайте оттуда!
− Мы ничего плохого не делали, − проблеял один из них, выходя из-за кустов.
− Значит, проведете меня к своему атаману, если не желаете стать невинными жертвами для Черной Смерти.
− Она же не ест невинных, пробормотал перепуганный разбойник.
− И кто же вам такой лапши на уши навешал? − усмехнулась она. − Скажи своему дружку, чтобы тоже вылезал, пока я не разозлилась.
Они даже не посмели сопротивляться или убегать. Два разбойника провели женщину через лес по своим тропам и вскоре они оказались в глухой деревеньке, стоявшей в лесной чащобе. Дома были скрыты так, что их и сверху не было видно. Женщину провели в самый центр, и все вокруг уже понимали, что она и не своя, и не пленница.
− Мы уже платили дань магам этим летом, − заявил главарь, появляясь на крыльце дома, из которого его вызвали.
− Правда? − удивленно вскинула брови магичка. − И кому же конкретно вы платили?
− Дзердану.
− Полагаю, ты не настолько наивен, чтобы не понимать, что законно, а что нет? − произнесла она. − И мне не надо объяснять, что перед законом вы все − бандиты, в том числе и этот ваш Дзердан?
− Убейте ее! − выкрикнул бандит, выдергивая из-за пояса пистолет.
Лес наполнился выстрелами, вслед за которыми послышался треск ломаемых деревьев, а затем и дикий вопль: "Черная Смерть! Мы покойники!"
Алька не сдерживала Нюту. Та ловила людей и расправлялась с ними так как ей хотелось. Одним посчастливилось сразу угодить в драконье брюхо, иным повезло меньше, и драконица всласть поиздевалась над теми, кто это заслужил. Главарь перед смертью рассказал, где находится логово Дзердана, после чего отправился драконице под хвост и еще долго вопил благим матом, пока его голова торчала из заднего прохода Черной Смерти. Нюта вернула Альке управление телом, когда живых бандитов вокруг не осталось. Слышался лишь вопль главаря из-под хвоста, и чувствовалось предсмертное шевеление в животе последних проглоченных живьем разбойников.
"С Дзерданом ты будешь разбираться сама," − объявила Нюта. − "А я буду спать. Если возникнут проблемы, буди меня сразу, может статься, что он тоже ют."
Алька несколько мгновений раздумывала, как достать мага-преступника, затем уселась на подвернувшийся посреди деревни большой камень, так что вопли главаря мгновенно прекратились, когда человек проскользнул в ее зад целиком. Магический захват тут же вытянул из жертв всю силу, и Алька переменилась, становясь женщиной. Она ощущала Нюту в себе. Та была в блаженном сне, и Альке в этот момент тоже захотелось, поспать. Но спать в бандитском логове она не желала, поэтому она пошла через лес, направляясь прямиком к замку Дзердана, до него было еще довольно далеко, и женщина обратилась в черную кошку, которая тут же прибавила шаг и понеслась сквозь лесную чащу на четырех лапах.

Замок Дзердана был окружен несколькими домами, которые можно было назвать городом разве что с перепоя. Черная хищница, прообразившаяся к виду женщины на окраине леса прошла через поселок и оказалась у ворот замка, где ее остановила охрана. Люди не пожелали ее пропускать, заявляя, что хозяин никого не принимает без приглашения, и закончилось все потасовкой на мечах, в которой воинам пришлось отступить. Но из-за поднятого шума хозяин сам появился во дворе замка и слил приличную часть своей магической силы, прежде чем понял, что пришедшая женщина − маг, да еще и далеко не слабенький.
− Вижу, мозгов у тебя совершенно нет, Дзердан, − произнесла она, шагая к нему навстречу после его магической атаки.
− Кто ты такая?! − выпалил он и тут же приказал стражам: − Взять ее!
Легкое женское платье разлетелось в стороны. Женщина раскинула руки, и за ними взвились полу черного плаща, не узнать который мог только очень глупый маг. Стражники, кинувшиеся к ней разлетелись в стороны от невидимых ударов, и Дзердан начал отступать, поняв, что магичка намного сильнее его. Откуда-то прилетели арбалетные болты и застучали в невидимую стену магической защиты. В ответ ушли молнии, и вдали послышались вопли пораженных людей. Кто-то свалился там, где стоял, двое слетели со стены и шмякнулись на камни, а перед Дзерданом уже была не женщина, а черная драконица.
− Пощади! − завыл он, вставая на колени. − Я не знал, что это ты!
− Так ты и закона не знаешь? − зарычала Черная Смерть. − О том, что незнание не освобождает от наказания?!
Маг попытался бежать, но не сумел сделать и нескольких шагов. Черные когти вцепились в его тело, и Дзердан взвыл, ощутив, как подымается над землей.
Алька ничуть не жалела его и схватила зубами его руку и откусила. Затем откусила вторую руку и обе ноги. Дзердан уже ничего не чувствовал и был мертв из-за потери крови, а драконица развернулась и взглянула на воинов, что еще были рядом и держались за свое жалкое оружие. Кто-то даже еще направлял на драконицу арбалет, и Алька швырнула в него остаток тела мага.
− Мы служили хозяину и выполняли все его приказы, − заговорил один из воинов, что явно был командиром для остальных. − И этим мы не нарушали законов.
− Где зерно и продовольствие, которое вы отняли у крестьян?! − зарычала драконица.
− Все в подвалах замка за исключением того, что хозяин отправил в столицу. Но в столицу он отправил прошлогоднее зерно.
− Он ведь не сам этим занимался? Кто?!
− У хозяина есть советники, они сейчас в замке.
− Найдите и приведите их сюда. ВСЕХ! − приказала Черная Смерть. − И объясните всем идиотам, что с ними станет, если они посмеют ослушаться Черную Смерть!

Мысль о том, что надо перебить всех в замке, медленно затухала. Драконица вновь стала женщиной, ее черный плащ исчез и превратился в обычное легкое платье, в каком она пришла в замок. Рядом вскоре начали появляться советники и исполнители. Первый советник поначалу даже сопротивлялся и ругался, когда стражники скрутили его и выволокли на двор. Голос человека стих только после того, как он увидел останок своего хозяина и его взгляд уперся в мощные борозды с вывороченными камнями, оставленные когтями дракона на мостовой.
− Твой хозяин казнен за преступления, совершенные перед Темной Повелительницей, − произнесла женщина. − С тобой станет то же самое, − она указала на мертвого мага, − Если откажешься повиноваться!
− Я повинуюсь, госпожа! − воскликнул он, встал на колени и бухнулся лбом в камни мостовой.
− Подымись и смотри на меня! − приказала она. − Встань на ноги! − резко взрычал ее голос, когда он поднялся, но не встал с колен.

Откуда-то донесся вопль, и Алька обернулась, глядя на командира воинов.
− Кто это только что кричал? − спросила она
− Я не слышал, госпожа, − проговорил он, оглядываясь.
− Это кто-то в камере пыток кричит, − произнес другой воин.
− Я приказывала привести сюда ВСЕХ! − резко заговорила женщина. − Веди меня туда! − приказала она стражнику, что говорил про камеру пыток. − Всем остальным оставаться здесь!

В подвале вопль из камеры пыток стал слышен совершенно отчетливо, и через минуту женщина ворвалась туда. Палач в красном балахоне стоял перед человеком, висевшим на сбете в цепях. В руке палача был раскаленный нож, и он рисовал что-то им на бедре узника. Человек снова закричал от боли, и В ту же секунду большая черная лапа схватила палача. Тот раскрыл рот, выронил из руки инструмент и завопил, когда огромная пасть сомкнулась на его шее.
Драконица сломала палачу шею, оторвала его голову и выплюнула в угол, где лежала куча человеческих костей. Затем приблизилась к узнику. Тот разлепил веки и в его глазах остался лишь ужас от того, что перед ним оказалась черная чешуйчатая тварь. В глазах человека померк свет, и он уже не видел, как драконица обратилась в женщину, а та взялась за цепи и выдрала их из стены. Человек повалился на нее, и Алька уложила его на пол. В ее руках вспыхнул зеленый магический огонь.
Стражник, вошедший в камеру по мысленному приказу магички, увидел, как магия уничтожает следы пыток на теле человека.
− Найди место, где его положить и перенеси его туда, − приказала она.
В подвалах обнаружилось еще множество узников, и вскоре они начали выходить на свет. Некоторые плохо верили в происходящее, но увидев окровавленный шмоток тела с головой бывшего хозяина, они начинали понимать, что все действительно изменилось.

* * *


Тяжелые подводы въезжали в деревню. Там начинался переполох из-за криков: "солдаты Дзердана едут!", сопровождавших приближавшийся конвой. А затем перед воинами появился перепуганный управляющий деревни, который только рот раскрыл от удивления, когда ему сообщили, что Дзердан казнен Темной Повелительницей и по ее приказу, отобранное зерно и продукты возвращаются крестьянам. Согласно указу Повелительницы, все должно было быть разделено между жителями в соответствии с количеством взрослых и детей в домах. Казалось, происходило нечто невероятное. Сначала было распределение продуктов, потом командир конвоя выступил перед жителями деревни, объявляя, что отныне в поселке будет действовать закон Темной Повелительницы, согласно которому подати составляют только десять процентов от урожая, а не тридцать, все излишки крестьяне вольны продавать на базарах в городах или оставлять у себя на следующий год. И налог с продаж теперь составлял не половину, как раньше, а только четверть. Кроме того, закон запрещал проводить сбор податей и налогов дважды.
Последним объявлением стало сообщение о наборе добровольцев в гвардию Повелительницы, поступать в которую имели право только молодые и здоровые люди. Привилегии по поступлению имели те, кто достойно пройдет экзамены по владению оружием, чтению, письму и счету.

* * *


Рейд Черной Смерти по окраинам страны делал свое дело. Законность в стране востанавливалась, люди, наконец, прочувствовали изменение власти, и возвращаясь в Черную Цитадель, ставшую новой столицей, Темная Повелительница встречала там множество новых людей, пришедших на службу. Поначалу казалось, что им и делать нечего, но Алька делала все согласно своему плану, и молодые люди попадали сначала в учебные части, где их учили всему, что оно должны были знать. К концу лета десятки сформированных отрядов разъехались по стране с целью поиска и уничтожения расплодившихся бандитов, восстановления порядка в деревнях и городках, установления новой власти и отстранения старой.

