Mak Ivan: другие произведения.

Раб

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Ответвление от сюжета ДЗНМ...


Ivan Mak


Раб



− Вставай, раб, и иди за мной!
Тагирос проснулся от пинка и поднялся перед хозяином.
− Иди за мной, − приказал тот и вышел из сарая.
Раб поплелся вслед. Он прибавил шагу, заметив, что отстает. Хозяин мог и разозлиться за это. Дорога была не длинной. Хозяин немного притормозил перед выходом на широкую улицу и прицепил поводок к ошейнику раба. Тагирос не возражал. Он знал, что такое послушание, и никогда не перечил хозяину, всегда исполнял его приказы. И сейчас ему было все равно, куда вел его хозяин.
Они пришли на рынок и остановились рядом со множеством других хозяев и рабов. Смысл этого действия для тагироса оставался неясен до тех пор, пока он не получил приказ от хозяина подчиняться человеку, что некоторое время стоял рядом и после нескольких непонятных слов передал хозяину деньги. А поводок тагироса оказался в руке незнакомца.
− Теперь он твой хозяин. Ты понял? − заявил хозяин, указывая на незнакомца.
− Как его имя? − спросил человек.
− Никак. Раб, − ответил хозяин и пошел прочь.
− Идем, − произнес новый хозяин. Раб едва понимал, что произошло. − Ты не понял? Теперь ты принадлежишь мне, идем же!
Тагирос двинулся с места и еще некоторое время смотрел на старого хозяина, удалявшегося через базар. Вскоре он исчез из виду, и раб, ведомый человеком, оказался в новом доме. Они поднялись по лестнице, вошли в дверь квартиры. Тагирос замер на пороге, поняв, что это дом хозяина.
− Проходи, − приказал тот и закрыл дверь.
Раб глянул в лицо хозяину, и не смог понять, зол тот или добр. Раньше он не встречался с людьми так близко. Бывший хозяин относился к роду эрадов, существ похожих на людей только по сложению, но не лицам.
− Надо тебе придумать имя. Ты говорить то умеешь?
− Умею, − тихо произнес раб.
− А писать и читать?
Вопрос застал раба врасплох. Он не умел ни читать, ни писать.
− Не умеешь, значит?
− Нет.
− Значит, будешь учиться.
− Как прикажешь, хозяин.
− Меня зоут Расхель, я − женщина.
− П-простите, хозяйка, − проговорил раб опуская голову.
− Не трусь. Я не обижаюсь. Ты же раньше не встречался с людьми?
− Н-нет, почти.
− Ладно. Идем в ванную, тебе надо яымыться. И имя тебе надо придумать. Может, ты сам придумаешь себе имя, которое тебе нравится?
− Эрхайн, − произнес он.
− Хорошо. Значит, теперь ты Эрхайн.
Расхель провела тагироса в ванну и сама взялась за мытье. Тагирос, как оказалось, никогда не мылся в таком месте, не знал даже, что такое мыло. От прикосновений рук женщины он вздрагивал.
− Он тебя бил, что ли? − спросила хозяйка в очередной раз, когда тагирос дернулся.
− Б-бил, − признался раб. Она промолчала, продолжая мытье. Когда черная вода прошла, и мыло на шерсти тагироса стало пениться, хозяйка вымыла его еще раз с шампунем, затем долго вытирала полотенцами.
− Сколько тебе лет? − спросила хозяйка.
− Н-не знаю.
Она вздохнула и повела его на кухню, где заставила сесть за стол и есть подобно людям и эрадам. Тагирос едва справился с вилкой и дрожал из-за того, что не умел держать в лапе стакан.
После обеда хозяйка не дала рабу никакого задания и оставила его одного в комнате. Тагирос некоторое время стоял, а когда хозяйка куда-то ушла, лег посреди и заснул.
Проснулся он от разговора за дверью.
− Зачем тебе раб, Расхель? − спрашивал кто-то.
− Не задавай глупых вопросов, Миариль. Лучше пойди, да глянь на него.
− Дверь раскрылась и тагирос тут же встал, увидев двух женщин.
− Ты что, так и стоял все время? − удивленно спросила Расхель.
− Нет. Я лежал, хозяйка, − ответил тот.
− И ничего не делал?
− П-простите, я не знаю, что делать.
− М-да, ну и зверюга, − произнесла вторая женщина. − Ладно, раз тебе так хочется, Расхель. − Она ушла, а Расхель прошла в комнату и села на кровать.
− Иди сюда, Эрхайн, − позвала она. Он подошел и вздрогнул от ее прикосновения. − Ты когда-нибудь играл? − спрпсила она.
− Да. Когда был маленьким.
− И ты не знаешь, сколько прошло лет с тех пор?
− Нет. Я не умею считать.
− Очень странно. Бывший хозяин тебя не учил ничему?
− Нет.
Она покачала головой, затем поднялась и пошла из комнаты.
− Иди за мной.
Он вышел вслед за хозяйкой. Они снова оказались на кухне, где что-то готовила Миариль. Расхель усадила тагироса за стол и стала учить его, как следовало вести за столом, как держать вилку и ложку, как называются разные столовые приборы. Эрхайн и этого не знал.
− Почему-то мне кажется, что они так не сидят за столом, − заявила Миариль.
− Сидят. У меня есть книга про тагиросов, там все о них рассказано. − Женщина взглянула на раба. − Ты знаешь историю своего рода?
− Знаю. Наши предки потеряли свой дом и продали себя в рабство навсегда. И всех своих потомков продали. А иначе, нас не было бы. Все, кто себя не продал − погибли, потому что наш дом сгорел.
− И это все, что ты знаешь? − спросила Расхель. − Все?
− В-все.
Расхель вздохнула и не сказала больше ничего.
− Что ты хочешь с ним сделать? − спросила Миариль.
− Завтра пойдем в полицию и оформим все документы на освобождение.
− Хочешь его просто кинуть? Он же не сможет жить сам.
− Он будет жить здесь, с нами. Или ты против?
− А мне какая разница? Я уезжаю послезавтра, ты с ним одна будешь. А он, похоже, и слов наших не понимает.
− Я понимаю, − произнес тагирос.
− Понимаешь? И что такое освобождение понимаешь?
− Н-нет...
− Ну, что я говорила?
− Да, кончай ты трындеть! − воскликнула Расхель. − Он не виноват, что такой. Ты же знаешь, почему все так.
− Знаю. Эрады поступили как последние свиньи. Воспользовались чужим несчастьем.
− Ты не забудь, что они вывезли тогда более трех миллионов тагиросов и сейчас их здесь более семидесяти миллионов. Живых, а не мертвых. А закон о рабстве был подписан Правительством Тагры.
− Значит, считаешь, что рабство законно? − фыркнула Миариль. − Подлость это, а не закон.
− Ты это не мне рассказывай.
− А кому здесь еще рассказывать? − фыркнула та.
− Тараканам за плитой. Скоро там?
− Скоро. Сейчас закипит...

Жизнь раба менялась. И он еще не понимал на сколько круто. На утро тагирос отправился с хозяйкой в отделение полиции, там записали его имя, возраст кто-то определил на глаз и в документ было вписано десять лет. В бумаге, которую Расхель взяла у бывшего хозяина не значился даже год рождения, а были только слова о принадлежности тагиросов семье, когда-то владевшей космическим транспортом.
− На какую фамилию его записывать? − спросил офицер.
− На мою, − ответила Расхель. − Эрхайн Орнесадорский. Ты понял, Эрхайн?
− П-понял, − проговорил тот.
− А, − она махнула рукой. − Здесь есть где-нибудь школа для тагиросов?
− Специальной школы нет. Но в каждой школе есть классы, где есть тагиросы.
− Ну, слава богу.
− Вы думаете, что мы не имеем чести? − спросил эрад.
− На нашей планете рабство считается преступлением, − ответила Расхель. − Полиция признающая преступников?..
− Здесь наша планета, а не ваша.
− Только это вас и спасает. Ну ничего. Вот долбанет ваше солнышко, вы сразу иначе запоете.
Эрад не ответил. Некоторое время он что-то писал, затем вышел. Расхель в этот момент обняла Эрхайна, и тот вздрогнул.
− Не трусь. Ты больше не раб.
− Что?! − воскликнул тагирос.
− Ты больше не раб, Эрхайн. Теперь ты член моей семьи. У тебя такая же фамилия, как и у меня. Сейчас мы получим документы и пойдем искать школу, где ты будешь учиться.
− Чему? − спросил он.
− Для начала, читать и писать. А там видно будет. Ты не рад?
− Я не знаю.
− Ох... − вздохнула Расхель. − Ты будешь слушаться меня, как и прежде. Понял?
− Да.

В этот же день Эрхайн поступил в школу. Он оказался в разношерстной группе, где были четыре вида учеников. Тагиросы, большая часть из которых носила ошейики, указывавшие, что они рабы. Была небольшая группа эрадов. Двое из них были хозяевами для четырех тагиросов, а один был дружен с террахом, который тоже учился в группе инопланетян. В остальных классах были только эрады. Четвертым видом были люди, их в классе было больше всех.
Учеба начиналась довольно просто. Читать Эрхайн научился за два дня. Учитель просто пару раз показал ему буквы, объяснил, как надо читать, и тагирос схватил знание налету. С письмом было хуже. Эрхайн никогда раньше не держал в лапах карандаша или ручки, и поначалу у него получались только каракули, в которых не узнавались буквы. Учителя это не смутило, и тагирос продолжал учиться, пока не сумел выводить буквы более или менее ровно, чтобы их можно было разобрать.
Миариль уехала. Расхель теперь сама заправляла всем хозяйством в доме. Эрхайн выполнял все ее поручения, но такой занятости, какая была прежде, у него не было. В свободное время Расхель либо говорила с ним, либо вручала ему книгу, которую он должен был читать.
В школе тем временем, Эрхайн начал учиться считать и за несколько дней одолел сложение и вычитание, а затем приступил и к умножению. Оно оказалось довольно просто. Тагирос и представить себе не мог, что счет был столь прост! И не только счет. Чтение тоже давалось столь легко, что он перешел к чтению более серьезных книг и учебников.

Эрхайн вошел в класс. Там сидел только один тагирос-раб и никого более.
− Привет, Эрхайн, − произнес ученик.
− Привет, − буркнул вошедший.
− Что это ты не веселый такой? У тебя умер кто-нибудь?
− Нет.
− Нет? − возник удивленный вой. − Тогда, я ничего не понимаю.
Эрхайн сел на свое место, а раб прошел к нему и сел рядом.
− Может, тебе не нравится говорить со мной из-за того, что я раб?
− Ч-чего? − удивился Эрхайн.
− Ты это видишь, знаешь, что это значит? − тагирос указывал на ошейник.
− Знаю, − буркнул Эрхайн.
В класс вошли еще двое. Эрад и еще один тагирос в ошейнике.
− Здорово, что это вы так рано пришли? − заговорил Эрад.
− А мы не рано. Вон, Эрхайн недоволен, что остался без ошейника.
− Это неправда! − зарычал Эрхайн так, что его сосед отпрыгнул со страха.
− По-моему, ты очень тупо пошутил, Герз, − прорычал второй раб. − Эрхайн был рабом еще пару недель назад.
− Что?! Ты серьезно?!
− А ты спроси его. Не видишь, что ли, у него на шее след от ошейника.
− Ты правда, был рабом? − спросил Герз.
− Был, − ответил Эрхайн.
В классе появились новые ученики. Кто-то из них громко говорил, послышалось рычание терраха, который почему-то ругался с тагиросом из свободных.
− Что за шум, немедленно прекратить! − раздался приказ учителя. Класс стих. Герз ушел от Эрхайна и сел на свое место. − В чем дело, Рышад? − Учитель обращался к терраху.
− Он обозвал меня зверем! − зарычал террах.
− И это все?
− Я не зверь! − зарычал Рышад.
− Ну, как хочешь, значит, ты единственный среди нас не зверь, − произнес учитель.
− Я... − террах запнулся. − Как это?
− Очень просто. Все эрады, тагиросы и люди относятся к биологическому классу зверей. Тебе остается выбрать, к какому классу относишься ты, к рыбам или ящерам.
− Я не ящер! − зарычал Рышад.
− Значит, рыба, − заключил учитель, и класс рассмеялся.
− Я требую уважения к моему виду, и!.. − Террах запнулся из-за того, что получил по голове от своего друга.
− Уймись, Рышад, − произнес он. − Придешь домой и спросишь у отца, кто ты такой.
− Я террах!
− Террах − это название вида, а не класса, − заявил учитель. Он продолжил развивать эту тему и объяснил, что слово "зверь" вовсе не является ругательством и не должно приниматься как обидное. Особенно теми, кого обычно называют зверями из-за походки на четырех лапах.
Эрхайн об этом споре и забыл бы, не окажись он через пару часов один на один с террахом. Тот некоторое время смотрел на тагироса, затем подошел.
− Ты тоже считаешь меня зверем? − зарычал Рышад.
− Я не умею так считать, − произнес Эрхайн.
− Что? Как это не умеешь?!
− Отстань от него, Рышад, совсем с дуба рухнул?! − раздался голос эрада. Он стоял в дверях. − Иди сюда!
− А ты мне не указ! − зарычал Рышад.
Эрхайн отошел в сторону.
− Стой, зверь! − приказал ему террах.
− Ты не мой хозяин, а я не твой раб, − ответил Эрхайн и прыгнул к дверям.
Террах помчался за ним, и тагирос побежал еще быстрее. Эрад отошел в сторону, и Эрхайн проскочив мимо него унесся по коридору.
− Я тебя еще достану! − завыл террах позади.
Эрхайн не останавливался. Он бежал до самого дома, а там его встретила Расхель. Тагирос не знал, что она скажет из-за того, что он примчался в мыле.
− Что произошло, Эрхайн? − спросила она. Он взглянул на нее с каким-то страхом. − Говори все, Эрхайн! − приказала она, и тагирос рассказал о террахе и его угрозе.
− Ясно. Завтра я пойду с тобой вместе туда. А ты иди в ванную. Тебе давно пора мыться.

