Mak Ivan: другие произведения.

Виртуализация

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


Читай и публикуй на Author.Today
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Маленькое вступление в новую историю
    14-28.03.2011 - главы 1-7
    02.04.2011 - глава 8
    05.04.2011 - глава 9


Ivan Mak


Давно-давно, в глубокой древности, мир был другим. В те времена не существовало магии и магов. Не было чудес и все происходило согласно законам физики, пока в один прекрасный век люди не изобрели наш мир. Тогда и появились первые адмiни и хакiри и тогда же появился Великий OS, создатель и повелитель всего сущего.

Виртуализация


Разумеется, простому смертному подобная идея и в голову придти не могла, как не могла придти идея Minimal Instruction Set Computer в голову дикарю, бегающему с дубинкой за мамонтом. Когда же физика в конце двадцатого века ступила на порог века двадцать первого, со всеми своими проблемами, нерешенными задачами и гигантскими проектами, вроде токамака или большого адронного коллайдера, все были уверены, что открыть нечто новое, переворачивающее миропонимание и весь мир, невозможно. И тем более, это не может сделать один единственный человек.
Вот только все оказалось не так, и уже тогда в голове простого физика-электронщика, повернутого на компьютерах и логических микросхемах, зрела идея, которая впоследствии перевернула весь мир, Землю, Солнечную систему, а затем и саму Вселенную.
− Можно ли создать невозможное? − Конечно можно! − воскликнете вы. Вот только в самом начале двадцать первого века все было совсем не так. И миллионы людей прозябали в условиях, на которые сейчас согласятся разве что люмпен-роботы. Они и не думали о том, что для них все может быть иначе. Не думали, пока не пришел ОН.
В чем заключается создание невозможного?
Все элементарно просто. Вам надо всего лишь пожелать этого и мысленно щелкнуть хвостом. Да, у каждого человека действие свое. Но суть одна и та же. Наши желания − это программа, которую исполняет сам мир. И надо уметь лишь вкладывать эту программу в существующую реальность. Как? Вот на этот вопрос и ответил тот самый гений, который это сделал первым.
Итак, вы не знаете, как это сделать. Просто напрягитесь и подумайте о будущем. О том, что там, в будущем, вы знаете все и умеете делать невозможное. Разумеется, там вы умеете и реальность программировать, и в прошлое проникать. А ваша задача − научится это делать. И научиться не сложно. Надо всего лишь научить самого себя. Выйти на связь с самим собой в будущем и получить все знания одним мановением "волшебного хвоста". Возжелайте этого всем сердцем и дайте себе клятву, что там, в будущем, вы все именно так и сделаете, что вы не испугаетесь вернуться в свое прошлое, чтобы передать себе Величайшее Знание, которое и переменит вас, а вместе с вами и все вокруг. Пытайтесь и тренируйтесь. А когда все получится, не забудьте о своих близких и друзьях. Научите их, научите всех вокруг себя, и тогда, Великий Круг Вселенского Знания замкнется. И свершится то, о чем вы мечтаете. И все будет хорошо. Ведь иначе и быть не может, потому что в ином случае никого просто не было бы. Ни меня, ни вас, ни окружающего мира. Потому что этот мир тоже кто-то придумал. Кто-то взорвал НИЧТО, превратив его в огромную Вселенную, где существует Земля, Солнце и люди.
Сейчас создать новую Вселенную так же просто, как выбить виртуальные частицы в реальность на ускорителе. Существуют ли они? Такой вопрос задал бы физик в конце двадцатого века. В начале двадцать первого, он сказал бы твердо − да, существуют!
И теперь осталось сказать − Да Виртуальные Вселенные существуют! И мы сами не просто существа, ползающие по поверхности маленькой планетки. Мы − Генераторы Вселенных! Существа способные одной мыслью (ладно, не одной, а десятком мыслей) создать нечто, что кому-то кажется невозможным.
А для этого надо всего лишь одно −

__Ваше_Желание__






Глава 1.

Принцесса


Мы живем в стране сказок. Когда-то люди не верили в существование подобной страны, и ее действительно не существовало, но проходило время, и великие волшебники прошлого создали новый сказочный мир, куда люди могли приходить на некоторое время. Вот только что-то стало не так с их волшебством, и страна сказок постепенно изменилась. В ней появились постоянные жители − те из людей, которые пришли сюда для того чтобы просто поразвлекаться и не смогли уйти. Учитель рассказывал о таких случаях, как о чрезвычайных происшествиях, потому что для многих подобное стало трагедией всей жизни. Ведь попав сюда люди становятся не настоящими, а сказочными. А все сказочные люди подчиняются Королю Страны Сказок. А наш Король − настоящий тиран и злодей.
Я не боюсь говорить эти слова так прямо, потому что Король − мой отец. И он не наказывает меня за мои шалости и капризы. Наоборот, потакает им, и я − очень избалованная Принцесса. Вот только что-то не так во всей моей истории, и я еще не знаю, что. Отец не говорит, утверждает, что все нормально. Но я то чувствую, что все далеко не так нормально, как могло бы быть!
Иногда в королевстве появляются рыцари. Они приезжают со всех концов Страны Сказок и вступают в турнир, на котором выясняют, кто самый сильный. Кроме приезжих рыцарей в турнирах участвуют "пришлые". Это очень особые люди. Однажды я подслушала разговор отца с одним таким пришлым и узнала, что они являются в Страну Сказок из той самой Реальности, откуда произошли все люди. Я тогда так и не поняла, о чем пришлый говорил с отцом. Он использовал какой-то странный язык, называл чудеса Глюками, а стихийные бедствия, иногда случавшиеся в королевстве − Системными Сбоями. Ума не приложу, что значат это слова. А учитель строго-настрого запретил их мне произносить и пригрозил, что расскажет, как я ругаюсь отцу, если я не перестану интересоваться подобными вещами. Странные они, эти взрослые. Одни передо мной дрожат, словно я могу приказать их казнить, другие, наоборот, не ставят меня ни в грош, считая меня чуть ли не пустым местом.
А в прошлом году я узнала одну очень интересную новость о себе. Произошло это во время похода в лес, когда отец отправился на охоту и взял всех дворцовых слуг с собой. Дворец в этот момент остался на попечение строителей, которым был дан наказ провести капитальный ремонт за лето, починить все крыши, отремонтировать окна и двери, заштукатурить и покрасить стены, а так же расширить и усилить темницу в подвале. Всех узников оттуда на время ремонта тоже вывели на свет и угнали в каменоломни, а тех, кто не желал подчиняться казнили в назидание остальным.
И вот, когда охотники загоняли очередную жертву, я оказалась совершенно одна верхом на лошади и немного заблудилась в лесу. Шум эха сбил меня с пути и двигаясь на звуки погони я пришла не к людям, а к высокой скале, в которой обнаружилась глубокая пещера, и в ней я остановилась, потому что начинался дождь, а спрятаться было больше негде.
Странный звук привлек меня, и я прошла вглубь пещеры, где обнаружила стальную решетку за которой сидел зверь. Выглядел он словно смесь тигра и человека. Когтистые лапы и хвост, голова с большими клыками и широкой пастью. Вот только ходил он не на четырех, как полагалось зверю, а на двух ногах и все время пытался взломать решетку. Не знаю, кто его посадил в эту клетку. Зверь поначалу испугался меня и попытался спрятаться, но я сказала, что видела его, и ему незачем прятаться от меня. Ведь я всего лишь девчонка и не умею ходить сквозь стальные решетки.

− И как же ты попала в эту пещеру? − спросил зверь человеческим голосом.
− Пришла снаружи. Ты разве не знаешь, что это пещера в скале, скала в лесу, а лес в нашей Сказочной Стране?
− Сказочная Страна?! − воскликнул он и внезапно выскочил из своего укрытия. Он замер, увидев меня и несколько мгновений стоял рассматривая словно я не человек, а чудо-юдо-рыба-кит. − Ты не врешь? − спросил он.
− Зачем мне врать?
− Тогда, возьми какой-нибудь камень с пола и кинь его сюда, за решетку, − проговорил он.
− Зачем? − спросила я.
− Сделай это. Тебе же не сложно.
− Не сложно, − и я подобрав не особенно большой камень осторожно перекинула его на его сторону.
Между прутьями решетки вспыхнул волшебный свет, и камень попав в него, завис между прутьев.
− Системные Глюки! − воскликнул парень, непонятно почему я решила, что он именно парень, а не зверь, хотя он так и оставался зверем в клетке. − И вправду!
− Не ругайся, − сказала я ему.
− Я и не ругался, − ответил он, прикоснулся к камню и осторожно втащил его к себе, протянув через свет между прутьев так словно этот свет был каким-то маслом.
А затем он сделал с камнем что-то такое, чего я и не поняла. В его руках-лапах появились странные инструменты, камень завис перед ним в воздухе, закрутился и засветился магическим светом, после чего вдруг сжался и обратился в небольшое кольцо, мерцавшее золотом.
− Я сейчас перекину его к тебе, а ты попробуй его вытащить из этого света, − сказал он. − Только не одевай его, пока я не объясню, что это за кольцо?
− Ты − маг? − спросила она.
− Ну, если там у тебя Страна Сказок, то я − маг. По имени Хакер.
Кольцо оказалось меж прутьев и я осторожно коснулась его. Поначалу показалось, что он будет горячим из-за свечения, но кольцо оказалось лишь немного теплым, и я подцепив его пальцами вытянула к себе.
− Если ты маг, то это кольцо волшебное?
− Да, девочка. У тебя имя то есть? − спросил он.
− Да, я Принцесса Идиллия.
− Принцесса Сказочного Королевства? − переспросил он.
− Разумеется. Других принцесс в нашей Стране Сказок и не бывает!
− А со своей Сказочной Ипостасью ты знакома? − спросил он.
− Отец мне ее не называл, а никто другой не знает.
− А твоя мать?
− Ее много лет назад унес дракон, и я ее не помню.
− И после этого у вас дракон не появлялся? Ты его не видела?
− Нет. А почему ты драконом интересуешься, маг?
− Я хотел превратиться в рыцаря и сразиться с драконом, но у меня не получилось, и я превратился вот в это, − он показал на себя руками.
− Ты вовсе не так страшен, Хакер. Я видала в нашем королевстве чудищ и пострашнее.
− Я ведь человек, а не чудище!
− Ты все-таки маг. А маги они все немного не люди. Мне так учитель говорил.
− Чудак твой учитель, если он такое говорит. В Стране Сказок нет никого, кроме людей. Даже дракон − и он человек.
− Ты смеешься надо мной?!
− Зачем мне смеяться над тобой, принцесса.
− Ты так и не сказал, что в этом кольце волшебного.
− Я совсем не уверен, что оно будет работать правильно, поэтому и сказал тебе, не надевать его.
− А что оно делало бы, если бы работало правильно?
− Обращает одевшего в его вторую Ипостась.
− Действительно? − И в тот момент я совершила, наверно, самую большую глупость в своей жизни. Я одела кольцо Хакера на свой палец.
− Нет! − раздался его крик, и в ту же секунду пещера внезапно уменьшилась так, что я оказалась зажата в узком проходе и едва сумела вздохнуть, а Хакер отпрыгнул от решетки и смотрел на меня расширенными зрачками, в которых отражался дикий ужас с драконовским ликом. − Ты стала драконом, − проговорил он. − Сними кольцо, иначе ты не выберешься отсюда.
И я увидела свою руку, которая стала лапой с большими когтями. И на одном пальце было кольцо. Чтобы его снять надо было вытащить вторую руку, а она застряла и была прижата камнем. Я попыталась ее вытащить, но ничего не получилось.
− Ты можешь его снять языком, − проговорил Хакер. Он в этот момент уже вновь стоял за решеткой почти перед самым моим носом. − Попробуй. У тебя длинный язык, должно получиться.
И я сделала это. Сначала подтянула лапу с кольцом к своей пасти, затем подцепила кольцо языком и стянула его с пальца. В ту же секунду я брякнулась на камни лицом вниз и получила шишку на лбу, но это меня только рассмешило, и я, подняв кольцо, уселась перед решеткой и начала смеяться. Смех мой был так заразителен, что рассмеялся и Хакер за решеткой.
− Ты меня не обманул, маг? − спросила я. − Может, твое кольцо кого угодно в дракона обращает?
− Если бы я умел такие кольца делать, я бы не сидел за этой решеткой, − произнес он.
− А кто тебя сюда посадил?
− Я попал в эту ловушку, когда хакерил. Не думал даже, что попаду так близко к Стране Сказок.
− Что значит хакерил?
− Это особая магия. Поэтому я и Хакер.
− Так, Хакер − это не имя, а что-то вроде звания, как маг?
− Да. Почти как твое звание принцесса.
− Принцесса − это не звание. Я такой родилась.
− А еще, ты родилась наполовину драконом. Думаю, тебе надо быть очень осторожной. Если кто-нибудь узнает о том, что ты можешь стать драконом, на тебя могут открыть охоту.
− А ты сам не считаешь, что на драконов надо охотиться? − спросила принцесса.
− Я же говорил тебе, что все драконы − тоже люди. Теперь у тебя и доказательство есть. Ты − дракон, но ты − человек. И я − человек. Просто обратиться не могу сейчас.
− А потом сможешь?
− Не знаю. Если из ловушки вырвусь, возможно, смогу. Если только меня Админы здесь не застукают.
− Админы? А это кто?
− Считай − Боги.
− Странно. Учитель говорил, что Богов не существует, что их люди придумали, когда мало чего понимали.
− Боги − это создатели миров. А мир Сказок − создан. Это ты знаешь?
− Знаю, но его создали люди, а не боги.
− Вот эти люди и есть Админы. И они в стране сказок могущественны словно Боги.
− Странно, что учитель мне этого не рассказывал.
− Может, он думает, что ты еще мала, чтобы знать такое.
− А ты так не думаешь?
− Нет, я считаю, что информация должна быть свободна для доступа всем без исключения. Ну, может, только вредителям ее нельзя доверять. В доказанных случаях.
− Принцесса! − раздалось эхо в пещере, − Принцесса, вы здесь?
− Тебе лучше идти, Принцесса, − произнес Хакер. − И не говори никому, что видела меня. А кольцо спрячь и никому не показывай. Иначе его у тебя отберут.
В тот день изменилась моя жизнь.
Кольцо я никому не показывала, а когда отец его увидел однажды, я заявила, что купила его на базаре, потому что оно мне понравилось. И он ничего больше не сказал. Он ведь позволял мне делать все что угодно. Сказал только, что я могла бы заказать королевскому ювелиру кольцо и получше этой "ламерской поделки". Что значит "ламерской" − я тогда не поняла, а потом узнала, что это еще одно ругательство, которое нельзя употреблять в приличном обществе.
А через неделю все королевство переполошилось из-за сообщений о драконе, которого видели то там, то тут, и я поняла, что совершила очередную глупость, не позаботившись о скрытности своих перемещений в виде дракона. Летать я научилась довольно быстро, а вот скрываться в полете было сложно. В очередной день я залетела к той самой скале, в которой была пещера Хакера. пройдя внутрь я поняла, что его там нет. В месте, где была стальная решетка, был сплошной гранит, и за ним не было ничего, кроме камня. Я долго звала Хакера, стучала в стену камнями, надеясь, что он где-то там, но ответа не было, и мне ничего не осталось, кроме как покинуть пещеру обратиться в дракона и улететь.
За несколько дней я узнала, что у кольца есть еще несколько магических свойств. Если его одевать на указательный или средний палец, то я становилась драконом. Если на мизинец − тигрицей, а если на безымянный, я оставалась самой собой, а кольцо становилось невидимо и неощутимо. То есть я его чувствовала на пальце, а трогая второй рукой не ощущала, и снять его в этом случае можно было только проводя особым образом пальцами, словно я снимала невидимое кольцо по-настоящему.

Я не особенно старалась баловаться с кольцом, и вскоре выработала для себя некоторые правила, по которым обращалась в дракона в исключительных случаях. Таких как нападения бандитов в лесу или встреча с диким хищником, когда рядом не было стражи и я не могла защититься иначе. Стража, поначалу искавшая дракона, вскоре смирилась с его существованием, тем более, что безобразий он не творил, и редкие сообщения о нападениях дракона вскоре совсем прекратились, когда следственный отдел получил магическую поддержку, и врунов начали выводить на чистую воду.
А я подслушала очередной разговор отца с пришлым. Они говорили очень странные вещи, но я поняла только одно. Нашей стране угрожает опасность полного и бесповоротного исчезновения. После того разговора отец позвал меня к себе, обещая серьезный разговор, и я решила, что меня поймали на подслушивании. Но речь он повел совсем о другом. О том, что скоро все изменится, нам придется покинуть Страну Сказок и жить совсем в другом мире. Там, где много чудес, но все не так как в сказках, и мне надо будет очень многому научиться, прежде чем стать полноправной жительницей того мира.

Кошмар пришел совершенно неожиданно для меня. Отец примчался в мою спальню, сдернул с постели и не давая одеться помчался на верхний этаж, к башне королевского мага. Там было несколько взбудораженных человек. Маг, учитель, предсказатель и палач. Маг одним взмахом руки одел меня, как подобало, и я оказалась вместе со всеми в магической карете, которая взмыла в небо и умчалась в такую высь, куда я и драконом не залетала.
А внизу творилось нечто невообразимое. Чудовищное землетрясение рушило города, ураганы вырывали с корнями леса, срывали зеленый покров с полей, оставляя голые скалы, и я внезапно ощутила в своей голове вопли тысяч и тысяч погибавших людей. Они сводили с ума. Я билась в судрогах, кричала и не могла ничего с этим сделать. А потом наступила тьма.

− Вы совершили ошибку, господа, и пропустили через девочку боль всего уничтоженного мира.
− Это вы совершаете ошибку, приписывая человечность этому, с позволения сказать, существу, рожденному плодом вашей буйной фантазии.
− Господа, наезды на Квина здесь совершенно неуместны. Заслуги этого человека, я не оговорился, именно Человека с большой буквы в том, чего мы сейчас достигли, неоспоримы, и вы сейчас решаете судьбу не какой-то старой программы для антикварной системы. Вы решаете вопрос о том, уничтожать или нет информационное наследие всей нашей цивилизации!
− Дурацкая Страна Сказок − информационная грязь, а не наследие! − раздался новый голос.
− Вы, очевидно, не понимаете того, какие эксперименты проводил господин Квин в этом пространстве. Это эксперименты, которые направлены в наше будущее, в те времена, когда машины, наконец, станут не менее человечными, чем сами люди!
− Вы считаете, что эта цель имеет какой-то смысл, молодой человек? − послышался смешок. − Машинам не нужны эти атавизмы, которые вы называете "человечностью"!

Глава 2. Здравствуй, Принцесса!