* * *


Вой тревоги подымал экипаж крейсера. Люди вскакивали и мчались на боевые посты, в рубке бешено крутилась дежурная команда, выполняя инструкции подготовки к бою, а наблюдатели фиксировали появление вражеских кораблей на дальних орбитах системы.
− Саргасты! − выкрикнул дежурный, когда капитан появился на своем месте.
− Связист! − приказал капитан. − Немедленно вызывай на связь планету! Передавай сообщение для Черной Смерти об атаке из космоса.
− Флот рассредоточился согласно расписанию обороны, сэр, − отрапортовал очередной голос. − Нас саргасты наверняка уже видят. Наши станции для них самые жирные мишени.
− Системы защиты готовы к активации сэр!
− Включайте защиту, как только обнаружите активность орудий противника!
− Началось! − взвыл очередной голос.
− Защита активирована.
− Открыть огонь по намеченным целям! − приказал капитан.
Дрогнула палуба, в космос ушли огненные плевки. Из тьмы принеслись удары и отметились огненными пятнами на сфере защиты станции.
− Флот вступил в непосредственный боевой контакт сэр! На нас идут вражеские бомберы!
− Главное орудие готово к стрельбе!
− Для него нет достаточно крупной цели, держать готовность!
− Есть связь с планетой! − возник голос связиста. − Сообщение для Черной Смерти передано.
− Я уже здесь! − возник рычащий голос посреди рубки, и рядом с креслом капитана возникла черная тень. − Назовите мне самые опасные цели, капитан, − приказным тоном потребовала она.
− Бомберы! Мы их уничтожаем, но какие-то могут прорваться к планете, их над всех остановить!
− Как они выглядят?
На одном из больших экранов появилось изображение бомбера, и Черная Смерть мгновенно исчезла из рубки.
Бой в космосе продолжался. Удары сыпались на станцию, огненные сгустки уходили во тьму, то там, то здесь возникали вспышки взрывов посреди космоса.
Очередная вспышка оказалась намного ярче других.
− Что это? − возник вопрос кого-то из необстреляных новичков.
− Это бомбера достали, − ответил другой.
− У него там что, гигатонна взрывчатки?
− Если не больше.
От очередного мощного удара по сфере защиты станцию передернуло, и во многих системах появились неполадки.
− Капитан, засечен флотоводец саргастов! Это он по нам из главного орудия шарахнул!
− Нацельте на него главное орудие и открывайте огонь!
− Его тройка из главного накрыла! − раздался новый возглас.
А в космосе появилась новая серия вспышек, на этот раз было ясно, что это рвутся бомберы.
− Саргасты отступают!
Они действительно уходили. Флот, получив приказ не преследовать уходящего врага, вернулся к планете, а затем с четвертой станции пришло сообщение о несанкционированном запуске главного орудия.
− Оно же там еще не готово! − воскликнул дежурный, пытаясь связаться с четверкой. Оттуда пришло сообщение, что они пытаются остановить запуск, но ничего не выходит.
− Боевое повреждение не может инициировать подобный запуск орудия, − проговорил кто-то из техников.
Выстрел четвертой станции был виден всем, огненный плевок ушел вглубь космоса и через полминуты настиг там невидимую цель.
− Это было место сбора саргастов, − раздался голос в рубке, и рядом с капитаном снова появилась черная драконица.
"Нюта, что происходит! Мне дурно!" − мысленно закричала Алька. В последний момент она обратилась из дракона в женщину, ее ноги подкосились, и она рухнула на палубу там, где оказалась.
Она очнулась находясь в медицинском боксе крейсера.
"Нюта!" − вызвала Алька.
"Ты всю силу истратила, Алька, и тебе стало плохо. Если бы я тебя не сдерживала, ты погибла бы там, в космосе."
"Значит, я сейчас и вернуться вниз не смогу?"
"Сама − нет. Только на челноке."
"Я и не думала, что война столько сил отбирает."
"Теперь будешь думать и знать. Прямо сейчас ты сможешь восстановиться только если сожрешь мага, но ты вряд ли найдешь такого дурака, который тебе отдастся, а сил взять его силой у тебя нет."
"И долго так будет продолжаться?"
"До тех пор, пока ты привередничаешь и не принимаешь жертвы так как положено. Для того, чтобы выдержать подобный бой еще раз, ты должна принять в жертву не меньше тысячи человек."
"Это же чудовищно!"
"Чудовищно было бы, если бы саргасты отбомбились по планете."

* * *


− Сэр, мы провели анализ состоявшегося боя, − произнес полковник, входя в кабинет капитана.
− Какие главные выводы?
− Я не знаю, каким образом, но судя по всему, магичка уничтожила семдесят бомберов. По расшифровкам наши выстрелы достали только пятерых. И эти семдесят были уничтожены почти одновременно. Помните серия взрывов бомберов перед их отступлением.
− У меня эта серия из головы не выходит, полковник, − объявил капитан. − Значит, это сделала Черная Смерть. И последний выстрел четверки − тоже ее работа.
− Да, сэр. С четверки пришли сообщения с анализом стрельбы. Ученые объявили, что система главного орудия совершенно некалибрована, и выстрелить она не могла, но выстрел произошел, значит, в этот момент некая сила произвела коррекцию согласно всем необходимым калибровкам, и поэтому выстрел произошел. Сейчас там уже сняты показания всех датчиков соответствующих моменту выстрела и проводится калибровка энергоэлементов в соответствии с показаниями датчиков.
− Какие еще выводы по бою?
− Восемдесят вражеских выстрелов во время боя досталось планете. В четырех случаях они вызвали серьезные жертвы из-за попадания в населенные пункты. Еще семь вызвали лесные пожары. И более половины попаданий пришлось по океану.
− Наши выстрелы, надеюсь туда не попали?
− Нет, сэр. Противник не достиг тех орбит, где наши выстрелы могли повредить планете. Серьезно постарадала система защиты семерки из-за того что недостроена. Но там только технические разрушения, жертв нет. Флот потерял четыре истребителя и один носитель.
− То есть мы, можно сказать, легко отделались.
− Да, сэр. Можно и так сказать.
− Что с обломками саргастов?
− Собрали, что смогли, сэр, ничего нового пока не обнаружено, но ученые еще не закончили разбор.
− Есть еще какие-нибудь нерешенные вопросы, полковник?
− Главврач просил передать, что магичка пришла в себя, − объявил полковник.
− С этого надо было начинать, − объявил капитан, подымаясь со своего места.

* * *


"Нервное истощение? Ты понимаешь, что это значит, Нюта?"
"Это название состояния, в которое ты попала на языке здешних медиков. Бывает, что и люди себя так выжимают. Таких даже жрать бесполезно, никакой силы не добавляется."
"Ты так и не сказала, сколько мне здесь надо находиться, чтобы суметь телепортироваться вниз."
"Неделю проваляться пластом в недицинском боксе тебя не устраивает, не так ли?"
"Другого способа нет?"
"Только с помощью жертв. Этого ты тоже не хочешь. Пары не очень старых солдатиков будет достаточно."
"Нюта, не доводи меня. Я и так на взводе."
"Ты сама спросила, я тебе ничего и не говорила. Капитан идет сюда."
"Ты сил не слишком много тратишь на слежение?"
"Не смеши меня. На это силы не тратятся. Почему ты не хочешь попросить у него разрешения воспользоваться челноком для спуска?"
"Ты хочешь, чтобы он понял, что у нас силы совсем не осталось? Я и так рискую тем, что сказала будто не улетаю, потому что не хочу очередное нападение пропустить."
"Тут ты не рискуешь. Саргасты после такого разгрома еще не скоро сюда явятся."
"Очень надеюсь, что так и будет."
"Попробуй что-нибудь придумать, Алька. Скажи ему, что тебе любопытно пролететь на челноке или еще что-нибудь такое."
"Ладно, поглядим."

Плановый рейсовый челнок спускался к построенному городу. В рубке помимо экипажа находилась женщина, которая оказалась там по приказу капитана, и пилоты ничуть не возразили этому приказу. Они и не понимали, что эта женщина − та самая Черная Смерть. Впрочем, и сама Черная Смерть не понимала мотивов капитана, который с радостью согласился посадить ее на челнок и отправить вниз, исполняя ее импульсивное желание увидеть в работе команду пилотов челнока и ощутить стандартный перелет от станции к планете. Обратно она обещала прилететь сама по первому зову, и для этого она получила из рук капитана мобильное устройство связи, которое работало в любой точке планеты благодяря построенным на орбитах станциям, обеспечивавшим эту связь и не только ее.
Город, проплывший под крыльями челнока, поражал воображение. Архитектурой, размерами, ровными чистыми улицами. Рядом в горах уже строились добывающие комплексы, которые появились там с разрешения той же самой Темной Повелительницы, что попросила за это только передвать ее стране часть добытого металла, и капитан на это легко согласился, потому что прямое сотрудничество с Черной Смертью стало залогом стабильности в этой части планеты. Еще в трех местах имелись некоторые проблемы с местным населением, воспринявшим чужаков враждебно. В других трех проблемы оказались иного плана − там не было достаточного количества местного населения, которое можно было бы привлечь к работам по строительству, и узнав об этом, Черная Смерть сама предложила капитану нанимать людей в ее стране, в местах, где были проблемы с продовольствием из-за перенаселения.

* * *

Машина пронеслась по ровной дороге, и Алька смотрела на эту дорогу, словно на чудо. Да и скорость движения машины казалась ей чудесной. Ровная дорога оборвалась у одного из городов ее страны и перешла в обычный тракт, по которому ездили телеги и всадники на лошадях. Машина въехала на городскую улицу, проехала до центральной городской площади, и женщина вышла под любопытными взглядами горожан и местной стражи.
− Я могу провезти вас и до вашей столицы, − заявил шофер. − Капитан мне это разрешил, мэм.
− По нашим дорогам ты не сможешь так же быстро ехать, − ответила она. − А мне еще здесь надо много дел сделать, так что, езжай на свою базу. И спасибо за интересный рассказ по дороге.
− Мне еще надо здесь кое-куда заехать, − объявил он, и женщина развела руками, давая понять, что она не возражает.
Машина развернулась и двинулась в сторону одной из улиц, выходивших с площади.
Стражники у ворот резиденции наместника мгновенно вытянулись по стойке смирно, увидев знак в руке женщины, и она вошла в парк при резиденции. Ее никто не встречал и не провожал по особняку. Алька прошлась сама, и, чтобы всякий раз не показывать знак страже, прицепила его на платье, чтобы его было видно каждому встречному. И стража вставала по стойке смирно. Редкие встреченные кланялись, кто-то из слуг по-старинке вставал не колени перед госпожой, хотя, согласно новым законам, этого не требовалось даже при встрече самой Повелительницы.

