Mak Ivan: другие произведения.

Жестокость заразна

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Новинки на КНИГОМАН!


Peклaмa:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    История одной революции


Ivan Mak


Жестокость заразна


У здания толпилось множество народа. Рядом висел плакат, призывавший братьев по разуму к помощи, там же говорилось о наборе спецкоманды для полета на Каргас, где в плену находились дентрийцы.
Иммара кое-как продралась ко входу и попыталась войти в дверь, но ее задержал человек.
− Куда?! Вам же сказано, что еще рано! − произнес он.
− Я здесь работаю, чучело! − выпалила Иммара, врываясь. Человек на мгновение опешил, а женщина открыла дверь и вошла внутрь, закрывая за собой. Человек позади не сумел и войти вслед, потому что замок защелкнулся.
Иммара прошла по полутемному коридору, поднялась на второй этаж, оказалась перед комнатой, номер которой был указан в бумаге, и вошла.
За столом сидело существо, чем-то напоминавшее человека. В полутьме занавешенных окон и свете настольной лампы он выглядел устрашающее, но для крыльва этого страха не существовало.
− Что?! Кто?! − возник голос хозяина кабинета.
Иммара протянула бумагу, и человек рассматривал ее около полуминуты.
− Как вы вошли?
− Через дверь. Может, я чего не поняла? Вы просили о помощи, а ведете себя так, словно я вам обязана.
− Я же просил подождать. Я не могу принимать всех и каждого круглые сутки. Желающих оказалось намного больше, чем я предполагал и...
− И вы решили устроить конкурс?
− Да.
− Значит, лично я вам не нужна?
− Нам нужны лучшие, и это определится...
− Я понимаю, как это определится. На конкурсе красоты.
− Не красоты...
− Не важно. Я не собираюсь в нем участвовать. Если вас не устраивает рекомендация от Талимы Сей Рулинги, то мне здесь делать нечего.
− Какой рекомендации?! − воскликнул человек, подымаясь.
− В этой бумаге ее нет?
− Это обыкновенная листовка, а не рекомендация.
− А эта? − Иммара вынула другую бумагу.
− И это листовка, только... − человек умолк.
− Что?
− Это листовка с конференции... − Человек взглянул на женщину. − Вы были там?
− Не-а. Я была только рядом. Значит, Талиму Сей Рулингу вы не знаете.
− Я знаю, но...
− Но она вам ничего обо мне не говорила. Вот ведьма, пойду оттаскаю ее за хвост. − Иммара развернулась, чтобы уходить.

Но Талима, как выяснилось, уже улетела на Ренс. Иммара некоторое время ходила вокруг пункта приема добровольцев, где теперь проходил конкурсный отбор. В полет могли отправиться не более сорока человек. Дурацкое положение злило. С одной стороны, Иммара должна была лететь, с другой, ей предлагалось для этого выполнять какие-то упражнения и доказывать свою силу и способности.
В конце концов она решилась и прошла на пункт сбора. До окончания приема претендентов оставалось совсем мало времени. Иммара предстала перед каргасцем в другом виде, и он не узнал в ней женщину, приходившую несколько дней назад.
− Мара Ренская. Биологический вид − ренсийка, − представилась Иммара. Человек несколько мгновений смотрел на нее.
− Вы имеете какое-нибудь специальное образование?
− Не имею. Но я имею опыт. Я летала в космос. К тому же, вряд ли найдется такой дентриец, который справится со мной в схватке один на один.
Каргасец несколько секунд раздумывал, а затем принял бумаги и передал Иммаре список комиссий и тестов, которые требовалось пройти.

У площадки несколько человек готовились к прыжкам в длину. Тренер ожидал немного в стороне и вяло поглядывал на тренирующихся. В его задачу входила только фиксация результатов.
Иммара прошла к человеку.
− Вы принимаете прыжки?
− Да, − ответил он. − Можете пройти, размяться и, когда будете готовы...
− Я готова сейчас, − заявила она.
Тренер глянул на нее и не стал возражать.
Иммара прошла на дорожку для разбега, взглянула на дентрийца, стоявшего у полосы и побежала... Прыжок.
Позади послышался нечленораздельный возглас. Иммара поднялась и взглянула на свой след. Он находился на добрую тройку метров дальше, чем отметка мирового дентрийского рекорда.
− Это невозможно, − произнес человек.
− Возможно, − ответила Иммара. − Надо всего лишь родиться ренсийкой. − Она протянула свой бланк, и человек вписал в него результат. Через несколько минут с такими же недоумениями в бумагу Иммары вписывались "достижения" по скорости бега, высоты прыжка, подъему тяжестей.
Затем Иммара выпустила шесть пуль из автомата в шесть мишеней, попадая только в десятки. Инструктор по оружию выпучил глаза, когда женщина на его глазах провела разборку-сборку автомата за половинное относительно нормы время.
Она шла через различные пункты и оказалась в классе, где проводился экзамен на знание космических полетов и теорий. Иммара вытянула билет и объявила, что будет отвечать сразу. Через пятнадцать минут она уже выходила из кабинета, направляясь в другой...
День заканчивался, а в документе Мары Ренской стояли почти все отметки, не хватало только одного экзамена и собеседования. Экзамен Иммара не прошла, потому что он не проводился в этот день, а собеседование можно было проходить только после сдачи всех экзаменов и зачетов.