Я не знаю, что они решили и как решали. Я не знаю, было ли это на самом деле, потому что все вокруг считают меня обыкновенной девчонкой, которой место в детской колонии для детей, пострадавших в техногенных катастрофах. О том, что это такое, я узнала лишь после того, как познакомилась с другими детьми. Они действительно были пострадавшими, и я, казалось, ощущала их боль, когда они рассказывали о том, какие трагедии пережили. Кто-то попал в наводнение, возникшее из-за разрушившейся старой плотины, кто-то остался без родителей из-за самолета, рухнувщего на город и уничтожившего целый квартал.
А я рассказывала о своей стране, погибшей в землетрясении и о том, что спаслась вместе со своим отцом на летающей машине. Какая это машина, я и сказать не могла, потому что на вертолет или самолет она не была похожа, а в спасение на космической ракете, что мне казалось наиболее похожим, никто не верил. Я и не настаивала, потому что знала (и не знаю, откуда), что настаивать в подобном вопросе незачем.
Учеба продолжалась, и казалось, могла продолжаться бесконечно. И, хотя все вокруг знали, что к семнадцати годам она закончится, я этого не ощущала, как не ощущала и своего возраста. Мне казалось, что мне как было четырнадцать лет, так и осталось.
− Дили, просыпайся! − раздался голос из дверей, и я вскочила с постели, мгновенно вспомнив, что пришло время каникул, а в первый день каникул вся наша группа отправлялась в путешествие. И это было не простое путешествие, потому что отправлялись на самолете в далекую (казалось, недосягаемую) страну где нам предстояло увидеть "настоящую жизнь".
Самолет поднялся в небо, солнце ушло за горизонт, и я впервые за многие месяцы увидела ясное ночное небо. Раньше оно было постоянно скрыто, если не облаками, то густым смогом, стоявшим над городом, где находилась колония. Я смотрела на звезды, и во мне просыпалось странное воспоминание. Я вспомнила о том, как летала сама, как поднималсь вот так же в небо на своих крыльях, и предо мной открывались тысячи звезд, каждая из которых была путем в иной мир. А где-то там, среди звезд были еще и огромные галактики, которые оказались не просто звездочками в небе, а скоплениями миллионов и миллиардов звезд, и каждая была дорогой в свой мир. Они звали меня. Звали так явно, что я, казалось, слышала их голоса, и в какой-то момент салон самолета растворился передо мной, а я увидела вокруг только звезды. Миллионы и миллиарды звезд, и я летела среди них, летела, выбирая ту, к какой мне направиться.
Перед глазами сверкнул свет, и я оказалась посреди странного города. Множеством огней светились рекламы, по тротуарам двигались толпы людей, и я висела посреди этой толпы, меня никто не видел. И странная мысль, возникшая в голове внезапно обрела реальность.
Раздался скрип торзмозов, взревели гудки машин, оказавшихся вокруг меня, и я ощутила себя сидящей посреди проезжей части, окруженной сигналящими машинами и злящимися людьми.
− Убирайся вон, глупая ящерица! − раздался чей-то окрик, и я обернувшись внезапно поняла, что не просто сижу посреди улицы, а перегораживаю своим драконьим телом всю проезжую часть. Мне надо было как-то исчезнуть, стать меньше, и я вспомнила о кольце Хакера, что и сейчас сияло золотом на моей руке. Я коснулась кольца, сняла его с одного пальца, переодела на другой.
Каменная мостовая больно ударила в лицо, я поднялась и постаралась уйти с дороги машин. Люди вокруг смотрели на меня довольно странно и подозрительно. Оно и понятно. С драконом, обратившимся девчонкой, мало кто желал связываться. A я пересекла тротуар и села в углу, чтобы хоть немного закрыть свою наготу. Кто-то еще указывал на меня, просвещая других о том, что я не человек, а дракон, и люди проходили мимо. А я разглядывала их, раздумывая о том, что же произошло, и каким образом я оказалась в этом непонятном мне мире.
Постепенно количество прохожих начало уменьшаться и в какой-то момент я осознала, что рядом совсем никого нет. Нет ни людей, ни машин. Многие огни погасли, и я взгянув в ночное небо различила несколько звезд. И мысль о том, что я должна вернуться, сделала свое дело. Я встала, скинула с себя старую тряпку, которая не помню как оказалась на мне и прыгнула вверх, ничуть не сомневаясь в том, что смогу взлететь.
Свет звезды коснулся меня, и я вспомнив о том, где была совсем недавно, ощутила, как меня передернуло, и я оказалась в кресле самолета, летящего над океаном. Звезды все так же светили за окном, и показалось, что мое путешествие в иной мир продлилось лишь мгновение.
Я снова проснулась, когда яркое солнце заглянуло в окно самолета, и стало ясно, что он заходит на посадку.
− Ты проспала самое интересное, Дили, − заявила моя соседка.
− И что я проспала? − спросила я просто, чтобы спросить.
− Северное сияние, − заявила она.
− Я его раньше видела много раз.
− Когда это? − удивилась девчонка. − Наша колония же слишком далеко от полюса.
− Я видела его, когда жила у себя дома, с отцом. А еще, я видела лунную радугу.
− Лунную радугу! Ха! Да это сказки!
− Сказки, − согласилась я. − Я жила в Стране Сказок.
− Дети, пора на выход! Самолет приземлился! − раздался голос нашего воспитателя.
Вскоре мы уже ехали через огромный мегаполис на автобусе. Экскурсовод рассказывал о городе, показывал на достопримечательности, а я снова словно улетела в иную страну, мой взгляд скользил по улицам, мелькавшим за окном, но не видел их.
− Дили, ты что, заснула? − толкнул меня воспитатель, и я открыв глаза поднялась, поняв, что осталась в автобусе одна.

Мы пришли к большому парку, на воротах которого было написано "Страна Сказок". Я ходила вместе со всеми, смотрела вокруг, и вся эта "Страна Сказок" казалась мне пародией на ту, настоящую Страну Сказок, с которой жила я. Да, тут был дворец Короля, но он был совсем не таким. Тут была пещера дракона, но дракон казался резиновой куклой, да таковым он и был. Сказочные существа, с которыми встречались дети, были всего лишь переодетыми людьми, и ни одного настоящего говорящего зверя я не увидела. Да и не ожидала увидеть. Ведь это была не настоящая Страна Сказок. Тем не менее, детям было интересно и весело. Не весело было только мне.

− Здравствуй, принцесса, − раздался голос позади, и я резко обернулась. Рядом никого не было, и лишь эхо голоса осталось в моей голове. − Если ты меня слышишь, постарайся не показывать этого никому.
− Кто ты?
− Ты меня спрашиваешь, девочка? − заговорил человек, оказавшийся рядом.
− Нет, я говорю со своим глюком, − объявила я ему, отворачиваясь.
− Я не знаю, слышишь ты меня или нет, но если слышишь, то это очень хорошо, и мы очень скоро встретимся, принцесса, − снова говорил голос в голове.
− Некоторое время назад ты побывала в моем мире в виде дракона. Ты оказалась посреди улицы, а потом куда-то исчезла, и я не смог тебя найти. Надеюсь, что это была именно ты. Если это так, и если ты знаешь, как снова попасть в мой мир, мы сможем встретиться. Я − Хакер. Много лет назад я подарил тебе кольцо, которое обратило тебя в дракона. И это было настоящее чудо. Сейчас мне трудно что-то объяснить тебе, потому что я не вижу твоей реакции, не знаю, понимаешь ли ты мои слова. Но я сделаю все, чтобы ты их поняла и приняла. А пока я скажу тебе несколько главных вещей, принцесса. Миры, в которых мы живем, связаны. И эта связь установившись однажды, остается навсегда до тех пор пока мы живы. Я очень надеюсь, что ты сможешь снова попасть в мой мир. Если тебе это удастся, вспомни обо мне и попробуй меня найти. Это будет не просто, но если ты назовешь себя кому-нибудь и сможешь передать несколько слов для Хакера, я об этом узнаю, и это станет знаком для меня, что наша связь установлена. Я буду ждать, Принцесса, сколько бы на это не потребовалось времени. Даже если мне придется ждать всю жизнь. Если же не дождусь я сам, дождется кто-нибудь из моих преемников.

Кто-то тянул меня за руку, и я шла по течению, совершенно не понимая, что происходит вокруг. Я слушала слова Хакера. Слушала и слушала, а он рассказывал о себе, о своем мире, об открытии, с помощью которого он открыл связь между мирами. И это была очень специфическая связь. Хакер называл ее Фрактальным Кольцом. Кольцо позволяло связаться с высшими мирами, путем передачи ментальной энергии, а она зависела только от мыслей людей.
Я очнулась в приемном покое местной больницы. Врач сунул мне под нос вонючую жидкость, и голос Хакера в моей голове мгновенно пропал, и человек отпрянул от моего гневного взгляда, когда я открыла глаза.
Мои заявления о нормальном самочувствии никто не принял, и по настоянию врача я осталась в больнице для проведения исследований. Пролетели дни. Пока я валялась в больнице, остальные дети гуляли по городу и развлекались, а мне ничего не оставалось делать, как выполнять инструкции эскулапов. Медицинские тесты ничего не выявили и под конец я потребовала от врача "компенсации за издевательства над здоровым человеком". Он попытался доказывать, что это было не издевательство, что обследование было необходимо, но я не собиралась его понимать. Просто взяла за руку, прикрыла глаза, и человек вместе со мной провалился в другой мир. Он закричал падая в воду, а затем и из-за того, что рядом оказалась огромная крылатая ящерица. Я подхватила его когтистыми руками и подняла перед собой.
− Как вам нравятся мои глюки, доктор? − спросила я его.
− Кто ты?! − закричал он. − Не трогай меня!
− Не надо так нервничать, доктор. Это всего лишь другой мир, и мы скоро вернемся назад. Если вы сами себя накрутите, ваши же коллеги вас в соседнюю со мной палату определят.
Я изменилась, и он снова плюхнулся в воду, а когда поднялся я стояла в воде рядом с ним в своем человеческом виде.
− Дили? − проговорил он, едва веря своим глазам. − Что происходит?!
− Вы ведь специалист в своем деле, сосредоточьтесь пожалуйста, доктор, вздохните поглубже, закройте глаза и скажите себе, что вы спокойны, что ничего не произошло, это все обыкновенный системный глюк.
Он так и сделал, а когда доктор открыл глаза, он снова стоял посреди палаты, и я держала его за руку.
− Ну, вы еще будете доказывать, что мне нужны какие-то ваши исследования, доктор? − спросила я. Он резко обернулся, и два ассистента, стоявших позади замерли от его безумного взгляда.
− С вами все в порядке, профессор? − спросил один из них.
Меня, наконец, освободили из клиники. Доктор, подписывая мои документы, казалось, был не в себе. Я представляла себе, каково это пережить подобное, и в тот день я поняла, что моя способность переноситься в другой мир обладает огромной силой.
А через несколько дней я испытала это действие снова. Произошло это посреди улицы города, где я гуляла вместе с девчонками, и к нам пристала какая-то местная шпана.
Я без всякого страха шагнула к главарю этой шайки, взяла его за руку и продержав пару секунд отпустила, после чего он отпррыгнул от меня, словно ошпареный и с воплем "уходим отсюда!" умчался прочь. Остальные подельники рванулись вслед за ним, и никто так и не понял, что же произошло. A произошло то, что за мгновения этого мира человек прожил несколько лет в стране кошмаров, откуда только я могла его вытащить, и ему пришлось очень долго добиваться встречи со мной в условиях, когда никто ему не верит и ни у кого нет желания "помогать идиоту". Я его вернула назад с условием, что он бросит те дела, какие вершил в своем мире и в первую очередь отстанет от девчонок, встреченных на улице.
В тот раз я поняла еще одну истину. Сколько бы времени ни прошло во внешнем мире, во внутреннем пройдет лишь мгновение, а я могу не только прыгать в тот мир в разные места, но и выбирать время, в какое попадать. Для этого был нужен только ориентир, и он у меня был.

Я решила, что рассказывать о своих путешествиях в иной мир незачем. По крайней мере, здесь, где в это никто не верил, ведь доказательств просто не было, сколько бы я ни искала эти доказательства. Начала с изучения физики и астрономии, углубилась в химию и биологию, разобралась с многими инженерными науками, и в моих руках оказался огромный научно-производственный комплекс. Это получилось достаточно просто. Я знакомилась со многими людьми, искала средства для своих исследований и не мало получила просто от того, что у меня был свободный доступ к информации целого мира. Высокоразвитого технологического мира, в котором все было так же как у нас, за исключением того, что там верили во многие чудеса, а у нас эта вера была разве что у детей.

Когда я заканчивала местную школу, я долго раздумывала, кем стать в будушем, куда идти учиться, и желание разобраться с физикой мира предопределило все. Я выбрала то высшее учебное заведение, где главной специализацией была именно физика. И я не пожалела, как не пожалела и о том, что взвалила на себя обязательства учиться сразу по нескольким направлениям, не забыв прихватить к физике и несколько иных наук, таких как экономика, медицина и биология.

Бизнес-план созрел у меня в одно мгновение, когда на лекции по экономике профессор рассказал, как можно делать деньги изничего, на пустом месте. Надо было только иметь некую неординарную возможность, и такая возможность у меня была, надо было только понять, как. A поняв как, найти клиентов и предложить им то, за что они были готовы платить.

"Путешествие в страну сказок. Одна секунда здесь − один день там. Эффект полного присутствия. Встреча с будущим, полеты на драконе." − такое объявление я дала на сервере, где собирались любители сказок. Поначалу в ответ сыпались лишь глупости, оскорбления и всякая ерунда. Но главное было сделано. Несколько человек решились испытать на себе предложенное развлечение, и вскоре у меня появились первые клиенты. Вводный сеанс был бесплатен и длился всего несколько минут. Я усаживала человека в большое удобное кресло, нескоторое время вешала лапшу им на уши, рассказывая о гипнозе и о том, что путешествие там продлится намного дольше чем здесь. А затем оказывалась позади кресла, прикасалась к человеку и улетала вместе с ним в иной мир.
Они реагировали по-разному. Одни пугались, другие визжали от восторга, третьи пытались найти подвох и выявить в чем мир, куда они попали, не настоящий. А я все делала согласно научно обоснованному плану, и не прошло одной недели, как в мой "развлекательный центр" начали выстраиваться очереди. Я выяснила свой предел. Перносить в другой мир я могла не более трех-четырех человек, и в час внешнего мира могла совершать не более десяти сеансов, которые там длились сутки.
Чтобы получить максимум прибыли, я наняла помощников, и большую часть работы с клиентами перед и после "путешествия" совершали они, а мне оставалось лишь выполнять главное действие, а вместе с ним получать и свою выгоду.
Стоимость путешествия возрастала с каждым днем, и очень скоро она перестала быть доступной каждому. А я обнаружила, что за мной следят. Чтобы понять, кто это был, я пошла на контакт, и один из шпионов провалился в иной мир, где выложил всю свою подноготную, обещал, что уволится из спецслужбы, что не станет ничего рассказывать своим начальникам. Он врал, и я это видела. Но мне были нужны совсем не его обещания. Я выяснила, кто мной интересуется и на следующий заявилась в штаб ГУКИ, где меня никак не ждали, но начальник Главного Управления Контрразведки Империи меня принял.

− Ну, и что вы скажете в свое оправдание, принцесса? − заговорил генерал, встречая меня.
− Оправдание? Оправдание чего? Я не совершала ничего, за что мне надо было бы оправдываться. И не вижу ничего, в чем мне надо было бы оправдываться, − заявила я прошла в центр кабинета и артистично повалилась на пол. Как я и рассчитывала начальник контрразведки выскочил из-за стола, подскочил ко мне и попытался поднять меня с пола, одновременно вызывая своего помощника из приемной.

Касание, вспышка.
Необитаемый остров, солнце, вода, песок, ни одной зеленой травинки.
Человек несколько мгновений оглядывается, пытаясь понять, что происходит.
Я невидимо наблюдаю за ним, а он хватается за голову, встает на колени, и начинается натуральная истерика.
− И что теперь ты скажешь в свое оправдание, человек? − мой голос звучит над островком словно гром, и человек резко оборачивается. Перед ним оказывается широкая чешуйчатая грудь огромного дракона, и он несколько мгновений смотрит на нее, затем поднимает взгляд вверх, где находится моя голова с огромными клыками в приоткрытой пасти.
− Этого быть не может! − раздается вопль.
− Этого и нет, − заявляю я. − Все это только в твоей голове и не более чем гипнотическое видение. Обычно я заканчиваю на этом месте, но специально для тебя, начальник, я сделаю исключение, и ты отправишься в первое путешествие совершенно бесплатно.
Я подхватываю его драконьими руками, поднимаю над островком, вставая на задние лапы и приблизив свой нос к его лицу глубоко вздыхаю.
− Тебе еще нужны мои оправдания, генерал? − спрашиваю. − Если нужны, я отправлю тебя их искать в драконье брюхо. Так нужны или нет?
− НЕТ!!! − вопит он что есть силы.

Начальник с воплем отпрыгнул от женщины, к которой уже спешили местные медики в его кабинете.
Я очнулась в больничной палате императорского госпиталя. Как потом выяснилось, контрразведчики меня захватили, вырубили каким-то препаратом и несколько дней продержали в допросной камере, откуда меня вытащили только после вмешательства принца-наследника, оказавшегося одним из клиентов моей конторы по путешествиям в страну сказок. Когда я уходила на встречу с контрразведчиками, я объявила об этом своим служащим, давая им задание рассказать об этом всем, кто будет спрашивать если что-то со мной случится, и я не вернусь.
Так и случилось, в тот же вечер, как контразведчики "взяли меня в оборот", информация ушла во всемирную сеть, а там никем не сдерживаемая разошлась по миру и, естественно, попала к моему новому покровителю. Тот, конечно, желал остаться неузнанным, но контразвечики ему подчинились, и "Принцесса" была доставлена в императорский госпиталь, где ее освободили от химической зависимости от препарата, на котором держали контразведчики.

Часть 3. Фрактальная Связь


− Мы обнаружили очень странную кореляцию, сэр, − произнес молодой человек, устанавливая на стол видео-проектор и направляя его на белое полотно экрана, напротив плотно занавешенного окна. − Наш эксперимент заключался в изучении ядра нового химического элемента, с номером 137, который недавно был получен в экспериментах на Верхнем ускорителе. − Ученый включил проектор, попросив адьютанта погасить свет в кабинете, и вскоре на экране появились графики с обозначенными на них датами экспериментов, проводимых на ускорителе и экспериментов на сети радиотелескопов, фиксировавших микроволновое излучение из космоса.
Полковник прошел к экрану и довольно долго изучал графики и представленные формулы.
− Вы хотите сказать, что между принятыми из космоса сигналами и бомбардировкой атомов на ускорителе есть связь? − произнес человек.
− Да, сэр. Не просто бомбардировкой атомов, а конкретных атомов, с номером 137.
− И как вы это объясите? − спросил полковник, продолжая рассматривать графики.
− Теорией ЗФТ, сэр.
− ЗФТ, − усмехнулся полковник. − А вы знаете, что ее основатель давным давно окончательно спятил?
− Сумасшествие основателя Зеркально Фрактальной Теории не имеет отношения к нашим экспериментам, сэр. Просто представьте на мгновение, что для отправки космического корабля к соседней галактике нам не придется тратить гигантские моря энергии и сжигать в полете ценнейшие ресурсы, а будет достаточно небольшой установки, размером не больше чем один цех, которой для работы будет достаточно одного стандартного дизель-генератора.
− А ускоритель вы построите в подвале этого цеха? − спросил полковник.
− Ускоритель в нашем распоряжении уже есть. Нам будет нужен только экспериментальный образец, содержащий атомы 137-го элемента.
− Вы же знаете, какова его стоимость, профессор.
− Знаю. Образец бесценен. Но так же бесценна будет и возможность путешествий к иным звездам.
− Это только теория.
− Теория, которая может стать практикой, и кому как не нам понимать, что в подобном деле без риска не обойтись.
− Ну что же. − Полковник поднялся со своего места, вновь просмотрел картинку на экране и обернулся к профессору.
− Я дам вам одну неделю на подготовку плана нового эксперимента, в котором вы постараетесь все представить так, чтобы свести все риски к минимуму. Надеюсь, вам понятно задание?
− Да, сэр. У меня будет одна просьба.
− Хотите получить психа в свою команду? − усмехнулся полковник. − Забирайте.
− Спасибо, сэр. Обещаю, вы не будете разочарованы.

Седой старик сидел в кресле-каталке и смотрел вникуда. Рядом были другие люди, но старика никто не задевал и лишь врач, иногда появлявшися рядом, проверял его состояние, иногда поправлял прикрученный к креслу зонтик, который закрывал старика от палящих лучей солнца, так чтобы прямой солнечный свет не попадал на него.
Рядом со стариком оказался посетитель, и вместе с ним пришел врач.
− В это время он там, в своих фантазиях, профессор, − произнес врач. − Вы можете попытаться его расшевелить и пробудить, но это бесполезно. Не знаю, каким образом он защищается от внешних воздействий, но он проснется сам, когда придет время ужина и возвращения в палату.
− Я все же попробую свой метод, − произнес профессор. − Вы ведь не против?
− Вы обещали сказать, что это за метод.
− Я собираюсь поставить перед его взглядом плакат с рисунком, который он должен понять как ученый. Я уверен, что его научный интерес может дать толчок к пробуждению.
− Хорошо. Только вы сначала покажете этот плакат мне.
− Он здесь, со мной, − объявил профессор и отстегнув с плеча мешок раскрыл его, доставая стойку для подвешивания плакатов и сам плакат в сложенном виде. На плакате была разрисована экспериментальная установка и рядом несколько графиков с пиктограммами, понятными только ученым.
Врач просмотрел рисунки и не нашел в них ничего опасного для пациента. А через минуту плакат уже висел перед взглядом старика, и тот, казалось, смотрел сквозь него. Врач остался рядом, чтобы понаблюдать за происходящим.
Ничего не происходило. Прошло минут пятнадцать, старик шевельнулся, затем медленно повернул голову и глянул на профессора и врача.
− Он очнулся! − воскликнул санитар, тоже остававшийся поблизости.
− И незачем так вопить, − заговорил старик. − Кто вы? − спросил он, обращаясь к гостю.
− Я − профессор Ларон, Вы ведь поняли, что это за эксперимент? − спросил он, указывая на плакат.
− Разумеется понял. И что вы хотите от меня?
− Мы собираемся продолжать эксперименты в этом направлении, господин Хакер. И я получил разрешение на ваше участие в них.
− Но при этом вы хотите что-то получить и для себя, не так ли?
− Меня волнует только успех эксперимента, и вы можете ему поспособствовать.
− То есть по сути, вы предлагаете мне участвовать в ваших экспериментах, не требуя от меня ничего взамен?
− Можно и так сказать. Вы согласны на сотрудничество?
Старик несколько мгновений молчал, затем прикрыл глаза и поднялся из кресла, словно и не был болен. Врач глядя на это опешил, санитар раскрыл рот и закрыл его рукой, но и в его глазах читалось то же удивление, что и у врача.
− Я-то согласен, − заявил старик. − Вот только меня могут отсюда не выпустить.
− Не могут, − заявил Ларон.
− Тогда, займемся делом, профессор.

