Mak Ivan: другие произведения.

Тилира Джейн Камара

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


 Ваша оценка:


Ivan Mak


Тилира Джейн Камара



− Определенно, она не понимает наших слов, − возникла фраза. Что-то шевельнулось и дрогнуло. Сознание женщины словно включилось после долгого сна. − Мы не можем заставить ее сказать ни одного слова, − продолжал говорить голос. Женщина повернулась к источнику звука и взглянула на двух человек. Один из них все еще продолжал говорить, а затем замолчал, увидев взгляд женщины. Человек взглянул на второго, затем вновь на женщину. − Ты понимаешь меня? − спросил он медленно. Она попыталась что-то сказать, но не смогла. Она взглянула на себя, на свои руки и некоторое время рассматривала их, медленно двигая пальцами и пытаясь понять, кто она есть.
Два человека в какой-то момент ушли, а женщина продолжала смотреть на свои руки, затем поднялась с постели.

Ее называли Джейн. Она не знала почему. Но она поняла, что так звали именно ее. Время шло невидимо и незаметно. Джейн понимала слова, но все еще не говорила. Она слушала слова, делала так, как ей говорили, и продолжала свой странный мысленый бег, в котором не было слов, а было только осознание бытия и осознание, что она не такая как все люди, что она... больна. Болезнь почему-то казалась смешной, и Джейн чувствовала, что она отступает. Но отступает очень медленно.
В какой-то момент ей дали бумагу и карандаши, чтобы она могла что-то нарисовать. Джейн долгое время не рисовала ничего, а затем до сознания дошло, что это необходимо для лечения, и она взяла бумагу и взяла карандаш. Не первый попавшийся, а тот, что ей понравился по цвету.
Джейн медленно провела линию на бумаге и взглянула на человека, следившего за ней.
− Продолжай, Джейн, − сказал он.
Она несколько мгновений раздумывала, как продолжать, затем взяла второй лист и приложив его к первому продолжила линию.
Он воспринял это по-своему, затем ушел, вернулся через минуту с рисунками. Он показал их Джейн. Изображения были просты, но понятны. Джейн несколько минут рассматривала рисунки, затем взглянула на человека.
− Попробуй нарисовать так же, − сказал он.
Джейн вновь взяла бумагу и карандаш. Взглянула на различные рисунки и начала рисовать. Линии, круги, кусочки линий. Линии под разными углами. Весь ее лист оказался изрисованым, но в рисунке не было чего-то. Джейн пыталась понять, чего и, наконец, смысл дошел до нее.
Она взяла другой лист, взглянула на человека и начала рисовать. линия, одна, другая, третья. Другой цвет, новые линии, новые кривые. Джейн остановилась, когда решила, что этого достаточно. На бумаге была ее комната, стол, кровать, человек, сидевший на стуле.
Это было странное изображение из множества линий, но они сливались в картину, которая была похожа на реальность.
Человек долго смотрел на рисунок, потом на Джейн.
− Очень хорошо, Джейн. На сегодня достаточно, но если захочешь рисовать, бери и рисуй. Я оставлю карандаши и бумагу у тебя.

Сначала она рисовала то что видела вокруг, то что видела в окно, то что видела, выходя в коридор. Теперь ее выпускали туда, и она встретила не мало других людей, которые тоже были больны.
Джейн продолжала идти по пути выздоровления, и это отмечал врач. Она шла вперед, не оглядываясь назад. Она не хотела смотреть туда, в черноту, в бездну, за которой скрывалось что-то страшное. Хотелось забыть обо всем, уничтожить эту дыру. Закрасить ее...

Она не говорила, но слова были в ее рисунках. Врач каждый день приходил к ней. Говорил о разных вещах, рассказывал о мире. Не редко приносил картины. В очередной день он принес целый набор картинок и положил их перед Джейн.
− Выбери ту, которая тебе больше всех нравится, − сказал он.
Джейн смотрела на картинки и несколько мгновений думала о них. Город, деревня, море, солнечное небо, звездное небо, степь, лес...
Лес. Вот, самое лучшее. Джейн взяла картинку и показала ее человеку. Он принял картинку, затем взглянул на Джейн.
− А теперь покажи, какая картинка тебе больше всех не нравится.
Джейн продолжала смотреть. Все картинки были, как будто одинаковы, но одна вызывала страшную ассоциацию. Ассоциацию с прошлым, черным и ужасным прошлым. Это была картинка с черным небом, только звезд на ней не должно было быть.
Джейн еще долго смотрела, пытаясь понять, что же ей показать.
− Ты не можешь выбрать?
Джейн показала знак отрицания, затем взяла бумагу, черный карандаш и нарисовала черный-черный квадрат без единого просвета.
− А это? − Спросил он, показывая на черное небо со звездами.
"Нет." − показала Джейн знаком.

Дни проходили. У Джейн появился учитель, который показывал знаки и учил ее говорить на языке жестов. Это получилось достаточно просто, и вскоре разговоры с врачом приняли новый характер.
Теперь Джейн могла отвечать словами на языке жестов. Учитель был рядом и переводил слова на нормальный язык, если врач что-то не понимал.

"Я не помню, где родилась. Я не помню, как оказалась здесь. Я не помню свое имя. Я не помню сколько мне лет. Я не помню... Я не помню... Я не помню..."
Джейн продолжала учиться говорить. Она легко воспринимала и запоминала все. Ей не составило труда научиться читать и писать. И она смогла сесть за книги.
Она читала днями и ночами. Перед ней пролетали жизни десятков героев. Она узнавала историю. Она познавала мир, лежа в постели с книгой в руках.
Она не помнила, сколько пробыла в больнице для душевнобольных, но ей объяснили это. Джейн находилась на лечении уже четвертый год, а с того момента, как она начала подавать признаки понимания, прошло почти два года.
А черная бездна позади оставалась так же близко, как и раньше. Джейн лишь ощущала, что отошла от нее на несколько шагов. Один год − один шаг. Четыре шага до бездны. Она боялась оборачиваться. Боялась даже пытаться вспоминать, и требования врача вспомнить что-то воспринимала в штыки. Человек понимал это. Он понял, что Джейн видит позади себя пропасть и не хочет туда провалиться. Он понимал, что эта пропасть могла и убить Джейн, но с другой стороны, он хотел ей помочь. Помочь преодолеть. Сделать так, чтобы пропасть перестала быть пропастью.
Иногда Джейн просыпалась от кошмара. Ей казалось, что она летит сквозь черную бездну, которая вот-вот проглотит ее. Она пыталась выбраться из нее, просыпалась с криком и вновь оборачивалась, глядя на черноту, зиявшую позади.
Ее надо было уничтожить. Закрасить, Превратить черное в белое и Джейн попыталась это сделать на бумаге. Она вновь рисовала черный квадрат и пыталась его закрасить другим цветом, но этого не выходило.
− Что ты делаешь? − послышался голос. Джейн обернулась и увидела учителя языка немых.
"Пытаюсь закрасить черный квадрат. Не получается. Черный с другим цветом остается черным."
Человек прошел к Джейн, сел рядом и несколько мгновений смотрел на рисунок с квадратом.
− Можно рисовать не карандашами, а красками, − сказал он. − Тогда, закрасится.
Он не понял, что сказал для Джейн. Не понял, что Джейн воспользуется его советом не на бумаге, а в жизни. Через несколько дней у нее появились краски, и Джейн начала рисовать. Сначала обычные картины, которые она видела вокруг. Все становилось на много ярче и, почти как настоящим, а затем взяла черный квадрат и нарисовала внутри него каркас тоннеля, уходящего в даль. Жизнь, бесконечная жизнь. На стенах тоннеля лес. На полу трава, вверху голубое небо и солнце. А там вдали, два человека, отец и мать...

Она придумывала свою жизнь. Продумывала шаг за шагом, каждый кусочек, почти каждый день. Она могла сказать, что в какой день делала, могла рассказать о своих придуманных родителях. Вокруг только не было других людей, но так и было задумано. Они "жили" в лесу и встречались с людьми только иногда. Джейн придумала и эти встречи.
Она не рассказывала ни о чем, продолжая говорить о том, что видит черноту позади. А в ее рисунках, где был лес, трава и силуэты людей вдали, никто не видел закрашеную черную бездну.
Прошел почти год с тех пор, и теперь оставалось лишь сказать: "Я вспомнила". Джейн не знала, когда и как это сказать. Она не знала, что может стать этим толчком к воспоминанию и ждала момента, надеясь, что он найдется.

Ее подняли посреди ночи крики. В палате появились санитары.
− Вставай, Джейн. Бери одежду и бегом на выход! − сказал человек.
"Что случилось?" − спросила она языком жестом.
− Я не понимаю тебя. У нас пожар. Быстрее, Джейн!

Здание больницы горело. Пламя вырывалось из окон нескольких этажей. Рядом появились пожарные и начали тушение. Кто-то из больных кричал, их пытались успокоить. Джейн все еще смотрела на огонь, и в нее внезапно вошло воспоминание. Дикое и безжалостное. Боль пронзила сознание, и Джейн вскочив закричала и завыла. Она побежала прочь от огня. Прочь от боли и мчалась как ветер. Огонь преследовал ее в кошмаре, и теперь ее черная стена превратилась в красную пелену огня.
Кто-то ее поймал. Несколько санитаров едва справились в женщиной, пытавшейся вырваться, и Джейн перестала сопротивляться только когда ей ввели успокоительное.
Наступило утро. Боль еще гуляла в глубине, но Джейн сама уничтожила ее, закрыв бушевавший огонь черным полотном. Нет. Ей туда лучше не соваться. Пусть все будет так, как есть. И Джейн знает что и как говорить.
− Ты вчера кричала Джейн, − сказал врач, появляясь рядом. − Ты кричала. Ты что-то вспомнила.
Джейн сжалась в комок и попыталась все забыть, а затем ее осенила мысль. Да, конечно же. Ей нужно нарисовать огонь. Не такой страшный, какой она видела, а простой огонь. Обыкновенный пожар. Пожар в лесу...
− Скажи Джейн. Что ты увидела. Только одно слово, Джейн. Всего одно слово, и я уйду.
"Огонь" − показала Джейн знаком.
Человек несколько мгновений стоял рядом. Он понял знак, потому что и сам выучил язык немых за это время.
− Хорошо, Джейн. Я ухожу. А завтра мы поговорим еще. Если будет плохо, зови меня.
Джейн не ответила. Она подумала лишь, что завтра все будет иначе. Все. Она приведет себя в порядок. Она уничтожит в себе ту боль окончательно и придумает вместо нее новую, ту, которая будет соответствовать ее выдуманной жизни.
Ей дали разрешение на прогулки. После пожара больных перевели в соседнее здание. Их разместили среди других больных. Джейн оказалась на этот раз в палате с несколькими людьми, и они, поняв что Джейн не умеет говорить, потеряли к ней интерес.
Она вышла на улицу в полдень. Рядом с главным зданием все еще находились машины пожарных. А само здание чернело обожженными каменными стенами. Кто-то работал наверху, выкидывая обгоревшие останки мебели.
А Джейн смотрела на черный корпус здания и придумывала свою историю с огнем. Боль ушла. Чтобы ее не было надо было просто не вспоминать про тот огонь. Надо было вспоминать только этот и тогда боли не было.
Джейн думала. Она искала как связать свою боль с огнем и, наконец, поняла как. Это было жестоко с ее стороны. Жестоко по отношению к придуманым персонажам, но эта жестокость могла объяснить боль. Два человека. Два силуэта, тех самых родителей. Джейн смотрела на них в своем сознании и говорила им "прощайте".

"Я вспомнила." − сказала Джейн знаками, когда вновь оказалась с доктором.
− Ты можешь рассказать?
− Да, − ответила она и вздрогнула.
− Джейн, ты это сказала словами.
− Да. Да. Да, − повторила Джейн. − Ййй Йаа...
− Продолжай, Джейн. Спокойно. Ты умела говорить всегда. Просто говори и все.
− Ййа.. Ввсспооммнниииллааа... − протянула она едва сумев выговорить слова.
− Не волнуйся. Все нормально, Джейн, − сказал врач. − Достаточно слов, говори знаками.
"Мои мама и папа." − сказала она. − "Я вспомнила их. Они умерли."
− Расскажи о них.
"Огонь. Они попали в огонь."
Она продолжала рассказывать. Не сначала и не с конца. Она вырывала куски из середины и говорила то о лесах, то об отце, то о матери, то вспоминала огонь, тот "страшный" огонь, пожар, в котором погибли ее отец и мать. Она плакала, говоря эти слова и, в то же время, держала себя, чтобы не провалиться в бездну, чтобы выстроеный ею мир не сломался. Он не должен был сломаться. Джейн придумала все так, чтобы не было никаких сомнений.

Прошло два месяца. Джейн рассказала свою историю, рассказала о том, что жила в лесу, что ее родители ушли туда по каким-то своим причинам и не желали уходить в город. Она рассказывала о людях, которых встречала в лесу, об охотниках и собирателях. Она говорила о лесном пожаре, о том, как они бежали через пожар, о том, как отец бросил Джейн с обрыва в реку, а сам убежал за матерью, попавшей под упавшее дерево. Джейн рассказала о том, как вернулась на то место после пожара и о том, как нашла в золе предметы, принадлежавшие ее отцу и матери. Там же были и обгоревшие останки людей... На вопрос, куда делись предметы, Джейн ответила, что потеряла их, и не знает где.
Теперь она умела говорить. Она все еще заикалась, еще тянула слова, и с ней работал другой человек, который помогал Джейн избавиться от дефектов речи. Но теперь все было иначе. В один из дней врач пришел к Джейн и объявил:
− Я пришел сказать, что ты больше не больна, Джейн.
− Не больна? − протянула она с удивлением.
− Ты вспомнила все. Смогла преодолеть боль, значит, ты уже не больна. В тебе остались только последствия болезни, но они пройдут, Джейн. Этому нет сомнений. И, поэтому, я решил направить тебя в другое место.
− В какое?
− Там живут и работают такие же как ты, Джейн. Люди, которые серьезно болели, их болезнь прошла, но остались последствия. Это учреждение называется − реабелитационный центр. Там тебе будет лучше чем здесь, Джейн. Ну, а если тебе не понравится, то ты сможешь меня найти, и я что-нибудь придумаю. Ты согласна, Джейн?
Она не могла быть не согласной, хотя и понимала, что ее болезнь никуда не делась. Но Джейн была сильна. Она могла справиться со своей болезнью сама. Она могла.
− Я согласна...

Она вступала в новую жизнь. В общество людей. Теперь у Джейн появились документы и полное имя − Джейн Камара. Сначала она жила в общежитии, позже получила отдельную квартиру. У нее была работа, которая стала основой для жизни в обществе. Она работала на небольшой швейной фабрике, где производилась одежда. Люди небольшого городка покупали ее у своих, а иначе фабрика давно раззорилась бы, потому что развитая промышленная индустрия выпускала одежду на много более дешевую.
Боль иногда приходила, но Джейн убивала ее, вновь загоняла в угол, за ширму, которую она сама сотворила для себя.
Год пролетел так же незаметно, как и предыдущие. Уже никто не видел в Джейн старую больную. Она говорила не хуже любого человека. Ее заикания давно пропали, а знание языка немых помогало в общении с людьми, которые действительно не умели говорить и слышать.

Джейн возвращалась к себе домой. Около подъезда она увидела двух человек и почти сразу узнала в одном из них своего врача.
− Здравствуй, Джейн, − сказал он улыбнувшись. − Как жизнь?
− Все хорошо, − ответила она. − Я уже не заикаюсь и, думаю, все последствия прошли. Вы пришли проведать меня?
− Да. И познакомить с одном человеком. Его зовут Томас Дигри.
− Рада познакомиться, − сказала она, улыбнувшись.
− Томас − художник, − сказал врач. − Он однажды увидел твои рисунки, оставшиеся у меня, и сказал, что хочет познакомиться с тобой.
− Да? − удивилась Джейн. − В них что-то есть?
− Не просто есть, − ответил Томас. − Я думаю, у тебя талант, Джейн.
− Вы шутите, − усмехнулась Джейн.
− Я не шучу. Я художник и знаю толк в картинах.
− Ну, и что это означает? − спросила Джейн. Она говорила это серьезным тоном, но под конец усмехнулась.
− Ты, я вижу, уже и шутить научилась, − сказал Врач.
− А я не умела?
− Не помню ни одной шутки там от тебя.
− Ну так что из того что у меня талант? Что мне делать то?
− Ты можешь стать большой художницей, − сказал Томас. − Ты ведь не бросила рисование?
− Вообще-то, после больницы, я ничего не рисовала. Кроме выкроек.
− Джейн, ты должна попробовать снова что-нибудь нарисовать.
− Что?
− Что угодно. Все что тебе на ум придет.
− Так что, прям щас?
− Можно и сейчас, − ответил Томас.
− Ладно. Тогда, идемте ко мне.

Джейн рисовала. У нее не было инструментов в доме, но они нашлись у Томаса. Прошло около получаса. Джейн взяла лист бумаги, передала его художнику и села напротив.
Перед человеком был стол, за ним сидела женщина, в ее руке − карандаш, и она рисовала прямую линию через два листа бумаги.
− Чудовищно, − произнес Томас.
− Что? − спросила Джейн.
− Это просто невероятно! Чудовищно здорово!
Томас протянул листок врачу, и тот посмотрев его вернул назад.
− Это действительно так? − спросил врач у своего друга.
− Да. − Томас обернулся к Джейн. − Я хочу купить этот рисунок. − Сказал он.
− Купить? − удивилась Джейн. − Да я его и так отдам.
− Нет, именно, купить, − ответил Томас. − Он стоит не меньше сотни долларов.
− Сотни? Да я за неделю столько не получаю.
− Ты согласна или нет?
− Я же сказала, что да, − ответила она.
Человек вытащил сотенную бумажку и протянул ее Джейн.
− Можно мне самой глянуть, − сказала она.
Джейн взяла рисунок и несколько секунд рассматривала его.
− Что вы там увидели? − спросила она, возвращая бумагу.
− Боюсь, если вы узнаете, вы не сможете рисовать так же, − ответил человек.
− Да вы шутите. Я могу этот рисунок с закрытыми глазами повторить.
− Да? − усмехнулся Томас.
− Да. Не верите?
Джейн взяла бумагу, взяла полотенце, закрыла им себе глаза и начала рисовать. Прошло еще полчаса, и она передала рисунок человеку.
− Нет. С закрытыми глазами, похоже, но не то, − ответил он.
− Да? Так, значит, эта бумажка не стоит сотни?
− Нет. Полтинник, думаю, да.
Джейн рассмеялась, а человек доставал еще полсотни.
− Я ведь так и раззорить вас могу, − сказала Джейн все еще смеясь.
− Вряд ли. Сейчас я отдаю сотню, а через полгода, когда вы будете известной художницей, за них будут давать тысячи, как за первые ваши рисунки.
− А если я не стану?
− Все равно, − ответил Томас. − Я думаю, вам стоит поехать в Нью-Йорк.
Джейн в этот момент взяла стакан с водой и едва не поперхнулась, услышав слова о Нью-Йорке.
− Ну так как? Едете?
− А моя работа?
− Джейн, ты же не обязана работать там куда тебя направили, − сказал врач. − Объяснишь все, никто не будет в обиде.
− Да, но Нью-Йорк город большой. Куда ехать то?
− Я дам вам свой адрес, − сказал Томас. − Вы можете думать столько, сколько вам нужно.
− Ладно. Я подумаю, − ответила Джейн.

Прошло несколько дней. Джейн все еще раздумывала. Она решила попытаться что-нибудь нарисовать еще, купила краски и холсты. А через несколько дней в ее доме появился местный ценитель искусств.
Он долго ходил среди десятка картин, а затем обернулся к Джейн.
− Сколько вы хотите за них? − спросил он.
− Тысячу, − ответила Джейн. − За каждую, добавила она, когда человек тут же потянулся за кошельком.
− За каждую? − удивленно произнес он.
− Да, − ответила Джейн. − А за сотню у меня покупали обыкновенные бумажные листки, с картинками, нарисоваными карандашом.
− И кто же покупал?
− Например, Томас Дигри, − сказала Джейн.
− Томас Дигри?! Да он живет в Нью-Йорке!
− Ну да. Он меня и в Нью-Йорк пригласил.
− И что же он делал здесь, в нашем захолустье?
− А бог знает что. Я не спрашивала.
− Я дам по пять сотен, и не больше, − сказал человек.
Джейн несколько мгновений раздумывала, а затем решила, что ей нет особой разницы и согласилась.

Ее работа на фабрике закончилась. Джейн попрощалась со своими друзьями, объявив, что уезжает в Нью-Йорк. Она покинула фабрику и поймала такси. Теперь у нее были деньги, а на пять тысяч можно было прожить целый год. Год! Джейн едва не рассмеялась от того, что заработала столько всего за несколько дней. Мысль об этом заставила переменить направление движения. Едва такси подъехало к вокзалу, Джейн заявила, что желает в аэропорт. Таксист не был против. Он сам зарабатывал себе на жизнь.
Через полчаса женщина рассматривала расписание авиарейсов.
− Куда желаете? − спросил кто-то.
− В Нью-Йорк, − ответила Джейн, не оборачиваясь.
− Могу подвезти. У меня есть свой самолет.
Джейн обернулась. Она увидела маленького человечка, который мог бы показаться ребенком, если бы у него не было усов и бороды.
− И это будет не дороже, чем билет на рейсовый самолет?
− Немного дороже, зато раньше, − ответил человек. − Рейсовый будет только завтра, а я довезу вас сегодня. Всего за полторы цены рейсового. Сто восемдесят долларов.
− Шестьдесят баксов непонятно за что? Ну уж нет, − ответила Джейн и пошла в сторону касс.
− Я могу и за сто пятьдесят! − сказал он догоняя ее.
− Я не особенно тороплюсь, так что, мне без разницы сегодня или завтра, − ответила Джейн.
− Ладно, сто двадцать!
− Сто и не больше, − проговорила Джейн.
− Ты же за рейсовый сто двадцать отдашь!
− Ну да. Там гарантия. Все спокойно, долечу и все. А у тебя самолет, наверняка, такой же неуклюжий, как ты, и с бородой. Не охота мне рисковать за зря.
Человек так и не отвязался, пока Джейн не купила билет на рейсовый самолет до Нью-Йорка.
− Да ты еще и врун в придачу, − бросила она, получив билет на рейс, до которого оставалось всего два часа.

Она смотрела в окна, на облака и землю внизу. Полет завораживал. Хотелось выскочить из самолета и лететь самой, но это было бы безумием. Чей-то голос окликнул ее и Джейн обернулась.
− Вам плохо? − спросила стюардесса. − Мы уже прилетели.
− Да? Я... − произнесла Джейн и поднялась. − Я и не заметила, − сказала она, направляясь к выходу.
Огромный незнакомый город показался в первый момент даже враждебным. Джейн вздрогнула от этого ощущения, но подавила в себе страх и прошла через аэропорт. Добираться до указанного в визитке адреса пришлось почти два часа.
Дом Дигри оказался двухэтажным особняком. Джейн остановилась у ворот, взглянула на шофера такси, все еще стоявшего рядом. Человек некоторое время ждал, затем повел машину от дома. Джейн нажала на кнопку вызова.
− Слушаю вас, − послышался тут же чей-то голос.
− Здесь живет Томас Дигри? − спросила Джейн.
− Да, здесь. Кто вы?
− Я Джейн Камара. Он приглашал меня.
− Одну минуту, − произнес незнакомец и шуршание в динамике исчезло. Прошло секунд двадцать. Ворота начали открываться.
− Томас Дигри примет вас, − сказал голос. − Проходите.
Джейн прошла в ворота и направилась к главному входу. Ее встретил маленький невзрачный человечек и проводил дальше.
− Я вижу, вы, все-таки решились приехать, − Сказал Томас Дигри, встретив Джейн в одном из залов. Маленький слуга тут же отправился куда-то и скрылся.
− Я не знала, что у вас такой дом.
− Вообще-то, это не только мой дом. А дом всей моей семьи, − улыбнулся он.
− У вас большая семья?
− Достаточно большая. Сейчас день, почти никого нет. А вечером здесь будет полно народу. Я покажу вам вашу комнату.
− Мою? − удивилась Джейн.
− Вы же ко мне в гости приехали. Или вы уже остановились в гостинице?
− Нет, я еще не успела.
− Тем более. У нас достаточно свободных комнат.

Джейн знакомилась с новыми и новыми людьми. Дяди, тети, племянники, племянницы, двоюродные братья, сестры, их жены и мужья. Семья Дигри действительно была большой, и Томас представил всем Джейн Камару, объявляя, что это ее рисунки он он привез из города Даминго неделю назад.
− И как это вам удалось его так облапошить? − спросил Гейз, брат Томаса.
− Что? − удивленно спросила Джейн.
− Я прекрасно знаю, как вы сделали те рисунки.
− Да? − переспросила Джейн. − И как же?
− Это компьютерная обработка фотографии.
− Чего? − захлопала глазами Джейн.
− Он шутит, − произнес Томас.
− Я не шучу, − тут же ответил Гейз. − Я уже видел подобные рисунки. Сканируешь фотографию, обрабатываешь и печатаешь. И будет точь в точь, как те якобы рисунки.
− Она рисовала их на моих глазах.
− Да неужели? Пусть она тогда возьмет и нарисует что-нибудь. Вот прямо сейчас.
− Джейн? − спросил Томас.
− Спорим, на пять тысяч баксов, что нарисую, − произнесла Джейн.
− У тебя и денег таких нет, чтобы на них спорить.
− А вот этого не надо, − проговорила Джейн.
− Что, Гейз, уже струсил? − усмехнулся Томас.
− Пусть рисует.
− Спор, на пять тысяч баксов, − ответила Джейн.
− Покажи, что они у тебя есть, − Сказал Гейз.
Джейн дернулась, чтобы пройти в комнату.
− Не надо Джейн, − произнес Томас. − Я это гарантирую. − Добавил он, глядя на брата.
− Хорошо, − ответил он. − Берешь бумагу, карандаш и рисуешь. А мы посмотрим.
Вокруг собрался народ, и Джейн начала рисовать.
Линии ложились ровно и точно. В течение нескольких минут Джейн нарисовала контуры нового рисунка, затем прорисовала элементы и, под конец, начала штриховку, которая завершала начатое. Никаких исправлений, никаких дополнений. Все четко, ровно и с первого раза.
Через полчаса Гейз смотрел на готовую картину, изображавшую дом семьи Дигри со стороны аллеи, по которой к нему прошла Джейн.
− Этого не может быть... − произнес он.
− Ну что, компьютерный гений, съел? − произнес Томас. − Пять тысяч с тебя.

Джейн оставалась в доме Дигри несколько недель. За это время она нарисовала почти три десятка картин и нарисовала бы больше, если бы в дом не приходило множество людей, чтобы посмотреть на чудо-талант.
Ее работы выставлялись на аукционах и подымались в цене, перескакивая через стотысячные отметки.
Джейн Камару принимали во многих домах. Она встретилась с Президентом Новой Земли, и с многими другими людьми, составлявшими элиту общества. О ней рассказывало телевидение. Ее картины показывали на весь мир, расхваливая и рассказывая о таланте, какого Земля не видела много-много лет. Джейн даже не понимала, что в ее работах такого особенного, почему люди ими восхищались.

Машина двигалась через город. Джейн сидела рядом с Томасом Дигри, и тот рассказывал очередную историю о неверующем художнике, который не признавал талант Джейн, пока не увидел ее картины и не потрогал их своими руками. Джейн почему-то было ни весело, ни скучно. Вся кутерьма с картинами и деньгами ей уже казалась глупой.
Машина внезапно затормозила.
− Что там, Ратси? − спросил Томас у шофера.
− Авария на дороге, − ответил тот.
Рядом появился полицейский.
− Господа, проезд закрыт, − сказал он.
− Надолго? − спросил Томас.
− На час, не меньше. Объезд по шестому шоссе.
− Проехать совсем нельзя? − спросил Томас. − Здесь мой дом совсем рядом.
− Извините, сэр, но...
Полицейский отрицательно помотал головой.
− А пешком можно пройти? − спросила Джейн.
− Пешком можно, − ответил человек.
− Ты хочешь идти пешком? − спросил Томас.
− Здесь идти минут двадцать. А вокруг полчаса ехать.
− Ну, ладно. Идем.
Они вышли, и Томас отправил машину с шофером в объезд.

Авария на дороге была страшной. Несколько машин столкнулись в одной куче. На дороге лежало множество тел, которые вытащили из машин.
− Как это произошло? − спросил Томас у стоявшего рядом с одной из машин полицейского.
− Слишком быстро ездите, господа, − ответил человек и отвернувшись взялся за радиостанцию. Он передавал кому-то сообщение о жертвах аварии.
Джейн и Томас прошли мимо искореженых машин, мимо скорой помощи и полицейских. Впереди поперек дороги лежал автобус, а рядом перевернутый грузовик.
В нескольких местах на дороге была кровь.
− Не надо было нам идти сюда, − сказал Томас.
− Почему? − спросила Джейн. − Тебе стало страшно?
− А тебе нет? Меня мутит от вида крови.
− Я ничего не чувствую, − ответила Джейн. − Убились они и убились.

День подходил к концу. Джейн и Томас вернулись в дом. Через некоторое время отправились на ужин. Томас лишь перехватил немного и оставив все ушел, сказав, что у него нет аппетита.
Джейн понимала почему, но сама не чувствовала ничего подобного. Вид убитых людей и крови на дороге ничуть не потревожил ее. Она ушла в свою комнату и некоторое время сидела, раздумывая над этим. В какой-то момент ей показалось, что она сама могла убить человека. Она мысленно представила это, представила убийство и представила, как убивает кого-то.
В ней не дрогнул ни один нерв. Ни единая нить души не воспротивилась подобному.
− Джейн, − послышался голос рядом. Она обернулась и увидела Томаса. Он стоял в дверях. − Мне можно войти?
− Входи.
Он прошел и сел рядом.
− Кто ты, Джейн?
− Что? − удивилась она.
− Я сидел, думал обо всем, и пришел к выводу, что ты не человек.
− Я? Как это? − она взглянула на свои руки, затем на Томаса. − С чего ты это взял?
− Ты ничуть не испугалась крови. И твои рисунки. Ни один человек не может так рисовать как ты, Джейн.
− Я что-то не поняла, − произнесла она. − Ты не видишь, как я выгляжу? Или шутишь так?
− Ты не человек, Джейн. Я не знаю, кто. И я не знаю, зачем ты прилетела на Землю. И, раз ты это скрываешь, значит, ты прилетела не с добром.
− Ты глупее ничего не придумал? − произнесла она. − Я четыре года в больнице пробыла, и там никто не заметил, что я нечеловек, и ты говоришь... − Джейн замолчала. − Ну, знаешь ли...
Она поднялась и пошла на выход.
− Куда ты пошла?
− На выход! − Выпалила Джейн. − Я не останусь здесь больше ни на одну минуту. Можешь думать все что угодно обо мне. И передай своим друзьям, что они получат кукиш, а не картины.
Джейн выскочила из комнаты, промчалась через дом и выбежала на улицу. Она несколько минут ходила там, надеясь поймать машину, но ее не было. Женщина продолжала идти, направляясь в город, в самый его центр.
Рядом скрипнули тормоза, и Джейн увидела Томаса Дигри.
− Джейн, остановись! − воскликнул он.
− Оставь меня в покое, идиот! − закричала она. − Это ты нечеловек! Картины ему не понравились! То нравились, то нет!
− Я не говорил этого!
− Ты сказал это! Пошел вон! Не хочу тебя ни видеть ни слышать! И на художество твое мне плевать! Даже не думай больше обо мне!
Она продолжала уходить, Томас шел следом и пытался что-то сказать, но Джейн не слушала. В ней была обида. Даже не за то, что он назвал ее нечеловеком, а за то, что решил, будто она хотела зла!
Джейн резко свернула в сторону, вскочила в кусты и помчалась через небольшой сквер. Темнота скрыла ее от Томаса. Он кричал где-то позади, а она пронеслась словно ветер, выскочила на другую улицу и ушла, на этот раз, окончательно.

Джейн не сумела просто исчезнуть. Ее узнавали на улицах и в гостиницах. Через два дня Томас все же застал ее в одной из гостиниц, и Джейн не сумела его выгнать.
− Джейн, я хочу извиниться. Я был не прав.
− В чем ты был не прав? − резко произнесла она.
− В том, что назвал тебя нечеловеком. Я узнал...
− Мне плевать! − воскликнула Джейн. − Ты понял? Мне плевать! Узнал ты или не узнал! Ты оскорбил меня не этим!
− Не этим? А чем же тогда? − удивленно спросил он.
− Ты даже не понимаешь чем. Пошел вон!
− Я не уйду. Ты здесь только благодаря мне!
− Не надо мне сказок, Томас. Я здесь, потому что я от тебя сбежала! И я больше не буду рисовать! Ничего! Ты уже получил свое. Ты заработал на мне в пять раз больше, чем я сама. И не думай, что я дура и этого не видела! Мне на это плевать. Ты понял меня? Плевать. А теперь убирайся.
− Я не уйду.
− Как хочешь, − ответила она и пошла к выходу.
Он попытался ее остановить, но Джейн перехватила его руку и сжала с такой силой, что Томас взвыл.
− У меня достаточно силы, чтобы свернуть шею любому, Томас, − произнесла она. − Во мне нет жалости. Ты это знаешь. Так что, не хватай меня!
Она оставила его и вышла. Через минуту Камара уже сдала номер.
Надо было уезжать из Нью-Йорка. Джейн отправилась в аэропорт. Рейс до Даминго был отложен из-за плохой погоды, и Джейн раздумывала куда лететь. Рядом с кассами висело огромное расписание. Самолеты летали во множество городов, можно было выбрать любой.
Диктор аэропорта объявлял о рейсах. Джейн слушала его, одновременно читая расписание. Несколько рейсов уже отправлялись и посадка на них закончилась. На другие посадка только начиналась.
− Начинается регистрация пассажиров на аэрокосмический рейс номер 14, Новая Земля Нью-Йорк − Старая Земля Вашингтон, − произнес диктор.
Джейн в одно мгновение решила все.
Она прошла к свободному кассиру.
− На четырнадцатый еще есть билеты? − спросила она.
− До Старой Земли?
− Да.
− Есть. Если хотите попасть, вам надо поспешить, регистрация на него уже объявлена.
− Да. Мне нужен один билет на него.
Оформление заняло несколько минут. Джейн получила билет и отправилась на регистрацию пассажиров. Она так же прошла довольно быстро, и Джейн оказалась в салоне транскосмического самолета.

Черная бездна космоса вновь напоминала о прошлом. Джейн опять ощущала страх, но давила его в себе волей. С тех пор, как она придумала свою жизнь, это подавление давалось все проще и проще. Джейн даже заставила себя смотреть в черноту космоса и не думать о той бездне, которая была в прошлом. Космос это одно, а прошлое это другое, доказывала она себе.
Перелет с одной орбиты на другую занимал доли секунды. В момент сверхсветового прыжка Джейн ощутила внутренний удар, от которого она вздрогнула. Ее взгляд прошелся по пассажирам. Те, казалось, ничего не почувствовали, а стюард уже объявлял о том, что прыжок совершен, и лайнер находится на орбите Старой Земли. Теперь требовалось время на ускорение для того, чтобы достичь нужной скорости...
И вновь Джейн ощутила странный удар, он не был столь сильным, как прежний. Космос за окном вновь переменился, на этот раз, летевшая откуда-то планета в момент удара остановила свое движение.
Лайнер начал снижение, вошел в атмосферу планеты и несколько минут продолжал полет подобно самолету. Впереди появился крупный город, а затем показались огни на взлетнопосадочной полосе.