Каргасец, объявляя имена прошедших отбор несколько задержался. Он взглянул на Иммару, назвал ее фамилию, объявляя количество экзаменационных баллов. Женщина получила максимум возможного. Следующие за ней дентрийцы шли группой с разницей в десятые доли, а отрыв Иммары составил почти три балла.

Корабль готовился к старту. Несколько недель проводились тренировки набранного экипажа. Из сорока человек отсеялись двое, и вместо них появились двое других претендентов, находившихся в резервной группе и так же проводивших тренировки. Нара занималась со всеми, и вокруг не осталось человека, кто решил бы, что она слабее. Даже каргасцы, выступавшие в роли тренеров и явно превосходившие дентрийцев по силе, оказывались побежденными в схватках с Марой Ренской.
Наконец, наступил день, когда Нерк Иргон, командир каргасцев, объявил о старте в космос. Объявляя о старте каргасец сделал акцент на трудность предстоявшей миссии, что тот кто передумал, может объявить об этом перед стартом, но после возможности для отступления уже не будет. Чтобы подумать, всем предоставлялись два дня отдыха.
Иммара провела их в городе, заканчивая свои дела, сдавая квартиру и отправляя все свои деньги в банк под космический процент, который предоставлялся всем космолетчикам.
Пролетели два дня. Экипаж собрался в корабле. Отказников не оказалось. Многие находились на веселе, и командир отправил команду по каютам. До старта оставалось совсем немного, а там, в космосе, уже не оставалось времени на раздумья − до Каргаса всего несколько минут в прыжке.
Взлет. Несколько минут перегрузок, затем невесомость, переход в режим подготовки к сверхветовому прыжку, старт...

Корабль выскочил вдали от звезды, некоторое время он висел во тьме космоса, затем перескочил к планете, переходя на высокую орбиту. Теперь в действие вступал план каргасцев. Они передали сигнал бедствия, объявляя, что кораблю требуется срочная посадка в связи с утечкой воздуха, которого осталось совсем мало.
В ответ пришло требование оставаться на месте, но командир каргасцев не выполнил его, объявив, что оставаясь на месте он погибнет. Корабль прыгнул к планете и оказался в верхних слоях атмосферы. Экипаж ожидал удар, и его нормально перенесли все. Машина неслась с сильным торможением и вскоре оказалась над лесом в режиме посадки. Выбирать место "не приходилось". Командир развернул машину, пустил ее вдоль реки и корабль пронесся вдоль берега, создав в воде мощную волну.
− Прибыли! Все на выход! − раздался приказ.
Никто не медлил. Все знали, что еще немного, и появятся бомбардировщики. Команда вырвалась из крейсера, пересев в подготовленные катера. На поверхности корабля сработали взрывные механизмы, которые скрыли выход людей. Реку заволокло дымом, катера пронеслись к берегу и автоматически вернулись к кораблю, когда все высадились.
А еще через несколько мгновений в корабле возник новый взрыв. В этот момент передатчик работан на полную мощность, призывая на помощь всех, кто слышит. Каргасец выл о возникшем пожаре и взрывоопасной ситуации.
Его голос оборвался вместе с мощным ударом...


Группа уходила в лес. Марш-бросок через болотистую местность длился около двух часов. Затем впереди появилась дорога, а на ней три машины, с условными знаками на бортах. Они давно ждали появления прилетевшей группы. Наконец, все погрузились, колонна двинулась по дороге, уходя от места "крушения".
Все шло по плану, пока в воздухе над дорогой не появились вертолеты. Машины, как ни в чем не бывало, продолжали движение. Каргасцы надеялись, что их не станут останавливать, но надежда исчезла, когда два вертолета спустились вниз, передавая требования остановиться.
− Приготовиться к бою, − приказал Нерк Иргон.
В руках людей уже было оружие. Вертолеты все еще двигались над колонной. Затем один из них попытался приземлиться на дороге, но грузовики не останавливались и вертолет едва успел взлететь.
Через несколько мгновений с неба раздался грохот. Рядом с машинами ударили очереди. Несколько пуль попали в фургон, но пробить бронированный борт не смогли.
− Сбить, − приказал каргасец.
К вертолетам унеслись две небольшие ракеты. Винтокрылые машины рванулись в стороны, но было поздно. Взрывы в воздухе возвестили о начале серьезного боя...
Через несколько минут над колонной объявились бомбардировщики, но машины успели дойти до места, где скрылись на проселочной дороге, и летчики потеряли цель из виду. Впереди были горы − там находилась база каргасцев-повстанцев.