Утром тагирос отправился в школу вместе с Расхель. Они встретили терраха еще на улице, и тот не подавал вида, что что-то произошло день назад.
− Здорово, козявка, − произнесла Расхель, когда террах остановился перед воротами в школу. Он глянул на женщину, а та встала прямо перед ним. − Ты обидил моего мальчика, недомерок.
− Я не знаю никаких ваших мальчиков, − прорычал тот.
− Да ну? Врешь и даже не лысеешь, обезьяна.
Террах зарычал, но с места не двигался, прекрасно зная, что ему нельзя даже пытаться нападать на человека или эрада. Но относительно тагиросов он был иного мнения.
− Идем, Эрхайн, − сказала Расхель, и тагирос прошел мимо разозленного терраха. Они вошли в класс вдвоем. Там уже находился учитель.
− Здравствуйте, госпожа Расхель, − произнес он.
− Я пришла сказать, что забираю Эрхайна из вашей школы, − заявила Расхель. − Он пойдет учиться в другое место.
− Но почему? − улыбка учителя тут же исчезла.
− Потому что некоторые разумные ведут себя не достаточно разумно. В частности ваш директор вчера обругал меня в телефонном разговоре. Ему, конечно, легко ругаться, когда он получил кругленькую сумму за принятие терраха, но меня это совсем не устраивает. Прощайте, господин учитель.
− Это какая-то ошибка!
− Ошибка только в том, что я нарвалась на вашу школу первой и не проверила все сразу! А с террахом у вас проблемы. И очень крупные проблемы. Вы этого явно не замечаете. Или не желаете замечать. А кончится все очень жестоко, если вы не примете меры.
− Какие меры? О чем вы говорите?
− Об угрозах с его стороны в адрес учеников. Прощайте.
Расхель увела Эрхайна из класса и через час он оказался в новой школе, где тоже учились тагиросы, но террахов в классе не было.

А два дня спустя, под вечер в квартире Расхель появилась полиция. Она приняла человека и эрада, и разговор сразу же пошел о террахе и его угрозах. Оказалось, что два тагироса действительно попали в больницу с тяжелыми ранами, а молодой террах сбежал, когда его ловила полиция.
Расхель заявила, что знает все со слов Эрхайна, и тому пришлось рассказывать обо всем, что случилось несколько дней назад.
Поздно вечером зазвонил телефон, и рычащий голос потребовал забрать заявление об угрозах из полиции.
− Неужто козявкин предок? − фыркнула Расхель. − Ты влип, недоумок. Твой голос записан...
В трубке возник сигнал отбоя, и Расхель тут же позвонила следователю, заявляя, что получила угрозу от отца терраха. Через пять минут приехала полиция и забрала с собой женщину с тагиросом.
А через час, посреди ночи состоялась новая встреча. Расхель и Эрхайн оказались перед парой террахов, отцом и сыном. Они оба обвиняли женщину во лжи.
− У вас, очевидно, проблемы с головой, − заговорила Расхель. − У обоих. Мне плевать на ваше положение, будь вы хоть самими императорами на своей задрипаной планетке. У тебя недомерка, очевидно, глюки, и ты считаешь, что я человек. Так вот, ты ошибся. Ты нарвался на корхана. Ты все понял, ублюдок? В соответствии с законом Орнесадора, я вызываю тебя на бой. один на один, без оружия. Ты можешь отказаться, если ты трус, а если нет, тогда ты сдохнешь. Твой труп сгорит в адском пламени, а твоего змееныша отправят на твою планету, и он будет знать, что значит оскорблять нас.
Расхель замолчала. Террах еще некоторое время пытался переварить сказанное, а затем зарычал, заявляя, что убьет Расхель, кем бы она ни называлась.
Полиция просто стояла. Террах намеревался драться прямо на месте, и приказал сыну отойти назад, после чего Расхель отправила назад тагироса. Она подняла перед собой руки, ее одежда разлетелась в клочья, а человеческое тело изменилось. Руки и ноги обратились в лапы, пальцы стали когтями, тело Расхель покрыла короткая коричневая шерсть, а за ее спиной появились крылья.
− Сдохни, ублюдок, − прорычала корханка.
Зверь кинулся на нее. Расхель пропустила его рядом и нанесла молниеносный удар. Ее когти прошлись по горлу терраха, и он грохнулся на пол перед группой полицейских. Террах поднялся на задние лапы и заревел. Пересиливая боль он двинулся на Расхель, а ее тело вспыхнуло огнем и террах встал, не доходя до нее.
Расхель прыгнула и огонь вошел в тело терраха. Он взвыл вновь и вспыхнул в одно мгновение, когда огненная корханка прошла сквозь него.
Пламя уничтожило тело терраха, и оно рухнуло на пол кучей пепла. Расхель в этот момент вновь изменилась и стала просто человеком, вокруг ее тела сверкнули молнии и застыли в виде одежды.
− Отправьте этого недомерка туда, откуда он прилетел, − произнесла Расхель и пошла на выход, давая знак тагиросу идти вслед.

Эрады вышли из оцепенения только когда женщина ушла из участка. Поднялся вой и крик. Молодой террах попытался сбежать, но его задержали и связали, когда он начал сопротивляться. Все происшествие было записано на пленку, и вскоре она оказалась в правительстве эрадов, а там уже решали, что делать с убийством терраха.

Эрхайн едва дышал.
− Никогда не встречался с корханами? − спросила Расхель.
− Н-нет, − произнес он.
Она закрыла дверь в квартиру, изменилась, встала на четыре лапы и прошла в комнату.
− Что ты там застрял? − прорычала Расхель. Эрхайн прошел за ней и остановился посреди комнаты. Расхель лежала на ковре. − Ну, иди же ко мне, Эрхайн. Ложись рядом. − Он исполнил приказ и корханка придвинулась к нему. − Ты еще совсем ребенок, Эрхайн. − Она толкнула его в бок и перевернув легла сверху. Эрхайн сжался и закрыл глаза, а Расхель коснулась его и стала ласкать и гладить. Он принимал все молча, считая, что хозяйка имеет право делать с ним все, что захочет. − Мерзавец! − зарычала Расхель вдруг и отпрыгнула.
Эрхайн открыл глаза, перевернулся на живот и вжался в пол.
− П-простите... − проблеял тагирос.
Расхель не сказала ничего, только поднялась и ушла на свою постель. Молчание продолжалось, но Расхель не спала. Не спал и Эрхайн.
− Иди сюда, − прорычала она. − Сюда! − Она ткнула лапой рядом с собой, и Эрхайн медленно прошел к ней. Расхель ждала, пока он не забрался на постель и не лег, как ему было приказано. − Ты своей воли не имеешь, Эрхайн?
− Я не могу. Я обязан...
− Ты не обязан, черт тебя возьми! Ты не обязан, тебе врали с самого детсва, Эрхайн!
− Но как же?
− Врали! Твои предки продали себя в рабство, но так сделали далеко не все! Вы остались рабами здесь, а миллионы и миллионы других тагиросов свободны и живут сейчас на Геросе! Они ВСЕ свободны, Эрхайн. И их во много раз больше чем вас рабов здесь. Ты этого не знал, да?
− Н-нет. Но почему тогда?!.. − он осекся и снова напрягся.
− Эрады не имели права держать вас в рабстве тогда и не имеют права делать это сейчас. Эта продажа была незаконна, Эрхайн. Ты понимаешь или нет?
− Я не понимаю, − произнес он и едва не взвыл. − Меня не должно быть, да?!
− Глупый. Ты должен быть. И ты должен быть свободным. И все тагиросы должны быть свободны! Эрады отняли у вас свободу, наживаясь на несчастье, которое могло случиться с каждым! Они поступили ПОДЛО, Эрхайн. Они воспользовались тем, что у твоих предков не было выбора. Был выбор только умереть или стать рабом. Второе предоставили эрады, но будь они хоть чуть более справедливы, они не стали бы так делать, Эрхайн. Ты не раб, Эрхайн! Ты НЕ РАБ, ты не должен думать обо мне как о хозяйке!
− Но я обязан делать то, что ты говоришь.
− Ты это обязан делать, потому что я старшая в семье. Ты это понять можешь или нет?
− М-могу.
Расхель замолчала. Она больше не думала об Эрхайне. Он не мог изменться сразу, не мог изменить образ своих мыслей, и Расхель не знала, мог ли он вообще его изменить?

Звонок в дверь был резким и длинным. Расхель вскочила с постели, мгновенно обратилась в женщину и умчалась открывать.
− Межвидовая полиция, − заявил эрад, показывая документ. − Вы нарушили закон, проникнув на нашу планету без разрешения.
− Глупее ничего не придумали? − зарычала Расхель. − Это что, по-вашему? − Она ткнула эраду под нос бумагу, где прямо значилось разрешение на поселение для корханок Расхель и Миариль. Там же были фотографии их в виде крылатых коричневых кошек и замечание, что корханы имеют полное право выглядеть так как им хочется. − Все законно, подписано вашим ведомством, господа.
− Вы не говорили о превращениях.
− А это что?! − Расхель ткнула в пометку о "праве выглядеть как угодно".
− Это пометка относительно выбора одежды.
− Какой еще одежды? Корханы одежду никогда не носят.
− А вы сейчас в чем? − фыркнул эрад.
− Это часть меня. − произнесла Расхель и ее одежда слилась с телом, после чего она обратилась в рагроса, стоящего на задних лапах. Эрхайн в этот момент оказался позади нее и вздрогнул из-за нового превращения Расхель. − Долго вы собираетесь на меня пялиться? − прорычала Расхель.
Они удалились, и Расхель закрыла дверь, после чего обернулась к Эрхайну и вновь изменилась. На этот раз она обратилась в тагироса, прошла к нему и толкнула в бок. Эрхайн повалился на пол.
− Ты что, держаться на лапах не умеешь? − прорычала она.
− Ум-мею.
− Тогда, вставай и держись! Давай, давай! Я буду тебя толкать, но ты должен держаться, ты понял?!
− Д-да.
Он поднялся и после очередного толчка снова свалился.
− Ты снова не слушаешь меня, Эрхайн?! − зарычала Расхель.
− Я слушаю. − Он поднялся, и Расхель снова толкнула его, на этот раз Эрхайн отлетел назад, но удержался.
− Ты просто маленький слабак, Эрхайн. Иди сюда и попытайся меня столкнуть. Давай! Делай, Эрхайн!
Он подошел и толкнул Расхель. Она не сдвинулась с места, упираясь.
− Сильнее, Эрхайн, толкай со всей силой! Ну?!
В нем словно что-то переключилось, и Эрхайн толкнул Расхель с полной силой. На этот раз она не удержалась на месте и отскочила, чтобы удержаться на лапах.
− А теперь держись сам!
Странная игра продолжилась. Когда закончились толчки, Расхель стала показывать новые приемы... ДРАКИ. Она говорила о когтях и клыках, как об оружии. Расхель учила Эрхайна наносить раны противнику и показала несколько особо важных точек на телах эрадов, людей, тагиросов и террахов.
− Ты свободен, Эрхайн, и ты должен уметь защищать себя. Но сейчас ты, все равно, мямля! Все, на сегодня закончили. Собирайся, тебе пора идти в школу.
Расхель не меняла себя и отправилась в школу вместе с Эрхайном, а там оказалась с ним в одном классе и Эрхайн внезапно понял, что учеба не всегда может быть проста. Расхель за один день протащила его через жесткую программу обучения, в которой он узнал столько, сколько не узнавал раньше и за месяц.
− Черт возьми, эта дурацкая школа тебе не подходит, − произнесла Расхель. Она явилась к директору и объявила, что Эрхайн больше не учится там. − Эрхайн больше нигде не учится. Он учится только у меня!