Наконец, все закончилось. Джейн покинула космический самолет вместе с другими пассажирами и оказалась в здании аэропорта города Вашингтон. В зале было не так много людей, как в Нью-Йорке. Центр зала украшал памятник, и Джейн прошла к нему. Этот человек жил более одиннадцати тысяч лет назад, и его именем был назван город.
Джейн не увидела в нем ничего особенного и прошла дальше. Рядом оказался какой-то человек.
− Покупайте часы, − Произнес он, показывая горсть самых разных часов, разложеных на лотке, который он нес с собой.
− Зачем они мне? − спросила Джейн. − У меня есть часы.
− Часы с Новой Земли? Они будут врать здесь.
− Не будут, − ответила Джейн. − У меня часы с двойным ходом. Нажал кнопку и они показывают время Новой Земли, нажал − Старой.
Джейн прошла мимо, оставив лоточника искать других покупателей, и усмехнулась от того, что совершенно не подумала про время, про то, что на Старой Земле сутки отличались от суток на Новой. Это было не важно.

Далекая шумиха вокруг Джейн Камары, осталась позади. На Старой Земле, если кто-то о ней и думал, то только знатоки. Они не искали ее, зная, что она далеко, на противоположном конце орбиты.
Для Джейн началось время поиска новой работы. Оставаясь без дела она вновь начинала вспоминать о прошлом, а этого она не хотела допускать. В то же время ей уже не была интересна простая рутинная работа, и Джейн искала что-то интересное, то, что ей понравится. Она поступала в разные места, затем уходила, снова находила работу и так могло продолжаться до бесконечности. Этот поиск и стал для нее чем-то наподобие работы.
Поиски привели ее в школу, где она занялась учебой. Это занятие показалось более интересным, чем простая работа на каких-то заводах. К тому же, учеба давала перспективы для поступления в такие места, где требовались документы об образовании.
За полгода Джейн получила аттестат о среднем образовании, а затем поступила в Высшую Школу Вашингтона а на факультет естественных наук.

Время утекало, как вода сквозь пальцы. Джейн получила высшее образование, но за прошедшие годы наука ей порядком надоела. Работа в институте теперь представлялась такой же рутиной, как когда-то работа на обычном заводе.
Джейн хотела чего-то особенного. Такого, что не повторялось бы раз за разом. Она решила найти новую школу, и вскоре ей подвернулся хороший случай. Даже очень хороший! Воспоминания о полетах вызывали светлые ощущения, если только этот полет не проходил где-нибудь в космосе. В космосе он вызывал страх из-за ассоциаций с прошлым, но Джейн понимала, что это всего лишь ассоциация.
Летная школа. Управление вертолетом стало для Камары самым желанным занятием. Она выла и кричала, оставаясь одна в несущейся в воздухе машине. Ее мастерство росло раз за разом, и Джейн словно ощущала машину, каждую ее деталь, каждое движение деталей. Тренажер не мог сравниться с реальным полетом. Джейн парила в облаках, забывая обо всем на свете.
Но пришел день, и учебные полеты закончились. Джейн получила удостоверение пилота второго класса. Ни первого ни высшего она не могла получить в обыкновенной школе, а для поступления в высшую летную школу требовался стаж не менее двух лет, и не менее двух тысяч часов полетов.
Джейн достаточно быстро нашла себе работу. В Вашингтоне летчики не требовались, но вокруг было достаточно мест, где без вертолетов было не обойтись.
Скептицизм нанимателя по поводу того, что Джейн женщина, быстро исчез, когда она согласилась на оплату ниже тарифов профсоюза летчиков. Деньги для Джейн не имели значения. У нее было достаточно средств, и она могла безбедно прожить сто лет вовсе не работая.
Маленький городок, несколько островов вокруг с поселениями и авиакомпания по перевозке пассажиров. Вот и весь мир, который окружил Джейн. Люди промышляли в основном рыболовством. Большая часть сообщений осуществлялась по морю, но состоятельные граждане не гнушались и полетов.

Шел второй год работы Джейн в компании. Очередное утро, очередная подготовка к вылету. Джейн отправлялась на работу в месте со своим напарником, которого все звали Файвом − Пятеркой, из-за крупной цифры "5" на его любимой футболке. Сначала работы у Джейн не было. Самолет вел Файв, а Джейн должна была сменить его через несколько часов, потому что полет был довольно длинным.
− Как дела, Джейн? − спросил Файв, когда она села рядом на место второго пилота.
− Клюет, − ответила Джейн на манер местного рыбацкого жаргона.
− Это хорошо. Как там с погодой, не узнавала?
− Узнавала. У нас тихо, а там не очень. Обещают ветер метров десять двадцать.
− Так мы можем и не сесть.
− Бог его знает. Может, он утихнет, пока летим.
− А может, усилится.
− Если боишься, можешь отказаться от полета.
− А мне-то что. Я и не в такую погоду летал. Главное, чтобы клиент был доволен. А ну, как начнет нас болтать, что он скажет?
− Вот и спроси у него, − ответила Джейн, оборачиваясь назад. В кабину в этот момент вошел человек лет тридцати.
− Вы готовы к полету?
− Мы готовы, − ответил Файв. − А вот погода на Таймане не очень готова нас принять.
− Я узнавал про погоду. Там ветер, но не такой сильный.
− А если усилится?
− Тогда и буду решать. А сейчас пора взлетать.
− Как прикажете, сэр, − ответил Файв.
Джейн взглянула на него, и Файв подмигнул ей с улыбкой.
Разрешение на взлет пришло сразу, как Файв запросил его. Иначе и не могло быть. Аэродром и воздух были свободны.
Машина разбежалась и взлетела. Файв развернул ее, положил на нужный курс и включил автопилот. Теперь можно было ничего не делать, а только ждать.

Прошло шесть часов полета. Теперь самолет вела Джейн, а Файв изредка связывался со службой навигации и узнавал о погоде на острове Таймане.
Прогнозы не обнадеживали. Ветер над Тайманом усиливался, а рядом уже формировался мощный атмосферный фронт, который грозил принести на остров настоящий ураган.
− Мы можем попасть в ураган, − сказал Файв, обращаясь к человеку, сидевшему позади.
− Я должен быть там через пять часов, − ответил тот. − И мне все равно, ураган или нет!
− Не боитесь тряски? − спросил Файв.
− Нет.
− Хорошо. Тогда, летим. Когда окажемся там, надо будет пристегнуться вот этим ремнем. − Файв показал его человеку, и тот молча кивнул головой.
Разговоров во время полета не было. Только иногда Джейн и Файв перекидывались парой слов.
Полет продолжался. Над Тайманом ветер достиг двадцати метров, а это означало, что посадить самолет будет не так легко. Впереди появились темные облака, и вскоре самолет вошел в полосу высокой облачности. Навигация продолжалась по радиомаякам и спутнику, но система начала сбоить из-за близкой грозы. Справа появились вспышки молний. Прогноз сообщал, что фронт урагана движется с той стороны и самолет фактически обогнал его.
− Будем надеяться, что мы успеем, − сказал Файв.
− Вы должны успеть, − произнес клиент.
− Успеем-успеем, − заверил Файв.
Началась болтанка. Ветер усилился. Порывы сносили самолет в сторону. Показания навигационных приборов начали прыгать. Файв постоянно держал связь со службой навигации и там определяли положение самолета по сигналу.
− По расчету, вы прибудете на место через полчаса, но фронт будет у нас через двадцать минут. Вы должны прибавить скорость, если это возможно. Иначе, вам придется садиться на воду за островом.
− Можно и на воду, − ответил Файв. − Это мы умеем.
− Никакой воды! − выпалил клиент.
− Вы хотите рискнуть жизнью? − спросила Джейн. − Сажать самолет в грозу это все равно, что играть в рулетку со смертью.
− Я сказал, вы обязаны!.. − вскипел тот.
− Ладно-ладно, − произнес Файв. − Джейн, я возьму управление на себя. У меня больше опыта.
Джейн передала управление, и теперь Файв вел самолет, а Джейн взялась за радиосвязь.
− Борт Сфинкс-2 вызывает диспетчера.
− Диспетчер на связи. Как у вас дела?
− Пока все нормально. Идем перед фронтом.
− С нами связывался другой человек, кто вы?
− Я второй пилот. Первый сейчас за управлением.
− Мы садимся у вас, − произнес Файв, беря микрофон.
− Вы с ума сошли! У нас гроза начнется через пять минут!
− Ничего не поделаешь. Желание клиента − закон, − ответил Файв. − Готовьтесь к встрече.
− Вы когда нибудь летали в грозу?!
− Да. И не раз. И даже садился, было дело.
От близкого разряда молнии Файв вздрогнул. Удар отразился в динамиках резким щелчком, после которого голос диспетчера исчез и осталось только шипение.
− Похоже, приемник выбило, − сказала Джейн.
− Переключи связь на запасной канал, − ответил он.
Джейн сделала это и через полминуты связь возобновилась.
− Что у вас случилось? Мы не слышали вас около минуты, − произнес диспетчер.
− Молния выбила радиостанцию. Мы сейчас работаем на запасной.
− Советую вам выключить ее и использовать связь только в самом экстренном случае. Пока радиостанция отключена, меньше вероятность выхода из строя от молний.
− Хорошо. Перехожу на автономный полет.
Джейн выключила радиостанцию и взглянула на напарника.
Тот, казалось, был само спокойствие. А самолет продолжал болтаться в воздухе. Иногда внизу проскакивала поверхность воды. Со всех сторон слышались раскаты грома и облака, закрывавшие обзор то и дело вспыхивали от близких разрядов.
− Подымайся на две тысячи метров, Файв, − произнесла Джейн. − Мы приближаемся к острову, там вдоль берега высокие скалы.
Самолет пошел вверх. Высотомер продолжал прыгать из-за болтанки, но показывал метры вполне прилично.
− До места пять минут, − произнесла Джейн. − Мы уже внутри фронта.
− Я вижу, − ответил Файв.
За окном стояла тьма, которая каждые несколько секунд подсвечивалась ударами молний, сопровождавшимися громом. На панели взвыл сигнал опасности.
− Обледенение, − произнесла Джейн.
− Черт, зима у них, что ли?
− Почти...
− Дьявол. Я снижаюсь. Выходи на связь, Джейн!
− Диспетчер, я Феникс-2!
− Что у вас? − спросил голос.
− Обледенение.
− Вы должны снизиться!
− Мы так и делаем, − ответил Файв. − До какой высоты можно снижаться? Сколько у вас там гор?!
− Максимум тысяча двести, по пути вашего следования не более девятисот.
− Попытаюсь удержаться на девятьсот пятьдесят... − произнес Файв. − Сколько там до места? − спросил он у Джейн.
− Две минуты полета. Двадцать километров.
− Высота аэродрома?
− Четыреста семдесят, − произнес диспетчер.
− Надеюсь, горы у вас не в притык?
− Почти. Они начинаются в шести километрах.
− Черт... − проговорил Файв.
Самолет несся сквозь тьму. Секунды летели одна за одной. До места оставалось всего несколько километров.
− Джейн, включи локатор земли, − произнес Файв.
Перед ним вспыхнул очередной прибор. Точки на нем прыгали и бесились в дьявольской пляске.
− Ни черта не видно! Диспетчер! Что там, черт возьми?! Где диспетчер?!
В динамике слышался только шорох.
− Радио выбило, − буркнула Джейн.

Она смотрела в окно, на черноту, которая неслась перед самолетом. Файв пытался что-то сделать, понять, где находился самолет. Навигатор уже показывал, что цель пройдена. Файв видел это и развернув самолет вновь попытался зайти на аэродром. Он садился почти вслепую. Точки локатора земли прыгали вверх-вниз, словно самолет уже несся сквозь возникавшие и исчезавшие горы. Высотомер показывал около пятисот метров, но его показания зависели от давления снаружи, которое явно не было нормальным....
Внезапно во тьме сверкнул огонь, и в следующее мгновение раздался удар.
− Файв! − закричала Джейн. Она не успела больше ничего сказать.
Огненная молния прошла сквозь сознание, и Джейн увидела себя летящей сквозь взрывающиеся обломки самолета. Она пролетела мимо них, ударилась о землю, от этого все вокруг закрутилось, и Джейн продолжала лететь, до тех пор, пока удары не прекратились.
Она ощутила себя в неестественной позе и попыталась повернуться. Боль обожгла сознание. Ощущение полной нереальности захватили Джейн, и она вновь увидела себя, словно оказалась сверху, над своим телом. Вокруг бушевал ветер, а Джейн не ощущала его. Она видела свое тело и видела, что оно мертво.
В стороне полыхало пламя. Джейн все еще висела на том же месте, а затем попыталась вернуться в тело. Это был почти инстинктивный порыв, и Джейн не отступила, когда вновь ощутила боль. Она пересилила ее, и словно огненный вихрь пронесся сквозь нее, уничтожая боль.
Шум дождя. Раскаты грома. Отдаленные отблески молний. Джейн лежала на земле и слышала все. Она попыталась подняться и, на этот раз, у нее все получилось.
− Джейн! − послышался где-то крик. − Джейн!
Женщина увидела в полутьме фигуру, которая неслась куда-то в сторону. Казалось, почти невероятно, что это мог быть Файв, но это был он.
− Файв! − крикнула она и человек обернулся.
− Джейн! Где ты?!
− Я здесь!
Он пронесся через темноту и едва не наткнулся на нее.
− Джейн? Джейн, ты жива? − проговорил он.
− Жива, − ответила она, и Файв оказался рядом.
− Господи, ты стоишь! − воскликнул он.
− А мне надо было лежать?
− Ты же... Черт возьми, Джейн! Почему ты не пристегнулась?! Ты же вылетела в окно после удара!
− Что? Я видела, как самолет взорвался.
− Самолет не взрывался. Это рядом здание какое-то, мы его задели крылом, оно и взорвалось. А ты вылетела в окно...

Казалось невероятным, что после такой посадки самолет остался цел. Вернее, остались целы его пассажир и два пилота. Через несколько часов, когда гроза стихла и рассеялись облака, стало ясно, что произошло.
Самолет прошел прямо над аэродромом, на очень низкой высоте и ударился крылом о склад с горючим. Склад взорвался, но самолет унесло по инерции от взрыва. Его закрутило, и он пропоров брюхом скользкую от дождя землю, остановился в нескольких сотнях метров от склада. Крыла, естественно, не осталось, Джейн выбила окно и вылетела со своего места. Клиент после удара лишь потерял сознание, а Файв едва придя в себя помчался искать Джейн и нашел ее целой и невредимой. Это осталось загадкой. Осталось загадкой и то, что Джейн осталась без одежды после этого случая.

Правый клиент, на этот раз, оказался вовсе не прав. Его заставили платить и за разбитый самолет, и за ущерб от взорванного склада, и материальную компенсацию пилотам за риск.
Джейн и Файв вернулись домой. Их встречало множество людей, хозяин компании, который не оказался обижен в результате происшедшей аварии. Файв все еще чувствовал дрожь в руках, а для Джейн происшедшее было словно обычной прогулкой. Она не чувствовала страха перед смертью. Единственным темным местом был момент, когда она видела себя мертвой, и почему-то осталась жива. Более того, оказалась без каких-либо ранений. Люди вокруг считали это везением, а Джейн не говорила о происшедшем, и скрывала свое напряженное состояние.

Начиналось новое время. Время поиска, выяснения причин и, в конечном итоге, поиск ответа на вопрос: "кто я?"
Этот поиск упирался в черноту, в ту самую бездну, которая скрывалась за нарисованной жизнью. Приходило время, чтобы отбросить страх и шагнуть в прошлое. Джейн была готова к этому, но приоткрыв завесу она вновь увидела черноту и ощутила страх.
Страх можно было преодолеть. Джейн уже умела это делать. Она умела преодолевать и боль, а это означало, что можно смело идти во тьму.
Джейн мысленно разорвала холст с выдуманным прошлым и шагнула в черноту. Она вскрыла ее, вспоминая свое ощущение огня и некоторое время смотрела на бушующее огненное море черной пустоте. Это море не вызывало боли. Чернота не вызывала страха, и Джейн долго смотрела на них, пытаясь понять, что же произошло?
Она забыла. Полностью. Совершенно и безвозвратно. Мысленно шагнув в черноту она словно оказалась на невидимой поверхности, которая держала ее.
Джейн смотрела вокруг. Смотрела на огонь, на черную бездну. Ее жизнь теперь была далеко в стороне в виде маленького окошка в черном пространстве и из этого окошка шел луч света, на котором она и стояла.
Джейн шагнула в сторону, и ничего не изменилось. Луч повернулся вслед за ней и она вновь оказалась на твердой поверхности, которая не давала ей упасть и провалиться в бездну.
Надо было что-то делать. Джейн некоторое время раздумывала. Пробить невидимую стену не удавалось. Надо было пройти сквозь нее. Пройти сквозь невидимое стекло, так, как это было в тот самый момент, когда Джейн пробила окно самолета в черную бездну!
Да! Именно так!
Джейн попыталась представить себя в том состоянии. У нее ничего не выходило. Все оставалось как прежде. И в этот момент раздался грохот. Джейн вздрогнула. Чернота бездны исчезла и она увидела себя лежащей в кровати, в своем доме. В дверь кто-то стучал.
Джейн поднялась и открыла.
− Ты спала, что ли? − спросил Файв, появившийся на пороге.
− Спала, − ответила Джейн.
− На дворе день, а ты спишь? − усмехнулся он.
− Ты зачем пришел?
− Я? Просто так. Хочу поговорить с тобой, − ответил он.
Джейн не ответила и прошла в дом, давая Файву дорогу.
− Проходи, − сказала она, когда он уже вошел. − Хочешь чего-нибудь выпить?
− Было бы не плохо, − ответил он.
Джейн достала из холодильника легкое вино, бокаллы и налила ему.
− Однако, дорогое вино ты пьешь, − сказал он, глядя на бутылку. − И вкусное добавил он с улыбкой, попробовав.
− Ты думаешь, я живу на зарплату летчика? − спросила Джейн.
− Разве нет? − удивился он. − На что же тогда?
− На то, что я заработала на Новой Земле, − ответила она. − Мой счет составляет более двух миллионов.
− Ты шутишь? Зачем же ты тогда работаешь?
− Затем, чтобы не оставаться совсем без дела. Не могу сидеть без дела и все.
− А предприятие свое почему тогда не откроешь?
− Мне это не интересно. Мне понравилось летать, вот я и пошла учиться. Ты забыл наверно? Я же об этом рассказывала.
− Да, но ты не говорила, что у тебя три миллиона.
− Два, а не три.
− Ну два. Все равно. Я даже забыл, зачем пришел...
Джейн усмехнулась.
− Ты пришел чтобы поговорить о чем-то.
− Да, но...
− Давай, вспоминай. А пока не вспомнил, скажи мне, что ты думаешь о том, что тогда случилось?
− Когда ты вылетела в окно?
− Да. Ты не видел ничего тогда?
− А что я должен был видеть?
− Я не знаю.
− Там что-то произошло такое, что ты никому не рассказала? Да, Джейн? Я же вижу!
− Произошло, − ответила она, решив, что скрывать это не имело особого смысла.
− Что? − спросил он.
− Я не уверена, что мне это не показалось, но было так. Когда я вылетела в окно мне показалось, что самолет взорвался. Думаю, это из-за взрыва того склада. Затем я ударилась о землю. Потом еще, еще. Все летело кувырком, и меня пронзала боль, от которой я, казалось, умерла. И я оказалась словно над своим телом. Я висела над ним, и видела себя мертвой Вокруг бушевал ураган, сверкали молнии, а я висела на месте, и ветер не задевал меня. После этого я решила, что мне надо вернуться. Я влетела в свое тело, превозмогая боль. Затем возникла другая молния − не такая, какие сверкали вокруг. Она прошла сквозь меня, и вся боль ушла. После этого я смогла подняться, и не нашла ни единой царапины на себе. А потом я услышала твой зов и сама закричала. А дальше ты все знаешь.
− Ты хочешь сказать, что ты была мертва, и кто-то тебя оживил? − спросил он.
− Не кто-то, а я сама это сделала. Своей волей и своей силой.
− Ну... Если подумать, то силы и воли у тебя сколько хошь, − произнес Файв. − Но вернуть себя из смерти к жизни... Я думаю, тебе это показалось, Джейн. От удара по голове.
− Ты помнишь, что сказал врач? − спросила Джейн. − У меня не было ни единого признака даже на самое маленькое сотрясение, не говоря уже о том, что на мне не осталось ни одной царапины. Это то самое чудо, Файв. То, о котором сказал врач и то, о котором я не рассказала никому.
− И что все это значит?
− Я не знаю, что. Просто не знаю и все. Я не понимаю, что это было. И, я думаю, это связано с моим прошлым.
− Каким образом?
− Не знаю, каким. Ты ведь знаешь, что восемь лет назад я находилась в психиатрической клинике.
− Ну и что? Ты же полностью вылечилась.
− Ничего подобного, − ответила Джейн. − Я не вылечилась. Я не вспомнила ничего из своей прошлой жизни, а то, что я якобы вспомнила, я придумала и рассказала доктору так, словно вспомнила. Это так и есть, Файв. Я не знаю, кем я была и кто я.
− По-моему, ты спятила, − произнес он.
− Я об этом и говорю, − ответила Джейн.
− Да нет же! Джейн, ты говоришь глупости!
− Хочешь, Файв, я покажу тебе пару трюков? − спросила Джейн.
− Ну, давай.
− Идем. − Джейн поднялась и направилась к выходу из дома.
− Куда ты?
− В наш спортзал, Файв. Идем, не бойся, я тебя не укушу.
Файв поднялся и прошел за Джейн. Через несколько минут они оказались в спортзале.
− Ну и, что теперь? − спросил он.
− Ты помнишь рекорд Фирбаха? Тот, что показывали неделю назад по первому каналу.
− Ну?
− Ну, сколько?
− Одиннадцать двадцать четыре.
Джейн взяла его за руку и провела к отметке одиннадцать двадцать четыре, которую кто-то специально провел. Рядом было несколько линий прежних рекордов по прыжкам в длину.
− Ты видишь эту линию? Теперь смотри.
Джейн прошла в сторону, разбежалась и прыгнула.
Файв смотрел на нее полубезумным взглядом, когда она пролетела за линию рекорда почти на три метра.
− Ты можешь пройти туда и посмотреть, не заступила ли я прыгая, − сказала Джейн.
− Господи, как это вышло, Джейн?! − воскликнул он. − Я, наверно, много выпил.
− Тьфу на тебя! − воскликнула Джейн и пошла прочь.
− Джейн, погоди же!
− Оставь меня в покое, пьяница!
− Я не пьяница!
− Ты сам только что сказал, что много выпил!
− Да я не пил почти! Только то, что у тебя! − воскликнул он.
Джейн уже не отвечала. Она хотела выйти из зала, когда перед ней оказался какой-то человек.
− Эй-эй! Стой-стой! − воскликнул он.
− Что? − спросила Джейн.
− Я видел, как ты прыгнула! Это же невероятно! Ты должна...
− Я ничего не должна, болван! − воскликнула Джейн. − Ты псих, как и этот полоумный! − Джейн была зла в этот момент. И из-за того что один не поверил в ее прыжок, и из-за того что другой тут же решил, что у нее "талант".
Джейн резко встала. Отчего бежавший человек налетел на нее и грохнулся рядом, когда Джейн увернулась от сильно толчка. Она поняла в чем было дело! Поняла! И все дело было именно в том, что сказал когда-то Томас Дигри. Именно в том.
Она была нечеловеком.
− Этот рекорд... − заговорил человек перед Джейн.
− Этот рекорд ничего не стоит! − произнесла Джейн. Ее голос сорвался и перешел в рычание. − Ты понял меня?!
Человек отпрянул назад и пошел от нее сначала боком, а затем совсем скрылся.
− Я понял все, Джейн, − сказал Файв, оказываясь рядом. − Ты оборотень. Наверно, один из тех, у кого отклонения из-за которых врачи не увидели разницу.
Джейн обернулась к нему. Слова человека показались вполне убедительными. Она все еще молчала.
− Поэтому у тебя и ран не осталось. У оборотней они быстро заживают.
− Значит, я вовсе не человек, − сказала Джейн.
− Почему же вовсе? Оборотни тоже люди. Только немного другие. Ты, разве, не читала ничего про оборотней?
− Нет. Ничего, кроме глупостей.
− Тебе надо познакомиться кое с кем, − сказал он.
− И с кем же?
− Идем, Джейн. Я тебе покажу, с кем.
Он повел Джейн через город. Они пересекли несколько кварталов, и Файв привел женщину к дому на окраине города. Он постучал в дверь и вошел не дожидаясь разрешения. Джейн вошла вслед.
Посреди гостиной в кресле сидел получеловек-полузверь.
− Что за дела, Файв? − послышалось рычание от него.
− Это Джейн, − сказал Файв, показывая на нее. − А это Рауль. − Сказал он для Джейн. − Ты говорила, Рауль, что можешь отличить оборотня от человека одним взглядом, − сказал он.
− Да, говорила, − ответила Рауль. В облике зверя было сложно узнать женщину, впрочем, как и мужчину. − Чего ты хочешь?
− Ты не видишь, кто она?
− Обыкновенная женщина, − прорычала Рауль.
− Это точно?
− Что за дурацкие вопросы, Файв? А ты чего молчишь, сказать не можешь? − последний вопрос был направлен к Джейн.
− Я не знаю, кто я, − ответила Джейн.
− Превращаться из человека в зверя умеешь? Нет? Тогда, ты не оборотень.
− Ты говорила раньше, что есть такие оборотни, у которых способность к превращению нарушена, − сказал Файв.
− Кончай гнать пургу, Файв. Я сказала, что я могу отличить любого от человека. И еще не было такого, чтобы я кого-то не отличила. А у нее на морде написано, что она человек, а не оборотень. Ты поняла, Джейн? И не стремись показаться оборотнем. Лучше тебе от этого не станет, только пинать все начнут.
− Значит, кроме оборотней и людей других существ, похожих на людей не бывает?
− Бывает, и сколько угодно, − прорычала Рауль. − Те же хийоаки, например. Они могут выглядеть как люди. Но они умеют превращаться в кого захотят в любой момент времени. Не умеешь? Значит не хийоак. И никто больше. Только человек.
− Получается, что она побила рекорд Фирбаха на моих глазах, − сказал Файв.
− Что за рекорд?
− Прыжки в длину. У Фирбаха одиннадцать двадцать четыре, а она прыгнула на все пятнадцать.
− Ничего не знаю. Разбирайтесь сами, − ответила Рауль. − И я говорила тебе, Файв, − резко зарычала она. − Забудь дорогу в мой дом!
− Ты не знаешь никого, кто мог бы мне помочь? − спросила Джейн.
− Если тебе кто и поможет, то только хийоаки, − ответила Рауль.
− Где их искать?
− На Новой Земле. Там есть их представительство прямо в центре Нью-Йорка.
Джейн отправилась на выход из дома, поняв, что у нее нет другого дела, кроме как искать хийоаков. Файв выскочил вслед за ней.
− Ты куда Джейн?
− В офис, − ответила она. − Я увольняюсь.
− Ты с ума сошла! Тебе же всего четыре месяца до получения стажа, для поступления в высшую школу! Ты не должна!
− Я должна найти хийоаков! − воскликнула она оборачиваясь.
− Джейн! − Он замер, глядя в ее глаза. В них было что-то нечеловеческое. − Ты можешь взять отпуск, Джейн. Ты же не отдыхала в этом году ни сколько.
− И в прошлом не отдыхала.
− Тем более, − ответил Файв. − И не надо прерывать работу. Джейн, ты не в себе.
− Я это знаю.
− Я хочу тебе помочь, Джейн. Правда. Если хочешь лететь на Новую Землю, я полечу с тобой и помогу тебе.
− Ты думаешь, я не справлюсь?
− Я думаю, что ты можешь наделать кучу глупостей. Таких же как это увольнение. Не надо переть в гору, Джейн, если можно обойти ее скорее.
В этих словах была доля истины.
− Ладно. Но если он тебя не отпустит, я не буду ждать.
− Если он меня не отпустит, тогда, я сам уволюсь, − ответил Файв.
Джейн ничего не ответила на его слова. Она продолжила свой путь и вскоре оказалась в конторе. Хозяина компании на месте не оказалось, и два человека направились к его дому.

− Так-так-так... − проговорил человек, когда Джейн заявила о своем желании немедленно уйти в отпуск.
− Это не может ждать?
− Нет, − ответила она. − Иначе, я буду вынуждена уволиться. А если увольнение не пройдет, тогда, пойдут прогулы. В любом случае, я должна улетать на Новую Землю.
− Ты тоже, Файв? − спросил хозяин.
− Да, − ответил он.
− Ну что за люди! Вечно им приспичит идти в отпуск всем сразу! − вспылил человек. − Файв, найди Галса и Терна, и упроси их остаться на работе. Упросишь, будет вам обоим отпуск. А когда вы вернетесь, тогда они и пойдут. Я ведь не могу сам все самолеты и вертолеты водить, Файв, ты же понимаешь!
− Понимаю, − ответил Файв. − Я попытаюсь. Но, если не выйдет, тогда мы, все равно, улетим.
Джейн и Файв отправились через город в дом Галса. Терн обычно бывал у своего напарника в гостях, и их можно было застать вместе обоих.

− Кого я вижу! − воксликнул Терн. − Как это вы здесь оказались?
− Кто там? − послышался голов Галса.
− Пятерка Джейн, − ответил Терн.
Рядом оказался Галс. Длинный пилот. Казалось, его имя не соответствовало профессии, впрочем подобных имен в округе было не мало. Галс был из тех, кто родился на местных островах.
− Дело какое или так зашли? − спросил Галс.
− Дело, − ответил Файв. − Хозяин не хочет отпускать нас в отпуск. В общем, не могли бы вы с Терном повременить немного?
− Ни фига себе? − произнес Терн. − Мы первыми подали заявление, мы первыми и пойдем!
− Это нам очень нужно, − сказал Файв. − Вернее, это нужно Джейн.
− Это действительно серьезно, Джейн? − спросил Галс.
− Да, − ответила она. − Я должна лететь на Новую Землю.
Галс вздохнул и хлопнул рукой себя по колену.
− Ну что же. Раз нужно, так нужно. Нам с Терном не к спеху.
− Как это не к спеху?! − воскликнул Терн. − Нет уж! Я просто так не согласен откладывать отпуск!
− Терн, не говори ерунды, − произнес Галс. − Вспомни, хотя бы, как Джейн тебя из болота вытаскивала. Ты обещал тогда сделать все что угодно для нее. Забыл?
− Нет, − ответил Терн. Он помнил тот день. Терн рухнул тогда вместе с ветолетом в болото из-за поломки двигателя и едва не утонул. Его спасла Джейн, оказавшаяся в этот момент в воздухе всего в нескольких километрах от места крушения. − Ладно, − согласился он. − Раз надо...


Джейн смотрела в черноту космоса без всякого страха. Он исчез, как исчезла и ее боль. Теперь она свободно входила в черную бездну, оставаясь при этом прежней. Огонь вокруг, был закрыт плотной стеной, которая не пропускала пламя и Джейн долго рассматривала огненную стихию, пытаясь что-то увидеть. Но все старания были напрасны.
Удар. Джейн вздрогнула и взглянула на Файва.
− Что? − спросил он не понимая.
− Ты не чувствовал?
− Что?
− Когда мы прыгнули, был словно удар... − В этот момент возник новый, и Джейн уже понимала, что это результат действия двигателя корабля, который переносил лайнер от одной планеты к другой со сверхсветовой скоростью. − И сейчас. Ничего не чувствовал?
− Нет, Джейн. Что ты чувствовала?
− Это двигатель корабля. Я чувствую, когда он прыгает.
− Ты? − удивился Файв. − Так у тебя особые чувства? Ты чувствуешь сверхсветовые сигналы?
− Сигналов я не чувствую, − ответила Джейн. − Только прыжок и ускорение.
− Может, ты и вправду не человек? Если окажется, что ты хийоак, я даже не знаю, что и делать буду.
− А что тебе делать? − ответила Джейн. − Ну окажется это, что от этого мир перевернется?
− Не перевернется, − ответил он. − Просто, я не знаю, как буду жить без тебя.
− Ты смешон, Файв, − фыркнула она. − Господи, не хватало мне только влюбленных пятерок. Был бы Шестеркой, куда нишло, а Пятерка − ни то ни се.
Джейн смеялась. Она внезапно поняла смысл действий Файва. Она ожидала, что когда-нибудь встретит человека, который признается ей в любви и не знала, что сама будет чувствовать. А теперь... Его чувства не трогали в ней ни единую струну.
− Я правда люблю тебя, Джейн, − сказал он.
− Ты еще не узнал, человек я или нет.
− Мне все равно, − ответил он. − Кем бы ты ни была.
− Ладно. Посмотрим, что ты запоешь потом. А то я уже встречала одного такого влюбленного.
− Встречала? Кого это?
− Был один. Кричал, что у меня талант, потом решил, что я нечеловек и погнал пургу на счет того, что раз я нечеловек, то я злобный зверь, который задумал что-то ужасное.
− Я так не думаю, − сказал Файв.
− Да уж, − усмехнулась она. − Вот окажется, что я не человек, не оборотень, не хийоак, а какая-нибудь лягушка заколодованная. Не принцесса превращенная в лягушку, а лягушка превращенная в принцессу. А, Файв? Что тогда скажешь?
− Ты не захочешь остаться такой, какая есть сейчас?
− Я не знаю, чего я захочу, Файв. Ты это можешь понять? Я не знаю, кто я. Я многое чувствую иначе, чем люди. И я это сейчас понимаю.
− И что, например?
− Например, я совершенно не боюсь вида крови.
− Ну, этого не боится любой медик, иначе, ему не светила бы там работа.
− А то что я не ощущаю ничего от твоих слов о том, что ты меня любишь? − спросила Джейн.
− А вот это жестоко, − ответил он.
− Извини, Файв, но это правда. Я не чувствую. Я ничего не чувствую. Я смотрела кино, самые разные ужасы, и меня не задел ни один. Либо от того, что я действительно не вижу в этом ужасного, либо от того, что я сама пережила что-то еще более ужасное, что полностью блокировало мои чувства страха. И не только страха.
− Довольно странное рассуждение, − сказал Файв. − Вряд ли психология поддержит возможность подобного.
− Ты прям знаток психологии, − фыркнула Джейн. − Держись. Сейчас начнет трясти.
− Знаю, − ответил Файв.
Космолайнер входил в атмосферу. Первые толчки быстро выросли в высокую тяжесть, которая вскоре исчезла, и машина оказалась в верхних слоях атмосферы. Оставалось всего несколько минут до приземления в аэропорту Нью-Йорка.

У трапа космолета оказалось несколько корреспондентов, которые, как оказалось, встречали Джейн Камару.
Ее окружило несколько человек, и Файв едва не оказался вне этой толпы.
− Да, что за черт?! − выругалась Джейн. − В чем дело?
− Вы Джейн Камара. Мы хотим задать вам несколько вопросов. Я корреспондент газеты "Нью-Йорк Таймс".
− Попрошу вас разойтись, господа. Никаких вопросов и никаких ответов, − ответила она, взяв Файва за руку. В этот момент ее снимали, и Джейн едва вырвалась из круга журналистов. От здания космопорта оторвалась группа охраны, которая оказалась рядом и оттеснила репортеров.
− Ваша машина ждет вас, мэм, − сказал охранник.
− Вы меня ни с кем не спутали? − спросила Джейн. − Я не нанимала ни охрану, ни репортеров.
− Нас нанял Томас Дигри.
− А он откуда узнал, что я прилетаю?
− Не знаю, мэм, − ответил человек. − Я выполняю его распоряжения и должен доставить вас туда, куда вы попросите.
− Вы не замечаете, что я не одна? − спросила Джейн.
− Простите. Он может проехать с вами, если вы пожелаете.
− Отлично, − произнесла Джейн. Она взглянула на Файва. Тот в этот момент рассматривал все вокруг и улыбался кому-то в толпе репортеров.
− Файв, − позвала Джейн. Он тут же оказался рядом. − Идем. − Сказала она, и вскоре вся процессия оказалась с другой стороны здания космопорта. Джейн и Файв сели в машину.
− Куда прикажете, мэм? − спросил шофер.
− Вы знаете, где находится главное представительство хийоаков в Нью-Йорке.
− Да, мэм. На Парижской улице, мэм.
− Вот, туда и езжайте.