В лагере оказалось не мало местных дентрийцев, и первым вопросом встало непонимание, зачем каргасцам потребовался этот отряд из сорока человек, когда с ними и так было не менее тысячи дентрийцев.
− Когда вы познакомитесь с ними поближе, вы поймете, почему, − произнес Нерк Иргон.
Уже через день главная причина стала ясна. Дентрийцы на базе повстанцев, не имели никакого понятия о том, что такое свобода. Они были стадом, которое пугалось любых резких действий. В этом стаде нашлись и вожаки, которые в первые же минуты решили показать "силу" вновь пришедшим людям.
Но не тут то было. Возникшая схватка между простым бойцом и "вожаком" закончилась плачевно для последнего. А через полчаса вся прилетевшая команда была окружена местными женщинами, которым хотелось лишь одного, чтобы сильные мужчины стали их мужьями. Они вели себя как дикарки и едва не дрались друг с другом...
Лишь Иммара оказалась в стороне от этой свары и, пройдясь по базе, направилась в сторону, где находились каргасцы. Охранники, стоявшие у ворот не пропустили женщину, но Иммара потребовала встречи с Нерком Иргоном. Она говорила на дентрийском, которого охранники не понимали. Впрочем, имя командира было им знакомо, и через несколько минут он появился рядом.
− Я слушаю, − сказал он, выйдя за ворота.
− Во-первых, мне не нравится, что вы не объяснили своим подчиненным, что выход из этой зоны закрыт только для них, но не для нас, − произнесла Иммара. − А во-вторых, я хочу получить доступ к информации. Не к секретной, а к обыкновенной. К книгам, учебникам языка, к местным средствам массовой информации, наконец.
− Вы нам не доверяете?
− Дело не в доверии, − ответила Иммара. − Дело в свободе. Вы понимаете значение этого слова?
− Мы не заставляем вас делать ничего, что противоречило бы нашему договору.
− Господин Иргон. Я позволю себе напомнить, что в нашем договоре не было ни единого слова об ограничении наших прав и свобод, в том числе об ограничении свободы перемещения. Вы привезли нас сюда и фактически отправили в резервацию с дикарями, которые не понимают, что такое свобода. Я не прошу у вас ничего сверхневозможного. Более того, я прошу всего лишь то, что мы имели до того, как прилетели сюда. Служба не означает автоматической тюрьмы.
− О какой тюрьме вы говорите?! Вы!... − Иргон запнулся.
− Итак, я в последний раз спрашиваю, вы дадите нам возможность выходить отсюда в любой момент времени? − спросила Иммара. Каргасец молчал. − Как пожелаете, господин Иргон. − Иммара вынула бумагу с договором и разорвала ее.
− Что вы делаете?!
− Наш договор расторгнут, − произнесла Иммара. − С этого момента я снимаю с себя все обязательства перед вами в связи с вашим неуважением лично ко мне.
Иммара развернулась и пошла прочь.
− Стойте! − воскликнул Иргон. Он попытался догнать женщину, но она свернула в сторону и резко обернулась.
− Не подходи ко мне, урод! − зарычал ее голос, и каргасец остановился. Иммара несколько мгновений стояла, а затем пошла дальше. Иргон больше не следовал за ней.

