Mak Ivan: другие произведения.

Посланники Хаоса

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


Читай и публикуй на Author.Today
 Ваша оценка:

Предыдущие связанные части:
Драконам здесь не место
Иринка − Голубая Драконица
Про драконов
Назад в прошлое

Ivan Mak


Посланники Хаоса



− Эльф, − произнес Рамигор. − Иринка, ущипни меня...
Иринка сделала, как ее просили, и Рамигор взглянул на нее хмурым взглядом, словно говоря, что можно было и полегче...
Эльф топал по улице. Он прошел мимо двух человек, немного покосился на них, и скрылся за поворотом. Иринка и Рамигор проводили его взглядом.
− Еще один... − тихо сказала Иринка. − Рамигор, это же только совпадение.
− Да, быть может. Если бы к нам не шел гном. − Рамигор говорил это глядя в другую сторону, и Иринка обернулась. Через улицу действительно топал маленький полный человечек, и направлялся он явно к двум людям − Иринке и Рамигору.
− Эй вы, двое, чего вылупились?! − произнес гном. − Долго я еще буду вас ждать?!
− Что-то ты совсем не похож на грифона, − буркнул Рамигор в ответ.
− Что?! Какого еще грифона?! Вы меня оскорблять вздумали, нищие?!
− Ты нас с кем-то спутал, эльф, − продолжил Рамигор.
Гном рассвирипел, выхватил короткий меч и направил его на мужчину.
− А ну, мерзляк, проси прощения, а не то проткну твою мерзкую шкуру! − выкрикнул маленький бородач.
− Ты нам нахамил, а мы прощения должны просить? − удивился Рамигор. − Иди куда шел, эльф. И нечего в меня своей палкой тыкать.
− Я гном, а не эльф, ты!.. Мерзкий... Ур-род! − Гном брызгал слюной и все еще махал мечом перед носом Рамигора. − Доставай свое оружие, и защищайся!
− Ну, коли ты так просишь... − Рамигор вздохнул и вынул из кармана соломинку. Он направил ее на гнома. − Ахру-ба-миссадор! Гори железо, плавься камень! − Рамигор бросил соломинку, она коснулась меча гнома, и сталь вспыхнула. Гном вскрикнул отскакивая и роняя меч. Тот брякнулся о землю, зашипел и расплавился.
− Ты колдун! − вскрикнул гном и бросился бежать.
От дополнительного воздействия Золотого Дракона расплавленый меч исчез с земли. Вместе с ним пропал и след горящего металла.
− Не понимаю. Мы что, попали в фэнтезийный мир, Рамигор? − спросила Иринка.
− Не знаю. Звезды, вроде, обычные. − Рамигор взглянул вверх. Звезд, впрочем, не было видно, сияло голубое небо, но два пришельца явились на эту планету из космоса и видели звезды перед тем, как приземлиться.
Город не походил на фэнтэзийный. Обычные дома, от четырех до пятнадцати этажей, множество одинаковых − город конца двадцатого века Земли, за исключением разве что самих жителей.
По улицам двигались машины. Их количество постепенно увеличивалось. Рамигор и Иринка прогулявшись, зашли к скупщику, который принял золото и обменял на местную валюту.
Среди населения чаще всего попадались гномы. Вторыми, по численности, оказались люди, третьими эльфы. Казалось, кто-то перенес двух путешественников в мир фэнтэзийных рассказок Земли.
Рамигор и Иринка решили узнать о мире из местной литературы. Вскоре они посетили большую библиотеку, куда пускали только за деньги. В книгах нашлось множество историй, но никаких упоминаний о Земле не было. Историй же в стиле фэнтэзи оказалось превеликое множество. Все они были здесь реальностью. Нашлись среди них и истории войн, и истории любви. Мир претерпевал самые разные катаклизмы, начиная от всеобщих землетрясений, похолоданий и засух, кончая нашествиями разнообразных тварей, включая драконов.
Однако, последние несколько сотен лет серьезных потрясений в мире не происходило. Планета разделилась на множество государств, в одних правили люди, в других эльфы, не мало стран принадлежало гномам. Страной, в которой приземлились Иринка и Рамигор, правил конгломерат гномов, эльфов и людей. Главенствующей расой в столице были именно гномы. А люди и эльфы входили в правящие круги в меньшинстве, пропорционально численности населения.

− Эй вы, двое! − послышался окрик. Иринка и Рамигор обернулись. Рядом оказалось несколько гномов и людей в форме полиции. Рамигора тут же схватили за руки и одели наручники. − Вы арестованы за колдовство! − проговорил гном.
− Ты, эльф, совсем спятил? − произнес Рамигор.
− Что?! Ты не можешь отличить гнома от эльфа?!
− А бес вас разберет. Все вы одинаково тупоголовые, − съязвил Рамигор и взглянул на Иринку, объясняя ей мысленно, что сделать.
− Хррр!.. − зарычала та, и полицейские разбежались, увидев, как женщина начала меняться в облике.
− Дракон! − завопили они и бросились врассыпную. Иринка чиркнула когтями наручники Рамигора, и те разлетелись в дребезги. Он подошел к ней, погладил по шее и взобрался на спину.
Полицейские вновь появились на улице, на этот раз с оружием, похожим на гранатометы.
− Взлетай, Ирин, − сказал Рамигор. Драконица прыгнула вверх. Вслед за ней ушло несколько снарядов, но все они разорвались не долетая до цели. Голубое крылатое существо мощным рывком ушло ввверх и скрылось в сиянии дневного неба.

Они спустились далеко от первого места, в стране, которая в картах значилась полудикой. Идти в город не хотелось, и два путешественника остановились на лесной поляне, где и устроились на ночь. Рамигор развел костер, Иринка насобирала плодов в лесу, принесла воды, и путешественники уселись около огня, решив обсудить свои дела. Надо было думать, то ли лететь в космос, то ли остановиться в этом мире. За то что бы лететь назад, говорила сама логика. Двум пришельцам нечего было делать в этом мире. Разве что дивиться на схожесть с фэнтезийными мирами Земли. Схожесть можно было объяснить тем, что создатель этого мира произошел с Земли, где увлекался фэнтези. А, может, наоборот? Создатель земной фэнтези побывал здесь каким-нибудь невероятным способом и вернулся домой, что бы рассказать...
Ночь стояла спокойная и теплая. Рамигор с Иринкой все же решили дежурить по очереди, и первой спать легла Иринка. А Рамигор лежал около огня и смотрел на звезды. Они указывали, что до дома дракона было не меньше полутора миллиардов световых лет, а до дома Иринки порядка восьмисот миллионов.
Космос огромен. Бесчисленое количество звезд, гигантские скопления галактик таили в себе бесчисленное количество миров.
Небольшая звездочка скользнула по небу и ушла за горизонт. Возможно, это был метеор, а, возможно, такой же пришелец, которого закинуло сюда неведомой космической силой. Мысли о космосе захватывали и уносили вдаль...
Рамигор словно очнулся. Рядом в лесу появилось сияние, на поляну выскочило странное существо, от которого исходил белый свет. Рамигор ткнул Иринку, и она поднялась, хлопая глазами.
− Серебряный олень, − проговорила женщина.
За оленем на поляну вышло несколько крупных медведей и тигров. Они окружили двух человек. Два человека поднялись на ноги. Серебряный олень одним взглядом уничтожил огонь. Не осталось ни искры, ни пламени, ни пятна от костра. На месте, где только что горели ветки, вновь зеленела трава.
− А еще говорили, что колдовство запрещено, − фыркнул Рамигор.
− Кто вы такие, и зачем пришли сюда? − заговорил Серебряный олень.
− Мы здесь мимо пролетали и спустились, что бы отдохнуть.
− Пролетали? − Олень обернулся, глядя вокруг. − Что-то я не вижу, на чем вы летели?
− На драконе, разумеется, мы летели, − заявил Рамигор, улыбаясь.
− Ты лжешь! Над моим лесом не может летать ни один дракон!
Медведи и тигры прошли к людям ближе.
− Ты своим людям скажи, что бы не приближались, − заговорил Рамигор. − А то я не погляжу, что ты драконов родственник и покусаю.
− Здесь нет никаких людей, кроме вас, и драконы мне не родственники! − выпалил олень.
− Ты явно путаешь, змей! Не видишь, что ли, что мы эльфы?
− Вы люди, а не эльфы! Свяжите их!
Иринка и Рамигор не сопротивлялись. Их положили на спины подошедших из леса кентавров и понесли через лес. А через час пленники оказались в большой пещере, где Серебряный олень продолжил свой допрос. Да только без толку. Рамигор путал все слова, называя одни вещи другими.
Один из кентавров после нескольких минут допроса предположил, что эти два человека не в своем уме, и драконом они называли кого-то другого.
− Мы можем узнать, почему вы нас схватили, связали и утащили? − спросил Рамигор.
− Потому что людям в моем лесу запрещено появляться, − произнес Серебряный олень.
− Понятно. Драконам нельзя. Людям нельзя. Может, вы сразу перечислите всех, кому нельзя здесь появляться? А то, как-то неудобно гадать, в кого нам обратиться.
− Что?! Вы колдуны?!
− Нет, мы боги, − как ни в чем не бывало заявил Рамигор. Он раскинул руки в стороны. Связывавшие его веревки исчезли в огненном всплеске. Человек переменился и предстал перед хозяевами пещеры в виде крылатого зверя-корхана. Иринка сделала то же самое несколько мгновений спустя. Серебряный олень смотрел на это явление хлопая глазами, а его слуги разошлись в стороны от двух коричневых созданий. − Я задал вопрос, кому еще нельзя появляться в вашем лесу? − заговорил корхан.
− Если вы боги, то вы должны это сами знать!
− Мы не должны это знать. Не обязаны, − ответил Рамигор. − А вы совершили зло, захватив нас без уважительной причины!
Олень вздрогнул и взмолился.
− О, Великий Арасайн! Дай мне силы понять, кто они?!
Молитва возымела действие. Сигнал невидимой связи ушел вдаль и вернулся с ответом. Рядом вспыхнуло сияние, которое можно было сравнить разве что с огнем Солнца. В ярком свете появился кентавр серебристого окраса.
Вид этого существа Иринке и Рамигору был знаком. В местных книгах не раз описывался Великий Арасайн, Бог Добра и Справедливости, Верховный Глава Сил Добра этого мира.
− Появился главный палач, − рыкнул Рамигор. − Смотри, Иринка, сейчас нас будут мучить, пытать и требовать что бы мы рассказали все чего знаем и чего не знаем.
− Кто вы такие, и из какой бездны явились?! − прогремел голос Арасайна.
− Мы бедные райские птички, − словно проблеял Рамигор. − А этот зверь нас поймал в лесу и хотел съесть! − Рамигор указал когтем на Серебряного оленя.
− Ты лжешь, зверь, − загремел кентавр. − Убирайтесь в свою бездну, демоны!
− Во-первых, Великий Арасайн, ты ошибся в своем определении, − жестко заговорил Рамигор. − Мы вовсе не демоны. А во-вторых, мы не совершали никаких преступлений, так что ты нас изгонять не имеешь права.
− Вы явились в мой лес без разрешения, пытались его поджечь и крали плоды с деревьев! − воскликнул Серебряный олень.
− Врун, − фыркнул Рамигор. − Твой лес ничем не огорожен. Мы не видели в небе никаких предупреждающих знаков, что пролет запрещен. Огонь наш был совсем маленьким, и горел посреди поляны, а не в лесу, так что поджег отменяется. Ты сам несешь в себе огня больше чем тот огонек, что у нас был. А на счет воровства, то ты вообще − хам. Ты нас похитил, а в воровстве обвиняешь нас. Так что засунь свои обвинения в бездну и сам туда отправляйся.
− Кто вы такие? − произнес Арасайн.
− Спроси это у него, − ответил Рамигор вновь показывая на оленя. − Этот хищник нам не представлялся. Заодно он тебе скажет то, что говорил нам о том, что ты должен сам все знать, коли ты бог. А не знаешь, значит ты самозванец! Ну а светиться я и сам умею. Это такой мелкий трюк... Ирин, покажи им.
Иринка глянула на Рамигора, подняла передние лапы вверх, и ее тело вспыхнуло ярким голубым светом. Сияние оказалось столь ослепительным, что львы и тигры взвыли, отскакивая назад. Великий Арасайн начал жмуриться, а олень закрыл глаза, оказавшись не в силах смотреть на свет.
− Достаточно, Иринка, − произнес Рамигор.
Пещера словно погрузилась во тьму. Сияние Великого Арасайна и Серебряного оленя теперь казалось совсем бледным.
− Какой-то ты блеклый, Бог Добра, − фыркнул Рамигор. − И гостей встречать не умеешь. И слуги у тебя лжецы. Стало быть, ты вовсе не так добр!
− Какое ты имеешь право говорить со мной подобным образом! − восликнул Арасайн. − Ты сейчас же извинишься, или я уничтожу тебя!
− Мальчик, ты можешь меня уничтожить, но только вместе со всем этим миром. За меньшую цену я просто не дамся. − Рамигор усмехался. − Пока, Арасайн. Может, еще и свидимся.
Рамигор взял Иринку за лапу, и они оба исчезли. Огненные всполохи разлетелись во все стороны на тысячи километров, и Бог не понял, куда отправились два зверя.


− Кто он такой? − спросила Иринка.
− Местный пуп земли, − усмехнулся Золотой Дракон.
− Если он на стороне Добра, то мы не должны ему мешать, Рамигор.
− Пока, Ирин, мешал только он нам, а не наоборот. Плюнь, Иринка. Вспомни лучше, карту, что мы смотрели. Там где-то была темная страна, помнишь?
− Ты хочешь отправиться туда?
− Там можно круто повеселиться. Со злыднями сама знаешь как следует обращаться. Улететь из этого мира мы сейчас не сможем. Ты же знаешь. И, коли у нас с Добром хороших отношений не сложилось, пойдем ко Злу и будем ему палки в колеса торкать. Хочешь?
Иринка усмехнулась.
− Но ты не будешь усердствовать.
− О, Ирин! Как благородно с твоей стороны защищать Зло! − воскликнул Рамигор.
− Рамигор! − воскликнула она и ткнула его лапой.
Они смеялись и продолжали идти по дороге. Впереди появился город. Два корхана вошли в него, сопровождаемые странноватыми взглядами людей и эльфов. Через несколько минут рядом появились полицейские, требуя от зверей документы.
− Ча-чаво? − захлопал глазами Рамигор. − Ка-каки кум-менты? Мы таких не знакомствовали!
− Кто вас сюда послал? − заговорил полицейский.
Рамигор сел и взглянул на Иринку, изображая идиота.
− Ирин, кто нас сюда прислал? − спросил он глупым голосом.
− Ча-чаво? − зафыркала она. − Какой еще прислал? Что за чушь ты мелешь?!
− Отвечайте, откуда вы сюда явились?!
− Явились?! − зарычал Рамигор. − О, да! Мы явились!
Минут пять полицейские пытались что-то понять, но два корхана отвечали невпопад и делали вид, что они глупы как курицы. Закончилось тем, что полицейский попытался стрясти с Рамигора и Иринки налог за вход. Рамигор показал золотые монеты, что у него были, но ни за что не согласился отдавать. Человек пытался вручить двум крылатым зверям документ, но Рамигор наотрез отказался, заявляя, что он не собирается покупать бумагу.
− Вот дьявол, что это за глупые звери?! − воскликнул полицейский.
− Где?! − воскликнул Рамигор, оглядываясь.
Стоявшие рядом зеваки смеялись, но не подходили близко.
− Это, наверно, полукровки, − предположил кто-то из зевак. − От какого-нибудь грифона и дикой кошки! − Люди снова смеялись.
− А ну всем разойтись! − приказал полицейский. − Вы двое! − сказал он Рамигору и Иринке. − Идите за нами!
− Угу, − буркнул Рамигор.
Полицейские пошли по улице, но на первом же перекрестке два коричневых зверя свернули в другую сторону. Люди догнали их и остановили вновь.
− Вам сказали идти за нами! − воскликнул полицейский.
− Ча-чаво?! − зарычал Рамигор, вылупившись на человека.
Полицейские так и не сумели ничего сделать. Полчаса мучений закончилось тем, что два зверя направились своей дорогой, а полицейские продолжили следить за ними.
Иринка и Рамигор пришли на базар, выложили деньги за кусок мяса и несколько свежих рыбин. Рамигор съел мясо, а Иринка рыбу. Пообедав они отправились к ближайшим лужам и напились.

Информация о полузверях-полуптицах-недогрифонах дошла до Повелителя города. Тот приказал изловить их, и Иринка с Рамигором долго баловались с ловцами. Корханы перелетали над ловушками, выскакивали из сетей, часто проходили мимо приманок, которые должны были заманить зверей в клетки.
Под конец несколько стражников Повелителя оказались на пути корханов.
− Эй вы, двое! − крикнул один из них. − А ну, идите сюда!
− Ча-чаво?! − зарычал Рамигор, подходя.
− Повелитель приказал вам явиться к нему, и немедленно! − сказал стражник.
− По-повелитель?! − зарычала Иринка. − Он нам заплатит?
− Заплатит-заплатит, − соврал стражник. − Идите в карету, и вас довезут!
− О! В ка-карету! − закудахтал Рамигор. − Идем!
Каретой оказалась клетка, в которую два глупых, по мнению людей, зверя и забрались. Стражники едва ли не смеялись, а когда захлопнули клетку загоготали в открытую. "Карета" покатилась через город.

Двух зверей представили Повелителю. Тот долго рассматривал диковинных существ, которых здесь никогда не видывали, что-то спрашивал, но охота слушать бред крылатых недомерков у человека быстро пропала.
− Эти птицы совсем глупые. Они ни на что не годятся, − заявил Повелитель.
− Мы их заставим делать все что нужно, Повелитель, − сказал Начальник Стражи. − А если что, то их наш Маг заколдует.
Клетку оставили во дворе. Иринка и Рамигор, едва стемнело, покинули ее и явились прямо в спальню к Повелителю.
− Эй ты, Повелитель! − зарычал Рамигор.
− Что?! Вы как сюда попали?! − Человек вскочил и схватился за меч. Он был готов к нападению, но один зверь сидел и смотрел на второго, а второй начал чесать себя за ухом. − Кто вас сюда пустил?! − крикнул Повелитель.
− Ча-чаво?! − зарычал Рамигор, перестав чесаться. − Ты сказал, что заплатишь за то что мы придем! Мы пришли, а ты не заплатил!
− Я не обещал платить!
− А, так ты врун! − воскликнул Рамигор. − Ирин, пошли отсюда, здесь вруны.
− А ну стоять! − приказал Повелитель. − Стража!
Двери раскрылись, два зверя двинулись вперед. Появившиеся стражники накинулись на них, но без всякого смысла.
− Давай съедим его? − произнесла Иринка.
− Я не голоден, − фыркнул Рамигор. − Идем, ночь уже, а нам спать!
Они вновь отскакивали от стражников, выскальзывали. Когда на корханов накинули сеть, та враз порвалась, а Рамигор и Иринка прыгнули в окно.
− Поймать! Схватить! − кричал где-то Повелитель.
Два зверя скрылись и забрались в клетку, в которой их привезли к Повелителю, и заснули. Утром стражники оказались рядом, затем появился Повелитель. Иринка и Рамигор проснулись и потягивались зевая.
− Че-чего вылупились?! − зарычал Рамигор.
− Кто их поймал? − спросил Повелитель. Люди переглядывались, не понимая как так вышло, а Рамигор и Иринка открыли клетку и свободно покинули из нее.
− А ну, стоять! − выкрикнул Повелитель.
− Ты отказался платить, морда безусая! − зарычал Рамигор. − Мы тебе не служим, врун!
Стражники не сумели схватить корханов. Те взлетели и скрылись над домами. Две птицы спустились прямо на базаре, перепугав этим кучу покупателей.
− Ты деньги взяла, Ирин? − зарычал Рамигор.
− Взяла-взяла! − ответила та. − Пошли, пока рыба не кончилась!
Они вновь покупали мясо и рыбу, затем напились из канавы, что нашлась поблизости, и направились прочь от базара.

Оставаться в городе они не стали и вскоре перелетели в другой. Два корхана спокойно пролетели над стеной и едва не оказались сцапанными крупными грифонами. Два огромных птицельва взвились в небо от стены, догнали корханов и некоторое время удивленно пялились на маленьких летунов.
− Эй, вам чаво?! − воскликнул Рамигор, хлопая крыльями.
− Вы кто такие?!
− Да-да, мы такие! Нам всегда говорят, что мы такие! − запел свою песню Рамигор.
− А ну, спускайтесь за нами! − зарычал второй грифон.
Иринка и Рамигор исполнили приказ. Два корхана предстали перед стражниками на городской стене. Грифоны только переглядывались, пытаясь понять, что это за птицы попались.
− Вы чьи шпионы? − спросил офицер.
− О! − воскликнул Рамигор. − Нас так еще никто не называл. Это не ругательство? Иринка, мы чьи шпионы! Слышь, как здорово звучит, еще лучше чем кто такие!
− Кто вас послал и зачем? − спросил офицер.
− Ча-чаво? − захлопал глазами Рамигор. − Мы не знаем послал!
− Это какие-то глупые птицы, − сказал солдат.
− Они прикидываются! − заявил второй офицер.
− У вас есть деньги? − спросил первый.
− Есть. Во! − Рамигор показал мешочек и потряс им.
− Тогда, платите за влет в город.
− Ча-чаво?! − воскликнул Рамигор, пряча деньги. − Мы не покупаем влетов!
− Тогда, летите вон от города!
− Полетели, − буркнул Рамигор. Иринка и Рамигор взлетели и тут же направились в город.
− Догнать! − приказал офицер. Два грифона помчались вслед за корханами, да не сумели достать. Иринка и Рамигор легко спустились в переулок, а грифоны не вписались в узкую улицу, и им пришлось подняться над домами.
Корханы же приземлились на улице и пошли пешком. Один из грифонов остался наблюдать, другой улетел и сообщил о том, где оказались два нарушителя. Иринка и Рамигор спокойно пробежались по улицам и оказались на базаре.

− Эй, хозяин! − Рамигор подошел к лавке оружия. − По чем даешь за гнутье мечей?
− Какое еще гнутье? − не понял человек.
− Ну гнутье! Ты че, не знаешь?! Берешь меч и завязываешь его в узел! Сколько заплатишь за это?
− Совсем сдурел, зверь! − воскликнул хозяин. − Пошли вон, если ничего не покупаете!
− Ну, ты хам! − зарычал Рамигор, показывая клыки.
− Я сейчас стражу вызову! − выкрикнул человек. − Стража!
− Я тебя спрашиваю, по чем меч продаешь?! − зарычал корхан. − Вот этот!
− Десять монет! − выпалил хозяин.
Рамигор вынул кошелек, отсыпал деньги и взял меч. Рядом оказалась стража. Люди повыхватывали свое оружие.
− О, привет! Вам тоже мечи погнуть? Только не бесплатно! − зарычал Рамигор.
− Ты кто такой?!
− О, да! Я такой! − Корхан сел, глядя на купленый меч, затем взял его второй лапой за лезвие и... скрутил в узел.
Стражники захлопали глазами, да поразевали рты.
− Во! − Рамигор поднял меч завязаный в узел. − Эй, народ, кому меч завязаный в узел?! Совсем дешево, всего пятьдесят монет!
Люди вокруг начали глазеть на странный меч, а через десять минут нашелся и покупатель, который решил для начала выяснить, зачем ему меч, завязаный в узел.
− Да ты чего?! − заговорил Рамигор. − Меч, завязаный в узел, это роскошь! Любому гостю показываешь и говоришь, вот мол я какой! Ходил в бой против великанов, они меч мне в узел завязали, а я все равно их победил! Ну? Берешь? Всего полтинник!
− Беру! − ответил покупатель.
А Рамигор, едва получив деньги, прошел к лавочнику, купил еще три меча по десятке, затем взял один и начал его в узел скручивать.
Скрежет металла привлек внимание покупателя, что только что взял меч, завязаный в узел. Человек замер в удивлении, когда крылатый зверь на глазах у кучи народа завязал в узел еще один меч.
− Эй, народ, кому меч завязаный в узел?! Совсем дешево, всего пятьдесят монет! − опять зарычал Рамигор на весь базар.
− Да какой это меч, если он гнется?! − воскликнул один из стражников.
− А у тебя что, меч что ли? − фыркнул Рамигор. − Спорю на сотню монет, что я и твой меч так же скручу в узел!
− Не скрутишь! − воскликнул человек. − Хоть на две сотни спорь!
− Спорю на две! Давай, скручу − ты мне две сотни, не скручу − я тебе!
− Давай! − Люди вокруг сгрудились в кучу. Рамигор взял меч стражника и... завязал его в узел.
− Ну. Двести монет с тебя!
Гомон стоял на улице вокруг такой, что куча людей желала поглядеть, что же там происходит. Рамигор продолжал снимать дань. Ставки росли все больше и больше. Крылатый зверь гнул самые лучшие мечи и получал за это деньги.
Наконец, послышались крики на площади. Появились новые стражники. Толпу разогнали, а Рамигор и Иринка оказались перед офицерами, что их допрашивали у входа.
− Что здесь происходит?! − спросил один из них.
− Этот... зверь... − заговорил местный стражник. − Мечи в узлы завязывает. − Стражник показал свой меч, завязаный узлом.
Подошедшие опешили от подобного и некоторое время сказать ничего не могли.
− Вы не заплатили пошлину за вход в город! − произнес офицер, обращаясь к корхану.
− Какую еще пошлину?! У нас нет никаких пошлин! − зарычал Рамигор.
− Гоните десять монет, звери, или мы вас выкинем за ворота! − крикнул офицер.
− Чаво?! Сам гони десять монет! Мы не платим за то чего нам не нужно!
− Вы арестованы! − заявил стражник. − Связать их!
Люди навалились на корханов, но те выскользнули из их рук. Несколько минут длилась возня, от которой пара прилавков оказалось перевернута.
− Чего вам надо?! А ну отстаньте! А не то хвосты оторву! − рычал Рамигор. Он, наконец, вырвался, взлетел за Иринкой и оказался на крыше очередной лавки, которая тут же закачалась под весом двух зверей.
− Эй, пошли вон оттуда! Это не насест для четырехлапых куриц! − крикнул им торговец. Корханы слетели с крыши лавки, пролетели над базаром и спустились с другой стороны.
− Эй, кому меч завязаный в узел?! − крикнул Рамигор.
− По чем отдашь? − спросил человек, оказавшийся рядом.
− А скоко дашь? − спросил зверь, поглядывая в сторону, откуда пробирались стражники через базар.
− Тридацтник.
− Давай! Тока быстрее! − Рамигор принял тридцать монет, отдал меч и метнулся прочь.
− Держи его! Вон он! − закричал стражник, выскочивший с базара.
Иринка и Рамигор пролетели вдоль улицы. Над ней по-прежнему парил грифон, указывая, где находятся два нарушителя. Стражников не было видно. Корханы опустились вниз, прошлись вдоль продовольственного ряда лавок и остановились у одной, решив взять мясо на обед. Рыбы видно не было, и Иринка не стала выделываться, съела кусок мяса, как и Рамигор.
Стражники появились с двух сторон, но толку от них не было. Корханы взлетели над улицей, пронеслись дальше и вскоре оказались недалеко от стен города. Вверху теперь летали два грифона и, едва корханы перемахнули через стену, птицельвы ринулись вниз.
Но сцапать юрких крылатых зверей им не удалось. Два корхана отскакивали от прыжков грифонов.
− Слушай, братец, тебе не надоело?! − воскликнул Рамигор.
− Вы нарушили закон! − зарычал грифон.
− Какой закон, братец?!
− Вы не заплатили за вход в город!
− Какой вход, братец?! Мы влетели, а не входили! Ты чего? Подумай своей головой! В законе сказано платить за вход, а не за влет!
− За влет тоже надо платить!
− Ничего подобного! В воздухе нет стен, значит пролет свободен! Все, вы нас не видели!
Рамигор прошел к Иринке, и в момент, когда грифоны прыгнули вновь, оба корхана пропали. Исчезли, словно их тут и не было.

Они гоготали до упаду, катались в траве, вспоминая лица людей, смотревших на гнутье мечей.
− Нет, я там чуть не померла, когда ты их начал!.. − завыла Иринка. − Ну ты выдал! Сколько ты заработал?
− Почти две тысячи. Можно год жить, − ответил Рамигор. − Пойдем дальше, что ли?
− Полетим.
Они поднялись над лесом и вскоре парили в вышине неба. Дорога вела их к новому городу, но, на этот раз, два летающих зверя оставили крупное поселение в стороне и спустились в простой деревне, когда заметили внизу некое подобие базара.
Жители разбежались прочь, торговцы побросали свои товары, и корханы остались вдвоем посреди улицы.
− Ну дела, − фыркнул Рамигор. − Эй! Вы че, совсем трусливые?! − завыл он. − Нам мяса надо купить!
− А вы кто такие?! − послышался голос.
− Да, мы такие! − зарычал Рамигор. − Нам надо мясо! У нас есть деньги! − Он показал мешочек и потряс им так что бы монеты зазвенели.
Появился, наконец, торговец, который решился продать мясо двум крылатым существам.
Наевшись, Иринка и Рамигор отправились через деревню по земле. Они долго бежали по дороге, затем взлетели, направляясь, куда глаза глядят.

− Мы приближаемся к границе той самой черной страны, Рамигор, − сообщила Иринка. − Уже второй день никаких поселений. Что-то мне это не нравится.
− Разберемся, − ответил Золотой Дракон.
Корханы парили над землей на большой высоте. Они уже чувствовали, что пересекли границу и летели дальше, в самый центр. В первый же вечер, спустившись на землю, Иринка и Рамигор ощутили поползновения зла.
Пара мерзких тварей выползла откуда-то, едва стемнело. Не будь двое путешественников драконами, они стали бы обедом для этих тварей. А так обедом стали сами чудища.
Утром корханы вновь поднялись в небо и, едва солнце оказалось в зените, впереди появился Черный Дракон. Он атаковал сразу. Мерзкая жижа, которой плевался монстр, так и не попала в юрких корханов, а после третьей атаки Рамигор сам нанес удар.
Молния вошла в дракона и разнесла его на тысячи частей, просыпавшихся на землю ядовитым дождем. Корхан для этого даже не пытался менять свой вид.
− Не дракон и был, − фыркнул Рамигор. − Вонючий летающий ящер-мутант.
Корханы продолжили путь. Внизу уже не было ни лесов ни зеленых полей. Земля была черна, а кое-где оказалась бурой вонючей жижой, бурлящей так, словно под ней горели огни.
Полет продолжался, теперь и днем и ночью. Остановиться было негде. Иринка и Рамигор, конечно же, могли пролететь и мгновенно, но не стали применять этот метод. Противник не должен был знать секретов пришельцев, а он, очевидно, уже наблюдал. Смерть пары тварей и дракона означали начало схватки с хозяином Черной земли.
К середине очередного дня корханы приблизились к замку, что возвышался на горе. Замок был черен как и земля вокруг, над ним кружилось несколько темных птиц, которые вблизи оказались черными и темносиними драконами.
Корханы появились рядом с замком. Драконы их не атаковали. Два крылатых зверя спокойно пронеслись над воротами и влетели в окно большого центрального зала.
Пришельцы не сомневались в том, кого там увидят. Бог Зла − Орондагор. Он выглядел, как огромный черный ящер с красными горящими глазами. Монстр некоторое время рассматривал двух влетевших зверей.
− Кто такие?! − зарычал монстр.
− Мы тут пролетом, − заявил Рамигор. − Хотели узнать, почему ты, мерзкое отродье, сидишь тут в своем грязном болоте и портишь репутацию хорошим драконам?!
− Вы, мерзкие слизняки! − взвыл монстр, подымаясь. Его пасть раскрылась, и чудовище попыталось схватить Рамигора, но промазало.
− Ты хавало то свое прикрой, а не то зубки поломаешь, они у тебя и так все старые и гнилые! − зарычал Рамигор.
Во второй раз Бог Зла атаковал Магией. Огненный шар влетел в Рамигора, и корхан вспыхнул. Монстр взвыл, торжествуя победу, но через мгновение огонь вокруг Рамигора поменял свой окрас и преобразился в яркожелтый свет. А сам Рамигор обратился в Золотого Дракона.
− Фархас! − взвыл монстр. − Как ты посмел явиться сюда?!
− Ты, ящер-недоумок, − прорычал Рамигор. − Я − Рамигор, Золотой Дракон! Ты меня оскорбил! Ты меня пытался убить, так что, получай то что заслужил!
Иринка молнией ушла внутрь тела Золотого Дракона, повинуясь его мысленному указанию, и тот вспыхнул мощнейшим огнем. В несколько секунд Черный Замок обратился во второе Солнце.
Термоядерный взрыв разорвал тело чудовища, уничтожил темных драконов вокруг замка, выжег огромную территорию вокруг, обратил бурлящую глину в застывшие камни.
Рамигор ничуть не сомневался, что Бог Зла от этого не погибнет, но теперь он видел всю его силу. Магия Зла, которая вышла наружу в попытке сопротивления стихии ядерной реакции, оказалась перекомпенсирована Силой Золотого Дракона.
− Нет! Нет! − выл Орондагор.
Чудовище теряло свою силу, а Рамигор словно спрут окутал его энергетическими щупальцами и высасывал магические силы, пока монстр не выдохся.
− Ты не можешь меня убить! − взвыл Орондагор.
− Ошибаешься, − парировал Рамигор. − Я и не таких уродов убивал!
Когти Золотого Дракона вонзились в тело чудовища и разодрали его на части. На этот раз сработала мощная биополевая волна, которая попыталась восстановить разрушеную структуру. А ей вновь препятствовала Сила Золотого Дракона, и теперь дух Бога Зла оказался разорван в клочья и рассеян в космическое пространство.

− Это было слишком легко, − прорычал Рамигор. − Тьфу! И какое только дерьмо не приходится разгребать?!
− Ты его съел? − спросила Иринка.
− Съел?! Да ты что, я такую мерзость не ем! − Он замер, глядя на Иринку. − Ты слишком вкусно выглядишь, Иринка.
− А ты до сих пор выглядишь драконищем, так что тебя видно с другого края земли! − ответила она.
Рамигор усмехнулся и уменьшился, но так и остался драконом. Он обвился вокруг своей возлюбленной.
− Давай спать, Ирин, − сказал он, зевая и укладывая голову на хвост. Иринка улыбнулась, улеглась под боком дракона и накрылась его крылом.

Ее разбудил странный голос, напевавший непонятные слова. Иринка ткнула спящего дракона в щеку, и тот проснулся. В десяти метрах от дракона стоял человек. Он пел, размахивал руками и чуть пританцовывал.
− Чего это он делает? − спросила Иринка.
− Понятия не имею. Наверно, просится ко мне на обед, − прорычал Дракон.
− Оставь его, и летим куда-нибудь, − приказала она. Рамигор развернулся, Иринка взобралась к нему на спину. Золотой Дракон поднялся, расправляя крылья, а танцевавший человек с удивлением уставился на Иринку.
− Ты что делаешь?! Это мой дракон! − воскликнул человек.
− Ты с Луны упал, дядя? − усмехнулась Иринка.
− Фархас, заклинаю тебя! − воскликнул человек, подымая руки.
− Можно, я его съем, Иринка? − спросил Рамигор.
− Я уже ответила. Взлетай! − приказала она. Рамигор быстро поднялся в небо и вскоре скрылся.

Через пару минут рядом с заклинателем опустился другой золотой дракон.
− Великий Арасайн! Что здесь происходит, Фархас?! − воскликнул волшебник.
− О чем это ты говоришь, хозяин? − прорычал дракон не понимая.
− Здесь был дракон. Золотой Дракон!
− Я не чую никаких следов. − Монстр некоторое время рассматривал следы на земле. − Это чей-то розыгрыш, следы оставлены не драконом.
− Но я видел его своими глазами! Еще несколько минут назад! Я думал, что это ты!.. О демоны! Это было творение самого Орондагора! Он сотворил Золотого Дракона!
− Какого бы дракона он не сотворил, он не может быть сильнее дракона! − зарычал Фархас. − В какую сторону он улетел?
Маг принял намек и вскоре сидел на спине Фархаса, а тот отправился в погоню за фальшивым Золотым Драконом.

Леса оставались далеко внизу. Рамигор поднялся в заоблачную высь и несся на огромной скорости над планетой.
− Я думаю, мы можем взлететь выше и попытаться отсюда улететь. − Сказала Иринка.
− Не получится, Ирин. Я уже пробовал, − ответил Рамигор. − Сразу после того, как раскромсал ту мерзкую тварь.
− И мне не сказал?
− Я не хотел тебя расстраивать. Давай, пока поглядим на этот мир, а там решим...

− Спорю на пять тысяч монет! − зарычал корхан. − Давай свой меч, я завяжу его в узел!
− Ты! − взвыл человек. Он схватился за кошелек и вытащил деньги. − Пять тысяч! Давай, завязывай! А не сумеешь, зверь, станешь моим рабом до конца жизни!
Крылатый зверь взял меч человека, тронул второй лапой за конец, и... со скрипом и скрежетом завязал меч в узел. Человек от увиденного резко протрезвел. Зверь вручил ему меч, завязаный узлом и забрал со стола деньги.
− Ты не обижайся, но рабом бы я тебе не стал, − прорычал он на ухо спорщику. − Скорее башку бы твою откусил!
Человек отпрянул от зверя.
− Ты использовал магию!
− Глупый! Магией я мог бы золота и так наколдовать!
Зверь ушел. Вслед за ним вышел второй корхан, и оба удалились из поселка, где получили очередную награду за "гнутье меча".
− Интересно, что ты с этими деньгами делать будешь? − прорычала Иринка. − Жевать, наверно?
− У тебя настроение в последнее время какое-то совсем ненормальное. Тебе не нравится здесь?
− Нет.
− И мне нет, − заявил зверь. − Но я тебя из-за этого не грызу.
− Извини, Рамигор, мне просто заняться совершенно нечем.
− Тебе надо было заняться охотой на младенцев...
Двигавшихся по дороге зверей накрыла тень, и они обернулись. Рядом опустился огромный золотой дракон, на спине которого сидел человек.
− Здорово, братец! − зарычал Рамигор, глядя на дракона.
Дракон ничего не ответил, а человек соскочил с него и прошел к зверям.
− Вы кто такие? − спросил он.
− Угу, мы такие! − ответил Рамигор.
− Кончай придуриваться, зверь, а не то станешь обедом для дракона!
− Тебе что, дракона совсем не жаль, мужик? − Рамигор взглянул на золотого монстра. − Ты его не слушай, братец! Он тебя отравить хочет!
− Ты, глупая птица, если так думаешь! − зарычал дракон.
− С каких это пор драконы стали себя птицами обзывать? − удивился Рамигор. − А, может, этот прыщ двуногий тебя зрения лишил, и ты не видишь, что я дракон?
− Ты дракон?! Да ты даже на грифона не тянешь! − зафыркал дракон.
− А ты чего хотел?! − воскликнул Рамигор, оглядываясь. − Я же скрываюсь. Вот и выгляжу мелким, что бы никто не догадался.
Стоявший рядом человек нарисовал в воздухе несколько знаков и словно метнул в Рамигора нечто невидимое. Невидимое это, судя по реакции человека, просто отскочило от корхана. А крылатый зверь обернувшись на человека зарычал, показывая клыки.
− Ты мне прическу не порть, двуногий уродец! − зарычал зверь.
− Ты кто такой?! − воскликнул человек.
− У тебя склероз младенческий, мальчик? − спросил Рамигор. − Поди проспись и не мешай мне разговаривать!
Рамигор отвернулся и взглянул на дракона, который приблизился к крылатому зверю.
− Извини, братец, но нас грубо прервали, − сказал корхан и уселся почти перед самым носом дракона. − На твоем месте, я бы этого... двуногого бросил бы где-нибудь.
− Ты не на моем месте! − зарычал дракон. − Он мой друг!
− Да? − Рамигор выказал истиное удивление и обернулся к человеку, который продолжал что-то в этот момент колдовать. − Слушай, я тебя, случайно, не Фархас звать?
− Фархас! − взревел дракон.
− Здорово. А меня зовут Рамигор, а мою невесту Иринка!
Маг закончил свое колдовство. Рамигор обернулся к нему, и отразил атаку обратно, в результате чего человек впал в оцепенение и повалился как статуя.
− Ты что с ним сделал?! − зарычал Фархас.
− Это он сам себя, − ответил Рамигор, глядя на Мага. − А фокус весь в том, что всякая магия от меня отскакивает и отражается. − Корхан вновь смотрел дракону в глаза. − Он тебе и вправду друг? Или он тебя заколдовал?
Глаза дракона сверкнули и, казалось, он хотел что-то сказать...
Рамигор поднялся на задние лапы прямо перед мордой дракона, развел передние лапы в стороны и включил магический щит. Через мгновение волна Магии прошла сквозь монстра. Дракон отпрыгнул от корхана и ощутил полную свободу от всех наложеных на него заклинаний.
− Да, братец, он и вправду тебя заколдовал, − вздохнул Рамигор.
− Ты кто такой?! − зашипел дракон.
Рамигор взглянул на замершего Мага, затем переменился сам. Глаза дракона изобразили удивление, и он замер, увидев перед собой Золотого Дракона.
− Я − Рамигор, Золотой Дракон. − Он обернулся к Иринке. Та тут же обратилась Голубой Драконицей.
Рамигор поднял человека с земли. Тот еще оставался под чарами собственной магии.
− Держи. Ты сказал, что он твой друг.
− Он мне не друг! − выпалил Фархас.
− Тогда, съешь его, коли так.
− Я не ем людей! − зарычал дракон.
− Понятно. − Рамигор вручил человека Иринке. − Можешь его съесть, Иринка.
− Кончай придуриваться, Рамигор! − зарычала она. − Оставь его!
Рамигор бросил статую человека на землю и взглянул на Фархаса.
− Ты не дракон! − зарычал тот.
− А кто? Курица? − фыркнул Рамигор.
− У тебя не тот запах! Ты − подделка!
− Это ты подделка! − Рамигор едва сдержал гнев. − Мы с Иринкой настоящие драконы, а ты − подделка! Идем отсюда, Ирин!
Золорой Дракон пошел прочь и на ходу обратился в корхана. Иринка сделала так же и ушла, оглядываясь на Фархаса.