Ларон не ошибся в своих рассчетах. Уже на следующий день старик выдал проект первого эксперимента, который должен был дать нечто невероятное. По словам Хакера, во внутренних мирах есть множество знаний, которые можно получить с использованием установки, которую он предлагал построить.
Ларон и не требовалось ничего согласовывать с начальством, он объявил, что подобный эксперимент будет проведен, и Хакер взялся за работу на компьютере.
Скорости, с которой из под рук старика выходили чертежи и расчеты, можно было только завидовать. Сначала он выдал чертеж основы для УФС − Установки Фрактальной Связи, и ее сразу же запустили в производство на экспериментальном заводе, затем начали появляться чертежи более мелких деталей и принципиальные электрические схемы. Все немедленно шло в цеха.
Хакер смотрел на это с улыбкой и ни о чем не спрашивал. А Ларон был рад, что старик не требовал за свои знания лишней оплаты. Впрочем, в этот момент Ларон был готов назначить Хакеру зарплату хоть в миллион.

− Здравствуй, Принцесса, − произнес старик в микрофон, он был подсоединен к установке, и рядом никого не было, не считая охраны, что находилась снаружи и не смогла бы подслушивать, даже если бы захотела.
Рядом заработал компьютер, на его экран вылетели новые чертежи, затем они появились на бумаге, из-под плоттера. Хакер сидел в кресле закрыв глаза и чему-то улыбался. В таком состоянии его и застал профессор Ларон, пришедший в лабораторию утром.
− Вы снова работали всю ночь? − проговорил он. − Так же нельзя!
− Я боюсь, что не успею, друг мой, − объявил Хакер и показал рукой на стол, где лежало несколько рулонов с новыми чертежами.
− Что это? − спросил профессор, рассматривая невиданную конструкцию.
− Это аппарат для исследование глубокого космоса, профессор, с фрактальным двигателем. Если вам позволят его построить, вы получите то, о чем мечтали. Я не замахивался на пилотируемый аппарат и сделал простейший, на котором можно отправить исследовательский автомат.
− Но как вы смогли за одну ночь?!
− Я продумывал его многие годы, профессор. Там, в том мире, где я пребывал, пока меня считали психом. Вы можете не сомневаться, что он заработает, как заработал и УФС.
− Заработал?! Когда?!
− Вчера вечером, через час после вашего ухода, профессор. И я знал, что так будет.
− Знали? Откуда?!
− Эта связь действует по принципу фрактального кольца с временным опережением на те самые минуты, какие вы обнаружили в экспериментах с 137-м элементом. Эта временная задержка − есть фундаментальная величина, Ларон, та самая константа TF из ЗФТ. Вы этого, разве не поняли?
− То есть вы можете передать сообщение из будущего в прошлое? − спросил профессор.
− Только стабильное сообщение, профессор. Вероятностное сообщение не передается. Вы ведь должны это понимать. Можно получить только ту информацию, которая не меняется от перехода с уровня на уровень. Угадать выигрыш в лотерею не получится, а узнать точную дату запуска фрактального челнока к Альфе Центавра − запросто. Хотите?
− Вы можете ее назвать?
− Четвертое сентября. Поэтому, берите чертвжи и запускайте их в производство.
− А доказательство того, что он там побывает, будет?
− Разумеется, будет, профессор. Мы работаем или лясы точим?
− Работаем, − вздохнул Ларон и шагнул к бумагам.

Время уходило, а Хакер продолжал работать. Через месяц он потребовал для себя нескольких специалистов, и в отделе Ларона появились энергетик, физик-ядерщик, биолог, химик. Чтобы не особенно мешать другим разработчикам и не отбирать специалистов, старик предложил нанять для этого выпускников университетов и получив добро от начальства Ларон вместе с Хакером отправился в столицу, чтобы сделать наилучший выбор.

− Мне ведь не нужно объяснять вам, молодые люди, что такое виртуальная реальность? − произнес Хакер, рассматривая своих новых сотрудников.
− Не нужно, − объявили те хором.
− Тогда, начнем работу прямо сейчас. Система виртуальной реальности, в котороую вы попадете, наиболее совершенна из всех систем, поэтому вы почти не заметите разницы между нашей реальностью и той, куда вы попадете. За несколько минут здесь вы проживете там целый день, и сегодня у вас будет не день работы, а день для привыкания. − Старик еще раз глянул на всех и одел шлем виртуализатора.

− Йа-хо-о-о!! − раздался вопль, и группа молодых людей оказалась посреди солнечного пляжа. Рядом плескалось море, с другой стороны виднелся тропический лес. Старик оказался перед людьми и его вид переменился. Он стал молодым и махнув рукой помчался к воде. − Вперед! − крикнул он, и остальные помчались за своим начальником вслед.
− Поверить невозможно! Классная виртуалка! − слышались крики.
− Вот здесь вы и будете работать, − объявил старик. − Но вам придется кое-что запомнить. Вы не должны распространяться о том, что работая в виртуалке сидите на курорте. Для всех вокруг − вы в обычном офисе, на тех самых местах, что занимаете в классе.
− А это, разве, законно? Виртуалка очень сильно действует на сознание, и выжимает из человека почти все.
− Все или не все она выжимает, вы узнаете через недельку, − объявил Хакер. − Когда получим результаты работы. Не думаю, что темп, который я задам выдержат все, но тот, кто выдержит, получит здесь постоянную высокооплачиваемую должность, о какой другие только мечтают.

Ларон боялся даже заикаться о том, что за аппарат был построен на экспериментальном заводе. В чертежах не было ни слова о его назначении, а инженеры завода все же решили, что это экспериментальный космический спутник. К дате, названной Хакером он был посторен и по требованию старика испытания были назначены ровно на четвертое сентября. Шар был установлен на стальной ферме посреди полигона, и все испытатели спрятались в бункере. Хакер собственноручно провел процедуру запуска, и в назначенный момент над полигоном сверкнула ярчайшая звезда, и когда наблюдатели протерли глаза, ни фермы, ни шара на месте не оказалось.
− Он просто взорвался, − заявил кто-то из наблюдателей.
− И как это понимать? − спросил Ларон, глянув на старика.
− Будем считать, что мы сделали взрывное устройство на пару килотонн, − объявил Хакер.
В этот момент над полигоном появилась новая вспышка, и все прильнули к окнам бункера. Вспышка повторилась, затем снова и снова, а через полминуты в центре, где происходили вспышки, разыгралось настоящее светопреставление с цветными лучами и "салютами", которые постепенно из хаоса перешли в нечто, напоминавшее изображение на огромном экране. Изображение показывало огромную красную звезду и ее поверхность, а в стороне раздался вопль одного из техников.
− Пошла цифровая передача!
Народ обернулся к нему, а на одном из вспомогательных экранов замелькал текст, сообщавший о приеме кадров фотографий.
− Покажи хотя бы одну из них, − приказал Хакер технику, и тот вскоре вывел на экран одну из фотографий вместо текстового лога.
В кадре оказалась яркая двойная звезда в окружении множества иных звезд.
− Что же это? Откуда?! − возникли возгласы ученых-наблюдателей.
− Это окрестности Альфы, − заявил Хакер. − То, что вы приняли за бомбу, на самом деле − первый фрактальный исследовательский аппарат, который побывал у другой звезды и уже вернулся.
− Вернулся?! Мы не видели, как он вернулся!
− Кто не видел, а кто и видел, − усмехнулся Хакер. − Сорбин, бери своих парней и быстро туда! − старик указал на полигон. − Наш шарик должен быть на заводе к вечеру!

− Сколько нужно времени, чтобы сделать пилотируемый аппарат? − спросил старика Ларон, вернувшись с доклада начальству.
− Если не будем торопиться, то через год сделаем, − объявил Хакер.
− А если поторопимся?
− Тогда, мы скорее все на воздух взлетим, чем сделаем то что нужно. Не надо меня торопить, профессор.
− Вы же раньше спешили, чтобы успеть все сделать.
− А я уже все успел, − заявил старик. − Можете мне поверить. Теперь я не собираюсь помирать. Вот только торопыги могут отправиться на тот свет и меня с собой прихватить, а этого я не хочу. Технология требует отработки, вам ли этого не знать. Скажите начальству, что пилотируемый аппарат будет через год, не раньше. А через два мы сможем отправить к другим звездам хоть крейсер.
− Ты ведь чего-то недоговариваешь, Хакер. Я это вижу.
− У тебя нервы крепкие, Ларон? − спросил старик.
− Нормальные у меня нервы, − заявил тот.
− Тогда, идем. − Ларон принял руку старика, прошел вслед за ним в соседнюю комнату, и перед профессором внезапно вспыхнул яркий свет, затем в лицо ударил сухой песок, и он ощутил себя лежащим, а не стоящим на ногах.
− Подымайся, это еще не все, − проговорил старик, и Ларон поднялся на ноги, едва веря в то что видит вокруг. Они прошли по пляжу, вошли в дом, стоявший на берегу, и профессор замер, увидев посреди широкого зала огромную чешуйчатую рептилию. Та подняла голову над полом, затем поднялась на задние лапы и переменилась, становясь женщиной.
− Это Ларон, Принцесса, − произнес Хакер. − Мой непосредственный начальник.
− Меня зовут Дили, а Принцесса − это детское прозвище, − объявила женщина, проходя навстречу профессору.
− Что это за место? − спросил Ларон.
− Хакер вам не объяснил? − удивилась она. − Это один из промежуточных миров. Мой мир вложен в этот, этот вложен в ваш, куда вложен ваш мир − не знаю. Но вся эта система вложенностей − один огромный Вселенский Фрактал, в котором меньшие части повторяют большие, поэтому, нырнув внутрь вы попадаете в свою же вселенную, только в другое место. И вынырнув из своего вы можете вынырнуть в любом месте Вселенной. Надо только уметь нырять и выныривать.

* * *


Широкие крылья раскинулись в стороны. Под ними проносились зеленые леса, реки и озера. В строне виднелся океан, а в другой − белые шапки высоких гор. С чистого голубого неба светило яркое солнце. На спине дракона сидели два человека и смотрели на все это великолепие. Крылатое существо начало снижаться, когда впереди появилось очередное крупное озеро с белоснежным песчаным пляжем. Пару минут спустя они оказались на песке, и дракон мгновенно преобразился к виду женщины.
− Спасибо, Принцесса, − произнес старик.
− А почему здесь сверху не видно ни одного города? − спросил молодой.
− Здесь нет городов, господин Ларон. Это чистый мир дикой природы, в который не ступала нога человека. Если вы пройдете к лесу, то поймете, что лес здесь не такой, как на Земле. Он лишь похож сверху, но не более. И человек в нем проживет очень недолго.
− Почему? − заволновался Ларон отступая назад на тот шаг, что сделал перед этим, приближаясь к лесу.
− Потому что весь этот лес − это единый организм, который воспримет появление человека как акт агрессии и попросту убьет его.
− Он что, разумен?
− Не думаю. Но чувства у него есть.
− И ты отправляла наших студентов работать в такое опасное место? − снова заговорил старик.
− Нет. Я их отправляла в другое опасное место, − заявила женщина. − Там нет хищных лесов, но есть хишные люди, у которых канибализм в законе.
− Что это за место? − встрепенулся Ларон.
− Я его называю − Земля-4. По отношению к вам − это четвертый верхний уровень.
− А разве верхние уровни не повторяют нижние? − спросил Ларон.
− В теории − повторяют. В реалиях − нет. Повторы начинаются только на фрактальном отражении, но соваться туда смысла нет. Хакер разве не рассказывал вам этой теории?
− Рассказывал, но такого я не помню, − заявил Ларон, глянув на старика.
− Ты еще не готов в такие тонкости влезать, профессор, − заявил старик. − Мы будем делать дело, за которым сюда прилетели или нет, Принцесса? − спросил он. − А то, ты так и не сказала, что это за дело.
− Это дело в тебе, Хакер, − заявила она, вновь обращаясь крылатой ящерицей. − Когда-то давно ты подарил мне одно колечко, помнишь?
− Помню. Это было так давно, но кажется, что всего лишь вчера.
Принцесса поднялась на зание лапы, вскинула передние в стороны и взвыла. От этого воя во все стороны разошлась страннаяа едва осязаемая волна, а затем она вернулась, и сошлась в лапе драконицы, что демонстративно отошла на шаг в сторону, оставляя в центре сходящейся волны лишь один свой кулак. Пришедшая волна вспыхнула в ее руке ярким огнем, который медленно сжался и исчез. Принцесса опустилась ниже, показывая старику нечто, появившееся на ее чешуйчатой ладони. выглядело это нечто, как полоска раскаленного металла. Полоска медленно остывала, прекращая источать жар.
− Что это? − спросил старик.
− Сейчас узнаешь, − ответила она, махая полоской в воздухе, чтобы она остыла. Остыв, полоска приобрела золотой окрас, а ящерица вновь стала женщиной, подошла к старику и быстрым ловким движением согнула полосу золота и одела на шею старику. − Теперь это твой ошейник, − заявила она. − Ты сможешь его снять в любой момент. А сейчас возьмись за него руками и застегни. − В руках женщины возникла странная молния, обратившаяся в плоскость и застывшая большим зеркалом, с которым она и подошла к Хакеру.
− Люди не носят такие украшения, Принцеса, − заявил он, глядя на себя.
− Застегни его, Хакер. Давай же, не трусь!
Он смотрел на себя в зеркало, затем взялся за ошейник, нашел на нем застежку и застегнул его. В то же мгновение ошейник засветился ярким светом, а когда погас, Хакер открыл глаза и уставился на свое отражение в зеркале. Ларон смотрел на него с полуоткрытым ртом. А в зеркале отражалось лицо молодого человека, которому можно было дать двадцать − двадцать пять лет, не больше.
− В виртуальности, я и не такое могу с собой сделать, − проговорил он, глянув на женщину.
− Ты разучился отличать виртуальность от реальности, Хакер? − усмехнулась она, и человек глянув на свою руку медленно повернул ладонь, разглядывая ее.
− Не разучился, − объявил он. − Но, вернувшись домой, я вернусь и к своему старому виду, не так ли?
− Не так. К старому виду ты вернешься только сняв ошейник. И, мой тебе совет, не делай этого просто так. Если бы не человеческие предрассудки, я бы сделала так навсегда, но ты все потеряешь, Хакер, если заявишься там в таком виде, будешь утверждать что ты и есть тот самый старик. А ошейник у тебя сразу же заберут на исследования, не так ли, профессор Ларон. − Она смотрела на профессора, а тот стоял, словно стукнутый мешком по голове. − Господин Ларон! − воскликнула она, пробуждая его от оцепенения.
− А, что?! − воскликнул тот, резко оборачиваясь, затем снова повернулся к бывшему старику и уставился на него, разглядывая.
− Кто ты? − заговорил Ларон, глядя на женщину. − Бог?
− Для виртуального мира любой человек окажется богом, не так ли? − спросила она.
− Да, но ты же сказала, что это не виртуальность!
− Для вас это не виртуальность, но не для меня, − ответила она.
− Как это? Так не бывает!
− Когда-то я родилась в мире, который для всех был виртуальностью, а для меня единственной реальностью, − объявила она. − И я не вижу в этом никакой трагедии.
− Ты хочешь сказать, что весь наш мир для тебя виртуальность? − воскликнул Ларон.
− Вовсе нет. Виртуальность и реальность относительные понятия, профессор Ларон. Можете вы такое понять?
− Не могу.
− Тогда, извини. Когда поймешь, тогда мы и продолжим разговор. − Она обернулась к Хакеру, что рисовал в этот момент какие-то схемы на песке.
− Планируешь песочный замок, Хакер? − спросила она, подойдя и коснувшись его спины рукой.
− Нет. Пытаюсь понять, как мне жить с этим дальше, − проговорил он отрешенно.
− Так же, как и раньше, Хакер. Так же, как и раньше. Ничего не изменилось. Ты всего лишь узнал, что ты не человек.
− Как это нечеловек?! − воскликнул он.
− Ах, ну да, − усмехнулась она. − Боги − они тоже все люди. Так же, как и драконы. Помнишь, что ты говорил, когда превратил меня в дракона?
− Я тебя не превращал в дракона! − воскликнул он. − Ты им была изначально!
− Ну, значит, и я тебя в Бога не обращала. Ты им был изначально, Хакер.

Глава 4. Свобода.


Он глянул на нее странным взглядом, затем коснулся рукой ошейника, расстегнул его и снял, становясь стариком.
− Я забыла тебе сказать еще кое-что, Хакер. В программе моего ошейника есть несколько пунктиков, которые не позволят тебе умереть. Даже если ты прыгнешь в звезду, сгорит лишь твое тело, но не ты сам.
− Без тела − я пустое место.
− Во Вселенском Фрактале пустых мест не бывает, Хакер. Ты этого не знал?
− Хорошо, − вздохнул он. − Чего ты хочешь от меня, Принцесса?
− Свободы.
− Чего? − удивляясь переспросил он.
− Мне нужна свобода, Хакер. От тебя. Давным давно, много лет тому назад, а для тебя через много лет в будущем, ты лишил меня свободы. Все время, пока я жила, ты влезал в мою голову и требовал, чтобы я делала то или иное. И у меня не было выбора. Я исполняла твои приказы словно собачонка, привязанная к хозяину. Ты должен это остановить. Не знаю, как ты это сделаешь, но ты это сделаешь. И сейчас ты дашь мне слово, что ты исполнишь это обещание, даже если решишь, что я − Вселенское Зло, против тебя, Несущего Добро Всей Вселенной.
− Хочешь сказать, что все, что ты делала, ты делаешь по моим приказам из будущего? − усмехнулся он. − Я не верю.
− И правильно делаешь, что не веришь. Потому что, будь это так, ты свихнулся бы, получая всю мою боль.
− Боль?
− Да, именно Боль, Хакер. Боль от убийства, которое вы еще совершите, а для меня оно глубоко в прошлом. Я не могу ее забыть, а с каждым напоминанием о себе, ты напоминаешь мне и о той боли. С каждой нашей встречей я осознаю, что все это скоро повторится, потому что время Вселенского Фрактала замкнуто само на себя. То что ты считаешь единой структурой, поддерживающей Фрактал, не существует, потому что ТАКОВА САМА ВСЕЛЕННАЯ. И все, что происходит здесь, происходит и там, и там, − она показала рукой верх и вниз. − В глубоком прошлом и в недостижимом будущем, Хакер. Сейчас мы всего лишь замкнули кольцо фрактальной связи, Хакер. Связи, в которой существуешь ты, существую я. Быть может, в ней существует еще кто-то, о ком мы не знаем.
− Мы это должны были бы знать, если бы эта связь была реальна.
− Ты ошибаешься, Хакер. Ты этого не знаешь и никогда не узнаешь. И я не узнаю. Но отрицание существования во Вселенной иных Богов − попросту смешно, потому что все люди − Боги. Так же, как все драконы − люди.
− Ты хочешь свободы? Тогда бери ее, − произнес он. − Ты ведь должна знать, как ее взять и что с ней делать, коли просишь ее у меня.
− Ну что же. Я так и сделаю.
− Прощай, Хакер.
Сверкнула молния, и женщина исчезла, а два человека остались наедине друг с другом.
− Куда она делась? И как мы отсюда выйдем без нее? − спросил Ларон, делая шаг к старику.
Старик шагнул к Ларону и коснулся его руки.
− Идемте отсюда, профессор, − произнес он и шагнул в возникшую посреди пляжа дверь. Ларон шагнул за ним вслед, и оба оказались в одной из лабораторий комплекса Фрактальной Корпорации Хакера. Той самой, что уже работала не первый год, которая за годы своего существования изменила весь мир, превратила Землю в Центр Галактики с помощью космических крейсеров, бороздивщих всленную в поисках иных миров и цивилизаций. Вот только космос оставался девственно пуст, и редкие планеты, обладавшие подобием жизни, становились находками для исследователей и не более того.
− Что вы собираетесь теперь делать, сэр? − спросил Ларон.
− Писать завещание, − проговорил старик, и Ларон опешил от подобных слов. − Мы возвращаемся, − объявил Хакер, протягивая Ларону руку, и профессор, взялся за нее подобно тому, как ребенок берет за руку своего родителя.