Казалось, прошел не месяц. Прошло словно несколько лет. Эрхайн изменился за это время. Изменился и физически и умственно. Он больше не делал ошибок в письме, он знал осовы физики и математики. Он знал историю эрадов и тагиросов. Он начал понимать, что рабство − это зло, а жизнь вокруг далека от справедливости. Теперь он смотрел на своих соплеменников с ошейниками иначе. Он ПОНИМАЛ...

Очередное появление межвидовой полиции закончилось поездкой Расхель и Эрхайна через город. Эрады отправили ее в космопорт, а там зачитали решение межправительственной комиссии, по которому корханка Расхель передавалась властям террахов в связи с убийством их представителя.
− Вы отправитесь туда либо сами, либо мы это сделаем силой. − заявил эрад. − Если вы будете сопротивляться, вы автоматически получите запрет на посещение и лишение всех прав на нашей планете.
− Я не отказываюсь, − произнесла Расхель. Она взглянула на Эрхайна. − Вся моя собственность переходит к нему, − сказала она.
Эрады проолчали, но не стали возражать.
− До встречи, Эрхайн. Пришло время, и ты теперь должен жить сам, надеюсь, ты это сможешь.
Он молчал. Молчал, понимая, что не может ни возразить, ни сказать, что-либо. Только в душе все сжалось от потери... друга.
− Я не умру, Эрхайн. И я еще вернусь. Возможно, не скоро, но вернусь!
Она ушла, и Эрхайн остался один. Эрады выгнали его из помещения, и он остался на улице.
Жить одному? Он почти не представлял, что делать! Совсем не представлял! Он помнил слова Расхель, она когда-то говорила о том, как живут свободные, но Эрхайн этого не представлял... Он поднялся, медленно отправился к городу, а там вернулся в квартиру, где жил с Расхель. Квартира теперь принадлежала ему, и это было почти непостижимо...


− Привет, котятам, − произнесла Расхель. − Ее грубо втолкнули в помещение и закрыли позади дверь.
− Ты убила терраха и ты умрешь, − зарычал один из зверей.
− Все когда-нибудь умирают. − Расхель медленно изменила себя и обратилась в гроссера. От вида огромного крылатого монстра террахи попятились назад. Расхель подняла лапу и ударила в пол с огромной силой. Корабль террахов содрогнулся, в полу возникли дыры, пробитые когтями гроссера. Расхель двинулась вперед и зарычала с такой силой, что звери повыскакивали из ангара и захлопнули дверь.
− Убейте этого зверя! Убейте! − завопил чей-то голос за дверями.
Огненный удар вошел в металл, и двери расплавились. Новый удар гроссера разворотил стену, и Расхель вышла из ангара. В ее лапе сверкнула молния и возник огненный меч, которым она в мгновение раскромсала еще одну стену и прошла в самый центр корабля, где располагались приборы. Новые удары перерубили энергокабели, вокруг погас свет и светился только огенный меч в когтях гроссера. Она развернула его и метнула в стену. Огонь прошел сквозь обшивку, пробил топливный бак, и корабль террахов вспыхнул как соломина в кислороде.
Огонь прошел сквозь весь аппарат, и вырвался наружу. Едва уехавшие эрады обернулись и остановились. Над рейдером террахов полыхало пламя, а рядом в огненной вспышке возникло крылатое существо, которое пронеслось вокруг огня и ударами с воздуха добило выскочивших из корабля зверей. После этого зверя окутал голубой огонь, и он метнулся ввысь, уходя на орбиту.
Расхель ворвалась в космическую станцию террахов и в огненной вспышке возникла перед ее командром.
− Привет, гнусь. Продолжим войну или будем подписывать капитуляцию? − прорычала корханка.
Террах в этот момент наблюдал на экране полыхающший корабль.
− Ты не обманешь меня! − заревел зверь, и его слова предрешили судьбу космической станции.
Над миром эрадов вспыхнула яркая звезда, которую было видно даже днем. Террахов больше здесь не было. Расхель проверила это сканером и унеслась на другую станцию. Полчаса спустя она вылетела на небольшом частном корабле к миру террахов.


Два года учебы пролетели почти незаметно. Эрхайн выбрал для себя профессию космического летчика и легко поступил на подготовительные курсы, а через полгода сдал все экзамены на отлично. Он не видел сложности в науке и едва понимал, как кто-то мог не выучить простых законов. Два года жизни на свободе изменили его и внутренне. Он повзрослел и возмужал. Постоянные физические тренировки, к которым его подтолкнула Расхель, обратили его в сильного бойца, и Эрхайн поставил перед собой Первую Задачу − освободить всех рабов.
Но пока у него не было такой возможности. Закон не позволял делать это силой, а выкупать и отпускать рабов было так же глупо, как кидаться в драку посреди улицы.
Первый полет произвел на него неизгладимое впечатление, и тагирос понял, что больше не сможет жить без неба, без полетов. И вместе с полетами он вновь вспоминал Расхель − крылатую корханку, о которой теперь ходили легенды. Эрхайн не говорил о том, что встречался с ней. Об этом знали только те эрады, что когда-то приходили к нему и пытались расспрашивать о Расхель. Он не стал говорить. Просто отказался, заявляя, что Расхель сама рассказала бы, если бы это ей требовалось, а раз не рассказала, значит, она этого не желает, и он, Эрхайн, не пойдет против ее желания, даже если вго будут убивать. Они просто отстали.

Эрхайн получил диплом, а вместе с ним и первое направление на работу в космосе. Он отправлялся туда вместе с тагиросом Теоном. Тот тоже учился на космического летчика, но был рабом. Несколько дней перед полетом на космическую станцию, Эрхайн отдыхал, просто гуляя за городом. Прогулки по лесу завлекали его не меньше чем полеты, и он часто отправлялся туда, чтобы отдохнуть и подумать о чем-нибудь.
Космопорт встречал его как обычно, шумом и гамом. Эрад проверил документ тагироса и пропустил его. Эрхайн сначала должен был встретиться с Теоном, и прошел к назначенному месту. Теон появился через минуту, и Эрхайн замер, глядя на него.
− Что это с тобой? − спросил Теон.
− Ты без ошейника?!
Теон фыркнул, усмехнувшись.
− А ты не знал, да?
− Что?!
− Хозяин освободил меня. Он мне это давно обещал, сказал − получишь хорошую профессию и вместе с ней − свободу. А ты, растяпа, думал, что все хозяева такие как твой, да?
− Но почему тогда он не освободил тебя раньше?
− А какая разница? − фыркнул Теон. − У нормальных хозяев рабы числятся номинально, а не так как было у тебя! Пошли, Эрхайн, а то опоздаем, челнок вылетает раньше чем было намечено.
− Почему?
− А бес их знает. Перехимичили с погодой. Ты же видел, какой ветер на улице. Идем!
Они вскоре вошли в челнок, улеглись на своих местах, пристегиваясь.
− Знаешь, что я тебе скажу, Эрхайн. Тебе просто немного не повезло с хозяином.
− Мне в другом повезло, − буркнул Эрхайн.
− И в чем же?
− В том, что я встретил Расхель. Никогда ее не забуду.
− Она так и не вернулась?
− Нет. Ее выслали с планеты. Она − не эрад.
− Ну дела. И ты мне раньше не сказал?!
− А какая разница? Ты же сам, кажется, это говорил?
− Я такого не говорил.
− Говорил. О своем освобождении.
− Это не одно и то же!
− Кому как, − буркнул Эрхайн.
Прозвучало предупреждение о минутной готовности. Челнок дрогнул, включились двигатели, и начался плавный подъем, а затем резкое ускорение. Тагиросы его легко выдержали и вскоре аппарат попал в полосу невесомости.
Эрхайн отстегнулся и взлетел.
− Эрхайн, ты нарушаешь инструкцию, − прорычал Теон.
− Нам не меньше получаса пилить в невесомости, − ответил тот и перекувырнулся. Эрхайн оттолкнулся от стены, затем от потолка и закружился в воздухе.
− Псих... − буркнул Теон, а Эрхайн раскинул лапы в стороны и продолжал кружиться по инерции.
Через несколько минут, замедлив вращение, Эрхайн вновь коснулся стены и зацепившись когтями изменил движение так, что плоскость вращения изменилась и начала прецессию. Теон только наблюдал. Эрхайн продолжал кружиться, медленно останавливаясь, затем затормозился, прошел на пол, цепляясь за дырки для когтей и лег на свое место. Он положил голову на пол и закрыл глаза.
− Мир крутится вокруг меня, − прорычал тагирос.
− Ты ненормальный. А если бы возникла аварийная ситуация, и челноку пришлось бы включать двигатели?
− Во-первых, об этом был нас предупредили. Во-вторых, на полную мощность их включать бы не стали.
Прошло еще несколько минут. Прозвучало предупреждение о включении двигателей, и некоторое время аппарат шел с ускорением, затем компьютер начал отчет о работе системы автоматической стыковки.

Работа на космической станции была совсем простой. Поначалу два новичка занимались самой примитивной уборкой помещений, затем им стали давать поручения чуть посложнее. Эрхайн исполнял все без слов, а Теон периодически вспоминал, что его даже будучи рабом так не гоняли. Но полгода спустя он уже не ерепенился. Работа оставалась почти та же, уборка, погрузка-разгрузка, иногда помощь техникам, когда требовалось что-то подержать, подцепить... Эрхайн прямо на станции поступил на новые курсы и изучал технику. По его примеру начал занятия и Теон.

− Новый Орнесадор существует, господа. Несколько часов назад пришли сообщения разведчиков из сектора Эль-12, там появилась новая звезда и планета... Новый Орнесадор.
Эрхайн остановился. Человек, говоривший эти слова собеседнику, прошел мимо, и тагирос чуть постояв направился вслед, забыв о своей работе.
− Теперь точно известно, что корханы − не выдумка. На Новом Орнесадоре обнаружено четыре разумных вида. Наши разведчики влипли, но их не уничтожили и отпустили.
− Это значит, что они не желают воевать?
− Это может быть просто трюк. Их обнаружили бы в любом случае, а так... Какого черта этот зверь плетется за нами?
Человек обернулся и Эрхайн встал.
− Чего тебе надо?
− Я хочу знать все про Орнесадор, − заявил тагирос.
− Можешь о нем забыть, тебя туда не пустят с твоей метлой. Иди отсюда!
− Понятно, − буркнул Эрхайн и пошел назад. После работы он отправился в библиотеку и несколько часов занимался учебой. Эрхайн давно понял, что на местных курсах его не станут учить всему, и он учился сам. Постигал азы техники и электроники, изучал физику, химию. Когда его кто-то спрашивал о том, что он ищет, Эрхайн говорил какую-нибудь глупость и продолжал учиться.

