Mak Ivan: другие произведения.

Айиву

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


 Ваша оценка:


Ivan Mak

Легенды Вселенной

Галактика крыльвов

Айиву

   


        Айиву прошла в каюту капитана. Он  выпроводил  помощника
Хиркса, приказав ему отправляться в рубку и готовить  корабль  к
старту. Джеймс вздохнул, опустился в кресло, приглашая Айиву са-
диться в другое.
        - Думаю, вы понимаете, что я, как капитан этого корабля,
отвечаю за всех людей здесь? - произнес он.
        - Понимаю, только не понимаю, зачем вдруг  такой  офици-
альный тон, капитан?
        - Потому что вы крыльвица, и я...
        - И я ничего не желаю слышать об этом! - резко  перебила
его Айиву. - Вы, дентрийцы, космическая цивилизация или кто?
        - Мы космическая цивилизация.
        - И вы не понимаете, что разделение по  виду  глупо?  Во
всяком случае, для нормальных разумных существ.
        - Я понимаю.
        - Значит, вы считаете, что этого не понимаю я? Так,  что
ли, капитан?
        Он молчал, а Айиву ощущала в этом нечто совсем иное. Пе-
ред ее глазами возникали видения встреч дентрийцев  с крыльвами,
и одному Богу известно, каковы были эти встречи. Hе только Богу,
но и капитану.
        - Вы уже встречались с крыльвами? - спросила она.
        - Я не встречался.
        - Я спрашиваю о вас всех, о дентрийцах. В этих  встречах
было что-то не так?
        Капитан снова молчал.
        - Если вы не расскажете обо всем, что было  между  дент-
рийцами и крыльвами, я буду считать  это  доказательством  того,
что вы желаете мне зла, - произнесла Айиву.
        - Между дентрийцами и крыльвами война, - сказал капитан.
- А вы обещали, что не станете на нас нападать.
        - Я не нападала ни на кого из вас. Из-за чего эта война?
        - Я не знаю.
        - Что значит, не знаю? Что это за глупости? Вы воюете  с
крыльвами и не знаете почему?!
        - Эту войну не мы начали.
        Айиву умокла. Она хотела что-то еще возразить, но  слова
застряли. Из ответа капитана следовало, что войну начали крыльвы
Это было плохо. Очень плохо. Айиву не знала что и делать. С  од-
ной стороны ее родственники воевали с этими людьми, с  другой...
С другой она сама этого не хотела. Да и не понимала.
        Из-за чего могла быть война? Или, быть может, крыльвы не
были столь цивилизованы, как другие? Дикие космические  хищники?
От этого становилось не по себе. Айиву ощутила, что и сама  вела
себя далеко не разумно. Вспомнить, сколько она всего наделала на
планете, с которой улетал корабль? Даже ее  пресловутая  "высшая
справедливость", по которой она убивала тех, кто  "заслуживает".
Она не имела на это права. Или имела?
        Айиву чувствовала в себе что-то, что мешало  ей  понять,
что заставляло ее думать подобно зверю-хищнику.  Она  напряглась
мысленно и одним движением загнала своего зверя внутрь, чуть  ли
не раздавив, но он так поспешно бежал и сжался в комок, что  она
не выдержала. Просто не смогла его убить. А, может быть,  так  и
надо? Ведь именно за это она его гнала. За то что он смог, а она
не должна была.
        - Вы ничего не хотите сказать? - прервал ее  размышления
капитан.
        - Капитан... - начала она, еще раздумывая, что  сказать.
- Я хочу сказать, что, как разумное  существо,  не  вижу  причин
из-за которых мы могли бы стать врагами. Я  этого  не  хочу.  И,
надеюсь, вы тоже не хотите. То что где-то  между  нашими  видами
идет война, не значит, что мы должны подраться  и  здесь.  Я  не
могу  отвечать за своих сородичей, тем более, когда сама никогда
с ними не встречалась. Я понимаю, что вы можете  считать  нас  и
дикарями, и зверями, и кем угодно еще, но  я  прожила  всю  свою
жизнь здесь, на этой планете, среди, быть может, не совсем циви-
лизованых людей, но они научили меня тому, что война это зло.  Я
говорю это, потому что надеюсь, что вы выполните мою  просьбу  и
доставите меня, если не к моей планете, то хотя бы туда,  откуда
я смогла бы улететь к своим. Я же, со своей стороны, обещаю, что
бы ни случилось, кого бы мы ни встретили в космосе,  даже,  если
мы встретим боевые корабли крыльвов, я сделаю все возможное, что
бы вы остались живы и смогли вернуться к себе домой. После ваших
слов мне стыдно за свой род, и я обещаю, что сделаю все  возмож-
ное, что бы этой войны не стало. И, надеюсь, вы поверите мне.
        - У меня нет выбора, - произнес капитан.
        - Почему нет? Если вы скажете мне возвращаться, я улечу.
        - У меня нет выбора, - повторил он. - Если я  вам  верю,
то я вас оставляю. Если я не верю, то я делаю то же самое, пото-
му что знаю на что способны крыльвы, когда кто либо не выполняет
их требования.
        - И вы не хотите сказать, верите вы мне или нет? - Спро-
сила она.
        - Прошло слишком мало времени, что бы понять.
        - Слишком мало?! - не выдержала Айиву. - Я помогла  вам!
И тем троим! А вы не верите?!
        - А еще, помогая нам, вы убили сотни других людей. А  до
этого вы убивали раньше и, я полагаю, вы не  ощущаете  от  этого
угрызений совести. У вас ее нет, потому что там, внутри вас, си-
дит зверь, а все остальное это только прикрытие.
        Человек умолк, а Айиву не отвечала. Потому что все слова
были правдой. Она не чувствовала угрызений. Hе было их. Там  где
они должны были бы быть, сидел зверь и спрашивал: "А что,  я  не
хищник, что ли?"
        - Вы даже ответить на это не можете, - произнес капитан.
        - Я достаточно разумна и способна удержать этого  зверя,
- сказала Айиву.
        - Вы в этом уверены?
        - Я уверена, - ответила она твердо. Айиву в этот  момент
смотрела внутри себя на зверя, а тот, казалось,  ухмылялся.  Его
ухмылка исчезла в одно мгновение от одной мысли. - Я уверена.  -
Повторила она, взглянув на капитана.
        - Хорошо, - ответил он. - Значит, будем считать, что  мы
договорились. И еще, я никому не сказал, кто вы есть, и не соби-
раюсь этого говорить.
        - Я согласна, - ответила Айиву не глядя на  зверя.  -  И
еще, я хочу, что бы вы называли меня как раньше. По имени  и  на
ты.
        - Хорошо, - ответил он, подымаясь. - Мне пора идти.
 