Она прошла к толпе дентрийцев, окруженных женщинами.
− Ба, Иммара! А ты где была? − спросил Кай Малдер. Его окружало несколько полуголых созданий, в которых тут же вспыхнула ревность, от вида Иммары и того, что их избранник обратил на нее внимание.
− Я говорила с Иргоном и разорвала договор, − ответила она.
− Ты шутишь? − произнес он, подымаясь. Его улыбка исчезла. − Что случилось?
Женщины, ощутив неладное, попытались идти на Иммару, но Кай рявкнул на них. Они умолкли и отступили.
− Он не дал мне возможности выйти из этой резервации, − произнесла Иммара.
− Что? Какой резервации?!
− Вы не заметили, как оказались в резервации с дикарями? − спросила Иммара.
− Ты это серьезно?
− Серьезно. Я разорвала договор. Они не понимают что такое свобода. И Иргон не пожелал даже принять моих объяснений.
Малдер стоял молча несколько секунд, затем достал ракетницу и выпустил в воздух желтый сигнал.
Женщины вокруг завизжали и разбежались, а через мгновение вокруг оказалась вся команда.
− Что произошло, Кай? − спросили его.
− Повтори, все, что ты сказала, Иммара.
Она объяснила все, и через минуту весь отряд прошел к выходу. Охранники, завидев их, тут же сбежали, и все сорок человек покинули зону, а через пять минут их окружила вооруженная группа из полутора сотен каргасцев во главе с Иргоном.
− Что это значит?! − воскликнул он.
− Нет, это ты нам объясни, что это значит? − произнес Кай. − Почему ты запрещаешь нам выходить оттуда?!
− Кто?... Что? − заговорил каргасец. − Откуда?
− Из резервации, − произнесла Иммара.
− Я не понимаю этого слова.
− Ты все прекрасно понимаешь. Я пыталась выйти, но ты не дал мне этого сделать!
− Ты? Что за ерунда?! Ты не говорила, что ты хочешь выйти! Ты несла какую-то чушь про ваши законы, которых я не знаю, и не объяснила ничего!
− Я все объяснила!
− Спокойно, Иммара, − произнес Кай, взяв ее за руку. − Тихо. Мы здесь не для того, чтобы драться друг с другом. Не так ли, Иргон?
− Я вообще не понимаю, что происходит, − произнес тот. − Вас никто не заставлял ничего делать. Я еще на Дентре сказал, что вы все добровольцы, и кто не желает служить, может не лететь. Ведь это было? Ответь.
− Было. − Кай взглянул на Иммару. − В чем дело, Иммара? − спросил он. − У меня такое чувство, что ты развела бурю в стакане непонятно из-за чего.
− Итак, я свободна, не так ли, господин Иргон? − спросила она.
− Да, − ответил тот.
− В таком случае, прощайте, господа. А может, и до встречи. − Она пошла в сторону.
− Иммара, ты куда?! − воскликнул Кай. Он догнал ее и остановил. − Ты спятила, что ли?!
Удар стал совершенно неожиданным для дентрийца. Кай свалился, и в нем возникла обида.
− Извини, Кай, но ты не оставил мне выбора, − произнесла она и пошла дальше.
Через минуту Иммара скрылась в лесу, а еще через пять прыгнула в горную реку, которая понесла ее прочь от базы повстанцев.

Найти! Арестовать! Захватить! Поймать! Казнить!...