Поездка длилась почти три часа. Две машины проследовали по улицам города и остановились рядом со зданием представительства хийоаков. Перед зданием был небольшой сквер, окруженный оградой. Джейн вышла из машины вместе с Файвом и направилась к воротам.
Они не были закрыты.
− Оставайтесь здесь, и ждите нас, − произнесла Джейн, взглянув на охранников.
− Мы должны...
− Вы должны выполнять мои приказы, − сказала Джейн. − И вы не должны ходить за мной хвостом, как собаки, в каждый сортир. − Джейн не дожидалась ответа и просто прошла в здание.
Охрана осталась снаружи.
− Фу ты... − произнес Файв, когда они остались вдвоем.
− Кому это ты там улыбался в толпе, Файв? − спросила Джейн.
− Где это?
− В аэропорту, когда мы охрану встретили.
− Да так, никому.
− Да уж, прямо никому.
− А ты что, уже ревнуешь? − усмехнулся он.
− Дурак ты! − воскликнула она и рассмеялась. − Ладно. Где тут кто, черт возьми? Прямо словно все вымерли. Эй! − крикнула она. − Есть здесь кто?!
− Никого здесь нет, − послышался голос со стороны.
− А ты тогда кто? − спросила Джейн. Она прошла на голос и из-за столба к ней вышла женщина.
− Что вы хотите? − спросила она.
− Мне нужно встретиться с хийоаками.
− Их нет здесь.
− А где они?
− Все кто есть, в Замке Львов. Но там никто не имеет права появляться. Замок Львов суверенная территория, принадлежащая Союзу Хийоаков.
− Мне все равно, кому она принадлежит. Мне надо встретиться с ними. У вас есть с ними связь?
− Нет, мэм. Хийоаки сами устанавливают связь, когда это им нужно. А держать ее постоянно им незачем.
− Бред какой-то, − проговорила Джейн. − Получается, если мне нужно с ними связаться, у меня нет такой возможности?
− Я такой возможности не знаю.
− А кто вы, собственно? − спросила Джейн.
− Я Хранитель, − ответила женщина. − В этом здании никого нет, а в мои обязанности входит следить за сохранностью здания и предупреждать соответствующие органы при необходимости произвести ремонт.
− То есть вы не отвечаете за хийоаков, не так ли?
− Да.
− В таком случае, какого черта я с вами говорю?
− Не знаю, мэм, − ответила женщина.
− Прощайте, − ответила Джейн.
Она пошла на выход, а затем остановилась.
− Подождите, − сказала она уходившей женщине.
− Что еще? − спросила та.
− Здесь есть другой выход?
− Другой выход? Нет, − ответила она отворачиваясь.
− Я прошу прощения за свою грубость, − произнесла Джейн.
Женщина несколько секунд стояла, а затем обернулась.
− Идемте, − сказала она.

Они оказались на свободе. Охрана осталась ждать Джейн около главного выхода, а она ушла вместе с Файвом через черный ход, на другую улицу.
А еще через несколько минут они сидели в такси.
− Ты знаешь, где находится Замок Львов? − спросила Джейн у таксиста.
− Знаю. − Ответил он.
− Можешь туда проехать?
− Шутите, мэм? Туда нет дороги.
− Совсем нет?
− Есть, но только не на машине.
− На корабле?
− Нет. Либо пешком через горы, либо на вертолете.
− Понятно, − ответила Джейн. − Знаешь где можно взять вертолет на прокат?
− Да, мэм.
− Вот туда и езжай.

Файв едва не смеялся, когда Джейн села за штурвал вертолета.
− Что смешного-то? − спросила она.
− Да то, как ты с полтычка все решаешь, − ответил он. − Ты ведь не думала, что уйдешь от охраны, когда оставляла ее около представительства хийоаков?
− Не думала. Хотя, бог его знает, что я думала. Иногда, я удивляюсь тому, как я думаю.
− Почему?
− Ты никогда не пробовал одновременно смотреть телевизор и читать книгу?
− Это невозможно.
− Ошибаешься. Верь не верь, а я могу читать одновременно две книги, попеременно заглядывая то в одну, то в другую и читая по одной строчке. И при этом я пойму все что написано и там, и там. И с телевизором так же. Я, как-то стояла в телемагазине и выбирала себе телевизор. Так вот, там несколько программ по разным ящикам было. И я все их видела и все воспринимала нормально.
− Ну, прямо, супердевочка, − усмехнулся Файв. − Я думаю, Джейн, ты и вправду кто-то, а не землянка. Не понятно только, почему никто не увидел этого в тебе.
− Разберемся, Файв. Для того и летим туда.
Вертолет несся над городом. Он шел вдоль берега океана около получаса, прежде чем город закончился. Впереди появились горы. Теперь Джейн вела машину над водой, рядом с горами. Замок Львов находился на берегу и, как сказал "знаток", его было сложно не заметить.
Полет уже продолжался почти полтора часа. Файв задремал, а Джейн следила за берегом, и вскоре впереди появилось нечто...
− Файв, − произнесла Джейн. Он проснулся и взглянул в окно. Рядом с вертолетом находился огромный замок, окруженный гигантскими стенами. Казалось, это сами скалы выросли из-под земли, но такие скалы не могли образоваться сами по себе.
Вертолет приближался к замку. Динамики в машине внезапно щелкнули, а затем появился ровный голос, который требовал ответа от летевшей машины.
− Вы приближаетесь к зоне запрещенной для полетов, − проговорил голос. − Вы должны повернуть назад, либо назвать себя и цель визита.
− Я Джейн Камара. Со мной Файв Индигра. Мы должны встретиться с хийоаками.
− Встреча с хийоаками в данный момент времени невозможна.
− Почему?
− Хийоаков нет в замке.
− Но кто-то же есть? Мне нужно поговорить, кто бы вы ни были!
Ответа не было некоторое время.
− Мы можем поговорить и так, − сказал голос.
− Нет, − ответила Джейн. − Мне нужна личная встреча.
− Зачем именно личная? − Спросил голос.
− Потому что дело, о котором я хочу поговорить, касается только лично меня.
Кто-то на другом конце, видимо, пытался понять сказаное. В словах Джейн можно было и не увидеть логики. Она сама отвечала почти на автомате, желая только протянуть разговор и добраться таки до самого замка.
− Хорошо, − ответил голос. − Мы встретимся. Но я предупреждаю, что находясь на нашей территории вы будете находиться под действием наших законов и любое ваше действие, которое мы сочтем за незаконное, будет считаться таковым по договору Союза Хийоаков и Земли.
− Хорошо, − ответила Джейн.
Вертолет уже шел над стеной замка.
− Вы можете приземлиться на крыше замка. Так мы быстрее встретимся, − сказал голос.
− Хорошо.
До места посадки оставалось совсем недалеко. Джейн направила машину к широкой площадке на крыше. Видимо, она была предназначена именно для посадок вертолетов, потому что на крыше была видна круговая разметка и знаки, явно предназначавшиеся для пилотов.

Связь оборвалась, когда Джейн и Файв вышли из вертолета. Они прошли к открытому входу и оказались в пустом зале. Он был довольно большим, как и дверь, в которую вошли Джейн и Файв. Они шли вперед, задрав головы вверх, глядя на стены и большие окна с цветными стеклами. От этого в зале стоял полумрак, который впрочем быстро рассеялся, когда глаза привыкли к нему.
− И никого нет, − сказал Файв, глядя вокруг. Его голос разнесся эхом по залу и вернулся назад. Стены, свободные от окон были изрисованы картинами. Они не были раздельными, а сливались в единое поле, изображавшее историю Земли, начиная от далекой древности, когда люди не знали даже электричества, кончая последними достижениями космических технологий.
Джейн прошла в соседний, а Файв остался в предыдущем. Она прошла вперед, через галерею и вошла в очередной зал. В глаза бросилось изображение зверя. Джейн едва удержалась на ногах, потому что это изображение врезалось в ее сознание и с гигантской силой разнесло всю картину мира, выстроенную ею до того. Она мгновенно оказалась в огне и черной бездне. Возникла та самая боль. Джейн попыталась вернуться назад, но мир, в котором она жила последние годы, разлетелся в клочья и превратился в точки, уносившиеся вдаль обломками разбитого зеркала.
Боль и тьма слившиеся воедино. Изображение зверя, которое уносило все дальше и дальше, и Джейн в какой-то момент поняла, что он нес ее сквозь боль, в глубину прошлого, туда, где боли не было!
Огонь исчез и Джейн оказалась в самом начале своей жизни.

---------

Лес, поле, река. Рядом с Джейн ее мать. Джейн взвыла и прыгнула к ней. Она радовалась тому, что нашла свою мать, и ей было все равно, что мать выглядела совсем не как человек. Это была ее мать. И Джейн была такой же.
− Не балуй, Тилира, − произнесла мать.
Вот оно! Вот оно ее настоящее имя! Тилира!
− Тилира! Тилира! − взвыла Джейн. − Меня зовут Тилира!
− Конечно, Тилира. А как же еще.
Тилира обернулась и увидела рядом другого зверя.
− Мивира! − взвыла Тилира и прыгнула к ней, но Мивира внезапно исчезла, и весь мир, в котором оказалась Джейн исчез, уносясь в прошлое. А Мивира оказалась в черной бездне, в самом центре огня.
− Мивира! Мивира, вернись! − взвыла Джейн.
− Прости, сестра, но такова жизнь, − ответила Мивира и вспыхнула огнем. Она разлеталась как вихрь, превращаясь в сплошное поле огня, которое полыхало вокруг, принося боль и новые воспоминания...

---------

Четверо крыльвов лежали во тьме и вели тихую мысленную беседу.
"Надо будет почитать, что она написала. И с чего это вдруг Нара начала книги писать?"
"А почему не написать?"
"Потому что она больше всех выла, что дентрийцев надо убивать."
"Не знаю. Этого я в книге не видел."
"А что ты видел."
"То, что крыльвов создали для защиты, а не для нападения."
"Создали?! Ты спятил, совсем?!" − воскликнула Тилира. − "Ми, ты слыхала, какую чушь Иммара написала!"
− Что еще? − послышалось от Мивиры. − Не мешай спать.
− Иммара написала, что крыльвов кто-то создал.
− Чушь!
− Не чушь, − парировал Май. − Крыльвов создали ратионы и терриксы.
− Ратионы и кто? − переспросила Мивира.
− Терриксы, − повторил Маймиро. − Это записано в нашем генокоде.
− Ты говори, да не заговаривайся, − прорычала Мивира. − Не знаю никаких терриксов и знать не хочу. И ратионов тоже.
− Как они хоть выглядят эти терриксы? − спросила Тилира.
− Я бы показал, да здесь темно, − ответил Май.
− Можно сделать и светло, − фыркнула Тилира.
В несколько мгновений вокруг вспыхнуло несколько десятков огней и на месте, где лежали крыльвы стало светло, как днем.
− Что? Что это?! − взвыла Дана, проснувшись.
− Все норамально, − успокоил ее Май. − Просто, я хочу им показать, кто такие терриксы.
− Ты сам то их видел? − спросила Мивира.
− Я их видел в той книге.
− Ну, давай, показывай.
Май поднялся и переменился, становясь большим саблезубым тигром с черными и темно зелеными полосами на шерсти.

Дикий вой разнесся над полем. Множество огней угасли, а две крылатых львицы встали во тьме и неотрывно смотрели на силуэт зверя, который породил в их сознании волну...
− Что ты сделал?! − завыла Мивира.
− Я понял, − произнес Май. − Вы из тех крыльвов, что улетели мстить, да так и не остановились.
− Чего ты хочешь от нас?! − завыла Мивира. − Освободи нас от этого!
− Вы свободны, − произнес Май.
− Но... − послышалось от Тилиры.
− Что? − спросил Май.
− Ты же не он! Ты не террикс!
− Вам надо искать терриксов, чтобы освободиться.
− Где?!
− Не знаю. Знаю только одну планету, в другой галактике.
− Где?!
− Я не знаю координат. Это галактика хийоаков.
− Это... Харгрет! Это ее штучки! − завыла Мивира.
− Что еще за Харгрет? − спросил Маймиро.
− Это хийоак, она прилетела к нам и!..
− Она освободила вас только от части того заклятия, − произнес Маймиро. − А от второй части вас могут освободить только терриксы. Вам надо просто сдерживать себя.
− Но как?! Как?! − завыла Мивира.
− Вы не знаете как? Совсем? Не понимаете, как со своим генокодом работать?
− Я не понимаю. Что за чушь?!
− Ляг, расслабься и не сопротивляйся, − ответил Маймиро.
− Ты спятил! − взвыла Мивира, отскакивая. − Ты еще не дорос!
− Тогда, извини. Берешь корабль и рвешь когти в галактику хийоаков, а там спрашиваешь, где терриксов искать, не знают, где терриксов, спросите сначала хийоаков. И еще. Коснетесь там кого, хийоаки вас уничтожат.
− Они?...
− Они сильнее. В тысячи и миллионы раз. Это Иммара писала. Так что, можете искать либо здесь, либо там. Здесь их никто не знает. А там знают, наверняка.
− Мы улетаем, − сказала Мивира.
− Я не хочу! − завыла Тилира.
− Спроси себя, что сильнее, хочу или должна? − прорычала Мивира.
Тилира раздумывала некоторое время и не нашла возможности обхода ключа, который перевернул в них весь мир.
− Летим, − ответила Тилира.
− Ти, − произнес Май, и она обернулась к нему. − Извини, я не знал, что так получится.
− Ты не виноват. Это все они.
− Они нас создали. Не надо винить их в этом. Они наши родители, Ти. И наши родственники.
− И ратионы?
− И ратионы.
− Нам надо лететь, Ти, − сказала Мивира.
− Прощай Май, − сказала Тилира.
− До встречи, − ответил он.

---------

Корабль проходил сквозь бездну пространства. Мивира и Тилира не говорили ни слова и только ждали того самого момента, когда перед ними появится галактика хийоаков. Их вела сила, которая требовала только одного.
Найти своих создателей и...
Они не знали, что будет дальше. Дальше могло быть только то, что им прикажут. От этого становилось не по себе. И боль пронзала сознание крыльвов от одной только мысли, что они рабы, а не свободные существа. Рабы, которые не могли неповиноваться, потому что послушание было заложено в самой основе их бытия.
Прыжок закончился. Корабль оказался среди звезд огромной галактики и не было понятно, где искать ту самую планету терриксов.
Надо было начинать, и Мивира привела корабль к первой планете, высветившейся живым цветом от пробной биополевой волны. Корабль прыгнул к звезде и к планете. Первый живой мир, города, машины, космические станции.
На радиоволнах появились первые сигналы. Сестры слушали незнакомые слова и не могли ответить.
− Нам нужны терриксы, − произнесла Мивира на ренсийском, передавая сигнал. Ответный поток несколько ослаб, затем возобновился непонятными словами.
Мивира взглянула на Тилиру, и у них не осталось сомнений в том, как действовать. Вспыхнула молния и корабль исчез. Радиосигналы еще несколько секунд продолжались, а затем стихли. Остался лишь тот шум, который был в самом начале.
Несколько мгновений требовалось крыльвам, чтобы долететь до планеты. Ее населяли люди. Мивира и Тилира недолго рабирались с генокодом абборигенов. Примитивная жизнь, какая существовала во многих мирах и в галактике крыльвов. Молнии двигались по городу, в поисках информации. Язык нашелся почти сразу же. Для анализа потребовалось лишь несколько минут. Сестры изменили ракурс поиска и теперь все их внимание обратилось на космос.
В этом мире не знали о космосе и не знали о сверхсветовых перемещениях. Это означало только одно. Молния поднялась над планетой, возник космический корабль, который в следующее мгновение исчез, уходя к новому миру.
Поиск продолжался. Пролетев четыре планеты Мивира и Тилира ничего не нашли.
− Лети на другой край, Ми, − сказала Тилира.
Мивира молча согласилась, вводя новые координаты для прыжка.
Корабль двигался почти целый час, прежде чем достиг точки выхода. Вслед за этим Мивира провела новое сканирование и направила корабль к ближайшей населенной планете.
Дикий мир без электричества. Корабль продолжал прыгать, пока не наткнулся на развитую планету, где было электричество, но не было космической технологии.
− Может, мы в прошлое угодили? − спросила Мивира. − Как так может быть?
− Не знаю. Прыгай дальше, − ответила сестра.
Прыжки, новые планеты, новые звезды. Огромное количество полуразвитых миров, где никого нет...
− Так, − произнесла Ми. − Давай, думать иначе.
− Как?
− Мы прыгаем к звездам, где есть жизнь. И прыгаем там, где много звезд. Может, космическая цивилизация не здесь? А где-нибудь там?
− В пустоте, где почти ничего нет? Там меньше вероятность.
− Там больше вероятность найти старый мир. Там же больше старых звезд.
− Тогда, попробуй лететь туда.
Новый прыжок, очередное сканирование. На этот раз живых планет всего две, и Мивира направила корабль к той, что светилась больше.
Развитый мир, космическая технология... Две планеты на одной орбите!
Мивира взглянула на Тилиру, и корабль ушел к одной из планет. Они были почти одинаковы по параметрам, и Мивира выбрала наугад. Корабль возник на орбите.
Появился радиосигнал, направленый к кораблю. Вновь неизвестный язык.
− Я не понимаю, − произнесла Мивира на своем.
− Я сказал, пошли прочь от нашей планеты, пока я вам крылья не пообломал! − послышалось рычание на ренсийском.
− Нам нужны терриксы.
− Нет здесь никаких терриксов! И нечего вам делать у терриксов! Вон отсюда!
− Нам нужны терриксы! − взвыла Мивира. − Отвечай, где они!
− У вас три секунды на уход. Две, одна. Ни одной.
Вслед за этими словами возник удар, от которого корабль Мивиры и Тилиры разлетелся в клочья.
− Ты, сволочь! − прорычала Мивира, и молния ушла к источнику разрушающего биополя.
"Нет, Ми!" − взвыла Тилира, но ее слова уже ничего не значили. Волна стабилизации поля накрыла двух крыльвов. Тилира оказалась в виде сетвера в открытом космосе, а Мивира на огромной, почти световой скорости, врезалась в корабль, атаковавший пришельцев.
Удар и огонь.
Вспышка поглотила и корабль, и влетевшего в него крыльва.
"Мивира! Мивира!" − взвыла сестра. Стабилизация поля исчезла, молния Тилиры ушла к месту взрыва. Она носилась, как сумасшедшая, вокруг облака плазмы разлетавшейся во все стороны.
Это была смерть. Настоящая смерть, которая настигла Мивиру и болью отразилась в сознании Тилиры.
Она выла, продолжая летать вокруг. Она искала сестру, надеясь, что та осталась жива, что хоть что-то осталось от нее. Но от Мивиры не осталось ничего. Тилира поняла только, что сестра пожертвовала собой, уничтожая врага. Пожертвовала ради жизни Тилиры, потому что в ином случае они погибли бы обе.
Ти не помнила, как спустилась на землю, не помнила, как ушла в пещеру и легла там, чтобы заснуть. Она не могла помнить времени своего сна, а проснувшись не смогла вспомнить ни единого момента своей жизни. Она не помнила даже свои первые шаги после пробуждения. Они были подобны инстинктам, которые по непонятной причине заставили Тилиру превратиться в человека и забыть об этом. Забыть о том, что она могла превращаться.
Забыть обо всем.

---------

Тилира выла. Она продолжала выть, пока сквозь тьму не прорвался новый голос.
− Прекрати выть! − рычал он. Голос вошел в сознание не как просьба, а как приказ.
Откуда-то принеслись обломки мира, и Джейн-Тилира поднялась, вставая с пола. Перед ней был тот самый зверь-террикс, но не на картине, а наяву.
Террикс. Тот самый террикс, за которым Тилира и Мивира умчались из своего мира. И его приказ не мог быть не исполнен. Джейн умолкла, подавив в себе боль от потери сестры.
− Что тебе здесь нужно? − зарычал террикс.
− Я искала вас, − произнесла Джейн, почти не понимая, откуда в ней взялось знание языка, на котором говорил большой черно зеленый тигр. Она не думала об этом.
− Уходи прочь, зверь! − зарычал террикс.
Джейн развернулась и пошла, затем в ней вновь возник прежний приказ, требовавший возвращаться к терриксам, и она вернулась назад.
− Ты не ушла?! − зарычал он.
− Ты не сказал, что бы я уходила навсегда.
− Уходи навсегда!
− Это невозможно. Я не могу уйти навсегда, если ты не освободишь меня.
− Я тебя не держу!
− Ты меня держишь, − произнесла Тилира. − Скажи прямо, что я свободна.
− Ты свободна, − прорычал зверь.
Нить напряжения лопнула. Джейн взвыла, садясь на пол.
− Прекрати выть и убирайся! − зарычал террикс.
− Ты только что освободил меня. И я теперь не обязана выполнять твои приказы! − зарычала Тилира. Она поднялась и прошла к терриксу. Тот попятился назад, и Джейн прыгнула. Она сбила зверя с ног и теперь пришло его время выть. Джейн была готова убить это существо, из-за которого она и ее сестра оказались здесь... Из-за которого погибла ее сестра!
Тилира схватила террикса клыками за горло, и все ее существо содрогнулось.
Она не смогла сомкнуть клыки! Она не смогла убить! Такого еще не было никогда! Еще никогда Тилира не оказывалась в ситуации, когда она не могла убить свою жертву!
Она не могла.
Она отскочила от зверя и встала, глядя на него. Террикс поднялся.
− Маймиро был прав. Я не могу убить тебя, − прорычала Тилира. − За что вы убили мою сестру?! − завыла она.
− Мы не убивали твою сестру! − зарычал террикс. − Мы никого не убивали! Это вы, поганые хищники, убиваете всех!
− Не всех, − ответила Тилира. − Господи... − Она зарычала и пошла от террикса.
Ей больше ничего не было нужно здесь, в этом замке. Джейн вышла из зала и встала. В дверях замер Файв. Он вздрогнул, увидев крылатую львицу, и бросился бежать.
Джейн словно вспомнила что-то и прыгнула назад, в зал, где только что встречалась с терриксом. Там их уже было двое, и они уходили.
− Стойте! − зарычала она.
− Что тебе нужно? − зарычал террикс, с которым Джейн уже говорила.
− Ты не сказал самого главного! − зарычала она.
− Чего?
− Говори, что ты освобождаешь Мивиру!
− Я ее не вижу.
− И не увидишь! Она мертва! Говори, что ты ее освобождаешь! Говори!
− Я ее освобождаю.
− Говори кого, мать твою! − зарычала Тилира.
− Я освобождаю Мивиру, − произнес террикс.
Джейн больше не сказала ни слова, вспыхнула огнем и унеслась через замок к вертолету. Файв уже сидел в нем. Человек дрожал от страха и смотрел на выход из замка. Джейн видела все его чувства, все его мысли. Он ждал ее. Ждал, надеясь, что Джейн не попалась крылатому зверю крыльву. Он надеялся, но был готов взлететь, если этот хищник появится на крыше.
Джейн вернулась в зал, стала женщиной, какую знал человек, и вышла на крышу.
− Джейн, иди быстрее! − закричал он.
Женщина прошла в вертолет. Он быстро закрыл выход и начал взлет.
− Что это с тобой, Файв? − спросила Джейн. − Ты терриксов напугался? Они травоядные.
− Терриксы? Какие терриксы?! Там был крылев!
Джейн усмехнулась.
− Ну ты чудак, Файв. Там были терриксы.
− Но я видел своими глазами! И слышал вой, такой, что волосы дыбом встают.
− Я вспомнила, кто я, − сказала она.
− И кто?
− Потом, Файв. Потом. Мне нужно время. Мне надо пережить смерть.
− Смерть? Какую смерть?
− Смерть моей сестры, Файв. Она погибла защищая меня. Все. Лети назад, а я сяду здесь. И не говори ничего.

Воспоминаний было очень много. Но все они давно были с ней. Тилира вспомнила все и сразу. Оставалось лишь осмыслить последние годы жизни, а они были ни чем иным, как эпизодом − коротким отрывком, который вписывался в многотысячелетнюю жизнь Тилиры, как маленький темный отрезок забытья, возникший из-за смерти Мивиры.
Это была реакция сознания на боль − забытье.
Джейн-Тилира сидела в кресле рядом с человеком, и ее невидящие глаза смотрели вдаль, а вернее, в глубь прошлого. Она была здесь, на этом самом островке жизни, а все остальное было далеко-далеко, много сотен тысяч световых лет от этого момента.
И все же, было в нем что-то особое. Нечто, что еще надо было осознать. Свобода. Да, конечно! Именно свобода. Тилира едва представляла, как могла жить раньше с таким грузом. Впрочем, это было понятно. Она о нем не знала. Не знала и жила, как последние годы она не знала о своей потере.
Вертолет шел над городом. Над огромным городом, в котором жили маленькие существа, которых Тилира всегда презирала и никак не ценила. Именно это и было причиной ее отношения к жизни людей. Оно было заложено в ее подсознании. Крыльвица не вписывалась в жизнь землян. Тилира была зверем, способным превратить весь этот людской рай в настоящий ад.
Но сейчас это желание показалось просто глупостью. Пустой тратой сил, которая не принесла бы никакой пользы. Будь это раньше, Тилира, возможно, и нанесла бы удар в самое сердце человеческой цивилизации. Возможно. Возможно, если бы это были дентрийцы. Или...
Джейн дернулась. Она вернулась в реальный мир и увидела, что вертолет стоит на земле. Винт медленно останавливался.
− Мы прилетели, Джейн, − сказал Файв.
− Вижу, − ответила она подымаясь.
− Что ты хочешь делать теперь? − спросил он.
− Не знаю, − ответила она. − Мне нужно время, чтобы решить.
− Летим домой?
− Мой дом далеко отсюда, − ответила Джейн.
− Я имею в виду, на Старую Землю.
− Зачем?
− Ты же хотела поступить в высшую школу летчиков.
− Файв, оставь меня, − ответила она.
− Хорошо. Считай, что меня нет рядом.
Джейн молчала. Она смотрела вокруг, а затем пошла прочь с вертолетной площадки. Файв шел позади. Она прошла по улицам и вошла в парк, попавшийся по пути. Вскоре она оказалась сидящей на траве. Ее мысли все еще гуляли по прошлому. Джейн легла и закрыла глаза. Мысли постепенно смешались в одно целое и перешли в сон.
− Джейн, − послышался голос.
Она открыла глаза и увидела рядом Файва.
− Я же сказала, оставить меня.
− Извини, Джейн, но здесь уже холодно. Ты можешь простудиться.
Джейн фыркнула усмехаясь.
− Это ты можешь простудиться, а не я, − ответила она. − Тебе пора уходить, Файв. Все закончилось. И не может быть никакой твоей любви. Я не человек.
− Но мы же друзья, Джейн.
− Меня зовут Тилира, а не Джейн.
− Хорошо. Пусть так. Но мы, все равно, друзья.
− Не смеши меня, Файв. Ты так говоришь только потому, что не знаешь кто я.
− Ну и что? Что это меняет? Кем бы ты ни была...
− Действительно? Да? Кем бы я ни была, Файв? − усмехнулась Джейн, подымаясь. − Ты же лжешь. Ты хочешь знать, кто я, да? Хочешь?
− Да.
− Ну так знай, − прорычала Тилира. Она переменилась. Файв отступил от нее, увидев крылатую львицу.
− Крылев... − проговорил он. − Не может быть.
− Все может быть! − зарычала Тилира. − А теперь убирайся, пока жив! Теперь ты сам знаешь, что не может быть никакой дружбы! Вон, я сказала!
Он пошел прочь, Тилира вновь превратилась в женщину. Он обернулся в очередной раз и встал.
− Пошел вон! − зарычала Тилира, вспыхнула огнем и унеслась сама.

Джейн стояла перед воротами и раздумывала что делать. Входить в них или нет. В этот момент у нее было только одно дело. Она собиралась заработать побольше средств на приобретение космического корабля.
Ворота открылись сами по себе. Джейн смотрела на них, а затем на аллее появился человек. Он почти бежал и проскочил к ней.
− Джейн! Наконец-то! Где же ты пропадала?! − воскликнул Томас.
− А ты шутник. Какого черта ты мне устроил там, в аэропорту?
− Я ничего не усторил. Я узнал, что ты прилетела и прислал машины с охраной.
− Откуда ты узнал?
− Ты прикидываешься или действительно не понимаешь? Список прилетающих пассажиров становится известен за полчаса до прибытия космолета. И все кому не лень вписывают в компьютер аэропорта строчку с сообщением в случае прибытия того или иного человека.
− Значит, компьютер тебе сообщил? И что? Какого черта ты прислал охрану, которая мне прохода не давала?
− Как это не давала? Они должны были выполнять все твои указания!
− Мне пришлось удирать от них. Ясно?
− Ясно. Ты не хочешь пройти в дом?
− Ты на что-то надеешься, Томас?
− Ты же стояла здесь зачем-то? Я увидел тебя и примчался.
− Я скажу, что мне нужно, − ответила Джейн. − Мне нужны деньги.
− Я могу дать тебе сколько ты пожелаешь.
− Да неужели? − удивилась Джейн. − Ты можешь дать мне сотню миллионов?
− Ты шутишь Джейн?
− А как же иначе то? Если бы мне был нужен миллион, я пришла бы в банк и получила бы его без всяких проблем. Если ты думаешь, что я потратила все, что получила тогда, то ты глубоко заблуждаешься.
− Ты хочешь просить в долг такую сумму?
− Не в долг. Ты же в курсе, сколько стоят мои картины?
− Да. На нынешний момент все они стоят миллионов тридцать. Но сто миллионов ты не получишь, сколько бы ни рисовала. Чем больше рисуешь, тем меньше стоимость картины.
− Ну что же. Значит, не судьба. Спасибо за консультацию, Томас. Куда прислать счет − ты знаешь.
Джейн развернулась и пошла по улице.
− Джейн! − воскликнул Томас, догнал ее и схватил за руку.
− По-моему, мы разошлись семь лет назад. Ты не забыл?
− Я не могу тебя забыть, Джейн.
− Так забудь! − зарычала она. − Ты до сих пор не понял, что я нечеловек?!
Он отпустил ее, и Джейн воспользовалась моментом, чтобы уйти.

С того дня, как Джейн узнала о себе, прошло почти две недели. Идеи, как получить межзвездный корабль, не появилось. Только заработок не был проблемой, и Джейн уже начала игру, которая должна была принести не мало средств. Одна проблема − космические корабли не продавались. Не то что корабли со сверхсветовыми двигателями. Не продавались даже простые, которые продолжали курсировать по Солнечной системе и перевозили грузы с одной планеты на другую.
Тилира сидела в номере гостиницы. Ее мысли вновь блуждали по прошлому. Они были прерваны стуком в дверь. Тилира поднялась и открыла.
В дверях стоял Файв.
− Джейн, мне надо поговорить с тобой, − сказал он.
− Что еще?
− Ты меня не впустишь?
Она молча отошла от двери, прошла через комнату и села в кресло.
− Ты не хочешь предложить мне выпить? − спросил он.
− Ты без выпивки обойтись не можешь, Файв? Говори, зачем пришел, и проваливай.
− Я пришел сказать, что ничего не изменилось.
− Не надо врать, Файв. Изменилось все.
− Все изменилось для тебя. А я не перестал считать тебя другом. − Он прошел к ней и сел в кресло рядом. − Это ведь все вранье про вас, Джейн? Да?
− Я не понимаю, о чем ты говоришь.
− Вы ведь не людоеды?
− Людоеды. И ты, глупый, до сих пор не понял, что я сожрала твою любимую Джейн и теперь ее нет. Понял?
− Ты лжешь. Я знаю, что ты хочешь меня запугать. Но я не испугаюсь.
− Ну и дурак. Дурак, потому что кончится все тем, что я кого-нибудь убью, чтобы доказать, что я зверь! Ты понял, Файв?! Я − зверь. И любое твое слово о том, что я не могу убить или съесть человека равносильно оскорблению! Все равно, что я скажу, что ты слабак и муху раздавить не сумеешь!
− И все время, пока мы работали вместе, для тебя ничего не значит?
− На этой планете нет ничего, что имело бы для меня значение. Ни на Новой Земле, ни на Старой.
− Для тебя ничего не значат даже те, кто помог тебе вспомнить о том, кто ты есть, Джейн? Если так, тогда, ты действительно неблагодарное чудовище, и мне незачем быть здесь.
Джейн молчала.
− Почему ты молчишь? Ну, говори же.
− Оставь меня в покое, Файв!
− Я не оставлю. Ты можешь удрать от меня, или выкинуть меня силой, но я не уйду сам.
Джейн молчала. Она вовсе не смотрела на Файва и снова ушла в свои мысли, решив не обращать внимания на присутствовавшего рядом человека.

Шум возникший в номере отвлек Джейн от мыслей, и она открыв глаза увидела нескольких человек. Они были вооружены, их лица скрывали маски, а на темных костюмах стояли знаки принадлежности к какой-то организации, которой Джейн не знала.
− Оставайтесь на месте! − приказал кто-то из ворвавшихся.
− Вы психи из местного дурдома? − спросила Джейн.
− Отвечайте, кто вы!
− Я Джейн Камара.
− Я Файв Индигра.
− Говорите, где спрятаны наркотики, или мы все здесь разнесем!
− Во-первых, этот номер принадлежит не мне, так что, вы ущерб нанесете гостинице, − спокойно произнесла Джейн. − А во-вторых, я не занимаюсь никакими наркотиками.
Человек показал непонятный знак, и солдаты начали поиски. Они открывали шкафы, вскрывали подушки, резали стулья и кресла, ломали пол и стены...
Через полчаса вокруг не осталось ничего целого. Номер выглядел так, словно по нему прошелся смерч, а группа людей в масках ничего не обнаружив удалилась, даже не извинившись за вторжение.
− Твоих рук дело? − спросила Джейн, взглянув на Файва.
− Ты дура, что ли? − вспылил он.
− Ты сам дурак, − ответила она. Джейн спустилась в холл гостиницы и некоторое время говорила с хозяином о том, что произошло. Закончилось все вызовом полиции, после чего оказалось, что люди в масках, искавшие наркотики, в действительности были грабителями, которые под предлогом поиска наркотиков обыскивали дома жертв и забирали все драгоценности.
В случае с Джейн они попросту ничего не получили. Скорее всего, бандиты узнали о Джейн Камаре, поселившейся в гостинице, решили ее обокрасть и не рассчитали, что у нее в номере не окажется ничего, кроме одежды и документов. Украсть деньги с личного счета Джейн они не могли, но офицер полиции посоветовал Джейн на всякий случай проверить счет.
Счет Джейн не пострадал. После проведенных за последнее время сделок он составил почти десять миллионов и продолжал расти.

Файв несколько дней оставался рядом. Он не понимал, что она делала сидя за компьютером и рассматривая мелькавшие на экране цифры, а для Джейн это было всего лишь игрой, прикрытием ее настоящих действий, которая она вела используя свою силу в компьютерной сети. И чем больше было денег в руках Джейн, тем больше оказались ее доходы.
Следующая неделя принесла огромный доход, и счет Джейн превысил сто миллионов. На биржах Новой Земли в этот момент наступало предкризисное состояние. Попытки остановить колебания цен ни к чему не приводили и закончилось все приказом министерства финансов, который приостанавливал все операции, дабы не усугублять положение дел. Для Джейн этот указ уже не имел особого значения. Она получила то что хотела и теперь оставалось только найти космический корабль со сверхсветовым двигателем.