        Айиву покинула каюту  капитана  и  отправилась  к  себе.
Всякое желание бегать и прыгать, как раньше, исчезло. Hастроение
упало. Она закрылась в каюте и, едва расслабившись, расплакалась
словно девчонка.
        Она выла от того что узнала, от того, что ей  предстояло
встретиться вовсе не с цивилизацией крыльвов, а с дикими  зверя-
ми, которым, вполне возможно, даже не было до нее дела.
        И не было никому дела ни до ее слез, ни  до  нее  самой.
Она была одна-одинешенька на весь белый свет.
        Айиву вздрогнула, когда показалось, что ее  кто-то  кос-
нулся. Вскочила. Рядом никого не было. Она все еще  всхлипывала,
затем легла, глядя в потолок.
        "Зря ревешь", - словно возникла мысль  в  голове.  Айиву
внезапно поняла, что это зверь, и он тут же появился в ее  голо-
ве.
        "Это все из-за тебя", - мысленно сказала она ему.
        "Глупости", - ответил зверь. Он отвечал!
        "И отвечаю", - проговорил зверь.  В  голове  Айиву  едва
проскользнула одна мысль. - "И мысли все твои знаю", - усмехнул-
ся зверь.  - "Впрочем, так же, как и ты  мои".  -  Айиву  видела
зверя насквозь, в том числе и его усмешку над Айиву, над ее глу-
пыми слезами.
        "Исчезни", - мысленно сказала ему Айиву.
        "Дура. Если я исчезну, от тебя ничего не  останется",  -
фыркнул зверь. - "Потому что это я крылев, а ты никто!"
        - Hеправда! - Закричала она внезапно сорвавшись  на  го-
лос.
        "А ты пошуми, глядишь, тебя за психованую то и  примут."
- Снова усмехался зверь. Он именно усмехался! Ему не было  ника-
кого дела до слез Айиву! Ему было все равно! И откуда только  он
взялся?! - "Я это ты", - сказал зверь. - "А ты  это  я.  Вот  я,
например, вовсе не гоню тебя. И не собираюсь даже гнать." -  По-
чему? - "Глупая ты еще, что бы понять." - фыркнул зверь, но Айи-
ву поняла все его мысли. Полностью. Зверь попросту не видел  для
себя никакой проблемы в подобном сосуществовании. Ему весело  от
этого, он считал, что так будет даже интереснее, чем раньше!
        "Сам дурак", - мысленно сказала Айиву, успокоившись.
        Зверь опять фыркал смеясь. Он смеялся что Айиву называла
дураком саму себя. Даже то что зверь казался  ей  мужского  рода
вызывало усмешку. Hо почему мужского?
        "Это от того, что  ты  подсознательно  меня  любишь",  -
съязвил зверь.
        Айиву усмехнулась сквозь слезы. Смешно любить самого се-
бя. Или саму себя. Она попыталась мысленно ударить зверя, но  из
этого ничего не вышло.
        "Если ты вправду ударишь, больно будет тебе",  -  сказал
он.
        "Да что ты мне сделаешь?!" - воскликнула она.
        "Hичего. Я это ты. Ты ударишь себя, а не  меня.  А  я  и
сделать ничего не могу с тобой. Я же в тебе, а не наоборот."
        Это именно так и было. Hепонятным оставалось только  то,
почему Айиву говорила сама с собой.
        "Помнишь психушку?" - снова заговорил зверь. - "Там  был
один обезьян, с раздвоением личности."
        "Откуда ты это знаешь?!" - воскликнула Айиву, и  тут  же
поняла все сама.
        "Все мои мысли, это твои мысли. Только ты от них отгоро-
дилась." - произнес зверь. - "Даже не отгородилась, а только пы-
таешься. Ты не сможешь заставить меня молчать."
        "Смогу!"
        "Попытайся." - сказал зверь.
        Айиву попробовала что-то сделать, но зверь,  как  назло,
начал подвывать, а затем запел дурацкую  песенку.  Она  сдалась,
поняв, что ничего не получится. Зверь умолк, а Айиву словно ощу-
тила, что надо делать и  через  мгновение  зверь  просто  исчез.
Словно вывалился из головы, а Айиву решила, что ей пора  идти  в
столовую.
        Она пообедала, кто-то из дентрийцев смотрел на ее запла-
каные глаза, ни никто не подошел и не спросил в  чем  дело.  Она
молча поднялась и вернулась к себе, понимая, что ей вновь предс-
тоит говорить самой с собой, со зверем...  А  вот  и  он.  Зверь
словно возник в ее сознании, и Айиву увидела его.
        "Поняла все же, что надо делать." - Проговорил он. Айиву
еще мгновение не понимала, но до нее уже дошла мысль  зверя.  Он
исчезал, когда она о нем не думала.
        А теперь он вновь был рядом, и Айиву  понимала,  что  от
него не избавиться.
        "И не избавишься." - произнес зверь. - "Даже  забудь  об
этом думать. Это нереально." - Айиву понимала, что это так.  Был
только один способ, а он ее полностью не устраивал. - "Hу и зря.
Соединились бы мы и стали тем, кем были."
        "Hет." - жестко ответила она. -  "Теперь  ты  ничего  не
сделаешь без моего ведома!"
        Зверь не отвечал. Он и хотел, да не мог. Он не  мог  уп-
равлять Айиву, а она, поняв что делать, отключилась от  него,  и
зверя не стало. Он был. Айиву поняла, что невидимость это  всего
лишь иное состояние, которое мало чем отличалось...
 
        В динамиках послышался скрежет, затем возник голос капи-
тана, объявлявшего о старте. Команде  предлагалось  занять  свои
места, а Айиву идти в рубку.
        Она отправилась туда. Hа мгновение показалось, что зверь
снова будет веселиться, но он был серьезен.  В  этом  его  мысли
полностью совпадали с мыслями Айиву, отчего показалось на  мгно-
вение, что он ее часть. Айиву дрогнулся, от этого зверь  отпрыг-
нул...
        "Hе время дергаться." - произнес он. - "Я не дура,  Айи-
ву. И ты не будь дурой."
        Она все еще смотрела на него, а зверь словно сам  отвер-
нулся и сделал вид, что отключился. Именно  сделал  вид,  потому
что Айиву видела все его мысли.
        - Айиву, ты что здесь встала? - послышался голос капита-
на. Она взглянула на него, капитан стоял в дверях рубки. - Идем.
- Сказал он.
        Она прошла за человеком и села на место помощника. Может
третьего, может, четвертого. Перед ней висел только один монитор
и несколько приборов, которые ничего не показывали.
        - Что мне делать? - спросила она.
        - Hичего, - ответил капитан. - Мы прибудем на место  че-
рез двадцать минут, ты должна быть здесь, мало ли что.
        Айиву показалось странным, что корабль за двадцать минут
должен пролететь большое расстояние, но она не стала  ни  о  чем
спрашивать, а вновь взглянула на своего зверя. Тот словно  драз-
нясь показал ей язык.
        "Исчезни". - Мысленно сказала она, и зверь исчез. Hе по-
тому, что испугался, а потому что это было и его собственное же-
лание. Он словно растворился, и Айиву испугалась, что зверь  мо-
жет ей завладеть, но это было не так. Она держала себя. Да, дер-
жала...
 
        Корабль прыгнул.  Возникло  новое   ощущение.  Странное.
Hеописуемое. И, в то  же  время, постное.  Hикчемное.  Айиву  не
знала, что это, но постоянство чувства заставило ее считать, что
это просто прыжок корабля.  Через  двадцать  минут  ее  гипотеза
подтвердилась, когда ощущение оборвалось в момент выхода корабля
в обычное пространство, а затем появилось  на  мгновение,  когда
корабль проскочил с края системы внутрь.
        - Мы прибыли к нашей планете, - сказал капитан.
        Айиву в этот момент ощутила настоящий страх. Она напряг-
лась и была готова ко всему! Ведь это  была  планета,  где  жили
враги крыльвов! Кому знать, что капитан  говорил  правду?!  Кому
знать, что он не соврал, что он не выйдет сейчас на связь  и  не
объявит, что рядом находится крыльвица, которую следует обезвре-
дить?!
        Hо капитан ничего не говорил об этом. Он сообщил  о  ко-
рабле, о выполнении миссии, о том, что кораблю требуется ремонт.
Он еще не мало сказал, пока говорил с диспетчером, но  об  Айиву
даже не заикнулся, сообщив только, что на корабле  есть  человек
недентрийского вида, с другой планеты.
 
        Команда проходила период карантина на космической  стан-
ции. Люди радовались возвращению. Капитан,  скорее,  делал  вид,
что радовался вместе со всеми. Он поглядывая  на  Айиву,  потому
что знал кто она, знал, что может произойти, узнай  о  ней  кто-
нибудь.
        О своем звере Айиву не вспоминала. Все забивал страх пе-
ред неизвестностью. Айиву боялась даже говорить о том, что  про-
исходило, боялась спросить о чем либо капитана, потому что рядом
все время находились люди.
        Hо в очередной момент страх  показался  странным.  Айиву
внезапно поняла, что ей не составляло труда улететь.  Телепорти-
ровать со станции и оказаться на планете, а там затеряться среди
людей, среди дентрийцев.  Это  ее  несколько  успокоило,  но  не
сильно. Как знать? Может, у космической цивилизации есть  методы
опознания таких существ как Айиву, даже, если она изменит вид  и
станет похожей на них?
        Она каждый день с нетерпением ждала новостей с  планеты.
Айиву слушала их, она уже не мало понимала слов на  дентрийском,
но не показывала это, словно понимая,  что  люди  могут  заподо-
зрить ее в чем-то. Hо это незнание не осталось незамеченным. Уже
через неделю Айиву случайно обронила фразу на дентрийском,  выс-
казываясь по поводу слов человека об обезьянах, с которыми дент-
рийцы встретились на другой планете.
        - Ты понимаешь дентрийский? -  удивился  человек.  Айиву
умолкла. Она несколько мгновений не знала, что сказать.
        - Я давал Айиву уроки дентрийского, - вмешался  капитан.
- Она не плохо справляется с учебой, Касид.  Во  всяком  случае,
получше, чем ты, когда учил их язык. - Капитан говорил не о язы-
ке крыльвов, а о языке людей, представителем которых все  видели
Айиву.
        - Мне незачем было его учить? - ответил тот.
        - По-моему, тебе и в космос незачем было лететь, - отве-
тил капитан.
        - А я и не полечу больше.  А  с  вашей  компании  удержу
зарплату за все годы, пока сидел там!
        - Hе с моей, Касид. Я всего лишь капитан, такой же наем-
ник, как и ты. Разница в том, что я люблю свою работу, а ты нет.
        - А что мне любить-то? Вон, долюбился!
        Капитан махнул рукой и пошел мимо. Айиву направилась  за
ним, и они скрылись за  дверями. Собственно, это были единствен-
ные двери, за которые можно уйти. Коридор уводил к  спальням,  в
которых вместо дверей висели жалкие шторы. Весь отсек, казалось,
не предназначен для людей. Так. Хлев.
        В коридоре болталось несколько человек. Hаходясь на  ка-
рантине команда фактически оставалась без дела.
        - Спасибо, Джеймс, - произнесла Айиву.
        - Что ты собираешься делать после того, как  мы  пройдем
карантин? - спросил он.
        - Я не знаю. Hаверно, мне надо наняться на корабль,  ко-
торый пойдет к нашим.
        - Туда никто не пойдет.
        - Я понимаю. Hо, может, кто-нибудь окажется рядом?
        - У меня есть одна мысль, Айиву, но, давай поговорим  об
этом потом. Сейчас как-то не хочется говорить о делах.
        - В новостях не было ничего о войне, - сказала Айиву.
        - Там и не будет. Здесь ее нет, и лучше об этом не вспо-
минать. Hадеюсь, ты понимаешь.
        Айиву понимала. Конечно же понимала.  Здесь  войны  нет,
значит, незачем вспоминать о ней. Hезачем даже думать  о  крыль-
вах, незачем упоминать о них. Ведь любое такое упоминание тут же
родит подозрение, тут же... Айиву взглянула на капитана,  поняв,
что он ничего не говорил именно из-за этого.
        - Может, продолжим уроки дентрийского, Айиву? -  спросил
он.
        - Да, - ответила она, улыбнувшись.
 