Казалось, в Императорском замке все всбесились. Уже несколько месяцев на планете шла гражданская война. Повстанцы, которых здесь называли бандитами, наносили удары из-за угла, взрывали склады, уводили машины и самолеты. В городах постоянно находили листовки с призывами к свержению тирана. Полиция бесчинствовала. За каждое малое слово, сказанное против власти, людей хватали и сажали в тюрьмы...
− Говорят, жестокость была придумана самой Природой, − произнесла Иммара. Человек резко обернулся и замер, увидев посреди комнаты женщину в белом сверкающем одеянии. − И цель жестокости в том, чтобы давить все, что мешает настоящей жизни, − продолжила она.
− Кто ты такая?! Стража! − закричал Император, но его голос не был услышан.
− Извини, но я твою стражу немного того. Почикала ножичком.
Человек бросился в сторону, выхватил из стола оружие и направив на женщину нажал на спуск. Он делал это несколько раз, но оружие давало осечку.
− Какая жалость, патроны-то у меня тут. − Женщина показала магазин от пистолета. Император бросился на нее, и отлетел, получая удар, от которого скрючился и тихо взвыл. − Я думаю, ты понял, что наступил день твоей смерти, Император?
Человек вновь предпринял попытку атаковать и на этот раз женщина нанесла ему удар ногой, разворачиваясь, словно в танце. Человек пролетел через комнату ударился головой в зеркало, и то разбилось. В сознании Императора появилась надежда, он схватил кусок стекла, и с воем понесся на противника.
Новый удар отбросил его. Стекло вылетело из руки и зазвенело в стороне, а Император растянулся на полу. Женщина взмахнула рукой и в ней сверкнула молния.
− Нет! − закричал человек.
− Да, − проговорила та. Она улыбалась, и в этой улыбке виделся хищный оскал зверя, у которого не было жалости к жертве. Человек был жив лишь потому, что хищник играл.
Молния погасла застывая в форме странного стального предмета. Женщина повернула его и человек в ужасе понял, что это пулемет.
− Прощай, Император, − проговорила она. Вой человека потонул в грохоте стрельбы. Пули изрешетили тело человека, а затем ударили в стену и на ней появилась надпись на дентрийском: "Привет от Мары Ренской."
Ворвавшаяся в кабинет охрана тут же была уложена очередью пуль. Иммара не уходила. Она еще не доделала свое дело, потому что здесь, в замке находились министры и возможные наследники Императора.
Иммара носилась по замку в поисках новых и новых жертв. Она разнесла канцелярию, и устроила в ней пожар, от ее пуль полегло более сотни человек, четверть из которых еще вчера не думали, что подобное возможно, и служили тирану. Они боялись лишь попасть в немилость, а Иммара продолжала свой поход. Она ворвалась в императроские покои, когда наследники собирались бежать, узнав о том что в замке множество убитых, в том числе и Император.
Нара оказалась перед двумя людьми.
− Далеко ли собрались, господа? − произнесла она, подымая оружие.
− Нет! Не делай этого! − закричала женщина. В ней без труда угадывалась Императрица, хотя она и загриммировалась, чтобы ее не узнали.
− Не в моих правилах отступать, − заявила Иммара и нажала на спуск. Разрывные пули вошли в тела каргасцев, и те замертво попадали на пол. Через секунду еще несколько пуль свалили вскочивших в комнату охранников.
Иммара осталась одна.
− Ну что же господа. Пришло время для нового фейерверка.
Она взмахнула рукой, и ее пулемет исчез. Через мгновение вспыхнуло огнем и тело женщины. Молнии пронеслись через замок. Вслед за ними двигалась волна взрывов, охвативших все здание. Иммара не рушила замок. Взрывы разносили мебель и поджигали все, что могло гореть.
Уже через минуту небо над замком заволок густой черный дым, а через две он полыхал словно спичечный коробок. Кое-где возникли взрывы боезапасов охраны, но это уже не имело значения.
− Тили-тили-бом, загорелся кошкин дом. − произнесла Иммара. − Из искры возгорится пламя! Будет вам война с кровью по самые уши!
Она уже ничего не делала. Вокруг и так все находилось в предвзрывном состоянии. Вспыхнувший замок Императора стал именно искрой, от которой взорвалась эта пороховая бочка. Восстания поднялись одновременно в нескольких местах. Армия, оказавшаяся без управления, получила мощнейший удар повстанцев, которые объединились с частями, выступившими на стороне революции.
Через несколько дней в столицу вступали войска повстанцев. Они пронеслись по улицам города с воем и криками. Полиция сдалась сразу же, а армия бежала еще раньше, поняв, что не справится с наступавшими на город повстанцами, сметавшими на своем пути все заслоны.
Каргасцы окружили Императорский замок и с легкостью захватили его. Они знали, что Император убит, что в замке находилось временное правительство, которое сбежало вместе с останками армии.
Повстанцы объявляли свою победу. На следующий день в их руки перешли телевидение и радио. Они захватывали управления железными дорогами. Спецчасти брали в свои руки управление заводами, и теперь все вокруг знали, что руководил восстанием Великий Нерк Иргон, вернувшийся недавно из космического полета...