* * *


− Что вы об этом скажете, профессор? Как нам принимать этого мальчишку?
− Не знаю как, но старик передал этому мальчишке все свои знания, сэр. И, самое главное, что парень все понял и уже проявил себя, когда возникла та ситуация на станции. Я полагаю, что вы вполне можете исполнить завещание хакера и передать все его имущество в ведение мальчишке.
− И вы не хотите сам всем управлять? − удивился генерал.
− Простите, сэр, но моих знаний для этого недостаточно. Я не смогу вести эту работу. Только ту, что уже делал раньше.
− И вы примете командование мальчишки над собой?
− Я его уже принял, сэр. И уже давно не жалею об этом.
− Когда давно?
− В тот день, когда Хакер представил его мне, − объявил Ларон. − Он знает, что делает. И, главное, он делает то, что нам надо, сэр.
− Хорошо. Но отвечаешь за него ты!
− Да, сэр.

* * *


Рост ФКХ носил взрывной характер. В течение нескольких лет корпорация вошла во все сферы жизни Земли, и миллионы людей оказались ее служащими, ее рабочими, ее учеными и ее защитниками. Она стала неприкасаемой, и вместе с корпорацией неприкасаемым стал и ее хозяин − молодой Хакер, который развил столь бурную деятельность, что уследить за ним было невозможно. Ларон уже и не следил. Его начальник, получив звание генерала, оказался на одном из крейсеров, построенных корпорацией и сгинул во тьме Вселенной, дав Ларону последний невыполнимый приказ держать Хакера под контролем.
А вышло все наоборот. Это Хакер держал под контролем Ларона, и в какой-то день Ларон оказался не у дел. Его попросту вышвырнули из ФКХ, когда обнаружились его дела с военными. Командование оказалось не в курсе того, какую роль он принял в основании ФКХ, и в один далеко не прекрасный день Ларон получил красиво оформелнную бумагу с приказом об увольнении. И, словно издевка, причной увольнения был указано "уход на пенсию". Да, пенсию Ларон действительно получил. И любой иной человек радовался бы подобной пенсии, а Ларон был попросту оскорблен. Он попытался добраться до главы корпорации, но Хакер "не оказалось на месте", и его служащие, "проявив излишнее рвение", буквально вышвырнули профессора за ворота административного комплекса корпорации.
Поднявшись с асфальта, на котором он растянулся, Ларон взглянул на злые лица, стоявших за воротами людей. Металлический лязг возвестил о том, что ворота закрылись окончательно, и профессор еще долго стоял, разглядывая их, словно не видел раньше. Ворота были литыми и изображали фрагмент известного фрактала Мальдельбрoта.
Позади скрипнули тормоза машины, и Ларон быстро обернулся от резкого звука.
− Профессор Ларон? − раздался голос из глубины шикарной машины. − Сядьте сюда, пожалуйста, и перед ним открылась дверь. Ларон несколько мгновений промедлил, затем сел в машину и некоторое время разглядывал незнакомку, сидевшую позади шофера.
− Едем в гостиницу, Бари, − сказала она шоферу, и машина покатила вдоль улицы.
− Что вы хотите от меня? − заговорил Ларон.
− О делах мы поговорим в более подходящем месте, − загворила она. − А сейчас нам надо познакомиться. Меня зовут − Дили. А вы профессор Ларон, не так ли?
− Так, согласился он. Почему вы решили, что я стану вас слушать?
− На сколько мне известно, вы только что оказались без работы, и было бы странно с вашей стороны отказываться выслушать предложение новой работы.
− Я уволен, но это еще не значит, что я отказался о борьбы.
− Борьбы за что, извините? За благорасположение монстра выкинувшего вас? Или вы желаете продолжать на него работать?
− А кто вы? И какого монстра представляете вы?
− Хороший вопрос, значит, с него и начнем, − объявила она и взяла его за руку.
В глазах возникла тьма, затем Ларон ощутил, как падает куда-то, и вместе со светом под ним возникла вода. профессор бултыхнулся в нее и некоторое время барахрался, пока не понял, что дно совсем рядом. Он встал на ноги и огляделся. Вокруг были леса, а он стоял по грудь в воде лесного озера. Необычно чистого озера с песчаным пляжем, ровно таким какой Ларон уже видел во время последнего путешествия в иной мир с Хакером.
Он зашевелился, медленно двинулся к берегу. Женщины рядом видно не было, и Ларон долго искал ее взглядом.

* * *


− Это КУФС, профессор, − объявила женщина. − Космическая Установка Фрактальной Связи. − Она обвела руками огромное сооружение, больше походивее на бред всбесившегося конструктора. Огромные цеха, сотни труб, переплетающихся между собой. Огромные колбы, мощные силовые провода. Ларон смотрел на все это сооружение, и первой мыслью было − "сколько же было угрохано средств на строительство этого?" − В этом мире, профессор, я − Императрица, и мне доступны средства всей Земли, − произнесла Дили, и Ларон резко обернулся.
− Я же не упоминал о средствах, − проговорил он.
− Мне было достаточно вашего мысленного вопроса, − заявила она.
− То есть как мысленного? Вы телепат?
− Вас это удивляет? − спросила она. − Вас, человека стоящего у истоков Фрактальной Корпорации Хакера, удивляет какая-то там телепатия? − усмехнулась она. − Телепатия, телепортация, космические путешествия с иные галактики. Все это стало реальностью, профессор. И уже давно.
− Давно? Я знаю только про космические путешествия.
− Это поправимо. Телепортацию вы увидите прямо сейчас. − Она взяла его за руку, и бред конструктора перед глазами поменялся на вид широкого кабинета, где находилось несколько десятков человек за чертежными инструментами. Они все что-то делали, рисовали, переговаривались, что-то решали, а Дили провела профессора через помещение и взошла на кафедру, где на широком полотне была разрисована некая схема, подобие которой Ларон уже видел когда-то.
− Мне нужна ваша помощь, профессор. Помощь в приведении всего этого в порядок. КУФС в настоящее время находится в неработоспособном состоянии. И мы должны ее запустить.
− Но зачем вы это делаете, если Хакер давно собрал установку для фрактальной связи?
− Он ее собрал семнадцать минут назад, Ларон. А здесь пройдет еще несколько лет, прежде чем установка заработает.
− Семнадцать минут назад? Как это семнадцать минут?
− Это один из внутренних миров, профессор. Здесь время идет иначе, чем там откуда ты родом. Мы должны сделать эту работу, иначе произойдет разрыв фрактальной связи и это закончится катастрофой для всей вселенной.
− Но катастрофы не было! − воскликнул Ларон. − Иначе, мы не существовали бы!
− Именно. И это есть доказательство того, что мы работу закончим. Так или иначе, но закончим. Вы можете нам помочь, но можете и отказаться, если откажетесь, я верну вас в то место и то время, где мы встретились.
− В то вре... − заговорил Ларон и осекся, глядя на женщину совсем иным взглядом.
− Что я должен делать? − спросил он.
− Найти рабочие схемы и довести создание КУФС до рабочего образца.
− Если ты можешь перемещать меня во времени, ты можешь отправить меня в мой мир в то время, когда я еще не был уволен?
− На сколько времени назад надо отправляться?
− На полгода.


Глава 5.


По коридору спешил человек. На несколько мгновений он задержался, оглядываясь, затем прошел к двери в лабораторию, провел карточкой через считыватель, и дверь открылась. Лицо его так и не попало в камеру.
− Это професор Ларон, − произнес голос за кадром. − По логу системы уже выяснили.
Кадр сменился и появилось новое действие. Ларон без всякого опасения включил главный сервер, вставил лазерный диск и некоторое время что-то делал за терминалом. Камера не видела его действий.
− Согласно логу действий, Ларон скопировал главные файлы проекта "Фрактальная Связь", − снова говорил голос за кадром, и он остановился на моменте, когда профессор убирал диск в коробку.
Кадр сменился, и появилась новая запись. На этот раз, Ларон находится в кабинете начальника охраны, рядом еще несколько человек, и происходит натуральный допрос, в котором начальник пытается узнать, зачем професссор копировал секретные материалы, и куда их дел? Ларон от всего отказывался, и детектор лжи не подтверждал вранье.
Комиссия, разбиравшая дело, не сочла необходимым принять какие либо меры более чем усиленного слежения за профессором. Но слежение вскоре выяснило, что Ларон работал на одно из военных ведомств и регулярно сообщал туда информацию о корпорации. Начальник охраны пришел с этим вопросом к боссу, но Хакер и слушать отказался о каких-либо обвинениях против Ларона, который по его мнению был чист настолько же, насколько и он сам. Начальник охраны ушел, решив найти против Ларона более весские доказательства, но ему это так и не удалось. Впрочем, ему удалось провернуть другую аферу, и Ларон вскоре был викинут из Корпорации. Формально он ушел на пенсию, и обманув Босса Начальник охраны представил все как его уход по собствeнному желанию, а Хакер так и не узнал всей правды, потому что работал над одним из важнейших проектов − созданием межмировых порталов. Уверенности, что они получатся, не было, но теорию он где-то нашел, и постоянно пребывал в одном из дальних миров, где проводились исследования по этой теме.

* * *


Ларон, довольно быстро понял, что его новая начальница и есть та самая Принцесса-драконица, с которой его познакомил Хакер. Он не редко видел ее в довольно подавленном состоянии, но не решался о чем-либо спрашивать. Люди, работавшие на нее, делали все со свосйственным молодым энтузиазмом, и после появления Ларона в команде работа сдвинулась с мертвой точки. К назначенному сроку КУФС заработал в полную силу, и КБ Принцессы взалось за новые задачи, в которых Ларон не без удивления узнавал то, что Хакер давно получил с помощью своей установки. Вот только здесь велась именно разработка, тогда как Хакер все получил, что называется, "на халяву" в готовом виде. Вспоминая о том, что происходило раньше, Ларон решил, что надо с ней как следует поговорить, и решившись, наконец, отправился ее искать.

− Здравствуй, Принцесса, − проговорил он, входя в кабинет начальницы, и та вздрогнула, резко оборачиваясь.
− Ларон? В чем дело?!
− Нам надо поговорить, − произнес он тихо, и женщина, мгновенно успокоившись, указала ему на место перед собой.
− Откуда тебе известно это мое имя? − спросила она.
− Нас познакомил Хакер. Ты не помнишь? Дикий хищный лес, белый песок, озеро, полет на спине драконицы. И это была ты.
− Не помню такого, − произнесла она.
− Значит, для тебя это в будущем.
− И каким образом ты оказался здесь, если это будущее было для тебя в прошлом?
− Ты меня перенесла, не забыла? А как в ФКХ переносила в прошлое, тоже не помнишь?
− То что я делала, я помню.
− А то что ты еще сделаешь, ты помнить не можешь, не так ли?
− Ты не объяснил, каким образом ты оттуда попал сюда, Ларон? Из будущего в прошлое.
− Я этого и не знаю. Знаю только, что говорила Хакеру ты сама.
− Что?
− Не боишься порушить Вселенский Порядок, если узнаешь?
− Не смеши меня, Ларон. Вселенский Порядок давно нарушен. Не знаю, как Хакер это сделал, но он заставляет меня делать то, что я делаю.
− Через кольцо?
− Откуда ты знаешь про кольцо?! − на мгновение показалось, что она обратилась в настоящую фурию.
− Ты это сама рассказала, но ты этого не помнишь.
− Рассказывай все, Ларон! А иначе, я ни перед чем не остановлюсь, чтобы тебя заставить!
− Ты просила его о свободе, и Хакер осовбодил тебя.
− Но, если бы это было так?! − воскликнула она.
− Это всего лишь, будет так, Принцесса. Не сейчас и не завтра, а... Я не знаю, когда. Ты тогда говорила, что вселенское время замкнуто, что то что для тебя далекое прошлое, для Хакера − далекое будущее. И еще, ты говорила про боль из-за какого-то уничтоженного мира. Я не знаю, о чем это, Хакер тоже не понял этих твоих слов, а ты сделала что-то непонятное, и созадала ему ошейник, с которым он стал молодым и бессмертным. И вы говорили о том, что вы − Боги. И он, и ты. Только ты, почему-то считала, что Хакер тебя считает злой богиней. И, глядя на тебя сейчас, это кажется вполне обоснованным.
− А ты считаешь, что раб может стать добрым? − спросила она, лишь немного умерив эмоциональный пыл.
− Может или не может, но стремиться к этому и делать все для добра может каждый.
− Вот и объясни это своему Хакеру!
− Хакер, какого я его знаю, таков и есть. Он все делает для торжества добра, мира и справедливости.
− Можешь идти, Ларон.
− Куда?
− Куда хочешь. Ты свободен.
− Tы меня гонишь? Так же, как Хакер?
− А тебя выгнал Хакер? Или его прихлебатели?
− Я не хочу никуда уходить.
− Так и не уходи. Я тебя не гоню. Только задачу себе ты будешь придумывать сам.
− А Хакер тебя не просил ничего больше делать?
− Нет. Работа идет только с КУФС и его совершенствованием. У тебя есть какие-нибудь предложения?
− Нет.
− Тогда, предложение есть у меня.
− Какое?
− Я сейчас провожу тебя в одно место, − произнесла она и взяла Ларона за руку. Свет померк и сменился мирриадами звезд, окруживших человека и внезапно метнувшихся в сторону. Движение звезд затормозилось так же резко, как началось, и ларон оказался в воздухе без всякой опоры, после чего рухнул в воду, оказавшегося внизу озера.
− Что это такое?! − воскликнул он, выбираясь из воды и глядя в улыбающееся лицо женщины.
− Это всего лишь портал, − произнесла она.
− Портал?! Ты умеешь их строить?! − воскликнул Ларон.
− Я не умею их строить, я сама − этот портал. Что-то не так, Ларон?
− Хакер все последнее время занимался поиском возможности строительства порталов для перелетов из одних миров в другие. И он ни разу не просил тебя помочь ему в этом?!
− Не просил.
− Значит, он сдержал слово. Порталами он занялся после того, как ты подарила ему ошейник.
− Это могла быть и не я. Это ведь всего лишь твоя догадка, а не точное знание. Я похожа на ту Принцессу, которую ты видел?
− Ты ведь можешь изменить себя как захочешь. Даже драконом можешь стать. Я это видел.
− Такого дракона ты видел? − И женщина перед ним резко изменилась, выросла и предстала огромным зеленым драконом с золотистыми переливами на чешуе.
Ларон замер, задерживая дыхание и рассматривая огромное существо.
− А ты и вправду видел раньше дракона, − произнесла она все тем же женским голосом, и большая чешуйчатая лапа подхватила его, подымая над землей. Он оказался перед ее носом, и от одного вида глубокой темной глотки в приоткрытой пасти у Ларона замерло сердце. − Но ты все же трусишь, − произнесла она, перенося его за голову и сажая на свою шею.
А мгновение спустя, крылатое существо уже подымалось в воздух, раскинув огромные крылья в стороны. И, оказавшись в воздухе ларон понял, что это совсем не тот мир, в каком он бывал когда-то вместе с Хакером, потому что здесь была своя разумная жизнь. Лес пересекали ровные просеки с дорогами, У горизонта виднелся огромный город, подымавшийся к небесам высокими шпилями, и среди этих шпилей... летали драконы...

Глава 6.


Он смотрел вниз, на проплывавшие под крыльями драконицы широкие улицы с величественными дворцами и множеством самых разных домов, на людей, куда-то спешивших и просто гуляющих. Их было полно на улицах и в парках. Какая-то толпа плясала на одной из высоких крыш явно что-то празднуя. Все уплыло далеко назад, и драконица оказалась над центральной частью города, которая сама по себе выглядела словно большой замок, возвышающийся над городом.
− Нравится? − раздался ее тихий вопрос.
− Да, кажется, словно, это Страна Сказок, произнес Ларон, и тут полет резко изменился. Казалось, драконица рухнула вниз, резко снижаясь, Ларон вцепился в один из наростов драконовского гребня и смотрел, как приближается земля. Внизу, казалось, был большой парк, но когда до земли оставалось совсем немного, он понял, что это не просто парк. Под огромными деревьями находилось поселение с маленькими домами, и сейчас драконица падала на них. Падала!
− Принцесса! Что ты делаешь?! − закричал он, но она не отзывалась, и Ларон вдруг понял, что она неуправляема. Крылья не двигались и трепетали в потоке воздуха, тело драконицы уже кружилось, и Ларону показалось, что еще немного, и он свалится с нее. Какая-то темная тень накрыла его, и обернувшись назад он увидел огромного черного дракона, лапы которого тянулись к ней. Чудовище вцепилось в тело зелено-золотой драконицы, резко ее дернули, и Ларон слетел с ее шеи, оказываясь в воздухе, падающим вниз.
− Принцесса!!! − завопил он, глядя, как черный дракон уносит ввысь ее обмягшее тело. А сам он падал, падал и падал. И ничто уже не могло остановить его падения. От осознания близкого конца, он забыл обо всем, и лишь в сердце ворвалась жестокая боль от того, что все произошло так чудовищно нелепо.
А затем всепоглощающая тьма накрыла его.

* * *


Идиллия очнулась в драконовском госпитале, и первой ее мыслью был вопрос о человеке.
− Где он?! − взревела она, вскакивая с места и не находя Ларона нигде рядом. − Где человек, с которым я летела?! − зарычала она на появившихся драконов.
− Тебя принес дракон, и никаких людей с тобой не было, − произнес один из них.
Она вскипела в одно мгновение, и едва не вцепилась в дракона когтями, приказывая привести к ней того самого дракона, и кто-то ушел за ним, а через минуту в палате появился большой черный дракон, от вида которого могло стать не по себе кому угодно, даже обычному дракону.
− Простите, Ваше Величество, за то что я прикоснулся к вам своими черными лапами, − проговорил он, склоняя голову.
− Со мной был человек! − зарычала она, стараясь сдерживаться, она знала этого дракона.
− Я не видел человека. Я видел, как ты падала, я поймал тебя и принес сюда, ты ничего не могла сказать тогда.
− На моей спине сидел человек, когда я летела, − продолжала твердить Идиллия, но черный был попросту слаб умом. Хотя, в чем-то ином его следовало и поблагодарить.
Гнев вновь вспыхнул в ней ярким пламенем, и она рванулась прочь из палаты и из больницы. Через несколько минут на голове стояли все. И драконы, и люди, и все иные существа, какие жили в этом мире, а Идиллия вспоминала его. Ларона, и в ней поднималась новая волна. Волна, о которой она и не подозревала раньше, которой просто быть не могло! Ведь она его знала давно, и этот человек не вызывал в ней ничего, пока не случилось вот это.
Давным давно, когда она еще была совсем маленькой девочкой и жила во дворце отца, в Стране Сказок, старый маг учил ее, и однажды, на вопрос о том, кто станет ее женихом, маг что-то сделал, поколдовал и объявил, что "очень нескоро, когда Принцесса Дили будет жить в далекой-далекой стране, один человек скажет, что эта страна похожа на Страну Сказок. Этот человек и станет ей женихом.
И, когда это произошло на самом деле, Идиллия получила жестокий удар. Какая-то непонятная сила обездвижила ее, и она не помнила, что произошло после. Только пробуждение в госпитале. А Ларона рядом не было, и это ее не просто бесило. Она была обвинить в его исчезновении кого угодно, даже своего слабоумного спасителя.

Словно безумие охватило ее, и все силы были брошены на поиски человека. Драконы, люди, эльфы (в этом мире и такие были). И уже в этот же день, Дили получила известие о том, что в том месте, где ее поймал черный в тот день было найдено тело человека, упавшего с высоты и "ушедшего в верхний мир".
− Что значит, ушедшего в верхний мир? − спросила драконица следователя. − Он еще жив?!
− Души разумных существ, умерших в нашем мире, переселяются в разумных, живущих в другом мире. Они там рождаются заново. И говорить о смерти в таком ключе − не имеет смысла.
− Это ведь обыкновенный предрассудок, и только дурак в подобное будет верить! − взрычала Идиллия, подымаясь и резко меняясь от вида женщины к драконовскому.
− Но, Ваше Величество! − воскликнул человек, подпрыгивая на месте и отбегая подальше от разъяренной драконицы. − В других мирах предрассудком считают даже возможность существования драконов! − воскликнул он, уже не скрывая своего страха и пытаясь убежать.
− Стой! − раздался ее спокойный женский голос за спиной, и человек встал, не оборачиваясь. − Обернись и иди сюда, − приказала она, и человек развернувшись на мгновение замер. Он знал, что Императрица − дракон, но ни разу не видел ее в подобном виде. Огромное зеленозолотое тело, невероятно огромные крылья, мощный хвост. Он стоял не шевелясь и разглядывая драконицу, а та шевельнулась и легла, втягивая мощные когти, от которых на каменном полу зала остались заметные борозды. − Этот человек, которого вы ищете, должен был стать моим супругом и вашим Императором, − проговорила она. − И я не оговорилась. Он именно человек. Если ты сейчас вернешься ко мне и докажешь, что его дух мог остаться живым и всего лишь ушел в какой-то другой мир, ты избавишь от моего гнева не только себя, но и многих других. И бежать тебе некуда. Двери закрыты, и в этом зале нет места, где бы ты сумел спрятаться от дракона.