Два крылатых зверя приближались к новой стране. На карте она была обозначена как Артания, а по имевшимся данным, в ней жили небольшие люди, похожие на гномов. Более полного описания не нашлось, и корханы решили узнать все сами. К тому же, и дорога к берегу океана, куда решили идти два путешественника, пролегала через Артанию.
Погода стояла летняя, и ничто не мешало путешествию. Корханы вступили на очередной тракт. Судя по следам, по нему ездило не мало телег, однако следов копыт не наблюдалось. Вскоре на пути крылатых корханов появилась небольшая телега. Ее тащил маленький человек. Приблизившись корханы поняли, что телега вовсе стояла на месте, а человечек пытался вытащить ее из ручья, который протекал прямо через дорогу. Два колеса телеги застряли в этой яме и не двигались с места. Малыш пыхтел и корячился, пытаясь вытащить телегу в одиночку.
− Эй, малыш, тебе помочь? − спросил Рамигор.
Человечек поднял взгляд, бросил колесо, за которое держался, и забежал за свою телегу.
− Нет! Уходите, звери! − крикнул он.
− Мы тебя не обидим, − сказала Иринка. − Мы поможем тебе вытащить телегу из ямы.
− Нет! Нет! Меня здесь нет! − выпалил голосок. Человечек забился под телегу и трясся от страха.
Рамигор и Иринка некоторое время смотрели друг на друга, раздумывая, как выйти из возникшей ситуации.
Раздумья прервал новый голос, раздавшийся со стороны.
− Эй вы, звери! А ну, отойдите от телеги! − Голос явно принадлежал существу побольше размером, чем то, что сидело под телегой.
− А мы к ней и не подходили, − произнес Рамигор.
− Отойдите, и оставьте малыша в покое! − заговорил голос. Теперь стало ясно, что он доносился из-за деревьев. Иринка и Рамигор, перекинувшись мысленными сигналами, тут же определили место, откуда говорил человек.
− А тут нет никакого малыша, − проговорил Рамигор.
− Нет, есть! − пискнул голос из под телеги.
− Ты сам только что говорил, что тебя нет. − Рамигор опустил голову заглядывая под телегу. Оттуда на него глазели два перепуганых зрачка.
− Отойди, зверь, или я стреляю! − крикнул человек из-за кустов. − У меня лук и стрела с железным жалом!
− У тебя сейчас тетива порвется, если ты будешь ее натягивать так сильно, − заявил Рамигор.
− Не порвется, − проговорил человек. Тут раздался странный звенящий звук, вслед за ним вскрик человека.
− Ладно, Иринка, вытаскиваем его. − Корханы подошли к телеге, выдернули ее из ямы и оттащили на ровное место. Малыш попытался сбежать в лес, но Иринка его поймала, протащила за шкирку и посадила прямо в телегу. Малыш кричал, затем заплакал, закрывая лицо руками.
− Оставьте его! − Человек выскочил из-за деревьев с мечом в руке. Рамигор оказался на его пути, и защитник бросился на зверя, да промазал, растянулся на дороге от подножки, а когда попытался встать, не сумел этого сделать, потому что лапы зверя прижали его руки к земле.
− Ты не сможешь меня убить, человек, − зарычал Рамигор прямо над головой незнакомца. − У тебя силенок на это не хватит. А я тебя убивать не собирался и не собираюсь. Я на тебя не нападал.
Рамигор оставил человека, затем взял его меч, завязал узлом и бросил перед носом подымавшегося с земли хозяина.
Малыш все еще всхлипывал, но глаза его были раскрыты, и он смотрел на Иринку, что сидела рядом.
− Мы хотели тебе помочь, вытащить твою телегу, малыш, − сказал Рамигор. − А ты испугался собственного страха.
Человечек сжался в комок. Рамигор прошел мимо него и двинулся по дороге. Иринка направилась вслед.
− Да... Ощущаю себя пионеркой, которая перевела сопротивляющуюся бабку через улицу, − прорычала Иринка.
− А то что хоббита встретила, не ощущаешь? − спросил Рамигор.
Иринка аж встала на дороге, затем взглянула назад. Телеги не было видно.
− Рамигор, что это за мир? Мы снова в виртуальности?
− Не знаю. Все слишком реально. Я проверял тонкую структуру материи. В виртуальности она не совпадала, а здесь все на месте. Я думаю, кто-то воссоздал здесь тот мир. Или тот мир был списан отсюда.
− Эльфы, гномы, люди, грифоны, хоббиты, драконы. − Иринка взглянула на Рамигора. − Кто еще?
− Кентавры, разумные звери, боги, наконец, − добавил Рамигор. − Мы одного укокошили, и это могло сдвинуть местное равновесие.
− В сторону добра... − уточнила Иринка.
− В сторону хаоса, − перебил ее Рамигор и пошел дальше, а Иринка молча двинулась за ним.

К вечеру они добрались до поселения. Город был переполошен появлением двух крылатых зверей. Стража, стоявшая у ворот, тут же бежала, и два корхана вошли в поселение без какого-либо сопротивления со стороны жителей. Теперь Иринка заметила, что это действительно хоббиты, а для них корханы выглядели огромными созданиями, да еще и ужасного вида.
Они добрались почти до самого центра, смотрели вывески, разыскивая гостиницу побольше размером и, обнаружив ее, вошли в холл. По всему было видно, что это место только что покинуто. Впрочем, корханы почуяли рядом хоббитов, и Рамигор заговорил.
− Эй, хозяин! Выходи! − зарычал он.
− Здесь никого нет! − пискнул голос из-за дверей.
− Нам нужно только место на ночь. Мы хорошо заплатим.
− Здесь нет свободных мест! Ухoдите отсюда!
− Тогда, скажи, где здесь есть свободные места?
− Нигде нет! Нигде в нашем городе нет свободных мест!
− Нам просто наврали, что хоббиты гостеприимный народ, − фыркнула Иринка. − Идем отсюда. Эти хоббиты все злые и кусачие.
Корханы покинули гостиницу, ткнулись еще в пару мест, но их нигде не приняли, и два зверя устроились сами, в парке, что был рядом с площадью.
Городок словно вымер. Лишь изредка было видно, как кто-то прошмыгивал по улице. Все хоббиты попрятались в своих домах, и ни один из них не приблизился к парку, в котором ночевали два крылатых зверя. Ранним утром Иринка и Рамигор удалились из городка, решив, что допытываться чего-либо у жителей невозможно.
− Если мы так и пойдем дальше, мы их всех перепугаем, − сказала Иринка.
− Думаю, им это пойдет на пользу.
В этот день они прошли еще два города и около десятка небольших поселков. Везде корханов встречала паника, а затем тишина. Жители прятались в своих норах, а Иринке и Рамигору не оставалось другого дела, кроме как идти вперед.
Следующую ночь они провели в лесу около дороги, а на утро вновь отправились в путь. На этот раз, приблизившись к очередному городу, корханы увидели закрытые ворота, а на стенах стражу из хоббитов, готовых драться.
− Убирайтесь вон, от нашего города, звери! − послышался крик со стены.
− Что-то, вы совсем невежливо обращаетесь к гостям, − произнес Рамигор.
− Вы не гости! Вы звери! Пошли вон, а не то мы будем стрелять!
− Кто у вас там главный? Я хочу с ним поговорить.
− Он сейчас отдыхает, и ему не досуг гворить с такими зверями, как вы! − крикнул стражник.
− Иди и позови его, а не то он тебе уши оборвет. Ты так говоришь, что можно подумать, будто к вашему городу каждый день приходят такие как мы и просятся в гости. Иди и зови его!
Хоббит поколебался, но решил таки идти. Через полчаса появился Главный, который назвал себя столь длинно, что Рамигор забыл первые слова его имени.
− Убирайтесь вон, звери, у нас за воротами целая армия!
− Правда?! Тогда, открывайте ворота, мы, как раз, хотели с вашей целой армией поговорить!
Хоббит явно занервничал, потому что армии у него за воротами не было. Был только десяток воинов, половина из которых дрожали от ужаса, а другая половина едва держала копья в руках. И копий этих было всего семь, а луков и того пять, со стрелами, годящимися, разве что, для охоты на белок в лесу.
− Нам не о чем с вами говорить! Убирайтесь! − воскликнул хоббит.
− Послушай, Главный, я же вижу, что ты не такой трусливый, как другие. Ты, наверняка, слышал и про грифонов, и про драконов? − Хоббит от этого упоминания задрожал всем телом. − Но ты же никогда не слышал ничего про нас. Ты даже не знаешь, как мы называемся, Главный!
− Мне все равно как вы называетесь! − воскликнул тот.
− И вовсе не все равно. Мы − корханы. Слышал ли ты про корханов?
− Не слышал, и слышать не хочу!
− Зря не хочешь. На самом деле, мы вовсе не злые. Ты ведь знаешь много всяких историй про злых бандитов, про людоедов, про драконов и грифонов. Ты знаешь про всех злых существ, но нас в этом списке нет! Потому что мы не злые! Мы летаем высоко в небе, и вы нас не видите. Но на этот раз нам не повезло. Мы случайно попали под град, и теперь не можем лететь, поэтому мы и идем по земле. Послушай, Главный! Мы ничего не сделаем вам плохого! И мы не нищие! Мы заплатим за все! Можем даже заплатить за вход в город как за десятерых, если ты скажешь. Если бы я врал, если бы мы хотели к вам ворваться силой, мы пролетели бы по воздуху, но я не вру!.. − Рамигор замолк и взглянул на Иринку. Она то видела, что вранье из него перло широким потоком. − Мы просто хотим кое-чего купить себе в дорогу!
− Если это так, почему вы не взяли все с собой?! − крикнул хоббит со стены.
− Потому что мы не рассчитывали, что окажемся на земле. Мы рассчитывали, что за день долетим куда нам нужно, а получилось так, что мы уже третий день топаем пешком, и идти нам еще очень долго. Если вы совсем так боитесь, то вы могли бы просто продать нам что-нибудь прямо здесь. Мы отдадим деньги, а вы спустите нам все на веревке со стены!
Главный уже устал слушать слова зверей. Он некоторое время размышлял, затем объявил, что ему надо еще подумать и удалился. Корханы улеглись на дороге около ворот и ждали решения почти полчаса. А затем ворота открылись и Главный объявил, что он разрешит корханам войти и купить, что они хотят. Но с ними пойдут четверо стражников и будут предупреждать жителей, что бы те разбегались и прятались.
− Зачем же так? − буркнул Рамигор. − Пусть лучше они предупреждают и говорят, что мы ничего плохого никому не хотим. А по вашему, вы только народ еще больше распугаете, когда он и так будет пуганый.
− Хорошо. − Согласился хоббит. − И я тоже буду вас провожать. Одним из четверых.
Корханы, наконец, вошли в город. Народ действительно разбегался сам, но не так сильно, как в других селениях. Вид Гороского Головы, что сопровождал зверей, делал свое дело, и хоббиты боялись не так сильно.
На базаре пришлось немного потрудиться, что бы торговец не сбежал, а продал то что нужно. Рамигор покупал пару бочонков вина, веревки, приспособления для навьючивания, пустые мешки. Немного соли, специй, небольшой мешок с крупой.
Перепугавшись поначалу, торговец под конец был несказанно рад, потому что от одного покупателя получал выручку чуть ли не дневного объема, а Рамигор все еще называл товары, которые складывались в сумки. После того, как все было куплено, корхан заплатил за дополнительные услуги хоббита, который помог навьючить все купленое на спины двум крылатым зверям. После целого часа покупок, возни с мешками, бочонками, сумками и походов по городу, два корхана оказались у выхода, противоположного тому, в который они вошли.
− Я благодарю вас, Главный, − сказал Рамигор. − Вы нам очень помогли.
− Был рад помочь, − ответил тот почти автоматом. Хоббит все еще боялся зверей, но думал в этот момент о чем-то совсем другом.
− Я хотел бы попросить вас еще об одном одолжении, если это возможно, конечно, − сказал Рамигор.
− О чем?
− Нам нужем проводник.
− Проводник?! − Встрепенулся хоббит.
− Да. Мы никогда не ходили внизу, мы всегда летали вверху, а там не нужно выбирать дорогу, летишь по прямой и только за ветром и направлением следишь. А дорог внизу мы не знаем.
− Я не знаю. Вряд ли кто-либо согласится.
− Вы могли бы нам помочь найти такого храбреца, который бы согласился. Может, кто-нибудь сам собирается в ту стороны. Мы идем к побережью.
− К побережью?! Это же ужасно далеко! Туда точно никто не пойдет!
− Не обязательно туда. Достаточно хотя бы и часть пути провести. Там дальше, наверняка, найдется еще кто-нибудь, кто согласится нам помочь. И мы заплатим, разумеется.
− Тогда, вам придется ждать, когда кто нибудь найдется.
− Мы пройдем за город и будем ждать там. Если за два часа никто не придет, мы будем считать, что никого не нашлось и пойдем дальше.
− Хорошо.
Проводник так и не нашелся. Иринка и Рамигор по этому поводу даже немного поспорили. Рамигор считал, что храбрец найдется, и Иринка выиграла в этом маленьком споре. Они вскоре поднялись и пустились в дорогу.


Маг лежал на земле, чувствуя, что его силы иссякли. К тому же, его опутывала чья-то сильная магия так, что он едва мог пошевелиться. С трудом открыв глаза, он увидел перед собой дракона Фархаса.
− Фархас! Что со мной?! − проговорил Маг.
− Ничего. Ты жив, Маг, − прорычал монстр. В его голосе чувствовалась какая-то издевка, и Маг вдруг понял, что чары рассеялись. Фархас более не подчиняется ему. К тому же, сила, не дававшая Магу двигаться, оказалась вовсе не магической. Дракон держал его, прижав огромной лапой к земле.
− Фархас, отпусти меня! − приказал Маг, но слова не подействовали.
− Ты ведь знаешь меня, Маг. Знаешь, кто я?! Но ты, все равно, захватил меня, и целый год я был твоим рабом! А до этого я был рабом других твоих подобий!
− Для этого были причины, Фархас! Я не мог поступить иначе! − воскликнул Маг.
− Да, у тебя были причины. Теперь есть причины и у меня. − зарычал дракон.
− У тебя? Какие причины? − не понял Маг.
− Для тебя совершенно не важно, какие причины, Маг. Для тебя важно только причины для чего?
Маг дрогнул. В словах дракона звучала угроза.
− Д-для чего? − с дрожью спросил Маг.
− Ты ведь знаешь, что я не ем людей. Но, я полагаю, что у меня есть причины сделать для тебя исключение!
− Нет, Фархас! − воскликнул Маг. Он двинул руками, пытаясь создать магическую защиту, но руки его наткнулись на клыки дракона, тело обдало жаром из пасти монстра. − Не-ет!... − Это было его последним словом, потому что дракон сжал челюсти и откусил человеку голову.
Фархас закончил трапезу, поднялся с земли и некоторое время вглядывался в дали вокруг. Он вновь был свободен и мог возвращаться домой. Дракон взвился в небо, взвыл и отправился в путь...

Теперь он был свободен. Полностью! Его мысли охватывали воспоминания, все большие и большие. Он помнил далекие времена, тысячи лет назад, когда все вокруг было иным. Весь мир подчинялся законам, установленным богами.
Но мир изменился. Причиной этому оказалась ложь. Ложь, исходившая от богов, которые вовсе не являлись богами! Это ошеломляющее известие и стало причиной начавшихся в мире войн. Одна часть мира продолжала верить в богов, другая не верила и сопротивлялась первой, пытавшейся эту веру вернуть.
Первыми, кто узнал правду о "лжебогах" были драконы. Они же первыми и поплатились за это знание. Война унесла из жизни все племя Золотых Драконов. Фархас остался единственным его представителем. Сражаясь за себя, свое племя, а затем и за чужие, дракон познал еще одну истину. Он понял, что вера и неверие разделила не только виды существ, но и разные племена одного вида.
Тогда противоречия раздирали дракона. Фархас пытался что-то сделать, объединить племена своего народа, но результатов эти попытки не принесли. Они привели лишь к тому, что брат вновь пошел на брата, и война разгорелась с еще большей силой.
Сам Фархас был ослеплен горем. Он желал отомстить лжецам, он желал смерти всем лжебогам и вел армию в бой.
То были страшные времена. Кровь, огонь и смерть смешались в едином вихре, который окутал весь мир. Золотой Дракон имел огромную силу. Он обрушивал свой гнев на врага, а драконы-противники оказывались в смятении, когда видели золотого во главе атакующих серебряных, огненных, синих, зеленых драконов. Он убивал. Он обрушивал свою ярость на врага, но жизнь приподнесла ему иное испытание.
Фархас был обманут и завлечен в ловушку, устроенную богами и магами. Золотой Дракон клюнул на наживку. Он просто не мог не клюнуть на нее, потому что речь шла о золотой драконице, которую якобы держали в плену. Фархас отправился спасать ее и был пленен с помощью мощнейшей магии, которой управляли боги. И тогда же Золотой Дракон впервые встретился с Великим Арасайном. С главой Богов Добра, которого Фархас ненавидел так же, как и всех остальных богов.

− Ты побежден, Фархас, − сказал спокойным голосом кентавр. Он стоял перед самым носом дракона, а тот не мог пошевелить ни единым когтем, потому что был во власти магической ловушки, в которую попал. Дракон не мог даже ответить, потому что не совладал с собственным языком. − Твое тело сейчас не слушается тебя, но твой разум по-прежнему свободен. Я знаю, что ты не веришь, что я Бог. − Кентавр, говоривший эти слова, некоторое время ходил перед носом Фархаса, а затем остановился. − Тебе придется признаться, что ты ошибся.
"Никогда!" − Вспыхнуло в сознании дракона и, казалось, Арасайн это услышал.
− Ты заблуждаешься, Фархас. И заблуждаешься дважды. Твоя ошибка в том, что ты считаешь, что боги всесильны и абсолютно бессмертны. В этом твоя ошибка. Боги не всесильны. И боги могут быть убиты. А все остальные твои заблуждения происходят от твоего непонимания.
"Ты лжешь!"
− Лгу? Твои слова по отношению ко мне так же смешны, как если бы я сказал, что ты не дракон, потому что ты летать не умеешь к другим звездам.
"Освободи меня, и я убью тебя, мерзкое отродье!"
− Ты не сможешь меня убить, дракон. Так же, как вся твоя армия не сумела убить ни одного бога. Вы убивали только себе подобных, Фархас. Ты вел драконов в бой против своих братьев. Убийство твоего племени − это Зло. То, против которого выступаю я и все, кто идет за мной. Ты желаешь мне смерти, дракон. Но твой гнев бессмысленен. Я за свою жизнь не убил ни одного дракона, Фархас. Но, если ты желаешь убить меня, я дам тебе возможность попытаться это сделать. Ты свободен, дракон.
Тело Золотого Дракона освободилось, и он вскочил. Гнев все еще пылал в сознании, и Фархас атаковал. Его когти взлетели над телом кентавра, и нанесли удар. Разультат ошеломил дракона. Тело Арасайна вспыхнуло ярким светом, он повернулся к дракону, словно подставляя бок. Фархас, почти не веря ударил еще раз, но когти, как и в первый раз прошлись сквозь тело существа, что было перед ним, так, словно его не было.
− Это бессмысленное занятие, Фархас, − произнес Арасайн. − Ты не сможешь меня убить ни когтями, ни клыками, ни огнем, ни каким либо оружием.
− Но я видел, как был убит Хаддар! − взвыл Фархас.
− Его убил бог Орондагор, − произнес Арасайн. − Тот самый, что убивал твоих сородичей за неподчинение. Я − Бог, Фархас. Но даже моя сила ограничена. Ты можешь и дальше пытаться распространять свою ересь, но это принесет только смерть. Твоя армия разбита, Фархас. Уже десять лет, как разбита.
− Что?! − взвыл Фархас.
− Я не желал тебя убивать, − ответил Арасайн и исчез.

Фархас продолжал полет. Он вспоминал прошедшие годы. С тех пор дракон так и не узнал, где он был те десять лет. Он узнал лишь, что война в мире закончилась чудовищной катастрофой. Мир оказался под ударом, возникшим из-за действий Магов, схлестнувшихся в войне. Тысячи городов были выжжены жестоким огнем, и весь мир погрузился в Тьму Хаоса.
Многие годы Фархас летал над миром, но так и не обнаружил ни одного дракона. То были годы мучений и разочарования. Жителей почти не осталось, они ютились по норам и пещерам. Жизнь была столь тяжела и уныла, что многие умирали без всяких войн. Фархас, пролетев половину мира остался жить на необитаемом острове, где жизнь не плохо процветала, и там он почти забыл свою боль. Он жил мечтами и раздумьями над всем, что случилось. А вместе с этим, изучал природу вокруг себя. И там, на маленьком острове, дракон понял одну из истин, что втолковывали ему с детства. О том, сколь легко разрушать равновесие и сколь трудно его восстанавливать. Появление дракона стало жестоким ударом по местной природе. Фархас понял это, и приложил все силы к восстановлению баланса. Он умерил свои запросы, стал более бережно относиться ко всему живому, как к животным, так и к растениям, к лесу, что давал ему пищу. Когда же, на острове оказались люди, дракон восстановил равновесие, и выгнал всех. Еще не раз ему приходилось это делать, не раз он сталкивался и с попытками убить дракона, но все они заканчивались плачевно для покушавшихся и, постепенно, всякие попытки захватить остров Дракона прекратились.
Но, жизнь текла и изменялась. Фархас по косвенным признакам понял, что в мире вновь стало много жителей, и отправился на свои поиски. Он надеялся найти драконов. И нашел. Черных, темносиних и темнозеленых. Эти драконы служили Орондагору. Золотой Дракон попытался их вытащить из плена, в котором те оказались, но попытка эта едва не закончилась новым пленением.
Фархас ушел с поражением. Он вновь летал, вновь искал драконов, но так никого и не нашел, а с отчаяния совершил не мало дел, о которых потом жалел. Мир не принял Золотого Дракона как друга. Фархас понял это и вернулся на свой остров, решив дожидаться своего времени. Там же он выстроил план, который вскоре и начал осуществляться. Он вел осознанный поиск, прочесывая острoва и материки в поисках драконов. И на одном из отдаленных материков ему удалось найти своих сородичей. Синих, красных, зеленых, серебряных. Они жили сами по себе, никого не допускали в свой мир, а появление Золотого Дракона приняли как акт шпионажа. Закончилось все тем, что Фархас улетел, пообещав Серебрянному Дракону, Повелителю Драконов, что более не явится на их землю, дабы не возмущать спокойствие. Он улетел на свой остров, и с тех пор оставался там много лет, пока не явились маги, целью которых стал захват Золотого Дракона. Фархас не знал, какова сила прибыла с этими людьми, попытался действовать как обычно, просто прогнать с острова, но попался в магические сети и стал рабом...
Время рабства стало тяжелейшим бременем для сильного свободолюбивого дракона, но узы держали его с так, что в последствие он не отдавал себе отчета в том, что делал. Он служил магам, словно они были друзья. Не редко рисковал собственной жизнью. Сама эта жизнь проносилсь в голове словно пунктиром. Многие годы дракон просто не помнил от того, что оставался пленником и только исполнял приказы. Он был подобен машине, механизму, который использовали маги для собственных целей.
И вот, теперь он вновь свободен. Свободен, потому что ему вернули свободу. Фархас внезапно вздрогнул. Он вспоминал то существо, с которым столкнулся. С двумя существами. Они не были драконами, но они изменили его жизнь, они освободили его, и теперь Фархас был им обязан! Он должен был вернуть долг, но в данный момент, даже не представлял, каким образом это сделать. Он не знал, где этих существ искать, и стоит ли вообще это делать...


Рамигор и Иринка продолжали путешествие по Артании. Им вновь прошлось обходить города и села. Хоббиты не принимали крылатых зверей. Для них корханы выглядели слишком ужасно. Очевидная принадлежность к роду хищников не дала возможности двум путешественникам что либо узнать в этой стране. Впрочем, Рамигор, воспользовался иным методом. Он посетил столицу страны невидимым и вернулся оттуда почти ни с чем. Золотой Дракон нашел информацию, но она была столь мелкой и неуклюжей, что годилась разве что в качестве сказок для детей.
Побережье выглядело более цивилизованно. Крупные города населяли люди и эльфы. Кое где встречались и гномы. Корханы спокойно вошли в неохраняемые ворота портового города, через некоторое время Рамигор своими словами "чаво" и "мы такие!" заставил стражников решить, что два зверя глупы, а гремящий монетами кошелек и навьющеные на спинах корханов хоббитские бочонки и мешки означали, что два недогрифона не особенно опасны.
Путники всем своим видом и поведением добивались такого поворота событий. Им надоела Артания, где нельзя было ни в бар сходить, ни поболтать с кем-нибудь на стороне.
В первый же вечер они оторвались в одном из местных заведений, раскидывались деньгами, заставив бармена принять обоих зверей как своих друзей. Тот помог найти временное жилье, рассказал не мало интересного о самом городе. Хозяин бара мужественно стерпел, когда крылатый зверь едва стоявший на лапах из-за того что был "пьян", встал перед человеком на задние лапы и обнимал его, называя "настоящиим другом". Позволял человек это делать, естественно, только за маленькие блестящие кружочки.
Иринка и Рамигор пробирались через базар. Несколько дней жизни в городе сделали свое дело. Большинство местных стало относиться к крылатым зверям чуть ли не как к вьючным животным. Корханам не раз приходилось рычать, что бы заставить толпу пропустить их, но и это рычание действовало не так сильно. Слух о том, что крылатые звери глупы и не опасны, разнесла сама стража.

Маленький юркий человек оказался чуть ли не под лапами Иринки. Он встал разинув рот, хлопал глазами на зверя и ничуть не боялся, хотя, перед его носом оказались клыки корханки.
− А!.. Никогда таких не видел! Разрешите представиться? Я − Магмус Всесильный!
Кто-то из толпы схватил Магмуса за руку и сдернул с дороги корханки.
− Я же только хотел представиться! − послышался скулящий голос.
− Ты со своими глупостями и драконьему желудку можешь представиться! − ответил голос.
− О, я бы поглядел как там!.. − Голос исчез в толпе. К Иринке вышел Рамигор.
− Что случилось, Ирин?
− Может, у меня уже... но я только что видела... кендера. − ответила она.
− Кендера? − удивленно переспросил Рамигор.
− Кендер! Кендер! − послышались крики в толпе. − Береги кошельки!
− М-да, − фыркнул корхан. − Идем, Ирин. Он тебя что, околдовал?
− Нет, просто я удивляюсь все больше. Этот мир, Рамигор...
− Я кое что тоже разузнал, Иринка. Например, что далеко за океаном есть страна драконов.
− Ты предлагаешь лететь туда? − спросила она. − Они ведь не примут нас, ты видел, как на нас глядел тот дракон.
− Мы могли бы стать и другими, − ответил Рамигор.
Корханы шли через толпу и говорили на языке, которого здесь никто не понимал. Разговор этот больше был похож на рычание, в результате чего толпа расступалась, а крылатые звери проходили дальше.
Вскоре они вернулись в гостиницу, решив как следует все обдумать. Рамигор не хотел врываться в страну драконов без разрешения. Иринка от этих его слов просто расхохоталась. Она напомнила своему любимому дракону, сколько раз он врывался в самые разные страны в этом мире. А тут страна почти родственников, а дракон не желал в нее ворваться!
− Я узнал не мало вещей, Иринка. Например, что местные маги очень часто захватывают драконов в плен и используют их для своих целей. И что там, в стране драконов делается, мне не известно. Мы можем влипнуть в неприятную историю, поэтому я и хочу сделать это незаметно.
− Ладно. Мне тоже иногда надо повеселиться, Рамигор.
Он прыгнул к Иринке, свалил ее на пол и в комнате началась веселая возня, от которой могла разлететься вся мебель, если бы она здесь была. Два зверя рычали, цапались когтями, подвывали, иногда произносили самые нецензурные слова, что слыхали в этом мире. Пол под ними чуть ли не трещал, а люди в соседних номерах подумали, не землетрясение ли начинается?
В дверь кто-то заколотил, и Рамигор открыл. Иринка в этот момент улеглась на полу, а на пороге оказался хозяин гостиницы.
− Что здесь за шум? − произнес он.
− Шум? Какой шум? − спросил Рамигор, оглядываясь.
− Я слышал рычание и вой! И ваши соседи жалуются на шум! А внизу потолок сыплется!
− Потолок сыплется?! − рамигор пригнулся и взглянул вверх. Иринка вскочила и подбежала к нему. − Не! Мы немедленно съезжаем!
− Съезжаем! − заговорила Иринка. − Скажи ему, что бы он возвращал все, что взял вперед!
Хозяин заколебался.
− По-послушайте! Это же...
− У вас сыплется потолок! Мы не останемся! − завыл Рамигор.
− Да не сыплется он! − воскликнул человек. Он едва держал себя, потому что полученные с богатых клиентов деньги уже пошли в оборот. Он не сумел бы в этот момент вернуть все. Да и не желал, потому что два зверя заплатили как за проживание десятерых человек.
− Ты же сказал, что сыплется! − зарычал Рамигор.
− А еще он сказал, что тут кто-то рычит и воет! Может, у него дракон здесь живет?
− Нет у меня здесь никаких драконов! Они и не поместятся!
− Да? − удивился Рамигор.
− П-послушайте, не нужно никуда съезжать! У меня хорошая гостиница!..
Корханы дали себя уговорить, закрылись и хозяин ушел, после чего два зверя взвыли на весь дом, но лишь один раз. А хозяин больше не пытался жаловаться. Впрочем, и корханы вели себя достаточно тихо.


− ...магия превращения − это высшее магическое искусство. − говорил Хозяин. − Только самые способные и самые сильные Маги могут производить подобные действия. Тебе, Фархас, это знание не грозит. Ты − дракон. А драконы редко бывают магами. − Дракон слушал слова человека, но не отвечал. Он не мог ответить, потому что был... рабом...
Но я не раб!
Фархас дрогнул и открыл глаза. То был лишь сон. Сон о старых временах, когда он был пленником. Сколько же времени он пробыл в плену? Фархас так и не узнал. Летая над миром, он оказался изгоем. Он не находил места для себя. Едва дракон оказывался над каким-нибудь поселением или городом, там подымалась тревога. Но Фархас не спускался. Он чувствовал, что ему не будет покоя в этом мире. У него есть лишь одно место, его старый остров, где он жил раньше. Он поднялся, направился в небо и, вот уже в который раз, брал курс к своей земле. Теперь она была не далеко. Фархас летел над океаном, проверял свои ощущения и вскоре нашел свой остров, а затем и пещеру.
Вид ее говорил сам за себя. Дракон не был в ней не один десяток лет, а то и не одну сотню. Теперь это можно было определить точно, лишь узнав историю мира...
Он остался дома и вновь размышлял о прошлом. Дракон решил, что останется на острове как можно дольше. У него не было желания странствовать, а было желание покоя и тишины.
Фархас облетел остров и был доволен тем, что на нем не появилось никаких поселений. Во всяком случае, их не было видно, а это означало, что могли быть лишь мелкие деревни в лесах, но с такими поселенцами дракон легко справился бы. Во всяком случае, если на острове не оказались маги. Он надеялся, что их нет. И с каждым днем его надежда укреплялась, обращаясь в уверенность. На острове не было следов иных разумных. По крайней мере, они вели себя достаточно "разумно" по отношению к дракону, потому что попрятались.
Золотой Дракон чувствовал в себе злость. После того, как его не приняли ни в одном из городов, не ответили даже на простые вопросы, он был зол на всех. Даже на себя, от того, что нагрубил своему освободителю, которого должен был благодарить. Из-за этой злости Фархас решил не давать никаких шансов тем, кто окажется у острова.
Гнев его зрел довольно долго и едва не перезрел, потому что около острова было тихо. Прошло почти полтора месяца, прежде чем в очередной день, облетая свои владения, дракон обнаружил рядом корабль. Люди с него высадились на берег, и Фархас незамедлил спуститься. Он прогнал их. А тех, кто пытался стрелять в дракона, убил на месте. Как только лодка уплыла с острова, под лапами Фархаса возникли взрывы, дракон взлетел в воздух. Он понял, что стреляли с корабля и не замедлил обрушить на него свой гнев.
− Это моя земля! − взвыл дракон и, собрав всю свою мощь, обрушил на корабль огненный поток. Корабль вспыхнул, а через полчаса затонул. Фархас не стал больше ничего делать, просто улетел на берег, где и остался, не давая людям с корабля плыть к нему. Единственная шлюпка подобрала нескольких уцелевших на месте крушения и ушла в океан.
Чувство гнева исчезло, а на его место явилось ощущение вины за бессмысленное убийство. Фархас старался оправдать себя, но в его душе так и остался неприятный осадок, которого он не мог уничтожить.


− Ты уверен, Рамигор, что нам действительно здесь что нибудь нужно? − спросила Иринка. − А, может, это должно случиться через сто лет?
− Ты думаешь? − спросил он сонным голосом. − А какая нам разница в конце концов?
− Разница, что мне до жути все надоело, − фыркнула она. − Все эти эльфы, люди, гномы. Даже хоббиты здесь какие-то глупые и трусливые как кролики!
− У тебя есть какой-нибудь план?
− Да. Сесть в космический корабль и лететь куда сможем. Даже в будущее! Если Бог желает нас где-то тут использовать, он наверняка остановит прыжки в нужном месте.
− А, если он решил тебя на терпение испытать?
− Тогда, и узнаем. А сейчас моего терпения уже нет!
− Хорошо...

Иринка увидела лишь вспышку, затем картинку всего мира из космоса, одну, другую... Прошли доли секунды, и она распласталась в траве, а перед ней оказался Рамигор.
− Твой Всевышний приблизил нас к точке "X" на 44 года. − произнес Рамигор.
− И мы в том же мире?
− Да. Можно сейчас решить, кем мы станем. Корханов здесь вряд ли уважат вновь.
− Тогда, людьми, − ответила Иринка и в мгновение преобразилась. Рамигор смотрел на нее с некоторым недовольством. − Что?
− Я думаю, почему мы все время людьми становимся? Может, мне хочется драконом стать?
− Ну так стань, коли хочешь, − ответила Иринка.
Рамигор изменился и обратился в черного дракона. Иринка от этого только глазами захлопала.
− Ты стал черным, Рамигор.
− Угу. Мне так хочется, − ответил он и уселся перед ней. − Не понимаю, чего тебе не нравится?
− Издеваешься, да? − произнесла она. − Ты издеваешься надо мной! − Она пробежала к дракону и начала его колотить кулаками в грудь.
− Веди себя прилично, Иринка, − прошипел Рамигор над ее головой. Но, она словно не слышала. Она ощутила движение Рамигора и через мгновение оказалась сваленой в траву его большой лапой. Дракон улегся и разинув пасть коснулся ее тела клыками, но, конечно же, не ранил.
− Тебе хочется быть черным?
− Мне не хочется, что бы местные меня по запаху называли "подделкой". А Золотого кода я не знаю. И, вообще, сюда кто-то скачет.
− Да? − иринка попыталась встать, но Рамигор ей не дал. − Кто там?
− Рыцарь какой-то. − буркнул дракон и снова уложил ее на землю, а затем цапнул клыками.
− Прекрати это! − воскликнула Иринка.
В этот момент рядом уже слышался топот копыт, ржание лошади, Иринка увидела человека, который оказался рядом с драконом и рубанул его мечом по лапе.
− Ау-у! − дракон взвыл, лошадь рыцаря метнулась прочь.
− Оставь девушку, дракон! − закричал человек, едва сдерживая кобылу. Он заставил ее подчиняться и скакать вперед. Рамигор отпустил Иринку, и она поднявшись оказалась перед драконом, когда рыцарь уже несся к нему и пытался ударить мечом еще раз.
− Пошел вон, убийца! − крикнула Иринка, в ее руке оказался комок грязи, и она метнула его в человека. Тот опешив проскакал назад. − Ты − урод! Ты ранил моего дракона! − продолжила крик Иринка и отвернулась от человека, который опустил меч и смотрел на нее полными непонимания глазами.
Иринка тронула рану, из которой струилась темная кровь дракона.
− Черт возьми, Рамигор, твоя кровь жжет мне руки!
− Извини, но кровь у меня какая есть, такая и есть, − ответил он. − Не трогай. Он сам лизнул рану и лежал некоторое время, слизывая с себя кровь, пока рана не затянулась тонкой пленкой. Иринка "взяла" флягу с водой и вымыла руки от крови черного монстра.
Рыцарь все еще стоял неподалеку.
− Пшел вон! − зарычал дракон. От резкого рычания лошадь рыцаря встала на дыбы, сбросила таки седока, после чего убежала.
− Недоумок! − выкрикнула Иринка, обернувшись к человеку.
− Мне показалось...
− Когда кажется, молиться надо! Из-за тебя он теперь взлететь не сможет!
− Я смогу взлететь. Крылья целы, а рана не глубокая. Залезай на меня, да летим дальше.
Иринка так и сделала. Она оказалась верхом на драконе, тот поднялся, лишь немного поджимая раненую лапу, разбежался прихрамывая для вида и прыгнул, махая крыльями.
Дракон сделал небольшой полукруг, взвыл в воздухе и понесся, пикируя на перепуганную лошадь, угоняя ее еще дальше от человека.
− Пусть пешком топает, − прорычал Рамигор. Лошадь обезумев бежала все дальше и дальше, Дракон остановил свою игру и поднявшись повыше, полетел над лесом, направляясь к неизвестному городу.

Едва черный дракон оказался над городом, снизу взлетели три серебряных. Они оказались рядом, словно окружая летающего всадника. Рамигор спускался, и серебряные драконы попытались его задержать.
Черный Дракон усмехнулся и простым магическим приемом резко изменил свою скорость. Троица серебряных умчалась вперед по инерции, и черный дракон преспокойно спустился вниз. Он приземлился на широкой площадке, где сидел огненный дракон.
− Привет, братец, − прорычал Рамигор.
− Я тебе не братец! − зашипел огненный, показывая клыки и выпуская когти.
− Ох... Ну, извини, − ответил Рамигор, бесцеремонно укладываясь на площадке. − Совсем забыл об этой мелкой детали.
Рядом спустились три серебряных дракона.
− Ты арестован за незаконное вторжение! − зарычал один из троицы.
− Не повезло тебе, красный, − фыркнул Рамигор. − Вот ты уже и арестован.
Иринка сошла со спины Рамигора и взглянула на серебряного.
− Вы не имеете права арестовывать моего дракона! − воскликнула она.
− Ты здесь никто, и не имеешь никакого права распоряжаться! − зарычал серебряный.
Иринка взглянула на Рамигора и коротко сказала, что она считала нужным сделать. Рамигор согласился. Четверо драконов пришли в движение, но черный дракон обратился молнией, которая обвилась вокруг запястья женщины и застыла золотым браслетом, изображавшим свернувшегося в кольцо крылатого ящера.
− Если желаете себе проблем, можете попытаться убить меня. − произнесла Иринка. Она прошла мимо двух серебряных драконов к лестнице, и направилась вниз.
− Стой! − зарычал серебряный дракон.
− Ты здесь никто, и звать тебя никак! − фыркнула Иринка, продолжая спускаться.
Она дошла до самого низа, и перед ней оказались четыре вооруженных человека в формах.
− Стоять! − приказал один из них, направляя на Иринку автомат.
− Привет, братцы, − сказала Иринка. − Что это вы на своих кидаетесь?
− Мы тебе не братцы!...
− Ох, извиняюсь. Совсем забыла об этой мелкой детали.
Рамигор невидимо усмехнулся, и Иринка едва сдержала свой смешок.
− Ты издеваешься над нами! Ты арестована! Сдай все оружие!
− А ты не пернешь от натуги все оружие нести? − спросила она. − Я сама − оружие. Понесешь меня? − Иринка улыбалась.
− Проверьте ее! − приказал человек.
− Вам лучше не прикасаться ко мне!
Но они не послушали. Один из солдат тронул ее руку и с воплем отлетел, получая разряд электрического тока.
− Я предупреждала. − Иринка прошла вперед.
− Стоять, или я стреляю! − выкрикнул человек.
− Твоя стрелялка способна убивать только людей. Ну и тех, кто похож на людей. А ты сам не признал меня за человека. − Слабый импульс поля заставил солдат кричать от ужаса и бежать прочь от нее.
"Ты прямо как демон настоящий." − усмехнулся Рамигор.
"Лучше бы ты помолчал с такими эпитетами." − ответила Иринка.
Она прошла через город, вскоре затерялась в толпе жителей. А стражники, когда опомнились, не смогли ее найти.

− Привет. Какие новости? − произнесла Иринка, подходя к прилавку.
− В-вы это о чем? − спросила женщина, напугавшись непонятно почему.
− Да так, о сплетнях. По чем мясо?
− По четырнадцать.
− Ух ты, ежкин кот! − Иринка пошла от прилавка.
Торговка проводила ее подозрительным взглядом. Драконица не долго размышляя, направилась в бар, решив послушать сплетни там, а заодно просмотреть пару газет, что взяла у пробегавшего мимо пацана.
Особых новостей не было.
Иринка остановилась в гостинице, на ее деньги смотрели с подозрением, но брали. Хозяин гостиницы что-то заподозрил, но не сказал вслух. Ей не пришлось долго находиться в номере. Появились стражники, которые заявили об аресте женщины, но осуществить его они не сумели. Сначала хватавших людей било током, затем от Иринки начали отскакивать пули. После того, как одна срикошетившая пуля ранила командира стражников, они удалились, но не далеко.
Иринка улеглась в постель, установив вокруг комнаты охранные магические барьеры и сигнализацию. Люди не смогли бы пройти сквозь щиты, а любая попытка пробудила бы Иринку.
− Спи, Ирин, а я пойду прогуляюсь, − сказал Рамигор, объявляясь рядом в виде человека.
− Ты не хочешь спать?
− Хочу, но надо сначала узнать получше обстановку, − ответил он и исчез.
Иринка вскоре заснула, а Рамигор отправился в город.

− Узнал чего нибудь? − спросила она, проснувшись.
− Ничего существенного, − ответил Рамигор. − Если не считать, что во всем мире идет война. Кто с кем и за что, я не понял. Здесь, например, полно и драконов, и людей, и эльфов. Гномов не видел. За лишние вопросы на улицах арестовывают. Вообще, за любое подозрительное действие арестовывают. И, если документов нет, тоже. Но нас это уже не касается. − Рамигор передал Иринке небольшую карточку, на которой стояло ее имя и несколько знаков странного вида. − Теперь солдаты и младшие офицеры будут обязаны тебе "ку" два раза делать и пятки лизать. Ты служишь лично Императору и подчиняешься только ему.
− А ты?
− А я твой раб, − улыбнулся Рамигор, показывая свою карточку. − Ничего лучше не придумал. Два слишком высоких человека рядом на улице привлекут больше лишнего внимания. Ну так как, Ирин? Идем дальше?
− Идем. Только куда?
− На завтрак, − ответил он.
Они покинули гостиницу. Иринка сняла все магические щиты и некоторое время раздумывала, почему ее никто не побеспокоил ночью?
− Я немного подправил изображение, Ирин. Они открывали дверь и видели перед собой спящего дракона. А тут есть поговорка такая: "не будите спящего дракона − целее будете".
Иринка усмехнулась, а через пару минут они вошли в бар.

Полдня в городе ничего не дали. Иринка и Рамигор узнали о боях, что проходили далеко на юге. Там Император вел очередной завоевательный поход. Решение двигаться на юг пришло сразу и уткнулось в непредвиденную ситуацию. На юге оказалось море. Повертевшись в порту пара человек нашли возможность сесть на корабль. Иринка и Рамигор одурачили капитана, который решил выслужиться перед личным слугой Императора и принял двух человек на борт в качестве простых матросов. С Рамигором проблемы не оказалось, а Иринка "не умела" ничего. Закончилось тем, что капитан "оставил ее при себе" и давал только самые мелкие поручения.
Плавание продолжалось четыре дня. Корабль шел достаточно быстро. Он имел мощный дизельный двигатель, и без особых проблем прошел большую половину пути, но в очередную ночь его настиг шторм, который не только не дал двигаться вперед, но и вывел из строя некоторые механизмы, в том числе и рулевой. Корабль понесло в сторону от цели. Шторм бушевал почти двое суток, и плавание закончилось крушением. Корабль налетел на скалы. Иринка и Рамигор взвились над морем, когда корабль камнем пошел на дно, и улетели на ближайшие острова. Первый остров оказался куском скалы, выпиравшим из воды. Вокруг раскинулось еще несколько островов, среди которых вскоре нашелся довольно крупный и не такой скалистый, со множеством лесов и зверей, но без населения.
− Мне это место очень нравится, − сказал Рамигор, оглядывая лес. Ветер все еще шумел вверху, но внизу буря ослабевала из-за скал вокруг.
− Хочешь здесь остаться? − спросила Иринка.
− Нет, но, я думаю, нам можно здесь погулять немного. Во всяком случае, пока погода не уляжется.
Рамигор прошелся по лесу, затем изменил себя, становясь корханом. Иринка прошлась за ним и так же обратилась в корханку. В этом виде было проще идти через буреломы, а став крупнее они начали бы натыкаться на деревья. Через час они нашли не плохое укрытие от ветра и остались там.
Шторм закончился почти через неделю. Два корхана за это время немного освоились в местном лесу. Из-за поваленых деревьев и ветра далеко ходить не пришлось, но едва шторм утих, они двинулись в путь.