Иммара вошла в полутемное помещение, коснулась выключателя и направилась к пульту. Она села в кресло оператора, провела несколько манипуляций, и перед ней вспыхнуло несколько экранов. Большую часть из них занимали обычные заставки каналов.
Женщина села в кресле, откинулась назад и взглянула на экран перед собой. Экран передернулся и на нем появилось изображение планеты. Она медленно поворачивалась, и это продолжалось около минуты, после чего на экране появились буквы, зазвучала тихая музыка и послышался женский голос.
− Приветствую вас, господа, − произнесла она на каргасском языке. − Сегодня вы станете свидетелями уникальных кадров, но прежде чем их показывать, я прошу увести от телеэкранов детей и людей со слабыми нервами. В кадрах, которые вы увидте, будет много крови, насилия, стрельбы. Вы увидите хронику происходивших совсем недавно событий. Итак, я прошу увести от экранов детей и людей со слабыми нервами. Если вы не желаете видеть насилия, вам лучше выключить телевизор.
Музыка медленно затихла, планета остановила свое вращение и погасла. Экран стал черным, а затем возник грохот пулеметной очереди, который сопровождался мельканием красного цвета на экране. Грохот стих, и перед зрителями возникла городская площадь. Тихое утро, голубое небо, слышны голоса птиц, а затем резкий приказ.
− Взвод, к стрельбе, Товьсь!
Кадр переместился и показал взвод солдат, перед которыми стояла группа ободранных людей...
− Именем Императора, вы приговорены к расстрелу, − произнес голос. − Взвод, огонь!
Выстрелы. Крики. Вопль офицера.
− Вы что, стрелять не умеете, собаки!
Человек прошел к лежавшим на земле людям и выстрелами из своего пистолета добил нескольких, еще шевелившихся, человек...
Кадр сменился и этот же офицер оказался перед Императором, докладывая о свершенной казни...
Император выглядел, как расфуфыренная птица.
− Расстрелять. − произнес он.
− Что?! За что?! − взвыл чей-то голос.
А Император вновь заговорил:
− Повесить. Повесить. Расстрелять. − Его изображение дергалось, и из обрывков слов словно складывалась песенка. − Расстрелять, повесить, утопить. На каторгу всех. И голодом морить. В подвал, в подвал, повесить на столбе! А ты скотина, сдохнешь прямо здесь!..
На половине кадра вспышки, выстрелы, вой людей, которых волокли по земле, в грязи, а на другой рафуфыренный Император, ведущий свою жену на танец.
− Дорогой, не кажется ли тебе, что этого слугу следует наказать? Он мне все платье испортил.
− Да, дорогая. Завтра же его повесят.
− Ой, а это не слишком?
− Не слишком! − взревел голос. − Ты же знаешь, что из таких вырастают бандиты. Или ты хочешь, чтобы в следующий раз он тебе нож в спину всадил?
− Нет-нет, конечно же повесить! − произнесла женщина и улыбнулась.
Выстрел.
В кадре человек, упавший на мостовую. Из под его головы течет кровь, а рядом появляется полицейский.
− Ну что? Мертв?
− Мертв, − отвечает другой голос, затем новый кадр с награждениями за хорошую службу, в ней два офицера, которые благодарят генерала, и слышны все те же голоса.
Выстрел.
− Нет! Мы желаем свободы и!... − голос прерывается грохотом выстрелов. − Что же вы делаете сволочи!... − Камера разворачивается и перед зрителями возникает человек, съезжающий по стене. − Вы за все заплатите! − произносит он. Новый выстрел, пуля бьет человеку в голову, он откидывается в сторону и падает у стены...
Тишина. В кадре медленно проворачиваются фотографии с убитыми и забитыми людьми. Кровь. Горы трупов, которые с помощью трактора сваливают в яму и зарывают.
− Никто об этом не узнает, мой Император. Они все мертвы. − слышится голос Первого Министра.
− Отлично, − произносит Император. − А теперь вы найдете их поганое гнездо и раздавите всех. Используйте все средства. А если будет нужно то и средства Зет...
Кадр замирает. В нем не остается ничего, кроме серой завесы.
− Говорят, жестокость была придумана самой Природой. И цель жестокости в том, чтобы давить все, что мешает настоящей жизни. − произнес голос женщины за кадром.
− Кто ты такая?! Стража! − раздался голос Императора.
− Извини, но я твою стражу немного того. Почикала ножичком. − снова говорит женщина.
Кадр включился. На экране объявился Император, который бросился в сторону, выхватил из стола оружие и направив на зрителей несколько раз нажал на спуск.
− Какая жалость, патроны-то у меня тут. − снова возник голос женщины. Камера ушла в сторону и все увидели ее. В белоснежном платье, с пулеметом в руках.
Вспышка. Затем грохот пулеметной очереди, и белый экран переменился, показывая лежавшего в крови Императора.