− Черт возьми, какого дьявола они тут ставят эти транзюки, они ж дохнут, как собаки от напалма! − техник кинул паяльник и поднялся. Эрхайн на мгновение остановился. Он пришел сюда, чтобы провести очередную уборку. Эрад глянул на него и пошел на выход, ничего не говоря.
Что раб, что не раб. Отношение то же самое... Почувствовался запах горелого, и Эрхайн обнаружил, что паяльник лежит на своем же проводе. Тагирос прошел к месту техника, выключил паяльник и поправил его, чтобы провод не лежал на горячем.
На следующее утро техник снова ругался, на этот раз из-за того, что кто-то "сжег" его паяльник. Рядом было еще несколько его товарищей.
− Черт возьми, кто это сделал?!
− Да кому тут нужен твой дохлый паяльник?! Иди на склад и меняй!
− А это кто сделал?! − выругался эрад, показывая оплавленный провод.
− Ты сам это сделал вчера, когда ушел и бросил его не выключив, − прорычал Эрхайн, продолжая протирать стену. − Придурок чуть пожар не устроил, тебе еще повезло, что я тут остался.
Эрады обернулись к тагиросу, а тот на них даже не смотрел, продолжая вытирать грязь. Она тут появилась несколько дней назад, когда станция совершала маневр и стена временно становилась полом.
− Значит, это ты трогал мой паяльник, зверь? − заговорил эрад.
Эрхайн обернулся к нему.
− Не знаю я что такое "паяльник" понял? Мне это знать не положено. − Эрхайн прошел к дверям и скрылся, направляясь в соседнюю комнату, где так же следовало мыть стену.
Через два часа тагироса вызвали к начальнику, и тот сразу же принялся за отчитку. Техник, как оказалось, наврал и заявил, что паяльник сжег тагирос.
− И не пытайся говорить, что ты не знаешь, что это такое! − зарычал начальник.
− С чего это вы взяли, что я не знаю, что такое паяльник? − фыркнул Эрхайн. − Я прекрасно знаю, что это такое и знаю, что его надо выключать перед тем как оставлять рабочее место. Ваш придурок его не выключил и ушел, кинув его на провод. Не верите, пойдите спросите его, заменил он все транзисторы или нет и послушайте, как он будет ругаться. Он тогда ушел, ругаясь на транзюки, которые дохнут как собаки от напалма. А если бы меня там не было, там и пожар мог бы произойти.
− Иди, продолжай работу, − приказал начальник.
Эрхайн ушел и вскоре вновь драил стены, а вечером в его каюту заявился эрад, тот самый техник, о тагиросу не надо было объяснять, что тот задумал. В руке эрада была палка.
Драка началась в полном молчании. Эрхайн поднялся на задние лапы и действовал как его учила Расхель когда-то. Удар выбил из эрада сознание, и он распластался на полу. А Эрхайн получил только пару скользящих ударов, которые не причинили ему вреда.
Веревки связали руки и ноги эрада. Эрхайн ушел за мешком и вскоре связанный оказался на тележке, которую тагирос провез через отсек, поднял на лифте на самый верхник уровень станции и свалил перед охранником, стоявшим у каюты командира станции.
− Ты что делаешь, недоумок?! − выпалил эрад.
− Я привез ваш мусор, − ответил тагирос, стащил мешки со связанного эрада и ушел в лифт.
− Стой! − выкрикнул охранник. Он задержал лифт, включил тревогу и минуту спустя Эрхайна связали, а техника привели в чувство. Тот начал ругаться и остановился только, когда увидел рядом офицеров.
− А теперь отвечай, что это значит? − приказал комндир тагиросу.
− Это значит, что я не раб. И никому не позволю бить себя палками! − зарычал Эрхайн.
− Отправьте его вниз. С полной дисквалификацией, − приказал командир.

Эрхайн не жалел, что оказался на земле. За прошедшие полгода в космосе он не малому научился. Работа в космосе ему теперь не светила, но Эрхайн довольно быстро получил работу на земле. Он нанялся в одну из богатых семей эрадов на вполне привычное место уборщика.

− Эй, раб, иди сюда!
− Я не раб, идиот! − зарычал Эрхайн. − Ты, недоносок, рабов от свободных отличить не способен?! − Эрхайн поднялся на задние лапы. Молодой эрад шарахнулся от него и убежал.
Десять минут спустя Эрхайн оказался в кабинете хозяина дома, где его сын заявлял, что новый раб на него напал.
− Как это понимать? − заговорил эрад.
− Понятия не имею. Я не видел здесь новых рабов. Все только старые.
− Это ты, раб, напал на меня! − закричал молодой эрад.
− Глупец. Если бы я на тебя напал, ты сдох бы в ту же секунду.
− Уволен! − выпалил хозяин.

Эрхайн стоял перед вышкой. Он некоторое время готовился, затем вцепился когтями в металл и полез вверх. В одну минуту он добрался до вершины, встал там, затем двинулся по канату, висевшему между двумя вышками. Удержаться прямо на нем не удалось, но тагирос оказался вверх лапами и прошел по канату так, после чего легко спустился со второй вышки.
Бег. Тагирос промчался через полосу препятствий, пронесся над стеной, вскочил одним прыжком в окно второго этажа и ударами когтей разнес деревянную переборку, после чего промчался через коридор и прыгнул из окна второго этажа в воду.
Вода неслась мимо, и плавание чем-то напоминало полет. Тагирос применил способ, которому его научила Расхель и выскочив из воды помчался дальше.
Новое препятствие − два чучела в дверях. В лапах Эрхайна мелькнула пара камней и чучела грохнулись на землю от ударов по головам. Тагирос шел дальше. Он медленно прошел через минное поле и не задев ни одного крючка прополз под колючей проволокой.
Впереди осталось последнее препятствие − огонь. Пламени не было, и Эрхайн промчался через обугленный мост.
Он взглянул назад, прошелся немного по площадке и остановился около выхода. Ворота были закрыты, но они не представляли для тагироса препятствия.
− Стой! − раздался голос позади, и Эрхайн развернулся. К нему шел эрад, и тагирос не испугался его. Он встал на задние лапы и приготовился к схватке, оскалившись.
Эрад остановился.
− Я не нападаю, − заявил он. − Я видел, как ты пришел, с самого начала, и не пытался тебе мешать.
− Я пришел, и я уйду, − прорычал Эрхайн.
− Ты можешь уйти и можешь придти снова, − заявил эрад. Он поднял руку с прибором и позади тагироса зажужжали двигатели, открывавшие ворота. − Я не держу тебя. Но, если тебе потребуется работа, ты можешь придти сюда.
− Какая работа?
− У нас работают несколько свободных тагиросов, и они не считают ее плохой. Если же ты что-то не умеешь, мы научим.
Эрхайн молча развернулся и проскочил в ворота. Он не верил эрадам. Просто не верил, потому что они всегда врали, обманывал, валили свою вину на него. А полосу препятствий он прошел вовсе не для того, чтобы кому-то понравиться. Он сделал это для себя.
Работы не было. Но деньги, оставленные Расхель на счету, еще не закончились, и Эрхайн продолжал учиться сам. В открытые библиотеки его пускали по-прежнему, и тагирос чаще всего ходил в центральную библиотеку, когда там дежурил человек, а не эрад.

Ему исполнялось четырнадцать. Четыре года свободы остались позади, и Эрхайн отмечал их по-своему. Он ушел в лес и полдня гонялся за крупным травоядным зверем, который просто так не давался хищнику. И все же, Эрхайн победил его, а вечером получил приличное вознаграждение за мясо и шкуру на базаре. Подобным способом он зарабатывал уже не раз, но праздничная жертва оказалась особенно шикарной, и Эрхайн получил почти месячный заработок.
И снова учеба. Теперь Эрхайн возился с техникой дома. Покупал детали и собирал различные устройства. Вечера он по-прежнему просиживал за книгами, а день был расписан до предела. Учеба, тренировки, изредка перерывы на обед.

− Эрхайн? − раздался голос. Тагирос обернулся и увидел раба. − Давно не виделись, − произнес он. − Ты меня не забыл? Я − Герз.
− Привет, Герз, − произнес Эрхайн.
− А ты, как всегда, не весел? − фыркнул Герз.
− А ты, как всегда, раб. Не желаешь освободиться?
− Не желаю. На тебя посмотришь и тут же вся охота пропадает, свободный! Может, я и раб, но живу не хуже других.
− Ты не знаешь, как я живу.
− Судя по твоему мрачному виду − фигово.
− Я мрачен не от того, что мне плохо жить.
− Да ну? А от чего же тогда?
− От того, что вокруг полно рабов.
− Так значит, ты нас не уважаешь?
− Глупец! Это они вас не уважают!
− Одна грязная свинья попалась тебе, и ты всех под одну метелку.
− Мне попалась не одна свинья. Все эрады, кто мне попались, все были свиньями!
− Ну, тогда, прощай, Эрхайн. Мне надо хозяина догонять.
Герз умчался, и Эрхайн остался на месте. Прохожие обходили его, и тагирос не спешил освобождать дорогу. Он вновь думал о рабах и хозяевах, о несправедливости и странном поведении рабов...

− Не трогай меня! Не трогай! − раздался вой. Эрхайн вздрогнул. Он слышал голос тагироса вперемежку с руганью, ударами и воем.
− Мерзкая зверюга! − кричал эрад.
Эрхайн перескочил через ограду и взлетел на второй этаж. Удар выбил окно. Тагирос увидел ошалевшего эрада. Тот разинул рот, глядя на ввалившегося в комнату тагироса. Эрхайн проскочил к лежавшему на полу зверенышу и поднялся на задние лапы перед его хозяином. Удар свалил эрада, даже не подумавшего о сопротивлении.
Эрхайн поднял с пола избитого зверя, выбил дверь из комнаты и прошел через дом. Еще два эрада попались по дороге, они подняли вой, но Эрхайн прошел мимо, спустился в подъезд и вышел из дома. Маленький тагирос тихо скулил, но не из-за страха перед взрослым зверем, а из-за боли...
Он так шел на задних лапах, подобно человеку. По пути попался полицейский участок, и Эрхайн вошел туда. Четверо полицейских встали, словно вкопанные.
− Я пришел, чтобы записать ее свободным тагиросом, − произнес Эрхайн.
− Что? Где ты ее взял? Показывай документы, что она твоя!
− Она моя. Я ее УКРАЛ! − зарычал Эрхайн. − Делайте, что я сказал!
Кто-то из них вдруг рассмеялся.
− Лейвекс! − выпалил смеющийся эрад. − Иди и записывай ее.
− Что, правда, шеф?
− Тебе что непонятно?
Шеф подошел к Эрхайну и показал ему на место перед столом Лейсекса.
− Не трусь. Мы не кусаемся, − произнес полицейский.
Странное поведение обескуражило Эрхайна, но он сел перед столом полицейского и назвал все данные, необходимые для записи. Возраст − семь лет. Имя − Расхель. Документ о принадлежности...
− Чего писать, шеф? − спросил тот.
− Пиши − признание в краже. А он его подпишет. Писать умеешь? − спросил полицейский у Эрхайна.
− Умею.
− Меня зовут Илира, − проговорила освобожденная.
− Илира? А не Расхель?
− Илира! Он не знает моего имени! − выпалила она.
− А ты с ним останешься? − спросил шеф.
− Останусь. Он хороший.
Вокруг вновь были смешки. Эрхайн получил документ на Илиру и подписал признание в краже раба, после чего его просто выпустили.
− Пока нет заявления пострадавшего, ты свободен, − заявил шеф. − А там будет решать суд.
Эрхайн ушел. Он принес Илиру в свой дом и проделал с ней ту же процедуру, какую когда-то сделала Расхель с ним. Маленькая тагира оказалась говорливой баловницей. В ванной она плескалась и болтала без умолку, а когда Эрхайн вытер ее и принес на кухню, она вдруг замолчала, а потом произнесла:
− Я тебя люблю! Ты мой герой, я что хочешь для тебя сделаю!
Он накормил ее, а вечером, Илира улеглась под его боком и заснула, как могут засыпать только дети.

Старые хозяева нашлись через два дня. Они поначалу и не поняли, что случилось. Пытались искать сами, потом заявили в полицию о пропаже маленькой тагиры. Полиция через несколько минут нашла адрес Эрхайна Орнесадорского и выдала его эрадам.
− Она там. И она свободна, − заявил полицейский.
− Что?! Как это свободна?! Мы ее не продавали!
− Вы ее потеряли, вот ваше заявление. Он ее нашел и освободил.
− Он ее украл, а не нашел! − выпалил второй хозяин.
− Да? А это что такое? Ваше признание во лжи? − спросил он, показывая заявление.
− Мы его забираем и пишем другое! − выпалил первый.
− Забрать уже не получится. Только отказаться от него. Бумага уже пришита к делу о похищении Илиры.
− Какому делу? Никакого дела быть не может, пока мы не подали заявление!
− Ошибаетесь, господа. Дело было открыто по заявлению Эрхайна Орнесадорского. Он признался, что украл ее.
− Да вы издеваетесь?! Вы!.. Мы подадим в суд!.. Вы заплатите!..

В этот же вечер бывшие хозяева явились в дом Эрхайна Орнесадорского и потребовали вернуть украденое.
− Пошли вон, − прорычал Эрхайн.
− Пошли вон, злюки! − выскочила рядом Илира. Она обняла Эрхайна и зарычала на эрадов, а Эрхайн махнул лапой и захлопнул дверь перед носом эрадов.
Заявление в суд было подано, и через четыре дня вор был препровожден туда, вместе с украденной тагиркой. Суд начинался с шумом у самого здания. Куча корреспондентов желала увидеть обвиняемого и предмет кражи.
Перед заседанием Эрхайн переговорил с адвокатом, которым выступила женщина-человек (от адвоката-эрада Эрхайн отказался сразу). Суд начинался почти как фарс. Было зачитано обвинение в краже раба, после этого обвиняемый признался в том, что он действительно украл раба, но этого раба у него больше нет.
− Как это нет?! − выпалил бывший хозяин.
− Нет, значит нет, − тут же выступила адвокат Эрхайна. − Освобожденный раб не считается рабом.
− Он сделал это незаконно! − закричал эрад.
− В законе нет понятия о незаконном освобождении рабов. Процедура соблюдена, все было сделано правильно.
− Он украл раба!
− Это уже другой вопрос, и он не относится к процедуре освобождения. По закону, никто не имеет права забирать свободу у освобожденного раба, если тот не совершил преступления, а это дитя преступлений точно не совершало.
Вой и шум заполнили зал. Кто-то кричал о незаконности, другие аплодировали адвокату. Судья призвал к тишине, после чего заявил, что кража была совершена, преступление доказано, и подсудимый получает наказание в виде срока в два года условно.
− Почему это условно?! Он ворвался в наш дом, выбил окно, он должен сесть в тюрьму!
− Про окно в обвинении ничего не было, − заявил судья и обратился с вопросом к защите.
− Эрхайн Орнесадорский действительно выбил окно на втором этаже, когда запрыгивал в комнату, где ребенок звал на помощь. Это не может быть поставлено в вину, потому что ребенку действительно требовалась помощь. Вы, разве не разбили бы какое-то окно, зная, что за ним просит о помощи ребенок?
− Обвинение в разбитом окне отклоняется, так как обвиняемый действовал из высоких побуждений. Дело закрыто!
Вновь был шум, вновь крики и вой, но решение уже никто не мог опровергнуть.