− Мне кажется, что Боги послали нас сюда не для того что бы мы торчали на диком острове, Рамигор, − заметила Иринка.
− А мне кажется, что устройство базы и разведка на месте, куда нас занесло волей Бога, как раз, может входить в его план. − усмехнулся Рамигор. − Ирин, не торопи меня, пожалуйста. Ты же не хочешь влипнуть в грязную историю? Сначала, надо все узнать, понимаешь? И место это нам пригодится.
Они шли через лес, который ранее не обследовали, и остановились на кромке. Впереди раскинулось широкое поле, по которому мчались животные. Бежали они от хищника, что выскочил через минуту из-за бугра. Два корхана наблюдали за охотой зверя, затем сами вышли из укрытия и двинулись вперед, наперерез мчавшейся стае. Рамигор разогнался, и отбившийся от стаи олень вскоре стал добычей корхана. Иринка подошла, когда Рамигор уже выдирал куски мяса из жертвы.
− Присоединяйся, Ирин, − сказал он невинным обезоруживащим голосом. Иринка хотела было съязвить что-нибудь про хищников, но комок проскочил в горло, ей самой ужасно захотелось есть. Она взялась за оленя с другого конца. Ей на глаза попался зверь. Тот самый, что охотился, но так ничего и не получил. Иринка следила за хищником, а тот медленно приближался, затем подал голос, но Рамигор на него не отреагировал.
− Ешь, Ирин. И наедайся больше, − сказал корхан.
Иринка вновь принялась за еду. Рамигор еще лежал рядом, когда она ела, затем крылатые поднялись из травы и пошли прочь. Останки достались хищнику, что благоразумно ждал и не приближался во время трапезы двух более сильных зверей.
Корханы гуляли по степи несколько часов. Солнце приближалось к горизонту. На небе не было ни облачка. Рамигор улегся в траве, Иринка опустилась рядом с ним, и они некоторое время болтали, вспоминая времена в мире корханов и гроссеров.
− Ты глянь, а здесь дракон живет, − сказал Рамигор. Иринка обернулась и увидела в небе летящее существо. То спускалось к скале, затем изменило направление и понеслось прямо к двум коричневым зверям. − Лежи, Ирин, и не бойся зря.
Она только усмехнулась на это предостережение. Иринка не боялась драконов. Просто встреча эта могла принести что угодно. Летевший дракон имел золотой окрас. Он пронесся над степью и приземлился.
− Привет, братец, − сказал Рамигор.
− Вы?! − зарычал дракон, подходя.
− Мы? − рамигор удивился. − Ты, случайно, не Фархас?
− Я Фархас! − взревел дракон. − А вы!... − Гнев дракона утих. − Вы как сюда попали? − спросил он.
− Мы плыли на корабле, налетел шторм, и корабль разбился о скалы. − Ответил Рамигор. − А нам пришлось подыскать место, где шторм переждать и отдохнуть. Ты, наверно, тоже здесь шторм пережидал?
− Нет. Это мой остров, и мой дом! − зарычал дракон. − И здесь живу только я! − В голосе Фархаса снова звучал гнев.
− Извини, Фархас. Ты, как всегда, не в настроении. Мы сейчас же улетаем.
− Нет! − загремел дракон.
− Что еще за нет? Мы свободны, и ты нас не имеешь права задерживать!
− Я не задерживаю. − Фархас попытался подавить свой гнев. − Я ведь обязан тебе своим освобождением.
− Это мелочи, Фархас. Можешь забыть об этой обязанности.
− Забыть?! Я не могу этого забыть!
− Тогда, прекрати рычать на меня, или это у вас хорошим тоном зовется?! − с гневом зарычал Рамигор и поднялся.
− Я не злюсь на вас. Это только по привычке, − произнес дракон, страясь держать себя.
− Значит, ты здесь совсем один живешь? И никого к себе не пускаешь? − спросил Рамигор.
− Меня выгнали все, и я не собираюсь никого пускать в свой дом! − снова рычал Фархас. − Никого, кроме тебя.
− А я к тебе и не пойду, − фыркнул Рамигор. − Просто потому что ты даже сейчас в упор не видишь, что я не один.
− Извини, я не подумал. Ты можешь привести с собой кого захочешь.
− Ты, лучше сразу скажи, чего ты от меня хочешь, Фархас? − сказал Рамигор. − Я здесь случайно оказался. И я отсюда улетаю. Летим, Иринка!
Два корхана поднялись в воздух, и вслед за ними взлетел золотой дракон.
− Не улетай, прошу тебя! − взвыл голос Фархаса.
− Ты меня оскорблял, Фархас. И не один раз, так что, нам с тобой не по пути! − ответил Рамигор. − Ты то рычишь со злобой, то тебе запах мой не понравился, теперь ты хочешь, что бы я остался на каком-то задрипаном островишке, где даже ванны горячей нет!
Иринка едва не рассмеялась от подобного довода Рамигора.
− Я буду служить тебе! − зарычал Золотой Дракон.
− Вот! Ты снова меня оскорбляешь! − взвыл Рамигор. − Ты, глупая башка, не соображаешь, что мне не нужна твоя служба?!
− Я не хочу оставаться один! − завыл дракон. − Я не могу так! Во всем мире нет никого, кому я мог бы довериться больше чем тебе!
− Ты ничего обо мне не знаешь и говоришь, что можешь мне довериться. А я не уверен даже, что ты говоришь правду! Ты мне уже врал и не один раз!
− Когда я врал?! Я тебе не врал никогда! − взвыл дракон.
− Ты врал в ту нашу прошлую встречу! Сначала говорил, что маг тебе друг, потом оказалось, что нет!
− До того как ты меня освободил, я говорил только то, что желал мой хозяин. Это были не мои слова, а его!
− Ну и откуда мне знать, что ты сейчас говоришь правду? Может, ты шпион из соседней галактики и желаешь выведать у меня как мартышки размножаются?
− Я не шпион и не знаю ни про каких мартышек! − взвыл Фархас. − Я хочу, что бы мы стали друзьями!
− Друзьями?! − Рамигор завис в воздухе. − И какого черта ты тогда выделывался?! Останься! Я буду служить тебе! Ты не мог сразу сказать, что хочешь стать нам другом?!
− Я не додумался сразу. Я этого слова слишком давно не произносил! − произнес дракон.
− Не далее как тогда, когда врал про мага.
− Я говорил это не по своей воле.
− Я это уже слышал, Фархас. Кончай оправдываться, это мне не нужно! Если бы ты сразу сказал, что хочешь стать мне другом, я не стал бы возражать. Мне нужны друзья, и я друзьями не разбрасываюсь!
− Ты согласен? − спросил Фархас.
− Согласен. Но ты должен кое о чем помнить. О том, что друзья не обманывают друг друга!
− Я это знаю! Я сделаю для тебя все, что ты попросишь!
− Для начала, Фархас, тебе придется кое что узнать. О том, кто мы. Я не хочу, что бы из-за каких-нибудь глупостей ты решил вдруг, что я не друг...
− Я не решу!
− Ты слишком скор на решения, дракон! − зарычал Рамигор и резко сменил направление полета. Он спустился на скалу, выпиравшую из воды. Рядом опустилась Иринка, а затем приземлился Золотой Дракон.
− Что ты хочешь этим сказать? − зарычал Фархас.
− Во-первых, мне кажется странным, что ты до сих пор не назвал меня по имени ни разу! − произнес Рамигор.
− Извини, прошло столько лет, что я...
− Ты забыл?
− Да, − ответил Фархас. − Я только смутно что-то припоминаю и помню, как ты выглядел, но не помню имени.
− Меня зовут Рамигор.
− Рамигор! Да, теперь я вспомнил! Извини меня, но прошло столько лет!
− Я знаю, сколько лет прошло, − ответил Рамигор. − Впрочем, это только для тебя прошло сорок четыре года, а для нас прошло всего несколько месяцев.
− Как это?
− Не важно как. Мы прошли сквозь время из прошлого в будущее. И еще, ты должен знать, что мы не из этого мира, Фархас.
− Вы пришли с того света?
− Мы пришли от других звезд, Фархас. Все звезды, это подобия солнца и вокруг них есть подобия вашего мира − другие планеты. Вот оттуда мы и прилетели.
− Вы можете летать так высоко? Я никогда не подымался высоко над землей. Там становится трудно дышать и слишком холодно.
− Мы летаем между звезд не на своих крыльях, Фархас. Но это сейчас не важно. Мы должны что-то сделать в вашем мире.
− Что?
− Мы этого сами не знаем.
− Как это не знаете? Вы забыли?
− Мы не забыли. Мы этого никогда и не знали. Этому нет объяснений, Фархас. Мы знаем только по своему опыту, что попав в ситуацию, в какой мы сейчас оказались, мы должны что-то сделать. Только в этом случае мы сможем улететь к себе домой.
− Получается, что вы сами не знаете, что вам делать? − удивленно спросил дракон.
− Именно. Мы решили просто начать путешествие. И вот, прошло несколько дней, мы оказались на корабле, который разбился недалеко от твоего острова. Мы не знали, что это твой остров и прожили на нем некоторое время. Просто пережидали бурю, а когда она стихла, пошли гулять по острову, там ты нас и нашел. И я не имею понятия, чем ты можешь нам помочь. Разве что находиться рядом и быть пугалом.
Фархас зарычал.
− Я не пугало!
− Тебе следует отучаться обижаться на правду, Фархас! Ежели ты не хочешь, тогда, возвращайся на свой остров и забудь о нас!
− Я постараюсь не обижаться, Рамигор. Я не хочу вас потерять!
− Потерять нас тебе придется в любом случае, Фархас. Потому что придет время, и мы улетим из этого мира.
− Я могу полететь с вами! Все равно, я здесь один и никому не нужен!
− Шустрый, прямо как сто китайцев, − фыркнул Рамигор.
− А, может, Бог того и желал, что бы мы его взяли с собой и улетели? − спросила Иринка.
− Да? − Рамигор удивленно взглянул на нее. − Может-может.
− Вы говорили про богов?! − воскликнул Фархас. − Они не настоящие боги!
− Если ты говоришь про Арасайна и ему подобных, Фархас, то это мы и сами знаем, − отмахнулся Рамигор. − А мы говорим о настоящих богах. Тех, которых никто никогда не видел.
− Как это никто не видел? Откуда тогда вы знаете, что он хочет от вас?
− Мы этого и не знаем. Мы только догадки строим и пытаемся сделать то одно, то другое. − Рамигор взглянул на Фархаса. − Ты действительно желаешь лететь с нами?
− Да.
− Но ты должен понять, что можешь никогда не вернуться сюда, в этот мир.
− Пусть так и будет. Мне все равно. Здесь нет Золотых Драконов, и я не могу продолжить свой род. Может, в других мирах есть мои сородичи?
− Вряд ли. Но, бог его знает. Тебе придется изменить себя, Фархас.
− Мне недоступна магия превращений.
− Плохо, что недоступна. Но, это поправимо. Я тебя обращу в кого-нибудь.
− Но зачем?
− Затем, что бы ты смог уместиться в нашем корабле. Он слишком мал для тебя. Но перед тем, как мы полетим в космос, тебе надо будет кое-что сделать. Кое в чем помочь нам.
− Я согласен, − произнес дракон.
− Ты знаешь, где находится страна драконов?
− Да. Но я не был там много лет. Очень много.
− Не важно. Вот туда ты и полетишь вместе с нами. Согласен?
− Да. Но меня там могут не принять. В прошлый раз меня выгнали.
− Ты сам сказал, что это было очень давно, − ответил Рамигор. − Надеюсь, ты умеешь летать ночью?
− Умею.
− Тогда, летим.
Золотой Дракон поднялся в воздух вместе с корханами и троица двинулась в путь. Они подымались все выше и выше, летели быстрее и быстрее. Рамигор и Иринка не отставали от дракона, даже наоборот, летели чуть впереди, и Фархас двигался со всей своей скоростью. Теперь они не говорили. Скорость была такой, что слова не были бы слышны.
Лишь к утру Фархас снизил скорость и объявил, что надо передохнуть. Все трое спустились вниз, на берег океана. Фархас сам выбрал место, подальше от поселений, что были видны здесь, и вскоре троица устроилась на отдых посреди поля.
− Я не знал, что вы можете летать так быстро, − сказал дракон.
− А я не знал, что ты летаешь так медленно. − Фыркнул Рамигор. − Извини, Фархас, но при необходимости я могу за минуту вокруг всего мира облететь.
− За минуту?! С такой скоростью никто не может летать!
− Тебе это только так кажется. Может, ты уже не веришь мне?
− Я... − Дракон дернулся. − Верю. Только представить не могу.
− Это не важно.
− Но тогда, почему вы не летели так? Ты говорил, что вы плыли на корабле.
− Нам некуда спешить, Фархас. И незачем расходовать магическую силу на сверхскоростные полеты.
− Кажется, я понял. Вы же маги...
− Не маги, Фархас. Называя меня магом ты наносишь мне оскорбление подобное тому, как я назвал бы тебя мухой.
− Извини, но как тогда мне называть вас?
− Дракон. Я дракон. И Иринка дракон.
− Но у нас нет таких сил!
− В нашем мире, Фархас. Драконы обладают силой. Огромной силой. И наша сила больше чем у тех, кого здесь называют богами.
− Они не боги.
− Я знаю. Но я тебя уже просил не придираться к словам, Фархас.
− Извини. Я еще не привык.
− Сколько еще лететь до твоей страны, Фархас?
− До... Еще два дня.
− Хорошо. Когда мы будем подлетать туда, мы станем людьми, а ты понесешь нас на себе. Ты согласен?
− Согласен. Но вас могут не принять.
− Это не важно. Не принять могут и тебя, если ты не врал.
− Я не врал!
− Не рычи зря, Фархас, − фыркнул Рамигор. − Успокойся. И как следует успокойся. Если тебе хочется куда-нибудь свою злость сбросить, пойди через лес, там есть город, можешь его спалить!
− Я.. Я не хочу! Я не злой дракон! − взвыл Фархас.
− Вот и прекрасно, − ответил Рамигор и закрыл глаза, уложив голову на бок Иринке. Та уже лежала подобным же образом. Два крылатх зверя оказались словно в одном клубке. Голова Иринки так же лежала на боку Рамигора...
Они проснулись вечером от голоса Фархаса, который говорил о явившихся из леса людях с оружием.
− Взлетаем, Фархас, − ответил Рамигор, и троица поднялась в воздух. − Да плюнь ты на них, дракон! − зарычал корхан.
Фархас больше не глядел на людей, оставшихся внизу. Троица поднялась еще выше, набрала скорость и теперь неслась над материком, принадлежавшим людям. Далеко внизу проплывали города и селения. Они были освещены электрическими огнями, и под утро Рамигор сам выбрал место, где остановиться. Это был остров в паре километров от берега. На нем не было поселений. Остров представлял собой кусок скалы, на верхушке которой и приземлились путешественники.
− Вам будет холодно из-за ветра, − зарычал Фархас. − Ложитесь рядом со мной. Корханы не возражали и улеглись рядом с Фархасом, а тот укрыл их своим крылом.
Сильного ветра впрочем, не было, и сну никто не мешал.
− За этим морем находится материк драконов, − сказал Фархас утром. − Думаю, вам надо сейчас стать людьми. − Фархас ожидающе смотрел на Рамигора, и, казалось, в его глазах светилось недоверие.
− Ты мне не веришь, Фархас?
− Я?! Я верю! − Зарычал тот, словно обидевшись. − Просто, я не знаю, как вы собираетесь становиться людьми.
− Вот так. − Тело Рамигора озарила короткая вспышка, и он обернулся человеком. В ту же секунду человеком стала и Иринка.
Фархас дрогнул от этой вспышки.
− Я... Я даже не видел, как ты говорил заклинание. − Сказал дракон.
− Шутник ты, Фархас! − воскликнул Рамигор. − Для меня это обращение так же просто, как для тебя взмахнуть крыльями. Ты говоришь заклинание что бы махать крыльями?
− Нет, но маги...
− Маги, это не мы, − перебил дракона Рамигор. − Мы летим или нет?
Фархас лег, давая возможность Иринке и Рамигору забраться ему на спину. Иринка села позади Рамигора, и он дал знак дракону взлетать.
− Держитесь крепче! − зарычал Фархас.
− Не беспокойся, даже если мы свалимся, мы обернемся крылатыми и не разобьемся, − ответил Рамигор.
Дракон поднялся в воздух. Он не летел так высоко и быстро, как раньше, но был на достаточной высоте, что бы корабли внизу казались игрушечными.
Их оказалось на этой стороне океана не мало. Огромный флот стоял в море. Фархас пролетел над ним, а затем взвыл.
− Стальные драконы! − зарычал он.
− Не вой, и лети как летел, Фархас. Если они попытаются напасть, им не поздоровится.
− На них не действует магия, Рамигор!
− Магия ваших магов? − Рамигор рассмеялся. − Не думай. Моя магия подействует на них, и ты это увидишь, если они атакуют.
Стальные драконы − самолеты, пронеслись рядом с драконом. Они обогнали его, затем развернулись и пошли наперерез.
− Лети прямо, Фархас. Верь мне! − крикнул Рамигор.
Дракон продолжал полет. Когда самолеты оказались совсем близко, он закрыл глаза и продолжал лететь в выбранном направлении, а истребители, ведомые людьми, промчались рядом. Фархаса лишь немного задело турбулентностями воздуха, что возникли позади самолетов...


− Сэр, этот дракон не реагирует на наши маневры. − передал капитан. − По-моему, им управляет маг. На спине дракона два человека.
− Видимо, он знает, что мы не атакуем первыми, − ответил подполковник. − Продолжайте их вести, не подходите близко, следите, куда они направляются.
− Это очевидно, сэр. Они идут курсом на Драклэнд!
− В любом случае, мы не можем атаковать, если они не атаковали первыми, капитан. Продолжайте полет. И следите за топливом, они летят слишком медленно. Через два часа вас заменит другая четверка, если ничего не произойдет.


Рамигор слышал все переговоры по радио.
− Как называется твоя страна, Фархас?
− Моя?.. В смысле, драконов?.. Я не знаю.
− Я слышал название Драклэнд.
− Это скорее придумано людьми, чем нашими, − ответил дракон. − Драконы не так глупы, что бы оскорблять страну таким дурацким названием.
− Ясно. Лети как летел, Фархас. У них приказ не нападать первыми.
− Откуда ты знаешь?
− Я кое-что смыслю в магии и магической связи, − заявил Рамигор. − Эти самолеты получили приказ сопровождать нас, но не атаковать. Они считают, что ты заколдован и летишь под действием мага.
− Они могут убить меня, Рамигор. Я уже слыхал о таких стальных драконах! У них есть оружие.
− Я знаю, Фархас. У меня тоже есть оружие. Если они атакуют, они тут же об этом пожалеют.
Полет продолжался. Через два часа одна четверка истребителей сменилась на другую. Еще через два появилась и третья, но четвертой уже не было. Третья четверка, получила приказ бросить летящего дракона и уходить.
Фархас ощутил себя на много легче, когда "стальные" исчезли, а затем в небе появилось несколько настоящих драконов. Огненные, синие, зеленые. Почти два десятка крылатх монстров окружили Фархаса.
− Сбрось этих магов в море, Фархас! − зарычал красный дракон.
− Они не маги. Они мои друзья, а я друзьями не разбрасываюсь! − прорычал в ответ Фархас.
− Они управляют тобой!
− Нет! − зарычал Фархас.
Драконы продолжали полет. Вскоре впереди появилась земля, но там никто не стал приземляться. Фархас продолжал полет, окруженный драконами. Вскоре впереди появились поселения, а затем и большой город. Именно, в этом городе и приземлился Золотой Дракон. Он спустился на широкой площадке, которая предназначалась именно для посадок. Рядом опустились два огненных дракона.
− Ты привез в наш город магов, Фархас! − зарычал огненный дракон. − Они наши враги!
− Они не маги! − зарычал Фархас.
Рамигор и Иринка оказались на земле, прошли в сторону и переменились в одно мгновение. Рамигор стал огненным драконом, а Иринка синей драконицей.
− Они маги! Они тебя заколдовали! − продолжал рычать красный.
− Мы и тебя сейчас заколдуем, − зарычал Рамигор.
Красный дракон обернулся и захлопал глазами. Он смотрел вокруг, пытаясь найти людей.
− Где два человека?! − зарычал он.
− Какие два человека? − удивился Рамигор. − Я не видел здесь людей. − Рамигор обернулся к Иринке. − Ирин, ты здесь людей не видела?
− Не-а, не видела, Рамигор, − прорычала та, оглядываясь.
− Вы лжете! − зарычал красный. − Мы их видели! Их Фархас привез!
− Фархас? − Рамигор уставился на золотого дракона и прошел к нему. − Ты действительно привез сюда людей, Фархас? − спросил он.
− Я... Я привез... − заговорил тот не понимая, что говорить.
− Ну?! − зарычал Рамигор, обращаясь к двум красным. − Вы что, пьяные?! Он не привозил людей! − Рамигор обернулся к Фархасу. − Может, ты меня за человека принимаешь? − спросил он.
− Нет-нет... − заговорил Фархас.
− Ну так чего же ты молчишь? Ты разве людей привез сюда?
− Н-нет...
− Кажется, я понял, − фыркнул Рамигор. − Вы двое! − заревел он, оборачиваясь к красным. − Вон отсюда! Вы его запугали! И я это вижу! Он из-за вас слова нормально сказать не может!
− Он привез людей! Клянусь Великим Арасайном!
− Ты клянешься этим светящимся четвероногим?! − заревел Рамигор. − Где твой начальник?!
− Здесь я начальник! − вспылил огненный дракон.
− Да неужели?! Ты хочешь сказать, что ты хозяин этого города?! Я вижу, что ты лжешь!
− Я говорию не про город!
− А я говорю про город! Где хозяин города?! И где Повелитель всей страны?! Отвечай, рыжая курица!
− Да как ты смеешь! − взревел дракон. − Ты оскорбил меня, я вызываю тебя на бой!
− Здесь и сейчас! − взвыл Рамигор. Он прыгнул на дракона и мощным ударом сбил его с площадки. Красный улетел вниз, затем вернулся назад на своих крыльях. Он пытался атаковать Рамигора, но получил удар огненным шаром, после чего свалился и едва зацепился за край площадки. Его крылья стали похожи на тряпки, дракон не сумел даже помочь себе ими, что бы выбраться наверх. Его когти скользили по камню, и он едва держался.
− А теперь ты признаешь, что ты проиграл! − зарычал Рамигор. − Говори!
− Я... Проиграл... − проговорил дракон.
Рамигор схватил зверя за лапы и вытянул на платформу. Тот выглядел как опаленная курица.
− Ты применил нечестный прием! − зарычал второй огненный дракон.
− Какой еще прием?! − взвыл Рамогир, наступая на второго. − Эта курица вздумала, что она сильнее меня и получила, что заслужила! − Рамигор наступал, а второй дракон прятился назад. − Пошел вон отсюда, а не то я и тебя зажарю! Вон! − Рамигор столкнул дракона с платформы, и тот улетел вниз, а затем оказался недалеко, парящим на своих крыльях. Рамигор поднялся, в его лапе оказался огненный шар, и второй дракон метнулся прочь.
− Кто ты такой?! − взревел опаленный начальник.
− Меня зовут Рамигор. Ты уже и память потеряла, курица? − Огненный шар с лапы Рамигора метнулся в дракона, тот попытался уйти из под удара, да не сумел. Вспышка на мгновение поглотила дракона, и тот возник вновь рядом, но не обгоревший, как перед этим, а вновь здоровый и красный, как раньше. − А теперь, лети отсюда! И пришлешь сюда молодого дракона, который бы нам все показал! Такого, у которого мозги на месте, а не так как у тебя. Ты все понял?!
− П-понял... − произнес дракон, глядя на себя со страхом.
− Лети отсюда!
Дракон прыгнул с платформы и улетел вниз, вдоль городской улицы.
− Фу-у... − вздохнул Рамигор и прошел к Фархасу. − Ты то чего воды в рот набрал, Фархас? − спросил он.
− Я? Извини, я просто...
− Ты просто трус. Так и скажи, коли так!
− Я не трус!
− Тогда, чего ты испугался? Я же вижу, что ты смотришь на меня и боишься! Терпеть этого не могу!
− Извини, но ты сам сейчас злишься, − ответил Фархас.
Рамигор взглянул на себя, затем на Иринку.
− Ладно, − сказал он достаточно тихо. − Летим отсюда, что ли?
Он прыгнул вниз и полетел вдоль улицы. Вслед за ним отправилась Иринка, а затем и Фархас. Три дракона летели некоторое время по улице, изредка встречая местных жителей, летевших рядом или навстречу. С одним драконом они едва не столкнулись, а через полминуты рядом оказался огненный дракон, который потребовал от троицы приземляться и указывал, куда.
Рамигор направился туда и вскоре все четверо оказались на площадке.
− Вы нарушили правила полетов в городе! − зарычал красный дракон, показывая какой-то знак.
− Прошу прощения, но я не знаю этих правил, − ответил Рамигор. − А наш сопровождающий улетел и не вернулся.
− Что? Вы взрослые драконы, и не знаете правил?!
− Мы впервые в вашем городе...
− Во всех городах правила одинаковы!
− И в городах людей? − удивился Рамигор. − Мы прилетели из-за океана, и никогда не были в городах драконов.
− Это только отговорки. Платите штраф!
− Ни хрена, − фыркнул Рамигор. − Вы неизвестно кто, и еще требуете какие-то штрафы!
− Я полицейский! − зарычал дракон.
− А я − Бог драконовский! − рявкнул в ответ Рамигор.
В лапе полицейского появился непонятный прибор. Полевой сигнал захвата вошел в Рамигора и вернулся импульсом уничтожающего поля. Прибор полицейского взорвался, и дракон отпрыгнул, сбивая с лапы огонь.
− Такими фокусами меня не запугаешь, − прорычал Рамигор. − Ты ослеп, или у вас здесь золотые драконы на каждом углу летают?!
− Я вижу, что он крашеный! − взревел полицейский.
− Ты сам крашеный, зеленая морда! − завыл Рамигор.
Полицейский снова зарычал, но тут его пасть захлопнулась, а глаза округлились из-за того, что Рамигор перед его глазами обратился из огненного в золотого дракона.
− Ты! Ты не дракон! Ты!... − взвыл полицейский.
− Это ты не дракон! Иди давай отсюда и плати штраф за то что улицу на зеленый свет перешел!
Дракон-полицейский попятился от Рамигора, затем побежал по улице и взлетел, исчезая за углом.
− Так мы еще долго здесь будем плутать, − фыркнул Рамигор. − Ладно. Идем по земле, что ли?
Он пошел по улице, Иринка проследовала за ним и на ходу изменила свой цвет с синего на голубой. За Иринкой двинулся Фархас, но мысли его почти отказывались понимать происходящее.
Три дракона прошлись по полупустым улицам. Драконы пролетали над головой, а если кто и спускался, то только для того чтобы уйти в подворотни домов. Большинство же даже не спускались вниз, что бы попасть в дома, а залетали в широкие окна, где и были главные входы.
Иринка, Рамигор и Фархас вышли на широкую площадь, где оказалось не мало драконов на земле. Часть драконов оказалась торговцами, другая покупателями, третьи были слугами-носильщиками.
Появление двух золотых драконов и голубой драконицы вызвало смех драконов, собравшихся на площади.
− Чего гогочете, на себя поглядите! − зарычал Рамигор, но смех драконов не прекратился, и больше всего веселились молодые, некоторые из которых уже бежали вслед, а другие заскочили вперед и шествие троицы обратилось чуть ли не в демонстрацию.
Рамигор так и шел по прямой, пока не оказался перед фонтанами. Дракон никого не смущаясь влез в воду, прошел под фонтан и начал пить. То же самое сделала Иринка, а затем и Фархас. Драконы, собравшиеся вокруг, уже не смеялись.
Они глазели на золотых драконов и голубую драконицу, считая, что это троица чокнутых. Кто-то говорил, что они крашеные, но уже не был так уверен, потому что темная запыленная шерсть Фархаса приобрела свой настоящий золотистый оттенок под струями воды, а шерсть Иринки стала чуть ли не светящейся и ее цвет мог сравниться только с голубизной самого неба.
− Эй вы, трое, а ну вылезайте из воды! − зарычал красный дракон, показывая знак полицейского.
− А нам и здесь не дует, − фыркнула Иринка и вновь хлебнула воды.
− Ты пьешь грязную воду! − зарычал полицейский.
− А мне без разницы. Чистую воду вы нам давать не пожелали. Но я не гордая!
− Выходите из воды, иначе, я применю силу! − зарычал полицейский.
− Тебе придется сюда влезть, что бы применить силу. − вновь фыркнула Иринка.
Красный Дракон вытащил из-за пояса прибор, попытался что-то сделать, и тут его железяка взорвалась, отчего дракон шарахнулся в сторону, а затем сунул лапу в воду, что бы потушить загоревшуюся шерсть.
− Оставьте нас в покое! − зарычала Иринка.
Новый скандал разгорался. Иринка продолжала пререкания с полицейскими. Рамигор просто улегся рядом с ней в воде, а Фархас немного подумав сделал так же и улегся с другой стороны. Странные действия золотых драконов привели полицейских в замешательство и некоторое время они ничего не предпринимали.
Сверху спустился серебряный дракон. Все вокруг него расступились, и дракон оказался напротив Иринки, но не входил в воду.
− Кто вы такие, и что вам здесь надо? − зарычал он.
− Ты сам кто такой и что тебе надо! − зарычала Иринка.
− Я хочу знать, кто вы? − произнес серебряный.
− Ты не назвал себя, − фыркнул Рамигор.
− Я Арсандер, мэр города Старгиса. Я требую, что бы вы подчинились и вылезли из воды!
− Мы не твоя собственность и не подчиняемся ни каким Мэрам Городам Старгисам! − вновь заговорил Рамигор. − Мы летели не сюда, а ваши драконы заставили нас приземлиться, не дали улететь, теперь вы запрещаете нам пить, а другие пытались убить своими железяками!
− Ты, ублюдок крашеный!.. − взвыл мэр.
Рамигор встал, его тело вспыхнуло огнем, и удар вошел в дракона, прежде чем тот закончил свое ругательство. Мэр отлетел от воды, его шерсть стала черной, крылья обратились в лохмотья, а сам он стал похож на ощипаную курицу.
− Ты, мерзкий урод, еще смеешь меня оскорблять?! − зарычал Рамигор.
− Ты что со мной сделал?!
− Я с тобой ничего не делал, ублюдок крашеный! Пошел вон отсюда, пока я тебя в ящерицу не превратил!
Рамигор навел на дракона такой ужас, что тот бросился бежать без оглядки. Вслед за ним умчалось несколько других драконов, а зеваки разошлись от фонтанов подальше и смотрели теперь на трех пришельцев издали.
− Верни его, Рамигор, − сказала Иринка.
− Зря беспокоишься, − усмехнулся тот. − Он сам вернется к прежнему виду, едва заикнется о том, кто это сделал.
− По-моему, ты поступил зло, − объявил Фархас.
− А они поступили не зло? − вспылил Рамигор. − С тобой, когда выгнали тебя из страны драконов?
− Это было давно и не здесь.
− Да. А здесь тебя обозвали крашеным ублюдком. И пытались сделать рабом.
− Рабом?! Когда это было?!
− Ты этого не видел, а это было. Те железяки, что взрывались у них в лапах, предназначены для захвата драконов в рабство.
− Это серьезно?!
− Да, Фархас. Он включает свою машинку, после этого ты исполняешь все его приказы, что бы он ни сказал. Так же, как ты это делал, когда тебя заколдовал маг. Нам пора лететь. Я узнал, где находится столица и все правила.
− К-когда это? − удивленно спросил золотой дракон.
− Пятнадцать секунд назад, − буркнул Рамигор, подымаясь. − Я имею достаточно сил, так что... Ты летишь или остаешься здесь?
− Я лечу.
Три дракона поднялись в воздух прямо из воды. Вслед за ними взлетело несколько огненных драконов, но они держались на достаточном расстоянии, и Рамигор не смотрел на них. Троица поднялась ввысь и исчезла в ночном небе.

− Куда мы летим? − спросил Фархас.
− В столицу, − ответил Рамигор. − Разбираться со всеми беспорядками. Хочу узнать, что здесь за фигня с рабами среди драконов. Терпеть подобного не могу!
Три дракона оказались над столицей Страны Драконов и спустились на площадке, предназначавшейся для посадки членов семьи Повелителя. Через полминуты троицу окружило несколько десятков драконов-стражников. Попытки захвата провалились, и Рамигор своим ревом, гневом и огнем разогнал всех стражников.
− Вызовите своего Повелителя, или я разнесу к чертям эту халупу! − заревел Рамигор.
Несколько драконов улетели, и через две минуты рядом опустились стражники во главе с Серебряным Драконом.
− Взять их! − приказал серебряный.
Огненная стена возникла вокруг Рамигора, Иринки и Фархаса. Огонь вспыхнул словно в плоскости, когда несколько драконов врезались в Магический щит и отлетели от него.
Рамигор прошел вперед и оказался прямо перед серебряным.
− Ты мерзкий вонючий слизняк! − зарычал Золотой Дракон. − Ты напал на меня, и ты за это заплатишь!
Рамигор взмахнул когтями. Серебряный дракон отпрянул от возникших в лапе Рамигора молний и свалился на землю, оказавшись крепко связаным мощными цепями.
− А теперь отвечай, кто ты такой, и по какому праву напал на меня?! − зарычал Рамигор, оказываясь над серебряным.
− Я Повелитель Дракландии! − взвыл серебряный дракон, пытаясь вырваться. − Я не знаю, кто ты такой, и требую!... − Он не успел сказать, что требует, потому что в его пасти оказалась куча ваты. Дракон пытался ее выплюнуть, но у него ничего не вышло.
− Ты, мерзкий повелителишко! Ты пытался схватить меня даже не спросив моего имени! Ты, курица безмозглая! Твои холуи пытались меня убить! Я уже сбился со счета, в который раз! Ты, мерзкая зеленая морда, оскорблял моего брата и друга Фархаса! Я − Рамигор, Золотой Дракон, Принц Великой Саарингии! А ты, мерзкий слизняк! За нападение я приговариваю тебя к изменению твоего цвета! Ты будешь мерзко-зеленым!
Рамигор скрестил лапы. В них возник огненный шар, и удар вошел в серебрянного дракона. Взрыв разметал тело Повелителя, затем огненные струи сошлись вместе и соединились в зеленого дракона...
− А теперь я погляжу на твое благородство, зеленый! − зашипел Рамигор. − Иди, и прикажи своим стражникам, что бы расходились!
Повелитель попятился назад, затем стал смотреть на себя и взвыл. Он пытался словно счистить с себя зеленую краску, но вместо этого разодрал лапу в кровь, и она с шипением начала капать на траву.
− Нет! Нет! Этого не может быть! − взвыл дракон и понесся прочь.
Часть стражников отправилась вслед, другая еще окружала Рамигора, Иринку и Фархаса, но она тут же отступила, когда Рамигор пошел вперед. Иринка подтолкнула Фархаса, и они догнали Рамигора. Через минуту все трое вошли во дворец Повелителя. Там стоял переполох. Слышался чей-то вой.
Троица добралась до тронного зала, и встретилась с двумя серебрянными драконами. Один бросился на Рамигора и отлетел назад в огненном ударе. Он рухнул на пол, обращаясь в черного.
− Еще один... слизнячок-с, − фыркнул Рамигор.
− Кто ты такой?! − взвыла серебрянная драконица, отступая.
− Я, матушка, Рамигор, Золотой Дракон. Понятно, или повторить?
− П-понятно, − ответила драконица, отходя еще дальше. Рамигор медленно шел на нее.
− Тебе понравился твой зеленый муженек? − спросил Рамигор.
− Верни его! − взвыла драконица.
− Он меня оскорблял и пытался убить, дорогая, − тихо продолжал Рамигор. − Знаешь, что бывает с теми, кто нападает на меня?
− Н-нет...
− Они дохнут как мухи, мамочка, − зарычал Рамигор. − Но для твоих родственничков я сделал исключение. Так, ради развлечения и для разнообразия! А теперь вы сделаете все, что я прикажу! Иначе, все ваши проблемы с разноцветьем покажутся детскими шалостями!
− Ч-чего ты хочешь?! − воскликнула драконица.
− Отречения от престола в пользу Золотого Дракона, − прорычал Рамигор.
− Но это невозможно! − Взвыла драконица.
− Возможно, девочка. Очень даже возможно! А теперь ты вызовешь сюда всех своих министров, советников и так далее! И не дергайся, пожалуйста. Если все сделаешь как надо, глядишь, я и сжалюсь над твоим сыночком, обращу его в другой цвет. Серебряным он вряд ли станет, а красным или синим, быть может и заслужит. Ты будешь выполнять то, что я говорю?!
− Д-да.
− Отлично. У тебя один день на сборы. А мы отправимся отдыхать. Из-за ваших поганых законов мы уже больше суток не отдыхали. И запомни сразу. Кто сунется в нашу комнату, тот сдохнет на месте, но я в этом виноват не буду. Ясно?!
− Ясно, − ответила драконица со страхом.

− Что ты хочешь сделать, Рамигор? − спросил Фархас, когда троица осталась наедине.
− Я хочу лечь спать. − Рамигор, плюхнулся на пол и тут же заснул. Иринка легла рядом с ним и предупредила Фархаса, что бы тот не пытался выходить не разбудив Рамигора или ее, потому что вокруг комнаты Рамигор установил магическую защиту от вторжения, которая смертельно опасна для драконов.
Они проспали почти целые сутки. Проснувшись три дракона обнаружили около комнаты множество стражи. А в дверях лежал мертвый красный дракон.
− Ты не станешь Повелителем! − прорычала серебрянная драконица. − Мы будем драться!
− Деритесь, − ответил Рамигор. − Ты будешь драться со своим сыном. Можешь начинать. − Рамигор сел перед дверью и смотрел то на драконицу, то на черного дракона, стоявшего рядом с ней. − Что же вы не начинаете? − спросил он.
− Ты убийца! И ты заплатишь за все! − зарычал черный дракон.
− Тебе чем платить? Золотом, серебром? А, может, тебе нефть нужна, черный? − Рамигор усмехался.
− Ты заплатишь своей жизнью! − взвыл дракон.
− Чудеса. Ты, оказывается мою жизнь так дорого ценишь? − Рамигор вновь улыбался. − Этого дракона убили вы. Я вас предупреждал, что каждый, кто попытается войти, будет убит. Вы послали его на смерть, вы − виновны.
Рамигор прошел вперед и прыгнул в дверь.
Огненные молнии разошлись вокруг него. Драконы попятились назад, увидев красные трещины и оплавленную раскаленную дыру в магическом щите.
− Что же вы не стреляете? − спросил Рамигор, взглянув на охранников. − Смотрите, сколько у вас оружия!
− Огонь! − скомандовала серебрянная драконица.
Грохот выстрелов заглушил все звуки. В Рамигора вошло несколько сотен мощных разрывных пуль из пулеметов охранников.
Они стреляли. От золотого дракона во все стороны летели клочья шерсти, кровь. Серебрянная драконица и черный дракон отступили еще дальше, а охрана продолжала стрелять. Кто-то бросил под лапы Рамигору гранату, затем еще и еще.
Взрывы прогремели прямо под животом дракона, а тот еще стоял. Его крылья обратились в кровавое решето, его тело теперь выглядело как распотрошенное пособие по изучению внутреннего строения тел драконов.
Стрельба стихла. Эхо взрывов прокатившееся по залу исчезло. Драконы смотрели на Рамигора, а тот все еще стоял на месте.
Тишину зала разорвали щелчки электрических разрядов, которые несколько секунд спустя переросли в сплошной треск. Молнии пронеслись по телу Рамигора, по ошметками кожи, валявшимся на полу. Все закружилось в одном вихре молний вокруг дракона, который вскоре застыл единым телом Золотого Дракона.
− Мне совсем не хочется убивать драконов, мамочка, − тихо сказал Рамигор. − Но ты на этом настаиваешь, так что, извини...
Золотой Дракон глянул на охранников, что стояли теперь вокруг серебряной драконицы и ее сына. Грянул гром, удары молний прошлись по драконам, и все они исчезли в огненных вспышках. А вокруг двух драконов остался лишь пепел, который медленно спускался на пол.

Невидимая молния Рамигора пронеслась вокруг планеты, и группа охранников рухнула в озеро посреди материка, принадлежавшего людям.
Рамигор на мгновение оказался над ней, летащим на крыльях.
− Да, братцы. Не люблю убивать драконов, так что поплавайте пока, − зарычал он сверху и исчез.

А в зале тело Рамигора никуда не пропадало. Ему не составило труда одновременно побыть в двух телах несколько секунд.
− Ты убийца! − взвыла драконица.
− Вчера ты согласилась на все, мамочка.
− Я тебе не мамочка!
− Ах да, совсем забыл об этой мелкой детали! Ну что же, так и быть, девочка. Я уйду. И заберу с собой твоего сыночка. Я его обращу в зелененького и отправлю на рудник. − Рамигор усмехался. − Тебе будет очень приятно знать, как с ним там обходятся! Ты ведь знаешь что там делают с драконами. Их впрягают в тяжелые телеги и бьют плетками до крови! Да, мамочка. Твой сыночек станет рабом. А что бы ты его отыскать не сумела, я ему память подправлю, что бы он не помнил тебя!
− Нет! Ты этого не сделаешь!
− Сделаю! А еще я сделаю так, что ты его даже не узнаешь, если встретишь там, на руднике! Да, мамочка. Ты сама оставишь его страдать. Ты же не можешь всех драконов освободить с рудников? Тебе ведь там нужны рабы-драконы! А уж я то позабочусь, что бы ты его не сумела найти!
− Нет! Взвыла она. Чего ты хочешь?!
− Ты уже потеряла мое доверие, мамочка. Так что я буду действовать иными методами. Попрощайся со своим сыночком. Он сейчас исчезнет.
− Нет! Беги Аргиус! − взвыла она. − Беги! Я их задержу!
− Нет, мама! Я тебя не оставлю! − Дракон прыгнул к матери и исчез.
− Я еще подумаю, зеленым я его сделаю или синим, − прорычал Рамигор, прикрыв один глаз. − Синих рабов вы, вроде, еще более жестоко наказываете...
− Нет!... − взвыла драконица.
Рамигор, Иринка и Фархас исчезли.
Троица оказалась далеко, в степи, где их никто не видел.
− Нам пора разделиться, Иринка, − сказал Рамигор.
− Что ты хочешь сделать?
− Я отправлюсь к черным драконам, − ответил Рамигор и сам обратился в черного. − А вы с Фархасом останетесь здесь. − Рамигор взглянул на Фархаса. − Я думаю, ты не откажешься на время стать серебряным Фархас?
− Я? − переспросил тот. − И что мне делать?
− Жить, Фархас. Что тебе еще делать? Ирин, я думаю, ты поняла на счет рабов?
− Да, я поняла, − ответила она.
− Что? − спросил Фархас.
− Мы должны добиться отмены рабства, − ответила Иринка. Она изменила свой цвет на серебряный и мгновение спустя сребряным стал и Фархас. − Летим, Фархас. И не волнуйся. Если захочешь стать собой, ты это сможешь сделать в любой момент. Тебе будет достаточно только долететь до твоего острова. Ты понял?
− Да, − ответил он. − Но я обещал Рамигору...
− Фархас, я прошу тебя остаться с Иринкой, так надо. − произнес Рамигор.
− Х-хорошо, − ответил он. − А что ты будешь делать у черных?
− Сначала разберусь, что они делают. А там будет видно. До встречи.
Рамигор исчез и невидимой молнией унесся на другой материк. Туда, где всеми делами правили черные драконы.