− Мне кажется, или ты остановила свою работу? − спросил Файв, когда в очередное утро Джейн не пошла к компьютеру.
− Я заработала ровно столько, сколько нужно для приобретения космического корабля, − ответила она.
− Они же не продаются.
− Я знаю. Поэтому я и сижу.
− Я могу помочь тебе купить корабль, − сказал Файв.
− Ты смеешься? Кто ты такой, чтобы его тебе продали?
− Ты не веришь? Может, проверим? Ты же, все равно, ничего не делаешь. Согласна, или нет?
− Чтобы ты после этого решил, что я тебе чем-то обязана? − спросила Джейн. − Не надо.
− Значит, ты собираешься украсть корабль?
− Ты смерти захотел, идиот?! − зарычала Джейн. − Я тебя не оскорбляла!
− Тогда, я не понимаю, почему ты не хочешь сделать что-то для меня за то что я тебе помогу? Я не собираюсь просить ничего невозможного.
− Чего ты хочешь?
− Я хочу, что бы ты взяла меня с собой, когда полетишь в космос.
Тилира молчала. Она раздумывала над тем, возможно это или нет. В конце концов, ей было без разницы.
− Хорошо, − произнесла она. − Но это все. Больше ты ничего не имеешь права с меня требовать.
− Согласен, − ответил он. − Ну так, мы идем за кораблем, или как?
− Куда идти?
− Узнаем, куда, − ответил он и поднялся.

Файв и Джейн оказались в Министерстве Космоса. Файв добился встречи с заместителем министра по космическому строительству, и человек выделили посетителям десять минут своего времени.
− Слушаю вас, − сказал человек. Говоря это он продолжал что-то писать и взглянул на вошедших лишь мельком.
− Нам нужен корабль со сверхсветовым двигателем, − сказал Файв.
− Что? − удивился человек, подняв взгляд на него. − Кому это вам?
− Конкретно, он нужен Джейн Камаре. У нее есть средства, чтобы оплатить строительство.
− Вы не читали закон? Там записано прямо, черным по белому, что продажа космических кораблей частным лицам запрещена. И, тем более, кораблей со сверхсветовыми двигателями.
− Джейн Камара не частное лицо, − произнес Файв. − Она является представителем другой цивилизации.
− По-моему, вы обратились не по адресу, господа. Вам нужно обращаться в психиатрическую клинику.
− Это пройденый этап, − произнесла Джейн.
− Даже так? И к какому же, позвольте, виду вы относите себя?
− К такому, которого вам лучше не видеть на Земле, − ответила Джейн. − И я не собираюсь здесь оставаться.
− Если так, то вы должны предоставить доказательство своих слов.
− Джейн... − произнес Файв, но его слова уже были ни к чему. Посреди кабинета замминистра оказалась крылатая львица.
− Достаточно доказательств? − зарычала она.
− Д-достаточно... − произнес человек.
− Будет корабль или нет?!
− Я сделаю все что смогу. − произнес человек. Джейн в одно мгновение изменилась. В кабинете вновь была женщина. Она прошла к креслу и села.
− Будем сидеть и ждать, когда все само сделается? − спросила Джейн.
Человек дрогнул и взялся за телефон. Он едва говорил слова, сбивался и, под конец, все же выговорил суть вопроса своему начальнику − Министру Космоса.
Вопрос решался на самом высоком уровне. Файв уже упустил инициативу и все переговоры вела Джейн. К концу дня вопрос был решен. Джейн отдавала все деньги и получала космический корабль и сверхсветовой двигатель.
В этот же вечер состоялся старт. Джейн не сказала ни единого слова, когда Файв прошел в корабль вслед за ней. Ей предстояло несколько дней полета через космос и еда, сама просившаяся в пасть, ей не мешала.
Корабль поднялся над Землей. Джейн некоторое время разбиралась с управлением сверхсветового двигателя и, наконец, нашла то что нужно. Она запустила программу первого прыжка, на выход из Солнечной системы. Через несколько секунд вокруг не осталось ни планет ни звезды. Только черная бездна, в которой можно было лететь в любом направлении.
Новый прыжок, на этот раз в галактику крыльвов. Джейн запустила программу и оставила компьютер. Теперь надо было ждать несколько дней, пока прыжок не закончится.
Тилира вновь стала крыльвицей.
− Я выполнила твое условия, Файв. Ты летишь со мной, − прорычала она.
− Я благодарен тебе за это.
− Ты зря благодарен, Файв. Здесь нет законов Земли. Здесь только один закон.
− Тот, что устанавливаешь ты? − спросил он.
− Тот, что установила Природа, Файв. А природа говорит, что я хищник, а ты жертва.
− Это ничего не меняет, − произнес Файв. − Я, все равно, буду считать, что ты мой друг. Если же ты меня убьешь, то это будет предательством. И ты будешь предателем.
− Ты глуп, Файв. Мне все равно, что ты там думаешь про себя. Ты никто. Зверь, у которого в мозгах сдвиг по фазе не угоден Природе. А посему, ты − жертва.
Джейн сдернула человека с кресла и уложила его перед собой. Файв смотрел прямо ей в глаза, и мысленно молил бога, чтобы все оказалось не так. Но все было именно так как было. Тилира схватила человека длинным языком и проглотила.
− Ты сам хотел остаться со мной навсегда, Файв. Вот и остался, − прорычала она.

Это был всего лишь маленький эпизод из жизни зверя. Тилира не чувствовала никакого сожаления убивая человека. Он был маленьким глупым существом, не понявшим, что нельзя подходить к хищнику.
Мысль об этом показалась Тилире странной, и она внезапно поняла, что это не просто мысль. Она пыталась оправдаться сама перед собой. Оправдаться за то что убила жертву.
Почему? Она никогда так не делала, и теперь эта мысль врезалось в сознание. Что-то было не так. Какая-то тонкая граница, разделявшая понятия обычной жертвы и жертвы-человека. Чем он отличался от обычных зверей?
Мысли проносились в голове с огромной скоростью, и Тилира внезапно поняла, почему она пыталась оправдаться. Это происходило из-за того, что человек был разумен. Разум! Вот, что отличало его от обычной жертвы.
Тилира продолжала рассуждения. Всегда. Всегда она убивала только зверей. И были эти звери разумны или нет, ей было все равно, но теперь она убивала другой разум.
В сознании на мгновение возникли слова Маймиро. Слова о разумных существах, которых он называл "братьями по разуму".
Ее вывернуло наизнанку, и едва живой человек, оказался перед ней. Его разум угасал на глазах.
Наверно, был прав Маймиро! Нельзя убивать братьев...
Молния вошла в тело человека. Тилира еще никогда не делала так с кем-то другим. Только с собой. Но теперь она уничтожала боль другого существа. В одно мгновение на теле человека не осталось ни единого следа от воздействия желудочных соков хищника.
Джейн вновь стала женщиной, подняла Файва и пронесла его в медицинский блок. Ему не требовалась никакой помощи. Сознание человека еще не вернулось, но он был жив и его жизни ничто не угрожало. Джейн оставила его и ушла в рубку.
Она села в кресло командира корабля и закрыла глаза, на которые наворачивались слезы.
Почему? Все изменилось? Неужели все изменилось?
И бог знает, что означает слово СВОБОДА, которую получила Тилира от терриксов. Ее свобода осталась ограниченной. Возможно, даже больше, чем было раньше, когда она не помнила, что несвободна. Тогда она делала все что хотела. Абсолютно все, не задумываясь о том должна она это делать или нет.
Что ее держало там, на Земле, от того чтобы не наброситься на людей? Это довольно просто. Ее держал страх. Страх за свою жизнь, что люди начнут с ней войну, это станет известно хийоакам, они явятся и убьют Тилиру. Сомнений в этом не было...

Удар. Джейн вылетела из кресла, пролетела под потолком рубки и рухнула на пол.
Что произошло?! Джейн молнией взлетела и пронеслась сквозь корабль. Вернее, не через корабль, а через обломок, оставшийся от корабля. Двигательного отсека не было. Вместе с ним не было и ракетного отсека. Остался только реактор. Джейн пронеслась к нему и поняла в чем дело. Удар молнии вошел во взрывное устройство, спрятанное в самом сердце реактора. Взрыв не произошел только от того, что после взрыва в двигательном отсеке в устройстве отошел контакт и оно не сработало.
Молния унеслась вслед за обломками корабля. Тилира знала что искать. Через несколько мгновений она собрала осколки генератора сверхсветовых перемещений и вернулась в корабль.
Она оказалась в рубке, когда туда входил Файв.
− Что произошло? − спросил он.
− Твои братцы постарались, Файв. Корабль был заминирован.
Он смотрел на Джейн и, казалось, пытался понять, что она сказала и что, собственно, он спрашивал.
− Мне, наверно, приснилось, что ты меня съела. − сказал он проходя к креслу помощника командира корабля.
− Тебе не приснилось, идиот, − фыркнула Джейн со злобой.
− Тогда, почему я жив? Или мы на том свете уже?
− Глупец, − прорычала Тилира. − Сядь и замолкни.
− Может, я и дурак, но я хочу понять.
− У меня от тебя несварение желудка. Понял?! − зарычала Джейн. − Стошнило меня. Вот ты и жив!
− Но на мне ничего нет. Никаких следов, а я чувствовал...
− Заглохни, Файв! А не то на тебе появятся следы моих когтей!
Джейн смотрела в экран. Она пыталась определить с помощью кое-как работавшего компьютера положение корабля в космосе. Он находился все еще в галактике хийоаков. Через минуту стало ясно, что аппарат застрял на другом краю галактики относительно от Земли, среди множества молодых звезд. Это означало, что вокруг множество молодых миров, среди которых вряд ли можно найти развитую цивилизацию, где можно отремонтировать корабль.

− Ты ничего не хочешь сделать? − спросил Файв.
− Чего ты хочешь? − спросила Джейн.
− Мы уже два дня здесь висим, и ничего не изменилось.
− А ты хочешь, чтобы что-то изменилось? Ты не способен улететь отсюда, Файв. Хочешь ты или нет. Эта точка космоса станет для тебя могилой, если не свершится чудо, и здесь не объявится какой-нибудь корабль. Землян, хийоаков, или еще кого. Того, кто не решит, что ты можешь быть едой.
− Ты хочешь сказать, что двигатель неисправен?
Джейн рассмеялась. Она просто расхохоталась от слов Файва.
− Что смешного? − спросил он не понимая.
− То, что двигатель не неисправен. Его НЕТ, Файв. Он уже в тысячах километров отсюда в виде обломков.
− Тогда, почему ты не включаешь аварийную систему? − спросил он.
− Какую еще аварийную систему?
− Вот эту, − ответил Файв и пройдя через рубку вскрыл стену в месте, где стояли буквы "SOS". А через несколько секунд Тилира ощутила биополевой сигнал, который уносился во все стороны космоса, распространяя весть об аварии.
Файв взглянул на Джейн.
− У тебя точно дыра в башке, − сказал он. − Или ты не доучилась на курсах летчиков.
− Я училась на курсах летчиков, а не космолетчиков.
− Здесь все так же, как там, Джейн. Те же правила. Те же условные обозначения. В конце концов, все космолетчики в прошлом были летчиками. На кой им придумывать что-то новое для себя? Скажи еще, что ты не дура.
− Сам дурак, − фыркнула она, отворачиваясь.
− Что я тебе сделал, Джейн? Из-за чего ты так относишься ко мне?
− Из-за того, что твои братья убили мою сестру.
− Откуда ты знаешь, мои они или нет?
− Оттуда, что они твои. Они были над твоей планетой, и они убили ее.
− Я не думаю, что это были люди. Кто-нибудь другой, но не люди. У нас нет оружия в космосе. Земляне воевали последний раз десять тысяч лет назад.
− Сказки для детей.
− Не сказки. Ты это прекрасно знаешь.
− Чего ты добиваешься? Чтобы я решила, что ты мой друг? Не будет этого. Ты − никто.
− Ты сама в это не веришь, − ответил Файв.

В рубке послышался шорох. Вслед за ним возник щелчок и включились динамики радиосвязи.
− Алло, слышит меня кто? − послышался голос на английском.
− Слышу вас. − ответила Джейн. − Кто вы?
− Мы спасатели, − ответил голос. − Вы передаете сигнал о помощи.
− Да, передаем, − ответила Джейн и поднялась. Она выключила сигнал о помощи и вернулась на свое место. − Теперь уже не передаем, − сказала она.
− Так вам нужна помощь или нет? − спросил голос.
− Я думаю, − ответила Джейн.
− Нужна нам помощь! Нужна! − воскликнул Файв.
− Куда вас доставить? − спросил голос.
− На планету Ренс в галактику крыльвов, − произнесла Джейн.
− Ничего себе заявочка? Туда вам самим лететь. А я могу вас доставить куда-либо только в пределах нашей галактики.
− И какой у нас выбор? − спросила Джейн.
− Либо Земля, либо Тройная Система.
− Землю нам не надо, − произнесла Джейн.
− Тогда, остается только Тройная Система, − ответил голос. − Я буду прыгать вместе с вами. Вы не должны включать никаких полевых систем во время прыжка.
− Нам и включать нечего, − ответила Джейн.
− Тогда, старт, − ответил голос.
Прыжок длился около десяти минут. Затем появился дополнительный уточняющий скачок, и на экранах появилась звезда и несколько планет. Компьютер определил, что это Тройная Система Алертов и выдал сообщение, что алерты не имеют с Землей официальных контактов и относят людей к низшей расе, с которой не имеет смысла иметь дела.
Джейн фыркнула, увидев эту надпись.
− Вы не заснули? − вновь послышался голос спасателя.
− Не заснули, − ответила Джейн.
− Спасибо, − произнес Файв.
− Пожалуйста. Я передаю связь представителям алертов и улетаю.
Корабль спасателя, видневшийся на одном из мониторов исчез, а в рубке послышался новый голос.
− Итак, на Землю вы не захотели возвращаться. Значит, напакостили там, смылись и теперь хотите скрыться от правосудия на нашей планете.
− Придумай чего-нибудь поглупее, а то я не поняла, − произнесла Джейн. − Мне нужен корабль со сверхсветовым двигателем.
− А ваш что, поломался?
− Поломался. Нам мину подложили, когда мы улетали.
− За корабль надо платить. У вас есть галактическая валюта?
− Какая именно?
− Я спросил, какая у вас есть?
− У нас есть блевотина крыльва. Она в нашей галактике очень ценится. Надо?
− Называйте реальные ценности.
− Я не знаю, какие ценности у вас называются реальными.
− Не придуривайся, женщина! − зарычал голос. − Говори, что везешь!
− Ты не видишь, что у нас половины корабля нет? − спросила Джейн. − Я ничего не везу, не считая одного придурка-землянина.
− В таком случае, ты не можешь получить никакого корабля, − ответил голос. − Земляне нам нужны не больше чем блохи собакам.
− Тогда, дайте нам корабль, и мы свалим отсюда навсегда, − ответила Джейн.
− Слишком много чести, чтобы вам чего-то давать.
Файв расхохотался. Джейн обернулась к нему. Человек продолжал гоготать и приговаривать: "Ой, немогу!"
− Что смешного, Файв? − спросила она.
− А ты не видишь ничего смешного? − спросил он и снова рассмеялся. − Мне тебя жаль, − добавил он гогоча.
− Мы отправим вас в колонию землян на нашей планете. Можете делать там все что вздумается. А начнете нарушать закон, получите по мозгам. Вернее, по тому месту, где они у вас якобы находятся.
В этот момент рассмеялась Джейн, а Файв уже был обижен. Он не показывал это, но Джейн ощущала его состояние и видела эту обиду.

Их захватили в ангар огромного корабля. С вращением, создававшим тяжесть в корабле, пришлось распрощаться, и корабль несколько минут пробыл в невесомости, пока не попал в поле искусственной гравитации алертов.
Двух человек никто не встречал и не провожал. Их сопровожал только голос в динамиках. Они прошли процедуру обеззараживания и вскоре оказались в маленьком челноке, уносившемся к планете.
Джейн и Файва выгрузили посреди степи и все тот же голос невидимого существа объяснил, что идти надо в сторону видневшегося вдали города, чтобы попасть к людям, а не к зверям.
Корабль алерта взлетел в небо. Тилира проводила его взглядом и пошла в направлении противоположном городу людей.
− Он же сказал, идти туда, − сказал Файв, показывая назад.
− Ну и иди туда, коли он тебе это сказал! − выпалила Джейн.
Она продолжала идти своим путем. Алерт, взлетавший на орбиту только выругался, увидев, что люди пошли не в том направлении, куда он им сказал. Но ему, в конечном итоге, было все равно куда пошли два глупых зверя.

Они вошли в поселок. По улицам бегали маленькие существа, едва превышавшие размером собак, но больше похожих на кошек.
− Рыси... − проговорил Файв.
− Что? − спросила Джейн. − А, ну да. Похожи, − добавила она.
Вокруг уже собралось несколько рысей. Их голоса нарастали, переходя в громкое рычание и непонятное вяканье. Идти уже было невозможно, и Джейн с Файвом встали.
− А я то думаю, чего они не показываются, − проговорила Джейн. − А они, оказывается, сами как собачонки.
− Это не они, Джейн. Алерты выглядят вовсе не так.
− А как?
− Думаю, они побольше тебя, когда ты выглядишь зверем.
− Ты, глупый, моего настоящего размера и не видел.
− Да неужто?
− Ты поместился бы мне на один коготь.
− Не надо мне сказок, − ответил Файв.
Среди абборигенов появился еще один, которого все пропустили вперед.
− Что вам здесь надо, двуногие уроды?! Убирайтесь из нашего города! − зарычал он на языке едва похожем на английском.
− Ты поняла, что он сказал? − спросил Файв.
− Поняла. Где тут у вас самый главный алерт?! − зарычала она подражая голосу зверя. От этого все вокруг шарахнулись в стороны. − Видал? Уважают рычание, − произнесла Джейн с усмешкой.
− Что вам здесь надо? − снова зарычал зверь.
− Алерт мне нужен. Ты понимаешь? АЛЕРТ!
Зверь что-то фыркнул на непонятном языке.
Кто-то умчался вдоль улицы. Теперь рыси сидели довольно тихо и Джейн с Файвом ждали, когда появится алерт.
Он появился. Зверь, убежавший за ним примчался, что-то рыча, а затем на улице появился другой. Тоже рысь, но Джейн увидела в ней другое существо. Алерт прошел прямо к людям, поднялся на задние лапы и переменился.
− Чудеса, − проговорила Джейн.
− Вам в какую сторону было сказано идти? − произнес алерт на чистом английском. − В сторону города. А вы куда пошли?!
− Я пошла туда, куда мне нужно. А мне нужно точно не в город людей, − ответила Джейн.
− Тебе нужно точно не сюда. И не в эту сторону. Хочешь найти алертов иди туда, куда тебе сказали и еще дальше. А здесь вам нечего делать двуногим.
− Идем, Джейн, − сказал Файв, дернув ее за руку.
− Что еще за черт?! − воскликнула она, едва удержавшись на ногах.
− Не делай глупостей, Джейн. Тебе сказали, где искать алертов? Сказали. И нечего воду баламутить на пустом месте.
− Ты мне не указ, что делать. Понял?! − проговорила она.
− Может, тебе напомнить, что ты ни разу сама не сообразила, с чего начинать дело? − спросил Файв.
− Не надо сказок.
− Вот именно. Они тебе нужны? Нет. Значит, идем отсюда.
− Может, я хочу идти туда, а не туда. − Джейн показала в сторону противоположную той, какую показывал Файв.
− Ну и иди туда, − произнес алерт. − Рыбы в океане тебе слова не скажут, когда ты к ним придешь.
Человек превратился в рысь, вякнул что-то на местном языке и пошел прочь. Звери разошлись. Осталось лишь несколько любопытных, которые ходили в стороне, поглядывая на двух человек.
− Будешь ослицей? − спросил Файв.
Джейн молча развернулась и направилась к городу людей. Файв шел вслед за ней. Они пришли на место только под вечер. Их встретил человек в форме. Он назвался полицейским и потребовал пройти с ним в участок для оформления документов.
В небе светили звезды, когда Файв и Джейн покинули маленький домик с новыми документами на руках.
− Надо найти место, где переночевать, − сказал Файв.
− Не говори глупостей, − ответила Джейн. Она пошла вдоль улицы, вышла из города в степь, превратилась в крылатую львицу и улеглась посреди травы.
Файв некоторое время стоял рядом, а затем сел на землю.
− Теперь ты поняла все? − спросил он.
− Что?
− А что? Как чувствуют себя собаки, которых принимают за пустое место.
− Дурак ты, Файв, − прорычала она и отвернулась.

Проснувшись Джейн увидела его рядом с собой. Человек лежал, устроившись так, что лапа Джейн была для него подушкой. Тилира зарычала, подымаясь. Файв вздрогнул и его голова оказалась на земле. Он поднялся.
− Что такого то? − спросил он. − Тебе худо что ли стало?
− Когда окажешься раздавленым, тогда и будешь спрашивать, − ответила она и пошла по дороге.
Человеку пришлось бежать за зверем.
− Ты такой и войдешь туда? − спросил Файв, когда выйдя на очередной холм они увидели город впереди.
Тилира молча превратилась в землянку и прошла вперед.
Город был крупнее предыдущего, но в нем так же были люди.
− Ты не хочешь куда-нибудь зайти, Джейн? − спросил Файв.
− Куда?
− В кафе, например.
− Ну так заходи, коли у тебя куча денег, − ответила она.
− У меня есть деньги.
− Ну да. Баксы с Новой Земли, которые здесь не больше чем фантики.
− Фантики бывают разные, − ответил он. − Идем.
Файв свернул к кафе, и Джейн прошла за ним. Землянин несколько минут торговался с продавцом на счет стоимости денег с Новой Земли, но, в конце концов, он решил взять их оплачивая десять долларов одним местным.
− А ты говоришь, нет у меня денег, − сказал Файв, с жадностью уплетая свой обед.
− Проголодался, песик? − произнесла Джейн. − Ну давай, ешь больше, будешь жирнее и вкуснее.
− А ты не хочешь есть?
− Не хочу.
Джейн поднялась и пошла из кафе.
− Джейн, стой! − воскликнул Файв вскакивая. − Джейн!
Но она не ждала.
Файв схватил со стола все что мог унести в руках и помчался вслед за ней.
− Джейн! Ты хочешь меня бросить?! Ты мне обещала!
− Все что я тебе обещала, я выполнила. А все остальное ты сам выдумал, − ответила она. − И, если ты исчезнешь, мне будет проще.
− Ничего тебе не будет проще. Ты заблудишься в трех соснах и не будешь знать, что тебе делать. Потому что живешь по глупому принципу, "сила есть ума не надо".
− Ты дурак, Файв. Понял?! Глупый пес! Вертишься под ногами и только мешаешь!
− Чем я тебе помешал? Я тебе только помогал, а ты ведешь себя, как скотина неблагодарная.
− Твоей помощи никогда не хватит, чтобы вернуть мне то, что я потеряла, у твоей поганой планеты! Ты понял?! И пошел вон со своей помощью! Я ее у тебя не просила, а ты ее сам навязывал!
− Вот как значит, да?! − воскликнул Файв.
Джейн не ответила. Она продолжала идти, не глядя на человека. В конце концов, она могла просто исчезнуть.

Файв вздрогнул, когда на месте Джейн возникла вспышка и женщина исчезла.
− Джейн! Ты куда, Джейн?! − воскликнул он.
Но его слова были обращены в пустоту.
Тилира уже летела в тысяче километров от этого места и оказалась в городе, где было множество алертов. Она поняла, что это именно они по биополю, похожему на то, что она видела в поселке рысей.
Алерты выглядели как крупные звери. По размеру они могли сравниться с земными слонами. Людей в городе почти не было, но Джейн все же стала землянкой и появилась на улице среди алертов.
Крупные красношерстные звери проходили мимо человека словно не замечая его. Джейн ходила по улицам, заглядывала в самые разные места. Алерты не касались ее, пока она не начинала попытки заговорить. После этого ее выкидывали на улицу. А через два часа Джейн поймали, запихнули в машину, вывезли из города и бросили рядом с человеческим поселком.

Положение действительно было глупейшим. Алерты вряд ли стали бы слушать человека о каком-то космическом корабле. А показывать себя, как инопланетянку Джейн не решалась. Бог знает, как алерты отреагировали бы на ее появление.
Оставался только один путь. Тилира должна была стать алертом.
Молния ушла в город алертов, и в этот момент Джейн поняла, что алерты видели ее. Они видели ее биополе, когда она пролетала рядом! А это означало, что взять незаметно пробы генокода было невозможно.
В конце концов, ей было без разницы. Молния пронеслась сквозь несколько десятков алертов. Звери от этого прыгали, рычали, начинали оглядываться. А Тилира покинула улицу получив все что нужно.
Она возникла посреди пустого двора какого-то здания в виде красного зверя. Это состояние было похоже на то, что Тилира уже знала. Алерты были похожи на сетверов. Даже очень похожи. Словно они были родственниками. Собственно, позже Джейн узнала, что это так и есть.

Появление нового алерта не оказалось незамеченным. Тилиру долго проверяли. В ней искали какие-то отклонения. Ее держали под действием прибора, задерживавшего алертов, у нее пытались узнать, что она совершила и почему скрывалась... В конце концов ее отпустили, так ничего не обнаружив и не доказав. Но она оставалась на виду и даже изменение внешнего вида не помогало уйти от слежки.
Тилира плюнула на это и начала свое дело. Вернее, попыталась начать. В обществе алертов оказалось не так легко получить лазейку для продвижения наверх. Любое биополевое действие замечал каждый встречный, и Тилира поняла, что на бирже игра шла совсем не по таким правилам, как у людей. Алерты угадывали мысли друг друга и выигрывал тот, кто мог предугадать развитие событий на несколько шагов вперед. А это могли сделать только те, кто хорошо знал психологию биржевых игроков.
Для Тилиры это оказалось недоступно. Просто потому, что она не могла так запросто все узнать не будучи замеченой. Если же ее действия кто-то замечал, они тут же пресекались.
Проиграв случайно заработаные деньги Тилира вновь осталась ни с чем. А это означало, что действовать надо иначе. Заработать можно было только на том, что алерты ценили, но не умели делать сами. Поиски подобного источника привели Тилиру в тупик. Промышленая биополевая технология превращала все способности крыльвицы в мизерную силу, которая не могла принести большой прибыли.


Файв еще долго искал Джейн. Он ходил по степи, побывал в нескольких окрестных селениях, но след Джейн потерялся. Он понимал, что был для Джейн просто обузой, но это ничего не меняло. Файв продолжал свои поиски и вновь шел куда-то через степь...
Его свалил удар. Файв обернулся и увидел перед собой огромного рыжего зверя, который оскалил свои клыки и стоял над человеком.
− Попался, − прорычал зверь.
− Джейн? Это ты? − спросил Файв.
− Я не Джейн, идиот! − зарычал зверь. − Я Великий Ученый! А ты подопытная собака.
− Я не собака.
− Значит, теперь собака, − зарычал зверь и схватил человека. Файв закричал, когда зверь начал его заглатывать, но сопротивление было бесполезно. Через полминуты он уже не мог ни кричать ни дышать. В глазах потемнело, и Файв потерял сознание.
Он пришел в себя, ощущая, что находится в чем-то, обхватывавшем его со всех сторон. Его руки, ноги, все тело находилось словно в вязкой жидкости, которая не давала двигаться. Во рту чувствовался непонятный вкус и Файв понял, что и там находится эта жидкость. Она была и в носу и в легких, хотя, дышать при этом все же удавалось. Открыть глаза не удалось. Веки были словно склеены.
− Не дергайся, собака, − послышался голос в ушах. − Это бесполезно.
Файв попытался что-то сказать, но у него ничего не вышло.
− Не пытайся говорить. Ничего не выйдет, − снова говорил голос.
Человек снова дернулся и начал мысленно проклинать зверя, но от этого ничего не изменилось.
− Ты глупая обезьяна, − снова заговорил голос. − Ты находишься во мне, и я не выпущу тебя, пока не сделаю все что хочу. Я запрограммирую твой мозг так, что ты будешь слушаться меня. Всегда и во всем.

Это было всего лишь начало кошмара. Сначала были слова, затем угрозы, затем возникла боль. Словно зверь втыкал в тело Файва длинные иглы, и они проходили сквозь тело до самых костей. Иногда зверь двигался и Файв это ощущал. Но сам он не мог ничего делать. Ни двигаться, ни говорить. Он мог только думать и пытаться вырваться. Но надежды на освобождение не было.
Слова алерта Файв пропускал, но сопротивляться физическому действию он не мог. А алерт продолжал мучать человека. Файв ощущал боль то в одном месте, то в другом, то во многих местах сразу. Он ощущал, как кто-то ковыряется у него внутри. Великий Ученый действительно использовал человека, как подопытную собаку и делал с ним все что хотел.
Время сжалось в комок, и Файв уже не понимал, сколько он находился в плену. Он не понимал, как оставался жив, потому что ничего не ел и не пил. Видимо, алерт вводил все вещества в него как-то иначе.

Новое ощущение вырвало Файва из полузабытья. Зверь двигался. И двигался довольно быстро, потому что Файв ощущал сильные толчки. В какой-то момент движение остановилось, и все стихло. Файв не понимал, что происходило, пока в его глаза не ударил свет. Яркий свет, от которого он зажмурился, но затем все же открыл глаза. Он видел, как двое алертов разрезали тело третьего, того, в котором оказался Файв. Человека вытащили, обрезали какие-то нити, связывавшие его с алертом и положили на постель.
Файв попытался подняться, но тело его не слушалось и он не сумел ничего сделать.
− Лежи и не двигайся. Ты слишком слаб, − сказал один из тех кто вытаскивал Файва из чрева зверя.
− Что вам надо? − проговорил Файв. В горле возник какой-то комок и он начал кашлять. К нему подскочили два зверя, и Файв потерял сознание от возникшего удушья.
Он пришел в себя в другом помещении. Рядом за столом сидела женщина. Она не смотрела на Файва, а читала какую-то книгу.
− Что происходит? − произнес Файв. Она тут же обернулась и бросила книгу на стол.
− Вам нельзя вставать, − сказала она.
− В чем дело? Что вы со мной сделали?! − проговорил он, все же пытаясь подняться.
Она подошла, уложила его назад и закрыла одеялом.
− Уже ничего не происходит. Тебя освободили от одного психа.
− Психа... − проговорил Файв. − Господи, что это за мир...
− Я позову врача, − сказала женщина и ушла. Через минуту в комнате появился рыжий зверь-алерт.
− Что тебе здесь надо?! Убирайся! − вспылил Файв.
Зверь сел рядом с постелью и молча смотрел на человека какое-то время.
− Я не причиню тебе вреда, − произнес он.
− Все вы так говорите!
− Не все, − произнес зверь. − Среди нас есть две группы. Те, кому все равно и те, кому не все равно. Последних на много меньше, но они есть. И я один из них. Ты стал жертвой сумасшедшего. Мы тебя освободили и теперь хотим тебе помочь вернуться к нормальной жизни.
− Почему я должен тебе верить?
− Потому что глупо не верить. Неверие это порождение человеческой цивилизации. У нас, алертов, его нет. Мы слышим правду и ложь, и нам незачем врать друг другу. И, тем более, незачем врать таким как вы. Если этот псих говорил с тобой, то он сказал, что хотел сделать.
− Он сказал, что хочет сделать из меня послушную куклу, − ответил Файв.
− В каком-то смысле, он этого добился.
− Ничего он не добился, − резко ответил человек.
− Он не добрался до твоего сознания, но он добрался до твоего тела.
− Что? Как это понимать?!
− Твое тело частично принадлежит тебе, а частично нет.
− Как это частично нет?
− Он заменил часть твоих органов своими частями. В том числе, весь твой скелет. Он принадлежит не тебе, а алерту.
− Что за бред?! − вокрликнул Файв.
− То что ты не можешь двигаться, отчасти, из-за этого. Мы держим алерта, поймавшего тебя под жестким контрольным полем, которое не дает ему двигаться. И это воздействие распространяется и на тебя.
− Значит, он поселился во мне, как паразит?
− Биологически, скорее, как симбиот, если ты понимаешь это слово.
− Я не дурак, − ответил Файв.
− Это хорошо. Тогда, ты должен понять, что происходит с тобой. И должен понять, что мы сейчас не способны тебе помочь.
− Совсем?
− Есть один путь, но он может закончиться для тебя смертью.
− Какой?
− Освободить того зверя, который захватил тебя и заставить его провести биологическую мутацию с тобой. Это приведет к тому, что часть его тела сольется с твоей, ты получишь над ней полный контроль, но ты перестанешь быть человеком биологически.
− И кем я тогда стану?
− Ты станешь алертом-мутантом. Ты будешь таким же как мы, но ты никогда не сможешь создать семью. У тебя не будет детей.
− И я при этом останусь сидеть в клетке. Так?
− Нет, не так. Ты будешь свободен. Но, как я уже сказал, этот путь рискован. Он может просто убить тебя. Другой путь освободить тебя от его власти, убить его, но в этом случае твоя смерть будет неминуема.
− Получается все это рулетка со смертью?
− Да. И она началась в тот момент, когда он поймал тебя.
− Что вы предлагаете?
− Есть еще один путь. Ты точно останешься жив, но останешься прикованым к постели до самой смерти. Ты можешь видеть, слышать, говорить. Возможно, научишься двигаться. Но ты останешься под действием того самого задерживающего поля. И тебе нельзя будет его отключать, потому что отключение тебя убьет.
− Я не понял. Вы сказали, что можете отключить и этот зверь может как-то меня превратить в алерта-мутанта. А тут отключение будет смертью?
− Да. Потому что в этом случае, мы не будем освобождать зверя. Мы его убьем. В тебе останется его часть, которая контролируется прибором. Как только контроль исчезнет, она убьет тебя.
− Почему?
− Потому что тело алерта, это колония живых клеток, связанная разумом. Если разум уничтожить, колония станет дикой, бешеной, и какой угодно. Она будет неразумна, и она начнет неограниченый рост. А раз она в тебе, то она первым делом уничтожит именно тебя.