Эрхайн стал знаменитостью. За несколько дней о нем узнал весь мир, а постановление суда о признании украденной и освобожденной рабыни свободной, привело к целому валу подобных же инцидентов. Рабов стали красть и овобождать. Не всегда это проходило, не в каждом участке оказывались противники рабства. Несколько сотен воров попали в тюрьмы, но они шли туда победителями, потому что их друзья получали свободу.

− Эр-хайн! Эр-хайн! Эр-хайн! − Вой тагиросов разносился по улице. Перед домом Орнесадорского собралось несколько сотен свободных и рабов.
Тагирос вышел к собравшимся и его приветствовали воем, а затем вся толпа двинулась через город. Тагиросы требовали отмены рабства. Демонстрацию не задерживали, и она прошла до самого центра, где на площади выступило несколько активистов движения за освобождение всех рабов. Они клеймили позором эрадов, но дальше дело не шло. Через час собрание было закончено по требованию полиции. Тагиросы не переступали через рамки закона и подчинились требованию властей закончить демонстрацию. Все, кому надо, уже о ней узнали.
Волна демонстраций тагиросов прокатилась и по другим городам. В некоторых местах вспыхнули беспорядки, но их быстро загасили. О свободе и рабстве говорил весь мир. Одни считали, что все тагиросы-рабы обязаны жизнями эрадам и не имеют права требовать свободу. Другие обсуждали "кражу века". Третьи пытались строить какие-то законные способы освобождения рабов, но далее банального выкупа дело не шло.

Эрхайн принял делегацию свободных тагиросов из соседнего города. Те предлагали ему стать претендентом на место в Правительство, каковое имелось у тагиросов в количестве один штук. Место это было занято одним старым зверем, но тот и носом не вел, чтобы что-то сделать для своих. А выборы были не за горами, и Эрхайн решил об этом подумать. Что он мог сделать в правительстве один? Этого он не знал и решил обратиться к Майнаре Ирр, своему адвокату.
− А это шанс, Эрхайн. Очень хороший шанс!
− Шанс? Какой шанс? Что я там смогу сделать один?
− Во-первых, ты будешь там не один. В правительстве есть и люди, а они против рабства. И есть не мало эрадов, которые тоже будут против. Кроме того, ты сможешь получить не мало преимуществ, если окажешься в правительстве. Ты будешь неприкосновенен, Эрхайн. У тебя будет возможность прямо высказать им все, что ты захочешь. И они не смогут тебя не слушать.
− Какой толк от слушаний, если ничего делать они не станут?
− Это еще неизвестно, станут или нет. Ты должен это сделать для всех тагиросов, Эрхайн! Если же что-то пойдет не так, ты всегда сможешь уйти. Соглашайся, а я тебе помогу.

Новая волна пронеслась над миром, и свободные тагиросы все, как один, высказались за одного кандидата. Выборы приближались и очнувшийся старый зверь оказался перед фактом, что он никому не нужен. После этого он и бороться не стал, просто ушел на пенсию, и у Эрхайна не осталось конкурентов.
Полгода спустя он переехал в столицу мира, и там тагирос впервые вошел в зал заседаний Правительства на двух лапах, а не на четырех. Людей в правительстве было семеро. Эрадов − пятьдесят шесть. Первое заседание было открытым, и кроме членов правительства присутствовали и их помощники. С Эрхайном была Майнара Ирр. Кто-то называл ее выскочкой, другие язвительно говорили, что она въехала в столицу на шее бывшего раба. Злые языки врали, что Эрхайн будто бы ей и принадлежал. В такое могли поверить только идиоты, но их, увы, хватало.
В самом начале выступал бывший председатель правительства. Он был временно назначен ведущим и первый вопрос был о Председателе. Кандидатур было четыре. На четвертом месте оказался тагирос, но он тут же заявил самоотвод по подсказке Майнары и борьба шла между тремя. Эрхайн не высказывался, за кого-либо, а когда речь зашла о голосовании, он воздержался, объясняя это незнанием кандидатов.
Выбран был новый Председатель и старый уступил ему место. Первым же вопросом он поставил вопрос о моратории на рассмотрение вопроса о рабстве, так как вопрос этот был решен предыдущим правительством, и ничего существенного с тех пор не изменилось.
− Это будет подло, − произнес Эрхайн, едва прозвучали слова Председателя.
− Подло не признавать законы, которые остались вам от ваших же предков. Вы живы только благодаря нам!
− Не вам, а вашим предкам, вы в тех делах ничуть не участвовали.
− Это не имеет значения, я говорю о законе, который признает даже правительство Героса.
− Они не могут этого не признавать, потому что вы поставили их перед выбором умереть или стать рабами. И это есть подлость. Вы можете сколько угодно этого не признавать, но во всех мирах, где рабство вне закона, меня поддержат.
− Здесь наша планета, и только мы устанавливам закон! Вы здесь только благодаря нам!
− Я это уже слышал. И вы слышали мое мнение. Достаточно?
− Я выношу вопрос о моратории на вынесение вопроса о рабстве в правительство. Мораторий на пять лет.
Они проголосовали. Одиннадцать против, пятьдесят один за, два воздержались.
− Мораторий принят, − объявил председатель и ухмыльнулся, глядя на тагироса.
Тот ничуть не изменился. Он уже знал, что подобное произойдет, потому что так было и пять и десять лет назад. Только перед последними выборами мораторий был снят в связи с возникшими волнениями в мире.
Вопросов было еще много. Эрхайн в их обсуждении не участвовал, только слушал слова. Одних, других, третьих. Его никто не спрашивал. И только когда вопрос зашел о месте Министра Экологии кто-то брякнул, что "уважаемый тагирос" любит гулять в лесу и наверняка справился бы с этой работой. Подсказка Майнары была не двусмысленной, и Эрхайн согласился, после чего его утвердили общим голосованием почти единогласно. Против оказался только бывший эколог, который считал, что принятие тагироса на это место есть удар по его планам. Экологу досталось место министра ядерной энергетики, на которое никто не претендовал. Старый министр был переизбран.

Первое заседание закончилось. Председатель объявил о проведении нового заседания через четыре дня, а пока новые министры должны были принять дела от старых.
Эрхайну передавать ничего не требовалось, и он остался один на один с Майнарой в широком кабинете, где была куча карт мира с совершенно непонятными для него обозначениями.
− Извини, Эрхайн.
− За что? − удивленно спросил он. − Семеро ваших голосовали против моратория, ведь так?
− Шестеро. Седьмой воздержался. У него свои проблемы.
− Какие?
− Наши. Люди здесь тоже не полноправные хозяева.
− Я не знаю, что мне делать, − произнес он.
− Работать, Эрхайн. Пусть здесь ничего тебе не светит, но тебе надо учиться работать здесь. Придет время, и многое может измениться. Даже на этом месте ты можешь помочь своим.
− Я не знаю, чем им я могу помочь.
− Устроиться на работу, например. На нормальную работу, а не такую, где ты работал.
Эрхайн фыркнул.
− Может, я этим и помогу десятку другому, а речь о десятках миллионов. Сколько тагиросов здесь по последней переписи?
− Семдесят шесть миллионов. Немного больше, чем людей.
− Больше? − удивился Эрхайн.
− Да, больше, вот только свободных тагиросов не больше полумиллиона. Поэтому ты здесь один.
− Семь человек в правительстве − это перебор. Если считать по относительному числу, должно быть полчеловека.
− В прошлом было пятеро, кажется? Как это получилось?
− Люди и эрады голосуют по совместным спискам. Часть эрадов голосует за людей, а люди все голосуют за своих, вот и выходит. У вас один список и одно место. Просто, чтобы было.
В дверь кто-то постучал и вошел не дожидаясь разрешения.
− Я − секретарь вашего предшественника, − сказал эрад. − Я должен забрать некоторые вещи.
− Передача дел будет или нет? − спросила Майнара.
− Каких дел? Здесь дел никаких и не было.
− Очень странно. А что это? Показуха? − Женщина показала на карты. − Наш предшественник ничего не делал? Ушел, и хоть трава не расти?
− Я спрошу у него.
Эрад взял что-то в столе, открыл сейф, вытащил некоторые бумаги, после чего положил ключ на стол.
− Остальное ваше, − заявил он и удалился.

Эрхайн остался один. Майнара отправилась искать кого-то из знакомых, и тагирос взялся за изучение папок с делами. Большинство было связано с давними катастрофами. Несколько территорий были отравлены, часть была выведена из строя после космических катастроф с упавшими кораблями, имевшими ядерные двигатели. Многие дела были просто закрыты, так как все работы были проведены, и требовалась только поддержание оградительных сооружений.
В двух местах еще велись интенсивные работы после давних катастроф. В одном месте старое захоронение было разрушено временем, в другом вскрылась ядовитая язва на планете неизвестного происхождения. По обоим делам требовалось выделение бюджетных средств, и Эрхайн взялся за телефон.
Глубокой ночью он подымал эрадов, представлялся и сообщал о том, что он Министр Экологии, и ему требуются доклады о состоянии дел.