Первое, что бросилось в глаза в столице черных драконов, было огромное количество людей на улицах. Город, значившийся как драконовский, оказался человеческим. На крышах домов было множество знаков для драконов, но Рамигор поначалу их не понял, и спустился вниз. Оказавшись в толпе людей он сам стал человеком. Разумеется, не пытаясь делать это при свидетелях.
Никто ничего не заподозрил, когда Рамигор вышел из полутемного подъезда и вошел в толпу. Люди двигались сплошным потоком. Для начала надо было найти информацию о городе и о стране. Рамигор купил справочники в лавке с книгами. Там же нашлись карты и книги по истории. Историю он "просмотрел" прямо на прилавке, а карту города и страны приобрел за монеты, что получил несколько минут назад в обменном пункте за старые деньги.
Карта города указала в чем была ошибка Рамигора. Драконовская столица была чуть в стороне и представляла собой район города, примкнувший к горам. А вокруг него раскинулся город людей. Разметка на крышах домов людей служила путеводителем для летящих драконов, и Рамигор пару раз замечал черные тени в небе, но люди, если и обращали на них внимание, то вовсе не для того, что бы пугаться и разбегаться.
В истории Рамигор нашел все объяснения. Империя Черных Драконов появилась почти десять тысяч лет назад. Сначала в ней жили драконы всех мастей, но постепенно произошло разделение. Появилась Империя Серебряных Драконов, в которой жили и золотые.
Черные, темносиние и темнозеленые драконы оставались в своей стране основной правящей силой. Синие и зеленые были в ней на положении рабов, но времена рабства давно прошли. Много тысяч лет Империя Черных оставалась под властью Орондагора, но почти сорок пять лет назад, власть Орондагора рухнула. Драконы узнали, что черный демон мертв. И пришло время свободы. Восстание подняли сами драконы. Черные освобождались от власти Орондагора и его темных магов. Против Магов нашлась сила. Предводитель Черных Драконов − Блэнхорн − использовал для освобождения драконов особый прибор, который собрал с помощью одного из светлых магов. Прибор этот освобождал драконов от чар рабства. Ненависть к рабству была у драконов столь сильной, что они освободили не только своих сородичей, но и людей и всех остальных существ. А все драконы Империи признали Блэнхорна своим Императором, и он правил страной до сих пор.
Рабство было отменено. Все отношения между драконами, людьми и иными существами держались на товарно-денежном обмене. Все законы страны установил сам Блэнхорн, и в них была отражена тяга черного дракона к свободе. К собственной свободе, к свободе всех драконов.
Не сумел Блэнхорн понять лишь еще одной истины. Истины о равенстве и братстве. Драконы оставались на верхней ступени. Им подчинялись все недраконы. Да и в среде самих драконов осталось разделение. Черные имели всю власть. Темнозеленые и темносиние являлись основной силой властителей. Зеленые и синие находились в еще более низком положении, но все же, они оставались наверху относительно людей, эльфов и гномов.
Свобода, пришедшая как свежий воздух в Империю, стала для всех низших слоев населения основной причиной признания власти драконов. Бывшие рабы получали землю, дома, города в свою собственность, но они оставались на службе у драконов и принимали эту службу, кто сам, кто по принуждению. Свобода для них оказалась не полной, но этого поначалу никто не замечал. Лишь через несколько лет появились первые выступления против драконов, но они подавлялись с неменьшей жестокостью, чем во времена правления Орондагора. Разницей было лишь то, что многие люди при этом считали действия драконов правильными. Страна имела власть, и эта власть распоряжалась всеми. А тот кто шел против, тот был врагом всей страны...

Рамигор некоторое время стоял перед прилавком, рассматривая яблоко.
− Стража! Стража! − вдруг закричала торговка. Рядом оказалось два стражника. − Этот человек взял яблоко и не заплатил!
− Ты спятила, баба? − Рамигор удивленно уставился на торговку, но его уже подхватили. Стражник взял из руки Рамигора "улику", и пойманного тут же потащили в суд.
Стремительность, с какой Рамигор оказался перед судьей, показалась Рамигору просто невероятной. Рядом уже стояла торговка и заявляла о воровстве, указывая на Рамигора.
А судьей был синий дракон.
− Ты признаешь свою вину, человек? − зарычал дракон.
− Не признаю, − ответил Рамигор. − Эта женщина лжет.
− Тебя поймали с поличным!
− Неправда. Меня никто не ловил. Я стоял перед ее прилавком и выбирал товар, когда меня схватили без всякого повода.
− Ты лжешь! − закричала торговка. − Ты схватил яблоко и собирался бежать!
Рамигор взглянул на нее, затем на дракона. Тот смотрел на обвиняемого плотоядными глазами и был готов сделать единственное заключение о том, что перед ним вор, который достоин только смертного приговора. А приговор этот исполнялся здесь же.
Рамигор мысленно заставил двух стражников отпустить его, затем достал из внутреннего кармана рогатку, плюнул на широкую резинку и направил свое оружие на дракона.
− Итак, ты признаешь, что я виновен, не так ли, дракон? − спросил Рамигор. − Мне очень жаль, что ты голоден. Но я тоже голоден. − Рамигор выстрелил. Капля его слюны попала дракону в нос. Синий судья зарычал и двинулся к Рамигору, но тут же грохнулся на пол, обращаясь в человека. − Да, дорогой мой, − прорычал Рамигор. − Ты виновен.
Черная лапа схватила обращенного дракона. Вторая схватила торговку, которая тут же завизжала. Рамигор поводил лапами, словно взвешивая, кто из них тяжелее.
− Ты меня оболгала, − зарычал он на женщину.
− Нет! Простите меня! Это он меня заставлял! − завыла женщина.
− Я тебя заставлять не буду, − фыркнул Рамигор, раскрыл свою пасть и отправил орущую женщину в свое чрево. − А ты, братец, заслуживаешь еще более жестокой казни. Но, ты уж извини, у меня нет с собой пыточных инструментов, так что...
− Нет-нет-не-е-ет!... − завыл обращенный дракон и так же исчез в пасти черного чудовища.
Два стражника, хватавшие Рамигора на улице, пытались бежать, но оба свалились от ударов хвоста дракона. Рамигор обернулся к ним.
− Да, ребята. Наделали вы делов столько, что мне и не съесть! − зафыркал Рамигор. − Но, такова моя работа. Жрать всяких бандитов!
− Мы не бандиты! − завыли два человека.
− Очень жаль. − Рамигор подхватил обоих когтями за ноги. − Придется мне съесть небандитов. Крики двух человек стихли в чреве черного дракона. Он прошелся по залу, открыл кран у поилки и смачно рыгнув начал запивать свой обед.
− Да. Жил был судья, кушал он невинных, − прорычал Рамигор. − Докушался и теперь сам съеден.
Рамигор улегся посреди зала, и закрыл глаза довольный собой. Пища в его желудке уже не дергалась, а только переваривалась.

Дракон проснулся на следующий день от шума. В дверях появились стражники, которые тащили какого-то человека.
− Судья! − выкрикнул кто-то из них. − Мы поймали вора!
− Я не вор! Я не вор! Я не успел деньги отдать! − кричал голос. Рамигор увидел руках стражников молодого парня лет пятнадцати.
Крики стихли. Стражники стояли застыв, потому что перед ними оказался не синий, а черный дракон.
− Что здесь за шум? − зарычал Рамигор.
− М-мы пришли к судье, − проговорил стражник, глядя вокруг и пытаясь найти синего дракона.
− Его здесь нет, если вы ищете синего, − зарычал Рамигор. − Но я могу решить вопрос и за него.
− Но вы же не судья... − проговорил стражник.
− Может, ты дальтоник, и не видишь мой цвет?! − в гневе зарычал Рамигор.
− Я... я вижу! Вижу! − воскликнул человек. − Этот − вор!
− И что же он украл?
− Я ничего не крал! − завыл парень.
− Ты помолчи, я их спрашиваю, − зарычал дракон. − Мне долго ждать ответ?!
− Он украл вот это! − стражник показал коробку.
− И где же человек, у которого он это украл? − прорычал Рамигор.
− Он за своим прилавком. Но мы это видели! − воскликнул стражник.
− Приведите сюда этого торговца. Я хочу видеть обвинителя!
− Но он...
− Кто-то желает нарушить мой приказ?! − зарычал Рамигор.
− Нет-нет! Мы... я сейчас его приведу!..
Рамигор все еще лежал, затем широко зевнул, от чего парень свалился на колени и взмолился, прося его пощадить...
− Умолкни, а не то я тебя съем за то что воешь мне в ухо! − зарычал Рамигор, и пацан умолк. Но слезы продолжали течь из его глаз.
Наконец, пришел торговец. Он тут же заявил, что этот парень вор...
− Сколько стоит эта коробка? − спросил черный дракон.
− Семь монет, сэр! − воскликнул торговец.
− Семь монет? − переспросил Рамигор. − Подойди ближе и повтори, а то я не расслышал.
Торговец подошел и повторил.
− Семь монет!
− Итак, ты продал жизнь этого ребенка за семь монет. − прорычал Рамигор. − Полагаю, твоя жизнь стоит чуть дороже, но не на много.
− Я... Я не продавал! − воскликнул торговец.
− Так ты признаешься, что ты ее украл?! − зарычал Рамигор и схватил торговца когтями.
− Нет-нет! Я ее не крал!
− Ты назвал его вором и послал на смерть! − зарычал Рамигор. − Из-за какой-то паршивой коробки за семь монет, ты хотел убить человека! Ребенка!
− Нет! Нет! − завыл торговец. − Я не хотел!
− Я вижу, что ты лжешь! И приговор тебе будет только один. За попытку убийства ребенка ты приговорен к съедению драконом!
− Нет!.. − закричал торговец, но голос его уже стих. − Уведите мальчика и отпустите его! − приказал Рамигор. − И коробку отдайте ему!
Стражники удалились, а торговец в ужасе смотрел на дракона и не мог ничего сказать.
− Говори, какого дьявола ты послал ребенка на смерть? − Зарычал рамигор.
− Нам судья приказал! − взвыл торговец. − Тот, что был здесь!.. Мы не виноваты! Он!..
− Ты мерзкий ублюдок, − прорычал Рамигор. − Вы должны были сообщить об этом в Полицию Драконов!
− Но там его родственники!
− Значит, должны были сообщить Императору! Как угодно! Найти добровольца, который бы своей жизнью пожертвовал бы!
− Я не понимаю!
− Тебе нечего понимать, свинья! Ты этого понять не способен!
Человек взвыл и когти дракона пронзили его плоть.
Рамигор бросил убитого на землю, плюнул в него, прошел в сторону и обратился в человека. Он вышел через ворота.
− Идите туда и ждите, когда вернется судья, − приказал Рамигор стражникам, стоявшим снаружи.
− А ты кто? − спросил один из людей.
− У тебя проблемы с ушами? Если судья вернется, а вас нет, он вас сожрет! − Рамигор пошел дальше, а стражники вернулись в зал суда.
Около минуты потребовалось на то, что бы найти парня, который чуть не стал завтраком для синего судьи. мальчишка бежал по улице и закричал от кошмара, когда увидел перед собой в темном переулке черного дракона.
Парень свалился на землю и взвыл. Рамигор подошел к нему, коснулся лапой и перевернул на спину. Мальчишка всхлипывал, закрывался руками и решил, что смерть настигла его.
− Ты такой трус, что боишься встретиться с драконом? − спросил Рамигор. Парень молчал. Он считал, что дракон только того и хочет, что бы сожрать его. − Встань и прекрати ныть. Я не собираюсь тебя убивать.
Парень почти не верил.
− Вставай же! Ну! Или ты действительно трус настоящий?
Он, наконец поднялся и взглянул на дракона.
− Ты обязан мне своей жизнью. Не забыл?
− Вы? Вы были там?
− Да, я был там. Тот человек, который послал тебя на смерть − мертв. Но я не стал его есть, а только раздавил и бросил.
− Я... Я теперь должен служить вам? − спросил парень.
− Нет. Мне не нужна служба человека. А будет нужна, я найду кого-нибудь постарше. Я хочу знать, почему тот человек так сделал? Он знал тебя и не любил?
− Я не знаю его. И он меня не знал.
− Но он знал, что за воровство люди получают смерть? И ты это знал?
− Я не вор! − воскликнул парень.
− Я верю, что ты не вор. Я тебе вопрос задал, знаешь ты о том, что делается с ворами?
− Да. Это все знают.
− Тогда, что случилось? Просто расскажи все как произошло. И постарайся не дрожать. Ты не на суде.
− Я хотел купить подарок маме. Коробку конфет. Взял ее, посмотрел. Потом начал доставать деньги, и тут этот человек закричал, что я вор. Меня схватили и... − Он снова пустил слезы.
− Они делали это специально, парень.
− Что? Как это специально?
− Так. Если покупатель замешкался с оплатой, они кричат "вор", человека хватают и отправляют на суд. Но в действительности на смерть. Этот синий судья был преступником.
Парень смотрел на дракона и не знал, что отвечать.
− Где та коробка? − спросил Рамигор.
− Я ее выбросил, − ответил парень.
− Понятно.
− Что вы хотите?
− Я еще думаю. Я думаю, сколько еще подобных судей, которые заставляют людей совершать зло?
− О-он не один?
− Боюсь, что нет. Тебе надо идти домой, парень.
− Да.
Рамигор поднялся и отошел в сторону, давая дорогу пацану.
− Иди. И не считай, что все драконы злые.
− Я не считаю, − ответил он. − С-спасибо.
Черный Дракон присел. Парень прошел мимо него.
− Погоди, − прорычал Рамигор. − Возьми вот это. − Рамигор протянул пацану лапу, в которой была небольшая статуэтка, изображавшая летящего черного дракона.
− Зачем? − спросил тот, не понимая.
− Ты ведь хотел сделать подарок своей маме. Подари ей дракона. Он ведь спас тебе жизнь.
− Спасибо, − ответил парень и взял статуэтку. Для него она оказалась довольно крупной, но не сильно тяжелой.
− Беги. И расскажи ей все, не держи в себе. − Рамигор пошел сам, уходя от парня и вскоре оказался на широкой улице. Люди расступились перед драконом. Тот взлетел в небо и пролетев над домами направился к центру города.
Через несколько минут черный дракон приземлился на небольшой платформе, предназначенной именно для этого, затем спустился вниз и вскоре предстал перед офицером полиции, объявляя о себе и о том, что он прилетел из-за океана и не знает никаких местных правил.
Темносиний офицер взглянул на это несколько косо, затем отправил Рамигора в другую часть здания, где все драконы были черными.
− Тебя зовут Рамигор, ты прилетел из-за океана? − переспросил черный дракон.
− Да.
− Кому ты служил?
− Я никому не служил.
− Ах вот как? Значит, ты и сейчас кому-то служишь?
− Я никому не служил и не служу, − твердо заявил Рамигор.
− Это не сложно проверить. Иди за мной, Рамигор.
Рамигор отправился вслед за драконом. Тот водил его почти полчаса по зданию, по длинным коридорам. Дракон увел Рамигора в тоннель, который привел в зону с блокированным биополем.
− Итак, ты и сейчас заявляешь, что ты никому не служил? − прорычал дракон, оборачиваясь.
− Да, я и сейчас это заявляю. В чем дело? Вы не верите в существование драконов, которые никому не служили?
− Значит, ты никому не служил? И это должно означать, что ты очень много знаешь.
− Я знаю не мало. Я занимался наукой, − прорычал Рамигор.
− Наукой? И где же?
− На седьмой луне! − фыркнул Рамигор. − По моему, ваши вопросы уже становятся оскорблением!
− Вам придется ответить на все вопросы!
− Мне не придется отвечать! Я свободный дракон, и пришел к вам не для того, что бы рассказывать о своей жизни!
− Пока ты не расскажешь все, я не выпущу тебя отсюда! − прорычал дракон.
− Да ну? − Рамигор усмехнулся. − И ты сам здесь останешься?
Дракон прыгнул, но реакция Рамигора оказалась для него совершенно неожиданной. Удар отбросил нападавшего, и дракон свалился на спину. Следующим движением Рамигор полоснул обидчика по задней лапе, и тот не сумел на нее вступить, повалился на пол.
− Я, в отличие от полудурков, умею не только интегралы считать, − зарычал Рамигор. − Можешь оставаться здесь, а мне не досуг с тобой возиться, придурок!
Рамигор покинул зал и вышел из зоны блокировки поля. Невидимый поток пронесся через здание. Рамигор обследовал стены вокруг зоны стабилизации и нашел механизм, закрывавший дверь в зал. − Да, дорогой, тебе здесь куковать и куковать, − прорычал Рамигор и запустил механизм. Дракон за стеной взвыл, а молния Рамигора промчалась сквозь лабиринт и вырвалась на улицу.

Незнакомец вошел в кабинет Начальника Полиции Империи. Черный дракон поднял на него взгляд и некоторое время пытался узнать вошедшего.
− Меня зовут Рамигор, − прорычал вошедший.
− Что это значит? Кто вам позволил войти без приглашения?
− Прошу прощения, но ваш секретарь спал, я решил его не будить, − ответил Рамигор.
− Что-о?!
Дракон поднялся, его глаза вспыхнули огнем.
− Меня зовут Рамигор, − повторил посетитель.
− Выйди за дверь! − приказал Начальник.
Рамигор сделал как ему приказали, и черный дракон вышел вслед. Начальник прошел к секретарю и толкнул его.
− Что?! А?! − секретарь вскочил и захлопал глазами.
− Ты заснул! − взвыл Начальник.
− Я... Но я!.. Я не понимаю!.. − завыл тот.
− Господин начальник, по моему, это не единственная ваша проблема, − вставил свое слово Рамигор.
− В чем дело?!
− Понимаете, я пришел что бы зарегистрировать свое прибытие, а ваш помощник... Не знаю, что на него нашло... Он увел меня в какие-то темные коридоры, а потом напал на меня.
− Кто напал?! Где он?!
− Он остался там. Я не знаю точно где, там целый лабиринт из коридоров. Должен признаться, я его немного поранил, но это он на меня напал! Говорил какую-то чушь. Мне показалось, что у него крыша поехала.
− Что? Какая еще крыша?!
− Ну... Так говорят в нашей стороне... про психов.
− Что он тебя спрашивал.
− Он требовал, что бы я рассказал, кому служил. Я ему несколько раз сказал, что не служил никому, а он не поверил повел меня в этот лабиринт, там снова задавал этот вопрос, а потом напал на меня.
Начальник вызвал помощника и приказал идти в центр по следам драконов.
− Итак, ты явился, что бы что сделать?..
− Я впервые здесь, в Империи, сэр, − спокойно заговорил Рамигор. − Я хотел узнать все местные законы, правила и поселиться здесь, если это возможно, конечно.
− Где ты жил?
− Я был довольно далеко, в океане, на одном из островов. Там никого кроме меня не было.
− Это выглядит слишком подозрительно.
− Я не понимаю вас. Вы считаете, что я не дракон?
− Я считаю, что ты можешь быть шпионом!
− Шпионом? Это чьим же, позвольте спросить?
− Шпионом магов!
− Магов! Я чихал на всех магов! Я занимался наукой, я изучал магию, и могу поспорить на что угодно, что у вас не найдется такого мага, который сумел бы меня взять в плен!
− У нас вообще нет никаких магов! − прорычал Начальник.
− Если у вас нет никаких магов, вполне может оказаться, что вы все под лапой у какого нибудь мага! Один ваш придурок уже пытался на меня напасть!
− Я требую уважения к моим подчиненным!
− Я прошу прощения, господин Начальник. Было бы не плохо, что бы и ваши подчиненные уважали меня, но некоторые из них, оказывается, любят излишне выпячивать свою власть. Напади тот дракон на меня где-нибудь в поле, он был бы мертв после первого моего удара.
− Ты хочешь сказать, что хорошо дерешься?
− Я не дерусь с драконами. Я давно знаю, что любая подобная драка закончится однозначно в мою пользу.
− И ты можешь это доказать на арене?
− Где угодно, − ответил Рамигор.
− Ну что же. Как вас там звать?
− Рамигор.
− Рамигор. Я полагаю, вы с таким заявлением, не станете отказываться. Вы можете получить и дом, и деньги, и даже титул, если победите на арене кого-нибудь из Великих Бойцов.
− Очень интересное предложение, но это будет нечестно, − ответил Рамигор. − Я не хочу убивать драконов.
− Вам надо его только победить.
Рамигор взглянул в глаза Начальнику, и тот отшатнулся от этого взгляда.
− Мне очень жаль, господин Начальник. Но, я вижу, вы меня понимать не желаете. До свидания.
− Стой! − зарычал дракон. − Задержите его!
Рамигор обернулся к начальнику, и тот не сумев совладать с собой, отдал приказ:
− Пропустите его.
Драконы некоторое время колебались, а Рамигор дождался, пока они разошлись и покинул здание. Лишь после этого Начальник отошел от воздействия Рамигора и взвыл. Ему показалось, что посетитель исчез.


− Император никого не принимает, − прорычал секретарь.
− Могу я узнать, почему? − спросил Рамигор.
− Дочь Императора серьезно больна, и он с ней.
− Я прибыл из дальних стран. И я кое что знаю о болезнях. Возможно, я сумею помочь.
− У вас есть документ о... − Дракон замолчал, глядя в глаза Рамигору. − Документ, подтверждающий, что вы врач? − проговорил секретарь.
− Нет у меня нет никаких документов! − зарычал Рамигор, и его голос разнесся по всему залу, в том числе, пробился через дверь, в кабинет Императора, где в этот момент находился Блэнхорн. Он зашел в кабинет на минуту за чем-то, а Рамигор продолжал свое громкое рычание. − Я уже сказал, что прилетел из далеких стран! Там документы на деревьях не растут! Но вы, конечно, можете раскидываться врачами, как вам вздумается! Коли нет бумажки, значит ты дерьмо!
− Прекратите этот вой! − взревел секретарь.
Но, дело было сделано.
Император выглянул из кабинета.
− В чем дело, что здесь за шум?! − зарычал он.
− Прошу прощения, Ваше Величество, но этот хам...
− Я сказал, что умею лечить некоторые болезни, а он требует, что бы я это ему на бумаге написал, − перебил секретаря Рамигор.
− О каких болезнях идет речь?
− Простите, Ваше Величество, но если я начну их перечислять, ваш замок рухнет от старости, прежде чем я закончу. − заявил Рамигор. − Я лечил не только драконов, но и людей, и эльфов. Я знаю многие науки, но ваш секретарь, прошу прощения, у меня нет слов выразить свой гнев! Словно лечение невозможно без бумаги!..
− Вы хотите попытаться излечить мою дочь?
− Я не знаю, на сколько она больна, Ваше Величество. У вас, наверняка, есть свои врачи, и мое вмешательство может оказаться излишним. Я сказал о своих способностях только на тот случай, если это действительно необходимо, если ваша дочь больна на столько, что никто не знает как ее вылечить.
− Ее болезнь действительно серьезна, и наши врачи не уверены в ее излечении, − произнес Император.
− Я таком случае, мое вмешательство действительно необходимо, − ответил Рамигор. − И, если вы позволите.
− Я позволю. Но, если она умрет, умрете и вы.
− Теперь я понимаю, почему у вас нет хороших врачей, − фыркнул Рамигор. − Пожалуй, я не стану ничего делать. Мне своя жизнь дороже.
− Как вы можете такое говорить?!
− Так же как и вы! Вы угрожаете мне смертью за то что я попытаюсь вылечить вашу дочь! Я считаю, что это недостойно поведения разумного!
Император молчал.
− Я прошу прощения, − произнес он. − Как ваше имя?
− Рамигор.
− Рамигор. Я действительно сказал слишком резко. Я прошу вас сделать что вы сможете. И прошу прощения за угрозу. Я обещаю, что с вами никто ничего не сделает, если случится непоправимое... Я прошу вас!..
− Хорошо. Я надеюсь, что вашим словам можно верить.
Он прошел вслед за Императором. Несколько минут похода по замку привели Рамигора в зале, где лежала молодая черная драконица. Ее тело было усыпано язвами, которые были кое как перевязаны.
Рамигор прошел к драконице и взглянул ей в глаза, затем обернулся к другим драконам, стоявшим в зале.
− Я попрошу всех выйти, − произнес он.
Император сделал знак, и слуги покинули зал, после чего взгляд Рамигора упал на Императора.
− Я тоже должен выйти?
− Желательно, − ответил Рамигор. − И не входите в зал, что бы ни услышали. Ей будет больно, но это необходимо.
− Вы хотите сделать ей больно?!
− Я хочу ее излечить. Без боли это не удастся. Но боль пройдет. Это так трудно понять, или вы на столько слепы?!
Дракон не ответил. Он просто вышел и закрыл за собой дверь.
− Я не хочу, − произнесла драконица.
− Ты не хочешь умирать, правда? − спросил Рамигор.
− Нет.
− Тогда, тебе придется потерпеть. Я постараюсь сделать так, что бы тебе было не очень больно. − Рамигор коснулся ее, затем осторожно стащил все повязки. − Как тебя зовут? − спросил он.
− Ирида, − произнесла она.
− Очень хорошо. Соберись со всеми силами, Ирида, и встань. Это надо. − Рамигор говорил тихо и спокойно. Драконица попыталась встать, и он помог ей это сделать. − А теперь стой. Просто стой. − Сказал он, и содрал с нее бинты. Он ощутил ее боль, но Ирида лишь тихо дрогнула и стерпела. − Терпи. Будет больно, но не смертельно.
Рамигор прошелся по залу, набрал воды и принялся за промывание язв. Одновременно, невидимым действием он произвел анализ и понял причину болезни. Ей был грибок, который пожирал кожу и не давал ей расти снова. Здоровые драконы этому грибку легко сопротивлялись. Кожа выделяла все необходимые защитные ферменты, но пораженная кожа не могла сопротивляться. Грибок попадал на нее изнутри... Оставалось лишь найти, чем его убить. И это средство было не слишком сложным для изготовления.
Рамигор промыл все раны. Ирида стерпела боль и даже не пикнула. Рамигор подошел к ней.
− Ты молодец, Ирида. Стой. Ты можешь стоять.
− Я стою, − ответила она.
− Я выйду на пару минут, а ты не ложись. Хорошо?
− Хорошо.
Рамигор вышел за дверь и потребовал бумагу, после чего написал на ней, что было необходимо принести.
− Что это такое? − спросил Император.
− Это смесь, которая исцелит вашу дочь, − ответил Рамигор. Он взглянул на врача, что стоял рядом. − Вы понимаете, что это?
− Я понимаю. Но не понимаю, как это может исцелить?
− Не важно, что вы не понимаете. Принесите все эти вещества и дистиллированую воду. Сейчас же, как можно быстрее.
− Выполняй, − приказал Император.
Рамигор ушел в комнату к Ириде. Она все еще стояла. С ее тела на пол капала кровь. Рамигор принес ей воды, и она начала пить.
− Не ложись! − прорычал он.
− Мне трудно стоять.
− Это нужно, Ирида. Здесь слишком грязный пол, а у тебя раны на животе. Сейчас принесут то что нужно, я промою твои раны, вымою раствором пол и ты сможешь лечь.
− Это поможет?
− Поможет. Это очень действенный метод. Тебе будет больно, но твои раны начнут заживать.
Она не ответила. Просто напилась воды и продолжала стоять, прикрыв глаза.
В дверях появился дракон. Рамигор прошел к нему, взял все вещества и приказал принести чистую белую материю. Дверь закрылась.
− Приготовься, Ирида. Будет жечь, но так надо.
− Я готова.
Боль. Жестокая и дикая, но только так можно было излечить драконицу. Был и другой метод, через Магию, но его здесь никто не понял бы. Ирида терпела. Она помнила первые слова Рамигора. Сказав "не хочу", она имела в виду боль, но Рамигор вывернул слова, и драконица поняла, что "не хочу умирать" сильнее чем "не хочу боль".
Рамигор промыл ее раны. Он вымыл все ее тело, вычистил так, что бы на нем не осталось грибков, затем промыл как следует пол рядом с ней. Дракон принес материю, Рамигор принял ее и вновь всех прогнал. Через некоторое время он выстлал пол материей и уложил на нее драконицу.
− Просто лежи и ничего не делай. − Сказал он.
− Мне нельзя увидеть отца?
− Не сейчас, Ирида. Ты ведь училась?
− Да.
− И ты знаешь биологию?
− Немного.
− Твоя болезнь возникла из-за очень маленьких живых существ, Ирида. Они такие маленькие, что их не видно. Этот раствор, что я сделал, и которым промыл твои раны, этих существ убивает. Но они могут вновь на тебя попасть. Понимаешь?
− Да. Но если так, то все заболеют?
− Нет. Они не могут просто так попасть под кожу. Только в тех местах где появляются ранения. Ты, когда заболела, видимо, где-то поцарапалась, так?
− Да. Я приземлилась в ключие кусты и поцарапалась.
− В местах царапин и появились эти язвы. Я вымою раствором весь зал. И, пока ты не вылечишься, нельзя, что бы к тебе заходил кто-либо. Понимаешь?
− Да. Но ты уже здесь.
− Я тоже вымоюсь в этом растворе. И каждый, кто будет к тебе входить, тоже будет в нем мыться. А пока ты просто лежи. Скоро тебе станет легче.
− Мне кажется, что уже легче. Не так болит как раньше.
− Так и должно быть. Твои раны теперь быстро затянутся. Нужно будет промыть их этим раствором еще несколько раз.
Рамигор взялся за мытье. Вскоре заблестели пол, подоконник и все горизонтальные поверхности в зале. Рамигор вышел наружу и взглянул на Императора.
− Через два-три дня она будет здорова, − произнес он.
− Точно?! − взвыл Император. Он попытался вскочить в зал, но Рамигор не впустил его. − Что это значит?!
− Это значит, что ваша любовь сейчас может ее убить. − ответил Рамигор. − Я не зря требовал все эти вещества. Каждый, кто туда захочет войти, обязан вымыться в этом растворе независимо о своего положения. Даже если он бог!
− Почему?!
− Потому что я объясню почему. Но только после того, как вы придете в себя и прекратите нервничать зря! Эта болезнь ничуть не смертельна. Будь у вас лекарство от нее изначально, она не дошла бы до такого состояния! Ваши врачи с бумажками об образовании, об этом не знали! И вы сейчас не понимаете, что болезнь вы несете на себе!
− Это ложь!
− Если вы желаете ей смерти, то можете меня не слушать. Если же хотите, что бы она вылечилась, извольте слушать врача! Болезни не излечиваются по приказам Императоров! − Рамигор умолк, и Император не ответил. − А теперь слушайте внимательно. Этот раствор необходимо сделать в большом количестве. Им надо вымыть все вокруг. Стены, пол. В этом растворе следует выстирать и белье. Если во дворце служат люди, вся их одежда тоже должна быть выстирана в этом растворе. Вам всем так же следует в нем вымыться, независимо от звания, начиная от Императора, кончая самым последним слугой! Я подозреваю, что не только ваша дочь больна подобным образом. Вам следует размножить этот рецепт и передать его всем врачам. Рассказать, что с ним делать и как применять. Раны больного следует промывать этим раствором. Это болезненно, но ваша дочь эту боль вытерпела, вытерпят и другие. Промывать надо несколько раз в день. Вода для раствора должна быть дистиллированной, в крайнем случае, хорошо прокипяченой. Промывать раны надо чистым материалом и очень осторожно. Надеюсь, все понятно? − Рамигор взглянул на врачей.
− Да, − ответили те.
− В таком случае, сделайте это. − Он взглянул на Императора. − А вас я попрошу вымыться этим раствором. К как следует. От этого зависит сколько еще ваша дочь будет болеть.
− Я не понимаю, почему?! − зарычал Император.
− Просто сделайте это. Я не смогу вам объяснить, почему. Таков процесс лечения.
− Вы лечили раньше такую болезнь?
− Да. Не точно такую, но подобную же.
− Ей нужно что-нибудь поесть.
− От трехдневной диеты ни один дракон никогда не умирал. − произнес Рамигор. − Никто лишний не должен к ней заходить! На этом все.
Рамигор прошел за дверь и захлопнул ее перед носом Императора.
Ирида взглянула на Рамигора и некоторое время разглядывала его.
− Отец придет?
− Придет, когда вымоется. Надеюсь, он сделает, как я сказал.
− Он никогда никого не слушал.
− Зря. Надо будет сказать, что бы он не бил себя бревном по голове и поглядеть, как он не будет это слушать.
Драконица усмехнулась.
− За такие слова он и убить может.
− Очень плохо, − ответил Рамигор.
− Что плохо? − спросила Ирида.
− Очень плохо, когда он может убить за слова. Если за простую шутку убивать, то это... очень плохо.
− Я никогда вас не видела раньше, − произнесла драконица.
− Я здесь совсем недавно. Полагаю, что не на долго. Никогда не видел столь жестоких правителей.
− Жестоких?! Мой отец дал всем свободу!
− Да, конечно. Только свобода эта странная. Рабства нет, а рабы есть.
− Какие рабы?! Вы!.. − Ирида дрогнула.
− Не стоит вам сильно рычать. Это тревожит раны. − Произнес Рамигор.
− Зачем вы говорите такие вещи?
− Понимаете ли. Я прилетел из страны, где все живут на много свободнее чем у вас.
− Я не понимаю. Свобода есть свобода, здесь все свободны!
− О, да! Все свободны. Ваш отец объявил, что убьет меня, если я вас не вылечу. Это называется свобода. Нет, это не свобода. Это называется тирания. А что делается в той части города, где живут люди, так это кошмар. Сущий ад.
− Откуда вы это знаете, если вы не жили здесь?
− У меня есть подруга. Человек. Да-да, именно человек, и именно подруга. Она была там и рассказала мне очень много странностей вашей свободы. Например, убийство детей за семь монет.
− Этого не может быть!
− Может. И еще как может. И убийца, как ни странно, дракон. Вот таких драконов действительно надо убивать. Вырезать под корень, что бы иным не повадно было.
− Я не понимаю. Вы защищаете людей?
− Вы, наверно, считаете, что люди это мелкие глупые существа, которые годятся для вас разве что на обед?
− Я так не считаю. Я не считаю, что их надо есть, но их надо держать в узде, иначе...
− Иначе они взбунтуются, не так ли?
− Да.
− Разумеется. Но вы понимаете, что если узду затянуть, можно и лошадь придушить.
− Вы хотите сказать, что их слишком сильно держат?
− Не то слово, сильно. ЖЕСТОКО. Можно ли человека убивать за семь монет? Можно?
− Нет.
− А там убивают.
− Вы должны рассказать отцу, кто и где это делает.
− Это не поможет. Проблема слишком глубоко. В самом понимании. В отношениях драконов и людей. Вы ведь считаете людей низшими созданиями. Если дракон убил человека, то это никак не наказуемо.
− Вы считаете, что это не так?
− Я считаю, что подобное положение не достойно разумных. Не важно, кто выше, кто ниже. Любое убийство − это зло. И применять его можно только против еще большего зла. Ваш отец этого явно не понимает.
− Я не понимаю, почему вы говорите это мне?! − зарычала Ирида.
− Потому что вы молоды. И еще можете это понять. Если же вы не хотите, тогда, я уйду. Просто скажите, что бы я ушел, и все.
− Я не могу этого сказать, − произнесла она. − Вы же врач.
− Да, но есть кое какие обстоятельства. Я почти уверен, что ваш отец будет в ярости, когда узнает, о чем я говорил с вами. Да, он будет просто ужасен. За подобные слова он может и убить. Это же настоящая политика, а в ней все определяет только он, а остальные обязаны слушаться. Да. Он Император. А все остальные − рабы.
− Нет!
− Я прошу прощения, Ирида. Но в данном случае речь идет о свободе не тела, а о свободе мысли. В вашей стране свобода мысли отсутствует напрочь. За одно только обсуждение законов Империи человек может угодить на обед к дракону. Даже если дракон скажет какие-либо слова о вашем отце, слова, которые не понравятся Императору, этот дракон может получить смерть. Понимаете? СМЕРТЬ − за слова. Это не свобода. Это − тирания. Сейчас вы можете быть уверены, что я уже наговорил на несколько смертных казней. Просто так, запросто. Высказал несколько мыслей вслух − СМЕРТЬ. − Рамигор усмехнулся. − Ваша болезнь, Ирида, была абсолютно несмертельна. Я полагаю, что ваши врачи... Я имею в виду настоящих врачей, умеющих лечить, а не тех... Так вот, они давно разбежались. Кому охота умирать? Никому. Кто умеет лечить, тот всегда найдет работу. Где-нибудь подальше отсюда. Ваш отец − освободитель так сказать − своей политикой разогнал всех, кто способен думать своей головой. Каждый, кто хоть чуть чего понимает, видит что здесь происходит. И, совершенно естественно, что здесь не нашлось ни одного нормального врача. Откуда им взяться то?... Вот это и есть политика. От нее родимой, вы получили шанс умереть. И благодарите Бога, что я случайно оказался здесь.
Дверь в зал открылась. В зал вошел Император. Рамигор прошел к нему навстречу и ушел с дороги, поняв, что он исполнил указание и вымылся в растворе.
− Ирида. Как ты себя чувствуешь?
− Мне уже лучше, папа. − Ответила она.
− Лучше?! Уже?!
− Да.
− Вам не стоит подходить близко сейчас, − произнес Рамигор.
− Почему она не перевязана? − спросил Император, обернувшись к Рамигору.
− Потому что перевязка не требуется для излечения. Она только мешает.
− Что это за болезнь? − спросил Император.
− Вы действительно желаете знать мое мнение об этом? − спросил Рамигор.
− Да, я хочу знать!
− Эта болезнь называется: "Политическое преступление Императора".
− Что?! − взревел дракон. Он прыгнул к Рамигору и встал перед ним, сверкая глазами.
− Вы совершенно правы, Ваше Величество! Именно такими прыжками вы разогнали всех настоящих врачей. У вас остались только недоумки, умеющие деньги из казны получать. Можете не беспокоиться, едва ваша дочь вылечится, я покину вашу страну навсегда. Я был глуп и поверил в сплетни о том, что у вас здесь свобода, но ей у вас даже не пахнет.
− Ты не имеешь права так говорить! Я освободил всех драконов!
− Ну да, конечно. Сорок четыре года назад, после того как Рамигор прикончил Орондагора, не так ли?
− Ты назвал запрещенное имя! − взревел Император.
− Да ну?! У вас не только свободы мысли, у вас даже свободы слова не наблюдается! Ну, тогда, мне здесь точно нечего делать!
− Ты не имеешь понятия о том, что такое свобода!
− О, да! Свобода может быть только в одном смысле. Это свобода Императора делать все, что ему вздумается. А все остальные − рабы Императора и обязаны все делать только так, как он скажет. Думать только так как думает Император. Не говорить слов, которые запретит говорить Император! − Рамигор рычал последние слова так, что дракон перед ним дрогнул и отступил. − Ну так что, освободитель?! Ты считаешь, что я во всем обязан тебе подчиняться, то есть я твой раб?!
− Чего ты добиваешься?
− Я ничего не добиваюсь. Я пришел сюда с жалобой, а тут оказалось, что ваши врачи не способны справиться с элементарной болезнью! Да я просто удивляюсь, как она не умерла от укусов комаров с вашими врачами! Ты тут злишься из-за того, что я тебе правду сказал! Да, я тебе сказал ПРАВДУ! Твоя дочь едва не умерла из-за твоей собственной политики! Из-за того, что ты угрожаешь кому ни попадя из-за пустяков! У вас тут убивают за семь монет, и совершенно естествеенно, что никаких врачей не осталось! Только шарлатаны, которым урвать кусок денежный, да смыться! У тебя здесь нет никакой свободы, дракон! Только название одно, а внутри то же рабство, что и было всегда! И то что случилось с вашей дочерью − доказательство моим словам! Любой нормальный врач вылечил бы ее за три дня. А тот что следил бы, не допустил бы до подобного состояния! Это не болезнь, Император! Это просто обычная грязь! Грязь попала на нее и разъедала кожу! А вы являлись немытые и несли эту грязь вновь! И, будь я проклят, я не понимаю, ПОЧЕМУ ВЫ ЭТОГО НЕ ПОНИМАЕТЕ?!
Дракон отошел от Рамигора, затем развернулся и ушел из зала ничего не говоря. Рамигор остался рядом с больной. Вечером он вновь промыл ее раны раствором. Ирида почти все оставшееся время проспала. Утром Рамигор повторил процедуру, и драконица чувствовала, что все изменилось. Мытье уже не причиняло той боли, как раньше. Только на животе раны оказались не зажившими.
− Это от того, что ты на них лежала. − Сказал Рамигор. − Завтра тебе надо будет лечь на спину и лежать так, пока раны не заживут на животе.
− Они действительно от грязи? Ты сказал, что это от мелких живых существ.
− Эти существа живут в грязи. И с грязью переносятся. Ты поцарапалась. Раны у тебя могли и зажить сразу, если бы в них не попали эти существа. Ты после того как поцарапалась что делала?
− Я не помню. Продолжала играть.
− А на раны не посмотрела, решила, что они и так заживут?
− Да.
− Теперь будешь знать. Если поранишься, рану надо промыть или зализать. И не допускать попадания в нее грязи, пока она не затянулсь. Понятно?
− Да. Почему никто больше не приходит?
− Потому что я сказал, что бы никто лишний не заходил сюда.
За дверью послышался шорох. Затем кто-то постучал. Рамигор выглянул.
− Император желает видеть вас, Рамигор, − произнес дракон, оказавшийся за дверью.
Рамигор закрыл дверь.
− Никуда не выходи, Ирида, − сказал он. − Можешь встать, если хочешь, так раны на животе заживут быстрее.
− А если их промыть?
− Это тоже может помочь. Попробуй. Только осторожно. Мне надо идти.
Рамигор оставил драконицу одну и прошел вслед за провожатым. Император встретил его в зале, где никого не было, заставил провожатого выйти.
− Я хочу, что бы вы остались.
− Я здесь и еще не бегу, − произнес Рамигор.
− Я не об этом. Я дам вам все привилегии...
− Спасибо, но привилегии мне не требуются.
− Тогда, чего вы хотите?
− Я ничего не хочу. Я закончу лечение и улечу отсюда. Мне в вашей Империи нечего делать!
− Но вы же пришли с каким-то вопросом ко мне?
− Я уже понял, что его решение невозможно.
− Почему невозможно?
− Потому что такова ваша личная политика. Я думал, проблема там, а проблема здесь!
− Но вы можете помочь ее решить!
− Вряд ли. Ее может решить только Император. Но вы на это не способны.
− Почему? Вы не хотите сказать?
− Ножно задать один вопрос? Вы до того, как стали освободителем, когда либо жили свободным?
− Нет.
− Нет. Вот именно! Вы не жили свободно. И вы не знали, что такое свобода. И сейчас не знаете!
− Я стал свободен, и все стали свободны!
− Это всего лишь слова. Реально никакой свободы нет. И вы сейчас даже этого не понимаете, так о чем может быть разговор?
− А вы жили свободным до того года?
− Я был свободен всегда. С самого рождения. И мои родители были свободны. Орондагор над нами не властвовал. И не мог властвовать, потому что мы имеем силу достаточную, что бы сопротивляться магам. Таков мой род, Император.
− Значит, ты знаешь, что такое свобода?
− Да, знаю.
− И ты сможешь управлять страной?
− Смогу. − Император взглянул на Рамигора. − Но вы меня не заставите это делать. Я не собираюсь никем править.
− Ты же сказал, что сможешь!
− Да, я это сказал. Потому что у меня и опыт имеется, я управлял Империей своего отца несколько сотен лет.
− Я не понимаю. Какой Империей?! Какая еще другая Империя была?
− Вы о ней не знаете. И никто не знает. И это было очень давно.
− Давно? Сколько тебе лет?
− Уж достаточно. Две тысячи скоро будет.
− Я отдам тебе всю власть, − произнес Император.
− Спасибо, но я как нибудь переживу без нее.
− Но почему?! Почему?! − взвыл он.
− Вам никогда не казалось, что вы живете здесь в этом замке, как в тюрьме, которую вы сами для себя построили?
Император взвыл. Он выл, бегал по залу.
− Да. Да! Мне все время так и кажется! Но я не могу все бросить! Я... Мне некому! Нет никого, кто бы что-нибудь понимал! Никого!
− Да, это заметно, − ответил Рамигор.
− И ты хочешь уйти?! Ты хочешь бросить всех нас?! Ты же можешь!
− Я могу. Но тебе придется очень много изменить. И в самом себе.
− Я сделаю это. Я только хочу знать, что и как?!
− Хорошо. Я останусь. Но власть останется у вас. Я представлю законы, которые надо будет принять. Вот тогда и поговорим. Если вы согласны.
− Я согласен. Когда?
− Дней через пять. Мне надо будет как следует подумать. Вспомнить все. И кое-что изучить. А вас я попросил бы постараться остудиться. Проще всего бросить все дела и пойти погулять.
− Я не могу все бросить.
− В любом случае, это придется сделать. Я не приказываю. Я всего лишь даю рекомендацию. Советую. Дальше решать вам. У нас такое действие называлось "оторваться". Бросаете все, летите куда-нибудь подальше в лес. Просто погулять, поохотиться. И, не думать о делах. Забыть о них. В конце концов, земля не расколется. Замок не рухнет. Город не сгорит.
− А если кто-нибудь захватит власть?
− Это каким же образом? У вас слуги на столько тупы, что считают власть принадлежащей тому кто на трон сел, а не лично вам?
− Нет, они не на столько тупы, − фыркнул Император.
− Тогда, никаких проблем не должно быть.
− Хорошо. Я так и сделаю. Но до тех пор, пока меня здесь не будет, я прикажу всем подчиняться вам. Полностью, так же как мне. Вы будете решать все вопросы. Вы согласны?
− С условием, что вы не станете на меня кидаться, если я что-то решу не так как вы посчитали бы нужным.
− Согласен.
− Тогда, и я согласен.
Император смотрел на Рамигора. Он видел, что дракон что-то задумал, что-то...
− Идите к моей дочери. Ей надо продолжать лечение, ведь так?
− Да. Сегодня и завтра. А послезавтра она уже будет здорова.
Рамигор покинул Императора. Он прошелся через замок, добрался до комнаты Ириды, у которой стояли два стражника, и прошел внутрь. Драконы проводили взглядами врача и ничего не говорили.
− Что сказал отец?! − Воскликнула Ирида. Она прошла к Рамигору улыбаясь. − Я чувствую себя на много лучше!
− Да. Я вижу. − Ответил Рамигор. − Ваш отец решил меня захомутать.
− К-как это?
− Так. Повесить на меня всю Империю.
− А вы говорили, что он не способен понять.
− Возможно, я был и не прав. Но и он меня не жаловал, если помните.
− У вас есть невеста? − Спросила Ирида.
− У меня есть жена. И уже очень давно, − ответил Рамигор. − Она далеко отсюда. Но я улечу, и мы с ней встретимся.
Ирида ничего не ответила. Рамигор лишь ухмыльнулся внутри себя. Он понимал, каковы были бы слова спасенной от смерти драконицы, скажи он, что свободен.
Через некоторое время в зале объявился Император. Он был рад, что дочь уже ходит и выглядит на много лучше. Язвы на ее боках и спине потемнели и покрылись тонким слоем кожи.
− Я собираюсь улететь на некоторое время, Ирида, − сказал он. − Рамигор останется здесь и будет всеми командовать вместо меня. И ты должна будешь его слушаться.
− Я? Я не могу полететь с тобой?!
− Ты еще больна, Ирида. А я скоро вернусь.
Говоря "скоро", Император думал "на год, а может и на два". Он решил хитростью заставить Рамигора управлять всей страной. Но сейчас он об этом не думал. Он решил оставить дочь. Она, в конце концов, могла и потом к нему прилететь, а могла и остаться с Рамигором. Император уже не был против даже если они станут мужем и женой, но вслух этого не высказывал.
Немного поговорив они распрощались. Император потребовал, что бы Рамигор прошел с ним, и вскоре они оказались в тронном зале, где собрались министры и советники.
Император представил Рамигора и министров друг другу. Объявил кто чем занимался и драконов подчиняться Рамигору, как самому себе. Император отправлялся на отдых, оставляя Рамигора решать все дела Империи. Со всеми вопросами Министры и Советники так же должны были идти к Рамигору. Под конец, Император распрощался с драконами и улетел в широкое окно, сопровождаемый четверкой личных охранников.