Секретарь наместника несколько секунд смотрел на посетительницу, пытаясь ее узнать. Знак означал, что она служит непосредственно Повелительнице, но в лицо он ее не узнавал.
− Прошу прощения, мэм, я вас не узнаю. Вы чего-нибудь желаете?
− Встречи с наместником и прямо сейчас.
− Как мне ему вас представить, мэм?
− Скажи ему, что у него на пороге Черная Смерть, − приказала женщина, и человек испугался. Он знал, что Повелительница способна менять свой облик, но боялся спросить, зачем представляться тем, кого никто не знает. Сомнения его моментально рассеялись, когда вместо женщины в приемной оказалась черная драконица, и секретарь тут же убежал к своему начальнику, а через несколько секунд тот сам вылетел из кабинета и приветствуя Повелительницу заикаясь начал раскланиваться и опустился на колени, спрашивая о том, что он может сделать для Повелительницы.
− Сколько у вас сейчас смертников в тюрьме? − спросила драконица.
− Четверо, Ваше Величество! − проговорил он, мысленно благодаря господа за то что всего день назад начальник стражи докладывал об этом. Отдайте распоряжение, чтобы всех четверых немедленно доставили сюда, − приказала она. − Я буду проводить магическую инспекцию на предмет правильности вынесения приговоров. И не сметь об этом кому-либо говорить!
− Я все сейчас же сделаю, Ваше Величество! − заговорил наместник.

Смертникa раздевают, моют, затем стражники вталкивают осужденного в зал и тут же закрывают за ним двери, после чего человек, подымаясь на ноги, обнаруживает рядом Черную Смерть.
− Ты осужден на смерть за убийство. Ты признаешь свою вину?!
− Я не признаю! − кричит человек, и кидается к закрытой двери. Ппопытка ее открыть не удается − дверь заперта.
− Ты не признаешь вину, но ты виновен, − рычит драконица.
− Да, я виновен, но не признаю! − кричит осужденный, и его тело подхватывает сильная когтистая лапа.
− Мне плевать, признаешь ты или не признаешь. Ты виновен, значит, годишься мне на корм! − рычит Черная Смерть, отправляя жертву в свою глотку.
"Следующий!" − мысленный приказ врывается в голову командира стражников, стоящих за дверями, и тот отдает приказ, указывая на второго осужденного. Того вталкивают в зал к Темной Повелительнице, и все повторяется за исключением того, что смертник стоя на коленях клянется, что не виновен, но драконица слышит правду, и вторая жертва с воем отправляется в брюхо драконицы.
Третий смертник в ужасе перед Черной Смертью вспоминает все о своем преступлении в таких подробностях, что Черная Смерть видит, как он это делает его глазами, но преступник не желает признавать свою вину, и даже пытается оправдывать свое преступление некой своей философией, по которой женщины − не люди, что каждый человек имеет право делать с ними, что захочет... Его безумная проповедь обрывается в глотке черной ящерицы.
Четвертый смертник, как и все не признает свою вину, но на прямое заявление о том, что он виновен, объявляет, что он не виновн, что судья знал о его невиновности, но ему кто-то заплатил за то чтобы он признал виновным невиновного.
− В городе всем известно, что судья Лориван решает дела в пользу тех, кто больше заплатил! − кричит человек.
В голове командира стражников появляется приказ "доставить судью Лоривана к Темной Повелительнице!"
Стражники еще не понимают, что происходит, но исполняют приказ Повелительницы, по которому с судьей поступают так же как со смертниками − раздевают, моют и отправляют в зал, где его ждет Черная Смерть.
А тот еще не понимает, что его ждет, и только когда первые вопросы драконицы касаются его дел, взяток и приговоров, вынесенных не по закону, а по тому, кто больше заплатил, судья понимает, что это его конец. Ведь он то знает, что Черная Смерть просто так не задает подобные вопросы, что она знает правду, и теперь пришла расплата за все. В последний момент перед попаданием в драконий желудок, судья видит одного из осужденных, что сидит рядом и в ужасе смотрит на происходящую казнь.

* * *


− Мне нужна твоя помощь, Единорог, − произнесла Алька, когда встретила его в очередной раз.
− Все, что пожелаешь, девочка моя! − проговорил он, обнимая женщину. − Только скажи, и я весь твой!
− Ты ведь летал в космос, сюрен?
− Летал, как бы иначе я сюда попал?
− Значит, тебе должны быть известны методы магического боя в космосе, чтобы тратить как можно меньше сил?
− Я не был магом до того, как попал в этот мир, Алька.
− То есть как не был?! Ты же говорил, что умел обращаться в человека до того, как полетел в космос!
− Это была единственная моя способность. Я и не знал в то время, что она связана с некой магией. И я об этой магии даже не слышал. Может, наши ученые о ней и знали что-то, но в данных, что мне доступны, об этом глухо. У тебя проблемы с магической силой, Алька? Может, не будешь привередничать и примешь нормальную жертву, как полагается?
− Перед тем, как сюда лететь, я сожрала больше сотни смертников, Единорог. Облетела все города своей страны и сожрала всех, кого мне отдали.
− И что же тебя заставило так сделать?
− Война в космосе. Ты ведь должен был ее видеть!
− Я видел. Но люди в космосе отбили атаку саргастов.
− Не отбили бы без моей помощи. А я после того, как побывала в бою, свалилась и несколько дней встать с постели не могла. И это у них на виду!
− У кого?
− У пришельцев. Я свалилась, когда была на их космической станции. И вниз спускалась на челноке, а не телепортом.
− У тебя же есть прибор для телепортации. Или ты из него всю силу выпила?
− Во время боя я из себя всю силу выпила, не только из приборов.
− Если ты будешь поступать так же и дальше, ты долго не протянешь, Алька. Когда-нибудь твой союзник узнает, для чего ты принимаешь жертвы, и вряд ли они тебя пощадят со своим пониманием.
− Поэтому мне и нужна твоя помощь.
− Тебе нужен маг для поддержки, − произнес он.
− Среди черных нет никого, кому бы я могла довериться. Ты ведь понимаешь, что каждый из них будет рад меня прикончить, как только обнаружит без сил.
− Если бы ты не была вместе с пришельцами, я мог бы тебе помочь, Алька, но там они меня очень быстро вычислят, а с сюреном они церемониться не станут. Прикончат не раздумывая.
− Они способны тебя вычислить, когда ты человек?
− Они были способны это делать еще тогда, когда я летал в космос. Не думаю, что они разучились за прошедшее время.
− И что же мне делать?
− А как твоя Кошка? Ты ей доверяешь?
− Она сейчас здесь, в твоем замке?
− Она доучивается на последнем круге в Королевской магической школе.
− И ее туда приняли после всего?
− Этого самого "всего" и не было, Алька. Знаешь, как визжал Блерд, когда я его поймал и когтями к стенке прижал?
− Ты его прикончил? − удивилась Алька.
− Нет, но он теперь к Кошке и на милю не приближается. Он после того выдумал жаловаться Королеве, так она его сама чуть не придушила. И поэтому инквизиция сейчас совсем смирная. Им позволено сажать в свои камеры только настоящих бандитов, а маги подсудны только Королеве Ли и тем, кому она дала соответствующие привилегии.
− И Кошку она совсем не задевает?
− Кошка у всех на виду, Алька. Связей с черными у нее нет, это признано всеми. А о тебе Королева почти забыла. Не забыла, конечно, но довольствуется тем, что я ей рассказываю.
− Ты говорил Королеве о пришельцах?
− Она о них сама много знает. Заслала шпионов на морскую базу, и они ей докладывают обо всем, что там происходит. А когда там тревога поднялась из-за нашествия саргастов, она сама унеслась на базу пришельцев и не отправилась в космос только потому что там стало известно, что на флагмане появилась Черная Смерть.
− Мне надо с ней встретиться. Эта война в космосе может очень плохо закончиться, если я снова свалюсь, а саргасты начнут свою атаку.
− Сейчас ее нет в столице, − объявил Единорог. − В некоторых местах начались беспорядки, и она отправилась туда восстанавливать закон.
− Значит, я могу спокойно отправиться в столицу пресветлых и делать все что захочу?
− Можешь, но я бы не советовал тебе нарываться. Инквизиция, хотя и прижата к когтям, способна учинить любую гадость, если узнает, что ты там.
− Это ведь можно сделать и тайно. Разве нет?
− А что ты хочешь сделать?
− Встретиться с Кошкой.

* * *


Занятия на полигоне заканчивались. Ученики сделали несколько последних кругов и выстроились перед учителем. Тот что-то им говорил, затем объявил об окончании занятия, и группа быстро распалась. Часть учеников ушла к общежитиям, другая направилась к учебному корпусу, некоторые подобно учителю использовали телепортацию, чтобы покинуть полигон.
У дороги, по которой двигались ученики, на скамейке сидела женщина. Маги проходили мимо нее, глядя лишь мельком и не обнаружив в женщине знакомую, уходили дальше.
− Кошка, − тихо произнесла женщина, когда рядом проходила большая белая тигрица. Тигрица остановилась, глядя на женщину и несколько мгновений пыталась узнать магичку, а та переменилась, становясь чуть ли не девчонкой.
− Алька! − рыкнула она и прыгнула вперед, затем остановилась и медленно приблизилась.
− Я и не знала, что ты в такую большую зверюгу обращаться умеешь, − произнесла Алька, улыбаясь. − Ты не рада меня видеть, Кошка?
− Я рада, − ответила та, подходя совсем близко, вставая на задние лапы и обращаясь в молодую женщину.
− Что-то случилось, Кошка?
− Ты ведь с самого начала знала, что маги не обходятся без жертв?
− Я узнала об этом в тот самый день, когда впервые обратилась драконом, − произнесла Алька, шагая навстречу Кошке и обнимая ее. − И я тебе об этом говорила.
− Да, а я не верила, пока не попала на последний круг. И я уже не знаю, как мне с этим жить?
− Вас этому совсем не учат на последнем круге?
− Надо мной все смеялись, когда я спросила об этом учителя.
− И что же это за учитель такой, который позволил смеяться над этим?
− Он из инков, и ему нравится мучать жертв перед тем как их сожрать.
− Тебя, похоже, тоже уже заставили кого-то сожрать?
− Да. Я не могу избавиться от воплей людей в ушах и от кошмаров по ночам. Я стала чудовищем. И мне плохо от этого.
− Тебя заставляли жрать невинных, Кошка? Или это были каие-нибудь бандиты?
− Мне говорили, что они бандиты, приговоренные к смерти. А в последний раз этот приговоренный кричал, что он не виновен, мне говорили, что он врет, но он не врал. Я узнала потом, что его осудили неправильно. А я его сожрала. А если бы не сожрала, меня выгнали бы из школы. Этот инк так и сказал, не сделаешь − вылетишь из школы без диплома.
− Нам надо серьезно поговорить, Кошка, − произнесла Алька. − Надо место, где нас никто не услышит.
− Я таких мест не знаю, Алька. Шпионы инков везде. не уверена даже, что нас сейчас кто-нибудь не подслушивает.
− Сейчас в этом уверена я, − ответила Алька, − но здесь постоянно кто-то появляется, поэтому надо куда-нибудь уйти. Одно хорошее место я знаю, но туда надо идти телепортом.
− У меня телепорта нет. Я так и не научилась.
− И прибором научиться не смогла?
− Прибором нас учили, пару раз были занятия и все. Самого прибора у меня нет и не должно быть.
− Алька вынула из кармана телепортатор и взяв Кошку за руку активировала прибор.