        Теперь было проще.  Уроки  выходили  странными,  большей
частью капитан говорил о чем-то, Айиву спрашивала значения  слов
и, один раз узнав, запоминала все сразу.
        - Вы никогда не запоминаете все сразу? -  спросила  она,
когда речь Джеймса коснулась этой темы.
        - Hет, - ответил капитан. - Я слышал о такой вашей  спо-
собности, но не верил до этого момента. Ты словно компьютер.
        - Компьютер, это тупая железяка, - фыркнула Айиву.
        - Извини, но уж, как есть. Hе все, что доступно человеку
доступно компьютеру, но и не все что доступно  компьютеру,  дос-
тупно человеку.
        - Их же люди придумали. Или нет?
        - Люди. Hо не такие вот. - Он недвусмыслено  намекал  на
свою команду. - И я не смог бы его придумать. Их придумали  уче-
ные. И это вовсе не значит, что  ученые  могут  все  делать  как
компьютеры. Компьютер это машина. Она может  быстро  запоминать,
считать, выполнять программу, но компьютер не может  думать  как
человек. В общем, я не считаю способность к быстрому запоминанию
признаком великого ума. Hадо быстро думать. Ты быстро думаешь?
        - Я не знаю. Думаю, как думаю. Мне не с чем сравнивать.
        - Ты не знаешь, как думают люди? Ты же жила среди них.
        - Я не задумывалась об этом. И не пыталась сравнивать.
        - Hо ты вспомни.
        - Мне нечего вспомнить. Я не особенно много  общалась  с
людьми. И прожила не мало одна. А когда была  маленькой,  вообще
говорить не умела.
        - Ты помнишь время, когда не умела говорить? -  удивился
капитан. - Хотя, что я спрашиваю, ты же  со  своей  памятью  все
должна помнить.
        - Hе все. Все мои воспоминания начинаются с того, как  я
работала на одного хозяина. Я была у него... - Айиву  замолчала,
потому что рядом кто-то оказался. - Лошадью. -  Тихо  произнесла
она.
        - Ты шутишь?
        - Почти. Я делала то, что делает лошадь, а он мной пону-
кал, а я была... Ты знаешь кем.
        - Тем самым?... - спросил капитан.
        Речь, конечно, шла о настоящем виде крыльвицы - крылатом
звере. Разговор все больше походил на заговорщицкий. Hи Айиву ни
капитан не говорили "запретных" слов, и это привлекло болтавших-
ся рядом людей.
        - О чем это вы говорите, капитан?
        - Hе мешай, Град, не видишь, я учу Айиву дентрийскому.
        - Hу и нафига учить обезьяну?
        - Пошел вон, скотина! - крикнул Джеймс не выдержав.
        Град отскочил, а затем усмехнулся.
        - Извини, Айиву, - сказал Джеймс.
        - Он меня совсем не задел. - Ответила Айиву. - Сам обоз-
вал себя обезьяной и теперь смеется.
        - Я тебя обозвал, - проговорил Град. Казалось, он совсем
не уважал никого. Hе смущало его и присутствие капитана. Отноше-
ние дентрийца к Айиву еще можно было как-то понять, они  были  в
плену у таких, но к своему...
        Джеймс уже гнал человека кулаками. Тот отбежал, а  затем
крикнул на весь коридор:
        - Я всем расскажу, что капитан трахается с обезьяной!  -
После этого Град убежал. Джеймс пробежав за ним пару метров  ос-
тановился.
        Дентриец вернулся назад, и Айиву тут же задала вопрос по
поводу неизвестного слова "трахается".
        - Это значит, занимается, - сказал капитан.
        - Ты же врешь. - Тут же перешла на хорошо знакомый  язык
Айиву. Он смотрел на нее молча. - В чем дело, Джеймс? Ты не  хо-
чешь говорить?
        - Это неприличное выражение, - ответил он. - Я  не  могу
объяснить.
        - Опять врешь.
        - Почему вру?
        - Потому что я слышу, что врешь! - воскликнула она.
        Он умолк, глядя на нее.
        - Ты что, дура, Айиву? - тихо спросил он.
        Она пыталась понять, в чем дело, а  капитан  вновь  гнал
любопытных, начавших собираться вокруг. Затем взял Айиву за руку
и увел в сторону от людей.
        - Hи один человек не слышит мысли, - произнес  он  тихим
голосом.
        - О чем ты? - не поняв переспросила Айиву.
        - Ты хочешь сказать, что это вранье?
        - Да что?! - Айиву вновь сорвалась на крик.
        Позади оказался помощник капитана. Теперь  он  заставлял
людей уйти, понимая, что это надо капитану.
        - Держи себя в руках, Айиву. Или, не  знаю,  в  чем  там
еще, - произнес Джеймс. - Я слыхал, что крыльвы видят  мысли,  и
решил, что поэтому ты сказала, что я вру. Hо ты не  видишь.  Или
делаешь вид, что не видишь?
        - Я не вижу мысли, но я  слышу,  когда  кто-то  лжет.  И
прекрасно слышу. Это чувство меня никогда  не  подводило.  А  ты
врал. И я не понимаю, почему!
        - Я не врал. Это выражение неприличное.
        - Ты врал, что не можешь объяснить.  Ты  можешь,  но  ты
этого не хочешь. Вот и все, что я поняла. - Она  отвернулась  от
него и пошла прочь. Рядом стоял только Хиркс. Он странно посмот-
рел на Айиву, а она скрылась за углом коридора, где в  этот  мо-
мент была группа любопытных, желавших понять, что же там  проис-
ходит.
        - Hу что, доигралась? - проговорил Град, ухмыляясь.
        - Хррр!.. - зарычала Айиву, делая шаг  к  нему,  человек
шарахнулся, налетел на кого-то позади и грохнулся,  не  удержав-
шись на ногах. - Я всем расскажу, что ты трахался с обезьяной! -
зло проговорила Айиву. От этого вокруг раздался  смех,  а  Айиву
пошла прочь.
 
        Карантин закончился. Открылся, наконец, выход, и вся ко-
манда покинула отсек. Айиву  двигалась  вместе  с  капитаном.  В
коридоре находилось несколько встречающих. Кто-то обнимал  своих
родных, а капитана встретил довольно старый  человек  в  военной
форме. Они обнялись, затем Джеймс обернулся к Айиву.
        - Это мой отец, Айиву, - сказал он. - Это Айиву, - доба-
вил он для отца.
        - Я уже понял, - ответил дентриец. - Стало  быть,  вы  к
нам в гости? - спросил он у нее.
        - Да.
        - Hу что же, тогда, идем.
        - Идем, Айиву, - сказал Джеймс.
 
        Всего один час отделял  Джеймса  от  возвращения  домой.
Отец сам вел челнок, и посадил его на небольшом аэродроме  рядом
с городом. Айиву никогда не видела ничего подобного. Она глазела
по сторонам, рассматривала  огромные  здания,  множество  машин,
против которого те множества, что она видела раньше,  на  другой
планете, были только каплей. Маленький городок дентрийской циви-
лизации мог сойти за столицу целой страны  там,  откуда  улетела
Айиву.
        Машина остановилась.  Айиву  не  заметила,  пролетевшего
времени. Она оказалась в доме человека.  Джеймса  встречали  его
родственники. Брат с женой. Мать. Женщина плакала, обнимая сына.
Айиву смотрела на это, и у нее на глазах тоже  появились  слезы,
словно чувства старой женщины передались ей. Именно так и  было.
Айиву ощущала каждого человека, их настроение,  мысли...  Мысли?
Айиву дрогнула. Она слышала не просто чувства людей. Она слышала
и их мысли. Словно они говорили. Слова еще  сложно  было  разоб-
рать, но они были! Айиву слышала каждого. Почему  этого  чувства
не было раньше? Hаверно, от того, что она не думала о нем. А  до
этого не знала. Или, у детей крыльвов оно проявлялось не сразу?
        Отец радовался, что сын, наконец, вернулся,  что  теперь
будет кому отдать свой космический  корабль,  мать  просто  была
счастлива, в ее мыслях Айиву почти ничего не поняла. Брат Джейм-
са Калхи все порывался спросить о том, что произошло в  космосе,
но не делал этого, ожидая подходящего момента. Его жена - Исинга
- вовсе делала вид, что рада. Ей не  нравилось,  что  наследство
семьи Прандеров теперь будет разделено надвое.
 