− Ты не уходил? − удивленно произнесла Майнара. Она вошла в кабинет и некоторое время рассматривала разложенные на столе бумаги.
− Нет, я работал, − ответил он. − Надо же когда-нибудь начинать.
Вскоре появились первые докладчики. Помощники старого министра. К назначенному времени явилось четверо из семи, и Эрхайн позволил им начать разговор о делах.
− Необходимо выяснить сначала, на какие суммы можно рассчитывать, − заявила Майнара.
− Сто двадцать миллионов в год, − произнес Эрхайн. − Стандартная цифра за последние двадцать лет.
− Этого никогда не хватало, − сказал Тейвон.
− Ваши предложения?
− Вынести на рассмотрение проект повышения финансирования экологических программ. Я могу представить доклад в самых черных тонах.
− То есть?
− То есть доказать, что мир стоит на грани экологической катастрофы, и надо в десять раз больше средств.
− Сколько вам нужно времени на его подготовку?
− Четыре дня.
− Хорошо. Есть еще предложения? − спросил он, взглянув на других.
− Я могу представить доклад в розовых тонах, − заявил Йолер.
− А это зачем?
− Чтобы после попытаться с его помощью уложиться в выделенные суммы.
− Какие еще тона имеются?
− Мы можем узнать, каковы предложения у вас? − спросил Аррасан.
− У меня только одно предложение, освободить всех рабов тагиросов. Если у кого-либо из вас они имеются, советую сделать это не медля или держаться от меня с другой стороны планеты.
− У нас нет рабов, − заявил Тейвон. − Мне кажется, вчера на заседании правительства на этот вопрос был наложен мораторий.
− Да, подлость восторжествовала. Но мораторий вовсе не означает, что я не имею права об этом говорить. Тем более, когда вопрос задали вы. На этом мы можем закончить. Жду докладов. От всех. Какие пожелаете.
Они разошлись, и Эрхайн прошелся по кабинету, затем отправился в ресторан, где оказалось, что никто ни разу не обслуживал тагиросов. Обслужить пришлось, и Министр Экологии покончив с трапезой ушел в свой кабинет, где остался отдыхать.
Второй ночью он позвонил троим не пришедшим и объявил, что если они не явятся и на следующий день, то будут просто уволены.
А на утро в кабинете появился прежний министр.
− Мы должны поговорить, − сказал он.
− Давно должны, − согласился Эрхайн.
− Я голосовал против моратория.
− Рад это слышать. Но толку от этого мало.
− Почему вы согласились на это место?
− А был другой вариант?
− Обычно тагирос занимал место Министра сельского хозяйства.
− Значит, на этот раз необычно. Я не смыслю в сельском хозяйстве ни на кончик хвоста.
− А в экологии вы что-нибудь понимаете?
− Имею опыт работы ассинизатора. Я хотел бы услышать, каковы у вас были планы?
− Вы полагаете, что сможете что-нибудь сделать?
− Я не собираюсь здесь сидеть и ничего не делать. Если у вас нет предложений по работе, то я не вижу смысла в продолжении разговора.
− Я хочу знать, почему вы звоните людям по ночам и пугаете их увольнениями? Это незаконно.
− А прогуливать законно? Не желают работать, пусть увольняются.
Эрад поднялся и ушел, ничего не говоря. Эрхайн отправился отдыхать, а вечером вновь взялся за работу и написав приказы об увольнении отправил их в канцелярию.
Следующий день начался с доклада "по-черному". Эрхайн сразу взял бумаги и остановил эрада, когда тот попытался начать говорить.
− Я сначала прочту, вы можете пройтись, если не хотите сидеть здесь. Через пятнадцать минут заходите.
− За пятнадцать минут это прочитать невозможно.
− Эраду, но не тагиросу, − произнес Эрхайн. − Идите.
Он ушел, и Эрхайн принялся за чтение. Некоторое время он раздумывал о разнице в скорости чтения и немного не уложился в пятнадцать минут. Эрад пришел, когда тагирос читал последние страницы.
− Большинство из представленных здесь дел закрыты, − заговорил Эрхайн.
− Они закрыты из-за отсутствия финансирования, но работы там очень много. Часть данных в делах неверна. Они устарели. В двух местах уже произошла утечка радиации, в четырех давно просрочена гарантия, и утечка может возникнуть в любой момент. А у нас нет средств даже старые дыры заткнуть.
− Сколько нужно средств по-максимуму?
− По максимуму нам никто не даст.
− Я спросил, сколько, а не кто даст.
− Тысяча двести миллионов. Если нужна точная цифра, я ее предоставлю через пару часов.
− Хорошо. Я жду ее. Расписанную по всем делам. По-максимуму.
Эрад чему-то усмехнулся и ушел.
Зазвонил телефон, и Министр получил приглашение от Председателя Правительства.
Эрхайн явился в кабинет Председателя и некоторое время стоял молча перед ним.
− Вы ничего не желаете сказать? − спросил Председатель.
− Вы меня ни о чем не спрашивали.
− Вы не знаете, что обязаны представить отчет о принятии дел?
− Нет, не знаю. Мне этого никто не сказал. И даже если бы сказал, отчета не было бы, потому что не было принятия дел.
− Значит, вы ничего не делаете?
− Кто вам сказал такую глупость?
− Тогда, чем вы занимаетесь?
− Разбирательством. Вы считаете, что за три дня можно разобраться во всех делах министерства? Если вас интересует какой-то вопрос − задавайте. Только конкретно, а не сколько звезд на небе.
− Я хочу знать, чем вы занимаетесь сейчас конкретно?
− Разбирательством дел.
− Каких именно?
− Если вам нужен список дел, я предоставлю его через два часа.
− Вы не можете сказать прямо сейчас?
− Нет.
Председатель поморщился, затем отправил тагироса, заявляя, что ждет его с докладом по делам на следующий день.
Сумма набралась на 1170 миллионов. Эрхайн составил свой список, несколько изменил формулировки и проставил в конце требуемую величину ассигнований. А в приложении доклад своего помощника.

Вечером он уехал из министерства и отправился проведать Илиру. Та была почти обижена за то, что он несколько дней к ней не приходил, а оставил неизвестно у кого! Эрхайн пообещал взять ее на работу с собой на следующий день, и Илира вскоре узнала, что сидеть в кабинете, где не с чем поиграть еще неинтереснее, чем дома.

Председатель едва не подавился, когда увидел требуемые цифры.
− Вы что, с ума сошли?! − воскликнул он.
− Вы сами просили предоставить доклад. Здесь все только экология. Если эти средства не будут выделены, возможны новые катастрофы.
Эрхайн говорил тихо и спокойно. Он давно выбил из себя гнев, и теперь единственное его желание лишь тлело, чуть поддерживая температуру. Министр-тагирос называл конкретные места, даты захоронения, время гарантии.
− Время гарантии истекло двадцать семь лет назад. Аналогичное захоронение в Теравле продержалось сверх срока всего семь лет. Другое, похожее, выдержало сверх срока четырнадцать. Остальные держатся только на честном слове и могут прорваться в любой момент.
Время подходило к общему собранию, и вскоре Эрхайн получил слово и там, когда большинство министров высказалось за откладывание дел.
Доклад тагироса слушали в тишине. Он требовал для проведения экологических мероприятий безумный бюджет и объявлял, что в случае отсутствия средств катастрофа может придти...


− Рокшидо, − представился человек. Эрхайн предложил ему присаживаться, и тот заговорил о своем деле. Речь шла о заводе в старой части колонии, где не соблюдались никакие экологические нормы. Завод дымил на всю округу, и Эрхайн решил отправляться туда сам, пока еще было время.
Группа контроля явилась на завод без предупреждения, и получила подтверждение в нарушении закона об экологии. Завод закрывался. Хозяин завода ругался и грозился, оскорбил тагироса, не поняв, что он и есть Министр, после чего охрана схватила сопротивляющегося эрада и отправила в местное отделение полиции.
Там же начальник полиции получил прямое указание о том, что завод закрыт и должен быть немедленно остановлен.
Первое дело было завершено, и Эрхайн отправился в новые места. Он лично осмотрел прорывы в старых захоронениях. Все материалы замеров радиации и фотографии были представлены в новом докладе.
Еще пара заводов была закрыта, остальные подобные приостановили деятельность и спешно устраивали "показуху" для Министра. А Министр сам усторил показуху для Председателя, и тот получил "свидетельства" серьезных катастроф в еще нескольких местах старых захоронений. Несколько отчаянных экологов просто сымитировали прорывы, в результате, новая цифра экологического бюджета выросла почти до полутора миллиардов.
− Скупой платит дважды, господа, − закончил свой доклад тагирос.

Скупой платит дважды.
В конце концов решение было принято, и министерству экологии выделили двести сорок миллионов, в два раза больше чем обычно. Эрхайн продолжил работу. Вернулась, наконец, Майнара Ирр. Женщина только подивилась развороту дел и включилась в них довольно легко.
К местам катастроф отправились первые группы, и Эрхайн наконец, смог впервые изменить отношение к тагиросам. Во всех экологических группах появились тагиросы, как эксперты по запахам. Они улавливали такие концентрации, какие были не под силу многим приборам. А дорогие приборы были не по карману министерству.

Через месяц Эрхайн пробил еще один закон, который позволял штрафовать предприятия, не выполняющие экологические нормы, и средства шли на экологические программы. Штрафы были установлены на пределе, так что многим стало выгоднее устанавливать очистители и фильтры вместо оплаты, но в первые же недели действия нового закона министерство получило около пятидесяти миллионов дополнительных средств.
А Министр-тагирос показывал чудеса интеллекта, захватив в круг решаемых проблем еще несколько смежных областей, в результате чего пара министров поимели на него зуб, а тройка была рада нежданной помощи.

− ...они уничтожили более половины промышленности, и в эту часть входит весь военно-космический комплекс террахов, − произнес Министр.
Эрхайн слышал обрывок фразы, когда вошел в кабинет Председателя. Военый Министр обернулся и с недовольством глянул на тагироса. − Теперь они вряд ли выберутся в космос и через пятьдесят лет.
− Что вы предлагаете?
− Необходимо усилить оборону. Эти корханы уже были здесь, и, очевидно, они атакуют и нас.
− Совершенно неочевидно, − произнес Эрхайн.
− По-моему, это не ваше дело, − заявил Министр.
− У меня нет выбора, кроме как делать не мои дела, − прорычал тагирос. − Мои дела вас не интересуют вообще.
− С чего вы это взяли? − заговорил Премьер. − Экология это наша головная боль...
− Я говорю не об экологии, а о рабстве. Надеюсь, через пять лет вас на этом месте не будет.
− Вас тоже не будет на этом месте, − выпалил эрад.
− А это неизвестно. Разве что вы наймете убийц.
− По-моему, вы переходите всякие границы! − заговорил военный Министр.
− Все границы перешли вы, когда установили мораторий. Можете ругаться дальше сколько вам угодно. Единственный вариант убрать меня − это убить. Вы это, очевидно, знаете.
− Есть еще и вариант перевыборов.
− Это нереальный вариант. Полагаю, вы об этом скоро узнаете.
− Как это понимать?! − выпалил военный министр.
− Как угодно, так и понимать. Ваш закон позволяет рабство, а это означает, что вы не достойны называться разумными. Полагаю, все остальное вас не интересует, поэтому, я удаляюсь.
Эрхайн ушел и не появлялся у Председателя, пока он сам его не вызвал, требуя доклад о положении дел и расходе средств. И тагирос представил ДОКЛАД. Эраду пришлось читать его почти четыре часа, и читая его он вдруг понял, что имеет дело не просто с бывшим рабом, а с существом, обладавшим огромным интеллектом.

Встреча на орбите была довольно долгой. Эрхайн прибыл туда, узнав о появлении делегации с Героса и встретил тагиросов прежде чем те отправились вниз. И встретившись с Министром-тагиросом, делегаты Героса отправились назад, отказавшись от переговоров с эрадами. Они узнали, что тагиросы могут жить в мире с корханами, и в предостоявшей космической заварухе им стоит быть на стороне крылатых противников рабства, а не рабовладельцев, держащих тагиросов в рабстве по сей день.
Едва Эрхайн спустился, он тут же получил приказ явиться к Председателю Правительства, и тот долго буйствовал из-за неразрешенных переговоров, прошедших в космосе между одним Министром и делегацией с Героса.
− У вас какие-то проблемы, господа? − спросил Эрхайн, когда Председатель сделал паузу. − А у нас проблем нет, одни рабы.
− Что вы им сказали? − спросил военный Министр.
− Ничего особенного, я рассказал им о своей жизни. И о вашем моратории. Они извинились за то что не могут помочь и улетели. А что им еще здесь делать? Военный союз? − Эрхайн усмехнулся. − Полагаю, они его заключат с корханами.
− Ты предатель! − завыл Министр.
− Вранье. Войны нет. Какие еще предатели? А про корханов вы лжете. Вам прекрасно известно, что здесь они на вас не нападали, только на террахов. Один очень глупый террах имел глупость угрожать корханке, за что он и лишился жизни. А вы имели глупость отдать ее им, в результате, все террахи... тю-тю.
− Откуда у вас эта информация?
− Вычислил. Вам это, очевидно, не под силу.
Они ничего не смогли сделать. Даже, когда на заседании правительства Председатель поставил вопрос об отстранении от дел тагироса, решение не прошло. В его защиту выступили два человека и Министр ядерной энергетики, который заявил, что подобный прецедент уже был в прошлом и закончился он гражданской войной, когда некая группа избранных решила вытеснить из правительства неугодных.
− Каждый из вас может оказаться неугоден, так что подумайте как следует, прежде чем давать волю мракобесию.
За отстранение тагироса высказались только четырнадцать. Многие воздержались, а против оказалось семнадцать.


− Когда-то, много сотен лет назад, наши предки продали себя в рабство. Они спасались от разбушевашейся стихии, и хватались за любую возможность улететь из гибнущего мира. И тогда правительство Тарги разрешило увозить желающих стать рабами. Таких оказалось очень много. Выбор был жесток. Смерть или жизнь в рабстве. Эрады воспользовались этой возможностью и забирали в рабство самых богатых вместе с их сокровищами. Тогда огромные богатства были вывезены с Тарги и...
Эрхайн вскочил. Он внезапно понял, что эрады поступили не просто подло. Они обманули всех! Обманули, потому что те, кого они вывозили, ПЛАТИЛИ за это.
− А если найти эти сокровища? − спросила Илира.
− Мы их найдем, Илира. Обязательно найдем! И освободим всех!

Истерия вокруг корханов улеглась. Их просто не было. Мир террахов лежал в руинах, и они воевали друг с другом, довершая разгром. Теперь расчеты аналитиков говорили, что террахи и через сто лет не выйдут в космос. Заключил Герос союз с корханами или нет, никто в мире эрадов не знал. И новых делегаций с Героса не появлялось.
На очередном заседании Правительства, когда Председатель снова чем-то коснулся дел с тагиросами, Эрхайн прямо заявил, что никаких дел с тагиросами не будет, пока будет действовать мораторий.
− Зачем им прилетать, если им известно, что пять лет вы этот вопрос рассматривать НЕ СОБИРАЕТЕСЬ?..