Ирида выздоровела через два дня, как Рамигор и обещал. Кожа на язвах стала черной, но еще была тонкой. Рамигор объяснил драконице, что ей не стоит приземляться в кусты и задевать места, где были язвы, по крайней мере еще несколько дней.
Она хотела видеть отца, но того не было, и куда он улетел, никто не знал. Через день пришло его письмо. Одна часть предназначалась для дочери, вторая для Рамигора. Ириду он просил не волноваться за него, что у него все хорошо, что он надеется, что дочь уже здорова, что он в этом уверен.
А в части, предназначавшейся Рамигору, Император просил не забыть, что Рамигор обещал − управлять Империей до самого его возвращения.
− Не понимаю, почему он не прилетел? − произнесла Ирида.
− А я понимаю, − фыркнул Рамигор. − Он решил все бросить.
− Как это бросить?!
− Так. Оставил все на меня и пишет, что бы я не забыл, что обещал... Он тебе обратный адрес оставил?
− Нет. А тебе?
− И мне нет. Как говорится, улетел и концы в воду.

Пролетело еще несколько дней. Император так ничего и не писал. Министры начали волноваться, затем пришло очередное письмо, на этот раз для Министров и Советников. Император объявлял, что ему понравилось отдыхать, и он оставляет все на Рамигора, что тот обещал представить новые законы, и теперь эти законы должны были вступать в силу. Император доверял их установление Рамигору, и требовал от всех Министров безоговорочного подчинения.
На этот раз Рамигор не упустил ничего из виду, и посыльный Императора не улетел назад без жучка, а жучок через некоторое время перекочевал на тело Императора. Теперь Рамигор в любое время знал, где его искать.

"Как там дела, Ирин?"
"Нормально. До Императрицы дошло, наконец, что отмена рабства станет благом для ее сына, в каких бы катакомбах он не оказался. Ты его куда послал то?"
"Никуда. Он со мной и пока в стазисе. У меня тут другой план имеется. Я тебе рассказывал про Ириду?"
"Хочешь их свести?"
"А почему нет? Глядишь, и вражда между ними исчезнет."
"Хорошо. А ты то чем сейчас занимаешься?"
"Сижу и думаю, как все эти законы работать заставить. Император сбежал и меня здесь оставил."
"Да знаю уже. Что нибудь-то сдвинулось?"
"Да. Крыша у Министров. А все остальное пока на месте."
"Ладно, мне тут надо кое что сделать..."
"Тогда, пока."


Аргиус взвыл, поняв, что падает. Он попытался остановить падение, но рухнул в воду, подняв множество брызг. Дракон всплыл, выбрался на берег и замер, увидев перед собой двух черных драконов.
− Ты себе голову не вправил, когда так нырнул? − прорычал один из них.
− Я?.. − Аргиус вздрогнул, взглянул на себя. Он сам выглядел как черный дракон. От его действия послышался смех, и Аргиус взглянул на второго дракона, которым оказалась молодая черная драконица.
− Да, похоже, он так со сдвинутой крышей и остался, − произнес старший. − Тебя как звать, циркач?
− Я не циркач!.. Я... Аргиус.
− Ты зачем нырял в пруд? − спросила драконица.
− Я не нырял!
− Да? Может, ты упал туда? − спросила она удивленно.
− Я упал...
Дракон дернул крыльями и взвыл.
− О, черт, да он ранен! − взвыла драконица. − Охрана!
Рядом оказались два дракона, и Аргиус шарахнулся от них.
− Не трогайте меня! − взвыл он.
− Похоже, он и вправду головой ударился. Проводите его в замок!
Аргиуса взяли под крылья и повели вслед за двумя драконами. Он пытался понять, куда попал, но не понял ничего, кроме того, что оказался в Империи Черных Драконов. Они были здесь везде, и Аргиус оказался в замке, где его сразу же взялись лечить. Крылья у бедолаги оказались сломаны, а врач быстро объявил причину:
− Ты пытался резко тормозить, когда падал с большой скоростью. Нельзя так делать! Тебе повезло, что ты в пруд упал, а не в землю треснулся!
− Я... Я не сам...
− Ну да. Тебя столкнули с облака, а крылья у тебя были связаны. Так?
− Я... Я не помню... − произнес Аргиус.
Он оказался в положении, когда не мог летать. За ним ухаживали. Каждый день его навещала драконица Ирида, которая постоянно о чем-нибудь болтала, приносила ему еду. Аргиус поначалу не знал, что и отвечать, но вскоре привык, и начал поддерживать разговоры. Но сознание его работало совсем в иную сторону. Он хотел удрать, но, пока его крылья были сломаны, об этом нечего было и думать.

− Как чувствует твой больной, Ирида? − спросил Рамигор.
− Нормально, вроде. Только он чего-то боится.
− Он так и не вспомнил, как прыгал в пруд?
− Нет. Он вовсе ничего не помнит. Похоже, здорово головой треснулся. Даже не понимаю. Он, вроде же в воду упал.
− Ну, мог и об дно удариться, − объявил Рамигор. − Ты с ним о чем-нибудь говорила?
− Да ни о чем. Сегодня, он вроде легче себя чувствовал. Но все равно. Странный он.
− А ты попробуй с ним еще поговорить. О политике, например. Расскажи ему о свободе, как я тебе рассказывал. Сумеешь?
− Думаешь, он поймет?
− Попытка не пытка, Ирида. А заодно и сама подумаешь обо всем. Может, и разберешься в чем-нибудь еще.
Драконица только усмехнулась.
− Ладно. Я попробую. Мне кажется, он тебя чем-то привлекает. Это так или нет?
− Ну, знаешь. Когда тебе бог на голову посылает дракона, он всяко тебя будет привлекать.

Раговоры о политике действительно заинтересовали Аргиуса. Особенно, то что касалось свободы слова, свободы мысли. Очень жестко его задели слова о равенстве цвета. Аргиус, услышав эти слова от Ириды замер и долго рассматривал ее.
− Ты действительно считаешь равенство цвета правильным? − удивленно спросил он.
− А почему нет? Главенство черных, это исторический факт. А по уму и темнозеленые и темносиние ничуть не хуже.
− И серебряные не хуже? − спросил он.
− Се... − Вопрос Аргиуса застал Ириду врасплох. Она совершенно не задумывалась о светлых драконах, и теперь смотрела на Аргиуса, раздумывая, что ответить. Она вспоминала слова Рамигора, и мысль ее пришла к очевидному ответу. − Да, и они не хуже, − произнесла она.
Аргиус не знал, что отвечать. Он не мог сказать, кем он был в действительности!
− Ты этим недоволен, Аргиус? − спросила Ирида.
− Не знаю. Мне это кажется странным. Всегда было иначе.
− Когда всегда-то? Когда мы все рабами были у Орондагора?
Аргиус вновь замер, глядя на драконицу. Ему казалось почти невероятным слышать подобные слова здесь! В Империи Черных! На мгновение казалось, что все подстроено, но ничего не было подстроено. Аргиус видел, что находился в замом центре столицы, в Императорском замке. Он не знал, кем здесь была Ирида. Но относились к нему вполне нормально. Но самым невероятным для дракона оказалось, что вокруг было не мало людей.
Они свободно находились в замке, выполняли различные работы. После работы люди уходили в город, затем возвращались назад. Дракон ни разу не видел, что бы их наказывали за что-либо. Черные драконы не относились к людям как к равным, но все рассказы о том, что здесь, в Империи Черных, все люди рабы, над ними издеваются, драконы их жрут...
− Ты когда-нибудь ела людей? − Спросил он в один из дней.
− Да ты с ума сошел?! Как их можно есть?! Они же разумны! Ты что, их ел?! Да?!
− Нет, но есть такие...
− Да, есть. Но закон это запрещает. Есть только некоторые исключения.
− Какие исключения?
− Для преступников. Убийцам и ворам место только в брюхе дракона. Но я их не ела. И не знаю, смогу ли. Даже если и преступника... Почему ты об этом спросил?
− Не знаю. Пришло в голову...
Ирида усмехнулась.
− Ты столько времени со мной проводишь. Кто ты здесь?
− Никто. Я здесь подрабатываю иногда. А работает мой отец.
− Это тот дракон, в которым ты увидела меня впервые?
− Нет. Тот мой учитель. Ты так и не вспомнил ничего о своих родителях и доме?
− Нет.
− Нет, − фыркнула Ирида. − А по моему, ты просто врешь!
− Почему ты так решила?
− Потому что ты это так заявляешь, словно не желаешь вспоминать. Другой на твоем месте пытался бы это сделать! Хоть как-нибудь!
− А ты прямо знаешь, как это надо пытаться? Молотком себя по голове бить? Или об стену сразу? Ты думаешь, мне легко?!
− Извини, я не хотела тебя задеть, Аргиус. Но ты и вправду, иногда такое говоришь, что я тебя совсем не понимаю.
− Что я такого говорил?
− Да о тех же людях. Мне показалось, что ты сам людоед, когда спросил об этом! Я когда была маленькой, играла с ними. Я просто не понимаю, как можно даже думать о том, что бы их есть!
− Я не черный дракон, − произнес Аргиус.
− Что? Как это не черный?!
− Я − серебряный. Меня колдун в черного обратил!
− А... − Ирида едва язык не проглотила. − Господи... − Она подошла к нему и прикоснулась. − Ты что, правда?!
− Да. Ты не веришь?
− Я... Я не знаю. Но разве такое может быть?
Ирида решила, что Аргиус действительно сошел с ума. Или разыгрывает ее. Но что на это говорить, она не знала. И Аргиус не отвечал.
− Если так, то черные драконы тебе совсем не нравятся, да? − спросила она. − Ну, отвечай же!
− Так было раньше, но сейчас... Я не знаю. Все перевернулось. Я думал, что черные все злые.
− Очень странно, что ты так думал, − фыркнула Ирида и пошла прочь от него.
− Ирида! − воскликнул он.
− Мне пора уходить! − ответила Ирида и захлопнула дверь.

− Он выдумал какую-то чушь, Рамигор! О том, что он серебряный, и его заколдовал колдун в черного!
− Однако, шутник твой знакомый, Ирида, − усмехнулся Рамигор. − А ты ему что ответила?
− Я не знала, чего отвечать. Так ведь не может быть!
− Откуда ты знаешь, может или нет?
− Но ты то знаешь?
− Я знаю, что есть маги, которые могут менять свой вид, Ирида. Вполне может оказаться так, что какой-нибудь обратил серебрянного дракона в черного.
− Но зачем?!
− Не знаю, зачем. Если хочешь узнать, правду он сказал или выдумал, устрой ему экзамен. Пусть расскажет о своей стране, если он жил там.
− А если он не захочет рассказывать?
− Тогда, значит, он врун.

Ирида на следующий день пришла к Аргиусу и сразу же заговорила о его происхождении, его стране и просила рассказать о ней.
Аргиус некоторое время колебался.
− Я же рассказала тебе о своей стране! О наших новых законах рассказала, а ты! Если ты не хочешь рассказывать, это значит, что ты врун! Ты выдумал, что ты серебряный, и про колдуна выдумал! А рассказывать не хочешь, потому что не знаешь ничего о той стране!
− А ты о ней знаешь?
− Знаю. И не мало знаю! Я учила и историю, и географию! И я знаю, что там у вас рабство до сих пор! Серебряные самые лучшие! − Ирида фыркнула. − Вранье это. И ты врун! Может, ты и вправду серебряный, тогда, все равно врун!
− Я не врун! − зарычал он.
− Если не расскажешь, то ты врун! Потому что я не поверю в эту глупость с превращением, если ты не знаешь о той стране хотя бы того, что я знаю!
− Ты хочешь меня проверить?
− А ты поверил бы, если бы ты был там и к тебе во двор драконица свалилась серебряная и сказала бы, что ее злой колдун из черной обернул? Поверил бы?
− Не знаю.
− Не поверил бы. И я не поверю, пока не расскажешь!
− А когда поверишь, что сделаешь?
Ирида не знала, что и ответить. Она смотрела на Аргиуса, затем развернулась и пошла прочь.
− Ирида!
− Ты не хочешь ничего рассказывать, так мне и делать здесь нечего!
− Я расскажу! − воскликнул он.
Она обернулась. Он подошел к ней и сел рядом.
− Прости, но мне трудно начинать... − произнес он.
− Я могу и до завтра подождать.
− Нет!..
Он начал рассказ с истории. С того, что знал, о войнах, о становлении Империи. Аргиус рассказывал о Повелителях, об их семьях, кто когда правил. Называл даты больших событий, о временах, когда светлые драконы участвовали в битвах на других материках, на стороне людей под руководством богов. Войны с Орондагором по сути ничем хорошим не заканчивались. Удавалось лишь отбивать захваченные земли, и все возвращалось на прежние места.
Он рассказал и о законах Драклэнда, о городах, о том, как они устроены, о правилах полетов на улицах. Ирида об этих правилах слышала лишь краем уха когда-то, а Аргиус рассказал о них довольно подробно.
И все же, ей было трудно поверить в его происхождение. Это было почти сказкой, словно сон, который рассказывал черный дракон. Он говорил о своих друзьях. Серебряных и красных. О цветовой иерархии Драклэнда. Ирида подковырнула его тем, что по той иерархии черные − самые низшие, самые глупые, а здесь, в Империи Черных Драконов, оказалось все наоборот.
− Были бы черные так глупы, стали бы они править? − спросила она. − А, может, ты считаешь, что я дура?
− Нет, Ирида! Я не считаю. Извини, ты же сама просила, что бы я рассказал.
− Я не обижаюсь. Я то знаю, что от цвета ничего не зависит! Все зависит только от образования. Гением может оказаться дракон любой породы.
− Ты так думаешь?
− Конечно! А ты что, решил теперь, что только серебряные и черные умные, а остальные ни то ни се?
− Нет. Я так не думаю...
Ирида только улыбалась. Может, она и не верила этому дракону, но ей больше всего нравилось, что он не знал о ней! Он не пресмыкался как другие из-за того, что она дочь Императора.
Они часто гуляли в парке. Не мало времени провели в библиотеке, и Ирида показала Аргиусу книги, каких тот никогда не встречал. Очень много было книг от людей, и Аргиус поначалу даже не хотел эти книги открывать, но Ирида заставила его. Просто для того, что бы он понял, что разум дан и людям, а не только драконам.

Пришел день, когда врач осмотрев крылья Аргиуса объявил, что тот может пробовать себя в полете. Он не позволил дракону пытаться взлетать, а провел его на невысокую площадку на втором этаже и предложил просто соскочить с нее вниз, тормозя крыльями. Ирида наблюдала за этим упражнением. Затем Аргиус спрыгнул с более высокой площадки, сделал небольшой полукруг и приземлился.
− На сегодня достаточно, − произнес врач. − Делай только упражения, какие я говорил.
− А когда я смогу летать как всегда?
− Через пару недель, не раньше. Будешь пытаться долго летать, можешь мышцы порвать. Понял?
− Да, − ответил тот.
Ирида была рада. А Аргиус с каждым днем становился мрачнее и мрачнее. Он не знал, что будет делать после того, как излечится.
− Да. Представляю, как ты прилетишь на границу и скажешь им: "Здраствуйте, я серебряный, только меня колдун заколдовал в черного!"
− Тебе смешно?! − зарычал Аргиус. − А мне не смешно!
− Я вообще не понимаю, чего ты волнуешься? Он же тебя не в человека обернул!
− Че... Ты думаешь, он мог?!
− Я думаю, он тебя и в жабу мог обернуть. А ты стал черным драконом. И здесь жить не хуже чем там!
− Но там моя мать!
− Она об этом знает? О превращении?
− Знает. Она это видела.
− Да уж... И за что же это он тебя?
− Я не знаю, за что. Низачто!
− Как он хоть выглядел то этот злой колдун?
− Он был золотым драконом.
− Золотым?! Это был Фархас?
− Нет. Я не знаю, как его звали! Он сначала моего отца обратил в зеленого дракона, а потом они пришли за нами! Я хотел защитить мать, а он... Я не помню. Только вспыхнуло в глазах и я... Я стал черным...
− А что было потом? Здесь ты как оказался.
− Этот колдун требовал, что бы мы все ему подчинились. Но мы не стали. Мать вызвала военных, потребовала от них самое лучшее оружие, и к нам пришел взвод спецназа... Он их всех убил. Одним ударом. А потом что-то говорил, что отправит меня в каменоломни, сделает зеленым рабом... После этого сверкнуло, и я свалился в воду здесь...
− Ерунда какая-то. Он сказал, что сделает тебя зеленым рабом, а ты свалился в пруд в центре столицы Империи Черных Драконов.
− Я не знаю. Я не понимаю, как это вышло! Он не дракон! Драконы такими не бывают! Его в упор расстреляли из пулеметов, а он остался жив и ничуть не ранен!
− Ты это видел?
− Видел.
− Знаешь, на месте злого колдуна я за такой расстрел, наверно, поубивала бы всех вокруг. И уж всяко не посылала виновников плавать в пруд.
− Ты не веришь?! Ты мне не веришь, да?!
− Аргиус. Ты сядь. Просто сядь и постарайся успокоиться. У тебя ведь есть голова, правда? Ты можешь сам спокойно подумать обо всем. И решить, как я все принимаю. Ну, рассказали бы тебе такую историю, ты сам не поверил бы.
− Я!..
− Если бы с тобой ничего такого не было, Аргиус. Ну представь, ты жил всегда спокойно, колдунов в глаза не видел, и тут тебе такое понарассказали. Ты поверил бы?
− Нет, − ответил он. − Мне нужно улетать.
− Тебе некуда улетать, Аргиус. Даже если ты долетишь туда, тебя там на границе прихлопнут. Ты же сам все знаешь.
− Моя мать знает кто я!
− Ага. Она знает, что ты зеленый раб на каторге.
− Зеленый?!
− Ты же сам сказал. Колдун заявил, что обратит тебя в зеленого раба, и ты оттуда исчез, оказался здесь. Твоя мать и не подумает, что ты за границей. Ведь не подумает?
− Она может подумать...
− Вряд ли, Аргиус.
− Ты хочешь сказать, что мне придется остаться здесь навсегда?!
− Нет, я вовсе так не думаю. Я думаю, не выпинать ли тебя за твои фокусы? Колдуны, армия... Твоя мать распоряжается всем, словно Императрица! Ты все выдумал, и ты знаешь кто я.
− Я ничего не выдумал! А ты... Что? Что значит, я знаю кто ты? Кто?!
− Сначала ты скажешь кто ты. Только без вранья!
− Я сын Повелителя Дракландии.
− Да ну?! − взвыла Ирида. − Если это так, то твой злой колдун должен быт настоящим Драконовским Богом!
− Почему это богом?
− А потому. Потому что я дочь Императора.
Аргиус замер... Он попытался что-то сказать, его пасть задвигалась странным образом, и дракон свалился на пол...
− Кончай придуриваться! − зарычала Ирида. − Вставай!
− Что это, Ирида? − спросил Рамигор, появляясь рядом.
− Он прикинулся, что в обморок свалился!
− Да? − Рамигор прошел к дракону, коснулся его шеи, затем лапы... − Вообще-то, он вовсе не прикинулся, он и вправду...
− К-как? Так он, что не знал?!
− Что не знал?
− Я сказала, что я дочь Императра, и он...
− Значит, не знал, − ответил Рамигор. − Ты же не хотела об этом говорить?
− Я не хотела, но он такого насочинял. Будто он сын Повелителя Дракландии...
Рамигор дернул дракона, и тот вздрогнул, приходя в себя.
− Ну, я могу тебе только одно сказать, Ирида. Он точно треснулся башкой. − Аргиус взглянул на Ириду, затем на Рамигора. − Лечиться тебе надо, дружок.
− Я улетаю отсюда! − зарычал он, попытался выскочить из зала и свалился.
− Никуда ты не улетаешь, − прорычал Рамигор. − Чушь какая-то! Какой-то капризный принц нынче пошел!
Ирида завыла смеясь.
− Чего вы хотите от меня?! − зарычал Аргиус.
Ирида прошла к нему и взглянула в глаза.
− Я хочу, что бы ты стал моим супругом, Аргиус.
− Но я не черный! Я!..
− Я тебе совсем не нравлюсь, да?
− Ты мне нравишься, но я!.. − Он замер. − Я... Ты что, правда?!
− Может, ты и псих, но я не хочу никого другого, кроме тебя, Аргиус! − Драконица подошла вплотную к нему и коснулась его. − Кем бы ты там ни был раньше, сейчас ты черный, как и я. Ты же видишь это.
− Я вижу. Но, может, это неправда!
− Какая неправда? Если ты думаешь, что ты спишь, то тебе вообще глупо возражать! Аргиус!
Он сдался. Просто сдался в один момент, решив, что никакого иного выбора у него и нет. Если ему всегда быть черным, то лучшего он и выдумать не сумел бы.

− Куда мы летим, Рамигор? − спросила Ирида.
− К твоему отцу, разумеется.
− Ты знал где он?! − взвыла она.
− Раз уж у меня вся Империя в когтях, почему не знать то? Нашел и знаю. Он меня перехитрить вздумал. Посадил править страной, а сам умотал. Теперь будет расхлебывать!
− Чего?
− Увидим чего, − усмехнулся Рамигор.
Они летели почти целый день и вскоре приземлились около небольшого замка. Прилетевших драконов встретила охрана Императора, и драконы тут же узнали его дочь.
− Ваше Величество! − зарычал охранник...
Император уже видел сам и спустился сверху.
− Что случилось, Рамигор? − спросил он.
− Ничего особенного, − ответил Рамигор.
− Я прилетела просить тебя разрешения... − заговорила Ирида. − На замужество.
− Ау! Так значит, ты решилась, дочь! Ну, я тебя поздравляю с хорошим выбором! − Император взглянул на Рамигора.
− Ты не понял! Это не Рамигор!
− Нет? Как это нет?! Кто?!
− Его зовут Аргиус...
− Аргиус? Какой еще Аргиус?!
− Он свалился в пруд перед дворцом с переломаными крыльями, − сказал Рамигор. − А Ирида его выхаживала.
− Но кто он? Чей сын?
− Он клянется всеми богами, что сын Повелителя Дракландии.
− Сын Повелителя Дракландии? − удивленно произнес Император. − Он что, серебряный?!
− Нет. − ответила Ирида. − Он черный. Но он говорит, что был серебряным, а его колдун в черного обратил.
− Колдун... Колдун! − Император взвыл, смеясь. − Он выглядит-то нормально?
− Нормально. Только чокнутый немного.
− Мне все равно, чокнутый или нет, Ирида. Мне главное, что бы тебе он был любим!
− Папочка! − взвыла драконица. − Я люблю тебя! Ты разрешаешь?! Да?!
− Сначала я на него все же гляну. А то... Говорят, любовь слепа.
− Он красивый, правда!
− А ты торопишься куда?
− Ладно. Я не тороплюсь.
− Значит, завтра с утра и полетим...

Аргиус предстал перед Императором. Он едва держал себя. Дрожал, не зная от чего, но Ирида была рядом с ним и поддерживала его. Отец глядя на дочь был счастлив.


− Ваше Величество. − Серебрянная драконица вошла в зал. Повелительница сидела одна. Она не взглянула на вошедшую, и та прошла вперед. − Ваше Величество, я принесла новость, которая может вас заинтересовать.
− Меня не интересует ничего, кроме моего сына! − зарычала Повелительница.
− Речь о черном драконе по имени Аргиус.
− Черном?! − взвыла драконица. − Где он?! Что с ним?!
Драконица прошла к Повелительнице и передала ей газету, в которой во всю первую страницу была фотография пары черных драконов. Драконицы Ириды и дракона Аргиуса. Император Черных Драконов объявлял о помолвке своей дочери с драконом Аргиусом.
− Это он?! Это не может быть он!..
− Сходство говорит за то, что это он.
− Но как он мог? Как?! Он же!..
− Он пробыл там почти два месяца. История его появления расписана в газете. Аргиус свалился в пруд около замка со сломаными крыльями. Ирида его выходила, а он не помнит своего прошлого.
− Не помнит?! Он не помнит?! − взвыла драконица. − Но он должен помнить! Он!..
− В газете написано, что он не помнит. И, если это так, то он не мог понимать, что он серебряный, а не черный. И тогда, он дал согласие. Она же дочь Императора...
Мать взвыла и приказала найти возможность, узнать все о драконе Аргиусе, что женился на дочери Императора.

Серебрянная драконица ушла. Императрица покинула тронный зал и отправилась в свои покои, в дальние комнаты, где оставался ее несчастный муж, обращенный в зеленого дракона.
− Что произошло?! Что случилось?! − взвыл он, встречая драконицу. Та передала ему газету.
− Он не помнит кто он и женится на Черной Принцессе, − произнесла мать.
− Может, оно и к лучшему.
− К лучшему?! Он стал черным! Мой сын! Господи, за что?!
− За рассовую дискриминацию, − послышалось рычание.
Драконица обернулась и замерла. Рядом сидела голубая драконица.
− Ты мерзкая тварь! Верните моего сына!
− Невозможно. Он ее любит, мамочка. К тому же, в газете наврано, что он не помнит. Это знаешь, политика. В чушь про превращения цветов никто не верит!
− Я убью тебя! − взвыла серебранная драконица, прыгая на голубую.
− Только и всего, что ты можешь мне сказать? − фыркнула Иринка, исчезая перед лапами драконицы и появляясь в другом конце. − А я думала, не пригласить ли вас к нему на свадьбу?
− Ты издеваешься?! − взвыла драконица.
− Разумеется, издеваюсь, − усмехнулась Иринка. − Я сейчас еще и над зеленым начну измываться! − В лапе Иринки возникл огненный шар, и серебрянная драконица не решилась на нее прыгнуть во второй раз. − Да. Я сейчас его буду перекрашивать! В какой тебя цвет покрасить, зеленый? − спросила она.
− В серебряный, − буркнул тот.
Удар молнии вошел в зеленого, и тот обернулся серебряным. А голубая драконица тут же исчезла.
− Ты стал серебряным! − взвыла Повелительница.
− Я?! − Дракон вскочил и взглянул на себя. − Господи... Я сплю...
− Нет! Нет! Это не сон!..
Драконица проскочила к нему и вытащила на свет.
− Ты серебряный!..
Повелитель взглянул на газету, что лежала на полу, а в ней была фотография черной драконицы и СЕРЕБРЯННОГО дракона с объявлением об их помолвке.

Свадьба была в самом разгаре. Аргиус чувствовал себя не очень хорошо. Он ощущал какой-то подвох. Каждую минуту думал о том, что вот, сейчас откроются двери, в зал войдет колдун и обратит его обратно. И окажется, что он, серебряный, взял в жены черную драконицу...
Но колдун не пришел. Пир закончился, и молодые драконы ушли в свои покои. Там они остались наедине, говорили о любви, а затем уже не говорили, а просто любили друг друга.

− Ты так и считаешь себя серебряным, Аргиус? − спросила Ирида.
− Ты не веришь? Сейчас то мне незачем врать!
− Да, незачем. У меня будет твой ребеной, Аргиус. Твой! И это значит, что ты черный. Настоящий черный!
Ему нечего было ответить. Он любил Ириду, хотя она и была черной. Он мог радоваться новой жизни, но радости в ней почти не было. Была только тоска по дому, по родителям. Он не знал, что там происходило. Мать искала его...

− Новость из Драклэнда, − произнесла Ирида. − Оказывается, там уже несколько месяцев, как отменили рабство.
− Отменили? Ты уверена?! − воскликнул Аргиус.
− На, читай. Это оттуда газета. Кстати, здесь еще одна. Всего месяц назад, и вот фотография Повелительницы и Повелителя. Он совсем не зеленый, как ты говорил.
− Не зеленый... Так что? Получается что я?!..
− Я не знаю, что получается, Аргиус... Ой!
− Что?!
− Это он. Дракончик!.. − Ирида усмехнулась. − Он дернулся, Аргиус! Он шевелится!..

Рождения драконенка все ждали как чуда. Ирида радовалась и терпела ухаживания. Аргиус был на нервах. Император готовил праздник по случаю рождения внука... По всем подсчетам оставалось совсем немного времени.

Ирида и Аргиус лежали в комнате, тихо переговаривась. Драконица смотрела на дверь, та начала медленно открываться, и в зал вошел дракон... золотой.
− О, боже! − воскликнула она. Аргиус обернулся и вскочил.
− Это колдун! − взвыл он.
− Я дракон, а не колдун, Аргиус, − зарычал вошедший, обошел его и оказался рядом с Иридой.
− Не трогай ее! Не прикасайся! − завыл Аргиус, но сам не мог даже сдвинуться с места.
Колдун улегся перед драконицей, а та смотрела на него почти в упор.
− Он тебе не врал, Ирида, − произнес золотой дракон.
− Чего ты хочешь от нас?!
− Ты не забыла, что я сказал? Я − дракон. И я обернул Аргиуса черным для того, что бы он понял, что цвет не имеет значения. По-моему, он понял.
− И что теперь? Ты его вернешь, да?! − зарычала Ирида.
− Ты ведь его любишь? И у вас будет маленький серебряный мальчик.
− Черный! − зарычала Ирида.
− Ой, извини. Черный, конечно же! Я хочу, что бы вы были счастливы, Ирида. Я совсем не думал, что так выйдет, что ты его тут встретишь, что вы полюбите друг друга. Я думал, поживет он здесь годик, поймет все что нужно, и я верну его назад, но теперь... Я не могу его вернуть.
− Аргиус сказал, что ты злой дракон.
− Аргиус ничего в этом не понял.
− Ты убийца! И я видел, как ты убивал!.. − Зарычал Аргиус.
− Ну еще бы. Откуда тебе знать, что через неделю все те драконы, которых я якобы убил, вернулись назад? − Усмехнулся золотой дракон. − Я их малость на другой конец планеты переправил. Прямо как тебя, Аргиус. Они тоже в лужу плюхнулись.
− И крылья себе обломали? − спросила Ирида.
− Нет. Те драконы были опытными, они знали, что нельзя крылья раскрывать не вовремя. Спецназ, это тебе не хухры-мухры. Ты не думай, что я черных драконов не люблю, Ирида. Мне все равно, какой цвет, я сам могу любым стать.
− И зеленым можешь? − спросила она.
Золотой дракон не ответил, а просто изменил свой цвет и стал... зеленым.
− Как видишь, − усмехнулся он. − Я оставлю его с тобой. Могу только одно пообещать. Если сами пожелаете, я устрою вам встречу с его родителями. Ты хочешь, Ирида?
− Я беременна. И не могу сейчас...
− Не сейчас. Через годик-два. Хотя, можно и сейчас. Не вы к ним полетите, а они сюда прилетят. Это то проще, ты сама понимаешь.
− Я не знаю, − она взглянула на Аргиуса.
− Его голос не считается, Ирида. Только твой.
− Почему?
− Потому что ты сейчас за двоих.
− Я боюсь их, − ответила она.
− Ну, как хочешь. − Зеленый дракон поднялся и переменился, становясь черным.
− Рамигор?! − взвыла Ирида.
− Ты?! Это ты! − завыл Аргиус и прыгнул на Рамигора.
Тот отскочил в сторону, Аргиус перелетел лерез голову и растянулся на спине.
− Теперь то ты точно знаешь, что я не злой, Ирида, − сказал Рамигор.
− Но почему ты не сказал?! Ты!..
− Ты же полюбила его. По-настоящему. И ты знаешь, что цвет не имеет значения.
− Он же хочет домой! Он!.. Он серебряный, да?
− Да. Но сейчас он черный. Но ты зря беспокоишься, Ирида. Когда ты захочешь лететь туда, я вас обоих оберну в серебряных.
− Я... И я стану?! Но я же!..
− Не волнуйся. Это совершенно безопасно. Обыкновенная магия.
Ирида смотрела на Рамигора, а тот вдруг переменился и стал полосатым-разноцветным.
− Рамигор! Ты...
− Не обижай ее, Аргиус, − произнес Рамигор, взглянув на обращенного дракона.
− Ты должен меня вернуть! Вы все это подстроили! − взвыл Аргиус.
− Разумеется, я все это подстроил, − спокойно ответил колдун. − Тебе плохо без родителей, Аргиус? Ты совсем маленький ребенок и не способен жить вдали от них? Они не умерли. Никто не умер, а ты воешь так, словно размазня!
− Я хочу вернуться домой. Если ты не злой, ты это сделаешь!
− Обязательно сделаю. Но две недели я буду для тебя злым. А через две недели я тебя туда переправлю. И цвет твой верну. Но, если ты посмеешь обидеть Ириду... − Рамигор не сказал больше ничего и скрылся.
Аргиус не долго оставался с Иридой. Он умчался из ее комнаты, некоторое время искал Рамигора, но так его и не нашел. На следующее утро он даже не зашел к ней. Рамигор следил за драконом, а тот слонялся по замку как неприкаянный, шарахался от всех.
Ирида все больше волновалась, и Рамигор сам пришел к ней.
− Рамигор. Почему его нет?! − воскликнула она.
− Извини, это я дурак, − ответил Рамигор. − Не нужно мне было вчера показываться.
− Что с ним?!
− Ничего. Он ни о чем не хочет думать, кроме возвращения домой.
− Ты вернешь его?
− Верну. Я хотел, что бы он дождался, когда у тебя родится сын, но он не желает ждать. Прости меня, Ирида. Я совсем не хотел, что бы так вышло.
− Ты не виноват, − ответила она. − Я знаю, что ты лучше всех, Рамигор. Я говорила с Аргиусом о тебе раньше. Он сейчас может подумать, что у меня твой сын, а не его.
− Он должен быть злым, что бы так думать, − ответил Рамигор.
− Если он улетит, что я отцу скажу? Я же не смогу ему сказать, что он... И про тебя не смогу сказать. Он же взбесится.
− Если Аргиус улетит, Ирида, я что-нибудь придумаю. Надо что-нибудь придумать.
− А ты не можешь стать им? Ты же умеешь превращаться.
− Я? Ирида, это же будет совсем не хорошо.
− Совсем нехорошо будет, если мой сын родится без отца! Ты это сделал, ты и должен мне помочь!
− Хорошо. Если это будет необходимо, я так и сделаю.

Император вошел в зал Ириды, когда она тихо разговаривала с Рамигором.
− Что происходит? − зарычал он. − Мне сообщили, что Аргиус носится по замку, как неприкаяный и сегодня еще не заходил к тебе, Ирида! Он тебя обидел?!
− Нет, папа! Он меня не обижал! − воскликнула драконица.
− Здесь возникла проблема посерьезнее, Ваше Величество, − произнес Рамигор. − Мы узнали, что все эти рассказы Аргиуса о том, кем он был − правда.
− Ты шутишь, Рамигор? Как это может быть правдой?!
− Вчера сюда приходил тот самый колдун. Золотой дракон. Ирида видела его, и Аргиус был рядом. Этот колдун у них на глазах менял свой цвет, а в конце превратился в меня.
− Что? Как это в тебя?!
− Он стал черным и похожим на меня, − ответил Рамигор. − Он ведет какую-то свою игру, Ваше Величество. И Аргиус в ней не виновен. Он − жертва!
− Жертва? Ты уверен?!
− Я уверен. Этот колдун обещал ему, что вернет домой, и теперь. Вы понимаете, что получится!
− Я понимаю. Ирида останется одна, а драконенок без отца! Господи! Но кто он такой?! Что ему нужно?!
− Мы не знаем, что ему нужно, Ваше Величество, − ответил Рамигор. − Возможно, он хочет всех нас перессорить, но мы должны бороться. За себя и за своих друзей. Возможно, он желает, что бы Драклэнд и ваша Империя вступили в войну друг с другом. Мы должны сделать все, что бы не допустить этого! Надо бороться против зла! Вы должны переговорить с Аргиусом. Но не рычать на него! Поговорить с ним по-доброму, как с другом. И нет ничего плохого, что он был серебряным. Он должен понять, что здесь его друзья, а не враги! А этот злой колдун, если он враг, то он враг всем драконам, независимо от цвета! Вы ведь понимаете, Ваше Величество?
− Да, я понимаю, Рамигор. Я хочу, что бы вы ответили сейчас честно. Этот драконенок, Ирида, Аргиуса или Рамигора?
− Аргиуса. Если бы он был не Аргиуса, я и не думала бы о нем! − воскликнула Ирида.
− У меня есть своя драконица, Ваше Величество, − произнес Рамигор. − Вы же знаете, сколько мне лет.
− Да, конечно. Я только хотел знать точно.
− Нам незачем было бы это скрывать, − произнес Рамигор.
− Хорошо. Я поговорю с Аргиусом сейчас же, − сказал Император, уходя.
− Ты сказал Рамигор?.. − Произнесла Ирида. − Ты ему не сказал о себе? Или?..
− Не надо ему говорить, Ирида. Зачем лишние проблемы?
− Ты думаешь, так будет лучше?
− Я не знаю, как лучше. Я всего лишь старый дракон, я хотел, что бы было как лучше, а получается... Не знаю, что получается.
− Аргиус не поверит, что ты не колдун.
− Я придумаю способ, как ему это доказать. Он увидит и его и меня одновременно. А ты... Постарайся все принимать как можно легче, Ирида. Я знаю, ты очень сильная. Ты терпела боль, которую не многие драконы вытерпели без звука.
− Если бы ты стал моим мужем, Рамигор. Ничего этого не было бы.
− Тебе это только кажется. У меня есть жена, и она скоро будет здесь. Совсем скоро.
− И что она будет делать?
− Мы разыграем перед Аргиусом маленький спектакль, − ответил Рамигор. − Ты ведь не будешь против?
− Нет. Я знаю, что ты мне друг, Рамигор. И я обязана тебе жизнью. Ты только скажи, что мне делать?
− Хорошо. Я скажу, что тебе делать. Тебе надо делать... ничего.
− Как это?
− Так. Твое дело сейчас только одно − твой драконенок. А кашу расхлебывать буду я. Ты только не волнуйся зря. Ведь земля не расколется, замок не рухнет...
Ирида усмехнулась в ответ.
− Ты хочешь сказать, что ничего страшного не происходит?
− Нет. Просто твой возлюбленный запутался в когтях старого дракона, а тот не знает, то ли дергаться, то ли не шевелиться, что бы его не поранить еще больше. И не беспокойся за малыша. У него будет отец. Если не Аргиус, то я. Я тебе обещаю, Ирида.
− Спасибо, Рамигор. Даже если он и улетит. Я, все равно, обязана тебе. Ведь это ты его привел сюда.
− Да. Я пойду, Ирида. Надо еще кое-какие дела решить.