* * *


Доказательств существования Верхнего Мира у людей не было. Была лишь вера и древние сказки о том, что когда-то существовали люди, умевшие связываться с душами Верхнего Мира, и это стало первой зацепкой. По приказу Императрицы, были организованы научные группы, занявшиеся этим вопросом. Тысячи ученых разъехались в разные стороны на поиски следов и записей тех, кто связывалися с "потусторонним" миром. Кто-то решил, что Императрица сошла с ума, растрачивая бешеные средства на бессмысленный поиск, но поиск не был бессмысленным для нее. Вскоре нашлись первые следы, археологи откопали старые записи, и ученые взялись за дело, подгоняемые не только грозным видом Императрицы-драконицы, но деньгами, которые текли рекой из драконовской государственной казны.
А затем возник первый прорыв. В одной из древних записей был найден способ связи с верхними духами, позволяющий сделать это чуть ли не любому человеку. Надо было всего лишь подвести его к самому краю смерти и удержать там, не давая умирать. И тогда, у него устанавливалась связь с кем-то из близких родственных душ.
Добровольцы для экспериментов нашлись довольно быстро. Работал денежный катализатор, и вскоре появились первые положительные результаты. Десятки, сотни и тысячи контактов, сбор информации, разработка оперяций по действиям в Верхнем Мире, и, наконец, подтверждение фрактальной природы связи миров. А дальше в действие вступили знания Идиллии, и она, воспользовавшись полученными данными отправилась туда сама. Вот только найти одного человека, в огромном мире, наполненном самыми разными существами, да еще и постоянно воюющими меж собой, было задачкой не из легких. Проведя первую разведку, Идиллия вернулась назад и занялась разработкой новых планов поиска Ларона. Для этого в Верхний Мир отправлялось множество групп, и теперь их действия носили целенаправленный смысл.
Первым результатом стало то, что группы попадали в самые разные времена, раскиданные на сотни и тысячи лет, а это привело к некоторым парадоксам, таким как встречи групп из будущего с группами прошлого. Занимались они все тем же, и очень быстро стало ясно, что на поиски уйдут многие годы. Драконицу это ничуть не смутило, и она лишь усилила поиски. В Верхний Мир уходили настоящие полчища ученых и инженеров. Постепенно тот мир был изучен, и вскоре выяснился еще один парадокс. Души умиравших людей действительно попадали в этот мир, но заселялись они не только в местных людей. Родственные души находили в эльфах и орках, в кошаках и ящерах. Распределение по времени попадания так же превращало поиски в неразрешимую задачу. Ларон мог попасть как в далеко прошлое мира, так и в далекое будущее.
Побывав в очередной раз в этом жестоком мире, драконица приняла очередное решение, становившееся поворотным не только для поисковиков, но и для всего того мира. Идиллия поставила цель − взять власть в том мире и изменить его так, чтобы в нем не было столько насилия и войн, чтобы люди, попадавшие туда после своей смерти, оказывались в лучшем мире, чтобы он стал не хуже чем мир где жили драконы. Это была идея жестокого прогрессорства, которое поначалу даже не все принимали. Но, когда стало окончателно ясно, что в том мире действительно живут духи умерших, идея прогрессорства стала более популярной, и на ее осуществление были брошены огромные силы.


Глава 7



Тьма отступила, и Ларон услышал странную песню. Она успокаивала и завораживала и в то же время казалась какой-то родной. Воздух наполняли удивительные запахи, от которых начинала кружиться голова, и был какой-то особенный запах, который тянул и манил, заставляя подняться на ноги, и он сделал это, едва ощущая себя. В глазах уже не было тьмы, но был какой-то розовый туман, скрывавший все, и он чуть постояв провел перед собой рукой, пытаясь нащупать что-нибудь рядом. Рука уперлась в какую-то решетку, и он стал ощупывать ее, пытаясь найти выход. Но выхода не было, решетка была со всех сторон, тогда он опустился ниже и коснулся земли по которой ходил. Она была мягкой и податливой и ее покрывала зеленая трава. Он просто решил, что трава должна быть зеленой, хотя и не видел ее, но ощущал.
А затем послышался тихий шорох, воздух наполнил тот самый запах, что казался приятным, и Ларон ощутил, как некая сила подхватила его и подняла вверх. Должно быть, решетки вверху не было, и его вытащили из огороженного места. Это казалось совершенно непонятным, а рядом раздалось тихое урчание, и что-то большое и теплое коснулось его груди. В нос ткнулась магкая плоть, в рот попало что-то приятное на вкус, и он просто вырубился.

Время улетало, и Ларон постепенно начал различать предметы и цвета, вот только кроме обычных синего, зеленого и красного он видел еще какие-то цвета, которые совершенно не мог идентифицировать, хотя различал их достаточно четко, как и те, что знал раньше. И вместе с тем, он понял, что уже не был человеком. Не может быть у человека когтей на руках и ногах, не бывает людей с хвостами и шерстью на всем теле, и рядом не было никого, кто был бы похож на человека, потому что вокруг были такие же хвостатые, когтистые и клыкастые существа. И Ларон был одним из них. У него были старшие братья и сестры, и одна мать на всех. Второго родителя Ларон ни разу не видел.
Время проходило, Ларон учился разговаривать на рычаще-мурлыкающем языке, иногда он пытался говорить на языке людей, таком, какой он знал, но получалось очень плохо. Даже свое старое имя он не мог назвать как надо, и по кошачьи оно звучало как Ларол, а не Ларон. То что он стал котом, а вокруг были другие коты и кошки он уже не сомневался.
Проходило время, закончилось лето и осень, пришла зима, и молодой Лар уже не был так опекаем, как раньше, хотя, старшие и не брали его в свои игры, а младших Лар почти не встречал. И, если встречал, то это было во время коротких прогулок в город, которые семья проводила иногда, казалось, один или два раза в месяц. Во время первой такой прогулки Лар увидел в городе людей и едва не всбесился, пытаясь добраться до них, но старший брат был рядом и удержал его от этой глупости. Людей коты называли раллами, и в тот день мать говорила о них, о том, что люди котам вовсе не родственники и не друзья, что от них надо держаться подальше, а если оказался один на один, то бежать, и только бег может спасти малыша от попадания во власть к этим чудовищам. И Лар понимал. Понимал, какими могут быть люди, на что они способны, и как плохо может стать разумному коту, попавшемуся в их руки.
Впрочем, время менялось, маленький Лар узнавал все больше и больше, его стали примечать как смышленого котенка, и в какой-то день в доме появился старый кот, который долго говорил о чем-то с матерью, а на утро Лар узнал, что он отправляется учиться кошачью школу, но не ту, в которой учлились его братья и сестры, а в особую школу для котят, обладающих неким даром. В тот день Лар даже не понял этого слова, и лишь потом узнал, что оно означало. Узнал он и о том, что мать его не просто отдала в эту школу, а продала, и Лар почувствовал это на себе уже через несколько дней, когда оказалось, что принятые малыши попадали не в нормальное окружение, а в жестокий мир кошачьих воинов.
В первой же драке Лар получил серьезное ранение и попал в местный госпиталь, где, как выяснилось, раненых лечили не так, как это представял Ларон-человек. Главным врачом был маг-человек. Лар, едва увидев его, в первое мгновение решил, что сможет с ним поговорить, но уже через несколько секунд он понял, что врач − не человек. Он был только похож, но острые уши и длинные клыки мгновенно отбили у Ларона желание раскрывать магу свою человеческую сущность. А тот что-то заговорил, подходя к раненым, взмахнул руками, и они засветились невероятным светом, смесью тех двух новых цветов, какие иногда видел Лар раньше, Вот только он еще ни разу не видел, чтобы эти цвета смешивались. Смесь свечения оказался в руке остроухого, потекла и потянулась за его руками, словно была неким цветным газом, и касаясь ран этот "газ" впитывался в тела котов, и раны под его действием начинали затягиватсься.
Когда остроухий оказался рядом и коснулся свечением тела Лара, произошло совсем не то, что с другими. Лар ощутил странное воздействие, которое распространилось по телу и застыло где-то внутри, в области грудной клетки. Рана на его боку быстро затянулась, а свечение внутри осталось и не таяло, как в иных котах. Маг ушел лечить остальных, а Лар смотрел в себя и пытался понять, что же это такое. Свечение не угасало, и он заметил, как оно пульсирует в такт ударам сердца. Только потом он узнал, что это была магическая инициация, которую эльф-врач провел совершенно не понимая, что это именно оно. Он лечил кошаков магией и не имел понятия, что кому-то этим лечением он может подарить магическую силу. Даже не подарить, а просто разбудить спящую внутреннюю силу.
Излеченных молодых кошаков вернули в свои группы. Лар оказался среди "своих", вот только какие они были своими, если во время драки ни один из них не попытался помочь? Они лишь обсуждали драку, восхищались чьими-то приемами, говорили о желании изучить их и научиться драться не хуже. А у Лара пропадало всякое желание вступать с ними в разговор.
Следующий день начинался с занятий, и первыми стали занятия по физической подготовке. Молодых начали натуралным образом гонять. Лар еще ни разу не бегал столько времени и еще никогда не ощущал такой усталости. И, хотя в конце его поставили в один ряд с самыми лучшими бегунами, он не чувствовал единения с ними, как не чувствовали и его собратья. А те, кто завидовал "победителям" этого дня, на следующий уже совсем им не завидовал, потому что победителей гоняли еще больше, и если остальных после беговых кругов направили на вольную разминку, то группа "победителей" попала на новую разминку, на этот раз к другому тренеру, и тот начал их гонять по дорожке с препятствиями. Лар проходил ее чуть ли не играя. Просто видел, где и как надо идти, а с равновесием у него проблем не было, ведь он был котом, а не неуклюжим человеком. И эта новая "победа" стала причиной, что на третий день он оказался вообще отдельно от всех с единоличным тренером, который не только гонял его, но и носился вместе с ним по беговым кругам, лазал по полосе препятствий, а затем, когда всех остальных учеников отправили отдыхать и заниматься своими делами, Лар оказался в тренировочном зале, где ему объявили, что он будет заниматься по особой программе для бойцов Изиды. Что это за Изида, он узнал позже, а пока он оказался совсем отделен от всех остальных, и несколько недель его не оставляли в покое. Гоняли, учили самым разным приемам, а когда учитель вдруг обнаружил, что Лар применяет для прохождения некоторых препятствий хитрости, когда в бою тренер понял, что ему не удается ни один обманный маневр, когда в очередной день, становившийся экзаменационным, Лар не просто выложился по полной и промчался все круги за минимальное время, а полосу препятствий преодолел играючи, молодой кошак оказался перед молодым бойцом, считавшимся в школе чемпионом.
− Победить его очень сложно, − проговорил тренер, но если ты против него продержишься хотя бы пару минут, для тебя это будет значить, зачет в курсе обучения борьбе.
И Лар дрался. Дрался, как никогда в жизни, он видел противника, чувствовал все его движения, понимал, когда и как он будет атаковать, когда контратаковать, и это стало концом чемпионства для этого кошака. Прошла лишь одна минута, и арена окропилась первой кровью. Кровью не Лара, а его противника. Схватка была остановлена, и Лар с этим был согласен. Вот только противник его совершенно озверел и потребовал продолжения поединка, заявляя, что ранение совершенно безобидно и случайно.
И бой продолжился. Вот только совсем не так, как того хотелось чемпиону. Лар видел его ярость. Видел стремление победить, но видел и желание кошака убить противника. А это означало, что дать ему победить Лар не мог. Приемы чемпиона стали изощренее и точнее, но предвидение, дававшее Лару преимущество, стало и залогом победы. Очередной стандартный прием чемпиона закончился нестандартным приемом Лара, и кошак пролетев мимо отступившего противника растянулся на песке с кровавыми полосами от когтей Лара на правой переней лапе.
Победа была присуждена Лару, и впервые за многие дни он оказался перед свободным выбором, который ему предоставили учителя.
Он остаться и учиться в школе Изиды, а мог отправиться в столицу и искать другую школу для поступления. Рекомендации ему обещали самые наилучшие, но чтобы учиться в других пшколах была нужна не только сила и умение драться, хотя это и было самым главным по мнению учителей бойцовской школы.
И, хотя все вокруг желали, чтобы он остался и продолжал учиться на боевого кота, Лар вздохнул и объявил о своем решении идти в столицу искать ту школу, которая ему понравится больше.
Учителя ушли на совещание, и Лар не знал о чем они говорили. А там решалась его судьба. Тренеры были за то, чтобы оставить Лара силой, просто объявить, что он должен школе деньги за обучение и за все-все-все, в том числе, тот выкуп, что был заплачен его семье.
− Мы должны принять во внимание еще одно обстоятельство, − раздался голос старого кошака, основателя школы Изиды. − Раэль, выйди сюда и расскажи, что ты видел в этом малыше?
Перед кошаками появился эльф. Тот самый эльф-врач, под руками которого излечивались раны кошаков, и среди присутствовавших не было ни одного, кто не испытал на себе его магии.
− В нем горит огонь, − произнес эльф. − Не простой огонь, а огонь магии стихий. Огонь этот разгорается с каждым днем, и тренировки в школе только ускоряют его пламя. Сегодня он еще не умеет помогать себе магией в бою, но завтра, если его не обучать правильно, его магия может стать убийственным оружием, которое будет наносить ранения, которые я не смогу вылечить. И вы знаете, что магические бойцы должны обучаться не так как обычные. Я не настолько силен, чтобы сказать точно, какая в нем магия сильнее, для этого он должен отправлятся в столицу. В то же время, я не имею права голоса на этом собрании, как не имею и права что-либо говорить. И мне нечего больше сказать.
− Раэль, − заговорил старый кошак. − Не строй из себя глупца. Здесь нет никого, кого не коснулась бы твоя магия, и никто не скажет тебе слова, если ты выскажешь свое мнение при всех, а не только мне одному. Давай же!
− Его следует отпустить. Более того, на вашем месте я бы не только написал все правильные рекомендации, я снабдил бы его и достаточным количеством денег, чтобы он без проблем добрался до столицы и смог там прожить хотя бы пару недель, пока не найдет то что он ищет. Если же вы этого не сделаете, если оставите здесь, даже если отпустите, но заставите платить, а у него денег просто нет, это всем известно, то вы получите себе потенциального врага, способного вырасти в магического бойца, который когда-нибудь вспомнит о вас. И тогда, я не знаю, что он сделает. Быть может, он из обиды снесет школу десятибальным магическим штормом или просто поубивает всех обидчиков. Может, и ничего не сделает, что делается у него на душе, известно только демонам небес. Ради будущего, я советую вам забыть о деньгах и сделат все согласно ваших же правил и вашей же чести. И тогда, быть может, огонь его ярости обойдет вас в тяжелый час. Я все сказал, хозяин, − произнес он, поклонился старому кошаку и скрылся во тьме позади него.
− Ты ему веришь? − спросил кто-то из молодых тренеров. − Он же обыкновенный раб!
− Tы забыл, как лежал в Радской степи с пробитым черепом, Лорал, пять лет назад. Я, может, ты Гролль, забыл, как сам был рабом у двуногих демонов?
− А я что-то сказал? − возник голос Гролля. − Мальчишка действительно станет бойцом высшей силы, когда вырастет, и иметь такого во врагах может пожелать только тупой идиот. Да и Изида не обеднеет, если сделает все как сказал... пусть даже раб, но рабы − это не бессловесные скоты, как бы этого кому-то не хотелось. И в любом случае, последнее слово за тобой, Рор.
− Я и сам знаю, за кем последнее слово, но Совет Изиды существует не для того, чтобы развлекаться, болтая языками.
− Тогда, пора голосовать, − послышался голос еще одного из старших. Никто не возразил, и Рор объявил голосование, в котором решалось, что делать с Ларом. Для того, чтобы все было как надо, тайное голосование проводилось с помощью специального механизма в столе. Каждый член совета мог передвинуть рычажок у себя под столом, и механизм суммировал положения рычажков, после чего выдавал результат в виде чисел, появляющихся в центре стола. На этот раз вопрос решился однозначно. Подавляющее число за то, чтобы отпустить мальчишку, и Рор объявил об этом, а к вечеру новость облетела всю школу, и утром Лар получил бумаги с рекомендациями, кошель с деньгами и напутствие учителей, в котором не было двусмысленностей.

Дорога до столицы была не короткой, но Лар воспользовался советом одного из тренеров и всю дорогу бежал, одновременно тренируя себя. Останавливался, как ему и советовали в дорожных трактирах. Лишь раз за время пути он столкнулся с недоброжелателями, дорога в одном из лесков оказалась перекрыта упавшим деревом, и Лар окзавшись перед ним увидел нескольких окружавших его кошаков.
− Не подходить! − зашипел он что было силы. − Или у вас будут неприятности!
− Эта малявка еще и вякает? − раздался мерзкий голосок. Они прыгнули все вместе, и Лар использовал все свои умения. Двое взрослых кошаков с воем рухнули на землю, получив ранения, двое других пролетели мимо, а Лар рванулся вперед, одним прыжком перемахнул через препятствие на дороге и ушел, со скоростью, какой бандиты и не знали. Оказавшись в очередном городе, Лар на входе обратился к страже, и рассказал о нападавших и их методе. Оказалось, что этих бандитов давно ищут, и рассказ молодого кота стал наводкой для отряда ловцов, которые без промедления отправились в лес.
− Если ты и вправду кого-то из них задел когтями, то они не уйдут, − заявил командир ловцов. − Разве что бросят раненого.
В то что малыш сумел задеть когтями двоих, никто и не поверил, а Лар не стал на этом наставивать. Доказывать то было нечем.
Утром, уходя дальше, он узнал, что бандитов действительно на этот раз поймали, и в схватке с ловцами двое из них были убиты на месте, а еще двое пленены и доставлены в город для суда.
Уже шла вторая неделя, когда Лар оказался в одном из крупных пригородов столицы и, как ему советовали учителя, дальше он не шел своими ногами, а воспользовался транспортом. Чтобы объяснить котенку, что такое транспорт, они потратили почти полчаса, рассказывая и повторяя то, что Лар знал и так, потому что память о его человеческой жизни оставалась с ним, и многие вещи для него не были вновинку. Ни машины, ни электрическое освещение, ни железная дорога, которой он и воспользовался, потому что так оказалось намного проще, чем искать "самоходные дилижансы".
Вокзал не намного отличался от привычного представления Ларона. Те же перроны и кассы, те же контролеры и кондукторы. Иными были вагоны. Места в них были разбиты на отдельные купе, но каждое купе имело отдельные входы с двух сторон вагона. В купе находилось от четырех до десяти мест в зависимости от типа. Четыре лежачих места, включая два наверху, для дальних поездок. Или десять сидячих для коротких. До столицы поездка считалась короткой и Лар получил сидячее место у окна, как он и просил на кассе. Кроме денег кошак на кассе потребовал с молодого кота разрешение на поездку от родителей, и Лар показал документ, который ему выдали в школе. Этого хватило.
Проблем в поездке не было, В купе, где он сидел, ехало еще двое подростков похожего возраста с родителями, и из них болтовни Лар узнал не мало интересного, хотя задавать какие-либо вопросы он не решился, не желая показаться невежливым или глупым. Тем более, что двое подростков на него периодически косились и шушукаясь между собой называли деревенщиной. О том, что деревенщина способен накостылять обоим, они и не предполагали.

Оказавшись в столице, Лар отправился в местную службу порядка, где длжен был предъявить бумагу из школы и получить настоящее удостоверение личности. О том, что это такое и зачем нужно, кошаки тоже прочитали получасовую лекцию, не понимая, что малыш это знает и так.
− Ты читать и писать умеешь? − спросил его офицер. Лар решил, что это именно офицер, потому что кошак носил особый знак, какие Лар еще не видел, а только слышал, что офицеры носят особые знаки, чтобы их было видно сразу.
− Не умею, − объявил он. − Меня не научили.
− И как же ты собираешься поступать в столичную школу, если не умеешь читать и писать? Без этого умения ни в одну школу не принимают.
− И молодые кошаки в столице рождаются сразу умеющими читать и писать? − спросил Лар, глянув на офицера. − Иначе, как же они научатся, если без письма и чтения ни в какую школу не принимают?
− Ну, ты, малец, и выдал, − проговорил офицер. − Сам сообразил или тебе кто подсказал так сказать?
− Даже если кто-то подсказал, это что-то меняет? − спросил Лар все так же глядя на взрослого кошака.
Тот чертыхнулся, затем приказал мальцу сидеть и ждать, а сам умчался куда-то наверх. А через минуту вернулся и не один.
− Вот он, − бросил офицер, и рядом с Ларсом оказался седой кошак.
− Ну, скажи что нибудь умное, − произнес старик.
− Что-нибудь умное, − произнес Лар и добавил: − Говорить меня учили, можете не проверять.
− И куда ты хочешь пойти учиться?
− Мне надо сначала узнать, куда можно пойти учиться и тогда выбирать, а не болтать незнамо что.
− Если ты не умеешь читать и писать и у тебя нет места жительства в столице, значит, тебе надо идти в интернат. Я понятно сказал?
− Интернат − это место, где учат детей оставшихся без родителей? − спросил он.
− Да.
− Тогда, понятно.
− Вызови Рольша, лейтенант, − приказал старик, и офицер тут же умчался, а старик все еще сидел перед Ларом, разглядывая его. − И откуда же ты такой взялся? − спросил он.
− Меня в капусте нашли, − заявил Лар.
− В какой капусте?
− Обыкновенной, белокочанной. Собирали урожай и нашли. Вы, разве не знаете, что маленьких котят в капусте находят? А некоторых детей аисты приносят.
− Что еще за аисты?
− Птицы такие. Ведь не может же такого быть, чтобы котенок у мамы из живота вылез?
Старик начал нервно смеяться.
− А ты шутник, малыш! − воскликнул он. − Пойдем наверх, там есть место, где ты сможешь поспать, а утром решим, что делать.