Миллион. Миллион свободных тагиросов было в тот момент, когда объявлялись новые выборы, и половина из них знала, кому обязана освобождением, а другая и не думала об иной возможности. Эрхайн вновь оказался в правительстве. Там же, среди людей, которых на этот раз было шесть, оказалась и Майнара Ирр, которую все знали, как первую помощницу Министра-тагироса.
На первом же заседании, во время выборов Председателя выяснилось, что Эрхайна поддрживает четырнадцать членов правительства. Почти четверть. Это была довольно мощная сила, и выборы на этот раз проходили в два тура. Сначала, выбирались два претендента, затем делался выбор из них. Победил прежний Председатель Правительства, и он, как и в прошлый раз, первым делом поставил вопрос о моратории. Сорок против семнадцати при семи воздржавшихся. Для Эрхайна это не было победой, но не было поражением. Поражение было при разделении министерств, Эрхайн получил место Министра сельского хозяйства, где реально нечего было делать.
Однако, Министр придумал себе занятие. Уже через два дня он представил план "ничегонеделанья", в котором Эрхайн отправлялся через весь мир для выявления возможного приложения сил на новом месте. Председатель это проглотил, просто решив, что ему будет лучше, если "зверь" не станет болтаться в министерстве у него под носом.

Илира отправлялась в путешествие вместе с Эрхайном, и они умчались из столицы далеко в лес, где провели несколько дней на отдыхе, а затем явились в город Теорон, где Эрхайн организовал огромную демонстрацию свободных тагиросов, которые боролись за освобождение своего племени.
− У вас будет работа. У вас будет все, и вы сможете выкупить своих друзей. Пока закон не позволяет их освободить так, делайте иначе! И я буду с вами!
Первой сельской программой стало открытие новых ферм, где всем управляли тагиросы. Они разводили скот и уже на следующий год рынок оказался завален дешевым и качественным мясом. Тагиросы вели хозяйство просто и без излишеств, и почти все вырученные средства пошли на выкуп рабов, так что к концу второго года свободных стало более двух миллионов. А мясные хозяйства эрадов вылетели в трубу. Правительство это почти не задело. Они сами отдали сельское хозяйство в лапы тагироса, а тот приняв "удар" фермеров-эрадов, выбил из-под них и вторую часть хозяйства. Они сами это сделали, подняв цены на растительные продукты и не поняли, что в полудиких землях уже прорастали семена, посаженные тагиросами. Кризис продлился всего год, а на следующий год почти все сельское хозяйство оказалось в руках тагиросов, которые не только владели хозяйствами, а стали крупными собственниками и уже нанимали рабочих среди эрадов.
К концу пятого года сельское хозяйство на восемдесят процентов принадлежало тагиросам, а численность выкупленных подошла к отметке пятнадцать миллионов.

Выборы. Первый, почти шоковый удар возник, когда счетные комиссии пришли к выводу, что тагиросам следует отдавать ДВА места в правительстве, и на второе место был кандидат − молодая красивая тагирка по имени Илира.
И вновь, в правительство были выбраны семь человек. Эрхайн в борьбе за место Председателя получил семнадцать голосов. Выбрали старого. Тот завел свою песню о моратории и получил НЕДОВЕРИЕ. Тридцать четыре против моратория и тридцать − за.
− Итак, вопрос только один, господа. − произнес Эрхайн. − Запрет рабства. Во всех цивилизованных мирах рабство запрещено тысячи лет назад, и только здесь оно остается. Вы все − рабовладельцы.
Разговор был длинным и под конец вылился в решение, которое тагиросов не устраивало. Рабство оставалось. Кто-то пошутил, что с теми темпами, что тагиросы выкупают своих, они сами всех скоро выкупят, и незачем лишать законных владельцев средств.
Илира получила пост Министра сельского хозяйства, а Эрхайн оказался на посту Министра Межвидовой Полиции. Подобного удара Председатель Правительства не ожидал. Он считал, что тагиросам достанется пара министерств, где они уже работали. А на место ММП он прочил своего прежнего министра. Тот провалился, потому что ММП не справлялась с возросшей активностью межпланетного бандитизма. А та выросла из-за отсутствия прежних "полицаев" − террахов.

Тагирос взялся за изучение космических архивов. Он получил к ним доступ в первые и в течение нескольких дней перекопал все данные о "работорговцах", их кораблях и путях следования. А две недели спустя тагирос возглавил экспедицию в космос и улетел сначала к Геросу, где встретился с Правительством. Его там совсем не ждали. Эрхайн говорил о рабах, о необходимости помощи, но Герос оказался слаб. У тагиросов была всего лишь пара десятков действующих межпланетных кораблей и не было никаких средств, на которые можно было бы выкупить рабов. Эрхайн пробыв на Геросе одну неделю, понял, что экономика этого мира действительно в жестоком кризисе уже много лет, и огромное количество тагиросов живут просто как дикари.
Корабль взлетел и ушел к миру Сонтиар, где по предположениям Эрхайна были собраны почти все богатства тагиросов, вывезенные в далекие годы катастрофы.
Сонтиар встретил корабль дикими степями и такими же дикими жителями. Искать сокровища было почти невозможно, и остался последний пункт путешествия − мир корханов, который затерялся где-то в секторе Эль-12. Координаты были, и вскоре путешественники обнаружили внезапно появившуюся звезду и планету.
Эрхайн сдал корабль по первому требованию и объявил, что он прилетел из мира эрадов, где встречался с корханками Расхель и Миариль. Пленную команду оставили на орбите, а Эрхайна спустили вниз, где он предстал перед Повелительницей Корханов − Миариль и ее подругой − Расхель.
Расхель прошла к Эрхайну, и улыбнулась.
− Просто невероятная встреча, Эрхайн, как тебе удалось?
− Я украл раба, − ответил он. − И меня выбрали в Правительство от свободных тагиросов.
− Украл раба? − удивилась Расхель. − Это как же?
− Украл, пришел в полицию и заявил, что украл, потребовал записать ее свободной − записали.
В зале раздался вой. Расхель обняла Эрхайна и проводила за собой. Он рассказал все. О том, что было с ним, как он работал сначала, как вновь получал пинки, как вышло с кражей раба. Он рассказывал об Илире, о том, какая она красавица и умница. Эрхайн не скрывал ничего. Он знал, что прилетел к друзьям, а не врагам, и в ответ получил то же самое. Корханы рассказали о себе, о своем мире, о живших в нем существах.

Несколько десятков кораблей поднялись в небо. Эрхайн был счастлив видеть, своих друзей рядом, и не стал даже переправляться на свой корабль, когда туда вернули команду. Тагирос только встретился с эрадами и назначил заместителя вместо себя. После этого флот корханов переместился к миру эрадов. Эрхайн связался с наземными службами, передал свой пароль и вскоре группа космических кораблей приземлилась на базе Межвидовой Полиции.
Эрхайна встречали. В первых рядах встречавших были Майнара Ирр и Илира.
− Я прилетел не один, − произнес он и подал знак корханам. Те появились из корабля и прошли навстречу. − Это Расхель и Миариль. − Представил их Эрхайн. Они помогут нам.
− Та самая Расхель? − произнесла Майнара.
Корханка в этот миг изменилась и обратилась в человека. Вслед за ней изменилась и Миариль.
− Идемте! − произнес Эрхайн.
По дороге он расспросил Майнару и Илиру о делах и те поведали о возникших трудностях, о новом наступлении рабовладельцев, которые повысили цены на рабов в несколько раз и теперь выкуп шел с большим трудом.
На следующий день Эрхайн отправился в правительство, которое собиралось в связи с его прибытием. Министр, возвращавшийся из космоса, заявил о своем полете, о проведенных переговорах на Геросе, о паршивых делах тагиросов там. Он рассказал о посещени других планет и полете к Новому Орнесадору, где он встретился с корханами и получил от них поддержку в виде группы космических рейдеров, прибывших на базу МП.
− Вы привели сюда корханов?! − воскликнул Председатель.
− Да, я привел их сюда и собираюсь представить вам Расхель и Миариль Орнесадорских. − Эрхайн прошел к дверям и раскрыл их. В зал заседаний вошли два крылатых существа. − У них есть сообщение для вас, господа.
Расхель заговорила сразу о рабах и выкупе за них.
− Мы приведем сюда четыре транспорта и вывезем всех тагиросов на Герос.
− Четыре транспорта? − с сомнением переспросил Председатель. − С четырьмя транспортами их вывозить до конца жизни вселенной.
− Вы, очевидно, не понимаете, что такое ТРАНСПОРТ, − прорычала корханка. Нам будет достаточно двух десятков заходов. В течение года, вы избавитесь от этой проблемы навсегда.
− Откуда нам знать, что вы не привезете на этих транспортах свою армию?
− Ни откуда. Мы предложили вам самый мирный вариант. Если вы откажетесь, мы действительно привезем армию и тогда вы очень многое потеряете. Война, которую вы видели у террахов была проведена группой диверсантов, численностью не более двадцати особей. А нас здесь сейчас более двух сотен.
− Вы не имеете права угрожать!
− Ты очень глупое существо. В последний раз предлагаю выкуп, откажетесь − мы будем действовать на свое усмотрение. Вы собираетесь отвечать или нет?
− Нам нужно время.
− У вас было пятнадцть лет времени. Время вышло. Решаете либо сейчас, либо никогда.
− Вы здесь не имеете права распоряжаться!
Расхель фыркнул и отправилась на выход.
− Я ухожу из Правительства, − заявил Эрхайн.
− Я ухожу из Правительства, − прорычала Илира.
− Я ухожу из Правительства, − произнесла Майнара Ирр.
Еще два десятка членов поднялись и заявили об уходе из Правительства.

Мир эрадов дрогнул. Миллионы четырехлапых фермеров поднялись и прошли через города, освобождая всех рабов. Две сотни корханов проводили свои операции по вызволению тех, кого было не достать, а в небе над планетой появились четыре луны, с которых высыпали тысячи кораблей.
Эрады решили, что это нашествие, и оно так и было. Корханы забирали тагиросов. ВСЕХ.
Не было ни одного города, где кого-нибудь пропустили бы. Сканер указывал абсолютно точно, где находились тагиросы, и их забирали. Силой. Сопротивляться эрады не могли.
Когда же правительство собрало армию и она выступила к району сбора тагиросов, ее встретила такая мощь огня, что никакие командиры не заставили солдат идти на смерть.
Для перелета тагиросов были выстроены четыре космических моста, связавшие мир эрадов, Герос, Орнесадор и Сонтиар. Большая часть тагиросов отправлялась на Сонтиар, и там в диких степях появились первые их поселения. Исход продолжался днем и ночью. Тагиросы входили в сооружение и исчезали без следа. Группы освобожденных рабов сопровождали свободные тагиросы. Поток не иссякал. Он проходил по плану. Каждую секунду перелетали в среднем десять существ, и переселение должно было закончиться через три месяца.
Так и произошло.
За это время полумилионная армия эрадов пыталась штурмовать район, занятый корханами и нарывалась на жестокий огонь. В небе летали гроссеры, и против них не помогали даже самолеты. Правительство эрадов разбило весь флот истребителей, и небо вскоре очистилось от бомбардировщиков, пытавшихся пролететь на территорию корханов.
Вновь сканирование, сбор остатков тагиросов. Это делалось быстро. Сканеры теперь были у многих, и группы тагиросов являлись в города и поселки эрадов словно из ниоткуда. Являлись, забирали рабов и исчезали.
Пролетели полгода. Работа у космического моста замерла. Тагиросов на планете остались считанные единицы, а рядом появилась новая армия, состоявшая из людей. Они не рвались воевать, а пожелали встретиться с командованием корханов и попросили помощи в переселении из мира эрадов... куда угодно.
Наступила новая волна переселения. Людей переправляли на Ксиан, колонию людей, которая недавно была открыта, и еще семдесят миллионов жителей мира эрадов покинули его.
Эрады уже не сопротивлялись. Прокатившаяся по планете волна снесла военные заводы, и мир погрузился в хаос, подобный тому, что случился с террахами.

− Вы получили то что желали, − прорычала Расхель, вновь оказавшись в Правительстве. − Можете радоваться. МЫ УЛЕТАЕМ.
В один день все корабли корханов поднялись в небо и луны исчезли. Войска эрадов, наконец, ворвались в зону и не нашли там ничего, кроме руин. А на месте космического моста была только яма. Корханы изменили режим его работы и мост сам взлетел в космос, захватив с собой кусок земли.