Разговор Императора Блэнхорна и Аргиуса состоялся. Император сумел убедить серебрянного дракона, что он не желает зла ни ему, ни его стране, что он желает добра своей дочери и хочет видеть ее счастливой, но он не станет ни в чем винить Аргиуса, потому что Ирида рассказала ему о колдуне. Блэнхорн напомнил Аргиусу, что маги всегда портили жизнь драконам, черным и серебряным, всем. Даже в это время на других материках было не мало драконов находящихся в плену.
− Я хочу, что бы ты знал, Аргиус. Даже, если ты улетишь, ты отец моего внука. Что бы там колдун не выдумывал, я буду желать тебе только добра. И помни, если тебе понадобится помощь, я помогу. Если твоей стране понадобится помощь, моя страна поможет. Я хочу, что бы между нами был мир. Мы были врагами не по своему желанию, Аргиус. Помни это.
− Я буду помнить, − ответил он.
− Сходи к Ириде, Аргиус. Она ждет тебя.
− Я пойду к ней. Сейчас.

Ирида была рада ему. Она едва ли не плакала, встретив своего любимого, просила его не улетать, но Аргиус не мог не лететь домой. А пока он оставался со своей любимой. И даже ее черный цвет не менял ничего. Аргиус чувствовал, как сердце его сжималось, как в его груди возникала боль. Он желал остаться здесь, и лететь к своим родителям! Но он не мог разорваться надвое.
Пролетали дни, и наступил тот радостный момент, когда на свет появился маленький дракон. Он был таким же черным, как его мать. Ирида радовалась своему счастью. Даже Аргиус на время забыл о том, что ему скоро улетать, и оставался с Иридой. Маленький дракончик был совсем беспомощным и несколько дней оставался слепым, но вскоре его глазки прорезались, и он увидел свет, свою мать и своего отца...

Что-то словно подтолкнуло Аргиуса, и он прошел через замок, вошел в тронный зал.
− Что то случилось, Аргиус? − спросил Император.
− Нет, я... − заговорил дракон, и в этот момент грянул гром, сверкнула молния. В огненном сиянии посреди зала явился золотой дракон.
Император замер, Аргиус напрягся всем телом.
− Как я и сказал, прошло две недели, Аргиус, − зарычал дракон. Император смотрел на золотое сияние вокруг явившегося дракона и не мог выговорить и слова. − Ты возвращаешься назад, Аргиус, − прорычал дракон, ударил в пол лапой. Огненный зигзаг пронесся к Аргиусу и ударил в его живот с пола.
Дракон взвыл, а его черный цвет поплыл, заискрился и словно расплавился обращаясь в серебряный.
− Лети за мной! − приказал золотой дракон и выпорхнул в окно. Аргиус прошел вслед, выскочил в окно за золотым драконом. На свету дня золото колдуна перестало светиться. Два дракона поднялись над замком, а Аргиус словно опомнился.
− Ирида! Мне надо попрощаться с Иридой! − взвыл он.
− Хорошо. Лети, прощайся. У тебя пять минут, Аргиус. Но, если ты задержишься больше пяти минут, ты обратишься в черного навсегда!
Аргиус спустился вниз, влетел в окно к Ириде, и драконица замерла, увидев серебрянного дракона.
− Это я, Аргиус, − произнес он.
− Аргиус?! Ты?.. Ты улетаешь?!
− Он явился так внезапно, сказал... У меня всего пять минут на прощание, Ирида. Теперь уже четыре...
Они сошлись вместе, Ирида взвыла и обняла его.
− Аргиус! Господи, я... Я люблю тебя! Люблю!
− Я люблю тебя, Ирида. И сына люблю. Расскажи ему все. Пусть он знает!
− Я расскажу. Расскажу, Аргиус! Прилетай к нам! Ты же сможешь, Аргиус! Ты знаешь. Я буду ждать тебя всегда!
− Я прилечу. Обязательно...
Они еще стояли рядом, затем дверь открылась.
− Ирида... − позвал Рамигор и замер.
Аргиус и Ирида обернулись.
− Ты! − вспышка ярости едва не заставила Аргиуса прыгнуть на черного дракона, но тут послышался вой снаружи.
− Твое время закончилось, Аргиус! Возвращайся, или ты знаешь, что будет!..
− Он не он? − произнес Аргиус.
− Не он. Лети же! − воскликнула Ирида.
Аргиус прошел к окну, в последний раз обернулся и выпрыгнул...

Серебряный дракон поднялся в небо. Рядом оказался золотой дракон.
− Ты опоздал на пять секунд, Аргиус! − зарычал колдун. Но Аргиус не ответил. Он увидел лишь вспышку, затем перед его глазами мелькнула вода, и дракон свалился в реку.
Аргиус выплыл из воды, огляделся и замер. Прямо перед ним стоял замок. Замок его родителей, замок, в котором он вырос. Он вернулся домой, но сердце его так и не вернулось... Оно осталось там, далеко за океаном, в Империи Черных Драконов, которая уже не была такой страшной. Там осталась его любимая, и его сын − Арсиан.


Пролетели два года. Обстановка в мире резко переменилась. Война, в которую оказалась втянута Империя Черных Драконов, поначалу едва не закончилась трагически для многих драконов, но Рамигор не дал ей развиваться в подобную сторону. Он взял все управление в свои лапы, провел несколько диверсионных акций, в которых противник понес тяжелые потери в технике, а затем драконы угнали почти три сотни боевых истребителей противника и сотню тяжелых бомбардировщиков. Самолеты улетели в Империю Черных Драконов. Под руководством Рамигора были выстроены заводы, на которых работали люди. И работали они так, как если бы делали все для себя.
Законы, установленные Рамигором, меняли все внутренние отношения. Империя получила мощный толчок в развитии, а война против драконов захлебнулась в жестких действиях на море и в воздухе.
Противнику пришлось отступить, но он все еще не понимал, что сделал. Люди за океаном готовились к новым боям, строили корабли и самолеты. А черные драконы собрались в мощную армию под руководством Рамигора и атаковали сами...
Налет Черных Драконов стал для Сармахской Империи полнейшей неожиданностью. Драконы явились под покровом ночи и нанесли несколько сокрушительных ударов по технологической базе страны. Несколько сотен заводов были разрушены одновременно мощнейшими ударами. Склады, аэродромы, военно-морские базы.
Удары Оружия Возмездия имели огромную мощность, но не имели ядерной природы. Рамигор использовал для этого магические приборы. Драконы получали лишь указания, цели, куда эти небольшие приборы должны были быть сброшены. Каждый крылатый настигал свою цель и уходил назад.
Самарх лежал в руинах. Империя людей едва осталась на ногах. Император весь следующий день после кошмарной ночи получал сообщения о взрывах на заводах, а затем в его замок явился Черный Дракон, влетел в тронный зал и Император получил ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ.
− Сейчас мы просто пожалели тебя, − прорычал дракон. − Еще одна попытка нападения, и мы уничтожим всю твою Империю. То что стало с заводами и военными базами, станет с твоей столицей и всеми другими городами, человек!
Ни Император, ни его охрана не смогли ничего ответить от охватившего их ужаса. Дракон спокойно покинул зал через развороченную стену и исчез, прежде чем Император поднял истребители на ближайшей воздушной базе, но им некого было атаковать. Лететь в Империю Черных Драконов теперь было бы безумием...


− Есть кто-либо в этом зале знающий причину, почему этот союз не может состояться? − Произнес серебряный дракон, обращаясь в к собравшимся серебряным и красным драконам.
− Нет! − ответили голоса.
− Есть! − зарычал новый голос, и все обернулись к дверям, которые по непонятной причине оказались открыты. В зал вошла черная драконица, и тут же все присутствующие взвыли.
− Черная! Как она посмела сюда врываться?!.. Стража!
Но черная драконица уже была перед серебряным, что вел церемонию.
− Аргиус не может вступать ни в какой иной союз, потому что он уже вступил в союз со мной! − зарычала драконица. − Я − Ирида, дочь Императора Блэнхорна!
Казалось, ведущий онемел. В зал вскочила стража, а драконица уже подошла к Аргиусу, что стоял с остекленевшим взглядом перед "будущей супругой".
− Аргиус, обернись! − взвыла Ирида. − Аргиус!..
− Он не желает тебя знать! − зарычала серебрянная драконица, выскочив перед черной.
− Ты − дура! − взвыла Ирида. − Ты будешь проклята на всю свою жизнь, если сделаешь это! Аргиус, очнись! Аргиус!.. − Ирида бросилась к серебрянному дракону и попыталась его расшевелить. − Снимите с него это дьявольское заклятие подчинения! − зарычала Ирида. − Вы все ослепли?! Вы совершаете преступление перед Богом!
Стража, наконец, добралась до черной драконицы и оттащила ее от Аргиуса. А тот по прежнему сидел неподвижно и не обращал ни на кого внимания, словно был статуей.
− Уберите это дьявольское отродье отсюда! − прогремел приказ. Ирида еще сопротивлялась, но красные драконы-стражники вытащили ее из зала и закрыли за собой двери.
Смятение и рычание еще наполняло зал, затем все вернулись на места.
− Продолжайте... − потребовал приказ. − Слова этой черной дьяволицы ничего не значат! Бог не принимает слова черного дьявола!
− В союз вступают Аргиус, Принц Дракландии, и Ардиенна, Баронесса Дракландии, − продолжил церемонию серебряный дракон. − Согласна ли ты, Ардиенна, на этот союз?
− Да! − ответила драконица.
− Согласен ли ты, Аргиус, на этот союз?..
Дракон молчал.
− Да. Говори "да", − прорычал тихий голос, приказывая Аргиусу, но тот молчал. − Он сказал "Да". − Произнес все тот же голос, но сильнее.
− Я, Служитель Великого Арасайна, данной мне властью...
− У тебя нет власти, − внезапно прогремел голос, а вместе с ним в зал ворвалось несколько молний, которые разносили все вокруг. Драконы взвыли, а зал храма наполнился грохотом. Рушились стены и потолок. Взрывы заставили драконов бежать из зала. На месте остался лишь Аргиус.
− Аргиус иди за мной! Бегом! Это приказ! − зарычал голос. Подчиненный дракон двинулся с места и прошел вслед за старой серебрянной драконицей.
Они покинули разваливающийся храм, снаружи бушевал шторм.
− Заканчивай церемонию! − приказала серебрянная драконица Служителю.
Тот стоял почти в ужасе перед разыгравшейся стихией.
− Боги против, против! − послышался чей-то голос.
− Увести этого паникера! − зарычала серебрянная драконица и оскалилась, показывая клыки Служителю. − Заканчивай, или ты будешь вечно мучаться за то что ослушался меня!
− Данной мне властью, объявляю вас... − продолжил серебряный дракон, и голос его разорвался ревом, пронзившей боли. Дракон встал на дыбы, шарахнулся назад и свалился на землю, теряя силы.
− Говори! − взвыла драконица. − Сопротивляйся этим дьяволам, Служитель!
− Ммм... − завыл Служитель. Его глаза остекленели, и он замер.
− Он сказал! − прорычала серебрянная драконица, подходя к Аргиусу и Ардиенне. − Отныне, вы муж и жена!
− Твоя ложь, Повелительница, достойна награды, − возник громогласный голос. − И ты получишь ее!
Небо пересекло несколько десятков молний. В своем сплетении они образовали дракона, который горел и светился голубым огнем.
Драконы расступились, светящаяся голубая драконица опустилась на землю перед Аргиусом и Ардиенной.
− Аргиус, я призываю тебя. Закрой глаза и скажи "нет" заклятию подчинения! Разорви его власть, у тебя есть сила, что бы это сделать!
Дракон дрогнул, закрыл глаза и медленно открыл их вновь, затем обернулся к голубой светящейся драконице.
− Кто ты? − зарычал он.
− Ты знаешь меня. Приди в себя, Аргиус! − зарычала драконица.
Аргиус вздрогнул, дернулся, взглянул на Ардиенну и отскочил от нее.
− Что здесь происходит?! Где я?! − взвыл он.
− Ты стал моим мужем! − зарычала Ардиенна.
− Нет, никогда! Нет!! − взревел он. − Я скорее соглашусь стать черным до конца жизни, чем!..
Его голос замолк.
− Аргиус! Помоги мне! Аргиус! − выл голос вдали.
− Ирида!! − взвыл Аргиус и взлетел. Он пронесся над садом и с воем атаковал драконов, что в этот момент вязали цепями черную драконицу. Удары серебрянного дракона раскидали красных стражников. Те разлетелись в стороны и даже не посмели сопротивляться серебрянному. − Ирида! − зарычал он и начал рвать цепи когтями. Он разодрал путы, связывавшие черную драконицу, она поднялась.
Аргиус и Ирида сошлись и обнялись, сев перед друг другом.
− Я люблю тебя, Ирида! Я не хочу здесь оставаться! − зарычал Аргиус.
− Я люблю тебя, Аргиус. Мы улетим, сейчас же!
− Вы никуда не улетите! − взвыла серебрянная драконица появляясь рядом. − Стража, взять их под контроль! − Драконица проскочила к Ириде и одним ударом вонзила в ее сердце копье. − Тебе ничто не поможет! − взвыла она, и тут драконица отступила. − Нет! − взвыла она. − Нет!
Копье торчало не в груди Ириды, а в груди серебрянного дракона, ее сына...
− Мы уходим, Аргиус. Уходим, − произнесла Ирида, обхватив своего возлюбленного, который ничего уже не мог сказать.
Сверкнула молния, и два дракона исчезли в мгновенной вспышке. Перед серебрянной драконицей упало окровавленное копье.
− Ты сама выбрала свою награду − убила своего сына, − прогремел голос сквозь ветер.
− Нет! Не-ет!!! − вой драконицы смешался с ветром...


В пустой зал Императорского замка ворвался шторм. Сверкнула молния. В зале оказалась черная драконица и серебряный дракон.
− Аргиус! Аргиус! − взвыла Ирида. − Аргиус, очнись! Не умирай!
− Он не умрет, Ирида. Он слишком устал и просто заснул. − возник тихий голос. Драконица обернулась к Рамигору, что оказался рядом с виде черного дракона.
− Он выживет?! Она его ранила копьем!
− Его раны уже нет, Ирида. Он просто спит. Коснись его, ты почувствуешь, что он дышит.
Драконица коснулась своего любимого, придвинулась к нему всем телом и легла рядом, накрывая крылом.
− Он будет долго спать?
− До утра. Спи и ты, Ирида, − сказал Рамигор и исчез во тьме ночи.


Два черных, два золотых, один серебряный и один голубой драконы сидели в круге. Вокруг них был только лес, за лесом плескалась вода океана, и рядом не было ни одного разумного существа на сотни миль.
− ...Теперь вы знаете все обо мне и Иринке, − говорил Рамигор. − Возможно, я не все рассказал, но я сказал самое важное, что вам надо знать. Мы собираемся улетать отсюда, и, скорее всего, никогда больше не вернемся. Космос слишком велик, что бы надеяться на возвращение. И все же, улетая я хочу, что бы вы были счастливы, что бы вы могли защищать свое счастье и свою свободу. Я хочу... подарить вам Силу. Я не могу сделать вас столь же сильными, как я сам, но вы сможете противостоять магам своего мира и не дать больше никому захватить себя. Вы получите магию превращений. Вы сможете своей силой освобождать своих сородичей из плена. Я сделаю это. Ради вас и ради Добра.
Рамигор продолжал свои слова. Он объяснял драконам, что они должны сделать, все улеглись в круг, закрыли глаза, и приняли мысленный сигнал Рамигора. Огненный смерч прошелся сквозь тела шести драконов. Иринка и Рамигор передавали, а Фархас, Ирида, Аргиус и Блэнхорн принимали. Для четырех драконов словно пролетела вечность, а для двух − мгновение.
Молния исчезла, и все открыли глаза.
− Сейчас вы еще не чувствуете своей силы, − произнес Рамигор. − Она в вас, внутри, в самой глубине. Вам достаточно воззвать к ней и отдать мысленный приказ. Приказ самому себе, что бы произвести действие. − Рамигор взглянул на Аргиуса. − Теперь ты сам способен обращаться в дракона любого цвета, Аргиус. И все вы можете стать какими пожелаете, хоть красными, хоть синими, хоть полосатыми. Вы можете обращаться и в любых иных существ. В людей, эльфов, гномов. Вы можете стать кентаврами или грифонами. Но став ими, вы останетесь самими собой в своей душе. − Рамигор умолк, а затем взглянул на черную драконицу. − А тебе, Ирида, я оставлю особый дар. Теперь ты имеешь способность передавать Силу другим драконам и не только драконам. Я надеюсь, ты не будешь делать это бездумно. Сила в злых руках может стать очень опасным оружием. Ты не сможешь передать ее всем, ты поймешь, что передавая Силу, ты будешь терять часть своей. Со временем она будет накапливаться, если ее не расходовать бездумно. Вы все должны это знать. А теперь, пора прощаться. Возможно, мы никогда не увидимся, а, возможно, Боги Космоса вернут нас сюда через неделю, через год или через сто лет... Прощайте. Или до свидания.
Иринка и Рамигор поднялись, вспыхнули огненными молниями и унеслись в небо. Четверо драконов еще стояли на месте, смотрели ввысь, надеясь что-то увидеть, но небо оставалось чистым.
− Они боги, − произнес Аргиус. − И будь я проклят, если это не так!
− Не говори так, Аргиус, − зарычала Ирида. − Они сами сказали тебе, что они не боги.
− Они сильнее всех наших богов, − произнес Фархас. − Я это точно знаю. Они − не боги. ОНИ − ДРАКОНЫ.
− Что ты хочешь этим сказать, Фархас? − прорычал Блэнхорн.
− Он хочет сказать, папа, что теперь сам Великий Арасайн перед ним не более чем обычный маг, − прорычала Ирида. − Нам пора возвращаться домой.
− Да, − ответил Блэнхорн. Он прошел к Фархасу. − Я знаю, ты не очень то любишь черных, Фархас, − произнес он. − Но, когда бы ты ни прилетел в нашу страну, мы всегда будем рады тебя увидеть.
− Спасибо, − ответил золотой дракон. − Но этот остров давно стал моим домом. Здесь всегда спокойно, и никто меня не потревожит. Может, я и залечу как-нибудь в гости. Я не держу зла на вас. Я понял, что во всем был виновен только Орондагор. Рамигор уничтожил его и этим освободил вас от его власти. В тот же год он освободил из рабства и меня. Я знаю, что значит быть рабом. Я понимаю, что вы не могли ничего поделать и исполняли приказы. Я сам их исполнял. И я до сих пор не помню сотни лет своей жизни, когда был рабом. Я не держу зла. Я рад, что вы стали свободны и счастливы.
К Фархасу прошел Аргиус.
− Я хотел бы сказать тебе то же самое, Фархас. Но ты понимаешь, я сейчас не могу приглашать тебя в свою страну.
− Я понимаю, Аргиус. Если мне захочется прилететь туда, я могу стать серебряным. Какая мне будет разница?
− Да, конечно. Когда-нибудь, я надеюсь, все изменится. И я смогу открыто привести тебя с собой. И ты сам сможешь прилететь. К сожалению, сейчас все цвета переменились. Черные драконы несут больше добра чем светлые. Но мы теперь знаем истину. Цвет − не имеет значения.
− Цвет − не имеет значения, − произнес Фархас. − Я буду рад принять вас на своем острове, когда вам захочется увидеть меня. В любое время...

Драконы прощались. Прощались только с Фархасом, потому что он оставался на своем острове, а два черных и серебряный дракон улетали в Империю Черных Драконов. Аргиус не собирался возвращаться домой. По крайней мере еще лет двадцать. Он решил посвятить свое время семье.


Серебрянная драконица прокляла Аргиуса. Она отреклась от собственного сына, заявив на всю Дракландию, что он предался тьме и теперь служит черным драконам. Законы Дракландии вернулись к старым временам. Вновь появились драконы-рабы, но жизнь Империи пошла наперекосяк. Нашлось не мало драконов в здравом уме, что бы понять происходящее иначе. Многие рабы, почуяв свободу, жестоко сопротивлялись возвращению к старым временам. Тысячи синих, зеленых и даже красных драконов открыто выразили свое неповиновение. В течение одного месяца после возвращения рабства в Дракландии возникла повстанческая армия из недовольных драконов. В считанные дни эта армия разнесла охрану рудников, каменоломен и других мест, где держали рабов. Драконы освобождали своих сородичей. Армия росла, а Повелительница в этот момент уже набирала свою армию для того, что бы нанести ответный удар.
Вести об этом дошли и до Империи Черных Драконов. Аргиус узнав обо всем, уже не мог сидеть на месте. Он рассказал все Ириде, и та поняла с полуслова.
− Пришел твой час, Аргиус. Я понимаю.
− Я полечу туда и буду сражаться за свободу своей страны.
− Я надеюсь, что ты вернешься, Аргиус. С победой или без нее, я буду ждать тебя! И не забудь. С тобой Сила!
− Я не забуду. Я постараюсь все делать так, как просил Рамигор. Моя Сила предназначена для освобождения драконов, но не для убийства. Я вернусь, Ирида! Вернусь!
Дракон вылетел в широкое окно, взлетел ввысь и исчез в небесах.


Граница Дракландии не представляла для Аргиуса никакой преграды. Едва он пролетел над постами, рядом оказались два огненных дракона. Но оба лишь приветствовали прилетевшего, а тот опустился вниз.
− Я сильно устал, − прорычал Аргиус. − Летел больше суток.
− У нас всегда готовы аппортаменты для отдыха, Ваше Превосходительство, − произнес огненный дракон.
− Хорошо. Проводите меня туда.
− Когда вас разбудить?
− Через треть суток. И приготовьте хороший обед к моему пробуждению.
− Как прикажете, Ваше Превосходительство, − ответил дракон. Он проводил Аргиуса на место и вскоре удалился. Серебряный дракон был рад, что оказался не в клетке. В случае чего, широкое окно для побега у него было...
Утром его подняли, как он и просил, предоставили обед. Аргиус даже не упоминал об оплате. Пограничники были обязаны принимать серебряных драконов, явившихся из-за рубежей без каких-либо вопросов и исполнять все их приказы.
Аргиус съел все, выпил воды и собирался отправляться в путь, когда рядом опустился серебряный дракон. Это было не сильно приятной новостью. С серебряным Аргиус не мог обращаться столь бесцеремонно, как с огненным.
− Мне передали, что вы прилетели вчера, − прорычал дракон. − Я не стал вас будить, но сейчас вы должны ответить на мои вопросы.
− Сначала вам придется представиться и объяснить, по какому праву вы эти вопросы собираетесь задавать, − зарычал Аргиус.
− Я офицер пограничной службы и подчиняюсь лично Его Превосходительству Военному Министру, − зарычал дракон. − Я исполняю его приказ, а его приказ исходит из личного приказа нашей Повелительницы! Каждый, кто прилетает в Драклэнд, обязан доложить, откуда он прилетел!
− Я прилетел из Империи Черных Драконов, − прорычал Аргиус. − Я исполнял секретную миссию и подчиняюсь лично Ее Величеству! И, клянусь всеми богами, если ты будешь совать нос в мои дела, ты лишишься не только своего места, но и своей головы!
Рамигор медленно наступал на дракона, и тот не выдержав взгляда Аргиуса отступил.
− Я обязан исполнять приказ!
− Твой приказ противоречит моему! Мой приказ запрещает говорить о моем деле кому бы то ни было, кроме Повелительницы! Ты все понял, офицер?!
− Я понял, − ответил тот.
− Очень хорошо, что ты понял, − ответил Аргиус тут же изменив свой тон. − Будь на твоем месте какой-нибудь красный, он уже лишился бы своей жизни. − Аргиус сел, затем вернулся и выпил воды. − Офицер! − позвал он.
− Да, − ответил тот. − Я слышал, что в Драклэнде в последнее время какие-то беспорядки. Это так?
− Да. Несколько драконов учинили бунт. Но с ними быстро справятся.
− Тебе известно, где они сейчас? Мне надо срочно лететь в столицу, не хотелось бы на них наткнуться.
− Они сейчас все на юге. По последним данным в районе Ти-Харских ущелий.
− То есть дорога на столицу полностью свободна?
− Да.
− Очень хорошо. − Аргиус вынул лист бумаги и передал его дракону. − Это послание должно уйти сейчас же, в адрес Второго Государственного Отдела. − Не пытайтесь его читать, оно зашифровано. Отправьте немедленно. Вам все ясно?
− Да... сэр. − Ответил дракон. Последнее слово он прибавил из-за упоминания о Втором Отделе. Это означало, что дракон, передававший послание был в личном кругу Повелительницы. Если бы Аргиус посылал свое письмо в Первый Отдел, оно попало бы лично Повелительнице.
− Не медлите с посланием! − приказал Аргиус, взлетая.
Он взял курс на столицу и поднялся высоко в небо, туда где его уже не замечали. Через полчаса дракон изменил курс и теперь летел почти строго на юг. Он направлялся к Ти-Харским ущельям, надеясь найти там повстанческую армию...


"Лично, Ее Величеству." − Переводчик на мгновение замер, глядя на слова, что получились после расшифровки послания. Он попробовал все заново, и слова получились те же.
Дракон просмотрел еще несколько десятков непонятных слов и решил, что ему не следует их расшифровывать, по крайней мере, без приказа старшего. Красный дракон заявился к своему начальнику, и тот с некоторым неудовольствием принял его. Было еще раннее утро, и дракон думал поспать часок другой прямо на своем месте. Серебрянному дракону подобное было позволительно.
− Что? Где ты это взял? − Зарычал он.
− Несколько минут назад пришло с пограничного поста номер 87, Ваше превосходительство. Я не стал дальше переводить, возможно, я не имею права. Скорее всего, кто-то перепутал канал, когда посылал...
Дракон принял бумагу с посланием и некоторое время вглядывался в знаки и слова. Он хорошо помнил главный шифр, но этого он не понимал.
− Что это за шифр?
− С-459, Ваше превосходительство.
Дракон открыл книгу перед собой, нашел нужный код и едва ли не подскочил на месте. Красный дракон заметив нервный порыв начальника, отступил на шаг.
− Все копии послания немедленно стереть! − приказал начальник. − Главную запись передашь мне. Исполняй немедленно!
− Да, Ваш...
− Делай! − рявкнул дракон, и подчиненный тут же убрался.
Сон начальника сняло как магией. Перед ним было послание, предназначавшееся Повелительнице, а код послания означал, что отправителем является Принц Аргиус. Изгнанный и проклятый. Но, как бы там ни было...
Серебряный дракон сам провел расшифровку, после чего отправился через дворец, к покоям Повелительницы. Утро или нет, известие, пришедшее от ее сына, не могло задерживаться.
Уже через пять минут бумага со словами была перед серебряной драконицей.

"Здравствуй, мама. Знаю, ты меня не ждешь, ты от меня отказалась и прокляла. Но, я вернулся. Я направляюсь к тебе и, надеюсь, ты дашь мне возможность объясниться. Я так же собираюсь рассказать всем серебряным драконам о том, какую ошибку ты совершаешь, возвращая рабство. Мне очень жаль, мама, но ныне ты и наша страна стали Злом. В Империи Блэнхорна рабства нет почти пятьдесят лет. Я прилечу и расскажу об этом всем. Я расскажу о том, что такое настоящая Свобода. И, надеюсь, ты поймешь меня, мама. Я очень на это надеюсь, потому что... ЦВЕТ − НЕ ИМЕЕТ ЗНАЧЕНИЯ. Я не виню тебя ни в чем, мама. Тебя ослепили предрассудки. Остаюсь твоим сыном навсегда. Аргиус."

Драконица сверкнула взглядом на своего слугу.
− Кто еще это читал?
− Никто кроме меня, Ваше Величество. Мой слуга расшифровал первую строчку и сразу же явился ко мне, не пытаясь расшифровывать остальное. Я доверяю ему. Все копии сообщения стерты, а основная запись здесь. − Дракон положил перед Повелительницей кассету. − Изначальное сообщение имеется еще в пограничном пункте, но там никто не догадывается о его источнике и предназначении.
− В любом случае, уничтожьте все следы, − прорычала драконица. − Этой ереси никто не должен знать!
− Я предполагал, что вы так решите, Ваше Величество и сделал все, что бы никто ничего не узнал. Надежный агент отправится на границу в ближайшее время и уничтожит там все следы.
− Он должен быть серебряным.
− Разумеется, Ваше Величество.
− Вы свободны. Предайте моему секретарю, что бы зашел.
Дракон удалился. Он сделал все, что его просили и был рад, что огненный дракон, его слуга, сделал все как надо. Возвращаясь назад, он раздумывал, как с ним поступить. Он не знал послания, это было очевидно. И все же, из безопасности дракона, возможно, следовало уничтожить. С другой стороны, хороших служащих было слишком мало, а этот заслужил похвалы. Да. Серебряный дракон решил, что не стоит наказывать хорошего слугу. Все было сделано как надо. Повелительница осталась довольна. Значит, и ее слуге следовало быть довольным.
Серебряный дракон вернулся на свое место, вызвал слугу, и тот явился сразу же.
− Ты очень сообразителен, Ральхорд, − произнес серебряный дракон. − Ты правильно поступил, что сразу же принес сообщение мне. Оно действительно по ошибке попало не в тот канал. Мы еще разберемся, каким образом это получилось... − Дракон внимательно смотрел на слугу, понимая, что тот сейчас в мучительных размышлениях о том, что же произойдет дальше.
− Ошибка произошла на станции отправителя, Ваше превосходительство, − произнес огненный дракон.
Серебряный чуть задержал свой взгляд. Этот огненный даже не трус. Он заговорил после брошеного неявного обвинения. Это могло быть еще и по глупости, но слуга не был глуп.
− Да, конечно, − прорычал начальник. − Ты сделал все правильно в необычной ситуации, Ральхорд. Это сообщение не было предназначено для кого либо еще, кроме Повелительницы. Если бы ты его прочитал, ты лишился бы жизни.
− Я его не читал, Ваше Превосходительство! Клянусь жизнью, я расшифровал только первую строку и!..
− Я верю, − зарычал серебряный дракон. − И именно потому, что я верю, потому что... Не важно. Я считаю, что ты заслужил награду за свою сообразительность. Скажи, что бы ты пожелал в награду?
− Осмелюсь попросить пару дней выходных, Ваше Превосходительство. Я давно обещал своей дочери слетать в лес на охоту...
− Охота, это святое дело! − произнес Начальник. − Хорошо, Ральхорд. Завтра и послезавтра у тебя выходные.
− Благодарю вас, Ваше Превосходительство!

Слуга был отпущен. Серебряный дракон был доволен собой. Ральхорд получил то что желал, и теперь он будет служить еще лучше. Да. Именно так и считал серебряный дракон.
Однако, сам Ральхорд имел на все свои собственные взгляды. В ту минуту, когда он увидел строчку: "Лично Ее Величеству". Он понял, что его жизнь кончена, если он не вывернется. И он вывернулся. Более того, он получил фору в двое суток, и теперь у него было только одно дело. Закончить рабочий день, как можно более спокойно.
Начальник, конечно же явился вскоре, что бы "проверить" как исполнен приказ об уничтожении копий сообщения. Ральхорд не посмел бы его не исполнить. Все было сделано с полной тщательностью, все правильно, без единой ошибки. Начальник остался доволен, хотя и не выразил этого.
И все же, серебряный дракон допустил ошибку. Он не учел, что кроме компьютерных способов копирования существуют и некомпьютерные. Ральхорд списал сообщение собственной рукой (лапой, в смысле). Он сделал записи на бумаге, затем разорвал лист и спрятал клочки в своей шерсти в разных местах. Даже если какой и обнаружили бы, это был бы обрывок непонятно откуда, а попадание его в шерсть можно было бы объяснить тем, что разорваные бумаги вылетали из корзины, если дракон махал крыльями в помещении, а все "сидящие" работники периодически разминались подобным образом и...
Объяснения не потребовались. Никто не обыскивал Ральхорда и он покинул дворец в соответствующее время, когда закончился его рабочий день. В этот же вечер отец объявил своей дочери и жене о том, что ему удалось получить пару выходных для охоты в лесу. Для жены это было полной новостью, и ее пришлось уговорить отпроситься с работы. Когда драконица не пожелала это делать, объявив, что может и работу потерять, Ральхорд заявил, что сам пойдет к ее начальнику и потребует... Этого драконица просто не пожелала терпеть и согласилась, наконец, что ей следует отпроситься. На "отпрашивание" ушел весь ее вечер, потому что начальник потребовал от нее самой найти замену, и она нашла.
Дочь была просто счастлива, а на следующее утро вся семья покинула столицу и отправилась на восток, в леса, предназначенные для охоты. И только оказавшись в лесу, вдали от дома Ральхорд объявил о том, что собирался сделать. Он показал драконице бумагу, где было переписано тайное послание для Повелительницы и объявил, что из-за этого послания, из-за ошибки в каналах связи, из-за черт знает каких причин он едва не лишился жизни, и ни за что больше не вернется во дворец, потому что там он будет каждый день в опасности. А затем дракон объявил, что собирается лететь на юг, к повстанцам.
− Ты с ума сошел! − взвыла мать. − Ты хочешь, что бы нас всех убили?!
− Ты просто не понимаешь, что сейчас происходит. Я давно работаю там. И я знаю. В стране буря. Повелительница в ярости. Серебряные драконы убивают направо и налево! Только в моем департаменте за последний месяц исчезло семь огненных. СЕМЬ! Ты желаешь этого? Но я не дурак. Я уже понял, что следующей целью стану я. Если хочешь это проверить, можешь туда вернуться. Но я туда не вернусь. Я получил два дня выходных и потрачу их на то, что бы улететь как можно дальше. Забудь о работе, забудь о доме, забудь о деньгах! На карте наши жизни! А теперь решай. Сейчас или никогда.
− Хорошо. Мы летим, − ответила драконица. − Вот только поохотиться нам снова не удалось. − Она взглянула на дочь.
− Можешь не беспокоиться об охоте. Нам этой охотой теперь придется жить. Летим!
Семья поднялась в воздух, пролетела над лесами и унеслась на юг. Они летели весь день, затем всю ночь. К утру спустились в лес и спрятались. Вечером драконы вновь поднялись в небо и отправились в путь, в горы, туда, где по всем данным находилась армия восставших.
Троица огненных драконов их не искала. Восставшие сами их нашли. Несколько десятков синих взмыли в небо, окружили красных, заставив их спуститься и привели к своему командиру.
Тот смотрел на огненных драконов недоверчивмым взглядом.
− Кто такие, и что вы здесь делаете?! − зарычал он.
− Мы летим из столицы и ищем вас, − прорычал Ральхорд.
− Нас?! Откуда вам известно, кто мы?! − зарычал синий дракон.
− Надо быть полным идиотом, что бы не понять, кто вы, − ответил Ральхорд. − Только у повстанцев может быть так, что синие допрашивают красных. Мы желаем присоединиться к вам.
− Кто это докажет?
− У нас нет доказательств, кроме наших слов. Но вы можете переправить нас к своему предводителю. Я работал в министерстве и знаю не мало информации, которая может вам пригодиться.
− Какой именно информации?
− Например, я знаю шифры секретных передач и могу их расшифровывать. У меня есть информация, которая может заинтересовать ваших предводителей. Это тайное сообщение, которое следует расшифровать, но я знаю, что оно важное и что оно было адресовано лично Повелительнице.
− Что за послание?
Ральхорд вынул бумагу и показал ее дракону.
− Оно зашифровано. Какой именно шифр, я знаю, но самого ключа у меня нет. Возможно он есть у кого-нибудь из ваших.
− Кто докажет, что это не глупые каракули?
− Проводите нас к своим начальникам. В любом случае, мы сейчас ваши пленники. Мы не сопротивлялись.
− Да-да. Не сопротивлялись. Хорошо. − Синий дракон сунул бумагу в лапу красного и приказал проводить пленников через горы в штаб.

Горсах услышал шум снаружи пещеры и вышел.
− Горсах! Только что доставили трех красных драконов! Они заявляют, что хотят присоединиться к нам, и у них есть какие-то важные сведения.
− Красные? − переспросил синий дракон словно не слышал.
− Да, Горсах.
− Им нельзя доверять. Что за сведения?
− Они не говорили. Говорят, что-то секретное.
− Секретное?! Что, черт возьми, может быть секретного?! − взвыл Горсах.
− Я не знаю. Это их слова.
− Привести!
Синий дракон некоторое время расхаживал по голой скале, затем взлетел в воздух, делая круг над своим местом. Он видел, как над лесом пролетело несколько синих драконов, и ведомых ими красных. Один из красных был совсем молодым, и это несколько сбило Горсаха с толку. Ребенка вряд ли послали бы сюда для шпионажа. Впрочем, все могло быть.
Горсах спустился, когда красные драконы оказались на земле. Вожак прошел вперед. Он смотрел на пленников, и в нем просыпалась ярость только от одного их вида. Пухлых, чистеньких дракончиков. Которых никогда не касалась плетка надзирателя. И они явились сюда? Нет. Эти трое не могли быть шпионами. Это были какие-то глупцы, которые решили, что восстание рабов, это развлечение...
− Меня зовут Горсах, − зарычал синий дракон. − Кто вы?! − Он рычал как можно более грозно, и его голос подействовал на маленькую красную драконицу. Та прижалась к старшей, а красный дракон вышел вперед на несколько шагов.
− Меня зовут Ральхорд, − прорычал красный. − Я работал шифровальщиком при Министре Безопасности Ее Величества.
− Меня не интересуют твои титулы, красный! − зарычал Горсах. В нем осталось лишь желание вонзить клыки в эту пухлую красную шею.
− Я шифровальщик. Я знаю шифры...
− Тогда, говори их! − заревел Горсах.
− Ты, придурок, не понимаешь что такое шифр?! − внезапно взвыл красный дракон. − Это вовсе не три слова, которые можно сказать как заклинание, и ты стал бы понимать тайные послания! Я три года учился этому искусству, а ты требуешь, что бы я рассказал все тут прямо за три скунды?! Ты, остолоп синий! Я сказал, что у меня есть важные сведения для вашего предводителя!
Горсах прыгнул, наметив когтями в горло красному дракону. Он был готов сомкнуть на нем клыки, но зубы щелкнули в воздухе, а сам Горсах перекувырнулся и рухнул на спину. Синий дракон взревел, вскочил, затем атаковал...
Несколько подобных атак закончилось для Горсаха переломом крыла и вывихом лапы. Красный, который был меньше его по размеру, расправился с ним как с котенком!
− Ты лжешь. Ты шпион! − зарычал синий дракон.
− Я прилетел и сдался. Я сказал, что готов все рассказать! Но ты... Ты тупая безмозглая скотина! − зарычал красный дракон.
− Взять их! Связать! − взвыл Горсах...
Синие драконы налетели на красных и повязали их довольно быстро. Слышался лишь скулеж молодой драконицы, которая выглядела теперь перепуганой до смерти.
Горсаху помогли уйти в пещеру.
− Ты сам нарвался, Горсах, − прорычал Эрхадо.
− Я ты, я вижу, рад! Ты мог бы и остановить его!
− Он не нападал, а только защищался от тебя, − прорычал Эрхадо. − Что с ними делать?
− Убить.
− По моему, это глупо. Я считаю, что их надо продать.
− Продать? И кому же?
Эрхадо фыркнул.
− А ты тупее, чем я думал, − зарычал он. − Они летели не к нам, Горсах! Они летели к восставшим рабам. Их надо продать. И подороже. Это будет куда более выгодно, чем просто убить. Горсах, неужели ты желаешь убить ребенка?
− Ребенка можно продать, а этого!..
− Ты тупая скотина! − зарычал Эрхадо. Он прыгнул на Горсаха и ударом когтей полоснул дракона по горлу. Тот задергался и захрипел. Эрхадо больше не медлил. Его клыки впились в горло предводителя, и тот скончался через несколько секунд...
− Ты убил его! − зарычали драконы вокруг.
− А кто из вас не убивал? − зарычал Эрхадо. − Все кончено. Горсах мертв, и теперь я командую!
− Ты не командуешь! Ты... − Дракон не договорил. Удар сбил его с лап, и поверженый понял, что остался один против всех.
− Ты подчиняешься, или отправляешься вслед за Горсахом?
− Я подчиняюсь... − прорычал уже не столь дерзкий голос.
− Пленников не касаться. Чем целее, тем они дороже! Мы объявим, что поймали эту троицу, что они явно из начальников и наверняка много знают. И продадим Сархеду. Он хорошо заплатит, когда увидит, как эти трое выглядят. Но они должны выглядеть так же хорошо как сейчас. Вам все ясно?!
− Да.


Троих драконов перевели в одну из пещер. Там их постоянно сторожили, но относились вполне сносно. Максимум, задевали только словами, в основном всякой похабщиной. Горсах больше не появлялся. Ральхорд считал, что это из-за полученых повреждений после драки. Он так и не узнал, что у синих драконов сменился предводитель.
Через три дня в пещере появились два зеленых и один синий дракон, которые довольно долго рассматривали красных, после чего согласились с Эрхадо, заменявшим Горсаха.
Трех красных пленников вывели, предупредили, что в случае попытки побега их сразу же убьют, после чего развязали и заставили лететь вместе с группой зеленых драконов.
Всю дорогу ни один из драконов не произнес ни слова. К вечеру они добрались до места. Трех красных драконов отправили в пещеру, где заперли в клетке.
− Зачем вы это делаете? − зарычал Ральхорд, глядя на зеленого тюремщика.
− Что бы вы отсюда не сбежали! − зарычал зеленый дракон.
− Мы прилетели сюда по собственной воле. − Произнес Ральхорд.
− Что? Вас пленили синие драконы!
− Это вранье. Мы прилетели сами и принесли важные сведения. Но они вас, похоже, совсем не интересуют!
− Замолкни, красный! Ты меня не перехитришь! − зарычал зеленый дракон и ушел. Ральхорд прошел к решетке и некоторое время смотрел на нее, затем на свою жену.
− Ты этого желал, Ральхорд? − прорычала она. − Теперь нас убьют.
− Не убьют, − ответил он. − Вокруг полно придурков, но их вожди не так глупы.
− Пока я вижу, что глуп ты, − фыркнула драконица. − Тебе надо было одному сюда лететь...
− Если бы я улетел один, вы сейчас были бы в другой клетке.
Спорить давно было бесполезно. Ральхорд уже и сам сомневался в том, что сделал. Но он надеялся, что все будет иначе...