Решилось все тем же вечером. Рольш − кошак, занимавшийся малолетними, изучив бумаги Лара объявил, что согласно закону, все малыши, обладающие хотя бы намеком на магический дар, должны проходить обучение в специальных школах, недавно организованных по указу Императрицы, а это означало, что у Лара был совсем небольшой выбор. Почти никакой, потому что в столице было всего две таких школы для малышей его возраста. Одна − для малышей всех сословий, другая − элитная. Лар потребовал, чтобы ему объяснили что означают эти слова, и Рольш старательно рассказал обо всем, делая это намного профессиональнее всех тех учителей, каких Лар встречал раньше.
− Спасибо, я понял, − произнес он.
− Точно понял? − переспросил Рольш.
− За элитную надо платить, и у меня не хватит на нее денег, − произнес Лар. − Да мне и лучше будет, если я окажусь среди равных, а не среди надменных себялюбцев.
Кошаки переглянулись и чему-то улыбнулись, а на утро Рольш явился за малышом, посадил его в свою машину, и та покатилась через город. Пока ехали, Рольш не мало рассказал. О городе, о столице, об Империи и Императрице, о войне, которая недавно закончилась победой Империи над врагами с другого края света.
− Вот мы и приехали, − объявил он, останавливаясь перед воротами, на который был странный знак, каких лар еще не встречал у кошаков. Четырехконечная разнолучевая звезда, вписанная в круг и с несколькими концентрическими кругами поменьше, но центр кругов был не на пересечении лучей. Что это означало, Лар еще не знал.
Охранник проверил документ офицера и пропустил его за ворота, после чего они направились к центральному входу, а по дороге обнаружилось множество занимавшихся групп малышей, подростков и почти взрослых кошаков.
− Видел такое когда-нибудь? − спросил Рольш, показывая полосу препятствий, которую проходила группа малышей.
− В школе Исиды, − объявил Лар.
− Там ты прошел начальную общефизическую подготовку, Лар. А здесь ты пойдешь сразу в более старшую группу, и тебе придется их догонять.
− В учебе? − спросил тот. − Меня это не пугает.
− Сейчас мы идем к ректору, и тебе надо будет хорошо себя показать.
− А если он решит, что я выскочка?
− Не решит, − усмехнулся Рольш.

Разговор с ректором оказался коротким. Бумаги Лара оказались достаточными рекомендациями, и вскоре "малыш" оказался в жилом копусе, в отделении, где обитали такие же малыши и постарше. Его поселили не в общежитии какой-либо из групп, а в медицинском изоляторе, где новоприбывший должен был пройти сначала медицинское обследование, а вместе с тем Лару предстояло сдать несколько экзаменов, которые определили бы, в какую группу ему идти учиться. Выяснять это долго не пришлось, когда оказалось, что Лар не умеет читать и писать. На следующий день, когда все медицинские анализы и тесты закончились, его проводили в отделение для младших учеников, и уже на следующий день он сидел вместе со всеми в школе, где все начиналось с обучения чтению и письму. Учитель показывал буквы, называл их, объяснял, в каких словах они есть, и Лару это было не сложно понять и запомнить. А когда первое занятие закончилось, он отправился на тренировочную площадку, и ничуть никого не смущаясь начал бегать и прыгать, занимаясь по той программе, которой его учили в школе Изиды. Вечером снова были занятия, и Ларон их не пропустил. Разучивали очередную букву, которых в местном алфавите было больше сотни. Считать в месной системе он не умел, но по-своему ему не составило труда подсчитать, сколько в букваре страниц с разными буквами. После ужина кто-то из одногруппников предложил Лару прогуляться, и он отправился с группой подростков изучать территорию интерната. Ему показывали все и рассказывали то что знали. Но больше всего его заинтересовала "магическая скала", к которой нелзья было близко подходить. Вот только для Ларона она стала первой весточкой из прежнего мира. Огромными буквами, на вершине скалы было высечено самое известное в прежнем мире матерное трехбуквенное слово. Оно настолько было притягательно, что Лар, не слушая никого, направился к скале и остановился только когда обнаружил более мелкие буквы под первым словом. "Не выдавай понимание того, что здесь написано, и не подходи ближе, пока кто-то это видит" − гласила надпись. Надо было что-то придумывать, и Лар нашел решение. Предложил бегать на перегонки вокруг магической скалы. И вскоре малышня гонялась по кругу. Вместе с ними носился и Лар, периодически заскакивая к запретному месту и продолжая читать текст, который становился все мельче и мельче.
Добравшись до места, где было обращение напрямую к человеку по имени Ларон, он едва не выдал себя, остановившись на мгновение. Опасность обнаружения была довольно велика, и Лар усилием воли заставил себя продолжить игру с малышней. Но, каждый раз возвращаясь на место, откуда были видны буквы, он задерживался на мгновение, читая строки.

Ларон, я Идиллия. Я ищу тебя очень давно. Этот мир является верхним миром седьмого уровня для моего мира. Мы ищем много лет, а для мира, где ты оказался, несколько миллионов лет. Мы не знаем, куда ты попал, и не можем этого определить. Но я не бросаю поиски, и когда-нибудь мы встретимся снова, Ларон. Надейся и жди. А если сумеешь подать знак, сделай это. Только не делай глупостей! Многие местные религии считают нас демонами, поселившимися в душах людей и нелюдей. Не попадайся им. Лучше всего, если ты скроешься и затаишься. Живи так как сможешь, так как этого требуют местные законы, и просто помни меня. А я сделаю все, чтобы тебя найти.
Твоя Принцесса. 11442-й год по местному летоисчислению.

− Тебя магические руны заколдовали что ли? − раздался рядом голос. − Лар!
Он обернулся, едва сдерживая эмоции. Говорить что-либо детям он не стал, объявил, что он устал бегать и пошел назад, в общежитие. Спать совершенно не хотелось. Ларон лежал и думал обо всем. Об Идиллии, о странном послании, о невероятном сроке времени. Одиннадцать тысяч лет назад Принцесса являлась в этот мир, чтобы найти его? И как так вышло, что он попал именно в то место, где оказалась установлена эта скала? Поверить в совпадение было невозможно. Она как-то узнала место, но не узнала время, в какое он попал? Это тоже странно. С мыслями об этом он и заснул, а на следующий день все продолжилось сначала.
Уроки чтения и письма. Лар под конец первого урока оказался перед учителем, и тот пытался вдолбить в ученика то, что его одногруппники учили раньше. Десяток букв, которые Лар уже и сам узнал.
− Скажите, учитель, а магию мы здесь тоже учить будем? − спросил Лар, в момент, когда учитель сделал паузу для передыха.
− Магию? − переспрсил он. − Ты о чем думаешь, Лар?! Я тебе что сейчас объяснял?
− Вы объясняли сами себе, что забыли, какие буквы мне назвали, а какие нет. И пытались впихнуть в меня их все за один раз, − заявил Лар, прошел к доске с мелом и проведя несколько линий начал рисовать буквы, которые он уже знал, и называть их. − Запишите себе, пожалуйста, и не забывайте больше те буквы, которые я уже знаю.
− Да ты издеваешься надо мной, глупый мальчишка! − зашипел кошак и прыгнул к Лару.
Тот успел отскочить и встав в боевую стойку зашипел, предупреждая, что ответит когтями в случае нападения. Учитель остановился, вспоминая что-то, и схватив со стола свои записи ушел, оставляя Лара одного в классе. Следующий вечерний урок проводил уже другой учитель, и Лар это теперь увидел, потому что первого хорошо запомнил. Да и урок был другим. Поначалу, Ларон даже не понимал о чем речь, а затем его осенило, и все закорючки и слова стали совершенно понятны. Это был урок математики, Лар довольно быстро нашел цифры в учебнике и пояснительные рисунки к ним. Не мог только еще прочитать, что там было написано. Тем не менее, он понял, что цифр в местной системе счисления всего пять, и система была пятиричной. Почему так было, когда на лапах кошаков было по четыре когтя, Лар не понял. Впрочем, его этот вопрос в первый момент никак не задел.

* * *


Время уходило. Лар учился читать и писать, учился считать и распознавать различных существ. В этом мире было несколько разумных рас. Кошаки считались самыми низшими, хотя сами они этого не признавали. Почти на том же уровне находились местные гоблины и орки. А высшими считались люди и эльфы. Эльфов осталось очень мало, потому что люди их перебили в какой-то древней войне, и теперь длинноухие обитали на каком-то острове в океане, и редкие отдельные представители были раскиданы в разных концах мира. Гоблинов и орков Лар вживую не видел ни разу. Видел только на картинках в книжке, и по картинке их было сложно различить. К тому же кошачьи книги оказались одноцветными, а это сильно мешало восприятию.
Лар довольно быстро освоил чтение, но не стремился показывать это всем. Чтобы узнать все буквы, он использовал хитрость, подходил к кому-то из старших, спрашивал про какую-нибудь букву и удовлетворившись объяснениями уходил, направляясь к кому-нибудь другому с новой буквой. За месяц он освоил почти все, и вскоре уже свободно читал книги, которые выдавались в библиотеке. Прочитал он и кошачий учебник математики, где узнал, что числа кошаки получили от людей, и число цифр определяется количеством пальцев на человеческой руке. А их пять, а не четыре, как когтей у кошаков. Лара это ничуть не смутило. Он продолжал учиться, во многом самостоятельно.
В очередной раз, выбирая книги в библиотеке, он наткнулся на учебник "Начала магии" и тут же вцепился в него, ожидая получить информацию о связи этого мира с Нижним Миром. Вот только все оказалось не так, и учебник рассказывал о настоящей магии, а не придуманной теми, кто называл магическими рунами буквы на "магической скале". Вспомнив о иноцветном свечении, что постоянно находилось в его сердце, он взялся за упражнения, которые были описаны в учебнике магии, и уже в первый же вечер добился того, что смог переместить часть огня из сердца в свои когти. Глядя, как сияет неведомый огонь в когтях, он обернулся и обнаружил, что вокруг полно кошаков, и все пялятся на него.
− В чем дело? − прорычал Лар, пряча лапу с огнем за спину.
− Ты так смешно тут танцевал, Лар, что все пришли посмотреть, − заявила Бель, не скрывая усмешки. Он прикрыл глаза и мысленно вернул огонь из лапы за спиной в себя, затем развернулся и потопал прочь от любопытных.


* * *


Учеба, наконец, встала в то русло, которое Ларон считал правильным. Он не прекращал собственных занятий с физическими упражнениями, и даже стал примером для нескольких других молодых. Те бегали и прыгали в перерыве вместе с ним, нередко сходя с дистанции, которую установил для себя маленький Лар. Заметил он и внимание учителей к себе, но те всего лишь интересовались преуспевающюим учеником и его самостоятельными тренировками, как это было и с другими успевающими.

Заканчивалось начальное обучение письму и счету. Для малышей наступал день экзамена, и Лар находился вместе со своими одногруппниками. Он легко исполнил все задания по "детскому письму" − именно так назывались уроки, где учили писать. С чтением у него тоже не было проблем. Читая книги в библиотеке он натренировался так, что читал не хуже любого ученика со второго и третьего кругов. В математике у Лара так же не было проблем, и решив все задания, он проскучал время до конца экзамена. А затем был целый день отдыха, в который малышам было предложено делать все, что они пожелают. Это был первый "выходной" за время обучения, проведенное в новой школе. На этот день малышам давалось разрешение покинуть территорию школы и гулять в городе. А для того, чтобы гуляние не прошло даром, каждый котенок получал несколько монет, на которые он мог что-то купить за оградой. О том, где находился ближайший базар все уже знали. Об этом рассказывали старшие, как и о том, что малышам будут выданы деньги на "гуляния". Количество выдаваемых денег зависело от успеваемости, и Лар получил самую крупную сумму вместе с другими отличниками учебы. Их было не так много, но в этот момент многие им завидовали. А когда перед воротами собралась куча молодых в ожидании открытия, Лар оказался вместе со всеми.
− Эй, малышня, вам не повезет, если вы откажетесь от покровительства, − раздался голос кого-то из старших. В этот день Лар узнал, что в выходной день некоторые из средних и старших учеников охотятся на молодых с целью отобрать у них деньги. И, если с ними не было кого-то из старших, они становились легкой добычей. К тому же, согласно правилам школы, если кто-то возвращался с прогулки, имея царапины от когтей, таких лишали права на следующий поход в город, независимо от причин, откуда появились царапины.
Соглашаться на покровительство Лар не стал, и уже в первые несколько минут своего похода по городу, нарвался на группу средних учеников, требовавших отдать все деньги, угрожая, что они их все равно отнимут, а за сопротивление малышня получит когтями, за что его в следующий раз даже не выпустят за ворота. Решение было только одно, и Лар бросился бежать назад. Вслед за ним помчалась свора молодых котов, и он свернув на поперечную улицу пронесся вдоль нее до следующего перекрестка, а там совершил резкий маневр, и заскочив на улицу, перебежал ее и оказываясь за кем-то из взрослых, шедших назад. Свора, выскочив из-за поворота, понеслась дальше, и Лар ушел, снова скрываясь за углом. Надо было что-то придумывать, и Лар двинулся по поперечной улице, выгладывая на другие и всякий раз находя кордоны старших, шел в сторону, а не к ним. Очереедная улица, уводившая в город, оказалась пустой, и он свернув туда, помчался вперед, надеясь проскочить засаду, если она где-то ожидала малышню. И засада не заставила себя долго ждать. Вывалившаяся на улицу толпа подростков, оказалась столь неуклюжа, что половина из них не устояла на ногах под натиском тех, что рвались позади, и Лар, воспользовался этой неразберихой. Он, не снижая скорости прыгнул в толпу, оттолкнулся от спины, кого-то из удержавшихся на ногах и унесся вперед, отмечая возникший позади вой из-за того, что "трамплин" получил глубокие отметины от когтей на спине. Кто-то ринулся догонять малыша, но Лар не собирался сдаваться просто так, и снова совершил маневр с уходом на соседнюю улицу, а там воспользовался потоком пеших взрослых, чтобы спрятаться от преследователей. Лар двинулся дальше. Теперь, как он надеялся, за ним не станут гоняться. Впрочем, оказалось, что в этой игре было и второе дно. Вновь повернув в сторону города, Лар нарвался на новую засаду, где от него опять потребовали деньги.
− Ваши дружки меня уже ограбили, − заявил Лар. − И я об этом заявлю, когда вернусь в школу! − зашипел он, останавливаясь перед самым старшим из грабителей.
− Сейчас мы тебя перетряхнем и узнаем, врешь ты или нет, − заявил кто-то из тех, что стоял рядом со старшим. − А то, не похоже что-то, что тебя там протрясли как надо.
− Да чтоб вас демоны сожрали! − выпалил Лар и с шипением прыгнул вперед, на старшего кошака. Тот не ожидая подобного, оказался неспособен задежать мелкого кота и лиш получил когтями, когда Лар использовал его как новый трамплин.
− Догнать! − зарычал голос позади, но Лар уже уходил, и нехитрое городское переплетение улиц сделало свое дело. Преследователи вновь остались с носом, а Лар двинулся дальше, ожидая очередное нападение.

Странный это был день. И еще более странным было то, что взрслые учителя ничего не предпринимали против подобного поведения их учеников. Прорвавшись через второй кордон, Лар наравался на третий, но на этот раз он был осторожнее, постоянно смотрел по сторонам и остановился увидев нападение старших кошаков на кого-то из средних. Нападавшим в этот раз повезло, и они вытрясли из слабоко кошака все, что у него было. И даже его вой не привлек внимания взрослых. А обобранный ко всему прочему, получил еще и несколько кровавых ран, из-за которых его ждали неприятности про возвращении. Когда нападавшие убрались, считая отобранные монеты, Лар медленно двинулся вперед и оказался рядом кошаком, лежавшим у забора, за которым нападавшие и поджидали свою добычу.
− Бель? − удивленно проговорил он, узнав кошку. Она тут же вскочила с шипением, но сделать ничего не успела. Из-за боли она не удержалась на лапах и повалилась, закрывая глаза. − Бель, это я, Лар из младшей группы.
− Чего тебе надо? − зашипела она, пересиливая боль.
− Я видел, как на тебя напали и хочу тебе помочь.
− Помогать мне поздно, − проговорила она. − Да и не сможешь ты ничего сделать.
− В школе, где я учился раньше, я видел, как эльф-маг залечивал раны за несколько часов. И я могу сделать так же, если ты не испугаешься и дашь слово, что никому об этом не расскажешь.
− Ты думаешь, я поверю в подобные сказки? − спросила она.
− А ты не верь, а проверь, − ответил Лар. − Просто дай слово, что никому ничего не скажешь. Если у меня не получится, то об тих глупостях и рассказывать не стоит, а если получится, то ты будешь молчать.
− Хорошо, я не буду рассказывать, проговорила она, пересиливая боль.
Лар чуть отошел от нее, встал на задние лапы и несколько раз провел передними перед собой, делая упражнения, которые вызывали усиление магического огня, Бель этого и не видела. А он повторял и повторял, пока огонь не возник в его когтях. После этого Лар опустился рядом с ней и острожно коснулся магическим свечением ее ран. Он знал, что делать. Знал, потому что не раз так помогал сам себе, залечивая царапины и иные травмы. Магия вошла в тело Бель, и теперь Лар видел, как она расходится по кровеносным сосудам, концентрируется в разных органах, высвечивается на ранах, и те начинают затягиваться. Через минуту остановилась кровь, через две раны затянулись розовой пленкой, через пять они уже выглядели как старые шрамы, а через пятнадцать покрылись короткой шерстью, которая сливалась по цвету с остальной.
Бель шевельнулась, и Лар орошел от нее, объявляя, что она может встать. Она поднялась, едва двигаясь. Слабость в ней все еще оставалась, ведь на заживление ушло много сил.
− Лучше всего, если ты сейчас вернешься в школу и найдешь себе что-нибудь поесть, − произнес Лар.
− Ты действительно это сделал? − проговорила она, едва веря.
− Сделал, и ты обещала молчать.
− Я не скажу, − ответила она. − Но ты научишь меня делать так же.
− У тебя нет магического огня, Бель. И я не смогу тебя научить тому, что умею сам. Могу только научить нескольким приемам, как от нападающих защищаться.
− А ты сам откуда их знаешь?
− Я учился в школе Изиды. И первыми занятиями там были занятия по борьбе. Идем, я провожу тебя.
− Лар, ты понимаешь, что ты говоришь?
− А почему я не должен этого понимать?
− Тебе сколько лет?
Он глянул на свои когти, несколько мгновений раздумывал, затем глянул на кошку.
− Четыре с половиной, − объявил он.
− Вот именно. Это тебя должны провожать, а не ты!
− Тогда, сделаем вид, что это ты меня провожаешь назад, словно я заблудился в этом ужасно сложном лабиринте улиц. Идем, Бель, а то еще немного, и ты не сможешь держаться на лапах.