− Тили-бом, тили-бом, загорелся кошкин дом, − произнесла женщина, а затем в кадр ворвался огонь. Крики людей. Они тушили огонь, но тот не отступал и вскоре возникла команда пожарникам отходить.
В кадре появился пылающий дворец, черные тучи над ним, а вместе с треском огня возникла тихая мелодия.
− Жизнь жестока, − произнес голос женщины. − Но жестокость возникает лишь там, где есть ее семена. Жестокость, это болезнь. Она заразна и смертельно опасна...
В кадре послышалась пулеметная очередь.
− Именем революции! − закричал кто-то, и грохот пулеметной очереди заглушил вой людей. Камера обернулась и перед людьми возникла картина расстрела.
− ЖЕСТОКОСТЬ ЗАРАЗНА! − возник голос женщины, а перед людьми появились кадры с беснующейся толпой, крушащей машины, бьющей стекла.
− Свобода! Свобода! − слышалось от них.
− Это не свобода, − произнесла женщина.
− Да здравствует революция! Поджигай! − закричал новый голос. В кадре объявился человек с факелом, который проскочил к дому и бросил в него огонь. Пламя вспыхнуло, а в доме послышался крик и вой ребенка.
− Мама, я боюсь!...
− Жестокость заразна. − произнесла женщина, и в кадре появились новые огни. Огонь, охвативший целый квартал. Люди бежали от него, а камера поднялась над землей, показывая, что пламя поглотило уже огромную территорию... И над всем городом в самых разных местах видны отсветы пожаров, подымается дым.
− ЖЕСТОКОСТЬ ЗАРАЗНА, − повторял голос.
А затем в кадре возникла картина боя. Несколько десятков человек били друг друга из автоматов. Они умирали. Кто еще жив, стрелял, а бой продолжался, до тех пор, пока не стих. Жив остался лишь один человек, который поднялся, прошел вперед и засмеялся, подымая автомат вверх. В этот момент кто-то приподнялся позади и всадил человеку пулю в спину. Тот обернулся и рухнул.
Камера все еще показывала убитых людей.
− Неужели, это наша цель? − произнесла женщина. − Неужели мы желаем перебить друг друга? За что?
Удар, и в кадре кровавые останки людей.
− Нет! Нам этого не нужно! Нам нужен мир! Нам нужна свобода. И нам не нужны убийства! Нам не нужна смерть!...
Кадр оборвался, и в нем объявился Нерк Иргон.
− Кто она такая?! Найти! Немедленно! − воскликнул он. − Откуда она это передает?!
− Нерк, обернись. − Возник голос и человек в кадре обернулся, а затем на нем появилась женщина. − У тебя еще есть возможность остановить насилие, Нерк.
− Что это значит?! − воскликнул он.
− Это значит, что я слышу тебя. И все тебя слышат. И видят.
Кадр переменился. В нем оказался Нерк Иргон.
− Нерк, ты знаешь меня. Да-да. Мое имя − Мара Ренская. Я прилетела сюда вместе с тобой.
− Ты не она! Она ренсийка, а не...
Кадр переменился, на экране объявилась каргасска, которая через секунду переменилась, становясь ренсийкой.
− Я прилетела сюда, чтобы помочь вам. Чтобы уничтожить тиранию, − произнесла она. − Но сейчас я чувствую, что поторопилась. Корни тирании вовсе не во власти Импператора. Они в вас всех! Если ты действительно желаешь ее искореннить, я готова помочь. Я знаю, тебе будет сложно это принять. Но попытайся. Пойми и прими. Ты должен понять, что только тот, кто был свободен, знает реально, что означает это слово. И только тот, кто был свободен, может объяснить и рассказать вам, какова свобода в действительности, и что она означает. Постарайся понять. И скажи, чего ты желаешь. Чтобы в твоем мире действительно наступил мир и свобода, или же ты желаешь, чтобы все было так, как хочется лично тебе? Это разные вещи, Нерк. Разные, потому что ты не знаещь, что есть СВОБОДА. У вас ее никогда не было. И нет сейчас. Сейчас у вас всего лишь сменилась власть, и не более. Сейчас ты − Император. И тебе решать. Я жду твоего ответа, Нерк. Сейчас. Твое молчание будет означать, что ты не желаешь реальной свободы. И ты прекрасно это понимаешь. Ты знаешь, откуда я пришла, и знаешь, что я жила в мире, где свобода стоит во главе... Итак, твой ответ, Нерк. Ты желаешь власти, или ты желаешь свободы?
− Я желаю свободы, − произнес он.
− Я рада это слышать, Нерк. И, надеюсь, ты не против того, чтобы я рассказала всем о том, что такое свобода. Я не буду говорить о том, что должно быть. Я просто расскажу, как это есть у нас. Я расскажу о конституции страны, в которой живем мы. Ты согласен? − Он молчал. − Нерк, я жду ответа от тебя.
− Я согласен. Рассказывай.
− Спасибо, Нерк. Я запускаю программу, которая расскажет о том, что такое Свобода.
Экран переменился, и перед зрителями возник знак, которого они никогда не видели. Голос за кадром заговорил на незнакомом языке, и вновь послышался каргасский в исполнении Иммары. Она объяснила, что предоставляемый фильм является учебным, и его демонстрируют в старших классах дентрийской школы, как объяснения по поводу тогом что такое свобода, конституция, права и обязанности граждан.