Положение было не из простых. И от решения Файва теперь зависела сама жизнь. Он мог выбрать либо жизнь в инвалидном кресле, либо риск оказаться убитым, но в ином случае, получить свободу. В конце концов, жизнь без свободы мало что значила.
И Файв выбрал. Его привезли в помещение, где держали того самого зверя. Все помещение закрыли и через несколько мгновений Файв ощутил свободу. Он увидел, как встал зверь, увидел, как двое алертов зарычали. Файв не понимал их слов, но через несколько мгновений все его тело пронзила боль, он закричал, и сознание ушло.
Он проснулся лежа в постели. Рядом снова была та же женщина. На этот раз она смотрела в окно.
− Что со мной? − спросил Файв.
− Я позову доктора, он все объяснит, − произнесла она и ушла.
Появился алерт-врач. Файв не видел тот это или другой. Видимо, тот.
− Ничего не вышло, − произнес он. − Ты чудом остался жив. Мы успели включить задерживающее поле.
− Он не захотел?
− Он считает, что мы его убьем в любом случае, поэтому он решил убить тебя.
− Вы не можете ему сказать, что вы его не убьете, если я останусь жив?
− Мы не можем этого ему сказать. Потому что мы его убьем в любом случае. Все что мы делаем, мы делаем только для тебя, а не для него.
− Вам обязательно надо его убивать?
− Ты предлагаешь его отпустить?
− Его можно держать в клетке.
− Алерта нельзя удержать в клетке. Это невозможно физически без использования удерживающего поля. А использование удерживающего поля для него равносильно смерти. Ты не должен о нем думать. Мы много тысяч лет назад пришли к единой системе правосудия, в которой существует только два решения. Либо свобода, либо смерть. Удержание производится только на время решения этого вопроса.
− И вы не можете его отпустить?
− Это невозможно. Потому что он убьет многих других существ, подобных тебе. Нашему обществу такие убийцы не нужны. Мы считаем преступлением убийство любого разумного существа.
− Тогда, почему большинству из вас все равно.
− Большинству все равно, как вы живете. Если же алерт убивает брата по разуму, он может убить и другого алерта. Твой вопрос уже решен.
− Решен? Как решен?
− Зверь мертв. Ты будешь жить так, как живешь сейчас.
− То есть я остаюсь навсегда в постели?
− Да. Возможно, наши ученые придумают что-нибудь, но это маловероятно. Сильных специалистов среди тех, кому не все равно, нет.
− А те, кому все равно, не станут помогать.
− Не станут.
− Даже, если им заплатят?
− Платить некому. У нас нет средств, чтобы оплатить работу специалистов. Большинство из нас работает не за деньги.
− То есть вы ничего не получаете за эту работу?
− В смысле денег я ничего не получаю.
− А в смысле не денег?
− В смысле не денег, я получаю чувство удовлетворения от того, что делаю что-то для тебя. И не только для тебя. В нашей больнице не мало других людей.
− Но все это требует денег. Обслуживание здания, электричество и все...
− Это оплачивается трудом людей. Здание принадлежит людям. Обслуживание ведут люди. Электроэнергия приходит со станции, принадлежащей людям.
− А вы здесь, получается, вообще никто?
− Я здесь врач. Я помогаю людям справляться с болезнями. И я, как алерт, могу помочь лучше, чем человек.
− И чем лучше? Чем вы лучше врачей-людей?
− Своими способностями. Врач-человек, чтобы сделать хирургическую операцию, должен разрезать тело человека и таким образом проникнуть в него. Я во многих случаях могу это сделать без подобных разрезов.
− И каким образом?
− Не важно каким. Это так. Если ты не желаешь мне верить, я уйду.
Файв молчал. Он не знал, верить алерту или нет. В конце концов, у него не было выбора в действиях. Выбор был только в сознании. В мыслях. А в мыслях могло родиться все что угодно.
Врач ушел. А для Файва началась жизнь, в которой он пытался вновь учиться двигать руками и ногами. Учился управлять своим телом, учился самостоятельно есть и пить. Теперь у него не было другой цели, кроме как, встать на свои ноги и сделать шаг.
Прошел целый год. Файв, так и оставался прикованым к креслу или к постели. Чтобы оказаться в кресле, ему приходилось кого-то звать и чаще всего на этот зов приходил алерт, а не люди. Персоналу больницы, казалось, было все равно. Лишь несколько человек удостаивали Файва своим общением, да и то не на долго. Больше всех с ним говорил только алерт, который, казалось, почти ничем не занимался, кроме как самим Файвом.
Впрочем, вскоре он узнал, что врач-алерт действительно помог многим людям. Файв видел это во время прогулок, когда алерта встречали другие пациенты больницы и благодарили за помощь.
− Это и есть, то, что тебе нравится? − спросил Файв, когда алерт оказался рядом после очередного благодарного обнимания.
− Да, − ответил тот.
− Ты думаешь, я когда нибудь смогу так сделать?
− Не думаю. И я вижу, что в тебе нет чувства благодарности ко мне. Я это понимаю. Потому что я знаю, из-за кого ты оказался в таком положении. Именно поэтому я и помогаю тебе. И не жду от тебя благодарности, хотя, конечно, было бы не плохо ее получить когда-нибудь. Может, ты и сам это поймешь.
− Может, − ответил Файв. − Только не сейчас и не в ближайшем будущем.


Тилира брела по улице. Она выглядела как ободраная и облезлая кошка, отчего алерты вокруг смотрели на нее несколько косо. А Тилире было все равно. Она уже не надеялась найти работу. У нее не было никаких средств и все попытки попасть в космос провалились. Генокод Тилиры как алерта был вписан во все черные списки и, как только она где-то появлялась, ее тут же выкидывали. Не потому, что она что-то совершила, а потому что никому не хотелось иметь дела неизвестно с кем.
На площади, куда вышла Тилира, стояла группа алертов и кто-то с трибуны толкал речь.
− Если вам не все равно, подходите сюда, и слушайте меня! − говорил зверь. − Вы несчастны в жизни? У вас что-то не получается? У вас не хватает знаний и способностей? Это от того, что вам все равно! Так решайте же для себя! Если вам будет не все равно, вы узнаете что такое счастье! И тогда у вас все получится! И ваши знания и способности станут самыми желанными и самыми неоценимыми! Присоединяйтесь к нам, и ваша жизнь приобретет смысл!
Алерты слушали слова собрата. Кто-то подходил, кто-то уходил. Группа практически не менялась в размерах. А рядом с трибуной стоял стол, за которым сидел другой зверь и ждал, что к нему кто-то подойдет.
Тилира оказалась среди слушавших и несколько минут смотрела на алерта, повторявшего одни и те же слова, так или этак, но смысл оставался тем же.
Откуда-то появилась машина с полицейскими знаками. Она остановилась рядом, из нее вышел рыжий зверь и прошел к трибуне.
− Слазь, − прорычал он. − Или мне действительно станет не все равно!
Оратор умолк и сошел с трибуны.
− Давайте, проваливайте, горлопаны. Все уши уже прожужжали своей дурью.
Двое алертов сразу же свернули пожитки и пошли через площадь. Закон алертов был прост и достаточно суров. Попасть под суд за самую малую провинность означало ненулевую вероятность получения смертной казни.
Группа алертов разошлась, и только Тилира осталась сидеть посреди площади. Полицейский прошел вокруг и оказался рядом с ней.
− Что это ты выглядишь как уродина? − произнес он.
− Если тебе не все равно, так иди за ними, − ответила Тилира, указывая на двух удалявшихся алертов.
− А ты что, под суд захотела?!
− А и захотела, − ответила Тилира. − У меня других занятий нет, как судей от ничегонеделанья отрывать. Ну, давай, включай свою шарманку, урод рыжий.
Алерт уже был вне себя. Он выдернул прибор для задержания, направил его на Тилиру и включил.
Она только фыркнула.
− Не умеешь пользоваться, не берись, болван! − произнесла она и выхватила машинку из лап алерта. Через мгновение задерживающее поле уже действовало против полицейского. Тилира всучила прибор замершему зверю и пошла прочь от него. Полицейский мог просидеть на площади не один час, прежде чем кто-либо осмелился бы к нему подойти и выключить прибор.
Тилира спокойно ушла и пройдясь по улицам наткнулась на тех двоих, что вели пропаганду на площади.
− Ба, кого я вижу, − произнесла она, останавливаясь рядом.
− Чего надо? − зарычал алерт, тот что стоял рядом с трибуной.
− Как это чего? Вам что, уже стало все равно?
− Нам не все равно, − произнес второй. − Ты не можешь выглядеть иначе, или специально оскорбляешь нас своим видом.
− Я выгляжу так как хочу, − ответила Тилира и села на мостовую. − Что это вы там говорили про то что не все равно. Что не все равно?
− Наша организация занимается помощью другим разумным видам, оказавшимся на нашей планете.
Тилира присвистнула.
− Правда, что ли? Не шутите?
− А ты с луны свалилась, что ли? − зарычал второй.
− Почти. Та планета как-то иначе называлась, не помню уже как.
− Пошла вон! − зарычал зверь.
− Вот, значит, как вы помогаете другим разумным видам, да? Гоните прочь?!
− Ты не прикидывайся. Мы прекрасно видим, что ты алерт, а не кто-то там.
− Может, я дура, но вы там что-то говорили про несчастных, у которых ничего не получается. Вы кого там звали? Инопланетян, что ли?
− Если ты будешь выглядеть так, как выглядишь сейчас, то у тебя ничего не выйдет ни где.
− Ну что же, раз вам все равно, тогда, прощайте, − ответила Тилира и пошла прочь.
Она вновь бродила по улицам и вскоре покинула город. Мысль об алертах, помогавших другим видам, не покидала Тилиру. Она шла по дороге и все думала и думала о них. В какой-то момент она остановилась.
Что-то было в этом. Вряд ли эта организация помогла бы ей, но это не было исключено. А чтобы это узнать, Тилира должна была оказаться в ней. И явно не такой ободраной кошкой, иначе, ее не приняли бы.
Она вновь пошла по дороге и приближаясь к новому городу постепенно изменила себя, становясь нормальным алертом. Работы вновь не было, хотя, на этот раз Тилире удалось стребовать с хозяина, принявшего ее, зарплату за полдня. Тот просто не захотел связываться со скандалисткой. Но вместе с этим алерт растрезвонил на весь город о чужой, пытавшейся наняться на работу и имевшей темное прошлое.
Это означало только то, что Тилире оставалось уходить.
Она ушла. Ушла дальше по выбранному направлению. Она прошла еще несколько поселений и городов и, в какой-то момент, оказалась на границе зоны. За этой границей располагались смешаные поселения, где жили не только алерты, но и другие существа. Тилира спокойно прошла через границу. Для алертов этой границы не существовало. Пост был предназначен для недопущения инопланетян туда, где им не следовало находиться.
Большую часть смешаных городов населяли люди-земляне. Тилира уже знала почему. Когда-то давно, на самой заре космических полетов земляне вступили в союз с алертами, но через несколько сотен лет этот союз был разорван из-за того, что люди напали на одну из колоний, принадлежавших алертам. С тех пор люди перестали быть союзниками, а остались второсортными существами. А во всей галактике теперь существовали лишь две основные силы. Алерты и хийоаки. В первые годы между ними было не мало военных столкновений, но постепенно они исчезли, из-за того что хийоаки воевать с алертами не желали, а алерты не были способны победить хийоаков. Все отношения теперь колебались на уровне полудружбы-полувражды, когда войны не было, но не было и нормальных отношений.
Входя в очередной город Тилира переменилась и стала женщиной. Теперь у нее была возможность заработать деньги. Но деньги землян ничего не значили для алертов. Городок, в который она вошла, выглядел довольно грязно и неуютно. Оставаться в нем не хотелось. Но впереди была ночь и Тилира прошла в маленькую гостиницу, где довольно дешево получила номер на ночь. Она могла и не ночевать в гостинице, но на этот раз, ей просто захотелось поспать под крышей, а не в степи, где намечался очередной дождь.
Ночь пролетела быстро и незаметно. Женщина покинула номер и спустилась вниз. Там находилось несколько человек. Они смеялись от чьих-то слов. Тилира подошла ближе и увидела в толпе парнишку, которого прижали к стене. Рядом с ним находился крупный землянин, в его руке был нож и человек водил ножом перед носом паренька, смеясь над его страхом.
Тилира остановилась, глядя на эту картину.
− Смотрите, какая курочка, − проговорил один из землян. Все обернулись. Парнишка в этот момент попытался сбежать, но его поймал тот самый крупный землянин.
− Куда, паршивец?! − проговорил он. Пацан завыл от боли.
− Отпусти ребенка, − произнесла Тилира. Она сказала это почти инстинктивно.
− Кто это здесь пищит? − произнес крупный и дернул пацана так, что тот еще больше взвыл.
Тилира прыгнула. Она переменилась налету, превращаясь в зверя и ударом передних лап свалила землянина.
Человек выпучил глаза, увидев перед собой оскаленную пасть зверя.
− Я тебе сказала, отпусти ребенка, обезьяна! − зарычала Тилира.
− О-о.. отпустил... − проговорил тот заикаясь. Пацан уже выскакивал на улицу, а люди вокруг разошлись и ожидали, что будет дальше. Они были готовы принять любое действие зверя. Даже, если бы Тилира убила землянина.
Она соскочила с него, вновь стала женщиной и взглянула на людей. Возможно, они запомнят этот урок, и больше не будут издеваться над детьми. Возможно, нет. Ей было все равно.
Она вышла на улицу и прошла несколько шагов. Откуда-то выскочил парнишка и оказавшись рядом встал на колени. Тилира задержалась на мгновение, а затем обошла его. Тот вновь догнал ее, забежал вперед и опять встал на колени.
− В чем дело? − спросила Тилира.
Пацан вскочил, подошел к ней и обнял.
− Прекрати! − произнесла Тилира, отстраняя его. − Чего тебе нужно?
Он только лишь замычал что-то невнятное, а в его мыслях Тилира не увидела ничего, кроме попытки сказать спасибо.
− Что у тебя с языком, ты говорить не умеешь? − спросила она.
Пацан начал показывать что-то знаками.
− Не крути руками, а скажи то, что хочешь сказать, не говоря этого вслух, − произнесла Тилира. − Говори про себя, я услышу.
"Он отрезал мне язык."
− Кто? − спросила Тилира. В ней словно родился демон, и она едва сдержала себя, чтобы не зарычать.
Парень показал рукой назад, и Тилира увидела, выходивших из гостиницы людей.
− Кто? Тот, что тебя ножом пугал?
Парень кивнул, подтверждая.
Ее уже ничто не держало. Удар вошел в человека и обратился в огонь, который разорвал бандита в клочья. Люди вокруг разлетелись в стороны. На них оказалась кровь убитого человека, а вокруг валялись его останки.
Пацан убегал. Тилира увидела, что он перепугался. Она догнала его и схватила. Парень пытался вырваться и выл. Она закрыла его рот рукой и не дала ему больше дергаться.
− Успокойся, − произнесла она. − Он получил то, что заслужил.
Возникшая мысль Тилиры мгновенни получила воплощение. Пацан не сразу понял, что произошло, а Тилира отпустила его.
− А теперь открой рот и сделай вот так, − сказала Тилира и показала парню язык.
Он медленно открыл рот, шевельнул азыком и дернулся, а затем схватил свой язык рукой, словно не веря, что он есть.
− Вот теперь можешь бежать и выть, − сказала Тилира.
Он побежал к ней, решив снова обнять богиню, вернувшую ему язык, но пацан увидел лишь, как женщина растворилась в воздухе и встал не добегая до этого места.

Тилира оказалась за городом, на дороге, ведущей дальше, через зону. Она шла и думала о том что сделала, о своих ощущениях и о том, как это выглядело с точки зрения законов крыльвов.
Все было законно. Тилира сделала ровно то, что захотела сама. Она удивлялась себе, что помогла маленькому двуногому. Но в этом не было ничего противоестественного. Она понимала, что не будь этот человек ребенком, она не сделала бы ничего для него.
Это было мгновенно, как озарение. Ребенок! Вот почему! Ей самой не хватало ребенка! Своего собственного. Ей не хватало этой заботы, потому Тилира и перенесла ее на чужого детеныша.
Мимо проезжала машина. Она остановилась рядом.
− Подвезти? − спросил человек, сидевший за рулем.
− У меня нет денег, − соврала Тилира. Она просто не желала платить за скорость, которой ей не требовалась.
− Нет и нет, я и так могу подвезти, − сказал тот.
− Ну, если так, тогда, можно, − ответила она.
Человек открыл дверь и Тилира села рядом с ним.
− Далеко идешь? − спросил он.
− Далеко, − ответила Тилира. − Ищу дорогу с этой планеты.
− Ее многие искали, но мало кто нашел, − ответил человек.
− Мало кто? Значит, кто-то нашел?
− Да, − ответил он. − Мне дед рассказывал, лет семдесят назад, здесь появился корабль хийоаков, и на нем улетели несколько человек на Новую Землю.
− На Новую Землю мне не нужно, − ответила Тилира.
− Куда же тогда тебе нужно? − усмехнулся тот.
− В другую галактику.
− Прямо так и в другую? − продолжал смеяться человек.
− Тебе смешно? А я там родилась.
− Растет человечество, однако. Уже и в другой галактике люди рождаются.
Тилира не ответила. Разговор явно шел не в том направлении.
− А сейчас то что делаешь? − спросил шофер.
− Ничего. Хожу по миру и ищу работу.
− А дети у тебя есть? − спросил человек. Тилира видела его мысль и чувствовала, какую тему хотел завести человек.
− Даже и думать об этом забудь, − произнесла она.
− Черт... − проговорил землянин, решив, что рядом с ним оказался алерт, читавший его мысли. Человек теперь не знал, что и говорить. Соседство с алертом для него было не из приятных. И выгнать женщину он не решался, боясь нарваться на гнев зверя.
− Вот тебе и растет человечество, однако, − произнесла Тилира. Человек не отвечал. Он продолжал вести машину вперед и старался не смотреть на женщину, сидевшую рядом. − Я вижу, ты здорово струсил. Останови машину, − он обернулся к Тилире. − Останови, я тебе говорю.
Машина затормозила и встала. Тилира выскочила из нее.
− Езжай, куда ехал, − сказала Тилира.
− Ты действительно алерт? − спросил он.
− Езжай, я сказала.
− Ты не ответила.
Тилира переменилась, становясь зверем.
− Хочешь моих когтей отведать?! − зарычала она.
Человек нажал на газ. Машина рванулась с места и умчалась вперед, а Тилира вновь стала женщиной и пошла вперед своим шагом. Будь ей нужна скорость, она просто перелетела бы куда хотела.

Очередной городок. Тилира проработала несколько дней официантом в местном ресторанчике и уволилась не поладив с хозяином. Она вновь искала работу и шла вдоль улицы. Впереди появился человек. Он вышел из-за угла и Тилира поняла, что это алерт. Он остановился перед ней.
− Ты кто, и что делаешь здесь? − Спросил он.
− А тебе не все равно? − Спросила она.
− Мне не все равно.
− А мне все равно. Так что отвянь.
Она обошла его, но алерт не отстал от нее и снова окзался рядом.
− Этот город принадлежит мне! − проговорил он.
− Да неужто? − удивленно произнесла Тилира. − А мне показалось, что он людям принадлежит.
− Это им так кажется.
− У тебя проблема, хвостатый? − спросила Тилира, останавливаясь. − Или не хватает проблем?
− Ты мне угрожаешь? − произнес он. − Хочешь, чтобы я вызвал полицию?!
Тилира переменилась, превращаясь в зверя. Она прыгнула на алерта, стоявшего перед ней в виде человека, и одним движеним откусила его голову.
− Ты псих! − зарычал он, сам превращаясь в зверя. − Верни мою часть!
− Держи карман, хвостатый, − прорычала Тилира, сверкнув глазами. Алерт вздрогнул, когда ощутил, что его часть исчезла внутри Тилиры. − А теперь, канай отсюда, хозяин, пока я тебя всего не сожрала!
Он убрался с дороги. Тилира продолжила поход через город в виде алерта. Несколько человек, встретившихся по дороге разошлись в стороны, а Тилира остановилась и переменилась, становясь похожей на "хозяина".
Люди, реагировали на это по разному, но большинство старалось поскорее разойтись.
Тилира несколько мгновений раздумывала, а затем мысленно настроилась на связь с космической полицией, находившейся на орбите.
"Кто нас вызывает."
"Не важно кто" − ответила Тилира. − "Вы видите, где я нахожусь. Возможно, здесь все по-закону, возможно, нет. Я встретила алерта, который заявил, что он хозяин города. На этом все."
"Ты должна назвать себя, иначе, это заявление не будет принято!"
"Мне все равно" − ответила Тилира.
Она больше не отвечала, прошла через город и покинула его. Ее путь лежал дальше, а в городе, который она прошла, через несколько дней появилась правительственная комиссия, которая установила факт нарушения закона и алерт, называвший себя хозяином города, был выдворен из него.

Новые города, новые встречи, новые дела. Тилира не думала, что оставляла за собой след шириной в милю, для организации ведущей слежку за ней. А алерты все больше и больше интересовались происходящими событиями на пути следования "темного алерта", как называли Тилиру где-то там, наверху. Заинтересованность алертов росла с каждой неделей.
Тилира прибыла в очередной город. Официально он считался столичным городом зоны землян. На самом деле он не выполнял никаких столичных функций и был всего лишь крупным городом, где земляне сумели построить некое подобие цивилизации. Но дальше электричества, своего телеканала и одного завода по производству автомашин, эта цивилизация не ушла.
Найти работу оказалось не так легко. В городе было достаточно своих безработных. Тилира несколько часов ходила по разным конторам, пока не забрела к крупному комплексу, который с первого взгляда показался научным учреждением, а затем оказалось, что это столичная больница.
Тилира прошла в ворота и по инерции направилась в отдел найма. Работы не было. Она еще некоторое время крутилась там, а затем отправилась дальше, решив пересечь комплекс и выйти с другой стороны.
− Джейн! − внезапно возник голос.
Тилира обернулась. Она увидела вдали человека, сидевшего в кресле-каталке. Но это был вовсе не человек.
− Это ты, Джейн? Это ты? − спросил он.
Она свернула и прошла к нему. Подойдя ближе она увидела Файва. Но он был только внешне Файвом, а его биополе напоминало какую-то смесь биополя человека и алерта.
− Джейн, почему ты молчишь? − спросил Файв. − Ты не узнаешь меня? Это я, Файв.
− Ты? − спросила она. − А алерт в тебе что делает?
− Ты это видишь, Джейн?
− Вижу. В чем дело, Файв?
− Он напал на меня. И теперь сидит внутри. Его держат связывающим полем. А я не могу из-за него двигаться.
Джейн молчала.
− Почему ты молчишь, Джейн? − спросил он.
Она решила, что делать. В конце концов, не он первый, не он последний.
В руке Джейн-Тилиры возник огненный шар. Тилира метнула его в человека, и тот вздрогнул.
Мгновенное преобразование. Удар, который убил алерта и, в то же время полностью восстановил тело человека.
Файв дернулся. Его руки поднялись, и он замер, а затем повернул ладони к себе.
− Господи... − произнес он и попытался встать. Он поднялся на ноги и повалился в траву под ноги Джейн.
− Черт возьми, Файв, − произнесла она, отходя.
− Джейн, не уходи, − проговорил он, подымаясь на карачки. Он едва двигался. − Джейн, помоги мне! Джейн! − воскликнул он.
Она подошла к нему, подняла и усадила в кресло.
− Не уходи, Джейн, − произнес он. − Не уходи.
− Чего ты хочешь? − спросила она.
− Я хочу быть с тобой. Неужели ты такая дура, что не понимаешь этого? Тебе ведь не все равно, Джейн. Я же вижу.
− Ничего ты не видишь, − ответила она.
− Тебе это так сложно, или ты боишься ответствнности? − спросил он.
− О какой ответственности ты болтаешь? Ты не знаешь законов крыльвов?
− Откуда мне их знать?
− Откуда угодно.
− Ну так расскажи.
− Рассказывать нечего. Закон крыльвов разрешает мне делать все что я захочу. Абсолютно.
Из-за деревьев выскочил красный зверь.
− Стой на месте! − зарычала Тилира, когда он оказался в десяти мертах.
− Что это значит? Кто ты и что здесь делаешь?! − зарычал алерт.
− Кто я и что делаю, тебя не касается, − ответила Джейн. − Это ты с ним сделал эту мерзость?!
− Нет, − зарычал алерт. − Но... Как это может быть? Он же был... − Алерт сделал шаг вперед.
− Я сказала, стоять! − зарычала Джейн вновь.
− А что ты мне сделаешь? − прорычал алерт и сделал еще один шаг. В следующее мгновение он сиганул назад, потому что перед его носом взметнулось пламя.
Огненный вал отогнал алерта назад и исчез.
− Дьявол! Что это?! − взвыл алерт.
− Проваливай, хвостатый, − произнесла Джейн.
− Файв, скажи ей, что я не враг! − зарычал алерт.
− Ты просчитался, − ответил Файв. − Я не знаю, кто ты такой. А если бы вы были друзьями, вы не сбросили бы нас на эту проклятую планету.
− Кто вас сбросил?! О чем ты говоришь?!
− О том, что мы прилетели из космоса, просили вас о помощи, а вы обокрали нас и загнали в резервацию. Вы украли у нас космический корабль!
− Это неправда!
− Это правда. И Джейн это подтвердит. Скажи, Джейн.
− Зачем ты доказываешь что-то неверующему? − спросила Тилира. − От этого ничего не изменится. И корабль нам никто не вернет.
− Забери меня отсюда, Джейн. Прошу тебя. Как угодно. Или убей, потому что мне нечего делать с этом проклятом мире.
− Это ты, зверь, − прорычал алерт. − Это она с тобой это сделала, Файв!
− Ты дурак, если так думаешь, − ответил Файв.
− Это она тебя заставляет так говорить!
− А ты действительно дурак, − произнесла Джейн.
− И врун! − произнес Файв. − Ты сказал, что тот зверь был убит!
− Его судили, и я не виноват, что суд решил его отпустить, − прорычал алерт.
− Пошел вон, врун! − произнесла Джейн.
− Я не вру!
− Ты врешь, − ответила Джейн. − Идем, Файв.
− Я не могу идти, − сказал он.
− Ты можешь идти, − произнесла она и подошла к нему. Она взяла его за руку, молния крыльвицы прошла в человека. Он поднялся, взглянул на Джейн, и она повела его через территорию больницы.
Они остановились в гостинице в двух кварталах от больницы. Джейн толкнула человека на постель и сняла свое действие. Файв попытался встать и не сумел.
− Что происходит? − спросил он. − Джейн?
− Лечиться тебе надо, вот что, − ответила она. − Не пытайся вставать.
− Он все еще во мне?
− Нет в тебе никого, кроме тебя. Ты просто разучился ходить.
− А как же тогда я шел?
− Это не ты шел. Это я тебя вела.
− Но...
− Все, Файв. Если хочешь оставаться со мной, не задавай лишних вопросов. Они меня раздражают. Особенно, когда глупы. И все. Мне надо отдохнуть. Я слишком много сил на тебя истратила.
Тилира улеглась на соседнюю кровать и вскоре заснула.

Файв несколько дней пытался научиться ходить. Тилира молча смотрела на его попытки. Сначала он ползал на четвереньках, затем начал подыматься на ноги, потом ходить, держась за что-то. Он был подобен ребенку. И Тилира поняла это, и поняла почему могла так долго наблюдать за тем, как человек учился ходить. Она не говорила об этом. А Файв не редко думал о том, что Джейн могла бы ему и помочь, но он не требовал этого. Он был рад тому, что она рядом и не бросала его.
Прошли почти три недели. Тилира отдала последние деньги за гостиничный номер и в очередной раз хозяин не получив оплату потребовал от постояльцев съезжать. Он и так был недоволен тем, что два человека не давали чаевых и ничего не заказывали, отчего прибыль оказывалась минимальной.

Файв уже ходил, но довольно медленно и его приходилось страховать, чтобы он не рухнул на землю. Джейн увела его из города и остановилась в степи, где для Файва оказалось достаточно места для тренировок. Да и падать в траву было легче чем на твердый пол.
− Ты не расскажешь, что делала все это время? − спросил Файв.
− Ничего не делала. Ходила по разным городам и искала работу.
− И не нашла?
− Нет. Работать у людей бессмысленно, а алерты все со сдвигом по фазе на почве шпиономании.
− Тебя принимали за шпиона?
− Не знаю, за кого. Но я у них везде в черных списках.
− Ты же можешь изменить свой вид.
− Бессмысленно. Они сами умеют менять свой вид. И у них есть способ, как загнать себе подобного в угол.
− Ну и как? Приятно чувствовать себя собакой?
− Ты о чем?
− Ты не чувствуешь, что для них ты просто собака?
− Не смеши меня Файв. Тебе только кажется, что я для них собака.
− Ты же не смогла найти работу.
− Ты глуп, как пробка. Я попросту не лезла против их закона. Вот и все. Если бы у меня появилось желание нарушить их закон, я угнала бы любой корабль за пять минут.
− И что тебя сдерживает от этого нарушения?
− Ничто.
− Как это ничто? Ты же не нарушаешь закон?
− Ты смешон со своим вопросом. Я не нарушаю закон. Ясно? И меня ничто не сдерживает от того, что бы его нарушить. Понял?
− Понял, но не понял.
− Дурак, потому что, − ответила Джейн и отвернулась.
− Ты не хочешь объяснить?
− Что объяснить?! Ты элементарных вещей не понимаешь! Я не понимаю, как тебе еще объяснять!

Она могла его оставить или бросить. Ей ничто не мешало так сделать. Тилира не чувствовала себя обязанной выполнять просьбу человека. Но все оставалось так как он хотел. Просто потому, что для нее не было разницы, выполнять или нет, и какой-то мизерный неуловимый момент в отношениях человека и крыльвицы перевешивал за то, что бы не бросать его. Он был рядом, как пес, которого можно было и поругать, и похвалить. За что − нашлось бы. А для Тилиры это соседство было простым отвлечением от пустоты одиночества.

Тилира сидела в траве. Она одним глазом наблюдала за человеком, ходившим в стороне, а другим смотрела вдаль, где над горизонтом возвышались горы с белоснежными шапками.
− Джейн! − послышался вскрик Файва.
Она вскочила и увидела нескольких человек, которые накинули на Файва сеть и теперь тащили к машине.
Огненный шар взлетел над травой и вошел в машину и людей. Удар разметал землян. Огонь испепелил металлическую сеть, превращая ее в ничто. Удар задел и машину, отчего она вспыхнула и взорвалась.
Джейн оказалась рядом с Файвом, обращаясь в зверя. Она схватила его, унесла подальше от горевшей машины и отпустила там.
− Господи, что ты сделала, Джейн? − спросил он, поднявшись, на ноги.
− То что следовало сделать, − ответила она.
− Ты их убила?
− Убила.
− Но, Джейн!
− Все, Файв! − зарычала она. − Я их убила! − Он умолк. − Иди. − прорычала Джейн.
− Куда?
− Туда, − ответила она, толкая его вперед.
Файв пошел. Он был обижен из-за подобного обращения, но продолжал идти, куда было сказано. Джейн остановилась, когда они оказались в нескольких километрах от того места.
Она улеглась в траве и закрыла глаза.
Прошло несколько минут. Небо разорвал вой и Джейн поднялась. Файв пробежал несколько десятков метров и оказался рядом с ней. Они оба смотрели в небо, где появилось семь крылатых машин. Они окружили Тилиру и Файва, и приземлились. Из машины, выделявшейся особыми знаками, появился алерт. Он приблизился и остановился в нескольких метрах.
− Не двигайся, зверь. И отойди от человека, − зарычал алерт.
− Сам стой-там-иди-сюда, хвостатый, − зарычала Джейн.
Алерт дрогнул.
− Кто ты такой? − спросил алерт.
− Сам кто такой!
− Я командир...
− Мне плевать, что ты командир! − перебила его Джейн. − Проваливай!
− Ты не имеешь права находиться на нашей планете, зверь.
− Ты, скотина, сначала скажи, какого дьявола вы нас сюда сбросили!
− Вас никто не сбрасывал.
− Сбрасывал! − зарычала Джейн. − Мы прилетели сюда не для того, что бы вы нас обокрали!
− Вас никто не обкрадывал...
− Ложь! Вы украли наш корабль!
Файв едва не смеялся. Джейн повторяла его слова, сказаные несколько недель назад.
− Ты еще здесь, командир?! − зарычала Джейн. − Тебе было сказано, проваливай! И запомни, скотина. Только тявкни против меня, и вы все свои космические войны посчитаете детскими играми!
− Ты не знаешь, что такое стабилизатор поля, зверь? − зарычал алерт.
Тилира подняла лапу и ударила в землю.
Огненный вихрь вырвался из под нее и мгновенным потоком разнесся в стороны. Волна вошла в зверя, стоявшего рядом, в истребители вокруг, и огненный смерч поглотил их. Убийственные лучи ушли в космос и поразили несколько космических станций алертов.
"Верните мой корабль, паразиты, или я всю вашу поганую планету разнесу к чертям свинячьим!" − взвыла Тилира.
Волна стабилизации поля накрыла ее, и Тилира прыгнула в сторону. Она схватила человека, привязала его к своей спине, промчалась через степь и взлетела над землей.
Тилира неслась со всей своей скоростью, прекрасно понимая, что ее теперь атакуют с воздуха. Новые истребители появились через четыре минуты. Тилира отделила от себя несколько частей, и они взлетели вверх. Теперь радары, следившие за летящим объектом фиксировали множественную цель, а главная цель неслась над самой поверхностью земли. Алерты раскусили этот план сразу же, но они не поняли, каков был план зверя, с которым они столкнулись.
Несколько ракет, атаковавших главный объект, взорвались попадая в малые. А Тилира продолжала полет. Она выпустила новые части и они поднялись высоко в небо, вставая на путь истребителей.
На этот раз удары получили летающие машины. Тилира выбирала для удара наиболее критические точки и несколько машин алертов взорвались в воздухе.
Оставшиеся машины продолжали ракетную атаку. И вновь алертов постигла неудача. Все новые и новые части зверя взлетали в воздух и сбивали ракеты.
Удары обрушились на оставшиеся истребители. Взрывы в воздухе возвестили о победе крыльвицы. Но это было всего лишь начало войны. Тилира понимала это. Она понимала, что ей придется очень тяжело, и, наиболее вероятно, что она растратит все силы и проиграет войну. А для того, чтобы выжить, она должна спрятаться.

Нападений не было. Тилира уходила все дальше и дальше. Стабилизация поля продолжалась, а это приводило к невозможности отличия алерта превратившегося в человека от человека.
Тилира и Файв оказались в городе людей, в столице землян и некоторое время Тилира потратила на то, что бы затеряться в толпе.
− Ты от них удираешь? − спросил Файв.
− Удираю.
− А войну зачем начинала?
− А низачем, − фыркнула она. − Чтобы знали, с кем связались.
− Глупо, − произнес Файв.
− Ну так и отвяжись от меня, коли глупо! − зарычала Тилира.