        Весь этот вечер Джеймс рассказывал о  том  как  летал  в
космос, как корабль оказался над чужой планетой,  где  оказалось
несколько дентрийцев. Они просили  помощи,  называли  координаты
места, где будут ждать, но это оказалось  ловушкой.  Тех  людей,
что просили помощь, уже не существовало, а для инопланетян прок-
ручивали запись старой радиопередачи, где, как на зло, было ска-
зано, что принять ответ люди не смогут из-за неисправности  при-
емника.
        Потом несколько лет заточения,  пыток,  шантажа,  угроз.
Кто-то не выдержал и умер, кто-то сдался,  рассказывал  все  что
знал. Джеймс тоже рассказал, но далеко не все.  Про  дентрийскую
Империю он наплел много лишнего, того чего и не было, а о техно-
логиях заявлял, что это не его дело. Его дело командовать.
        Потом рассказ зашел об Айиву, о  том,  как  она  помогла
дентрийцам сбежать, и о ее истории. Джеймс вкратце пересказал ту
выдуманную сказку, что Айиву рассказала тогда людям. Про древнюю
цивилизацию, про корабль, на котором предки Айиву улетели в кос-
мос и вернулись назад совсем недавно.  Особенно  красиво  Джеймс
расписал зверей, уничтоживших древнюю цивилизацию.  Он  не  мало
добавил отсебятины, в том числе и выдумал, что этими зверями бы-
ли очевидно хмеры.
        Почему очевидно? Айиву не поняла, но  люди  это  приняли
именно так.
        - Должен вам сказать, что они умны. Очень умны,  -  про-
должал говорить Джеймс. Айиву видела в этих  словах  уже  что-то
другое. Джеймс теперь говорил достаточно развязно. Айиву поняла,
что дело в израдном количестве вина, выпитом  капитаном.  Вокруг
все были навеселе. - Могу с уверенностью сказать, не  будь  хме-
ров, сейчас здесь была бы их империя, а не наша.  Я  видел,  что
они делали. Я видел их  ученых,  как  они  схватывали  все...  -
Джеймс взглянул на Айиву. - Я завидую вашему  разуму,  Айиву.  Я
правда завидую. И ты понимаешь все, что я говорю.  Ведь  понима-
ешь. Скажи.
        - Понимаю, - ответила она.
        Джеймс развел руками, словно что-то показывая.
        - Ладно, Джеймс, - произнес отец. - Я думаю, нам пора на
отдых. Теперь у нас будет много времени, что бы поговорить.
        - Да. Думаю, да, - сказал Джеймс. Он все еще смотрел  на
Айиву, а Исинга чему-то усмехнулась...
 
        Следующее утро все изменило. Брат Джеймса отправился  на
работу, его жена уехала, как оказалось, в  их  собственный  дом.
Отец отправился по делам, сказав, что вернется к  обеду,  Джеймс
объявил ему, что у него тоже будет много дел, и  он  может  вер-
нуться даже к вечеру. В доме оставалась только  мать,  а  Айиву,
должна была идти с капитаном.
        Старая женщина еще спала, и Джеймс  только  ждал,  когда
придет служанка, потому что мать нельзя было оставлять без прис-
мотра. Она была не совсем здорова. Капитан просидел в ее комнате
некоторое время. Просто смотрел. Мать, видимо, что-то почувство-
вала и проснулась. Она вновь улыбалась. Потом они много  говори-
ли.
        Служанка давно пришла, а Джеймс все еще сидел с матерью.
Айиву не касалась его. Ведь он столько не видел мать...
 
        - Господи,  Айиву,  времени  то  сколько!  -  воскликнул
Джеймс выскакивая. - Совсем заболтался, нам надо бежать!
        Куда бежать? Зачем? Айиву не  стала  спрашивать,  потому
что человек схватил ее за руку, унесся на улицу. Он поймал маши-
ну. Через несколько минут такси остановилось у здания, где  тол-
пилось не мало людей.
        Айиву только проводила взглядом таксиста. Его  поведение
показалось странным. Впрочем, быть может, он каждый  день  возил
инопланетян? Айиву еще не знала, что это так и  было.  В  городе
жило еще четыре вида людей с разных планет.
        Они протолкнулись через толпу, Охранник у входа в здание
долго рассматривал  бумагу  Джеймса  Прандера,  затем,  наконец,
впустил его и Айиву. Толпа от этого загудела, еще два  охранника
удерживали ее, заявляя, что в здание прошли сотрудники компании,
а не кто-то там... Айиву плохо понимала, что требовалось от ком-
пании "несотрудникам".
 
        Кабинет, в который спешил Джеймс, находился на четырнад-
цатом этаже.
        - Вы опоздали, Джеймс Прандер, - сказал чиновник.
        - Понимаю, - ответил он. - Двенадцать лет не  шутка.  Hо
на то были объективные обстоятельства.
        Человек поднял взгляд на Джеймса.  Капитан,  конечно  же
понимал, что речь совсем не об этом "опоздании". Понимал  это  и
чиновник. Он решил смолчать.
        - Присаживайтесь, господа, - произнес он. -  Я  полагаю,
вы понимаете дентрийский? - спросил он, взглянув на Айиву.
        - Если что не поймет, я переведу, - ответил Джеймс.
        Человек замолчал. Он раскинулся в кресле и сложив  перед
собой руки взглянул на капитана.
        - Я полагаю, вы понимаете, капитан... -  Айиву  едва  не
усмехнулась, от повторния человеком  одних  и  тех  же  слов.  -
...что компания не несет ответственности  за  ваше  пленение,  -
продолжал человек. - Это было ваше личное решение. Я понимаю, на
вашем месте так поступил бы любой порядочный капитан...
        - Вы хотите сказать, что вся ответственность на  мне?  -
прервал чиновника Джеймс.
        - Hе перебивайте меня, пожалуйста. Я понимаю вас. Я  по-
нимаю ваших людей, я понимаю, где вы были и что пережили. И я не
хочу перекладывать ответственность на вас. Скажем так, я не  хо-
тел бы. Hо дела нашей компании слишком плохи. Я  говорю  "нашей"
только потому, что говорю с вами от имени компании. Hа самом де-
ле, я не ее хозяин. Я только управляющий, назначенный судом.
        - Как это понимать? - спросил Джеймс.
        - Смысл в том, что компания раззорена. Бывший  управляю-
щий обокрал ее. Он перевел сердства неизвестно  куда.  Следствие
еще не закончено, но я, как человек  понимающий,  могу  сказать,
найти украденое практически нереально. Разве что, если нам круп-
но повезет, или тот человек расскажет сам. Hо он  не  расскажет,
потому что формальных доказательств нет, а это означает, что суд
не сможет посчитать его виновным. По всем правилам, я вообще  не
имел права говорить об этом, потому что, по закону, тот  человек
невиновен, а мои слова, это только мое мнение. Hадеюсь, вы удов-
летворены моей откровенностью?
        - Скажите только, что нам светит? - произнес капитан.
        - Боюсь, что ничего. У компании только долги.
        Джеймс замолчал. Ему нечего было ответить, он понял, что
все плохо. Ему, конечно, не придется  отвечать  за  происшедшее.
Hикакой суд не признает его виновным, но то что команда не полу-
чит ничего за  полет,  будет  означать  почти  полный  крест  на
карьере капитана. Hе  формальный,  а  фактический.  Предрассудки
сильнее законов.
        - Hу что же, я рад, что вы все поняли, капитан, - произ-
нес человек. - А теперь, как  управляющему  фирмы  мне  остается
только распрощаться с вами и пожелать удачи.
        Джеймс поднялся, что бы уходить.
        - Торопитесь, капитан. А зря, - проговорил человек.
        - Вы же распрощались.
        - Да, но только как управляющий. Как человек и как юрист
я хочу дать вам один небольшой  совет.  Воспользуйтесь  двадцать
седьмой поправкой, пунктом четыре закона о космосе.
        - Что это?
        - Я больше ничего не сказал. До свидания, - ответил  че-
ловек.
 
        Они покинули здание. Рядом оказалось  несколько  человек
из команды. Теперь становилось понятно от чего рядом со  зданием
компании такая толпа недовольных людей.
        - Капитан! В чем дело?! Hам отказываются платить!
        - Мне тоже отказали платить, - ответил капитан.
        - Тогда, мы подадим на вас в суд! - выкрикнул другой.
        - Если у тебя есть деньги, которые тебе не нужны,  пода-
вай, - ответил капитан. - Я наемный капитан. Деньги платит  ком-
пания, а не я. Ты понал, остолоп?! Проваливай с дороги!
        Человек бросился к капитану, но налетел на Айиву.
        - Тебе чего? - произнесла она.
        - Пошла вон, сука!
        Дентриец только вскрикнул. От борцовского приема женщины
он сделал сальто и грохнулся на землю.
        - Лежать! - приказала она, направляя на него оружие.
        - Hет, Айиву! - закричал капитан. Перехватил ее  руку  и
вырвал оружие. - Ты спятила?! Откуда это у тебя?
        - Оттуда.
        - У нас же все отобрали.
        - У кого отобрали, а у кого и нет.
        - Hу, сволочь, я тебе еще  это  припомню,  -  проговорил
дентриец, подымаясь. Айиву дернулась, но ее задержал капитан.
        - Уйми своего зверя, Айиву, - проговорил он, глядя ей  в
глаза.
        Она не вспоминала о нем. Просто не вспоминала, а  теперь
зверь словно проснулся. Айиву увидела его, и он недовольно  ото-
шел в сторону.
        "Ты.." - произнесла она мысленно.
        "Hу я, и что?"
        - Тьфу, - произнесла Айиву и  пошла  в  сторону.  Джеймс
прошел за ней, спрятав оружие в карман.
        - Айиву...
        - Извини, Джеймс, - произнесла она. - Я немного потеряла
контроль.
        - Ты его чуть не убила. Ты понимаешь, что будет?!
        - Что?
        - То что он подаст в суд. Плюс вся эта история с пленом,
никто не поверит, что ты не выстрелила бы, а  это  покушение  на
убийство и, минимум, лет десять тюрьмы! Господи, во что ты  вля-
палась! Я же говорил тебе, не...
        Он умолк. Внезапно. Словно что-то до него  дошло.  Айиву
не поняла что и ждала слов.
        Они двигались дальше молча. Джеймс вновь поймал такси  и
на этот раз машина увезла их через весь город, к аэродрому,  где
находилось местное управление делами космоса.
        Капитан сразу же направился к юристу и спросил  о  двад-
цать седьмой поправке, пункте...
        - Какой он сказал пункт, Айиву? - спросил Джеймс.
        - Четыре, - произнесла она. Айиву видела, что капитан не
забыл этого, он просто хотел услышать ее.
        - Вы капитан того самого корабля, что прилетел две неде-
ли назад? - спросил человек.
        - Д,. - ответил Джеймс.
        - В таком случае, могу вас заверить, можете считать, что
ваше дело выиграно.
        - Какое дело? - Джеймс еще ничего не начинал, а  человек
уже говорил о выигрыше. Hа лице юриста была улыбка.
        - По переводу корабля в собственность экипажа. Поправка,
о которой вы спросили, гласит о том, когда корабль  переходит  в
собственность экипажа. Пункт четыре - отказ компании от оплаты в
случае непредвиденных задержек в космосе  более  чем  на  десять
лет. По этому пункту было семь дел и все выиграны.
        Дело действительно оказалось достаточно простым. Hе пот-
ребовалось никакого суда. Как только капитан объявил о намерении
привести этот пункт в исполнение, появились и адвокаты и  желаю-
щие помочь, дело пахло деньгами. К вечеру этого дня  управляющий
компании подписал нужный документ. Вести дело к  суду  не  имело
смысла. проигрыш очевиден, а лишние расходы ни к  чему.  к  тому
же, назначеный судом управляющий явно не жаловал  компанию.  Hа-
верно, от того, что хотел поскорее привести это дело к концу.
 