Фильм был длинным. Он начинался с рассказа о жизни древних людей, об их представлениях о жизни и свободе. О рабстве, о восстаниях рабов, об Империи, о власти Императоров, которая постепенно изменилась, и теперь в Империи Дентрийцев Император не просто властвует над всеми. Он ответственен перед всеми, и у него значительно больше обязанностей, чем у кого-либо...
Фильм заканчивался почти через три часа. Иммара все это время следила не только за людьми Нерка Иргона, но и за всей столицей, и за миром...
− Мир, это главное, − произнесла Иммара. − Мир, это первая цель, и я думаю, вы все поддержите этот тезис. До этого времени над вами царила жестокость. До этого времени здесь не существовало справедливости. И я знаю, что многие из вас желают ее торжества, но торжества справедливости не будет. Потому что зло порождает зло. Потому что насилие порождает насилие. Потому что добра нельзя достичь злом и насилием. Есть только один путь к прекращению насилия и остановке зла. Остановить их в себе. Сказать, хватит! Достаточно зла! Все люди − братья, и с этого момента нет виновных. Раскройте тюрьмы, освободите кандалы, опустите оружие! Торжество мира возможно только в том случае, если вы все встанете и скажете "Нет − насилию!" Я знаю, во многих из вас живет жажда мести. За убитых братьев, отцов, матерей. Но сколько их убитых? Сколько это будет продолжаться и когда закончится? Это не закончится. НИКОГДА. Это не закончится, пока мы все не встанем и не скажем: "НЕТ − НАСИЛИЮ!" Это закончится только тогда, когда мы поймем, что насилие было рождено не нами, не нашими соседями и даже не нашими врагами. Оно было рождено в аду и пришло сюда вместе со Злом, которое вселилось в нас всех! Мы все одержимы. Мы желаем зла своим братьям, и это зло не закончится, пока мы сами не изгоним его из своих сердец. Встаньте и скажите. Мы прощаем всех. Мы прощаем тех, кто вершил зло. Мы не желаем зла и не будем его порождать. Пусть оно уйдет. И пусть наши сердца очистятся от зла и его порождений! Нет − насилию. Нет − мести. Пришло время, чтобы жить в мире. Мы все виновны в том, что было, но наши дети − не виновны. И пусть они живут в мире, где не будет насилия. Пусть они не увидят его. И пусть наши враги станут нашими друзьями.
Иммара продолжала говорить. Она просила всех, кто ее слышит, остановить в себе зло. Прекратить его раз и навсегда, ради своих детей, ради всей жизни, ради мира.
− Я знаю, что вы слышите меня. − Произнесла Иммара. − Я знаю, что сейчас во многих наших городах наступила тишина и покой. Где-то еще идет война. Кто-то еще не услышал моих слов, но все вы можете их передать! Вы можете остановить войну. Вы можете остановить насилие. Так сделайте это. И поймите, что вы это делаете не для себя, а для своих детей, чтобы они жили в мире, где не будет насилия, где не будет зла, где не будет войн. И на этом я прощаюсь с вами. Моя миссия завершена.
Иммара поднялась и прошла на выход. Теперь зрители видели, как она двигалась через телестудию, как поднялась на крышу здания. Они увидели столицу, голубое небо и солнце.
Женщина подошла к краю крыши, в ее руке возник небольшой прибор, сверкнула молния, и рядом с грохотом возник космический аппарат. Рев его двигателей заглушил все звуки. Иммара вошла в машину и показала знак прощания. Аппарат поднялся вверх и через мгновение сверкнул голубым огнем. На его корпусе промелькнул знак крылатого льва.
Машина вспыхнула и огненным потоком ушла в небо. Через несколько мгновений телеканал просто отключился. Теперь он показывал лишь помехи.






 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  О.Обская "Невеста на неделю, или Моя навеки" (Любовное фэнтези) | | Н.Князькова "Про медведей и соседей" (Короткий любовный роман) | | К.Кострова "Ураган в другой мир" (Любовное фэнтези) | | Е.Кариди "Седьмой рыцарь" (Любовное фэнтези) | | О.Гринберга "Краткое пособие по выживанию для молодой попаданки" (Попаданцы в другие миры) | | В.Колесникова "Влюбилась в демона? Беги!" (Любовное фэнтези) | | LitaWolf "Неземная любовь" (Любовное фэнтези) | | М.Боталова "Леди с тенью дракона" (Любовное фэнтези) | | В.Колесникова "Влюбилась в демона? Беги! Книга вторая" (Любовное фэнтези) | | А.Медведева "Это всё - я!" (Юмористическое фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Советница Его Темнейшества" С.Бакшеев "На линии огня" Г.Гончарова "Тайяна.Влюбиться в небо" Р.Шторм "Академия магических близнецов" В.Кучеренко "Синергия" Н.Нэльте "Слепая совесть" Т.Сотер "Факультет боевой магии.Сложные отношения"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"