Они оказались посреди пустого зала с большими окнами и светлыми стенами.
− Где это мы?
− Это загородная резиденция Королевы. Здесь нас никто не увидит.
− Ты спятила, Алька! Если нас здесь заметят, мне не жить!
− Успокойся, Кошка. Вслушайся и пойми, что резиденция пуста. Есть только охрана снаружи, а она внутрь не полезет, сколько бы магов сюда ни телепортировалось. Дураков быть задушенными Белой Змеей среди них нет.
− А если она сама явится сюда?! − воскликнула Кошка. − Алька, отсюда надо уходить! Куда угодно!
− Стань тигрицей, Кошка. Самой большой, какой сможешь.
Кошка переменилась, и рядом с ней оказалась черная драконица.
− А теперь успокойся и забудь об опасностях. Здесь их нет. Мне точно известно, что Королева сейчас далеко от столицы.
− Она же может телепортироваться назад в любой момент!
− Думаешь, у нее при возвращении в столице дел не будет? В конце концов, телепорт у меня в руках, я его запущу сразу, как только здесь кто-то появится, и мы исчезнем. Просто ложись рядом со мной, Кошка, и постарайся настроиться на серьезный лад. У меня к тебе дело, от которого зависит жизнь всего мира.
Тигрица оказалась рядом с черной драконицей. Они лежали, прижавшись друг к другу, и Алька рассказывала о том, что хотела рассказать. О магии и магах, о Черных, Белых, Темных и Пресветлых. Кошка слушала и начинала, наконец, понимать, что между темными и светлыми действительно не так много разницы. Особенно, когда и те и другие пользовались жертвоприношениями для пополнения магических сил.
Она говорила и говорила, прекрасно понимая, что говорит натуральные банальности. О добре и зле, о хищниках и жертвах, о друзьях и врагах.
− Мне нужна твоя помощь, Кошка. − произнесла в очередной раз Алька. − Я не могу довериться ни одному темному. И только ты у меня одна − настоящая подруга, которой я могу доверить собственную жизнь. И поэтому я хочу, чтобы ты отправилась со мной в Темную Империю, чтобы помогать мне во всех делах. И главное − это дело защиты мира от угрозы космического вторжения.
− А что делать с моей учебой? − спросила она. − Если я сейчас отправлюсь с тобой, я не получу диплом высшего посвящения.
− Мы встретимся с магистром Калраном и переговорим по этому вопросу.
− Он же тебя сразу сдаст инкам!
− Это еще под большим вопросом, сдаст или нет, − ответила Алька. − Мы ведь пойдем к нему не одни, а с Белым Единорогом.
− Мне почему-то казалось, что ты его недолюбливаешь, − проговорила Кошка.
− Тебе это показалось. Я его очень даже долюбливаю. Каждую ночь, когда мы с ним встречаемся.
− Ты серьезно?! − воскликнула Кошка, широко раскрывая глаза.
− Киса, он в меня влюбился еще в тот день, когда я его на турнире оседлала. Помнишь?

* * *


− Сюда летит Черная Смерть! − раздался вопль ученика, и его рука тянулась вверх, показывая на появившуюся из-под облаков драконицу.
− Не паниковать! − раздался приказ преподавателя, никто не двинулся с места, глядя на чудовище, спускавшееся с неба. Драконица приземлилась на свободной площадке перед административным корпусом магической школы, и с ее спины на землю спрыгнула молодая женщина, в которой было не сложно узнать ученицу школы высшего круга. Мгновение спустя рядом с ней вместо драконицы появилась еще одна женщина, и под взглядами учеников они направились ко входу в корпус, рядом с которым приземлилась драконица.
В холле их встретила группа магов-преподавателей.
− Чего тебе здесь надо, дьявольское отродье? − заговорил старший преподаватель, вступая на дорогу молодым магичкам.
− Уйди с дороги, демонов прислужник, пока не получил по рогам, − проговорила Черная Смерть, выходя вперед и одной рукой задерживая Кошку, чтобы та оставалась позади.
− Ты не пройдешь, пока я здесь стою, − заявил маг.
− Ну, так приляг, − произнесла магичка, и человек перед ней рухнул на камни, словно подкошеный невидимой силой. Тот, кто обладал хорошим магическим чутьем, увидел, что мага подкосила невидимая сила бесцветной магии, которая в один миг лишила его девяноста процентов силы.
Черная Смерть шагнула вперед и просто перешагнула через растянувшееся на полу тело. Остальные маги из-за этого шарахнулись в стороны, и уже ничто не помешало нежданной гостье идти дальше. Она лишь обернулась назад, призывая рукой Кошку идти за ней, и та быстро оказалась рядом.
Они пересекли холл, и поднялись по главной лестнице на второй этаж. А там направились к кабинету магистра Калрана. Его уже кто-то предупредил, и магистр встретил Черную Смерть и Пресветлую Кошку в своей приемной комнате.
− Мне совсем не нужно, чтобы здесь кто-то пострадал, господин магистр, − заговорила Алька, чуть кланяясь.
− Что вы хотите? − выдавил из себя Калран.
− Я хочу переговорить с вами по одному очень деликатному делу, магистр Калран. Этот разговор должен проходить без свидетелей.
− Вы считаете, что имеете право требовать от меня что-либо в подобном тоне? − проговорил он.
− Так вы считаете, что я должна встать перед вами на колени и поцеловать вам ручку? − спросила Черная Смерть. − О каком тоне вы говорите? Я высказала просьбу в предельно вежливой форме, учитывая то, как меня здесь встретили.
− Вас здесь никто не ждал.
− Вы точно так же откажете в разговоре Пресветлой Ли, если она придет без предупреждения? Или вы будете утверждать, что я не Королева в своей стране, и соблюдение элементарных приличий по отношению ко мне не требуется?
− Здесь не твоя школа и не твоя страна, чтобы принимать тебя как Королеву, − заявил магистр.
− Похоже, без применения тяжелой кавалерии мне не обойтись, − произнесла Алька. − Сюр, я же вижу, что ты уже здесь, не тяни.
Приемная магистра Калрана осветилась ярким белым светом и в одном из пустых углов возникла яркая фигура Белого Единорога, который словно завис над полом на несколько мгновений, после чего спрыгнул на каменные плиты, демонстративно цокая копытами.
Магистр от подобного явления застыл на месте и только когда вместо единорога появился длинноволосый блондин в белом плаще, Калран, наконец, двинулся с места и прошел навстречу к гостю.
− Отказываясь принять Пресветлую Альку, по прозвищу Черная Смерть, магистр Калран, вы не только нарушаете этикет, но и ставите себя в положение болвана, не знающего истиного положения вещей, − заявил Белый Единорог и обойдя Калрана прошел к женщинам. Он без всякого смущения поклонился, взял Альку за руку поцеловал ее пальцы, после чего глянул на Кошку и чуть поклонился ей со словом "мадам", как это было принято в высшем свете. − Я прошу прощения, дамы, за неуклюжесть этого болвана, − проговорил он и развернувшись встал рядом с Черной Смертью.
Калран в полном недоумении смотрел на разыгравшийся спектакль, не понимая, что это именно спектакль, да еще и заранее отрепетированный.
− Как это понимать? − проговорил он.
− Для вас, магистр выборов совсем немного, как все понимать, − загворил Единорог. − Вариант первый − вы настаиваете на своих заблуждениях, навязанных вам Блердом, и считаете, что встретились с предательством в виде альянса Черной Смерти и Белого Единорога. И − вариант второй − вы принимаете тот факт, что Королева не поставила вас в известность о том, что в течение последних лет пресветлыми магами была проведена грандиознейшая тайная операция, в которой была взята под контроль вся территория темных магов путем засылки туда мага-резидента − Пресветлой Альки, которую в данный момент все темные принимают не иначе, как Темную Повелительницу по имени Черная Смерть.
− Но, разве подобное возможно?!
− Вам ли, магистр Калран, не знать, что темная и светлая магия различается не более чем названием? − проговорил Белый Единорог.
− Это же ересь!
− Вы случайно не переквалифицировались в магистра школы инков? − спросил Белый Единорог. − То что вы не знаете этого, означает лишь одно − Пресветлая Ли не доверила вам эту безусловно секретную информацию.
Двери приемной позади резко раскрылись, и в помещение ворвался мастер Бели в полном боевом облачении.
− Мастер Бели, − заговорил Единорог, оборачиваясь к нему. − Вы то в курсе нашей аферы, что мы провернули с темными, приведя на место Темной Повелительницы Пресветлую Альку? И я прошу, чтобы вы подтвердили это магистру Калрану.
− Я в курсе этой вашей аферы, − заговорил Бели и прошел через приемную на сторону магистра Калрана, все еще держась одной рукой за свой меч. − А так же в курсе того, что Пресветлая Ли ничуть не доверяет этой девчонке. Я уже передал по магической связи о том, что Черная Смерть заявилась в ее школу магии, и Королева скоро прибудет сюда сама.
− Надеюсь, Ли поступит благоразумно и не забудет взять с собой Пресветлую Деву, − произнес Единорог.
− Просто поразительно, как мелкое дело с призывом на службу выпускницы магической школы может превратиться противостояние, из-за которого под угрозой оказывается весь мир, − произнесла Алька. − И все из-за нерасторопности Королевы, не удосужившейся вовремя информировать своих союзников о том, что происходит на самом деле.
− Ты не имеешь право производить подобный призыв, − заявил Калран.
− С каких это пор Мировой Магический Кодекс стал попираться по желанию какого-то магистра магии? − произнесла Алька.
− Мировой Магический Кодекс незыблем, − радался новый голос из дверей, и в круге магов появилась Пресветлая Дева. − О каком нарушении ММК ты говорила, Алька? − спросила Дева, оказываясь напротив нее.
− Калран заявил, что я не имею право производить призыв выпускников магической школы.
− Подобный призыв может производиться только с согласия ученика.
− В данном случае согласие ученика есть, но Калран заявил свою ересь даже не интересуясь о ком речь и есть ли это согласие. Кроме того, у него явная проблема с информированностью, и он явно желает устроить посреди своей приемной магическую потасовку с участием сильнейших магов мира. На основании этого факта, я полагаю, что у него наличествует повреждение головного мозга.
− Почему здесь нет Королевы Ли? − загворил мастер Бели.
− Разве Ли тебе не сказала, что занимается проблемами на восточном побережье? − спросила Дева. − Она прислала сюда меня, чтобы разобраться, кто здесь панику разводит.
− Панику?! Мне прекрасно известно, что Ли не доверяет этой девке! − он махнул рукой в сторону Альки.
− Возьми телепорт, Бели, слетай к Ли сам и узнай, кому она доверяет, если не понимаешь сам! − резко заговорил Единорог.