− Это хийоак. Только он мог так сделать! − произнес командующий.
− Спятил?! Где ты видел, что бы хийоак начинал войну! − зарычал Министр.
− А кто?! Кто мог так летать и сбивать ракеты и самолеты?! − только хийоак!
− Нам не известно, сколько в космосе других цивилизаций, которые сильнее хийоаков. И у нас есть сведения, как минимум, о двух. Это мог быть галакт. А мог быть крылев.
− Это все сказки. Галакты давно все вымерли, а крыльвы − это выдумка хийоаков!
Министр сверкнул глазами на командующего.
− Ты все сказал? − прорычал он.
− Все.
− В таком случае, иди и сдавай командование моему третьему помощнику.
− Но...
− Никаких но! − взвыл алерт. − Вы начали войну на пустом месте! Из-за каких-то паршивых двуногих свиней! Мы потеряли несколько космических станций и сотни жизней! Из-за того, что ваш глупый командир не сумел договориться миром! И, если это хийоак, то и вы, и он трижды болваны! Убирайся!
Министр проводил взглядом командующего и вызвал помощников. Вопрос совещания был только один. Где-то на планете находился разозленный зверь, имевший способности не меньше чем хийоак. Именно из-за него на планете держалась стабилизация поля, которая парализовала многие дела и остановила производство. А снятие стабилизации грозило новыми атаками зверя.
− А теперь говори ты, − прорычал Министр, обращаясь к третьему помощнику.
− Одно из многих дел моего департамента − расследование похода "темного алерта", − произнес он, скорее для помощников министра, чем для него самого. − Это дело не привлекло бы меня, если бы в нем не оказалось множества загадок, которые можно было бы объяснить происхождением "темного алерта", как хийоака. Но это объяснение натыкается на множество необъяснимых фактов. Первый факт состоит в том, что зверь, я буду его так называть, не принимает никаких мер по сокрытию следов своих действий. Мы без труда находили его, если он покидал какое-то поселение, просто опросив жителей соседних, и, почти всегда, находилось что-то, что указывало на зверя. Его поведение так же не укладывается в рамки возможного поведения хийоака, и поэтому я называю его именно зверем, а не кем-то еще. Он или она ведет себя подобно дикарю. Он может кому-то помочь и одновременно с этим совершить зло для другого. У нас есть несколько фактов, в которых зверь убивал землян за самую малую провинность. Есть несколько фактов, когда он помогал им, не требуя ничего взамен. Есть несколько необъяснимых фактов. Необъяснимых до тех пор, пока мы не посчитаем, что этот зверь обладает способностями хийоака первой группы. В последнее время зверь не обнаруживал себя делами, но он находился вместе с землянином и мы без труда могли обнаружить его из космоса, потому что он выглядит на сканере как алерт и находится в зоне, где алертов очень мало. Инциндент, происшедший несколько дней назад, совпадает по месту с положением зверя с точностью до расстояния, которое зверь может легко преодолеть за час. Необъяснимость и резкость поведения зверя вполне соответствуют происшедшему. Таким образом. я делаю заключение о том, что зверь, о котором я говорю, и есть то существо, с которым произошел конфликт. Если это так, то мы знаем о нем не мало. Так же мы знаем, что с ним находится землянин. Мы знаем его имя и имя землянина. И, по самым последним сообщениям, мы знаем где он находится сейчас. Убить его, не теряя своих, мы не сможем. Остается только выход на переговоры. Этот выход осложняется тем, что он хочет...
− Нам это известно, − послышался голос рядом и алерты обернулись. В дверях кабинета стоял командующий. − Последние его слова перед включением стабилизатора требовали вернуть корабль, который мы у него якобы украли.
− Почему ты молчал?! − зарычал Министр.
− Я уволен, − ответил алерт и пошел прочь.
− Я думаю, что знаю, что это за корабль, − произнес третий помощник. − Это тот, на котором прилетел человек, с которым зверь встретился. Скорее всего, они прилетели вместе, но мы не увидели этого, потому что зверь был в тот момент в виде землянина. По этой же причине, когда он появился в виде алерта мы не нашли ничего о прошлом этого алерта.
− Значит, для того, чтобы нам избавиться от него, достаточно посадить этих двоих в тот корабль и отправить подальше от нашей планеты? − Спросил Министр.
− Да, почти.
− Что еще за почти?
− Их корабль неспособен летать. Либо он побывал в бою, либо его двигатель был неисправен и взорвался. Собственно говоря, его уже нет. Он был отправлен в переработку больше года назад и вряд ли от него что-либо осталось.
− В таком случае, мы должны построить такой же, − прорычал Министр.
− Не думаю, что они не заметят подмену, − ответил третий. − Я думаю, надо просто отдать им любой наш корабль подобного же класса.
− А для этого надо пойти с ним на контакт?
− Не обязательно. У нас есть другие способы. Например, через наших агентов среди людей, донести до них сведения о группе землян, собирающейся тайно покинуть планету, и что у них есть корабль...
− Все агенты, с которыми они будут контактировать должны быть мнимыми, − произнес Министр. − Они не должны знать, что ими управляем мы.
− Это уже технология, и она не сложна, − ответил третий.
− В таком случае, приступайте, − ответил Министр. − Стабилизация поля будет включена до окончания операции. И сейчас для вас нет другого дела!
− Слушаюсь, − ответил алерт.


Файв не выдерживал постоянного пребывания в укрытиях. Он не считал, что алерты следят за ним и Джейн, а Джейн видела это. Не через биополе, а по едва заметным взглядам агентов. Это могло быть и не так, но риск быть обнаруженными оставался.
Наступало очередное утро. Файв поднялся почти с самым рассветом и молча смотрел в окно, на улицу, наполнявшуюся людьми и машинами. Джейн еще спала, ничуть не скрывая своего звериного вида. Скрывать это было для нее бессмысленно. Да и масса ее в этот момент не позволяла стать простым человеком. Она могла стать двумя или, даже тремя, но никак не одним.
Мысль о том, как изменить свой вес внезапно обрела почву под ногами. Тилира поняла, что делать. Она поднялась, отделила от себя несколько частей, бросила их в камин. Через минуту там вспыхнул огонь и дым повалил в комнату.
− Ты что, сбрендила?! − воскликнул Файв. − На улице жара, а ты... − Он пробежал к камину и некоторое время искал что-то на стене, пока не нашел.
Тилира поняла, что сделал человек только когда дым начал уходить в трубу, которую она не открыла. Постепенно дым рассеялся, а Тилира продолжала жечь "бумагу", которую сдирала с себя. Файв устал спрашивать, что она делает и продолжал смотреть в окно, иногда подходя к Джейн и глядя на костер, горевший перед ней.
Прошло около двух часов. В номер кто-то постучал и Файв открыл.
− Что у вас горит? − послышался голос хозяина.
− Огонь в камине, − ответил Файв. − Холодно у вас что-то.
− Холодно? Вы что, больны? − произнес человек.
− Закрой дверь с той стороны, − зарычала Тилира, показывая хозяину клыки. Человек дрогнул и не сказав больше ни слова удалился.
− Он же растрезвонит о том, что ты алерт.
− А это и так всем известно, − ответила она, продолжая кидать бумагу в огонь.
Наконец, она поднялась и оглядела себя. Тилира выглядела как довольно тучная особа, но вполне походила на женщину.
− Что смеешься? − спросила она, услышав несдержаный смещок Файва.
− Тебе еще морщины добавить и будешь ты точно такой, какая ты есть. Толстая сварливая старуха.
− Ты на себя бы посмотрел, бесхвостый двуногий урод. А теперь сваливаем отсюда.
Файв только открыл рот, а Джейн уже прошла к выходу.
Они вышли на улицу и долго петляли по переулкам и проспектам, садились в автобусы, такси, перебирались через пустыри и парки. Казалось, Джейн запутывала сама себя.
− Так мы от них не уйдем, − сказала она под вечер. Файв уже ничего не отвечал. От целого дня хождений он ужасно устал и теперь хотел только одного. Бухнуться где-нибудь и заснуть.
Тилира затащила его в очередную мелкую гостиницу и он, наконец, смог лечь.
А на утро все повторилось. Файв почти не верил глазам, когда Джейн вела себя почти как ненормальная, вскакивая и выскакивая в автобус на одной остановке, перебегая пустыри и парки, а затем возвращаясь назад. Казалось, в нее вселился какой-то бес.
А Файв волочился вслед за ней не надеясь на то что она остановится. Подобные выкрутасы продолжались несколько дней. Затем Джейн привела Файва в какой-то угол на городкой свалке, раздела его, заставила одеть какой-то старый грязный халат, а затем ушла, приказав ему сидеть и ждать.

Файв сидел. Прошло несколько часов. День уже заканчивался, а он ждал, надеясь, что Джейн не бросила его таким образом.
Наступала ночь. Файв уже начал замерзать и, увидев в стороне огонь, прошел к нему. Около костра сидели два человека.
− Можно мне здесь присесть? − спросил он.
− Садись, − ответил один из землян. Файв присел, подставля замерзшие руки к огню. − Что это ты делаешь то здесь? − спросил землянин.
− Жду одного человека, − ответил Файв, решив не говорить о Джейн.
− На свалке, посреди ночи, да еще и в драном халате? − спросил второй. − Ты, наверно, обыкновенный нищий, и никого не ждешь.
Файв не ответил. Доказывать что либо было бесполезно.
− Есть хочешь? − спросил первый землянин.
− Да, − произнес Файв.
− А деньги есть? − спросил человек, доставая что-то из кармана.
− Нет.
− Тогда, брат, и еды нет, − произнес он и развернув какой-то фрукт начал им хрустеть.
− Странно, что вы меня к костру пустили, − произнес Файв.
− Костер во все стороны греет. Какая разница? А так от тебя и к нам тепло отражается, − произнес второй землянин.
− Ни черта не отражается, − проговорил Файв. − Я замерз, значит холодный, тепло от костра стремится больше туда, где холоднее. Вот оно ко мне и идет, а вам меньше достается.
− Что?! − воскликнул первый. − А ну пошел вон! Наше тепло еще будет отбирать!
− Тебе сказали, пошел вон, нищий! − добавил второй и схватил палку, лежавшую у него сбоку.
Файв поднялся и пошел прочь. Он отошел от костра на несколько десятков метров и едва не столкнулся с кем-то.
− Молчи и не говори ничего, − послышался тихий голос. − Это я, Джейн. Тихо! − последние слова звучали совсем шопотом.
Джейн утащила Файва со свалки и привела в незнакомый дом. Файв надеялся, что они остановятся, но Джейн не остановилась. Она обвязала его ремнем, подцепила к какой-то веревке, подняла над полом и Файв выехал из окна здания на улицу. Он плохо понимал, что его несло, но он продолжал двигаться вдоль темной улицы, свернул в переулок и оказался в новой квартире.
Веревки вокруг него распустились и улетели в окно, а Файв остался один. Перед ним на столе лежал лист бумаги, на котором крупными буквами было написано ждать.
Он ждал. Джейн явилась только под утро.
− Окно не мог закрыть? − спросила она, закрывая его.
− Я думал, ты в окно придешь, − ответил Файв.
Джейн фыркнула.
− Ложись и спи, − сказала она, показывая на кровать. − Услышишь, что кто-то звонит или стучит в дверь, не открывай.
− Ты не хочешь сказать, что делаешь?
− Я ухожу от агентов алертов. Они здесь везде.
Файв уже слышал эти слова и спорить было бессмысленно. Он оставался в квартире два дня. На кухне нашлась кое-какая еда и он вздохнув принял все как есть.
Джейн появилась вновь на третью ночь. Она принесла одежду, какие-то странные предметы, закрыла шторы и усадила Файва перед зеркалом. Через полчаса Файв не узнавал самого себя. У него появилась борода и усы. Его волосы изменили цвет, на глазах появились темные очки, на руках и ногах какие-то ватные подушки, которые делали его похожим на толстого мужчину.
− А теперь слушай меня внимательно, − сказала она. − Перед самым рассветом ты выйдешь отсюда, закроешь дверь и отправишься через город на железнодорожный вокзал. Там возьмешь билет на пригородный поезд до дачного поселка и поедешь туда. В поселке у тебя будет два варианта, что делать. Либо сядешь в парке около вокзала, либо пойдешь в привокзальный бар и будешь сидеть там и ждать меня.
− А денег ты мне не дашь? − спросил Файв.
Джейн вытащила из своего кармана пачку и всучила их ему.
− И не привлекай к себе внимания, − добавила она.
− Я выгляжу как чучело...
− Ты выглядишь так как человек, который жил в этой квартире.
− Как это жил? А где он сейчас?
− Там, откуда он не скоро вернется. Все, Файв. А это твой документ, − добавила она, вытащив его из кармана пиджака, одетого на Файве.

Он не знал, что Джейн сделала с этим человеком. Но делать ничего не оставалось, как выполнять ее инструкции. На следующий день он оказался в поселке Дачный и просидел около двух часов в баре.
Он сидел за столом, когда рядом оказался молодой паренек.
− А ну ка, подвинься, папаша, − проговорил он и толкнув Файва сел рядом за стол.
− Чего надо? − проговорил Файв.
− Это я, Джейн, − произнес паренек ему на ухо. − Сделай вид, что ты меня не сразу узнал. − Ну? − добавил он громче.
Файв молчал. Ему до того надоели все эти игры, что он вскочил.
− Достала ты меня своим дурацкими выкрутасами! − воскликнул он и содрал с себя и бороду, и усы, а затем бросил их на стол и пошел на выход.
Она догнала его в парке и свалила в траву.
− Ты дурак, что ли?! Хочешь все испортить?! − воскликнула она. − Я уже все сделала! Это был конец, последний шаг! А ты что сделал?! Я могла вообще бросить тебя и уйти! Никто из них меня не нашел бы!
− Ты могла объяснить.
− Нет! Я не могла объяснить. Как ты, идиот, не понимаешь! Если бы я объяснила, они это услышали бы! А теперь моли бога, чтобы здесь не оказалось ни одного рыжего, Файв. А иначе, все придется начинать сначала. − Она вскочила и фыркнула только одно слово. − Придурок!

Они ушли. Файв не видел этого, но Джейн говорила, что это так. Она оставалась в виде пацана, а Файв должен был носить бороду и усы. Они остановились в маленьком городке и жили теперь словно отец и сын. Файв был отцом, а Джейн сыном.
− Что ты с ними сделала, Джейн? − спросил Файв в какой-то момент. Он постоянно об этом думал.
− Я их убила, − произнесла она спокйно.
− Но, Джейн!
− Тебе жаль себя-алкоголика? Или твоего сыночка-ворюгу?
− Что?
− А ты был там, в квартире. Не спрашивал, почему там по углам бутылки и почему мебели почти нет? Он все пропил.
− Но в холодильние не было...
− То что было в холодильние, то я туда положила для тебя, болван. Так что забудь о них. Не люди и были.
− Но его сын ребенок...
− Ребенок, которому было не жаль повесить кошку на дереве. И который ходил по базару и воровал деньги у всех подряд.
− Он не виноват.
− Жертва всегда невиновна. От этого она не перестает быть жертвой. Не желаешь жить рядом со мной, не живи. Мне будет проще.


Министр молча выслушивал слова своего помощника об очередном провале поиска зверя. Он сумел не только уйти сам, но и увел человека из под носа агентов-алертов, следивших за ним. След терялся в одной из квартир столицы землян и на этом слежение оборвалось.
К поиску была подключена и полиция землян. Алерты не говорили, кого искали, а просто вели глобальную проверку и проверяли всех подозрительных людей. Наиболее тщательно проверке подвергались те, кто появлялся в столице и те, кто из нее уезжал.
Но все оказывалось безрезультатно. Людей было слишком много, а процедура проверки не отличалась надежностью. Алерты изловили не мало подозрительных людей. Многие после этого отправлялись в тюрьмы из-за обнаруженых нарушений закона, но результата не было.
− Итак, что ты предлагаешь? − спросил Министр.
− Мне нечего предложить, − ответил алерт.
− А мне есть что предложить, − произнес министр, оборачиваясь к своему помощнику. − Найди способ, как их выманить. Так, что бы они сами к нам пришли.
− Как?
− Как угодно. Сколько стоят ваши поиски? А сколько стоит переправка людей на Новую Землю? По-моему, последнее дешевле. Поэтому, берешь своих агентов и начинаешь работать над программой по отбору людей, которых вы будете переправлять туда. Мне все равно, какой критерий вы придумаете и какую причину, но я жду тебя через неделю с программой.

Вряд ли эта программа могла вытащить на свет зверя. Но вероятность этого не была нулевой. Поиски продолжались, а вместе с ними алерты начали подготовку к осуществлению программы возвращения людей на Новую Землю.


Джейн сидела около окна и смотрела на улицу. Около дома появился Файв. Он вошел в дверь и прошел в комнату.
− У меня есть новость, − сказал он.
− Что за новость?
− Объявлена программа по возвращению людей на Новую Землю. Каждый, кто этого захочет, может подать заявление в третий департамент. Заявление будет рассмотрено и кто-то получит возможность улететь.
− Хочешь лететь? − спросила Джейн. − Подавай заявление. А я не хочу.
− Почему? По-моему, на Земле ты быстрее получишь корабль.
− Ты издеваешься, Файв? Там нам подложили бомбу в корабль. Ты это забыл? Ты вообще жив сейчас только потому, что один из зарядов не взорвался. А иначе, корабль разнесло бы весь взрывом реактора.
− Значит, ты не хочешь отсюда улететь?
− Не говори глупости. Мне лучше торчать здесь, чем на Новой Земле. Здесь я быстрее найду корабль чем там.
− И угрохают тебя здесь быстрее, чем там. Скажи еще, что нет, что алерты слабее людей.
− Мне плевать. Оставь эту тему. А не хочешь, отправляйся к себе домой без меня.
− Дело вовсе не в моем доме. Я хочу помочь тебе.
− Ты смешон со своей помощью. А алерты предлагают лететь людям домой вовсе не за просто так. Это означает, что им что-то нужно. Не от местных людей, а от тех, что там, на Новой Земле.
− По себе судишь, да? Что ты сама ничего не делаешь за просто так?
− Отстань.


Корабль с людьми ушел на Новую Землю. Сначала один, потом второй, затем третий... Земляне улетали туда, но среди улетавших не было тех, кого искали алерты.
С третьей экспедицией с Земли прилетел представитель Союза Хийоаков, который предложил алертам использовать астерианцев для переправки людей на Новую Землю.
Черный тигр так и не понял, чем был вызван этот порыв алертов отправить землян с планеты. А сами земляне уверовав в сказку про обетованную землю встали в многосоттысячные очереди в третий департамент, где рассматривались их прошения на переправку на Новую Землю.
Алерты долго колебались, давать разрешение на отправку землян хийоакам, или нет, но их колебания прошли. В конечном итоге, неконтролируемый отлет привел бы к появлению ненулевой вероятности того, что зверь улетит. А проверить, улетел он или нет, можно было обычным сканированием кораблей, при выходе их из зоны стабилизации.

Астерианцы забирали людей тысячами. Каждый день приходило десять кораблей, которые увозили желающих на Новую Землю. Столица землян начала пустеть. Переселение сопровождалось большой шумихой по радио и телевидению. Редкие люди оставались равнодушны к этим объявлениям и обещаниям красивой жизни на родине.
Они улетали. Улетали и обретали новый дом, который для них действительно мог показаться раем после того, что было на планете алертов.


− Джейн, − произнес Файв.
− Что?
− Ты не хочешь лететь?
− Я же говорила тебе об этом.
− Мы остаемся одни в этом городе, Джейн. Все остальные улетают. Даже старики и больные. Остаемся только ты, да я.
− Можешь лететь, Файв. Я тебя не держу.
− Я не полечу без тебя.
− А я не полечу на Новую Землю.
Он умолк и сел рядом. Около дома остановился автобус. Из него выскочил человек и прошел в раскрытую дверь.
− Вы едете или нет? Это последний рейс, − сказал он.
− Мы не едем, − ответил Файв.
− Ну, как хотите, − ответил человек и ушел. Автобус удалился и оставил после себя только тучу пыли, которая медленно осела на землю.
Городок опустел. Джейн вышла на улицу. Файв шел за ней, а она пришла на вокзал, посмотрела на пустые кассы, на два пустых состава, стоявших в тупике, и прошла к локомотиву. Файв плохо понимал, что она делала, а Джейн отцепила локомотив от состава, забралась в кабину и запустила двигатель. Через минуту машина уносилась из города. Она мчалась по пустой железной дороге, проносилась мимо обезлюдевших поселков и мчалась дальше. Впереди появился огромный город. Это была столица людей. Но и столица не напоминала прежний вид. Вокзал был пуст. По улицам города гулял ветер, разнося мусор.
− Я же сказал тебе, что все улетели, Джейн, − произнес Файв.
− Мне все равно, − ответила она. Локомотив, который она вела, шел в тупик, и Джейн резко рванула ручку тормоза. Но торможение не произошло. Тормоза сорвало и локомотив продожал нестись вперед.
Файв не успел сообразить, как оказался в ее руках. Джейн выскочила на ходу и прокатилась по земле. Она держала землянина так, что тот не ударился о землю. Он только потерял ориентацию из-за того что пролетел несколько десятков метров кувырком.
А в стороне локомотив врезался в бетонную стену тупика и взорвался. Файв поднялся с земли. Его голова кружилась, и он едва стоял на ногах. Джейн оказалась рядом, но не в виде пацана, а в виде женщины, которую Файв знал раньше.
Они шли по улице города, направляясь в центр.
− Джейн, − произнес Файв и дернул ее за руку. Она обернулась и увидела на боковой улице красного зверя. Он обернулся, видимо, услышав слова Файва, а затем развернулся и прошел к двум людям.
− Вы не улетели? − спросил он, останавливаясь на некотором расстоянии.
− Нет, − произнес Файв.
− Файв? Это ты? − спросил алерт. Он взглянул на Джейн и отступил на шаг. − Вот дьявол... − прорычал он.
− Что встал? Иди и вызывай своих бомбардировщиков, − произнесла Джейн.
Алерт умчался.
− Кто это был? − спросил Файв.
− Ты не узнал его? Это тот же, что в больнице был.
− Врач?
− Понятия не имею.

Улица не долго была пуста. Из-за домов появились вертолеты и рядом оказалось несколько алертов. Они окружили Джейн и Файва.
− Почему вы не улетели на Новую Землю? − спросил алерт, вышедший вперед.
− А почему мы должны улетать туда, откуда улетели? − ответила Джейн.
− Здесь наша планета, а не ваша.
− А я вас не просила оставлять меня здесь.
− Если мы дадим вам корабль, вы улетите?
− Смотря, что вы дадите. Если это будет корыто, то я никуда не улечу.
− Это будет новый корабль. Последнего года выпуска с самой лучшей системой управления.
− И вы даете гарантию, что он не развалится, как тот, что мне дали на Новой Земле?
− Он не развалится.
− Что вы хотите за него?
− Что бы вы улетели и не возвращались сюда.
− Я согласна, − произнесла Джейн. − Где я могу получить корабль?
− На старом космодроме, на востоке от города, − ответил алерт.
− Я могу идти, или у вас есть еще вопросы?
− У нас нет вопросов, − ответил алерт, и через минуту вертолеты взлетели.

− Ты не думаешь, что это ловушка? − спросил Файв.
− Забудь об этом. Если боишься, можешь возвращаться и лететь на Новую Землю.
Джейн прошла к кораблю, стоявшему посреди поля. Вход в него не был закрыт. Системы корабля работали, компьютер выводил на экран параметры работы реактора и систем жизнеобеспечения, которые в этот момент были настроены на нормальные условия для землян.
Джейн села в кресло командира.
− Назовите свой код, − произнес ровный синтезированый голос.
− Какой еще код? − спросила Джейн.
− Код принят, − ответил голос. − Приказывайте, командир.
− Кто со мной говорит?
− Система ER-211-М-24. Рейдер серии Ентиар.
− Каким образом осуществляется управление?
− Голосом.
− И только?
− Возможно механическое управление полетом. Но это не обязательно. Программа сама может управлять процессом взлета, посадки и перелетов между планетами.
− Тогда, включай двигатели и взлетай, − произнесла Джейн.
− На какую орбиту?
− Не знаю, на какую. Запроси ее снаружи.
− Команда принята. Взлет через две минуты.
Джейн взглянула на Файва. Тот все еще стоял, рассматривая все вокруг. Он увидел взгляд Джейн, прошел ко второму креслу, сел и пристегнулся.

Машина поднялась в космос. Прошло несколько минут. Она продолжала набирать скорость и вышла из зоны стабилизации поля.
В руке Джейн возник голубой огонь. Он вошел в панель управления перед ней. и Файв едва не выскочил из кресла, когда волна молний пронеслась перед ним и через него самого.
− Команда не принята, − произнес голос компьютера.
− Тогда, принимай, − прорычала Джейн и новая молния вошла в пульт управления.
− Команда не... − заговорил компьютер и умолк.
Экран перед Файвом переменился. На нем возникло изображение космоса, которое переменилось в одно мгновение.
− Чертова шарманка! − зарычала Джейн.
− В чем дело? − спросил Файв.
− Двигатель заглох. Новый! − Джейн поднялась и переменилась, превращаясь в зверя. Она ушла куда-то. Файв оставался один около пяти минут. Джейн вернулась и вновь села за управление. Корабль несколько минут висел в космосе, а затем начал медленное движение.
− Куда мы летим? − спросил Файв.
− Понятия не имею.
− Как это? Он сам летит?
− Он летит маленькими прыжками. И его сносит в сторону от нужного направления. Кривой двигатель.
− А почему компьютер больше ничего не говорит?
− Потому что я ему рот закрыла.
Рядом появилась какая-то звезда. Она несколько раз прыгнула в разные стороны, пока не остановилась совсем.
− Еще одна планета, − проговорила Джейн.
− Что за планета?
− Не знаю. Корабль принесло сюда. Не знаю, что они сделали с двигателем, но он больше не работает.
На экране появилась планета, а еще через несколько мгновений на него обрушился удар. Файв увидел только вспышку перед глазами и в следующее мгновение рухнул в траву.
− Жив? − послышался голос Джейн. Он обернулся.
− Жив, − произнес он, глядя на зверя.
− И это очень удивительно, − произнес зверь.
− Почему?
− Потому что я съела тебя, когда корабль взорвался, телепортировала сюда и вернула твое тело. И ты жив. Чудеса.
− Почему чудеса?
− Потому что никто никогда не оставался жив после подобного. Так умела делать только Нара.
− Значит, теперь умеешь и ты?
− Возможно. А возможно, ты умрешь после следующего подобного перелета.




"Ксайнеры сбили инопланетный корабль." − Прочитал Ларс Паулин. Он молча смотрел на листок бумаги с буквами и цифрами, пытаясь понять, не ошибся ли он где. Но он не ошибся. Сообщение начиналось именно с таких слов. Паулин продолжил расшифровку радиограммы. Центр требовал проверки этих данных. Причем немедленной, а это означало, что Ларсу придется отложить все дела и заняться этим вопросом, больше похожим на бред, нежели на настоящее дело для тайного агента.
В сообщении не было больше ничего. Даже упоминания о старом вопросе номер 4, оставшемся без ответа.
А раньше эти упоминания были в каждой радиограмме. Возможно, сообщение об инопланетном корабле действительно имело важное значение. Ларс задумался на несколько мгновений, затем собрал все бумаги и бросил их в печь. Следов не должно было оставаться.
Он поднялся, прошелся по комнате, выглянул в окно, слегка отодвинув занавеску. Там его не привлекало ничего, кроме одной машины, стоявшей у обочины подозрительно долго.
Возможно, это слежка? Или кто-то действительно приехал к кому-то в гости и застрял надолго. Странно. В такое время прохлаждаться неизвестно где...

Паулин молча собрался, проверил форму, встав около зеркала, еще немного подождал и вышел на улицу. Там должна была появиться его машина. Но, то ли шофер опаздывал, то ли часы Паулина спешили. Машины не было, когда он оказался около подъезда. Ларс сделал несколько шагов в сторону, затем повернул назад и взглянул на машину, стоявшую на другой стороне улицы. Она была пуста. Значит, все же кто-то задержался в гостях.
Послышался шум и из-за угла выехал маленький джип. Паулин прошел навстречу и машина остановилась.
− Почему опаздываешь? − спросил он шофера.
− Простите, капитан, − произнес тот. − На Лаймирской затор.
− Что там?
− Грузовик попал колесом в открытый люк и перевернулся.
− Безобразие. Куда смотрит дорожная полиция? − произнес Паулин, скорее для того, чтобы не молчать.
− Наверно, это хулиганье уличное. Открыли люк, а шофер этого не заметил.
− Не хулиганье, − проговорил Ларс. − А провокаторы-диверсанты это. Вешать таких на уличных столбах. − Паулин, конечно, не был за подобные жестокости. Он просто играл жесткого офицера. На его службе без этого было нельзя. − Есть какие-нибудь новости? − Спросил Ларс, когда шофер промолчал на последние слова.
− Существенных новостей с фронта не было, − ответил шофер.
Машина подъезжала к воротам Военного Полицейского Управления. Шофер остановил у самого въезда. Охранник взглянул на его документ, затем на документ Паулина и козырнул, возвращая бумаги.
Машина проехала во двор, к самому входу. Ларс покинул ее, взглянул на часы и поспешил наверх. Он опаздывал на пару минут, но объяснение этому опозданию было.

− Опаздываете, капитан, − произнес полковник Гзернах.
− Прошу прошения, полковник. На Лаймирской затор, машина задержалась.
− Что там на Лаймирской?
− Грузовик попал колесом в открытый люк и перевернулся, − пересказал Ларс слова шофера.
− Вы это видели, или шофер сказал?
− Шофер сказал.
− Надо будет проверить твоего шофера, − проговорил полковник, проходя через кабинет. Он сел в кресло и знаком указал Паулину садиться напротив.
Это был не простой знак. Обычно Гзернах отправлял капитана на свое место, а теперь это означало, что у него есть серьезный разговор.
Паулин сел и напряг слух.
− Мы перехватили шифровку вражеского центра, − сказал полковник и передал Паулину бумагу с цифрами.
− Я плохо разбираюсь в математике, полковник. Это надо Тирлигу смотреть.
− Разумеется, у Тирлинга есть копия, − ответил полковник. − Возьмите, капитан, и прочитайте.
Паулин взял листок и несколько секунд смотрел на цифры, которые он уже видел и расшифровал совсем недавно.
− В них что-то есть, чего я не вижу? − спросил Ларс, оторвавшись от бумаги.
− Там стоит ваше имя, капитан.
− Мое? − удивленно переспросил Паулин и не найдя его с одной стороны бумаги, перевернул листок другой стороной. − Вы шутите, полковник. − проговорил Паулин. Он прекрасно понимал, что полковник мог и не шутить. Впрочем, в радиограмме, конечно же не было имени Ларса. Там был только его личный номер разведчика. И даже этот номер был зашифрован.
− Тирлинг расшифровал это послание, − сказал полковник. − С помощью одной маленькой книжки. Я думаю, вы ее хорошо знаете, капитан.
− Прошу прощения, но я не понимаю о какой книжке речь, − произнес Ларс.
− Не прикидывайтесь, Паулин! − воскликнул полковник и поднялся со своего места. Ларс помнил всего пару случаев, когда полковник называл его по фамилии. И сейчас это могло значить... Он не должен был об этом думать.
− Если я в чем-то провинился, господин полковник... − произнес Ларс вставая. − Но это уже не обвинение, а оскорбление.
− Мы еще вернемся к этому вопросу, − произнес полковник. Он вызвал охрану и Паулина увели.
В чем он прокололся? Ларс думал всю дорогу, пока шел по коридору, ведомый солдатами. Его привели в крыло, где содержались заключенные, заставили снять китель, сдать оружие и документы.
Ларс выполнял все приказы, надеясь, что это не провал, а проверка. Проверка на то, что он не выдержит, попытается бежать. Сколько раз проводились подобные процедуры со многими его сослуживцами. Не все выдерживали, и тогда их служба заканчивалась. Паулин был не из слабых. Он знал многие тонкости работы контрразведки и здесь нельзя было сдаваться ни при каких обстоятельствах. Тем более, когда доказательств то и не было.