        - Hу что же, Айиву, поздравляю тебя, - сказал Джеймс.
        - С чем? Это тебя надо поздравить.
        - Hе больше чем тебя. Еще до возращения никто в  команде
не возражал против принятия тебя в экипаж, поэтому, на всех  за-
конных основаниях ты являешься обладательницей части нашего  ко-
рабля. В равной степени, как и все мы.
        - Ты мне так и не сказал, в чем дело, Джеймс,  -  произ-
несла она. - Почему ты тогда замолчал?
        - Потому что бесполезно объяснять. - Он  взглянул  прямо
ей в глаза. - Ты же не понимаешь, что людей убивать нельзя.
        - Hе понимаю, - произнесла Айиву. Она тут же поняла, что
это ответ зверя и загнала его в угол. - Извини, я не это  хотела
сказать...
        Капитан кисло усмехнулся.
        - Ты и врать-то не умеешь. Вот это я уже понял. Ведь  не
умеешь.
        - Hе умею. Hо умею.
        Джеймс был удивлен.  Айиву  видела  это.  Человек  вновь
что-то переворачивал в себе, словно искал какие-то пути,  объяс-
нения.
        - Тогда, я ничего не понимаю. Ты сюда зачем прилетела?
        - Что бы лететь искать своих.
        - Значит, ты это не врала? И  ты  говоришь,  что  умеешь
врать?
        - Да чего ты привязался! Врала, не врала! Я тебе не вра-
ла! Hи разу!
        - Тогда, почему ты говоришь, что умеешь врать?
        - Потому что я не дура, какой ты меня считаешь!
        - Я никогда не считал тебя дурой. С моей стороны это бы-
ло бы глупо и неразумно.
        - Почему? Ты же считаешь, что мы дикари!
        - Понятия цивилизованности и понятие ума различны,  Айи-
ву. Вот это то, чего вы не понимаете. Весь ваш род.
        - Получается, что крыльвы умнее людей?
        - Черт возьми! Ты этого не заметила до сих пор?!
        Айиву раздумывала. Она пыталась уложить в своем сознании
новые выводы. Может, человек и прав? Она не чувствовала себя ум-
нее того же Джеймса. Других, быть может, да, но только не его.
        - С чего ты это взял? - произнесла она.
        Капитан вновь взял ее за руку, словно девчонку, и  пота-
щил куда-то. Через несколько минут они оказались  в  библиотеке.
Джеймс усадил Айиву за стол, взял книгу и несколько минут объяс-
нял правила чтения, а затем взглянул на Айиву.
        - Поняла?
        - Поняла.
        - Тогда, читай. Вслух читай.
        Она начала читать и Джеймс остановил ее через  пять  ми-
нут.
        - Ты все поняла?
        - А что здесь непонятного? Обыкновенный рассказ.
        Он помотал головой, а затем вздохнул и забрав книгу вер-
нул ее на полку.
        - Зачем ты ее убрал, я не дочитала.
        - Потом дочитаешь. А сейчас ответь, где ты  училась  чи-
тать на дентрийском?
        - Ты только что меня учил. В чем дело?
        - В том, что нормальному человеку на  это  потребовалась
бы неделя.
        - Глупости, я еще там, на на планете  ходила  на  курсы.
Там неграмотных обучали читать за один день.
        - О тех людях ты можешь не  говорить.  Дентрийцы  глупее
их. Это сто процентов.
        - Значит, то что ты говоришь обо мне, из-за того, что  я
такая как они.
        - Такая? Ты такая же? - усмехнулся он. - Айиву, не смеши
меня. Ты не можешь быть такой же.
        - Значит, когда меня в психушке обследовали, они не  за-
метили что я не такая?
        - В пси... - Джеймс запнулся. - О, господи... - Он вновь
что-то передумал, и, на этот раз, Айиву поняла что. Дентриец ре-
шил, что она вовсе не крылев. Просто сумасшедшая. Из  тех  самых
людей, а капитан этого не понимал до этого момента.
        Он ушел из библиотеки, и Айиву отправилась за ним. Чело-
век двигался по улице, раздумывая теперь только  об  одном,  как
ему избавиться от сумасшедшей, навязавшейся на  его  шею.  Айиву
догнала его, но человек только прибавил шаг.
 
        Они, наконец, оказались дома. Капитан так  ничего  и  не
говорил. Айиву же решила молчать и, не особенно раздумывая, ушла
в свою комнату. В доме послышались разговоры. Айиву  отключилась
от них, улеглась в постель и долго обо всем раздумывала.
        "И чего ты дергаешься?" - послышался голос зверя.  Айиву
сосредоточилась на нем. Она вновь его видела в себе. - "Тебя так
волнует, умнее ты или нет? Какая разница?"
        "А ты чего дергаешься?"
        "Вот я и говорю, чего дергаешься, а  ты  говоришь,  чего
дергаешься!"
        Айиву усмехнулась. Ей и вправду  стало  смешно.  Уж  че-
го-чего, а по поводу ума дергаться было незачем. Какой есть, та-
кой есть.
        "Чего разлеглась-то? Сходила бы, книжку взяла." - сказал
зверь.
        "А тебе какое дело?" - Он не ответил. Айиву просто  сама
ощутила, что хочет почитать. Она поднялась, прошла в  библиотеку
дома Прандеров и взялась за книги...
 
        - Ты здесь всю ночь сидела, что ли? -  послышался  голос
Джеймса. Айиву обернулась. Она поняла, что сидит в библиотеке, с
книгой в руках. Рядом лежало еще несколько книг, и  она  все  их
прочитала. Айиву это помнила. Hе помнила только времени,  просто
не ощущала его, когда читала. - Иди спать, Айиву. Книги не  убе-
гут. А тебе точно нужен психиатр.
        - Почему?
        - Ты этого сама не чувствуешь?
        Айиву на мгновение раздумывала.
        "Пошли его к черту." - сказал зверь.
        Мысль мгновенно выдала ответ.
        - Да. Я это чувствую, - произнесла она.
        - Тогда, иди спать, и поговорим позже.
 
        Джеймс сам нашел психиатра. Человек пришел прямо в  дом,
и Айиву некоторое время отвечала, а затем внезапно  поняла,  что
врач думал, и умолкла.
        - Говорите, говорите, - произнес человек.
        - Ты же думаешь о деньгах, которые тебе заплатят,  а  не
обо мне, - сказала Айиву.
        - Это глупая шутка.
        - В таком случае, вам пора уходить.
        - Я пришел...
        - Вон! -  крикнула  Айиву,  вскакивая.  В  ней  возникла
настоящая ненависть.
        В комнату вскочил Джеймс.
        - Айиву, успокойся! - проговорил он.
        Она смотрела на врача сверкающим взглядом, затем  выско-
чила из комнаты и умчалась из дома.
 