* * *


Свист ветра, скрип мачт и шум волн, бьющихся о борт смешался с воем и грохотом снарядов, прилетавших из-за горизонта и лупивших по кораблям, двигавшимся к острову. Один из корабляй уже горел, семь других пытались прорваться через выставленный огневой заслон, но им это было явно не под силу. Большинство снарядов не долетало до кораблей и рвалось в воде, подымая высокие столбы брызг.
− Что здесь происходит?! − раздался крик на палубе, когда рядом с группой матросов, готовивших пушки к стрельбе, появилось несколько магов.
− Твои союзники убивают нас, вот что, − заявила Ли, глядя на появившуюся Альку. − Мы пытались добраться до острова уже несколько раз, и всякий раз они открывают вот такую стрельбу, независимо от того, под какими флагами идут корабли.
− Если ты знаешь, что они мои союзники, почему не обратилась ко мне, когда это началось?
− Алька, прекрати это, − заговорила Дева. − Не знаю, как ты им это передашь, но это надо прекратить! Они уже слишком много кораблей потопили только за то, что те проплывали мимо!
Алька несколько мгновений смотрела на Деву, затем достала устройство связи пришельцев, нажала на маленькие кнопки, как ее учили и некоторое время вслушивалась в гудки.
− Мне нужно немедленно переговорить с капитаном, − заговорила она, когда в трубке послышался дежурный ответ.
− Я переключаю на связь с капитаном, − заявил связист с той стороны, и Алька ждала еще некоторое время. Она знала, что связь не наступит сразу, что иногда ждать приходится довольно долго.
− Черная Смерть? − раздался голос капитана. − Я на связи, чем могу помочь?
− Капитан, у вас есть сейчас связь с вашей Морской Базой?
− Есть, − объявил он. − В чем дело?
− Мне нужно, чтобы вы отдали им приказ немедленно прекратить палить по кораблям в море. Потому что я сейчас нахожусь на одном из этих кораблей.
− Я немедленно отдам приказ, но что вы там делаете? По моим данным, Морская База находится в осаде, и корабли обстреливают ее из пушек.
− Возможно, это так и было до того, как я тут появилась, но в данный момент с кораблей не ведется никакой стрельбы. Они и не способны стрелять на такое расстояние, какое тут сейчас до берега.
Вой прилетавших снарядов прекратился, стих грохот взрывов, осела вода, поднявшаяся в воздух, и словно подтверждая наступившее перемирие, стихли порывы ветра, и волны уже не угрожали захлестнуть палубу и смыть находившихся там людей.

Маги осторожно сходили на берег, осторожно не из-за того, что боялись свалиться с шатких мостков в воду, а из-за встречавших их чужих вооруженных людей.
− Вы обязаны проводить нас к своему командиру, лейтенант, − заявила Алька офицеру, командовавшему солдатами.
− Да, мэм, следуйте за мной, − согласился тот. Он и не мог не согласиться, потому что еще минуту назад говорил с капитаном экспедиции и получил от него прямое указание об этом.
Переговоры с командиром базы были короткими. Тот обещал, что проходящие мимо корабли более не будут обстреливаться, за исключением случаев прямого вторжения на остров. А чтобы отличить свои корабли от чужих, командир базы получил несколько рисунков с флагами судов, напрямую обозначавших их принадлежность.

* * *


− Пришло время поговорить на чистоту, − заговорил Белый Единорог, когда пятеро Сильнейший Магов собрались в том самом месте, где Сильнешие и собирались всегда. − Из-за глупости мы едва не оказались перед лицом нового Раскола Мира, и в первую очередь в этом виновны вы, Королева Ли. Виновны в том, что не сообщили Мастеру Бели о нашей договоренности, о том, что Пресветлая Алька оказалась на месте Черной Смерти согласно нашему плану, что Блерду было позволено распространять свою ересь о ней только для правдоподобности, для того, чтобы у черных не было повода для подозрений на ее счет. Алька со своей задачей справилась настолько мастерски и виртуозно, что у черных и сомнений не возникло в том, что она и есть настоящая Черная Смерть. И сейчас мы должны окончательно и бесповоротно решить один важнейший вопрос. Мы должны раз и навсегда положить конец вражде черных и пресветлых. Любой, и настоящей и разыгранной, потому что розыгрыш едва не дошел до возникновения серьезной схватки посреди Столицы Пресветлых в сердце Королевской Магической Школы. И все из-за того, что ваши прямые подчиненные и первые помощники были не в курсе настоящего положения дел. А сейчас, Ваше Величество, вы должны признать свою ошибку при всех и подтвердить Мастеру Бели, что договор о котором я сказал имел место, и что о нем известно, как минимум троим из нас, если исключить саму Альку. Вы признаете? − Единорог прямо смотрел на Королеву Ли.
− Признаю, − объявила Ли, глядя на Бели.
Пресветлая Дева со вздохом облегчения опустилась на свое место. Алька тоже опустилась в кресло, и через некоторое время расселись все.
− Надо и еще один вопрос решить до конца, − заявила Алька.
− Какой вопрос, Алька? − спросила Дева.
− Вы должны раз и навсегда договориться считать меня той самой Черной Смертью, какую все знали двести лет назад. И сделать это для того, чтобы черные навсегда остались в неведении о том, что я пришла к ним от Пресветлых.
− Они это могут узнать не только из наших разговоров, − объявила Ли.
− Да, но мне будет там намного проще играть свою роль, если все каналы утечки информации будут перекрыты, а любые иные слухи я могу враз прибить заявив, что я у вас тут появлялась иногда, чтобы шпионить.
− В этом случае, тебе придется принять на себя и вину Черной Смерти за все дела, какие она вершила тогда.
− Среди черных я это уже сделала, и мне это там ничуть не мешает, даже наоборот. А здесь вы все будете знать. Не только вы, но и те, кому вы доверяете. И кому доверяю я.
− Зачем тебе понадобилась Пресветлая Белая Кошка? − спросил Бели.
− Я собираюсь перетянуть ее на сторону черных и сделать ее там своей первой помощницей. Никому из черных я не могу доверять полностью, а ей смогу. Мне это нужно просто потому что я уже оказывалась в состоянии без сил, когда мне мог помочь только маг, и такого мага рядом со мной в тот момент не было.
− И как ты выкрутилась? − спросила Дева.
− Прикинулась, что у меня достаточно сил, и ушла как обычный человек под предлогом того, что я желаю знать, каково чувствовать себя человеком в разных неординарных ситуациях.
− Нам надо решать, что делать в сложившейся ситуации с пришельцами, − поднял новую тему Единорог.
− Я заключила с ними Союз и объявила, что мне осталось только договориться о поддержке этого Союза Пресветлыми, − объявила Алька. − И я считаю, что этот союз надо заключать несмотря ни на что.
− Ты можешь объяснить, что произошло в космосе в тот раз? − спросила Дева.
− Могу не только рассказать, но и показать, − ответила Алька, поднялась и вытащив из кармана небольшой прибор установила его на пьедестале напротив широкой стены, после чего одним магическим движением задернула шторы в зале и глянула на всех. − В этом приборе не больше магии, чем в двигателе от самоходной телеги, − заявила она и запустила прибор. Засверкали разноцветные лучи, и на стене появилась проекция с изображением мира, орбитальных платформ и космического флота людей. На планете выделилось несколько точек.
− Сначала я покажу, что это такое, − объявила Алька. − О том, что такое космический флот вы знаете. Так вот, эти точки, это космические корабли людей, прибывших сюда из иных миров, где так же живут люди. Их цель − защитить наш мир от врага, который не щадит людей. Вообще ни под каким предлогом, потому что эти враги вообще не люди, и им не нужны миры, где живут люди. Они подобные миры уничтожают, если им это удается. Именно с такой целью сюда и заявился флот врагов в тот день.
На картинке появилось движение и из глубины тьмы появились красные точки, которые приближались к планете. Начался бой, появились вспышки взрывающихся кораблей, как своих так и чужих. Особо отмечались вспышки взрывов крупных объектов и выстрелов космических станций.
Алька комментировала ход космического боя и, когда появилась новая цепь взрывов на орбите, объявила, что эти взрывы она произвела своими силами, что израсходовала в этот момент почти весь свой запас, и последним ее действием стала активация выстрела на станции людей, который поставил большую жирную точку в конце боя, подорвав собиравшиеся в одной точке силы врага.
− В тот момент я потеряла все свои силы, и выжила только потому, что командир флота исполнил свою часть договора, и я получила помощь на их станции. И в тот бой я поняла, что в одиночку с подобными врагами мы не справимся. Если бы этих людей не было бы рядом, наш мир сейчас пылал бы в адском уничтожающем пламени, и никакая магия не помогла бы его спасти.
− Эти враги обладали столько большой магической силой? − спросил Бели.
− Мастер Бели, представьте простую ситуацию. Вы оказались где-нибудь в горах, и вас придавило упавшей скалой, весом скажем так в тысячу тонн. Вы сумели бы в таком случае выбраться?
− Я бы не попал в такую ловушку, − заявил он.
− По условию задачи, вы уже попали, − заявила Алька. − Вы лежите под камнем, скала раздробила все ваши кости и смяла плоть. Поможет вам магия выжить?
− В таком случае − не поможет.
− А сколько магии в обыкновенной скале? Враги используют силу мертвой материи, Жестокую силу, которая способна одним ударом выжечь целый город, вызвать землетрясение, утопить целый остров в океане. И магия тут может помочь только превентивно, но никак не остановит последствия.
− Вы можете сказать, зачем людям из других миров помогать нам? Ведь мы для них никто.
− А зачем вы печетесь о людях страны черных? Ведь они для вас никто, мастер Бели, − проговорила Алька.
− Они люди, и этого достаточно, − заявил Бели.
− Вот это и есть ответ на вопрос, который вы задали. ОНИ − ЛЮДИ, И ЭТИМ ВСЕ СКАЗАНО.
− И каков твой план действий, Алька Черная Смерть? − спросила Королева Ли. Ее последние слова вызвали некоторое недоумение со стороны Девы, выразившееся в ее странном взгляде на Ли. − Мы ведь договорились, что будем принимать тебя именно за нее, − сказала она, глядя на Альку прямо. − Разве нет?
− Я ничего и не возражала, − заявила Алька. − План надо согласовывать с капитаном пришельцев. И, я думаю, в этом вопросе наиболее компетентен мастер Бели. Ведь именно он − Мастер Магического Боя, а я в этом деле всего лишь посредственность.
− И ты это говоришь после победы в Мировом Магическом Турнире? − спросил Бели.
− Вам ли не понимать, мастер Бели, что я выехала лишь на трюках, какие никто не ожидал? И в космическом бое было так же. Враг не ждал магических ударов, потому и был повержен. В следующий раз он может явиться с магической поддержкой, и тогда все может закончиться очень плачевно для нас. И, если говорить прямо, то я сейчас понимаю, что действовала тогда чрезвычайно бездарно, растратила чудовищное количество сил на то, что можно было сделать намного проще и эффективнее. Белый Единорог уже показал мне урок с парой приемов, который мне это доказал на непосредственном примере. И этот урок доказал, что мне просто необходимы уроки боевого искусства, потому что на одной лишь силе я далеко не уеду. И я хочу эти уроки получить именно от вас, мастер Бели, как бы вы не сомневались в том, можно ли их мне давать.
− Мы разве не договорились о том, что забыли нашу глупую вражду, Алька? − заговорила Ли. − Зачем ты ее вспоминаешь?
− Прошу прощения, − ответила та. − Вырвалось. − И она снова смотрела на Бели. − Вы дадите мне уроки, мастер Бели? − спросила она.
Он взглянул на Ли, та ничего не говоря, просигналила магически свое согласие.
− Да, − ответил мастер Бели.
− Значит, на этом мы можем и закончить, − проговорил Единорог. − О переговорах с пришельцами Алька договорится, а когда дело дойдет до встречи с ними, мы соберемся снова.
Они поднялись, Бели и Ли ушли сразу же, а Дева прошла к Альке и обняла ее.
− Я рада, что все наконец, разрешилось, − произнесла Пресветлая.
− Я ведь настоящая Черная Смерть, а ты меня обнимаешь, − проговорила Алька.
− Черная Смерть, спасшая волчонка от безумства толпы, − произнесла Дева. − С такой Черной Смертью не зазорно дружить.
Алька чуть усмехнулась, и Дева глянула на Единорога. Тот тоже улыбался.
− Вы остаетесь вместе? − спросила она.
− А у тебя еще есть какие-то вопросы, Дева?
− Нет, − ответила та, и отступив от Альки на шаг исчезла во вспышке телепорта.
− Пора и нам возвращаться домой, − произнес блондин, проходя к Альке. Она приняла его в свои объятия, и зал встреч Сильнейших окончательно опустел.