Ларс некоторое время ходил по темной и холодной камере, затем сел на нары. Ложиться было нельзя. Просто от того, что от холодных нар можно подцепить и простуду, и еще бог знает какую болезнь.
Грохот дверей чужой камеры отвлек Ларса от мыслей. Мимо него провели человека, в котором без труда улавливался тахарайнский облик. Ларс проводил его взглядом с некоторым удивлением. Было непонятно, что этот человек делал здесь. Если он был военнопленным, то его следовало держать в лагере, если же шпион... Какому идиоту могло взбрести в голову посылать в ксайнер шпионом тахарайнца?
Прошло несколько минут. Ларса вывели из камеры и проводили наверх. За прошедшее время он успел изрядно замерзнуть и теперь теплое помещение казалось ему почти райским.
Паулина привели в кабинет, где допрашивали того самого бедолагу. Тахарайнец получил уже не мало синяков. Из его носа текла кровь, и он пытался что-то говорить, едва выговаривая слова ксайнерского языка.
Над человеком висела крупная фигура Тирлинга. Казалось, еще немного, он обрушится на пленного и раздавит его.
− Назови свое имя! − проговорил Тирлинг.
− Фа.. Фай.. в... − проговорил тот срываясь и заикаясь.
− Ты, собака, врать здесь будешь?! − прогремел Тирлинг.
Будь воля Паулина, он сейчас врезал бы этому бугаю за то что тот издевался над человеком. Но Ларс не имел власти. Да даже если и имел, он не мог защитить пленника. Потому что его тут же приняли бы за шпиона или за диверсанта. Паулин был рад, что его не заставляли участвовать в подобных допросах. Раньше такое было, но он отделался, притворяясь, что не выдерживает вида крови. Когда-то ему удалось это хорошо разыграть и от Ларса отстали. Его ценили как специалиста в другой области − как химика, который отлично справлялся с работой.
Тирлинг ударил человека, и тот слетев со стула упал на пол.
− Джейн.. Джейн.. − послышался его голос. Он добавил еще непонятные слова совсем не похожие на язык тахарайнцев.
− Подымите его, − приказал Тирлинг. Человека снова усадили на стул. − Отвечай, кто тебя сюда послал? − произнес Тирлинг, глядя на человека.
− Я упал... − проговорил тот.
− Кто тебя сюда послал?! − снова гремел Тирлинг.
− Я не посылал... − проговорил тахарайнец. То ли не поняв вопроса, то ли не сумев сказать чего хотел.
− Кто?! Я спрашива, кто?!
− Джейн.. − проговорил он.
− Что значит "джейн"? − спросил Тирлинг.
Тахарайнец, казалось, пытался поднять голову на него. Садист, находившийся рядом схватил его за волосы и поднял так, что человек увидел своего мучителя.
− Ты свинья, − проговорил он и тут же получил удар от садиста, а затем и от Тирлинга.
Пленник вновь упал и на этот раз потерял сознание. Кто-то ушел за водой, а Тирлинг прошел к Паулину.
− Красиво, не правда ли? − произнес он с усмешкой.
− Ты этим гордишься, Тирлинг? − спросил Ларс. − Ну и дурак.
Тирлинг подскочил к Паулину и схватил его за рубашку, подымая.
− Ты что сказал, скотина?! − закричал он.
− Ты мне рубашку испачкал, кретин, − произнес Ларс. Наверно, не следовало злить Тирлинга, но Паулин не видел другого выхода, как задевать сейчас своего возможного будущего мучителя по самым пустякам. Тирлинг заводился с полоборота. Он мог и ударить Ларса, и это стало бы проверкой. Проверкой не Ларса, а проверкой командования, на сколько действительно оно глубоко подозревает Паулина. Если не глубоко, то Тирлингу не дадут коснуться Ларса.
Удар пришелся почти в самый глаз. Ларс отлетел от Тирлинга, пролетел мимо стула и свалился на пол.
− До тебя еще дойдет очередь... − проговорил он, дополняя слова оборотами, не вписывавшимися в официальный язык.
Тахарайнца в этот момент привели в чувство, облив холодной водой. Человек закашлял, перевернулся со спины на живот и его взгляд пересекся со взглядом Паулина. В глазах незнакомца сверкнула то ли усмешка, то ли сочувствие. Ларс не понял, потому что человека тут же ударили ногой в спину и он ткнулся носом в пол.
Раздался глухой удар двери.
Ларс обернулся. Дверь не открылась, а попросту выпала, а в проеме появилась фигура человека с пулеметом наперевес.
− Ну что, свиньи, пришел ваш час! − проговорил женский голос и в следующее мгновение помещение наполнилось грохотом стрельбы.
Ларс повернул голову и увидел, как на груди Тирлина возникло несколько красных пятен. Он, казалось, закричал, но его голос потонул в грохоте стрельбы. Пули прошли сквозь еще двух человек, а женщина продолжала стрелять. Очередь прошлась по столу, разнося телефоны и сметая пишующую машинку, затем она перешла на шкаф и окно, после чего к грохоту выстрелов примешался звон разбитых стекол.
Они еще продолжали звенеть, а выстрелы закончились и теперь грохот разносился эхом по двору управления, возвращаясь назад.
− Джейн... Джейн... − послышался голос пленного.
Паулин обернулся к женщине. Она уже входила в кабинет, и прошла к человеку.
− Вставай, Файв, чего разлегся! − произнесла она и подняла его свободной рукой.
В дверях появилась охрана, и в то же мгновение раздался грохот выстрелов. Солдаты падали от пуль, не сумев сделать ни единого выстрела.
− Джейн... − проговорил человек и обнял ее, а она продолжала стрелять по дверям и стенам. Пули пробивали перегородки и из-за них слышались крики людей, видимо, получавших ранения.
Взгляд тахарайнца вновь пересекся со взглядом Ларса. И в этот момент Паулин увидел оружие, направленное на него.
− Нет! − воскликнул голос пленника. Он дернул женщину и пули из ее оружия прошли над головой Паулина. Огонь прекратился.
− Он такой же как эти, − сказала женщина.
− Нет! − снова послышался голос. − Забери его с собой, Джейн.
− Сначала надо выйти отсюда.
− Ты же можешь.
− Для него это смерть.
− Почему?
− Потому, − проговорила она, и человек, видимо, согласился.
− Эй, вы, там! Сопротивление бесполезно! Вы окружены! − послышался голос с улицы.
− Держи подарок, − произнесла женщина и бросила в окно непонятный предмет. В следующее мгновение там раздался удар. Казалось, во дворе взорвалась не граната, а мощная авиационная бомба, от которой вокруг повылетали все стекла, а само здание задрожало и, казалось, вот-вот обрушится.
− Стой здесь, Файв, − произнесла она и прошла к дверям.
Паулин едва не поперхнулся, когда увидел, как она вышла в дверь без всякой предосторожности. Мгновенно возникла стрельба. Джейн стреляла в одну сторону, затем развернулась и открыла огонь в другую, при этом слышался другой грохот, и Паулин не понимал, как солдаты не попали в нее стреляя вдоль коридора.
− Идем, Файв, − сказала она. − И бери своего друга, раз он тебе нужен.
Тахарайнец взглянул на Паулина. Ларс мгновенно оценивал ситуацию. Конечно же, после всего происшедшего, он не смог бы вернуться на службу. Просто от того, что враг не убил его. А раз враг не враг, то тот кому враг не враг, сам враг... Ларс поднялся. Ему оставался только один путь. Идти вслед за этой женщиной. И молиться богу, чтобы она со своим оружием смогла пробиться к выходу, а там уйти...
Новый удар. Пол задрожал, штукатурка посыпалась с потолка, свет в коридоре заморгал. Скорее всего, Джейн хорошо подготовилась к этому штурму, раз сумела заложить подобные заряды в здании. Даже не понятно как, но это было сейчас не важно.
Ларс шел вместе с тахарайнцем. Они опускались по лестнице, а вокруг лежали убитые солдаты. Один из этажей горел, а снизу слышался грохот стрельбы, в котором угадывался звук пулемета женщины.
Паулин только сейчас задумался о том, что это за оружие? Это точно не тахарайнское, но и не ксайнерское. Ларс хорошо знал все оружие и не мог припомнить подобного. Возможно, это был пулемет с какой-нибудь особой машины, или даже самолета.
Полный разгром. На первом этаже лежали горы трупов, во дворе здания горело несколько машин, а с другой стороны было видно, как к зданию подкатывает бронетехника, а затем появились два танка.
− Кажется, тебя приняли за взвод диверсантов, − произнес Ларс, оказавшись рядом с женщиной.
− И всего то? Обижаешь. Меня можно сравнивать только с диверсионной армией. − Она вытащила из под одежды две странных стрелы, прицепила их к пулемету и направила на приближавшиеся танки.
Сверкнул огонь и две стрелы унеслись вперед. Они разлетелись в стороны, пробили стекла и ушли дальше, а затем над двумя танками возникли два взрыва. От этих взрывов вновь задрожал пол, а там, на улице возникло смятение. Четыре броневика разъехались в стороны. Затем раздался грохот выстрелов. Пули разнесли стекла в холле и Ларс прыгнул на пол.
− Надоели вы мне там, − произнесла Джейн и нажала на спуск. Грохот ее пулемета заглушил все звуки, а на улице возникло что-то непонятное. В местах, куда попадали пули, возникали взрывы. Огонь подымал и переворачивал машины. Люди, попавшие под удары взлетали на несколько метров в воздух, и весь этот кошмар пронесся словно ураган над прибывшими войсками. − Взвод, − фыркнула Джейн. − Армия, дорогой мой. Не меньше. Вставай, там стрелять некому уже.
Паулин поднялся. Он прошел вместе с женщиной и тахарайнцем из здания. Они вышли на улицу, а там был разгром такой же, как в здании.
− Идите за мной, − бросила она, словно Ларс и Файв не шли за ней. Они пересекли улицу и вошли в узкий переулок.
Какой-то человек оказался на пути Джейн.
− Что там происходит? − Спросил он. В это же мгновение он получил удар, от которого рухнул на землю.
− Джейн! − воскликнул Файв, проскочив к ней.
− Это случайная жертва, Файв.
− Ты могла не убивать!
− Чтобы он всем разболтал, что видел нас? Ты не понимаешь, что это война?
− Я ее не хочу.
− Хочешь или нет, она есть. Умолкни! Ты со своей теорией уже влип в историю! Забыл уже? Хочешь вернуться туда?!
− Нет, − произнес Файв понизив голос.
Джейн подошла к машине стоявшей у тротуара, открыла ее и села за руль.
− Садитесь оба назад, − приказала она.
Паулин сел рядом с Файвом. Машина легко завелась и двинулась вдоль переулка. Позади послышался крик. Ларс обернулся. За машиной бежал человек махая какой-то тряпкой. Он что-то кричал, но его голоса было не разобрать.
Джейн вела машину по главной улице города. Впереди показался военный пост. Там проверяли все машины, выезжавшие из города. Машина остановилась около поста и протянула офицеру мятый клочок бумаги.
− Что это такое? − проговорил лейтенант.
− Спасибо за разрешение, − ответила Джейн и нажала на газ. Машина прошла вперед, а позади послышался вопль человека. Ларс обернулся. Лейтенант кричал и катался по земле в огне. К нему проскочило несколько солдат, и в это мгновение всех их поглотил взрыв.
− Жизнь человека не стоит ни цента, − произнесла Джейн.
− Неправда, − ответил ей Файв.
− Для тебя неправда, для меня правда. И ты это знаешь, так что не спорь зря.
− Тебе нравится убивать.
− Если бы мне нравилось, ты был бы мертв. Ты это прекрасно знаешь. И знаешь, сколько еще было бы трупов вокруг.
− Тогда, зачем ты убила их всех?
− Затем, что ты, болван, не вышел бы оттуда живым, если бы там остался хотя бы один придурок с оружием.
− Но тот человек, в переулке...
− Тот человек остался жив.
− Ты же сказала...
− Я это сказала, чтобы позлить тебя, Файв. Чтобы тебя носом в твое же дерьмо ткнуть. Назвался псом, не тявкай на хозяина, понял?!
Файв молчал.
Ларс слушал этот разговор, плохо понимая, что происходило. Джейн вела себя так, словно была хозяином человека, а тот этому не возражал. Подобное можно было бы допустить, но в такой форме... Паулин продолжал раздумывать. Он думал о том, что произошло, о том что он видел. Все это смахивало на настоящий кошмар. Взрывы от пуль и маленьких стрел, ненормальное поведение женщины, ее самоуверенность до такой степени, словно она бессмертна. И все это началось после того, как Ларс получил удар от Тирлинга по голове. Может, это ему кажется? Он лежит там, на полу, возможно в крови и то что видит в действительности не существует. Тирлинг мог вколоть ему наркотик, вызывающий галлюцинации...
Машина остановилась, и Ларс увидел взгляд Джейн. Она смотрела на него через зеркало заднего вида в салоне.
− Что-то не так? − спросил Ларс.
− А как ты думаешь? − спросила Джейн. − Ты, псих, считаешь, что все в порядке с тобой? Что ты легко отделался?
− Джейн, прекрати, − произнес Файв.
Но она вышла из машины и выдернулся Ларса.
− Джейн, что ты делаешь?!
А Ларс уже считал, что это не Джейн схватила его, a что это лапы Тирлинга перед его носом. Паулин перелетел через машину и рухнул в траву.
− Джейн, не трогай его! − кричал Файв. − Нет, Джейн! Нет!
Ларс поднялся и дернулся в сторону, увидев рядом крупного зверя.
− Джейн, не надо! Не делай этого! − снова голосил Файв. Он выскочил из-за машины и проскочив к зверю обхватил его шею, словно это могло его задержать. − Тебе же это ничего не стоит, Джейн!
− Ты только что возражал против в того, что жизнь человека ничего не стоит, Файв! Ну так говори, стоит или нет?!
− Не стоит. Джейн...
Она исчезла. Ларс мотнул головой, пытаясь прийти в себя. Файв пробежал к машине, и та через минуту уехала. А Ларс остался один посреди поля, рядом с дорогой...
Он не понимал, что происходило. Вокруг все было на столько реально, что не оставалось сомнений в том, что это не галлюцинации. Ларс пошел по дороге к городу. Он попал в руки дорожной полиции, а затем оказался в контрразведке, которая занималась происшедшими делами в здании Военного Полицейского Управления.
Ни о каких делах связаных с задержанием Паулина никто не знал. Его начальник был мертв. Тирлинг мертв. Все сослуживцы мертвы. В самой контрразведке царил хаос, и Ларс вовремя воспользовался этим, объявив, что полковник Гзернах послал его проверять дело с перевернутым грузовиком на Лаймирской, поэтому его не было в здании, а до грузовика Ларс не добрался из-за того что его кто-то ударил и ограбил на улице, после чего он не помнил что случилось, пока не очнулся за городом, откуда и пришел. Крупный фингал под глазом, как раз был кстати...

Эта история на том и закончилась бы. Но для Ларса Паулина она получила новое, совершенно неожиданное продолжение. Через две недели Ларс получил новое направление на работу в другом учреждении и первым его заданием стало исследование останков упавшего с неба аппарата. Ларс должен был установить его происхождение.
Первые эксперименты привели в тупик. Состав фрагментов обшивки не вписывался ни в какие рамки. Он представлял собой сплав алюминия титана и нескольких других редких элементов, которые непонятным образом заняли особые позиции в кристалической структуре. И подобное расположение делало его на порядок более прочным чем все известные подобные сплавы. Этот результат смешался с данными радиационных тестов, которые выявили, что сплав прошел через мощное облучение от термоядерной реакции, при чем не взрывной, а медленной. Дополнительные проверки других обломков показали, что это не случайная ошибка, а закономерность, означавшая, что аппарат имел термоядерный реактор на борту.
Ларс Паулин остановил свою работу, поняв, что произошло.
"Ксайнеры сбили инопланетный корабль." − Вспомнил он сообщение из центра. Либо это искуссная подделка, либо это действительно обломки инопланетного корабля.
− Понял, что-нибудь? − внезапно послышался голос. Ларс обернулся. В дверях лаборатории стояла женщина. − Опять ты, − проговорила она. Паулин внезапно вспомнил, где слышал этот голос.
− Джейн? − произнес он.
− Джейн-Джейн, − добавила она и прошла вперед. − А ты, как я посмотрю, хитрый малый. И там оказался, и тут. − Она обошла стол и оказалась напротив Ларса. Она медленно прошла вперед и взглянула на контейнер с исследуемыми образцами, − обломками, значит, интересуешься?
− Это моя работа.
− Жаль. У нас с тобой работы разные. Прямо скажу, совершенно противоположные.
Она вытащила из кармана карандаш и показала его Ларсу.
− Знаешь, что это такое? − спросила она. − Думаешь, что карандаш? Тогда, смотри.
Она провела рукой в сторону. Карандаш вспыхнул и огненный луч вырвавшийся из его конца прошелся по лаборатории. Вокруг раздались удары, звон стекла, возникло шипение, когда начали разливаться жидкости с кислотой. А затем вспыхнул огонь.
− Ой, как я неосторожна, − произнесла она с издевкой, а затем молния из ее оружия вошла в контейнер с образцами и он исчез, в одно мгновение. − Нет больше образцов.
− Остался еще один, − произнес Ларс. − В спектрометре.
− В этом? − спросила она, направляя на прибор карандаш. Взрыв разметал прибор. − Спасибо за подсказку.
− Ты прилетела из космоса? − спросил Ларс.
− Думаешь, этого никто не знает? − усмехнулась она. − Уже все знают, кому нужно. Ну так что, ты сам поймешь, что тебе пора удирать отсюда, или мне тебе подсказать?
− Почему удирать? − спросил Паулин. Он был в напряжении, но старался не показывать его.
− Потому что здесь землетрясение скоро начнется. Здание это рухнет. Знаешь, как вызывать землетрясения? Надо сказать: "Раз-два-три, землетрясение приди."
Вокруг все задрожало, а затем возник мощный удар, от которого вокруг полетели стекла. Ларс увидел, как здание напротив сложилось словно карточный домик.
− Тебе шифровка из центра, агент 74-33. Делай ноги, пока не поздно, − произнесла Джейн.
Ларс обернулся к ней и увидел лишь голубую вспышку на месте женщины. Земля продолжала дрожать, и он бросился к выходу. В тот момент, когда он оказался на улице, возник новый подземный удар и здание исследовательского центра рухнуло. Паулин едва успел отскочить от летевших в стороны камней. Землетрясение заставляло бежать. Было непонятно, действительно ли его вызвала инопланетянка, либо она его предсказала, но думать об этом уже было некогда.
Ларс уходил. Он шел по старому маршруту, к месту, где мог встретить своих. Все так и произошло. Паулин вышел на связь с центром, сообщил о происшедшем и получил приказ о возвращении. Его работа в Ксайнере закончилась.

Добираться до столицы Тахарайна пришлось почти полтора месяца. Сначала походы через леса Ксайнера, затем несколько попыток перехода через линию фронта. После этого, почти две недели в плену у идиота тахарайнца, не желавшего принимать слова Ларса. Паулин едва не погиб от своих, и его спас только случай, когда на линию фронта прибыл генерал Йотирберг, с которым Паулин был знаком лично.
Нерадивый командир был разжалован в рядовые и отправлен в штрафной батальон, а Ларс, наконец, оказался у себя дома и на следующее утро явился в штаб.
− Говорят, ты встречался с инопланетянкой, Ларс, − произнес генерал Танин.
− Что? Кто говорит? − удивленно спросил Ларс.
− Файв Индигра.
− Он здесь?
− Здесь. И уже давно. Ты его видел?
− Да.
− И что скажешь о нем?
− Ничего. Я видел его в общей сложности час или два.
− Не знаешь точно?
− Нет. Там такое творилось, что...
− Знаю-знаю. Потому мы тебя и отозвали, что слишком много всего. У тебя будет работа здесь. По твоей прямой специальности.
− По прямой? − удивился Ларс. Этой прямой специальностью была разведка.
− Да. Именно по прямой. Тебе придется снова встретиться с инопланетянкой.
− Как? Где я ее найду?
− Здесь, Ларс, здесь. В нашем городе, в обыкновенной квартире. И адрес тебе напишу.
− А Файв Индигра, что?
− Он не наш.
− Как не наш? Он тоже?
− Нет, он человек, но он ее человек.
− И вы с ним встречались?
− Не я лично, но встречались. Сначала он явился сам желая сотрудничества, затем ему что-то не понравилось, и он ушел.
− И вы его просто отпустили? − спросил Ларс.
Танин взглянул на Ларса несколько странно.
− Я полагаю, если учиться на ошибках, то лучше на ошибках врага, − произнес он. − Ты же знаешь, что произошло в ВПУ, когда они захватили этого человека.
− Вы боитесь ее? Действительно? − проговорил Паулин.
− Тебе неведомо что такое страх, Ларс? Не верю. Ты никогда не боялся за своих близких, за друзей, за свою страну, наконец. Да, я ее боюсь. Не от того, что она может убить именно меня, а от того, что она может убить не только меня, но и всех вокруг. Она это может, и ты это знаешь.
− Я это знаю. Но я не понимаю, почему мы должны бояться смерти, когда вокруг война и гибнут люди?
− Потому что война не с ней, Ларс. У нас нет с ней войны, и нам сейчас не выгодно ее начинать. Это ты понимаешь?
− Возможно. Но что будет потом?
− Потом будет потом. А сейчас нам выгодно получить с ней союз. Тем более, когда она уже формально выступила против нашего врага.
− То есть нужно провести с ней переговоры? − спросил Ларс. − Это так сложно, что начинать должен я?
− Дело в том, что все наши попытки контакта с ней провалились. Она не желает никого слушать и знать. Те же, кто попытался настаивать, едва не погибли.
− Зачем тогда этот контакт нам вообще нужен? Надо уничтожить этого зверя и все.
− Легко сказать, уничтожить, − произнес генерал. − Но никто не знает, как это сделать. Нам точно известно, что она пережила несколько покушений находясь за линией фронта. В нее стреляли, ее взрывали, но она осталась жива. Кроме этого, нам известно, что она может телепортировать и она телепат.
− Вы не шутите? − спросил Ларс.
− Здесь не место для шуток, Ларс. Наши ученые проанализировали весь этот набор и пришли к выводу, что он вполне вероятен. А телепортация и телепатия может быть основой для неуязвимости. Если, например, в момент попадания пули она исчезает и возникает вновь, когда пуля пролетела, то выходит, что в нее ничто не попало.
− Но тогда, я бы видел, что она исчезает и возникает.
− Ты ничего бы не увидел. Пуля летит с такой скоростью, что ей надо исчезать на тысячную долю секунды. Человеческий глаз не заметит этого исчезновения. Есть и другой вариант. Если она телепортирует сама, она может телепортировать и объекты находящиеся рядом. Те же пули. Они летят в нее и она телепортирует их...
− С какой же скороостью все это происходит? Она должна успеть отследить за доли секунды тысячи пуль.
− Не тысячи, а единицы. А тысяча это в секунду, если по ней одновременно стреляет сотня автоматов.
− Все равно, я этого не могу представить.
− Она не человек, Ларс. Как работает ее сознание, нам не известно. Возможно, она думает в тысячу раз быстрее, чем мы. Вспомни электронные приборы, которые отслеживают полеты снарядов. Подобный прибор может быть в ней, как часть ее самой.
− В таком случае, выходит, что она родилась на планете, где войны это единственная форма существования, − сказал Ларс.
− И в этом случае нам с ней не справиться. Во всяком случае, без серьезных потерь. А потери нам сейчас ни к чему. Лучше направить ее силу против нашего врага, а у нас будет еще и возможность увидеть, что это за сила.
− Я уже ее видел, но это не прибавило мне понимания.
− Тем более, − ответил генерал. − Чтобы понять, мы должны увидеть больше.

Ларс выслушивал все инструкции молча. Он принимал их на свой лад. Можно было долго спорить по самым разным поводам, но времени на споры не было. Теперь у него была его настоящая фамилия. За время жизни по ту сторону фронта Ларс привык к той фамилии. Возвращение старой принималось с трудом, но Ларс постепенно привыкал, вспоминая далекие годы, когда он был Ларсом Стиартом.
− Любые контакты с объектом запрещены, − продолжал свою речь инструктор. Он взглянул на Ларса, который в этот момент уже не смог бы промолчать. − Это относится ко всем, кроме вас, Ларс Стиарт, − добавил человек. − Вы здесь для того, чтобы знать инструкции людей, с которыми вам придется работать. Я продолжаю...
Объявив все правила игры, майор продолжил лекцию рассказом о том, что известно об объекте. Он не называл Джейн по имени, не говорил, что она инопланетянка. Майор умудрился даже не называть своими именами свойства телепортации и телепатии. В его словах инопланетянка оказалась неким суперагентом, которого надо было не обезвреживать, а привлечь на свою сторону, но прежде чем это сделать надо следить за ним так, чтобы тот этого не замечал.

Ларс приступил к первому дню своей работы, выйдя в простое наблюдение, на пост номер два. У него были свои инструкции, а у наблюдателей свои, в том числе приказ подчиняться всем указаниям Ларса Стиарта. Этот же приказ получил и майор Марахан, который еще день назад инструктировал Стиарта по поводу отношений с объектом. Чтобы подобное положение дел не противоречило субординации Ларс получил звание полковника разведки, которое, впрочем, он получил бы в любом случае после всех дел в тылу противника.
Майор Марахан не сразу понял, каким образом капитан формально оказавшийся в его подчинении внезапно оказался командиром, но ему это объяснили. А Ларс Стиарт вел себя так, словно ничего не случилось и все было само собой разумеющимся.
День наблюдений подходил к концу. Пост не снимался, а продолжал работу и ночью. Собственно, наблюдать было незачем. Главный объект не покидал квартиру, а его спутник выходил пару раз для того, чтобы закупить продукты в ближайшем магазине.
− И часто здесь такие дни? − спросил Ларс.
− Почти каждый, − ответил лейтенант, дежурный по второму посту.
− А когда не так, тогда что?
− Последний раз главный объект отправился в соседний парк и провел там почти весь день. Каких-либо существенных действий не наблюдалось больше месяца.
Ларс больше не спрашивал ни о чем. Он некоторое время смотрел на изображения на мониторах, а затем покинул пост и направился к дому, где находились Джейн и Файв. Это должен был стать его первый контакт и для него уже был подготовлен план переговоров с инопланетянкой. Первым шагом надо было узнать, возможно ли вообще сотрудничество в какой-либо форме.


Файв сидел перед носом Джейн и смотрел телепередачу, рассказывавшую об одном из исторических сражений прошлого века. Джейн дремала.
Внезапно она открыла глаза и подняла голову.
− Что? − спросил Файв.
− Кто-то подошел к нашей двери, − произнесла она и вскочила на ноги, вернее, на лапы.
Файв так же поднялся и прошел к дверям. Он не дошел. Джейн свалила его на пол.
− Не лезь, Файв, − произнесла она. − Если не хочешь нарваться на пулю.
Раздался звонок в дверь. Джейн молча прошла ко входу и открыла дверь. Человек, стоявший за ней, вздрогнул, увидев зверя.
− Опять ты, − зарычала она. Файв поднялся и увидел человека. Его было довольно сложно узнать, но слова Джейн стали подсказкой. Это тот самый человек из Ксайнера. Непонятно только, как он оказался в Тахарайне.
− Мне нужно поговорить с вами, − произнес он.
− Да неужели? А ты говорить умеешь?
− Я умею.
− Видал, Файв? Он умеет говорить, − прорычала Джейн. − Ну, раз так, проходи, коли умеешь говорить.
Она отошла от дверей, прошла к Файву и села рядом с ним.
− И дверь закрой, − произнесла Джейн. Человек вошел и закрыл за собой дверь. − Имя свое сам назовешь, или мне его угадывать.
− Я Ларс Стиарт.
− Однако. Не прошло и двух месяцев, а твое имя уже поменялось. И часто это у вас?
− Не часто, − ответил человек.
− Говорить здравствуйте, при входе, вы, конечно же, не умеете.
− Умеем, − произнес Ларс Стиарт. − Здравствуйте.
− Ну здравствуй, шпион, − произнесла Джейн. − Проходи и садись.
Человек оглядел комнату и прошел к креслу, стоявшему в углу.
− Ты тоже не стой, как истукан, − прорычала Джейн, обернувшись к Файву. − Принеси гостю выпить.
− Я не хочу, − произнес Стиарт.
− Не надо врать. Я вижу, что у тебя язык еле ворочается во рту, − сказала Джейн. − Давай, Файв, принеси ему обыкновенной воды.
Файв ушел и вернулся с графином и стаканом.
− Ну давай, пей. Это не отрава, − сказала Джейн. − Обыкновенная вода. − Ларс взял стакан и отпил немного, затем еще. Файв поставил графин рядом с человеком на стол, отошел и сел в другое кресло. − Ну так, ты пришел говорить, или молчать? − спросила Джейн, глядя на человека.
− Я пришел от имени правительства... − заговорил Ларс.
− От имени Правительства? − переспросила Джейн и фыркнула. − Файв, это к тебе, а не ко мне, − произнесла она и в другую комнату.
− Мы хотим провести переговоры о сотрудничестве, − произнес Ларс.
− А оно мне не надо, − прорычала Джейн из другой комнаты.
− Мы можем предложить вам то, что вам нужно, но у вас этого нет, − снова говорил Стиарт.
− Да неужели, − ответила Джейн. − Интересно, что бы это такое могло быть, чего я не смогу сделать сама без вашего правительства?
− Вы же прилетели сюда зачем-то, а не просто так.
− А вот ты и дурак, − прорычала Джейн. − Низачем мы сюда не прилетали.
− Тогда, почему вы оказались здесь?
− А то ты не знаешь? Может, забыл, что изучал там, на той стороне планеты? Тебе напомнить, что? Это были обломки моего корабля, который вы взорвали. Пролетаю я мимо планеты, никого не трогаю и тут, бабах ракета в меня. − Джейн вышла из комнаты. − Вот я тебя сейчас трахну дубиной по башке, утащу на другую планету и начну пытать, а на хрена ты туда прилетел? Тебе понравится?
− Тебя никто не пытал.
− Ну, эти сказки ты при себе оставь. Уж я то знаю, пытали меня или нет. Так что засунь свой вопрос о том, зачем я здесь, к себе в зад, и проваливай.
− Получается, что у вас нет корабля?
− Ты глянь, Файв. Этот глупый двуногий бесхвостый урод только сейчас догадался, что у нас корабля нет. − Джейн обернулась к Ларсу. − До вас всегда простые истины доходят так долго?
− Получается, если бы у вас был корабль, вы улетели бы? − спросил Ларс.
− Разумеется, я улетела бы. Если вы думаете, что кроме вашей захудалой планетки в космосе нет лучших миров, то вы ошибаетесь. Глубоко-глубоко, ровно на столько, на сколько вы все сидите в жопе.
Ларс молчал.
− Я должен идти, − произнес он.
− Уже? − произнесла Джейн. − Ну иди, коли так.
Стиарт поднялся и ушел.
− Что скажешь? − спросил Файв.
− А что мне говорить? Ты ведь понимаешь, чего они хотят от меня.
− Чего?
− Чтобы я им помогла в их войне. Ты забыл об этом?
− Я не забыл. Но я не уверен, что стоит оставаться в стороне.
− Правда? − удивилась Джейн. − Как же тогда? Ты же против убийств, а тут предлагаешь участвовать не в чем-нибудь, а в самом настоящем массовом убийстве.
− Я не предлагаю этого. Я предлагаю совсем другое.
− И что же?
− Помочь им закончить эту войну.
− Красиво сказано, Файв. А вот теперь сядь и подумай, как можно заставить их закончить войну. И прими во внимание тот факт, что они убивают друг друга, так что страхом смерти их не проймешь. Давай, Файв, думай. А я пойду спать.


Стиарт вернулся домой. Казалось, он прожил вечность за эти несколько минут, проведенные в квартире, где жил зверь-инопланетянин. Надо понять, что задумал этот зверь, или же он действительно сказал правду о том, что случайно пролетал мимо, и его корабль был сбит. Странно, что он пролетал так близко от планеты. Слишком близко. Где это было видано, чтобы самолеты летая над городами носились прямо над крышами, едва не сбивая антенны? Нет. Это не может быть случайно. Зверь прилетел к планете с какой-то целью. Но это сейчас не важно. Важно перевести его на свою сторону. Хотя бы, чтобы он сделал видимость, что перешел. А там пойдет настоящая игра, в которой людям придется проявить максимум возможностей. И даже сверх этого максимума.
Корабль. Разбитый корабль. Ларс раздумывал над этим. Что из этой ситуации можно вытащить? Инопланетянину нужен корабль. Вот за это и надо цепляться. Скажем, предложить ему корабль. Но его нет. Зверь это знает наверняка. Не знает, так узнает. Тогда что?
Ничего. Ларс не видел выхода. Он вновь прокручивал в голове всю ситуацию. Разыгрывал самые невероятные возможности и исходы. Он так и не пришел ни к какому выводу, а на утро отправился к генералу Танину с докладом.

− Что?! − воскликнул он, услышав слова о происшедшем контакте. − Ты же рисковал, Ларс!
− Риск это моя работа. А успешный риск, это успех работы. Я говорил со зверем.
− Каким зверем? − не понял Танин.
− С инопланетянином. Вы не знаете, как он выглядит?
− Как женщина...
− Которая способна превратиться в зверя, − добавил Ларс.
Генерал смотрел на него почти как на сумасшедшего.
− Этого не может быть.
− А телепортация может быть? − спросил Стиарт. − Я видел ее и в виде зверя и в виде человека. Либо она превращается, либо их двое.
− Скорее двое, − произнес генерал.
− Мы этого не знаем, − проговорил Ларс. − Я уже не думаю, как он выглядит. Это не важно. Я узнал, что ему нужно, но этого у нас нет.
− Что?
− Ему нужен космический корабль.
− Мы можем его построить.
− Вряд ли его устроят наши корабли. Они же дальше орбиты не летают.
− Они могут улететь, просто, никто не летал дальше, − сказал Танин.


− Нам нужен корабль, Джейн? − спросил Файв.
− Что за вопрос?
− А ты понимаешь, что пока они воюют, они не построят никакого корабля?
− Почему же? Они же техникой воюют. Чем больше воюют, тем лучше техника.
− Не смеши меня, Джейн. Ты же прекрасно понимаешь, что они с такой техникой раньше уничтожат себя, чем создадут корабль, способный летать к звездам.
− Что ты хочешь этим сказать?
− То что для того, чтобы они смогли построить корабль, они должны прекратить войну.
− То что им пора кончать войну, я и так знаю. Ты мне скажи, как их заставить? Ты же человек, ты лучше знаешь, что может их заставить прекратить драку. Я тоже знаю способ, но он тебя не устраивает.
− Какой способ?
− Надавать обоим по задницам, − ответила Джейн.
− Что? − удивленно спросил он.
− Я сказала, влезть в драку, и набить морду обоим, − ответила Джейн. − Так набить, чтобы у них охота драться пропала.
− Они же тогда оба решат, что драться надо с тобой.
− Мне на это плевать с высокой колокольни.
− Это не пойдет, − произнес Файв.
− А что пойдет?
− Разобраться, кто из них прав и выступить на стороне правого.
− Для меня они оба не правы.
− Почему? Ты не понимаешь, на чьей стороне справедливость?
− Какая справедливость, Файв? Они убивают друг дружку. Какая к черту справедливость?! Хочешь сказать, что та сторона заслужила того, чтобы их всех перебить?
− Не всех. Война не для того, чтобы всех перебить.
− Мне все равно, для чего она.
− Ты не хочешь ее останавливать, Джейн?
− Ты сам сказал, что они воюют не для того, чтобы убивать. Ну так, и пусть тогда воюют. Мне то что?
− Ты прямо, сама как дура, − произнес Файв. − Говоришь тебе, и как горох об стену. Ни черта не доходит.
− Мне они и не нужны твои черти.
− Я говорю тебе, что тебе надо помочь им закончить войну. Не так, что обоим морду набить, а так что бы одному. И тебе выбор из двух вариантов всего то надо сделать. Либо за тех, либо за этих. С тебя убудет, что ли, если ты побьешь одного, а не двух?
− Ну так, несправедливо будет, если я побью одних, а других нет.
− Ты сама говоришь, что в войне нет справедливости. Так и не думай об этом.
− Осталось только понять, какой мне с этого прок, − произнесла Джейн.
− Такой, что победитель не будет считать тебя врагом.
− Ну ты мне еще сказки порассказывай. Вдруг я поверю? Даже если я им жизни спасать начну, они меня все равно за врага считать будут. Хочешь ты этого или нет. Они же считают, что я сюда прилетела, чтобы им нагадить. Ты этого не заметил?
− Нет.
− Ну и дурак.
− Ты сама дура. Не можешь все делать так, чтобы тебя за врага не принимали.
− А оно мне нужно?
− Нужно, если ты хочешь получить корабль в благодарность за помощь, а не пули за свои зверства.
− Какие зверства? Я никого не мучала.
− Я говорю про убийства. Про то, что ты убиваешь всех подряд не думая, а действительно ли это нужно для дела, или можно обойтись без убийств. Ты ведь можешь не убивать. Я знаю, что можешь.
− Ты только что сам меня просил об этом, − сказала Джейн. − А теперь говоришь, что я могу не убивать? Ты не понимаешь, что это значит? Ты мне говоришь, иди воюй, но никого не убивай. Ты головой думаешь, или задницей, Файв?
− Я тебе говорю, не убивай, если этого не требуется.
− Я и не убивала, если этого не требовалось. На кой мне это нужно, если не нужно? А то что ты мне тут болтаешь о том, что я могла кого-то пожалеть, так ты сам потом пожалел бы о том, что я пожалела, получая пули в спину.

Разговор закончился ничем, а следующий день Джейн почти весь проспала. Файв не пытался ее будить.
Джейн поднялась от звонка в дверь. На этот раз она превратилась в женщину и открыла дверь. На пороге стоял все тот же Ларс Стиарт.
− Ты снова пришел? Я не собираюсь ничего повторять дважды, − произнесла Джейн.
− Мне не нужно повторять, − ответил он. − Я хочу поговорить с инопланетянкой.
− Ты ослеп или не желаешь меня видеть в упор? − спросила Джейн. − Если не желаешь, тогда, убирайся.
− Ты можешь превращаться в зверя?
− Я могу превращаться в кого захочу, − ответила Джейн. − Говори, чего надо, или проваливай.
− Мы хотим предложить вам корабль.
− Да неужели? И какой же это? Линкор? Подводную лодку?
− Космический корабль.
− Мне ваш мусор, что вы в космос запускаете, не требуются.
− Мы можем построить такой корабль, какой ты захочешь.
− Да неужели? И принцип сверхсветового двигателя вам известен?
− Нет, но...
− Нет никаких но. Не знаете принципа, ничего не построите.
− Вы могли бы его подсказать.
− Правда? Я сейчас пойду в детский сад рассказывать, как ядерную бомбу построить из песка. Настоящую, такую, что рванет − и города как не бывало. Желаете?
− При чем здесь это?
− При том, что из тысяч планет, пытавшихся построить сверхсветовой двигатель, успеха добилась только одна, а все остальные летают по своим орбитам в виде обломков. Не понимаете? Тогда, дайте детям спички и пустите их на бочку с порохом играть. Вот это будет то же самое.
− Вы же знаете все...
− Я ничего не знаю. Я нажимаю на кнопку пульта, передо мной возникает изображение, и я смотрю кино. А что там делается в этом ящике, разбирается только один из миллиона. Понятно?
− Вы не знаете принципа работы сверхсветового двигателя?
− Ты меня уже достал своими повторениями! − зарычала Джейн.
− Тогда, что вы хотите?
− Что я хочу?! − взвыла Джейн. − Я тебе говорила, что с лестницы спущу за подобные слова?!
− Нет... − произнес Ларс.
− В таком случае, убирайся отсюда! И еще раз услышу подобное оскорбление, тогда я тебя точно с лестницы спущу! Понял, урод?!
− Что я такого сказал?
− Ты идиот, пришел в МОЙ ДОМ и требуешь с меня ответа за то что я хочу!
− Эта планета принадлежит нам.
− Не надо мне рассказывать сказок! Ваша планета за десять тысяч световых лет отсюда! Понял, идиот?!
− Я не понял...
− Вон, я сказала! − Джейн вытолкнула его и захлопнула перед носом человека дверь.
Человек ушел.
− Ну и чего ты добилась? − спросил Файв. − Ничего, кроме того, что тебя еще больше за врага будут принимать.
− Оставь меня в покое, болван! − зарычала Джейн и исчезла.

Невидимая молния пронеслась через город и ушла в дальний лес, туда, где не было никаких поселений. Джейн появилась посреди леса в виде зверя и пошла куда глаза глядят. Она знала, что пройдет не мало лет, прежде чем она сможет улететь с этой планеты. И помогать людям строить сверхсветовые двигатели она не собиралась. Они скорее взорвали бы свою планету, чем построили бы его.
Джейн бродила по лесам, раздумывая над тем, как улететь. Для этого к планете должен был прийти инопланетный корабль. А это вряд ли могло произойти просто так.
От внезапно возникшей мысли Джейн остановилась. Да! Конечно же! Она должна была передать сигнал космического SOS! Когда-то это помогло, и Джейн оказалась на планете алертов. А теперь... Теперь она могла сама передать такой же сигнал. Она помнила его и, чтобы его передать, почти ничего не требовалось. Самый простой генератор биополя, который она могла создать своей силой. Она превратилась в человека, в ее руке возник огонь, который застыл в виде небольшого шарика.
Что-то остановило ее от включения передачи. Что?
Война. Война среди людей мешала ей, как ничто другое! Она должна была эту войну прекратить, чтобы пришедший корабль не был сбит на орбите.
Шар генератора поля исчез, и Джейн вновь стала зверем. Можно было действовать сразу, но Джейн решила как следует продумать весь план.