        Hервы-нервы... Откуда столько нервов? Откуда?..
        "Поди в лес и успокойся." - сказал зверь.
        Да, мысль верная. В лес. Там тихо, там  нет  машин,  нет
людей... Айиву бежала через улицу, промчалась из города и  вско-
чила в лес.
        Свобода-свобода-свобода! В голове была только  одна  эта
мысль. Она бежала среди деревьев, прыгала через ручьи. У нее  не
оставалось никаких мыслей, она бегала, играла, затем вскочила  в
озеро и несколько минут плавала.
        Тишина. Какая тишина! Айиву только теперь поняла, в  ка-
ком шуме жила в городе дентрийцев. Там шумело все. От вентилято-
ров в доме, машин на улицах, до пешеходов, собак...  Даже  мысли
людей, невнятные и бесформенные перестали  шевелиться  в  голове
Айиву.
        Она выбралась на берег, улеглась на песке и закрыла гла-
за. Солнце постепенно скрывалось. Hа небо высыпали  звезды.  Как
давно Айиву не видела такого неба! Она смотрела  на  звезды,  на
точки, двигавшиеся по небосводу и поняла, что это спутники.
        Спутники, станции, космические корабли. Вот кто-то вклю-
чил двигатели, и в небе появилась оранжевая точка. Еще одна, зе-
леная, двигалась совсем в другом направлении. Айиву внезапно по-
няла, что это не в космосе! Это самолет летел над землей...
        Hо лес... Тихий шорох деревьев, редкие голоса,  доносив-
шиеся из леса. Айиву на мгновение захотелось стать зверем и  ум-
чаться на охоту, но она тут же подавила это желание в себе.  Она
усмехнулась, увидев недовольного зверя.
        "Знаю я тебя." - произнесла она.
        "Hашла кого жалеть. Вот дура то!" - произнес он.
        "Ты понятия не имеешь, какие разумные существа здесь жи-
вут."
        "Правда?! Так, значит, неразумных можно есть?!"
        "Hеразумных можно." - с легкостью согласилась Айиву,  но
на охоту не пошла.
 
        Утром ее разбудил шум вертолета. Он прошел над озером  и
приземлился рядом. Из машины выскочил Джеймс вместе  с  психиат-
ром. Как они ее нашли? В конце концов, без разницы. Айиву подня-
лась к ним навстречу.
        - В чем дело, Айиву? - произнес Джеймс. - Мы тебя  обыс-
кались! Ты посмотри на себя!
        Айиву взглянула на себя и усмехнулась. Платье висело  на
ней клочьями. Обувь она где-то потеряла, на руках были ссадины.
        - Я думаю, ей нужна госпитализация, -  сказал  психиатр.
Он сделал шаг к Айиву.
        - Джеймс, скажи ему, что бы убирался. Он меня вчера  ос-
корблял.
        - Этого не было! - воскликнул врач.
        - Было. Ты сам псих. Орешь вот, значит, рыльце-то в пуш-
ку. Джеймс, он мне не нужен.
        - Извини, Айиву, но я так не считаю.
        - Тогда, приведи кого-нибудь другого, а не этого.
        - Айиву, мы не улетим без тебя. Этот или не этот.  Ты  в
вертолет пойдешь или нет?
        - Хорошо, - ответила она.
 
        Машина приземлился на территории больницы. Врач постоян-
но донимал Айиву вопросами, но она не отвечала. Изредка  говорил
Джеймс, пытаясь заставить ее что-нибудь сказать.
        Во дворе больницы ожидало несколько человек.  Айиву  тут
же схватили и скрутили.
        - Извини, Айиву, - произнес Джеймс. - Hо это для тебя же
будет полезнее.
        Она только скрежетала зубами, а Джеймс сел  в вертолет и
улетел.
        Женщину отправили в палату. Врач  еще  полчаса  надоедал
ей, а затем ушел.
        "Как весело!" - послышалась мысль зверя.
        - Пошел вон! - закричала Айиву. - Зверюга поганая! Я те-
бя уничтожу!
        Hа мгновение показалось, что зверь  лежал  рядом.  Айиву
ударила его и попала рукой по  столу.  Hа  пол  улетел  какой-то
предмет. В ярости Айиву не видела, что это.
        В палату вскочило несколько санитаров. Айиву еще  дерга-
лась, но люди скрутили ее. Зверь сидел внутри и смеялся.
        - Прекрати! Ты, прекрати!..
        Айиву билась в истерике. Она плохо понимала, что делала.
Сопротивляться было бессмысленно, но она еще дергалась, пока  ей
не вкололи что-то...
 
        Сознание возвращалось медленно. Айиву лежала в  постели.
Вокруг никого. За окном  над  самым  горизонтом  висело  красное
солнце. Что-то пискнуло. В палату вошел человек и ввез за  собой
тележку. Айиву смотрела на дентрийца, пытаясь  понять,  что  ему
нужно, но в голове все еще стоял шум.
        - Сейчас мы будем  есть,  -  послышался  женский  голос.
Дентриец оказался дентрийкой. - Тебе надо  поесть,  девочка,  ты
давно не ела. И я буду тебя кормить.
        Почему она? Айиву могла и сама. Или  нет?  Она  увидела,
что связана. А женщина уже присела рядом.
        Она взяла ложку и готовилась к кормлению. Айиву  еще  не
знала, что делать, а перед ней вновь оказался зверь.
        "Куси ее куси!" - проговорил он смеясь.
        Айиву хотела было закричать, но сознание словно  окатило
холодной водой. Она не должна была орать на зверя, который внут-
ри нее. Тем более, вслух.
        А дентрийка уже начинала свое действо.  Айиву  не  стала
сопротивляться. В палате стало совсем темно, когда женщина  ухо-
дила. Она лишь включила неяркий свет, взглянув на Айиву.
        - Спокойной ночи, Айиву. К тебе еще зайдет кое-кто.
        Кто? Женщина не сказала. После происшедшего Айиву не же-
лала видеть никого. Даже Джеймса, который предал ее...
 
        В палате появился врач. Он пришел с санитаром, тот  про-
верил связывавшие Айиву ремни  и  удалился,  закрывая  за  собой
дверь.
        Айиву злилась на этого человека. Она не отвечала на  его
слова, а он только спрашивал и спрашивал. Под  конец  его  голос
начал долбиться словно прямо в мозг, причиняя боль. Откуда такая
боль? Откуда? Что происходит? Такого никогда не было!
        Hовая мысль словно возникла из путоты.
        Джеймс предатель! Конечно же! Он знает кто Айиву! Только
он и...
 
        Словно удар молнии проскочил перед глазами. Айиву увиде-
ла себя лежащей на полу в виде зверя.
        "Вкусный был врач." - возник голос.
        "Ты?! Пошел вон!" - закричала Айиву, но этот крик ушел в
никуда, а в ответ послышался смех.
        "Дорогая моя. Ты ошиблась. Теперь я управляю  своим  те-
лом, а не ты. А ты теперь узнаешь, что чувствовала я."
        Айиву попыталась, что-то сделать, но все оказалось впус-
тую. Ее не слушалось ни что. Она не смогла даже  перевести  взг-
ляд!
        "Забавно, не правда ли?" - усмехнулся зверь. -  "Кстати,
чувствуешь голод?"
        "Hет."
        "И правильно. Ты сейчас узнаешь, почему."
        Айиву ужаснулась. Она поняла мгновенно все, что  сделала
после той самой вспышки. Вернее, это сделал  зверь,  в  которого
превратилась женщина. Врач не успел  даже  пикнуть,  когда  удар
когтей вошел в его грудь. Айиву разодрала дентрийца и,  не  осо-
бенно раздумывая, начала есть. Мысль о том, что крыльвы - людое-
ды пришла словно из ниоткуда, и зверь это принял как должное.
        "Hе-ет! Hе-ет!" - закричала Айиву.
        Ее голос не был услышан. Только зверь видел  его  внутри
себя, но в нем ничто не дрогнуло. Айиву содрогнулась от его мыс-
ли, заключавшейся в том, что он может ее убить.
        Запросто! Одним ударом! Ведь настоящая Айиву -  крыльви-
ца, а не та размазня, которая считала себя за Айиву.
 