* * *


− Ну что же вы, мастер Бели, боитесь нормальной учебной схватки? − проговорила черная драконица. − Сюр, покажи же ему, как надо действовать!
На полигоне появился вихрь песка, в котором мелькала белая фигура Единорога. Он с остервенением налетел на Черную Смерть, и Бели смотрел на возникшую схватку совершенно ошарашенным взглядом.
В ход шли мощнейшие силы и удары Единорога не ограничивались. Сверкали молнии, в клубке пыли мелькали белые копыта, черный хвост, иногда пыль оседала, и человек видел сцепившихся в единоборстве существ, ни одно из которых не уступало другому в силе. Единорог казалось, был не меньше драконицы ростом, и это сбивало наблюдателя с толку. А затем возникал новый вихрь, и схватка продолжалась так, что поднявшаяся пыль скрывала все.
Закончилось все одним резким магическим ударом, затем черное тело драконицы взлетело над облаком пыли, перекувырнулось и распласталось на песке. Пыль медленно осела, Белый Единорог прошел к драконице и осторожно коснулся копытом ее крыла. Она подпрыгнула, переворачиваясь со спины и встала на лапы, широко раскрывая крылья.
− Ну, закончили? − спросил Единорог.
− Закончили, − подтвердила Алька, и обойдя партнера направилась к мастеру Бели. Рядом с ней шел и Единорог.
− Слабо сделать так же? − спросил Единорог у Бели.
− Вы ведь только игрались, − проговорил он.
− Разумеется, − ответила Черная Смерть. − Ведь в настоящей боевой схватки мы весь полигон разворотили бы. А оно нам надо?
− Хочешь сказать, что тебе мало этого полигона? − спросил Бели.
− Тебе показать настоящий боевой удар Черной Смерти, каким я сбивала вражеские бомберы? − спросила она.
− Ты и мне обещала его показать, − произнес Единорог.
− Тогда, летим, − ответила она и присела, давая понять своим учителям, что те должны сесть на спину драконицы. Сюрен оказался там почти сразу, обратившись в человека, а Бели чуть промедлил, но затем прошел к Альке и забрался ей на спину, усаживаясь позари Единорога.
Она взлетела над полигоном, сделал небольшой круг и сориентировавшись актировала телепорт. Под ее крыльями оказался океан. Вдали появился скалистый остров, и драконица летела к нему.
− Держитесь и смотрите вперед, − приказала она. − И не вздумайте магичить, пока я не закончу.
Тело Черной Драконицы дрогнуло, и через него прошлась радужная волна. Она некоторое время словно ходила туда и назад от ее головы к хвосту, затем развернулась к крыльям, и через мгновение в крыльях возник мощнейший импульс, который обратился в яристный огонь файрбола, возникшего перед грудью Черной Смерти и ушедшего к острову.
Дрогнула земля. По океану понеслась огромная волна, над островом вспыхнуло ярчайшее солнце, и в один миг скалы разлетелись в сторны, падая в океан вокруг, и на остров прекратил свое существование. До трех существ дошла ударная воздушная волна, которую знающие люди связали бы с ударной волной ядерного взрыва.
На месте острова сомкнулись воды океана, а затем началось непонятное бурление, и Алька свернула в сторону, решив не лететь к месту, где нарождался настоящий, теперь уже подводный вулкан. А над океаном уже бурлил фонтан горячей воды, который через мгновение обратился в столб огненной лавы, вырвавшейся из-под земли из-за нарушения коры, возникшего под драконовским ударом.
− Сколько же ты магии растратила на этот удар? − спросил Бели, когда Черная Смерть вернулась на полигон, и два человека покинули ее спину.
− Почти всю, − объявила Алька, появляясь рядом в своем человеческом виде.
− Никогда так не делай, Алька.
− Так это как? − спросила она.
− Не вкладывай все силы в один боевой удар, − ответил он.
− Мне сейчас есть кого бояться? − спросила она.
"Вообще-то есть", − мысленно заметила Нюта.
"У нас договор, Нюта, не забыла?"
"Не всегда можно слепо верить."
"Что же ты меня не остановила? Видела же, что я делаю."
"Ты рискуешь только собой, Алька. А я бессмертна в любом случае. И без энергии в этом мире я никогда не останусь."
− Есть или нет, − заговорил мастер Бели. − Враг может появиться совершенно неожиданно.
− Может. И пока его нет, я должна учиться. Как действовать правильно. Я понимаю, что палила из пушки по воробьям, и мне надо учиться стрелять из рогатки, а так же как эту рогатку сделать, чтобы при необходимости не только воробья, но и корову завалить.
− Тебе надо учиться не только боевому искусству, − заявил Бели. − Просто вернуться в школу и закончить курс обучения как следует.
− А враг будет ждать, когда я закончу? − спросила она.
− Не будет, но так можно увиливать от учебы бесконечно. Сделаем так, встретимся через два дня, и я кое-что подготовлю для демонстрации. А на сегодня занятия закончены.
− Хорошо, спасибо, мастер Бели.

Время летело очень быстро, Алька вновь занималась с Единорогом в его корабле, изучала оружие мертвой материи, о котором у сюрена было не мало информации. Вместе с этим она проводила не мало времени с матерью, а по ночам снова оказывалась с Единорогом, и они устраивали безумные ночи любви, а на утро все начиналось сначала.