Шум заставил дракона вскочить. Решетка с грохотом открылась, и перед ней оказалось множество зеленых и синих драконов. Один из зеленых приказал Ральхорду выйти, после чего его жена и дочь оказались за решеткой.
− Ты расскажешь все, если не хочешь, что бы твои родственнички сдохли, − прорычал зеленый дракон.
− Я расскажу все. После того, как вы ответите мне на один вопрос. Почему вы ждали четыре дня?
− Что значит ждали четыре дня? − зарычал синий, сверкая глазами.
− Мы прилетели четыре дня назад. Я сказал, что принес важные сведения, но нас сначала держали три дня в одном месте, потом еще день здесь. Я и вчера говорил вашему тюремщику об этом, но этот глупец и ухом не повел!
− О каких сведениях ты говоришь?
− Бoюсь, что они уже не имеют той цены, какая была четыре дня назад. Это тайное письмо, направленное лично Повелительнице. Я не знаю, что в нем, оно зашифровано, но из-за ошибок в технике, оно попало не в тот канал, и его принял я. Я − шифровальщик Министра Безопасности. Когда я его принял и прочитал первую строку, я понял, что влип. Я не прожил бы и нескольких дней, если бы не сбежал.
− Ты расшифровал первую строку и понял что влип? Почему?
− В ней значилось, что письмо адресовано лично Ее Величеству. Мой ранг слишком низок, что бы я мог прикасаться к подобным посланиям. Мне повезло, что мой шеф был в хорошем настроении, иначе, он убил бы меня.
− Кто докажет, что это не басни?
− Мне нечем доказывать. Я не мало слышал о вас. Я прилетел сюда со своей семьей, надеясь, что вы действительно желаете всем свободы. В любом случае, мне сейчас некуда уходить. Если я вернусь домой, меня убьют. Они поймут, что я передал это вам. − Ральхорд вынул бумагу и отдал ее дракону. Тот некоторое время разглядывал шифрованое сообщение. − Что бы его прочитать, нужен шифровальщик, думаю, у вас есть такие.
− Кто докажет, что здесь правда?
− Я не знаю, что здесь. Я знаю только, что мой начальник после того, как вам его расшифровал, унесся как сумасшедший. И он приказал уничтожить все копии этого послания. Я полагаю, он хотел, что бы о нем никто не узнал.
− Ты сказал, что ты шифровальщик. Ты мог его прочитать, но не прочитал. Почему?
− Потому что у меня не было на это времени. За нашей работой постоянно следят, на работе я не мог даже думать о том, что бы его расшифровать, а дома у меня нет для этого техники. После того, как я ушел, а решил, что у меня нет выбора, кроме как бежать.
− Почему?! Там что не доверяют своим?
− Вы смеетесь? У них нет понятия "свой"! У них только политика на уме. Повелительница прокляла собственного сына. Я не знаю, почему, но это связано с политикой. Они готовятся к войне. По тем сообщениям, что проходили через меня, я знаю, что происходит. Они закупают оружие за границей. Мне точно известно, что были сделки по закупке автоматических зенитных установок. Их используют против самолетов, но с тем же успехом их можно использовать и против драконов. Вы мне не верите? Здесь моя жена и моя дочь! Я не полетел бы с ними, если бы им не угрожали там. Я знаю, что происходит. Всех, кто неугоден уничтожают. У меня были два друга, таких же красных, как и я. Две недели назад их не стало. Ни их, ни их семей! Я не знаю, куда их дели, но я знаю за что. За то что они высказывали сомнения...
− Сомнения в чем?
− Сомнения вообще. В правильности политики. Я этих сомнений не высказывал, потому и держался. Но я просто знаю, что эта политика зла. Поэтому я и сбежал. Я понял, что еще немного и не станет меня и моих родных. Я прилетел сюда, считая, что вы боретесь за свободу. Если это действительно так, то вам незачем держать нас в клетках. Мы будем работать вместе с вами. Мне нечем доказать, но вы можете сами проверить!
− И какую же работу ты можешь выполнять?
− Я знаю технику и компьютеры. Я шифровальщик. У вас наверняка есть перехваченые сообщения, которые надо расшифровывать.
− Кто даст гарантию, что ты их верно расшифруешь?
− Только тот, кто знает это дело и может параллельно расшифровывать сообщения. Даже если вы захватите какого-нибудь другого вроде меня, вы можете заставить его расшифровывать сообщения, и если у меня и у него они будут одинаковы, значит, все верно, если же вы тому будете доверять, то вы и меня этим проверите.
− Если мы доверяем тому, то ты зачем?
− В любом случае, я вам не помешаю. В конце концов, если вы не доверите мне технику, вы можете дать мне и другую работу. Какую угодно. Я могу обучать драконов близкой борьбе на земле и в воздухе. Я проходил соответствующее обучение, и имею второй уровень Хесаро.
Ральхорда вернули в клетку. Но зеленые драконы больше не угрожали ни ему ни его родным. Их предводитель приказал принести пленникам еду и воду, но они по прежнему оставались закрыты...


Сархед довольно долго раздумывал над словами красного дракона. В конце концов, он знал, что в них может быть правда.
− Найдите Джеро, − приказал он.
− Он здесь, − ответил зеленый дракон и дал знак своим. Джеро явился через минуту.
− Ты можешь расшифровать это? − спросил Сархед, передавая синему дракону бумагу.
− В два счета, − ответил тот.
− Тогда, сделай это. Сколько тебе нужно времени? Час хватит?
− Хватит.
Дракон ушел, но через час прислал своего помощника с сообщением, что шифр оказался более сложным, и ему еще нужно время. Лишь поздним вечером, в полутьме ночи Джеро пришел к своему другу и принес бумагу с расшифровкой.
− Ну? − спросил Сархед.
− Это письмо Принца Аргиуса своей матери, − ответил тот, протягивая бумагу.

"Здравствуй, мама. Знаю, ты меня не ждешь, ты от меня отказалась и прокляла. Но, я вернулся. Я направляюсь к тебе и, надеюсь, ты дашь мне возможность объясниться. Я так же собираюсь рассказать всем серебряным драконам о том, какую ошибку ты совершаешь, возвращая рабство. Мне очень жаль, мама, но ныне ты и наша страна стали Злом. В Империи Блэнхорна рабства нет почти пятьдесят лет. Я прилечу и расскажу об этом всем. Я расскажу о том, что такое настоящая Свобода. И, надеюсь, ты поймешь меня, мама. Я очень на это надеюсь, потому что... ЦВЕТ − НЕ ИМЕЕТ ЗНАЧЕНИЯ. Я не виню тебя ни в чем, мама. Тебя ослепили предрассудки. Остаюсь твоим сыном навсегда. Аргиус."

− Что это значит? − спросил Сархед, показывая на выделенные буквы.
− Цвет − не имеет значения, − сказал Джеро. − Полагаю, для него это значит, что черные равны серебряным.
Сархед смотрел на бумагу, затем на Джеро.
− Что ты об этом думаешь, Джеро? Это может быть уловкой?
− В этом письме нет никакой важной новости для нас. За исключением того, что принц выступает против рабства.
− Ты так думаешь? − Сархед смотрел на Джеро совершенно загадочным взглядом. − Джеро, ты ничего не понял. В этом письме указана ЦЕЛЬ.
− Цель? Какая цель?
− Наша цель, Джеро. Мы ведем борьбу за это. За свободу и...
− Что и? − Джеро, казалось, специально не желал понимать.
− Цвет − не имеет значения. Ты не понимаешь?
− Я не понимаю, Сархед! − вспылил дракон не выдержав. − Какая-то бредовая фраза свихнувшегося серебрянного дракона! Ты что, будешь слушать серебряных?!
− Я буду слушать любого, кто говорит разумные вещи, − ответил Сархед. − Любого.
Дракон сидел на месте, затем поднялся.
− Джеро! − зарычал он.
− Я здесь, Сархед.
− Бери эту бумагу, Джеро. Бери свою машинку и делай копии.
− Сколько?
− Столько сколько сможешь. Тысячу!
− Но... Но зачем?!
− Ты не понимаешь?! Это слова Принца. Мы отправим эту бумагу во все концы страны! Это будет бомба такой силы, что... Джеро, ты действительно ничего не понимаешь, кроме своих железяк! Делай, как я сказал. Ты все понял?
− Да, Сархед. Но на тысячу у меня и бумаги не хватит.
− Возьмешь у Дормада. Если не захочет давать, скажи, что я ему глотку перегрызу! Иди же!

− Друзья мои, − произнес Сархед. Он окинул взглядом многотысячное собрание синих и зеленых драконов. − Друзья мои! − взвыл синий дракон, и вой драконов наполнил долину. − Я пришел к вам, что бы сказать, что свершилось великое чудо! Это чудо было открыто мне вчера, поздно вечером! Вчера я обрел ЦЕЛЬ своей жизни! Цель, которая достойна того, что бы за нее отдать жизнь! Так слушайте же. Слушайте слова, которые я сейчас скажу! ЦВЕТ − НЕ ИМЕЕТ ЗНАЧЕНИЯ! Мы все желаем свободы! Мы желаем, что бы не было рабства. Но все ли это? Нет, это не все! Есть еще одно зло, против которого мы должны бороться! Это зло в неравенстве цвета! Всю нашу жизнь нам твердили, что зеленые и синие − низшие цвета! Но это не так! В действительности... ЦВЕТ − НЕ ИМЕЕТ ЗНАЧЕНИЯ! Мы все равны! ВСЕ. Синие, зеленые, красные, черные, серебряные! Да, именно так! И отныне наша цель в том, что бы установить равенство! А это равенство позволит нам навсегда избавиться от рабства! Серебряные и красные не будут командовать! Мы все будем вместе! Мы будем равными! − Сархед замолчал. Собравшиеся драконы так же молчали. Они плохо понимали сказанное. Для них подобные слова оказались слишком непонятными. Они не желали признавать равенства. Они желали мести. Синий дракон прошел на скальный выступ, прыгнул с него и улетел.

Пещеры с узниками наполнились гулом и шумом. Два десятка синих и зеленых драконов вскрывали клетки с огненными.
Сархед прошел к клетке, в которой сидели три красных дракона.
− Выходите, − зарычал он. − Все выходите. − Три дракона вышли, и Сархед вручил Ральхорду бумагу. − Читай.
Красный дракон читал текст. Его голос под конец дрогнул.
− Вы свободны, − произнес Сархед. − Вы слышите! − Зарычал он и узники, выходившие из камер обернулись к синему дракону. − Вы все свободны! Отныне и навсегда! Есть только одна истина! ЦВЕТ − НЕ ИМЕЕТ ЗНАЧЕНИЯ!
− И ТЫ это сказал?! − послышалось рычание огненного дракона. − Ты − никто!
− Это сказал не я, − усмехнулся Сархед. − Отдайте им бумаги! Пусть они читают, КТО это сказал?! − взревел синий дракон.
Зеленые и синие драконы передавали огненным бумаги, те некоторое время читали, затем стали оглядываться друг на друга.
− Кто докажет, что это правда?! − зарычал все тот же красный.
− Я докажу, − возник новый голос. Сархед обернулся и замер, когда из полутьмы вышел дракон, шерсть которого блестела серебром в свете факелов. − Я − Принц Аргиус!
Дракон прошел через зал и остановился перед Сархедом.
− Пришло время, Сархед, доказать, что ты верен своему выбору, − произнес серебряный.
Синий дракон стоял перед серебряным. Его сердце бешено колотилось. Он едва сдерживал себя. От одного его вида большинство зеленых пришли в оцепенение. Часть синих оказалась в замешательстве, другие смотрели и ждали, что произойдет дальше.
− Что же ты молчишь, Сархед? − спросил Аргиус. − Несколько минут назад ты говорил, что цвет не имеет значения. Ты это принял, но сейчас боишься. Чего ты боишься, Сархед?
− Того, что это ловушка.
− Если это ловушка, то она, очевидно, для меня. Я знаю, что там, перед входом в сто раз больше синих и зеленых драконов, чем здесь красных. А серебряный здесь только один. Тебе достаточно сказать всего одно слово, и меня размажут по стенке. Только за то, что у меня цвет не тот.
− Ты зря пришел сюда. Потому что меня размажут вместе со тобой, едва я скажу что либо в твою защиту.
− Я пришел сюда не зря, Сархед. Потому что вся та шобла снаружи не стоит одного тебя.
− Значит, ты пришел за мной?
− Нет, я пришел К тебе. И у меня к тебе есть одно предложение. Ты должен забрать всех своих друзей. Всех, кто понимает тебя, всех, кто разделяет твою уверенность и уйти отсюда. Уйти от тех, у кого на уме только одна месть. Потому что вам не по пути, Сархед. Тот кто жаждет крови получит кровь. Но ты, если ты действительно все понял, ты не можешь требовать крови своих братьев, Сархед.
− Получится, что я их брошу?
− Бросать кровожадных тварей не зазорно, Сархед.
В пещере послышался шум. Несколько драконов ворвались с воем, выскочили к Сархеду и умолкли, увидев серебрянного дракона.
− О, демоны! Здесь серебрянный дракон! Сархед, чего ты ждешь?! Хватайте его!
Несколько драконов пронеслись к Аргиусу, сбили его с лап и тут же связали.
− Сархед, на нас напали! Армия с севера! − зарычали голоса. − Что здесь происходит, Сархед?! Почему красные не в клетках!
− Он предал нас! Вы же видели, он говорил с серебряным!..
Сархед не отвечал. Несколько драконов попытались его защищать, но нападавших оказалось больше, и синего дракона схватили и связали. Красных вновь загнали в клетки.
− А этого надо убить! − Зарычали зеленые.
− Слишком легко ему будет умирать. Сначала мы будем его пытать! − зарычал какой-то синий.
− Сначала нам надо отбить нападение! Оставьте здесь охрану, и все на выход!
Пещера опустела. Несколько синих и зеленых драконов остались в ней. Защитников Сархеда запихнули в клетку, но его самого оставили лежать посреди пещеры, как и Аргиуса.
− Семнадцать тысяч вооруженных драконов против семи твоих, Сархед, − тихо произнес Аргиус. − Это будет кровавая резня, а не бой.
− За что? − прорычал Сархед.
− Ни за что. Ты не имел шансов с самого начала. Твои победы были временными, потому что тебя никто не ждал. Вас вело желание мести и крови. Теперь эта кровь прольется в полной мере.
− Зачем ты это говоришь?
− Что бы ты усвоил еще одну истину, Сархед. Насилие порождает еще большее насилие. Я знаю, что ты желал только лучшего, Сархед. Я знаю, что ты не желал крови своих братьев. Но дело в том, что вы кидались на стену.
От входа в пещеру послышался вой и грохот. Охранники оставили свои посты и промчались туда. Через минуту они вовсе исчезли, а грохот снаружи продолжался. Затем у входа возник новый шум, и в пещеру ворвалось несколько вооруженных красных драконов во главе с серебрянным.
− Здесь синий связаный дракон! − зарычал один из красных.
− Убей его! − приказал серебряный.
− Не прикасайтесь к нему! − зарычал Аргиус.
− О, черт! − красный, которому было приказано убить синего, замер, увидев серебрянного дракона. Рядом оказался командир красных.
− Развяжите меня! − приказал Аргиус.
− Кто ты такой, и почему защищаешь этого синего?
− Ты ослеп, офицер?! Может тебе твои глаза действительно не нужны?! − зарычал Аргиус.
Дракон дрогнул, затем приказал развязать серебрянного, и Аргиус поднялся.
− Здесь нет бандитов! − продолжал наступление Аргиус. − Они все сбежали, когда услышали грохот снаружи. − Он прошел к Сархеду и сам разодрал его цепи.
− Ты не сказал, кто ты такой, и по какому праву командуешь! − зарычал офицер, едва оправившись от первого оцепенения.
Аргиус поднял лапу и показал офицеру Знак Власти, означавший, что только Повелительница может приказывать ему.
− П-простите, В-ваше Превосходительство! − зарычал офицер, отступив.
− Откройте клетки и освободите всех, − приказал Аргиус. − И не прикасаться ни к синим, ни к зеленым!
Драконы отправились исполнять приказ. Офицер так же пошел вслед за всеми, а Аргиус подошел к Сархеду.
− Мы проиграли этот бой, Сархед, но борьба не закончилась, − произнес серебряный тихо.
− Мы? − переспросил тот.
− Да, Сархед. Цвет − не имеет значения. − Аргиус подал синему дракону свою лапу. Сархед некоторое время глядел на него, затем подал свою.
− Цвет − не имеет значения, − произнес он.

Две тысячи синих и зеленых драконов было пленено. Почти все они были ранены, многие тяжело рянены. Драконов удерживали с помощью приборов подчинения.
Аргиус покинул пещеру в сопровождении серебрянного дракона и двух его подчиненных. Остальные остались у входа, что бы не выпускать пленников. Сархед остался с группой зеленых и синих драконов, тех, что защищали его, и объяснил, как им себя вести. Вся группа оставалась вместе в пещере, никуда не двигалась. Несколько десятков красных пленников так же оказались в отдельной куче, но в стороне ит синих и зеленых. Вооруженные охранники оставались у выхода.

− Сэр! − Офицер прошел к Командующему операции. Тот махнул лапой и воззрился на Аргиуса, пытаясь его узнать.
− Кто вы? − зарычал Командующий.
Аргиус показал Знак Власти, после чего назвал свое придуманное имя.
− Армигор, − произнес он. − Тайная Полиция.
− Тайная Полиция? Что вы здесь делаете? − военный генерал был недоволен присутствием высокого лица от Тайной Полиции.
− В данный момент я хочу поблагодарить вас и вашего офицера, − ответил Аргиус. − Я имел глупость попасться в плен и вы пришли очень воввремя.
− Полагаю, это все? − спросил Командующий.
− Меня интересует, что вы собираетесь сделать с пленными?
− Их допросят и казнят.
− Казнят? − удивленно переспросил Аргиус. − У вас такой приказ, или вы сами это решили?
− Это не относится к вашей компетенции! Здесь была война, и я распоряжаюсь всеми пленными!
− По-моему, вы не понимаете, что делаете, Командующий. Их нельзя казнить! Их следует отправить обратно, туда, откуда они бежали!
− Что бы они разнесли заразу?
− Что бы они рассказали, что будет с теми, кто попытается повторить. − Аргиус улыбался почти с издевкой. − Ежели они не вернутся, другие будут считать, что им удалось сбежать.
− Все это глупости!
− Я пошлю рапорт Ее Величеству, − произнес Аргиус. − И требую, что бы до тех пор, пока не придет ответ, вы не убивали их.
− С каких это пор серебряный дракон начал думать о зеленых?! − зарычал Командующий.
− У меня работа такая, думать о них, господин Командующий! А ваша работа − исполнять приказы, а не чинить самосуды!
− Я не знаю, кто ты такой, − зарычал дракон. − Но я − двоюродный племянник Ее Величества! И вы еще пожалеете о своих словах!
− Вы ошибаетесь, господин двоюродный племянник. Политика − это очень тонкая вещь. И вам со своими громыхалками в нее лучше не соваться! А иначе, мне придется вам напомнить об одной очень деликатной стороне политики, в которой кое кому не помогло значительно большее родство, нежели ваше!
Командующий дрогнул. Он, конечно же, знал о том, что стало с сыном Повелительницы. Не знал он только, как этот сын выглядел.
− Вы предоставите мне свой канал связи, господин Командующий. Ввиду того, что я ваш гость. И еще у меня будет к вам одна маленькая просьба. Здесь вместе со мной попалось несколько моих агентов. Они исполняли задачи, которые вас не касаются. Я надеюсь, вы понимаете, что к ним следует отнестись с особым уважением.
− Почему же они не пришли вместе с вами?
− Я решил, что вам не стоит их видеть. Они, понимаете ли, могут вас оскорбить своим видом.
− Вы издеваетесь надо мной?!
− Ничуть, господин Командующий. Мои агенты работают в такой среде, что им поневоле приходится быть синезелеными.
− Они среди пленных?
− Нет. Не среди тех, кого вы захватили в бою. Хотя, там тоже кое-кто имеется, но это незачем кому-либо знать. В данный момент речь о тех, кого поймали вместе со мной. Ваш офицер знает где они и я попросил бы вас предоставить им хотя бы минимальные удобства. Это полезно для поддержания их в форме.
− Что же вы хотите для них?
− Еду, воду и приличное обращение. А так же пропуск на выход отсюда после того как мы с вами уладим кое-какие политические разногласия.
Командующий еще некоторое время молчал, затем взглянул на офицера.
− Вы все слышали?
− Да, сэр! − ответил тот.
− Тогда, сделайте все, как говорит господин...
− Армигор, − произнес Аргиус.
− Все как говорит Армигор, − произнес Командующий.
− И еще, офицер. Не упоминайте при них мое имя. Им незачем знать настоящее.
− Да, Ваше Превосходительство, − ответил офицер и удалился.
− Остался последний вопрос, − напомнил Аргиус. − Канал связи.
− Вы желаете получить его немедленно? − спросил Командующий.
− Да, господин Командующий. Немедленно.


Донесение агента Тайной Полиции Армигора стало для Повелительницы полной неожиданностью. Армигор сообщал, что работал совместно с Заместителем Министра Безопасности Корнадом, который оставил ему единственную возможность выйти на связь помимо него через Особый Код. Агент сообщал, что имеет трудности со связью со своим начальником, а вопрос очень деликатный и требует немедленного вмешательства. Речь шла о плененных бунтовщиках, которых Командующий решил всех перерезать. Армигор описал возможные последствия этой акции, а так же возможные выигрыши, если пленные будут возвращены в места заключения. Выигрыш был в том, что возращенные принесут весть о поражении остальным рабам, и те не будут пытаться вырываться, зная, что их ждет. К тому же, это были лишние две тысячи рабов, которых постоянно не хватало.
Повелительницу поразила не только наглость этого агента, но и некоторая дерзость в политических суждениях. К тому же его связь с убитым оказалась под большим сомнением. Корнад был заживо сожжен бунтовщиками вместе с документами и списками агентов. Единственной зацепкой был Особый Код, который мог получить только приближенный агент, имевший доверие.
Драконица взывала своего Министра Безопасности, и тот просмотрев все доводы нашел их достаточно убедительными.
− Я думаю, стоит сделать именно так. К тому же, это не плохая возможность показать Командующиему вашу власть, Повелительница. Казнить следует только зачинщиков, если они не были убиты в бою.
− Так и сделаем. А вас я попрошу найти этого агента Армигора и представить мне.
− Если он сейчас там, Командующему останется только предоставить ему соответствующий эскорт, Ваше Величество.
− Соответствующий чему?
− Цвету. Судя по донесению он серебряный.
− Я полагала, подобный код просто не может быть передан кому либо, кроме серебрянного! − зарычала Повелительница.
− Простите, я был не в курсе, каким кодом получено донесение.
− Составьте приказ, Министр и представьте мне, как можно быстрее...


Командующий получил приказ непосредственно от Повелительницы. В нем было указание, что пленных следует отправить в соответствующие места, а не казнить. Дракон был этим сильно недоволен, но сделал как приказано. Допросы давно все закончились. Зачинщики уже были отделены от всех. Главного так и не нашли, но это не имело значения. Скорее всего, он был убит.
Единственно, что порадовало Командующего, это указание на счет "эскорта" для сопровождения агента в столицу. При этом его драконы автоматически попадали под арест и отправлялись в тюрьму для дальнейшего решения их вопроса... позже.

Аргиус был готов к такому повороту. Он имел все возможности и Силу, что бы удрать, но по-прежнему желал переговорить с матерью. Эскорт из серебрянной элитной гвардии сопровождал его весь путь до столицы, до самого Замка. А там после двухдневной "выдержки" агент Армигор был представлен серебряной драконице.
Аргиус едва ли не смеялся, когда его ввели в зал, где находились почти все министры, в том числе и Министр Безопасности, помощник которого представил агента Повелительнице.
Драконица медленно сошла со своего места, прошла к Аргиусу.
− Как ты посмел явиться сюда?! − зарычала она.
− Меня доставили по твоему приказу, мама, − язвительно заметил Аргиус.
− Ты не мой сын! − взревела она. − Стража! Взять его!
Вбежавшие в зал драконы свалили Аргиуса и связали цепями, как приказала Повелительница.
− Я очень рад, мама, что ты послушала разумные доводы и сохранила жизнь тем зеленым драконам.
− Я прикажу их всех убить!
− Ну, эти сказки ты мне не рассказывай. Для тебя политика важнее сына, так что убивать ты будешь меня, а не их. Это, так сказать, моя плата. Две тысячи жизней за одну, очень выгодная сделка.
− Убрать! − приказала Повелительница.
Аргиуса утащили из зала и оставили в клетке, в подвале под замком. Ждать появления матери осталось совсем недолго. Всего через несколько минут она явилась одна и отослала стражу.
− Чего ты добиваешься?! − зарычала она.
− Вы что-то сказали? − спросил Аргиус. − Мы разве с вами знакомы? − Он смеялся. − Ты же продала меня, мамочка. Какая тебе разница, что со мной станет?! Как там чувствует твоя любимая баронесса? Ты ее наследницей еще не назначила?
− Прекрати это! Ты сам связался с дьяволами!
− О, да! С теми самыми, с которыми ты мечтала связаться. Я помню, как ты строила планы поймать золотого колдуна! Ах, как ты здорово все продумывала! О том, как будешь выпытывать у него секреты его магического оружия! Помнишь, мама?
− Думаешь, он явится за тобой? − спросила она.
− Нет, ну зачем ему являться за мной?! Он же злодей! Он друзей всегда предает, прямо как ты, мамочка!.. Знаешь, мама. Я считаю, что ты дура. − Драконица едва ли не всбесилась от подобных слов. − Я тебе скажу почему я так думаю. Потому что ты не веришь в богов, а после этого говоришь, что черные драконы дьяволы. Это только дура может придумать! И действует только на дураков! Слава Богу, я сумел избавиться от этой глупости! И знаешь, что я тебе скажу, мама? Ты дура дважды! Потому что я сейчас не просто какой-то там принц занюханой Дракландии. Я − муж Ириды, и Император Блэнхорн уже подумывает о том, как передать власть над своей Империей мне. Понимаешь мама, какие пирожки получаются? Ты хотела меня на какой-то мерзкой баронессе женить, когда я имел, как минимум половину власти над Империей Черных Драконов! Поняла, какая ты дура, мама?!
− Ты мог это объяснить!
− Ну да! В присутствии всех заинтересованных сторон! В том числе и тех, кто против! Ты свои секреты всем рабам рассказываешь? − Аргиус почти смеялся. − Но, знаешь ли, мамочка! Золото Черных Драконов, это лишь малая часть того, что я получил в действительности! Ты и подумать не можешь о том, ЧТО я получил! Пока ты тут дралась с призраками золотого колдуна, настоящий колдун учил меня своей магии.
− Что? Что ты сказал?! − взвыла драконица.
− Я стал драконом-магом, мамочка. Тем самым, каким мечтала стать ты. Помнишь?
− Ты лжешь, − прорычала она. − Иначе, ты давно освободился бы!
− Зачем же так грубо? Я с тех самых пор, как закончил обучение, просто мечтал поговорить с тобой об этом! Сколько я тебя просил о встрече?! Сколько раз посылал письма, и ты не думала даже отвечать!
− Я ничего не получала.
− Врать ты мастерица, мамочка. Я знаю, что ты все письма получала. И последнее мое письмо ты получила! То, что пришло в зашифрованом виде. Ты его читала, и не пытайся мне врать, мама.
− Чего ты хочешь?
− Признания. Публичного признания, что тебя демон попутал, что ты сына выгнала не по злу, что ты меня принимаешь назад, что ты согласна со всем, в том числе и с тем, что я стал мужем черной драконицы Ириды. А в знак этого признания, в доказательство того, что ты желаешь всем добра, ты отменяешь рабство навсегда.
− Ты требуешь слишком многого! − взвыла драконица.
− Да неужели?! − Аргиус вскочил. Цепи на его лапах взорвались в огненных вспышках и исчезли.
Драконица дернулась и отошла на шаг.
− Да, мама. Это моя магия. Как видишь, я мог сбежать в любой момент. Может, ты хочешь золота, мама? Сколько ты хочешь за отмену рабства?
− Ты научишь меня магии, − прорычала драконица.
− Это невозможно. Рамигор использовал свою магию, что бы научить меня. А мне способности наделять кого либо магией он не давал. Но это то меня не беспокоит. Зачем мне лишние проблемы с тобой, мама? Ты и без магии зла наворотила.
− Ты не смеешь так говорить со мной!
− Почему же? Ты от меня отреклась, так что я говорю с вами, барышня, так как мне вздумвается!
− Ты останешься здесь. Если ты сбежишь, я объявлю войну твоей черной подружке! − зарычала драконица.
− Ты кое о чем забываешь, зеленая моя мамочка! − зарычал Аргиус.
− Ты не посмеешь! − взвыла драконица, отскакивая.
− Ты так думаешь? Я же писал тебе очень четко и ясно. Напомнить, что я писал? Цвет − не имеет значения. Я тебя слишком люблю, мама. Вот почему ты до сих пор творишь свои пакости. Но, знаешь, мне может вдруг показаться, что ты очень многому научишься в зеленом виде в цепях, где-нибудь впряженной в телегу под взглядом синего надзирателя. Не зли меня, мама. Не зли! Тебе лучше заранее побеспокоиться о том, что бы подобных мест в твоей стране не стало!
− Убирайся вон! − прорычала мать. − Я не желаю тебя видеть!
− Ты подпишешь отмену рабства. − Улыбаясь произнес Аргиус. − Ты можешь думать о чем угодно, милая моя. Но я по коварству весь в тебя, мамочка! А моя черная подружка очень запросто может обратиться в серебрянную драконицу. И ты не поверишь, мама. Когда она становится серебряной, она оказывается твоей точной копией. Прямо не отличишь!
− Ты еще смеешь мне угрожать?! − Взревела Повелительница. − Я уже поняла, что ты лжец! Ты не мой сын! Ты обратился в него и обманываешь меня!
− И ты опять дура. Ну зачем мне обманывать с таким извращением? Мне проще прямо тебя заменить. Я просто ума не приложу, какого черта тебе это рабство сдалось? От него в последнее время никакого проку, одни проблемы!
Аргиус прошел через клетку. Стальные прутья перед ним вспыхнули, расплавились, рухнули на пол и застыли уродливыми металлическими пятнами. Повелительница попятилась от вышедшего из клетки дракона.
− Мне очень жаль, но выбора ты мне не оставляешь, мама, − произнес Аргиус. Он шагнул вперед. Из под его лапы метнулась молния и драконица взвыла, упав на пол.
− Нет! Нет! Верни меня! − зарычала она, увидев, что ее цвет стал зеленым. − Ты − демон! Ты − дьявол! − зарычала она.
− Договор, − прорычал Аргиус. − Отмена рабства, признание сына. Признание брака с черной драконицей Иридой! У тебя осталось меньше минуты. Когда стражники войдут и увидят тебя зеленой...
− Я согласна! − взвыла она.
Аргиус улыбнулся. В двери вскочила стража. Драконица в этот момент поднялась и вновь стала серебряной.
− Пойдем наверх, мама, − спокойно сказал Аргиус.
Она все еще дрожала, а затем двинулась вперед. Стража ничуть не шевельнулась, что бы задержать ее или ее сына...

− Я выиграл свой бой, Сархед, − произнес Аргиус, передавая синему дракону газету, в которой на самой первой полосе сообщалось сразу три сенсационных новости. Повелительница вновь подписала закон об отмене рабства. Она признавала, что совершила все под влиянием злого колдуна, который держал ее своей силой. Освобождение от колдуна ей принес ее собственный сын, которого она в действительности безумно любила, а отречение подписала по приказу колдуна. Но теперь колдун изгнан. Дракландия вновь освобождается от рабства. Сын Повелительницы Аргиус − герой. Мать признает его любовь и брак с Иридой, дочерью Императора Черных Драконов.
− Значит, мы свободны? − Произнес Сархед. − Свободны?!
− Да, Сархед. Вы свободны.
− А как же цвет?
− Эту победу могут одержать только наши дети, Сархед. Ты видел, как реагировали на слова о цвете твои сородичи. Они сами этого не признавали. Равенство цветов еще впереди. Свобода от рабства, это только первый шаг.
− Твоя мать этого не примет?
− Увы. − Аргиус сел и снова взял газету. − Все эти сказки про колдунов, Сархед − для слабых умов.
− Что? Но что тогда было на самом деле?!
− У меня был очень жесткий разговор с матерью. В Дракландии скоро резко упадет курс золота.
− Золота? Она сделала это за золото?
− Да. Мне тяжело это сознавать, Сархед. Блэнхорн, хотя и черен, во много крат лучше нашей Повелительницы. Не знаю, каковы твои планы, Сархед. Но я хотел бы пригласить тебя лететь со мной.
− Куда?
− За океан. В Империю Блэнхорна.
− Я не могу оставить свою страну, − ответил Сархед. − Я нужен здесь. Как минимум, своим друзьям.
− Я понимаю.
− Понимаешь? Но ты улетаешь туда.
Аргиус усмехнулся.
− На мне висят две страны, Сархед, − произнес он. − И потом, там моя жена и сын.
− Ты же серебряный. Как у тебя может быть сын от черной драконицы?
− Это долгая история, Сархед. Когда-нибудь я расскажу ее. Скажу только, что все дело в магии. Меня обратили в черного дракона и услали туда. Я встретил Ириду и полюбил ее. Мне пора, Сархед. Знаю, тебе придется здесь не легко, но ты можешь обратиться за помощью ко мне, если это будет необходимо.
− Спасибо, Аргиус. Я буду бороться.
− Борись за детей, Сархед. В них будущее. Они способны понять.



Иринка несколько секунд хлопала глазами, пытаясь понять, что изменилось.
− Э... Мы улетели куда нибудь или нет? − спросила она, взглянув на Рамигора.
− Улетели. На четыре года, − ответил Рамигор. − Чертовщина какая-то. Я думал, уж передача магии это сильнейшее действие, а тут!..
− Так ты это сделал для того что бы улететь? − удивилась Иринка.
− Не только. Они же нам стали друзьями, ты понимаешь.
− Да. И им, наверно, помощь теперь нужна. Влипли во что нибудь!
− Не похоже. Фархас на острове, остальные трое вместе. Никаких признаков серьезных возмущений.
− А как на счет несерьезных возмущений?
− Есть пара мест. Хочешь туда?
− У нас выбора то нет. Ты уверен, что магия на это влияет?
− В ином случае, наше присутствие было бы не обязательно. Думаю, влияет.
− Тогда, летим.


Два крылатых зверя сидели около пруда в городском парке. Кошельки со звонкими монетами и "неприкрытая тупость" сделали свое дело, и вот уже вторую неделю корханы бродили по городу, который по магическим видениям Рамигора был неким узловым местом. Однако, ничего подобного в реальности два пришельца не замечалии.
− Вот это да! Никогда таких зверей не видел! − послышался звонкий голос. Рядом с Иринкой и Рамигором появился маленький человек с широко раскрытыми глазами. − Разрешите представиться, я... − Он не договорил, потому что рядом оказался взрослый человек, схватил малыша за руку и утащил от зверей.
− Кендер, − буркнул Рамигор, провожая его взглядом.
− Магиус Всесильный, − прорычала Иринка. − Эй ты, стой! − Зарычала она и проскочила к человеку и кендеру. Человек выхватил меч, а кендер выступил вперед, на сколько ему позволяла рука человека, державшая его за шкирку, и заговорил.
− Я − Магиус Непобедимый!
− В прошлый раз ты был Всесильным, − прорычала Иринка.
− Ну, это не считается! Я теперь Непобедимый!
− Что вам надо? − проговорил человек. − Оставьте нас в покое!
− Не очень то вежливо с твоей стороны говорить подобное. − фыркнула Иринка, взглянув человеку в глаза. − Я − Иринка, Голубая Драконица. − Она взглянула на кендера, а тот рассматривал ее.
− Странно, а мне кажется, что ты коричневая, а не голубая, − произнес кендер. − Может, я заболел дальтонизмом?! − Он начал оглядываться. − Трава зеленая, небо голубое! Ты не похожа на небо! − воскликнул он. − Ты коричневая, а не голубая!
− Ну так, а ты чего хочешь? − спросила Иринка.
− Это правда, что с желудком дракона не стоит встречаться?
− Правда. Ничего интересного.
− Оставьте нас в покое! − снова воскликнул человек.
− Смени пластинку и поди погуляй! − буркнула Иринка. − Я не с тобой разговариваю, а с ним! − Иринка ткнула лапой в кендера.
− Ты до меня дотронулась! − послышался возглас кендера. − Она до меня дотронулась! − воскликнул он, оборачиваясь к человеку. Тот с силой дернул кендера и поспешил уйти, уводя малыша, но Иринка не отстала.
Человек и кендер скрылись за углом. Рамигор остановил Иринку и мысленно объяснил ей, что надо сделать. Она согласилась сразу же. Рамигор обратился в человека, Иринка молнией обвилась вокруг его руки, застывая в виде браслета голубого дракона. Так однажды уже делал Рамигор, только с золотом, как ему и подобало.
Кендер и человек ушли в толпу. Они долго петляли, словно убегали от невидимой тени, затем зашли в небольшой бар, где человеку пришлось дополнительно заплатить за обслуживание кендера.
Магиус Непобедимый болтал без умолку, вспоминая все, что ему взбредало в голову, а сопровождавший его человек, казалось, хмурился темнее тучи. Он не говорил почти ни слова, только самое необходимое.
Рамигор прошел через бар, оказался рядом с кендером, но не смотрел на него, просто оглядывал посетителей. Магиус, конечно же, заметил браслет на руке человека, стоявшего рядом, а браслет этот словно сам просился отстегнуться. Человек держался рукой за стол и подзывал хозяина, когда его браслет на удивление кендера и вправду отстегнулся сам, да остался на столе.
− Вот это да... − проговорил кендер, тихо касаясь браслета. Он украдкой обернулся к своему сопровождающему, но тот словно не видел ничего. Сидел с закрытыми глазами, что показалось совсем непонятно.
− Здесь должен быть Ворон Кадар, − сказал незнакомец хозяину бара.
− Простите, господин, но я его не знаю.
− Тогда запомни мое имя, − сказал незнакомец, протягивая хозяину монету. − Меня зовут Рамигор. Когда Кадар придет, он спросит меня, скажи ему, что я в Доме Птиц.
− В Доме Птиц? − удивился хозяин.
− Он знает, что это такое, а вам знать не обязательно, − добавил Рамигор, передавая хозяину еще одну монету.
− Хорошо, господин. Желаете поесть?
− Нет, я только что обедал, − ответил человек и удалился.
Браслет остался в руке кендера, и тот немного подумав надел его на запястье.

− Ну, наконец-то! − воскликнул человек. − Я уже замучился с ним!
− Горхан! − Магиус проскочил к гному. − Как давно мы не виделись!
− И всего то одну неделю. Фыркнул гном. А ну не трожь! − Он отстранил руку кендера с рукоятки своего ножа.
− Извини, я нечаянно, − автоматически ответил тот.
− Идем, Магиус! Нам надо спешить!
Позади послышался облегченный вздох. Магиус и Горхан нырнули в полутьму вечера и исчезли из дома человека. Тот надеялся, что навсегда.
− Ты знаешь, Горхан, а я снова видел тех зверей!
− Каких зверей? − встрепенулся гном.
− Ну, крылатых. Помнишь, я рассказывал тебе, что видел в порту коричневого крылатого зверя, который меньше грифона ростом? И я с ним познакомился!
− Ты когда нибудь влипнешь, Магиус! Что было нужно этому зверю?
− Ничего. Она сказала, что ее зовут Иринка, и что она голубая драконица. Только она совсем не драконица и не голубая. Она, наверно, забыла кто она и плохо видит, вот и думает, что она драконица и голубая.
Разговор продолжался всю дорогу. Магиус не умолкал. Гном, в отличие от предыдущего спутника кендера, был не столь молчалив, хотя его слова больше относились к отлавливанию важных моментов в словах кендера.
− Значит, ты больше не встречался с той? − спросил гном.
− Голубой драконицей? Нет. Ну, почти.
− Что значит почти?! − воскликнул гном.
− Ну, я встретил еще одну голубую драконицу. Правда, не настоящую.
− И где же?
− Когда мы были в баре в тот день. Обедали. Рядом оказался человек, который спрашивал какого-то ворона. Хозяин бара его не знал, а тот человек заплатил ему...
− Магиус, где ты видел драконицу?!
− Да на его руке! Я же рассказываю!
− Ты не рассказывай того, что не относится к голубой драконице.
− Она соскочила с его руки и попала на мою руку. Вот! − Магиус показал гному браслет, который скрывался под широким рукавом.
− Ты не должен был его брать!
− Я и не брал! Тот человек сам его потерял!
− Тогда, зачем ты его надел себе?
− Я просто хотел померять. А он...
− Что?
− Он теперь не снимается. Я пробовал, но не получилось.
Гном довольно долго рассматривал браслет на руке кендера. Тот выглядел, как свернувшаяся в кольцо голубая драконица. Материал браслета, не походил на драгоценный, но браслет не казался обычным.
− Этот браслет, наверняка, магический, − сказал гном.
− Правда?! Вот здорово! А что он умеет?! − воскликнул Магиус.
− О, боже... − Гном отвернулся от кендера и пошел по дороге дальше.
− Что случилось, Горхан?! − кендер догнал его.
− Ничего, − ответил гном. − Когда случится, ты сам поймешь. − Ты видел тени?
− Нет, не видел.
− Совсем? Они же преследовали тебя!
− Да, но там, в городе. Они куда-то пропали, и больше их не было.
− Надеюсь, что это так. Мы скоро войдем в лес, Магиус. И тени могут вернуться!


− Ты думаешь, за ними надо следить, Ирин? − спросил Рамигор.
− Да. Мне эта встреча кажется странной. Второй раз, ведь это уже не случайность?
− Второй − это случайность. − Ответил Рамигор. − Фархаса то мы встретили второй раз случайно?
− Но он остался с нами после этого.
− Потому что в первый раз мы ему помогли. А этот малыш наткнулся на нас случайно, и никаких дел.
− Предлагаешь все бросить и улетать? − спросила Иринка.
− Мы ничего не сделали.
− Тогда, я предлагаю, следить за этим кендером. Может, он нас куда и выведет.
− Ну, как хочешь, Ирин. Но я, все равно, найду себе что-нибудь еще.
− Ты говорил, что есть еще вторая узловая точка.
− Толку то? Из первой мы ушли без всякого результата.
Иринка замолчала. Она улеглась под деревьями и вскоре заснула. Ее разбудило рычание Рамигора. Корханка поднялась и несколько удивленно смотрела вокруг. Двух зверей окружали странные существа, похожие на темные полупрозрачные привидения.
− Кто это такие? − спросила Иринка.
− Сейчас посмотрим. − Рамигор поднял лапу, в ней вспыхнул огонь. Темные существа тут же завизжали и бросились врассыпную. − Эти ребята боятся света, Ирин.
− Что это за существа? Ты поймал хоть одного?
− Поймал, даже двух. Но они рассыпались в прах сразу же. У них нет духа, Ирин.
− Тогда, кто они?
− Чьи-то шпионы. Будешь спать?
− Нет. Мне что-то не хочется.
Рамигор усмехнулся.
− Тогда, идем. − Он обратился в человека. Иринка стала женщиной, и они некоторое время шли через лес, затем по дороге, на которую вышли. Впереди появился огонь. − Это твой дружок с гномом. − Тихо сказал Рамигор.
− Не надо нам с ними встречаться. − Сказала Иринка.
− Как хочешь. − Рамигор взлетел в небо невидимой молнией. Иринка проследовала за ним, и они оказались на другом конце дороги, около города, вход в который был закрыт, но только не для Иринки и Рамигора.
Они появились посреди темной улицы, рядом с гостиницей и вскоре спали в небольшой уютной комнате.


Старый человек сидел в кресле. Слуга принес завтрак, затем тихо сказал о посетителях, что пришли к магу. Тот отмахнулся, заявляя, что никого не принимает.
− Эти двое, кендер и гном... − заговорил слуга.
− Кендер и гном?! − встрепенулся маг. − Что же ты сразу не сказал?! Давай их сюда!
Слуга едва не выронил поднос, но не сказав больше ни слова удалился. А через минуту в комнату ввалились два маленьких существа.
− Торамальдин! − воскликнул кендер, прыгая к магу. − Как же давно мы не виделись!
− Да, Магиус! Наверно, сто лет!
− Да ну! Что ты! Мне всего-то восемдесят! − воскликнул кендер. − Как жизнь? Как дела? А сколько ты драконов заколдовал? − Кендер, казалось, не умолкнет, и вопросы он задавал не успевая получать ответы.
− Ты лучше спроси о том, зачем пришел, Магиус, − буркнул гном.
− Ах да! − кендер открыл рукав и показал магу голубой браслет. − Ты можешь посмотреть, магический это браслет или нет?
Маг взял руку кендера, коснулся браслета, некоторое время рассматривал его с разных сторон.
− В нем не больше магии, чем в моем башмаке, − ответил он.
− О! В твой башмаке, наверно много магии? Она туда сыплется с тебя...
− Нет! − воскликнул маг. − Я говорю, нет в нем магии. Ничуть! Это просто кусок пластмассы.
− Кусок чего? − удивился кендер.
− Пластмассы. Это такое вещество, похожее на стекло, но оно гнется и хорошо плавится, если его нагреть. Ты его где взял?
− Его один человек потерял.
− Ага... − Маг почти не спомневался, что кендер помог браслету потеряться.
− Я говорю правду! Он сам соскочил с его руки! Я к нему не прикасался! А теперь мне его не снять!
− Не снять? − удивился Маг. Он вновь смотрел на браслет, попытался его как-нибудь раскрыть, но ничего не вышло. − Очень странно. Этот человек, должно быть был ребенком, что у него такая худенькая рука, как и у тебя.
− Нет, он не был ребенком!
− Очень странно.
− Может, он магический?
− Нет. Во всяком случае, я не чувствую в нем никакой магии. Может, вы хотите поесть?
− О, да! Мы с утра ничего не ели! − воскликнул Магиус Непобедимый.