На воротах их остановили дежурные, и Лар без всякого стеснения объявил, что их ограбили старшие кошаки, и поэтому они вернулись.
− И где ваши раны? − спросил один из дежурных. Лар подскочил на месте и зашипев встал в боевую стойку, напугав этим дежурных.
− Только подойдите, и я вам столько ран сделаю, что все обзавидуются! − прорычал он с присвистом и шипением.
− Ты что, спятил?! − зашипел в ответ кошак. Только у него вышла не боевая стойка, а инстинктивная кошачья оборнная поза, которая им досталась от диких предков.
− Записывай наше возвращение, и не выделывайся, − проговорил Лар.
− Я уже все записал, глупый, − проговорил тот.
− Идем, Бель, а то от этих придурков можно заразиться глупостью, − и он зашагал в сторону жилых корпусов интерната. Бель проследовала за ним, и вскоре они оказались у столовой, где еще не было ничего готово к обеду. Да и сам обед еще не был готов.
− Ты рано пришел, − заявил помощник повара, когда Лар заглянул на кухню.
− Там в медблоке одному раненому нужен высококалорийный обед после магического лечения, − заявил он.
− И почему оттуда к нам никого не прислали, если это так? − спросил кошак.
− Ты дурак, что ли?! − зашипел Лар. − А я кто?! НИКТО?! Вам что, сложно для больного найти поесть?!
− Да не шипи ты! Найдем чего-нибудь, − проговорил тот.
Через пару минут в лапах Лара был достаточно хороший кусок мяса, и Лар передал его Бель.
− Ты его сташил, что ли? − спросила она.
− Нет, я пригрозил повару, что превращу его в крысу, и он сам все отдал, − ответил Лар. − Не ешь сразу все. Бери и идем в твой корпус. Ты должна отлежаться после всего.
− И откуда ты все это знаешь? − проговорила она.
− Я же говорил, что учился в школе боевых кошаков.
− Про боевых кошаков ты не говорил.
− Значит, сказал теперь. Я думал, что про школу Изиды все должны знать.

* * *


День заканчивался. Лар давно находился в своем корпусе и слонялся без дела по коридорам, когда начали появляться его одногруппники и малыши из соседних групп. Настроение у большинства было паршивое.
− Народ, есть кто-нибудь у кого старшие не отобрали деньги? − спросил он громко, и все вокруг примолкли, оглядываясь.
− А тебе, что, больше всех надо? − возник вопрос кого-то из группы на год старше самых младших.
− А ты, ворюга, молчи, не тебя спрашивают, − ответил Лар, и этого хватило для нападения. Прекрасно понимая, что именно так и будет, Лар принял атаку, и проведя тот же прием, каким он уходил на улице, он оказался на спине кошака, и тот взвыл, ощущая, как острые когти вспарывают его шкурку. Через мгновение, вторая попытка закончилась кровавыми полосами прямо на морде, а Лар уже шипел, вновь выпустилв когти и вставая в боевую стойку. Раненый уже не кидался в бой, а завывая отбежал в сторону.

Два часа спустя он получил от взрослых дополнительное наказание в виде запрета на выход за ворота на следующий день. Лар на мгновение замер из-за слов про следующий день.
− Кто не понял, я повторяю, − заявил воспитатель. − Если вы потеряли свои деньги, или их у вас отобрали, или вы их спрятали, а потом не нашли, то это ваша собственная вина. Вам было сказано, что вы получаете деньги на все первые выходные, а не на один день. И тот, кто не понял, что второй день будет на следующий день и потерял все в первый, тот должен винить свою нерасторопность!
− А я думаю, что винить надо организаторов этой вакханалии, − вмешался в слова воспитателя Лар.
− Кто это сказал? − взрычал тот. − Выйди сюда, коли ты такой смелый!
Лар ничуть не смущаясь, выбрался из толпы одногруппников и оказался перед разозленным взрослым
− А теперь повтори, что ты сейчас сказал! − зарычал он.
− Я сказал, что виноваты во всем взрослые, − заявил Лар. − Во-первых, в том, что у вас тут культивируется воровство, и вы воров натурально покрываете. Во-вторых, в том, что воровство можно было пресечь одним очень простым способом, и вы то ли дураки, то ли идиоты, коли не додумались до такого. − Лар замолчал на мгновение, глядя на округлившиеся глаза взрослого кошака. − Мне еще раз повторить или вы запомнили все со второго раза? − спросил он, как это не редко говорили сами учителя. − Ну, коли молчите, я повторяю, − прорычал он. − В воровстве виноваты вы и больше никто! Вы не удосужились его пресечь или хотя бы предупредить молодых, что на них будут нападать старшие. Я понимаю, что некоторым из вас нравится издеваться над малышней, но это нравится далеко не всем.
− Ах ты мерзкий слизняк! − зашипел кошак, наконец, отойдя от первой оторопи, охватившей его из-за наглости мальца. И он кинулся на Лара, совершенно не понимая, что тот готов к этому.
Кровавые следы остались на морде кошака и окрасили его спину под бурундука. Последним движением Лар извернулся и вонзил клыки в заднюю лапу кошака, ровно в то место, где находился нервный узел. Этому приему он научился в боевой школе, и Лар прекрасно знал, чем это закончится. Воспитатель зашипел, но не от злости, а от пронзившей лапу боли, и повалился на бок. Лар вновь оказался перед его мордой.
− Я научу этому приему всех своих друзей, − проговорил он, глядя в глаза зверя. − И, можете быть уверены, ни один гад вроде тебя больше не сможет безнаказанно прикасаться к малышне.
− Что ты сделал?! − зашипел кошак.
− Ничего особенного. Это боевой укус Изиды. На теле кошака очень много чувствительных мест, которые достаточно лишь задеть клыками или когтями, и он ляжет на пару-тройку часов. А ты будешь здесь лежать до ночи. Ведь ты слабак и рычать способен только на малышню. Не дергайся и не напрягайся. Расслабь лапу, и боль постепенно уйдет.
Кошак закрыл глаза, но напряженность в его лапе не исчезла, и теперь он сам делал себе больно. Лар видел это. Видел, потому что там, в школе Изиды, все это показывали. Как показывали и то, что будет происходить, если не применять правильное восстановление. Лар обернулся к замершей толпе малышей.
− Арраш! − прорычал он, глянув на кошака, с которым ему уже приходилось драться еще раньше. − Бегом в медчасть и вызови сюда врача! Скажешь, что здесь Уригрор умирает от укуса змеи. Бегом! − Арраш вздрогнул от последнего рыка, затем сорвался с места и умчался, а Лар взглянув на остальных вышел перед ними, вставая туда, где еще пару минут назад стоял воспитатель.
− Нас подвергли жестокому испытанию, − произнес он. − Я тоже не слышал о том, что выходных будет несколько. − Не знаю, какой задницей думают эти взрослые, но воровства можно было легко избежать. Достаточно лишь сделать так, чтобы группы разного возраста выходили в город в разные дни. Это было бы проще для всех. И для самих проверяющих, не надо было бы следить за огромной толпой на выходе, а вечером на входе не было бы той давки, что образовалась сегодня.
− Лар, а в тебе что, живет бес? − раздался чей-то возглас, и он оберулся на голос, узнавая его.
− Марр, что за глупости ты говоришь? Какой еще бес? − проговорил он.
− Бес это бес. Демон, который вселяется в кошака в момент рождения или позже, когда он еще маленький, − проговорил Марр. − Бесы заставляют кошаков делать чудовищные вещи. А еще, они понимают магические знаки на магической скале и по этому пониманию их вычисляют. Знаки притягивают беса, и он не глядя на запрет идет к скале, ближе и ближе. А там он видит новые знаки, и они продолжают его притягивать.
− Какие новые знаки, Марр? Что за бред? − проговорил Лар, чувствуя, что что-то пропустил.
− Такие же, как большие, только меньше размером. Маленькими знаками вся скала покрыта. Бесы эти знаки понимают как слова.
− А ты откуда такое знаешь? Ты сам, случайно, не бес? − спросил Лар.
− Да ты спятил! − зашипел Марр. − Об этом рассказывают всем в нашем городе. У нас там тоже такая же скала стоит, и к ней никто не приближается, потому что бес может проснуться даже во взрослом.
− И откуда же это известно? Ведь бес проснувшись не станет себя выдавать.
− Бывает и так, что бес теряет всякий страх и пытается рассказывать то, что он там читает. Такие случаи бывали в нашем городе.
− И что они рассказывали?
− Бесы ишут кого-то из потерявшихся своих. Их предводитель в бешенстве и готовится атаковать наш мир. Они уже делали так, и присылали сюда демонов небес, которые огромны как вымершие ящеры и летают подобно птицам.
− Ну у вас и сказочки рассказывают! − раздался чей-то смех. − Это же все бред пъяного кота, Марр!
Начавшийся разговор с переканиями едва не превратился в драку.
− Прекаратить! − рявкнул Лар, шум тут же улегся, а кошаки уставились на Лара. − Марр, ты расскажешь все о бесах и демонах позже. − Тот не возразил, потому что в помещение ворвался врач с вопросом "где укушенный?"
− Вот он, − объявил Лар, показывая на кошака, что лежал уже без сознания.
− А где змея, которая его укусила?
− Его укусила не змея. Он получил боевой укус с точку X7 на задней левой лапе.
− Что еще за X7? − переспросил врач.
− Вы же врач, неужели не знаете болевых точек на лапах кошаков?! Х7 − это нервное перекрестие на верхнем сгибе!
Врач уже осматривал "раненого" и коснулся его парализованной лапы. Кошак не двигался, и врач открыл свою сумку, доставая оттуда шприцы и препараты. Выбрав нужный, он вколол его в лапу кошаку, затем вколол еще что-то в плечо передней лапы и обернулся к наблюдавшим за всеми процедурами малышне.
− Разойдитесь, − приказал он. − Незачем тут толпиться.

Глава 8


Человек медленно вошел в широкий зал и, чуть задержавшись у дверей, чтобы прикрыть их за собой, направился в глубь зала, возвышению, на котором стоял большой трон. Позади трона причудливо изламывались стены зала, и человек знал, что это не настоящие стены а всего лишь хитрые отражения в больших зеркалах, что стоят там. Зеркала были не только в зале, но и снаружи. Там они были установлены так, чтобы свет, приходящий от солнца всегда освещал тронный зал. И солнце в этом месте отсутствовало лишь в те дни, когда небо затягивали тучи. Так было испокон веков, пока существовала Империя. И, согласно древним традициям, никакие государственные дела не могли вершиться здесь без освещения со стороны солнца. Из-за этого в столице находилось множество храмов, посвященных солнцу, и сотни людей были заняты лишь тем, чтобы молить бога о солнечных днях на то или иное время. Время это заказывали и оплачивали те, кто имел возможность платить, и поэтому храмы никогда не испытывали нужды, а императорская казна получала дополнительный доход, который частенько оказывался обратно пропорционален доверию, какое можно оказывать плательщику. Кто этого не знал или не понимал, довольно быстро погорал.
Посетитель, пришедший к Императрице на этот раз был не из тех, кто мало знает, и он вовсе не платил за молитвы в храмах, потому что и не был должен платить согласно своему статусу. А хмурый осенний день, стоявший за окнами, всего лишь соответствовал тому делу, с которым он пришел к Ее Величеству.
− Ваше Величество, у меня срочное донесение по четвертому делу, − объявил человек, остановившись напротив пустого трона. Он не был сумасшедшим и прекрасно знал, что сказанные таким образом слова дойдут куда надо. Потому что за троном находилась на пустота, как это казалось непосвященным из-за зеркал, а огромные помещения, принадлежавшие Ее Величеству, и что там происходило знали очень и очень немногие в Империи. Если же узнавал кто-то лишний, то этот знаток не долго оставался живым. Гость был не из тех, кто что-то знал точно, но и не из тех, кто ни о чем вообще не догадывался. В зале стояла тишина, и только шум ветра свистевшего за окном доносился до человека. Он стоял и терпеливо ждал. В какой-то момент послышался стук хлопнувшей двери, и из-за трона появился человек.
− Что за спешка, Борах? − раздался знакомый голос, и человек сделав шаг навстречу припал на одно колено.
− Ваше Величество! − воскликнул он, склоняя голову. − Дело не могло ждать до завтра.
− Так не тяни!
− Я могу говорить здесь? − спросил он, нервно оглядываясь так, словно в пустоте зала позади него кто-то мог притаиться.
− Можешь, Борах. Говори и не тяни!
− Инквизиторы обнаружили новое поселение с демонами, − произнес он. − Они направили туда четыре карательных отряда.
− Ты уверен, что это правильная информация, а не подсунутая специально для тебя? Ты ее подслушал? Где и в какой ситуации?
Вопросы Императрицы сыпались один за одним, и человек знал, что она слышит все его мысли, потому что Императрица была сильнейшим магом, если не сказать, самым сильным магом Империи. Именно поэтому Империя держалась столько времени, никогда не проигрывая войн, навязанных соседями. Магические войска Империи никогда не терпели поражение.

− Иди за мной, Борах, − приказала Императрица, уходя в зеркальную дверь за троном. Человек медленно сделал несколько шагов вперед и, увидев, что Императрица ждет, придерживая дверь открытой, поспешил войти. За дверью оказался полумрак, уводивший влево и вправо двумя лестничными пролетами. Левая лестница вела вниз, а правая наверх, и Императрица повела его вниз, объявляя, что в этом месте можно говорить все что угодно, без опасения быть услышанными.
− Я же сказал все, что должен был сказать, − произнес Борах, оказываясь в ярко освещенном полуподвальном зале, повторявшем своей формой тронный зал. О существовании полуподвального тронного зала он слышал и раньше, вот только не знал, что он и вправду существует, ведь слух об этом зале заканчивался его отрицанием и заявлением, что под тронным залом находились камеры дворцовых казематов, где содержали государственных преступников, когда таковые появлялись.
− Пройди сюда и обернись назад, − приказала Императрица, останавливаясь за светлой линией, разделявшей зал надвое. Он сделал это и обернувшись замер на месте, потому что вместо зала, через который он прошел, позади него оказалось бескрайнее море, казалось, он стоит на высоком утесе, и, если посмотреть вниз, то там виден берег моря и набегающие на него волны, а до ушей доносится их плеск. − А теперь вспомни клятву, которую ты давал, Борах, когда поступал на службу ко мне, − проговорила Императрица позади него. − Та часть, что начинается со слов "И пусть меня".
− И пусть меня сожрет демон, если я вольно или невольно нарушу клятву, если своим действием или бездействием, своим неумением, слепотой или глухотой нарушу клятву и стану предателем.
Он помнил эти слова, потому что в свое время очень тяжело их воспринял и произносил их через силу, потому что иначе не видать ему было этой службы, а вместе с ней и положения при дворе.
Ощутив нечто непонятное позади, он резко обернулся и завопил, потому что вместо Императрицы там оказался небесный демон. Огромный крылатый ящер с чудовищными клыками и мощными когтями.
− Ты не просто нарушил клятву, Борах, − раздался голос Императрицы, и он дернулся, внезапно увидев ее рядом с демоном. Казалось, мгновение назад ее не было, и вот, она стоит рядом с чудовищем, касаясь рукой его огромной чешуйчатой шеи.
− Я не нарушал! − закричал он.
− Тогда, почему они там? − спросила Императрица, показывая вверх, и Борах глянув туда отпрыгнул назад, потому что над ним оказалось множество людей, которые, бегали на невидимом прозрачном полу, и было ясно, что это пол тронного зала. Инквизиторы носились по тронному залу, пытаясь найти тайные ходы в стенах между окнами. И Борах понял, что получилось. Враги действительно скормили ему дезинформацию, и он, заглотив наживку помчался докладывать о том, что узнал. И выдал этим и себя, и Императрицу. В голове осталась лишь одна мысль о том, что он действительно оказался предателем, хотя и не сделал ничего осознанно. Враги его переиграли, и он считал себя невиновным. Впрочем Императрица так совсем не считала, и в доказательство этого, Борах ощутил горячее прикосновение к себе. Он взвыл, увидев на мгновение огромную темную глотку, в которую его втянул длинный драконий язык.
Вопль человека потонул в драконовой утробе, и крылатый ящер, сглотнув взглянул вверх.
− И что теперь? − спросила Императрица, глядя как инквизиторы вскрывают зеркальную дверь.
− Сюда они не попадут, − проговорила драконица и обернувшись к женщине начала меняться. Ее рост уменьшился за пару секунд до роста обычного человека, чешуя сменилась на одежду, а ящериные формы поменялись на человеческие.
− Иногда у меня возникают сомнения, − произнесла Императрица.
− Сомнения в том, правильно ли ты сделала, заключив сделку со мной? − чуть фыркнув проговорила драконица, и взмахнув рукой показала наверх. Там, инквизиторы уже расколотили множество зеркал, вскрыли дверь под троном, но вместо лестницы обнаружили ванную комнату и два туалета с новыми унитазами, всего пару лет назад вошедшими в обиход людей. А затем двери тронного зала вновь раскрылись, и появилась Императорская гвардия. Ничуть не сомневаясь в своем праве, она открыла огонь по инквизиторам, едва те попытались сопротивляться задержанию. Зал наполнился грохотом выстрелов, криками людей, бряцанием падающих на пол острых металлических предметов. − Сейчас самое время появиться снаружи, и ты сможешь на полном основании прижать всех инквизиторов к когтю, обвинив их в попытке покушения.
− Скажи, почему ты не можешь обходиться без людоедства, Бала? Борах вполне мог оставаться на службе и дальше. Тем более, когда план по удушению инквизиторов, я уверена, ты придумала не пять секунд назад. Мне некем заменить этого человека.
− А Верховного Мага у тебя есть кем заменить? − спросила Бала, меняясь снова и становясь тем самым Верховным Магом. − Человеческая жертва − это единственный способ, который позволяет мне вернуться к человеческому облику. Такова магия, и я не знаю, почему так. К тому же, этот твой Борах вовсе не настолько чист, как тебе кажется. Пропаганда инквизиторов разъедает души людей, превращая их в послушных кукол. Борах был уверен в том, что никаких демонов не существует, что вся подковерная борьба это только борьба за власть и не более. Я давно наблюдаю за ним, и не раз ловила его на мелких нарушениях. Думала, ты сама это увидишь, но твоя личная охранка зря получает жалование, коли не рассмотрела в нем прохиндея и взяточника.

Глава 9


Предрассветный сумрак нарушил грохот за окном. Оилран поднялся с постели, выглянул в окно, и ничего там не обнаружив потребовал к себе ночного секретаря. Тот вскоре явился, объявляя, что замок окружен Императорской гвардией, которая открыла огонь из ружей, когда охрана отказалась их впускать "по-хорошему".
− Гвардия? Как она посмела?!
− Она посмела, Ваше превосходительство. По прикидкам полковника Лярди, их не меньше десяти тысяч вокруг. Вряд ли столь масшабная операция была начата без одобрения Императрицы. У нас не больше сотни бойцов, и они не удержат замок, если гвардия начнет атаку.
Оилран глянул на секретаря зло, но тот никак не прореагировал − давно привык к подобным взглядам.
Одевшись, Верховный Инквизитор покинул свои апартаменты и направился к главным воротам, где собралась большая часть защитников крепости.
− Что там происходит? − спросил Верховный, оказываясь рядом с Лярди.
− Четыре гвардейские армии взяли нас в окружение, Ваше превосходительство, и чего-то ждут.
− Вы отправили сообщение в Вестрон?
− Туда ушли четыре человека через четыре тайных выхода, но пока неизвестно, сумели ли они прорваться через гвардейцев.
− Хотите сказать, что наши бойцы хуже этих?.. − Верховный махнул рукой в строну противника.
− Не хуже. Но когда вдесятером на одного, уже не играет роли, кто лучше или кто хуже. Даже если они прорвались, Вестрон придет сюда не раньше завтрашнего утра, если только он сам не осажден. Не знаю, что там произошло, но, похоже, что кто-то из ваших подковерных очень разозлил нашу Императрицу.
− Ты говори, да не заговаривайся, полковник! − воскликнул Оилран.
− Простите, Ваше Превосходительство, но я передал вам настроения в рядах защитников крепости. У врага двадцатикратное превосходство, и при таком раскладе выход только один − сдаваться.
− Ты идиот?! − завопил Оилран и выхватив кинжал бросился на полковника.
Верховный Инквизитор не успел достать Лярди, четыре солдата нависли на его руках, кто-то завязал ему рот, и Верховному оставалось только лишь слушать, как распоряжается предатель. А тот приказал выставить над воротами крепости флаг переговоров. Через несколько минут в крепости появились гвардейцы, и им объявили, что крепость не будет сопротивляться, что Верховный Инквизитор лишен возможности действовать, и охрана не собирается драться за человека, разозлившего Императрицу.
Оилрана привели в его собственный кабинет, где уже хозяйничали гвардейцы. Кто-то рылся в бумагах на его рабочем столе, и Верховный Инквизитор с удивлением узнал в этом человеке женщину, которую инквизиция давно посчитала мертвой.
− Ты-ы-ы?!! − закричал Оилран, и женщина обернулась к нему, не скрывая усмешки на своем лице. − Это демон! − завопил инквизитор, но тут же смолк, получив удар кулаком в скулу.
− Всем выйти, − приказала она. − Ичи и Бяку... − она указала на Верховного Инквизитора, и его подхватили под руки два сильных гвардейца. Остальные покинули кабинет, закрывая за свобой дверь. − Вот теперь мы поговорим с тобой, на нашем языке, − произнесла она, подходя к нему. − Как жаль, что я тебя еще в тот раз не прикончила, но теперь я эту ошибку не допущу. Слишком много наших погибло из-за тебя, мразь инквизиторская!
− Вы все сдохнете! − с гневом проговорил Оилран и тут же вновь получил кулаком по морде.
− Разденьте его, − приказала женщина. − Полностью!
Оилран попытался сопротивляться, но два человека были сильнее его даже поодиночке, и через минуту вся его одежда лежала рядом на полу. Они не удосуживались даже расстегивать ее, а просто резали ножами и скидывали на пол обрезки одежды. Тем не менее, сделали они это профессионально, и на коже человека не появилось ни одного пореза, хотя он не раз ощутил прикосновения холодного металла.
Глядя в скалящееся лицо женщины Оилран не понимал, что она задумала. Боли он не боялся, оскорбления из-за раздевания даже не чувствовал. Даже мысль о лишении мужского достоинства его не пугала, ведь он потерял способность спать с женщинами много лет назад из-за ранения во время последней войны.
Оказавшись в чем мать родила, инквизитор глянул на гвардейцев. Те даже не посмотрели на его покалеченное хозяйство, и в их глазах отразились натуральные бесы. Оилран медленно обернулся к женщине и заорал блаженным голосом. Вместо женщины посреди кабинета стоял небесный демон, склонившийся из-за того, что потолок был слишком низок для него. Тьма накрыла верховного инквизитора, и он из последних сил попытался вырваться. Но руки двух человек (а, может, они тоже были демонами?) отпустили его лишь тогда, когда чудовищные челюсти сжались на поясе Оилрана и оторвали его от пола. Вопли и дергания были бесполезны, и он понял это, когда проскользнул в чудовищное брюхо. Всякие разумные мысли изчезли из его головы, и он вопил и дергался от захлестнувшей его боли от ожигающего прикосновения демонической плоти к его телу.
Драконица присела и некоторое время смотрела на двух человек. В их взглядах не было ни капли осуждения, и она медленно вернула себе человеческий облик.
− А что скажет Императрица? − спросил Ичи.
− Она знает, что я делаю с врагами, − ответила Бала. − Идем на выход! Дело еще не закончено!