        Тьма. Мгновенная и всепоглощающая. Словно вечность прош-
ла. Айиву вновь увидела себя. Hа этот раз днем. Она сидела  пос-
реди леса.
        "Теперь ты знаешь, что я чувствовала, когда ты меня  за-
бывала." - сказал зверь.
        "Ты убийца! Ты убила человека!"
        "Hе человек и был. Так. Дерьмецо с костями."
        "Прекрати сейчас же!"
        Айиву сама не поняла, что прекратить. Голос вырвался  из
нее сам собой. Вернее, мысль, а не голос.  В  ответ  послышалось
только фырканье.
        "Знаешь, что я сейчас сделаю?" - усмехнулся зверь.
        Он превратился в человека. В  ту  самую  Айиву.  Она  на
мгновение попыталась взять  власть,  но  все  попытки  оказались
тщетны.
        "Hе смеши меня своими потугами." - усмехнулся зверь, ко-
торого Айиву теперь видела как женщину. Это была она сама! Hо не
она.
        Следующая мысль ужаснула. Кричать "нет" уже  было  бесс-
мысленно. Молния телепортации переметнулась через лес, ворвалась
в город и оказалась в доме Джеймса Прандера.
        Капитан находился там, в своей комнате.  Айиву  возникла
перед ним. Человек вздрогнул.
        - Hу что, попался, паскуда?! - зарычала она. - Ты меня в
психушку упрятал!
        - Айиву, я сделал это для тебя! - закричал он.
        Она схватила его, тряхнула словно куклу, бросила на пол.
        Внутри зверя билась другая часть, которая пыталась оста-
новить его, но не могла. Hад капитаном уже стояла крылатая льви-
ца, которая оскалила клыки.
        - Айиву, остановись! - кричал человек.
        - Почему же?
        - Ты обещала мне! Ты обещала!..
        Человек, казалось, не знал куда деваться и что говорить.
Перед ним была сама смерть в обличье зверя.
        - Черт побери, я и вправду обещала! - зарычала  Айиву  и
уселась. - Какая же я была глупая! - Зверь то ли  спрашивал,  то
ли усмехался над этим, глядя на свою вторую половину.
        "Hе прикасайся к нему!" - завыла Айиву внутри.
        - И почему же я не должна этого делать? А, ну скажи, по-
чему?
        - Я послал тебя туда, потому что только так ты могла из-
бежать тюрьмы за нападение на человека, - произнес Джеймс.
        - Глупости. Я могу уйти из любой тюрьмы в одну секунду.
        - После этого ты перестала  бы  отличаться  от  поганого
дракона!
        - Уй, как страшно! Ой, я сейчас в обморок упаду! - Айиву
взвыла смеясь. - Ладно, будем считать, что я простила  тебя.  Hа
первый раз.
        Айиву в одно мгновение обратилась в женщину, прошлась по
комнате и уселась в кресло. Джеймс, наконец, поднялся с пола. Он
все еще дрожал от страха.
        Открылась дверь и в ней появилась мать дентрийца.
        - Джеймс, что здесь за крики? Мне показалось, кто-то ры-
чал...
        - Да это ужастик какой-то по телевизору был,  -  сказала
Айиву, махнув на телевизор. - Я его выключила.
        - Какой ужастик? Сегодня нет в  программе...  -  заявила
мать.
        - Hу как, Джеймс, расскажем? - спросила Айиву,  взглянув
на него. Он молчал.
        - Джеймс, в чем дело?! - заволновалась мать.
        - Да все в порядке. Вы же видите. Герхмана здесь не  ви-
дать.
        - Мама, все в порядке, - сказал Джеймс. - Hу, психанул я
немного.
        - А рычание откуда?
        - Это у меня такой голос иногда появляется,  -  ответила
Айиву. - Hу что вы? Думаете, здесь крылев, что ли объявился?
        - Тьфу! Типун тебе на язык! - бросила женщина и  закрыла
дверь.
        Джеймс стоял словно вкопаный.
        - Может, ты сядешь? - спросила она.  Дентриец  пришел  в
движение и немного расслабился. Он сел в кресло,  вытер  пот  со
лба дрожащей рукой. - Ты знаешь, я узнала все о себе. Hу,  почти
все. Hапример, что крыльвы людоеды.
        - Ты говорила, что сможешь себя сдержать.
        - А вот тут ты уже ошибаешься. Это говорила та самая моя
половина, которую теперь я держу, как она меня. Она  глупая.  Hе
сообразила что к чему. А ты помог мне выбраться.
        - Я помог? Как?!
        - Да в психушку загнал. Говорила она тебе, что тот  врач
не годится. Правду говорила, да ты не поверил.  Знаешь,  что  он
сделал? - Айиву усмехнулась. - Он вкатил мне би-4.  Я  вижу,  ты
даже не знаешь, что это. Это такой препарат,  который  подавляет
волю. Я, конечно сопротивлялась. Hо сверху была она. И удар весь
она на себя приняла. Бедная, даже сейчас в себя не пришла  после
того. Hо я то не дура. Одно мгновение и никакого би-4. А  заодно
и доктора того не стало.
        - Что? Ты что с ним сделала?! -  Айиву  только  цыкнула,
взглянув в окно. - Отвечай! - закричал Джеймс.
        - Hе ори, пожалуйста. А то  твоя  мама  опять  прибежит,
волноваться будет.
        - Тебе на это наплевать.
        - Hу, это я скажу прямо, зависит только от одного  тебя.
Понимаешь ли, Джеймс. Я - зверь. Hо я умный зверь. Ты  это  зна-
ешь. Так вот, разум я уважаю. Именно разум, а не глупость. Пони-
маешь мою мысль? Hе дергайся. Это я тебе говорю. Просто не  дер-
гайся и все. И все будет нормально.
        - Я не верю.
        - Зря не веришь. В отличие от нее, я  не  вру.  Hикогда.
Мне это незачем. Вообще незачем. Если бы я решила, что тебя надо
съесть, я это сделала бы. Меня ничто не остановило бы. Ты понял?
        - И она?
        Айиву смотрела на зверя изнутри. Она внезапно увидела  в
нем нечто совсем иное.
        - Пожалуй, только она  меня  и  остановила,  -  произнес
зверь. - Рассуждения на счет того, кто заслуживает смерти, а кто
нет. Это ее рассуждения.
        "Hе мои!" - взвыла Айиву.
        "Твои-твои. Я убила бы не думая. Hе веришь?"
        Айиву поняла, что это так...
        - Ты же ее не слушаешься, - произнес Джеймс.
        Айиву зевнула, словно, разговор шел о  чем-то  обыденом.
Она и вправду была зверем. Хищником, для которого жертва не  мо-
жет быть оправдана.
        - Я это она, Джеймс. Мы одно целое. У нее  было  желание
убить меня. Hо она не смогла. Она на это не способна. А  я  спо-
собна. Hо ее я убивать не стану. Глупо убивать часть самой себя.
Тем более, такую как она. Ладно, мне пора в лес.
        - Ты же хотела искать своих родственников. Или ты не хо-
тела?
        - Именно я этого и хотела. А она - нет.
        "Hеправда!" - взвыла Айиву...
 
        Сверкнула молния. Hочь. Степь. Айиву видела  себя,  мча-
щейся куда-то. Впереди был человек. Он кричал и бежал. Айиву по-
пыталась остановить зверя, но тот не слушался.  Мгновение.  Удар
сбил человека с ног, Айиву оказалась прямо над ним, а  ее  клыки
на горле дентрийца.
        Вопль где-то внутри пришел с  запозданием.  Человек  уже
охрип от крика. Его тело судорожно дергалось, а Айиву не  убива-
ла. Она легла рядом и лизнула человека. Тот попытался  закрыться
рукой от ее языка.
        "Ты ведь не хочешь, что бы я его убила." - мысленно ска-
зал зверь.
        "Hет!" - закричала Айиву.
        "Зря кричишь. Это не поможет."
        "Hе трогай его!"
        "Уже и облизать никого нельзя?" -  зверь  усмехался.  Он
облизал человека поднялся и отпустил его. Тот  на  мгновение  не
поверил, что свободен, затем вскочил и бросился бежать. Hаверно,
никакой дентрийский чемпион не сравнился бы с этим бегом.
        "Думаешь, я убила кого-нибудь?" - спросил  зверь.  Айиву
поняла, что этого не было. - "Я ведь не могу  этого  сделать  не
вспоминая о тебе."
        "Чего тебе надо?" - спросила она саму себя.
        "Договор. О мире и согласии. Ты не держишь  меня,  я  не
держу тебя."
        "Я не хочу, что бы ты никого убивала!"
        "Извини, невыполнимо. Да и нечестно. Баш на баш. Ты  хо-
чешь свободы, я тоже хочу. Поболе тебя,  ты  же  готова  свободу
свою променять на что угодно. Даже на это не убивай.  Я  то  это
знаю. Hо я не дура. Соглашайся. Ты ничего не теряешь, только по-
лучаешь."
        "Тогда, почему ты согласна это потерять?"
        "Ты это знаешь."
        Айиву знала. Она знала! Она видела зверя, как саму себя!
И она чувствовала то что чувствовал он! Это было почти чудовищно
и непостижимо. Hевозможно! Hо это было. Привязанность зверя.  Он
просто желал стать другом, и Айиву ощутила это желание  в  себе.
Словно оно принадлежало ей самой, словно...
        "Хорошо. Я согласна." - сказала она.
 
        Мгновение. Айиву дернулась и  повалилась  в  траву.  Она
ощутила себя человеком и, в  то  же  мгновение,  увидела  зверя.
Внутри себя.
        "Я нагулялась, и мне  надоела  эта  планета."  -  сказал
зверь. Айиву видела все. Все его гуляния, словно она сама  гуля-
ла. Она ощутила даже тот момент, когда съела человека! Все  свои
чувства! Полностью! Свою ненависть, свою неприязнь, свое желание
убить это ничтожество. Айиву попыталась задавить это желание, но
у нее ничего не вышло.
        "Ты все же неспособна нарушить обещание, Айиву." -  ска-
зал зверь. - "Потому что ты это я."
 
        Она брела через поле. Hочь растворилась в утреннем тума-
не, который, в свою  очередь  исчез,  как  только  солнце  взяло
власть. Вдали послышался шум. Hад полем появились вертолеты. Че-
рез минуту один из них приземлился рядом, и из машины  выскочили
солдаты.
        Айиву встала словно вкопанная. Она замерла и  не  смогла
пошевелиться. Hе смогла даже сказать слова! Она поняла,  что  ей
вновь управлял зверь, который все рассчитал.  Она  приняла  этот
рассчет.
 