− Меч завязаный узлом! Кому меч завязаный узлом! − кричал какой-то торговец. Рамигор и Иринка подошли к нему, едва ли не со смехом.
− По чем меч, завязаный узлом? − спросил Рамигор.
− Тысяча монет.
− Да ты спятил! Полтинник, не больше!
− Да ты, мужик, не понимаешь ничего в мечах! Это меч Великого Бархоса, он ходил с ним на великанов!..
− Ха! − Рамигор рассмеялся. − Ври больше! Скажи еще, что этот узел великаны завязали!
− Так оно и было! − воскликнул торговец.
− Глупости! Этот узелок я могу развязать за полминуты!
− Ты?! Да у тебя сил не хватит, что бы этот меч поднять, соломина!
− Спорю на десять тысяч, что я развяжу его!
− Да ты пьян! − выкрикнул человек, но Рамигор уже тряс перед носом торговца кошельком и звенел монетами.
− Спорю на десять тысяч монет! А ты, я вижу, испугался?!
− Я не испугался! Я принимаю спор! Десять тысяч!
Вокруг собралась толпа свидетелей, Рамигор взял меч, завязаный услом и... развязал его.
Челюсть торговца отвисла. Двое стражников, что стояли рядом и отвечали за исполнение договора, стребовали с человека исполнения слова. Торговцу ничего не оставалось, как расстаться с деньгами, и Рамигор с Иринкой отправились дальше по базару.
− Ты смотри, Рамигор... Дракон!
Рамигор и Иринка прошли через базар. Рядом в довольно большом загоне лежал спящий серебряный дракон. Рядом стояло несколько стражников, которые не подпускали к загону никого.
− Он в плену, Ирин, − произнес Рамигор.
− Думаешь, его надо освободить?
− А ты не освободила бы землянина, увидев его в клетке? − спросил Рамигор.
− Да, конечно.
Рамигор прошел к стражнику, тот вскинул оружие, но тут же повалился на землю, засыпая. Рамигор и Иринка вошли в загон. Стражи закричали, а Рамигор раскинул руки, и бежавшие к нему люди повалились на землю, засыпая магическим сном.
Дракон проснулся и зарычал, увидев перед собой Рамигора.
− Привет, братец, − произнес Рамигор.
− Ты мне не брат! − взревел дракон.
− Ты не шуми, братец. Я пришел, что бы освободить тебя, − ответил Рамигор, и провел в воздухе рукой, вырисовывая знак Z. − Ты свободен! − произнес Рамигор.
Дракон взревел, подымаясь. Его огромная лапа поднялась, и монстр едва не ударил, стоявшего перед ним человека, но сознание дракона внезапно ощутило, что он обязан этому человеку своей свободой.
− Чего ты хочешь? − зарычал дракон.
− Я хочу, что бы ты улетал, пока тебя маги снова не схватили, − ответил Рамигор. − И не рычи зря. Я − дракон, а не человек.
− Ты думаешь, что я слепой?! − зарычал дракон.
− Я думаю, что ты не знаешь магии обращения, в отличие от меня. Лети, пока не поздно!
Серебряный дракон прыгнул вверх, взлетел и унесся ввысь. Люди вокруг кричали и носились, словно их кто-то ужалил. Через две минуты к загону явился маг, который разбудил охранников, но те уже ничего не могли сделать.
− Растяпы! Бездари! Никудышные дармоеды! − кричал маг.
− Здесь был маг! Он нас усыпил колдовством! − воскликнул стражник. − Он увел дракона!
Рамигор и Иринка в этот момент были неподалеку и чуть посмеивались, глядя, как маг мечется, пытаясь что-нибудь придумать. Второго дракона у него не было!
− Я заплатил за него пятьсот тысяч! − выкрикнул Маг, набрасываясь на стражника.
− Пощади! Это был маг! − взвыл человек, но пощады колдун не знал. Он выхватил кинжал и всадил его в сердце человека.
− Да это же злой колдун! − вскрикнула Иринка. Ее голос пронесся над притихшей толпой, и маг обернулся.
− Кто это сказал?! − выкрикнул он.
Иринка вышла вперед и прошла к нему.
− Ты − зеленая жаба! − рявкнула она. Маг взвыл, его тело скрючилось, нож вывалился из позеленевшей руки, и люди вокруг взвыли, потому что перед женщиной оказалась большая зеленая жаба, которая тут же запрыгала и заквакала...
Иринка взмахнула рукой. Молния вошла в стражника, что умирал от раны, и человек замер. Он вздохнул глубоко, затем поднялся. Его глаза были устремлены на женщину, затем стражник взглянул на себя, на свои руки, что еще были в крови, рядом валялся кинжал в крови.
− Я жив? − произнес он.
− Жив. Благодари Бога, что я здесь оказалась.
Иринка вернулась к Рамигору. Люди разошлись перед ними, и два человека ушли с этого места. Вскоре никто уже не видел ничего особенного в паре, шедшей по улице.
− Теперь можно и улететь, − сказал Рамигор.
− Могу поспорить, что это не то действие, которое от нас ожидалось, − ответила Иринка.
− Не хочешь пытаться?
− Хочу, − ответила она.
Корабль возник над планетой и проскочил сквозь время, на семь лет. Рамигор лишь хмыкнул, после чего два дракона унеслись вниз и пролетев над несколькими странами, появились посреди огромного города с высокими домами, множеством машин и миллионами жителей − людьми, эльфами и гномами.
− Мне надо лететь, Рамигор, − произнесла Иринка.
− Куда это? − удивился он.
− К кендеру. По-моему, он действительно влип.
− Тогда, летим вместе.
Они взлетели невидимыми потоками, унеслись из города и пролетели почти половину мира. Иринка оказалась в большой пещере. Она некоторое время вела поиски своего браслета и, наконец, наткнулась на него и на кендера, у которого этот браслет был на руке.
Магиус Непобедимый висел вверх ногами с закрытыми глазами посреди камеры. Он не спал. Мысли кендера не были особенно приятны. Он думал о том, сколько его друзей погибло и сколько еще погибнет, если он выдаст тайну, которую ему доверил Добрый Бог.
Иринка появилась рядом с кендером. Она предстала перед ним голубой драконицей, размером не больше собаки. Браслет исчез с руки Магиуса, и кендер, ощутив действие, открыл глаза. Они тут же наполнились удивлением, потому что перед его носом оказалась морда голубой драконицы.
− Ты кто? − удивленно спросил он. − И почему ты вверх ногами?
− Я − Голубая Драконица. А вверх ногами ты, а не я.
− А.. А ты откуда взялась? − спросил он.
− Это ты меня заколдовал. − произнесла драконица.
− Я? − Удивлению кендера не было предела. − Вот это да! Я и не знал, что умею наколдовывать голубых дракониц! − Кендер взглянул на свою руку. − А... Я, кажется, понял! Ты появилась из браслета! У меня здесь был на руке браслет в виде голубой драконицы! Вот здорово! А маг сказал, что браслет совсем не волшебный! А он оказывается волшебный!... − Поток слов так и сыпался с кендера. Иринка смотрела на него некоторое время.
− Мне кажется, что ты вовсе не маг, − произнесла она, вставив свои слова, когда кендер на мгновение задумался.
− Я? Я не маг. Я Магиус Непобедимый!
− А зачем ты вверх ногами висишь? Это тренировка такая? − спросила драконица.
− Это? Ну да! Тренировка! Хотя, не совсем, − он несколько опечалился. − Вообще-то, я здесь в плену, и мне не вырваться. Эти цепи заколдованые! А ты, по моему, не связана совсем?
− Нет.
− Тогда, тебе надо бежать отсюда! И как можно скорее, пока маг не появился!
− Я не боюсь магов. − заявила синяя драконица. − Я уже взрослая, и сама умею колдовать не хуже мага. А ты в правду пленник?
− Да, к сожалению, − ответил кендер.
− Тогда, я тебя освобожу.
Драконица поднялась на задние лапы, прыгнула вверх, цепляясь когтями за цепи. Она легко перекусила звенья, в которых магии оказалось не больше чем в обычной стали. Кендер и Иринка свалились на пол, цепи зазвенели.
− Ух ты! Во здорово! − воскликнул кендер. У него перед лицом оказалась лапа драконицы с огромными когтями. − Мне бы такие когти, я тоже никого не боялся бы!.. Хм... Что это я говорю? Я же и так никого не боюсь!
− Действительно? − спросила Иринка. Она смотрела на цепь, затем разорвала ее на ногах кендера. − По моему, они никакие не заколдованые эти цепи, − сказала она.
− Правда? Наверно, магия этого колдуна закончилась. Интересно, если она закончилась в цепях, может, она и в дверях закончилась. − Кендер прошел к двери, тронул ее и отлетел с криком. − Нет. В дверях она не закончилась, − хмыкнул он. − Мы не сможем отсюда выйти! − Драконица прошла к двери. − Не прикасайся! Тебе будет очень больно! − воскликнул кендер.
− Сейчас узнаем, кому будет больно, − фыркнула Иринка и взялась за дверь. Электрический разряд вошел в ее лапу, но толку от него не было. Иринка легко защитилась от электричества, затем закоротила цепь и около двери взорвался прибор. Оставалось лишь выломать замок, а это стало для когтей драконицы пустяковым делом. − Вот и все, Магиус! Выходим! − воскликнула она. − Теперь мы сбежим вместе!
− Мы? − Кендер вышел в коридор. − Послушай, ты беги, а мне надо еще моих друзей выручить!
− И куда же я побегу без тебя? − фыркнула Иринка. − Ты здесь дорогу знаешь, а я не знаю. Идем вместе.
− Если маг нас встретит, нам конец! − произнес кендер.
− Нам будет конец, если он нас поодиночке встретит. А вдвоем мы его скорее одолеем.
− Правда? Ты так думаешь?
− Конечно! Показывай, где твои друзья.
Они направились через темницу мага и вскоре нашли камеру, где держали гнома. Магиус открыл ее сам, хотя и не имел ключа. Камера гнома оказалась без "магической" защиты. Кендер разбудил гнома. Тот сначала кричал, требуя, что бы от него отстали, когда же Магиус назвался, гном вскочил.
− Ты освободился?! − воскликнул он.
− Да. Мне помогла голубая драконица!
− К-какая д-драконица? − испуганно произнес гном.
− Голубая. Идем, Горхан! Она совсем не злая. И она маленькая-маленькая. Прямо как драконица-гномиха!
− М-маленькая? − моргнул гном.
− Да, идем же скорее, пока колдун не узнал, что мы сбегаем!
Гном, наконец, вышел в коридор и замер, увидев Иринку. Та сидела на полу и действительно была не на много выше гнома.
− Меня зовут Иринка, − представилась драконица гному.
А тот проглотил язык.
− Его зовут Горхан. Нам надо еще найти Майти и Лисара!
− Ты знаешь где они? − спросил гном, очнувшись.
− Да. Колдун водил меня в их камеру и пытал!..
− Тогда, скорей, что же мы стоим! − Гном побежал через коридор.
− Не туда! − воскликнул кендер и бросился в обратную сторону. Иринка проследовала за ним, и вслед за ней потопал гном.
Троица поднялась по лестнице, вышла на второй этаж и, наконец, добралась до камеры, где держали Майти и Лисара. Иринка ожидала увидеть кого угодно. И людей, и гномов, и хоббитов, и эльфов... Но совершенно не ожидала, что эти двое окажутся кентаврами, да еще и взрослыми...
Оба кентавра были закованы в цепи, дверь в камеру оказалась под "магической" защитой, но Иринка расправилась с ней с еще большей легкостью, чем в в камере кендера. Защиту выявил гном, которого шарахнуло током так, что он потерял сознание.
А Иринка вскрыла коробку рядом с дверью и одним движением разодрала электрические провода, после чего объявила кендеру, что магия с двери снята. Тот почти не верил, и драконица сама открыла камеру, разодрав металл когтями.
− Магиус?! − воскликнул кентавр и умолк. Его взгляд уперся в Иринку.
− Это Иринка. Она нам помогает! − воскликнул Магиус и прошел к цепям, что держали кентавров. − Здесь нет замков! Я не смогу ничего сделать! − воскликнул он.
Но рядом оказалась Иринка. По сравнению с кентаврами она казалась совсем мелкой. Голубая драконица прошла к цепям и схватилась за них когтями.
− Это не поможет, − прорычал кентавр.
− Поможет, − буркнула драконица и сжала когти. Ее сила была достаточной, что бы перекусить толстые звенья цепи, и они начали со звоном слетать с кентавров.
Пленники освободились наконец. Гном в коридоре пришел в себя и с криком вскочил в камеру.
− Колдун! − закричал он.
В дверях появился человек в черной одежде.
− Однако, вы шустрые! − заговорил он. − А это еще что?! − воскликнул человек, увидев голубую драконицу.
− Ты, злой колдун?! − зарычала Иринка. − Это ты меня мучал! Я тебя помню!
− Что?! Ты кто такой?!
− Я Иринка! Голубая Драконица! − зарычала та, выходя вперед.
Колдун в одно мгновение взмахнул рукой и бросил в драконицу заклятие подчинения. Он решил, что это скорее драконенок, чем взрослая драконица. Слишком маленькой она выглядела.
Иринка отразила заклятие и вернула его колдуну в виде мощной ударной волны из голубого света.
− Твои заклятия отражаются от меня, колдун! − зарычала она. − Тьфу!
Драконица плюнула в колдуна. Ее слюна обратилась в толстую паутину, которая тут же окутала человека, так что тот не сумел ни рукой пошевелить, ни слова сказать.
− Во здорово! − воскликнул кендер.
− Уходим быстрее, пока он не распутался! − зарычала голубая драконица.
Они покидали замок. Два кентавра подхватили гнома и кендера, усадив их себе на спины. Они посбивали стражников, которые и без того были перепуганы видом Иринки, и вырвались за ворота.
− Ты сможешь быстро бежать? − спросил Лисар.
− Зачем мне бежать? Я умею летать быстрее ветра! − воскликнула драконица, взмахнула крыльями и поднялась в воздух.

Прошло несколько минут. Кентавры мчались через поле. Иринка летела над ними.
"Ирин. Колдун распутался и летит за вами на красном драконе." − передал Рамигор.
"Он ведь под заклятием?"
"Да. Освободить его должна ты, Ирин."
"Хорошо."
− Дракон! Красный дракон! − закричал гном, показывая назад.
− Бегите! Я его задержу! − завыла синяя драконица и развернувшись полетела назад.
− Ты не сможешь! Он больше тебя в десять раз! − закричал гном, но его слова не долетели до Иринки.
Она взлетела вверх и оказалась перед огненным драконом, на котором сидел колдун.
− ЦВЕТ − НЕ ИМЕЕТ ЗНАЧЕНИЯ! − зарычала Иринка, добавляя в слова магию, освобождавшую дракона. Колдун закричал, когда монстр рванулся в сторону и сбросил его.
Падая маг пытался вызвать новое заклятие, но так и не успел. Удар о скалы стал для него смертельным.
− Кто ты?! − взвыл красный, пялясь на Иринку.
− Я − Иринка, Голубая Драконица. Я тебя освободила из плена! Ты свободен!
− Чем я могу тебя отблагодарить? − спросил он.
− Вот уж и не знаю, чем. Мне надо лететь за своими друзьями. Прощай!
Иринка умчалась вдаль. Дракон проследил за ней, затем поднялся ввысь, закрыл глаза, вспоминая направление, и развернувшись понесся в свой далекий дом...
− Ты жива! Жива! − воскликнул кендер.
− Я жива, − ответила она. − Вы можете больше не спешить. Колдун мертв. Я освободила дракона от заклятия подчинения, и он сбросил колдуна. Тот упал на камни и разбился.
− Как тебе удалось освободить дракона от заклятия? − спросил Лисар.
− Я кое-что понимаю в магии, поэтому мне и удалось, − ответила Иринка. Они добрались до леса и остановились, что бы передохнуть.
Иринка села на землю. Кендер сиял от радости, бросился к драконице, что бы обнять ее.
− Я и не знал раньше, что драконицы бывают такими маленькими! − произнес он.
− А я и не маленькая, − ответила она. − Мне уже скоро триста лет будет.
− Триста лет?! − воскликнул Магиус. − Так ты, значит, совсем взрослая!
− Не совсем. Вот, когда будет триста, тогда и будет совсем.
− Драконы становятся взрослыми в двадцать пять лет. − произнес Лисар.
− Если ты такой знаток драконов, тогда ты должен знать, что местные драконы бывают красные, синие, зеленые, черные, серебряные. А голубых не бывает! Ты это знаешь?
− Знаю. И не понимаю, кто ты. По-моему, ты маг, который прикинулся маленьким дракончиком, что бы вытащить из Магиуса его секрет.
− Ты сам маг, который превратился в... − зарычала Иринка. − В лошадь! − фыркнула она. − Скорее весь мир перевернется, чем я поверю тебе, потому что ты врун! Садись на меня, Магиус. Я покажу тебе такое, чего ты никогда не видел!
− А ты выдержишь? Ты же маленькая!
− Выдержу.
− Не делай этого, Магиус! − воскликнул кентавр, но кендер уже забирался на спину голубой драконицы.
Кентавр прыгнул к ней и не успел ничего сделать. Иринка взлетела. Она поднялась в небо. Магиус закричал от восторга, глядя на землю, на леса и реки. Он не боялся свалиться, махал руками, а драконица продолжала свой полет. Она неслась с огромной скоростью, под ней оказался огромный город, потом появилось море.
"И далеко ты его везешь, Ирин?" − спросил Рамигор.
"Во второй узел." − ответила она.
"А ты не думаешь, что это смешно?"
"Какая разница? Ты говорил, что там что-то особенное."
"Лети. И увидишь."
Драконица продолжала полет. Кендер устал, приложился к ее спине и заснул. Он проснулся, когда в небе сияли звезды. Драконица летела выше облаков, и до цели оставалось совсем недалеко.
− А куда ты летишь? − спросил он.
− В одно очень интересное место, − ответила Иринка. − Ты видишь звезды?
− Да. А что?
− Там далеко есть моя звезда.
− Твоя?! У тебя есть своя звезда?! − воскликнул он.
− Ты знаешь что такое звезды?
− Это огоньки в небе.
− Это не просто огоньки, Магиус. Это другие солнца. Они очень далеко, поэтому и кажутся такими маленькими.
− Солнца? Это солнца?! − удивился кендер.
− Да. И там, у тех солнц есть другие миры. Там тоже живут разные существа. Вот из такого мира я и прилетела сюда.
− Ты хочешь отвезти меня туда?!
− Нет, Магиус. Ты же не захочешь бросить своих друзей. А звезды очень далеко. Если улетишь туда, можешь и не вернуться.
− И ты можешь не вернуться к себе домой?
− Боюсь, что я уже никогда не вернусь. Мой дом так далеко, что моя звезда отсюда не видна. Я пыталась вернуться, но мне это не удалось. А ваш мир очень странный. Он просто невероятно похож на мир наших сказок. Я думаю, кто-то отсюда улетел к моему миру и там рассказал о вас, а все приняли это как фантазию и сказку.
Иринка начала снижаться и через минуту оказалась над островом в океане. Она пролетела еще немного, развернулась и опустилась перед огромной скалой, которая выглядела довольно странно. Силуэт скалы в темном небе напоминал огромного дракона.
Небо постепенно светлело, затем солнце вышло из-за горизонта. Иринка почти спала, когда услышала крик кендера.
− Иринка! Иринка!
Она поднялась и замерла. Перед ней и кендером была огромная гора, представлявшая каменное изваяние драконицы. Ее размер поражал воображение, а Иринка вспоминала очередную земную фэнтезийную историю, где существовало подобное же строение.
"Высота два километра." − сказал Рамигор. − "А внизу есть вход. Промеж задних лап. Идите туда, Ирин."
Иринка двинулась вперед, и кендер поспешил за ней.

− Зачем ты привел ее сюда, Магиус? Ты обещал хранить тайну! − воскликнул серебряный светящийся кентавр.
− Великий Арасайн! Я не приводил ее! Она сама прилетела сюда! − воскликнул Магиус.
Рядом с Иринкой возникла вспышка и появился еще один дракон − Золотой Дракон Рамигор.
− Ух ты! А это кто?! − воскликнул кендер.
− Рамигор, Золотой Дракон.
− Что вам здесь нужно? Это священное место, никто не смеет входить сюда без моего разрешения!
− Пусть этот твой никто и не смеет, − прорычал Рамигор. − А мы − не никто. Мы пришли сюда, и ты либо сам все расскажешь, либо найдется кому рассказать и без тебя.
− Кроме меня здесь никто ничего не знает. А я ничего рассказывать не стану!
− Это твое последнее слово, Арасайн?
− Последнее! Убирайтесь, или вы пожалеете, что появились на свет, демоны!
Тело Рамигора вспыхнуло ярко-желтым огнем. Тело Иринки загорелось голубым, они сошлись вместе, и яркобелая вспышка поглотила тела двух драконов.
Огненная волна прошла сквозь скалы, сквозь Арасайна, сквозь кендера, сквозь магию и технику, сквозь мощнейшие компьютерные системы, сквозь гигантский высокотехнологический комплекс, целью которого было... создание живых существ.
− Боги, − фыркнул Рамигор. Он появился в кресле перед центральным пультом системы, в соседнем кресле оказалась Иринка. − Теперь-то все ясно.
− Они явились с Земли, Рамигор. Но сколько же лет прошло!
− Всего-то семдесят тысяч, − ответил Золотой Дракон.
Рядом во вспышке оказался Арасайн. Он плюхнулся в кресло, что находилось дальше от пультов, оказался человеком и был связан.
− Как тебе нравится такой расклад, Бог? − спросил Рамигор.
− Кто ты такой?! − крикнул Арасайн, дернувшись.
− Неужели не догадываешься? − усмехнулся Рамигор. − Мы уже встречались. − Рамигор провел рукой над клавишами и на огромном экране появилось изображение Земли, а затем появились фотографии великих писателей фэнтезийного жанра. − Бог Арасайн! − саркастически произнес Рамигор. − Ты полагал, что все это навсегда останется в тайне?
− Если вы это откроете, весь мир рухнет!
− Никуда ничего не рухнет. Мир давно обходится без тебя, Бог.
Рядом с Иринкой возникла вспышка, из которой появился маленький человек-кендер.
− Ой? Где это я?! − воскликнул он и замер, глядя на Иринку. − А вы кто?
− Я − Иринка, Голубая Драконица.
− К-как это? Ты же человек!
− Я умею обращаться в кого захочу, − ответила она. − Смотри туда. − Она показала на экран, где в этот момент была Земля. Кендер смотрел на нее, на проплывавшие мимо леса, поля, реки. Он увидел города и множество людей.
− Я никогда не бывал в этой стране, − произнес кендер.
− Это другой мир, Магиус. Тот самый, в котором я родилась.
− Ты лжешь! − выкрикнул Арасайн.
− Твое время закончилось, Арасайн, − объявила Иринка. Она оказалась перед пультом, ввела несколько команд. Экран переменился, и на него выскочило несколько десятков изображений самых разных драконов. − Пришло Время Драконов, − сказала она, взглянув на Рамигора. − ЦВЕТ − НЕ ИМЕЕТ ЗНАЧЕНИЯ.
− Не смейте! − Арасайн дергался. − Вы погубите весь мир! Не прикасайтесь!..
Но его слова ничего уже не значили. Картинки драконов пришли в движение, послышались голоса, возникли молнии, и драконы зарычали, подымая головы.
− ЦВЕТ − НЕ ИМЕЕТ ЗНАЧЕНИЯ! − гремел голос над миром. Молнии поражали драконов, и они не понимали, что происходило. Десятки, сотни, тысячи молний разлетелись над Драклэндом и Империей Драконов. Сотни тысяч драконов ощутили "божественное прикосновение" и взвыли.
Кендер только хлопал глазами, глядя на множество картинок.
− Через год они поймут, − произнес Рамигор.
− Что ты сделал?! − взвыл Арасайн.
− Изменил генетическую карту. − Рамигор говорил спокойно и медленно. − Отныне не существует различных видов драконов. Отныне цвет не есть признак вида. Серебряные и черные будут рожать драконов всех цветов. Теперь возможен любой брак, любого цвета с любым. И теперь исчезнет проблема с родом золотых драконов. Пройдет всего год, и на свет явятся новые Золотые Драконы! И отныне нет власти магов над драконами.
− Вы не продержитесь долго, − произнес Арасайн. − Добро победит, и вы отправитесь в ад!
− Ты слишком глуп, Арасайн. Ты сам давно продался дьяволу. Ты разыгрывал из себя бога, но ты им никогда не был. И я это докажу.
Рамигор поднялся со своего места, взмахнул рукой. Вокруг начали гаснуть экраны.
− Что ты делаешь?! − взвыл Арасайн.
− То что следовало сделать. То, зачем нас сюда послал БОГ, − ответил Рамигор.
Экраны погасли. В зале внезапно наступила тишина.
− Нет! Нет! − закричал Арасайн.
− Да, Арасайн. Отныне здесь не заработает ни один прибор.
Послышался треск, звон. Пульты начали разваливаться и рассыпаться.
− Нет! − взвыл Арасайн. − Вы погубили мир!
− Шестьдесят лет назад я уничтожил Орондагора, − произнес Рамигор. − Теперь нет и тебя, Великий Арасайн. Равновесие восстановлено.
Иринка поднялась, взяла за руку кендера Магиуса, и они покинули зал, оставляя в нем Арасайна. Тот освободился от веревок и метался между рушившимися пультами. Он кричал, пытался что-то сделать, но все оказалось бесполезно.
− Он же был добрым! − воскликнул Магиус, оборачиваясь назад.
− Был, Магиус, − ответила Иринка.
− Что вы хотите сделать со мной?
− Мы полетим к своим друзьям, Магиус. Ты полетишь с нами.
Иринка обернулась драконицей и легла на пол.
− Забирайся на меня. И ничего не бойся.
− Я не боюсь, − ответил кендер. Он забрался на спину голубой драконицы, та вышла из пещеры и взлетела в небо. Рядом оказался золотой дракон, и они унеслись с острова.

Магиус стал свидетелем сбора шести драконов. Двух черных, двух золотых, серебрянного и голубой драконицы. Рамигор объявил своим друзьям о том, что произошло. Он рассказал о тайне, что хранилась на одном из островов под горой, изображавшей дракона, и объявил, что цвет больше не будет препятствием для браков драконов. Каждая пара будет рожать драконов любых цветов. И решать, какой цвет, будет лишь случай.
− Твой род возродится, Фархас. У вас, Ирида и Аргиус будут новые дети, и они могут оказаться любого цвета. А в ваших странах скоро появится все разноцветие драконов. Черные будут рожать серебряных, а серебряные черных. Вам надо только донести это до всех. Я надеюсь, вы сумеете это сделать.
− Мы сумеем, − ответил Аргиус.
− Я хочу попросить вас еще кое о чем, − сказала Иринка. − Этому малышу может потребоваться ваша помощь. Его зовут Магиус. Он отправится к людям и расскажет обо всем, что случилось.
− Я его провожу, − произнес Фархас. − Все равно, я один, а на острове мне уже надоело оставаться.
− Иди к нему, Магиус. Это Фархас.
− Фархас? − переспросил Магиус. − Тот самый золотой дракон, что остался совсем один?
− Да, − ответила Иринка. − Только он теперь не один.
Магиус прошел к золотому дракону и некоторое время разглядывал его.
− Мне мама рассказывала твою историю, о том, как ты дрался со злом и остался единственным золотым драконом во всем мире. Я плакал, когда услышал об этом.
− Ты плакал из-за дракона? − удивился Фархас.
− Да. Я плакал из-за любой грустной истории, про кого бы она ни была. − Он взглянул на Иринку. − И я буду плакать из-за Арасайна.
− Арасайн не умер, Магиус, − ответила Иринка. − И не умрет. Его сила осталась при нем. Он этого просто еще не понял.
− Да?! А то что там все разрушилось?!
− Оно должно было разрушиться. Оно не принадлежало Арасайну. Он просто не понял, что время изменилось, и так должно было случиться. А теперь, прощай, Магиус. Мы отправляемся к себе домой. Ты знаешь, где мой дом.
− Да, я знаю, − ответил Магиус. − Прощай.
− Прощай. Надеюсь, теперь мы сможем улететь домой. − Иринка взглянула на Рамигора, и две огненные молнии унеслись в небо. Мгновение спустя небольшой космический аппарат возник на орбите, а затем исчез, улетая в иной мир...


Золотой дракон нес маленького кендера. Они ни о чем не говорили во время полета. Магиус был грустен и не желал ни о чем рассказывать. Он вспоминал о том, что увидел. Встреча с драконами, которая по его мнению могла быть только ужасной и опасной, оказалась совсем не такой. Он увидел, что драконы вовсе не злы. Но самым печальным для него было увидеть Бога Арасайна в состоянии, когда он ничего не мог сделать. Его время прошло, как сказала Иринка. И пришло время драконов. Что это означало, Магиус не представлял...

Дракон опустился недалеко от города, который Магиус хорошо знал. Он бывал в нем со своими друзьями, там был дом гнома. Дракон спустил Магиуса на землю и некоторое время разглядывал кендера.
− Ты улетаешь? − спросил Магиус.
− Нет. Думаю, нет, − ответил он.
− Нет? − удивился кендер. − А что же ты будешь делать? Если ты полетишь в город, там все перепугаются.
− Я не полечу. Я туда пойду пешком, − ответил Фархас, и тут Магиус широко раскрыл глаза. Дракон перед ним быстро уменьшился, а затем поднялся на задние лапы и обратился в... кендера.
− Ты стал кендером! − воскликнул Магиус.
− Мы ведь будем друзьями, Магиус? − спросил Фархас, подавая Магиусу руку.
− Да, конечно! − воскликнул тот, с радостью протягивая свою. − Я и не думал, что ты можешь так! Ты стал кендером! Не человеком, а кендером! Во здорово!
− П-погоди, ты это о чем? В чем разница между кендером и человеком? − не понял Фархас.
− А ты не знаешь?! − Магиус рассмеялся.
− Нет. Я раньше так не делал никогда. Я всегда был только драконом.
− Ну, понимаешь. Кендеры... Мы почти как люди. Только отличаемся немного. Вообще-то, люди нас не очень то любят. Они считают, что все кендеры − воры.
− Почему?
− Ну, я не знаю. Наверно, потому что среди кендеров такие бывают. А люди считают, что все такие. Вот про драконов люди говорят, что все драконы злые. Но ведь это не так, правда?
− Да, конечно. Пойдем, друг? Ты мне все покажешь и расскажешь.
− Пойдем! Я все расскажу!...
Магиус и Фархас направились к городу, вскоре вошли на улицы.
− Ты умеешь хранить тайны, Магиус?
− Конечно умею!
− Не говори никому, кто я. Придумай что-нибудь, но не говори, что я дракон. Хорошо?
− Хорошо. Я скажу, что ты мой племянник. Тебе сколько лет?
− Тысяч пять...
− Э... − Магиус захлопал глазами. − Не, никакие кендеры столько не живут. Говори, что тебе пятьдесят, хорошо?
− Хорошо. Пятьдесят веков.
− Не веков, а годов, − поправил дракона Магиус.
Они добрались до дома, принадлежавшего Горхану. Гнома дома не оказалось, но кендер вошел туда как к самому себе и ничуть не смущаясь начал распоряжаться всем имуществом, в том числе и съестными припасами, которые пошли на обед для двух кендеров.
− Горхан, наверно, пошел прогуляться, − сказал Магиус. − Мы его здесь подождем.
− А мне кажется, здесь никого не было целый месяц, − заметил Фархас сметая пыль с подоконника.
− А, это все равно. Он же когда-нибудь вернется. Горхан мой друг. И он гном!
− Гном? − удивился Фархас.
− Ну да. Ты, наверно, никогда с гномами не разговаривал. Они для драконов совсем маленькие.
− Да. Вздохнул Фархас. Ну, надо же когда-нибудь и начинать!
− Правда?! Ты будешь ему другом?!
− Буду. Надеюсь, он меня не затопчет, когда узнает кто я.
− Не затопчет. Ты ему сразу не говори, а когда станете друзьями, тогда он уже и не сможет ничего сказать!
− Ладно. По-моему, здесь надо как следует прибраться.
− Зачем это? − Кендер испытывал искреннее удивление.
− Ну, твой друг придет, а в доме не убрано. Это не совсем хорошо, так мне кажется.
− Ладно. Тогда, с чего начнем?..

Гном не возвращался. Ни через день ни через два. Собственно, он и не мог вернуться так быстро. Магиус совсем забыл, где его оставил с двумя кентаврами, а когда вспомнил, решил, что там их уже и нет. Вряд ли они стали дожидаться возвращения Магиуса посреди степи, да еще вблизи владений злого колдуна. Тот хоть и разбился, как сказала Иринка, но мало ли какие пакости могли еще вылезти из замка черного мага?
За неделю дом гнома был приведен в порядок. Не только прибран, но и отремонтирован. Магиус не совсем понимал, зачем Фархас все это делал, но не возражал. К тому же, кендер учил дракона как тому следовало вести себя, что бы выглядеть кендером. Большей частью Фархас схватывал все налету, но во многих случаях он вел себя подобно человеку, а не кендеру. Магиус на это ничуть не обижался. В конце концов они порешили на том, что Фархас будет всем говорить, что он жил у людей, потому так странно себя и вел.
Объяснения этого, впрочем, так никогда и не потребовалось. На десятый день, утром два кендера проснулись от грохота и крика. Горхан вернулся в свой дом и тут же поднял вой.
− Кто здесь расхозяйничался?! Это мой дом! А ну выходите! − Гном выхватил свой топор и в гневе потрясал им.
− Горхан, ты чего?! Это же я, Магиус!
− Магиус?! − Топор гнома громыхнул об пол, и Горхан проскочил к другу, хватая его в охапку. − Магиус! Ты цел! Ты вернулся! Где же ты был!
− Да нигде я не был! Ну, почти! Мы здесь уже вторую неделю тебя ждем!
− Мы? Кто еще?!
Гном увидел, наконец Фархаса.
− Это Фархас, мой друг, − сказал кендер.
− Твой друг? Что-то я раньше его не видел! Откуда тебе знать, что он друг?
− Горхан, да ты чего говоришь?! Фархас мой племянник!
− А, так он... родственник?
− Ну да.
Гном стал поглядывать вокруг, не пропало ли чего в доме.
− Нам было нечего делать, пока мы ждали тебя, и мы тут прибрали и кое чего починили.
− Починили! Вы кендеры чинить не умеете ничего!
− Почему это не умеем? − спросил Фархас. − Я много чего умею.
− Ладно. − Гном решил забыть обо всем. В конце концов, он был рад, что его друг вернулся. − А эта... драконица где?
− Она улетела. Совсем.
− Как совсем?
− Ну, понимаешь, она из другого мира. Я расскажу все! Она просила меня рассказать всем людям обо всем, что я видел! Мы встречались с Великим Арасайном!.. Вот только он теперь вовсе не великий. − Кендер вздохнул. − Он он все равно жив и его сила не уменьшилась!..
Горхан давно привык, что кендер рассказывая перелетал с одной темы на другую, и что бы узнать все, надо было, что бы Магиус рассказал все несколько раз. А по мере этих рассказов его надо было сбивать то в одну, то в другую сторону, и тогда можно было узнать почти все. Впрочем, даже в этом случае кендер мог забыть рассказать о какой-нибудь важной детали...
Рассказать все людям. И как же это оказалось не просто! Ну какие люди станут слушать болтовню кендера и гнома? Рассказы об Арасайне и драконах, которых встретил Магиус так и остались сплетнями кендера. Если о них и говорили, то всегда предваряли словами: "вот, кендер выдумал".

В очередной день два кендера и гном прогуливаясь по улице наткнулись на человека, которого они не знали, но тот разыскивал Магиуса по приказу кого-то из магов. Человек не пытался останавливать троицу, а тут же заспешил с докладом к господину, а тот не замедлил явиться в город верхом на грифоне (с драконами возникли сложности, они все вышли из подчинения в тот день, когда Иринка и Рамигор изменили их генетическую карту).
И маг оказался на дороге троицы уже через час.
− Это же Омонах! − воскликнул Магиус. − Нам надо бежать!
− Ты уже никуда не сбежишь, Магиус! − Прогремел Маг. Кендер застыл из-за заклятия. Омонах подошел ближе. Гном тоже застыл, а Фархас хлопал глазами, пытаясь понять, что происходит.
Он понял, что перед ним оказался маг, вышел вперед и зарычал.
− Ты меня не напугаешь! Пошел вон, слизняк! − крикнул Маг, насылая на Фархаса новое заклятие, но то ничуть не подействовало... на дракона.
− Ты злой колдун! − воскликнул Фархас. − Такие как ты держали драконов в рабстве!
− Пошел вон! − Колдун попытался столкнуть кендера с дороги, но не сумел этого сделать. Фархас пихнул человека с такой силой, что тот отлетел назад и распластался на земле.
− Ты − жаба!
− Я... ка... ква-ква!... − Перед Фархасом заскакала большая зеленая жаба. Кендер обернулся к своим друзьям и легким движением руки снял заклятие.
− Фархас! Что это было?! − воскликнул Магиус. − Мне все показалось?
− Показалось?! − возник голос гнома. − Я видел, как он обратил колдуна в это!..
Жаба все еще прыгала рядом, кидалась на редких прохожих, и те пинали ее с отвращением.
− Да, я обратил, − ответил Фархас. − Я однажды следил за колдуном и подсмотрел несколько заклинаний... Я и не думал, что они такие сильные!..
Фархас разыгрывал из себя кендера.
− Интересно, а как действуют другие? Слушай, Горхан, а давай я их на тебе испытаю?!
− Что?! На мне?! − Гном отскочил. − И не думай, Фархас! Кендер-колдун! Это же конец света!..
Магиус расхохотался.
− Ой, как ты его напугал, Фархас! Ты гляди, как он боится!
− Т-тут нет ничего с-смешного! − воскликнул гном, все еще пятясь от Фархаса.
− Ладно. Я их буду испытывать на злых колдунах, − сказал Фархас. − Вроде этого... − Он показал на жабу. − А здорово вышло, правда, Магиус!
− Здорово!
На улице появилась стража, и Магиус потянул Фархаса за собой. Встречаться со стражей кендерам не рекомендовалось. Впрочем, на этот раз воины шли вовсе не за кендером, а за большой жабой, в появление которой они поначалу не верили, но увидев своими глазами взялись за ее поимку. Через час жабу водворили в клетку. Та продолжала квакать и скакать, но так и не могла ничего сказать людям. Да кто бы послушал жабу?

Магиус не долго оставался в этом городе. Его вновь тянуло на путешествия, и вскоре он отправился в путь. Фархас составил ему компанию, а гном остался у себя дома. Ему путешествия давно стояли поперек горла, он был уже стар. К тому же, Горхан отпускал Магиуса не одного, а с Фархасом, о котором гном давно думал, что племянник умнее собственного дяди. Во всяком случае, Фархас чаще вел себя разумно, а не как кендер.
Еще не раз и не два Магиус и Фархас встречались с колдунами, которые желали поймать кендера и выпытать у него тайну. Колдуны липли как пчелы на мед, и путь двух кендеров можно было проследить по появлению в разных зоопарках крупных жаб. Магиус был почти счастлив. Фокусы Фархаса веселили его, а дракону нравилось, что он наконец, нашел способ как отомстить злым колдунам за пленение драконов!
− Мы с тобой уже целый год вместе, Фархас, − сказал Магиус. − Я даже и не думал, что кто-то может со мной целый год пробыть!
− А что? Все остальные не выдерживали? − усмехнулся дракон.
− Наверно, − вздохнул кендер. − Может, это от того, что ты кендером стал?
− Может. А мне с тобой очень весело, Магиус. Я за всю жизнь не слышал столько слов, сколько за этот год! И еще, я нашел способ как отомстить своим врагам!
− Да? − удивился кендер. − И как?
− С твоей помощью, Магиус. Понимаешь, все эти злые колдуны − мои враги. Они держали драконов в рабстве. Я и не знаю, что в тебе такого, что их привлекает, но это просто непостижимо.
− Они желают знать мою тайну, − ответил Магиус. − Но я обещал, что не выдам ее, и я ее не выдам. Даже тебе!
− Если это такая тайна, то и не надо. Знаешь, я однажды тоже выдумал одну тайну и целых триста лет ее из меня пытались вытащить.
− И что? Вытащили?
− Не-а. Мне не поверили даже, когда я ее раскрыл.
− Да? И что же это была за тайна?
− Ну, тайна была в том, что никакой тайны не было.
Магиус раскрыл рот и пытался понять, что сказал дракон.
− То есть тайны не было, а ты говорил, что она есть? − спросил он.
− Да! − усмехнулся Фархас.
Кендер рассмеялся.
− Ты останешься со мной, Фархас? − спросил он.
− Пока останусь. Мне все равно нечего делать. Ты сам то что думаешь делать?
− Я думаю пойти в путешествие. Куда нибудь далеко-далеко! Слушай. А ты ведь можешь долететь куда угодно, да?
− Да. Было бы куда. Ты хочешь полетать?
− Я хочу! − воскликнул Магиус.
− Тогда, придумай куда лететь и полетим.
− Хорошо! Летим! Вот только карту возьму и выберу, куда!

________________
        2002 год
        Ivan Mak

Последующие связанные части:
Дракон и кендер?.. Кендердракон!



 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  В.Свободина "Преданная помощница для короля " (Современный любовный роман) | | Н.Мондлихт "Лунная дорожка в неизвестность" (Любовное фэнтези) | | В.Лошкарёва "Хозяин волчьей стаи" (Любовная фантастика) | | LitaWolf "Проданная невеста" (Любовное фэнтези) | | Л.Ангель "Серая мышка и стриптизер." (Современный любовный роман) | | Н.Яблочкова "Академия зазнаек или Попала в дракона!" (Попаданцы в другие миры) | | Л.Сокол "Заставь меня влюбиться" (Молодежная проза) | | Vera "Летняя подработка 2.0" (Короткий любовный роман) | | Г.Чередий "Связанные поневоле" (Любовное фэнтези) | | Л.Тимофеева "Заклятье для неверной жены" (Юмористическое фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.
Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
М.Эльденберт "Заклятые супруги.Золотая мгла" Г.Гончарова "Тайяна.Раскрыть крылья" И.Арьяр "Лорды гор.Белое пламя" В.Шихарева "Чертополох.Излом" М.Лазарева "Фрейлина королевской безопасности" С.Бакшеев "Похищение со многими неизвестными" Л.Каури "Золушка вне закона" А.Лисина "Профессиональный некромант.Мэтр на охоте" Б.Вонсович "Эрна Штерн и два ее брака" А.Лис "Маг и его кошка"
Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"