В этот день из подвалов замка инквизиторов были вывезены сорок человек. Их сразу же направили в реабелитационный лагерь, организованный близ столицы. Там уже собирались другие люди, вытащенные из лап инквизиторов, а инквизиторы получали новые и новые удары по всей стране. Указ Императрицы был строг и беспощаден. Давить гадов не щадя, как тараканов, а узников отправлять в реабелитационные лагеря, где они получали лечение и проходили тест, в котором выяснялось, насколько они действительно "связаны с демонами". Тех, кто когда-то жил в мире Принцессы-дракона, направляли в новое место, а тех, кто оказался просто рядом, и был схвачен инквизиторами по ошибке или по наговору, отделяли и возвращали по домам, если это было возможно, а если не было, им давалась возможность начать жить заново на новом месте.
Рядом со столицей началось строительство нового города, в котором первую роль играли демоны. Их возглавляла Бала. Та самая Бала, которая когда-то давно сама сумела прожить начало своей жизни в этом мире, нашла здесь себя и свое дело, стала Магом, а через какое-то время поняла, что ее прежняя память − не сон и не наваждение − она действительно жила в том мире и была там драконицей. Там она погибла под мощным обвалом и переродилась здесь. А магия вскоре свершила новое чудо, и Бала научилась обращаться в дракона, что оказалось не под силу ни одному местному магу.

Скалы с записями она не раз видела, но уже в первый раз узнала, что вокруг них инквизиторы устраивают ловушки. Будучи совсем молодой и неопытной, она попалась им, когда решилась прочитать, что же там написано. В первый момент все показалось глупостью, как детская шалость с надписями на стенах, вот только любопытство завело Балу в ловушку, и она попалась в руки инквизиторов-палачей, которые тогда вдоволь поиздевались над девушкой, а затем решили ее казнить − сжечь на костре. Тогда-то она впервые и обратилась в дракона.
Всплеск магии возник в момент, когда огонь коснулся ее тела, и жизнь победила смерть. Kрылатую не удержали никакие путы, и она перебила почти всех инквизиторов, участвовавших в казни. А других свидетелей рядом и не было, и лишь один человек остался жив в момент первой яростной атаки. Это оказался писарь, которого Бала затем поймала и заставила писать от имени командира инквизиторов письмо, в котором сообщалось о казни и о последующем походе гарнизона инквизиторов в горы, где "по данным разведки были обнаружены демонические сооружения".
Она проконтролировала, чтобы все было написано правильно, читая мысли инквизитора, и сама проставила нужные печати, после чего поймала попытавшегося бежать писаря и проглотила его, поняв в тот момент, что не только способна глотать людей, но и то, что ей нравится это делать. Обратившись назад, в человека, она воспользовалась формой инквизиторов и покинула казарму и город, не забыв отдать послание на местную почту, которая и унесла с собой все концы этой истории. Вернувшиеся через несколько дней инквизиторы-воины, действительно уходившие в горы, обнаружили побоище, но не связали его с казнью, а решили, что на казарму напал небесный демон, из-за чего устроили панику и окончательно затоптали все следы.
Среди этих паникеров находился и будущий верховный инквизитор, который в тот день обратился в "настоящего верующего инквизитора", что потом и помогло ему подняться на самый верх. Но по-настоящему он встретился с Балой он еще до того, как он стал Верховным Магом.

Инквизиторов не щадили. По приказу Императрицы их резали как бешеных собак, а народу, который, быть может, и пошел бы защищать их, оказывался перед выбором, защищать изуверов или помогать законной власти. А о том, что инквизиторы − именно изуверы − узнавали все, когда видели, во что превращались узники в подвалах.
Некоторым инквизиторам удалось бежать, и они собрались на побережье океана, где попытались собрать армию, чтобы выступать против Императрицы. Вот только люди за ними не шли, и попытка собирать армию силой превратилась в гражданский бунт против инквизиторов, который в конечном итоге и загнал их в ловушку, устроенную армией Империи. Жалкие остатки инквизиторов перебили не щадя. Собранную силой армию, в конце концов, распустили по домам, и буря в Империи затихла.

Глава 10


Странные слухи поползли по школе. Лар поначалу к ним не прислушивался, но когда в словах взрослых кошаков появились упоминания о демонах, он навострил уши, а затем начал целенаправленно искать информацию. Для этого подбирал старые газеты и читал что мог. Часть газет оказалась на языке которого Лар не знал и он узнал об этом у старших, которые вполне охотно отвечали на вопросы малышни, потому что им это ставилось в плюс на зачетах по поведению.
Чужой язык оказался человеческим. От этого у Лара появилось желание его изучить, и он начал поиски в этом направлении. Оказалось, что человеческому языку обучали в других школах, в частности, во втором интернате, где за обучение надо было платить. Лар уже знал, что обучение там стоит не мало, и имеющихся у него денег хватило бы только на один год, поэтому не стремился туда, а лишь старался узнать как можно больше из того, чему там учили, но не учили в интернате для бедных.
Выяснилось, что среди таких элитных предметов находилось многое из того, что он знал из прошлой жизни. Человеческий язык, физика, химия, биология, магия − лишь начинали список этих предметов.

Первый год обучения подходил к концу. Лар получал наивысшие оценки, и вскоре он оказался в отдельной группе, где наиболее успевающим ученикам давали дополнительные знания, и Лар впитывал все, понимая, что эти знания ему пригодятся в будущем.
− Завтра у вас начнутся годовые экзамены, − объявил учитель, появляясь перед учениками. Они это и так прекрасно знали, потому что об экзамене им напоминали каждый день. − Для вас, малышня, этот экзамен будет очень многое значить. Во-первых, тот кто его сдаст на отлично, получит возможность поступить на учебу в элитную школу, и если вы и там будете учиться на отлично, вам не придется платить за обучение. Потому что в элитной школе оплата зависит от успеваемости. Чем выше успеваемость, тем ниже оплата. Для отличников, родители которых не способны оплачивать обучение, она снижена до нуля. Кому не понятны мои слова, тот может не беспокоиться, таким элитная школа не светит никаким боком.
Лар знал об экзамене и готовился к нему изо всех сил. Вместе с ним готовились и другие молодые. Среди них оказался и Марр, из которого Лар вытянул все, что тот знал о демонах. Знал он не много, но вполне достаточно, чтобы понимать, насколько опасно касаться этой темы.
Вместе с тем, Лар продолжал и свои поиски. Научиться человеческому языку он не смог, просто не нашел никого, кто бы его знал, но узнал, что есть человеческие газеты, уже переведенные на язык кошек, и однажды ему попалась такая газета. Он утащил ее в свою комнату и прочитал вдоль и поперек, сразу же узнавая огромное множество интересных вещей. Недавно в Империи резко изменилась политика по отношению к демонам. Инквизиторы поимели глупость открыто напасть на Императрицу, и она воспользовалась этим, чтобы по настоящему раздавить их. В газете не было всей этой истории, но Лару было достаточно и короткой статьи со сводками боев, где говорилось о загнанных армией Империи в ловушку инквизиторах, чтобы понять, что дело это почти завершено. В связи с изменением политики были изменены законы по отношению к людям, связанным с демонами. Им предлагалось идти на службу Империи и давались гарантии неприкосновенности, которые подтверждались тем, что рядом со столицей Империи появился новый город − город демонов. Он так и назывался − Демонград. Демонград принимал всех, кто желал работать на свою страну и демонов, и недемонов. Кроме этого, Лар нашел не мало других новостей и статей, не относившихся к политике. В одной статье описывался какой-то бал в столице, в другой рассказывалось о кругосветном плавании известного путешественника, установившего, что мир представляет собой большой шар, на поверхности которого и находятся моря, земля и горы. Лар чуть усмехнулся тому, как авторы статьи доказывали этот тезис. Наиболее интересным в этой статье, Лар посчитал описание разных народов, которые путешественники встречали по дороге. От людей и эльфов, до кошаков, орков и гоблинов. Особое место было уделено племени полукровок, живших на одном из островов. То были существа, родившиеся от союза людей и эльфов. Они носили признаки обоих видов, иногда превалировали человеческие, иногда эльфийские, но самым первым признаком была их полная бесплодность. Полукровки не могли создавать семьи, и именно это много лет назад стало причиной, по которой и человеческие, и эльфийские страны признали полукровок полноправными гражданами − они попросту не представляли угрозы как потенциальная новая раса. Вот только на острове, встреченном путешественниками, об этом признании не ведали, и жили по старинке, считая, что полукровок надо скрывать и внешне остров казался местом жительства обычных эльфов и людей.

* * *


Экзамен начинался с появления в школе государственной комиссии, в которой кроме нескольких старых кошаков оказались два человека. В первый день экзаменовалась малышня, и день начинался с показательных выступлений с физическими упражнениями и сдачей нормативов по бегу, прыжкам и плаванию. Для плавания в интернате не было ни водоема, ни бассейна, поэтому эта часть экзамена заменялась лишь вопросом о том, умеет ли экзаменуемый плавать.
Лар был первым по скорости бега, длине прыжка и высоте прыжка среди своих сверстников. Когда его спросили о плавании, он объявил, что умеет плавать, но только через небольшие узкие реки. Затем что-то спросил человек, и Лар глянув на него отступил, ничего не говоря.
− У нас нет учителей, которые могли бы научить малышей понимать самые простые человеческие слова, − заявил председатель комиссии со стороны интерната. − Человек снова что-то сказал, и кошак, глянув на Лара объявил, что "господин Ируйин желает знать имя экзаменуемого и его возраст."
− Я − Лар Изида, − произнес Лар. − Мне пять с половиной лет.
− Что значит, с половиной? − спросил еще один кошак из тех, кого Лар видел впервые.
− Это значит, что через полгода мне будет шесть лет, − объявил Лар, и кошаки зашевелились, переглядываясь, а затем Лара отпустили с экзамена, объявляя, что он может отдыхать до вечера, когда будут объявлены результаты.

Лар и не знал, что именно слова про возраст и половины годов решили в это день его дальнейшую судьбу. Вечером было объявлено, что из младшей группы Лар Изида получает приглашение на учебу в элитную школу, и он должен прибыть туда через два месяца, к началу занятий следующего года.

* * *


Оставшиеся два месяца Лар провел в интернате, потому что ехать ему было некуда и не к кому. Возвращаться в школу Изиды было смешно, а где жили его местные родители, он и сам не знал, потому что в документах это было не записано, а увезли его так, что он и не запомнил дорогу, поэтому и вернуться туда не мог. Да и незачем ему было туда возвращаться. В документах было прямо сказано, что малыша продали в школу Изиды, потому что родители его были слишком бедны.
На время "каникул" учителя находили для котят самые разные "развлечения", большей частью походившими на каторжные работы. Особенно это относилось к почти взрослым ученикам. Тех эксплуатировали нещадно, а котят поменьше тоже постоянно использовали "на подхвате". Лара не привлекали ни к каким работам, объявляя, что он слишком маленький. Впрочем, он и сам не особенно к этому стремился, и Лар занимался самостоятельно по своей "программе". Много времени проводил в библиотеке, а большую часть оставшегося занимался физической подготовкой на площадке для старших, которая во время каникул была свободна. Не редко он ходил и в город. Теперь, когда занятий не было, ему позволяли это делать в любое время, вот только денег ему никто не давал, как это было во время учебных выходных раньше. Лар и не просил. У него оставалось не мало из тех, что он получал раньше, да и золотые монеты, выданные в школе Изиды, все еще были при нем. Он не показывал их ни кому из взрослых, а подростки и подумать не могли, что у нищего Лара могут оказаться большие деньги. Теперь-то Лар знал, что с запросами, какие у него были, ему хватило бы пары золотых на год, а у него их было целых пять (прямо, как у Буратино), и он оставлял их на черный день, а пользовался теми монетами, какие выдавали в интернате. Их тоже накопилось прилично, и по подсчетам Лара, все эти монеты можно было уложить в одну десятую часть от золотого или в пару серебрушек. Именно в последних он и держал свое "состояние" на случай, если его все же поймают и будут трясти. Серебрушки были хорошо спрятаны, а мелочь он держал, можно сказать, на виду.

Гуляя в один из таких моментов по городскому базару, Лар увидел знакомую кошку. Та шла в очень дурном настроении и почти не смотрела вокруг себя.
− Бель? − проговорил он, и кошка тут же встрепенулась и развернувшись встала в стойку, какую когда-то ей показывал Лар.
− Лар? − удивилась она. − А ты что здесь делаешь? − Ее напряженность спала, но настроение ничуть не поднялось.
− Я все это время оставался в интернате. Ты же знаешь, что мне некуда идти. А ты к своим уже съездила?
− Съездила, − проговорила она, понуро.
− А почему такая невеселая?
− Мне нечего веселиться. У родителей нет таких денег, чтобы заплатить за поступление в элитную школу. Это только тебе повезло, Лар. Больше они никого не приняли. А мне нужно заплатить половину вступительного взноса, чтобы поступить. Это десять серебряных монет, а мне их взять негде!
− А у друзей возьмешь? − спросил он.
− Каких друзей, Лар? У меня никого нет, кто имел бы такие деньги.
− Такие или не такие, Бель, не имеет значения. Если я найду деньги, ты их возьмешь?
− Найдешь? − удивилась она. − Ты знаешь тайник кого-то из старших?
− Тайников старших я не знаю, Бель. Но я знаю, где можно взять деньги. И, если ты не будешь отказываться, то я их найду.
− Оказываться? Лар, да каким местом ты думаешь?! Кто же на моем месте будет отказываться от такого?!
− Ладно, не вой, Бель, а то тебя неправильно поймут.
Она умолкла, и вскоре они двинулись по базару вдвоем. Лар искал для себя походную сумку, но все что тут было, не подходило из-за большого размера. Бель смотрела на эти поиски некоторое время, затем остановила его, когда Лар в очередной раз собирался уйти от лавки, где сумки были слишком большими.
− Знаешь, Лар, иногда ты рассуждаешь как старший, а иногда ведешь дебя словно младенец, − проговорила она и взяв одну из сумок для примерки одела ее на спину Лара, а затем несколькими движениями застегнула ремешки и лямки так, что сумка в одно мгновение стала меньше. − Вот и все! − усмехнулась кошка, и Лар обернувшись некоторое время рассматривал как лежит сумка, затем двинулся, чуть швельнул лапами и легким движением расстегнул застежки на груди и поясе, снимая сумку.
− Знаешь, Бель, иногда я чувствую себя полным кретином, − произнес он, и кошка рассмеялась. Открыто и прямо, и Лар вдруг понял, что невольно рассмешив ее поднял ей настроение. От этого ему и самому стало весело, и он рассмеялся так же как она.
− Вы покупать будете или вы сюда ржать пришли?
− Сколько стоит эта сумка? − спросил Лар, прекратив смеяться.
− Четыре монеты, − объявил торговец. Лар несколько мгновений смотрел на него, затем вернул сумку, объявляя, что он уже видел такие же по две монеты.
− И где же это? − спросил кошак.
− У твоего брата во втором ряду, − заявил Лар.
− Отдам сумку за три монеты, − заявил торговец.
− За три монеты я возьму две сумки, − продолжал давить свое Лар.
− Две сумки?! − воскликнул он. − Две за пять!
− За пять − три! − рыкнул Лар. − И не меньше!
− Не меньше, − пробормотал торговец, глядя куда-то вниз. − Хорошо! Деньги вперед!
Лар поднялся, достал монеты из своего "кошелька" и показывая их торговцу указал на две сумки, приказывая их упаковать в первую, ту, что он уже мерял.
Торговец от вида монет словно зомби вложил две сумки в третью, и Лар выложил монеты на прилавок, щелкая ими и считая вслух. Досчитав до пяти, он взял упакованную сумку, накинул на себя и пошел от лавки.
− Смотрите, какой-то малыш Косого Дурня переторговал! − раздался чей-то возглас позади. Лар от этого прибавил шагу, но за ним никто не побежал и лишь Бель оказалась рядом, когда он покинул рынок.
− Зачем тебе три сумки, Лар? − удивилась она.
− Запас карман не тянет, − ответил он фразой от которой она на некоторое время задумалась, а он продолжал уходить от базара, и вскоре свернул на улицу, ведущую к интернату.
Вскоре они оказались у входа, и двое дежурных долго не хотели впускать Бель, потому что в их утренних записях ее не было.
− Вы болваны! − зарычал Лар, чуть ли не вскакивая на стол перед дежурным, рассматривавшим журнал. − Открой журнал на тот день, когда отсюда все расходились на каникулы и смотри там! А если не найдешь ее и там, я сообщу Иррафару, он вас за нерасторопность пошлет камни ворочать вместе с остальными, а сюда пришлет тех, кто умеет читать!
− А ты не лезь, мелюзга! − рыкнул кошак, все же раскрывая нужную страницу. − Надо было сразу говорить, что вы в тот день ушли, а не лезть нарожон! − проговорил он, наконец, обнаружив нужную запись и отмечая, что кошка вернулась.
− Это ты сам ее не спросил, когда она ушла, а стал смотреть только за сегодняшний день! − рыкнул Лар. − А я уходил именно сегодня, если ты забыл, остолоп!
− Идите уже, − буркнул второй дежурный, откровенно посмеиваясь над собратом. О том, что Лар Изида − та еще заноза − знали многие дежурные, но далеко не все.

− Ты с ними всегда так разговариваешь? − спросила Бель, когда они удалились от ворот и шли к общежитию.
− Не всегда, но бывает.

* * *



 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  А.Анжело "Сандарская академия магии. Carpe Diem." (Любовное фэнтези) | | А.Ардова "Мое проклятие. Книга 3" (Любовное фэнтези) | | Л.Ангель "Серая мышка и стриптизер." (Современный любовный роман) | | Е.Кариди "Навязанная жена" (Любовное фэнтези) | | Я.Гущина "Невольница судьбы" (Любовное фэнтези) | | Баса "Бастарды" (Городское фэнтези) | | Г.Чередий "Связанные поневоле" (Любовное фэнтези) | | Л.Антонова "Академия Демонов" (Любовное фэнтези) | | Л.Петровичева "Наследница бури" (Любовное фэнтези) | | А.Анжело "Сандарская академия магии" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.
Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
М.Эльденберт "Заклятые супруги.Золотая мгла" Г.Гончарова "Тайяна.Раскрыть крылья" И.Арьяр "Лорды гор.Белое пламя" В.Шихарева "Чертополох.Излом" М.Лазарева "Фрейлина королевской безопасности" С.Бакшеев "Похищение со многими неизвестными" Л.Каури "Золушка вне закона" А.Лисина "Профессиональный некромант.Мэтр на охоте" Б.Вонсович "Эрна Штерн и два ее брака" А.Лис "Маг и его кошка"
Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"