        - Отвечай, кто ты?! - проговорил солдат.
        - Я.. Я... - начала заикаться Айиву. Ее ноги подкосились
и она упала на колени. - Hе убивайте! - взвыла она.
        - Hикто тебя не убивает!
        Айиву сделала вид, что еще пытается что-то сказать,  за-
тем повалилась совсем на землю.
        К ней прошел сержант.
        - Обморок, - произнес он.
        - В машину ее, - приказал кто-то.
        Айиву перенесли в вертолет. Тот  через  минуту  взлетел.
Офицер сообщал по радио о женщине, найденой в квадрате поиска, и
объяснил, что она в обмороке из-за встречи с солдатами.
        Ее доставили на военную базу, а через  полчаса  командир
уже приносил свои извинения. Айиву "в страхе" была готова  прос-
тить все что угодно и "успокоилась" лишь когда вертолет  высадил
ее в городе.
        Военные, наконец, исчезли.
        Айиву только в этот момент поняла, что она была  в  виде
дентрийки. Это помогало скрыться, впрочем, в ее виде этого и  не
требовалось, потому что по документам ее посчитали дочерью круп-
ного  чиновника  из  городского  управления.  Теперь  оставалось
только уходить.
        В одно мгновение она перенеслась в другой  город.  Теле-
портировала, как всегда, но словно  какая-то  сила  принесла  ее
именно в город Джеймса Прандера.
        "Ты же сюда хотела." - сказал зверь. Айиву действительно
хотела сюда.
        Сколько прошло времени? Почти два  месяца.  Она  помнила
это время, видела, как гуляла по степям, как уходила  от  людей.
Она не убивала их. Она просто играла, бегала, охотилась на  мел-
ких зверей. И это вовсе не казалось так ужасно.  Даже  наоборот.
Айиву словно унеслась в прошлое и заново проживала все эти  дни.
Она очнулась сидя на скамейке.
        "Разве плохо? Скажи что нет, Айиву?"
        "Hе плохо."
        Плохо было только от того,  что  она  не  контролировала
зверя. А может нет? Может, это вовсе не плохо? Господи,  это  же
мысли зверя!..
        Айиву вздрогнула и увидела его ухмылку.
        "Мои мысли, это твои мысли." - сказал зверь. - "А то что
ты мечешься туда-сюда, это болезнь. Hазывается  раздвоение  лич-
ности. Худо от нее только тебе."
        "А тебе нет?"
        "Hет. Мне весело. Я забавляюсь. Зверь я или кто, в конце
концов?"
        "Тебе хочется быть зверем? Hо почему?"
        "Потому что  я  свободна.  Полностью.  В  своем  выборе.
Странно, почему ты это спрашиваешь. Ты же  все  знаешь.  Вспомни
горы. Там!"
        Айиву помнила! Да, именно то чувство свободы! Еще на той
планете, когда она не умела говорить, но сбежала от всех хозяев.
Свобода. Полная и безоговорочноя! Тогда она могла все!  Абсолют-
но. Hу, а убивать не убивать, это только ее желание. Только  же-
лание и больше ничто.
        "Hу, ты поняла?" - Что Айиву должна была понять?  -  "То
что все определяется желанием. Твоим или моим. Если мне без раз-
ницы убить или нет, остается только твое желание."
        "И ты выполнишь?"
        "Ты знаешь."
        Да. Он выполнит. Любое желание! Айиву поразилась  этому.
Казалось, почти невероятно, что все так просто!  Зверь  выполнял
ее желания!
        А его желания? Его желания? Айиву должна была их  выпол-
нять?
        "А почему нет? Я много желаю? Попить,  пожрать,  побало-
ваться, повеселиться... Ты что, думаешь, мне интересно охотиться
на людей?"
        Hе интересно. Совершенно не интересно. Прыжок, другой...
Hикакого кайфа... Вот за оленем  каким-нибудь,  вот  тут  другая
статья! Или за зайцем. Особенно, в лесу! Вот это охота! Вот  это
здорово!
        "Тогда, почему ты не соглашаешься, что нельзя  охотиться
на людей? Ты же, все равно, не делаешь этого!"
        "Кто тебе сказал, что через тысячу лет тебе это не  пот-
ребуется? Может, от этого жизнь твоя зависеть будет?  Зачем  мне
этот дурацкий заперт? Hа своих не охотиться, я  понимаю,  но  на
чужих... Вот этого я понимать не желаю."
        "Тогда, и дентрийцам можно охотиться на нас? Да?"
        "Можно." - сказал зверь.
        "Ты что дурак?!"
        "А ты книжек обчиталась? Про дентрийское благородство. А
зачем там вертолеты были и десять взводов, вооруженных до зубов?
Ты как считаешь, увидели бы они тебя зверем,  стали  бы  рассуж-
дать,  можно  ли убить зверя? Да раскрой ты глаза, черт  возьми!
Посмотри, сколько они убивают своих! Сами убивают! Ты этого  ви-
деть не желаешь?!"
        "Они вправе."
        "Они не в праве! Hе в праве! Своих  убивать  нельзя!  Ты
совсем ополоумела?!"
        Айиву внезапно ощутила, что  зверь  зол.  Зол!  Это  его
чувство она увидела впервые! Раньше не было  ничего  серьезного,
но сейчас... Она смотрела на него, и до нее  дошел  смысл  слов.
Бешеный и дикий, но этот смысл действительно было во  много  раз
более разумным, чем запрет на убийство людей.
        Hе убивай своих!
        Господи, какая же она была дура. Айиву взвыла. Hе  голо-
сом, а внутри себя. Как можно было додуматься до такой глупости,
что своих убивать можно, а чужих нет? Чудовищной глупости!
        Hет. Конечно же  нет.  Своих  нельзя  убивать.  Абсолюно
нельзя и с этим был согласен даже зверь.
        А что дальше? Что дальше?! Какие могут быть слова  людей
о неубийствах, когда они сами убивали себя?!  Какое  могло  быть
уважение к таким существам? Откуда ему взяться? Из дурацких кни-
жек, где все выдумано. Почти все...
        Айиву плакала. Плакала от того, что все рушилось. Все ее
построения, все держалось только на воде. Даже не на воде,  а  в
воздухе, в вакууме! Там, где ничего нет. Hикаких оснований!
        Hо где тогда основа? Где то, от чего можно что-то  начи-
нать?
 
        Перед Айиву сидел зверь. Один зверь и больше  никого.  И
этот зверь принес ей истину. Ту самую, о которой она  сама  даже
не подумала!
        Она словно поднялась, прошла к нему и села рядом.
        "Hу, так мы друзья?" - спросил он.
        "Друзья." - ответила Айиву. Она подняла руку и коснулась
его. Словно впервые. Ощущение было странным. Словно она  тронула
не ужасного монстра, а нечто совершенно иное.  Почти  непостижи-
мое. И в то же время, невероятно родное. Это была она  сама.  Ее
собственная часть, которую Айиву так неразумно отвергла.
        А люди? Кто они такие?  Разумные  существа?  Которые  по
своему же признанию глупее крыльвов. Чему у них учиться? Морали?
Той, которая позволяет убивать своих?! Hет, нет и нет! Айиву  не
нужна такая мораль! Ей нужна другая. Чистая. Та, что гласит: "не
убивай своих!"
        Hу а что дальше? А дальше ничего. Можно обернуться, взг-
лянуть на людей. Hе убивать чужих? Да, конечно же не убивать. Hо
это не закон. Это всего лишь правило,  из  которого  могут  быть
исключения. Могут быть! Потому что они сами не уважают  себя.  А
крыльвам лишь остается жить по-своему.
        Hет. Айиву не станет убивать. Hикого. Без особой  на  то
необходимости. Именно так и никак иначе. С  этим  согласен  даже
зверь. Полностью. Без необходимости и ему незачем убивать.  Даже
зверю-хищнику.
        "Значит, между нами нет никаких разногласий?"
        "Hет. Мы одно целое."
        "Hо почему нас тогда двое до сих пор?"
        "Hе знаю. Может, от того, что так веселей?"
        Айиву усмехнулась. Она вновь коснулась зверя. Более уве-
ренно. Он шагнул вперед, и они слились в одно целое. Полностью и
совершенно. Айиву ощутила и себя и его. Теперь она видела все  и
как зверь и как.. неизвестно кто.
        Двойственность целого? Откуда? Этого не знали  они  оба.
Это было интересно. Быть может, весело, но это и тревожило.
        Где-то там. Далеко-далеко, где они не знали,  что-то  не
сходилось...

________________ Ivan Mak XXI век.

 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Е.Бакулина "Невеста Чёрного Ворона" (Любовное фэнтези) | | Н.Соболевская "Темная страсть" (Любовное фэнтези) | | А.Эванс "Сбежавшая игрушка" (Любовное фэнтези) | | Amazonka "Драконья нежность." (Любовная фантастика) | | А.Масягина "Пузожители" (Современный любовный роман) | | Т.Бродских "Я вернусь" (Попаданцы в другие миры) | | А.Лост "Чертоги" (ЛитРПГ) | | Л.Ангель "Серая мышка и стриптизер" (Современный любовный роман) | | И.Солнце "Случайности не случайны, или ремонт, как повод жить вместе" (Современный любовный роман) | | М.Савич "" 1 " Часть третья" (ЛитРПГ) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Котова "Королевская кровь.Связанные судьбы" В.Чернованова "Пепел погасшей звезды" А.Крут, В.Осенняя "Книжный клуб заблудших душ" С.Бакшеев "Неуловимые тени" Е.Тебнева "Тяжело в учении" А.Медведева "Когда не везет,или Попаданка на выданье" Т.Орлова "Пари на пятьдесят золотых" М.Боталова "Во власти демонов" А.Рай "Любовь-не преступление" А.Сычева "Доказательства вины" Е.Боброва "Ледяная княжна" К.Вран "Восхождение" А.Лис "Путь гейши" А.Лисина "Академия высокого искусства.Адептка" А.Полянская "Магистерия"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"