Илира тихо вошла в комнату. Эрхайн спал. Тагира легла рядом и стала ласкать его. Он проснулся.
− Илира?
− Я люблю тебя, − произнесла она. Он глянул ей в глаза и улыбнулся.
− Я люблю тебя, Илира, − сказал он, и комната наполнилась радостным визгом. Они играли, а потом любили друг друга.
− Я думала, что ты любишь Расхель, − сказала тагирка.
− Я люблю Расхель, Илира. Она для меня как мать. Ты ведь не будешь ревновать меня к матери?
− Не буду, − Илира обняла его. − Я сразу решила, что буду твоей. В тот день, когда ты меня унес! С тех пор счастье не покидало меня, только иногда ты уходил. Я боялась потерять тебя.
− Теперь мы не потеряемся. Мы останемся вместе навсегда. Наше дело завершено.
− Завершено или нет, но жизнь этим не закончилась, − возникло рычание и в комнату вошла корханка. Эрхайн и Илира вскочили. − Что это вы вскакиваете, словно нашкодили?
− Мы не шкодили, − фыркнула Илира. − Мы с Эрхайном теперь муж и жена.
− Ну, поздравляю.
Позади Расхель появилась Миариль.
− Нам пора улетать, Эрхайн, − сказала Миариль. − Но я хотела бы, чтобы вы полетели с нами.
− И я этого хочу, − произнесла Расхель. − Ты когда-то обещал, что будешь делать все для меня. К тому же, ты сам сказал, что твое дело завершено. Здесь теперь не особенно требуется твоя помощь. А вот у нас она требуется.
− Вам нужна моя помощь? − удивленно произнес Эрхайн.
− Да, Эрхайн. И твоя и Илиры. Вы летите?
− Да, − ответили оба тагироса одновременно, чем вызвали смех у корханов, да и у себя.


Помощь, которую желали корханы, оказалась липовой. Эрхайн и Илира поселились в замке Повелительницы Миариль, и корханы приступили к обучению двух тагиросов. Кроме обычных знаний, друзья крылатых получали знания магии. Миариль провела тесты с Эрхайном и Илирой. Ona выяснила, что у Эрхайна были некоторые магические способности, а Илире было предначертано природой стать магом.

Пролетели тридцать лет. Корханы переместили свою систему внутрь галактики. Мир крылатых остался недалеко от Героса, который давно подписал мирный договор с крылатыми.



− Зона Ти-Ай, здесь мы с вами расстаемся, господа. − Проводник остановился перед мостом. − Я не советовал бы вам туда идти, но задерживать не стану, это не мое дело.
− Спасибо, что довели. − ответила молодая тагирка. − Дальше мы сами. Идем, Миариль.
Проводник некоторое время постоял, глядя на двух, как он думал, глупых. Тагирки прошли через мост и направились по старой давно заросшей дороге вглубь зоны.
Лес принял их и укрыл от чужих взглядов, проводил до старого города, где никто не жил, если не считать диких зверей.
− Радиации здесь нет, − произнесла Миариль. − Ты это знала, Илира?
− Я это знала. Я уже была здесь. Идем, скоро ты увидишь, что я хотела тебе показать.
Они прошли через город, пересекли поле, переплыли реку и остановились у небольшого поселка, где обнаружились первые жители − дикие тагиросы. Они окружили двух пришелиц, и Илира сказала им всего два слова. после этого один из дикарей убежал и вернулся с вождем племени.
− Разойтись, − приказал тот и подошел к Илире. − Здравствуй, Илира. Ты обещала не приводить сюда других тагиросов.
− Я свое обещание не нарушала. Это Миариль, она − Бог, а не тагирос. − Миариль изменила цвет и обратилась в крылатую корханку. Вождь отошел и лег.
− Я п-прошу прощения, − произнес он.
Миариль вновь стала тагиркой и заговорила, как ее учила Илира несколько минут назад перед входом в поселок. Жители поселка должны были не говорить о том, что видели, а Миариль и Илира отправлялись дальше под видом жителей поселка, в сопровождении группы воинов. Это было необходимо только для того, чтобы пересечь зону и достигнуть мест, куда не заходил ни один местный тагирос.
− Дальше путь для тагиросов закрыт, − произнес вождь. − Но мы не вправе вас задерживать.
− Благодарю, − ответила Илира. − Мы еще встретимся, вождь.
Две тагирки пересекли запретные линии, прочерченные на земле неведомыми силами. Знаки означали смертельную опасность, но пока такой опасности не было видно.
Миариль и Илира вошли в узкое ущелье и некоторое время шли в полной тишине. Через час пути раздался грохот и на место, где шли тагирки обрушилась лавина из камней.
Магия перенесла путников на несколько сотен метров вперед и завал остался позади. Миариль глянула на еще летящие камни, затем на Илиру. Та не сказала ни слова, и они двинулись дальше.
Горы расступились, перед тагирками раскинулось огромное горное озеро.
− Нам надо туда, − сказала Илира, показывая на скалы, торчавшие посреди озера. Они решили не плыть, а перелететь и мгновение спустя оказались на берегу острова. Рядом возникли огненные вспышки, и только реакция Миариль спасла двух существ. Магия защитила от ударов и одновременно уничтожила огневые точки, после чего две тагирки молниями взлетели на скалы и оказались на широкой площадке перед входом в пещеру. Оттуда выскочило несколько десятков вооруженных тагиросов, но они не стреляли и только окружили пришелиц.
− Не стрелять! − раздался чей-то вой, и из пещеры выскочил еще один зверь. Он затормозил и медленно прошел к Илире и Миариль. − Здравствуйте, − произнес он. Надеюсь, вы не станете кидаться в драку?
− Вы говорите это после того, как нас несколько раз не убили? − фыркнула Миариль.
− Это не наша вина. Здесь работают системы автоматической защиты, которые мы не можем отключить. Это не наши системы, и хозяев этого объекта здесь нет.
− Тогда, почему ваши солдаты встретили нас с оружием?
− Потому что кто-то атаковал базу. Видимо, автоматика так восприняла ваше появление. Я даже не представляю, как вам удалось сюда прорваться.
− А как вы оказались здесь? − спросила Миариль.
− Это длинная история. Мы малая часть армии, что пыталась взять базу два года назад. Большая часть погибла, нам удалось прорваться сюда и теперь мы оказались заперты. Любой объект, пытающийся прилететь или улететь отсюда, подвергается атаке. Но внутри все вполне спокойно. Автоматика не атакует никого внутри зоны охраны. А вы так и не сказали, как сумели пройти.
− Нам просто повезло, − фыркнула Миариль.
− Мы можем пройти внутрь? − спросила Илира.
− Да, можете. Только я должен знать, кто вы?
Илира показала тагиросу свой документ.
− О, боже! Какой я глупец! Я должен был узнать вас, госпожа Илира! Мы в вашем полном распоряжении!
Она глянула на тагироса несколько косо. Тагирос, как оказалось, был из тех, кто родился в мире эрадов. В детстве он был рабом...

Они прошли в центр и некоторое время рассматривали экраны и непонятные надиси на них. Кто-то из тагиросов пытался нажимать кнопки, но толку от этого не было.
− Арх Меррайд... − прорычала Миариль, поднялась на задние лапы и свела перед собой передние. Молнии оплели ее тело и вошли в систему. Вспыхнул яркий свет, зажглось несколько экранов, надписи резко изменились, и все внезапно погасло.
− Что это?! − запоздало взвыл тагирос, командовавший воинами.
− Система деактивирована, − ответила Миариль. − Я уже встречала такие, Илира. Это артефакт древней цивилизации лайзанов. Она существовала здесь около двух миллионов лет назад.
− А сейчас что? − спросила Илира.
− Цивиизации рождаются и умирают. Лайзары оказались неугодны природе, и она их уничтожила.
− Как это?
− Я пока еще не знаю, как. Это информация из древних писаний самих лайзаров. Они не погибли, как вид, но их цивилизация давно пришла в упадок. Сейчас они живут на четырех планетах и не имеют даже возможности летать друг к другу. У них есть только связь друг с другом. Редкая и почти бесполезная.
− И как они выглядят? − спросила Илира.
Миариль изменилась, и тагирка удивленно захлопала глазами. Перед ней был человек.
− Человек?! − воскликнула Илира.
− Да. Люди, которых ты знаешь − потомки лайзаров.
Миариль вновь обратилась в тагирку и вместе с Илирой направилась к выходу. А командир местного войска только пасть разинул. Он еще не встречался с существами, способными менять себя.
Вечернее небо прорезала огненная звезда. Яркий светящийся объект пронесся по небу и завис над горами, после чего опустился рядом с пещерой.
− Вы можете спокойно вызвать транспорт, − объявила Илира командиру. − Система обороны отключена.
− Она вся отключена, − поправила Миариль. − Можете ее разобрать, но создать такую же вам не удастся. Нужна иная технология.
− Но у людей она есть?!
− Нет. Они ее давно потеряли.

Корабль взлетел над планетой, и переместился к Орнесадору.
− Ты никогда не пользуешься космическими мостами? − спросила Илира, глядя как корханка управляла аппаратом.
− А ты почему ездишь на своей машине, а не пользуешься общественным транспортом? − спросила Миариль. Она резко изменила полет и машина понеслась в воздухе кувырком. Илира едва не взвыла, когда аппарат едва не врезался в землю и взмыл вверх, пронесся боком вдоль лесной просеки, нырнул под мост и пролетев над шоссе резко затормозил, опускаясь на дорогу рядом с постом полиции. − Разве космический мост может дать столько ощущений? А, Илира?
− Т-ты едва не разбила машину.
− Я летаю всю жизнь, Илира. Сама летаю, а не на костылях, понимаешь?
− Кажется.
Рядом появился полицейский-рагрос. Он некоторое время смотрел на корханку в кабине космического истребителя.
− Здесь не положено останавливаться, − заявил он, словно что-то вспоминая.
− А ты не видишь на борту знаки принадлежности? − спросила корханка.
− У вас на борту только окалина и никаких знаков, − прорычал рагрос.
− А это что? − Миариль прилепила к борту бумагу со знаком космической полиции Орнесадора.
− Этого не было раньше, − буркнул рагрос и ушел.
− Вы их совсем не уважаете? − спросила Илира.
− Ты ведь тоже не уважаешь эрадов. История такова, что я не могу их уважать. Впрочем, им достаточно и уважения Расхель. − Миариль выскочила из аппарата. Илира вышла вслед, и машина изчезла в магической вспышке. Полицейский от этого перепугался еще больше и сидел в своей будке, боясь пошевелиться. Корханка тем временем обратилась в гроссерианку и взяв Илиру себе на спину поднялась в небо.
Мгновение спустя они оказались в замке Повелительницы.
− Орнесадор? − произнес кто-то.
− Сто лет живем вместе, а ты отличить меня от Орнесадора не можешь! − фыркнула Миариль, обращаясь в корханку.
− Простите, Повелительница. Но как же вас отличить, если вы одинаковы?
− Очень просто, − фыркнула Миариль. − Надо уметь отличать! Идем, Илира.
Они отправились в жилое крыло и вскоре сидели за обеденным столом.
− Это было вовсе не то, что я искала, Илира, − заявила корханка.
− Извини.
− Ну что за слова, а?! Словно мы и не друзья.
− Я беспокоюсь за Эрхайна.
− Зря беспокоишься. Он с Расхель.
− Вот из-за этого и беспокоюсь.
− Да ты, никак, ревнуешь! − Миариль рассмеялась. − Илира, забудь об этом!
− Я не могу забыть!
− А я говорю, забудь!





 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  О.Герр "Жмурки с любовью" (Любовные романы) | | О.Обская "Наследство дьявола, или Купленная любовь" (Попаданцы в другие миры) | | Т.Бродских "Вторая жизнь" (Попаданцы в другие миры) | | М.Боталова "Академия Равновесия. Рожденная светом" (Попаданцы в другие миры) | | А.Лост "Чертоги" (ЛитРПГ) | | Amazonka "Драконья нежность." (Любовная фантастика) | | А.Кувайкова "Золотко или Принцесса для телохранителя" (Современный любовный роман) | | С.Волчок "В бой идут-2" (ЛитРПГ) | | А.Батлук "Обещана дракону, или Счастье по договору" (Любовное фэнтези) | | Д.Дэвлин "Ключ от магии или нимфа по вызову" (Юмористическое фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Котова "Королевская кровь.Связанные судьбы" В.Чернованова "Пепел погасшей звезды" А.Крут, В.Осенняя "Книжный клуб заблудших душ" С.Бакшеев "Неуловимые тени" Е.Тебнева "Тяжело в учении" А.Медведева "Когда не везет,или Попаданка на выданье" Т.Орлова "Пари на пятьдесят золотых" М.Боталова "Во власти демонов" А.Рай "Любовь-не преступление" А.Сычева "Доказательства вины" Е.Боброва "Ледяная княжна" К.Вран "Восхождение" А.Лис "Путь гейши" А.Лисина "Академия высокого искусства.Адептка" А.Полянская "Магистерия"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"