Бели приготовил свою демонстрацию не сразу. Оказались и другие неотложные дела, и за это время Алька успела вновь встретиться с командиром людей-пришельцев, обрадовала того, что союз теперь заключен со всеми силами Мира, и Пресветлые готовы делать все, что нужно для победы над врагом.
После переговоров с омандиром, Алька отправилась в отсек ученых, и встретилась с Илианом. Тот, как оказалось, проводил много времени в тренировках, в спортивном зале, и Алька застала профессора на тренировке в борцовской группе.
− Как сердце, профессор? Больше не шалит? − спросила она, встретив его на выходе с тренировки.
− Не шалит. Теперь только доктора сходят с ума. От чуда дикарской медицины.
− А вы как? − спросила она. − Совесть не успокоилась?
− Думаешь, она когда-нибудь сможет успокоиться?
− Извини, но ты не у того спрашиваешь.
− Да, наверно, − согласился он. − Ты по делу или так зашла?
− Встреча с командиром была по делу, а к тебе так зашла. Как там говорится?.. Мы в ответе за тех, кого излечили.
− За меня можешь не волноваться. Сердце не шалит, с ума сходить я не собираюсь.
− А как наука? Держит удар или не очень?
− Наука желает ответов, − ответил он. − Но ты с ней, кажется, не хочешь дружить?
− Да с чего вы такое взяли, профессор? Наука к нам с неба упала много веков назад, и только кретины с ней не дружат. Я похожа на кретинку?
− Не похожа, − усмехнулся он. − Ты вообще ни на кого не похожа.
Они шли через коридор, навстречу попадались люди. Некоторые здоровались с профессором, а Черную Смерть не узнавали. Не могли узнать, потому что она меняля себя, когда ходила подобным образом по космической станции. И никто на это не возражал.
Они добрались до научного отсека, и Илиана тут же нашел кто-то из ученых, желая немедленно переговорить о странном явлении на планете. Заинтересовавшись, Алька отправилась вместе с людьми, и вскоре оказалась в зале с широким экраном и множеством компьютеров. Илиан сел в одно из кресел, Алька опустилась рядом, а ученый присел с другой стороны и запустил с пульта перед собой видеофильм, отснятый несколько дней назад.
На экране появился океан и остров, над островом внезапно возникло сияние, от эпицентра прошлась ударная волна, а затем на месте вспышки появилось новое светящееся пятно, и человек объявил, чтото огненное пятно не что иное, как родившийся вулкан.
− И что особенного в рождении нового вулкана на планете? − спросил Илиан.
− Первая вспышка, профессор. Перед рождением вулкана не возникает ядерных взрывов.
− А ядерного взрыва там и не было, − заявила Алька.
− И что там было? − спросил Илиан, заинтересовавшись подобным вмешательством Черной Смерти.
− Вы можете классифицировать этот удар по шкале мощности ядерных взрывов? − спросила женщина у третьего собеседника.
− Восемьсот мегатонн, совершенно нетипичная цифра для подобных зарядов. А почему вы решили, что это был чей-то удар?
− Вы зафиксировали то, что называется Коронный Удар Черной Смерти, − объявила Алька.
− И по кому наносился этот удар? − спросил Илиан.
− По мертвым скалам. Это была демонстрация ее силы для союзника.
− Восемьсот мегатонн удар одной магички? − проговорил Илиан. − Поверить невозможно.
− А одновременный взрыв семидесяти саргастовских бомберов? − усмехнувшись спросила она.
− Я не говорю, что не верю, это просто фигура речи, − начал оправдываться профессор.
− Язык мне еще учить и учить, − ответила она. − Вам нужны доказательства, что это именно то, что я сказала? − спросила Алька, обернувшись к ученому.
− Я могу ей верить, профессор Илиан?
− Безусловно, в чем, в чем, а в вопросе о делах Черной Смерти, она первый эксперт.
− Может, тогда вы и с вопросом Литта поможете разобраться? − спросил ученый.
− А ты уверен, что он связан с Черной Смертью? − спросил Илиан.
− Не уверен, но кто знает?
Илиан взглянул на Альку.
− А что мне говорить о том, чего я не знаю? − спросила она.
− Пригласишь его сюда или нам к нему идти? − спросил Илиан ученого.
− Лучше пройти к нему, − ответил тот, и они покинули зал, а вскоре оказались в лаборатории со множеством самых разных животных в клетках и клеточках.
− Ну, и в чем вопрос? − спросила Алька, рассматривая диковинных зверей, каких она и не видывала.
"Нюта," − мысленно вызвала она ее.
"Осторожнее, Алька! Здесь шерхи!"
"Что еще за шерхи?" − спросила она.
"Инопланетяне, опасные для людей."
"Я пока никого такого не видела, и люди здесь явно никого не боятся."
"Они могут и не знать."
Из-за угла в этот момент появилась крупное черное животное, находившееся вне клетки.
"Это шерх!" − воскликнула Нюта.
"Не нервничай," − приказала Алька.
− Вы никогда Литта не видели, что так на него смотрите, − проговорил ученый.
− Он не опасен, − объявил Илиан.
Алька и Литт смотрели довольно долго друг на друга, затем зверь поднялся на задние лапы и заговорил что-то рычащими словами.
"Я его языка не знаю", − заявила Нюта.
"А то что он умеет говорить, ты знала?"
"Нет. В космосе много сюрпризов, которых я не знаю."
− Вопрос непонятен? − спросил ученый, обернувшись к Альке.
− Он спрашивает о твоем имени, Алька, − произнес Илиан, едва сдерживаясь от смеха.
− А что о моем имени? Оно у меня вполне нормальное. Здорово и не болеет.
От зверя послышалось новое рычание.
− Она не знает языка, Литт, не надо так говорить, заговорил Иллиан.
− Профессор забыл уточнить, что я местная аборигенка, − объявила Алька. − Вы не хотите объяснить, что за вопрос? Или я здесь на представлении, как диковинная зверушка?
− Литту нужно разрешение на спуск, − объявил ученый.
− А командир экспедиции его не дает? − спросила Алька.
− Нужно разрешение от ваших, − заявил человек.
− Мы же не распоряжаемся вашими челноками, − удивилась Алька. − И не вмешиваемся в ваши дела на ваших базах внизу. Не понимаю, в чем проблема?
Зверь что-то рыкнул, прошел в сторону, развернулся, словно танцуя, затем опустился на четыре лапы и снова заговорил непонятные слова, глядя снизу на людей.
− Он не человек, и вас это не смущает? − спросил ученый.
− Согласно закону Черной Смерти, дискриминация разумных существ по виду является преступлением и жестоко карается в доказанных случаях, − заявила Алька. − Просто напишете в документе, что он человек другого вида, и никаких проблем не будет.
Литт, что-то зашипел с рычанием.
− Успокойся, Литт, никто не называет тебя человеком, − проговорил Илиан. Зверь просто развернулся и скрылся за углом убегая.
− В следующий раз приду сюда с белой Кошкой, и посмотрим, что он запоет, − проговорила Алька.
− Что за Белая Кошка? − спросил Илиан.
− Моя подруга по магической школе. Она обращается в большую белую кошку.
− Как это обращается? − переспросил ученый, все еще стоявший рядом.
− Странный вопрос.
− Почему странный?
− А если вас спросить, как это вы глазами моргаете? Вопрос странным не покажется? В нашем мире о способностях магов к обращению знают все, кто не полный кретин. А науки, которая объясняла бы, как кто-то обращается, не существует. Есть только факты.

* * *


Местом первой официальной встречи была названа Морская База. Алька объявила своим, что пригласила на нее и Хозяина Зачарованного Леса, после чего ей пришлось объясняться по этому поводу и о своей с ним связи. Сюрену объяснения не требовались, он уже все знал, Дева приняла эту связь, как должное, когда Алька объявила, что вышла именно из владний Рыжего Белка в то время, когда впервые встретилась с ней. Бели и Ли желали подробностей про "неуловимого рыжего", о котором мало что было извстно, кроме того, что в свое время он не мало попортил крови пресветлым.
Алька твердо заявила, что он − союзник, и сам ответит на все вопросы, если захочет, и на этом расспросы о нем закончились. А когда пришло время, Рыжий просто не явился. Алька за пару минут пролетела в его лес и Белк объявил, что она может решать все за него сама, а ему встречаться с людьми незачем.
− Потом не фыркай, если тебе что-то не понравится, − заявила она ему и улетела на встречу.


* * *


Все было сделано. Официальная часть начиналась еще в порту, куда прибывал корабль с Послами Мира.
Ли, Бели, и Дева, как представители Пресветлых.
Алька Черная Смерть и Белая Кошка, как представители черных.
Белый Единорог, сам по себе по идее.
Рыжий не явился, но это не играло роли в этот момент.
Перед ними появился Капитан, впервые спустившийся на планету для такого торжестенного момента. Он и сам ждал встречи с нетерпением, но делал все согласно своим понятиям этикета и в соответствии с согласованным планом.
Капитан приветствовал послов, благодарил за понимание и желание сделать все для защиты мира, объявлял, что он, как представитель космической метрополии человечества, рад возобновлению связей с Миром, и обещал, что сделает все возможное и невозможное для защиты Мира от врагов.
От послов первой выступала Алька по прозвищу Черная Смерть.
− Вот мы стоим здесь, Черные и Белые, Светлые и не очень, − заговорила Алька, оказываясь перед всеми. − И это наше величайшее достижение. Мы снова объединили Мир для того, чтобы не просто заключить союз с нашими новыми защитниками, но для того, чтобы вернуть утерянную в далеком прошлом Связь с Человечеством Космоса. Мы еще не сделали этого, но мы это сделаем, для того мы и собрались вместе! И пусть этому не будет преград, потому что мы защищаем Свой Мир! Мы еще помним, кто мы. Мы еще помним о Великом Космосе и Великих Путешествиях Дервних. Мы не забыли Великую Науку, и готовы привнести в нее свой вклад в виде Знаний, ранее ей не ведомых! И пусть еще не все маги Мира полностью со мной согласны, но первый шаг к этому мы уже сделали. И сделали это вместе с Вами, уважаемые посланцы Далекой Родины. − Алька поклонилась в сторону космической делегации. Мы рады, что нам это удалось сделать без серьезных потрясений, и рады, что вы нас принимаете всех, такими какие мы есть.
Она поклонилась еще раз и вернулась к своим, после чего церемонимейстер объявил следующее выступление.
− Королева Ли Пресветлая, по прозвищу Белая Змея, − назвал ее человек, и Ли вышла перед всеми.
− Эмоциональность речи нашей подруги, не побоюсь этого слова, меня немного удивила. Думаю, теперь я могу сказать, почему же Пресветлые пошли на этот союз с черными, несмотря на долгие годы прежнего противостояния. Но это я скажу только после того, как мы сделаем главное дело настоящего времени. Дело Защиты Мира, и в этом деле я подтверждаю все слова, сказанные Алькой по прозвищу Черная Смерть. И не побоюсь добавить для уважаемых Посланцев, что им предстоит иметь дело не только с наивными девушками с горящими глазами, такими как Алька, но и со взрослыми людьми. И в деле, о котором сказала Черная Смерть, мы едины. Это я говорю от имени большей части Мира, население которой считает меня своей Королевой.
Королева заняла свое место среди делегатов Мира.
− И не надо на меня так смотреть, Алька, − тихо проговорила она. − Я знаю, что ты не считаешь себя ребенком, но не забудь, что мы договорились не ссориться, если в наших речах что-то покажется неправильным или обидным. Ты тоже наворотила слов, о которых мы не договаривались, так что, молчи и слушай. Это тебе твой первый урок политики, в которой ты просто еще мало чего понимаешь.
"Уймись, Алька, она правильно говорит!" − возник мысленный возглаз Нюты, когда Алька хотела что-то сказать королеве в ответ. − "И не место пррекаться перед всем миром!"
"Она сама начала!"
"Начала то ты, когда говорила за всех и наплела лишнего."
"Ты же мне ничего не сказала об этом, когда я готовила речь."
"Не сказала, потому что ты должна сама наступать на свои грабли и понимать, что тебя бьет по лбу, а не беситься."
За мгновения пронесшегося мысленного диалога, Белый Единорог вышел перед всеми и некоторое время, казалось, красовался, пока его рассматривали делегаты-пришельцы. Для людей он выглядел "Красавцем Натуральным".
− Для начала, скажу, что я присоединяюсь к высказанному, за исключением, быть может, некоторых слов Королевы Ли, в которых она откровенно выносила сор из избы на виду у всех. Но главное все же в том, что мы сумели собраться, преодолев все барьеры страха и недопонимания. И сейчас, когда мы почти уверены, что делу, по которому мы собрались, уже ничто не угрожает, я хочу затронуть еще одну проблему, которая так или иначе, коснется всех, и нас и наших гостей. Это дела космоса, уважаемые господа. Космоса и космической политики, в которой мы сейчас никто, но пройдет совсем немного времени, и я уверен, о нас станет известно всем окрестным мирам. Нами заинтересуются и друзья и недруги, и тогда придет время для тех дел, о которых я хочу сказать. Сегодня вы стали свидетелями того, как бывшие противники объединились для одного общего дела, забыв о своей вражде. И я хочу, чтобы в космосе было так же, чтобы все, кто способен на объединение ради всеобщего Мира, сумели это сделать, и мы, наш Мир, попав в космос, приложит все силы для этого. Я очень надеюсь, что наши будущие союзники поймут мои слова и присоединятся к моим пожеланиям.
"У этого сюрена с крышей точно непорядок", − проговорила Нюта.
"Так же, как и у тебя, Нюта. Ты этого не замечаешь или не хочешь замечать?"
"Я просто боюсь, что это окажется уловкой."
"Может ютам тоже не хватает детской наивности, чтобы вершить великие дела?"
"Ты становишься взрослой, Алька."
"Я давно уже ей стала, просто не все это хотят признавать."