Едва заметная молния вошла в зал и пролетев между людьми, вспыхнула ярким огнем перед троном Императора Ксайнера. Человек, говоривший в этот момент свою очередную речь, умолк.
Огненный шар рассыпался множеством огней, и перед Императором возникла молодая женщина, можно сказать, даже девушка. Ее белоснежное одеяние продолжало светиться, а вокруг возникали и исчезали искорки света. Женщина обернулась вокруг, оглядела всех людей с улыбкой и взглянула на Императора.
− Приветствую тебя, о Великий Император! − произнесла она улыбаясь и кланяясь.
− Кто ты? − наконец, выговорил человек.
− Я? − спросила женщина. − Меня зовут Тилира. − Сказала она. − Ах, да. Я − богиня. − Она улыбалась во весь рот. − Это, кстати, значит, что ты должен выполнять все мои капризы.
Человек пытался понять, что происходило. Он молчал, рассматривая Тилиру и, в какой-то момент, решил, что это какая-то мастерская провокация.
− Охрана! Взять ее! − приказал Император.
− Что? − произнесла женщина. Ее улыбка пропала. − Да ты, против меня пошел!
Она вскинула руки и почти во все стороны от нее разошлась огненная волна. Удар этой волны сбил охранников, и они рухнули на пол. Волна не задела только Императора.
Но в руке Тилиры уже горел огненный шар.
− Отправляйся в ад! − произнесла Тилира.
Удар вошел в человека. Он закричал, когда его охватило пламя. Император оказался в огненном шаре, который поднял его над полом. Человек бился внутри сжимавшегося шара. А Тилира провожала его взглядом и словно держала рукой. Шар сжался. Вместе с ним сжался и человек. Его голос словно уносился вдаль и он сам постепенно исчезал вместе с огненным шаром.
Тилира обернулась к людям, стоявшим в зале. Она вновь улыбалась.
− Итак, с непослушным Императором я разобралась, − произнесла она. − Кто тут его наследник? − спросила она.
Люди молчали.
− Вы желаете отведать моего гнева? − спросила она. − Говорите, кто его наследник!
− Он еще ребенок, − произнес чей-то голос.
− Ребенок! − воскликнула Тилира. − Вот здорово! Где он?! Приведите его сюда!
− Он во второй столице вместе с матерью, − произнес все тот же голос.
− Во второй столице? Новый Император во второй столице, а не в первой? Не порядок!
Тилира исчезла, схлопнувшись в точку. Она в то же мгновение оказалась в другом городе. Поиски наследника и его матери заняли всего несколько секунд, и Тилира объявилась перед ними точно так же, как перед Императором.
Мать тут же схватила своего ребенка и была готова бежать.
− Приветствую тебя, о Великая Императрица! − произнесла Тилира, улыбаясь. − А это, значит, твой сынок? − Тилира присела, глядя на ребенка. Тот выглядывал из-за матери одним глазом.
− Кто ты? − Спросила женщина.
− Я? − Тилира вновь поднялась. − Ну да, вы же меня не знаете. Я − богиня Тилира. − Улыбка так и не сходила с ее лица. − Собственно, сейчас вы окажетесь в первой столице, − добавила она. − И там я вам все объясню. Держись, − произнесла она протягивая руку ребенку. Тот протянул руку Тилире и в следующее мгновение Императрица вскрикнула. Она едва не упала, а ее сын остался стоять на ногах благодаря руке Тилиры.
В зале, где они оказались, все еще находились люди. Они обсуждали происшедшее и замолкли, когда посреди возникла Императрица и ее сын.
− Возьми его и иди на трон, − сказала Тилира Императрице, показывая туда.
− А где Император? − спросила та.
− На том свете, − ответила Тилира, улыбаясь. − Так что, теперь ты Императрица. А я богиня, и ты должна меня слушаться.
− Чего ты хочешь? − спросила женщина.
− Хм... − произнесла Тилира. − А я и не знаю. Я хочу развлекаться! − Она прошлась через зал кружась. − Может, устроим бал? В мою честь? А, Императрица?
− Какой может быть бал, если мой муж мертв? − спросила Императрица.
− Ты хочешь отправиться к нему? − спросила Тилира. − Ты отправишься, если не будешь меня слушаться! Я сказала бал!
Тилира топнула ногой и от этого раздался грохот и все вокруг задрожало. Со стен полетели картины, в окнах полопались стекла.
− Не гневи меня, Императрица! Твой муж попал в ад за непослушание! И твой ребенок останется без матери!
Женщина в этот момент прижала ребенка к себе.
− Я отказываюсь от трона, − произнесла она. − И мой сын отказывается.
− Что? Это что, бунт?! − воскликнула Тилира, проходя к ней.
− Это революция, − ответила женщина.
− Ах вот, значит как. Ну, раз так, тогда я сама назначу нового Императора.
Тилира прошла среди людей и ткнула в первого попавшегося Министра.
− Ты Император. − сказала она.
− Нет, − произнес тот.
− Нет?! − Тилира отошла от него и оглядела всех людей. − Здесь никто не желает быть Императором? − спросила она.
В зале воцарилось молчание.
− Вы отказываетесь от своего бога? − снова молчание. − Молчание знак согласия, − произнесла Тилира. − В таком случае, у вас больше нет бога. И вашей страны у вас тоже больше нет!
Тилира вспыхнула огнем. Удар разошелся во все стороны и Императорский дворец начал рушиться. Молния поднялась над столицей Империи Ксайнеров и разлетелась тысячами огней в разные стороны.


− Последние сообщения из Ксайнера, господин Президент, − произнес генерал Вирхен. − Там творится что-то непонятное.
− Что?
− По данным разведки на сотнях заводов совершены диверсии. Практически уничтожен Сакнанский промышленный район. В столице Ксайнера паника. Диверсия произошла и в Императорском дворце. Он разрушен и, по предварительным данным в этот момент там находился Император и большинство министров.
− Мы не планировали подобных акций.
− Нет, господин Президент. Сообщения продолжают поступать. У нас есть подозрения, что это действие инопланетянина.
− Того, о котором докладывал генерал Танин?
− Да. Возможно, Танин что-то знает об этом.
− Вызовите его.

Генерал прибыл через двадцать минут. Он смотрел на сообщения из Ксайнера с не меньшим удивлением.
− Если это она, тогда, я ничего не понимаю, − произнес генерал...
− Сэр! − послышался голос в кабинете. В него вскочил первый заместитель Президента. − Кто-то перехватил наши главные телеканалы.
− Что?!
Танин в этот момент прошел к стоявшему телевизору и включил его. На экране появилась женщина, которая стояла посреди поля и улыбалась во весь рот. Ее белая одежда сверкала странным светом.
− Здравствуйте, дорогие мои, − произнесла она. − Вы меня, конечно же не узнали. Ну так я вам скажу, кто я. Я − богиня Тилира. Пока. − Она помахала рукой словно ребенок и изображение исчезло. А затем появился зал новостей, где несколько человек спорили о том, что произошло.
− Мы в эфире! − воскликнул кто-то и все разбежались, оставляя одного диктора.
− Прошу прощения, господа. Наша передача была прервана странным перехватом телеэфира. Сейчас наши техники ведут поиск места подключения, а я продолжу нашу передачу...
Диктор читал новости. Танин приглушил звук и все обернулись к Президенту.
− Возможно, это чья-то хулиганская выходка, − произнес генерал Вирхен.
− Это не выходка. − Сказал Танин. − Эта женщина, что была на экране, в действительности Джейн Камара. Инопланетянка.
− И что означает эти ее слова, о том, что она богиня?
− Они означают, что вы все будете выполнять мои приказы, − возник рядом голос, и люди обернулись. В кабинете стояла та сама женщина. − А вы в первую очередь, господин Император, − произнесла она, указывая на Президента.
− Я Президент, а не Император.
− Мне без разницы, можете называть себя хоть плюшкой, господин Император. Вы обязаны выполнять все мои приказы. В противном случае, с вашими заводами станет то же самое, что и со скайнерскими.
− А что стало со скайнерскими? − спросил Президент.
− Не придуривайтесь. Вам уже доложили, что с ними стало.
− Что вы хотите? − спросил Танин.
− Я хочу, чтобы вы устроили бал в мою честь. В мою честь, господа. А мое имя вы уже знаете. Я − Тилира.
− Нам известно, что ваше имя Джейн Камара, и вы инопланетянка, а не богиня, − сказал Танин.
− Вам известно не все, господин генерал. Да, я инопланетянка. Но мое имя Тилира, а имя Джейн Камара мне дали люди. Итак, господа, у вас есть выбор. Вы устраиваете бал в честь богини Тилиры. Либо я продолжу то, что начала за линией фронта.
− Зачем вам это надо? − спросил Танин.
− Не будьте идиотом, генерал. Вы прекрасно знаете, зачем. Вы сами желали, чтобы я помогла вам разгромить вашего врага. Я его разгромила. Вы можете брать Ксайнер голыми руками. Но прежде чем это произойдет, вы на весь мир объявите, что я − богиня Тилира. И что я уничтожила вашего врага. Понятно, или разжевать, зачем мне нужно, чтобы весь мир считал, что я не враг?
− Вы ведете себя, как раз, как враг, − произнес Президент.
− Вы мне иного выбора то не оставили. Вы же сбили мой корабль, а теперь считаете, что я сюда явилась, непонятно для каких грязных дел. Так что, выполняйте мой приказ. Полагаю, вам требуется время на размышление. Вы тугодумы, не можете все за раз просчитать. Я дам вам для раздумий одни сутки. А для вас, генерал, Танин, у меня будет особое задание. Вы должны проследить, чтобы здесь не возникло глупых самоубийственных планов. Вы понимаете, о чем я. Именно о том самом, о чем вы сейчас думаете. А теперь до встречи. Завтра, на этом же месте. И еще одно. Разнесете ересь о том, что я не богиня, кончите, как Император Ксайнера. Бай-бай. − Тилира махнула рукой и исчезла.

Молчание стояло еще несколько минут.
− Что значили это слова к вам, генерал? − спросил Президент, всглянув на Танина.
− Это напоминание о том, что стало с ВПУ Ксайнера. Я сообщал вам о разгроме, который там произошел. Это сделала она.
− У нее действительно такая сила, или это трюки? − спросил Вирхен.
− Возможно, это сила неизвестных технических утройств. Но мы не знаем, что это за устройства. И вряд ли мы можем это понять за одни сутки.
− Вы предлагаете выполнить то что она приказывает? − спросил Президент.
− Бал, где мы будем называть ее богиней? Не думаю, что это великая потеря для нас.
− Но что после этого скажут люди?
− Когда придет время, люди все поймут. Если же мы потеряем промышленность из-за упрямства, то этого никто не поймет.


Тилира торжествовала.
Она сама устроила все так, что десятки тысяч людей столицы увидели ее вживую, увидели ее "божественное" появление. И все это транслировалось на сотни городов десятками телеканалов.
Сначала был грандиозный концерт, затем встреча богини Тилиры и Президента Тахарайна, в которой он вовсеуслышание благодарил ее за божественную помощь в разгроме врага. Затем выступали министры, говоря свои речи. И вновь микрофон оказался в руке Тилиры.
Она отбросила его в сторону и микрофон исчез.
− Меня и так все услышат, − произнесла она, и ее голос разнесся над площадью. − Я сейчас должна сделать еще кое-что, − произнесла Тилира. − Я хочу попросить прощения у народа Ксайнера. Да-да. Вы не ослышались. Я, богиня Тилира, прошу прощения у народа Ксайнера! Я обращаюсь к народу Ксайнера. Я прошу прощения у вас за то, что встала на сторону вашего врага. Но вы должны поверить мне. Я сделала это ради вас самих! Ради того, чтобы закончилась эта война. И она закончится. Очень скоро.
Тилира продолжала свою речь, затем объявила продолжение концерта и бала, вскочила на перила трибуны и прыгнула вниз, к людям, которые жаждали прикоснуться к ней.
Тилира бежала сквозь людей. Они выли и кричали, когда богиня проносилась рядом и сквозь них, а она остановилась в самом центре, протягивая руки в стороны.
− Смотрите и радуйтесь! − восклицала она, а затем взлетела над площадью, превращаясь в голубой огненный шар, и люди увидели светящуюся птицу, проносившуюся над их головами.

Телеканалы гудели несколько дней. На фронте за эти дни развернулось крупномасштабное наступление. Ксайнерские войска остались без управления и сдавались, прознав, что на стороне их противника был бог, явившийся с небес. А Тилира в это время продолжала свой поход по городам, доказывая везде и всем, что она богиня.
Множество людей сопровождало ее в этом походе, а Тилира направлялась к столице мировой религии, городу Киртва-Хайн.
Несколько сотен машин остановились на дороге не доезжая до священного города, вокруг которого оказалось живое кольцо из священнослужителей, решивших недопустить лже-богиню в святую столицу своей религии.
Тилира прошла вперед и перед ней оказался человек в монашеской одежде. Он держал перед собой религиозный знак, и Тилира встала перед человеком. Она смотрела на знак, изображавший крылатого зверя.
− Заклинаю! Именем святой Алисы! − проговорил священник.
− То ли я дура, то ли ты дурак, − произнесла Тилира.
− Святая крылатая львица! − воскликнул священник. − Приди к нам на помощь!
− Ты звал меня? − прорычала Тилира, обращаясь в крыльвицу.
Священник поднял на нее взгляд, отошел на шаг и выронил знак.
− Что же ты замолчал, человек? Ты не узнал сестру Алисы?
− Я... Господи... − Человек встал на колени. − Прости меня... Прости... Прости...
А живая цепь вокруг города в этот момент словно дрогнула. По ней прошлась волна, и люди встали на колени.
Тилира вновь обратилась в женщину.
− Ты не желал меня пускать в свой город, − произнесла Тилира. − Я в него и не пойду.
Тилира развернулась и пошла назад.
Она знаком показала людям разворачиваться, а затем обратилась в крылатую львицу и понеслась над колонной.

Телеканалы разорвались новыми сенсационными сообщениями о богине Тилире. Богиня Тилира − крылатая львица!


− Мир сошел с ума, − произнес Танин, глядя на многотысячные толпы, показываемые по телевизору. А инопланетянка теперь демонстрировала свою способность к превращениям, становясь то женщиной, то крылатой львицей, символом религии всей планеты.
И ей верили. Миллионы, десятки миллионов. Сотни миллионов людей обращались в верующих, глядя на крылатую львицу. Ее окружали легенды. Вокруг Тилиры не осталось ни одного агента. Они просто не выдерживали подобной работы. Собственно, эта работа и не требовалась, когда Тилира шла по миру в сопровождении тысяч людей.
За ней шел и Первый Жрец Киртва-Хайна, который постоянно просил у нее прощения. А огромная колонна людей уже двигалась к фронту. Туда, где еще не закончились бои и, словно специально, Тилира выбрала дорогу шедшую к хорошо укрепленному району Ксайнера, где окопалась полуторамилионная армия, командование которой не желало сдаваться.

Танин вылетел в тот район и встретил колонну людей в двух десятках километров от линии фронта.
− Вы должны остановиться, − сказал он Тилире.
− Ошибаетесь, генерал, − ответила Тилира. − Это вы должны остановиться. − Она ткнула рукой ему в грудь. − Прикажите всем своим войскам прекратить бои.
− Если вы приведете туда людей, их убьют.
− Их не убьют. А теперь освободите дорогу.
− Скорее вам придется убить меня, − ответил генерал.
− Очень смешно, − ответила Тилира и шагнула вперед.
Танин едва не упал, когда женщина прошла сквозь него. Тилира шла вперед. А генерал был вынужден отступить под натиском толпы, проследовавшей за ней.


Тилира приближалась к фронту. Она уже не шла, а летела над полем в виде крылатой львицы и солдаты, заметили ее. Тилира оказалась над окопами тахарайнцев. Стрельба внизу стихла, а затем стихла стрельба и со стороны противника. Тилира медленно спустилась с неба и встала на землю. Под ее лапами была земля изрытая ударами сотен снарядов и бомб. Впереди был мощный вал, за которым находились солдаты. И сейчас они смотрели на крылатую львицу, которая медленно приближалась к ним.
Тилира сделала очередной шаг, и под ее лапой разорвалась мина. Возникла короткая вспышка, на львице не осталось ни единого следа от осколков. Тилира подняла лапу, ударила в землю и словно волна прошлась вокруг нее. Взрывались десятки и сотни мин, освобождая проход для крылатой львицы. Она медленно прошла вперед, дошла до рядов с колючей проволокой, и молнии уничтожили сталь со столбами, на который держался провод.
Тилира приблизилась к окопам и остановилась. Она смотрела на солдат, а те смотрели на нее. Искры прошли сквозь тело крылатой львицы, и перед солдатами оказалась женщина в белоснежном платье и светящимися искрами, мелькавшими вокруг.
Тилира прошла к самому краю окопа и встала.
− Война окончена, − произнесла она.
Из-за бугра выскочило несколько вооруженных людей. Они замерли увидев женщину, стоявшую на бруствере.
− Что за дьявол? − произнес офицер. Он поднял оружие и выстрелил.
Пуля вошла в грудь Тилиры, ее платье окрасилось в цвет крови. Она тронула кровь рукой и взглянула на человека.
− Тебе нравится цвет крови? − спросила она у него. − Тогда, смотри.
Она взмахнула рукой. Ее кровавое пятно исчезло, обращаясь в яркую искру, которая метнулась к офицеру.
Человек дрогнул.
− Ты выстрелил в себя, − произнесла Тилира. Он тронул свою рану рукой и упал.
Тилира обратилась в молнию, взлетела в небо, через секунду она ворвалась в штаб военной группировки и возникла перед главнокомандующим. Человек замер. Из его руки выпала указка, которой он несколько мгновений назад показывал на карту района.
− Капитуляция, господа. Полная и безоговорочная, − произнесла Тилира.
− Кто ты?
− Я − богиня Тилира, − ответила она и переменилась, становясь крылатой львицей. − И вы меня сильно разозлите, если не выполните мой приказ, − зарычала она.
Укрепленная зона капитулировала, и весь мир вновь приветствовал богиню Тилиру, которая на этот раз завершила войну окончательно.


Файв смотрел очередную телепередачу. Он услышал шорох позади и обернулся. Посреди комнаты сидела крылатая львица.
− Я думал, ты обо мне совсем забыла. − произнес он.
− А я думала, что ты вскочишь и начнешь кидаться мне на шею, − прорычала она и исчезла.
− Джейн! − воскликнул Файв, вскакивая.
− Ты снова недоволен, да? От того, как я все дело повернула, неправда ли?
− Я доволен.
− Я же слышу, что ты врешь, Файв. Врешь.
Джейн вышла из-за двери, и Файв остолбенел, увидев ее в белом платье и светящимися искрами вокруг.
− Может, ты забыл, что мне сам говорил? Ты сказал, что я должна вступить в эту войну, но сделать так, чтобы меня не приняли за врага. Я разве этого не сделала?
− Ты сделала, но заставила всех поверить, что ты бог.
− Разумеется. Бога все будут слушать. И уж если я сказала, война окончена, то она окончена. А еще я узнала, что здесь был крылев еще раньше.
− И он тоже представился богом, − проговорил Файв. − Это же ложь, Джейн. А ты говорила, что никогда не врешь.
− Правда? Тогда, объясни мне, кто такие боги? Ну. Давай, Файв. Перечисли мне все их свойства.
− Бог только один и он создал весь мир.
− Правда? Этот мир, что ли? Или Землю? А может, всю галактику? Или всю Вселенную?
− Всю Вселенную.
− Максималист. − Джейн вышла из комнаты, и Файв прошел вслед за ней. За дверью он увидел ее уже не в белом светящемся наряде, а в обычной одежде, которую он знал. − Дурак ты, Файв, вот кто, − произнесла она. − Выметайся отсюда, я спать буду.

Исчезновение Тилиры мир воспринимал с непониманием. Рождались самые разные слухи, начиная от того, что богиня покинула людей, кончая тем, что ее убили.
А в квартире Джейн и Файва уже работал биополевой передатчик, который несколько дней подряд передавал космический сигнал SOS. Джейн следила за космосом с помощью спутников, принадлежавших людям, а те не замечали этого.
Сигнал тревоги разбудил Тилиру посреди ночи. Перед ней на экране компьютера висело сообщение о пришедшем корабле. Тилира мгновенно вскочила и ввела новую команду.
Сигнал SOS прервался и вместо него в космос ушел вопрос о том, кто прибыл к планете.
− Служба спасения, − возникла ответная надпись на экране. − Где вы находитесь?
− Я нахожусь на планете. Мне надо убраться отсюда. И, чем быстрее, тем лучше.
− По моим данным вы находитесь в центре города. Я не смогу вас забрать оттуда.
− Я выеду из города через полчаса туда, где это будет возможно.
− Жду.
Джейн вскочила с места и выхватила генератор поля из компьютера.
− Файв, подымайся! Мы улетаем! − выкрикнула она. − Быстро!
− Что? Куда? − послышался его сонный голос.
Джейн выдернула его из постели и вручила одежду.
− Одевайся быстро! − приказала она. − У тебя всего одна минута!
Файв оделся, а Джейн чуть ли не вынесла его из дома. Она вскочила в машину, завела двигатель и рванула ее с места. Машина неслась по пустым улицам. Позади появилась другая. Это хвост. Джейн знала, что за домом следят, но не обращала на это внимания. Сейчас эта слежка могла помешать и она вела машину так, чтобы уйти от погони.
Джейн промчалась в переулок, сбила гору ящиков, стоявших на тротуаре и преследователи застряли в них. Машина уносилась вперед по пустым ночным улицам.
Тилира держала руль одной рукой, а второй вставила генератор в небольшой прибор связи и вновь включила ее, на этот раз передавая сигнал модулированый голосом.
− Алло, вы слышите меня?
− Слышу, − ответил голос. − И вижу. От кого вы удираете?
− От фанатиков, − ответила Джейн.
Машина продолжала нестись через город. Вскоре она вылетела на шоссе, пронеслась вдоль него и остановилась в поле.
− Я думаю, здесь вы сможете нас забрать, − сказала Джейн.
− Я спускаюсь, − ответил голос.
Через несколько минут в небе появился космический корабль. Он опустился в двустах метров от шоссе. Джейн выдернула Файва из машины и они пробежали к кораблю. Вход уже был открыт, и два человека оказались внутри. Они прошли по коридору, вошли в единственную дверь и оказались в рубке.
− Я думаю, теперь вы объясните, о каких фанатиках была речь, − Возник голос. Одно из кресел в рубке развернулось, и Джейн с Файвом увидели в нем зверя с черным окрасом шерсти.
− О тех, которые считают появление инопланетян безусловным фактом зла, − сказала Джейн. − Мы оказались над этой планетой и наш корабль сбили.
− Никто не понял, что вы такие же люди, как все здесь?
− Они воевали даже друг с другом, а мы свалились из космоса.
− Вы вполне могли найти место, где вас не нашли бы.
− Скажи ты ему, что ты крылев, а не человек, и не мучайся, − Произнес Файв.
− Это так? − спросил зверь.
− Это так, − ответила Джейн.
− И вы в нашу галактику попали, конечно же, случайно.
− Я искала терриксов, поэтому и попала сюда.
Послышался непонятный сигнал. Зверь отвернулся. Перед ним возник экран, а на нем карта местности и несколько точек, приближающихся к месту посадки корабля.
− Сядьте туда, − произнес зверь, показывая на свободные кресла. Джейн и Файв заняли их и корабль начал взлет.
− Немедленно прекратите движение, или вы будете уничтожены! − послышался голос на языке людей в рубке.
− Что они говорят? − спросил зверь.
− Грозятся уничтожить, если корабль не прекратит движение. Плюнь на них и взлетай.
Возникло ускорение, и корабль рванулся вверх. Старт продолжался несколько минут, затем возникла невесомость. Аппарат отскочил от планеты используя сверхсветовой двигатель.
− Зачем вам нужны терриксы?
− Они нам уже не нужны. Я встретила их и получила все что хотела. Единственное, что я хочу, так это вернуться домой.
− В таком случае, сначала летим на Новую Землю, а потом решим, что делать, − произнес зверь.
− Зачем это на Новую Землю? − спросил Файв.
− Ты землянин, значит, ты должен быть на Новой Земле.
− Вовсе не должен. Я могу быть там где хочу, а я хочу быть с Джейн.
− Вы не можете объяснить ему, что это невозможно, если вы улетаете к себе домой? − спросил зверь.
− Мы этого им объяснить не можем, − ответила Джейн с язвой. − Не потому что мы тупые, а потому что они понимать не желают.
− И что прикажете с вами делать?
− А что хошь. Я приказы отдавать не обучена.
Зверь не ответил больше ни слова. Он ввел команду, используя мысленную связь с системой корабля, и тот прыгнул.
− Мы куда-то летим? − спросил Файв, увидев исчезновение звезд с экрана.
− Летим, − ответил зверь. − На Старую Землю.
− Мне туда не нужно!
− А тебя не спрашивали, − произнесла Джейн.
Воцарилось молчание. Система корабля отсчитывала секунды до выхода из прыжка и эти мгновения вскоре закончились. Рядом сверкнула звезда, а затем появилась планета. Зверь что-то буркнул себе под нос.
− Что-то не так? − спросил Файв.
− Не так. Нет связи с нашей станцией около Земли.
Вокруг все пришло в движение. Кабина изменила конфигурацию, появились окна, а за ними облака.
− Где его дом? − спросил зверь. Он обращался к Джейн, и она мысленно передала координаты. Машина развернулась, а затем проскочила тысячи километров на сверхсветовом двигателе и оказалась над островами.
Солнце садилось за горизонт, а летающая машина прошла над аэродромом и приземлилась рядом с двумя маленькими самолетиками.
− Сейчас 17-е июля, 10311-го года, − произнес зверь.
− Как это? − Удивленно произнес Файв, − получается, мы улетели всего две недели назад?
− Не знаю, − ответил зверь. − Тебе пора выходить.
− Я не выйду.
− Не выйдешь, я тебя вытолкаю.
− Вот и выталкивай, если тебе есть дело, − ответил он.
Джейн поднялась, схватила его за шиворот и вышла из "самолета". Рядом с ним уже собрался народ, в том числе и пилоты компании, в которой работали Джейн и Файв.
− Ба! Смотрите, кто это прилетел! − послышался голос Галса. Он вышел из толпы и обнял сразу Джейн и Файва. − Ну что, закончился ваш отпуск, теперь и нам пора, а Терн?
Терн тоже был рядом.
А из самолета в этот момент вышел человек. Джейн давно поняла, что это хийоак, и теперь от этого не осталось никаких сомнений.
− Что здесь происходит? − спросил он.
− Как это что? Встреча друзей, не видишь?! − ответил Галс.
− И она ваш друг?
− А как же. Джейн, кто это такой? Что за дурацкие вопросы?
− Они не знают, кто я есть на самом деле, − произнесла Джейн.
− Ты это про кого? − спросил Галс.
− Про вас. Полагаю, ты первым закричишь караул, если узнаешь.
− Кто тебе сказал такую чушь? − не унимался человек.
Джейн переменилась. Люди вокруг замерли, кто-то попятился назад.
− Возвращайся в корабль, − послышался голос хийоака позади. Джейн вновь стала человеком и пошла от людей. Файв помчался за ней и нарвался на удар, от которого рухнул на землю.
− Извини, Файв, но тебе действительно лучше остаться здесь, − сказала она и вскочила в корабль. Вслед за ней туда вошел хийоак и вход закрылся.
− Ты могла обойтись с ним и повежливее.
− Повежливее он не понимает.
Корабль хийоака поднялся в небо и перелетел со Старой Земли на Новую. А еще через несколько минут он приземлился в Замке Львов. Рядом с Тилирой вновь сидел зверь, а не человек. Он поднялся и ничего не говоря прошел на выход. Тилира проследовала за ним.
Замок Львов никак не изменился. Да и не мог он измениться за прошедшее на Земле время. Подобное выглядело даже странно. Для Тилиры и Файва прошло несколько лет, а здесь, на Земле, всего две недели.
Зверь ушел внутрь замка. Тилира вошла за ним и увидела терриксов. Двоих она узнала сразу же. Хийоак уже говорил с ними о чем-то. Разговор прекратился, когда Тилира сделала несколько шагов через зал.
− Тебе незачем было выходить, − произнес черный зверь.
− Это почему же? − спросила Джейн.
Зверь не отвечал, а Джейн стояла и смотрела ему в глаза. Она понимала, что рискует, что хийоак со своей силой мог ее убить, но делала, наперекор ему, то что хотела. Мысль об этом внезапно пришла к иному пониманию. Джейн сейчас вела себя с этим существом так же, как с ней вел себя Файв. Он нарывался на гнев сильного зверя, но этот гнев так и не уничтожил его. Сейчас, казалось, Тилира верила в то, что хийоак не убьет ее. Просто от того, что не захочет этого сделать, а не от того что не сможет.
− Иди в корабль! − зарычал хийоак.
− Ладно... − произнесла Джейн и пошла назад, решив сделать все по-своему.
Она вышла на крышу, где стоял корабль хийоака, а затем прошла к ее краю и обратилась в крылатую львицу. Через минуту Тилира уже неслась над Нью-Йорком.
Крылатая львица пролетела над Правительственным комплексом, спикировала вниз и ворвалась в зал, где заседало Правительство Новой Земли. Там же находились и Президент, и Министр Космоса.
Тилира проломила окно, разнесла часть стены и встала перед ошарашенными людьми.
− Не ждали меня, тараканы?! − зарычала она. − Думали, подложили мне бомбу в корабль и все? Нет меня?!
− Мы не подкладывали бомб! − воскликнул Президент.
− А это тогда, что?! − Тилира бросила на стол часовую мину, на которой моргали цифры, показывавшие, что взрыв произойдет через пятнадцать секунд. − Сейчас вы все здесь сдохнете!
− Бомба! − закричали голоса. Люди бросились врассыпную и залегли вокруг, а бомба исчезла за долю секунды до "взрыва". − Вы сами создали себе проблему, господа, − прорычала Тилира. − Вместо того, чтобы выполнить договор, вы начали со мной войну!
− Мы не начинали! Это провокация! − воскликнул Президент.
− Свою провокацию можешь запихнуть себе в задницу! − зарычала крыльвица. − Узнаю, кто из вас это сделал, убью. А попытаетесь мне мешать, всю вашу мерзкую планетку разнесу на кусочки!
Тилира взлетела над столицей. Молния прошлась над городом и опустилась в парке, раскинувшемся посреди города на несколько километров. В нем гуляло не мало людей, но Тилиру они не задевали. Она нашла тихое место, села на скамейку и стала наблюдать за птицами, плававшими по озеру.
"Куда ты делась?!" − возник биополевой сигнал. Тилира понимала, что он относился к ней.
"Когда соберешься улетать, тогда и скажешь. А мне надоело торчать в твоем корабле и смотреть на голые стены." − ответила Тилира.
"Это не твоя планета!"
"Мне без разницы."
Тилира больше не отвечала на голос хийоака, и он перестал ее вызывать.
Время приближалось к вечеру. Тилира оставила парк, отправилась гулять по городу, а затем поднялась невидимым потоком и унеслась в город Даминго. Туда, где она начинала свой путь по Новой Земле. Она вошла в ворота больницы и несколько минут ходила по знакомым дорожкам. Тилира прошла в главный корпус психиатрического отделения, получила пропуск и поднялась на четвертый этаж, в давно знакомый кабинет. В больнице многое изменилось после пожара и ремонта, но кабинет глав-врача остался на месте.
Тилира вошла в него постучав, и человек несколько секунд рассматривал ее.
− Джейн? − спросил он. − Джейн Камара?
− Да, это я, − ответила Джейн.
− Рад вас видеть в добром здравии, − произнес врач, улыбаясь. Он прошел из-за стола к Джейн и принял ее руку, здороваясь. − Как у вас дела? Я слыхал, вы заработали не малое состояние на своих картинах.
− Мы, вроде, были на ты, доктор, − произнесла Джейн. − Я давно бросила рисование.
− Почему? − удивился человек.
− Потому что оно меня не интересует. И картины мои, в действительности, вовсе не шедевры, а так, мазня.
− А Томас Дигри совсем иного мнения.
− Давайте, не будем об этом, доктор, − произнесла Джейн. − Я пришла к вам совсем по другому поводу.
− По другому? − спросил он. − Вас что-то беспокоит?
− Да, − ответила Джейн. − Я долго думала об этом, но сейчас я точно знаю, что именно меня беспокоит. Мы можем присесть?
− Да, конечно.
Человек сел за стол и Джейн оказалась напротив.
− Все дело в том, доктор, что я вас обманула.
− Как обманула? − не понял он.
− То что я рассказала вам о своем прошлом тогда − никогда не существовало. Я это выдумала.
− Так-так-так... − заговорил он. − И что же, вы в действительности и сейчас не помните своего прошлого?
− Сейчас я его помню. Почти все. Что-то забылось само собой, но главное я помню. Я вспомнила все совсем недавно, когда побывала в Замке Львов и встретила терриксов.
− Замок Львов принадлежит хийоакам, а не терриксам.
− Я это знаю. Я и искала хийоаков, а встретила терриксов.
− И что вы вспомнили?
− То что я не человек, − ответила Джейн. − Вообще не человек. Даже близко не была к людям никогда.
− Вы хийоак?
− Нет. И не хийоак, − произнесла Джейн. − Я крылев.
Человек замер.
− Собственно, это все, что я хотела сказать. − Джейн вздохнула. − Так что, вы можете теперь всем хвастаться, что я у вас здесь жила четыре года.
− Это все смахивает...
− На бред сумасшедшей, не правда ли? − усмехнулась Джейн. − Хрррр... − зарычала она, от чего человек вздрогнул, а Тилира поднялась и переменилась, обращаясь в крылатую львицу. − Так вот, это не бред. − зарычала она и прошла около стола, подходя к человеку.
Тот вскочил и забился в угол. В глазах человека горел животный страх перед хищником.
− Оставь меня! − воскликнул он.
Тилира вновь превратилась в женщину.
− А вы действительно еще дикари, − произнесла Джейн и исчезла, рассыпаясь на множество огней. − Прощайте, доктор. Я не собиралась причинять вам вред, а просто пришла сказать кто я есть. − Ее голос исходил от пустого места, а Джейн уже улетала из больницы.
Ей ничего не оставалось делать, как покинуть этот город. Но она решила не улетать далеко, а пронеслась к горам, к тому месту, где ее нашли люди, как ей когда-то говорили.


_______________
       Ivan Mak
       XXI век.




 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Natiz "Опасный" (Современный любовный роман) | | С.Шёпот "Лерка. Второе воплощение" (Приключенческое фэнтези) | | С.Шёпот "Ведьма Вильхельма" (Приключенческое фэнтези) | | В.Старский "Трансформация" (ЛитРПГ) | | Н.Кофф "Забавы ради... " (Короткий любовный роман) | | Н.Соболевская "Темная страсть" (Любовное фэнтези) | | Т.Орлова "Подчинение" (Романтическая проза) | | М.Фомина "Ты одна такая" (Короткий любовный роман) | | Т.Бродских "Я вернусь" (Попаданцы в другие миры) | | Д.Чеболь "Меняю на нового ... или обмен по-русски" (Попаданцы в другие миры) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Котова "Королевская кровь.Связанные судьбы" В.Чернованова "Пепел погасшей звезды" А.Крут, В.Осенняя "Книжный клуб заблудших душ" С.Бакшеев "Неуловимые тени" Е.Тебнева "Тяжело в учении" А.Медведева "Когда не везет,или Попаданка на выданье" Т.Орлова "Пари на пятьдесят золотых" М.Боталова "Во власти демонов" А.Рай "Любовь-не преступление" А.Сычева "Доказательства вины" Е.Боброва "Ледяная княжна" К.Вран "Восхождение" А.Лис "Путь гейши" А.Лисина "Академия высокого искусства.Адептка" А.Полянская "Магистерия"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"