* * *


Переговоры проходят в необычайно дружественной обстановке. И заслуга Альки в этом признается всеми. Хотя, если подумать, как еще могли вести себя пришельцы встречая ребенка, в руках которого находится мощнейшее оружие, сила которого сравнима ядерными ракетоносцами? Алька этого, быть может, и не понимает, хвастаясь своими способностями, а для военных пришельцев просто очевидно − сделай они что-нибудь не так, местные дикари снесут их к чертям легким движением детской ручки. Потому они и идут на контакт, соглашались с теми или иными предложениями, работают как надо, проявляя на высшем уровне все свои профессиональные навыки.

Союз был заключен.
С легкой подачи Белого Единорога люди согласились безоговорочно принять все имевшееся в мире артефактное воооружение как оружие союзника, и "сюренские штучки" перестали грозить раскрытием его происхождения, потому что они были представлены, как находки с местах древних космических крушений, скопированные магией.
Была с легкостью принята способность магов к обращению, продемонстрированная по окончании первого дня послами Мира. Обращение Альки пришельцы уже знали, и вид черной драконицы их не смутил, как не смутил вид белой драконицы, какой стала Королева Ли. Великанский вид Девы вызвал оживленное обсуждение. От Белого Единорога они буквально пораскрывали рты и смотрели на его представление затаив дыхание. А Единорог без смущения подошел к Альке, выглядевшей в тот момент девчонкой, чуть склонился перед ней, и она оказалась на его спине, после чего он сделал "почетный круг" и вернув Альку на место, преобразился назад в статного блондина в белых одеяниях. Бели свое обращение не показывал, и Ли объявила для всех, что показывать или не показывать обращение − это личное дело каждого мага, и маги далеко не всегда соглашаются его демонстрировать столь охотно, как другие. Последней показывала себя Белая Кошка, и представляя ее, церемонимейстер объявил всем и информацию о том, что Белая Кошка победительница в соревнованиях по обрашению на многих Магических Праздниках Мира.

Первый день закончился, и гостей проводили в недавно отстроенное на Морской Базе здание гостиницы, которая и предназначалась для подобных высоких гостей.
Гости распределились парами и заняли три комнаты. Ли и Бели в одной, Алька и Единорог в другой, Дева и Белая Кошка в третьей. Устроившись в комнатах они спустились вниз, где для них готовился вечерний прием, и вскоре там появилось не мало людей, знакомых и незнакомых Альке, и прием в первую очередь предназначался для установления неформальных контактов, какие в обществе людей были нормальным явлением.

− Рада вас видеть, профессор Илиан, − произнесла Алька, обнаружив его среди гостей. − А Литта сюда не пригласили?
− Он тебе чем-то приглянулся? − спросил профессор с усмешкой.
− Он единственный инопланетянин в вашей экспедиции, если я правильно поняла. Или это не так?
− Он типичный космит, − ответил Илиан. − И на инопланетянина обидится не меньше чем на человека.
− Созвездие космитов, разве не было разгромлено десять веков назад? − спросил Единорог, сопровождавший Альку и знакомившийся со всеми ее знакомыми из пришельцев.
− С вы действительно получили полную информацию от какой-то давней экспедиции, оказавшейся здесь? − спросил Илиан, глянув на блондина совсем иначе.
− На территории моей страны находятся развалины древнего космодрома, построенного людьми семь веков назад. Странно, что вы этого не знаете. Думаю, он прекрасно виден с орбиты.
− Расселение людей в космосе проходило далеко не по планам метрополии. И вы, скорее всего, появились из экспедиции какого-нибудь периферийного мира.
− Значит тот периферийный мир может заявиться сюда с претензией на господство? − спросил сюрен.
− Не исключаю. Но в настоящее время периферийные миры увязли в той жестокой космической войне, которая задела и вас совсем недавно. Поэтому, они вряд ли явятся вас завоевывать. А если и явятся, то уйдут назад, обнаружив наш флот на орбите.
− Вы не можете с ними договориться как надо? − спросила Алька.
− Это одна из наших проблем, − признал Илиан. − И решать ее придется еще очень долго. Не везде понимают важность консолидации человеческих сил.
− Вопрос о космитах так и остался без ответа, − напомнил Единорог. − Их разбили или нет?
− Разбили и оставили, − ответил Илиан. − И после того, они более не пытались воевать против людей. А через некоторое время их торговым судам позволили летать к планетам, принадлежащим метрополии, и они изредка нас посещают.
− А как Литт оказался с вами? − поинтерсовалась Алька.
− Корабль его предков потерпел крушение в одной из наших колоний. Им удалось выжить, и они теперь с нами. Литт − прекрасный специалист в своей науке, и в нашей экспедиции ему нет равных.
− А какая именно наука? − спросил Единорог.
− Биология и медицина, − ответил Илиан. − Он хотел посетить планету, чтобы познакомиться с местной флорой и фауной.
− Сказали бы раньше, профессор, я бы легко устроила ему такое посещение и предоставила бы наших специалистов для консультаций. Он в тот раз совсем обиделся?
− Нет, он умеет не обижаться на людей, которые о нем ничего не знают и говорят то что ему неприятно слышать.

Вечер продолжался. Вскоре к кругу Альки, Илиана и Единорога присоединилось еще несколько человек, и они продолжали знакомоство, рассказывая о себе и слуашая рассказы о космосе, других мирах и военных действиях.
Затем состоялся концерт, устроенный командой пришельцев, и маги замерев вслушивались в звуки неизвестной им музыки, в слова песен, звучавшие совсем непривычно.
Концерт закончился обявление, что Послам надо отдыхать, им еще предстояло много работы на следующий день, и люди начали расходиться, а шестерка удалилась в предоставленные апартаменты.

− Чем займемся? − спросил Единорог, оставшись наедине с Алькой.
− Здесь ведь не место для наших игр, Сюр, будем спать, как положено и все.
− Я хотел предложить то же самое, − объявил он, и оба рассмеялись.

* * *


Блондин мдленно шел по коридору космической станции, касаясь металлических стен, рассматривая различные приборы и экраны.
− Как давно это было, − проговорил он. − Я уже и забыл, что такое полет в космос.
− Нас ждут, Сюр, а ты сопли распускаешь, − проговорила Алька.
− Извини, − ответил он, и заторопился. Вскоре они оказались в зале, где находилось множество военных-пришельцев, и вместе с ними группа боевых магов под командованием мастера Бели.
− Мы вас ждем, а вы пропали, − проговорил Бели, встречая Альку и Единорога.
− Мы немного приблудили, − соврала Алька, − Да и куда здесь пропадать, мастер Бели? В космос-то не вывалимся сквозь железо.
− На нашей станции почти нет железа, − заявил один из военных. − Здесь железо − роскошь, оно слишком дорого обходится.
− Я могу его доставить сюда хоть тонну своими силами, − объявила Черная Смерть.
− Дорого не само железо, Алька, а его содержание, − проговорил Единорог. − Я прав? − спросил он офицера.
− Безусловно, правы, господин Единорог. Ваши знания о космосе поразительны.
− Давайте займемся делом, господа, − вступил мастер Бели. − Наша задача, провести тактическую игру с использованием имеющихся сил и выяснить новую тактику в условиях пеименения новых возможностей.





Во время выступления Президента упал курс доллара и отдавил ему хвост...




Оценка: 5.00*3  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Е.Горская "Я для тебя сойду с ума" (Любовное фэнтези) | | П.Роман "Гер" (Боевое фэнтези) | | С.Шавлюк "Начертательная магия" (Любовное фэнтези) | | Е.Кариди "Навязанная жена" (Любовное фэнтези) | | Е.Васина "Клуб "Орион". Серенада для Мастера." (Современный любовный роман) | | М.Савич " " 1 "" (Боевое фэнтези) | | М.Акулова "Вдох-выдох" (Любовные романы) | | В.Свободина "Преданная помощница для короля " (Современный любовный роман) | | Тайниковский "Хроники "Илькоры". Книга четвертая: Воссоединение." (Эпическое фэнтези) | | Л.Тимофеева "Заклятье для неверной жены" (Юмористическое фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.
Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
М.Эльденберт "Заклятые супруги.Золотая мгла" Г.Гончарова "Тайяна.Раскрыть крылья" И.Арьяр "Лорды гор.Белое пламя" В.Шихарева "Чертополох.Излом" М.Лазарева "Фрейлина королевской безопасности" С.Бакшеев "Похищение со многими неизвестными" Л.Каури "Золушка вне закона" А.Лисина "Профессиональный некромант.Мэтр на охоте" Б.Вонсович "Эрна Штерн и два ее брака" А.Лис "Маг и его кошка"
Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"